Скорынина Лариса Борисовна: другие произведения.

Бьютивилль

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Повесть-антиутопия о Городе Красоты, где нет времени и некрасивых девушек


   Бьютивилль.
   Повесть-антиутопия.
  
   Глава 1.
  
   "Я бы таких пристреливала до наступления двадцатилетия... Как только становится ясно, что девушка патологически некрасива, ей просто незачем жить. Глаза б на тебя, уродину, не глядели, а ведь 21 сегодня... И ни тебе парня, ни тебе приличной работы - оно и не мудрено при такой внешности. И подруги - кто замуж повыскакивал, кто за границу уехал, кто на таких работах, что слюнки текут от зависти... Дорогуша, я предлагаю тебе напиться!" - задушевно закончила свою беседу с зеркалом Соня. Обычно она редко в него заглядывала, но сегодня с каким-то мазохистским наслаждением она с самого утра изучала и критиковала себя. Не критиковать нельзя было - Соня отказывалась от принятия себя такой, какая есть. Легко в журналах писать, что важен положительный настрой, что внутри ты всё равно красива, что окружающие это увидят, если ты будешь излучать внутренний свет... Но ведь и там через пару страниц - реклама салонов красоты, чудесных косметических средств, а что самое главное - везде в журналах на картинках такие красавицы, что выть хочется. Почему же там эти модели, а не такие, как Соня? Значит, статьи про всякие там настрои - чушь собачья, для того только напечатанная, чтобы стареющие уродины это покупали и на что-то надеялись. А если они перестанут надеяться - ничего больше не купят: ни журналов, ни чудодейственных кремов... Что касается Сони, то она уже давно отчаялась, хотя было время, когда она лихорадочно перебегала из косметических магазинов в тренажёрные залы (сменила несколько, потому что результата не было видно) и обратно, когда сидела на всех диетах, какие существуют в мире, когда втирала в себя пахучие мази, тёрла дряблую кожу чуть не наждачкой. Результатом всех этих усилий была потеря каких-нибудь двух-трёх килограмм, которые моментально вернулись (и привели с собой себе подобных), как только Соня бросила всё это. И тут ей стало понятно, что, если она будет так "заниматься собой" и дальше, красоты ей это не прибавит, зато она сделается рабой всего этого, потеряет всё свободное время и остатки денег.
   И вот результат всех Сониных мучений - она стоит перед зеркалом, испытывая сильное желание в него плюнуть, и подводит неутешительный итог своей пока короткой жизни. Нет у неё ничего: родители где-то там далеко (кстати, это мамин звонок разбудил Соню - мама поздравила своё дитятко, поинтересовавшись, не встречается ли та с кем-нибудь, получила который уже по счёту отрицательный ответ и канула куда-то в небытие), вся хорошая работа по вполне понятной причине достаётся красавицам, молодого человека, как мы уже сказали, и в помине нет... Есть только родной факультет, где учат, что главное - духовные ценности, да подруги, которые своей внешностью и, главное, успехами наводят на Соню вполне понятную тоску. Некоторые, правда, похожи на неё саму, но они удручают её даже больше, потому что скрывают свои проблемы и говорят о "высоком", а она-то знает, что за этим скрывается желание быть красивыми и с помощью этого состояться в жизни. Всё одно и то же, тоска... Безнадёжная, беспросветная, глухая тоска. Она даже постепенно почти свела общение с ними на нет - не пригласила никого и сегодня, заранее всех предупредив, что её не будет дома. Телефон выключила (вдруг кто-то всё-таки захочет позвонить?) после маминого утреннего поздравления.
   Итак, предстояло напиться. Но - вот беда - дома вина не оказалось, как, впрочем, и каких-либо продуктов питания. На улице была нестерпимая жара, и в магазин идти не хотелось. Зима, весна и осень Соней переносились ещё нормально (в дублёнках и пальто все примерно одинаково выглядят, жировых складок не видно), а вот лето приносило с собой нарастающую неуверенность в себе. Как ни кутайся во всякие там накидки, проклятые "несовершенства" дают о себе знать... Поэтому Соня пыталась, как только становилось потеплее, выходить из дома лишь в самых крайних случаях, когда ей грозило, например, погибнуть с голоду. Увы, сейчас всё именно так и обстояло, и девушка, чертыхаясь, заперла квартиру и отправилась в небольшой продуктовый магазинчик. Но дойти туда ей так и не пришлось. Проходя мимо почтового ящика, Соня решила проверить его содержимое и там, среди многочисленных рекламных листков, она обнаружила нечто необычное. В первую очередь её привлекла переливающаяся надпись "Красота спасёт мир!". На оборотной стороне плотного листочка оказался следующий текст: "Вы приглашаетесь на бесплатную консультацию к Мастеру Красоты. Это поможет Вам кардинально изменить внешность и образ жизни". Далее стояла дата и время консультации. Соня, достав мобильник и посмотрев на часы, поняла, что как раз успевает, благо указанный в качестве адреса дом находился неподалёку. Прикинув, что в магазин она всегда успеет, девушка решила пойти на консультацию. В конце концов, хуже уже не будет, а попробовать, да ещё и бесплатно, стоит. "Чем чёрт не шутит!" - подумала Соня, заходя в подъезд, на котором висела табличка "Красота спасёт мир!" Было, правда, немного странно, что больше ничего там не было написано, но девушка решила, что часы работы и указание сферы деятельности фирмы просто не успели вывесить. Возможно, этот салон (или что это ещё?) открылся совсем недавно. Эта гипотеза объясняла, кстати, тот факт, что тут предлагалась бесплатная консультация - скорее всего, это делалось для привлечения клиентов. Но, как бы там ни было, Соня вошла. Её глазам предстала приёмная, где за изящным столиком восседала, по-видимому, менеджер или секретарь, отличавшаяся внешностью фотомодели и ослепительно белой улыбкой. При появлении посетительницы она расторопно, но без суеты, поднялась со стула и медово, удивительно певучим голосом произнесла:
   - Здравствуйте, Соня!
   - Добрый день. А откуда Вы знаете моё имя? - опешила посетительница.
   - Всё очень просто. Ваша подруга решила подарить Вам на день рождения нашу консультацию, и мы ждали Вас именно к этому часу. Кстати, с праздником Вас!
   - Спасибо, - для Сони ситуация понятней не стала. - А как эту мою подругу зовут?
   - О, это секрет. Мне не велено говорить об этом, - и посетительнице была послана обворожительная улыбка, свидетельствовавшая в пользу того, что имя так и не прозвучит.
   - Хорошо. И что же это за консультация? - Соня пыталась выяснить хотя бы что-то, лихорадочно пытаясь догадаться, кто преподнёс ей такой подарок. Идей у неё на этот счёт не было.
   - Это Вы узнаете в кабинете Мастера. Она уже ждёт Вас, - и девушка из приёмной провела посетительницу через длинный коридор, в конце которого находилась дверь с табличкой "Мастер Красоты Высшей Категории Ирида Белянская". Попросив Соню подождать, девушка постучала в кабинет, затем вошла и через минуту пригласила её войти.
   Обширный кабинет без окон создавал ощущение покоя благодаря тому, что всё в нём было светло-зелёным - от стен до диванчика. По комнате были расставлены цветы в изящных горшках, а в одном из углов мирно журчал фонтанчик. Стол в кабинете отсутствовал, что немного удивляло. Но кабинет - это еще что. Соню потрясла женщина, которая, по-видимому, и являлась Мастером Красоты. Хотя назвать женщиной эту ослепительную красавицу язык не поворачивался - это была девушка, которую без преувеличения можно было бы назвать богиней. Она как будто шагнула прямо с глянцевой обложки, и белый коротенький халатик только подчеркивал ее совершенство. Соне стало как-то неуютно. "Здесь одни красавицы работают, что ли? И когда эта девушка успела стать Мастером? Или звание это - рекламная фишка? Ей ведь лет 20, не больше, она и выучиться нигде не успела, наверное", - соображала Соня, подходя к диванчику возле которого стояла, мило белозубо улыбаясь, Мастер Красоты Ирида. Девушка-секретарь исчезла, чуть слышно притворив за собой дверь, а Ирида Белянская шагнула посетительнице навстречу со словами:
   - Здравствуйте, Сонечка! Я очень рада, что Вы пришли. Присаживайтесь, пожалуйста. Мы с Вами поговорим о Ваших проблемах.
   - Добрый день, - немного напрягшись, ответила Соня и присела на краешек. Ей показалось, что диван серьезно просел под ней, тогда как Мастер Красоты, присевшая рядом, производила ощущение бестелесной нимфы - так легко и непринужденно она двигалась. А потом она заглянула Соне не только в глаза - в самую душу.
   - Давайте начистоту - чем скорее мы выясним Ваши проблемы, тем скорее сможем решить их. Хотя тут и выяснять нечего - Вы недовольны своей внешностью, - после этих слов Соня хотела обидеться, но не смогла, настолько ей пришелся по душе сочувствующий тон Ириды. Мастер тем временем продолжала: - Мы сможем Вам помочь. Вы удивитесь - я не предлагаю Вам обычной операции, таблеток и диет. Я предложу Вам путешествие в Город Красоты - Бьютивилль. Это - моя родина, самое чудесное место на земле. Там Вас сделают такой, какой Вы захотите.
   - Это, наверно, дорого, - засомневалась Соня. Но это было не главное, что волновало девушку: она просто не понимала, как путешествие куда бы то ни было могло изменить ее фигуру, ее лицо... Что-то тут было не так.
   - Это совершенно бесплатно. Вам сказочно повезло - Ваша подруга оплатила Ваш визит сюда, а наша фирма хочет преподнести Вам еще больший подарок. Считайте, что это такая рекламная акция.
   - Ну а сколько займет это путешествие? - Соня с удивлением чувствовала, что поддается на уговоры. Хотя ничего удивительного тут и не было - впереди было 2 свободных месяца, которые все равно девать было некуда, а тут вдруг такой подарок судьбы. Может, это её единственный шанс в жизни? Такая халява - явление разовое, не стоит её упускать.
   - Поездка в Бьютивилль продлится ровно столько, сколько Вы пожелаете, - услужливо ответила Мастер Красоты.
   - А загранпаспорт нужен? - уже сдавшись, уточнила Соня.
   - Нет, это в России. Итак, будем подписывать контракт? Это формальность, но она совершенно необходима, - улыбнулась Ирида, протягивая неизвестно откуда взявшуюся вдруг бумагу. Соня внимательно прочитала все строчки документа и, удостоверившись, что всё чисто, подписала его. Получив скрепленный подписью клиентки контракт, Мастер Красоты приподнялась и произнесла сладковатым голосом: - Вот и прекрасно! Теперь Вы можете отправляться в путь. Лена Вас проводит. Счастливо Вам добраться и, самое главное, желаю, чтобы Бьютивилль изменил Вас и позволил полюбить себя!
   - Спасибо, - растроганно ответила Соня, покидая кабинет вслед за красавицей секретарем, которую, как оказалось, звали Леной.
   Елена проводила клиентку в другой кабинет, выполненный на этот раз в голубых тонах, и усадила в удобное кресло. На столике возле Сони стоял стакан, наполненный каким-то напитком. Секретарь, приветливо улыбаясь, предложила посетительнице утолить жажду перед дорогой. Соня действительно хотела пить, несмотря на то, что в помещении весьма неплохо работал кондиционер, и поэтому согласилась не раздумывая. После первого же глотка девушка почувствовала, что погружается в вязкий сон, который окутывает её своими бархатными щупальцами. Она уснула мгновенно, не успев даже подумать, что за напиток ей довелось попробовать... Последней мыслью было: "Как это я согласилась ехать в этот Бьютивилль сию секунду, не побывав дома, не взяв вещи?! Что со мной?"
  
   Глава 2.
  
   Проснулась Соня внезапно, как от толчка. Прежде всего, едва открыв глаза, она уперлась взглядом в незнакомую девушку, которая белозубо-деревянно улыбалась, вероятно, ожидая пробуждения гостьи. Увидев, что та уже не спит, улыбчивая девушка изрекла:
   - Добро пожаловать в Город Красоты - в Бьютивилль. Вы хорошо перенесли путешествие?
   - Здравствуйте, - неуверенно промычала Соня и чуть громче добавила: - Вы, наверно, ошибаетесь или с кем-то меня путаете. Никакого путешествия я не совершала...
   - Вы совершили длительное путешествие, но не заметили этого, так как выпили специальный напиток, созданный для удобства посетительниц нашего Города. Итак, приветствую Вас в самом прекрасном месте на планете и желаю Вам осуществить все свои мечты. На этом моя миссия завершается. Сейчас Вы спуститесь на лифте в холл. Там Вас ожидает Лия, Ваш первый гид. Она покажет и расскажет Вам все, что необходимо знать о Бьютивилле. Счастливого Вам пребывания здесь, - произнеся этот монолог, как бы разбитый на короткие блоки, девушка деревянно улыбнулась снова и, развернувшись, ушла. Она оставила странное впечатление - вроде и поприветствовала, "миссию" свою выполнила, неприятного ничего не сказала, но заставила почувствовать какой-то дискомфорт. Хотя, наверно, это просто так Соне показалось. Неожиданно как-то это всё - заснуть в родном городе, а проснуться в совершенно незнакомом месте, да ещё и после путешествия. К тому же, место это обещало быть чем-то абсолютно новым, волшебным и удивительным во всех отношениях - все-таки это Город Красоты.
   Соня про себя отметила, что фигура у первой встреченной ею жительницы Бьютивилля безукоризненна, как и лицо, и волосы, и одежда. "Эта девушка соответствует названию своего города. Интересно, она тут у них своеобразная визитная карточка или тут много таких?", - мелькнуло в голове Сони. Долго думать над этим ей не пришлось - гостья получила частичный ответ на свой вопрос, как только спустилась в холл. Там стояла столь же красивая девушка, словно сошедшая с обложки глянцевого журнала. Соня не успела ещё и рта раскрыть, как красавица начала мило щебетать серебристым голоском:
   - Приветствую Вас в Бьютивилле! Я - Ваш гид Лия. Вы поживете пока у меня, присмотритесь, а затем Вам предоставят следующего гида. Как следует изучив жизнь в нашем Городе, Вы, если пожелаете, сможете встретиться с Верховным Мастером Красоты и обсудить с ней свои проблемы. Вы готовы идти?
   - Здравствуйте, Лия. Да, я готова. Только давайте перейдем на "ты", хорошо?
   - О да, конечно, как тебе будет удобно.
   Выйдя вместе с Лией из здания, Соня огляделась вокруг. Её сразу поразило отсутствие деревьев. Впрочем, травы тоже не было - ни единого кустика, ни единого цветочка не выхватывал взгляд среди асфальта и коробок розоватых домов. В понятие красивого города, которое складывалось у Сони постепенно, в течение всей жизни, входили парки, газоны, клумбы и просто живописные деревья, под сенью которых можно было бы отдохнуть в жару летом или спрятаться от дождя весной, или... Да мало ли зачем нужны деревья и вообще растения - хотя бы кислород! Соне никак не верилось, что никакой зелени в целом городе нет. Она постоянно вглядывалась во всё, что ей и Лие попадалось на пути, но искомого так и не нашла. Более того, она убедилась, что дома все одинаковы и что даже жалюзи на каждом окне однообразно зеленоватого оттенка. На улице сначала не было ни души, но потом навстречу Соне и её спутнице стали попадаться девушки - одна прекраснее другой. Вернее, они все были одинаково восхитительны, хотя и не были похожи друг на друга. Соня постепенно стала утверждаться во мнении, что в Бьютивилле действительно красивы ВСЕ. Она читала удивление в глазах горожанок, когда они смотрели на неё, гостью, причем это удивление явно граничило с отвращением. Мысленно сравнив себя с этими красавицами, гостья пришла к выводу, что им, должно быть, просто противно смотреть на неё. Она вдруг осознала, что и та первая девушка, и Лия как-то избегали смотреть ей, Соне, в глаза, прятали взгляд... Было неприятно осознавать себя белой вороной, но Соня взяла себя в руки и решила завязать с Лией беседу. В конце концов, было невежливо молчать и не расспрашивать о городе гида, который для того к гостье и приставлен, чтобы та узнала как можно больше полезной информации.
   - А не подскажешь, сколько сейчас времени? Я хотела бы узнать, как долго я сюда летела... Или ехала... Вернее, меня везли, - запуталась Соня и как-то не сразу поняла, что Лия чего-то испугалась: девушка-гид остановилась и во все глаза глядела на гостью, видимо, преодолевая желание убежать или даже ударить ее.
   - Время считаешь - красоту убиваешь! - выдавила из себя наконец Лия. Она помолчала немного и уже спокойнее пояснила: - Вы там, за пределами нашего Города, привыкли жить по часам, у вас есть дни недели и все такое прочее. Нам об этом рассказывали и предупреждали, что именно от того, что вы считаете время, у вас появляются морщинки. А ещё - вы смеетесь, плачете, негодуете и много чего другого делаете, от чего тоже могут появиться эти ужасные борозды на лице... Они ведь правда есть?
   - Ну, это не самое страшное, - великодушно поспешила загладить свою вину гостья. - Морщины появляются рано или поздно у всех, этим сложно у нас кого-то испугать. Но можно ведь и потолстеть и выглядеть хуже других...
   - Ни слова больше - я вижу, что ты как раз такая. Ничего, только не волнуйся, чтобы не сделать себе еще хуже. Верховный Мастер сделает так, чтобы ты больше никогда не была такой, как сейчас. Ты - не первая, кто просит помощи в Бьютивилле. Никто ещё не ушел от нас с недовольством, так что можешь быть уверена, что вскоре сможешь забыть о прежней жизни там, за границей Города, - Лия вполне уже справилась с собой. Вероятно, у нее на лице даже появилось бы сострадание, если бы она не боялась морщин.
   - Я и не волнуюсь, - только и смогла ответить Соня. Ей стало как-то совсем неуютно от этих попыток красавицы утешить ее. В конце концов, не такая уж Соня и страшная! И гостья почла за лучшее все-таки молчать, чтобы не нарваться вдруг на что похуже.
   Между тем народу на улице становилось все больше, но всё это были девушки модельной внешности. Ни одного мужчины, ни одного ребёнка, ни одного пожилого человека или хотя бы женщины средних лет не было видно. Соня взяла себе это на заметку и решила как-нибудь попозже расспросить об этом Лию.
   Вскоре девушки остановились возле одного из домов и вошли в подъезд. Вскоре они оказались в квартире Лии, причем гостью уже с порога посетило чувство, что она все это уже видела - и диванчик с округлыми очертаниями, и овальный пушистый коврик, и стеклянный журнальный столик... Через несколько мгновений до Сони дошло, что не так давно она лицезрела точно такой же интерьер на страницах одного модного журнала. Одно отличие - тут не было никаких цветков в горшочках и вазах. Идти в другие комнаты гостье даже не хотелось - она была уверена, что и там найдет знакомые, только ожившие, картинки. Лия тем временем усадила её на диванчик и, извинившись, отправилась в ванную, откуда через несколько минут раздался шум воды.
   "Да уж, я попала просто в какой-то глянцевый журнал! Красавицы с идеальными формами, квартиры с искусственно созданным уютом... Что дальше?" - неспокойно думала Соня, перебегая глазами с одного предмета на другой. К счастью, её из раздумий вывела Лия, вышедшая из ванной комнаты в шелковом халатике, изумительно облагающем её на зависть превосходную фигуру. Самое главное было даже не в её появлении, а в словах; "Ты, наверно, голодная. Пойдем на кухню, я тебя накормлю". Да, Соня вот уже по крайней мере полчаса страдала от голода, ведь она так и не поела вчера. Или это было сегодня? Или позавчера? Во всяком случае, желудок настойчиво просил пищи, причем как можно более сытной. Но его подло обманули - хозяйка квартиры-картинки, усадив гостью за стол, поставила перед ней лишь пластиковую баночку небольших размеров, сильно напоминающую тару для йогурта. На вкус содержимое баночки оказалось отвратительным. Вернее, вкуса-то собственно и не было. Соня, отправляя в рот последнюю ложку кушанья, внимательно оглядела кухню и обнаружила, помимо холодильника, откуда и появился этот ужасный псевдо-йогурт, еще и микроволновку. Вопрос задался сам собой:
   - Лий, скажи, пожалуйста, а что ты готовишь вон там? Я бы не отказалась от чего-нибудь более существенного, чем этот йогурт или как его там... Ты меня извини, но я не ела долгое время, - Соня опомнилась, что сказала запрещенное здесь, по всей видимости, слово, но было слишком поздно. Лия сжала наманикюренными пальчиками ложку (она тоже села перекусить) до такой степени, что у нее побелели суставчики. На лице, впрочем, не прошло и тени. Видимо, девушки в Бьютивилле проходили недюжинную подготовку на случай непредвиденных волнений и знали, что морщинок надо опасаться, поэтому и не хмурились. Впрочем, они и не смеялись, наверное, да и улыбки у них были настолько заученные, что вряд ли могли повредить коже. Но, во всяком случае, Соня смогла понять, что Лия уже даже не в неприятном удивлении, а в бешенстве.
   - Во-первых, в нашем чудесном Городе, как я уже тебе говорила, нет никакого времени, - еле сдерживаясь от вспышки гнева, объяснила красавица. - А во-вторых, этот прибор, - она указала изящным кивком головы на микроволновку, - для того, чтобы угощать мужчин тем, что они привыкли есть. Для женщин это - просто яд. Как я понимаю, ты стала такой непривлекательной из-за того, что ела мужскую пищу. Но теперь ты здесь, в Бьютивилле, и будь добра стать наконец-то нормальной и питаться тем, что предписано Верховным Мастером всем женщинам Города.
   - Извини, я не знала, - робко оправдывалась Соня, потерявшая последнюю надежду поесть по-человечески.
   Уводя гостью от соблазна утолить голод "мужской пищей", Лия отправилась с ней в гостиную. Там, усевшись рядом с Соней на диванчик, она сменила гнев на милость и соблаговолила спросить:
   - Может быть, тебе еще что-то неясно? Не хотелось бы, чтобы впредь возникали подобные эксцессы.
   - Знаешь, я хотела бы спросить вот о чем - я не видела на улице ни одного мужчины, ни одного пожилого человека и ни одного ребёнка. Это просто совпадение или здесь действительно только девушки живут? - Соня задала вопрос, который, пожалуй, интересовал её больше всего. На самом деле, что это за город такой, если тут одни только девушки-красавицы?!
   - Ну, мужчины у нас точно есть, иначе не на кого было бы охотиться, - улыбнулась Лия улыбкой сытой кошки.
   - Охотиться? - с сомнением переспросила Соня. Она была не совсем уверена, что этот глагол был употреблен не в прямом смысле - тут все было странно, не по-человечески как-то...
   - Я тебе позже объясню. Вернее, ты сама увидишь - мне поручено отвести тебя сегодня на охоту... А что касается детей, то все девочки живут в особых Домах Заботы, где из них готовят достойных жительниц Бьютивилля. Я тоже, как и все, выросла в таком Доме. Там было прекрасно, но самым великолепным днем стал тот, когда я впервые вышла на охоту. Ты, наверно, и представить не можешь, какое чувство я испытала от сознания, что уже могу исполнять свой долг! - глаза Лии немного затуманились, как будто она говорила о первой любви или, по крайней мере, о горячо обожаемой матери. Соня действительно призналась себе, что представить это чувство она не в состоянии, но её волновало сейчас не это.
   - А у вас тут дети в пробирках рождаются? - гостья очень кстати вспомнила "О, дивный новый мир" Хаксли и была уже почти уверена, что ответ будет положительным.
   - Зачем? - искренне удивилась Лия и добавила, почти столь же мечтательно закатив глаза, как и в первый раз: - Каждая девушка у нас с нетерпением ждет момента, когда ее Мастер Красоты скажет ей, что пора произвести на свет новую жительницу Бьютивилля.
   - Надо же! И как только это удается?! У нас, например, мало кто мечтает о таком. До свадьбы, по крайней мере, - недоумевала Соня.
   - А что такое свадьба? - теперь была очередь Лии удивляться.
   - Ты разве не знаешь?! Это же так обычно - девушка и молодой человек влюбляются друг в друга и решают жить вместе, иметь детей... Даже и не могу тебе точно объяснить, до того это элементарно!
   - Остановиться на одном мужчине и не ходить больше на охоту?! А зачем тогда рожать?!
   - Стой! Как так "зачем рожать"?! Для того, чтобы были дети. А для чего ещё? По-моему, все логично: мужчина и женщина живут вместе и продолжают свой род.
   - Вы так глупы! Беременность - единственный способ стать еще красивее, чем мы здесь есть. Ни одна процедура не даст такого результата. Только родив ребенка, можно стать Охотницей Высшей Категории, попасть в Золотой список и на обложку Журнала Охотниц. Именно это - мечта каждой девушки здесь, ради этого каждая готова на всё, а ты говоришь - "дети"! Маленькие девочки - побочный продукт этого процесса, и мне просто не верится, что у вас именно они считаются целью. Это же невероятно: достигнуть неземной красоты только для того, чтобы привязать себя к одному мужчине! Знаешь, вы заслужили морщинки хотя бы тем, что так распоряжаетесь своей красотой!
   - Ну, у нас беременность далеко не всех красит, - осторожно сказала Соня, инстинктивно отодвигаясь подальше от Лии. Гостье начинало казаться, что она попала в грандиозный сумасшедший дом.
   - Это все потому, что вы наплевательски относитесь к самому дорогому - к Красоте. Но я рада, что часть вас все-таки стала одумываться. Вот хотя бы ты, например. Да и вообще, приезжих в Бьютивилле становится все больше. И я тебе скажу, что многие остаются здесь и не хотят возвращаться. Вам сложнее, конечно, - мы рождаемся уже совершенными, а вас подправляют Мастера Красоты, причем иногда приходится менять почти всё, но результат стоит усилий. Только представь себе: скоро ты станешь такой же прелестной, как я!
   - Даже сложно представить! - вежливо выдавила Соня, чувствуя, что еле сдерживается. Она все время напоминала себе, что кажется Лие верхом уродства и что все, сказанное жительницей Города Красоты, закономерно, но это помогало все меньше. Надо было срочно переменить тему, а то у гостьи уже недвусмысленно чесались кулаки. И Соня, взяв себя в руки, уточнила: - Дети, значит, в интернатах тут живут?
   - В Домах Заботы, - поправила Лия. - И почему ты говоришь - "дети"? Говори - "девочки", а то я начинаю думать, что ты имеешь в виду и мальчиков.
   - Я, вообще-то, их тоже имею в виду...
   - Ты что?! В Бьютивилле, хвала Красоте, рождаются только девочки, а мальчиков, этих несовершенных существ, производите на свет вы. Без мужчин, конечно, не на кого было бы охотиться, но чтобы, например, я родила мальчика - это был бы кошмар. Мне кажется, я бы от этого не только не похорошела, но даже подурнела бы и меня бы изгнали отсюда!
   - Значит, все мужчины, которые, по твоим словам, есть в Бьютивилле, приезжие?
   - Наконец-то до тебя дошло!
   - Так, а как насчет престарелых людей... женщин?
   - Каких?
   - Ну, старых, которым скоро умирать?
   - Соня, ты меня извини, но у тебя что-то не в порядке с мозгами. Ты, как мне кажется, должна знать, что Красота вечна. А это значит, что жительницы Бьютивилля не умирают. Это только вы, отвергающие Красоту и признающие время, исчезаете, а мы вечны!
   - Очень интересно! А...
   Соня не успела задать вопрос - ее внимание привлек громкий звук, непонятно откуда исходящий, но сильно напоминающий звук, издаваемый охотничьим рогом. И действительно, Лия тут же поднялась с дивана и, сладко потягиваясь, произнесла: "Охота начинается!".
  
   Глава 3.
  
   Не дав Соне больше ничего спросить, хозяйка квартирки распахнула дверцы шкафа. В глазах гостьи зарябило от радужных оттенков, которыми переливались великолепные платья (а вернее - маленькие платьица), плотно прижавшиеся друг к другу в освещаемом крохотными лампочками пространстве шкафа. Пробежав изящной ручкой по ряду цветных одёжек, Лия ловко вытянула золотистую полупрозрачную тунику и в мгновение ока накинула её на свое гибкое упругое тело серны. Глянув в зеркало и промурлыкав: "Как всегда, великолепна!", девушка обернулась к Соне:
   - Выбирай. Можешь брать то, что понравится. Не бойся, тут все и на твою фигуру, - красавица хмыкнула, - налезет: материальчик хорошо тянется.
   - Спасибо, - пробурчала Соня, с опаской подходя к шкафу. Выхватив наугад нечто ядовито-розовое (эх, позориться - так по полной программе!), гостья сделала последнюю попытку отбиться от нежданной милости: - А может, я в своём останусь?
   - В этой безвкусице? Дорогая, не забывай, что ты не где-нибудь, а в Бьютивилле, и, следовательно, должна выглядеть соответственно. Пытаться, по крайней мере.
   Подавив тяжкий вздох, Соня вылезла из своей одежды и натянула на себя платьице, которое, действительно, растянулось, чтобы вместить её, а потом стало стягиваться потихоньку обратно, почти лишая бедную девушку возможности дышать. В зеркало хотелось смотреть меньше, чем когда-либо в жизни. Да это было и лишним, потому что Соня прекрасно представляла, как она выглядит со стороны - как гигантская сарделька, из которой со всех сторон из-под кожицы выпирает, грозя ее прорвать, жир. Пока проделывалась эта почти инквизиторская процедура, Лия умело нарисовала на своем лице выражение сладострастия при помощи косметички и небольшого зеркальца. Соня отвергла протянутую ей косметику слабым движением руки (сильное побоялась сделать, чтобы ненароком не нарушить хрупкий баланс эластичного платьица и выпячивающегося жира). Тут тенями, тушью и помадой уже не помочь!
   - Пошли! - командирским тоном произнесла Лия. Соня потянулась за ней, мучительно прислушиваясь к каждому своему шагу и стараясь не делать широких шагов и резких движений. Ей казалось, что она слышит, как розовое платье-монстр ползет по швам.
   Вот, наконец-то, и улица. Потрясающее зрелище - заходящее солнце, на фоне которого в одном и том же направлении движутся целые толпы красавиц. Соня каждой клеточкой кожи чувствовала, что она здесь лишняя, что она не вписывается в эту симфонию, что она тут - фальшивая нота. Но делать было нечего: раз уж приехала в Город Красоты, будь добра соответствовать хоть чем-то. Или хотя бы попытайся вызывать как можно меньше раздражения. А ведь и правда - шедшие неподалеку девушки благосклонно и даже довольно посматривали на чужачку. Причину такой перемены (ведь совсем недавно она вызывала лишь явное отвращение) Соня поняла очень скоро - Лия, высокомерно, с превосходством глядя на остальных, пропела: "А ведь завидуют - мне сегодня от мужиков отбою не будет, ведь я на фоне тебя смотрюсь ещё красивее!" И все, кто шел рядом с чужачкой, старались не терять позиций и еле заметно придвигались ближе - старались выиграть от неизбежного сравнения. И вот вскоре впереди появилось нечто вроде светофора. Девушки, повинуясь его сигналам, расходились, растекались по улицам, как будто перейдя вражескую границу и рассредоточиваясь для дальнейшего наступления. Лия взяла Соню за руку и проследовала, когда пришла их очередь, прямо. Почти тут же навстречу попались мужчины.
   Первое, что бросилось гостье в глаза - то, что почти всем мужчинам было где-то 30-50 лет, и то, что все они были как на подбор не красавцы. Правда, их лица преобразило появление толпы девушек, но явно было видно, что это робкие, закомплексованные люди, которые женщин побаиваются и только напускают на себя браваду. Они серьезно смахивали на загоняемых животных, и подавленный страх в их глазах, казалось, только подстегивал прекрасных охотниц. Но внешне каждый хотел казаться этаким бывалым ловеласом, неотразимым и бедовым.
   В мгновение ока к Лие лихо подлетел лысоватый мужчина, поздоровался невнятно и кивнул куда-то влево. Девушка моментально выпустила руку Сони и последовала за "добычей", которая, если пользоваться охотничьей терминологией, сама шла в капкан. Гостья осталась одна. Девушки, которые шли рядом, быстро разлетелись кто куда, сопровождаемые кавалерами. Улица опустела. Судя по утихающему постепенно гулу, на соседних улицах тоже становилось все меньше народу. Заметно темнело, но отчего-то не холодало. Соня чувствовала бы себя уютно, если бы не стягивающее тело платье, врезающееся в кожу швами. А еще она вдруг явственно почувствовала одиночество, смешанное с лёгкой досадой - Лия почему-то не объяснила ей, куда все ушли, и она сама тоже, и что теперь делать оставшейся не у дел чужачке. И что это за охота на столь несимпатичную добычу? Такие красавицы совсем не этих фальшиво-смелых ловеласов достойны!
   Сколько прошло времени, Соня не знала. Да, впрочем, время в Бьютивилле и не существовало. Решив уже повернуть к Лие домой и дожидаться её там, девушка вдруг заметила, что её гид, как ни в чем не бывало, под ручку с давешним лысеющим мужчиной, появилась откуда-то из тени и направилась туда, откуда все девушки пришли - на ту сторону границы. Параллельным курсом шли другие красавицы, тоже все парами, все с добычей. Это могло означать лишь одно - охотницы вели завоеванных зверей в свои пещеры на убой. И пока Соне рано возвращаться к Лие, а то как бы не помешать... От нечего делать гостья стала прохаживаться вдоль по улице, время от времени поворачивая назад и возвращаясь к исходной точке. Когда она уже - была ни была! - наполнилась решимостью всё-таки отправиться к Лие, к ней подошел одинокий мужчина. Вернее, это ей только сначала показалось, что это мужчина вроде тех, что были уведены в качестве добычи девушками. Как только он приблизился к Соне, она разглядела, что ему не многим больше 20-22 лет. В свете, отбрасываемом фонарем, блеснули его очки. Видимо, стесняясь, молодой человек сдвинул их ближе к переносице и только потом робко произнес:
   - Добрый вечер. А что это Вы одна здесь делаете?
   - Здравствуйте, - тихо ответила Соня. - Я как раз и не знаю, что мне делать. Моя... подруга ушла, и не одна, и я не могу пока к ней вернуться... И вообще я здесь первый день, еще ничего толком себе не представляю...
   - Видно, что Вы здесь недавно, - охотно отозвался молодой человек, но смешался, поняв, что сказанное им может быть понято собеседницей чуть ли не как оскорбление. Через несколько мгновений, собравшись с мыслями и духом, он продолжил: - Вы не похожи на этих кукол, которые сюда прибегают по вечерам, чтобы поймать на крючок мужчину. Я тоже здесь не так давно, но я уже знаю, зачем им это.
   - И зачем? - этот вопрос волновал Соню с тех пор, как она увидела мужскую часть населения Города Красоты и оценила его несоответствие с красотой здешних девушек.
   - Сейчас объясню... Пойдемте в кафе. Хочу угостить Вас - у меня на сегодня не потрачена карточка, - пригласил Соню собеседник. По дороге к заведению, которое оказалось совсем рядом, молодой человек робко спросил: - А как Вас зовут?
   - Соня. И меня можно называть на "ты", - улыбнулась ободряюще девушка.
   - А я - Сергей. Знаешь, так странно встретить здесь тебя, такую настоящую...
  
   Глава 4.
  
   Кафе оказалось похоже на дешевую забегаловку - непритязательную, но чистую. И официантов там не было. Сергей, зайдя первым, быстро огляделся: никого не было за столиками, кроме запоздавшей парочки - рыжей красавицы и потеющего бегемота, поминутно вытиравшего лоб и хомячьи щёки носовым платком. "Интересное сочетание!", - иронично отметила про себя Соня, подходя к столику, за который молодой человек предложил ей сесть. Сам он подошёл к автомату, который светился надписями-ярлычками, и сунул какую-то бумажку (это не были деньги, Соня точно видела) в прорезь. Девушка немного удивилась тому, что Сергей даже не спросил её, что она хотела бы заказать. Ответ, ещё даже не услышав вопроса, принёс молодой человек вместе с двумя кислотно-зелёными коктейлями:
   - Извини, но здесь больше ничего нет.
   - Но там же наклейки какие-то... Это же, наверное, чтобы выбирать? Здесь же должно быть что-то съедобное!!! - с сомнением воскликнула Соня, с трудом погашая бешенство и мучивший её голод.
   - Я тоже так думал поначалу. Но эти наклейки все фальшивые, а еда здесь вообще не предусмотрена. Мужчину должна накормить девушка... А сами девушки здесь и не едят почти, если ты заметила.
   - Да уж заметила! А в чём тогда смысл этих кафе?
   - Это как бы доступ к девушке. Это только так кажется, что все они доступные и сами на шею виснут. Если у тебя нет карточки, то есть если ты весь день не вкалывал, в кафе не зайдёшь и девушку не угостишь, а значит - ничего не получишь. У них правило такое...
   - Ну ладно, допустим... А зачем здешние девушки на таких, прямо скажем, непривлекательных мужиков вешаются?
   - Не совсем мило с твоей стороны... Я ещё вчера буквально в их числе был. Но ладно, проехали. У девушек здесь в каждой квартире типа счётчика есть - сколько мужиков за ночь приведут. Сейчас они в первый рейс пошли, а потом мужики снова на улицы выйдут, их опять поймать можно, если тем ещё чего-то хочется. В этом весь прикол, этим нас сюда и заманивают. Только вот за этим и приезжают все мужики сюда...
   - А ты зачем? Здесь деньги-то большие платят? - полюбопытствовала Соня, потягивая тошнотворный коктейль.
   - Да вообще, считай, не платят, - опустил голову Серёжа. Было похоже, что он стыдился.
   - Постой, как это?- оторопела слегка девушка.
   - Да мы все за эти карточки работаем... Не будешь работать - не получишь карточку. А тогда и девушки не подойдут. Вначале-то деньги давали, но потом всё меньше и меньше, с каждым днём... Неделька - и мужика уже отсюда за уши не вытащишь, по себе знаю. Кормят, и ладно. Да чтобы вечером с девушками побаловаться... Ни одного ещё не видел, кто бы отсюда по своей воле уезжал. А вот за плохую работу выгоняют. Этого боимся больше всего. Привыкли здесь...
   - Интересно... И как вас всех затащили сюда? - Соне становилось всё любопытнее. А смущение Серёжи её забавляло. Он явно чувствовал себя не в своей тарелке. Ну и ладно, сам напросился!
   - Не знаю, как всех, а меня и ещё нескольких парней из нашего офиса (мы компами занимаемся) роликом заманили: девушек здешних показали и объяснили, что они не отказывают никому, только бы мужики работали. И деятель один пришёл, сам ничего из себя особенного не представляющий, рассказал, что у него по 2 девушки за ночь бывает, каждый раз новых, и без затрат, и девушки красивые, каких только в журналах и увидишь... И предложил самим посмотреть. Слетаете, мол, на пару дней, присмотритесь. И самое главное - тем это предлагали, кто, ну... кому, в общем, с девушками не везло, - молодой человек покраснел как-то пятнами, снял очки, начал лихорадочно протирать их, пряча глаза.
   - Что ж, неплохая схема... А что ж ты сегодня один и печальный такой? И карточка у тебя была, мог бы стать в их охоте добычей. Чего проще? - Соня понимала, что потихоньку начинает издеваться, но ничего с собой поделать не могла.
   - Я вчера, в общем, такую девушку встретил... Мне показалось, что она ангел просто - такая милая, застенчивая даже. Я у неё всю ночь почти так просто просидел, про жизнь свою рассказывал, она слушала так внимательно. Ни на кого не похожа, и имя удивительное - Стелла. Прямо как свежим воздухом на меня повеяло... О себе не рассказала ничего. Да и чего им про себя говорить - всё у них одинаково, они все как цыплята инкубаторские, наверное, растут. Она молчала-молчала, а потом разделась вдруг... Я аж офигел, попросту сказать. А она и говорит, что, мол, охота заканчивается, а я у неё вроде как и не числюсь, да ещё и другого бы надо идти ловить... И стыдно мне, и неприятно, а пришлось ей помочь... У них пока мужика в койку не затащила, не считается. Ненавижу я теперь и себя, и её за это, и город этот чёртов ненавижу! - Сергей даже сжал кулаки и стал производить жалкое и смешное впечатление. Соня, как ни старалась, не могла сочувствовать этому человеку - он приехал в грандиозный публичный дом (правда, это определение и Сонин приезд не красило, но это было самое близкое к сути понятие), и теперь сокрушается, что здесь нет большой и чистой любви.
   - Ну так уезжай. Что тебе мешает - отдохнул и хватит! - девушка старалась держать себя мягче, но платье врезалось в кожу с такой силой, что это не могло хорошо сказаться на её настроении.
   - Не могу... Сама подумай - где я найду такую халяву? Да мне никогда за пределами Бьютивилля даже близко не подойти к таким красавицам! - Сергея, похоже, даже обидело такое предложение. Соня ухмыльнулась про себя: тоже борец за чистую любовь нашёлся!
   - Спасибо, что угостил, - сдержанно произнесла она, вставая из-за столика. - Пока! Удачи!
   Сергей удивленно приподнял брови и только слабо махнул рукой. Видно, так и не понял, что обидного или неприятного сказал собеседнице. В дверях он обогнал Соню. Видно, решил всё-таки принять участие в охоте, пока не поздно...
   Соня вышла и оглянулась. Улица была пустынна, однако фонари уютно освещали дорожки, а кроме того, по-прежнему было тепло, как днём. Девушка взяла себе это на заметку - надо бы спросить об этом Лию. Интересно, скоро охота закончится? Соне уже хотелось спать, но идти в своё временное пристанище она сейчас не рискнула бы. "Кто управляет всем этим безумием? Кому это надо? Бесплатные рабочие руки - хорошо, конечно, но ведь красота жительниц Бьютивилля дорогого стоит... Окупается ли это всё? И зачем здесь я? Неужели кто-то рассчитывает, что я здесь останусь и буду ходить на эту охоту, на панель то бишь?!", - думала девушка, прогуливаясь по улицам. Начало уже светать, когда девушки Бьютивилля пошли за следующими кандидатами на попадание в капкан. Мужиков уже было гораздо меньше. Устали наверное, бедолаги. Соня потихоньку двинула к дому, где жила Лия. Еле-еле нашла - до того всё вокруг похоже. Девушка потеряла терпение уже утром, когда солнце взошло, а её всё ещё никто не искал. Соня, проклиная про себя Лию, поднялась в её квартиру. Звонка, как оказалось при детальном рассмотрении, на двери не было, и гостье пришлось стучать. А потом попросту долбиться ногами... Дверь отворилась минут через пять - Лия, изо всех сил стараясь не нахмуриться, впустила Соню в квартиру и молча показала на диван. Гостья заснула без одеяла и подушки, мгновенно, только коснувшись головой диванного валика. Ей снился скальпель пластического хирурга...
  
   Глава 5.
  
   Разбудил Соню громкий сигнал, исходивший, казалось, от всех стен и потолка разом. Она подумала было, что это пожарная сигнализация, но потом решила, что это всеобщий будильник. Если здесь официально нет времени, должен быть подъём для всех...
   Лия появилась и сразу проследовала в ванную, не поздоровавшись. Соня решила, помятуя утренний приём, самостоятельно позавтракать. Пошла на кухню, достала из холодильника "мужскую еду", которой оказалось замороженное жаркое с картофелем, и разогрела находку в микроволновке. Пока не появилась хозяйка квартиры, гостья с удовольствием и чуть не с урчанием поглотила завтрак и помыла посуду. Лия вернулась, и сразу поняла, что правила нарушены. Из её груди, наверное, впервые в жизни вырвался вздох.
   - Надо идти, - проронила она, стараясь не смотреть на Соню. Гостья, не особо спеша (надо же отомстить хоть чуть-чуть за бессонную ночь!), пошла в ванную, поплескалась там, потом переоделась в свои обычные вещи и объявила: "Я готова".
   Лия вела свою подопечную долго. Конечным пунктом пешего путешествия стала, по всей видимости, главная площадь города. На ней возвышалось здание, похожее на мэрию. Соня внимательно присмотрелась - и здесь не было деревца или хотя бы островка травы. Асфальт и брусчатка. И одинаковые дома. Мэрия, или что это там было, отличалась только меньшей высотой и ярко-розовым цветом вместо розоватого. Лия провела Соню внутрь. Оказалось, что и там всё стандартно - сдержанный деловой стиль, в холлах - кожаные диванчики. Разве что всё в бледно-розовых тонах, а во всём прочем - как в современном административном здании. Девушки поднялись на третий этаж и приблизились к двери с золотой надписью: "Верховный Мастер Красоты". Лия оправила и без того безупречно сидящее на ней платье и вошла в кабинет, движением руки приказав Соне оставаться снаружи. "Я ей что, собака, что ли?!", - возмутилась та. Гостье пришлось ждать минут пять, не больше, после чего Лия вышла и жестом пригласила её войти.
   Соня вошла в кабинет с любопытством - она предчувствовала, что Верховный Мастер Красоты здесь самый высокий начальник. Девушка, минуя секретаршу, зашла в кабинет и увидела сидящую за столом красного дерева девушку в строгом костюме. Приглядевшись, она увидела в высокой причёске бриллиантовую корону и приподняла левую бровь - оказывается, здесь монархия в отдельно взятом городе.
   - Проходите, Сонечка, дорогая, присаживайтесь! Добрый день! - лучезарно улыбнулась коронованная особа. Гостья поздоровалась в ответ, и речь девушки в костюме продолжилась: - Как Вы, наверное, догадались, я - Верховный Мастер Красоты. Меня зовут мисс Мэйни. Путь Вас не смущает это иностранное имя. У меня и русское есть, но мисс Мэйни - это как титул... Итак, Сонечка, как Вам у нас понравилось?
   - Если честно, я не всё поняла... И гиды у вас тут странные. Не хотелось бы подводить Лию, но она была не слишком-то приветлива. И эта охота... Люди здесь странные, ничего не скажешь, - Соня чувствовала, что путает собственную речь, перескакивает с одного на другое, но ничего не могла поделать - хотелось многое узнать и, в то же время, высказаться самой. Бессонная ночь и бессмысленность происходящего давали о себе знать.
   - Что касается гидов, то это действительно проблема. Кто бы ни прибыл к нам погостить, остаётся слегка недоволен именно этим. И Лия - одна из лучших кандидаток в гиды, уверяю Вас! Просто у неё, как и у других, другая работа - все жительницы Бьютивилля трудятся ради Вечной Красоты и Мира. Я посильно руковожу ими и помогаю найти верную дорогу нашим гостьям, таким как Вы. Спрос на Бьютивилль растёт с каждым годом, и это не может не радовать. А что же Вам непонятно? Я с великим удовольствием отвечу на все вопросы, чтобы Вы, Сонечка, составили для себя правильное мнение о нашем Городе Красоты.
   - Мисс Мэйни, скажите мне, пожалуйста, зачем всё это? Зачем эти красавицы - не в обиду Вам будет сказано - работают на панели? То есть "выходят на охоту", по-вашему? Неужели получение бесплатных рабочих мужских рук так важно? Не думаю, что на пластику для всех этих девушек уходит мало денег...
   - Сонечка, милая, а Вы неплохо разобрались в ситуации. Но оно и к лучшему. Дело в том, что эти девушки красивы изначально, в них, как бы это сказать яснее, заложен ген безупречности, и поддержание идеальной фигуры и кожи почти никаких усилий не стоит. Это новое слово в Красоте, в её достижении, и мы гордимся, что этот метод изобретён и совершенствуется здесь. Кроме того, мы привлекаем и девушек извне, также как, например, Вас. Наша, как Вы выражаетесь, "пластика" безболезненна и очень результативна. Она не оставляет следов, как, впрочем, и недостатков, - мисс Мэйни послала Соне очередную ослепительную улыбку.
   - Вы не на все мои вопросы ответили, но сразу же возражу - неужели Вы думаете, что я останусь в этом грандиозном публичном доме? Зачем красота, если её так использовать?
   - О, это уже деловой разговор! - с явным удовольствием отметила Верховный Мастер. - Вы мне нравитесь всё больше. Конечно, охота - для тупых марионеток вроде Лии. Они и выращены для этого. Мало кто из приезжих девушек соглашается на общую работу. Конечно, мы могли бы и не делать привилегий, а просто поставить их перед фактом - за Красоту надо платить, но мы заботимся о Красоте, а не о выгоде.
   - Я всё равно думаю, что это, как ни крути, бордель... А что делают те приезжие девушки, которые не соглашаются на "общую работу"? - Соня уже входила во вкус этого разговора, хотя сама была категорически против этого безумия. Неужели правда кто-то соглашается?!
   - А Вы наблюдательны! Для умных и амбициозных девушек у нас особое предложение. Не раскрывая пока секретов, могу сказать, что это почётно. И не предусматривает постельные отношения, уверяю Вас! С той внешностью, которую мы можем дать Вам, весь мир открыт перед Вами. Сонечка, думали ли Вы о карьере актрисы? Дорогой актрисы, голливудской? И это только одна из возможностей. А ещё есть много видов работы, которая может принести Вам пользу... И всё это - абсолютно бесплатно!
   - А почему бы для этого не использовать уроженок вашего Города Красоты? И возни с ними меньше - не надо операции, уговоров. Воспитали, вырастили бы их для конкретной, более сложной работы, и всё! Зачем Вам делать безупречными кого-то извне, да еще и бесплатно? Ведь Ваши девушки принесли бы вам деньги, - гостья, пытаясь не поддаться на обещания Верховного Мастера, искала в её словах противоречия.
   - Дело в том, что, - мисс Мэйни чуть заметно нахмурила брови, - ген Красоты влияет на умственные способности. Нет, наши девушки не дауны, но для интеллектуальных профессий и просто серьёзных заданий они не подходят. Как Вы уже успели убедиться, они не справляются даже с работой гидов. Днём выполняют механическую работу на наших фабриках, правда, в других цехах, нежели мужчины, а вечером выходят на охоту. Вот и всё, на что они способны. Поэтому мы и привлекаем приезжих. Надо расширяться, сами понимаете...
   - А Вы не уроженка Бьютивилля, да? - немного ехидно спросила Соня. Она почувствовала своё превосходство перед этими красавицами, с презрением смотревшими на неё вчера.
   - Дело в том, что мои родители создали Город Красоты, привлекли учёных для разработки технологий, но на мне эксперименты с ДНК не ставились - меня еще в юности прооперировали, также как делают со всеми приезжими, и я, достигнув 20-летнего возраста, стала такой, какой Вы меня видите сейчас. С тех пор я и не старею. Открою секрет - моей дочери уже 22, сыну - 20, и они вывезены из Бьютивилля ещё в детстве. Я горжусь их успехами, как всякая нормальная мать.
   - Их тоже оперировали?
   - Немного. Я же хотела для них успешной жизни... Итак, Соня, как видите, можно сделать в жизни немало, согласившись на наши условия. Никто Вам не помешает жить за пределами Бьютивилля, и мы будем рады, если Вы решите отблагодарить нас, когда достигнете успеха. Подумайте над теми возможностями, которые открываются перед Вами. "Охота" - это для недалёких девушек. Их толпы. А Вы - мы изучили Ваши достижения и Ваш потенциал - способны на большее, на настоящую работу, Вы достойны успеха. То, что Вы видели вчера, и то, как Вы отозвались об этом, важно было для идентификации Вашей личности и для того, чтобы Вы поняли, как высоко можете подняться над всем этим, имея столь же ослепительную Красоту. Оставаться всегда в Бьютивилле, без перспектив, - это для дурочек. Подумайте над моим предложением - такой шанс, уж поверьте мне, выпадает не каждый день. Я не настаиваю на быстром ответе - Вы можете посетить медицинский центр, поговорить с другими приезжими, в том числе с теми, кто добился определённых успехов за пределами Бьютивилля. И конечно, Вам будут выделены отдельные апартаменты.
   - Да, я подумаю... До свиданья! - произнесла Соня, вставая с кресла. Она сама себе не хотела признаваться в этом, но её заинтересовало предложение мисс Мэйни.
   Как только девушка вышла из кабинета, к ней подошла очередная красавица и, вежливо поздоровавшись, предложила пройти в медицинский центр, который оказался тут же, в мэрии. Или это был всё же дворец?!
  
   Глава 6.
  
   Соню немного коробило от слов "медицинский центр". Да и как же иначе - скальпель хирурга всегда вызывал у нее суеверный ужас. Стоит ли красота, пусть и с большой буквы, таких жертв?!
   Сотрудница мэрии (или кто это был?) привела гостью в коридор, где на равных расстояниях по бокам были закрытые двери без надписей. Соня всматривалась в каждую дверь, пытаясь угадать, что за ней - операционная или чья-то палата. Наконец девушка-сотрудница приотворила без стука третью дверь справа, и взгляду гостьи предстала светлая, достаточно просторная и уютная комната. Там на диванчике сидела ослепительная во всех смыслах девушка (а иных в Бьютивилле и не производили), болтающая по телефону. Голос ее показался Соне странно знакомым. Подойдя ближе, гостья невольно прижала ладонь ко рту - она вдруг узнала одну из самых знаменитых и высокооплачиваемых актрис Голливуда. Неужели и она - продукт Города Красоты?!
   - Мисс Энн, Верховный Мастер распорядилась привести к вам для беседы эту гостью, - отчеканила сотрудница и дежурно улыбнулась.
   - Очень хорошо, можете быть свободны, - кивнула актриса и, после того как девушка покинула комнату, любезно указала Соне на кресло. - Присаживайтесь. Как Вас зовут?
   - Соня. А Вы правда...? - девушка назвала фамилию голливудской красотки.
   - О, Вы меня знаете? Похвально. Впрочем, меня знает весь мир... Ну что же вы так растерялись?!
   - Просто я не ожидала Вас увидеть здесь... Да и не думала, честно говоря, что Вы - русская, - честно призналась Соня, тайком пощипывая себя за руку, проверяя, не снится ли ей все это.
   - Я сама не ожидала мировой славы и "Оскара" ещё недавно. Я была простой Анечкой, девочкой с непомерными комплексами. Бьютивилль изменил меня, дал мне Красоту и большие амбиции. Всё остальное - дело техники, особенно в стране любительниц гамбургеров. И я открою Вам секрет - очень многие девушки в Голливуде обязаны своей внешностью мисс Мэйни и Бьютивиллю. Да и в других сферах наших много... А Вы, как я вижу, тоже на хорошем счету, раз для Вашего убеждения понадобилась я? Не соглашаетесь? - улыбнулась мисс Энн. Правда, ее улыбка была осторожной, как у местных жительниц - дабы не повредить коже и, не приведи Господи, не нажить себе морщинку.
   - Мне страшно на операционный стол ложиться, вот и не могу решиться, - сыграла простачку Соня. Ей многое казалось подозрительным здесь, но она твердо решила молчать об этом.
   - Вы ничего не почувствуете. Совершенно. На период реабилитации, который здесь невероятно короток, Вы будете погружены в сон, а во время операции, или, как это лучше назвать, процедуры, вообще нельзя ничего почувствовать. Проснетесь - и уже красивы. И любимым предметом у Вас станет зеркало. И не верьте, что, смотрясь в него, можно проглядеть своё счастье, - Вы его только обретёте. Я тоже не верила, сомневалась, но теперь нет в мире женщины желаннее меня, - томно произнесла актриса. Соня вдруг поняла, что мисс Энн время от времени не может удержаться от взгляда в зеркало, висевшее напротив дивана.
   - Я, наверное, мешаю Вам. Я, пожалуй, пойду... Творческих успехов Вам! - неожиданно откланялась Соня, поняв, что больше не может находиться в обществе этой куклы. И в последний момент, уже распахивая дверь, гостья оглянулась и вдруг увидела, как потухло лицо актрисы - та будто отключилась, и на ее лоб и персиковые щеки легла тень.
   - До свидания, Соня! Будьте благоразумны, - спохватилась актриса, перехватив пристальный взгляд гостьи и послав ей успокоительную белозубую улыбку.
   Притворив за собой дверь, Соня сразу увидела поджидавшую ее сотрудницу-служащую. Потом пришлось идти еще через несколько коридоров, спуститься по одной лестнице и подняться по другой. Девушке даже начало казаться, что этот лабиринт никогда не закончится, но вот, кажется, и конец пути: провожатая остановилась у одной из дверей и открыла ее.
   Соня зашла вслед за служащей в небольшую комнату. Глаза резанул белый свет, шедший с потолка и отражавшийся от стерильно-белоснежных стен. "Больничная палата. Наверное, в таких лежат прооперированные", - подумала девушка, немного вздрогнув - никогда не любила лечебные учреждения. Приятно удивил легкий запах духов и несомненная чистота помещения. Насколько Соня помнила обычные больницы, пахло в палатах хирургии чаще всего невынесенными "утками" и свернувшейся кровью. А это была скорее реабилитационная комната для богатых клиентов в частной клинике.
   Не сразу Соня увидела, что в белой комнате кто-то есть: кровать возле зашторенного окна казалась аккуратно заправленной, но при ближайшем рассмотрении гостья увидела укрытую одеялом по самый подбородок девушку, которая безмятежно спала, мерно и спокойно дыша. Служащая, нимало не боясь разбудить пациентку, пояснила:
   - Эта девушка стала красивой, и теперь находится в состоянии реабилитационного сна. Когда она проснется, она станет одной из нас, жительниц Бьютивилля.
   - "Стала красивой"? Ее прооперировали? - уточнила Соня. Она пристальнее взглянула на лицо спящей и увидела микроскопические шрамики, которые (девушка не верила своим глазам) исчезали сами по себе с поразительной скоростью. "Господи, да они пропадают прямо на глазах!", - мелькнуло в голове у гостьи.
   - Это вы там, - служащая полупрезрительно хмыкнула, - "оперируете", а у нас над девушками работают Мастера Красоты Высшей Категории!
   - А как давно эту девушку.. сделали красивой? Сколько дней или часов назад? - спросила Соня, не в силах оторвать взгляда от лица спящей пациентки, на котором уже не было ни одного шрама.
   - Если Вам еще не сообщили, времени в Городе Красоты не существует. Время считаешь - Красоту убиваешь, - строго ответила служащая, видимо, с трудом сдерживая негодование. Потом она успокоилась и после паузы соизволила продолжить: - Эта девушка была привезена сюда из кабинета Мастера Красоты тогда, когда Вы были на аудиенции у мисс Мэйни.
   - Да, я вижу, здесь реабилитация много времени не занимает... Ой, извините! А можно посмотреть, как она выглядела до того, как ее, по-бьютивилльски говоря, сделали красивой? - Соня пребывала в состоянии крайнего удивления и любопытства. Здешние технологии медицины поражали и меняли все ее представление о пластической хирургии. Да чего еще ждать от места, где время было отменено, наверное, муниципальным законом?!
   - Конечно, - коротко бросила служащая, неожиданно одарив Соню белоснежной улыбкой. Она достала из папки, лежащей на стеклянной тумбочке возле кровати, несколько фотографий и протянула их гостье.
   Соня не то чтобы удивилась - это чувство сложно вообще назвать каким-либо словом. Она медленно переводила взгляд с фотографий, судорожно перебирая их, на лицо спящей красавицы. И дело было даже не в том, что девушка изменилась после того, "как ее сделали красивой"... Соня медленно положила фотографии на тумбочку, прижала ладони ко рту и закрыла глаза.
  
   - Сонька, ну иди уже, шашлыки стынут!
   - Свет, не торопи, тут вишня поспела уже. Вкусная - просто ужас!
   И Светка, бросив шашлык и ребят у самодельного мангала, бежит к ней, Соне, потому что любит вишню не меньше жареного мяса и потому что все это происходит на даче их общего друга Вадима...
   - Сонь, редиска ты этакая, зачем молчала? Хотела одна ухомячить? - произносит Светка, уже обеими пухлыми ручками собирая спелую, темную вишню и отправляя ее в рот. Медленно заходит солнце - время позднее, август... И ребята - Вадим и Колька - уже заждались у потухшего костра. Это был последний раз, когда Соня видела Свету, потому что та уехала к себе домой, в Питер, и лишь изредка посылала письма на "мыло", а потом и совсем перестала. Бывает так между подругами, да и друзьями тоже, и не самыми плохими. Просто время, расстояние...
  
   И вот теперь девушка, дооперационные фотографии которой до жути похожи на изображения Светки, лежит на кровати в белой-белой комнате в чудо-городе, где нет некрасивых девушек и времени. "Света, ты ли это?", - спросила про себя Соня и тут же готова была плюнуть на пол от картинной кинематографичности этой фразы. Она готова была трясти спящую, пока она не проснется, лишь бы узнать, действительно ли она - её старая подруга. Соня остановилась, поняв, что нельзя тревожить сейчас эту... незнакомку - она побывала на операционном столе (как бы это тут ни называлось!) всего час назад.
   - Вы мне скажете, когда она проснется? Я хочу поговорить с ней, - обратилась Соня к служащей, отмечая в своем голосе просяще-жалкую интонацию.
   - Я передам Вашу просьбу. А сейчас, я думаю, Вы утомились - я провожу Вас в комнату, которую Вам здесь отвели.
   Выходя из палаты, Соня обернулась и мысленно попрощалась со "Светой", пожелав ей доброго сна. Самые разные догадки вертелись у девушки в голове, пока она следовала дальше по коридору за служащей, так что совершенно не запомнила дорогу. Кажется, даже на лифте пришлось ехать. Вроде бы вверх, а может и нет... Опомнилась Соня уже на пороге своей комнаты, от слов служащей: "Приятного отдыха!". Гостья что-то сказала ей в ответ, наверное - поблагодарила. Дальше девушка не помнила уже почти ничего - кажется, зашла в комнату, увидела кровать и упала на нее, почувствовав страшную усталость. "Что это со мной?", - промелькнула еле уловимая, последняя перед сном мысль.
  
   Глава 7.
  
   Соня проснулась со страшным чувством голода - будто неделю не ела. Впрочем, чего только не могло быть в этом Городе Странностей? Вполне могло быть что угодно. "Они меня усыпили чем-то, я не могла так устать за полдня", - думала девушка, осматривая комнату, которая стала "её" апартаментами на неопределенный срок. Нежно-розовые стены (Соня поморщилась - никогда не испытывала особенной любви к "цвету блондинок"), такой же потолок, бра над диваном... О - столик с чем-то съедобным. Да пусть даже с жутким безвкусным йогуртом!
   - Ну, хозяева, благодарствую, - пробурчала Соня, сняв салфетку со столика и действительно увидев две баночки с йогуртом, компанию которым составляла только чайная ложечка вкупе со стаканом воды. "Уроды", - только и могла подумать девушка, проглатывая последнюю ложечку противного малосъедобного продукта и ничуть не чувствуя сытости. Но вслух ничего не сказала, подозревая наличие скрытых камер или, по крайней мере, "жучков".
   Ее подозрение о слежке подтвердилось: едва Соня доела безвкусный завтрак (или это был обед? или ужин?!), в дверь постучали, и лицо уже какой-то новой служащей (или сотрудницы, как уж их тут называют) без разрешения заглянуло в комнату.
   - Мисс Мэйни просила Вас прибыть к Мастеру Красоты Высшей Категории, - произнесла глянцевая красотка с дежурной улыбкой.
   - Я не давала согласия! - жалко пискнула Соня, но потом решила мужественно подчиниться. Наверное, это какое-то недоразумение - не положат же ее сейчас же на операционный стол!
   И снова - бесконечные коридоры с дверями без табличек. Только на этот раз Соню бил нешуточный мандраж. "Не дамся и буду отбиваться до последнего!", - повторяла как мантру девушка, уже начиная думать, что ходить по этому лабиринту можно, наверное, очень долго, тем более в городе без времени, и она даже была согласна скорее малодушно шататься тут, чем идти к пластическому хирургу. Но коридорам и безымянным дверям пришел конец - Соня оказалась перед кабинетом Мастера Красоты Высшей Категории, как гласила табличка. Сотрудница молча приоткрыла дверь перед гостьей и исчезла в извилистых коридорах. "Держитесь, мясники, я дешево не дамся!", - ободряюще шепнула девушка и, как в холодную воду, шагнула в кабинет.
   В комнате, которая приятно удивляла нежно-салатовыми стенами, за столом сидела молоденькая (хотя - кто знает?) брюнетка в белом халате с кукольно-прекрасным лицом. "Сапожник в сапогах", - несколько саркастически подумала Соня, отвечая на приветствие доктора.
   - Итак, Сонечка, у Вас есть предпочтения? - проворковала полуинтимно девушка-врач.
   - В смысле? - нахмурилась гостья.
   - Не хмурьтесь, это вредно для кожи... Хотя хмурьтесь, ведь это ненадолго! - ее улыбка и снисходительность начинала бесить Соню. - Какое лицо Вы себе хотите? С фигурой всё ясно, это стандарт, а лицо можно сделать и по Вашему желанию.
   - Я не давала согласия на операцию. Мисс Мэйни сказала, что я могу ещё подумать, - защитилась гостья, приводя сразу главный свой аргумент.
   - Ни о какой операции речи пока не идёт. Мы просто с Вами посмотрим, что можно сделать, чтобы Вы стали красивой. Если пока нет никаких мыслей, не страшно - я занесла Ваши данные в компьютер, и Программа Красоты выдала наиболее приемлемые варианты. Посмотрите, - Мастер повернула монитор к Соне.
   На экране сменяли друг друга идеальные лица. Соня, как ни хотела, не могла представить себе хоть одно из них в зеркале. "Вот так же и Светка сидела тут и выбирала. И выбрала, так что теперь ее и узнать нельзя. Если только это она", - размышляла девушка.
   - Выбрали? Или еще посмотрим? - поинтересовалась хозяйка кабинета. Не дождавшись ответа, она предложила: - Может быть, вот это? Или это? Оно особенно хорошо будет смотреться с рыжими волосами.
   - Но у меня же не рыжие волосы...
   - Это не проблема, поверьте. А если захотите сменить цвет волос - мы это сделаем. На самом деле, все эти лица смотрятся замечательно с любой прической, с любым цветом. Сами понимаете...
   - Вы говорите о лице как о платье каком-нибудь. Или блузке. Как о шмотке, грубо говоря, - заметила Соня. Ей всё не верилось, что это всё серьезно.
   - О, это же гораздо лучше, чем платье, - улыбнулась девушка-доктор несколько теплее. - Это навсегда с Вами, и люди не только принимают Вас по нему, но и никогда уже не провожают. Вы виделись уже с Анютой? С Энн, то есть? - Соня кивнула, и Мастер продолжила: - Разве такое лицо можно забыть? Её любят миллионы и полюбят миллиарды. Красота спасет мир, она дает бессмертие.
   - Только разве что на кинопленке, - возразила Соня, - потому что смерть ещё никто не отменял. Даже родители вашей мисс Мэйни умерли, несмотря на свои уникальные изобретения, и сколько Вы ни скрываете существование времени от своих горожанок, оно медленно подтачивает их, не так ли?
   - С тех пор, как был основан Бьютивилль, многое изменилось. И я Вам повторяю: Красота дает бессмертие... Но не будем об этом. Вы выбрали себе лицо?
   - И если я соглашусь на одно из них, сколько таких же я увижу на Голливудском Олимпе или в глянцевых журналах? - Соня почувствовала вкус спора и готова была бороться в словесном поединке до последнего. Она знала теперь, что на ее стороне правда: можно сколько угодно говорить о чудесах пластической хирургии, генетики и всего прочего, но лекарство от смерти никем ещё не изобретено и не будет изобретено.
   - Каждое лицо в нашей картотеке индивидуально, не говоря уже о том, что характер каждой девушки накладывает отпечаток на ёе внешность. И запомните - девушек, которые стали красивыми в Бьютивилле, уже не забывают. Большинство тех моделей и светских персонажей, которые вы там видите на страницах журналов - это дилетантки, в определённой степени жертвы пластической хирургии. Это Вам не Бьютивилль! В Городе Красоты обитает только совершенство. Я не говорю о мужчинах, конечно...
   - Так как же всё-таки насчет бессмертия? - вернулась Соня к своему козырю, осознавая, что с остальным как-то не выходит.
   - Не хотите - не верьте. Но неужели жизнь, хоть даже и сколь угодно короткая, в идеальном теле с лицом богини не стоит вечности прозябания в такой оболочке, как у Вас. Я понимаю, что Вас это может обидеть, но если Вы были бы довольны своей внешностью, Вас бы сейчас не было бы здесь, - Мастер Красоты замолчала, давая понять, что спор окончен.
   - Что ж, в Ваших словах есть правда... Но как мне жить с новым телом и лицом, если я соглашусь на операцию? Не желаю называть это по-другому, - пресекла возражения Соня.
   - В этом-то и прелесть! Новая жизнь, абсолютно новая, и бесплатно, понимаете?! Будет у Вас такое желание - отблагодарите Бьютивилль, но это уже не обязательно. Блестящая карьера, которой мешала только невзрачная внешность. А родителям можно всё объяснить, если захочется. Пластические операции довольно распространены, ничего нет страшного в этом уже ни для кого. Но я не уговорю Вас, Сонечка, Вы мне не доверяете, как и всем здесь. Решать Вам... До свидания! - невозмутимо закончила девушка-врач. Аудиенция была закончена.
   - Прощайте! - громко произнесла Соня, выходя за дверь. Там её уже ждала сотрудница, третья, кажется. Она без слов повела гостью куда-то дальше, петляя в светлых коридорах. Соня удивилась, увидев в конце пути свою комнату. Но она просто изумилась, увидев на диване ту девушку, которую она вчера (или когда там это было) видела в палате реабилитации. Та встала ей навстречу и голосом Светки произнесла:
   - Сонька, я так рада видеть тебя! Какая ты молодец, что приехала!
   - Свет, это точно ты? - с сомнением шепнула Соня, убедившись, что сотрудница ушла.
   - Я знаю, как тебе доказать, - улыбнулась девушка. - Помнить вишню и шашлыки? Вещи, которые я люблю одинаково, а вишню, пожалуй, что и больше.
   - Светка, это точно ты! - выдохнула Соня, даже вздрогнув немного от совпадения их воспоминаний.
   - Ну кто же еще, кроме меня?! Я же тебя сюда и затащила! Такой шанс в жизни раз бывает, хомячок, и я решила сделать тебе лучший подарок, - Светка лучилась от счастья. Теперь-то Соне ясно стало, откуда ноги растут, то есть с чьей подачи она оказалась в Городе Красоты.
   - Свет, у тебя мозги отказали, что ли? Или ты под гипнозом побывала, что согласилась на это? Я уже не говорю обо мне... Как выбираться теперь отсюда? - Соня была на грани нервного срыва, глядя на улыбку подруги.
   - Это у тебя они отказали, - обиделась Светка, но потом, видимо, опять пришла в хорошее расположение духа и продолжила: - Ну что тебе не нравится? Мы же с тобой мечтали, чтобы весь мир у наших ног был! Да ты посмотри на меня - лучшей рекламы и не надо, хомячок, - Светка улыбнулась шире, видимо, вспомнив, что они всегда называли друг друга "хомячками", когда бесились и дубасились подушками.
   - И ты поверила в бессмертие?
   - Да наплевала я на бессмертие - минута жизни в этом теле и с этим лицом стоит года или даже всей моей прошлой жизни. Я буду сниматься с Брэдом Питтом, Бэном Аффлеком, Хью Грантом и прочими красавчиками, и миллионы мужиков по всему миру будут хотеть меня. И я буду казнить и миловать одним взглядом, - Светка была воодушевлена, и было от чего.
   - Свет, а ты как попала сюда? Меня сюда пригласили, я думаю, по твоей рекомендации, а тебя? - сменила тему Соня. Она понимала, что Светка сама не своя и вряд ли вернется в обычное состояние.
   - Ну, тут целая цепочка, хомячок ты мой глупенький. Не одна моя подруга с факультета побывала здесь. Кто-то в России остался, кто-то подался на Запад... Я их тут же и видела, они приезжают сюда на каникулы. Говорят, у них по Бьютивиллю ностальгия... Я понимаю, что ты сомневаешься, я и сама так глупила. Была здесь долго, наверное, всё ходила, смотрела, а потом отбросила все сомнения и решилась. Не пожалела ни на мгновение. Как только себя в зеркало увидела, влюбилась, ну просто влюбилась!
   - Не нукай, сколько тебя можно учить, - на автомате поправила Соня. - А как ты относишься к тому, что здесь происходит, в Бьютивилле? Это же бордель форменный, только в красивой обложке. И всё это - чтобы только заставить мужиков впахивать здесь бесплатно почти. Бог знает, на что они тут работают, что изобретают... Может, они атомную бомбу делают?
   - Сонь, да пусть делают что хотят, они этим нам деньги зарабатывают на операции! На красивую жизнь, понимаешь? Хотя какая-то справедливость в жизни. А куклы эти, девчонки смазливые, для того и воспитаны. Они как зверушки, им больше и не надо ничего. И времени панически боятся, как бешеные. Каждому своё, и себя нельзя любить меньше других, хомячок ты мой обожаемый!
   - Ты так думаешь... Свет, а может, сбежать отсюда?
   - Сонь, ты не в своем уме, определённо! Делай что хочешь, но я бы тебе не советовала возвращаться ни с чем. Если ты боишься операции, могу тебя успокоить - это совершенно не больно. Я заснула, потом проснулась, и уже прекрасна, как богиня... В общем, решай, и не теряй по возможности ни секундочки. А я уезжаю покорять Фабрику Грёз, - выдала вдруг Светка, чмокнула подругу в щеку и пошла к двери. Обернулась на пороге и с укором шепнула: - Эх, Сонька, даже и "спасибо" не сказала!
   - Спасибо, Светунь, хомячок красивый... Счастливо! - выдавила из себя девушка на прощанье и с тоской посмотрела на захлопнувшуюся дверь. А может, Светка и права, и Соня её только обидела своими подозрениями? Поездка в Бьютивилль - это же подарок на день рождения, как-никак. "Ну ничего, я её найду потом, и всё объясню, и прощенья попрошу", - пыталась успокоить себя Соня, но получалось как-то слабо.
  
   Глава 8.
  
   "Да и правда, зачем же ты здесь? Ты приехала сюда, чтобы измениться, стать такой, чтобы внешность больше не мешала тебе во всем, а помогала.
   Но это такой странный, такой необычный город! Здесь красота - на службе у каких-то подозрительных людей, которые используют несчастных девушек в своих целях, подкладывают их под отвратных мужиков, которые впахивают на неизвестном производстве практически за просто так.
   Это действительно не то, чего ты ожидала. И особенно страшно смотреть на здешних жительниц: не город, а огромный дом терпимости. Но им ведь ничего больше и не надо? Они счастливы здесь, в Бьютивилле, никто из них не хочет вырваться отсюда. Это только другое общественное устройство, и всё. Они не смогут жить за пределами Бьютивилля... И, если подумать, им дано то, за что многие готовы на всё, - красота, которая ничего не стоит им. И эти девушки не должны мешать тебе, ТЕБЕ меняться. Они и не мешают! Ты приехала сюда, чтобы изменить свою жизнь. Ну сколько же можно смотреть на себя в зеркало и чертыхаться, и плакать ночью в подушку, и засыпать с чувством, что никто не посмотрит на тебя и не скажет: "Красавица!", не пригласит в ресторан, не попросит с ним встречаться, не встанет на колени?!
   Но ты же знаешь, что красота - это не главное, а главное - это доброта и мир в душе. Когда ты встретишь своего единственного, будешь знать, что он тебя как личность ценит, а не как куклу смазливую! Жила же ты до этого, и, может, тебе до встречи с ТЕМ САМЫМ пара дней оставалась, а ты от судьбы своей убежала... Не дури, вернись и старайся принимать и любить себя такой, какая ты есть! Глупо изменять то, что дано тебе природой. К тому же это может быть опасно - не все операции оканчиваются удачно!
   Светка была такая же, как я, а теперь весь мир у её ног. А ещё не у ног, так будет там. Энн тоже была просто Анютой, страдавшей от своей невзрачности, а теперь все самые завидные холостяки мира (да и не только холостяки!) мечтают о ней, глотая слюнки в кинотеатрах. А ты чем хуже?! Да ты всегда мечтала актрисой стать, но кто бы тебя в театральный принял, кто бы тебя в кино снял?! Чем ты могла бы привлечь внимание режиссеров и продюсеров - может, своим жирным телом, а может - лицом с пухлым носом? Бабу Ягу играть, пожалуй, да и то - если возьмут. А любимый, солнечный Андрюшенька всегда с другими после уроков уходил, других до дома провожал... А ты, Соня, уродина этакая, плелась домой одна, запиралась в комнате и мечтала, чтобы парни вдруг душу твою красивую рассмотрели и обратили на тебя внимание! Всё, хватит! Бьютивилль сколько угодно может быть странным, небывалым, подозрительным, но он может дать билет в жизнь. И не просто билет, а бриллиантовую банковскую карточку, которая откроет любые двери. И ты сама заработаешь эти деньги - своим талантом. Можно начать с нашего, российского кино, а потом в Голливуд податься, там платят лучше всего. А потом можно будет выбирать, чем и где заниматься. И замуж выйду! Если сочту нужным и снизойду к мольбам какого-нибудь мультимиллиардера", - битва с собой была закончена сокрушительным поражением пессимистки. Соня открыла глаза, улыбнулась, встала с дивана (если не сказать - вскочила) и открыла дверь. Искать никого не пришлось: тут же подоспела очередная сотрудница.
   - Чего желаете? - белозубо оскалилась красавица.
   - Отведите меня к мисс Мэйни. Я хочу поговорить с ней и дать согласие на операцию... То есть на то, чтобы меня сделали красивой, - важно произнесла Соня. Она не ошиблась - её заявление возымело действие немедленно: сотрудница улыбнулась донельзя дружелюбно и повела гостью в кабинет начальницы.
  
   Мисс Мэйни улыбнулась Соне так дружелюбно, как это, наверно, только было возможно. То ли она сама догадалась, то ли система слежения просто превосходно работала... Гостья по кивку-приглашению уютно расположилась в кресле. Мисс Мэйни начала разговор сама, словно откинув всякое желание играть в кошки-мышки:
   - Как приятно видеть Вас, Сонечка, в добром здравии и желании наконец-то последовать моему совету!
   - Мисс Мэйни, я обдумала все, что было сказано и показано мне, и пришла к выводу, что Вам можно доверять, - произнесла Соня как можно солиднее.
   - Вот это деловой разговор делового человека! - одобрила собеседницу мисс Мэйни и кивнула удовлетворенно холеной головой. - У Вас есть какие-то особые требования? Насколько я знаю, Вы ещё не выбрали себе лицо. А может, у Вас есть какие-то свои соображения по поводу фигуры?
   - Я решила спросить совета у Вас, как у главного специалиста, - увильнула Соня. Она просто терялась в том многообразии, которое ей предлагалось.
   - Пожалуй, Вы не ошиблись. Лицо Энн я тоже выбирала сама, и, как вам довелось убедиться, не прогадала, - отметила Верховный Мастер Красоты, сосредоточенно погрузившись взглядом в монитор. Она довольно долго провела в каких-то дебрях файлов и наконец-то нашла то, что хотела. Вернее, кажется, всё-таки сконструировала, потому что довольно часто и с каким-то азартом работала мышкой. У Сони даже создалось впечатление, что та погружена в какую-то компьютерную игрушку.
   Когда мисс Мэйни повернула к Соне монитор, девушка чуть не онемела: на неё смотрело такое совершенное существо, каких, казалось, и в целой Вселенной не сыщешь. И, что самое потрясающее, - эта богиня смотрела на девушку её же, столько раз виденными в зеркале, глазами. "А что, глаза-то у меня и правда красивые", - мимолетно подумала Соня. И, пожалуй, только глаза и остались неизменными в этой модели, сконструированной Верховным Мастером Красоты. Соня, даже увидев изменившуюся Светку, не могла и предположить, в кого предложат перевоплотиться ей. Куда подевались её сомнения, девушка сказать не могла - она скорее готова была корить себя за то, что раньше не пришла в этот кабинет с согласием. И даже сомнений в возможности вечной жизни Соня уже не могла найти в своем сознании, потому что верилось, что эта-то Красота и спасет мир, и будет сама жить всегда.
   - Ну как, Сонечка? Подходит ли Вам это? Или, может быть, посмотреть ещё? - вопрошала мисс Мэйни, прекрасно понимая, что она попала в цель.
   - Когда начинаем? - только и могла выдохнуть Соня.
   - Сонечка, Вы пока, наверное, не привыкли еще, что здесь нет времени, - мягко поправила гостью мисс Мэйни. - И не только здесь - его для Вас не станет и за стенами Бьютивилля, потому что эта Красота - навечно...
   - Я как раз хотела спросить, - вырвалась из созерцания Соня. Любопытство вкупе со здравым смыслом из неё до конца выбить так и не удалось, - про бессмертие. Это метафора такая?
   - Рада, что Вы спросили. В этом-то и заключается секрет, которым Бьютивилль обладает единолично, - мисс Мэйни даже наклонилась к Соне, доверительно принизив голос. - Путем научных исследований нам удалось вывести формулу вещества, которое не дает клеткам стареть. И это дает невероятную доселе возможность прожить бесконечное множество жизней. Ведь странно, согласитесь, если девушка свежа и прекрасна, словно роза, на протяжении десятков лет? И мы меняем лица нашим дорогим гостьям по их желанию, по первому требованию. Мы не виноваты в том, что в остальном мире время существует, и приходится приспосабливаться. Но разве это не прекрасно - меняться, получая каждый раз безупречный результат?!
   - Так вот почему девушки возвращаются... А я то всё гадала, зачем Вам это нужно - делать операции всем им бесплатно! Они возвращаются, чтобы измениться, да? И уже платят за это? - прошептала чуть слышно Соня.
   - Угадали, - заговорщицки произнесла мисс Мэйни. - Разочарованы?
   - Напротив, - возразила Соня. И что самое интересное и для нее самой неожиданное заключалось в том, что она действительно так думала. - Я всё искала, в чём подвох, а теперь вижу, что это не подвох, а бизнес. Какая, в сущности, разница, - покупать косметику или новое лицо? Только лицо лучше. И денег на это не должно быть жалко.
   - Соня, я ещё раз убеждаюсь, что не ошиблась, пригласив Вас сюда. А ещё я думаю, что Вы не остановитесь на карьере звезды кинематографа, Вы пойдете куда дальше, - удовлетворенно произнесла Верховный Мастер Красоты. - Ведь Вы готовы платить?
   - Как только захочу новое лицо взамен вот этого, - кивнула Соня на монитор. Она чувствовала полёт, почти невесомость. Она шутя разгадала этот ребус, который мучил её и не давал сразу согласиться на операцию, и сразу увидела все подводные камни, которых боялась, но, как оказалось, напрасно - они не были страшны. Они были прекрасны. Бессмертие как побочный продукт - чем не сказка?!
   - Вот и хорошо. Никто до сих пор не разузнавал у меня про бессмертие, все пропускали мимо ушей, как навязчивую и бесполезную рекламу, а потом возникали вопросы, лишние надуманные проблемы, сомнения в необходимости нового лица... Рада, что наконец-то нашла понимающего человека, - промурлыкала мисс Мэйни. - У меня для Вас как наиболее смышлёной гостьи будут дополнительные преференции. Сделать красивой просто так нельзя никого, нужна подготовка, а Вы пока сможете заниматься чем хотите. Поверьте, не всем такая возможность здесь даётся, кое-кого приходится даже погружать в специальный сон - так они нетерпеливы. Но Вы-то знаете, что торопиться некуда и впереди - Вечность, не так ли?
   - Разумеется... И у меня сразу просьба: не могли бы меня кормить прилично? Зачем здесь вообще эта жуткая пища?
   - А это возможность подумать над своим будущим: неидеальным девушкам, которые стремятся измениться к лучшему собственными силами, приходится идти на жертвы и есть всякую гадость, ущемлять себя. Для того же и наши комнаты, замкнутое пространство, ведь некрасивые прячутся от других, от лучей солнца... Только по-настоящему красивые и ВЕЧНЫЕ не боятся ничего, и могут делать только то, что хотят, и есть только то, чего пожелают. Если я ещё не сказала, восполню этот пробел: после того, как Вас сделают красивой, ничто не будет в состоянии испортить Вашу фигуру, и Вы сможете ни в чем себе не отказывать. Именно поэтому хорошая пища тут дается каждой, кто встал на путь истинный, но Вам будет предоставлена возможность ещё и прогуливаться по Бьютивиллю. Обычно мы готовим девушек к священнодействию того, что Вы называете операцией, в стенах этого здания, чтобы ничто не мешало им сосредоточиться, но для Вас это не обязательно - Ваше решение крепко и непоколебимо, это видно. Приятно встретить действительно умную девушку, заботящуюся о своей Вечности и понимающую, в чем смысл существования.
   - Вы мне льстите, - возразила Соня, но эти слова она произнесла скорее по привычке, чем по желанию. Чертовски хорошо осознавать, что тебя выделили из числа всех, и отменили именно для тебя общие правила...
   - Сонечка, Вы знаете, что это не лесть, а правда! Вас известят о том, когда пора будет сделать последний, решающий шаг к Красоте, а теперь Вас проводят в специальный ресторан. Затем можете идти туда, куда только захотите. И, разумеется, Вам будут предоставлены более обширные апартаменты - привыкайте к хорошей жизни.
   - Спасибо! До скорой встречи, - сказала уже почти на пороге Соня. Разговор, пусть даже и интересный, разговором, а кушать-то хотелось довольно сильно, а от слов про ресторан желудок девушки начал совершенно нагло и бесцеремонно урчать.
   - До скорейшей, - ответила мисс Мэйни, приветливо, как и вначале, улыбнувшись.
  
   Глава 9.
  
   Соня растянулась на большой мягкой, как пушинка, кровати, попивая шампусик. Закрывая глаза, она представляла себе сладкие картины богатой и знаменитой жизни. От будущей вседозволенности у неё даже кружилась голова. Шутка ли - получить вдруг лицо и тело богини. Воистину - такой шанс дается раз в жизни, и далеко не всем. Интересно, а Светка её при встрече узнает? А кто-то ещё из уже прошлой жизни? Никто, вероятно... Она сама скажет отдельным личностям, что это она. Пусть слюнки поглотают и подумают над своим поведением и своими словами! "Соня, ты, конечно, привлекательная девушка, но я не готов для серьезных отношений. Я в поиске, понимаешь?", - глумливые и, по сути, самые жестокие слова. Пусть он попробует это повторить!
   Девушка нежилась после сытного ужина и думала над тем, стоит ли искупаться в бассейне с морской водой сейчас или спустя некоторое время. Надо как-то скоротать время (ой, извините, просто - ждать) до операции, то есть до того момента, как она станет красивой. Можно, кстати, и по городу прогуляться. Днем здесь, наверное, пусто, как и тогда, когда она прибыла в Бьютивилль. Да, пожалуй, можно походить по Городу Красоты, а уже потом искупаться...
   Соня вышла на улицу, ласкаемую нежными лучами солнца, с непосредственностью богини. Она ещё не стала той красавицей, которой должна была, но уже готовилась к этому восхитительному чувству. И мир стал добрее, что ли, преобразился, и отсутствие недолговечной зелени, однообразие домов уже не угнетало Соню и казалось ей правильным. И действительно - ничего лишнего. В самый раз для тех, кто живет здесь. А там, за пределами города - большой мир для самых-самых, и он падет перед её несравненными ногами очень скоро... Красота спасет мир!
   - Соня! - окликнул её мужской голос откуда-то сбоку. Девушка обернулась, недоумевая, откуда здесь хоть один мужчина, её знающий. Загадка разъяснилась быстро: это был Сергей - парень, который познакомился с ней в первый вечер.
   - Привет! - ответила на его пожелание доброго дня Соня. - Почему не на работе?
   - Да я это... Соня, мне твоя помощь нужна.
   - Выкладывай! - великодушно отозвалась девушка.
   - Помнишь, я тебе про Стеллу рассказывал? Мы с ней ещё раз виделись, и даже не один, и мы решили... В общем, я хочу увезти её отсюда, - закончил совсем неожиданно Сергей, терзая носовой платок, по своему несчастью оказавшийся в его руках.
   - Похвально, - нерешительно произнесла Соня. - Но она-то как отсюда уедет? Захочет ли?
   - Она согласна, я ей рассказал о нашей жизни. Ну и что, что она ничего не умеет! Она моделью может быть, я её буду учить всему, что надо, ну то есть не по подиуму ходить, конечно, а всему остальному, - торопливо бормотал молодой человек.
   - Так в чем же тогда проблема? - не понимала Соня. - Зачем тебе тогда моя помощь? Девушка, ты говоришь, согласна...
   - Она-то да, но её отсюда не отпускают. Говорят - не положено. И меня грозят выставить отсюда, если ещё раз заговорю об этом. А я люблю её, Соня, понимаешь, - люблю. И она меня любит. И на охоту не ходит уже, всё время со мной. Я хочу увезти её из этого борделя и жениться на ней!
   - А я-то чем могу помочь? - Соня понимала, что безмятежное спокойствие, охватившее её в последние дни, начинает ускользать, и его уже не удержишь.
   - Ты ещё здесь и не сделала операцию, значит, ты можешь просить всего, чего захочешь. Я слышал, здесь именно так всё. Попроси отпустить нас, пожалуйста, - молил Сергей, и Соня подумала, что такой благородный порыв надо поддержать.
   - Она, Стелла твоя, точно согласна? - уточнила девушка и, получив в ответ довольный кивок, добавила: - Я попробую. Сделаю всё, что могу. Встретимся здесь вечером, хорошо?
   - Спасибо тебе! Я Стелле расскажу - она обрадуется. Хочешь быть свидетельницей на нашей свадьбе?
   - Сереж, у тебя крыша поехала от счастья, кажется, - констатировала девушка. - Я даже не знаю, согласится ли мисс Мэйни на это, поэтому раньше времени не ликуй. Ладно - до встречи!
  
   Молящие глаза Сережи еще стояли перед мысленным взором Сони, когда она вошла в кабинет мисс Мэйни. Верховный Мастер Красоты приветствовала гостью с королевской снисходительностью, разбавленной явной приязнью:
   - Здравствуйте. Сонечка! Что привело Вас сюда? Говорю сразу - процесс подготовки я ускорить не могу, и придется немного подождать. Может быть, не нравится Ваш коттедж или еда? Исправим, если это в моей власти.
   - Мисс Мэйни, мне неловко просить Вас, но ко мне обратился мой друг, - нерешительно начала Соня. - Он влюбился в одну из девушек Вашего города и хочет увезти её с собой. У него серьезные намерения, он хочет на ней жениться.
   - Сонечка, я, разумеется, знаю об этом, - повысив голос, но оставаясь ещё в рамках полудружеского разговора, ответила мисс Мэйни. - Но это невозможно. Как Стелла будет жить за пределами Бьютивилля? Помимо того, что она ничего не знает о внешнем мире, она просто задохнется там, как рыбка, вытащенная из воды. Ваша плохая экология, шум и прочие негативные факторы убьют её.
   - Но здесь же не вода всё-таки, - с сомнением сказала Соня.
   - Вы не заметили, что здесь не бывает слишком холодно или жарко и что никогда не идет дождь? Даже ветра настоящего нет в Бьютивилле. Так это потому, что весь город закрыт специальным куполом, в котором поддерживается нужный климат. Стелла привыкла к этому, и без этого она простудится сразу же и, не имея иммунитета от болезней, может погибнуть.
   - Но её же можно как-то подготовить? Она же человек, в конце концов, и имеет право на выбор, - настаивала Соня.
   - Рыбка тоже порой хочет выпрыгнуть из аквариума, но это не приводит ни к чему хорошему, - жестче произнесла Верховный Мастер Красоты. - Соня, я не отпущу её, а Сергея, видимо, придется выслать. Так ему и передайте. Он сам не знает, что делает, и если он не хочет остаться и быть с ней счастливым здесь, им придется расстаться.
   - Мне ясно. Я передам ему. Спасибо, что всё прояснили, - погрустнела Соня. Она представляла себе, как расстроится Сергей, но он действительно любит Стелу, он поймет, что выйти за пределы Бьютивилля для неё равнозначно смерти.
  
   Встретившись с молодым человеком и Стеллой (она оказалась, как и все горожанки, безупречной) вечером, перед охотой, Соня, опуская глаза, рассказала им, что ответила ей мисс Мэйни. Сказать, что они расстроились - не сказать ничего. Но услышав, что ему можно остаться в Бьютивилле и быть с любимой девушкой хотя бы здесь, Сергей воспрянул духом. Он поблагодарил Соню за заботу, и они ещё немного поболтали, договорившись видеться чаще. Как-никак, они - единственные нормальные люди в Бьютивилле... Стелла стояла поодаль и наблюдала за Соней как за диковинным существом. Может быть, она размышляла о том, что могла бы стать ещё прекраснее за пределами Города Красоты, потому что все остальные девушки там такие же, как Соня. Кто знает...
  
   На следующий день, вволю нанежившись в бассейне и вкусно пообедав, Соня пришла на условленное место, но Сергея уже не встретила. Она ждала долго, но и после начала охоты он не появился. Подумав, что он просто со Стелой, девушка немного еще погуляла, и решила, что завтра они точно увидятся и что он ещё будет просить прощения за свою забывчивость. Но и на следующий день Сергей не пришел на место встречи. Соня почувствовала неладное, побежала снова к мисс Мэйни, но гостью ожидала закрытая дверь. Помощница Верховного Мастера Красоты, как она сама представилась, сообщила, что мисс Мэйни отбыла за пределы Бьютивилля по рабочей необходимости.
   Расстроившись, Соня побрела к выходу из здания мэрии. Вернее, Мастерата - гостья наконец-то узнала, как это называется. Уже на пороге ее нагнала Стелла. Соня удивилась и встревожилась, увидев на лице красавицы следы слез. Стелла только успела шепнуть Соне: "Всё пропало, мы пропали", но через мгновение её окружили набежавшие с трех сторон девушки в белых халатах. Пока Соня пыталась хоть что-то понять, Стеллу силой увели внутрь здания. Перед тем, как скрыться окончательно, одна из медсестер (или кто это был?) обернулась и объяснила Соне, что Стеле настала пора произвести на свет жительницу Бьютивилля, и её изолируют для подготовки к этому священному акту. "Она волнуется", - закончила свою немногословную речь медсестра. Она явно неодобрительно относилась к этому проявлению чувств, как и ко всякому другому.
   "Да что же это?! Мисс Мэйни же сказала, что Сережа может остаться со Стеллой! Или это ошибка, или меня обманули... Его выслали, наверное, а его возлюбленную изолировали. Я должна встретиться с мисс Мэйни, и пусть она объяснит, что происходит. В конце концов, я тоже не могу быть ни в чем уверена, раз здесь так относятся к своим обещаниям!", - лихорадочно соображала Соня, широкими шагами направляясь к своему коттеджу.
   Но дойти туда спокойно ей, видимо, не было суждено - дорогу ей преградила невесть откуда взявшаяся Энн, знаменитая актриса и, как оказалось, пациентка мисс Мэйни. Она была явно взволнована и не похожа на себя. Шепнув Соне: "Иди за мной. Быстрее!", - девушка чуть ли не бегом бросилась в какие-то закоулки между домами. Через какое-то время девушки очутились в рабочем квартале, то есть на мужской половине города.
   - Энн, что случилось? - с трудом восстанавливая дыхание, простонала Соня. Она сбила ноги в кровь, совершая этот забег на каблуках (босоножки на "шпильках" она нашла в своем коттедже и решила учиться на них ходить, не теряя зря ни минутки).
   - Соня, я рада, что нашла тебя. Там, при нашей встрече в Мастерате, я не могла тебе сказать всей правды, и меня мучила совесть. Это ловушка, не соглашайся на операцию и беги! Против воли они ничего тебе не сделают, будем надеяться, а после операции уже ничего нельзя будет изменить, - быстро-быстро говорила Энн, а Соня ушам своим не верила. Её даже взяло сомнение, что эта актриса просто завидует и хочет устранить будущую конкурентку.
   - Что ты говоришь? Они же сделают меня красивой. Ты же сама говорила, что тебе это помогло!
   - Сонечка, там следили, и я не могла сказать тебе всего. Нас и сейчас могут найти. Я очень рискую и, поверь, не просто так. Я не смогла спасти себя, но, возможно, мне ещё удастся предостеречь себя, - и Энн начала рассказывать свою историю:
   - Я попала сюда так же, как и все, как и ты, вероятно, - мне прислали по почте приглашение с обещанием сделать меня красивой. А у меня как раз тогда ничего не клеилось, и я в очередной раз думала, что, наверное, лучше умереть, чем жить такой уродиной. Ни на одном кастинге на меня смотреть никто не хотел, а в театральный поступать я сама раздумала. Зеркало-то не обманешь... И когда я получила это приглашение, я решила: была ни была! А уж когда здесь оказалась и поговорила с мисс Мэйни, вообще была на седьмом небе от счастья. Это ж надо - стать потрясающе красивой за просто так, реализовать все свои мечты. Да я даже и сомневаться не стала, не почувствовала подвоха. Проснулась после операции, и долго в зеркало смотрелась - поверить своим глазам не могла. Мисс Мэйни мне даже документы выделила - не поддельные, а настоящие, но на новое имя. К ним до сих пор никто претензий не имеет. Я решила вот так сразу в американки заделаться - английский хорошо знала, и мне сразу навстречу пошли.
   Карьеру я сделала быстро, так, что и глазом моргнуть не успела. И мужиков богатых вокруг столько появилось, что хоть маринуй их... Но один раз я проснулась утром и увидела на своем теле трещину. Именно трещину, а не морщину. Испугалась, конечно, набрала номер мисс Мэйни, а она мне посоветовала не волноваться и обещала прислать за мной машину. Всё то время, пока за мной не приехали, я сидела и с ужасом рассматривала свое прежде безупречное тело - оно на глазах разрушалось, и со мной чуть сердечный приступ не случился. И потом, уже в Бьютивилле, мисс Мэйни, сладко улыбаясь, объяснила, что такова жизнь - Красота вечна только тогда, когда ее поддерживают. Она с меня такие деньги взяла за восстановление моего тела, что я почти без копейки осталась. Вернее, без цента... И я здесь уже не в первый раз с тех пор - каждые полгода надо ложиться под нож. Я не одна такая: видела здесь десятки первых красавиц планеты... Это хуже рабства и хуже наркомании: без данной здесь однажды красоты уже нельзя жить, иначе тело разрушится, сгниет заживо. Она тебе тоже плела про вечную Красоту? И все ловятся на это, потому что так не хочется верить, что красота когда-нибудь закончится! А нет ничего, есть только деньги, которые нужны этой ненасытной вампирше...
  
   Соня прислонилась ещё в середине рассказа к ближайшей стене. Она верила и не верила. И правда, не хотелось верить в это, не хотелось разрушать иллюзию. Но Энн не лгала: она распахнула темную дизайнерскую блузку, и под ней взгляду Сони предстали три глубоких борозды, которые были похожи на заживающий шрам от аппендицита. Из них даже начинала сочиться кровь...
   - Господи! - вырвалось у Сони. Она инстинктивно прижала руки к груди.
   - Соня, беги, если тебя отпустят. Я не знаю, удастся ли тебе это, но будем надеяться на лучшее... Только не говори ей, почему. Придумай что-нибудь, иначе она не отпустит, - запахнув блузку, прошептала Энн. У нее в глазах стояли слезы, безысходные и горькие.
   Соня, в свою очередь, рассказала подруге о Сереже и Стелле. Энн в ответ покачала головой и выразила мнение, что, скорее всего, эта девушка обречена: учитывая зверские нравы этого городка, вряд ли дело окончится изоляцией или даже деторождением. Скорее всего, Стелла будет использована как донор.
   - Донор крови? - уточнила Соня, незаметно пощипывая свою руку: хотела проснуться, но не могла. А жаль...
   - Нет, органов. Ты думаешь, они из ничего создают все те лица и тела, которые потом мисс Мэйни помогают деньги зарабатывать на таких, как я? Я случайно увидела, как они одну такую местную красавицу разделывают на операционном столе. Это мне так повезло ночью не в ту дверь зайти... Это не Город Красоты, а ад настоящий, и я буду рада, если ты сможешь избежать всего этого! Ладно, пора идти, а то меня, да и тебя хватятся, - произнесла Энн и первой покинула укромное местечко. Соня шепнула ей вослед слова благодарности, но выйти пока не могла. Причина банальна: отказали ноги.
   Так бывает во сне: тебе надо убежать от кого-то, но ноги становятся ватными, и сердце бешено колотится, а ты не можешь ничего поделать. Соня чувствовала то же: она оказалась в ловушке, на краю пропасти. Её предостерегли от необдуманного шага в пропасть, но облегчение смешалось с безысходностью. "Как же выбраться отсюда? Мисс Мэйни, вампирша, как её правильно назвала Энн, вряд ли по-хорошему отпустит. Заточит здесь или убьёт. Операцию не будет делать, наверное, потому что я могу в итоге забастовать и не принести ей денег. Она почувствует, что я скорее погибну, чем соглашусь на это рабство... А, была ни была!", - с этими словами Соня вышла из укрытия. Она быстро, несмотря на болящие кровоточащие ступни, пошла прямо к Мастерату. Бежать было всё равно некуда: город окутан куполом (Соня была уверена, что существование купола действительно было правдой, не в пример остальным байкам мисс Мэйни). Да и где он находится, этот Бьютивилль? Неизвестно. Куда бежать, даже если удастся? Без денег, карты, еды далеко не уйдёшь. Значит, остается играть ва-банк, пойти на риск и высказать всё.
  
   Глава 10.
   - Я знаю, что она здесь. И я не уйду, пока она меня не примет. Дело очень срочное, - пресекла всякую попытку помощницы Верховного Мастера Красоты оправдаться Соня. Она, наверное, действительно выглядела угрожающе: растрепанная, запыхавшаяся от бега и хромающая на левую ногу. Может быть, именно поэтому помощница мисс Мэйни взяла телефон, проговорила в него несколько фраз и, наконец, впустила девушку в кабинет.
   - Сонечка, с чем связан Ваш экстренный визит? - мило улыбнулась мисс Мэйни. - Если это касается Стеллы, то мне самой очень жаль: её молодой человек уехал, бросил несчастную девушку... Она была безутешна, и мы решили её успокоить - дать возможность сделаться еще красивее. Если Вы помните, это значит родить ребенка. Будем надеяться, что она поправится от этой душевной травмы.
   - Да неужели? А разве её не собираются растерзать на органы? Или уже растерзали? Может быть, на моё будущее тело они и пойдут? - как можно спокойнее спрашивала Соня, в душе замирая от страха, что её убьют прямо на месте.
   - Это Энн, значит... Ну и дурёха неуемная! Всё время лезет не в своё дело! - помрачнела мисс Мэйни. Несмотря на то, что её карты были раскрыты, Верховный Мастер Красоты пыталась исправить ситуацию: - Но, Сонечка, Вы же умная девушка и понимаете, что ничего из ничего нельзя произвести, и бессмертие - вещь относительная. Если постоянно подправлять Вашу красоту, она может прожить и правда вечно. Другое дело - вопрос цены. Но Вы же сами признавали, что за это нельзя заплатить слишком много, что красота стоит любых денег!
   - Но Вы меня как-то не предупредили о страшных трещинах на теле! - возразила девушка.
   - А Вы тогда бы и не согласились, - парировала мисс Мэйни. - Всё же остальное Вас устраивало, не так ли?
   - Меня не устроило бы никогда то, что моё новое тело и лицо стоят жизни кому бы то ни было!
   - Ну Вы же здравомыслящий человек, и понимаете, что новую кожу и мышцы нельзя просто вырастить в пробирке. А так у нас получается практически безотходное производство: девочки рождаются, мы их растим, а потом они ходят на охоту, а мужчины за это работают на нас. Потом девушки производят на свет замену себе и отправляются под нож. Они же как твари бессловесные - не понимают ничего, да и не имеют никакой другой цели, кроме как служить Бьютивиллю, служить Красоте. Они это и делают, - спокойно объясняла мисс Мэйни, словно отвечая у доски урок про естественный отбор: вроде и жалко зверушек, но с законом природы ничего не поделаешь.
   - Вы понимаете, конечно, что я не могу теперь согласиться на операцию. Отпустите меня, - завершая разговор и пресекая попытки себя уговорить, произнесла Соня ровным голосом. Она, разумеется, боялась говорить это, не отступить боялась еще больше.
   - Понимаю, хотя это и глупо. Вы, Сонечка, отказываетесь от красивой жизни из-за какой-то мелочёвки, - с показным сожалением отметила Верховный Мастер Красоты.
   - Вы отпустите меня? - уточнила Соня. Она понимала, что её собеседница намеренно уходит от разговора.
   - А Вы сами как думаете? - издевательски улыбаясь, мисс Мэйни откинулась в кресле.
   - Я думаю, что Вы меня боитесь, поэтому не отпустите, - с вызовом, но спокойно сказала девушка. Получится ли?...
   - Я? Боюсь? Да кто ты такая, чтобы я тебя боялась?! - вспылила Верховный Мастер Красоты. - Ты ничего не сделаешь ни здесь, в Бьютивилле, ни за его пределами! Ты никто, ты ничтожество! Вон отсюда! Ты вылетишь отсюда в мгновение ока!
   - Неужели отпустите?! А вдруг я всем расскажу? - подначивала собеседницу Соня, понимая, что рискует как никогда.
   - Да кто ж тебе поверит, букашка? Упекут в жёлтый дом. И не пикнешь! Мужиков мы тоже отпускаем. Вернее, выгоняем, и ничегошеньки не боимся, потому что это же невероятно - Город Красоты! Да и где он находится, ты знаешь? Нет? Вот то-то и оно! Расскажет она, подумайте только! Да я вся дрожу уже. Всё, пошла вон! ВОН!!!! - Верховный Мастер Красоты выходила из себя, как какая-нибудь базарная баба. Её лицо перекосилось и покраснело, даже наметились морщинки. Соня встала не спеша с кресла и неторопливо отправилась к двери.
   - Таня! Отправить её обратно в родной Мухосранск, и чтобы я больше не видела её здесь! - свирепея, проорала в трубку мисс Мэйни, желая, чтобы проклятая гостья наконец-то оставила её и скрылась с глаз.
   - Удачи не желаю! Прощайте! - дерзко крикнула, выходя, Соня и услышала, как о закрытую дверь со звоном разбилось что-то стеклянное. А может, и хрустальное...
  
   Соню без единого слова отвели в специальную комнату и, как и тогда, в родном городе, предложили какой-то напиток. Выпивая его, девушка не верила до конца, что вот так просто отделалась, а не осталась заложницей Бьютивилля. Хотя кто знает, что ей дают выпить и куда потом, бесчувственную, доставят? "Будем надеяться, что я действительно задела эту стерву так, как надо. Я тронула её самолюбие, и она оказалась такой же, как и все - вспылила. Да и действительно, что я ей могу сделать? Пусть так и думает", - это было последней перед глубоким забытьем мыслью Сони.
  
   Глава 11.
  
   Проснулась Соня тяжело, как с похмелья - голова болела, всё тело ломило. Первым делом, придя в себя, девушка бросилась к зеркалу. Только тут она заметила, что лежит на заправленной кровати у себя в квартире. В зеркале её ждали старые добрые складки жира на боках и неровная, с прыщиками, кожа. И тут, наверное, впервые за всю свою сознательную жизнь Соня поцеловала зеркало: поцеловала сама себя в такие несовершенные, но такие настоящие и привычные губы.
   После радости пробуждения у себя дома и в своём, ставшем вдруг любимым, теле к Соне пришла и печаль. Ведь в плену Бьютивилля остались Стелла, которой, может быть, уже и нет в живых или не станет после того, как она родит ребенка, Энн и сотни и тысячи ни в чем не повинных девушек. "Я выбралась оттуда чудом, и никого из вас не смогла взять с собой, но я даю клятву сделать всё, чтобы ни одна девушка больше не дала своё согласие посетить Бьютивилль", - со слезами на глазах прошептала Соня.
  
   Через полгода Соня под вспышками фотокамер сидела в пресс-центре престижного издательства и презентовала свою книгу, которая носила название: "Бьютивилль: правда о Городе Красоты". Как ей это удалось? Как она привлекла такое внимание общественности к своей книге? Ответ был прост и сидел рядом с Соней и, ничего не говоря, грустно улыбался. Это была Света, обреченная жертва Города Красоты...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   26
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"