Скосарь Вячеслав Юрьевич: другие произведения.

Отношение советской идеологии и Советской власти к Православной Церкви. Некоторые цифры и факты

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
Peклaмa
 Ваша оценка:

Отношение советской идеологии и Советской власти к Православной Церкви. Некоторые цифры и факты

(реферативно)

"В соответствии с решением ВЦИК и Совнаркома, необходимо как можно быстрее покончить с попами и религией. Попов надлежит арестовывать, как контрреволюционеров и саботажников, расстреливать беспощадно и повсеместно и как можно больше. Церкви подлежат закрытию, помещения храмов опечатывать и превращать в склады".

Председатель ВЦИК М.И.Калинин Председатель Совнаркома В.И.Ульянов (Ленин) 1 мая 1919 года

"Революционные преобразования в России затронули все стороны национальной жизни; они повлекли за собой коренной переворот в отношениях между государством и Церковью. Уже Временное правительство отменило обязательное преподавание Закона Божия и передало церковноприходские школы в ведение Министерства народного просвещения, сделав тем самым первый шаг к вневероисповедному государству" [1, С. 28.].

"После Октябрьского переворота сразу же началась подготовка законодательства об отделение Церкви от государства.... В Петербурге закрываются дворцовые церкви, и конфискуется синодальная типография". Набирает силу процесс ограбления и разрушения храмов. В Декрете "Об отделении Церкви от государства и школы от Церкви" от 23 января (5 февраля) 1918 года "последовательно проводится принцип секуляризации государства. Православная Церковь теряла свой прежний привилегированный статус.... В основном эти нормы [Декрета] соответствовали конституционным основам светских государств нового времени..." Однако была и принципиальная новизна Декрета, заключающаяся в том, что церкви и религиозные общества лишались прав собственности и прав юридического лица; все их имущество становится народным достоянием, а все, необходимое для богослужебных целей, отдается в бесплатное пользование соответствующих религиозных обществ по особым постановлениям центральной или местной власти. Начинается период воинствующего атеизма в истории страны со всеми вытекающими отсюда последствиями [1, С. 28-30].

Из "Послания Патриарха Тихона Совету Народных Комиссаров" от 13 (26) октября 1918 года:

"...Целый год держите в руках своих государственную власть и уже собираетесь праздновать годовщину Октябрьской революции. Но реками пролитая кровь братьев наших, безжалостно убитых по вашему приказу, вопиет к небу и вынуждает нас сказать вам горькое слово правды.

Захватывая власть и призывая народ довериться вам, какие обещания давали вы ему и как исполнили эти обещания?

Поистине, вы дали ему камень вместо хлеба и змею вместо рыбы (Мф. 7, 9-10). Народу, изнуренному кровопролитною войною, вы обещали дать мир "без аннексий и контрибуций".

От каких завоеваний могли отказаться вы, приведшие Россию к позорному миру, унизительные условия которого даже вы сами не решались обнародовать полностью? Вместо аннексий и контрибуций великая наша Родина завоевана, умалена, расчленена, и в уплату наложенной на нее дани вы тайно вывозите в Германию не вами накопленное золото.

Вы отняли у воинов все, за что они прежде доблестно сражались. Вы научили их, недавно еще храбрых и непобедимых, оставить защиту Родины, бежать с полей сражения. Вы угасили в сердцах воодушевлявшее их сознание, что "больше сея любве никтоже имать, да кто душу свою положит за други своя" (Ин. 15, 13). Отечество вы подменили бездушным интернационалом, хотя сами отлично знаете, что, когда дело касается защиты отечества, пролетарии всех стран являются верными его сынами, а не предателями.

Отказавшись защищать Родину от внешних врагов, вы, однако, беспрерывно набираете войска.

Против кого вы их ведете?

Вы разделили весь народ на враждующие между собой страны и ввергли его в небывалое по жестокости братоубийство. Любовь Христову вы открыто заменили ненавистью и вместо мира искусственно разожгли классовую вражду. И не предвидится конца порожденной вами войне, так как вы стремитесь руками рабочих и крестьян поставить торжество призраку мировой революции.

Не России нужен был заключенный вами позорный мир с внешним врагом, а вам, задумавшим окончательно разрушить внутренний мир. Никто не чувствует себя в безопасности; все живут под постоянным страхом обыска, грабежа, выселения, ареста, расстрела. Хватают сотнями беззащитных, гноят целыми месяцами в тюрьмах, казнят смертью часто без всякого следствия и суда, даже без упрощенного, вами введенного суда. Казнят не только тех, которые перед вами в чем-либо провинились, но и тех, которые даже перед вами заведомо ни в чем не виновны, а взяты лишь в качестве "заложников", этих несчастных убивают в отместку за преступления, совершенные лицами не только им не единомышленными, а часто вашими же сторонниками или близкими вам по убеждению. Казнят епископов, священников, монахов и монахинь, ни в чем не виновных, а просто по огульному обвинению в какой-то расплывчатой и неопределенной "контрреволюционности". Бесчеловечная казнь отягчается для православных лишением последнего предсмертного утешения - напутствия Святыми Тайнами, а тела убитых не выдаются родственникам для христианского погребения.

Не есть ли все это верх бесцельной жестокости со стороны тех, которые выдают себя благодетелями человечества и будто бы сами когда-то много потерпели от жестоких властей.

Но вам мало, что вы обагрили руки русского народа его братскою кровью: прикрываясь различными названиями - контрибуций, реквизиций и национализаций, вы толкнули его на самый открытый и беззастенчивый грабеж. По вашему наущению разграблены или отняты земли, усадьбы, заводы, фабрики, дома, скот, грабят деньги, вещи, мебель, одежду. Сначала под именем "буржуев" грабили людей состоятельных, потом под именем "кулаков" стали уже грабить более зажиточных и трудолюбивых крестьян, умножая, таким образом, нищих, хотя вы не можете не сознавать, что с разорением великого множества отдельных граждан уничтожается народное богатство и разоряется сама страна.

Соблазнив темный и невежественный народ возможностью легкой и безнаказанной наживы, вы отуманили его совесть, заглушили в нем сознание греха; но какими бы названиями не прикрывались злодеяния - убийство, насилие, грабеж всегда останутся тяжкими и вопиющими к Небу об отмщении грехами и преступлениями.

Вы обещали свободу...

Великое благо - свобода, если она правильно понимается, как свобода от зла, не стесняющая других, не переходящая в произвол и своеволие. Но такой-то свободы вы не дали: во всяком потворстве низменным страстям толпы, безнаказанности убийств, грабежей заключается дарованная вами свобода. Все проявления как истинной гражданской, так и высшей духовной свободы человечества подавлены вами беспощадно. Это ли свобода, когда никто без особого разрешения не может провезти себе пропитание, нанять квартиру, когда семьи, а иногда население целых домов выселяются, а имущество выкидывается на улицу, и когда граждане искусственно разделены на разряды, из которых некоторые отданы на голод и разграбление?

Это ли свобода, когда никто не может высказать открыто свое мнение, без опасения попасть под обвинения в контрреволюции? Где свобода слова и печати, где свобода церковной проповеди? Уже заплатили своею кровью мученичества многие смелые церковные проповедники; голос общественного и государственного осуждения и обличения заглушен; печать, кроме узко большевистской, задушена совершенно.

Особенно больно и жестоко нарушение свободы в делах веры. Не проходит дня, чтобы в органах вашей печати не помещались самые чудовищные клеветы на Церковь Христову и ее служителей, злобные богохульства и кощунства. Вы глумитесь над служителями алтаря, заставляете епископов рыть окопы... и посылаете священников на грязные работы. Вы наложили свою руку на церковное достояние, собранное поколениями верующих людей и не задумались нарушить их посмертную волю... Вы разрушаете исконную форму церковной общины - приход, уничтожаете братство и другие церковно-благотворительные просветительные учреждения, разгоняете церковно-епархиальные собрания, вмешиваетесь во внутреннее управление Православной Церкви. Выбрасывая из школ священные изображения и запрещая учить в школах детей вере, вы лишаете их необходимой для православного воспитания духовной пищи...

Не Наше дело судить о земной власти, всякая власть, от Бога допущенная, привлекла бы на себя Наше благословение, если бы она воистину явилась "Божиим слугой" на благо подчиненных и была страшная "не для добрых дел, а для злых" (Рим. 13, 34). Ныне же к вам, употребляющим власть на преследование ближних, истребление невинных, простираем мы Наше слово увещения: отпразднуйте годовщину своего пребывания у власти освобождением заключенных, прекращением кровопролития, насилия, разорения, стеснения веры; обратитесь не к разрушению, а к устроению порядка и законности, дайте народу желанный заслуженный им отдых от междоусобной брани. А иначе взыщется от вас всякая кровь праведная, вами проливаемая (Лк. 11, 51) и от меча погибнете вы сами, взявшие меч (Мф. 26, 52)" [1, С. 224-227].

В период гражданской войны и террора многие священнослужители, монахи и монахини были зверски замучены: их скальпировали, душили епитрахилями, топили в прорубях. Но были не только "простые" расправы, но казни с ритуально-символическим содержанием - мучеников распинали на Царских вратах, варили в котлах с кипящей смолой, "причащали" расплавленным свинцом [1, С. 30].

8 (21) июля 1919 года Патриарх Тихон обратился с посланием к чадам Православной Российской Церкви, в котором призвал терпеливо переносить испытания, не соблазниться на путь мщения врагам своим:

"...Господь не перестает являть милости Свои Православной Русской Церкви. Он дал Ей испытать Себя и проверить Свою преданность Христу и Его заветам не во дни только внешнего Ее благополучия, а и во дни гонений...

Чада Мои! Пусть слабостью кажется иным эта Святая незлобивость Церкви, эти призывы наши к терпеливому перенесению антихристианской вражды и злобы, это противопоставление испытаниям и обычной человеческой привязанности к благам земли и удобствам мирской жизни христианских идеалов; пусть "невместимо" и "жестоко" кажется омирщенному пониманию радость, черпающая себе источник в страданиях за Христа, - но Мы умоляем вас, умоляем всех Наших православных чад не отходить от этой единственной спасительной настроенности христианина, не сходить с пути крестного, ниспосланного Нам Богом, на путь восхищения мирской силы или мщения. Не омрачайте подвига своего христианского возвращением к такому пониманию защиты благополучия, которое бы унизило Ее и принизило бы вас до уровня действий Ее хулителей. Убереги, Господи, нашу Православную Русь от такого ужаса.

Трудная, но и какая высокая задача для христианина сохранить в себе великое счастье незлобия и любви и тогда, когда ниспровергнут твой враг, и когда угнетенный страдалец призывает изречь свой суд над недавним своим угнетателем и гонителем. И Промысл Божий уже ставит перед некоторыми из чад Русской Православной Церкви это испытание...

...Для христианина идеал - Христос, не извлекавший меча в Свою защиту, утихомиривший сынов грома, на кресте молившийся за Своих врагов...

...Строительство на вражде - строительство на вулкане. Взрыв - и снова царство смерти и разрушения. Наша боль - боль за светлость и счастье Нашей Святой Церкви, Наших чад. Наши опасения, что некоторых из них может прельстить этот новый, уже показывающий зияющую пасть зверь, исходящий из бездны клокочущего страстями сердца человечества. Одним порывом мщения навсегда запятнаешь себя, христианин, и вся светлая радость нынешнего твоего подвига - страдания за Христа померкнет, ибо где тогда дашь ты место Христу...

... Следуйте за Христом! Не изменяйте Ему. Не поддавайтесь искушению. Не губите в крови отмщения и свою душу. Не будьте побеждены злом. Побеждайте зло добром (Рим. 12, 21).

Чадца мои! Все православные русские люди! Все христиане! Когда многие страдания, обиды и огорчения стали бы навевать вам жажду мщения, стали бы проталкивать в твои, Православная Русь, руки меч для кровавой расправы с теми, кого считала бы ты своим врагом, - отбрось далеко так, чтобы ни в минуты самых тяжких для тебя испытаний и пыток, ни в минуты твоего торжества, никогда - никогда рука твоя не потянулась бы к этому мечу, не умела бы и не хотела бы нести его..." [1, С. 227-229].

"Серьезным потрясением церковной жизни явилось повсеместное вскрытие мощей святых угодников Божьих. 1 (14) февраля 1919 года Наркомат юстиции издал постановление об организованном вскрытии мощей. Вскрытие проводили специальные комиссии в присутствии священнослужителей, составлялись протоколы". "В 1919-1920 годах... до осени 1920 года было учинено 63 публичных вскрытия". Были вскрыты мощи даже таких почитаемых святых, как Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Результаты вскрытия использовались для атеистической пропаганды. За попытку освидетельствовать мощи перед их публичным вскрытием или не допустить кощунственного отношения к мощам многие священнослужители были арестованы и приговорены к различным мерам наказания, в том числе, заключению в концентрационный лагерь [1, С. 40-42].

В 1921 году после ужасов гражданской войны и сильной засухи на народ обрушилось еще одно ужасное бедствие, достигшее огромного размаха - голодало 20 миллионов человек, в основном в Поволжье. Патриарх Тихон обратился к российской пастве, к Восточным Патриархам, к папе Римскому и архиепископу Кентерберийскому с просьбами провести сборы продовольствия и денег для голодающих, а также возглавил комитет помощи голодающим (Помгол). Однако, ВЦИК вскоре распустил Помгол, образовав свою "Центральную комиссию помощи голодающим. "19 февраля 1922 года Патриарх Тихон издал воззвание, в котором призвал церковноприходские советы жертвовать драгоценные церковные украшения, если только они не имеют богослужебного употребления. В печати, однако, начали появляться статьи с обвинением церковной власти в глухоте к народному бедствию, а 23 февраля ВЦИК издал декрет об изъятии церковных ценностей на нужды голодающих". Изъятие предметов богослужебного употребления противоречило канонам Церкви и оценивалось как святотатство, о чем заявил Патриарх в своем послании к пастве. В результате спровоцированного таким образом конфликта произошли столкновения, пролилась кровь, была заведена масса уголовных дел, казнены ряд священнослужителей и активистов-мирян, другие осуждены на разные сроки. Патриарх Тихон был подвергнут домашнему аресту, т.е. фактической изоляции [1, С. 45-55].

В 20-е годы "главным местом заключения архиереев, священников и мирян... был Соловецкий лагерь особого назначения, прообраз лагерей 30-50-х годов, устроенный во всенародно чтимой святыне - обители преподобных Савватия и Зосимы" [1, С. 81].

"В 1928 году Русская Православная Церковь имела более 30 тысяч приходов... - 2/3 от дореволюционного количества. В 1928 году закрыто было 534 церкви, а в 1929 - уже 1119 храмов. В 1930 году упразднение православных общин продолжалось с нарастающим темпом. В Москве из 500 храмов к 1 января 1930 года осталось 224, а через два года - только 87 церквей, находившихся в юрисдикции Патриархии. В Рязанской епархии в 1929 году было закрыто 192 прихода, в Орле в 1930 году не осталось ни одной православной церкви. Закрытые храмы использовались под производственные цеха, склады, квартиры и клубы, а монастыри - под тюрьмы и колонии. Многие храмы уничтожались, разрушались православные святыни русского народа.... По всей стране с колоколен снимались колокола под предлогом того, что они мешают слушать радио. Колокольный звон запрещен был в Москве, Ярославле, Пскове, Тамбове, Чернигове. Иконы сжигались тысячами; в газетах появлялись сообщения о том, как то в одной, то в другой деревне их сжигали целыми телегами; уничтожались иконы древнего письма. Сжигали богослужебные книги; при разгроме монастырей гибли и рукописные книги, археографические памятники, представляющие исключительную культурную ценность; драгоценная церковная утварь переплавлялась на лом. Закрытие храмов и уничтожение святынь сопровождалось арестами священнослужителей, высылками и ссылками их, этапированием в места заключения, где томились уже тысячи священников и десятки архиереев" [1, С. 92]. Детям духовных лиц отказывалось в приеме в вузы [1, С. 95]. Тем не менее, "перепись 1937 года, в которую включен был и вопрос о религиозных убеждениях, обнаружила, что 2/3 сельского населения, составлявшего тогда большинство, и 1/3 городского продолжают считать себя верующими" [1, С. 105].

Новый чудовищный удар был нанесен Церкви в 1937-39 годы. "В одном только 1937 году было закрыто более 8 тысяч церквей. Предлогом для закрытия могло послужить все что угодно, например, то обстоятельство, что на расстоянии менее 1 км от храма находится школа, а чаще всего - арест священнослужителей или кого-либо из членов приходского совета - "двадцатки"... В 1937 году аресты охватили большую часть духовенства, на этот раз они не миновали и обновленцев. Арестованным, как это принято было тогда, предъявляли самые вздорные, фантастические обвинения: в заговорах, шпионаже, саботаже, терроре... Подавляющее большинство из тех священнослужителей, которые остались в живых, находились в тюрьмах, лагерях и ссылке. Церковная организация была разгромлена... К 1939 году во всей России осталось лишь около 100 соборных и приходских храмов [приблизительно 0,22% от дореволюционного количества - примеч. автора]. На Украине сохранилось 3% из числа дореволюционных приходов. Во всей Киевской епархии в 1940 году оставалось два прихода с тремя священниками, одним диаконом и двумя псаломщиками, в то время как в 1917 году епархия насчитывала 1710 церквей, 23 монастыря, 1435 священников, 277 диаконов, 1410 псаломщиков, 5193 монашествующих". Однако, в связи с присоединением к СССР следующих территорий: Западной Украины и Галиции, Западной Белоруссии, Бессарабии, а также Эстонии, Латвии и Литвы число приходов Русской Православной Церкви многократно увеличилось. "К началу Великой Отечественной войны Русская Церковь имела около 4,5 тысяч приходов и 88 монастырей с более, чем 5000 насельников - почти все на западе страны" [1, С. 106-108].

Пережитые нашими народами 20-30-е годы справедливо характеризуют как период воинствующего атеизма. Но в годы Великой Отечественной войны ситуация изменилась. "По всей стране в православных храмах служились молебны о даровании победы... В приходах проводился сбор средств на нужды обороны, на подарки бойцам, на содержание раненых в госпиталях и сирот в детских домах... Всего на танковую колонну [имени Димитрия Донского] собрано было более 8 миллионов рублей". Среди них были и тайные пожертвования [1, С. 115]. Разоблачая антихристианскую сущность нацистской идеологии, Предстоятель Русской Церкви митрополит Сергий писал в пасхальном послании 2 апреля 1942 года: "Праздник Пасхи празднуем мы, а небо над нами все еще покрыто тучами. Но тьма не победит света, хоть бы на время и заслоняла его. Тем более не победить фашистам, возымевшим дерзость вместо Креста Христова признать своим знаменем языческую свастику. Не забудем слов - "Сим победиши". Не свастика, а Крест призван возглавить христианскую нашу культуру, наше христианское "жительство". В фашистской Германии утверждают, что христианство не удалось и для будущего мирового прогресса не годится. Значит, Германия, предназначенная владеть миром будущего, должна забыть Христа и идти новым путем. За эти безумные слова да поразит праведный Судия и Гитлера и всех соумышленников его". Русская Церковь развенчала "крестовый поход" фашистов, совершаемый якобы во имя Бога, для освобождения народов от большевизма, как антихристианский и бесчеловеческий [1, С. 114]. Патриотическая позиция Русской Церкви побудила Советское правительство к изменению религиозной политики. "Начали открываться приходы, закрытые в 30-е годы; многие из оставшихся живых священнослужителей были освобождены из лагерей и смогли возобновить служение в храмах. Возобновились архиерейские хиротонии... " [1, С. 120]. 4 сентября 1943 года в Кремле состоялась историческая встреча Предстоятеля Русской Церкви митрополита Сергия, а также митрополитов Алексия и Николая с Председателем Совнаркома И.В.Сталиным и его заместителем В.М.Молотовым. Фактическим итогом этой встречи стал новый порядок существования Церкви в СССР. Уже 8 сентября - через 4 дня после встречи в Кремле, состоялся архиерейский собор, на котором вновь было восстановлено патриаршество. Взаимоотношения Русской Церкви с Православными Церквами Востока приобрели более интенсивный и широкий характер. В сентябре 1943 года возобновилось издание "Журнала Московской Патриархии". 8 октября 1943 года был образован Совет по делам Русской Православной Церкви при Совнаркоме СССР. Церковь продолжила совершение архиерейских хиротоний. 10 ноября 1943 года было восстановлено молитвенно-каноническое общение между Русской и Грузинской Православными Церквами. Через покаяние стали возвращаться в Русскую Церковь раскольники обновленцы, григорианцы" [1, С. 121-126]. "Во всех епархиях продолжали открываться закрытые ранее приходы (с января по ноябрь 1944 года было открыто более 200 церквей); рукополагались пресвитеры и диаконы... В Москве открылись Богословский институт и Богословско-пастырские курсы". Новая религиозная политика государственной власти продолжалась еще около 15 лет после окончания войны. "В послевоенные годы были открыты тысячи новых приходов во всех епархиях, в особенности в Белоруссии и на Украине. В 1946 году Русская Православная Церковь имела 10544, а в 1949 году уже 14477 приходов. Церкви были переполнены тогда молящимся народом, особенно женщинами, потерявшими близких: мужей, сыновей, кормильцев, - исстрадавшимися от непомерно тяжелой жизни, от многолетних духовных лишений. В Церкви эти страдалицы искали и находили утешение" [1, С. 133-149]. После смерти Сталина, во время оттепели из лагерей стали возвращаться амнистированные и реабилитированные, в том числе священнослужители, архиереи. "В середине 50-х годов был значительно увеличен прием во всех существовавших тогда 8 духовных семинариях Русской Церкви. Большим событием церковной жизни явилось предпринятое в 1956 году, впервые после восстановления Патриаршества, издание Библии на русском языке. В том же году вышел отдельным изданием Новый Завет. В 50-е годы продолжало расти число молящихся в православных храмах. Городские храмы были переполнены... Правда, решительное большинство среди прихожан составляли женщины, не только пожилые, но и те, чья молодость пришлась на тяжелые предвоенные, военные и послевоенные годы. Среди верующих преобладали люди малообразованные, но связь с Церковью сохраняла и часть старой интеллигенции. Новая интеллигенция, получившая образование в советских вузах, в 50-е годы, почти была отчуждена от Церкви" [1, С. 152-154].

"В 1958 году в идеологической обстановке в нашей стране обнаружились явления, которые чреваты были осложнениями взаимоотношений между Церковью и государством. Политическая программа Н.С.Хрущева, не чуждая утопического прожектерства, включала в себя и борьбу за "преодоление религиозных пережитков капитализма" в сознании советских людей. В печати усилились нападки на Христианство... Ожесточилось давление прежде всего на Русскую Православную Церковь, объединявшую большую часть верующего населения страны". По всей стране началось закрытие церквей, причем это делалось "под разными предлогами: то потому, что церковь была открыта в войну на оккупированной территории по разрешению немецких властей, то из-за того, что вблизи храма расположена школа, или под предлогом, что церковь мешает движению транспорта. В Кировской епархии из 75 православных приходов, существовавших в 1959 году, к 1964 году осталось всего 35; 7 деревянных церквей было разобрано, одна каменная, в епархиальном городе, взорвана; в остальных 32-х - богослужебные книги и иконы были сожжены, сами храмы разорены дотла. В Московской епархии с 1959 по 1963 годы закрыто было более половины церквей... Особенно тяжко пострадали Белоруссия, Украина, Молдавия. В Днепропетровской и Запорожской епархии в 1959 году было 285 приходов, а к 1961 году осталось всего 49 [17 % - примеч. автора]... Всего по стране за время хрущевских гонений была закрыта почти половина приходов. В 1959 году Русская Церковь насчитывала около 14 тысяч приходов, в 1961 году число приходов сократилось до 8 тысяч (к 1966 году сохранилось 7523 прихода). Соответственно уменьшилось и число служащих священников и диаконов. К 1961 году оставалось лишь 8252 священника и 809 диаконов; к 1967 году - 6694 священника и 653 диакона. Сокращался прием в духовную семинарию. В конце концов 5 семинарий [из 8-ми - примеч. автора]: Ставропольская, Саратовская, Киевская, Луцкая, Жировицкая - были закрыты. В 1959 году Русская Церковь имела 47 монастырей, а к середине 1960-х годов осталось только 16; число монашествующих сократилось к этому времени с 3 тысяч до примерно полутора тысяч. Особенно тяжелым ударом по Церкви явилось закрытие в 1963 году древней святыни Руси - Киево-Печерской Лавры, в пещерах которой находятся мощи великого сонма святых угодников, на поклонение которым ежегодно стекалось до полумиллиона паломников. Предлогом для закрытия ее послужила необходимость ремонта и реставрации. Лавра была временно закрыта на ремонт, но реставрацию ее не начинали, храмы и пещеры оказались в угрожающем состоянии как раз после прекращения в ней богослужений и ухода из монастыря монахов. Предпринята была попытка закрыть и Почаевскую Успенскую Лавру, но насельники обители во главе с настоятелем архимандритом Севастианом сумели ее отстоять... Решительное отличие хрущевских гонений от тех, которые обрушились на Церковь в 20-е и 30-е годы, заключалось, однако, в том, что они прошли без кровопролития и почти без арестов. Под суд было отдано, правда, несколько священнослужителей, которые обвинялись, как правило, в финансовых преступлениях, чаще всего связанных с неуплатой или недоплатой налогов" [1, С. 155, 160, 161].

В середине 60-х годов произошли благоприятные перемены в положении Русской Церкви внутри страны, начало которым было положено отставкой Н.С.Хрущева 14 октября 1964 года. "Пришедшее к управлению страной более трезвое руководство, осознавая утопичность многих проектов Хрущева, встало на почву реальности и в своей политике по отношению к верующим, которые по-прежнему составляли значительную часть населения страны. Массовое закрытие религиозных общин, в том числе и православных церквей, было прекращено. Но церкви, закрытые в годы хрущевских гонений, за все 20 "застойных" лет не были возвращены верующим. В связи с массовым оттоком сельского населения в город, некоторые сельские приходы теряли прихожан и закрывались; в то же время возможности для открытия новых приходов в городах, население которых стремительно росло, оставались крайне затруднительными. За вторую половину 60-х годов число православных приходов убавилось с 7523 в 1966 году до 7274 в 1971 году" [1, С. 165]. "К концу 60-х годов, когда уходило из жизни поколение людей, чья юность пришлась на дореволюционные годы; заметно уменьшилась в сравнении с послевоенным десятилетием и посещаемость храмов прихожанами. Снизилось число крещений. В России среди молящихся в церквах решительно преобладали теперь уже пожилые женщины. Состарились те, кто вернулся в Церковь в военные и послевоенные годы, а приток молодых людей в Церковь почти иссяк; обращения были немногочисленными, в основном в среде столичной интеллигенции" [1, С. 169]. "В первой половине 70-х годов церковная жизнь оставалась относительно стабильной и протекала без особых потрясений, подобным тем, которые выпали на ее долю десятилетие назад. В результате продолжающейся миграции сельского населения в города некоторые сельские приходы прекратили свое существование, а новые храмы в промышленных городах открывались исключительно редко. За пять лет с 1971 по 1976 года число приходов Русской Церкви сократилось с 7274 до 7038..., в 1981 году Русская Православная Церковь насчитывала 7007 приходов. Продолжала оставаться серьезной кадровая проблема: сказалось резкое сокращение числа учащихся в семинариях в начале 60-х годов. С 1971 по 1975 года число священников убавилось с 6234 до 5994, а диаконов с 618 до 594... Снизился образовательный уровень духовенства. Богословское образование имела лишь половина духовенства. Почти половина священнослужителей не имела общего среднего образования... Несмотря на то, что посещаемость храмов снизилась, так как большинство населения страны стало составлять поколение, воспитанное вне Церкви, более частыми становились случаи религиозного обращения людей, выросших в атеистических семьях, значительно выросло число крещений взрослых людей, особенно в больших городах. Средний возраст прихожан начал снижаться..." [1, С. 187]. Из доклада Патриарха Пимена: "На основании выборочных сведений, полученных в результате социологических исследований, можно считать, что число сознательных верующих в конце 1970-х годов составило примерно 30-40 миллионов. Крещенных по православному обряду было больше 100 миллионов. Умножение числа новообращенных, главным образом из среды столичной и городской интеллигенции, свидетельствовало о том, что влияние Церкви на общество не сойдет на нет, как надеялись ее недруги, после того как уйдет из жизни поколение, получившее традиционное воспитание, потому что, в отличие от политических, философских, социальных идеологий с их земным происхождением и земными горизонтами, христианское вероучение неотмирно и укоренено в вечности" [1, С. 188]. "В результате частичной нормализации взаимоотношений между государственными органами и Церковью на рубеже 70-х годов появились возможности для увеличения числа учащихся духовных школ. За десятилетие, с 1975 по 1985 года, оно выросло почти в два раза - с 750 до 1200. В 1976, 1979, 1983 годах Московская Патриархия выпустила Библию, общим тиражом 300 тысяч экземпляров" [1, С. 190].

С началом "перестройки" для Русской Церкви открылись новые возможности. "Самой серьезной проблемой, начиная с 60-х годов, было недостаточное количество приходов, которое не соответствовало числу членов Церкви. В 1986 году Русская Православная Церковь имела 6794 прихода [выше указывалось, что в 1928 году Русская Православная Церковь имела более 30 тысяч приходов, что составляло 2/3 от дореволюционного количества - примеч. автора]; с 1981 по 1986 года их число уменьшилось на 213, но в 1987 году впервые после середины 50-х годов количество их начало возрастать, а в 1988 году было открыто уже более тысячи приходов; этот процесс продолжался и в 1989 году, в конце которого число православных приходов приблизилось к десяти тысячам... Русской Православной Церкви были возвращены монастыри: Толгский - в Ярославской епархии, знаменитая Оптина пустынь - в Калужской, древняя святыня Руси - Киево-Печерская Лавра. 29 монастырей открылось в других епархиях: Московской, Рязанской, Ивано-Франковской, Курской, Кишиневской, Львовской. В 1988 году был увеличен прием абитуриентов в семинарии. В Смоленске в том же году открылось первое межепархиальное духовное училище. Вслед за ним духовные училища были открыты в Кишиневе, Чернигове, Ставрополе, Минске, Новосибирске. В 1989 году открылись новые семинарии: Киевская, Тобольская и Минская. В некоторых приходах начались внебогослужебные катехизические занятия с верующими: появились первые воскресные школы. Церковные деятели получили наконец широкий доступ к средствам массовой информации - в печать, на радио и телевидение: они стали участвовать в общественном диалоге по проблемам, волнующим людей: о нравственном состоянии общества и путях его оздоровления, о культурном наследии, по национальному вопросу, о проблемах сохранения мира. Архипастыри и пастыри встречаются с общественностью в клубах, домах культуры, их приглашают в институты и школы.

Важнейшим событием 1988 года явилось празднование 1000-летия Крещения Руси. Генеральная Ассамблея ЮНЕСКО призвала отметить "1000-летие введения Христианства на Руси как крупнейшее событие в европейской и мировой истории и культуре" " [1, С. 192-193]. На юбилейных торжествах по случаю празднования 1000-летия Крещения Руси Патриарх Московский и всея Руси Пимен произнес речь, отрывок из которой мы приводим:

"Настал час великого торжества Русской Православной Церкви. Соборной молитвой мы полагаем начало празднованию 1000-летия Крещения Руси. Ныне Церковь Христова призывает нас к прославлению святых, от века угодивших Богу. Ныне во всех православных храмах мира вспоминаются имена тех, кто, по слову апостола Павла, "верою побеждали царства, творили правду..., умирали от меча, скитались в милотях и козьих кожах, терпя недостатки, скорби" (Евр. 11, 33, 37). Церковь Единая Святая Соборная и Апостольская является тем путеводителем ко спасению жизни Вечной, которым взошли на Небо сонмы святых, от века Богу угодивших, взошли и соотечественники наши вслед за равноапостольными княгиней Ольгой и князем Владимиром, который "землю Русскую крести... и насади веру во Единосущную Троицу..." Христианство было тем руслом, по которому потекла в древнерусскую землю культура самой развитой цивилизации того времени - Византии. Эта культура попала на благодатную почву...

И ныне мы вспоминаем тысячелетний путь жертвенного служения Русской Православной Церкви и вместе с тем свидетельствуем, что она, как и прежде, не ослабевает наставлять чад своих на путь духовного совершенствования, утверждения в нашем едином земном доме Богом установленных заповедей, определяющих наши отношения ко всем дальним и близким (Еф. 2, 17), братьям и сестрам нашим..." [1, С. 194].

На этом советский период истории фактически подошел к своему концу и официально завершился распадом СССР в 1991 году.

В завершение приведем статистику за постсоветский период. На 2003 год даются такие цифры: "В последнее десятилетие количество приходов Русской православной церкви резко возросло. Как следует из цифр, приведенных отделом внешних церковных связей Московской патриархии, сегодня насчитывается 130 епархий (для сравнения: в 1989 году было всего 67), более 22 тыс. приходов (в 1988 году было 6893), 569 монастырей (против 18, действовавших в 1980 году). Почти на каждом заседании Священного синода утверждаются новые приходы. Причем не только на канонической территории РПЦ, но и за рубежом, в 42 странах от Польши и Балтики на западе до Аляски и Калифорнии на востоке, от Мурманска и Камчатки на севере до Причерноморья, Кавказа, Средней Азии и Китая на юге. Среди первоочередных целей распространения православного христианства на запад и на восток называются возрождение миссионерского служения и сохранение духовного, культурного и языкового наследия русских эмигрантов. Недавно же произошло два знаковых события в церковной жизни РПЦ. Началось строительство православного собора в столице католического мира Риме, а также был заложен камень в сооружение первого православного храма на Корейском полуострове" [2].

По Украине приведем отдельную статистику, поскольку Украинская Православная Церковь (УПЦ), ранее входящая в состав Русской Церкви, в октябре 1990 года получила от Московского Патриархата независимость и самостоятельность в управлении. УПЦ на конец 2000 года сохранила около 8 тысяч приходов на юге и востоке страны. Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) отобрала у УПЦ и на конец 2000 года имела порядка 600 приходов, Украинская православная церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) отобрала и на конец 2000 года имела порядка 2 тысяч приходов [3, 4].

Литература

[1] История Русской Православной Церкви 1917-1990. Учебник для православных духовных семинарий. Московская Патриархия, Изд. Дом "Хроника", 1994.

[2] "Православие без границ".

http://www.vremya.ru/2003/179/13/80971.html.

[3] Православная Энциклопедия, т. 3: "Архиерейский собор Русской Православной Церкви 31 марта - 5 апреля 1992 г."

http://www.sedmitza.ru/index.html?sid=85&did=101.

[4] А. Щипков ("Радио России"), Дж. Фейган (Кестон Институт).

http://www.21v.ru/newspaper/?issue=3&article=07.

Составитель В.Ю.Скосарь, апрель 2006 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк) Л.Свадьбина "Секретарь старшего принца 3"(Любовное фэнтези) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) И.Воронцов "Вопрос Времени"(Научная фантастика) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) С.Росс "Апгрейд сознания"(ЛитРПГ) Е.Шторм "Мой лучший враг"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Академия драконов"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Василенко "Стальные псы 5: Янтарный единорог"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"