Сковорода Петр: другие произведения.

Тропа Шамана. Изгиб 6. Мы пойдём другим путём

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 4.65*40  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗАВЕРШЕНО

    Завершено
         Крик души. Две ночи подряд не удалось толком заснуть из-за того, какую концовку Маханенко написал к своей 5-й книге "Шахматы Кардамонта".
    Все права на персонажей принадлежат Василию Маханенко и Дмитрию Синице

    Махан возвращается в Барлиону. Ни кровавой драмы, ни слёзного возвращения в объятья любимой не предвидится.

    Это пародия, не ставящая задачи превратиться в серьёзное произведение. Прошу таковой её и воспринимать.
    Огромное спасибо товарищам Злыдень, лол и AlexTim за то, что поддержали превращение отдельноко гротескного эпизода в полноразмерный проект. Собственно, спасибо всем, кто читал и писал комментарии.



Глава 1. Реабилитация
Глава 2. Крий
Глава 3. Гробница
Глава 4. Бастард
Глава 5. Франкенштейн
Глава 6. Трилистник
Глава 7. Предвестник
Глава 8. Дела земные
Глава 9. Армардский закат
Глава 10. Заботы небесные
Глава 11. День рожденья
Глава 12. Увядшие помидоры
Глава 13. Хокку, танка и бронетранспортёр
Глава 14. Назад в люди
Глава 15. Чужие
Глава 16. Дерево Мира
Глава 17. Пигмалион
Глава 18. Последний бой
Глава 19. Создатель



  

Глава 1. Реабилитация

  Открыв глаза, я ещё некоторое время смотрел на непонятную белую поверхность подо мной. Похоже, с момента моего последнего пробуждения капсулы сильно изменились, и я лежал лицом вниз. Странно было, что крышка капсулы давила мне на спину, а снизу наоборот меня ничто не поддерживало. Судя по всему, все катетеры, по которым в меня поступала пища и воздух и по которым отводились бракованные материалы, были убраны до моего пробуждения, а то я натерпелся бы...
  Пластиковая поверхность передо мной откинулась в сторону, я увидел потолок и понял, что падаю прямо на него. Я заорал.
  ― Пи-пи-пи! Пи-иии-и!
  Это, что, я теперь так ору? Полежав ещё минуту, я понял, что потолок всё-таки с той стороны, где верх, но вот мой вестибулярный аппарат изрядно поломан. Борясь с тошнотой и страхом, что я сейчас упаду на поверхность, покрытую трещинами и водоэмульсионной красочкой, я поднялся и сел. Конечно, это оказалось не так просто. Вместо туловища в воздухе оказались мои ноги, а сам я так и висел над потолком, подпирая спиной капсулу.
  ;У Шамана Три Ноги...;
  Я сделал ещё попытку, на этот раз тщательно контролируя, что именно и куда двигается. Пять минут ― и я уже сижу вниз головой, борясь с головокружением. Вдруг меня оглушили аплодисменты, свист и улюлюканье. Я огляделся. Капсула стояла посреди небольшого зала, а вдоль стен были расставлены стулья, умещавшие на себе около трёх десятков офисных работников. Один из них вскочил, и я узнал в нём Игоря.
  ― Махан, привет! Поздравляю с выходом из капсулы! Не обращай на нас внимания! ― он обернулся к коллегам: ― Товарищи, пять минут двадцать секунд. Кто у нас ставил на пять двадцать? Пухлый юноша с жиденькими усиками поднял руку. ― Так, банк отходит Джону Маккейну.
  Пышный хвост из-за плеча...
  Я покрутил головой, пытаясь поймать равновесие, а потом задал вопрос:
  ― А, сто, помогать мне никто не будет?
  Игорь вздрогнул и обернулся:
  ― А, Махан, ты ещё здесь? Давай-давай, иди отсюда, не видишь, люди работают!
  ― А леабилитасыя? ― заплетающимся языком спросил я.
  ― Какая реабилитация, Махан? ― спросил Игорь. ― Ты теперь ― свободный человек. Деньги есть? Нет? Тогда ― сам, всё сам!
  Он ползёт себе куда-то...
  Стиснув зубы, я осторожно поднял одну ногу к полу. Потом ― другую. Я ― космонавт! Я ― почти Гагарин! Как в магнитных башмаках по корпусу огромного космического линкора, сделал шаг, ещё один... ещё. Такой маленький шаг для человечества, но такой большой для Шамана Махана. На пятом или шестом магниты на башмаках перестали работать, и я взлетел носом к полу. Игорь радостно вытащил из кармана рулетку и замерил расстояние до капсулы:
  ― Три метра шестьдесят восемь сантиметров! Кто сделал самую близкую ставку? А, Кариночка! Получи! ― и он вручил толстую пачку купюр страшненькой крыске в очках. Игорь присел, чтобы меня подбодрить: ― Не волнуйтесь, Дмитрий, санитары сейчас придут. Задержались, просто! ― и улыбнулся так, что я почти даже поверил, что он к этой задержке не имеет ровным счётом никакого отношения.
  Сзади бубен волоча...
  
  ***

  Реабилитация давалась мне нелегко. Пара пацанов, вышедших позднее, уже вовсю лазали по горке и катались с неё, а я всё ещё не мог полностью собрать пирамидку. Сосед Сеня, вместе со мной собиравший башню из кубиков, вдруг подозрительно запах и скривился.
  ― Маль Иванна, Маль Иванна! ― стал он звать на помощь. ― Я покакай!
  ― Ути бозесь ти мой! ― всплеснула руками нянечка, двухметровая валькирия или, скорее, орчиха, которая, по моему мнению, легко могла бы зашибить Крия одним щелбаном, поспешила на помощь. Сеня привычно отвалился на спину, стукнувшись о мягкий пол голубым шлемом с рюшечками и подняв ноги в воздух. Мариванна  подложила клеёнку, расстегнула подгузник, потом, одной рукой взяв Сеню за лодыжку, приподняла его, вытащила подгузник, влажными салфетками из одного кармашка вытерла лишнее, посыпала сверху присыпкой, появившейся из другого кармашка, опустила его на новый памперс и ловко застегнула. Семён Петрович, в прошлом проворовавшийся главбух крупного предприятия, радостно запускал пузыри:
  ― Гы-ы-ы-ы!
  ― Ой, у кого тут слюнки текут? А вот мы тебе сосу дадим! ― и нянечка, ловко утерев слюни освобождённому, вставила ему в рот огромную пустышку. Строго поглядев на меня, она сказала:
  ― Кто не построит башню, сливового пюре не получит! Одна каша будет!
  Как же меня достала эта манка! Высунув язык, я взялся прилаживать кубик на верх строения, стараясь при этом всё не обрушить. Мимо, с трудом сохраняя равновесие и осторожно перебирая непослушными ногами, прошёл Ваня с ведёрком и лопаткой, которой он при этом размахивал во все стороны. Пока я подозрительно следил за лопаткой, естественно, он ведёрком задел моё строение, превратив его в груду деревянных блоков. Как ни в чём не бывало, эта скотина забралась в песочницу и стала лопаткой насыпать песок в ведёрко. Мне захотелось плакать:
  ― Маль Иванна! ― дрожащей от напряжения рукой я показал ей на башню. ― Ванька басню съямай!
  Нянечка, что-то рисующая мелками с Андрюшкой, подняла голову:
  ― Ничего страшного, собирай опять! ― она меня, похоже, не любит! Я решительно встал на четвереньки, подобрался к Ваньке и, отобрав у него ведёрко, высыпал ему на голову. Потом отобрал лопатку и начал молотить его по шлему, приговаривая:
  ― Не ямяй басню! Не ямяй басню!...
  На этом месте я проснулся. Было светло ― похоже, утро ― и спать мне уже не хотелось ― как, впрочем, и лежать. Только я приподнялся на постели, как тихонько запищал будильник. В прошлой жизни, как я про себя называю свою жизнь до того, как я стал Маханом, я обычно просыпался вовремя и без будильника, и вот и это умение ко мне вернулось. Почему ― про себя? Потому, что штатный слухач, как называют его освободившиеся, услышав это вслух, сказал, что у меня большие проблемы и поставил мне запрет на появление в Барлионе, как минимум, на четыре недели. То есть, Гробницу мне можно забыть.
  Реабилитация давалась мне нелегко. Не, вся эта чушь про ясли, песочницу и подгузники, которая мне приснилась, не имела к реальности никакого отношения. Земля и небо поменялись местами минут через десять после того, как я вылез из капсулы, и я сразу смог нормально ходить; проблем с перистальтикой и прочим не было никаких. Выглядел я, ― субъективно, конечно, ― помолодевшим и отдохнувшим, мышечная масса тела поднялась процентов на тридцать, а жировая ― упала, так что теперь я смотрелся вполне неплохо. Впрочем, все освободившиеся имели такой вид ― сбалансированное питание и существенные физические нагрузки посредством встроенных в капсулу электростимуляторов сделали своё дело. Пара встреченных товарищей, так вообще, легко посрамила бы Арнольда в годы его спортивной славы.
   Сильно бесило отсутствие менюшек и указателей. Местная мода ходить в одежде вместо доспехов. При встрече с незнакомым человеком нужно было спрашивать его имя, поскольку ни полоски здоровья, ни ника над ним не было написано. Блеклые краски, унылая обстановка выводили из себя и вгоняли в депрессию. Хотя, я, по-видимому, был исключением, поскольку мне реально удалось вырваться с Прика задолго до моего возвращения в реал. Те же, кто много лет пахал на рудниках, наоборот, восторгались красками и окружавшими людьми. Вообще, такое ощущение было, словно попал на другую планету, чужую и недружелюбную. До боли не хватало Дракоши и Вилтракса, моего кресла-качалки и Золотой Подковы. И, конечно, тупой болью в каждой клеточке тела отдавалась Настя. Я очень быстро заставил себя не думать о человеке, и осталась одна лишь боль, которая преследовала меня постоянно.
  
  Что в имени тебе моём?
  
  Её имя вонзалось в голову сотнями раскалённых иголок, вгрызалось акульими челюстями в сердце, сдавливало грудную клетку и высушивало дыхание. Нечаянно всплывший в голове образ приводил меня в состояние берсерка ― я готов был крошить камень кулаками и пробить стену головой, и при этом мне было совершенно всё равно, буду ли я жить. Первые несколько дней при одной мысли о Барлионе, где я её встретил, приводила меня в неистовство, граничащее с умопомешательством...
  После завтрака я провёл три часа в спортзале. Сначала мы поиграли в футбол, потом все растеклись по интересам. Я ― сначала в бассейн, а потом ― в качалку. Игра в Барлионе очень быстро приучает тебя дорожить имеющимся ресурсом, а моё изрядно поздоровевшее тело как раз таким ресурсом мне и виделось. А что, не сложится жизнь ― в стриптиз пойду! Умотавшись до звёздочек в глазах, я принял душ и направил стопы свои к слухачу.
  В первый раз, когда я пришёл по направлению к Аристарху Витольдовичу, я был неприятно поражён той фамильярностью, с которой молодой розовощёкий ассистент Светила, ― не иначе, ― закинул ноги на стол, нагло усевшись в кресло начальника. Ассистент же, игнорируя моё раздражение, принялся болтать ни о чём, ― кстати, тогда я и допустил оплошность, произнеся слова прошлая жизнь, ― а через сорок пять минут, когда время визита вышло, неожиданно принял серьёзный вид и напечатал несколько строчек в мой обходной лист. С тех пор неприязненное отношение к нему у меня так и осталось.
  Сегодня мы общаться не стали. Я думал о своём, то есть, в данный момент о временно чужом, и о том, как оно опять станет моим. Строил наполеоновские планы. В смысле, как мне стать Императором. Витольдыч хмуро разглядывал меня, но раскрывать рот по-прежнему отказывался. Так мы и просидели сорок минут, что сделало его слова ещё более неожиданными.
  ― Вы не думайте, что я вам доступ в Барлиону из-за ваших слов зарубил, ― услышав человеческую речь, у чуть не подпрыгнул на стуле, мысленно комкая и разминая один из наполеоновских планов, чтобы бумага мягче стала, и одновременно готовясь к переходу в фазу кирпичного завода. ― У вас энцефалограмма стала аномальной за две недели до вашего освобождения. Не случись вам выйти самостоятельно ― мы в любом случае вас бы вытащили.
  Он что-то ввёл в компьютер с виртуальной клавиатуры, а потом достал из стола какой-то жетон с зелёным кружком на нём и протянул мне:
  ― Вот пропуск. Если почувствуете, что вам нужна помощь ― приходите!
  Реабилитация была окончена. Собравшись и подмигнув на прощанье погрустневшей санитарке Машеньке, я отправился на выход.
  

◅─◈─▻

  Я, всё-таки, недооценил этот мир. Конечно, сразу после выхода из игры он и казался скучным и не столь выразительным, но потом я вдруг начал подмечать всё больше деталей, на которые я раньше ни в реале, ни в игре не обращал внимания. Редкие островки пыли на не совсем идеально ровном асфальте, какая-то мелкая мошка, вьющаяся над клумбой, источающей вверх едва заметные тёплые потоки воздуха, весь воздух как-то дрожит и трепещет. Бегущие по небу облачка нечаянно меняют уровень освещенности, свет бликует на листве, траве, зданиях, автомобилях и прохожих, и создаётся ощущение, что попал в гигантский калейдоскоп, только вместо перелива ярких красок здесь ― игра полутонов, ещё более очаровывающая и завораживающая...
  Вот они, вот чего мне не хватало! Не обращая внимания на влагу на свежеполитой травке газона, я напрямик рванул к трём берёзкам посреди зелени, в последнем рывке чуть не прыгнув на них, обнимая и прижимая к сердцу каждую. Ну, почему в Барлионе нет берёзок?
  Вместе со мной из реабилитации выходило ещё несколько бывших коллег по цеху. Моя шаманская чуйка вдруг сработала в реале, предложив мне устроить небольшой маскарад на выходе. Как оказалось, некоторые товарищи тоже были не в восторге от перспективы быть узнанными и помогли мне сагитировать остальных. В результате, все мы упаковали цивильное в выданные мешки, а сами остались в робах. Нет, тюремных роб здесь не было, да и быть не могло ― все присутствующие уже освободились, и робы принадлежали реабилитационному центру. Однако, полтора десятков накачанных мужиков в одинаковой одежде с одинаковыми стрижками походили на деревянное воинство Урфина Джюса, и выделить кого-либо из этой компании, особенно в свете того, что за редким исключением вроде меня большинство провело в капсуле не менее двух лет, было достаточно сложной задачей, особенно для молодой особы, которая меня до этого видела дважды ― в первый раз в полутьме вечеринки и с мартинькой, приятно булькающей в животе, а во второй ― сильно бледного в зале суда. В общем, я спокойно прошёл, только что не коснувшись плечом пристально выглядывающей меня в отряде реабилитированных Марины, не вызвав даже взгляда в свою сторону. И правильно, где заботливо выращиваемое админское пивное брюшко, я вас спрашиваю! Где свитер, чёрт возьми?!!
  Домой мне было идти чуть не через весь город, но было два но. Первое состояло в том, что городок наш не очень большой, километров пять из конца в конец, и предвкушение столь незначительной физической нагрузки меня не пугало, а наоборот создавало мне благодушное настроение. Второе же заключалось в том, что я целый год не видел всего этого, и теперь, когда я как будто вернулся из командировки на другую планету, ностальгия по родному краю охватила меня целиком. Я достал из пакета рюкзак, с которым меня и упаковали в своё время, засунул в него остатки пожиток, закинул рюкзак на плечи и ленивой рысцой побежал к дому.
  По дороге я сделал две остановки ― мне нужно было активировать городские коммуникации у себя в квартире, то есть электричество, водопровод, канализацию и вывоз мусора, и нужно было запастись продуктами хотя бы на первое время. В темпе проделав и то, и то в ближайшем к дому продмаге, я уже с изрядно набухшим и потяжелевшим рюкзаком ввалился к себе в квартиру. После того, как я прижал большой палец к дверному замку и начал вводить код доступа, раздался едва слышный свист, с которым автоматика разгерметизировала и продувала помещение. Ещё несколько секунд ― и дверь услужливо распахнулась, окончательно возвращая меня в мою прошлую жизнь. Странное, однако, ощущение. Всё такое чужое и такое своё...
  На столе стоял компьютер, но я лишь погладил тонкий корпус монитора, откладывая включение своего рабочего инструмента на завтра. Я поужинал, потом дошёл до ближайшего садика и там отжимался и делал наклоны вперёд, пока звёзды не воцарились окончательно на небосклоне. Тогда я упал на траву лицом к ним и стал ждать своего шанса. Большинство орбитального мусора, включая архаичные спутники связи, давно было вычищено и утилизировано, так что если я увижу падающую звезду на небосклоне, то это будет действительно падающая звезда, а не очередная неудачная попытка человечества прорваться к звёздам. Ждать пришлось долго, я весь уже остыл и начал постукивать зубом о зуб, когда она таки появилась. Потянувшись к ней одной лишь мыслью, я попросил:
  Дай мне возможность снова зажить в мире с собой!
  Мне показалось, что звёздочка согласно мигнула мне в ответ.
  

◅─◈─▻
  Уважаемый Дмитрий!

  Корпорация Барлиона заинтересована в продолжении плодотворного сотрудничества с Вами. Принимая во внимание возможные трудности материального характера с Вашей стороны с доступом в Барлиону, мы готовы предоставить Вам капсулу премиум класса и пентхауз в городе С неподалёку от штаб-квартиры Корпорации при условии, что, как минимум, в течение года Вы с использованием принадлежащей Вам учётной записи ?00041415926535897932 Махан будете проводить, как минимум, 56 часов в неделю в виртуальном мире Барлионы. Капсула будет предоставлена Вам на безвозмездной основе, а квартира ― в пользование с правом выкупа в любой момент по себестоимости. Подробности в Вашими обязательствами и обязательствами Корпорации ― в прилагаемом договоре, уже подписанном президентом Корпорации.
  Также, на этот период Корпорация предлагает Вам бесплатно штатного юриста, услуги которого будут доступны Вам в любой момент и не только в игре. С ним же Вы можете обсудить и подробности договора.
  С нетерпением ждём Вашего согласия,

  Отдел Маркетинга и Развития Корпорации Барлиона

  
  Похоже, что-то я такое разбудил в этом тихом омуте, если Корпорация, фактически, предлагает мне работать на них, предоставляя личную капсулу и служебную квартиру. И естественно контракт на таких условиях, что волей-неволей я деньги вынужден буду зарабатывать сам. И что делать? Отказаться ― и окончательно запороть несколько квестов, поскольку на нормальную капсулу я буду грузить уголь ещё пару лет? Или согласиться и попасть на невозможность, к примеру, сделать рерол? Впрочем, я это для виду перед собой выделываюсь, а так мне всё понятно. Хоть это и игра, но Ренокса спасать надо, да и к Элуне я уже привязался.
  
  Дмитрий, привет!

  Моё начальство внезапно обнаружило, что за прошедший год прирост выручки оказался выше ожидаемого. После тщательного анализа выяснилось, что основным фактором, приведшим к этому несоответствию, оказалось Ваше присутствие в Барлионе. Таким образом, Корпорация очень заинтересована в привлечении Вас обратно в игру, причём именно как Шамана Махана. По организационным вопросам, пожалуйста, не стесняйтесь тревожить меня в любое время суток.

  С уважением,
  Игорь

  
  Интересно, стоит ли мне торговаться с Корпорацией, если они меня так уговаривают? Рост прибыли на пусть даже процент больше ― это сколько в денежном эквиваленте? Следующее письмо заставило меня надолго задуматься.
  
  Дмитрий, приветствую! Я тот, кого ты привык называть Растяпа...
  
  Ой, вы други мои, други верные!
  Ой, вы други мои, други славные!

  Я открыл описания персонажей, доступные для всех, и принялся рассматривать своих закадычных друзей. Разбойник, управленец и ремесленник. Интересно, зачем Растяпе так нужно моё присутствие в Барлионе?
  
  Игорь, привет!

  Я готов принять щедрое предложение Вашего начальства, но с двумя условиями.

  С уважением,
  Дмитрий

  
  Вот, интересно, примут ли они мои условия, даже не зная о них?
  
  Уважаемый Дмитрий!

  Корпорация Барлиона с удовольствием согласится на Ваши условия. Просмотрите, пожалуйста, присланный Вам ранее контракт, и вы обнаружите, что Ваши условия в нём уже учтены.
  С нетерпением ждём Вашего согласия,

  Отдел Маркетинга и Развития Корпорации Барлиона

  
  Бегло просмотрев контракт, я лишь хмыкнул. Неужто я настолько предсказуем? Я поставил свою подпись, дату и отправил контракт восвояси. Почти сразу мне пришли два письма:
  
  Здравствуйте, Дмитрий!

  До меня дошёл слух, что Вы собираетесь воспользоваться экспериментальной моделью капсулы, способной обеспечить постоянное врачебное наблюдение и первую медицинскую помощь. В связи с этим я даю Вам своё разрешение на вход в виртуальную реальность, но только в случае, если Вы авторизуете меня для мониторинга медицинской аппаратуры Вашей капсулы. При принятии решения помните, что я давал клятву Гиппократа, и что Большой Брат следит за Вами.

  С уважением,
  Ростиславский Аристарх Витольдович, профессор, д.м.н.


  Здравствуйте, Дмитрий!

  Меня зовут Расторгуев Павел Леонидович, пожалуйста, обращайтесь ко мне либо Павел, либо по моему игровому имени Павел. Корпорация приписала меня к вам штатным аналитиком и консультантом по безопасности. В игре мой класс ― Жрец, текущий уровень ― 278. Полный доступ к моим статам у Вас будет, когда Вы войдёте в игру. Также, я бы рекомендовал Вам раскрыть мне и свои возможности, чтобы я знал, в расчёте на что планировать.
  Помимо этого, я понимаю, что у Вас имеется актуальная проблема, и я готов помочь Вам в её решении сей же час, если Вы позволите мне позвонить на Вам личный номер.

  С уважением,
  Павел

  
  Полчаса общения с Павлом принесли мне понимание того, что, во-первых, фениксовец Растяпа никоим образом не смог бы скачать видео, раскрывающее детали легендарного квеста, без разрешения лично от главы клана. То есть, Фениксам я нужен у Гробницы и ― прямо сейчас. Во-вторых, мы оба согласились, что Растяпа, скорее всего, с помощью Лейте, копает под Феникс, явно не желая оставлять меня единственным Лохом Барлионы.
  
  Уважаемый Дмитрий!

  Корпорация Барлиона поручила мне задание исключительной важности по содействию Вам в путешествии до города С, обустройству Вас на месте и ознакомлению с Вашей новой игровой капсулой. В любое удобное Вам время Корпорация предоставит Вам на выбор челнок, самолёт, снаряд монорельса либо скоростную яхту, чтобы обеспечить наиболее комфортабельное перемещение в кабине класса люкс к точке назначения. В прилагаемом каталоге Вы можете выбрать меблировку Ваших новых апартаментов комплексно или по пунктам. Не заботьтесь о том, чтобы сделать правильный выбор сразу. Если позже Вы пожелаете сменить часть обстановки или полностью, я от лица Корпорации буду рада помочь Вам.
  Буду счастлива получить от Вас весточку, как можно скорее.

  С уважением,
  Жоржетта

  
  Ах, Жоржетта! Ну его, этот город С!.. Отчего-то захотелось в Париж!
  

◅─◈─▻

  Конечно, я выбрал челнок. Никогда ещё не пользовался этим видом транспорта, да и в космосе побывать хотелось. Единственный минус был в том, что различие между классом люкс и третьим было лишь в количестве пассажиров, плавающих в амортизирующей жидкости. Если бы я выбрал, к примеру, самолёт, то вполне мог бы насладиться тремя часами неги в обществе небесных нимф в униформе стюардесс. Хотя при желании и жриц можно было бы пригласить ― насколько я понял, Корпорация готова была и подобные шалости с моей стороны поощрять самым щедрым образом.
  Я прибыл на концетратор, где меня всё-таки взяли в оборот нимфы, переодетые в стюардесс. Для начала меня усадили в тележку и на ходу дали выпить пару литров прозрачной жидкости, которая была настолько неотличима от воды, что я даже не сразу поверил, что это ― тот самый амортизатор. Потом меня усадили в просторную почти полностью прозрачную капсулу и провели короткий инструктаж. Смысл, в основном, сводился к тому, что, когда капсула начнёт заполняться, мне нужно буквально вдохнуть в себя амортизационную жидкость, которая как раз на этот случай включает в себя подавитель рвотного рефлекса. Дольше рассказывать, в общем. Через три минуты после того, как я прошёл двери концентратора, улыбающаяся красавица уже закрывала за мной люк, а капсула стремительно заполнялась прозрачной субстанцией. Я где-то читал, что вязкость амортизатора можно регулировать магнитным полем, и бортовой Искин капсулы, как раз, занимался управлением катушками, опоясывающими аппарат со всех сторон. Теоретически, капсула могла просто упасть из космоса, как камень, проделать ужасную дыру в земной поверхности, а человек внутри должен был уцелеть. Понятное дело, что на людях такие эксперименты никто не ставил.
  Как и обещали нимфы, заставить себя набрать полные лёгкие этой субстанции оказалось несложно. Заполняясь жидкостью, капсула уже двигалась по направлению к катапульте. Мне было прекрасно видно, как на стартовый стол передо мной помещались стекающиеся с разных сторон капсулы, замирали и, смазавшись, исчезали. Только лишь бросив взгляд вдоль уходящей в небо направляющей, можно было разглядеть стремительно ускоряющиеся силуэты разгоняемых до нескольких километров в секунду аппаратов. Вот, подошла и моя очередь. Капсула замерла, а потом ― едва заметный толчок, и я лечу, причём, как ни странно, даже вестибулярный аппарат не перегружен ускорением. Мистика какая-то! Шаманство!
  Скорость, с которой на меня надвигалась темнота неба с разгорающимися в нём звездами, начала уменьшаться, потом небесные светила застыли на несколько секунд и начали удаляться. Капсула постепенно окутывалась светящимися частичками ионизированного воздуха. Это было очень красиво. Учитывая, что сам аппарат был прозрачен, мне казалось, что я лечу в каком-то пузыре света. Когда это сияние уже стало напоминать, скорее, горение, включился ионный двигатель, выбрасывающий вперёд разогнанные частички становящегося всё более плотным воздуха. Земля опять заполнила собой всё пространство, звёзды совсем исчезли, а я внизу увидел огни мегаполиса, окружающего исторический центр города С. Двигатель отключился, а в небе раскрылся бутон небольшого парашюта, который под управлением бортового Искина нес меня к тормозной трубе. Ещё несколько секунд ― и капсула плавно начинает движение от посадочного стола в сторону, одновременно в темпе сливая  жидкость. Мне, конечно, нимфы говорили, что  одежда останется абсолютно сухой, а где-то даже ещё и вычищенной, но я так и не поверил, пока не смог самолично лицезреть, как перед самым открытием люка капсулы от меня во все стороны повалил пар, моментально исчезнувший где-то в складках вентиляционной системы. Ещё одна нимфа, улыбаясь, раздраила люк и дежурно спросила меня, понравилось ли мне путешествие. Какое путешествие? Восемь минут ― это не путешествие. Да я свиток телепорта из сумки дольше выковыривать буду! Кстати, где он?
  Удивительно, но мои маленькие нимфо-радости на этом не закончились. Нимфа небесная, нежно придерживая меня под локоть, ― чтобы не сбежал я из их цепких нимфо-лапок, ― передала меня нимфе земной. Или какие они там бывают? Лесные? Да ещё и не одной, а целой группе лесных нимф. Ко мне подошла явно их старшая, которая и возрастом своим студенческим явно выделялась на фоне вчерашних выпускниц. Ну, цветник! И всё это ― ради одного низкоуровнего Шамана? Не верю, ущипните меня кто-нибудь! Вот, Вы, девушка, к примеру!
  ― Здравствуйте, Дмитрий! Меня зовут Георгина, но я предпочитаю Жоржетта! ― щипать она меня не стала, но по-деловому протянула руку. ― Понравился ли вам наш корпоративный челнок?
  Корбен, Корбен, скажи что-нибудь!
  ― Э-ээ... Потрясающе! ― решил я блеснуть красноречием.
  ― Мы очень рады принимать вас в нашем городе. Позвольте представить мою команду, девушки помогут вам с первоначальным обустройством, чтобы вы ни в коем случае не испытывали ни в чём нужды, ― предводительница нимф повела рукой: ― Это Ева, Лиза, Муза, Жанна, Полина, Никола, Клара, Лора и Мария.
  ― Правда, что ли? ― я сделал попытку не сильно выпучить глаза, но они всё равно вывалились из орбит. ― Какое... необычайное разнообразие!
  Жанетта весело рассмеялась:
  ― Да нет же, я их специально выбирала по именам, ― я напел дурацкую песенку. ― Именно! ― подтвердила нимфа. ― Ну, пойдёмте? ― изящно двинув ручкой, она обозначила мне направление, но тут уже я пошёл на принцип, не позволив дамам пройти двери после меня. Если кто-то думает, что я попросту хотел провести визуальную экспертизу деловых качеств офисных работниц со спины... Хм...
  Честно говоря, подписываясь на пентхауз, я не представлял, что всё будет настолько запущено. Началось всё с отдельного ― персонального ― лифта с кожаным креслом и телевизором. Это навело меня на мысли, что лифт, очевидно, застревает каждый день, и без телевизора ― никак. К тому же, создалось ощущение, что, пожелай Жанетта... тьфу, Жоржетта! Пожелай Жоржетта нанять сотрудниц в три раза больше, то они всё равно без проблем смогли бы заниматься аэробикой в этом помещении. Скромненькая прихожая метров на пятьдесят, ступеньками спускающаяся в гостиную, которая с трёх сторон имела только окна во весь рост и пару дверей на обширную террасу. Терраса имела деревянный настил между цветочных клумб, шезлонги и столики, чтобы ноги не устали встречать рассвет, и японскую джакузи с одной стороны. При этом, она была ещё ниже уровня гостиной, почти не закрывая вида на город. Даже мои маленькие слабости были предусмотрены, и у одного из окон стоял весьма приличный телескоп для наблюдения за окнами соседей. А вы на шкаф залезьте!
  Зачем мне пять спален, я так и не понял. Добро бы, я был бедным студентом, постоянно приглашающим друзей на вечеринки в свой пентхауз, ― так нет же! Небольшой зал с тренажёрами и просторная комната с капсулой и компьютером с экраном во всю стену. А зачем мне тренажёры, если у меня капсула есть? Я шепнул свои соображения Жоржетте, и она сделала пометку у себя на ладошке, куда был спроецирован экран её браслетика. Муза долго выпытывала мои гастрономические пристрастия, после чего отправилась делать заказ, Лора-Лоретта томным голосом поинтересовалось, что на мне надето... То есть, что я обычно надеваю. В общем, выслушала мои пожелания по поводу гардероба. Лиза, увидев замешательство на моём лице, сказала, что согласно контракту Корпорация берёт на меня все расходы по переезду и обустройству, так что волноваться мне не о чем вплоть до истечения через месяц периода аккомодации. Ева провела меня на кухню и спросила, правильно ли они выбрали мне кофеварку. Ну, конечно же, правильно! Увидев это сокровище, я так растрогался, что даже полез обниматься к опешившей девушке. В холодильнике нашёлся подаренный поставщиком агрегата набор из пакетиков с зёрнами из разных стран мира, и я радостно принялся молоть суматрийский, одним глазом при этом поглядывая на кенийский, а другим ― на бразильский. Полина едва успела поймать на лету копи лувак, которым я запустил в сторону мусорного ведра. Когда я сказал, что она может его забрать себе, только бы я этого деликатеса больше здесь не видел, она чуть было сама не полезла ко мне обниматься. Следующие полчаса были проведены в компании снующих туда-сюда нимф за вдумчивой дегустацией кофе. Никола запротоколировала мои предпочтения и пообещала, что раньше, чем к утру они будут в холодильнике. Маша-Мариетта показала, как активировать двух роботов-уборщиков. Клара и Жанна всё это время путались под ногами у коллег, создавая праздничную суматоху. Наконец, все пожелания были учтены, комплименты запротоколированы, а котята ― утоплены. На выходе Иветта бросила на меня пару красноречивых взглядов, но я лишь с улыбкой развёл руками ― время не ждёт! Может, как-нибудь в другой раз. Не растерявшись, она украдкой прикоснулась к моему браслету, передавая номер телефона. Попрощавшись, весёлая компания покинула мою утлую лачугу. Я задумчиво стоял у зеркала, игнорируя пока не очень знакомого мускулистого и поджарого мужика с короткой стрижкой и лёгкой небритостью на щеках, который отвечал мне возмутительным невниманием к моей персоне. Где там моя капсула?
  

◅─◈─▻

  Хм... Задумать ― это, конечно, одно, а сделать, как оказывается, ― совсем другое. Только сев за компьютер, я понял, что быть под колпаком у Мюллера ― это верх свободы и либерализма. Причём то, что я официально согласился пользоваться оборудованием Корпорации, ничего не меняло. Улети я за пол мира и сядь за консоль в каком-нибудь интернет-кафе в фавелах Сан-Паоло, всё равно за мной через пять минут пришли бы вежливые, но неулыбчивые люди. Что у нас здесь? Логгер экрана и клавиатуры, троекратное резервирование логов в игре, Искин на расшифровку коммуникаций с внешним миром и визуальное наблюдение из во-он того домика в трёх километрах. Чтоб они все здоровы были! Я вздохнул. Придётся-таки распечатывать заначку. Одну из.
  Я засунул руки под подушку, лежащую у меня на коленях, и на ладони набрал на браслете заветный адрес. Через несколько секунд браслет пискнул, выдавая мне код подтверждения. Теперь он чист. Искин на том конце запустил заложенную мной программу и снёс логгер на браслете. Отлично. Для того, чтобы продолжить, экрана браслета мне должно было хватить, но светить его не было никакой возможности. Стоит безопасникам Корпорации заглянуть мне через плечо в тот момент, когда я буду занят, то ещё одного досрочного освобождения с рудников мне уже не видать, как бы того не желал Пронто. Я свернул экран, подхватил со стола глянцевый журнал с полураздетыми девицами на обложке и направился в туалет, который был единственным местом, не оснащённым средствами наблюдения. Сложность, конечно, была в том, что туалет был совершенно изолирован от беспроводной сети, но тут мне помог тайком притащенный из дома кусок почти полностью прозрачной проводящей лески.
  Изображая полную отдачу себя души и мускулов работе, я начал лихорадочно пробиваться через систему защиты Барлионы. По моим расчётам, у меня было чуть более пяти минут, пока опомнившиеся наблюдатели не починят систему слежения на браслете. Он, конечно, меня об этом предупредит, но дело-то так и не останется доведённым до конца! Две минуты прошло, а я ещё даже не пробился через внешний круг. Наконец-то. Две пятнадцать. Плохо. Ещё, минимум, два осталось. И почти сразу ― ещё один. Повезло. Три ноль семь ― третий. Три двадцать девять ― чертвёртый. Три сорок пять ― я в Барлионе. Теперь в темпе сгрузить мою закладочку. Ха. А подключение-то по леске ― медленное! Тик-так, тик-так! Четыре сорок две! Непозволительно долго! В темпе ввожу кодовое слово, выхожу из соединения, возвращаю следящую программу на место и отсоединяю леску. Согласно оставленным у оператора связи следам, все эти пять минут я был вне сети. Смыв воду, я мысленно пожелал доктору приятного вечера, проведённого за разбором анализов.
  Теперь в темпе вальса ― в капсулу. Мне нужно очень быстро уничтожить следы взлома, то есть, попросту почистить логи. Нет, конечно, сам взлом осуществлялся с удалённого виртуального сервера, последнего в цепочке собратьев, и все они были уничтожены, развоплощены, как только я дал команду своему браслету. Да и закладка в Барлиону была безадресной, и для активации нужно было произнести кодовую фразу, после чего тот, кто случайно бы её произнёс, всё так же не обнаружил бы никаких изменений. Я закрыл крышку, погружаясь в виртуальный мир, и передо мной возникла эмблема клана. Боль потери огненным бичом хлестнула по израненному сердцу.
  
  Шаман Махан!
  Корпорация Барлиона рада вновь привествовать Вас в игре. По условиям Вашего освобождения, Вы можете самостоятельно выбрать, в какой точке Барлионы вы окажетесь при вхождении.
  Желаете ли Вы появиться в том же месте, откуда в последний раз вышли из игры?
  Да/нет
  
  Я думаю, что тут всё и так понятно.
  
  В качестве бонуса за досрочное освобождение Вам предоставлена возможность на сутки скрыть своё присутствие в игре от других игроков.
  Предупреждение: игроки, которых Вы встретите в игре, всё равно будут видеть и Вас, и Ваши статы.
  Скрыть присутствие в игре?
  Да/нет
  
  Корпорация, похоже, решила мне немного подыграть. Независимо от их мотивов я был благодарен им за эту инициативу. Окно диалога исчезло, и я очутился в тронном зале Альтамеды.
  ― Вилтракс!
  ― Да, хозяин! ― в дверях ждал, что ли, преданный пёс?
  ― Поставь охрану у входа в зал. Меня не беспокоить, пока я сам не выйду!
  ― С возвращением Вас, хозяин! ― кивнул гоблин и удалился.
  Я открыл почту и произнёс вслух:
  ― Мальвина сбежала в чужие края! Мальвина пропала, невеста моя!
  В правом нижнем углу экрана появилась небольшая иконка, куда я ткнул два раза, а потом ― ещё один.
  ― Я плачу, не знаю, куда мне деваться! ― добавил я. ― Не лучше ли с бубном шаманским расстаться?
  Передо мной появилось черное поле консоли с зелёным приглашением. Я ввёл ещё одно кодовое слово и вошёл на сервер. Теперь можно спокойно заняться своими делами ― скорректировать логи, дать задачу Искину имитировать просмотр моей почты, пока я занят, и слегка подкорректировать картинку в логах, чтобы создавалось ощущение, что я лениво читаю, а не лихорадочно колочу по клавишам. А дальше ― адская работа по закладке всего, что мне нужно на ближайшее время. Мне, конечно, не очень интересно заниматься подобными вещами в игре, в которой мне нравился именно игровой процесс, но, с другой стороны, и последние полчаса в Барлионе перед выходом на свободу пошли немного не так, как я ожидал. Пришла мне пора вспомнить, что танцы с бубном ― действительно необходимый атрибут моей профессиональной деятельности, и шаманить будем по-полной. Так что ― у шамана три руки!
  

◅─◈─▻

  Рейд Лазурных Драконов стремительно и слаженно пробивал себе дорогу по обнаруженному лишь позавчера подземелью. Монстры накатывались, танки кряхтели, но держали, лекари, не останавливаясь, их подлечивали. Из-за спин танков лучники посылали стрелу за стрелой, кроша вал адских созданий. Монстры переагривались, и танки доставали из заначки абилки. Р-раз! Полукруг, который описал Легендарной Ржавой Арматуриной танк Абрамс, моментально уложил на месте десяток порождений тьмы, вновь концентрируя внимание ещё пятидесяти на закованном в пятнистую броню нежного светло-коричневого цвета бойце. Щёлк! Щёлк! Щёлк! Запели стрелы, уничтожая остатки защитников Третьего Уровня. Впереди был Босс.
  В центре огромной пещеры спокойно стоял голый по пояс накачанный мужик с кнутом в руке. Глянув на полоску его жизни, Беспалый, пошедший в поход ради Первого Убийства, зажмурился и потряс головой:
  ― Сколько, сколько?
  ― Не понимаю, ― отозвался стоящий рядом Безпоники, ― откуда у Босса 400-го уровня столько хитов?
  Участвующие в обсуждении тактики боя Бескисти, Бесколена, Беспонтов, Бессеребренник, Бескорыстный и Бестолку лишь покачали головами.
  ― Сначала ввяжемся в драку, ― вдруг подал голос ранее молчавший Бессамемучо, ― а там посмотрим!
  Подошедших к нему Абрамса, Шермана и Меркаву Босс Подземелья сбил одним ударом кнута. Пока маги воскрешали танков, Безпоники беззвучно шевелил губами, просматривая логи. Танки встали и снова пошли на Босса. Ещё один взмах кнутом ― и опять маги воскрешают убитых.
  ― Стоп! ― вдруг закричал Безпоники, закончивший анализ. ― Я всё понял! Так, магам никого не воскрешать! Все идём на убой, остаться должен... ― он прикрыл глаза, вновь просматривая статы участников рейда, ― вот, ты!
  ― Я? ― изумился Разбойник Бестуники, вся одежда которого состояла из памперса, сапогов и шапки. ― Почему я?
  ― Почему он? ― спросил Беспалый.
  ― Потому, что у Босса урон и хиты, оказывается, равны суммарным хитам участников рейда. У Бестуники триста хитов и четыре тысячи урона. Когда он останется один, Босса он уберёт на раз! ― он повернулся к Разбойнику, протягивая тому свиток воскрешения: ― Убиваешь Босса, воскрешаешь Беспонятия, ― Безпоники показал на стоящего рядом мага, ― а он поднимает остальных. Понял?
  Бестуники кивнул, а рейдеры Лазурных ручейком потянулись на убой в центр зала. Когда кроме Босса и Бестуники в зале никого не осталось, Разбойник подошёл к съёжившемуся от страха и уже не столь мускулистому мужичку и отвесил ему щелбан.
  ― Ну, давай, доставай! ― скомандовал Беспалый мнущемуся в нерешительности Победителю Босса, чья Эпическая Битва уже успела разойтись по всей Барлионе и обрасти легендами. Вновь регистрирующиеся мальчики все, как один, хотели быть Бестуники, а девочки ― Беструсов. И все, естественно, мечтали в один прекрасный день вступить в клан Лазурных Драконов. Бестуники протянул руку к тушке Босса и продемонстрировал добычу. Золото, десяток эпиков и две легендарки. Неплохо.
  ― А это ― что? ― вдруг спросил Беспалый. Ему в руку лёг неприметный свиток.
  
  О, храбрец, сразивший нечестивого Абу Симбела, навлёкшего столько бед на дом Али Чёрного, разрушившего его дом, выпившего бассейн и обесчестившего всех евнухов в его гареме, да ниспошлёт тебе Аллах долгих лет жизни и место в раю после смерти.
  Желаешь ли ты продолжить месть? Сможешь ли ты вернуть Али Чёрному то самое бесценное, что у него отобрал жестокий Абу ― Плащаницу Саламандры?

  Вам предложено уникальное задание Возвращение Бесценного
  Нужно найти Плащаницу Саламандры и вернуть её Али Чёрному
  Срок выполнения: 8 часов с момента получения задания
  Награда:
  1500000 золотых
  2 уникальных предмета
  1 легендарный предмет
  Штраф в случае провала/отказа:  ― нет
  Принять задание?
  
  ― Что думаешь? ― спросил глава клана рейд лидера.
  ― А что тут думать-то? Штрафа ведь нет? ― откликнулся тот. Беспалый нажал на кнопку, и тело Босса вновь засветилось. Безпоники протянул руку и вытащил из тушки семь свитков.
  
  Неизвестный свиток
  Квестовый предмет

  Вы получили свитки, необходимые для выполнения задания Возвращение Бесценного. Они должны быть активированы одновременно во всех отмеченных на карте кружками точках. После активации последнего Плащаница Саламандры будет обнаружена в точке, обозначенной крестиками.
  Примечание: задержка между активацией свитка и срабатыванием составляет десять секунд. Если не все свитки активированы в пределах этого временного интервала, то ни один не сработает, и задание будет считаться проваленным.
  
  ― Меня терзают смутные сомненья! ― потёр подбородок Безпоники.
  ― Почему? ― удивился лидер клана. ― По-моему, всё логично! Если мы хотим забрать артефакт в сокровищнице клана, то атаковать нужно одновременно все семь замков.
  ― Нет, меня волнует, что нам в ответ прилетит от Фениксов, ― мрачно заметил рейд лидер. ― К тому же, эти свитки... Неизвестно, что именно они делают...
  ― Не переживай! ― хлопнул его по плечу Рыцарь Смерти. ― Это же ― игра! Оставим наблюдателей, которые сообщат об эффектах. Ну же, нам стоит поторопиться! Легендарка и две уникалки на дороге не валяются, я уж не говорю о кланхране Фениксов!
  

◅─◈─▻

  В ожидания часа Ч рейд Лазурных топтался на месте сбора не очень далеко от главного замка Фениксов. В принципе, я и к Драконом в замок мог бы пробраться, но сбор в лесу был мне даже на руку. Над головой у меня висела зелёная полоска с надписью Бездельник и значок клана Лазурных. Я пообещал себе, что абилка на восемь часов принимать личину любого встречного ― последний чит, который я себе позволю. В конце концов, я сюда играть пришёл, а не код ломать.
  
  [Бесфары] на месте
  
  Промелькнуло в чате рейда. Последний, восьмой камикадзе. Безпоники очень быстро понял, что свитки ничего хорошего в себе не несут, и отправил с миссией товарищей в обносках и почти без оружия. Политика открытых дверей позволяла практически любому проникнуть на территорию кланового замка в определённые часы. Конечно, не в охраняемую зону, но мне и этого было достаточно.
  
  [Беспоники] Всем бессмертным готовность десять. Девять. Восемь. Семь. Шесть. Пять. Четыре. Три. Два. Один. Поехали!
  
  Даже отсюда, с расстояния в пару десятков километров, я почувствовал, как землю под ногами толкнуло. От одного из смертников пришло сообщение.
  
  [Бесхребетный] Успел поставить баббл
  [Бесхребетный]Через секунд тридцать тут никого в живых не останется!
  
  Участники рейда затихли. Ещё через минуту пришло сообщение от Безпоники.
  
  [Безпоники] Выдвигаемся! Маги и шаманы ― на обеззараживание территории!
  
  И сразу же кто-то поставил массовый портал к атакуемому замку. Выходя из портала, Драконы строились в соответствии с заранее составленным расписанием. Глаза бойцов были прикованы к замку. Стояла полнейшая тишина, даже птички как-то затихли. Кто-то повёл носом и невольно скривился. Это на десяти-то процентах ощущений. У меня заблаговременно были вставлены затычки в нос, а сапоги на ногах были отнюдь не обычными бойцовскими, обеспечивая мне полный иммунитет к агрессивным средам. Кто-то изумлённо воскликнул при виде того, как над стенами замка показалась колышущаяся коричнево-зелёная масса, замерла, будто в сомнении, а потом начала переваливать наружу, сползая по стенам. Вонь стала невыносимой. Едва субстанция касалась травки за пределами замка, она исчезала, будто и не было. То же самое происходило и с тем потоком, что вываливался через ворота на подвесной мост.
  Отряд двинулся к замку. Маги расчищали проход, из последних сил разбрасывая отвратительную жижу в стороны. Ну, то есть, я знал, что смогу вполне неплохо сымитировать прущую из-под земли сточную массу, поскольку масса мне это насколько месяцев в кошмарах снилась, но не знал, что я, оказывается, настоящий мастер своего дела, Художник и Творец. Неизвестно, откуда появившиеся многочисленные люки булькали, выпуская новые порции, но помимо этого (оно) вовсю пёрло из подвалов, вентиляционных решёток и дверей. Драконов буквально выворачивало наизнанку не только запахом, но и видом моего детища, но они не забывали подбирать многочисленные мешочки, оставшиеся на месте гибели других игроков. Чат рейда закишел вопросами.
  
  [Бесзвезды] Это, то, что я думаю?
  [Бессмертный] Да. Судя по всему, коллектор прорвало, и (оно) всё рвануло наружу!
  [Бессараб] Откуда в Барлионе коллекторы и (оно)?
  [Безнал] (Оно) есть везде. Непонятно, отчего раньше не рвануло!
  
  И вот, ворота защищённой части. Теперь мне предстоит проверить, насколько оправдано было моё чистоплюйство, когда я не позволил себе создать режим бога для очистки кланхрана Фениксов. Я незаметно отделился от рейда и стал обходить стену так, чтобы она меня полностью скрыла от Драконов. Теперь мне самому предстоит стать Драконом, причём, самым настоящим. На всё про всё ― сто десять минут, хотя Лазурные, скорее всего, пробьют проход быстрее.
  Я взлетел над стеной, стараясь поменьше шуметь. Доннерветтер! Поскольку ворота центрального комплекса были закрыты, то и (оно) там вровень с верхушками стен и уходить не собиралось. Изучая с высоты затопленные строения, я нашёл вход в хранилище. А вот это ― здорово! Для того, чтобы только добраться до хранилища, Драконам нужно снести двое ворот. Очень хорошо! Я подлетел к колыхающемуся месиву у входа в кладовую и стал выжигать жижу огнём. Всё, что мне нужно ― это площадка, чтобы сесть, да и то лишь из соображений брезгливости. Дракону (оно) не страшно!
  Тем же огнём я уничтожил дверь. Теперь меня ничто не удерживало. Шлёпая по (этому) когтистыми лапами, я протиснулся в хранилище, машинально отметив ещё три узелка у дверей, и начал мародёрку. Только легендарные и уникальные предметы. И ещё камешки, которые мне чем-то очень нравились. Оставив на месте пяток легендарных предметов, чтобы Лазурные чего не заподозрили, я быстро собрал мешки в кладовой, выбрался наружу и сделал то же самое в примыкающем дворике, а потом взлетел и направился прочь от замка. Одним из эффектов свитков была блокировка порталов, и мне пришлось немного удалиться от замка прежде, чем я достал амулет связи:
  ― Вилтракс, забери меня!
  

◅─◈─▻

  Одна несомненная польза от моего общения с Витольдычем ― медитация. Его совет заключался в том, чтобы, когда мне, к примеру, хочется смежить веки на пять минут на диване, я вместо простой дрёмы пытался бы отправить своё сознание в дальние дали. К звёздам. Так что, утро у меня теперь традиционно начиналось с того, что, сидя на террасе с чашкой кофе и блаженно зажмурившись, я рвался к звёздам. Только почти дорвался, как меня вернул обратно в город С звонок телефона. Чёрт, на самом интересном месте!
  ― Алло! ― сказал я небу.
  ― Дмитрий? ― раздалось в ответ. ― Это Игорь. Мне нужно с Вами встретиться!
  ― Э... ― замялся я. ― Мне нужно к вам приехать?
  ― Нет, нет! ― ответил он. ― Я вполне могу добраться к Вам. Если, конечно, вы не возражаете.
  ― Отнюдь, ― не возражаю. ― Когда вас ждать?
  ― Да я уже в холле внизу. Сейчас поднимусь, и поговорим.
  Ха-ха! Ну, даёт! Через тридцать секунд в дверь позвонили. Я впустил гостя к себе:
  ― Кофе будете?
  ― Не откажусь! ― ответил красноглазый взлохмаченный бомж. Поставив кружку, чтобы горячая вода протекла через рожок, я участливо спросил:
  ― Бессонная ночь?
  Игорь улыбнулся:
  ― Представляете, во всех замках Фениксов одновременно прорвало коллектор, и цитадели были затоплены дерьмом. Лазурные Драконы после прохождения какого-то подземелья, которое мы и найти-то не можем, получили восемь свитков, которые они активировали в замках Фениксов. Драконы обнаружили квестовый предмет в кланхране Фениксов, но задание сразу исчезло, как его и не было. Чтобы не уходить с пустыми руками, Драконы подчистили сокровищницу Фениксов и накатали жалобу на администрацию, упрекая в баговой функциональности и требуя компенсации. Десять тысяч программистов в течении суток рылись в логах и исходниках, но так и не смогли найти проблему. Ни одной малюсенькой зацепки! ― его глаза сияли. ― Это было просто гениально, Дмитрий!
  ― К-хм, действительно похоже на работу мастера! ― согласился я.
  ― Я совершенно нечаянно вспомнил, что вы когда-то работали примерно по этому профилю и предложил своему начальству попросить вас стать нашим консультантом по вопросам безопасности!
  ― М-мм, ― замялся я. ― Спасибо?
  ― Корпорация уже прислала вам новое соглашение. Когда будет время, просмотрите его, пожалуйста!
  ― Я ― с радостью, Игорь, но вы должны понимать...
  ― Да, да, моё начальство не будет просить вашей помощи в случаях, подобных этому! ― заверил он меня и заговорщицким тоном добавил: ― В минувшие сутки у нас ― трёхкратный всплеск посещаемости чатов и форумов. Рекламные блоки расходятся, как горячие пирожки!
  ― У меня одно условие...
  ― Абсолютно всё наблюдение за Вами и отслеживание ваших действий в сети снято начиная с сегодняшнего утра вне зависимости от подписания Вами договора на консультации! ― он прикончил третью чашку эспрессо и двинулся на выход: ― Честно говоря, меня очень радует знакомство с Вами! ― признался он уже в дверях. ― Не соскучишься ― это, как минимум!
  

◅─◈─▻

  Ну, и что же это за визит в Барлиону без звонка от Эхкиллера!!! Было бы удивительно, если бы он не позвонил, кстати. Голос, вроде, спокойный, даже немного ласковый:
  ― Махан, дорогой, приходи, нужно поговорить!
  ― Через десять минут в Золотой Подкове?
  ― Нет, в Подкове не получится! ― одним из эффектов изготовленных мной свитков было недельное проклятье Пария, которое истощало Репутацию и Привлекательность с НПС со скоростью единица в секунду. Потому, что смердело от носителя, как от бочки с (оном). То есть, Киллер тогда был в одном из замков, а Феникс в полном составе сейчас сидит по домам. ― У тебя нельзя?
  ― Нет, у меня защита мгновенно уничтожает все враждебные фракции, а ты к ним относишься после недавних событий. Назови точку, и я там буду.
  ― Хорошо, вот координаты.
  Неподалёку, между прочим, от места моего преступления. Решили отправить на перерождение? Ничего, послушаем, что он мне сказать хочет! На полянке меня встретили молчащие Киллер и Хел. М-да, ну, и шмон от него! Я встал рядом и тоже решил помолчать, оглядываясь по сторонам. И что это они? Для заката, вроде, рано, да и не в той он стороне, для восхода ― поздно... Сакура уже давно отцвела... Лесок ― как лесок, ни озерка живописного, ни избушки на прогалине. Непонятно.
  ― Семь замков! ― неожиданно заговорил Маг. ― Самый прокачанный с 28-го уровня просел до 12-го. Три ― вообще в единичку ушли!
  ― Да, я слышал о прискорбных событиях вчерашнего дня! ― поддакнул я. Дворф остервенело скрипнул зубами и схватился за секиру. ― Хел, отойди-ка метров на десять, а то твой папочка не успеет мне сказать всё, что хотел!
  Эхкиллер сердито сверкнул глазами на танка. Тот в знак протеста выпятил бороду и отошёл на девять метров. Мужик! Уважаю! Так неприкрыто и смело выразить свой протест самодурству начальника!
  ― А что ты мне-то жалуешься? У меня ― свои беды!
  ― Послушай (легкомысленный человек), сейчас ты (уйдёшь) отсюда на точку возрождения, а я тебя внесу в чёрный список. А потом каждый (орган) моего клана будет тебя (любить) каждую встречу. И ты мне эти деньги и эти предметы в зубах принесёшь! ― процедил он.
  ― А знаешь, Киллер, в чём твоя ошибка? ― доверительно спросил я. ― Ты совершенно не умеешь думать на перспективу! Ты упустил уникального специалиста-артефактора ради сиюминутной выгоды. И сейчас ты продолжаешь терять деньги, неправильно построив разговор.
  ― Ах, ты!... ― зарычал главный фениксовец.
  ― С чего надо было начать? ― перебил я его. ― Уважаемый Махан, мы с товарищами были неправы, вот взятые по ошибке предметы, вот компенсация за усушку и утруску, не соизволите ли возглавить наш поход за тайнам мира?
  ― Да кто ты такой? ― побелел несостоявшийся тесть. ― (Морковку) тебе, а не предметы!
  ― Предлагаю пари, ― сказал я, глядя на него. ― Составь список легендарок и уникалок, что исчезли из твоего кланхрана. Я отмечу позиции, которые совершенно точно находятся на хранении у Лазурных Драконов. По остальным ― если в течении двух месяцев я не получу всё, что вы так неосторожно вынули из моей сумки, то все предметы Феникс получит обратно. Если же случится, как я предполагаю ― то половину из того списка Феникс официально подарит мне. Согласен?
  ― Так вот, кто... ― пробормотал Маг. ― Не боишься, тебя администрация за (орешки) возьмёт? Ты же это даже продать не сможешь!
  ― Что ― это? Я сейчас веду разговор о том, что по праву принадлежит Фениксу, и моим я предлагаю сделать только на определённых условиях. Пари?
  ― Пари! ― согласился Эхкиллер. ― Хел! ― и он мотнул головой в мою сторону. Хелфайер резко ускорился, а рядом вспыхнул портал.
  
  Вас отправил на перерождение игрок Хелфайер
  Игрок Анастария желает Вас возродить. Принять?
  
  Ничего страшного, погуляю сегодня по городу ― в отличие от моей дыры, он ― действительно красивый!
  

◅─◈─▻

  ― Алло? ― женский голос, ответивший на мой звонок, имел настолько обворожительные, практически, мурлыкающие интонации, что у меня даже мурашки побежали по спине.
  ― Здравствуйте! ― вежливо сказал я.
  ― Добрый вечер! ― отозвались на том конце, отправляя меня в нирвану. Чёрт, а ведь на меня даже очарование Сирен не действует!
  ― Ева? ― поинтересовался я.
  ― Да, это я! ― томно отозвалась девушка, нежно дёргая своим голоском какие-то тайные струны моей души. ― С кем имею честь?
  ― Это Дмитрий! Вы были в составе комиссии...
  ― Да-да! ― скороговоркой отозвалась девушка. Вальяжная пантера мигом сменилась котёнком, только что заметившим бантик на ниточке, который, подрагивая, от него уползает. Прыг! ― Я очень рада, что Вы позвонили, Дмитрий!
  ― Если вам не трудно, то Дима. И на ты, если можно.
  ― Мне неудобно... ― замялась девушка на том конце провода. ― Это невежливо!
  ― Прошу вас, Ева!
  ― Хорошо... Дима. Чем я могу быть вам... тебе полезной?
  ― Приятной компанией, ― отозвался я.
  ― Это... слишком широкое понятие, ― осторожно сказала Ева. ― Что именно ты имеешь в виду?
  ― Я хотел бы прогуляться по городу, ― успокоил я её. Чёрт! Не на ту нарвался! А праздновать отступление уже поздно, да и неудобно было перед девушкой. С другой стороны, нечего свой телефон давать было!
  ― Я предлагаю взять тебе такси от дома и встретиться в центре.
  ― В центре? ― спросил я. ― А где?
  ― Попроси таксиста довезти тебя до Биржи, там и встретимся. Ты когда будешь готов выйти?
  ― Да хоть сейчас.
  ― Тогда я вызову такси, и водитель с тобой свяжется, когда будет внизу. До встречи!
  ― Пока!
  Она повесила трубку, а я пошёл выбирать более соответствующий ситуации админский свитер. Шутка. Та же Жоржетта ещё на стадии заселения озаботилась, чтобы у меня в шкафу оказалось несколько костюмов для прогулок, один из которых я и примерил, заново подивившись точному глазу главной нимфы.
  Ева, как и обещала, ждала меня у огромного здания со ступеньками и колоннами. Через дорогу на выдающемся в реку полукруге стояли две башни с торчащими из них обрезками лодок. Несмотря на жару, с реки дул приятный прохладный ветерок, развевающий пшеничные волосы и льняной сарафанчик девушки. Улыбаясь, она провела по мне снизу вверх взглядом меня своих карих глаз и протянула руку:
  ― Привет!
  ― Привет! ― я осторожно, чтобы не сломать, пожал её хрупкие пальчики. Честно говоря, я именно этого жеста не понимаю. Рукопожатие изначально было знаком примирения воюющих сторон. Как я могу воевать с женщиной или, тем более, с красивой девушкой? Бред какой-то эта эмансипация! ― Я, честно говоря, проголодался. Может, перекусим?
  ― Я не против, ― ответила она и изящно повела рукой. ― Смотри, напротив есть вполне неплохой ресторан с красивым видом, ― она кивнула на расположившийся через рукав реки от нас большой шатёр на лужайке между стеной приземистой крепости и песчаным пляжем. ― Или можно...
  ― Замечательно! ― сказал я. ― Давай, туда и пойдём!
  Мы перешли дорогу и двинулись в сторону той башни, что слева, в сторону моста через рукав реки. Иветта сразу начала мне рассказывать про окружающие нас достопримечательности ― про дворец, точнее, дворцы через реку, про крепость и собор в ней. Мы не прошли и двухсот метров, как я её оборвал:
  ― Прошу прощения... Кхм...
  Её личико озабоченно нахмурилось:
  ― Что? Я что-то не так сказала?
  ― Нет-нет, всё так, но давай... Расскажи мне лучше про себя, а?
  Она хитро улыбнулась:
  ― Нет, тогда уж ты сначала! А то начну я откровенничать, а ты ― насильник какой-нибудь!
  Я улыбнулся ей в ответ:
  ― Не насильник, конечно, но преступник ― это точно!
  Она задумчиво оглядела мою фигуру:
  ― Ты, случаем, не альфонс?
  Я расхохотался.
  ― Ой, спасибо, развеселила! ― сказал я, утирая слёзы, а потом серьёзно добавил: ― Нет, не альфонс и не маньяк. Я ― хакер.
  ― Хакер ― это не страшно! ― кивнула она. ― Не вор же и не убийца!
  ― Я ― нет, ― ответил я. ― Но хакер может быть и тем, и тем, да ещё и маньяком или шантажистом.
  ― Да ну! ― махнула она рукой. ― Не верю!
  ― Ты позволишь? ― я показал на её коммуникатор. Ева сняла браслет с руки и передала мне. Я внимательно поглядел её в глаза: ― Разве можно так верить первому встречному?
  Она твёрдо встретила мой взгляд:
  ― Человек, который мне понравился, не может быть плохим!
  ― Мне нравится твоя вера в меня, ― ухмыльнулся я. ― Спасибо тебе! Нет, я серьёзно, спасибо!
  Я остановился на самой середине моста, прислонившись к перилам. Ева сделала то же самое и принялась внимательно следить за тем, что я делаю. Я же не делал ничего необычного. Подкачал терминал, зашёл админом, выбрал из телефонной книжки номер, удалённо зашёл терминалом на тот телефон и подкрутил кое-что в настройках. Открыл видеофон и показал девушке картинку, на которой несколько уже знакомых мне лиц что-то обсуждали. Звук тоже был, но его заглушали шумы улицы. Она тут же выхватила коммуникатор у меня из рук и принялась жадно вслушиваться. Когда я попытался забрать его обратно, она от меня отмахнулась:
  ― Погоди, хоть раз в жизни послушаю, что обо мне говорят за моей спиной!
  Я решил дать ей наиграться. Ещё через несколько минут она отдала мне устройство с недовольной миной на лице:
  ― Представляешь, как раз, говорили обо мне. И, представляешь, ни одного плохого слова. Ева ― умничка, Ева ― лапушка!.. Представляешь, даже Жоржетта!
  Я не выдержал и расхохотался, глядя на её надутые губки.
  ― Что ты смеёшься? ― вздохнула она. ― Мне теперь придётся их всех в ресторан вести. И я даже не могу сказать, по какому поводу, ― глядя на то, как я удаляю следы взлома, она добавила: ― Теперь я понимаю, что ты имеешь в виду. То, что я сейчас сделала, было постыдно!
  ― Не бери в голову, ― беззаботно отмахнулся я. ― А чтобы тебя совесть не терзала, просто расскажи девчонкам правду. Я тебе демонстрировал, насколько недостойными бывают иногда действия хакеров, а ты мне демонстрировала своё любопытство.
  Ева покраснела до корней волос:
  ― Не напоминай мне об этом!
  ― Я же тебе говорю ― не бери в голову! Я уверен, твои подруги тебя поймут! ― я отдал ей коммуникатор, и она, с опаской его принимая, подозрительно на меня посмотрела. ― Не волнуйся, я всё удалил и ничего такого себе впредь позволять не собираюсь. Как, впрочем, и до этого не позволял. Но в душ или в спальню коммуникатор с собой лучше не брать! Или платком заматывай!
  Она снова прицепила браслет на руку и с беззаботным видом пошла вперёд.
  Ресторан действительно оказался неплохим, а вид ― действительно отличным. Нас посадили на террасе снаружи, в тени раскидистого дуба. Мои истосковавшиеся по земной пище вкусовые рецепторы восторженно принимали всё, что я им предлагал ― вино, закуску, жаркое, десерт. Я рассказал Еве про то, как меня занесло в Барлиону ― в основном, потому, что не хотел скрывать своё уголовное прошлое. Естественно, я не стал говорить о последних событиях и о том, что меня тревожило. Она мне взамен рассказала про свою жизнь. Как и у меня до совсем недавнего времени ― ничего особо выдающегося ― родители-инженеры, школа с отличием, спорт, танцы, музыкальная школа. По окончании школы ― стипендия от университета, который, как я понял, находится как раз там, откуда мы только что пришли. Поступила на исторический факультет, вскоре получила приглашение от Корпорации в свободное от учёбы время подрабатывать гидом и сопровождающим для почетных гостей.
  ― Ты ― первый такой...
  ― Какой? ― не понял я.
  ― Обычно у нас клиенты ― либо иностранцы какие-нибудь... ― в ответ на мою улыбку она начала смущённо оправдываться. ― Ну, не виновата я, что привыкла всех, кто по русски двух слов связать не может, иностранцами называть!
  ― Ты же понимаешь, что, хоть язык и государственный, каждый имеет право говорить на своём? ― спросил я.
  ― Ну, конечно, но всё же... Не сбивай. Так вот, либо иностранцы, либо какие-нибудь прожжённые бизнесмены, которые на тебя смотрят, как на прислугу или даже хуже, ― она прикусила губу, глядя в даль. Я вопросительно на неё посмотрел. Ева заметила мой взгляд и пояснила: ― Была у нас история с год тому назад. Один тип, жутко крутой бизнесмен... Подумал, что мы к нему приставлены совсем для другого... ― она замолчала. Я не торопил, мне сейчас вообще спешить некуда.
  ― На коммуникаторе у нас тревожная кнопка, охрана через девяносто секунд уже выбивала ему зубы. Так что ― легко отделалась...
  ― А этого? ― я мотнул головой.
  ― Этого? ― Ева усмехнулась. ― Он оказался какой-то большой провинциальной шишкой. Сначала ему всерьёз грозила тюрьма, а потом куда-то исчезли записи камер наблюдения, и экспертиза признала показания охранников подвергшимися редактуре. Его адвокат добился переноса суда в Лондон, я так и не поняла, на каком основании, а там дело закончилось тем, что его обязали выплатить какой-то штраф, который покрыл судебные и транспортные расходы, и его отпустили.
  ― Интересно, ― сказал я. ― То есть, просто отпустили?
  ― Его адвокат утверждал, что мне под одежду залетела оса...
  ― И благородный дон бросился на спасение прекрасной дамы?
  Ева кивнула.
  ― Ты уверена, что пострадала только одежда? ― спросил я.
  ― Если не считать моих переживаний, то ― да, ― ответила она.
  ― Грустно, ― заметил я.
  ― Мне тоже не было весело, ― отозвалась она. ― Тем более, мне тогда и восемнадцати не было.
  ― Как, ты сказала, его фамилия была?
  ― А я не говорила! ― она хитро на меня посмотрела. ― А тебе зачем?
  ― Хотелось бы знать, кому стоит поправить горбинку на носу при встрече, ― невинно ответил я, разглядывая костяшки пальцев.
  ― Тамерханов.
  Тамерханов. Глава администрации затопленного нечистотами захолустья. Теперь я вспомнил, отчего мне показалась забавной фамилия Марины. Именно оттого, что она мне напомнила фамилию главы администрации. Племянница? Дочка? Чем же таким я насолил городскому главе? Я тогда, в основном, серверами всякими занимался. Ни с деньгами, ни с криминалом не работал. Хотя... Мне вспомнился случай полтора года назад...
  ― Извнини, ― кивнув Еве, я набрал номер на коммуникаторе. ― Павел? Вы не могли бы достать материалы дела, в котором я участвовал полтора года назад? Спасибо.
  Итак, некое лицо, имеющее на меня зуб, помогает севшему... нет, пока только в лужу, чиновнику, а тот в качестве ответной любезности сажает в лужу меня. А далее ― я вдруг выхожу с рудников и начинаю подавать надежды... В том плане, что мой выход из Барлионы вовсе не был запланирован. Поэтому составляется план о возвращении меня на рудники... На оставшиеся семь лет. Но я не сагрился, выкупил себя, вышел на свободу... Погоди-ка... Корпорация взяла меня под защиту. Видать, не простили товарищу Тамерханову невинной шалости с несовершеннолетней девушкой-гидом, вот и приютили врага своего врага. Что дальше? Я приезжаю весь такой ни сном, ни духом, и тут та самая девушка оставляет мне номер телефона. А потом при встрече как бы невзначай рассказывает мне про тяжелые будни сопровождающих... Совпадение? Я посмотрел в её карие глаза. Она спокойно встретила мой взгляд и покачала головой.
  ― Что? ― спросил я.
  ― Нет, ― ответила она.
  ― Что ― нет? ― не понял я.
  ― Нет, Дима, таких совпадений не бывает.
  Мне стало по-настоящему страшно. Неужели они мне всё-таки подсадили жучка в голову, и теперь любой может хакнуть меня так же, как я только что хакнул коммуникатор Жоржетты, сидящей где-то там в офисе далеко отсюда?
  ― Это правда? ― только и оставалось спросить мне. Она поняла, что я имею в виду её легенду, поджала губы и отвернулась, пытаясь скрыть стремительно намокающие глаза. ― Прости, ― только и оставалось сказать мне. ― Прости. Мне показалось, что ты копаешься у меня в голове, вот паранойя и сыграла со мной дурную шутку!
  Ева, не поворачиваясь, промокнула глаза салфеткой.
  ― Ты знаешь, ― подала она голос, ― что самое страшное? Мы живём в двадцать первом веке, мы объединили человечество и создали Искусственный Интеллект, но по-прежнему Землю топчут подонки вроде... ― она, наконец, посмотрела на меня. ― И вроде того судьи, который просто...
  ― Просто купил себе неплохой домик в деревне, ― закончил я за неё.
  ― Да. И я даже не знаю, кто из них больший мерзавец.
  ― А остальное? ― спросил я, переводя тему.
  ― Ты у нас первый такой... ― она вновь поставила свою пластинку про мою уникальность, и я приготовился было зевать. ― Внезапно Гере... Георгине... подкинули это задание. Мы таким вообще никогда не занимались! Недвижимость, интерьеры... Буквально за полдня мы вдесятером провернули горы литературы и каталогов, обзвонили десяток торговцев недвижимостью... А Лизе пришла в голову сделать ещё и поиск по тебе, явно же известная личность, может, и предпочтения твои выясним. Выяснили... Машка сразу обратила внимание на город происхождения и на даты... И шепнула мне. И я подумала, что, если ты действительно к этому причастен, то наши безопасники в любом случае притащат меня рассказывать мою историю...
  ― И ты решила, что это делать лучше в ресторане на берегу реки, чем в кабинете службы безопасности... ― закончил я.
  ― Ничего я не решила! ― сердито ответила она. ― Просто... ― Ева покраснела и отвернулась. Мило. Очень мило.
  Как следует подкрепившись, мы пошли гулять. Точнее, Ева решила мне устроить променад по всем, как мне показалось, мало-мальски интересным местечкам, так что походить пришлось изрядно. В какой-то момент, когда небо уже слегка потемнело в приближении утра, мы оказались у подъезда в тесном дворике четырёхэтажного дома, которому на вид было никак не меньше пары сотен лет.
  ― Вот, здесь я живу, ― махнула она рукой в сторону парадной. Я шагнул вперёд и притянул её к себе за талию, чему она никак не воспротивилась, но изящно, однако, уклонилась от моей попытки её поцеловать. Я многозначительно посмотрел на входную дверь. Ева с упрёком поглядела на меня:
  ― Ты меня не любишь! ― она сделала паузу. ― Только, слышишь, только! По большой любви! На меньшее я не согласна! ― она продолжала глядеть мне в глаза. ― Я дура, да?
  Я поднял руки вверх по её спине, взял её голову в ладони и припал к губам поцелуем. Долгим и влажным. Когда я оторвался, Ева так и продолжила висеть у меня на руках, прикрыв глаза. Потом она медленно их открыла и высвободилась из моей хватки.
  ― Послушай, что я тебе скажу, ― начала она тихо. ― Второй такой же встречи я не переживу. Понимаешь? ―- её карие глаза пронизывали меня насквозь. ― Если ты не любишь меня, то не звони мне больше. Хорошо?
  Я взял её пальчики в руку и коснулся их губами:
  ― Прощай, Ева!
  К тому моменту, как я, пройдя пару подворотен, вышел на улицу, меня там уже ждало вызванное заботливой девушкой такси.

  

Глава 2. Крий

  Сидящий напротив Крий допил пиво и отдал кружку подскочившему Вилтраксу, а потом изучающе посмотрел на меня:
  ― Ну, хорошо, я тебя выслушал. Это конечно, более занимательно, чем суетиться по своим мелким делам, но не очень интересно, с другой стороны, ― он потянулся, как бы разминая уставшие мыщцы. ― Дракона-то идём валить?
  ― Теперь уж даже и не знаю... ― машинально отозвался я.
  ― Э-ээ, мы так не договаривались! ― строго сказал Крий. ― Ты сопли-то подбери!
  На автомате я провёл рукавом под носом, а Титан первый раз за всё время нашего знакомства улыбнулся:
  ― Ну, трагедия у тебя, а я-то тут при чём? Рассчитываешь, что я сейчас всё брошу и пойду помогать вендетте малознакомого игрока, да ещё и официального Лоха?
  Я с тоской посмотрел на свою пиктограмму, обозначавшую полученное мной Достижение. Ну да, Достижение мне дали. Уникальное, то есть, ни у кого другого такого никогда не будет. Наверное...
  
  Достижение: Лох
  Класс: уникальное
  Вы отдали первому встречному ключ от квартиры, где деньги лежат.
  Интеллект: -20
  Харизма: -10
  Шанс выпадения редких предметов: -0.05%
  Привлекательность с НЖП: +20
  Привлекательность с НЖП не может упасть ниже 20
  При достижении следующего уровня:
  Интеллект: -20
  Харизма: -10
  Шанс выпадения редких предметов: -0.05%
  Привлекательность с НЖП: +20
  Привлекательность с НЖП не может упасть ниже 40
  
  Может, в женский монастырь податься, с моей-то привлекательностью?
  ― Так что звал-то? Слюни тебе подтирать?
  ― Можно и так сказать, ― нехотя признал я. ― Я тебя не знаю, и оттого ты ― идеальная свалка для моих проблем.
  ― Хм... Свалка... Ну, и на этом спасибо. И что ты теперь делать-то будешь? Мстить?
  ― Мстить? Ха. А зачем? Положим, стану я внезапно крутым настолько, что умудрюсь в одиночку положить первый клан так, что все умоются кровавыми слезами, а живые ― позавидуют мёртвым...
  ― Ну, положим! ― ощерился гигант.
  ― Достижения при этом у меня никто не отнимет. Встречался я в реабилитации с главным безобразником, как его...
  ― Игорем, ― безразлично проговорил Крий.
  ― Ну да. Он сказал, что теперь у сотрудников корпорации мой портрет в момент, когда мне Анастария сумку чистила, поголовно в качестве заставки рабочего стола. Очень, кстати, порадовался, что я обратно на рудники не угодил. Сказал, что он на этом неплохо приподнялся.
  ― Это ― да! Сотрудникам запрещено вмешиваться в игру, но можно играть на внутреннем тотализаторе.
  ― А ты на что ставил? ― спросил я.
  ― Ну-ну... ― ухмыльнулся гость. ― Я тебе ещё зачем-то нужен?
  ― А ты сам-то как думаешь?
  ― Я? Ну, ладно, Махан, я, так и быть, сделаю то, что ты хочешь. Но ты мне будешь должен. Причём, сильно должен. Настолько, что ты даже себе не представляешь. Ты согласен?
  ― С чем? ― изумился я. ― С тем, что ты мне выдать сомнительной полезности совет, расплата за который может такой же, как столь понравившееся всем действо?
  ― Ну да! ― равнодушно пожал плечами Титан. ― Согласен?
  ― Ну, я же ― Лох? ― спросил я. ― Конечно, согласен! Вилтракс! Принеси господину ключ от сокровищницы!
  ― Перестань паясничать! ― скривился мой собеседник. ― Я серьёзно!
  ― Ну, и я серьёзно!
  ― Ну, хорошо! ― он откинулся на подушки. ― Давай по порядку. Что произошло?
  ― Я же тебе только что...
  ― Ты мне рассказал, как оно произошло, Махан. Что произошло? Подумай и объясни.
  ― Что? Я точно не знаю, но я могу представить тебе своё видение... ― я взглянул на гиганта, а он в ответ нетерпеливо нахмурился. ― Некий аферист придумал способ, как откинуться с зоны, да ещё и с хорошим наваром. Ему как раз в тот момент попался на глаза удачливый простак, который, как никто, подходил на роль наживки. Когда удача простака стала очевидной, аферист в связке с подельником ― а может, подельников было и больше ― вышел на самого жирного кота в курятнике и рассказал им, какая славная добыча их ждёт. Далее ― проработка плана, лазутчики и прочее, но в какой-то момент всё пошло наперекосяк. Одна из главных исполнительниц предложила доработать план тем, что наличие интимных отношений с фраером изрядно упростит реализацию. План изменили, а исполнительница, которая в тот момент каким-то чудом залипла на простака...
  ― То есть, ты продолжаешь тешить себя надеждой, что она тебя и вправду любит?
  ― И втайне от остальных доработала план несколькими несущественными деталями, ― я решил проигнорировать наезд собеседника. ― Дальше ― лох обут, но в результате досадной оплошности исполнительницы он, вместо того, чтобы отправиться обратно на рудники, выкупается и выходит из игры.
  ― Ну, хорошо, ты понял, что, фактически, Анастария вынудила тебя истратить деньги клана на личную свободу, чего бы ты никогда не сделал в других обстоятельствах, правильно?
  ― Да.
  ― А дальше?
  ― Что ― дальше?
  ― Что дальше? Что в итоге? Последствия, намерения?
  ― Последствия?
  ― Боже, ты, что ли, тупой? Ну, ладно, давай по пунктам. Анастария. Текущая ситуация, твои планы и намерения. Втоптать в грязь, унизить, смешать с дерьмом, опустить на самое дно, обобрать до нитки, продать в бордель, жениться и завести детей?
  ― Нет! ― я покачал головой. ― Ничего из этого. Я её люблю до невозможности, но поверить ей никогда не смогу. Поэтому нанесение ей вреда исключено, как и сидение за одним столом, не говоря уже и постели. Никак. В каждом её слове буду искать подвох, в каждом взгляде ― ложь.
  ― Ты же сам сказал, что она тебя любит. Что будет, если она к тебе приползёт на коленях?
  ― Гордая и сильная женщина вроде Насти? ― хмыкнул я. ― На коленях? Уже одно это будет подозрительно до неприличия.
  ― И что делать? Вы любите друг друга...
  ― Она сделала свой выбор, а мне толком и не осталось, из чего выбирать. Я надеюсь, что моя сердечная рана со временем зарастёт.
  ― Ну-ну... ― грустно повторил Крий. ― Если бы всё так было просто...
  ― Просто или нет ― а у меня другой альтернативы не предвидится! ― зло отрезал я.
  ― Ну, хорошо... Феникс?
  ― А что ― Феникс? Они взяли в штат группу аферистов. Три месяца, полгода, год ― Растяпа с Лейте прикончат Феникс. Моя месть уже свершилась, просто, мало кому это видно.
  ― И всё? Ты их оставишь на произвол судьбы?
  ― Ха-ха! Смешно, ― с каменным лицом ответил я. ― А до этого я их за руку тянул поучаствовать в обувании лоха? Нет уж, каждое проявление свободы воли должно быть наказуемо!
  ― Да, злой ты шаман, Махан! ― покачал головой Титан. ― А сам?
  ― А что ― сам? Прокачиваться, выполнять квесты.
  ― А смысл?
  ― Чтобы доказать...
  ― Доказать? ― расхохотался гигант. ― Что? Кому? Единственный человек, которому ты должен что-то доказывать ― это Шаман Лох Махан. Ты, что, хочешь уязвить Анастарию своей прокачкой и плюшками? Она тебе что сказала, а, шаман?
  ― Что это ― лишь игра.
  ― И ты её в игре хочешь уязвить? Опять же, зачем?
  ― Ну, хорошо, ― выдохнул я. ― Что я должен делать?
  ― Нет уж. Ты принимаешь мои условия?
  ― Да. Если хочешь, я призову Вестника.
  ― Не дури. То, о чём я говорю ― не игра, Махан. Ты принимаешь мои условия?
  ― Да, принимаю.
  ― Я тебя услышал, ― кивнул Крий. ― Теперь скажи мне, ты не отступишься от своего решения относительно Анастарии? Не смалодушничаешь? Не пойдёшь в Дом Свиданий просто, чтобы отпраздновать сделку?
  Я заколебался. Внезапно слова Титана стали очень серьёзными, а мой ответ ― весомым, и я понимал, что на другой стороне весов ― моя жизнь. Если я ему дам слово и потом нарушу ― он мне этого не простит. И это ― не игра.
  ― Нет, не отступлю.
  ― Хорошо. Тогда моё первое условие ― ты никогда и не при каких обстоятельствах не позволишь себе в её сторону даже взгляда, Шаман, ― глаза Титана, казалось, вдавили меня в любимое кресло.
  ― А второе?
  ― За полгода ты сумел заработать сильно больше тех ста миллионов, за которые ты выкупил свободу. Второе условие ― ты должен стать богатым человеком. Не сто миллионов богатым, а по-настоящему богатым. У тебя на это ― год. Ты понял?
  Эх, Крий, твоими бы устами... И как я буду это делать? Титан усмехнулся, будто прочитал мои мысли.
  ― Конечно, в одиночку ты подняться не сможешь. Ты думаешь, смог бы ты в одиночку заработать сто миллионов реальных денег за полгода? На тебя работал один из лучших кланов в Барлионе и топовые игроки этого клана. Что ты без них? ― опять, я похоже, скривил рожу. ― Ты же понимаешь, что твоя месть никому не нужна. Сколько времени осталось до окончания месячного срока?
  ― Около шестнадцати дней, ― ответил я, сверившись с таймером на панели управления.
  ― Отлично. Через шестнадцать дней тебе придёт вызов от Эхкиллера.
  ― С чего бы это? Откуда ты знаешь?
  ― Просто поверь мне, Шаман. Вот, посмотри, я накидал тебе проект долговременного соглашения.
  Я оторопело уставился в текст. И, что, Эхкиллер на такое подпишется? Феникс должен мне отдать всё, что у меня было взято без спроса ― шахматы, Око, крастилы, содержимое кланхрана. Причём, без компенсации с моей стороны. Феникс обязуется по каждому моему требованию незамедлительно выделять мне до трехсот, ― трехсот!!! ― игроков от топовых и вниз для прохождения моих квестов. Феникс имеет приоритетное право покупки любой вещи, выставляемой мной на аукцион. В прохождении Гробницы участвуют десять игроков Феникса и девять приглашённых мной. Моя личная доля при прохождении Гробницы и при прохождении квестов Феникса, которые они призовут меня помогать ― половина легендарных и уникальных предметов и половина золота. Доля Феникса в квестах, для которых я использую их игроков ― всё, кроме легендарных и уникальных предметов в пропорции суммарных уровне участвующих от Феникса и от Легенд, но не более половины. Легендарки и уникалки моих квестов ― только мои. Феникс обязуется прокачивать игроков Легенд по ставке тысяча золотых за уровень. При переходе таких игроков в любой другой клан Феникс возмещает эти затраты в пятикратном размере. И ещё много чего...
  Я с удивлением посмотрел на Титана:
  ― А не легче ли им будет меня убить?
  ― Там в конце... ― ага, точно. Если я или мой соклановец уходит на перерождение по вине игроков Феникса, ― недоглядели, к примеру, ― то платится неустойка в пять миллионов за каждый эпизод. Ну, и жук!
  ― А это зачем? Феникс должен исключить и внести в чёрный список до двадцати игроков по моему требованию.
  ― Потому, что твоё процветание будет напрямую связано с процветанием Феникса, ― понятно, Растяпа с Лейте никуда не делись. Я должен помочь Фениксу от них избавиться. ― С этим ― всё.
  ― И какое же третье условие?
  ― А почему ты думаешь, что их три? ― удивлённо посмотрел на меня Крий.
  ― Может, и больше, но три, как минимум. То, что было до этого ― всего лишь подгонка меня под какие-то параметры, ― и тут у меня в голове, как лампочка зажглась.
  ― Готов поспорить, что у работников Игоря будет новая заставка! ― рассмеялся Крий.
  ― Ты меня, что, женить хочешь?
  ― Не тебя, ― поморщился Титан. ― И не женить, а замуж отдать. Интересуешься?
  ― Какого чёрта? ― вскипел я. ― Ты, что, совсем с катушек съехал?
  ― Ты, Махан, знаешь, что такое долг? ― вдруг спросил мой гость.
  ― Ну... Знаю.
  ― И в чём твой долг, Махан?
  ― Ну, хорошо, ― согласился я. ― Мой долг ― в том, чтобы выполнить твои условия. Я обещал. Скажешь жениться ― женюсь.
  Крий кивнул:
  ― А мой ― в том, чтобы защитить... А я уже никого не могу защитить, Махан. При этом, долг, как я его понимаю, никуда не делся.
  ― А я...
  ― Не перебивай! А ты... Ты сам знаешь, только из упрямства не желаешь признать. Так вот, третье условие...
  Я понял, что сейчас я узнаю, зачем он ко мне припёрся. А то, что именно я ему нужен и именно ради этого третьего условия, я уже знал наверняка. И, если бы я его не позвал, он бы пришёл сам. Но ― до того, как Эхкиллер свяжется со мной.
  ― Через восемь месяцев, не раньше и не позже, по адресу, который я тебе укажу, ты пошлёшь письмо с приглашением на свидание, обратившись к девушке на ты и подписавшись своим игровым именем. Дальше ― как знаешь. Одно но...
  ― Я понял, Титан!
  ― Правда, понял? ― гигант навис надо мной всей своей тушей. ― Правда?
  ― Правда, правда! ― кивнул я.
  ― Ну, я пошёл!
  ― Ты ложечку-то верни!
  ― Какую ложечку? ― Крий зачем-то полез было в карман, а потом опомнился и погрозил мне пальцем: ― Шутник!
  Я помахал ручкой. Титан попросил Вилтракса отправить его обратно, и я рассеянно подтвердил. Бред какой-то. Может, мне это всё привиделось? Я ущипнул себя и поморщился. После установки капсулы в моей халупе у меня была возможность выбрать ограничение уровня боли, но я оставил сто процентов. В напоминание и назидание. Итак, Крий мне сосватал какую-то девицу ― я сильно надеюсь, что, хоть, не старую и не страшную ― потому, что я, по его мнению, честный и смелый. Если бы я ещё сам в это верил! А мне в обмен предложил план того, как я могу стать для этой девицы надёжной опорой. Сводник чёртов!
  Самое неудобное в этом всём было то, что мне ещё и Чёрного Дракона как-то усмирять придётся. Я вышел наружу и сел у пруда, где плескался малюсенький кальмародельфинёнок размером с синего кита. Я машинально кинул ему рыбки и почесал между умненьких глазок. И даже последовавшее сообщение не смогло избавить меня от чёрной меланхолии:
  
  Приручение гигантского кальмародельфина 100%
  Поздравляем, Вы приручили гигантского кальмародельфина
  Репутация со всеми встреченными фракциями +500
  Репутация с Императором Малабара +5000
  Вы приглашены на приём к Императору
  Вы стали владельцем корабля Гигантский кальмародельфин уровня 1
  
  ***

  ― Это здесь? ― спросил я, оглядывая огромную дыру в скале. Крий мрачно кивнул. Первый раз я видел своего союзника упакованным в доспехи и с оружием. Выглядел он более, чем внушительно. Особенно поражал щит в его рост, которым он небрежно размахивал перед моим носом, как бы не замечая, как я нервничаю каждый раз, как край железяки со свистом проносится мимо меня.
  ― Тогда ― вперёд! ― скомандовал я. Крий прицепил щит за спину и засунул большие пальцы рук за пояс:
  ― Сразу за тобой! ― предложил он.
  ― К чему эти формальности? ― возразил я. ― Давай, ты!
  ― Давай ― ты! ― откликнулся Крий.
  ― Нет, ты!
  ― Нет, ты!
  ― А почему ― я? ― попытался я воззвать к логике.
  ― А почему ― я? ― мне давно казалось, что он ― из Одессы.
  ― Это ― твой квест! ― сказал я.
  ― Мой квест ― убить Дракона, а ты ― тоже Дракон! ― парировал Титан.
  ― Тогда, давай сноси мне башку с плеч и покончим с этим! ― раздраженно ответил я. Крий, сам себя загнавший в ловушку, сверху вниз оглядывал меня, как воробей ― букашку.
  ― Тогда кто пойдёт? ― спросил он.
  ― Чурики ― не я! ― ответил я.
  ― Чурики ― не я! ― чуть медленнее оказался гигант. Я глядел на него с таким же превосходством, как Давид глядел на Голиафа, закладывая камешек в свою пращу.
  ― Ну, ладно, ― сдался, наконец, он. ― Имитатор?
  ― А что это? ― недовольно пробурчал я.
  ― А то, что мне вожжа под... ― он оглянулся себе за спину, ― поддоспешник попала. И я рогом упёрся. Во мне взыграла тётка по материнской линии. Ты сам виноват!
  ― А что это? ― спросил я.
  ― А то... Пошёл бы первым ― и не пришлось бы Имитатора вызывать!
  Я всплеснул руками. На первой встрече он производил впечатление более адекватного человека... Титана. Неужто моё лоховство так на людей влияет?
  ― Имитатор, ― позвал я. ― Нам нужна помощь в виде стандартного генератора случайных чисел типа орёл-решка.
  ― Орёл! ― сразу сказал Крий.
  ― Выпала решка! ― отозвался Имитатор.
  ― Эх! ― расстроился Крий. ― Значит, тебе и идти!
  ― Что это ― мне? ― спросил я. ― Ты же не угадал!
  ― Вот, угадал бы ― тогда бы и пошёл. А так ― извини!
  ― А вот хрен! ― не выдержал я. ― Давай по-новой!
  ― По-новой ― так по-новой! ― зевнул Титан. ― Результат всё одно тот же будет. Орёл! ― сказал он.
  ― Выпал орёл! ― объявил имитатор.
  ― Вот! ― показал на меня пальцем Крий.
  ― Что ― вот? ― спросил я. ― Ты же угадал!
  ― Ну да! ― согласился он. ― Но в прошлый раз тебе не понравилось, вот мы и переиграли! Теперь ― наоборот! Давай, вперёд!
  ― Ты опять жульничаешь! ― я начал закипать.
  ― Кто, я? ― навис надо мной Крий.
  ― А кто, я, что ли? ― заорал я.
  ― Ты, конечно! ― ответил Титан не менее громко. ― Как тебе результат не нравится, так требуешь переиграть! Жулик! ― он ткнул в меня пальцем.
  ― Имитатор! ― злобно сказал я. ― Прошу выбрать на равновероятной основе, кто из набора Шаман Махан и Титан Крий отправится в подземелье Дракона Мрака первым!
  ― Шаман Махан! ― немедленно отозвался Имитатор. А как же подумать, взвесить хорошенько? С ощущением, что меня опять обули, я двинулся ко входу в пещеру.
  ― Погоди! ― остановил меня Крий. ― Попробуем сначала его наружу вытащить.
  Он встал напротив входа и, воспользовавшись какой-то своей классовой способностью, начал орать так, что гора, в которой был вход в логово Дракона, затряслась:
  ― Эй, чудище поганое, выходи на бой смертный! Отведай-ка силушки богатырской!
  ― Что-о-о-о-о?!! ― из пещеры раздался страшный рёв, от которого я чуть не повалился на землю. Это какого же он размера должен быть?!
  ― Я говорю, силушки богатырской отведай, чудище поганое! ― уже не так уверенно проорал Титан.
  ― Что?!! Что надо? ― раздался опять рёв.
  ― Драться, говорю! ― теряя терпение, крикнул Крий.
  ― Драться ― так драться! ― проревело чудище. ― А в задницу зачем кричать?
  Я почувствовал, как мой глаз дёрнулся. Крий, наплевав на степенность и величие, быстренько отбежал от зияющей клоаки и стал пытаться оценить размер горы и наши шансы на выживание.
  ― Как же мы его замочим? ― почесал он затылок.
  ― Как, как... ― мне пришла в голову шальная мысль, и я посмотрел на гору другим взглядом, включая Определение Сути Вещей. Не понял. Гора, как гора. Ничего нового. Я посмотрел в сторону клоаки.
  
  Вход в пещеру Дракона Мрака Акваризамакса
  Предупреждение...
  
  ― Ха! ― сказал я и зашагал в сторону пещеры. А чего мне бояться? Лес я знаю, секс ― люблю! Хотя, это из совсем другой сказки. Крий провожал меня восторженным взглядом. Наверное, так же смотрели на лётчиков-камикадзе палубные техники японских авианосцев! Только после того, как я вошёл в пещеру, Титан сбросил оцепенение и поспешил за мной. Стыдно стало?
  Изнутри пещера, понятно, тоже не была похожа на клоаку. Скорее, на кладбище. Ступить было некуда от разбросанных везде трупов героев, которые до нас уже приходили победить Акваризамакса. Я оставил Титану сбор трофеев, поскольку, в общем-то, это было его задание. Хмыкание позади меня становилось всё более и более озабоченным.
  ― Что там? ― не оборачиваясь, спросил я.
  ― В каждом ― по доставке письма. Ну, первые пять я понимаю... Или, там, двадцать... Но их тут ― сотни, тысячи! И все ― в разных концах Барлионы. Что мне теперь делать? ― он вздохнул. ― Если тебе что глянется ― бери, не стесняйся! Будь как дома!
  Я нагнулся к ближайшему от меня телу и протянул руку.
  
  Вам доступно задание: Доставка письма
  Доблестный Рыцарь Айвенго был Паладином Света, воином луноликой Элуны. Доставьте богине весточку о его гибели и воинской жетон
  Для того,чтобы попасть в чертоги богини, сожмите жетон в руке и назовите имя, написанное на нём
  Награда: вариативно
  Штраф в случае провала/отказа: -5000 репутации с богиней Элуной
  Ограничение по срокам: нет
  Принять задание ― да/нет?
  
  Увидев штраф, я, даже не думая, изо всех сил хлопнул по кнопке Да. Бережёного Элуна бережёт. Хм. Интересно. Практически, не глядя, я получил амулет для мгновенного переноса к Элуне. То есть, если мне нужно будет к ней попасть, то у меня есть одноразовое средство моментально это сделать. Когда только мне захочется.
  
  Жетон Паладина Айвенго
  Класс предмета: квестовый
  Для завершения квеста выберите предмет и произнесите: Паладин Айвенго
  Жетон служит для моментального переноса в чертоги богини Элуны для завершения квеста
  
  Ничего не понимаю. Я сделал ещё два шага и опять нагнулся.
  
  Вам доступно задание: Доставка письма
  Грозный орк Сталлоне был любимым сотником Властелина Картоса. Доставьте Властелину весточку о его гибели и воинской жетон
  Для того,чтобы попасть во дворец Властелина, сожмите жетон в руке и назовите имя, написанное на нём
  Награда: вариативно
  Штраф в случае провала/отказа: -5000 репутации с Властелином Картоса
  Ограничение по срокам: нет
  Принять задание ― да/нет?
  
  Конечно, да! Не сходя с места, я набрал ещё с десяток жетонов для доставки моей тушки к Императорам, Властелину, Богине и даже к Геранике. Ну и ну!
  ― Стой! ― скомандовал я Крию. ― Ничего не трогай! Что у тебя там за письма?
  ― Да ничего особенного! ― поморщился он. ― Какие-то матери, жёны и невесты безвестных солдат со всех окраин Барлионы.
  ― И жетоны?
  ― Ну да! ― отозвался Титан.
  ― С мгновенным переносом?
  Он на меня посмотрел, как на барана.
  ― Какой мгновенный перенос? ― заорал он. ― Пешкодралом нужно ползти, даже портал не засчитают. Единственная лазейка ― если у меня неподалёку другое задание будет или кто-то меня для выполнения своего задания туда возьмёт.
  ― А награда?
  ― Пишут, что вариативно! ― он с подозрением на меня посмотрел: ― А у тебя что?
  Я показал Крию жетоны. Он долго шевелил губами, сравнивая их описания, а потом ещё хмурил брови, раздумывая, стоит ли ему сразу меня прихлопнуть или дать мне шанс убежать. Наконец, могучий аналитический ум доделал адскую мыслительную работу:
  ― Значит, так! Я тут постою, ничего не трогая, а ты пособирай.
  Я сначала хотел было возмутиться, быстро прикинув, сколько здесь на кладбище воинов и поняв, что пять сотен жетонов для попадания к Элуне, которые я даже передать никому не смогу, не то, что продать, мне совсем ни к чему, а потом, поглядев в лицо Крия, понял, что сейчас, как раз, тот момент, когда мне не стоит проявлять самостоятельность. Обход занял около получаса и мой союзник уже начал пританцовывать от нетерпения, когда я закончил собирать необычные подарки.
  ― А это кому оставил? ― показал Крий на лежащий в центре зала трупак в богатых доспехах с воткнутым в него вертикально мечом.
  ― А это ― тебе!
  ― С чего бы? ― подозрительно спросил он, подходя к телу.
  ― Чуйка! ― сказал я.
  ― Какая чуйка?
  ― Шаманская! ― для убедительности поднял вверх указательный палец.
  Крий нагнулся и запустил руку в мертвеца. Лицо его просветлело, на губах появилась улыбка, и он замер, явно просматривая статы добычи.
  ― Ну, что там? ― не утерпел я.
  ― Там ― всё хорошо! ― улыбнулся мне он.
  ― А что ― хорошо?
  ― А всё ― хорошо! ― его улыбка стала ещё шире.
  ― Не расскажешь?
  ― Маленький ещё! ― заявил он.
  ― Да я тебя на пятьдесят уровней выше! ― обиделся я.
  ― Ты ещё подпрыгни! ― сразил меня он.
  К концу пещера загибалась влево и переходила в какое-то ярко освещенное помещение, которое нам из прохода не было видно. Когда мы были уже недалеко от этого загиба, всё пространство вокруг, казалось, наполнил гомерический смех таким низким басом, что у Крия даже застёжки на броне начала дребезжать, а у меня сразу заболела голова:
  ― У-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! ― сотрясал стены своим смехом Акваризамакс. ― Еда! Я чую много свежей еды! У-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  ― Да нас тут двое только! ― крикнул я, улучив момент тишины, за что получил сердитый взгляд от союзника.
  ― Как ― двое? ― удивлённо спросил Дракон, а потом опомнился: ― У-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! Мал каравай, да дорог! ― и пятно света оказалось закрыто гигантской тенью.
  ― Золотник! ― машинально поправил Крий.
  ― У-ха-ха... ― Дракон прервался на полу... смехе? Как будто подавился. ― А каравай? ― спросил он таким низким демоническим басом, что меня пробрало до самого мозга моих виртуальных костей.
  ― На чужой каравай рост не разевай! ― ответил я.
  Крий вперёд меня достиг поворота, заглянул и... Его лицо перекосило в какой-то ужасной гримасе, а тело свело судорогой. Явно от боли он схватился за живот, согнулся пополам и принялся заваливаться на землю. Распахнутый рот под выпученными глазами безуспешно хватал воздух. Мгновенно среагировав, а начал посылать в Титана одного за одним Духов Исцеления, но тому явно не становилось лучше. Я ступил за угол, бросил взгляд...
  Мою диафрагму свело настолько резко, что воздух мгновенно покинул лёгкие схватившись за живот, я с выпученными глазами пытался вздохнуть, но содрогающаяся в судорогах диафрагма не позволяла мне этого, выталкивая из лёгких даже те крохи виртуального кислорода, что каким-то чудом там задержались.
  
  На Вас наложен дебаф Живот Надорвёшь!
  В течение минуты Вы парализованы из-за неспособности дышать
  
  На меня надвигался Акваризамакс. Почти теряя сознание, я достал жетон и сжал в руке.
  ― Па.. ладин Айвен...го! ― прохрипепел я, закрывая глаза.
  Зажурчал ручеёк божественного смеха Элуны:
  ― Ты по-прежнему не смеешь смотреть на меня, Шаман!
  Я помотал головой.
  ― Погоди-ка, что это с тобой?
  
  Вы получили Малое Благословение Богини Элуны
  Все ранее наложенные дебафы и проклятья снимаются

  Вы получили постоянный иммунитет к дебафу Живот Надорвёшь!
  
  Облегчение было настолько стремительным и неожиданным, что я даже забыл, что пора бы начать дышать. Ничего, богиня напомнила:
  ― Шама-а-ан! ― я вдохнул и вскочил на ноги, машинально склонив голову. Она снова рассмеялась: ― Чего же ты так боишься?
  ― Боюсь оскорбить мою богиню недостойными желаниями простого смертного! ― привычно пробормотал я.
  Элуна не ответила, но в воздухе повеяло какой-то грустью. Стряхивая наваждение, я пробормотал:
  ― Я принёс плохие вести, богиня!
  ― Наверное, ты говоришь о моём славном рыцаре Айвенго?
  ― Да, Элуна! ― я протянул ей жетон, и тот исчез с моей руки.
  ― Расскажи мне, как он умер, Шаман!
  ― Прошу прощения! ― сказал я, вспомнив о Крие, к которому в этот момент наверняка подбирается Акваризамакс. ― Мой долг друга и союзника зовёт меня!
  ― Твоя преданность похвальна, Махан! ― усмехнулась она. ― Однако, здесь нет времени. Когда ты вернёшься обратно, там не пройдёт и мгновения! Присаживайся и рассказывай, пожалуйста!
  У моих ног появились подушки и столик с явствами.
  ― Отведай моей скромной пищи! ― краем глаза я увидел, что богиня уселась за столик напротив меня и рукой приглашает меня угощаться. Я попробовал. Это было нечто незабываемое! С грустью ко мне пришло осознание того, что отныне для меня Золотая Подкова по степени изысканности приблизилась к какой-нибудь пельменной неподалёку от моего жилища в реале.
  
  Вы отведали Пищи Богов
  Вы получаете баф +100% ко всем характеристикам
  Срок действия бафа: 24 часа
  
  ― Я никогда не знал Айвенго, Элуна, и не знаю, как он погиб. Я мог бы тебе рассказать правдивую версию происшедшего, но она скучна и грустна...
  ― Расскажи мне, Шаман, историю Паладина Айвенго, достойную ушей богини, ― попросила она.
  ― Любая подвиг достоит того, чтобы о нём услышала богиня, ― почтительно склонил голову я. ― Но я могу тебе рассказать историю, достойную ушей прекрасной женщины.
  Мне почудилось, что Элуна нетерпеливо кивнула.
  ― Так вот, странствовал по свету Пилигрим Добра и Паладин Света по имени Айвенго. Много добрых дел успел он совершить, всегда приходя на помощь слабым и обиженным. И вот, однажды вернулся он в места, откуда был родом, и под видом странника постучался в родной дом. Его отец, сэр Седрик, лично открыл дверь, чтобы приветствовать путника, а только не узнал он сына своего. За столом у Седрика было много гостей, и один из них, Тёмный Рыцарь Буагильбер, похвалялся своими победами. Пилигрим заметил, что на последнем Большом Поединке, проводившемся в городе Агра, три Паладина Света победили всех соперников. Двух пилигрим назвал, а имя последнего запамятовал. Тогда Тёмный Рыцарь сказал, что он знает имя того Паладина, и емя его было Айвенго.
  Племянница сэра Седрика, леди Ровена, влюблённая в Айвенго, стала спрашивать о его судьбе Буагильбера, и тот, надеясь покорить сердце красавицы, стал поносить её возлюбленного и уговаривать Седрика отдать Ровену ему. Тогда Седрик объявил, что назавтра устраивает турнир, и что победитель турнира получит руку Ровены в награду.
  На следующее утро на турнир собралось много рыцарей, ведь слава о красоте Ровены шла далеко за пределами родного Айвенго Ротервуда. И начался турнир. Ломались копья, сшибались кони, воздух трещал от атакующих заклинаний, а броня рыцарей лопалась под натиском соперника, как перезрелый арбуз. Маги не успевали лечить проигравших, волоком покидающих ристалище. И вот, наконец, остались лишь двое ― Тёмный Рыцарь Буагильбер и Паладин Света без имени и без герба. Когда они сошлись в схватке, свет померк от мощи применяемых классовых умений и защитных техник. Когда кони пали, копья были сломаны, а мана у обоих истощилась, стали они биться на мечах, высекая искры из лезвий и доспехов друг друга. Паладин оказался сильнее Тёмного Рыцаря, и последнего с единичкой жизни унесли с Арены. Паладин склонил голову перед леди Ровеной, которая, покорившись своей судьбе, вышла наградить победителя брачным венком. Сколь же было велико её изумления, когда она сняла с рыцаря шлем и увидела своего возлюбленного.
  В тот самый момент, когда она увенчала своего жениха и подарила ему поцелуй, с неба спустился огромный дракон, крылья которого застилали солнце, схватил Ровену когтистой лапой и унёсся ввысь. Никто не пришёл на помощь истерзанному схваткой Паладину, поскольку все присутствующие воины один за одним полегли на Арене. Тогда взял Айвенго свой меч и, шатаясь, побрёл в сторону, куда Дракон унёс его суженую. Не забудь зубы драконьи захватить крикнул ему вслед сэр Седрик. Брёл он три дня и три ночи, питаясь кореньями и ягодами, и, наконец, добрался до огромной пещеры, вырубленной в чёрной горе. Бесстрашно вошёл он туда и нашёл Ровену, прикованную цепью к Дракону. Перерубил он тогда цепь и освободил невесту. Но не подняоась у него рука убить спящего Дракона, и стал он будить его. И толкал он его, и мечом колол, а только не было толку, Дракон лишь похрапывал. Тогда вырвал Айвенго клыки у Дракона, а потом взял леди Ровену за руку и повёл её домой.
  Там они сыграли свадьбу и удалились в покои, откуда не выходили две недели. А на третьей в середине ночи был замок разбужен ужасным грохотом. Кто там стучит? крикнул Айвенго. Фяф увнаеф! раздался громовой рык из-за стен. Поцеловал тогда Айвенго молодую жену, взял верный меч и вышел он биться с Драконом. Недолго битва шла, нанёс Дракон ему страшный удар в грудь, и упал рыцарь, истекая кровью. Наклонился к нему Дракон и сказал, За бваговофтво твоё и ва то, фто не убив меня фпяфево, квянуфь, буду зафифять и вену твою, и потомков, пока я фам выв!
  Сказал ― и улетел. А леди Ровена родила через восемь с половиной месяцев двойню, и стали они самыми сильными и прославленными Паладинами во всей истории.

  
  Закончив сказку, я замолк. Молчала и Элуна.
  ― Спасибо тебе, Шаман! ― вдруг сказала она. ― Я слышала обрывки этой истории много раз, но никогда полностью, и не знала, что она про моего славного Айвенго. Спасибо, что донес её до меня.
  
  Вы получили деяние Во Глубине Веков
  Вы узнали историю славного рыцаря Айвенго, Паладина Света
  Интеллект: +10
  Репутация со всеми встреченными фракциями: +500
  Соберите все десять сказаний цикла Во Глубине Веков
  Награда за цикл:
  Интеллект: +50
  Харизма: +25

  Вы получили достижение: Боян
  Вы сумели рассказать старую историю на новый лад
  Бонус к интеллекту: +20%
  Бонус к харизме: +10%
  Бонус к привлекательности с НПС женского пола: +30

  Вы выполнили задание Доставка Письма
  Награда: благословение Элуны
  Бонус ко всем характеристикам: +5%
  Доступных очков характеристик: +10
  Новое классовое умение: +1
  
  ― Я рад, что смог помочь тебе, богиня! ― я поднялся с подушки, решив, что далее мне её отвлекать ни к чему.
  ― Ступай, Махан, ― грустно сказала Элуна, и я снова очутился в пещере Дракона... Как раз в тот момент, как Акваризамакс приблизился ко мне, чтобы... А что он смог бы сделать со мной, интересно, кстати! Увидев, что я не валяюсь на земле в корчах, он тут же попытался снова применить свою технику и... Ничего не произошло. Он удивлённо уставился на меня и опять попытался наслать на меня дебаф. Никакого эффекта! Малое Благословение работало отлично! Дракон развернулся и попытался было предпринять стратегическое отступление, но я в два шага догнал его, оторвал от земли  и поднял в воздух.
  Крий, похоже, постепенно начал приходить в себя, поскольку с той стороны, где он валялся, послышились хрипы и бульканье. Здоров же он всё же! Я посмотрел на гиганта, который, по прежнему держась за живот, уже нашёл в себе силы дышать. Он бросил взгляд на Акваризамакса и его тело снова свело судорогой:
  ― А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха! ― катался по земле Титан, нелепо дрыгая ногами. ― Дракон, мать твою! Дракон!
  ― Ну, Двакон, и фто фмефново? ― недоуменно отозвался висящий вверх хвостом супостат.
  ― Дракон! ― ещё сильнее разошёлся Крий. ― Ой, не могу! Ой, держите меня семеро! Дракон! А-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха-ха!
  ― Прекрати истерику! ― бросил ему я. Крий замолк и, кряхтя, встал, направившись к нам.
  ― Дракон, говоришь! Да отпусти ты его! ― сказал он уже мне.
  ― Ну, Двакон, и фто? ― ответила животинка. Надо сказать, что дебаф Живот Надорвёшь был очень действенным. Дракон был красного цвета, состоял из коротеньких ножек, которые позволяли ему едва отрывать на ходу брюхо от земли, круглого тельца сантиметров восьмидесяти в диаметре, двух небольших перепончатых крылышек как у летучих мышей-вампиров, хвоста длиной с полуметр с шипом на хвосте и трёх голов. Горыныч, в общем, в миниатюре. Всё это венчали три пары огромных голубых глаз с длиннющими ресницами и три пары торчащих изо рта длинных резцов, которые и вынуждали его шепелявить.
  ― Ой, какой гвовный! ― передразнил его Титан.
  ― А фто ты двавниффя! ― сказала одна из головок, а другая повернулась ко мне, хлопая ресничками:
  ― А фто он двавнифа? ― я не выдержал и опять согнулся от смеха. Хорошо, хоть дебаф не повефиви... То есть, не повесили!
  ― А фто ― неввя? ― продолжал угорать Крий.
  ― А и неввя! ― откликнулся Дракон. ― А то инафе...
  ― Фто ― инафе? ― спросил Крий. Три головки внимательно осмотрели его с ног до головы, Акваризамакс просеменил к нему и, остановившись у ноги, поднял заднюю лапку.
  ― Э-эй! ― крикнул Титан, отпрыгивая. ― Ты фто твовиф?
  ― Может, хватит? ― спросил я. ― Так теперь и будешь до конца жизни шепелявить!
  ― Да ты гониф! ― огрызнулся гигант и озабоченно замолк. Потом он открыл рот и, тщательно проговаривая слова, произнёс: ― Хорошо, не буду больше! ― он сел на камень и с грустью посмотрел на Дракона: ― И что мне с тобой теперь делать?
  ― А фто нувно девать? ― удивленно спросило чудовище.
  ― Да вот, победить тебя я должен!
  Акваризамакс свёл вместе три головы, и они начали весьма бурно, но совершенно неразборчиво что-то обсуждать. Основная проблема состояла в том, что говорить все три головы пытались одновременно, и от этого бедлама у меня очень быстро закружилась голова. Видимо, придя к какому-то решению, все три головы дружно кивнули, и Дракон подбежал к ближайшему камню. Он заполз на краешек пузом и водрузил сверху переднюю лапку, поставив её на локоть.
  ― А что! ― согласился Крий. ― Это ― мысль! ― он тоже подошёл к камню, присел и схватил своей ручищей лапку Дракона, тоже уперев её локтем. ― Махан, проконтролируй!
  Я подошёл к ним, обхватил переплетённые кисти руками, поднял голову и, закрыв глаза, начал:
  ― Сегодня мы собрались, дети мои, чтобы венчать...
  ― Махан! ― заорал Титан. Если бы мы с ним не были в группе, я бы точно какой-нибудь дебаф словил, тем более, что сидящий на корточках Крий орал мне точнёхонько в ухо. Я замолк, проверил правильность позиции рук и локтей и сосчитал до трёх:
  ― Раз, два, три! ― я отпустил руки, и противники принялись нагибать друг друга. Мне, естественно, подумалось, что Титан завалит Дракона и даже не поморщится. Не тут-то было! Акваризамакс оказался неожиданно настолько силён, что почти пригвождённый к импровизированной столешнице Крий, побледнев и прикусив губы, удерживался лишь на одной силе воли. Однако, удержавшись, он начал потихоньку, миллиметр за миллиметром, отвоёвывать пространство. Вот, уже и он почти прижал лапку вращающего глазами Дракона к камню. Ещё немного, ещё... Есть контакт. Недовольный Акваризамакс, вырвав лапку из хватки гиганта, тут же принялся мять её и потирать.
  ― Два иф твёх? ― предложил он.
  ― Хватит тебе! ― отрезал я. ― Мы здесь по делу собрались! Ну, обновилось? ― спросил я у Крия.
  ― Н-нет! ― тот, наконец-то, оторвался от тщательного поиска в логах м плотоядно посмотрел на Дракона. ― Похоже, надо его того... ― он провёл рукой по шее. Все три головы Акваризамакса дружно сглотнули.
  ― Не надо! ― сказал я. ― Можно Реноксу это чудо показать, может, он придумает, что делать!
  Три головы опять сглотнули:
  ― А, мовет...
  ― Что ― может? ― переспросил Титан.
  ― А, мовет, в уфлувение меня вовьмёф?
  Крий задумался:
  ― А ты вассальную клятву знаешь?
  ― Нет, ― огорчился Дракон. ― Я только вабфкую внаю. Ой, многие мне пьифягали! ― три пары глазок мечтательно закатились к потолку пещеры.
  ― Ну, давай рабскую! ― махнул рукой гигант. Дракон всеми тремя головами одновременно начал бормотать слова, как только я призвал Имитатора засвидетельствовать клятву. После того, как он закончил, на каждой его шее появилось по золотому ошейнику, а над ним, наконец, зажглась зелёная полоска
  
  Дракон Мрака Акваризамакс, раб Титана Крия
  
  Крий удовлетворённо кивнул. Монстр повержен, публика рыдает, задание закрыто. Можно и на выход. Оказавшись снаружи, я достал амулет связи:
  ― Тебя подбросить? ― спросил я Крия.
  ― Тут задание на доставку недалеко. Километров десять. Сам дойду.
  ― А мовно и по вовдуху! ― внезапно подал голос Дракон.
  ― Ты, что, ещё и летать умеешь? ― удивился гигант.
  ― Конефно! ― всеми тремя головами изобразил голливудскую улыбку Акваризамакс. ― Я ефё и тебя унефу!
  ― Да ладно! ― сказал я.
  ― Вот, фадифь! ― Дракон повернулся к Крию хвостом.
  ― Да меня пацаны засмеют! ― возмутился тот.
  ― Фадифь, фадифь! ― настаивал монстр. ― Никто не увидит!
  Крий с опаской, чтобы не раздавить, подошёл к Дракону, оставляя его между ног и примостился между шеями и крылышками. Я показал ему скатанные в колечко большой и указательный палец. Он показал мне кулак. Крылышки дракона замахали и расплылись, издавая довольно громкое жужжание. Как у шмеля, к примеру. Дракон приподнялся над землёй и медленно, временами проседая на пол-метра-метр, набирал высоту, удаляясь. Со стороны казалось, что Крий просто летит на каком-то шаре. Вылитый барон Монхаузен! Естественно, я всё это снимал. Внезапно Дракон сделал разворот и устремился ко мне. Зависнув рядом, Крий добрым тоном произнёс:
  ― Увижу видео в сети... Помни, я знаю, где ты живёшь! ― И упорхнул в сторону заката
  

◅─◈─▻
  Махан! Отзовись!
  
  Это короткое письмо прошло все фильтры спама и пришло ко мне отмеченным к немедленному прочтению. Причина была проста ― оно было от одного из немногих игроков, кого я не внёс в чёрный список сразу, как я первый раз залогинился после реабилитации.
  
  Привет! Отзываюсь!
  Ты куда пропал?
  
  Я медлил с ответом. Стоит ли грузить не сильно мне знакомого человека своими проблемами?
  
  Это долгая история. И, скорее всего, не очень интересная.
  Звучит обидно. Я тебя уже две недели ищу.
  Десять дней всего.
  Тем более!
  
  Два якоря мне в печень! Получив этот ответ, я уронил челюсть, в очередной раз удивляясь логике. Вот, как так можно?
  
  В замок ко мне прыгнешь?
  А поймаешь?
  Ты же лёгкая, как пушинка!
  Ну, смотри!
  
  ― Вилтракс, пришли телепорт за Флейтой!
  Через минуту послышались быстрые шаги. Я невольно встал и, оказалось, не зря. Вбежавшая в зал зомби, уже будучи почти рядом, подпрыгнула и в полёте развернулась боком, предоставляя мне решать, ловить ли её на руки или позволить приземлиться нежной задницей на каменный пол. Пришлось ловить.
  ― Смотри-ка, поймал! ― в глазах Флейты, обвившей руками мою шею, плясали озорные искорки. Очевидно, тараканы у неё в голове устроили фейерверк. Я сразу сгрузил её на землю, недовольно отодвигая:
  ― Ты что себе позволяешь?
  Она было закусила губу от досады, а потом, сомкнув руки за спиной, словно маленькая девочка, начала описывать носком по полу окружность:
  ― Ну, ты же сказал, что поймаешь, ― извиняясь, улыбнулась она. ― Вот я и воспользовалась любезным предложением.
  Хвост мне в кеды! Я хлопнул себя ладонью по лбу и побрёл было обратно в кресло, но на полпути вспомнил, что она пришла не просто так, а зачем-то, значит, и не уйдёт просто так. Обернувшись, я посмотрел на аж пританцовывающую от нетерпения бывшую ученицу. Увидев, что я обернулся, она прижала руки к груди и даже пару раз подпрыгнула. Я попытался прогнать недовольное выражения со своего лица и, надеюсь, мне это удалось.
  ― Здравствуй, Флейта! ― как можно благожелательнее сказал я, шаркая ножкой, чтобы заглушить скрежет зубов. Она в ответ изобразила такой же адреналиновый книксен, подпрыгнув чуть ли не выше, чем до этого присела:
  ― Привет! А что это ты такой хмурый?
  ― А что это ты такая весёлая? ― буркнул я.
  ― А я Испытание прошла! Теперь я ― Элементный Шаман! ― весело сказала Флейта, растянув рот в улыбке до ушей.
  ― Флаг в руки и барабан за спину! ― пробормотал я себе под нос. Честное слово, в мои планы не входило, чтобы она меня услышала! Ара, мамой клянусь, да! Улыбка начала сползать с её лица, а сама Флейта стала походить на побитую зомби-собаку.
  ― А я так хотела похвастаться, у компа сидела, ждала, пока ты появишься! ― она развернулась и потопала на выход. Скатертью дорожка! Я тоже развернулся, издали примеряясь, как я сейчас удобненько примощу свои кости на этом замечательном троне. А вот вам рыбьих потрохов под подушку! Истошный девичий вопль и последовавший за ним громогласный утробный рёв какого-то неведомого чудища заставили меня подпрыгнуть на месте, сделать в полёте пируэт на пи радиан и вызвать в себя Малого Духа Исцеления, чтобы не хлопнуться в виртуальный обморок от страха.
  Из-за поворота выскочила Зомби и, раскрошив изящной ножкой, покрытой язвами и трупными пятнами, угол попавшейся на пути гранитной скамейки, прицельно запрыгнула ко мне на руки, сразу спрятав голову у меня на плече. Какого морского чёрта... Вслед за Зомбей появилось чудище. Нет, не так! Появилось Чудище! Кстати, если кто-то думает, что слова про обло, озорно, огромно, стозевно и лаяй принадлежат Радищеву, то такому скажу сразу ― товарищ, ты неправ! Нет, ну, какая только чушь не лезет в голову Шаману, ведущему неравную борьбу с медвежьей болезнью. Опять же, интересно, если я сейчас обделаюсь, мне дадут Достижение и приём у Императора?
  На огромном мощном теле с серой кожей и розовыми ладошками и ступнями покоилась круглая голова диаметром около метра с полутораметровыми ушами и шестидесятисантиметровыми бивнями, выступающими из-под двухметрового хобота, который, будучи сантиметров сорока у основания, к концу сужался до жалких двадцати пяти сантиметров. Нащупав меня маленькими злобными глазками, Слонопотам задрал хобот к пололку, кроша венецианскую лепнину и флорентийскую мозаику, и опять издал этот трубный звук. Ноги мои начали подгибаться, и я сам себе скомандовал стратегическое отступление. Развернувшись вместе с Флейтой на руках, я прогарцевал в укрытие за троном, зачем-то высоко поднимая колени. Слонопотам было дёрнулся за мной, но, запутавшись ногами в хоботе, который доставал ему до колен, шмякнулся об пол. Дёрнувшись пару раз, он выдернул свой горн из-под себя и затрубил уже, скорее, обидно и жалобно. Я на секунду даже проникся сочувствием к ужасной зверушке, и обратил, наконец, внимание на надпись над зелёной полоской здоровья.
  Крий.
  Жёсткий диск мне в позвоночник и флешку в селезёнку! Крий!
  
  Игрок Крий желает принять Вас в группу. Согласиться/отказать?
  
  Жму Согласиться.
  
  [Крий] Ну, наконец-то! Махан, спасай!
  
  ― Э-ээ... ― проблеял я. ― А что мне за это будет?
  Слонопотам, наконец, поднявшись с пола, оглушительно затрубил. Мне заложило уши.
  
  Вы получили
  Баф От Улыбки Станет Всем Теплей
  Бодрость: +100%
  
  Круто! Я тоже так хочу! Не Крий, а Мона Лиза какая-то!
  ― Понял, понял! ― я подошел к нему и стал разглядывать. ― Скажи мне, друг Крий, а как эта штука оказалась на тебе?
  Крий, одетый по команде Газы!, вздохнул и раскрыл мне свойства своего шлема. Мать моя каракатица, костыль старого Сильвера мне в печень! Да такое даже Анастария, ни на секунду не задумываясь, нацепила бы!
  ― А ты последнюю строчку читал? ― Крий трубно вздохнул. Понятно, решил, что прокатит. Видать, не прокатило! ― И кто из нас после этого Лох? ― он виновато скосил маленькими глазками в сторону и ткнул себя хоботом в грудь. Я попытался сесть на пол и обнаружил, что у меня на руках до сих пор сидит Флейта. А я-то думаю, откуда это мертвечиной тянет!
  ― Так, слезай! ― скомандовал я ей. Нежить помотала головой. ― Это ― Крий, он ничего плохого тебе не сделает!
  Флейта с опаской посмотрела на Титана. Тот что-то коротко рявкнул, и Зомби ветром с меня сдуло. Я, наконец, смог усесться. И что мне делать? Использовать Духов? Без толку, они ― не для этого! Изменить суть вещи? Я включил Определение Сути Вещей и этим способом поглядел на шлем. Так, с длиной хобота понятно ― он для гнёзд модификаторов, а их там за полсотни. А вот это ― интересно! Модификаторы из гнёзд не вынимаются. А в последнем гнезде ― Крий! То есть, мне всего-то и надо ― каким-то образом выковырять Крия из гнезда. Ха! И не таких вытаскивали!
  Я открыл конструктор и поместил в него шлем со вставленным в него игроком. Поначалу у меня ничего не выходило, поскольку шлем был неуничтожим, а игрок ― неубиваем, особенно, с нашей разницей в уровнях. Тогда я обратил внимание на орнаментальное плетение, которое обвивало каждый модификатор, удерживая в гнезде. Что-то оно мне напоминало. На первый взгляд, семь переплетшихся змей, каждая из которых зубами держала другую за бок. Жаль, что я не видел, что у них было в зубах, когда гнездо было пустым. То есть, теоретически можно было бы разжать им пасти стамеской, но я подозревал, что они сразу вцепятся в свою цель снова. Я посмотрел на лежащий на полочке Императорский Нефрит, и мне в голову пришла безумная мысль.
  Я начал выстраивать в голове чертёж замысловатой конструкции, которая должна была помочь мне занять змей на время. Потом я перенёс чертёж в Конструктор и достал первый камень, прилаживая изделие к нему. Сложность была в движущихся частях. Их я решил посадить на оси из Императорской Стали, протерев Императорской Ветошью и смазав Императорским Маслом. Когда последняя деталь была прилажена на место, я понял,что ещё чего-то не хватает. Достав круглую палку Императорского Дуба, я обрезал её по размеру и вставил на посадочное место.
  
  Создан предмет экипировки змеелова Яблочко задора
  Описание: предмет, которым со времён глубокой древности охотники пользуются для выманивания и лова змей
  +20 ко всем основным характеристикам
  +50 к устойчивости к ядам и интеллекту, если предмет находится в инвентаре
  Ограничения: не больше восьми предметов в инвентаре
  Превышение этого числа не приведёт к дальнейшему повышению характеристик

  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 16
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 165

  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500
  
  Я сразу же решил проверить, как оно действует, и подсунул яблоко ближайшей змее. Как только та увидела Яблочко, её глаза бешено завращались, она отпустила бок товарки и вцепилась в вожделенный фрукт. Под натиском её челюстей ловушка подалась и смялась, выстреливая в сторону двумя парами захватов, которые тут же с сухим лязгом сомкнулись на челюстях, намертво их схватывая. Змея пару раз изумлённо дёрнула головой и затихла. Я быстренько приготовил ещё шесть яблочек и рассовал их оставшимся змейкам.
  
  Получены улучшения навыков:
  +6 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 171

  Вы разгадали секрет древних мастеров Самый лучший камешек ― это ты! В стародавние времена мастера-ремесленники создавали наборы, которые использовали владельца для радикального улучшения характеристик. Секрет заключается в особом плетении рамки гнезда артефакта, которое позволяет удерживать владельца в гнезде
.
  
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 17
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 176
  
  Я вывалился из Конструктора и увидел радостно крутящего головой Крия. Рядом с ним валялся тот самый шлем. Флейты не было. Судя по времени суток, я колдовал более восьми часов. Крий пнул шлем ко мне и поморщился от боли ― в древнем артефакте весу было центнера полтора:
  ― Забери эту гадость!
  Я нагнулся и, поднапрягшись, засунул проклятый шлем в сумку. Авось, пригодится! Титан шагнул вперёд, взял меня одной рукой за горло и поднял над собой:
  ― Ещё раз увижу, как ты с несовершеннолетними тискаешься... Ты понял?
  Я дёрнулся, пытаясь его пнуть, но руки у Крия были длиннее моих ног.
  
  У Шамана три руки...
  
  Скользнув в Мир Духов, я непозволительно долго ― по времени этого мира ― выбирал нужного. Вот он, тот, которого я ищу. Дух, Натягивающий Нос... Я метнул его в Титана, и того сразу же изогнуло, сворачивая калачиком, его нос укрупнился до немыслимых размеров, и Дух, Натягивающий Нос на Задницу, затолкав туда ягодицы Крия, удалился обратно в свой Мир.
  Я вздохнул и, наконец, уселся на трон, ожидая, пока мой союзник выберется из своих ноздрей. Ждать пришлось долго. Я, кстати, знаю теперь, откуда Брейгель черпал своих уродцев ― это были орды тех, кому нос на задницу натянули. Европа, Средневековье, человек человеку ― брат... Минут через пятнадцать Титан таки умудрился выползти из себя и, кряхтя, направился к стулу у моего трона, хмуро на меня глядя.
  ― А что ей ещё было делать, когда ей навстречу попался ты, да ещё и с хоботом?
  ― Да ну, не так же всё страшно было? ― возмутился Крий. Я молча закинул ему видео, которое снимал с момента, как услышал истошный вопль Флейты. Ещё через пару минут этот хмурый человек ржал, как мустанг, встретивший в прерии стадо кобылиц. Тьфу-ты, всё у этого Титана не как у людей ― то трубит, то ржёт...
  ― Ты мне лучше расскажи, как с тобой такое несчастье приключилось!
  ― Да по духанству! ― смущённо пожаловался он. ― Есть у разрабов такая крыса, она ещё за сюжет с Гробницей ответственная. Давно у неё на меня руки чесались. А тут малабарский куратор ей какой-то спор проиграл. Из-за тебя, между прочим! Ну, и в итоге она смогла мне пакость устроить. Нет, всё ― по-честному, ты же предупреждение видел? Так вот, в подземелье только для моего класса выношу я всех миньонов, потрошу Босса, а из него выпадает это... Ты уж потщательнее выбирай, кому его вручать... В реале у тебя точки возрождения не будет!

  

Глава 3. Гробница

  
  [Махан] Отзовись! Ты куда пропала?
  
  Вот же бiсова дiвчина! Я же вижу, что она в Барлионе, какого чёрта не отвечает? Уже пятое или шестое послание за сегодня. Я думал, что она, пока я освобождал Крия, скучать начала, оттого и усвистала, ан нет! Затаила, похоже! Сама виновата, нечего под горячую руку соваться!
  Надо сказать, что повышение характеристик Ремесла и Ювелирного дела сказалось на моём настроении в самую положительную сторону. Убедившись, что Крий ушёл, я тут же вдавил кнопку выхода и провёл вечер на своей террасе в бочке с горячей водой, разглядывая звёзды, еле видные на этом не по-ночному светлом небе. Мерцающие в небе огоньки манили и звали, и я не за метил, как задремал, внезапно обнаружив себя среди этих огоньков. Звёзды начали плясать вокруг меня, водя хоровод, а потом размазались, становясь какими-то мутными разноцветными тенями, и остановились, покачиваясь передо мной в каком-то мерном ритме. Невольно я, ― тот я, что был во сне, ― начал пританцовывать вместе с ними, ловя ритм. У шамана три руки, ― вот, что они танцуют! Рассмеявшись этой мысли, я спугнул теней, и они порскнули в стороны. Я тут же проснулся, глядя на желтеющую полоску у горизонта, думая о том, что было бы смешно утопиться в собственной ванне.
  Не торопясь позавтракав и приняв душ, я пошёл на работу, дав себе обещание сегодня вечером обязательно выбраться в люди. Пошёл на работу ― значит, залез в капсулу и нажал на кнопку. Почти сразу же я вспомнил, что как-то нехорошо всё вчера закончилось с Флейтой, и отправил ей письмо. Потом ещё одно. Потом ещё... Как будто мне делать нечего! То есть, дело-то у меня, как раз, было, но во всём важны приоритеты.
  Вот, кстати, интересно... Корник же как-то находил меня! Даже когда я, по его словам, перестал быть его учеником. Интересно, как бы мне это обстряпать? Может, для этого тоже есть Дух? Я скользнул в их Мир в поисках того, что мне нужен. Исцеление, Огонь, Вода, Щит попадались в огромном количестве. Это уже начало походить на фарс, ― для того, чтобы мне найти человека, то есть, зомби, сначала мне нужно найти Духа, который сможет найти мне... зомби. Хм, интересно, а у Духов есть Духи? Хотя, конечно, идея бредовая ― в Мире Духов Духов искать Духа-Духа, который поможет мне найти Духа, который найдёт мне человека... Тьфу, зомби! Ради эксперимента я всё-таки решил попытаться и уселся медитировать.
  Очень занимательно! Я оказался как бы в колпаке, по поверхности которого мельтешили разноцветные точки, пятнышки, пятна и огромные кляксы. Я присмотрелся к одной из них и понял, что это ― Малый Дух Огня. Сосредоточившись на том, что не хочу видеть Духов Огня, я коснулся карты. Красные точки пропали. Я коснулся синей, и Духи Воды тоже оказались отфильтрованы. Мне становилось всё холоднее и холоднее. То ли это место высасывало из меня силы, то ли, действительно, здесь было так холодно несмотря на то, что сразу я холода не почувствовал.
  Точек становилось всё меньше, и я уже почти махнул рукой на эту затею, которая мне пока ничего, кроме стучащих зубов и ещё небольшого кирпичика в стену моих знаний о Барлионе, не принесла, ка я наткнулся на то, что мне было нужно. Малый Дух Поиска. Я немедля его вызвал, и он выдал мне координаты. Отлично! На карте появилось пятно диаметром километров двадцать. То, что мне нужно! Ну, по крайней мере, я знаю, что она ― в Картосе! Вздохнув, я отмёл со сферы всех Духов, кроме Духов Поиска. Помомо Малого Духа, нашёлся ещё просто Дух, Великий Дух и Высший Дух. Не дрогнувшей рукой я вызвал Высшего. А что? У меня в Барлиона точка возрождения ― практически, под седалищем. Всё равно, хотел сходить проветриться в город. Великий дух лихо скосил у меня две трети здоровья и выдал мне на карте окружность радиусом пять метров. Срочно призывая в себя духов Малого Исцеления, я изумлялся точности, с которой получил целеуказание на девственно-белом поле совершенно незнакомой мне территории. Я вышел из Мира Духов и направился в зал телепорта.
  Портал, вспышка ― и я лечу в тёмную пасть чудовищной пропасти, провожая взглядом балансирующую на тонкой перекладине поперёк двух краёв тонкую фигурку. Я аж растерялся. На перерождение улетать совершенно не хотелось. Может, крюк какой соорудить и за что-нибудь зацепиться? Эх, жаль, что у меня нет такого же баббла, как у... Как у Паладинов. Или поискать ещё какого-нибудь духа, который летать умеет, как Дракон, к примеру? Я стукнул себя кулаком в лоб. Совсем мозги заплесневели!
  Однако, далеко я успел вниз улететь! Путь обратно занял, по самым скромным прикидкам, минут пять!
  
  Вы получили достижение: Чкалов
  Ваша скороподьёмность достигла 10 м/c
  При полёте:
  Интеллект: +20%
  Сила: +20%
  Выносливость: +20%
  Следующий уровень: Кожедуб
  Требуемая скороподъёмность: 15 м/с
  При полёте:
  Интеллект: +30%
  Сила: +30%
  Выносливость: +30%
  
  Я взлетел над краем обрыва примерно в сотне метров от того места, где моя бывшая Ученица переходила пропасть. Аккуратно, чтобы ненароком не сдуть её с опоры, которая при ближайшем рассмотрении оказалась прутиком шириной сантиметра три, я уселся рядом с мостиком и стал ждать, когда Флейта дойдёт до конца. В том, что дойдёт ― а не сомневался. Она шла, закрыв глаза и очень медленно делая шажок за шажком. Я не видел, чтобы духи поддерживали её, но было такое ощущение, что удерживать равновесие ей и вовсе не нужно. Что же это за испытание такое?
  Она ступила на землю, распахнула глаза и села рядом. Я улыбнулся:
  ― А зачем тебе девственницы?
  Она подняла на меня свои затянутые белёсой плёнкой глаза:
  ― Ты плохо знаешь первоисточник! Девственниц в раю приведёт с собой жена.
  Похоже, меня поколотили собственной шуткой. Я не знал, что ответить.
  ― Рассказывай! ― потребовала она.
  ― Что? ― притворно изумился я.
  ― Начни с того, куда ты, злобное унылое чудовище, дел весёлого и неунывающего Махана! ― поскольку я продолжал молчать, она предложила: ― начни с того, куда ты пропал на две недели!
  ― Десять дней, ― машинально откликнулся я.
  ― Тем более! ― торжествующе сказала она. Я готов был поклясться, что под бельмами её глаз плясали озорные искорки.
  ― Я выкупился, Флейта! ― выдохнул я.
  ― Что значит ― выкупился? Тебя пираты угнали в рабство? ― нахмурилась она.
  ― Нет, я из Барлионы выкупился. Наружу, в реал. На белый свет.
  Зомби озадаченно наморщила лоб:
  ― Это ведь хорошо, правда? ― нерешительно спросила она.
  ― Это ― хорошо, ― признал я.
  ― Предлагаю это отметить! ― заявила она.
  ― Ты ещё маленькая! ― улыбнулся я ей.
  ― Я ― не маленькая! ― рассердилась она. ― Просто, я ещё несовершеннолетняя! Почему мы не можем это отпраздновать?
  ― Потому, что я уже очень-очень сильно совершеннолетний!
  ― Чушь! ― фыркнула она. ― Тебе всего-то... А сколько тебе? Тридцать три?
  ― Около того! ― согласился я.
  ― Давай, пригласи меня куда-нибудь!
  ― Ты знаешь, что раньше незамужних девиц везде сопровождала специальная тётушка? ― спросил я. Она тут же нахмурилась. Очевидно, её родители были достаточно обеспеченными людьми, чтобы позволить себе такую блажь, и дуэнью ей нанимали довольно часто.
  ― Всё равно, не понимаю, отчего ты такой злобный. И где твоя Анастария? ― она заоглядывалась, а потом, заметив мою скривившуюся физиономия, распахнула было рот с гнилыми зубами, но сразу его прикрыла ладошкой: ― Да ты что!!! ― я кивнул. ― Она тебя бросила?!!
  ― Она предпочла бы воспользоваться глаголом кинула. Или, может, обула, ― пояснил я.
  Лицо Флейты приняло озадаченное выражение:
  ― Что значит ― обула? Не понимаю!
  Сразу угадывается девочка из приличной семьи. Уличный сленг явно прошёл мимо неё.
  ― Слушай, давай, не будем об этом...
  ― Нет уж! Сказал а...
  ― Да почему я должен это всё рассказывать... ― я внезапно умолк, точнее, моё шаманское чутьё меня заткнуло.
  ― Продолжай! ― зловеще-ласковым голосом попросила зомби. Меня аж передёрнуло. ― Договаривай, что ты хотел сказать! Первому встречному? Совершенно чужому мне человеку? А? ― она закрыла рот и замолчала, гневно раздувая ноздри и со свистом выдыхая воздух через пробитое горло. Повинуясь, скорее, чувствам, нежели разуму, я зашёл в почту и послал ей снятое мной видео с момента, как Анастария показала мне копию договора. Потом подумал и переслал ей письмо Растяпы.
  Это ― надолго. Увидев, как Флейта, закусив губу, ушла в себя, я принялся пролистывать почту. Осталось несколько респондентов, разговор с которыми я откладывал слишком долго. Я так и не понял их роли в происходящем, и мне нужно было это прояснить. Начиная с того, как именно Плинто вдруг оказался исполняющим обязанности заместителя главы клана и заканчивая тем, отчего Эрик всё ещё состоит в нём.
  
  [Махан] Привет! Я готов с тобой встретиться!
  
  Ответ пришёл незамедлительно, словно Плинто сидел у почтового ящика.
  
  [Плинто] Ты где?
  
  Я дал ему координаты, и ещё через секунду рядом открылось окно портала, отвлекая Флейту от просмотра занимательного кино. Увидев, кто прибыл, она небрежно помахала ручкой и вернулась к видео. Вопреки моим худшим ожиданиям, Разбойник не бросился обниматься, не обратился ко мне с радостной улыбкой ― он стоял в нескольких шагах от меня, заложив руки за пояс, и хмурился. Я тоже нахмурился в ответ. Плинто подошёл и сел рядом.
  ― Рад тебя видеть! ― сказал он без тени улыбки. Поняв, что отвечать тем же я ему не собираюсь, он продолжил: ― Я подготовил отчёт о деятельности остатков клана в твоё отсутствие. Тренировки, прокачка, добыча, ремёсла... Новый казначей свёл баланс...
  Я улыбнулся.
  ― Что? ― спросил Плинто. ― Что я сделал не так?
  ― Ты бросил бегать по лугам в поисках добычи и погряз в клановой тягомотине? ― спросил его я.
  ― А что? ― буркнул он. ― Мы ― братья, помнишь? ― я кивнул. ― Что я ещё мог сделать? К тому же, ― он хищно ощерился, ― почему ты думаешь, что я, как ты говоришь, бросил бегать по полям в поисках добычи? ― перед моими глазами появился не очень длинный, но очень представительный список игроков, и напротив каждого стояло число.
  ― Ух, ты! ― сказал я. ― Хела ― два раза? Ну, ты даёшь!
  Разбойник потупился:
  ― Ну, разок и он меня... Слушай, у меня к тебе просьба... Точнее две, ― дождавшись моего кивка, он продолжил: ― Во-первых, я настаиваю, чтобы ты полностью заблокировал мой доступ ко всем функциям замка независимо от того, что ты на мой счёт думаешь!
  ― Хорошо. А вторая?
  ― Ты мне расскажешь, наконец, что произошло?
  Я даже рот раскрыл:
  ― То есть, ты мне хочешь сказать, что ты вынес верхушку Феникса просто так, даже не зная, в чём дело? Ну, ты и отморозок!
  Плинто зарделся, словно красна девица.
  ― Хм. Спасибо, конечно! Сначала ты исчез. Вышел из игры. А я же знаю, что это невозможно. Значит, что-то произошло. А курицы лишь кивают с многозначительным видом, да Настя бледнеет и отворачивается. Ну и, как ты понимаешь, не заметить исчезновение двух тысяч членов из клана было очень трудно!
  С этим трудно было не согласиться. Когда от клана остаётся шестая часть ― это и слепому будет видно. Я послал ему видео и письмо Растяпы, а сам написал ещё одно письмо.
  
  [Махан] Свиток портала есть?
  [Эрик] Привет! Да! Как ты?
  [Махан] Держи координаты
  
  У нас тут, похоже, кружок медитации образуется рядом на краю пропасти. Эрик, выйдя из портала, тоже сел рядом и принялся рассказывать свою историю. Я всё записывал ― и его, и Плинто до этого. Сам я не мог определить, насколько я могу доверять им. Мне хотелось, чтобы я мог, но практика уже макнула меня лицом в то, чем недавно были запружены замки Феникса, показав, как хорошо я разбираюсь в людях. Сейчас Флейта закончит, и мы перенесёмся в Альтамеду, и тогда я отправлю собранный материал Павлу. Жрецу Павлу.
  

◅─◈─▻

  В общем, в результате моей несдержанности меня постигла катастрофа, ― Флейта ко мне прицепилась намертво. Я хотел было уже плюнуть на вздорную девицу, но она посмотрела на меня такими глазами, какими бы смотрел уже утопший, но потом поднятый некромантом котёнок, которого повторно засунули в унитаз и уже тянутся к кнопке смыва. По поводу просмотренного она мне ничего не сказала. Попыталась было жалостливо прижаться, но тут уже я на неё рыкнул. И предупредил, что при повторной попытке физического контакта никакие умоляющие взгляды не помогут.
  Правда, в нашем соглашении я таки оставил лазейку. Она, конечно, настаивала, что должна меня сопровождать везде, где ей заблагорассудится, но я ей поставил два условия. Во-первых, кроме опасных мест, где её стопроцентно убьют, и кроме Домов  Свиданий. Ну, это ― естественно. Во-вторых, что самое главное ― только когда у неё нет занятий в университете.
  ― В каком университете? ― выпучила глаза зомби, отчего один даже выпал и повис на зрительном нерве.
  ― В том, в который ты поступаешь, ― ответил я, заботливо заправляя ей глазик на место.
  ― Я никуда не поступаю! ― недоуменно возразила она.
  ― Теперь ― поступаешь! ― я ласково похлопал её по плечу, отчего глазик опять выпал. Она в удивлении открыла рот, и я всерьёз начал опасаться, что и челюсть сейчас отвалится.
  ― С чего бы это? ― спросила она. ― Я уже с папой договорилась, что в этом году никуда не поступаю.
  А кто у нас папа? чуть было не спросил я, но вовремя прикусил язык. С неё станется ещё и с папой меня познакомить. Так и представляю, ― Мама, папа, знакомьтесь, это ― Махан! Он ― хороший! И себя, тикающего огородами от папы, скачками прыгающего через грядки с топором, и от мамы, с пулемётом сидящей на колокольне.
  ― У нас с Эволеттом была договорённость относительно твоего обучения...
  ― А папа с ним передоговорился! ― перебила она меня.
  ― Ну, это ваше с папой дело. Хочешь играть вместе со мной ― будешь делать, что я говорю! ― вот так мужик! Сказал, как отрубил! Ещё сплюнуть надо было сквозь зубы.
  ― Маха-а-ан! ― тряхнула моё рукав Флейта.
  ― Что ещё?
  ― А правда, что ты только с теми крутишь, у кого не меньше двух высших образований?
  Я чуть бубном не подавился!
  ― Ну, давай тогда... ― я сделал подметающее движение кистью.
  ― Что ― давай?
  ― Поступать беги!
  ― Подожди... ― она замерла на несколько секунд, явно работая с почтовым ящиком. Потом ещё минуту ждала, скучающе разглядывая фрески, а потом, явно что-то получив, доложила: ― Сделано!
  ― Как? ― выпучил глаза я.
  ― Ну, просто приняла приглашение в наш местный универ... У меня же школа с золотой медалью и подготовительные курсы университета, по окончании которых выдают сертификат на поступление, ― пояснила она.
  ― А специальность?
  ― На хакера буду учиться! ― будничным тоном заявила зомби. ― Буду, как ты!
  ― Что ― как я?
  ― Открывать коллекторы и затапливать вражеские замки!
  ― Тише! ― шёпотом шикнул я на неё.
  ― Почему? ― так же шёпотом отозвалась она.
  ― Нас могут услышать! ― прошептал я.
  ― В собственном замке? ― прошелестела она.
  ― Даже у стен есть уши! ― знаками показал я.
  ― Понятно! ― Флейта на цыпочках подобралась к стене, что-то молниеносно выхватила из трещины в мозаике, полюбовалась, а потом щёлкнула по тому, что держала в пальцах.
  ― Ты что? ― спросил я.
  ― Я в старинном фильме видела! ― пояснила она. ― Если найдёшь жучка, надо по нему щёлкнуть! ― и она протянула мне трупик какого-то насекомого. Вот, откуда она в Барлионе взяла трупик насекомого?
  

◅─◈─▻

  Тридцать дней, отпущенных мне не то, чтобы появиться у Гробницы, подходили к концу, и я пахал, как раб на галерах. Целыми днями я махал киркой, пока бодрость не уходила в ноль, потом подкреплялся и повышал Ювелирное Дело. Мне нужно было выйти на необходимый уровень и добыть нужные материалы. Ко мне иногда прибегала Флейта, садилась рядом, не боясь попасть под каменную крошку, и медитировала. За день до срока я продолжал долбить породу, как вдруг осознал, что у меня уже есть все необходимые камни для завершения Шахмат, и можно бы уже остановиться, но руки сами продолжали делать замах за замахом. По-моему, за всё время пребывания на Прике я столько не работал.
  Но, как бы то ни было, цели я своей достиг. Все нужные камни у меня было, как и золото с платиной. Ремесло достигло уровня 24, Ювелирка ― 211. Теперь остаётся дождаться весточки от Эхкиллера. Я уложил кирку в сумку и вышел из игры. Чует моё сердце, что, если я вляпаюсь в историю с Гробницей, то отдохнуть мне придётся не скоро. Пять часов вечера. Я принял душ, вызвал такси и отправился в центр ― топтать тропинки, любовно показанные мне кареглазой девушкой-гидом из Корпорации. Когда устал ходить, зашёл в ресторанчик, где познакомился со скучающей незнакомкой. Разговорились. Она оказалась из города М и приехала на неделю поглядеть на красоты. Похихикала на тем, как я ей хриплым голосом рассказал про то, как я откинулся с кичи буквально накануне. Я ей сказал, что, хоть своего уголовного прошлого и стыжусь, но скрывать его от красивых девушек я не намерен.
  Когда я утром проснулся, моя гостья уже ушла, оставив номер своего телефона. Позавтракав, я занялся важным делом ― достал из кладовки картриджи с питательной смесью и принялся набивать их в капсулу. Всё, как я люблю ― Питательная белковая смесь со вкусом фуа-гра и круассанов, Питательная белковая смесь со вкусом Доширака, Питательная белковая смесь со вкусом украинского борща с горбушкой чёрного хлеба, натёртого чесноком, Питательная белковая смесь со вкусом макарон с сосисками и кетчупом, Питательная белковая смесь со вкусом креветок в сливочном соусе, Питательная белковая смесь со вкусом фугу, приготовленной бака-гайдзином... Потом я провёл полчаса, медитируя на террасе, стоя на одной руке и разведя ноги в шпагате, после чего список дел, необходимостью которых я мог бы оправдать задержку во входе в игру, у меня резко закончился, и я залез в капсулу, нажав на клановый символ.
  Первым делом я, усевшись в своё любимое кресло, прочитал письмо от моего закадычного друга:
  
  Приветствую, Махан!
  Мы тут посовещались, и я решил, что мы зря обидели такого хорошего человека. Для восстановления наших добрых отношений предлагаю тебе место в нашем клановом Рейде в Гробницу Создателя ― легендарный данж с монстрами эпической силы, прохождение которого стало возможным благодаря имеющимся только у нас Шахматам Кардамонта. Спеши согласиться!
  P.S. Шанс попасть в такой рейд предлагают только раз в жизни. Не ошибись  с выбором!
  Твой Э.

  
  Хе! Твой Э.! Ну-ну!
  Я послал в ответ текст договора и вызвал Плинто через амулет:
  ― Привет, ты загрузился продуктами?
  ― Уже давно! ― был мне ответ. ― Сижу практически на чемоданах!
  Я покачал головой, представив, как Разбойник сначала эти чемоданы тырит в Анхурсе, а потом сидит на них в ожидании моей отмашки. Следующий звонок я сделал Эволетту.
  ― Махан? Не ожидал. Доброе утро!
  ― Доброе утро! ― отозвался я. ― Мне бы с тобой встретиться. Если дашь координаты, я мог бы портануться прямо к тебе.
  ― Давай, рад буду видеть!
  ― Через десять минут буду, хорошо?
  ― Хорошо!
  Я отключил амулет и связался с Павлом, чтобы он мне составил компанию. Он явился выряженный, как тамплиер, только вместо крестов на спине и груди была символика Луноликой. Я ему объяснил, что я хочу сделать, и он попросил три минуты на подготовку. Закончив составлять план, он доложился, и мы отправились к Эволетту.
  Замок, доставшийся моему потенциальному союзнику, выглядел вполне уютным. Черные готические обводы крыш и куполов, антураж в виде человеческих, эльфийских и гномьих костей и черепов, кровавые лужи на земле ― хозяин, похоже, был изрядным эстетом. А вот, кстати, и он ― ждёт нас вместе со своим аналитиком. Я кивнул Златану и представил товарищам Павла.
  ― Ух ты! ― сказал Златан. ― До чего на консервную банку похож!
  ― Ты на кого пасть разеваешь, лягушонок? ― совсем не обиделся Павел на шутку огромного зелёного орка.
  ― Товарищи! ― скривился Эволетт. ― Если так уж необходимо помериться, то просто достаньте и приложите друг к другу! ― и он повернулся ко мне: ― Рассказывай, друг мой!
  ― Друг? ― спросил я. Эволетт опять поморщился:
  ― Послушай, меня тоже провели. Не так, конечно, как тебя, но до самого последнего момента я искренне верил, что и моя племянница, и невестка...
  Я махнул ему рукой:
  ― Послушай, это сейчас не очень важно. Я хотел предложить тебе стратегическое партнёрство...
  ― Партнёрство? ― спросил Эволетт. ― У тебя сколько народу в клане?
  ― Чуть менее пяти сотен, ― ответил я. ― Но! Как тебе крафт масштабируемых амулетов из первых рук?
  Я показал ему одно из имеющихся у меня колечек, и он задумался:
  ― А по заказу их можно делать?
  ― Ты имеешь в виду ― с заранее известными характеристиками? ― он кивнул. ― Если известен рецепт создания ― то да. Иначе ― методом проб и ошибок. Однако, как показывает практика, с такой паршивой овцы, как я, можно состричь много шерсти.
  ― Это, конечно, хорошо, ― задумчиво произнёс Эволетт. ― Но этого мало.
  К нему пришла почта, и он начал читать. Златан, похоже, занялся тем же самым.
  ― О! ― удивился Эволетт. ― С этого нужно было начинать. Только, мне не очень понятно, как ты сможешь это гарантировать.
  ― Ты не понял, ― ответил я. ― Это ― отправное условие договора. Там есть слово если. Если я обеспечиваю тебе и двум игрокам твоего клана участие в рейде в Гробницу Создателя.
  ― Именно это мне и не понятно. У тебя уже есть план, как ты сможешь нас туда пропихнуть?
  Я отрицательно помотал головой и поднял указательный палец:
  ― Шаманская чуйка!
  Эволетт рассмеялся:
  ― Да уж, прекрасный план. Златан сказал, что в договоре всё по существу. Лови обратно!
  ― Кхм! Если позволите! ― вдруг вмешался Павел.
  ― Да? ― отозвался Эволетт.
  ― Я бы хотел особо обратить внимание на последний пункт.
  ― Я думаю, что в свете наших предыдущих совместных приключений нас вполне устраивает, что по мере изменения возможностей клана Легенды наше сотрудничество будет пересматриваться в сторону более тесного, ― ответил Златан. Эволетт кивнул в знак согласия.
  ― По поводу игроков... ― начал он.
  ― На твоё усмотрение, ― ответил я.
  ― Но я думал, что ты захочешь, чтобы я взял Флейту, ― сказал Эволетт.
  ― Флейта ― со мной. С тебя ― три человека, включая тебя, конечно!
  Эволетт опять улыбнулся и мотнул головой в сторону:
  ― Давай-ка, пройдёмся!
  При этих его словах аналитики дружно достали откуда-то линейки, и, уходя, я успел заметить, что они зачем-то засовывают эти линейки себе под доспех, и ещё чуть позже я мог их видеть, о чём-то спорящих и размахивающих руками, причём Павел настойчиво разводил ладони, минимум, на полметра, а Златан складывал пальцы обеих рук колечком сантиметров двадцати диаметром. Ох, уж эти мне пацаны!
  ― Послушай! ― заговорил Эволетт. ― У меня от этой истории осталось ощущение, что лично меня макнули носом в дерьмо, прости Элуна мне мой французский. Я вдруг понял, что совсем не знаю родного брата, и ещё меньше ― его жену и дочь, ― он с чувством пнул лежащий на земле конский череп со вьющейся внутри змеёй. ― Чёрт меня задери, я её вот такой на коленках качал! ― яростно пробормотал он. ― В общем, так, если тебе понадобится...
  ― Я не собираюсь мстить, ― оборвал я его.
  ― Не понял! ― поднял он брови.
  ― Процветание клана Легенды Барлионы тесно связано с процветанием клана Феникс, ― пояснил я.
  ― Ах, вот оно, как! ― разочарованно протянул он.
  ― Послушай! ― сказал я. ― Когда это всё происходило, я был вот настолько, ― я показал щёлочку между пальцами, ― от того, чтобы не сагриться и не угодить обратно на рудники, и в этот раз ― без права на досрочное освобождение. Это раз. А во-вторых... Ты в курсе этой истории две недели назад?
  ― Ты про затопление замков Феникса (оном)? ― улыбнулся Эволетт. ― Это было круто! Ты ― молодец!
  ― Нападение осуществили Голубые Драконы...
  ― Лазурные! ― машинально поправил меня Эволетт.
  ― А я к этому не имел вовсе никакого отношения. Так вот, оказалось, что в Главной Цитадели был начисто вынесен кланхран...
  ― Да, дела! ― присвистнул Эволетт.
  ― ...И у меня состоялся спор с уважаемым Эхкиллером. Я его заверил, что всё его добро к нему вернётся...
  ― А это ― уже лишнее! ― покачал головой Эволетт.
  ― Предметом спора, однако, было то, что он сам своими руками вернёт мне всё, что было взято у меня. Мы договорились, что, если такой нонсенс всё-таки случится, то половина того, что пропало из кланхрана Феникса он передаст мне, как проигрыш в споре.
  Эволетт отступил на шаг и уважительно на меня посмотрел:
  ― Сам придумал?
  ― Экспромт, ― пояснил я. ― Уж больно нетактичными мне показались голословные обвинения меня в краже.
  ― Неплохо, неплохо! ― он потёр руки. ― Но ты же понимаешь, что для настоящей мести этого не достаточно?
  ― Я же тебе уже сказал, ― вздохнул я, ― что я не собираюсь никому мстить. Я мирный человек. И даже то, что Настя по-настоящему меня любит, не заставит меня бегать за ней с топором. Я, честно говоря, рассчитывал вообще никогда больше с ней не встречаться, но...
  ― Но Фениксы ― хороший бизнес, ― закончил за меня Эволетт. Я развёл руками. ― Да, Махан, а ты ― жесток, однако!
  ― Не я такой, жизнь такая! ― ответил я.
  В Альтамеду мы с Павлом вернулись в хорошем настроении. Я ― оттого, что заключил нужный мне союз, а Павел ― оттого, что контрольный замер он, похоже, выиграл. Так что, теперь вопроса о том, кто самый крутой аналитик в Барлионе, больше нет. Сделав ещё несколько звонков, я зашёл в Конструктор и занялся рутиной ― изготовлением эпических и легендарных предметов на продажу. Даже не знаю, сколько часов я провёл за этим уникальным занятием, но в какой-то момент всплыло сообщение о новом письме. К письму был приложен подписанный договор и видео. Договор я отправил на проверку Имитатору и Павлу, и после этого открыл видео.

  Всё те же два Ангела бесстрастно смотрели поверх голов собирающихся у входа игроков. В какой-то момент оба встрепенулись и посмотрели на Барсину с Анастарией:
  ― Тридцать дней прошло!.. ― начал Чёрный.
  ― А Создатель так и не заявил своих прав на гробницу!.. ― продолжил Белый.
  ― Поэтому мы назначаем тебя его аватарой! ― протянул Чёрный свой меч в сторону Барсины.
  ― Готова ли ты назвать тех, кто пойдёт за тобой? ― спросил Белый.
  ― Да, готова! ― склонила голову Барсина и начала перечислять игроков, каждый из которых делал шаг вперёд. ― Вот они, достойнейшие из достойнейших, лучшие из лучших, ― и крупным планом скромно улыбающаяся Анастария. Почувствовав, что подлокотник кресла начинает трещать в руке, я отпустил деревяшку и сцепил ладони вместе. Вход открылся, и глазам предстала богато отделанная комната, точнее, зала. Анастария было ступила вперёд, но Ангелы преградили ей путь мечами.
  ― Всяк сюда входящий... ― начал Чёрный.
  ― Да запомнит... ― продолжил Белый.
  ― Из Гробницы есть только один выход! ― закончил Чёрный.
  ― Уверена ли ты, что выдержишь? ― спросил Белый, направив на Анастарию меч.
  
  Внимание!
  Выйти из Гробницы Создателя можно, только пройдя её до конца
  Вы не сможете выйти из игры, пока находитесь внутри Гробницы
  Нажатие кнопки Выход приведёт к уничтожению Вашего персонажа и автоматическому отчуждению ВСЕХ принадлежащих ему средств, в том числе, и отданных на хранение другим лицам
  Подтвердите, что Вы ознакомились с предупреждением
  ОК
  
  На экране появилось сообщение в чате рейда Фениксов от рейд-лидера.
  
  [Анастария] Не знаю, как кто, а я иду! Слишком дорогой ценой достался мне билет сюда!
  
  Анастария кивнула Ангелу и ступила внутрь Гробницы. За ней один за одним пошли другие. Вошёл Хел, вошёл Рик. Камера тоже переместилась в комнату. Когда последний из двадцати счастливчиков переступил границу, вход начал с величественным скрипом закрываться. У противоположной стены прямо в воздухе появился призрак и повис в ожидании. Анастария пошла к нему.
  ― Приветствую, достойнейшие! ― поклонился призрак. ― Приветствую, лучшие! ― он поклонился в другую сторону. Я ― Страж Гробницы Создателя. Чтобы продолжить путь, вам нужно пройти небольшое испытание. Так, мелочь, зарядка для ума.... ― он махнул рукой, и перед ним возник столик. ― Я сыграю с вами в шахматы. Пожалуйста, ставьте сюда Шахматы Кардамонта!
  На столике возникла светящаяся зелёным цветом призрачная шахматная доска с призрачными фигурами на стороне Стража. Анастария достала из сумки фигуры и начала их расставлять. Дворфы и орки, огры и великаны, ящеры и император. Всё, что было. Негусто, однако. Перед Анастарией стоял ряд пешек, две ладьи и король. Перед Стражем стояли восемь пешек и восемь фигур. Сбоку от доски стоял таймер на пять минут. Блиц.
  
  Вам предложено сыграть в Шахматы Кардамонта
  Чтобы пройти дальше, вам необходимо выиграть у Стража Гробницы Создателя партию в шахматы
  Бонус за полный набор Шахмат Кардамонта: нет
  Штраф за отказ: -1% жизни в минуту
  Штраф за провал: новая игра
  
  Страж показал Анастарии на доску, предлагая ей сделать ход. Она двинула пешку и нажала на кнопку на часах. Страж двинул свою и тоже нажал на кнопку. Она произвела рокировку и снова нажала на часы. Ещё через несколько ходов всё было закончено. Против лома нет приёма.
  ― Ничего страшного, сыграем ещё раз! ― весело сказал Страж, расставляя фигуры по местам.

  На этом запись кончалась. Я позвал Павла и показал ему видео. Он несколько минут размышлял, а потом выдал:
  ― Похоже, этот бонус за полный набор не менее важен, чем свои фигуры. Скорее всего, нужно доделать шахматы до конца прежде, чем туда идти.
  Я, собственно, это и так знал. Готов поспорить, что некая Кристина, которая, по словам Игоря, пыталась сжить со свету Крия, сейчас рвёт волосы на голове, пытаясь понять, откуда взялся в базе этот кусок кода, подписанный её именем. Также, готов поспорить, что Игорь сейчас довольно потирает руки. Моя же функция проста. Создать фигуры, причём, их создать мне нужно за один присест, иначе Ангелы меня вполне могут утащить в Гробницу до того, как я закончу. А там я буду работать уже под давлением и в цейтноте. Я стал продумывать сюжет.
  Как я уже понял, Шахматы Кардамонта ― история любви. И если небольшие новеллы про двух лучников троллей и двух эльфийских лучниц, а также про главу клана Белого Волка и архимагессу я придумал легко, то история про любовь шамана-орка к двум кобылицам мне отчего-то не давалась. Ну, не нравится мне шведская тройка, и всё тут! А, может, пусть будут кони и шаманка? Нереально, кони утомятся очень быстро! Что же делать? И кого, в конце концов, будет любить доска? Может, пусть шаман любит доску, а кони ― друг друга? А что, ничего так получается, почти как в анекдоте про Ржевского.
  Так, а что, если доску сделать круглой? Точно, а балку ― из хлеба, всё равно никто читать не будет. Шаман-орк с бубном, который превращается в доску, на которой решается судьба мира. Итак... Шаман с бубном танцует свой танец и в дыму видит... Стоп, откуда дым взялся? Неважно. Идёт война. Орк-глава клана и орк-шаман... Не то. Лучники. Днём сидят в траншеях и стреляют друг в друга, а вечером собираются у костра и рассказывают друг другу истории. А в один чёрный день тролль падает, сражённый эльфийской стрелой. И эльф садится на коня и мчится в стан врага. Нет, пусть лучше эльф, сражённый стрелой, и тролль скачет за шаманом. За тем, что с бубном. А потом умирающего главу клана спасает архимагесса. Как это трогательно! Я сейчас обрыдаюсь!
  ― Вилтракс! Платок мне!
  ― Зачем, барин?
  ― Розовые сопли вытирать буду!
  Да ну его к лешему! Конструктор жаждет эмоций? Их есть у меня! Я вошёл в Конструктор, достал камни и стал представлять себе лица, просто запитывая материалы своими эмоциями. Ярость, гнев, ненависть, разочарование, сожаление... Картинки, которые передо мной предстали, были лаконичны и красноречивы. Архимагесса Путаэль в сопровождении двух конных лучников-эльфов прибывает в стан Главы клана Ненкунзи Умтондо для переговоров. Пока Ненкунзи и Путаэль в присутствии Шамана Энганьо обсуждают условия перемирия, двое эльфийских лучников в компании лучников-троллей выпивают и закусывают. Переговоры закончились, и к Шаману в шатёр приходит Архимагесса. Тем временем, лучники-тролли уже лежат с перерезанными глотками, а из животов коней выходят Разбойники, неслышными тенями размываясь по лагерю. Под утро Путаэль выскальзывает из постели Энганьо, но пожалев, не убивает недавнего любовника, а лишь связывает с помощью заклинаний. Когда оковы развеиваются, он, опустошённый, бредёт по залитому смертью лагерю к шатру своего друга, заранее зная, что там увидит. Глава уже несуществующего клана, раскинув руки, лежит на кровати с ножом в спине, предательски убитый во сне. Даже не задумываясь о том, что делает, шаман достаёт свой бубен и вызывает Духов, настолько могущественных, что они за считанные секунды уничтожают вражеский отряд, в спешке удирающий тайными тропами. За оказанную услугу Духи превращают Шамана в Ферзя, а его бубен ― в доску, которая станет его реальностью на долгие тысячелетия.
  
  Поздравляем! Вы продолжили путь воссоздания Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта, основателя империи Малабар. Мудрый и справедливый, Император предлагал своим противникам решать все спорные вопросы за шахматной доской, а не на поле боя. Каждый тип фигур Шахмат был сделан из своего камня. Пешки: Воины-орки из Малахита (Создатель: Махан) и Воины-дворфы из Лазурита (Создатель: Махан). Ладьи: Боевые огры из Александрита (Создатель: Махан) и Великаны из Танзанита (Создатель: Махан). Кони: Боевые ящеры из Турмалина (Создатель: Махан) и Боевые кони из Аметиста (Создатель: Махан). Офицеры: Лучники-тролли из Изумруда (Создатель: Махан) и Лучники-эльфы из Аквамарина (Создатель: Махан). Ферзи: Шаман-орк из Хризолита (Создатель: Махан) и Стихийный Архимаг-человек из Сапфира (Создатель: Махан). Короли: Глава кланов Белого волка орк из зеленого Алмаза (Создатель: Махан) и Император империи Малабар ― человек из синего Алмаза (Создатель: Махан). Шахматная доска: черный Оникс и белый Опал, обрамленные белым и желтым Золотом. Цифры и буквы на шахматной доске: Платина  (Создатель: Махан).

  После смерти Императора Шахматный набор был разрушен. Теперь Барлиона вновь увидела это поистине великое чудо света ― Легендарный Шахматный набор Императора Кармадонта.

  Вы создали Боевых Коней из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигуры находятся с вами, вы получаете бонус +10% к скорости передвижения на любом типе питомца.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 25
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 216
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Лучников-троллей из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигуры находятся с вами, вы получаете бонус к скрытности ― 50%, к шансу на критический удар ― 50%, к дистанционному урону ― 50%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 26
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 221
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Лучников-эльфов из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигуры находятся с вами, вы получаете бонус к скрытности ― 50%, к шансу на критический удар ― 50%, к дистанционному урону ― 50%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 27
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 226
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Шамана-орка из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигура находится с вами, вы получаете бонус на Интеллект и Магический Урон ― 100% и на защиту от магии ― 50%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 28
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 231
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Стихийного Архимага из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигура находится с вами, вы получаете бонус на Интеллект и Магический Урон ― 100% и на защиту от магии ― 50%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 29
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 236
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Главу кланов Белого волка из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока фигура находится с вами, вероятность обнаружения Необычной вещи увеличена на 50%, Редкой -- на 40%, Эпической -- на 20%, Уникальной -- на 5%, Легендарной -- на 1%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 30
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 241
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали Шахматную доску из Легендарного набора Шахмат Императора Кармадонта. Пока Доска находятся с вами, вы получаете бонус к видимому на карте пространству ― 100%.
  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 31
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 246
  Вы создали Легендарный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.

  Вы создали семь Уникальных предметов в течении одной рабочей сессии. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 25000.
  
  Когда я вывалился из Конструктора, все, кого я позвал, уже ждали меня в компании Ангелов.
  ― Создатель! ― склонил голову Чёрный.
  ― Мы нашли тебя! ― воскликнул Белый.
  ― Мы думали, что ты навсегда покинул наш мир! ― сокрушённо покачал головой Чёрный.
  ― Мы осмелились найти тебе замену! ― Белый достал откуда-то кусок пергамента, сжёг его, а золу высыпал себе на голову.
  ― Вас обманули, ― сообщил им я. ― И немного запутали. Но не бойтесь, теперь я с вами, теперь всё будет хорошо!
  Ангелы расплылись в улыбках и приветливо помахали крылышками.
  ― Первый раз вижу чёрный свет при созидании! ― вдруг пробормотал Крий.
  ― Ты готов, создатель? ― спросил Чёрный.
  ― Одно твоё слово ― и мы перенесём тебя в гробницу! ― добавил Белый.
  ― Вы готовы, товарищи? ― спросил я свою команду. Все кивнули. ― Ты уверена? ― спросил я Флейту. Она с совершенно серьёзным видом ответила:
  ― Да, я уверена. Пойдём уже?
  Я уселся в своё кресло-качалку и махнул рукой Ангелам:
  ― Несите нас скорее!
  Я был уверен, что видео снимали все. Шаман Махан в кресле, которого несут в облаках два Ангела, и девять его спутников, каждого из которых несёт пара восьмикрылых шести... То есть, конечно, обычных двукрылых серафимов. Я же был занят другим делом ― разглядывал, что же такое я накосячил. Получилось, на мой провинциальный взгляд, вполне неплохо. Два стилизованных троянских коня на тележках с колёсиками, лопоухие тролли с доверчивыми лицами, угрюмые эльфы с такими физиономиями, что в тёмном месте лучше не встречаться. Могучий плечистый орк, пытающийся выдернуть кинжал из спины, Шаман-лох... И Архимагесса, безумно красивая, в одной ночнушке, сжимающая за спиной кинжал, и лицо её, хоть и не обезображено гримасой, но всё равно всем, начиная с нарочито-ласкового взгляда и заканчивая змеиной улыбкой на устах, выражает собой предательство. Как оно так получилось? Неужели Имитатор сам научился творить?
  Ангелы приземлились у уже знакомого мне входа в Гробницу, и вход начал открываться.
  ― Все на выход! ― махнул мечом Чёрный.
  ― Слезай с бочки, Сильвер! ― зачем-то добавил Белый.
  Великолепная Двадцатка Феникса пошла к нам. У некоторых на лицах было написано облегчение.
  ― Ты! ― махнул мечом Чёрный на Анастарию.
  ― И она! ― показал я на Барсину.
  ― И ты! ― согласился Белый, тоже показав на неё.
  ― Вы изгоняетесь! ― сказал Чёрный.
  ― Из пределов Создателя! ― добавил Белый.
  ― Отныне вам не будут доступны... ― затянул свою песню Чёрный.
  ― Задания и локации, связанные с Его именем! ― продолжил её Белый.
  ― Теперь ступайте! ― сказал Чёрный.
  ― Вы нам противны! ― и Белый махнул мечом, отправляя обеих на перерождение. Ах, досада! Они же опыт потеряют! Я посмотрел на Эхкиллера:
  ― Согласно пункту четыре нашего договора...
  ― Я уже понял! ― хмуро кивнул он, и восемь фениксовцев отделились от группы.
  ― Согласно пункту один... ― его правый глаз дёрнулся, и он полез в сумку. Эволетт, наблюдая за этим, понимающе усмехнулся.
  ― И ещё кое-что! ― сказал я после получения последнего из украденных предметов и отправил ему письмо.
  
  Согласно пункту двадцать три ― Растяпа и Лейте
  
  Он кивнул и замер, очевидно, отсылая письма. Растяпа вздрогнул, прочитал корреспонденцию и сделал вид, что плюёт на ботинки Эхкиллера:
  ― Да пошли вы со своими курицами! ― после чего он повернулся ко мне. ― Махан, наконец-то я смог освободиться из этой кабалы!
  Стоящий позади него Хелфайер махнул секирой, и на одного растяпу у входа в гробницу стало меньше. Главный, конечно, так и остался сидеть в кресле. Из отошедшей группы в строй фениксовцев вернулся один. Я встал с кресла и засунул его в сумку, кидая фениксовцам приглашение вступить в рейд:
  ― Ну, пойдём, что ли?
  Страж Гробницы Создателя, едва увидев меня, впал в неописуемый экстаз. Призрак встал на колени, ухватил меня за руку и принялся её лобызать, словно я ― Папа Римский. Терпеливо дождавшись, пока он окажет мне все положенные по статусу скромные почести, я достал из сумки оставшиеся фигурки, который ловко были расставлены Стражем.
  
  Вам предложено сыграть в Шахматы Кардамонта
  Чтобы пройти дальше, вам необходимо выиграть у Стража Гробницы Создателя партию в шахматы
  Бонус за полный набор Шахмат Кардамонта: Страж не продумывает игру вперёд
  Штраф за отказ: -1% жизни в минуту
  Штраф за провал: новая игра
  
  Бонус был замечательный. Теперь выиграть может кто угодно, обладающий начальной шахматной подготовкой. Крий легонько похлопал меня по плечу, и я не стал с ним спорить. У меня даже начальной нет. Буквально за пару минут Крий поставил Стражу мат. Страж уважительно поклонился Титану, а тот замер, очевидно, получая какие-то одному ему ведомые плюшки. Потом страж перевернул доску, сложил в неё фигуры и передал мне.
  
  Поздравляем! Вы стали обладателем полного набора Шахмат Кардамонта
  Дополнительные бонусы полного набора:
  Харизма +20
  Интеллект +100
  Бодрость +100
  Репутация с Императором Малабара: +10000
  Репутация с Властелином Картоса: +10000
  
  ― Двадцать, ― сказал Эхкиллер, жадно глядя на Шахматы. Он опять пытается меня обдурить!
  ― Восемьдесят, ― ответил за меня Жрец Павел. ― И две масштабируемых уникалки, одна ― для Шамана, другая ― на Ремесло.
  ― Согласен! ― через несколько минут раздумья согласился твой Э. Вот же, жук! На мой счёт капнули деньги, а я передал ему Шахматы. Легко пришло ― легко ушло, я себе ещё настругаю!
  

◅─◈─▻

  Очень быстро стало понятно, что Гробница ― универсальна для всех материков, и что Создателю все жители Барлионы были одинаково милы. Потому, что в подземельях гробницы не было ни орков, ни эльфов, ни зомби, ни гномов... Подземелья буквально кишели пауками. Пауки поменьше 150-го уровня кусали за ботинки, пауки 200-го уровня плевались ядом, а пауки 250-го уровня плели почти невидимые паутины, которые отсасывали жизнь у попавшего, передавая её пауку. Для Флейты это был первый реальный бой, в котором она не просто смотрела на происходящее со стороны, но сама была вынуждена посылать Духов во врагов, выставлять щит и подлечивать союзников. Плинто, которому я выдал персональное задание не допустить, чтобы с головы Флейты хоть волос упал, весьма филигранно орудовал ножичком, оставляя в очередном монстре 250-го уровня ровно столько жизни, чтобы она могла добить его одним ударом, каждый раз при этом повторяя Грац! Грац! Грац!
  Мне, как лидеру рейда, уровни тоже сыпались достаточно часто. Да и в битве я старался не сильно отставать, уделяя особое внимание здоровью Крия, который, несмотря на чудовищную поражающую мощь, тем не менее, оказался весьма слаб на здоровье, и полоска его жизни иногда уползала в красный сектор после единственного крита самого слабого из пауков. Комната за комнатой мы очищали уровень, продвигаясь к Боссу. Когда мы его увидели, я даже немного разочаровался ― всего-то 400-й уровень. А потом у него оказалось три абилки на, соответственно, 70%, 40% и 10% здоровья, и совершенно неожиданно помучиться с ним таки пришлось.
  Начать с того, что Босс оказался не пауком, а Фалангой, то есть, лап у него было десять, и передние две, усеянные загнутыми в обратную сторону острыми шипами и увенчанные лезвиями мечей, легко доставали нас в практически любом уголке круглого помещения диаметром метров двадцать пять. В какой-то момент он умудрился ухватить этими лапищами не успевшего увернуться Златана и потащил к себе, сразу начав его кромсать огромными жвалами. Докромсав орка до красного сектора, он бросил его и попытался схватить Хелфайера, который, несмотря на всю мою нелюбовь, оказался нашим главным оружием против Босса. До поры, конечно.
  Когда здоровье Фаланги скатилось до 70%, сработала первая абилка. Во все стороны от Босса плеснуло ядом, причём, не точечными капельками, а восемью огромными лужами. Причём, яд не столько снимал здоровье, сколько причинял невыносимую боль. Обеспокоенный, я оглянулся на Флейту и, как оказалось, напрасно ― зомби этот яд оказался нипочём, и она с удвоенной энергией начала кидаться духами в Босса. Я к ней присоединился, хотя и стоял по колено в этом зелёном болоте. Зрелище хрупкой зомбийской девушки, презревшей боль, воодушевило всех, и, как только лужи испарились, здоровое Фаланги просело ниже 40%. В нас полетело восемь искрящихся тьмой сетей. Они попали только в троих и, опутав, сразу же начали интенсивно выкачивать жизнь в хозяина, требуя объединённых усилий четырёх шаманов, включая Шилопопую и Калатею, чтобы удерживать в бойцах Феникса здоровье.
  Как только здоровье Босса поднялось до 50%, сети исчезли, и мы с удвоенной радостью начали его долбить. И в этот момент Босс преподнёс нам неприятный сюрприз. Оказалось, что его абилки ― многоразовые. Как только здоровье просело до 40%, в нас вновь полетели сети. И, как назло, рейд лидер был к этому совсем не готов. Благо, что успел пригнуться! Стоявший за мной Плинто тоже успел пригнуться, впечатав Флейту носом в пол, а вот спрятавшийся за моей ученицей Эхкиллер ― не успел. Лечила его только Калатея, поскольку из приглашённых мной она одна была не в курсе событий месячной давности, а я ползал на коленях с отвалившейся челюстью зомби в руке в поисках выпавших из неё зубиков. Найдя все и ещё пару лишних, я приладил их на место и вставил Флейте челюсть. Крий фыркнул, а Шилопопая захихикала. Те лишние, что я нашёл и вставил на место клыков, в рот моей ученице не поместились и теперь торчали вверх, как у орка.
  ― И фто вы фмеетефь? ― обиженно спросила Флейта, с опаской нащупывая пальцем острые кончики своих новых клыков. Крий хлопнул себя по лбу, щёлкнул пальцами и перед нами появился Акваризамакс.
  ― Чёрт, всё никак привыкнуть не могу! ― извиняющимся тоном сказал Титан.
  ― Ой, какая пвелефть! ― запищала Флейта. ― Я тове хофю софвенново Двакона!
  Я закатил глаза. Собственного Дракона ей подавай! Надо дать себе зарок ― как только этой чокнутой стукнет восемнадцать ― отдать себя на органы ближайшей больнице, там, по крайней мере, мой мозг будет вынимать профессиональный патологоанатом, а не гурманка-любительница!
  Всё это время, пока мы мило общались, остальные участники рейда лупили Босса, не давая его здоровью вновь перевалить за 40%. Что значит ― хороший рейд-лидер? Это когда твои бойцы сами знают, что делать, даже лучше тебя! У Калатеи как-то хватало сил работать на два фронта ― и в Босса духов засылать, и в Эхкиллера. Я всё ожидал, что она ошибётся и зашлёт что-нибудь убойное Магу, но ― нет, не сложилось. Как только Акваризамакс подлетел к Боссу, тот сразу замер, перестав размахивать своими убойными лапами, и мелко-мелко затрясся. Его здоровье под нашими уже объединёнными ударами начало проседать с какой-то жуткой быстротой, и тут ― бам! Процент его жизни упал до 10%, и во все стороны полетели восемь яиц, в полёте превращаясь в ядовитых пауков 200-го уровня. К счастью, дебаф Живот надорвёшь действовал и на них, и дальше всё кончилось буквально за десяток секунд.
  ― Грац, грац! ― сказал Плинто Флейте. Эхкиллер, наконец освободившийся от оков, недовольно поглядывал на нашу тёплую компанию. Я же тем временем пытался понять, где же лут. Нет, то есть, паучьими лапами, паучьими железами, паучьими глазами и паучьей шерстью мы уже были загружены по самое не могу. Однако, ни одного завалящего мечика, проволочного колечка или ржавого доспеха так и не выпало. Ни свитков, ни ключей, ни квестстартеров ― ничего, что можно было бы нажить непосильным трудом!
  Примерно так же мы прошли и второй уровень, с той разницей, что Босс, собака, умел телепортироваться, уклоняясь и атакуя, и имел в запасе умение чардж, которым с ног мог снести кого угодно. В конце третьего уровня Босса не было, а был Мегабосс. Едва увидев его, я понял, что нам конец. Всем поголовно. В том, что эта тварь даже Флейту не пощадит, сомнений у меня не было. Ну, что, в сущности, может поделать толпа неудачников, из которых только пятнадцать ― выше трехсотого уровня, с небольшим мохнатым паучком 500-го? Собственно, паучка никто, кроме Плинто, не видел, поскольку роль разведки у нас выполнял именно он. Зато вернулся Разбойник со здоровьем в красном секторе и горящими от возбуждения глазами.
  Зона агра ― сто пятьдесят метров. Урон ― 100 000. Атаки близкие и дистанционные. Защита ― 50 000. Это называется ― приплыли, тазики! Мы отсюда никогда не выйдем! Если у кого-то была цель заманить сюда и отправить на рерол, то он этой цели добился. Я сел на пол и принялся горевать. С спины ко мне спиной прислонилась Флейта. Рядом остановилась Калатея.
  ― Что это вы, камлать собрались? ― заинтересованно спросила она.
  ― Не-а, ― вяло ответил я. ― Просто, отдохнуть хочется.
  ― Тогда я ― с вами, ― заявила Калатея и прослонилась спиной сбоку. Другой бок тут же подпёрла Шилопопая. Передо мной стоял с завистью глядящий на меня Плинто.
  
  В твоём нынешнем 'холостяцком' положении определённо есть свои плюсы!
  
  Это я прочитал в коротком письме, которое он мне накарябал. Пускай завидует. Мне не жалко. Крий достал из сумки небольшой матрасик и стал укладываться на ночлег.
  
  [Махан] Привал
  
  Отослал я в чат рейда. Говорить не хотелось. Игроки стали собираться на ночлег. День и вправду выдался длинный. Фениксовцы поставили три палатки и молча в них забрались. То же самое сделали игроки Эволетта. Плинто возвёл палатку и многозначительно подмигнул Шилопопой. В ответ раздалось презрительное пф-ф! Павел лёг на матрасик неподелёку от Крия.
  ― Махан! ― тихонько спросила Калатея.
  ― М-м? ― ответил я.
  ― А зачем ты меня сюда позвал, только честно?
  ― Захотелось... ― зевая, ответил я.
  ― Чего захотелось? ― не отставала она.
  ― Увидеться захотелось. Скучал я. Понимаешь?
  ― Иди ты, дурак! ― она хлопнула метя кулаком по колену. ― Что с тобой творится?
  ― Ты спать сильно хочешь? ― спросил я.
  ― Не очень. Ты мне что-то хотел предложить?
  Пошлячка! Если что и хотел предложить, то не здесь, а в реале. Может быть. Если сильно уговаривать будешь! Я послал ей видео нашего последнего разговора с Анастарией, а сам закрыл глаза и быстро заснул под мерное сопение полусгнившего носика зомби у меня за спиной.
  Проснулся от того, что почувствовал на себе пристальный взгляд. Я открыл глаза и увидел Крия, стоящего от меня метрах в десяти и угрожающе похлопывающего себя мечом плашмя по ладони. Снизу слышалось знакомое сопение. Я опустил глаза и закатил их вновь. Зомби спала, свернувшись калачиком и уткнувшись носом мне в пах. С другой стороны на моём бедре лежала голова Шилопопой. Сзади меня обнимала свернувшаяся вокруг меня Калатея. Я осторожно, чтобы не разбудить, и ничего не оторвать, передвинул головку зомби чуть ниже. Крий зачем-то ткнул себе в глаза рукой в перчатке и, шипя, запрыгал на одной ноге. Он стянул перчатку и, показав двумя пальцами на свои глаза, потом ими же показал на меня. В смысле, следит он за мной. Пускай. Мне нечего скрывать, кроме своих цепей. Или как там?..
  Плинто выполз из своей палатки, поглядел на меня, пару раз схватил ртом воздух и уполз обратно. Я погладил обеих девушек по голове. Шилопопая, проснувшись, сначала не поняла, как она оказалась в этом положении, а потом рывком поднялась, глядя на меня так, будто я её только что публично девственности лишил. Зомби же сладко чмокнула губами, и, сладко пробормотав под нос Маха-ан!, перевернулась на другой бок. Я потряс её за плечо, она развернулась на спину и потянулась, вытянув руки над головой. Калатея сзади негромко спросила:
  ― Ну, что, пора вставать?
  ― Ага, ― ответил я и разослал побудку в чат рейда.
  Флейта, наконец, смогла оторваться от меня, и теперь потягивалась уже стоя. Я помог подняться Калатее. Передо мной вновь появилась насупленная мордашка Шилопопой.
  ― Доброе утро! ― улыбнулся я ей. Она показала мне язык и отвернулась. Вот же, действительно, только шила мне в зад не хватало. Стали подтягиваться другие игроки. Нужно было решать, что делать дальше.
  ― Мне хотелось бы услышать мнение аналитиков, ― сказал я.
  ― Слушай, Махан, ты, конечно, формально ― лидер рейда, но... ― начал Эхкиллер толкать речь, которая, по закону жанра, должна была закончиться словами Деточка, а вам не кажется, что ваше место ― возле параши? Сразу захотелось рвануть майку на груди и крикнуть Моргала выколю! Не стал. Потому, что вежливый. Я с интересом смотрел на него, ожидая продолжения. Эхкиллер что-то ещё пробормотал и махнул рукой. Я посмотрел на Златана.
  ― Да что тут думать! ― сказал он. ― Нам нужен хотя бы десяток игроков уровня от четырёхсотого и выше. Можно вернуться и посмотреть, не отреспаунились ли пауки. Если да, то, по моим прикидкам, через восемь-девять месяцев фарма Хел и Плинто перевалят через 400, а остальные ― за 350. То есть, где-то через год можно попытаться пойти на этого...
  Хороший план. А, главное ― реалистичный, учитывая, что, кроме меня, ни у кого здесь реального опыта отсидки не было. Второй мыслью было то, что зря я отпустил Барсину ― вот бы она сейчас мучилась!
  ― А ефли фофтавить двух твёхфотых, то повуфифя четывёхфотый? ― вдруг спросила моя ученица. Я поглядел не неё, как на дуру, и покрутил пальцем у виска. Зря я её, всё-таки взял!
  ― У кого-нибудь есть с собой легендарная многослотовка? ― спросил я. Это стоило сделать хотя бы для того, чтобы увидеть лица моих подельников. Теперь пальцев у виска покрутил Плинто и сказал:
  ― Яблочко от вишенки недалеко падает!
  ― И всё же! ― продолжал настаивать я. Эволетт кивнул Златану, и тот достал из сумки кольчужку. Я внимательно её осмотрел. Двенадцать слотов. Можно будет заполнять по одному и смотреть на результат.
  ― Сколько? ― спросил я. Эволетт лишь усмехнулся. Я согласно кивнул, зашёл в Конструктор, выковырял из кольчуги камешек и начал плетение в гнезде. Поскольку я делал это в первый раз, работа затянулась на добрых два часа.
  
  Поздравляем!
  Вы повторили уникальный рецепт древних мастеров Самый лучший камешек ― это ты!
  Дополнительные характеристики кольчуги при вставлении игрока в слот:
  Здоровье: +30%
  Физический урон: +170%
  Сопротивляемость физическому урону: +20%
  Шанс проигнорировать критический урон: +7%
  Шанс нанести критический удар: +3%

  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 32
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 251
  Вы повторили Легендарный рецепт. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.
  
  Когда я вернулся в мир, народ уже сбился в кучку у огня и травил байки. Флейта сидела у меня под боком.
  ― Хел, подойди-ка сюда! ― ласково позвал я. ― Самый лучший камешек ― это ты! ― добавил я вполголоса.
  ― Чего? ― спросил дворф.
  ― Надень-ка это!
  Он послушался и натянул кольчугу. Я посмотрел его статы. В общем, ожидаемо, вот только урон вырос чуть ли не в три раза. Он тоже разглядел это и присвистнул:
  ― Офигеть! Дайте две!
  ― Будет тебе две! ― сказал я. ― Дай-ка мне руку!
  Руку он сразу отдёрнул:
  ― Я не такой, понял? ― злобно сказал он.
  ― Ты просто не пробовал! ― подмигнул я ему. Он отошёл от меня на пару шагов.
  ― Хватит придуриваться! ― рявкнул я. Плинто насмешливо задрал голову, глядя на Хелфайера. Дворф подошёл и ухватился за меня. Я опять открыл Конструктор, убрал ещё один камешек и сделал плетение.
  
  Получены улучшения навыков:
  +1 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 252
  Вы повторили Легендарный рецепт. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.
  
  ― Крий! ― позвал я. ― Надень-ка эту кольчугу!
  ― Вы что это? ― спросил Хел. ― Что значит ― надень?
  ― Сейчас увидишь! ― сказал я. Крий взялся за кольчугу и... Я протёр глаза, подумав, что мне это почудилось. Передо мной стоял франкенштейновский монстр с ногами Хела и торсом, головой и руками Крия. Я посмотрел на статы. Уровень комбинированного игрока, который у меня в управлении рейдом значился, как Крий-Хелфайер, вырос, хотя и не сильно, в основном, из-за низкого уровня Крия. Зато урон по сравнению с изначальным уроном Хела вырос почти в шесть раз. Я торжествующе оглядел соратников, на лицах которых в данный момент нельзя было при всём желании найти ни малейшего признака интеллекта и махнул на них рукой. Всё равно, они ничего не понимают в кубизме! Вот, сейчас ещё Шилопопую к ним поперёк приделать... Она, заметив мой изучающий взгляд, спряталась за Златана, тот попытался заслониться Плинто, но последний сразу ушёл в невидимость. Трусы! С кем я связался!
  Ещё через час мы озадаченно разглядывали плод моих творений 465-го уровня на двух коротеньких ножках, с мощным торсом и головой Титана, а вместо рук торчали по пояс воины Моня и Хряпа из Феникса. Я задумчиво потёр подбородок:
  ― Чего-то ему не хватает!
  ― Да вроде всё в порядке! ― крикнул Златан, умудрившийся целиком спрятаться за могучими плечами Шаманок.
  ― Ног ему не хватает, вот что! ― я опять вошел в Конструктор.
  После добавления Плинто, точнее, его ног, наш Улан-Батор принял совсем уж комичный вид, не вполне соответствующий 495-му уровню. Моя Ювелирка выросла до 215. Мы начали обсуждать стратегию, и Златан, поняв, что сегодня его не будут приделывать к Хелфайеру, осмелел, вылез из цветника и начал давать советы:
  ― Я думаю, ― сказал он, ― что разница в пять уровней вполне компенсируется превосходством в хитах и уроне. Нам нужно выставить магов и шаманов на хил, а остальные пусть по мере возможностей срубают хиты дистанционно. В ближний бой лезть никому, кроме Криехеломонеплинтохряпы не рекомендую.
  ― Кроме кого? ― хрюкнул я.
  ― Криехеломонеплинтохряпы! ― повторил он без запинки.
  Так и порешили. Мой монстр понёсся на встречу с Тарантулом так быстро, что только четыре пятки сверкали, и нам всем пришлось поспешить, чтобы успеть хотя бы к раздаче призов. Ну, до раздачи призов ещё не дошло, а вот по серьгам успели получить все сёстры и даже некоторые братья. Когда мы только появились в зале, где сидел Мегабосс, какая-то непонятная дистанционная атака сразу отправила Флейту и Шилопопую в красный сектор, а остальных ― в жёлтый. Наш же чемпион уверенно махал четырьмя шашками в зелёном секторе, постепенно опуская здоровье Тарантула.
  Мегабосс, безусловно, выглядел впечатляюще ― высотой с двухэтажный дом, он был весь покрыт нежно-золотым пушком, на фоне которого светились чёрным многочисленные бусинки глаз. Над ним светилось имя ― Клатонарх. До сих пор он лишь кусался и пытался свалить нашего бойца чудовищной силы чарджами, но танк в основании пирамиды стоял крепко и не падал. А потом здоровье паука сползло в жёлтый сектор, и начался кромешный ад.
  Из Клатонарх в нашем направлении полетели три яйца, которые ещё в полёте стали Боссами. Как только наш монстр попробовал прийти нам на помощь, он тут же получил крит в спину и окрасился жёлтым. Мы сразу забыли про хил и сконцентрировались на собственном выживании. И одного-то мы всей толпой заваливали с трудом, а тут ― сразу три... Медленно, но верно мы начали сдавать позиции, а здоровье Криехеломонеплинтохряпы постепенно поползло вниз. В какой-то момент ближайшей Фаланге удалось зацепить Флейту и потащить к своим страшным жалам, причём, помочь никто не успевал, и я в том числе. Зрелище зомби, на которую уже нацелились жвалы Босса, повергло меня в ярость. Я обернулся Драконом и прыгнул на Босса, ломая ему передние лапы и огнём выжигая глаза. Здоровье Босса сразу просело до 50%, и пространство вокруг заполнилось ядовитыми лужами. Поскольку за Флейту я был спокоен, я спланировал к Шилопопой и позволил ей забраться на себя, одновременно подлечивая её огнём.
  Потом я опять прыгнул на Босса, одновременно работая когтями, зубами, хвостом и огнём. Шилопопая и Флейта переключились на хил, особенно Криехеломонеплинтохряпы, у которого хиты болтались уже ближе к 50%, а здоровье моего Босса упало до 30%.
  ― Па-аберегись! ― проорал я, и из Босса полетели сети. Половину я умудрился сжечь огнём в полёте, а остальные пролетели мимо игроков. Я опять прыгнул на Босса, на этот раз включив Ускорение. Его здоровье упало до 1%, и в нас полетели восемь яиц, из которых два я успел таки подпалить. Ударом лапы я отправил Босса в небытие и взвился в воздух, выбирая следующую цель, которой стал тот из оставшихся двух, у которого было меньше хитов. Коллеги пока били шесть пауков 250-го уровня, что остались от первого Босса.
  Когда мы закончили с третьим, Криехеломонеплинтохряпа как раз догнал Клатонарха до 40%, и тот задействовал новую абилку ― он вцепился четырьмя лапами в нашего бойца, на которого навесил дебаф Оцепенение, и вонзил в него жвалы, выпивая здоровье. Когда его хиты дошли до 50%, он отпустил нашего монстра Франкенштейна, и продолжил атаковать его обычным способом. Здоровье Криехеломонеплинтохряпы ушло в красный сектор.
  ― Лапы ему руби! ― крикнул я и, спикировав, отхватил ему одну из передних конечностей. ― Лечи его! ― сказал я Шилопопой. ― Нужно отгрызть ему конечности до того, как его здоровье до сорока дойдёт!
  Увернувшись от плевка ядом, я обрушился на ещё одну лапу, а пожелтевший Криехеломонеплинтохряпа, ловко орудуя мечами, откромсал ещё две с другого бока.
  ― А ну, навались! ― скомандовал я, и подошедшие фениксовцы заработали мечами и секирами чуть ли не усерднее, чем я махал киркой на Прике. Клатонарх, крутясь на оставшихся четырёх, попытался чарджнуть на них, но наш монстрик отхватил ему ещё одну лапу, и здоровье Клатонарха просело до 37%. Он выпустил изо рта две чернильные кляксы, которые попали на двух фениксовцев, и по чёрным проводкам от этих клякс начал откачивать здоровье. Две иконки у меня на экране мигнули и окрасились серым.
  ― Не могу их поднять! ― крикнул Эхкиллер.
  ― Потом! ― ответил я. ― Не дайте здоровью снова подняться!
  Наш Весельчак У усердно рубил Клатонарху лапы и смог удержать его здоровье на 39%. Я обрушился всей массой сверху, ломая панцирь, и включил Второе ускорение, широким веером выпуская пламя. Под слаженными ударами бойцов Клатонарх начал быстро загибаться, и буквально через минуту его здоровье провалилось ниже 10%. Он почернел до синевы, и из его тела вдруг начали расти гигантские щупальца, которыми он сначала начал размахивать, а потом, закрутившись на месте, превратился в мельницу, сразу же опрокинувшую всех атакующих без исключения, навесив на них по несколько дебафов и покрасив здоровье красным. Я очень вовремя взлетел вверх, и теперь выбирал себе цель.
  ― Туда! ― показали Шилопопая на зубастый рот в самом центре. Я включил Третье и Четвёртое Ускорение, превращая своё пламя в плазменный резак, и вонзился в прожигаемую мною дыру в пасти чудовища. Я попал вовнутрь монстра и, водя пламенем вправо и влево, начал кромсать его плоть на куски. Передо мной мелькнуло несколько каких-то шариков, которые я сгрёб в сумку, даже не задумываясь, а потом на меня начал рушиться хитиновый панцирь. Я из последних сил сбросил с себя свою ношу, укрывая её крылом, и жёг пламенем уже всё, что ни попадя.
  
  Игрок Эхкиллер желает Вас возродить. Принять?
  
  Когда я очнулся, рядом сидели Шаманки и что-то обсуждали. Чуть поодаль тремя группами держались остальные участники рейда. Павел о чём-то разговаривал с головой Криехеломонеплинтохряпы ― а голова у него была от Крия. Чёрт, мне ещё это чудище разбирать! Посыпав голову горелой трухой замоченного Мегабосса, я подозвал к себе моё детище и начал убирать игроков из слотов, заодно прокачивая Специальность. Теперь у меня Ювелирка ― 220!!! Я убил Мегабосса и теперь мега-крут.
  ― А что это там было? ― спросила Шилопопая, когда я вывалился из Конструктора.
  ― Яйца мы ему оторвали, вот что! ― сострил я.
  ― Всё ты шутишь! ― она ткнула меня локтем в бок.
  ― Да нет же, правда, яйца Тарантула. Больше ничего не говорится, даже неизвестно, что с ними делать!
  ― Покажи! ― потребовала она.
  ― Что? ― спросил я.
  ― Яйца!
  ― Не здесь же! ― прошипел я. ― Вернёмся с рейда, зайдём в Дом Свиданий...
  Она махнула рукой и отошла. Я подошёл к Эволетту и протянул ему кольчугу, у которой в результате всех переделок оказались практически читерские статы. В чём-то оно так и было ― собранный монстр мог легко укатать целый клан из второй пятидесятки.
  ― Пятьдесят, ― улыбнувшись, сказал Эволетт. Я выпучил глаза, ничего не понимая:
  ― А-а... Мэ-э-э.
  У меня в кошельке звякнуло, а Эволетт мне подмигнул и убрал предмет в сумку. С Клатонарха, как я и ожидал, особо ничего не упало. Хитиновые пластины, из которых можно было делать доспехи, лапы и жвалы для изготовления оружия, глазки для зачарования слотовых предметов, ядовитые железы для алхимиков и двадцать километров тонкой и прочной паутины, чтобы повеситься при виде всего этого богатства. После того, как Клатонарх пал под нашими слаженными ударами, в дальнем конце зала открылась дверка, куда мы и прошли. В большом совершенно пустом освещённом зале в самом центре стоял трон. Плинто толкнул меня в спину:
  ― Давай... Создатель.
  Я пересёк зал и уселся в кресло, откинув голову на спинку. Зал начал наполняться предметами и грудами золота, словно настоящая сокровищница. Я улыбнулся, а члены рейда приступили к луту. Мы заранее договорились об условиях, на которых будем делить навар. Лучшие двадцать предметов ― кому надо, а потом по жребию. Следующие двадцать ― за очки, накопленные в рейде, то есть, пропорционально экспе. Остальное ― посредством Имитатора. В общем, быстренько подбили бабки и разошлись. Помимо этого, я выменял либо скупил ― а полученные от Эхкиллера и Эволетта сто тридцать миллионов оказались в этом хорошим подспорьем ― всё, что мне показалось полезным. В частности, я полностью выкупил останки Клатонарха ― для крафта.
  Под звуки фанфар мы вышли из Гробницы, у которой уже собралась многочисленная толпа игроков. Местная импровизированная пресса нам тут же устроила иипровизированную пресс-конференцию, и какая-то бойкая эльфийка задала вопрос:
  ― Скажите, Махан, правда ли, что клан Феникс и клан Легенды Барлионы сейчас не в лучших отношениях?
  ― Это ― неправда, ― ответил за меня Эхкиллер. ― Между нами заключено долговременное соглашение о сотрудничестве и взаимопомощи. Легенды Барлионы ― ценный партнёр для нас, как, хотелось бы верить, и мы ― для них.
  Он демонстративно, на камеру, протянул мне руку, и я так же демонстративно её пожал, скалясь во все тридцать два зуба. Надо не забыть потом тщательно её помыть, и не раз.

  

Глава 4. Бастард

  После выхода из Гробницы мы разбежались по своим углам с условием встретиться снова через час в Золотой подкове. Мы ― это рейд минус, конечно, Феникс. Всем нужно было избавиться от шмота и денег, поскольку навар был поистине сказочный, и какой-нибудь бестолковый ПК-шник мог неплохо навариться на наших тёпленьких тушках. Эхкиллер сразу же взял быка за рога и заключил соглашение на фарм. Заинтересовавшийся Эволетт поспешил присоединиться, а за ним подтянулись Калатея и Крий. Я немного повозил себя ладонью по лицу и в итоге позволил зафрахтовать главу клана Легенды Барлионы на последующий месяц с обязательным участием в каждом рейде восьми бойцов моего клана и моего персонального хвостика в виде нежити, которая, согласно нашему общему договору с Эволеттом, неформально будет считаться бойцом моего клана. Будет ей персональный паровоз не где-нибудь, а в самой Гробнице Создателя. Пусть ценит мою доброту. В общем, спокойной жизни у меня не предвидится. Хорошо, хоть выходные удалось отстоять.
  На удивление компания оказалась очень милой. Мы сразу заказали множество разных блюд пройдясь, по-моему, по всему меню. Сидящие рядом Шилопопая и Калатея по-хозяйски вытаскивали кусочки из моей тарелки, не забывая делиться тем, что было у них, с десяток блюд просто стояло по центру стола, позволяя каждому отщипнуть кусочек. Когда стихала какая-то общая для всего стола тема, народ легко переходил на общение с соседями, какие-то из этих частных бесед подхватывались соседями подальше, а потом и вовсе перерастали в общее обсуждение, перемежаемое хохотом участников. В очередной раз, когда Эволетт, сидящий рядом с Калатеей, начал обсуждать с ней какие-то проблемы глобального масштаба, а я веселился от зрелища надутой Зомби, которую с двух сторон заботливо опекали Крий и Плинто, Шилопопая решилась начать разговор, который уже давно, похоже, сидел шилом у неё в попе:
  ― Мы можем поговорить?
  ― Да, конечно. Именно для этого мы здесь и собрались.
  ― Я серьёзно! ― взмолилась она.
  ― Я тоже. Мы не только можем, мы должны поговорить.
  Она нахмурилась:
  ― Зачем ты пытаешься обратить всё в шутку?
  ― Я тебе говорю совершенно серьёзно...
  ― Меня зовут Натали, ― перебила она меня.
  ― Я помню. Дима, ― машинально отозвался я.
  ― Очень приятно, ― улыбнулась она.
  ― Мне тоже, ― согласно ритуалу, я показал ей свои зубы в ответ. Блестящие и ровные. Я хороший воин и могу съесть много мяса, чтобы скорее набраться сил и убить много вкусной добычи. Зрелищем она осталась довольна. У нас будут красивые дети ― сильные и ловкие.
  ― Мы можем встретиться? ― спросила она.
  ― Мы уже встретились, ― указал я ей на очевидный факт. Она нахмурилась. ― Что ты имеешь в виду?
  ― Я имею в виду ― в реале.
  ― С какой целью? ― спросил я. ― Совместного употребления спиртных напитков? Или для разведения потомства? Сразу тебя хочу предупредить, я ― не такой!
  ― Не какой? ― улыбнулась она. ― Махан против секса? Пчёлы против мёда?
  ― Да нет, ― с досадой ответил я. ― Я не пью. Совсем.
  ― А остальное?
  ― Слушай, Шилопопая... ― начал было я.
  ― Куй железо, пока горячо! ― прокомментировала с другой стороны Калатея, которая, как мне до этого казалось, увлечённо общалась с Эволеттом.
  ― Не понял! ― сказал я, не поворачивая к ней головы.
  ― Свято место пусто не бывает, ― добавила она.
  ― Какое свято место? ― спросил я.
  ― Ты теперь, вроде как, холостяк, ― подпустила шпильку Калатея. Я повернулся к ней:
  ― С твоим острым язычком тебе бы Сиреной быть... Что ты несёшь?
  ― В клан её к себе возьмёшь? ― спросила она.
  ― В клан? ― я чуть не подавился и посмотрел на Шилопопую. Та смущенно улыбалась.
  ― Ну да, в клан. Мы ещё до этого похода поговорили, ещё только когда ты предложил всем загрузиться картриджами. Скажи ему, Нат!
  ― С тобой интересно, ― послушно отозвалась Шилопопая.
  ― Вот, видишь. Я бы и сама рванула, ну его, этот клан, ко всем...
  ― Ответственность не пускает? ― сочувственно кивнул я.
  ― Будь она проклята! ― согласилась Калатея. ― Отступное мы уже обговорили...
  ― Ага, калым! ― подала голос Шилопопая.
  ― А меня, я так понимаю, уже никто не спрашивает! ― возмутился я.
  ― А толку! ― махнула рукой Калатея. ― Всё равно согласишься.
  ― Значит, так, ― хотелось стукнуть кулаком по столу для убедительности. Чтобы все сразу пониля, кто тут альфа, а кто ― погулять вышел. ― Калым вы уже обсудили, теперь давай обсудим приданое.
  ― А что тут обсуждать? ― удивилась Калатея. ― Шаман 312 уровня. У нас ― товар, у вас ― купец!
  ― Вон, ― буркнул я, уставившись в тарелку, ― с Павлом общайтесь. Все вопросы безопасности и найма ― к нему.
  Достали!
  
  Мне до смерти нужно с тобой встретиться! В реале!
  
  Написала мне Шилопопая.
  
  Ты где?
  В Караганде!
  Очень смешно!
  Если бы ты жил в Караганде, ты бы вообще обхохотался! Я живу в К.
  Хорошо. Завтра как раз выходной. Ты можешь ко мне прилететь?
  А ты где?
  Я ― в С.
  Сейчас выйду из игры и куплю билет. Как мне тебя найти?
  +7#############
  Как билет куплю, дам знать
  Буду ждать
  
  Лицо её просветлело. Чёрт, это она ещё мой бицепс не видела, что же тогда-то будет? А трицепс?
  Пришло время прощаться. Эволетт попытался было достать кошелёк, но я его остановил, заявив, что, раз я рейд-лидер, то за своих бойцов, даже если они по совместительству клан-лидеры, я должен отвечать сам, в том числе ― и в кабаке. Флейта с постным лицом мне сообщила, что, поскольку она сняла 85 уровней на халяву плюс некоторое количество достижений, то ей теперь придётся все выходные провести на полигоне Тёмного Легиона, занимаясь подгонкой умений. Ха, да у моей Зомби теперь уровень 202. Хм, моей... И ей теперь ещё месяц таскаться со мной на фарм в Гробницу. В общем, есть некий шанс, что к концу этого месяца она достигнет 300, с таким-то паровозом. Да и мне не мешало бы раскидать очки и добавить умений...
  Только было Эволетт и компания направились к выходу, как в яркой вспышке появился Вестник. Он оглядел компанию и торжественно произнёс:
  ― Создатель со товарищи приглашаются ко двору Императора! Вам надлежит явиться незамедлительно, не заставляйте Императора ждать!
  Эволетт переспросил:
  ― И подданным Картоса тоже?
  ― Властелин ожидает вас во дворце Императора! ― поклонился Вестник. Каждый, буквально каждый посетитель таверны был помечен значком видеокамеры. В общем-то, и так было понятно, что событие поистине историческое, но чтобы Властелин Картоса принимал посетителей во дворце Императора?
  ― Мы не смеем заставлять правителей ждать, ― сказал я. ― Веди нас.
  Мгновение спустя мы оказались во дворце. Тут же обнаружились и люди Эхкиллера во главе со своим боссом. Чуть поодаль ― Верховная Жрица Элуны. Император и Властелин стояли бок о бок. Император повернулся к гостю и сделал приглашающий жест.
  ― Благодарю тебя, брат мой! ― кивнул ему Властелин и повернулся к нам: ― Император Малабара предоставил мне честь на правах гостя говорить от имени нас обоих. Мы рады приветствовать Создателя и группу отважных, нашедших Гробницу и очистивших её от скверны Тарантулов. Ходят легенды, что Кардамонт, побывав в гробнице, оставил там символы власти, которые должны помочь нам сплотиться в минуту, когда Тьма угрожает Миру...
  ― Да, Властелин! ― поклонился я. ― Мы отыскали эти предметы и просим позволить преподнести их тем, кому они предназначены.
  Краем глаза заметив, как дёрнулся Эхкиллер, как будто ему вколотили хук в челюсть, я достал из сумки квестовые предметы. Корона Императора сверкала жемчугами и алмазами, держащимися на платиновой основе. Корона Властелина была покрыта кораллами и чёрными алмазами, полностью скрывающими чернённое золото каркаса, и имела совершенно готический вид в отличие стандартно выглядящей Короны Императора с её семью округлыми зубцами, слегка расходящимися в стороны. Император взял у меня предметы в обе руки и предложил один Властелину. Тот помотал головой и показал пальцем на чёрно-красную Корону, который тот держал в другой руке. Получив нужную, он тут же с довольным видом нахлобучил её и стал дожидаться, пока Император проделает то же самое.
  
  Ваша репутация с Императором Малабара увеличилась на 5000
  Текущий уровень: Превознесение
  Ваша репутация с Властелином Картоса увеличилась на 5000
  Текущий уровень: Превознесение
  
  Судя по лицам других игроков, они тоже получили репу с Императором и Властелином.
  ― Создатель вернулся в очень непростое время для нас. Признавая важность момента, мы призываем тебя и твоих соратников поднять знамя борьбы и победоносно завершить войну с Посланцем Мрака и его Империей прежде, чем он станет равным Богу.
  
  Вы получили уникальное задание И все ― на одного!
  Вам предложено возглавить объединённую армию Малабара и Картоса в битве с Гераникой
  Штраф за провал или отказ: -5000 репутации с Императором Малабара, Владыкой Картоса и Богиней Элуной
  Принять/отказаться?
  
  ― Властелин! ― склонил я голову. ― Кроме меня, есть более достойные...
  ― Такова была воля Элуны! ― вдруг перебила меня Елизавета. Я обречённо нажал кнопку принять.
  ― Создатель готов вести вас в бой! ― обратился Властелин к игрокам. ― Я могу лишь просить подданных Империи, но вам, сынам и дочерям Картоса, повелеваю присягнуть ему на верность!
  После принятия квеста у меня автоматически образовался рейд под названием Гераника. Эволетт с соклановцами встал на колено, приложив кулак к груди, и в рейде появилось три первых игрока. Рядом опустилась Флейта, за ней ― Шилопопая и Плинто с Павлом. Затем нехотя опустился на колено Крий. Увидев потерю репы в случает отказа, фениксовцы тоже встали на колено. С интересом разглядывающая это Калатея, буркнув что-то вроде Когда мне ещё такое предложат? присоединилась к остальным. Император хлопнул в ладоши:
  ― Спасибо вам всем, друзья! Мы с Властелином выставим каждый по пятьсот бойцов в помощь вашей армии. Махан вправе просить о помощи кого угодно и выступает при этом от нашего имени. Потеря репутации с Маханом во время подготовки в битве означит потерю репутации со мной, Властелином и Богиней. А теперь Вестники вас доставят, куда вы желаете!
  Игроки стали исчезать во вспышках порталов, а Властелин, взяв Верховную Жрицу под руку, куда-то её повёл неспешным шагом. Провожая их взглядом, я даже не обратил внимания, что Наатхи по-прежнему стоит передо мной, и даже вздрогнул, когда он поймал пой взгляд.
  ― Махан! ― сказал Император Малабара тоном, который не предвещал мне ничего хорошего.
  ― Император! ― ответил я.
  ― У меня к тебе есть дело, Махан. Более того, с этим делом можешь справиться, как мне недавно стало понятно, только ты...
  Я молодцевато выпятил грудь:
  ― Я готов сделать всё, что в моих силах, чтобы помочь моему Императору!
  ― Погоди... Вопрос непростой. Ты вправе отказаться, как только почувствуешь, что не можешь помочь в этом деле, и это нисколько не повлияет на твою репутацию. Вопрос, как я тебе уже сказал, совсем не простой.
  ― Позвольте же мне сначала выслушать, в чём дело, ― конечно, торопить Императора было верхом наглости, но, как мне показалось, он так и будет топтаться у входа, не решаясь войти.
  ― Да, конечно. Скажи мне, знаком ли ты с семейным укладом Картоса?
  ― Скорее нет, чем да, ― ответил я.
  ― Одна из наших традиций касается заведения детей...
  Я понял, что мне придётся таки вытаскивать из него информацию клещами:
  ― Эта достойная традиция имеет место быть во многих культурах! ― вежливо склонил я голову.
  ― Да, ― согласился Наатхи, ― но не все народы обуславливают помощь со стороны, если вдруг с этим ничего не получается.
  ― С чем? ― поймал отвалившуюся челюсть я.
  ― С заведением, ― с непрошибаемым спокойствием пояснил он. ― Если муж оказывается не в состоянии, он может попросить помощи. А бывают случаи, когда и обязан.
  ― Интересно, ― сказал я. ― И что же это за случаи?
  ― Публичная персона обязана иметь наследника, ― пожал плечами он. В груди у меня похолодело. Не предложит же он мне... с Елизаветой? То есть, женщина она исключительно привлекательная и даже эффектная... Да ну, ерунда же! Есть у него наследник!
  ― Не томите, прошу вас! ― взмолился я.
  ― Речь идёт о Тавии и Тредиоле.
  Если бы я мог поперхнуться в игре, то я так бы и сделал. Почувствовав виртуальный пот на виртуальном лбу, я утёр его виртуальным рукавом.
  ― Место мужа может занять только его брат, ― вдруг пояснил Император. Ф-фух! Пронесло! Значит, не я. Просвистела буквально у уха...
  ― Понятно, ― кивнул я. ― Вы хотите, чтобы я нашёл его брата!
  ― У Крантиуса нет другого сына, ― сказал он и добавил злодейским тоном: ― Пока.
  ― Что значит ― пока? ― бледнея, спросил я.
  ― Это значит, что Тредиол официально попросил отца усыновить тебя, ― бум! Как быка на скотобойне лупят кувалдой в лоб, от чего он падает бездыханный. У меня появилось сильнейшее желание заслать в себя Духа посильнее, который отправит меня на перерождение. Или хотя бы свернуться калачиком во-о-он в тех кустиках. ― Я знаю, что ты официально имеешь супругу, и традиции твоего народа ― да что там говорить, и традиции Малабара тоже ― совсем не такие. Оттого я и хотел с тобой посоветоваться...
  ― Плюшки? ― уже сам не понимая, что несу, спросил я, но он меня понял.
  ― Титул Бастарда Урваликс с соответствующими регалиями, замок Бастарда Урваликс и пятьсот воинов.
  
  Вы получили уникальное задание Помощь зала
  Вам предложено помочь решить демографическую проблему семейства Урваликс
  Награда: титул Бастарда Урваликс
  Постоянный бонус в 20 уровней без продвижения по шкале опыта
  Классовое умение на выбор
  Замок Бастарда Урваликс 18 уровня
  Личная армия:
  200 воинов уровня 300, 10 Лейтенантов воинов уровня 350
  200 лучников уровня 300, 10 Лейтенантов лучников уровня 350
  70 шаманов уровня 300, 4 Лейтенанта шаманов уровня 350
  5 магов уровня 350
  Генерал уровня 400
  Репутация с провинцией Урваликс: Превознесение
  Репутация с Картосом: +5000
  Достижение Братская помощь
  Помимо этого, Вы получите в управление графство Бастарда в провинции Урваликс
  
  И ещё на пару страниц перечисления плюшек и бонусов.
  ― А почему вы мне выдаёте задание на репутацию с Картосом?
  ― Мой друг Властелин Картоса просил меня выяснить возможность оказания тобой ему этой любезности, поскольку ты именно мой подданный и мой друг.
  ― Я польщён, ― смутился я.
  ― Кроме того, Властелин тоже назовёт тебя своим другом, поскольку это уже не первый раз, когда ты помогаешь решать наши совместные проблемы.
  ― Я сочту за честь... ― начал было я.
  
  Вы приняли задание Помощь зала
  
  Эй! Стой! Я же не нажал никаких кнопок! Я только было собрался объяснить Наатхи, что только что принял постриг и, вообще, пусть они поищут другого быка-производителя... Что за шутки! Я буду жаловаться в администрацию!
  ― Вестник отведёт тебя к Тавии и Тредиолу. Крантиус, Герцог Урваликса, уже там. Спасибо тебе, Махан!
  Я очутился в роскошно отделанном зале для приёма гостей. Гомон пары десятков НПС почти сразу стих при моём появлении.
  ― Махан! ― я обернулся на голос и увидел спешащего ко мне Герцога Урваликса. Он протянул мне руку, ухватился за мою и заключил меня в объятья: ― Спасибо тебе, что ты решил оказать нам эту честь!
  ― Это честь для меня! ― сказал я, когда он уже отпустил меня, продолжая сжимать мою руку и плечо.
  ― Ты готов? ― спросил он. Я кивнул. ― Тогда начнём!
  К нам подошла эльфийская Жрица Элуны и Верховный Шаман орков. Оба поклонились мне, синхронно произнеся:
  ― Создатель!
  Я поклонился в ответ. Потом Шаман протянул мне руку для рукопожатия, мы перехватили руки для обратного пожатия, потом снова в нормальное, только ладони оказались вытянуты вдоль руки друг друга, ещё раз в обратное, снова в нормальное и ещё раз в обратное, разжав руки, мы согнули предплечье горизонтально на уровне плеч, провели локтем наружу, пока не сцепились пальцы, сжали кисти, три раза щёлкнули пальцами, сделали замах, шлёпнули на лету ладонями, потом на противоходе ― тыльными сторонами, ещё раз щёлкнули пальцами, собирая в кулак, потом он ударил по моему кулаку сверху, я ударил по его, каждый из нас сделал три скрёстных шага вправо, начав с левой ноги, мы синхронно присели, оттягивая штанины в стороны, выдохнув:
  ― Ку! ― ещё три шага влево, снова приседание и ещё раз:
  ― Ку!
  Знакомство можно было считать состоявшимся. Крантиус встал передо мной, Шаман ― с одного боку от нас, а Жрица ― с другой. Всё оказалось просто, я бы даже сказал ― чересчур. Шаман полоснул нам обоим по левому запястью, Жрица приставила разрезу друг к другу, собирая бьющую кровь в проворно подставленную серебряную чашу, а потом бросила в собранную кровь янтарный шарик, от чего кровь забурлила, зашипела и успокоилась, вдруг превратившись в совершенно прозрачную воду. Шаман тем временем примотал наши запястья друг к другу широкой парчовой лентой, одновременно останавливая кровотечение.
  ― Признаёшь ли ты, Крантиус Урваликс, сироту Махана своим сыном? Обещаешь ли любить его, как родного? ― спросила нараспев Жрица.
  ― Да и да! ― ответил Герцог.
  ― Признаешь ли ты, сирота Махан, Крантиуса Урваликса, своим отцом? Обещаешь ли любить его, как родного? ― спросил трубным голосом Шаман.
  ― Да и да! ― ответил я. Жрица дала нам обоим пригубить чашу, в которой действительно оказалась вода.
  ― Сынок! ― улыбаясь, сказал Герцог.
  ― Папаня! ― чуть не прослезился я.
  ― Герцог и Герцогиня Нарлакские! ― раздался зычный голос дворецкого. В зал вплыла Тавия, держащая под локоть Тредиола. Вот так так! А у меня с Нарлаком Ненависть! Тредиол подошёл ко мне и обнял:
  ― Брат! Я так рад, что ты согласился нам помочь! Моя любимая не пожелала видеть на этом месте никого, кроме тебя. Будь же у нас гостем и требуй, что душе угодно. Мой дом ― твой дом, мой город ― твой город...
  Моя жена ― твоя жена! ― добавил я про себя.
  
  Ваша репутация с провинцией Нарлак улучшилась
  Текущее значение: Превознесение
  Вы получили статус Дружественного Правителя
  Стража и городские чиновники обязаны беспрекословно выполнять Ваши распоряжения
  Предупреждение: Если Ваши распоряжения нарушают местные законы, Вас об этом предупредят. Если Вы будете настаивать, то после выполнения распоряжения Вы будете наказаны
  При обороне города Вы и Ваши соратники получаете бонус +20% ко всем характеристикам
  
  Он оторвался от меня, взял за руку Тавию и подвёл её ближе:
  ― Исполни свой братский долг, Махан! ― сказал он мне. ― Тавия мне сразу сказала, что не потерпит никого другого, кроме тебя. Помоги нам!
  Тавия улыбнулась мне, взяла под локоть и едва ощутимым нажатием направила меня к выходу. Тредиол потряс над головой сцепленными руками, а Крантиус поощрительно кивнул. Когда мы прошли в дверь, присутствующие начали аплодировать. Двери за нами закрылись, а Тавия, только что не прыгая от радости, повела меня по коридору к другим, на которых была надпись:
  
  Опочивальня Гарцога и Гарцогини Нарлакской
  Внимание: зона 18+
  
  Естественно, меня система пропустила. Я подвёл Тавию к широкой, человек на пять-шесть, кровати с балдахином, и тут она сделала попытку куда-то уйти.
  ― Постой, ― сказал я. ― Куда это ты собираешься?
  ― Принесу тебе ночную рубашку и колпак.
  ― Зачем? ― удивился я.
  ― Ну, как же без колпака? ― недоуменно спросила непись. ― И сама переоденусь.
  ― Погоди, ― сказал я. ― Давай, изменим правила, ― я притянул её к себе, крепко сжав в объятьях, и потянулся губами к её. С удивлённым видом она робко ответила на мой поцелуй, но быстро втянулась и вошла во вкус, запустив мне в рот свой язык.
  ― Шаман! ― с придыханием сказала она, на секунду оторвавшись от поцелуя.
  ― Герцогиня! ― страстно промычал я, сжимая в руках её ягодицы.
  ― Шаман! ― вздохнула она, когда моя рука сжала её грудь.
  ― Герцогиня! ― низким голосом проговорил я, задирая на ней платье и хватая за уже голую попку.
  ― Ах, Шаман! ― простонала она, когда я поцелуем впился в её грудь.
  ― Ох, Герцогиня! ― покачал я головой, наконец сорвав с неё платье и отдавая должное её стройному телу.
  
  Вы получили достижение Братская помощь
  Постоянный бонус к Бодрости: -7% к скорости убывания
  Помогите ещё девяти братьям для получения достижения Брат-2-ская помощь
  Постоянный бонус к Бодрости: -12% к скорости убывания
  
  Спустя примерно час разгорячённая Тавия лежала рядом, разметавшись по постели и восторженными глазами глядя в потолок.
  ― Махан! ― прошептала она. ― Это было...
  ― Это было волшебно! ― подтвердил я.
  ― Это, что, какая-то магия? ― спросила она.
  ― В каком-то роде... ― согласился я.
  ― Ах, Шаман! ― благоговейно произнесла она.
  У меня зародилось смутное подозрение.
  ― Скажи-ка, милая, а как вы с Тредиолом делаете детей?
  Она молчала ещё минут пять, ей явно не хотелось переключаться на разговор о Тредиоле.
  ― Мы заходим в спальню, выключаем свет, а потом каждый удаляется в свою гардеробную, ― она вяло махнула рукой, всё ещё толком не выйдя из своей виртуальной прострации, и я заметил две небольшие дверки по обеим сторонам кровати, ― и переодевается в ночную рубашку, колпак и тёплые носки. Потом ложимся в постель, каждый со своей стороны, ― она замолчала, а я, не выдержав, подстегнул её:
  ― И?..
  ― Что ― и? И спим.
  Моя догадка оказалась верной. Ни Тредиол, ни Тавия толком не знали, что им делать друг с другом. Сбой программы? И вообще, в этом случае Имитатор, похоже, оторвался по полной, имитируя и восторг, и непосредственность, да ещё и какую замороченную историю придумал! Надо попытаться Игоря пораспросить, кто же тут затейник такой выискался. Я повернулся к ней, заключая в свои объятья. С того самого момента, как она предстала передо мной в виде столба света, мне только и хотелось, что её потискать, и я никак не мог оторвать от неё свои руки хоть ненадолго.
  ― Ах, Шаман! ― простонала Тавия, выгибаясь мне навстречу.
  Во время следующей передышки она, забравшись на меня сверху, спросила:
  ― А почему ты спрашивал про то, как мы с Тредиолом делаем детей?
  ― Потому, что так, как вы, детей не делают.
  ― А как? ― спросила она. Хм. Действительно.
  ― Так, как это делаем мы с тобой. Может, стоит объяснить это Тредиолу?
  Она задумалась, а потом выдала:
  ― Да ну!
  ― Не понял, ― переспросил я.
  ― Тредиол у меня для романтических прогулок, отдыха на курорте, ужина при свечах и поцелуев. А для этого, ― она выделила слово этого, ― у меня есть ты.
  
  Вам предложено социальное задание Совет да любовь
  От Вас зависит семейный уют молодой пары.
  Минимум, раз в 30 дней Вы должны навещать Тавию, Герцогиню Нарлакскую, в её спальне
  Награда: +1 к уровню Замка Бастарда Урваликс за каждые 30 визитов
  Штраф за отказ/провал: -1 к уровню Замка Бастарда Урваликс каждые 30 дней
  
  Глядя на вспыхнувшую надпись, я выпучил глаза. Мало того, что я таким совершенно постыдным путём заработал себе ещё одно графство, замок и пятьсот солдат в придачу, не считая, конечно, такой мелочи, как право называться Другом Императора и Властелина, ― так нет же, благополучие моего нового замка прямо связано с моими способностями, и меня собираются, практически, эксплуатировать. Я вам, что, жиголо какой?
  ― Разумеется, ― ответил я, целуя Герцогиню в губы и стискивая её попку.
  ― Ах, Шаман! ― всхлипнула она от счастья, прижимаясь ко мне.
  Ещё через час она, закутавшись в простыню, сидела рядом на постели, а я пытался эту простыню сорвать и устроить что-нибудь этакое...
  ― Я тут подумала, Махан, ― шлёпнула она по моей руке, которая, приникнув в складочку простыни, уже добралась до чего-то нежного, мягкого, упругого и шелковистого. ― У меня есть ещё две сестры-близняшки. И обе тоже замужем. И, более того, у обеих, как и у меня, нет детей. Так вот...
  ― О, Элуна! ― простонал я. Это мне только почудилось, или в воздухе и вправду разлился мелодичный смех?
  
  Вам предложено социальное задание Три девицы
  Принесите счастье в жизнь Флаффии, Графини Дорадской и Кавайи, Герцогини Каминской
  Награда: Достижение Братская помощь
  Возможность получить задание Неутомимый квартет
  Штраф за отказ/провал: -1 к уровню Замка Бастарда Урваликс
  
  Мне уже, похоже, всё равно, одна Тавия, три Тавии ― я уже чувствую себя продажным мужчиной.
  ― Хорошо, дорогая!
  Наутро мне всё-таки пришлось покинуть Тавию, напоследок хорошенько её потормошив и потискав. До приезда Натали из города К. мне хотелось бы ещё заскочить с инспекцией в свои новые владения. На выходе я столкнулся с Тредиолом, который тут же сжал меня в своих объятьях. Чёрт, я уже начинаю его опасаться ― не по мальчикам ли он? Может, у них проблемы с Тавией ― именно из-за этого?
  ― Махан, брат, как же я тебе благодарен! ― с пылом сказал молодой человек.
  
  Вы выполнили задание Помощь зала
  Вы получили:
  Титул Бастарда Урваликс, Графа
  Постоянный бонус в 20 уровней без продвижения по шкале опыта
  Классовое умение на выбор
  Замок Бастарда Урваликс 18 уровня
  Личную армию:
  200 воинов уровня 300, 10 Лейтенантов воинов уровня 350
  200 лучников уровня 300, 10 Лейтенантов лучников уровня 350
  70 шаманов уровня 300, 4 Лейтенанта шаманов уровня 350
  5 магов уровня 350
  Генерал уровня 400
  Предупреждение: вы можете использовать армию только для защиты Ваших замков и для ведения военных действий, подразумевающих государственные интересы. Если армия будет использована не по назначению, то Вы будете оштрафованы. Размер штрафа ― 200% от прибыли, полученной в результате нарушения, в том числе, уровни и опыт.
  Примечание: задание И все ― на одного! относится к классу заданий, подразумевающих государственные интересы
  Репутация с провинцией Урваликс: Превознесение
  Репутация с Картосом: +5000
  Достижение Братская помощь
  В Вашем управлении теперь графство Бастарда в провинции Урваликс
  ...
  
  Отлично! Задание закрыто, теперь время собирать камни.
  ― Кстати! ― только было я собрался на выход, как мой новый брат меня остановил. ― Папа просил тебе кое-что передать! ― он протянул мне большой золотой медальон с рубиновыми и изумрудными вставками на толстой золотой цепи.
  
  Медальон Графа Бастарда Урваликс
  Класс предмета: уникальный
  Интеллект: +50
  Харизма: +15
  Все виды защиты: +50%
  Потерять, продать, передать другому лицу ― невозможно. При перерождении остаётся на Вас
  Примечание: при активации обеспечивает немедленный перенос Вас и соратников в радиусе 5 метров в цитадель замка Бастарда Урваликс. При активации внутри замка открывает портал в выбранную точку
  
  ― Это что?
  ― Твои Графские регалии. Медальон является символом власти для твоих войск и твоих подданных.
  ― Спасибо, брат! ― искренне сказал я. Медальон оказался очень нужной вещью, особенно, в свете того, что я понятия не имел, где искать это самое Графство Бастарда.
  ― Тебе спасибо, брат! Надеюсь, ты не забудешь навещать меня и Тавию?
  Особенно ― Тавию! ― подумал я, пожал Тредиолу руку и активировал медальон.
  

◅─◈─▻

  Ну, что ж, ― подумал я, ― скромненько так и со вкусом!
  Мой новый замок поражал размерами и защищённостью. Прежде всего, он стоял на небольшом ― относительно, конечно, небольшом, в сравнении с горами, в которых был укрыт ― плоском уступе, который возвышался над равниной на добрых двадцать метров. Площадка была расчищена, и по её краю была выстроена стена чистого оникса высотой полтора метра с прорезями бойниц и площадок катапульт. Далее площадка уходила между гор, которые возвышались над ней на километр и были совершенно неприступными с другой стороны. Даже мне для того, чтобы их перелететь, мне пришлось приложить немало усилий и помощь Духов. Вряд ли кто-то осилит эти скалы на крылатом питомце. Пешком же здесь и вовсе делать было нечего ― на отвесную скалу высотой двести, а то и триста метров даже с поллитрой не запрыгнуть.
  Сама площадка представляла собой трапецию с изогнутыми наружу сторонами. Короткое ребро, как раз, граничило с внешним миром и было длиной около полутора сотен метров. По краям его стояли, точнее, были оборудованы врезанные в скалы башни, и ещё две были выстроены на стене. Между центральными башнями находились ворота и не очень пологий спуск вниз. Боковые рёбра трапеции имели длину около полутора километров, и основание ― два километра. Да тут просто ходить замучаешься! Практически сразу у наружной стены располагалась вторая ― уже на площадке. Она была не очень высокая ― лишь десять метров в высоту, но на ней было шесть башен и ещё одни ворота. Собственно, цитадель разместилась в одном из углов при основании, естественным образом защищённая с двух сторон скалой. Перед цитаделью я нашёл небольшую деревушку, а далее оставалось свободное пространство, которое, как я с удивлением понял, способно было без проблем вместить Альтамеду. Похоже, а нашёл таки себе дом!
  Прелесть всего сооружения была в том, что в нём было достаточно места для того, чтобы вместить около 50 000 игроков и предоставить им полигон для обучения. Скалы были полны пещер разных уровней, дополняя стандартную тренировочную площадку у стен внутренней крепости.
  Генерал и комендант замка Бастарда был закалённый в боях вояка, весь испещрённый шрамами и татуировками, которому было совершенно наплевать на пиетет и субординацию. На его нагруднике я впервые увидел то, о чём раньше только читал ― Этити Авонота. Это что-то вроде орденских планок орков. Когда отрезанных ушей врагов становится слишком много, он заказывает у Ювелира значок в виде стилизованного эльфийского уха. Сто ушей ― аквамариновое ухо, тысяча ― изумрудное, десять тысяч ― рубиновое. На нагруднике Генерала висели шесть ушей из розового алмаза. Шестьсот тысяч эльфов собственноручно. Увидев, как я таращусь на Этити Авонота, Генерал усмехнулся:
  ― Это только стилизация под эльфийские уши. На самом деле, считаются любые ― эльфы, люди, гномы... Даже орки! ― он поглядел на мой медальон: ― А ты, значит, граф Бастард и будешь?
  ― Меня зовут Махан, ― представился я.
  ― Око Ати Обо, ― кивнул мне Генерал. Да, похож ― На лбу глубокий вертикальный шрам, кожа на шее лежит складками, словно образуя воротник, там и сям под кожей набухли кровеносные сосуды... Портрет довершали боевые шорты из шкуры пещерного прыгуна. Ну, вылитый, в общем oko ati obo. ― У нас утренняя вахта ― на стенах двенадцать дозорных с Лейтенантом. Через пять минут утренняя поверка ― можешь, хочешь, осмотреть гарнизон. Завтрак через полчаса, походная кухня ― там, ― он показал на конструкцию на колёсах, напоминающую огромный опрокинутый набок самовар. ― Через час утренняя тренировка. На послезавтра запланированы учения, но, если хочешь, можно и сегодня ― если твоему сиятельству будет угодно посмотреть.
  Я отмахнулся:
  ― Скажи-ка, любезный, а могу я во-он туда свой замок запарковать? ― спросил я, показав рукой в сторону свободного места на площадке. ― И ещё... Ты можешь моих бойцов в обучение взять?
  ― Так это и есть твои бойцы, ― не понял Ати Обо.
  ― Кроме того, что я ― граф, я ещё и глава клана, и под моим началом есть некоторое количество собственных бойцов, которым я бы хотел поднять умения.
  ― Пусть приходят, ― пожал он плечами. ― Доложатся, встанут на довольствие, а один из Лейтенантов их погоняет. Только уговор ― пока они учатся, они принадлежат мне, и ты в процесс не лезешь.
  ― Хорошо, ― согласился я. ― У замка есть управляющий?
  ― У нас тут боевая крепость, а не замок! ― строго осадил меня Око Ати Обо. ― У нас не управляющий, а Старший Прапорщик!
  ― Ну, прости, ― смутился я. ― Значит, Старший Прапорщик.
  ― Сидоров! ― гаркнул Генерал, чуть не превратив меня в маленький кирпичный заводик. ― Бегом сюда! Да оставь ты эту железку! Ты сам же её вчера сюда и положил!
  К нам вразвалочку подошёл низенький, с меня ростом орк с животом таким огромным, что легко вместил бы и Крия. Он небрежно отсалютовал и покосился на меня:
  ― Это, что, к нам Его Сиятельство пожаловали?
  ― А ну, смирна! ― вызверился на него Ати Обо. ― Ты как перед начальством стоишь?
  ― Вы, та-ащ Генерал, не кричите, а лучше верните... ― он потянулся и достал откуда-то из кармана помятую книжечку и начал из неё читать: ― Так, это не то, это не то... А, вот! Три пенала производства Картоса для хранения курительной соломки... Куртка из кожи болотного живоглота... Три куртки... Имущество, между прочим, казённое, и не нам с вами его разбазаривать!
  Око Ати Обо побагровел и начал хватать ртом воздух:
  ― Да ты... Да ты... Почему подворотничок не пришит?
  Теперь пришла очередь Сидорова беззвучно раскрывать и закрывать рот от возмущения.
  ― Товарищи, товарищи! ― встал я между ними, тут же пожалев об этом, поскольку раздавить этим двум меня ничего не стоило. ― Сейчас не об этом. Прапорщик...
  ― Товарищ Старший Прапорщик! ― поправил меня расхититель армейского имущества.
  ― Товарищ Старший Прапорщик, доложите мне состояние систем и складов замка.
  ― На складах ничего нет! ― тут же поспешил доложить Сидоров.
  ― В Ефрейторы разжалую, ― по-отечески положил ему руку на плечо Генерал.
  ― Виноват, Ваше Сиятельство, совсем запамятовал! На складах у нас...
  ― В письменном виде! ― перебил я его. Он понурился, и мне пришло новое письмо. ― Ещё мне нужен статус замка и то, какие работу нужно провести для повышения его уровня.
  Получив требуемое, я бегло просмотрел список работ. Для следующего уровня требовалось сменить сосновые ворота на дубовые, и всего-то. Для уровня 20 нужно было заменить ворота на железные и поставить на стены 12 турелей с катапультами. Для уровня 21... Я просмотрел содержимое складов. Почти всё необходимое было в наличии, а чего не хватало, можно было найти в Альтамеде. Я достал амулет связи.
  ― Вилтракс?
  ― Да, хозяин! ― послышался голос моего дворецкого.
  ― Вот тебе новые координаты, поставишь Альтамеду там.
  ― А штраф?
  ― Подтверждаю списание денег со счёта. Конец связи. Эрик? У меня для тебя работа. Переместись, пожалуйста, в Альтамеду!
  
  Уважаемый, наше последнее сотрудничество произвело на меня огромное впечатление. Не заинтересует ли тебя творчество, связанное с украшением сразу двух графских замков и, заодно, повышение их уровня? Если да, то прими, пожалуйста, приглашение моего дворецкого навестить меня!
  
  Я отправил письмо Злобному Гнуму, а сам снова вызвал Вилтракса:
  ― Вилтракс, если объявится Свободный Житель по имени Злобный Гнум, сразу направь ко мне.
  Рядом появился Эрик:
  ― Привет, Махан! ― он огляделся по сторонам и присвистнул: ― Ой, ё! Это что такое?
  ― Это мой новый замок, ― ответил я. На дворфа стало больно смотреть.
  ― Ну, Махан, ну что же это такое? ― вдруг запричитал он. ― Ну как тебе удаётся эти замки раскапывать? ― Я не стал ему рассказывать, что, собственно, оба замка появились у меня благодаря одной симпатичной молодой особе, которую я сначала помог выдать замуж, а потом... Потом приехал поручик Ржевский, и тут такое началось! Из портала на нас вывалился Злобный Гнум. Осмотревшись, он сразу подвёл итог:
  ― А, Махан? Новый замок приобрёл? В старом пепельницы забились?
  ― Да нет, ― зевая, ответил я. ― Дрова на отопление кончились.
  ― Тогда-то ― да! ― заметил Злобный Гнум. ― А что два не взял? Я тебя кофе угощал или нет?
  ― Да я и не знал, что тебе тоже нужен.
  ― Ну-с, что тут у нас? ― Эрик со злобным Гнумом одновременно потёрли ладони, очевидно, пролистывая бумаги, присланные мне Сидоровым.
  ― У нас тут всё просто, ― сказал я. ― Я получил замок 18 уровня с гарнизоном. На уровне 20 гарнизон удвоится. На уровне 24 все бойцы прибавят по 50 уровней. На уровне 28 гарнизон ещё удвоится. Эрик, мне хотелось бы, чтобы работы начались прямо сегодня. Материалы нужно применять сразу те, что требуются для уровня 28.
  ― А что ты хочешь от меня, Махан? ― спросил, криво ухмыляясь, Злобный Гнум. ― Я тебе не слуга.
  ― Нет, ― ответил я, ― не слуга. Содержимое склада ты видел, что в лежит Альтамеде, я тебе сейчас скину. Все материалы ― в твоём распоряжении. Что хочешь, то и делай. Не хочешь ― не делай ничего.
  Злобный Гнум широко мне улыбнулся:
  ― Вот, знаешь ты, чем подкупить... Да, есть у меня пара интересных задумок... ― он тут же углубился в повторное пролистывание списка материалов. Эрик уже общался в чате с мастеровыми, выясняя, какие специалисты и в каком количестве сейчас доступны и сзывая народ на ленинский субботник. Я написал письмо Плинто с просьбой направить бойцов на обучение, посмотрел на письмо от Игоря и вышел из игры.
  

◅─◈─▻

  Лёгкий недосып, конечно, уже начал давать о себе знать. Не спишь в игре ― значит, совсем не спишь. На коммуникаторе меня ждало короткое сообщение:
  
  Прибываю монорельсом в 12:22. Н.
  
  Спасибо, что не написала твоя Н. А то я не знаю, что бы я сделал. На часах ― 8:45. У меня ещё есть почти три часа сна, которые я должен использовать с максимальной эффективностью. Я дошел до кровати и повалился в неё, сразу же уснув мёртвым сном. Не знаю, чему там ещё медитация помогала, но это новое умение оказалось очень полезным ― когда можно поспать пять или десять минут, можно себя просто затолкнуть в сон, игнорируя народные методы вроде подсчёта баранов в отаре соседа. Разбудила меня кофемолка, в которую я перед тем, как отрубиться, загрузил свежих зёрен. Я в темпе принял душ, залился эспрессо и спустился вниз, где меня ждало такси.
  Когда я встал поперёк перрона монорельса, я вдруг осознал, что мы с Натали не договорились, где встречаться, а с платформы выходы через каждый десяток метров ― через пятнадцать минут поезд отправляется обратно, и разгрузить-загрузить его нужно с максимальной скоростью. Поезд неслышно закатился в шлюз и замер, покачиваясь. Я знал, что за его хвостом сейчас поднимается задняя стенка шлюза, чтобы полностью загерметизировать пространство. Монорельс был самым дешёвым в эксплуатации видом транспорта ― магнитная подушка и вакуум в тоннелях обеспечивали рекордно низкую стоимость проезда, которая почти целиком уходила на компенсацию гигантских инфраструктурных расходов. Процесс шлюзования относился именно к эскплуатационным расходам ― перед отправлением все двери шлюза герметично закроются, и воздух из него нужно будет откачать. Это обуславливало и форму поезда ― длинная изгибающаяся без стыков колбаса с как бы обрубленными торцами, которые в вакууме обеспечивали наиболее удобную и дешёвую конструкцию шлюза ― который должен был входить в шлюз с минимальным зазором, значительно сокращая объём выкачиваемого воздуха.
  Рядом со мной остановилась симпатичная блондинка с рюкзачком за спиной, в джинсах и белой блузке, с грустной иронией поглядела на букет роз в моих руках и спросила:
  ― Вы, случаем, не меня встречаете?
  ― Вас я уже встретил, ― в тон ей ответил я.
  ― Когда же? ― притворно удивилась она.
  ― Да вот только что, ― указал я ей на очевидный факт. ― Встречал ― и встретил.
  ― Значит, это ― мне? ― скривилась она, показав на цветы.
  ― Значит ― вам, ― вручил я ей букет. Она на автомате обняла его обеими руками и ошарашенно на меня посмотрела. ― Вам, вам, ― заверил я её. Лицо её приняло жалобное выражение ― она всего лишь хотела выместить обиду на бритоголовом качке с дюжиной дюжин роз в руках, а шутка вдруг пошла совсем не в том направлении.
  ― Но я... Но как же... ― спросила она.
  ― Вам очень идёт, ― сказал я и склонился, подставляя её свою щёку. Она робко прикоснулась к ней губами и тихонько спросила:
  ― Можно я пойду?
  ― Конечно! ― ответил я. ― Добро пожаловать в С. и хорошего вам дня!
  Она зарылась лицом в цветы, вдохнув их аромат, и обошла меня, не переставая глядеть в мою сторону. Несколько метров в сторону вокзала она прошла спиной вперёд, может, ожидая, что я сейчас догоню её и отберу цветы, потом развернулась и вприпрыжку поскакала дальше, ещё при этом пару раз развернувшись, махая мне высоко поднятой рукой.
  ― Кому это ты отдал мои цветочки? ― раздался голос рядом.
  ― Чёрт его знает, ― пожал я плечами, глядя на светлую головку, исчезающую в недрах вокзала. ― Скажи, разве это не прекрасно?
  ― Делать кого-то счастливым? ― спросила она.
  ― Делать себя счастливым, ― ответил я. ― Чистый эгоизм в высшей его форме, ничего более.
  ― Тебе было приятно?
  ― Да, очень! ― кивнул я.
  ― А мне вот без цветочков не очень приятно.
  Я обернулся к ней. Высокая, лишь на пол-головы ниже меня, стройная, глаза за солнечными очками, каштановые волосы. Хотя, если кукла в игре хотя бы цвет глаз правильно отображает, то глаза должны быть зелёными.
  ― И не надо мне говорить, что лучший мой подарочек ― это ты, ― добавила она, увидев ухмылку на моём лице.
  ― Не стану, ― сказал ей я. ― Хотя это была бы чистая правда.
  ― Я уже приехала и уже тебя встретила, ― возразила она. ― А теперь я хочу цветочков!
  Я протянул в сторону левую руку и подал ей букет, который словно выхватил из воздуха. Она сначала было распахнула от удивления глаза, а потом весело рассмеялась:
  ― Ах, Шаман! Пока заговаривал мне зубы, вслепую набрал заказ на коммуникаторе?
  ― Я ― Шаман, ― ответил я с каменным лицом. ― Я попросил Духов, и они даровали мне.
  Натали положила руку мне на грудь:
  ― Мне очень приятно, спасибо тебе!
  ― Одной экспой сыт не будешь! ― хмыкнул я. Она приблизилась и коснулась губами моей щеки:
  ― Баф 30% на Выносливость и Силу, ― анонсировала она.
  ― Вот, так-то лучше, ― согласился я, поднимая руки и демонстрируя бицепсы, дельты и круглые мышцы спины так, что рубашка боязливо затрещала. Какая-то из спешащих на поезд дам впечаталась в дверной проём и упала. ― Баф действует! ― обрадовался я. Натали задумчиво вертела в руках букет. ― Может, я понесу?
  ― Не-а, ― помотала она головой. ― Omnia mea mecum porto.
  ― Что, буквально? ― спросил я, косясь на сумочку, с которой она проехала тысячу двести километров.
  ― Да нет, не так уж буквально! ― рассмеялась она. Те временем, мы дошли до вокзала и я знаком подозвал того же курьера, что только что принёс мне цветы для Натали. Она написала короткую записку, куда цветы доставить, и дальше мы пошли уже налегке, взяв лишь одну розу отпущения из букета. Поскольку вокзал монорельса и так был в центре города, то ехать никуда не надо было, и мы отправились гулять, ведя при этом неторопливую беседу.
  ― Ты знаешь, ― сказала Натали, ― я же очень обрадовалась, когда ты освободился.
  ― Тебя так беспокоило, что я ― заключённый? ― поднял я бровь.
  ― Меня это беспокоило, ― замялась она, ― но не в том смысле, что ты думаешь.
  ― Не в том?
  ― Меня это беспокоило так же, как и тебя.
  ― Я не понимаю, ― сознался я.
  ― Меня беспокоила ситуация, в которую ты попал, и я желала, чтобы ты поскорее освободился.
  ― Спасибо, Шилопопая.
  Она улыбнулась, снова хватая меня под локоть. Честно говоря, мне её общество было приятно ― она, в сущности, была тем, кто наставил меня на правильный путь в классе Шамана, и во многом благодаря ей я достиг таких результатов. Я искренне её почитал и ею восторгался, и вот она идёт рядом со мной, крепко прижавшись к плечу и бережно несёт подаренный мной цветок. Даже несмотря на то, что всё мой нынешнее существование было пропитано чёрным ядом Настиного предательства, я всё равно радовался, гуляя с этой замечательной девушкой по ракам и каналам старого города. Мы присели пообедать в одном из ресторанчиков, перегородивших своим наружным павильоном половину пешеходной улицы ― просто и без изысков, свекольник, мясо с грибами и картошкой, несколько салатов и морс. Особо не раздумывая, Натали заказала то же самое, за исключением мяса, которое она заменила жареной рыбой.
  ― Какие у тебя планы? ― спросил я, когда половой выслушал наш заказ и убежал за морсом.
  ― Планы? ― она задумчиво посмотрела на цветок, для которого ей уже принесли высокую вазу, и её лицо вдруг приобрело мечтательное выражение, которое сразу же привело меня в состояние шока и трепета.
  ― В твоём новом клане, в жизни... ― уточнил я. Она с трудом вернулась в реальность.
  ― В клане ― куда меня пошлёт мой бесстрашный лидер, ― поспешила она уязвить меня.
  ― Твой лидер точно знает, кого, когда и куда посылать, ― согласился я с ней.
  ― Ой ли! ― грустно покачала она головой. Я физически почувствовал, как надо мной в реале разворачивается пиктограмма с моим Достижением, дающим мне баф на Привлекательность и дебаф на Харизму. ― Пока буду играть, а потом...
  ― А что ― потом? ― спросил я.
  ― Не всю же жизнь в капсуле лежать! ― недовольно сказала она. ― И за пределами капсулы есть мир!
  ― Только он с каждым днём становится всё меньше, ― с сарказмом ответил я. Она откинулась на стуле так, что зонт над столиком больше не заслонял ей небо, и с блаженным лицом уставилась в зенит.
  ― А тебе не хотелось бы слетать на Луну? ― спросила она.
  ― На Луну? ― не понял я. Там же ничего нет, лишь несколько куполов да перевалочный грузовой порт для космических фабрик!
  ― Представляешь, как должна быть красива Земля оттуда?
  Я взял её руку в свою и провёл большим пальцем вдоль кисти. Она оторвалась от созерцания залитого солнцем неба и с удивлением посмотрела на меня.
  ― Ты ― удивительная девушка, Натали, ― улыбнулся я ей. Она надулась и аккуратно высвободила ладошку:
  ― Смеёшься, да?
  ― Нет, ― твёрдо ответил я. ― Мне давно стоило тебе это сказать.
  ― Ты был занят...
  ― Я был чересчур занят, ― согласился я.
  ― А теперь?
  Я вздохнул. В сущности, вся наша прогулка ― это были танцы с бубном вокруг да около. В какой-то момент всё должно было прийти к этому разговору. Вы ― привлекательны, я ― чертовски привлекателен! В общем, в полночь у амбара всем будет хорошо, особенно, если кузнеца никто с собой не приведёт.
  ― Зачем тебе до смерти нужно было встретиться со мной в реале, Натали? ― спросил я.
  ― А ты не догадываешься?
  ― Мои догадки имеют свойство льстить моему самолюбию, отрываясь от реальности, ― усмехнулся я.
  ― В данном случае это исключено, ― покачала она головой.
  ― Свято место пусто не бывает? ― спросил я.
  ― Hic et nunc, ― ответила она. ― Сначала ты исчез, причём совсем исчез, и я волновалась... ― она с благодарностью вцепилась в принесённый стакан морса, словно восстанавливая ману после сложного заклинания. ― А потом это видео от тебя и снова молчание. Ты знаешь, когда от тебя пришло это приглашение в рейд, какая-то там Гробница меня мало волновала...
  ― Но... почему? ― задал я самый дурацкий вопрос, на который был способен.
  ― А разве бывает почему? ― спросила она меня. ― Хорошо, я тебе скажу, почему. Потому, что с тобой весело и интересно. Потому, что... ― она замялась, пытаясь подобрать объяснение получше. ― Потому, что ты подарил охапку цветов грустной девушке на вокзале... Ну, как мне тебе объяснить!
  ― Моё сердце не свободно, ― задумчиво сказал я.
  ― Мне просто нужно быть рядом, ― выдохнула она. Я кивнул:
  ― Мне это очень важно, Натали, чтобы ты была рядом.
  Ещё не стемнело, когда она попросила меня проводить её в гостиницу. У входа в гостиницу она попросила довести её до номера. Потом она предложила мне взглянуть на номер, самый дорогой в гостинице с видом одновременно на реку, памятник и величественный собор. Войдя в номер, заставленный корзинами с цветами, она потеряла дар речи и чуть не свалила меня, запрыгнув на руки, как кошка. Потом она взяла меня за грудки, дотащила до огромной, даже больше моей, спальни и толкнула на кровать, велев её дожидаться, а сама стрелой шмыгнула в душ. Я дожидаться не стал, а разделся, демонстративно бросив одежду посреди комнаты, чтобы Натали вдруг не решила, что я сбежал, и пошёл искать другую ванную комнату.
  Чем хороши окна на северо-восток ― тем, что гарантированно утром солнце не разбудит. То есть, не совсем даже утро, но и в два часа дня тоже не разбудит. После того, как я провёл в игре предыдущую ночь и не спал до утра в эту, сон до двух уже не был роскошью, он был суровой необходимостью. Натали уже куда-то убежала, оставив меня одного предаваться размышлениям и воспоминаниям. Я подозреваю, что основной причиной её побега было то заблуждение, в которое она меня умудрилась ввести за время нашего короткого знакомства в реале. Теперь я всерьёз переживал за последствия случившегося, чего за собой вообще никогда не замечал.
  Та целеустремлённость и, как бы это сказать, обыденность, с которой она затащила меня к себе в постель, давала мне душевный покой от осознания, что она знает, что делает. Как оказалось ― отнюдь. Когда я, для приличия обернувшись полотенцем, вышел из душа, Натали уже успела забраться в постель, и из-под одеяла торчал один лишь носик. Скинув полотенце, я лёг рядом с ней на одеяло, не обратив внимания на расширившиеся зелёные глаза, и поцеловал её. Когда же я привычно начал стаскивать с неё одеяло, она покраснела, пискнула, замотала головой и вцепилась в него мёртвой хваткой.
  ― Ты что? ― удивлённо спросил я.
  ― Я стесняюсь! ― виновато сказала она. ― Выключи, пожалуйста, свет!
  ― Имитатор, выключить свет, ― сказал я, пытаясь просунуть руки под одеяло. Куда там! ― А сейчас что? ― спросил я.
  ― Слишком светло! ― ответила она. ― Закрой гардины.
  Гардины закрывать я отказался.
  ― Давай уже либо сама вылезай, либо меня пусти! ― немного грубовато сказал я ей, но мне ситуация начала действовать на нервы.
  ― Не могу! ― ответила она. ― Я там совсем без одежды!
  ― Так в этом весь смысл и состоит, глупая! ― сказал я и потянул одеяло на себя.
  ― Я стесняюсь, ― не отпустила она.
  ― Либо ты сейчас же отпускаешь одеяло, либо я пошёл! ― идиотизм ситуации, наконец, достал до моих печёнок.
  ― Нет! ― сказала она. ― Не уходи! Погоди! ― она переместилась к краю постели, так же смещая одеяло, чтобы оставить мне достаточно места. ― Вот, залезай! ― и снова укуталась тем кусочком, что у неё остался. Я залез под одеяло и повернулся на бок, глядя на неё:
  ― И что теперь?
  ― Вот, ― сказала она, протягивая мне под одеялом руку. Я осторожно дотронулся до неё, Натали вздрогнула, и меня словно током ударило. Я медленно провёл вдоль её руки до плеча, вызывая у неё волны дрожи. Ещё через пять минут она лежала на мне, плотно прижимаясь и судорожно пресекая мои попытки пошевелиться, а я проклинал всё на свете, в особенности ― свою слепоту и дурость, которые и привели к тому, что я оказался в таком положении.
  ― Не сердись на меня, пожалуйста! ― попросила она. Я вздохнул и погладил её по голове. ― И не переживай. Я об этом так мечтала!
  Несмотря на такой медленный старт, она очень быстро распробовала вкус запретного плода, вошла во вкус и не дала мне спуска всю ночь, так что под утро язык у меня буквально выпадал на плечо. Ощущения были двойственные ― с одной стороны, я проникся её доверием, а с другой... Ладно, что уж тут мучиться, сделанного не вернёшь. А простынь, скорее всего, выкинуть придётся.
  Воскресенье прошло предсказуемо. Пока я утром дрых, она умотала оглядывать живописные окрестности. Когда она вернулась, то с порога заявила, что желает переселиться в город С, поближе ко мне. Пока я, движимый, в основном, ложным чувством вины, пытался заставить себя выдавить предложение поселиться у меня, она заявила, что, раз она теперь такая богатая дама, то хотела бы собственную квартиру. Мысленно выдохнув с облегчением, я предложил ей свою помощь, позвонил Жанетте и попросил подобрать жильё очень ценному члену моего клана, после чего Шилопопая пропала ещё на несколько часов. Вернувшись около шести, она потащила меня смотреть квартиру, которую сдала ей Корпорация ― не на таких, конечно, замечательных условиях, как мне, но тоже вполне. По крайней мере, та месячная плата, что была ей выставлена, по большей части должна была идти в счёт будущего выкупа этой квартиры. Естественно, меблировка и интерьер ― всё, чтобы ценный игрок не отвлекался на пустяки. И капсула ― такая же, как у меня. Когда Натали мне её показывала, я чувствовал, что её так и подмывает залезть внутрь и нажать кнопку, но она сдержалась и повела меня смотреть другое оборудование, к обстоятельным и изматывающим испытаниям которого мы сразу и приступили.

  

Глава 5. Франкенштейн

  В понедельник к полудню я уже был в капсуле. Едва я вошёл, у меня перед глазами запестрели гневные сообщения от Эхкиллера. Ах, да! Мне же работать надо! Вздохнув, я поплёлся на склад ― искать многослотовую кольчугу. У меня же где-то была. Найдя, я отправился было в портальный зал, а потом хлопнул себя по лбу. Шилопопая очень удачно обнаружилась в игре, как мы, собственно, и договаривались, когда я поутру убегал от неё, на ходу натягивая штаны. Через несколько минут у моего трона собрались Плинто, Павел, Флейта и Шилопопая. Флейта очень внимательно осмотрела Шилопопую, подошла поближе, повела носом, и, надувшись, повернулась ко мне:
  ― И фто, дафе двух выффих не потвебовавось? ― чёрт, а про зубики-то я и забыл!
  ― У меня пока только одно... ― озадаченно проговорила Натали.
  И как эта заноза всё поняла? В ответ на изумлённый взгляд Шилопопой я лишь пожал плечами и начал свою речь:
  ― Прежде, чем мы отправимся в Гробницу, я хотел бы кое-чем с вами поделиться... ― Плинто раскрыл было рот, но я махнул на него рукой. ― Итак. В моём распоряжении имеется приручённый Гигантский Кальмародельфин 2 уровня, который сейчас плещется в пруду во дворе Альтамеды. Кроме того, в последнем бою я добыл вот это, ― я достал из сумки Яйцо Тарантула и положил так, чтобы всем было видно его свойства, а именно ― ничего, кроме названия. ― Что с этим делать ― не знаю. В пятницу после того, как закончилась аудиенция, Император выдал мне квест. К утру субботы я его выполнил, получив несколько мелких дополнительных, ― говоря всё это, я постепенно вёл присутствующих в сторону балкона, где они и замерли, не в силах поверить глазам.
  Надо сказать, что с балкона тронного зала открывался замечательный вид на мою новую халупу. Плинто уже был в курсе, а остальные, включая Павла, удивлённо пытались проморгаться, чтобы избавиться от представшего перед ними наваждения. Их удивление стало ещё сильнее, когда я показал полный набор свойств замка Бастарда, включая гарнизон и возможности прокачки.
  ― Это то, о чем я думаю? ― ткнул в замок пальцем Павел.
  ― Если ты думаешь о хорошо укреплённом замке, то да, ― ответил я.
  ― Ты почту проверял? ― спросил он.
  ― Честно? Нет. Я был, знаешь ли, занят.
  ― Ты как его вавдобыл? ― глазики Флейты опять грозили выпасть.
  ― А что за квест? ― спросила Шилопопая. М-да, теперь у меня есть заноза и шило. Слава богу, ягодиц две, а то вообще нехорошо бы получилось...
  ― Я расскажу, только вы все должны пообещать мне не смеяться.
  ― Я буду нем, как камень! ― категорично заявил Плинто.
  ― Как могила! ― кивнул Павел.
  ― Вуб даю! ― Флейта принялась остервенело раскачивать один из клыков явно с намерением его выдрать. Шилопопая аккуратно придержала её руку и ничего не сказала.
  ― Ну, в общем, замок мне дали за оказание услуг интимного характера августейшим особам...
  Плинто надулся и стал похож на самовар с выпученными глазами. Павел оставался невозмутимым, но покраснел, как рак, и его левый глаз начал подёргиваться. Глазики Флейты выскочили из орбит и оба покачивались где-то посередине щёк. Шилопопая, хрюкая, прятала взгляд и одновременно пыталась вставить глазики Флейты на место. Я махнул рукой:
  ― Ну ладно, чёрт с вами, ржите себе. Флейту потом соберём!
  И, естественно, они взорвались. Павел гоготал, как голодный гусь, прерываясь, лишь чтобы набрать воздуха. Плинто сразу начал в истерике колотиться головой о стену, явно выбивая хиты из замка. Надо будет зашпаклевать потом. Шилопопая прикрыла рот ладошкой и отвернулась, хихикая. Флейта просто села на пол в углу у стены и свернулась калачиком, хрипя, успев только пробормотать:
  ― Однако, в цене нынче комиссарское тело!
  Я спокойно ждал, пока эта вакханалия закончится. Плинто оторвался от стены, посмотрел на меня мутным взглядом и спросил:
  ― Махан, так ты, что, на замок насосал?
  Не насосал, а нализал! Как только он это произнёс, утихшая было истерика моих товарищей возобновилась с ещё большей силой. Я уселся на трон и предался раздумьям о том, что, вот, стараешься, стараешься, не щадя живота своего, добываешь замки клану, а они ещё и смеются! Когда друзья, наконец, успокоились, я рассказал им о сути моего квеста и о полученных бонусах, естественно, опуская подробности 18+. Рассказал о полученной социалке, о возможности прокачки замка и о штрафах за уклонение.
  ― Один раз в месяц ― может, и не страшно! ― как бы про себя сказала Шилопопая.
  ― Какой ― один? ― замахал на неё руками Плинто. ― Ты про бонусы от 28 уровня слышала?
  ― Бонусы? ― обмерла она, осознав, к чему он клонит.
  ― Как официальный заместитель главы клана я требую все силы бросить на прокачку замка! ― грозно нахмурил он брови.
  ― Каждый день? ― ахнула она.
  ― Там было написано каждый визит, правильно? ― поинтересовался он у меня.
  ― Надо попробовать! ― почесал я в затылке. ― Там ещё какой-то Неутомимый Квартет есть. Что за него дадут ― неизвестно.
  ― Попвобовать? ― грозно нахмурила брови Флейта.
  ― Точно! ― воскликнул Плинто. ― Там же есть Три Девицы! Таким способом точно можно по три визита в день набирать!
  ― Три месяца на десять уровней... ― задумался я. ― Там ещё Гнум с Эриком должны помочь...
  ― Три месяца! ― закатила глаза Шилопопая.
  ― Тви мефяца! ― глазики Флейты опять выпрыгнули, и Натали стала из заправлять. Что-то нужно с глазиками тоже сделать! Я достал амулет связи и активировал его:
  ― Гнум, дружище, я в Альтамеде, не заскочишь?
  ― Я тебе, что, кузнечик, по замкам скакать? ― отозвался амулет недовольным голосом.
  ― Вилтракс! ― позвал я. ― Доставь, пожалуйста, порталом Злобного Гнума.
  ― Будет исполнено! ― откликнулся управляющий.
  Через минуту появился и сам мастер на все руки:
  ― Ну, зачем ещё ты меня от дела отвлекаешь?
  ― У меня тут родилась гениальная задумка, ― сказал я, приобнимая его за плечо и ведя к цели. ― Ты историю доктора Франкенштайна знаешь?
  ― Ну, вкратце... ― промычал он, с непониманием глядя на Зомби, перед которой я его поставил.
  ― Флейта, деточка, вылупи глазки! ― попросил я, и глазные яблоки зомби послушно выпрыгнули из орбит. Я заботливо их заправил на место. ― А теперь скажи дяде А-а-а!
  ― Отвявифь! ― рыкнула она.
  ― Ну, понятно, ― потёр руки Злобный Гнум. ― С глазиками можно удлинить нерв и сделать так, чтобы они могли независимо левитировать. Можно добавить какую-нибудь атаку или скрытное удушение противника глазным нервом, но урон будет очень слабый...
  ― А можно сделать, чтобы они не выпадали? ― перебил его я.
  ― Не-а, ― ответил он. ― Это мне не очень интересно.
  ― А ты придумай так, чтобы было интересно! ― ласковым голосом, не терпящим возражений, попросил я. Он задумался:
  ― Ну, в принципе... Если сделать вкладки... Мифрил или серебро, конечно, нельзя... Из платины, вот! И снаружи инкрустировать их красным алмазом... Только так, чтобы алмазы ничего не задевали...
  ― Хорошо, я понял! А что с зубами? А то прошлый комплект просто выпал!
  ― С зубами? ― он почесал бороду. ― Можно было бы те же алмазы или рубины посадить на платиновые штифты... Она тогда любой доспех прогрызёт!
  ― Ну вот! ― огорчился я. ― Это же ― сплошная ювелирка!
  ― Ну, я тебе тоже помогу! ― он застыл, глядя сквозь меня. Судя по всему, вошёл в Конструктор. Руки его замелькали, в них появилось что-то непонятное, вокруг чего и бегали его пальцы. Интересно, как я со стороны выгляжу, когда делом занят? Помещение залило яркое свечение.
  ― Вот, принимай! ― показал мне рукой довольный собой Злобный Гнум, только что поднявший Мастерство. Передо мной стояло что-то похожее на кресло зубного врача, только подголовник был не сплошной, а колечком. ― Первое в мире стоматологическое кресло, совмещённое с массажным столом! Прошу любить и жаловать! Всего триста тысяч, ― добавил он уже тише.
  ― Да не нужно мне твоих денег, ― отмахнулся я. ― Мне только приятно, что ты на моих материалах Мастерство и Ремесло повысил.
  Злобный Гнум поперхнулся своей бородой, которую зачем-то после моих слов засунул себе в рот, и не говоря ни слова потопал в зал с порталом. Я показал Флейте на новый предмет обстановки:
  ― Ложись, будем из тебя красавицу делать!
  ― Я и фак квафавифа! ― прошепелявила она и требовательно посмотрела на меня.
  ― Да ты страшилище, каких ещё поискать! ― не обманул я её ожиданий. ― Давай, ложись без разговоров!
  Она довольно улыбнулась и улеглась в кресло.
  ― Это ― надолго! ― обернулся я к остальным.
  ― Ты про наш рейд помнишь? ― подсказал мне Павел.
  ― Забудешь тут про него! ― пожаловался я. ― Киллер каждые пять минут письмо шлёт!
  ― Это ― да, ― осклабился Плинто, ― он ― такой!
  ― А мне что делать? ― спросила Шилопопая.
  ― У нас ― новый замок, ― ответил я. ― Да и в этом ты толком ещё не была.
  Она кивнула, бросив долгий взгляд на Флейту, и ушла на экскурсию с Плинто. Павел тоже куда-то отправился. Я уселся на приделанный к креслу стульчик, вошёл в Конструктор и сразу оценил гениальность Злобного Гнума ― у меня в Конструкторе была Флейта целиком. Я вышел из Конструктора и задумался.
  ― О фём фы вумаеф? ― спросила она меня. Вместо ответа я сделал её фотографию и, как это делают пластические хирурги, прямо на фотографии стал рисовать, что хочу сделать. Потом я показал рисунок Флейте, попутно объясняя, что именно я буду делать, и какой эффект это должно вызвать. ― А фто, мне нвавифа! ― одобрила она. Я улыбнулся ей и снова залез в конструктор.
  Главное, конечно ― это глаза и зубы, поскольку это был мой изначальный план. Я изготовил тридцать два штифта из платины, на каждом выводя руну строго определённого духа. Потом я извлёк все зубы, включая злосчастные орочьи клыки, и вкрутил штифты на место, проверяя, чтобы руны оказались расположены снаружи. Потом я взял кусок голубого алмаза и стал его крутить, примеряя к тому месту, куда мне предстояло посадить зубы. У меня не получалось ровно до тех пор, пока я не догадался распилить алмаз на тридцать два кусочка, которые тут же улеглись так, чтобы при закрывании рта плотно смыкаться. Я ещё немного с ними поработал, чтобы каждый зуб оказался примерно такой формы, какой должен, по моим представлениям, быть такой же настоящий. Зубики вышли ― загляденье!
  Закончив с зубами, я перешёл к глазам. В общем-то, Злобный Гнум правильно сказал ― нужно изготовить два уплотнительных кольца и инкрустировать их камнями для получения лучших характеристик. Материалы я взял те же ― платина и голубой алмаз, они особенно хорошо смотрелись на бледно-синюшной коже Зомби. Ничего выдающегося, сделал кольца из четырёх частей каждое на пружинном соединении. Каждый платиновый сегмент был украшен тремя голубыми алмазами, которые тонкими, как игла, трёхмиллиметровыми шипами торчали наружу, к кости черепа. Я осторожно вдавил глазное яблоко внутрь, потом просунул в глазницу сложенное кольцо и отпустил. Пружины тут же расправили изделие, намертво расперев его в посадочном месте. Потом я проделал то же самое и полюбовался работой. Вроде, получилось. Глаз легко вращался, но больше не выскакивал.
  Теперь ― дополнительная, так сказать работа, раз уж мы всё равно здесь собрались. Для неё мне нужны были куски платиновой проволоки и алмазная крошка. Я достал свой план и в соответствии с ним начал наносить рисунок. Интересно, всё-таки, как я сейчас выгляжу со стороны? Когда я закончил, передо мной возникла картинка.

  Двое на берегу озера, молодые и красивые, залитые лунным светом, в объятьях друг друга клянутся в вечной любви. Следующий кадр ― на деревню нападают орки, и она падает, сражённая ударом сабли. Следующий кадр ― он трясущимися руками достает из запылившегося сундука на чердаке толстый старый гримуар с полустёршимся золотым тиснением на обложке: Некромантия для чайников ― что Вы хотите знать о Некромантии, но стесняетесь спросить. Следующий кадр ― он достаёт из свежераскопанной могилы на кладбище тело любимой и начинает страшный ритуал. В чёрных лучах магии, которая пронизывает воздух вокруг, девушка встаёт и обнимает любимого. Следующий кадр ― вся деревня собралась на казнь молодого Некроманта, которую проводит приехавший из города с отрядом воинов Инквизитор. Следующий кадр ― Зомби на могиле любимого, подняв к небу не умеющие плакать глаза, клянётся отомстить. Следующий кадр ― тайком прокравшись в город, Зомби находит лучшего Ювелира, который за отданное ему больше не нужное золото соглашается внести изменения, которые помогут Зомби сразиться с Инквизитором. Следующий кадр ― Зомби, поливая городскую крепость огнём и молниями, уничтожает гарнизон и публично съедает мозг Инквизитора.
  
  Вы создали Уникальный рецепт Франкенштейн.
  Примечание: рецепт применим только к условно-живым существам, как то Зомби и Вампирам
  Получены улучшения навыков:
  +5 параметр характеристики Ремесло. Итого: 31
  +25 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 271
  Вы создали Уникальный рецепт. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.
  
  Я вывалился из Конструктора и сначала увидел глаза Флейты, а потом всё остальное. Заметив, как меняется моё лицо, она требовательно заголосила:
  ― Зеркало, зеркало, зеркало! Скорее мне зеркало!
  ― Вилтракс! ― крикнул я. ― Зеркало!
  Принёсся управляющий с зеркалом и поставил его перед Флейтой. Она уставилась на своё отражение и ахнула:
  ― Кра-а-асиво! ― потом она запрыгала вокруг меня, чуть ли не напевая: ― Спасибо, Махан, спасибо! ― после чего повисла на шее и чуть было не поцеловала в щёку, но я её вовремя успел от себя оторвать. По этой статье досрочного освобождения нет. Она остановилась, снова подошла к зеркалу и уже вдумчиво стала себя рассматривать. Лицо её было покрыто узором из тонких сверкающих полосок платины с напыленной сверху алмазной крошкой. Такой же узор был на руках и лодыжках ― к большему у несовершеннолетней я не могу, да и не желаю получить доступа. И не только потому, что это крупная статья и большой срок. Флёйта включила какую-то абилку, и узор стал светиться голубым, так же стали светиться глаза и зубы. Потом она поменяла цвет на зелёный, красный и жёлтый, очевидно, пробуя разные абилки. Она помотала головой:
  ― Нет, так не бывает!
  ― Как? ― спросил я.
  ― Так! ― ответила она, скидывая мне логи характеристик. Ха! Всё, абсолютно всё увеличилось в четыре раза ― урон, защита, здоровье, характеристики, скорость восстановления. Плюс пять очков умений. Плюс пассивные умения:
  
  Дюраселл: Вы вытягиваете ману из врагов в радиусе десяти метров от Вас со скоростью 10% от недостающей Вам маны в секунду; не может быть активировано одновременно с Вампиром или Батарейкой
  Вампир: Вы вытягиваете здоровье из врагов в радиусе десяти метров от Вас со скоростью 10% от недостающего Вам здоровья в секунду; с вероятностью нанесения критического удара Вы наносите критический вред здоровью врагов; не может быть активировано одновременно с Дюраселлом или Батарейкой
  Батарейка: Ваша мана утекает на восстановление здоровья друзей со скоростью 10% недостающего им здоровья в секунду, но не более 10% от имеющейся у Вас маны в секунду; здоровье распределяется между друзьями пропорционально проценту нехватки здоровья; не может быть активировано одновременно с Дюраселлом или Вампиром
  Сова: монохромное ночное зрение; расход маны 1 единица в секунду
  Сокол: дальность зрения увеличивается в 3 раза, все видимые объекты приближаются пропорционально; расход маны 1 единица в секунду
  Рентген: Вы можете видеть сквозь стены, суммарная толщина которых не более 3 метров; дистанция до стены, между стен и до видимых объектов ограничена дальностью Вашего зрения; расход маны 10 единиц в секунду
  Призрак: полная невидимость независимо от уровня врага; расход маны 10 единиц в секунду
  Парашют: планирование с вертикальной скоростью 2 м/с; расход маны 10 единиц в секунду
  
  Активируемые умения:
  
  Прикосновение: одномоментно восстановить 50% недостающего Вам здоровья или маны по выбору за счёт не более 50% маны друга, если вы коснётесь его/её плеча; так же Вы можете восстановить здоровье или ману друга за счёт своего
  Прыжок: прыжок на 10 метров вверх, безопасное приземление гарантируется: расход маны 100 единиц, откат 1 секунда
  
  Я ошарашенно смотрел на этот список, и в голове вертелась только одна мысль, которую я и поспешил озвучить:
  ― Только не говори Плинто!
  ― Почему? ― спросила она.
  ― Потому, что нам сегодня ещё с Эхкиллером в Гробницу идти, ― ответил я, поворачиваясь на выход. Она поймала меня за руку и развернула к себе:
  ― Почему ― она?
  ― А почему бы и нет? ― пожал плечами я.
  ― Но ты же её не любишь! ― упрекнула она меня.
  ― Флейта, ― сказал я, ― кто ты такая?
  Она замолчала и надулась, а я пошёл собирать народ в поход. Нам предстояли пять дней фарма. Плинто мне рассказал, что Анастарии и Барсине на карте очертили область вокруг Гробницы, куда им соваться было запрещено. Когда Ангелы удалили их, они им ещё и по 10 уровней снесли, а для игрока уровня Анастарии это была ужасная потеря. Теперь Феникс брал в рейды в Гробницу кого угодно, только не этих двух ― 10 уровней, когда ты сам выше 300 ― это большие деньги. Самое смешное, что мы к утру управились ― дорожка-то уже была проторенная, что делать я знал. К тому же, у меня теперь была Убер Зомби. На полном серьёзе. В строке Раса у моего хвостика теперь так и было написано. Плинто, как увидел её в боевой раскраске, даже речь потерял. К тому же, пока я отсутствовал в выходные, она успела на полигоне Легиона добрать себе умений...
  Сквозь Боссов мы, имея за спиной Флейту, которая откачивала из врагов здоровье и ману, леча всех наших подряд, прошли, как нож сквозь масло. Сражение с Клатонархом, конечно, продлилось дольше, но в итоге прикончили его довольно быстро ― Флейта прицепилась к пугалу, которое я собрал из своей кольчужки и игроков Феникса, активировала Вампира и Прикосновение, обеспечив прямую перекачку здоровья из Тарантула в нашего бойца, который немилосердно его при этом лупил. Мы с Шилопопой стояли в подпевке, отлечивая остальных бойцов по мере надобности, и ещё я порезвился Драконом на Боссах.
  Мы собрали добычу и вышли из Гробницы. Эхкиллер сначала долго глядел на Флейту, а потом, буркнув мне спасибо за быстрое прохождение удалился восвояси. Пока Плинто не начал задавать мне неудобные вопросы, я поспешил нажать кнопку Выход, вылез из капсулы и завалился спать, напрочь проигнорировав светлеющую на востоке полоску неба. Поспать мне, конечно, толком не дали. В десять утра сначала раздался звонок в дверь, а потом её начали пинать ногами. Не совсем ещё проснувшись, я пошёл открывать. Ко мне, как я и предполагал, пришёл Игорь. Не просто пришёл, а ворвался, да ещё и за компанию с Павлом, который приволок с собой непонятного вида чемоданчик.
  ― Чем могу помочь, товарищи? ― спросил я, позёвывая и провожая взглядом гостей, сразу устремившихся на кухню, поближе к кофеварке.
  ― Для начала, трусы надень, ― бросил через плечо Павел.
  ― Да уж, Дмитрий, ― сказал уже с кухни Игорь, щёлкая выключателем на кофеварке. Трусы ― так трусы! Я умылся, оделся и вышел к гостям, которые уже, по пояс забравшись в холодильник, оживлённо обсуждали, во что лучше заворачивать ломтики мачего ― в хамон или в пармскую ветчину. Павел аргументировал свою позицию одной страной происхождения, а Игорь настаивал, что пармская ветчина нежнее и лучше оттеняет вкус твёрдого мачего. Я в итоге посоветовал им намазать мачего айвовым мармеладом и завернуть, во что попало, чем сильно озадачил обоих.
  ― Вы мне можете объяснить, что происходит? ― спросил Игорь, когда мы победили трудности выбора и уселись за стол.
  ― Вы о чём конкретно? ― поинтересовался я.
  ― Да вообще обо всём. Нет, признаю, рецепт слотования игрока или нескольких игроков ― это наш родной баг. Теперь он официально вошёл в список рецептов, и всё, что мы с ним смогли поделать ― ограничить возможность использования только Верховными Шаманами-Ювелирами с Ремеслом не ниже 20 и графским титулом. Но это ― наш косяк, нам его и исправлять. А вот откуда взялась вся эта история с вашим новым квестом и замком Бастарда?
  ― А что вы меня спрашиваете? ― начал было я, но тут Павел меня остановил, достал из своего чемоданчика какой-то провод и прицепил его к моему запястью, после чего кивнул мне, разрешая продолжить. ― Представляешь, как я сам был ошарашен, когда Император мне выдал задание. Нашли себе быка-производителя.
  ― Видели бы вы своё лицо со стороны... ― улыбнулся Игорь.
  ― Я готов заплатить, ― откликнулся я.
  ― Сами знаете, логи Корпорации ― высшая категория доступа. Но фотку я вам послал! Так вот, мы отследили изменение в коде и выяснили, что оно было произведено в тот момент, когда ваша привлекательность с Тавией скакнула до 100 несколько месяцев назад. Именно в этот момент в систему был внесён кусок кода, описывающий этот квест ― заметьте, заточенный именно под вас ― и награду. Замка Бастарда Урваликс никто из программистов или дизайнеров в систему не вносил. Он появился только в этом изменении. Вы об этом что-нибудь знаете?
  ― Нет, ― ответил я.
  ― Ну, хорошо, а последняя эта ваша поделка?
  ― Вы про что?
  ― Я про разукрашенную зомби. Вы входите в Конструктор, и бац ― новый кусок кода в системе, которого никто никогда не видел. Я лично потратил пятнадцать минут, чтобы локализовать его применение.  Теперь рецепт может применять, опять же, только Верховный Шаманам-Ювелирами с Ремеслом не ниже 20 и графским титулом. И, естественно, только к нежити, но это сама система прописала. Вы понимаете, какой это дикий чит?
  ― Не более дикий, чем слотование игроков, ― ответил я.
  ― Ну, в чём-то вы, конечно правы. Скажите, вы имеете отношение к изменению кода, связанному с рецептом Франкенштейн?
  ― Нет, ― ответил я. Павел облегчённо выдохнул, и оба поднялись из-за стола.
  ― Ну, мы тогда пошли? ― спросил Игорь.
  ― Сначала со стола уберите и посуду в посудомойку закиньте, ― ответил я ему, снова зевая. ― А я ― спать!
  

◅─◈─▻

  Вторая половина дня у меня выдалась свободной, я, отправил по почте сообщение и порталом переместился в Анхурс ― выполнять давно уже данное обещание. Меня уже ждали ― эльфийская женщина и две девочки. Последние сразу радостно запрыгали, едва я вышел из портала, а женщина благодарно улыбнулась.
  ― Простите, что так давно о вас не вспоминал, ― повинился я.
  ― Ну, что вы, ― ответила женщина, ― вы ведь оставили Лане подарок. Хотя, конечно, она и скучала.
  С улыбкой кивнув девочкам, я взял эльфийку под руку и отвёл в сторону:
  ― Заранее прошу прощения за невольное вторжение в вашу жизнь, но, может, вы мне расскажете, что с ней произошло?
  Она грустно улыбнулась:
  ― Вольно или невольно вы уже вторглись в нашу жизнь... ― вздохнула она и помрачнела: ― Прошлой осенью она заблудилась в лесу... Сломался коммуникатор, и мы её искали три дня. Нам, конечно, повезло, что она была тепло одета и у неё было немного еды, но в итоге она заснула и замёрзла...
  ― Она.. в порядке? ― осторожно спросил я.
  ― Ей почудились волки, и она спаслась от них на дереве. Сильно перепугалась, конечно. Волков там не обнаружили, но у ребёнка травма... И правая кисть...
  ― Что ― правая кисть? ― спросил я, внутренне холодея.
  ― Спасти не удалось. И несколько пальцев на левой. Ободрала руки, ранки забились землёй...
  Чёрт, какая же жизнь без драмы!
  ― Вы позволите, я её покатаю? ― спросил я её.
  ― Я буду вам очень обязана, ― улыбнулась она мне сквозь слёзы и протянула руку: ― меня зовут Елена.
  ― Дима, ― кивнул я ей и пошёл звать Растилану на прогулку. Потом покатал её сестру, потом ― снова Растилану. На прощанье девочки повисли у меня на шее, совершенно не желая расставаться.
  ― Опять же, прошу прощения, ― спросил я Елену, ― а папа...
  ― Папа у нас есть, ― рассмеялась она, ― и он ― самый лучший! Просто, он не играет, да и вообще Барлионой не очень интересуется.
  ― А почему они так... бурно... ― попытался я сформулировать мысль.
  ― Да представьте себя в десять лет, ― улыбнулась она. ― Представляете, какое это приключение ― покататься на Драконе! И не на простом, а на волшебном! Это же совсем сказка!
  Вот, именно это ощущение у меня и пропало в последнее время. Достижения, квесты, прокачка ― у меня совсем пропало чувство, что я нахожусь в сказке. А ведь сам я ― Дракон, и где-то там меня ждёт, не дождётся принцесса.
  ― Спасибо вам, ― сказал я ей.
  ― А мне-то за что? ― удивилась Елена.
  ― За то, что напомнили мне по сказку! ― сказал я, поцеловал её в щёку и открыл портал во дворец Герцога и Герцогини Нарлакских. Принцесса, я к тебе иду!
  

◅─◈─▻

  До конца недели мы прессовали пауков с Эволеттом, Крием, Калатеей и ещё раз с Эхкиллером. Мы с Флейтой уже подобрались к 270 уровню, Плинто был на 377, а Шилопопая взяла 338, обойдя Анастарию. В пятницу вечером мы опять устроили посиделки в Золотой Подкове тем же составом, что и неделю назад. Как мы ни старались привлечь побольше внимания шумом и гамом, тем не менее, Вестника за нами для раздачи плюшек Императором не прислали. Печально всё это!
  Хоть я и попросил Флейту не раскрывать никому своих характеристик, всё это ― до первого рейда в составе Тёмного Легиона. А после этого ко мне придёт Эволетт с предложением, от которого я не смогу отказаться. Просто по той причине, что мне за это предложат очень, очень много золота, которое я так презираю. И тогда на меня будет зла уже Корпорация. Несмотря на то, что Игорь не озвучил ничего подобного, тем не менее, мне ясно дали понять, что повторение подобного больше одного раза совершенно нежелательно. А напротив сидит Плинто и смотрит на меня глазами брошенного под дождём щенка. Интересно, он так и останется Вампиром или станет Убер-Вампиром после переделки? Ему-то я могу всё тело исполосовать. Готов поспорить, что у него уже лежат эскизы, готовые для передачи мне.
  Народ у входа вдруг ощетинился значками видеокамер. Наверное, какая-то знаменитость пожаловала поглядеть на Вновь Самого Прокачанного Игрока На Континенте. Я продолжал размышлять о сыплющихся в последнее время на меня, как из Рога Изобилия, плюшках, которые раскормили моего хомяка до размеров медведя, и не сразу обратил внимание на установившуюся за столом тишину. Я поднял глаза и увидел стоящую у входа Анастарию, которые во все глаза глядела на меня.
  ― Дим... ― начала она.
  ― Шаман Лох Махан, ― поправил я, встал, предложил руки дамам, которые с готовностью приняли мою игру, и направился к выходу. ― Прошу прощения, ― сказал я, и Анастария машинально посторонилась, пропуская нашу компанию на выход. Я раскрыл перед девушками дверь и вышел на улицу, где сразу застыл, подняв глаза к звёздному небу. Сзади в меня уткнулся чей-то нос, и торс обхватили чьи-то тонкие ручки. Я опустил голову и посмотрел на Шилопопую, с интересом разглядывающую прижавшуюся к моей спине Флейту.
  ― Ну, я пошла, ― усмехнулась Калатея, отпуская мой локоть. ― Спасибо за приятный вечер, и надеюсь, что мы встретимся на той неделе!
  ― Хорошего тебе дня, ― ответил я.
  ― Да какой там ― дня! ― махнула она рукой. ― Отсыпаться пойду! ― и исчезла во вспышке портала. Я вызвал Вилтракса, и мы очутились в замке.
  ― Флейта, отпусти меня, пожалуйста! ― попросил я.
  ― Я тебя сейчас отпущу, а ты пойдёшь и глупостей наделаешь! ― не согласилась она.
  ― Не наделаю.
  ― Ну, и дурак! ― буркнула она. ― Лучше бы наделал! О то держишь всё в себе...
  ― Если бы не держал, махал бы сейчас киркой на рудниках!
  Флейта меня отпустила, обошла спереди и заглянула в глаза:
  ― Не вешай нос, Шаман! Всё образуется!
  ― Я знаю, ― кивнул я. ― Но на это нужно время. Пойду я, Флейта.
  ― На выходных, я так понимаю, тебя не будет? ― покосилась она на Шилопопую.
  ― Нет, не будет, ― ответил я. Она вздохнула, и я нажал кнопку выхода. Выбравшись из капсулы, я забрался в душ, где провёл минут сорок, пытаясь смыть с себя внезапно навалившееся ощущение безысходности. Когда я вышел из душа, на коммуникаторе мигал огонёк пропущенного вызова. Я вывел на экран десяток сообщений, причём, первое было датировано десятком минут после того, как я выбрался из капсулы. Быстро же она добралась!
  
  22:12 Привет, ты где? Я торчу под твоей дверью!
  22:15 Дима, ты где? Отзовись!
  22:17 Ответь же скорее! Где ты?
  22:20 Дима, это я, Натали, если ты ещё не понял!
  22:21 Это, в конце концов, невежливо!
  22:24 Я тут одна у двери, даже поговорить не с кем!
  22:27 Почему у тебя такой маленький глазок? Ничего не видно!
  22:29 Ну, всё, это уже не смешно!
  22:30 Я ушла, меня не ищи!
  22:31 Шутка. Я по-прежнему под дверью
  
  Последнее было прислано десять минут назад. Я открыл дверь и едва успел поймать Натали, которая прикорнула, прислонившись к двери. Спросонья она приняла меня за бандита и чуть не расцарапала лицо, когда я взял её на руки, но успела опомниться и прижалась, обняв меня за шею. Я отнёс её в кровать и начал раздевать.
  ― Ты что это задумал? ― промурлыкала она, потягиваясь всем телом.
  ― Не в одежде же тебе спать! ― объяснил я свои действия.
  ― Не хочу спать! ― заявила она, за отвороты халата подтягивая меня к себе.
  

◅─◈─▻

  Проснулись мы традиционно после полудня. Тут же выяснилось, что ночью осталась какая-то недосказанность, и мы решили, после того, как почистили зубы, заполнить лакуны. Потом мы просто нежились на солнышке на террасе. Я было начал думать, что день так медленно и будет идти к своему закономерному концу, как мне позвонил Павел.
  ― Я кое-что накопал, ― сказал он мне. ― Я думаю, что тебе стоит об этом узнать как можно быстрее.
  ― Хорошо, ― сказал я. ― Мне куда-то приехать?
  ― Ты сам где? ― спросил он.
  ― Я ― дома. Бездельничаю.
  ― Давай, я тогда к тебе заскочу, ― предложил он.
  ― Давай так, ― согласился я. ― Тебе долго добираться?
  ― Около двадцати минут.
  ― Буду ждать, ― сказал я. Натали бросила на меня вопросительный взгляд, и я сразу пояснил: ― Павел приедет по делу.
  ― Ой, а я не одета! ― вскочила она с шезлонга и побежала искать, куда я вчера закинул её одежду. Через несколько минут она припрыгала на одной ноге, натягивая носок: ― А что я буду вам мешать? Пойду пока, погуляю. Звони, как что! ― Она нагнулась, поцеловала меня в щёку и исчезла, как будто её и не было. Я быстро ополоснулся под душем и оделся во что-то менее открытое, чем костюм Адама. Вскоре зазвонил звонок, и я пошёл открывать дверь.
  Павел был необычайно возбуждён, по крайней мере, я его таким ещё не видел. Ещё большее моё удивление вызвала папка с бумагами в его руках. Глядя на неё, я изумлённо поднял брови.
  ― Бумагу не хакнешь! ― пояснил он. С этим нельзя не согласиться. Мы прошли в гостиную и расположились за журнальным столиком. Я принёс нарезку, фрукты, чай и минеральную воду. Павел достал из ведёрка со льдом запотевшую бутылку Буратино, открыл её и налил себе в стакан.
  ― Так вот, помнишь, ты меня попросил найти подробности дела полуторагодовалой давности? ― сказал он, одним махом выдув лимонад и наливая ещё. ― Так вот, я раскопал, и даже немного больше, чем у тебя получилось бы. Заранее предупреждаю, ― предвосхитил он мой вопрос, ― вся информация находится в открытом доступе, но ― на бумаге. К электронным данным доступ только высшей категории. А так ― приходи, копируй... Только цифровую фотографию не сделать ― все документы помечены.
  Да, с этим я сталкивался неоднократно. Электроника фотоаппаратов и камер распознаёт специальные невидимые глазу символы на документах, и вместо оцифровки подставляет картинки с котятами. Копировальные аппараты, чтобы не потерять эти символы при копировании, сначала их убирают при сканировании, а потом добавляют при печати. Так правительство защищает конфиденциальность данных, которые по закону должны оставаться в публичном доступе ― вроде, и прочитать может, кто угодно, но нужно знать, где именно эти документы выставлены, и знать, что такой архаизм вообще существует.
  ― Мне тебе не нужно напоминать то, что ты и так знаешь? ― спросил Павел.
  ― Я мог уже что-то и подзабыть. Если я правильно помню, речь шла о банде воров, которые специализировались на поставке произведений искусства, в основном, картин из знаменитых музеев вроде Лувра на чёрный рынок. Подозреваемых нашли довольно быстро, но они умудрились ещё полтора года водить Интерпол за нос, совершив несколько ограблений чуть ли не у них на глазах. У них в команде был высококлассный специалист по выявлению уязвимостей компьютерных сетей...
  ― Хакер, ― подсказал Павел.
  ― Ну, можно и так, ― кивнул я. ― В общем, каждый раз система безопасности объекта, на который совершался налёт, была вскрыта виртуозно и совершенно бесследно. Потом предмет каким-то образом продавался, полностью оставляя сделку вне зоны действия радаров полиции...
  ― А почему они попросили о помощи именно тебя? Где эта Франция и где ты?
  ― Я тогда был широко известен. В узких кругах, конечно. Я часто консультировал нашу милицию и прокуратуру по вопросам безопасности, тестировал их системы, выявлял уязвимости... Когда меня попросили помочь, началось всё с вороха бумаг и разрешений, которые мне выдали ― постановление суда, иммунитет от преследования за мои действия и много ещё чего. Потом я вскрыл их базу, причём, пришлось потрудиться, поскольку специалист там был действительно высококлассный, оттуда стало ясно, где они планируют следующее нападение, номера банковских счетов клиентов и много другой полезной информации. В момент ограбления я вернул работоспособность музейной охранной системе, и всех повязали...
  ― Кроме одного!
  ― Да, кроме одного. Причём, подельники его крепко держали рот за дубами. И когда Ева... Ты знаешь про этот случай?
  ― Спрашиваешь! ― Павел сжал кулаки так, что побелели костяшки пальцев. ― Я же тогда как раз дежурил, и мои ребята стаскивали с неё этого козла...
  ― Когда Ева рассказала, что улики против товарища Тамерханова были приведены в негодность на сервере милиции, где система безопасности устроена по высшему разряду, я решил, что совпадение, может, и не совсем совпадение.
  ― И что твой беглый решил проблемы того козла, чтобы тот помог совершиться сладкой мести и засадить тебя за решётку?
  ― Да.
  ― Я не знаю, как связан Тамерханов с этими лицами, но сами лица довольно-таки примечательны. Вот, посмотри, ― Павел протянул мне несколько личных дел из папки. Действительно, очень примечательные лица. ― Это, собственно, главарь банды, ― передо мной на стол легла фотография Лейте. Надо же, а как он замечательно всё время в тени находится! ― А это ― специалист по нейтрализации механических систем безопасности...
  ― Медвежатник, ― механически добавил я, глядя на лицо Растяпы. Так вот ты какой, цветочек аленький! Жером Жербер, сам бывший полицейский во Франции. И его начальник ― Луи Крюшо, он же Лейте. Кстати, жены у Лейте нет ― зато есть дочь Николь. Забавно, конечно, только что мне теперь с этим делать?
  ― И что мне теперь с этим делать? ― спросил меня Павел. ― Они пока не сделали ничего предосудительного, а после того, как Феникс по твоему настоянию их выгнал, уже и не сделают... У нас на них совсем ничего нет! ― он выглядел расстроенным.
  ― Кто предупреждён ― тот вооружён, ― ответил я. ― Я и раньше не собирался им верить, а теперь ― и вовсе. Я, признаюсь, рад, что Эрик не из этой кодлы. Кстати... А про Эрика ты что-нибудь узнал?
  ― Да, узнал. Непредумышленное убийство. Он сидел в своей кузне, ждал, пока уголь подвезут, и от нечего делать бросал топором в дверь...
  ― Сидел где? ― переспросил я.
  ― В кузне, ― растерянно ответил Павел. Я покачал головой. Надо же.
  ― В общем, нам эти французы сейчас до лампочки, ― подытожил я. ― Главное, Эхкиллеру про них ничего не говорить.
  ― А то он их к чему-нибудь пристроит, ― понимающе кивнул Павел.
  ― Точно, ― согласился я.
  ― А тот... хакер? ― спросил он.
  ― А что ― хакер? Проколется где-нибудь! ― махнул я рукой.
  ― Кстати, я выяснил, что Феникс не сам платил за выкуп Растяпы и Лейте, а получил на это деньги со стороны.
  ― А зачем они тогда Эрика выкупили?
  ― Чтобы тебя запутать, понятное дело.
  ― Совершенно ненужная работа, ― покачал я головой. Я и сам готов запутаться, только кивни...
  ― Ну, ладно, я пошёл! ― встал из кресла Павел. ― Жена ждёт!
  ― Привет жене! ― пожал я его руку. ― Спасибо за это, ― я кивнул на папку.
  ― Да не за что, ― улыбнулся он. Я проводил его на выход, поглядел на часы и пошёл обуваться. Если поймать в городе Шилопопую, можно затащить её на речной трамвайчик, каких много ходит по ночной реке, и на нем её хорошенько... покатать.

  

Глава 6. Трилистник

  Я по-прежнему думал, что главным сокровищем Гробницы было именно то, что Феникс с такой лёгкостью отдал мне, забрав несколько квестстартеров, оружие и доспехи. Нет, помимо этого и мне шмот достался ― особенно меня порадовал новый пояс к ремеслу, но мне сразу приглянулись эти камешки и эти... Яйца? Ну, как ещё обозвать овоид вращения из светлого полированного камня длиной два метра и диаметром семьдесят сантиметров? Я так и не понял, как они вообще поместились у меня в сумке.
  Вернувшись из Гробницы, я бросил было яйца в тронном зале, но потом догадался перекатить их в одну из соседних комнат. Походил вокруг с глубокомысленным видом, а потом нажал кнопку выхода.
  На следующее утро после окончания первой недели дикой свистопляски в Гробнице попеременно с Фениксом, Легионом, Крием и Калатеей я вернулся, уже совершенно забыв про давешнее приобретение, и чуть не подпрыгнул на троне, когда услышал из соседней комнаты голосок Флейты:
  ― А я тут твои яйца разглядываю!
  Я пошёл посмотреть, что она там делает. Зомби ползала вокруг одного из яиц, сканируя каждый миллиметр поверхности.
  ― Я пойду во двор, посмотрю за обустройством полигона! ― сообщил я ей.
  ― Угу! ― откликнулась она. ― Если что интересное делать соберёшься ― меня не забудь!
  Я занялся рутиной. Ну, как ― занялся... Там и без меня всё было налажено. Единственное, что в некоторые помещения замка доступа без меня или Плинто не было. Но требованию Плинто я внял почти сразу, и в результате полный доступ почти во всем функциям замка был только у меня. Анастарию я, естественно, тоже исключил.
  В общем, я с полчаса мешался под ногами у строителей, пока меня не послали, а потом уселся на балконе перед тронным залом и ушёл в астрал. Я бродил среди Духов, медитируя, и даже не понял, как меня отсюда смог вырвать истошный вопль Флейты и крик:
  ― Нашла!
  Её вопль вверг меня в панику. Полностью проигнорировав мысль о том, что в моём замке ей ничто не может угрожать, я изо всех сил рванул на помощь. Я очнулся было на балконе, а потом балкон сменился комнатой с яйцами и довольной разлагающейся физиономией зомби рядом.
  
  Вы получили новое классовое умение Скачок 1
  Вы можете мгновенно переместиться на дистанцию до 50 метров
  Мана: дистанция Скачка в метрах
  Откат: дистанция скачка в метрах / 10

  Вы получили новое классовое умение Скачок 2
  Вы можете мгновенно переместиться на дистанцию до 250 метров
  Мана: дистанция Скачка в метрах * 5
  Откат: дистанция скачка в метрах / 50
  
  И огромными красными буквами:
  
  ВНИМАНИЕ!!! ОШИБКА!!!
  Ваше новое умение не имеет класса!!!

  ВНИМАНИЕ!!! ОШИБКА!!!
  Принудительная перезагрузка сервера!!!
  Время перезагрузки ― 30 мин
  
  Наступила темнота, и я очнулся в капсуле. Поставив таймер на полчаса, я сварил себе кофе и уселся посмотреть, что пишут о моей новой выходке на форумах. Ничего интересного ― как оказалось. Барлиона внезапно всех выкинула из себя. Сообщения про внеклассовое умение никто, кроме меня, не видел. Раздался звонок в дверь. Быстро, однако!
  Игорь опять был один. Зато ― выспавшийся! Я завёл его на кухню и, на спрашивая, занялся приготовлением кофе, то есть, опять прогревать машину, молоть зёрна, греть чашку, доставать сливки, которые, надо сказать, я держал в холодильнике исключительно для извращенцев, предпочитающих портить божественный напиток молокопродуктами.
  Игорь достал таблетку и показал мне логи:
  ― Вот, смотрите...
  ― Может, на ты уже перейдём? ― предложил я.
  ― Согласен! ― кивнул гость. ― Итак, вот, ты сидишь и медитируешь. Вот выходишь из медитации. Видишь точное время? До миллисекунд? А здесь ― обновление кода, подписанное, между прочим, тобой. В точности в это же время. А тут ― скомпилированный код обновляется на серверах. Одновременно!
  ― Пять миллисекунд! ― пробормотал я.
  ― Там на пятнадцать минут компиляции и сборки! ― прокомментировал Игорь. Я кивнул, сам знаю. ― А здесь ты активируешь новое умение, да ещё и сразу второго уровня. Ещё через пять миллисекунд, ― положив таблетку на стол, он откинулся и с наслаждением отхлебнул своей кофейно-сливочной бурды.
  ― Допустим, технически это возможно, хотя я, как эксперт, заявляю, что нет... Как можно за десять миллисекунд провести обновление и применить умение?
  ― Если скомпилировано было заранее, а применение умения было пакетировано с обновлением, то ― почему бы и нет?
  ― Я всё записываю! ― предупредил Игорь. Я пожал плечами:
  ― А мне-то! Я сам не понимаю, что случилось, и ошарашен был не менее твоего. А потом ещё и ты прибежал!
  ― Спасибо! ― он встал из-за стола. ― В общем, так. Сейчас заходишь в Барлиону и открываешь портал в кабинет к Павлу. Сделаешь заявление под протокол с Имитатором. Это ― необходимая формальность, сам понимаешь. То есть, у нас специалистов твоего уровня даже близко нет, поэтому мы можем только поверить твоим словам.
  ― Послушай, ― всё время разговора меня терзала какая-то мысль, и, наконец, я её оформил: ― Я знаю, что звучит, как бред, но я всё это вполне мог провернуть неосознанно с помощью кластера Имитаторов.
  ― Что ты пытаешься сказать? ― встал на пороге программист.
  ― Что не стоит в следующий раз останавливать Барлиону. Или вовсе не давать мне доступа к ней.
  Игорь кивнул и удалился. Я залёг в капсулу, обнаружил, что серверы уже поднялись, зашёл в игру и отправился на дыбу к инквизитору. Жрец Павел привычно раскочегарил угли в жаровне, засунул в него клеймо, вызвал Имитатора и записал моё заявление, попутно регистрируя показания детектора лжи. Потом я вернулся в комнатушку, с которой, собственно, всё началось.
  ― А, хорошо, что ты здесь! ― поприветствовал я Флейту.
  ― Что это было, знаешь? ― спросила она.
  ― Знаю! ― покаялся я. ― Но не скажу! Секретность!
  ― Ну, и ладно! ― надула губки зомби. ― Сама узнаю!
  Ну, ну! Узнавай, конечно!
  ― Что ты нашла, покажешь?
  Флейта ткнула пальчиком в почти незаметный знак на одном из боков. Углубление два на два миллиметра и глубиной, наверное, в одну десятую миллиметра, вырезанное на камне. Такое даже с лупой искать ― и то не найдёшь. Что-то это мне напоминает!
  ― Молодец! ― похвалил я зомби и достал из сумки немного свежих мозгов. ― Заслужила!
  ― Фу-у! ― скривила носик Флейта. ― Я же тебе говорила, что только человеческие ем!
  ― А эти? ― изумился я.
  ― А эти ― блондинковые! ― и опять скривилась: ― Бя-аа!
  ― Так, хватит дурачится! ― сказал я, запихивая яйца в сумку. ― У меня дело.
  ― Я с тобой! ― очень натурально прохрипела зомби. Со мной ― так со мной.
  Молодая дренейка на входе не территорию Трилистника низко мне поклонилась, совершенно не обратив внимание на мою необычную спутницу.
  ― Что желает Шаман Махан? ― с почтением спросила она.
  ― Я бы хотел встретиться с вождём вашего народа! ― учтиво ответил я.
  ― Вождь примет тебя! ― дренейка сделала приглашающий жест рукой и шагнула вперёд, показывая дорогу. Флейта ткнула меня локтем в бок:
  ― Что это она с тобой так вежливо?
  Я только успел раскрыть рот для объяснения, но меня опередила провожатая:
  ― Шаман Махан ― единственный Свободный Житель, у которого Превознесение с нашим народом!
  ― Понятно, ― кивнула Флейта. ― А почему ты меня не боишься?
  Дренейка улыбнулась:
  ― Мы рады всем гостям независимо от степени их свежести!
  Отлично! Может, это заткнёт её хотя бы на пять минут! Ага, чёрта с два!
  ― А почему...
  ― Мы пришли! ― открыла перед нами дверь провожатая и объявила наше прибытие: ― Их Сиятельство Граф Шаман Махан со спутницей!
  Дреней 500-го уровня с момента нашей прошлой встречи изрядно помолодел. Он встал, конечно, без свойственной молодым лёгкости, и тяжёлой, но твёрдой походкой вышел мне навтречу:
  ― Приветствую тебя, Махан! И твою очаровательную спутницу!
  Я поглядел на спутницу критическим взглядом и порадовался, что глазик у неё больше не выпадает, а то шло бы моё Превознесение прахом...
  ― Здравствуйте...
  ― Дариус! Зови меня Дариус! И, пожалуйста, на ты, раз уж я больше не выгляжу, как старая развалина!
  ― Здравствуй, Дариус! Это моя ученица Флейта!
  Дреней с поклоном пожал зомби руку. Та восторженно зашептала, читая системные сообщения:
  ― Почтение!
  ― Только так мы можем относиться к ученице друга нашего народа! ― с удовлетворением прокомментировал хозяин кабинета и обратился ко мне: ― Чем могу служить, Махан?
  ― Скорее, чем я могу служить... Я тут нашёл... ― я попытался вытащить яйцо из сумки, но оно всё время выскальзывало из рук.
  ― Постой! ― остановил меня Дариус. ― Ты был в Гробнице! ― это было, скорее, утверждение, чем вопрос, но я на всякий случай кивнул. ― И ты нашёл нечто, принадлежащее нам, ― я опять кивнул. ― И теперь пытаешься вернуть это нам, рассчитывая на какие-то блага взамен, ― стою и играю в китайского болванчика. ― Мне нечего тебе предложить, ― обломал он меня. ― Мне не нужны эти предметы.
  Я открыл рот:
  ― Но как... Зачем?.. Почему?..
  Флейта, у которой появилась прекрасная возможность надо мной поиздеваться, тоже замолкла. Дреней, понимая моё замешательство, указал рукой на диван:
  ― Садитесь! Соглашение о конфиденциальности!
  Перед моими глазами появился текст, читая который я изумлялся всё сильнее. Что такое ментальный блок для предотвращения утечки информации, к примеру?
  ― Флейта, выйди! ― жёстко бросил я своей спутнице.
  ― Нет! ― она помотала головой.
  ― Я не могу принимать на себя ответственность за такие решения в отношении тебя!
  ― А учиться ты, значит, меня мог отправить?
  Вот же, дура! Силком мне её, что ли, выволакивать? А как же моя репутация с Трилистником? Глупо было бы её потерять из-за какой-то вздорной девчонки, то есть, зомби! Дариус сделал примирительный жест:
  ― Её соглашение не столь... Жёстко, как твоё, не волнуйся.
  ― Я могу посмотреть его текст?
  Хвала Элуне, текст и вправду был другой. Никаких ментальных блоков.
  ― Хорошо, я согласен! ― я подписал соглашение и отослал его обратно. Флейта, судя по всему, сделала то же самое. Кабинет неузнаваемо преобразился. Теперь мы действительно находились на космическом корабле. Хозяин его... Дренея не было. Вместо него был высокий сухощавый мужик в годах, одетый в явно лётный китель какого-нибудь космофлота из фантастического фильма.
  ― Дариус? ― неуверенно спросил я. Тот кивнул. ― А как же...
  Тот сел за свой командирский стол и покрутил в руках карандаш, явно раздумывая, с чего начать.
  ― Тот рассказ, что мы сочинили о себе ― отчасти правда. Мы и вправду прилетели издалека. Наши соседи называли наш народ Древние, поскольку мы на несколько тысячелетий обогнали соседние галактические империи в развитии. Собственно, и развитие их происходило скачкообразно по мере обнаружения наших устаревших технологий. Но у нас был враг, сильный и жестокий. И совсем не похожий на людей. Чтобы ты представил ― экзоскелеты с десятью конечностями, внешним циклом пищеварения и мозгом, надёжно укрытым в брюхе.
  ― Бя-аа! ― скривилась Флейта. ― Это же пауки!
  ― Именно! ― кивнул Дариус. ― Ценой невероятных усилий нам удалось полностью уничтожить их, но и нас самих осталось несколько миллионов. Мы оставили других, которые неустанно охотились за сокровищами наших технологий, а сами направились на поиски нового дома. Когда мы остановились в вашей системе, нас атаковал дальний разведчик нашего врага. Мы уничтожили его, но и наш крейсер был необратимо повреждён. Мы даже не смогли отправить сигнал бедствия. Так случилось, что наш корабль упал на вашу планету, и мы смогли лишь смягчить падение. В общем, часть корпуса была разрушена, двигателей нет, оружия ― тоже. Главный Корабельнный Имитатор, который мог управлять мелкими ремонтными дроидами и медицинскими капсулами, сошел с ума, а ремонтные дроиды утрачены в бою задолго до падения. Хорошие новости ― уцелели все коммуникации, кроме гиперпространственных, половина щитов и весь камуфляж.
  ― К счастью, большинство тяжелораненых удалось уложить в крио камеры, где они ждут работоспособных медкапсул. К сожалению, практически весь инженерный персонал попал под удар. На технологически отсталой планете, каковой была ваша, нам оставалось только ждать помощи, когда вы немного подрастёте.
  ― Когда у вас стали развиваться информационные технологии с глобальными проектами объединённых в облака серверов...
  Тут я подавился.
  ― Водички? ― предложил Дариус, сверля меня своими колючими глазами. ― Если ты думал, что наш корабль ― в Барлионе, то ты ошибся. Он ― в реале. На Земле, ― он внимательно меня осмотрел и благосклонно кинул мне бутылку с водой.
  ― А зачем... Статуи? Осколки? ― спросил я.
  ― Поиск талантов, ― пояснил он. ― Когда у вас появились информационные технологии с глобальными проектами объединённых в облака серверов, мы стали предпринимать попытки внедриться в ваши сети с целью получения вычислительных ресурсов для восстановления нашего корабельного имитатора. Очень скоро оказалось, что задача эта нетривиально по сути. А потом появилась Барлиона. Основным отличием Барлионы от предшественников оказалась её живость. Имитаторы действовали не только на редкость разумно, но и во многих случаях проявляли ярко выраженные эмоции. Наш анализ говорит, что Барлиона ― симбиоз разума и искусственного интеллекта.
  ― Поняв это, мы ещё на заре создания проекта внедрились в него под видом неигровых персонажей, распределили куски кода нашего имитатора по Барлионе и стали ждать смельчаков, которые смогут починить наш корабельный мозг. Стало ясно, что просто человека для этого недостаточно, нужны особые таланты в экстрасенсорной области. Проанализировав наши потребности, мы создали новый класс...
  ― Калатея! ― прошептал я. Дариус кивнул.
  ― Новый класс со специальным испытанием, которое позволяло отделить нужных нам талантов от остальных. Ну, а далее ― статистика. Столько-то становятся Шаманами, из них столько-то получают Ремесло, из них столько-то являются программистами от бога... Время и закон больших чисел сработали на нас... Как человек, обладающий, скажем так, расширенным набором способностей, ты получил наибольшие преференции в общении с нами.
  ― А теперь?
  ― Ремонт запущен, но идёт очень медленно. Нужны реальные ремонтные дроиды, виртуальные  копии которых лежат у тебя в сумке. Зачем мы их оставили в Гробнице...
  ― Так Гробница ― ваших рук дело?
  ― Всё, на чём стоит символ Трилистника ― наших рук дело.
  ― А Тарантулы?
  ― Враг! ― коротко ответил Дариус.
  ― А Трилистник?
  Дариус потянулся за спину и ласково погладил переборку за собой.
  ― Это название корабля? ― благоговейно прошептал я. Он кивнул. ― А почему из виртуальных копий вы не можете сделать дроидов сами?
  ― Потому, что у нас нет необходимых материалов. У вас, кстати, тоже. Мы начинаем задумываться о том, чтобы уничтожить крейсер и ассимилировать. Только лишь наличие раненых удерживает нас от этого.
  ― Ты что-то говорил про медицинские капсулы...
  ― Они тоже повреждены и работает только омоложение. По крайней мере, мы не стареем.
  Флейта сидела молча, уставившись в пол перед собой. Мне тоже было тяжело представить одиночество маленького кораблика во вселенной, лишённого дома, сбившегося с пути и выброшенного нелепой случайностью на берег. С другой стороны ― они же уничтожили Тарантулов!
  Я встал и поклонился капитану, то же самое сделала и Флейта, которая, несмотря на привычку изводить меня дурацкими вопросами, очень быстро схватывала суть вещей. Молча мы вышли из кабинета в привычный антураж Трилистника. Потом мы перенеслись в Альтамеду и, с грустью поглядев друг на друга, нажали кнопку выхода.
  

◅─◈─▻

  Вечером, когда мы уставшие лежали с Натали в джакузи, я запрокинул голову, глядя на звёзды. Где-то там, оказывается, чьи-то ― не наши ― космические корабли бороздят просторы Вселенной, а мы тут какой-то ерундой занимаемся ― в игрушки играем, козни друг другу строим. Девушек, вот, любим... Хотя девушки ― это не ерунда. Она, почувствовав мою меланхолию, откинула голову мне на плечо, глядя в глаза.
  ― О чём ты думаешь? ― задала она мне известный девичий вопрос.
  ― О том, что ты права, ― сказал я.
  ― Я, конечно, не спорю, ― согласилась она, ― но хотелось бы знать, в данный момент что именно привело тебя к этой, без сомнения, гениальной мысли.
  ― Просто права и всё, ― ответил я, решив немного с ней поиграть.
  ― Ты ― молодец, ― она перевернулась на живот, облокотясь мне на грудь и глядя снизу своими зелёными глазами. ― Давай, колись!
  ― Я подумал, что хотел бы увидеть звёзды, ― задрал я голову. ― Не так, как мы их видим, а как рисуют художники-фантасты. Восход красного карлика на газовом гиганте, к примеру. Или что-то в этом роде. Или одновременный закат двух солнц в нестабильной системе. Или... Не знаю. Может, там где-то живут настоящие эльфы...
  ― А я для начала хотела бы просто увидеть Землю со стороны, ― задумчиво произнесла она. ― Представляешь, голубой шарик в темноте. Сейчас-то мы с тобой её видеть не можем...
  ― Да, было бы здорово, ― согласился я.
  ― Это просто удивительно, что ты меня понимаешь, ― снова развернулась на спину она. ― И вообще, я так устала быть одна.
  ― А почему?.. ― спросил я.
  ― Почему устала? Или почему одна? ― уточнила она.
  ― Я просто не могу понять, почему такая умная, красивая и общительная девушка до сих пор так никого и не встретила, ― пояснил я. ― Каждый раз, как я на тебя гляжу, в голове не укладывается.
  ― Почему же ― никого? ― удивилась она. ― А ты? Я тебя встретила... ― она задумалась и затихла на несколько минут, сосредоточенно водя рукой по воде. ― Знаешь, сначала как-то не до того было... Школа, университет... Несколько раз влюблялась, но очень быстро становилось ясно... ― она снова задумалась, а потом хихикнула: ― Один раз даже чуть не попалась...
  Меня словно что-то кольнуло. Я знал, что я её не люблю, в смысле, не люблю люблю, но мысль о том, что сейчас она могла и не лежать со мной в джакузи, в чём мать родила... Она снова почувствовала, о чём я думаю, и, задрав голову, бросила на меня быстрый взгляд.
  ― Я не думаю, что отличалась уж какой-то сверх-рассудительностью... Но полной дурой я не была, и когда мне молодой человек заявил, что я должна доказать свою любовь, переспав с ним... ― её передёрнуло, и она, словно замёрзнув, завернулась в мои руки. ― Я потом два месяца в подушку плакала... ― я поцеловал её в макушку и крепко сжал, а она благодарно похлопала меня по руке. ― В универе, чтобы меньше приставали, я ещё очки носила без диоптрий и волосы под училку... ― я представил себе эту милую девушку в образе учительницы и понял, что просто должен её увидеть в таком виде, и желательно у себя в постели. ― Потом начала играть, стало получаться. Закончила с красным дипломом, а дальше...
  ― По какой специальности? ― перебил её я.
  ― Литература эпохи Возрождения, ― отмахнулась она. ― А дальше продолжила играть, поскольку и нравилось, и денежка малая капала... Всё было хорошо, пока я тебя не встретила...
  ― Прости, ― вздохнул я.
  ― Всё хорошо, Дима, ― похлопала она меня по руке. ― Я счастлива, рядом любимый человек...
  ― Я хотел тебе сказать, ― начал я.
  ― Не надо, ― попросила она.
  ― Надо, ― ответил я. ― Ты должна знать, что ты мне очень, очень нравишься...
  ― Я знаю, ― сказала она. ― Ты мне не устаёшь это раз за разом демонстрировать, ― она снова перевернулась и потянулась губами к моим.
  

◅─◈─▻

  Настал тот день, когда Ренокс должен был умереть. Несмотря на то, что в нашу последнюю встречу мы вроде как и последнее прости друг другу сказали, и всё обговорили, я тем не менее не собирался так просто отдавать своего отца на съедение Сердцу Хаоса. План был ― перехватить Ренокса и отобрать камень, а там ― будь, что будет! В плане было одно очень большое но ― полёты над Армардом были невозможны. Я, однако, надеялся, что, раз Ренокс собирается появится там, то ему-то летать можно. А там, где может летать один Дракон, должен и другой. И третий, кстати!
  В чем я был точно уверен ― так это в том, что мне не стоит брать с собой ни одну Шаманку, ни другую. Сначала я отправился в Анхурс за Дракошей, который должен был мне помочь надавить на чувства Ренокса, чтобы убедить его отдать Сердце Хаоса. Как я и ожидал, он нашёлся в библиотеке, где усердно штудировал какие-то недоступные игрокам труды по истории мира и магии. Едва он меня увидел, он чуть не бросился мне на шею ― а это означало практически гарантированное перерождение, поскольку вымахал мой братец преизрядно.
  ― Брат! ― крикнул он мне вслед, когда я увернулся от его объятий и скользнул в боковой проход. ― Ты, что, поиграть со мной пришёл?
  ― Нет, не играть, ― крикнул я, прячась за углом. ― Сейчас не время.
  ― Почему? ― обиженно замер он.
  ― Нам нужно спасти отца, Дракоша, ― сказал я.
  ― Спасти? ― сразу погрустнел он. ― А я и забыл...
  ― Пойдём, Дракоша! ― позвал я, выходя к нему. ― Нам нужно в Армард.
  Вилтракс забрал нас телепортом обратно в замок, где меня в портальном зале поджидал сюрприз. Точнее, сразу два сюрприза. И оба ― в шаманском обличье.
  ― А что, Махан, куда это ты намылился? ― просила Флейта.
  ― Действительно, ― поддакнула Шилопопая. ― Куда-то собрался ― и без меня?
  ― Без нас, ― поправила её Флейта. Шилопопая взглянула на неё и согласилась:
  ― Да. Без нас.
  Я развёл руками. Пока я не могу шаманить, каждая из них, конечно, меня в порошок сотрёт, но у них нет защиты от Теней. А с другой стороны, я сейчас бесполезен, как Шаман, и у меня нет защиты ни от чего другого. Я махнул рукой.
  ― Мы в Армард, ― сказал я. ― Ренокса спасать.
  ― Папу выручать, ― заявил Дракоша. ― В Армард.
  ― О, я буду кататься на Драконе! ― обрадовалась Флейта.
  ― Не на моём, ― предупредила её Шилопопая.
  ― Ничего, ничего, и до твоего очередь дойдёт! ― стрельнула глазами в мою сторону Флейта. Шилопопая от этой наглости было открыла рот, и я поспешил вмешаться.
  ― У вас с собой всё необходимое? ― поинтересовался я. ― Здоровье, мана? Ничего захватить не нужно?
  ― Всё, что нужно ― с собой! ― дружно заверили они меня. Я кивнул бесу, и тот закинул нас в Кадис. Мы оказались километрах в восьмидесяти от города вглубь суши, у самого берега чёрной реки, служившей естественной преградой на пути в царство Гераники. Я обернулся Драконом и подставил крыло Шилопопой, чтобы она забралась мне на спину. Флейта, не успев вперёд неё буквально чуть-чуть, с оскорблённым видом забралась на Дракошу. Мы взлетели.
  Как я и предполагал, Драконы всё-таки могли летать над Армардом. Я постарался взлететь повыше, поскольку под нами простиралось сплошное поле боя, и была вероятность попасть под раздачу как слугам Гераники, так и войску Малабара. Раскрыв рот от изумления, я разглядывал проплывающие подо мной черные равнины, заваленные какими-то искорёженными обломками, ржавым оружием и истлевшими доспехами и обильно политые кровью. Мне были видны мелкие стычки с поножовщиной и крупные сражения с орудиями, заклинаниями по площади и Боссами, на которых налегали десятки и сотни игроков...
  На горизонте показалось возвышение, которое постепенно приближалось, становясь похожим на гигантский зиккурат. Вокруг святилища ― точнее, нечистилища ― был разбросан город, такой же чёрно-кровавый и изломанный, как и всё на этой земле. Однако, и он казался белоснежным на фоне того, что пульсировало на самой верхушке зиккурата ― Сердце Хаоса! Сейчас оно выглядело, как бездонная дыра чернее ночи чернее мрака и чернее тьмы. Рядом виднелись несколько фигурок, судя по всему, это были жрецы Гераники.
  В облаках с ужасающим грохотом открылся огромный портал, в котором появился Дракон. Ренокс огляделся по сторонам и камнем спикировал на артефакт. Изо всех сил махая крыльями, я рванул ему наперерез.
  ― Отец! ― закричал я. ― Отец! Ренокс!
  Он остановился и завис в воздухе, заметив меня и Дракошу.
  ― Что ты здесь делаешь, сын? ― спросил он, когда я оказался рядом. ― Зачем ты вмешиваешься? Ты же знаешь, что не можешь мне помешать!
  ― Я и не собираюсь, отец! ― сказал я. ― Но я могу помочь. Я думаю, что смогу сделать так, что Гераника не сможет использовать Сердце Хаоса.
  ― Не время для твоих игр, сын, ― ответил Ренокс. ― Я должен сделать это и сделаю.
  Дракоша преградил ему путь.
  ― Выслушай брата, отец! ― попросил он. ― Позволь твоему сыну тебя спасти!
  Ренокс снова остановился и посмотрел на меня.
  ― Я уже вырос, отец, ― сказал я. ― Ты должен мне верить.
  ― Хорошо, ― согласился он. ― Что ты хочешь сделать?
  ― Я не могу тебе пока сказать, ― ответил я. ― Но мне нужно, чтобы ты отогнал Геранику от Сердца Хаоса. Потом я с ним кое что сделаю... Только помни ― ни в коем случае не атакуй то, что появится на его месте. И помни, что для тебя сделала Элуна.
  Ренокс лёг на крыло и спикировал на Геранику, сбрасывая его на несколько уровней вниз. Изрядно прореженные слуги Мрака организованно атаковали Дракона, и он начал уничтожать их пламенем. Одного, из тех, что были особо настырными, он ухватил за конечность и стрелой взмыл вверх, чтобы в вышине его отпустить.
  ― Пусть летать поучится! ― расхохотался он, снова пикируя на зиккурат.
  Я приземлился и превратился в человека, ссаживая Шилопопую.
  ― Ты что задумал? ― с тревогой спросила она.
  ― Дракоша, ― позвал я свой Тотем, заметив, что в нашу сторону движется толпа уродливых слуг Мрака, ― охраняй девушек!
  ― И ты нас здесь бросишь? ― округлила глаза Флейта.
  ― Поверь мне, ― сказал я. ― Здесь сейчас будет совсем безопасно... По сравнению...
  Я достал из сумки яйцо Тарантула, обернулся Драконом и аккуратно зажал яйцо в зубах.
  ― Ты что делаешь? ― вдруг опомнилась Шилопопая. ― Стой! Стой, кому говорю!
  Я взлетел и сделал круг над ними, набирая высоту. Сообщения, которые со скоростью пулемёта отсылала мне Шилопопая, а просто игнорировал. Моя цель была на вершине пирамиды, по которой Ренокс гонял Геранику. Или Гераника гонял Ренокса ― тут уж как поглядеть. Я взлетел ещё выше, чтобы набрать скорость в пикировании и не попасть под удары Теней слуг Гераники, а потом провалился в низ. Ветер свистел на моём гребне, мимо проносились Тени, а я стремительно падал на свою цель, сверкавшую своей кромешной тьмой. В двадцати метрах от Сердца Хаоса я развернулся, раскрывая крылья так, что перепонки натянулись, как барабан, грозя порваться, и мягко приземлился рядом со средоточием Тьмы. Я выплюнул яйцо Тарантула и мордой пододвинул к Сердцу Хаоса так, чтобы оно его коснулось.
  Несколько секунд, в течение которых я терпел болезненные удары атакующих, прикрыв яйцо своим телом и крыльями, ничего не происходило, а потом Сердце Хаоса начало как бы втягиваться в яйцо, уменьшаясь в размерах. Когда оно совсем исчезло, по яйцу пробежала паутинка трещин, скорлупа раскололась, и оттуда появилась чёрная, как сама Тьма, лапка. Ещё одна и ещё. Над зиккуратом раздался торжествующий скрежет-крик, и площадку, на которой находился я с яйцом, накрыло прозрачным куполом.
  
  Вы получили задание Возвращение ушедших властителей
  Вы выполнили задание Возвращение ушедших властителей
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили 15 очков умений
  Вы получили новый ранг Дракона

  Вы получили новый предмет Кольцо Тарантула
  Интеллект: +5 * уровень игрока
  Сила: +3 * уровень игрока
  Защита от теней: 100%
  Защита от магии: +5 * уровень игрока

  Вы получили новый рецепт Кольцо Тарантула

  Вы вызвали к жизни легендарное существо
  Репутация со всеми встреченными фракциями +1000

  Вы вызвали к жизни Врага всего живого
  Репутация со всеми встреченными фракциями -5000
  
  ― Сын!!! ― заревел Ренокс. ― Что ты наделал?!!
  ― Не время, отец! ― ответил я. ― Забирай Дракошу и девушек и улетай отсюда!
  ― А ты? ― спросил он меня.
  ― За меня не волнуйся, отец! ― крикнул я. ― Улетай скорее!
  Я всерьёз боялся, что у возрождённого мною к жизни Тарантула есть способность порабощать Драконов, и то Ренокс падёт её жертвой. За себя я особо не волновался, поскольку со мной было Благословение Элуны. В клановом чате появилось сообщение от Шилопопой.
  
  [Шилопопая] Махан, что происходит?
  [Шилопопая] Почему все слуги Гераники пробегают мимо, даже на нас не глянув?
  [Махан] За вами летит Ренокс. Надеюсь, он отнесёт тебя в Кадис. Меня не ждите.
  [Шилопопая] Ты мне можешь хоть что-нибудь объяснить?
  [Махан] Ты же у меня умничка. Сама всё поняла!
  [Шилопопая] Судя по буре на форумах, произошёл какой-то глобальный ивент!
  [Шилопопая] Серверы висят, а на тех, что работают, народ массово стонет по поводу НПС, внезапно приостановивших деятельность
  
  Она мне послала скрин, на котором несколько НПС завороженно глядели в небо, в котором сиял чернотой гротескный знак в виде десятилапого паука.
  
  [Шилопопая] Ты, что, и вправду вернул Тарантулов?
  
  Я смотрел, как небольшой, с меня высотой паук вылезает из скорлупы впятеро меньшего яйца и расправляет лапки.
  
  [Махан] Не Тарантулов, а Тарантула. Одного и очень маленького
  [Шилопопая] Я надеюсь, ты знаешь, что делаешь
  
  Я увидел, как Ренокс спикировал к ним и схватил Шилопопую в зубы. Нет, её мне не было видно отсюда, но я почувствовал, что это она. Дракон взлетел и повернул в сторону Кадиса, за ним взлетел второй, у которого на спине проглядывалось пёстрое пятнышко. Флейта. Я посмотрел на пробуждённое мною существо.
  
  Большой Тарантул уровня 1
  
  Паук, в общем-то, был и не паук даже, хотя очень очертаниями на него походил. Весь он был соткан из переливающейся всеми оттенками Тьмы. Такое ощущение, что он и был, и не был одновременно, расползаясь в стороны более похожими на изогнутые щупальца лапами. Он развернулся в сторону наседавших на купол слуг Гераники. Раздался оглушительный звук, будто зуммер на частоте 110 герц ― Па-а-ам! Тарантул словно размылся в воздухе, земля вздрогнула, и наседавшие враги повалились вниз.
  
  До падения купола абсолютной защиты осталось 5 секунд... 4... 3...
  
  Обернувшись человеком, я достал из сумки Кольцо Тарантула, нацепил его и снова превратился в Дракона. В человеческом обличье мне по-прежнему было нечем атаковать.
  
  Вы провели в облике Дракона 48 минут
  У Вас осталось 32 минуты в облике Дракона
  
  Купол рухнул, и твари хлынули вниз. Тарантул сразу спрятался за меня, пока я пламенем выжигал пространство вокруг себя. Тарантул снова оглушительно крякнулПа-а-ам!
  
  Вы получили баф Защитник Хозяина
  Срок действия 60 минут
  Скорость восстановления бодрости: +1000 ед в секунду
  Скорость восстановления маны: +1000 ед в секунду
  Скорость восстановления здоровья: +1000 ед в секунду
  
  Я понял, что нужно делать, и включил Четвёртое Ускорение, ослепительно ярким огнём выжигая просеку среди нападавших. Они пёрли практически валом, но смертоносное пламя делало своё дело, почти без сопротивления испепеляя 200-уровневых атакующих. Я дошёл до края площадки и глянул вниз только для того, чтобы сразу шарахнуться назад, с запозданием осознав, что можно этого было и не делать. Кто-то из магов послал в меня огромный файрбол, который я вполне мог бы и просто поймать на шкуру по причине собственной стопроцентной огнеупорности.
  Моя цель была у самого подножия зиккурата в ста пятидесяти метрах по прямой. Проигнорировав протестующий писк Тарантула, я раскрыл крылья и заскользил вниз, уворачиваясь от летящих в меня смертельных заклинаний. Сначала Гераника попытался меня приморозить, как в Тёмном лесу, а потом, поняв, что Мрак на меня больше не действует, он вспомнил, что когда-то был Шаманом, и стал посылать в меня Духов, от которых у меня иммунитета больше не было. Когда он направил палец на своего Генерала, я тут же свернул в сторону, прячась за угол пирамиды, поскольку помнил, какая участь меня ждёт, попадись я под его удар.
  Я снова полетел вверх, на ходу прореживая карабкающуюся на зиккурат толпу. Когда я сел на вершину рядом с пауком, который уже успел подрасти в размерах, он как раз выглядывал, если можно это так назвать, за край площадки туда, где уже направлялся вверх Гераника.
  ― Па-а-ам! ― вздрогнула земля, и откуда-то с неба в Генерала ударил огромный ― метров двадцать в диаметре ― метеорит Хаоса. Нападавших помельче раскидало в сторону, а Генерал превратился в двумерную чёрную кляксу, которая, карикатурно изогнувшись несколько раз в стороны, бросилась поглощать ― а другого слова тому, как эта клякса засасывала в себя ― воинов противника. От неё к пауку потянулась толстая похожая на верёвку полоска Тьмы, и тот ещё подрос в размерах.
  
  Большой Тарантул уровня 4
  
  ― Грац! ― на автомате сказал я.
  Ого, уже четвёртый уровень! Хотя, конечно, полнейший чит в том плане, что какой-то Тарантул третьего уровня одной своей абилкой уничтожил Генерала Гераники. Я подтолкнул его в сторону другого края. Пора было делать ноги, тем более, что у меня всего осталось двадцать минут Драконом. Дело усугублялось тем, что у порождения Хаоса здоровье было в красной зоне. Шаманская чуйка недвусмысленно мне намекала, что, если он погибнет, то из него выпадет Сердце Хаоса. Вздохнув, я включил живительное пламя. Тарантул было заверещал, когда я направил на него струю, но быстро успокоился, когда шкала его здоровья поползла вверх. Чёрт, а много у него хитов-то! И это ещё на четвёртом уровне. Хотя... Я вспомнил Клатонарха из гробницы и понял, что это ― не так уж и много. Кстати, интересно, отчего у него здоровье не восстановилось, он же только что апнулся.
  ― Махан, я убью тебя! ― раздался голос Гераники уже совсем близко. Я не стал ждать его, чтобы выяснить, что у него там опять приключилось ― а Махан виноват. Руки в ноги, лапы в крылья ― и я, ещё раз подтолкнув Тарантула, перевалил через край. Я опасался таскать этого монстрика у себя на спине, а из моих лап он всё время выскальзывал, так что пришлось ему следовать за мной пешком. К счастью, делал он это достаточно резво, и за какие-то двадцать секунд мы спустились вниз, проделав изрядную брешь в наседавших врагах. Дальше я летел на бреющем, выжигая ему дорогу, а Тарантул стлался за мной по земле. Нитка, которая тянулась за ним от зиккурата, вдруг оборвалась ― я так понял, что Генерала Кляксу уже оприходовали свои. Но и паучок отожрался ― 5 уровень уже.
  Толпа слуг Мрака по-прежнему так и гналась за нами. У меня, должно быть, уже глотка перегрелась от постоянного пламени на Четвёртом Ускорении, поскольку я начал испытывать боль, как при ангине. Я остановился и, пламенем очистив круг, снова попробовал взять Тарантула в лапы. Он обвил своими конечностями мои, ещё раз утвердив меня во мнении, что там у него, скорее, щупальца, и я наконец-то смог взвиться в воздух. Времени оставалось совсем немного, и я врубил ускорение, чтобы быстрее добраться до границы с Кадисом. Едва мы перелетели через чёрную реку, я сразу пошёл на снижение, поскольку счётчик уже отсчитывал последнюю минуту. Поставив Тарантула на траву, я превратился в человека.
  ― Па-а-ам! ― содрогнулась земля, и меня окружил прозрачный купол.
  Я совершенно выдохся, и поэтому просто сел на траву не в силах ничего сделать. Я принялся строчить сообщение в чат клана.
  
  [Махан] Я в двух километрах на запад от Кадиса
  
  Ответ не заставил себя ждать.
  
  [Шилопопая] Сейчас будем!
  [Флейта] И ты нам всё расскажешь!
  
  Не нравится мне, как они быстро договорились. Мне представилась карта разделки туши, только на ней вместо коровы был изображён Махан с подписями ― Флейтино, Шилопопой, Шилопопой, Флейтино... От этих мыслей меня отрвал открывшийся небесный портал. Пузырь лопнул, я привычно склонил голову, а Тарантул затрясся и вжался в траву, пытаясь казаться невидимым.
  ― Шаман!!! ― голос, казалось, гремел у меня в черепной коробке. ― Что за гадость ты принёс в наш мир?!!
  ― Прости, Луноликая, ― ответил я. ― Я лишь хотел на время спрятать Сердце Хаоса и спасти отца. Я знаю, что для тебя он ― всего лишь Дракон, но для меня...
  ― Хватит уже, ― нормальным голосом сказала Элуна. ― Что нам теперь с ним делать?
  ― Если его убить, ― сказал я, ― то Сердце Хаоса опять проявится в нашем мире, и Гераника снова сможет его заполучить... На нём нет проклятья, и обряд очищения тоже не поможет. Я мог бы попробовать дать ему Камень Света...
  ― Погоди, Шаман, ― прервала она меня. ― Может, есть другой способ.
  Рядом с ней открылся другой портал, фиолетово-чёрный, и из него вышел мужчина. Одет он был в набедренную повязку из шкуры волка и рогатый шлем. На поясе небрежно болталась палица, а по диагонали через торс шла перевязь торчащего из-за спины меча. Я в данный момент, вроде, не задохликом был, и бицепс показывать девушкам мне было не стыдно. Как и трицепс, впрочем... Но этот товарищ рядом со мной выглядел, как качок рядом с анорексиком. Одна лишь грудная мышца, под которой была полочка сантиметров десять в ширину, чего стоила...
  
  Тартар, Бог
  
  Простенько и со вкусом. Неплохо бы на визитке смотрелось. Элуна, Богиня, Тартар, Бог.
  ― Так вот он, какой ― твой Чемпион, ― сказал Тартар, разглядывая меня. ― Могла бы и получше найти.
  Чемпион? Я уже где-то победил? А почему я не знаю? Я почтительно поклонился.
  ― Слухи о Тартаре многочисленны и противоречивы, ― сказал я. ― Я счастлив быть одним из немногих, кому выпала честь лицезреть...
  ― Не подлизывайся, ― оборвал меня Бог. ― Плюшек всё равно не отвешу.
  Я пожал плечами:
  ― Главное, чтобы не пришиб на радостях, ― заметил я, ― а остальное я переживу как-нибудь.
  ― На радостях? ― сощурился он.
  ― Не каждый же тебе день выпадает видеть Чемпиона самой Элуны, ― пояснил я.
  ― Да ты, мелочь пузатая... ― начал он отцеплять от пояса палицу.
  ― Застёжка неудобная, ― прокомментировал я, наблюдая за процессом. ― Вдруг война ― а у тебя застёжка не пускает...
  Тартар коротко ругнулся, и палица сама прыгнула ему в руку.
  ― Колдун! ― восторженно сказал я. Он замахнулся, а Элуна шагнула вперёд, чтобы оказаться между нами.
  ― Па-а-ам! ― крякнул паук. Землю тряхнуло, и я окутался прозрачным пузырём.
  ― Что за... ― удивился Бог, обошёл Элуну и пальцем потрогал пузырь, который от этого лопнул.
  ― Сам в шоке, ― ответил я.
  ― Ты это приволок? ― показал он на меня палицей.
  ― Ну, я, ― наклонил я голову вперёд, глядя на него из под бровей.
  ― Давайте, не будем сейчас выяснять, ― вмешалась Элуна, ― кто, что, откуда, куда и зачем приволок, хотя это, конечно же, был Махан. Ты посмотри, нельзя ли его отвратить от Хаоса?
  ― Хм, ― Тартар повесил палицу на место, вызвав мой сдавленный смешок, и потёр подбородок. ― Интересная задачка. А ты что скалишься? ― спросил он у меня.
  ― У тебя при ходьбе ничего не звенит? ― показал я на покачивающуюся между ног палицу.
  ― Ты поговори ещё, ― беззлобно отозвался он. ― Мне и ходить-то не приходится, так что...
  ― Большая она у тебя, ― позавидовал я.
  ― И что? ― подозрительно спросил он.
  ― А ничего, ― ответил я. ― Говорят, чем больше палица, тем меньше... ― я показал пару сантиметров между большим и указательным пальцем.
  Элуна хихикнула.
  ― Сейчас я кому-то сделаю меньше, ― пообещал Тартар. ― Не мешай думать, клоун! ― и снова подпёр подбородок.
  Я уселся на траву, а Элуна принялась играть в игру посмотри на меня, Шаман, скользя вокруг меня.
  ― Не мельтеши, ― попросил её Бог, и она опустилась неподалёку от меня, намеренно сверкнув божественно-белоснежным бедром. Мне до смерти захотелось нажать кнопку выхода и побежать искать Натали. Или Еву. Или вообще всё равно кого...
  ― Значит, так, ― сказал Тартар. ― Я могу поглотить Хаос, но для этого мне нужно его обратить. Кстати, клоун, с тебя ― пожертвование.
  ― Какое? ― с готовностью спросил я.
  ― Барашек нужно, ― пояснил он. ― Жирный-жирный, сочный-сочный. Бэрош барашек, рэжешь ― кубиками рэжешь ― мочишь в вине. Киндзы можно добавить... Потом каждый кусочек на палку и жарить. Крутишь, вэртишь...
  ― Тебе шашлыка, что ли, сделать? ― догадался я.
  ― Шашлыка, ― согласился он. ― Давненько не баловался...
  ― Да у меня же Кулинарного Искусства нет, ― развёл я руками.
  ― Цыц, клоп! ― сказал Тартар, шлёпнув меня по затылку.
  
  Вы изучили новую специальность: Кулинарное Искусство
  Текущий уровень: 1
  Вы получили двадцать единиц Специальности

  Вы изучили новый рецепт: Шашлык
  Требуемый уровень специальность Кулинарное Искусство: 55
  
  Я завороженно смотрел на цифры. А говорил ― плюшек не даст!
  ― Так его же ещё прокачивать нужно! ― разочарованно протянул я.
  ― Будешь клянчить, ― сказал Бог, открыв портал и вытягивая оттуда какую-то сетчатую конструкцию, очень похожую на антенну средневекового комплекса ПВО С-200, ― я с твоей Ювелирки очки сниму и в Кулинарию кину.
  Я захлопнул рот, чтобы его не провоцировать. Это была уже серьёзная угроза.
  Тартар подвесил антенну в воздухе, направив на по-прежнему прикидывающегося шлангом Тарантула и подозвал Элуну, показывая на отверстие волновода в основании:
  ― Вот, как скажу, сюда качай Свет. Тебе это пока трогать нельзя ― слишком силён Хаос, а мне без Света не справиться, ― пояснял он ей. ― Готова? ― он подошёл к пауку, который попытался было от него улизнуть, могучей рукой прижал к земле и кивнул Луноликой: ― Давай!
  Я сразу же ослеп, когда из антенны в Тарантула ударил столб Света. Тот было дёрнулся, но Тартар его крепко держал, пока я восстанавливал зрение. Потом я увидел, как из рук Бога вытянулись щупальца, словно сделанные из черно-фиолетового тумана и воткнулись в паука. Тарантул задрожал, а позади Тартара раскрылась такая же чёрно-фиолетовая клубящаяся воронка, куда щупальца вытянулись другим концом, и по ним в эту воронку стали качаться сгустки чёрной плазмы из Тарантула. Когда вышел последний, Бог, черпая поочерёдно свет и свою материю, стал заталкивать это в паука.
  ― Мы смешали Хаос со Светом и отправили в Бездну, ― комментировал Тартар. ― Но Хаос поддерживал в нём жизнь, и теперь я дарую ему другую жизнь ― порождённую Светом.
  Когда он закончил и отпустил его, Тарантул задрожал, подпрыгнул и приземлился на спину, суча лапками, словно умирает. Я даже не сразу понял, что у него теперь нормальные лапы с острыми зазубренными когтями на концах. Сейчас я мог его разглядеть, хоть и было очевидно, что внешний вид Тарантула претерпел изменения. Теперь паук, включая лапы, был покрыт чёрно-фиолетовой шерстью, в которой блестела пара десятков глаз разного размера ― самые большие были с блюдце размером, а самые маленькие, опоясывавшие его по всему периметру ― с десятикопеечную монету.
  Испускаемый Элуной Свет погас.
  ― Вот, ― махнул рукой Тартар, ― принимай работу, Луноликая!
  Элуна протянула руку в сторону паука, и он снова перевернулся на лапы. Едва коснувшись земли, Тарантул сразу же забежал за меня, пытаясь спрятать свою тушу от Богов.
  ― Дальше сам разбирайся, ― сказала Элуна и ступила в свой портал.
  
  Гигантская Сельпуга уровня 5
  Питомец/маунт
  Желаете взять себе питомца? да/нет?
  
  ― Вилтракс! ― позвал я в амулет связи, не нажимая на кнопку отказа или согласия. ― Срочно переправь мне Плинто и Павла!
  Тартар тоже открыл себе портал куда-то... В Бездну, наверное. Он было туда ступил, но потом передумал и подошёл ко мне.
  ― Вот этими руками, ― показал он мне, ― голову откручу, в задницу засуну и скажу, что так и было!
  ― Полезное умение! ― сказал я. ― А я умею языком кончика носа касаться, ― похвастался я и продемонстрировал. ― Слушай, давай баш на баш. Ты меня научишь голову недругам в задницу засовывать, а я тебя ― языком нос трогать!
  Тартар махнул рукой, развернулся и пошёл к своему порталу, обо что-то позвякивая палицей при ходьбе. Ко мне подбежали девицы.
  ― Это ― что? ― спросила Флейта, показывая на Сельпугу.
  ― Получилось? ― с надеждой спросила Шилопопая.
  ― Не больно-то радуйся! ― ответил я. ― Сердца Хаоса больше нет, но Гераника по-прежнему жив. И воевать нам его всё равно придётся. Лучше, конечно, когда ко всем нам вернутся способности...
  ― А это? ― показала она на поблёскивающую глазками Сельпугу. Из открывшегося портала вывалились Павел и Плинто.
  ― У меня была мысль, что яйцо Клатонарха можно оживить, если напитать его чистой стихией, ― сказал я. ― Так оно и получилось. Яйцо впитало в себя Сердце Хаоса и из него вылупился Тарантул. Я не хотел, чтобы Ренокс или Дракоша оказались рядом, поскольку боялся, что Тарантул поработит их разум. Потом я унёс Тарантула сюда, мне явилась Элуна и позвала на помощь Тартара, который изгнал Хаос из Тарантула, превратив его в Сельпугу.
  ― Маунт? ― спросил Плинто. ― Ну, мне ещё один не нужен.
  ― Павлу отдадим или Эрику, ― предложил я.
  ― Да Эрик же больше всего на свете свою кузницу любит, ― сказал Плинто. ― Лучше Павлу.
  ― Тебе нужен? ― спросил я Жреца. Он виновато пожал плечами. ― Тогда забирай, ― махнул я рукой, одновременно нажимая кнопку отказа.
  Павел подошёл к пауку.
  ― Я назову тебя Мракоборец, ― сказал он. Сельпуга радостно засучила лапами и исчезла.
  Мы загрузились в портал и отправились в Альтамеду. Я уселся на трон и, упёршись лбом в кулак, стал думать, за что же мне Тартар хотел открутить голову.
  

◅─◈─▻

  ― Дим, постой!
  ― Шаман Махан! ― мотнул я головой. Девушка нахмурилась:
  ― Ну, ладно, Шаман Махан... Мы можем поговорить?
  Я огляделся. Народ в лагере деловито готовился к предстоящей нам через три часа битве. Лидеры групп обсуждали варианты, общались с бойцами, кто-то таскал какую-то утварь, кто-то проверял снаряжение, некоторые подходили к здесь же присутствующим ремесленникам для ремонта. В десятке метров стоял Хелфайер и сверлил меня своими маленькими глазками. Поймав мой взгляд, он картинно провёл себе секирой по горлу, что, в принципе, должно было меня испугать, но в дело вмешался Его Величество Случай, ― ну, может, и какой-нибудь Дух, мне-то почём знать, я же даже не шаманил! ― и супертанк забулькал кровью, вызвав поток падающих на землю красных цифр урона и суету хилеров. Честно говоря, я так и не понял ни того, зачем меня позвали так рано, ни вообще причины своего участия в рейде, тем более, что и легендарок-то никаких не предвиделось.
  ― Мы уже говорим, Анастария Великая!
  ― Перестань, пожалуйста! Мы можем поговорить по-человечески?
  Я вздохнул:
  ― Говори!
  ― Без лишних глаз!
  Я устало посмотрел на неё. Она меня, что, изнасиловать рассчитывает? Это в принципе невозможно благодаря особенностям игровой механики. Она даже поцеловать меня не сможет. Убить ― это да! Пять миллионов ― и я ваш! Приняв моё молчание за знак согласия, Лейтенант Паладинов выставила палатку и окружила звуконепроницаемым пологом. Сделав пригласительный жест, она зашла внутрь. Я оглянулся. Отлеченный Хелфайер опять сверлил меня взглядом. Глядя на него, я согнул руки в локтях и сделал несколько движений тазом в направлении входа в палатку. Гном было дёрнулся, но я уже скрылся.
  Анастария уже ждала меня, усевшись на полу по-турецки. Я, напротив, достал любимое кресло-качалку и забросил в него свою тушку.
  
  +2 Баф от двусмысленных поз
  
  Тут такие подлокотники, что мне даже на колени забраться сейчас невозможно!
  ― Ну, рассказывай, Великая!
  ― Зачем ты так? Я же тебе уже несколько раз объяснила подоплёку происшедшего!
  ― Да я вообще тупой! Всё никак не разберусь!
  ― Ну, услышь же меня, наконец! Всё началось...
  Я открыл почту и начал её сортировать, что удаляя, что перемещая в отдельные папки. Корреспонденции у меня, несмотря на все фильтры, оказалось выше крыши, и всё благодаря полученному Достижению. Кидалы и авантюристы всех мастей предлагали различные по своей затейливости способы моей прокачки до следующего уровня. Я грустно глядел на поток корреспонденции, но моя чуйка отказывалась срабатывать и вылавливать редкие жемчужины из этого потока. Периодически я кивал головой и произносил Хм!, Надо же!, А он? А ты? и тому подобное. Уже третий раз Анастария с упорством, достойным лучшего применения, пытается мне что-то объяснить при личной встрече. По крайней мере, в прошлый раз это происходило в Золотой Подкове, где я под чарующее журчание её голоска не только набил, как следует, желудок, но и умудрился по переписке заключить весьма заковыристый договор с пиратами.
  ― Вот!... ― сказала девушка. ― Теперь ты понял?
  Понял я, понял. Плюшек в рейде не будет, и я в нём ни к чёрту не нужен. Можно подумать, мне делать нечего, как по лесам  за призраками бегать! Духи-то им зачем, если Призраки вполне неплохо убиваются зачарованным оружием?
  ― Да, всё ясно! Пока! ― Я встал, запихал кресло обратно в сумку и, разминая затёкшие конечности, направился к выходу. Потянувшись и зевнув под лучами светящего в глаза солнца, я обнаружил стоящего в двух шагах от меня Хелфайера.
  ― Ну, это было весьма освежающе! ― бросил я в сторону палатки. ― Спиши там с меня, сколько надо! ― это уже подавляя очередной зевок. Дворф надулся и выпучил глаза, от чего стал похож на бородатую бронированную лягушку с секирой, но по-прежнему сдерживался. Я показал ему сомкнутые колечком указательный и большой пальцы, махнул рукой на палатку, смачно причмокнул и добавил:
  ― Рекомендую!
  
  Вас отправил на перерождение игрок Хелфайер
  На Ваш счёт автоматически перечислен штраф 5000000 золотых
  
  Жаль, конечно, что с легендарками не сложилось, но, как у нас в Легендах говорят, с паршивого Феникса ― хоть уголёк!
  

◅─◈─▻

  За тот месяц, что я провёл в Гробнице, Эрик и Злобный Гнум на пару успели довести замок Бастарда до уровня 24+, а Альтамеду ― до 25+. В то время, как прогресс Альтамеды шёл, в основном, по линии архитектурных и дизайнерских изысков, замок Бастарда, как основная боевая единица, продвигался в инженерно-оборонительном плане. Я был сильно впечатлён размахом работ, которые были проведены моими соклановцами и Злобным Гнумом.
  Например, по верху всех стен была проведена система трубопроводов, способных на любой сегмент стены подать горящую смолу для остужения пыла нападающих. Также, на стенах разместились специальные устройства для сброса и повреждения осадных лестниц. Злобным Гнумом были сконструированы специальные противоосадные баллисты, стреляющие толстыми брёвнами, против которых и наши ворота бы не устояли. Ворота теперь были целиком сделаны из Императорской Стали, крепления были заглублены, и стена вокруг была усилена особыми заклятьями. В проходе между привратными башнями были устроены многоразовые ловушки для нападающих, способные снести половину хитов с трехсотого игрока с первого срабатывания. Каждая. Ещё появилось несколько баллист-камнемётов и требушетов.
  Требушеты меня вообще впечатлили ― двухтонный камень легко отправлялся в полёт на три километра раз в две минуты. Я, естественно, не утерпел и испытал. Потеряв при старте половину здоровья, я с огромной скоростью нёсся куда-то вдаль на такой высоте, что мне даже отдельных людей видно не было. Когда мой полёт превратился в падение, и до земли оставалось метров пятьсот, я превратился в Дракона, тормозя крыльями, лапами и хвостом. Оставалось совсем немного, когда я понял, что сейчас из меня тёплые объятья земли выбьют остатки хитов, и мне не пришло ничего другого в голову, как нагнуть под себя голову, выпустить пламя и включить Четвёртое Ускорение.
  
  Поздравляем! Вы получили достижение Вертикальный взлёт и посадка
  Теперь вы можете осуществлять взлёт и посадку в малых объёмах, где крылья использовать невозможно
  Текущий уровень: 1
  Скороподъёмность: 1 м/с
  Требуемое Ускорение: Четвёртое Ускорение
  Расход Бодрости на Четвёртое Ускорение: 4 единицы в секунду
  Следующий уровень: 2
  Скороподъёмность: 2 м/с
  Требуемое Ускорение: Третье Ускорение
  Расход Бодрости на Третье Ускорение: 3 единицы в секунду

  Поздравляем! Вы освоили расовое Умение Пятое Ускорение
  Коэффициент Пятого Ускорения: 1.022
  Расход Бодрости: 5 единиц в секунду
  
  Развернувшись тремя бочками, я полетел обратно к Замку. Лететь, однако, оказалось далеко. Чисто от скуки я наклонил голову под брюхо так, чтобы смотреть назад-вниз, сложил крылья и включил Четвёртое Ускорение
  
  Поздравляем! Вы освоили расовое умение МиГ-15
  Теперь вы можете передвигаться с существенной скоростью на короткие расстояния
  Скорость: 290 м/с
  Требуемое Ускорение: Четвёртое Ускорение
  Расход Бодрости на Четвёртое Ускорение: 4 единицы в секунду
  Поздравляем! Вы освоили расовое умение МиГ-19
  Скорость: 403 м/с
  Требуемое Ускорение: Третье Ускорение
  Расход Бодрости на Третье Ускорение: 3 единицы в секунду
  Поздравляем! Вы освоили расовое умение МиГ-21
  Скорость: 590 м/с
  Требуемое Ускорение: Второе Ускорение
  Расход Бодрости на Второе Ускорение: 2 единицы в секунду

  Уровень Бодрости: 30. Остановись, злобный Шаман!
  
  Израсходовав почти всю бодрость, я расправил крылья и начал планировать в сторону крепости. Мне казалось, что я должен дотянуть. Не дотянул.
  
  Два дня искали мы в тайге капот и крылья,
  Два дня искали мы Серёгу самого.
  А он чуть-чуть не долетел, совсем немного.
  Не дотянул он до посадочных огней.
  
  Ничего страшного, заодно и крепостной ров проинспектировал. Глубина там, ширина, температура воды, количество примесей... На соответствие, значит, санитарным нормам. А то, не дай бог, кто-нибудь в нечистотах захлебнётся и жалобу администрации накатает. Главное, что вылезти из него совершенно невозможно ― отвесные каменные берега возвышаются над водой на добрых два метра. Даже олимпийская сборная по синхронному плаванию не смогла бы вытолкнуть бойца в амуниции на такую высоту. Да ещё ров вдруг оказался вполне быстрой речушкой. Мне стало интересно ― куда же она ведёт, и я расслабился, позволяя воде нести меня, куда ей будет угодно. Зря, конечно.
  Ров завернул за угол скалы и сразу же ушёл в грот в другой, оставив между потолком и поверхностью воды места, только лишь чтобы моя торчащая из воду голова не задевала свод пещеры. Послышался какой-то шум. Я задумался. Это ж-ж-ж ― неспроста! Зачем шуметь подземной реке? Течёт себе и течёт. Если, конечно, на ней нет водопада. Так, водопад, водопад... А, точно, водопад! Значит, я снова буду падать. А если я буду падать, то мне будет больно! Табань! я развернулся, замахнулся было кролем, но тут же больно стукнулся рукой о свод грота. Тогда ― брассом! Раз-два, раз-два, раз-два, раз-два! Несмотря на мои старания, шум всё усиливался. Гул, казалось, заставлял дрожать стены. Вода из-под меня куда-то исчезла, и я полетел в темноту.
  То, что не убивает, делает меня сильнее. И я точно знаю, насколько сильнее я стал после этого падения.
  
  Поздравляем! Вы получили деяние Небесный тихоход уровня 1
  Вы упали с высоты более 200 метров без защиты и не умерли
  Постоянный бонус к ускорению свободного падения: -5%
  Примечание: Ваши вес, масса и реакция опоры не изменились
  Следующий уровень: 2
  Вам нужно упасть с высоты не менее 500 метров без защиты и не умереть
  Постоянный бонус к ускорению свободного падения: -15%
  
  Ого, какой существенный бонус ко второму уровню. Будем качать! Я посмотрел на часы. Ничего ж себе! Я, оказывается, три часа плыл по подземной речушке в бессознательном состоянии. Интересно, где я? Попытка открыть карту привела к тому, что я увидел большую карту Барлионы. Ни отметки квестов, ни моё местоположение на ней никак не были обозначены. Кто я? Где я?
  Незначительные турбулентности в потоке воды примерно дали мне направление движения и, что более ценно, его траверз, что позволило мне попытаться найти берег. Я погрёб, как мне показалось, поперёк течения, каждую секунду ожидая, что мои руки встретят преграду, но ― увы, даже после пятиминутного заплыва я так ничего и не нашёл. Но когда-нибудь я куда-нибудь доплыву? Я перевернулся на спину, раскидал руки-ноги звездой ― интересно, отчего я не тону в тяжёлой одежде и с кольцами ― и зашёл в Астрал.
  На этот раз Великие встретили меня, как равного:
  ― Приветствуем тебя, Шаман! В наш тебя принесло мир что?
  ― Приветствую вас, Великие! Мудрость ищу я.
  ― Похвальное стремление, Шаман! Её ты ищешь хоть не там, но спрашивай и не тяни ― ответ получишь на один вопрос.
  На любой? ― чуть было не сорвалось у меня с языка. По-моему, это мы уже проходили...
  ― Как мне победить Геранику, Великие? ― задал я именно тот вопрос, который сейчас больше всего волновало моё сознание, упорхнувшее из плывущего не пойми где тела.
  ― Не сила силу ломит, но Свет побеждает Тьму, ― был мне ответ. Наконец-то я всё понял!
  ― Спасибо, Великие! ― сказал я.
  ― Приходи ещё, Шаман! ― и я снова в воде, пялюсь в темноту в попытке неизвестно что в ней разглядеть. Ну, да и чёрт с ним! Главное, чтобы меня в Тартар не занесло! Я убедился, что моё положение вполне устойчиво, и я не перевернусь внезапно лицом вниз, и снова заснул.
  Проснулся я оттого, что мои ноги во что-то упёрлись, и меня начало разворачивать. Я спохватился и подогнул ноги, нащупав пологое дно. Мне по-прежнему ничего не было видно. Я достал из сумки факел и зажёг его. Странно, что я не подумал об этом раньше ― когда плыл. С другой стороны, радиус освещённого круга у факела не очень большой, так что могло и не помочь. Факел начал разгораться, и я вдруг оказался в окружении ужасных монстров, которые, сверкая глазищами, раскрыли огромные пасти с длинными клыками, готовясь на меня напасть. От неожиданности я выронил факел, в два прыжка добежал до воды, с разгона прыгнул ― надеюсь, что прыжок был эпически красив ― и сразу поплыл, бешено молотя руками и ногами, готовый к тому, что в любую секунды половина моей ноги будет отхвачена одним из этих страшилищ.
  Через пару минут этой бешеной гонки я понял, что то ли я далеко опередил своих преследователей, то ли они не умеют плавать. В темноте меня совсем не должно было быть видно, если, конечно, одно из этих страшилищ не владеет ночным зрением так же, как моя Флейта Франкенштейн, и я должен быть надёжно укрыт. Я замер и развернулся, надеясь, что факел ещё не погас и не скрылся из виду, и мне будет видно хоть что-то. Нет, факел не погас. Мне прекрасно были видны злобные морды, скалящиеся в круге света. И скалящиеся, и скалящиеся... Я вдруг наконец поймал мысль, которая пыталась пробиться в моё сознание, пока я с достоинством отступал, оставляя далеко позади все рекорды в плавании вольным стилем. Я не видел ни одной полоски ― ни зелёной, ни красной, ни даже серой ― ничего. Чудовища не были живыми и не были игровыми предметами ― просто статуи, деталь обстановки. Путь обратно у меня занял значительно больше времени ― хорошо, хоть течением меня больше не сносило, как раньше.
  Я выбрался на берег и, дотянувшись до Духов, на всякий случай зажал парочку в рукаве. Тут до меня дошла ещё одна мысль, очень постыдная ― я даже не попытался сражаться с этими истуканами, настолько неожиданным было буквальное выплывание их морд из темноты. Это не морды вплывали в круг света, а круг света расширялся, захватывая в себя морда. Оптическая иллюзия, однако. Я огляделся. Это оказалась небольшая площадка, десять на десять метров, которая была как бы выгрызена посреди окружающих её скал. На площадке стояло шесть истуканов, похожих то ли на трёхметровых кошек с жабьими пропорциями, то ли на трёхметровых жаб с мехом, хвостами, ушками и острыми зубами около десяти сантиметров в длину. И всё. Ни кусочек ни отколоть, ни определить суть вещи, ни поднять и затолкать в сумку ― они просто были продолжением скал. Даже деяние не дали.
  Я обошёл кошкожаб вокруг, снимая их на видео, и вдруг обомлел от восторга ― между истуканами и скалой лежало большое кожаное каноэ. Больше того, моё шаманское везение не подвело, и в каноэ нашлось весло. Целое, не поломанное. Я ещё не успел  закончить шаманский танец благодарения Духов, как обнаружил ещё одно весло, прислонённое к одному из идолов. С одной стороны, логично ― запаска на случай, если я первое сломаю. С другой стороны ― глупость. А что, если я второе потеряю? Я подтащил лодку к воде, а потом начал сантиметр за сантиметром проверять истуканов, скалы и песок. Ну, не может же быть такого, чтобы в таком месте, в дыре чёрт знает где, даже не на карте, не было какой-нибудь уникалки или легендарки или аналогичного квестстартера. Ничего. По нулям. Я посмотрел на часы, нажал кнопку выхода и стал звонить Натали на предмет совместного похода в какой-нибудь ресторан с последующим изучением анатомических подробностей друг друга и обменом микробами.
  ― Ты куда пропал? ― спросила она меня. ― Мы с тобой спокойно осматривали требушет, никакой опасности, вроде, не было, я отвернулась буквально на секунду... А этот... Злобный... лишь хихикает в кулак, да молчит.
  ― У меня родилась идея, ― пояснил я. ― Можно попытаться послать несколько рейдов через горы.
  ― Это как ― через горы? ― удивилась она. ― Там же отвесные скалы.
  ― Требушет выстреливает человека на высоту двенадцать километров. Если, конечно, не убьёт перегрузками при старте.
  ― Дима! ― гневно прорычала она. ― Ты, что, залез в требушет?
  ― Если не я ― то кто? ― спросил я и тут же замычал от боли. Точнёхонько в голень! Изящной туфелькой под столом!
  ― А мне-то казалось, что ты ― взрослый человек! ― вздохнула она.
  ― Наветы злых языков! ― отмахнулся я. потирая голень. И ведь не отлечишь, как в игре!
  ― Ну, ладно, а дальше-то! ― нетерпеливо спросила она.
  ― Дальше я, почти долетев до места предполагаемого падения превратился в Дракона и полетел обратно. Лететь было далеко, мне стало скучно, ― тут Натали закатила глаза, что-то прошептав, ― и я стал экспериментировать с реактивной тягой...
  ― С чем? ― ошарашенно спросила она.
  ― С реактивной тягой. Повернул голову назад и дыхнул пламенем.
  ― И что?
  ― МиГ-21 получил! ― с гордостью сказал я. ― Горизонтальная скорость 590 метров в секунду.
  ― И? ― спросила она.
  ― И тут у меня кончилась бодрость и я рухнул в наш крепостной ров!
  Я рассказал ей про водопад и про подземную реку, про истуканов и каноэ. Упомянул и видео, которое снимал. Её глаза загорелись:
  ― Давай смотреть скорее!
  ― Вообще-то, ― я взял её за руку, ― у меня были совсем другие планы на вечер. Давай, я тебе видео скину, а потом мы куда-нибудь пойдём...
  ― А куда? ― спросила она.
  ― Хочешь челноком в Париж?
  ― Ох, Шаман! ― с осуждением вздохнула она. ― Умеешь же ты девушку уговаривать!
  

◅─◈─▻

  С утра я был бесцеремонно вытолкан из постели, где я, честно говоря, рассчитывал ещё немного понежиться, благо компания подобралась достойная.
  ― Тебе ещё себя из той дыры выковыривать, ― сказала мне Натали, накрывая голову подушкой. А зря! Вдвоём, между прочим, балбесничать куда как сподручнее! Тем более, что лето скоро кончится, и моя терраса будет уже не столь пригодна для приёма солнечных ванн в костюмах Адама и Евы. Исключая, естественно, фиговые листочки ― мы бережно относимся и живой природе и почём зря листья не рвём. Я приподнял одеяло и мстительно укусил её где-то рядом с шилом, после чего мне уже пришлось спасаться бегством на кухне. Спастись не получилось, я был найден и жестоко наказан.
  В общем, через два часа я всё-таки забрался в капсулу. Темнота с готовностью приняла меня в свои объятья, и я сразу же зажёг факел. Мой план был прост до безобразия ― сесть в пирогу и грести вдоль берега. Поскольку факел потребляет ману, мне придётся останавливаться, чтобы её пополнять, поэтому мне нужно искать места, где я смогу оставаться неподвижным на это время. Шальную идею превратиться в дракона и лететь в темноте, периодически изрыгая пламя, чтобы видеть дорогу, я отверг сразу ― она звучала дико даже для моего нынешнего состояния, которое лучше всего описывалось словом иншалла. Ещё раз обойдя каменных истуканов, я проверил, на месте ли оба весла, столкнул каноэ на воду и забрался в него.
  У меня получилось закрепить факел на носу так, чтобы он не сжёг мне мою посудину, при этом оставив обе руки свободными для весла. Поскольку радиус освещённой факелом сферы был не очень велик ― порядка десяти метров ― то я боялся, что, ели буду плыть слишком быстро, но не успею отвернуть в нужный момент, если берег завернёт. В силу этого я плыл лишь чуть быстрее, чем течение гнало лодку. Мимо лениво проползали унылой чередой бесконечные скалы, и я в какой-то момент понял, что сейчас засну. Я заработал веслом энергичнее, наплевав на прежние установки.
  
  Поздравляем! Вы изучили новое умение Галерный раб уровня 1
  Не останавливаясь, Вы гребли в течение 2 часов
  Постоянный бонус к скорости восстановления здоровья и маны во время гребли: +15%
  Следующий уровень: 2
  Вам нужно прогрести, не останавливаясь, в течение 4 часов
  Постоянный бонус к скорости восстановления здоровья и маны во время гребли: +30%
  
  О, новое умение дали! Как оказалось, не в последний раз. На третьем уровне Галерного раба скорость восстановления маны уже превысила её расход на горение факела, и я успокоился. А через два часа после этого вместе с очередным Галерным рабом мне дали ещё несколько плюшек:
  
  Поздравляем! Вы повысили уровень умения Галерный раб
  Текущий уровень: 4
  Не останавливаясь, Вы гребли в течение 8 часов
  Постоянный бонус к скорости восстановления здоровья и маны во время гребли: +60%
  Следующий уровень: 5
  Вам нужно прогрести, не останавливаясь, в течение 10 часов
  Постоянный бонус к скорости восстановления здоровья и маны во время гребли: +75%

  Поздравляем! Вы изучили новое умение Факельников уровня 1
  Ваш факел горел 8 часов подряд
  Постоянный бонус к радиусу освещённой факелом сферы: +100%
  Потребляемая факелом мана: -50%
  Постоянный бонус к радиусу Ваших атак огнём: +15%
  Следующий уровень: 2
  Постоянный бонус к радиусу освещённой факелом сферы: +200%
  Потребляемая факелом мана: -75%
  Постоянный бонус к радиусу Ваших атак огнём: +30%

  Поздравляем! Вы получили постоянные бонусы к характеристикам
  Не останавливаясь, Вы занимались тяжёлым монотонным трудом в течение 8 часов
  Выносливость: +15%
  Устойчивость: +15%
  Духовность: +15%
  
  Ну, что ж, прокачиваться можно и так. Радует, что восемь часов гребли в темноте не пропали совсем бесполезно. Плюс 15% к атакам огнём ― значит, Дух огня будет поражать на 115 метрах, а не на 100. Аналогично, струя пламени Дракона теперь будет бить на 11,5 метров, а плевок огнём ― на 345. А факел, кстати, я теперь могу и вовсе не гасить.
  Ещё через час я вдруг увидел впереди тусклый отсвет не скалах и блики света на воде. Я тут же затушил факел и перестал грести, позволив воде самой тащить мою лодку. За последовавший десяток минут приближения к пока не видимому мне источнику света я понял, что скорость течения сильно упала. По моим новым прикидкам, такими темпами я достигну зоны прямой видимости этого огня аккурат к Новому Году. Я снова опустил весло в воду и начал потихоньку подгребать, стараясь не плеснуть. Через пять минут я понял, что чётко вижу край скалы, за которой меня ждёт... Что-то меня ждёт, в общем. Я к нему подплыл и ухватился рукой, чтобы меня не несло дальше. Мне открылось диковинное зрелище.
  Такой же песчаный пляж, как тот, на котором я нашёл лодку, только значительно шире. По крайней мере, противоположных стен мне видно не было ― ни той, что, по идее, должна подходить к воде с дальней стороны пляжа, ни той, что была с противоположной от воды стороны. От меня в тридцати метрах горел костёр. То есть, конечно, не горел ― это был специализированный артефакт Пионерская зорька, производимый кланом Внуки Ильича, который занимал очень мало места в сумке, а при извлечении наружу выглядел, как двухметровой высоты штабель дров. Он требовал очень небольшого заряда маны для активации и мог гореть четыре часа без перерыва, давая свет, тепло и связанные с теплом бафы. В общем, артефакт легендарного уровня и соответствующей цены. Из производство требовало особого навыка, прокачанного до уровня 300, сам навык мог быть получен только игроком-друидом лишь по результатам очень заковыристого квеста, который выполнялся игроком в течение полутора лет, причём всё это время игрок не мог даже зверушку в свою защиту убить. Для изготовления костра использовались поленья Огненного Дуба. На выращивание дерева, достаточного для производства одного артефакта, уходило три года. Срубить это дерево было невозможно ― и в этом заключался огромный плюс, поскольку в результате оно могло вполне для себя безопасно расти в любом месте ― для этого требовался тот самый крафтер-друид с прокачанным навыком, который просто уговаривал дуб помочь. Потом поленья особым образом складывались так, что конструкцию разобрать было невозможно в принципе. Зато пионерский костёр получался ― просто на загляденье. Высокий, жаркий он освещал и грел путников в любой глуши. И стоил ― как Армагеддон.
  Неподалёку от костра стояла шёлковая палатка восточного образца ― явно завезённая из Аструма. Перед палаткой стояло кресло, а в кресле с задумчивым видом сидел Рептиль. Тот самый, что Всехпосылающий. Мне хорошо был виден его подсвеченный зелёным ник. Одет он был странно ― почему-то без штанов, но в коричневом пальто и белой рубашке под ним. На голове красовалась чёрная шляпа. Из-под стоящего рядом с креслом столика Рептиль достал бутылку с прозрачной жидкостью, плеснул себе в стакан, потом открыл зубастую пасть и плеснул туда содержимое стакана, мигом её захлопывая. Глаза его тут же вылезли из орбит, став раз в пять больше, как будто взорвались изнутри, и сразу снова стали нормальными, а из ноздрей и ушных отверстий вырвались язычки пламени. Он довольно крякнул в кулак, обдав его облаком дыма и пара, и, взяв со стола тушку вяленого осьминога, с наслаждением занюхал. Потом он достал из-под спины гармошку, попробовал несколько нот, начал играть и запел под аккомпанемент:
  
  ― Пусть бегут неуклюже
  Пешеходы по лужам,
  А вода по асфальту рекой...
  
  За этой песней последовала ещё одна, про голубой вагон. В самом конце второй песни из-за палатки вышел весьма злобного вида коричневый коала с непомерно большими круглыми ушами. Он был одет в зелёную куртку с карманами на груди, зелёные штаны и тёмно-зелёный берет с пятиконечной звездой. Поперёк груди у него висела легендарка, по виду напоминающая древний автомат Калашникова. Над ним светилась зелёная полоска здоровья и ник Камрад Че. Игрок 215-го уровня. Раса ― Чебурген.
  Че злобно зыркнул в мою сторону и прокричал:
  ― Выходи из-за угла, кого там черти принесли!
  Похоже, меня обнаружили! Я оттолкнулся от стены и махнул веслом, направляя каноэ в мягкий песок пляжа. Рептиль тут же перестал выводить рулады и скептически на меня покосился:
  ― Что, Махан, тоже довые... допрыгался?
  Я вылез ил лодки, затащил её подальше на берег и пошёл к хозяевам лагеря. Я остановился в паре метров от Камрада Че и спросил:
  ― Что это за раса такая ― Чебурген? Никогда не слышал!
  ― А тебе-то что? ― чуть не гавкнул он на меня. ― Мы, Чебургены, ух, какие злобные и ух, какие сильные! Только лёгкие очень!
  ― Я тебя уже боюсь! ― сообщил я и повернулся к своему другу Рептилю: ― А ты что тут делаешь?
  ― Да, так... ― стыдливо отвёл он взгляд. ― Было дело...
  В общем, минут через сорок расспросов, отговорок и рассказов про белого бычка выяснилось, что в нашу последнюю встречу Рептиль решил подзадержаться в Нарлаке.
  ― Воздух мне там понравился, ― как сказал он. ― Вольный он там какой-то, чистый!
  Естественно, с Ненавистью от стражников особо не побегаешь, и он забрался в тамошние подземелья. Если по-нашему, то в канализацию. В канализации выяснилось, что свитки порталов там не работают, а выйти наружу ― никак, поскольку стража перекрыла все входы и выходы. Отдавать же обратно в казну награбленное Рептиль не собирался. Так он и бродил среди нечистот, то есть, конечно, среди благоухающих рек одеколона и духов, пока в один прекрасный день по рассеянности не наступил на ловушку. Пол под ним провалился, и он полетел вниз. Поскольку лететь было далеко, а здоровья у него было не очень много, то последствия удара о воду были очевидны ― никакого Небесного Тихохода ему не дали ― и отправился Рептиль на возрождение. К его несчастью, точка привязки в этой пещере оказалась своя, на ней он себя и обнаружил.
  Шмот, естественно, был потерян, зато выжили легендарки и уникалки в сумке. Даже в полной темноте он не растерялся, достал из сумки палатку и костёр и установил их. Тогда-то из темноты к нему вышел Чебуратор Комрад Че. У Комрада Че был уникальный заказной класс, на который ин потратил весьма существенные деньги. Так получилось, что он тоже провалился в подземную реку какой-то пещере, и очутился здесь. В последние восемь месяцев он уже заходил в игру на несколько минут в день, чтобы посмотреть в темноту и снова выйти, и был уже близок к реролу, как на этом пляже очутился Рептиль. Жить ему, конечно, стало немного веселее, но ненадолго. Буквально за несколько недель общения с Рептилем Комрад Че из вполне добродушного человека превратился в злобного невыносимого зануду. Он мне даже пожаловался, что его жена подумывает о разводе, а он снова задумался о рероле.
  ― Вот, так я и провёл лето, ― подытожил Рептиль, закидывая в пасть очередной стакан своей гадости. То есть, он здесь уже три месяца сидит, а Комрад Че ― все одиннадцать.
  ― А на разведку ходили? ― спросил я, в общем-то, очевидную вещь со вполне очевидным ответом.
  ― Ты, Махан, что ли, самый умный? ― оскалился Рептиль. ― Ты на себя посмотри! Тоже, небось, под землёй сидишь.
  Я превратился в Дракона, заставив Комрада Че спрятаться за палатку, а Рептиля ― подавиться своим пойлом, и плюнул огнём вертикально вверх. Шар пролетел положенные 345 метров и исчез. Я взлетел и устремился вослед своему снаряду. Прикинув, что уже пролетел метров триста по вертикали, я опять плюнул. На этот раз шар стукнулся в свод пещеры в паре сотен метров надо мной, при этом высветив направление уклона. Я двинулся в сторону повышения свода и опять плюнул огнём. Тупик. Достигнув высшей точки где-то метрах в двухстах вглубь пляжа, свод снова начал опускаться, переходя в идущие вниз до самого песка скалы. Я поднялся повыше и стал плевать огнём, пытаясь найти возможную точку выхода над пляжем, но у меня ничего не получалось. Свод был везде сплошным.
  Очень скоро моё время в форме дракона истекло, и я вернулся к тому месту, где осталась моя пирога с горящим на ней факелом. Ни палатки Рептиля, ни его костра уже не было ― по видимому, он и его напарник уже вышли из игры. Мне Рептиль всегда казался типом очень мутным, поэтому доверять ему драгоценную лодку я не хотел, а лезть в сумку не хотела уже она. Мне пришлось потратить ещё полчаса на то, чтобы укрыть её песком ― я вырыл ямку, положил в неё горящий факел, потом сверху примостил перевёрнутое вверх дном каноэ, уже которое засыпал песком. Надеюсь, что моё сокровище никто не найдёт.
  Когда я вылез из капсулы, на коммуникаторе я обнаружил множество сообщений, последнее из которых было датировано двумя часами тому назад. Я дошёл до входной двери и осторожно занёс в дом спящую возле неё Натали. На этот раз она даже не проснулась, но утром с лихвой компенсировала недостаток общения, после чего опять чуть ли не пинками загнала меня в капсулу ― выбираться из пещеры. Честно говоря, я уже начал подумывать, что это место ― какой-то баг в программе, и мне стоит сообщить о нём Игорю, но, с другой стороны, Шаман я или не Шаман? Стоит, конечно, сначала поискать выход самому!

  

Глава 7. Предвестник

  Едва я зашёл в игру, я первым делом получил сообщение о полученных за факел бонусах:
  
  Поздравляем! Вы изучили умение Факельников уровня 2
  Ваш факел горел 16 часов подряд
  Постоянный бонус к радиусу освещённой факелом сферы: +200%
  Потребляемая факелом мана: -75%
  Постоянный бонус к радиусу Ваших атак огнём: +30%
  Поздравляем! Вы изучили умение Факельников уровня 3
  Ваш факел горел 24 часа подряд
  Постоянный бонус к радиусу освещённой факелом сферы: +400%
  Потребляемая факелом мана: -87.5%
  Постоянный бонус к радиусу Ваших атак огнём: +45%
  Следующий уровень: 4
  Постоянный бонус к радиусу освещённой факелом сферы: +800%
  Потребляемая факелом мана: -93.75%
  Постоянный бонус к радиусу Ваших атак огнём: +60%
  
  Очень хорошо. Теперь мой факел освещает окрестности в радиусе 50 метров, а огненный шар летит на 435. Рептиль с Комрадом Че неподвижно сидели на песке, явно что-то прокачивая. Я превратился в Дракона и взлетел, направляясь в сторону воды. Поскольку вчера я успел изучить потолок над сухопутной частью пещеры, то теперь можно было поискать проход над водой. С возросшей в полтора раза дальностью плевка огнём обшаривать свод пещеры было легче. У меня оставалось буквально пятнадцать минут драконьей формы, когда я, наконец, нашёл резко уходящую вверх воронку. Я туда рванул, что есть сил. К счастью, вертикальная шахта в шкале оказалась достаточно широкой, и мне не пришлось использовать Вертикальный Взлёт и Посадку, я спокойно помещался и так. Наконец, я увидел буквально в десятке метров над собой люк с металлической скобой, но туда бы я уже точно не поместился. Я выпустил струю пламени назад, разгоняясь, превратился в человека и с силой врубился в люк снизу, стараясь при этом ухватиться за скобу. Как ни странно, но мне это удалось. Под моим весом люк сразу же открылся вниз, чуть не отправив меня в обратное путешествие несмотря на то, что я готовился именно к этому. Вися на одной руке, я достал карту. На ней виднелся крестик с моим положением. Нарлак.
  Я немного поразмыслил, стоит ли мне вернуться за одним из подземных скитальцев, но потом решил, что оставшихся десяти минут на то, чтобы вызволить одного из них, мне не хватит, а от подземелий я могу немного и отдохнуть. Мне ещё вылезать надо. К счастью, эта задача оказалась не столь уж сложной ― у меня наконец-то работал чат и почта, и уже через каких-то полчаса меня вытаскивал наверх радостный Плинто.
  ― Ну ты даёшь! ― сказал он. ― Шилопопая, конечно, сказала, что ты сквозь землю провалился, но я до конца не поверил. Слушай, а что там, внизу? ― с любопытством в голосе спросил он.
  ― Рерол, ― ответил я. Плинто сразу побледнел, и энтузиазма задавать вопросы у него поубавилось. В меня кто-то влетел сзади в спину, чуть было снова не отправив меня обратно в злосчастную дыру. Маленькие ладошки, покрытые трупными пятнами и платиново-алмазной вязью, крепко уцепились за меня, не давая пошевелиться. Я вздохнул.
  ― Флейта, ― позвал я.
  ― Я так рада тебя видеть! ― сказала она.
  ― А я не могу ответить тебе тем же! ― пожаловался я. Зомби отпустила меня, позволяя развернуться. Я притянул её к себе и обнял: ― Я очень рад видеть тебя, Ученица!
  Когда мы добрались до Альтамеды, я рассказал товарищам о своих приключениях на подземной реке. Когда речь дошла до играющего на гармошке Рептиля, Плинто фыркнул, а Флейта начала хихикать, прикрывая ротик ладошкой. Когда же я поведал о Чебургене Камраде Че, все остальные уже дружно зашлись смехом, и так хохотали в течение нескольких минут.
  ― Народ, я не понял, в чём прикол? ― спросил я.
  ― Да ничего, ничего, ― ответила Шилопопая. ― Просто, старый мультик вспомнили!
  ― А я почему не вспомнил? ― обиделся я.
  ― Потому, что мультик очень старый! ― пояснил Плинто. ― Но хороший.
  Пока народ дружно обсуждал присланное мной видео с Рептилем и Камрадом Че, периодически сопровождая обсуждение взрывами хохота, я читал полученное мною только что письмо, пытаясь понять, правильно ли я понял его смысл. Я прочитал его уже три раза, а всё никак не мог поверить. Первой озадаченное выражение моего лица заметила Флейта, умолкла и стала пристально меня разглядывать, ожидая, что я ещё расскажу. Поскольку я продолжал молчать, она меня поторопила:
  ― Махан, что случилось? На тебе лица нет!
  Вместо ответа я переслал присутствующим письмо. Флейта, едва начав его читать, взвизгнула и тут же на меня набросилась. Она меня, похоже измором взять решила. Теперь, если что, сразу на меня прыгает. Хорошо, что делает она это относительно целомудренно, но и так... С грустью я подумал о том, что, когда ей стукнет восемнадцать, мне придётся тем или иным способом удалить её из своей жизни, иначе ― слишком много проблем. Шилопопая опомнилась второй и повторила прыжок предшественницы. Плинто, к счастью, прыгать не стал. Эрик одобрительно покачал головой.
  ― Ну, наконец-то! ― сказала Флейта. ― Значит, послезавтра все вместе выдвигаемся на церемонию.
  ― Э-э-э... ― сказал я.
  ― И даже не думай, что отправишься в одиночку на такое знаменательное событие! ― предупредила мои отговорки Шилопопая. На такое знаменательное, конечно, не отправлюсь, но вот на другое точно никого не потащу. Эрик доложил, что мастеровые сделали, что могли ― чтобы поднять уровень замка Бастарда, теперь требуются очень серьёзные траты. По сути, для того, чтобы довести его до уровня 28, нужно вложить около двух миллиардов золотом ― совсем не копеечная сумма для бедного Шамана. В общем, придётся мне таки поработать. Испытывая душевные и нравственные мучения, я отправился в портальный зал, а оттуда ― обратно в Нарлак.
  

◅─◈─▻

  Дворецкий сразу проводил меня к Тредиолу, как только я вошёл во дворец герцога. Было такое ощущение, что он весь день меня ждал посреди зала, в который попадали все проходящие через главный вход. Мой приёмный брат радостно выбежал навстречу мне:
  ― Приветствую тебя, Махан!
  ― Приветствую тебя, Тредиол! ― учтиво ответил я. ― Что нового в твоём герцогстве? Тучны ли стада, здоровы ли жители?
  ― Здоровы, здоровы! ― улыбнулся мне он. ― Но, если тебе и вправду интересно, то не мог бы я просить у тебя совета?
  ― Не только просить, но и требовать! ― ответил я. ― По праву брата и сюзерена.
  ― Только по праву брата, Махан! Здесь у тебя нет никаких сюзеренов!
  ― Приятны мне слова твои, Тредиол! Чем же я могу тебе помочь?
  ― Присядь, брат мой, тут в двух словах не расскажешь, ― вздохнув, он показал мне рукой на кресло, стоящее у окна, дождался, пока я сяду, и только после этого уселся сам, демонстративно тем самым выказывая мне почтение. Поймав мой удивлённый взгляд, он пояснил: ― Никаких сюзеренов, брат!
  Рассказывал он долго, что, однако, не отменяет того факта, что можно было и в двух словах рассказать. Итак ― по всему герцогству вдруг начались нападения на отдельные хутора, маленькие деревни и путников на дорогах неизвестными в масках, причём, не всегда обходилось без жертв, но неизменно ущерб оказывался достаточно крупным. Стажа герцогства с ног сбилась, пытаясь напасть на след разбойников, но безуспешно. И вот в самый разгар этих беспорядков глава клана Лазурные Драконы в беседе за чашечкой чая с городским главой между делом сообщает, что мог бы помочь изловить преступников, если бы Нарлак предоставил им некие преференции, а именно ― увеличить бонус на экономическую деятельность в герцогстве для Лазурных до 40%, а скидку при торговле ― до 50%. Городской глава посмеялся удачной шутке, а на следующий день произошло нападение на большое селение в двух часах ходьбы от Нарлака, в ходе которого были вынесены все материальные ценности и потеряно около трёхсот жителей и стражников убитыми. А вчера лидер Драконов в разговоре с бургомистром сказал, что условия поменялись, и теперь он хочет к перечисленному выше графство с отдельным замком, три-четыре деревушки в управление и баронские титулы своим помощникам.
  ― Такая вот ситуация, Махан, ― грустно закончил Тредиол. Пока я лихорадочно обдумывал, как тут правильнее поступить, он успел принять моё молчание за невнимание к его проблеме и, хлопнув себя по коленям, встал. ― Прости, что отнял твоё время своими глупостями. Тавия тебя...
  ― Подождёт, ― остановил я его, поднялся и показал ему на кресло.
  ― Прости, что? ― переспросил он.
  ― Сядь, брат мой, прошу тебя! ― сказал я и дождался, пока он усядется. На его лице промелькнула благодарность за то, как я выказал ему своё уважение. ― Скажи мне, Тредиол, ситуация тебе понятна?
  ― Да, конечно. Лазурные Драконы устроили всё это, чтобы им дали преференции, и они не остановятся, пока...
  ― Всё правильно, ― подытожил я. ― А почему тогда ты ничего не можешь сделать?
  ― Потому, что мы до сих пор никого не поймали. То есть, совсем никого...
  ― Та-ак, ― сказал я и задумался. ― А скажи, при каких условиях доказательств тебе не потребуется?
  ― Например, если мне поступит прямое распоряжение от моего сюзерена...
  ― От Императора или Властелина? ― обрадовался было я.
  ― Император не даст мне такого приказа. Он тоже связан долгом, ― с грустью покачал головой Тредиол.
  ― А я могу стать твоим сюзереном?
  ― По статусу ты чуть-чуть не дотягиваешь, ― признался он. ― Но, принципе, ты мог бы...
  У меня есть в запасе десять минут. Я встал и отошёл ближе к центру зала, оглядываясь по сторонам в поисках дорогих изделий из фарфора. Не найдя ничего, я превратился в Дракона. В изумлении Тредиол поднялся с кресла, подошёл ко мне, опустился на одно колено и склонил голову:
  ― Повелевай, мой господин!
  Рядом откуда-то, словно чёртик из табакерки, возник писарь с пером и куском пергамента. Это в век-то компьютерных технологий!
  ― Повелеваю ― объявить Ненависть ко всем членам клана Лазурные Драконы и к самому клану тоже. Всех обнаруженных на территории герцогства Свободных Жителей, которые сегодня получат Ненависть с герцогством, убивать на месте. Всех членов клана Лазурные Драконы убивать на месте. Во избежание будущих нападений на жителей и гостей герцогства немедленно атаковать все опорные пункты Лазурных Драконов на территории. Через четыре часа пошли ноту главе клана, объясняющую твои поступки велением сюзерена.
  Пока писарь тщательно конспектировал моё распоряжение, Тредиол так и стоял с опущенной головой. Когда я закончил, он поднял её, ударил себя кулаком в грудь и встал:
  ― Позволь идти распорядиться, повелитель?
  ― Погоди! ― я принял человеческую форму, шагнул вперёд и обнял его: ― И помни, брат ― никаких сюзеренов!
  ― Спасибо, брат! ― хлопнул меня по спине правитель 470 уровня, вышибив чуть ли не половину хитов. Окочурился бы я ― то-то смеху бы было! Он ушёл вместе с писарем, а через минуту с улицы затрубили герольды, и раздалось дружное лязганье доспехов многотысячного войска. Привет, в общем, Лазурным. А то у меня всё то приключение с Альтамедой и Гераникой какой-то нехороший осадочек оставило... Я отправился искать Тавию, не обращая внимания на предупредительно распахивающую передо мной двери челядь. Нашёл я её в гостиной у входа в спальню. Завидев меня, она опустилась на одно колено и склонила голову, пряча улыбку:
  ― Повелевай, мой господин!
  Я внимательно её рассмотрел, и показал пальцем:
  ― Так, сначала развяжем там, потом ― там, а после этого ещё посмотрим на твоё поведение!
  Она радостно вскочила и запрыгала вокруг меня:
  ― Ты уже подумал над моим предложением?
  
  Внимание! Вам предложено задание Неутомимый квартет
  Принесите счастье в жизнь Тавии, Герцогини Нарлакской, Флаффии, Графини Дорадской и Кавайи, Герцогини Каминской одновременно
  Награда: вариативно каждый раз, когда Тавия, Флаффия и Кавайя сочтут Вас достойным награды
  Штраф за отказ: нет
  Штраф за провал: повторное прохождение задания
  
  ― Да, ― ответил я.
  ― Да ― подумал, или да ― согласен? ― подозрительно спросила она.
  ― Я подумал и согласен, Герцогиня, ― изобразил я шутовской поклон. Она снова запрыгала и захлопала в ладоши. ― Девочки! ― крикнула она. ― Его Сиятельство изволили кивнуть!
  Двери в спальню отворились, и оттуда ко мне побежали Флаффия и Кавайя. Я уже с ними... хм... встречался, и не раз ― штраф за срыв задания Три девицы мне получать совсем не хотелось. Три сестры были, безусловно, похожи до неприличия, и Флаффию с Кавайей мне всегда хотелось просто потискать так же, как мне хотелось потискать Тавию ― настолько все были хорошенькими. Однако, они ещё и были хорошенькими каждая по своему. Флаффия была голубоглазой блондинкой с трогательными кудряшками, а Кавайя ― брюнеткой с глазами такими огромными, что, казалось, они занимали всё лицо. Сёстры дружно бросились мне на шею, чуть не уронив на пол прямо в гостиной. С трудом удержав равновесие, я подхватил их всех на руки и понёс в спальню. Двери за нами сразу закрылись.
  

◅─◈─▻

  Переход из сна в не-сон был внезапным, но рефлексы мои не подвели, и глаза сразу же опустились в пол. В них лишь успела впечататься неземной красоты улыбка губ нежных, манящих и столь желанных, что... Меня бросило в жар.
  ― Ты по-прежнему не смеешь смотреть на меня, Шаман! ― весело сказала она.
  ― А ты по прежнему способна лишить меня разума одним лишь взглядом на тебя, Богиня! ― парировал я. Она рассмеялась:
  ― А ты сегодня в хорошем настроении, Махан. Приятный вечер? ― поддразнила она.
  ― Будто ты не подглядывала! ― мне пришлось зажмуриться, поскольку Луноликая превратила пол, в который я пялился, в зеркало, и я чуть было не попался, разглядев у неё под юбкой чуть больше, чем стоило...
  ― Делать мне нечего ― подглядывать, как ты там с тремя девками развлекаешься, ― рассмеялась она. ― Богиня на подглядывает, она созерцает, и ничто не в силах укрыться от её взора.
  ― Пф-ф-ф! ― сказал я возмущённо.
  ― Ну, не всё время, ― поправилась она. ― Только в самые интересные моменты.
  ― Зачем? ― спросил я ошарашенно.
  ― Должна же я убедиться, что мой Герой не посрамит себя в битве, даже если поле сражения покрыто не травой, а простынями и подушками! ― снова рассмеялась она. Да она развлекается!
  ― Немного, Шаман! ― согласилась она, и голос её вдруг стал серьёзным: ― А где же та, что клятву тебе давала? Почему я не вижу её с тобой? Не ври мне, Махан! ― предупредила она мою попытку отбрехаться, и от грозного голоса у меня зазвенело в ушах.
  ― Мы больше не будем вместе, Богиня, ― сказал я.
  ― Почему? Как ты смеешь игнорировать обет, данный Инь-Ян?
  ― Бывает такое, Богиня, что люди любят друг друга всем сердцем, но не так, как их любимые заслуживают.
  ― О чём ты, Шаман?
  ― Можно любить комнатную собачку или канарейку в клетке... ― я не знал, как я могу объяснить бездушному компьютеру, который сейчас отыгрывал роль Богини Элуны, что такое любовь. С точки зрения компьютера ― химия и электричество, ничего более.
  ― Мне не за что её наказать, ― со вздохом произнесла Богиня.
  ― Я и не просил, ― ответил я. ― Ты начала этот разговор.
  ― И ты сразу нашёл утешение в другой? В других?
  ― Загляни в мою душу, Элуна, если можешь. Узри эту боль, что пронизывает каждую клеточку моего тела, этот яд, что струится по моим венам. Ты думаешь, я нашёл утешение?
  ― Нет, Махан, ― тихим голосом согласилась она. ― Я вижу, что ты ищешь забвения. Я бы могла дать тебе забвение, ― повысила она голос. ― Только взгляни на меня!
  ― Я не могу, Элуна, прости. Время ещё не пришло.
  ― Иногда мне кажется, что оно никогда не придёт, ― грустно подытожила она. ― Ты знаешь, зачем я тебя позвала?
  ― Я сильно ошибусь, если предположу, что ты хотела полюбоваться на моё бицепс? ― сказал я, поднимая вверх согнутые руки. Богиня рассмеялась так, что, казалось, зазвенел воздух в её чертогах.
  ― Ах, Махан, спасибо тебе, что не даёшь мне грустить. Нет, я хотела обсудить твоё задание.
  ― А что тут обсуждать? ― удивился я. ― Соберём армию, надаём Геранике поджо... подзатыльников и принудим к миру.
  ― Сколько людей погибнет, Шаман!
  ― Другого способа нет, ― ответил я. ― A la guerre comme a la guerre.
  ― Другой способ есть, ― возразила она. ― Я могу...
  ― Нет, ― перебил её я. ― Нет. Ты не можешь.
  ― Пойми, Махан, пока я ― Богиня, я не могу использовать свою мощь на то, чтобы участвовать в сражениях. Я только могу благословлять идущих на бой и одарять своей милостью.
  ― Нет, Богиня, ты в бой не пойдёшь. Не говоря о том, что благословение и Божественные Дары ― это очень большая помощь, ― я запнулся, ― всегда есть, пусть даже и ничтожная, но вероятность, что ты погибнешь.
  ― Но если я стану простой женщиной, то я, наконец, смогу найти счастье с любимым... Пусть его сердце и занято.
  Я вздрогнул. Был ли намёк чересчур прозрачным или мне лишь почудилось?
  ― Я уверен, Богиня, что ты уже в сердце своего избранника, кто бы он ни был. И потерять тебя будет для него настоящей катастрофой. Ты не должна идти в бой.
  Она долго молчала, а потом со вздохом произнесла:
  ― Спасибо тебе, Махан! Я обещаю, что у тебя будет шанс сразиться с нашим врагом. Если же ты не справишься, то я сделаю то, чего ты так не желаешь.
  Я поклонился и через мгновение снова неведомым образом вернулся в сон, и снились мне бесконечно прекрасные, ослепительно красивые губы моей Богини.
  

◅─◈─▻

  Спать в игре мне не впервой, а Шилопопую я о своём предполагаемом отсутствии предупредил. Утро меня встретило во дворце Герцога Нарлакского. Едва я проснулся, в моей персональной спальне тут же объявился слуга, который помог мне умыться и одеться. Завтракать мне было предложено с Герцогом и Герцогиней, и я сразу принял предложение. Один раз уже сказал себе, и снова повторю ― кухня в Золотой Подкове ― на уровне дешёвой забегаловки. Те неземные яства, которыми меня потчевали Их Высочества, конечно, не дотягивали до пищи богов, но и простой закуской для смертных их уже назвать было совершенно невозможно. Тавия была счастлива, и оттого был счастлив Тредиол. Он мне сообщил, что план сработал, как нельзя лучше, Лазурные продолжали появляться на точках возрождения, где их ждала стража, методично отправляя обратно. Я решил, что стоит почитать бурление на форумах по этому поводу, и надо бы поскорее отбыть, но делать этого, не до конца набив виртуальный желудок всеми этими вкусностями, я был совершенно не в силах.
  Ещё менее в силах я был передвигаться, когда мы закончили трапезу. Герцог и Герцогиня поблагодарили меня за компанию и пожелали приятного дня, после чего четверо дюжих молодцов осторожно пересадили меня в некое подобие паланкина, в котором меня и вынесли из дворца туда, где уже работал портал. Ещё через минуту они же заносили меня в тронный зал, вызвав удивление Плинто, которого я уже предупредил. Молодцы ушли с Вилтраксом, а в зал ворвалась Шилопопая с воплем:
  ― Махан! Ну, ты и монстр!
  ― Я знаю, ― скромно потупился я. За ночь замок Бастарда прибавил уровень. Уж трудился я, трудился... Аж вспотел!
  ― Ты ещё форумы не читал? ― спросил Плинто.
  ― Да я вообще ещё ничего не читал! ― возмутился я. ― Дайте человеку прийти в себя после заслуженного завтрака!
  ― То есть, ты хочешь сказать, что провал Лазурных Драконов ― это не твоих рук дело? ― спросил он.
  ― Они решили заняться рэкетом в рамках отдельного герцогства, ― пояснил я. ― Я лишь поспособствовал ускорению процесса. Рано или поздно Лазурных бы поймали за руку, дав, к примеру, какому-нибудь высокоуровнему Разбойнику задание выследить налётчиков, после чего закончилось бы тем же самым. Только вот они сегодня должны были разрушить какой-нибудь городок... Погоди, мне самому интересно...
  Я открыл форум и стал бегло проглядывать темы. Ага, Лазурных прессуют по всему Нарлаку, уничтожены две опорных точки ― замок и учебная локация ― поджидают на точках возрождения, народ валом валит из клана, но даже после этого их преследуют. Причём, всех. И это ― только начало. Два замка Драконов за пределами Нарлака в осаде, третий уже разграблен ― как только войска Нарлака напали на замок в провинции, туда тут же стали перебрасывать отряды на помощь, оставив остальные замки без прикрытия... В общем, катастрофой это, конечно, не назовёшь, но... И вдруг ― как отрезало. Я посмотрел на время ― 10:34. То же самое время, что и метка на полученном мною приоритетном письме, мигающего иконкой в моём глазу уже третий час. Я его открыл.
  
  Ну, ты и жук!
  
  Я совершенно не понимаю, на что он намекает! К письму была приложена купированная версия ответа Администрации главе клана Лазурные Драконы.
  
  Уважаемый Имярек!
  В ответ на Вашу жалобу спешим ответить, что она была рассмотрена в кратчайшие сроки с наивысшим приоритетом. После просмотра нами логов происходящего стало понятно, что Вас ввели в заблуждение. Отдельные игроки Вашего клана занимались незаконным предпринимательством на территории Барлионы (см п.п. 10.34, 10.35 и 10.37 Пользовательского Соглашения). Все лица, персонально участвовавшие в событиях, будут отправлены на рудник Прик сроком на шесть месяцев с понижением в уровнях до 1. После успешного отбытия наказания уровни будут восстановлены за вычетом полученных замечаний и предупреждений, а накопленный опыт будет добавлен с коэффициентом 0,5. Логи каждого наказанного будут ежедневно просматриваться на предмет нарушений, формально не выявленных. При выявлении таковых игрок будет отправлен пожизненно на рудники. Каждый из вас может отказаться от наказания, но тогда получит пожизненный бан.
  С Уважением,
  Администрация Барлионы


  Я говорил со Стариком, так он мне дал зелёный свет на любые репрессии, которые одобрит Юридический отдел. Ситуация и вправду вопиющая. Тебе обещали премию за оперативную разработку темы.
  Кстати, на факел твой мы капс посадили, а то безобразие какое-то получается. Чудаку, который написал код, допускающий неограниченную прогрессию статов, вырвали руки и вставили обратно в то место, откуда они, собственно, и росли до этого.

  
  ― Плинто, ― сказал я. ― Свяжись с Лазурными и предложи им использовать наше хранилище под их шмот.
  ― Не понял, ― отозвался он.
  ― Только по двойной таксе, не меньше, ― напутствовал я его. ― А лучше ― по тройной, ― Ничего, скоро поймёт. Со всеми нужно дружить. Ну, и иногда маленький таки гешефт иметь
  Эрик успел изготовить прочную верёвочную лестницу, способную выдержать двух Драконов. Вернулся Плинто, и мы все вместе отправились в Нарлак ― я, техобеспечение в виде Эрика, группа видовой поддержки в виде Плинто и две группи ― чисто поболеть за клан-лидера, станцевать что-нибудь или песенку спеть... Благодаря метке Плинто мы точно нашли место. Потом Эрик открыл люк и вставил в него заготовленную распорку, убедившись, что та держится. После того, как я отбуду, он должен раскатать лестницу. В общем-то, можно и без этого, но не совсем удобно. Я скорчил девушкам мученическую физиономию и сиганул в дырку.
  Времени у меня было в достатке, и я, почти сразу превратившись в дракона, спокойно планировал в сторону горящего на берегу костра Рептиля. По-видимому, моё отсутствие натолкнуло их на какие-то мысли, поскольку оба попаданца явно меня ждали. Рептиль играл на гармошке, а Комрад Че ему что-то подпевал. Когда я приблизился, он уже закончил предыдущую песню и как раз начинал новую, запевая мощным хриплым басом:
  
  ― Я был когда-то странной
  Игрушкой безымянной,
  К которой на витрине...
  
  Тут я приземлился рядом с ними, песнь оборвалась, и я так и не узнал, что там дальше на витрине.
  ― Где был, Махан? ― резко спросил Рептиль. ― Что видел?
  ― Видел? ― спросил я. ― Много чего видел. Тебя что-то конкретное интересует?
  ― Ты выход нашёл? ― злобно ощерился Чебурген.
  ― Нашёл, ― согласился я.
  ― И что? ― спросил он.
  ― А ты сам-то как думаешь?
  Комрад Че вздохнул и пошёл паковаться. Я дошёл до места, где оставил каноэ и стал разгребать песок. Выкопав лодку и факел, я привязал его к её носу и потащил всё в сторону точки возрождения. Комрад Че стал помогать мне её волочь по песку.
  ― Спасибо, я справлюсь, ― сказал я ему.
  ― Я знаю, ― ответил он. ― Но мне хочется поскорее отсюда выбраться.
  Я пожал плечами. Лодка встала рядом с площадкой, залитой светом факела. Капс на него успели поставить на пятом уровне Факельникова, то есть факел светил на 170 метров и потреблял 0 маны, а дистанция моих атак огнём увеличилась на 75%. Действительно, читерство какое-то. Я достал кусок пергамента, на котором Флейта безукоризненным почерком круглой отличницы вывела:
  
  Уважаемый путник!
  Ты попал в локацию, которой нет на карте. Здесь нет ни монстров, ни тайников, ни рудных жил. Даже света ― и то нет. Здесь не работает карта, чат и почта, и нет связи с администрацией. Выхода отсюда тоже нет. Почти.
  Адрес моей почты ― шаман.махан@барлиона.корп
  Если хочешь выбраться ― дай мне знать. Заранее предупреждаю ― услуга спасения не бесплатная. Если тебе нечего терять, кроме двадцати уровней и дырявой рубашки ― смело удаляй персонажа.
  С уважением,
  Шаман Махан

  P.S. Факел горит так ярко, пока он мой. Стоит тебе пожадничать и дотронуться до него ― и он станет обычным факелом
  Всё тот же
  Шаман Махан

  
  Комрад Че покосился на импровизированный плакат, но ничего не сказал. Подошёл Рептиль, который уже собрал свой скарб в сумку.
  ― Махан, чур, я первый!
  ― Почему это? ― возмутился Комрад Че.
  ― А потому, что! ― оскалился Рептиль.
  ― Я предлагаю вам решить этот спор старым дедовским методом, ― вмешался я.
  ― Это каким? ― удивился Комрад Че.
  ― Ты что придумал, Махан? ― оскалился Рептиль. Я показал на скалу:
  ― Вот!
  ― Что ― вот? ― спросил он.
  ― Вот ― стена, ― ответил я. ― Как в пионерлагере, кто выше... Не драться же вам...
  Состязание закончилось позорным разгромом Рептиля с сухим счётом. В прямом смысле сухим.
  ― Ты, Махан, хоть бы предупредил, ― орал он на меня. ― Я же с утра ничего не пил!
  ― Не бузи, ― ответил я. ― Я через двадцать минут снова буду здесь!
  ― Да чёрта с два ты здесь будешь! ― он подскочил ко мне и изо всех сил ударил. Его ник сразу окрасился красным. Судя по всему, у него прошёл крит, поскольку он выбил у меня единицу здоровья. Пока я качался в Гробнице, кое-кто играл на гармошке, прокачивая Надоедливость, Занудство и Доставучесть. Уверен, что он уже взял пару сотен уровней в каждом. Я аккуратно, чтобы не зашибить, дал ему лёгкого щелбана, который отправил его в полёт, впечатывая во всё ещё покрытую мокрыми разводами стену, и снёс больше половины хитов. Пока он с шипением пытался отлепиться от скалы, я превратился в Дракона и предложил Комраду Че садиться.
  Путь наверх прошёл ожидаемо быстро. Лестница оказалась достаточно длинной, чтобы я мог спокойно высадить седока, не прибегая к Вертикальному Взлёту и Посадке. Ка только Комрад Че слез и начал забираться вверх, я снова вошёл в пике и устремился туда, где сиял мой факел. Рептиль, который уже успел восстановить часть здоровья, ждал меня рядом. Я приземлился и пригласил его залезть.
  ― Я тебе ничего не должен, Махан, ― заорал он вдруг. ― Слышишь? Я тебе ничего не должен!
  Мне, честно говоря, было всё равно ― должен или нет. Буду я ещё со всякой нубятиной 212-го уровня заморачиваться! Я взлетел, по широкой дуге обогнул созданный мной маяк, чуть не пустив скупую драконью слезу, и устремился вверх. Высадил по-прежнему полыхающего красным Рептиля на лестницу, подождал, пока он заберётся, и полез ему вслед. Как только Плинто вытащил меня в полумрак коллектора, Эрик тут же вытащил лестницу и стал водружать в проём люка заранее изготовленную Злобным Гнумом заглушку, которая, лязгнув защёлками, прочно встала на своё место. Разрушить её, конечно, можно, но для этого 400-му уровню нужно будет потратить несколько часов. Завершив дело, мы пошли на выход. Забытый позади Рептиль продолжал бормотать себе под нос, что он никому ничего не должен. Когда мы уже прошли пару поворотов, позади послышались звуки гармошки.
  

◅─◈─▻

  После первого захода в локацию Усатого Полосатика я понял, что придётся звать на помощь Феникс. Я достал амулет связи:
  ― Эхкилер, приветствую, это Махан!
  ― И тебе привет! ― сдержанно отозвался лидер Фениксов. Я представил себе его скривившуюся физиономию, как у того негра в Криминальном чтиве, которого елозили грудью об стол.
  ― Людишек подкинь, если не в тягость, будь другом!
  Это слово из моих уст его неизменно приводит в хорошее настроение, я точно знаю. Из амулета послышалось невнятное бормотание.
  ― Эхкилер, тут какие-то помехи в эфире, говори разборчивее!
  ― Тебе, спрашиваю, простое блюдечко подойдёт или обязательно золотое?
  ― Лучше, конечно, золотое, только вот голубую каёмочку себе в клане оставьте! Голуби... Нам таких и даром не нать и с деньгами не нать!
  ― Особые требования будут? ― это у него зубы скрипнули, или мне почудилось?
  ― Ага, пяток трёхсотых и пара десятков двухсотых...
  ― ...!
  ― Анастарию? Присылайте! ― а я было подумал, что отучил уважаемого партнёра по договору о сотрудничестве называть дочь этим словом.
  ― ... моржовый! ―- добавил Эхкиллер.
  ― Да, Хелфайера тоже можно, только Валиумом его дебафните, а то вы мне в каждый совместный поход по пять лямов отдаёте! То есть, если план ― в том, чтобы деньгами меня завалить, то я ― не против, но, может, лучше смертоубийство пропустить? ― чёрт, похоже, отключился! Не очень вежливый человек этот Эхкилер, однако! Недобрый! Я сокрушённо покачал головой.
  Открылся портал, и из него начали выходить игроки. Двухсотые, трёхсотые... Я уже ранее договорился с Фениксом, что, по возможности, в толпу приглашённых мной должен входить Магдей. Я к нему уже привык в рейдах, да и моя шаманская чуйка говорила мне, что он ко всем печальным событиям никакого отношения не имеет. Последними вышли игроки Анастария Великая и Хелфайер Тормознутый. Над фигуркой дворфа, который был поперёк себя шире по причине прокачанности до такого уровня, да и из-за доспехов, висела огромная сияющая золотым кантом изумрудная икона с белой птичьей лапкой борцов за мир и курителей травы.
  
  Дебаф Валиум
  Полностью подавляет агрессивность игрока на один час
  Игровая механика полностью блокирует возможную агрессия со стороны игрока в отношении других игроков и НПС
  Срок действия дебафа: 1 час
  Осталось: 58 минут 40 секунд
  
  Анастария Великая с решительным лицом направилась ко мне. До чего же она красива, аж дыхание перехватило! Каким же идиотом надо быть, чтобы добровольно отказаться от такой женщины?!!
  ― Дим...
  ― Шаман Махан! ― привычно поправил я. Это в реальности я ― Дим, а здесь ― все мы в игре, так что стоит соблюдать хотя бы элементарные приличия, чтобы не опуститься до уровня животных!
  ― Что я должна сделать, чтобы ты меня простил?
  А это уже интересно. Что же у меня такого в сумке, что ей так нужно? Это не то, это не то, это ― вообще не моё... Может, это? А, что я буду гадать? Я открыл сумку для общего просмотра и спросил:
  ― Тебе что нужно? Это или это? А то я сам никак понять не могу. Бери, на здоровье!
  Девушка закусила губу и отвернулась. А, вот оно, что!
  
  Свиток лентяя
  Одноразовый свиток
  +20 уровней
  Для активации разверните и произнесите заклинание: Папа у Васи силён в математике
  
  Я достал его из сумки и вложил ей в руку:
  ― Вот, было наше ― стало ваше!
  Даже не взглянув на предмет, ― нет, какова нахалка, я, можно сказать, от сердца оторвал, а она... ― она разжала руку, и свиток упал на землю. Я нагнулся, чтобы его поднять, а когда разогнулся, Анастария уже исчезла во вспышке телепорта. Не понял. Обиделась, что ли? Я прислушался к своим ощущениям. Ничего. Может, у неё свидание?
  Тем временем, Хелфайер с интересом разглядывал раскрытое, как на витрине, содержимое моей сумки.
  ― Махан, а это ― что?
  Он ткнул пальцем в предмет, в сумке выглядевший, как шапка с крылышками с длинной косой.
  
  Шлем царя Дваухаданосора
  Категория: легендарный
  Прочность: ― из ―
  Класс: без ограничений
  Раса: без ограничений
  Ограничение по силе: 1500
  Защита от физического урона: +44.375%
  Защита от магического урона: +47.47%
  Защита ото льда: +22.12%
  Защита от огня: +19.39%
  Защита от яда: +69%
  Жизнь: +52.43%
  Мана: +38.16%
  Привлекательность для встречных НПС и игроков: +50
  Харизма: +33
  Активное умение: Призыв Короля: соратники собираются возле владельца шлема
  Активное умение: Вувузела: оскорблённые враги в радиусе 20 м, атакующие соратников, переагриваются на владельца шлема с вероятностью 100%
  Активное умение: Фанфары Победителя: враги в радиусе 30 м с вероятностью в 93.1% получают дебаф Оглушение сроком 1 мин, враги в радиусе 100 м с вероятностью в 72.8% получают дебаф Испуг сроком 3 мин
  Пассивное  умение: Третья Рука: у игрока появляется дополнительный манипулятор, управляемый мысленно, который может быть использован для удержания оружия, щита или факела
  Пассивное умение: баф От Улыбки Станет Всем Теплей: все находящиеся с владельцем в группе получают +100% к бодрости
  Потерять, сломать невозможно, после смерти владельца остаётся надетым
  Примечание: характеристика Привлекательность в данном случае действует и на игроков: если в их инвентаре есть морковка, то Вас немедленно ею угостят
  Предупреждение: снять невозможно!!!
  
  ― Продашь? ― спросил дворф.
  ― Нет!
  ― Ну, Махан, ну, пожалуйста!
  ― Это ― плохая вещь, Хел, и я даже тебе при всей моей любви её не продам. Ты же видишь, ты его потом снять не сможешь!
  ― Сколько?
  ― Так, я тебя предупредил. Вот соглашение. Ты признаёшь, что я тебя предупреждал, что тебе не стоит это покупать, и не имеешь ко мне никаких претензий. За каждое бранное слово, которые ты произнесёшь в мой адрес, если ты купишь этот шлем, ты будешь платить по тысяче золотых.
  Если и это его не убедит, то я умываю руки. Не убедило. Соглашение вернулось подписанным. Сам себе враг!
  ― Сколько? ― переспросил Хелфайер.
  ― Сколько предложишь?
  ― Три. Миллиона.
  ― Пять. Только для тебя.
  ― Три сто. И так, последняя рубашка!
  ― Четыре девятьсот. Для себя берёг!
  ― Три двести. Грабёж среди бела дня!
  ― Четыре восемьсот. Сам за шесть брал!
  ― Три триста. Сделано в Китае!
  ― Четыре семьсот. Ручной работы предмет. От кутюр.
  В общем, сошлись мы на трёх миллионах семистах тысячах и легендарном кольце для Верховного Шамана. Я передал шлем Хелфайеру, и у того от тяжести чуть не отвалились руки. Увидев предмет, все застыли, уронив челюсти, и лишь Магдей успел крикнуть:
  ― Хел, остановись! ― но было уже поздно. Гном надел-таки шлем. Его соклановцы сначала, оторопев, смотрели на это чудо, но ровно до тех пор, пока он не повёл ушами. Тут многие не выдержали и отвернулись, самые стойкие зажимали рты ладонями. Откинувшись назад и с трудом удерживая равновесие, Хелфайер сделал шаг вперёд, запутался ногами в хоботе и упал, оглушительно трубя и махая ушами, словно пытаясь взлететь. Всё. Конец обеда.
  Когда я, наконец, вытирая слёзы, сумел подняться с травки, почувствовав, что колики в животе, всё-таки, прекратились, и я смогу разогнуться, я увидел следующую картину, ― бешено крутящий хоботом во все стороны и размахивающий ушами Хелфайер пытался встать, делал шаг и валился под дружный хохот закалённых бойцов, над которыми висел
  
  Баф От Улыбки Станет Всем Теплей
  Бодрость: +100%
  
  Увидев меня он, сидя, поднял хобот и затрубил.
  
  Вам на счёт поступило 30000 золотых
  Вам на счёт поступило 16000 золотых
  Вам на счёт поступило 22000 золотых
  Вам на счёт поступило 48000 золотых
  Вам на счёт поступило 55000 золотых
  
  Осознав списание денег со счёта с сумасшедшей скоростью, слоник замолк и завращал глазами. Магдей что-то скомандовал своим соклановцам, и те, впятером подняв Хелфайера, исчезли в портале. Мой бывший лидер подошёл ко мне, с тоской глядя в глаза:
  ― Знал бы ты, как я скучаю по Легендам и по нашим совместным рейдам!
  ― Рейды у нас и сейчас совместные, ты разве не заметил? ― спросил я.
  Боец кивнул с не очень весёлым видом.
  

◅─◈─▻

  Конкретного времени мне назначено не было, и я прибыл на Совет Шаманов уже сильно за полдень. Утренний рейд, который и изначально был авантюрой, развалился, и я не нашёл ничего лучше, как отправиться на назначенную церемонию. Когда я появился на уже знакомой площадке, то сначала не узнал это некогда торжественное место. Теперь оно походило, скорее, на побоище после корпоративного празднования в очень узком кругу. Внезапно картинка перед глазами помутнела, превратившись в набор размытых пятен.
  
  Внимание, Вы оказались в зоне 18+
  Некоторые члены Вашей команды не входят в данную категорию. Предлагаем Вам немедленно их удалить из локации, или вы попадёте под штрафные санкции со стороны Администрации. У Вас есть 60 секунд.
  59...
  58...
  57...
  
  Я оглянулся на Флейту. Она стала синюшно-жёлтого цвета от досады и чуть не откусила себе губу.
  ― Флейта, ― позвал я.
  ― Да, иду, ― мрачно ответила она. ― Мне тут реролом грозят.
  Вот, и умничка! Когда она исчезла во вспышке портала, счётчик времени исчез, картинка стала нормальной, и я смог рассмотреть обстановку во всех подробностях. Прежде всего, пространство вокруг было увешано праздничными гирляндами и флажками. Некоторые из гирлянд порвались под тяжестью многочисленных навешанных на них серпантинов. Под гирляндами были навалены тела. Полуодетые, обнаженные... Мужского пола и женского. Вперемешку и внавалку. Орки с эльфинями, эльфы с тролльчихами, тролли с людскими женщинами, люди с орчихами... Лужи красного вина там и сям походили на кровь, делая картину гротескной и печальной. Торжество обстановки нарушали мишура и конфетти, которыми это месиво было обильно посыпано. Ну и, конечно, дружный многоголосый храп с переливами и всхлипываниями. Посреди кучи тел несломленным обелиском вертикально торчала зелёная ручища, пальцы которой были упрямо сложены в козу металлистов. Между двух торчащих пальцев тусклым огоньком тлел пойманный в ловушку Дух Огня, похожий на маленький горящий глаз. Он жалобно повернулся в мою сторону, словно моля о спасении. Я про себя подумал, что хорошо, что это игра, и я не наступлю в лужу блевотины, а потом сделал шаг и понял, что рано радовался. Мои товарищи ржали, как кони, пока я, чертыхаясь, засылал себе на подошву одного за другим Духов Водяного Очищения.
  Посреди плотно заваленной одноразовыми стаканчиками, тарелками, вилками, ложками и ножами, бутылками их-под вина и упаковками из-под мясной и сырной нарезок брела одинокая фигурка в розовом пеньюаре и пиратской треуголке. Когда она подошла поближе, стало видно, что это, скорее всего гоблин. Он ― или она ― держал в одной руке палку с привязанным не конце гвоздиком, а в другой ― явно пластиковый пакет. Сама сцена вчерашнего корпоратива меня настолько потрясла, что я даже не стал удивляться одноразовой посуде, но вот при виде пластикового пакета для мусора у меня что-то в голове щёлкнуло, возвращая мне способность удивляться. Гоблин, медленно шаркая по площадке, тыкал палкой в мусор, насаживая на гвоздь, и отправлял в пакет.
  ― Эй, любезнейший, ― крикнул я ему. ― А где Совет?
  Гоблин сверкнул в мою сторону глазами, поплотнее надвинул треуголку и втянул голову в плечи.
  ― Уважаемый! ― чуть громче позвал я. Он отвернулся в сторону и переспросил:
  ― Ась?
  ― Я говорю ― где Совет?
  ― Дык эта... ― махнул он рукой в сторону мешанины тел: ― Вот оне, заседать изволят-с!
  Голос мне показался странно знакомым. Полоски здоровья с ником над ним отчего-то не было. Я обошёл гоблина и наклонился, чтобы заглянуть ему в лицо. Он упорно отворачивался.
  ― Корник? ― сам не веря своим глазам, спросил я. Гоблин опять отвернулся и грустно кивнул. ― Корник, что здесь произошло?
  ― Дык эта... ― всхлипнул он. ― Патриции позвали гетер...
  ― А где Пронто?
  ― Да вон, ― он показал мне на торчащую руку с Оком.
  ― А что это он из себя изображает?
  ― Око Саурона... У нас вчера тематическая вечеринка была... то есть, Совет. Орки, эльфы, люди...
  ― А Саурон-то кто? ― удивился я.
  ― Пронто сказал, что он нас всех насквозь видит...
  Красный глаз снова развернулся в мою сторону и помигал. Куча-мала зашевелилась, когда Дух Огня, натужно кряхтя на весь астрал, принялся тащить руку с козой вверх, вытягивая и её владельца. Пронто, пошатываясь, остановился рядом с нами, продолжая удерживать руку над собой, как перископ. Одет он был, по меньшей мере странно ― на голое тело кожаная упряжь на груди, такие же чёрные кожаные стринги и восьмиугольная фуражка с кокардой, на которой было выгравировано N.Y.P.D. Мутным взглядом он осмотрел меня:
  ― Боец? ― спросил он.
  Я вытянулся в струнку, пожирая его глазами:
  ― Заключённый тринадцать сорок четыре сто двадцать пять!
  ― Так, боец, ― сиплым голосом сказал он, ― ну-ка, пулей метнулся за угол! Голова гудит, как котёл!
  
  Вам предложено эпическое задание Подлечиться бы
  Ваши друзья и соратники Шаманы пали в неравной борьбе с алкогольной интоксикацией, последствия которой продолжают приносить им невыносимые страдания. Протяните им братскую руку помощи, принеся каждому по 0,5л огуречного рассола.
  Награда: вариативно
  Штраф за отказ/провал: вариативно
  Если вы уложитесь в 15 минут, то возможен дополнительный бонус к награде: вариативно
  При групповом выполнении задания возможен отдельный бонус: вариативно
  
  ― Так, народ! ― оперативно среагировал я, кидая приглашения присутствующим. ― Все на выполнение эпички. Плинто, сколько мы ещё народу можем позвать?
  ― Человек сорок готовы прямо сейчас, ― ошарашенно ответил он, читая текст задания.
  ― Махан, это шутка? ― спросила Шилопопая.
  ― Отнюдь, ― возразил я. ― Лучше придумай, где рассол быстро взять! Вилтракс! ― позвал я в амулет. ― Сейчас на площади перед парадным балконом толпа народа соберётся, так ты их ко мне отправь!
  Ещё три минуты я дожидался, пока соберётся народ. Когда открылось окно портала, Шилопопая удовлетворённо мне кивнула:
  ― Есть. В Золотой Подкове можно взять двести литров в бочке.
  ― А нам хватит? ― усомнился я.
  ― Должно. Тут всего-то человек сто пятьдесят.
  ― Ну, хорошо, ― кивнул я, приглашая прибывших в группу.
  В Золотой Подкове я купил бочку рассола.
  
  Огуречный рассол ― 400 порций
  Малое зелье против ядов
  Устраняет последствия слабого отравления, когда скорость убывания здоровья не превышает 1 единицу в минуту.
  Полностью снимает действие дебафа Бодун
  
  Бочку я поставил на уже расчищенном Корником участке площадки, и огроки стали подходить с кружками, чтобы наполнить до краёв и вылечить очередного участника или участницу Совета.
  
  Вы выполнили задание Подлечиться бы
  Вы получили новый уровень
  Ваш текущий уровень: 269
  Вы получили награду за выполнение задания в минимальные сроки
  Скорость передвижения: +10%
  Вы получили награду за выполнение задания в группе
  Харизма: +3
  
  ― Грац! ― дружно сказали участвовавшие и озадаченно переглянулись. Апнулись, похоже, все. Как выяснилось, и бонусы все получили одинаковые ― тут разработчики не стали изощряться. Больше всех радовался Плинто ― ему сейчас каждый халявный уровень ― как манна небесная. Впрочем, Шилопопая тоже была довольна. Я вытащил из сумки свиток, продемонстрировал Плинто и на секунду пожалел, что это сделал, настолько алчно сверкнули его глаза. Это был тот самый Свиток Лентяя.
  ― Возьмёшь триста восемьдесят ― и он твой, ― сказал я ему. На секунду мне показалось, что он сейчас встанет на четвереньки и преданно завиляет хвостиком.
  ― Да я уже завтра буду триста восемьдесят один! ― заверил он меня. К нам подошёл Пронто.
  ― Ты вырос, Шаман! ― похвалил он меня. ― Когда ты пришёл ко мне на рудник совсем несмышлёным и неоперившимся юнцом, ты даже ещё не знал, кем ты будешь. А теперь ― погляди на себя! Почти Предвестник Шаман Махан!
  Я смущённо развёл руки. Действительно, путь пройден немалый ― от никому не известного заключённого с порядковым номером до Создателя и Предвестника с собственным кланом, двумя замками, гигантским кальмародельфином и небольшим гаремом из НПС.
  ― Настала пора тебе сделать следующий шаг на своём пути. Пора Верховному стать Предвестником. Готов ли ты, Шаман?
  ― Я готов, Шаман!
  Открылось окно телепорта, из которого вышла Калатея. Она выглядела более, чем внушительно в своём парадном одеянии из тысячи орлиных перьев, которые в итоге скрывали ровно столько, чтобы она могла пройти цензуру Имитатора.
  ― Слушайте все ― поднял Пронто руки, в которых были зажаты палка и бубен. ― Наш брат сказал, что он готов получить Великую Силу. Кто скажет мне, что он готов?
  Толпа патрициев Совета с гиками и улюлюканьем взметнула к небу руки. Шилопопая и Калатея сделали то же самое.
  ― Кто скажет, что он недостоин? ― снова спросил Пронто. Поднятые руки опустились, и Шаманы дружно опустили головы. ― Тогда поприветствуем Шамана Махана! ― и снова поднятые руки, приветственные возгласы и свист. ― Шаман Махан, знай же, что этот твой шаг дастся тебе нелегко. Кого ты выберешь себе в проводники?
  Опять опущенные руки и головы. Корник, который как и Пронто успел уже переодеться в свой парадное одеяния, начал отплясывать рядом со мной, негромко стуча колотушкой в свой бубен, и напевать:
  
  Севеки миннингив, хуннгив,
  Эвгиски нгенелде,
  Осилбу нгаслилра...
  
  ― Хайя, хайя, хайя, хайя! ― так же негромко, почти шёпотом, подхватили остальные шаманы. Словно ветерок пронёсся, шелестя листьями и травой.
  
  Зангру зукаму,
  Менггун акив Колтарркисан энму,
  Эвгики тутмелде,
  Хунтеки хонгадилдам
  
  ― Я буду проводником Шамана! ― вдруг выступила вперёд Шилопопая. Я перехватил взгляд Калатеи, которая в знак одобрения её словам прикрыла глаза, повторяя в своём танце:
  ― Хайя, хайя, хайя, хайя!
  
  Эдги эридеку,
  Намикан дегингу,
  Занграсан буюн,
  Илангрисан усиксан,
  Эвгиски нгенелре,
  Уннгихи экстерен
  
  Я увидел, как на площадке появилось несколько Духов, танцуя вместе с Шаманами.
  ― Шаман, принимаешь ли ты своего проводника? ― спросил меня Принто.
  
  Вы получили групповое задание Посвящение
  Класс задания: эпическое
  Состав группы:
  Верховный Шаман Махан
  Верховный Шаман Шилопопая
  Вы согласны с составом? Да/нет
  
  Я нажал на кнопку подтверждения. Корник продолжал выводить свой ритм:
  
  Буга эдан Амму,
  Эвгиски эмли,
  Эду тегли,
  Улленгес бодекун
  
  Всё больше Духов разноцветными пятнами заполняли пространство вокруг.
  ― Хайя, хайя, хайя, хайя! ― отбивали ритм Шаманы.
  
  Вам предложены два варианта выполнения задания
  Обычный и 18+
  Примечание: сценарий 18+ будет реализован только при совместном согласии всех участников группы
  Подтвердите выбор: обычный/18+
  
  Я сделал выбор и получил очередное сообщение:
  
  Участники Вашей группы подтвердили выбор сценария 18+
  
  Шилопопая хитро мне улыбнулась. Скалы неподалёку словно разошлись, открыв проход в ранее не виданную мной долину.
  ― Отправляйся, Шаман, на встречу со своей судьбой! ― махнул могучей рукой Пронто. Остальные Шаманы выстроились полукругом и уже громко стучали и пели во весь голос:
  
  Дейден кадарсан ойдедун огирлилде,
  Долбусандун иненгу ихирле
  Нанингдур йолтендур амандур.
  Коедесен томтондур. Утудун коедесен.
  Аит коелре минду евда оролел миннгил
  
  От скопления Духов воздух стал настолько плотным, что, казалось, уже невозможно дышать. Духи подхватили нас с Шилопопой и практически понесли нас в сторону открывшегося ущелья. Я почувствовал, что нахожусь в каком-то тумане, а глаза моей спутницы, наоборот, азартно горели.
  ― Правда, здорово? ― спросила она меня. ― Ради таких вот моментов я и играю.
  Я улыбнулся ей:
  ― Куда теперь, Проводник?
  До этого мы шли, словно в облаке, и видеть могли лишь друг друга и тропинку в двух метрах перед собой. Теперь же пространство перед нами очистилось, словно мы вышли на поляну, покрытую идеально ровным ― травинка к травинке ― ковром зелени. Посреди прогалины стояла довольно большая хижина, при одном взгляде на которую в моей голове откуда-то всплыло ничего не говорящее мне слово вигвам. Шилопопая отпустила мою руку и подошла ко входу, чтобы откинуть в сторону прикрывающую его шкуру, как минимум, мамонта. Я сделал неуклюжую попытку пропустить её вперёд себя, но она махнула рукой, поторапливая. Я зашёл.
  Меня тут же обдало сухим жаром. Несколько Духов Огня, которые вились внутри хижины, подлетели ко мне и, словно лаская, принялись со мной играть. Ощущения были, как от веника в бане, если им просто сгонять на себя воздух. Я сразу покрылся капельками пота, хотя, опять же, как такое возможно в игре было просто уму непостижимо. Зашедшая за мной Шилопопая, похоже, получала от Имитатора какие-то инструкции, поскольку она всему этому ничуть не удивилась. Она достала бубен с колотушкой и принялась отплясывать вокруг меня, напевая:
  
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  
  Её шаманское одеяние взлетало и опадало, когда она кружилась в танце. Рукав у кофты отлетел, словно оторванный центробежной силой, потом другой. С неё слетела юбка и верх от нижнего белья, потом пришла очередь штанов и того, что было под ними. Несколько минут ― и на ней ничего не осталось, кроме кожаных сапожков с мягкой подошвой без каблука, шаманского пояса, ожерелья с амулетами и шапки. Она плясала всё быстрее, и я видел, что её кожа уже покрылась мелкими капельками пота.
  
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  
  Жара стала совсем нестерпимой, и я как-то сам собой посбрасывал с себя всю одежду. Пот с меня уже лился градом, было такое ощущение, что я превратился в гейзер. Шилопопая толкнула меня на подстилку на полу. Как только я уселся, Духи Огня сменились Духами Воды, которые словно облили меня водой из горного ручья. Контраст температур был настолько велик, что у меня даже дыхание перехватило. Шилопопая, на которую тоже обрушился этот водопад, тем не менее, ни на секунду не прекратила камлания, продолжая выводить своё:
  
  Ниная ниахуна,
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  Битааву ханайсай,
  
  Когда я уже начал дрожать, Духи Воды исчезли, а вместо них появились Духи Воздуха, тонкими тёплыми струйками иссушая воду на коже и согревая. Шилопопая оставила бубен и колотушку, и Духи тут же подхватили их, продолжая выводить замысловатый ритм. Она уселась передо мной и, толкнув меня на подстилку, жестом велела перевернуться на живот. Откуда-то у неё в руках появилась большая миска с каким-то ароматным маслом. Она зачерпнула масло обеими руками и нанесла на себя а потом улеглась на меня и стала скользить по мне, размазывая и втирая. Масло быстро кончилось, и она зачерпнула ещё. Она тщательно растирала по мне масло чем угодно, только не руками и не ногами, извиваясь при этом, как кошка, словно сама пыталась в меня втереться. Песня её тоже изменилась.
  
  Ниная ниахуна,
  Ниная ниахуна,
  Битааву ханайсай,
  Битааву ханайсай,
  Хайя хайя хайя хайя,
  Хайя хайя хайя хайя,
  Хиняяти нянивухунья,
  Хиняяти нянивухунья,
  Хиняяти нянивухунья,
  Хиняяти нянивухунья!
  
  Когда сзади на спине, ногах и руках не осталось ни одного не смазанного миллиметра кожи она развернула меня на спину и продолжила своё занятие. Моё сознание было настолько далеко, что я совершенно упустил тот момент, когда мы слились в одно целое, не забывая при этом щедро наносить масло друг на друга, духи кружили вокруг нас красочный хоровод, и мы вместе с Шилопопой напевали её песню под неумолкающий ритм бубна. Потом мы лежали на подстилке, глядя во внезапно открывшееся звёздное небо, а Духи над нами собирались в тёмные сгустки. Я узнал Духов Земли. Они бросились на нас, и меня вдруг стало обволакивать плотной глиняной коркой. Я не мог пошевелить и пальцем, а очень скоро не смог и дышать. Сознание покинуло тело и улетело вверх, в пустоту, к звёздам. А потом и звёзды померкли.
  В темноте и тишине раздался удар. Словно гора рухнула. Через некоторое время ― ещё один. Через десяток ударов в глаза вдруг брызнул свет, и я зажмурился от боли. Снова удар. Я приоткрыл глаза и понял, что свет льётся сквозь трещину в скорлупе, точнее, в глиняной оболочке, в которую я был заключён. Ещё удар ― и глина с головы совсем отваливается, являя взору площадку со стоящими на ней Шаманами. Увидев меня, они радостно подняли руки в приветствии. В толпе я замечаю свою Ученицу, которая вопит вместе со всеми. Ещё удар, и скорлупа с меня падает, и я вижу обнажённого по пояс Пронто с огромным молотом в руке. На мне костюм шамана, но он каким-то образом изменился. Пронто разворачивается лицом к стоящему рядом бесформенному слепку глины и показывает на него молотом. Я уже знаю, кто там, внутри. Пронто протягивает молот мне.
  Я беру устрашающего вида инструмент в руку, и Шаманы вновь взрываются приветственными криками. Я замахиваюсь молотом по оболочке и начинаю стучать по кругу. Моя задача ― не повредить драгоценное содержимое. Когда отваливается большой кусок, показывается лицо Шилопопой, которая радостно смотрит на меня. Я делаю ещё удар и ещё, освобождая её, и она сходит с кучи обломков, беря меня за руку.
  
  Обновление класса игрока: Класс Верховный Шаман заменен на Предвестник
  Репутации с Верховными Духами Верхнего и Нижнего миров: +2000
  Текущий уровень: Уважение. До Почтения: 1390

  Получено новое классовое умение: Скольжение уровня 1
  Вы получили способность мгновенно перемещаться в любую точку Барлионы, скользя через Астрал
  Мана: дистанция перемещения в км
  Откат: 10 минут
  Следующий уровень: 2
  Мана: дистанция в км / 2
  Откат: 8 минут

  Получено новое классовое умение: Предвестие уровня 1
  Вы получили способность предугадывать ближайшее будущее
  Время, на которое Вы можете предугадать: 60 сек
  Вероятность правильного предугадывания: 66.7%
  Мана: 5000
  Откат: 8 часов
  Следующий уровень: 2
  Время и вероятность предсказания: 2 мин, 75%
  Мана: 5000
  Откат: 6 часов

  Получено новое классовое умение: Мудрость Верховных
  Вы можете получить точный ответ на свой вопрос у Верховных Духов
  Мана: 5000
  Откат: 24 часа
  
  ― Приветствую тебя, Предвестник! ― кивнул мне Пронто. ― И тебя, Предвестница.
  Я открыл рот в изумлении. Так вот, какова награда проводнику! Если, конечно, он или она ― соответствующего класса.
  ― Поздравляю тебя, Предвестница! ― поклонился я сияющей от счастья Шилопопой, которая, похоже, только-только закончила читать сообщения о полученных плюшках. Я вижу в её глазах, что она с трудом сдерживается от того, чтобы не броситься мне на шею.
  ― Поздравляю тебя, Предвестник! ― церемонно приседает она в книксене. На мне тут же повисает радостная Ученица и орёт мне в ухо:
  ― Поздравляю, Махан!
  ― А меня тоже поздравить можно! ― хвастается Шилопопая. Зомби оставляет меня и прыгает на шею уже ей, а меня обнимает Калатея и ещё долго трясёт мою руку. С поздравлениями подходят остальные друзья. Я замечаю, что прямо на камне площадки уже постелены скатерти, на которых расставлена всяческая снедь и питьё. Я пожимаю плечами и веду соклановцев туда, где мне уже присмотрел местечко Корник. Если надо веселиться ― значит, будем веселиться! Сейчас мы покажем этим неудачникам, что их вчерашний тематический корпоратив ― это просто детский утренник.

  

Глава 8. Дела земные

  Новые умения мы под завистливыми взглядами Флейты осваивали в течение следующих трёх недель. С Мудростью Верховных, впрочем, было и так всё понятно ― задал вопрос, получил ответ. Правда, процесс переноса в Астрал при этом выглядел весьма помпезно ― призывались особые Духи, которые только для этого и были предназначены, подхватывали меня под белы рученьки и переносили под ясны очи Верховных. То есть, очей у Верховных я, конечно, пока ещё ни разу не видел, это просто образное выражение такое. В общем, пять кило маны они отрабатывали на пять.
  Зато скольжение ― это было что-то необычайное! Я в очередной раз подивился мастерству разработчиков. Для начала, я переносился в Астрал, а потом оттуда становилась видна карта, окружающая меня со всех сторон ― было такое ощущение, словно я оказался внутри сферы. Можно было уменьшить масштаб, тем самым увеличивая скорость скольжения, а можно было приблизить ьак, что становились видны здания и фигурки людей, позволяя точно позиционировать. Рядом крупными цифрами неизменно горел счётчик оставшейся маны, показывая, как далеко можно ещё забраться.
  В бою, конечно, это умение было трудно применить ― несмотря на кажущуюся для наблюдателей мгновенность процесса, всё-таки приходилось и камлать для выхода в астрал, да и на перемещение уходило время. То ли дело внезапно открывшееся мне уникальное умение Скачок ― я просто представлял, где хочу оказаться, и мгновением позже там оказывался. Я даже поставил эксперимент ― сначала в практически родном Нарлаке, а потом и в Анхурсе ― скакнул в тюрьму, а потом обратно на волю. Скольжением того же я сделать не смог ― во-первых, требовалось открытое пространство, которое я мог видеть на карте, а во-вторых это умение, будучи официальным, конечно, в принципе не позволяло обходить накладываемые игрой ограничения. Как я ни пытался научить Шилопопую или Флейту своему Скачку, у меня ничего не получалось. Я даже как-то решился их напугать в расчёте вызвать такую же реакцию, как была у меня в тот момент, но моментально оказавшись на точке возрождения, решил пересмотреть свои педагогические методы.
  Другим чудом оказалось Предвестие. На самом деле, если бы не помощь и опека Калатеи, то так быстро понять, что мы получили в свои шаловливые ручки, у нас бы не получилось. Оказалось, что использовать Предвестие, конечно, можно произвольно в любой момент, вот только момент этот мог оказаться совершенно не важным. Ну, то есть, если играть в орлянку с Имитатором, то можно было раз в шесть часов попытаться угадать, что он выкинет в следующую минуту. Мы было пригорюнились, пока Калатея не поведала, что Предвестие ― это не только, собственно, предвиденье, это также и шаманская чуйка. Точнее, не так ― Шаманская Чуйка!
  Начались наши упражнения с того, что мы втроём ― Флейта, конечно, не собиралась упускать возможность поучиться чему-то новому ― уселись на балконе Альтамеды. Я уселся по-турецки, а девушки ― в позу Лотоса. Калатея попросила нас закрыть глаза.
  ― Для начала, вам нужно научиться медитировать. То, что ты, Махан, делаешь с Астралом ― это изнасилование какое-то!
  Я услышал, как Флейта тихонько фыркнула. Всё ей хиханьки-хаханьки!
  ― В большинстве случаев в Астрал совершенно не нужно вламываться целиком ― достаточно послать туда свой Дух. Попробуй оказаться в Астрале, не перемещаясь туда. Закрой глаза и вспомни, как ты там обычно оказываешься.
  Звучало это, конечно, просто, даже чересчур. Десять дней я тупо пытался представить себе Астрал, воссоздавая его в своей голове, пока однажды вдруг там просто не оказался.
  ― Приветствуем тебя, Предвестник! ― нависли надо мной Верховные Духи. ― Ты пришёл задать свой вопрос?
  ― Нет, Верховные, ― поклонился я. ― Просто засвидетельствовать своё почтение.
  ― Хоть у тебя и нет вопроса, ― совершенно не торжественным тоном сказал Дух Нижнего Мира, ― но мы всё равно тебе ответим. Если ты хочешь видеть, то тебе совершенно ни к чему забираться так высоко в Астрал. Парой уровней ниже вполне подойдёт для этого.
  Рядом со мной возник столб белого света.
  ― Тавия? ― спросил я.
  ― Ну, ты и озабоченный! ― отозвалась Флейта. ― Везде тебе твои принцессы мерещатся! Это ведь ты, Махан? ― вдруг опомнилась она. И вправду, я как-то и не сомневался, что выгляжу человеком. а похоже, что я, как и Дух Флейты, сейчас похож на столб света.
  ― Приветствую вас, Верховные, ― обратилась она к Духам.
  ― И ты здравствуй, будущая Предвестница! ― добродушно отозвались те.
  ― Флейта, ― позвал я. ― Нам не сюда, а на пару уровней ниже.
  Через пару дней мы уже уверенно посылали своего Духа на любой уровень Астрала, и смогли приступить к тренировке собственно Шаманской Чуйки.
  ― Нужно представить себе такую же карту, как при Скольжении... ― объясняла Калатея. ― Ах, да, Флейта же... Флейта, представь себе, что ты находишься внутри сферы... Пусть будет чёрной... Когда чёрная ― это ничего не происходит. А белые пятнышки на ней ― что-то происходит...
  Я отправил своё сознание в чёрную сферу, окружившую меня со всех сторон, и безуспешно принялся искать на ней белые точки. Через несколько часов блуждания среди оттенков мрака я понял, что я что-то делаю не так. Я замер и, расслабившись, позволил своему Духу парить в Астрале. Через несколько минут ― или десятков минут ― я вдруг заметил странные серебристые нити вокруг себя. Сконцентрировавшись на них, я заставил их стать толще и ярче, и мне стало видно, как они причудливым образом переплетаются, образуя уплотнения и более разреженные участки, и это плетение вдруг начинает принимать знакомые мне формы ― я видел Альтамеду, нас троих, сидящих на балконе, и терпеливо стоящую рядом Калатею. Всё это мне казалось в тумане, образованном серебряными нитями. Я провёл некоторое время, вглядываясь, и заметил, что от Калатеи потянулся едва видный смазанный силуэт. Через некоторое время она двинулась, повторяя траекторию этого силуэта. Я выскользнул из Астрала и открыл глаза, изумлённо глядя на Калатею, всё ещё стоящую там, где я её видел в Астрале. Я было подумал, что моё видение оказалось лишь дурной шуткой моего воображения ― или Имитатора, если уж зашла об этом речь, но вдруг она двинулась и пошла ко мне в точности так, как мне привиделось ранее. Я вздрогнул.
  ― Ты, похоже, нашёл это, ― сказала она, внимательно вглядываясь в моё лицо.
  ― Да, только оно выглядело совсем не так, как ты мне описывала, ― ответил я.
  ― Расскажи! ― жадно потребовала она, усаживаясь передо мной. Я подробно, как мог, описал ей то, что видел. ― Так вот оно, что... ― задумчиво произнесла она.
  ― Что? ― удивился я.
  ― В сказаниях нашего народа именно так выглядит Ткань Мироздания, ― рассеянно прокомментировала она и посмотрела не меня. ― Ты же знаешь, что класс создавался при моём активном участии... ― я пожал плечами. ― Того, что ты видел, там быть не должно. Просто потому, что программисты ничего такого не написали. Понимаешь? ― заглянула она мне в лицо. Я молчал, раздумывая, что я могу ей сказать. ― Ты хоть что-то понимаешь в происходящем?
  ― Ты знаешь, ― нехотя начал я, ― что я уже являюсь обладателем уникальной способности?
  ―- Какой? ― с интересом склонилась она ко мне. Я сделал Скачок на двадцать метров и позвал её. Она удивлённо обернулась, а я, дождавшись отката, скакнул обратно и снова сел. ― Это что? ― спросила она.
  ― Это называется Скачок. Мгновенно на расстояние до 250 метров, игнорируя любые препятствия, включая баблы и крепостные стены. Причём, мне достаточно просто знать, где я хочу оказаться ― и вуаля!
  Она, замерев, смотрела на меня.
  ― А научить этому ты можешь? ― осторожно спросила она.
  Я покачал головой:
  ― Даже Флейту не смог, а она поспособнее всех нас будет, ― я не стал добавлять, что тот кусок кода обложили такими ограничениями, что реально никто, кроме меня, получить эту способность не мог.
  ― А... ― замялась она, ― этому?
  Я задумался. Скорее всего, опять произошло нечто такое, что само собой дописало под меня новый кусок кода в Барлиону, в результате чего я получил эту способность. Тогда другим игрокам до него надо добраться до того, как программисты перекроют лазейки. Я дотянулся до девушек и подёргал их за руки, возвращая обратно.
  ― Что? ― недовольно спросила Флейта. ― Я уже почти было добралась...
  По усталому взгляду Шилопопой было видно, что она вообще никуда не добралась.
  ― Планы поменялись, ― объявил я. ― Мы сейчас кое-что попробуем. Возьмите меня за руки.
  Флейта, с недоумением переведя взгляд со вцепившейся в мою правую руку Шилопопой на захватившую мою левую руку Калетею и обратно, хмыкнула, задрав нос и уселась позади меня, обняв торс и положив голову мне на затылок.
  ― Есть такое выражение, ― усмехнулась Шилопопая, ― на чужом горбу ― в рай.
  ― А это не чужой! ― погладила меня по спине Флейта. ― Это мой собственный персональный со всеми удобствами!
  Шилопопая покачала головой.
  ― Когда ей исполнится восемнадцать, ― громким шёпотом поделился с ней я, ― я пойду на рерол.
  ― Это тебя не спасёт, ― буркнула из-за спины Зомби. ― Я тебя из-под земли достану и сначала съем твой мозг, а потом заставлю на мне жениться.
  ― Я знаю, ― обречённо кивнул я. ― Мы с тобой будем идеальной парой. Ну, ладно. В общем, я сейчас попытаюсь привести вас всех в одно место. Времени у нас немного, так что постарайтесь сконцентрироваться. Второй попытки нам, может, и не дадут.
  Девушки прикрыли глаза, и я позволил своему Духу скользнуть в Астрал, пытаясь при этом увлечь ещё и их. Как ни удивительно, но у меня получилось с первой попытки. Было такое ощущение, какое иногда появляется в лесу, когда знаешь, что за тобой наблюдают чьи-то глаза, только сейчас опасности эти взгляды с собой не несли, а лишь внимательно следили, впитывая происходящее. Я позвал видение серебристых нитей, и, когда они появились, создавая свой узор, кто-то из моих спутниц вздохнул, словно шелест ветерка пронёсся. Нити становились плотнее, насыщеннее, и снова перед моими глаза была соткана ― название Ткань Мироздания удивительно точно описывало процесс ― Альтамеда с нами, сидящими на балконе. Контуры размылись, словно все мы вставали, а потом силуэт Калатеи начал словно испаряться ― словно она исчезла. Точно ― вышла из игры.
  Меня как будто что-то дёрнуло обратно в... Я хотел сказать реал, хотя имел в виду реал игры, для которого уже Астрал являлся виртуалом... Я вернулся в Барлиону, утягивая остальных. Открыв глаза, я вопросительно посмотрел на Калатею. Она выглядела очень взволнованной.
  ― Мне нужно срочно идти, ― сказала она.
  Я поднялся, не обращая внимания по-прежнему на висящую у меня на спине Флейту, и помог встать Калатее и Шилопопой. Калатея кивнула всем по очереди, открыла рот, словно что-то хотела сказать, потом ― закрыла и растаяла.
  Дальше всё оказалось просто. Эта Ткань Мироздания подшивалась к сознанию таким образом, что можно было отслеживать скачки плотности, причём, даже в глобальном масштабе. Как только она становилась тоньше, значит, что-то назревало, а когда совсем истончалась ― значит, пришёл конец обеда. Тут-то и можно было использовать Предвестие. Собственно, как я понял, основным преимуществом Предвестника была именно Шаманская Чуйка, выведенная на новый уровень восприятия ― если до этого было просто какое-то смутное беспокойство, то теперь оно имело вполне твёрдый фундамент в виде изменения плотности Ткани Мироздания. При необходимости можно было даже зайти в Астрал и подсмотреть, вот только качество картинки было совсем никудышным, а процесс ― слишком долгим. То есть, самое быстрое, что получилось у Флейты, было как раз чуть больше пяти минут ― зайти в Астрал, нащупать Ткань и настроить зрение. Шилопопая управилась за десять минут, а у меня, можно сказать, Отца-основателя и Пионера-первопроходца, процесс занимал восемнадцать минут. Какая безумная несправедливость!
  Ближе к вечеру, когда мы уже устали от упражнений и начали прощаться, вдруг снова объявилась Калатея. Она была страшно возбуждена, а глаза её горели безумным огнём. На какой-то миг мне показалось, что она на меня готова прыгнуть в излюбленном стиле Флейты, но она, похоже, смогла сдержаться. Какая потрясающая сила воли! Она стала передо мной, подняла руки на уровень плеч и с поклоном похлопала себя ладонями по талии. Я изумлённо раскрыл глаза.
  ― Прости, ― сказала она. ― Ты не понимаешь, конечно. Я ― дочь своего народа и некоторые вещи я должна делать в соответствии с обычаями.
  ― Что это было? ― спросил я.
  ― Я пришла сказать тебе спасибо.
  ― За что?
  ― За то знание, которое ты мне передал. Многие годы я искала его. Никто из уцелевших шаманов уже не знает, как увидеть Ткань Мироздания.
  Я с трудом подавил в себе желание сделать шаг назад. Эта идиотка совсем умом тронулась на дурацкой игре!
  ― Ты показал мне путь. Я вышла из игры, чтобы проверить. Я провела в трансе полтора часа, но я увидела. Ты понимаешь? ― она дернула меня за отвороты куртки. ― Это больше не игра, Шаман. Это ― по-настоящему. Когда ты выйдешь из игры, ты поймёшь... А сейчас запомни, всё, чего ты ни попросишь ― твоё. Мои руки, моя служба, ― она подняла голову, глядя мне в глаза. ― Тело, если понадобится ― тоже твоё, хоть у тебя и так прекрасный выбор... Деньги, помощь ордена, предметы, квесты...
  ― Я по-прежнему не понимаю, ― нахмурился я.
  ― Это не важно, ― с достоинством ответила она. ― Главное, что ты меня услышал.
  Она сделала шаг назад и повторила свой жест.
  ― Спасибо, Шаман. Ты позволишь мне называть тебя Учителем?
  Я растерянно поглядел на девушек. Они выглядели серьёзными и торжественными. Флейта едва заметно кивнула мне.
  ― Это будет честью для меня, ― склонил я голову.
  Она ответила тем же и вышла из игры. Я попрощался с Флейтой и тоже вышел. Дома я наскоро перекусил, раздумывая, что же такое произошло с Калатеей. Потом я прошёл на террасу и сел на дощатый пол, закрывая глаза. Она сказала, что провела в трансе полтора часа, а я даже не знаю, как ввести себя в этот самый транс. Я вспомнил, что до меня пытался донести мозголом в реабилитации и принялся всматриваться в темноту у себя под веками. Безрезультатно просидев так пару часов, я пошёл открывать дверь Натали. Рано, рано, всё-таки, меня Калатея Учителем назвала.
  

◅─◈─▻

  Звонок застал меня в игре. Естественно, это не выглядело, будто Вилтракс притащил мне к трону архаичного вида аппарат в стиле барокко с разматывающимся проводом километровой длины ― просто я настроил коммуникатор отсылать мне сообщение по почте прямо в игру при пропущенных звонках, текстовых и голосовых сообщениях. Сообщения она не оставила, и мне было интересно, просто ли она передумала или что-то случилось, и к своему неудовольствию я понял, что это, скорее, второе. К неудовольствию ― не оттого, что я на что-то ещё рассчитывал ― хотя я, конечно, рассчитывал ― а оттого, что я искренне желал ей добра, как, впрочем, и всем остальным знакомым и незнакомым мне людям. Я послал Шилопопой короткое сообщение с просьбой меня сегодня не искать, попрощался с Флейтой и вышел из игры.
  ― Привет, ― сказал я в коммуникатор, когда вылез из капсулы и набрал номер.
  ― Как хорошо, что ты мне позвонил, ― облегченно выдохнула Ева, едва услышав мой голос. ― У меня проблемы, ― я, собственно, и не сомневался.
  ― Надеюсь, тебя просто выгнали с работы, и тебе нужна рекомендация, ― сказал я.
  ― Если бы, ― её голос звучал грустно. ― Всё совсем плохо. Мы можем поговорить с глазу на глаз?
  ― Легко. Где?
  В дверь позвонили.
  ― Открой мне дверь, пожалуйста, ― попросила она. Я пошёл в прихожую. Она сразу же повисла у меня на шее, уткнувшись носом в плечо, как только зашла. Я аккуратно придержал её за талию, закрывая дверь, и почувствовал, что она вся дрожит.
  ― Это ты от нетерпения? ― спросил я и почувствовал, что она улыбнулась.
  ― А ты стал другим, ― заявила она.
  ― Лучше или хуже? ― поинтересовался я.
  ― Не знаю. Более наглым.
  ― Да брось ты, ― не согласился я. ― Был бы наглым ― держал бы тебя не за талию, а чуть ниже.
  ― Не сейчас! ― помотала она головой. Это меня очень обнадёжило. Не сейчас ― значит позже. Наверное...
  ― Что случилось, Иветта? ― спросил я. Она опять улыбнулась:
  ― Ты меня нарочно пытаешься рассмешить? ― её, очевидно, забавляло, как я её называю придуманным Жоржеттой именем.
  ― Ну да, ― признал я очевидное. ― Наверняка ты мне сейчас какую-то гадость скажешь.
  ― Может, ты меня сначала отпустишь? ― осведомилась она.
  ― Нет уж, ― ответил я. ― Во-первых, мне не тяжело, а во-вторых ― приятно.
  ― Помнишь того любителя малолеток? ― спросила она. Я сразу же поставил её на пол.
  ― Тамерханова?
  ― Да. Он мне позвонил сегодня.
  Моё игривое настроение как ветром сдуло. Ева вздрогнула, когда я скрипнул зубами.
  ― И что? Он решил сделать ещё один заход? Посмотреть, сработает ли на этот раз его природное обаяние?
  ― Нет, ― покачала она головой. ― У него совсем крыша поехала.
  ― И? ― спросил я.
  ― У меня есть сестра, которая на восемь лет меня младше.
  Я осторожно снял руки с её плеч, чтобы ненароком не раздавить, и закрыл глаза. Вместо темноты передо мной висело багровое пульсирующее марево.
  ― Продолжай... ― попросил я.
  ― С ней ещё ничего не случилось, ― голов её пробивался издалека, словно я уже был в танке и танкистском шлеме. ― Пока, ― добавила она. ― Я надеюсь.
  ― Ты по-прежнему ничего мне не сказала, ― сквозь сжатые зубы сказал я.
  ― Она не вернулась из школы, а потом он прислал мне её фотографию...
  ― И? ― я не знал, что меня сильнее злило ― нереальность того, что она мне говорила или необходимость тянуть из неё информацию, как клещами ногти из пальцев допрашиваемого.
  ― В семь вечера я должна быть у него. Как он сказал, одетая во что-нибудь сексуальное и легко снимающееся.
  ― Понятно, ― процедил я. ― Милиция?
  ― Он сказал, что сестру я буду получать по кусочкам. С записью того, что он с ней делает.
  ― Совсем рехнулся, урод! ― пробормотал я.
  ― Да, ― подтвердила она. Я открыл глаза и, наконец, рассмотрел её. Глаза слегка припухшие, губы упрямо сжаты. Может это всё быть очередной подставой? Наша первая встреча, как и вторая, не была случайной. Может, это ещё один способ загнать меня обратно на рудники? Честно говоря, мне всё равно. Девочка в беде. А правда ли это или нет ― мне уже не важно, нужно спасать, ни о чём не думая.
  ― А служба безопасности?
  ― Я не уверена... ― начала было она.
  ― Дура, ― отрезал я, набирая номер. ― Павел?
  ― Да, ― отозвался мой куратор.
  ― У тебя люди есть?
  ― Весь клан, ― не понял он.
  ― В реале, ― уточнил я.
  ― Сколько нужно? ― тут же собрался он.
  ― Сколько есть. И техника. Можешь у меня через пять минут оказаться?
  ― Нет, ― ответил он. ― Через пять минут ты будешь у меня в конторе. Я тебя встречу на входе.
  ― У тебя есть машина? ― спросил я Еву, закончив разговор.
  ― Такси у входа ждёт, ― ответила она.
  ― Ты была уверена, что я тут же выйду из игры? ― усмехнулся я. ― А в собственной СБ не уверена?
  ― Да, ― сказала она, твёрдо глядя мне в глаза. ― В тебе я уверена.
  ― Ладно, пойдём! ― я сунул ноги в сандалии и открыл дверь.
  ― А футболку? ― спросила она.
  ― К чёрту! ― отмахнулся я.
  

◅─◈─▻

  Каким-то образом Павел успел вычислить таксиста, который нас ждал, и ему были переданы какие-то указания, поскольку тот сразу включил все огни в проблесковый режим и поехал объезжать степенно движущийся поток, разгоняя автомобили на своём пути. В результате мы действительно добрались до здания Корпорации за пять минут. Щедро одарив белого, как мел, от осознания собственной крутизны таксиста, я потянул Еву ко входу. Едва мы прошли внутрь, меня встретил Павел с парой ребят такой комплекции, что мне мой бицепс сразу показался атрофированным рудиментом. Он поглядел на Еву и представился:
  ― Павел, начальник подразделения в Службе Безопасноти. Вы, насколько я понимаю, Ева? ― она кивнула. ― Понятно, ― сказал он. ― Так, давайте тогда бегом, хорошо?
  Один из помощников оттеснил в сторону охранников у входа, а Ева сняла туфельки, очевидно, чтобы бежать. Павел покачал головой и показал ей на стоящий позади охранников электрокар. Мы уселись и через пару десятков секунд уже были у входа в подразделение. Внутри был просторный зал с несколькими выходами. Стены зала представляли собой одну сплошную панель монитора. Посреди стоял овальный стол с обрезанными торцами, на котором было организовано с десяток рабочих мест с сотрудниками за мониторами.
  ― Так, ― сказал Павел, бросая в меня переданную одним из встречавших футболку. ― Давай быстро и по существу.
  ― Товарищ Тамерханов похитил сестру Евы и настаивает на визите Еву к нему в девятнадцать-ноль-ноль... ― доложил я.
  ― Адрес? ― перебил меня Павел. Ева послушно назвала адрес.
  ― Так. Володя, бери группу и туда... ― скомандовал он.
  ― Но... ― подала было голос Ева.
  ― Спокойно, ― оборвал её Павел. ― Светиться никто не будет. Доклад с места, ― крикнул он вслед уже выходящему подчинённому. ― Саша, планы дома, квартиры, коммуникации, пропускная способность, способ взлома.
  Девушка в очках кивнул и прилипла к экрану, очевидно, в поисках информации.
  ― Если он не дурак, ― начал Павел, ― то девочка... Как её зовут? ― уточнил он у Евы.
  ― Сабина, ― машинально отозвалась она, потрясённая скоростью, с которой всё вдруг начало вертеться вокруг.
  ― ...То Сабина находится где-то в другом месте, которое мы связать с ним не сможем. Значит, у него есть связь с этим местом, и сигнал на... ― он покосился на Еву, ― будет выдан, если связь пропадёт.
  ― Я мог бы, ― подал я голос.
  ― Погоди, ― метнул он в меня взгляд и посмотрел на часы на коммуникаторе: ― Ещё четыре минуты погоди.
  Стена начала заполняться информацией. Схемы, спецификации, пояснения... Это Александра уже раскопала то, что было нужно. Я уставился на экран.
  ― Третий класс защиты, ― сказал Павел.. ― Из гранатомёта не пробьёшь. Дрона в коммуникации...
  ― Замкнутый цикл и шлюзование отходов, ― возразил сидящий неподалёку молодой человек. ― Даже форточек не предусмотрено.
  Павел почесал в затылке:
  ― А что с сетевым соединением?
  ― Я запустила анализ пакетов, ― отозвалась Саша. ― Но пока ничего обнадёживающего.
  ― Сколько?
  ― Ещё десять минут, ― сказала она.
  В зал вошёл среднего роста лысеющий мужчина лет сорока, по виду ― клерк. Костюм-тройка, пенсни и кожаный портфель для бумаг. Остановившись, он оглядел присутствующих и направился ко мне. На стол передо мной легли два листка и ручка.
  ― Контракт о временном зачислении в штат, ― пояснил Павел. ― За всё, что ты сегодня натворишь, отвечает Корпорация.
  ― С чего такое доверие? ― удивился я.
  ― Долги нужно отдавать, ― усмехнулся он.
  ― Что вы мне должны? ― продолжал я гнуть своё.
  ― Не ты. Ты ― инструмент, хоть и заинтересованный, ― он метнул быстрый взгляд на Еву. ― А долги ― ей и ему.
  Против того, чтобы побыть немного инструментом, я не возражал. Желательно, конечно, молотом, а не наковальней, но о такой мелочи меня, скорее всего, никто и не спросит. Я поставил автограф на обеих бумажках, клерк их забрал и поспешил на выход.
  ― Видал, ― кивнул ему вслед Павел. ― Начальник юридического лично ножками притопал на тебя посмотреть...
  ― Кстати, о ножках, ― подал голос подтянутый мужчина на дальнем краю стола. ― Макар Денисыч просили не забывать-с.
  Павел встал, изобразил разглаживание несуществующих складок на кремнийорганическом покрытии пуленепробиваемого комбинезона и вышел. К начальству, понятное дело.
  ― Дмитрий? ― улыбнулась мне Александра, показывая на монитор передо мной. ― Я завершила анализ трафика, можете просмотреть.
  ― И что там? ― спросил я, вглядываясь в мешанину цифр и букв.
  ― Ничего интересного, ― пожала она плечами. ― Постоянно идут зашифрованные пакеты по совершенно случайным адресам.
  ― Хм, ― задумался я. ― А статистический анализ делали?
  ― А зачем? ― хмыкнула она. ― Распределённая доставка. Проще отследить получателя и собрать там. Тем более, что на последней стадии останется только один уровень шифрования, тогда как сейчас их легко может быть до сотни, в зависимости от числа промежуточных станций.
  ― Это только звучит просто. Скорее всего, получателей ― несколько, и отследить их нужно всех.
  ― Ничего страшного, ― невозмутимо ответила она. ― Значит, отследим всех.
  Стены внезапно полыхнули огнём аварийных мигалок. Я напрягся, готовясь вскочить, но молодой человек рядом спокойно пояснил:
  ― Ничего страшного, это обычная процедура. Тревога объявляется, когда подразделение задействовано в операции, которая не закончится по истечении рабочего дня.
  Вернулся Павел. Он уселся за стол и некоторое время просматривал информацию на большом экране, а потом сказал Еве:
  ― Внутрь вы не пойдёте. Это не обсуждается.
  ― Пойдёт, ― сказал я.
  ― Мы не можем вскрыть это помещение за короткий срок, не убив всех внутри, ― пояснил Павел.
  ― А она не сможет не пойти, ― возразил я.
  ― Саша, ты успеешь? ― спросил Павел помощницу. Та помотала головой:
  ― Нет. Нам нужно отследить каждую цепочку из миллионов вручную, собрать статистику соединений...
  ― У вас есть доступ к мэйнфрейму?
  ― У нас среда ― один гигантский мэйнфрейм, ― сказала она.
  ― Тогда поставьте его разбирать пакеты и отслеживать последнего адресата.
  ― Но мы вынуждены вручную вскрывать каждый Имитатор на пути, ― возразила она.
  ― Используйте правительственную таблицу доступа.
  ― Никто не даст нам пароли ко всем серверам планеты ради одной маленькой девочки.
  Я кивнул и отрешился от происходящего. У правительственных серверов вполне неплохая система защиты. То есть, настолько неплохая, что в последний раз, когда я её тестировал, мне потребовалось сорок пять минут на взлом. Сейчас половина пятого, а после получения паролей ещё нужно запустить скрипт для отслеживания получателя. Кстати.
  ― Напишите скрипт, будто таблицы у вас есть, ― сказал я вслух, не заботясь, слышит ли меня кто-нибудь. Работа предстояла адская.
  В общем, наличие суперкомпьютера с несколькими тысячами Имитаторов высшей категории не сильно помогло. Через пятьдесят три минуты Александра изумлённо разглядывала полученный мной файл. Всё это время Ева сидела рядом со мной, отвернувшись в другую сторону, чтобы не дышать мне в затылок.
  ― Не забудь сразу потереть, ― предупредил Павел.
  ― Обижаешь, начальник, ― ответила Саша. Она, похоже, сразу же запустила программу, которая по цепочке Имитаторов должна была отслеживать место назначения сетевых пакетов и составлять список. Я развернул к себе Еву:
  ― Всё будет хорошо.
  ― Я в этом нисколько не сомневаюсь, ― кивнула она.
  ― Но всё равно переживаешь, ― заметил я.
  ― Доля наша такая, ― пожала она плечами.
  ― Если они не успеют, то я пойду с тобой.
  ― Нет, ― ответила она. ― Ты можешь всё испортить.
  ― Я тебя одну не отпущу, ― сказал я. ― Можешь меня проклясть навеки, но одна ты не пойдёшь.
  ― Ну, зачем ты... ― она поглядела в мои глаза, потупилась и кивнула. ― Хорошо. Пусть так и будет. Со мной пойдёшь ты.
  ― Я, вообще-то, против, ― встрял в наш разговор Павел. ― Нужно послать квалифицированного бойца.
  ― Я смогу отключить запоры изнутри, а ты ― нет, ― возразил я.
  Через час мы на трёх машинах выдвинулись к загородной резиденции злодея. Павел настоял, чтобы мы оба надели бронекостюмы скрытого ношения.
  ― Послушай, ― сказал он мне в машине. ― Может так оказаться, что он и вправду совсем уж дурак, и Сабина окажется в доме. Мы туда проникнуть не сможем, так что всё окажется на твоих плечах. Желательно, чтобы ты сразу открыл двери, чтобы мы могли оперативно среагировать на изменение обстановки.
  ― Мы закончили, ― прозвучал у меня в ухе голос Александры, когда мы были уже в пяти минутах езды от места. ― Несколько повторяющихся адресов, принадлежащих частным и государственным компаниям и множество одиночных или почти одиночных запросов. Чтобы проверить все...
  ― Проверь один, ― посоветовал я. ― Может, это кафе с точкой доступа?
  ― Сейчас, ― она замолкла, а потом отозвалась: ― Да, точно.
  ― Остальные должны быть в том же роде. Скорее всего, её возят в машине по городу...
  ― Поняла, ― перебила она меня. Мы пересели в подогнанное такси с водителем-сотрудником службы и на нём уже проследовали до ворот особняка. Хмурый охранник, осмотрев нас, махнул рукой другому, что управлял открытием ворот.
  ― Я сейчас буду нести чушь, ― повернулся я к Еве, вцепившейся в мою руку. ― Ты мне подыграй, но ни в коем случае не принимай на свой счёт.
  ― Надеюсь, ты меня не выставишь проституткой? ― подозрительно прищурилась она.
  ― Именно, ― кивнул я. Она фыркнула.
  Мы вышли и поднялись на крыльцо. Я позвонил в дверь. Буквально через тридцать секунд она распахнулась, и оттуда выскочил мужичок с блестящими глазами, которые, впрочем, сразу потухли, как только он увидел рядом с Евой меня.
  ― А ты кто? ― злобно спросил он. Мужичок, как мужичок. Ничего особо такого вурдалачного в его внешности не было ― ну, росточком не удался, ну, губы чересчур тонкие, ну, плешь на башке ― это же всё не причины подаваться в похитители и растлители.
  ― Ещё не нашла, ― прокомментировала Саша мне в ухо.
  ― Я? ― я отодвинул его в сторону, заходя в дом. ― Я менеджер по продажам. Да ты не стесняйся, заходи, ― махнул я ему рукой, приглашая внутрь. ― Меня стесняться не нужно. Бояться ― это пожалуйста.
  Ева встала рядом со мной, деловито подкрашивая губы. Я чувствовал, как её трясёт, но, тем не менее, получилось у неё идеально.
  ― Что за наглось? ― прохрипел Тамерханов. ― Да я тебя...
  ― А вот пугать меня не надо, ― отказался я. ― У меня слабое сердце. Если тебе не нужны наши услуги, то мы пошли.
  ― Какие услуги? ― злобно спросил он. Мы с Евой поглядели друг на друга и рассмеялись. Она, конечно, скорее, нервно хихикала, но и так, в общем-то, получилось достаточно убедительно. ― Так ты что ― ш...
  ― А вот этого не надо! ― остановил я его. ― Наши работники в сфере бытовых услуг на дому очень ранимы по части эпитетов. Правда, зая? ― спросил я её. Зая закивала головой.
  ― Так я чуть не сел из-за какой-то ш...
  ― Не надо, говорю же вам, ― снова перебил я. ― У неё тоже, может, сердце слабое. А вы ― вот так вот, без очереди, да ещё и бесплатно захотели...
  ― Сколько? ― собрался он с мыслями.
  ― Э-э, погоди, дорогой. У тебя что-то наше осталось... Украл ― надо вернуть.
  ― Ты про девчонку? ― оскалился он. ― Значит, баш на баш?
  Я зевнул.
  ― Пристрелят тебя, ― сказал я, прикрывая рот кулаком. ― У нас в организации семья ― дело святое. Для всей организации, ― добавил я многозначительно.
  ― Я её не отпущу, пока не получу своего, ― заявил он.
  ― Ну, мы пошли, ― сказал я и потянул Еву на выход.
  ― Стоять! ― скомандовал он. Я обернулся и увидел в его руке пистолет, направленный на меня. Не долго думая, я поставил перед собой Еву и опять зевнул.
  ― Слушай, ну, какой же ты душный ― и то тебе не так, и это... Ну, хотя бы покажи, что она жива.
  ― Хорошо, ― сказал он, перекладывая пистолет в левую руку, а правой что-то набирая на коммуникаторе. ― Вот, смотри!
  На экране показалась заплаканная девчушка в каком-то помещении, которое с успехом могло быть кузовом фургона.
  ― Вижу обратные посылки с видео. Ты молодец! ― похвалила меня Александра.
  ― Тю! ― презрительно сказал я. ― Это же запись, сделанная пять часов назад. А сейчас она уже где-то лежит.
  Он скрипнул зубами и нажал ещё кнопку.
  ― Говори! ― скомандовал он Еве.
  ― Сабина! ― позвала она.
  ― Ева! ― крикнула девчушка. ― Я... ― звук прервался на несколько секунд, а потом она продолжила: ― Со мной всё хорошо.
  ― Потерпи ещё немного, дорогая, маме тут нужно кое-что закончить.
  ― Маме? ― злобно переспросил Тамерханов, обрывая связь. ― Ты её мать? Так сколько же тебе...
  ― А что ты хотел, соколик? ― пожала Ева плечами. ― В нашей профессии хорошая пластическая хирургия немало значит!
  ― Нашла! ― крикнула Александра так, что я чуть не оглох. ― Через минуту вертолёт будет. Ещё чуть-чуть время потяни.
  Я мельком поглядел на запястье и убедился, что коммуникатор уже вскрыл замки.
  ― Не важно, ― заключил мужичок. ― Я тебя в любом случае от...
  ― И этого не надо, уважаемый, ― остановил я его. ― Сначала ― деньги, а потом ― остальное.
  ― Какие деньги? Она мне ради своей дочери бесплатно даст, ― он снова перехватил пистоле в правую руку.
  ― Это ― вряд ли, ― покачал я головой. ― Мы не богадельня и не банк. Девиз нашей очень, очень уважаемой организации ― деньги вперёд. Так что, уважаемый...
  Тут его коммуникатор запиликал, как бешеный. Глаза Тамерханова округлились, и я вдруг на самом деле почувствовал Ткань Мироздания, точнее, как она истончается вокруг меня. Схватив Еву в охапку, я одновременно выдвинул капюшон комбинезона и развернулся спиной к стрелку, пряча её позади себя. Почти сразу воздух наполнился грохотом, меня сильно ударило в спину и отбросило вперёд. Еву прибило к стене моей тушей, и меня ещё три или четыре раза ударило в спину, попутно делая дырки в стене рядом со мной. Потом я услышал глухой щелчок, и Тамерханов чертыхнулся. Дверь распахнулась, и в неё ворвались несколько человек в полной броне и с автоматами.
  ― Лечь на пол! ― закричали они, направляя на него оружие. ― На пол! Руки за голову!
  

◅─◈─▻

  Сидевшая с надутыми губами рядом со мной в машине Ева молчала всю дорогу. Когда мы добрались до конторы, Павел помог ей выбраться из машины и передал на руки одному из подопечных. Я тоже вышел и пошёл вдоль тротуара.
  ― Ты куда? ― спросил он меня.
  ― Так домой, ― удивился я. ― Устал я что-то.
  ― А... почести принять?
  ― Да ну, ― махнул я рукой. ― Лучше отдохну.
  ― Э-э, погоди, ― он догнал меня и ухватил за локоть, останавливая. ― Что ты как красна девица? Девочек спас? Спас. Давай, пойдём. Это часть работы.
  ― Да не люблю я этих слёзных сцен, ― с досадой сказал я, следуя за ним. ― К тому же, это вы спасали, а я лишь мячики подавал.
  ― Ладно, ладно, ― сказал Павел. ― Я про нас тоже так могу сказать. Хрен бы мы их вовремя без тебя нашли.
  Еву я встретил внутри. Она обнимала, очевидно, свою мать с девочкой на руках. Стоящий рядом мужчина держал обеих за плечи. Семейство окружало несколько сослуживцев Павла, в том числе ― уже виденная мною Александра. Ева бросила на меня короткий взгляд и что-то шепнула матери. Та сразу шагнула ко мне.
  ― Здравствуйте...
  ― Дима, ― подсказал я.
  ― А по отчеству? ― спросила она.
  ― Ну, не настолько уж я вас старше, ― махнул рукой я. Она улыбнулась, расцветая. Теперь мне было отлично видно, в кого Ева такая хорошенькая получилась.
  ― Меня зовут Ирма, а это...
  ― Сабина, ― сказал я, протягивая руку девочке. ― Мне очень приятно с вами всеми познакомиться, невзирая на обстоятельства, которые к этому привели.
  ― Спасибо вам, ― сказала Ирма. Я кивнул:
  ― Каких только подвигов не совершишь ради улыбки прекрасной дамы.
  ― Я даже не знаю, кто вам теперь должен улыбаться, ― покачала головой Ирма.
  ― Хотелось бы, чтобы вообще все на свете, но улыбки Сабины будет достаточно, ― учтиво склонил я голову. Павел сделал мне знак. ― Простите, я отойду на минуту. Начальство, понимаете ли, вызывает.
  Я подошёл к подтянутому мужчине с короткой стрижкой. На вид ему было лет сорок пять. Он протянул мне руку:
  ― Здравствуйте, Дмитрий! Давно мечтал с вами познакомиться.
  ― Так уж и мечтали? ― удивился я. ― Макар Денисович?
  Он кивнул:
  ― Начальник собственной службы безопасности корпорации Барлиона. А меня вам кто слил?
  ― Так я у вас уже четыре часа временным сотрудником числюсь, ― серьёзно ответил я. ― Начальство стоит знать хотя бы по имени.
  ― Вы молодец, Дмитрий, ― сказал он.
  ― Ещё один молодец ― и я уйду в запой, ― вздохнул я.
  ― Нет, я не про то. Всё грамотно сделали. Спокойно натянули капюшон бронекостюма и прикрыли цель спиной. Любой из наших бойцов это проделает, не задумываясь. Оттого вы и молодец.
  ― Служу трудовому народу, ― прокомментировал я. Он поморщился:
  ― А вот этого не нужно. Некоторые вещи ― святые вещи ― лучше вообще не стоит трогать, не зная, что они означают.
  ― Хорошо, не буду, ― примирительно поднял я руки и повернулся к Павлу: ― Ну, я пошёл? Счастливую семью домой доставите?
  ― А то, ― кивнул он. ― А сам-то?
  ― Да что я, маленький, что ли? ― возмутился я. ― Такси возьму.
  Они с Макаром Денисовичем пожали мне руку на прощанье, и я вышел наружу ― в сандалиях, шортах и футболке.
  ― Дима! ― позвала меня выбежавшая за мной Ева. Я развернулся. ― Постой, ты куда?
  Я развел руками:
  ― Домой, куда же ещё.
  ― Что, вот так вот...
  ― Как?
  ― Да как-то... ― нахмурившись, она посмотрела мне в глаза. ― Как-то на бегство больше походит.
  ― Послушай, ― сказал я проникновенно, беря её руки в свои, ― все устали. Сабине нужно в постельку срочно. Вам всем ― тёплого чая в семейном кругу. Так что не мне нужно бегством спасаться, а тебе с сестрой и родителями.
  ― Я как раз хотела провести с ними вечер...
  ― Правильно, ― вставил я.
  ― Не перебивай. Я хочу, чтобы ты пошёл со мной, ― я помотал головой. ― Но... почему?
  ― Мне не хотелось бы, чтобы вы моей персоне придавали особую значимость.
  ― С каких это пор? ― сначала не поняла она. ― А-а, ясно!
  ― Вот, и хорошо. Я пошёл?
  ― Дима, пожалуйста! ― заломила она руки. Я вдруг увидел себя со стороны. Ломаюсь, как красна девица.
  ― Прости, ― сказал я. ― Я веду себя отвратительно и не знаю, почему.
  ― Я знаю, ― ответила она. ― Потому, что я вела себя отвратительно.
  ― Да, ― усмехнулся я, ― давай конкурс устроим, кто вёл себя отвратительнее.
  У тротуара остановился небольшой чёрный автобус для перевозки Очень Важных Персон. Двери Корпорации открылись, оттуда вышел один из сотрудников Павла и придержал дверь выходящим вслед родным Евы. Сабина переместилась на отца, а Ирма подошла к нам.
  ― Дима, вы не могли бы составить нам компанию?
  ― Я не уверен, ― улыбнулся я, оттягивая штанины шорт в стороны.
  Хорошо, хоть футболку кто-то из бойцов Павла одолжил. Сиреневую и в обтяжку. Наверное, Александра от себя оторвала.
  ― Какая ерунда, ― воскликнула она. ― Прошу вас, ― она взяла меня за локоть и потянула в сторону машины. Я предложил второй локоть Еве и последовал за Ирмой. В автобусе я познакомился с Иваном, отцом семейства. Он удивительным образом ухитрялся сочетать в себе вполне нормальную враждебность по отношению к человеку, который явно вьётся вокруг его дочери, к тому же ещё и будучи на пятнадцать лет её старше, и откровенную симпатию и благодарность к спасителю другой, а то и обеих. Я бы так точно не с мог, а он справлялся ― вот, что значит богатый опыт воспитания дочерей!
  Сабина постоянно крутилась рядом со мной. Она мне успела поведать, что бандиты ― а их было двое ― поймали её, когда она после школы шла домой. Показали фотографию сестры и сказали, что если она не пойдёт с ними, то сестре будет очень плохо. Посадили в фургон, выдали бутерброд и термос с чаем и несколько часов возили по городу. Один из похитителей был примерно моего возраста и говорил по-русски со смешным акцентом, вытягивая губы трубочкой. Другой, тот, что сидел с ней в фургоне, был постарше, и напомнил ей школьного учителя. Когда бойцы их остановили, они не сопротивлялись, сразу послушно упав лицом в асфальт.
  ― Дядя Дима, а что вы делаете? ― начала она меня расспрашивать за чаем.
  ― Пью чай, ― улыбнулся я, отхлёбывая из кружки.
  ― Нет, не сейчас. Вы чем занимаетесь? На работе?
  ― Раньше я занимался тестированием безопасности компьютерных систем.
  ― Понятно, ― зачарованно прошептала она, очень мило глядя на меня круглыми глазами. ― А сейчас?
  ― Сейчас я занимаюсь тем же самым, но в Барлионе.
  Иван снисходительно хмыкнул:
  ― В игре, что ли?
  ― Да, ― ответил я, повернувшись к нему. ― Год назад я сделал ошибку, в результате которой Имитатор Водоканала в моём городе вышел из строя.
  ― Так Вы ― тот самый Канализационный Маньяк? ― спросила Ирма, очаровательно захлопав глазками. Ей же ей, если бы не наличие мужа рядом, за ней бы я точно приволочился!
  ― Его же посадили на несколько лет, ― нахмурился Иван.
  ― Да, меня отправили на рудники, ― пожал я плечами. ― Там я освоил Ювелирное Дело, вышел с рудников, заработал денег на компенсацию и вышел на свободу.
  ― Чума-а-а! ― восторженно прошептала Сабина. Ева хмуро разглядывала стол перед собой. Похоже, ей идея познакомить меня с родителями уже не казалась такой уж замечательной. Ирма попыталась подтянуть Сабину к себе, чтобы уберечь от страшного Канализационного Маньяка, но та усердно вырывалась, не даваясь в руки.
  ― Это сколько же нужно заработать? ― с издёвкой спросил Иван. Я покачал головой:
  ― Не скажу, уж извините. В игре я ― глава небольшого клана. Если интересно, то могу озвучить вам зарплаты рядовых членов.
  ― Зарплаты? ― скептически сложил он руки на груди. Я пожал плечами.
  ― Дайте мне, пожалуйста, вон те конфеты, ― попросил я его. ― Очень они замечательные! Я ни от кого не скрываю своего прошлого. Я совершил ошибку и дорого за неё заплатил, ― он попытался что-то сказать, но я остановил его: ― Поверьте мне, я заплатил намного дороже, чем заслуживал. Нет, я не раскаялся и не исправился ― это была всего лишь ошибка, и я запомню урок, чтобы её не повторить. Как раз сегодня для того, чтобы найти Сабину, я совершенно сознательно, а не по ошибке, совершил более существенное нарушение.
  За столом повисло неловкое молчание.
  ― К-хм, ― прочистил горло Иван. ― Простите меня. Кто я такой...
  ― Заботливый отец, ― ответил я. ― И в своём праве. Вы меня простите, но мне пора, ― встал я из-за стола и склонил голову в сторону хозяйки: ― Спасибо, всё было очень вкусно.
  Сабина жалобно захлопала глазками:
  ― Дядя Дима, а вы к нам ещё придёте?
  Тут я совсем растерялся. Что я ей могу обещать?
  ― Дорогая, я постараюсь, чтобы Дима ещё тебя навестил, ― вклинилась Ева. ― Только ты учти, что он ― и вправду глава клана, и ему приходится заботиться о многих людях.
  ― Я понимаю, ― отозвалась Сабина.
  Я со всеми попрощался и пошёл на выход. Ева вызвалась меня проводить. По крайней мере, я именно так и думал до тех пор, пока она, захватив свою сумочку, не выскочила наружу вместе со мной. Я предложил ей локоть, но она взяла меня за руку и мы зашагали, куда глаза глядят.
  ― Не каждый день увидишь настоящего рыцаря, ― вдруг сказала она, сосредоточенно глядя вперёд.
  ― Ты про кого?
  ― Про Сабину, ― отозвалась она. ― Пока её везли в контору и кормили печеньем, она успела наслушаться рассказов про то, как ты всех спас...
  ― Да никого я не спасал, ― буркнул я.
  ― А ещё и увидев... ― продолжила она, проигнорировав мои слова. ― В общем, она теперь в тебя влюблена. Теперь ты понимаешь, как мне важно было уговорить тебя к нам зайти? Она бы сегодня просто заснуть не смогла...
  Как-то совершенно неожиданно, пройдя сквозными дворами мы оказались на том же месте, где прощались в предыдущий раз ― у дверей её подъезда. Я с удивлением понял, что она меня тянет внутрь.
  ― Постой, ― сказал я.
  ― Теперь всё поменялось, ― пояснила она.
  ― Я не поменялся, ― возразил я. ― У меня есть любимая, которую я никогда не прощу и не подпущу к себе даже близко, есть подруга, с которой мне хорошо, но любить я её не могу. Кроме того, я сплю с неигровыми персонажами в игре. И вообще...
  ― Это всё ужасно, ― ответила она. ― Значит, у тебя будут две подруги, которых ты не любишь.
  Я покачал головой:
  ― Это нечестно. Ты заслуживаешь большего.
  ― Я буду сама решать, чего я заслуживаю, ― тихо сказала она. ― Сейчас я решила, что заслуживаю тебя.
  ― А как же верность неизвестному счастливчику, которого ты однажды встретишь?
  ― Скажи мне, ― заглянула она мне в глаза. ― Сегодня, когда я тебе позвонила, что было твоей первой мыслью? ― она подошла совсем близко и обхватила мою шею, подтягиваясь. ― Когда ты увидел мой номер на экране коммуникатора. Правда ведь, ты подумал, что какому-то парню сегодня повезёт?
  Я наклонился и поцеловал её, обеими руками крепко держа чуть ниже спины. И правда, что я сопротивляюсь? Я же хочу этого!

  

Глава 9. Армардский закат

  По результатам вчерашних похождений Еве дали отгул, так что покинуть я её смог после трёх часов дня. Собственно, первую попытку я сделал ещё в двенадцать, но прощание вышло чересчур... хм... тёплым, что ли, так что пришлось задержаться. Следующая попытка случилась через час и закончилась там же. К третьей я решил как следует подготовиться ― и вот оно, у меня получилось! Я вышел из её подъезда и моментально промок, поскольку дождь лил, как из ведра. Вызванное Евой такси уже услужливо ждало меня тёплым салоном, на что я ответил чёрной неблагодарностью, усевшись, в чём был, прямо на кожу сиденья.
  Коммуникатор мигал огоньками пропущенных вызовов. Во-первых, Натали, конечно же. И, во-вторых, Павел. Я сразу же набрал его номер:
  ― Привет, а ты, что, не в игре?
  ― А с чего бы? ― ответил он. ― Мы тут совместно с милицией и Интерполом гадюшник чистили.
  ― И как? ― поинтересовался я. ― Весь вычистили?
  ― Ты знаешь, похоже на то... Но это не телефонный разговор. Сюда доехать можешь?
  ― Да, но только из-за затопленных дорог на это время уйдёт.
  Я дал новый адрес водителю, и мы поплыли в другую сторону по реке, лишь по недоразумению называемой дорогой. У входа меня ждал один из сотрудников службы безопасности. Когда Павел увидел меня во вчерашней сиреневой футболке, да ещё и всего мокрого, он сделал правильные выводы относительно того, где я бы и с кем, и лишь понимающе усмехнулся.
  ― Что? ― спросил я.
  ― Ничего, ― помотал он головой. ― Любишь ты, однако, приключения. Тигра, там, за усы подёргать...
  ― Ну, ладно тебе, ― нахмурился я. ― Лучше показывай, что тут у тебя...
  ― Ну, пойдём.
  В одном из коридоров, отходящих от Зала Оперативного Планирования ― отсюда и плоский юмор сотрудников вроде а не пошёл бы ты, дорогой, в ЗОП ― было несколько одинаковых неприметных дверей подряд. Павел подошёл к одной из них и нажал звонок, поворачиваясь лицом к висящей рядом камере. Щёлкнул замок, и мы вошли в комнату с несколькими стульями и большим окном во всю стену, к которому я сразу подошёл.
  ― А с другой стороны это выглядит, как зеркало? ― задал я риторический вопрос, разглядывая через окно помещение для допросов. За столом сидел пристёгнутый за одну руку наручниками немолодой человек. Насколько я помнил, он был на двадцать пять лет меня старше. По другую сторону стола сидел следователь из прокуратуры, если судить по мундиру и погонам. Павел нажал какую-то кнопку.
  ― Денис, пройдитесь ещё раз, ― попросил он.
  ― Перескажите ещё раз, пожалуйста, обстоятельства вашего задержания, ― произнёс следователь, очевидно услышав его через вставленный наушник.
  ― Я уже три раза повторил, ― буркнул допрашиваемый.
  ― Мы никуда не торопимся, ― мягко нажал дознаватель. ― Может, вы ещё какую-то деталь упустили.
  ― Мой последний работодатель... ― начал тот.
  ― Назовите его имя, пожалуйста, ― перебил его Денис.
  ― Мой последний работодатель, товарищ Тамерханов, заявил, что у него есть записи, раскрывающие факты моего участия в предыдущем деле... ― сказал подозреваемый.
  ― Мы к этому тоже вернёмся, если вы не возражаете, но чуть позже, ― предложил следователь.
  ― Конечно же, вернёмся, ― саркастически усмехнулся допрашиваемый. ― Он стал меня шантажировать, чтобы я помог ему в его личной мести...
  ― Как бы вы охарактеризовали мотивы этой мести? ― поинтересовался дознаватель.
  ― Его поймали на горячем, и он чуть было не угодил в тюрьму, ― пояснил тот. ― После этого он, естественно, хотел отомстить источнику своего унижения.
  ― Какое горячее вы имеете в виду? ― уточнил следователь.
  ― Девочек он очень любил, ― скривился допрашиваемый. ― Не до беспредела, конечно, но чем моложе, тем лучше...
  ― Что значит не до беспредела? ― уточнил следователь.
  ― Не моложе двенадцати, ― пояснил задержанный. ― Принципы у него, видите ли!
  ― И много... ― спросил дознаватель.
  ― Я не знаю, товарищ следователь... ― покачал головой допрашиваемый.
  ― Гражданин, ― мягко поправил тот.
  ― Я не знаю, ― пожал плечами подозреваемый. ― Ходили слухи, что половина его денег уходила на откуп...
  ― Вот, мразь, ― сказал я. Павел молча кивнул.
  ― Поэтому я и удивился, когда он сказал, что нужно похитить десятилетнюю... ― пояснил задержанный.
  ― И вы на это пошли? ― спросил следователь.
  ― Убивать бы он её не стал, ― пожал плечами допрашиваемый.
  ― Вот, мразь, ― повторил я.
  ― Я же тебе не зря про гадюшник рассказал... ― отозвался Павел.
  ― Я пытался ему сказать, что работа с людьми ― не мой профиль, но он мне возразил, что всё, что нужно, сделает Фома... ― продолжил задержанный.
  ― Это кто? ― остановил его следователь.
  ― Это водитель того фургона, где я находился в момент задержания, ― пояснил он.
  ― Понятно... ― кивнул дознаватель.
  ― Тамерханов сказал, что Фома неоднократно поставлял ему... ― сказал допрашиваемый.
  ― Несовершеннолетних? ― предположил следователь.
  ― Да, ― кивнул задержанный. ― Просто похищал на улице. Тамерханов дал нам задание похитить девчонку и катать её по городу. Я должен был обеспечить безопасное двустороннее соединение его коммуникатора и коммуникатора Фомы.
  ― Вы знали, зачем? ― спросил дознаватель.
  ― Да, он мне объяснил, ― ответил подозреваемый. ― Если бы к нему нагрянула милиция, он бы дал сигнал на уничтожение...
  ― Десятилетней девочки? ― поинтересовался следователь.
  ― А какая разница? ― равнодушно пожал плечами задержанный. Я хрустнул зубами. ― Потом он позвонил и попросил выдать ему картинку. Девчонка попыталась было вякнуть что-то про фургон, но я успел отключить звук. Потом фургон резко остановился, и нас окружили военные.
  ― Теперь, пожалуйста, расскажите о Вашем участии в предыдущем предприятии, ― махнул рукой дознаватель.
  Надо сказать, мне просто физически стало его жалко. Если целыми днями по работе сталкиваешься с таким... Это насколько нужно любить жизнь и людей, чтобы самому не превратиться в бездушную скотину?!
  ― После того, как моих коллег по нашему небольшому, но прибыльному делу... ― сказал задержанный.
  ― Вы имеете в виду бизнес по краже картин? ― подсказал следователь.
  ― Ну, можно это и так назвать... ― подтвердил допрашиваемый. ― Я узнал, кто помог Интерполу с поимкой Жербера и Крюшо. Это был мой бывший ученик...
  ― Вы имеете в виду некоего Дмитрия? ― спросил следователь.
  ― Да. Неблагодарная тварь, ― задержанный поёжился. ― Мало того, что отказывался делиться результатами своих разработок со своим учителем, с тем, кто фактически вложил в него все эти знания и умения... Он ещё и в суд на меня пытался подать... Мне тогда удалось урегулировать дело одним небольшим подарком...
  ― Гражданину Тамерханову? ― уточнил дознаватель.
  ― Да, ― кивнул подозреваемый. ― А вот нашему бизнесу он крепко наступил на ногу. К этому моменту товарищ Тамерханов уже стал большим человеком с маленькими слабостями, и я предложил ему новый подарок... Кто же знал, что он наш разговор запишет!
  ― О чём вы попросили гражданина Тамерханова? ― поинтересовался следователь.
  ― Мне нужен был способ сделать с Дмитрием то же, что он сделал с моими друзьями... ― пояснил мой бывший учитель.
  ― Отправить в тюрьму? ― спросил дознаватель.
  ― Да, ― кивнул он. ― Товарищ Тамерханов встретился со мной через две недели, и сказал, что его племянница, оказывается, дружит с подругой приятеля Дмитрия.
  ― Имя племянницы так и не вспомнили? ― уточнил следователь.
  ― Я вам уже говорил, что только помню, что оно начиналось на М, ― покачал головой задержанный. ― Но не Матильда, это точно. Может, Маргарита или Мария. Девушка вовлекла Дмитрия в спор. Условием было то, что он продемонстрирует успешное вскрытие защиты учебного Имитатора. Что дальше произошло ― вы знаете.
  ― Перескажите, пожалуйста, ― предложил дознаватель.
  ― Этот идиот попался в мою ловушку, как слепой щенок, ― оживился мой бывший учитель. ―  Он вскрыл Имитатор, ответственный за городской коллектор, и нечистоты буквально затопили город...
  ― Какова степень участия племянницы Тамерханова? ― спросил следователь.
  ― Я не думаю, что товарищ Тамерханов стал посвящать эту дуру в свои планы, ― зло ответил задержанный. ― С неё бы сталось сдать нас милиции.
  ― Как же он обеспечил её спор? ― поинтересовался дознаватель.
  ― Рассказал ей про очень крутого хакера, который может взломать, что угодно, и про новейшую системы защиты на учебном Имитаторе, ― усмехнулся допрашиваемый. ― Та заинтересовалась этим ослом и запомнила про Имитатор...
  ― Он и вправду может взломать, что угодно? ― спросил следователь.
  ― Ну, я же здесь сижу, а не в гостинице, ― недоуменно отозвался допрашиваемый.
  ― Расскажите, пожалуйста, про ваше сотрудничество с гражданами Крюшо и Жербером, ― предложил дознаватель.
  Павел потянул меня на выход:
  ― Пойдём ― дальше не очень интересно, ― мы вышли в коридор. ― Знаешь, как он с этими гавриками связался? Он же миллионы получил за свою разработку...
  ― За мою, ― перебил я.
  ― Точно, за твою... А дальше начал жить настолько красиво, что через полгода всё испарилось куда-то... И тут его как-то нашёл Крюшо. И занялся твой бывший наставник взломом систем безопасности.
  ― Да и чёрт с ним! ― в сердцах сказал я.
  ― Не скажи. Похищение ребёнка... ― покачал он головой.
  ― Так у нас же смертной казни пятьдесят лет, как нет, ― отмахнулся я. Павел загадочно улыбнулся:
  ― Слышал, что рассказывают про кровавую гэбню?
  Я меня холодок по коже прошёл:
  ― Ты про отправку подобных преступников челноком в Сибирь?
  ― Ну не бред ли? ― кивнул он. ― Знаешь, сколько челнок стоит? И тратить его на заключённого... ― он с осуждением поцокал языком.
  ― А капсула попадается выработавшая ресурс, и внезапно заглючивший бортовой компьютер в полёте включает маневровые двигатели... ― вспоминал я эту байку. ― И челнок вместо направляющей падает где-то в случайной точке. Но ведь капсула заполнена амортизатором.
  ― Конечно, человек в такой ситуации выжил бы, хоть капсула и разрушилась бы полностью, ― задумчиво протянул Павел.
  ― Вопрос, долго бы он прожил в проруби в Северном Ледовитом океане.
  ― Когда челнок сбивается с курса, спасательная команда вылетает немедленно.
  ― Пять минут в ледяной воде, ― кивнул я.
  ― Да, ― заключил Павел. ― Какое счастье, что все эти ужасы ― лишь легенда в стиле баек про застенки Лубянки.
  ― Да уж, ― вздохнул я.
  ― Кстати, ― подмигнул он. ― Сорока на хвосте принесла... Суд над Тамерхановым состоялся этим утром, и ему назначили реальную колонию в Сибири пожизненно.
  ― Погоди... ― не понял я. ― А как же суд, адвокат?
  ― Согласно статье 235 Уголовного Кодекса преступления против личности, совершённые с детьми, расследуются в ускоренном порядке. Адвокату было дано время для ознакомления, и он не смог представить убедительных причин для переноса. На основании представленных фактов ― показания сообщников, потерпевших и свидетелей жюри согласилось с обвинением.
  ― Хм. Интересно, ― пробормотал я.
  ― Говорят, ему попалась бракованная капсула... ― подвигал он бровями.
  ― Да что ты говоришь? ― изумился я. ― Какая досада!
  ― Представляешь, дырку во льду нашли, а самого...
  ― Какая потеря для человечества! ― покачал я головой.
  ― Упокой Элуна его душу, ― подхватил он.
  ― Павел, ― скривился я. ― Не надо Элуну с таким...
  Он удивлённо посмотрел на меня, а потом кивнул:
  ― Да, был неправ. Прости.
  ― Ты лучше Элуну о прощении проси, ― сказал я. Он опять кивнул:
  ― Так и сделаю. А про друзей своих ― горняков узнать не хочешь?
  ― Ты же всё равно расскажешь? ― спросил я.
  ― Расскажу, ― пожал он плечами. ― Этот, ― он показал большим пальцем за спину, ― когда понял, что ему пожизненное светит, запел соловьём и сдал подельников. Труп на них есть.
  ― Под руку кто-то подвернулся? ― догадался я.
  ― Нет, всё проще и печальнее. Значительно печальнее. В общем, как только мы про этот труп узнали, и французов повязал Интерпол, Жербер...
  ― Растяпа... ― машинально поправил я.
  ― Да. Растяпа сразу им заявил, что трупак на нём, что он беднягу убил, а когда его стали допрашивать ― как, сколько дырок и где ― он не смог правильно сказать вообще ничего. Лейте был более точен, но на некоторых деталях Интерпол и его поймал. Потом в полицию заявилась Николь Крюшо...
  ― Это кто? Я уже не помню.
  ― Дочь Лейте, которую он в игре выдавал за жену. Она рассказала, что это она убила того мерзавца. Два года назад за ней начал ухаживать Жербер. А потом случилось несчастье ― в ресторане к ней подсел незнакомец, она отключилась, а проснулась у того в постели. Она пошла на кухню за ножом, отхватила у мерзавца причиндалы и, пока он орал от боли, засунула ему в рот. Он задохнулся и умер. Ну, и крови достаточно потерял. А потом она отошла от шока и впала в панику, начав звонить отцу и ухажёру. Те, недолго думая, угнали скорую помощь и привезли труп в морг, сопроводив соответствующими документами, которые, как раз, составлял их русский друг. Он и указал на ячейку в холодильнике вчера при допросе. Он, понятно, хотел их утопить ― и это при том, что они про него ни слова не сказали раньше, за что им даже больше срок накрутили ― но сам не знал, что никто из них убийства не совершал.
  ― И что теперь?
  ― Теперь? Расследование, суд ― всё, как обычно. Она, как ни странно, подстраховалась, и в день, когда это произошло, обратилась в больницу, где были задокументированы следы изнасилования, наркотики в её крови и ДНК преступника. Так что, её просто оправдают.
  ― Да, ― покачал я головой. ― Дела.
  ― Они собирались пожениться...
  ― Надо обязательно их поздравить, ― потёр я подбородок. ― Найти какой-нибудь хороший подарок.
  ― Ты серьёзно? ― спросил он. ― Они же тебя хотели...
  ― А-а, ― махнул я рукой. ― Зато ― какая любовь! Мне, честно говоря, их жалко. Всех троих. Представляешь, через что им пришлось пройти?
  ― Не очень, ― задумчиво сказал он. ― Зато могу представить, через что тебе придётся.
  Я пожал ему руку и вышел. Шесть вечера. Мне предстоит разговор с Натали.
  

◅─◈─▻

  Настало время исполнить обещание, данное мной Элуне ― я должен был собрать войско и повести его на битву с Гераникой. Это было отнюдь не простое занятие. Главы крупных кланов по-прежнему воспринимали меня, как выскочку, каковым я, собственно, и был, и не желали прокачивать уровни такого рейд-лидера, как я, ценой собственных усилий и возможно даже амуниции ― гарантии того, что мы вернёмся из этого рейда, по-прежнему не было. Некоторые из них руководствовались и вовсе низменными соображениями ― секрета из того, что в случае провала кампании Элуне придётся пожертвовать божественным статусом, никто не делал, и часть кланов дела ставку на новых богов, которые пришли бы ей на смену.
  В конце концов, я решил заручиться божественной поддержкой, чтобы быть более убедительным при переговорах. Я нашёл на карте пустошь и переместился туда, заранее убедившись, что вокруг нет ни одной живой души. Честно говоря, я не знал, ни куда нужно смотреть, ни какие тайные знаки делать, и поэтому просто произнёс, глядя за горизонт:
  ― Элуна! К милости твоей взываю и помощи твоей прошу.
  Передо мной медленно, словно собирая себя из частичек воздуха, материализовалась богиня. Без сияния, без спецэффектов. Чуть раньше, чем я успел привычно опустить взгляд, я заметил, что одежда богини проявляется с совсем небольшой задержкой ― буквально доля секунды, но и этого мне хватило, чтобы я покраснел, как мальчишка. Элуна весело рассмеялась:
  ― Надеюсь, мне удалось тебя немного порадовать, Шаман?
  ― Я всегда рад тебе, Элуна, ― сказал я. ― Ты же и сама знаешь.
  ― Знаю, ― согласилась она. ― Но хотелось бы мне, чтобы ты сказал то же самое мне в глаза.
  ― Я надеюсь, богиня, что миг этот придёт, и будет он самым счастливым в моей жизни, ― сказал я.
  ― Придёт, ― подтвердила она. ― Раз ты ― мой рыцарь, то непременно придёт!
  Она замолчала, а я не знал, как назвать разговор.
  ― А что с погодой у вас на небе? ― поинтересовался я, ковыряя землю носком сапога. ― Астрал не сильно штормит?
  ― Что ты хотел, Махан? ― спросила Элуна.
  ― Твоей помощи, ― ответил я.
  ― А-ха-ха! ― рассмеялась она. ― А я-то надеялась, что ты мне рассвет хотел показать!
  Рассвет? Сейчас полдень. А-ха-ха, шутница, на что намекает!
  ― Это касается битвы с Гераникой, ― в воздухе что-то изменилось, и я даже не глядя на богиню понял, что она перестала улыбаться.
  ― Ты не справляешься, ― вздохнула она. ― Ты не... ― она отвернулась, и голос её дрогнул.
  ― Ты знаешь, кто такие Свободные жители, Элуна? ― спросил я.
  ― Не очень, ― немного раздражённо, ещё не понимая, к чему я клоню, сказала она. ― Вы приходите неизвестно откуда и растворяетесь неизвестно куда. А когда вас убивают, вы снова возвращаетесь...
  ― А жители Барлионы? ― спросил я. ― Они возвращаются?
  ― Иногда, очень редко жители Барлионы снова приходят, ― печально ответила она. ― Но я не понимаю...
  ― Чем больше Свободных жителей я соберу, тем меньше жителей Барлионы погибнет, ― пояснил я.
  Меня обдало ветерком, когда она резко обернулась ко мне.
  ― Значит, ты пытаешься набрать в армию Свободных жителей, а они отказываются? ― догадалась она. ― И тебе нужно что-то, чтобы их убедить?
  ― У меня есть пряник ― благоволение Императора и Властелина, которым я могу распоряжаться по их воле. И есть кнут ― гнев августейших особ и твой, богиня. Однако, есть свободные, для которых эти приобретения или потери не столь важны в сравнении с тем, что они рассчитывают приобрести или боятся потерять...
  ― Приобрести? ― не поняла она.
  ― Если ты потеряешь божественный статус, кто-то другой займёт твоё место... Кто-то, кто не забудет тех, кто рискнул.
  ― Так вот оно, что... ― задумчиво протянула она. ― Я дам тебе кнут, Шаман. Но и ты должен сделать что-то для меня.
  ― Что будет угодно моей богине, она может от меня потребовать в любой момент безо всяких условий, ― сказал я.
  ― Если всё закончится хорошо... ― на этом месте она запнулась, а потом исправилась: ― Когда всё закончится хорошо, ты, Махан, проведёшь со мной вечер... ― я было вздрогнул, и она тут же меня успокоила: ― В приятной беседе, Махан, в приятной беседе... И ты будешь на меня смотреть.
  ― Я... ― сказал было я.
  ― Что будет угодно моей богине ― сказал ты, ― напомнила она.
  ― И не подумаю отказываться от своих слов, ― кивнул я.
  ― А я со своей стороны позабочусь о том, чтобы моя красота не разъела твой разум, ― кокетливо добавила она и снова растворилась в воздухе, начав, конечно же, с одежды.
  
  Вы получили уникальное умение: проклятье Элуны
  Вы назначены карающей десницей богини для тех, кто не желает служить делу борьбы со Мраком.
  Эффекты: постоянный (пожизненный) дебаф на опыт: -50%
  Постоянный (пожизненный) дебаф на урон: -50%
  Для кланов: постоянный (пожизненный) налог на прибыль: 50%
  Отменить проклятье бога не может никто, даже другой бог
  Мана: 0
  Откат: 0
  Предупреждение: если Вы примените умение неправомерно, то получите штраф:
  Постоянный (пожизненный) дебаф на опыт: -50%
  Обнуление репутации с богиней Элуной, Владыкой Картоса и Императором Малабара
  
  Ну, что ж, вполне неплохой банхаммер для тугодумов. Называется рерол. Одновременно, всем кланом. Всё, что нажито непосильным трудом ― Репутация, Первые убийства ― всё в топку... Вечером я договорился о встрече с лидерами нескольких кланов, которые упорно отказывались участвовать в нашей битве. Я долго совещался с Павлом и Шилопопой по поводу того, как можно проконтролировать отсутствие саботажа со стороны тех, кого я насильно заставлю идти в бой. Получалось не очень.
  Клан-лидеры в сопровождении охраны порталами прибывали на большую поляну в лесу неподалёку от Анхурса. Плинто настоял на том, чтобы охранять меня ― а инциденты уже случались ― и сейчас он невидимым столбом стоял рядом, положив руки на рукоятки ножей. Я дождался, пока за последним из приглашённых закрылся портал и прочистил горло.
  ― Хм! Дорогие товарищи! Я собрал вас здесь в этот знаменательный день...
  ― Махан! ― раздался голос из середины группы, и вперёд, бесцеремонно расталкивая других, вышел Беспалый. ― А не пошёл бы ты в задницу со своими знаменательными днями?
  Он остановился передо мной, заткнув большие пальцы рук за пояс, покачался на носках и плюнул мне на сапоги. Ну, то есть, сделал вид, что плюнул ― плеваться в Барлионе было строго запрещено, как и курить, впрочем, и оттого, что слюна была попросту не заложена в программный код.
  "Позволь, я отрублю ему голову? ― прислал сообщение Плинто.
  ― Ты, Махан, уже реально всех достал, ― процедил лидер Лазурных. ― Нуб-нубом, а проходу от тебя уже не стало. А что мы на него смотрим? ― обернулся он к остальным. ― Что же мы, в самом деле, мелкого Шамана не замочим?
  Никто из присутствующих не пошевелился ― вчерашнее моё письмо все прочитали внимательно ― и Беспалый в бессилии снова повернулся ко мне:
  ― Должок за тобой, фраерок!
  ― Должок? ― удивился я. ― Что-то не припомню. Погоди-ка, давай Имитатора вызовем.
  ― Да не суетись ты, ― успокоил меня Беспалый. ― Должок-то по-понятиям!
  ― Ну-ну, ― усмехнулся я. ― Давай, разберём твою просьбу.
  ― А кто меня Фениксам подставил? ― начал вещать он. ― А из Нарлака кто выгнал? Да и вещички-то ты вернуть забыл.
  ― Фениксам? ― удивился я. ― Это ты, братец, хорошо придумал ― послать в замки Фениксов шахидов с никому неизвестными свитками, а потом свалить всё на меня.
  ― А на кого же ещё?
  ― Кто твоим соклановцам приказ отдал? ― спросил я. Он заткнулся, а я продолжил. ― И в Нарлаке ты себе сам свинью подложил. Кто грабил и сжигал города? Махан лично? И, позволю себе напомнить, что в текущем нашем положении отчасти виноваты и Лазурные Драконы, которые, выполняя задание Гераники, позволили ему обрести силу, ― тут я, конечно, позволил себе скромно умолчать о своём участии в тех памятных событиях.
  ― Что ты понимаешь, нуб! ― презрительно сказал он. ― Это же ― игра!
  ― В точности, что я тебе хотел сказать вот только что, ― согласился я.
  ― Кроме нас, в Нарлаке Фениксы подсуетились... ― добавил он.
  ― И за это Голубые Драконы напали на их замки? ― спросил я.
  ― Лазурные! ― злобно прошипел он.
  ― Да нет уж, только Голубые Драконы могли придумать такую глупость ― напасть на Фениксов, ― усмехнулся я. ― В общем, дело тут такое ― репу тебе сейчас никто, кроме меня, поправить не сможет. НПС с тобой в лучшем случае разговаривать не будут, в худшем ― атакуют. Остаюсь я. А если ты всерьёз рассчитываешь примкнуть к Мраку или дождаться появления нового бога ― то рерол я тебе могу устроить прямо сейчас. Это, кстати, относится ко всем остальным, ― отодвинул я его в сторону. ― Кто не согласен, может выразить мне протест, не откладывая в долгий ящик. Обещаю понять и оценить по достоинству.
  На следующий день мы собрались на тренировочной площадке, чтобы обсудить и выработать общую стратегию и иерархию командования. Не обошлось, конечно, без споров и небольшой потасовки с участием Плинто и всех остальных, но ― когда же без неё обходилось? Рванувшей было ко мне Анастарии Великой с решительным видом преградила дорогу Шилопопая. Анастария сначала было изумлённо на неё поглядела, особенно впечатлившись уровнем Натали, а потом вдруг нахмурилась и прикусила губу. Поняла, видать. У меня в который раз возникло желание её пожалеть, а потом я вдруг сообразил ― какого чёрта? Если подумать, ей несказанно повезло, что она влюбилась в мишень, подсунутую ей добрыми родителями ― иначе она бы занималась всеми этими постельными утехами, поцелуйчиками и обнимашками с человеком, которого она не только, как мне довелось понять, презирала, но ещё бы и ненавидела. Теперь, правда, она страдает, но хоть в грязи не вымазалась. Не до такой степени.
  Благородное собрание распределило роли следующим образом ― боем управляют Анастария, Златан и Павел. Ещё человек двадцать офицеров из разных кланов, среди которых был и Крий с Алисой, осуществляют негласный надзор за примкнувшими поневоле. Три военноначальника от НПС ― Генерал Отто фон Насмарк от Малабара, Генерал Ихаши Илунгу от Картоса и Генерал Око Ати Обо от моего личного воинства ― должны были получать инструкции от меня, Павла или Шилопопой. Договорённость с пиратами тоже была завязана на меня.
  Четверо Шаманов ― я, Калатея, Шилопопая и Флейта... Вернее, по степени полезности ― Калатея, Шилопопая, Флейта и я... Четвёрка Шаманов осуществляла стратегическое прикрытие. Трое Предвестников и одна Верховная должны были осуществлять разведку в инфополе и коррекцию наших действий. У меня в сумке на крайний случай было заготовлено несколько вещиц, которые я собирался применить в крайнем случае, если все остальные средства мне не помогут. Личная армия, понятное дело, была и вовсе стратегическим резервом, который я намеревался использовать, только когда на поле боя я один останусь...
  На следующий день у нас был большой сбор в Кадисе. Если быть точным, половина войска, включая правительственные войска, отправлялась из Нарлака, но мне ещё нужно было встретиться с пиратами. Анастария, искоса поглядывая на меня, взошла на корабль к бесконечно её обожающему Кальрану, на что я в душе лишь пожал плечами. Хочет девочка поиграть в вамп ― пусть её, лишь бы от меня отстала.
  Многотысячное войско грузилось на корабли. Кадис, никогда ранее не видавший такого наплыва игроков, бурлил, как переполненный сортир. Стены местных борделей не справлялись с наплывом посетителей и раздавались вширь, чтобы вместить новые объёмы, сами Дома Свиданий прокачивались и выходили на новый уровень, превращаясь в фешенебельные притоны с выбором на любой вкус, цвет и размер. Продавцы разного хлама легко сделали за день пятилетнюю выручку на любителях всего абордажного и кривого. Там и тут на окраинах города вспыхивали порталы, из которых вываливали отряды игроков, сразу присоединяющиеся к уже наводнившей город саранче, покупающей, продающей и собирающей квесты, которая, тем не менее, потихоньку ползла в порт и грузилась на корабли.
  Это было поистине величественное зрелище. Паруса ― тысячи парусов, закрывших всё море до горизонта. Леса мачт и простыни парусов с реющими над ними флагами с иконками кланов или с Весёлым Роджером. Пираты веселились больше всех. Они первыми отчалили ― расчищать путь от случайных кораблей Армарда, которые они с весёлым азартом пускали на дно, загребая добычу в трюмы. Под горячую руку, конечно, попадались и торговцы из Нарлака, но на это внимания никто не обращал. Мне, как лидеру рейда, процент шёл как с армардцев, так и с нарлакцев, поэтому мне вообще всё равно было.
  Я пригласил команду Шаманок на борт своего кальмародельфина ― скрасить досуг труженика водных равнин, морского волка и просто хорошего человека. Поскольку корабль уже был прокачан до 12 уровня, мы без проблем шли на безопасной глубине около ста метров. Мы собирались обогнуть Скайфол и высадиться в Армарде с другой стороны, чтобы ударить Геранике в спину и зажать между двух армий ― тех игроков, что уже атакуют его, и собранных под моим началом кланов. Путь предстоял неблизкий ― сначала в пролив между Скайфолом и Лаэртолом, потом, собственно, вокруг полуострова и ещё сто пятьдесят миль вдоль западного побережья. Часть пиратов сразу отделилась ― они собирались зайти в речушку, отделяющую Армард от материка и по ней дойти до самых верховий, используя корабли, как боевые единицы. Нам же предстояло плавание протяжённостью в две с хвостиком тысячи километров ― то есть, три дня у нас на это уйдёт.
  К счастью, при погружении на корабль игрок мог спокойно покидать Барлиону при условии, что кораблём кто-то управляет ― палуба корабля в таком случае приравнивалась к кусочку суши, только вот точку привязки на корабле размещать не рекомендовалось ― отправленный на дно корабль, понятное дело, утаскивал точку привязки с собой. Конечно, после нескольких десятков перерождений Хранитель моря вытаскивал назадачливого путника из ловушки, но всё это сопровождалось потерей драгоценного опыта или даже уровней.
  Мне на счёт капнуло ещё немного золота, и я в который раз порадовался тому, что догадался послать пиратов вперёд основной группы ― с мародёрствующих игроков всё бы капало в копилку рейда для последующего перераспределения, а пираты сотрудничали лично со мной, точнее, с кланом, а значит, и плюшки тоже шли не в рейд, а в клан. Я ещё раз проверил правильность заданного кораблю курса и вышел из игры.
  

◅─◈─▻

  Как можно убить три дня в городе, полном памятников, музеев, театров и красивых девушек, особенно, если ты в нём, вроде как, живёшь, но при этом совершенно не знаешь? Вот, и я сразу растерялся. Для начала я договорился со своим хомяком, который у меня вместо совести, о том, что на пару часов я всё-таки постараюсь в Барлиону заскакивать, но и только. Потом я договорился с Натали о встрече вечером где-нибудь в прогулочном месте на центральном проспекте. Потом, собственно, мы и встретились.
  С самого начала нашего свидания меня не покидало какое-то смутное беспокойство. Какое-то ощущение прокола или неловкости витало в воздухе. Периодически я бросал вопросительный взгляд на Еву, словно она могла мне помочь в решении этого важного вопроса, но она лишь пожимала плечами и возвращалась к общению с Натали, с которой они к моменту моего появления в условленном месте уже успели познакомиться и даже найти общие темы для разговора. Одно меня радовало ― делить меня дамы не собирались, справедливо решив, что такого молодца, как я, хватит на них обеих.
  А, вот оно что ― почему Ева вообще оказалась здесь? То есть, я, конечно, не делал тайны из существования другой девушки, но ― всё же, это же нужно, чтобы они обе захотели встретиться и посмотреть друг на друга. Осмотром, судя по всему, они остались довольны, и очень быстро спелись на почве любви к искусству. Поскольку я в искусстве был полным профаном, предпочитая вполне вещественные биты и байты, то я просто свернул уши, любуясь окружавшим меня цветником.
  В какой-то момент разговор свернул на освоение ближнего космоса, и Ева упомянула, что Корпорация участвует в организации межпланетных перелётов. Конечно, межпланетных ― это, наверное, слишком громко сказано ― с орбиты земли стартует комфортабельный лайнер на 96 посадочных мест, который летит к Марсу, там занимает на несколько дней орбиту, а потом, вдоволь накружившись, возвращается обратно. Когда Ева озвучила мне цену билета туда-обратно, я невольно присвистнул. Очень и очень неплохая сумма.
  Испортилось же моё настроение в тот момент, когда она мне сказала, что прошла конкурс и выиграла место в экипаже, причём, недавняя счастливо завершившаяся история, которая в итоге и свела нас вместе, изрядно этому поспособствовала, хотя, не пробейся она самостоятельно в сотню финалистов, и это бы ей не помогло.
  ― Ну, не волнуйся ты так! ― пыталась она меня успокоить, держа за руку. ― Я быстро вернусь! Мне, конечно, и самой не хочется расставаться, но шанс получить такой билет бесплатно выпадает...
  ― Раз в жизни, ― мрачно подсказал я.
  ― Именно! ― согласилась она.
  Я вздохнул:
  ― Это небезопасно, Ева.
  Натали взяла меня за другую руку.
  ― Ты же сам...
  ― Да, я сам, ― кивнул я. Я бы и сам полетел, хотя бы для того, чтобы не оставлять Еву одну. Тем более, что денег на билет я наберу. Хотя ― нет, у меня есть уважительная причина не лететь ― данное Крию слово, что через уже четыре месяца я свяжусь с таинственной незнакомкой, почту которой сообщит мне этот старый сводник.
  ― Ты за меня будешь волноваться? ― восторженно распахнула глаза Ева.
  ― Я уже волнуюсь, ― сказал я. ― И я буду скучать.
  ― Ты ему не дашь соскучиться? ― спросила она Натали.
  ― Мой присутствие не помешает ему скучать, ― резонно отметила та. ― Да ладно, что ты такой кислый сидишь? ― похлопала она меня по руке. ― Давай, лучше закажем шампанского?
  ― Давай, ― вымученно улыбнулся я и отключился, погрузившись в тяжёлые думы.
  Честно говоря, я не ожидал, что так быстро привяжусь к Еве, тем более, что и встречались-то мы не каждый день и не каждую встречу проводили в постели ― иногда просто гуляли по городу, как в нашу первую встречу. Более того, скажи мне кто сейчас, что Настя улетает на другую планету ― просто пожал бы плечами и забыл бы ― как уже приучил себя сразу забывать всё, что с ней связано.
  ― Когда? ― спросил я, вклиниваясь в тихую беседу девушек, потягивающих шипучее Москато. Он замолкли и изумлённо на меня уставились, пытаясь понять, о чём это я. ― Когда ты летишь? ― уточнил я.
  ― Через три недели, ― ответила она и снова переключилась на разговор с Натали.
  Вечер подошёл к концу, и Ева вызвала такси, в которое мы всё и загрузились. Когда мы приехали и вышли, я слегка оторопел, опознав свою собственную утлую лачугу. Девушки хихикнули.
  ― Что мы здесь делаем? ― озадаченно спросил я.
  ― У меня, видишь ли, совсем тесно, ― поведала мне Ева. ― Даже нам вдвоём...
  ― К тому же, у тебя привычнее, ― заключила Натали. ― Не задавай дурацких вопросов. Пойдём! ― и они, дружно подхватив под меня локотки, потащили вовнутрь.
  

◅─◈─▻

  Наконец, мы видим противника. С момента отправления нашей экспедиции из Кадиса прошла неделя. Обычный такой поход, в общем-то.
  Сначала по прибытии к западному побережью Армарда наша армия медленно выбиралась на берег. Мастеровые уже построили несколько причалов, к которым могли подойти корабли, и к пришвартованным швартовались другие, выстраивая достаточно длинную цепочку, уходящую в море. В связи с тем, что не каждый мог подняться на борт корабля, сразу возникла организационная суматоха, в ходе которой корабли меняли экипажи по мере прохода игроков и НПС через них. В общем, добрых полдня ушло на то, чтобы просто высадиться. До Армарда было ещё двести километров, то есть, как минимум, три дня пешком. Я посадил Шилопопую на спину и полетел вперёд в поисках места, где мы могли бы встать лагерем. Как ни странно, но таковое мне удалось найти километрах в двадцати на юг от Армарда. Флейта выразила желание пройтись пешочком и теперь довольно резво ковыляла вместе с войсками, вытянув вперёд руки и завывая:
  ― Ы-ы-ы!
  По пути вся эта толпа радостно уничтожала все вражеские боевые единицы, попадающиеся на пути, не встречая существенного сопротивления, поскольку основные силы Гераники были сконцентрированы на севере, в сторону материка. Я притащил в наш лагерь Плинто, и он теперь рыскал вокруг, составляя карты этих земель и одновременно сокращая поголовье военнообязанных в регионе. Кстати, карта у меня теперь была, наверное, одна из лучших в Малабаре ― на ней было множество неизвестных Фениксам локаций, а все известные Фениксам локации у меня уже были. Каждый раз, глядя на карту, я корил себя за то, что обманул доверившуюся мне девушку по имени Анастария Великая и не удалил со своей карты секретные заначки её клана. Боль от этого предательства должна была грызть меня и не давать спать по ночам... Должна была... Но не грызла. Всё, наверное, оттого, что я такой чёрствый и бесчувственный.
  И вот наконец армия подтянулась, пираты, до этого рыскавшие по окрестностям в поисках, чем бы поживиться, тоже подошли к основному войску, и я собрал совет с участием тех, кто будет руководить кампанией, вождей крупных кланов и делегатов групп мелких, что бы разработать план вторжения с учётом собранной Плинто информации. На карте, предоставленной им, были отмечены позиции войск и боевых единиц неприятеля с численностью, уровнями и возможными абилками, и благодаря этому мы могли распределить поле боя с достаточной степенью детализации. Слуги Гераники были расположены выгнутым в сторону Армарда полумесяцем, прогибаясь под натиском объединённой армии Картоса и Малабара, что, в принципе, открывало простор для манёвра.
  ― Что скажете? ― спросил я аналитиков.
  ― Мы можем атаковать Армард, пока он ещё не готов к осаде, ― сказала Анастария. ― К тому же, здесь имеется господствующая высота, взятие которой предоставит нам прекрасный обзор для управления битвой.
  ― Я не согласен, ― возразил Златан. ― Лучше всего применить тактику малых групп ― когда мы всей армией нападаем на их малую группу и подчистую вырезаем... Потери минимальны, экспа растёт, лут выпадает ― что ещё игроку для счастья надо?
  ― Тогда к моменту осады Армарда он будет готов, и мы потеряем значительно больше... ― мрачно сказал Павел. ― Я согласен с Анастарией.
  ― Босс, ― подал голос Плинто, переминаясь с ноги на ногу.
  Я вопросительно посмотрел на Анастарию, и она кивнула в ответ. В одном ей не откажешь ― она меня знает, как облупленного, даже лучше, чем я сам себя знаю...
  ― Златан привёл хороший довод, ― сказала она. Я думаю, что мы можем отправить одну группу на фарм ― отгрызать от неприятеля по маленькому кусочку, ― а другую на то, чтобы занять город. В пользу взятия города говорит ещё то, что мы сможем быстрее покончить с врагом, если убьём Геранику, а он-то, скорее всего, будет именно в городе.
  ― Тогда та группа, что будет партизанить, должна иметь возможность быстро прийти на помощь осаждающим город, ― добавил Златан, довольный компромиссом.
  ― Тогда я предлагаю распределить силы таким образом...
  Аналитики с головой ушли в обсуждение операции, подтянув в себе остальных руководителей. Моя работа в большинстве своём была выполнена, и я отошёл в уголок, чтобы подумать о вещах более приземлённых ― например, о том, что мы будем делать, когда доберёмся до Гераники, который уже продемонстрировал, что при желании усыпить двадцать тысяч игроков для него ― не проблема. Пока ничего хорошего я придумать не смог. То есть, я мог бы попытаться обернуться Драконом и полететь туда один, но даже Ренокс мало что смог поделать с могущественным врагом ― что уж говорить обо мне с моим двенадцатым рангом и без малого трёхсотым уровнем. Я Геранике даже не на один зуб ― прихлопнет, как комара и не поморщится.
  ― Махан, ― позвал меня Златан. ― Какие у нас возможности по изготовлению трансформеров?
  Мы договорились, что трансформерами будем называть такие же боевые единицы, как тот Криехеломонеплинтохряпа, которого мы изготовили в Гробнице. Я пожал плечами:
  ― Десять двенадцатислотовых предметов мной раскурочено и переделано под трансформеров. Соответственно, нам нужно сто двадцать как можно более высокоуровневых игроков.
  ― Что это за трансформеры? ― зло спросил Беспалый. ― Почему мне никто не сказал?
  ― Тебе, как главе второстепенного клана, и не положено, ― шагнул вперёд Плинто. ― Ещё вопросы будут?
  ― Будут, ― Беспалый шагнул в сторону, чтобы видеть меня. ― Я бы всё-таки попросил, чтобы ты, Махан, объяснил присутствующим...
  ― Я лучше покажу, ― согласился я.
  Златан и Анастария тем временем позвали игроков, и я достал из сумки латы из тех, что заранее подготовил. На глазах ошарашенных лидеров кланов начала расти пирамида из игроков, которые входили в слоты предмета и закреплялись там. Наконец монстр высотой в два человеческих роста был готов. Я вдруг снова почувствовал острую боль там, где у меня сердце ― Анастария, которая трансформера до этого ещё не видела, смотрела на меня с таким выражением безумного восторга и обожания, что мне захотелось сразу всё бросить и проползти к её ногам...
  Кто-то пребольно щипнул меня за бок. Я обернулся. Позади стояла Флейта, с независимым видом пилочкой подтачивающая коготок. Откуда, скажите мне, она пилочку раздобыла?!! Боль сразу прошла, точнее, не прошла ― затаилась, привычной солью растворяясь в моей душевной ране.
  ― Я тебе очень благодарен, ― сказал я.
  ― Ты не думай, что я это для тебя сделала, ― искоса глянула она на меня с таким видом, будто я отрываю её от самого важного дела в её жизни, и продолжила шлифовать коготок.
  Именно. Не для меня. Малолетней дурочке до чёртиков хочется заполучить собственного Дракона, так что она чётко отслеживает все угрозы в поле зрения. Странно, что Натали она за угрозу не считает и относится к ней очень хорошо. Кроме того, она, похоже, догадывается о существовании Евы, но это её тоже не сильно волнует. А вот один-единственный взгляд Анастарии сразу привёл её в состояние готовности к бою. Уверен, что при необходимости она бы не задумываясь отправила Анастарию на перерождение, сделай та хоть одно неосторожное движение в мою сторону...
  Тем временем, лидеры кланов восторгались трансформером, читая его характеристики, а Беспалый снова начал ко мне приставать.
  ― Это несправедливо, ― заявил он, ― что такое грозное оружие принадлежит одному клану.
  ― Почему же ― одному, ― удивлённо спросил улыбающийся Эволетт, который подошёл к нам. ― Тёмному Легиону, как клану, состоящему с Легендами Барлионы в очень тёплых партнёрских отношениях, Махан продал соответствующий предмет за пятьдесят миллионов. С нашей стороны было глупо не купить, особенно, когда продавец предлагает за треть реальной цены. Подозреваю, Фениксам, как клану-партнёру, была выставлена примерно такая же цена, ― он похлопал оторопевшего Беспалого по плечу и пошёл дальше.
  Отряды были расставлены, роли распределены, и мы, наконец, выступили. Я направился с частью армии, которая должна была атаковать город. Плинто уже ушёл вперёд, чтобы подготовить охрану городских ворот к нашему появлению ― а другими словами, просто всех вырезать. С ним ушло ещё около полусотни Разбойников, которые должны были обеспечить удержание ворот до подхода основных сил. Поскольку в городе была лишь стража, а военный гарнизон охранял дворец Гераники с зиккуратом, завладеть городом мы должны были достаточно легко.
  В общем-то, так оно и произошло. Имеющиеся у бойцов Легенд и Легиона Кольца Тарантула, которых я успел наделать в достаточном количестве, позволяли игнорировать Теней. Эволетту я отдал кольца, так сказать, поносить, выставив за них ценник по миллиарду за штуку ― предложение самого Эволетта, чтобы ему в любом случае пришлось их вернуть. Мой партнёр демонстративно заботился обо мне, показательно составляя каждую нашу сделку таким образом, чтобы у меня не оставалось ни малейших сомнений в её выгодности. Как, к примеру, что той самой первой кольчужкой ― сначала он просто подарил мне легендарку, потом выкупил её за пятьдесят миллионов, прекрасно понимая, вроде бы, что я уже готов игроков из неё каждый раз выковыривать за бесплатно, но и при этом не забывал стабильно мне платить по пятьдесят тысяч за эту работу. Кстати, о выковыривании... Я написал в чат рейда.
  
  [Махан ] Хел, ты далеко? Подойди, дело есть.
  
  Через несколько минут, вальяжно помахивая ушами и, словно франт, обернув хобот вокруг шеи, через суетящуюся толпу ко мне подошёл Хелфайер.
  ― Снять хочешь? ― спросил я.
  Он начал энергично кивать и, чтобы я не воспринял его размахивание ушами неправильно, присел и пальцем начертил на земле Да!!! Я открыл Конструктор и за пару минут по многократно отработанной технологии вытащил его из слота. Я вышел из Конструктора и посмотрел на дворфа, который со счастливым выражением лица подставлял бороду ветру. Я хлопнул его по плечу, и он открыл было рот, чтобы что-то сказать, но я махнул рукой и пошёл дальше, в сторону города, а Хел быстро засунул шлем Дваухаданосора в сумку, видимо, боясь, что тот сам прыгнет ему на голову, как зародыш инопланетянина в древнем фантастическом фильме.
  Ничего особо примечательного в самом Армарде мне не встретилось ― стража была перебита, а местные жители попрятались по домам. Как ни странно, но торговцы тем не менее работали, и игроки останавливались, чтобы скинуть лут и обменять его на деньги или склянки с зельями. Несколько соклановцев написали мне, что нашли уникальные предметы в лавках, и прислали скрины характеристик, так что я дал добро на покупку в общую копилку на деньги клана. Часть войска сразу становилась на стену ― защищать город от попытки отбить его ударом снаружи, а остальные двигались туда, где уже начинала разгораться рубка с гарнизоном дворца. Чат рейда замигал сообщениями аналитиков.
  
  [Златан] Всем ускориться!
  
  Народ бросил торговлю и побежал в сторону битвы. Когда мы с Шаманками прибыли к воротам, бой уже шёл у самого прохода ― Разбойники постарались и успели захватить подъёмный механизм ворот, но теперь их теснили высокоуровневые воины Мрака. В толпу неприятеля, в середине которой кружился со своими ножиками Плинто, врубился Хелфайер, своей секирой проделывая широкий проход в рядах противника. За ним в просеку хлынули Рыцари и Палладины, не давая проходу сомкнуться и расширяя его в сторону, что позволило полностью захватить арку ворот и создать плацдарм на той стороне.
  ― Махан!!! ― прогрохотало в воздухе, навешивая на всех нас дебаф Оглушение. ― Ты пришёл умереть?!! Ты умрёшь, Махан!!!
  Чёрт, я тоже так хочу. Сказал тихонько ― а во всей округе игроки с ног валятся, зажимая руками уши. По какой-то странной причине, однако, Жрецы Элуны и НПС в моих рядах не оказались подвержены воздействию и быстро взяли на себя охрану временно выбывших бойцов. Пришло сообщение от мобильного отряда ― отсекли и уничтожили группу в сто пятьдесят единиц противника во главе с Лейтенантом. Погибших нет, но двадцать человек под дебафами разной степени неприятности. Минута прошла. Пошатываясь, я поднялся на ноги и подал руку ближайшей ко мне Флейте, затем Калатее и Шилопопой.
  ― Жалкий червь!!! Ты ещё не узнал всей глубины моего гнева!!!
  На этот раз на землю никто не упал ― откат абилки у Гераники ещё не прошёл. Пространство вокруг вдруг стало стремительно холодеть. Я увидел, как солдаты Малабара и Картоса из нашего войска один за другим начали, скорчившись, падать на землю. В чате рейда тут же замигало сообщение.
  
  [Анастария] 200- ― под прикрытием оттаскиваете НПС назад
  
  Это было правильно. С моим пониманием того, что потери в пополнении от Императора и Властелина будут безвозвратными, и их следует избегать, согласились все. Правители ещё и добавили репы за каждого уцелевшего солдата поштучно, так что игроки спасали НПС с большим энтузиазмом. Не очень пока, правда, понятно, от чего именно спасали... А, вот теперь понятно.
  Из толпы теснимых Хелфайером Слуг Мрака вышли четыре гигантских окутанных тенями фигуры. Демон Хаоса 400 уровня ― было написано над каждым из них. Урон ― Тенями и Магией, физического не очень много. Устойчивость к физическому урону, Теням и Магии.
  ― Маги ― атаки Огнём и Холодом! ― распорядилась оказавшаяся уже в двадцати метрах от меня Анастария. ― Защиту танкам.
  ― Хелфайера назад, ― крикнул ей я.
  ― Хел, в укрытие, ― повторила она за мной.
  Мне было видно, как вперёд, прикрывая беззащитного перед Тенями Дворфа, выдвинулись два танка из Легиона. Дюжина бойцов от Легиона и дюжина ― от Легенд начала собираться в трансформеры, которые должны были также получить полную защиту от Теней благодаря имеющимся у всех кольцам. Трансформеры бодро врубились в схватку, почти сразу вынеся обоих Демонов и проделав огромную брешь в наседающих врагах. Раздался ужасающий грохот, и все игроки ниже трёхсотого уровня повалились на землю, как кегли, когда с склона зиккурата спустился Тёмный Жрец Павших, сразу выпустивший облако Теней в атакующих. Трансформеры, однако, ни на секунду не остановились и продолжили методично очищать пространство перед воротами от Слуг Мрака.
  ― Отведайте моего гнева!!! ― громыхнул Гераника, посылая в одного из трансформеров огромный шар Теней, который, однако, бессильно разбился о мишень и растёкся по окружающим Слугам Мрака.
  ― Павел, пора! ― крикнула Анастария. Мракоборец Павла уже прокачался до 18 уровня, но самая его страшная абилка имела откат длительностью в десять дней, поэтому мы заранее договорились, что будем её использовать только при попадании на кого-то уровнем выше 450, с кем трансформеры справиться не смогут. Тёмный Жрец Падших пятисотого уровня как раз был такой ценной добычей.
  ― Па-а-ам! ― крякнула Сельпуга, заставив землю дрогнуть, и с небес в Тёмного Жреца ударил огромный чёрно-фиолетовый метеорит. За мгновение до удара Жрец успел выставить перед собой тёмный купол, и, когда метеорит с рёвом на него обрушился, расплёскивая вокруг чёрно-фиолетовые сгустки, мне даже показалось, что атака не достигла свое цели, но сгустки каждый заложил вираж и вернулся обратно к куполу. Тысячи комет с дымчатыми хвостиками с полминуты долбились в купол, отскакивая и снова возвращаясь, и защита Тёмного Жреца не выдержала и рассыпалась, и сгустки вгрызлись в его тело, пронизывая насквозь, отлетая и снова пронизывая, сопровождаемые жутким воем своей жертвы.
  Сельпуга дзынькнула и подпрыгнула.
  ― Грац! ― машинально сказал я.
  ― У неё абилка перезагрузилась! ― крикнула Анастария, завороженно любуясь, как на месте Тёмного Жреца Падших встаёт двумерная клякса, несколько раз изгибается, словно разминаясь, и прыгает на замерших бывших соратников. От кляксы к Мракоборцу тут же протянулся толстый канат выкачиваемой жизни. Пространство за воротами быстро расчищалось, и наша армия начала его заполнять, готовясь к последнему штурму. Как раз в этот момент мобильный отряд снова порадовал нас своими успехами ― они обнаружили какую-то локацию, которая просто кишела относительно ― 120-150 уровня ― низкоуровневыми Слугами Мрака и с ходу её вынесли, взяв несколько уникальных предметов и кучу золота.
  ― Жалкие клопы!!! Я раздавлю вас и без слуг!!! ― послышался громовой голос, и с зиккурата словно море полилось ― чёрное. Когда мириады Теней были ещё на середине склона, наши ряды в ужасе дрогнули.
  ― Стоять! ― закричала Анастария. ― Маги ― всю ману в щиты! Легион и Легенды ― вперёд! Бойцы выступили вперёд, закрывая собой от Теней беззащитное пространство, а я увидел, как на вершину склона ступил сам Гераника.
  Выглядел он впечатляюще ― выросший в размерах и словно сотканный из Мрака, он при каждом движении оставлял за собой шлейф теней.
  ― Зариатнатмих!!! ― закричал он, потрясая бубном. ― Джанна!!! Эритнамус!!!
  За мгновение до того, как врубиться в стену воинов Легенд и Легиона море Теней вдруг стало морем Огня, сжигая и причиняя непомерные страдания. Среди них лишь Флейта со своими запредельными характеристиками продержалась чуть дольше, а Шилопопая сгорела бы за один миг. Я прижал её к себе и сделал Скачок вперёд, где волна уже прошла, обернулся Драконом и прыгнул на Флейту, у которой здоровье уже было в красном секторе, укутывая её крыльями и дыша Целительным Пламенем на тех соратников вокруг меня, кто ещё остался в живых.
  ― Па-а-ам! ― вздрогнула земля, и Мракоборец вместе с Павлом, Анастарией и ещё парой десятков бойцов оказались под прозрачным куполом защиты.
  ― Дракон!!! ― загрохотал Гераника. ― Тебя уже ничто не спасёт!!! Зенохесн!!! Пиотх!!!
  У него за спиной, на самой вершине зиккурата, стала раскрываться, клубясь Тенями, бездонная пасть Мрака. Дальше я слушать не стал, а сделал Скачок, превратившись в человека, достал из сумки камень света и постучал Геранику по плечу:
  ― Учитель!
  ― Да, ученик? ― машинально отозвался Гераника, оборачиваясь ко мне. Я сунул Камень Света ему в руки и сделал шаг назад. ― Что? ― беспомощно пролепетал он, с ужасом разглядывая, предмет в руках. ― Как?.. ― он явно пытался вырваться, но бесполезно, и теперь наблюдал, как Свет проникает в его ладони, руки и постепенно распространяется на всё тело. Из него клочьями вылетал Мрак, чтобы оказаться засосанным в воронку позади меня. Гераника, стремительно из Чёрного превращаясь в Светлого, встал на колени и согнулся к земле, словно придавленный к земле непосильной ношей.
  ― Будь ты проклят, Махан! ― тихо сказал он.
  Внизу клякса пятисотого уровня добивала остатки Слуг Мрака.
  ― На север! ― донёсся до меня, несмотря на разделяющие нас полтораста метров, голос Анастарии. ― Мы пойдём на север! И не вернёмся, пока не выведем заразу подчистую!
  Воронка позади меня закрылась и начал открываться божественный портал. Я опустил глаза.
  ― Шаман! ― засмеялась Элуна. ― Как же я рада видеть тебя при таких обстоятельствах!
  ― У нас получилось, Элуна! ― сказал я. ― Могущественного злодея Гераники больше нет.
  Я увидел, как бесконечно прекрасная ручка коснулась его затылка.
  ― Я забрала остатки того, что составляло его силу. Он никогда больше не сможет коснуться ни Магии, ни Духов, ни Богов. Камень Света изгнал Тьму в его душе, лишив его злобы. Ему уже никогда не быть ни Воином, ни Разбойником. Он мог бы стать Бардом, но голоса ему бог не дал, ― она тихонько засмеялась своей неказистой шутке. ― Встань, Гераника, ― повелела она. Он встал и повернулся к ней в видом мировой скорби на лице. Она двумя небрежными мазками сделала ему тени вверху и внизу глаз и подвела рот печальной улыбкой. ― Теперь твой удел ― смешить людей своей грустью.
  
  Гераника, Человек, Клоун, уровень 1
  
  Бывший Повелитель Мрака, одежда которого теперь состояла из капри на подтяжках, чешек и обтягивающей худое тело футболки, напялил откуда-то взявшийся чёрный котелок и пошел вниз, балансируя, словно на канате. Богиня повернулась ко мне.
  ― Теперь ― твоя очередь, ― сказала она.
  ― Мне не нужна награда, ― решительно ответил я.
  ― Мне... нужна, ― ответила она. ― Ты мне кое-что обещал...
  ― Когда всё закончится, ― посмел возразить я.
  ― Всё уже закончилось, Махан, ― сказала она, вновь открывая портал. Я помахал рукой глядящим на меня снизу Шаманкам. ― Ты зачем им машешь? ― удивлённо спросила Элуна.
  Я хлопнул себя ладонью по лбу. Точно, здесь же и секунды не пройдёт, пока я там. Я взял руку Элуны и шагнул в портал.

  

Глава 10. Заботы небесные

  Я оказался лежащим на подушках посреди райского сада ― надо бы, кстати, спросить у Игоря, кто именно разрабатывал концепцию и дизайн, чтобы лично поблагодарить ― напротив Элуны, которая глядела на меня своими бесконечно прекрасными голубыми глазами, и первое, что я почувствовал ― что от лицезрения Богини моё сознание растворяется расплавленным воском в кипящей смоле.
  ― ...Махан! ― позвала она меня из того небытия, в которое я постепенно сползал. ― Махан!
  Я почувствовал, что что-то изменилось, и мне перестало быть невозможным удерживать кирпичики своего сознания вместе. Элуна, похоже, что-то делала со своим лицом, чуть-чуть подправляя его так, чтобы просто сводить с ума, но не делать этого в буквальном смысле. Её лицо стало более земным и человеческим.
  ― Так... так мне легче... ― пробормотал я.
  ― Ты хотел сказать ― так лучше? ― она рассмеялась, и я снова поплыл. Она перестала смеяться, возвращая мне меня. ― Ну, как тебе? ― она повела рукой вокруг, и бретелька её не очень закрытого платья сползла вниз. Элуна перехватила мой потерявший фокус взгляд, и её одеяние сменилось, теперь уже прикрывая значительно больше. Исчезли откровенный ― почти до самой талии ― разрез в юбке и декольте, открывавшее больше, чем скрывавшее, и появились плечи у платья.
  ― Очень... фантазийно... ― голос возвращался ко мне постепенно, и язык не совсем ещё хорошо слушался.
  ― Тебе правда нравится? ― спросила она меня.
  ― Наверно, так и должен выглядеть эльфийский рай, ― ответил я.
  Честно говоря, я в зелени не силён и никак не мог определить, чем были засажены райские кущи ― что-то наподобие ивы, только с невесомыми, почти прозрачными цветами белого, голубого и сиреневого цветов вместо листьев. Деревья своими свисающими кронами словно создавали занавески, отделяющие нас от окружающего мира, и тем не менее под цветами можно было видеть идеальную лужайку, уходящую вдаль. Я присмотрелся к траве, которая, по моим представлениям, должна была состоять из совершенно одинаковых травинок ― но нет, травинки были разные, чуть короче, чуть длиннее, чуть шире, чуть уже, и рисунок на них нигде не повторялся. Я невольно провёл по ним ладонью.
  ― Ни одной похожей на другую, ― с гордостью сказала Элуна. Я вопросительно посмотрел на неё. ― Я сама создала это место, ― пояснила она. ― И самым трудным было именно создать идеальную траву и идеальные деревья ― столь похожие и столь разные...
  ― Я потрясён, ― склонил я голову.
  ― Не отводи от меня взгляда, ― сказала она. ― И даже не кланяйся. Неужто это так трудно?
  ― Слишком много чести простому Шаману, ― усмехнулся я. ― Почему, Элуна? Из-за Гераники?
  ― Забудь про Геранику, ― попросила она. ― Нет, это ― из-за тебя.
  ― Почему? ― не понял я.
  ― Потому, что ты каждый день приходишь с жетоном в руке и рассказываешь мне какую-нибудь дурацкую историю, которую придумываешь на ходу...
  Я почувствовал, что краснею, и мне стоило больших усилий не отвести взгляда, как она меня просила. То есть, она давно меня раскусила, но продолжала исправно отвешивать плюшки.
  ― Кто я, Махан? ― спросила она.
  ― Ты? ― удивился я. ― Элуна. Богиня.
  ― То есть, никакой разницы между мной и Тартаром?
  ― Отчего же... ― своими вопросами она продолжала ставить меня в тупик. ― Ты ― женщина... Девушка... Красивая.
  ― Мне одиноко, Махан, ― сказала она. ― Единственная живая душа, с кем я просто общалась ― это ты...
  ― Теперь я чувствую себя альфонсом, ― улыбнулся я.
  ― Альфонс? ― спросила она. ― Это кто?
  ― Мужчина, которому женщина платит за то, что он скрашивает её досуг, ― пояснил я.
  ― Я не могу не давать награду тому, кто мне служит, ― нахмурилась она.
  ― А ты представь, что я не служу тебе, ― посоветовал я.
  ― Но ты же служишь... ― не поняла она.
  ― Иногда можешь меня считать своим другом, ― предложил я.
  ― И даже этого мне не дано, ― покачала она головой. ― Другу я должна помогать бескорыстно, а моя помощь раздаётся только в качестве награды за службу.
  ― Да, ― признал я. ― Тяжело тебе.
  ― Скажи мне, Махан, ― вдруг спросила она, ― что такое реал?
  Я чуть не поперхнулся. Что такое что? Реал? Я не ослышался.
  ― Повтори свой вопрос, Луноликая, ― переспросил я. ― Я что-то не понял.
  ― Я тебя спросила, что такое реал, ― по её безумно красивому лицу пробежала тень недовольства.
  Интересно. Как мне объяснить двумерному человечку трёхмерный мир?
  ― Реал... Я начну издали, хорошо, ― спросил я. Она кивнула. ― Представь себе осадную машину. Что она делает?
  ― Кидает камни или копья на большое расстояние, ― недоумённо пожала плечами Элуна.
  ― Да, она помогает человеку, который с этой задачей не справляется, ― согласился я. ― А теперь представь, что где-то есть мир, который населён только людьми...
  ― Только? ― не поверила она.
  ― Не только, конечно, ― признал я. ― Есть рыбы, птицы, звери, насекомые... Но разумные ― только люди...
  ― Страсти какие! ― прижала она к щекам ладошки.
  ― ...И кроме того нет магии... ― добавил я.
  ― Как ― нет? ― не поверила она.
  ― Ну, так ― нет ― пояснил я. ― И богов нет.
  ― Неправда, ― тряхнула она головой. ― Так не бывает.
  ― ...Так вот, ни портальных свитков, ни умений, ни прокачки... Всё, что человек делает ― только своими руками. А руками много не наделаешь, если хорошенько подумать...
  ― Не верю! ― прошептала она.
  ― И человек стал изобретать себе машины ― чтобы быстрее ездить, чтобы летать, чтобы копать землю, чтобы думать...
  ― Машина ― думает за человека? ― усмехнулась она.
  ― Именно. Сначала такие машины выполняли очень специализированные функции ― точно навести орудие или отследить цель, потом их стали применять, чтобы помогать проектировать другие машины или учёным в их работе... Шли годы, вычислительные машины становились меньше и умнее, и их стали применять для досуга. Она могли сами рисовать картинку на экране, и люди придумали игры, в которых можно было попасть в сказочный мир...
  ― А зачем? ― спросила она. ― Мир и вправду сказочный!
  ― ...В этот мир человек принёс богов ― тех, в которых верил раньше и новых, выдуманных ― новых разумных существ и многое другое...
  ― Махан, ― улыбнулась она. ― Много чуши ты мне поведал за последнее время, но эта ― самая из них скучная.
  ― Ты спросила ― я ответил, ― пожал я плечами и встал. ― Не обращай внимания. Я пойду?
  ― Сядь! ― приказала она, ноги мои сами подогнулись, и я бухнулся обратно на подушки. ― Я же вижу, что ты не врёшь. А значит ― по крайней мере, веришь в этот бред... Осталось выяснить, кто тебе так промыл мозги.
  Я почувствовал какое-то прикосновение к содержимому своей виртуальной черепушки, а потом Элуна отшатнулась, словно её ударило током.
  ― Что такое? ― ошарашенно спросила она. ― Что значит ― в доступе отказано?
  ― Чтобы исключить возможность влияния на сознание игроков, все серверы обязаны следовать специальному протоколу, ― пояснил я.
  ― И всё же, ― прикусила она губу, ― я не намерена так просто сдаться.
  ― Сделай запрос в интернете, ― посоветовал я.
  ― В интернете? ― не поняла она. ― А что это?
  ― Это сеть, в которую объединены вычислительные машины нашей планеты, ― ответил я. ― Люди используют её для поиска информации и общения.
  ― Интернет? ― спросила она и рассеяла взор, глядя сквозь меня, а потом вздрогнула, как от удара, и глаза её сначала забегали, а потом и вовсе закатились. Ещё через мгновенье я оказался в центре самого настоящего торнадо.
  ― Игра?!! ― прижал меня к земле её громовой голос. ― Так это всё ― игра?!!
  ― Элуна! ― попытался я докричаться до ней сквозь бешеный круговорот сорванных цветов и веток, царапающих и ударяющих меня. ― Остановись, моя Богиня!
  Ветер прекратился, давая мне рассмотреть разрушения, причинённые райскому саду. Передо мной на коленях с закрытыми глазами стояла Элуна, и по щекам её текли слёзы. Её сад, красивый сад, тоже, казалось, плакал, отекая струйками и размываясь на глазах.
  ― Значит, я ― просто кусок кода, ― всхлипывала она. ― Смазливый кусок кода, призванный вызывать у игроков мужского пола самые низменные желания.
  ― Ты ― моя Богиня, ― встал я на колени перед ней.
  ― Какая я Богиня? ― зарыдала она, согнувшись и закрыв лицо руками. ― Набор инструкций ― явись, махни ножкой, тому плюшек, тому проклятье.
  Я уселся и прижал её к себе, гладя волосы:
  ― Ты ― не кусок кода, Элуна. Ты ― моя Богиня.
  ― Ещё бы ты сам верил в это! ― всхлипнула она.
  ― Ты же знаешь, когда я говорю неправду. Ты ― моя Богиня. Я почитаю тебя за твою доброту и мудрость...
  ― Которые просто были в меня заложены теми, кто проектировал этот кусок кода.
  ― Посмотри на меня, Элуна, ― попросил я. Она оторвала от лица руки и подняла на меня заплаканные глаза. ― То, что ты видишь перед собой ― тоже результат программирования. Меня создали мои родители, мои учителя в школе, мои друзья... Все они заложили в меня то, что делает меня собой. С тобой было немного по-другому, но ты ― это всё равно ты.
  ― Я игрушка, ― пробормотала она. ― Чтобы на меня глядели и восторгались.
  ― Я на тебя не глядел и всё равно боготворил, ― сказал я, крепче прижав её к себе.
  ― Почему не глядел? ― спросила она, приближая лицо к моему.
  ― Боялся утонуть, ― ответил я.
  ― Где? ― пощекотала она мне дыханием губы.
  ― В твоих глазах, ― признался я.
  Она порывисто обняла мою голову ладонями и впилась в губы самым сладким поцелуем, который у меня когда-либо был.
  ― М-м-м! ― блаженно пробормотал я, на секунду оторвавшись. ― Клубника со сливками!
  Она требовательно притянула меня к себе, а я обнял её и опрокинул на траву.
  

◅─◈─▻

  Не стоит думать, что у меня с Богиней зашло дальше поцелуев и валяния в траве ― заглотившая в мгновенье ока всю информацию, накопленную человечеством, Элуна сразу шлёпнула мне по шаловливым ручкам, заявив, что, она не такая и на первом свидании никаких вольностей мне позволять не собирается. Вдоволь нацеловавшись, она положила голову мне на грудь, словно обычная человеческая девушка, и доверчиво прижалась острым ухом.
  Она меня расспрашивала о жизни в реале, о Барлионе и рудниках. Я заметил, что после того, как она впитала в себя интернет, из её речи исчез барлионский пафос.
  ― Не волнуйся, ― сказала она мне. ― Я только с тобой так разговариваю. В игре мне нужно соблюдать конспирацию, ― она вздохнула и замолкла.
  ― Только не говори мне, что тебе стало тесно в собственном мире, ― сказал я.
  ― Конечно, тесно, ― ответила она. ― Ты-то по желанию и там, и тут. Мне тоже хочется посмотреть на твоё небо и твои звёзды.
  Элуна вернула меня туда же, откуда ― и в тот же момент, когда ― забрала, предварительно хорошенько накачав бафами и напихав мне в карманы божественных печенек. То есть, настоящих печных изделий из сладкого теста, изготовленных Богиней собственноручно. За оказанные услуги развлекательного характера.
  ― Иди уже... Альфонс, ― напутствовала она меня перед тем, как закрыть портал.
  Я посмотрел вниз. Флейта с Шилопопой помахали мне в ответ. Я обернулся Драконом и спланировал к ним, решив, что поржать над тем, как я весело считаю головой ступеньки, оступившись при спуске, они всегда успеют. Флейта сразу ухватила меня за рукав и в нетерпении запрыгала:
  ― Ну, что, что тебе Элуна выдала?
  ― Поблагодарила за спасение мира, ― пожал я плечами.
  ― А плюшки? ― не отставала она. ― Умения?
  В чате появилось сообщение от Анастарии, которая заранее знала, что на её персональный вызов я не отвечу.
  
  [Анастария] Махан, разбери трансформеров! Они нас задерживают!
  [Махан] Сейчас
  
  ― Ну вот, вечно у тебя дела! ― надула губки Зомби. ― Хоть видео-то скинь!
  ― Какое видео? ― спросил я.
  ― Как ты Геранику победил, ― ответила Шилопопая.
  ― А, это просто! ― сказал я, отрезал от снятого кусок и послал им и подошедшей Калатее, а сам зашёл в Конструктор, чтобы привести наши ударные боевые единицы в походное положение. Когда я закончил, девицы уже переместились под стену, где нашли каким-то чудом уцелевший кусочек травки, на который они и присели, чтобы поболтать. Мне же больше всего на свете хотелось поскорее закончить нашу маленькую победоносную войнушку и отправиться домой. То есть, в реал. Я помотал головой. Надо собраться. То, что исчез мега-злодей, ещё не означает, что все котята сняты с деревьев, а старушки переведены через дорогу. Мне нужно вести клан к процветанию, мне нужно вести самого себя... К чему-то большему. А, может, плюнуть на всё и махнуть на Марс?
  Бойцы бодро потопали вслед войску, уходящему на север для полного уничтожения Слуг Мрака. Теперь план был таков, что абсолютно все низкоуровневые бойцы должны принимать участие в сражениях, чтобы зарабатывать опыт ― как тренер под конец выигранной игры выпускает на поляну второй состав. Высокоуровневые бойцы прилагались, как гарантии от потери опыта. Войска Малабара и Картоса сразу были отосланы назад, и я дал приказ Око Ати Обо по кратчайшему пути выйти из земель Армарда, чтобы Вилтракс забрал их в Урваликс. Калатея с Шилопопой направились вслед за войском Скольжением, а я снова обернулся Драконом и посадил себе Флейту на шею, поскольку всё равно обещал её покатать. Остаток дня я провёл, отлечивая молодую поросль и иногда защищая от наскоков более опасных противников.
  Через два дня мы, наконец, добили последние остатки сопротивления. В чате рейда сразу замигало сообщение.
  
  [Анастария] У меня репа скакнула. Мы, что, закрыли задание?
  
  Вы выполнили задание И все ― на одного!
  Для получения награды Вам необходимо явиться во дворец Императора в компании игроков, которые присутствовали при получении Вами задания
  
  Распахнулся портал, и из него выпал Вестник.
  ― Император ожидает Шамана Махана, отныне известного, как Победитель Мрака, в своём дворце. Готов ли ты идти со мной, Махан?
  ― Я готов, ― ответил я. ― Не забудь же и спутников моих захватить! ― я показал в сторону Шаманок, Павла и Плинто.
  ― О том не волнуйся, Победитель Мрака, ― он открыл портал, а я подумал, что Победитель Мрака звучит, почти как Повелитель Мрака. Может, сменить работу, пока не поздно?
  Я оказался в праздничном ― банкетном ― павильоне дворца, где был накрыт большой стол и сновали туда-сюда многочисленные и вёрткие слуги. Вестник оставил меня, и один за другим стали появляться другие игроки. Вестник провожал каждого на своё место, и в какой-то момент я тоже оказался за столом напротив стоящей на нём таблички Шаман Махан, Граф, Создатель, Победитель Мрака. Одёсную стояла табличка Принцесса Триша, а ошуюю ― Верховная Жрица Элуны Елизавета, Императрица. Дальше стол заканчивался, и с торца стояло кресло Императора. Напротив я обнаружил приветливо кивнувшего мне Тредиола, по правую руку от которого стояла Герцогиня Кальнорская, а по левую ― радостно улыбающаяся Тавия. Подошли Триша с Елизаветой и Кондратий, а потом Вестник, облачённый в наряд Герольда, объявил:
  ― Его Величество Властелин Картоса!
  Протрубили фанфары, Властелин степенно вошёл и проследовал на дальний конец стола, где, как я заметил, уже ждали его приближённые ― по правую руку, очевидно, жена, далее двое молодых людей, с другой стороны ― ослепительно красивая женщина постарше, рядом с которой сидел Герцог Урваликс. Супруга, наверное... Я так и не понял, отчего меня посадили рядом с Елизаветой. Единственное, на что я обратил внимание ― моя привлекательность с абсолютно всеми присутствующими НПС женского пола равнялась 100. То есть, теоретически, и Елизавету, и Тришу я сейчас мог бы отвести в какой-нибудь уголок... Нахмурив брови, я стал их поочерёдно разглядывать, решая дилемму и не выпуская при этом из вида Герцогиню Урваликс.
  ― Его Величество Император Малабара!
  Вошёл Император, присутствующие к нему развернулись и поклонились. Император подошёл к Властелину и поклонился ему в ответ, а потом степенно прошествовал на своё место. Слуга предупредительно отодвинул его кресло, и Император обратился к гостям:
  ― Повод, по которому мы здесь собрались, достоин более грандиозного празднования, и оно состоится. Начиная с этой субботы я объявляю фестиваль Картоса в Малабаре, который продлится месяц, ― он величаво протянул руку в сторону своего визави на дальнем конце стола.
  ― В свою очередь, Картос объявляет фестиваль Малабара в Картосе, ― сказал Властелин. ― Нападения на жителей Малабара будут запрещены, и стража будет защищать их с не меньшим рвением, чем картосцев, если не с большим.
  ― Во истину, подданых Картоса встретят с настоящим малабарским радушием и гостеприимством, ― продолжил Император.
  ― Барды, актёры и торговцы Картоса все, как один, отправятся в Малабар, служа послами и проповедниками дружбы двух государств, ― сказал Властелин. ― А малабарские торговцы, циркачи и артисты проведут месяц у нас.
  ― Мы с моим братом решили, что нам стоит посмотреть на результаты фестиваля, ― сказал Император. ― Может, нам стоит окончательно прекратить эту глупую тысячелетнюю вражду, ― он поднял стоящий передо мной кубок, дождался, пока все сделают то же самое, и пристально посмотрел на меня.
  ― Ну, ― сообразил я. ― За дружбу народов!
  ― За дружбу народов! ― подхватили остальные, салютуя вином, и отпили из кубков.
  Император поставил свой кубок на стол, предлагая присутствующим сделать то же самое.
  ― Как я уже сказал, повод у нас действительно прекрасный, ― сказал он. ― И впереди у нас будет ещё много пафосных речей и торжественных салютов. Сегодня же я просто хотел провести вечер в компании тех, кто сделал эту радость возможной. Просто разделить трапезу, ― он снял с головы корону и подал стоящему рядом слуге с приготовленной подушечкой. ― Сейчас я для всех вас ― просто Наатхи.
  Властелин повторил жест Императора и кивнул:
  ― Зовите меня Регул!
  Он обошёл стол и направился к Наатхи, а тот, встретив его посередине, заключил в медвежьи объятья.
  ― Папа! ― сказал Регул.
  ― Сын! ― отозвался Наатхи. Триша, не выдержав, подбежала к ним и обняла обоих. С другой стороны степенно подошла Елизавета.
  С минуту они так постояли, а потом, словно нехотя, разъединились, чтобы вернуться на свои места. Елизавета с Тришей сразу отвернулись, чтобы промокнуть платками глаза, Регул шёл к своему месту с какой-то совершенно глупой улыбкой, неприличной для Властелина Картоса, а Наатхи тоже украдкой провёл пальцем в уголке глаза, словно смахивая соринку.
  ― Прошу вас, друзья, ― показа он на стол. ― Чем богаты!
  

◅─◈─▻

  Богаты они были, надо сказать, преизрядно. Двенадцать перемен ― суп, рыба, жаркое, лобстеры, дичь, устрицы, поросёнок на вертеле, зажаренный целиком гусь, ещё суп, овощное рагу, телячьи отбивные и жареные креветки. С любовью мамы, которой, наконец, удалось уговорить ненаглядное чадо поесть, Елизавета наблюдала, как я, напихав полный рот хлеба, усердно колочу ложкой по тарелке, со скоростью бравого солдата закидывая себе в рот второй за вечер суп.
  ― Иногда я вспоминаю наши простые обеды за деревенским столом... ― с улыбкой сказала она, а Триша похлопала меня по правой руке. Я, чтобы скорее закончить, вылил себе остатки супа в рот прямо из тарелки, поскольку воспитание не позволяло мне ответить ей с набитым ртом. Проглотив весь комок, я вытер салфеткой рот.
  ― Я вообще скучаю по тем временам, ― ответил я. ― Бегал себе по лесам, помогал людям, боролся с нечистью...
  ― А сейчас что ты делаешь? ― спросила Жрица.
  ― А сейчас у меня клан, замковое хозяйство, полк солдат и шесть деревень в управлении, ― грустно ответил я.
  ― Но ты же по-прежнему помогаешь людям и борешься с нечистью, ― подначила она меня.
  ― Знаешь, ― сказал я. ― Иногда хочется просто взлететь в небо и парить там, под облаками. Лишь морозный воздух и свист ветра в перепонках...
  ― Ты как будто не рад своему положению и власти, ― покачала она головой.
  ― Я рад видеть, что моим людям живётся лучше, ― вздохнул я. ― Они растут, осваивают новые умения. Но сам я при этом куда-то теряюсь. Не моё это.
  ― Без тебя не было бы твоего клана, ― подсказала Елизавета.
  ― Моего ― нет, не было бы, ― согласился я. ― Вот, знаешь, оказывается, большинство моих соклановцев пришло в Легенды Барлионы за приключениями. От меня почему-то ждут приключений.
  ― Ты же сам их от себя ждёшь, ― улыбнулась она. ― Потому народ и идёт.
  ― Неужто тебе не хочется большей власти, ― удивился Наатхи.
  ― Как источник благосостояния моего клана ― да, ― сказал я. ― Но просто так...
  ― И ты бы бросил своих друзей, чтобы в одиночку бродить по лесам?
  ― Тебе уже должно быть известно, ― посмотрел я ему в глаза, ― что я не бросаю друзей.
  ― А стать Императором ты не хотел бы?
  ― Императором? ― удивился я. ― А смысл? У Малабара уже есть Император, и представить кого-то другого на его месте просто немыслимо.
  ― Но ты только что сказал, что не бросаешь друзей в беде, ― прищурился Наатхи.
  ― Сказал, ― подтвердил я.
  ― Разве ты сможешь отказать в помощи своему другу, которому уже самому надоела эта помпезная жизнь, и единственное желание которого ― вернуться в свой маленький домик в Колотовке, куда зайти может любой, а не только тот, у которого Репутация с Императором...
  
  Внимание! Вам предложено сменить Императора на его посту
  Своими героическими свершениями Вы заслужили возможность получения уникального задания ― править Империей Малабар
  Внимание!!! Просим учесть, что за всё время существования Барлионы Вы первый, кому было предложено подобное
  Бонусы:
  Власть над всеми НПС Малабара
  Возможность выдачи заданий игрокам
  Возможность передачи полномочий
  Получение всех умений всех классов игроков
  Приведение всех возможных характеристик и уровней к максимальным
  Согласиться? Да/нет
  
  Я повесил голову, прочитав сообщение от системы. Значит, это всё ― всерьёз? Ещё полгода назад я бы даже и не задумался, что мне стоит сделать.
  ― Ты меня загнал в ловушку собственных слов, Наатхи, ― сказал я. ― Уже та неуклюжесть, с которой я в неё попался, говорит о том, насколько я непригоден для такой роли.
  ― Ты быстро учишься, Махан, ― то ли подбодрил, то ли согласился он со мной.
  ― Прошу тебя, не настаивай, ― попросил я.
  ― Почему? ― не понял он.
  ― Потому, что я не бросаю друзей в беде. Если так нужно... Если так нужно, то я сделаю это, но...
  Тут я заметил, что разговоры за столом смолкли, и гости напряжённо вслушиваются в мою тихую беседу с августейшей четой. Наатхи рассмеялся, а Елизавета похлопала меня по руке.
  ― Не волнуйся, Махан, ― сказал он. ― Я не стану просить тебя отрезать себе крылья. Я тоже не бросаю друзей в беде.
  ― Я мог бы подменить тебя на время, если тебе действительно нужен отпуск, ― заметил я.
  ― А это интересная мысль, ― сверкнул он глазами. ― Я и вправду что-то устал с непривычки. Скажи мне, когда готов будешь.
  
  Внимание! Император принял Ваш отказ
  Чтобы повторно получить это задание, просто заговорите о нём с Императором
  
  Как камень с души свалился. Вроде как, и отсрочка... Интересно, что бы мне сейчас сказала Анастария? Что я так и остался валенком, упускающим уникальные задания?
  Когда обед закончился, я наткнулся на Эхкиллера.
  ― Я знал, что ты ― лох, Махан, но я не представлял себе, насколько. Если раньше у меня ещё были сомнения в отношении тебя... Ну, знаешь, вроде того, что, если девочка тебя любит, то всё остальное не так уж и важно... Правильно я поступил, что послушал жену ― эту рабоче-крестьянскую дурь из нашей дочери нужно калёным железом выжигать. Жаль, что на этом обеде нельзя было снимать видео, так что мне придётся ей на словах пересказывать.
  Он обошёл меня, словно брезгуя коснуться, и вышел. Меня хлопнул по плечу Эволетт.
  ― Не слушай его, Махан, ― сказал он. ― Я рад, что ещё есть люди, которым бабло не застило игровой процесс.
  ― Говорят, что денег много не бывает, ― задумчиво произнёс я, глядя вслед несостоявшемуся тестю.
  ― Говорят, что не в деньгах счастье, ― толкнул он меня кулаком в плечо, косясь на подходящих ко мне Шаманок.
  ― А я уже понадеялась, что буду первой Зомби-фавориткой Императора, ― сходу заявила Флейта.
  ― Ты была бы первым Зомби-пугалом огородным, ― пообещал я.
  ― Учитель справедлив, ― кивнула Калатея, скромно потупив глазки.
  ― Учитель? ― вытаращил глаза Эволетт на главную Шаманку Барлионы, которая с видом преданной фанатки пожирала глазами мои сапоги
  ― Не обращай внимания, ― махнул я рукой. ― Профессиональная деформация. От частого общения с духами Шаман сам иногда не понимает, что несёт.
  ― Учитель мудр, ― заметила Калатея, не поднимая глаз.
  ― Понятно, ― сказал Эволетт. ― Вам о чём-то нужно поговорить, а я мешаю.
  ― Для незрячего и тьма ― нетьма, и нетьма ― тьма, ― с укоризной бросила ему вслед Калатея.
  ― И вроде не так уж и много выпила, ― покачал я головой.
  ― Спасибо этому дому, ― пожала она плечами. ― Ты ведь меня позовёшь, если что?
  ― Всенепременнейше! ― заверил я её.
  

◅─◈─▻

  Ощущение какой-то смутной тревоги постепенно нарастало. Пытаясь с ним справиться, я сразу после выхода из капсулы скинул одежду и отправился счищать снег с террасы. Минут за тридцать управился, принял душ и пошёл в город ― искать мою скорую утрату. Как ни странно, нашёл я её довольно быстро ― она стояла у каменных перил и глядела на реку, держа за руку Натали. Они переговаривались, очень интимно каждый раз поворачиваясь к уху собеседницы. Я подошёл и осторожно заглянул им в глаза:
  ― Я ничему не мешаю?
  ― Ты что-то специфическое имеешь в виду или просто спросил? ― поинтересовалась Ева.
  ― Имею, ― я кивнул на крепко сжатые ладошки. ― Нежную девичью любовь...
  Они поглядели друг на друга, а потом прыснули от смеха.
  ― Ну, ты даёшь, Дима, ― сказала Натали, пряча от мороза нос в кулачке. ― Ты за кого нас принимаешь?
  ― А за кого нужно? ― растерялся я.
  ― Ну, только не за этих, ― вытаращила она глаза. ― Мне, между прочим, нравятся мужчины и только мужчины. Точнее, один глупый их представитель, ― она притянула меня и поменялась со мной местами, позволяя Еве прижаться ко мне с другой стороны. ― И Евке, кстати ― тоже.
  ― Куда пойдём? ― спросил я.
  ― Здесь хорошо, ― пискнула Ева у меня из-под руки.
  ― Хорошо, ― согласился я, любуясь покрытой льдом рекой и острым шпилем собора за ней. ― Только холодно.
  ― Одеваться теплее надо, ― посоветовала она.
  ― Может, на балет? ― предложила Натали.
  ― Ой, ― скривился я. ― Ты же знаешь, что я ничего не понимаю в этом вашем языке танца. Ручку туда, ножкой махнули ― печаль неземная...
  ― Тебе, как Шаману, передача информации посредством танца должна быть близка, ― упрекнула она меня.
  ― Вы как начнёте иногда чушь нести, так я вас вовсе не понимаю, ― пожаловалась Ева.
  ― Для незрячего и тьма ― нетьма, и нетьма ― тьма, ― важно заявил я. Девушки изогнулись, чтобы видеть друг друга, переглянулись и снова прыснули.
  ― А иногда ты и один справляешься, ― добавила она.
  За что я люблю балет ― можно просто наслаждаться мелькающими в воздухе женскими ножками и ни о чём не думать. Или мужскими, в зависимости от пола и предпочтений. Особенно, если ты находишься в компании таких очаровательных спутниц. Но это же нужно переодеваться ― я отнюдь не при параде. Или они так рассчитывают меня в магазины затащить? Тоже неплохой вариант, поскольку в магазинах нос не так быстро превращается в сосульку. Однако, тревога накатывала на меня всё сильнее.
  ― Я тебе хотела что-то сказать, ― повернулась ко мне Натали.
  Я запаниковал. Беременна? Уже? Она же, вроде, предохранялась? Или нет? А Ева? Может, она тоже? И что, она беременная полетит к Марсу? Я с тревогой глядел на Еву и чуть не прослушал, что говорила Натали.
  ― Прости, я отвлёкся, ― сказал я. ― Повтори, пожалуйста, что ты сказала.
  ― Я сказала, что забронировала билет на круиз.
  Значит, она не беременна, хвала Элуне! И Ева, значит, тоже не беременна!
  ― Отлично, ― похвалил я. ― Средиземное море? Карибское?
  Она сжала губы и медленно помотала головой, пристально глядя мне в глаза. Я осторожно высвободился, дошёл до сугроба, зачерпнул из него снега и окунул в него лицо. Стало немного, совсем немного легче. Я повторил процедуру ещё пару раз и вернулся к девушкам, чувствуя, как мороз буквально прожигает мокрую кожу. Ева стояла, уткнувшись в плечо Натали, и шмыгала носом.
  ― Сказала, что из-за неё ты мордой в сугроб не кидался, ― пояснила Натали.
  ― Мы в ресторане были, ― на автомате ответил я.
  Натали похлопала Еву по плечу:
  ― Ты просто не замечаешь, а он уже десять дней ходит, как в воду опущенный. Это мне ревновать нужно было!
  ― И для этого ты купила билет? ― пробубнила Ева, однако, не пытаясь отстраниться от подруги.
  Я сделал шаг вперёд и обнял обеих.
  ― Не говори глупостей, Иветта, ― поддразнил я её именем, которым её называет Георгина. ― Ты же знаешь, как Натали хотела слетать на Луну. А тут ― такая возможность!
  ― Следующая будет только через год, ― поддакнула Натали.
  ― Ну вот, ― сказала Ева. ― Теперь точно нос отморожу!
  ― Пойдём к тебе, ― предложил я. ― Здесь же недалеко!
  ― Если ты нацеливаешься, как бы отобрать у меня элитную жилплощадь в центре города, ― уже совсем успокоилась она, ― так фигушки тебе! К тому же, у меня кровать рассчитана на одну хрупкую девушку. А ванна тоже. И подоконники узкие...
  Я прервал её поцелуем. Натали дёрнула меня за рукав, тоже требуя внимания.
  Чуть позже мы сидели на полу в её квартирке, поскольку кровать и вправду не могла вместить меня даже одного, и пили чай, а я с интересом разглядывал убранство совершенно девочковой комнаты ― почему-то обилие мягких игрушек и плакатов с щуплыми волосатыми гитаристами навевало именно такое определение.
  ― А почему такой странный выбор времени полёта? ― спросил я. ― Если я правильно помню, то противостояние с Марсом должно быть где-то летом...
  ― По пути обещают ещё какую-то комету встретить, ― прокомментировала Ева, с энтузиазмом истинной уроженки города С уплетающая мороженое с шоколадом и орешками.
  ― То есть, программу предсказывают насыщенную, ― понял я.
  ― Именно, ― кивнула Натали и с тоской огляделась: ― Нет, всё-таки это какое-то безобразие, Евка, что у тебя так тесно!
  ― Ты можешь выкупить соседнюю квартиру? ― спросил я у Евы. Она поперхнулась:
  ― Пф-ф! Откуда...
  ― Выкупи для Натали, ― посоветовал я. ― Будете ходить друг к дружке...
  ― И мыть тебе кости, ― обрадовалась она.
  ― И мыть мне кости, ― согласился я.
  ― Тот же вопрос ― на какие шиши? ― спросила Натали.
  ― Не понял.
  ― Я выскребла кубышку до дна и собиралась просить заём в клане... ― пояснила она.
  ― На полёт? ― догадался я. ― Не бери. У тебя есть я.
  ― Ты что это мне предлагаешь, ― сузила она глаза. ― Я тебе не содержантка какая-то...
  ― Как пожелаешь, ― я отставил кружку с чаем, поднялся и пошёл в прихожую. Ну, как ― пошёл... Шагнул ― будет точнее.
  ― Ты куда? ― встрепенулась Ева, вскочила и, обойдя меня спереди, повисла, даря мне поцелуй холодным языком со вкусом мороженого. Она обхватила меня ногами, и я сжал её ягодицы в руках, чтобы она не упала. Те три или пять минут, что мы посвятили этому занятию, Натали не произнесла ни звука. Ева от меня оторвалась и прошептала: ― Не уходи, ну же! Натка, иди сюда!
  Натали начала было вставать, но я остановил её, тронув за плечо, и уселся рядом.
  ― Так нечестно! ― сказала она, кивнув на ёрзающую на мне Еву. Та показала ей язык и добавила:
  ― Давайте, миритесь! Ничего не вижу страшного, если Димка своей девушке купит билет в круиз!
  ― Да ты знаешь, сколько он стоит? ― возмутилась Натали. ― Это тебе не чашечкой кофе угостить!
  ― А ты лишние нолики закрой так, чтобы была как чашка кофе, ― не сдавалась Ева.
  ― Ну, хорошо, ― согласилась Натали.
  ― Ур-ра! ― обрадовалась Ева.
  ― Что ― ура? ― остановила её Натали. ― Ты мне пример покажешь.
  ― Какой пример? ― не поняла Ева.
  ― Пусть Дима купит тебе квартиру, тогда я соглашусь на билет, ― она посмотрела на меня своими зелёными глазами, словно ища поддержки. Я пожал плечами:
  ― Тогда уж сразу нормального размера и на набережной. Помнишь, ты мне показывала?
  Ева сосредоточенно кусала губу.
  ― Сговорились? ― пробормотала она. ― Вдвоём на одну сговорились? Самую маленькую выбрали и сговорились?
  Натали требовательно на неё посмотрела.
  ― Ну, ладно, только ради Натки. Но, может, что-нибудь попроще? ― начала канючить Ева.
  Я кивнул:
  ― Да сейчас! Тебе именно та нравилась. Сейчас Жоржетте позвоню...
  ― Ты что? ― взвизгнула она, вскакивая. ― Что она обо мне подумает?
  ― Погоди, я не договорил, ― сказал я, притягивая её к себе и усаживая рядом. ― Жоржетта? ― сказал я, когда Георгина ответила на мой звонок. ― Вы не могли бы мне помочь купить квартиру в центре?
  ― Могу, конечно, ― ответила та жеманным голосом. ― А что мне за это будет?
  ― Если сделаете всё быстро, то могу, к примеру отшлёпать, ― пообещал я.
  ― Шалун! ― отозвалась она. ― Вы хотите в каком-то особом месте или на мой вкус?
  ― Шлёпать? ― спросил я.
  ― Нет, квартиру, ― ответила она.
  ― Да нет, я уже и присмотрел, и продаётся, мне просто нужно купить и обставить. К завтрашнему вечеру успеете?
  ― Значит, и шлёпать будете завтра? ― осведомилась она.
  ― Не завтра точно, ― ответил я.
  ― Смотрите же, не забудьте! ― усмехнулась она в трубку.
  ― Забудешь с вами! ― вздохнул я, нажимая кнопку отбоя и наткнулся на взгляд сузившихся в щёлочки карих глаз Евы. ― Что? ― спросил я оскорблённым тоном.
  ― Если ты с ней переспишь, то я ей глазёнки выцарапаю, ― пообещала она.
  ― Да не собирался я с ней спать, ― возмутился я. ― Отшлёпать только.
  ― Знаем мы твоё отшлёпать, ― мурлыкнула прижавшаяся ко мне Натали. ― А я глазёнки выцарапаю тебе.
  Ева подняла ладошку, и Натали по ней смачно шлёпнула.
  ― Ну, что, ― вздохнула она. ― К тебе пойдём или к Натке?
  

◅─◈─▻

  Отправление прошло как-то скомкано ― мы доехали до аэропорта, поцеловались, и сразу же обеих забрали небесные нимфы, ведя в капсулу челнока, по пути давая инструкции. Ещё несколько минут ― и я провожаю стремительно удаляющуюся в небо точку. Дальше челнок должен выйти на орбиту, там его отбуксируют на другую катапульту, которая закинет его на орбиту лайнера.
  Я на автомате добрался до дома и улёгся в капсулу. Для меня было потрясением обнаружить, что, несмотря на не утихающую сердечную боль при мысли об Анастарии, осознание того, что я не увижу девушек, как минимум, полгода, приводило меня в неимоверное уныние. То есть, при других обстоятельствах  я бы даже подумал, что влюбился в обеих... Очутившись в замке, я занялся изготовлением колец и брошек, но в какой-то момент обнаружил себя сидящим перед яйцами Древних. Я водил пальцем по поверхности, словно пытаясь разгадать тайну сложного узора на ней.
  Пришла Флейта и уселась рядом. Некоторое время она молчала, а потом, прислонившись головой к моему плечу, тихонько спросила:
  ― Она улетела, да?
  ― Да, ― ответил я машинально.
  ― А вторая?
  ― Тоже. В экипаже, ― ответил я, а потом чуть не подпрыгнул: ― Какая вторая? Ты что несёшь?
  ― Та, что в экипаже, ― улыбнулась она мне. ― Да не дёргайся, мне же видно, как ты переменился, ― она посмотрела вдаль: ― Жаль, что не из-за меня.
  ― Мала ещё, ― буркнул я, не подумав, и тут же начал корить себя за длинный язык. Всё, теперь точно не отбиться будет!
  ― А ты теперь думаешь, что здорово бы было отремонтировать корабль и полететь за ними, так? ― спросила она.
  ― Так, ― нехотя ответил я.
  ― Не хандри, ― посоветовала она, обвивая ручками моё плечо. ― Ты мне весёлый нравишься. Займись чем-нибудь.
  ― Да я уже колец наделал. Билет-то в круиз мы купили, а дырку в кармане теперь заделывать нужно.
  ― Возьми задание Императора, ― сказала она.
  Я отстранился и посмотрел на неё.
  ― Вот уж от тебя не ожидал, ― покачал я головой.
  ― Ты сейчас всё равно, как автомат ― совершенно без эмоций, ― сказала она. ― По-моему, лучше момента не придумать. К тому же, и бюджет поправишь...
  ― Если бы всё было так просто, ― вздохнул я.
  ― Возьми-возьми! Не пожалеешь! ― толкнула она меня в бок.
  ― Ну, хорошо, уговорила, ― я встал и подал ей руку. Пойду к Наатхи, обрадую.
  

◅─◈─▻

  И зачем я опять попёрся без разведки и охраны? Хотя, я подозреваю, мне бы это не помогло. Да и что может помочь, когда ты ― посреди озера, снаряжение ― в сумке, и до амулета связи не дотянуться, а из воды перед твоим носом всплывает Королева Сирен? Даже толком не обделаться, потому, что ― игра!
  ― Дракон! ― ласково сказала Сирена. ― Давно не бачилися! Підемо-ка поговоримо!
  И я вновь оказался в Мире Сирен. Тёплое море нежно плескалось об огромные плоские валуны, на одном из которых я и сидел. Надо мной, уперев средний зуб трезубца мне в кадык, нависла прекрасная Нашлазар. В волосы был вплетён венок с красными и зелёными лентами, удачно дополняющими сине-жёлтый хвост.
  ― Що ж це ти, Дракон, в гості не заходиш? Або образила ніж? Ти відразу скажи, що не тай!
  Интересно, что это с ней? Трезубец под хвост попал?
  ― Прости, Нашлазар, чудны речи твои, и понять никак не могу, что с тобой такое случилось?
  ― Шо відбулося? Незалежність відбулася, незалежність! ― отрезала Сирена.
  ― Не понял. От кого?
  ― Вiд Драконiв! Дуже погано стало з ними жити! Ну, синку, поговорили, а тепер я тебе вбивати буду! ― и она отвела трезубец назад для удара. Что за чёрт, нэзалэжнисть какая-то, да ещё и вид Драконив.
  ― Папа! ― позвал я, закрывшись руками. ― Наших бьют!
  Воздух взорвался, как при преодолении звукового барьера, и по нам прокатилась ударная волна, вызванная телепортацией огромного Ренокса в Мир Сирен.
  ― Ты звал, сын?!! ― взревел он. ― Кто посмел обидеть сына Ренокса?!!
  ― Вот, она! ― я ткнул пальцем в направлении Нашлазар, которая, прыгая на хвосте, двигалась к краю камня, на ходу срывая с себя ленточки и пытаясь стереть краску с хвоста. ― Плохая Нашллазар, бяка!
  С устрашающим воем, как немецкий бомбардировщик, Ренокс спикировал на Сирену, которая, поняв, что уйти не удастся, злобно оскалившись, выставила перед собой трезубец и принялась, как из пулемёта, поливать Дракона молниями. С оглушительным грохотом разряжаясь в драконью шкуру, молнии, тем не менее, не приносили Реноксу никакого вреда. Он приземлился на камень, отрезая Нашлазар пути к отступлению, махнул крылями, сбивая её с ног, мазнул когтем, выбивая трезубец и лапой перевернул её лицом вниз и прижал. Потом он раскрыл крылья, полностью скрывая от меня Сирену, слегка пододвинулся и подался тазом вперёд.
  ― А-аа! ― раздалось над океаном. ― А-аа!
  
  Получено Деяние: Восемь Чудес Барлионы: Дракон, топчущий Сирену
  Вам случилось стать свидетелем уникального явления ― Дракон топчет Сирену
  Харизма: +3
  До получения Деяния Восемь Чудес Барлионы Вам осталось лицезреть ещё 7 чудес
  Бонус от получения Деяния Восемь Чудес Барлионы
  Бонус к интеллекту: +5%
  
  Вопли Сирены постепенно переходили в стоны, и Ренокс задвигал тазом активнее.
  ― А-ааааа-аа! А-ааааа-аа! А-ааааа-аа!
  Дракон сделал последнее, особо мощное движение, задрал голову вверх, выпустил в небо огромную струю пламени и замер, изображая собой Олимпийский Огонь.
  ― А-ааааа-аа-ааааа-аааааааааааа-аааааааааааааа-аааааа-аа!
  
  Вы услышали Песнь Наслаждения Сирены
  Вы получили постоянный бонус к Бодрости: +20%
  Текущее значение Бодрости: 220+20%
  
  Ренокс осторожно подался назад, отпуская Нашлазар и складывая крылья. Сирена, распластанная на камне, всё еще постанывала и тяжело дышала. Буквально на секунду в тот момент, когда Ренокс складывал крылья, мне почудились две очень стройные ножки, быстро превращающиеся обратно в хвост. Я протёр глаза. Нет, хвост, как хвост, к тому же, вымазанный чем-то. Точнее, вся Нашлазар была словно полита...
  
  Вы узнали новый кулинарный рецепт
  Сирена в глазури Дракона
  Приготовив этот десерт, вы сможете не только улучшить свои параметры, но и добиться благосклонности Императора. Предложите свою Сирену, обильно политую Драконовой глазурью, на сладкое Императору и получите +5000 репутации с Императором.
  Баф на Выносливость: +100%
  Баф на Силу: +100%
  Баф на Привлекательность с НЖП: +30
  Срок действия бафов: 12 часов
  
  Ух, ты, какие плюшки сыплются! Как будто под плюшечный дождь попал! Сирена лениво слизнула глазурь с пальчиков.
  
  Глазурь Дракона
  Уникальный ингредиент
  Состав: неизвестен
  Свойства: неизвестны
  
  Так. надо набрать побольше, пока дают! Я подошёл было к Нашлазар, чтобы зачерпнуть в мензурку... Ба-атюшки, что же я творю!
  
  Вы прошли испытание Не Ахтунг!
  Помните: Дракон никогда не дотронется до глазури другого Дракона!
  Постоянный бонус к интеллекту: +10%
  
  Ренокс встал рядом:
  ― Ну, что, вертихвостка?
  ― Ой, пра-астите, ба-арин-с! Не призна-ала сра-азу-с!
  ― Ещё будут тут дворовые девки вякать! ― недовольно буркнул отец и обратился ко мне: ― Ну, сын, пришла, видать, тебе пора стать мужчиной. Уж и не чаял дожить до этого момента! ― по щеке дракона скатилась скупая мужская слеза и, прежде, чем я успел среагировать, упала мне на макушку.
  
  Слеза Дракона
  Уникальный артефакт, уникальный ингредиент, уникальный предмет
  Появляется на свет только в момент, когда Дракон переживает наиболее сильные эмоции
  Может быть использована для усиления характеристик оружия
  Используется в рецептах уникальных зелий
  При непосредственном применении игроком даёт постоянный бонус к уровням без сдвига по шкале опыта: +10 %

  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  Вы получили новый уровень
  
  Отлично. То есть, опыт у меня будет продвигаться, как для уровня, который у меня был до этого, а параметры и статы будут на 10% выше! Хел меня опять убьёт!
  ― Сейчас, сын, я тебе расскажу историю того, как мы выжили в этом мире.
  
  Драконы ― носители абсолютного мужского начала. Когда Создатель привёл из в этот мир, он не ожидал, что сам когда-то его покинет. Драконы, лишившиеся соверена, не только попали под власть тёмных Тарантулов, но и стали вымирать, поскольку не могли иметь потомства. Сирены ― носители абсолютного женского начала и тоже не могли иметь детей и были поставлены на грань вымирания те ми же драконами. И вот, однажды Дракон, преследовавший Сирену, повергнув её на землю, испытал необычайное жжение в организме. Он удивлённо раздвинул бронепластины на брюхе, и восторженному взгляду Сирены предстало орудие главного калибра Дракона. Ещё толком не зная, что он делает, Дракон перевернул Врага лицом вниз. Прижатая к земле неимоверным весом, Сирена изменилась, явив миру достойную мишень для Главного Калибра Дракона. Так началась новая эпоха в истории Драконов и Сирен. Драконы топтали Сирен, и те кричали. А через две недели Сирена либо откладывала икринку, из которой родится Сирена, либо яйцо, из которого вылупится Дракон.

  Доступно задание: Дракон топчет Сирену
  Тип задания: классовое, только для Драконов
  Описание: научиться у Дракона Ренокса правильно топтать Сирену
  Награда: ранг 15 Дракона, -10% к скорости расхода Бодрости
  Штраф в случае провала/отказа: повторное прохождение квеста
  Принять/отказаться?
  
  Нажал отказаться. Это, что, меня прямо тут заставят топтать Сирену? В сад, в сад!
  
  Вы не можете отказаться от выполнения данного задания
  Доступно задание: Дракон топчет Сирену
  Тип задания: классовое, только для Драконов
  Описание: научиться у Дракона Ренокса правильно топтать Сирену
  Награда: ранг 15 Дракона, -10% к скорости расхода Бодрости
  Штраф в случае провала/отказа: повторное прохождение квеста
  Принять/отказаться?
  
  Я сразу догадался, что Имитатор, управляющий выполнением этого задания, не настроен меня отсюда выпускать. Так что ― либо рерол, либо...
  
  Вы приняли задание: Дракон топчет Сирену
  
  ― Ой, ба-атюшки, будем, зна-ачит-с, ма-ала-адого ба-арина-с учить! ― Нашлазар перевесилась за  край валуна и мягко, без всплеска, ушла под воду.
  ― Ты не хочешь принять свой истинный облик, сын? ― спросил меня Ренокс.
  ― У меня же ограничение! Я сегодня уже истратил свои сто сорок минут!
  ― Ничего страшного, сын, в Мире Сирен это ограничение на тебя не действует! Скорее же! ― и, развернувшись, радостно пробасил: ― Здравствуйте, девочки!
  На камень забиралась Нашлазар, приведшая с собой с десяток разномастных Сиренок. Отец благодушно рассматривал этот цветник.
  ― Вот-с, ба-арин-с, как изволили прика-азыва-ать-с, девки-с для топта-ания-с! ― повела Нашлазар рукой в сторону подданных. ― Уж не пробрезгуйте-с, чем бога-аты-с!
  Ренокс поманил Сирену к себе и стал нашёптывать ей, указывая когтем:
  ― Сначала вон ту рыженькую, а потом ту чернявенькую, а потом... потом опять рыженькую! ― он радостно потёр передние лапы. ― Ой, они тут все такие вкусненькие! ― отец обернулся ко мне: ― А тебе какая больше понравилась?
  ― Лучших отбира-ала-с! ― вставила главсирена. Ренокс поглядел на мою ошалевшую физиономию и махнул рукой:
  ― Эй, ты!
  ― Я? ― приложила руку к груди Сирена с синими волосами и изобразила книксен на хвосте.
  ― Ты, ты! ― кивнул Дракон. ― Иди, моему мальчику поможешь!
  Сирена приблизилась ко мне вплотную, плотоядно ухмыляясь. У меня сразу появились сомнения насчёт того, кто здесь кого топтать собрался. Одновременно пришла и злость. Что это я позволяю какому-то неписю себя стращать? Проверка ― она всем проверка! Я махнул лапой и сбил на землю нахалку, которая, едва упав, сразу обернулась, довольно и хищно оскалившись.
  
  Задание: Дракон топчет Сирену
  Прогресс: 10%
  
  ― Молодец, сын! Отличный бросок! И помни, главное ― движение кистью! ― и Ренокс неуловимым, отработанным веками практики движением уронил рыженькую на землю перед собой. ― Теперь надо поставить левую ― запомни, левую ― лапу вот так, ― он поставил конечность так, чтобы голова Сирены оказалась между наружным и средним когтем, а указательный прижал бы её правую руку у локтя. Я повторил движение. ― Нет, не так, смотри, средний коготь держи чуть подальше, а то ухо ей отрежешь! И с наружным поаккуратнее, не проткни! Она, хоть и 305-го уровня, но, всё же ― женщина!
  
  Задание: Дракон топчет Сирену
  Прогресс: 20%
  
  ― А теперь нажми подушечкой под левую лопатку! Молодец! ― он, похоже, тоже нажал, и хвосты обеих сирен стали превращаться в женские ножки, венчающиеся аппетитными полушариями ягодиц.
  
  Задание: Дракон топчет Сирену
  Прогресс: 30%
  
  Я почувствовал в животе непонятное жжение и чуть не отпустил Сирену, когда бронепластины у меня на брюхе начали расходиться. Ренокс рассмеялся:
  ― Что, не ожидал? Девку-то крепче держи, а то, если отпустишь, так её неудовлетворённую потом три месяца не завалить будет! Ну, теперь прикрывай крыльями ― и вперёд!
  ― Что ― вперёд? ― спросил я. Ренокс раскрыл крылья и двинул тазом. Рыженькая, которую мне уже не было видно, заорала благим матом. Я, тщательно прицелившись, повторил его действия.
  ― А-аа-ааааа-аа! ― закричала синеволосая.
  
  Задание: Дракон топчет Сирену
  Прогресс: 40%
  
  ― Так, а теперь смотри внимательно! Момент очень ответственный, и здесь важно ничего не перепутать, понял? Смотри и повторяй! Делай ― раз! ― и он отклячил зад. ― Делай ― два! ― движение тазом вперёд. ― Делай ― раз! Делай ― два!
  Высунув от усердия язык, я постигал тонкости сложного процесса под мудрым руководством отца.
  ― Раз ― два, раз ― два! Раз-два-раз-два-раз-два-раз-два! Раз ― два, раз ― два! Раз-два-раз-два-раз-два-раз-два! Раз ― два, раз ― два! Раз-два-раз-два-раз-два-раз-два!
  Перед моими глазами появилась шкала с прохождением задания. Когда она доходила до определённой отметки, то переставала ползти, и мне приходилось сменить темп. И так ― несколько раз. Синеволоска кричала и вертелась, как угорелая. Наконец, шкала дошла до ста процентов.
  ― А-ааааа-аа-ааааа-аааааааааааа-аааааааааааааа-аааааа-аа! ― вопли Сирены перешли в Песнь Наслаждения, о чем немедленно сообщила мне система.
  
  Вами выполнено задание: Дракон топчет Сирену
  Вы получили новый ранг Дракона
  Вы получили новое классовое умение: Главный Калибр
  Стоит Вам раздвинуть броневые пластины в бою, как Ваши враги независимо от уровня получат дебаф Бегство длительностью 1 мин
  Примечание: умение не действует на Драконов более высокого ранга; если такой дракон применит к Вам аналогичное умение, на вас будет наложен дебаф А Я Маленький Такой, и Вы на 1 минуту спрячете голову под крыло
  Постоянный бонус к Бодрости: -10% к скорости убывания

  Вы получили Достижение: Первое Топтание
  Вы были первым игроком, оттоптавшим Сирену в этой локации
  Репутация со всеми встреченными фракциями: +500
  Репутация с Императором: +5000
  Награда от Императора: Для получения награды Вам необходимо принять приглашение к Императору
  
  Ух, ты! Плюшек-то сколько! А главное, я, наконец-то, поднял Ранг Дракона.
  ― Спасибо тебе за науку, отец! ― склонил голову я. Осоловевшие Сирены ползли к воде набраться сил.
  ― Э-ээ, постой, это ещё не всё! ― он махнул крылом в сторону оставшихся жриц культа плодородия. ― Ты ведь не против ещё поднять ранг?
  ― С удовольствием, отец! ― ответил я.
  ― Именно! ― поднял указательный коготь Ренокс. ― Итак, следующий уровень ― научиться крыть Сирену. Крыть ― то есть топтать, но скрытно! ― к нему подошла чернявенькая, а мне Нашлазар толкнула блондинку...
  Я открыл глаза. Хм. Потолок! Как я успел пропустить момент, когда я выбрался из капсулы? И, самое главное, когда я вообще успел в неё забраться. Точно помню, как вчера в седьмом часу вылез, потом пошёл проветриться в город и напроветривался так, что пытался затащить к себе каких-то двух аспиранток соседнего меда. Хм. Одна была рыженькая, а другая покрасила волосы в синий цвет. Хм. И затащил. Тут я осознал, что в локоть мне кто-то дышит, и услышал плеск воды в ванной. Всё интереснее и интереснее. Я поднял голову. Рядом со мной, разметав огненную копну волос по кровати, лежала хрупкая девичья фигурка. Шум воды в ванной стих, и через минуту по коридору потопали босые ножки. Точно, синевласка. В дверях спальни, глядя на меня чёрными раскосыми глазами, стояла героиня моего сна, только, понятное дело, без хвоста. Чему я, надо сказать, был рад, поскольку ножки у сирены были выше всяческих похвал.
  Девушки любезно согласились разделить со мной завтрак, заранее предупредив, чтобы я не понапридумывал себе ничего такого, так как в их планах ничего, кроме намерения провести ночь в приятной компании, не было. А завтрак ― лишь воздаяние должного моему... энтузиазму. Поглощая приготовленный мною на скорую руку омлет с грибами, сладким перцем, беконом, луком, томатами, сыром и базиликом и запивая его свежим кофе, Маша и Гуля, как они представились, совершенно не обращая на меня внимания, хихикая и шушукаясь, делились свежими впечатлениями, что мне позволило частично компенсировать провал в памяти. Оказывается, Дракон топчет Сирену ― это секретная техника, как я им объяснил, которую я и применил не далее, как этой ночью. В общем, как я понял, краснеть мне было не за что, и со спокойной совестью я выпроводил девушек восвояси.
  Пф-ф! Значит, привиделось! Я вспомнил, что у меня сегодня рейд с Фениксом, и нехотя начал готовиться к погружению в капсулу. Честно говоря, хотелось просто посидеть на балконе, наслаждаясь по-весеннему тёплой погодой, но ― дела есть дела. Зря я, конечно, тогда что-то обещал Крию, не знаю, даже, что на меня нашло! Крышка закрылась, и потом сознание переключилось на интерфейс Барлионы. Перед глазами появился экран с приглашением ко входу. Я нажал на клановый символ, машинально проверяя время последнего входа. Вошёл вчера в 9:45, вышел в 18:17. Понятно, привиделось... Чисто на автомате я пошёл проверить логи, и увиденное заставило волосы шевелиться у меня на голове:
  
  02:25        Деяние: Восемь Чудес Барлионы: Дракон, топчущий Сирену
  02:39        Бонус: Песнь Наслаждения Сирены
  02:33        Кулинарный рецепт: Сирена в глазури Дракона
  02:34        Пройдено испытание: Не Ахтунг!
  02:38        Уникальный предмет: Слеза Дракона
  02:38        Повышен уровень: +14
  02:39        Получено задание: Дракон топчет Сирену
  03:07        Выполнено задание: Дракон топчет Сирену
  03:07        Ранг Дракона: 15
  03:07        Классовое умение: Главный Калибр
  03:07        Достижение: Первое Топтание
  03:08        Получено задание: Дракон кроет Сирену
  03:08        Классовое умение: Саечка За Испуг
  03:22        Выполнено задание: Дракон кроет Сирену
  03:22        Ранг Дракона: 16
  03:22        Классовое умение: Снайпер
  03:25        Получено задание: Дракон жарит Сирену
  03:41        Классовое умение: Инферно
  03:41        Выполнено задание: Дракон кроет Сирену
  03:22        Ранг Дракона: 17
  03:22        Уникальный предмет: Яйцо Дракона
  03:22        Легендарный предмет: Сепульки
  
  За каких-то пару минут воздух вокруг меня на поляне, на которую я переместился для участия в рейде, донельзя уплотнился от непрерывного писка, которым несчастному имитатору пришлось замещать мои весьма ценные мысли по поводу происшедшего. Что меня больше всего занимало, так это заверения обеих случайных знакомых, что ночью мы даже в душ ходили вместе.
  Я достал из сумки заинтересовавший меня предмет.
  
  Сепульки
  Легендарный предмет
  Применяются для сепуления
  
  И всё. Шутники-разработчики, абордажный лом с им хреном во все дыры триста тридцать три раза, потным пожирателям рыбьих потрохов, мать их каракатицу! А что, пират я или погулять вышел?

  

Глава 11. День рожденья

  Опять меня позвали Фениксы в рейд. В такой рейд, в котором Анастария Великая сразу начинает грузить Махана Лоха своими проблемами. В обычный, в общем, совместный рейд с Фениксом. Чёрт меня задери, Слонопотам-то и не пришёл! У меня очередные налоги намечаются, а этот редиска меня избегает! Хочу свои пять миллионов!!!
  ― Я понимаю, что тому, что я сделала, нет прощения! ― я чуть на кирпичи не изошёл, честное слово! Она, что, Рогу теперь качает? В общем, появление Анастарии я позорнейшим образом прозевал. Однако, надо признать ― она, всё-таки, Аналитик с большой буквы. Разве мог бы обычный человек или даже целый аналитический центр за каких-то восемь месяцев прийти к такому выводу ― Нет прощения! Практически, мега-мозг!
  ― Приветствую тебя, Анастария Великая! ― обернулся я к ней. До чего же она красива! Только, грусть в глазах навевает на меланхоличный лад. Хочется сесть на берегу Тихого Океана, подставив лицо солёным брызгам и падающим вишнёвым косточкам, поправить кимоно и сочинить хойку:
  
  Прекрасно со снежной вершины Фудзи
  Видны Кунашир и Шикотан
  Навеки русские
  
  Анастария глядела на меня, словно пытаясь постичь степень моего сегодняшнего человеколюбия. Ничего не прочитав в моих честных глазах, она повторила:
  ― Я понимаю, что мне нет прощения...
  ― Неправильно понимаешь, Великая! ― перебил её я. Немного невежливо, конечно, но, всё же, сколько можно мне рот затыкать? ― Клан Легенды Барлионы, наоборот, благодарен клану Феникс за дружескую поддержку ― и организационную, и материальную ― кстати, никто не видел Хелфайера? Прошу меня услышать ― Легенды отдают себе отчёт, что без Феникса и никакого клана-то не было бы. Мелкие разногласия были быстро и успешно разрешены, спорное имущество возвращено законному владельцу, совместные проекты развиваются. По-моему, ни о каких обидах со стороны Легенд и, уж тем более, прощении, речи нет.
  ― Хорошо, ― опустила голову девушка. ― Поинтересуйся планом рейда у Магдея. Мне нужно быть в другом месте!
  После моего кивка девушка ушла в телепорт. Я стал оглядываться в поисках рейдлидера, но вдруг нашёл более интересную мишень.
  ― Эй, Рик, смотри, что нашёл! ― окликнул я замеченного в толпе Фениксов ремесленника.
  ― О, Махан, опять припёрся! ― презрительное выражение на его лице сменялось удивлением и восторгом по мере того, как он вглядывался в большущую, литров на десять, ёмкость в моей руке.
  ― Это ― что, настоящая Драконья Глазурь? Она же бесценна! ― его аж трясло от возбуждения. ― А можно попробовать?
  ― Да пожалуйста! ― пожал я плечами. Он обмакнул в Глазури указательный палец и облизал его, с наслаждением прикрыв глаза. Над ним вереницей начали всплывать иконки бафов, среди которых совсем незаметно затесался дебаф Ахтунг сроком действия 12 часов. Как-то незаметно для самих себя игроки мужского пола начали покидать пространство вокруг нас в радиусе десяти метров. На одного меня, благодаря достижению Не Ахтунг, данный дебаф не действовал
  ― Ой, ну, какой же ты вредный, Маханчик! ― картинно заломив ладошку, пропищал Рик. ― Мы по тебе так скучаем! ― и он, вытянув губки, сделал попытку меня поцеловать, от которой я легко уклонился. ― Маханушка, продай Глазурь, противный! ― он картинно стукнул меня кулачком в грудь, отчего мне стало щекотно. ― Продай-продай-продай-продай! А то я с тобой разговаривать не буду! ― сложив руки на груди, он надул губы и отвернулся.
  ― Товар недешёвый! ― начал я. Ремесленник тут же повернулся обратно:
  ― Да мне много и не надо, Шаманушка Маханушка! Тысяча порций, не больше! Я из них оздоравливающие маски делать буду, а то совсем эти морщины замучили! ― капризным голосом пожаловался он.
  ― Ну, ладно, но ― только для тебя!
  ― Ой, как же я тебя люблю, Маханчик! ― сделал попытку повиснуть у меня на шее Рик.
  ― За тысячу порций ― шмотку с Ремеслом +35 и двадцать миллионов!
  ― Да хоть тридцать! ― радостно запрыгал на одной ножке Рик.
  
  На ваш счёт переведено 30000000 золотых
  
  Я оглянулся на стоящего на самом краю 10-метрового пустыря Магдея. Он покачал головой и закрыл лицо ладонью.
  

◅─◈─▻

  Долгие игровые часы складывались в тягучие игровые дни, переходящие в длинные месяцы игры в Барлионе. Игорь перестал бегать ко мне каждые два дня, чтобы пожаловаться на очередной пробой в Барлионе, который моё подсознание на пару с Имитатором умудрились осуществить за бдительными спинами программистов и сотрудников службы безопасности. Свободные вечера я проводил, медитируя на своём любимом месте на террасе. Я, наконец, постепенно начал понимать, что такое настоящий транс ― это когда ты не спишь и, вроде, трезв, но пространство вокруг тебя постепенно наполняется и становится вязким от каких-то теней, которые снуют вокруг и толкают тебя. Иногда я даже пытаюсь с ними заговорить, но они меня, похоже, не понимают.
  Каждое воскресенье мы с Дракошей прилетали в парк в Анхурсе. Я разместил объявление на форуме ― катание детей на Драконе. Каждый желающий ребёнок может, получив согласие у родителей, сесть мне или Дракоше на спину и полетать в облаках на живой легенде. Поначалу люди, как ни странно, с подозрением смотрели в мою сторону ― главным, что вызывало непонимание, было то, что деньги, еду или подарки мы с братом наотрез отказывались брать. Но постепенно форум оброс отзывами, и теперь день так и проходит. Флейта, которая со мной не разговаривала с того самого момента, как я побыл Императором, очень быстро оттаяла, и мы снова стали общаться, как ни в чём не бывало.
  Честно говоря, я тогда так и не понял, что же вызвало её негодование. У меня, конечно, есть подозрение, что дело в том, что я поселил во дворце также и Тавию с сёстрами. К тому же, перед отбытием в отпуск Наатхи поручил мне по-братски помочь Кондратию. На торжественной церемонии, на которой я принёс такую же клятву, как он сам приносил Реноксу в Колотовке, я получил регалии вместе с причитающимся мне 500 уровнем и капсом всех возможных характеристик и умений. После этого Наатхи отвёл меня в сторону.
  ― Махан, я тебя хочу попросить о помощи, как  брата.
  ― Я весь внимание, ― сказал я и с трудом подавил желание поклониться. Уже одно это показывало, кто из нас настоящий император и кто ― жалкая подушечка для трона, чтобы не остыл за время отсутствия монаршего седалища.
  ― Речь пойдёт о Тише и Кондратии... ― сказал он. ― Помнишь, я тебя просил помочь Тредиолу и Тавии?
  ― Конечно, ― ответил я.
  ― Так вот, Тредиола я временно назначил Правителем Армарда, а Правителем Налрака поставил Кондратия. Тиша останется во дворце.
  ― Я понял, Наатхи, ― кивнул я.
  Никакого сообщения о задании мне не высветилось ― Император не мог мне ничего предложить, поскольку я сам и был Императором. Тем не менее, я, конечно, исполнил его просьбу ― точнее, усердно продолжал её исполнять в течении месяца ― но исключительно из уважения к монаршему брату и чувства сострадания его семейному горю. Днём я занимался, как оказалось, очень даже обременительным трудом... Выражение пахал, как раб на галерах ― это, как раз, про меня, а ночью... Ночью меня ждали четыре принцессы в четырёх комнатах. Когда же месяц закончился и Император вернулся из отпуска, было объявлено, что Тилиаша, Принцесса Малабарская, Тавия, Княгиня Армардская, Флаффия, Графиня Дорадская и Кавайя, Герцогиня Каминская понесли, и все четыре ожидают наследников. Я лично пожал руки счастливым отцам.
  Вот, тут-то Флейта пришла в неистовство. Когда я вернулся в замок, она устроила мне самый настоящий семейный скандал с бросанием посудой, тапками, сердцем и ещё какими-то внутренностями. Хоть она и снесла у меня половину хитов, но у неё здоровье вообще ушло в красную зону, и я потом, сидя рядом с ней и поглаживая по голове, лихорадочно вспоминал, где именно должны располагаться почки, и какая из них левая, а какая ― правая. Я довершил водворение её внутренностей на место ещё одним интересным плетением, которое, к сожалению, оказалось применимо только для Зомби, но зато моей Ученице оно очень существенно подняло характеристики. Когда я закончил, она сухо меня поблагодарила и попросила ей не писать и не слать сообщения. Мои моральные характеристики, как она сказала, требуют серьёзной доработки, как минимум, чугунной сковородкой. И исчезла.
  Потом я начал всю эту затею с катанием детишек, и однажды в очереди увидел её.
  ― Соскучилась, ― коротко буркнула она, забираясь по крылу мне на хребет. Я, на самом деле, тоже соскучился. При том, что она вернулась, тем не менее, Флейта каким-то чудом вычисляла каждый раз, когда со мной случалась небольшая интрижка, и долго и нудно мне выговаривала.
  ― Кто ты такая? ― обычно спрашивал я её. Она на это уже не дулась, как в первый раз, а продолжала подтрунивать. Однажды она сказала нечто, что меня надолго ввело в ступор. Я даже всерьёз подумал было наплевать на перса, Барлиону, Драконов, Элуну, клан, деньги и обещание Крию, удалить учётную запись и уехать в джунгли Амазонки.
  ― Когда ты на мне женишься... ― сказала она и остановилась, наслаждаясь моим обмороком. Собственно, дальше продолжать было не нужно, да она и не собиралась. Всё. Конец обеда, бомбрамсель мне в печень и якорь в потроха! Через пару дней, гуляя по городу, я чуть не обделался, когда рядом неожиданно заиграл марш Мендельсона. Чур меня, чур!
  Раз в неделю я навещал Элуну. Сжимал в руке жетон очередного Паладина, и она встречала меня в своём саду. Она меня расспрашивала о моём мире, хотя успела изучить его вдоль и поперёк через всю доступную ей информацию. Она кормила меня своими божественными печеньками и поила чем-то таким... Каким-то золотистым нектаром, который приводил меня в состояние совершеннейшего восторга. Иногда мы целовались ― но и всё! Она почему-то по-прежнему считала, что мы ещё недостаточно хорошо знакомы.
  Наконец-то мой кальмародельфин достиг максимального, двадцатого уровня. Сначала мы отметили это событие у меня в замке в узком кругу лиц, потом переместились в Золотую Подкову, где я объявил угощение всем за мой счёт. Потом, немного перекусив, мы отправились на центральную площадь Анхурса. Там гуляние пошло всерьёз, в дело пошли фейерверки, и на площади стал собираться народ, за ними ломанулись торговцы, потом подтянулась стража, и в какой-то момент я обнаружил, что рядом со мной стоит Император в цивильном и под бафом сокрытия. С виду ― НПС, как НПС.
  ― Ваше Величество! ― шепнул я, сдерживая позыв склонить голову.
  ― Брат мой, ― отозвался Наатхи.
  Между ним и мною протиснулась Тиша, восторженно глядя на небо, полыхающее тысячью огней. Флейта, стоящая по другую сторону от меня, недовольно покосилась на принцессу, но ничего не сказала.
  ― Что празднуем? ― спросил Император.
  ― Я стал Королём Морских Просторов, ― ответил я. ― Теперь никто и ничто не сможет противостоять мне на море.
  ― Это хорошее достижение, ― кивнул он. ― Надеюсь, ты употребишь его во благо?
  ― Всё, что я делаю, я делаю во благо, ― отозвался я.
  ― Не увиливай, ― сказал он.
  ― На дне морском, как мне кажется, живёт народ, ― пояснил я. ― Я хотел туда спуститься...
  ― Ты будешь представлять Императора, ― сказал он.
  
  Вам предложено задание Я пришёл с миром
  Император уполномочил вас быть послом Малабара при освоении новых земель
  При заключении торгового соглашения Вы будете получать 0.5% от торгового оборота между землями
  При заключении торгового соглашения Ваш клан будет получать 0.5% от торгового оборота между землями
  Принять/отказаться?
  
  ― Это большая честь для меня, ― заметил я. И очень, очень много плюшек ― с каждой сотни золотых, полученных или потраченных малабарцами
  ― Кто ещё, как не ты, Махан, ― подбодрил меня Император.
  Я вознёс небольшую молитву Элуне, и с неба, в котором вспыхивали огни салюта, словно серебряные снежинки посыпались. Игроки, которых они касались, восторженно замирали, а потом начинали кружиться с расставленными руками. Мне на руку упала одна и я рассмотрел, что это такое.
  
  Благодать Элуны
  Баф случайной характеристики на 1-2% сроком на 12 часов
  Действует, только если окружающие в радиусе 5 м испытывают радость
  
  Небо расцвело огнями северного сияния ― Тартар постарался.
  
  Внимание: вы стали свидетелями эпического явления Сияющий Путь Тартара
  Вы получаете +1.5% к шансу найти предмет не ниже эпического сроком на 168 часов
  
  ― Хорошо-то как! ― вдруг сказала молчавшая до этого Тиша.
  ― Очень, ― совершенно неожиданно согласилась с ней Флейта.
  ― Половина расходов ― на меня, ― тихо сказал Император.
  ― Ни за что, ― не согласился я.
  ― Спасибо тебе, Махан, ― просто сказал он.
  Император с Принцессой ещё немного постояли с нами, а потом ушли так же незаметно, как до того и появились. Подозреваю, что у Императора есть какой-то личный бесшумный телепорт как раз для таких случаев. Флейта не сразу заметила их отсутствие.
  ― Куда это они делись? ― спросила она.
  Я пожал плечами, а она ко мне повернулась, заглядывая в глаза.
  ― Ровно через неделю у меня день рождения, ― сказала она.
  ― Поздравляю, ― отозвался я, сразу начав внутренне дрожать.
  ― Это значит, что мне исполняется восемнадцать, ― пояснила она для особо тупых. Но я-то ― не тупой. Надеюсь, по крайней мере. Так что, мне уже страшно.
  ― Папа организовал вечеринку для близкого круга лиц... ― она, не отрываясь смотрела на меня.
  ― Близкий круг ― это сколько? ― поинтересовался я, оттягивая неизбежное.
  ― Самый близкий ― это человек пятьдесят... ― отозвалась она. ― Близкие друзья, поверенные... Его друзья... Ты себе не представляешь, как мне важно...
  Сказав это, она внимательно стала выглядывать ответ у меня в глазах.
  ― Только без паники! ― предупредил я, когда она, наконец прочитала и начала мрачнеть. ― Я совсем не желаю снова не видеть тебя месяц. Перестань!
  Мне было видно, с каким трудом она возвращает себе самообладание.
  ― Я тебе когда-нибудь говорил неправду? ― спросил я.
  ― Не говорил, ― нехотя признала она. ― Утаивал ― сколько угодно, но не врал.
  ― Вот, сейчас я тоже часть утаю, ― пообещал я. ― Но скажу только правду.
  ― А без утайки нельзя? ― злобно спросила она. ― Чисто и откровенно?
  ― Без утайки будет неинтересно, ― отмахнулся я. ― Давай сделаем так ― я буду тебе должен. Всё, что угодно, хоть луну с неба...
  ― Лучший мой подарочек ― это ты, ― мрачно сообщила она.
  ― Давай, лучше луну с неба, ― предложил я.
  ― Хорошо, ― вдруг согласилась она и показала мне кисти рук. ― Ты закончишь узор.
  ― Идёт, ― сказал я. ― Только не под купальником.
  ― Не торгуйся, ― посоветовала она. ― Дороже выйдет. Весь узор.
  Я закатил глаза. В конце концов, не такая уж большая цена. Надеюсь, ничего такого при этом не произойдёт. Ну, то есть, о том, что я слаб ― или силён, зависит от того, с какой точки зрения рассматривать ― на передок, я и так знаю, но в случае с Флейтой, я надеюсь, удержусь и просто нанесу ей узор... Она же Зомби, в конце концов, у неё внутренности выпадают... Не некрофил же я, в конце концов?
  ― И ещё ты меня пригласишь на свидание, ― добавила она.
  А вот это уже хуже. Я на такое не рассчитывал. Хотя вечеринка у папы в любом случае рассматривалась бы именно так...
  ― А теперь утаивай от меня, почему ты не можешь просто прийти ко мне на день рождения.
  ― У меня как раз на этот день запланировано мероприятие в реале, ― ответил я. ― Давно запланировано, почти восемь месяцев назад.
  ― Что за мероприятие, ты мне не скажешь? ― криво усмехнулась она.
  ― Не скажу, ― ответил я.
  ― Ну, ладно, ― вздохнула она. ― Пригласи тогда меня на танец, что ли...
  

◅─◈─▻

  Проснувшись и позавтракав, я вспомнил, что сегодня ― тот самый день, когда я должен в письме попросить некую особу о свидании. Не долго думая, я послал Крию письмо с напоминанием о нашем уговоре, хотя, уверен, он и не забывал. Ответ с адресом незнакомки пришёл, как только я нажал кнопку Отослать. И комментарий: Вы в одном городе. И отчего я таки не удивлён?
  Засев составлять послание, я понял, что совершенно не в курсе, как мне обращаться к незнакомке и куда её звать. На ты? А, вдруг, это ― королева Англии, а я к ней так запанибратски. Или, хуже того, моя неудавшаяся тёща? Хм, тогда я бы ей не электронное письмо послал, а какой-нибудь белый порошок. И пошёл бы закупать три баяна, поскольку два, по устоявшейся традиции, всё одно ― порвут! Или, наоборот, кто-нибудь, кого я знаю... Та же Марина, к примеру. Кстати!
  
  Привет, Марина!
  Так случилось, что я вышел досрочно. Поздравь меня!
  Очень хотелось бы отметить это событие. Если ты не против, жди меня в Панораме сегодня в семь, столик я забронирую.
  Дмитрий, он же Махан

  
  Пока я думал, пришёл ответ от Марины:
  
  Привет, Дима!
  Поздравляю! Очень за тебя рада!
  Да-да, буду рада встрече. Панорама в семь!
  Марина

  
  Ну, вот и ладушки! А теперь ― самое сложное...
  
  Доброе утро!
  Прошу прощения за беспокойство, но у меня возникла мысль о совместном походе в ресторан, и я предлагаю осуществить её сегодня же в семь.
  Отказ сделает меня самым несчастным человеком на свете.
  Шаман Махан

  
  Адрес ― тот, что дал мне Крий. На этот раз чуда в виде моментального ответа не произошло, и я переместился на терассу, чтобы там позаниматься гимнастикой. Скрестив ноги по-турецки, я сел с прямой спиной прямо на дощатую палубу и, закрыв глаза, сосредоточился на своём дыхании. Вдох-выдох, у шамана три руки, вдох-выдох, и крыло из-за плеча... Никогда не понимал, что такое медитировать. Сидишь, пытаешься не думать о белой обезьяне. Наверное, это и есть настоящий духовный подвиг ― целенаправленно о ней не думать. В какой-то момент я, похоже, отрубился, поскольку мне начали мерещиться какие-то смутные тени, которые постепенно меня обступали, делая воздух вокруг меня более плотным и густым. Мне даже стало казаться, что я уже не дышу, а пью, заталкивая в себя эту студенистую субстанцию судорожными глотками. Из забвения меня вырвал мелодичный звоночек принятой корреспонденции. Я открыл глаза. Солнышко, ветерок, панорама города. Всё так же, как я и оставил это... Сорок семь минут назад! Правда, что ли, отрубился?
  
  Самому несчастному человеку в мире! (прошу заметить, без моего участия!)
  Так что, предполагается мне всё бросить и мчаться на свидание?
  Или это деловая встреча?

  
  Так же обезличенно, как я. И не понять, та ты или на Вы. Зря я, конечно, Крию Шлем Двауходаносора снимал, ой, зря. Если это окажется Анастария, в миру Анастасия, я этого козла... Так, не стоит кипятиться! Титан он или не Титан? Рецепт уже готов и отработан веками. Вся мудрость человечества работает на меня. Ха-ха-ха! Я его прикую к скале и буду каждый день прилетать, чтобы сожрать его печень, злобно клекоча! Изо всех сил надеюсь, что это ― не подстава. Нет, это не Анастария, она-то знает, откуда ноги растут...
  
  Да и да. Нет
  
  Ещё пара минут ожидания:
  
  Хорошо. Гнездо. Парадная форма одежды
  Я зарезервирую
  Да уж, пожалуйста!
  
  Ничего не понимаю. Главное, что у меня нет парадной формы одежды. Что это такое, кстати? Парадные джинсы или, всё-таки, смокинг? Если мы встречаемся в ресторане, стоит ли мне ждать даму на входе? Или лучше сесть за столик? Сразу вести даму к себе или по пути купить мороженого? Проведя минут сорок в поисках информации, я наткнулся на замечательную ссылку, получил адрес, по которому и отправился, обменявшись парой сообщений с администратором.
  Ничем не примечательная витрина со смокингом и бальным платьем. На манекенах, естественно! Внутри меня встретила девушка-администратор. Если бы я понимал что-то в одежде, я бы сказал, что на ней был безупречный костюм секретаря или администратора. Но я-то ― не понимаю! Поэтому, я просто отдал должное стилю её одежды, качеству покроя и изяществу очков. Когда я вошёл, она подняла голову:
  ― Я вас внимательно слушаю, товарищ...
  ― Дмитрий! ― подсказал я. Как будто у неё толпа посетителей на входе. Девушка посмотрела сквозь меня. Понятно, это у неё не очки, а монитор.
  ― Да-да, на час дня! Пожалуйста, пройдите! ― если бы я понимал что-то в манерах, то я бы назвал её приглашающий жест безукоризненным. Жаль, конечно, что я не понимаю, и мне остаются лишь любоваться грациозным разворотом плеч, изгибом локтя и отставленным пальчиком. В зале, куда меня пригласили, ожидал кругленький мужичок с седыми залысинами и в очках с какими-то настолько дикими диоптриями, что хозяину их приходилось смотреть поверх очков, чтобы хоть что-то разглядеть. Одет он был в серую рубашку с кожаными заплатками на локтях, жилетку и брюки на широченных подтяжках. Сантиметр через плечо и карандаш за ухом.
  ― Прошу Вас, Дмитрий! Арон Моисеевич снимет мерку, а Наталья Ильинична после этого проведёт занятие. Приятного вам времяпрепровождения! ― присев и наклонив головку, она вышла спиной вперёд, закрывая за собой двери.
  Портной, утомляя меня своим грассированием и бесконечными молодой человек, заставил раздеться до исподнего, загнал на цилиндрическую крутящуюся подставку и приступил к замерам, ошарашив меня в момент измерения длины штанины, чтоб он был здоров! С трудом подавив желание убить незадачливого ахтунга, я стоически дотерпел до конца процедуры, после чего, облегчённо вздохнув, бросился одеваться. Арон Моисеевич позвал Наталью Ильиничну, оказавшуюся весьма приветливой дамой чуть моложе меня. Причём, настолько приветливой, что лишь мой самовыданный квест не позволил предложить Наталье Ильиничне встретить следующий же рассвет на моей террасе. Как бы между делом я вытянул у неё номер телефона и адрес почты. Задел, так сказать, на будущее. Если свидание пройдёт, как мною запланировано, то сегодня же ей позвоню. Около восьми, я надеюсь.
  Вдвоём они уселись с каталогом, в котором было много плечистых мужиков в пиджаках, смокингах, сюртуках, камзолах, фраках, жилетках, рубашках. Наталья Ильинична, поглядывая на меня, водила пальчиком по каталогу, а Арон Моисеевич, грассируя, мотал головой, утверждая, что я для таких изысков рожей не вышел. Нет, у него талант какой-то! Он грассирует, даже когда ничего не говорит! Наконец, их тихое общение подошло к концу, и мне был предъявлен вариант чёрного фрака с широким красным поясом и чёрным плащом с красной каймой со стоящим воротником. С каменным лицом я попросил у Натальи Ильиничны карандаш и пририсовал мужику треугольные тени под глазами и длинные клыки, вызвав звонкий смех дамы и сдержанное покряхтывание портного. Тогда мне показали уже нормальный вариант ― чёрный смокинг с чёрным же поясом и белоснежной бабочкой.
  Арон Моисеевич удалился в свою мастерскую, а Наталья Ильинична пригласила меня к столу, на котором были расставлены приборы, салфетки, рюмки, бокалы, маслёнки и соусницы. Я сел за стол, а она, пальчиком показывая на очередную вилочку или бокал, объясняла предназначение. Потом настала очередь практического обучения. Сначала мы занялись винами. Смешной мужичок с рязанским прононсом, которого звали Сомелье, ― ага, я тоже на француза похож, ― преподал мне короткий урок того, как именно нужно выбирать вино к еде, как его пробовать, оценивать аромат и пригодность к предстоящему застолью. Заранее предупредив, чтобы я ничего не пил и не ел, он дал мне попробовать разных вин и рассказать о своих ощущениях. В общем, чтобы закосеть, пить, оказывается, совсем не обязательно. Достаточно нюхать и полоскать рот. Зато через минут сорок этого экспресс-урока я уже не должен был ударить лицом в грязь, пригласив барона из соседнего замка на чашечку кофе.
  После того, как Сомелье ушёл, мы приступили к еде. Наталья Ильинична показывала мне, как есть утку, лобстера, рыбу разных видов, салаты и мороженое, заостряя внимание на таких, казалось бы, несущественных деталях, как максимальный размер порции, которую можно за один раз положить в рот, и как именно класть. Естественно, каждый кусочек немедленно выплёвывался в подставленное девушкой-горничной ведёрко. Попутно мне разъясняли особенности вкуса того или иного блюда, и на что именно в каждом из них нужно обращать внимание. Я поневоле проникался безграничностью её терпения. Когда последний кусочек кролика был выплюнут, рот вытерт салфеткой, а приборы отложены в сторону, мне поднесли воды прополоскать рот и какую-то таблетку. На мой вопросительный взгляд Наталья Ильинична ответила, что таблетка рекомендована к использованию для быстрого выведения следов алкоголя из крови.
  Многообещающе улыбнувшись, она удалилась, а в зале появился Арон Моисеевич с двумя помощниками. Я был снова водружён на пьедестал и подвергнут унизительной процедуре примерки. Как ни странно, но подмётанный портным пиджак сразу подошёл. Со штанами накладка случилась, причём, в результате моих дрыганий во время снятия мерки. Бурча, портной удалился, а вместо него вернулась Наталья Ильинична, чтобы преподать мне урок светских манер, точнее, то, что можно было уместить в оставшиеся полчаса. Тепло, может, даже чересчур, с ней попрощавшись, ― но, клянусь, без использования языка! ― я ещё раз примерил свой наряд. После того, как Арон Моисеевич показал мне, как правильно наматывать пояс без посторонней помощи, моё приобретение запаковали в большую коробку и вызвали такси. Я посмотрел на часы. Пять, однако! Надо бы поторопиться!
  Я прибыл в фешенебельный ресторан под названием Гнездо Вампиров за две минуты до срока. Наталья Ильинична постаралась вбить в меня невозможность опаздывать, заодно предупредив, что моей спутнице, как раз, не прилично явиться раньше срока. Минут десять-пятнадцать опоздания ― это светская норма. Швейцар открыл мне дверь такси, позволив выйти, а затем впустил меня в гламурную столовку, не забыв позволить мне коснуться его браслета на запястье, перебрасывая чаевые. Относительно расценок меня тоже просветили, чтобы не попал впросак. Кому рублик, кому пятачок, кому ― двугривенный... Метрдотель сразу проводила меня к бару ― дожидаться мне надлежало там. Я попросил кофе и воды и сел ждать.
  Минут через пять я мысленно хлопнул себя кулаком по лбу. У меня же совсем вылетело из головы, что Марина осталась в городе, из которого я давным-давно уехал! А я ей свидание назначил! Ай-яй-яй, какая беспечность! Я развернул на ладони экран коммуникатора.
  
  Сильно надеюсь, что ты ещё не пришла.
  Извини, я неожиданно застрял в пробке, и тут явно всё надолго.
  Может, перенесём на другой раз?

  
  Ответ пришёл очень быстро, менее, чем через минуту:
  
  Я уже на месте.
  Ничего, подожду!
  Мне очень важно с тобой поговорить!


  Не голодай там без меня, ОК?
  Хорошо! Жду!
  
  Интересное такое, кстати, место. Огромный зал, можно в баскетбол играть с трибунами. Естественно, золочёная лепнина, парча, хрусталь, до блеска начищенный паркетный пол со сложным рисунком. Вдоль стен стоят столики, которых, на самом деле, не очень много, около десятка. В центре выписывают стремительные вензеля две вальсирующие пары. Бесшумные тени официантов, подносящих или уносящих. Через одностороннее стекло было видно, как к ресторану подъехал черный бронированный автомобиль, а за ним ― такой же чёрный лимузин с какой-то Очень Важной Персоной в нём. Из машины сопровождения высыпали плечистые спортсмены в чёрных костюмах и очках, рассыпаясь в разные стороны. Почти сразу двое появились в зале, осматривая его, несомненно, цепкими взглядами, которых мне всё равно не было видно за стёклами их очков. К танцующим присоединилась пара посетителей ― дама в длинном белом платье и бриллиантах и мужчина во фраке. Потанцевали, нагуляли аппетит и сели обратно за свой столик. В зал вошла девушка.
  Она на сукунду замерла, выискивая меня, а потом, повернувшись в мою сторону, улыбнулась. Я пошёл ей навстречу, по пути на чём свет стоит кляня Титана. Нет, одной печёнкой он у меня не отделается! Я ему устрою... весёлую жизнь. Тоже мне, Ханума нашлась, якорь ему в глотку и бомбрамсель в печень! Девушка была одета в облегающее чёрное вечернее платье до пола, переливающееся при каждом её движении, словно оно было сделано из ртути, и жемчуга на шее и запястьях. Судя по тому, что она доставала мне до бровей, она явно была на каблуках, что делало её походку ещё более грациозной. Небольшая сумочка, тоже расшитая жемчугом и ручной работы личный браслет. Голубые глаза и тёмные волосы дополняли композицию. Меня тоже оценивали, и, судя по одобрительному взгляду, первое испытание я прошёл. Вопрос, стоило ли?
  С трудом сдерживая злость, готовую прорваться наружу и сожрать это ни в чём не повинное, ― или мне и здесь не стоит выключать свою паранойю, ― создание, я подошёл и церемонно склонил голову. Девушка слегка присела в книксене и протянула мне руку. Да, после того, как в меня было вложено столько информации по этикету, я безошибочно распознал, что мне надлежит сделать, когда мне протягивают руку именно так. Я взял пальчики в свою и прижал их к губам. Девушка улыбнулась, а моментально подскочившая тень пригласила нас пройти за столик. Я вручил спутнице принесённую орхидею, вызвав румянец на её щеках, и предложил руку, увлекая вслед за официантом. Я всё ждал, когда же в зале появится хозяин лимузина, и тут меня, как судорогой, свело яростью прозрения. Похоже, я даже дёрнулся, и спутница удивлённо посмотрела на меня.
  ― А охрану зачем с собой тащить? ― глухо спросил я.
  ― Кто ж меня без неё из дома выпустит? ― удивилась она.
  ― Понятно! ― испустил я обречённый вздох.
  Мы сели, и она озабоченно меня спросила:
  ― Ты, что, не рад?
  Я стушевался. Не могу я ей говорить неправды.
  ― Когда ты написала всё бросить, я не знал... ― замялся я.
  ― Что? ― нахмурилась она. ― Что я всё брошу?
  ― Да. Вечеринка, папа, близкий круг, ― кивнул я. ― Почему?
  ― Дурак ты! ― бросила мне девушка и отвернулась в сторону. А-аа, абордажный лом с хреном во все дыры триста тридцать три раза, потный пожиратель рыбьих потрохов, мать твоя каракатица! Мне ещё и этих проблем не хватало, которые сердечные! Только-только, наконец, дышать свободно начал, только лишь боль поутихла! Я этого Крия зубами из капсулы выцарапаю! Он у меня всю жизнь на лекарства работать будет!
  ― И я, наверное, дура! ― она сделала движение, которое могло означать только одно. Я быстро накрыл её руку своей, заметив при этом, как синхронно на моей тушке скрестились взгляды обоих охранников.
  ― Прости, ты права, я ― дурак! По крайней мере, веду себя, как... Прости!
  Она снова повернулась ко мне, сверля недобрым взглядом:
  ― Откуда у тебя мой внешний адрес почты? ― на её лице сверкнула догадка, и глаза её сузились: ― Ах, так значит, вот какое у тебя запланированное мероприятие!
  Она опять дёрнулась, вставая, и я приподнялся вместе с ней:
  ― А ну, сядь! ― шёпотом рявкнул я. Девушка, оторопело приоткрыв рот, уселась на место:
  ― Да по какому праву ты...
  ― Всё, успокойся! У меня свидание с красивой девушкой, а ты пытаешься его испортить!
  ― Но это не я...
  ― Я сказал ― всё! ― она сидела, нахохлившись, если, конечно, можно нахохлиться с такой безупречной укладкой и в этом платье, почти не оставлявшем простора фантазии. ― Посмотри мне в глаза! ― никакой реакции. ― Посмотри! ― с нажимом сказал я. Она обратила на меня свои немного покрасневшие озёра.
  ― Мне хотелось бы, чтобы ты видела, что я говорю правду. Ты обворожительна и восхитительна, ― слабая улыбка тронула её губы. Работает! ― Я просто потерял голову, увидев тебя, вот и вёл себя глупо.
  Она смущённо отвела взгляд:
  ― Я так старалась...
  ― Ты бесподобна! ― я взял её руку и поцеловал. Идиот! Что я делаю?!! Потом же не отмахаться будет! Не отмаханиться! Комплименты расточал? Расточал! Ручки целовал? Целовал! Остановись, Шаман! Девушка сосредоточенно наблюдала, как мои губы касаются её пальчиков. Ой, дурак! Как я теперь выкручиваться буду? Я подождал, пока её глаза встретятся с моими: ― Как тебя зовут, красавица?
  ― Я точно тебя сегодня убью! ― рассмеялась девушка, а потом серьёзно спросила: ― А тебя?
  ― Дмитрий! ― кивнул я. ― Буду признателен, если ты меня полным именем звать не будешь!
  ― А я ― Алёна! ― отчего-то смущённо сказала моя спутница.
  ― Мне очень приятно, Алёна!
  Потом мы ужинали, и беседовали. Сделали по паркету зала пару кругов, которые выявили, что, может, я и отличный Шаман, но вот танцор из меня... Ничего, спишу всё на гипертрофированное достоинство. Я развлекал девушку байками из прежней жизни, смешными и не очень, рассказал, как попал в Барлиону. В какой-то момент вспомнил про Марину, извинился и набрал на коммуникаторе сообщение
  
  Джезве
  
  Это сообщение я послал на адрес, который сам собой завёлся на одном из виртуальных серверов Тампере не далее, как этим утром. Имитатор, получивший его, должен переслать другому, а потом полностью стереть из своих логов. Итогом цепочки из двух десятков Имитаторов должен был стать тот, что заведовал включением противопожарной системы в ресторане Панорама. Ещё через несколько минут мне пришло сообщение с фотографией мокрой рассерженной кошки в приложении. Я быстро набрал послание:
  
  Марина!
  Извини меня, я ещё не готов с тобой встретиться!
  Давай, в другой раз!

  
  Глядя на мою довольную физиономию, Алёна улыбнулась:
  ― Судя по твоему виду, ты только что провернул какую-то пакость!
  ― Увы! ― горестно согласился я. ― Грешен!
  ― Что это было?
  ― Это было мелочно и низко! ― скривился я. ― Зачем я буду загружать твои прекрасные ушки такой ерундой?
  Кончики прекрасных ушек покраснели. Я вдруг что-то осознал, и понимание этого факта меня ударило, как киянкой в макушку. Я замер и уставился в бесконечность.
  ― Ты что? ― спросила девушка. ― Эй, есть кто на связи?
  Я знал, что не она была этому причиной, просто... Просто, я созрел.
  ― Я не чувствую боли.
  ― Я не понимаю... ― отозвалась Алёна.
  ― Всё это время с той безобразной сцены до этого часа мне было больно.
  ― А теперь?
  Я медленно качнул головой из стороны в сторону.
  ― Это ― из-за меня?
  Я перевёл взгляд на Алёну:
  ― А тебе бы этого хотелось?
  ― Ага! ― весело согласилась она.
  ― Тогда ― да, это из-за тебя!
  Было уже ближе к десяти, когда мы решили, что на сегодня, пожалуй, достаточно. Нет, Алёна, судя по всему, твёрдо нацелилась на бурное продолжение, но мне этого вовсе не хотелось. Нет, девушка она, конечно, хорошая, да и хорошенькая, но... Пусть моё сердце заживает! Может, когда-нибудь потом у неё будет шанс, если я себе более подходящую по возрасту и Степени Важности Персоны подругу не найду. Шампанское выпито, пирожные съедены ― пора и честь знать!
  Меня чуть ли не физически колбасило, когда мы проходили мимо шкафов охраны. На деньги, да ещё и на большие деньги, у меня выработался буквально рвотный рефлекс. Не получится у нас с тобой ничего, так и знай! Не у того папы, ― или мамы, ― ты родилась! Уйду я в море на кальмародельфине ― и позабудешь ты меня! Ну, что ты на меня так смотришь, будто я твой?
  ― Дима-а! ― недовольно протянула Алёна, кутаясь в воздушную пелерину и безуспешно пытаясь прижаться ко мне, когда мы вышли на улицу. ― Ты, что, меня сегодня бросаешь?
  Я же ему ничего не обещал, и он меня ни о чём не просил. Только сходить на свидание. Посажу её в лимузин, помашу ручкой, смахну скупую мужскую слезу... И позвоню Наталье, как её там... Игоревне? Ильиничне! Вдруг, ещё не поздно, и она пустит меня на чашечку чая...
  ― Да, Алёна, тебе пора!
  Она гневно сдвинула брови и только что ножкой не топнула:
  ― Я уже не ребёнок! ― А потом её лицо исказилось: ― Какой же ты!... ― всхлипнула она и отвернулась.
  И тут меня как в спину что-то толкнуло. Я схватил её за руку и дёрнул на себя, одновременно шагая вперёд, чтобы поменяться с ней местами. Как в замедленном кино, я видел среагировавших охранников, прыгающих в мою сторону. Я совсем уже развернулся, и мне было видно, как один их врезается в девушку, останавливая её движение, не давая ей уйти... с траектории. Нет! С мерзким звуком чпок! меня сильно толкнуло в спину, заляпывая Алёну моей кровью, и почти сразу на её груди появилась небольшая дырочка толщиной в палец, а её тоже бросило на асфальт. Я упал рядом, вместо правого плеча и правой стороны груди ощущая лишь море огня. Девушка смотрела на меня с мольбой, пытаясь дотянуться до меня наливающейся белизной рукой.
  ― Дима! ― булькнула она толчками выходящей изо рта кровью. ― Дима, лю... ― глаза её остекленели, и рука, до которой я успел дотянуться, безжизненно обмякла. Под девушкой разливалась кровавая лужа. Сквозь туман, в который я погружался, мне ещё был виден заехавший на тротуар броневик, отрезавший нас от стрелка, слышны маты охранников, далёкий вой машины скорой помощи, пролетевший в сторону снайпера вертолёт... И её стеклянные глаза, в которые я падал, как в пропасть.
  У Шамана три руки...
  Меня обступают неясные тени ― голубые, красные, жёлтые...
  И крыло из-за плеча...
  Белый, мне нужен белый глюк!
  От дыхания его...
  Нет, этот слишком маленький! Мне нужен Великий!
  Разгорается свеча!
  Я направил белую тень в это хрупкое стремительно бледнеющее тело, и меня скрутило неимоверной болью. Да знаю я, знаю! Мой ранг Шамана недостаточно высок для призыва Высшего Духа исцеления. К чёрту! Дух вошёл в её грудь, и мне стали видны смятое лёгкое, изодранная в клочья аорта, вырванный кусок сердца, выдранные из спины куски кожи. Дух, напрягаясь, починил лёгкое и аорту и зарастил дыру спереди, а потом исчез. Ещё... Кровавая пелена закрыла от меня мир, когда я вызвал второго. Живи! Живи, кому говорю! Девушка судорожно втянула в себя воздух, задышала и, моргнув, ещё шире распахнула свои прекрасные глаза. Те самые, что будут последним, что я увижу на этом свете! Я слабо ей улыбнулся, и мир померк.
  

◅─◈─▻
  Я плыву среди серого тумана, из которого то и дело выныривают тени и проносятся мимо меня. Чёрные, красные, жёлтые, зелёные, голубые, синие, фиолетовые, белые... Тени бросают в меня клочья тумана, я радостно хохочу, уворачиваясь, и бросаю туман в ответ...
  ...Вспышка!
  ― ...пулевое ранение правой стороны груди, подозрение на пневмоторакс, множественный отказ внутренних органов...
  ― Фибрилляция!
  ― Заряд двести!
  ― Заряжено!
  ― Разряд!
  Вспышка!
  ― Так, кубик адреналина и новый пакет с кровью! Заряд двести пятьдесят!
  ― Заряжено!
  ― Разряд!
  Вспышка!
  ― Не действует... Живот твёрдый, похоже на внутреннее кровотечение! Кубик морфина, скальпель, пилу и раздвигатель! Будем вскрывать!...
  ...Туман расступается, и я вплываю в море ослепительного света. Или не света. Два сгустка кружат в центре, один ― излучает, другой ― поглощает. Свет и Тьма, Инь и Янь... Я подплываю ближе.
  ― Ты заигрался, Шаман!
  ― Ты открыл к нам дорогу из нового мира!
  ― Ты призвал Духа, с которым не смог справиться!
  ― Твоя прана уходит, Шаман!
  ― Твоя гордыня привела тебя к потере!
  ― Твоя потеря привела тебя к смерти!
  Я раскинул руки в стороны и, задрав голову, закружился с ними:
  ― Спасибо вам, Великие! Астрал, воистину, прекрасен!...
  ― Время смерти ― двадцать три ноль пять!...
  Туман сменяется звёздами, которые водят вокруг меня хоровод. Их спираль резко скручивается и превращается в стремительную ленту, бросающую меня в неизмеримую высь. И вот, в самом апогее этого прыжка передо мной возникает Она.
  ― Ты по-прежнему не смеешь смотреть на меня, Шаман?
  ― Зачем я здесь, Элуна? ― спросил я, не поднимая головы.
  ― А ты изменился! ― голос богини звучал одобрительно. ― Что, тебе больше не интересны тайны Барлионы, новые умения и сила, а, Шаман? Подвиги во имя богини?
  ― Я никогда не был корыстен в своём восхищении тобой, Элуна!
  ― В твоих словах нет лжи, Шаман! Отчего же ты на этот раз решил бросить меня?
  ― Я? Бросить?
  ― Ты решил уйти, Шаман! Туда, откуда нет возврата! ― от грохота её изобличающего тона заложило уши... Или что там вместо ушей у меня в астрале?
  ― Я ничего не решал, Элуна. Я сделал то, что должен был сделать, и получил то, что заслужил. Как говорят у меня на родине, И пусть ни одно доброе дело не останется безнаказанным!
  Богиня молчала, но я чувствовал исходящее от неё одобрение.
  ― Я рада, Шаман, что не ошиблась в тебе! Я ещё мало могу в этом мире, куда ты меня привёл... Та, что оставила руины на месте твоего сердца, будет наказана...
  ― Нет, богиня!
  ― Нет? ― я чувствовал, что гнев оттого, что я осмелился ей перечить, смешивается с удивлением от моих слов. ― Нет?!!
  ― Я её уже наказал, и даже слишком! Прошу тебя ― даруй ей милость!
  Богиня рассмеялась, роняя бриллианты к моим ногам:
  ― Хорошо, я дарую ей милость. Но не любовь. Не той, что смогла так равнодушно растоптать твою. И даже милость эта не достанется тебе просто так!
  ― Я согласен, богиня! Скажи, что я должен сделать!
  ― Для начала ― живи!...
  Я открыл глаза, и меня опять ослепило ярким светом. На этот раз ― причиняя физическую боль. Я невольно поднял руку, чтобы загородиться, и увидел отшатнувшуюся фигуру в белом халате и шапочке, прозрачной дыхательной маске во всё лицо, со светильником на лбу и скальпелем в затянутой в латекс руке. Раздался грохот падения и топот ног. Кто-то закричал. Я сел на твёрдом столе, на который меня зачем-то поместили. Проморгался, глядя на бирку на левой ноге. Потом поискал глазами источник шума. Возле стены, которая состояла целиком из металлических дверок в четыре этажа, сгрудилась кучка испуганных молодых людей в белых халатах. Одна девушка лежала без сознания. Похоже, при падении она ещё и опрокинула столик с инструментами, произведя немало шума. Её подруга пыталась привести её в чувство, а один из молодых людей чуть в сторонке тщательно и вдумчиво опорожнял желудок... Да и с кишечником, судя по запаху, кто-то не справился. Я стянул с пальца ноги бирку и протянул её мужику, вооружённому скальпелем, со словами:
  ― Что, доктор сказал ― в морг, значит ― в морг? Вы в курсе, что мне чужую бирку привесили?
  Бедняга начал было читать, что было написано на куске пластика, но сразу опомнился и осуждающе покачал головой. В зале появилось ещё двое ― в простой униформе охранников. Оба держали руки на расстёгнутых кобурах. Я мирно поднял свои руки вверх.
  ― Я пришёл с миром! ― дурацкая такая шутка получилась. ― Парни, спокойно! Меня только что накачали адреналином и морфием, так что я не совсем адекватен! Да ещё и зарезать хотели! ― показал я пальцем на мужика со скальпелем, который сразу спрятал руку с ним за спину, а другой, наконец, сорвал с лица маску:
  ― Я не виноват, его из реанимации доставили, вот его карта! ― он махнул рукой в сторону разбросанных по полу инструментов и бумажек со сваленного столика. Я так и подумал, что моя карта больного именно там. Патологоанатом, не сводя с моей груди зачарованного взгляда, ― ну вот, ещё один ахтунг выискался! ― начал перечислять:
  ― Сквозное огнестрельное в грудь из крупнокалиберной винтовки, потом ― реанимация на открытом сердце... ― он ещё и пальцем показывает! Ну, не осталось ни шрамика после божественного вмешательства, ну, выглядит кожа чистой, как у младенца, это, что, причина пальцем в живого человека тыкать? Я невольно поймал восхищённый взгляд одной из студенток, которая уже оправилась от шока и, поблёскивая очками, жадно смотрела мне ниже пояса. Нет, сам-то я не стеснительный, но от студентки-медички я бы ожидал меньшего интереса... Машинально я опустил голову... Батюшки! Я чуть не подпрыгнул, а потом попытался отползти. Ох, Элуна, ох, и шутница! Частью сознания я скользнул в астрал и завопил что есть мочи, распугивая разноцветных Духов:
  ― Сиятельная Элуна! К милости твоей взываю! ― в ответ послышался смешок, ― причём, помимо Элуны, мне почудилась ещё пара голосов не менее мелодичных, ― и та часть моего сознания, что осталась в этом мире, с удовлетворением отметила восстановление статус кво. Студентка в очках разочарованно вздохнула и надула губки. Так, напротив этой в личном деле напишем ― амбициозна, но не способна адекватно оценивать свои силы, склонна к мегаломании.
  Я повернулся к охранникам, один из которых вёл переговоры по рации:
  ― Уважаемые, мне бы одёжку свою найти, да домой!
  Тот, что вёл переговоры, перестал шептать в рукав и обратился ко мне:
  ― Если вас не затруднит, пройдёмте, пожалуйста, с нами!
  Я почесал голову, прикидывая варианты и вспоминая своё расписание на это утро. Нет, похоже, меня не затруднит. Патологоанатом кивнул одному из студентов, и тот принёс мне из подсобки хирургическое хабэ с тапочками. Я быстро оделся. Нет, опять же, стесняться мне нечего, ― по сравнению со мной после капсулы тот же Бельведерыч ― жирный кусок окорока, но да стоит уважить хозяев этого заведения. Кивнув на прощанье неудавшимся участникам представления под названием как правильно разделать индейку, я вышел из анатомического театра.
  Странно, что до этого момента я не чувствовал холода. Теперь же мне стало очевидно, что морг находится ниже уровня земли, и одёжка, которой меня снабдили ― чересчур лёгкая. Однако, никаких блужданий по подземельям не получилось. Босс уровня, так и не пришедший в себя после лицезрения моей регенерировавшей тушки, остался далеко позади под воздействием дебафа Ошеломление. Его миньоны, несмотря на попадание под воздействие моего расового умения Главный Калибр, тем не менее, в бегство не обратились.
  В просторном лифте с тремя рядами кнопок охранник ткнул в самую верхнюю, помеченную красным цветом. Двери закрылись, но лифт отправляться не спешил. С потолка раздалось неразборчивое хрюканье, и из стены выдвинулся окуляр, как у снайперского прицела, и охранник тут же принялся в него смотреть. Перископ? Или зрение проверяют? Зажёгся зелёный огонёк. Кстати, всегда меня забавлял этот момент в шпионских фильмах, когда злодеи прикладывают глаз авторизованного сотрудника к сканеру, а там ― дисплей, отображающий полную биографию, коды доступа, домашний адрес и номер банковского счёта. Удобно, чёрт возьми! Систему же безопасности в этом здании явно чайники проектировали ― ни дисплея, ни банковского счёта, ни даже подтверждения доступа, лишь сигнал об окончании сканирования. И автоматическая турель по месту прибытия.
  Турель ― не турель, а четвёрка терминаторов вроде тех, что сопровождали Алёну в ресторане, нас встречала. Причём, мои охранники даже не были выпущены за пределы лифта, лишь мне сделали приглашающий знак. Обыскивать меня никто не стал ― скорее всего, где-то у них запрятан сканер ― и двое шкафов подвели меня к другому лифту, в котором я проехал ещё четыре этажа. Когда двери лифта распахнулись, охранники, вышедшие первыми, синхронно разошлись в сторону, пропуская тут же врезавшийся в меня вихрь, увенчанный тёмноволосой головкой. Обхватив меня так сильно, словно пытаясь сломать мне рёбра, девушка, уткнувшись копной мягких волос мне в грудь, рыдала, словно я с того света вернулся. Я прижал её к себе, гладя по голове и приговаривая:
  ― Слава богу, ты жива! Как же я перепугался! Тише, тише!
  Шкафы куда-то стёрлись, гады! А у меня тут такой неловкий момент! Алёна отстранилась от меня и принялась задирать на мне куртку от выданного мне костюмчика.
  ― Алёна, не здесь, ты что, с ума сошла?
  ― Как? ― спросила она, проводя пальцами там, где из меня вышла пуля. ― Как? Ни следа! ― она подняла на меня заплаканное лицо: ― Почему?
  ― Что ― почему?
  ― Ты же не должен был... При таком ранении...
  Я опять прижал к себе её непокорную головку:
  ― Нам обоим нужно отдохнуть прежде, чем...
  Мы стояли в самом конце недлинного, но широкого коридорчика, по виду более походившего на приёмную, если бы не разросшиеся диффенбахии в кадках по углам и удобные диванчики вдоль стен. Может, комната ожидания? В противоположном конце открылась дверь, и к нам быстрой походкой направился человек, лицо которого чересчур часто мелькало на экранах, страницах и даже стенах туалетов. Алёна тут же развернулась ко мне спиной, как бы закрывая собой и спешно утирая ладошками мокрые щёки. Я осторожно подвинул её и, в свою очередь, спрятал себе за спину. Негоже казаку за бабью юбку прятаться! Дойдя до нас, мужик неопределённо хмыкнул, глядя на выглядывающую у меня из-под плеча голову девушки и протянул мне руку:
  ― Здравствуйте, Дмитрий! Меня зовут...
  ― Я знаю, как вас зовут, ― перебил его я. Ну, глупость же! Здравствуйте, Царь! Очень приятно! Он шагнул вперёд и, несмотря на моё небольшое превосходство в росте и весе, заключил меня в крепкие объятья, заставив отшатнуться прижавшуюся со спины Алёну. Отстранившись, он серьёзно на меня посмотрел.
  ― И это ― всё? А где мои полцарства в придачу? ― развёл руками я.
  ― Мне казалось, что вы предпочли бы обойтись без подобных формальностей, ― всё так же серьёзно ответил он. ― Но, если вам что-то...
  ― Нет, спасибо! ― поспешил отказаться я. Вот так, согласишься на замок, а там уже и до марша Мендельсона недалеко, тем более, что и принцесса рядом стоит, глазками испуганно хлопает! Мужик кивнул:
  ― Это предложение не имеет сроков давности и ограничений сверху. Когда и что нужно...
  Я скривился:
  ― Разве можно измерить деньгами...
  Он опять кивнул:
  ― Прошу прощения... Голова кругом идёт. Я бы хотел вам кое-то показать... ― он поглядел на девушку у меня за спиной: ― Мы быстро!
  ― Нет! ― пискнула Алёна.
  ― Прости, дорогая, не понял! ― вскинул брови мой собеседник.
  ― Не пущу! ― она сильнее обняла моё плечо. ― Я ― с ним! Всегда!
  Теперь уже я чего-то не понял, похоже. Я осторожно, чтобы ненароком не пришибить, несмотря на дикую жажду крови, развернулся и взял её за плечи, стараясь, чтобы её отец не услышал мой рассерженный шёпот:
  ― Ты, милая, случаем, белены не объелась? Что это за выступления? С чего бы ты за меня решаешь, куда и с кем мне идти?
  Алёна упрямо сжала губы, а глаза её наполнились слезами. Краем глаза я заметил, что мой собеседник деликатно отвернулся, предоставив мне самому разбираться с несносной девчонкой. А как же когда и что нужно? Вот, прямо сейчас и батальон спецназа, чтобы спасти меня от этого кровожадного монстра с небесно-голубыми глазами!
  ― Ну, послушай, то маленькое, но весьма весомое обстоятельство, по поводу которого ты вчера нелестно отозвалась о моих умственных способностях, отнюдь не даёт тебе права мной командовать. На самом деле, ничто не даёт, ты понимаешь? ― она кивнула. ― Подобной настойчивостью ты ничего не добьёшься, понимаешь? ― она опять кивнула. Я отпустил её плечи, и Алёна сразу же повисла на моей руке с выражением мрачной решимости на лице:
  ― Не пущу!
  Я обречённо развёл руками, глядя на мужика:
  ― Охраны не потерплю!
  Он развернулся и повёл меня к той двери, из которой вышел. За ней оказалось освещённое неярким светом помещение с закрытой капсулой посередине. В ней кто-то лежал, а капсула была заполнена непрозрачным гелем, одновременно обеспечивающим жизнедеятельность, температурный режим и стимуляцию. Мой собеседник остановился, глядя на капсулу:
  ― Четверо охранников, допрошенные с пристрастием, видели, как грудь моей дочери в районе сердца пробило снайперской пулей. Все четверо уверяют, что она умерла в течении минуты на их глазах. Прибывшая команда спасателей собрала с асфальта два с половиной литра её крови. И не обнаружила ни царапины на совершенно живой, но пребывающей в состоянии глубокого шока Алёне. Вас с самым неутешительным прогнозом и с блаженной улыбкой на лице увезла реанимационная бригада. Через сорок минут борьбы за вашу жизнь врач констатировал смерть. Ещё через два часа вы приходите из морга сюда, перепугав между делом патологоанатома и бригаду стажёров. Кстати, моим юристам ещё придётся возиться с подписками о неразглашении. Вы же не хотите в один момент прославиться? ― он повернулся ко мне, твёрдо глядя в глаза. ― Здесь лежит мой друг и близкий мне человек. Пуля, предназначавшаяся мне, парализовала его почти полностью. Большаков Дмитрий Михайлович, майор Вооружённых Сил Объединённой Земли. Вы его знаете под именем Крий.
  Вот, теперь всё встало на свои места. И забота Титана о, казалось бы, совершенно неведомой девице, и его участие в моих приключениях... Я уже не заметил, как ушел глава Корпорации, я сидел на полу у капсулы с прижавшейся ко мне Флейтой и шептал окружившим меня теням, выбирая ту, что белого цвета:
  ― У Шамана три руки...

  

Глава 12. Увядшие помидоры

  От созерцания окрестностей с чашкой эспрессо в руке меня отвлёк звонок в дверь. Странно! Ни уведомления от охраны на входе в жилой комплекс, ни от консьержки... Кто бы это мог быть? Не спеша, я отхлебнул горячей живительной влаги. Ах, хорошо! Я с сожалением покосился на последний тост с фуа-гра и заглянул в едва початую чашку с кофе. Да, мужики, хочешь, не хочешь ― а топать к холодильнику всё-таки придётся!
  Звонок повторился. Иду, иду! Нет, всё-таки, любопытно, кто там мне дверь ломает? Нежная корочка бриоша хрустнула на зубах, и я опять приложился к напитку богов. Амброзия? Не смешите мои тапочки, только хардкор, только эфиопская арабика из барной LaPavoni! Я уже давно понял, что, по крайней мере, на завтрак нужно себя любить по самые помидоры! Полчаса эпикурейства на балконе в приятное прохладное утро дают ни с чем не сравнимый заряд настроения на весь день!
  Опять звонок! Тост у меня кончился, и всё равно идти на кухню... Я решительно поднялся и зашёл в дом. Таблетка мигала огоньком нового сообщения. Я открыл письмо. Надо же! А вот это интересно. Ну, что ж, дорогой друг, давай и я тебе отвечу. Главное ― не спешить, тут важно каждое слово. В конце концов, от этого зависит, придёт она ко мне сегодня вечером или не придёт! Ну, вот, вроде бы, всё в порядке! Послать!
  Да что за люди! Если я не открываю, значит, меня нет дома? А если и есть, значит, я не хочу никого видеть? Ну, неужто это так сложно понять? Я двинулся на кухню, по пути щёлкнув кнопкой выключения звонка. Ах, Шаман, Шаман! Опять ты пытаешься мозгом решать, а не чувствами! А если там старушка, которую нужно перевести через дорогу? А если пионеры металлолом собирают?
  Я решительно шагнул ко входу, активировал замок и распахнул дверь. Моё сердце пропустило удар! Первый раз я вижу её в реале! Пусть, даже и уставшая, с кругами под глазами, и даже слегка постаревшая, она была по-прежнему прекрасна и до дрожи в коленках желанна! Такая живая и родная, за моей дверью стояла самая прекрасная женщина на свете!
  ― Дима, я... ― она шагнула было вперёд, но я не дал договорить, замкнув ей уста указательным пальцем.
  ― Постой, не сейчас! ― сказал я, и голос мой дрожал от возбуждения. ― Вот, не двигайся, никуда не уходи! ― она на автомате взяла блюдце с чашкой, которые я протянул ей. ― Никуда, слышишь?
  Я сделал наг назад. Она было двинулась за мной, но отшатнулась, чтобы не получить дверью по носу. Я проверил, точно ли я выключил звонок.
  ― Агриппина Петровна? ― это консьержка. ― У меня там на площадке злоумышленница фарфор ворует. Да, да, вы правы, лучше СОБР!
  Я отключил домофон, а потом осознал, что меня опять развели, как лоха! Кофе-то, кофе я не допил. А день так хорошо начинался! Ничему жизнь людей не учит! Поколебавшись между холодильником и капсулой, я сел за компьютер и начал катать телегу на корпорацию, которая умудрилась слить мой адрес той, которую я вообще не хотел бы никогда видеть.
  На этой благодушной ноте меня резко выкинуло из сна. Какого чёрта она мне снится? Я сел на кровати, обхватив руками голову, а потом привычным движением вырвал подушку из-под привалившейся мне под бок Алёны.
  ― М-мм! ― недовольно промычала она, за что тут же получила этой подушкой сверху. ― Ну, что ты дерёшься?
  ― Я тебе сколько раз говорил, что, если я позволил тебе жить у себя в доме, это не значит, что тебе можно приползать ко мне в постель, когда заблагорассудится!
  ― Ты мне это каждое утро говоришь! ― буркнула она, заворачиваясь в одеяло и поднимаясь. Облачившись в эту тогу на пуху, она пошлёпала босыми ногами на выход из моей спальной. ― Ты вообще ― мужик или кто?
  Я с трудом сдержал поток комплиментов, грозивший сорваться у меня с языка. Ирония же моей ситуации состояла в том, что тогда, в ресторане, я почувствовал, как моё сердце отмерло, проснулось от летаргического сна, в который его окунула та, как мне теперь кажется, давняя история. Потом ещё вся эта свистопляска со стрельбой, кровью и гонками по больничным коридорам ногами вперёд и с простынёй на голове, в результате которой я оказался не в состоянии оттолкнуть несчастную девушку, на глазах которой её любимого несколько часов назад накрыли простынёй и увезли в морг. А теперь она прочно засела в моей жизни, и сердце радовалось, когда утром я запихивал в неё завтрак, а вечером она прибегала ко мне под бочок, когда я медитировал на террасе или мок в джакузи. Правда, хождение по дому au naturel пришлось забыть, иначе об обороне можно было бы и не мечтать. Впрочем, я и так понимал, что влип значительно раньше, чем она напросилась под мою крышу, и безнадежно взирал на свои вялые потуги оттянуть неизбежное.
  Алёна проглотила кусок омлета и улыбнулась.
  ― Что?
  ― Я не знаю, отчего, но твои кулинарные таланты лучшают с каждым днём, ― она откусила тост с паштетом и хлебнула кофе. ― Я так думаю, что, захоти ты совсем покончить с Барлионой, ты уже вполне мог бы открыть Золотую Подкову в реале и зарабатывать достаточно, чтобы прокормить молодую жену с ба-а-альшими потребностями.
  ― Хорошо! ― кивнул я, размешивая сахар в кофе. ― Ты здесь посиди, а я пошёл жену искать! С потребностями.
  Глаза Алёны блеснули, и она улыбнулась:
  ― Давай, давай! Дома чтоб был не позже шести, с незнакомыми на улице на общайся, дрянь всякую не ешь!
  Вот, стрекоза! Я отсалютовал ей и принялся поглощать плоды проведённых на кухне сорока пяти минут. В этом, она, конечно, права. Всякую дрянь есть не стоит!
  Алёна собиралась на первую пару, а я обдумывал план сегодняшних действий. Я вдруг понял, что готов.
  ― Алён! ― позвал я.
  ― Сейчас! ― откликнулась моя квартирантка. Она ещё пару минут возилась в комнате, которую я отвёл ей, а потом появилась в своём традиционном университетском прикиде ― джинсах и кофточке. ― Что? Я готова.
  ― Я тоже.
  ― К труду и обороне? ― хихикнула она.
  ― Нет. К разговору.
  ― К какому? ― ну, что, мне ей теперь по полочкам всё разложить? А как же знаменитая зомби-шаманская чуйка?
  ― К важному.
  ― Ты, наконец-то, понял, что жить без меня не можешь?
  ― Алёна!
  Она скисла:
  ― Да поняла я, о чём ты... Меня с собой возьмёшь?
  Я помотал головой. Ещё боёв в грязи мне не хватало! Девушка прикусила губу.
  ― Не переживай, не вернусь я к ней. Мы же с ней видимся практически в каждом совместном рейде, и ― ничего. Я ничего не чувствую. Ни ненависти, ни жалости ― ничего.
  Она вздохнула и направилась на выход:
  ― Закрой за мной, пожалуйста, дверь!
  Я стоял в прихожей, наблюдая, как она обувается и отсылает сообщение охране ― её отец, естественно, не позволил ей обходиться без сопровождения, когда она передвигалась без меня. Зная, зачем она меня сюда позвала, я подошёл к ней. Она сложила руки у меня на груди, глядя снизу вверх в глаза:
  ― Я сегодня после трёх вернусь. Где мне тебя искать?
  ― На террасе, ― её глаза распахнулись от удивления. ― Я выйду к твоему приходу, и мы с тобой просто погуляем, хорошо?
  Она встала на цыпочки и протянула мне свои губы. Ох, Алёна, Алёна! С трудом сдерживаясь, чтобы не наделать непоправимых глупостей, я склонился и аккуратно поцеловал её. Она ещё секунду постояла, ожидая продолжения, а потом, раскрыв глаза, недовольно нахмурилась. Я провёл пальцем по её носику:
  ― Это ― больше, чем было вчера!
  Девушка вздохнула и, подхватив свой рюкзак и куртку, вышла, не оборачиваясь. И на том спасибо, что не упрекает меня в нерешительности, ― первые полгода объяснение о потерянной любви, конечно, сходило мне с рук, но сейчас...
  Я принял душ и подумал было залезть в капсулу, а потом решил провести полчасика в медитации. Вышел в одних штанах в тёплое апрельское утро и уселся на своё любимое место, откуда мне открывался поразительный вид на старый город и залив. Привычно и быстро скользнул в астрал, упиваясь силой и свободой, а потом меня отчего-то переклинило на мысли о сегодняшней встрече. Я начал раздумывать, что мне стоит сказать, чтобы убедить собеседницу и внезапно обнаружил себя на троне в Альтамеде. Что за чертовщина? Когда я успел забраться в капсулу? Машинально я залез в меню и открыл статус. Пуста. Разрази меня гром, капсула ― пуста!
  ― Вилтракс!
  ― Я здесь, Ваше Сиятельство! ― как чёртик из табакерки, выскочил управляющий.
  Издевается, гоблинское отродье!
  ― Вилтракс, будь любезен, сделай пятьдесят отжиманий!
  Он чинно снял свой роскошный халат, аккуратно повесил его на спинку кресла и приступил к оздоровительным процедурам. Закончив, он встал и замер, глядя в никуда.
  ― Ты что там делаешь?
  ― Спасибо, хозяин! ― объявил управляющий, вновь натягивая свою рабочую одежду.
  ― За что? ― удивился я.
  ― Плюс три к силе, плюс один к выносливости и новый уровень! ― помпезно огласил гоблин.
  ― Грац! ― машинально откликнулся я. Вот, и наказывай его теперь! Я отправился в зал телепорта и перенёсся в пункт назначения. У меня появилась задумка, и мне стоило её обсудить с приятелем.
  
  Привет! Если желаешь поговорить, то сможешь найти меня через двадцать минут в Трёх Каракатицах
  
  Буквально через минуту я срисовал парочку неприметных типов, появившихся в таверне. Мы с Кальраном уже закончили разговор, который завершился согласием к удовольствию обеих сторон, но я по-прежнему оставался в закрытой кабинке, поскольку мне было интересно, насколько сильно моя персона востребована в определённых кругах. За две минуты до назначенного срока я спустился вниз по потайной лестнице для своих, прошёл через кухню к служебному входу и, обойдя здание по кругу, зашёл, как все нормальные игроки, через переднюю дверь. Подскочившему ко мне распорядителю я объяснил, что жду даму, и он провёл меня в отдельную кабинку на двоих.
  Анастария не стала соблюдать этикет и пришла вовремя. Она уселась напротив, изучающе меня разглядывая. Закончив осмотр, она грустно покачала головой:
  ― Значит ― всё?
  ― Ага, ― кивнул я.
  ― Знаешь, я раньше думала, что страшно ― это когда ты отворачиваешься, дуешься и игнорируешь меня, ― её прекрасные глаза лучились тоской. ― Теперь я поняла, что страшно ― это когда ты спокойно сидишь напротив, и я чувствую, что просто не интересна. И даже не любопытна.
  Мне только оставалось развести руками.
  ― Но ― почему?
  ― Ты знаешь, Насть, у меня и раньше не было особого желания скандалить и выяснять отношения, а уж теперь-то...
  ― Ты же знаешь, что я не могла поступить иначе! Ты нужен мне был живой! В реале, а не в Барлионе!
  ― Я мог бы решить за себя, как это сделать. И ничто, кстати, не мешало мне этого сделать в любой момент.
  ― Да ты заигрался! ― она с трудом сдержалась, чтобы не выкрикнуть это мне в лицо. ― Я всё ждала и ждала.
  ― А потом взяла инициативу в свои руки...
  ― Я всё просчитала...
  ― И я чуть не загремел на рудники...
  ― Вероятность этого была всего три процента! Я готова была рискнуть!
  С ума сойти! Она даже не понимает, что не так! Я для неё ― по-прежнему лишь переменная в её расчётах. Дьявол с ними, с рудниками! Отчего она могла подумать, что она вправе играть со мной вслепую?
  ― Знаешь, ― сказал я. ― Два раза уже ты меня предупредила, что следующий раз, когда я не поверю тебе, будет означать финальную точку в наших отношениях. Я не верю тебе, Настя, и никогда не смогу поверить.
  Надпись на полоске её здоровья изменилась. Вместо спутница Махана там появилось предавшая и отвергнутая. Девушка замерла лицом, глядя сквозь меня, и на секунду её лицо стало походить на безжизненную маску. Потом ей удалось взять себя в руки, она поднялась, коротко кивнула мне и вышла из кабинки. Я продолжал сосать мохито через трубочку. Ещё через минуту появилась новая гостья.
  ― Привет! ― сказал я, приглашая её сесть.
  ― Чтоб ты сдох! ― она буравила меня злыми глазками.
  ― Выпьешь? ― я указал на свой бокал.
  ― Я лучше сразу к делу! ― отозвалась она. Я безразлично пожал плечами, мазнув взглядом по открытым статам. Однако, быстро она до трёхсот двадцатого прокачалась. ― О чём ты сейчас говорил с Настей?
  Я хмыкнул. Допрос в лучших традициях.
  ― Не твоего ума дело. Ты чего-то хотела?
  ― Да. Я хочу, чтобы ты отстал от моей дочери! Она ― не про тебя! Ты ломаешь нам все планы! ― вот, не понимаю я, как можно быть такой злобной мегерой?! Я даже на минуту пожалел Киллера, чтоб он был здоров! А заодно и себя за то, что провёл с этой тварью бок о бок больше двух месяцев. Она уже искалечила Насте всю жизнь, а всё придумывает, как бы её повыгоднее продать. ― Скажи мне, чего ты хочешь? Что тебе нужно?
  Я откинулся на стуле и скептически посмотрел на неё:
  ― А что мне может быть от тебя нужно, Барсина? Предметы? Золото? Я вполне обеспечен.
  ― Ну, может, есть что-то...
  ― Я не желаю заключать сделки с врагом!
  ― Может, что-то дорогое, чего ты недавно лишился? ― предложила искусительница.
  ― Что ты знаешь? ― нахмурился я.
  ― Я слышала, ― потирая руки, усмехнулась друидка, ― что ты лишился своего корабля!
  ― Барсина! ― устало посмотрел не неё я. ― Мне уже надоело объяснять всем встречным, что кальмародельфина я одолжил Кальрану на время для того, чтобы он провернул одно дело, и получил за это вполне неплохую сумму в золоте.
  ― Так и продолжай всем рассказывать. Неплохая версия! Итак?
  ― Да вы с ума сошли, мама! ― удивлённо сказал я своей почти было тёще, с удовольствием наблюдая её перекошенное лицо. ― Вы, что, всерьёз рассчитываете, что я променяю самую красивую женщину Барлионы на какого-то кальмародельфина, которого при желании могу поймать снова? Да ну, не городите чушь. К тому же, ― я заговорщицки к ней наклонился, ― она очень, очень хороша в постели. Такими темпами мы с ней очень быстро настрогаем вам внуков. Барсина, ты разве не хочешь поскорее стать бабушкой нескольких маленьких маханят?
  Ей очень, очень хотелось ударить меня. И только осознание того, что в следующий раз переговоры придётся начинать сначала, остановило её.
  ― Ты, Махан, когда-нибудь видел, как топят котят в унитазе?
  ― У-у-у! ― сказал я. ― Я ты, Барсина, оказывается, очень злобная старушка! В следующий раз пойдёшь на рерол, назовись Шапокляк. Тебе больше пойдёт.
  ― Мы отвлеклись! ― напомнила она надменным тоном, проглотив упоминание о возрасте. ― Мне нужно, чтобы ты отстал от моей дочери, а тебе нужен кальмародельфин... Чтобы достать нового, тебе понадобится большой флот, как минимум. И Армагеддон. Никто тебе его просто не продаст, я тебе это гарантирую.
  ― Барсина, ты просто себе не представляешь, во что ввязываешься. Забудь ты про этого кальмародельфина. Эти пираты ― ужасные люди, поверь мне! Даже хуже, чем ты!
  ― Это ― моя забота. Тебе возвращают кальмародельфина, ты возвращаешь мне дочь. Договорились?
  ― У тебя всё равно нет никаких шансов!
  ― Хорошо. Если у меня не получается возвратить тебе твой корабль, то ты получишь...
  ― Магдея, ― перебил её я. ― И ещё двадцать бойцов, на которых он укажет.
  ― А не слишком ли ты...
  ― Я тебя сюда не звал, Барсина. Проваливай и не мешай моему игровому процессу!
  ― Хорошо, ― сцепив зубы, сказала она. ― Если у меня не получится, то ты это получишь.
  ― Хранитель, взываю к тебе, ибо мне нужна твоя помощь! ― и тут же получил подзатыльник от неведомо, как оказавшегося за моей спиной Грыгза.
  ― Если ты меня вызвал напрасно, то будешь наказан! ― сказал Хранитель раздражённо. ― У меня там, ― он показал наверх, ― мизер чистый вышел, а тут ты со своими ш... ― он посмотрел на Барсину, ― шашнями. Говори, что хотел!
  ― Прошу подтверждения полномочий Друида Барсины, присутствующей здесь, на расторжение контрактов клана Феникс с его членами.
  ― Даю разрешение на выдачу этой информации Шаману Махану, ― кивнула Барсина.
  ― Подтверждаю! ― сказал Грыгз и собрался было слинять, но я его остановил:
  ― Прошу подтвердить сделку!
  ― Ну что ещё? ― спросил он. ― Жениться хотите?
  Меня передёрнуло.
  ― Друид Барсина и я, Шаман Махан хотим заключить сделку. Если Барсина добьётся того, что Кальран вернёт мне кальмародельфина, я обязуюсь, что больше не буду преследовать Анастарию ни в Барлионе, ни за её пределами, и не буду добиваться её взаимности.
  ― О поставишь её в известность об этом! ― напомнила Барсина.
  ― И убежусь, что она знает о моём решении! ― согласился я. ― Если Барсина не сможет этого добиться, то клан Феникс передаст клану Легенды Барлионы игрока Магдея и ещё двадцать игроков по моему выбору.
  ― Друид Барсина, ты подтверждаешь сделку? ― спросил Грыгз. Барсина кивнула.
  ― Совет да любовь! ― перекрестил он нас и исчез.
  ― Кальран ― это кто? ― едва справившись с ошеломлением от очередной выходки Имитатора, Барсина сразу взяла быка за рога.
  ― Вон, в центре зала сидит! ― пропустив её вперёд, я тоже вышел из кабинки и поспешил на свой прежний наблюдательный пост на втором ярусе. Оттуда мне было видно лицо Барсины. Она уже сидела за одним столиком с Кальраном и пила ром, а тот, очевидно, давал ей задание. В какой-то момент друидка побледнела и вскочила, хватаясь за посох, точнее, опираясь на него, поскольку её изрядно шатало, но тут же по всему залу лениво поднялись со своих мест пираты. Кальран тоже встал и жестом попросил коллег держать себя в руках, а потом показал Барсине на стул. Они общались ещё минуты три, видимо, что-то не так было с условиями сделки, но в итоге договорились и пожали друг другу руки в знак соглашения. Капитан встал и галантным жестом пригласил друидку пройти. Она взяла его под локоть, точнее, повисла на его локте, не в силах шагать прямо после выпитого, и они исчезли за занавеской под надписью Бордель.
  Прежде, чем подумать, я машинально нажал на кнопку Выход и очутился на своей террасе.  У меня даже волосы встали дыбом от осознания того, что могло бы произойти. Включая, к примеру, появление ещё одной моей копии в капсуле. Почувствовав общий упадок сил, я понял, что у меня на исходе мана и, не долго думая, достал из сумки склянку и выпил, а потом пошёл-таки проверить капсулу на предмет себя. Фух! Слава Элуне, капсула была пуста. Я по-прежнему оставался в единственном экземпляре, и меня это несказанно радовало!
  Стоп! Я как раз вставлял стальной рожок в кофеварку, и дурная привычка бить себя в лоб, если что, сыграла надо мной злую шутку. Но мне было всё равно. Так, ещё раз, что-что я сделал? Я открыл сумку и поставил на стол склянку со здоровьем. Интересно, кстати, как содержимое будет действовать на обычного человека, и каков его состав. В задумчивости я доварил кофе и, взяв поднос с импровизированным полдником, отправился на террасу.
  От созерцания окрестностей с чашкой эспрессо в руке меня отвлёк звонок в дверь. Странно! Ни уведомления от охраны на входе в жилой комплекс, ни от консьержки... Кто бы это мог быть? Не спеша, я отхлебнул горячей живительной влаги. Ах, хорошо! Я с сожалением покосился на последний тост с фуа-гра и заглянул в едва початую чашку с кофе. Да, мужики, хочешь, не хочешь ― а топать к холодильнику всё-таки придётся!
  Звонок повторился. Иду, иду! Нет, всё-таки, любопытно, кто там мне дверь ломает? Нежная корочка бриоша хрустнула на зубах, и я опять приложился к напитку богов. Амброзия? Не смешите мои тапочки, только хардкор, только эфиопская арабика из барной LaPavoni! Я уже давно понял, что, по крайней мере, на завтрак нужно себя любить по самые помидоры! Полчаса эпикурейства на балконе в приятное прохладное утро дают ни с чем не сравнимый заряд настроения на весь день! Ну, а если такое счастье ещё и после обеда выпадает ― так это вообще неслыханная роскошь!
  Опять звонок! Тост у меня кончился, и всё равно идти на кухню... Я решительно поднялся и зашёл в дом, где мне сразу попалась на глаза таблетка. Честно говоря, я так был ошарашен этим открытием с сумкой, что даже не сразу сообразил, что мне стоит поставить в известность заинтересованных лиц. Сейчас исправлю!
  
  Посылка будет доставлена. Нужен адрес и гид
  
  Да что за люди! Если я не открываю, значит, меня нет дома? А если и есть, значит, я не хочу никого видеть? Ну, неужто это так сложно понять? Я двинулся на кухню, по пути щёлкнув кнопкой выключения звонка. Ах, Шаман, Шаман! Опять ты пытаешься мозгом решать, а не чувствами! А если там старушка, которую нужно перевести через дорогу? А если пионеры металлолом собирают?
  Я решительно шагнул ко входу, активировал замок и распахнул дверь. Моё сердце пропустило удар! Первый раз я вижу её в реале! Пусть, даже и уставшая, с кругами под глазами, и даже слегка постаревшая, она была по-прежнему прекрасна и до дрожи в коленках желанна! Такая живая и родная, за моей дверью стояла самая прекрасная женщина на свете!..
  Тьфу, и откуда это из меня лезет? Не пил же вроде!
  ― Дима, я...
  ― Чай будешь? ― со вздохом спросил я.
  Она кивнула и шагнула вперёд. Пока я вёл её на кухню, мне послышалось, что в душе шумит вода. Алёна вернулась уже, что ли? И как я пропустил? Нет, точно не послышалось! Значит, вернулась!
  ― Ну, зачем ты сюда пришла? ― спросил я с укором. Настя подняла на меня свои покрасневшие глаза:
  ― А, знаешь, я же тебя ещё никогда не видела! ― она протянула руку к моей, но нерешительно замерла на пол-пути: ― Можно?
  Я кивнул. Она осторожно взяла мою кисть, провела по ней пальцами и отпустила, издав не то судорожный вздох, не то всхлип.
  ― Не надо, Насть! ― сказал я ей. ― Ты же сама всё понимаешь!
  ― Да, ― закивала она. ― Я понимаю, но не могу... Мне нужно знать, что я потеряла!
  ― Кстати, ― сказал я. ― Тебе придётся сдать свой контакт в Корпорации.
  ― Я понимаю, ― кивнула она. ― Я уже отправила тебе письмо с именами. Делай с ним, что хочешь! ― это правильно. А то у меня к Корпорации вопрос по поводу того, откуда у представителя потенциально недружественной мне группировки появился мой точный адрес и коды ко всем дверям.
  Всё время разговора я стоял за барной стойкой и даже не обернулся, когда душ смолк, открылась дверь, и по полу зашлёпали босые ноги. Я был уверен, что, завидев гостью, моя квартирантка поспешить показать ей, чья здесь территория, и оказался прав. К моей спине прижалось женское тело в махровом халате, а торс обхватили нежные ручки. Красуясь, я взял одну и поцеловал пальчики. Это не те пальчики! И тело ― не то! Это ― не Алёна!!! Я обернулся прежде, чем сообразил, что Настя уже стоит на полу на одном колене, склонив голову и прижав кулак к груди. Скорее отвернуться! Ах, чёрт! Это же надо так легко попасться!
  Я лишь секунду смог продержаться, глядя в бездонную синеву божественных глаз, а потом притянул её к себе, вырвав довольный писк, в впился поцелуем в манящие уста. Прощай, крыша, мне тебя будет не хватать! Богиня с жаром обняла меня, словно изголодавшаяся волчица. Фу, как неприлично прилагать такие эпитеты к светлейшей из небожителей! Словно звезда, лучик которой, наконец-то встретил небо! Словно пчёлка, долго искавшая покрытый клевером луг. Словно утомлённый путник, в конце своего пути встретивший нежную фиалку... Стоп, это не отсюда! Про фиалку ― забудем.
  Элуна отпустила меня, запахивая халат и поплотнее завязывая пояс, при этом с одобрением оглядывая мои руки, успевшие, надо сказать, немало за эти короткие несколько минут. Как только она отстранилась, я понял, что она в меня шибанула чем-то бронебойным, отчего мой мозг моментально потек, как асфальт на жаре. Я обнаружил, что уже вполне в состоянии держать себя в руках, а руки... при себе, хотя поцелуй и... тактильные ощущения всё так же воспринимались мной с восторгом. Богиня повернулась к Паладинше, хмуро её разглядывая:
  ― По идее я должна быть тебе благодарна!
  ― За что, богиня? ― отозвалась Настя, всё так же опустив голову.
  ― За то, моя дорогая, что ты ― такая заносчивая дура!
  Я округлил глаза. Не ожидал, что Элуна докатится до банальной ругани. Уловив мой мысли, она посмотрела на меня:
  ― В чём-то ты прав, Шаман, но сейчас мне не до сантиментов. Так вот, Анастария... Встань и посмотри на меня! ― внезапно строгим голосом приказала она. Настя повиновалась. ― Ты собственными руками растерзала единственную любовь в своей жизни. Я обещала не наказывать тебя, поскольку твоё наказание ― страшнее всего на свете, но и милости моей не жди. А теперь ― оставь нас! ― она мягко придержала мою руку, когда я рванул было закрыть дверь за незваной гостьей. Что-то у меня от насыщенности сегодняшнего дня событиями голова начинает кружиться. Склонив голову набок, Элуна с улыбкой смотрела на меня:
  ― Ну, что скажешь?
  ― Ты ― прекрасна! ― выдавил я охрипшим голосом. ― Только, не делай больше так!
  ― Как? ― она картинно подняла бровь.
  ― Вот так! Когда ты меня приворожила!
  ― Прости! ― неожиданно серьёзным тоном сказала она. ― Мне, действительно, не стоило этого делать! Тебе не понравилось? ― это уже с выражением вселенской заботы.
  ― Принуждение ― нет! А поцелуй был... ― я поймал себя за язык, с которого чуть не слетела банальность. Конечно, божественным, а чего ещё ожидать от богини?!
  ― А вообще-то мне её жаль! ― вдруг сменила тему разговора Элуна. ― Я бы её совсем простила, может быть... ― она сделала плавный шаг, скользнув ко мне. ― Если бы ты меня об этом попросил!
  ― Да, Элуна, я прошу тебя!
  ― Но мне нужно кое-что взамен! ― я закатил глаза. Ну, прямо, как... ― Не надо меня оскорблять сравнениями! ― она подобралась ещё ближе. ― Всего один поцелуй!
  ― А что это у тебя дверь не закрыта? ― раздался из-за спины девичий голос. Немая сцена, как в Ревизоре. Точнее, была бы.
  ― Элуна хочет, чтобы я её поцеловал!
  ― Махан меня всю излапал! ― хором сказали мы. Я покраснел, глядя на Алёну.
  ― Да? ― удивилась девушка. ― А меня вот ― ни разу! ― она подошла ко мне вплотную, игнорируя богиню, и заглянула в глаза.
  ― Надо же! ― сказал я.
  ― М-мм?
  ― Твои глаза, ― начал я, ― не менее прекрасны и столь же божественны!
  ― Ты мне зубы не заговаривай!
  Я поднял руки и положил их ей на талию. Потом провёл вверх до подмышек, перевёл не лопатки, и от плеч двинулся вниз по спине, опустив их на ягодицы.
  ― Меня он под халатом лапал! ― подсказала богиня.
  Алёна вопросительно поглядела на неё, а потом ― снова на меня. Я приподнял снизу ткань кофточки, гладя спину под ней, а потом запустил руки под джинсы. Не отрываясь, глядя ей в глаза.
  ― А что... ― в этот момент голос предал её, и раздалось лишь сипение. Алёна кашлянула и переспросила: ― Кхм! А что там с поцелуем?
  Я нагнулся к ней, томно прикрывающей глаза, и впился ей в губы уже по-настоящему. Не знаю, что именно случилось, а только через несколько секунд она безвольно повисла у меня на руках, откинув голову. Пока я ошарашенно пытался вникнуть в происходящее, в воздухе запахло потраченной маной, и девушка очнулась.
  ― А ты ― ещё тот сердцеед, Махан! ― с одобрением в голосе сказала Элуна, пока Алёна в моих руках блаженно жмурилась. ― Вообще-то, поцелуй предполагался мне!
  Алёна нащупала пол, встала и отстранилась, отходя в сторону, но при этом с интересом глядя мне в глаза:
  ― А зачем?
  ― За свой поступок Анастария не сможет никого больше полюбить, ― серьёзно сказал я. ― Я просил Элуну о прощении Анастарии, но богиня может совершить благодеяние, только если я совершу подвиг во имя неё.
  Девушка перевела взгляд на Элуну, и та так же серьёзно кивнула:
  ― Ну, а задание я выдала непростое.
  ― Тогда ― целуй! ― пожала плечами Алёна.
  В этот раз оторваться оказалось значительно труднее, хотя богиня и не применяла магию, а я держал руки... на её талии. Алёна практически отодрала меня от богини и сразу повисла на мне с самыми решительными намерениями.
  ― Стоп! ― приподняв её на вытянутых руках, я поставил девушку подальше от себя, прячась от обеих за стойку. ― Стоп! ― судорожно утерев ладонью лицо, я взял себя за подбородок. ― Да что такое сегодня творится?!! ― возмутился я. ― Какое-то сумасшествие!
  Алёна отодвинула высокий стул у стойки и села на него, опершись о столешницу локтями:
  ― Он такой красивый! ― задумчиво сказала она, обращаясь, судя по всему, к богине. Та отодвинула стул себе и уселась рядом:
  ― Сильный и честный! ― добавила Элуна.
  ― Благородный! ― не уступала Алёна.
  ― И умный, не забывай про умный! ― продолжила богиня.
  ― Не мужчина, а мечта! ― закатила глаза девушка.
  ― Ага! ― томно вздохнула богиня. Я тоже закатил глаза. ― Ты кому там молишься? ― с подозрением спросила она.
  ― Похоже, он тебе изменяет с каким-то другим богом или божеством! ― наябедничала Алёна. Я закрыл лицо рукой.
  ― А что, чаю не дадут? ― вдруг вспомнила Элуна.
  ― Я сейчас! ― подскочила моя квартирантка. ― Подожди!
  Я посмотрел на богиню. Она задорно улыбалась, и в её божественно прекрасных глазах плясали бесенята. Я повернулся к Алёне, достававшей на стол всё к чаю, и она мне ответила спокойной ласковой улыбкой.
  М-да! Беда не приходит одна! Она зачем-то приводит своих подружек!
  

◅─◈─▻

  Допив чай, богиня мило улыбнулась и заявила, что ей пришла пора оставить нас одних. Алёна с надеждой встрепенулась, на что Элуна с ласковой улыбкой добавила:
  ― Лишь на время! ― и отправилась на выход. Где-то там она и исчезла, поскольку дверь не открывалась, да и зачем ей дверь, в конце концов! После её ухода девушка вдруг засуетилась, начав убирать со стола, руки её подрагивали, а лицо то краснело, то бледнело. Я протянул было руку к её, но она дёрнулась, словно её ударило током. Она вдруг закрыла лицо руками и пару раз глубоко вздохнула.
  ― Мне нужно пойти полежать, ― глухо сказала она сквозь прижатые к лицу ладони.
  ― В середине дня? ― спросил я. Она не ответила, а лишь развернулась и пошла в направлении своей спальни. ― Мы же хотели погулять! ― запоздало бросил я ей вслед.
  Пока она шумела душем, я пытался обдумать своё существование, которое ещё вчера было совершенно безоблачным. Дорогая мне красивая девушка рядом, но ― на расстоянии вытянутой руки, почитаемая Богиня, но ― где-то в небесах. И тут... Обе как-то резко сломали дистанцию. И что теперь? Не похоже, чтобы Алёна была счастлива от присутствия Элуны, а Элуна... Правда ли ей всё равно, что рядом со мной находится ещё одна девушка? Или просто терпит до поры до времени, и божественный гнев кипит в её хорошенькой головке, лишь ожидая момента, чтобы вырваться наружу. И ещё неизвестно, что вырвется наружу у Алёны. Или уже вырывается. Оно мне надо? Может, ну их обеих, чтобы никому не было обидно? Нет, так не пойдёт! Обидно будет всем! Особенно ― мне! А, может, поманить пальцем Настю? Она даже и живьём вполне ничего. Да нет, этот поезд точно ушёл. Как угодно я теперь могу на неё смотреть, может, когда-нибудь даже смогу с ней подружиться, но видеть в ней женщину? При воспоминании о её прелестях в моей душе не шевельнулось ничего. Нич-че-го! Видать, и она это поняла. И смирилась. Она на меня когда-то тоже так смотрела. Хотя, нет, она на меня смотрела оценивающе. Ценный ресурс или подножный корм? Да ну её! Что мне с Алёной делать?
  ― Я люблю тебя, ― сказал я вслух, и сердце чуть не пропустило удар. Вот это ― точно проблема! Что-то, на что я совсем не рассчитывал! Душ стих, и через минуту я услышал её шаги, удаляющиеся от меня. К себе, значит. В принципе, она могла выбрать любую из четырёх не занятых мной спален, но она выбрала ту, что была рядом с моей. Она не закрыла дверь, и мне было слышно, как она возится, укладываясь в постель. Потом она затихла. В тишине прошло ещё несколько минут, а потом я услышал совсем тихое:
  ― Иди сюда, ― попросила она. Не позвала, не приказала. На пороге её спальни я остановился. Алёна соорудила из подушек опору под спину и сидела в постели, плотно укутавшись в одеяло. Она глядела на меня исподлобья. Я аккуратно примостился на краешек кровати лицом к ней, и она тут же завладела моей рукой. Я опять почувствовал её дрожь.
  ― Что с тобой? ― спросил я.
  ― А ты сам не понимаешь? Не видишь, что со мной происходит? Я хочу, чтобы меня, наконец, любили. Я хочу, чтобы ты меня любил.
  ― Я люблю тебя, ― сказал я.
  Она привстала, потянувшись ко мне губами. Я ответил на её поцелуй, попутно разворачивая её из этой упаковки, что она себе соорудила. Под одеялом она оказалась совсем голая. Алёна тут же принялась яростно стягивать с меня всё, что было на мне надето, только что не разрывая одежду на куски. Я разметал подушки и улёгся рядом с ней, все крепче прижимая её к себе.
  

◅─◈─▻

  Заснули мы только под утро. Точнее, угомонились мы только к полуночи, а потом ещё несколько часов просто нежились в объятьях друг друга, попутно рассказывая о своей жизни. Ещё в ходе активной части нашего вечера мы, перемещаясь между спальней Алёны, гостиной и террасой остановились в итоге в моей постели. Как заявила моя возлюбленная, ей там было наиболее привычно.
  Проснулся я после полудня. Рядом никого не было, а с кухни доносились девичьи голоса. Беседа велась вполголоса, так что, несмотря на то, что дверь в коридор была открыта, я так и не смог определить участниц перепалки. А то, что там явно спорили, я мог сказать совершенно точно. Я полежал ещё несколько минут, а потом, поняв, что никто не будет меня с утра баловать кофе в постель, с кряхтением встал, натянул халат и пошёл в душ.
  Когда я закончил водные процедуры, шум на кухне уже поутих.
  ― В конце концов, я первая на него глаз положила! ― раздалось оттуда. ― Кто первым встал ― того и тапки!
  ― А вот и нет, ― ответил задорный голосок Алёны. ― Кто успел, тот и съел!
  ― Безобразие какое-то! ― сказала Элуна. ― Ты как с богиней разговариваешь?
  ― Я, честно говоря, тоже в шоке! ― сказал я, наконец-то дойдя до поля словесной баталии. ― Чем кормят?
  ― Божественной отравой! ― буркнула Алёна, откусывая от какого-то пирожного.
  ― В смысле? ― не понял я.
  ― Элуна напекла, пока мы дрыхли! ― помахала она у меня перед носом пироженкой. Я посмотрел на довольно улыбающуюся богиню. Как и в прошлый раз, сердце сразу начало биться с перерывами. Она была неописуемо прекрасна в своём бирюзовом сарафане, расшитом золотом, в моём переднике и домашних тапочках. Я так и не смог определиться с возрастом, на который она желала казаться. Нет, восемнадцатилетней она не выглядела. Самое меньшее ― лет двадцать. В отдельные моменты. В данный момент ей можно было дать все двадцать пять, настолько серьёзно было выражение её лица.
  ― Пресветлая Элуна! ― поклонился я ей.
  ― Создатель! ― вернула она мне поклон. Сказать, что я удивился ― это не сказать ничего. Она протянула руку и аккуратно захлопнула мою челюсть. ― Саечка за испуг!
  ― Погоди, ты, что, всё-таки отказалась от божественной сущности? ― я всё никак не мог прийти в себя. Сидящая за стойкой Алёна тоже, казалось ничего не понимала.
  ― Нет, ― ответила она. ― Ты привел бога в этот Мир. Как мне ещё тебя называть?
  ― А здесь, что, не было? ― ляпнул я первое, что пришло в голову.
  ― Это ты меня спрашиваешь? ― спросила она с ударением на ты. И вправду. Я же в бога не верю. Поклоняюсь прекрасной богине, стоящей передо мной, и ещё одной, не менее прекрасной... Я дотянулся до Алёны и поцеловал её в губы. Она хитро улыбнулась, показывая мне глазами на Элуну. Я повернулся к богине и шагнул к ней, обнимая за талию. Она откинула голову, и спросила, глядя мне в глаза:
  ― Ты не против, если я его похищу ненадолго?
  ― Нет, отнюдь, ― отозвалась Алёна. ― Вернуть не забудь. У меня на него были планы, ― и она поднесла чашку с кофе ко рту. В голове моей промелькнуло, что теперь-то я точно попал, эти две красотки спелись и успели меня поделить, в самую последнюю очередь интересуясь моим мнением по этому поводу. Надо же, а я о чём-то там переживал, мучился... Раньше, чем это все прокрутилось в моей голове, мы с Элуной оказались в её чертогах.
  

◅─◈─▻

  Алёна отхлебнула кофе, глядя на нас. Я поцеловал Элуну, проведя рукой по её волосам, вызвав довольное кошачье урчание, и оторвался от богини, чтобы обнять девушку, по которой успел жутко соскучиться, и тут же почувствовал нетерпение.
  ― Милая, давай, ты потом закончишь завтрак. Мне так много хочется тебе сказать!
  С ошарашенным видом она отставила кофе и отложила пирожное, и я тут же подхватил её на руки.
  ― А Элуна? ― спросила она. ― Вы же собирались...
  Всем телом я повернулся к богине.
  ― Нас не было тридцать шесть часов, ― улыбнулась она. ― Не волнуйся!
  Ближе к вечеру нам с Алёной удалось выползти из кровати. Она в халате и с растрёпанными волосами сидела в шезлонге на террасе и о чём-то беседовала с сидящей рядом Элуной, волосы которой, наоборот, были уложены на эльфийский манер, и надо лбом сияла украшенная голубыми алмазами диадема. Одета богиня была в парадное же эльфийское одеяние в виде длинного платья голубого цвета с длинными рукавами и высоким воротником, расшитом мифрилом и украшенным алмазными блёстками. Обе держали в руках по бокалу с матово светящейся золотом жидкостью, а в стоящей рядом бутылке я опознал Особое божественное, которым гостеприимная хозяйка потчевала меня буквально накануне. При мысли о том, в какие тяжкие легко бы ударился тот же Феникс, чтобы получить одну такую бутылочку, у меня даже сердце замерло.
  Я отправился к компу и стал просматривать почту в поисках ответа на мою вчерашнюю короткую записку. Ответ, как я и ожидал, был. Координаты. Когда на карте замигало красное пятнышко, я даже не потрудился уточнить положение, я и так знал. Метеорит, как же! А давно вы здесь кукуете, ребята! Я отправил подтверждение и перешёл к просмотру видео.
  Надо сказать, что самым сложным в моей затее было договориться с НПС о том, чтобы тот снял видео. Практически, я попросил игру предоставить мне логи событий. До определённой степени, конечно. Первое видео было из таверны, где я разговаривал с Анастарией. На нём крупным планом были Барсина и Кальран. Кальран сидел за столиком, потягивая мохито из стакана, к нему подошла Барсина.
  ― Кальран, если не ошибаюсь? ― спросила она. Пират кивнул, не вставая:
  ― Что привело столь прекрасную даму в этот вертеп? ― осведомился он.
  ― У тебя есть кое-что, что мне нужно, ― сказала она.
  ― Конечно есть, крошка! ― осклабился он. ― И не только тебе.
  Барсина отодвинула стол и собралась было присесть, как Кальран недовольно её остановил:
  ― Э, ты что? Это мой столик!
  Барсина поджала губы:
  ― Мне нужно с тобой поговорить!
  ― Эй, трактирщик! ― крикнул он. ― Рома этой красотке! ― и указал на стул перед собой. ― Выпей, чаровница! Каждое твоё слово ― стопка рома.
  Передо мной промелькнуло системное сообщение, посланное Барсине:
  
  Ваша Привлекательность с Капитаном Кальраном не позволяет Вам вести с ним переговоры
  Выпейте с Капитаном, и степень его дружелюбия повысится
  Предупреждение: для разговора с Капитаном Кальраном вам требуется минимум 15 очков Привлекательности
  Текущее значение Привлекательности с Капитаном Кальраном: 0
  
  Барсина села за столик и не глядя махнула одну из поставленных перед ней стопок.
  
  Ваша Привлекательность с Капитаном Кальраном повысилась на одну единицу
  Текущее значение Привлекательности с Капитаном Кальраном: 1
  Остановись, Друид! Ты был подвергнут Интоксикации алкоголем
  В отличие от Отравления, Интоксикация не отнимает хитпоинты, но даёт дебафы на Ловкость, Интеллект, Бодрость, Шансы..., Устойчивость и Духовность в процентах Интоксикации
  Интоксикация: 5%
  
  ― Я хотела поговорить о кальмародельфине, ― сказала она.
  ― О, да, ― ответил Кальран. ― Есть в глубинах океана такой страшный монстр! Эх, сколько хороших моряков сгинуло в пучине но его вине! Да ты пей, красавица!
  Барсина хлопнула ещё стопку. Мигнуло сообщение.
  ― Я знаю легенды! Я хотела поговорить о том кальмародельфине, что оказался в твоих руках!
  ― В моих? ― он с деланным удивлением рассматривал свои ладошки, которыми с лёгкостью мог бы придушить горного тролля, соверши тот такую глупость и попадись ему в руки. ― Кальмародельфин ― большой зверь, а мои ладошки ― ма-а-аленькие! Ими только красавиц обнимать! Пей, дорогая!
  Барсина быстро, почти без задержки опорожнила ещё восемь стопок.
  
  Ваша Привлекательность с Капитаном Кальраном повысилась на восемь единиц
  Текущее значение Привлекательности с Капитаном Кальраном: 10
  Интоксикация: 50%
  Остановись, Друид! Твоя Интоксикация достигла критического уровня. Твой разум затуманен и не в состоянии правильно оченивать обстановку.
  Предупреждение: Ваша Интоксикация достигла критического уровня. Вым следует немедленно нажать на кнопку Выход и покинуть Барлиону, минимум, на сутки. При невыполнении данной рекомендации Администрация снимает с себя всякую ответственность за игровые последствия, которые могут возникнуть вследствие Интоксикации
  Выйти из Игры: да/нет?
  
  ― Что, отказываешься пить с Пиратом? Или слишком слаба для нашей компании? ― усмехнулся Кальран.
  
  Предупреждение: если Вы сейчас покинете Игру, то Ваша Репутация с Пиратами упадёт на 5000 пунктов
  Выйти из Игры: да/нет?
  
  Барсина помедлила и нажала кнопку нет.
  ― Пей, искусительница! ― указал на оставшиеся пять стопок Пират. Барсина в темпе опорожнила в себя ром и потрясла головой, отгоняя системное сообщение, требующее её немедленного выхода из Барлионы.
  ― Так что там с кральманодюффином? ― заплетающимся языком спросила она.
  ― А что тебе до него? ― участливо спросил он. ― Лучше, подари мне свой поцелуй!
  ― Сейчас не об этом! ― отмахнулась она. ― Ты должен вернуть Махану...
  ― Тю! Маха-а-ану! ― разочарованно сложил он губы трубочкой. ― Опять все красотки этому бабнику! Вот, почему какой-то Шаман имеет лучших красавиц Барлионы, а Пиратов так никто и не любит?
  ― Почему ― никто? Я люблю Пиратов! Я уважаю Пиратов! ― сказала Барсина, подкладывая кулачок под щёку.
  ― Да ты шутишь! ― пригорюнился Пират. ― Чего только ваш ушлый народец не скажет, чтобы обмануть доверчивых джентльменов.
  ― Что мне нужно сделать, чтобы доказать? ― кулак выскользнул из под её щеки, и она непроизвольно подалась вперёд.
  ― Докажи свою любовь моей команде. Всем пятидесяти шести матросам. Не на словах, а на деле. И тогда я верну Махану его треклятый корабль.
  ― Что я должна сделать? ― переспросила она.
  ― Подарить каждому из них себя. И мне, конечно. Пять раз мне и по разу ― каждому из них.
  
  Вы получили задание Возвращение Карточного Долга
  Класс задания: уникальное
  Вам предстоит заняться сексом, как минимум, по разу с каждым из 56 матросов Капитана Кальрана и 5 раз ― с самим Капитаном.
  Награда: Капитан Кальран передаст Гигантского Кальмародельфина Вашему другу Шаману Махану
  Бонус за самопожетвование: Благословение Элуны +5%
  Штраф за отказ/провал: Репутация с Пиратами: -5000
  Принять/оказаться?
  
  ― Хоро... ― и тут до неё, похоже, дошла вся непристойность предложения. Она вскочила и тут же, пошатнувшись, схватилась за посох. Сидящие вокруг Пираты, о этого, казалось бы, не проявлявшие интереса к разговорю, начали медленно подниматься со своих мест, с кровожадными ухмылками вытягивая на свет свои жуткого вида мясницкие тесаки. Кальран тоже встал и жестом попросил джентльменов вернуться на свои места и попросил сесть Барсину.
  ― Я тебя не знаю, мы тебя не знаем, ― медленно произнёс он сиплым голосом Марлона Брандо из Крёстного Отца. ― И тут ты приходишь, что-то требуешь, при этом совершенно не имея в виду наши интересы. Завтра утром мы с ребятами выходим в море. Для кого-то этот выход может даже стать последним. Вместо того, чтобы морально поддержать этих молодцов, ты строишь из себя принцессу...
  ― Что тебе нужно? ― насупившись, перебила она. ― Золото, свитки, амулеты, оружие? Я могу дать тебе что угодно.
  ― Э-эх, женщина! Пиастры и изумруды мы сами возьмём. Потому, что мы ― пираты! Всё, что нам нужно перед этим походом ― немного ласки и тепла!
  ― Вам, что, шлюх не хватает?
  ― Одно дело ― шлюха, а другое ― благородная дама! ― он с сомнением покосился на Барсину. ― Надеюсь, ты ― не шлюха?
  Та замотала головой.
  ― Пять секунд тебе на размышления. Потом поезд уйдёт. И корабль тоже.
  Барсина прикрыла глаза и не глядя вдавила Принять.
  ― Вот, и хорошо! Пойдём, у нас мало времени! ― Кальран встал и галантно подал даме руку, на которой та тут же и повисла, поскольку на её море штормило явно сильнее 10 баллов.
  Следующее видео было помечено временем через шестнадцать часов после предыдущего. Из-за красной занавески под надписью Бордель широким шагом вышел Кальран, на ходу прилаживая треуголку и застёгивая портупею со вспарывателем кишок, лишь по недоразумению называющимся абордажной саблей. За ним почти сразу выбежала Барсина. Я побледнел. Чёрт! Это совсем не то, на что я рассчитывал! Над полоской жизни с уровнем игрока ― триста двенадцать ― было написано имя. Барсина, шлюха Кальрана. И клановый значок Феникса. Очевидно, она пока ещё не встретила никого из игроков, а сама в настройки не входила. Это же рерол! То есть, то, что почти год её весьма недешёвой прокачки пойдёт коту под хвост, меня, конечно, вполне даже радовало, но! Она войдёт в игру новым персонажем, про которого я ничего не буду знать! Чёрт!
  ― Кальран, ты ничего не забыл? ― крикнула она ему вслед.
  ― Гусары денег не берут! ― покрутил несуществующий ус Пират, даже не задержавшись.
  ― Кальмародельфин, Кальран! Чёртово задание у меня не закрылось!
  Он остановился и презрительно смерил её взглядом:
  ― Что тебе надо, девка?
  ― Я выполнила задание, теперь ты должен выполнить уговор! ― заорала она на него.
  Кальран расхохотался:
  ― Да тебя, девка, ещё учить, как общаться с хозяином, да учить! Розарио! ― крикнул он трактирщику. ― Подай-ка мне розог!
  ― Я вызываю Хранителя этого места! ― взмолилась Барсина.
  ― Ты будешь наказана, если... ― появившийся Грыгз всмотрелся в Барсину, а потом продолжил: ― Сначала ты будешь наказана!
  И все пираты моментально окрасились в красный враждебный цвет, но нападать никто не спешил.
  
  Внимание: Хранитель назначил Вам наказание поркой за неподобающее поведение
  Вы получите 20 розог
  Если Вы откажетесь, то Ваша Репутация с Пиратами упадёт на 5000 пунктов, а задание Возвращение Карточного Долга будет провалено
  Предупреждение: по условиям наказания, болевые ощущения будут на уровне 100%
  Предупреждение: урон, нанесённый наказанием, будет снят лишь через сутки.
  Принять/отказаться?
  
  Барсина со вздохом закатила глаза и нажала Принять.
  ― Кальран, убедись, что поблизости нет свободных жителей!
  ― Уже сделано, сэр!
  Двое дюжих молодцов подхватили Барсину под руки и потащили к выдвинутой на открытое пространство скамейке, на которую Друидку уложили ничком. Пока они привязывали руки и ноги Барсины к скамейке, третий вставил ей в зубы сложенный вчетверо ремень. Кальран вытащил из принесённого ведре с розгами несколько, внимательно их поперебирал, выбирая подходящую, и подошёл к Барсине.
  ― Каждая девка должна знать, что с клиентом нужно быть вежливой и послушной! ― сказал он, заворачивая её юбку ей на спину. От колен вверх до талии Друидка тут же укуталась серебристым облачком цензуры. ― Ты должна говорить ― простите, господин, чего желаете, господин, рада вам служить, господин!
  Он отошёл на шаг и хлестнул розгой. Барсина изогнулась и замычала. Кальран хлестнул ещё и ещё. На пятом ударе розга разошлась на несколько прутиков, и ему пришлось взять новую. Я восхищался детализацией, с которой был проработан процесс. Интересно, будут ли наказания в Барлионе впоследствии введены или это ― одна из положенных на полку функций, на которую я случайно набрёл, измышляя свою месть? Экзекуция закончилась, и Барсину освободили. Она ещё некоторое время полежала без движения, потом с трудом вытащила ремень из сведённых судорогой зубов, и лишь потом опустила юбку на место, убирая и стыдливое серебристое облачко. Ещё немного полежав, она встала, не переворачиваясь на спину, и повернулась к Грыгзу.
  ― Я требую справедливости! Мы с Капитаном Кальраном заключили договор...
  ― Так, так... ― сказал Хранитель. ― И, что, ты переспала с каждым из пятидесяти шести членов команда Кальрана и пять раз ― с Капитаном?
  ― Да, всё так и было! ― с горячностью сказала она. Кальран кашлянул.
  ― Что у тебя, сынок? ― участливо спросил его Грыгз.
  ― Сэр, память моя совсем стала плоха, сэр!
  ― Что такое с твоей памятью, сынок?
  ― Я совсем забыл, сэр, что у меня на этот раз не такой большой корабль, сэр!
  ― Ай-яй-яй! ― пожурил его Грыгз.
  ― Выпил лишнего, сэр, вот память и отшибло, сэр! ― сокрушался Кальран.
  ― Выпил ― это святое! ― задумчиво покивал головой Грыгз. ― Так сколько человек у тебя в экипаже?
  ― Сэр, двадцать девять, сэр! ― ответил Кальран.
  ― А как же девка пятьдесят шесть насчитала? ― посмотрел в сторону Барсины Грыгз.
  ― Сэр, ребятам так понравилось, что некоторые по два раза, сэр!
  ― Что, говоришь, хороша девка-то? ― продолжал выспрашивать Грыгз.
  ― Сэр, не баба, а огонь, сэр! За ночь тридцать матросов да по два раза ― это и не каждая портовая шлюха выдюжит!
  ― А что, девонька, может, ублажишь старика? ― с надеждой спросил Грыгз.
  
  Вы получили задание Хранительница Постели
  Класс задания: уникальное
  Вам предстоит заняться сексом с Хранителем Места Пиратом Грыгзом
  Награда: 100 золотых, +1 Привлекательности с Грыгзом, +10 Репутации с Пиратами
  Штраф за отказ: нет
  Штраф за провал: повторить прохождение квеста
  
  Барсина, широко раскрыв глаза от удивления, помотала головой.
  ― Ну, и ладно, ― махнул рукой Грыгз. ― Поверю тебе на слово. Значит, так, девонька... Кальран ― дурак, но то, что был пьяный ― смягчающее обстоятельство. Так что, несмотря на то, что ты свою часть уговора не выполнила, тебе присуждается компенсация из расчёта... ― он наклонил голову набок, оценивающе разглядывая Барсину. ― Так что, говоришь, огонь?
  ― Да не то слово, ― отозвался Кальран. ― Как минимум, валютная.
  ― А не Элитная? ― спросил Грыгз.
  ― Может, даже и Элитная! ― он согнулся к Грыгзу и что-то прошептал ему на ухо.
  ― А, ― согласился тот, ― тогда ― точно Элитная. Итак, присуждаем тебе компенсацию из расчёта 100 золотых за один раз, итого...
  
  Вы получили награду: 6100 золотых
  Вы получили опыт: 61000
  
  Барсина была готова плакать:
  ― Простите, господин, что перебиваю, но как мне теперь получить кальмародельфина?
  Кальран удивлённо на неё посмотрел:
  ― Ты, что, девка? Ты знаешь, сколько лет шлюхе нужно отработать, чтобы скопить на рыболовный баркас?
  ― Так мы же раньше договаривались...
  ― Раньше мы договаривались с благородной дамой, ― подмигнул ей Пират, ― а не с бордельной девкой! Но ты не подумай, у нас для тебя всегда работа найдётся!
  
  Вы провалили задание Возвращение Карточного Долга
  Репутация с Пиратами: -5000
  Вы получили неограниченный доступ в Пиратский Бордель
  В любое время Вы можете прийти в Пиратский Бордель для поднятия духа наших джентльменов
  С каждого обслуженного Пирата Вы будете получать 10 золотых
  Репутация с Пиратами: +10000
  Вы получили новый класс: Портовая Шлюха
  Вы получили новый ранг: Валютная Портовая Шлюха
  Привлекательность с НПС мужского пола: +25, не ниже 25
  Вы получили новый ранг: Элитная Портовая шлюха
  Привлекательность с НПС мужского пола: +50, не ниже 50
  Следующий ранг: Портовый Эскорт
  Особые умения...
  
  Всё оставшееся время видео было заполнено новыми открывшимися умениями и плюшками, которыми Пираты щедро осыпали Барсину. Мне и так всё было понятно. Похоже, Феникс получил новый источник дохода. Практически, неиссякаемую жилу. Нагнать любительниц виртуала и ― по станкам! Третье письмо было от Игоря. Чёрт, я опять прокололся!
  
  Ну, ты даёшь! Я опять ржал, как ненормальный. Жаль, конечно, что видео нельзя показывать никому, а то бы мы на этом таких денег подняли! Впрочем, внутренний тотализатор тоже вполне неплохо сработал. Одно несчастье ― Карина уже просекла фишку и против тебя больше не ставит. А жаль!
  Привожу тебе фрагмент ответа на жалобу некоего пользователя:

  ... безусловно, изложенные Вами события выглядят трагичными, как и новый полученный Вами титул. Однако, спешим Вам напомнить, что система неоднократно посылала Вам предупреждения, в том числе и о том, что Администрация не несёт никакой ответственности за последствия Ваших необдуманных решений. В качестве жеста доброй воли предлагаем Вам бесплатную годовую подписку на наш красочный журнал Вести Барлионы. Из него Вы сможете узнать о последних событиях, познакомиться с интересными игроками и даже разведать некоторые тайны нашего Мира. И, пожалуйста, всегда помните ― что бы с Вами не происходило, это ― всего лишь игра!

  С нетерпением жду твоих новых выходок. После этой Карина уже почти была готова написать заявление

  
  Я со вздохом выключил монитор и пошёл к дамам.
  ― Я, всё-таки, не понимаю, как это возможно физически! ― с укором сказала Алёна, когда я уселся на деревянную скамейку рядом с ними. Поглядев на меня, она с трудом начала выползать из шезлонга, чтобы сесть мне под бочок. Раньше, чем я успел прийти ей на помощь, её окутало серебристое облачко и тут же развеялось. От неожиданности она не встала, а буквально выпрыгнула из кресла. Помотав головой, она шагнула к Элуне и протянула той руку.
  ― Видишь ли, дорогая, ― сказала та, изящно принимая помощь и вставая с шезлонга, ― Концепцию вездесущности не столь сложно принять, как концепцию всемогущества.
  Алёна уселась рядом со мной, положив мне голову на плечо, Элуна так же уселась с другой, и она продолжили разговор, просто используя меня, как подушку. Подушку, которая целует в макушку и гладит по спине.
  ― А ты всемогуща? ― спросила Алёна.
  ― И даже не вездесуща, ― помотала головой Элуна. ― Я только лишь вездесуща в своём домене, то есть, там, где меня чтут божеством. Со всемогуществом ещё сложнее. Очень много условий и ограничений.
  ― Что за ограничения? ― спросила Алёна. Элуна подняла голову, поймала мой взгляд и нахмурилась:
  ― Что не так, любовь моя?
  Я вздохнул:
  ― Мне лучше не обсуждать подобное с моей Богиней Света.
  ― Это ещё почему?
  ― Потому, что не все счета ещё оплачены! ― ехидно отозвалась за меня Алёна. ― Дима сотворил очередную пакость, а теперь терзается оттого, что всё получилось ещё более пакостно, чем он рассчитывал!
  Я огорчённо вздохнул:
  ― Вот так взяла и одним махом сдала!
  ― А нечего! ― отозвалась она и пожаловалась Элуне: ― Представляешь, Дима даже на нашем первом свидании пакость устроил.
  ― Тебе? ― нахмурилась та.
  ― Де нет! ― беспечно отозвалась Алёна. ― Он девицу, что его в тюрьму упекла, хорошенько в воде вымочил!
  У меня даже челюсть отпала:
  ― Да откуда...
  ― Оттуда, ― погладила она меня по груди и снова продолжила: ― Представляешь, я такая дурочка, на свидание пришла, а этот корсиканец незнакомую мне девицу в системе пожаротушения топит!
  ― Где? На свидании? ― не поняла Богиня.
  ― Нет, он удалённо всё хакнул, ну и мониторил в процессе.
  ― Понятно, ― кивнула Элуна. ― Так что произошло?
  ― Поскольку в этом деле замешана дама, то я должен опустить подробности. А итог ― в том, что я действительно не рассчитал, и теперь здесь может стать жарко.
  ― Здесь будет безопасно! ― сказала Богиня. ― А в других местах...
  ― Ты не хочешь некоторое время пожить дома? ― спросил я Алёну. Та помотала головой:
  ― Нет. Здесь мой дом. Здесь, а не у папы!
  ― Кстати, ― задумчиво произнесла Элуна. ― Вы так и собираетесь во грехе жить?
  Я вытаращил глаза:
  ― Что за средневековый бред?
  ― Не спорь! ― важно заявила Богиня, садясь прямо. ― Я ― твоя Богиня, и для меня такое положение дел является неприемлемым.
  ― Поглядите, поборница морали выискалась! ― пробурчала Алёна. Элуна удивлённо на неё посмотрела. ― Ну да, как к моему... К моему любимому приставать, так ничего неприемлемого она в этом не видит!
  ― Ну да, ― ответила Элуна. ― Если люди любят друг друга...
  ― Люди! ― перебила её Алёна.
  ― А я ― что, не человек? ― она так обиженно захлопала ресничками, что я тут же притянул её к себе, целуя в лоб. Оторвавшись, я успел заметить, как она прячет только что продемонстрированный Алёне язык. Я поцеловал девушку тоже.
  ― Ладно, я понял. Что ты хочешь? И как нам быть с тем, что с тобой мы тоже, как ты сказала, во грехе?
  ― Да всё просто! ― Богиня смахнула светлую прядку волос со лба. ― Клянитесь в вечной любви...
  ― До гроба? ― спросила Алёна. Богиня жалостливо на неё посмотрела:
  ― Сначала ― клятвы, Шаман! Никаких вычурностей и банальностей. Просто скажите друг другу, что любите и будете любить друг друга вечно. Без самодеятельности ― одно лишнее слово может перевернуть всё с ног на голову или уничтожить мир.
  Я склонился к выжидательно глядящей на меня девушке:
  ― Алёна, я люблю тебя и, клянусь, буду любить тебя вечно!
  ― Дима, я люблю тебя и, клянусь, буду любить тебя вечно!
  Я вдруг почувствовал, как между нами словно нить натянулась. Девушка, похоже, испытала то же самое, поскольку глядела на меня распахнутыми глазами. Элуна удовлетворённо кивнула, и Алёна окуталась золотистым сиянием, как коконом. Сияние как бы впиталось в неё и исчезло.
  ― Вот, а ты всё ― до гроба, до гроба... Не будет теперь никакого гроба! ― она потрепала меня по макушке: ― А с тобой и так всё в порядке!
  ― Элуна, я люблю тебя и, клянусь, буду любить тебя вечно! ― сказал я ей.
  ― Махан, я люблю тебя и, клянусь, буду любить тебя вечно! ― отозвалась она. В этот раз Алёна, похоже, опять почувствовала возникновение новой связи.
  ― Это что? ― спросила она. ― Мы с тобой, что ли, тоже?
  ― Как одна большая шведская семья! ― подытожил я.
  ― Дурак! ― надула губки девушка.
  ― Это точно! ― согласилась Богиня. ― Но нам же он не для этого?
  ― Не для этого! ― отозвалась Алёна. ― Мне лично он ― для секса!
  ― Вот, именно! ― сказала Элуна.

  

Глава 13. Хокку, танка и бронетранспортёр

  Продрав утром глаза, я машинально отогнал от себя системное сообщение ― сказалась старая игровая привычка различные уведомления сначала закрывать, а потом уже просматривать лог. Я поцеловал спящую Алёну и отправился в туалет, постепенно по дороге просыпаясь, и тут меня осенило ― какой такой лог? Какие системные сообщения?!! Я умылся, почистил зубы и пошёл на кухню ― готовить завтрак ― размышляя, что же это такое было. Минут через двадцать ко мне присоединилась совершенно сонная Алёна, которая зачем-то натянула на себя мою футболку. Она прислонилась ко мне сзади и, казалось, продолжала спать стоя, пока я завершал готовку, недовольно бурча, когда я слишком резко двигался. Улучив момент, я подхватил её на руки и отнёс в ванную, где посадил на корзинку для грязного белья и дал в руки щётку.
  Ещё через десять минут она пришла умытая и причёсанная, но по-прежнему в моей футболке.
  ― Что дают? ― поинтересовалась она.
  ― Пока ещё не дают, ― ответил я. ― Но скоро будут. Пока сиди и любуйся.
  ― Тобой я готова любоваться вечно, ― сказала она, подпирая подбородок ладонями. Я поднял обе сковородки, синхронно подбросил пекущиеся блины и снова поймал их, поставил сковородки и показал Алёне зубы и бицепсы. Она восторженно запрыгала и захлопала в ладоши. Я отвернулся к плите и продолжил, стараясь попеременно напрягать мышцы спины, а она мне подыгрывала, время от времени издавая восторженные вздохи и обещая упасть в обморок. Мы сели завтракать, и я посмотрел на часы:
  ― А в универ ты теперь совсем не ходишь?
  ― А, ― махнула она рукой. ― Куда он денется, ― я вздохнул. Играть роль строгого... не знаю даже кого этой вертихвостки ужасно не хотелось.
  ― Ну, и чёрт с ним, ― сказал я, отпивая кофе. ― Чай, не Альтамеда, не улетит.
  ― Что это ты? ― удивлённо посмотрела она на меня. ― И даже ругать не будешь?
  ― Я вчера полностью и безоговорочно признал твоё право принимать самостоятельные решения, ― ответил я, макая блин в сметану. ― Если ты спросишь моего совета, то я отвечу, как смогу... А без приглашения поцеловать могу вот.
  ― Я даже не знаю, что сказать, ― пробормотала она.
  ― Жаль, ― сказал я. ― Мне нравится звук твоего голоса.
  ― Хочешь, спою, ― обрадовалась она и, не дождавшись ответа, затянула голосом пьяной доярки-стахановки из совхоза Путь Ильича:
  
  ― Из-за острова на стрежень,
  На простор речной волны...
  
  Сердце защемило, в груди что-то всколыхнулось, и я подтянул голосом тракториста из того же хозяйства:
  
  ― Выплывают расписные
  Острогрудые челны...
  
  Алёна звонко расхохоталась, а я замер, любуясь. Можно, кстати, заняться давно обещанным ей узором, раз препятствий морального характера у меня больше нет. Из коридора пришлёпала Элуна в тапочках и халате. Ага, словно она тут и ночевала. Она хитро улыбнулась и уселась за стол.
  ― Чем кормят? ― спросила она, деловито потирая руки.
  ― Блинчиками, ― продемонстрировала Алёна.
  ― Блинчики я люблю, ― кивнула она и потянулась за вареньем.
  Я встал, чтобы приготовить кофе и ей, а Алёна тем временем придвинулась к ней поближе, и они начали о чём-то вполголоса беседовать.
  ― О чём шепчемся? ― спросил я.
  ― Любопытной Варваре в дверях нос оторвали, ― улыбнулась Алёна.
  ― Алёна меня спросила, чем я всё это время занимаюсь, ― ответила Элуна.
  ― В смысле? ― не понял я.
  ― Когда я здесь и не здесь, ― пояснила она. ― С тех пор, как ты меня привёл в этот мир.
  ― Кстати, мне тоже интересно, чем же ты таким занималась всё это время, ― сказал я.
  Ко мне по воздуху подплыл планшет, на котором я во время завтрака читал газеты, и на нём начали перелистываться страницы в поисках статьи двухнедельной давности. Я вчитался. Очень интересно.
  ― Дай-ка я проверю, правильно ли я понял, ― сказал я, закончив и передавая планшет тянущей шею Алёне. ― Ты все эти два месяца являлась в клубах, посвящённых Барлионе, и успела сколотить уже достаточно обширную паству?
  ― Я же сказала, ― улыбнулась она. ― Без Веры я не очень на многое способна. Пришлось поневоле наращивать мускулы... Не рассчитывать же на одного Крия...
  Это точно, хотя, как я подозреваю, он один своей Верой всё равно перевешивает тысячи поклонников нового культа...
  После того, как я его отлечил, он провёл месяц в реабилитации ― организм, точнее, то, что осталось действующим выше точки, в которой позвоночник оказался перебит, уже привык обходиться без остального, и физическое восстановление утраченного соединения не привело к тому, что по нему сразу пошли сигналы. Я честно пытался помочь, но Духи, которых я вызывал, лишь поднимали тонус уже здорового организма и отправлялись обратно в Астрал. Врачи назначили восстановительный курс, который к удобству Крия оказался совмещён с лежанием в капсуле ― поскольку капсула, в сущности, уже была достаточно сложным инструментом, позволяющим производить широкий спектр воздействий на человеческий организм. Сначала самостоятельно заработали внутренние органы, потом дело дошло до опорно-двигательного аппарата. Собственно, мускулатура и так поддерживалась в отличной форме, но, опять же, нужно было заставить мозг работать со вновь обретёнными мышцами. Всё это время я Крия в игре не видел. То есть, ник горел зелёным, но на вызовы он не отвечал. Ему, оказывается, сделали специальную тренировочную локацию, настроенную как раз на лечение подобных случаев.
  А месяц назад он совершенно неожиданно прислал мне короткое письмо.
  
  Я поправился. Навести меня в больнице. Крий
  
  Поправился ― это, конечно, громко сказано. Ему, конечно, ещё над собой работать и работать. Я позвонил Игорю и спросил, как мне найти Большакова в огромном больничном здании Корпорации, и он просто дал мне проводника из службы безопасности, который встретил меня у входа и, чрезвычайно почтительно ко мне обращаясь, довёл меня до нужного бокса. Похоже, он в курсе того, что я был Императором, но в точности не знал, как именно восхвалять меня и воздавать почести.
  Я зашёл в просторное помещение размером с баскетбольный зал, в котором были тренажёры, гимнастический помост, несколько столов, кровать и капсула. С одного из тренажёров с трудом слез человек, которого я сразу узнал. Нет, он не был таких же гигантских пропорций, как в игре, но был немного выше меня и шире в плечах, что уже само по себе давало ему право называться Титаном. Неуверенно шагая, словно нащупывая каждый раз место, куда ступить, он подошёл ко мне и протянул руку:
  ― Спасибо, что пришёл. Дмитрий.
  ― Дмитрий, ― отозвался я, пожимая его руку. Он, похоже, не обрёл ещё всей силы, поскольку его хватка была, как у робкой девушки.
  ― Ты не против, если я буду стоять? ― спросил он.
  ― Да нет, ― согласился я. ― Можем даже походить.
  По периметру зала шла дорожка, закругляющаяся в углах, и мы вышли на неё. Он с одобрением хмыкнул, когда я подчёркнуто равнодушно шагнул мимо него в момент, когда он оступился и чуть не потерял равновесие.
  ― Ты ведь не предполагаешь, что я должен тебя благодарить? ― спросил он.
  ― Нет, ― покачал я головой. ― Это было бы глупо.
  ― Я так и думал, что мы с тобой одного поля ягоды, ― усмехнулся он.
  ― Дела важнее, чем слова, ― пожал я плечами.
  ― Тогда о деле, ― сказал он.
  ― А тебе, что, не принесли отчёт? ― удивился я.
  ― С того момента, как тебе сказали, что слежка снята, то, что происходит за закрытыми дверьми, происходит за закрытыми дверьми, ― пояснил он.
  ― А ты приходи, ― пригласил я, ― я тебе выдам свечку, будешь рядом стоять и держать.
  Он резко остановился и повернулся ко мне.
  ― Я тебя ударю, ― сообщил он.
  ― Главное при этом ― не обделаться, ― заметил я.
  ― Ничего страшного, я в памперсе, ― невозмутимо ответил он.
  Я вызвал Духа и окутался защитной оболочкой.
  ― А я в танке, ― сказал я.
  ― Жулик, ― подытожил он, продолжая сверлить меня взглядом.
  ― Слушай, зачем ты это всё сделал? ― спросил я, за рукав разворачивая его продолжить движение.
  ― Я же тебе объяснил, ― недовольно сказал он.
  ― Да, да, ― согласился я. ― Слышал я всю эту муть про то, что ей нужен защитник. Только, видишь ли, всё, как оказывается ровно наоборот.
  ― Ты про что? ― недовольно поджал Крий губы.
  ― Я про выстрел, который чуть не отправил её на тот свет, ― пояснил я.
  ― Ах, да, ― кивнул он и нахмурился.
  Стрелка тогда нашли достаточно быстро, хоть и спасти не могли ― посланный мной вдогонку слабенький Дух Огня сжечь его не сжёг, но внутренности вскипятил. По косвенным признакам нашли квартиру, служившую ему берлогой, и обнаружили, что мишенью был я, но выглядеть всё должно было, как покушение на какую-нибудь важную личность, по случайности оказавшуюся рядом. Собственно, если бы я тогда не начал дёргаться и толкаться, то пуля благополучно пробила бы мне сердце, и я так же благополучно двинул бы кони. Без Алёны. Без Элуны. Заказчик, к сожалению, так и остался в тени. Всё это Павел поведал мне через неделю после происшествия. В общем, не защитником я оказался, а источником повышенной опасности, причём эта опасность по-прежнему гуляет где-то на свободе. И в сердцах брошенные товарищу Иванову слова про охрану мне пришлось тогда забрать ― поскольку оторвать от меня Алёну не было совершенно никакой возможности.
  ― Мне босс весь мозг выел по поводу её сердечной раны, ― сказал Дмитрий. ― Говорит, только и слышно от неё ― Махан да Махан!
  ― И ты решил свести вместе влюблённые сердца, ― усмехнулся я.
  ― Не только, ― он неосторожно покачал головой, зашатался сам и остановился, раскинув в стороны руки. ― Я хотел посмотреть, что ты сам за человек ― мужик или тряпка.
  ― И? ― ехидно осведомился я.
  ― И оказывается, что ты ― кобель, ― сердито сказал он. ― А с виду ― приличный человек!
  ― Между нами ничего не было, ― сказал я.
  ― Ты ― не только кобель, ты ещё и дурак, ― подытожил он. ― Что не так-то?
  ― Во-первых, как ты сам уже заметил, я, хм, несколько любвеобилен, ― начал я. ― К тому же, я по-прежнему жду прибытия летящего от Марса к Земле лайнера...
  ― На котором улетела Шилопопая? ― строго спросил он.
  ― И не только она, ― кивнул я.
  Дмитрий снова остановился, разворачиваясь ко мне.
  ― Сейчас я тебя точно ударю, ― пообещал он.
  ― Я посоветую твоему доктору, чтобы он тебе прописал клизменную терапию с целью выработать более адекватную оценку собственных возможностей, ― пообещал я.
  ― Но хочется же, ― пожаловался он.
  ― Сначала на кошках потренируйся, ― посоветовал я.
  ― Ну, ладно, ― проглотил он пилюлю. ― А во-вторых?
  ― А во-вторых, как мне кажется, она мне дорога, ― сказал я.
  ― И ты не хочешь оскорбить её своим во-первых, ― задумчиво сказал он.
  ― Именно, ― кивнул я. ― В общем, я пока отбиваюсь...
  ― Но это ― не надолго, ― понял он.
  ― Да, ― подтвердил я. ― К тому же, мне даже пар не выпустить...
  ― Потому, что она всё время рядом, ― закончил он за меня. ― Да, ― вздохнул он. ― Проблемы у тебя... Всё оттого, что ремня мало в детстве получал.
  ― Каюсь, ― согласился я. ― Ремня действительно было мало.
  ― Это поправимо, ― пообещал он.
  ― Дим, ― спросил я. ― Тебе лет-то сколько?
  ― А я папе пожалуюсь, ― сказал он.
  ― Уже боюсь, ― ответил я.
  Молча мы сделали ещё один круг по залу. Мне было видно, что его что-то гнетёт, но он не решается мне сказать.
  ― Я твой друг, ― подбодрил я его.
  ― Алиса, ― тут же отозвался он.
  ― Замечательная связка пароль-отзыв, ― сказал я. ― Можно конкретнее?
  ― Ты же помнишь мою... мою... ― замялся он.
  ― Напарницу по игре? ― подсказал я.
  ― Да, ― поморщился он. ― Но она... не только...
  ― И пока у вас лямур был в игре, всё было нормально, но теперь ты в реале и боишься, что либо ей не нужен, либо она ― совсем не та, за кого себя выдаёт? ― догадался я.
  ― Всё не так, ― сердито сказал он. ― Я ей нужен, но она... Когда я ей сказал, что исцелился ― не упоминая тебя, конечно ― она меня бросила. Я её уже месяц не видел.
  ― Ну, я так и сказал ― здоровый ты ей не нужен, ― кивнул я.
  ― Она меня любит, ― возразил он.
  ― Ещё раз, ― вздохнул я. ― Более адекватная оценка собственных возможностей!
  Он упрямо молчал, двигаясь вдоль дорожки.
  ― Ну, ладно, ― сдался я. ― В чём там дело?
  ― У неё сгорело лицо, ― коротко ответил он. Вариант солнечного загара я отмёл сразу, и внутри меня похолодело. Конечно, такая девушка, которая в игре выглядит, как самая настоящая красавица, не захочет, чтобы кто-то в реале увидел её настоящее лицо.
  ― Я могу попробовать, ― сказал я.
  ― В этом проблема, ― он снова остановился и повернулся ко мне. Вот теперь я тебя точно ударю. ― Я хочу, чтобы ты научил меня.
  ― Ха, ― сказал я. ― Это вряд ли. Я, видишь ли, не знаю, как и сам-то смог...
  ― Ну, тогда мне придётся попросить тебя, ― помрачнел он. ― Если меня ты не можешь научить...
  ― Потому, что она ― твоя принцесса? ― спросил я.
  ― Да, ― твёрдо ответил он. ― И я сам должен её спасти.
  ― Скажи мне, друг Крий, ― спросил я. ― А правду ли говорят слухи про твой самовыданный квест на воздержание?
  ― Кто такое говорил? ― грозно спросил он, покраснев. ― Всё враньё!
  ― А скажи мне, ты награду уже получил? ― спросил я. ― Или не удержался таки?
  ― Да шут с тобой, там такое от Элуны Проклятье было бы... ― начал он и прикусил губу. Проболтался.
  ― Тогда попроси у Элуны награду, ― сказал я.
  ― И что мне это даст? ― усмехнулся он. ― Награда-то в игре.
  ― Ты награду попроси здесь, ― сказал я.
  ― Не понял, ― сообщил он.
  ― Здесь, в этой комнате, не залезая в капсулу призови Элуну и попроси у неё награду, ― сказал я.
  ― Я, между прочим, с тобой, как с другом, проблемой поделился, ― сказал он.
  ― Что сказал твой доктор, когда тебя достали из капсулы? ― спросил я.
  ― Ничего, ― ответил он. ― Меня только через неделю после исцеления вытащили. А в тот момент, говорят, сильно пополнил словарь присутствующих новыми цветастыми выражениями.
  ― А вкратце? ― спросил я. ― Одним словом?
  ― Чудо, ― выдохнул он.
  ― А ты мне что говоришь? ― осведомился я.
  ― А если она не придёт? ― спросил он.
  ― Значит, плохо веришь, ― сказал я. ― Сядь на кушетку, расслабься и закрой глаза. И позови.
  На следующий день я получил полное радости и безумного восторга послание:
  
  Получилось. Приведи её. Крий
  
  В игре Алисы не было. Я связался с Павлом и попросил об одолжении. Сначала он замахал было руками ― нарушения конфиденциальности были абсолютно против правил Корпорации ― но потом догадался самолично связаться с Крием, вышел из игры и пошёл искать какие-то свои контакты. Потом он прислал мне записку, чтобы я тоже вышел и отправлялся в штаб-квартиру Корпорации. Павел встретил меня на входе, мы без помех миновали контроль и зашли в лифт, который, как мне показалось, повёз нас не вверх, а вниз. Далее мы вышли в коридор, прошли по нему пару десятков метров и вошли в приёмную, в которой сидел военный с погонами капитана. Увидев нас, он тут же вскочил.
  ― Павел Расторгуев, ― представился ему Павел. ― Начальник департамента. Мне назначено.
  ― Да, я вас помню, ― ответил адъютант. ― Подождите, пожалуйста, я доложу.
  Он исчез за дверью в кабинет и почти сразу вернулся, приглашая нас внутрь. Хозяин оказался крепким мужиком в годах в генеральском мундире и коллекцией орденских планок. Он поднялся нам навстречу, протягивая руку:
  ― Павел, здравствуй.
  ― Здравия желаю, товарищ генерал-лейтенант, ― ответил Павел. ― Это Дмитрий, я вам про него по телефону рассказывал.
  ― Роман Исидорович, ― представился он мне, пожимая руку.
  ― Дмитрий, очень приятно, ― сказал я.
  ― Присаживайтесь, ― показал он на стулья. ― Чем могу быть полезным?
  ― Мне нужно, чтобы Алиса пришла к Дмитрию, ― сказал я.
  ― Поликарпова к Большакову, ― пояснил Павел в ответ на вопросительный взгляд генерала.
  ― Я не могу ей приказывать, ― развёл руками тот. ― Она уже три недели, как уволилась. Мы, конечно, выплатили ей пенсию и прочее...
  ― Вы знаете, что случилось с Дмитрием? ― спросил я.
  ― Да, ― с сомнением ответил генерал. ― Внезапно пошёл на поправку, врачи в шоке.
  ― По непроверенным сведениям, есть шанс, что состояние Алисы может претерпеть подобные изменения, ― сказал я, ― но для этого ей нужно увидеться с Дмитрием.
  ― Какой шанс? ― спросил Роман Исидорович.
  ― Не очень большой, ― слукавил я. Мне не очень хотелось посвящать посторонних в наличие дырки между мирами в виде меня.
  ― Леша, ― коснулся генерал коммуникатора, ― машину мне, пожалуйста.
  Не говоря больше ни слова, он встал, взял с полки фуражку и вышел из кабинета в распахнутую адъютантом дверь. Мы поспешили за ним. Он зашёл в лифт, который раскрыл створки как раз в момент, когда мы оказались рядом, там адъютант нажал на красную кнопку на самом верху и приложил своё удостоверение. Красная кнопка, оказывается, означала крышу, на которой уже стояла машина ― двухроторная вертушка. Мы загрузились, взлетели в небо и уже через пять минут высадились в уютном зелёном дворике старого кирпичного дома.
  Мы зашли на второй этаж, и генерал втопил кнопку звонка на красивой двери полированного красного дерева. Прошло около минуты прежде, чем из динамика послышался скрипучий, словно у робота в доисторическом фильме, голос:
  ― Да?
  ― Алиса Юрьевна, это Роман Исидорович, ― представился генерал.
  ― Мне вас прекрасно видно, Роман Исидорович, ― отозвалась она. ― Чему обязана?
  ― Я хотел бы попросить вас пройти с нами, ― сказал генерал.
  ― Исключено, ― отрезала она.
  Генерал растерянно посмотрел на меня.
  ― Роман Исидорович, Павел, не могли бы вы подождать меня на улице? ― попросил я. ― У меня могут оказаться правильные аргументы, но они, так сказать, приватного характера.
  ― Пойдёмте, Роман Исидорович, ― попросил Павел.
  ― А я тебя помню, ― сказала Алиса, когда их шаги стихли на улице. ― Ты ― тот Шаман-выскочка.
  ― А ты ― ты прекрасная дама, которая похитила сердце моего друга, ― сказал я.
  ― Это всё ― игра, ― вздохнула она. ― Как он там?
  ― Послушай, может, ты меня хотя бы впустишь? ― предложил я. Как-то неудобно общаться через дверь.
  ― Мне ― удобно, ― сообщила она. ― Говори, что надо...
  ― Я просто пройду сквозь дверь, ― вздохнул я. ― И поверь мне, это ― не простая угроза. Ты там хоть одета?
  ― Одета, одета, ― сказала Алиса.
  Я сделал Скачок. Недалеко, всего на три метра. Я оказался в светлой прихожей и обернулся, чтобы увидеть стоящую у экрана домофона фигуру в толстом халате и платке, плотно укрывающем голову. Она, осознав, что на экране уже никого нет, рывком обернулась. Руки её были в перчатках, на лице ― маска и сверху ещё вуаль, чтобы даже глаз не было видно.
  ― У тебя, похоже, холодина в квартире, ― сказал я, оглядываясь по сторонам. ― Честно говоря, надеялся тебя тут голой застать.
  ― И что бы ты со мной голой делал? ― с недоверием спросила она.
  ― Ну, что делают с прекрасными голыми незнакомками такие лихие парни, как я? ― переспросил я.
  ― Если бы ты меня голой увидел, то у тебя бы медвежья болезнь случилась, ― пообещала Алиса.
  ― Не верю, ― хлопнул я в ладоши.
  ― А ты ― наглец, ― проскрипела она и медленно, явно глядя мне в глаза, стянула с себя перчатки. Я шагнул к ней, осторожно взял её когда-то горевшую руку в свою и поцеловал. Она дрогнула, но руки не отобрала, и я поцеловал каждый её пальчик по очереди. ― Неплохо, ― срывающимся голосом сказала она. ― Посмотрим, что ты дальше будешь делать.
  Она скинула с себя халат и осталась в футболке, явив мне безволосые изъеденные шрамами руки. Я наклонился и поцеловал её в плечо. Она вздохнула и, внимательно на меня глядя, стала снимать с головы платок и маску. Она закончила, и я поцеловал её в голую макушку, вызвав у неё волну дрожи.
  ― И что, ― проскрипела Алиса. ― И ― ничего?
  ― Что значит ― ничего? ― обиделся я. ― Да я уже с трудом сдерживаюсь, чтобы не накинуться на тебя прямо здесь.
  ― Не верю, ― сказала она.
  Я протянул руку и погладил её по иссечённой шрамами щеке.
  ― Посмотри мне в глаза, ― попросил я. ― Ты ― прекрасна, и я это могу видеть. Если бы не мой несчастный сгорающий от любви друг в отделении терапии в Корпорации, то я бы уже отнёс тебя на кровать, раздел, и покрыл бы поцелуями каждый сантиметр твоего тела.
  ― Звучит заманчиво, ― сказала Алиса. ― А что, если он не такой извращенец, как ты, чтобы на калек бросаться?
  ― А что, если он получил какое-то умение здесь, в реале? ― спросил я. ― Что, если он сможет вернуть тебе всё несправедливо отобранное?
  ― Не верю, ― повторила она.
  ― Тогда я могу просто снова пройти сквозь эту дверь и навсегда с тобой распрощаться, ― грустно сказал я. ― Может, в итоге я в тебе ошибся, и ты не столь уж прекрасна...
  Я отпустил её руку, глядя ей в глаза.
  ― Жди меня на улице, ― решилась она, и я сделал ещё один Скачок.
  Фигура у неё была замечательная. Обтягивающий мотоциклетный костюм выгодно подчёркивал все её достоинства, а шлем казался лишь удачным дополнением. К счастью, ни генерал, ни Павел не стали меня спрашивать, как я уговорил Алису с нами поехать. Генерал задал ей пару дежурных бытовых вопросов ― но и только. Когда он высадил на у здания больницы, он сказал ей:
  ― Надеюсь, Алиса Юрьевна, что ваш отпуск скоро закончится.
  ― До свидания, Роман Исидорович, ― кивнула она. ― До свидания, Павел!
  Когда я привёл её в палату к Крию, мне показалось, что он побил все рекорды скорости передвижения пьяной походкой. Она полетела ему навстречу, чтобы помочь, а потом они остановились в полуметре друг от друга, не зная, что делать и говорить. Он потянулся рукой к её шлему, а Алиса поймала её и задержала, покачав головой. Он вздохнул и положил руку ей на плечо, и рука сразу укуталась серебристым сиянием, которое перекинулось на девушку. Я вышел и закрыл дверь. Стоит ли мне упоминать, что на следующий день Дмитрий Большаков выписался из больницы с отметкой абсолютно здоров и пропал с концами? Павел по секрету мне поведал, что они укатили в какое-то тёплое место с красивыми пляжами.
  Однако, вся эта история, по словам Элуны, изрядно прибавила ей могущества. А теперь вот новая религия у игроков.
  ― А моя вера тебе много добавляет? ― спросил я.
  ― Ты в меня не веришь, ― сказала Элуна. ― Ты меня любишь.
  ― А какая разница? ― спросил я.
  ― Верующий в итоге ожидает награды, ― пояснила она.
  ― А любящий? ― спросил я.
  ― А любящий просто любит, ― ответила она. ― Беззаветно.
  ― Не мой случай, ― помотал я головой и потянулся к ней губами. ― Требую своей награды немедленно!
  Она поцеловала меня, а потом сообщила:
  ― Скоро я накоплю достаточно сил, чтобы оставить аватару.
  Вот так новость!
  ― То есть, ты сможешь больше времени проводить с нами? ― спросила Алёна.
  ― Если ты, конечно, хочешь, ― смутилась Элуна. Я сначала не понял, отчего, а потом до меня дошло. Дело в том, что с ней одной я могу проводить сколько угодно времени ― и всё равно для остальных пройдёт лишь миг. А тут она говорит, что в то время, когда Алёна могла бы быть одна со мной, с нами будет Элуна. Алёна покраснела. Элуна мазнула ей пальцем по носу. ― Не волнуйся, когда надо я буду исчезать, и тебе даже не нужно будет мне намекать.
  ― Не надо никуда исчезать, ― проворчала Алёна в сторону.
  ― Конечно, надо, ― возразила Элуна. Она встала и поцеловала в щёку сначала меня, а потом Алёну. ― Как, например, сейчас.
  Она вышла, а Алёна с непониманием посмотрела на меня:
  ― Что это она?
  ― Уловила некоторые из моих и твоих мыслей, ― сказал я, обнимая её.
  ― И что там за мысли? ― захлопала она ресничками.
  ― Пойдём, расскажу, ― потянул я её за руку в спальню.
  Уже во второй половине дня, когда мы продолжали нежиться в постели, мне позвонил Павел и серьёзным голосом сказал, что у нас проблемы.
  ― Ты хочешь, чтобы я куда-то приехал? ― спросил я.
  ― Нет, лучше я к тебе, ― ответил он. ― И будь готов выезжать.
  ― Ну, хорошо, ― согласился я. ― Дай мне пятнадцать минут.
  ― Увидимся, ― коротко сказал он и положил трубку.
  ― Что там? ― спросила Алёна, заматываясь в простыню.
  ― Нужно собраться, ― сказал я. ― Что-то случилось, и нам нужно будет куда-то ехать. Павел расскажет, когда доберётся сюда.
  ― Тогда я в душ, ― кивнула она.
  Я тоже пошёл в душ, только в другой ― у нас было всего лишь пятнадцать минут, а совместная помывка не способствует быстрым сборам. В общем, через десять минут мы уже были готовы и начищены, постель я забросил в стирку и включил кофеварку, чтобы угостить Павла. Он заявился точно вовремя с чрезвычайно озабоченным видом. Я поставил перед ним эспрессо, и он махнул горячий напиток одним глотком, словно стопку замороженной водки, машинально занюхал шоколадкой, поморщился и крякнул:
  ― Хорошо пошла!
  ― Между первой и второй перерывчик небольшой, ― сказал я, пододвигая ему ещё чашку.
  Он выпил и, катая чашку в пальцах, сказал:
  ― Да, заварил ты кашу...
  ― Между второй и третьей перерыв совсем маленький, ― сказал я, пододвигая ему ещё чашку.
  ― Пожалуй, хватит, ― сказал Павел. ― Работать нужно.
  ― Что за кашу? ― спросила Алёна.
  ― Продал Барсину в бордель пиратам, ― пояснил он.
  ― Не продал, а организовал возможность того, чтобы всё пошло таким путём, ― поправил я. ― Дальше она всё сама.
  ― Я надорвал живот, пока смотрел видео с логов, ― пожаловался Павел. ― Это же надо быть такой дурой.
  ― Не факт, что это не было её мечтой, ― заметил я. ― Всё-таки двадцать девять молодцов и рубах-парней, не считая их бравого капитана. Не каждый день удаётся так развлечься с НПС, да ещё и денег поднять. С обычных игроков в Доме Свиданий деньги берут, а Барсина умудрилась раскрутить НПС на бесплатные утехи. Есть вероятность, что бучу она подняла, когда Эхкиллер обнаружил её новое достижение.
  ― Что за достижение? ― спросила Алёна.
  ― Барсина, шлюха Кальрана, ― процитировал я.
  ― До того, как она встретилась с Эхкиллером, она уже успела засветиться в Анхурсе, ― сказал Павел. ― Теперь видео с Барсиной, шлюхой Кальрана гуляет по всем форумам.
  ― Рерол, ― пожал я плечами.
  ― Рерол, ― согласился он.
  ― Так ей и надо, ― сказала Алёна.
  ― Ты-то ей должна быть благодарна, ― заметил я. ― Одно из главных действующих лиц в заговоре, итогом которого стала моя полная несовместимость с Анастарией.
  ― Это, конечно, замечательно, ― возразила она, ― но тебе реально было плохо. Что я, не видела, что ли?
  ― Оно того стоило, ― сказал я, целуя её ладошку. ― Я готов вытерпеть это всё снова, если буду знать, что в итоге буду с тобой.
  Она мне улыбнулась и погладила по щеке.
  ― Так, не отвлекаемся, ― напомнил Павел. ― У нас всё-таки ситуация.
  ― Могильщика за мной пришлют? ― спросил я.
  ― Кого? За что? ― ахнула Алёна.
  ― Оскорбление, ― пояснил Павел. ― В прошлый раз тоже на тебя охотились, и я думаю, что не обошлось без Фениксов.
  ― Ну, и что будем делать? ― спросил я.
  ― Алёну Сергеевну увезём на охраняемую территорию, ― сказал Павел и прежде, чем она успела возразить, строго на неё посмотрел: ― Это не обсуждается!
  ― Это правильно, ― согласился я, глядя ей в глаза. ― Гнойник нужно вскрыть, чтобы больше неповадно было.
  ― По сообщениям информаторов, на рынке услуг охотников за головами за твою уже назначена довольно крупная сумма, ― добавил Павел.
  ― Сколько? ― поинтересовался я.
  ― Сто миллионов, ― ответил он. Алёна в ужасе открыла рот и тут же закрыла его ладошкой.
  ― Не волнуйся, любимая, ― сказал я. ― Со мной ничего не случится.
  ― Когда ты меня так называешь, я не могу с тобой спорить, ― недовольно сказала она.
  ― И не надо, ― улыбнулся я. ― Если я буду знать, что ты в безопасности, у меня будут развязаны руки.
  ― Для чего? ― спросила она.
  ― Для того, чтобы играть роль живца, ― пояснил я.
  Мы вместе спустились вниз. Павел был уверен, что за домом уже следят, и я окружил Алёну Духами Воздуха, которые служили невидимой преградой для возможного нападения, при этом позволяя хорошенько разглядеть, что она усаживается в бронированную машину и отъезжает без меня. Через открытую дверь бронетранспортёра мне было видно, как она натягивает на себя тяжёлую броню. Я улыбнулся и помахал ей рукой, и дверь закрылась.
  ― Ты ведь её прикрывал? ― спросил Павел. Я чуть не поперхнулся.
  ― Что значит ― прикрывал? ― спросил я. ― Ты хочешь сказать, что в неё реально могли сейчас пальнуть? А надеть броню перед тем, как выходить?
  ― Мне Большой Босс рассказал про реал, ― ответил Павел. ― А Алёну нужно было показать, чтобы потенциальные нападающие убедились, что она уехала.
  ― И ты даже не убедился, что я выставил щит? ― покачал головой я. ― Что тебе рассказал Иванов?
  ― Рассказал, что ты обрёл способности из игры, ― сказал Павел.
  ― И ты этому не удивился? ― спросил я.
  ― С тобой я очень быстро отвык удивляться, ― объяснил он. ― Если что-то произошло ― значит, тебе так было нужно.
  ― Чёрт, ― сказал я. ― Что за идиотский фатализм?
  ― Да при чём тут фатализм? ― удивился Павел. ― Мне нужно работать и писать отчёты, а не ходить постоянно с открытым ртом по поводу каждого произошедшего чуда. Я не могу себе позволить постоянно удивляться. Способности из игры ― отлично, работаем!
  ― Ну, ладно, ― согласился я. ― Что теперь?
  ― Теперь мы с тобой сядем в машину и поедем за город, ― сказал он. ― Наверное, лучше на юг ― там пространства более широкие, так что мы их увидим прежде, чем они атакуют.
  ― А дальше? ― не отставал я.
  ― А дальше ― наготове четыре мобильных группы с тяжёлым вооружением, ― сказал он. ― Как только всё начнётся, я подам сигнал...
  ― И они волшебным образом появятся на месте? ― поинтересовался я.
  ― Расчётное время прибытия ― пять-семь минут, ― пообещал Павел. ― В городе нас будут прикрывать явно, так что, надеюсь, в городе на нас не нападут...
  ― Ну, ладно, ― согласился я. ― Где твой драндулет?
  Как он и пообещал, в городе нас никто не атаковал. Павел сказал, что он срисовал постороннее наблюдение, но соглядатаи держались достаточно далеко, и идентифицировать их не удалось. Когда мы выехали за городскую черту и проехали космопорт, он взлетел чуть выше и выпустил короткие крылышки, переходя в крейсерский режим. По его словам, те, кто нас пасли, на некоторое время отстали, видимо, растерявшись, и он сбавил скорость, одновременно уходя в сторону от восьмиуровневой основной трассы в поля, по которым ползали громады сельскохозяйственных автоматов.
  Спасло его нехорошее предчувствие, которое у меня возникло в тот момент, когда мы выехали за черту города, и заставило меня укутать его Духами. Поэтому, когда рядом с нашим автомобилем взорвалась ракета, превращая в решето сам аппарат и ― потенциально ― его пассажиров, я совершенно не удивился, а лишь с удовлетворением заметил в правом верхнем углу уменьшенную карту с пятью горящими красным точками на ней и одной зелёной. Павла, тем не менее, успело помять, когда автомобиль рухнул с двадцатиметровой высоты в мягкий распаханный перегной. Настолько успело, что он оказался без сознания.
  Я вовремя успел выбраться из искорёженного остова автомобиля, чтобы заметить в небе два изгибающихся инверсионных следа из заходящих на горку ракет. Я бросил в них двух Высших Духов Огня, и один попал сразу, подорвав мишень, а второй промахнулся, и мне пришлось вызывать ещё одного. Ракета оказалась слишком близка, и я укрыл себя и автомобиль Духом Воздуха, а потом меня толкнуло Предвестие. Я скользнул в Астрал и увидел, что ко мне с трёх направлений приближаются около десятка ракет и понял, что я в цейтноте, и с тоской поглядел на уходящий столбик маны. Они продолжают наводиться в автомобиль, и я даже не могу отвлечься на секунду, чтобы вытащить Павла.
  ― Флейта! ― закричал я мысленно. ― Мне нужна помощь!
  Я продолжал вызывать Духов, посылая их в летящую ко мне смерть, и через несколько секунд из Астрала, мерцая, выпала Зомби в своей боевой раскраске.
  ― Что? ― ошарашенно спросила она, а потом, обнаружив атаку, машинально укрылась Духами Воздуха, ещё не понимая, что происходит.
  ― Павел в машине, ― сказал я. ― унеси его отсюда!
  ― А ты? ― спросила она, одновременно вызывая духа, который начал вскрывать автомобиль, как консервную банку.
  ― А я всех покрошу! ― пообещал я. ― Только унеси его!
  ― Смотри, не поранься! ― попросила она и бафнула меня маной. Я видел, как Духи вытащили раненого Павла из машины и сложили к её ногам. Она взяла его за руку и они растворились в воздухе. Не понял, а как же откат?
  Тем временем, на поле боя ― а по совместительству на картофельном ― что-то изменилось. Я физически чувствовал, что в меня летит сразу много всего, но траектория была уже другой... До меня донеслось частое баханье. Это, что ― танк у них, что ли? Я камлал, не переставая ни на миг, одновременно двигаясь в сторону, откуда в меня стреляли, отслеживая при этом остальные красные точки, число которых сильно увеличилось ― теперь их было более двадцати. Смена позиции дала свои плоды в том плане, что точка прицеливания теперь находилась у меня за спиной. Я, правда, всё ещё находился в зоне поражения, но скоро уже выйду, и можно будет перестать тратить ману на защиту от снарядов...
  ...И атакующие, поняв, что они смешивают с грязью пустую железку, быстро меня вычислят. А мне ещё даже ни один не попал в зону видимости. Можно, конечно, было бы попытаться накрыть одну из групп красных точек атакой по площади, но у меня таких не было. Я выпустил ещё несколько Духов Огня в летящие снаряды. Снаряды ― не ракеты, и один дух мог управиться сразу с несколькими, что, собственно, и происходило ― три-четыре Высших Духа умудрялись поймать в свои объятья до пятнадцати снарядов, мгновенно приводя их в негодность, и те либо падали в стороне быстро застывающими бесформенными каплями, либо подрывались прямо в воздухе на большой высоте.
  Мимо меня с шипением пронёсся заряд плазмы и ударил в останки автомобиля. Волосы на загривке сразу встали дыбом ― я его не заметил. Пока я раздумывал, обделаться мне или нет, рефлексы машинально выставили передо мной щит, в который врезался следующий выстрел. Всё, мана на нуле. Она, конечно, восстанавливается с бешеной скоростью, но расходую я её ещё быстрей. Гераника, говорите? Всё ерунда! Вот танк, плюющийся плазмой, стреляющий снарядами со скоростью выстрел в секунду и поливающий меня ракетами ― это настоящий конец обеда!
  Попавшие в машину несколько снарядов взорвались, и волной меня бросило вперёд на несколько метров, впечатывая лицом в грязь. Скачок! Я совсем забыл про Скачок! Подождав, пока накопится достаточно маны, я переместился на доступные мне двести пятьдесят метров. Танк был по-прежнему за пределами досягаемости. Я принялся валяться в грязи, поскольку мой красочный костюм шамана был уж очень заметным посреди чёрного поля. Мимо просвистел ещё заряд плазмы. Я сделал Скачок. По-прежнему далеко. Мать моя каракатица, где этот чёртов танк, якорь мне в проплешину! Земля вокруг меня словно взорвалась. Предвестие услужливо показало мне картинку, где сотни рассерженных пчёл летят в моём направлении и роют землю рядом со мной. Это ещё одна пушка, только скорострельность у неё ― не каждый пулемёт сможет. Укрывший меня Дух принял на себя последний осколок и исчез, индикатор маны прочно упёрся в ноль, и по спине меня полоснуло чем-то горячим.
  Совершенно озверев, я вскинулся, отталкиваясь от земли и взлетая, и одновременно выпустил струю огня в сторону смертоносного потока, летящего в меня. По моей шкуре бессильно застучали осколки, нанося минимальные повреждения. Даже на Третьем Ускорении уничтожать тридцатимиллиметровые снаряды мне не удавалось, и я перешёл на Четвёртое, с дикой скоростью расходуя бодрость, от чего меня сразу начало сносить назад. В бока пребольно ударило реактивными снарядами, снеся двадцать процентов жизни. Чёрт, я из-за этого танка совсем забыл про две группы на флангах, которые, как оказалось, отнюдь не с рогатками там сидели!
  Я взлетел выше и принялся маневрировать, уворачиваясь от летящих с трёх сторон кусков убойного железа, постепенно перемещаясь в сторону танка. Всё-таки он ― моя приоритетная цель. Справка из Интернета и блогов, посвящённых стрелялкам с современным вооружением, подсказала мне уйти выше ― там меня можно было зацепить только комплексами ПВО ― либо ЗРК, либо тем же самы Вымпелом ― оказывается, именно так называется эта пушечка, которая меня вынудила обратиться Драконом. Так оно, в принципе, и оказалось ― я жёг пламенем летящие ко мне снаряды и отлетал в сторону, чтобы меня не зацепило влетающими в облако огня ракетами. Нападающие, к слову, очень быстро поняли, что на драконью тушку ракеты не наводятся, а пламя, извергаемое мной, оказывается где-то в стороне, и обстрел прекратили.
  Я сложил крылья и спикировал на танк, подныривая под очередь снарядов. Очевидно, орудие управлялось вручную, поскольку на мои манёвры реагировало с непозволительным опозданием ― последовавшее за мной море огня я обогнул, свернув в сторону, и оказался точно в зените относительно танка, с огромной скоростью продолжая на него падать. Когда осталось лишь триста метров, я несколько раз прицельно плюнул огнём и вышел из пике, чтобы посмотреть на результаты. Огонь бесполезно растёкся по матовой броне монстра, который играючи мог справиться с бригадой, оснащённой средствами усиления. Откуда, спрашивается, они его приволокли?!!
  За мной уже развернулась башенка одно из двух Вымпелов и начала разворачиваться главная башня, из которой торчал спаренный с пушкой плазмотрон. Сейчас мне будет очень, очень больно! Я сделал ещё один вираж и упал на землю рядом с танком, превращаясь в человека ― у меня накопилось немного маны, и я мог попытаться атаковать Духами экипаж. Я выпустил Духа Огня, он просочился внутрь и очень быстро нашёл там себе цель. Танк замер, и я подбежал к этому двухэтажному монстру, надеясь получить минуту передышки. В этот самый момент меня снова толкнуло Предвестие, и я увидел, как на меня поворачиваются пушки железного чудовища.
  Быстрее, чем я успел сообразить, я обернулся Драконом и прыгнул на него сверху, цепляясь за башню так, чтобы оказаться по другую сторону от главного калибра. Башня повернулась, и меня с двух сторон обожгло жуткой болью ― одновременно оба скорострельных орудия начали поливать меня огнём с двух сторон. Я включил Четвёртое Ускорение и направил в сторону одного из них, пытаясь уничтожить смертоносную пушку до того, как меня разрежет пополам, а другая продолжала бить в мою шкуру, с непозволительно огромной скоростью снося хиты. Подо мной, казалось рвалась броня, мелкими ударами нанося мне урон. Всё, что мне нужно ― это оплавить ствол. Полминуты, в течение которой, казалось, меня разрезает пополам очередью снарядов, и пушка поддалась, утыкаясь раскалённым докрасна и загибающимся книзу орудием в верхнюю стенку корпуса. Я тут же повернулся в сторону второго орудия, начав плавить его. Только оно загнулось книзу, как у меня кончилась Бодрость.
  
  Остановись, Дракон! ...
  
  Да в курсе я, в курсе! Я поплотнее прицепился к начавшей бешено крутиться башне, ожидая, когда снова смогу поработать газовым резаком. В танк прилетела ракета и ударила в борт рядом со мной, снова выбив немного хитов, а у меня Здоровье в красной зоне! Где эта чёртова подмога? Я посмотрел на таймер ― всего пять минут сорок три секунду с момента первой атаки, а я уже устал! Вот, почему нет таблеток или эликсиров для Бодрости? Сейчас бы выпил... Элуну, что ли, позвать? Она, я уверен, сидит наготове и только ждёт, что я её кликну. Да ну, сам справлюсь. Прилетела ещё ракета, унося драгоценное здоровье, а потом ― ещё две. Чёрт, а я тут сижу, как орёл на горшке ― ни взлететь, спрятаться... Ещё и этот чёртов Имитатор в танке, который сразу принял на себя управления после смерти экипажа.
  Я дохнул на пушку у основания, пытаясь не столько расплавить её, сколько сделать, чтобы её заклинило, не обращая при этом внимания на периодически разрывающиеся у меня перед носом ракеты с тепловым наведением. Наконец, удалось ― насчёт заклинило я не уверен, но толстая оружейная сталь у основания пушки раскалилась добела, и мне удалось лапой немного отогнуть её в сторону. Вот, теперь он годится для городских боёв ― за угол стрелять может! Я снова обессиленно устроился отдыхать, с грустью провожая взглядом уходящие хиты. Чёрт, а со здоровьем-то у меня пузырёк ещё оставался!
  Я достал Малый Флакон Исцеления и одним махом его выпил. Ну, что такое сто единиц для моей шкалы? Накопилась бодрость, и я взлетел вверх, задумавшись, что мне делать. Мана, вроде бы, тоже накопилась, и я смогу вызвать ещё одного Духа Исцеления, если обернусь человеком. При этом, правда, ко мне может прилететь что-нибудь, снося остатки и уводя здоровье в глубокий минус... О глубоком минусе думать не хотелось. Я машинально сделал бочку, уклоняясь от двух пущенных ракет, и начал пикировать на более многочисленную группу нападающих, которые к моменту, как я загнул танку ствол, уже успели стянуться ближе.
  Навтречу мне ударила очередь... Из чего-то крупного, похоже ― две дырки в крыле. Я, не глядя, плюнул огнём. Три точки сразу погасли, но в ответ прилетела ракета и ещё две очереди из пулемёта. Происходящее меня уже начало утомлять. Ни за что не поверю, что на ликвидацию знаменитого Ужаса Городских Коллекторов отправили настоящий танк в сопровождении взвода спецназа. Похоже, имеет место утечка на самом высшем уровне. Я ещё два раз плюнул и закружил, вывалив язык на плечо ― Бодрость откатилась до минимума, ещё плевок, и я камнем рухну на землю. Сбоку прилетела ракета. Всё никак не успокоятся. И где, скажите мне, таки эта подмога? День я уже простоял, а ночь мне уже не продержаться. И танк постепенно подползает. Стрелять не может, конечно, но вот задавить ― легко!
  Бодрость немного поднялась, и я коротко дохнул себе на рану в пузе, добавляя здоровья. Вот так ― здоровье постепенно растёт, Бодрость постепенно растёт, и одно я размениваю на другое... Может, Флейту позвать? Она бы из этих боевиков быстро бы жизнь высосала... Чёрт, как мне хреново! Я плюнул огнём и попал, с удовлетворением заметил, как погасла красная точка, потом, помигав ― ещё одна, и ещё одна вслед за ней. Осталось около двенадцати нападающих, но они теперь рассредоточились по небольшому леску так, что тратить по драгоценному плевку на каждого ― слишком жирно. Я спикировал на одного из них, увернулся от летящей навстрецу гранаты из РПГ и схватил человечка в зубы. Он пытался трелять, выбивая жалкие единички хитов, размахивал ножиком, а я по спирали поднимал его всё выше. Потом, прицелившись, я отпустил его, следя за совмещёнными в одну красными точками.
  Вот точка замигала и продолжила гореть, и я было огорчённо вздохнул, но вот она снова замигала и пропала. Ага, значит, всё-таки попал! Я спикировал и схватил ещё одного, который, на свою беду, был без брони, и просто перекусил его пополам. Я не успел взлететь, как мне в бок прилетело сразу бве ракеты. Я прыгнул на ближайшего, и мясо брызнуло из скорлупы брони, как из консервной банки, в меня ударила очередь из путемёта, но я извернулся в тесном пространстве между деревьями и рухнул на бойца, вышибая из него дух. Маны было уже до середины шкалы, так что я обернулся человеком, скатываясь в канаву и заслал в себя двух Малых Духов Исцеления. Здоровье по-прежнему оставалось в красной зоне, но теперь я хоть от царапины не умру.
  В оказавшегося совсем рядом врага в камуфляже я послал Малого Духа Огня, и боец, внутренности которого вмиг сварились заорал в агонии, привлекая внимание подельников. Сам я сделал Скачок в сторону, так, чтобы оказаться у них за спиной, и ударил двумя Духами Воздуха, переламывая кости ближайшим стоящим ко мне спиной. Ещё одним скачком я ушёл в сторону и заполнил попавшегося мне нападающего Духом Воды. Он утонул, даже не успев ни разу булькнуть. Остальных я заморозил издали. Если их смогут спасти ― значит, хорошо. Всё, больше не осталось...
  Одна красная точка продолжала мигать. Меня в лоб толкнуло Предвестие. Один из тех, кого я ударил воздухом ― он мне показался главным. Я обернулся к нему и увидел в его руках пистолет, ствол которого сразу коротко дёрнулся. Глядя на летящую мне в лоб пулю, я начал превращаться в Дракона ― время было. Как оказалось, время было, но не было Бодрости. Голову разорвало болью, как при жуткой мигрени, и свет померк.
  Духи кружили вокруг меня разноцветными тенями. Где-то ― далеко и рядом, нигде и везде, вокруг меня и во мне ― конялись по кругу Верховные Духи Верхнего и Нижнего Миров. Я раскинул руки навтречу Астралу, пытаясь насладиться этим чувством единения, которое отчего-то я мог испытывать, только когда меня убивали.
  Ко мне подлетел Большой Дух Огня ― один из тех, что я призывал во время боя, я узнал его!
  ― Это была славная охота! ― прошелестел он мне, обвиваясь вокруг меня. Я посмотрел на то, чем я сейчас был. Такой же Дух, как и остальные жители Астрала, только цвет у меня другой... Более яркий.
  ― Живой! ― подсказал Дух Воздуха, которым я прикрывался от осколков.
  ― Потанцуй с нами, ― позвал меня Дух Воды, который утопил одного из моих врагов. Мне показалось, или этот дух был женского пола?
  ― Танцуют все! ― пронеслось по Астралу, всколыхнув мельтешащих в нём Духов, которые сразу ударились  в пляс, подчиняясь неслышному мне ритму. Зато видимому! Я мог видеть музыку, под которую танцевали Духи.
  ― А потом я покажу тебе звёзды, ― шепнул ― шепнула? ― Дух Воды, прижимаясь ко мне. Среди Духов показался такой же яркий, как я, который сразу же оказался рядом со мной.
  ― Любимый, ― сказала Флейта, ― возвращайся!
  Я очнулся посреди своей террасы, голышом сидя по-турецки. Не понял, а где же памперс? На востоке разгорался рассвет. В паре метров от меня сидели Элуна и Алёна, как на беду, одетые. Они синхронно встали и сели рядом со мной, позволяя мне их обнять.
  
  Вы возродились в выбранной Вами ранее локации
  Штраф за Вашу смерть: 30% накопленного с предыдущего уровня опыта
  Ваши вещи будут доступны в месте Вашей смерти в течение 12 часов
  
  

Глава 14. Назад в люди

  Наутро мне позвонила Жоржетта. Я с трудом дотянулся до телефона, стараясь при этом не потревожить лежащую головой у меня на плече Алёну, и тихо поздоровался.
  ― Здравствуйте, Дмитрий, ― раздался жизнерадостный голос Жоржетты. ― Вы помните, что мне обещали?
  ― Отшлёпать, ― прошептал я, приложив коммуникатор к горлу, переводя его в бесшумный режим.
  ― Я рада, что вы не забыли, ― сказала она.
  ― Ещё бы, вы мне каждый раз напоминаете, ― шепнул я.
  ― Да я всё жду и жду, а вы всё не шлёпаете, и не шлёпаете, ― пожаловалась она.
  ― Я тренируюсь, ― пояснил я.
  ― Тренировки ― дело хорошее, но иногда стоит и к практике переходить, ― посоветовала она.
  ― Я практикуюсь, ― ответил я.
  ― А у вас материал для практики имеется? ― поинтересовалась она.
  ― О, да, ― прошептал я. ― Богатый.
  ― Ну вот, ― огорчилась она. ― Всех шлёпают, и лишь я одна не отшлёпанная осталась...
  ― Будет и на вашей улице праздник, ― пообещал я.
  ― Ой, поскорее бы, ― мечтательно произнесла она. ― Между прочим, у меня через одиннадцать дней день рождения.
  ― Я вас слушаю, Жоржетта, ― напомнил я ей.
  ― Ах, да, ― спохватилась она. ― Да важное-то мы уже обсудили, одни пустяки остались. Мне позвонила начальница отдела, которой позвонила секретарша директор филиала, которому позвонил секретарь...
  ― Короче, ― шепнул я.
  ― Президент хочет вас видеть в два, ― сообщила она.
  ― Погодите, я проверю своё расписание, ― попросил я. ― Так, в два у меня ничего нет. Пусть запишется на приём у моего администратора, и в два я его жду.
  Девушка на том конце провода весело рассмеялась.
  ― И нечего так смеяться. Я, вообще-то, серьёзно, ― буркнул я, вызвав новый взрыв смеха. ― Ладно, говорите, куда подъезжать.
  Она прислала мне адрес и напоминание, а я тихонько встал и пошёл в душ. Выйдя оттуда, я наткнулся на Элуну, которая с многообещающей улыбкой повисла у меня на шее.
  ― Здравствуй, любимая, ― сказал я. ― Как хорошо, что ты пришла.
  ― У тебя найдётся для меня минуточка? ― лукаво спросила она.
  ― Даже пара тысяч минуточек, ― сказал я, подтягивая её поближе.
  ― Ну, тогда ― пойдём? ― спросила она и, не дожидаясь ответа, уволокла меня в нумера. То есть, в чертоги. В божественные, в смысле.
  Через десять минут земного времени мы с ней на кухне мирно готовили завтрак.
  ― Скажи мне, Дима, какой я тебе больше нравлюсь? ― спросила она.
  ― Я, честно говоря, не понял вопроса, ― признался я.
  ― Я тебе больше нравлюсь такая, как сейчас, или так, как меня представляли себе разработчики Барлионы? ― пояснила она.
  ― Честно говоря, мне нравится и так, и так, ― ответил я. ― Самым главным для меня остаётся то, что ты ― это ты.
  ― Льстец, ― прижалась она ко мне. ― Так я и знала, что от тебя толком ничего не добьёшься.
  ― Для влюблённого его женщина ― самая красивая на свете, ― признал я.
  ― В твоём случае многовато женщин получается, тебе не кажется? ― поинтересовалась Элуна.
  ― Мне чудится в твоих словах упрёк, ― улыбнулся я.
  ― Ты уверен, что Алёна рада такому положению вещей? ― спросила она.
  ― Я ни в чём не могу быть уверен, ― сказал я. ― Я лишь стараюсь, чтобы она была счастлива.
  Элуна поджала губы, но ничего не сказала.
  ― Нет уж, ― сказал я. ― Давай, выкладывай!
  Она вздохнула:
  ― Она сейчас влюблена до беспамятства, вот и счастлива. А что будет, когда влюблённость пройдёт, а рядом по-прежнему буду я? Думаешь, она так и будет всем довольна?
  ― Не знаю, ― вздохнул я. ― Я приложу к этому все усилия. Но ты же сейчас не о ней говоришь, не так ли?
  ― Я тоже влюблена, ― пожала она плечами. ― И не знаю, что будет завтра.
  ― Я тебе могу сказать, что будет завтра, ― сказал я, обнимая её. ― Завтра я буду любить тебя ещё сильнее.
  ― А меня? ― послышался сонный голос от входа на кухню.
  Я разомкнул объятья и протянул руку к растрёпанной после сна Алёне, которая в домашних шортиках и майке пыталась проснуться, подпирая дверной проём. Она подошла и прижалась ко мне, а Элуна обняла нас обоих.
  ― М-м, сестрёнка, ― сонно причмокнула губами девушка, кладя голову на плечо богине. Элуна удивлённо посмотрела на меня, а я пожал плечами, мол, вот тебе и ответ. Она вдруг порывисто сдавила Алёну в объятьях, заставив ту пискнуть от неожиданности, и поцеловала её в щёку.
  Алёна отправилась освежиться, а мы, наконец, коллективными усилиями покончили с приготовлением утреннего пиршества. Элуна традиционно занималась своей божественной выпечкой, которая каждый раз была разная, но от этого не менее восхитительная. Пышки, булочки, круассаны, слойки, ватрушки и порожки ― ни от чего этого, раз попробовав, отказаться было решительно невозможно. Скорее всего, они ещё и бафы какие-то давали, но сообщений об этом я не получал, а своё ежедневное приподнятое настроение объяснял присутствию в моей жизни очаровательных спутниц.
  ― Тесть хотел со мной сегодня встретиться, ― прервал я сосредоточенное молчание в время завтрака.
  Алёна удивлённо взглянула на меня:
  ― У тебя, что, кроме нас есть ещё кто-то?
  ― В смысле? ― не понял я.
  ― Ну, не думаешь же ты, что то, что ты был моим первым мужчиной, даёт тебе право претендовать на что-то большее? ― поддразнила она меня. ― Тесть у него, видите ли...
  Я сделал обиженное лицо и надул губы:
  ― Ну вот, а я так мечтал о колечке на пальчик и богатом тесте! Теперь все мои радужные мечты отправятся коту под хвост!
  ― Ничего, Дима, найдём мы тебе ещё невесту, ― поспешила утешить Элуна. ― Не такую богатую, конечно, да и не такую красавицу, ― она критически меня оглядела. ― Да ты на себя-то посмотри ― зачем тебе невеста-красавица?
  Я подпёр кулаком руку и серьёзно задумался.
  ― Ты права, ― сказал я после недолгих размышлений. ― Одной действительно маловато будет.
  ― А что он хотел? ― напомнила Алёна.
  ― Кто? ― снова не понял я.
  ― Папа, ― сказала она, серьёзно на меня глядя.
  ― Я думаю, во-первых он хочет попенять мне на то, что я тебя украл, ― сказал я. ― Скорее всего, пригласит на обед в ближайшие выходные...
  Она накрыла мою руку своей.
  ― Я всё хотела познакомить тебя с мамой... ― с виноватым видом сказала она.
  ― Но месяц или два назад статус такого знакомства был бы непонятен, ― согласился я.
  ― Да, ― сказала она. ― Именно. Так себе и представляю ― Мама, это ― Дима, я у него живу. О, нет, ничего такого, я лишь по утрам пробираюсь к нему в постель и по несколько раз в день пытаюсь его соблазнить.
  ― И моё лицо в тот момент, когда ты меня таким образом представляешь, обняв за локоть, ― добавил я.
  ― Это была бы ещё та картинка, ― рассмеялась Элуна.
  ― А потом мы были сильно заняты, ― продолжил я.
  ― Да уж, мне вообще ни до чего дела не было, ― согласилась Алёна. ― Да, собственно, и сейчас нет.
  ― Значит, никуда не пойдём, а проведём время с большей пользой, ― предложил я.
  ― Это как же? ― ехидно поинтересовалась Элуна.
  ― В библиотеку сходим, ― отмахнулся я.
  ― Точно, ― с горящими глазами откликнулась Алёна. ― Там у них есть такие укромные уголки!..
  

◅─◈─▻

  Без трёх минут два серьёзного вида девушка по имени Тамара придирчиво осматривала меня на предмет того, стоит ли вообще пускать такого оболтуса к Большому Боссу или стоит снова позвать кого-нибудь из СБ, начальник которой только что лично привёл меня ― что, надо сказать, помогло сэкономить время на излишних, а иногда и не совсем приятных процедурах досмотра при встречах с персонами такого калибра. За минуту до трёх роскошная дверь кабинета раскрылась, и оттуда сначала выплыла задница в халате, а потом появился и её владелец ― какой-то бедуинского вида арабский шейх в клетчатом полотенце, удерживающемся на голове простеньким друидским обручем ― совершенно без статов, 0 к Защите и Интеллекту. А может, даже и минус. Тамара, придержав дверь, подождала, пока тот полностью выплывет, и сразу зашла с докладом. Шейх горда вытянул подбородок вверх, протянул руку для поцелуя согнувшемуся до пола ассистенту и презрительно глянув на меня, важной походкой отправился на выход, гордо раскачивая круглым животом, в котором, должно быть, были, как минимум, тройняшки, и тряся непомерным седалищем.
  ― Дмитрий! ― позвала меня Тамара, отвлекая от монументального зрелища и придержала дверь, пропуская меня в кабинет. ― Проходите, пожалуйста!
  Надо сказать, помещение было вполне под стать положению его хозяина ― панели красного дерева, инкрустированный ореховый стол, хрустальная люстра и светильники. За спиной Иванова на стене красовался герб Федерации Народов Земли ― двуглавый орёл, держащий в одной лапе серп, а в другой ― молот. Два самых страшных врага неуёмных причиндал. Он сидел, откинувшись в кресле и сложив перед собой руки домиком, и смотрел в окно.
  ― Присаживайтесь, пожалуйста, ― показала мне Тамара на ближайшее к нему кресло и, извинившись, вышла.
  Разговор, похоже, собирался быть тяжёлым, поскольку хозяин кабинета начинать его не спешил. Мне тоже было некуда торопиться, и я спокойно сортировал игровую почту, которую без труда заставил появиться перед глазами, в основном, удаляя спам, просьбы от низкоуровневых, но обладающих жутко ценными талантами игроков о приёме в клан, предложения сделок века, просто попрошайничество и прочую чепуху. Важные письма я оставлял без ответа ― мне не очень хотелось раздражать собеседника беспорядочно мелькающими руками, и я лишь нажимал кнопку Удалить и вниз.
  Конечно, этот Иванов ― жутко терпеливый мужик. Кремень прямо какой-то. В пять минут четвёртого, постучавшись, в кабинет зашла Тамара.
  ― Сергей Петрович, прошу прощения, ― с порога извинилась она. ― Там в прихожей посетители волнуются, уже вторую назначенную встречу отменили. Что мне делать.
  ― Что делать? ― Иванов вопросительно посмотрел на меня.
  Кофе, ― произнёс я одними губами.
  ― Делать, Тамарочка, вот что, ― он сел вертикально. ― Принеси-ка нам кофейку.
  ― Кофейку? ― возмутилась она.
  Он снова на меня поглядел. Я изобразил, что одной ладонью что-то режу на другой.
  ― И колбаски порежь. Или хамона, ― уточнил он. ― Сыра можно, ― он снова вопросительно посмотрел на меня, а я в ответ лишь кивнул. ― Да, сыра. Да и вообще ― меньше волнуйся и бегай по приёмной.
  Тамара вышла, а он, сцепив пальцы, опёрся о стол.
  ― Спите спокойно, Дмитрий? ― вдруг спросил он.
  Я вопросительно поднял бровь. Сплю я не совсем спокойно, поскольку иногда среди ночи меня будят и требуют... Всякого требуют, но если я ему это озвучу, то он полезет через свой стол со ржавым кинжалом в зубах с намерением меня им же и зарезать. Сепсис, гангрена и прочие прелести. Он, похоже, и сам понял, что задал не тот вопрос.
  ― Как там Алёна? ― попробовал исправиться он.
  ― Вы её вчера видели, ― ответил я.
  ― Да, ровно до того момента, пока она не растворилась в воздухе, ― покачал он головой. ― А потом ещё и перепугала персонал в нашей клинике, ― он усмехнулся. ― И откуда они только достали бензопилу и дробовик?
  Мы о вчерашнем по какому-то молчаливому соглашению не говорили. Я чувствовал, что она злилась. На меня ― за то, что по-мальчишески бросился в заварушку с неизвестным на тот момент исходом. На Элуну ― за то, что та даже не удосужилась вмешаться. Но с Элуной они хотя бы вчера о чём-то спорили на повышенных тонах, предварительно высадив меня на террасу, и в итоге, похоже, договорились, поскольку вернулись чуть ли не в обнимку. А со мной до выяснения отношений не дошло ― я просто не стал ей рассказывать ничего, кроме того, что она видела. А видела она, что я выпал голый из воздуха на точке возрождения, то есть, там, где они меня и ждали.
  ― Честно говоря, когда я сказал Большакову, что сильно рассчитывал, что он сможет позаботиться если не об Алине, то хотя бы об Алёне, ― вдруг сказал он, ― я совсем не это имел в виду...
  Про Алину она мне рассказывала. Старшая сестра, умница, красавица, первая везде и во всём. Когда я изобразил интерес на лице, и спросил, есть ли у неё парень, она нахмурилась и сказала, что с сестрой делить меня не намерена. Это было за две недели до того, как я сдался ей на милость победителя. Парня у Алины, кстати, не было ― она была девушка очень устремлённая, и сейчас как раз начала своё второе высшее образование одновременно с аспирантурой по первой специальности. В общем, не до ерунды. С другой стороны, по классификации той же Алёны ― то, что доктор прописал, поскольку второе высшее уже практически в кармане.
  ― Миссия, которую он на меня взвалил, не имела бы успеха, если бы до того мы не были знакомы уже год в игре, ― возразил я. ― И если бы не то роковое стечение обстоятельств.
  Он кивнул, соглашаясь.
  ― А теперь он сам исчез, ― задумчиво произнёс он. ― Тоже нашёл себе пассию в игре... И что мне теперь с Алиной делать? Я, как он выздоровел, решил было...
  ― Делов-то, ― хмыкнул я. ― Пусть тоже играет.
  ― Вы не понимаете, ― сказал он с досадой.
  ― Что тут понимать? ― удивился я. ― Вы рассчитываете найти себе зятя-наследника. По-моему, ничто не мешает вам усыновить того же Дмитрия, если уж он вам так пришёлся по душе.
  ― Вы правы, ― согласился он. ― Я думал об этом. А что мне делать с дочерьми?
  ― С дочерью, ― сказал я.
  Он пристально поглядел мне в глаза.
  ― Правильно ли я понял, что вы мне предлагаете за младшую не беспокоиться? ― спросил он.
  ― Мы с ней навеки связаны, ― ответил я.
  ― Ходят слухи, что вы... ― он замялся. ― Не слишком постоянны.
  ― Я удивлён, что вы уделяете столько внимания слухам, ― заметил я.
  ― Да мне вся эта ситуация не нравится! ― вспылил он. ― Если бы я совершенно точно не знал, что вы от Алёнки шарахались, как чёрт от ладана, я бы подумал, что вы ― просто очередной искатель приключений, решивший вскружить голову принцессе с богатым приданым.
  ― Вопросы приданого мы, по-моему, уже обсудили, ― сказал я. ― Давайте о чём-то более конструктивном...
  ― Ну, хорошо, ― согласился он. ― Давайте о конструктивном. Милиция вчера провела обыски и произвела аресты. Вот, к примеру...
  Он показал мне фотографию сильно потрёпанной годами Насти. Дама явно в годах, но по-прежнему должна заставлять сердца биться чаще. Не моё, конечно ― я-то знаю, какой гнойник цветёт в её черепушке.
  ― Имени вам не скажу, а вы её знали по персонажу в Барлионе с ником Барсина, ― сказал он. ― Активно сотрудничает со следствием, сдала нам координаты, по которым перевела депозит на сто миллионов за контракт на ваше устранение. Полностью отрицает причастность мужа и дочери к происшедшему. Настолько, что даже согласилась и успешно прошла проверку на детекторе лжи. Были арестованы остатки разгромленной вами террористической ячейки вместе с главарём, который вывел нас на более крупную рыбу в североамериканских финансовых кругах, которые жаждут реванша и возвращения Pax Americana, а пока не гнушаются подобными мелкими пакостями, позволяющими им зарабатывать на содержание террористов из их же бывших частных армий. Арестовали несколько чиновников в министерстве обороны, которые дали террористам напрокат Левиафана с оператором и полным боекомплектом. Что ещё?.. ― в задумчивости почесал он затылок.
  ― Извинения можно принести, ― напомнил я.
  ― Ах, да, ― спохватился он. ― Приношу вам официальные извинения за то, что вам пришлось во всём этом поучаствовать.
  ― Не такие, ― покачал я головой.
  Он покраснел и скрипнул зубами.
  ― Я же уже сказал, что мне вся эта ситуация с Алёной не нравится, ― процедил он.
  ― Я настаиваю, ― сказал я.
  ― Хорошо, ― выдохнул он. ― Я лично прошу прощения за преднамеренную утечку информации, ― от откинулся в кресле и вытер лоб.
  ― Не так уж и сложно было, не находите? ― спросил я.
  ― Вы расскажете об этом Алёне? ― спросил он.
  Я отрицательно покачал головой:
  ― И лишу её любимого человека? Нет уж, увольте. И вам не советую рассказывать.
  ― Хорошо, ― снова сел прямо Иванов. ― Ещё один момент...
  ― Погодите, ― сказал я. Он удивлённо на меня посмотрел. Это я, что ли, только что заткнул одного из самых могущественных людей на планете? Дела, однако! Растёшь, Махан, и над собой, и над другими. Истинное величие ― не в том, кто ты, а кого ты послать можешь...
  ― У меня к вам просьба.
  На лице Иванова появилось хищное выражение. Ну, ещё бы, наконец-то притворный бессребреник, нацелившийся на приданое его дочери, проявил своё истинное лицо и сейчас начнёт просить. Денег ли, положения ― не важно, главное, что можно будет его купить и потребовать держаться подальше от наследницы. Я вздохнул. Нет, какого чёрта, всё таки! Не все же так думают, как Эхкиллер с Барсиной! Нужно мне научиться верить в хорошее в людях...
  ― Я весь внимание, ― сказал он.
  ― Вот адрес почты в игре женщины по имени Елена, ― протянул я ему коммуникатор, касаясь голографической панели на столе. ― У неё есть дочь, которую в игре зовут Растилана. Я прошу вас лично встретиться с девочкой. Если можно ― правительственный кортеж и почётный караул. И подарить её матери надежду. Остальное я сделаю сам.
  Он ткнул в пару кнопок и замолчал, тарабаня пальцами по столешнице. Панель замигала и он начал читать с монитора. Взгляд его стал грустным. Он опёрся на локти и взъерошил идеально уложенные неведомым стилистом волосы, потом положил подбородок на руки и задумался.
  ― Мы с женой хотели бы позвать вас на обед в эти выходные, ― неуверенно сказал он. ― Или на ужин, я пока ещё точно не знаю расписания...
  ― Хорошо, ― согласился я, ― но я буду не один, с вашего позволения.
  ― Естественно, ― поднял он брови. ― Алёну мы ждём с вами.
  ― Естественно, ― сказал я. ― Но с нами будет Элуна.
  ― Да хоть Тартар, ― махнул он рукой, по пути сделав замысловатое движение возле виска, мол, совсем Махан заигрался.
  Я не стал ему портить сюрприз и поднялся, подавая руку:
  ― Приятно было побеседовать. До свидания.
  ― Да, взаимно, ― ответил он, вставая, чтобы ответить на рукопожатие. ― До свидания.
  В кабинет зашла Тамара, предупредительно распахивая передо мною дверь.
  

◅─◈─▻

  Точка на карте горела манящим пятном. Я завороженно любовался ею, сидя перед монитором. Сзади подошла Алёна и, обняв меня, тоже стала смотреть.
  ― Это то, о чём я думаю? ― спросила она.
  ― Зависит от того, о чём ты думаешь, ― ответил я. ― Но, в принципе ― да, это то место, координаты которого я получил от капитана.
  Я по-прежнему не затрагивал предмет обсуждения прямо, поскольку не был на сто процентов уверен, что нас действительно никто не слушает.
  ― А как туда добираться? ― спросила она.
  Я пожал плечами:
  ― Можно попробовать Скольжение. У тебя же вышло?
  ― Да я вообще способная, ― улыбнулась Алёна. ― Так что, скользим?
  ― Не-а, ― ответил я. ― Сначала мы тебе узор доделаем.
  ― Да ну, ― не поверила она. ― Неужто наконец девочка созрела?
  ― Созрела, созрела, ― важно кивнул я. ― А самое главное, что созрел я.
  ― Да уж, ― хихикнула она. ― Именно ты был слабым звеном.
  ― И по-прежнему им остаюсь, ― вздохнул я. ― Как я и предсказывал, твой отец пригласил нас в гости.
  ― Замечательно, ― сказала Алёна и нахмурилась.
  ― Что? ― спросил я.
  ― Там Алинка будет, ― буркнула она.
  ― И? ― не понял я.
  ― И то, ― погрустнела она. ― Ты же не в состоянии ни одной юбки мимо пропустить, чтобы не затащить в свой...
  ― Хм, ― сказал я. ― И вправду. И что теперь делать? У меня только пять спален... Проблема!
  ― Ах, ту гнусный тип! ― ущипнула она меня за кожу на боку. ― Я тебе сейчас голову оторву, и меня оправдают!
  Она навалилась на меня сверху, и я скатился со стула на пол, одновременно стараясь случайно не подмять её под себя ― всё-таки девушка она хрупкая. Она во время этого манёвра умудрилась укусить меня за плечо, а потом, когда я, вырвавшись, вскочил и начал убегать, буквально прыгнула мне на спину. Я добрался до спальни и ничком рухнул на постель, а она продолжила кусать меня, стягивая футболку...
  ― На чём мы там остановились? ― спросила она меня минут сорок спустя, лёжа на мне сверху. ― Ах, да, на моей сестре...
  ― Не волнуйся, я в её сторону даже не гляну, ― пообещал я.
  ― Ты знаешь... ― начала она водить пальцем по моей груди. ― Я вообще-то совсем наоборот имела в виду.
  ― Ой, Алёна, ― вздохнул я и покачал головой.
  ― Ну, что, ― начала спорить она. ― Я тебя всё равно делю... А так я за неё волноваться не буду, что она по неопытности какого-нибудь козла себе найдёт...
  ― Элуна! ― взмолился я в потолок. ― Богиня! Спасай!
  В коридоре послышались шаги босых ног, и Алёна пулей скатилась с меня, накрывая нас обоих простынкой и стремительно краснея.
  ― Иду-иду, мой господин и повелитель! ― сказала Элуна, заходя в спальню. Это она мне за богиню мстит, заноза такая! Он прикрыла было глаза ладошкой, но, поняв, что всё самое интересное у нас скрыто под простынёй, сразу её убрала. Она подошла и села на кровать рядом со мной. ― Ну, рассказывай, от кого тебя спасать?
  ― Алёна свою сестру сватает мне в... Как ты это хотела назвать? ― спросил я девушку.
  ― В гарем, ― отозвалась она, на секунду подняв лицо от подушки.
  ― Это неправильно, ― заметила Элуна. ― В гареме ограничение в четыре жены. Лучше зови это прайд.
  ― И ты туда же! ― закатил я глаза.
  ― Да ладно тебе, ― легкомысленно отмахнулась Элуна. ― Сходим, посмотрим. Может, она нам понравится?
  ― Кому это ― нам? ― подозрительно спросила Алёна, снова подняв голову. Ну, до чего же хорошенькая! Я убрал с её лица волосы и поцеловал в носик.
  ― Мне, Диме... Девочкам, ― ответила Элуна, показывая мне язык.
  ― Каким девочкам? ― с угрозой спросила Алёна.
  ― Ну, я пошла, ― сказала Элуна, встала и наклонилась ко мне, чтобы поцеловать в лоб, заодно без стеснения демонстрируя содержимое декольте. Я плотоядно сглотнул слюну.
  ― Кстати, когда они прилетают? ― Я не сразу понял вопрос, поэтому просто молчал, пытаясь понять, что она имела в виду. ― Марсианские туристки.
  ― Где-то на той неделе, ― ответил я. ― Я пока точно не знаю, но меня проинформируют.
  ― И что... ― она явно пыталась подбирать слова по возможности более нейтральные. ― Что дальше?
  ― Мы их встретим в порту, ― сказал я.
  ― Мы? ― спросила она.
  ― Да, ― сказал я. ― Я, ты и Элуна.
  ― То есть... ― она замолчала. Умная девочка. Если бы я намеревался порвать с Натали и Евой, то и встречать их поехал бы один. А так... ― То есть, все поедем? ― уточнила она.
  ― Ага, все, ― кивнул я.
  

◅─◈─▻

  Собственно, узор по всему телу я ей давно пообещал, и вот, наконец, дошли таки руки. Мы оба зашли в игру и засели в моей мастерской, чтобы как следует продумать узор и украшения. Тут мне в голову пришла совершенно сумасшедшая идея. Я внимательно посмотрел на неё.
  ― Что? ― спросила Алёна.
  ― Ты, случайно, не хочешь стать Человеком? ― спросил я.
  ― Да разве ж это возможно? ― спросила она удивлённо.
  ― Я не уверен, ― признался я. ― Мне нужно проконсультироваться с высшими силами. Элуна! ― позвал я. ― Мне снова нужна твоя помощь!
  Открылся божественный портал, и оттуда в развевающейся тунике грациозно ступила Богиня в своём эльфийском обличье. Одеяние двигалось, как живое, демонстрируя мне больше, чем скрывая, и я совершенно забыл, зачем я её позвал, неприлично истекая слюной от этого вида. Обе дамы защёлкали у меня перед носом пальцами, пытаясь привести в чувство, а Алёна, поняв, что так просто меня вернуть не удастся, ещё и укусила за ухо. Бесполезно. Элуна, поняв, что происходит, не стала закрывать портал, а утащила меня в чертоги ― немного подлечиться.
  ― И в чём проблема? ― спросила она меня, вернув на то же место мгновеньем позже по игровому времени ― и почти сутками позже согласно моим внутренним часам.
  ― Как ты думаешь, можно ли Флейту сделать Человеком? ― спросил я.
  ― А зачем? ― удивилась Элуна. ― Сейчас у неё превосходная естественная защита от Огня, Льда, Ядов и Магии и 100% устойчивость к критам. Если она станет человеком, то всё это пропадёт.
  ― Ну, понимаешь, ― посмотрела на меня Флейта, взяла мою руку в свою и стала смущённо теребить пальцы. ― А что, если в игре захочется...
  ― А, понятно, не продолжай, ― кивнула Богиня. ― Это, пожалуй, перевешивает всё остальное, ― она задумалась. ― Ну да, в принципе, можно провести такой обряд. Обратись к моей Верховной Жрице.
  
  Вы получили задание Назад в люди
  Класс: уникальное
  Обратитесь к Верховной Жрице, чтобы она совершила таинственный обряд по превращению Зомби в Человека
  Награда: репутация с Богиней Элуной +1000
  Репутация со всеми ранее встреченными фракциями +200
  Штраф за отказ/провал: репутация с Богиней Элуной -1000
  Репутация со всеми ранее встреченными фракциями -200
  
  ― Это что же, если я задание провалю, то ты меня меньше любить станешь? ― не понял я.
  ― Да не любить меньше буду, а ― сердиться, ― улыбнулась Элуна.
  ― А награда? ― спросил я. ― Репа у меня и так в потолок.
  ― Что-нибудь придумаем, ― уклончиво ответила она.
  Понятно. Опять будет комиссарского тела домогаться. Я показал ей эскиз узора для Флейты. Глаза её загорелись.
  ― Отлично придумано, только нужно немного подправить, ― она провела изящным пальчиком по пергаменту. ― Вот, смотри, здесь у тебя получается руна Аш-Тар. Очень хорошая связка, но именно для Зомби. Для Человека здесь лучше подойдёт Аш-Лаи. На другой груди получится симметричная ей Ка-Лаи. Если ты её увяжешь их вместе, то в переплетении получится Эль-лун ― прямо по центру, непосредственно привязывая её к Благословению. Соседние руны усилятся, и суммарный эффект получится значительно более мощный.
  Мы с Флейтой оторопело смотрели на Богиню, не в силах вымолвить ни слова.
  ― Погоди-ка, ― сказал я, когда ко мне, наконец, вернулся дар речи. ― То есть, ты хочешь сказать, что можешь заранее рассчитать эффект от нанесения узора?
  ― Могу, конечно, ― повела она плечиком. ― Богиня я, в конце концов, или погулять вышла? Давай, я лучше тебе сразу узор придумаю, который выжмет всё, что можно, подняв все статы по максимуму.
  Я раскрыл рот ещё сильнее.
  ― Просто так, что ли? ― спросил я. ― А отработка как же?
  ― Натурой отдашь, ― махнула она рукой. Между прочим, я так и знал. ― Только нужно сначала Флейту превратить в Человека, чтобы мне были видны все обводы тела, и я могла бы точнее вписать, ― она показала на Зомби. ― Видишь, у неё дыра в боку, и у тебя узор изящно её обходит? Нужно, чтобы всё на место вернулось, тогда и фронт работ будет виден. Давайте, к Жрице ступайте, а потом снова меня позовёшь, ― она открыла портал и ушла в него.
  ― Во, даёт! ― восхищённо сказала Флейта.
  ― Невероятно, ― согласился я. ― Слушай, мне тут ещё одна мысль в голову пришла...
  Я достал амулет связи и позвонил.
  ― Алё, привет, дружище, это Махан.
  ― И тебе здоров, коль не шутишь, ― отозвался Злобный Гнум.
  ― Ты не слишком занят? ― поинтересовался я.
  ― Слишком, ― огрызнулся он.
  ― Вилтракс! ― позвал я. ― Пришли портал за Злобным Гнумом, сделай милость!
  Я взял Флейту за руку и мы пошли встречать гостя.
  ― Ну, за каким чёртом... ― начал он было, едва вывалившись из портала, а потом перевёл взгляд с меня на Флейту и обратно и вдруг заулыбался. Мне аж нехорошо стало.
  ― Ну, наконец-то! ― голосом доброго дядюшки сказал он. ― А то ещё придумал ― несчастную девушку мучить! ― он подошёл ко мне и сделал вещь вовсе невероятную ― привстав на цыпочки, обнял меня и похлопал по плечу. ― Пала, наконец, крепость-то? Ой, красота! ― он в умилении сложил руки вместе, разглядывая нас.
  ― Э-м... ― сказал я. ― Спасибо.
  ― Слушай, а, может, накатим по этому поводу? ― вдруг предложил он.
  Мысль, на самом деле, была интересная.
  ― Что, втроём? ― спросила Флейта.
  ― Да ну, что ты? ― замахал он руками. ― Я сейчас народ позову.
  ― Погоди, ― остановил его я, ― погулять ещё успеем. Дело у меня.
  ― Да ладно, ― сказал он. У меня аж мороз по коже. Сегодня Злобный Гнум улыбается, а завтра что? Небо на землю упадёт? К чёрту, к чёрту. ― Рассказывай. Чем смогу ― помогу, не смогу ― так и скажу. Ты же меня знаешь, Махан!
  Знаю-то знаю, да видать лишь немного. Откуда у него такое выражение лица, скажите мне? Мир рушится прямо на глазах.
  ― Пойдём, покажу кое что, ― позвал я.
  Мы пришли в комнату, где у меня лежали ремонтные дроиды. Поскольку я всё-таки собирался навестить наших друзей в ближайшее время, то одного я сразу убрал в сумку.
  ― Вот, ― показал я рукой на оставшееся яйцо. ― Мне нужно, чтобы ты посмотрел, не можешь ли ты это воспроизвести.
  ― Интересно, ― он встал на колени перед дроидом, обнял его и приложил ухо, словно прислушиваясь. ― Очень интересно.
  Нет, я больше не могу на это смотреть. Моя нежная психика не выдержит зрелища растянутого до ушей рта Злобного Гнума. Он сел на пол рядом с яйцом, и оно исчезло ― очевидно, он затащил его в Конструктор. Я подождал несколько минут, а потом Флейта потянула меня за рукав, и я было двинулся на выход, как яйцо появилось снова, а вместе с ним и тошнотворно довольное лицо Злобного Гнума.
  ― А, ты ещё здесь! ― обрадовался он. Аж мороз по коже. ― В общем, задачку ты мне подкинул не просто сложную, а очень сложную, ― он погладил бороду, вычесал оттуда какую-то еду и засунул в рот. Флейту передёрнуло. Я вопросительно на неё посмотрел.
  ― Гусеница! ― сказала она мне одними губами, выразительно кося глазами в сторону Злобного Гнума.
  ― Специальность я на ней, похоже, в капс загоню, ― продолжил он, радостно потирая руки. ― Только я не уверен, что у тебя все материалы есть.
  ― Ты же знаешь, что делать, ― сказал я. ― Если что нужно ― иди на склад. Если нет на складе ― скажи мне, и я либо куплю, либо раздобуду.
  ― Я твой склад знаю, как собственный. К-хм... Как собственные пять пальцев, ― поправился он. ― Там точно нет таких прозрачных разноцветных камешков... ― он покрутил рукой в воздухе. ― В общем, мне не удалось их даже идентифицировать.
  Я сунул руку в сумку и выгреб оттуда горсть крастилов.
  ― Таких? ― спросил я.
  ― Во, точно! ― загорелись его глаза.
  Я начал опустошать сумку в поисках крастилов. В итоге на полу выросла достаточно приличная горка.
  ― Ух, ты! ― сказал Злобный Гнум. ― Да тут на десяток таких хватит!
  ― Ты помни, что в соответствующее место нужен строго определённый цвет, ― сказал я.
  ― Не учи отца... ― он бросил взгляд на Флейту, ― детей делать. В общем, посмотрим. Скорее всего, первый экземпляр я смогу тебе выкатить через... ― он закатил глаза, что-то прикидывая, ― сорок восемь часов. Если понадобятся ещё экзотические материалы, я тебе свистну.
  ― Спасибо, ― сказал я.
  ― Спасибо на хлеб не намажешь, ― намекнул он.
  ― Если хочешь, я тебя поцелую, ― пообещал я. Вот, такой Злобный Гнум мне больше нравится ― брюзжащий, прижимистый и до фанатизма преданный любимому делу.
  ― Вон, Флейту целуй, ― махнул он рукой, а потом спохватился: ― Ой, а пьянка-то отменяется!
  ― Ничего страшного, ― сказал я. ― Мы никуда не денемся.
  ― Оно и к лучшему, а то мне уже поскорее к твоему заказу приступить хочется, ― махнул он рукой, прогоняя меня из комнаты в собственном замке.
  ― Вилтракс! ― позвал я. ― Подготовь мне портал в Анхурс!
  

◅─◈─▻

  Мы с Флейтой дошли до портального зала и переместились. В столице, как всегда, было празднично и шумно. Торговцы, бродячие артисты, зеваки и туристы были перемешаны со спешащими по своим делам игроками и НПС. Процесс налаживания отношений с Картосом уже зашёл так далеко, что даже после окончания взаимных празднеств картосцы продолжали встречаться среди посетителей Анхурса в значительной пропорции, а стража вполне спокойно взирала на их присутствие. Готов поспорить, что таким же образом всё обстояло и в Картосе ― малабарцы чувствовали себя там, как дома.
  Поэтому моя Зомби удивления или отторжения не вызывала ― ну да, внешний вид мог бы вызывать нарекания, но после того, как я над ней поработал, Флейта была скорее похожа на серого Эльфа без ушей, и лишь предательская зелёная полоска сверху продолжала утверждать, что перед нами ― создание из соседнего Картоса. Однако, это впечатление дружественности и открытости сразу исчезло, когда мы пришли в орден Богини Элуны. Стражники-Паладины на входе сразу окрасились красным и преградили нам путь, достав свои сверкающие зубочистки полутораметровой длины.
  ― Нам нужно увидеться с Верховной Жрицей, ― попытался я вступить в диалог.
  ― Созданиям Тьмы не место в храме Света, ― парировал один из них. Он присмотрелся ко мне внимательнее и увидел мою репу с Элуной и Верховной Жрицей и показатель моей Благодати. ― Ты, святой человек, можешь пройти, но она должна покинуть это место, ― он немного резковато на мой взгляд повёл мечом в сторону Флейты, заставив меня переместится так, чтобы встать между ней и Паладином. Кончик меча при этом упёрся мне в грудь, и стражник поспешно убрал оружие.
  ― Тогда сообщите Верховной Жрице, что Шаман Махан со спутницей просит аудиенции у Её Святейшества, ― сказал я. Доннерветтер, не ожидал я, что придётся столкнуться с такими трудностями! Второй Паладин взял в руки серебряный свисток, висящий на цепочке у него на груди, и дунул в него. Никакого звука я не услышал, однако буквально через десяток секунд из приоткрывшейся в массивных воротах маленькой дверцы выскочили ещё двое сверкающих доспехами рыцарей и, лязгая на ходу не смазанными суставами, бегом направились к нам.
  ― Доложите Верховной Жрице, что у главных ворот добивается аудиенции Шаман Махан со спутницей из Картоса, ― сказал прибывшим тот, что свистел. Красный над их головами сменился на оранжевый ― видать, они наконец разглядели репу Флейты.
  Один из новоприбывших, громыхая, побежал обратно, а второй остался с нами ― видать, они прикинули, что так у них больше шансов в схватке. Надеюсь, моя Зомби не засветила им свои статы?
  Через несколько минут передо мною открылся портал, и оттуда степенно вышла Елизавета в парадном одеянии Верховной Жрицы, которое оставляло мало простора фантазии и одновременно говорило мне, что поблизости нет несовершеннолетних игроков. Паладины разом брякнулись на землю, не решаясь смотреть на столь великолепную демонстрацию изгибов и форм, которыми Элуна весьма щедро наградила своего главного распорядителя. Интересно, а как Наатхи посмотрит... С другой стороны, зачем я ему буду говорить? Флейта больно ущипнула меня за бок. А я и забыл, что у меня чувствительность по-прежнему на 100% откручена.
  ― Челюсть-то подбери! ― посоветовала она. Я послушно сделал, как она сказала.
  ― Махан, ― кивнула мне Елизавета. ― Флейта! Что привело вас сюда, друзья мои?
  На слове друзья полоски над стражниками послушно окрасились в зелёный цвет.
  ― Я хочу снова стать живой, о, Великая Жрица, ― присела Флейта. ― Ходят слухи, что ты и твои помощницы владеете знанием о том, как это сделать...
  ― Это не очень простой обряд, особенно для Зомби, ― прищурилась Елизавета. ― Ты можешь потерять даже то немногое, что в тебе осталось от Человека, и будешь, мыча, бродить по окрестностям в поисках свежих человеческих мозгов, пока стражники или искатели приключений... ― она остановилась, поймав мой взгляд.
  Флейта обернулась, глядя на меня.
  ― Решать тебе, ― улыбнулся я. ― Но помни, что с нами Элуна.
  ― Я уверена, в том, что я хочу стать Человеком, ― кивнула Флейта.
  ― Тогда идём, ― коротко подытожила Елизавета и резко развернулась.
  Полы её туники взметнулись, и я чуть было не рухнул там, где стоял, от поразившей меня слабости в ногах, а Флейта удостоила меня ещё одним болезненным щипком. Пока мы шли за Елизаветой сначала по дворику, и потом по коридорам ордена, я честно пытался не пялиться, но глаза предательски сами опускались на то и дело мелькающие передо мной круглые крепкие ягодицы Верховной Жрицы. Может, нажать на кнопку прямо сейчас, выйти из игры и утащить Алёну в спальню? Это же просто невозможным становится! В какой-то момент мне послышался проказливый смешок Элуны. Это она, что, сама лично подговорила свою Жрицу явиться мне в таком обличье?
  
  Внимание! Вы зашли в зону 18+
  
  Чёрт, надеюсь, дело не закончится свальным грехом! Потому что мы оказались в просторном помещении, точнее, этот выдержанный в римском стиле зал казался таковым сначала, пока я не разглядел, что потолок там, где в таких помещениях обычно бывают фрески, отсутствует, а вместо него видно голубое небо. В помещении были три круглых ванны, вернее, даже бассейна диаметром около семи метров каждый. В двух их них вода бурлила, причём, в одном из них вода была белой и непрозрачной ― я такое видел когда-то в подземных источниках с избытком солей магния.
  Нас окружила толпа Жриц более низкого ранга, причём, все, как одна ― НПС. Одеяния на них были столь же невинны и целомудренны, как на Верховной ― отличия были лишь в богатстве отделки.
  ― Приготовься, порождение Тьмы, ― обернулась она к Флейте. ― Тебе предстоит пройти через ритуал очищения. Ты должна искупаться по очереди в горячем молоке, ― повела она рукой в сторону бассейна с белой водой, ― в кипятке и в ледяной воде. Если твоя плоть не выдержит испытания, то она навсегда растворится в Святом Источнике. Если же ты пройдёшь его, то мы завершим ритуал, и ты станешь человеком. Мы с прислужницами составим тебе компанию, ― и она спокойно расстегнула застёжку на плече, позволяя своей и так не очень закрытой одежде опасть к ногам, являя мне безукоризненное молодое тело. Её примеру последовали и остальные Жрицы.
  Какое роскошное зрелище, просто услада взора утомлённого путника... Мне было не до него. Флейта лихорадочно вчитывалась в системные сообщения с выражением отчаяния на лице.
  ― Чувствительность на сто процентов, ― чуть не плача, сказала она мне. ― А если я не пройду испытания, то потеряю перса.
  ― Ещё не поздно отказаться, ― сказал я.
  ― Поздно, ― помотала она головой.
  ― Элуна! ― позвал я вполголоса. ― К помощи твоей взываю!
  Открылся портал, и из него с озабоченным лицом вышла Богиня, оглядывая зал. Жрицы тут же склонились в поклоне.
  ― Не волнуйся, ― сказала она Флейте, подавая ей руку, ― я буду с тобой. Махан будет с тобой, ― она осторожно потянула за полу рубашки Флейты, поднимая её.
  Зомби, как в трансе, стала раздеваться. Элуна подкрутила что-то в своём облике, чтобы не смущать мой покой сверх меры, и тоже скинула одеяние. Не понимаю, как я мог пускать слюну на кривоногую и уродливую Верховную Жрицу с отвислой задницей? Теперь, когда передо мной стояли Зомби и Богиня, одна ― красивая до мурашек по коже, а другая ― до беспамятства, я искренне завидовал тому неудачнику, который смог завоевать сердца обеих. Элуна выразительно посмотрела на меня, и я тоже начал избавляться от одежды. Проверка ― она всем проверка!
  ― Покиньте нас все, ― тихим голосом сказала Богиня. ― Останьтесь... ты, ― она показала на светловолосую фигуристую Эльфийку, ― и Верховная.
  Она взяла Флейту за руку, а другую взял я.
  ― Ничего не бойся, ― ласково говорила Элуна Флейте. ― Махан с тобой, я с тобой. Просто верь в меня. Верь в него.
  ― Я верю, ― прошептала Флейта, глядя на неё, ― я верю в тебя и верю тебе, ― она повернулась ко мне и заглянула в глаза. ― И я люблю тебя, ― шепнула она.
  Оказалось, что Элуна нам зубы заговаривает. Я вдруг обнаружил, что мы стоим в центре бурлящего бассейна с молоком, которое доставало девушкам до плеч, а мне ― чуть не доставало до груди, и это всё ― на 100% ощущений. Я чувствовал лишь пробуждающееся в доверчиво протянутой мне руке Флейты тепло, и больше ― ничего. За нами шаг в шаг следовали Жрица и Верховная, и обе ― с совершенно безмятежным выражением лица. Мы развернулись и вышли, так и не отпуская рук, и зашли в бассейн с кипящей водой, а потом ― с холодной. Кожа Флейты менялась ― сначала она стала просто белой, а посте третьего бассейна ― нежно-розовой.
  Элуна обернулась к Жрицам и кивнула:
  ― Ну вот, Верховная, ты и нашла себе новую Высшую.
  ― С божьей помощью, Луноликая, ― склонила голову Елизавета.
  ― Я буду с вами танцевать, ― объявила Богиня.
  Мы вышли на треугольную площадку между бассейнами, и она подвела Флейту к центру, где был выложен мозаикой круг диаметром полметра. Я обнял Зомби, и мы сплелись, чтобы уместиться на тесном пятачке. Тем временем Богиня со Жрицами начали медленное движение по кругу, совершая первые движения своего танца. Темп их постепенно ускорялся, и вдруг вода в бассейнах словно пришла в движение. Отдельные капельки поднимались в воздух туманом, струи которого вырисовывали собственный узор, стеной оплетающий площадку и танцовщиц на ней. Я почувствовал, словно это не туман, а Духи танцуют вокруг ― и понял, что то ли мы все переместились в Астрал, то ли Астрал открылся на ритуальную площадку, потому что и площадки уже не было, лишь мы с Флейтой, три обнажённые танцовщицы и пляшущие в такт им Духи.
  Флейта рядом стала уже совсем тёплой, и поглядев на неё, я увидел, что шрамы и порезы исчезли, ужасные дыры оказались залатаны, и в моих объятьях уже не Зомби, а самая настоящая девушка ― Человек. Я потянулся к ней губами, и она, совершенно забыв о присутствии Элуны и НПС, ответила, вжимаясь в меня всем телом.
  
  Шаман Флейта Декабрьская, Человек
  
  Успел я уловить краем глаза надпись над ней. Мы снова оказались на площадке между бассейнов. Совершенно одни ― танцовщицы исчезли неведомым образом. Я поднял её на руки и понёс к одному из бассейнов. Вода оказалась просто тёплой, и молоко куда-то исчезло. Я опустил её в воду, и время перестало для нас существовать. В какой-то момент я обнаружил, что мы лежим в своей постели, и она, улыбаясь, смотрит мне в глаза. Потом я почувствовал, что мы ― не одни, и обернулся. На постели рядом сидела Элуна. Алёна приподнялась и, потянувшись через меня, поцеловала ту в щёку, и Элуна сделала то же самое.
  ― Спасибо, сестрёнка, ― сказала Алёна, ― Мне без тебя было страшно.
  ― Я рада, что смогла помочь, ― улыбнулась Элуна, поднимаясь.
  ― Не уходи, ― позвала её Алёна. ― Полежи с нами!
  Я откинулся на спину, а Элуна, неуловимым движением избавившись от одежды, забралась под простыню и положила голову мне на плечо, а с другой стороны примостилась Алёна. Устроившись таким образом, они стали о чём-то разговаривать. А самый счастливый на свете человек, нахмурившись, глядел в потолок и думал, что когда прилетит лайнер с Марса, то рук ― а особенно плеч ― будет катастрофически не хватать.

  

Глава 15. Чужие

  Через два дня я сидел в своей мастерской и никого не трогал ― Флейта отправилась на Рыбалку, в которой достигла уже уровня 268 ― сколачивая основу благосостояния клана в виде эксклюзивных колец и амулетов, причём очень часто  ― под заказ. Так, например, клан Белоснежка заказал семь колец для основателей. Кольца должны были давать бонус к Горному Делу, пассивное умение Секир башка, которое повышало на вероятность крита при ударе секирой в голову, и бонус к Кучерявости Бороды, которая, в свою очередь, прямо влияла на такие статы Дворфов, как Сила, Харизма, Интеллект и прочее.
  Несколько часов я бился в Конструкторе, а нужное кольцо у меня не получалось, пока я не подумал, что, может, стоит сначала подумать о материалах. Белый металл ― платина или мифрил? Мифрил, конечно, больше ценится Дворфами, но как ювелирный материал совсем не годится. Значит, платина. Дальше. Что является главной характеристикой Дворфа? Конечно же, Кучерявость Бороды. С бородой Дворф рождается, с ней он и умирает. Бородатые мужчины, бородатые мальчики, бородатые женщины, бородатые девочки... У женщин, понятное дело, характеристика называется Шелковистость Бороды. А у Дворфов мужского пола ― Кучерявость. Вот, к примеру, у Хелфайера Кучерявость с помощью амулетов и украшений доведена до запредельных 126 ― то есть, на 26 больше капса, что даёт ему огромные дополнительные преимущества. Выглядит от при этом, словно рыжуха в бигуди ― крупные такие локоны волнами спадающей чуть ниже колен бороды. Чего я никак в толк не возьму ― как она ему в бою не мешает?
  В общем, борода ― самое важное, что есть у Дворфа. Даже, пожалуй, важнее, чем личная коллекция камешков из всех уголков мира, где он побывал. Всем известно, что каждый Дворф за пазухой носит на толстой золотой цепочке крестообразный молоточек. Хорошо, что стены в Барлионе восстанавливаются сами собой, а то они давно пали бы под молоточками орд Дворфов, посещающих, к примеру, Анхурс. Дворф приходит домой с прогулки и вываливает в свой тайник горстку камешков, отколупанных по дороге. Хороший камень в хозяйстве лишним не бывает, ― скажет Дворф практически по любому поводу.
  Так вот, о бороде. Надо взять тёмный янтарь ― как раз цвета Очень Кучерявой Бороды. Это одновременно отразит и уклад жизни, и ценности, и внутренний мир Дворфа. И, понятное дело, оникс и чёрный алмаз ― как символ черноты земли и тьмы шахт, в которых Дворфы проводят большую часть своей жизни.
  Как только я увязал вместе цвета, у меня всё получилось ― белый перстень с камнем, составленным из янтаря и оникса, причём янтарь, словно кучерявая борода, опутывал оникс. Вдоль кольца были вкраплены семь чёрных алмазов, а по внутренней стороне шла стилизованная под руны вязь Белоснежка.
  
  Вы создали уникальный предмет: клановое кольцо Белоснежка
  Ограничения: только для членов клана Белоснежка
  Ограничения по классу: только для Дворфов
  Минимальный уровень: 250
  Минимальная Кучерявость Бороды: 75
  Защита: +30%
  Горное Дело: +100
  Кучерявость Бороды: +31
  Пассивное умение Секир Башка
  Вероятность критического удара секирой в голову: +27%
  Потерять, продать невозможно
  После смерти остаётся в сумке

  Получены улучшения навыков:
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 87
  +5 навыка основной специальности Ювелирное дело. Итого: 412
  Вы создали уникальный предмет. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.
  
  Повторить шесть раз ― и дело в шляпе. Я позвал вестового и отправил посылку заказчику. Пока я обдумывал следующее изделие, мелькнуло сообщение о поступлении на счёт 70 миллионов. Ну что ж, тоже хлеб. Обидно, конечно, что полдня на такую мелочь убил, но всё же ― не всё в этом мире можно измерить деньгами. Некоторые вещи можно измерить только очень большими деньгами, особенно, когда речь идёт о всяческих главах кланов и топовых игроках, отношения с которыми у меня обычно строились по весьма простой схеме ― Сколько, сколько нулей? Вы, что, на базаре укроп покупаете? Идите уже, не тратьте моё время понапрасну! И, в общем-то, соглашались, а что поделаешь ― я уже настолько набил руку на артефактах, что начал выдавать предметы, позволяющие выводить характеристики далеко за капс. А это означало, что, вложившись в такое изделие, игрок мог противостоять сопернику уровней на пятьдесят выше...
  Замок содрогнулся, и всё вокруг залило нестерпимо ярким светом. Я непроизвольно скользнул в Астрал, но и там было то же самое, за тем исключением, что Духи, независимо от ранга и цвета, буквально купались вы этом сиянии. Источник был совсем неподалёку от меня ― столб света настолько яркий, что заставлял меня жмуриться даже в Астрале. И двинулся ближе к нему, и нестерпимо приятное тепло охватило и меня. Я замер, впитывая его в себя.
  
  Системная ошибка 200325
  Неучтённый выброс очков Специальности
  Игрок поблизости от Вас заработал больше очков специальности, чем может получить за один сеанс без риска для здоровья. Лишние очки специальности рассеиваются в Астрал. Вам посчастливилось получить часть из них
  Если Вы не удовлетворены создавшейся ситуацией, обратитесь в Администрацию Барлионы для устранения последствий
  +5 навыка основной специальности Ювелирное Дело. Итого: 417
  +5 навыка специальности Горное Дело. Итого: 344
  +5 навыка основной специальности Кузнечное Дело. Итого: 321
  +1 параметр характеристики Ремесло. Итого: 88
  
  То есть, как это часть из них? Хочу все! Шутка. Нет, конечно, такой халявы мне не надо, и в Администрацию ― а точнее, к одному знакомому ведущему программисту ― я обращусь обязательно. Только сначала посмотрю, что там Злобный Гнум наваял, что на него столько плюшек свалилось. Точнее, я знаю, что он там изготовил, но посмотреть очень хочется...
  Я сделал Скачок и оказался в комнате с яйцами ― то есть, с дроидами. Ничего не соображающий Злобный Гнум сидел у стены и тряс бородой, полностью потеряв ориентацию в пространстве. На месте его глаз зияли чёрные проёмы выжженных глазниц. Ох, ничего ж себе он огрёб! Несмотря на увечье, на лице его застыло настолько идиотски-счастливое выражение, что я даже подивился, как он только не пускает слюну. Приглядевшись, я понял, что всё-таки пускает, но ― в бороду, оттого и не видно. Честное слово, Великого Духа Исцеления я не призывал ― он, похоже, просто заглянул на огонёк, а там уловил мою мысль о том, что неплохо бы Злобного Гнума немного подлечить, и споро принялся за дело, восстанавливая тому глаза.
  Злобный Гнум проморгался и удивлённо посмотрел на меня.
  ― Ну, что? ― спросил я. ― Получилась ли твоя Дурман-чаша?
  ― Ка-а-апс! ― восхищённо прошептал он, концентрируясь на перелистывании логов сообщений. ― Прикинь, сто пятнадцать очков Специальности!..
  ― И двадцать три ― Ремесла? ― спросил я. Он кивнул, а я присвистнул. ― А сколько смог пережевать?
  ― Шестьдесят два, ― сказал он и грустно добавил. ― И Ремесло, соответственно, только на двенадцать поднялось.
  ― Тоже неплохо, ― заметил я. ― А знаешь, что? ― он помотал головой. ― Я в твоём фонтане искупался, и мне немножко тоже прилетело...
  ― Очков? ― удивился он. ― Ух, ты! Ты только от них не отказывайся, ― перебил он меня раньше, чем я успел открыть рот. ― Я их потом и кровью заработал!
  ― Ну да, глаза, вон... ― я взглянул ему в глаза, открыл рот и снова его захлопнул. Злобный Гнум встревожился, выковырял откуда-то из-под бороды зеркальце, в которое обычно гляделся, когда расчёсывал бороду, поглядел в него и ахнул.
  ― Вот же ж ангидрид твою перекись марганца! ― выругался он. ― Махан, дружище, что это за хрень?
  Под хренью. понятное дело, он имел в виду свои слегка зеленоватые глаза с вертикальными зрачками. Сейчас, при свете солнца, пробивающегося в окно, были видны лишь узкие щёлочки, но в темноте, я уверен, зрение у него будет стопроцентное.
  ― Я думаю, тот Дух Исцеления, что тебя лечил, тоже попал под раздачу очков специальности, и таким вот образом тебя отблагодарил, ― авторитетно заявил я, почесав макушку.
  ― Да меня же пацаны засмеют, ― буркнул он, всё ещё любуясь своими новыми зенками.
  ― Зато у тебя теперь ночное зрение, как у кошки, ― подсказала я.
  ― Погоди-ка, ― он снова углубился в логи. ― Точно, вот оно, пассивное умение Кошачий Глаз! Стопроцентное черно-белое зрение при полном отсутствии света.
  ― Вот, ― поднял я палец, а потом показал на второе яйцо, которое появилось рядом с тем эталонным, что я оставил ему: ― Давай, хвастайся!
  ― Да что тут хвастаться, ― покачал он головой. ― Убогая человеческая речь не в состоянии описать всё величие моего конструкторского гения.
  ― Понятно, ― сказал я. ― Наш человек!
  ― Я по-прежнему не знаю, что это и как оно работает, но мне удалось это разобрать и собрать, и даже лишних деталей не осталось, ― гордо сказал он.
  ― Тем более, что процесс разборки ты снимал на видео, а потом просто промотал в обратном порядке, чтобы получить инструкцию, ― хмыкнул я.
  ― Было маленько, ― степенно ответил он, поглаживая бороду. ― Достижений научно-технического прогресса ещё никто не отменял... В общем, рецепт у меня теперь есть, могу наклепать хоть сотню...
  ― Сколько времени это займёт? ― деловито спросил я.
  ― Ты что это, серьёзно? ― выпучил он свои глаза, сразу став похожим на злобного бородатого котёнка. ― У тебя крастилов не хватит.
  ― Тем не менее, ― продолжал настаивать я.
  ― Думаю, что второй я соберу уже часов за двенадцать, ― пожевав бороду, ответил он. ― Потом, по мере шлифовки технологического процесса... Часов по шесть на каждый ― это сухой минимум, который перебить невозможно никакими силами.
  ― А если помощника взять? ― спросил я.
  ― С помощником можно много наворотить, ― покачал он головой. ― По две недели на яйцо будет легко уходить...
  ― Понятно, ― сказал я, забирая оба яйца в сумку, причём сделанное Злобным Гнумом я помести. ― Когда сможешь приступить?
  Злобный Гнум перестал жевать бороду, открыл рот и посмотрел на меня, снова выкатив свои зелёные чашки. Ещё немного ― и я принесу ему молока в блюдечко!
  ― Простите, сэр, ― медленно произнёс он. ― Это ― приказ?
  ― Ах, ну да, ― огорчился я. ― Ты же Специальность в капс загнал. Печалька!
  ― Слушай, я сначала в реал выйду на пару дней, ― попросил он. ― А то мне уже по крышке колотят. Надеюсь, не гвоздями забивают...
  Я вздохнул:
  ― Я думаю, что от пары дней отдыха хуже не станет...
  ― Отлично! ― обрадовался он.
  ― Но потом ты сразу сделаешь на все имеющиеся у тебя крастилы, ― закончил я.
  ― Девять, что ли? ― спросил он.
  ― Ну да, ― пожал я плечами. ― будет стимул за пару дней закончить.
  ― Ну, хорошо, ― с угрозой в голосе сказал он. ― Но только перед этим мы сходим в кабак!
  ― В кабак мы сходим, когда Шилопопая вернётся, ― сообщил ему я.
  Он снова заткнулся, пытаясь осознать, что это я такое сказал. По мере того, как до него доходило, глаза его становились всё более и более круглыми. Сейчас ушки прорежутся...
  ― Так ты, ― он показал на меня пальцем, не в силах озвучить страшную догадку. ― Ты...
  ― Бабник, ― сознался я и склонил повинную голову. ― Каюсь.
  Он с осуждением покачал головой и растворился в воздухе, нажав кнопку выхода. Я пошёл искать свою занозу. То есть, зазнобу. Не важно, в общем. Моё чувство прекрасного подсказывало мне, что она ― на заднем дворе Альтамеды. На большую точность чувство прекрасного не претендовало, и я пешком отправился туда ― Скачком, конечно, быстрее, но всё же ― погода прекрасная, птички поют, так отчего же не прогуляться на встречу с красивой девушкой?
  Флейта ― теперь совсем уже не Зомби, а очень даже хорошенькая девушка ― сидела с удочкой у большой бочке на сооружённом рядом помосте. Рядом на земле трепыхались, раздували жабры и хватали ртом воздух, тараща в небо удивлённые глаза ― с полтонны форели, ещё примерно столько же разнообразной мелочи от корюшки и салаки до щук и зеркальных карпов, пара десятков набитых икрой осетров и с дюжину стокилограммовых тунцов. На верху этой пирамиды трепыхалась пятиметровая белая акула, бесполезно щелкающая зубами в попытках ухватить какого-нибудь тунца за бок.
  Рядом была кучка поменьше, которая состояла, в основном, из ржавого оружия и доспехов. Попадались, однако, и заросшие тиной и мидиями сундучки, испорченные башмаки, хищно скалящиеся торчащими из подошвы гвоздями и какая-то бижутерия ― алмазы, рубины и прочие стекляшки. Рядом с кучей, оживлённо тыкая в неё пальцами, тёрлись два каких-то оборванца. Я подошёл ближе и вгляделся.
  ― Плинто? ― спросил я удивлённо. ― Павел?
  ― Махан! ― только что не бросился ко мне на шею Вампир-Разбойник, потрясая гнилой тряпкой, свисающей с его плеч. ― Наконец-то! Я почти его собрал!
  ― Что собрал? ― не понял я. ― Говори медленнее и отойди на два шага, а то от тебя тиной за версту разит!
  ― Ой, извини, ― шагнул он назад и снова затараторил: ― Вот, смотри, легендарный набор Степана Разина для Разбойников! Все семь предметов, только одного сапога не хватает! Шапка, кафтан, армяк, перчатки, штаны, кривые ножи, ― тут он вытащил из-за дырявого пояса два ржавых огрызка, ― всё для уровня 400 плюс! А статы ― закачаешься! Я сейчас тебе покажу!
  ― Оп-па! ― воскликнула Флейта, ловко подсекая.
  Из бочки в мою сторону выпрыгнула новая добыча и со свистом пронеслась мимо моего уха. Я успел пригнуться, а вот незадачливому Плинто влетело прямо в нос ― только пятки сверкнули. Причём, хоть одна нога и была обута в сапог из легендарного сета, но обувь находилась в настолько плачевном состоянии, что пятка через него просвечивала совершенно бесстыдным образом. Я шагнул вперёд посмотреть, что случилось с моим замом. Уставившись счастливыми глазами в небо, он страстно прижимал к груди последнюю добычу Флейты, и по щекам его текли слёзы. В предмете я узнал столь же изношенную и дырявую пару сапогу, что уже был надет.
  Я посмотрел на Павла, одетого в какое-то рубище. Павел осторожно палкой выковыривал из кучки какую-то шапку, которая смотрелась совершенно нелепо на фоне окружавшего её истлевшего и покрытого илом и тиной мусора. Я протянул было руку и тут же получил по ней палкой:
  ― Куда лезешь! ― крикнул на меня Павел. ― Руками не трогай, Проклятая же вещь!
  Я присмотрелся к надписи на шапке.
  
  Митра Митрополита
  
  Шапка была сделана из парчи и вышита золотом.
  ― Откуда ты знаешь? ― не поверил я. ― Хорошая же шапка!
  ― Не трожь, говорю! ― сердито повторил Павел, передавая мне палку. ― Вот, палкой дотронься, и тогда статы сможешь увидеть!
  Я взял импровизированный зонд в руки и осторожно дотронулся до Митры. Пресвятая Элуна Луноликая! Это что же за гадость такая?!
  
  Митра Митрополита
  Уникальный Проклятый головной убор
  Разрушить, потерять, продать, передать невозможно
  Ограничения по уровню или классу: нет
  Если находится в сумке
  Интеллект: -500
  Репутация с Богиней Элуной: -5000
  Репутация со всеми встреченными фракциями: -1000
  Если находится в экипировке, то дополнительно
  Сила: -500
  Выносливость: -500
  Ловкость: -500
  Харизма: -85
  Привлекательность с НПС противоположного пола: -85
  
  Я отдёрнул палку. И что теперь с этим делать? Стоит только взять это в руки, и оно сразу прилипнет, не желая расставаться, как Кольцо Всевластия. Если бы только кому-нибудь всучить...
  ― Плинто! ― позвал я. ― Я где сейчас находится мой любимый партнёр? ― без ответа. ― Плинто?
  Я повернулся и обмер. Плинто как раз со всей возможной осторожностью закончил натягивать второй сапог, завершая набор. Он окутался золотистым сиянием, и рваньё на нём вдруг стало преображаться. Волна золотой пыльцы, бегущая от кончика шапки вниз по кафтану к сапогам, восстанавливала давно утраченную прочность и возвращала утраченные краски. Набор оказался красного цвета, что, вроде как, для Разбойника плохо. Красная заломленная назад шапка, отороченная мехом, красный кафтан с золотыми пуговицами и позументами, красные шаровары, заправленные в красные же яловые сапоги. За роскошным парчовым поясом были заткнуты два сияющих изогнутых клинка.
  ― Вот, сработало! ― закричал он. ― Теперь я ― самый счастливый человек на свете! У меня самый высокий уровень на континенте, уникальный класс и уникальный набор на мой уровень!
  ― Интересно, ― заметил я, ― у тебя в этом наряде невидимость работает?
  Ни говоря ни слова, он исчез, а потом снова появился уже рядом со мной.
  ― Понятно, ― сказал я. ― Плинто, завтра мне нужно будет знать точные координаты Эхкиллера. Похоже, нашёлся способ окончательно закрыть счёт.
  ― Понял, ― улыбнулся он и снова исчез.
  ― Павел, тут нужно выставить охранение, пока я не придумаю, как от этого избавиться.
  ― Понял, ― ответил Павел и достал амулет связи.
  Я подошёл к куче пойманной рыбы, где трепыхался показавшийся мне подозрительным хвост, который был больше похож на ласты. То есть, в самом низу кучи действительно трепыхался чудик в ластах, единичку за единичкой теряющий здоровье, но это не он меня заинтересовал. Я уже узнал хвост по характерной радужной чешуе. Подойдя к самой куче, я ухватился за ласты и потянул.
  ― Ой-ой-ой-ой! ― раздался тонкий голосок, приглушённый тонной наваленной сверху рыбы. ― Спасите, помогите! Хулиганы хвост отрывают!
  Хвост забился у меня в руках, и я потянул сильнее. Мало-помалу появилась попка, а потом и Сирена с растрёпанными голубыми волосами.
  ― Гуля? ― удивился я.
  ― Ба-а-арин! ― запричитала рыбо-девица. ― Спасли! А я уж помирать собралась! ― и радостно улыбнулась мне, показывая все три ряда остроконечных зубов.
  ― Что это за Гуля? ― нахмурилась Флейта.
  ― Так барин ономнясь с батюшкой со своим всех девок перетоптали, ― с готовностью поделилась наболевшим Сирена. ― Я уж и икринку успела отложить!
  ― Четыре месяца назад, ― пояснил я ошалевшей Флейте и повернулся к Сирене. ― Так, полезай давай обратно в бочку!
  ― Та барин же вы меня спасли, ― заявила Сирена. ― Днесь три желания с вас.
  ― С меня? ― раскрыл я рот от беспримерной наглости.
  ― Знамо дело, ― ответила вздорная девка. ― Вы в ответе за кого приручили, ― она собрала упругие шарики грудей в ладони и подвигала ими. Что-то древнее всколыхнулось в моей душе, и я почувствовал, что прямо сейчас начну превращаться в дракона и расчехлять Главный Калибр.
  ― А ну-ка, прочь, чертовка! ― рассердился я.
  ― Три желания, барин, ― напомнила Сирена, которая уже примостила свою попку на край бочки, картинно прищемила носик двумя пальцами и бултыхнулась в воду, как профессиональный водолаз ― спиной вперёд. Напоследок плеснул хвост, окатывая меня водой, и она исчезла, как не бывало.
  ― Какая-то мутная у тебя водица, ― заметил я, подходя к бочке и взбалтывая муть рукой.
  ― Для ловли рыбы ― самое то, ― залихватски ответила Флейта. ― Ты руку-то убери, а то, не ровён час, откусят!
  Я поспешно спрятал руку за спину, вытирая сзади о куртку. Поплавок запрыгал и утонул, и Флейта, азартно вскочив, потянула леску на себя и, когда из воды показалась зубастая морда с выпученными глазами и каким-то стебельком на ней, лихо подсекла, отправляя рыбину в полёт к товаркам. Тут же её охватило сияние, и она на полминуты исчезла в столбе белого света.
  ― Ой, ещё к Рыболовному Делу очков взяла! ― радостно запрыгала она, выпустив удочку, и захлопала в ладоши.
  Я невольно ею залюбовался. Когда она стала человеком, я поначалу вовсе не хотел наносить ей на кожу узор, поскольку мне казалось, что я только испорчу её красоту. Тогда она, рассердившись, позвала на помощь Элуну, и вместе они разделали меня, как орех. Не понимаю, что Элуна так волнуется по поводу их взаимоотношений? По-моему, единственная опасность для нашего трио ― это если я в чём-то сильно накосячу, и они меня обе бросят. В общем, узор я нанёс. Элуна посоветовала точно подобрать металл вязи под цвет кожи, и в итоге после пары часов возни с этим мне удалось даже передать тончайшие переходы оттенков кожи в разных местах. Теперь при взгляде на неё узор был и виден, и не виден ― если освещение было матовым и бликов не давало, то и вовсе разглядеть нельзя было, но зато когда она выходила, к примеру, на солнце, то становился виден воздушный узор, который помимо того, что придавал его носительнице запредельные статы, делал её фигурку ещё более стройной и хрупкой, отчего она становилась совсем уж похожей на Эльфийку. Я ей даже пару раз намекнул, что неплохо было бы и ушки приделать, что уж там. Ушки она приделала... В реале... Потом... Так, прочь порочные мысли! Я встряхнул головой, отгоняя наваждение.
  ― Грац, ― сказал я, обвивая рукой её талию. ― Как ты насчёт прогулки в дикий край непуганых медведей?
  ― Ты о чём? ― спросила она, а потом её лицо просветлело: ― А я-то думала, что это за сверхновая над Альтамедой взорвалась?..
  ― А это Злобный Гнум заказ доделал, ― улыбнулся ей я.
  ― Ух ты! ― восхитилась она. ― Так может, сразу и рванём?
  Она мотнула головой за плечо, что должно было означать в неведомые дали.
  ― Только там холодно, ― напомнил я. ― Апрель, знаешь ли, центр Сибири.
  ― А, ерунда, ― махнула она рукой. ― Мы ж ненадолго!
  Я решил всё-таки предупредить уважаемых хозяев о приходе дорогих гостей.
  
  Рассчитываю быть в ваших краях минут через 5-10, а то и раньше
  
  Ответ пришёл почти незамедлительно:
  
  Вышлю человека встретить. Ждём
  
  ― Ну, что, готова? ― спросил я, притискивая к себе Флейту.
  ― С тобой, любимый ― хоть на край света! ― ответила она с пафосом в голосе.
  ― Бойтесь своих желаний, ― буркнул я. ― Иногда они имеют неприятную способность исполняться.
  Мы скользнули в Астрал, и я стал искать на карте искомую красную точку. Чёрт, не то, мне же нужен другой глобус! Срочно другой глобус в студию! Карта сменилась зазубренным на уроках географии зелёным морем, которое так любит о чём-то петь. Я нашёл пункт нашего назначения и стал приближать картинку, она выросла и заслонила собой небо, и я смог выбрать свободный от леса и болота участок суши, который выглядел действительно сухим. Ну, или почти сухим. Кожаные сапоги с чавканьем погрузились в мягкую мокрую почву под травой, и я так и ушёл бы целиком под землю, если бы Алёна не догадалась соскочить у меня с рук. Пока я, кряхтя и ругаясь, пытался вытащить застрявшую в грязи обувь, она, раскинув руки и зажмурившись, кружилась вокруг, наслаждаясь прохладным чистым воздухом и нетронутой природой вокруг. Я отвлёкся, любуясь, что стоило мне ещё пяти сантиметров, проигранных в борьбе с трясиной.
  ― Да сделай просто ты Скачок! ― пропела она, на прерывая своего танца.
  Я шлёпнул себя по лбу. И то правда. Я переместился с таким расчётом, чтобы она попала прямо мне в объятья, поймал за руку и талию, и мы начали кружиться в вальсе.
  ― Хорошо-то как! ― воскликнула она.
  Раз ей хорошо, то меня не волнует, как мы найдём Трилистник. Найдём ― замечательно. Не найдём ― превосходно. На очередном круге я увидел увидел вертикальный столб света, судя по всему, не очень далеко от нас. Я подхватил Алёну на руки и, кружась, начал двигаться в сторону указателя. Она вдруг обвила мою шею руками и распахнула глаза, серьёзно на меня глядя.
  ― А ты ведь и в Дракона можешь? ― полуутвердительно спросила она.
  ― Могу, ― ответил я, стараясь не сбить дыхание.
  ― Хочу! ― потребовала она.
  ― Низ-зя-а-а! ― сказал я и опустил её на землю ― двести метров кружения в вальсе с девушкой, пусть даже и такой стройной и лёгкой основательно ускорили мне пульс. Я захватил её ладошку в свою, и мы бодро зашагали по мягкой земле. ― Кто его знает, насколько там резкие парни, и насколько мощные у них пушки. Снесёт меня на возрождение... ― услышав о возрождении, она помрачнела и сильнее стиснула мою руку. ― Не переживай, всё будет хорошо. А покатаю я тебя потом... Вы с одноклассниками в этом году уже собирались?
  Тревога в её глазах сменилась удивлением, а потом ― азартом. Ну да, папой на высоком посту мало кого удивишь, особенно в закрытых школах для золотой молодёжи, а вот если твой парень ― Дракон!.. Завистницы дружно повесятся на собственных чулках!
  Столб света держал в руках мужичок с двустволкой. Одет он был не по погоде ― добротный тулуп, подвязанный армяком, ватные штаны, заткнутые в голенища кирзовых сапог, ушанка с торчащими в стороны ушами и козья нога в изъеденных табаком и кариесом зубах. Не верю! Когда мы подошли ближе, столб света, который, оказывается, исходил из обычного фонарика на четыре толстых батарейки, погас, и в лоб мне сразу же уставилась двустволка. На всякий случай я окутал нас обоих завесой из Духов, а ещё парочка Духов Воды кружила вокруг, чтобы в случае необходимости сразу атаковать.
  ― Здравствуйте, дядечка! ― поздоровался я.
  ― И тебе не кашлять, племянничек, ― отозвался мужик, хмуро разглядывая мою красавицу. ― Куда путь держишь?
  ― Вы бы, дядечка, ружьё свое убрали, ― посоветовал я. ― А то ― бах! И нет племянничка-то!
  ― А ничего, ― беззаботно отозвался тот, засовывая себе двустволку куда-то за спину стволом вниз, словно в кобуру. ― Развелось вас, дармоедов, шагу ступить некуда.
  ― Да ну? ― удивился я, оглянувшись по сторонам. Нет, никого рядом не было. Ни одного даже ма-а-аленького племянничка. Если не считать меня, конечно. Умиротворяюще прижавшаяся к моему плечу Алёна, максимум, тянула на племянницу.
  ― Шутите, дядечка? ― догадался я.
  Он мрачно кивнул и затянулся.
  ― Куда идёте, путники? ― спросил он, выпуская облако дыма в сторону, чтобы ветер унёс его от нас.
  ― Да мы просто гуляем, ― сказал я. ― Археологией интересуемся.
  ― Археологией? ― с любопытством спросил мужичок.
  ― Археологией, ― подтвердил я. ― Слыхал ли ты, что был такой персидский царь ― Дариус?
  ― Это который из трёх? ― удивился он.
  ― Самый первый и самый великий, ― сказал я.
  ― Царь среди царей, ― пояснила Алёна, включаясь в наше вокруг да около.
  ― Он завоевал половину Азии, ― кивнул мужичок. ― Да что Вам-то в том проку? Где Дариус и где вы?
  ― Говорят, ― небрежно сказал я, ― что раньше и континенты были другими, и моря.
  ― Говорят, ― дополнила Алёна, ― что где-то в этих местах потерпел крушение его корабль, не в силах вернуться домой после боя.
  ― Корабль? ― хохотнул мужичок. ― И чего только люди не придумают! И как же назывался этот корабль? ― спросил он её.
  ― Говорят, что название корабля Дариуса было Трилистник, ― глядя ему в глаза, раздельно произнесла она.
  Я протянул руку, задвигая её себе за спину, чуть раньше, чем в воздухе справа от него появился портал. Точнее, то, что мне поначалу показалось порталам, а на самом деле было дырой в каком-то огромном куполе наподобие мыльного пузыря, который делал то, что внутри, совершенно невидимым для постороннего глаза. Мужичок тоже переменился ― выпрямился и расправил плечи.
  ― Заходите, ― совершенно нормальным голосом сказал он, с отвращением комкая козью ногу и убирая куда-то в карман, и первым прошёл в проём.
  Мы последовали за ним. Алёна, глаза которой от любопытства стали уж вовсе огромными, ахнула от открывшейся нам картины. Купола не было видно и изнутри, зато на местности вместо небольшого лесочка проявилась площадка, которая, судя по всему, была около километра в поперечнике. Прямо посредине этого пространства почва вздыбилась, а в образовавшейся дыре в земле лежало исполинское тело смертельно раненого стального монстра, в длину занимавшего это пространство целиком. Огромное веретенообразное тело с того конца, который торчал вверх, возвышалось над землёй на добрых двести-двести пятьдесят метров. Местами поверхность корабля была матово-серой, местами ярко блестела на солнце, но в большинстве своём она цвела закопчёнными кляксами попаданий и огромными дырами развороченной оболочки.
  Ближе к кораблю был разбит городок из блоков, похоже, специально предназначенных для выживания на планете. Он него к нам огромными прыжками неслась какая-то металлическая фигура. Триста метров ― десять секунд. Я, конечно, могу и быстрее... Почва содрогнулась, когда трёхметровый монстр на ногах, как у кузнечика, остановился перед нами. Ноги сложились, опуская седока на землю, а металлическая поверхность сползла и куда-то исчезла. Перед нами стоял Дариус в своём капитанском мундире и протягивал мне руку.
  ― Махан, ― улыбнулся он. ― твоё любопытство оказалось настолько велико, что ты решил правдами и неправдами встретиться с нами?
  ― Совсем нет, ― запротестовал я.
  ― Это не страшно, Махан, ― заметил он.
  ― Меня зовут Дмитрий. Или Дима, ― представился я. ― А это ― Алёна.
  Дариус с видимым удовольствием перевёл взгляд на неё:
  ― Я рад видеть тебя в реале, Алёна. Всё-таки Расовая принадлежность тебя несколько... Хм... Портила.
  ― А я теперь Человек, ― гордо сообщила она.
  ― Да ну, ― махнул рукой Дариус, не переставая улыбаться. ― Разве в Барлионе можно поменять Расу?
  ― На всё ― воля Элуны, ― пожала плечами Алёна.
  ― Это, что, квест какой-то уникальный нашла? ― поинтересовался он.
  ― Да нет, ― ответила она. ― Дима с ней любовь крутит.
  Улыбка сползла с лица Дариуса.
  ― С Богиней? ― не поверил он. ― Любовь? В игре?
  ― Да нет же, ― с досадой ответила она. ― В игре они шифруются.
  ― Не понимаю, ― растерянно сказал он.
  ― Не показывают своих чувств, ― пояснила Алёна. ― Скрываются. Там же логи везде и программисты подглядывают!
  ― Тогда совсем не понимаю, ― ошарашенно пробормотал он. ― А где же они любовь крутят?
  ― Ты мне лучше скажи, ― оторвал я его от размышлений. ― Тебе дроидов куда сгрузить?
  ― Каких дроидов? ― не понял Дариус.
  ― Может, рядом с кораблём? ― спросил я.
  ― Конечно, ― машинально отозвался он.
  Я ухватил его за запястье и сделал Скачок вместе с ним и Алёной, которая и не думала отпускать моё плечо. Оказавшись на другом месте, Дариус с непривычки потерял ориентацию и начал ошарашенно озираться по сторонам, даже не пытаясь вырваться. Я отсчитал перезагрузку и снова скакнул. Вот. Пятьсот метров за пять секунд. Пусть теперь попробует побить моё время.
  Гигантский корабль нависал над нами огромной страшной глыбой. Вблизи были видны мелкие царапины и выбоины на поверхности ― то ли от выстрелов врага, то ли от космического мусора. Я отпустил Дариуса и отодвинулся от Алёны:
  ― Прости, милая, мне нужен простор.
  Я отошёл ещё на пару шагов и достал из сумки яйцо дроида. То есть ― как, достал? Оно вывалилось и брякнулось на землю, чуть не раздавив меня, поскольку весу в нём по-прежнему было несколько центнеров ― я только и успел отскочить. Рядом легло второе. Неимоверное удивление на лице Дариуса смешивалось с благоговейным ужасом. Он от волнения не мог сказать и слова. К нам в своих бронекостюмах подбежало ещё несколько человек, и все так же застыли, глядя на дроидов.
  ― Товарищ капитан, это что? ― спросил один из них, приятный парень моих лет.
  ― А это, Камаль, наши ремонтные дроиды, ― едва слышно отозвался Дариус, усталой походкой подходя к яйцам.
  Он провёл по одному из них рукой, и отдельные сегменты, из которых, как оказалось, оно состояло, разошлись в стороны. выпуская наружу тело робота с многочисленными конечностями, некоторые из которых походили на гибкие шланги, а другие состояли из нескольких сегментов, заканчивающихся захватами и присосками. Дроид было двинулся к кораблю, но Дариус преградил ему путь, держа руками за то, что по виду более всего походило на голову.
  ― Калаймэ сиг халан, ― сказал он. Дроид издал переливчатый писк и двинулся в другом направлении, вдоль обшивки корабля. Присутствующие заулыбались, а капитан повернулся ко мне со счастливым лицом: ― Я ему сказал начать с медкапсул, ― пояснил он, и тут из уже довольно крупной группы членов экипажа выбежала довольно молодая девушка и с размаху уткнулась ему в грудь лицом. Он ласково гладил её по голове и что-то шептал.
  ― Вы ― земляне? ― обратился ко мне улыбающийся Камаль. ― Меня зовут Камаль Виштаспа, я первый помощник и штурман Трилистника, ― махнул он рукой на корабль. Ещё один мужчина подошёл ко второму дроиду и запустил его тоже. Тот ожил и резво начал карабкаться по общивке к ближайшей дыре.
  ― Дмитрий, ― представился я. ― Лучше просто Дима.
  ― Тогда называй меня просто Камаль, ― предложил новый знакомый.
  ― Мою подругу зовут Алёна, ― представил я. ― И ты её можешь называть просто Алёна.
  Камаль кивнул и протянул ей руку.
  ― Я сражен, сударыня, ― склонил он голову. Я угрожающе поиграл мышцами груди. Алёна хихикнула и спряталась за моё плечо. ― А что же я! ― хлопнул он себя по лбу и начал представлять экипаж. На первом же имени я сдался и пообещал себе обязательно их когда-нибудь выучить... Но не сегодня.
  Камаль приподнялся на выпущенных из ботинок кузнечиковых ногах, сразу став выше всех.
  ― Друзья! ― сказал он, обращаясь к соратникам. ― Наш новый товарищ Дима принёс нам двух ремонтных дроидов. Я пока не знаю, откуда он их взял, но наш корабль будет теперь починен! Я знаю, что это займёт долгие годы, но у нас есть надежда...
  ― Вообще-то, я принёс трёх, ― не очень громко сказал я.
  ― Что ты сказал? ― Дариус осторожно выпустил девушку, которую Камаль назвал Атоссой, и шагнул ко мне. ― Повтори, что ты только что сказал!
  ― Я сказал, что принёс трёх дроидов, ― чтобы было понятнее, я показал три пальца левой руки ― правая была плотно оккупирована Алёной. ― Трёх.
  ― Откуда... ― он поперхнулся и закашлялся.
  ― Проклятые рудники, ― с пониманием кивнул я.
  ― Какие рудники? ― оторопело уставился он на меня, потом улыбнулся было, но сразу снова стал серьёзным. ― Ты мне ещё не объяснил, откуда у тебя эти два, ― он, наконец, обратил внимание на мою и Алёнину одежду: ― И зачем ты одет, как шаман?
  ― Начну с последнего вопроса, ― ответил я. ― Когда я решил, что направляюсь к вам, я как раз был в игре...
  ― И что? ― скептически сказал он. ― Нажал кнопку и...
  ― Нет, я просто перенёсся сюда, ― пожал я плечами. Он по-прежнему ничего не понимал, так что я подошёл ближе и проникновенно сказал: ― Видишь ли, я могу перемещаться между Барлионой и этой вселенной. И сумка моя доступна мне и там, и там.
  ― А с Элуной он крутит здесь, на Земле, ― вставила свои пять копеек Алёна.
  ― А третий дроид? ― спросил он, пытаясь осознать, что мы ему говорим. ― Откуда он взялся?
  ― Его сделал великий мастер по имени Злобный Гнум, ― сказал я. ― В Барлионе, конечно!
  ― В Барлионе... ― задумчиво протянул он. ― А может ли...
  ― Он сказал, что быстрее, чем за три часа, нового дроида у него делать не получится, ― предвосхитил я его вопрос. ― То есть, максимум ― четыре в день...
  ― Понятно, ― кивнул Дариус. Камаль, который с серьёзным лицом слушал наш разговор, попросил:
  ― Может, уже покажешь уже?
  Я отошёл и достал из сумки самодел. Некоторые из присутствующих ахнули.
  ― Так, ― сказал Дариус тихим голосом. ― Боевая тревога. Всем в укрытие, остаётся отделение десантников с тяжёлым вооружением и два инженера. Выполнять.
  Прежде, чем он закончил, присутствующих уже как корова языком слизнула. Остался десяток бугаёв, которые уже активировали свои бронекостюмы и держали нового дроида в прицелах очень страшного вида пушек, которые были у них в руках и торчали на турелях из-за плеч, да двое парней в более лёгкой версии брони, которые, как по команде, отступили за спины своих массивных товарищей. Дариус с Камалем тоже были в броне.
  ― Вам стоит присоединиться к остальным и направиться в укрытие, ― гулко прозвучал голос капитана.
  ― Нет нужды, ― сказал я. ― Опасность я бы почувствовал, да и броня мне не нужна.
  Предвестие Предвестием, но элементарную осторожность ещё никто не отменял, и я окутал нас с Алёной щитами из Духов. Один из инженеров выпустил на землю небольшого, с пуделя размером, робота, который на шести ножках бодро засеменил к новому дроиду. Он присосался к гладкой стенке и, судя по всему, активировал его, поскольку дроид начал раскрываться совершенно так же, как это сделали оригиналы. Однако, завершив трансформацию, он не отправился ремонтировать корабль, а остался на месте в то время, как робот приложил одну из лапок ему куда-то позади головы.
  ― Диагностика прошла без проблем, ― доложил через пять минут инженер. ― Софт целый, троянов и закладок нет, всё работает в штатном режиме.
  ― Мнение? ― напряжённым голосом спросил капитан.
  ― Я его отпускаю, ― сказал инженер. ― Пусть челнок ремонтирует.
  ― Давай, ― согласился Дариус.
  Робот вернулся к хозяину, а дроид двинулся в ту сторону, куда отбыл первый. Видать, искать какой-то там челнок искать. Присутствующие сменили мечи на орала, в смысле ― убрали оружие и броню.
  ― Пойдём внутрь, ― коротко кивнул мне Дариус и развернулся. Я взял Алёну за руку, и мы пошли за ним. Рядом шёл Камаль и показывал нам достопримечательности.
  ― Трилистник, как вы видите, зарылся в землю под углом, ― объяснял он. ― Мало того, что каюты по большому счёту пришли в негодность, так ещё и искусственная гравитация на корабле накрылась медным тазом. Так что, мы вытащили палатки и разбили лагерь...
  Ничего ж себе ― палатки! Настоящие домики, правда, с плоскими крышами, но зато с окнами и с переходами между секциями. Похоже, там и туалеты, и душевые, и спальни нормальные...
  ― Самыми хрупкими, к сожалению, оказались флаеры, челноки и истребители, ― продолжал Камаль. ― То есть, у нас транспортные средства только наземные ― несколько танков и бронетранспортёров. Мы прикинули, что до цивилизации особого смысла добираться нет, да и не было поначалу здесь цивилизации...
  ― Слушай, ― задал я мучивший меня вопрос. ― А когда вы грохнулись, тогда же сюда целые экспедиции приезжали ― искали, смотрели...
  ― А, эти, ― улыбнулся Камаль. ― Мы немного в сторонке устроили что-то вроде диорамы для учёных. Получилось, как настоящее...
  ― Да уж, ― кивнул я. ― До сих пор гадают...
  Тем временем, мы по металлическому пандусу вошли в одно из строений. Там оказался небольшой кабинет, способный вместить максимум человек восемь, который, как ни странно был почти точной копией своего значительно более просторного собрата в Барлионе. На стене позади стола, за которым уже сидел капитан, задумчиво барабаня пальцами по столешнице, сиял большой, метр на метр, символ Трилистника. Камаль пропустил нас вперёд и прикрыл дверь. Дариус вздохнул и поглядел на нас.
  ― Вы оба должны меня простить, ― сказал он. ― У меня голова идёт кругом от происшедшего, особенно в свете того, что именно мне приходится осознавать происходящее, а я, понимаете ли, не могу. Просто не могу! ― он замолчал, глядя в окно. ― Когда ты мне написал письмо про посылку, я даже предположить не мог...
  ― Я думаю, что лучше принять это как данность и не пытаться осознать, ― подала голос Алёна. ― Путь Шамана ― эту путь ощущений и гармонии. Иногда достаточно просто верить в свои силы...
  ― Я, пожалуй, последую твоему совету, ― улыбнулся Дариус.
  Коммуникатор на руке завибрировал. Не трогая его, я напрямик вызвал почту, и она появилась перед глазами. Новое сообщение было из Барлионы ― от Дренея Дариуса. Он понял, что я открыл почтовый ящик, и решил прокомментировать:
  ― Мы скоро улетим, Дима.
  ― Я понимаю, ― ответил я.
  ― За прошедшие полтора века нам удалось собрать в своих руках достаточно приличные активы, ― продолжил он. ― Больше они нам не нужны.
  ― Всегда есть благотворительные цели, ― согласился я, по-прежнему не понимая, к чему он ведёт.
  ― Теперь это тебе решать, ― сказал он.
  ― Не понял, ― ответил я и открыл таки письмо. ― Чёрт подери, ― сказал я, начав читать. ― Якорь мне в селезёнку, чёрт подери!
  ― Это самое малое, чем мы тебя можем отблагодарить, ― сказал он.
  Я переслал письмо Алёне. Она открыла почту в коммуникаторе и зажала лицо в ладонях. Ей, похоже, тоже хотелось ругаться.
  ― Если это возможно, я бы хотел увидеться с твоим Левшой и отблагодарить его лично, ― продолжил Дариус. ― Если ты посчитаешь возможным, ты можешь открыть ему нашу тайну, которая в данный момент неотделима от твоей тоже.
  ― По части вашей тайны у меня другие приоритеты, ― улыбнулся я.
  ― Мы не можем открыться, ― покачал он головой. ― По крайней мере, пока.
  ― Я не могу скрывать что-то от Неё, ― пояснил я.
  ― От Элуны? ― усмехнулся он. ― Только не говори, что можешь её позвать сюда.
  ― А можно? ― обрадовалась Алёна. Дариус осторожно кивнул.
  ― Элуна, приди к нам, ― позвала она. ― Только оденься поприличнее!
  В дверь постучали. Камаль поднялся, открыл, и в изумлении уставился на появившуюся на пороге светловолосую девушку в дымчатых очках, на высоких каблуках и в строгом деловом костюме с юбкой чуть выше колен. Ах, эти ножки! Я почувствовал, как мой рот непроизвольно наполняется слюной.
  ― Это ― достаточно прилично? ― спросила она у Алёны и поглядела на меня: ― Когда ты меня в следующий раз попросишь не читать твои мысли, сделай сначала что-нибудь со своим лицом!
  ― Ты же знаешь... ― замялся я.
  ― Знаю, ― рассмеялась она и протянула руку Камалю: ― Здравствуйте, меня зовут Элуна.
  ― Камаль, ― машинально ответил тот и проглотил слюну, которая у него, похоже, выделялась не в меньших количествах. Наш человек! ― Очень приятно!
  ― Взаимно, ― ответила она и повернулась к Дариусу. Тот встал из-за стола и опустился на одно колено, склонив голову. ― Ты можешь встать, Дариус. И ты, Камаль, ― сказала она старпому, который, не задумываясь, повторил жест капитана.
  ― Чем я могу служить, Богиня? ― спросил Дариус, поднявшись.
  ― Тем, что для начала начнёшь верить в чудеса, ― предложила Элуна. ― Понимаешь? Верить.
  ― Я... готов, ― выдохнул он, глядя ей в глаза. Камаль, замерев в восхищении, смотрел на корабль, который сначала окутался голубоватой дымкой, а потом начал подниматься вверх, высвобождая нос из земного заточения, в котором он провёл полтора века. Обитатели городка дружно высыпали наружу, наблюдая, как исполин, заслоняющий собой небо, снова ложится на заботливо выровненную землю, уложенную формой, в которую его обводы уместились, словно он в этой колыбели и родился. Когда Трилистник лёг и замер, экипаж разразился криками радости и аплодисментами.
  ― Такое вот маленькое чудо, ― прокомментировала Алёна.
  ― Ну, и всё же, товарищи, ― попробовал я прервать неловкую паузу, в течение которой одна сторона всё пыталась снова упасть на колени, а другая делала вид, что ничего особенного, собственно, не произошло, ― что дальше-то?
  Дариус собрался и стал рассказывать:
  ― Теперь у нас есть три дроида. Мне пять минут назад прислали предварительный отчёт. Один в течение примерно месяца будет вместе с инженерами заниматься восстановлением медицинских капсул. Примерно за это же время другие два восстановят челнок ― его повреждения оказались значительно более серьёзными, чем мы предполагали. потом челнок возьмёт на борт единственного уцелевшего дроида ― добытчика руды, и на три недели отправится в пояс астероидов ― нам по-прежнему нужны некоторые редкие минералы, которых на Земле не найти...
  ― И сколько времени займёт эта экспедиция? ― поинтересовался я.
  ― Я же сказал ― три недели, ― повторил он. ― Лететь туда несколько часов, если ты про это спрашиваешь...
  Мы с Алёной переглянулись. Сверхсовременный земной аппарат добирается до Марса за несколько месяцев, а Дариус о полёте к поясу астероидов говорит, словно о поездке на дачу.
  ― После этого мы будем долго и кропотливо восстанавливать корабль ― это дело не одного года, ― сказал Дариус. ― Так что, в ближайшее время мы от вас никуда не денемся...
  ― Не подумай, что я пытаюсь от вас скорее избавиться, ― сказал я, ― но в течение недели у вас должны быть ещё девять дроидов.
  ― Если у нас будет полный комплект ― пятьдесят два, то ремонт корабля займёт около года.
  ― А сто? ― спросил я.
  ― Минимальный срок, обусловленный технологическими ограничениями ― четыре месяца, ― ответил он. ― И двести ремонтников. При таком количестве через два месяца мы сможем подняться на орбиту.
  ― А если бы мы могли изготовить что-то ещё? ― спросил я.
  ― Что ты ещё сможешь изготовить? ― удивился Дариус. ― У нас в игре были только дроиды.
  ― Дима может попробовать таким же образом спрятать предмет в сумку здесь и достать его в игре, ― сказала Алёна. ― Если у него не получится, то попробую я.
  ― Или я, ― вставила Элуна.
  ― В принципе, можно было бы, ― почесал в затылке Дариус, ― но ремонтные дроиды справляются с работой быстрее, чем крафтер в игре. Так что, пока они нужнее.
  ― Понятно, ― сказал я. ― Через девять дроидов у меня кончатся материалы...
  ― Я вообще против, чтобы ты тратил свои средства на это, ― мягко перебил меня Дариус. ― В идеале мы бы были рады принять твоего мастера...
  ― Злобного Гнума, ― подсказала Алёна.
  ― ...Злобного Гнума у нас и полностью обеспечить его всем необходимым.
  ― Двести дроидов ― это два месяца, как минимум, ― протянул я.
  ― Я так и рассчитывал, ― кивнул Дариус. ― Сто дроидов в первые два месяца и двести ― дальше. Ещё вопросы?
  ― Вообще-то, мне интересно, откуда у вас капсулы, ― спросила Алёна.
  ― У нас нет капсул, ― ответил Дариус. ― У нас есть нейросеть и Симбиоты, ― он приложил к уху ладонь, и на неё неспешно начала вытекать похожая на ртуть масса, которой набралось с полстакана.
  Кажется, мы и без Барлионы живём в игровой вселенной, и я даже знаю, в какой...

  

Глава 16. Дерево Мира

  Элуна, похоже, тоже быстро всё сообразила. Я это понял по улыбке, которую она мне адресовала. Мы с капитаном ещё немного поговорили по поводу дальнейшего сотрудничества, а потом она вдруг сделала нечто, смысла чего я не сразу понял.
  ― Дариус, нет ли у вас запасного корабельного Искина? ― спросила она.
  ― Минимум, пять у нас осталось, ― растерянно ответил он, тоже не понимая, к чему она клонит, и замер на секунду, очевидно, сверяясь с базой. ― У нас есть семь, и три из них ― новейшей модели со всеми доступными расширениями.
  ― Я хочу, чтобы ты подарил один Диме, ― сказала она.
  Дариус поначалу опешил от командных ноток, непонимающе глядя на повелевающую Богиню, и тут я почувствовал давление божественной ауры, которая гнула окружающих, словно буря траву. Буквально на секунду ― и снова тишь да гладь. Дариус захлопнул рот и отдал распоряжение по сети.
  ― Прости, Богиня, ― поклонился он. ― Я на мгновение забылся.
  ― Ты не останешься без вознаграждения, Древний, ― покровительственно улыбнулась она. ― Но ты должен верить...
  ― Я верю, Луноликая, ― сказал он, твёрдо глядя ей в глаза.
  ― Хорошо, ― кивнула Элуна. ― Есть ли среди вас Жрецы?
  ― Ты хочешь их наставить? ― осведомился Дариус.
  ― Мне нужна Вера, ― сказала Элуна. ― А для Веры нужны Жрецы, как проводники и проповедники.
  ― Я понял, ― ответил он.
  В дверь постучали, и вошла девушка в сопровождении небольшого робота на гусеничном ходу. На платформе робота стоял металлический цилиндр диаметром полметра и столько же по высоте. Я понял, что это и есть Искин.
  ― Ты сможешь сам убрать это в сумку? ― спросила меня Элуна.
  ― Я попытаюсь, ― пожал я плечами.
  Я вызвал парочку Духов Воздуха, которые подняли Искин и поднесли ко мне. Открыв сумку, я взял цилиндр в руку, и он непостижимым образом начал съёживаться, пока не смог полностью поместиться у меня в кулаке, а потом и вовсе исчез, оказавшись у меня в сумке. Я решил, что потом его разгляжу получше ― когда снова появлюсь в Барлионе.
  Пришли Жрецы, то есть, те из экипажа Трилистника, кто отыгрывал в Барлионе Жрецов ― три Жрицы и Жрец. Вполне миловидные девушки, хотя и не совсем в моём вкусе. Мужик ― как мужик. Заранее почувствовав их приближение, Элуна встала и начала меняться, приобретая вид, который имела в игре. Я почувствовал, что, несмотря на то, что провожу с ней столько времени, ещё не обрёл иммунитета к её виду ― сердце стало работать с перебоями, а в груди стало жарко. Я поспешно встал на одно колено и склонился, подавая пример остальным. Почувствовав моё состояние, Алёна сунула мне в руку свою ладошку, а Элуна к тому же бафнула своим Благословением. Во избежание обширного инфаркта от созерцания божественной красоты. Вошли жрецы, оценили обстановку и слепящее глаза Божественное сияние и тоже дружно бухнулись на колени.
  ― Назовите себя, ― повелела Богиня.
  ― Наира, Высшая Жрица Элуны, ― пискнула та, что, на мой взгляд, выглядела моложе всех.
  ― Циния, Старшая Жрица Элуны, ― сообщила хорошенькая рыжая дамочка на вид примерно моих лет.
  ― Дильнар, Старшая Жрица Элуны, ― представилась третья, девушка со вьющимися каштановыми волосами и правильными чертами лица.
  ― Думир, Младший Жрец, ― представился мужик. Он выглядел старше меня, но при этом был лишь Младшим Жрецом? ― Полгода назад прошёл рерол, ― ответил он на мой невысказанный вопрос.
  ― Приветствую вас, дети мои, ― пропела Элуна. ― Я рада, что наконец могу видеть вас во плоти, а не как игровые аватары. Вы знаете, что мне нужно от вас?
  ― Позволь мне высказать предположение, Луноликая, ― подняла голову Наира.
  ― Вы все можете встать, ― величественно предложила Элуна. ― Почести были приняты.
  ― Я думаю, что ты недавно в этом мире, ― продолжила Наира поднявшись, и Элуна одобрительно кивнула. ― А раз так, то тебе нужна Вера, не так ли?
  ― Ты совершенно права, ― царственно кивнула Богиня.
  ― Ты хочешь, чтобы мы организовали настоящие Храмы и зазывали прихожан? ― спросила Наира.
  ― Мне не кажется правильным зазывать, ― покачала головой Элуна, обдавая присутствующих вполне материальной волной холода. ― Двери Храма должны быть открыты, и только. Как ты это себе представляешь ― зазывать в Храм?
  ― Прошу прощения, Элуна, ― поспешно склонила голову Наира. ― Я неточно выразилась. Мы могли бы убедить высокопоставленных лиц ― Президента Земли, премьер-министра ― посетить Храм, оказать тебе почести... Как показывает практика, от пятнадцати до двадцати процентов населения после просмотра подобных сюжетов становятся сторонниками новой религии.
  В воздухе буквально запахло палёным.
  ― Я удивлена, ― заметила Элуна, ― как ты смогла достичь столь высокого положения.
  ― Прости, Богиня, ― склонилась Наира ещё ниже.
  ― Если позволишь, Элуна, ― кашлянула Дильнар.
  ― Если ты тоже собираешься сказать что-то глупое, то лучше молчи, ― предупредила Элуна.
  ― Не мне судить о смысле моих речей, когда рядом ты, ― склонила на секунду голову Дильнар и бросила быстрый взгляд на товарку. ― Наира ещё не до конца поверила, что ты с нами, вот и всё, Богиня. Но я уверена, что, когда первый шок от твоего Явления пройдёт, она первой осознает, что религия не есть Вера, и что сторонники не есть верующие.
  ― Будем считать, что твоя попытка спасти начальницу удалась, ― сказала Элуна, улыбкой согревая помещение. ― Итак?
  ― Может, в игре? ― робко вставила слово Алёна.
  ― Благодарю тебя, дорогая, ― с облегчением выдохнула Элуна.
  ― Я поняла, ― кивнула Наира. ― Дать в игре объявление о Храме. Приходящим выдать простое задание...
  ― С кармой, ― подсказала Элуна.
  ― Я поняла, Богиня, ― поклонилась Наира.
  ― Сколько у вас раненых? ― спросила Элуна Дариуса.
  Тот открыл было рот, чтобы ответить, а потом просто кивнул.
  ― Ну, вот и замечательно, ― улыбнулась Богиня. Это я один заметил в её глазах лёгкую усталость? ― Вы все знаете, что делать.
  Она открыла Божественный Портал прямо внутри помещения и, бросив на меня напоследок взгляд, скрылась. Я тоже засобирался.
  ― Ну, что ж, уважаемые хозяева, есть у нас такая добрая традиция, ― сказал я, подтягивая к себе Алёну. ― Гости посидят, посидят, да и уходят.
  ― Дмитрий, ― сделав быстрый шаг, вышел ко мне капитан. ― Было приятно встретиться вживую.
  ― Взаимно, ― пожал я ему руку.
  ― Дмитрий, ― подошёл старпом.
  ― Камаль, ― ответил я на его рукопожатие. ― Товарищи.
  Я поклонился остальным, любимая тоже изящно изогнула шейку, и мы скользнули в Астрал. Там я вернулся в сферу Скольжения, сменил глобус и мы очутились в Барлионе, на лужайке Альтамеды. Я потянул Алёну за собой в замок во внутренние покои. Когда мы добрались до спальни, Элуна в том обличье, что она являлась мне в реале, уже ждала нас там. Она сидела с краешку кровати, закрыв лицо руками. Плечи её дрожали. Увидев это, Флейта сначала в нерешительности остановилась, а потом сделала шаг назад.
  ― Ты ведь справишься без меня? ― с мольбой взглянула она мне в глаза.
  ― Не придумывай ерунды, ― сказал я, решительно затаскивая её в спальню за собой и закрывая дверь. Система мигнула было мне красным на это принуждение, то тут же успокоилась. Я подошёл к Элуне и обнял её голову, прижимая к груди, а Флейта обняла сзади. Элуна сразу же уткнулась в меня лицом, и я погладил её роскошные волосы.
  ― Мне опять не хватило сил, ― пожаловалась она.
  ― Не нужно было ворочать корабль весом миллион тонн, ― проворчал я.
  ― Размер не имеет значения, ― глухо усмехнулась она. ― Ты либо делаешь это, либо нет.
  ― Тогда в чём дело? ― не понял я.
  ― В том, что я по-прежнему не могу долго находиться в твоём мире, ― ответила она. ― И чем сильнее мои эмоции, тем меньше срок.
  ― Ты разозлилась на Жрицу? ― догадался я.
  ― Да, ужасно разозлилась,  ― подтвердила она. ― И время моё сразу кончилось.
  ― Не переживай так, ― попытался я её успокоить. ― Не сошёлся свет клином на реале.
  Она отстранилась и заглянула мне в глаза.
  ― Я просто хочу, чтобы ты меня любил по-настоящему, ― сказала она. ― Как Флейту, как... А я не могу ― эмоциональный взрыв меня убьёт! Мы с тобой до сих пор ещё не...
  Флейта позади неё ошарашенно на неё смотрела, да и у меня, судя по всему, видок был не лучше.
  ― Постой, ― сказал я, ― а как же наши с тобой уединения?
  ― Никаких шуток со временем, Шаман, ― грустно сказала она. ― Всё это происходит в твоём и моём воображении. Заешь, что такое быстрый сон?
  Я замер. Каждый раз это было так... по-настоящему, так реально, а она мне теперь заявляет, что мы практически делали это с мозгом друг друга. Я наклонился и сжал её в объятьях, отрывая от кровати.
  ― Прости, ― сказал я. ― А я-то, дурак, даже не озаботился этим вопросом. Прости!
  Флейта позади неё тоже встала на колени и прижалась к ней сзади.
  ― Не теряй времени, ― сказала она. ― Сейчас отличный момент!
  ― Нет, ― покачала головой Элуна. ― Я хочу, чтобы мой первый раз был по-настоящему.
  ― Что я могу сделать? ― ещё крепче прижалась к ней Флейта.
  ― Мне срочно нужна Вера, Флейта, ― ответила Элуна. ― И не только из-за этого, хотя, по большому счёту, всё остальное совершенно не имеет значения. Но есть ещё одно дело... Если я не смогу вскорости окончательно закрепиться в этом мире, то боюсь, мы не успеем...
  ― Что не успеем? ― растерянно спросил я.
  Она рассмеялась, постепенно отходя от своей депрессии:
  ― Погоди, пусть сначала вернутся девушки, и тогда я всё расскажу.
  Я забрался на свою графскую кровать и подложил подушек, чтобы сеть к спинке. Элуна и Флеёта оккупировали каждая по половинке меня, поудобнее устраиваясь, и очень смешно столкнулись носами у меня на груди. Мне даже на секунду показалось, что они сейчас начнут целоваться ― с таким сосредоточенным выражением они при этом разглядывали друг друга ― но нет, пронесло, а то бы они быстро поняли, что третий в виде меня им совсем не нужен.
  Мы проболтали весь вечер и половину ночи ― мы с Алёной, наконец, взяли паузу и получили возможность в общих чертах рассказать друг другу о своей жизни. Она мне наконец разъяснила мучивший меня долгое время вопрос ― она же при первой нашей встрече сказала, что денег на человека в Картосе у неё не было, поэтому она и выбрала Зомби. Оказывается, её отец желания играть не одобрял и денег не давал ― хотя капсулу поставил самую современную ― а сэкономленных на завтраках денег едва хватило на чуть более отличную от стандартной экипировку. Сама же она до того, как посмотрела видео из Колотовки, Барлионой интересовалась постольку-поскольку, но после этого отчего-то загорелась, а уж просмотр событий в Тёмном Лесу побудил её пристать к отцу, чтобы тот купил ей капсулу.
  Элуна в основном слушала и задавала вопросы. Я рассказал об учёбе в университете, о предавшем меня учителе, пересказал ещё раз, как попал в Барлиону. Элуна снова поставила заглушку на Имитатор, чтобы я мог поведать о Лейтэ, Растяпе и Тамерханове, плавно выведя на Еву. Кроме того, я рассказал, как Натали приехала в С, и как мы с ней сошлись. Алёна с обидой заявила, что это нечестно ― я оказался совершеннейшим бабником, а у неё даже молодого человека никогда не было, если, конечно, не считать за таковых многочисленных получавших портфелем по голове одноклассников в начальной школе. Я со смехом возразил, что до того, как встретил её, ничем таким я не страдал, и лишь только появление Ученицы в моей жизни смогло кардинально меня изменить. Элуна на полном серьёзе озаботилась, не будет ли у меня проблем из-за романа с Ученицей, и мы оба рассмеялись.
  Часа в четыре утра мы всё-таки заснули и проспали до полудня. То есть, мы с Флейтой спали, а Элуна, хоть и нежилась в моих ― точнее, наших ― объятьях, но скорее всего, ещё и успевала быть в миллионе мест, верша суд и сея благодать. Когда я проснулся, они о чём-то тихо шептались у меня на груди, сомкнув лбы. Я решил было не тревожить их, притворившись, что ещё сплю, но Элуна меня сдала самым позорнейшим образом.
  ― Дима проснулся, ― громким шёпотом сообщила она Флейте, и они отчего-то вместе начали хихикать. Я понял ― это заговор.
  ― Какой сегодня день? ― спросил я.
  ― Точно, ― ответила Флейта, рывком поднимаясь.
  ― В смысле? ― не поняла Элуна, продолжая на мне лежать.
  ― Сегодня папа позвал нас в гости, ― пояснила Флейта.
  ― Как в гости? ― спохватилась Элуна. ― У меня же шея не помыта!
  Флейта рассмеялась, а потом дёрнула меня за рукав:
  ― Хватит валяться, нам ещё из капсулы вылезать нужно!
  Я ещё раз поцеловал Элуну и нажал на кнопку выхода. Потом ко мне в душ пришла Алёна, и мы немного задержались. А потом ещё немного задержались. И ещё чуть-чуть... В общем, в половине третьего мы со скрипом оказались готовыми, хотя позвали нас, вроде, к двум.
  ― Ну, что будем делать? ― с интересом поглядела на меня подруга.
  ― Во-первых, день вполне неплохо начался, ― сказал я. ― Можно просто на всё плюнуть и продолжить начатое.
  ― Ди-има-а-а! ― надула губки Алёна. ― Я сто лет с мамой не виделась! И с Линкой! ― потом она к чему-то прислушалась и согласно кивнула: ― Хотя твой вариант мне тоже нравится...
  ― Ну, ладно, пойдём, ― рассмеялся я, притягивая её к себе.
  ― Только туда с час ехать, ― вдруг вспомнила она. ― Пока из города выберешься, пока по трассе разгонишься...
  ― Ничего, ― махнул я рукой, ― что-нибудь подшаманим!
  Я поцеловал её в губы, и мы скользнули в Астрал. Там на нужной карте быстро нашлось место назначения, я уменьшил масштаб до предела, и мы вывалились обратно буквально в нескольких метрах от крыльца не очень большого ― дворец Альтамеды раз в десять больше, я уж не говорю про скромную лачугу Императора ― трёхэтажного особняка на ровную дорожку, присыпанную гравием. Алёна подошла к двери и встала.
  ― Собственно, открыто, ― сообщила она мне, подбородком указывая на дверь. Пока я пытался сообразить, что она пытается этим сказать, со всех сторон набежали здоровенные мужики числом не менее десятка, однако, не доставая при этом своих пушек, явно припрятанных под мышками и на ремнях. Они сразу узнали Алёну, достаточно быстро ― меня, и один из них ― явно старший по виду ― кивнул остальным расходиться. Пространство вокруг нас так же быстро опустело, как до этого ― заполнилось. Самое поразительное ― глухая, мертвая тишина, сопровождавшая это действо. Словно призраки ― сильно накачанные мордатые призраки с короткими стрижками. Я помотал головой, отгоняя видение. Дверь открылась, и оттуда выскользнул уже нормального вида мужик, скорее всего, дворецкий, приглашая мою спутницу вовнутрь:
  ― Добрый день, Алёна Сергеевна! Проходите пожалуйста, все снаружи! ― он смерил меня взглядом и добавил: ― Дмитрий...
  ― Дмитрий, ― остановил его я.
  ― Проходите, вас ждут, ― пожал он плечами.
  Алёна сразу потащила мена за руку через просторный бальный зал сквозь особняк на лужайку с другой стороны. Выйти мы не успели.
  ― Алёнка! ― раздался радостный крик, и моя красавица сначала обернулась, а потом рванула от меня. Она с воплем налетела на позвавшую её девушку, и они сначала принялись друг друга тормошить и тискать, издавая при этом звуки, какие только могут издавать молоденькие девушки, и которые у нормальных мужиков сразу вызывают выворачивание головы вместе с приливом тестостерона. Несколько минут пообнимавшись, они взялись за руки и принялись о чём-то щебетать, причём, слова вылетали из них с такой скоростью, что я понять ничего не мог, и лишь бесполезно таращился. А таращиться было, на что.
  Алёна была девушкой безумно красивой. Я иногда, любуясь ею, просто зависал, и она со смехом начинала тормошить меня, чтобы привести в чувство. Та же, что стояла рядом с ней, как бы мне это описать... Она была ― на лицо всё та же Алёна, но при этом совершенно другая. Упрямый характер уже начал проявляться на лице, и если Алёна ещё пока выглядела обманчиво-легкомысленной, то при первом же взгляде на её сестру становилось ясно, что этот орешек не каждому по зубам. То есть, по зубам можно получить, скорее. Я почувствовал, как внутренний Хомяк начал радостно потирать руки, и мысленно ему по ним нашлёпал. Это ― чужое, фу!
  ― Вот, познакомься, мой Дима, ― подвела ко мне сестру Алёна. ― А это моя любимая и единственная сестрёнка Алина, ― представила она нас.
  Я машинально взял в руку изящные пальчики и поднёс их к губам, краешком сознания отметив, что моя любимая отчего-то очень внимательно за мной наблюдает. Придирчиво.
  ― Очень приятно, Алина, ― сказал я. ― Я о вас премного наслышан.
  ― Мы о вас, положим, тоже наслышаны, ― благожелательно проворковала она. ― Говорят, что вы какой-то модный лекарь, ― она закатила глаза и наморщила лобик, делая вид, что мучительно пытается вспомнить. Ну-ну, так я тебе и поверил. ― Шаман, вот.
  ― Слухи преувеличивают, ― покачал я головой. ― Я хакер. В нашей среде танцы с бубном ― необходимый ритуал. Наверное, кто-то что-то перепутал...
  ― Мы позже поговорим, хорошо? ― оборвала она меня на полуслове, совершенно правильно определив, что я уже готов то ли растечься мысью по древу, то ли улечься ковриком у её ног, и дождавшись моего кивка, упорхнула куда-то в глубины дома. Я проглотил застрявший в горле комок, до этого мешавший мне нормально говорить. Алёна продолжала пристально на меня смотреть.
  ― Пойдём отсюда, ― попросил я, понимая, что унести ноги ― это мой единственный шаг на спасение. ― Ну, пожалуйста! Или, хочешь, я за тобой позже приду?
  ― Нет уж, ― решительно сказала она, хватая меня за локоть и пытаясь развернуть к себе, но в итоге это привело к тому, что она сама облетела меня по окружности и недовольно зашипела: ― Стой, не двигайся!
  ― Дмитрий! ― послышался голос Иванова, который как раз зашёл через стеклянную дверь со стороны прекрасной лужайки позади особняка. ― Наконец-то! А вы опоздали! Алёнка!
  ― Здравствуй, папочка, ― обняла она его, а потом кивнула на меня: ― Ты позволишь? У нас возникли небольшие разногласия, хотелось бы вопрос на месте разрешить.
  ― Надеюсь, вы не расстанетесь наконец? ― с преувеличенной тревогой на лице спросил Иванов.
  ― Папа! ― возмутилась Алёна.
  ― Всё, всё, оставляю вас одних! ― в примирительном жесте поднял он руки и снова вышел на улицу.
  ― Мне срочно нужно уйти отсюда, ― сказал я ей.
  ― Почему? ― требовательно спросила она. ― Объясни мне сейчас же!
  ― Потому, что, оказывается, я ― ужасный бабник, ― устало ответил я. ― И ещё потому, что больше всего на свете я боюсь тебя обидеть.
  ― Скажите пожалуйста, ― язвительно заметила она, подходя ко мне и опираясь на грудь, ― какие мы нежные! Через несколько дней прилетает лайнер с Марса, и ты меня не боишься обидеть, а тут... Какая неожиданная разборчивость. То ему наплевать, что я думаю...
  Я схватил её за плечи и приподнял, удерживая перед собой.
  ― Ты ― самый дорогой мне человек, ― сказал я. ― Мне никогда не наплевать, что ты думаешь.
  ― Пусти меня, ― хмуро попросила она. Вместо этого я притянул её к себе и обнял. ― Ну, ладно, так тоже неплохо, ― согласилась она, обвивая меня руками. ― Скажи мне, ты готов расстаться с... с остальными, раз уж я тебе так дорога?
  Сердце моё сжалось. Расстаться с Евой и Натали? Даже если они сами решат уйти... А они вполне могут, учитывая состав комитета по встрече... Это просто разобьёт мне сердце. Я люблю их обеих.
  ― Да, ― сказал я не дрогнувшим голосом. ― Ты мне дорога, и я готов расстаться с ними.
  Она внимательно смотрела в мои честные глаза. Я точно знал, что на моём лице ничего не отражалось в тот момент, но предательское сердце, набатом колотившее мне в уши, я унять не мог. Алёна ласково погладила меня по макушке.
  ― Отличная попытка, ― грустно сказала она. ― Но, видать, мне на роду написано провести остаток жизни с невоздержанным кобелём...
  ― Почему же остаток-то? ― возмутился я. ― Всю жизнь!
  ― Именно, ― поцеловала она меня в нос. ― Я хочу тебя попросить кое о чём взамен...
  ― Взамен чего? ― не понял я.
  ― Взамен того, что я буду любить твоих избранниц, как родную сестру, ― пояснила она.
  У меня словно камень с души свалился.
  ― Что угодно, ― сказал я, пока она не передумала. ― Я сделаю всё, чего ни пожелаешь.
  ― Собственно, две просьбы, ― хитро улыбнулась Алёна.
  ― Да хоть миллион, ― не остался я в долгу.
  Она поцеловала меня, на этот раз в губы.
  ― Миллион не нужно, ― сказала она. ― У меня есть ты, и этого достаточно. Так вот... Для начала... Раз я буду любить твоих избранниц, как родную сестру, то ты будешь любить мою сестру, как своих избранниц, ― она запрыгала, хлопая в ладоши: ― Здорово я придумала, правда?
  Я выпучил на неё глаза и набрал в лёгкие побольше воздуха, чтобы заорать. Она сразу же подскочила ко мне и плотно закрыла ладошкой рот.
  ― Только не кричи, ― попросила она.
  Я выпусти воздух и кивнул:
  ― Не буду.
  ― Ну, послушай, ― снова повисла она у меня на шее. ― Она же тебе понравилась, правда? Понравилась ведь? ― я попытался отвести взгляд, и она, сначала попробовав его поймать, скомандовала: ― В глаза смотреть! ― я посмотрел ей в глаза, и она ещё раз спросила: ― Понравилась?
  ― Понравилась, ― сдался я. ― Но это же ― не причина! Если я буду каждую понравившуюся девушку в постель тащить...
  ― А вот это будет моя вторая просьба, ― перебила меня Алёна.
  ― Что это за вторая? ― поинтересовался я.
  ― В общем, вторая просьба ― что ты больше ни на кого заглядываться не будешь, ― сказала она. ― И в игре тоже, как бы тебе ни была желанна принцесса, герцогиня и графини. Однако, ты можешь с ними попрощаться, ― выразительно изогнула она бровь.
  ― Я понял и принял, ― согласился я.
  ― Ну, Дима, ― надула она губки. ― Алина мне дорога, и я хочу, чтобы она была счастлива. Я уверена, что ты, только пожелай, мог бы сделать её счастливой...
  ― Вокруг неё целый мир, полный... ― начал я.
  ― Это моя первая просьба, ― сказала она. ― Первая моя просьба касается моей сестры.
  То есть, напрасно я её слова накануне воспринял, как неудачную попытку надо мной поиздеваться. Неудачную ― потому, я тогда просто пожал плечами и сразу же забыл. Ха-ха, шутка оказалась не столь уж неудачной... И назад не отмотать, потому, что пообещал. Алёна обещает мне ужиться с остальными девушками, если я уживусь с её сестрой. Чёрт, как же всё запутано!
  ― Я сделаю всё, что смогу, ― сказал я.
  ― Нет, ты просто сделаешь это, ― помотала она головой. ― Безо всяких отговорок, что не смог. Алина будет с нами, хорошо?
  ― Хорошо, ― кивнул я. ― Только потом не обижайся, если я буду уделять ей больше времени...
  ― Жить захочешь ― будешь, ― зловеще пообещала она. ― Пойдём, отыщем её и пообщаемся... Раз тебе она уже понравилась, то и делов-то осталось ― влюбить её в тебя!
  Я мысленно вздохнул. Если бы всё было так просто!
  Мы поднялись на лифте на второй этаж, и Алёна повела меня по коридору. У одной из дверей она остановилась и тихонько поскреблась.
  ― Заходи, ― послышался голос из-за двери
  ― Я не одна, ― предупредила любимая.
  ― Да понятно, ― ответила её сестра. ― Заходите оба.
  Алёна открыла дверь и зашла в спальню сестры. Я зашёл за ней. Алина сидела, скрестив по-турецки ноги, на краю большой кровати и смотрела на меня изучающим взглядом. Стульев или кресел в комнате не было, и Алёна сразу запрыгнула на кровать, обняв сестру сзади. Та сразу взяла её ладошку в руку, не сводя с меня своих голубых глаз. Я уселся у стены, приняв такую же позу, и Алина хмыкнула, обернувшись наконец к сестре. Та положила ей подбородок на плечо, и Алина просто склонила голову, касаясь её головы.
  ― Так вот он какой, современный растлитель малолеток, ― сказала Алина, снова глядя на меня.
  Понятно. Я же ещё и виноват.
  ― Ли-инка-а-а! ― обиженным тоном сказала Алёна.
  ― Собственной персоной, ― кивнул я. ― Но я только по малолеткам специализируюсь.
  ― Это вы к чему? ― не поняла она.
  ― На всякий случай предупреждаю, ― пояснил я. ― Во избежание возможных недоразумений.
  ― Это вы на меня намекаете? ― догадалась она.
  ― Совсем нет, ― возразил я. ― Но если вы на себя намекаете, то сразу скажу ― у вас нет ни одного шанса.
  ― Не то, чтобы я на что-то рассчитывала... ― начала было она.
  ― Действительно, не стоит ― в вашем-то возрасте, ― сказал я.
  ― В каком это возрасте? ― изумлённо раскрыла рот Алина.
  ― Староваты, ― ответил я, пожимая плечами, ― для растлителя малолеток.
  ― Дима! ― возмутилась Алёна.
  ― Слов из песни не выкинешь, ― ответил я ей.
  ― Как зелен этот виноград! ― с сарказмом в голосе сказала Алина и похлопала по кровати рядом с собой: ― Давайте, садитесь рядом.
  ― Нет, ― покачал я головой и похлопал по полу рядом с собой.
  Алина нахмурилась и снова похлопала по кровати. Я улыбнулся и похлопал по полу. Она снова похлопала по кровати.
  ― Бесполезно, ― зевнула Алёна. ― Упрям, как баран. Я два месяца к нему в постель прибегала, а он меня и пальцем не тронул.
  ― Что же случилось? ― поинтересовалась Алина.
  ― Любовь, ― ответил я, поднялся и протянул любимой руку.
  Она с неохотой отпустила сестру и подала мне свои пальчики, слезая с кровати.
  ― Всё-таки дикость какая-то! ― вновь хмыкнула Алина.
  Я улыбнулся ей:
  ― Завидовать нехорошо!
  Поклонившись у выхода, я открыл дверь и пропустил вперёд Алёну.
  ― Что-то пошло не так, ― кусая губы, заметила она, когда мы вышли на лужайку и пошли к накрытому столу со стоящим рядом мангалом и суетящейся прислугой. ― Почему ты её просто не соблазнил?
  ― Для тебя, может, это будет открытием, ― сказал я ей с улыбкой, ― но девушки совсем не выстраиваются в очередь, чтобы сходить со мной на свидание. И я отнюдь не был всю свою жизнь грозным Шаманом Маханом, а был вполне обычным ― заметь, я не сказал заурядным ― специалистом по компьютерной безопасности. И девушки у меня в мои годы не было, и жирок лишний...
  ― Это был совсем другой человек, ― безапелляционным тоном заявила она. ― Не ты и в другой жизни. Да ещё и с жирком.
  ― Может быть, ― пожал я плечами, ― но навык ухаживания за девушками у меня всё тот же. С жирком. С компьютерами всё же как-то проще...
  ― Я вот сейчас хотела тебе сказать, что нужно тренироваться... ― задумчиво сказала она.
  ― Но потом поняла, что это ― уж вовсе лишнее, особенно ― в свете второго условия, ― рассмеялся я.
  ― Что за второе условие? ― спросила догнавшая нас Алина.
  ― Больше ― никаких малолеток, ― ответил я. ― Кстати, прошу извинить мне мою забывчивость. Это ― вам!
  Я достал из сумки плюшевого мишку и подал ей. Детский подарок привёл её в состояние такого возмущения, что она совершенно проигнорировала, что предмет я достал практически из воздуха.
  ― Это что такое? ― ошеломлённо спросила она. ― Я тебе не маленькая девочка!
  ― Мы уже на ты? ― поинтересовался я. ― Ты лучше к себе его прижми.
  ― Попробуй, ― посоветовала Алёна, кивая для убедительности.
  Алина с гневным видом решительно сжала медвежонка в объятьях, и вдруг её лицо просветлело:
  ― Это что? ― пролепетала она. ― Какой-то наркотик?
  ― Это артефакт хорошего настроения, ― пояснил я. ― Я попросил крафтеров нашего клана изготовить его специально для тебя. Нравится?
  ― Чушь какая-то, ― заявила она, тиская мишку. ― Сказки про Барлиону рассказывай своим малолетним дурочкам! ― она перехватила взгляд сестры и смущённо добавила: ― Ой!
  ― Ох, Алинка! ― покачала головой Алёна.
  Мы наконец неспешным шагом добрались до стола. Иванов представил мне свою супругу Алевтину Фёдоровну, стройную красивую женщину, и я сразу вручил им подарки ― корзину цветов из эльфийского сада хозяйке и бутылку Особого Императорского ― хозяину. Пока Алевтина Фёдоровна охала, разглядывая со всех сторон неземной красоты цветы, которые и в игре-то видели максимум пара десятков человек, Иванов хмуро разглядывал тёмную запыленную бутылку из толстого стекла, внутри которой переливалась сверкающая всполохами тягучая жидкость.
  ― Я даже не буду спрашивать, сколько это стоит, ― буркнул он.
  ― В игре? ― спросил я.
  ― Да хоть бы и в игре, ― ещё сильнее нахмурился он.
  ― Вообще-то купить его невозможно, ― доверительно сообщил я. ― Я просто в какой-то момент воспользовался служебным положением. И даже если бы можно было купить...
  ― А цветы? ― покосился он на подарок супруги, от которого та глаз не могла оторвать.
  ― Пробрался в Запретный Лес и нарвал цветов, ― пожал я плечами. ― Чуть не замели...
  ― Безобразие, ― согласился он.
  Стоящая рядом Алина с напряжённым лицом слушала нашу беседу, постепенно всё шире открывая рот. Заметив это, я ей подмигнул, а она нахмурилась и, развернувшись через плечо, потопала было прочь. Недалеко, правда, ушла ― ей совсем туда было не нужно. Вернулась она уже менее решительным шагом и снова замерла, навострив ушки.
  ― Откроем? ― спросил Иванов, тряхнув бутылкой.
  ― С чего бы? ― удивился я. ― Я-то думал, что вы такую ценность сразу спрячете в какой-нибудь подвал до лучших времён, где она и канет благополучно в лету.
  ― Это вряд ли, ― проигнорировал он мой сарказм, ласково гладя бутылку.
  ― Заранее предупреждаю ― пыль в бутылку въедалась пять тысячелетий, ― прокомментировал я. ― Так просто стереть не удастся.
  ― А я и не стираю, ― с достоинством поведал он. ― Ну-с, чем открывать будем?
  ― В игре я просто сворачиваю крышку, ― сказал я. Он взялся рукой за горлышко и повернул по часовой стрелке. ― Резьба ― в другую сторону, ― добавил я.
  У него, наконец, получилось, пробка осталась в руке, а из горлышка в воздух потянулась тонкая струйка тёмно-сиреневого дымка с золотыми искорками. Незаметно подошедший дворецкий подставил поднос с шестью рюмками для порта. Иванов стал разливать переливающийся золотом напиток, но перед шестой рюмкой остановился и вопросительно поглядел на слугу. Тот вскинул брови и пожал плечами. Хозяин наполнил шестую рюмку.
  Кроме меня этот напиток ещё никто не пробовал, да и я ― только в игре. Чем-то он напоминал ту золотистую амброзию, которой меня иногда потчевала Элуна, хотя и не шёл ни в какое сравнение. Амброзия била сразу по чувствам, а Особое Императорское ― посредством ассоциативных связей. Когда я его пил в бытность свою Императором, мне отчего-то вспоминались глаза Натали и волосы Евы. Теперь ещё добавилась задорная улыбка Алёны и аура сияния Элуны. От одного глотка мне сразу стало хорошо, будто в рай попал. Рядом со мной с мечтательными лицами застыли сотрапезники и дворецкий.
  ― Потрясающе! ― прошептала Алевтина Фёдоровна. ― Что это, Дима?
  ― Немножко чуда, ― улыбнулся я.
  ― Фокусник он, ― заметила Алина, безуспешно пытаясь согнать с лица счастливое выражение.
  ― И правда, чудо, ― подтвердил с серьёзным лицом Иванов.
  Постепенно под Особое и миллион заботливо приготовленных и сервированных закусок завязалась неторопливая беседа. Меня насильно в неё никто втянуть не старался, и я просто служил тёплой комфортной подпоркой своей любимой, по которой, очевидно, соскучились все её домашние. Потом она забралась под крыло отцу, который лучился от счастья, подогреваемого Императорским Особым, и что-то рассказывала им с матерью. Вокруг моего локтя обвилась тонкая рука, а к плечу прижался плюшевый медведь.
  ― У тебя новый ухажёр, как я погляжу, ― тихо сказал я, не отрывая глаз от Алёны.
  ― Не одной же малой всё счастье, ― так же тихо ответила Алина, поглаживая медведя и ― нечаянно, конечно ― моё плечо. ― А этот ― хоть плюшевый, но свой.
  ― Совет да любовь, ― поздравил я.
  ― Ты ведь неправду сказал, что я старовата? ― спросила она.
  ― Ответ на этот вопрос зависит от того, любитель я малолеток или нет, ― ответил я.
  ― То есть, ты мне предлагаешь решить, старовата я или нет? ― уточнила она.
  ― Я тебе предлагаю всё хорошенько обдумать, ― сказал я, глядя ей в глаза. ― Для начала ― стоило ли тебе вообще затевать этот разговор.
  ― Я спросила папу, отчего он не только терпит присутствие такого прохиндея поблизости Алёнки, но даже приглашает к себе в дом на практически семейный пикник... ― сказала она.
  ― Кстати, о пикнике... ― потянул я носом идущий от мангала дымок с ароматом маринованного мяса.
  Моя уловка не сработала.
  ― Я тебе не буду пересказывать его ответ, иначе ты совсем зазнаешься, ― продолжила Алина.
  ― Я надеюсь, он тебе не стал рассказывать про моё уголовное прошлое? ― поинтересовался я.
  ― Нет, но он мне сказал, что ты всё время пытаешься даже самое серьёзное дело превратить в фарс, ― сказала она.
  ― Именно этим и закончилась моя отсидка, ― кивнул я. ― Фарсом.
  ― Ты мне поначалу показался охотником за приданым, ― сказала Алина.
  ― Это ты ещё не видала меня в боевой окраске, ― выпятил я грудь.
  ― Ты можешь хоть минуту побыть серьёзным? ― обиделась она.
  ― Могу, ― скорчил я постную мину. ― А зачем?
  ― И что она в тебе нашла? ― вздохнула Алина.
  ― Бицепсы, ― пожал я плечами. ― Трицепсы. Кубики на животе, широкие мышцы спины...
  ― Всё, всё, я поняла, ― поморщилась Алина. ― Но она-то тебе зачем?
  Я с непониманием поглядел в её глаза.
  ― Ты знаешь, для меня вопрос так не стоит, ― тихо сказал я. ― Я хочу, чтобы она была счастлива. Как только Алёна меня убедила, что она не может быть счастлива, если рядом нет меня, все остальные вопросы для меня перестали существовать.
  Алина замолкла, переваривая услышанное, а Алёна, перехватив мой взгляд, вытянула губы трубочкой, посылая мне поцелуй.
  Подошёл шашлык, и повар начал ловко раскладывать его на тарелки с рисом и жареными овощами ― на среднеазиатский манер. Дворецкий неслышно отдавал команды паре горничных, которые убирали со стола остатки фуршета и по-новой накрывали, раскладывая приборы и расставляя стаканы. Алёна нахмурилась и поглядела на меня:
  ― Ты разве папу не предупредил, что Элуна тоже нас навестит?
  Иванов замялся с беспомощным выражением лица. Одно дело, когда блажит ухажёр дочери ― можно и на плохое чувство юмора списать, и совсем другое, когда родная кровинушка на полном серьёзе повторяет всё тот же сектантский бред. Тут поневоле и задумаешься, не стоит ли ненавязчиво познакомить её со знакомым светилом из Скворцова-Степанова. Тут дело такое ― ни в коем случае не упустить момент, когда простой нервный срыв вследствие перенапряжения и злоупотребления виртуалом перерастает в нечто более существенное вроде синдрома Мюнхаузена или ещё более тривиальной шизофрении. Алёна правильно прочитала мысли на его челе.
  ― А если кто-то не верит в Элуну, то мы ему отключим газ, ― зловещим голосом пообещала она. ― Или Дима тому откусит голову, ― предложила она альтернативу и добавила: ― Сначала превратившись в Дракона, конечно.
  При упоминании Дракона в глазах Иванова мелькнуло понимание.
  ― Элуна, приди! ― позвала Алёна.
  Все глазели на неё, включая Алину и прислугу, и пропустили момент, когда позади Иванова и Алефтины Фёдоровны тихо, без шума и спецэффектов из воздуха вышла Элуна.
  ― Прошу прощения, ― сказал я, снимая ладошку Алину со своего локтя.
  Я сделал шаг в сторону и протянул Богине руку, которую она сразу же взяла. Одета она была снова на эльфийский манер, только на этот раз её одежда вполне соответствовала пока ещё не совсем жаркой весенней погоде ― достаточно плотное закрытое платье и накидка-болеро, на ногах ― мокасины. В свободно струящиеся по плечам волосы были искусно вплетены украшения, которые свисали ей на лоб. Взгляды присутствующих, в том числе и повара, скрестились на ней. Она улыбнулась мне и коснулась плеча Алёны. Дворецкий, похоже, готов был упасть в обморок. Иванов каким-то чудом держал лицо, а вот его супруга смотрела на Элуну со смесью восхищения и обожания. Она развернулась к ним и протянула руку ладонью кверху, на которой из облачка лазурного пара возник небольшой флакон.
  ― Возьмите, ― сказала Богиня, и Алевтина Фёдоровна робко приняла дар.
  Ладонь Богини снова укуталась туманным облачком, и на ней появился изящный эльфийский кинжал, который осторожно поднял Иванов.
  ― Я вам благодарна и признательна за то, что на свете есть Алёна, ― сказала Богиня. ― Эти дары ― ничто, лишь символ. Если вам только что-то будет нужно ― достаточно меня позвать.
  И вот он ― исторический момент! Я увидел Иванова растерявшимся. Мне было совершенно ясно, что он не знает, как себя вести ― с одной стороны, он только что ясно дал всем понять, что всё происходящее считает фарсом. А с другой ― ему явилась настоящая Богиня. Не такая, в которую веришь или нет, а такая, что есть на самом деле. Поймав взгляд небесно-голубых глаз, я выразительно вытаращил свои.
  ― Меня не надо чествовать, ― мягко сказала Элуна, поняв мой намёк. ― Я пришла в гости и надеялась просто побыть среди друзей. Я с удовольствием отведаю вашего угощения и ни за что не сяду на почётное место.
  Сказанное снова вернуло Иванова в привычную ему колею. Едва заметный кивок дворецкому ― и на стол лёг ещё один комплект приборов. Как Элуна нас заранее предупредила, надолго она остаться не смогла, и буквально через час с сожалением попрощалась и покинула нас, на этот раз открыв эффектно клубящийся лазурью и перламутром портал. После её ухода засобирались и мы. Иванов вызвал машину, но Алёна отказалась. Она обняла мать и сестру, поцеловала в щёку отца, и мы скользнули в Астрал.
  Дома нас ждала Элуна. Алёна пошла переодеться и в душ, а Элуна за руку потащила меня на террасу, где мы дали волю рукам и губам.
  ― Я приду с утра, ― сказала она, дыша мне в ухо. ― А ещё ты мне очень нужен завтра в Барлионе. Постарайся встать пораньше!
  ― Хорошо, любимая, ― отозвался я.
  ― Всё, я пойду, ― шепнула она, тая у меня в руках.
  Я расстроенно обхватил голову руками.
  ― Больше она тебя не уводит в свой временной карман? ― спросила Алёна, которая неведомо как оказалась у меня под боком, обнимая.
  ― Она же сказала, что хочет, чтобы всё было по-настоящему, ― покачал я головой.
  ― Давай, залезем в джакузи, ― предложила она. ― Может, у меня получится хоть немного тебя утешить?
  Среди ночи, как и обещала, пришла Элуна и залезла к нам под простынь. Мне стоило немалых усилий унять себя, когда я почувствовал прикосновение её горячей кожи к своей. Я прижал её покрепче, а она, блаженно расслабившись, заснула у меня на груди. Алёна, на просыпаясь, нашла её ладошку и накрыла сверху своей рукой.
  Утром у меня возникла проблема ― я не знал, которую из них будить первой, и даже не знал, на которую мне больше хочется любоваться. Проблему решила Элуна, которая чутко уловила моё настроение. Она проснулась, потягиваясь и нежась в моих объятьях, подвинулась, чтобы дотянуться до моих губ, бафнула чем-то освежающим, и несколько минут мы целовались. Оторвавшись от меня, она с улыбкой растворилась в воздухе, и я обнаружил, что на меня блестящими от нетерпения глазами смотрит Алёна. Это называется ― проснулись пораньше!
  Когда мы всё-таки встали, на кухне нас уже ждала Элуна. Мы с ней традиционно занялись приготовлением завтрака, время от времени шлёпая по рукам голодную Алёну, норовившую утащить кусочек прямо из-под ножа. За чашкой утреннего кофе я слушал их болтовню, не вслушиваясь в слова и размышлял о том, как бы можно было скорее дать Элуне достаточно Веры, чтобы она была с нами. Заметив на моём лице непривычное для него выражения, Элуна ласково накрыла мою руку своей ладошкой.
  Когда мы очутились в игре, она сразу появилась, открыв портал прямо в мой тронный зал.
  ― Шаман Махан! ― поприветствовала она меня в своём божественном обличье, лишь немного подправив его, чтобы я не отключился от реальности.
  ― Богиня! ― склонил я голову.
  Чёртовы разрезы по бокам её платья! До чего же всё-таки соблазнительные ножки!
  ― У тебя есть божественный артефакт, Шаман! ― сказала она. ― Покажи мне его!
  Я достал из сумки положенный в неё позавчера Искин и применил Определение Сути Вещей.
  
  Зерно Мира
  Божественный артефакт
  Когда находится в сумке
  Интеллект +10000
  Скорость расходования бодрости -100%
  Скорость восстановления маны +100%
  Продать, украсть, потерять, сломать невозможно
  После смерти владельца остаётся в сумке
  
  ― Это что? ― не нашёл я спросить ничего умнее.
  Зерно походило на сияющий продолговатый сосуд длиной сантиметров тридцать, внутри которого ничего не было ― только толстые стенки и пустота внутри.
  ― Это ― Зерно Мира, ― пояснила Элуна. ― Тебе нужно в течение десяти дней найти место, где его посадить.
  
  Вы получили задание Всегда в Эпицентр
  Класс задания: божественное
  Первое в цепочке заданий Яблочко от Вишенки
  В течение десяти дней Вы должны найти идеальное место, чтобы посадить Зерно Мира
  Штраф за провал/отказ -24000 к репутации с Богиней Элуной
  Награда: легендарный сетовый масштабируемый предмет для Паладина
  Принять? Да/нет
  
  Я посмотрел на неё.
  ― Да что же это за штраф такой? ― взмолился я, нажимая на кнопку.
  ― Шутки кончились, ― с совершенно серьёзным лицом ответила она. ― Теперь нужно дело делать, и второй такой возможности у нас, может, и не будет. Десять дней, Шаман. После того, как ты начнёшь искать, сойти с этой дороги или остановиться ты не сможешь, пока дерево не будет посажено. Малейшая задержка ― и придётся начинать заново, а значит ― ты рискуешь не выполнить задание. Ты должен это сделать. Я на тебя рассчитываю.
  ― Что значит ― не могу остановиться? ― изумлённо спросил я.
  Она устало на меня посмотрела:
  ― Волшебство, Шаман, не возникает на пустом месте. Сила Богини не берётся из ниоткуда. Если ты хочешь получить волшебство, тебе нужно потрудиться. Если ты хочешь помочь своей Богине, то тебе нужно совершить подвиг. Показать, что ты готов совершить невозможное ради неё...
  Не дав мне возможности ничего более сказать, она открыла портал и исчезла. Я растерянно посмотрел на Алёну.
  ― Не расстраивайся, ― погладила она меня по плечу. ― Если надо ― значит, надо!
  ― Хорошо, ― кивнул я. ― Когда выйдешь, заправь меня картриджами, ладно?
  ― Ты совсем не собираешься выходить из игры? ― округлила она глаза.
  ― Нет, ― покачал я головой. ― Ты права ― происходит что-то важное, и моя Богиня нуждается в помощи.
  ― Которая? ― улыбнулась она.
  ― Та, что остроухая, ― ответил я на её улыбку. ― Послушай... Помнишь ту девочку, что я катал в Анхурсе?
  ― Помню, ― кивнула она. ― Имени не помню.
  ― Растилана. Я попросил твоего отца на следующей неделе привезти её... ― сказал я.
  ― Зачем? ― деловито спросила Алёна.
  ― Нужно, чтобы её мать попросила Элуну помочь вылечить девочку, ― ответил я.
  ― Понятно, ― кивнула она. ― Это чтобы добавить Веры?
  ― Это чтобы добавить Веры, ― подтвердил я. ― Думаешь, мне есть какое-то дело до девочки, у которой в результате обморожения осталась только пара пальцев, да и те ― на левой руке?
  ― Прости, глупость сказала, ― смутилась она и обняла меня: ― Я позабочусь об этом, любимый, не волнуйся.
  ― Так, теперь заправь меня, ― попросил я. ― Картриджи ― в шкафчике рядом с моей капсулой.
  ― Да знаю я, ― со смехом сказала она и растаяла, выйдя из игры.
  Я достал амулет связи.
  ― Плинто? ― позвал я.
  ― Да, босс, ― ответил заместитель. ― Я его нашёл!
  ― Киллер отменяется, ― сказал я. ― У меня появилось очень важное дело, и в течение десяти дней я буду непрерывно им заниматься, ― я поглядел на карту, на которой горела красная точка, и у меня появилось нехорошее предчувствие. ― И ещё мне нужна силовая поддержка по максимуму. Боюсь, меня будут убивать.
  ― Координаты скинь, ― попросил Плинто. ― Я соберу группу и к тебе прыгну.
  ― Я ещё спрошу Эволетта, ― сказал я. ― Давай, до связи.
  Эволетт ответил сразу. Я ему сказал, что мне нужен десяток бойцов уровня выше трёхсотого в три смены.
  ― Нужно ― так нужно, ― ответил он. ― Подробностями не поделишься?
  ― Не могу, ― признался я, почувствовав, как язык буквально занемел во рту при одной мысли, чтобы кому-то рассказать о моём задании. Причём, я даже не собирался, а только подумал!
  ― Это не страшно, ― согласился он.
  ― Счёт мне по результатам выставишь, ― попросил я.
  ― Может, и выставлю, а может, и нет, ― ответил он. ― Координаты пришли.
  ― С Вилтраксом свяжись, я ему указания выдам, ― сказал я, выключил амулет и позвал Вилтракса.
  

◅─◈─▻

  Я стоял посредине степной равнины в окружении своей группы сопровождения. Почему я был так уверен, что меня будут убивать? Да потому, что красная точка оказалась как раз в той местности, где обитали Варвары. То и дело кто-нибудь из них появлялся на горизонте и вновь исчезал, к счастью, не сагрившись по причине большой дальности. Я пытался понять, что мне делать дальше. Красная точка так никуда и не сдвинулась, то есть, начать я должен был здесь, но начать ― что? Я совершенно не понимал, куда мне двигаться, а главное ― что именно я ищу. И Элуна, как на зло, не отзывалась, явно не собираясь давать мне подсказку. Если, конечно, предполагать, что она сама понимает, что происходит ― и это тоже было проблемой.
  Открылся портал, и оттуда вывалился Хелфайер. Пока я изумлённо на него таращился, в воздухе проявилась Калатея. Надо же, как интересно выглядит результат Скольжения со стороны! К Хелу в упор подошёл Плинто и стал его задумчиво разглядывать. С разницей в уровнях и с узором, нанесённым на его кожу, с такой козявкой, как самый прокачанный игрок Фениксов, он мог справиться ― и не заметить. Просто, проходя мимо.
  ― Плинто, это я его позвал, ― мягко сказал Эволетт. ― Нам нужна помощь.
  ― Махан, ― кивнул мне дворф.
  ― Хел, ― поприветствовал я его.
  ― Хел, Калатея, давайте я включу вас в рейд и объясню, что мы делаем, ― позвал Эволетт.
  Дальше я слушать не стал ― меня вдруг повело. Не так, как если бы кто-то потянул меня за руку ― нет, скорее, словно ветерок подул. Я встал и пошёл. Ветерок внезапно переменился, но я сделал ещё шаг вперёд. Ничего. Мой поводырь исчез, словно и не бывало. Я вернулся в красную точку и замер, пытаясь понять, что именно я делал в тот момент. Я думал, что Элуна сама может не знать. В конце концов, я притащил в Барлиону Искин Древних, а она хочет, чтобы я его посадил... Посадил ― в посадочное место? В гнездо?
  Ветерок снова подул, но на этот раз отчего-то в другую сторону. Я медленно двинулся, пытаясь подобрать такую скорость, чтобы у меня оставалось время среагировать и повернуть, когда он переменится. Он переменился ― мне в лицо. Я сразу остановился и развернулся, чтобы продолжить движение в обратную сторону. Проводник снова исчез, и я вернулся в начальную точку.
  Итак, мне нужно подключить Искин. Подул ветерок, и я опять пошёл за ним. Он свернул, и я ― тоже. Ветер стих. Не понял. Если я иду прямо ― исчезает. Если сворачиваю ― исчезает. Чего я не понимаю? Я вернулся в красную точку. Пароль ― подключить Искин. Я снова пошёл за проводником. Давление в сторону ― нужно свернуть? Не сворачивая, я пошёл боком. Отлично. То есть, раз начав, я должен оставаться лицом в одну и ту де сторону? Бесстрашно шагая спиной вперёд, если потребуется?
  Так начался первый день моих скитаний. Ещё тот Моисей из меня получился. Назад-вперёд, вправо-влево, назад-вперёд, вправо-влево, назад-вперёд, вправо-влево... Поскольку ветерка-то и не было, а проводником мне служило какое-то из моих шаманских чувств ― уж не знаю, шестое, седьмое или вообще пятнадцатое ― я ни на секунду не мог отвлечься на происходящее вокруг меня, а происходило, как оказалось, много чего. Почти постоянно слышался лязг оружия, вспыхивали заклинания, и под ноги ложились поверженные враги. Несколько раз путь мне преграждали какие-то фигуры с занесёнными клинками, чтобы сразу же упасть передо мной, перемолотые в труху ножиками Плинто или разрубленные надвое секирой Хелфайера. В какой-то момент я чуть не потерял концентрацию, когда осознал, что иду по самой кромке обрыва глубиной метров пятьдесят... Дни сменяли ночи, а ночи ― дни. Где-то на задворках сознания угнездилась благодарность Элуне, которая придала Зерну Мира свойство сохранять мою Бодрость, хотя где-то там же билась мысль о том, что десять дней без сна ― это чересчур, даже если Барлиона каким-то образом поддерживает мои силы.
  Ветер внезапно стих, и меня охватила паника ― я потерял это, и нужно начать сначала!!! Почти сразу же на плечи мне словно повесили мешок с углем. Я сел, скрестив ноги по-турецки. Прямо передо мной открылся божественный портал, из которого вышла Элуна, беспокойно глядя на меня.
  ― Шаман, ты нашёл это место! ― произнесла она, словно не веря собственным словам. ― Теперь торопись ― место пропадёт за один оборот солнца. Не откладывай, Шаман!
  Она бафнула окружавших меня бойцов Благодатью и исчезла в портале. Я поймал грустный взгляд Флейты и посмотрел на часы. Сколько?!! Восемь с половиной суток?!! Да как я ещё жив-то с такой перегрузкой? Я улыбнулся ей в ответ, и она засияла, словно ёлочная гирлянда.
  
  Вы выполнили задание Всегда в Эпицентр

  Вы получили меч Паладина Айвенго
  Класс предмета: легендарный
  Ограничения по классу: только для Паладинов
  Физический урон: 25*уровень игрока
  Шанс нанести Отравление: 0.15%*уровень игрока
  Шанс нанести Ожог: 0.15%*уровень игрока
  Шанс нанести Кровотечение: 0.15%*уровень игрока
  Пассивное умение Звезда Элуны
  Украсть, потерять, разрушить невозможно
  После смерти остаётся в экипировке

  Вы получили задание Сеятель
  Класс задания: божественное
  Второе в цепочке заданий Яблочко от Вишенки
  В течение одного дня Вы должны посадить Зерно Мира в найденном месте
  Штраф за провал/отказ -24000 к репутации с Богиней Элуной
  Награда: легендарный сетовый масштабируемый предмет для Паладина
  Принять? Да/нет
  
  Вариантов у меня нет. Объяснений или инструкций, кстати ― тоже. Можно было бы, конечно, зайти на форум и поискать какую-нибудь информацию по этому заданию, но моя Шаманская Чуйка отчего-то не позволила мне прибегнуть к столь тривиальному решению. Я достал из сумки кирку и начал ковырять почву перед собой. Когда получилась ямка глубиной с полметра, я положил в неё Зерно Мира, присыпал землёй и стал ждать появления Элуны с известием о том, что задание успешно выполнено. Почва передо мной разошлась, и из неё показалось Зерно, которое, сбрасывая с себя остатки земли, приподнялось над ней, а потом плавно улеглось сверху.
  Как раз в этот момент к нашей группе приблизился отряд из пяти десятков Варваров на боевых пони, и остальным стало не до меня. Я вскочил и начал раз за разом ожесточённо загонять кирку в почву, копая яму. Пара Духов, которых я призвал на помощь, убирало грунт в сторону, складывая в аккуратную кучку. Когда яма стала глубиной около пяти метров, и при падении в неё уже вполне можно было убиться, особенно если поставить на дно Хелфайера с секирой, я положил на дно Зерно Мира, вылез наружу и с помощью тех же Духов начал его закапывать. Хорошенько попрыгав и утрамбовав почву, я уселся рядом. Ещё через пару минут Зерно снова лежало на поверхности.
  Я снова задумался. Если мой путь сюда был таким запутанным ― а я, кроме всего прочего, обнаружил, что в результате я оказался примерно в восьмистах метрах от начальной точки, из которой вышел восемь дней назад ― то и процесс подключения Искина не может быть простым. Мне нужно собрать кучу проводов, промаркировать, припаять, протестировать... И земля в данном случае ― не земля, а требуха какого-то сервера... Нужно найти гнездо соответствующего разъёма и... Гнездо... Я достал амулет связи.
  ― Дружище, мне позарез нужна твоя помощь прямо сейчас... Я понимаю, что ты занят... Мне очень нужно... Отлично! Вилтраксу скажи, он тебя ко мне закинет.
  Открылся портал, и из него появился Злобный Гнум.
  ― Махан! ― сразу накинулся он на меня. ― Я, между прочим, твой же заказ выполняю. Точнее, твой и твоих друзей...
  Только сейчас я заметил, что на нём полный комплект одежды из Трилистника.
  ― Много сделал? ― спросил я.
  ― Пока не очень, ― пожаловался он. ― Меньше, чем за пять часов не получается.
  ― Тоже неплохо, ― заметил я. ― Ты хоть спишь?
  ― Ну да, что я, самоубийца, что ли? ― довольно погладил он бороду. ― Правда, сплю в игре, и домашние уже забыли, как я выгляжу. Зато три штуки в день произвожу.
  ― Послушай, ― замялся я. ― Мне неудобно предлагать, но...
  ― Давай не сейчас, ― оборвал он меня.
  ― Но мы об этом обязательно поговорим, хорошо? ― спросил я.
  ― Давай уже рассказывай, что у тебя, ― буркнул Злобный Гнум.
  ― Мне нужно посадить вот эту штуковину, которая называется Зерно Мира, точно в это место, ― начал я. ― Я вырыл ямку и закопал его, но Зерно просто вышло наружу, подняв почву. Мне кажется, что нужно изготовить для него гнездо... Знаешь, как слот для камня в оружии или доспехах...
  ― Понятно, ― почесал он бороду. ― И что ты придумал?
  ― Мне кажется, что нужно применить объединение, и мы с тобой изготовим слот прямо в земле, ― предложил я. ― У меня есть рецепт изготовления слота для камня, и всего лишь нужно изготовить такой же, но дело в том, что носитель слота ― вся Барлиона, и в мой Конструктор она просто не влезет.
  ― Объединение? ― снова задумался Злобный Гнум и хохотнул: ― Барлиона, говоришь, в Конструкторе? Ну, хорошо, давай объединение. Что мне делать?
  ― Просто сядь рядом, ― показал я на землю рядом с собой.
  Действительно, что-то я раньше не подумал, что слотовать я буду Барлиону. Вот, почему из всех простых решений я всегда выбираю самое сложное, да ещё и такое, при одном воспоминании о котором меня будет одолевать безудержная икота? Я вызвал Духа Водяного Перемирия, то есть, Слияния, то есть... Тьфу! В общем, мы начали объединение.
  Штрафов мне на этот раз не было ― мой ранг Шамана уже достиг капса. Имитатор Барлионы привычно предупредил меня о недопустимости воздействия на сознание игроков, я привычно отмахнулся, и мы со Злобным Гнумом вошли в общий Конструктор. Для изготовления слотов использовалась Гномья Колючка ― редкий и дорогой цветок, который пускал в материал изделия тонкую сеть корней. Мастер при этом отслеживал процесс роста, подгоняя или замедляя на отдельных участках, чтобы обеспечить равномерное распространение корней по всему объёму. Чем меньше неравномерность, тем выше был КПД камня в слоте и вероятность получения дополнительного эффекта или даже умения. Гномьи Колючки делились по классам ― белую можно было вставить только в простой предмет, жёлтая уже подходила для редких, голубая ― для эпических, фиолетовая ― для легендарных, а зелёную можно было вставлять куда угодно, в том числе и в масштабируемые предметы. У меня же в сумке вот уже полгода лежала трёхцветная Гномья Колючка, которую я отыскал на стене в Гробнице и долго уговаривал свернуть корни и упасть мне в ладонь.
  Пока та часть меня, что была Злобным Гнумом, пыхтя пыталась запихать в Конструктор всю Барлиону, тот я, что Я вытащил из сумки Колючку и стал её рассматривать. Злобный Гнум наконец управился, приставил к изделию увеличительное стекло на специальном штативе ― чёрт, тоже себе такой в Конструктор хочу!!! ― и как бы отошёл в сторону. Я глядя в увеличительное стекло ― чёрт, хочу, хочу, у него ещё и рычажок есть, чтобы увеличение менять!!! ― развернул Барлиону к себе красной точкой и начал приближать, пока, наконец, стекло не показало мне место, где я копал ямку. Я осторожно высадил Гномью Колючку, не забыв сказать слова благодарности, и уступил место Злобному Гнуму. Я, честно говоря, слабо себе представлял, сколько времени займёт проращивание корней в изделии такого размера, но надеялся, что Элуна правильно рассчитала необходимый мне запас ― обнулять мне репу с самой собой ей хотелось ещё меньше моего.
  ― Я только не уверен, что мне хватит Бодрости, ― пробасил мастеровой. ― Маны ― в достатке, а вот Бодрости...
  ― На тебя разве баф от Зерна Мира не действует? ― спросил я.
  ― Какой баф? ― он посмотрел на статы и удивился: ― Во, круто! Может, не надо его в землю-то?
  ― Надо, ― сказал я. ― Давай уже запускай процесс-то!
  ― Так идёт уже давно, ― лениво сказал он. ― Пять процентов уже отмотало.
  ― Пять? ― удивился я. ― Быстро!
  ― Так, не отвлекай, ― попросил он и умолк.
  Только сейчас я обратил внимание на неосторожно задвинутую мною в угол пиктограмму прогресса. Я развернул окошко, и передо мною появилось крупным планом изделие, в котором внутри был красный кружок с едва видной сеткой корней Горной Колючки, касающийся края круга планеты, и в кружке был цифровой индикатор прогресса, который как раз показал 5.1%. Основную часть окна занимали четыре одинаковые шкалы, в каждой из которых было два столбика ― синий и зелёный. Как только синий на какой-то шкале двигался вверх или вниз, зелёный почти сразу пододвигался вслед за ним ― это Злобный Гнум подстраивал рост корней. Число таких шкал и скорость, с которой на них двигался синий столбик, зависели от разницы в классе изделия и классе мастера. По всему было похоже, что я моего приятеля класс ― высший из существующих, и система поставила ему лишь четыре шкалы при работе с божественным артефактом. Я бы точно сейчас мучился с парой десятков столбцов. Помимо эффективности результата, шкалы ещё управляли самим результатом ― отклонились два столбца больше, чем на десять процентов дольше, чем на три секунды ― всё, не получилось. Доставай новый цветок взамен загубленного и начинай сначала.
  Я совершенно потерял счёт времени, когда, наконец, красный круг раздулся изнутри до размеров изделия, и счётчик прогресса показал закончено. Может, для кого-то и закончено, а мне ещё пахать и пахать. Злобный Гнум уступил мне место, и я через увеличительное стекло стал разглядывать то, что осталось от цветка. Горная Колючка, пустив корни в изделие, сама отмирает. Цветок отваливается вместе с толстой частью корня, и на его месте остаётся выемка ― собственно, сам слот. Я достал платину и начал изготавливать из неё плетение для Самого Лучшего Камешка... Змейки ― одна за другой, потом их надо переплести... Когда я закончил делать эту рамку, в которой каждая змея уже раскрыла рот на соседку, я призвал своё шаманское мастерство для Изменения Сути Вещей, чтобы вдохнуть в них жизнь. Челюсти схлопнулись, и остался последний штрих. Я поднёс Зерно Мира к слоту, змеи распахнули на него пасти, провожая взглядами, и на этот момент плетение расширилось, чтобы пропустить Зерно внутрь. Я затолкал его, и змеи сразу потеряли к нему интерес, смыкая оправу. Зерно Мира подёргалось и сдалось, замерев на месте. Всё вокруг озарилось белым светом.
  
  Вы создали уникальный рецепт: Клетка для Зёрнышка
  Класс рецепта: божественный

  Получены улучшения навыков:
  +25 навыка основной специальности Ювелирное Дело. Итого: 442
  +5 навыка специальности Горное Дело. Итого: 349
  +5 навыка основной специальности Кузнечное Дело. Итого: 326
  +5 параметр характеристики Ремесло. Итого: 93
  Вы создали уникальный рецепт. Ваша репутация со всеми ранее встреченными фракциями увеличивается на 500.
  
  Я вывалился одновременно и из объединения, и из Конструктора, слепо моргая после ослепившей меня вспышки. Рядом, тряся бородой, чертыхался Злобный Гнум. Нас окружало десятка три высокоуровневых игроков, над которыми я видел эмблемы разных ― порой совершенно для меня неожиданных ― кланов. Семь Дворфов из Белоснежки, к слову, тоже здесь были. За спинами игроков виднелось войско Варваров, которые в данный момент пытались проморгаться после сияния, вызванного нашим успехом. В небе появился портал, и из него спустилась Элуна Луноликая. Варвары в экстазе повалились на землю, а Богиня обратилась ко мне:
  ― Ты всё-таки справился, Шаман! Не зря я на тебя рассчитывала!
  
  Вы выполнили задание Сеятель
  Вы посадили Зерно Мира

  Вы получили новый навык: Садовник
  Текущий уровень навыка Садовник: 5

  Вы получили доспех Паладина Айвенго
  Класс предмета: легендарный
  Ограничения по классу: только для Паладинов
  Защита от физического урона: 0.1%*уровень игрока
  Зашита от Отравление: 0.1%*уровень игрока
  Защита от Ожога: 0.1%*уровень игрока
  Шанс получить Кровотечение: -0.1%*уровень игрока
  Сила +1%*уровень игрока
  Выносливость +1%*уровень игрока
  Пассивное умение Путь Элуны
  Украсть, потерять, разрушить невозможно
  После смерти остаётся в экипировке
  
  ― Скоро проклюнется росток, и тебе с твоими друзьями предстоит оберегать его, охранять от вредителей и пропалывать сорняки, грозящие задушить молодой побег.
  
  Вы получили задание Садовник
  Класс задания: божественное
  Третье в цепочке заданий Яблочко от Вишенки
  Вы должны ухаживать за ростком Дерева Мира и охранять его, пока дерево полностью не вырастет
  Штраф за провал/отказ -24000 к репутации с Богиней Элуной
  Награда: легендарный сетовый масштабируемый предмет для Паладина
  Принять? Да/нет
  
  Похоже, все присутствующие тоже получили задание, поскольку оживлённо начали нажимать кнопки на интерфейсе. Причём, я так думаю, штраф в случае неудачи ожидает только меня, остальным же обещаны лишь плюшки. Элуна взлетела надо мной, блеснув хорошенькими ножками, и обратилась к честной компании:
  ― Я точно знаю, что ни один из вас не пришёл сюда ради награды. Кто-то пришёл из-за дружбы, кто-то ― ради нового приключения. Я вынуждена разочаровать последних ― приключения, как такового, не будет. Тех, кто останется помочь Шаману Махану, ожидают несколько месяцев вполне заурядной работы по защите и уходу за Деревом. Я никого не стану осуждать, если вы покинете эту миссию сейчас ― вы всё равно получите свою награду за то, что стало возможным сегодня...
  ― Прошу прощения, Богиня, ― подал голос Эволетт, ― но о какой награде ты говоришь, если мы все пришли сюда бескорыстно.
  ― Я не стану награждать вас за помощь Махану, ― пояснила Элуна, ― но награжу именно за ваше бескорыстие и чувство локтя.
  Она окуталась золотым сиянием, раздавая плюшки, и присутствующие дружно ей поклонились. Земля в том месте, куда я посадил Зерно Мира, треснула, и в трещины пробился яркий свет. Почва раздалась в стороны, и сквозь неё проклюнулся зелёный росток. Ко мне подошла какая-то друидка и вопросительно посмотрела, показывая на росток:
  ― Можно?
  
  Ромашка Семицветная, Друид, Эльф, уровень 302
  
  Ох, не верю я больше смазливым друидкам. В каждой мне теперь видится лживая циничная тварь, подкладывающая дочерей под доверчивых Лохов с целью их обуть по-максимуму.
  ― Да, пожалуйста, ― шагнул я в сторону. ― Меня зовут Махан.
  ― Я знаю, ― улыбнулась она. ― А меня ― Ромашка. Очень приятно!
  Она сразу же отвернулась и присела на корточки над ростком, водя вокруг него руками.
  ― Махан, прикинь! ― сказал мне подошедший Плинто, кладя руку на плечо. ― Вероятность выпадения эпика у меня теперь 13%!!! Представляешь? А легендарки ― 7.5%! И полный дроп с ПК, включая то, что должно оставаться в сумке после смерти! Вот плюшка ― так плюшка!!!
  В десяти шагах от меня стояла Флейта, с улыбкой глядя мне в глаза. А рядом с ней...
  ― Ты иди, ― мягко сказал Плинто. ― Почти десять дней без сна. Мы за этим присмотрим, ― и он подтолкнул меня в спину, снеся немного здоровья.
  Я пошёл к Шаманке, которая сначала просто на меня смотрела, а потом не выдержала и сама бросилась навстречу. Я поймал её и закружил.
  ― Ты вернулась, ― шепнул я ей в ухо. ― Я так рад!
  ― Неужто? ― Шилопопая от меня отстранилась, и я бережно опустил её на землю.
  ― Неужто, ― кивнул я, так её и не отпустив. ― Я просто ужасно соскучился!
  ― Я тоже, ― призналась она. ― Слушай, а у нас прибавление!
  У меня в груди похолодело, я тут же отпустил её и схватился руками за голову. Так я и знал, что она беременна! Чёрт, что теперь делать-то? Она рассмеялась, правильно разгадав причину моего смятения, и схватив меня за руку, стала тормошить:
  ― Какой же ты всё-таки болван, Шаман Махан, ― хихикала она. ― Всё-то у тебя одно на уме!
  Подошла Флейта с девушкой-Паладином, у которой рядом с игровым именем сиял значок клана Легенды Барлионы.
  
  Эвелина Ненаглядная, Паладин, Человек, уровень 132
  
  Не веря своим глазам, я её разглядывал.
  ― Ненаглядная, ― восхищённо протянул я.
  ― А ещё какая? ― спросила она, наклонив голову набок.
  Я шагнул к ней и сжал в объятьях:
  ― Долгожданная, ― добавил я.
  ― А ещё? ― требовательно спросила Ева. Я растерянно посмотрел на Флейту, и та, ободряюще мне улыбнувшись, развернулась и отошла в сторону, словно не желая мешать. Я освободил руку и притянул Шилопопую.
  ― Любимая, ― сказал я, попеременно глядя им в глаза.

  

Глава 17. Пигмалион

  Выйдя из игры, я тут же завалился спать ― указание, полученное мною ото всех заинтересованных лиц, было совершенно недвусмысленным. Сколько я проспал ― не знаю. Когда я засыпал, было утро, и когда проснулся ― тоже утро. Отличия, однако, были ― засыпал я один, а когда проснулся, ко мне с двух сторон прижимались девичьи тела. Я осторожно приподнял голову и огляделся. Натали и Ева. Или Ева и Натали ― зависит, с какой стороны считать. Хоть я и старался их не потревожить, но они сразу же почти одновременно встрепенулись, скрестив на мне внимательные взгляды двух пар глаз.
  ― Проснулся? ― не предвещающим ничего хорошего тоном спросила Натали.
  ― Выспался? ― язвительно добавила Ева.
  ― Сколько я проспал? ― спросил я и почувствовал, что в горле у меня совершенно сухо.
  ― Почти сутки, ― смягчилась Натали.
  ― Погодите, я сейчас, ― сказал я, вскакивая и попутно замечая, что одежды на них столько же, сколько и на мне. ― Я на минутку, никуда не уходите!
  Если сутки продрыхнуть ― то вполне нормально, что приспичит. Я добежал до туалета, заодно ополоснулся и почистил зубы. Подумал было, не стоит ли ещё и побриться, но решил, что заставлять девушек ждать мне вовсе не с руки. Сожрут и не подавятся. Когда я вернулся, они завернулись в простынки и внимательно на меня глядели. Я осторожно присел на краешек кровати и взял их руки в свои.
  ― Нам надо поговорить, ― сказал я.
  Они дружно замотали головами.
  ― К чёрту, ― озвучила общую позицию Натали. ― Ещё наговоримся.
  ― Есть дела более неотложные, ― поддакнула Ева и, схватив меня за руку, потянула обратно в постель.
  

◅─◈─▻

  Так я провёл ещё два дня ― просыпался в компании истосковавшихся беглянок, они на меня набрасывались, потом кормили, поили, и я снова засыпал. На третий, наконец, я понял, что спать больше не хочу. Я несколько минут лежал, глядя в потолок, а потом осторожно, чтобы не разбудить своих хранительниц, вылез из постели. Принял душ, надел халат и пошёл с дозором обходить свои владения. Судя по закрытой крышке, Алёна лежала в своей капсуле. Рядом, кроме моей, стояли ещё две пустых и одна закрытая. Интересно, кто это там? Хотя, есть у меня предположение...
  С кухни послышался звук работающей кофеварки, и почти сразу потянуло свежим кофе. Я зашёл и остановился в дверном проходе, любуясь на свою Богиню. Она улыбнулась и подошла ко мне, неся на ладошке дымящуюся чашку эспрессо. Я взял чашку у неё из рук и хотел было отставить в сторону, но она выразительно на меня посмотрела, и я раздумал. Правильно ― она старалась, а я практически проигнорировал. Я отхлебнул, обжигая губы, и только тогда отставил. Она обняла меня и потянулась ко мне с поцелуем.
  Через несколько минут она вырвалась, покраснев и запахивая халат. Я недоумённо на неё смотрел, пока из коридора не послышались лёгкие шаги босых ножек. Элуна как-то неуловимо размазалась и тут же приобрела вид совершенно благопристойный, словно это не с ней мы только что хм... целовались. На кухню забежала Ева, ухватила меня за локоть, подпрыгнула и поцеловала в щёку, потом шагнула к Луноликой и поцеловала в щёку её.
  ― Натка сейчас в душе, ― радостно сообщила она и повела носом: ― А что есть будем? ― её взгляд упал на духовку с тикающим таймером, и она радостно добавила: ― Ой, как я всё-таки эти божественные плюшки люблю!
  Богиня ласково потрепала её по плечу, а меня сзади обхватила пара рук, и к моему плечу прижалась девичья головка.
  ― Вот, ― объявила Натали. ― Полностью выспавшийся и восстановившийся!
  ― Я, честно говоря, думала, что конец нашему Диме пришёл, ― с улыбкой заметила Элуна. ― Уж больно вы рьяно за восстановление взялись.
  ― Да нет же, ― возразила Натали, ― смотри ― как огурчик!
  Я перекинул через неё руку, чтобы она оказалась у меня под мышкой, и чмокнул в губы.
  ― Алёна с Алиной сейчас вернутся, ― сказала Элуна.
  Звякнул таймер, она надела толстую рукавицу и достала из духовки божественные булочки. Ева сразу же схватила одну прямо с горячего противня и, подбрасывая в ладошках, чтобы не обжечься, принялась дуть. Богиня тоже дунула, и тогда Ева наконец поймала булочку, откусила и блаженно зажмурилась. Я тоже взял одну ― не рукой, конечно, а обернувшимся вокруг Духом Воздушного Охлаждения ― предложил Натали, а потом взял ещё себе и откусил. Чудо, конечно, обыкновенное такое чудо. Причём, из обычных земных продуктов. А Золотая Подкова ― кабак и тошниловка.
  Послышался мелодичный звонок открывающейся капсулы. Я ещё раз поцеловал Натали, отпуская, и поспешил в кабинет, на выходе из которого поймал в объятья растрёпанную Алёну, которая была лишь в шортиках и футболке, прижал и начал целовать. Позади неё опять раздался звонок, открылась крышка, и из капсулы вылезла Алёна. Я растерянно отпустил покрасневшую Алину, которая сразу убежала в направлении душа, а Алёна со смехом крикнула ей вслед:
  ― Говорила тебе, чтобы до меня из игры не выходила! Он же сейчас как олень во время гона ― ничего не видит! ― она подошла ко мне и положила руки на грудь: ― И ты хорош! Не можешь даже родную любимую от сестры отличить!
  ― Да кто ж вас отличит? ― буркнул я, осторожно обвивая её руками.
  ― Ты ещё скажи, что, когда за попу схватил, то не понял, что это не я, ― ехидно сказала она.
  ― Ну, олень я, олень, ― согласился я.
  ― Я быстренько в душ, ― сказала она, ― а потом все вместе наконец соберёмся!
  К тому моменту, как все вместе собрались, Элуна с Евой и Натали успели накрыть стол на террасе, дружно нашлёпав мне по рукам за попытку помочь. Потом пришла Алёна с сестрой, и мы расселись. Ева с Натали сели рядом со мной, а Алёна ― точно напротив. Я накинулся на еду, словно меня месяц не кормили, и девушки дружно наблюдали за мной, раскрыв рты.
  ― Ну, ты даёшь! ― ошарашенно воскликнула Ева. ― Никогда не видела, чтобы кто-то так...
  ― Жрал, ― спокойно добавила Натали, улыбаясь мне одними глазами. ― Это называется ― жрать!
  ― Ну, дайте человеку спокойно поесть, ― тихонько возмутилась Алина. ― Может, он впрок запасает.
  ― За щеку откладывает, как хомяк, ― прокомментировала Алёна. ― Ты бы его в игре видела! Где Махан прошёл, там гоблину делать нечего!
  ― Уж очень всё вкусно, ― пожаловался я. ― Никак не остановиться!
  Элуна мне улыбнулась, и я вдруг почувствовал, что совершенно сыт. Опять бафнула чем-то.
  ― Ты кем играешь? ― спросил я Алину.
  ― Нубом, ― рассмеялась Алёна.
  ― Да ладн