Дмитриев Владимир Анашкинович: другие произведения.

Странное место

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Мир переменных тел и неопределенной реальности… глаза паука, которыми становится главный герой, живут отдельной от него жизнью… астральное тело его жены никогда не возвратится в физическое – оно уже занято кем-то другим… в это время в нотариальной конторе по улице Восстания глаза пишут своей жене доверенность на управление автомобилем, но уже поздно – всё вокруг становится пригородами Стокгольма… страшная реальность смешивается с еще более ужасным, тотально непереносимым вымыслом …

  СТРАННОЕ МЕСТО
  
  
   Это было странное место. Сам не понимая зачем, я встал с койки, вышел из барака и, озираясь по сторонам, свернул в сторону сторожевых вышек. Пауки были на месте. Уютно усевшись в гнездах, они выпускали наружу то один глаз, то другой. Гнезда висели у каждого края ворот, свитых из паутины и соломы. Слева и справа от них, насколько хватало взгляда, тянулись заграждения.
   Я шел, ни на минуту не задерживаясь, прямо на них. Пауки засуетились, однако, ничего пока не предпринимая. Я подошел вплотную и, схватившись за заградительный провод, рванул на себя. Удар током был страшен - в глазах потемнело и я потерял сознание.
   Очнулся я за длинным столом, в полицейском участке. Доклад читал начальник отдела криминальных расследований.
   Он рассказывал о новом, особо страшном, по его мнению, преступлении, случаи которого участились в столице Швеции. Злоумышленник тихо подкрадывался к жертве, пока та говорила по мобильному телефону и (о, ужас!) выхватывал его из рук. После чего скрывался.
   - А ведь надо понимать... - докладчик поднял указательный палец верх и посмотрел на нас пронзительным взглядом. В воздухе повисла пауза.
   - Чего понимать-то? - я решительно не понимал, что еще можно понимать в этой и без того затянувшейся теме.
   - А то, что не разговор у них украли...
   - А что?
   - Людей у них украли!
   - Каких людей? - меня испугала его бескомпромиссность. Кража человека в уголовном кодексе приравнивается к умышленному убийству.
   - Да тех людей, с которыми они разговаривали!
   Я взглянул на часы. Было девять часов сорок одна минута. Выходило, изображать активность мне оставалось еще часа три. Стало тоскливо.
   Завтра - слава Богу! - с двух часов и до вечера свободно. Будет время пройтись по магазинам и что-нибудь купить. Например, шарф. Или кеды. Мне не были нужны ни кеды, ни шарф, но думать о покупках было приятно.
   Очень хотелось спать. Я прислонил щеку к кулаку, и, расположившись так, чтобы этого никто не видел, закрыл глаза.
   Замелькали деревья и облака, пролетающие мимо черно-белые собаки неизвестной породы виляли хвостами... - постепенно сновидение становилось отчетливее.
   Я ехал в колонне автомобилей 'Крайслер Питикрузер'. Колонна двигалась в Токсово на традиционный сбор.
   По сторонам не наблюдалось ничего интересного: серые пятиэтажки семидесятых годов, которых, по планам конструкторов, должны были снести в восьмидесятых, перемежались красными кирпичными многоэтажками, построенными в девяностых, безо всяких планов на будущее. Шел дождь. Я откинулся и прикрыл глаза.
   На среднем плече у меня лежал Трог - самое милое из несуществующих созданий, которых я знал. Оно ласково терлось о мою шею. Чувствовалось, - и это было приятно, - что я нужен и симпатичен ему гораздо больше, чем оно мне. Императоры сотворили их просто так, для забавы, но они оказались крайне полезны нам, паукам Ближнего Света. Они снимали стресс и питали энергией во время Охраны.
   Охраной называлось пребывание в гнездах. Никто не помнит, зачем мы здесь находимся и кого охраняем. Наши глаза уже много веков не были соединены с телом, и никто из нас не знал, что они видят. Единственное, что нас с ними связывало, это потоки нейронов. Они заставляли нас ходить, спать, есть и даже размножаться. Но главное - они управляли мускулами, держащими глаза: вытащить, втянуть, закрыть-открыть.
   Я не знал, что видят глаза. Глаза не знали, что они кому-то принадлежат. Это был скорее симбиоз, чем сообщество, но вариантов, как говорится, не было. Несколько веков назад, по рассказам старожил, мы знали, что видят глаза. И - это представляется совсем уж фантастичным, но легенды на то и существуют, - мы сами выбирали, куда смотреть, открыть глаза или закрыть, и сами решали, что нам делать.
   Потом, согласно преданиям, настали смутные времена. Это был период относительного затишья. Каждый из нас: мы и наши глаза - жили отдельной жизнью безо всякой связи друг с другом...
   Но продолжалось это недолго. Последовал, так называемый "глазной бунт" и они победили. Мы же стали придатком - глаза поработили нас целиком и полностью, подчинив себе все телесные функции; с тех пор мы не имеем никакой связи с миром - все решают глаза.
   Любые попытки что-то предпринять самостоятельно караюлись с крайней жестокостью. При малейшем неповиновении нас заставляли наказывать себя: стегать розгами, голодать по нескольку дней или закрывать себя в темной комнате с решетками на окнах. Глаза могли бы приказать нам себя убить, но это автоматически означало бы их смерть, и потому не практикуется.
   Следовало экономить силы. Я отключил слуховые рецепторы и впал в забытье.
   Первое, что я почувствовал, очнувшись, - жуткая боль в правой руке. Видимо, удар током, хоть и оказался не смертельным, но сжег мне всю кисть. Сердце колотилось как бешеное.
   Я открыл глаза и с удивлением огляделся: я сидел на пассажирском сидении, автомобилем управляла жена.
   Мы ехали по шоссе в колонне таких же, как и наш, автомобилей. Вокруг мелькали пригороды Стокгольма. Кажется, мы только что выехали из местного полицейского отделения и двигались теперь в сторону города. На заднем сидении послышалось шуршание. Я обернулся и застыл от неожиданности: там, заняв все пространство своим огромным чешуйчатым телом, расположилось многоногое паукообразное существо. От него ко мне тянулись неприятного вида отростки. Я осмотрел себя.
   Вернее, я только попробовал совершить вышеозначенные действия, так как тут же обнаружилось, что ни меня самого, ни тем более моей головы не существует. Как бы я ни крутился, максимум, что мне удавалось увидеть, это отростки, соединяющие меня с пауком. Я с опаской посмотрел на жену, ожидая от нее криков ужаса, бросания руля, и как неминуемое следствие - катастрофы. Однако она взглянула в мою сторону и совершенно безразлично заметила: "Интересно, там они уже все в таком виде, или мне еще будет с кем поговорить? - И неожиданно добавила - В следующий раз ты за рулем."
   Я обиженно промолчал и с преувеличенно независимым видом стал смотреть в окно. Оно сильно запотело, поэтому видно ничего не было.
   Вместо меня заговорил паук.
   - Маруся, а я вообще как сейчас выгляжу?
   - Хреново! - Она, кажется, давно ждала этого вопроса. - Паук ты какой-то членистый. С глазами на стебельках. Или... Тут я еще не разобралась, - добавила она после паузы и еще раз, оценивающе, взглянула на меня, - может, ты - это его глаза, а тело, сам паук, - это так, подчиненная функция.
   - Кх, кх - послышалось обиженное хрюканье с заднего сидения. - Конечно, подчиненная... Вот сейчас слышать перестану - будете знать!
   Этих слов я тоже не произносил, и сей факт запутал меня окончательно. Я снова посмотрел в окно. Наш кортеж из 'Крайслеров' уже въехал в Стокгольм и сворачивал на улицу, где стоял отель.
   - У меня, кстати, доверенность на машину закончилась, она же на тебя оформлена, - внезапно вспомнила Маруся. - Надо продлить.
   - Да я тебе так, от руки напишу.
   - Нет. - Она была настроена решительно. - Потом гаишник какой-нибудь придерется, и будет парить, что вчера правило вышло, которого позавчера не было, так что сегодня надо дать ему пятьсот рублей. - Она скосила на меня глаза и добавила: - Или тысячу.
   - Ну, хорошо, хорошо... - я решил закрыть тему прямо сейчас.
   Маруся помахала рукой в окне, привлекая внимание колонны, и осторожно свернула в боковую улочку. "Улица Восстания" - прочитал я надпись на указателе. "Правильно свернула. Здесь и ГАИ и офисный центр - нотариусов куча..."
   Завидев нашу колонну, дежурившие на улице охранники принялись радостно убирать заграждения. Мы остановились.
   - Здесь много нотариусов, так что быстро все сделают! - Маруся была настроена по-деловому.
   В почетном карауле замерли гаишные генералы и полковники, прибывшие поприветствовать нас из Москвы. Офисные менеджеры толпились во втором ряду, у стеночки, и так же с любопытством нас разглядывали.
   Мой паук, с трудом перебирая шестнадцатью ногами и постоянно бубня под нос ругательства, взбирался по крутой лестнице. "Блин, что за хрень... Кто такие ... блин.... придумал! Тут же бошку сломаешь, ... на какую ступень, какой ногой?" - На этих словах он запнулся, и я вместе с ним чуть не загремел на пол. Паук смачно шмякнулся об угол, но все же выровнялся и дальше шел уже молча, только обиженно сопя.
   Мы поднялись на третий этаж, и зашли в дверь с надписью "Оформление доверенностей". В большой комнате стояло несколько столов, за каждым сидела блондинка.
   - Здрасте, - прогундел мой паук, протискиваясь в дверь боком. При этом он сумел очень ловко захлопнуть ее последней лапой - видимо, совсем освоился в интерьерах.
   Против ожидания, при виде меня блондинки нисколько не испугались, а будто бы стали еще радушнее.
   - Здравствуйте! - хором ответили они.
   - Пожалуйста, проходите, располагайтесь, будьте как дома! - стоящая ближе всех блондинка сделала радушный жест рукой. - Вам чай или кофе? - сама любезность.
   - Чай. - Ответила Маруся решительно. - Нам нужна доверенность. Как можно быстрее. Нас люди ждут. Из клуба фанатов Питикрузеров. Нам дальше ехать нужно! - сама краткость.
   Я же ничего не ответил - понятия не имею, что пауки пьют. Сам он тоже помалкивал. Видимо, ни чай, ни кофе в его рацион не входили.
   - Конечно, конечно, - к нам подбежала девушка с глубоким декольте и, нагнувшись, отвесила впечатляющий бюст, - давайте свидетельство о регистрации, мы только внесем номер и все готово!
   Дело у них действительно было поставлено неплохо, и уже через полчаса мы выходили на улицу. Пока оформлялись бумаги, Маруся задремала на стульчике и теперь выглядела, словно мешком тюкнутая: ступала осторожно, как-то глуповато улыбалась и удивленно оглядывалась по сторонам.
   - Здрасьте, - внезапно сипловатым голосом сказала она.
   - Здрасьте, здрасьте, - еще ничего не подозревая, автоматически ответил я.
   - А Вас как зовут?
   - Не понял? - я решил, что она шутит. - Меня Дима зовут. Муж я твой. Глаза паука, Дима, - мрачно уточнил я на всякий случай.
   - Во, клево, никогда замужем за глазами не была! - жизнерадостно сообщила Маруся - А меня как зовут?
   Я ошарашено посмотрел на нее.
   - Тебя зовут Маруся... - осторожно ответил я, уже чувствуя, что вляпался в неприятность.
   - Клевое имя! - Оптимистически отреагировала она. - А то я перед этим Эльвирой была. Тоже человеком. Так меня как только не сокращали - то Эля, то Эвя, а один мудак и вовсе - Эрой называл! Юмор, типа, у него такой был.
   Я с изумлением уставился на Марусю: кажется, это была уже не она... Под непрерывную болтовню - бывшая Эльвира оказалась на редкость разговорчивой - я попытался понять, что же произошло...
   А ведь и я тоже за короткое время побывал в нескольких телах! Стало быть, это оно и есть - то, о чем я когда-то читал в книге одного малоизвестного писателя-фантаста с наркотической фамилией: то ли Гашишкин, то ли Анашкин...
   Я оказался в мире неопределенной реальности! Здесь при каждом отделении астрального тела от физического - при потере сознания, или во сне - невозможно предсказать, куда оно вернется. В этом мире астральное и физическое тела не связаны так жестко, как у нас на Земле.
   "Ужас какой-то, - подумал я. - Ну, теперь мне понятно, почему он в своей книге так этот мир ругал: это же не жизнь, а бред!
   Мне ощутимо захотелось домой... Я вспомнил - в книге было написано, что в этот мир попадают во сне. Выходишь же из него автоматически, просыпаясь.
   Я посмотрел на часы: без десяти десять. Облегчено вздохнул. Мой будильник на Земле поставлен на десять часов, а это значит, что я вот-вот проснусь!
   - Это твоя машина, - я показал девушке на припаркованный 'Крайслер'. Перед отбытием назад мне нужно было ввести свежепроявившуюся Эльвиру в курс дела. - Водить, надеюсь, умеешь?
   - Мааашииина? - Разочарованно протянула она. - А я мотики люблю... Как жахнешь по газам, так с визгом в облака!
   - Под запах горелой резины и пердеж на весь город, - мрачно дополнил я. - Короче, ключи у тебя в правом кармане. Садись, поехали, а то люди и так почти час ждут.
   Все расселись по автомобилям, и мы тронулись. Вокруг снова проплывал Стокгольм, но мне на это было уже, по большему счету, наплевать. Я ждал звонка будильника, чтобы проснуться.
  
  
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"