Скворцов Владимир Николаевич: другие произведения.

Мастера Местные мы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Альтернативный вариант развития Древней Руси, без попаданцев, используя существующие знания и технологии того времени.Действие начинвется с VIII века


   Скворцов Владимир Николаевич
   Мастера
   Местные мы
   Содержание
   Предисловие...................................................................................................2
   Глава 1..........................................................................................................3
   Глава 2.........................................................................................................10
   Глава 3.........................................................................................................15
   Глава 4.........................................................................................................18
   Глава 5.........................................................................................................23
   Глава 6.........................................................................................................28
   Глава 7.........................................................................................................36
   Глава 8.........................................................................................................39
   Глава 9.........................................................................................................47
   Глава 10........................................................................................................46
   Глава 11........................................................................................................51
   Глава 12........................................................................................................56
   Глава 13........................................................................................................62
   Глава 14........................................................................................................67
   Глава 15........................................................................................................69
   Глава 16........................................................................................................70
   Глава 17........................................................................................................73
   Глава 18........................................................................................................75
   Глава 19........................................................................................................80
   Глава 20........................................................................................................82
   Глава 21........................................................................................................84
   Глава 22........................................................................................................86
   Глава 23........................................................................................................90
   Глава24.........................................................................................................93
   Глава 25........................................................................................................94
   Глава 26........................................................................................................97
   Приложения
   Водные пути древних славян..............................................................................99
   О судостроении древних славян........................................................................102
   Металлургия и металлообработка в Древней Руси.................................................107
   Предисловие
   Читая умные исторические книги, монографии, исследования по теме Древней Руси и происхождении славян (русских), никак не возможно отделаться от ощущения, что ты здесь лишний. Какая игра ума авторов, какая демонстрация собственных знаний и сколько цитат из других книг, какой полёт фантазии, а список использованной литературы может сам составить самостоятельное произведение. Вот только обычно, продемонстрировав всё это, у автора проскальзывает в конце такая меленькая фраза, что сейчас нельзя однозначно ответить на поставленный вопрос, и нужны ещё дополнительные исследования и, может быть, будут найдены новые данные, которые прольют свет истины на рассматриваемые вопросы. Правда, появились авторы, которые не попадают под это описание, ссылаться на них не буду, но, как говориться, респект им и уважуха.
   И ещё момент, который нельзя обойти стороной. Почти всегда вся история начинается с Киевской Руси, хотя она здесь ни с какого бока, как была бандитской малиной с самого начала, так ей и оставалась, пока её не накрыли. И викинги, и варяги, и германцы, евреи, хазары, гунны, скифы, все приложили всё, что только можно, к созданию славян (русских). Все такие из себя белые и пушистые, всю жизнь свою положили на то, чтобы создать тупое варварское племя славян (русских). Не дождётесь.
   Это наша территория, мы всегда здесь жили. А русский - это не национальность, это состояние души. И нечего к нам цепляться. Живём мы тут. И жить будем. Местные мы.
   Для лучшего восприятия сохранены современные географические названия, календарь, метрические единицы измерения и язык. Действие основывается на существующих знаниях и технологиях того времени, уже известных какому-либо народу. Авторский вымысел просто направил деятельность героев на освоение этих знаний, и вот что из этого получилось.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   Глава 1.
   11.790
   -Здрав, будь, Всеслав.
   -И тебе поздорову, Ждан.
   Двое мужчин встретились у входа на рыночную площадь Ладоги. Ладога была по этим временам крупным городищем почти на берегу Балтийского моря, местом, где встречались люди самых разных племён. Здесь можно было встретить и скандинавов, и финнов, и франков, да и людей многих других племён. Здесь звучала речь на самых разных языках и те, кто часто сталкивался с людьми разных племён, купцы, воины, знали языки многих народов. В Ладоге работали хорошие кузнецы и оружейники, и их товар пользовался постоянным спросом и отличался качеством изготовления. Гончары, кожевенники, ювелиры, обеспечивали не только все окрестные племена своими изделиями, но и гостей из дальних стран посудой, одеждой и обувью, и прочей утварью и украшениями. Здесь делали лодии, на которых купцы совершали свои торговые экспедиции в самые дальние края, вплоть до Царьграда. Да и других мастеров было предостаточно, здесь можно было найти много товара, выгодного по цене, и не удивительно, что многие купцы были в этих местах частыми гостями.
   Обоих собеседников, каждый из которых был в возрасте лет тридцати пяти, невысоких, но крепких, со всех сторон обтекал поток людей, спешащих по своим делам, кто-то на рынок, кто-то уже с рынка, у всех были свои заботы и люди, спокойно стоящие в потоке, вызывали некоторое недоумение, тем более, что были они людьми хорошо известными и уважаемыми в городе.
   -Слышал я, что ты, Ждан, по своим торговым делам в Царьграде был и хорошо торговал, - спросил Всеслав.
   -Не место здесь об этом говорить, Всеслав. Давай мы с тобой встретимся у меня дома, когда ты разберёшься со своими делами. Жду тебя сегодня, Всеслав.
   -Договорились, Ждан.
   Собеседники разошлись по своим делам, Всеслав пошёл смотреть у купцов новое оружие, а Ждан отправился на своё подворье.
   Подворье было немаленькое, всё обнесено забором из целых брёвен. Внутри располагался рубленый двухэтажный бревенчатый дом, вокруг располагались хозяйственные постройки, амбар, конюшня, склады, баня. Хозяйство обширное, купец Ждан из первых был, да и успешным слыл в делах торговых.
   На крыльце купца встретила жена.
   -Любава, сегодня вечером ко мне придёт Всеслав, распорядись насчёт угощения.
   -Всё сделаю, Ждан.
   Купец прошел по подворью, осмотреть всё хозяйским глазом, убедиться, что нужное сделано, и решить, что ещё надо сделать. Да и товар надо посмотреть, зима наступает, пора начинать готовить новые караваны к весне. Время пройдёт быстро, а по весне готовиться некогда будет. Пока вода высоко стоит, пройти по рекам легче, мели, перекаты проходимы. А реки - это основные дороги для купца. Вот и готовят хорошие купцы свои караваны, пока есть время.
   Так в заботах прошёл день, смеркалось, когда Ждан закончил осмотр и пошёл в дом. Не успел зайти и подняться в горницу, как стукнула калитка, и во дворе раздался знакомый голос Всеслава.
   Ждан вышел на крыльцо, спустился, встретил гостя и пригласил в дом разделить трапезу.
   Любава расстаралась. Стол был уставлен посудой с разнообразной едой. Была разная рыба, было мясо, птица. Своей очереди дожидалась похлёбка, каши, пироги.
   Перед началом трапезы подала Любаша обоим по кубку вина.
   -Выпей, Всеслав, вина царьградского. Из последнего похода привёз, всё распродал, себе немного оставил, дорогих гостей угостить, - сказал Ждан.
   -А хорошее вино ты привёз. Говоришь, уже продал всё?
   -Продал, продал.
   Дальше беседа прервалась, на стол девки стали подавать еду. Утомлённые за день купец и гость ели молча и неторопливо, насыщаясь степенно и с удовольствием, как хорошо поработавшие люди. И только насытившись и взяв в руки полный кубок вина, Всеслав спросил:
   -Значит, хорошо расторговался, раз себе такое вино оставил?
   -Не буду жаловаться, хорошо. Да и сходил удачно. Конечно, пришлось в дороге тяжко, и людишек лихих вокруг много крутилось, и железом пришлось помахать, тут и наука твоя оружейная пригодилась, спасибо за неё. Да и лодии пришлось через мели-перекаты потаскать, но всё благополучно закончилось. И лодии целы, и товар цел, и люди все целые вернулись. Удачно сходили в Царьград. Не каждый поход так кончается.
   -И что же ты дальше намыслил? - спросил Всеслав. - Не зря же ты меня пригласил.
   -Да, есть тут одна мысль. Вот и хотел с тобой обсудить.
   -А почему со мной-то? - удивился Всеслав. - Я не купец, в торговых делах не советчик.
   -А дело не совсем торговое, - ответил Ждан. - Пока я был в Царьграде, познакомился там с одним купцом. Из Багдада. Джамиль зовут его. Интересно познакомился. Возвращался я вечером на наше подворье, темно уже было, припозднился я что-то. Слышу, крики впереди, в темном углу. Как подошёл поближе, вижу, пятеро двоих в углу прижали и собираются прирезать, один из этих двоих уже только за стенку держится, а второй ещё сопротивляется, какой-то железкой отмахивается. У меня только нож был, хороший такой нож, большой, да засапожник. Вспомнил я твою науку, очень пригодилась. Кричать, пугать не стал, но и убивать тоже. Сбоку подобрался к этим лихим людишкам, да пока они ничего не поняли, двоих успел порезать. Хорошо так порезал, руками они уже шевелить не могли, но живые были. Во всяком случае, бежали хорошо. Тут и остальные поняли, что их только трое осталось против троих, и побежали догонять остальных. Эти двое, которых резать собирались, оказались тоже купцами, арабскими, из Багдада, один из них и был Джамиль, другой Амир. Они рядом тут жили, проводил я их, тем более по пути мне было, познакомились, сказал, что я тоже купец, из Ладоги, сказал, где остановился. На следующий день они меня нашли, благодарить пришли. Оказалось, что они сыновья каких-то очень важных купцов, чуть ли не самых главных в их Багдаде, и не только в Багдаде, а по всем их землям. Это был их первый торговый поход. И чуть не зарезали их. В общем, через своих знакомых купцов они помогли мне выгодно продать свой товар, помогли выгодно купить товар на дорогу обратно. Встречался я с ними после неоднократно, много они мне рассказали про свой Багдад, и они, и я ромейский язык хорошо знали, так что говорить могли свободно. И товара у них там самого разного можно найти, оружия, и злата серебра много, и всяких разных умельцев немало, и мудрецов, учёных, как их там называют, много. Приглашали торговать с ними, очень им наши меха нравятся, льняные ткани, мёд. Знают, что купцы из тех краёв к нам плавают, через море Хвалисское, потом по Волге поднимаются. Но полностью дорогу не знают. По слухам та дорога очень тяжёлая. Степняки почти везде гуляют и грабят караваны, дорога сама по себе непростая, корабли их не могут по нашим рекам плавать. Сами они дойти до наших земель поэтому не могут, а вот если на этом пути где-то можно будет встретиться и продать свой товар и закупить наш, то на это они согласны. Только дороги не знают. Вот и возникла у меня мысль, наладить с ними торговлю. Очень уж они много хорошего и интересного рассказали про свой Багдад.
   -Всё это, конечно, очень занимательно и интересно, но какое отношения я к этому имею? - спросил Всеслав.
   -Самое прямое. Ты воин. И очень хороший воин, мало кто может сравниться с тобой в воинском мастерстве. Я давно тебя знаю, да и ты меня тоже, учил меня воинскому делу. Вместе мы с тобой не в одном походе бывали, в бою вместе участвовали, защищали друг друга. Ты в охране городища сейчас. И я вижу, что здесь тебе становится скучно. Тут всё уже наладилось, нет никаких врагов, всё спокойно. Нет тут места твоему воинскому умению. Ходить в охране караванов ты не будешь, не по твоему умению это, а вот я тебе предлагаю совместно поучаствовать в поиске дороги к Хвалисскому морю и Багдаду, да по пути основать заимку, а потом может эта заимка станет и городищем. Я предлагаю тебе стать моим товарищем в этом деле, я обеспечу всё по торговой части, товар, лодьи, оружие, кормление, ты воев, охрану каравана и разведку новых земель, основание заимки и её охрану. В тех местах, по словам Джамиля, много разных диких племён, правда, они и нас считают дикими. Прибыль, что получим, поделим пополам. Какая будет прибыль, не знаю, может быть, придётся выделить долю ещё кому-то из тех, кто пойдёт. Может воинам, может мастерам, кого сумеем уговорить пойти с нами. А всё, что останется, пополам. Ты будешь учить своих воев, защищать всех походников и заниматься всем, что для этого необходимо. Я буду заниматься торговлей, а также делать всё, что с ней связано. Каждый будет заниматься своим делом, и другому не будет мешать. Конечно, спросить можно обо всём, совет дать, но решать каждый в своём деле будет сам. Цель будет у нас одна - найти дорогу в Багдад и основать торговую заимку. И здесь не должно быть между нами никаких распрей. А потом, глядишь, если всё будет удачно складываться, на месте заимки будет городище. Привезём землепашцев, мастеров, будет своё место, куда можно вернуться. Сейчас по всей земле война идёт. На Днепре, на море, везде режут друг друга, всяких степняков по тем краям бродит, несчётно. Да и здесь варяги начинают голову поднимать. Может, найдётся место, где спокойнее можно жить. Мне одному не справиться с таким делом.
   -И чем тебя так этот Багдад привлёк, Ждан?
   -Сам и не знаю. А вот как послушал Джамиля и Амира, так и стоят перед глазами эти пустынные дороги, пески, пески, барханы, верблюды, и вдруг из-за этих песков начинает подниматься сказочный город. Голубые минареты, высокие стены, зелёные пальмы, яркое небо и жгучее солнце. И глоток холодной воды. И сладкие финики, хурма и халва. И нежный, воздушный шёлк, и гибкие сабли, которые можно обернуть вокруг пояса. И мудрецы, которые могут рассказать множество занимательных и поучительных историй, рассказать о том, что было, о дальних и неведомых странах. И мастера, которые могут делать такое великолепное оружие и много других чудесных вещей. И тянет меня туда, услышать бесконечную песню пустыни, увидеть эти далёкие города, полюбоваться на эти земные чудеса. И ради этого я готов рвать жилы, и буду требовать того же от других, и буду пробиваться через тех, кто встанет на моём пути к этой сказке.
   -Да, зацепило тебя Ждан. С этим зовом бороться, наверное, бесполезно, пока не увидишь, не успокоишься.
   -Вот поэтому и приглашаю, тебя, Всеслав, со мной в этот поход. Трудно будет, очень трудно. Дороги не знаем, языка не знаем, людей, по новым землям, не знаем, ничего не знаем. Знаю только одно - не зря меня туда так тянет, видимо туда моя дорога идет. Вот и прошу тебя разделить со мной эту дорогу, легче будет.
   -Всё я понял, Ждан, но ничего тебе пока не отвечу. Думать буду, как это дело можно сделать и по силам ли мне это будет. Завтра в это же время приду.
   -Хорошо, Всеслав, буду ждать.
   Проводив гостя до крыльца, вернулся Ждан в горницу, налил себе квасу и задумался. Неслышно подошла Любава, обняла за плечи.
   -Что, закручинился, мой ладо. Слышала я ваш разговор, да и не таился ты. Никого более не было, всех девок я во двор выгнала. Неча им слухи распускать о хозяйских делах.
   -Трудное дело задумал Любавушка. По силам ли будет?
   -По силам, ладо, по силам. Ты так рассказывал, что я верю, что всё получится. Только меня не забудь.
   -Куда же я без тебя? Как только заимку отстроим, вернусь за тобой. Ты хозяйка знатная. Тебе там и хозяйничать, только и тебе ведь там тяжко будет.
   -Так ведь ты рядом будешь, значит уже и не тяжко.
   -Ну, значит, так и сделаем. А сейчас пойдем спать. Совсем темно стало.
   С утра Ждан занялся оценкой своего товара, что он может потратить на подготовку похода, прикидывал, что может потребоваться и что надо закупать. Окончательно решать надо будет совместно с Всеславом, но деньги посчитать надо заранее. К вечеру Любава опять подготовила угощение, и Ждан с нетерпением стал поджидать своего товарища, приготовился обсудить детали похода. Да, это получался настоящий военный поход, а не торговое предприятие. Всеслав не заставил себя долго ждать, товарищи встретились на крыльце, и вместе прошли в горницу. Разговор опять отложили до окончания трапезы, по ходу перебрасывались отдельными репликами, не касаясь интересующей их темы.
   Первым начал разговор Всеслав:
   -Задал ты мне задачу Ждан. Я даже помыслить о таком не мог, что ты надумал. Виданное ли дело, новый город построить. Но чем больше думал, тем больше становилась моя вера в то, что ты прав. Да и в любом случае ты прав. Здесь мне рано или поздно пришлось бы заняться тем же самым, или идти с кем-то другим искать новые земли, или идти кому-нибудь в дружину. В одиночку мне здесь долго не прожить. Не потому, что кто-то мне угрожает, а дело нужно настоящее, иначе кровь застаиваться начинает, а это конец для воина. А мне еще рано на покой. Да и рассказ твой о Багдаде меня заинтересовал, уж больно красиво ты всё расписал. И про оружие и мастеров тоже захотелось узнать больше, это моя слабость, оружие. Так что если не передумал, пойду с тобой.
   -Не передумал, Всеслав. И я рад, что ты согласился пойти со мной, вместе нам будет по силам это осилить.
   -Двоих мало, давай выкладывай, что про поход надумал, не верю я, что ничего ты ещё не придумал.
   -Обдумывал я конечно поход, как же без этого. Да только твоего решения ждал, не всё мне пока понятно, как лучше это сладить. Думаю я, что надо дружину собирать, человек семьдесят, если не сто. И воев должно быть не меньше чем человек пятьдесят. Причём хороших воев, из них обязательно надо иметь лучников добрых, человек двадцать, И охотников нужно человек десять, места по дороге неведомые, а охотники хорошо в таких местах разбираются, сразу подскажут, что не так. Мастеров надо бы взять, кузнеца обязательно, корабельщика. И кормщиков, как без них идти будем, да и дорогу, может быть, подскажут. Пару помощников себе надо взять, приказчиков, пусть к делу привыкают, пока сам буду плавать. Ведь торговать везде надо будет, и по ходу, думаю, найдётся хороший товар, да и присмотреться к новым местам надо, вот пусть и присматриваются. Сейчас, пока зима у нас, с кормщиками, я думаю, договориться можно будет. Да и они своё слово скажут. Может им долю в прибытке дать придётся, чтобы согласились. А вот на чём плыть, пока сомневаюсь. Сначала хотел пойти на четырёх больших соймах, потом захотелось взять ещё лодию. Имущества, кормления много надо будет. Сейчас зима наступает, реки замёрзнут, охотников можно послать дорогу искать, волоки, чтобы на Волгу выйти. Джамиль говорил, что Волга, по ихнему Итиль, приведёт в Хвалисское море, по их будет Хазарское море, далее надо будет переплыть через него, и караваном идти до Багдада. Вот для плавания по морю лодия и нужна. А соймы могут по пути в любую речку зайти, где угодно пройдут. Можно конечно вместо соймы челны взять, но маловаты они, и сойма покрепче будет, особенно на волоках. Да вот сомневаюсь, пройдёт ли лодия всю дорогу. Хотя, куда только на своих лодиях мы не ходили, всегда и везде проходили. Вот примерно так я думаю. Конечно, из того, что я сказал, ещё надо много чего выяснять, и многое ещё обговаривать, но пока ясно, с чего можно начинать и к чему готовиться, определить, сколько чего надо будет на всё это припасать.
   -Да, много ты всего сказал, и ничего не сказал. Давай так. С кормщиками, приказчиками, ты сам разбирайся. Я буду говорить с воями и охотниками. Долю кормщикам выделить надо, это ты правильно рассудил. Кормщики тебе же и подскажут, сколько лодий и сойм надо будет, и каких. Мне твой выбор нравится, сойма хорошо ведёт себя на воде, управлять ею легко, ветер держит и идёт ходко, на волоках легко с ней. Если кличь кинуть, то и вои, и охотники найдутся, вот только все захотят идти за долю. Да и слухи сразу пойдут, что купец Ждан дружину собирает, что нужны ему людишки, и сразу все захотят больше получить. Как-то по-тихому всё это сделать надо. Да и будет ли эта доля в первый год? Я думаю, что это займёт не менее трёх лет, когда можно будет получить прибыток. А в первый год будет один убыток. Пока дорогу найдём, да и товара много с собой не возьмёшь, припасу много надо будет брать. Так что, даже не знаю, чем в дружину зазывать людей. Наберётся у меня конечно, с десяток воев, которые пойдут со мной, но мало этого.
   -Скажи, Всеслав, а многие ли хотят переселиться на новые земли? Может, под это и собирать дружину? А воев собирать не на один год, а на три года, кто захочет, потом вернётся. Нам ведь всё равно придётся за товаром сюда возвращаться, да и из Багдада товар где-то продавать надо. Или сюда, или самим к франкам идти надо. Там за такой товар хорошую цену дадут.
   -Ишь, как повернул. Да только пока рано так-то. Если брать переселенцев, то народу надо больше, и груза у тебя будет не на одну лодию. Да и сказать, куда переселяться, ты не можешь. Нет, надо по-другому. Вот что правильно, то правильно, собирать дружину надо на три года, платить воям каждый год. Добыча, если будет в бою, делится между воями по долям, ни я, ни ты, в этом не участвуем. А вот на третий год можно и прибыток дать, вот только пока оговаривать его не надо. И не говори, какой прибыток будет. А может, мы на новом месте землю воям определим. Или они сами останутся, тогда мы им, как прибыток, можем помощь на обзаведение хозяйством оказать. А говорить будем правду, это самое правильное и простое, но вот только не всё будем говорить. Дружину набираем для поиска новых земель, сроком на три года, а вот куда сейчас пойдем, говорить не будем. Ждём, мол, вестей, от прознатчиков своих.
   -Да, так будет лучше. И никто в кривде не обвинит, и сами никого не обманули. Тогда с этим так и решим. Я буду с кормщиками разговаривать, а ты воев ищи. Теперь ещё вопрос, какое оружие и брони припасать? Или своё у воев всё будет?
   -Может и будет, вот только оружия много не бывает. Говоришь, степняки там балуют? Они стрелять из луков любят. Тогда щиты нужны, прикрыться. Если набирать пятьдесят воев, то щитов надо штук семьдесят. Железные брони нам не осилить, но какие-то нужны, не гоже в бой идти без защиты. Шлемы нужны. Луки, кистеней надо бы взять. Посмотрю, определюсь. Стрел надо много. Возьмём копий, тоже штук семьдесят, сулицы, по три на каждого воя. Секиры. Если что, продадим лишнее, оружие везде покупают. Будет и запас оружия, и товар. Много ещё чего надо будет. Лишь бы денег на всё хватило. Пока давай на этом остановимся, ты определись с кормщиками, сколько будет лодий и места на них, а потом будем дальше думать.
   -Хорошо, пока ясно, что надо, будем дальше думать. А завтра пойду с кормщиками говорить. Сначала пойду к Мирославу, я с ним давно плаваю. Может, и согласится, пойти ещё раз со мной. Как определюсь, за тобой мальчонку пришлю, вечером также приходи, как весточку получишь.
   -Мирослав кормщик добрый, хорошо бы согласился.
   На этом первые посиделки подельщиков закончились, каждый из них, озабоченный предстоящей заботой по подготовке похода, пошёл обдумывать, с чего всё начинать.
  
   Глава 2
   11.790
   На следующий день Ждан пошёл к кормщику Мирославу. Мирослав был известный кормщик, водил купеческие караваны почти везде, в Царьграде, у франков, свеев, ходил и в Средиземное море. С Жданом они плавали вместе последние десять лет, купец очень ценил своего постоянного кормщика, и кормщик отвечал ему тем же, отзываясь уважительно о торговом мастерстве купца и его рассудительности. Да и похожи они были и внешне, и по характеру. Оба невысокие, крепкого сложения, оба держатся уверенно, как люди, знающие себе цену, и уважающие себя.
   Сначала Ждан прошёлся по рынку, но кормщика не встретил. Поздоровался со знакомыми купцами, узнал новости, кто, откуда вернулся, кто как расторговался, поговорили про цены на товары. Отдав долг вежливости купцам, Ждан отправился на подворье Мирослава. Подворье у Мирослава было немаленькое, жили с ним три его взрослых сына, сами уже ходили кормщиками, правда, пока не далеко. Да и семья у каждого сына была, так что народу на подворье хватало.
   Ждану повезло. Он встретил кормщика около ворот подворья, тот собирался куда-то уезжать.
   -Поздорову тебе Мирослав. Аль уехать куда хочешь? Тогда скажи, когда будешь, разговор у меня к тебе есть.
   -И ты будь здрав, Ждан. Да вот, хотел к корабельщикам съездить, про лодии поговорить. У меня там друзей много. Но это не к спеху. Раз ты пришёл, значит не просто так языком почесать, ты не из пустобрёхов, значит, дело у тебя есть.
   -Есть дело, Мирослав, есть. Где мы сможем с тобой переговорить без лишних ушей? И, сам понимаешь, чтобы потом никто про наш с тобой разговор не болтал.
   -Тогда пойдём в дом. Отвару горячего попьём с коврижками сладкими, да там и поговорим. Эй, Вторуша, прими коня, да и скажи, кому-нибудь, пусть в горницу отвару горячего принесут и коврижки с пирогами. Пойдём, Ждан.
   Кормщик и купец прошли в горницу, расположились за столом, тотчас же принесли горячий травяной отвар и пирогов. Испив отвару и съев кусок пирога, кормщик спросил:
   -Так что же тебя привело ко мне, Ждан? Вроде бы только что благополучно мы с тобой вернулись домой. Али опять что замыслил?
   -Замыслил, Мирослав, замыслил. Только разговор у нас будет тайный, не хотелось бы, чтобы про него слухи пошли.
   -Насчёт этого не беспокойся, Ждан. Болтать не буду. Ты меня ведь не один год знаешь, так что не сомневайся.
   -Да я и не сомневаюсь. Помнишь, в Царьграде я с Джамилём познакомился, и дружбу свёл?
   -Конечно, помню. Уж очень у вас знакомство интересным было.
   -Вот и приглашал он меня к себе в Багдад, много чего рассказывал про город свой, про торговлю и чудеса, и захотелось мне там побывать. Вот только дорога туда не простая, да и незнакомая. Хочу тебя пригласить поучаствовать в этом походе. Для этого дружину собираю. Хочу набрать семьдесят или сто человек, из них пятьдесят воев будет, над ними старшим будет Всеслав, он уже согласился. Пойдём на нескольких лодиях, вернее, хочу пойти на лодии и четырёх больших соймах. Тебя приглашаю старшим кормщиком. Кормщик ты наилучший, реку, воду чувствуешь, дорогу нюхом находишь. А по пути, если найдем хорошее место, хочу поставить торговую заимку, что бы и из Багдада купцы могли туда добраться. Да и с местными жителями, думаю, торговать можно будет. Если всё хорошо будет, может, и сам туда переберусь. Потом, при хорошей торговле, и городок на этом месте появится. Как Джамиль рассказывал, плыть туда надо по Волге, потом через море Хвалисское, и потом по земле караваном до Багдада. А больше про дорогу ничего не знаю, может, ты что подскажешь? Или кого из знающих кормщиков присоветуешь. У вас, кормщиков, свои секреты. Думаю, что займёт это всё три года. Найти дорогу, добраться до Багдада, найти товар, но надеюсь, с этим Джамиль поможет, вернуться, закупить новый товар, уже только для торговли, а не для поиска дороги, и опять в Багдад. Вот и рассчитываю на три года. За один год такую дорогу не осилить.
   -Эк ты и задумал, Ждан. Давно такого отчаянного купца я не встречал. Пожалуй, ты первый будешь за всё время моего плавания. Ведь всё, что у тебя есть, вложить придётся. Осилишь?
   -Хорошо, если хватит всего, что есть. Но удача с нами будет. Верю я в то, что всё это сторицей вернётся. Видел я в Царьграде товары багдадские, здесь, или у франков, с большой прибылью продадутся.
   -В этом я не сомневаюсь, купец ты знатный, в товаре разбираешься, как ты говоришь, нюхом товар находишь. А что от меня нужно будет?
   -Ты старший, с тебя и спрос. Помощников сам найдёшь, сколько им за работу будет положено, сам назначишь, сколько тебе надо будет - скажи, соглашусь, если мне по силам будет. За кормщиками и лодиями присмотреть, лодии заказать построить. Если кого ещё в помощники нужно будет приглашать, скажи, буду с ним разговаривать. Дорогу разведать до Волги. Пока зима, пошлю охотников искать дорогу по рекам и волоки. Может и самим придётся эту дорогу ногами промерить. Зима будет не скучной, если согласишься. Отдыхать не придётся. Всю зиму поход готовить будем. Ранней весной, как реки вскроются, по высокой воде пойдём.
   -Круто берёшь, Ждан. Да, по-другому, нельзя при таких планах. Дай мне денёк обдумать, что надо. Завтра в это время к тебе приду. Я уже почти согласен но, всё-таки, подумаю, нельзя так сходу решать. Хотя такой поход раз в жизни может быть. Потом всё время жалеть буду, если без меня пройдёт.
   На том и расстались, до завтра.
   При новой встрече разговор начал кормщик.
   -Ты знаешь, Ждан, я пойду с тобой, если ты согласишься с моими пожеланиями. Скажу больше, я почти знаю дорогу, во всяком случае, я мальчишкой был, а с отцом один раз мы ходили на Белое озеро, а оттуда дорога уже прямая на Волгу. Но дело не в этом, есть у меня несколько условий.
   -Говори, Мирослав, я знаю, ты лишнего не спросишь.
   -Ты правильно задумал, взять одну лодию, бери не самую большую, но хорошую. И сойму правильно решил брать. Добрая лодия. Вот только думаю, что трёх хватит, особенно если взять большие соймы. Но нужно на всё заказ размещать сейчас, скоро купцы начнут готовиться к следующему году, и все корабельщики будут заняты. Если доверишь, сам с корабельщиками поговорю и закажу. Но вот что я хотел тебе сказать. Я пойду сам, и возьму всех своих сыновей. Кормщики они пока не очень, заодно и поучу их. Сам пойду на лодии, их посажу на соймы. За труды попрошу у тебя для себя три гривны в год, для сыновей по одной в год. Сам знаю, что дорого прошу, но пойми и ты меня, в такую дорогу, и на такой срок, найти кормщиков тебе не удастся. Никто не согласится. А я почти и дорогу знаю. Кроме того, дорогу, что мы найдём, будем знать только ты, я, и мои сыновья. А мы будем с тобой. Никто, во всяком случае, сразу, не сможет тебе помешать.
   -Понятно мне всё, Мирослав. Я с этим согласен. Что ты ещё хочешь?
   -Попрошу взять с собой хотя бы одного корабельщика. В такой дороге он может пригодиться. И, кроме того, если будем основывать заимку, он пригодится, может быть, сможем на месте строить лодии.
   -И с этим я согласен, Мирослав. Сам хотел тебя об этом просить.
   -Тогда ещё вот что. Если место хорошее для будущего городища найдётся, сможем мы туда переехать? Что-то мне тревожно здесь становится. Вокруг все друг друга режут, места здесь неспокойные становятся, варяги тут стали гулять, как бы и до нас не добрались.
   -И с этим я согласен. Даже рад буду, если так получится. Только добавить хотел тебе ещё задачку. Наверняка мы по дороге встретим много рек. Так вот, хотел бы я, что бы ты, или твои сыновья, разведали эти речки. Так мне и кажется, что с Волги можно попасть и в другие места, не только в Хвалисское море. Проплыть надо будет по этим речкам, посмотреть, поспрашивать, куда ещё можно будет попасть. Чем больше будем знать об этом месте, тем легче нам будет.
   -Я тоже так думаю. И готов к этому.
   -Значит, так и определимся. Ещё раз, как я про это думаю. Если что-то по-другому надо сделать, скажи. Получается, что пойдём на одной лодии и трёх соймах. На лодии будет основной груз, оружие, товар, припас и кормление. Всего должно быть сто человек, не более. Пятьдесят будет на лодии, на соймы придётся по пятнадцать человек. Весь груз на лодию не поместится, придётся грузить и соймы. Одна сойма должна быть передовая, дорогу будет искать, смотреть, пройдёт ли лодия. Вторая должна быть между лодией и передовой соймой, если что, или подмогу окажет передовой сойме, либо позовёт на помощь. Третья пойдёт сзади, будет присматривать, чтобы никто ни пристроился. На каждую сойму посадим по десятку воев, из них же надо будет гребцов набрать, я думаю, что шести гребцов на сойму должно хватить. Пару охотников, приказчика посажу, пусть дорогу осваивают, особенно когда по новым местам пойдём. Оружие, пропитание. Груза много будет, смотри, чтобы всё сумели забрать, где там можно будет что-то найти, не знаю, всё с собой повезём.
   -Какой груз будешь брать, Ждан?
   -Оружия для семидесяти воев, с запасом, шлемы, секиры, копья и сулицы, луки, стрелы, бронь какая-нибудь нужна будет. Кузню походную возьму, небольшой запас железа, топоры, ножи, котлы, инструмент разный, и самим пригодится, и при случае продать можно. Меха возьму, сколько получится, льняные ткани. Да и кормление для всех, сколько надо. На сто человек в день только мешок зерна уйдёт. Это, считай, мешков двести надо грузить. А лучше четыреста. Может, охотники смогут добыть чего-нибудь, да рыбы удастся наловить. А если на зимовку где оставаться, то придётся искать еду ещё. Это только на дорогу. Как всё уместить, не знаю. Да, и совсем забыл. Помнишь, в Царьграде видели мы с тобой лодию иноземную, она ещё сверху была досками закрыта. Палуба называется. А гребцы под этой палубой. Там степняков должно быть много, они стрелы любят метать. Может, на лодии, тоже такую палубу сделать? Для защиты от стрел.
   -Всё я понял, буду с кормщиками говорить. Обговорю, какие лодии нужны, сами подскажут. Вот только торговаться сам будешь.
   -Это уж как водится, как же иначе. Тогда начинай говорить с корабельщиками, будем лодии заказывать, и скажи, кого с собой ещё возьмёшь. Буду начинать считать походников, сколько у меня людей получится.
   После окончания разговора с кормщиком, Ждан послал мальца к Всеславу, пригласил его для разговора. Всеслав не заставил себя долго ждать, вечером товарищи встретились, чтобы обсудить свои дела.
   Ждан рассказал о договорённостях с Мирославом, передал ему весь разговор с раскладом по грузу. Спросил у Всеслава:
   -Что ещё надо добавить? Кого ещё приглашать будем?
   -Это хорошо, что Мирослав согласился. Да и дорогу, как говорит, почти знает. Это очень хорошо. Времени терять не будем. Пройдём легче, пока вода высокая. Теперь давай обсудим, что будем брать. Оружие мы с тобой обсудили, выбирать буду я сам, торговаться и покупать будешь ты. Будет у нас пятьдесят воев, я уже десяток подобрал, хорошие вои, да и лучники неплохие, готовы пойти куда угодно. Плата рядовому вою пол гривны в год, и доля в военной добыче. Дорого, конечно, но тут Мирослав прав. На такой срок и на такой поход найти просто так людей трудно. Думаю, что за зиму наберу ещё десятка четыре. С охотниками сложнее. Они и здесь себя вольготно чувствуют. Но, думаю, с десяток отчаянных найдётся. Будет у нас пятьдесят воев и десяток охотников. Хватит?
   -А вот и давай считать. На сойму мы посадим по десятку воев и двух охотников. Останется двадцать воев и четыре охотника на лодию. Сможем мы с таким количеством от лихих людишек или от степняков отбиться? Ведь нас, скорее всего, не на реке будут пытаться ограбить, или на волоке, или на порогах-перекатах, когда будем лодии тащить. Да, не забудь, вои должны уметь на веслах сидеть, грести некому будет.
   -Маловато конечно. Придётся лодии по очереди проводить, одну тащить, а с других вои будут охранять, остальные лодии будут на воде, подальше от берега. Потом следующую лодию так же проводить будем. А охотников подальше от волока в охрану отправим. Долго, но безопасно.
   -Хорошо, Всеслав. Так сколько у нас людей получается?
   -Считаем. Пятьдесят воев, десять охотников, четверо кормщиков, приказчиков сколько будет? Шестеро? Да нас двое. Всего получается семьдесят два человека. Нет, ещё корабельщик и кузнец. Семьдесят четыре. Мало?
   -Не могу сказать, что мало, но больше мы не сможем взять, да и денег на такое количество уже в обрез будет. Ты же скажешь, что перед дорогой надо половину обещанной платы за год заплатить?
   -Скажу.
   -Ладно, сам всё понимаю. Вот только самому становится страшно, что я затеял.
   -А теперь, Ждан, уже ничего не отменишь. Раньше надо было бояться. Нет, конечно, отменить можно, но с тобой тогда никто больше никогда иметь дела не будет.
   -Да понимаю я всё. Не оттого говорю, что отменить хочу, а слишком много я на этот поход ставлю. Но опять прав Мирослав. Такой поход раз в жизни может быть. И жалко будет, что это не твой поход.
   -Так что, друже Ждан, тряхни мошной, и начинай собирать караван.
  
   Глава 3
   03.791
   Вся зима была занята подготовкой каравана. Постоянно приходилось разбираться с какими-то делами, то по строительству лодий, то с запасами еды, торговаться, запасать всё необходимое в дорогу и продавать свой товар со складов, закупать новый товар в дорогу. Многое из первоочередных дел взяли на себя Всеслав и Мирослав. Мирослав буквально ночевал у корабельщиков, ощупывал каждую доску, вкладывал всё своё умение, знание в новые лодии. И они получались на диво ладные и пригожие, если это можно применить к лодиям. На лодиях сделали защитные навесы для гребцов и дополнительную съёмную защиту по бортам от стрел. Были сделаны дополнительные закрытые помещения для хранения товара и груза. Все кормщики, видевшие новые лодии, удивлённо качали головами, никто так не строил, только для Ждана и Мирослава вводили такие новинки, которые те привезли из дальних краёв от иноземцев. Но выходило хорошо, и можно было не сомневаться, что скоро появятся и другие подобные лодии.
   Всеслав тренировал новых воев. Постоянно проводил учебные бои, изводил сотни стрел, заставляя лучников ежедневно стрелять из любого положение в любых условиях. Со степняками сравниться было трудно, те рождались с луками в руках и на коне, но и сейчас лучники у Всеслава стреляли в любых условиях, с высокой скоростью, выпуская до двенадцати пятнадцати стрел в минуту. Да и пешцев постоянно тренировали против лучников, правда, те стреляли тупыми стрелами, но навыки поведения и защиты при постоянном обстреле вбивались в воев крепко.
   Караван был готов, даже уже приходилось кому-то отказывать. Слухи так и ползли по окрестным землям, что купец Ждан готовит какой-то необычный караван в неизведанные земли, и платит щедро всем походникам. Так что, желающие были. Нашлись и охотники-следопыты, охочие до новых мест, и пара мастеров-корабельщиков согласилась пойти в поход, правда, тут постарался Мирослав. Кузнеца Ждан пригласил со своего подворья, хороший кузнец у него был, отлично владел своим мастерством, понимал металл и оружие. После долгого раздумья пригласил Ждан и мастера-оружейника, луки, щиты, копья, сулицы, брони тоже требовали ухода, да и ремонт и изготовление новых изделий взамен изломанных лишним не будет.
   Приказчиков набралось шесть человек, в основном из тех, кто уже работал у Ждана, со стороны был только один разорившийся купец, да и разорился он не потому, что купец плохой, а все его лодии с товаром были захвачены разбойниками.
   Так что караван был готов к походу, ждали, когда вскроются реки и сойдёт лёд. Всем походникам Ждан выдал по половине обещанной суммы за первый год похода, все были довольны и ждали только отправки каравана. Правда, волнение было у всех, все же дорога предстояла дальняя и неизвестная, но дружина подбиралась крепкая, что внушало уверенность в успешном завершении похода.
   Когда лёд сошёл, Ждан, посоветовавшись с Мирославом, назначил выход через неделю. А пока лодии перегнали от корабельщиков к складам Ждана и начали их загрузку. Всего на загрузку ушло пять дней, в течение которых на лодии был загружен весь припас, товар, оружие. Основная часть припаса, товар для торговли, инструмент и оружие были погружены в лодию, Передняя сойма шла почти пустой, на ней был небольшой запас продуктов, оружия, инструментов, полтора десятка воев и пара охотников. Кормщиком был старший сын Мирослава, Первуша. Это была передовая лодия, ей было предназначено разведывать и указывать путь для всего остального каравана. Вторая и третья соймы были гружёны уже больше, как-никак груза у каравана было много, на второй кормщиком был средний сын Мирослава Вторуша, а на третьей - младший сын Третьяк. На лодии, и на сойме Вторуши, дополнительно было припасено на привязи за кормой по небольшому челноку.
   В день отплытия каравана погода выдалась солнечная и тёплая, на небе были лёгкие облака, теплый ветерок не наводил на мысли о бурях и бедах, так что погода благоприятствовала хорошему началу похода. Караван отошёл от причалов с утра, все походники вечер провели с родными и близкими, так что долгих проводов не было. Были, конечно, и слёзы, и объятия, и настроение не самое радужное, но постепенно всё заполняло ощущение начала дороги, нового, значительного дела и ожидание больших перемен в ближайшее время. Внутри поднимался клубок совершенно противоречивых чувств от жалости с расставанием с такой привычной и знакомой жизнью, до нетерпеливого ожидания грядущих перемен.
   -Мирослав, - спросил Ждан, ты говорил уже, но расскажи ещё про дорогу.
   Ждан, Всеслав и Мирослав стояли на корме лодии и видели весь не сильно растянувшийся караван.
   -Значит так, - начал Мирослав - сначала пойдём по Ладоге, далеко заходить не будем, но с самого края не пойдём. Своенравное оно озеро, может легко пропустить, а может и неласково встретить. Идти будем до устья Свири. Затем будем подниматься по Свири вверх и придём в Онежское озеро. Свирь речка норовистая, бурная, порожистая, перекатов много. В низкую воду можно и не пройти, или наломаться придётся. Да если ещё и ветер, то очень трудно будет. Сейчас вода высокая, надеюсь, что пройдём спокойно. Нет, просто так не пройдём, но всё равно лучше, чем в межень.
   Затем попадём на Онегу озеро. Там тоже не сладко. Много камней вдоль берегов, берега низкие, топкие, места надо знать и плыть осторожно. Ветер может налететь и бед наделать. Но у нас впереди Первуша идёт, он плавал здесь несколько раз, да и я дорогу знаю. А, не зная дороги, трудно там плыть. Можно и не доплыть.
   По Онеге будем плыть до устья Вытегры, а потом пойдём вверх, до её истока. Там волок должен быть, километров двадцать, до реки Ковжа. А как попадём на Ковжу, считай, что уже попали на Волгу. Ковжа приведёт в Белое озеро. Тоже неспокойное озеро. Хватает и камней скрытых, и мелей. Но это уже другая дорога, на низовье. Из Белого озера вытекает река Шексна, а уж она впадает в Волгу. Ну, а далее по Волге я дорогу не знаю, слышал только, что по ней идти прямо до Хвалисского моря. Волга река тоже непростая для плавания, хоть она и течёт через все земли славянские и прочих народов. Мурома, меря, черемисы, весь, мордва, чуваши, много на её берегах народа живёт. Может и широко разлиться, а может мелями вся укрыться. Но тут дело такое. У нас сейчас никто не знает этой реки. Так что, плыть надо, и смотреть дорогу.
   Так, как Мирослав и рассказывал, всё плавание и прошло. Основные трудности были при плавании по Свири. Несмотря на высокую воду, плыть пришлось с большой осторожностью, впереди идущая сойма Первуши показывала безопасный путь, и караван успешно прошёл всю дорогу, благо высокая вода позволяла проходить по самым опасным местам достаточно уверенно и спокойно.
   Помучиться пришлось также на волоке на Шексну, но нашлась рядом весь, нашлись лошади и волок преодолели без особых трудностей.
  
  
  
  
   Глава 4
   04.791
   -Вот караван и на Волге, - подумал Ждан, оглядывая открывающуюся перед ним новую реку. Лодия вышла на простор из узкой Шексны. Мирослав не подвёл, Месяц потребовался, чтобы дойти от Ладоги до Волги. И только здесь начинается наша дорога в Багдад. Какая она будет? Эта дорога. До этого мы только подступались к ней. Искали её. И вот она началась.
   -Вот, похоже, Ждан, и началась наша новая дорога, - как будто подслушав его мысли, сказал Мирослав. Здесь хорошо бы найти кого-то из знающих кормщиков, легче было бы плыть. Хотя бы расспросили. А то, может быть, есть и другая, более короткая и безопасная дорога.
   -Ну что же, найдем какое-нибудь поселение или городище, встанем, узнаем новости, поспрашиваем, что вокруг творится, попытаемся найти кого из местных кормщиков. А может, хотя бы про реку расскажут. Всё лучше плыть будет. Хоть у нас и дорога дальняя, но хотелось бы, и вернуться к зиме домой.
   -Мы вроде бы только начали дорогу, а ты уже и домой собираешься?
   -Как же, собираешься. Но забывать дом в любой дороге не следует. Там корни, там сила. Без этого ты как перекати поле. Помнишь, Джамиль о таких травах без корней рассказывал?
   -Челнок от Вторуши бежит, - сказал Мирослав, вглядываясь вперед. Что- то случилось.
   Когда челнок подошёл поближе, с него сообщили, что за поворотом обнаружили устье ещё одной реки, и там стоит весь. Посовещавшись, решили, что к веси на сойме Вторуши пойдут для переговоров Мирослав и Всеслав. Узнать, что за место, расспросить про дорогу, просто переговорить и познакомиться.
   На челноке Мирослав и Всеслав отправились ко Вторуше, а потом сойма медленно стала приближать к берегу, выставив щит оборотной стороной, как знак мирных намерений. Остальные лодии остались на середине реки, чтобы не пугать местных, и ждали вестей от переговорщиков. Мирослав и Всеслав сошли на берег, через некоторое время к ним вышли два человека из веси, после недолгих переговоров Мирослав замахал руками, подзывая лодии к берегу.
   Когда лодии причалили к берегу, Мирослав сообщил, что жители этого это поселения принадлежат к племени меря. Услышав, что это караван купцов из Ладоги, жители не стали возражать против ночёвки каравана на берегу возле веси, и готовы рассказать про дальнейшую дорогу.
   Вечером, к костру, был приглашён старейшина, назвался он Сюркей, с удовольствием угостился кашей и ответил на вопросы.
   Живут они тут уже давно, сам Сюркей здесь родился, а был он человеком лет около сорока. Занимаются они в основном охотой и рыболовством. Лодий, как он говорил, здесь плавало немало, но кто и куда плыл, неизвестно, здесь они обычно не останавливались, проплывали мимо. Река вниз была вполне проходимая, особенно в это время, летом, правда бывали узкие места и мели, но сейчас можно плыть спокойно. Проводника они дать не могут, да он и не нужен, дорога тут одна, а дальше, после нескольких дней пути, будет поселение Медвежий угол, тоже племени меря, там ещё река впадает, он её назвал Которосль. Большое поселение, там есть и купцы, и ремесленники, там можно найти и проводников и узнать дорогу. Лихие людишки здесь не балуют, некого им здесь сейчас грабить, разве только они с соседями иногда схватятся, что-то по-соседски не поделив. А так всё спокойно.
   Поинтересовался, будет ли торговля, и чем. На обмен могут предложить меха. Товара не много, а путь ещё дальний, поэтому торговля не состоялась. На том и расстались.
   Переночевали спокойно, но караульных на ночь Всеслав расставил. С утра поели и отправились в путь, пока вода стоит высокая время терять не стоит.
   Плыли спокойно в уже установившемся порядке. Действительно, после нескольких дней пути возле устья очередной реки увидели довольно большое городище, решили здесь остановиться и осмотреться, разузнать дорогу. Это оказалось поселение Медвежий угол. Большое поселение. Много мастеров, кузнецов, оружейников, гончаров. Были и купцы. Правда, разговора ни с кем не получилось. Все старались сохранить свои тайны, и никто не спешил делиться своими знаниями о дороге и новом для нас окружении. Проводника в дорогу найти тоже не удалось, но Мирослав сумел разговорить нескольких кормщиков, и хотя бы что-то узнать о предстоящем пути. Задерживаться надолго не стали, ничего никто не хотел рассказывать, приходилось ждать чуть ли не нападения на свой караван, но постоянная готовность воев и хорошее оружие у них охладило желание пограбить. Но всё равно, задерживаться не стали, и уже через день караван опять пошёл своей дорогой вниз по Волге.
   Дорогу нельзя было назвать лёгкой, но она не была и непереносимой. Иногда попадались участки большой воды, где еле-еле можно было разглядеть берега, а иногда приходилось плыть в окружении сплошной стены лесов по берегам. Мирослав говорил, что очень здорово выручает высокая вода, половодье, которое позволяет пройти мели и перекаты. Об этом говорил его многолетний опыт кормщика, да и попадавшиеся среди обширных пространств воды, торчащие из воды верхушки деревьев, говорили о том, что здесь должны быть острова, сейчас залитые водой, широкие плёсы должны свидетельствовать о не слишком больших глубинах и возможных мелях при снижении уровня воды. Мирослав постоянно заносил все сведения о пройденном пути, составляя лоцию по маршруту. Обычно двигались на вёслах, иногда поднимая парус, давая отдых гребцам. Очень хорошо показали себя соймы. При своей малой осадке, хорошей устойчивости и управляемости они оказались незаменимы как разведывательное и передовое судно, благодаря чему можно было вполне спокойно плыть по незнакомой реке.
   Открывающиеся места вызывали неподдельный интерес. Вроде бы и знакомое всё, но воспринимается как-то по-другому. И цвет у листьев другой, чем дальше на полдень уходила лодия, тем более светлыми и яркими становились листья. И вроде бы обычные берёзы были другими, всё больше и больше становилось деревьев с небольшими отличиями от ранее привычных взгляду. И от этого всё окружающее становилось как бы загадочным, непривычным, и всех охватывало ожидание чего-то нового. Местами река протекала среди сплошных лесов, которые сменяли ровные, открытые места и луга, и тогда, насколько можно было видеть, везде должен был быть сплошной травяной покров, отличные заливные луга, сейчас залитые водой. Открытые места сменялись холмами и кручами, заросшими густыми лесами. По низинам обычно росли ивы и кустарники, которые при спаде воды образовывали непроходимые заросли. Из деревьев в основном были на виду сосны и ели, которые сменялись дубами, березами, кленами.
   Если по пути на берегу встречалась какая-либо весь, старались узнать всё, что можно о дороге впереди, о местности, народах и племенах, ожидающих впереди. На переговоры обычно отправлялся Мирослав на одной из сойм, остальной караван ожидал его на середине реки. Пара стрел или наконечник, переданных в качестве подарка, способствовали установлению мирных отношений и успешным переговорам.
   Веси и поселения встречались нечасто, и постепенно всё вокруг становились всё более и более чужим. Почти никто уже не знал мест, откуда идёт караван, да и люди, населяющие эти веси, всё сильнее отличались внешне от облика привычных для ладожан людей.
   Ночевали на коренном берегу, вытащив лодии на берег. Успевали поймать рыбу, пройдя с бреднем вдоль берега. Рыбы было много, так что хватало всем.
   Так и плыли день за днём. Волга становилась шире, хотя вода уже пошла на спад. Но, судя по всему, если не все, то много труднопроходимых участков уже пройдены, особенно это стало ощущаться после того, как с правой стороны Волга приняла большой приток. Хотя сейчас, в половодье, поручиться за это нельзя было. Тем более, что полузатопленных островов меньше стало ненамного. Местные жители, что жили недалеко от этого места, сказали, что это река Ока. Они же сообщили, что ниже будет ещё один приток с правой стороны, река Сура и с левой, река Ветлуга. Они впадают в Волгу почти рядом, и от этого места начинаются земли другого народа.
   Мирослав вёл лодии осторожно, обходя затопленные острова ближе к ярам и кручам и подальше от плесов и широкой воды.
   При дальнейшем движении вниз по обоим берегам Волги стояли сплошные леса. Изредка леса прорезала небольшая река, но такой реки, как Ока, не было. Да и поселений не попадалось. Видимо, действительно заканчивались земли, населённые знакомыми племенами, и начинались по настоящему неизвестные места.
   И вот, наконец, перед караваном с правой стороны показалась довольно большая река, Видимо, это и есть Сура, о которой предупреждали. Около устья Суры на её правом берегу располагалась довольно-таки высокая гора с крутыми, местами, склонами, у подножия которой располагалось какое-то городище. Городище было довольно большое, окружено насыпью и рвом. Поступили как обычно, Мирослав отправился на переговоры, и через некоторое время начал махать руками, подзывая всех к берегу.
Когда все лодии причалили к берегу, Мирослав сообщил, что местные согласились, на то, что бы дать переночевать каравану возле их поселения, расскажут всё, что знают про дорогу и территории здесь и впереди по пути.
   Вечером, приглашённый ещё днём, к костру подошёл старейшина поселения. Звали его Абдай Бакей. После незатейливого угощения, начался разговор. Хоть и с трудом, но походники и Абдай Бакей понимали друг друга.. Язык местных оказался схож с языком некоторых племён, проживающих в окрестностях Ладоги. Как оказалось, они называли свой народ мари, или марийцы, поселение называлось Цепель. Место это было далеко не простое. Здесь в Волгу впадали две реки, причём практически рядом, одна с правого берега Волги, Сура, другая с левого берега, Ветлуга. Обе реки уходили далеко в сторону от Волги, по Суре вверх жили чуваши и мордва, по Ветлуге марийцы. Места были здесь слабо населённые, сплошь покрытые лесами, поселения встречались довольно редко. Основное занятие было охота и рыболовство, бортничество. Ниже по течению Волги, начинались земли, других народов. Чьи земли, сказать определённо было нельзя. Раньше там жили буртасы и какие-то степные кочевники, причём постоянно приходили какие-то новые племена. Хазары, булгары. В основном булгары жили при впадении в Волгу реки Кама, и ниже по Волге, и выше вверх по течению Камы, там стояли большие поселения и городища. Занимались они земледелием и скотоводством, выращивали пшеницу, просо, горох. Хорошо было развито у них и ремесленное производство. Продавали хорошие гончарные изделия, железные инструменты, оружие, но дорого брали. Поэтому Абдай Бакей предложил устроить небольшой торг, если у нас есть, чем торговать. Вверх по Каме жило также много народностей, но старейшина про это ничего сказать не мог. Ниже Камы, по Волге, земли принадлежали степнякам, хазарам, правда, там было много земледельцев, не только кочевники. Но купцов не трогают, позволяют торговать спокойно, правда, пошлину берут.
   Когда Абдай Бакей посмотрел образцы инструмента, оружия, то дал очень хорошую цену, причём мехов, по его словам, у них хватало купить большое количество товара по этим ценам. Пока Ждан ничего продавать не решил, оставив всё до утра.
   После того, как Абдай Бакей ушёл, у костра остались Ждан, Всеслав и Мирослав обдумать услышанные новости.
   -Может быть, здесь и заложить заимку? - задумчиво произнёс Ждан. - Место хорошее, две реки впадают здесь, судя по всему, в лесах мехов можно много добыть. И с кормлением проблем не будет, у степняков можно зерно купить, судя по словам старейшины цены там вполне приемлемые.
   -Да и гора подходящая, - так же задумчиво произнёс Всеслав. - Если там, на вершине, поставить небольшую городьбу, то обороняться будет легко, много воев не потребуется.
   -Да и реки, Сура и Ветлуга, очень интересные. Судя по тому, что степняки приходят с правой стороны, то Сура должна где-то выходить в степные места, а там могут быть тоже интересные места. А Ветлуга, судя по словам старейшины, вся в лесах, там никакой дороги, кроме как по реке, нет. А степняки по рекам не плавают.
   -Да и места ниже идут уже заселённые, степняки там крепко сидят и давно, и приходят постоянно, откуда-то, - высказался Ждан.
   Все посидели молча, всматриваясь в причудливую игру огня, пытаясь в переменчивом поведении языков пламени увидеть правильный ответ на свои мысли.
   Всё понятно, други, - прервал молчание Ждан. - Пришла пора делить караван. Давайте сделаем так. Завтра будем торговать со старейшиной. Купим у него землю на горе. Я думаю, дадим подарки, заплатим за землю, он согласится. Оставим здесь две соймы, два десятка воев, пару приказчиков, кузнеца, корабельщиков, охотников. Десяток будет строить подворье, готовиться к зиме, соймы с воями и охотниками пойдут по рекам, Суре и Ветлуге. Надо разведать места, узнать, что за земли, и что за люди здесь живут. Будем рассчитывать, что к зиме мы вернёмся, а лучше ещё раньше, чтобы успеть вернуться домой, продать товар, купить новый и набрать людей для нового поселения. Но это вряд ли. Если место не подойдёт, будем искать другое, но уже, я думаю, выше по течению. Вниз нам уже дорога закрыта. Судя по всему, мы на границе, леса кончаются, дальше начинаются степи. Хотя видно будет, когда вернёмся. Если нужно что-то по-другому сделать, предлагайте.
  
  
  
   Глава 5
   06.791
   Так, как Ждан предложил, так и поступили. С утра торговались со старейшиной. Он согласился дать место под подворье, за это ему подарили пару металлических котлов, пару топоров, нож и десяток стрел с железными наконечниками. Предупредили, что потом, может быть, привезут ещё людей, Абдай Бакей не удивился, наоборот, он сказал, что будет рад. У походников, по его словам, хорошие воины, и им, под нашей защитой, будет спокойней жить. Продали местным почти весь инструмент, оставили себе только для постройки поселения и несколько образцов, чтобы прицениться по пути движения каравана. Договорились, что Абдай Бакей, если будет надо, даст людей в помощь для постройки подворья. Старшим оставался десятник Гордей, человек спокойный и рассудительный, хороший воин. Оставили кузнеца, мастера оружейника и корабельщиков, охотников. Почти половина каравана осталась у Цепеля. Остающимся людям наказали готовить подворье к зимовке. На весь караван, вернуться надо до зимы, все будут зимовать здесь. Кроме того, охотникам, остающимся Вторуше и Третьяку, велели изучать как можно лучше и дальше Суру и Ветлугу, делать лоции, искать новые поселения для торговли, изучать территорию. В каждую сойму определили по паре охотников, приказчику, десятку воев. Кузнец Твердислав должен был узнать про железную руду, где можно на болотах её найти, должен был научить охотников искать приметные места. Корабельщики должны были присмотреть лес и место для строительства новых лодий, соймы показали себя с самой лучшей стороны, и думалось построить ещё несколько штук.
   Закончив на сегодня все дела по устройству заимки, не теряя времени, после обеда лодия и сойма отправились дальше в путь вниз по Волге. Решено было взять с собой одну сойму и челнок, как-никак, они могли сильно пригодиться в пути. В случае необходимости, их можно было либо загрузить на лодию, либо взять на буксир. По описаниям Абдай Бакея, дорога должна быть не обременительной, конечно, мели будут обязательно, но здесь всё уже зависит от мастерства кормщика. Река петляла, было много стариц, река часто меняла своё русло. И поэтому опять впереди шла сойма, определяя дорогу. Старались идти как можно быстрей, если была возможность, поднимали паруса. Очень внимательно осматривали берега и всё вокруг, ожидая налёта кочевников, особенно в узких местах и при прохождении островов.
   Так караван и двигался, опасностей не было, скорость была хорошая, и настроение у всех тоже, цель становилась всё ближе и ближе. Берега оставались лесистыми, но местами появлялись просветы, особенно по правому берегу, правда, пока небольшие. Правый берег был выше, левый пологий. Поселений не видели, новых притоков не попадалось, так что пока ничего не могло поколебать уверенность в правильном выборе места для заимки. Если всё, что рассказал Абдай Бакей, было правдой, а сомневаться в этом не было оснований, придётся на этом месте основывать поселение, искать людей и охотников к перемене мест, осваивать всю эту территорию. Тем более, она, похоже, была далеко от других поселений и обжитых мест, а встреченные местные жители приветливы и дружелюбны. Но пока об этом думать было рано. Но задуматься стоило.
   Так и добрались до впадения в Волгу с левой стороны большой реки, судя по описаниям Абдай Бакея, это была Кама. Небольшие поселения, которые встречались по пути, пропускали, не задерживая движения, ждали ниже слияния с Камой появления поселения Болгар. Всё по поводу дороги сообщил Абдай Бакей, и он же сказал, что сюда приходит много караванов из самых разных мест с самым разным товаром. Так что здесь, наверное, придётся задержаться. Встретиться с купцами, прицениться к товарам, узнать про дорогу.
   На берегу встретили стражники, показали место, где можно причалить, получили пошлину, немного рассказали, где что находится. Так что, закрепив лодии на берегу, оставив старшим около лодий одного из десятников с его десятком с наказом охранять имущество, Ждан, Всеслав, Мирослав, с тремя воями охраны каждый, пошли смотреть поселение и собирать сведения и о дороге, и о товарах.
   Первым делом отправились на рынок. Товара было много, и хорошего товара. Торговали купцы действительно из разных стран, Ждан по опыту торговли в Царьграде мог определить почти точно, откуда прибыл купец. Да и цены царьградские хорошо знал. Так что, попал он в привычную для себя обстановку. Ходил, смотрел, приценивался, заводил разговоры с купцами, обсуждал товары из разных стран. Много было украшений, из серебра, золота, самоцветных камней. Хороши были кожи и изделия из неё. Много было посуды из глины, местные мастера не зря славились своим умением. Умелыми были и местные кузнецы. Инструмент, оружие, всё было сделано с хорошим качеством. Много предлагали пшеницы, проса, гороха, коней, овец, коров. Сначала смотрели на Ждана подозрительно, что это, мол, за человек, всё выспрашивает и ничего не покупает и не продаёт, но после того, как Ждан объяснил, что только приплыл и ещё только осматривается, становились дружелюбней и охотней поддерживали разговор.
   День заканчивался, купцы начинали сворачивать торговлю, Ждан направился обратно на лодию, обсудить полученные новости со своими подельщиками. Все вернулись почти одновременно, но разговоры отложили на потом, сначала надо было поесть, тем более, что еда уже поспевала.
   -Ну, что, Мирослав, - начал разговор Ждан, - узнал, что про дорогу?
   -Да почти ничего нового. Дальше дорога спокойная, река петляет, петли бывают и очень большие. Много островков, стариц, есть в нескольких местах мели, но они обычные, хороший кормщик их сразу узнает. Земли здесь хазарские, но они обычно никого из купцов не трогают, в устье Волги, перед впадением в Хвалисское море, стоит город Хамлидж (с X века известен как город Итиль), столица хазаров. Там опять возьмут пошлину, там же можно будет узнать дорогу по Хвалисскому морю.
   -А у тебя какие известия, Всеслав? - продолжил спрашивать Ждан.
   -Посмотрел я оружие. Хорошее оружие. Брони добрые. Кольчуги. Сабли. Луки, наверное, лучше наших будут, купить бы несколько штук для проверки. А так, что ещё могу сказать? Какие они вои? Не знаю, хотя бы на тренировку у них посмотреть надо. Но, скорее всего, как и все кочевники, воюют на лошадях, так что, думать надо как с конными бороться. Да, видел интересное приспособление против конницы, это несколько кусков металла, сваренных под углом друг к другу, бросишь на землю, всегда вверх торчит одна спица, в траве не видно, но когда лошадь наступает на это устройство, повреждает копыта и не может двигаться. Никакого другого нового оружия я не видел. А ты что узнал, Ждан?
   -Узнал. Товара здесь много можно найти, и самого разного. И наш товар можно выгодно продать. Так, что, можно и закончить поход, и возвращаться назад.
   -Ты что, на самом деле так думаешь? - спросил Всеслав. А для чего тогда всё было?
   -Нет, конечно, только говорю всю правду, как она есть. Мы побывали только в одном новом для нас месте, и посмотрели всего один рынок. И не знаем, что и как там впереди. Я хотел бы дойти до конца. Ведь даже так, как мы, чуть сунулись в новые места, а уже столько всего увидели. Я просто не могу сейчас сообразить, как тут лучше поступить, думать надо. Но одно я знаю точно, Нам надо продолжить наш поход, и мы не зря всё это затеяли. Вот только чем всё это может закончиться, я пока сказать не могу. Я думаю, что нам надо на денёк здесь ещё задержаться, посмотреть, что здесь и как организовано, как купцы торгуют, где товар держат, как тут можно будет устроиться. Короче, это место надо очень хорошо осмотреть, может быть, нам сюда еще не раз придётся возвращаться. Так что, надо быть готовым ко всему. Неизвестно, будет ли у нас возможность на обратном пути всё здесь изучить.
   -Давайте так и поступим, - завершил разговор Мирослав. Завтра, так же, как и сегодня, осмотрим и изучим здесь всё, что можно, и после этого пойдём дальше. Нам ещё далеко идти. А сейчас будем спать.
   Весь следующий день походники занимались изучением поселения. Ждан разослал своих приказчиков узнавать все условия торговли, что для этого нужно, какие пошлины надо платить, где можно найти подворье для жилья, какие на что цены. Сам продолжил обход купцов, лавок, также интересовался у купцов условиями торговли, как лучше торговать, ценами, дорогами, товаром. В общем, занимался привычным, ещё со времён Царьграда, знакомым торговым делом. Правда, так он себя загружал только в первые поездки в Царьград, но что делать, рынок новый, товары новые, порядки новые. А Ждан был хороший купец, и просто так, не узнав ничего, торговать, не собирался.
   Его подельщики занимались тем же самым, каждый по своему делу. Встретились только вечером, на лодии. Переговорили, решили, что на первый раз собрали достаточно сведений, и назавтра наметили отплытие.
   С утра, хорошенько позавтракав кашей с мясом, отправились в дальнейший путь. Тем более, что по данным Мирослава, полученным при расспросе кормщиков и купцов, до столицы Хазарии, Хамлиджа, плыть им было не менее двух недель.
   Время в пути проходило незаметно в обсуждении новых сведений, полученных приказчиками, Всеславом и Мирославом. Все обратили внимание, что кроме товара, можно было купить и рабов, и мастеров, правда, мастера стоили очень дорого, и воев. Или нанять на срок. И все отмечали, в поселении Болгар не было земледельцев, только купцы и ремесленники, причём даже вокруг поселения. Город был чисто ремесленный и торговый. Ну и воины, как же без них.
   Так, в разговорах, обсуждениях и раздумьях, добрались до этого города Хамлидж, столицы хазарского каганата. Правда, дорога изменилась в очередной раз. Лесов было мало, в основном по берегам Волги располагались степи, к реке спускались овраги, промытые потоками весенней воды. Река своего характера не меняла. Петляла, местами разливаясь широко и бросая на пути каравана мели и острова. Были и горы, не то, чтобы до небес и закрывали всё небо, но горы попадались, правда, уже в конце пути. Степи по берегам Волги покрыты ковылём, воды мало, много пересохших ручьёв и рек. Вдали под яркими лучами солнца блестели пересохшие озёра, на дне которых выступала соль. По самому берегу местами попадались участки, заросшие кустарником.
   В Хамлидже всё повторилось так же, как и в Болгаре. Указали место стоянки, заплатили пошлину, и пошли опять изучать город, рынок и товары. Только заняло это больше времени, город был значительно больше.
   Основным вопросом становилась дорога. Дальше начиналась дорога по морю, и где-то надо было перейти к сухопутной дороге на Багдад. И это был основной вопрос для походников.
   -Ну, что, Мирослав, есть у тебя соображения по дороге? - спросил вечером Ждан своего кормщика, когда все собрались на обсуждение прошедшего дня.
   -Много узнать не удалось, но говорят, что надо плыть вдоль правого берега моря, до города Дербент, и там искать попутный караван. Оттуда много куда караваны ходят. Есть или нет какие-то другие порты, дальше по морю, ближе к Багдаду, непонятно, но можно ли там будет найти подходящий караван в Багдад, и найти караванщика, никто не знает.
   -Вот и мне то же самое купцы говорят. Проще всего - доплыть до Дербента. А уже там набиваться в попутчики или самому нанимать караван. Есть там и такие возможности. Большой, говорят, караван не соберут, но небольшой можно.
   -Раз все так говорят, то, наверное, так и надо сделать, - задумчиво произнёс Всеслав.
   -Так, да не совсем так, - ответил Ждан. Давайте поступим по другому. Сойму, с Первушей и пятью воями, одним приказчиком, оставим здесь. Задание им будет узнать всё про этот город, про торговлю, про купцов и товары, про все дороги, изучить дороги до моря. Тут, говорят, Волга сильно разделяется, и найти дорогу до моря не просто. А вои должны узнать всё про оружие, повадки степняков, как они воюют, их привычки, хитрости, про защиту города, про всё, что поможет в защите от степняков. Те, кто останется здесь, должны узнать всё, что можно, про этот народ и город. На обратном пути мы их заберём. Сами пойдём на лодии с Мирославом, будет у нас двадцать пять воев. В Дербенте сделаем то же самое. Оставим в Дербенте Мирослава с лодией, оставим с ним десять воев и приказчика, пусть тоже узнают всё про местных жителей и торговлю, про товар, про дороги и торговые пути, куда только можно дойти, а сами с тобой, Всеслав, будем искать караван до Багдада. Туда же и товар повезём. С нами будет пятнадцать воев, приказчик, как думаешь, хватит народа для такой дороги? Возвращаться нам всё равно нужно будет к лодии, в Дербент.
   -Пятнадцать воев маловато будет для незнакомой дороги, конечно, но больше взять негде. Отберу лучших воев, с лучшим оружием и лучшей бронёй. Возьму тех, кто и стрелок хороший, и в схватке не подведёт.
   -Не забудь, что там придётся на лошадях идти, эти арабы, как и степняки, пешком не ходят, а товар у них возят в тюках на верблюдах. Так, что, все должны на лошадях крепко уметь держаться и скакать.
   -Учту.
   -Мирослав, тебе еще сколько времени надо для подготовки к переходу на Дербент?
   -Думаю, завтра закончить. Проводника надо найти до выхода в море.
   -Ну и ладно. Так что, готовьтесь, завтра ещё день здесь, и пойдём дальше. Всеслав, отбери воев для Первуши. Опытные должны быть, им всё про степняков узнать нужно будет.
   На следующий день был найден проводник, который обещал вывести лодию в море, завершены местные дела. Для остающихся в городе наняли жильё, оставили денег и припаса, раздали все указания. И поутру следующего дня ушли на Дербент. До выхода в море лодию сопровождала сойма, потом забрала проводника и вернулась обратно.
   А лодия, выйдя на морской простор, распустила парус и пошла в виду берега в сторону Дербента. По рассказам купцов на дорогу при благоприятном раскладе должно хватить семи дней.
  
   Глав 6
   08.791
   -Ну, вот и дошли, - сказал Мирослав, направляя лодию к берегу.
   Смотреть на него было страшно. Глаза красные, лицо, несмотря на загар, какое-то серое, неживое. Всю дорогу он практически не спал, днём и ночью управлял лодией, каким-то чутьём угадывая дорогу и ветер. Стерёгся всего, и течений, и ветра. Но не зря Мирослав считался одним из лучших кормщиков в Ладоге, дошли быстро и без проблем.
   Пройдя уже привычную процедуру взимания пошлины и определения места стоянки, лодия была закреплена на берегу, и Мирослав, наконец-то улёгся спать.
   А Ждан и Всеслав отправились в город, осмотреться, познакомиться с купцами и караванщиками, узнать цены и найти караван до Багдада. Дело это оказалось совсем непростое, никто не хотел иметь дело с совсем незнакомым купцом, чужеземцем и иноверцем. Но вода камень точит. Повезло, в конце концов, удалось познакомиться со старым караванщиком, который сильно нуждался в деньгах. Он дорого взял за свои услуги, но они того стоили. Караванщик Ахмет, как звучало его имя для походников, и с которым тот согласился, после решения вопросов по деньгам, оказал неоценимую помощь. Он нашёл верблюдов и лошадей, погонщиков, нашёл караван, который согласился взять с собой попутчиков. Короче, вся подготовка каравана, с помощью Ахмета, закончилась за пять дней, и уже через десять дней после прибытия в Дербент, Ждан с приказчиком, Всеслав с воями, и верблюды с товаром отправились в Багдад.
   Для северян, привыкших к водным путям, всё было необычно. Верблюды, эти непонятные животные с горбами на спине, постоянно что-то жующие, и с высоты своего роста, презрительно смотрящие на копошащихся вокруг людишек. Дорога, горы, растительность, люди, их привычки и поведение, всё было незнакомо и непривычно.
   Дорога из Дербента проходила по берегу моря. Для прохода оставалась узкая полоса побережья , достаточной ширины для спокойного прохождения каравана. С одной стороны - море, с другой - горы. Море у берегов было мелководным, хороших мест для подхода лодий не было.
   Горы были не очень высокие, во всяком случае, всё небо собой не закрывали. Склоны гор были покрыты лесом. Было много незнакомых пород деревьев, но встречались и знакомые. Дуб, клён, ясень. Порой деревья были оплетены какими-то вьющимися растениями и создавали сплошную непроходимую стену. Выше, по мере подъёма гор, лиственные леса сменялись кустарниками и лугами.
   Так караван и шёл по этой узкой полоске между горами и морем, и, наконец, дошёл до ущелья, позволяющего пройти через горы. Ширина ущелья была не очень большой, но караван спокойно прошёл через горы и вышел на равнину по ту сторону гор.
   Перед глазами открывались новые, невиданные ранее северянами земли. Можно было рассмотреть чередующиеся между собой горные цепи и межгорные котловины, высокогорные равнины.
   По мере удаления от моря воздух становился всё горячее, пропали леса. Земля становилась сухой и каменистой. Появилось много полыни, каких-то колючих кустарников. Воды было мало, зато попадалось много пересохших озёр, солончаков, видимых издалека по яркому блеску под лучами солнца. Постоянно попадались русла пересохших рек. Видимо, эти реки появлялись весной, когда была вода. Жара изматывала, постоянно хотелось пить, но воды было мало.
   На ночлег останавливались возле известных караванщикам колодцев, тщательно укрытых и спрятанных от жгучих лучей солнца. И тогда можно было напиться воды, и ночью отдохнуть от палящего зноя. Хотя после дневной жары ночи казались холодными.
   Ждан постоянно находился в каком-то лихорадочном возбуждении. Незнакомые виды, незнакомый язык, непривычная пища, животные, всё вокруг поддерживало в нём это возбуждение. Цель, которую он поставил перед собой, и ради которой пошёл на такие траты денег и сил, заставил поверить себе столько людей, была близка. И не важно, что его обжигает жгучее солнце и сушит ветер, не важно, что из-за жары с трудом можно дышать, он сделал, что хотел, и теперь, несмотря на все предстоящие трудности, он видел, чем будет заниматься дальше. Перед ним открывался новый, прекрасный мир. И этот мир будет дарить ему всё новые и новые дороги, открытия и радости. Не первый раз бывал он в новых странах, не первое это его путешествие, но никогда ещё ни испытывал такого душевного подъёма.
   В таком возбуждённом состоянии Ждан и провёл всю дорогу до Багдада. Ахмет не подвёл, и караван прибыл в Багдад, расположился в караван-сарае, а Ждан с Всеславом вместе отправился искать своих друзей Джамиля и Амира. Дело это было непростое, но и здесь ему повезло, словно вела его неизменная удача. На базаре он встретил знакомых по Царьграду купцов, и они показали ему дорогу к дому Джамиля.
   Увидев Ждана, Джамиль его узнал совсем не сразу.
   -Ждан, ты ли это, как ты здесь очутился?
   -Ну, ты же приглашал меня в гости, вот я и приехал. Ты так интересно и удивительно красиво рассказывал про свой город, что я не мог не приехать. Или ты не рад меня видеть?
   -Как ты мог такое подумать? Как ты сюда добрался, где ты сейчас остановился?
   -Сегодня прибыл с караваном. Как ты и рассказывал, сначала по Волге на лодиях, потом по морю, и на верблюдах от Дербента сюда. Сейчас караван остался в караван-сарае, а я с другом, кстати, знакомься, это Всеслав, отправился искать тебя.
   -Ты удивительно везучий человек, Ждан. Я только три дня назад вернулся домой, был в Самарканде.
   -Ну что же, значит, как ты говоришь, Аллах меня направлял по правильной дороге.
   -Нет, так не годится. Давай твой караван переведём ко мне, там твои люди отдохнут, а ты со своим другом будешь пока жить у меня. Я по тебе скучал, Ждан. Очень уж с тобой интересно говорить. Эй, Оман, собери людей, надо перевести караван моего друга Ждана из караван-сарая к нам, устроить его людей, накормить, дать отдохнуть.
   -Джамиль, но ведь без меня караван никуда не пойдёт. Мне придётся самому ехать.
   -Хорошо, вместе поедем. А нам пока подготовят угощение. Оман, распорядись, и присоединяйся к нам.
   Через пять минут всадники помчались в караван-сарай, переводить караван Ждана на новое место.
   Караванщик Ахмет, узнав, кто приехал, и куда надо вести караван, был очень удивлён, но быстро собрал всех своих погонщиков и повёл караван к Джамилю. Когда все устроились, Ждан и Всеслав отправились с Джамилем на вечернее угощение. Им сразу выделили комнаты, дали отмыться от дорожной пыли, дали новую одежду, и после всего этого они были приглашены на праздничную трапезу.
   Правда, поесть они смогли не сразу. Джамиль так был рад встрече, что постоянно задавал вопросы, не давая гостям поесть. Не отставал от него и Амир, которого Джамиль уведомил о прибытии дорогого гостя. Пришлось Ждану рассказать всё, начиная с подготовки похода и описать всю дорогу. Когда первое возбуждение от встречи схлынуло, начался более серьёзный, обстоятельный и деловой разговор.
   -Что ты привёз, Ждан? - спросил Джамиль.
   -Как ты и советовал, в основном меха. Немного льняных тканей, но не очень много. Немного железных изделий, просто, чтобы прицениться. Немного хмельного мёда, тоже для проверки. Сам понимаешь, пока не посмотришь, как товар продаётся, не поймёшь.
   -Это хорошо. Сейчас пришёл караван из страны Сун, они дают хорошую цену за меха. Мы с тобой договоримся, Ждан? Ты нам поможешь?
   -Конечно, но тоже попрошу о помощи.
   -Всё, что в наших силах, мы сделаем. Что тебя интересует?
   -Что касается товара, пока не знаю. Похожу по базару, посмотрю. Когда определюсь, что хочу купить, скажу.
   И всё же? Что тебе нужно?
   -У меня пока не хватает денег. Я ведь заложил торговую заимку на Волге. Буду строить хорошо укреплённое поселение, поближе к вам. Оттуда вся дорога сюда занимает два месяца в один конец. Так, что, когда я там укреплюсь, буду частым гостем. Можете и ко мне туда приезжать, будете закупать товар на месте. Мехов там на всех хватит. Вот мне и нужно сейчас сделать несколько дел. И здесь я надеюсь на вашу помощь. Во-первых, мне надо заработать на этом походе достаточно, чтобы заплатить тем, кого я взял в поход, и снарядить новые караваны. Во-вторых, мне нужны деньги, чтобы строить это поселение. Нужно оружие. В третьих, мне нужны мастера для того, чтобы они жили в этом поселении и учили своему мастерству наших мастеров. Мне нужны ваши учёные, чтобы они учили наших людей известным им наукам. И многое ещё чего надо. Планы у меня большие. Всё сразу так быстро не расскажешь.
   -А мы никуда не торопимся. Рассказывай.
   -Мне очень понравились эти места. Не только у вас, но и в низовьях Волги. Много хорошего товара можно найти, который будет нужен у нас. Вот и думаю, пустить караваны с товаром, с низовьев Волги и от вас, к нам, на Варяжское море, и к франкам и скандинавам. Здесь путь знакомый уже, больших лодий не надо, поэтому будет проще. Но всё равно нужно эти лодии строить, или купить. Хочу пустить караваны и в другие, кроме этих, места, в Самарканд, например. Там, говорят, тоже много интересного товара. Да и Царьград забывать нельзя. Всё купить будет очень сложно, вот я и хочу, чтобы мастера были свои, и делали всё, что надо. Условия для хорошей жизни я им обеспечу.
   И всё это нужно будет охранять. Сюда мы добрались без нападений, но нам просто повезло. Кочевники там везде, а они любят пограбить. Они ещё придут за добычей. Вот для этого мне тоже нужны мастера, чтобы делали оружие, и воины, которые смогли бы жить в городище и защищать, совместно с такими воями, как Всеслав, эти земли как свои. Я даже готов взять тех, кому уже нет места у вас, изгнанников, если они, конечно, не убийцы и разбойники. Я им дам и дом, семью найдут себе сами, или пусть со своей приходят. Приму.
   И ещё я видел за всё это время очень много диковинок. И много разных людей, самых разных племён и языков. У каждого можно чему-то научиться. Вот и нужны мне учёные, которые знают много языков, умеют читать старые книги разных народов, и учить моих людей своей мудрости и мудрости других народов. И это ещё не всё, что мне надо. Но об остальном можно говорить и потом.
   -Да, Ждан, такого я не ожидал. Я думал, ты просто продашь товар, получишь деньги, как раньше, и всё. А ты вон что задумал.
   -Я только во время дороги сюда понял, что мне надо. И только сейчас об этом говорю в первый раз. Вот в этом мне и понадобится помощь. И не деньгами. Нужно помочь в организации всего этого дела. Нужно найти мастеров и учёных, или выкупить их из плена. Нужно организовать подворья, куда будут приходить мои караваны. Нужно будет закупать необходимый мне товар, который я потом оплачу или обменяю на нужный вам товар. Мне бы было удобней, чтобы мы организовали всё это в Дербенте. Я бы не связывался с сухопутными караванами, вы в этом разбираетесь лучше меня. Я бы занимался только перевозками по воде. А прибыль я вам обеспечу. Мехов я могу доставить вам много, и буду поставлять их только вам, правда, они будут не совсем дешёвыми, вы сами понимаете, что на все эти планы нужно много денег, но они будут дешевле, чем у всех других, да и на дорогу вам тратиться не придётся.
   -Тут даже и думать не надо, - сказал Амир. - Нам деньги тратить не нужно, надо только свести тебя или твоих людей с теми, кто сможет оказать помощь.
   -Ну, деньги, наверное, тратить придётся. Если купить нужно будет мастеров, или помочь кому с переездом ко мне, но эти деньги я верну.
   -Хорошо, сказал Джамиль. Мы тебя услышали, твое предложение очень интересное и выгодное. Но мы, ещё хотя бы день подумаем, посовещаемся, может быть, заинтересуем наших отцов. Их всегда интересовали меха. И потом поговорим ещё и окончательно договоримся. А чем бы ты занялся завтра? Я, почему спрашиваю, дам тебе в помощники кого-нибудь из своих людей, легче тебе будет. И места знают, и язык, и обычаи
   -С утра я бы хотел разобраться со своим караваном. Если вам нужны меха, купите их. Мне деньги нужны будут. Я думаю, что цену уж слишком вы занижать не будете, ведь всё равно узнаю настоящую цену, а при обмане не может быть никакой дружбы. И оружие надо посмотреть. Ты, Джамиль, говорил, что у тебя очень много самого разного оружия, даже из самых дальних стран. Покажи его Всеславу. Он у нас тоже большой любитель оружия. Я думаю, что месяц мне придётся здесь побыть. Понять надо, что это за город, как он живёт. За это время и определимся со всеми нашими планами. Так, что, твой человек будет кстати. И Всеславу дай помощника.
   -Хорошо. Так и сделаем. Тогда расстаёмся до завтра, пойдём отдыхать.
   Весь разговор Ждана с хозяевами шёл на ромейском языке, которым они владели ещё со времён Царьграда. Всеслав его почти не знал, но Ждан ему пересказывал суть разговора, так, что Всеслав оказался в курсе всех договорённостей.
   Перед тем как разойтись по своим комнатам, Всеслав спросил Ждана:
   -Ты действительно хочешь всё это сделать?
   -Да, хочу. Как я говорил, я понял это только по дороге сюда. Мы с тобой по-прежнему вместе? Или ты не хочешь больше участвовать в этом сумасшедшем деле?
   -Да ты что? Всё становится ещё интереснее. Теперь точно без войны не обойдётся. По крайней мере, со степняками. Как я могу пропустить такое веселье?
   -Ладно, тогда мы с тобой ещё поговорим, у меня есть много вопросов. Но потом. А пока ищи оружие. Особенно против степняков. Чую я, нам придётся от них отбиваться, и не один раз. И думай, как поселение строить, чтобы можно было осаду выдержать. И где воев взять.
   С утра Ждан, как и хотел, занялся торговлей. Его меха были встречены с большим одобрением, качество мехов было отменным. Джамиль купил всё разом, и цену дал вполне приемлемую, во всяком случае, Ждан даже и не рассчитывал на такую цену. Купил Джамиль и все льняные ткани, и цена тоже была очень хорошая. Бочонок хмельного мёда Ждан подарил Джамилю на пробу, пусть попробует, что это такое. Так что, свой товар Ждан продал, даже не начав торговли.
   После этого он с помощником от Джамиля пошёл на базар, прицениться к товару. Провёл он там целый день, и остался доволен богатым выбором товара. Можно было найти много разного, отличного по качеству и доступного по цене товара, который успешно был бы продан в их землях. Стекло и стеклянные бусы. Вино, сладости, сахар, пряности и благовония, засушенные фрукты. Оружие. Ткани, шёлк, кожи, изделия кузнецов, посуда, украшения. Да и судя по спросу, привести сюда товар можно было нужный здесь. Ему было чем торговать и кроме мехов. Обратил он внимание и на продажу рабов, мастеров и учёных в продаже не было, как ему объяснили, такие редко попадали на рынок, их обычно старались использовать в своём хозяйстве. В общем, день прошёл интересно и очень полезно.
   Вечером вместе с Всеславом они опять встретились с Джамилем за угощением.
   -Ждан, как тебе наш город, как рынок, рассказывай, - спросил гостеприимный хозяин.
   -Всё замечательно и интересно. Рынок у вас богатый, такого изобилия товаров, наверное, и в Царьграде не всегда увидишь. Дворцы, мечети, всё очень красиво, хочется стоять и смотреть на эту красоту. Я очень рад, что приехал сюда, и сам увидел всё, о чём ты рассказывал.
   -Всё это так, но только вид у тебя какой-то грустный. Что не так? Или цена за твой товар не устроила?
   -Всё хорошо, Джамиль. Спасибо тебе за приём, за помощь. И цена за товар отличная. Но просто мало у меня оказалось товара. Даже при такой отличной цене, после того, как я заплачу воям, кормщикам, закуплю припас для зимовки, а домой в этом году я не попаду, придётся зимовать на заимке, и нужно будет кормить всех людей, я не смогу собрать настоящий караван. Придётся все планы переносить ещё на один, два года. Вот от этого и печалюсь.
   -Зря печалишься. Я переговорил со своим отцом, он сейчас примерно такой, каким ты хочешь стать. У него ходят десятки караванов в разные страны. И ты сумел удивить его, причём не один раз, а это мало кому удаётся сделать даже один раз. Первый раз он удивился, когда узнал, что простой купец с одним ножом бросился на грабителей и сумел их победить. Второй раз он удивился, когда узнал, что ты сумел собрать караван и прошёл по неизвестной дороге от своих земель сюда. Через кочевников, не зная дороги, через неизвестные земли, из одной только дружбы ко мне, любви к торговле и своего неуёмного любопытства. И третий раз он удивился, когда узнал о твоих планах основать новый город и учинить постоянную торговлю между нами и франками. Такого он не ожидал от простого купца. Узнав обо всём этом, он сказал, что надо быть вместе с таким человеком, и Аллах подарит нам часть милости, которую дарит этому человеку. Он распорядился помочь тебе, понимая, что из такого, больше разведывательного, чем торгового похода, ты много денег не привезёшь. Он поставил два условия. Сейчас твой караван будет обеспечен товаром, денег ты платить не будешь. Но за это ты в следующий раз привезёшь на всю сумму полученного товара мехов, и продашь их мне в уплату за этот снаряжённый караван по цене на треть ниже той, что будет на рынке. На всю стоимость данного тебе каравана по сниженной цене. И второе. В следующий раз ты возьмёшь в свой караван один наш корабль, с нашим купцом и товаром, проведёшь его до франков и обратно в Дербент. Корабль будет твой, товар и купец наш, вся прибыль наша. Расскажешь мне всё, что узнаешь про франков, их земли и торговлю. Ты согласен?
   -Конечно, согласен. Только я ведь не смогу прийти сюда в следующем году. В этом году я буду зимовать на заимке, потом пойду к франкам, потом соберу новый караван сюда и опять успею дойти только до заимки, где опять буду зимовать. И только через год я смогу прийти сюда. Ты это понимаешь?
   -Да.
   -И ты согласен снарядить для меня караван на таких условиях?
   -Да. Так повелел мне отец, а он никогда не ошибается. Милость Аллаха всегда с ним.
   -И какой товар ты мне дашь?
   -Ты определись сам. Если чего-то не будет, мы с тобой это обсудим.
   -У меня будет ещё несколько просьб. Я оставлю здесь своего приказчика и с ним пять воев. Пусть учит язык, обычаи, знакомится с купцами и товаром. Тебя он беспокоить не будет, скажи Омару, чтобы при случае ему помог.
   -Хорошо, это можно сделать.
   -И я хотел, чтобы ты помог в поиске мастеров и учёных, естественно, которых не возьмёшь себе. Может быть, кому-то надо будет уехать от врагов, кому хочется на новые земли, кто-то попал или попадёт в рабы и готов уехать куда угодно, чтобы стать опять свободным. Может быть, будут мастера из покорённых вами земель, хоть из дальних стран. Я всех приму. И заплачу за них деньги
   -И это можно сделать.
   -Джамиль, - обратился к хозяину Всеслав, обычно молча слушавший разговоры Ждана и Джамиля. Сегодня ты показывал своё оружие. Это великолепное оружие. Но вот что я хотел бы узнать. У тебя там было оружие из земли Сун. Очень меня заинтересовал лук, прикреплённый к какой-то палке. Я не знаю его названия, но назвал его стреломёт, и ещё на рисунках метательные устройства для метания камней и больших стрел. Я понимаю, что купить метательное оружие не получится, но, может быть, можно будет купить несколько стреломётов, или заказать их купцам, чтобы привезли из страны Сун. И сделать хотя бы рисунки для меня с рисунков таких машин.
   -Я слышал, что кто-то из наших мастеров делал такое оружие. Узнаю, и если можно, оно будет у вас.
   На этом деловые разговоры закончились, и дальше продолжалась просто беседа хороших друзей.
   Ещё где-то две недели Ждан и Всеслав провели в гостях у Джамиля. Они осматривали город, встречались и разговаривали с купцами и воинами, учёными и мастерами, караванщиками и простыми жителями славного города Багдада. Им было всё интересно. И все, с кем приходилось встречаться, охотно беседовали с этими любопытными северянами, которые из-за своего любопытства отправились в такое дальнее путешествие.
   Занимались и делами. Караван потихоньку формировался. Ждан получил от Джамиля стеклянные изделия и стеклянные бусы, медную посуду, украшения, оружие, шёлк, пряности и благовония. Состоялся у Ждана и разговор со своим приказчиком, Гораздом. Это был тот купец, разорившийся из-за грабежа разбойников. Ждан пообещал Горазду, что после того, как тот проживёт здесь до прихода следующего каравана, изучит язык, желательно и не один, познакомится с купцами, Ждан позволит ему самому торговать в этих местах и водить его, Ждана, караваны, отдавая половину выручки Ждану, и оставляя остальную выручку себе. Но ему придётся знать здесь всё. Он должен стать глазами и ушами Ждана здесь, и в Дербенте. Узнать новые маршруты, в неизвестные края, землю Сун, Индию, Бухару, Самарканд. Об этих местах часто и помногу рассуждали местные купцы. Помочь ему мог Омар, доверенное лицо Джамиля. Омар уже подобрал Горазду и его пятёрке воинов место для проживания в доме Джамиля. И про военные дела Горазд должен был быть в курсе. Но это больше должно было быть обязанностью воев, их специально отбирал Всеслав и учил, на что смотреть и что узнавать. Кроме всего этого, Горазд должен был искать мастеров и учёных, искать вольных, или невольных переселенцев в новые края. Среди всех, пленных, рабов, разорившихся или тех, у кого были большие трудности, или появлялось срочное желание к перемене места жительства. Всем переселенцам и их семьям, Горазд должен был обещать защиту, свободу, дом для проживания на новом месте. Было два основных условия, это отдавать двадцатую часть своих доходов поселению, заниматься своим ремеслом и обучить своему мастерству и умению не менее пяти местных учеников, которых мог выбирать сам. Должен был Горазд искать и книги о разных странах, по истории народов, оружию, хитростям и премудростям учёных. На любых языках, и найти возможность перевести их хотя бы на ромейский язык.
   Наконец, все дела по подготовке каравана завершились, и Джамиль, Ждан и Всеслав собрались на прощальную трапезу. Настроение было немного грустное. Краткий период отдыха и спокойствия под дружественным кровом закончился. Впереди походников ждала новая дорога, со всеми её трудностями и опасностями, встреча со своими людьми и друзьями. Правда, до Дербента Джамиль дал дополнительную охрану и отправил свой небольшой караван, так что этот участок пути ожидался более безопасным, но дорога есть дорога, и в пути, особенно таком сложном и опасном, может случиться всё. Долго сидели гости и разговаривали со своим гостеприимным хозяином, но всё когда-нибудь, кончается, и, наконец им пришло время расставаться. Близился уже новый день, и перед дорогой надо было хоть немного отдохнуть.
  
   Глава 7
   09.791
   -Ну, вот мы и дошли, - произнёс Всеслав, увидев появляющиеся вдали стены Дербента. - Осталось найти Мирослава, загрузить лодию, и опять новая дорога впереди.
   Путь до Дербента прошёл спокойно. Несколько раз вдали показывались неизвестные всадники, но, увидев крепкую охрану каравана, так и оставались в стороне.
   Джамиль дал Ждану отличительный знак, позволяющий разместиться в своём караван-сарае, так что, сначала пошли туда, разгрузили караван, оплатили караванщику Ахмету оставшуюся сумму денег, расстались с ним друзьями, пообещав обратиться к нему, когда опять придут в Дербент.
   Лодия стояла на своём месте, всё было в порядке. Мирослав обрадовался встрече с друзьями и готов был прямо сейчас отправиться в путь. Все деловые разговоры отложили до окончания вечерней трапезы, за трапезой только рассказали каждый о том, как прошло это время, ещё два дня надо было потратить на подготовку лодии к походу, на погрузку товара, запасов в дорогу, и можно будет трогаться. Наутро решили начать погрузку товара в лодию.
   Мирослав торопил, и так задержались сверх меры, придётся идти по замерзающей реке. Поэтому все дела заканчивали как можно быстрее, и через два дня лодия вышла в путь на Хамлидж.
   Мирослав уверенно вёл лодию, он здесь несколько раз проходил, изучая дорогу, изучал течения, ветры, пока ждал своих друзей, да и узнал многое за время ожидания от других кормщиков. Так что, путь до Волги прошёл гораздо быстрее и спокойнее.
   Сойма оказалась на месте, её охраняли два воя и Первуша, приказчик и остальные вои находились в городе. Встреча была радостной, все уже истомились в ожидании, и только вера в Ждана и Мирослава, удерживала всех на месте. Однако пришлось ещё задержаться на два дня, Ждан закупил соль, пшеницу, ячмень, горох, для кормления народа во время зимовки. Больше ничего покупать не стали, причин задерживаться не было, и опять началась дорога, теперь уже до места зимовки.
   Мирослав торопил, время уходило, приближалась зима, и гребцы, постоянно меняясь, старались держать максимальную скорость. Тем более, по этим местам уже проходили. Правда, сейчас выступили мели, но серьёзной опасности они пока не представляли. Двигались практически до полной темноты, пока что-то можно было видеть, и движение начинали с самого раннего утра, как только можно было что-то различить впереди. И всё равно, становилось уже холодно, особенно по ночам и по мере продвижения на полночь, поэтому все усилия прикладывались к движению, даже питались на ходу, не тратя время на остановки. Хорошо, что края были южные, так что пока никаких трудностей с рекой не возникало.
   Несколько раз лодии пытались останавливать какие-то всадники, махали руками, требуя пристать к берегу, отправляли лодки на перехват, стреляли с берега. Но, получив ответные выстрелы, быстро успокаивались и прекращали всякие попытки остановить лодии или догнать их. Хорошо при этом пригодились щиты, закрывая гребцов и всех остальных от стрел с боков и сверху.
   Несмотря на постоянную смену гребцов, люди начинали уже уставать. Приходилось менять гребцов чаще, поддерживая высокую скорость. Все понимали, что нужно обязательно добраться до заимки, все верили, что там уже готово место для зимовки. Зима длинная, отдохнём.
   Да и по лоции Мирослава дорога уже подходила к концу. И хотя уже на реке появлялись забереги, настроение у людей было приподнятое, несмотря на усталость. Конец пути уже близок.
   И вот Мирослав протянул руку, указывая на высокую гору впереди, и прокричал:
   -Вот она, гора Сурская, и наш дом.
   Оглушительный рёв раздался в ответ. Всё, доплыли, успели.
   Увидев подходящую лодию, от берега отчалили две соймы. Встречать. Радостные крики неслись со всех сторон, но, несмотря на всё это, лодия продвигалась к берегу. Там уже были готовы места, и вот, наконец, лодия закреплена, дорога окончена.
   Началось какое-то сумасшествие, объятия, поздравления, радостные крики. Наконец все немного успокоились, и Ждан, обращаясь к Гордею, оставленным здесь старшим над воями, произнёс:
  -- Ну, показывай, что вы здесь настроили.
   А настроили действительно много. На самой вершине горы была площадка. На вершине построили дом с несколькими горницами, была построена дружинная изба, амбар для запасов продуктов, склад для товара, кузница, баня, городьба вокруг всего этого. Запасли немного продуктов и дров. Зимовать можно было спокойно.
   -Спасибо тебе, Гордей, - сказал Ждан, оглядев такое хозяйство. - Много сделали. Я даже не ожидал.
   -Други, - закричал Ждан, оглядывая всех своих собравшихся вокруг людей. - Разгружаем лодии, в баню и на трапезу. Гордей, пригласи Абдай Бакея. Вы, надеюсь, тут мирно жили?
   -Конечно, Ждан. Они нам помогали, и на стройке, и по хозяйству. Как же по хозяйству можно без баб, вот и нашлись у них те, кто помогал. Не обижали, все довольны.
   -Вот и хорошо. Давайте готовиться к трапезе, всё расскажем, что видели, про все чудеса заморские.
   Народу было много, так, что, с разгрузкой справились быстро. К этому времени и бани были готовы, и столы накрыты во дворе подворья. Еда поспевала. Опасаясь пропустить самое интересное про поход и постройку заимки, никто особенно в бане не задерживался. Так, по быстрому смыли дорожную грязь и пот, и собрались за столом. Правда, Всеслав отправил десяток караульщиков на охрану подворья и лодий, но здесь уж без этого было никак нельзя, ещё помнились незваные гости по дороге.
   Рассказывали все. Ждан и Всеслав про Багдад, Мирослав про Дербент, Первуша про Хамлидж. Рассказывали про дорогу, про увиденные места, пальмы, барханы, верблюдов, лошадей, каких не было в этих землях. Про дворцы, людей, привычки и обычаи. Про дороги, оружие, товары, виденные диковинки. Ради успешного завершения похода Ждан выдал несколько больших кувшинов вина, заморские сладости, лакомства и засушенные фрукты, припасённые для такого случая. В конце концов, усталость стала брать своё, и, видя это, Ждан подвёл итог застолью:
   -Ладно, други, всё за один раз не рассказать, у нас впереди времени много, зимовать здесь будем. Так, что, про всё успеем наговориться. А теперь отдыхать. Всё остальное завтра.
  
   Глава 8
   11.791
   С утра сначала Ждан проверил, как товар поместили на склад, убедился, что всё правильно, но заставил приказчиков ещё раз перепроверить товар и разложить его для длительного хранения. Проверил, как разместили продукты. И тоже заставил всё перепроверить. Мирослав тем временем занимался лодиями. Оставили на ходу две соймы, на всякий случай для близких поездок, пока реки льдом не покрылись, а лодию и последнюю сойму вытащили на берег, повыше, и стали сооружать вокруг них сарай для хранения зимой. Всеслав проверял, как расположились вои, как хранится оружие, всё ли в порядке. Так, до обеда время и прошло. А после обеда, собрались все трое и стали опрашивать тех, кому было дано задание.
   Первым рассказывал Гордей.
   -Жили мы тут мирно, Абдай Бакей оказался хорошим соседом, помогал при трудностях людьми, разрешил работать по хозяйству у нас бабам своим, сготовить там, одежду привести в порядок, да и просто порядок и чистоту на подворье соблюдать. Разрешил вдовам жить с мужиками. Вдов у них много, так что, многие вои себе нашли утешительниц. Какой же порядок на подворье без бабы. Если кто и сговорится между собой, то только по согласию. Никто не отказывал в помощи, за месяц работы Гордей давал Абдай Бакею три железных наконечника. Многие из жителей Цепеля интересовались, не нужны ли им помощники для каких дел. Вести, о том, что тут поселились новые люди, уже разошлись по окрестным местам, и приходили познакомиться жители ближайших селищ. Новых селищ вблизи было не много, все располагались на реках, но про реки лучше расскажут Вторуша и Третьяк, они всё лето по ним плавали, почти и не жили здесь. А так, люди здесь мирные, рыбаки, охотники, хорошо пушнину добывают. Обещали продавать новым соседям. Рыбу ловят в основном плетеными ловушками, сети дороги. Много могут добывать мёда, зверя берут в основном мелкого, птицу. Живут, правда, подальше и буртасы, это разбойники, предпочитают отнять, а самого тебя продать. Они нападали на Цепель, но давно, и, как рассказывал Абдай Бакей, тогда они сумели отбиться. Но люди буртасы жестокие, настоящие кочевники и разбойники. Вот их стоит опасаться. А так место хорошее, рыбы, зверя много. Ловы хорошие. Люди мирные и дружелюбные. Вот только землицу здесь не пашут. Нет земли пахотной, одни леса.
   Кузнец Твердислав рассказал, что нашли болотную руду, и её должно быть здесь много, он сумел выплавить из неё железные крицы, нажечь древесный уголь, и теперь можно заниматься изготовлением железной утвари. Из местных парней, которые постоянно крутились около него, он начал готовить себе помощников, пока ничего особенного, но помощники всё равно нужны. Железо здесь обычное, болотное, но для простых бытовых поделок, котелков, гвоздей, крючков и прочей простой домашней утвари подойдёт. Для оружия нет. Есть способы как это железо можно улучшить, но пока не было времени этим заниматься. Для простых хозяйственных изделий оно годилось сразу, простые вещи, крючки, иглы, гвозди получались хорошие. А железных изделий здесь было мало, всё привозное и дорогое. Своих кузнецов в округе нет. Так что, железные изделия тут дорого продаются, да и дорогих нет. Места тут не посещаемые, купцы сюда не плавают.
   Про походы по рекам расспрашивали всех, кто плавал. Сначала рассказывал Вторуша, если что забывал или путался, поправляли охотники или приказчик, что были с ним. Они изучали Ветлугу и вот что сумели узнать.
   -Река лесная, течёт в лесах, чаще всего хвойных. По характеру река самая разная. Течение в основном слабое, но если река сужается, то течение усиливается. Русло обычно песчаное. Река очень извилиста, часто меняет русло, много стариц, есть глубокие заливы. В русле местами много песчаных мелей, топляков. Берега разные, причем меняются по всей реке. То один берег высокий, то оба низкие. Там, где высокий берег подмывает, много обвалившихся деревьев. В реку впадает несколько притоков, но мы их не исследовали, сначала прошли по основному руслу. Встретили несколько селищ, стоят обычно на высоком берегу, причем не на самом берегу, а в стороне, за бугром, за лесом. Живут там марийцы. Промышляют в основном охотой и рыбной ловлей, сбором мёда. Сначала нас пугались, но потом, узнав, что мы купцы и ищем место для торговли, успокаивались и готовы были торговать. Давали на обмен меха, очень хорошо менялись на железо, ножи, топоры, котлы. Таких цен не бывает. За нож можно выменять несколько десятков шкурок, зависит от шкурки и ножа. Про топор вообще говорить не приходится, за него можно брать десятками шкурки. К ним почти не заплывают купцы, они так и живут среди леса. Железа у них почти нет. Но люди миролюбивые, добрые, гостеприимные. Мы пообещали быть весной, просили больше заготовить шкур, сказали, что всё поменяем на железные изделия. Места там болотистые. Не зная дороги, пройти невозможно, если вообще можно пройти. Болота везде. Плавать можно почти всё лето, но в межень мелей много, лодья должна быть мелкосидящая. Сойма хорошо подходит. Местные жители говорили, что где-то там, наверху, есть дорога, видимо волок, к другим большим рекам, больше Ветлуги, текущими на полночь, но никто не знает про эту дорогу, только слышали.
   Третьяк точно также рассказал о своём путешествии, но оно было по Суре.
   -Сура река не маленькая, плыли долго, характер у реки спокойный, но река немедленная. Порогов нет. Но много мелей. Вверх по течению река мелеет, и дальше плыть очень сложно, постоянные мели, несмотря на то, что в неё впадает много притоков, но все они небольшие. В паводок, видимо, можно доплыть гораздо выше. Вначале, в устье и выше, река течёт в лесах, берега высокие, хотя местами перемежаются низинами. У высоких берегов много упавших подмытых, подтопленных деревьев. Вначале леса хвойные, но есть и лиственные, потом лесов становится всё меньше и меньше, берега становятся низкими, луговыми, леса сменяются кустарником, и опять появляются леса, но теперь в основном лиственные. Берёза, дуб. Проживает по берегам реки мордва. Люди не то, чтобы воинственные, но особой дружбы у нас не сложилось, хотя отношения были спокойные. Мы тоже представлялись купцами, но торговать там сложно. Какой товар там хорошо будет продаваться, определить не сумели. Селищ много не видели, но попадаются. Занимаются в основном скотоводством и земледелием. Места там, ближе к верховьям, в основном степные. Железные изделия не то, что бы у всех, но есть у многих. Но железные изделия дороги. Видимо, часто бывают кочевники, места для них самые подходящие. Судя по тому, что видели, места очень похожи на те, про которые рассказывали при плавании по Днепру. Может быть, там и есть дорога к рекам, текущим в Черное море. Вот что точно, то есть от притоков Суры какие-то дороги к Волге. Видимо, где-то есть, или можно найти, волоки, от притоков Суры на реки, впадающие в Волгу. Найти пока мы их не сумели.
   Последним из тех, кто имел самостоятельное задание, рассказывали о своих приключениях в Хамлидже Первуша, приказчик и вои, прожившие там два месяца.
   -Этот город - столица каганата хазар. Территория каганата велика, на полночь уходит вверх по реке Кама, на полдень до моря, там ещё греки живут, на закат точной границы нет, но где-то до реки Цивиль, что мы проплывали, земли считают своими. Народ это полукочевой, есть те, кто занимается земледелием, и постоянно сидят на земле, есть и те, кто кочует со своими стадами. Каган обычно проводит зиму в столице, а с весны кочует по степи в своём кочевье. У всех знатных хазар есть свои кочевья. Кочуют со своими животными, живут в кибитках, которые двигаются вместе со стадами. Была у них война с арабами, хазары были разбиты, потеряли часть своих земель, и перенесли свою столицу в Хамлидж подальше от арабов. У каганата какие-то свои внутренние нестроения, воюют друг с другом. Город большой, поделён на несколько частей, в одной из них располагаются купцы и торговцы. Купцов много, сюда идут караваны с полуденных и восточных стран. Товар там можно купить, продать почти любой. Или купцы увезут в дальние страны, или у местных воинов можно купить, что в набеге те взяли. К торговцам и купцам отношение хорошее, заплати пошлину и торгуй. На этой пошлине каган видимо не малый прибыток имеет. Воинов у них много, все конные. Пешком хазары не ходят. Но на конях с ними мало кто сравнится, они как будто рождаются сразу на коне. И стрелки из лука хорошие. Конные стрелки. Воюют они так, налетят и начинают обстрел из луков издалека, чуть что, сразу назад, и так обстреливают издали до тех пор, пока противник не побежит, а вот тогда налетают сзади на бегущих и всех или порубят саблями или похватают арканами и уводят на продажу. Городищи за стенами обычно не трогают, не умеют и не имеют привычки, если сразу налётом не захватили, то несколько дней могут подержать в осаде, а потом уйдут. Оружие у них хорошее, брони есть, но обычно кожа с железными полосами или бляхами, сабля, лук и запас стрел, щит, аркан. Выносливы. Могут спать в седле и не останавливаться на ночлег, пока кони идут, будут двигаться. Пересаживаются с одного коня на другого, двигаются почти без остановки. Постоянно ходят в набеги на соседей, захватывая пленников и новые земли. Пленников или продают, или заставляют платить дань. Вот булгары расселились вверх по Каме, вниз по Волге, на полночь каганата, живут, платят дань, и ничего. И другие племена так живут. Есть среди живущих в каганате люди разных племён. Если платишь дань, то можешь обычно жить спокойно. Тебя тоже будут защищать, как своё имущество, которое приносит деньги. Дороги там, в основном, сухопутные, по Волге только в море можно выйти, как там найти дорогу, вы уже знаете. Много ловят рыбы, самой разной.
   Последним рассказчиком был Мирослав, он рассказывал про Дербент.
   -Дербент - ворота в арабский халифат. Арабы долго воевали с хазарами за обладание Дербентом. Он расположен в самом узком месте между морем и горами. И крепость, построенная в этом месте, полностью закрывает дорогу. Кто владеет этой крепостью, тот и владеет дорогой, или из каганата в халифат, либо из халифата в каганат. Сейчас эта дорога принадлежит халифату. Сюда тоже приходит много торговых путей. Место удобное для всех, кто плывёт, и для сухопутных караванов. Здесь, как и мы это сделали, удобно пересесть с лодии на верблюдов и продолжить путь по земле. Дороги уходят в любую сторону, за горы, в Армению и Грузию и дальше, к ромеям, на полночь, к хазарам и к нам, на закат, в страны востока, Индию и земли страны Сун.
  
   Глава 9
   11.791
   Пришло время вечерней трапезы, и после её окончания продолжилось обсуждение дел и планов. Здесь уже была очередь Ждана делиться своими знаниями и мыслями.
   -Значит, так, други, - начал Ждан обращаясь к Всеславу и Мирославу. За прошедшее время, пройденную дорогу и пережитое они стали настоящими друзьями, и каждый мог доверить защиту своей спины любому из них.
   -Пора нам решать, что мы делаем дальше. Как вы знаете, Джамиль дал нам товар, теперь у нас есть возможность и обязанность этот товар продать у франков и провести ещё один караван в Багдад, и караван из Багдада к франкам.
   Что мы сейчас сделали? Мы нашли дорогу из Варяжского моря в Хвалисское. Мы узнали места, где можно выгодно торговать. Мы нашли новые земли, там живут самостоятельные племена, которые не подчиняются никому, ну почти не подчиняются, и с ними тоже можно выгодно торговать. Мы построили торговую заимку, где, наверное, можно перезимовать, что мы и пытаемся сейчас сделать. Дружину мы набирали на три года, можно сказать, что один год уже прошёл, дальше, я думаю, нам придётся идти по весне домой и дальше к франкам, продавать багдадский товар, собирать новый товар для похода в Багдад или Дербент, и набирать ещё лодий, товара надо брать много, дорога уже известная. За второй год мы должны всё это сделать, и я думаю, что зимовать опять будем здесь, чтобы на третий год уйти в Багдад, и успеть пройти из Багдада до франков. Вот, что получается, по нашим делам на те три года, что у нас есть дружина. Моё слово твёрдо, и я готов заплатить сейчас остаток денег всем за первый год, и часть за второй.
   -Ждан, не торопись с этим, - прервал его Мирослав. Давай сначала подумаем, что вообще дальше делать будем, а потом вернёмся к оплате.
   -Мирослав прав, - поддержал его Всеслав. Давай, рассказывай, что надумал.
   -Ну, что же, тогда слушайте, что я думаю. Мы практически находимся на границе земли руссов. Да, именно так нас называют арабы. Мы руссы, или русские, по ихнему. Так вот, как я понимаю, пройдя всю эту дорогу, наши земли заканчиваются где-то у места впадения Оки в Волгу. Дальше, до впадения Камы, или может быть Цивиля в Волгу, идут свободные земли, хотя народ, что их населяет, и платит кому-то дать, те же марийцы и мордва платят дань хазарам, но эти земли лежат далеко от мест хорошо заселённых, это дикие земли, и мы можем этим воспользоваться и поселиться здесь. Но надо понимать, что мы остаёмся одни. У нас нет поддержки ни от кого и рассчитывать мы можем только на свои силы. И кочевники близко. И здесь первые два вопроса, которые меня одолевают. А правильно ли мы выбрали место? На месте слияния Оки и Волги может лучше будет?
   -Продолжай дальше, Ждан, - сказал Всеслав. - Я потом тебе отвечу.
   Дальше. Место мы выбрали. С одной стороны хорошее место. По многим причинам. Близко, относительно, к торговым местам, к тем же Болгарам, Хамлиджу и Дербенту. До Дербента можно за два месяца добраться. Это значит, что за одно лето можно туда отправить и дождаться возвращения не менее двух караванов, и отправить хотя бы один караван к франкам. У нас будет ходить больше караванов, будет больше прибыли, и мы сможем завести здесь новые промыслы. Место ещё хорошо тем, что пока вокруг живут дружественные племена, на нас никто не нападает. Нападут, но потом, когда узнают, что пришли и поселились богатые чужаки. И ещё одна причина. Хорошая торговля должна дать возможность для построения крепкого городища. Ведь посмотрите, как сейчас живёт тот же Болгар? За счёт торговли и ремесленников, мастеров. Основной доход получают от чего? От зерна, скотины? Нет. От продажи изделий мастеров, оружия, украшений, да и много ещё чего, сделанного руками мастеров. Именно изделий, сделанных мастерами. И от других караванов, пришедших к ним. Вот поэтому я хочу собрать здесь мастеров из самых разных стран, их можно найти, сейчас все воюют, и многие мастера попадают в плен, их можно выкупить, дать свободу и привести сюда. И эти чудесные вещи будут делать у нас, а не у них. Да и ещё наших мастеров научат. У нас тоже хорошие мастера, но всегда можно научиться чему-то новому и полезному. Вон, Всеслав, нашёл новое оружие, стреломёт и метательные машины, почему мы не можем сами делать такие? Научимся! Да и народов кругом хватает, которые уже многое знают. Те же самые ромеи, греки, римляне. От всех остались знания, их нужно найти, изучить и применить. Поэтому кроме мастеров нужны учёные, которые знают историю народов. Все всегда воюют друг с другом, и наверняка были похожие случаи раньше. Можно эти случаи найти и изучить, как лучше что-то делать, например, воевать. Мне рассказывали, что был такой повелитель, Искандер двурогий, завоевал полмира, уж у него, наверное, много чему можно научиться. Хотя бы как он воевал. И про других завоевателей рассказывали, про империю, Римскую. Они тоже много воевали и у них были какие-то особые войска, легионы назывались. Они всех побеждали. Вот обо всём этом и надо узнавать и учиться на этом. Раз они побеждали, то почему бы этому у них не поучиться? А для этого место это тоже подходит. Если Третьяк не ошибся, то кроме дороги в Багдад будет дорога в Царьград. И дорога к новым землям, что может найти Вторуша. Там же мехов должно быть несчётно! А ещё одна дорога уже и сейчас есть - по Каме, вверх. Мы не знаем, что там. Но узнаем. Вот и получается, что мы здесь в самой середине дорог. В любую сторону.
   Это всё было хорошее. А теперь плохое. Мы одни. Всё, что у нас есть, это те, кто сейчас здесь. И этими силами мы должны что сделать? Удержать это место от набега, разведать новые места, строить городище и охранять караваны. А набеги будут. Как только про нас узнают, сразу попробуют всё отнять. И я думаю, что первыми будут буртасы. Не меньше сотни придут. Летом. А, кроме того, хазары захотят расширить свои земли и получить себе новое городище. И я думаю, что и сзади могут напасть, с того же самого Медвежьего угла, всем нужно крепкое городище, да и к тому же мы перекрываем торговый путь для всех вверх Волги. Так что, если селиться здесь, то можно рассчитывать только на себя. И тех, кого мы сможем сюда привлечь. И основными нашими занятиями будут торговля, война, поиск новых мест, и новых дорог, поиск мастеров и учёных, постройка городища и охрана своих мастерских. Нет, это не всё, но всё сразу, что надо, я и не скажу, не соображу сразу.
   Ждан замолчал, наступила небольшая пауза, которую прервал Всеслав.
   -Ждан, откуда у тебя, обычного купца, такие мысли? Это ведь совсем не обычные действия. Все купцы как-то действуют одинаково. Купили товар, продали товар, купили больше товара, продали больше товара, получили больше денег, и так дальше. Откуда у тебя такие мысли?
   -Ну, ты сам говорил, что я хороший купец. А я действительно хороший купец. И после нескольких своих торговых походов я задумался о том, что я делаю, и правильно ли я это делаю. Задумался о самой торговле. Сначала решил, что если делаю как все и получаю прибыль, то правильно. А потом подумал, а можно ли сделать лучше? И что для этого надо? И у меня получилось, что как только я купил товар, то я получаю убыток. Я деньги потратил, а прибыли не получил. Всё время, пока я везу товар на продажу, я получаю убыток, и только тогда, когда я продам товар, у меня появляется прибыль. Поэтому мне надо как можно быстрей продавать свой товар. Но в тоже время, если я продам товар там, где купил, я совсем не получу никакой прибыли. И значит, нужно сделать так, чтобы товар отправить в другое место и продать по новой, выгодной цене, и время в пути не должно быть большим. Так и появилась мысль о торговой заимке ближе к месту торговли, где можно хранить товар и быстро его довести до покупателя. А потом я задумался, а чем торговать, каким должен быть товар, чтобы приносил весомую прибыль. И когда я стал сравнивать разные товары, то понял, что самую большую прибыль приносят товары, которые сделали мастера. Меч дороже барана, и продав меч, можно получить больше прибыли, чем, продав барана. Но и купить меч не дёшево. Значит что? Продавать меч надо тот, который принадлежит тебе. Тогда ты получишь самую большую прибыль. А где же взять такой меч? Значит, нужны мастера, которые сделают меч, и этот меч будет твоим. Но мастера просто так не работают, и где найти своих мастеров? Вот и получается, что или надо учить с самого начала своих мастеров, или искать их на чужбине, освобождать из плена, давать им дом, кормить самих мастеров и их семьи, и может, ещё что-то надо сделать для них, и тогда ты сможешь получить свой меч, продашь его и получишь большую прибыль. И это совпало с мыслями о заимке. Там будут жить и работать мастера, и у меня всегда будет новый товар. И не важно, что это будет. Меч, украшение, шкурка соболя, у меня всегда будет свой товар, мне только надо обеспечить мастерам сытую и спокойную жизнь и защиту. А тут ещё подружился с Джамилем, и мы нашли новые, почти свободные и богатые земли, и новые рынки для товара. Всё сошлось одно к одному.
   -А что за мысли про учёных и по истории разных народов? - продолжил расспрашивать Всеслав.
   -Я побывал в разных странах, разговаривал со многими людьми. Видел большое число диковинок, которых нет у нас. Слышал большое число историй, как появлялись новые вещи. И мне рассказывали про разные события из жизни народов, и тех, которых уже нет, и тех, которые ещё есть. И получалось, что многие события и вещи повторялись у разных народов. Причины у каждого события были свои, но истории очень похожие. Вот тогда я и понял, что если знать, что было раньше, то можно заранее знать, как надо действовать, чтобы получить нужный тебе результат. Ну и диковины, которые придумали другие народы, нам самим могут пригодиться. Вот, например, сабли, хорошее оружие против степняков. И не только. При схватке они будут совсем нелишними, гораздо лучше, чем нож. Или стреломёты и метательные машины, что ты видел в Багдаде. Нам такое оружие тоже нужно. А ведь мы сами их не придумали, а чужеземцы про них знают. Так почему бы не найти людей, которые всё это знают, и не поселить их вместе с мастерами, чтобы они помогли нам в трудную минуту. Или заранее подготовили нас к этой трудной минуте.
   -Да, вроде бы всё просто и понятно, но из-за этого придётся делать совершенно невозможные вещи, - подвёл итог Всеслав рассказу Ждана.
  
   Глава 10
   11.791
   -Как я понимаю, это будет совсем необычный город? - спросил Мирослав Ждана.
   -Да. Это будет город мастеров, купцов и мудрецов. И воинов.
   -И как это можно сделать? И как этот город будет жить?
   -Как сделать я уже предварительно рассказал. Надо на торговле заработать денег, пригласить, или выкупить мастеров, мудрецов. Дать им дом, помочь построить мастерские, хозяйство, помочь с инструментом, книгами. Правда, книги очень дороги, но что делать, значит, придётся очень хорошо выбирать нужные книги. Кормить придётся, зерно закупать у хазар или булгар. Принять много детей, пусть даже и чужих, пленных. Учить их мастерству, воинскому умению. И укреплять город. Ты же видел Дербент? Как думаешь, сколько воинов надо, чтобы захватить такой город? Вот только в одиночку построить такой город нельзя. И даже сотня или две народу не справится. Нужно гораздо больше людей. Но ведь не сразу же будет строиться такой город. Но денег нужно будет очень много. И караванов нужно будет гонять тоже много, чтобы эти деньги получить. А начинать придётся с мехов. Их везде покупают, и цену дают хорошую. Так что, придётся искать, где можно меха добыть. И добывать. Я пока не знаю, на чём можно нам столько денег наторговать. И где столько народа взять.
   -А кто будет хозяином всего этого? Ведь деньги ты будешь получать от торговли.
   -Я сначала думал, что нужно делать, как у нас. Вече. Но потом понял, что всё не так просто. Когда соберётся столько чужих друг другу людей, может произойти всё, что угодно. Кто-то соберёт свою ватагу и захватит власть. И переделает всё здесь, и вече ему поможет всё переделать. Надо как-то по другому. Слышал про город Рим, что там было какое-то своё вече, называлось сенат, но больше ничего не знаю. Вот сейчас бы мудрецы и пригодились. А сейчас, думаю, пока надо оставить всё как есть. Мы будем этот город строить, значит, наш он и будет. И управлять мы будем этим городом так, как нужно для получения того, про что я рассказал.
   -Из всего, что ты сейчас сказал, правильно только оставить все, как есть, - подвёл итог всему этому Всеслав.
   -Так что, будем строить город мастеров? - спросил Ждан. Конечно, сначала оплатим все старые долги, а потом начнём думать о новых делах. Поэтому я хочу сейчас, пока у меня есть деньги, рассчитаться с долгами.
   -Ты погоди строить, сначала надо понять, как и где это можно построить, и можно ли вообще, - вступил в разговор Мирослав.
   -Так говори, что по этому поводу думаешь.
   -В том, что ты здесь наговорил, много правильного. И то, что караванов надо больше, и то, что караваны надо отправлять в разные места, и то, что караваны должны быстрее ходить. Всё это правильно. И что товар делать надо свой тоже правильно. Вот только силёнок у тебя на это хватит? Говорю у тебя, потому, что надо смотреть правде в глаза. Мы с Всеславом сможем помочь тебе только советом и своими руками. Всё будет зависеть от того, сколько, и как быстро ты сможешь наторговать денег для всего этого. И зачем это тебе надо? Я так и не понял. Гонял бы караваны, продавал бы товар, прибыль ты всегда имел хорошую. И тут такие новости, город строить.
   -Сам не знаю. Видимо, что-то накопилось во мне за время моих походов по разным странам. Как я говорил, сначала начал думать, как торговлю улучшить, как прибыль больше получить. А получилось, что надо построить город мастеров. А почему вас приглашаю в такое дело? Наверное, боюсь один за это браться. Да и много такого здесь, что мне не под силу с этим справиться. И не могу я один всем заниматься. Тот же поиск новых дорог, изучение рек. Да и с обороной не всё так просто. Во всём этом получается три главных дела. Торговля, с этим я справлюсь сам. Дороги, новые места. Это, я думаю, для Мирослава. Организовать, отправить, проследить. Надо реку знать, чувствовать её поведение. Я так не могу.
   Другое дело - оборона, защита всего имущества, караванов, городища. Это для Всеслава.
   -Ишь ты, уже всех к делу пристроил, - заметил Всеслав.
   -А что не так? Или ты хочешь торговать?
   -Что ты, что ты! Я вообще думаю, а зачем это всё надо? Мирославу, мне, ну, про себя ты всё рассказал, очень, похоже, что у тебя просто с головой не в порядке.
   -Это ты зря! Ты тоже, как и я, боишься этого. Это потребует от тебя такого мастерства, что ты боишься не справиться. Да и Мирослав из-за этого мучается. И я тоже. Просто мне немного проще. Я с этой мыслью как-то уже свыкся, привык. А для вас она ещё в диковинку. Ничего, привыкнете.
   Теперь я рассказал вам всё, что думаю. Время пока терпит, но определяться надо. А сейчас пора отдыхать, поздно уже.
   К состоявшемуся разговору никто пока не возвращался, но, как бы внутренне согласившись с тем, что предлагал Всеслав, все усиленно занимались делами. На заимке все были заняты. Дел и забот оказалось очень много.
   Ждан долго разговаривал с Абдай Бакеем. В конце концов, они договорились, что люди Абдай Бакея будут помогать Ждану. И в строительстве, и в любых других работах. Будут приглашать в помощь и людей из других селений. Кроме того, Абдай Бакей отправит охотников добывать меха, и сообщит по всем селениям, что пришельцы купят все меха. И сообщит, что пришельцы берут в жёны вдов, если конечно, сговорятся между собой, и разошлёт эту весть по всем окрестным поселениям. И разрешит молодым девкам выходить замуж за молодых воев. Тут ведь дело такое, запрещай, не запрещай, а за молодыми не уследишь.
   Ждан освободил кузнеца Твердислава от всех лишних забот, определив ему ковать ножи, топоры, котлы, наконечники для стрел. Пока есть железо. Оставить немного на всякий случай, а остальное железо пустить на железную утварь. Для торговли.
   Расспросил корабельщиков. Те были готовы начать строительство соймы. Если будут помощники, то берутся построить хотя бы одну за зиму. Дерево, материалы припасли с лета, правда пока не совсем просохло, но ничего, плавать будет. И место есть, где строить. Но строительство соймы Ждан отложил пока до разговора с Мирославом.
   Мирослав вместе с сыновьями рисовал лоции по пройденным местам. И все вместе они пытались понять поведение рек, и Суры, и Ветлуги. Есть ли еще куда от этих рек дорога? Где надо искать место для волоков? И намечали, куда надо отправиться по весне.
   Всеслав занимался обороной. Посмотрев, как охраняют кочевники свои поселения и орду в походе, и как охраняют город в Дербенте, он велел построить вышку в пределах подворья, с которой постоянно осматривали окрестности заимки. И охотников отправил в дозоры, подальше от заимки, как это делают кочевники. А сам с оружейником разбирался со стреломётом и луками кочевников, саблями и метательными машинами.
   Примерно через неделю разговор продолжился сам собой, как обычно, после трапезы. Ждан начал рассказывать о караване и торговых маршрутах на весну.
   -Я думаю, что за зиму наберём мехов, если не на целый караван, то всё равно немало. А по весне надо будет дойти до дальних поселений марийцев, у них тоже за зиму должны скопиться меха. Вот только железа у нас маловато. И я думаю, что пойдём мы в Ладогу на одной лодии, все три соймы пусть здесь работают. Да и охрану для заимки надо поболее оставить.
   -Как ты говорил, к франкам пойдём? - уточнил Мирослав.
   -Да.
   -А может меха лучше для Джамиля оставить?
   -Думал и так, может быть и придётся. Посмотрю, сколько будет к весне, там и решу. Надо ведь и новую лодию покупать, а лучше на две товара набрать. Одну-то придётся отдать Джамилю.
   -Две новые лодии хорошо, конечно, но где кормщика на них возьмёшь?
   -На одну из них надо кого-то из твоих сыновей сажать, и искать ещё, может, ученика кормщика какого найдём.
   -Ученика! Так я и пустил на свою лодию, ученика. А ты посмотри сначала, сможешь ли две лодии взять. И хватит ли у тебя товара на них.
   -Дело даже не только в товаре. Семью повезу сюда, Любаву. Да и людей, и воев надо набрать дополнительно. Нужны охотники, мастера, просто работники, железо, припас, оружие, инструмент. Груза и без товара хватит. Может, и ты своих родных повезёшь. Может, кто-то тоже захочет переселиться. Так что, две лодии покупать надо. Из Дербента до франков одну лодию с товаром гнать мало, прибыли не хватит ни на что.
   -Да, широко ты размахнулся. Всё для себя решил?
   -Всё. Здесь моё место.
   -Ну и я с тобой. Везде был, везде с тобой ходил, так что и здесь с тобой буду.
   -Ну, а ты, что молчишь, Всеслав?
   -Куда мне деваться от вас. Пропадёте ведь без меня. Кто вас оберегать будет?
   -Как это хорошо! Вместе пойдём по этой дороге. Ну, тогда, други, давайте готовиться к весеннему походу. Мирослав, там корабельщики готовы начать строительство новой соймы. Что по этому поводу думаешь?
   -А что думаю? Построить можно, только людей у нас нет для неё. Ни воев, ни кормщика. А сойма нужна. Только поменьше, по мелям лучше ходить будет. Вот только с караваном решить надо.
   -Так вроде бы решили уже?
   -Ничего не решили! Решили, что две лодии покупать надо, да только сможем ли? А вот за зерном надо гнать сойму в Болгар. Нечего его из Ладоги тащить. Здесь его больше, да и цена меньше. Или из верховьев Суры, от мордвы. Там вроде бы тоже зерно есть. А раз надо гнать сойму в Болгар, то не один раз придётся, если людей ещё привезём, да и для Абдай Бакея зерна надо бы припасти. Значит надо с ней кормщика оставлять. А эту дорогу только Первуша знает. А кто лодию из Ладоги поведёт? А ты говоришь, решили.
   -Да, уел ты меня, Мирослав. Как-то я упустил такое.
   -А раз сойму гнать в Болгар, то и воев надо больше. Нас-то много было на лодии, разбойники не сунулись, а на сойму могут и полезть, тем более, что на сойме нет защиты от стрел, - добавил Всеслав.
   -Что же получается, никак с этим нам не справиться? - задумчиво произнёс Ждан.
   -Давайте поступим так, - предложил Всеслав. - Пошлём сразу все три соймы. На двух будут Вторуша и Третьяк, на третьей посадим кого-то из воев. Тут дорога простая, будет сойма идти в середине. Дойдёт по указке кормщиков. Гребцов попросим у Абдай Бакея. Тогда те вои, что были на вёслах, будут свободны, вот и получим дополнительно охрану. А на трёх соймах воев хватит, будет полтора десятка, достаточно. И всё смогут перевести за один раз. Вот только поучить надо будет гребцов. Думаю, за лето научатся. Плыть надо будет в августе или сентябре, чтобы зерно появилось новое, и успеть вернуться. А от стрел надо сделать щиты, навесные, на борт повесить.
   -Да, так будет лучше, чем просто гонять одну сойму, - согласился Мирослав. Тогда надо построить ещё одну сойму, пусть на ней учатся.
   -Вот ты сам и скажи корабельщикам, что тебе надо, а я их предупрежу, - сказал Ждан. - Ладно, с этим разобрались. Что ещё нам надо сделать сейчас? Всеслав, что по этому поводу думаешь?
   -Стрелы. Стрел у нас пока хватает, но если придут гости, может понадобиться и больше. Ты посади оружейника, пусть делает стрелы. Да и Твердиславу скажи, наконечники надо. А то всё железо на продажу пустите, обороняться нечем будет. И надо где-то найти воинов, может у Джамиля, кто может поучить нас работать с саблей. Хорошее оружие. Против доброй брони слабовато будет, не просечёт бронь, но во многих случаях будет лучше меча. И самое главное. Нам надо много лучников. И луков. Нас мало, поэтому в сечу нам вступать нельзя. Издали надо врага встречать. Луки нужны, стрелы нужны, и лучники. Может, опять у Абдай Бакея просить людей, готовить из них будем лучников. А может быть начинать набирать из других селений?
   -Поговорю, и насчёт гребцов, и насчёт лучников. А что насчёт нового оружия, стреломёта?
   -Хорошее оружие, мощное. Далеко стреляет, дальше лука. И сильнее лука. И стрелять из него проще, чем из лука. Научиться легко. Но заряжать долго. Из лука пятнадцать стрел можно выпустить, а из стреломёта за это время хорошо, если три. Думать надо, как это оружие применить можно. Да и дороже оно получается. Лук дешевле. Но всё равно, применять его надо. Хотя бы из-за того, что дальше стреляет. Это может быть очень полезным.
   -Понял я всё. Давай все свои пожелания, всё что надо, оружие, луки, стрелы, вои, и будем думать, как всё это выполнить. Я думаю, придётся нам опять всем вместе идти. Мы с Мирославом пойдём дальше, к франкам торговать, а тебе, Всеслав, придётся набирать воев, охотников, мастеров. Дам тебе в помощь приказчика, да и Первуша с тобой будет.
  
   Глава 11
   09.795
   Ждан
   Осматривая городище, названное Сурск, Ждан удивлялся сам тому, что уже сделано. И, глядя на всё окружающее, его не покидало ощущение неправдоподобности всего этого. Пять лет назад здесь не было ничего. Была гора, у подножия было небольшое поселение. Теперь здесь уже стояло крепкое городище, застроенное домами и подворьями, мастерскими, амбарами и складами. И невольно накатывали воспоминания о прошедшем.
   После первой зимовке в Сурске, лодия пошла обратно в Ладогу. Хотя дорога и была знакома, но проходили её в прошлый раз в сторону низовьев, сейчас шли в обратную сторону. Вышли рано, как только река очистилась ото льда. Было половодье, так что, особых трудностей не было. Дорогу прошли почти спокойно, нападений на лодию не было, высокая вода позволяла пройти везде, До Ладоги дошли за два месяца. Там их встретили с большим удивлением и радостью, особенно родные. Было много, радостных слёз, было гуляние по поводу успешного завершения похода, да много чего было.
   Рассказав местным купцам о своём плавании, о заложенном поселении, узнал Ждан у купцов и цены на свой товар у франков и свеев. И решил, что идти ему туда не надо, тем более, что цену ему и здесь за весь товар давали хорошую, а подходящего товара там, на обратную дорогу, не находилось. Продажа товара позволяла ему набрать новых людей, припасы, две лодии и сойму.
   По окрестным землям сразу поползли слухи, что купец Ждан привёл одну лодию с товаром из южных земель, на эти деньги сумел купить две лодии и снарядить их в новый поход, и приглашает с собой на новые земли мастеров, воинов и умелых людей для проживания в новом городище. Да и вдов и молодок приглашает, много там холостых мужиков, а холостому мужику тяжко. Так что, после таких известий желающие на переселение набирались довольно успешно.
   Пришли к Ждану и купцы с предложением поучаствовать в его походе. Купцам было поставлено несколько условий. Они должны снарядить лодии за свой счёт, припас, кормление для людей за счёт купцов, товар купцы продают и покупают по ценам, что скажет Ждан. Четверть дохода отдают Ждану. И эти условия действуют два года, два каравана на юг, два каравана обратно, а потом купцы могут торговать сами, как хотят. Причём, придётся два года зимовать в пути, за один год всю дорогу не пройти. За это Ждан покажет дорогу, расскажет всё, что знает сам. Купцы думали три дня, считали так и эдак, и даже при таком раскладе это было выгодно. Согласились, и принялись снаряжать две лодии за свой счёт.
   Два месяца ушло на подготовку каравана. Нашлись у корабельщиков и лодии, правда, по указанию Мирослава их пришлось доделать, установить навесы, щиты, палубу. Всего к походу были подготовлены четыре лодии и две соймы, на этот раз не большие, а средние. И Мирослав уговорил одного из своих старых друзей-кормщиков переселиться в новые места. И два молодых кормщика, не имеющие достаточного опыта для самостоятельного плавания, согласились на переезд. Мирослав обещал, что из них получатся хорошие кормщики.
   Удалось найти и мастеров. Один кузнец, один оружейник, один гончар, ватага из четырёх плотников, двое подмастерьев-корабельщиков согласились на переселение. Конечно, всем им было выделено место на лодиях и обещана помощь при обустройство на новом месте. Всем обещали построить дом и предоставить мастерскую. Те же условия предлагались всем. Дом на новом месте, инструмент для хозяйства, скотину, землю. Но и условия были достаточно жёсткими. Одну пятую всего дохода отдавать на нужды городища, отработать не менее пяти лет на новом месте, и бесплатное участие в работах на укрепление и обустройство городища. Если такая работа будет необходима. Например, постройка стен городища или новых домов для переселенцев.
   Кроме мастеров были готовы переехать десяток мужиков со своими семьями. Мужики были серьёзные, хозяйственные, могли делать любую работу. Свой дом, хозяйство, покой и свобода, манили многих. А купец Ждан слыл человеком, который всегда выполнял свои обещания.
   Всеслав сумел уговорить на участие в походе на три года два десятка охотников и восемь десятков воев. На тех же условиях, что и раньше. С возможностью остаться на жительство при появлении желания.
   Надеясь на добычу мехов на Ветлуге, Ждан не стал много закупать мехов в Ладоге, только особо ценные и редкие. Зато закупил много льняных тканей, хмельного мёда много не брал, но взял и как подарок, и как хороший товар. Взял много инструмента для городища, пилы, топоры, разные тёсла и долота, много железа, в том числе и хорошего, свейского. Взял самые разные котлы и сетей для ловли рыбы, помня о том рыбном изобилии, что было на всём пути, и на Суре и Ветлуге. Помня опасения Всеслава, взял много стрел, и отдельно наконечников. Пришлось, несмотря на предусмотренный поход в Болгары за зерном, прикупить и зерно, и на дорогу, и в запас на зимовку. Ждану приходилось объяснять купцам, что и для чего он берет, и какой товар лучше взять, и по какой цене его можно будет продать в Дербенте.
   Своё подворье и склады Ждан продавать не стал, оставил приказчика с наказом искать новых переселенцев, в первую очередь мастеров и воев, и несколько работников для ухода за хозяйством. Пусть будет место для остановок при приходе каравана в Ладогу. Остальные, проживающие на его подворье, кто согласился, вместе с его женой Любавой, переселялись на новое место.
   Свою семью, семьи своих сыновей забирал и Мирослав. Да и кроме них, готовились к переезду и семьи других, которым пришлось по нраву новое городище.
   В общем, караван набирался большой, все лодии были тяжело гружёны. Мирослав только хмурился и качал головой, глядя на тяжело осевшие в воде лодии.
   Тем не менее, к началу августа сборы закончились, и караван был готов к походу.
   Впереди опять шла сойма под управлением Первуши. Как ни хотел Мирослав посадить его на вторую лодию, но, в конце концов, решил, что безопасней будет пустить его опять впереди для проверки и поиска дороги, тем более, что дорогу он ожидал тяжёлую. Вода ушла, вскрылись все мели и перекаты, поэтому сразу предупредил всех об осторожности и наказал всем следовать точно за ним. Правда, на второй, сурской, лодии шёл опытный кормщик, да и на остальных купеческих лодиях за кормилом были не молодые мальчишки, а опытные кормщики, плавающие не один год по самым разным рекам и морям.
   Как предупреждение, Ладога встретила волной, правда не очень сильной, но, зная своенравный характер Ладоги и её переменчивый нрав, опасаться можно было всего. Но здесь всё обошлось. А вот на Свири пришлось поломаться. Места для прохода лодии находились с трудом, во многих местах приходилось снимать всех с лодии и чуть ли не волоком тащить лодию через перекаты. Онега в этот раз была милостива и почти спокойно пропустила лодии, немного побила волной, для порядка, и отпустила. Да и Вытегра не доставила тех трудностей, что Свирь. Так что к волоку на Ковжу дошли уже спокойно. Там, пока нашли лошадей и подготовили лодии к перетаскиванию, немного отдохнули, сам волок и переход через Ковжу, Белое озеро и Шексну показался почти отдыхом по сравнению со Свирью.
   Однако Мирослав не давал никому отдыхать и терять время. Время опять уходило, опять началась гонка с зимой. Путь впереди предстоял очень даже немалый, а, судя по началу, лёгким он не будет. На Волге тоже хватит опасностей и трудностей. Так оно и оказалось. Попадались очень длинные участки мелей, и дорогу удавалось найти с большим трудом, частенько только почти разгрузив лодию, её можно было провести через сплошные мели. К счастью для походников, таких участков сплошных мелей было мало, только у мерянского поселения Медвежий угол пришлось очень сильно напрягаться. Дальше, если мели и были, то не такие обширные, и проходились караваном, хоть и с трудом. Тем не менее, время уходило, а дорога всё не кончалась. И если в половодье проходили такое расстояние за неделю, то теперь за десять дней.
   После слияния с Окой плыть стало легче, Волга стала полноводнее, хотя и оставались отдельные участки с мелями. Тем более, что появилось много островов посередине реки, и внимание нельзя было ослабить ни на минуту. Ночевать приставали к коренному берегу, не доверял Мирослав этим островам. Не место им там, говорил он. Или река, или земля. А так, не пойми что, ни река, ни земля. Нет такому месту доверия. И каждый раз с приближением темноты искал место для ночёвки на коренном берегу.
   На календаре уже был октябрь, а дорога всё не кончалась. Несмотря на длительную и трудную дорогу, никто не роптал, все работали дружно и споро. Только купцы удивлялись, как такую дорогу можно было пройти первый раз, вообще не представляя куда плыть.
   И, тем не менее, конец приближался. Наконец Мирослав, опять протянув руку вперед, прокричал:
   -Сурск. Дома.
   После неизменной суеты, вызванной прибытием каравана, встречей с новым местом и с давно не видевшимися людьми, встречей и размещением новых поселенцев, традиционного гуляния и угощения, знакомства новых людей, пришло успокоение. В этом году все походы закончились. Надо обустраивать дом.
   Как задумывали, всё так и получилось. Все три соймы дошли до Болгар, запаслись зерном и вернулись обратно. Были в пути попытки остановить и пограбить, но после ответного залпа лучников со всех трех сойм, все попытки сразу прекратились. Так что, запас зерна на зиму был.
   Устраиваться на новом месте надо было основательно. Ещё раз переговорили с Абдай Бакеем, нельзя было не уважать хозяев земли. Он согласился с расширением поселения, постройкой новой стены и неожиданно сам попросился в число жителей городища. Конечно, они останутся жить на своём месте, но станут как бы жителями городища, подчиняться его порядку и правилам, и будут под его защитой. Старейшиной у них будет всё равно Абдай Бакей, все взаимоотношения с городищем будут только через него.
   Конечно, с этим предложением согласились. Да и как можно отказываться от почти сотни добровольных помощников. Тем более таких.
   Люди мари, к которым относились люди поселения Цепель, и старшим в роду у которых был Абдай Бакей, оказались удивительными сами по себе.
Жили они родами и семьями. Всё поселение - это одна большая семья, все родственники. Были и другие поселения, относившиеся к роду Абдай Бакея, но они находились дальше, выше по Ветлуге. Поклонялись марийцы лесу, это было их божество. Они не могли причинить какой-либо вред лесу, и, если приходилось что-то делать в лесу, объясняли своим богам, зачем это надо и оставляли им подношения. Поэтому любые работы в лесу начинались с передачи Абдай Бакеем небольшого подношения - лепёшки, хлеба, горшка каши, для задабривания лесных духов. И делалось это не из-за боязни мести марийских богов и лесных духов, а из-за уважения веры своих соседей. Марийцы были очень доброжелательны, дружелюбны, готовы помогать во всём, но, в тоже время оставались твёрды в своей вере и в достижении своей цели. Свою землю готовы были защищать любой ценой, их было мало, поэтому им постоянно приходилось применять всякие хитрости. В лесу им не было равных. Даже лучшие охотники русских годились в лучшем случае им в ученики. Они были великолепные лучники и охотники. Если кочевники и превосходили их в стрельбе, то только на коне и на ходу, да и то потому, что марийцы не пользовались лошадьми для перемещения. Имена мужские, у них начинались с имени отца, а потом шло собственное имя. Женские имена были только до замужества, а после замужества женщину называли по имени мужа, Очень ценили родственные связи и уважали старших.
   Вот такие это были соседи и хозяева этой земли. И отказываться от помощи таких соседей Ждан не собирался.
  
  
  
  
   Глава 12
   09.795
   Ждан
   Городище надо было увеличивать, и, пока была возможность, приступили к строительству стены. Если раньше была построена просто городьба, то сейчас Всеслав заставлял строить настоящую стену, правда не каменную, а деревянную. При строительстве Всеслав использовал все свои знания и всё виденное ранее по укреплениям городов в чужих землях. На вершине горы была площадка размером метров шестьсот на четыреста. Вот на всю эту площадку и стали строить стену. Сама гора имела как бы два подъёма. Один, не очень крутой и высокий, от реки, и потом, после небольшого ровного места опять начинался подъём, нельзя сказать, что очень крутой, но значительно затрудняющий подъём на вершину для любителей пограбить. Стену планировалось строить толщиной три метра, сама стена представляла собой два ряда брёвен высотой пять метров, между которыми была засыпана и утрамбованная земля. Да и откос перед стеной сделали круче, и за счёт этого стена стала выше ещё на три метра. Сама стена не была просто прямой. Она шла змейкой, участки длиной метров по двадцать располагались под небольшим углом друг к другу, и на местах изгиба располагались защитные щиты от стрел с внешней стороны. Это позволяло своим лучникам вести стрельбу вдоль стен, оставаясь под защитой от стрел вражеских лучников. Такие стены Всеслав видел, рассматривая изображения в оружейной Джамиля.
   Конечно, такую стену нельзя было построить быстро, пока сделали один сорокаметровый участок, но все увидели, что надо делать. Безопасность стоит затрат. А пока начали строить дома для переселенцев и мастерские для мастеров, но заготовку леса для стен не прекращали.
   Начали строить и верфи для корабельщиков. Построенная своими корабельщиками сойма показала себя хорошо, не было никаких нареканий, и решили строить ещё несколько штук, правда, не большие, а средние и малые, тем более лес был запасён заранее и уже просох. Мирослав заказал корабельщикам ещё новую лодию, похожую на малую сойму, и строящуюся также, как сойма, из досок, но с плоским дном и килем для лучшего прохождения мелей и перекатов.
   За две зимы мехов добыли много, набиралось на две лодии, так что можно было рассчитаться с Джамилем за переданный товар, и будет на что закупить новый товар и кормление для городища на следующую зиму.
   Мирослав готовил лодии к весне, если по времени получится всё хорошо, то можно будет успеть после Дербента дойти до Ладоги. И расспрашивал своих сыновей по новым речным дорогам, что им удалось установить за это лето. Пока ничего нового получить не удалось, но уверенность в том, что дорога на полночь и на полдень есть, крепла. И готовил новую дорогу. Первуша, как самый опытный из молодых кормщиков, должен был уйти на Оку, и посмотреть, что это за река.
   Всеслав занимался подготовкой воев. На этот год он оставался в городище, слишком много здесь было недоделанного, да и оборону нужно было усиливать. Стены пока не доделаны. Много времени занимался Всеслав стреломётами, как ручным, так и стреломётной машиной. Привлёк он к этому делу кузнецов и оружейника. Твердислав, ставший как бы старшим из кузнецов, также был привлечён к изучению и изготовлению стреломёта. Тем более, двое местных парней за год уже кое-чему научились и могли самостоятельно делать простейшие изделия. Железа в этом году было достаточно, кроме того, что привёз Ждан, Твердислав сумел набрать много болотной руды и наделал железных криц. Так что, сейчас кузнецы были готовы обеспечить всех местных железными изделиями.
   Так эта зима и прошла, в заботах об улучшении городища и постоянных работах по усилению защиты. Приходили и незваные гости, но как-то робко и не смело. Было их три десятка. Появление их давно заметили, за три дня до подхода к городищу они были обнаружены охотниками в дальнем дозоре, шли они на лошадях по Суре с верховий. И, когда они с криками и размахиванием саблями попытались добраться до городища, на берегу их встретило две сотни воев, из них половина с натянутыми луками. Навстречу им вышел Всеслав в полной броне и поинтересовался, что за шум и кто они такие, что здесь шумят. При виде такого количества воев на берегу, все крики неизвестных, да под прицелом сотни лучников, сразу прекратились, и только один из них выехал вперед, и смог пролепетать, что они приехали от хана буртасов получить дань за проживание на их земле. На что ему Всеслав и ответил, что буртасы проживают во-о-о-на где, а земля тут, и никаких прав у них на эту землю и дань нет. Так что, ехать им надо обратно с пустыми мешками. Пока в них дырок не наделали. Не в мешках. И они поехали обратно. А охотники, оставаясь невидимыми, проводили их на три дня пути.
   По весне, как сошёл лёд, четыре лодии и две соймы ушли в Дербент. На соймах, новых, изготовленных в Сурске, шли ученики кормщиков. Мирослав собирался учить новых кормщиков. На каждой сойме было по пять воев и приказчик. Они должны были остаться один в Болгарах, другой в Хамлидже, до возвращения каравана.
   Никаких трудностей при движении по высокой воде не было, и уже в начале июня караван прибыл в Дербент. По договорённости туда к этому моменту прибыл Джамиль, Горазд, и остальные остававшиеся вои.
   Сказать, что встреча была тёплой, значит, ничего не сказать. Это было какое-то буйство чувств, особенно когда с берега поняли, что подходят свои лодии. Радость, чистая, не замутнённая ничем радость долгожданной встречи, конец длительного ожидания прихода своих земляков и непередаваемое чувство - домой. Всё это смешалось в один клубок ощущений, и всё это было написано на лицах встречающих. Не дожидаясь подхода лодий, отправили гонца к Джамилю. Так что Ждана на берегу встречали все.
   Когда радость от встречи немного схлынула, Ждан поинтересовался, куда можно разгрузить товар. Джамиль распорядился, и его люди сразу приступили к организации разгрузки и перевозке груза в караван-сарай Джамиля. Оставив Горазда и Мирослава присматривать за разгрузкой товара, Ждан и Джамиль отправились обсудить дела.
   Пока слуги накрывали угощение, Ждан, видя нетерпение Джамиля, в нарушение всех правил начал свой рассказ о прошедшем путешествии. Рассказал о дороге к своему городищу, о зимовке, о дороге в Ладогу и обратно, о мелях и волоках, о трудностях и преградах на пути. Рассказчик Ждан был хороший, и буквально наяву вставали мели, застревающие лодии, люди в воде, пытающиеся протащить лодии, крики, стоны, хрипы, проклятья и рык, рвущиеся из распахнутых ртов. И ожидание настигающей зимы и угроза зимовки посреди реки, без питания и тёплых вещей. И лёд, появляющийся у берега и льдинки, бьющиеся о борт лодии. И ветер, препятствующий ходу лодии, и неимоверные усилия гребцов, преодолевающих ветер и течение при движении лодии. Жажда жизни. Сама жизнь в её высшем проявлении - борьбе за жизнь. Два часа рассказывал Ждан обо всём. И о своём походе, и о решении не ходить к франкам, и о своём соглашении с ладожскими купцами. О привезённом товаре, о заложенном и строящемся городище. И о своих планах и ожиданиях. Джамиль его не прерывал, только постоянно подливал воды. И только после окончания рассказа спохватился и пригласил к угощению.
   Разговор продолжился после окончания трапезы.
   -Ждан, как я понимаю, ты выполнил свои обещания.
   -Да, Джамиль, я привёз меха, из них ты возьмёшь то, что положено в уплату долга по цене со скидкой, остальные я хотел бы продать по обычной цене. Всё сразу. Привёз и льняные ткани, и хмельной мёд, такой товар тоже покупали у вас хорошо. Для этого я даже готов скинуть цену. И для других купцов, я думаю, такие условия будут подходящими. И одна лодия в твоём распоряжении. Грузи, чем хочешь. Если успеем собрать караван быстро, а у тебя товар должен быть готов любой, какой только может потребоваться, то уже в этом году можем дойти до Ладоги и зимовать там. Правда, насчёт франков не знаю. Для себя я не нашёл там хорошего товара и поход туда для меня не стоит затраченного времени и сил. Но если ты хочешь, я отведу туда лодию с твоим товаром. Правда, можно идти не совсем до франков, а до Хедебю, туда ближе, и туда приходит много купцов из франкских земель и там можно найти любой товар из земель франков.
   -Хорошо, Ждан, я подумаю, как будет лучше. И я смог выполнить твою просьбу. Я нашёл тебе учёного мудреца, который готов переехать жить к тебе, только он хочет сам переговорить с тобой. И есть несколько мастеров, они из пленных из разных стран, кузнецы, кожевенник, гончар, оружейник. Они тебе нужны? Но они все хотят переговорить с тобой сами. Работать по своему ремеслу они ни на кого не будут, не хотят раскрывать своё умение и работать на врага. Если только ты сможешь их уговорить.
   -Я всё понял, Джамиль. Конечно, я с ними поговорю. И верну все твои затраты, даже если они не согласятся работать. Но не сегодня. Сегодня мы с тобой ещё долго будем разговаривать и обсуждать наши дела. С тобой очень интересно беседовать, и у меня давно не было такого интересного собеседника.
   Так беседа и продолжалась до самого заката. Друзья обсуждали самые разные вопросы, оба были любознательны и хотели узнать обо всём - о народе, его привычках и традициях, о вере, об истории, об окружающем мире и новых странах. И лишь позднее время прервало их разговор, и они с сожалением вынуждены были расстаться до следующего дня.
   Ждан отправился к своим товарищам, посмотреть, как все устроились, проверить, что сделано, и подготовиться к следующему дню. Все разговоры были отложены на потом, Ждан только рассказал купцам о договорённостях продать свой товар весь сразу, пусть и немного дешевле, но зато выиграть во времени и купить новый товар тоже сразу, и по хорошей цене. Так обещал ему их гостеприимный хозяин. Купцы согласились и стали с нетерпением ожидать следующего дня, когда станет видно, чего стоят их усилия.
   С утра все встретились с Джамилем на его складе и стали смотреть привезённый товар. Сначала Джамиль просто оценил качество мехов и остался им доволен. Товар был хороший. Затем Ждан с помощью Горазда, который знал все цены на рынке, рассчитался с долгом, уступив часть товара по цене со скидкой. Остальные меха тут же были проданы, хоть не по самой лучшей цене, но с хорошей прибылью. По той же цене и ладожские купцы уступили свой товар. Их эта цена тоже устраивала. Несмотря на необходимость выплаты четверти выручки Ждану, прибыль получалась вполне достойной, да и ещё должна была увеличиться при продаже арабского товара в Ладоге. Кроме мехов проданы были и льняные ткани и хмельные меда. К закупке товара на обратную дорогу решили вернуться через три дня, купцы хотели посмотреть местный рынок и узнать, что по какой цене продаётся. Все эти торговые дела заняли время до обеда, а после обеда Ждан должен был встретиться с учёным мудрецом и мастерами.
   Ждан был с Гораздом. Горазда он предупредил, что о его торговле они поговорят после, когда немного освободятся, а сейчас он должен был быть с ним как помощник.
   Первым пришёл, как его назвал Горазд, учёный. Сразу сказал, что знает, что иноземцы не могут правильно произносить настоящие имена, и представился как Алим. Это был немолодой мужчина, среднего роста, щуплого телосложения, с узким, обветренным лицом, что могло свидетельствовать о многих пройденных дорогах, и умными живыми глазами. Сразу предупредил, что он потерял почти всю свою семью, и поэтому хочет уехать в дальнюю, незнакомую страну, что бы ничего ему не напоминало о такой потере. С ним два мальчика, племянник его умерших родственников и ученик, и ещё слуга. Без них он никуда не поедет. И у него много книг. Ему они тоже нужны. Это его последняя отрада и утеха. Знает он несколько языков. Когда узнал, что Джамиль, по просьбе своего друга, спасшего ему жизнь в Царьграде, ищет для него ученого человека для переезда в дальнюю страну руссов, то согласился встретиться и поговорить. Свои условия он уже назвал.
   Ждан спросил, что он знает о новой стране. Алим почти ничего не знал. С рассказа о своей стране Ждан и начал. Эта страна лесов и рек, страна солнца и мороза, леса могучи и почти непроходимы, реки многочисленны и обильны. Людей мало, и они расселены редко. Окружена страна степями, населёнными многочисленными кочевниками. Да и лесные жители не отказывают себе при случае прихватить чужое добро. Сам он и его люди - славяне, арабы называют их руссами. Пришли с далекого севера, от Варяжского моря. Построили себе небольшое городище, в нём и живут. Для того чтобы обустроить хорошую жизнь, приглашает к себе мастеров и учёных. Зачем? Учиться. Знаниям, оставшимся от ушедших народов, знаниям незнакомых стран, знаниям могучих соседей. И мастерству. Для этого ему и нужны мастера и мудрецы. И защищаться. От врагов, которые придут за жизнью и добром жителей городища. Для этого нужны знания о войнах ушедших времен и народов, узнать их военное мастерство и узнать про их оружие. Вот Ждан и хотел, чтобы Алим учил учеников и языкам, и мудрости книг, учеников он может набирать сам из местных детишек и подростков. Ему также надо читать и переводить книги других народов, хотя бы на ромейский язык, чтобы знаниями могли воспользоваться другие люди. И подсказать, а может быть и научить, как это делали греческие мудрецы, при защите своего дома. Даст он ему дом, если слуги не надо, то и не надо, кормление, зерно, мясо, рыбу. Защиту. Защищать будет не только его, но и городище и всех его жителей, сейчас в городище сотня воев, но будет ещё больше. Книги желательны. И Ждан готов купить новые книги сколько получится. Если нужно ещё что-то, пусть Алим скажет. Нужны деньги, даст денег. Да, и, наверное, придётся ходить в некоторые торговые маршруты с караванами, пока будет идти торговля, он будет искать других мудрецов и книги. Идти в ближайшее время надо будет к франкам, потом хотел в Самарканд и Бухару, Царьград. Если Алим найдёт ещё кого-то, кто готов переселиться, Ждан будет только рад. В городище каждый занимается своим делом, не забывая об укреплении самого городища. На вопрос Алима, когда караван уходит, и есть ли у него время подумать, Ждан ответил, что время подумать, конечно, есть. А когда караван уйдет, пока не ясно, но скоро, дорога дальняя, только до Варяжского моря идти три-четыре месяца, а времени мало, там уже и зима скоро, и по рекам не пройти. Алим ответил, что через три дня придёт и даст ответ. На том и расстались.
   Затем привели мастеров. По виду, по поведению, было заметно, что это люди в плену, но не сломленные. И готовые принять всё, что с ними случится, но не сдаваться. Первым делом Ждан спросил, каким ремеслом они владеют и из каких они стран. Был кузнец и два его подмастерья, один мастер-лучник, один кожевенник, один гончар, все они из разных племён, жили в предгорьях, были захвачены при различных набегах. Работать по своему ремеслу, на пользу врагов, отказались, несмотря на пытки и принуждения. Тогда Ждан рассказал о своей стране, об общем городище, о его защите. Мастерам Ждан рассказал условия. Каждому дает дом, инструмент и помогает построить мастерскую, помогает с материалом. Если есть семьи, то берет с семьями. Надо выкупить, выкупит. На дом дает живность. Нет никаких рабов, все свободные, могут делать что угодно. Есть несколько обязательных условий. Каждый мастер отдает пятую часть своей выручки городищу, остальным распоряжается сам, как хочет, обучает не менее пяти учеников, которых выбирает сам, живёт и работает в этом месте не менее пяти лет. Если некому продать свои товары, то их может купить городище по обычной цене. Но городище может само дать заказ на изготовление товара, и тогда тоже оплачивает его по обычной цене. Через пять лет, если захочет, мастер может уйти. Но это за свой счёт. Да, и при необходимости, все могут быть привлечены к работам по обустройству и укреплению городища. Если кто-то не захочет работать по своему ремеслу, работа найдётся, другая, но тоже нужная всем. Выяснилось, что у некоторых были здесь семьи или родственники, их Ждан обещал выкупить.
   Окончив разговор с мастерами и отправив их отдыхать уже как свободных людей, а не пленников, Ждан остался вдвоём с Гораздом.
   -Горазд, я не буду сейчас тебя расспрашивать обо всём, что ты узнал и чему научился за это время. Это можно будет сделать и потом, в дороге. Я подтверждаю, что ты будешь заниматься торговлей с Багдадом и другими южными странами. Скажи мне, что ещё надо сделать, по-твоему, пока мы не уехали отсюда.
   -Ты знаешь, Ждан, хотя у тебя такие хорошие дружеские отношения с Джамилем, мне кажется должен быть кто-то ещё, кто сможет следить за всем происходящем здесь. Не только за торговлей. За слухами, разговорами, поведением купцов и рассказать всё это нам при каждом прибытие сюда, чтобы мы были в курсе того, что здесь творится. У меня есть на примете один купец. У него небольшая торговля, есть своя лавка на рынке. Ему много не надо, дать немного товара чуть дешевле, чем на рынке, и хватит. А он будет собирать все слухи и разговоры и про товары, и про купцов, и про всех других. Я с ним заранее говорил, он согласен. У тебя остался какой-нибудь товар?
   -Есть немного льняной ткани, и несколько железных изделий, взятых для показа. Можешь ему продать.
   -Этого достаточно для начала. Я с ним переговорю, пусть начинает собирать слухи и сплетни.
   -Хорошо, Горазд, тебе теперь здесь торговать. С тебя и спрос.
   Ещё день у Ждана с Гораздом ушёл на осмотр рынка и товаров и выбор товара на обратную дорогу, а потом была опять беседа с Джамилем допоздна, и пришла пора готовить караван обратно. Купцы сами выбирали товар в дорогу. Ждан закупил пряности, сахар, шёлк, украшения, медную и стеклянную посуду, немного засушенных фруктов, порадовать жителей городища. По просьбе Алима, который согласился на переезд, были закуплены бумага и чернила. И были куплены по его же указке, несколько книг по истории Рима и его войнах, которые он обещал перевести с арабского на ромейский.
   При расставании с Джамилем он всё-таки настоял на поездке в Хедебю. Договорились, что через год Ждан опять придёт с караваном и приведёт обратно купца Джамиля.
  
   Глава 13
   09.795
   Ждан
   По уверениям Мирослава, вышли не поздно, и если не будет сильных задержек в пути, до Ладоги добраться успеют. Правда, опять придётся идти по низкой воде, но тут уж дорога есть дорога. Однако Мирослав, не ожидая подарков от дороги, караван гнал и гнал. Задержались на день в Хамлидже, купили соль, и в Болгарах, закупая пшеницу, горох, просо, и опять только вёсла скрипели от усилий гребцов. Мастерам, Алиму, всё было в диковинку, и они даже с каким-то испугом смотрели на такое изобилие воды, леса, стоявшие стеной вдоль берегов. На рыбу, которую походя, не затрачивая времени, ловили для еды. Во время дороги Ждан много беседовал с Алимом, пытаясь донести до него, что он хочет получить и для чего. Похоже, Алим понял. И если сначала он хотел продолжить дальше поход со Жданом в Хедебю, то потом согласился хотя бы вначале устроить своих учеников в Сурске, немного обучиться языку, сделать перевод для Всеслава нескольких книг по войнам Рима и попытаться помочь ему со стреломётом. Оказывается, он за время своих путешествий, видел такие стреломётные машины. Были у Ждана разговоры и с мастерами, которые, видя дружественное отношение к себе, дали обещание начать работать на городище, и оказать любую посильную помощь Всеславу в его усилиях по укреплению обороны. По просьбе кожевенника в Болгаре было куплено несколько кип кожи, чтобы было с чего начинать. Он обещал начать делать кожаные доспехи и упряжь, как для верховой езды, так и для пахоты.
   И много было разговоров с Гораздом. Ждан хотел через год пойти с караванами на новые земли, его интересовали Бухара, Самарканд. Он хотел получать шёлк не из третьих рук, а хотя бы из вторых. До Индии он пока идти не готов, но первые шаги в эту сторону сделать готов. А Горазд будет пока торговать с Багдадом и готовить себе смену, скоро, при таком размахе торговли, придётся разрываться, чтобы успеть торговать с таким количеством караванов и городов. И Горазд должен озаботиться и найти такого же купца, согласного сообщать новости для Горазда в Болгаре и в Хамлидже. Везде должны быть свои люди, и они должны давать всё, что нужно для успешной торговли. И не только по торговли.
   Много рассказал Горазд и про арабов, про их страны, земли, обычаи, традиции, историю и веру. Хотя что-то Ждан уже знал от Джамиля и от других купцов, но было много нового, интересного и полезного.
   Так, в разговорах и обсуждении планов, незаметно прошло время, и лодии добрались до Сурска. Мирослав дал всем три дня на отдых и подготовку к переходу в Ладогу. Часть воев, у которых вышел срок службы, получив честно заработанные деньги, возвращались домой. Кто-то решил остаться, и думал, как перевести сюда семью. Ждан сразу сказал, что если захотят переселяться, то будет им место на лодии.
   Всё отведённое на отдых и подготовку время пролетело как один миг. Даже толком посмотреть не удалось, что сейчас сделано в городище. Видел, что стены наполовину готовы, появились новые дома, новые мастерские. Ждан познакомил новых мастеров со Всеславаом, Твердиславом, сказал, чтобы быстрее ставили для них мастерские и начинали работать. Представил Всеславу Алима, и очень того обрадовал, что тот уже видел стреломётные машины. И что Алим обещал перевести для Всеслава книги о войнах Рима. После этого Всеслав заявил, что пока всё это не будет готово, он Алима из городища никуда не отпустит.
   Лодии были осмотрены, подготовлены к походу и в назначенный срок вышли по пути на Ладогу. Нового товара не было, только Ждан добавил немного мехов, закупленных весной после отхода каравана на Дербент.
   Дорога повторилась почти так же, как в прошлый раз. Мели, разгрузка, погрузка лодий, перетаскивание лодий через препятствия. Но успели. Перед самыми морозами, перед тем, как встали реки, успели дойти до Ладоги. Даже Мирослав, прошедший со Жданом не одну дорогу, с удивлением сказал
   -Ну и везучий, ты, Ждан. Каждый раз сумеешь из любой беды выскочить и всех за собой вытащить. С тобой можно куда угодно идти.
   Теперь караван отдыхал и готовился к следующему походу, весной. Купцы остались довольны результатом и готовы были снарядить ещё две лодии на следующий год.
   Наём охотников и воев Ждан доверил Гордею, вернее, Гордею это дело поручил Всеслав, так что сам Ждан занимался мастерами, которые не прочь были переехать в Сурск, и другими переселенцами, присматривал товар для городища и на следующий караван в Баглад.
   Слухи об удачливом купце и заложенном им городище широко распространялись по всем окрестностям, так что у Ждана был выбор среди желающих переселиться на новые земли. О новом городище рассказывали и купцы, бывшие там, и вои, жившие там, да и сама торговля, когда Ждан закупал лодии, товар, инструмент говорили об его успехе. Ничего не оставалась незамеченным, всё подмечалось окружающими, и всё работало на образ успешного и удачливого купца.
   Много времени Ждан проводил в беседах с купцами Джамиля, изучая язык, привычки и традиции арабских купцов.
   Посоветовавшись с Мирославом, Ждан заказал постройку ещё одной лодии. Она должна была взять переселенцев, материалы и инструмент для Сурска. Потребности были большие, и все их свои мастера пока удовлетворить не могли.
   В таких заботах прошла зима и как только дорога освободилась ото льда, в конце марта, лодии ушли в Хедебю. Ничего необычного в этом походе не было, дошли спокойно, товар продали, купили новый товар на обратную дорогу. Да и товара хорошего не было. Прикупил Ждан украшений из янтаря, вино, ткани. Купил для Алима книг, и сумел уговорить на переезд в Сурск обнищавшего и разорившегося мастера по изготовлению черепицы, которого непонятно как занесло в Хедебю. Арабские купцы тоже быстро продали свой товар, так что через три недели лодии уже отправились в обратный путь. Им ещё предстояло добираться до Сурска.
   В середине июля караван двинулся на Сурск. В караване было три лодии Ждана, две лодии ладожских купцов, лодия с купцами Джамиля, и одна сойма. Было около сотни переселенцев, инструмент и сырьё для Сурска и товар для Багдада. Дорога за это время стала известной, но легче от этого не стала. Опять пришлось бороться с мелями, которые из-за летного спада уровня воды появились повсеместно. Однако медленно, но уверенно, караван продвигался вперед, несмотря на постоянные препятствия.
   И в середине октября Мирослав протягивая руку вперёд бросил свой знаменитый крик:
   -Сурск. Дома.
   Неделя ушла только на то, чтобы ознакомиться со всеми изменениями, произошедшими в городище. И было их очень много. Постоянно проживало здесь уже более пяти сотен жителей, из них воев более двух сотен, одна из которых постоянно охраняла городище, а одна сопровождала караваны. Работало несколько мастерских, работали кузнецы, изготавливались кожаные брони, луки, стрелы, щиты, копья и сулицы. Делались лодии, в основном соймы, всех типов, от малых до больших. Немного, но пока хватало. Заготавливали древесину на следующие лодии. Металл добывали сами, правда, его ещё не хватало, но и использовали его много. И для торговли, и для строительства, и для оружия. Заработали гончары. Посудой обеспечивали всех, и даже немного продавали на сторону. Горазд начал, как ему и говорил Ждан, торговлю с местными поселениями. Пока, правда, было всего несколько поездок по известным местам к марийцам, но торговлю уже начали. Городскую стену заканчивали, бревенчатую стену уже сделали, сейчас постоянно её заполняли землёй. Начали сами обрабатывать землю. Пока рядом с городищем, но уже присматривали места и поодаль. Появилась скотина. Лошади, коровы, овцы, птица.
   Недовольных не было. Всё, что обещали переселенцам, они получали полностью. Мастера тоже были довольны, кто-то уже нашёл себе учеников и вовсю их гонял. Доволен был и Алим. Новые впечатления заставили его отвлечься от горестных воспоминаний, а работа со Всеславом, кузнецами и оружейниками, да и работа с книгами, их перевод, и обучение учеников не оставляли времени на печаль и грусть.
   И самое главное, у Ждана родился сын. Да и не у него одного. У многих появились дети, а у Мирослава и внуки. Так что, Сурск строился и развивался. Уже некоторые женились на местных женщинах, тем более, что Абдай Бакей не возражал и ещё раньше дал своё разрешение. Приходили люди из других мест, сами приходили и просились на жительство. Много было марийцев, но здесь старшим был Абдай Бакей, и просто так он никого не принимал. Многих пришлых принимал Всеслав, готовил из них воев, или, если пришелец умел и понимал лес и хорошо стрелял, отправлял к охотникам. Там был свой старший, и за ним было последнее слово.
   Друзьям Ждан рассказал всё о своих походах, разговорах. Осталось выполнить последнее обещание, довести арабских купцов до Дербента, и все долги будут выполнены и можно будет начинать, как и задумано раньше, искать новые дороги. А с Дербентом пусть пока Горазд торгует.
   Надо сказать, что зимовка проходила спокойно. Все походники устали от постоянных дорог, и просто отдыхали со своими близкими, детьми, занимались необходимыми домашними делами. Но это было всё дома, без запредельных усилий и надрывов. Было время спокойно обдумать сделанное, и подготовиться к новым дорогам. Тем более, пока все были заняты, и у всех ещё оставались незаконченные дела.
   Товар для каравана набирался. За два года мехов набралось много, тем более, кое-какой товар был из Хедебю и из Ладоги. Да и свои мастера кое-что уже могли предложить на продажу. Так что, к весне караван был готов, лодии осмотрены и починены, и как только Волга очистилась ото льда, тронулись в путь.
   Ждан взял с собой Горазда, Твердислава, который хотел ознакомиться с работой тамошних мастеров, и напросился Алим. Поговорить с мудрецами в Дербенте, узнать новости, купить при возможности книги. И, как обычно, несколько приказчиков оставить в поселениях по дороге и забрать на обратном пути.
   Всеслав остался охранять дом, готовить воев и оружие. В помощь ему остался приказчик Тихомир, его Горазд готовил как помощника себе, и он должен был заниматься местной торговлей. И помощник Твердислава Горыня.
   Двигались не спеша, но и зря время не тратили, у купцов ещё была дорога обратно в Ладогу. Задержались на пару дней в Болгаре и Хамлидже, по просьбе Твердислава и Алима, и как договаривались, в июне лодии были в Дербенте. Джамиль их уже ждал, прибыл только вчера.
   Опять была тёплая встреча, долгий разговор о пройденном пути, новости о городах и товарах. И лёгкая грусть от предстоящего долгого расставания. Оба понимали, что все долги выполнены, и пора начинать искать новые дороги. От этого и появлялась грусть от расставания с хорошим другом. Ждан честно сказал, что намеревается побывать в Бухаре и Самарканде, и опять попасть в Царьград. В Дербент пока будет с товаром приходить Горазд, а, может, и другой купец. И здесь Ждан надеется, что Джамиль поможет и с покупкой товара и с приобретением товара на обратную дорогу. Они договорились, что весь свой товар Ждан будет продавать только Джамилю, или тому, кому он скажет. Джамиль распорядился приказчикам и сказал Ждану, что тот знак, что передал раньше Ждану, будет знаком, по которому его обладателя примут как самого Джамиля. И ладожских купцов Джамиль согласился принимать так же, как и сейчас.
   Джамиль рассказал Ждану про бухарских и самаркандских купцов, к кому можно обратиться за помощью, с кем можно иметь дело, а кого лучше опасаться. Так они, как обычно, проговорили допоздна, и расстались до завтра.
   Товар был продан, новый товар закуплен, и через две недели караван пошёл обратно, можно было надеяться добраться до Ладоги ещё в этом году.
   Удалось приобрести из пленных нескольких мастеров, кузнеца, ювелира, оружейника, ткача, несколько хороших воев для обучения владению саблей и воинскому делу. Алим сумел найти переписчика и ещё мудреца, захваченного в плен в Самарканде. Алим оказался очень полезен в общении с местными жителями, и благодаря этому были решены многие проблемы, которые обязательно вызвали бы всякого рода задержки. Пополнил Алим и запас бумаги, и прикупил новые книги. Так что, остался вполне довольным этой поездкой.
   Да и купец, согласившийся сообщать Горазду все новости, оказался полезен и сообщил много интересного. За что и получил товар со скидкой.
   Так что, в конце августа караван добрался до Сурска, и после короткого отдыха и мелкого ремонта лодий ушёл в Ладогу. Караван повёл Горазд, кормщиком у него пошёл Первуша. Судя по времени, они должны успеть дойти до зимы до места.
  
   Глава 14
   09.795
   Всеслав
   Вроде бы все здесь, значит надо готовиться к серьёзному разговору. Этот неугомонный купец опять что-нибудь придумает. Надо, правда, признать, что все его придумки оказываются крепче, чем самые точные и проверенные расчёты других. Захотел в Багдад - попал в Багдад, захотел построить заимку, построил городище, да чего там, скоро город будет. Захотел торговать по-новому - начал торговать по-новому. Но зато не скучно. И кровь постоянно бурлит и играет от такой жизни. Не жалею, что попал сюда. Сейчас немного спокойней и легче, но начиналось всё очень даже непросто.
   Оставили меня одного с тремя десятками воев охранять заимку и строить городище. А как всё это сделать? Пришлось использовать всё, что знал и умел. Мало нас было, так что, сеча не для нас. Да и умения маловато для сечи. И степняки в сечу идут тогда, когда враг бежит или их больше. Вот и готовил два десятка лучников для того, чтобы разить врага без сечи. И остальных пришлось вооружать копьями и сулицами, чтобы держать ворога подалее от себя. И от стрел прикрываться щитами, степняки и все прочие любят метать стрелы. А заодно пешцы должны были лучников прикрывать.. Ну, а на самый крайний случай, у пешцев были топоры. С топором сподручней обращаться, чем с мечом. Работать с мечом учиться долго надо. Да и не было железа для мечей. Ну, и вспомнил, что ромеи строем бились, плечо к плечу. Так их тяжелее взять, чем по одиночке. Вот и готовил по этим правилам первых воев. Тяжело было, сам не знал, что надо, и как учить. Но получилось. Сейчас все дружно работают плечо к плечу, и копьём, и топором, и сулицы здорово мечут. Повезло, правда, что никто не проверял, насколько всё это пригодится при защите города. Вспомнил, как степняки охраняют своё войско, пуская дозоры впереди и по бокам. Разумно. Пустил охотников в дозоры на три дня пути от городища для охраны.
   Интересно здесь всё оказалось. И новое оружие появилось. Сабли, стреломёты и стреломётная машина. Ну, с саблями всё понятно, знаком с ними и раньше был, но вот освоить не получалось. Да и сейчас только начал. Оружие интересное. Против воя в броне слабовато будет, тут меч нужен, а вот против лёгкой брони или кожаного доспеха хороша. Лёгкая, поворотистая. Да и в конной схватке, в толчее удобнее меча будет. Своё у неё применение. Тут ещё подумать надо, как её использовать.
   А стреломёт этот? Намучался с ним я за это время. Хорошее оружие. Стреляет дальше лука, и сильнее, чем лук. Вот только непонятно, как стрелять, как заряжать, и медленное. Про лук понятно, а эта палка, на которой лук закреплён? Положишь её на плечо - неудобно, прижмёшь к плечу, всё равно неудобно. Кое-как Твердислав сумел по образцу сделать другой стреломёт, покороче, чтобы в плечо упирался. Удобно стало. Осталось научиться заряжать с удобством, а то упираешь один конец в живот и натягиваешь тетиву, как-то не так это выглядит для нормальной стрельбы. Ценное оружие получится, когда стрелять нужно подальше. Да и учиться легко. Вон, мальцы, новики, за несколько занятий научились.
   А с машиной стреломётной пока не разобрался. Тут надо с оружейниками и кузнецами, а все пока заняты. Да и Алим помочь должен. Алим молодец, не зря Ждан про мудрецов и учёных говорил. Всё правильно оказалось. Вон, он мне книги ромейские показал, да и описал, как греки Искандера Двурогого и римские легионы воевали. Всё правильно, так я и думал Главная сила в пешцах. И главное ворога до себя не допускать. Разить его издали. Не зря все использовали дротики да пращи, старались издали, как можно больше урона нанести. Так и у нас получается. Вои с копьями, прикрыты щитами, есть для метания сулицы, да за спиной у пешцев лучники, спокойно стреляют. Да ещё добавлю стреломёты и стреломётную машину. И что главное, строю надо учить. Порядок надо менять. Воев надо набирать на пять лет, не меньше. И кавалерию завести. Немного, для разведки. Да и Алим то же самое говорил, когда мы с ним обсуждали его книги. Хорошо Алим помог. Вон, ходил с Твердиславом по мастерским, знакомился с городищем, увидел, что корабельщики бревно обтёсывают, и спросил, что это будет. А когда узнал, что одна доска, очень удивился и спросил: "Я, говорит, вырос в пустыне, там очень ценится дерево, почему из одного бревна получают одну доску, разве нельзя просто взять и распилить пилой вдоль бревна и получить сразу три-четыре доски". Тут удивились корабельщики и Твердислав. Стали разбираться, в конце концов, выяснили, что так никто никогда не делал. Стали думать, так лучше будет или нет, и надо ли так делать. Решили, что так будет быстрее. И для этого надо специальные пилы и устройство. Сделали пилы и устройство для того, чтобы брёвна пилить. Долго мучились, но нельзя было показать свое неумение, после того, как сказали, что так лучше будет. Да и Алим и здесь помог. Главное что? Вопрос правильно задать. А что вы делаете и для чего? А уже сам ответ скажет, что надо делать. Так Алим говорит. Вот и получили, как доски пилить. Назвали всё это пильня. Теперь за один день пилят досок разного размера на целую лодию. И ещё остаётся. Доски, правда, не пропадают, и совсем не лишние они, их все на щиты пускают, да и другое применение есть. Так что, пришлось Твердиславу четверых работников выделять на пильню.
   Много чего уже сделано. Вон, стену почти закончили. Теперь отовсюду землю и камни таскают, забивают стены. Мастерских уже сколько. Кузнецы работают, пять мастерских. Горшечники, двое, да и ещё один начинает черепицу делать. Оружейник, корабельщики. Все есть. Вот с зерном пока плохо, закупать приходится. Но уже леса вокруг городища расчистили, скоро можно будет и сеять. Да и вдоль Суры места хорошие есть.
   Да, поплавать пришлось много. Многое узнать надо было. И дороги, и реки, и поселения. И леса и болота. И это только начало. Вон, корабельщики, одну за другой лодии ладят, и всё равно не хватает. У Ждана уже четыре лодии с товаром по караванам ходят, а мало. И это только за пять лет столько сделано. А это только начало. Сделать надо ещё больше.
  
  
  
   Глава 15
   09.795
   Мирослав.
   Ну вот, можно спокойно посидеть, на солнце погреться, от зимы убегать не надо, мели обходить не надо, ничего опасаться не надо. Правда, скорее всего, это ненадолго. Этот неуёмный Ждан опять что-то придумает. И опять куда-то помчится. И опять надо будет рвать жилы, и уходить от очередной напасти. Но молодец Ждан. Удачлив, очень удачлив. С таким ходить можно. И всё у него получается. Надо же, задумал совсем в неизвестные земли пойти, без знания дороги, вообще почти ничего не зная. И у него получилось. Вон, какое городище уже отстроил. И ходит у него только в караванах четыре лодии. Вон и Первуша уже на лодии сам пошёл. Да и земель сколько новых уже посмотрели. Вторуша и Третьяк тоже уже вполне с лодией справятся. Сами уже по новой реке изучили. Маловато конечно, но с ними Ждана не было. Он бы уже всё здесь знал. Но ему нужно всё дальше и дальше идти. Не может он на месте стоять.
   А хорошо получилось. И место хорошее, и люди хорошие, особенно эти марийцы. И зверя много, и рыбы. Да и зерно рядом, пока покупное, но и своё будет. Не до него пока было. То вои нужны, то железо, то деньги для всего этого. Так и мотались по всем рекам. А реки здесь знатные и интересные. Одна только Волга чего стоит. В половодье конца-края не увидишь, в межень пешком перейдёшь. И каждый раз по-новому течёт. И лодии здесь свои нужны. Наши не совсем годятся. Особенно через мели идти и по морю. По морю ходить малы и неустойчивы, сносит их ветром, по мелям глубоки, не проходят мели. Соймы хороши. По всем рекам проходят. И здесь Ждан угадал. Вот новую лодию Вторуша гонял, лето на ней проходил, хорошо себя показала. Надо с корабельщиками поговорить. Пусть побольше таких лодий сделают. Если всё так хорошо, то и будем на таких лодиях ходить. Да и много сейчас лодий надо будет. Если Ждан начнёт торговлю со всеми окрест, а он начнёт, раз сказал, то сделает, то опять лодии нужны будут. Вот и надо корабельщикам сказать, пусть ещё несколько таких сделают. Их теперь Алим научил доски делать, смогут много лодий делать. Они теперь и сами научились любую деталь из бревна выпиливать. Так что, лодии быстро строят.
   А что не сделали, так это новых дорог не нашли. И если Сура мелеет вверху, а Ветлуга где-то в болотах теряется, то это не значит, что там нет дорог. Где-то должны быть волоки. У нас всегда найдётся поблизости река, по которой можно пройти куда надо.
   А куда нам надо? А надо идти на Оку. И на Каму. Вот только где столько кормщиков взять? А нужно столько кормщиков? Как в Болгар ходили, на три лодии два кормщика и было. И хорошо сходили. Так и здесь надо. Сейчас по рекам пойдут соймы и новые лодии, хватит на всех одного кормщика, чтобы лоцию сделал. А на остальных вои пусть будут. И приказчики. А кормщиков учить надо. Вон Алим, сколько уже народу учит, заодно и этих научит. Нет, не реку читать, а хотя бы языкам иноземным. Это кормщику всегда пригодиться. А остальному всему учить придётся по ходу. Для начала, конечно, можно, как у Алима, научить всех просто управлять лодией, и не просто управлять, а читать реку, а уж потом, самых толковых, учить на кормщика.
   И лодии, получается, нужны разные. Одни должны ходить ниже Сурска, до Дербента. Это должны быть большие лодии, чтобы могли и по морю спокойно ходить, и груза много взяли, и от лихих людишек отбиться. Другие будут ходить вокруг Сурска, по Суре, Ветлуге, да и вверх, может быть и по Оке. Скорее всего, так и надо. Это та же сойма, или новая лодия. И третья лодия, для походов до Ладоги, через мели, и все препятствия, для хождения в верховьях Волги, да и по Онеге и Ладоге ей идти придётся. А там не сладко может быть. Это тоже должна быть крупная лодия, но мелкосидящая. Вот и есть о чём с корабельщиками поговорить и о чём подумать.
  
   Глава 16
   09.795
   -Ну что, други, нам есть, о чём поговорить, - сказал Ждан, встречая входящих на его подворье Всеслава и Мирослава.
   -Как же без этого, вон, сколько всего наворотили, и не поговорили, - ответил Всеслав.
   -И как это мы без разговора жили, - поддержал его Мирослав.
   -Это хорошо, что вам весело, это хорошо! Я с вами тоже повеселюсь. Может быть. Пойдёмте в горницу.
   -Всё, о чём мы говорили, собравшись в самый первый раз, в Ладоге, и что я тогда хотел сделать, и приглашал вас в этом помочь, все сделано. Дорогу в Багдад мы нашли, до Багдада дошли, город заложили. Что дальше делать будем? - начал разговор Ждан.
   -Что делать? Город строить, - ответил Всеслав.
   -Торговать, - добавил Мирослав.
   -И как это всё сделать?
   -А зачем ты нас спрашиваешь? - удивился Всеслав. - Ты же уже всё придумал.
   -Придумать, то, придумал, да вот только эта придумка не совсем простая.
   -А у тебя простых придумок не бывает, - это Мирослав не преминул вступить в разговор.
   -Ну, тогда слушайте. Сейчас у нас построено городище, в нём несколько мастерских, есть две сотни воев, чтобы всё это охранять. Мало этого. И городища мало, и воев мало. Почему мало? Объясняю.
   Мы сумели найти очень удобное для нас место. В стороне от всех, но на пути у всех. Позади нас остались земли племени меря, на полдень земли мордвы, на полночь земли марийцев, правда, они слабо заселены, и мы находимся на их территории, но это самый край этой земли, и они вдобавок спорные между марийцами и мордвой. Перед нами земли хазар и булгар. До них далеко, и эти земли для них чужие. Но они очень привлекательны для них. Булгары - кроме всего прочего и торговцы, в Болгаре есть и мастерские, есть и товар, и туда идут караваны из Самарканда и от арабов. И это не один такой город. А за хазарами земли арабов, правда, они далеко, и мы с ними дружим, во всяком случае, с некоторыми. Но для булгар, хазар, арабов сейчас открыта дорога к франкам, и на этой дороге стоим мы. А если хозяева этих земель захотят всю дорогу к франкам захватить, сможем ли мы с ними воевать, и не один раз, и не один год? А ведь хазары, даже если сами не торгуют, берут пошлину за право прохода через их землю и пошлину за право торговли. Это немалый доход. А мы стоим у них на пути. Значит, они обязательно попробуют нас уничтожить и захватить всю дорогу себе, и брать с этого дополнительную пошлину. То же самое захотят и булгары. А для владения дорогой есть несколько мест, где надо построить городище. Это как раз Сурск, и место, где Ока впадает в Волгу. Ну, и где Которосль впадает в Волгу, но это уже земли племени меря, хорошо заселённые, и это слишком далеко. Кстати, одно такое место уже булгары захватили, это Болгар, место, где Кама впадает в Волгу. Так что, булгары знают, что делать, и знают, что это им даст. А булгары пока подчиняются хазарам и платят им дань. Вот и получается, для того, чтобы торговать, надо воевать. И воевать везде, и на воде, и на земле. Пока, правда, у нас есть время. Дело в том, что и у булгар, и у хазар, сейчас замятня. Во-первых, не могут определиться, кто будет у них старшим. Во-вторых, появляется новая вера, у булгар вера арабов, у хазар вера иудеев. И пока не все принимают новую веру. И, в-третьих, арабы разбили хазар, те даже новый город-столицу построили подальше от арабов. Но арабы дальше на полночь не пойдут. Их не интересуют эти бедные земли, они пойдут к ромеям, в Царьград и дальше, в ту сторону вдоль моря. Там земли богатые. А здесь арабам нужен был Дербент, теперь этот город охраняет дорогу к ним с полуночи, с земель хазар. А хазары к арабам не пойдут, у них на это сейчас не хватит сил. А на нас хватит.
   -Так что же ты предлагаешь нам делать? Бежать, прятаться? - спросил Всеслав.
   -Нет, конечно, не для того мы столько усилий затратили, чтобы бежать. Для нас, как я думаю, есть один вариант - сделать сильный город. Чтобы он сам по себе мог справиться с любыми врагами. Место у нас хорошее, подойти к нам не так просто, степнякам на конях дороги нет, только зимой, по льду. А тут надо думать, как с ними справиться. Тем более, что на лошади на гору через стену влезть нельзя. Но самое главное, это чтобы был сильный город. А для этого надо чтобы все его жители это понимали, и все были готовы защищать город. И нам нужно много воинов с хорошим оружием, и оружие, и мастера, что его будут делать. И другие мастера, что обеспечат всех едой и нужными вещами. Как я говорил, будем строить город мастеров. И вот это и надо понять, как лучше сделать. Предлагаю делать так. Мы продолжаем искать новые места, новые дороги и приглашать новых людей, искать новые товары. Торговля, она даст нам силу для того, чтобы сделать всё, что надо для спокойной жизни. Одновременно ищем новых учёных, и новые и старые знания, и оружие, вон же стреломёт нашли, и машину стреломётную. А для кого-то это давным-давно не новые знания. А нам будет в самый раз. И все люди должны знать, что город - это их единственная защита и кормилец. И все должны городу помогать. Каждый должен отдать городу пятую часть своего дохода. Я и раньше всем приглашённым это говорил, но и всем другим придётся отдавать свою часть, не только приглашённым. И воинам, и пахарям, и купцам, и мудрецам. Всем. Но у всех должен быть и прибыток, чтобы это было возможным каждому сделать. Поэтому предлагаю установить такой порядок. Город будет покупать любой товар у всех мастеров. Уголь, металл, смолу, рыбу, мясо, меха, оружие. Каждый мастер будет отдавать городу пятую часть сделанного добровольно, остальное, всё сделанное, город у него будет покупать. Но и мастер будет всё покупать у города. Металл, уголь, зерно, рыбу. И тогда каждый мастер будет делать своё дело, не занимаясь ничем другим. Ему не надо растить зерно и ловить рыбу. Он сделает нож, продаст его городу, город уменьшит стоимость ножа на стоимость металла, железа, угля, который взял у города мастер, возьмёт двадцатую часть в свою пользу, а всё остальное отдаст мастеру. На это мастер сможет купить у города зерно, рыбу, мясо, украшения для жены, одежду, сапоги, - всё, что ему надо. А город потом продаст этот нож, и на эти деньги найдёт нового мастера, построит ему дом, даст новому мастеру инструмент и всё, что нужно для жизни.
   -С этим понятно, - прервал Мирослав Ждана. - Мастер работает на город, город даёт мастеру всё нужное для работы, оплачивает работу мастера по достойной цене, и забирает себе товар, сделанный мастером. А как быть с воинами, гребцами, мудрецами и кормщиками. Они мастера, но товара у них нет.
   -А никак. Город даст им всё нужное для их работы, кормление, снаряжение, заплатит за работу, но такие мастера должны работать на город. Кормщики должны водить лодии города, воины должны защищать город, мудрецы приносить новые знания городу и учить старым знаниям.
   А чтобы не было вопросов, мастера сами выбирают себе старших. Старший кузнец, старший корабельщик, и они, как старшие, всё расскажут другим и проследят, чтобы всё было в порядке. А все старшие мастера будут собираться вместе, и принимать решения по всем вопросам. А для старших мастеров будут свои старшие - это мы трое. А чтобы не было вопросов, каждому из нас город будет платить двадцатую часть своего дохода. И из этого своего дохода каждый отдаст, как и все, двадцатую часть в пользу города. И для того, чтобы был порядок, управлять старшими мастерами будет тысяцкий, им предлагаю Всеслава. Он хорошо поработал на город, он его знает, ему его и защищать. А нам с Мирославом опять придётся искать новые дороги, товары, и заниматься торговлей. А Всеславу растить город, учить воинов, защищать город.
   -Ну и наговорил, ты, Ждан, - начал Всеслав. Сразу и не всё понятно. Тем более, такой порядок принять самим никак не получится. Нравится тебе, или не нравится, придётся вече собирать. Хотя бы один раз, принять такой порядок, что ты предложил.
   -Раз ты считаешь, что надо собирать вече, будем собирать вече. Тут тянуть нельзя. Надо сразу начинать работать. И чем быстрее, тем лучше. Вот завтра в полдень и соберем.
  
   Глава 17
   09.795
   И в полдень вече собралось. В центре Сурска собрались все его постоянные и временные жители, мастера, мудрецы, воины, купцы. Всеслав специально разместил возле Ждана три десятка самых доверенных вооружённых воинов, с которыми и начинал первый поход. На всякий случай.
   Ждан вышел на середину, на специально установленный помост, осмотрел всех собравшихся, а их уже получалось более пяти сотен человек, перед ним колыхалось целое море голов. Светлые, чёрные, самые разные люди были здесь, и все пришли выслушать, зачем их позвали. Ждан снял шапку, низко поклонился собравшимся людям и начал свою речь:
   -Спасибо, люди, что пришли выслушать меня. Не могу я за всех вас решить, вот и позвал вас для разговора. Все вы меня знаете. Многих я увлёк сюда надеждой на новую жизнь, многим помог избавиться от плена и неволи. И перед всеми могу сказать, что свои обещания я выполнил. И новую жизнь мы начали. Хорошую жизнь, спокойную. И неволи нет, все свои страхи можно забыть. Но вот что дальше будет, теперь я сказать не могу. И обещать просто так тоже не могу. Моё слово твёрдо, ещё никогда не было такого, чтобы я не выполнил своё обещание. А вот сейчас обещать не берусь ничего. Ваша помощь нужна, люди. Всех вас. Так уж получилось, что собрались мы здесь, кто волей, кто неволей, вдали от своих родных земель. И если раньше можно было получить помощь, поддержку своего рода, своего племени, то сейчас некому нам помочь, кроме нас самих. Нет у нас поддержки рода, нет родственников, кто может помочь и отомстить за нас в случае беды. Все мы разные, из разных племён. Славяне, марийцы, арабы, мордва, франки. У каждого своя вера, и никто не мешает верить другому так, как он привык. Но мы все свободны. Никто не может сказать, что здесь он пленник и раб. Нет здесь таких. Но вот что получается. Могут прийти к нам враги, за нашей свободой, за нашими жизнями, за нашим добром. И принесут свою веру, и заставят всех принять эту веру. И не останется у нас ничего. Поэтому я вас и пригласил, чтобы вы знали, что враг может прийти в наш дом. Пока его нет, но многие уже смотрят на нас с враждой, ждут только времени, когда соберут силы побольше, и придут. И никто нам не поможет. Нет здесь рода, нет здесь племени. Только сами себе мы можем помочь. Мы мастера, мы можем сделать всё, и мы должны справиться с этой бедой. И поэтому я говорю, мы все должны стать едиными, чтобы справиться с этой новой бедой. У нас есть только наш город, наши руки, головы и наше умение. И этого достаточно. Мы должны сделать наш город, город вольных мастеров, сильным и непобедимым. Не имеет значения, какого рода-племени каждый из нас. Арабы называют всех на этих землях русскими. Вот и будем мы русскими. И будем строить город вольных русских мастеров. И жить будем по своим правилам, а не по правилам чужаков, которые хотят забрать нашу свободу, жизнь, добро. И эти правила мы создадим сами. Я предлагаю сделать их такими же, что я раньше предлагал каждому новому мастеру. Но тут нельзя подходить одинаково ко всем. Поэтому предлагаю каждым мастерам по своему ремеслу выбрать старших, и они уже будут совместно обсуждать и принимать эти правила. Пусть будет старший кузнец, старший корабельщик, старший рудознатец, старший охотник. Вы, мастера, сами их выберете. А чтобы не было путаницы и розни между старшими, предлагаю назначить тысяцкого. Им будет Всеслав, ему город строить, ему город защищать. Со всем, что непонятно, и когда не знаете, как лучше, идите к нему. А я буду заниматься тем же самым, торговать, искать новых людей и мастеров.
   Собравшиеся люди молча слушали слова Ждана, и это было очень напряжённое молчание. Никто не ожидал такого. Вроде бы только всё наладилось, неприятности остались позади, впереди спокойная жизнь. И от тишины на площади, при которой слышно было жужжание насекомых и свист ветра, веяло какоё-то незримой силой.
   -Так, что, согласны с тысяцким Всеславом?
   -Да! - раздался единый крик толпы, в котором выплеснулось скопившееся напряжение.
   Вперёд вышел Всеслав.
   -Спасибо, люди, за доверие. Жизнь положу на служение и защиту вольного города мастеров. Но негоже нам, как каким-то безродным, быть без своего вождя. Поэтому предлагаю признать нашим вождём Ждана. Так что, будет у нас князь Сурский?
   Да, Ждан князь Сурский! - в едином порыве прокричали все собравшиеся.
  
   Глава 18
   11.795
   Пока мастера выбирали себе старших по ремеслу, прошло три дня. Но выбрали. Оказалось полезным, теперь знаем, кто есть и на что способен. Есть кузнецы, причём работающие по разным изделиям, двое могут всё, один мог работать с харалугом, один стрельник, специалист по стрелам, бронник. Трое кузнецов-рудознатцев добывали железо, один медник и один ювелир. Трое горшечников, четверо корабельщиков, пятеро плотников и четыре пильщика. Четверо углежогов. Десять кормщиков. Шестнадцать купцов-приказчиков. Один кожевенник и один ткач. Сто восемьдесят воинов. Девяносто шесть пахарей. Восемнадцать охотников. Восемь скотников-конюхов и четверо бортников. И почти у каждого жена и несколько детей. Вот и получается более пяти сотен людей.
   Пока шли все эти подсчёты, Ждан с Мирославом осматривали и проверяли новые лодии. Готовились к новым походам. Корабельщики приготовили три разных лодии. Строили они их после обсуждения с Мирославом. И лодии получились интересные, раньше таких не делали. Самая большая лодия, длиной восемнадцать метров, шириной три с половиной метра, с палубой, с одной мачтой. Построена лодия почти как сойма, киль и фальшкиль, обшивка внакрой, шита вицей, по восемь вёсел с каждого борта, можно и больше, принимает человек сорок, места для груза много, более плоская с днища, чтобы по мелям легче ходить. Должна перевозить грузы от Болгар, может дойти до Дербента и ходить по морю, да и с близких мест груз привезёт. Сейчас уже есть потребность. Должна заменить старые ладожские лодии, уж больно та валкая на море, да и глубоко сидит на реке. Назвал её, эту лодию, Мирослав волжаной, мол, Волга её дом.
   Другая лодия была поменьше, это почти обычная сойма. Только плоскодонная, длиной двенадцать метров, по три весла с каждого борта, съёмная мачта, с носа и с кормы закрытые помещения, середина открыта, но предусмотрена установка дополнительных деревянных щитов в середине для защиты от стрел при стрельбе навесом, какое-то подобие шалаша. Эта сойма вполне подходила для дальних походов и поиска новых дорог. Груза и припаса могла взять немало, двадцать воинов вполне умещались на одной ?сурке. Так Мирослав назвал такую лодию
   И последняя новинка, назвал её Мирослав, ?сурочка. Почти сойма, почти плоскодонная, с килем, обшивка гладкая, есть небольшое укрытие только в носу и корме для груза, берет до десяти человек, по два весла на борт, но можно и больше, может двигаться вперёд и назад, без разворота, но управляться может всего двумя людьми, или даже одним. Одна съёмная мачта, длина сурочки восемь метров, ширина полтора метра. В самый раз для разведки узких рек, мелководья и поиска дороги, да и для любых хозяйственных поездок вблизи города и рыбаков замечательно подходит.
   Новые лодии понравились и Ждану, и Мирославу. Вот только ещё бы на море испытать волжану, да и насчёт мелей проверить. Хотя последнее и можно сделать сейчас, вода невысокая, а рядом с Сурском мели найдутся, Сура много песка приносит. Но пока решили на следующий год заказать корабельщикам две соймы и четыре сурки и сурочки. А волжане ещё дать походить по разной воде и посмотреть, как она будет себя на воде вести, на реке да на море, очень серьёзная лодия получалась. И не откладывать это надолго. Мирослав сегодня же обещал посадить на все три лодии хороших кормщиков, взять воев на вёсла и пока вода не замёрзла, походить, где только можно около Сурска. Да и сам со Жданом готов был присоединиться при первой же возможности.
   К тому моменту, когда закончили разбираться с новыми лодиями, были выбраны ремесленные старшины, и можно было провести первое собрание мастеров.
   Старших мастеров было немного. Пока мастеров мало, объединялись несколько разных ремесленников и присоединялись к тем, кого больше. Один старший мастер был от кузнецов, рудознатцев, углежогов. Один от корабельщиков, гребцов, плотников, пильщиков. Один от купцов, один от горшечников, кожевенников, ткачей, один от пахарей, бортников и конюшенных, и один от воинов. Был старший и от мудрецов, им был Алим. Было много споров, кто мастер, а кто нет, и можно ли считать мастерами воинов и гребцов, у всех было чувство превосходства своего ремесла над другими, но тут Всеслав, как тысяцкий, навёл порядок, и сразу поставил всех равными. Нет разницы, в каком ремесле ты мастер. Хоть ты кузнец, хоть ты купец, хоть ты гребец. Ты умеешь делать своё дело хорошо, значит мастер, и за тебя говорит не язык, а твоё умение. Есть мастерство, есть умение - значит мастер, нет - иди, учись мастерству. А городу все нужны, любые мастера. И ученики, и подмастерья. И был ещё Абдай Бакей, как старший от марийцев.
   Собрались с утра, и весь день ушел на обсуждение проблем города. Ждан в первую очередь постарался довести до каждого из мастеров свои опасения по поводу выживания города и прихода захватчиков. Обратил внимание, что булгары могут прийти и по воде, у них есть лодии, и их немало. Так что, главным для города было признано обеспечить безопасность. Для этого надо было увеличивать число воинов, и обеспечить их оружием. А для изготовления оружия нужно железо и уголь. И нужны были воины, а это опять нужно было искать людей. Тут опять неоценимую помощь оказал Абдай Бакей. Он предложил разослать по всем известным марийским поселениям гонцов от его имени с предложением переехать жить в новый город. Гонцы должны быть непростые, а с подарками старейшинам, но всё равно, он сомневался, что старейшины отпустят людей, и поэтому нужно всем рассказывать, что город принимает изгоев, беглецов, на ком нет крови, разбоя и убийства, для проживания и работы в городе. Город работе научит и с жильём поможет. С этим все согласились, очень мудрое предложение, вот только хорошо бы эти вести разнести по всем известным поселениям. И ещё Абдай Бакей напомнил Ждану, что каждый род отмечает границы своих земель. И надо бы городу отметить границы своих земель. А то охотишься, или железо добываешь, а вдруг это уже чужая земля. Это всем понравилось, отметить своё, это правильно, зашумели все. И решили ставить на границах своих земель, вернее, там, куда зайдут охотники или разведчики, свои метки, если там нет чужих. Их решили сделать из обожжённой глины, на метках изобразить знак города, молот, серп и весы. Абдай Бакей попросил также, чтобы обязательно включали в отряды охотников, разведчиков, людей его племени. И то же самое, когда начинают любые работы на новом месте. Марийцы должны помолиться лесу, задобрить его и объяснить, зачем они это делают. Так требует их вера. И все с этим согласились.
   И сделали самое главное. Мастера определили порядок и цену за свои товары, по которым город будет покупать и продавать их мастерам. Не обошлось без долгих споров, но, в конце концов, договорились о цене товара и работы, стоимости материала, сколько город даёт работникам, воинам, мудрецам, гребцам, и другим работникам, для которых невозможно определить цену их работы. Здесь разбирались сами мастера, Ждан и Всеслав следили только, чтобы не было большой ругани и оскорблений. Ведь всем жить рядом. И вражда никому не нужна.
   Решение о покупке и продаже всего товара городом все одобрили. Всех устраивало, что работа ремесленника всегда позволит ему прокормить семью. Приняли, что город может объявить запрет на продажу любого товара, например, оружия, на сторону. Оружие делается только для города и по его заказу. Так можно поступить с любым товаром. Например, с лодиями. Город заказывает, сколько ему надо, и если разрешает, то мастера могут сделать больше и продать сами кому угодно. Но за материал городу мастера обязаны заплатить.
   Согласились и с тем, что город забирает пятую часть с работы мастера для себя. Здесь Ждан попросил мастеров рассказать всем жителям города, для чего и сколько будет расходоваться средств городом. Чтобы все знали, что город един со своими жителями. И нет города без его жителей, как нет и жителей без поддержки городом.
   После того, как обсудили что нужно для города, и Ждан понял, что все мастера уяснили, что нужно городу, он решил поговорить с каждым мастером отдельно, но при этом должны присутствовать и остальные мастера, чтобы знать, чего он хочет от мастеров.
   И начал он разговор с Алима.
   -Как, Алим, тебе город мастеров?
   -Очень хорошо, Ждан. Здесь так много интересного, так много всего нового, что моя книга пополняется на несколько листов за день.
   -Я называл тебе условия, приглашая в город. Они все выполнены?
   -Да
   -Теперь ты один из главных в этом городе. И ты уже показал, что можешь помочь городу. Достаточно вспомнить пильню. Благодаря тебе у нас появились новые ремесленники, и у города может появиться новый товар. Кстати, извини Алим, раз уж зашёл разговор на эту тему, Мирослав, скажи, как там пильщики и как корабельщики относятся к новым доскам?
   -Ты знаешь, одну доску сделать проще и быстрее как раньше, топором, расколов и обтесав бревно. Работа на пильне в одиночку невозможна. Сейчас надо не меньше четырёх человек. Да и бревно надо подготовить перед тем, как пилить. И пилы нужны. Но для получения досок надо меньше брёвен. За это Абдай Бакей очень благодарен Алиму. И досок получается больше. И кроме досок можно получить полу бревна, обрезные брёвна, брусья, любой материал большой длины. Теперь для постройки лодии есть разный материал, и строить лодии можно быстрее. Да и доски идут и для других работ. Так, мастера?
   -Так, так, - загомонили остальные. И на стройки идёт, и на щиты, и на оружие, и на бочки. Теперь всем доски нужны, раньше каждый сам себе из бревна делал, а теперь берём готовые. Может, у пильщиков много времени уходит, но зато у остальных много времени освобождается. Нужное ремесло. Хорошее.
   -Слышал, Алим, что мастера говорят? Нужное дело сделал. Уже одним этим делом, ты большую пользу принёс городу. Но я не об этом хотел поговорить. Как видишь, хоть ты не мастер-корабельщик, не мастер-плотник, не мастер-оружейник, но оказался полезен для всех. Вот я и хочу, чтобы ты посмотрел на работу всех мастеров, и, может быть, сможешь найти что-то новое, или применить то, что узнал из книг или от мастеров других земель. Чтобы у нас было больше товара при том же количестве мастеров. А вас, мастера, прошу рассказать и показать все, что не секрет для вас.
   Но это не всё. Раз ты придумал эту пильню, то занимайся ей и дальше. С Твердиславом и пильщиками сделайте эту работу проще. Людей у нас немного, а досок надо много. Так что с одной пильни при тех же людях, надо получить больше досок. И разных досок, по толщине, и других разных изделий.
   Но и это не самое главное.
   Самое главное, я считаю, тебе надо начинать учить всех, кто захочет, - а всех детей и без их согласия, - наукам. Все должны уметь читать, писать, считать. Для чего это надо? А где мастеров новых взять. Я, конечно, буду искать, и ещё найду, но и вы, мастера, когда-то будете вынуждены оставить свое ремесло. Кто вас заменит? Вот и будущих учеников будет готовить Алим. Ведь сами видите, он ничего не знает о дереве, родился и вырос среди песков, но сразу придумал пильню. А почему? Вы не думали об этом? А всё просто. Нужно уметь задавать вопросы, и тогда сам ответ даст тебе новое знание, как и получилось с пильней. Вот он и будет учить детей смотреть по-новому и задавать вопросы, учить читать книги. А после того, как научит, уже будете вы, мастера, учить своему ремеслу дальше. И ещё что мне надо. Будут новые походы в новые земли. В каждом новом месте, куда будет идти караван, мы будем оставлять приказчика, воинов, хорошо бы и мудреца, но где их столько найти. Они должны узнать всё про то место, где будут, про товары, про местных мастеров, попытаться узнать секреты или пригласить мастеров к нам. Это будет одна из основных задач. Вот тебе её и решать, Алим. Надо готовить тех, кто будет собирать все эти знания. .А караваны, скорее всего, будут в Самарканд и Царьград. Так, что готовьте купцов-приказчиков для жизни там, как жил два года Горазд в Багдаде, так кому-то придётся жить и изучать жизнь в новых местах.
   -Теперь, о воинах, - продолжил Ждан. Это, наверное, касается и тебя, Твердислав. Я не буду учить Всеслава, как надо готовить воинов, я просто скажу, что я думаю по этому поводу. А решать будет Всеслав. Самое главное, нас мало, и если степняки ходят в набег тысячами воинов, то у нас такого количества воинов нет. И для защиты города будет ещё меньше. Дело в том, что нам нельзя больше пускать караваны без охраны. Если мы ещё раньше как-то ходили с небольшой охраной, то теперь уже те же булгары знают, что у нас ходят караваны, да и хазары знают об этом. И кто-то из них обязательно попытается отнять наше добро. И его придётся охранять. Я думаю, не менее пятидесяти воинов должны идти в охране караванов. И караваны будут не по одной лодии, а не меньше двух, и пойдут караваны не в одно место, а будут ходить несколько караванов в разные места. Вот и думайте, как нам защитить своё добро. И какое оружие надо для воинов, и какую броню надо, каждый воин для нас слишком дорог, чтобы позволить его убить. И как помочь семье погибшего воина. Город должен заботиться обо всех своих жителях, даже малых. Каждый должен быть уверен, что в любом случае его семья не останется брошенной. И тогда он сможет спокойно исполнять свой долг.
   Это относится и ко всем мастерам, кузнецам, оружейникам, бронникам, стрельникам, вы вместе со Всеславом должны вооружить воев, дать им оружие и защиту, научить защищаться и научить воев давать отпор лихим людишкам, чтобы все, завидев наш знак, бросались подальше в сторону от наших лодий. Нужно железо и рудознатцы, углежоги, делайте всё, чтобы железа было в достатке. Сейчас зима, гребцы не работают, если кому нужна помощь, мастера, договоритесь, кто кому сможет помочь. И, кроме того, все жители города должны уметь обращаться с оружием, когда придёт враг, все выйдут на стены, а если ты ничего не умеешь, то и помощи от тебя никакой. Надо обучать всех жителей владению оружием.
   И всем мастерам. Кроме того, что нужно оружие, защита, вои, нам нужны товары для продажи. Только за продажу своих товаров мы сможем получить всё нужное для города. Давайте больше товаров. Горшки, вёдра, котлы, ножи, крючки, сети, серпы, косы, упряжь, украшения, зеркала, мёд, свечи. Нам нужно много и всего. Я думаю, мы всё продадим. Как думаешь, Абдай Бакей, если мы по марийским поселениям поедем с таким товаром, то продадим мы его? Или по мордовским?
   -Продадим, хорошо продадим, меха возьмём. Сам поеду торговать, - ответил старейшина.
   -Вот и я думаю, что продадим. Поэтому весной пошлём лодии с товаром по всем известным поселениям. И марийским, и мордовским. Готовьте товар, мастера, и побольше.
  
   Глава 19
   03.796
   Ждан
   Всю зиму город жил очень беспокойно. Постоянно обсуждались новые условия работы и жизни в городе, правда, надо признать, недовольных жителей не было. Было много жителей, удивлённых таким порядком. Проводились учения воинов, были дозоры на границах земель города. Охотники расставляли знаки города, отмечая окружающие земли, как принадлежащие городу. И пока никто не заявлял о захвате земель городом. Видимо, на самом деле, это были свободные земли. Большую помощь в этом оказал Абдай Бакей. По замерзшим рекам с десятком воинов и охотников он объехал все знакомые ему поселения. Присоединиться к городу не захотел никто, другого и быть не могло, но слух пошёл, и уже были посланцы из разных поселений, посмотреть самим, что это за город. Так что, можно было ожидать если не прихода под защиту города целых поселений, то отдельных беглецов ждать надо было точно.
   Много времени заняло налаживание порядка работы мастеров. Но здесь, как ни странно, очень хорошо проявил себя Всеслав. К нему, как к тысяцкому, шли в первую очередь, и он здраво и разумно все устраивал. И действительно становился хозяином города, тысяцким. Его все мастера слушались беспрекословно, и все жители города чувствовали его заботу, как о городе, так и его жителях.
   Я же с Мирославом, Алимом и Саидом, это тот учёный-беглец из Самарканда, которого нашёл Алим в Дербенте, пытались как-то понять, с чего нам начинать новые походы. И всё больше и больше у меня появлялось ощущение, что мои дороги только начинаются. Так, по рассказам Саида, вокруг моря Хвалисского живут бедные племена, занимаются в основном скотоводством, но, что самое главное, Бухара расположена не так уж и далеко от берега моря. Недалеко, это конечно преувеличение, но если я хочу попасть в эти города, - Хиву, Бухару, Самарканд, то идти туда надо караваном из Болгара, и только дорога туда займёт несколько месяцев. Мне же никак нельзя терять эти месяцы, город должен жить, а одной из основ его жизни была торговля. Нельзя мне было уходить надолго. А с другой стороны, по словам Алима и Саида, там было чему поучиться. Там появлялись новые науки, там рождались учёные и мудрецы, там было замечательное оружие, и там проходил караванный путь из страны Сун. Там была выгодная торговля. А без этого город не мог жить, нам нужны были и новые товары, и мудрецы, и знания. Вон как Алим хорошо помог городу. Теперь доски не переводились и всем они нужны. А они с Твердиславом и пильщиками ещё что-то задумали, готовят какие-то изменения на пильне. Так что, мудрецы нужны.
   И постепенно приходило понимание, что придётся поход на Царьград отложить года на три. А эти три года придётся потратить на установление караванного пути в Бухару и изучение моря Хвалисского. И после долгого обсуждения приняли сложный и одновременно крайне простой план. Здесь, кстати, очень пригодились все имеющиеся сведения, полученные Мирославом при расспросах в Хамлидже, Дербенте, и все знания Алима и Саида о море. План был простой. В первый год мы все, в том числе Алим и Саид, на волжане, не дожидаясь прихода каравана Горазда из Ладоги, как только вскроется Волга, идём в Дербент. Товара у нас хватит и на все лодии. По приходу в Дербент мы продаём товар Джамилю, оставляем Алима в Дербенте заниматься делами по поиску мудрецов и книг. Я встречаюсь с Ахметом, нашим караванщиком, с которым мы первый раз шли из Дербента в Багдад, и договариваемся на следующий год о караване из Дербента в Хиву, Бухару, Самарканд. И обратно. Это, на мой взгляд, получается быстрее, чем из Болгара в Хиву. Пишу письмо Джамилю, и предлагаю ему совместный поход на следующий год, пусть только сообщит, где можно нам присоединиться к нему, или он присоединится к нам. И ответ пусть направит своему человеку в Дербенте, я к нему зайду. Волжана уходит изучать Хвалисское море, пойдём вдоль берегов, надо узнать, что там за места, может быть, будет что-то интересное. Составляем лоцию всего, что увидим. Судя по всему, за лето должны успеть обойти все берега. Алим ждёт прихода каравана Горазда, он на двух лодиях должен прийти с товаром из Ладоги и Сурска, забрать Алима и всё, что он сумеет купить и запасти, мудрецов, мастеров, и караван возвращается в Сурск. Мы, с Мирославом и с Саидом, окончив изучение берегов моря, в Хамлидже покупаем соль. В Болгаре зерно. И идём зимовать в Сурск.
   На следующий год с ежегодным караваном я прибуду в Дербент, и вместе с Ахметом идём в Хиву, Бухару, Самарканд. Если Джамиль к нам присоединится, то хорошо, нет - пойдём одни. И этот поход, получается, где-то займёт два года. Через два года караван ждёт нас в Дербенте, на нём мы возвращаемся в Сурск. Правда, караван в Дербент должен ходить каждый год.
   Вот и получается, что поход в Самарканд займёт три года, и как-то попытаться его сократить не удаётся.
  
   Глава 20
   03.796
   Всеслав
   Наконец к весне удалось установить общий порядок и устроить работу всех мастеров в городе. Теперь все знали, что надо делать, где получить сырьё, и что они получат за свою работу. Пока не хватало многого, но порядок навели, и если чего не хватало, то это временно. Зато теперь понятно, что надо запасать на складах. И надо строить новые склады - и для товара на продажу, и для товара, который потом пойдёт другим мастерам. И для продуктов. И пора присматриваться к новым землям. Во-первых, надо расширять город, для жителей уже не хватает места. Во-вторых, какие-то мастерские можно переносить в другое место. Железо можно плавить и подальше от города. Да и мастерские кузнецов можно вынести поближе к железу. И вообще, основные мастерские будут строиться около места добычи сырья. Так, пошла черепица. Хорошая вещь, построили несколько домов, покрыли крыши черепицей. Ничего не течёт. Удобно, один раз положил, и больше не думаешь об этом. Еще будем строить и смотреть. Очень удобный материал получается. Кирпич тоже хорошая вещь, но как-то пока не приживается каменный дом. Вот стену придётся делать каменную, но, сколько это нужно будет кирпича?
   Самое главное, удалось увеличить число воинов. И надеюсь, ещё Горазд привезёт людей из Ладоги. Должно хватить на защиту города и караванов. Для воинов определили, какое оружие надо. Будут для начала в кожаном доспехе, потом будем на эти доспехи ставить дополнительно металлические пластины. Основой нашей защиты будут пешцы и стрелки. Пешцам дадим щит, полную защиту, доспех, шлем, наручи и наколенники, почти как у римских легионеров. Только вместо мечей будут топоры. И копья, чтобы держать врага подальше от себя. А главная сила будет за стрелками. Стрелки получились двух видов. Лучники и стреломётчики. Лучники стреляют быстро, стреломётчики дальше и сильнее. Опять перенял опыт римлян. Они дротики метали. Сначала первый ряд, потом менялся со вторым, у нас сначала стреляет первый ряд из стреломётов, вместо них выходит второй ряд, потом третий. Пока они стреляют, первый ряд успевает зарядит свои стреломёты и начать опять стрелять. Получается постоянная стрельба. Враг не должен ничего сделать против такой стрельбы. А пешцы защитят стрелков от врагов, если те попробуют атаковать стрелков. Учить стрелять из стреломёта проще и быстрее, чем из лука. Удалось научить многих. Даже жителей города научили, все согласились один раз в неделю на два часа приходить и учиться стрелять из стреломёта. Худо-бедно, но делать стреломёты научились. Теперь есть запас для вооружения походников и части городских воинов. Получилось, что при такой организации необходимо самое малое десять пешцев и пятнадцать стреломётчиков. Таким отрядом можно многих сдержать. Самое главное даже не стреломёты, а стрелы к ним. Вот для мастеров задача. Сейчас думают, как их делать быстро и много.
   И вообще, Алим всех заставил работать по-другому. Сейчас для мастеров становится важно не просто что-то сделать, а сделать быстрее и лучше, чем раньше. Как бы совсем не разучились работать. И главное, чтобы во вред это не пошло. Ведь раньше тот же нож как делали. Брали твёрдое железо, уклад, а чтобы оно не ломалось, на него наваривали по бокам мягкое железо. Получалось лезвие, и твердое, и гибкое. Пока цела полоса уклада, ножу ничего не будет, только знай, точи его вовремя. А сейчас что придумали, взяли мягкое железо, его сверху по лезвию превратили в твёрдое железо, и нож готов. Нож хороший, и гибкий, и крепкий. Вот только надолго его не хватит, как только через некоторое время твёрдое железо сточится, и нож можно выкидывать. А кузнецы говорят, ты старый нож мне неси. Кузнецу получается быстрее два ножа по новому сделать, чем один нож по старому. С одной стороны, конечно хорошо, ножей больше будет, с другой, следить за ними надо и менять старые ножи вовремя.
   И вообще, по устройству города дел ещё очень много. Вот только наладили свечи восковые делать, хорошо, что нашёлся вощанник. Теперь и свечи будут. Тоже хороший товар.
  
   Глава 21
   11.796
   Мирослав
   Всё-таки успели. За лето прошли всё море Хвалисское и успели вернуться. Как только сошёл лёд, пошли на низ, в Дербент. Там оставили Алима с письмом к Джамилю, и пошли дальше вдоль берега. Море Хвалисское сложное, плыть там трудно. Ветры непостоянные, то налетят, то пропадут, непонятно, то ли парус можно ставить, то ли убирать, как ветер резко налетит, то и беда может быть. Правда, волжана показала себя хорошо. Волну держит, под ветром не валится, через мели проходит. Надёжная лодия получилась.
   Течения опять же. Да если ещё волна наложится на это течение, то лодию может и унести незнамо куда или на берег выбросит. А берег не всегда гостеприимный. Есть и каменистый, есть и песчаный. На полночь моря глубины небольшие, на подень больше. И налетевший ветер, и течение могут так начать трепать лодию, что начинают доски ходить, того и гляди, вся конопатка вывалиться. Тут опыт к морскому делу надобен, если без опыта, то и до беды близко. Либо лодию унесёт, хорошо, если на берег, либо на волнах разобьёт или потечёт лодия.
   А море богатое. Рыбы там много, и самой разной. Тюлени есть. И соль на берегах, есть соленые озёра, эту соль можно просто так собирать. В некоторых местах вода от рыбы так и кипит, бросишь сетку, вытащишь - полная сетка рыбы. Нашли хорошее место для стоянки, залив закрытый, со стороны моря коса отгораживает, и проход хороший остаётся, лодия спокойно проходит, там можно ставить лодию на стоянку, опасаться нечего. Вода в заливе какая-то красноватая, назвали его красноводский залив. И вода питьевая есть. На берегу соль неподалёку. Ни ветра, ни течения. И жители местные там кочуют поблизости. Ждан с ними говорил, Саид помог. Могут продать верблюдов, собрать караван, дорогу до Хивы знают, есть караванщики, которые ходили туда и даже дальше. Так что, думаю, Ждан там поставит стоянку для лодий. А удобней, чем из Дербента идти, можно сразу с Волги через море пройти, набрать караван и идти в Хиву. Хотя, что там, в Хиве, не знаю. Но Ждан считает, что нужно. А он почему-то всегда правым оказывается. Ну, на то он и князь, а я кормщик.
   Зашли ещё в один город, Баку. Поселение не очень большое, но гавань для лодии хорошая, закрытая от ветра и волн, можно спокойно стоять на якоре. Ждану очень понравилось, Какое-то масло земляное там нашёл, купил несколько бочек. Зачем, не знаю. А больше городов не видели, есть где-то мелкие рыбацкие поселения, и всё. Не пользуется море уважением у арабов, привыкли к пустыне, что с них взять.
   Уже почти перед возвращением к Волге нашли новую реку, уходит куда-то на полночь. Видимо, придётся тоже изучать. Ждан вообще хочет все реки пройти, хотя сам понимает, что это невозможно, слишком у нас рек много. Но он уверен, что и в наших землях должны быть где-то богатства, золото-серебро, хорошее железо, медь, самоцветные камни.
   Вот в этом году получилось удачно. В конце концов, нашли новые дороги. Нашли дорогу на Дон, а с него можно уже попасть в Сурожское море. Это я ещё из рассказов кормщиков узнал, когда в Царьграде был. Так что, и дорога в Царьград открыта. Правда, далекий путь получается, сначала надо до Оки дойти, потом всю Оку пройти вверх, и только потом попадешь на Дон, не сразу, а через его притоки. Долгая дорога. Но и селений там много, есть где и с кем торговать. Да и по Каме смогли пройти, правда, не по всей реке, но уже понятно, чего ждать и к чему готовиться. Надо будет дальше идти, смотреть места, и пускать туда несколько лодий. Там тоже есть с кем торговать, правда, там булгары торгуют, могут и напасть за это.
   А новые лодии получились удачные. Хороша сурочка, легкая, через любую мель проходит, в четыре весла против любого течения идёт, в любую протоку заходит, и назад по своему ходу выйти может. И быстрая, ни одна лодия её не догонит, а сама от кого угодно уйдёт за счёт скорости, если что, прямо по мелям и уйдёт. Надо больше их делать, а то городу не хватает, рядом с городом есть даже реки, по которым не ходили. А там, судя по всему, тоже места интересные. Ловы хорошие. И рудознатцы, говорят, руды в тех лесах и болотах много. Богатые места.
   Хорошо Горазд вовремя вернулся, много переселенцев привёз, товара почти не брал, одни люди. Теперь немного легче будет с мастерами. Варяги пришли в Ладогу, поселились рядом, нет там теперь покоя, вот люди и стали оттуда уходить. Надо бы ещё раз туда сходить, может быть, ещё найдутся желающие уйти от таких соседей. Но это, по весне, две старые лодии можно будет отправить. Правда, кого отправит Ждан из купцов, пока не понятно. Я так думаю, сам он уйдёт в Хиву и Самарканд. Джамиль прислал ему письмо с Алимом, что пойдёт с ним туда. Горазда пошлёт дорогу разведывать до моря Сурожского и искать дорогу в Гнездово. Там многие франкские купцы бывают, ничуть не хуже место для торговли, чем Ладога. И дорога там есть на Варяжское море. Это точно знаю. И добираться туда проще, чем до Ладоги. У нас сейчас получается, что есть дорога до Дербента. Хорошая дорога, волжана проходит спокойно. Есть дорога вверх по Суре, правда, трудная дорога в межень, мелко везде, но сурки проходят, и зерно привезут, не надо идти к булгарам. Есть дорога по Оке на Дон, и, скорее всего, будет дорога на Гнездово и к франкам. По этой дороге торговля должна быть успешная, Ждан говорил, что солью там хорошо можно торговать. И скоро найдут дорогу на полночь, уже почти нашли, только вот лодии там, скорее всего, не удастся протащить, Надо будет думать, как поступить. Зимой охотников отправим, пусть дорогу ищут.
  
   Глава22
   10.798
   Ждан
   Ну вот, наконец-то я дома. И ещё одна дорога закончилась. Два года, как и думал, потребовалось на всё это. Зато теперь знаем, куда идти, с кем дела вести, и чем торговать. И опять здесь помог Джамиль. Он свёл с купцами, рассказал, как надо себя вести. Теперь мы не какие-то чужеземные купцы, мы уже знакомы, и даже появились друзья.
   Началось все, как и задумывалось. Встретились мы с Джамилем вовремя, наши караваны на пути пересеклись. Ахмет всё сделал, в Дербенте караван был готов, мы быстро перегрузили товар с волжан на верблюдов, и пошли дальше. Были мы с Гораздом, ему там торговлю вести, был Саид, было трое приказчиков, взятых для обучения и знакомства с дорогой и людьми, и пять десятков воинов для охраны.
   Волжаны ушли из Дербента не пустые, мы успели купить там товар у приказчиков Джамиля, да и ему продали меха с хорошей скидкой. Взяли стекло, сахар, шёлк, медь и олово, пряности и благовония, и главное, нашлись опять мастера и мудрецы. Всё, и товар и людей, забрали волжаны и ушли в Сурск.
   Наша встреча с Джамилем взволновала нас обоих. Мы за это время действительно стали с ним почти родственниками, наша дружба стала какой-то необычной, можно сказать, почти братской. Всю дорогу мы ехали с ним рядом и разговаривали. Обо всём. О том, что прошло, о том, что было, о том, что будет. О планах, дорогах. Рассказал я ему о городе мастеров, рассказал о порядках, которые там устанавливаются. Он был очень удивлён, такого ему не встречалось нигде. Вообще, для меня дорога до Хивы свелась к общению с Джамилем. Нет, я конечно видел и пустыни, и барханы, и оазисы, но в этот раз всё это как-то было немного в стороне и не вызывало такого трепетного ощущения новизны, как раньше. Хотя многое оказалось и в диковинку, но это не главное. И только рядом с Хивой мы наговорились и смогли заняться караваном.
   Город был красив и впечатлял своим видом. Перед ним был внешний защитный вал, в котором имелось несколько каменных ворот. И внутренний город окружён глиняной стеной, высотой примерно десять метров, шесть-восемь метров толщина. Вся внутренняя часть города плотно застроена. Много мечетей, дворцов. Всё это производило впечатление, особенно ночью, когда на фоне фиолетово-розового неба, подсвеченного отблесками последних лучей заходящего солнца, прорисовываются силуэты минаретов и мечетей, и между ними ярко светит луна. По совету Джамиля долго здесь мы задерживаться не стали, основная торговля должна была быть в Бухаре и Самарканде, но рынок мы посетили, товары посмотрели. Были хорошие ткани, шёлк, ковры. Познакомились с местными купцами, оставили им свои желания о переселениях в наши края мастеров и мудрецов. Через город проходила караванная дорога из страны Сун и шла дальше на Болгар. Но эта же караванная дорога проходила и через Бухару и Самарканд, а мастеров, мудрецов и товара там должно было быть больше. Однако мы всё-таки ещё немного задержались, пытаясь выяснить, кому принадлежат земли у красноводского залива. Ничего узнать не удалось, да и местные жители около залива говорили, что они сами по себе. Так, что в скором времени мы продолжили свой поход.
   Бухара встретила нас тоже большой оборонительной стеной. Город старый, известный с давних времён. Внутри стен и был сам город, центром которого являлась крепость, где проживали правители и их приближённые. Вокруг этой крепости располагались торговцы и ремесленники, караван сараи. Сюда приходило много купцов из Индии, страны Сун. Здесь мы задержались дольше, провели несколько недель, знакомились с городом, купцами. Саид искал мудрецов, книги, рукописи. Искали мы и мастеров, но безуспешно. Оставили также свои пожелания о переселении в наши места новых людей. Город окружали многочисленные селения и городища. Там жили и работали в основном пахари, везде на полях проложены каналы для полива полей водой. Каналы были вырыты руками людей, и, на мой взгляд, местами не уступали некоторым нашим рекам. От этих больших каналов в стороны уходили каналы меньшего размера, от них ещё более мелкие, и так до тех пор, сколько можно. Зато водой поливались значительные участки земли, солнца тут хватало, и при хорошем поливе здесь получали богатый урожай. Отдохнули, с городом ознакомились, немного поторговали и познакомились с местными и приезжими купцами, и отправились дальше. Конечная цель нашего похода - Самарканд.
   Самарканд интересовал меня тем, что был главным городом на торговом пути из страны Сун в наши земли, к арабам, хазарам, ромеям, франкам. Да и дорога от него вела в новые сказочные страны - Индию и страну Сун. По рассказам купцов, город славен своими мастерами, оружием, мудрецами. Славен город и глазурными плитками, которыми обкладывались все стены, из-за чего обыкновенные стены становились необычайно красивыми. Здесь выделывали великолепные кожи и изделия из неё. Мудрецы этого города считались одними из лучших в арабском мире. Да много чего удивительного рассказывали про этот город
   Добрались достаточно просто, расстояние небольшое, караванный путь был хорошо известный, и по нему двигалось много караванов и в ту, и в другую сторону. Как и все ранее виденные города, Самарканд был красив. У него какая-то своя красота. Как обычно, много мечетей, дворцов, фонтанов. Если есть вода, то есть всё. И нет никаких тусклых цветов. В основном только яркие, сочные цвета. Голубые купола буквально растворялись в голубом небе. Красиво.
   Базар почти ничем не отличался от базаров в Хиве и Бухаре. Цены почти те же, товары почти те же. Здесь больше всего работы было у Саида. Он встречался с мудрецами, разговаривал, искал согласных на переселение, покупал книги, бумагу. Мы распродали почти все свои товары, оставили немного для Бухары и Хивы, чтобы не быть с пустыми руками при разговорах с купцами. Здесь я купил местное оружие, пусть Всеслав посмотрит, оценит. Купил глиняные плитки, покрытые глазурью. Пусть мастера смотрят. Да и вообще, почти каждого товара понемногу купил, для показа мастерам. Отсюда в основном вывозили серебро, монеты. Не было у нас такого, а сами по себе монеты стоили дороже, чем здесь. Взял и золото, для златокузнецов, пусть украшения делают, их везде хорошо покупают, и медь, для них же, обещали сделать белую бронзу и из неё наделать зеркала, их степняки покупали. Взял и пряности из Индии, их франки всегда брали.
   Наши товары купцам нравились, не говоря про меха, дорого покупали льняные ткани, мёд, рыбу, икру, замки, свечи
   В Самарканде мы пробыли два месяца, прибыли мы туда в сентябре, а в конце ноября тронулись в обратный путь.
   Как-то вечером, перед отъездом, отдыхая после хлопотного дня, Джамиль спросил меня:
   -Ну, теперь ты доволен, Ждан.
   -Доволен, спасибо тебе за помощь, с тобой гораздо легче всё получилось.
   -И зачем тебе это всё надо было? Всё то же самое, ты мог найти и в Болгаре, немного дороже, или в Дербенте, или у меня в Багдаде.
   -Дело даже не в товарах. Я хотел найти дорогу в Индию и пройти её. Дорогу нашёл. А вот дальше по этой дороге не пойду.
   -А что так, устал?
   -Нет, просто туда мне сейчас не надо.
   -Что ты ещё задумал, неугомонный?
   -Да, в общем-то, ничего. Понимаешь, у меня сейчас есть город мастеров. И он потребует от меня много чего, пока сможет сам о себе заботиться.
   -Я всё хотел спросить, а зачем тебе потребовалось создавать этот город мастеров?
   -Понимаешь, Джамиль, мы все, я и ты тоже, хорошие купцы. Как ты торгуешь? Нашёл товар, продал, ищешь опять товар, есть товары, которые всегда продаются. Где-то там купил, здесь продал. И я так торговал. Потом понял, что это неправильно. Это хорошо, когда ты покупаешь и продаешь один раз. А я сейчас торгую по-другому. У меня главной ценностью становится город. Не лавка, не лодия, не караван, это всё инструменты, с помощью которых я продаю свой товар. А товар мне даёт город. Но и требует он за свой товар немало. И любви, и ухода. Вот так и получилось, что я, занимаясь своей торговлей и пытаясь сделать её всё лучше и лучше, построил город. И теперь для меня главным получается не торговля, хотя без неё не может жить город, а сам город. Он даст всё, что надо, и для жизни, и для торговли. Поэтому я и ищу мастеров, мудрецов, воинов, людей для города, чтобы он рос и становился сильней. Пока он маленький и слабый, его надо беречь и защищать. И поэтому я не пойду в Индию. Мне, как ты говоришь, товара хватит и в Болгаре, и в Багдаде. А вот мастеров, мудрецов, воинов, знания надо искать везде. Вот этим я и буду заниматься. Везде. В Багдаде, Царьграде, у франков. Пока хватит сил, буду крепить город. Вот здесь пока не получилось найти никого. Но получится. С купцами мы познакомились, с твоей помощью, товар они наш видели, как их руки дрожали, ощупывая наш товар, я видел. Я им объяснил, что продам свой товар с дешевле других, если они выполнят мои заказы. Нужны мастера, мудрецы. Любые. Но, чтобы без обмана. И пусть отправляют всё в Хиву, я там договорился, на обратном пути решу окончательно. Сделаю в Хиве у купцов склад, пусть все туда отправляют нужный мне товар. Там будут купцы, за хорошую уступку по цене на мой товар они присмотрят и поухаживают за теми, кого удастся найти. А до Хивы у меня будет короткая дорога, прямо с Волги лодия пойдёт в красноводский залив, там местные жители соберут мне караван, и он уйдёт в Хиву. Тут близко, за один год можно будет выйти из города, дойти до красноводского залива, отправить караван в Хиву, дождаться его назад, и успеть вернуться в город. Может быть, даже сначала зайду в Дербент, возьму Ахмета, и уже он будет собирать караван. Проверенный караванщик дорого стоит.
   -Ты точно какой-то ненормальный. Всё по-своему делаешь. И почему-то всё у тебя получается. Я уже ничему не удивляюсь. И я рад, что встретился с тобой и прошёл с тобой по этим дорогам. Мой отец был прав, милость Аллаха дана тебе, и немного твоей удачи досталось и мне.
   Дорога обратно была спокойной. Пришлось немного задержаться в Бухаре и в Хиве, Договорились с купцами о выполнении моих заказов. Все согласились, согласились и с тем, что нужных мне людей переправят в Хиву. В Хиве местный купец согласился принимать приходящих для меня людей и устроить их до прихода моего каравана. Караван будет приходить один раз в год. С караваном он и получит плату за свои услуги, уступку на цену пообещал хорошую. Или просто товаром рассчитаюсь. Так что, дорогу для получения новых мастеров и мудрецов мы проложили, осталось убедиться, что всё правильно, главное, чтобы первые несколько раз всё получилось успешно. Пока и Багдадом, и Хивой будет заниматься Горазд. Он согласился со всеми правилами города, и теперь был вполне самостоятельный купец. На службе городу.
  
   Глава 23
   10.798
   Всеслав.
   За прошедшее время много чего произошло, и много чего удалось сделать. Город рос и крепчал. Становилось уже тесно в пределах стен, уже место присматривали, как новые стены ставить. Вот только не могли понять, какие стены ставить. Из дерева - сожгут, из кирпичей не получится, слишком много сил для этого надо, а камня нет, из земли придётся. Нас тут попытались уже один раз поучить. В этом году, когда все наши лодии ушли, пришли от булгар тридцать лодий, на каждой по двадцать воинов. Дозоры вовремя их заметили, как и положено, за три дня пути от города. Сурочка с вестью летела, как чайка над волной, над мелями, где угодно, не догнать её было. Предупредить успели всех, кто рядом был, успели собрать в город имущество, скотину, корм, за стенами заперлись. Вооружились. Воинов было в городе две сотни, да и жителей вооружилось столько же. Все на стенах, к ним подхода нет, на крутизне город. Да и машины стреломётные и камнемётные уже успели появиться, поставили их подальше и повыше, чтобы могли стрелять через стены. Стреломёты, к сожалению, не у всех были, Но у кого были, стрелять умели. Подошли булгары, стали шуметь, кричать, требуют открыть ворота. Мол, пришли они торговать, пустите их в город. Им ответили, что торговать с ними не будем, нет товара, уже успели продать, так что пусть возвращаются домой. Обиделись, начали стрелять из луков. На стенах все прикрыты были щитами, а как только подошли поближе, сразу дали залп из всех стреломётов. Несколько десятков сразу положили, остальные отбежали подальше. Но недалеко. Сумели ещё раз дать общий залп, ещё несколько десятков успокоили. Совсем далеко отошли. Стали огненные стрелы пускать, а далеко, не достают до стен города. Тут и стреломётные машины наши стали стрелять по толпе. Как попадёт, двоих, троих, зацепит. Тут они совсем далеко отошли. Так и стояли два дня. Мы дымный костёр зажгли, чтобы, если кто из наших людей возвращаться будет, заранее увидел, что здесь опасно и поберёгся. Потом ещё несколько дней вокруг города грабили. Пожгли поля, разорили дома у марийцев, вокруг города, что можно разрушили, но через неделю ушли. Нет у них сил и умения взять город за стенами. А просто так умирать никто не захотел.
   А мы для себя определили, что ничего нельзя вокруг города оставлять, и что правильное у нас оружие. Вон, даже пострелять по нам враги не могли. Не пустили их. И все сразу поняли, как полезно тренироваться со стреломётами. Теперь никто не ворчит, всё поняли. Зато работы у оружейников прибавилось, на всех надо запасти оружие. И брони.
   Мастера тоже старались. Установленный порядок всем нравился. Недовольных не было, все знали, что готовый товар всегда смогут продать городу и получить за это всё нужное для жизни. Появились и новые артели мастеров. Древоделы стали делать деревянную посуду и прочую деревянную утварь. Стали растить лён и по всем домам выделывать льняную ткань. Развернулись бортники, воска много, вощанники свечи делают. Златокузнецы начали делать свои украшения, черненые браслеты, зеркала из белой бронзы. Много стало черепицы. Уже несколько домов покрыли, хозяева довольны, как только слух об этом разойдётся, хороший товар будет. Кузнецы и рудознатцы очень хорошо стали работать. После прихода варягов в Ладогу многие оттуда ушли и оказались здесь. Теперь рудознатцы занимаются поиском руды и изготовлением железа, причём даже научились делать хорошее железо, сразу можно использовать на оружие. Вот будет его ещё больше, надо начинать кожаные брони укреплять. Поверх кожи надо из этого железа закрепить полоски, получится кожа, а поверх неё хорошее, железо, уклад. Да и шлемы можно будет укрепить такими полосками. Но не сильно, а то все станут неповоротливые, а для стрелка лёгкость движения самое главное. Вот для пешцев это хорошо. И на щиты набить железо хорошо.
   А сами кузнецы разделились по изделиям. Кто-то делает разный домашний инвентарь. Иглы, крючки для ловли рыбы, весы, замки. Другие делают топоры, пилы, ножницы, инструмент разный. А кто-то работает на изготовление оружия. Причём, кто-то куёт, кто-то правит и насаживает рукояти, кто-то точит. Хорошо, что мастеров стало много. Да и мальчишки, что в учениках были, уже что-то стали понимать, и помогают мастерам, опыт перенимают, и сами простые вещи уже могут сделать. Те же крючки и иглы, хотя и не такие это уж и простые изделия. Всё это хорошо меняют в окрестных, и не очень близких, местах, на меха. А мех можно продать везде.
   Так что теперь, как Ждан и говорил, по всем окрестным местам ходят сурки с товаром. И везде наш знак уже знают. Опасаются. Несколько раз пытались лодии грабить, но и тут всё оказалось правильно. Прикрылись щитами от стрел, а сами спокойно стреляли из стреломётов. А когда, несмотря на эту стрельбу, разбойники попытались подойти поближе, сулицы и копья сразу всю охоту отбили чужое добро щупать. Так что, ни одна сурка без десятка, а то и двух воев, не ходит. А наш десяток воев это уже сила. Все научены бою, и просто так их не взять.
   Алим тоже развернулся. Уже своего ученика, да и племянника, считает, можно отпускать с караваном. Да и других уже многих научил. Книг навёз, только успевает их на понятный язык переводить. Но интересные вещи в этих книгах показывает. Так, из этих книг мы и узнали, а потом после долгих трудов, смогли сделать камнемётную машину. При обороне показала себя хорошо, особенно когда по толпе мелкими глиняными шарами стреляли. Вот только всё это долго заряжать. Редко стреляет, но в бою любая помощь хороша. И он же привёз новость из Багдада. Там ему какой-то местный мудрец рассказал, как сто лет назад в Царьграде, когда его пытались с моря атаковать арабы, греки применили греческий огонь, будто бы он даже в воде горит, и этим огнём сожгли все лодии у арабов. Вот он сейчас и хочет сделать стреломёты с огненными стрелами. Сумел даже какого-то мудреца найти в Багдаде, алхимика, так называют мудрецов, работающих с разными камнями, смолами и маслами, ученика их самого лучшего арабского мудреца. Он там со своими муллами что-то не поделил, его хотели самого побить камнями, так что, Алим уговорил его на переезд. Теперь ищут какой-то огонь, чтобы можно было из стреломётов метать огненные стрелы. А для лодий будет, наверное, хорошо. Пока к тебе чужая лодия подойдёт, её можно и зажечь. А если твоя лодия горит, то надо самому спасаться, а не других грабить.
   Да и приказчиков уже подучил. И языкам, и что надо смотреть, и что искать. На следующий год можно будет отправлять в чужие места. Есть всё-таки большая польза от этих мудрецов.
   Вон, ещё и книги удумал Алим печатать. На доске буквы вырезает, мажет краской, и потом на бумагу прикладывает. Говорит, узнал в Багдаде, что так в стране Сун делают. А польза есть, сейчас всем нужны эти его книги для учёбы.
   Вот и корабельщики развернулись вовсю. По две волжаны, две сурки и десяток сурочек делают в год. И всё равно не хватает. Раньше ругались, что доски плохие, мол, тёсанные топором прочнее будут, да и доски делаются долго, быстрее вытесать. А как поняли, что им доски тесать не надо, да и любую доску можно сделать заранее, всё лежит на складе, сохнет, бери и делай, так и увидали, что это удобней, и лодия получается быстрее. Да и остальные за досками идут. И для щитов, и для бочек, и для дома. Везде они оказались нужными. Только успевай делать да на просушку складывать.
   Да и желающих присоединиться к городу много стало. Слух пошёл, что всех принимаем, учим мастерству, и жить где даем. А если ты мастер, то тебе почёт и уважение. Только мастером тебя должны признать не меньше пяти наших мастеров. Посмотрят, как ты работаешь, что у тебя за вещи получается, и решат, мастер ты, или нет.
  
  
   Глава 24
   10.798
   Мирослав
   Значит, пора готовиться в дальний поход. На следующий год. Ждан вернулся из Самарканда, пока не знаю с чем, ещё не рассказывал, но расскажет, время есть. А на следующий год опять, куда-нибудь, пойдёт. Даже берусь угадать, куда. В Царьград и дальше, куда только можно, и на сколько времени хватит. Что ж, пойдём и туда, места знакомые. Тем более, что дорогу протоптали.
   Да, много куда за это время дорожек протоптали. Нельзя жаловаться, разведали дороги. До Сурожского моря дорога известная, город там стоит, Танаис называется, так себе город, видали и лучше. Но место хорошее, выход в Сурожское море держит. Да и дальше там по берегу города стоят, греки ещё строили. Много про них кормщики рассказывали в Царьграде. Ну, а при выходе из Сурожского моря, открыта дорога в Понт Эвксинский, как его называют греки, и там дорога в Царьград. А если пройти через Царьград, то откроется дорога и в Египет, и к франкам. Там уже наша волжана слабовата будет, там уже корабли большие ходят. А можно пойти не на полдень, в Царьград, а на закат. Есть там дороги, с волоками, но есть. Можно дойти до Гнездово, там многие купцы встречаются. Можно пойти и дальше, попасть и в земли ляхов, и в земли Литвы, и в море Варяжское. Там уже дороги хожены.
   А есть и новая, нехоженая дорога. Но это пусть пока молодые с охотниками ходят. Нашли дорогу на полночь, с Ветлуги. Непростая дорога. Волжана не пройдёт, да и сурка вряд ли, а вот сурочка может. Почти до самого верха Ветлуги надо идти, а там пока волока нет, но тропу охотники нашли, и пройти можно к реке, которая на полночь идёт. Места там глухие, никого нет. И зверь там не пуганый. Вот и надо будет зимой на санях дотащить туда сурочку, оставить зимовать у полночной реки, а по весне, на другой сурочке, пройти вверх по Ветлуге куда получиться, перейти по охотничьей тропе ко второй лодии, и проведать полуночную реку. А там, может, и другая дорога отыщется, более удобная.
   И ещё выход с Ветлуги нашли, на Каму. Вернее, сначала на Вятку, как её местные жители называют, а уж по Вятке в Каму. Так что теперь можем на Каму попасть мимо булгар, что хорошо, после того, как Всеслав им дал по сусалам, лучше пока с ними не связываться. Хотя война войной, а торговля отдельно. Воюют одни, торгуют другие, главное, чтобы не попасть под руку, кому не надо. А там, как говорят местные, живут и марийцы, и чудь заволочская, и пермяки, и печора, и башкиры, и там начинается Каменный Пояс. Горы они так называют. Богатые там места. И золото есть, и серебро, и медь, и железо, и камни самоцветные. Много чего про это рассказали местные жители. Только сами они бедные. На наши ножи и топоры готовы всё сменять. И места показать, где что лежит. Вот дорогу чуть лучше узнаем, обязательно пойдём. Туда, даже и на сурке, наверное, можно будет пройти. И рудознатцев надо для этого похода искать.
   И ещё одна тропочка появляется. Когда Хвалисское море смотрели, реку незнакомую нашли. Теперь познакомились. Яик это. Но место не простое. Река идёт на полночь, и тоже к каменному поясу. И тоже места должны быть богатыми на руды и каменья. Мы как привезли оттуда камень зелёный, так наши камнерезы едва не лопнули от радости. Богатый, говорят камень, из него вещи будут получаться красивые, ещё везите. А рудознатцы говорят, что в таких местах и золото, и медь должны быть. Вот только на этой реке, если это можно назвать рекой, плавать нельзя. Если есть глубина полметра, это уже хорошо. А так перекат за перекатом. И народ там дикий. Половцы и башкиры. Всё убить хотят. Так что, там хоть и много чего есть, но так просто не взять. Но будем искать и туда дорожку. А то многие на пути стоят. Булгары, хазары, половцы. И так воинов и лодий не хватает. Все лодии в дороге, да и воинов в дороге больше, чем город охраняют. Опять людей не хватает, хоть и пришли к нам из Ладоги беглецы. Может, ещё раз туда лодии отправить, старые, ещё в Ладоге деланные, ещё одну дорогу выдержат. И вроде бы оставались там ещё желающие на переезд.
  
   Глава 25
   11.798.
   Ждан
   -Ну, что, старшие мастера и другие уважаемые люди города мастеров, - так начал Ждан свою речь перед общим собранием старших городских людей. Пора вам узнать всё, что сумели мы проведать в новых землях, Хиве, Бухаре, Самарканде, и решить совместно, что дальше делать будем.
   -Давай, князь, не томи, рассказывай, - ответил Всеслав.
   -Края те интересные. Живут люди не везде, пустыни там, пески, земля, где есть, бедная, но если есть вода, то живут хорошо. Такая земля хорошо кормит. И живут они в основном около воды, места эти называются оазисы. Живут и в пустынях, и в степях, но это кочевники, пасут скотину. А мастера и мудрецы живут в городах. Там все богатства и знания. Богатства там много, товара много, но и наш товар для них выгодный. И меха, и ткани льняные, и мёд, и воск, и свечи. Рыбу берут. Вот с глиной они сами умеют работать, таких плиток, как у них, я нигде не видел. Народ трудолюбивый, постоянно работают на земле, земля там ухода требует, тогда и даёт урожай добрый. Вера у них ислам, земли эти под правлением арабов, и пока жив нынешний халиф, Харун аль Рашид, всё будет у них хорошо. Но зреет у них раскол, по их вере. Сейчас арабский халифат держит под собой всю землю, от Египта и Иберии на заходе, до Индии на восходе. Только Византия держится, но постоянно воюет за свои земли. А как будет новый халиф, всё может и развалиться у них.
   Но нам надо жить и сейчас, и потом. Поэтому надо дорожку к ним протаптывать, и пока можно, торговать с ними. Им наши товары нужны. А нам нужны от них мудрецы и мастера. И серебро. И те, и другие у них есть. Делают доброе оружие, да и много каких изделий, полезных нам, у них можно найти. Торговать надо. Вот только осторожно, и быть всегда в ожидании беды. И в Багдад будем ходить, и в Хиву. В Хиве мы договорились и купцы устроили для нас склад, как в Дербенте. Там будут собираться для нас товары со всех тех земель. А до Хивы добраться можно будет просто. С Волги надо идти в Дербент, брать товар из Багдада, брать Ахмета, и идти в Красноводский залив. Там местные жители обещают собрать для нас верблюдов и лошадей, на них грузим свой товар и идём в Хиву. Поведёт Ахмет, в первый раз вместе с их караванщиком. Потом будет видно. Идти там недолго, цены в Хиве и выбор товара почти такие же, как в Бухаре и Самарканде. Так что, далеко идти не надо, Дойти до Хивы, продать свой товар, забрать всё, что для нас припасли местные купцы, закупить всё, что нам нужно, и идти обратно. Волжаны будут ждать в Красноводском заливе. Там весь товар грузим на волжаны, отвозим Ахмета в Дербент, и обратно в город. Потом, может быть, и Ахмет будет не нужен, местные караванщики справятся. Всю дорогу можно осилить за один год, без зимовки, по весне рано выйти, осенью вернуться. Главное, что можем получить оттуда, это мастеров, мудрецов и серебро. Всё остальное, что у них есть, для нас найти не сложно, всё, что они умеют делать, сможем и мы, ну почти всё, образцы я привёз. Может быть, что-то и для нас будет полезным.
   Но торговать мы будем до тех пор, пока там не начнут резать друг друга. А вот тогда посмотрим, что делать. Но в любом случае, надо быть готовым забирать оттуда мастеров, если начнётся резня. Они для нас дороже всего будут.
   То же самое нужно иметь и при торговле и с Багдадом. А вот там нам надо как-то найти кузнецов из города Дамаска, они железо харалужное умеют делать, и умеют работать с железом из Индии, булат называется. Я знаю, что и вы, мастера, можете делать харалуг, но новые знания не помешают.
   Там много чего интересного есть, вон Алим нашёл алхимика, как мне он рассказал, они, алхимики, пытаются получить золото из другого металла. Я в это не верю, но алхимики знают много чего интересного, и это будет для нас полезно. Вон греческий огонь нашли, может и у нас получится. Он нам очень пригодится. На наши лодии уже нападают, на город нападают. В следующий раз разбойников будет больше. Нам надо устоять, а для этого нужно новое оружие. Саид вон нашёл в какой-то книге из страны Сун многозарядный скорострельный стреломёт. Он нам нужен, сейчас все разбираются, что это такое, и как с этим можно воевать. Нам нужно любое оружие. И здесь всё у вас, мастера и мудрецы, есть. Давайте вооружать воев, и лодии. Плавать становится всё опасней. Все уже знают, что у нашего города товаров много, и хороших товаров. Скоро за нами будут охотиться. Так что, мастера, не спите. Да и воинов готовьте, их мало не будет.
   Дальше того, что мы нашли на Хвалисском море, дальше Хивы и Багдада, пока я думаю, нам идти не надо. У нас не хватит сил вести караван в Индию и в страну Сун. Но в этих городах надо быть постоянно, может быть надо кого-то там поселить, кого-то из наших людей. Там всегда приходят всё новые и новые племена с восхода, и всегда пытаются захватить чужую землю. Надо знать, кто может прийти с восхода, и что от них можно ожидать, какое у них оружие, как воюют, как от них можно обороняться. В Хиве, может быть, Саида поселить, в Багдаде, если Алим согласится, либо его племянника, либо ученика. Они уже знают, что нам надо, пусть откроют какую-нибудь лавочку по торговле книгами, заодно будут скупать и книги для нас, серебра на это дело дадим.
   Кроме того, что у нас есть дороги на Хвалисское море, нужны ещё новые. Мирослав нашёл дорогу в Сурожское и в Варяжское море. Это очень хорошо. К грекам надо идти, у них и у ромеев много диковин и знаний было. Надо эти знания и диковины искать. Вон даже арабы ищут греческие книги и переводят их на свой язык. Почему я так хочу найти книги и мудрецов? Потому что они дадут нам новые товары, оружие, дадут оружие справиться с врагами. Стреломёты мы уже научились делать, научились делать стреломётную и камнемётную машины. Скоро будут и огненные стрелы, и огонь. Да и пильню получили из-за знаний Алима. А этому надо учиться. Мы не дурнее греков, мы многое умеем. Вот только думаем мы по другому. Поэтому и надо нам учиться быть сильными. На нас будут нападать все. Мы не так живём, как другие. У нас свои правила и порядки. И это другим не нравится. Поэтому нам надо быть готовым к любым нападениям с любой стороны. Мы род, род мастеров русских. Мы его сами создали, и нам его беречь и укреплять. Вот поэтому мы и должны быть сильными, а это дадут нам мудрецы и знания.
   Но я не об этом начал. Мы пойдем на Сурожское море, и на Варяжское море, через земли франков, ляхов и литвы. Но пойдём не просто так. На Царьград по весне я пойду на двух волжанах. Из товара повезу меха, украшения, что сделают мастера, мёд, свечи, льняную ткань. С собой возьму Алима, на каждую волжану по три десятка воев. Меньше нельзя в тех краях, там кругом степняки и лихие людишки. Подумай, Всеслав, можно будет на волжану стреломётную машину поставить? Там большие лодии купцов грабят, думать надо, как отбиваться. На Гнездово, Варяжское море, и земли ляхов, франков, пусть идут две сурки. Там пошлём кого-то из приказчиков и учеников Алима. Надо хорошо разведать дорогу, узнать цены на товары. Туда надо везти шёлк, мёд свечи, соль, стекло. Можно для пробы взять черепицу. Узнать цену, и сколько могут купить. Пусть пока будет, как разведка.
   Горазд, на двух волжанах, пойдёт в Дербент и Хиву. Туда - меха, рыбу, икру. С Алимом определитесь, кого оставить там на жильё.
   Три старые лодии надо отправить в Ладогу. Везите шёлк, зерно, соль, стекло. Главное, даже не товар взять в Ладоге, надо приглашать переселиться мастеров, воев, да и просто переселенцев. Нам люди нужны. По этой дороге потом решим, кто из приказчиков пойдёт.
   И надо обязательно продолжать искать дорогу на полночь и к Каменному поясу. На полночь зимой завозите сурочку или сурку, это Мирослав пусть решает, но дорогу в те земли найдите. Те земли должны быть богатыми зверем, ведь чем мы дальше уходим вверх по Ветлуге, тем больше зверя. Если надо, будем ставить заимку, но дорога должна быть. И на каменный пояс дорога должна быть в обход булгар и хазар. Дорогу на Вятку, Каму и к каменному поясу ищите, смотрите, может быть где-то тоже надо будет заимку ставить. И ещё дорогу надо пройти по Яику. Туда надо послать сурку и сурочку. Там кочевники уж больно злые. И самое главное. В этих местах старайтесь обойтись без крови. Не может быть дружбы и хорошей торговли, если кровь будет между вами. А нам надо в тех краях крепко стоять и надолго. Там есть всё, что нам нужно. И надо искать любые новые дороги.
   И ещё, Всеслав. Это тебя в первую очередь касается. Нужно искать новые места для расширения города, хотя бы для того, чтобы там пока поставить только мастерские. Негоже, когда всё вместе. Руду можно собирать на болотах, там же её и плавить, а уж железо можно и переделывать в мастерских в городе. А ещё лучше найти им место, где будет безопасней. А то вон опять вороги придут, и всё порушат. Тут подумать надо, как это лучше сделать.
  
   Глава 26
   11.800.
   Всеслав
   Десять лет прошло с того дня, когда всё началось, когда Ждан собрался искать дорогу в Багдад и строить заимку. Вот и дорогу нашли, и не просто заимку, а город построили. Многих привезли из Ладоги, подальше от варягов, много пришло марийцев, целыми семьями приходили, из других племён люди приходили, прослышав про нас. И мордва приходила, и меря. И хотя все они разные, но уже получается как бы и родственники, все из города мастеров. Уже сейчас места не хватает для всех, а люди идут со всех сторон. Добрая слава про город идет. И это хорошо, значит, всё правильно мы делаем.
   Мне и самому не верилось, что можно такое сделать. Сейчас вспоминаю, как в первый раз зимовали, и не верится, что это было. Теперь только в городе пять сотен воев постоянно живут, и ещё три сотни в походах с лодиями и на охране поселений. И не одна лодия ходит, с которой начинали, а десяток волжан, три десятка сурок и сотня сурочек. И всё мало. Город начинает свободно дышать. Всё есть. Тут Ждан молодец. Смог всё для города сделать. А сейчас и железа, и зерна, и материалов разных для работы и жизни мастерам хватает. А чего нет, со всех сторон везут. И серебро есть. И оружие новое есть, и воины вооружены, и постоянно какое-то новое оружие и приемы боя появляются. Со всех концов идут сюда мудрецы и мастера. Уже в самых разных землях наш знак и город знают. И уважают. И опять Ждан молодец. Такую торговлю устроил. Каждый год уходят караваны, по две-три лодии, в разные концы. И в Дербент, и в Хиву, и в Царьград, и к франкам. И вокруг города почти по всей Волге и Оке торгуют, везде сурки с товаром ходят. И прибыльно торгуют. Ждан научил своих приказчиков правильно и прибыльно торговать.
   И мастера развернулись. Друг перед другом мастерам нельзя слабину показать. Каждый старается сделать все лучше и лучше. И это хорошо, мастерство растёт. Теперь не один мастер может что-то сделать, теперь их уже много. Уже подросли и стали работать первые ученики мастеров. И ученики всё новые и новые появляются. Правило такое, каждый мастер должен научить не менее пяти учеников. И будет он не просто мастер, а большой мастер. И по разным ремёслам теперь мастера работают. Всё в городе делают, нет такого товара, какого не найдётся у мастеров.
   Да и пахари почти полностью уже зерном город обеспечивают. И скотины хватает. Не говоря про рыбу. Пока караван из Хивы ждут, так этой рыбы столько насолят, благо там солёных озёр хватает и в соли недостатка нет, что товар из Хивы класть некуда и для людей места не хватает.
   Мудрецы тоже развернулись. Не сказать, что их много, но учат всех. Теперь свои обученные приказчики ходят с каждым караваном и смотрят, где что-то новое есть, где старое, но неизвестное и забытое есть, всё узнают, и всё в город везут. Вон, Алим из греческой земли насос привёз, теперь воду на самый верх в город из реки качает. И всё через трубы глиняные, а те зарыты в земле, никакой враг не найдёт. И, как он говорит, привод нашёл. Теперь лошадь по кругу ходит, и мехи для печи и горна качает, или пильня брёвна пилит. Да и для других работ начинает этот привод приспосабливать. Начал даже специально учить мастеров, говорит, механики будут, как у греков. И тоже ведь на пользу. Вон придумал, на лодии лебёдку поставил. Теперь все лодии в городе стоят, да и через мель можно на лебёдке лодию протащить. Мирослав доволен.
   И места новые открыли. Нашли дорогу на полночь, неизведанные земли, богатые. И железа там нет, наши кузнецы не успевают ковать для них ножи, топоры, наконечники.
   Так что всё у нас хорошо. Живём мы тут.
   Приложения
  
   Водные пути древних славян
  
   Реки всегда служили транспортными путями и источником пропитания для всех здесь живущих. Данные археологических раскопок показывают, что уже во II тыс. до н. э. в Волжском бассейне широко расселялись люди. Эти места занимали самые разные племена, и для всех реки, и особенно Волга, были непременным атрибутом повседневной жизни. Река и кормила, и несла грузы, и давала защиту от чужаков. Реки Волжского пути были естественной дорогой расселения славян при колонизации и освоении новых земель. Через них проходил транзитный торговый путь, связывающий Европу с Азией.0x01 graphic

(рисунок взят из книги Дубов И.В. Великий Волжский путь)

   Дорога из Европы начиналась с Балтийского моря по Неве до Ладоги, первой столицы славян, а из неё существовало несколько путей на Волгу. Маршруты, показанные на рисунке, относятся к XVII веку, но эти пути были известны гораздо раньше.
   Если рассмотреть всю гидрологическую обстановку в эпоху средневековья, то I тыс. н. э. было тёплым и характеризовалось малой водностью. Уровень Каспийского моря был в то время намного ниже современного. Это означает, что судоходство было затруднено из-за мелей, порогов, перекатов, низкого уровня воды. Большую роль играла сезонность, колебания уровня воды в зависимости от времени года. Во II тыс. н. э. началось похолодание, сопровождающееся увеличением осадков.
   Первый путь проходил от Ладоги вверх по Волхову до озера Ильмень. На Волхове есть пороги, хотя судоходство относительно свободно, при попутном ветре парусные суда ходили и против течения. Трудным было и плавание по озеру Ильмень из-за его мелководности, илистого дна, пологих, открытых берегов и внезапных частых ветров.
   В Ильмень впадает река Мста, исток которой располагается недалеко от истоков рек Волжского бассейна. Судоходство по этой реке затруднено порогами и сильным течением в половодье.
   Далее путь шёл по Тверце, где на очень коротком отрезке пути известны четырнадцать порогов. А с Тверцы попадали прямо в Волгу. Этот путь в дальнейшем стал Вышневолоцкой системой.
   Другой путь на Волгу из Балтики был по рекам Сясь, Тихвинка, Чагодаш и Молога (в дальнейшем Тихвинская система). На этом пути у путешественников также было немало трудностей, пороги, волоки,
   Третьим путем на Волгу был переход Ладога, Свирь, Онега, Вытегра, Ковжа, озеро Белое, Шексна (Мариинская система).
   По всем указанным маршрутам движение было связано с большими трудностями. На озёрах - из-за их непредсказуемого характера, на реках - из-за мелей, порогов, перекатов. Да и волоки вносили свою лепту в эту кучу проблем. Однако, несмотря на все эти трудности, этот путь был преодолим, и им пользовались постоянно, о чём свидетельствуют многочисленные клады, найденные археологами во время раскопок по Волжскому пути.
   Кроме того, движение по самой Волге не было простой прогулкой. Здесь тоже было немало мелей, водоворотов и перекатов, особенно при низком уровне воды. Но это не становилось непреодолимым препятствием для судоходства. Многочисленные реки являлись древними водными путями, по их берегам располагались селища и городища. Все города Владимирской Руси имели выход на Волгу, и по ним осуществлялась значительная торговля, как между собой, так и с чужеземными городами. По этим водным путям купцы попадали в Каспийское море, а дальше, преодолев Каспийское море, в Багдад, и в Индию и Китай.
   Однако это была не единственная водная система, которая использовалась с давних пор. Достаточно упомянуть о знаменитом "пути из варяг в греки". Только следует иметь в виду, что в действительности реальный "путь из варяг в греки" отличается от летописного.
   Летописное описание "пути из варяг в греки" следующее: "Из грек по Днепру, и в верховъ Днепра волок до Ловати, и по Ловати вниз въ Ильмерь озеро великое, из негоже озера потечётъ Волховъ и вътечёт в озеро великое Нево, из того озера внидеть устье в море Варяжское, и по тому морю идти до Рима, а отъ Рима прити по тому же морю ко Царюграду, а от Царюграда прити в Понт море, в неже втечеш Днепръ река." Однако в реальности волока от верховьев Днепра до реки Ловати не существует. Неоднократные попытки реконструкторов повторить этот путь всегда заканчивались неудачей именно на этом пути. Нет, этот волок проходили, но либо на железнодорожной платформе, либо на прицепе за мощным тягачом.
   В то же время существует несколько других путей преодоления этого участка, и, скорее всего, именно они использовались, что косвенно подтверждается находками кладов археологами на этих маршрутах.
   Это сухопутный путь из Великого Новгорода до Смоленска, ну а дальше по Днепру до Царьграда.
   Другой маршрут - Из Балтийского моря по реке Западная Двина, затем через её притоки, волоки в Днепр и дальше до греков. Притоки, волоки могут быть разные, существует несколько путей, но все они проходимы. Существуют и другие варианты пройти "из варяг в греки", но это не принципиально, просто это одна из возможных водных дорог древних славян.
   Волга предоставляла ещё несколько различных вариантов маршрутов по территории страны.
   Так, к верховьям Волги подходят верховья реки Сухона, а это даёт возможность попасть с Волги на Северную Двину и к берегам Белого моря.
   Верховья Оки, крупнейшего притока Волги с правой стороны, расположены рядом с истоками Дона. Отсюда опять через волок можно попасть с Волги на Дон, и далее Азовское и Черное моря.
   В среднем течении в Волгу впадает Кама, верховья притоков Камы входят в зону притоков рек Западной Сибири, и из Волги можно попасть на Урал и в Западную Сибирь.
  
  
   О судостроении древних славян
   Достаточно ясных данных о судостроении до IX века в литературе нет. Есть данные археологических раскопок в Великом Новгороде, датируемые IX-XI веками и позже. Есть упоминание о русских кораблях в греческих летописях во второй половине VII века (676г.). Первым описал корабли славян император Константин Багрянородный, при штурме Константинополя в 945-952 г. киевским князем Игорем. Но это не значит, что судостроения у славян не было. Было, и причём своё, не заимствованное ни у кого, ни у греков, ни у скандинавов, а именно собственное творение.
   Надо иметь в виду, что само географическое положение и водные ресурсы предъявляли требование к конструкции судов. В это время можно говорить о двух самостоятельных центрах славянской (русской) цивилизации - города Киев и Великий Новгород. Хотя в официальных летописях упоминание об этих городах относится к IX веку, несомненно, что жили на этих местах люди задолго до того. Киев имел выход на Черное море, Великий Новгород - на Балтийское море. И, кроме того, славяне всегда селились вдоль рек, и это накладывало дополнительный отпечаток на русское судостроение. Суда должны были быть приспособлены для плавания по внутренним рекам, преодолевать мели, перекаты, пороги, заходить в узкие притоки. Быть лёгкими, чтобы их можно было через волоки перетаскивать из одной реки в другую, грузоподъёмными, чтобы можно было перевезти достаточный груз и воинов. Дешёвыми, чтобы можно было при необходимости бросить своё судно. Иметь возможность выхода и плавания по морю. Никто из существующих в это время судостроителей не решал такие противоречивые задачи. Это и вызывало самобытность русского судостроения.
   Что касается киевского центра судостроения, то его продукция подробно была описана тем же Константином Багрянородным. Это лодия или ладья, Константин называл её моноксилом, однодревка. По сути, это обычная долблёнка, поверх бортов для увеличения их высоты набито несколько рядов досок. Технология строительства такой ладьи была следующей. Зимой срубались деревья, скатывали их к воде, там их долбили или выжигали. Весной, когда сходил лёд, эти колоды сплавлялись в Киев. В Киеве эти колоды продавались, и покупатели сами делали то, что им надо. Имелись соответствующие мастерские, где колоды превращались в ладьи, или по словенски лодии. Этим колодам, или так называемым трубам, придавалась нужная форма, они оснащались вёслами, уключинами, мачтами, ставился простейший такелаж. Якоря, рулевые вёсла. Ладьи, предназначенные для преодоления волоков, оснащались колёсами и катками. Такая ладья брала на борт сорок - шестьдесят, до ста человек, груза до двадцати тонн. Длина составляла до двадцати метров, ширина до пяти метров, осадка до трёх метров. Мореходные качества, из-за отсутствия киля, такой ладьи, по-видимому, были не самые лучшие, из-за чего плавали они обычно вдоль берега.
   Вот в основном всё, что можно сказать о киевских ладьях. О северорусском судостроении, центром которого был Великий Новгород или Ладога, данных больше. Эти данные получены по результатам археологических раскопок и относятся к IX - XI векам, но, наверное, их можно распространить и на более ранние периоды, хотя бы по некоторым типам судов и частично.
   Здесь надо отметить, что названия некоторых типов судов носят собирательный смысл. Так, корабль и ладья, по-видимому, обобщённое название понятия судно, без каких либо конструктивных особенностей. Так же насад и набойная ладья подразумевают один тип судна.
   Так вот, в Великом Новгороде по результатам раскопок и летописей были определены следующие типы судов - ладья, струг, чёлн (учан), ушкуй.
   Ладья новгородская принципиально не отличалась от ладьи киевской, технология изготовления была схожей. Тоже из подходящего дерева вырубалась труба, однако в процессе изготовления для увеличения ширины судна распаривали колоду и клиньями увеличивали ширину, набивали несколько рядов досок для увеличения высоты бортов
   Струг можно отнести так же, как и названия, ладья, корабль, к обобщённому понятию судна.
   Чёлн, учан - здесь всё ясно, долбленая однодеревка, легкая речная лодка для плавания вблизи берега или другого крупного судна, длина шесть - восемь метров, высота бортов семьдесят - восемьдесят сантиметров, ширина до полутора метров.
   Ушкуй - лёгкое судно исключительно северорусского происхождения. Отличается небольшими размерами, лёгкостью хода и мелкой осадкой. Широко использовался для походов по Волге, Белой, Каме. Излюбленное судно речных пиратов и новгородской вольницы.
   Новгородцам был известен ещё один тип судна - сойма. Это озёрное и речное судно с килем, дополнительно защищённым фальшкилем, манёвренное, мелкосидящее, длиной до восемнадцати метров, шириной до четырёх метров, грузоподъёмность три - пять тысяч пудов (до ста тонн), с двумя относительно невысокими мачтами однодревками и шпринтованными парусами. Спереди располагался закрытый отсек для продуктов, сзади для команды. Обычно для обслуживания хватало двух - трёх человек. Распространён он был на Ладожском озере и строился в основном там же. Такие суда строились ещё и в наше время. Возможно, что прототипом выступали суда финских племён, широко расселившихся по берегам Ладоги задолго до описываемых времён. Есть упоминания об использовании подобных судов в IV-V веках.
   0x01 graphic
   Рисунки взяты из книги Черников И. И. Русские речные флотилии за 1000 лет. - СПб.: ООО "Издательство "Полигон", 1999 г.

0x01 graphic

Рисунок взят из книги Богославский П. Чертежи и рисунки судов, СПб, 1859г

Чёлн

0x01 graphic

Сойма, фото, Ладога

   Здесь необходимо обратить внимание на некоторые вопросы конструкции судов новгородцев, в частности соймы. На сойме применялась шитая клинкерная обшивка. Другими словами, корпус соймы в отличие от ладьи, был наборным, был киль, который дополнительно для плавания по порогам и мелководьям, преодоления волоков, защищался фальшкилем. К килю крепились шпангоуты и штевни. И потом всё это обшивалось досками, причём доски клались не встык друг другу, а одна доска на другую, внакрой. Затем по всей длине доски соединялись друг с другом, сверлились отверстия с шагом примерно двадцать сантиметров через обе доски и они дополнительно соединялись по всей длине корнем можжевельника (вицей). Образовывался как - бы шов длиной во всю доску. В местах прохождения корня по поверхности доски заранее делались канавки, чтобы утопить вицу. В отверстия, где проходила через доску вица, дополнительно забивали деревянные нагели. Нагелями же дополнительно крепили обшивку к шпангоутам и штевням. Потом всю обшивку конопатили мхом и смолили.

0x01 graphic

Клинкерная обшивка, фото, музей, Осло

   Надо сказать, что это было сложное изделие. В конструкции применялись наборные шпангоуты, съёмные мачты, защищённые отсеки для экипажа и груза. Были также специализированные соймы, так называемы "живорыбки", предназначенные для перевозки живой рыбы. В середине они имели закрытый отсек, соединяющийся через отверстия в борту с забортной водой.
   Литература
   1. Богословский П. А О купеческом судостроении в России, речном и прибрежном, СПб, 1859г.
   2. Богословский П.А Чертежи и рисунки судов, СПб, 1859г
   3. Добрынин и др. История Северорусского судостроение, СПб, изд. Алетейя, 2001г
   4.Загоскин Н. П. Русские водные пути и судовое дело в до-Петровской России, Казань, 1910г
   Черников И. И. Русские речные флотилии за 1000 лет(907-1917)
   Металлургия и металлообработка в Древней Руси
  
  
   Железо можно считать основой всей цивилизации. Пока железом не начали пользоваться все, и пока оно не стало доступно всем, не было инструмента, обеспечивающего свободное развитие цивилизации. Медь, бронза, сыграли свою роль во всём этом, и обеспечили ускоренное развитие тех, кто имел доступ к такому ресурсу, но это всё было локальное развитие. Отдельного народа, племени, этноса. И только освоение железа во многих местах Европы, Азии, Африки на рубеже II и I тысячелетия до н. э. дало ускорение развитию всех проживающих там племён и народов, позволило успешно осваивать новые, труднодоступные ранее территории.
   И народы, проживающие на территории нынешней России, в развитии ничем не уступали, а во многих случаях и превосходили других. И этому способствовало широкое распространение железа по всей территории Восточной Европы. И это не голословное утверждение, а результат исследований образцов железных изделий, найденных в ходе археологических раскопок, исследований литературных и всех прочих доступных источников
   Источником железа было не привозное, а местное сырьё. Древние металлурги работали на особом сырье - болотной руде, которая вплоть до XVIII в. сохраняла промышленное значение. Технология металлургического производства древней Руси состояла в восстановлении железной руды в металлическое железо, и, при дальнейшем насыщении железа углеродом, получения стали. Этот способ производства железа и стали, назывался сыродутным. Сам процесс получения железа заключался в следующем.
   1. В сыродутную печь загружалась мелко измельчённая руда в смеси с древесным углем.
   2.. В результате горения угля образующаяся и нагреваемая до высокой температуры окись углерода поднимается вверх, нагревает вышерасположенные руду и уголь и вступает с ними в химическую реакцию
   3. Окись железа восстанавливается до металлического железа, в то же время порода руды становится шлаком и отделяется от металла. Образующийся жидкий шлак стекает на дно печи, а восстановленные зёрна железа, опускаясь по мере выгорания угля в низ печи, слипаются и образуют крицу, в которой ещё высокое содержание шлака.
   Для получения готового железа из печи через специальное отверстие доставали крицу, и проводили её предварительную проковку для удаления оставшегося шлака и образовавшихся в металле пустот. В ходе проведения процесса около половины железа уходило в шлак или вместе со шлаком.
   В процессе восстановления железа в печь (домницу) через специальные огнеупорные сопла подавали воздух
  
   0x01 graphic

Реконструкция земляночной домницы

   Железная руда была доступна, по всей территории Восточной Европы она практически совпадала с территорий леса. По внешнему виду болотная руда представляет собой плотные, тяжёлые землистые комья красно-рыжего оттенка. Болотная руда залегала иногда в земле слоями около тридцати сантиметров толщиной. Чаще всего руда залегала на дне болот и озёр, разведывали её острым шестом, а добывали на плотах или лодках черпаками с длинной рукоятью. Добыча и плавка железной руды обычно проводились осенью и зимой. Руду копали в августе и месяца два сушили. В октябре её обжигали на кострах, дробили, просеивали, получали обогащённый концентрат, и уже по санному пути доставляли к месту выплавки.
   Спектральный анализ образцов, полученных в результате археологических раскопок, показал, что получалось чистое железо, в 81% исследованных образцов сумма всех примесей составляла менее 0,5%. Однако, надо иметь в виду, что вследствие сыродутной технологии получения железа в нём всегда присутствуют шлаки. Влияние шлаков на механические качества изделий заключается в незначительном уменьшении временного сопротивления на разрыв. Для условий эксплуатации железа в древней Руси это не имело никакого значения.
   Наряду с железом в древней Руси очень широко применялась сталь. Сталь - это сплав железа с углеродом, содержание углерода до 1,7%. Увеличение содержания углерода в железе приводит к увеличению твёрдости, прочности и уменьшению пластичности. Но особо важное качество стали - принимать термическую обработку. Закалка, и закалка с отпуском, значительно повышают твёрдость стали, и улучшают другие механические свойства.
   В металлургии сыродутного производства железа и его сплавов известны четыре способа получения стали:
   1. Непосредственно в сыродутной печи;
   2. Получение сварочной стали (уклад) из железа в кузнечном горне;
   3. Получение из железа цементированной (томлёной) стали;
   4. Получение тигельной стали (в древней Руси не применялось).
   Для получения науглероженного железа в сыродутной печи необходимо выполнить ряд условий:
   -соотношения древесный уголь-руда должно быть максимальным (до 10-15 кратного отношения) Применять плотный уголь (дубовый);
   -замедление процесса путём слабого дутья и особенно его ослабление к концу плавки;
  -- частое выпускание шлаков.
   Сварочную сталь (уклад) получали следующим образом:
   -в кузнечный горн помещают обычную крицу, засыпают её древесным углем и начинают нагрев;
   -при нагреве выше 900 градусов, когда началось науглероживание железа, в определённый момент кузнец вынимает крицу и охлаждает её в воде или снегу. Сталистая поверхность крицы получает закалку и становится хрупкой;
   -крицу оббивают молотом, при этом сталистые чешуйки отлетают от корки крицы. Их собирают и операции повторяют, пока вся крица не превратится в стальные пластинки;
   -эти пластинки затем обычным способом сваривают между собой.
   Цементация, т.е. науглероживание поверхности или всей массы железного изделия можно было провести несколькими способами
   1. В огнеупорный сосуд из глины насыпали смесь древесного угля с добавками, например рога, копыта, кожа животных. Затем в сосуд клали полосы железа или изделие, и засыпали сверху тем же составом. Сосуд закрывали, стараясь закупорить герметически, и ставили в кузнечный горн или специальную печь. При температуре не ниже 900 градусов выдерживали от нескольких часов до суток.
   2. Железный брусок или готовое изделие обматывали или обсыпали органическим веществом (кожа, стружка рогов, копыт и т.д.), заключали в закрытый сосуд или обмазывали кругом глиной и ставили в кузнечный горн.
   Общее потребление стали было в восемь-десять раз меньше, чем железа. Наиболее распространённой была сталь с содержанием углерода (0,5-0,7)%.
   Об уровне применения железа и стали в хозяйстве древней Руси, свидетельствуют более ста пятидесяти отдельных видов изделий, хранящихся в различных наших музеях. Это ножи, стрелы, гвозди, ключи, скобы, косы, серпы, лемехи плуга, мечи, сабли, напильники, свёрла, пилы, ножницы, клещи и многое, многое другое. Всё это было изготовлено многочисленными кузнецами, жившими в городах и деревнях древней Руси, причём основной технологией была горячая ковка и штамповка.
   Уже один набор железных изделий свидетельствует о повсеместном распространении обработки железа, в каждой деревне должен был быть кузнец, да и, может быть, не один, а в городах и гораздо больше. А для работы каждого кузнеца нужно оборудование и инструмент - наковальни, молоты и молотки, зубила, клещи, напильники, разные горны, меха, помещение. Все это свидетельствует о разделении труда и появившейся специализации, при таком оснащении производства инструментом, производство будет специализированным, в данном случае специализированным на обработке металла, а это уже вызывает появление технологий обработки, технологических приёмов, присущих данному производству.
   Все изделия, используемые в древней Руси, можно разделить на несколько типов, которые определяются требованиям к применяемому металлу. Это качественные изделия, с высокими требованиями, например, к режущей поверхности (ножи, мечи, серпы, косы, инструмент), и обычные изделия (гвозди, посуда).
   Соответственно, и материал, и технология изготовления в этих случаях была разной. Если рассмотреть, допустим, ножи, то нож должен соответствовать следующим требованиям:
   -максимальная твёрдость лезвия, способная удерживать остроту;
   -вязкость клинка, позволяющая лезвию при изгибах и ударах не ломаться;
   -возможность восстановления затупленного лезвия.
   Структурный анализ ножей, найденных при раскопках, показал, что основной древнерусской технологией изготовления ножа было сочетание в изделии двух материалов - железа и стали механическим или химико-термическим (цементация) путём с последующей термической обработкой. Это достигалось следующими технологическими приёмами:
   -сварка лезвия ножа из трёх полос, в середине стальная полоса, по бокам две железные;
   -наварка на железную основу клинка стального лезвия;
   -комбинированная сварка с изготовлением узорчатого обуха;
   -цементация железного клинка;
   -цельностальные ножи.
   Уже сама структура изделий свидетельствует о том, что древнерусскими кузнецами были освоены уникальные технологии
   -сварка железа и стали;
   -цементация
   -закалка
   -многослойная сварка.
   Последняя технология, кстати, позволяет сделать вывод об умении древнерусских кузнецов изготавливать уникальные изделия, не уступающие изделиям из булата и дамасской стали. Сейчас известно, что булат - это индийская литьевая сталь с высоким (до двух процентов) содержанием углерода. Дамасская сталь (и японская, используемая для японских мечей) - сварная, получаемая многократной проковкой железной и стальной полосы. А древнерусские мастера умели делать то же самое, и называли это "харалуг".
   Использование железа и стали, а так же их комбинаций, применяемые технологические приёмы позволяли получать изделия с заданными потребительскими свойствами, что в свою очередь свидетельствовало о высоком уровне металлургии и металлообработки в древней Руси.
  
   Рыбаков Б. А Ремесло Древней Руси, издание Академии Наук СССР, Москва, 1958г.
   Колчин Б.А Чёрная металлургия и металлообработка в Древней Руси (домонгольский период), издательство Академии наук СССР, Москва, 1953г.
   Хорев В.Н. Оружие из Дамаска и булата, Феникс, Ростов на Дону, 2004г.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   1
  
  
  
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"