Слёта Александр Валентинович: другие произведения.

В далёком унылом краю...

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ошибки угнетают...улыбка и намёк, кто не прочтет меж строк, тому

  В далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И в далёком унылом краю, на роскошной поляне он нашел череп прекрасной женщины. И всё в ней было прекрасно - руки, ноги, грудь, бесцветные волосы, рассекавшие поверхность кожи. И увидел он во тьме призрак ночи, и запомнил он мгновение любви с прекрасной. Поцеловал - и ушел. На краю мира, отброшен в бескрайнюю пропасть, где вечно летают чайки, с ароматом миндалей... тысячи верст он провел без неё. Увидел вглубь, рассмотрел частички - не видел он более её здесь! Ибо она стала могучей и прекрасней, и сам он стал частью плоти ее. В районе макушки. И думала голова, гадала - где мой возлюбленный ночью?! Но не суждено было этому прекрасному телу, этим красивым рукам, ногам, грудям, бесцветным волосам запомнить цвет его кожи. Безлик был он в момент смерти и пробуждения. Сколько раз он просил её затушить свечу перед сном. Сколько раз умолял он её закрыть рот, не говорить вслух при огне, свидетелей печалей. И вздрогнул коленный испуг, и треснула женщина, и макушка отделилась от грозного тела, и восстал человек из пепла, из грязи. Протянул он руку прекрасной женщине - и застыл, приосанившись. Прикрылся, и вскочил. Оторвался. Разлетелся. Волосы над ним. Рассекли кожу. Взорвали. Убили. Изнасиловали. Вдребезги. Насмерть. Навеки.
   Пробудился. Навеки пробудился и смирился. Смирился с участью, уготованной волчицей. Взобрался на поверхность - и взлетел. Взлетел он ввысь, раскинув ноги, порхал, летал, как волк, сквозь нежные Лилеи. И опустился он на Землю, с ярким запахом Лилей, взорвался и собрался. Поник и устремился. И разлетелся...
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"