Свер: другие произведения.

Веселая семейка Дурслей

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 5.63*76  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданцы. Семейка четвертого правителя деревни скрытой в листе. в Англию восьмидесятых годов двадцатого века. в мир Волшебства и Магии. Хорошо знакомый тем кто слышал о творчестве Д.Роулинг.

  Свер
  
  Веселая семейка Дурслей
  
  Корректоры: Vera HCNKrF, Котов Александр
  
  Глава 1
  
  
   "Не ну тварь ли я дрожащая или все же имею право? Я хочу изменить всё это! Так хочется, остатками сдохшей совести и огрызкам сострадания. Я хочу, чтобы они жили! Жили все вместе, долго и счастливо." - Вот о чем я думал, смотря на то, как огромный девятихвостый демон-лис в порыве отчаяния и ярости попытался уничтожить свой новый сосуд. Он бился, и на этот раз, в этой вселенной, в этом мире, ему это удалось. Одним сильным ударом лапы он пробил троих сразу: Минато, Кушину и новорожденного Наруто. Они повисли на его огромном когте. Тяжело смотреть на лица отца, матери, которые сделали для своего ребенка и спасения своего селения всё, что могли, но этого оказалось недостаточно. Отец в плату отдал свою душу, мать без раздумий пожертвовала жизнью, но даже вместе они не смогли спасти своего сына, а им оставалось совсем немного. Ребенок почти мертв, а его родители скоро присоединятся к нему. Здоровый Лис уже празднует победу, он снова продолжит разрушать селение, ради которого они пожертвовали всем, что у них было: душой, жизнью, собственным сыном. И всё зря?
   "Черт, так не должно было случиться. Не правильно, но что я могу сделать? Нет, неверно поставлен вопрос. Я могу многое, особенно сейчас, когда по всему бытию гуляет хаос. Осталось выяснить для себя только один вопрос, поставленный классиком в моем старом мире. Да плевать на равновесие, я хочу им помочь!"
   Находясь за спиной желтоволосого парня, тяжело вздохнул. Хех, а я сделал то, что никогда не делал в этом мире: ещё ни один из смертных не слышал чего-либо от меня, вечно скрывающегося под маской.
  
   − Я могу вам помочь, − я сказал всего одну единственную фразу, услышав которую, родители, оплакивающие своего ещё живого ребенка, не веряще посмотрели на того, кого в этом мире называли «Шинигами» − богом смерти.
  
   − Для этого мира, вы уже мертвы, все трое, и этого я изменить не могу. Грёбаный канон, − тихо пробурчал из-под маски. − Но я могу дать вам возможность прожить жизнь в новом мире, всем вместе. Подумайте, возможность жить дальше, вырастить сына. Жить спокойно, вдали от сражений.
  
   − Что Вы хотите за это? − раздался спокойный голос мужчины. Четвёртого Хокаге.
  
   − Его! − нагината в моих руках указала на до сих пор скованного белыми цепями лиса, на что тот злобно завыл и одарил меня взглядом, полным жгучей ненависти.
  
   − У вас мало времени. Кушина, ты знаешь полностью технику призыва бога смерти? - женщина кивнула, − если согласна, приступай.
  
   Минута, и прозрачная фигура в маске, которой именно я и был, вобрала в себя красноволосую женщину, а чакра Лиса потекла через коготь, застрявший в Узумаки, прямо в меня. Я с каждой секундой становился всё чётче и плотнее. Последняя струйка чакры, взмах нагинатой, и исполинский лис, полностью впитался через женщину в меня, в темную фигуру, стоящую за её спиной. Ещё взмах и вся семья четвертого Хокаге упала на обгоревшую траву: женщина, даже в смерти прижимающая к своей груди окровавленного ребенка, и мужчина, в белом плаще обнимающий их обоих. Так и нашли их первые шиноби, прибывшие на поляну, где закончила свой жизненный путь, в этом мире, семья четвертого правителя деревни скрытой в листе.
  
   []
  
  ***
  
  
   Поздний вечер. Родильное отделение одной из пригородных больниц Лондона.
   Высокий полноватый мужчина в до неприличия ярком костюме нервно расхаживал вдоль палат и, вдруг, с сиплым вздохом остановился и рухнул на пол. Медсестра, до этого мирно сортирующая бумаги, сидя за своим столом, обратила внимание на то, что перестали раздаваться шаги единственного посетителя. Подняв голову, она увидела, как он лежал лицом вниз посреди коридора. Подбежав, девушка с трудом перевернула на спину чересчур упитанного для своих тридцати лет мужчину. Всмотрелась в широкое, бледное лицо, нащупала вену на запястье, приложила руку к жилке на шее, но так и не смогла нащупать пульс. Медсестра уже хотела кричать, звать на помощь, но в этот момент человек дернулся, судорожно втянул воздух и открыл глаза. Странно, девушка отчетливо помнила, что у этого мужчины, который уже сотню раз проходил мимо её поста, глаза были карие. Но сейчас, на неё с огромным удивлением, смотрел ярко синими глазами полноватый блондин в недорогом деловом костюме, ещё секунду назад не подававший признаков жизни. Одним текучим движением он поднялся на ноги, замер, недоуменно озираясь по сторонам. Девушка напрягла память, вспоминая фамилию, на которую была оформлена роженица, поступившая сегодня с преждевременными родами в отделение, часа три назад.
  
   − Мистер! Мистер Дурсль? С вами всё нормально?
  
   − Простите, что? − ответил повернувшийся в её сторону мужчина, отвлекаясь от созерцания собственных рук, которые он рассматривал, будто те вдруг стали прозрачными.
  
   − Я говорю, с вами всё в порядке? Вы только что упали без чувств, может пригласить врача?
  
   − Нет, не стоит. Просто, наверно, перенервничал, − немного виновато, с застенчивой улыбкой, произнес мужчина. Медсестре даже показалось, что он помолодел на пару лет, и её губы сами собой растянулись в ответную улыбку.
  
   − Я, конечно, понимаю, перенервничали, не каждый день ваша жена рожает. Но всё-таки, может я вызову вам врача? − после её фразы мистер Дурсль застыл. За пару секунд его лицо отразило целую гамму чувств: страх, неверие, надежда, радость, решимость. Увидев это, медсестра сильно растерялась. А через мгновение в коридоре уже никого не было. Голубоглазый блондин стартанул с такой скоростью, что размылся в воздухе и с криком «Кушина» влетел в палату, где принимали роды.
  
   «Странно», − подумала медсестра. − «Вроде в медицинской карте написано, что его жену зовут Петуния».
  
   Для врача-акушера, это были уже четвертые, принятые им роды, за эту смену. Но самые тяжелые. Роженица была очень худа, что особенно подчеркивала беременность - огромный живот и выпирающие кости выглядели противоестественно. Роды проходили сложно: воды отошли давно, плод, несмотря на восьмой месяц, был довольно крупный. Уже всё практически закончилось, когда случилось что-то странное. Кардиограф, на протяжении всей операции фиксировавший жизненные показатели женщины, остановился. На экране пролегла ровная линия, сигнализирующая об остановке сердца. Одновременно с этим, новорожденный мальчик, ещё недавно кричащий на руках акушера затих, перестав дышать. Но не успели ещё врачи приступить, к вынужденной реанимации матери и ребёнка, как аппарат стал мерно отчитывать пульс, а ребёнок на руках врача, снова заревел, во всю силу едва раскрывшихся легких.
  
   И не успел медицинский персонал облегченно вздохнуть, как с громким криком в операционную влетел, видимо, отец семейства. Застыв посреди операционной, он всматривался в лицо женщины, которая только что, чудом пережила роды. Врач, уже хотевший высказать всё, что он думает о папашах, на каждых вторых родах, которые он принимал, влетающих в палату посредине операции с криками и без спецодежды, так ничего и не сказал. Что-то во взгляде мужчины заставило его остановиться. Он просто не мог нарушить странную связь, возникшую, когда взгляды этих двоих встретились. Блондин в деловом костюме медленно подошел вплотную к полусидящей на кушетке девушке.
  
   − Кушина? − тихо произнес он. Только одно слово, но в нём было столько всего... Неверие, страх увидеть что-то, что очень ищешь и боишься не найти, надежда, нежность, и узнавание. В ответ женщина, пристально всматривающаяся в приближающегося к ней человека, также тихо произнесла:
  
   − Минато? − в коротком слове было столько счастья и облегчения, что врач невольно улыбнулся, посмотрев на женщину, излучающую столько радости, что она даже похорошела, а на её лице расплылась самая широкая улыбка, которую он когда-либо видел. Странно, роды, конечно, были тяжелыми, но эти двое смотрели друг на друга так, как будто уже не надеялись увидеться снова.
  
   В это время голос подал притихший на время ребенок, которого всё это время врач держал на руках. Взглянув на него, мужчина ощутил, как его челюсть сама по себе ползет вниз. Буквально на его глазах на щеках ребенка проступали еле заметные полоски, похожие на кошачьи усы. Из состояния ступора врача вывел возмущенно-предупреждающий крик медсестры, когда роженица, ещё недавно валявшийся без сил, вскочила с кушетки и быстро, но мягко забрала ребёнка из рук врача. Она бережно прижала к себе малыша. Женщину же, также осторожно обнял за плечи отец счастливого семейства, который с обожанием смотрел на ребёнка, сразу успокоившегося на руках у матери.
  
   − Как? − хрипловато сказал врач-акушер. − Попрошу всех посторонних, выйти из операционной, − требовательно посмотрев на радостного папашу, сказал опомнившийся врач. − Операция ещё не закончена. А вас, миссис Дурсль, я попрошу лечь на кушетку, вам после родов необходим покой и крепкий, здоровый сон, − видя, как эти двое переглянувшись, в точности выполняют его указания, врач подумал, что надо будет после сказать этой супружеской паре, что ещё одних родов женщина может и не пережить.
  
   Этой же ночью новоиспеченный отец тихо пробрался в палату своей жены через окно на третьем этаже в больнице. Двое, связанные навеки, лежали на кровати, обняв друг друга, и тихо говорили о многом.
  
  
    []
  
  Глава 2
  
   Для группы пожирателей смерти сегодня был хороший день: за ночь они смогли поймать и замучить несколько магглов, указанных им, как родственники грязнокровок. Но ловить по подворотням никчемных магглов им показалось недостаточно. Они хотели большего: больше страха, больше власти, доказательств собственной силы над этими ничтожествами. Им нужно было больше жертв во имя Лорда Волдеморта. Необходимо было место, в котором можно возвеличить его имя и доказать собственную силу. И они нашли его: небольшая больница на окраине Лондона подходила для этих целей идеально. Группа молодых, амбициозных волшебников, не признанных и неоцененных в должной мере обществом магов, теперь активно пыталась возвыситься, обратив на себя внимание Тёмного Лорда. Вознамерились наказать магглов, забывших всякий страх перед истинными хозяевами этого мира. Они напомнят этим ничтожествам о величии магии. И помогут в воплощении великой мечты: изменить мир под чистокровных волшебников, без недостойных.
  
   Шесть фигур в черных плащах появились в приемном покое больницы и разделились. Мерно шагая, они отправляли в разные стороны красные, черные и зеленые лучи из странных палочек, зажатых в руках, сея хаос и ужас вокруг себя. Смотреть на беспомощных маглов, мечущихся по коридорам и кричащих от страха, пытающихся убежать от верных слуг повелителя, было весело, и это вызывало усмешки удовлетворения на их лицах, закрытых масками. Веселье продолжалось чуть более пяти минут, когда один из носящих черный плащ, подошедший к детскому отделению, которое находилось на третьем этаже, и уже занесший палочку для какого-то огненного заклинания, был остановлен сильным броском скальпеля в висок.
  
  
   ***
  
  
   За десять минут до начала активного действия на кровати лежали, сплетя руки, молодая женщина и мужчина, двадцати пяти на вид. Они смотрели друг на друга, вглядываясь в новые, но такие знакомые лица. Мужчина бережно гладил волосы женщины, которые пару минут назад окончательно приобрели красный цвет. Она же, в свою очередь, запустила руку в волосы блондина, которые с каждой минутой все больше желтели.
  
   − И всё-таки Шинигами-сама не соврал, − задумчиво произнесла красноволосая, перебирая волосы мужа, − правда, он сказал, что не совсем Шинигами...
  
   − Думаю, да. Даже если это загробный мир, он слишком странный, да и эти тела, − мужчина аккуратно сжал тонкую руку супруги.
  
   − Да, никогда не думала, что увижу тебя таким толстым, − хитро прищурив глаза, сказала она.
  
   − Я не толстый, просто у этого тела кость широкая, − оправдывался мужчина.
  
   − Ага, ты вылитый Акимичи. От Чоуза-сана не отличить.
  
   − Да, а ты стала такой худышкой, − и с горестным вздохом продолжил. − Эх, куда подевалась моя помидорка и яблочки... Ой! − только и успел воскликнуть он, когда его пинком спихнули с кровати, так что смеялся уже на полу.
  
   − Ах, ты! − вскрикнула Узумаки, поднимая подушку, чтобы добить заливающегося на полу супруга.
  
   − Кушина, − резко прекратил смеяться Намиказе. Голос его стал очень серьёзен. − Ты помнишь последние слова того существа?
  
   Женщина остановила взмах подушкой и задумчиво посмотрела, вспоминая их последний разговор, в окно, в котором отражались огни ночного города.
  
  
   *Flashback *
  
  
   − И последнее, − в голосе Шинигами проскользнули менторские нотки, − я перенесу вас в тела, которые должны вскоре умереть. В другие не получится, специфика профессии, знаете ли. Минато, я так и не смог завершить нашу с тобой сделку, так что вместе с разумом я перенесу часть вашей сути в новые тела. Это позволит вам не потерять способность использовать чакру. Также ваши тела станут изменяться под влиянием вашей сути, приобретая привычный для вас вид, сначала весьма активно, с моей помощью. На первых стадиях процесс будет проходить быстро и почти безболезненно. Дальше придётся много есть, спать и тренироваться, если захотите вернуть свои способности в полном объеме. Полная перестройка тела займет около полутора лeт.
  
   − А теперь не мешайте, − с этими словами Шинигами начал что-то бубнить себе под маской.
  
   − Так, ищем. Молодая семья, с новорожденным ребенком. Какие здесь варианты? − темная фигура, отстранено смотрела вдаль, всматриваясь в видимое только ей одной. − Однако, − слегка удивленно заметил бог, − прорыв добрался и до палочко-марателей, − из-под маски раздался смешок, и Шинигами, голосом, полным предвкушения, сказал, − никогда не любил миры, порожденные фантазией мадам Роулинг, хотя это будет интересно: разбавить тот мелкий магический гадюшник семейкой шиноби. Ну что же, приступим, помолясь.
  
  
   *END Flashback *
  
  
   − Я перенесу вас в тела, которые вскоре должны будут умереть, - вслух пробормотала Кушина.
  
   Девушка обеспокоенно посмотрела на дверь, за которой был больничный коридор. В соседнем помещении лежал их ребенок, в яслях, рядом с другими новорожденными, за которыми неусыпно следили врачи и медсестры. Женщину еле уговорили отдать малыша для мытья, взвешивания, проверки общего состояния и других медицинских процедур. А когда Кушина все же заснула, то клятвенно пообещала вырезать внутренности всем присутствующим, если с её сыном что-то случится. Смотря в серьезное и спокойное лицо недавней роженицы, у медперсонала сложилось впечатление, что женщина действительно сможет сделать с ними всё обещанное. Медики уверили, что позаботятся об её Наруто - довольно странное имя для Великобритании, после чего обессиленная женщина уснула. А врачей стал доставать уже не в меру бойкий и любопытный папаша, допёкший их так, что его выпроводили из отделения, сказав приходить завтра.
  
   − Ты думаешь, что-то произойдет?
  
   − Да, я осмотрел всё здание, но ничего подозрительного не нашёл, а прятаться неизвестно от чего глупо. Но... − в этот момент из коридора донесся странный шум и крики людей.
  
   Мгновенно оба переместились к яслям, вслушиваясь в происходящее на нижних этажах. Несколько взглядов и быстрых движений рук, в которых шиноби Листа мог определить знаковый язык команд для работы в группе. Обозначали они примерно следующее: «Охраняй периметр. Я на разведку. Возможны столкновения с превосходящим численностью врагом. В случае опасности эвакуироваться вместе с охраняемым объектом. В активное противостояние не вступать. В случае неявки разведгруппы уходить в северном направлении, заметая следы».
   Минато быстро передал жене пару скальпелей, указав на ящики в палате, где она сможет пополнить свой боезапас, и тенью метнулся по коридору, к источникам шума.
  
  
  Глава 3
  
  
   Сэмиэлю Эдвинсу с самого начала не понравилась идея устроить резню в людном месте, не бессмысленностью насилия или жестокостью по отношению к обычным людям, а непродуманностью действий группы: все несанкционированные Темным Лордом вылазки вызывали у него беспокойство. Такие акции устрашения, как сегодняшняя, обычно проводились не с бухты-барахты, а имея четкий план действий и ряд целей, которым они отвечали. Но наполненные по самые уши веселящими зельями новоявленные пожиратели захотели продолжить развлечения, а не бессмысленные и не дающие никакой славы действия по отлову определенных маглов, в семьи которых входили грязнокровки. Простое очищение магического мира от паразитов, мешающих чистокровным волшебникам, было скучным. Они решили совершить что-то более грандиозное, думая, что подобные действия выставят их в выгодном свете в глазах Лорда, хотели приблизиться к его могуществу, которым он щедро одаривал верных ему волшебников. Но пойти против всех Сэмиэль тоже не мог - ещё посчитают трусом. Именно из-за этого страха он стоял на первом этаже в коридоре неизвестной ему до сегодняшнего дня больнички и одурманивал проходящих по улице людей, не давая заинтересоваться происходящим в медицинском учреждении, когда другие разбрелись в поисках развлечений, попутно сея страх и ужас в душах презренных маглов. Но что-то пошло не так. Сэмиэль услышал крики, ругательства и угрозы отомстить за смерть товарища проклятым маглам − кто-то из людей, находящихся в больнице, смог убить волшебника. Вспомнив об огнестрельном оружии, Эдвинс выставил Протего - "кинетический щит".
  
   Волшебник поспешил на звуки ругани, доносящиеся со второго этажа. Быстро взбежав по ступеням на следующий этаж, он увидел троих Пожирателей, стоящих в коридоре и ругающихся над телом четвертого, который лежал на последних ступеньках лестницы, ведущей на третий этаж. Тело Эдена Клоинса лежало в нелепой позе, с повернутой под неправильным углом головой. Создавалось ощущение, что Эден просто упал с лестницы, банально и нелепо сломал себе шею. Вроде бы всё просто, но что-то не сходилось.
  
   − Джек, заткнись! − бросил Сэмиэль, вспышкой злости заставляя отступить чувство страха, − Сименс, где остальные? − трое пожирателей только сейчас сообразили, что их в коридоре всего лишь четверо, а на крики должны были сбежаться все, − где Марк и Кристофер?
  
   − На третьем этаже, − неуверенно сказал Сименс.
   Пожиратели дружно повернули головы к лестнице, идущей на третий этаж. Почему-то никому из них не хотелось туда подниматься.
  
   − Какого х..? Эй, уроды, быстро валите сюда, нах. Тут Эден, дебил неуклюжий, шею свернул, − проорал Джек, задрав вверх косматую голову.
  
   Сэмиэль поморщился - он никогда не любил портовую ругань, находя ниже своего достоинства говорить подобное. А на оскорбление, считал маг, должна отвечать его волшебная палочка.
  
   Но прошла минута, вторая, в коридоре стояла полная тишина. Сверху никто не спускался. Пара матерных фраз Джека не изменили ситуацию.
  
   − Пошли, − уверенно сказал Сэмиэль. Ощущал он себя в подобной обстановке не совсем уверенно, но, подняв повыше палочку, первым зашагал по ступеням лестницы. За ним пошли остальные, готовые на каждый шорох кидать боевые заклинания. Третий этаж встретил Пожирателей гнетущей тишиной, в коридоре лежали оглушенные люди и тела убитых любимым заклинанием Тёмного Лорда, Авада Кедаврой.
  
   Пожиратели медленно шли по коридору, обращая внимания на каждую палату. Многие пациенты до сих пор спали. Волшебники в самом начале «операции» применили массовое сонное заклинание «Lectum allicio», делающее сон невероятно глубоким, так что человека почти невозможно разбудить до рассвета. Но заклятье срабатывает, если люди уже спят. Однако, в больнице нашлось много тех, кто не спал, или должен были бодрствовать. Те из персонала, кто работал даже в 3 часа ночи, стали первыми жертвами Пожирателей. Особенно забавно было будить спящих Круциатусом, когда лежащие на соседней койке пациенты, мирно продолжали спать даже во время самых сильных криков. Но магам сейчас было не до развлечений. Они быстро проходили палаты, в которых ничего их не заинтересовывало, и продолжали свой путь. Остановились только тогда, когда перед дверьми в детское отделение обнаружили Марка. Тело Пожирателя лежало на боку, рука с палочкой выставлена вперед, а на лице навеки застыло недоумение, в правом виске почти по рукоятку застрял какой-то медицинский инструмент. Когда Сэмиэль, склонившись перед погибшим, протянул к оружию руку, его ударил электрический разряд, вышедший из полоски металла. Коротко вскрикнув, он едва не получил заклятие от своих спутников, которые с таким же вскриком дернулись в разные стороны. Презрительно глянув на них, Эдвинс присел рядом с телом, поднес палочку к ране, прошептал про себя заклинание, помогающее определить, что было наложено на предмет, которым убили Марка. Мужчина с самого начала считал, что без разведки и планирования нападать на такое место очень опасно. Если в этой больнице был волшебник, может даже аврор, или магическое существо, всё становилось на свои места. Они устроили охоту на маглов, а их враг устроил охоту на них, когда волшебники разделились, тем более никто из них не ожидал никакого сопротивления от жалких маглов. Но их четверо, может, найдут Кристофера, но это вряд ли. Надо уходить отсюда, искать сейчас затаившегося убийцу опасно. Но ничего, они получили сегодня бесценный опыт, в следующий раз не будут так беспечны, и станут четко выполнять приказы Лорда.
  
   Из раздумий Семиэля вывел результат анализа предмета на наличие магии, по остаточному следу которой можно найти волшебника, сделавшего этот артефакт. Возможно, этим человеком займётся сам Лорд, он всегда мстил за своих верных сторонников. Прислушиваясь к ощущениям, исходящим от полоски метала, Сэмиэль очень удивился: на вещи не было никакой магии. Он повторил заклинание ещё раз, но результат остался тем же. Неверяще протянув руку к полоске из стали, он снова ощутил небольшой разряд тока. Но как такое возможно? Эдвинс растерянно оглянулся на своих спутников. Но чем могли помочь эти идиоты? Из головы не выходила мысль о какой-то неправильности происходящего.
  
   Пытаясь понять, что же его насторожило, он осознал: за спиной стояли четверо, не трое. Кристофер нашелся? Или? Почувствовав, как по спине прошел неприятный холодок, Сэмиэль Эдвинс снова обернулся и увидел четыре фигуры в черных плащах и капюшонах, надетых на голову. Одна из них заблокировала руку с палочкой стоявшего рядом с ней Джека. Быстрое движение и палочка, которую держала рука в белой медицинской перчатке, вошла под капюшон Джека. Почему-то Эдвинс не сомневался, что она вошла прямо в глазницу, без шансов выжить.
  
   Никогда ещё Сэмиэль не создавал Аваду настолько быстро, но зеленый луч так и не попал в убийцу. Тот просто толкнул тело Джека навстречу летящему лучу и ловко отпрыгнул в сторону. Но тут уже не сплоховали Майкл и Сименс, посылая вдогонку ещё два зеленых луча в противника. Казалось бы, увернуться от них невозможно, но раздался странный хлопок, и на месте, где только что стоял их враг, возникла тумбочка на колесиках, на которой находился какой-то электронный прибор. Именно в него попали две Авады, разметав его на мелкие детали.
  
   − Где он? Применил порт-ключ?
  
   − Эй, куда он делся? − срывающимся голосом крикнул Майкл.
  
   Все стали оглядываться, но коридор был пуст. В это время Сименс посмотрел куда-то вверх и вскрикнул. Эдвинс тоже поднял голову. На потолке стоял враг, который одним движением бросил в них четыре скальпеля, переливающиеся электрическими разрядами. Но поставленные ещё в самом начале кинетические щиты смогли их отразить. Далее полетели разные инструменты хирурга, а в ответ зеленые лучи, которые не успевали за прыгающим по потолку, как обезьяна, человеком. Эдвинс мимоходом заметил, что незнакомец отталкивается босыми ногами от стен, выполняя невероятные кульбиты в воздухе. Пожиратели, увлеченно забрасывая фигуру разными лучами, уходили всё дальше и дальше от прежнего места, продвигаясь за фигурой, скачущей по стенкам.
  
   Чего он добивается? Задал себе вопрос Эдвинс. И вдруг его накрыло озарение, ещё полшага и его спутники вместе с ним встанут в одну линию, напротив трупа Марка. Больше не думая ни о чём, Эдвинс упал на пол. И очень вовремя. Незаметная ранее металлическая нить прошла над телом мёртвого Пожирателя и разрезала надвое стоящих на одной линии Сименса и Майкла. Сам же Сэмиэль отделался довольно легко: отрезало только край капюшона и состригло немного волос на голове. Мужчина ещё успел услышать, с каким странным гудящим шумом металлическая нить проходит через препятствия, а брызги крови, накрывшие последнего Пожирателя с обеих сторон, окончательно выбили из его головы всякие мысли кроме одной. Нужно бежать!!! Бежать от этого страшного монстра с непонятной магией и возможностями.
   Большой палец на левой руке сам вдавил кристалл на перстне вовнутрь, активируя порт ключ. Сэмиэль почти успел уйти, когда странный синий шар, который держал в руке этот монстр, вошел ему в шею. На другой стороне портала упало сломанной куклой тело последнего Пожирателя Смерти, из пришедших нести страх и ужас в больницу на окраине Лондона в эту ночь.
  
  
  
   Lectum allicio − массовое сон-наводящие заклинание. Фантазия Автора.
  
  
  Глава 4
  
  Два с половиной часа спустя. Та же больница
  
   Алластор Грюм, нервно почесывая недавно поставленный магический артефакт, заменивший ему глаз, всматривался в окружающее пространство и пытался составить полную картину всего того, что произошло в больнице. Приблизительно в час ночи здесь бесчинствовала группа Пожирателей Смерти, результат − 23 убитых магла, из них 11 врачей и другой медперсонал. Четыре человека, запытанных Круцио, они не реагируют теперь ни на какие внешние раздражители. Больше сотни попавших под сонное заклинание. И единственная хорошая новость для Грюма − шесть трупов Пожирателей Смерти, умерших без видимых следов магии, но явно с ее применением. Алластор задумчиво посмотрел вдоль коридора, в котором явно были следы сражения с использованием волшебства, особенно они были заметны на потолке, как-будто кто-то упорно пытался обрушить его себе на голову. Но больше всего вопросов вызывали два разрезанных ровно пополам тела Пожирателей Смерти. Алластор просто не знал заклинания, которое могло дать такой эффект, да и остальные прихвостни Волдеморта были убиты не менее непонятно. На третьем этаже в одной из палат нашли труп волшебника, судя по следу на грудной клетке, его прикончили одним ударом кулака. Мертвец был в обычной одежде без палочки и плаща, носимого всеми Пожирателями, который нашли в корзине для медицинских отходов капельниц, использованных перчаток и прочего, на том же этаже, а палочку - в глазнице Джека Фирела, одного из тех, кому Алластор не пожелал бы такой быстрой и легкой смерти. Последний напавший, казалось бы, просто упал с лecтницы, повредив себе шею. Бред, подумал Алластор, потирая то место, где недавно был его глаз.
  
   Мимо аврора, немного пошатываясь, прошел бледный, как мел, юный маг, до этого докладывавший Ливерту Крокинсу, командиру дежурной смены Департамента магических происшествий и катастроф, первому, кто прибыл на место бойни, прошедшей в магловской больнице. Подойдя к нему, Грюм поинтересовался:
  
   − Как там с результатами, Крокинс? − вопрос заставил волшебника отвлечься от бурного обсуждения чего-то с молодым магом, очевидно, с одним из сотрудников департамента, водившим над местом происшествия даже на взгляд Алластора очень странным магическим артефактом, который излучал голубоватый свет.
  
   − Результаты весьма неоднозначны, Алластор. Нами было обнаружено семь тел: четверо с явными признаками магических повреждений, но нет никаких следов мaгии кроме той, что пользовались эти, − маг кивнул головой на не самую приятную картину на полу коридора, − и тело Марка Кимбли. Такое чувство, что через его голову пропустили сильнейший разряд тока, с помощью этого скальпеля, − волшебник указал на висок покойного, из которого едва виднелся кончик чего-то металлического. − Остальных разрубили. Думаю, большим мечом, но лучше еще раз проверить.
  
   − Крокинс, ты сказал семеро?
  
   − Да, Алластор, мне только что доложили, нашли еще одно тело в мантии Пожирателей в ста километрах отсюда, в Доме, принадлежавшем некому Сэмиэлю Эдвину. Кого именно мы там обнаружили, точно сказать пока не можем.
  
   − Причины?
  
   − Мы провели ритуал поиска с помощью волос, обнаруженных здесь. Мои спецы на удивление быстро нашли того, кому они принадлежали.
  
   Немолодой маг протянул Грюму клок темной ткани, в которой угадывалась часть капюшона плаща Пожирателя, внутри которого были срезанные волосы.
  
   − Думаю, это принадлежало седьмому. В этом месте присутствуют яркие следы перемещения с помощью порт-ключа, ведущие в место привязки, в дом Эдвинса. Там и было обнаружено тело, скажем так, с остаточными фрагментами содержимого черепа, так что узнать, принадлежит ли тело именно Эдвинсу, пока не можем.
  
   − Ладно, не буду отвлекать, − Крокинс кивнул и снова склонился над телами рядом с молодым волшебником, азартно проделывающим какие-то манипуляции над своим артефактом, более похожим на щетку для обуви, вспыхивающую разными огоньками. Рядом с Грюмом пробежал молодой парнишка из отдела Стирателей памяти.
  
   − Сэр, − обратился он к Крокинсу, − прибыли волшебники из министерства, вас ждут.
  
   − Вот и пришли «полезные» бумагомараки, − буркнул маг. − Тонкинс!
  
   − Да, сэр?
  
   − Передай своим, что мы заканчиваем. Все равно ничего нового здесь больше не обнаружим. Собирайте все, что сможете, мы и так сильно задержались. Группа аннулирования волшебства, уберите все следы в коридоре, − подчиненные кивнули и вприпрыжку помчались выполнять приказы.
  
   − Вот будет работы Комитету по выработке объяснений для маглов. Как обычно сочинят сказку: произошел прорыв газа, взрыв на третьем этаже, замыкания электричества или другую историю в том же духе.
  
   − Чувствую, мы еще не раз увидим подобную картину, − сказал Алластор Грюм, отходя от засуетившихся волшебников и мерно шагая по коридору, пока еще на двух ногах.
  
  
   ***
    []
  
  
   − Ну, как вы тут? − Вопрос был весьма неожиданным, настолько, что два скальпеля, пройдя через соткавшуюся из тени фигуру, наполовину застряли в стене.
  
   − Смотрю, сваливаете помаленьку, − обратился незваный гость к желтоволосому мужчине и женщине, прижимающей к себе ребенка, которые стояли на крыше высотного здания.
  
   − Ну, и куда вы собрались бежать с младенцем на руках, в незнакомом городе, без средств существования?
  
   − Шинигами-сама?
  
   − А кто еще? Думал, дружки тех идиотов, которых ты порубил аккуратными дольками? Расслабься, ты сработал на удивление чисто, даже следов никаких не оставил. Кстати, когда надевал перчатки, ты знал, что тебя могут найти по опечаткам пальцев, или просто не хотел брать незнакомое оружие голыми руками?
  
   − Судя по твоему нехорошему задумчивому взгляду, «да» на оба вопроса.
  
   − Чего Вы хотите от нас?
  
   − Ничего.
  
   − Тогда зачем Вы нас спасли?
  
   Темная фигура замерла и медленно, со вздохом, сняла страшную маску демона. Под ней оказалось обычное, сильно уставшее лицо парня лет восемнадцати на вид. Подойдя к краю крыши, он уселся, безразличным взглядом провожая редкие в это время суток машины.
  
   − Если честно, просто хотел чтобы вы остались живы: ты, Кушина, Наруто.
  
   − И Девятихвостый здесь ни причем?
  
   − Без его силы я просто не смог бы запихнуть вас сюда, запустить процесс модификации тел. Да и вернуть часть вашей силы, думаете, просто? Мгновенно вырастить чакроканалы в телах, которые даже зарядку по утрам не делают. И, конечно же, я получил пару плюшек, − сказал Шинигами, рассматривая полупрозрачную руку, которая с каждой секундой становилась все четче и материальнее, − частичная материализация − тоже хороший бонус.
   Хотя вы правы, и кое-что я хочу вам сообщить. Я так понимаю, вы уже поняли, что находитесь в чужом мире, − короткий кивок, − так вот, это не совсем обычный мир, скорее заготовка под него, активно сосущая силу из определенного источника, − кривая улыбка наползла на лицо парня. − И чтобы продолжать активно получать из него подпитку, ему нужно соблюдать некоторые условия, одним из которых является то, что ваши тела должны были остаться жить и выполнять в дальнейшем определенный ряд действий на протяжении пары десятилетий. Но случилась непредвиденная многомировая малюсенькая гадость, − темная фигура плотно прижала большой и указательные пальцы друг к другу, показывая насколько она малюсенькая − правда, вселенского масштаба. Даже не знаю, чем это вызвано, прорывом хаоса, сбоем в программном коде, случайно вылитым Всевышним кофе на Книгу Жизни мироздания. Факт в том, что произошла ошибка и вместо двоих на когте Девятихвостого демона оказались трое, и ваш мир пойдет уже по другому пути, без того вклада, который мог бы принести в него ваш сын. Но давайте не будем о грустном. Что еще хотите спросить? Сегодня я до безумия откровенен.
  
   − Мммм, Вы сказали...
  
   - Стоп! Давайте перейдем на "ты"? Мы ведь уже как бы друг другу не чужие...
  
   - Хорошо, ты сказал, что эти тела должны выполнить ряд нужных для мира действий. Каких именно?
  
   − Для вашей веселой семейки Дурслей ничего невыполнимого. Вам нужно будет купить небольшой домик в пригороде Лондона и жить там всей семьей семнадцать лет подряд. Ну, еще ты, Желтая Молния, должен будешь торговать электродрелями, − и громко заржал, внезапно осознав весь комизмом сложившихся закономерностей, при чем так, что при этом чуть не грохнулся с крыши. Отсмеявшись, продолжил уже более серьезным тоном.
  
   − А вообще, вы, наверное, можете послать всех, не при ребенке будет сказано куда, и делать все, что угодно. Но в этом случае, за вашу безопасность я не дам и ломаного кната, как любит говорить определенная прослойка людей в этом мире, но, думаю, смысл понятен. Та группка неудачников, которых ты отправил сегодня на перерождение, покажется вам милым воспоминанием о чем-то хорошем и добром перед тем, с чем вы можете столкнуться в дальнейшим, например, такие нелепые случайности вроде сорвавшейся кабины лифта, когда вы будете в нем находиться, случайная бандитская пуля, вплоть до метеорита с неба на голову. Я, конечно, понимаю, что звание "джонина" и титул "Каге" дают не за красивые глаза, и прыгать и уклонятся от всякого вредного, быстро летящего вы сможете довольно долго, но у вас на руках новорожденный ребенок. Так что вам решать, примите ли условия игры, или захотите придумать новые правила. Но запомните одно, мир обид не прощает, особенно такой дурацкий, как магический.
  
   − Магический? − впервые с начала разговора подола голос Кушина. Парень скривился, как от зубной боли.
  
   − Сами разберетесь, если захотите, или сама вспомнишь, вроде память я вам в этих телах не блокировал. Да и могли бы уже заметить. Ведь согласитесь, вас несколько не удивляет ни окружающая обстановка, ни архитектура зданий, ни даже то, что воспоминания сами всплывают в нужный момент, да и невиданные до этого времени вещи не вызывают недоумения, скорее, смутное ощущение хорошо забытого старого. Да что там воспоминания, вы даже разговариваете на другом языке.
  
   Минато задумчиво кивнул, а Кушина только растерянно моргнула. В ее глазах пополам с озадаченностью отразилось немалое удивление.
  
   − Кажется, я знаю, от кого свои мозги унаследует ваш сын, − снова радостно заржал понятной только ему шутке Шинигами, − ну, и что вы выберете? − палец Бога Смерти указал поочередно на здание больницы и на дорогу, уходящую куда-то вдаль.
  
   − Мне много непонятно, но, похоже, выбора у нас нет.
  
   − Запомни, даже если тебя съели, есть два пути: либо назад, либо в зад. Ну, ладно шутки шутками, а выбора у вас для спокойной и долгой жизни всей семей и, правда, нет.
  
   − Что именно нас ждет, вы знаете? − снова заговорил Минато.
  
   − Зови меня Лёха. И давай на «ты». Да, в общих чертах знаю. В пределах особенностей, которые должны быть исполнены, чтобы мир получал подпитку дальше. Вам конкретно нужно будет играть обычную супружескую пару, далекую от всякой мистики и непонятных явлений, вроде прыжков с крыши на крышу и прогулок босиком по потолку, − Лёха выразительно посмотрел на босые ноги супружеской пары, − то есть людей, не знакомых с контролем чакры и техниками шиноби. Более того даже тайдзюцу и хорошее развитие тела тоже лучше не показывать. Хотя можете как раз это засветить, придется даже выпятить. Вы уже не оригинальные Дурсли, и с каждым часом внешне все более будете походить на себя прежних. И небольшой бонус от сил, контролирующих сей мир - в вас не будут тыкать пальцем знавшие прежних Дурслей, и каждый раз спрашивать: «А вы кто?» Вы вписаны такими, какие есть в их память. Радуйтесь, что под хенге постоянно ходить не придется. Еще вопросы?
  
   − За нами будут следить?
  
   − Не без этого.
  
   − Что еще? − Лёха серьезно посмотрел в глаза мужчины и перевел взгляд на женщину.
  
   − В ближайшие семнадцать лет вы не сможете зачать еще одного ребенка, − и другой, несколько весёлой, интонацией, − одно из условий канона.
  
   − Что? − взревела Кушина, буквально впихнув Наруто в руки мужа. Лицо ее стало красным от бешенства, а волосы начали подниматься девятью отдельными прядями, − да как ты посмел, урод! − зашипела женщина, − Я убью тебя! − мгновенно оказавшись напротив отливающей чернотой фигуры, девушка нанесла сокрушительный удар кулаком, собираясь вбить нагловатого Шинигами в крышу дома. Тот перехватил ее удар левой рукой, так, что под его ногами потрескался камень. Следующий выпад ногой, направленный в самую важную для любого парня область, был остановлен правой, что просто подкинуло фигуру на пару метров вверх, а при полете обратно вниз его уже встречали прямой ногой поперек туловища, отправившей бы неудачливого Бога Смерти в продолжительный полет с крыши на грешную землю, если бы он не развернулся и не вцепился в ногу разъяренной женщины четырьмя конечностями, как обезьяна. Женщина недолго помахала, стремясь скинуть нежелательное украшение в виде худого парня в черном плаще, который стал отчетливо виден в начале драки. Боем это назвать было нельзя. Леха откровенно дурачился, а Кушина никаких техник кроме тайдзюцу не применяла. Побегав по крыше минут десять шиноби резко остановилась, услышав плач маленького ребенка, успевшего проснуться от шума, который создавался при уничтожении крыши здания, двумя совсем не самыми слабыми существами.
  
   Подбежав к растерянно державшему ребенка мужу, красноволосая забрала малыша, и через минуту он уже активно завтракал на руках у матери. Мужчины как по команде отвернулись, активно что-то высматривая в открывающемся с крыши чудесном виде на город.
  
   − Семнадцать лет, говоришь, − задумчиво протянул счастливый муж семейства.
  
   − Около того, может раньше. Но вы не переживайте, пока будет идти срок интеграции мира, вы стареть не будете. Это мой маленький подарок от фирмы за неожиданную сложность.
  
   − Ладно, что ты говорил насчет маленького домика в пригороде?
  
   − О, думаю, вам понравится в доме номер четыре по Тисовой улице.
  
  
   Глава 5
  
  
   Миссис Фигг, мирно живущая на Тисовой улице больше пятнадцати лет, весьма удивилась новым соседям. Скорее она была в шоке, когда ее внимание привлек шум: по дороге на огромной скорости, чуть не переехав мистера Тонкинса, толстого белого кота с рыжими пятнами, буквально пролетел огромный рычащий харлей. Она уже хотела идти звонить в полицию, и жаловаться на хулиганов, разъезжающих в приличных кварталах города, когда байк резко затормозил, совершая немыслимый кульбит, и по хозяйски остановился напротив дома номер четыре. Насколько было известно Миссис Фигг, что чисто из принципа почти досконально отслеживала все события и слухи в их тихом уголке, и недавно как бы случайно гуляя около пока не заселенного дома, поинтересовалась новыми соседями у приехавшего риэлтора, в тот момент снимавшего табличку, о продаже жилья. Ответом было то, что его купила милая молодая пара с ребенком. На байке сидели двое в кожаных куртках и мотоциклетных шлемах, один из них поднялся, аккуратно придерживая большой живот, и снял шлем. Это оказался молодой высокий мужчина, блондин с растрепанными волосами и улыбкой телеведущего, которой он одарил водителя этого монстра, как окрестила его про себя миссис Фигг. Тот повернулся к парню и тоже снял, вернее, сняла шлем. Это была хорошенькая женщина с густыми крашенными в ярко-красный цвет волосами. Но самый большой шок миссис Фигг испытала, когда женщина подошла к мужчине, расстегнула его куртку и вытащила младенца, все это время мирно спавшего в креплениях на животе у папы. Уже более спокойно пожилая дама восприняла то, что пара с ребенком по-хозяйски зашли в дом. Вернее, она просто не обратила на это внимания, пребывая в своих мыслях, вдали от этой странной реальности. Но когда через пятнадцать минут к жилищу подъехала грузовая машина, на кузове которой была нарисована большая реклама, предлагающая грузоперевозки по всей Англии, взгляд миссис Фигг стал колючим и внимательным, как никогда до этого. Решительно войдя в гостиную, она вытащила из буфета упаковку шоколадных кексов, купленных какой-то месяц назад, красиво разложила традиционное угощение на большой тарелке и решительно направилась к дому номер четыре. Аккуратно обходя не стриженные кусты, женщина дошла до двери и протянула руку, чтобы позвонить, но та резко открылась, и миссис Фигг от неожиданности чуть не уронила угощение. На пороге стоял мужчина, на лице которого была улыбка актера, рекламирующего зубную пасту.
  
   − Вы что-то хотели?
  
   − Меня зовут миссис Арабелла Фигг. Я ваша соседка, а вы?..
  
   − Дурсль, Вернон Дурсль.
  
   Из глубины дома послышался женский голос:
  
   − Эй, Мин… − в этот момент молодой человек громко кашлянул, − э, Вернон, иди сюда, мне нужна твоя помощь, подержи Нар… − мужчина кашлянул еще громче, причем в звуке проступала явная нотка укора, − подержи Дадли. О, Ками, кто придумал такое дурацкое имя?
  
   − Уже иду, Петуния, − блондин горестно вздохнул, − спасибо вам за выпечку, миссис Фигг. Мы обязательно как-нибудь заглянем к вам в гости. А сейчас прошу меня извинить, − он грациозно склонился в поклоне, от которого явно повеяло чем-то восточным, − до свидания, миссис Фигг.
  
   − И вам, мистер Дукс... э, Дурс... − миссис Фигг поняла, что не запомнила фамилию улыбчивого мужчины. Все это время она пыталась заглянуть ему за спину, откуда доносились звуки переворачивания чего-то тяжелого.
  
   − Вернон, просто Вернон, миссис Фигг. А сейчас прошу меня извинить, и спасибо за угощение.
  
   Миссис Фигг так и не успела понять, когда и как тарелка с кексами, которую она только что держала, оказалась в руках у этого молодого человека. Женщина хотела еще что-то сказать, но дверь уже закрылась. Она посмотрела в занавешенное окно дома номер четыре, и на миг ей показалось, что она видит два абсолютно одинаковых силуэта девушки с красными волосами. Какая странная пара, если бы не полное отсутствие ощущения магии − это было почти единственное умение, которое досталось сквибу-полукровке от предков магов − то она подумала бы, что они волшебники. Но до чего же странно.
  
   []
  
  ***
  
   Прошло уже три месяца с того момента, как молодая чета Дурслей поселилась в доме на Тисовой улице, и почти четыре, как семья четвертого правителя Скрытой Деревни Листа оказалась в этом мире. После разговора с Шинигами они вернулись в больницу, где сначала долго бродили странные люди в мантиях красного и черного цветов, потом полицейские и службы спасения. Как ни странно, но качественно притворявшемуся спящим на стуле в приемном отделении шиноби никаких вопросов не задавали. Кушину с Наруто выписали в тот же день, хотя врач, который принимал роды, говорил, что они были тяжелыми и хотел задержать Узумаки еще на неделю. Но в связи с обстоятельствами, произошедшими в больнице, ему пришлось отпустить пациентов, не желающих находиться в таком ненадежном месте, где произошел взрыв газа, и имеется столько жертв удушья. Быстро оформив документы на ребенка, благо все нужные знания продолжали всплывать в голове сами собой, Намиказе-Узумаки переселились в маленькую квартирку, принадлежащую семье Дурсль, которая весьма напоминала небольшие комнаты для учеников академии и генинов, и в которой они жили вместе, пока не могли переехать, получая более высоко оплачиваемые миссии.
  
   Посмеявшись над ситуацией, молодая семейная пара начала искать информацию о новом для них мире, который был намного больше известного до этого мира шиноби, а по уровню жизни и законности в развитых странах, вроде Англии, мог показаться просто раем. Никаких серьезных проблем с пониманием, как вести себя в чужом обществе не возникло, хотя первое время было сложно удержаться от не принятых здесь поклонов и не прибавлять к именам окружающих постфиксы, вроде «сан», «доно» и прочих. С освоением окружающих предметов, вроде электроприборов, машин, самолетов и иной техники всё было нормально, благо, подобные технологии применялись и на их родине, но в гораздо меньшем объеме. И стоили значительно дороже. Особенно Кушину порадовали кино и супермаркеты, в которых, если бы не Наруто, она проводила бы все свободное время. Минато же подошел к делу вживания основательно: выяснил из официальных источников все, что можно было узнать о прошлой жизни владельцев их новых тел. Оказалось, что у Вернона был диплом Бостонского технического колледжа, и пару лет он учился на финансиста, пока по необходимости не устроился в фирму, торгующую электротехникой, и не бросил учебу. На работе был на хорошем счету у начальства, а совсем недавно открыл свою собственную компанию по продаже строительной малогабаритной электрической техники. Имел долю в маленьком предприятии, производящем электродрели. На данный момент дела фирмы шли хорошо, и Вернон хотел купить дом для увеличившейся семьи. На счету в банке обнаружилась сумма, которой, в принципе, должно было хватить на покупку жилища в рассрочку. Кстати, дом на Тисовой улице "старый" Вернон подметил еще месяц назад, буквально носом перерыв все окрестности Лондона в поиске доступной недвижимости. Еще он хотел приобрести в кредит новую машину, чтобы подтвердить свой статус преуспевающего бизнесмена. Минато всерьез проникся уважением к этому человеку, который в своей жизни всего добился сам, ему даже стало немного грустно. Но вопрос с домом надо было решать и с фирмой тоже. Промучившись еще неделю, более-менее вспомнив и разобравшись на рынке электротехники Британии, Намикадзе приступил к работе, да так, что дела в фирме пошли еще лучше. Еще бы, когда дрели продает не полноватый мужчина с широким лицом и почти полным отсутствием манер, а обаятельный подтянутый молодой человек с тонкими чертами лица и манерами как у потомственного аристократа, то нет ничего удивительного, что покупают их гораздо охотнее. Минато с благодарностью вспоминал, как его натаскивали почти два года старик Сарутоби вместе со старейшинами в правилах поведения в обществе Дайме, других влиятельных лиц и нанимателей. Было, конечно, искушение быстро получить деньги, банально ограбив банк, но Шинигами в ту, прошлую, встречу очень советовал, как он сказал, не выпендриваться, постараться посильнее влиться в мир, не меняя отыгрываемые роли обычных людей этого мирка, и не строить из себя великих героев M.M.O. и прочих сказочных персонажей РПГ. Как ни странно, но общий смысл этой фразы Минато понял правильно.
  
   − Ваше преимущество в том, что о вас никто не знает, а не в наличии крутых техник, которые помогут вам раз или два, а потом противники найдут способ вас завалить. Магия в этом мире до ужаса многообразна и, в отличие от техник шиноби, просто плюет на законы физики, логики и здравого смысла. И не суди по той семерке идиотов, которых ты пощелкал, как семечки. Просто заподозри они, с чем могут столкнуться, выставили бы щиты и долбили бы чем-то площадным. А будь они не идиотами, а хотя бы дебилами, просто сбежали, собрав больше информации, и после натравили кого-то посильнее, − так "ненавязчиво" Шинигами предупредил о последствиях необдуманных поступков, так ничего толком не сообщив, хотя создавалось впечатление, что он пытался довести информацию всеми доступными способами до умственно отсталых пигмеев на их языке, танцуя шаманские танцы.
  
   В общем, через три недели Вернон Дурсль заключил договор на покупку дома по известному адресу. Но когда Минато решил купить машину, то встретил яростное сопротивление со строны своей жены: она хотела байк, как у Марлона Брандо в фильме «Хулиган», желательно харлей и побольше. Никакие доводы разума ее не переубедили. Когда он упомянул, что на нем нельзя возить маленьких детей, она заявила: «А ты мне тогда на что?!» И выдала мотожурнал со статьей, где было рассказано, как девушки байкеров возили детей в специальной плотной сумке на животе, защищающей не хуже бронежилета. У Кушины иногда случались сильные приступы упрямства, и тогда ничто не могло остановить ее на пути к цели. В основном, это сводилось к изучению новых техник шиноби, но в этом мире простора для фантазии было намного больше. Временами Минато становилось жутко, когда он начинал перебирать в уме варианты того, что могло прийти Кушине в голову. В итоге, на следующий день они поехали покупать приглянувшийся его жене мотоцикл. Ржавое чудовище шестидесятых годов досталось им за смешные деньги. Девушка еще неделю мучила мужа и трех его теневых клонов в старом заброшенном ангаре, который Минато снял для приведения их тел в нормальную форму, достойную прошлого звания джонина ранга S+. Намиказе арендовал его на пятый день пребывания в этом мире, поскольку проводить полноценные тренировки в квартире в сорок квадратных метров в черте города было просто невозможно. А когда Кушина неудавшейся техникой Суйтона разнесла кухню, вопрос о тренировках встал очень остро. Тогда и был приобретен заброшенный ангар в пустынной местности, всего в сороках километрах от их квартиры, что для нормального шиноби составляло где-то час неспешного бега. Так что, поднимаясь в четыре часа утра, в пять они уже были на месте, при этом успевали совершить утренний моцион и взять все нужное для мелкого, которого поочередно несли на себе. Наруто, по мнению Кушины, да и Минато тоже, был идеальным ребенком. Большинство времени спал и ел, а голос подавал только по делу: сменить подгузник или поесть − и абсолютно не боялся громких звуков или красочных спецэффектов от проводимых техник, казалось, он их даже не замечал. Звук ревущего байка действовал на него, как лучшая колыбельная. Кушина все удивлялась, как у них в семье мог появиться маленький Нара, и очень гордилась сыном. Говорила, что мальчик весь в папу: такой же тихоня. В такие моменты она абсолютно забывала, что они находятся в чужом мире, а друзья и знакомые остались в родном, и вернуться назад нет никакой возможности, да и не сильно хочется. Было просто грустно от того, что многие достойные люди, их друзья так и умрут, выполняя очередное задание деревни, или сгинут на новой Великой войне, даже не узнав нормальной жизни. В эти моменты Минато был очень благодарен Алексею − имя Шинигами он узнал почти случайно − который дал им шанс на новую жизнь, даже если и преследовал свои неизвестные цели.
  
   Как говорил Алексей − хотя он просил называть себя Лёха и кривился на Алексей, Шинигами, а на Бога Смерти начинал нервно хихикать, напоминая в эти моменты Джирайю, застуканного в женской бане − Минато и Кушина, находились в телах, которые никогда до этого не занимались даже спортом. И судя по семейным фотографиям четы Дурслей - это действительно было правдой. И только благодаря подпитке, которую на первые месяцы он организовал, они смогли подтянуть свою физическую форму хотя бы до средненького генина. С развитием ядра и чакросистемы все было еще хуже: эти тела уже преодолели тот порог, после которого естественная система каналов чакры человека полностью сформирована. И лишь с помощью процесса смены сути была возможность заново развить их, иначе бы они просто разрушились во время тренировок. Но Алексей сказал, что еще полгода будет идти бурное развитие под действием его техники, после уже медленнее, но как у обычных шиноби. Таким образом, за это время нужно полностью восстановить СЦЧ, увеличить резерв и контроль, так что почти двенадцати часов в сутки Минато и Кушина заново развивали свои умения. Намиказе занимался с женой, отрабатывая тайдзюцу и ниндзюцу, восстанавливал контроль над стихийными техниками, родным Футоном и Райтоном, а также плохо поддающимся Катоном, которым когда-то под руководством своего однокомандника, Учиха Фугаку, пытался овладеть. Но на все просто не было времени, даже учитывая то, что сейчас, впервые со времен академии, не надо было урывать время для собственного развития и тренировок, но его необходимо было тратить на интеграцию в мире, что тоже немаловажно. Кушина же изначально имела Суйтон, а благодаря чарке Лиса ей достался и Катон, но она захотела овладеть еще и Дотоном. Помимо этого женщина раньше имела большой перевес "инь" компонента чакры, как и любой Узумаки. После извлечения Кьюби и переноса в новое тело соотношение "инь" и "янь" сильно изменилось: пришлось заново осваивать цепи из инь-чакры, но для их создания необходимо было огромное количество энергии, пока получались только белые тонкие цепочки. Вдобавок Кушина готовила, сидела с Наруто, ходила по магазинам и при этом еще находила время посещать кино, заниматься своим байком, или шла проведывать сестру. Да, именно сестру, Лили Поттер.
  
   Через две недели, когда молодая семья въехала в дом по Тисовой улице, к ним в гостиную неожиданно залетела сова. От встречи с кунаем ее спасло только чудо. Птица, явно проухав что-то ругательное, бросила письмо на пол и быстро улетела, петляя и делая обманные пируэты. Проверив письмо с помощью клона в соседнем парке, Кушина, или уже Петуния, узнала, что у нее появилась сестра, которая сообщала, что у них с мужем родился сын. Они назвали его Гарри. Поздравляла с рождением ребенка и выражала надежду, что Петуния когда-нибудь сможет ее простить. После этого Кушина долго была задумчивой и тихой. Целых два дня она перебирала вещи и альбомы, прислушиваясь к тем воспоминаниям и чувствам, которые они вызывали. Девушка ещё в детстве стала полной сиротой: ее деревня была уничтожена вместе со всей семьей, бабушка Мито умерла, когда девочке даже не исполнилось восьми. Потом Деревня взяла над ней опеку, и она жила одна в маленькой комнатке в общежитии для сирот. И теперь Кушина узнала, что у нее появилась родная сестра. В тот же вечер Узумаки сидела на полу у камина, смотря в огонь, ее лицо было печальным и задумчивым. Минато спустился рядом и обнял ее за плечи.
  
   − Я не понимаю, как можно ненавидеть, завидовать и презирать собственную сестру? − тихий голос Кушины был наполнен болью, − ведь семья − это самое ценное, что есть у человека. И все эти чувства не мои, но они во мне, и я их полностью ощущаю. И оттого так грустно и больно. Но не смотря на это, Петуния очень любила свою сестренку Лили.
  
   − А Лили? − спросил Минато.
  
   − Лили Пету... Лили меня тоже любит, я уверена.
  
   − Так в чем же дело?
  
   − И правда, в чем? − саму себя задумчиво спросила девушка.
  
   - Петуния стала частью тебя, и ты можешь сама решить, чего хочешь и как поступать. Ведь теперь ты − Петуния, и это твоя жизнь.
  
   Пару секунд Кушина обдумывала слова, потом на ее лице появилась такая знакомая веселая улыбка. Резко вскочив с явным применением чакры так, что Минато еле успел отскочить в сторону, со знакомым по интонации победным кличем прокричала:
  
   − У меня есть сестра! − и умчалась писать поздравления с пополнением в семье Поттеров, которые она всю ночь писала от руки, тщательно копируя почерк из старых тетрадей Петунии Эванс.
  
   Разбив детскую копилку Лили, в которой обнаружилась горсть медных и серебряных монеток, красноволосая девушка отправилась на охоту за почтовыми совами, ловя их на лету по всему городу. Насильно гладила и кормила несчастных птиц печеньем, попутно впихивая им монетки и письма и скрупулезно объясняя кому нужно доставить конверты.
  
   Через три дня пришел ответ от Джеймса Поттера, в котором он приглашал Вернона и Петунию Дурсль на семейную встречу в кафе на свежем воздухе. И очень просил не присылать сов в таких количествах через каждые десять минут. А также весьма интересовался, почему все птицы смотрят на его жену с таким ужасом в глазах.
  
   К семейному вечеру шиноби готовились, как к миссии ранга S++: продумывали легенду, линии поведения, объяснения во внешности и характере новой Петунии, благо они с сестрой не виделись больше четырех лет. Оставалось много мелких вопросов, вроде красных волос и изменения в чертах лица (но с этим, как уверял Лёха, проблем не должно было быть), атлетическое телосложение, перемена пластики, мимики и наличие плавных движений и рефлексов опытного убийцы, которые Кушину даже пытаться учить скрывать никто не собирался. Делать из джинчурики девятихвостого разведчика, или давать ей навыки работы, так называемых "медовых куноичи", которые до последнего должны были играть роль слабых и беззащитных женщин не было нужды. Такие навыки было просто не нужны, по мнению старейшин, главному оружию деревни.
  
   На все эти вопросы ответы помогло найти новое увлечение девушки − кинематограф. Особенно ей нравились восточные боевики и фильмы с участием Брюса Ли. Кушина говорила, что они у нее вызывали ностальгию и бурные приступы хохота, когда она смотрела боевые сцены. Погруженный в тренировки и разбирающийся в бизнесе и компании, Минато был немало ошеломлен, когда жена вытащила его в кино на какой-то самурайский боевик. Узнав, что в этом мире тоже присутствовали кланы шиноби, самураи, монастыри, в которых основательно учили тайдзюцу, кендзюцу, основы гендзюцу, работы с ниндзюцу, укреплением и усилением тела, разделением и распределение инь и янь составляющих чакры, Намиказе удивился. В истории были упоминания мастеров стихийных техник, фуиндзюцу. Но судя по источникам, эти знания были старательно забыты, или держались в строгом секрете, передаваясь в кланах, или от учителя к ученику. В этом мире не было Рикудо Сеннина, который разделил и систематизировал знания о всевозможных техниках, разработал наиболее эффективные способы развития чакросистемы человека. Но главное, он дал возможность любому пойти по пути мудреца, открыв школы, в которых каждый мог научиться пользоваться своими скрытыми способностями, встав на путь к самосовершенствованию. В этом мире, видимо, никому такое было не нужно. Здесь существовала магия, странная сила, которая позволяла своим носителям творить чудеса просто силой мысли, парой слов или взмахов волшебной палочкой. Оказалось, что старая Петуния знала достаточно много о волшебном мире. Очень им интересовалась, тайком читая газеты и книги сестры, которая привозила их на летние каникулы домой. Неистово мечтала стать волшебницей, даже заучила наизусть некоторые формулы заклятий и составы зелий. А когда окончательно поняла, что ей это недоступно, то вычеркнула из своей жизни все, что связанно с магическим миром. И даже любимую сестру, которой втайне отчаянно завидовала. Отстранилась от нее, отреклась от этих желаний, спрятав их в самые глубокие места своей памяти так, что воспоминания о своей жизни в семье с сестрой-волшебницей пришли только тогда, когда Кушина открыла письмо от Лили, вместе с ними принося в душу тоску и боль по несбывшейся мечте. Так что ответ на вопрос, как объяснить Лили изменения, произошедшие в ее сестре, был прост: Петуния просто нашла другой магический мир. Мир техник и боевых искусств, которые позволяли творить чудеса не хуже, чем магия.
  
  
   []
  
  Глава 6
  
  
   Сириус Блэк с интересом наблюдал, как в дом его старого друга залетела очередная взъерошенная сова, дикими испуганными глазами обвела комнату, нашла взглядом владельца дома и кинула перед ним обычный белый конверт магловской почты с кучей наклеенных марок, адресом отправителя и припиской в графе получателя, где было написано «миссис Лили Поттер». После этого птица быстро развернулась и не мешкая вылетала в окно, где на всей скорости дарованной этим крылатым ночным хищникам, стремилась как можно быстрее удалится подальше от этого, почему-то страшного для нее, места.
  
   − И какое это сегодня по счёту? − с ехидной улыбкой спросил Сириус у своего старого друга.
  
   − За сегодня шестое, − сказал Джеймс, устало потерев переносицу.
  
   − Вот как? Вчера, вроде, было сорок девять. Позавчера двадцать семь. А поза-позавчера, сколько ты говорил, пришло? Всего каких-то восемнадцать штук! − язвительная улыбка с каждой фразой наследника славного рода Блэков становилась всё шире.
  
   Джеймс со стоном уселся в кресло, откладывая новое письмо в стопку к таким же.
  
   − Сегодня я отправил ей ответное письмо.
  
   − Я смотрю, ты всё-таки сдался. Поздравляю, ещё пара дней, и этот кошмар закончится.
  
   Джеймс хмуро глянул на своего друга красными от недосыпания глазами.
  
   Когда Сириус впервые услышал жалобу своего приятеля на взбесившихся сов, днём и ночью бомбардирующих его дом письмами от некой Петунии Дурсль, то не понял, в чём собственно проблема. Оказалось, что это сестра Лили, которой та сразу после рождения Гарри отослала послание и сообщила, что она теперь мама, а Петуния стала тетей. Однако, в последние время Пожиратели Смерти всё больше набирают силу. Есть возможность, что письмо просто перехватят по дороге не те люди. Потому Лили не указала обратного адреса. Да и на ответ она даже не надеялась, зная о сильно отрицательном отношении своей сестры к ней и всему магическому миру. Но через три дня после отправки послания прилетела первая сова. Очень ранним утром, влетев в спальню, бросила письмо на одеяло спящей Лили и быстро умчалась обратно. Через десять минут появилась новая птица, потом ещё одна и ещё. Когда через пару часов, Джеймс вернулся домой после ночного дежурства по заданию Ордена Феникса, он обнаружил возле кровати жены десяток странных писем. Лили еще не проснулась после бессонной ночи, которую провела над кроваткой сына: мальчик кричал все время и уснул только под утро. Когда Джеймс вошел в спальную она только сонно потянувшись не отрывая глаз, не разборчиво пожелав доброго утра, и в этот момент в комнату влетела очередная сова. Но, не добравшись до кровати, увидела позевывающую волшебницу, сдавленно ухнула, поперхнулась и кулем рухнула на ковер возле кровати. Там она минуту хрипло кашляла, после чего, выплюнув кусочек печенья, оставила на полу конверт и с ужасом в больших совиных глазах, озираясь на сонную девушку, быстро улетела в открытое окно.
  
   Заинтересовавшись таким поведение пернатого, Джеймс поднял письмо, посмотрел на обратный адрес и нахмурился. Он знал сестру Лили и после их последней встречи, его жена долго и горько плакала. Тем более целительница, которая принимала роды, советовала не тревожить сильно, новоявленную маму, хотя бы пару недель. К тому же, насколько знал Джеймс, Петунья не имела никаких связей в магическом мире, кроме сестры, и потому ей просто неоткуда отослать все эти письма. Особенно в таком количестве. Сам он не собирался открывать чужую корреспонденцию с неизвестным содержимым непонятно от кого, поэтому аккуратно пролевитировал все послания в глубокую корзину, тщательно закрыл окно и двери в спальню, где снова уснула Лили. А сам занялся более основательным наложением защитных чар, включающих на этот раз и почтовых сов. За этот день пришло ещё десять писем, пока Джеймс не закончил работу над защитой дома.
  
   Проснувшись на следующий день, он обнаружил, что пара писем вставлена в оконные рамы в их спальне. Пройдясь по всему дому и сняв с еще парочку таких подарков, мужчина решил вечером расширить защитные чары. Поел, оделся и уже собрался покинуть дом, но, когда он открыл входную дверь, сверху спикировали сразу три совы, так что волшебник едва успел закрыть её обратно. Решив сегодня никуда не уходить, Джеймс стал наблюдать, как возле его дома собираются почтовые птицы и угрюмыми взглядами сверлят приподнявшуюся занавеску, за-за которой за ними наблюдал маг.
  
   Взяв Лили с сыном, выкинул непонятных птиц из головы и с помощью каминной сети отправился в гости к своим друзьям. Там он встретил Сириуса, где пожаловался на ненормальных пернатых. Тот захотел лично посмотреть такое зрелище. Переместившись с помощью камина обратно в дом Поттеров, мужчины оставили Лили в компании парочки домовых эльфов укладывать младенца спать, а сами заперлись в кабинете, где вскрыли десяток конвертов, соблюдая все формы предосторожности. В них оказались письма с поздравлениями и пожеланиями всего самого лучшего от сестры Лили, Петунии. А также извинения в том, что она ей наговорила в последний раз, когда они виделись, и надежда на скорую встречу. В каждом послании повторялось одно и то же, но в некоторых Петуния рассказывала о своем муже, сыне, доме, задавала множество вопросов и тут же сама на них отвечала. Внизу писем была дата и подпись, а рядом с ней стоял маленький кружок с вписанной в него спиралью.
  
   С Сириуса хватило первых трех писем, и он с неодобрением смотрел, как его друг читает всё новые и новые:
  
   − Может, хватит читать чужую почту. Ты вроде джентльмен, а джентльменам не пристало читать бабскую переписку.
  
   − Не понимаю, − задумчиво произнес Джеймс. − Что-то тут не так. Я знаю Петунию, так вот, она вряд ли бы написала это.
  
   − Люди меняются вообще-то.
  
   − Сириус скажи, ты был пару раз под Империусом. Могли ли...
  
   − Думаешь, эта Петуния под чьим-то контролем написала эти письма, и теперь вам шлют их от её имени десятками? Не считаю, что это так, − начал размышлять Сириус. − Как ты правильно сказал, я пару раз попадал под Империус и помню свои ощущения. Мысли затуманены, нет никаких эмоций, нет желаний, есть только заклятье внутри твоей головы, которое двигает телом и говорит то, что нужно наложившему его магу. Пользуясь твоей памятью, но очень примитивно, оно способно только на простые действия. Я не думаю, что под Империусом можно написать такие письма, − Блэк поднял стопку листов. − Они, как бы точнее сказать, живые, просто наполнены эмоциями и чувствами. Такое под Империусом невозможно сочинить, хотя могли воспользоваться зельями. Но мне почему-то кажется, что ты занимаешься ерундой.
  
   − Собачье чутьё? − с усмешкой спросил Джеймс.
  
   − Вроде того. А ты уперся со своими подозрениями, как олень в дерево.
  
   − Может ты и прав. Я подумаю над твоими словами.
  
   Вечером Джеймс решил проводить Сириуса, выйдя из дому вместе с ним. Как оказалось, зря. Не успел он дойти с другом до калитки, как совы будто по команде поднялись в небо и дружно ринулись в бой, пикируя на зазевавшегося волшебника. Когда вихрь из крыльев и когтистых лап с письмами развеялся, то Джеймс обнаружил себя, лежащим во дворе дома. Его одежда была полностью набита письмами: они находились в рукавах, за пазухой, в штанинах, парочка была воткнута в туфли, но больше всего их было за шиворотом и за пазухой, и только одно лежало в кармане джемпера. Поднявшись на ноги, отряхиваясь и отплевываясь от перьев, мужчина увидел возле декоративного забора Сириуса. Подумав, что и ему досталось от ненормальных птиц, он подошел к своему лежащему другу, а когда услышал тихие всхлипы, перевернул Сириуса к себе. Джеймс увидел слезящиеся глаза, красное лицо и выражение, которому его приятель из последних сил пытался придать серьезный и обеспокоенный вид. Но заметив, как взъерошенный получатель писем со вдохом облегчения выпустил изо рта пару маленьких перышек, не выдержал и снова заржал, как ненормальный, тыча в Поттера пальцем, и пытаясь что-то произнести между приступами смеха.
  
   − А... а... ахаха... Ой... они тебя... ха... заделали... хаха... Ну что? Признаешь свое поражение и отдашь письма Лили, или продолжишь неравный бой с крылатой армией? Ха-ха-ха, ой, не стоило тебе вставать между сестринской любовью, − не выдержав, Сириус снова упал на землю, оглашая всю округу неудержимым хохотом.
  
   Вспоминая позапрошлый веселый вечер, Сириус смотрел в не выспавшегося друга и гадал, что ещё могли придумать милые птички, чтобы довести его до такого состояния.
  
   − Сириус, мы завтра встречаемся с семьей Петунии. Прошу тебя подстраховать нас, на всякий случай.
  
   − Конечно, друг. Но неужели? Неужели, Лили всё же получила письмо? − По хмурой роже Джеймса Сириус понял, что прав.
  
   − Она обнаружила его в простынях кроватки Гарри. До сих пор не могу понять, как оно туда попало?
  
   − А, теперь понятно, почему у тебя такой нездоровый вид.
  
   − Мало того, что обвинила во всех грехах, когда я пытался ей объяснить, почему так поступил, так еще открыла все окна в доме и заперлась в спальне. Сказала спать внизу, на диване. Эти птицы носились надо мной всю ночь.
  
   − А Лили?
  
   − До сих пор читает. Иногда впускает меня, чтобы я приносил ей новые.
  
   − Да, тебе не позавидуешь. А почему письма собираешь ты?
  
   − Тут такое дело: как только совы видят Лили, они летят куда угодно, только не к ней. Не знаю, почему они её боятся. Пара птиц даже упали в обморок, как только её увидели, а некоторые... В общем, домовые эльфы до сих пор очищают ковры.
  
   − От чего? − Не понял Сириус.
  
   − От того, − смущено буркнул Джеймс.
  
   Поняв, от чего могут отмывать ковры, когда над ними пролетает птица, Сириус снова заржал.
  
   − Ты знаешь, а мне почему-то очень хочется познакомиться с этой Петунией.
  
  
  Глава 7
  
  
   Сириус сидел в кафе, торгового центра. С его места был отлично виден весь внешний торговый зал. В отличие от большинства магов мужчина свободно чувствовал себя среди обычных людей. Ещё совсем молодым, убежав из дома, он много путешествовал, знакомился и наблюдал за жизнью маглов, понимая, что между ними нет никаких существенных отличий, а бытом и культурой они даже превосходят волшебников. Вероятно, если бы Сириус поделился своим мнением с семьей, половина Блэков получила бы сердечный приступ.
  
   Встречу с семьей Дурслей назначили на десять утра, и вот уже час Сириус внимательно осматривал зал на присутствие волшебников, которых мог бы отличить, лишь взглянув один раз. Неправильно подобранная одежда, или несоответствие стилю, или сезону − все это могло выдать магов. О таком понятии как мода, говорить вообще не приходилось. Но пока всё было тихо.
  
   Вот появился Джеймс вместе с Лили. Поттер настоял, чтобы на первое свидание с сестрой они не брали с собой Гарри, а оставили его в доме Уизли. Молли снова родила ребенка, как обычно, мальчика. Но Артур сказал, что они не остановятся, пока не получится девочка. Что же, все возможно, может, на этот раз им улыбнется удача. В последнее время эту семью просто преследуют неудачи: был полностью уничтожен их особняк, к счастью, никто не погиб, Артур сильно финансово прогорел, у них осталась только небольшая сумма в банке, да и болотистая равнина, испокон веков принадлежавшая их роду, ценна лишь тем, что там невозможен магический поиск. Говорят, Артур начал строить на той земле новый дом.
  
   Откинув лишние мысли, Сириус стал с удвоенным вниманием осматривать зал на наличие разных неожиданностей. Но как он ни вглядывался, так и не сумел понять, откуда посреди торгового центра появилась эта пара, вернее троица? Стройный блондин в легком деловом костюме со спокойным взглядом и легкой улыбкой на лице, и юной особы в красном платье со странной конструкцией из ткани на животе, в которой лежал ребёнок. Сириус не поверил своим глазам, у неё были абсолютно красные волосы, даже алые. Они стояли, осматривая зал. И тут незнакомка увидела Поттеров, одним движением сняла себя перевязь с ребёнком, сунув её скорее всего мужу, и с оглушительным звонким криком «Лили» метнулась вперед. Блэк даже понять ничего не успел, как Лили оказалась в руках этой девушки, которая закружила её в объятьях так, что ноги волшебницы оторвались от земли, вертясь с ней по кругу. А тем временем предположительно Петуния что-то радостно щебетала о том, как рада видеть сестру, какая она стала красивая, как они давно не виделись и ещё много чего. Джеймс в шоке смотрел на то, как его жену, словно плюшевого зайку, душат в объятиях и вертят туда-сюда. Он уже хотел что-то сказать, но к нему сзади подошел тот блондин, пришедший вместе с красноволосой бурей, от которой сейчас пыталась безуспешно спастись Лили. Парень успел надеть на себя перевязь с младенцем − ребенок так и не проснулся от всех этих криков − и аккуратно положил руку на плечо Поттера, от чего тот нервно дернулся, потянувшись к спрятанной волшебной палочке. Обернувшись, он увидел дружескую улыбку, которой так и хотелось ответить.
  
   − Здравствуйте, меня зовут Вернон.
  
   − Джеймс, Джеймс Поттер.
  
   − Вернон, Вернон Дурсль, − пожал протянутую руку блондин.
  
  
   ***
  
  
   Поттеры и Дурсли сидели в открытом кафе и разговаривали. Кушина смотрела на свою сестру и не могла не улыбаться. Ей всегда хотелось иметь сестренку, с которой могла бы всем поделиться, и теперь, глядя на слегка смущающуюся под взглядом рыжую, Узумаки чувствовала, как её всю наполняет радость и умиление.
  
   − Как твои дела? − справившись с нерешительностью, спросила Лили.
  
   − Да лучше всех, уютный дом, красивый любящий муж и, главное, очень тихий ребёнок. Посмотри, какой он лапочка, − Кушина протянула блондинистый сверток, который тихо до этого лежал у неё на руках.
  
   Взяв на руки ребёнка, Лили тяжко вздохнула.
  
   − А мы Гарри оставили у знакомых, − с укором посмотрела в сторону мужа, активно обсуждавшего что-то с Верноном недалеко от них.
  
   − Ну, ничего, он у вас ещё маленький. Я его в другой раз потискаю, − мечтательно улыбнулась Петуния, отбирая назад завозившегося младенца.
  
   − А ты сильно изменилась.
  
   − Конечно, четыре года как не виделись.
  
   − Не в этом дело. Ты как будто осуществила свою давнюю мечту, − Петуния, до этого игравшая с малышом, замерла и серьезно посмотрела в глаза сестры.
  
   − А, ты о магии, − Лили начала ругать себя за не в меру болтливый язык, зная, какую боль всегда причиняло её сестре то, что она не может делать чудеса, подобно младшей.
  
   − Не переживай, − Петуния понимающе улыбнулась. − Я нашла свой способ делать чудеса.
  
   Старшая сестра, бегло посмотрев по сторонам, остановила взгляд на их столике, где лежали тарелки с тортиком и чашки чая. Взяв одной рукой чайную ложечку, согнула пальцем и стала медленно наматывать её на другой, как будто железная ложка стала резиновой. Лили с отвившей челюстью смотрела на эту картину.
  
   − Э, как? Как ты это сделала?
  
   Девушка напротив неё звонко рассмеялась.
  
   − Вот, что я всегда хотела, сестренка, от тебя услышать. Ладно, не смотри на меня такими глазами. Просто я стала мастером боевых искусств, как Брюс Ли. Нет, даже круче! − и несильно, с виду, хлопнула ладошкой по деревянному столику, за которым они сидели. Тот просел на пару сантиметров вниз, уйдя ножками в землю.
  
   − Э, ну, тогда всё понятно, − абсолютно ничего не понимая, пролепетала Лили.
  
   − Ну, − обиженно протянула Петуния. − Я ожидала более сильной реакции. Давай, я тебе ещё что-нибудь покажу? − хищно оглядываясь по сторонам, ища, что можно было бы разломать, спросила девушка.
  
   − Нет. Нет, не надо. Я просто сильно удивлена. А как ты этому научилась?
  
   − Все просто, мне помог Ми... Вернон.
  
   − Да? − Лили бросила взгляд на мужа Петунии. В отличие от своей боевой жены, он выглядел обычным. От мужчины не исходило то странное чувство силы и угрозы, которое проскальзывало в движениях так сильно изменившейся сестры. Наоборот, складывалось ощущение обычного мужчины, а его улыбка создавала атмосферу спокойствия и беззаботности.
  
   − И как вы с ним встретились?
  
   − Он жил неподалеку от меня, но я на него несильно обращала внимания. Пока вечером, когда, возвращалась домой, на меня не напали ши… э, бандиты.
  
   − Какой ужас! − воскликнула Лили.
  
   − Да, было очень страшно. Их было четверо, они были сильными, а я совсем одна. Но потом появился он и всех их у... раскидал, хорошенько наподдав каждому напоследок. Ты знаешь, он двигался так быстро и красиво, делал просто удивительные вещи. Я даже подумала, что он волшебник, пришедший меня спасти. Но он оказался обычным парнем, проходившим мимо и заметившим, что девушка в беде.
  
   − А что было потом? − Лили заворожено слушала рассказ своей сестры.
  
   − А потом он отнёс меня на руках к моему дому, тогда я в него и влюбилась. Ещё ему очень понравились мои волосы. Правда этот цвет мне очень идёт?
  
   Лили моргнула, сбрасывая картины навеянные воображением, и посмотрела на ярко красные волосы своей сестры.
  
   − Да, они тебе очень к лицу.
  
   − Спасибо, мне тоже очень нравятся.
  
   − А как у вас дела с Джеймсом? Ведь мы с тобой после того случая и не виделись. Он тогда, помню, сделал тебе предложение.
  
   − Всё хорошо, − немного неискренне улыбнулась Лили, что не осталось незамеченным Петунией.
  
   − Он что? Тебя обижает? Так я ему сейчас быстро объясню как...
  
   - Нет, нет, − скинула руки девушка, успокаивая свою сестру, уже нехорошо смотрящую в сторону Джеймса.
  
   − Он замечательный, добрый, хороший, заботливый.
  
   − Все нормально? Точно?
  
   − Да.
  
   Лили очень хотелось рассказать сестре о всех своих бедах, о войне, которая практически шла на улицах Лондона, между министерством магии и сторонниками Волдеморта. О том, что за этот год они переезжали уже три раза. Поскольку она и её муж были активными противником Тёмного Лорда, и уже не раз встречались лицом к лицу, лишь чудом оставаясь в живых. О всех своих страхах, горестях, переживаниях. Но Лили только широко улыбнулась, подобно сидящей напротив неё сестре, отбрасывая ненужные сейчас переживания и тихо радуясь, что за столько лет они снова вместе. И она очень этому рада.
  
   − Ой, Петуния, я не спросила, как вы назвали своего сына.
  
   − Правда? Я разве не сказала? − Лили впервые за весь разговор увидела на лице своей сестры изумление. − Вот я дура, − красноволосая хлопнула себя по лбу. − Знакомься, это Наруто.
  
   − Наруто, − покатала на языке странное имя Лили.
  
   − Ну, вообще-то мы его назвали Дадли. Но мне это имя не нравится. Потому зовём Наруто.
  
   − А если не нравится, то зачем так назвали?
  
   − Так попросил назвать его одно сущ... Один человек, который очень нам помог.
  
   − А как вы выбрали такое имя, как Наруто?
  
   − О, так звали одного героя в книге, которую написал Учитель... Вернона. Наконец-то! − Чему-то обрадовалась её сестра.
  
   А Кушина тихо радовалась маленькой победе над собой: это был первый раз, когда она не спутала новое имя Минато со старым. Поскольку, когда Кровавая Хабанеро занималась чем-то важным, или увлекалась разговором, то просто забывалась и начинала называть его Минато. Как сказал ей как-то муж, уже в сотый раз, напоминая об этом: «Хорошо, что ты хотя бы не забываешь говорить на английском и не переходишь на язык Элементарных Стран». За что тут же получил кулаком по своей лохматой голове.
  
   − Не обращай внимания, это я о своем. Ты что-то спросила? − погруженная в свои мысли Кушина не расслышала последний вопрос сестры.
  
   − Как вы выбрали имя Наруто?
  
   − Учитель Верона когда-то написал книгу, в которой так звали главного героя. Бесстрашного воина, который боролся с ненавистью в человеческих душах. Это, кстати, единственная его приличная книга. Старый извращенец... − чуть в сторону пробурчала девушка. − А ещё это название одного вида лапши быстрого приготовления.
  
   − Лапши? − спросила Лили.
  
   − Да, очень вкусной.
  
    []
  
  Глава 8
  
  
   Просторные покои дворца Сенджу. За столом для письма сидит ученица Узумаки Мито, будущая джинчурики Девятихвостого Демона Лиса, одна из немногих оставшихся представителей великого клана красноволосых мастеров Фуиндзюцу.
  
   Перед шестилетней девочкой лежал листок бумаги, на котором та, пыхтя от усердия, выводила сложный рисунок. За этим наблюдала высокая пожилая женщина в строгом кимоно и с высокой прической. Неожиданно свиток перед ребенком вспыхнул, рассыпавшись легким пеплом, но она, вытирая злые слезы, взяла новый. Мито подошла к девочке и села рядом. На её строгом и властном лице внезапно расцвела добрая улыбка, она потрепала малышку по голове.
  
   − Кушина, старание, конечно, важно, не спорю, но не главное. Закрой глаза, успокой дыхание. Вдох, выдох, вот так, умница. Протяни ладошку, − женщина положила руку девочки на листок бумаги, − почувствуй чакру на кончиках пальцев. Получается? − Кивок головой. − Вспомни печать, её линии, знаки, всмотрись в узор, как он красив и правилен, позволь ему стать частью себя. Ты − Узумаки, ты − часть этого мира. Весь мир − одна большая печать. Фуин у тебя в крови. Позволь узору самому литься на бумагу, почувствовать, где линии должны быть длинней или толще, где они должны сплетаться, а где наоборот. Не думай, просто иди за своими ощущениями и желаниями. Не размышляй, как правильно нарисовать печать, просто рисуй. Вот так, умница.
  
   Кушина открыла глаза: перед ней лежал лист бумаги, на котором она увидела самую красивую печать в своей жизни.
  
   − Да, Узумаки считают себя частью мира, а мир намного больше видимого и осязаемого человеком. Пространство, заключенное в печати, принявшее вид знаков и символов, отражает в себе его суть, его законы и порядок.
  
    []
  
  
   «Да, но я была частью другого мира. А этот мир отличен. Он наполнен тем, что здесь называют магией. Пока я не часть этого мира, и стану ли ей в будущем − не известно. А потому...»
  
   Красноволосая девушка, прикусив от усердия язык, выводила рукой по толстому листу бумаги. Из пальцев струилась синеватая дымка, скручиваясь в тонкий луч, от которого на бумаге возникали, как-будто выжженные, странные символы, вписанные в большой разомкнутый круг.
  
   − Да, на этот раз всё точно получится, − с опаской отложив листок на соседний кирпич, сказала Хабанеро и поднялась с колен. Она свернула коврик, на котором сидела, взяла альбомные листы, трезубый кунай мужа, всегда носимый ею на всякий случай, сложила все на маленький сервизный столик, подхватила его на руки и ещё раз взглянула на свой шедевр, который до этого аккуратно положила на два относительно ровных кирпича. Легко выпрыгнув из глубокой ямы, больше всего походившей на кратер от маленького метеорита, отошла на десяток метров к большой гранитной плите, зашла за неё и запечатала столик в печать на предплечье. «Интересно, почему на мне с Минато фуин работает как прежде, а вот на других объектах нет?» − подумала Кушина. Тяжко вздохнув, Узумаки сложила серию ручных печатей: из клуба белого дыма появилась точно такая же молодая особа в ярком спортивном костюме и белых перешитых кедах с открытыми пальцами ног. Она хмуро взглянула в сторону призвавшей её, на что та широко улыбнулась и показала большой палец.
  
   − Не переживай, в этот раз всё получится. − Горестно вздохнув, точная копия направилась к яме, которую только что покинула оригинал. Улыбка Кушины мгновенно слетела, когда клон скрылся. Быстро метнувшись за гранитную плиту, Узумаки надела защитные очки, каску, большие наушники и, присев у стены, раскрыла над собой немного побитый зонтик в розовый цветочек. На гране слышимости разобрала голос клона.
  
   − Эксперимент номер сто тридцать, кажется, три или четыре. Короче, неважно, попытка номер пятнадцать. Подаю чакру во взрывную печать, − секунда, другая, десять. − Вроде всё нормально, − раздался из ямы громкий радостный голос. Девушка, сидящая у стены, спрятав голову зонтиком, поднялась и осторожно вышла из-за своего укрытия. − Точно говорю, в этот раз у нас получилось. Печать стабиль... − сильный взрыв прервал радостный крик теневого клона. А Кушина, сделавшая пару шагов из укрытия, получила мгновенный откат от техники со всем набором ощущений, которые успела испытать её двойник, прежде чем развеяться, и потому вовремя не отреагировала на опасность, пролетела пару метров, подхваченная взрывной волной и впечаталась спиной в землю, не успев толком сгруппироваться.
  
   Пару минут куноичи смотрела в закатное небо, а после чихнула из-за каменной крошки, летающей в воздухе и попавшей в нос и горло. Поднялась, огляделась по сторонам, внимательно изучая окружающее её пространство: десятки внушительных воронок, раскинувшиеся на каменистой земле, придавали заброшенному полигону вид лунной поверхности. Ещё раз мысленно поблагодарила Минато, снабдившего её каской, очками и гранитной плитой, которая в этот раз не защитила не в меру активную Узумаки. Кушина избавившись от чакры Лиса, тем самым увеличив свой контроль, решила заняться наследием своего клана. Но оказалось, что печати и техники фуиндзюцу в этом мире ведут себя как-то странно, можно даже сказать, опасно и непредсказуемо. В половине случаев происходил взрыв, в остальных же куноичи смотрела в сторону земли, выгнувшейся в странную спиральную фигуру, при взгляде на которую начинала кружиться голова. Вздрогнула, вспоминая самый яркий эксперимент, после которого на месте свитка образовалось абсолютно чёрное плоское пятнышко. Оно стало засасывать в себя всё вокруг, втягивала объекты, с каждой секундой всё больше разрастаясь, увеличивая силу притяжения к себе. Спаслась она тогда только благодаря вмешательству Алексея и Минато, которые появились почти сразу. Первый как-то смог остановить вышедшую из повиновения технику, а Намиказе вытянул жену в самый последний момент, переместившись с ней подальше Хирайшином. Шинигами тогда долго ругался на смеси разных языков, большую часть которой составлял русский матерный, как объяснил потом шиноби. Оказывается, один из его работников − советский иммигрант, у которого Минато, поддавшись странному наитию, спросил, не слышал ли тот когда-нибудь такое слово как "Лёха". Мужчина охотно объяснил, что это жаргонное сокращение имени Алексей. А когда шиноби после этого случая попросил его перевести пару длинных фраз, которые он не понял из речи Шинигами после открытия дыры, тот только восторженно крякнул и сказал, что это на английский не переводится, и попросил повторить помедленней, чтобы он успел записать себе для будущего разговора с тещей. Но общий смысл речи Алексея сводился к тому, что лучше сам убьет, быстро и безболезненно, чем, когда в следующий раз он заглянет, увидит взорванную планету, или ещё что похуже. После чего, немного успокоившись, пересмотрел альбомы со всеми вспомнившимися Минато фуиндзюцу и кеккайдзюцу из библиотеки Мито-самы. С ужасом взглянул на Кушину, упомянул обезьяну с красной кнопкой, трясущимися руками отобрал три десятка листов и протянул их куноичи, сказав, что с этими можно экспериментировать. Планету не разнесет, вроде. С сомнением посмотрев на красновосую, остальные отдал Минато, потребовав с него клятву, присматривать за женой и не показывать других фуин, пока ее умственное развитие не превысит хотя бы возраст трехлетнего ребенка. Намиказе серьезно пообещал за этим проследить. На что Кушина обиделась, и оба мужлана получили по башке.
  
   «Так, 20 секунд при запитывании печати до взрыва − уже хорошо», − лицо куноичи расплылось в счастливой улыбке. − «Пора домой. Уже так поздно, или сначала заглянуть к сестре, до неё ближе». Решая сложную задачу, Кушина быстрыми скачками пересекла территорию старой военной базы, которую лет десять как закрыли. Тогда в прессе появилась информация о ядерных экспериментах, проводившихся в двух шагах от Лондона. Был крупный скандал, в печать попали снимки больших взрывов и воронок. На что военные, покрутив пальцем у виска, сказали, что они не такие идиоты, чтобы проводить ядерные испытания в самом центре Англии, и эти взрывы к ядерным никак не относятся. А к каким относятся, они не скажут, так как секретно. В общем, базу закрыли, дабы не поднимать дальнейшего шума.
  
   Перемахнув через забор с колючей проволокой, Узумаки уже через десять минут стояла возле своего байка. Быстро умывшись и переодевшись, Узумаки сняла маскировочный барьер. Кеккайдзюцу в этом мире тоже вели себя странно, но хотя бы не так разрушительно, как техники запечатывания. Минато восстановил несколько простейших барьеров, вычислив оптимальные условия для их работы, способы построения и нанесения на разные поверхности. На воссоздание одной техники у него в среднем уходило от недели до пары месяцев расчетов и вычислений. Кушина же, как истинная Узумаки, изменяла чакроузоры фуин на чистой интуиции, как учила Мито.
  
  
   ***
  
  
   − Минато, почему здесь лежат кунаи? Ты сам мне говорил, спрятать всё странное, не вписывающееся в образ простой английской семьи. А это что за мешок? Почему он висит посреди комнаты?
  
   − Кунаи для придания более глубокой атмосферы комнате. И мы − не простая английская семья, мы − английская семья мастеров боевых искусств. А Англия известна, как родина бокса. Это боксерская груша.
  
   − Бокс? Подожди, это то, что по телевизору показывали? Два охламона в красных варежках и красных семейных трусах? Они еще прыгали по рингу, делая вид, что дерутся.
  
   − Да, это бокс.
  
   − Понятно. А зачем нам эта груша? − Минато тяжко вздохнул.
  
   − Понимаешь, Кушина. Сегодня к нам придет твоя сестра с мужем, они англичане и боевые искусства у них, прежде всего, ассоциируются с боксом и уже потом с другими видами единоборств.
  
   − А что это за странные полочки?
  
   − Это не полочки, а спортивная лестница с турником.
  
   − А она в каком единоборстве применяется? Об неё бьют противника? Наверное, больно. Особенно если пересчитать его головой эти полочки сверху вниз, − спросила Петуния, с любопытством рассматривая агрегат.
  
   Глаза Минато округлились. Он хотел что-то сказать, но передумал. Потом с надеждой в голосе спросил:
  
   − Ты издеваешься?
  
   − Есть немного. Вообще, мог просто развесить на стены оружие, свитки с каллиграфией или постеры с Брюсом Ли. Ты мне, кстати, обещал такой подарить.
  
   − Когда такое было? Не помню, − невинно поинтересовался Вернон.
  
   − Когда поволок меня на семейную встречу с бизнес партнерами.
  
   − Ты еще тогда тому толстому сломала кисть в трех местах.
  
   − Нечего было тянуть грабли, к последнему пончику.
  
   − Ох, ты моя сладкоежка.
  
   − Ты хочешь сказать, что я толстая? − рука Кушины потянулась к лежащим на столе кунаям.
  
   − Подожди, они для придания атмосферы.
  
   − О, в тебе они будут смотреться тоже замечательно.
  
   − Стой! Только не задень коробку.
  
   − А что там?
  
   − Твои постеры.
  
   − Правда? − восторженно вскрикнула Кушина, бросаясь к коробке.
  
   − Ой, а кто это. На шиноби из Кумогакуре похож.
  
   − Это Мухаммед Али, он не из Кумы. Он афро-американец.
  
   − Порхай как бабочка и жаль как пчела, − прочитала Кушина на плакате.
  
   − Красиво, он стихи пишет? − Короткая пауза.
  
   − Не знаю. Вообще-то он боксёр.
  
   − Тоже бегает по рингу в красных труселях и варежках? И хороший он боксер?
  
   − Чемпион мира по боксу.
  
   − А вот и Брюс Ли. Повешу я его в туалете, наверное.
  
   − Только не там! Лучше уже повесь Мухаммеда Али.
  
   − Зачем мне в туалете кумогакуровец?
  
   − А зачем мне в туалете этот актер?
  
   − Ревнуешь?
  
   − Ничуть. Просто не хочу каждый день видеть Майто Гая у себя в туалете.
  
   − Точно! − стукнув себя по лбу, воскликнула Кушина, − а я все думала, почему у него такое лицо знакомое.
  
   − Это ведь лучший друг Какаши? Один в один, только улыбки на пол лица не хватает, а так вылитый Брюс Ли. Он еще вечно тебя доставал, − и восторженно визгливым голосом продекламировала, − Минато-сенсей, потренируйте меня, пожалуйста. Минато-сенсей, ну, один спарринг. Минато-сенсей, ну, ещё один спарринг, ну, пожалуйста. А эта его бессмертная фраза? Во имя силы юности! − и встала в картинную позу. − Интересно, как они там? − тихим голосом спросила девушка, ещё секунду назад полная веселья, вдруг стала задумчивой и печальной.
  
   В зале повисла тоскливая тишина.
  
   − Нет, точно повешу в туалете, − снова с улыбкой на лице сказала Кушина.
  
   На последних словах Минато со стоном упал в кресло. В этот момент в комнату зашел клон блондина, державший на руках дергающего его за волосы Наруто.
  
  
   []
  
  
   − Не хотел бы перебивать этот спектакль, но к нам прилетели гости.
  
   − Гости? Прилетели? − одновременно спросили супруги.
  
   − Твоя сестра с мужем прилетели на метлах.
  
   − На чем? − всё ещё не веря своим ушам, переспросил Минато.
  
   − Да, вспомнила. Мне ещё сестра что-то о таком рассказывала. У волшебников спорт такой есть. Квиддич, кажется, называется, как то так? И почему они пришли так рано, у нас ещё ничего не готово.
  
   − Почти готово, − в зал из кухни, вошла клон Кушины, − осталось только посолить, засунуть курицу в духовку и сотни две таких же мелочей, наслаждайся. − С этими словами она развеялась.
  
   В дверь постучали. Пару секунд в доме стояла паника: клоны прятали ненужные вещи, убирались в комнатах, активно пользуясь дзюцу, после развеивались. Постучали активней. Немного придя в себя от отмены техники, шиноби пошли встречать гостей.
  
   − Лили! Джеймс! Как мы рады вас видеть.
  
  
  
  Глава 9
  
  
   «Как больно», − Кушина не смогла разлепить глаза. Все тело болело, а голова была чугунной, как будто внутри нее стоит чаша с кислотой, и при каждом движении жидкость выплескивается через края, причиняя невыносимую боль, так что хотелось снова забыться сном. Теперь, вспоминая хмельного Джирайю, сначала заваливающегося к ним домой поздно ночью после пьянки, игнорируя все защитные барьеры и предлагая присоединиться к его веселью, становилось понятным его последующее поведение. Жабьего Отшельника еле успокаивали и укладывали спать, хотя скорее ловили и привязывали к кровати. А под утро просыпались от громких причитаний: мужчина так жалобно стонал, прося любимого ученика добить учителя, павшего в неравной битве с саке, чтобы тот не мучился с тяжелого похмелья. А Кушина его каждый раз выгоняла на улицу, как только он продирал глаза.
  
   «Простите меня, сенсей, я не знала, как вам тогда было плохо», − осознала свою ошибку Узумаки. - «Мы что вчера сильно выпили? Вроде нет. Конечно, хорошо посидели вместе с Джеймсом и Лили, но не пили: у нас маленькие дети. А сегодня был обычный день: с утра привела себя в порядок, покормила Наруто, помогла клонам приготовить завтрак. Потом пробежка к ангару, обычная тренировка, правда, после неё я почувствовала себя странно уставшей. Далее заскочила домой к сыну, на обед, и обратно на полигон на мотоцикле. Там отрабатывала стихийные техники и бой на истощение с десятком клонов. Сильно устала, но думала быстро пройдёт, как обычно. Поначалу, даже не обратила внимания, а потом стало совсем плохо и больно...» − аловолосая вспоминала последние события.
  
   − Добро пожаловать в наш дерьмовый мир обратно, − раздался над ухом до омерзения жизнерадостный голос Шинигами.
   Сделав над собой героическое усилие, Кушина разлепила один глаз: в ярком дневном свете различила смутную, но довольно скалящуюся фигуру.
  
   − Ээ... хе...
  
   − Ты спрашиваешь, что с тобой случилось и почему тебе настолько плохо? Не переживай, банальное переутомление с растяжениями многих мышц и полным истощением чакры.
  
   − А почь...му? − еле слышно, но уже более разборчиво выдавила из себя куноичи.
  
   − Помнишь, как только я закинул вас в этот мир, то предупредил, что дам возможность лучшим образом изменить новые тела, попутно срастись вашими новыми воспоминаниями и остатками личности предыдущих владельцев, как бонус, дать энергию на время, нужное для восстановления прошлых навыков? Так вот, заряд кончился вчера днем, и ты, не заметив изменений своего состояния, продолжила тренироваться на износ с истинным упорством Узумаки. Минато нашел тебя, когда ты отключилась на том полигоне, чуть не загнав себя в могилу, как он выразился. Испугался так, что вспомнил всё, что знал о медицинских дзюцу, про которые слышал, даже придумал парочку новых, − охотно и с долей сарказма пояснял Шинигами.
  
   Кушина смогла повернуть голову и заметила, что обмотана какими-то лентами с фуин-печатями, из которых исходило едва заметное зеленоватое свечение медицинской чакры. А рядом, на полу, в странной выжженной пентаграмме, вписанной в печать и окутанной каким-то странным синим барьером, сидел Шинигами.
  
   − Знаешь, твой муж − просто монстр. За какие-то пару минут, которые потребовались ему, чтобы перенести тебя в ваш дом и разобраться в ситуации, придумал новую медицинскую печать, призвал меня и заключил в барьер, чтобы я питал собой его творение, − с легкой долей уважения в голосе пробурчал Алексей.
  
   «Да в критической ситуации, когда что-то угрожает близким людям, с ним лучше не связываться, можно огрести по полной программе», − с гордостью подумала Кушина.
  
   − А где Минато?
  
   − Побежал грабить аптеку за углом. Думаю, минут через пять будет здесь, или раньше.
  
   − А что значит, заряд кончился? − уже более уверено проговорила девушка.
  
   − Как бы тебе объяснить, чтобы поняла? Пойдем по пути сравнений и мало понятных аллегорий. Можно сказать, что в день, когда вас сюда засунул, я завел в банке энергий этого мира на вас счет, на который положил жизненную энергию девятихвостой шавермы, конвертированную мною в более удобную для усваивания вашей сутью. Она подавалась по чуть-чуть, не давая миру вас отвергнуть или переварить в себе. Плюс, помогала вам нормально развиваться: с личинки генина, до уровня полноценного джонина. Таким образом, вы оба на эти семь с половиной месяцев стали почти джинчурики, получив выносливость, регенерацию и быстрое восстановление чакры. Хотя ты, наверно, даже не заметила, поскольку всю жизнь прожила с батарейкой внутри. Кролик ты наш, энерджайзер, − снова выдал малопонятную фразу Алексей. − Я тоже хорош: вовремя не сообщил о последствиях, думал, почувствуете сами. А вот как вышло. И скажи, пожалуйста. Откуда? Откуда твой муж научился так материться на русском? Я даже опешил на пару минут, а когда очухался, уже сидел здесь, − он постучал по синеватому барьеру, окружающему его со всех сторон.
  
   − А продолжить подпитку? − с плохо скрытой надеждой задала вопрос Кушина.
  
   − Извини, но лавка закрылась, товар кончился, заказы больше не принимаем. Была энергия Девятихвостого, да вся вышла.
  
   − Как?
  
   − Да потратил по чуть-чуть: то там, то сям, − смущенно почесал затылок парень. − У сущностей вроде меня такой товар долго не задерживается.
  
   − А Кьюби?
  
   − А что ему сделается? Переродился уже где-то и прячется по лесам, пока снова не вырастет.
  
   − Понятно. − От таких, новостей представительница клана Узумаки даже забыла, что у неё что-то болит.
  
   Негромкий треск молнии, и посреди комнаты застыл молодой мужчина с взъерошенной копной пшеничного цвета волос и дюжиной огромных пакетов в руках, от которых так и тянуло лекарствами и больницей.
  
   − Кушина, ты как? − бросился к ней шиноби, позабыв обо всём, обнимая и целуя.
  
   − Уже все хорошо, − крепко прижавшись к любимому, сказала мамаша.
  
   − Какая трогательная сцена, − ехидно заметил сидящий на полу Бог Смерти. − Не хотелось бы вам мешать, но у меня дела, знаете ли. Давайте, выпускайте меня поскорей, да я пойду, не буду лишним. А вы продолжите на прерванном моменте. Хотя прежде скажи, откуда ты узнал, как правильно призвать меня сюда? И что это за синеватая хрень, что меня не выпускает?
  
   − Понимаете, Алексей-доно. Я слегка изменил одну печать, описанную в этой книге, − в руках бывшего правителя деревни убийц сама по себе возникла потрепанная старая книга в черном переплетете, − чтобы она перенесла часть жизненной энергии призванного на мое фуиндзюцу.
  
   − А барьер зачем?
  
   − Без него не работает вся печать призыва.
  
   − Как интересно. И что там ещё, в этой демонологии для чайников?
  
   − В этом труде детально описано, как призвать разные иномирные сущности, как защищаться от них, даже как пытать. Необходимо просто знать, кого призываешь и его истинное имя.
  
   На последней фразе Шинигами ощутимо напрягся.
  
   − Но есть одна проблема. В ней нет ни слова о том, как выпустить на свободу призванного. Больше похоже на то, что писавший это человек даже не задумывался о возможности просто отпустить призванную сущность. Но вы не переживайте, пентаграмма призыва продержится недолго, недели три, может месяц.
  
   − Сколько? − осипшим голосом спросил Шинигами.
  
   − Ну, вы, Алексей-доно, не переживайте, барьер проходим с одной стороны. Мы тут постелем мягкий матрац, подушки, одеяло, даже телевизор поставим. Книги и газеты каждый день новые. Будем кормить. Будем ведь, дорогая? − с очень серьезным лицом обратился к жене шиноби.
  
   − Обязательно! − горячо заверила Узумаки, растянув улыбку до ушей и мгновенно вступая в игру. − Много и вкусно. Вы, кстати, кухню какой страны предпочитаете, Шинигами-доно. А какие я леплю пельмени, пальчики оближешь.
  
   С каждой фразой челюсть Бога Смерти опускалась все ниже, а глаза становились все больше, слушая, в каких сказочных условиях он проведет ближайший месяц. Но добила его последняя фраза главы семейства Дурслей.
  
   − Я недавно заключил очень выгодный контракт с компанией изготовляющей био-туалеты, и они мне подарили пробный экземпляр. Думаю, он как раз поместится между...
  
   − Достаточно! − громоподобный крик наверно слышали даже в соседнем квартале. − Хватит, надо мной издеваться.
  
   − Я издеваюсь? − с искренним недоумением в кристально честных голубых глазах переспросил бывший Каге Скрытой Деревни. − Как вы могли только подумать о таком? − такому взгляду невозможно было не поверить: он так и лучился заботой. − Я искренне хочу помочь вам выйти.
  
   Лицо Минато стало задумчивым.
  
   − Вспомнил! − воскликнул, хлопнув себя по лбу, блондин. − В источнике, в котором я почерпнул информацию об этом барьере, − шиноби помахал зажатым в руке гримуаром, − говорилось, что отозвать призванную сущность обратно можно только тогда, когда будет заключен некий договор между призываемым и призвавшим.
  
   − Уже серьезный разговор, и что ты хочешь?
  
   − Ничего особенного, просто подумал, а вдруг снова случится такая же ситуация с кем-то из моей семьи, или даже хуже. А мы не владеем даже простейшими медицинскими техниками. А возможности этого мира сильно ограничены, − Минато обвел взглядом мешки с лекарствами, перевязочным материалом и прочим медицинским барахлом. − И что нам прикажете делать? Каждый раз призывать вас таким ритуалом в подобных обстоятельствах?
  
   − Вот же, пригрел спиногрызов на свою голову. Ладно, подброшу вам пару свитков по этой теме.
  
   − Спасибо вам большое, − низкий церемониальный поклон. − Не знаю, что бы мы без вас делали. Только, у меня будет маленькая просьба. Я вспомнил несколько названий книг и свитков по медицине, не могли бы вы принести и их, − и взгляд, от которого кот из «Шрека» спился бы от зависти.
  
   − Ладно, показывай.
  
   В руках Минато возник маленький свиток, который он передал Шинигами. Тот взял его в руки и открыл, потянув за края, на пол упал длинный отрезок бумаги метра два длиной, исписанный мелкими ровными иероглифами.
  
   − Да тут на целую Кембриджскую библиотеку! − возмущено перебирая ленты списка подобно рулону туалетной бумаги, воскликнул Бог Смерти.
  
   − Нет, даже на три стеллажа из этого храма знаний не наберется. К сожалению, я мало уделял внимания медицинским техникам, не хватало времени заняться изучением ирьиндзюцу всерьез. Однако, список интересующей меня литературы я составил ещё до того, как вступил на должность Каге.
  
   − Ладно, − тяжело вздохнул Шинигами, − посмотрю, что можно найти.
  
   − Осталась маленькая формальность.
  
   − И что на этот раз? − с явной опаской посмотрел на смертного один из Богов Смерти.
  
   − Договор. − Никто не удивился, когда в руках Минато с легким хлопком возникли три листа из бледной толстой кожи.
  
   − Это что? Человеческая кожа? − на краю одного из листов Кушина заметила часть синеватого рисунка татуировки.
  
   − Нет, свиная.
  
   − А татуировка откуда?
  
   − Ну, тот фермер, у которого я их купил, сдавал своих питомцев в салон бодиарта для тренировки новых художников, − не моргнув глазом, поспешно выдал историю Минато. На взгляд Алексея, даже весьма поспешно.
  
   − Ладно, в эту игру можно играть и вдвоем, мелкий интриган. Хотя, что скрывать, такая ситуация меня сильно забавляет, давно уже не было живого непринужденного общения. А поросят случайно звали не Артур Сол, Гарент Гипс и Финеган Янек? − Кушина непонимающе посмотрела на Алексея. − Что такое, я все-таки Шинигами, проводник умерших, хранитель душ и все такое прочее. Понять, чья передо мной кожа, и кому она принадлежала при жизни, я могу легко.
  
   На губах Намиказе застыла его фирменная улыбка.
  
   − Минато? − очень выразительно спросила уже самостоятельно поднявшаяся на ноги Узумаки.
  
   − Ну, прости, дорогая. Не хотел тебя расстраивать. Просто этот ритуал требует специфических ингредиентов.
  
   − Ладно, юный демонолог, ты уже составил договор. Дай взглянуть.
  
   «Так. Пункт о не нападении. Обязанности сторон, а вот о медицинских книгах и свитках. Чувствуется, вписано это совсем недавно, минут пять назад. Молодец парень, хорошо подсуетился, действительно гений. Предыдущий договор я перед ними выполнил. А какие у меня на них дальнейшие планы, они не знают. И то, что я могу влиять на них, ему тоже не очень нравится, − размышлял Шинигами, читая. − Интересно, где он смог разжиться такой полезной литературой? В памяти уже не посмотришь, а после заключения нового контракта тем более. Умными всё же сволочами были демонологи. Какое счастье, что их почти всех перебили. Хотя, помнится, один из них сумел нагадить перед своей не сильно добровольной и очень болезненной кончиной по-крупному, призвав и закрепив в этом мире с полтысячи пожирателей разума, их здесь ещё дементорами кличут. Вот пункт, которого я ждал: не передавать информации о сделках и заключенных договорах между заключившими посторонним сущностям всех видов и воплощений, способным прямо или косвенно повлиять на события, вероятность действий лиц, заключивших этот договор и бла-бла-бла. В прошлый раз я ему довольно прозрачно намекнул, чуть ли не прямым текстом заявил, что за них банально договорился с силами мира сего. Просто вовремя подсуетился, перенеся души понравившихся мне когда-то людей, о которых я прочитал в одной сопливой сказке про ниндзя в тела людей, которые мне не понравились из другой сопливой сказки. В тот момент, при прорыве хаоса, когда все планы и схемы божков всего мироздания летели в тартарары, никому не было дела до одного мелкого духа, взявшего на себя обязательства хранителя душ перед самой смертью. И когда одной группке шестерок змеемордого вдруг захотелось сделать маленькую резню в месте, где находились одни из основных фигур, нужных этой реальности для получения подпитки от миллионов фанатов ГП из моего родного мира, никто не заметил ни этого, ни того, как необходимые персоны выжили. Удивительно, но чувства, желания, а, главное, любовь этих фантазирующих людей помогли материализовать не одну сотню миров одного только ГП. Интересно, сколько смогло материализоваться адов, раев, а также сансар, тартаров и прочих подобных гадостей за всю историю человечества. Лучше пусть мечтают о космических империях Гарри Гарисона, утопиях Герберта Уелса, или хотя бы о волшебных сказках Роулинг. Воистину, люди в моем мире подобны творцу, но им самим от этого ни холодно и ни жарко.»
  
  
   Глава 10
  
  
   - Ах, какой молодчинка, ползи, ползи к тёте Петунье, малыш!
   Ребенок, весело гукая, все же добрался до протянутых рук красноволосой тети. Та, быстро и бережно подхватив его на руки начала кружиться с ним по комнате.
   Лили с улыбкой смотрела как, казалось уже навсегда потерянная сестра, весело играет с ее сыном. Такой Петунью она не видела много лeт. С того самого дня как сова принесла в их дом письмо в Хогвартс. Одно письмо, только для Лили Эванс. В глазах Петуньи поселилась обида, и Лили ничего не могла с этим поделать. Удивительно, но ее сестра всё же нашла свой магический мир как она, выразилась "немного не такой как этот, но удивительный и захватывающий". Лили с восторгом вспоминала недавнее посещение дома ее сестры: небольшого, но такого уютного, в нем чувствовалась какая-то загадочность таинственность, скрытая угроза, направленная на врагов этого дома. Именно так смогла описать себе те чувства, что вызывал у молодой волшебницы этот дом. Хотя ничего магического найти так и не смогла, кроме копилки с деревянной совой, сидящей на корзинке где лежала пара сиклей и дюжина кнатов. Найти так и не смогла. Но сама атмосфера, странные иероглифы искусно вырезанные на дверях и рамах окон, заметные только внимательному человеку который привык во всем искать что-то связанное с ритуальной магией. Множество разных книг, свитков написанных вязью красивых иероглифов. Когда я спросила у сестры, что это и на каком языке, та не естественно широко улыбнулась, сбивчиво сказав что это работы ее мужа и что он на все вопросы ответит сам Вернон. Вернон добродушно улыбаясь рассказал длинную и чрезвычайно занимательную историю, про его скитания по Азии и нежданную встречу с одним ценителем женской красоты, который после их весьма экспрессивного общения закончившегося в разгромленном баре неподалеку, взял ушлого парнишку, что впервые за десяток лет сумел очень доходчиво объяснить ему понятным языком почему не стоит подсматривать за женскими купальнями когда там купается его подруга, да так тот проникся да же раскаялся, взял его в свои ученики. Ах да, на этой стене висит каллиграфия написанная один из диалектов древне-китайского, хотя в нем встречается и много схожих с современным японским слов. И да, эту письменность ему помог изучить его учитель в своей стране очень известный писатель. Почему-то мне вспомнились слова Петуньи "о старом извращенце" и "одной единственной приличной книге". Дальше был роскошный ужин, где из знакомых угощений на столе была только запеченная курица, в основном это были разные блюда включающие рис овощи и рыбу. Никогда не думала, что рис может быть таким разными, а рыба сладкой на вкус. В конце ужина Вернон неудачно пошутил на тему аппетита моей сестры, а Петунья с криком:"Ты хочешь сказать, что я толстая?". Начала метать в него ножи, у них еще странное название было "кунаи". Первые два ножа он поймал в полете, а еще от двух, на пару сантиметров вошедших в плотную древесину, закрылся деревянным подносом . И это он проделал, так небрежно, попивая чай и не останавливая светскую беседу с Джеймсом. Я была в шоке, но увидев мужа, проливающего на себя чай не замечая этого, поняла, что еще хорошо держусь. То, что вытворяли сестра и ее муж, не было магией, но выглядело удивительно.
  
   Но все равно, они оставались простыми людьми, а все их умения объяснялись упорными тренировкам тела и более развитой силой и ловкостью.
   Видит небо, сейчас, смотря на двух самых близких ей людей на этом свете, ей нестерпимо хотелось выговорится, рассказать Петунье о всех бедах и опасностях преследующих их маленькую семью с самого начала этой скрытой для простых людей войны волшебного мира. И ее сестра, каждый раз видя, что ее что-то гложет, начинала задавала вопросы, расспрашивать младшую сестренку, с непонятной для Лили уверенностью в своих силах обещала помочь и если что не так, защитить младшую сестренку от всех опасностей.
   Лили было тепло и приятно чувствовать ее искреннюю заботу. Но рассказать не могла, не имела права. Она очень любила сестру, чтобы втягивать ее в эту войну. В затянувшуюся борьбу двух непримиримых лагерей волшебников, министерства и сторонников Волдеморта. Противостояние длилось уже почти десять лeт все больше набирая обороты и все меньще обращая внимание на методы достижения целей. Временами казалось, что вот-вот начнется главное сражение. Во всех уголках магической Британии, взметнутся тысячи волшебных палочек, творя боевые заклинания. По всей магловской части Британии начнут происходить странные, необъяснимые события, начнут взрываться здания, замертво падать десятки людей угодивших под шальные, абсолютно невидимые для них заклятия, которые будут пускать вдруг в друга опьяненные ненавистью и желанием выжить волшебники. Последствия такой резни будут ужасающими, кто бы не победил. Если кто нибудь вообще победит в этом хаосе.
   Потому никто из противоборствующих лагерей пока не лез в открытый бой. Сторонники Волан-де-морта старались запугать своих идеологических противников, все эти черные плащи, маски, черепа в небе, названия вроде Пожиратели смерти. Стоит признать у них это хорошо получалось, в семьях простых волшебников даже появилась плохая примета, не называть Волан-де-морта по имени, поскольку он это может услышать и наказать наглеца посмевшего произнести его имя в слух. Теперь его зовут, "Тем-кого-нельзя-называть", смешно, но этот идиотизм, активно подогревался Ежедневным Пророком статьями по типу "Тот-Кого-Нельзя-Называть снова нанес свой удар". Они появлялись регулярно, день ото дня, пугая всех еще больше. Министерство магии в ответ как с цепи сорвалось: приняли на службу этих ужасных монстров Дементоров, как думала Лили чтобы те в скором будущем не перешли на сторону Темного лорда, недавно узаконили один из страшнейших приговоров Поцелуй Дементора, это наряду с еще более ужесточившимися наказаниями за применение любой темной магии, да просто за колдовство рядом с маглами и это на ряду с еще большим количество абсолютно идиотских законов направленных на то что бы сократить ряды примкнувших к Темному Лорду. А недавний законопроект о том что по мимо применения ряда непростительных заклинаний, запретить целые направления темных разделов магии, список которых пополнялся с каждой неделей.
  
   Думаю вскоре программу обучения Хогвартса, сократят до простейших чар, трансфигурации и зелье варения. Оклюменцию кстати уже исключили из списка дисциплин преподавания Хогвартса. Такая же судьба ждет и другие не менее важные и полезные дисциплины. Через пятнадцать если все пойдет том же духе молодые волшебники, вышедшие из стен Хогвартса в своем багаже знаний не будут уметь нечего кроме пары защитных чар. Но зато не будут приносить министерству магии такие проблемы, которые им доставляет один хорошо обученный маг собравший вокруг себя сторонников.
  
   И в таком положении шаткого равновесия магическая Англия держится уже несколько лeт. Дамблдор все это понимает и не желает рек крови, и сотен и сотен трупов, потому не вступит на стороне министерства, которое получит с ним превосходящее преимущество над врагом. Но и оставлять ситуацию как она есть он тоже не может. Потому и создал этот Орден Феникса, члены которого вынуждены появляются в самых опасных и критических местах не давая пролиться большой крови, а по возможности ее избежать. Что не нравится не одной из противоборствующих сторон.
  
   На что надеется Дамблдор, Лили не знала. Возможно на какое-то чудо. И по этому даже думать о том, чтобы втянуть во всю эту мерзость ее сестру не хотелось. Лили и так с каждым днем испытывала все больший стыд за то что, начав общаться с сестрой, невольно могла навлечь на нее ее серьезную опасность, ведь за ней и ее мужем ведется охота как и за всеми активными членами Ордена Феникса. Семья Поттеров очень примелькалась, становясь на пути пожирателей, приходя на выручку друзьям и знакомым, просто выводя из под огня очередную семью невинных людей за которыми пришли прислужники Темного Лорда, либо прикрывать собой отступающие групп мракоборцев, в который раз направленных "гениальными" политиками из министерства дабы одним решительным ударом окончательно решить все их проблемы с не подчиняющимися им магами. Уже трижды они ненадолго сходились в бою с самим Томом Реддлом. Было невероятным чудом, что в каждом из тех случаев, их спины прикрывали Фрэнк и Алиса Долгопупсы и они сумели спасти им и себе жизни.
  
   Лили невольно улыбнулась, вспомнилась занятная ситуация, когда она и Джеймс узнали, что у них будет ребенок. Решили поделится хорошей новостью с друзьями и услышали точно такую же новость от семьи Долгопупсов. Фрэнк и Алиса еще шутили, что при опасности у всех людей просыпается инстинкт к продолжению рода.
  
   Очнулась Миссис Поттер от своих мыслей только когда Петунья подошла к ней и с тревогой на лице потрясла сестру за плече.
  
   - Лили все в порядке?
  
   - Да... да, не переживай, - попытавшись повторить ту жизнерадостную улыбку которая почти не сходила с губ ее сестры.
  
   - Все хорошо Петунья, я просто задумалась.
  
   - Ну ладно. А мы с Гарри хотели тебе показать одну крутую технику э.. то есть фокус.
  
   Сестра села на ковер, усадив перед собой Гарри начав водить перед ним указательными пальцами напевая веселую песенку. И когда ребенок ухватил в свои ладошки, мелькающие рядом с ним пальцы тети. У Лили сложилось полное впечатление, что Гарри самостоятельно поднялся на ножки и сделал свой первый шаг. Создавалось впечатление что ребенок самостоятельно стоял на ножках, просто ухватив тетю за пальцы.
  
   На самом деле Петунья плавным движением рук подняла и легким потоком чакры поставила ребенка на ноги. Аккуратно удерживая и гася любую инерцию.
  
   Лили уже хотела зааплодировать, когда Петунья сказала:"Теперь пошли к маме". Непонятно как, но Гарри пошел почти ровным шагом весело смеясь в сторону Лили. Подойдя к ней, Петунья убрала пальцы и мальчик сделав самостоятельно еще шаг, почти упал на руки матери.
  
   - Петунья, как ты это сделала?
  
   - Это еще что. Мой Наруто уже почти бегает. А скоро научится по стенам ходить.
   Абсолютно серьезно заявила ее сестра.
  
  
   ***
  
  
   И снова это странное неуловимое ощущение потери направления, каждый раз выходя за калитку дома Поттеров обернувшись даже не могу понять направление, откуда пришла. Ведь знаю, что в шаге от меня, не высокая калитка за которым просторный двух этажный дом с чердаком и уютным садиком. А глаза и все чувства говорят, что здесь нечего нет, обычная улица на окраине Лондона. Без дома, в котором я провела пару часов. Лили говорила это защитные чары наложенная на особняк и никто не увидит его, если сам хозяин этого не захочет. Это касалось не только простых людей, но и волшебников. Лили рассказала, что похожим образом защищены не только дома волшебников, но и целые участки старого города как Косой Переулок или вокзал Кинкс-Крос с ее знаменитой платформой девять и три четверти. В памяти Петуньи всплыли момент когда они всей семей провожали Лили в школу и как она исчезла на перроне, просто пройдя рядом с одной из колонной толкая перед собой огромный багаж. Есть еще более удивительные примеры. Оказывается приблизительно одна седьмая часть Великобритании, просто скрыта для обычных людей. Туда входят и Замки с прилегающими к ним территориями. Вроде Хогвартса и поместий старых магических родов. Лесов населенных причудливыми зверями и монстрами, озер где живут русалки и русалы. И прочие места населенные магическими расами и существами. На территории Англии было даже с десяток городков где жили только волшебники. Похожая ситуация наблюдалась по всему миру.
  
   Тогда та часть, что осталась во мне от Петуньи просто возмутилась, и привела сестре пример. Спутников, которые помимо высматривания ядерных социалистических ракет. Не могли, не заметить расхождения с географическим атласом.
   На мой вопрос Лили только почесала в затылке и пожав плечами. Выдала только одно емкое слово. По ее мнению объясняющие все. - Это Магия.
  
   А я стараясь понять как такое возможно сделать с помощью чакры. Мысленно прикидывая сложность фуин-печатей и количество чакры чтобы создать такую пространственную аномалию. Хотя бы в пределах десятка квадратных метров. Получалось плохо. Это Минато мысленно может рассчитать и не такое. У меня же просто закружилась голова от подобных мыслей. Но грубо выходило около трех не слабых джонинов, которые будут скидывать в поддержание подобной печати весь свой резерв чакры каждый день.
  
   В моем мире были специальные камни создающие подобный эффект. Бабушка Мито рассказывала, что у Скрытой Деревни Водоворота были древние артефакты могущий скрыть в подпространство большую территорию. В самом начале второй мировой войны вовремя нападения на "Узушиогакуре но Сато" Деревня Скрытого Водоворота. Обедененных сил двух армий скрытых деревень ветра и тумана. Старейшины деревни водоворота эвакуируя население города, запитали один из таких Артефактов или обладающий похожими функциями, заполнив его до краев чаркой пока несколько сотен сильнейших шиноби деревни защищали подступы на пути к ней. Обрушивая на врагов невероятные водные техники, в которых традиционно были сильны Узумаки. Вроде водоворотов, унесших под воду десятки кораблей прямо на морское дно или торнадо, разносящие могучие корабли как хлипкие суденышки. Треть вражеского войска была уничтожена до того как первые враги добрались до берега, а дальше в ход пошли знаменитые фуиндзюцу Узумаки, в котором им не было равных. Согласитесь весьма неприятно, когда твоя атакующая техника, дойдя до защитников острова, мгновенно запечатывается, а в следующий момент движется в обратном направлении.
  
   Или когда в бою на близкой дистанции красноволосый шиноби запечатывает твою конечность или одним легким касанием половину внутренних органов, а о техниках вроде банальных взрыв печатей я вообще умолчу. Бой был страшны, враги гибли сотнями разменивая десяток шиноби за одного Узумаки. Заставляя их медленно отступать к селению. Когда внезапно все поле озарила ярчайшая вспышка а после по всему острову прокатилась ударная волна, породившая мощнейшие Цунами, накрывшие почти весь остров принадлежащий Узушиогакуре.
  
   Оклемавшись, нападающие увидели почти до основания разрушенное поселение водоворота и пару десятков выживших шиноби Узушиогакуре. Которых буквально порвали в клочья от досады. Победителям достались руины деревни и пара сотен жителей водоворота, которых наловили по всему острову, все кто был на момент нападения за чертой стен деревни. Но даже за такую не богатую добычу снова вспыхнули конфликты между бывшими союзниками. Те свитки, и печати которые успели нарыть в руинах победители. В дальнейшем сильно увеличили арсенал фуиндзюдцу этих деревень. А жители деревни особенно женщины дали прибавление сильной крови Узумаки в правящие кланы захватчиков. Самым знаменитым ребенком, от таких принудительных браков стал некий Ягура джинчурики треххвостого и будущий Мизукаге. Который искренне ненавидел, все правящие кланы Кровавого Тумана. Интересно почему? Мито которая все это рассказывала маленькой девочке неделю назад ставшей носителем самого сильного биджу, а малютка горько плакала прижимаясь к медленно угасавшей старушке. И в одну из, их последних встреч.Старшая Узумаки сказала маленькой Кушине. Что старые маразматики, отвечающие за эвакуацию жителей Водоворота, конечно, перемудрили, сделав все через задницу. "Но может это к лучшему, Узумаки снова вернутся в этот мир,когда эта бойня наконец-то закончится. Или хотя бы немного поутихнет, думаю ты или твои дети доживут до того момента когда над руинами Узушиогакуре но Сато вновь вспыхнет яркая вспышка света принеся всех тех, кто ушел в тот злополучный день."
   После этих слов, в душе девочки появилась надежда, которая помогла ей не сломится от тех бед, которые опустились дальнейшем на ее голову. Потом в ее жизни появился один желтоволосый паренек, смотрящий на нее не так как все остальные. Для которого не было чего-то невозможного.
  
   Сморгнув отчего-то выступившие слезы и застегнув кожаную куртку. В конце марта было ощутимо прохладно на улице. Можно разогнать чакру по телу. Тем самым ускорив ток крови, а с ним и теплообмен. Но пользоваться чакрой после той злосчастной тренировки после, которой ее спас только гений Минато. Поймавший для работы своей первой мед техники целого Бога смерти. Заставив питать своей чакрой, монструозную по затратам и потерям в преобразовании мед-чакры печать. Отток, которой в таких количествах мог себе позволить только существо вроде Шинигами и Ангелочков средней паршивости. Покачав головой поближе ознакомившись с творением ее мужа высказался Алексей. После того как Минато его выпустил. Последние что запомнила Кушина в тот день после отключения печати, ей снова стало плохо, и провалиться в сон. Она провалялась в постели почти неделю. Окруженная, заботой мужа и занятая играми с Наруто. Еще у них дома каждый день появлялся Алексей, который с упреком во взоре и тяжкими вздохами сгружал почему-то ей на постель очередную порцию свитков и книг по медицине. Бурча поднос о бесправных тягловых животных, и злостной эксплуатации. Жалуясь на нервных шиноби, не дающим мирно и спокойно позычать на время свитки из их библиотек.
  
   - Ты хотел сказать нагло, красть, - попытался поддеть его Минато.
  
   - Нет именно позычить на время. Между прочим, у меня есть и свои обязанности. В вашем прошлом мире я работаю не покладая рук. Ради стабильности бытия и защиты душ. А к вам забегаю в свободное от тяжкой службы время.
  
   - Да и просто мне очень нравится посмотреть на выражение лиц библиотекарей и сотрудников АНБУ, когда все исчезнувшие свитки снова вернутся на свои законные места, а рядышком пропадут новые, - предвкушающее улыбнулся Шинигами.
  
   - Так что, хватай кисти в руки, и бегом переписывать, завтра с утра я их заберу. Думаю спокойно спать тебе, в ближайшие пару недель не придётся, - сказал счастливый Шинигами.
  
   - Зачем такие сложности? - слегка побледнев, ответил Минато, косясь на внушительную гору свитков сваленных у меня на кровати. Видимо, мысленно прикидывал оставшиеся до утра время. Помноженное на количество клонов и свое состояние после развеивания толпы каге-бушинов.
  
   - Не хочу нарушать своими действиями, будущие события в вашем мире. Может эти свитки, которые я нагло сопру. В будущем спасут тысячи жизней. Уменьшив количество моей работы.
  
   - Ах ты!! - Указующий перст, направленный на мужа и драматическая пауза.
  
   - Не желаешь пару лишних раз мазнуть кистью по бумаге, переписав пару страничек текста? Хочешь, забрать шанс на жизнь, у сотен будущих шиноби, которым ради выживания потребуется один из этих свитков?
  
   - Я даже за свои кровные. Ради благого дела, тебе набор каллиграфии куплю. Если у тебя нет своего. Чернильных камней для разведения чернил и три десятка кистей разной длины и толщины. Хочешь?
  
   - Спасибо большое за такую щедрость, но у меня есть такой набор. Думаю, будет лучше и практичней переписать свитки шариковыми ручками и чертежными карандашами, так будет намного быстрей и удобней.
  
   - Да-а?! Обидно. - Алексей разом поскучнел. - Ну ладно, - с новым предвкушением в голосе продолжил, - завтра принесу в два раза больше. И не вздумай заставлять переписывать Кушину. Ей нужен отдых и покой.
  
   - Не волнуйтесь, Шинигами-доно. - Ответила Кушина таким же тоном. - Даже не подумаю отбирать у мужа его любимые свитки.
  
   - Это заговор! - Возмутился муж.
  
   - Нет, это наказания за чрезмерную жадность! - Довольный как Акимичи, разоривший закусочную придя туда по призовому пригласительному билету. Растворился воздухе слуга Смерти.
  
   Минато до этого стоявший у окна с видом оскорбленной невинности. Затрясся от задерживаемого смеха, потом громко рассмеявшись. Собрал все свитки и пошел в звонить своим знакомым, договариваться на аренду на пару недель хороших ксероксов.
  
   Погрузившись в воспоминания Кушина села на свой Харлей, резко газанув и вылетела на дорогу.
   Внезапно она почувствовала, как колеса мотоцикла заскользили по асфальту как по очень оскольскому льду. Утратили при этом силу трения с землей. "Что за... "
  
   С трудом удерживая мотоцикал в вертикальном положении она проехала еще десяток метров когда чувство опасности взвыло Кушина почувствовала, как в нее какие то техники летящие ей в спину. Вильнув пару раз, уходя из под обстрела невидимых лучей. Уже готовилась спрыгнуть с байка, уходя от атак по Крышам, где буде больше возможностей для маневра. Но не успела, сбоку она заметила мелькнувшую фигуру в черном плаще, и в тоже мгновение почувствовала как тело разом окаменело. Больше не слушаясь ее команд. В ту же секунду уже не управляемый байк вильнул, завалившись на бок, больно ударив ее боком и коленом об асфальт и отшвырнуло в сторону. Кушина лежала на боку с неестественно вывернутой левой рукой не всилах даже моргнуть или отвести глаза от медленно приближающегося к ней человека в черном плаще и желтой маске виде черепа. Немного постояв над ней он повернулся на звуки громко топающих людей.
  
   В поле зрения Кушины появились еще три похожих фигуры бежавших каким-то нелепым бегом, тяжко прихрамывая и отдуваясь. Одна из фигур выделялась маленьким ростом и объемным животом, который не мог скрыть даже широкий черный плащ. Двое других не имели видимых отличий, один из них крикнул подошедшему к ней первым.
  
   - Эрик! Какого х.. твое заклинание скольжения сработало с задержкой? Эта девка поехала по дороге даже не заметила, а мы сейчас чуть не убились!
  
   - Ты это специально сделал! Я знаю, сам пошел в перёд, чтобы посмеяться над нами. Небось, захотел нахапать всю благодарность Лорда себе.
  
   - Не ной Клизел, заклинание сработало правильно и в нужный момент! - Брезгливо бросил в ответ тот, кого назвали Эрик. - Просто эта как ты выразился, девка виртуозно владеет эти видом транспорта. - Он указал куда то вдаль на дорогу за придел видимости Кушины.
  
   - И смогла удержать эту ровно. А я отошел от вас, таких метких и грациозных волшебников. На тот маловероятный случай ели что-то пойдет не так и сюда заявятся маги министерства или дружки Поттеров. Ну, на случай если вы, косорукие домовые эльфы. Втроем не сможете справится с одно девкой. И судя по результатам, я был прав! О вашей меткости можно складывать легенды. Вроде три косых тролля с волшебными палочками.
  
   - Заткнись, Кливенс или я за себя не отвечаю! - Гневно процедил в ответ самый высокий и правильно двигавшийся из этой нелепой тройки темных фигур.
  
   - Мне стало так страшно! - с наигранным ужасом в голосе ответил Эрик.
  
   - Но судя,потому что вы втроем потратили десять заклинаний. Или больше? Целясь в спину ехавшей по прямой девушке. Мне пройдется лечь на землю, чтобы уровнять наши шансы.
  
   От его собеседника послышалось тихое рычание.
  
   - Успокойся Берт, не нужно ссорится. - Замахав руками встал между ними самый маленький и толстый.
  
   - Просто эта стерва уворачивалась от заклинаний! - Голос коротышки стал жёстким и неприятным. Из него исчезли лебезящие нотки.
  
   - Уворачивалась? - Переспросил Эрик.
  
   - Нуу... создавалось такое впечатление. - В голосе толстяка явно были сомнения в собственных словах.
  
   - Не тупи Кливенс. Обычные люди даже не могут увидеть магию. Не то, что увернуться. Тем более борясь с управлениям этой двух колесной и даже не смотря вашу сторону.
  
   - Тут больше подойдет другое объяснение. - Эрик сделал паузу, приложив руку к подбородку.
  
   - Ты думаешь что она сквиб ведь ее сестра Лили Поттер. А сквибы. хорошо чувствуют магию. - Выдал идею толстячок.
  
   - Нет другое. Хотя... идея интересная. - Эрик присел над Кушиной к чему то присматриваясь - Нет я не чувствую от нее никакой магии. Думаю, моя первая теория будет самой верной.
  
   - И какая же?
  
   - Она заключалась в том что вы косорукие эльфы с тирольскими мозгами.
  
   - Ах ты!..- Берт поднял свою волшебную палочку.
   Но начинающуюся потасовку остановил спокойный голос, донесшийся из-за спины куноичи.
  
   В поле ее зрения вошли еще четверо в черных плащах. Видимо прибывшие стояли выше по карьерной или что там у них, поскольку все четверо в тот же миг убрали свои волшебные палочки. Трое стоявших возле нее низко склонили головы перед пришедшими. А Эрик едва заметно склонил голову.
  
   - Хорошая работа Эрик, можешь быть свободен.- Тот коротко поклонился, и исчез едва заметной темной дымке.
  
   - Но..- попытался возразить Берт.
  
   - А вам Берт Кейнольдс, Джон Клизел, Джим Сливенс. Надлежит охранять подступы к особняку Поттеров если заметите Мракоборцев или Орденцев - подать сигнал и придержать наступавших сколько возможно! А сейчас поднимите этого магла.
  
   Кушина почувствовала, как ее поднимают на ноги. А пальцы коротышки влезшего помогать своим напарникам заскользили вдоль ее тела пытаясь облапать. Пока не наткнулись на трехзубый кунай Минато на котором была печать применения Хирашина.
  
   - Ааа..! - Раздался крик толстячка отдернувшего от нее руки.
  
   - Ты что орёшь придурок! - Зашипел на него напарник.
  
   - У нее нож. - Баюкая порезанную руку, сказал Сливенс.
  
   - Да? - заинтересовался Берт аккуратно вытащивший из-за пояса Кушины закрепленный на магните кунай.
   - Никогда такой не видел. - Покрутив в пальцах сказал Берт.
   - Дай-ка посмотреть, - заинтересовался один из пришедшей четверки.
   - Какая интересная работа. Восточный стиль. Не артефакт, но похож, даже чувствуется от него, нечто такое. Забирай! - Мужчина бросил кунай обратно Берту.
  
   - Ладно, подведите ее ко мне, - заговорил молчавший до этого тип, и вытащил из рукава волшебную палочку.
  
   Кушина поняла, что если она попадет под новое заклятье, то уже нечего не сможет поделать. Все то время пока длился разговор между волшебниками она пыталась пошевелиться, но не чувствовала свое тело. Управление чакрой подавалось едва-едва. Приходилось прилагать огромные усилия чтобы хотя бы почувствовать ток чакры в теле и уже минуту она разгоняла ее по телу, но только смогла почувствовать прикосновения, мышцы ее не слушались, если бы ей дали бы четверть часа. Она бы полностью освободилась от последствий этой странной техники, но времени у нее не было. Единственное что она смогла сделать, когда бледная кисть с тонкими пальцами поднесла к ее лбу волшебную палочку.
  
   Она максимально насколько возможно разогнала ток чакры в голове, перед тем как услышать последнее слово:
  
   - Империус.
  
  
  Глава 11
  
  
   Лили вздрогнула, когда услышала со стороны улицу голос сестры:
  
   - Лили,- снова раздался голос.
  
   Уложив сына в кроватку, Лили подошла к окну и всмотрелась, рядом с калиткой ее дома медленно перебирая ноги, шла немного неестественной походкой Петунья, вот она остановилась и развернулась в обратную сторону.
  
   - О боже! - Невольно вырвался крик, когда она увидела в каком состоянии была ее сестра. Растрепанные красные волосы, от разбитой левой брови идет полоска подсохшей крови, разорванная на плече, рука вывернутая под неестественным углом. Петунья снова повернулась боком и пошла в обратном направлении припадая на левую ногу.
  
   С улицы снова раздалось ее имя.
  
   - Лили!
  
   Не помня себя, Лили бросилась к входной двери.
  "Что с ней случилось? она разбилось на... на этом чертовом мотоцикле. Я ей говорила, что это опасно. А она только улыбалась. Отговариваясь тем, что не опаснее катания на метле. А теперь в таком состоянии. Хорошо,что недалеко уехала так разбилась бы по дороге я даже не узнала. А так пришла сама. Боги о чем я думаю!"
   Лили выбежала во двор на бегу доставая палочку.
  
  "Так, какие нужны заклятья? Обезболивающие, успокаивающие и зелья, да зелья кроветворное заживляющие."
   - Петунья, я здесь!
  
   Сестра остановилась прямо напротив калитки, невидяще повертев головой возле калитки. "Черт, включена защита дома. Она ее не видит."
  
   Подлетев к калитке распахнув, выбежав на дорогу.
   - Петунья, ты как? - Подбежала она к девушке.
  
   Та на все также смотрела отстранено. Но потом ее взгляд сфокусировался на Лили.
   - Лили, я упала с мотоцикла помоги там раненые. - Начала снова говорить, но потом ее голос сбился и она явно пересиливая себя отрывисто продолжила - Беги. Засада. Маги.
  
   С каждым, словом лицо Петуньи белело на глазах, а на последнем из носа потекла кровь. Но ее слова все же помогли. Лили одним движением взмахнула палочкой выставив самый мощный шит,который смогла создать не поизносится вербальный компонент заклинания в слух. Щитовые и защитные чары всегда получались у нее очень хорошо, а главное быстро вот и сейчас она успела первой и красная вспышка заклятия ударилась о выставленный щит. Потом еще одно и еще пока щит, не задрожал от всевозможных заклинаний,бьющих в его поверхность, с трудом держа перед собой палочку Лили приблизилась к сестре обхватив ту за талию потянула на себя ближе к спасительной калитке. Закрытому чарами дому.
  
   -Не. впускай. меня.- отрывисто сказала Петунья, с нотками отчаянии в голосе.
   Из последних сил удерживая щит она буквально упала вовнутрь своего сада поспешно закрыв калитку ногой.
  
   Отдуваясь, поднялась на ноги. Смотря, как вдоль улицы продолжают мелькать лучи заклинаний, уходя дальше по улице попадая в соседние дома и деревья, облегчено выдохнула. Поняв, что опасность снова прошла в шаге от нее ее семьи. На улице прекратили мелькать вспышки заклинаний и Лили увидела, как к ее дому приближаются четыре фигуры пожирателей смерти. Подойдя к тому месту, на котором они сестрой только что стояли, четверка замерла. Одна из фигур подняла верх палочку. Безошибочно указывая ей на Петунью. Лили поняла, что еще нечего не кончилось. Из кончика волшебной палочки пожирателя смерти ударил яркий синий луч, попавший в Петунию, та поднялась и очень медленно вытащила из кармана куртки прозрачный хрустальный шарик ярко светящийся от переполняющий его магической силы, сделав небольшой шажок к калитке которая по своей сути, была одной замкнутой пентаграммой. Но в отличие от прерывной версии она защищала от тех, кто хотел войти на территорию дома Поттеров. И как простейшую пентаграмму ее можно было повредить, просто стерев пару линий или ударив по защитному полю изнутри сильным заклинанием с чем спокойно справится заполненный магией маленький хрустальный шарик несомый Петуньей к забору, соприкоснувшись изнутри с защитным полем, оно развеет его на несколько секунд. А через державшую в руках хрустальный шарик пройдет огромное количество магии, прошедшего через него на сквозь - это очень опасно даже для мага. Обычного человека, не обладающего даром просто - убьет.
  
   Все эти размышления промелькнули в голове Лили за пару мгновений.
   - Петунья, стой! - Крикнула, понимая, что не успеет, и все же прыгнула к сестре.
   Нет, казалось, произошло чудо, и рука Петуньи замерла в десятке сантиметров от калитки.
   Лили подбежала к ней постаравшись быть сестру на землю но не смогла даже сдвинуть с места казалось, столкнулась с каменной статуей.
  
   Петунья медленно повернула голову в сторону Лили. Та в ужасе замерла по белому как мел лицу ее сестры: из носа, глаз и прокушенной губы тонкими струйками текла кровь. Что с ярко красными волосами создавало жуткое зрелище а светло зеленые глаза такие же как и у Лили были наполнены болью и отчаянной борьбой сама собой.
  
   В этот момент в ее сестру ударила новая синяя вспышка заклинания. Взгляд сестры начал затуманиваться но перед тем как окончательно потерять себя Петунья тихо произнесла два слова
   - Гарри..беги...
  
   Одним движением руки сильно, но в тоже время мягко отбросила Лили к дверям ее дома. В этот же момент по глазам резанула яркая белая вспышка света. Произошедшая от прикосновения артефакта с зашитой дома.
  
   Проморгавшись немного перейдя в себя Лили, увидела как четыре темных фигуры снимают остатки защитных чар одновременно переступая через завалившийся забор и тело ее сестры лежавшее у остатков калитки.
  
   Душа наполнилась невыразимой болью и отчаянием. Которые разбились на два последних слова сказанных ее сестрой: "Гарри..Беги..." Гарри!!! Надо спасти Гарри!!! Не поднимаясь на ноги Лили протянула палочку к закрытой двери и выбив ее заклинанием вместе с косяком прыгнула в след за ней.
  
   Так, сейчас быстро наверх, на второй этаж в детскую, взять Гарри и в камин. Нет слишком медленно, метла она в соседней комнате, "Акцио, метла!" - выкрикнула Лили перепрыгивая через три ступеньки, со второго этажа раздался звук выбитой двери и вниз по лестнице прямо к ней в руки летела метла. Сгоревшая в серой вспышке света прилетевшего из-за спины заклинания пущенного на бегу в нее Пожирателем Смерти. Развернувшись на узком пролете между лестниц выставила шит и встала на пути пожирателей. В щит начали бить россыпь боевых заклинаний посылаемые в нее двойкой пожирателей, в прочем по силе намного превосходящих те, которыми осыпали ее щит у входа на территорию дома, Лили раз за разом приходилось менять щиты ставя все новые.
  
   Лихорадочно соображая, что ей делать дальше.
   - Ринки! - во весь голос крикнула Лили. Рядом с девушкой возникла маленькая фигура домовой эльфийки.
   - Да хозяйка.
   - Хватай Гарри и перемещайся в Орден!
   - Да хоз..
   - Быстро! - рыкнула на нее Лили, уворачиваясь от прошедшей через ее щит, как нож сквозь масло зеленого луча Авады.
  
   Домовая эльфийка дома Поттеров с легким хлопком растворилась в воздухе.
  
   "Ну, вот и все. Нужно просто продержаться до прибытия помощи."
  
   Но следующую секунду все ее надежды на спасение разлетелись прахом.
   Сверху донесся вскрик домовой эльфы, а за ним яркая вспышка зеленного света.
  
   От понимания случившегося, у Лили на миг замерло сердце, она кинув первое за сегодня боевое заклинание в слишком увлекшихся атакой врагов метнулась наверх, надеясь успеть спасти хотя бы Гарри. Вбежав на второй этаж, уже готовясь, метнутся в детскую почувствовала, как ей в спину с красной вспышкой ударило простейшее боевое заклятье, но весьма эффективные и быстрое в применение. Сколько нужно времени, чтобы мысленно сказать остолбеней? Очень немного, а для опытного волшебника мгновения хватает простого желания. Здесь, нет необходимости посылать вместе с магией в палочку желание убийства с четким проговариванием формулы Авада Кедавра. Быстро такое заклинание могут создавать только ближний круг Темного Лорда да и то не все и сам Темный Лорд, который может кидаться ими чуть ли не прерывно.
  
   Упав на живот Лили по инерции покатилась еще немного. Бессильно замерев, слушая приближающиеся шаги. Пока сильные руки не выдернули из ее рук палочку и не усадили спиной к стене. Лили увидела, как один из Пожирателей склонился над ней, двое других с которыми она сражалась, стояли на пролетах лестниц немного дальше. Из детской неторопливо вышел четвертый, на руках которого лежал ее ребенок не умело завернутый в простыню.
  
   - Ну как? - Спросил зашедший.
  
   - Все почти по плану.
  
   - Единственное, ее сестра дважды чуть не сбросила контроль. На моей памяти такое впервые. Пришлось дважды обновлять. Поразительная сила воли. Даже жаль, что пришлось пожертвовать таким материалом.
  
   - Ты жалеешь о магле? На тебя это не похоже.
  
   - Все-таки мне кажется, что та девушка была сквибом.
  
   - Я чувствовал, как она пыталась бороться с Империусом, да и Сливленс говорил, что она уворачивалась от оглушений.
  
   - Думаешь угасший род?
  
   - Да я узнавал, их прабабка была ведьмой.
  
   - Что же, тогда действительно жаль.
  
   - Ренольс, отправляйся. Лорд прибудет в замок только к рассвету. Однако лучше поспешить. - Пожиратель державший Гарри кивнул и вытащил свободной рукой золотую монету и крепко сжал ее в руках исчезая в искажениях возникающих про активации порт-ключа.
  
   - Вы так и не выяснили,зачем Лорду понадобились эти младенцы.
  
   - Точно нет, но ходят слухи, что было какое-то пророчество. Толи они понадобились ему для жертвоприношения,могущие еще больше увеличить его силу.
  
   - Точно знает только сам Лорд.
  
   - Пожалуй, вы правы. Пора заканчивать. Тот выброс магии от разрушившейся защиты мог привлечь к себе магов. - Маг поднял палочку и навел ее на Лили.
  
   Лили вдруг четко поняла, что это все, конец. Она никого не защитила. Сестра даже умирая пыталась ее спасти, дать время. А она так и нечего не сделала. Могла сразу позвать Ринки, чтобы та перенесла их сестрой к Гарри или призвать тот стеклянный шарик, как метлу. Но она стояла и просто смотрела, как она умирала. Она могла попытаться развеять Империус, она могла... И тогда Петунья, Ринки, Гарри...
  
   Горькие слезы отчаяния беззвучно полились нескончаемой дорожкой с глаз по щекам.
   - Ну что же, миссис Лили Поттер. Прощайте. - Неспешно взмахнув палочкой, сказал Пожиратель Смерти.
  
   Лили закрыла глаза.
  
   Готовясь к последней вспышке яркого света. Которая навеки застынет у нее перед глазами вместе с лицами дорогих ей людей.
   Но вместо нее девушка почувствовала, как тяжелая остро пахнущая железом капля упала ей на лицо.
  
   Открыв глаза Лили, увидела тонкую женскую руку, выходящую по запястье из груди направившего на нее палочку Пожирателя Смерти, с которой тонкой струйкой текла кровь. Одна капля, которой упала ей на щеку, прервав дорожку из слез.
  
   С лица Пожирателя упал капюшон, развеяв иллюзию страшной маски,в виде черепа обнажив худое морщинистое лицо, лет сорока с залысинами в беззвучном крике раскрывающего рот.
  
   А за его спиной стояла, хищно улыбаясь, Петунья. С лицом в едва подсохшей крови, застывшей навсегда казалось на таком добром и радостном лице причудливой демонической маской.
  
   В этот момент опомнились Пожиратели смерти, стоявшие по бокам от убийцы и его жертвы. Но не успели они поднять палочки, как Петунья резко развернула руку с насаженным на нее телом в сторону правого, запуская еще живое тело как снаряд, который снес и впечатал в стену Пожирателя. Левый же почти успел сотворить заклинание, когда нога Петуньи ударила его в корпус,отправив в полет в самый конец коридора.
  
   Кровавый демон повернул голову, склонившись над ней, и превратился в ее сестру, которую она мысленно уже успела похоронить.
  
   - Лили ты как? Мгновенно пропало ощущение придавленности, чем тот большим и страшным еще секунду назад исходившее от ее сестры.
  
   - Пе.. Пе...Петунья! Это ты?
   Та утвердительно кивнула.
  
   - Петунья они забрали Гаррии... - Слезы с новыми силами полились из глаз, но на этот рез в них не было той обреченности, только обида и непонимание.
  
   Сестра нежно обняла ее, прижав к груди как маленькую.
   - Не плачь Лили. Мы его обязательно найдем и вернем. Они еще поплатятся за это. Даю тебе слово шиноби!
  
  
   Глава 12
  
  
   Кушина, медленно шла возле того места где должен был находиться дом Поттеров нарезая круги туда обратно.
  
   Никогда не попадала под метальный контроль. Спасибо за это хвостатой сволочи, которая просто выжигала все, что попадала в мой духовный мир. А сейчас, сейчас я полностью поняла, чего всю жизнь боялась.
  
   Всегда боялась. Попасть под ментальный контроль особенно такой в котором выполнишь все что прикажут: выкрасть секреты, предать селение, и убить родных тебе людей. И ты выполнишь, при этом все понимая и осознавая себя. Именно это мне приказали сделать. Я своими руками убью дорогих мне людей. Выманить Лили отвести дома, где на нее нападут эти четверо. Если волшебница обобьется. Войти с ней вовнутрь защиты и... Та стекляшка, которую мне положили в карман с приказом взять в руку, и прикоснутся ей к ограде дома, сразу как окажешься внутри.
  
   - Лили... - губы сами собой сказали имя моей приобретенной сестры.
  
   Мысли текли плавно и отстранено, казалось, что ты гость в собственном сознании, а вместо тебя говорят и двигают твоим телом. Что это? Магия? Нет, точнее будет сказать заклятье.
  
   - Лили. - Разворот ноги идут в обратную сторону.
  
   Что мне делать нужно выйти из под действия заклятья. Но как? если бы это была вражеская техника. Надо было просто нарушить на мгновение движение чакры в мозге с помощью техники Кай. Всего лишь сложить печать концентрации и произнести нужное слово.
  
   Когда в нее попало то заклятье то чакра которая циркулировала по телу усиливая мышцы и оберегая от любых несильных повреждений просто исчезла, вернее она перестала ее чувствовать, как и тело и с мотоцикла упала обычная девушка а не куноичи. Потому она ощущала, как болит нога, рука, сломанные ребра и ссадина на голове.
  
   Кушина попыталась приподнять руки, это неожиданно получилось. Но она почувствовала, как заныла левая рука. Попавшая на миг в поле ее зрения. Нет, с такой рукой печать не сложить.
  
   Попыталась сжать пальцы. Почувствовала резкую боль.
   Руки сами собой разжались и опустились. Заклятье заметило ее действие и остановило их.
   Но это было не главное, главное Кушина поняла, что в момент, когда она сжимала руку, заклятье вздрогнуло от боли. На миг, дав мне чуть больше свободы.
  
   - Петунья, я здесь! - Кушина, остановилась, а заклятье закрутило, ее головой ища источник звука.
  
   (Цензура) Биджу, Лили сейчас выйдет!
   Что делать?
   Необходимо предупредить как. Есть два способа преодолеть вражеское гендзюцу. Сбросить с помощью Кай или ударить от всей души побольнее треснуть идиота попавшего под ген. Точно. Боль, заклятье почувствовало боль. А если совместить эти два способа.
  
   Чакра также продолжала циркулировать по каналам в нутрии моей головы сотой же скоростью, до которой я смогла ускорить в том состоянии.
   Откуда-то я понимала, что именно благодаря чакре я осознаю сейчас себя и чувствую чужака в своем сознании.
   Со времени избавления от Девятихвостого мой контроль значительно улучшился.
  
   - Петунья ты как?
   Из воздуха напротив меня возникла, Лилит, во взгляде обеспокоенность, испугано меня разглядывает.
  
  
   ... (Цензура)
   Заклятье сейчас отведет ее подальше от дома, прямо в руки этим черно плащикам.
   Сосредоточься, думай. А что если...
   С первых занятий человека начавшего чувствовать чакру учат контрою за ней. Если направить ее не так, или не туда, слишком много или мало, допустить ошибку при выделении Ян или Инь компоненты, ты ощущаешь боль чакроканалов и тела. Поэтому правильное взаимодействие с чакрой, вбивается на рефлексы вместе с болью, самым хорошим учителем в мире. Ведь если делаешь неправильно, чувствуешь боль, правильно - не чувствуешь. Все очень просто, даже для пятилетнего ребенка. И пришедшая мне в голову идея, уверена вряд ли бы пришла в голову нормальному шиноби. Но я отчетливо почувствовала, в тот раз как заклятью не понравилась боль. И оно попыталось ее прекратить, повлияв на мое тело.
  
   А потому,так сюда лучше не направлять - потеряю сознание, а с ним потеряю и контроль над ситуацией на радость заклятью и черно плащикам, так это меня просто убьет. Интересно, если я сейчас умру, заклятье умрет вместе со мной или мое тело останется стоять контролируемое заклятьем, как в том фильме про зомби, там их тоже оживили с помощью магии.
   Не буду проверять.
  
   Так, о, это то что надо! Правда будет очень больно, но сознания не потеряю.
   - Лили я упала, с мотоцикла помоги там раненые.. - Начало говорить заклинание. Некогда искать. Поехали. Хрясь по мозгам.
  
   (Цензура) (Цензура) Биджува задница. Одно радует, похоже, ему также хреново,как и мне. Ээ... оно восстанавливается еще разок.
  
   В глазах помутнилось от боли, но я почувствовала как невидимые нити,опутывавшие мое тело подаются, заклятье начало отступать с каждым толчком чакры голове давали мне секунду свободы которой хватило,чтобы произнести несколько слов.
  
   -Беги. Засада. Маги.
  
   Кажется, поняла. Но я отчетливо почувствовала за спиной затылком я ощутила опасность, вернее не так ОПАСНОСТЬ, Лили успела первой. Подошла в плотную ко мне, направила свою палочку мне за спину, сказав активатор защитной техники, и десятки вражеских техник разбивались о выставленный Лили барьер. По моим ощущениям, думаю все происходило именно так.
  
   Странно, но оказывается видеть прямое воплощение магии простые люди не могут. Все эти магические проявления, как описывала Лили лучи разных цветов могли видеть только волшебники, сквибы люди с ограничены даром, и магические существа.
  
   Обычные люди видели только результат воздействия магии на материальный мир: вспыхнувший огонь, летающий предмет, выращенный поросячий хвостик. Или могли на себе ощутить их последствия. Я тоже нечего не увидела, ,кроме легкого колебания воздуха когда меня ударило то заклятье. Что это можно относить к материальным проявлениям, но у любого шиноби или человека часто встречающегося с опасными для жизни ситуациями особенно у полицейских, пожарных, спасателей есть "чуйка", чувство опасности в некоторых случаях дающие информацию сознанию точнее и правильнее глаз.
  
   Как говорил в академии старый учитель джонин: "Чувство отвечающие за то чтобы кунай не прилетел вам в задницу. Шиноби не имеющий этого чувства еще не когда не поднимались выше звания генина просто не доживая до того момента когда им дадут звание чуунина. Прислушивайтесь к себе, тело намного мудрее бестолковой головы которую оно носит на плечах и если вам резко захотелось упасть в помойную лужу посреди улицы, не раздумывая падайте. Грязь отмывается намного легче собственной крови."
  
   Нет! Что она творит? Лили обхватила меня за талию и потащила за собой.
   Нет! Мне нельзя входить! Если я окажусь там, заклятье приложит все силы чтобы выполнить приказ и тот стеклянный шарик... Ведь именно это его предназначение, то к чему оно стремится.
   Надо предупредить. Снова бью по своим мозгам.
  
   Хрясь - Не.
   Хрясь - Впускай.
   Хрясь - Меня!
  
   Бесполезно. Сопротивляется? Лили держит крепко, если оттолкну, нарушу ее концентрацию, что равносильно смерти. Да и сил не осталось еще немного и я просто упаду, может это и к лучшему.
  
   Сила угрозы исходящей со спины усиливалась с каждой секундой.
   Лили со всей силой тянула меня за собой пока не споткнулась, и мы вместе упали в внутрь защитного периметра. Я успела увидеть возникший из пустоты дом Лили, перед тем как, ударившись о землю отключится.
  
   Кажется, я ненадолго потеряла сознание.
   Осознала себя я уже стоя на ногах и держа стеклянную сферу в руке тянувшейся к фигурной калитке ограды. От резкого осознания того, что жить мне и Лили осталась ровно до того момента как я коснусь этим шариков до железной витой огради и страха, мое тело сработало на автомате выпустило покров лиса, независимо от сознания чакра в теле вскипела выплескиваясь из танкецу, но вместо огненно красной ядовитой чакры лиса, она стала растекаться по телу преобразовываясь в стихийную чакру земли. Образуя слабое подобие покрова камня, одна из базисных техник Дотона, которую использовали для своей зашиты шиноби Ивагакуре, которые в общей своей массе пользователи Земли. Техника позволяла им игнорировать слабые техники иных стихий в то время, как они могли создавать свои техники выпуская ногами в землю чакру. Одним из побочных свойств этой техники было то, что шиноби почти срастался с поверхностью под ногами и ему было очень сложно двинутся с места.
  
   От Лиса мне достался покров, умение выпускать чакру Кьюби всей поверхностью тела. Недавно начала тренировки по выпусканию собственной чакры и придавать ей свойства стихий, и эта техника получилась у меня впервые. Правду говорят новую технику можно создавать годами в упорных проб и ошибок или вовремя боя при очень большом желании выжить.
  
   И сейчас когда мое тело двигалось по воли заклятья. Моя чакра повинуясь страху и моему желанию защитить дорогих мне людей просто укутала мое тело, не давая ему даже пошевелиться.
   - Петунья, стой! - Крикнула Лилит, кинувшись ко мне видимо пытаясь повалить на землю, но у нее не чего не получилось. Еще бы, лучшие пользователи этой техники моли часами игнорировать большинство тайдзюцу, пока у них оставалось достаточно чакры.
  
   Фух!!! неужели все кончилось в голове гудело, а я отчетливо почувствовала, как заклятье внутри меня ослабило хватку контроля над моим телом, но обрадоваться этому факту я не успела, отстранившись от внутренних ощущений, только сейчас заметила помимо меня и Лили возле ограды находились четыре темные фигуры стоящие по другую сторону.
  
   Один из черно плащиков поднял свою волшебную палку указывающую прямо на меня.
  
   Это п.. (Цензура) Полный п... (Цензура)!!!!!
  
   Судя по тому как зашлось исступленным криком чувство опасности, он явно знает, где я нахожусь и барьер дома для его техники не помеха.
  
   Но сейчас когда я почувствовала что-то прилетевшее мне в живот. Отойти или уйти с траектории движения просто не могла, тело не слушалось, оно было полностью во власти заклятья удерживаемое только моей чакрой. Единственное что успела когда холодная волна снова ударила меня - это еще раз ударить по собственным мозгам чакрой. На этот раз, я не потеряла сознания. И сделала вывод: "Через покров чакры заклятье спокойно, прошло даже не заметив".
   И самое печальное я смогла ясно ощутить, что внутри меня не одно а целых три одинаковых заклинания. Откуда три?!!
  
   Побившись немного, пытаясь преодолеть сопротивление моей чакры. Заклятья видимо посовещавшись между собой нашли виновника их неудач, отпустили тело и начали давить на мое сознание, пытаясь подавить волю того, кто мешает выполнению их задания/предназначения/приказа (нужное подчеркнуть).
  
   Посылая один за другим удары чакры в мозг, вызывая приступы боли и нарушая контроль за техникой покрова. Смогла повернуть голову удивив Лили с ужасом смотрящую на меня, в этот миг я отчетливо поняла, что несмотря на все мои усилия еще пара секунд и я проиграю противостояние, просто отключусь от давления на разум.
  
   Единственное, что можно сделать - это дать Лили шанс убежать, последний удар чакрой и я смогла перехватить контроль над своим телом одновременно сбрасывая технику и перенаправляя чакру в руки:
   - Гари..Беги...
  
   Отбрасывая сестру к двери дома, стараясь скорректировать бросок как можно точнее и мягче, так чтобы при падении не повредить сестре.
  
  Прощайте Лили, Минато, Наруто. И простите я больше не могу!
   Последние что успела перед тем как заклятья окончательно взяли верх над моим телом оттеснив меня в самый дальний угол моего сознания - это направить всю свободную чакру в ладонь удерживающую биджеву стекляшку, а потом яркий свет затопил сознание.
  
  
  Глава 13 Поиски.
  
  
   В маленьком парке, в одном из спальных районов Лондона, окруженного со всех сторон невысокими домами. Можно было заметить три фигуры в черных плащах, иногда посматривающих в сторону дороги ведущей к улице, где должен был находиться невидимый сейчас дом.
  
   - Чертов Эрик! Выставил нас придурками перед мастерами, Проклятая девка! Так сильно ранила меня. Нет, только дайте мне до нее добраться. - Бурчала себе под нос, самая низкая и полноватая из фигур в плащах, с накинутом на голову капюшоном, старательно наматывая на указательный палец левой руки очередной бинт.
  
   - Ты только посмотри Клизел. - Начал трагическим голосом толстячок, И потеребил перед лицом своего товарища, перебинтованным пальцем, по толщине повязки больше напоминавшем сардельку. Но место сочувствия к своей трагедии, услышал только.
  
   - Не тычь мне в лицо своими толстыми сосисками! И хватит причитать из-за своей царапины.
  
   - ЦАРАПИНЫ?!! - Взвизгнул от возмущения Сливенс. - Да ты видел, какая эта штука острая? Я чуть руку себе не отрезал! Как эта тварь вообще его таскала с собой?
  
   - Ничего, это тебе Сливенс будет полезным уроком! Будешь знать, что может случится, если чужую девку лапать. - Расхохотался подошедший сзади Берт Кейнольдс.
  
   - Вообще ты прав, кинжал хорош! - Берт вытащил замотанный в тряпицу кунай. - Острый как бритва, а какой баланс. - С этими словами он метнул оружие в дерево, рядом с которым стояли его напарники.
  
   - Ты нас убить хочешь!- Запоздало отшатнувшись, высоким голосом вскрикнул Сливенс.
  
   - Чертов вервольф... - Прошипел Клизел.
  
   - Да не волнуйтесь, я свиньями и стервятниками не питаюсь. Не полезное мясо. - Кровожадно улыбнулся Кейнольдс, подходя к дереву и протягивая руку, чтобы вытащить засевшие в стволе оружие.
  
   В это же момент послышался хлопок воздуха. И возле дерева на мгновение возникла фигура в темно-сером плаще и белой слегка вытянутой маске, формой напоминающей морду какого-то животного. А в следующий момент Кейнольдс буквально улетел в сторону своих незадачливых напарников, всем весом впечатавшись в открывшего от удивления рот Сливенса.
  
   []
  
   Их напарник был порасторопней и у спел сделать шаг в сторону, ловко вынул палочку из рукава своей мантии. Начал быстро произносить заклинание.
  
   - Парали...
   Но завершить вербальную формулу, ему не дал тычок под солнечное сплетение, мгновенно вышибший весь воздух из легких. Пожиратели оказавшиеся в мгновение ока рядом с ним, размытой фигурой, и почти одновременно, Джон получил удар по правой руке. Сломавший кисть и выбивший из руки палочку и точный удар по затылку, отправивший Джона Клизела в глубокий нокаут.
  
   Клизел еще не успел завалиться на одно колено, как Чужак оказался возле валяющегося на земле Сливенса. Каким-то чудом сумевшего не уронить палочку в момент, когда в него врезался Кейнольдс, который казалось не получив ни малейших повреждений, сразу же откатился в сторону в кувырке вынимая палочку попутно совершая частичную трансформацию.
  
   Толстяк успел заметить, как человек в маске в прыжке к нему, складывает с огромной скоростью странные фигуры из пальцев и приземлился прямо на его руку, держащую палочку. Вскрикнуть от боли Сливенс не успел, Масочник дотронулся до его лба, отправляя того в беспамятство. Последний из находящихся в сознании Пожирателей, поднял палочку в сторону врага и успел заметить, как склонившаяся над его толстым напарником фигура, махнула рукой в его сторону. Кейнольдс в бешенстве зарычал, когда посланная в него россыпь маленьких звезд, глубоко впились в его тело своими заточенными металлическими краями. Но не это взбесило оборотня, кончик его волшебной палочки был срезан одной из быстро летящих металлических пластин. Почувствовав как в душе вскипает ярость и желание разорвать неожиданного врага, вервольф сильно оттолкнувшись ногами бросился на противника, на что тот, бросил в него почти такой же метательный кинжал, который Берт недавно сам держал в руках, забранный у той шустрой магловской сучки. Пригнув голову, он пропустил острый метательный снаряд у себя над головой, уже примерившись вцепится когтями в горло своего противника. Но когда до него оставалась с десяток сантиметров, тот с хлопком исчез. А Кейнольдс вдруг почувствовал, как ему в спину врезался шарообразный бур, стесывающий мышцы и сминающий ребра, мгновенно погружая сознание в пучину боли. Удар пальцев в область шеи отправивший его в беспамятство, оборотень воспринял как милость.
  
   На полянке посреди парка в одном из спальных районов города, окруженного со всех сторон невысокими домами. Лежали три фигуры в черных плащах, а над ними стоял человек, в белой маске чем-то напоминающей звериную морду.
  
  
   ****
  
  
   В один из самых обычных майских дней 1981 года. В доме семьи Дурслей было на редкость спокойно и обыденно. Самого утра вернулся с обычной тренировки Вернон Дурсль. Возникнув посреди гостиной прямо под весящим на потолке кунаем. Поднялся в спальню, где сладко спала хозяйка дома. Громко посетовав на то что лень это плохо, поскольку ведет к замедлению в развитии, а то и деградации. И если любовь всей его жизни не пошла с ним на тренировку, то могла бы хотя бы приготовить завтрак голодному мужу. За что получил хорошо разогнанную с помощью чакры летящую в голову подушку от разбуженную лентяйки. Потом хозяйка дома все же приподнялась, с явным усилием разлепив один глаз.
  
   - Сказала, ща будет! - Создала клона, и зевнув упала заново спать.
  
   Клон Кушины также зевнул сонно глянула на бывшего каге, сказала - Уже бегу!
  
   Перелезла через свой оригинал. И устроилась с ним рядышком на другой стороне кровати. Видимо помогая досматривать сны. Немного полюбовавшись этой умилительной картиной, неодобрительно покачав головой. Вернон вышел из спальни быстро сходил ванную, после на кухню, делать себе завтрак.
  
   И через час из дома вышел отец семейства в деловом костюме с кейсом и солнцезащитных очках. Сел в недавно купленный белый лендровер. И очень аккуратно покинул тисовую улицу, уехав на деловую встречу. А еще через пару часов проснулась миссис Дурсль, растолкав клона и зевая пошла кормить ребенка. Потом, создав еще клонов поплелась в ванную. Дальше была кухня, неспешный завтрак за просмотром телевизора, недолгий выбор в чем она сегодня поедет к сестре и еще несколько важных дел. Через непродолжительное время, где-то в полдень дом покинула и Петунья Дурсль. Довольно фееричным образом: Стартовав на огромной скорости с диким завыванием мотора, прямо из гаража, и с поднятым передним колесом.
   Хрупкая домохозяйка умчалась сверкая белоснежным оскалом из под мотоциклетных очков. Напоследок прокричав на всю такую безмятежно скучную тисовую улицу, победное "Даттебане". Прибавив газу укатила по своим делам. Неодобрительно качавшие головами, так и не обратили внимания, как гаражная дверь в доме Дурслей сама собой закрылась, впрочем как и всегда.
  
   Почему жившим на тисовой улице людям не приходил в голову интересный факт, что после уезда взрослых в доме должен был остаться только годовалый ребенок? Очень просто. Он был не один. Каждый день на тисовой улице из автобуса выходила немолодая опрятная женщина с добрыми глазами и непримечательным лицом. Коротко, но вежливо здороваясь с соседями Дурслей, если такие попадались ей на пути, шла четвертому дом по тисовой улице. Работающая в одном из агентств по найму няня, аккуратно открывала дверь в дом. А дальше, когда наконец-то дверь закрывалась, клон сбрасывал хенге и шел заниматься своими делами. До вечера, когда почтенной старушке, надо было собираться обратно к себе домой. С утра все повторялось вновь. Один из клонов Минато, сделав пару перемещений хирайшином, применял хенге, и шел на ближайшую остановку общественного транспорта, чтобы сесть на автобус останавливающийся на тисовой улице.
  
   Обычно отец семейства оставлял в доме троих клонов, двое из которых постоянно были заняты работами над расчетами для печатей, или изучением недавно доставленных из другого мира записей о медицинских дзюцу и учебников по медицине, но уже из этого. Ну и мелким ремонтом, которым приходилось заниматься чуть ли не ежедневно. Чинить мебель, вставлять стекла, заново красить стены и заделывая дыры от метательного оружия, или неосторожного применения техник. Именно ремонтом был занят один из клонов уже почти как год Вернона Дурсля. А именно починкой снова сгоревшей стиральной машины, которую Петунья уже третий день просила починить и грозилась надеть ее ему на голову, если она сегодня же не заработает. Кушина тоже оставляла в доме клонов. Правда в двое больше, чтобы успевать готовить, убирать и присматривать за Наруто. А также, ходить по магазинам, тренировать контроль чакры и смотреть телевизор. Третий клон как раз гадал, что на этот раз сломалось в этой биджевой центрифуге, когда его отвлекло ощущения разом развеивавшихся клонов Кушины и звук бьющихся тарелок с кухни. Не раздумывая клон побежал детскую, где должна была находиться вместе с ребенком еще одна копия хозяйки дома. На дверях едва не столкнувшись с еще одним двойником Кушины.
  
   В детскую все клоны, что находились доме, вбежали почти одновременно. Увидев тяжело дышавшую копию Узумаки сидящую на коленях и бережно опускающую в детскую кроватку Наруто. После все присутствующие коротко обсудили случившееся. Оказалось, что из шести клонов Кушины уцелело только двое. Та, что занималась тренировками и та, что ухаживала за Наруто. Сумела перебороть охватившие ее чувства и ощущения, пришедшие от оригинала. И не развеется. Тем самым, не упустив на пол удерживаемого в тот момент на руках ребенка. Но внятно вспомнить свои ощущения она не могла.
  
   Трое клона Минато вопросительно посмотрели, на вбежавшую в месте с ними второго клона Кушины. Этот клон была единственная занятая тренировками по контролю чакры, потому сумела перенести внезапный каскад чувств и ощущений легче всех.
  
   Та немного помолчав коротко сообщила: "Мы в жопе биджу!"
  
   И уже более развернуто, Каге бушин быстро рассказала все, что удалось вспомнить. На их оригинал напала группа волшебников очень похожих на тех ублюдков, с которыми новоиспеченная семейка Дурсль познакомилась в первый день, когда они очутились в этом прекрасном мире. Одно из пущенных ими заклинаний попало в Кушину, лишив ее подвижности. Коротко описала захвативших ее, потом пришли еще трое, нормальные воспоминания заканчиваются на моменте когда их видимо главный хмырь направил на нее волшебную палочку. А дальше, только блеклая мешанина из смутных образов, чувств, страхов и отчаянной борьбы с чем-то внутри себя, сопровождаемой дикой головной болью. Последние воспоминание это яркая вспышка и поток огня идущий по правой руке.
  
   Под конец своего короткого монолога от взбешенного клона Кушины вовсю хлестало злобное Ки. Закончив свою речь, она сказала, что разберется тут без нее и саморазвеялась. У последнего клона оставленного в доме узнали самое главное, что Узумаки еще жива. Было бы обратное и в доме развеялись бы все клоны.
  
   Единственное что можно было сказать точно, что она находится неподалеку от дома Поттеров и захватившие ее волшебники решили как-то использовать ее против сестры. Получив всю доступную информацию Один из тройки Минато, создал Каге бушин, который тут же развеялся передавая свою память оригиналу в месте с решением оставшихся в доме клонов защищать Наруто. И на всякий случай, готовиться ко всему, от штурма до бегства. Ну и сообщать оригиналу о любых произошедших изменениях, если они появятся.
  
  
   ****
  
  
   Минато, в этот момент находился на деловой встречи, в дали от Лондона. В офисе строительной компании. С которой, собирался заключить договор на поставку электро... хотя нам это не важно.
  
   Когда посреди своего диалога с бизнес партнерами, получил воспоминания от развеявшегося дома клона. Скрипнув зубами и загасив желание кого-то убить. Не тратя зря времени. Четвертый встав из-за стола, сказав что ему нужно выйти на минуту. Коротко извинившись перед отчего-то в раз побледневшими бизнесменами. Вышел из кабинета. Создал клона, который вернулся обратно в офис. Сам шиноби применил хирайшин к своему автомобилю.
  
   Намикадзе знал, что Кушина сегодня хотела навестить дом своей сестры. Который находился в часе быстрой езды на мотоцикле. При условии, что его жена просто игнорировала не нравившиеся ей дорожные знаки. И не замечала пробки, объезжая их по тротуарам или просто перепрыгивая препятствия на мотоцикле.
  
   Сейчас она должна была быть возле дома Поттеров. И ей необходима его помощь. Проблема заключалась в том, что сейчас Минато находился далеко за чертой города. Даже при идеальных условиях, которых просто не бывает, его перемещения до нужной ему точки займут минут двадцать. Что может произойти за это время с его женой Минато думать не хотел, уж очень был у шиноби его ранга, богатый опыт наблюдений самых разнообразных примеров человеческой жестокости.
  
   Все заключалось в том, что максимальная дальность хирайшина определялась способностью, почувствовать и на строиться на маяк для техники перемещения. Что у бывшего Хокаге получалось на десятки километров, в идеальных условиях полной сосредоточенности и отсутствия помех виде множества источников чакры принадлежащих людям. Например, в очень слабо заселенной местности, где-нибудь в степи или в пустыне. Во многомиллионном городе эта цифра варьировалась от пятисот метров до двух километров максимум. Посылать кого-то из оставшихся охранять Наруто клонов не вариант. Дом Поттеров находился почти в другом конце Лондона от Тисовой улицы. И даже если они доберутся туда быстрее него у них просто не останется чакры на оставшиеся действия.
  
   Поэтому быстро переодевшись в более удобную и привычную одежду пошитую на заказ. И загрузившись снаряжением: свитками, метательным железом и кунаями с печатью хирайшина, кстати тоже сделанных по спец заказу. Который по предоставленным чертежам на одном из заводских зон в малом литейном цеху из специально указанного сплава материалов, что в прошлом мире назывался просто, "Чакро-проводящие железо" наштамповали в размере тысячи штук. В этом мире вообще можно было приобрести все что угодно. Было бы только желание и деньги. Создав двух клонов одного сразу развеял сразу передав своим копиям информацию о своих дальнейших планах и приказ защитить сына. Другой на машине со всей возможной скоростью должен поскорее добраться до улицы, где должен был быть дом семьи Поттеров. Вдруг произойдет чудо и автомобили не попав ни в одну из многочисленных пробок доберется быстрее его.
  
   Сам же Минато пошел напрямик, иногда перемещаясь к расставленным крупной рваной сетью по Лондону меткам для хирайшина. В основном это были одиноко стоящее высотные здания или стройки, Не жилые здания и большая высота позволяло лучше настроиться на печать на рукояти кунаев вставлены в незаметных и труднодоступных местах на крышах зданий. На забег по Лондонским крышам ушло больше двадцати минут когда наконец-то Минато не почувствовал метку куная, который должен был быть у его жены.
  
   Как чувствовал, что увижу на стороне точки привязки не Кушину. А до боли знакомые фигуры в черных плащах. С которыми, давно хотел пообщаться на разные давно интересующие меня темы.
   По этому, попытался максимально мягко взять пленных. Очень аккуратно гася любые попытки волшебников воспользоваться магией.
   Хотя последний из тройки был крепче остальных и имел ярко выраженный КеккеГенкай, чем-то похожий на клановые способности Инузука. Которые обладали рядом неприятных для противника особенностей и просто звериной живучестью. Потому его пришлось успокаивать менее мягким способом, чем его напарников. Слегка приложив по спине расенганом.
  
   - Так и где Кушина? - Прозвучал тихий вопрос скорее заданный себе, чем кому-то из лежащих в беспамятстве магов.
  
   Внимательно присмотревшись по сторонам шиноби сделал серию ручных печатей и на поляне рядом с ним возникли десять клонов.
   Не сговариваясь с оригиналом восемь копий по разделившись на группы по двое взяв по одному трехзубому кунаю с печатью. Разбежались в четырех ведущих из парка направлениях. Ловко запрыгнув на ближайшие крыши.
   Еще раз окинув взглядом троицу, нужных ему носителей информации. Минато сделав знак своим клонам, которые начали тщательно обыскивать пленников быстрыми движениями кунаев потроша их одежду вытряхивая из карманов и складок одежды все подозрительные предметы. Намиказе достав из одного из кармана разгрузки плотные бумажные пакеты покрытые фуин-печатями, отдал их одному из клонов, которые сложил все находки в них не забыв положить все три палочки в отдельный пакет.
  
   Вдруг, все находящиеся на поляне в сознании фигуры замерли. Пришла информация от одного из клонов о скоплении людей и полиции возле лежащего на дороге мотоцикла. Очень знакомого мотоцикла, Харлея времен второй для этого мира Мировой Войны. Возле мотоцикла нашлось немного едва запекшийся крови, которая почти незаметными пятнышками на асфальте вела водном на направлении. Судя по характеру кровавого следа, Кушина упав с мотоцикла недолго лежала на одном месте, а потом поднялась и доволакивая левую ногу самостоятельно пошла в сторону дома своей сестры.
  
   Если судить по расплывчатым объяснениям ее клона. Кушина попала под какое-то заклинание управляющие сознанием. Если бы это была просто техника а не магия, то можно было надеется на то что Кушина смогла ее снять. Но лучше на такое не надеяться. И когда он ее найдет учитывать возможность того что жена на него нападет, или будет защищать собой волшебников, наложивших на нее технику. Пришли к шиноби рассуждения его клона. Вместе с донесением, что по оставленному кровавому следу уже идет применивший хенге клон внимательно следя за обстановкой. В его сторону от каждой группы прочесывающей свое направление в поисках других сюрпризов виде команд, предприятия из волшебников в черных плащах, отделилось еще три клона в сторону куда уходил кровавый след. Быстро добравшись до места где след заканчивался, приблизительно, где-то на этом месте, где должен был находится дом семьи Поттеров. Участок улицы на котором обрывались следы была довольно занимательная. Создавалось впечатление что здесь прошел небольшой бой: срезанные ветки, сорванная с соседних зданий черепица, выбитые окна и трещины на мостовой, создавалось впечатление, что в них попадали не самые мощные техники, вернее заклятья, но кроме следов боя ничего точно сказать не получалось, оставалось только гадать чем закончился бой. Про особенность барьера окружающий дом Поттеров Минато слышал от жены то ли пространственная, то ли сильная иллюзорная техника не позволяющая увидеть и прикоснуться к тому что находится за ней.
  
   Прикинув варианты один из клонов воткнул кунай в стык печной трубы на крыши дома и развеялся, и в туже секунду на крыше возник сам Минато. Сняв плащ жилет и маску запечатав в печать на внешней стороне предплечья, взамен распечатав белую рубашку и клетчатый пиджак, быстро переодевшись спрыгнул на улицу и не таясь подошел к дому, в любой момент готовясь произвести замену. Ну что же, самый простой способ узнать что здесь произошло, это спросить. Поднеся руки рупором к губам Минато вовсю силу легких проорал:
  
   - Лили, Джеймс, это Вернон! Я ищу свою жену, скажите она у вас?
  
   Надеюсь мне ответят хозяева дома, если они там и отбили атаку...
  
   - Лили, Джеймс, у вас все в порядке? Может мне вызвать полицию?
  
   Или хотя бы напавшие на дом маги, если они еще там решат прибить голосившего на всю округу придурка. Выйдут из под действия зашиты, или метнут в меня заклятье при этом дав мне, возможность зафиксировать приблизительные координаты и действовать. В ответ метну кунай с печатью перемещения или хотя бы точно узнать кто в доме, враги или соратники.
  
   - Джеймс, Лили, прошу ответить мне! У вас ли в доме находится Петунья?
  
   Есть и другие варианты, на мои крики не будет никакой реакции. Тогда придется просто взорвать весь квартал, пытаясь нащупать и перегрузить конторы зашиты дома. Надеюсь, что это принесет результат. Или можно просто подождать, пока клоны добудут сведения от плененных магов. Но пока они проведут предварительный допрос, пройдет еще двадцать минут. Я столько ждать просто не могу!
  
   "Похоже, придется минировать..."
   Шиноби окинул взглядом улицу, прикидывая, где расставить печати, дабы определить углы ударной волны минимизирую урон улице, так чтобы не обрушить рядом стоявшие дома, не сильно посечь осколками стекол находившихся в них людей.
   Как до его слуха донеся тихий, расстроенный женский голос:
  
   - Вернон? Это действительно вы?
  
   - Да Миссис Поттер, это я. Что с Петуньей? Она у вас?
  
   - Если это действительно вы Вернон, сначала скажите имя вашего с Петуньей сына? - произнесла Лили, с подозрительной интонацией.
  
   - ..Наруто.
  
   Послышался всхлип и усталым голос продолжил:
  
   - Да Вернон, Петунья у меня. Он жива, но ранена, она..
   Подождите, я сейчас проведу вас к ней ...
  
   Вскоре из неоткуда, прямо напротив Минато, появилась миссис Поттер. Выглядела она не важно. Растрепанные волосы, следами крови на порванной одежде. Лили плакала, причем было заметно, что уже давно. Женщина крепко держала в руках волшебную палочку, указывая ей на незваного гостья, внимательно осмотревшись по сторонам.
  
   После чего рыжая всмотрелась своими печальными глазами в лицо шиноби. И не уверено взяв Минато за левую руку, потянула за собой в пустоту, из которой только что вышла. Четвертый подал знаки клонам: "Все нормально, продолжать наблюдение.", и шагнул в след за хозяйкой волшебного дома. Миг и пространство расширилось открывая вид на двух этажный особняк с явными следами недавнего боя.
  
   Минато сразу почувствовал чакру Кушины, и только не малым усилием воли заставил себя идти шагом, в след за хозяйкой дома, которая шла вперед с потерянным видом. Состояние хозяйки дома очень не понравился бывшему правителю Листа. Очень похоже себя вели шиноби, которые в недавнем бою потеряли близких друзей или старых напарников. Чувствуя в этом свою вину, постоянно прокручивая в голове упущенную возможности спасти друга. Тем самым делая себе только больней.
  
   - Что произошло, Миссис Поттер?
  
   - На нас напали Пожиратели Сме... - начала монотонно говорить Лили, но на полуслове остановила сама себя. -Впрочем, это не важно, я итак сильно втянула вашу семью в это дела и не хочу чтобы Петунья пострадала еще больше. Я не могу потерять еще ее, как Гарри-и-и-и-и!
  
   Женщина разрыдалась и если бы Минато ее не поддержал, упала бы посреди двора на колени, сотрясаясь в рыданиях. Подхватив плачущую на руки, блондин быстро занес ее в дом, идя прямо на источник чакры принадлежащей Кушине, которая полулежала на диване в гостиной, укрытая пледом и грустными глазами наблюдая, за подходящим к ней мужем со всхлипывающей сестрой на руках. Минато задержал на жене взгляд. Бледное лицо, красные от полопавшихся сосудов глаза, обработанные какой-то мазью царапины на лице. Растрепанные алого цвета волосы, над левой бровью был наклеен широкий пластырь. Перебинтованными руками жена удерживала стакан с чем-то подозрительно ядовито зеленого света. Куртка и штаны были положены на соседнее кресло, и если судить по состоянию одежды у Кушины могут быть весьма серьезные повреждения.
  
   Бережно усадив всхлипывающую женщину в соседнее кресло. Четвертый подошёл к ближе жене, приподнял одеяло прикрывающие перевязанный бок, десятки синяков и сильно распухшие колено. Минато аж присвистнув, прикидывая за что в первую очередь братся и с каких техник начинать лечение.
   Сложив серию печатей создавая недавно выученную мед-технику совмещающую в себе как подпитку мед-чакрой так и диагностические функции.
  
   - Э... Минато, не надо. Меня уже подлатали, эти снадобья буквально творят чудеса! - Кушина приподняла стакан и кивнула на сервизный столик на котором стояла куча всевозможных баночек, коробочки с порошками и мазями.
  
   - Охотно верю. А теперь не спорь с мужем и давай сюда для начала колено.
  
   Только сейчас. Минато немного расслабился, почувствовав что на этот раз все обошлось.
   Осталось выяснить, что точно случилось в доме сестры его любимой женщины. И как возможно в этом помочь...
  
  
  
   Глава 14
  
  
   Алластор смотрел, как десятки министерских магов топчутся по дому Поттеров, снуя между комнатами и пролетами.
  
   Его группа недавно прибыла, и он искал кого бы порасспросить подробнее, что здесь произошло
   Зайдя в гостиную, увидел хозяйку дома, которая пару часов назад пережила хорошо подготовленное четверкой волшебников Темного Лорда нападение. Как обычно на вызов прислали дежурную группу. Которая прибыла с опозданием почти в час, из-за происшествия в другой части города.
   Один из недавно вы пустившихся из Хогвартса волшебников, вышел на людную улицу Лондона и начал посылать заклятья в прохожих. В кой веке, группу Алластора оповестили вовремя, и они быстро скрутили вяло сопротивляющегося волшебника. Который, как выяснилось в дальнейшем был под действием Империуса, наведенного на него фигурой в черном плаще, В момент когда он вышел из паба, в котором они с друзьями отмечали выпускной. Поскольку он был под заклятьем подчинения, и никого хвала Мерлину, не убил. Он не нес ответственность за свои поступки. Так что недавнему студенту, не придется готовить защитную речь для Визингомота. На этом их работа не закончилась, также пришлось помогать сотрудникам министерства, за контролем за маглами и группе аннулирования случайного волшебства, снимать проклятья с пострадавших, и чистить память очевидцам.
  
   Так что на место нападения Пожирателей, они прибыли непростительно поздно.
   Алластор наблюдал. Как Ливерту Крокинс, сидя в кресле, напротив Лили Поттер которая сидела на краешке погруженная в свои мысли. Буквально вырвал чашку с чаем у пробегающего рядом подчиненного, напоследок скорчив тому страшную рожу, и сделал знак рукой скрыться с его глаз. Потом поменял выражение лица. Уже профессионально заботливо смотря, на печальную женщину, с отрешенным взглядом которая казалось не замечала ничего вокруг. Мягко вложил ей в руки чашку, и говоря успокаивающим тоном продолжил видимо уже давно длящийся допрос.
  
   - Миссис Поттер, прошу вас сосредоточьтесь. Я понимаю ваше состояние но все же, нам нужна ваша помощь. Вы можете еще раз рассказать, что произошло? Уверяю, любая информация сможет помочь расследованию, и даже мельчайшие подробности могут оказать решающую помощь в спасении вашего сына.
  
   Молодая женщина, до этого сидящая с отрешенным видом, смотря в чашку горячего чая которую держала двумя руками, казалось не ощущая жара исходящей от нее. Медленно перевела взгляд своих зеленых глаз на следователя, в которых совмещалась обреченность с какой-то очень робкой надеждой на чудо.
  
   - Уверяю, мы уже предпринимаем все, что в наших силах. Над вашим делом работают только специалисты. Лучшие ритуалисты министерства, сейчас заняты проведением поисков вашего сына.
  
   Ага, как же. Из тех что остались в министерстве дай бог, чтоб парочка чего то смыслила в поисковых арканах. Подумал Грюм и мысленно продолжил. Только, даже если они его найдут, то как обычно будет уже слишком поздно. Припомнив сколько за последние десять лет после того как Реддл вернулся в Британию, они смогли найти пропавших волшебников. Глубоко погрузившись в свои мысли. Грюм вдруг заметил, что допрос уже идет довольно давно. А он все это время, простоял в облаках. Немного приблизившись вслушался в тихий разговор двух собеседников.
  
   - Он назвал его Ренольс и сказал, что Лорд прибудет к рассвету.
  
   - Так, что еще? Вы вроде упоминали что услышали две возможные причины ради которой было совершенно нападение?
  
   - Они говорили о каком-то странном пророчестве. И о том, что Воландеморту нужен мой Гарри для проведения ритуала, который может еще больше увеличить его силу.
  
   - А они упоминали, о каком именно ритуале может идти речь?
  
   - Он сказал, сказал, что мой Гарри нужен для...для Жертвоприношенииия-яяя!
  
   Лили склонилась в приступе тихой истерики, закрыв лицо руками выпустив из рук так и не тронутую чашку. Крокинс тяжко выдохнул, аккуратно погладил плачущую женщину по плечу. Поняв, что сейчас она не сможет продолжить отвечать на его вопросы. Поднялся, заметив одноглазого мракоборца, стоящего недалеко, с интересом греющего уши. Вышел из комнаты кивнув Алластору, предлагая следовать за собой.
  
   - Мне было всегда интересно. Вот скажи Грюм, зачем присылать группу авроров на место уже совершенного преступления. Вы же нихрена кроме как быстро вынимать палочку, толком не умеете! Или Министерство уже не знает, что с вами делать. А что? Преступники бегают шустро, не догнать. Вот и придумывают куда вас запихнуть. Помнится, на прошлой недели вашу группу боевых магов послали, что бы покрасовались перед репортерами Ежедневного Пророка. Ты кстати получился особенно хорошо. Грозно сверкая глазом на первой странице. И особенно, мне понравилась пафосная фраза над тобой, "Мы стоим на страже Британии!"
  
   - Смотрю, ты определенно не в духе, Крокинс, или забыл инструкцию? Напомнить как в прошлом году на место преступления поехали только два министерских мага. А потом мы нашли их тела, летающими над центром Лондона.
  
   - Лучше бы прислали еще одну группу ритуалистов или дознавателей.
  
   - Согласен, было бы лучше. Но не прислали. Так что здесь произошло?
   Рассказывай. Что с самим проникновением? Как вообще Пожиратели смогли взломать защиту дома. В которую входит помимо стандартного Фиделиуса, хитрая маскировочная защита из арканов Поттеров.
  
   - Не знаю, от кого они узнали о точном место положении дома. С этим пусть сами разбираются, где у них крыса прокопалась. Но защиту они обошли просто. Поймали гостившую у Лили сестру, обычного магла и наложив на нее заклятье подчинения, отправили к дому Поттеров. Лили увидев вернувшуюся сестру, вышла за защиту, где на нее сразу напали. Миссис Поттер смогла отбиться, затащив во внутрь скрывающего контура сестру. Только твари на этот случай подстраховывались. Сестра Лили, находясь под контролем Империуса, выполнила заранее данный ей приказ. Вытащила заполненный доверху магией хрустальный шар, прикоснулась данным ей артефактом, к защитному контору. Дальше произошел сильный выброс магии, что повредило на пару минут участок защиты. И казалось убило родственницу Лили. Дальше Пожиратели, спокойно зашли в внутрь охранного периметра. Ненадолго связали боем хозяйку дома, забрали ребенка, убили домового эльфа и хотели убить Лили к этому времени уже оглушённую и без палочки. Можно сказать, прошло хорошо распланированное нападение, ублюдки взяли то зачем пришли. Но! В самом конце, им слегка помешали. - И сделал драматическую паузу.
  
   - С нетерпением жду подробностей. - Буркнул Грюм, потирая искусственный глаз.
  
   - О! Дальше начинаются просто какие-то чудеса. - И посмотрев на начавшего демонстративно зевать аврора. Перестал выпендриваться, и начал рассказывать:
  
   - Мои парни утверждают, что сестра Лили Поттер, не только выжила, после того как через нее прошел выброс магии. Но и сумела через пару минут очнутся. А дальше, идет просто сюжет для героической книги про добрых волшебников. Эта женщина, мгновенно поднялась на верх. И насквозь, голой рукой, пробила тело Пожирателя, уже занесшего палочку для смертельного заклятия над обездвиженной волшебницей. Магомедик в шоке! Такое чувство, что пожирателя проткнули толстым железным прутом разорвав сердце.
  
   Увидев, неверующие, вытянутое лицо Грума. Довольно хмыкнул.
  
   - Вот тебе и тонкая девичья ладошка. После, эта милая леди, запустила насаженным на руку телом в одного из нападавших. Да так, что того припечатало к стене. Отчего тот получил сотрясение мозга, десяток сломанных костей и ребер. Третьему нападавшему, эта хрупкая особа заехала двумя ногами в грyдь. Отправив того в противоположную стену. Этому повезло меньше. Также присутствует сотрясение, множественные переломы ребер, пробитые легкие, сломанный позвоночник. Целители говорят, что мерзавец выжил только чудом. На полное излечение, уйдет не одна неделя. И просто куча дорогостоящих зелий.
  
   - Да уж.. И как такое вообще возможно? Чтобы обычный человек, вытворял такое.
  
   - Сам в шоке! Мы многого не знаем о магии. Или ты ждешь от меня каких то откровений, по этому поводу?
   Алластор кивнул.
  
   - Ну, если интересно, можно предположить, что поток магии, который прошло через нее. На краткий промежуток времени, усилили ее тело на столько, что она смогла одолеть трех неслабых магов. Плюс не забывай об эффекте неожиданности.
  
   - Вы поговорили с ней? Кстати как ее зовут?
  
   - Кажется, Петунья. Нет не говорили, Лили сказала, что ее сестра ничего не помнит. И была не в состоянии адекватно и связно говорить. Потому она просто напоила сестру восстанавливающими зельями. Позвонила ее мужу, тот до нашего прихода забрал ее в больницу.
  
   - Узнали у Лили, где ее можно найти.
  
   - Нет, Миссис Поттер сказала, что больше не позволит втягивать свою сестру в это дело.
  
   - Ладно. Так что там с пожирателями?
  
   - Целители утверждают, что скоро можно будет организовать допрос, одного они уже подлатали. Говорить он сможет. Второго соберут через пару часов, пока этот кусок фарша даже самостоятельно дышать не может. Но думаю, информацию, где находится их логово, или где может находится ребенок, мы от них и не получим.
   - Фиделиус? - Задал Аластор очевидный вопрос.
   - Не только. Метка Реддла тоже, не даст сказать ничего важного. Наши умельцы, так и не смогли снять ее ни с одного из его приспешников, и попавшихся нам ублюдков и это за пять лет исследований. Создается впечатление что ее снять просто не возможно.
  
   - А тот случай, когда тому вервольфу оторвало руку с меткой?
  
   - Не вариант. Метка перешла на правую руку. Даже если оделить все конечности, она просто воплотится на против сердца.
  
   - Уже проверяли?
  
   - Давай не будим об этом.
  
   Волшебники ненадолго замолчали обдумывая ситуацию.
  
   - Понятно... У самих Пожирателей, что ни будь нашли?
  
   - У напавших волшебников, при себе было десяток индивидуально привязанных порт-ключей. Но сказать, на котором привязка на место выхода, в то место куда переместили ребенка, мы не сможем. Для постой перенастройки порт-ключей, потребуется не один день. И даже если мы сумеем запустить нужный порт-ключ сейчас, При условии того, что заклятье маяка на той стороне еще существует. И мы найдем нужное место.
  
   - Как думаешь? Каков шанс, что на обратной стороне переноса, нас не будет ждать засада. Ты сам понимаешь, что где-то секунд десять после переноса таким способом, волшебник не может адекватно реагировать на ситуацию.
  
   - А просто посылать своих магов на убой в логово врага, думаю даже ты не будешь. Да если честно никто не будет.
  
   - Кроме родителей мальчика и близких им людей. - Печально добавил Грюм.
  
   - Я понял тебя, Ливерту. С помощью порт-ключей не получится. Какие шансы найти ребенка по поисковым заклятьям?
  
   Его собеседник скривился как от зубной боли.
  
   - Ты сам знаешь возможности Министерства. У нас конечно есть пара специалистов. Но.. сомневаюсь, что они найдут нестандартный подход защите места, где сейчас находится ребенок. Подобные поиски ведутся уже сотни лет, каждый раз когда кто-то пропадает без вести, или как в нашем случае точно известно о похищении. Найти пропавших, год от года становится все сложней. - Горько улыбнулся Ливерту.
  
   - Результат обычно бывает, только если сами похитители допустят ошибку, выведя на время похищенного в слабое место защиты, или жертва подаст сигнал самостоятельно. Но в нашем случае, надеется на это просто глупо. Лучше скажи, ваш Орден Феникса может чем-то помочь? Все же Поттеры пострадали именно из за ваших с Дамблдором идиотских игр в благородство.
  
   Немного помолчав, Грюм все же проглотил заслуженный упрек. И ответил.
  
   - Не знаю Крокинс. Дамблдор мне сообщил, что уже работает над этим. Да и в наследии Поттеров, может найдется аркан, могущий помочь в поисках ребенка. Ах да, мне до прихода сюда сообщили, что Джеймс как только узнал, что произошло с его семьей сразу вернулся домой и устроил вам веселую жизнь.
  
   - Да, лучше и не скажешь. Приперся в обществе своих дружков подельников, начал грозится, качать права, на всех наорал. В общем всячески мешал расследованию. Хотел уже лично пытать тварей похитивших его сына. Если бы не вмешался явившийся за ними Дамблдор, нам бы пришлось просто оглушить этих придурков. Директор им немного мозги наместо вставил, да и необходимость хоть немного утешить Лили помогла.
  
   - Ну, Джеймса и его друзей можно понять. Все же дети, это самое больное место родителей.
  
   - Грюм, если бы я это не понимал, то просто бы отправил эту банду мародеров на денек другой, подышать свежим морским воздухом в Азкабане.
   А так, хоть делом заняты будут, Дамблдор сразу отправил Мистера Джеймса Поттера вместе с Сириусом Блэком и Римусом Люпином в Поттер-менор искать способы спасти сына. Может у них и получится определить место положение по крови или еще как то.
  
   В коридоре, возле гостиной, где разговаривали два волшебника министерства, сама собой настала тишина.
  
   - И так, - начал Грюм, - если подвести итоги, то получается, что мы ничего не можем сделать для спасения Гарри. Ни-че-го.
  
   - Ну почему же! Можно например быстро найти кого-то из верхушки ПСов Реддла. Упасть им в ноги вежливо попросить передать их Лорду, если с мальчиком хоть что-то случится. То мы будем искать этого выродка, в два раза активней и эффективней.
  
   - Смешно.- сказал Грюм с абсолютно каменным лицом.
  
   - А что ты скажешь ей?
  
   Алластор кивнул головой в сторону дивана, на котором с потухшим взглядом сидела Лили Поттер, сжимая в руках новую кружку горячего чая. Которую ей протянул, робко переминающийся с ноги на ногу молодой волшебник, нервно теребящий рукав мантии.
  
   - Мы делаем все что в наших силах. И утешать Грюм, не наша работа.
   Сказал Ливерту Крокинс, также смотрящий на мать, потерявшую ребенка.
  
   - Тонкинс!
  
   - Да сэр..
  
   - Что там? Целители уже привели наших залетных гостей в сознание?
  
   - Да, одного Сер.
  
   - Ну что же Алластор. Пойду работать, может и найдем способ спасти мальчика.
  
   По печальной улыбке. Грюм понял, что его старый знакомый сам не верит в такую возможность.
  
  
  
   Глава 15
  
  
  
   Джим Сливенс резко очнулся от крика, раздавшегося где-то неподалёку.
   - А? Где я ? Что произошло? Почему все так болит?
  
   Проморгавшись и немного придя в себя Сливенс понял, что лежит связанный на боку, упираясь щекой в холодный бетонный пол. Было жутко не удобно тело затекло так, что он едва смог пошевелить гудящей головой. При этом он почти не чувствовал связанных за спиной рук, к которым были прикручены в хитрую конструкцию завернутые назад ноги. Плотно стянутые ремнями в каждом суставе. Возмутится или сказать что-нибудь поэтому поводу, волшебник просто не мог, в рот была глубоко забита мешавшей даже нормально дышать какая-то плотная тряпка.
  
   - Не понял! Почему я связан? Куда делись Клизел и Кейнольдс?
  
   Волшебник напряг память, прокручивая последние события. Вот, едущий мимо грохочущий мотоцикл с той проклятым маглом. Потом, он поскальзывается и больно ударяется боком, попутно сбивая с ног своих напарников. Дальше всплыла высокомерная рожа Эрика, и сильно порезанный палец. И как они втроем выполняли задание Мастеров и следили за подступами к дому Поттеров. А потом появилась невероятно быстрая размытая фигура в темно сером плаще. Последнее, что помнил Сливенс это спокойные голубые глаза в прорезях маски. После была лишь темнота.
  
   "Нас что, захватили авроры? Но почему тогда связали, а не посадили в камеру? Что здесь вообще происходит?"
   Его гадания на бетонную стену, прервал снова прилетевший откуда-то сверху громогласный рык боли который не сбавляя громкости перешел в длинную матерную тираду. Только вслушавшись в ее содержание неудачливый пожиратель понял, что голос принадлежит Берту, проклятому вервольфу который вечно доставал его своими садистскими шуточками.
  
   "Надеюсь этому лохматому уроду очень больно!" - С каким-то гадливым удовольствием подумал Сливенс: "Стоп! О чем я думаю? Ведь его там наверняка пытают, пытаясь узнать, что не будь важное о сопротивлении чистокровных волшебников проклятым грязнокровным ублюдкам. Которые за последние столетие просто наводнили министерство магии и теперь всячески гнобили и урезали исконыые права настоящих магов недавно возглавленное самим Темным Лордом. Кейнольдс хоть и собака бешеная, но сам нечего не скажет. А когда это поймут те кто нас захватили, то следующими примутся за меня."
   Поняв эту простую истину. Сливенс начал изо всех сил извиваться как червяк, пытаясь хоть немного ослабить путы. Но все, что у него получилось, это развернутся боком на градусов восемьдесят. Но даже такое небольшое продвижение, тем неимение позволило ему в разы больше узнать и даже понять, где он находится. Прямо в десятке дюймов от него, бетонный пол на котором он лежал обрывался в далекую пропасть, из которой задувал довольно сильный ничем не сдерживаемый на большой высоте ветер, проходивший насквозь через сотни коробок из бетонных блоков и торчавших арматур недостроенного магловского высотного дома. На последних этажах, которого видимо он сейчас и находится. Перед взором волшебника открылся вид с большой высоты, на яркие огни улиц центральной части Лондона. Это зрелище ненадолго ввело полноватого мага в ступор, который развеял новый крик, донесшийся откуда то с верхних этажей и громкая прочувственная тирада Кейнольдса, предлагающая своему настырному собеседнику, совершить долгое эротическое путешествие с десятком горных великанов.
  
   Поток изысканных матерных конструкций заставил Сливенса отвлечься от созерцания. И вспомнить, что он тут не в гостях и если не хочет оказаться на месте острослова нужно поторопится и выбираться отсюда. Он стал снова извиваться как, еще живая рыба на сковороде. И через пару минут пыхтений и невероятных усилий, почти смог перевернутся на живот. От невиданных за всю его жизнь успехов в физических упрожнениях, волшебника отвлек неожиданный шаркающий звук. Который был отчетливо слышен даже несмотря на свистящий ветер. Джим замер вслушиваясь как кто-то очень тихо подбирается к нему со спины. В своем состоянии Сливенс не мог даже толком голову повернуть чтобы увидеть кто это. А шаги все приближались и приближались. Не выдержав морального напряжения Сливенс закричал, вернее мог бы закричать, не хуже раненого тролля, если бы не кляп. А так, получилось только громко испугано замычать. При этом как болванчик завертя в паники головой и до ярких пятен зажмурив глаза.
  
   - Заткнись урод! - Процедил подошедший.
  
   - Если нас из-за тебя услышат, то я лично спущу твою жирную тушу в этот провал. - Сказал резкий противный голос с шипящими интонациями. Но в этой обстановке, показавшийся таким знакомым и родным.Это был голос его напарника.
   Шаги приблизились вплотную. Сливенс почувствовал как из его рта одним сильным рывком вынули кляп.
  
   - Кха-кха-пьху, Клизел это ты? - Откашлявшись сдавлено и неверяще спросил связанный волшебник.
  
   - А ты кого ждал Сливенс? Того чертового Масочника, что сейчас пытает нашего с тобой блохастого друга?
  
   - Но как?
  
   - Да тише ты! - Зашипели на него в ответ, - подожди с вопросами, сейчас сам все расскажу. Если это тебя заткнет хоть на минуту. Ты только как свинья не ори, пока я веревки разрежу.
  
   И Джим действительно почувствовал, как с него быстро срезают сковывающие его конечности веревки. А дальше пришли очень неприятные ощущения, миллионов игл проходящих по всему телу. Вместе с чувствительностью приносимой вернувшимся в норму кровообращением в конечностях. От которых полноватый волшебник тонко и протяжно завыл. За что ему в рот снова засунули кляп, который он смог вытащить самостоятельно только через десять минут. Когда к телу пришла хоть какая-то подвижность. Выплюнув недожовавнную тряпку. Сливенс огляделся и увидел стоящего рядом с ним помятого и настороженного, как стервятник перед броском Клизела. Нервно косящегося на открытый лестничный пролет.
  
   - Клизел! Что происходит? Кто нас похитил?
  
   - Сливенс еще раз повторяю. Заткнись! У меня очень болит голова. Я знаю не больше твоего. Час назад очнулся на этаж ниже тебя спеленатый, как куколка. Но благодаря этой железяке которые здесь раскиданы просто повсюду смог освободиться.
  
   Клизел помахал зажатым в левой руке очень знакомым трехзубым ножом, которым так восхищался Кейнольдс, другую руку худой помятый волшебник бережно прижимал к животу, пытаясь ее не тревожить неловкими движениями.
  
   - Волшебной палочки у меня с собой не было, да и других артефактов. Да ничего не было! Эта мразь порезала всю мантию забрав все до последнего шнурка и пуговицы.
  
   Услышав последние, Сливенс нервно о хлопал себя. И верно ничего, даже пуговиц.
  
   - Думал уже когти рвать с этого негостеприимного места. Но внизу просто нет чертовых ступенчатых пролетов. Их там, как будто как бритвой срезали, По другому спустится вниз с такой рукой я не мог.- Клизел поморщился от болезненных ощущений в потревоженной руке.
  
   - Так, что выбраться от суда, можно либо с помощью магии. Или просто сбросившись вниз.
  
   - И что нам теперь делать?
  
   - Что-что, аккуратно идти на верх.
  
   - Наверх? К этому??!
  
   - А что ты предлагаешь? Репарировать бес палочки? Или ты, как паук умеешь без лестниц по стенам лазить? Тогда конечно, мы с легкостью спокойно сможем спустится вниз. Только ты меня понесешь на себе не так ли? Только осторожно, а то у меня правая кисть сломана.
  
   На такое предложение Сливенс только и смог, что беззвучно раскрывать рот в ответ.
  
   - О Ка-кха. О Мерлин ты еще больший придурок, чем кажешься. Прислушайся к себе. Разве не чувствуешь, что где-то на верху находится нужный нам источник магии?
  
   - Э... нет Клизел. Не чувствую. Не понимающе уставился на своего напарника.
  
   - Сливенс, ты жалок. Не чувствовать элементарные вещи. Как тебя только из Хогвартса выпустили?!
  
   - Я-а вообще-то, в Думстранге учился. Думал ты об этом знаешь. И о каком источнике магии ты вообще говоришь?
  
   - О волшебной палочке жирный ты придурок? Которая находится там на верху.
  
   - Но там же... - Новый громкий крик боли сказал все за него.
  
   - А что ты предлагаешь? Ждать здесь, пока этот палач в маске не спустится за кем-то из нас?
  
   - Об этом я не подумал... - Как-то сразу весь съежился Сливенс.
  
   - Не подумал он. Я уже подумал за тебя! А потому заткнись и тихо следуй за мной.
  
   Клизел развернулся и очень тихо почти стелясь, пошагал к лестничному пролету. Джиму ничего не оставалось, как проследовать за ним постаравшись хоть не сильно шуметь. Поднявшись на этаж выше Сливенс уже хотел свернуть к ставшим ясно различимым источника звука. Но неожиданно сильная рука цапнула его за шиворот и потянула за собой на пролет выше, чем находились палач и его жертва.
  
   Клизел продолжил молча тянуть его на буксире. Пока волшебники не вышли прямо к тому месту, где на этаж ниже происходил допрос вервольфа. Здесь между арматурных плит пола проходила большая не заделанная расщелина. В которую было хорошо видно зрелище проходящего на этаж ниже допроса.
  
   Берт Кейнольдс раздетый по пояс, был намертво прикручен крепкими ремнями к массивному и даже на первый взгляд очень тяжелому железному стулу с почти отсутствующей спинкой. Кажется сваренного только что, из подручных железных арматур.
  
   Сверху Сливенсу было хорошо видно оборотня, он было сильно побит вся спина и грудь были в крови. Берт сипло и тяжело дышал, с ненавистью следя за кем-то взглядом.
   Потом в видимом сверху участке помещения появился и тот, кто все это время непринужденно беседовал с Бертом на интересующие его темы. Сливенс невольно задержал дыхание боясь, что еще мгновение и страшный похититель, поднимет свою прикрытую плотным капюшоном голову и посмотрит через прорези своей вытянутой белой маски, на такого беззащитного в этот момент волшебника. Но этого пока не произошло. Медленно стараясь сделать это как можно не слышно, Сливенс выдохнул. И постарался по внимательней рассмотреть своего недавнего похитителя. Он был строен, худ и двигался как-то уж, очень плавно. Как-будто продумывал на перед каждое свое дальнейшие движение.Чужак был облачен чем-то похожий на мантию плащ но только похожий. Он был более короче и плотно прилегал к телу. Имел непонятный цвет то ли темно-серый, то ли черно коричневый, то ли еще какой. Это наверно была какая-то магия, но казалось, что плащ сам сливался с тенями и окружающим фоном.
  
   Тем временем, фигура в маске подошла к связанному по рукам и ногам вервольфу, держа в руке то ли не длинную спицу, то ли очень большую иглу.
  
   - Ты знаешь, я не силен в огненных техниках. Но пропускать пламя через сенбон я когда-то научился очень хорошо, в подобных как сейчас у нас с тобой обстоятельствах. - Сказала фигура на удивление доброжелательным и мягким голосом.
  
   Кончик иглы в руках страшного Масочника, мгновенно раскалился до красна. И он одним быстрым движением воткнул потрескивающий от жара кончик иглы куда-то в спину Кейнольдса. Раздался новый громогласный крик боли от которого Сливенс едва не подпрыгнул на месте.
  
   - Я еще раз повторю свой вопрос. Где находится ребенок которого забрала четверка магов атаковавшая дом семьи Поттеров? Ответь на него, и я тебя отпущу. Даю слово.
  
   Бернс поднял окровавленное распухшие лицо и с ненавистью посмотрел на замершего возле него палача.
  
   - Слышь клоун в Бл*****й маске. Я уже устал повторять. Даже если бы я с какого то *** захотел тебе честно ответить на этот вопрос. То просто физически не смог бы даже вспомнить, о чем говорить. А потому иди ты на**й. - Сказал Берт и плюнул кровью из разбитой губы, прямо в белую маску приблизившегося к нему мучителя.
   Но красный от крови знак протеста так и не дошел до своего адресата. Фигура взмахнула рукой и плевок не пролетев и пары дюймов был подхвачен неожиданной волной воздуха. Отправился обратно в лицо самому Берту. Опрокидывая его вместе с прикрученным к нему стулом.
  
   - Вот оно как. Я наконец-то понял твою не разрешимую проблему. Что же ты раньше молчал. Ментальная закладка - это не хорошо.
  
   После одним рывком поставил кресло с пленным с пола на его недавние место.
  
   - Схожу-ка я, за кое какими вещами. Думаю, они помогут тебе все хорошенько вспомнить и облегчить твою совесть. А если не сработает то... попробуем другие менее приятные для нас двоих способы. Я конечно не Яманака, но один мой знакомый недавно прислал несколько полезных свитков...
   Ну что же, посиди пока тут минут двадцать. Отдыхай, набирайся сил. Они тебе понадобятся. Хотя лучше просто поспи.
  
   В следующую секунду голова Кейнольдса просто безвольно обвисла. А человек стоящий рядом с ним просто исчез в белом дыме. Сливенс так и не успел заметить, что их похититель сделал с оборотнем, ни куда подевался сам.
  
   На долгую минуту в комнатах соединенных горизонтальной бетонной перегородкой повисла тишина.
  
   - ИК.
  
   Звук собственной непроизвольной нервной икоты. Показался Сливенсу, самым громким звуком издаваемым им когда либо в жизни.
  
   Сидящего рядом с ним Клизела, аж передернуло всего. Показывая, что он тоже согласен с этим утверждением.
  
   - Сливенс... - протянул тощий волшебник очень подчеркнуто спокойным. Даже можно сказать, каким-то могильным голосом.
   Ты надеюсь понимаешь. Икни ты на минуту раньше. И я бы тебя просто выбросил бы из окна. В качестве последнего в своей жизни праведного поступка. Сделавшего мир на одного жирного икотуна чище.
  
   - ИК.
  
   - Ладно пошли, Гроза пирожных и Уничтожитель пончиков. Если верить словам этого масочника. У нас осталось мало времени, чтобы найти палочки и убраться отсюдова. Пока снова не заявится этот странный колдун на огонек.
  
   - Ик.
  
   Закатив глаза к небу, и состроив мину на лице "О Боже! С кем приходится работать". Клизел встал и первым осторожно пошел вниз.
  
   Сливенс пару раз нервно моргнув. Тоже вскочил и почти, "как ему казалось бесшумно" быстро потопал следом.
  
   Спустившись вниз Сливенс увидел, мечущегося по недостроенной площадке Клизела. Поносящего только, что убравшегося отсюда их похитителя, всеми ему известными ругательствами. В которых не самый худой волшебник в мире, с удивлением узнал в этой эмоциональной речи, несколько слышимых еще в далеком Думстранге русских матерных загибов. "Даже не знал, что Клизел такой полиглот..."
  
   - Проклятье ее здесь нет. Сливенс! Этот урод забрал мою волшебную палочку.
  
   Из раздумий о формах лексического разнообразия. Его отвлек окрик Клизела. Немного выпустившего пар и теперь более здраво смотрящего на вещи.
  
   - А ты почему встал как вкопанный? Хватай свою палочку. Вон она в той куче лежит.
  
   Обернувшись в указанном направлении. Джим увидел на большой стопке длинных железных арматур, пару распотрошенных бумажных пакетов, с очень знакомым содержимым. А среди всего...
  
   Сливенс не помня себя от радости, сразу подхватил свою волшебную палочку. И только почувствовав в руках незаменимый и надежный магический инструмент, с которым он ниразу не расставался с одиннадцати лет. И без которого чувствовал себя голым и беззащитным.
  
   Сразу почувствовал, как возвращается уверенность в себе. Потом протянул руку к неприметной на вид пуговице. Раньше бывшей пришитой в левом рукаве его мантии. И которую срезали с его одежды, вместе со всеми остальными пуговицами, шнурками и замочками. Пуговица являлась старым домашним порт-ключом, выбрасывающий в старый дом его деда расположенный на окраине Лютого переулка.
  
   - Ты это куда, без нас намылился? - Раздался за спиной уж очень подозрительный голос Клизела.
  
   - Не-не никуда! Как ты вообще мог такое подумать! - Сказал Джим самым невинным и негодующим тоном.
  
   - Если никуда, тогда шуруй сюда и помоги мне освободить этого проклятого оборотня.
  
   Сливенс понаблюдав, как Клизел одной рукой медленно но довольно сноровисто режет путы тем же трехзубым ножом. Предложил на его взгляд самый правильный вариант.
  
   - Может просто бросим его здесь?
  
   - Занятная мысль. Мне честно говоря Кейнольдс тоже не нравится. Но ты подумай вот над чем. Если его оставить здесь, этот непонятный колдун рано или поздно просто выпотрошит все, что известно нашему воющему на луну приятелю. Причем и про нас тобой тоже. Наши имена, привычки где живем и обычно бываем. Тебе оно надо?
   Или ты снова хочешь встретится с этой непонятной тварью в белой маске. Что владеет странной магией и двигается так, что просто не успеваешь произнести заклятье..
  
   - Может просто тогда....
  
   Клизел оскалился в понимающей улыбке.
  
   - Хочешь наконец-то прикончить до печенок доставшего тебя блохастого коврика? Ну давай вперед, палочка у тебя есть. Как говорится, дерзай!
  
   - Извини, сам помочь тебе в этом не могу. - Клизел указал на покалеченную руку.
  
   - Э, нет Джон. - Попятился назад полноватый маг. - Я! Я не это имел веду. Просто думал, что...
  
   - Хватит мямлить и причитать, Сливенс. Эта тварь в белой маске может вернутся сюда в любою минуту! А потому хватай порт-ключ, и перемешай нас побыстрее сразу в резиденцию Лорда ибо обо всем, что с нами произошло нужно оповестить немедленно.
  
   Сливенс кивнул и переложил пуговицу домашнего порт-ключа в чудом уцелевший карман мантии. Вместо этого взял со стола золотой галеон.
  
   И подошел к уже закончившему разрезать путы, напарнику.
  
   Только сейчас Сливенс, обратил внимание на сидящего в отключке Берта, его голый торс украшали десятки следов ожогов, как показалось Сливенсу складывающихся в странные то ли надписи, то ли рисунки. Но заострить свое внимание на этом факте он не смог.
  
   - Чего ты там копаешься, давай быстрей сюда помоги его поднять.
  
   Вместе они кое-как, смогли приподнять Кейнольдса. И Сливенс, наконец-то активировал порт-ключ. Заделал он это весьма вовремя. Уже чувствуя как вокруг сжимается и скручивается пространство чтобы через мгновение выбросить их совершенно в другом месте. Волшебник заметил как за мгновение до их перемещения на площадке высотного дома появилась так пугающая его фигура. Но их похититель ничего сделать так и не успел.
  
   Дальше произошел перенос. И они очутились в подземелье одного из старых замков принадлежащих роду Малфоев, в которой сейчас расположилась ставка Темного Лорда.
  
   Как обычно было невероятно плохо. Тело мотало из стороны в сторону, а желудок казалось поменялся местами с мозгом. Вот именно из-за этих сказано мерзких ощущений телепортация так и осталась не смотря на все ее удобство и скорость не очень распространенным способом перемещения. Скорее орудием последнего шанса, который может потребоваться в вот такой ситуации как сейчас. Когда цветные пятна еще не перестали окрашивать мир всеми оттенками радуги, но уже можно было различить что-то перед глазами. Сливенс разглядел С десяток темных фигур, стоящих полу кругом в просторном подвальном помещении. И каждая из них направлял на только что телепортировавшихся волшебников палочку с уже готовым сорваться заклинанием.
  
   - Эй! Отпустите палочки, мы свои!
  
   Завопил Сливенс понимая, что еще секунда и в них полетят, как минимум оглушающие если сразу не боевые заклятья.
  
   - Сливенс? Это ты пухлая твоя рожа? Кто это с тобой? - Раздался знакомый голос одного из смутно знакомых по Лютому переулку, приятеля.
  
   - Да это я, Финиган! А со мной Берт Кейнольдс и Джон Клизел. Им нужна срочная помощи целителя!
  
   Решил сразу подержать свое ампула хорошего парня и заботливого друга Стивенс.
  
   - Кейнольдса вижу круто ему досталось. А вот ваш третий как-то на Клизела непохож.
  
   Сливенс непонимающе моргнул, и повернул голову в сторону Клизела. Но в место щуплого кривоносого напарника в черной мантии пожирателя смерти, поддерживая с другой стороны левой рукой бесчувственного Берта. Стоял молодой высокий пшеничного цвета волосами парень, с мягкими чертами лица, с интересом рассматривающий новую для его обстановку, своими ярко-голубыми глазами.
  
   Встретившись с Джоном взглядом. Парень очень понимающе ему усмехнулся. И у Сливенса просто мгновенно все внутри окаменело от ужаса. Он вспомнил где встречал такие же голубые глаза. В разрезе той страшной белой маски...
  
  
   Глава 16
  
  
   Маска АНБУ хороша почти всем. Не только закрывает лицо, но и создает помехи для сенсоров, не давая детально прочитать чакру ее носителя. Также мешает почти любым известным дзюцу, помогающих в определении личности, скрытой под ней. При этом маска не уменьшает угол обзора и имеет ряд других полезных функций, например, позволяет по желанию носителя изменить голос, защитить глаза от яркого света или наоборот, сфокусировать его, давая возможность видеть больше подробностей при плохом освещении. Также исполняет обязанности противогаза, фильтруя поступающий воздух. Реальным всё это делал набор сложных фуиндзюцу, постоянно подпитывающихся от чакросистемы шиноби.
  
   За три прошедших войны эти маски превратились не просто в инструмент, а в символ гордости Гакуре. Все скрытые деревни пытались внести в них множество полезных функций, позволяющих лучшим исполнителям их воли, еще больше увеличить свои шансы на благоприятное завершение миссии.
  
   Белая на вид фарфоровая маска − символ принадлежности к самым сильным и преданным воинам своих селений. Произведение искусства, имеющие разные формы и размеры. Создавалась она под каждого шиноби отдельно, учитывая как индивидуальные параметры его чакры и клановых способностей, если таковые были, так и особенности существа, изображённого на маске, что являлся позывным, по которому можно было отличить бойца. На масках изображался схематический рисунок в виде морды. Коноха традиционно изображала лесных зверей. Хотя шиноби могли разрисовывать так, как хотели, но, в основном, соблюдали традиции.
  
   В других великих скрытых селениях изображали каждый свое. В Кири живых утопленников и водных монстров. Йокаев и богов погоды в Кумо. Ива склонялась к земляным духам и горным демонам. А в Суне рисовали, в основном, песчаных духов и джинов.
  
   Именно следуя памяти об этой славной традиции, свою маску я пытался повторить в стиле Конохи. Благо порядок нанесения нужных фуин я узнал еще, будучи капитаном АНБУ. В свое время через мои руки прошли десятки масок из чужих Гакуре, что позволило сравнивать работу печатей с теми, что были у Конохи, вносить в их систему небольшие изменения. Потому маску я воссоздал довольно быстро.
  
   Только я так и не смог выбрать, какой рисунок нанести на белую поверхность. Сам я, за свои восемь лет работы в штате АНБУ Конохи, сменил множество подобных украшений от белки до ястреба. Но, в основном, моим постоянным позывным был, как не смешно, Лис. Но его морду наносить на чистую поверхность я не хотел. В голове сразу всплывали последние моменты предыдущей жизни, потому маска так и лежала завершённой с технической точки зрения, но не имела рисунка. А сегодня, когда пришлось ее одеть, как в прошлой жизни, почувствовал, как одолевавшие негативные эмоции и переживания уходят, оставляя лишь четкую цель найти и спасти. Наносить его уже было поздно, да и не нужно.
  
   Слава Ками и всем богам удачи. Все обошлось. Кушина осталась жива. Поэтому, быстро осмотрев дом и передав своим клонам, которые уже примерялись вспомнить основы быстрого потрошения и допроса неразговорчивых вражеских шиноби, приказ относиться к ценным пленникам более мягко, я вернулся в гостиную и попросил объяснений.
   После того как Лили очень коротко рассказала о событиях, произошедших в доме Поттеров, при этом её постоянно перебивала кровожадными замечаниями жена, порывающаяся вскочить с дивана и пойти добивать едва живых напавших.
  
   Мне стало в основном ясна картина прошедших событий и главная цель напавших: похищение ребенка, сына Лили и нашего с Кушиной племянника. Коротко узнал все, что успел, до того момента, как клоны заметили появившихся из воздуха вблизи дома новых действующих лиц. Группу Министерских волшебников в красных мантиях, так называемых Авроров. Мне пришлось закруглить разговор, поэтому я спешно подхватил жену на руки и покинул дом за минуту до того, как к нему подошли волшебники. Перед тем как уйти, Кушина пообещала, что непременно найдет и принесет сестре Гарри, живого и здорового. Чего бы ей это не стоило.
  
   Зная породу Узумаки и нрав жены, даже не сомневался в том, что она, наплевав на все свои травмы и истощение чакры, в таком плачевном состоянии побежит выполнять свое слово. Препираться с ней по этому поводу и взывать к благоразумию, я не стал. Хорошо понимал, что это просто бесполезное занятие. Если в эту прекрасную огненную головку попала какая-нибудь идея, ее оттуда выбить совершенно невозможно. Поэтому мне не оставалось ничего другого кроме, как, не спрашивая ее мнения, просто усыпить и отвести домой на Лендровере, припаркованном клоном на соседней улице. Дома отдал Кушину на руки клонам с приказом заботиться, охранять и, главное, следить, чтобы не убежала. Потом, конечно, меня ждет очень насыщенна беседа с любимой. И, чтобы ее пережить, нужно побыстрей найти и забрать Гарри.
  
   Тяжко вздохнув, поехал в центр города, к одному недостроенному многоэтажному зданию, на вершину которого мои клоны уже перенесли пленённых волшебников.
   Работы на этом объекте были приостановлены в связи с судебными разбирательствами строительных фирм, так что в этом замечательном месте ничего не должно помешать нашей вдумчивой беседе на интересующие меня темы. В основном, где и как искать ребенка. Также необходимо узнать поподробнее о другой давно интересующей скрытой от меня части этого мира. Магии.
  
   О магии, я знал с самого первого дня пребывания в этом теле. И она была чем-то невероятным. Походила на способности, даруемые чакрой, но, по сути, являлась абсолютно другой. Из рассказов жены о воспоминаниях Петуньи и нескольких почти чудом найденных мною настоящих книг об интересующем предмете получалось, что магия дарует своим обладателям огромное количество возможностей. Нужно только взмахнуть волшебной палочкой, произнести пару слов на мертвом языке, и можно преобразовывать материю, наплевав на законы сохранения энергии. Влиять на чувства и разум окружающих. Оперировать стихиями, гравитацией. Расширять и сужать пространство. Заживлять раны, абсолютно не зная особенности физиологии. Наделять неживые объекты подобием жизни, или невероятными свойствами. И многое, многое другое.
  
   В этом и различались возможности владеющих чакрой шиноби от волшебников. В первую очередь тем, что первые просто не могут владеть стольким многообразием способностей, даже если имеют врожденные предрасположенности к ним. Просто не хватит срока жизни, чтобы досконально разобраться в таком количестве дисциплин, ведь каждая техника пропускается через себя. И без кристального понимания того, что ты делаешь, как и в какой последовательности направлять и преобразовывать чакру ничего не получится. А после того как техника выучена, идут месяцы доведения ее до совершенства бесчисленными повторениями. Маги, судя по количеству доступным им заклинаний, тратят на освоение заклинаний гораздо меньше времени, при этом не испытывают физической усталости и истощения. А чакры на подобные преобразования, даже при самом лучшем контроле, предрасположенности и личном огромном объеме, должно уходить просто невероятное количество.
  
   Также волшебники способны к магии всю жизнь. И даже в глубокой старости имеют возможность также свободно колдовать, как и в юношеском возрасте, несильно следя за своей физической формой. Что владеющие чакрой просто не могут себе позволить, ведь на все преобразования уходит собственная жизненная сила шиноби. И настолько запускать свое тело, как это делают большинство представителей магического сообщества, − означает потерять многие свои возможности и объем доступной чакры.
  
   По детским воспоминаниям Петуньи о рассказах Лили об обучение в Хогвартсе выходило, что молодых волшебников учили не столько развитию и увеличению своих способностей к магии, а скорее правилам оперирования уже доступным им возможностям. С помощью различных взмахов волшебной палочкой и речевых, а после мысленных команд, завязывая на них определенный результат того, что должно было, по их мнению, произойти.
  
   Создавалось впечатление, что это просто какая-то чужеродная сила, которая позволяет собой управлять и пользоваться тем, кто был на нее настроен. Для всех остальных она оставалась по большей части, абсолютно невидимой и неощутимой. И ее возможности и законы, по которым она действует, меня очень интересовали. Поскольку во время боя в больнице я просто не видел, чем атаковали пришедшие зачистить госпиталь волшебники. Приходилось ориентироваться в основном по косвенным признакам, вроде, движения воздуха, физических проявлений заклятий и интуиции. Это делало волшебников неудобными противниками. И тактика борьбы с ними была в том, чтобы успеть нанести удар первым, либо заманить в ловушку.
  
   Из всего этого я сделал вывод, что магия − это отдельная сила, с рождения доступная немногим избранным и напрямую не связанная с круговоротом Инь и Янь, с энергией жизни и разума, присущей каждому разумному существу. Чакра − это прежде всего титанический труд по преодолению самого себя. С помощью длительных тренировок, любой человек способен научиться вырабатывать излишки Инь и Янь, а после смешивать эти энергии, тем самым получая чакру. Практически идеальный инструмент физического и энергетического воздействия на себя и окружающую действительность.
  
   Если человек работает с чакрой довольно долго, его организм привыкает к подобным энергетическим взаимодействиям и уже самостоятельно способен вырабатывать чакру без постоянного пребывания в медитации и контроля над этим процессом. После наступает момент, когда чакра начинает создаваться постоянно, образовывая внутренний источник. Дальше человеку надо просто продолжать развивать энергетические каналы тела. Для этого необходимо не забрасывать постоянные тренировки и медитации.
  
   Самое интересное заключается в том, что детям этого человека в дальнейшем уже будет необходимо намного меньше времени, чтобы достичь подобных результатов в преобразовании чакры. Да и излишек энергии, вырабатываемый разумом и телом, у них становится больше. И так с каждым поколением способности к оперированию чакрой только увеличиваются, передаваясь генетическим путем. Через десяток поколений даже новорожденный ребенок, являющийся далеким потомком человека, сотни лет назад впервые начавшего тренировки в овладении чакрой, рождается с полноценным энергетическим ядром и развитой ситемой циркуляции чакры. Ему остается только научится чувствовать собственную чакру и в дальнейшем продолжать развивать свои способности. И так со времен Рикудо − первого, показавшего путь к самосовершенствованию себя. Так появились все кланы шиноби, которые медленно, поколение за поколением, набирали силу и возможности все больше влиять на свою физиологию и окружающую действительность.
  
   Хотя именно в этом волшебство как раз похоже. Способности к магии также передаются по наследству. Но она может не проявиться в семье волшебников, или обнаружиться у людей, абсолютно никак не связных с магией, хотя, возможно, имеющих настолько далеких предков магов, что о них и не знает.
  
   Добравшись до места, я отвлекся от своих пространственных размышлений о природе сил, когда получил воспоминания клона по предварительной работе с волшебником с кеккегенкаем, позволяющим ему быстро регенерировать повреждения и принимать частичный звериный облик. Но из полезных сведений, кроме того, что он вервольф, один из представителей магических рас в обили раскиданных по миру, удалось только получить новые познания в присущих исключительно магическому обществу матерных выражениях. Оставив клона общаться дальше с интересным собеседником, сам принялся за добычу необходимых сведений для выполнения миссии по возвращению племянника.
   Из двух доступных для разговора пленных, выбрал одного. Как подсказывала мне интуиция, именно он владел большей информацией, чем его подельники. Как выяснилось в дальнейшем, я оказался прав. Джон Клизел, несмотря на неплохую подготовку и все способности, получаемые при помощи той странной необъяснимой силе, которую называют просто магия, по большому счету оставался обычным человеком, не приспособленным к методам допроса, позволяющим разговорить даже хорошо физически и морально подготовленных шиноби, имеющих сильную мотивацию защищать известные им сведения от врагов их страны и скрытого селения. Да и стихия молнии подходит для быстрого и правдивого получения интересующих знаний, как нельзя лучше.
  
   Из доступной к анализу информации складывалась довольно занятная картина. Как выяснилось из результата допроса пленных, вернее через четыре часа испытаний и экспериментов по влиянию на разум и организм волшебников различных техник, я узнал о своем собеседнике и ситуации в стране, в которой живу уже год, довольно много. Джон Клизел был представителем одного обедневшего рода волшебников, исконно занимающихся ловлей и подчинением простых людей, так называемых «маглов», с последующей перепродажей их более состоятельным членам их закрытого от обычного мира общества. Этот полукриминальный бизнес стал лет пятьдесят назад окончательно криминальным и караемый законом. Когда их основным органом власти, Визенгамотом, были введены многие ограничения, как сказал Клизел, на исконные права и свободы волшебников, нарушители оных стали довольно сурово преследоваться. Особенно за вмешательство в жизнь маглов. Многие, так называемые чистокровные волшебники, посчитали это неприемлемым нарушением их прав, но были быстро усмирены новыми хорошо организованными и многочисленными подразделениями боевых магов Министерства, Аврорами, набранными, в основном, из полукровок и грязнокровных волшебников. Получив по зубам, чистокровные быстро затихли, но нечего не забыли. Шло время, многие представители бывших богатых родов просто не смогли быстро приспособиться к сменившимся реалиям жизни. Сильно обеднев, вынуждены были переселиться в места вроде Лютого переулка. Возле таких же людей, как и они, не желавших служить проклятым грязнокровкам, захватившим ведущие посты в Министерстве. Так длилось довольно продолжительное время, пока десять лет назад некий Темный Лорд открыто не выступил против Министерства, пообещав, что когда он победит, уничтожив всех носителей грязной крови, то вернет отобранные когда-то привилегии пошедшим за ним волшебникам. Многие, как Клизел, не нашедшие достойное место в современном магическом обществе, охотно присоединились к нему. На данный момент между волшебниками Британии идет вяло текущая гражданская война.
  
   На дом Поттеров напали именно представители этой незаконной организации, ведущей борьбу с официальной властью Волшебной Англии. Именовали себя представители этой организации очень оригинально. Пожиратели Смерти. Довольно зловещее название для революционеров. Как я заметил еще давно: чем грозней звучит название группы, тем меньше, в качестве единой сплоченной силы, она из себя переставляет. Думаю, назовись они мнение пафосно, ну... Скажем, Просиратели Жизни. У них бы были все шансы добиться поставленных перед собой целей. Однако, это лирика.
  
   Клизел рассказал очень многое. Скорее даже все, что он мне смог бы поведать за это время. Кроме того как можно проникнуть в то место, куда, предположительно, переместили ребенка. Не помогали даже особые методы допроса. Поделиться этой необходимой мне информацией он, казалось, просто не мог, хотя и сильно хотел. Мешали очень хорошие закладки на разуме или еще что-то, связанное с магией. Оставалось только задавать непрямые наводящие вопросы, но и они ни к чему не привели. В попытках найти решение, как добраться до этих сведений, я уже готовился применить доступную мне технику из арсенала клана Яманака по просмотру памяти, что было бы весьма неприятно для меня и опасно для пленного. Мои эксперименты в менталистике могли убить или погрузить Джона Клизела в глубокую кому, так и ни к чему не приведя.
  
   Но к этому моменту развеялся один из клонов, незаметно оставленных мною в доме Поттеров. Он наблюдал за всеми работами, что проводили приехавшие на место происшествия волшебники, выполняющие те же функции, что и клан Учиха в моем мире: анализ прошедших событий, сбор улик, опрос свидетелей, допрос пленных. Много полезных сведений я получил именно из разговоров авроров между собой. Особенно меня заинтересовали порт-ключи, являющиеся неким аналогом свитка обратного призыва. Также Фиделиус и печать на левой руке в виде черепа и змеи.
  
   Услышанное позволило понять основные причины неразговорчивости моего собеседника. Заклятье Фиделиус не позволяло показать, рассказать или провести в то место, где находится область под его защитой. И метка Реддла, которая просто физически не давала добровольно предать Темного Лорда. Именно эти два обстоятельства надежно сохраняли тайну местоположения базы Пожирателей Смерти.
  
   Правда сразу после очень интересного разговора между главами следователей и прибывших оперативников Алластор Грюм с помощью странного додзюцу глаз смог заметить моего теневого клона и поднять вселенский переполох, потому засвеченному наблюдателю пришлось быстро развеиваться. Но нужную информацию для дальнейшего анализа я уже получил. Вопрос: Как решить сразу две проблемы которые ставит передо мной магия? Ведь силой заставить волшебников переместить меня к себе на базу не получится. Как и добровольно согласится сотрудничать.
  
   Добровольно... А это может быть интересным решением. В голове возникла занимательная идея. Зачем мне требовать, если есть возможность просто попросить?
   Все очень просто. Нужно чтобы находящиеся здесь волшебники, перенесли меня на нужное место сами, не догадываясь об этом.
  
   Дальше пошла подготовка авантюрной постановки спектакля «побег из логова страшного шиноби, в ставку Темного Лорда». Оставшийся до сих пор и незадействованный в допросе волшебник идеально подходил на роль моего проводника, зрителя и одновременно главного актера первого плана. Потому еще час я расспрашивал своего благодарного собеседника о его напарниках, отношения в команде, способах обращения между собой, при этом спешно восстанавливая резерв чакры калорийным ужином и самодельными препаратами, рецепты которых нашлись в принесенной Шинигами библиотеке медицинских техник. Продумал свое поведение перед Сливенсом, подготовил снаряжение и реквизит (мантия Клизела пришлась почти в пору). К сожалению, маску АНБУ пришлось снять. Несмотря на все ее плюсы, в ней был один очень важный минус: нормальное наложение хенге, находясь в ней, было невозможно, поскольку маска замыкала на себя всю циркуляцию чакры возле лица. И максимум, что у меня получится, находясь в ней, это абсолютно безэмоциональное застывшее выражение лица.
  
   -Дальше началась пьеса для одного зрителя. Все прошло как по нотам. И мистер Сливенс доставил наше трио «темных волшебников», видимо, в нужное место. Только при перемещении я недооценил полноту испытанных мной ощущений и потерял контроль над техникой перевоплощения. Складывать печати для возобновление хенге уже было поздно: первый зрительный контакт с делегацией встречающих уже состоялся. Ладно, хватит стоять как последний генин и всем улыбаться.
  
   Понимая, что тихая операция накрылась великим огненным шаром, стало обидно. А как хотелось хоть раз, чтобы все получилось как по плану: пробраться под хенге в стан противника, тихо забрать ребенка и, оставив подарки, также незаметно уйти, как полагается настоящему шиноби, к тому же имеющего титул Тени Огня. Но чего нет, того нет. Придется работать по второму плану: с кучей шума, крика, беготни и трупов. А потому... Рука, придерживающая бессознательного оборотня, опускается на выжженную у него на коже систему пространственных печатей, мгновенно распечатывающую сотню железных арматур вперемешку с десятком кунаев бога грома. Тут же активирую другую пространственную печать, доверху заполненную чакрой ветра. Сильнейший толчок воздуха отбрасывает Кейнольдса и Сливенса на добрый десяток метров, но основная концентрация высвобожденного сжатого воздуха придало только появившемуся железу сильный разгон, просто вбивая металлические пруты в дальние стены, попутно снося стоящих полукругом волшебников. Расенган, два десятка перемещений Хирайшином к еще живым целям, успевших прикрыться каким-то заклинанием от летящего в них железа, но которое не защитило от шквального ветра, и помещение зачищено от лишних волшебников. Осмотрев неаппетитное зрелище результата собственных техник, снова одел маску АНБУ.
  
   []
  
   Да, работы предстоит много. Пятерка созданных клонов, быстро собрав вбитые в стены кунаи, ныряют в снесенную несколькими прутами массивную деревянную дверь, ведущую из зала, на дальнейшую разведку местности. Еще раз осмотрев массивную кладку стен, подхожу к лежавшим у дальней, моим провожатым в это чудесное место.
  
   Живы и, кажется, ничего себе не сломали. Сливенс до сих пор приобнимает бессознательного вервольфа, послужившего мне просто отличным и надежным заменителем фуин свитка. Предположение, что печати, нанесенные на живого человека, особенно на мага, остаются стабильны, полностью подтвердилось. Наложив хенге самого себя, но теперь поверх маски, привел Сливенса в чувство. Дождавшись пока волшебник непонимающе уставится на меня, отменил технику, давая хорошему парню Джиму, увидеть белую поверхность маски. Маскировка конечно плохая, но для дальнейших моих планов этот волшебник еще нужен.
  
   − Ну что же, мистер Сливенс. Я так понимаю, что вы уже поняли, кого вы привели на свою базу, − обратился я к побледневшему как мел Джиму.
  
   − Не волнуйтесь, убивать я вас не планирую, если вы, конечно, выполните одну мою маленькую просьбу. Кивните, если поняли меня, − волшебник закивал так, что чуть не свернул себе шею.
  
   − Отлично! Я хочу передать через вас, послание вашему руководству. Запоминайте. «Если через четверть часа я не получу, забранного сегодня из дома Поттеров ребенка, я убью всех находящихся на этой базе». Время ультиматума пойдет с того момента, как вы очнетесь в следующий раз.
  
   Короткий удар в затылок, и волшебник снова мирно лежит без сознания на полу возле дальней стены рядом с отброшенными золотыми монетами порт-ключей. Что же, фигуры для шоги расставлены. Осталось только узнать, чем закончится эта партия...
  
  
  Глава 17
  
  
  

Малфойменор. Лорд Абраксас Амадей Малфой.

  
  
   В последнее время, у главы рода Малфоев, значительно прибавилось забот и дел которым он должен был посветить себя лично. И большую часть своего времени, он сидя в своем кабинете, разбирая пришедшие письма и отчеты, что приходили огромным, нескончаемым бумажным потоком. Конечно, многие из них можно было поручить разбирать секретарю. Но после трагической смерти его старого помощника, умершего как ни странно, действительно от несчастного случая. С этим образовались некоторые сложности. А после этого кандидат, недолго занимавший эту должность. Ушел из жизни, также нелепо трагично, но на этот раз, отнюдь не случайно. По этой причине, Абрахас Малфой больше не спешил доверять, кому-либо, свою корреспонденцию. Тем более прошлый секретарь был хоть и хорош, но слишком щепетилен в вопросах связанных, скажем так, не согласованных с нынешним законодательством магической Британии. Его едва успели перехватить, на пороге Аврората. Действительно, в наше время так тяжело, найти нового хорошего работника, что лучше заниматься этим самому.
  
   Да, нехорошо конечно вышло. Но тайну того, что несколько высоких магических родов Британии, в том числе и Малфои, поддерживало Темного Лорда. Эта не та информация, которую полезно знать большому кругу лиц.
  
   О да! С того самого дня, как его младший сын ударился в бредни о возвращении в Англию старых порядков и стал пропадать в компании своих дружков, собравшихся вокруг некого, Тома Реддла, который любил именовать себя, не как иначе, чем Темный Лорд Волдеморт, прошло чуть меньше десяти лeт.
  
   Бесспорно, Реддл, был без сомнения харизматичен, силен и весьма талантлив как маг. А его идеи заражали слушателей быстрее драконьей оспы. Но он не был политиком, не желал искать компромиссы, также был на редкость прямолинеен и тщеславен. И если бы не внимание в свое время к нему, нескольких, очень влиятельных закулисных игроков, так называемый Лорд, со своими идеями и методами их воплощения, не протянул бы и пары лет.
  
   Но им заинтересовались и подержали тогда, деньгами, артефактами, старыми знаниями, давшими возможности мальчишке стать тем, кем он был сейчас.
  
   Мальчишке, всеми силами старающемуся показать, что он наследник Слизерина, а не жалкий полукровка, с которым еще сотню лет назад, чистокровный волшебник даже не заговорил, как с равным. Но времена меняются... Хорошо это, или плохо... Покажет история, которую они сейчас пишут. И кем в этой истории останется Реддл, решать именно им.
  
  
   Стоит признать, Волдеморт хорошо вписался, на роль символа для всякого сброда, что не смог найти свое место в жизни. И неким миссией, для беспросветных романтиков, вроде его сына, безоговорочно следующих за Темным Властелином. Имя которого, стало самым популярным пугалом, для Министерства Магии со времен падения Гриндевальда. Безжалостный, беспринципный кровавый монстр. В тени которого, находятся истинные марионеточники, которым эта война за идею, позволила в короткие сроки расширить свое влияние в правительстве, избавиться чужими руками от многих конкурентов. Ну и конечно, еще больше увеличить владения, прибрав к рукам земли, от которых многие хотят избавиться, чтобы окончательно переехать в более спокойные страны. По этой причине, в последние пару лет, большинство поместий уходили с молотка, за почти смешные деньги.
  
   Это не говоря... об их них основных способах дохода. Ведь кто будет в Министерстве заниматься делами о махинациях, контрабанде и влиянии на магловскую банковскую систему. Пока идет ежедневная война со злом в лице Мальчишки Реддла и его сброда.
  
   Пожалуй, ещё пара лет... И этот спектакль можно будет завершать. Темный лорд почти изжил себя как символ, тем более он с каждым годом становится все более одержим идеей чистоты крови, становясь все менее предсказуем, а следовательно и контролируем. В дальнейшем, его деятельность может только навредить, стоящим за его спиной кукольникам. Думаю, пора уже подбирать кандидатуру благородного избавителя, от образа ужасного зла и победившего того в неравном поединке на глазах благородной публики. Естественно этим благородным рыцарем который спасет страну, будет именно их ставленник. На волне популярности которого, они в дальнейшем смогут прибрать все Министерство Магии к своим рукам.
   Как говориться, пока дураки дерутся, умные делают деньги.
  
   Далеко идущие планы Лорда Малфоя, нарушили непонятные отзвуки сильных, казалось исходящих от самих стен замка ощущений. Принесенных в виде чувства явной тревоги, которым с ним поделилось сознание древнего замка, что был многие столетия завязан магией на представителей его рода. Заклинания сигнализировали об какой-то неправильности, опаски, странным, почти позабытом ощущением близкой угрозы. В памяти вдруг всплыли картины далекого прошлого, когда еще не особо известные псы Министерства, в один час взяли штурмом их поместье. Тогда, Малфоям удалось откупиться. При этом, потеряв значительную часть своих доходов, от ставшими враз незаконными, способов получения прибыли. Малфои утерлись и отошли в тень, учтя горький урок. И снова как когда-то, в века охоты на ведьм, превратили свое пристанище в почти неприступную к любой магии твердыню, которая могла надежно оградить их от окружающего мира. В замок в такие моменты, могли попасть только те, кому было это позволено. Но в последние годы, защиту пришлось менять, приспосабливая под многочисленных посторонних. Ведь его бестолковый сынок, дал почти полный доступ своим дружкам к родовому поместью. И с этим приходилось мириться. Пока, мирится.
  
   Но если все же верить, тяжелому, нехорошему ощущению. Получалось, что на замок было совершено..
  
   - Милорд, проникновение! На нас напали!
  
   С порога закричал, без стука ворвавшийся в его кабинет новый секретарь, который сейчас был донельзя возбужден и напуган. Вдобавок, кажется сам не верил собственным словам.
  
   - Успокойтесь Вирджил, приведите себя в порядок и говорите по существу. - Раздался спокойный голос хозяина замка. От которого гость его кабинета мгновенно побледнел и как-то... с ёжился.
  
   - Д..да, Милорд. Только что, прервалась связь с дежурной группой возле подземной телепортационной площадки. Амулеты зафиксировали нарушителя. Но узнать, что там сейчас происходит, мы пока не можем, дежурная семерка не выходит на связь. Последнее, что мы смогли выяснить, что в замок только что, прибыли двое из последнего набора, который недавно проводили... ваши гости Сэр. Это были некие Сливенс, Кейнольдс и еще кто-то, кого опознать по слепку магии не получилось.
  
   - Что же получается, замок атаковали трое человек? Или скорее даже один! Да это бесспорно интересно. Вирджил, я надеюсь вы уже распорядились заблокировать возможность магических перемещений в той области и проверить подземелье?
  
   - Безусловно, Милорд. Как только поступил сигнал. В замок больше никто не сможет проникнуть с помощью принесенных порт-ключей. А три дежурные группы уже спустились вниз. Остальным магам объявлен общий сбор. Ваши гости Сэр, на данный момент, спешно собираются в группы на ключевых точках возможного прорыва.
  
   - Похвальная оперативность действий. - благосклонно кивнул Лорд Абрахас. - Хорошо, я пока выяснил все, что желал. В дальнейшем держите меня в курсе этого дела. А сейчас... прошу вас оставить меня в одиночестве. И следующий раз, перед тем как врываться в мой рабочий кабинет, очень советую вам Вирджил... предварительно, сначала постучатся.
  
   Свою последнюю просьбу, Лорд Малфой произнес подчеркнуто ласково и безукоризненно вежливо. Но почему-то от его тона, секретарь чуть не позабыл как надо дышать, на глазах покрываясь холодной испаренной.
  
   - Прошу прощения, Милорд. Больше такого не повторится! - Низко поклонился секретарь, пред тем как, не поднимая головы, выйти, аккуратно прикрыв за собой двери.
  
   Последнее что он расслышал, была фраза:
  
   - Я надеюсь на это, Вирджил. Ибо в наше время так сложно найти хороших работников.
  
   И Лорд Абрахас Малфой, снова остался наедине с документами и своими мыслями.
  
  
  ****
  
  
  

Малфой-менор. Бравые пожиратели смерти

  
  
   В последнее время, в замке Малфоев, или вернее будет сказать, ныне, одной из основных баз пожирателей смерти, по вечерам собиралось много непризнанных великих волшебников. Которые с явным удовольствием носили темные плащи и чинно рассуждали о политике, о том, насколько быстро они поставят на место всех грязнокровок и, как в старые добрые времена, поставят себе в услужение зарвавшихся и расплодившихся, как хомячков, маглов. И вот тогда, все изменится к лучшему. Ибо к власти придет Темный Лорд. Вернее, не так, когда к власти в магической Британии придут они. Те, кому по праву крови было предначертано распоряжаться и править.
  
   Казалось, эти волшебники только и ждали, когда они смогут кинуться в бой, дабы в быстрой и красивой победоносной битве, взять штурмом Министерство Магии. После разгромить, вернее захватить поместья предателей крови, дабы освободить их для себя и тем самым доказать свою силу перед Темным Лордом.
  
   Ну и конечно, быть обласканным его вниманием, получив множество привилегий, ценных поощрений и почетную, но не пыльную должность, в новом могущественном государстве, построенным ими, лучшими из всех волшебников. Которые сейчас мужественно сражаются за правое дело. Приблизительно так, думала большая часть рядовых исполнителей носящих мантии пожирателей смерти. Ну... возможно без стольких лишних килограммов пафоса, но приблизительно так, или в возможных вариациях на эту тему.
  
   Но сейчас, когда неожиданно в место нового, группового задания по захвату какого-нибудь грязнокровки или проведения другой акции устрашения направленную на беспомощных маглов. Грозных бойцов пожирателей смерти вдруг резко отвлекли, от сидения в уютных мягких креслах, в окружении дорогой подобранной обстановки и ведения важных политических дискуссий с единомышленниками, за бокалом другим изысканного напитка, из бездонных винных подвалов Малфой-менора, которые эти ценители, кажется поставили целью жизни осушить до последней капли. К глубочайшему сожалению пришедший приказ дежурной смене, очень отвлек благородных господ от этих важных дел. И будущих владык Британии, не спрашивая их разрешения, вдруг совершенно внезапно подняли и приказали немедленно осмотреть подземный зал для пространственных перемещений.
  
   И теперь двенадцать фигур, в темных мантиях быстро, но без особого энтузиазма, спускалась по крутым ступеням лестниц в подземелья замка. Внутренне готовясь встречать за каждым темным поворотом незваных гостей, дабы показать им, в коротком и победоносном магическом поединке, всю силу чистокровных волшебников. Но к счастью или сожалению, все было тихо. Даже можно сказать повсюду стояла, зловещая тишина.
  
   Сейчас же, пройдя до коридора, ведущего в портальный зал. Так и не встретив, никого из подлых нападающих или бестолковых дежурных, которые возможно просто забили на службу и сейчас дружно лежат, обдолбавшись всевозможной магической наркотой. Воображают себя темными властелинами, что сжигают города маглов, могучими струями неповторимо пахнущего газа исходящего из задниц розовых драконов, сидя верхом на которых, они, в промежутках между очередной пафосной фразой и злодейским смехом, сноровисто забивают очередной косяк.
  
   Когда наконец-то группа, верных сторонников и незаменимых подвижников Волдеморта, все же приблизилась к входу в зал, где недавно было возможно пользоваться порт-ключами. То невольно замерла, ибо вся их бравада волшебным образом куда-то исчезла. Больно столкнувшись суровой реальностью.
  
   Заставляя нерешительно замереть возле входа и нервно запинаясь доложить, с помощью амулетов, что на месте предполагаемого происшествия явно что-то нечисто.
  
   Поскольку, увиденное мельком за выбитыми настежь створками массивных дверей, многих заставило быстро протрезветь, путем покидания желудка всего выпитого вместе со съеденным, самым коротким верхним путем, что сопровождалось весьма неприличными, в таком почтенном обществе, звуками.
  
  
  ****
  
  

Малфойменор. Лорд Абраксас Амадей Малфой

  
  
   - Милорд, на нас напали, - чинно поклонившись ответил на вопрос секретарь. Но это он сделал только после того как вежливо постучал в дверь и ему дали дозволение войти в кабинет Лорда Малфоя.
  
   - Вот оно как Вирджил. Посланная группа столкнулась с противником? Уже опознали кто это?
  
   - Нет милорд, они никого не встретили. Но они, обнаружили... - секретарю вдруг стало тяжело удерживать показное безразличие, а речь его стал заметно экспрессивней, - они обнаружили...охрану, вернее... там, там такое... Это ужасно Сэр... простите Милорд... но описать это сложно, вам лучше будет посмотреть на все своими глазами! - Сказал секретарь нервно сжимая руки.
  
   - Что же, похоже мне действительно стоит вмешаться. Хорошо Вирджил, передайте моей охране, чтобы ждала меня у кабинета.
  
   Через пару минут, Лорд в окружении десятка личной охраны и секретаря зашли под свод зала в виде купола, радиусом 70 футов, находящийся казалось бы в самом центре замка. Этот зал был, возможно, самым хорошо защищенным магией помещением в поместье. Помимо этого он имел еще ряд полезных функций, из него возможно было наблюдать, с помощью специальных зачарованных кристаллов, за тем, что происходит в замке.
  
   Зал был облицован однотонным темным камнем и походил скорее на планетарий с большим постаментом из обработанного кварца, в центре. Над гигантским кристаллом, висели в воздухе три больших зеркала, на которых сейчас отображался тускло освещенный огнем факелов коридор, посреди которого нервно переминалась с ноги на ногу группка довольно бледных людей в черных балахонах, пытавшихся как можно дальше стоять от входа в телепортационный зал, который зиял темным провалом выбитой створки двери. Дверь кстати, лежала в этом же коридоре, утыканная с дюжиной глубоко вошедших в нее металлических прутьев.
  
   При приближении Лорда Малфоя со свитой, все споры и крики до этого активно раздававшиеся по всему помещению моментально стихли. Возможно, все собравшиеся здесь волшебники хотели так высказать свое почтение Главе древнего магического рода, то ли были очень хорошо наслышаны, о прекрасной памяти и почти совсем не злопамятном характере хозяина замка. Но, независимо от причин, все дружно расступились, давая Лорду возможность пройти к кристаллу с весящим над ним зеркалами. Абрахас не тратя времени взмахнул палочкой. И на передаваемой зеркалами картине произошли заметные изменения. Кристалл, что до этого держал в руках один из находящихся в подвальном коридоре Пожирателей Смерти, внезапно вспыхнул, а в следующий момент, в нем стало возможно различить маленькое зеркальное отражение всего куполовидного зала. Создавалось впечатление, будто изображение, что обычно зеркал отдало бы с отраженным светом обратно, напрямую передалось в него, правда без особых деталей.
  
   Но эти изменения, просто меркли, перед тем, что произошло в зале с большим кристаллом и висящими над ним зеркалами. Казалось все находящиеся там, в один миг оказались в том подземном коридоре. Иллюзия присутствия была настолько точная, что все стоящие там волшебники, не только видели, но даже могли пощупать предметы и ощутить запахи, что по мнению многих собравшихся, было явно лишнее. Ибо в коридоре пахло отнюдь не фиалками, а скорее чем-то плохо переваренным.
  
   - Господа, я рад, что вы, соизволили дождаться моего появления, - обратился Лорд, к разом встрепенувшемся, при звуках спокойного, вежливого голоса, раздававшегося из изменившегося камня в руках одного из собравшихся в том подземелье. - Как я понимаю, вы пока не проводили детальный осмотр помещения на следы магии, что применяли нападавшие. Но теперь все в сборе. По этой причине, давайте не будем терять время. Враги уже проникли в замок, и та информация, что сейчас соберете, поможет нам с их быстрым поиском и уничтожением. По этой причине, прошу вас господа, преступить наконец, к своим обязанностям!
  
   Четкая иллюзия волшебников, которые сейчас казалось, стояли в двух шагах от лица, Патриарх одного из самых древних магических родов Британии, замычали что-то в ответ и с явной неохотой все же направились в перед, нервно вытянув впереди себя волшебные палочки.
  
   Иллюзия окутавшая зал, стала изменяться по мере того, как группа волшебников подсвечивающих себе дорогу Люмусом втянулась в темное помещение.
  
   Панорама открывшаяся разведчикам в черных мантиях была... мягко сказать, специфическая, некоторые из с самых неподготовленных зрителей с явным ужасом рассматривали открывшуюся их ним взорам картину:
   Половина зала и вся стена напротив дверей, была утыкана длинными железными арматурами, на трех из которых висели тела пробитых насквозь волшебников. Почти у самых створок лежали двое, обильно начиненных шрапнелью из металлических предметов, вроде крупных болтов и гаек, еще пятеро тел не имели явно видимых повреждений, кроме одной сразу бросающейся в глаза особенности. У абсолютно всех тел, отсутствовали головы. И судя по обильным брызгам вокруг каждого лежавшего и прибитых к стенам тел. Их просто чем-то полностью разорвало изнутри. В помещении со стоящим в нем следящим артефактом, послышались звуки, обычно издаваемые при тяжелом пищевом отравлении, ну... или в похожих ситуациях. Возможно, волшебники и смогли бы сдержать порывы организма, но воздух, наполненный сладковатым металлическим запахом свежей крови, добросовестно передаваемый артефактом создавал все же иллюзию почти не отличимую от действительности.
  
   - Демоны и боги!
  
   - Мордред и Моргана! Что это? - послышались выкрики из собравшейся толпы Пожирателей Смерти.
  
   - Святая магия! Что здесь произошло? - задал вопрос один из находящихся внизу в разведывательной партии магов.
  
   Малфой старший отметил про себя, что тоже очень хотел узнать ответ, на данный вопрос. Нет, картины проецируемые вокруг не особо его впечатлили. За свою длинную жизнь, ему приходилось видеть и не такое. Особенно в молодом возрасте, когда его род еще принимал активное участие в торговле живым товаром, в котором разные опасные магические существа шли намного дороже, чем простые маглы. Дальше были годы передела власти с Министерством Магии, мировая война развязанная Гриндевальдом и еще много чего. Что окончательно лишило, нового Патриарха значительно сократившегося в численности рода, каких-либо иллюзий или брезгливости. Поэтому, наблюдая за картиной исправно передаваемой магическим зеркалом. Он только холодно размышлял, с какими из сотен разнообразных магических тварей, умеющих виртуозно походить на людей, или все же волшебниками, владеющими специфической школой волшебства, они столкнулись на данный момент и какие меры можно предпринять. Дабы как можно быстрей, поймать ту тварь, что проникла в его замок. И узнать у нее все, что ей известно, включая подробный список тех, кто еще причастен к этому нападению. Ну... или если их незваный гость окажется слишком опасен. Как и какими средствами будет надежнее его уничтожить. Многие из этих загадок должны были стать понятней, после того как будут осмотрены тела и проведен ряд скорых магических экспертиз.
  
   Из легкой задумчивости Лорда вывел удивленный, то ли испуганный окрик, одного из осторожно ступающих по усыпанному редкими монетами порт-ключей полу волшебника, что приблизился к дальней стене зала.
  
   - Посмотрите! Здесь кажется есть кто-то живой!
  
   И действительно. При приближении кристалла несомого в руках мага, всем присутствующим стало видно, что возле дальней стены, лежало относительно целое тело. По крайней мере, оно имело на плечах целую голову. Хотя на эту особенность, не сразу обратили внимание. Ибо тело лежало к зрителям повернутое спиной, обильно залитой в тон помещению в ярко красный цвет. Но кажется, тело дышало, заметно это было с разу, поскольку человек издавал довольно громкие сиплые звуки. Поняв, что есть хоть кто-то, кто все же сможет объяснить, что здесь произошло, один из волшебников сделал попытку перевернуть найденное живое тело на спину.
  
   И сразу с криком отпрыгнул в сторону, поскольку тело зарычало. А сгрудившиеся возле него волшебники разом отпрянули, моментально посылая в тело с десяток парализующих заклятий. Причем так поступили, не только в подвале, в зале с иллюзией тоже нашелся умник, который то ли по привычки, то ли от испуга метнул столбнячное проклятье в лежащий фантом. После того как нервные спасатели перестали что-то возмущенно кричать, тыкая палочками в теперь уже абсолютно безопасное тело и успокоились настолько, чтобы один из пришедших волшебников, все же решился склонится над полуголым человеком. Опасливо стараясь не касаться сети воспаленных шрамов, что казалось покрывали весь торс и спину пленника, все же помедлив перевернул его лицом к зрителям. На этот раз рыка не повторилось, по объективным причинам полного паралича. А доморощенные спасатели, с явным интересом начали осматривать лицо пленного. Из толпы зрящих в безопасности это зрелище волшебников, раздался удивленный возглас:
  
   - Это же тот вервольф!
  
   - Точно! Как там его? - повторил еще один.
  
   - Подождите, это же Берт Келнонс! - оповестил кто-то знающий. А дальше пошла просто цепная реакция в виде гула и перешептываний,
  
   - Да точно! Его, и еще двоих новичков сегодня пригласил на задание Мастер Хардрим.
  
   - Да, да, я слышал. Их группе дали задание от самого Темного Лорда.
  
   - Точно! Я видел, как Ренольс из группы магистра Хардрима, спускался по лестнице портальной башни в направлении апартаментов Темного лорда.
  
   - Ага видел, и он еще держал в руках какой-то сверток с замотанный в тряпку пронзительно кричавшей тварью.
  
   - Я тоже слышал, их группа должна уже была быть в замке. Но ее пока нет...
  
   Абрахас не стал перебивать хором загалдевших гостей его дома. Наоборот, с явным интересом начал прислушиваться к новой для него информации, выделяя из потока несомого бреда самые ценные сведения, что сейчас лились рекой из возбужденных, а потому не следящих за своими языками прислужников Темного Лорда.
  
   - Подождите! Смотрите! - Вдруг перебил гомон один из голосов - Скажите? Только мне кажется, что шрамы на теле Келнонса имеют вид... какого то рисунка? Или даже магической пен....
  
   Договорить глазастый волшебник не успел, ибо всю комнату как-то сразу, заполнила мощная огненная вспышка. Малфой старший еще успел заметить, как странный, непохожий ни на что знакомое рисунок из шрамов на груди Берта Келнонца, на краткое мгновение стал как бы более отчетливым приобретя какую-то необъяснимую глубину.
  
   А после, обе комнаты погрузились в пылающий хаос. Но в отличии от подвального помещения, попавшего под действие мощнейшего огненного взрыва, иллюзорный огонь, хоть и нес некоторые оттенки своего собрата, сотрясающего само основание замка где-то снизу. Но все же, был иллюзией. Очень качественной, но все же иллюзией. Которая, почти мгновенно схлынула, даже никого толком не ослепив. Но этого хватило, чтобы еще пару минут в верхнем зале, продолжалась паника, крики ужаса и попытки наколдовать трясущимися в руках палочками, запоздавшие защитные чары.
  
   Относительно спокойно ситуацию восприняли только с десяток старших магов, которые казалось, даже не пошевелились, в момент иллюзорной опасности. Но, возле каждого из них сиял мощными чарами купола защиты. Так, на всякий случай. Среди последних, был и Старший Малфой. Который лишь надменно осматривал абсолютно бесполезное набившееся от нечего делать в его специальную заклинательную комнату стадо, что даже не удосужилось спросить на то дозволение. Видимо думая, что просто смогут на халяву потешить свое любопытство и самолюбие. И только запахло жаренным, моментально впали в панику.
  
   Кстати о жаренном. Абрахас принюхался, в помещении отчетливо до сих пор пахло паленым камнем и горелой курицей. А это значило только одно. Лорд решительно развернулся к весящим над кристаллом кварца зеркалам и снова поднял палочку.
  
   Зеркала замерцали, потом в них тускло отразилась темнота. Хотя нет. Не полная темнота, скорее почти полное отсутствие света. Где с краешку отчетливо виднелись отблески отраженного пламени пожара. Еще с пол минуты казалось ничего не происходило. Потом послышались звуки раздвигающихся камней и в зеркале тускло отразилась неясная фигура, с казалось бы с белым провалом в место лица. Абрахас сразу поспешил развернуть иллюзию на весь зал. И перед ним возникло человекообразное существо, которое сидя на корточках с явным любопытством рассматривало ловко удерживаемые двумя железными прутьями на расстоянии от себя светящийся кристалл. В чьих слегка закопченных потрескавшихся гранях, где то в глубине, еще можно было различить неясные очертание комнаты, туго набитой волшебниками.
  
   На пару секунда в обоих залах, настала полная тишина. За которую встретившиеся таким странным образом противники, пристально вглядывались в друг друга. И то, что в этот момент ощутил Лорд Малфой. Очень ему не понравилось. Ибо смотрящее казалось только на него существо. Было явно не добычей, оно было хищником, неторопливым, спокойным, почти ленивым, но все же очень опасным хищником, который пока только начинал присматриваться к своим жертвам.
  
   Существо похожее на человека было облачено в бесцветно темный плащ с надетым на голову глухим капюшоном и нацепленной на лицо белой вытянутой маской, несущей в своих очертаниях, что-то животное. Или все же это было лицом, только похожем на маску? Непонятно отчего, но у Лорда создалось впечатление, что существо, отображенное сейчас через иллюзию, носило ее не снимая всю свою жизнь.
   Незваный гость замка мягко поднялся на ноги и нечеловечески легко заскользил по обильно покрытому каменными осколками залу к почти полностью заваленному камнями выходу. Еще пара текучих движений и существо уже шагает по почти не пострадавшему от сильного взрыва коридору.
  
   - Я так понимаю, что вы у нас в гостях не случайно, и пришли по конкретному вопросу? - Начал свой диалог Лорд Абрахас обращаясь к отрешенно шагающему по коридору Чужаку - Скажу честно. Ваши методы, меня весьма впечатлили своей эффективностью. По этой причине предлагаю вам обсудить ваши претензии к нам, более, мирно. Не устраивая более в этом замке то, что вы уже продемонстрировали. Думаю... мы как разумные существа сможем найти компромисс в наших разногласиях.
  
   Продолжал говорить Лорд, надеясь не столько склонить к диалогу проникшую в его дом очень опасную тварь. Сколько пытался понять возможную логику того, с чем они столкнулись. Зачем это существо показалось им на глаза? Оно либо хочет так наладить контакт, либо просто с ними играет. Первый вариант выглядел более логичным. А если так, вставал вопрос. Зачем или за кем, оно тогда все же пришло? Вариантов ответов на данное предположение, было пока крайне много.
  
   Тем временем, существо уже свернуло за угол к лестнице, остановившись рядом с поднимающимся верх пролетом. В магической иллюзии, стали проступать массивные каменные ступени, на одной из которых расположилась безвольно прислонившаяся к стене полноватая фигурка человечка с бледным, округлым лицом в изрядно помятом одеянии слуг Волдеморта. Убийца небрежно подкинул удерживаемый двумя металлическими прутьями кристалл, точно на руки прислоненного к ступенькам и уже развернулся чтобы уйти.
  
   - Что вам надо? - Прямо задал вопрос Лорд уверенный, что артефакт еще доносит звук его голоса.
  
   Существо замерло на секунду подняв указательный палец к верху, развернулось, склонившись и пару раз хлопнуло ладонью по плечу бессознательного волшебника. Тот негромко застонал, так и не приходя в сознание. А в следующий момент, возле пролета он остался только один. Казалось, что неведомый убийца просто исчез растворившись в тенях замка.
  
   В этот момент, с находящихся в обширном помещении волшебников, как бы сошло заклятье паралича, навеянное недавними картинами. И маги как один разом зашевелились, поднимая гул десятков возбужденных, испуганных, плохо приглушенных голосов. В некоторых местах, похоже начали намечаться стычки, пока без применения магии, но чувствовалось, что до нее дойдет и уже скоро.
  
   Лорд Малфой немного понаблюдал эту картину, раздумывая над сложившейся ситуацией и как ему в этих обстоятельствах поступать. Вывод напрашивался сам: Абрахас не любил произносить речей перед публикой. И ему было откровенно плевать, кто и сколько из этих пешек Реддла, сегодня сдохнет. Но и пускать ситуацию на самотек, он посчитал неправильным. Его нисколько не радовала мысль, что его дому, будут бегать, разнося все, что встретиться на их ним пути, сотня испуганных, или что еще хуже, наоборот до безрассудности отважных магов, гоняющихся за незванным гостем. Который, судя по всему, как минимум знал некоторые кровавые ритуалы, позволяющие превратить попавшее ему в руки тело мага, в ходящую взрывчатку. Оставалось лишь благодарить случай, что этого Кельнонса не приволокли им на расстояние, при котором даже лучшие маги, вряд ли успели бы выставить нужные щиты. А потому...
  
   - Господа, - почти не поднимая голоса обратился хозяин замка к собравшимся. - Мы все сейчас видели, ту тварь, что убила уже два десятка наших товарищей. И если мы все не желаем по своей глупости присоединится к ним. А на оборот, быстро победить! При этом не потеряв никого, из собравшихся здесь, прекрасных магов! То первое, что нам необходимо сделать. Это успокоится и не поддаваться панике!
   Давайте вспомним, что мы с вами находимся в самом укрепленном и хорошо подготовленном к осаде замке Британии. Центральная части коего, опутаны мощнейшими пространственными заклятьями, которые попросту не пропустят к нам никого. Господа! Мы сейчас находимся в полной безопасности! И каким бы наш враг не был подлым и опасным. Напомню, он уже совершил ошибку и показал нам себя. На данный момент, в замке больше сотни первоклассных магов и всего один хитростью проникший к нам человек. Перед нами, сейчас стоит только один вопрос. Когда именно мы сможем его поймать и уничтожить. Поверьте! Это лишь вопрос времени. Поэтому, господа маги, соберитесь, проверьте палочки и прошу вас, позволить мне, указать вам кратчайший путь, к разрешению этой проблемы. - Лорд сделал паузу. Внимательно всматриваясь в лица обступивших его волшебников.
  
  
   - Милорд, какие будут указания? - почти сразу признал его лидерство один из немногих толковых магов, сейчас находящийся в этой комнате, за ним последовали и другие. Пока наконец-то Лорд не услышал согласные окрики почти от всех пожирателей смерти.
  
   - Что же Господа, согласитесь для начала нам необходимо немедленно собрать всех одиночных волшебников внутри периметра пространственной защиты, также прошу старших магов боевых групп, следуя плану обороны, занять все ключевые точки в замке. Думаю, особенно важно будет усилить охрану залов перемещения порт-ключей дабы не дать этой твари сбежать, после того, что она натворила. Также снарядить сильный отряд, который доставит к нам этого... Лорд указал палочкой на иллюзию все также безмятежно сидящего на ступеньках полного человека. Да кстати господа, не подскажете ли мне, кто это? - обратился Малфой к собравшимся.
  
   - Кажется это Сливенс, Сэр! - Тихо пробормотал ему секретарь, стоящий сейчас полевую руку от Лорда. - Джим Сливенс, мы... э... учились с ним в одно время в Дурмстранге.
  
   - Ах да, Вирджил! Помнится... вы об этом упоминали, это третий кто перешел с помощью порт-ключа?
  
   - И так господа, - снова повысил голос Абрахас, - нам сейчас жизненно необходимо доставить сюда Сливенса. Вот этого волшебника, - Лорд снова указал на отображенную иллюзию неподвижной фигурки сиротливо лежащей на лестничном пролете. – Возможно, он сможет нам поведать много интересного о нашем нежданном госте.
   И прошу вас поспешите. Через десять минут будет активирована вся внутренняя защита замка. Надеюсь, что к тому времени, все соберутся в месте, а поисковые отряды и особенно группы охранения уже будут загонять эту тварь и стоять на своих постах. Вы сами понимаете магические ловушки, големы, горгулии и адские гончие, выпущенные в коридоры, дабы ловить тех, кто не отмечен защитой замка... Согласитесь это не та компания, о встрече с которой приятно будет после вспоминать за бокалом вина...
   Действуем господа! Поверьте, мы еще покажем этой твари, что означает быть истинным волшебником. - Закончил свою вдохновляющую речь Абрахас Малфой, на воодушевленно ободряющем аккорде. После которого, почти все волшебники бодро гаркнули, что-то положительно грозное.
  
   После пяти минут назначения среднего командного состава, из наиболее компетентных по его данным Пожирателей Смерти. Лорд поспешил, собрав возле себя свою охрану и сопровождающего его секретаря покинуть шумную компанию. Ему предстояло еще очень много сделать.
  
   - Вирджил, возьмите людей и выведайте, где сейчас прячется этот фанатик Ренольс. И еще, узнай, что это за кричащий сверток, что он притащил без спросу в мой замок. Чувствую я, что вся эта история отчетливо попахивает весьма неприятно!
  
   И кажется, он знает точно, кого благодарить за все его сегодняшние проблемы...
  
  
  ****
  
  Звук разбивающейся соленной воды о прибрежные скалы, да неясная тень очертаний каменного выступа казалось был всем, что мог бы различить человек в тусклом свете мелькающего из - за частых перистых облаков луны, находись он даже в нескольких метрах от присевшего и почти сливающейся светом с прибрежными камнями фигурой. Что уже говорить о возможных наблюдателях со стороны старого замка, гордо стоящего на высоком прибрежном утесе. Посреди северного моря... Впрочем, это могло бить и Норвежское море, как и просто Атлантический океан. Более точно судить о месте расположения этого клочка суши по расположению изредка мелькающих звезд было сложно, но судя по всему, островок имеющий площадь чуть меньше квадратного километра располагался где-то около британских островов, где конкретней сказать было затруднительно.
  
  Екс-Йондайме сильно сомневался, что он вовсе смог бы определить точное направление на материковую землю из этого места, ибо по непонятным причинам ощущение чакры казалось просто упиралось в окружность пространства, радиусом около трех километров квадратных.
  За границами этой сферы не ощущалось ровным счетом ничего. И как показали несколько простых экспериментов, остров похоже был полностью обрезан от внешнего мира. Кунай с печатью Бога Грома, посланный с максимальным ускорением абсолютно свободно прошел невидимое препятствие, но в тот же момент, Минато ощутил появление своей метки за спиной с большой скоростью летящий диаметрально противоположной стороны окружности барьера, назад. Этот же результат повторил и его клон, попытавшийся пройти под водой искаженный участок пространства. Как и кунай оказавшийся просто с другой стороны острова. Хотя по наблюдениям и расчетам обители морских глубин вроде водорослей, планктона, медуз и довольно небольшой рыбы, таких затруднений не испытывали. Этот феномен необычайно заинтересовал Намиказе как довольно опытного пользователя барьерных техник и в другой ситуации он бы с удовольствием засел за расчеты и углубленные исследования феномена, о котором он мог только слышать в легендах своей реальности. Ибо чтобы только ежесекундно поддерживать подобный барьер в его мире, потребовалось бы синхронизированная работа не менее дюжины джонинов имеющих сопоставимые с его уровень развития источника чакры и опыта в Кеккайдзюцу. Здесь же, судя по всему, техника была стационарной и походу исправно работающей не один десяток лет, если не больше.
  
  Но самым занятным свойством пространства, в котором он сейчас находился было то, что оно физически блокировало любые способы межпространственного перемещения, включая даже простейшие техники замены. Попасть же в это закольцованное на саму себя область или уйти из нее можно было только в трех участках пространства где эти ограничения не действовали, находились же эти точки ровно вертикальном центре структуры шарообразного барьера, и естественно все эти места были в замке. А конкретно, область центральной башни донжона, большой зал в самом центре строения на втором этаже и подвальное помещение из которого он и его клоны собственно и начали тщательнейшим образом обследовать это сооружение. И они буквально руками ощупали, просветили чакрой и простукали все находящиеся в трех доступных ему измерениях поверхности. Впрочем клоны уже почти закончили обследовать замок, вернее сказать, все открытое для его присутствия пространство, которого как он подозревал должно было быть как минимум в трое больше чем он мог видеть. Этот вывод он сделал исходя из несложных математических расчетов, вернее из постоянных ошибок в простейших геометрических уравнениях, впрочем как и в скрытых наблюдений за так и мелькающими по всему замку облаченных в мантии людьми и странного вида низкорослым существами одетых исключительно в обрывки грязно - серого полотна, что с завидной регулярностью просто исчезали за грани его восприятия буквально растворяясь в монолитных каменных стенах.
  
  Исходя из банальной логики выходило, что строение оказалось в разы больше чем виделось самому шиноби со стороны, следовательно, в нем находился еще ряд помещений полностью скрытых от него физически, вернее сказать магически. И к сожалению, даже зная их приблизительное место положение невидимых объемов пространства, туда он попасть не мог при всем своем желании. Стена которую он снес подгадав момент срабатывания, большой взрыв печати на спине его недавнего пленного, осыпалась просто осколками камня, не приоткрыв перед ним даже намека на свои секреты, как и скрытие в неком прод пространстве помещения. Похоже, для него они так и останутся за той гранью восприятия, которая отличала волшебников от остальных простых смертных, таких как он сам.
  
  Что же, этого следовала ожидать, просто забрать младенца и спокойно уйти не оставляя живых свидетелей у него не получится при всем его желании. Что возвращает к необходимости вернутся к плану переговоров с похитителями его племянника. А что бы этот вариант плана, оказался привлекателен прежде всего его оппонентам, ему придется немного поиграть на публику. Делом доказав, что добровольная передача ребенка чрезвычайно выгодна и необходима прежде всего именно им.
   Сидевшая на скале фигура в белой маске повернула голову более внимательно всмотревшись старинный морской форт горой нависающим над ним и вскоре взгляд шиноби остановился на высокой башне. Именно в ней, клоны обнаружили еще один пост охранный в девять волшебников, как близнецы похожие на тех, что находился в подземном телепортацыонном зале.
  
  
Оценка: 5.63*76  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"