Слуднева Екатерина Сергеевна: другие произведения.

Принцип совместимости

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Peклaмa:

Оценка: 7.73*30  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Если утром в понедельник все валится из рук и на каждом шагу подстерегают неприятности, это еще не значит, что день не задался. Возможно, это ваша жизнь решила сделать новый вираж, и вас просто заносит на повороте, требуется только устоять перед натиском непредвиденных обстоятельств. А перемены точно будут и обязательно к лучшему. Предупреждение! Имеются откровенные сцены - детям читать не желательно! Все события и персонажи вымышлены, совпадения случайны! Убедительная просьба - не распространять роман по сети, то есть не выкладывать на других ресурсах! Это черновик. Объем большой, героев много. Обновление (ЭПИЛОГ) от 02.05.2014 ЗАВЕРШЕН
      
      
      
      
     

  Глава 1
  Ростов-на-Дону, 21 мая 2012 г.
  
  Понедельник день тяжелый, а если он, к тому же, с утра не задался, то тяжелый вдвойне. Хотя чего нужно было ожидать, если они всю ночь проторчали в клубе. И вернулись домой только в полшестого утра. Люда уже подумывала спать вообще не ложиться, но глаза слипались словно "моментом" намазанные. Она решила вздремнуть пол часика, и естественно проспала все три. Но, конечно, она не выспалась, да и коктейли из ее головы так и не выветрились, и она - та, которая голова, - сейчас нещадно шумела, не давая сосредоточиться, поэтому собраться быстро у девушки не получилось.
  - Боже! Папа, как ты был прав! - простонала она глядя на себя в зеркало.
  А все потому, щека ее в районе левого глаза была слегка припухшей, и имела не естественный сине-зеленый оттенок. Волосы всклочены - стояли торчком без предварительной укладки и без помощи гелей и лака, - сразу расчесать их не представлялось возможным. Люда открыла чуть теплую воду и стала под душ. Измученное вчерашними приключениями тело, почувствовав живительную влагу, запело каждой клеточкой.
  Как же хорошо!
  Она, наверное, так бы и заснула, стоя под водой, но в какой-то момент вдруг вспомнила, что ей давно пора быть в университете, и все же намылила волосы. Массаж головы ее еще более расслабил - девушка решила сесть в ванну, но неловко поскользнулась, упала и залепила пеной в глаз, который тут же защипал. Кое-как промыв глаза и волосы, взялась за мочалку. В ходе дальнейшей помывки обнаружила еще кучу синяков на теле, и поняла, что идти сегодня ей придется в брюках и рубашке с длинным рукавом.
  Хоть бы сегодня не было так жарко, как вчера.
  Вылезла, обтерлась хорошенько полотенцем, расчесалась сразу. Стала гримировать синяк на лице. На счастье он был не слишком обширный и практически скрылся под парой слоев тонального крема.
  Пока одевалась, услышала разрывающийся мобильник, но когда его нашла, он звонить перестал. Дисплей высветил восемь пропущенных от лучшей подружки Янки, с которой они вместе учились в медицинском на психологов. Пришлось перезванивать. Неудобно придерживая трубку плечом, завязывала шнурки на кроссовках, когда подруга громогласно ответила.
  - Ну, где тебя носит? Десять человек осталось. Зачет скоро кончится!
  - Ты сдала? - скривившись от ее громкого голоса, так как голова еще болела, спросила Люда и, схватив сумку, пулей вылетела из квартиры, чуть не напоровшись на соседа сверху.
  - Поаккуратнее, девушка! - попросил мужчина ей в спину.
  Но она его не слышала, сев на перила покатилась вниз с целью экономии времени, благо эти самые перила были в удивительно хорошем состоянии, то есть идеально гладкие. Но где-то она все же зацепилась, потому что джинсы благополучно порвались прямо на мягком месте, а Люда, болтавшая по телефону, этого не заметила и так же быстро выбежала из подъезда.
  - Я-то сдала, а вот тебе придется прийти на пересдачу... - возмущалась Янка.
  - Я уже вышла из дома, - оборвала ее подруга.
  - Ты уже давно тут должна быть!
  - Да знаю я, сейчас машину поймаю и приеду, - она остановилась возле дороги и подняла руку. Минут пять она так и стояла, и уже подумывала потопать на остановку, но вдруг рядом неспешно притормозила маленькая красненькая машинка. Так же неспешно и окошко опустилось. А Люда почему-то заторможено за этим наблюдала, вместо того, чтобы тут же усесться в машинку.
  - Куда? - мягким грудным голосом спросил водитель.
  - В мед...
  - Так и будешь стоять? - не скажи он этого, она бы так и стояла, хотя сама не понимала, что ввело ее в ступор. Но позыв к действию дошел до ее сознания, и Люда плюхнулась на переднее сиденье.
  - Сколько? - спросила она, машина тут же тронулась.
  - Ни сколько, - усмехнувшись, ответил молодой человек, внимательно следя за дорогой.
  - Учтите, натурой не расплачиваюсь! - брякнула она удивленная.
  - Твоя натура меня совсем не интересует, - рассмеялся водитель, - Мне просто в ту же сторону.
  - Интересно, почему тогда вчера в клубе, моя натура так многих интересовала? - буркнула себе под нос Люда.
  - Вероятно потому, что выглядела иначе, - предположил парень, украдкой взглянув на свою пассажирку.
  Каков наглец!
  - А чем это вам мой внешний вид не нравится? - сдвинув брови, возмутилась девушка, повернувшись к нему.
  Хм, а он ничего так смотрится. Очень даже нечего! Вот если бы еще не был блондином и еще не таким наглым, то вообще цены бы ему не было.
  - Не думаю, что мое мнение будет важно, - притормозив на светофоре, парень улыбаясь обернулся к ней и оценил, - однако водолазку стоит переодеть. Сомневаюсь, что носить вещи наизнанку и задом наперед сейчас модно.
  Люда оглядела себя и сильно смутилась. Помимо того, что водолазка и правда была надета наизнанку, с мокрых волос уже накапало на грудь, которая, учитывая, что лифчик на ней был тонкий кружевной, напряглась, слишком явно выделяясь.
  - Можешь раскинуть полностью сиденье и перелезть назад, - предложил парень ровным голосом, снова нажимая на газ, - там стекла тонированные, ничего видно не будет. Я со своей стороны обещаю не подглядывать.
  Похоже он еще сообразительный и добрый.
  Люда, не задумываясь, последовала его совету. Пока она туда-сюда лазила по салону, молодой человек успел приметить и слегка порванную штанину, чуть приоткрывающую аккуратную ягодицу, и посочувствовал девушке в "везении".
  - Ты уверена, что тебе сегодня куда-нибудь надо? - уточнил он, почему-то почувствовав, что это не все ее приключения на сегодняшний день.
  - Я на зачет опаздываю! - возмутилась Люда.
  "Не сдаст!" - решил блондин и вздохнул.
  - Позвони однокурсникам, может уже опоздала, - глянув на часы, он усмехнулся.
  Люда на него удивленно покосилась, но набрала Янку.
  - Да! - опять громко ответила та, Людмила, даже телефон от уха отдернула.
  - Ну, как там у вас?
  - Пешехонов валит уже десять минут, - более спокойно отозвалась Яна, - помимо него еще восемь человек.
  - Я успею, - вздохнула пассажирка, нажав отбой.
  "Но вряд ли сдашь" - подумал водитель.
  Снова светофор загорелся красным, и он повернулся к девушке.
  Тонкая, хрупкая, нервная, но обаятельная, с мощной внутренней энергетикой, так и льющейся через край. Вероятно, сильная духовно. Длинные светлые волосы. Черты лица мягкие, аккуратные, пропорциональные. Глаза ярко голубые, цвет близок к бирюзовому. Длинные пушистые ресницы. Светлые тонкие брови, прямой небольшой нос, губы хорошо очерченные нежно розовые слегка пересохшие... не накрашена...
  Хотя нет. Тональник присутствует. Не успела накраситься? Или...
  Сам не зная, почему у него возникла такая странная догадка, но Егор, а это был именно он, аккуратно отодвинул влажные волосы с ее щеки, и уставился на чуть зеленоватую кожу, забыв, что он за рулем.
  - Кто тебя так? - тихо спросил он, не скрывая презрения к подобному действу.
  Люда, немало удивленная его поведением, ошарашенно обернулась.
  - Вообще-то зеленый уже горит, - медленно, но вкрадчиво проговорила она.
  Егор рванул с места, со злостью вцепившись в руль. В его понимании, ничего не оправдывало избиение женщин. А тот факт, что она и сама удариться могла, у него в голове как-то не возник.
  - И все же, откуда это? - поинтересовался он, несколько успокоившись.
  - В клубе вчера подралась, - отмахнулась девица.
  - Так говоришь, как будто это нормально.
  - Вполне.
  - Хотел бы я на это посмотреть... - невесело усмехнулся, не понимая, что за девушка сидит рядом с ним.
  - Да запросто! - разозлилась, - Оставишь номер телефона, а я, как буду в клубе, позвоню.
  - Ты что в боях участвуешь?
  - Нет, просто, - решила все же объяснить, как есть, - когда я выпью пару коктейлей у меня на лице, видимо, всплывает надпись "легкодоступна". Подкатывают все кому не лень, хотя мне это не надо.
  - Найди себе парня, - выдал вполне логичный вывод Егор.
  - А у меня он есть, - кивнула девушка.
  - Он не может за тебя заступиться? - еще более возмутительно.
  - Он ди-джей, и не может контролировать ситуацию вокруг меня, - она вздохнула, - Охрана меня знает и прибегает на выручку, но происходит это тогда, когда мои противники уже лежат. А вчера их просто много было.
  - Значит парню-ди-джею нужно приставить к тебе своего друга...
  - Ревнует, - оборвала его речь девушка
  - Правильно, видимо, ему гораздо приятнее лицезреть тебя с синяками, - проворчал водитель, - Садист.
  - Слушай, а тебе вообще какое дело? - ее возмущению не было предела. Вроде бы он осуждал ее парня, а ощущение у нее было, как будто ее саму.
  - Никакого, - он кивнул.
  Вообще меня не должно это интересовать. И чего это я лезу не в свое дело?
  - Просто я не понимаю таких людей, - тем не менее продолжил парень.
  - Что ты о нем знаешь? - насмешливо скривилась девица.
  - Ничего, но того, что ты рассказала достаточно для презрения незнакомого человека.
  - А что бы ты сделал на его месте? - голова слегка закружилась, и пассажирка на мгновение прикрыла глаза.
  - Я уже сказал. Приставил бы к тебе друга, который не предаст, - он снова усмехнулся и продолжил, - а если бы ты была любимой девушкой, то отказался бы от такой работы и вчера проводил бы гораздо приятнее.
  - Пошляк!
  - Я не сказал ничего конкретного, а ты уже сделала вывод, - он ухмыльнулся, и на щеках его появились ямочки.
  У Люды снова затрезвонил телефон, и она тут же ответила.
  - Да!
  - Ну, ты где? - снова вскрикнула Янка, подруга уже готовая к ее крику держала телефон сантиметрах в двадцати от уха.
  - Надеюсь, минут через пять буду, - оглядевшись по сторонам, ответила Люда.
  - Хорошо. Тут еще пять человек осталось.
  - Уверена, что сдашь? - спросил Егор, когда ее телефон опять спрятался в сумке.
  - Тебе не все равно? - буркнула девушка, которой этот товарищ стал надоедать.
  - Помочь хочу, - искренне отозвался он.
  - Чем это?
  - Талисман у меня есть удачный, могу поделиться, - предложил водитель веселым тоном, - Подожду, пока ты сдашь, и уеду.
  - Такой уж и счастливый? - засомневалась Людмила.
  - Не веришь?
  - Нет.
  - Смотри, - парень достал из кармана два лотерейных билета из тех, на которых нужно стереть защитную краску, чтобы узнать что выиграл, и произошло ли это вообще.
  Очередной светофор загорелся красным. Поток машин остановился. Водитель продемонстрировал девушке два абсолютно одинаковых билета, один оставил себе другой отдал ей.
  - Стирай, - попросил он, достав из того же кармана монетку, и начал отковыривать ею краску с трех игровых полей, а когда надписи во всех трех сошлись, сам очень удивился. Это означало выигрыш, но такой крупный он никак не ожидал.
  Люда еще не зная этого, последовала его примеру - стерла, но у нее ничего не совпало. В чем она не особо-то и огорчилась. И покосилась на странного водителя, молча тронувшегося с места, хотя и немного растерянного, но милого.
  Интересный он все-таки, только вот машина ему сильно не подходит. Слишком уж женственная.
  - Ну, что, тоже ничего не выиграл, - позлорадствовала она, спустя минуту, так как он все еще молчал.
  - Да нет, - он наконец улыбнулся и передал ей билет, - вот, смотри.
  - Это что за фокусы? - воскликнула Люда, прочитав надписи.
  - Видимо, марки "Форд", ты ведь умеешь читать... - Егор сам еще не до конца верил в происходящее.
  - Ты что издеваешься? - она перешла на крик, сама того не осознавая.
  - Я удивлен не меньше тебя! - смеялся парень.
  - Ты все подстроил! - а как еще можно было объяснить тот факт, что ей-то он отдал не выигрышный билет?
  - С какой стати? - пришел черед и ему удивляться.
  - Чтобы меня позлить!
  - Зачем мне это надо? Я даже не знаю тебя!
  - Ладно, допустим, я тебе поверила, - чуть успокоилась девушка, понимая справедливость его слов, - Что тогда?
  - Мы идем вместе в университет, я передаю тебе талисман, ты сдаешь, и мне его возвращаешь, - разложил все дальнейшие действия Егор, как по полочкам.
  - Идет, - согласилась она, считая, правда эту идею бредовой.
  - Только тебе опять следует переодеться.
  Люда опустила взгляд на свою злосчастную водолазку, которая опять стала мокрая в тех же местах.
  - Во что? - простонала она.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 25.06.
  
  Молодой человек припарковал машинку возле университета, мило улыбнулся, стащил галстук, бросил на заднее сиденье и вышел. Пока обходил авто, чтобы выпустить девушку, снял пиджак. Открыл дверь, подал руку.
  Вышла. Остановилась перед ним, отметив, что он на голову ее выше, и чтобы посмотреть ему в глаза ей придется задирать подбородок. Пока она об этом думала, он накинул ей на плечи пиджак.
  - Просовывай руки, - все так же мило улыбаясь, сказал парень, - Кто спросит, соври, что заболела, и тебя морозит. Талисман в кармане.
  Ты еще и заботливый?
  - А сама буду потом обливаться, - усмехнулась девушка, подчиняясь ему.
  - Жар, - предложил он, - Если понадобится полноценный розыгрыш истории болезни, я помогу.
  - Тебя как зовут, спаситель? - направившись к входу в здание, спросила бедовая пассажирка.
  - Егор. А тебя?
  - Людмила.
  - А как все называют? - спросил молодой человек, подумав, что называть ее полным именем при ее же друзьях будет несколько странно.
  - Люда, Людок, Милка. Кто как хочет. Я по этому поводу не комплексую.
  Пока они дошли до нужной аудитории, им встретилось множество знакомых Люды, и ее этот факт не радовал. Потому что каждый отметил присутствие рядом с ней обаятельного и весьма симпатичного парня, которого никто раньше в паре с ней видел. А этот гад еще и улыбался направо и налево, в особенности девчонкам. И Люде это не нравилось. Но вот когда они встретились с Янкой, ей вообще захотелось сквозь землю провалиться, ведь она была сестрой Ильи, с которым Людмила вот уже почти год встречалась. А сейчас она пришла с парнем, да и еще в его пиджаке. Теперь подружка завалит вопросами. А Илья достанет ревностью.
  - Люд, сколько можно? Два человека всего осталось, и я тут торчу, как дура! - справедливо возмутилась Яна.
  - Брату своему скажи спасибо! - буркнула Люда, - Если бы не он, я бы пришла вовремя.
  - А это кто? - покосилась на Егора однокурсница.
  - Мое спасение, - вздохнула та, - так, я пошла.
  - Стой, - "спасение" потянул ее за руку, - Подожди.
  - Чего? - обернулась к нему лицом и неожиданно оказалась очень близко.
  Он все так же легко обаятельно улыбался уголками губ. Его теплая ладонь соскользнула по ее запястью, за которое он ее поймал, к кончикам пальцев. Люду это странное прикосновение словно прошибло, она подняла взгляд к его глазам, пытаясь понять, что вообще сейчас происходит, и почему для нее время вокруг остановилось. Егор аккуратно, стараясь не задеть ее синяк, коснулся ее лица двумя руками. Она непроизвольно задержала дыхание, а губы в мгновение пересохли, в предвкушении поцелуя...
  А зачем еще так касаться моих щек?
  Парень шире улыбнулся и сделал все наоборот. Не притянул девушку к себе, а опустил ее голову, и она уже не могла видеть его глаз, и теперь ее взгляду представилась ямочка между его ключиц в распахнутом вороте рубашки. Отчего-то захотелось провести по ней тонким ноготком, но рука не поднималась - не было сил.
  А Егор просто хотел поправить ее прическу, чтобы девушка не выглядела перед преподавателем совсем помятой. Ловкими пальцами он распутал взлохмаченные пряди еще немного влажных волос, и разложил их более аккуратно, на последок пропустив несколько раз их сквозь пальцы по всей длине. Ему нравились длинные волосы у девушек. А у его сегодняшней пассажирки они были к тому же густые и мягкие, что было приятно вдвойне. И хотя он не собирался как-то продолжать общение с ней, не стал отказывать себе в приятном, а для нее полезном.
  Ошеломленная его действиями Люда, вдыхала его аромат, и понимала, что ноги медленно и верно отказываются повиноваться, а ей, между прочим, сейчас еще зачет сдавать.
  - Удачи! - тихо и как-то очень волнующе проговорил молодой человек, - Иди.
  И она пошла.
  Это я что, без его приказа двигаться не буду?
  Похоже я еще пьяна.
  
  Яна, наблюдавшая за ними, была возмущена, ведь со стороны подруги это выглядело, как предательство ее брата. А как иначе это можно было понять, если Людмила пришла в университет с парнем, явно в его пиджаке (брюки ведь у него были из такой же ткани), и он ей еще нежно волосы расправлял и шептал что-то. Что именно девушка не слышала, но решила, что это обязательно должно быть что-то ласковое. К тому же подруга назвала его спасением, что уж совсем странно.
  Проводив взглядом свою пассажирку до двери, Егор повернулся к разглядывавшей его девице и завораживающе улыбнулся. Жгучая черноглазая брюнетка, видимо, собиравшаяся пригвоздить его к стене, растеряла немного свой запал и решила с ним заговорить.
  - И как зовут "спасение"? - спросила она заинтересованно, не без ехидства.
  - Егор, - тут же отозвался молодой человек, сложив руки в карманы.
  - И кем вы Люде приходитесь?
  Он усмехнулся, не понимая ее придирчивого взгляда.
  - Персональным водителем.
  - Папочка, наконец, решил обезопасить свою дочурку? - снова прозвучал желчный вопрос из уст девицы.
  Егору не понравился ни тон ее ни сам вопрос.
  - Что-то вроде того, - уклончиво ответил он.
  - Это он так от Ильи собрался избавиться?
  - Вряд ли, - Егор сложил два и два, понял, что это и есть парень Людмилы, и что ее отцу он не нравится, и если он сейчас ответит утвердительно, у девочки будут дополнительные проблемы, поэтому опять не сказал ничего определенного.
  - И сколько он вам за это платит?
  - Работаю на общественных началах, то есть помогаю безвозмездно, - девица его окончательно взбесила, хоть он этого не показал, но достав из кармана мобильник и, извинившись, отошел в сторону, якобы для звонка. Сегодняшнее утро у него совершенно случайно оказалось свободным, потому что едва начавшееся заседание в суде было перенесено на другой день. Немного подумав, он все же решил позвонить начальнице и сообщить об этом.
  
  Войдя в кабинет, Люда передала преподавателю зачетку, пребывая на автопилоте.
  - Берите билет, - сказал преподаватель, мелком глянул на студентку и отметил нездоровый цвет лица, отличающийся от простого волнения, что заставило его насторожиться.
  - Билет номер тринадцать, - прочитала девушка, а он это записал.
  - Контрольная ваша где? - спросил пожилой профессор.
  - А? Щас... - поспешно открыла сумку, но папки с ее работой там не оказалось - вспомнила, что она осталась лежать дома на компьютерном столе, решила, что теперь ей никакой талисман уже не поможет. Осознание, что она сегодня не сдала зачет, отозвалось приливом крови в голову. Стало невыносимо жарко.
  - Ну, где контрольная? - поторопил ее мужчина.
  - Забыла, - прошептала девушка, ноги ее подкосились, и она плюхнулась на стул возле преподавательского стола. Нервно вцепившись пальцами в полы пиджака, она запахнула его поплотнее, будто желая спрятаться в нем, таком приятном, пахнувшем мужчиной.
  - Хорошо, какой у вас был вариант? - сжалился над ней преподаватель.
  - Тоже тринадцатый.
  - Везет вам на эту цифру, - он даже ободряюще улыбнулся, - И как же вы ответили на вопросы.
  Люда, как под гипнозом, рассказала все, что готовила несколько дней. Старичок только утвердительно кивал головой. Потом задал еще пару вопросов из ее билета, и она тоже ответила, как будто ей кто-то прямо в ухо все продиктовал по учебнику, после чего он написал "зачтено" и расписался в ее зачетке.
  - Вы что больны? - передавая ей синюю книжечку, спросил мужчина.
  - Д-да, - вспомнив наставления своего "спасения" пробормотала ученица.
  - Отлежались бы дома...
  - Да я...
  - Ничего, контрольную позже занесете. Идите, выздоравливайте.
  Кровь отхлынула, оставив в теле озноб. Девушка поежилась, убрала документ в сумку, закинула ее на плечо, и опять плотно укуталась. Бледнее мела она вышла из кабинета стараясь отыскать глазами того, кто ей сегодня так помог. Нашла. Не слыша ничего вокруг, двинулась к нему. Потом перед глазами почему-то поплыло, а "спасение" вдруг стал стремительно приближаться.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 26.06.
  
  Егор разговаривал по телефону, обернулся на скрип двери. Из аудитории вышла Людмила, почему-то очень бледная. К ней подлетела ее подружка, и, улыбаясь, стала спрашивать, как она сдала, но та не реагировала на нее, и повернулась к нему.
  - Даш, я тебе позже перезвоню, - прервал разговор Егор, понимая, что происходящее сейчас не нормально, нутром ощущая, что сейчас что-то будет. Убрал телефон в карман и направился к новой знакомой.
  Она тоже пошла к нему, но сделав три шага, вдруг стала оседать. Молодой человек успел вовремя, подхватил совсем обмякшее тело и прижал к себе. Понимая, что она в обмороке, он взял ее на руки и понес к машине, зная, что там, в аптечке, есть нашатырь. Подружка побежала вслед за ним, на лестнице он это увидел.
  - Как зовут? - спросил ее Егор.
  - Яна.
  - Поможешь?
  Кивнула, хоть глаза при этом были испуганные.
  Возле машины Егор аккуратно перевернул свою ношу в вертикальное положение, придерживая одной рукой, достал из кармана ключи, клацнул кнопку сигнализации.
  - Открывай, - скомандовал растерянной Яне.
  Та послушно открыла переднюю пассажирскую дверь. Усадив девушку на сиденье, он раскинул его, чтобы она не упала. Нашел аптечку, нашатырный спирт, ватку смочил им, поднес к носу горе пассажирки. Она сразу замотала головой, приходя в себя, и в итоге чихнула. Но тут же прижала руку к голове, в ней еще шумело.
  - Что случилось? - слабым голосом спросила Люда, открыв глаза и посмотрев на, присевшего на край ее сиденья "спасителя". И подумала, что сошла с ума, потому что солнечные лучи, падавшие в лобовое стекло, спиной к которому сидел Егор, заигравшись в его светлых волосах, рисовали вокруг его головы золотой нимб.
  - Ты в обморок упала, - улыбнувшись уголками губ, ответил тот, - Перегрелась, наверное.
  - Не только перегрелась, - согласилась она, снова прикрыв глаза. На сегодняшний день этих "пере-" пришлось слишком много. Переутомилась ночью. Переволновалась сейчас. Перегрелась. К тому же со вчерашнего "перебрала" он еще не отошла. А еще не выспалась.
  - Милка, ты вообще зачет сдала? - прогремела Яна, и Люда опять скривилась.
  - Ты не могла бы тише разговаривать? - попросил ее Егор, заметив это.
  - Сдала, - вздохнула Людмила и попыталась сесть, но так как парень все еще оставался рядом с ней, она оказалась к нему слишком близко и потому смутилась.
  - Ты куда собралась? - спросил он очень тихо своим приятным мягким голосом.
  - Вообще-то у нас через полчаса консультация... - встряла Яна, хотя и не слышала его слов.
  - Я, наверное, не пойду, - повернувшись к подруге, ответила Люда, - не очень хорошо себя чувствую, поэтому поеду домой, - снова посмотрела на Егора и добавила тише только для него, - Спасибо тебе, твоему пиджаку и талисману. Вы меня очень выручили.
  - Всегда пожалуйста! - улыбнулся парень.
  - Люд, ты с ума сошла! - это опять была Яна.
  - Егор сейчас уедет, если я опять в обморок упаду, кто меня тогда будет в чувство приводить, ты? - справедливо решила подруга, почему-то в ее воображении спасать ее было больше некому.
  - Что я преподавателю скажу?
  - Ян, весь университет видел, что Мила без чувств была, когда я ее выносил! - возмутился Егор, - Ни у кого даже не возникнет вопроса, почему ее нет.
  Но он оказался неправ. Вопросы возникли, да еще какие!
  - К тому же Николай Семенович может подтвердить, что на зачете я была больна, - добавила Людмила, понимая, что теперь все кому не лень будут приставать с расспросами, что за парень носит ее на руках по университету.
  Надо же, я уже сама себе завидую!
  - Ладно, я пошла, - недовольно вздохнула Яна, - Пока.
  Люда подняла взгляд на парня. Голубоглазый блондин перед ней излучал тепло и, обаятельно улыбаясь, смотрел на нее.
  И чего он рядом со мной до сих пор сидит? Я вроде уже оклемалась.
  - Выпусти меня, пожалуйста, - попросила она.
  - Зачем? - удивился он.
  - На остановку пойду, - естественно выдала она.
  - Я отвезу тебя домой, - тоном, не терпящим возражений, заявил "спаситель".
  Прямо как отец! Если сказал, что земля квадратная, значит она и правда такая, спорить бесполезно. Мда, Илья так никогда не разговаривает, хотя его голосу тирания подходит больше, чем этим двоим. Егор с виду такой весь мягкий, белый и пушистый. Голос спокойный, завораживающий. А на деле весьма властный. Точно, как папа. Тот тоже очень мягко властвует.
  Ладно, пусть командует. У меня в данный момент нет сил отпираться.
  А Егор ожидал, что она будет отказываться, и потому ее молчаливое согласие посчитал уловкой. Он думал, что стоит ему отойти от машины, она тут же убежит. Но девушка спокойно пристегнула ремень безопасности и улеглась.
  - Слушай, у тебя воды здесь нет? - спросила она.
  - Нет, - он покачал головой, - но если ты пообещаешь не сбегать, я, так и быть, принесу.
  - Обещаю сидеть смирно, и быть паинькой.
  - Вот на паиньку ты похожа меньше всего, - весело рассмеялся Егор и вышел из машины.
  Люда снова села, решив порассматривать своего водителя со спины.
  Крепкие плечи и руки. Спина прямая. Узкие бедра. Похоже даже ноги ровные. Походка уверенная, легкая.
  Хм, мальчик модельной внешности, телосложение самое то по подиуму ходить. Только стиль одежды деловой - явно серьезный субъект. А может он не традиционной ориентации, раз моя натура его не интересует?
  Купив воду в уличной палатке, Егор направился обратно, а Люда продолжила его изучение, но ничего нового для себя не нашла, кроме того, что он похож на нее саму. Тот же цвет волос и глаз, черты лица аккуратные, бледная кожа и главное мощное обаяние. В голове тут же родилась идея объяснения Янке, кем ей приходится этот парень. Ведь в том, что она задаст этот вопрос, Людмила была уверенна более, чем на сто процентов.
  - Держи, - Егор, сев за руль, протянул девушке литровую бутылку минеральной воды без газа.
  Либо он очень умный, либо просто догадливый, так как мне именно такая вода и нужна была. От газировки меня бы сейчас просто стошнило.
  - Спасибо, - поблагодарила его пассажирка, мило улыбнувшись, - Сколько?
  - Если бы я не хотел потратиться, ты бы побежала за водой сама, - ухмыльнулся Егор, выруливая на дорогу.
  - То есть я опять тебе ничего не должна? - уточнила девушка, сделав несколько глотков приятной жидкости, и только теперь ощутила, как пусто в желудке.
  Кажется, у меня полное истощение организма.
  Водитель на ее вопрос только кивнул.
  - И скажи, пожалуйста, чего ты сегодня такой щедрый?
  - Дело не в щедрости, и не в сегодняшнем дне, - улыбнулся и покачал головой - странная девчонка, или я чего-то не понимаю в людях, - Я просто привык руководствоваться принципом взаимопомощи. Сейчас я безвозмездно помогаю тебе, потом, возможно, кто-нибудь поможет мне. Знаешь, так проще, и гораздо приятнее. Ты оказываешь человеку услугу, он тебе за это благодарен, становится хорошо внутри, в душе. Ведь благодарность не пустое слово, оно означает дарить благо. Разве могут деньги заменить это благо? Я думаю, что нет. Вот как-то так и живу последний год, и мне это нравится.
  - Почему год? - Люда удивилась его речи. Как-то не укладывался образ этого парня с его словами. Они больше подходили более взрослому человеку, а этот по виду всего на пару лет ее старше. Вероятно, он психологически гораздо взрослее, чем есть.
  - Потому что год назад я так не считал, полагая, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке.
  - Вот и я так думаю.
  - Согласен, мышеловки тоже встречаются, только ждать их стоит не от первых встречных, а от кого-нибудь из собственного окружения. Особенно от навязчивых обидчивых "друзей", - Егор при этих словах припомнил Яну и ее поведение в холле университета, - Кстати, почему твой отец против Ильи? Это ведь он твой парень?
  - Янка разболтала? - сразу догадалась девушка.
  - Она.
  - Потому что он ди-джей и психологически ребенок, а по папиному мнению мне нужен мужчина, - и зачем я это ему рассказала?
  - А ты с ним не согласна? - усмехнулся парень ее эмоциональному заявлению.
  Что-то мне опять не хорошо.
  - Притормози, пожалуйста, - попросила Люда, не ответив на его вопрос, но чувствуя, что рвота неизбежна.
  Егор, покосившись на свою позеленевшую пассажирку, не стал спрашивать "зачем?", понял в чем дело, и аккуратно остановился у обочины. Быстро отстегнув ремень безопасности, и открыв дверь, девушка нырнула в кусты, не забыв прихватить с собой бутылку. Не было ее минут пять, но когда вернулась, цвет лица ее уже был близок к нормальному.
  - Похоже, я вчера чем-то траванулась, - тихо проговорила она, снова пристегиваясь, но спутник никак не отреагировал на ее слова, - Извини, что свалилась тебе на голову со своими проблемами.
  - Это не ты мне на голову свалилась, я сам тебя подобрал, если помнишь, - возразил Егор с улыбкой.
  - Видимо тебе до этого хорошо жилось, - пробормотала Люда, вспомнив фразу "Если у человека нет проблем, он их находит". Вот он и нашел ее, со всеми вытекающим последствиями.
  Ну, да ладно. Сейчас он меня привезет домой, и все его проблемы связанные со мной кончатся. Зато у меня благодаря ему их прибавилось в трехкратном размере.
  - Не стану жаловаться - нормально, - кивнул Егор. Ему действительно в последнее время жилось довольно спокойно.
  С тех пор, как Ефремова Дарья Юрьевна взяла его под свое прелестное крыло, в его жизни началась более светлая полоса. Он медленно и верно втянулся в работу, пока она не ушла в декрет. Сначала было непросто. Ведь клиенты его считали молодым и неопытным. Но Даша ему доверяла, говорила им, что он делает все под ее контролем, хотя волю ему давала. Егор не мог не оправдать ее доверия. Он очень старался все сделать правильно, понимая, что права на ошибку у него нет. И старания его не были напрасны. После первых двух выигранных им дел, в адвокатских кругах пошел слух, что у Ефремовой появился талантливый приемник. И потому Даша смогла со спокойной душой посвятить себя детям. Доверия к нему со стороны клиентов стало больше, и сейчас ему уже не требовалось успокаивать их и говорить, что Даша наблюдает за процессом.
  Влившись в автомобильный поток, Егор понял, что скопление машин стало плотнее, а скорость их заметно меньше, а вскоре вообще упала до пяти километров в час. Впереди на перекрестке была авария. Проезжая мимо нее, он вдруг узнал две машины из четырех пострадавших. Между ними он ехал до того, как остановиться у обочины. В маленькую ярко зеленую машинку въехал внедорожник, и два следующие за ней авто последовательно догнали друг друга.
  В этой каше должны были быть мы, если бы не остановились!
  Поняв это, Егор понадеялся, что его спутница менее наблюдательная, и не обратит внимания на груду искореженного металла, которую они объезжали. Но она обратила.
  Как можно было не обратить внимания на ярко-зеленое чудо, едущее впереди, а потом превратившееся в непонятно что?
  - Ужас какой, - прошептала взволнованно Людмила, и ей опять поплохело.
  Еще бы ей не стало плохо! Авария случилась несколько минут назад, даже скорая еще не приехала. Человек в зеленой машине уже был явно не жилец. Его зажало между рулем и сиденьем, а голова была пробита лобовым стеклом.
  - Не смотри, - строго приказал Егор, - понимая, по-другому с ней сейчас разговаривать бесполезно, - отвернись в другую сторону.
  Люда послушалась, но по щекам потекли слезы. Она не поняла, что они вполне могли пострадать в этой аварии. Она просто никогда не видела ничего подобного вживую. Да и по телевизору старалась не смотреть передачи про какие-нибудь происшествия с кровавым исходом. И это была своего рода защитная реакция ее организма.
  Она вдруг вспомнила, как в ее семье появилась Оля, ее двоюродная сестра. Самой Люде тогда было девять. Мама с папой давно хотели второго ребенка, но не получалось. А тут дядя Володя женился. Его жена Жанна была беременна. Маленькая, черненькая, красивая девятнадцатилетняя девушка, детдомовка. Мама тогда к ней очень привязалась. Постоянно навещала ее. У нее ведь никого больше не было, а дядя Володя с отцом постоянно уезжали в командировки.
  Теперь Люде казалось, что она понимает весь ужас рожающей Жанны в момент аварии, и тот факт, что она умерла не от полученных травм тоже. А что после этого чувствовал дядя Володя?
  Мама тогда хоть и оплакивала бедную девушку, но ни минуты не сомневалась, что Олю нужно забрать к себе. Отец, конечно, этому не противился. И до сих пор, глядя на них троих - маму, папу и Ольгу, нельзя было сказать, что они не родные. Правда в последнее время, сестра стала характером сильно напоминать своего биологического отца.
  - Люд, ты меня слышишь? - не в первый раз к ней обратился молодой человек.
  - Да, - сдавленно ответила она.
  - Успокойся, - ласково попросил он, - нельзя все воспринимать так близко к сердцу.
  - Да я не о том, - отмахнулась она, стерла слезы с лица и сделала несколько глотков воды, - вспомнилось просто кое-что.
  - Скажи, куда нам дальше ехать, - не стал лезть с расспросами парень.
  - За киоском "роспечать" направо, - четко ответила Люда, забыв свои печальные размышления, и когда они повернули, добавила, - первый подъезд.
  Егор остановил машину и обернулся к пассажирке.
  - Тебя проводить?
  - Нет, спасибо, ты и так мне очень помог, - выпалила скороговоркой, потому что ее опять стало тошнить. Быстро стянула пиджак, перекинула его ему на колени, и убежала, надеясь добраться до ванной комнаты, раньше, чем ее вывернет опять. Пока взлетала на третий этаж, думала, что упадет в обморок, так как голова стала дико кружиться. Прислонившись к двери долго искала ключи, но не найдя их просто вытряхнула все из сумки на пол. Однако ключей среди прочего хлама так и не нашлось. Принялась звонить в квартиру, понимая, что Илью сейчас будить бесполезно. Он раньше, чем через семь часов после отбоя не проснется, неверное, даже если бросить гранату в квартиру, а сейчас прошло только около пяти. Но все же попытаться стоило. Правда сколько бы она не колотила ногами и руками в дверь, ей никто не открыл, а вот сознание все-таки уплыло.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 27.06.
  
  Прошу прощения, предыдущий отрывок был объединен в одну главу
  
  Гдава 2.
  
  Егор только усмехнулся вслед убежавшей девчонке и выехал со двора. Он спокойно отработал этот день, забыв о маленьком приключении утром, и уже собрался ехать домой, как вспомнил о лотерейном билете. Достал его из кармана, прочитал инструкцию в случае выигрыша, по которой следовало зарегистрировать билет на сайте владельце лотереи. Путем нехитрых манипуляций в интернете Егор узнал, что действительно выиграл автомобиль "Форд Фокус", и теперь от него требовалось оплатить обязательный налог и оформить документы на само авто.
  Не поверив до конца своему счастью, молодой человек приехал в указанный автосалон, где ему подтвердили, что машина его уже ждет, и он уже сейчас может выбрать ее цвет. А забрать ее сможет, предъявив квитанцию об оплате налога. Выбрав темно-синий Фокус, Егор довольный вернулся домой, где его должна была ждать Ася, девушка с которой он уже полгода встречался.
  Должна была, но не ждала. Квартира была пуста. Не понимая в чем дело, он стал ей звонить, но трубку она не брала, а потом и вовсе выключила телефон. Позвонив на домашний, напоролся на ее маму.
  - Не знаю, Егорчик, что у вас там произошло, но моя девочка сегодня целый день ревет белугой, но мне ничего не рассказывает, - ответила положительно к нему настроенная женщина.
  - Нонна Марковна, вы не будете возражать, если я сейчас приеду? - спросил парень.
  - Нет, конечно!
  Конечно, она не возражала. Егор очаровал ее еще полгода назад "с ловкостью фокусника", как она сама рассказывала всем и вся, заткнув ее теперь уже бывшего мужа и отсудив у него квартиру, в которую Нонна Марковна "вложила все силы, средства и, главное, душу". Это было то дело, после которого о нем заговорили, а поспособствовала этому не в меру болтливая клиентка. Теперь она на парня едва ли не молилась, и была очень рада, когда он уделил внимание ее дочери Асе. Сама Ася, а точнее Алиса, до встречи с Егором, была почти затворницей при маминой "тюрьме". А теперь стоило только сказать, что она с Егором, мама переставала возмущаться по поводу ее отсутствия дома и разрешала все, что угодно, если это позволял молодой человек.
  По сути, с его появлением девушка смогла свободно вздохнуть, хотя сначала мама выгоняла ее к нему на свидание. Симпатичный молодой человек не вызывал у нее восторженных эмоций. Мягкий и спокойный в повседневности, на суде он показал силу своего характера и манипуляторские способности. Девятнадцатилетней наивной Асе показалось это двуличным и, потому пугающим. Нонна Марковна, заметив в суде заинтересованный взгляд парня на дочери, притащила ее с собой в контору, через пару дней после завершения дела, чтобы отблагодарить. Егор мальчик не глупый понял, что приглашая в кино, нужно спросить маму, пойдет ли дочь. И мама сказала "пойдет", не задумываясь о пожеланиях Аси. Потом парень попросил прощения у девушки за такое свое поведение, и, вручив букет, предложил вернуть ее домой, если ей не приятно его общество. Но билеты были на премьеру комедии, которую та хотела посмотреть, потому и не отказалась пойти в кино.
  Понимая, что девушка не заинтересована в дальнейшем общении, он только предложил ей позвонить, если будет свободная минутка. Это была просто неосторожно брошенная фраза, которую, так же неосторожно, выдала Ася маме, чтобы отвязаться от расспросов. И мама позвонила, пригласила на день рождение дочери от ее же имени. Чувствуя, что Асиным "именем" здесь и не пахнет, он попросил передать ей трубку, и та, под пристальным взглядом мамы не смогла отказать. А в день рождения был представлен ее подругам едва ли не женихом.
  - Егор, что же ты ничего не ешь? Я столько всего наготовила! А вот этот салатик готовила Асечка, попробуй, она у меня умница... - тараторила за столом Нонна Марковна, - Асенька, поухаживай за парнем...
  - Мама! - вскрикнула возмущенная девушка и выбежала из комнаты.
  - Ася!
  - Нонна Марковна, вы позволите? - остановил ее Егор, очень мягко пригвоздив к месту, что женщина только кивнула, а он пошел успокаивать девушку. Нашел ее на кухне у окна плачущей, и остановился на расстоянии вытянутой руки сзади нее, - Ась, скажи, я неприятен тебе?
  - Нет, то есть да, - смешалась девушка, заламывая руки, - не неприятен.
  - Тогда успокойся, - сделал еще шаг, положил руки ей на плечи и проговорил глубже и тише, - вздохни глубоко и успокойся. Я не сделаю тебе ничего плохого. Для меня важно только твое желание. И если ты не хочешь, встречаться со мной, я не буду настаивать.
  Ася не была уверена, что с ней произошло в тот момент, поселил ли он в ее душе своим волнующим голосом доверие или это было что-то другое, но она расслабилась, глубоко вздохнула, и выдохнув, захотела на него посмотреть. Повернулась. Прошлась взглядом по его аккуратным правильным чертам лица, отметив ласковую улыбку светло розовых губ, поднялась к глазам - голубым, искрящимся заразительным светом - улыбнулась в ответ. Не сознавая происходящего, шагнула к нему, положив руки и голову ему на грудь, закрыла глаза. В тоже мгновение почувствовала на спине его теплые руки и успокоилась.
   - Расслабься и получай удовольствие. Сегодня твой праздник, - почти прошептал Егор, взял ее за руку и повел к гостям.
  Нонна Марковна, увидев довольную дочь за руку с парнем, лезть к ним перестала. Но когда забывалась, желая опять дать какие-нибудь наставления Асе, натыкалась на предупреждающий взгляд Егора, и умолкала.
  Вечер прошел весело. Молодой адвокат оказался душей компании, поддерживая разговор на любые темы. Алиса была в расслабленном состоянии, когда уловила в его сторону неоднозначный взгляд подруги. Разозлившись, включила медленную музыку и потащила его за руку танцевать. Он, увлеченно что-то кому-то объяснявший, удивленно посмотрел на нее, но все же положил руки на талию, только взглядом спрашивая "что это значит?". Ася нервно обернулась на подругу и снова посмотрела на него. Улыбнулся, понял ее ревность, и сильнее прижал к себе, чуть приподнял лицо за подбородок, и скользнул поцелуем по ее губам, нежно, аккуратно, невесомо, сильно удивив все ее существо. "Бабочки в ее животе" вспорхнули высоко в небо, разнося всем на свете, о ее блаженстве, от такого легкого прикосновения.
  Он ушел последним, после долгих поцелуев в прихожей, и Нонна Марковна, внезапно обретя тактичность, не подсматривала.
  На данный момент она относилась к нему, как к сыну, надеясь на дальнейший союз с дочерью.
  Егор купил цветы с тортом, зная, что и мать и дочь сладкоежки, и приехал к ним.
  - О, как хорошо, что ты приехал! - воскликнула Нонна Марковна, принимая из его рук тортик, - И как раз к ужину. Ты ведь с работы? Голодный?
  - Да, - он кивнул, снимая обувь в коридоре.
  - Иди мой руки, и за стол, - распорядилась женщина, - Алиску я сейчас позову.
  Сама Ася, закрывшись у себя в комнате, плакала и, заткнув уши "капельками", слушала музыку, поэтому не слышала, когда в доме появился гость.
  - Идем ужинать, - позвала ее мама, вытащив один наушник.
  - Да, сейчас, - отозвалась девушка, выключила плеер и пришла на кухню. Правда, увидев тортик и цветы на столе, поняла, что к чему, и хотела вернуться к себе, но не успела, так как сзади ее обняли теплые руки парня.
  Егор не знал, что произошло с его девушкой, и вел себя обычно, не ожидая грозы. Ася сжалась в его руках и попыталась вырваться, но он не отпустил.
  - Я соскучился, - прошептал он, щекоча дыханием ее ушко.
  - А я нет! - выкрикнула Алиса.
  - Ася! - возмутилась мама ее несдержанности, принимая сторону парня, независимо от того, что между ними произошло.
  - Мама, скажи ему, чтобы ушел!
  - И не подумаю! - У Нонны Марковны от удивления глаза округлились.
  - Прошу прощения, нам надо поговорить, - улыбнулся ей Егор, утащил девушку в ее же комнату, закрыл дверь на ключ и убрал его в карман джинсов.
  - Отдай ключ! - зло прошипела Ася, вырвавшись от него.
  - Возьми, - безмятежно отозвался Егор, которого девушка только забавляла, и стал медленно и хищно приближаться.
  Девушка отступила, и уперлась спиной в шкаф, чем и воспользовался молодой человек. Прижавшись к ней, он склонился к ее пересохшим губам.
  - Забирай, - подразнил легким прикосновением, но она отвернулась и расплакалась.
  - Уходи. Я видеть тебя не хочу!
  - Дааа? - он ей не верил, так как не чувствовал за собой никакой вины, и желая выбить из ее головы глупые мысли, коснулся губами нежной кожи на шее, начав прокладывать дорожку поцелуев к вырезу домашнего сарафанчика, а руки его между делом медленно приподнимали, скользя горячими пальцами по ее бедрам.
  - Тебе не противно? - всхлипнула она, ведь его действия в этот раз казались ей не приятыми, как обычно, а мерзкими.
  - С чего бы? - усмехнулся и продолжил свое занятие, не понимая ее настроения.
  - Утром с одной, сейчас со мной... - повернулась и презрительно посмотрела на него.
  - С кем это "с одной"? - удивился Егор, учитывая, что проснулись они сегодня в одной постели.
  - Не прикидывайся белым и пушистым, Юлька видела тебя сегодня с какой-то белобрысой в меде! - еще более возмутилась Ася, сложив руки на груди.
  - Это которая двоюродная сестра? - уточнил он, прекратив свои ласки и посмотрев ей в глаза.
  - Она самая, - кивнула девушка, - Думал, я ничего не узнаю?
  - А что ты узнала? - ему было дико смешно, но он сдерживался, не желая обижать ее.
  - Что приехали вы вместе, она была в твоем пиджаке. Что вы целовались...
  - Мы не целовались, - возразил Егор. Интересно, что еще народ на придумывал? Подвез, называется, девушку!
  - ...и обнимались, - продолжала Ася, не слыша его, - а потом ты ее на руках отнес в машину и уехал вместе с ней. Скажи, она от тебя еще не беременна, говорят, она была странно бледна...
  - Ась, ты несешь полный бред, - остановил ее монолог парень, - Я эту девушку сегодня впервые видел. Она машину ловила, мне оказалось по пути, вот я ее и подвез.
  - Наглое вранье!
  - Значит, по-твоему я ненасытный козел?
  - Я этого не говорила!
  - А как иначе мне это понимать, если ночь мы провели вместе, и я уехал на работу. А по твоим словам выходит, что уехал я не в суд, а к этой девице, там и с ней удовлетворился, привез ее в университет. Она сдала зачет, и я, на радостях за нее, взял ее на руки, отнес в машину, чтобы снова уехать куда-нибудь предаваться разврату. К тому же она от меня уже беременна. В таком случае, на кой черт мне сдалась ты?
  Егор понял, что и сам хочет уйти, но все же должен был объяснить все, как есть.
  - Этой девушке я просто помог, - вздохнул он, подозревая, что у Люды возникнут подобные проблемы с ее молодым человеком, - А на руках ее носил, потому что она в обморок упала, а в машине был нашатырный спирт. Не спорю, потом я отвез ее домой. Это все, меня с ней ничего не связывает. И даже номера телефона ее у меня нет.
  Ася всеми силами желая поверить ему, боялась это сделать. Не найдя в ее взгляде понимания, Егор ушел. На душе остался неприятный осадок. Не думал он сегодня утром, что помощь девчонке может вылиться в скандал с Асей. Ему всегда казалось единственно правильным следовать голосу сердца, и сейчас не сомневался, что утром поступил правильно. Но тогда почему сейчас ему было так плохо?
  Может быть отношения с Алисой изжили себя?
  Вряд ли. Еще вчера все было хорошо.
  Тогда почему? И почему вообще ее недоверие ему вывело его из равновесия? Наивная девочка просто не хотела быть обманутой, и поверила старшей сестре, а не ему, который вот уже полгода потакает ее слабостям, вытаскивая из-под материнской тирании. Хотя ему не доставляло особого удовольствия это делать. Это сначала ему было интересно, как они обе себя поведут. Был азарт. Но он перерос в нежное чувство к девочке, и если и в любовь, то скорее в братскую, правда не лишенную сексуального влечения. И что касается самого Егора, то ему казалось, что он не испытает душевной боли, если эти отношения закончатся. То есть расстаться мог с ней в любой момент, когда бы она этого не пожелала, потому как сам он не видел пока в этом смысла. Его все устраивало.
  Поставив машину во дворе дома, он решил поужинать где-нибудь на набережной, благо там была масса всяких заведений на любой вкус. Остановив свой выбор на более или менее тихом и приличном кафе он сел за столик лицом к реке, темно синяя гладь которой всякий раз завораживала его и уносила все нехорошие мысли вдоль по течению, оставляя в душе чистоту и покой.
  - Вы определились с заказом? - прогремел знакомый голос у него над головой.
  Егор обернулся к официантке, которой оказалась Яна - подружка его сегодняшней горе пассажирки.
  - Как чувствует себя ваша подруга? - пробегая взглядом по строчкам меню, спросил он, как бы между прочим. Не было в тот момент в его голосе ни заинтересованности, ни участия.
  - Вам, я думаю, это лучше известно, - едко заметила девица.
  - С чего бы это? - молодой человек удивленно приподнял светлые брови.
  - Это же вы ее домой отвозили.
  - А вы за целый день ей так и не позвонили? - "хорошая" однако у Людмилы подружка. Та в обморок падает прилюдно, а этой все равно, что с ней сейчас. Не дождавшись ответа от девушки, Егор сделал заказ, - Пицца "Маргарита", свежевыжатый апельсиновый сок и счет сразу, пожалуйста.
  - Ваш заказ будет готов через двадцать минут, - пропела Яна и удалилась, а Егор вернулся к созерцанию Дона.
  Вот только долго любоваться ему было не суждено. Едва отошла официантка, как он услышал справа от себя визгливое "О, смотри кто там!", и обернулся.
  - Да это же Егорка! - воскликнула одна из девиц очень вызывающего вида.
  - Да, наш мальчик возмужал! - ехидно заметила другая не менее вульгарная.
  Обе девушки подошли к его столику и, сев на свободные стулья, вперились в него немигающими презрительными взглядами. Это были его однокурсницы Алина и Марина, и естественно он их узнал. Еще с первого курса эти две подружки приметили парня. По их мнению, с такой привлекательной внешностью он должен был быть шалопаем и бабником, а он оказался почти ботаном. Каждая из них в свое время пыталась его соблазнить, но он мягко отказывал. Такие девицы были не в его вкусе.
  - Привет, - спокойно откинувшись на спинку стула, сказал молодой человек.
  - Говорят, ты хорошо устроился, - язвительно произнесла Алина - лидер в их паре.
  - Не жалуюсь, - кивнул парень.
  - А что же это ты не в лоне семьи?
  - Что надоело ублажать старуху?
  - Это вы о чем?
  - Да, ладно! Всем известно, что Ефремова из-за тебя с мужем развелась.
  - Ну, да! И уже родила тебе двойню!
  Надо же, всего за один день я обзавелся тремя детьми. Нет, даже не за день, а за час! Какой же я безнравственный тип в глазах окружающих! А думал-то, что произвожу впечатление порядочного человека.
  - А что еще вам известно? - усмехнулся Егор вполне весело, но сверкнул глазами так, что девицам разговаривать перехотелось, - Что же вы молчите? Нежели больше никаких сплетен больше не знаете? Тогда я вам расскажу, - он склонился над столом и поманил их пальцем, якобы собираясь поведать тайну, и девушки подались вперед к нему, - У меня еще две девушки есть. Одна из них уже беременная, с другой пока только собираемся завести ребенка. Усекли? Я, помимо адвокатуры, подрабатываю осеменителем. Проще говоря, кобелем. Детки у меня получаются хорошенькие, здоровенькие. Будет необходимость, обращайтесь. Так и быть сделаю вам скидки.
  Подруги отскочили от стола, как будто их током ударило, и в мгновение исчезли из заведения, а Егор потом еще долго тихо посмеивался. Поужинав, он еще раз прошел вдоль реки и вернулся домой.
  
  Очнулась Людмила от запаха нашатыря. Приоткрыла глаза. Голова все еще кружилась.
  - Девушка вы меня слышите? - спросила миловидная женщина в медицинском зеленом костюме.
  - Да, - чуть разлепила губы, опять хотелось пить.
  Она сидела возле двери в квартиру, а вокруг, судя по одежде, бригада скорой помощи.
  - Вы согласны на госпитализацию?
  - Все что угодно, только бы стало легче, - пробормотала девушка, снова отключаясь, но еще чувствуя, что помимо тошноты ее мучает боль в животе.
  Пока врачи пытались выяснить, что с ней происходит, Люда несколько раз приходила в себя, и даже отвечала на некоторые вопросы, но быстро теряла сознание. Когда в очередной раз она очнулась, над ней уже была приятного вида медсестра, и везли ее на каталке по больничным коридорам.
  - Куда меня? - спросила девушка слабым голосом.
  - В гинекологию.
  - Почему в гинекологию, я же отравилась? - изумилась Людмила, широко распахнув глаза.
  - У тебя беременность шесть-семь недель, - улыбнулась женщина, - и то, что ты называешь "отравилась", правильнее называть "токсикоз".
  - Как это беременность? У меня же месячные вовремя были...
  - И такое бывает.
  - Значит, вы меня сейчас на сохранение везете? - быстро сообразила болезная.
  - Правильно.
  - Скажите, а если не сохранять... - Люда судорожно пыталась сориентироваться, чем это ей чревато, - если выкидыш все-таки случится, я потом смогу еще иметь детей?
  - Деточка, ты что такое говоришь? - возмутилась женщина.
  - Я могу увидеть своего лечащего врача? - она окончательно пришла в себя, понимая, что терять сознание ей сейчас нельзя.
  Она слишком хорошо понимала, что ребенок ей сейчас не нужен. А все потому, что Илья не тот человек, которого она хотела бы видеть отцом своих детей. Да, она жила с ним в последнее время, ей было с ним хорошо, но не больше. Создавать с ним семью она не собиралась. И какой из него отец! Он сам еще ребенок! И уж он-то точно не обрадуется такой новости. Даже если бы она как-то иначе узнала о беременности, то все равно пришла бы на аборт. Зато теперь было понятно, почему ей вчера было так больно, когда она пропустила удар в живот.
  С лечащим врачом она еще долго спорила, но своего все же не добилась. Но видимо ребенок ее услышал и, несмотря на действия врачей, сам попросился наружу среди ночи. Чему Люда была рада, поэтому даже не плакала, когда было очень больно, особенно учитывая, что Илья ей за те несколько часов, что телефон еще работал, так и не позвонил. А потом мобильник сел, но его хозяйка этого не заметила, так как отсыпалась за двое суток разом.
  
  Глава 3
  22 мая, вторник
  Ирина, мама Люды, в какой-то момент почувствовала что-то неладное, стала звонить дочери, но телефон оставался вне зоны доступа несколько часов кряду. Пришлось ей звонить Илье, тот ответил довольно быстро.
  - Илюш, добрый вечер, - взволнованно проговорила женщина, - ты не мог бы позвать Люду к телефону?
  - Люду? - возмутился молодой человек, - А ее нет! И где она и с кем мне не известно! - и он отключился.
  "Понятно, с Ильей поругалась и выключила мобильник!" - решила женщина, набирая номер Яны.
  - Яночка, ты не в курсе, где Людмила? Я ей дозвониться не могу.
  - Нет, я не знаю, - равнодушно отозвалась девушка.
  - А когда ты ее в последний раз видела?
  - Сегодня утром она приехала с молодым человеком по имени Егор. Сдала зачет, и с ним же уехала. Больше я ничего не знаю.
  - А что за молодой человек?
  - Обаятельный голубоглазый блондин, никогда раньше я его не видела.
  Ирина, решив, то дочь нашла себе нормального парня, немного успокоилась. Илья ей и самой не нравился. Однако к ночи у нее еще и сердце разболелось, поэтому она позвонила Жене - бывшему мужу и отцу Люды.
  - Да, - почти сразу ответил тот, так как собирался отключить телефон перед взлетом самолета.
  - Жень, я Люде не могу дозвониться, ты не мог бы узнать, где она? - стараясь, чтобы ее голос оставался спокойным, попросила Ира.
  - Хорошо, минут через двадцать тебе пришлют адрес, - Женя, пребывая в расслабленном состоянии после тяжелого рабочего дня, довольно легкомысленно отнесся к словам бывшей жены, тщательно замаскировавшей свое волнение во время разговора. Дал распоряжения человеку отслеживающему маячки, отправить адрес местонахождения Люды ему и жене. Включил автономный режим телефона, и потому только в Москве, после приземления самолета, где Евгений должен был пересесть на ростовский рейс, он узнал, что дочь в больнице.
  В очередной раз поблагодарив природу и всевышнего за свои телепатические способности, после того как убедился, что дочь в данный момент спит и видит сладкие сны, он немного успокоился и пересел в другой самолет. А утром он едва ли не штурмом брал больницу. Хотя, конечно, для Евгения Захарова, "брать штурмом" означает достать из кармана красную корочку, и потому его проводили к лечащему врачу Люды, где и узнал все подробности. После чего первым желанием его было "грохнуть Илью", но утихомирившись, сообщил Ирине, что с дочерью уже все в порядке.
  Договорившись, чтобы ее перевели в отдельную палату, Женя вместе с медсестрой пришел к ней. Люда к этому моменту только что проснулась, и была очень рада его видеть.
  - Папка! - еще слабым голосом проговорила девушка и улыбнулась.
  - Привет, - тоже улыбнувшись, ответил тот, - Как ты себя чувствуешь?
  - Уже нормально.
  - Пойдем в другую палату...
  - Зачем? - удивилась девушка, хотя знала, что ей предстоит не самый легкий разговор.
  - Там и поговорим, - коротко отозвался Евгений, взял ее вещи и помог подняться.
  - Может не надо? - взмолилась дочь, - У меня голова еще кружится.
  - Надо, - строго кивнул родитель и, поддерживая, повел в персональные апартаменты, - врач сказала вставать тебе уже можно.
  В новой палате Люда опять легла, а отец сел рядом на стул, и когда медики удалились начал свой допрос.
  - Давай сначала и по порядку.
  - Да, пап, рассказывать-то нечего, - дочь умоляюще скривилась, не зная с чего же ей начать так, чтобы не привести отца в бешенство и все "участники трагедии", под коими она подразумевала себя и Илью, остались живы.
  - Как ты сюда попала? - помог ей любимый папочка.
  - Соседка скорую вызвала, - это она поняла еще сидя под дверью своей квартиры, точнее той, которую они с Ильей снимали, чтобы жить вместе.
  - А где Илья был в это время? - спросил Евгений и желание "грохнуть парня" опять появилось. Он весьма удачно сдерживал свой гнев, и даже глаза не метали молнии в дочь. Собственно дочь он виноватой не считал, и потому, в его понимании, она молнии не заслужила, а вот ее парень...
  - Спал. Я забыла ключи от квартиры, - она и сама была зла на Илью - мог ведь хотя бы позвонить! - стала громко стучать в дверь, и к тому моменту, когда вышла соседка, упала в обморок.
  - Что-то я подозреваю, что это конец истории, а не ее начало, - покачал головой Евгений, еще больше разозлившись, - Скажи мне, как ты умудрилась залететь и не заметить этого?
  - Ты разговаривал с врачом? - поняла, откуда ветер дует, Людмила, и отец кивнул, - Критические дни пришли в срок, вот и не заметила, - легко ответила она, подумала, что обычно девушки с папами о таких вещах вряд ли разговаривают, а вот она со своим отцом могла говорить о чем угодно, и так было всегда, - А тошноты и рвоты до вчерашнего дня не было. Но когда вчера это началось, я приписала это все отравлению в клубе коктейлем, где мы с Ильей были в воскресенье. И если бы не один молодой человек, который сначала отвез меня в институт, а потом вернул домой, еще не известно, где бы я окочурилась.
  - Что за человек? - отвлекся от основной темы отец, на что Люда и рассчитывала.
  - Блондин с голубыми глазами на тебя похожий, - брякнула она.
  - Меня не интересует, как он выглядит, - усмехнулся папочка, совсем смягчившись, - Я хочу узнать, кто он.
  - Да я сама не знаю, - заметив это девушка, наконец, расслабилась, - Я просто опаздывала, ловила машину, вот он и подобрал меня на свою голову.
  - А почему он отвозил тебя домой?
  - Потому что, как только я сдала зачет и вышла из кабинета, я упала в обморок, и ему пришлось тащить меня обратно в машину и приводить в чувство...
  - Искусственным дыханием? - рассмеялся Женя.
  - Порядочному мальчику, в отличие от тебя, такая мысль в голову не пришла, поэтому только нашатырем, - весело возмутилась дочь.
  - Ладно, здесь все понятно, - вздохнул мужчина, - откуда у тебя синяк на скуле?
  - Бежала быстро в косяк не вписалась, - отмахнулась Люда, понимая однако, что отец в эту дребедень не поверит. И была права, папочка выжидательно приподнял брови, глядя на нее, и пришлось ей сказать правду, - В клубе подралась. Надо бы выучить с тобой приемчик такой, где я бы против троих смогла нормально сработать.
  - Нет, тебе надо перестать бегать по клубам, - отец недовольно скосил губы, а неприязнь к парню-ди-джею появилась снова. Что это за парень такой, если его девушка вынуждена сама отбиваться от посягателей!
  - Но я танцевать люблю! - опять возмутилась Людмила.
  - В следующий раз, когда захочешь потанцевать, позвони лучше мне, - все-таки ее папка был самым добрым человеком на свете! Ну, разве может другой отец так спокойно реагировать на все приключения своей непутевой дочери?
  - Приставишь мне охранника? - вздернулась тонкая бровь.
  - Нет, повезу тебя в нормальное место, - усмехнулся Евгений, зная, что дочь сейчас сильно удивится его словам, - где люди именно танцуют, а не дрыгаются.
  - И там сам станешь мне охранником? - почти утверждала она.
  - Нет, пару тебе составлю, - выдал он.
  - Ты это сейчас серьезно? - если да, то у меня сейчас глаза на лоб полезут!
  - Вполне.
  - Ты же не слышишь музыку!
  - Это ты так думаешь.
  - Но...
  - Выбери как-нибудь время, и все сама поймешь.
  - Папа!
  - Ты мне лучше скажи, что тебе привезти нужно, - перевел тему отец, - мама с работы собиралась отпроситься, так что мы приедем.
  - Знаешь, как приятно, когда ты говоришь "мы" в таком контексте... - расплылась в улыбке дочь.
  - Мила...
  - Много чего, - отозвалась девушка, словно бы и не говорила предыдущей своей фразы, - начиная с зубной щетки, заканчивая ноутбуком и парой учебников, так как мне нужно кое-что дописать в дипломе.
  - Это все можно найти у тебя на квартире, или дома?
  - Большая часть на квартире, - подумав, сказала дочь, - Я позвоню маме...
  - У тебя мобильник сел, с чего ты звонить собралась?
  - Да? Интересно, давно?
  - Вероятно. Значит, сейчас делаем так. Я принесу тебе свой запасной телефон, а когда будем у тебя в квартире, я позвоню, и ты расскажешь маме, что тебе нужно привезти. Да кстати, у матери есть запасной ключ?
  - Нет. Но в ближайшие пару часов Илья должен быть дома.
  - Это хорошо, - недобро проговорил отец.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 11.09.
  
  Отъезжая от больницы Евгений первым делом позвонил бывшей жене, и та ответила очень быстро, как если бы держала в руках телефон, ожидая звонка.
  - Ну что? - нервно спросила женщина.
  - Не переживай, все уже нормально, - умиротворяюще сообщил Женя, - Ты отпросилась?
  - Да. Ты когда приедешь?
  - Через двадцать минут, если не будет пробок, хотя я в этом сомневаюсь. Буду подъезжать - позвоню.
  - Хорошо, до встречи.
  Собираясь сделать еще несколько звонков, Евгений привесил к уху беспроводную гарнитуру и отложил телефон на соседнее сиденье, сосредоточившись на дороге. Спустя полчаса, сообщив своему заму, что он не появится в офисе в первой половине дня, Женя забрал Ирину с работы и направился к Илье.
  - Не зря ты ей маячок поставил, - вздохнула женщина глядя за окно на беспрерывный автомобильный поток, - Как бы мы сейчас узнали, где она находится? Пришлось бы все больницы обзванивать.
  - Думаю, это все же было бы лишним, - улыбнулся бывший муж не без обаяния. А куда ему было девать это самое обаяние, если оно было у него и его дочери в крови.
  - Ах, да, ты ж у нас со сверх способностями! - вспомнила Ира о его телепатии.
  - Нормальные способности, просто вовремя развитые, - отмахнулся мужчина, - хотя признаться, я к ним так привык, что не представляю, как без этого жить.
  - Ты что постоянно всех подслушиваешь?
  - Зачем всех? - удивился, - Только если в этом есть необходимость, особенно это удобно при подписании контрактов. Всегда видишь истинные цели человека, как на ладони. Поэтому меня еще никто ни разу не надул. Да и с персоналом регулярно лично общаюсь, потому у меня весьма слаженный коллектив, и предателей (сливателей информации) у меня не водится.
  - А в личной жизни?
  - Что конкретно ты имеешь в виду?
  - Женщин.
  Он надолго замолчал, не зная, как лучше ответить. Его мимика не изменилась, да и во взгляде не появилось ничего нового, но Ирина слишком хорошо его знала, чтобы не понять, что этот вопрос если и не неприятен ему, то точно позитивных эмоций не вызывает. А ведь раньше Женя мог запросто рассказать ей о своем очередном романе, зная, что она остыла к нему еще семь лет назад, хоть и ревновала слегка просто по привычке. Она знала, что он переживал расставание с Дашей, но с того момента уже прошло больше полугода. И при его внешности подцепить девицу ничего не стоило. А если еще не подцепил, то чувства к Даше еще не остыли окончательно. Он был не из тех людей, кто замещал одну девушку другой, чтобы отвлечься и забыть прежнюю любовь.
  - Ты до сих пор не забыл Дашу? - аккуратно спросила Ира.
  - Не в том дело, - он тяжело вдохнул и продолжил, - Я просто больше не хочу никому создавать проблемы. Ведь стоит мне кого-нибудь найти, появится Володька, и все опять завертится по-старому. Пока этот псих не материализуется в свое прежнее тело и имя, а еще каким-нибудь чудесным образом не станет нормальным человеком, с нормальными мыслями и ценностями, я не стану себя с кем-то связывать какими бы то ни было отношениями. Иначе это будет просто издевательство и над собой и над женщиной. То, что ты нас не различаешь с первого взгляда, я давно уже привык, к тому же ты по характеру еще как-то можешь нас опознать. А вот когда Даша просыпалась и гадала, кто из нас в ее постели, мне было дико неприятно. Я нормальный мужчина, собственник, и естественно ревность мне не чужда. И если у меня появится женщина, возникнет вопрос, рассказывать ли ей о моем близнеце. И как следствие два варианта развития событий. Первый - если я расскажу: она всякий раз так же, как ты и Даша будет присматриваться и гадать, кто из нас рядом с ней. Второй - она остается в неведении: в любой момент может неожиданно приехать или нечаянно встретиться на улице мой братец, и она ничего не подозревая, станет относиться к нему так же, как ко мне со всеми вытекающими последствиями. А учитывая, что вкусы у нас совпадают, этот гад мне когда-нибудь отомстит за Дашу. Ты ведь знаешь, он злопамятный.
  - И ты веришь, что он когда-нибудь изменится? - скептически посмотрела на него женщина.
  - Не знаю...
  - Проще в монастырь уйти, - буркнула она, отвернувшись.
  - Меня туда вряд ли пустят, - искренне рассмеялся Евгений, - Какой из меня послушник? И потом, не могу же я вас бросить совсем, тем более, что у Ольги характер куда хуже, чем у Люды, а значит сложностей с ней будет больше. И прибегать к помощи телепатии или маячка придется гораздо чаще. Да и дело мое мне нравится, а без женщин как-нибудь проживу.
  - Как-нибудь? - поддержала его Ира, - Знаешь, как обычно говорят в таких случаях? Не зарекайся!
  - А я и не зарекаюсь...
  - Да, нет, дорогой, именно это ты сейчас только что сделал.
  
  За разговором они приехали к дому, где жили Илья с Людой. Вышли из машины, поднялись на третий этаж. Ира нажала на звонок, а Женя уже набирал дочь по мобильнику. Она ответила в то же момент, когда и парень открыл дверь.
  - Повиси немного, - проговорил отец, передавая трубку бывшей жене.
  - Вы? - растерялся Илья при виде родителей своей девушки, которых в паре никогда не видел, и думал, что они не общаются вообще.
  - Мы, - недобро кивнул Евгений, стараясь сдерживать свои эмоции относительно этого человека.
  - День добрый, Илья! - поприветствовала его Ирина спокойно, считая, что нет смысла лезть в проблему дочери с молодым человеком, - Разреши войти, нам нужно кое-какие вещи для Люды взять.
  Парень посторонился, пропуская непрошенных гостей, даже не спросив, почему его девушка сама не пришла. Собственно он не видел в этом смысла. Еще вчера днем ему позвонила Яна и сообщила, что Людмила была в университете с молодым человеком и отношения у них "мягко говоря странные, но очень теплые", и что ему самому пора подыскивать себе другую девушку, так как этого самого "голубоглазого блондина" к Милке подослал папаша. А так как подруга своего папу почти всегда слушается, то и к новому ухажеру не сегодня, завтра проникнется симпатией. И значит, его - Илью - в скором времени бросит. Илье брошенным быть не хотелось, но учитывая, что Людмила за целый день так и не появилась и не позвонила, он решил, что сестренка оказалась права. А тот факт, что сейчас к нему пришли родители его уже бывшей девушки за вещами, говорил о том, что выяснять отношения она не собирается и даже объяснить, почему от него ушла, она не хочет.
  - Алло, Люд, говори, где что брать, - сказала женщина в трубку, проходя в глубь квартиры.
  Евгений закрыл за собой дверь и остановился перед парнем, не скрывая злости.
  - И тебе не интересно, где сейчас твоя девушка? - спросил он проницательно.
  - Нет, - Илья равнодушно пожал плечами, засунув руки в карманы, - Почему меня должна интересовать девушка, которая меня бросила?
  - Что-то она мне не говорила, что ушла от тебя, - удивился мужчина его словам.
  - А вы разве не за ее вещами приехали?
  - За вещами необходимыми ей в больнице, - почти по слогам прошипел в Евгений, приблизившись к нему, - в которую она попала по твоей вине.
  - Что значит по моей? - парень испугался, что этот человек его сейчас просто отметелит, и никто ему не поможет, - Я ей ничего не делал.
  - Ошибаешься, еще как делал!
  - Это какая-то ошибка... - Илья попятился назад и уперся спиной в стену, все больше теряя самообладание.
  - Скажи спасибо, что природа эту твою "ошибку" исправила, - выплюнул Женя, перестав на него надвигаться.
  - О чем вообще вы говорите?
  - Пока ты вчера отсыпался после своего клуба, моя дочь упала в обморок прямо под дверью, так как не могла попасть в квартиру, - праведного гнева не было предела. У Захарова очень сильно чесались кулаки, но он сдерживал себя, боясь, что этот хлюпик с одного удара на тот свет отправится, а ему потом сидеть за это, - Ее увезла скорая, а ночью у нее случился выкидыш. Как думаешь, в том, что ей самой приходится отбиваться от нападок каких-то отморозков не твоя вина? А в том, что она была беременна, не ты ли виноват, или это было непорочное зачатие?
  - Откуда мне знать? - неожиданно парень осмелел, оставив без ответа первый вопрос, - Может это тот блондин, что вы ей подослали?
  - Идиот! Я своей дочери никого не подсылал! Хотя надо было! - зло процедил оскорбленный отец в лицо дочкиному ухажеру, - Но думаю, в данной ситуации она оценит тебя по достоинству, - он удалился на голос Ирины, чтобы помочь собрать вещи, боясь потерять над собой контроль.
  Когда он подошел, женщина уже отключила связь и, потому отдала ему телефон.
  - Собери ноутбук и все книги, лежащие рядом с ним, - попросила она.
  Бывший муж, а ныне лучший друг молча подчинился. Осмотрев рабочее место дочки-студентки, нашел под столом сумку для портативного компьютера, аккуратно уложил в нее ноут с зарядным устройством и мышкой. В боковые карманы запихнул учебники. Один не поместился, и мужчина закинул его в рюкзак, куда Ира складывала вещи Люды.
  - Скажи, ее надолго оставили в стационаре? - спросила женщина, достав из шкафа спортивный костюм.
  - Не меньше, чем на три дня, - передал он слова врача, немного успокоившись.
  - Она сильно расстроена? - продолжая складывать все, что просила Люда в рюкзак, спросила Ира
  - Ты о чем? - не понял Евгений.
  - О ребенке, конечно.
  Женя обернулся на дверь, не желая быть подслушанным, ничего подозрительного не увидел, но не убедившись, прибегнул к телепатии. Так он узнал, что Илья, невероятно злой на Людмилу, решил отправиться на кухню и выпить пива, чтобы как-то расслабиться.
  - Боюсь, ты расстроишься больше, когда узнаешь ее реакцию на все это, - вздохнул Евгений, поняв, что парень их точно не услышит, по его мнению, тому об этом лучше было не знать.
  - Да я уже расстроена...
  - Вот именно, а наша Мила рада, что все так получилось.
  - Боже...
  - Ир, успокойся, - остановил ее причитания Женя, - Она просто не успела понять, что вообще произошло. Ты же знаешь, она еще не задумывается о семье и детях. Для нее семь недель беременности оказались неприятным сюрпризом. О том, что ребенок это ее частичка, ей в голову вообще не пришло, и лучше бы ей об этом и не говорить. А промывку мозгов по этой части я проведу несколько позже, где-то через месяц или два, чтобы поменяла приоритеты и изменила взгляд на ценности.
  - Хорошо, что ты меня предупредил, - недовольно растянула уголки губ Ира, которая в свое время перенесла несколько выкидышей, и для нее это было сродни трагедии, - а то я бы сейчас стала ее успокаивать.
  - Да-а, она бы сильно удивилась, - усмехнулся мужчина, представив такую ситуацию, - ты все взяла?
  - Да, идем.
  - Зарядное для телефона?
  - Взяла.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 12.09.
  
  Только они сели в машину у Жени зазвонил телефон, быстро привесив наушник, чтобы не терять время, он включил связь и завел авто.
  - Жень, привет! - это была Даша.
  - День добрый! - отозвался мужчина, плавно трогаясь с места.
  - Слушай, я уже второй день Люде дозвониться не могу, - возмутилась молодая мама в трубку, - У вас там все в порядке?
  - А по какому поводу ты ей звонишь? - поинтересовался, вливаясь в поток автомобилей.
  - Мы дом купили, - радостно сообщила Даша, - завтра строители приедут, там ремонт нужно делать небольшой. А у Мишки не получается пораньше освободиться, и я хотела позвать Люду с детьми посидеть пару часиков.
  Да, несмотря на все сложности Жениной жизни Людмила, Ольга и Ирина знали о существовании еще двух маленьких Захаровых, хоть и носили они другую фамилию. И если бывшей жене Евгений сам все рассказал, то Мила узнала об этом случайно. Пару месяцев назад, за несколько дней до крестин Леши и Лизы, Женя застрял в "Детском Мире" за выбором подарков для детей. Делал он это не без умилительной улыбки, так как искренне любил племянников так похожих на него самого. Люда пришла в этот же магазин (надо заметить, не маленький - четыре этажа детских товаров) с беременной подругой, и, конечно, их интересовал отдел для новорожденных. Там-то она и увидела отца в странном состоянии.
  
  "Чего это его сюда принесло? - подумала тогда девушка, наблюдая за ним со стороны, - Никак кому-то ляльку сделал и довольный! Что значит кому-то? Он же с Дашей встречался или, как там у тех, кто постарше, это называется? Надо как-нибудь застать его врасплох..."
  Оставив подругу любоваться детскими распашонками, Люда подошла к отцу со спины.
  - Пап, а ты чего здесь делаешь? - спросила она, заглядывая ему через плечо.
  Женя вздрогнул от неожиданности и уронил коробку с игрушкой.
  - О, привет, дочь! - просиял он, подняв коробку, и повернулся к ней лицом, - А ты как здесь оказалась?
  - Альбинка беременная, вот ходим любуемся детскими вещичками, - махнула она рукой в сторону подруги, внимательно глядя на ставшего вдруг нервным отца, - А ты что по маленьким детишкам затосковал? Или детство вспомнил?
  - Мила! - укоризненно покосился на нее папочка - и что теперь ей говорить?
  - Говори, как есть! - предложила она, чисто случайно подслушав его мысленный вопрос.
  Евгений понял, что от дочери ему не отвертеться, и еще не известно, какие еще его мысли она "слышала", а значит, придется ей кое-что рассказать.
  - Вы с подругой сейчас гулять идете или по домам? - уточнил мужчина.
  - Не хочешь говорить при свидетелях? - поняла его дочь, и отец кивнул, - А мы можем где-нибудь поужинать? А то мне дома готовить неохота.
  - А как же подруга?
  - Она живет здесь недалеко, - махнула рукой девушка, и расписала их дальнейшие действия, - Пока ты выберешь, что нужно, мы еще немного погуляем. Потом отнесешь покупки в машину и позвонишь мне. Альбина пойдет домой, а я к тебе.
  - Манипуляторша, - с улыбкой заметил отец, понимая, что не может ей отказать.
  - У тебя научилась, - кивнула дочурка, улыбнувшись в ответ.
  - Хорошо, - согласился Женя, - встретимся у центрального входа в "Горизонт" через двадцать минут. Сверим часы - на моих двадцать ноль три.
  - И на моих...
  "Горизонт" - торгово-развлекательный центр с кинотеатром, боулингом, кучей магазинов, бутиков брендовых товаров и одежды, а так же всевозможных кафе. Не сговариваясь, Захаровы немного прогулялись по первому этажу, и, поднявшись на второй, расположились на мягких кожаных диванчиках уютной немноголюдной пиццерии. Собственно, это было любимое место Людмилы. Здесь была не только приятная атмосфера, но и очень вкусная пицца, которую она обожала. Сделав заказ, она внимательно уставилась на отца.
  - Можешь говорить! - шутя скомандовала дочь, но едва отец раскрыл рот, замахала руками, - Постой-постой, дай угадаю! У Даши от тебя будет ребенок?
  - Нет, - он покачал головой, - у Даши уже есть двое детей девочка и мальчик.
  - Как двое? - неподдельно удивилась девушка, - Мы же летом с ней виделись, и у нее еще никого не было!
  - В старый новый год Даша родила двойню.
  - И почему ты молчал? - возмутилась девушка, решив, что у нее теперь есть еще одна сестра и брат, - Я хочу с ними понянчиться!
  - Боже, Мила! - Женя, мучаясь, поставил локоть на стол, склонился головой на руку и ненадолго прикрыл глаза, - как ей все объяснить, чтобы не сказать о братце?
  - Пап, я тебя не понимаю, - тихо проговорила девушка, заметив, что отца что-то гложет, - Что плохого в том, что я хочу видеться с братом и сестрой?
  - Не в этом дело...
  - Вы с Дашей опять поругались?
  - Нет.
  Официант принес заказ, и у Жени, пока тот выставлял все на стол было время подумать, но все же его не хватило, чтобы придумать какую-нибудь правдоподобную историю.
  - Спасибо! - кивнул он парню, и тот ушел.
  - Кстати, а вы поженились или живете гражданским браком? - вдруг додумалась Людмила, начав поглощать пиццу.
  - Если бы мы поженились, ты бы при этом присутствовала, - пробормотал Евгений, припомнив их с Дашей планы, рухнувшие в одночасье с приездом Владимира в сентябре прошлого года.
  - Рада это слышать, - она улыбнулась, - Значит все еще впереди?
  - Нет, у Даши сейчас другой мужчина, - а у папочки, несмотря на то, что он еще не ужинал, кусок в горло не лез.
  - И как ты это допустил? Куда ты смотрел? У нее же твои дети! - в том, что дети его, дочь была уверена. Во-первых, она сроки прикинула, а во-вторых, она очень хорошо разглядела счастливое лицо отца там, в "Детском Мире". По ее мнению, если бы дети были не его, он бы так не выглядел.
  - Не мои, - отвел грустный взгляд мужчина в окно.
  - Тогда я вообще ничего не понимаю, - покачала головой девушка, глотнув сока.
  - Это дети моего близнеца...
  - Что за бред ты несешь? - тут же отреагировала она, - Ты не свихнулся? Он же погиб восемь лет назад! Или он вернулся с того света, сделал Даше детей и вернулся восвояси?
  - Почти, - Женя кивнул, - только вернулся он не "с того", а из стран старого света.
  - Не пугай меня так. Я еще университет не окончила, чтобы тебя лечить.
  - Люд, Владимир жив, - вкрадчиво произнес мужчина, - живет за границей. Но у него специфика работы такая...
  - Тоже мне Джеймс Бонд! - чуть помолчав, переваривая полученную информацию, попутно пережевывая вкуснейшую пиццу, буркнула девушка, все же поверив отцу, - А ничего, что у него есть дочь и еще двое детей?
  - Задай ему этот вопрос при случае, меня он не слушает, - процедил тот сквозь зубы.
  - Как я это сделаю? Мысленно?
  - Так тоже можно, - снова кивнул и, глядя на дочь, решил попробовать пиццу, - но вообще-то он иногда приезжает к вам на "Сонате".
  - Так вот почему у тебя так давно не было тоскливо романтичного настроения! - воскликнула девушка, и даже вилкой взмахнула, благо на ней ничего не было, - Это не ты...
  - Ольге об этом лучше не знать, - предупредил ее любимый папуля, решив, что аппетит и впрямь приходит во время еды.
  - Само собой, - согласилась Люда, - Постой, а с кем же тогда Даша?
  - С любимым мужчиной.
  - Допустим. Но вот еще вопрос: у тебя с ней тоже что-то было? Ты ведь не раз приезжал от нее на джипе.
  - Было, - согласился он, и пояснил, - Вовка ее бросил, а я ее любил.
  - Так почему же вы не вместе?
  - Потому что она любит другого и это взаимно уже много лет.
  - Итак, подвожу итог - брат и сестра у меня все-таки есть. И как их зовут?
  - Леша и Лиза.
  - И ты их любишь, как своих, - она не спрашивала, а констатировала факт, но отец кивнул, - Спроси у Даши, когда мне можно их увидеть. Я могу даже оставаться с ними не на долго.
  - Чего ты можешь? - рассмеялся Женя весело, - Ты же детей никогда на руках не держала!
  - Ошибаешься, папочка, - Людмила растянула губы в широкой улыбке, - У меня есть подруга Зоя, она в прошлом году родила, и я иногда остаюсь с ее дочуркой. Мне нравится с ней заниматься.
  - А еще говоришь, что ты карьеристка!
  - Да, я карьеристка, и о собственной семье я пока даже не мечтаю, но это не мешает мне в обращении с младенцами.
  
  - Даш, скажи в котором часу нужно быть? - спросил Женя.
  - В пять. В шесть мне уже нужно будет быть в новом доме, - тут же ответила девушка, - Ты мне так и не сказал, что с Людой?
  - Даш, ты только не волнуйся, ладно...
  - Ладно, только я уже волнуюсь.
  - У Люды вчера выкидыш случился, поэтому приеду я.
  - Как она? - пораженно спросила она.
  - Вполне нормально...
  - Жень, ты себе не представляешь, что это такое, - для Даши такой исход тоже был трагедией, и она решила, что он просто всего не понимает. Он-то ей не рассказывал, что они с женой пытались завести второго ребенка, но все оканчивалось так же плачевно, - И нормально это быть не может.
  - Я сейчас говорю не как бесчувственное бревно, а как отец, - возмутился мужчина, - И понимаю что к чему. Но поверь мне на слово, Люда на это отреагировала не так, как это было у тебя когда-то. Думаю, ты и сама это поймешь. Я сейчас еду к ней, попрошу тебе перезвонить.
  - Да, пусть позвонит, обязательно! - в трубке послышался детский плач, и так как Даша не отняла трубку от лица, Женя услышал ее нежный, но строгий голос, - Лешенька, девочек обижать нельзя и кусать за пятки тоже, это тебе не резиновый грызун, ей больно, хоть ты и беззубый.
  Евгений представив эту картину широко улыбнулся. Племянники выглядели двумя маленькими ангелочками. Но уже сейчас в свои четыре месяца по сути своей ангелом была только Лиза. Леша постоянно шалил, намекая, что дальше его родителям будет гораздо веселее. Он и капризничал гораздо чаще, и питание в виде материнского молока требовал получать в первую очередь, на что, правда, его маленькая, но уже "мудрая", сестрица не возмущалась, а терпеливо ждала своей очереди. Уже сейчас они были, как две противоположности, не только по половому признаку. В Лизе в отличие от Леши чувствовалось какое-то внутреннее спокойствие. Женька ломал голову, сделав такой вывод однажды оставшись с детьми на вечер, в кого она такая? В себе он такого не наблюдал, в Володьке тем более, из них двоих Евгений был спокойнее. Даша - тот еще черт в юбке, и если бывает спокойной, то только перед чем-то особо эмоциональным. Но потом когда Даша с Мишей вернулись, он прозрел. Лизавета, не имея биологического отношения к своему теперешнему отцу, взяла себе его характер, и как-то так странно получалось, что и на руках у него она была чаще, чем Леша.
  - Даш, а кто из них старше? - почему-то Женька спросил об этом только сейчас.
  - Лиза на пятнадцать минут старше, - тут же отозвалась мамочка, - Ладно, Жень, пока. Мне детей пора кормить.
  - Хорошо, завтра в пять я буду у вас.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 13.09.
  Глава 4
  
  Когда отец ушел, Люда почти сразу провалилась в сон, и для нее он был какой-то тревожный. Сначала все казалось прекрасным. Она попала на залитую ярким солнечным светом поляну, усыпанную крупными белыми ромашками, почему-то очень высокими, доходящими ей до талии. Легкий шелк белого платья на тонких бретелях мягко щекотал ее чувствительную кожу. Ветер нежно обдувал лицо и развевал волосы. Она расслабленно шла и наслаждалась свежим воздухом, запахом цветов, лепестков которых касалась кончиками пальцев, и спокойствием царившим вокруг. Остановившись, она закрыла глаза, сделала глубокий вдох и почувствовала теплое прикосновение на виске. Прислушиваясь к происходящему вокруг, она не открывала глаза и так и стояла, а прикосновение повторилось - кто-то нежно целовал ее, медленно продвигаясь к губам, а потом и вовсе завладел ими так трепетно и страстно, что Люда подумала: "Илья так целоваться точно не может!", "Тогда, кто же меня целует?". Вопрос в ее голове прозвучал, но остался без ответа, так как девушка совсем забылась в объятьях неведомого ей человека. А потом услышала детский смех.
  - Смотрите! Они опять целуются! - звонко прокричал мальчишка.
  - Мама! Папа! Давайте в прятки играть! - прозвенел другой голосок.
  Люда оглянулась, но никого не увидела. Хотела уже посмотреть на человека, рядом с которым находилась, но опять отвлек новый детский голосок.
  - Поймайте меня! - выглянула из ромашек белобрысая девчушка с короткими косичками и отсутствующими передними зубами.
  "Ей лет шесть" - решила Людмила, и девочка опять нырнула в ромашки.
  - Нет! Сначала меня! - взвизгнула другая малышка, еле-еле выглядывая из зарослей цветов.
  "А это помладше будет" - подумала девушка, но и шага не сделала в сторону девочки.
  А потом она только и успевала оборачиваться на детские крики то там то тут. У Люды даже голова закружилась, так ей казалось их много, в смысле детей. И когда она уже решила, что сейчас упадет в обморок, ее опять обняли "родные, любимые руки".
  - Хватит вам, - засмеялся мужчина, обнимающий ее, - совсем маму замучили.
  Крики тут же прекратились, и Людмила облегченно вздохнула, обессиленно прильнув к горячей груди. И так было хорошо просто стоять рядом с ним, чувствуя себя защищенной ото всех на свете, даже от собственных детей.
  "У меня есть дети?" - удивилась она, и почувствовала, что падает, но даже это было не страшно, потому что "любимый" все еще держал ее, а значит, падают они вместе. И, как оказалось, падать на ромашковую поляну, все равно, что на пуховую перину, тем более, когда тебя так неистово целуют. Не известно, сколько бы они так целовались, если бы она вдруг не услышала свой собственный вопрос:
  - Может, еще одного сделаем?
  "Господи! Что это там со мной происходит?" - испугалась вполне реальная Люда.
  - Запросто, если бы мы были одни, - тихо усмехнулся ее мужчина, - но здесь детей полно.
  - Это что все наши? - пробился разумный вопрос сквозь забытье.
  - Мил, ты откуда упала? - он совсем рассмеялся, приподнявшись над ней на локтях, глядя в глаза, а она так и не могла его рассмотреть. Солнце рисовало только силуэт и почему-то нимб над его головой. "Мой любимый ангел?", - Конечно, наши. И, Зайчонок, - он взглянул на часы и вновь обернулся к ней, - тебе пора кормить нашего младшенького.
  "Что за глупое "Зайчонок"?"
  - И вообще, возьми, наконец, трубку, тебе отец звонит...
  
  Не передать, как Люда радовалась проснуться! А все потому, что мамой она становиться пока совсем не хотела. К Чужим детям и к своим маленьким брату и сестре она относилась очень хорошо, и умело с ними нянчилась, но вот к собственным она была совершенно не готова. Слишком много у нее было планов, в которые дети не входили ни каким боком. И главной целью у нее была диссертация.
  Поговорив с матерью по телефону, она больше не захотела спать, боялась, что сон может продолжиться, а ей было совсем не интересно, что там стало с ее "любимым", "детьми" и, кто же все-таки накормил "младшенького", если "мама" Люда отвлеклась на разговор с бабушкой Ирой...
  Фу, приснится же!
  Правда, если бы во сне остался бы только "любимый", она бы с радостью вернулась в царство Морфея, несмотря на то, что он так глупо ее называл. Плечи, которые она обнимала лежа в ромашках, были сильные, мускулистые, а губы горячие и требовательные, и такие приятные, что даже во сне она почти сходила с ума от его ласк, как будто чувствуя его реальные прикосновения.
  - Жаль, что я тебя так и не увидела, - вздохнула Людмила и решила позвонить Яне, номер телефона которой знала - было бы странно не запомнить две цифры попеременно повторяющееся.
  - Алло, - громко ответила подруга, а Люда готовая оглохнуть держала трубку на некотором расстоянии от уха.
  - Ян, привет, это я! - поздоровалась она, глядя в потолок.
  - Кто "я"? - не поняла та.
  - Люда, кто! - ей было не понятно, как можно не узнать человека по голосу, если общаешься, в том числе и по телефону, довольно давно и регулярно.
  - Ты куда пропала? Тебя твой дипломник спрашивал!
  - Я в гинекологии лежу.
  - И чего ты там забыла? - не проявив ни грамма сочувствия, бесцеремонно спросила Яна.
  - У меня был выкидыш, - вздохнула Людмила, давно привыкшая к ее манере разговаривать.
  - Ты не говорила, что беременна! - с некоторой обидой заметила однокурсница.
  - Я сама не знала.
  - Да ладно! - не поверила подруга, - И от кого?
  - Что значит "от кого"? - возмутилась Люда, - От Ильи, конечно!
  - Нда? А может от этого блондина?
  - Ты что несешь? Какой блондин?
  - Который вчера тебя на руках носил!
  - Ян, не сходи с ума! Егор мой брат, - голос ее даже не дрогнул.
  - А почему ты мне раньше о нем не рассказывала? - чуть подумав, спросила подруга.
  - Он живет за границей, приезжает сюда крайне редко...
  - Что-то не слышала я в его голосе акцента, и вообще он вчера назвался твоим персональным водителем.
  - Он сын моего родного дяди, я тебе рассказывала, он погиб восемь лет назад, - в очередной раз соврала Людмила, - после его смерти Егор с матерью переехал за границу. За это время он приезжал дважды, и последний раз позавчера. А утром он просто мимо проезжал и потому подвез меня, поэтому я и назвала его своим "спасением". Кстати говоря, он и правда меня спас. Пока мы до дома доехали, мне стало еще хуже. А потом я в больницу попала.
  - А что же это твой Егор мне вчера ничего не сказал про больницу?
  - А почему он должен был тебе что-то рассказать? - растерялась больная.
  - Он вчера ужинал в кафе, - стала весело рассказывать Яна, - и обслуживала его я. Он еще поинтересовался, как ты себя чувствуешь...
  - Даа? - протянула удивленная Люда, потом поняла, что следуя всему, что она только что наговорила подруге, не должна так удивляться и поспешила объяснить, - Он меня только до подъезда довез, в обморок я упала уже возле двери. Егор об этом не знал.
  - Хорош родственничек...
  - Он что-нибудь еще спрашивал? - на всякий случай поинтересовалась конспираторша-дилетантка.
  - Нет, но знакомым своим рассказывал презабавные вещи, - усмехнулась Янка, вспомнив вчерашний вечер.
  - Каким знакомым? - похоже, легенда нуждается в правке.
  - Две девицы весьма простого поведения, - мягко выразилась обычно колкая на язычок подруга, - А именно Желудкова с Ястребовой.
  - Да, ладно! И чего их туда принесло? - удивилась Людмила, наслышанная об этих двух подругах, родители которых были известными бизнесменами, а у Ястребовой Алины отец депутат. И девушки с ощущением вседозволенности с легкостью "прославились" среди молодежи. Люда представила их обеих рядом с Егором и едва не фыркнула. Ее "спасение" - производил вчера впечатление правильного мальчика.
  Что его могло связывать с ними?
  - А их бы и не принесло, если бы они случайно твоего братца не приметили.
  - Да, Егор у нас мальчик приметный, - пробормотала Мила, уже злясь на себя, за то, что придумала себе всю эту историю.
  - Ага, эти две его как увидели так и заржали, как две клячи в один голос, мол он - Егорка, какую-то старуху у мужа увел и даже близнецов ей подарил.
  Даа, правильный мальчик не такой уж и правильный, каким кажется...
  - ...на что он им такое сказанул, я просто чуть не покатилась со смеху, - продолжала Яна, - эти две так и поотскакивали от его столика, и исчезли мгновенно, как кошка слизала. А еще ржал долго над ними.
  - Что же он сказал? - чувствую, что ничего хорошего - эти две - не робкого десятка, так просто их не заткнешь.
  - Он сказал, что у него есть еще две девушки, одна уже беременная, со второй пока только собираются завести ребенка, а он подрабатывает осеменителем, и им дурам скидку предложил, - Янка опять начала смеяться, но чуть успокоившись, произнесла, - не знаю, что из всего этого правда, но вчера, когда я еще не знала, кто он такой, решила, что эта беременная девушка - ты.
  - Ян, из этого всего правда только в том, что у Егора есть девушка, - вздохнув, проговорила Людмила, не зная, зачем вообще его оправдывает, - но не здесь, а в Европе, - что-то какая-то определенная страна не приходила ей в голову.
  - И когда он уезжает?
  - Не знаю, я с ним больше не виделась.
  - Может познакомишь?
  - Вы же уже знакомы!
  - Ну...
  - Янчик, успокойся, а. У тебя есть Макс - классный парень...
  Не в пример твоему брату.
  - ...чего тебе не хватает?
  - Спокойный он слишком, - вздохнула Яна.
  - Да будет тебе известно, Егор тоже очень спокойный товарищ, поэтому тебе с ним будет неинтересно, - придумала новое качество несуществующему брату Людмила, а все, чтобы Янка о нем забыла, - с ним молчать очень удобно, а ты у нас болтушка та еще.
  - Ну, спасибооо!
  - На правду не обижаются.
  - Значит, не познакомишь?
  - Ян. Я даже не знаю в Ростове ли он, или опять куда-нибудь умчался, он как ветер...
  - Ты же говорила он спокойный...
  - Ага, как летний бриз!
  - Слушай мать, в тебе поэт умер! - весело и громко рассмеялась Янка в трубку, а Люда отодвинула телефон от уха, чтобы не оглохнуть.
  Бедный Егор, наверное, его сейчас икота замучает. Знал бы он, что я о нем насочиняла. Придушил бы, наверное, несмотря на свое "бризовое спокойствие".
  - Слушай, Ян, к чему снятся ромашки? - вдруг спросила Людмила, вспомнив сон, зная, что подруга увлекается всякими гороскопами и сонниками тоже интересуется.
  - А много их было?
  - Целое поле, видимо-не-видимо, высокие, крупные, и я на них, как на перине лежала, - размечталась Люда и даже улыбнулась.
  - Вообще ромашка снится к болезни, - принялась рассказывать Яна, - но в тоже время она считается символом любви. А с твоим полем у тебя будет бурный роман.
  - А дети?
  - Тоже много?
  - Да.
  - Самое простое - к тревогам и хлопотам, но вообще-то там много всяких пояснений в зависимости от пола, возраста, и действий детей в твоем сне, и я их все не знаю...
  Раздался тихий стук в дверь. Решив, что пришел кто-то из медиков, Люда поспешила прервать разговор с подругой.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 15.09.
  
  Когда она уже отключила связь, в палату вошли родители. Девушка чуть подтянулась назад к спинке кровати, приняла полу сидячее положение, чтобы было удобнее общаться.
  - Как ты? - спросила мама сев рядом с ней на постель, а отец опустился на стул.
  - Стараниями красавца доктора уже очень неплохо, - улыбнулась дочь, ничуть не преувеличивая. Сейчас она чувствовала только легкое недомогание.
  - Какого красавца? Я сегодня с женщиной разговаривал, - удивился папа.
  - Наверное, у них смена утром, - Людмила пожала плечами, - Принимала меня вчера тоже женщина, имя у нее какое-то неудобное для запоминания. А ночью чистил молодой мужчина Лев Алексеевич, на вид ему не больше тридцати. Полностью отвечает своему имени, такой же уверенный в себе, как царь зверей, и еще выглядит очень благородным...
  - Ты когда его рассмотреть-то успела? - недоумевала Ирина, слишком сильно пораженная словами дочери. И хорошо, что Женя ее предупредил о том, что Люда относится к произошедшему с ней необычно, иначе бы мама точно была сейчас в шоковом состоянии.
  - В операционной, - легко отвечала та, - На меня почему-то долго наркоз не действовал, а Лев Алексеевич переживал, что у меня будет большая кровопотеря и придется делать переливание, а с моим отрицательным резусом это несколько проблематично. Хорошо хоть группа крови первая. Правда, до этого не дошло. Полюбовавшись доктором, я благополучно заснула.
  - По-моему, наркоз у тебя еще не совсем отошел, - предположил Евгений и сам дивясь словам дочери, хотя парой часов ранее она казалась ему вполне нормальной.
  - Мало вероятно, однако вполне возможно, - сама себе противоречила девушка, следуя познаниям и внутренним ощущениям, - в голове как будто легкий хмель.
  - Ага, и болтаешь ты странно, - согласилась Ира.
  - А чего странного в том, что я обратила внимание на внешний вид своего спасителя, - удивилась Люда, припомнила, что этим же словом вчера называла еще одного человека, поморщилась и буркнула себе под нос, - блин, второй за сутки.
  - Что...
  - Да так, - отмахнулась дочь, - Вы все привезли?
  - Все, что ты говорила, - кивнула мама.
  - Илья про меня спрашивал?
  Мать тяжело вздохнула и опустила голову, как будто чувствуя себя виноватой. Отец криво оттянул уголок губ в сторону и покачал головой.
  - Ну, и ладно. Не очень-то и хотелось, - обиделась болезная, только что с восторгом вспоминавшая молодого врача.
  - Он приревновал тебя к вчерашнему ухажеру, - пояснил Женя, улыбнувшись.
  - Хоть это радует, - вздохнула Людмила, - правда не долго ему ревновать осталось. Сейчас ему Янка позвонит и доложит, что этот самый ухажер, на самом деле мой родственник.
  - Какой еще родственник? - спросила мать, припоминая всю свою родню, но блондина с именем Егор в ее составе не имелось. У них вообще в основном одни брюнеты.
  - Обещайте, что мне подыграете?
  - Обещаем, - за двоих ответила Ира, а Женя кивнул в подтверждение ее слов.
  - Я сказала Янке, что тот блондин мой двоюродный брат, сын дяди Вовы. Последние восемь лет живет за границей, приезжает крайне редко, точнее всего второй раз...
  - Зачем ты все это придумала?
  - Затем, что мне никто не поверит, что абсолютно посторонний парень стал бы так обо мне заботиться и на руках носить, - девушка слегка смутилась, вспомнив некоторые подробности вчерашнего дня, - Первое, что приходит в голову людям, это что между нами более тесные отношения. А я даже номера телефона его не знаю. То есть мы больше не встретимся, зато проблем теперь не оберешься.
  - А зачем надо было селить его заграницей? - смеялся любимый папочка.
  - Янка захотела с ним пообщаться, - вздохнула дочурка, недовольно скосив губы, почти так же, как отец несколькими минутами ранее, - а познакомить их у меня нет возможности. Вот и придумала я, что он уже улетел и вернуться не обещал.
  - А если вы все-таки встретитесь? - предположила мама, улыбнувшись, на собственно опыте знавшая, что мир в подобных случаях оказывается даже слишком тесен.
  - Разберемся как-нибудь, - не веря в это, махнула рукой девушка.
  Ирина украдкой взглянула на часы.
  - Солнышко мое, мне на работу пора, - словно извиняясь, проговорила женщина, - Меня отпустили всего на два часа. Уже пора ехать.
  - Мы тут тебе кое-что из продуктов привезли... - вспомнил Евгений про большой пакет, оставленный возле холодильника, и подошел к нему.
  - Вы же знаете, я нормально отношусь к столовской пище, - успокоила родителей девушка.
  - Знаем, поэтому здесь только фрукты, йогурты и сладкое, - пояснил отец, включил холодильник в розетку и убрал в него продукты.
  - А питьевой йогурт есть? - Люда вдруг почувствовала, что проголодалась. Еще бы она не ощутила голод, когда говорят о еде! Учитывая, что почти двое суток, кроме воды, в ее желудке ничего не было. Хотя она еще не знала, можно ли ей есть вообще, решила, что легкое что-нибудь не повредит.
  - Есть, - кивнул Евгений, достал бутылочку молочного продукта, открыл и протянул дочери.
  - Спасибо, - улыбнулась она, сделала глоток, осмотрела этикетку и еще шире растянула губы, - мой любимый - клубничный! Вы прелесть!
  - Выздоравливай! - мама в ответ тоже улыбнулась ласково и обняла.
  - Звони если что, - попросил отец, и они оба ушли.
  Люда осталась одна. Хотя есть хотелось сильно, она пила йогурт небольшими глотками и с перерывами, так как знала - один из способов испортить свой пищеварительный тракт - с голодухи наесться до отвала. Она попробовала поработать над дипломом, но не смогла сосредоточиться, поэтому убрала ноутбук в тумбочку и решила еще немного поспать.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16.09
  
  Разбудило ее теплое прикосновение к запястью, и, учитывая, что ей опять снился неведомый "любимый", она сначала решила, что это он взял ее за руку, и улыбнулась вполне реально. Но потом вдруг сообразила, что ее мужчина во сне сейчас стоит от нее в нескольких метрах, а ее руке все равно тепло, и потому приоткрыла глаза.
  У ее постели стоял вчерашний "благородный" доктор - пульс считал, глядя на часы.
  - Проснулась, - констатировал он тихо, - Как самочувствие?
  - Благодаря вам хорошо, - сладко потянулась пациентка.
  - Это радует, - мужчина кивнул, достал из кармана градусник и протянул ей, - головокружение не беспокоит?
  - Немного, когда встаю, - приняла термометр и сунула в подмышку.
  - Я не знаю, что сегодня будут давать на ужин. Как правило, у нас предлагают два варианта. Если будет, выберите гречку, - посоветовал врач, открыл окно, чтобы впустить в палату свежий воздух, и остался стоять рядом с ним, - Но если есть возможность, попросите родственников привозить вам железосодержащие продукты: печень, говядину, мясо кролика, гречка, овсянка, гранат, яблоки, груши. В комплексе с витамином С это все будет действовать еще лучше. А вот молочные продукты пока следует если не исключить, то точно ограничить в употреблении. Сейчас вам капельницу поставят. Утром нужно будет сдать анализы. Завтра я выходной, в четверг приду, сделаем УЗИ. Постарайтесь больше не конфликтовать с Валентиной Ивановной.
  Люда слушала его в пол уха, снова открыто разглядывала. Сейчас он был без чепчика на голове, и казался ей еще интереснее. Лицо его было словно нарисовано умелой рукой художника, без преувеличения и излишеств, не идеальное, не совсем пропорциональное, но органичное. Глаза глубоко посажены, яркие, зеленые, с черными ресницами подчеркивающими их цвет. Черные густые брови. Нос с горбинкой, но не острый, потому на ястреба он похож не был. Губы тоже яркие, совсем чуть-чуть бледнее спелой вишни. Подбородок с легкой ямочкой. На высокий лоб аккуратным локоном ложилась челка. Все это в сочетании с немного светлой кожей и почти черными вьющимися волосами, выглядело очень привлекательно.
  - Это кто? - уточнила Людмила.
  - Зав отделением, врач, которая вас вчера принимала, - улыбнулся мужчина.
  - А-а, эта мымра, - не постеснялась брякнуть пациентка, - Я ей говорила, что не надо ничего сохранять.
  - "Эта мымра" имеет двадцатилетний стаж работы, - тихо добродушно рассмеялся доктор, - она считала, что вашего ребенка можно было спасти. И думает, что это я, пообщавшись с вами, безжалостно пошел на попятную.
  - А вы, как считаете?
  - Плод был уже мертв, - он покачал головой, - но она мне не верит, хотя это же показывало и УЗИ.
  - У вас из-за меня проблемы?
  - Да, ладно, поворчит и перестанет, тут все уже привыкли к ней.
  - Спасибо вам! - прочувствованно сказала Люда.
  - Это моя работа...
  - Лев Николаевич! - в палату влетела медсестра, - Хорошо, что я вас нашла! Там девочку на скорой привезли без сознания, тридцать недель беременность. Кровотечение.
  - Заберите градусник и поставьте капельницу, - поспешив к выходу, бросил ей врач и убежал.
  Люда достала термометр и отдала медсестре.
  - Повезло тебе, девочка, что он вчера ночью дежурил, - улыбнулась женщина, - Левушка хоть и молодой, но уже не одну жизнь спас. Ты кстати его вчера сильно напугала, своей реакцией на наркоз. Он полночи с тобой в реанимации просидел, пока твое состояние не стабилизировалось.
  - Я была в реанимации? - Люда в шоке уставилась на мед работницу.
  - Была. После чистки просыпаться не хотела.
  - А-а, поняла, - сообразила Людмила, - это у меня, наверное, и как со спиртным. Сначала долго не пьянею, а потом так же долго после него отхожу.
  - Что ж ты не сказала-то сразу?
  - Не подумала, что это может быть как-то связанно.
  
  Глава 5
  
  Егор сегодня крутился, как белка в колесе. Пришлось покататься по городу то в суд, то в офис, то в банк. А между делом он еще и документы на машину оформлял. Под конец дня, снова появившись на своем основном рабочем месте, он застал в приемной клиентку, душевно болтавшую с секретаршей Ниночкой за чашечкой кофе. Обе девушки обернулись на звон дверных колокольчиков и, как по команде, похлопали накрашенными ресницами и расплылись в радостных улыбках, а Егор тяжело вздохнул.
  Во-первых, его бесили эти самые колокольчики. Полгода назад Нина притащила их, обозвала милыми, и попросила повесить над дверью. Молодой адвокат, погруженный в работу, ответил что-то бессвязное, и тут же забыл о ее присутствии в кабинете.
  - Но ведь мило звучат! - не поняв его, проговорила девушка и с силой ударила по металлическим трубочкам молоточком, подвешенным между ними.
  Егор от неожиданности подскочил на месте и чуть не упал вместе с креслом в котором сидел, а все бумаги лежащие перед ним разлетелись в разные стороны.
  - Иди к черту! - проорал он.
  - А колокольчик повесить? - не унималась девица, совсем не испугавшись взбесившегося начальника, которого вообще-то была старше на пять лет, но вряд ли умнее.
  - Делай, что хочешь, только меня не трогай!
  Нина обиделась, что Егор повел себя не как герой, каким выглядел в ее глазах, и решила сама повесить ерундовину, только подгадала так, чтобы он это увидел. Но так получилось, что видел это не только он. Она в короткой юбке стояла на стуле и вбивала гвоздь в стену над дверью, когда эта самая дверь с силой распахнулась, снося на своем пути и стул, и Нину, которая чудом не уронила молоток на голову входящему мужчине. Тот оказался весьма ловким и не дал упасть девушке. Так она опять разгневала своего начальника, который вышел в приемную в тот же момент, но зато нашла свою судьбу в лице того самого клиента.
  Во-вторых, сама Ниночка регулярно приводила Егора в бешенство своими идиотскими выходками, и любовью посплетничать с первыми встречными, а именно с клиентками. Он не знал, где ее откапала Даша, и по какой причине вообще взяла, учитывая ее принципиальные взгляды по поводу любимой работы, но жаловаться и расстраивать начальницу не хотел. Поэтому сначала пытался перевоспитать эту чудачку, а когда это не вышло, махнул на нее рукой, стараясь поменьше обращать на нее внимание. И в итоге сам не заметил, как стал с ней груб, о чем она непременно поведала всему свету. Правда к удивлению самой Нины эта ее выходка не отпугнула от Егора окружающих. Женщины выходили из его кабинета с улыбкой на лице, да и мужчины в не менее благодушном настроении.
  И в-третьих, в длинноногой красивой девушке, сидевшей рядом с Ниной на диване, он узнал бывшую жену своего клиента. Не далее, как месяц назад, он уговаривал ее не доводить дело до суда, так как она бы только деньги на адвокатов потратила бы, но ничего от этого не выиграла.
  - Что вас привело ко мне? - спросил Егор, удивленный ее появлением.
  - Поговорить хочу, - легко ответила девица, поведя плечом, с которого тут же скатился аккуратный черный локон.
  - Прошу в кабинет, - галантно вытянул руку молодой человек.
  Девушка неторопливо поднялась с диванчика, чуть оттянула короткую юбку вниз, и походкой от бедра прошла в указанном направлении. Егор вошел следом за ней, но уже в кабинете обогнал, подошел к своему столу и включил компьютер - нужно было еще кое-какие документы распечатать.
  - Пожалуйста, сразу к делу, - попросил он, достал из папки, принесенной с собой, несколько листов, вложил один в сканер, - у меня мало времени.
  - Тогда скажи, когда его у тебя будет больше, - тут же преодолела барьер "ты-вы" посетительница.
  - Оксана, если я не ошибаюсь, - припомнил Егор, не глядя на нее.
  - Да. У тебя хорошая память, - она остановилась рядом с ним и присела на край стола.
  - Профессия обязывает, - кивнул он, презрительно осмотрел ее с головы до ног, - вы не могли бы увеличить расстояние и пересесть на стул.
  - Я бы хотела его сократить, - волнующим голосом проговорила Оксана.
  - В таком случае, лучше покиньте этот кабинет, - тут же отверг ее предложение адвокат.
  - Если только вместе с тобой.
  Егор усмехнулся, прекрасно понимая, что от него ожидает эта девица.
  - Хорошо, - весело улыбаясь, ответил он, - только документы распечатаю, и можем идти. Присядь, пожалуйста, на стул. Ты мне слегка мешаешь в данный момент.
  Девушка хоть и добивалась подобного ответа, все же была удивлена поворотом его настроения. Вот только что был холоден, сдержан, потом слегка груб, а теперь стал обаятельным милашкой. Странный парень. Недоверчиво покосившись на адвоката, Оксана все же переместилась за стол и села. Пока он занимался распечаткой, она молчала, стараясь ему не мешать, уже предупрежденная Ниной, что этому человеку лучше не попадаться под ноги, если он работает.
  Сложив все необходимое ему в папку и застегнув ее, Егор посмотрел на ожидавшую его девушку, и про себя усмехнулся, тому, что собирался сделать, а ей опять улыбнулся во все свои тридцать два белых зуба.
  - Идем, - скомандовал он, и направился к выходу.
  Девушка довольная послушалась, прошла вперед него, остановилась в приемной, подмигнула Нине, якобы у нее все получилось, но тут услышала за своей спиной:
   - Нин, я к Дарье Юрьевне. Девочки, всем пока, - ручкой помахал от входной двери с колокольчиками, и ушел, оставив Оксану стоять с раскрытым ртом, а Ниночку хохотом заливаться.
  - Он у меня за это ответит! - зло прошипела Оксана.
  - Зачем он тебе? - все еще смеялась секретарша, - Он моложе тебя, богатым "папиком" еще не стал, и потакать всем твоим слабостям не будет, денег для этого еще не накопил. Да и не в его ты вкусе.
  - Ты знаешь его вкусы?
  - Я знаю его девушку, - ухмыльнулась та, - точнее девочку - наивную дурочку.
  - То есть главное, чтобы наивная была... - сделала вывод Ксюша, зло глядя на закрытую деверь.
  - Поверь, сам он далеко не дурак, и тебя за наивную уже не примет, - поняла ход ее мыслей Нина, - Все же зачем он тебе?
  - Надоели старики, - отмахнулась Оксана.
  - Я тебя умоляю, какие старики! Твой бывший был старше тебя всего на шесть лет.
  - Ну и что...
  - В таком случае, тебе лучше найти сыночка богатеньких родителей...
  - Нин, успокойся, - остановила ее Ксюша, - мне Егор понравился.
  - Что ты будешь делать с этим своим "понравился"? - возмутилась Ниночка, - Ты видно не подумала, что в этом случае тебе придется пойти работать. А учитывая, что ты ничего не умеешь, это будет весьма проблематично. Ах, да! Я совсем забыла, ты ж у нас певица! Что опять пойдешь в кабак?
  - Нет, - Оксана заметно вздрогнула, - я туда не вернусь.
  - Не перестаю я тебе удивляться. От мужиков можешь добиться чего угодно, а до главного так и не дошла. Все, что у тебя есть это голос. Вот и найди какого-нибудь идиота, который смог бы в это вложить деньги.
  - Голос не вечен...
  - Тогда какого черта ты больше чем пол жизни провела в стенах музыкальных классов?
  
  ОБНОЛЕНИЕ ОТ 18.09.
  
  Как и собирался, Егор приехал к начальнице домой. Она быстро открыла дверь на его стук и тут же приложила палец к губам, чтобы не шумел, и тихо поприветствовала.
  - Дети только что заснули, - шепотом объяснила женщина и посторонилась, - проходи. Скоро Мишка приедет, вместе все ужинать будем.
  - Это я удачно к тебе заглянул, - улыбнулся помощник.
  - Тебя что же Аська не кормит? - удивилась Даша, закрыв за ним дверь, и потопала на кухню.
  - Она на меня обиделась, - махнул рукой парень на события вчерашнего дня, идя за хозяйкой.
  - За что? - она подошла к плите, что-то перемешала в сковороде, и продолжила готовить ужин.
  - За то, что вчера по мед институту девчонку на руках носил, - вздохнул Егор.
  - Хорошая, видно, девчонка! - тихо рассмеявшись, начальница ему подмигнула, вспомнив, что сама она год назад тоже умудрилась побывать в его надежных руках.
  - Даша! - возмутился парень.
  - Присядь, не мешайся под ногами, - попросила она, - Тебя каким ветром туда занесло?
  - Обычным, - буркнул он, сев за стол, - она машину ловила. Я как раз ехал из суда, решил подвезти. Ей оказалось по пути. В университете ей стало плохо, пришлось везти домой.
  - А зачем на руках носил, - не поняла Даша.
  - Она в обморок упала, а в машине был нашатырь. Вот и понес. Откуда мне было знать, что это увидит Аськина двоюродная сестрица? И эта дура донесла все Алисе, причем сказала, что девчонка была подозрительно бледна, и предположила, что она от меня беременная... Ах да, еще она приплела, что мы с ней обнимались и целовались!
  - А вы целовались? - подколола его Дарья.
  - Нет!
  Даша открыто рассмеялась его приключениям, продолжая чистить овощи.
  - Смейся-смейся, - ухмыльнулся парень, - только твоих детей некоторые личности тоже мне приписывают. Таким образом, я вчера буквально за час стал многодетным отцом.
  - Что значит "приписывают"? - насторожилась начальница, обернувшись к нему, - Ну-ка поподробнее.
  - Я появился в твоем офисе перед разводом с Василием, - стал рассуждать Егор, - детки еще через семь месяцев, мы были вместе на моем выпуске. Вот и пошли слухи, что все это моя заслуга. Это мне выболтали вчера Марина Желудкова и Алина Ястребова. В прошлом мои однокурсницы.
  - Народ с ума сходит, - хозяйка вздохнула и покачала головой.
  - Когда вы уже поженитесь?
  - Как только дом отремонтируем.
  - Скорей бы, - Егор тоже вздохнул, - а то кто-нибудь с бурным воображением увидит белобрысые головки твоих ангелочков и окончательно уверится, что они мои.
  - Вообще-то многие дети рождаются светленькими и голубоглазыми, а потом темнеют.
  - Поди, объясни это окружающим, тем более, что Леша с Лизой могут и не потемнеть вовсе, учитывая, что их папашка блондин.
  Даша всегда, когда речь заходила об отце детей, почему-то в своем воображении видела Евгения, а не Владимира, и потому ему представляемому нежно благодарно улыбалась. Если бы она об этом кому сказала, над ней бы посмеялись, учитывая, что они близнецы и внешне не отличаются. Но для нее они были слишком разные. Сейчас Дарья тоже улыбалась. Женя был хорошим человеком. Он стал другом их семьи. Всегда помогал и с детьми прекрасно справлялся.
  - Что на работе? - спросила она, вернувшись из своих размышлений.
  - Вчера приходила Зайцева Мария Дмитриевна...
  - Зайцева... не жена ли Анатолия Зайцева?
  - Она самая, - кивнул Егор, - только они разводятся.
  - Кто у него адвокат?
  - Шахов.
  Даша немного помолчала, но потом спросила.
  - Что ты ей ответил?
  - Что с тобой посоветуюсь, - парень криво ухмыльнулся, - я привез тебе документы, если будет время, посмотри на досуге.
  - Даже не глядя в них, я предлагаю тебе отказаться от этого дела, - тяжело проговорила женщина, закинула тертую морковь на сковороду, перемешала, и села за стол напротив помощника, - Тебе пока нельзя с ним тягаться.
  - Но я могу выиграть это дело, - Егор оценивал свои силы без преувеличения, а документы он привез только потому, что обещал начальнице информировать о своих действиях.
  - Верю, ты у меня способный, - она улыбнулась ему, как взрослому сыну, оправдавшему надежды родителей, - только Шахов тебе этого не простит. А он человек опасный. Беспринципный варвар. Если ты сможешь его обойти, он станет ставить тебе палки в колеса по поводу и без.
  - Справлюсь как-нибудь.
  - Нет, Егор, рано тебе еще наживать такого врага. Ты еще не так прочно стоишь на ногах. Если ты ему проиграешь, это не отразится на твоей репутации, потому что он реально сильный и опытный, а ты начинающий. Но вот если это дело явно выигрышное, то лучше передай его Смирницкому, причем самолично, с подробным объяснением собственной точки зрения. Я уверена, он оценит тебя по достоинству. Тем самым ты получишь его поддержку, и это не раз поможет тебе в жизни.
  - Почему именно ему?
  - Это единственный человек, которого Шахов боится. Подозреваю, у Смирницкого на него есть какой-то компромат. Сам Борис Иванович его люто ненавидит, и будет рад над ним потешиться.
  - Не уверен, что Зайцева сможет оплатить его услуги.
  - Смирницкий хоть и имеет тяжелый характер, но все же человек настроения, - Даша вернулась к плите, - в любом случае, посоветоваться с ним не помешает. Завтра днем я ему позвоню, договорюсь, чтобы он тебя принял. А тебе после этого нужно из кожи вон вылезти, но прийти к нему минута в минуту. Иначе мгновенно попадешь в немилость.
  - Как скажешь, - согласился Егор.
  Из коридора послышался щелчок дверного замка, и Даша понеслась встречать Мишу. Он только успел снять пиджак, как она повисла у него на шее, прижавшись к нему всем телом. Мужчина крепко обнял ее, жадно прильнул к губам и отпускать совсем не хотел, но она нашла в себе силы отстраниться и прошептать.
  - У нас Егор.
  - Как я "люблю" твоего помощника, - разочарованно вздохнул Михаил не без улыбки и снова поцеловал любимую женщину.
  - Твой ужин сейчас сгорит, - предупредила его Даша, учитывая, что он не отпускал ее.
  - Ладно, - сдался тот, - Сейчас вымою руки и приду к вам.
  - Ждем.
  Даша вернулась на кухню и быстро сервировала стол. Когда уже все было готово, пришел и Михаил, уже переодевшись в домашние шорты и футболку.
  - Привет, помощник! - улыбнулся он и протянул руку парню.
  - Привет! - отозвался Егор, чуть приподнявшись со своего места, и пожал руку хозяину дома.
  - Даш, ты Милке дозвонилась? Она сможет с детьми остаться? - спросил Мишка будущую жену, сев за стол.
  - Нет, она в больнице лежит, Женя приедет, - ответила та и тоже уселась, - Ну, всем приятного аппетита!
  - Благодарю, - улыбнулся парень.
  - А что с ней? - поинтересовался Михаил, только кивнув на ее пожелание.
  - По-женски, - отмахнулась Даша, считая эту тему не для стола, - Женя сказал уже все нормально.
  - А ты как поживаешь, товарищ заместитель моей любимой "сестренки"? - обернулся веселый Миша к гостю.
  - Хорошо, - кивнул тот, - Даш, очень вкусно!
  - Спасибо, - смущенно улыбнулась хозяйка, - Ты, кстати, мне машину сегодня оставь.
  - Да, я ее брать больше и не буду, - радостно сообщил Егор.
  - Ты, что купил себе что-то? - уточнил Михаил.
  - Нет, вчера чисто случайно выиграл.
  - Егор, ты в своем уме? Тебя, скорее всего, кто-то облапошил!
  - Да ладно вам, ребята! - он еще больше рассмеялся, - Я тоже сначала всякое такое думал, но нет, все оказалось вполне реально и правдиво. Вчера вечером я ездил в автосалон "Форд". Он у нас открыт уже давно. Им никакой выгоды от этого нет. Я оплачиваю только налог, и тот в государственную казну. Все документы на мою машину уже готовы, завтра в обед ее забираю и ставлю на учет.
  - Чудеса, да и только!
  - Сам в шоке до сих пор, - кивнул Егор, - как все оформлю, приеду, похвастаюсь.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 19.09.
  
  Отужинав и обсудив с Дашей еще кое-какие рабочие вопросы, Егор отправился домой общественным транспортом, то есть маршрутным такси. Салон его был на половину пуст. Парень сел возле окна, умудрился заснуть, и даже сон увидеть, в котором его затягивала гигантская голубая волна на манер тех, которые покоряют сёрферы, а он, уходя под воду, радовался этому. Вздрогнув от собственного глупого поведения во сне, Егор пробудился, и, оглядевшись по сторонам, решил выйти на одну остановку раньше и прогуляться. Минут через десять он был уже дома, и сильно удивился, найдя там Алису. Девушка вышла в прихожую на звук открывающейся двери. Смерив ее неодобрительным взглядом, он молча прошел мимо в ванную, вымыл руки и отправился переодеваться в спальню.
  Девушка пошла за ним.
  - Егор, прости меня, - тихо проговорила она, наблюдая, как он вытаскивает все содержимое карманов, складывая все на стол, и вешает пиджак с галстуком в шкаф.
  - Мама надоумила прийти? - решил парень не без пренебрежения.
  - Нет, я сама...
  - Помнится, вчера ты меня даже видеть не хотела, - перебил он девушку.
  - Прости, что не поверила тебе...
  - Что, вдруг подумала и решила, что мне можно верить?
  - Ты мне дашь сказать? - возмутилась кроткая до того девушка.
  - Я сейчас иду в душ, - не ответил он и ушел в ванную. Запер дверь изнутри на щеколду, чтобы не вздумала войти, сбросил оставшиеся вещи на пол и стал под чуть теплый душ. Он не знал, уйдет она или нет, и сейчас ему было как-то это безразлично. Останется, значит они выяснят отношения, и не известно, чем это закончится. Нет - и ладно, он никого не держит. Странно, еще вчера ему было все это неприятно, а сейчас подумав, что они могут расстаться, он не ощутил прежней боли.
  Наверное, эти отношения действительно стали бессмысленны.
  Егор неторопливо вымыл голову с шампунем, мочалкой с гелем прошелся по телу, еще немного постоял под душем, расслабляясь, как физически, так и душевно, выключил воду и вылез. Слегка обтерся полотенцем, частично оставшись мокрым. Уложил в стиральную машинку свои грязные вещи, как и положено, распределив по цветам, то есть сейчас должно было стираться только светлое белье, засыпал порошок "для белого", включил, обмотал полотенцем бедра, открыл дверь и вышел.
  Алису он нашел на кухне, готовящей ему ужин.
  - Могла бы не стараться, я уже поел, - не удержался от колкости.
  - У родителей белобрысой? - тут же решила Ася, не прекращая свои манипуляции с овощами.
  - У Даши, - усмехнулся Егор, не поняв, зачем она еще и родителей приплела, отвернулся и пошел в спальню одеваться, - А еще говорила, что поверила, - пробормотал он себе под нос.
  Аська психанула, бросила кухонную лопатку в раковину, выключила плиту и пошла за ним. В спальню она вошла очень вовремя, как раз когда полотенце свалилось с его бедер и, парень предстал перед ней во всей своей мужской красе. Девушка застыла на пороге, жадно глядя на него. Тот факт, что они поссорились, совсем не сделал его менее соблазнительным.
  Егор сделал это не нарочно. Он вообще не знал, что она шла за ним. Он только хотел надеть плавки и шорты, а мокрое полотенце ему в этом мешало, и молодой человек, не подозревая, что за этим может последовать, сбросил его на пол, но тут же обернулся на звук дверной ручки.
  Ася, обретя возможность двигаться, облизнула губы и подошла вплотную к нему. С его волос по шее и груди скатилась капля воды, а девушка теплым пальчиком прошлась по образовавшейся водной дорожке. Он поймал ее руку у себя на животе, чтобы не усугублять создавшегося положения. Но она склонилась губами к его ключице, а его естество тут же на это отреагировало, и что еще хуже, скрыть это не представлялось возможным. Закрыл глаза, судорожно соображая, чтобы такое сказать, чтобы она ушла, но ее следующее прикосновение лишило его возможности думать здраво вообще. Минуты хватило, чтобы избавить ее от одежды и повалить на кровать. Еще несколько минут, и для него наступил апофеоз, а вместе с ним пришло и осознание, что он - Егор - идиот.
  Хочу курить! - врезалась в его голову мысль.
  Вскочив с постели, он натянул плавки, буквально вылетел из спальни в прихожую, перерыл все ящики комода в поисках сигарет, зажигалки или спичек, забытых когда-то друзьями. Нашел. Вышел на лоджию. Закурил. Чуть кашлянул с непривычки, но сигарету не выбросил, а в следующий раз затянулся сильнее.
  - Ты же не куришь, - раздалось за его спиной.
  Ася, обмотавшись простыней, вышла вслед за ним.
  Ничего не сказал, но кивнул и отвернулся к открытому окну.
  - Тогда зачем сейчас это делаешь? - не понимала она.
  - Ась... - слова в его груди застряли, - зачем ты пришла?
  - Помириться хотела. И, по-моему, у нас это получилось прекрасно.
  - Не уверен, - помотал головой парень.
  - То есть ты хочешь еще, - предположила девушка, прижимаясь к его спине, сцепив руки на его животе.
  - Нет, Ась, я не хочу вообще ничего, - сигарета догорела, Егор ее выкинул за окно, разжал руки девушки, и повернулся к ней лицом, - Нам пора заканчивать этот фарс.
  - Что значит "фарс"? - Алиса отошла от него на шаг назад, - Что ты имеешь в виду?
  - Я хочу расстаться, - тяжело выдал молодой человек, опустив голову.
  - После того, что сейчас было? - сильно удивилась девушка, - А если я забеременею?
  - Боже! Опять! - Егор нервно схватился за голову, - Чтобы этого не произошло, тебе нужно сегодня выпить таблетку, я не помню, как она называется, но в аптеке можно спросить. Мне не нужны проблемы.
  Это он ее намеренно обидел, считая, что после такого, она вообще не захочет с ним ничего общего иметь.
  - А если я не хочу пить эту таблетку? - вскрикнула Ася истерично.
  - Не будь дурой, мне никакие спиногрызы не нужны, - вообще-то Егор нормально относился к детям, а так как регулярно навещал Дашу, чтобы отчитаться о проделанной работе, уже мог без страха держать на руках эти крошечные создания и играть с одним из малышей пока их мама занималась другим. Но Ася об этом не знала.
  - Это все из-за той белобрысой, которая сейчас на сохранении в гинекологии лежит! - вдруг решила она.
  - Чего? - Егор решил, что сейчас совсем с ума сойдет, - Ты что несешь?
  - Эта твоя девица вчерашняя в больнице лежит, я все знаю! - выдала Алиса с ненавистью, - Мне Юлька рассказала, она с ее подружкой знакома.
  - Господи, за что мне такое счастье? - взмолился парень громко, - Ася, я тебе еще раз повторяю, что с этой девушкой я вчера виделся в первый и последний раз.
  - Расскажи это кому-нибудь другому, а я больше не намерена слушать твою ложь! - не поверила девушка, убежала в спальню, быстро оделась и ушла, громко хлопнув входной дверью.
  
  Приехав домой, расплакавшаяся Алиса рассказала все маме, не стесняясь обзывать парня крепкими словечками. Нонна Марковна ее выслушала, успокоила, но препарат, который Ася все же купила, выпить не дала.
  - Если суждено, значит, забеременеешь, а нет, мы что-нибудь придумаем, - задумчиво сказала она, поглаживая дочь по голове.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 20.09.
  
  Глава 6.
  
  Два часа Людмила лежала под капельницей. Сначала пыталась выделять необходимый материал в учебнике, но получалось это плохо, и книгу пришлось убрать на тумбочку. Закрыв глаза, она ненадолго задремала. Привиделся ей в третий раз за день все тот же странный "любимый". В белой рубашке с закатанными до локтя рукавами, обтянувшей сильные плечи. Ворот ее расстегнут до середины гладкой груди, и из-за полы выглядывает небольшой серебряный крест. Светлые джинсы тоже подвернуты до колен. А все потому, что они шли вдвоем, держась за руки, по берегу моря, и набегающие волны омывают их босые ноги. Но, как и в предыдущих снах, Люда не смогла разглядеть его лица. И это так сильно ее волновало, что она даже умудрилась это у него спросить.
  - Почему я не вижу твоего лица?
  - Если увидишь, сильно удивишься и проснешься, - она услышала его мягкую усмешку, - а я еще хочу побыть с тобой. Мы так редко видимся.
  - Действительно, всего-то третий раз, зато у нас уже куча детей! - возмутилась девушка, удивляясь, что выдает ему свои вполне реальные мысли.
  - Успокойся, я только показал тебе маленький кусочек нашего будущего, а ты уже нервничаешь.
  - Не-е, я не согласна столько рожать, мне и одного чада будет достаточно.
  - Никуда ты не денешься с подводной лодки, - рассмеялся "любимый" и обнял ее нежно, - Тебе понравится.
  - Если роды как-то похожи на то, что было вчера, то вряд ли, - усомнилась девушка, склонившись головой к его плечу.
  - Глупенькая, я не об этом, - мужчина ласково погладил ее по волосам, - Тебе понравится ощущать в себе жизнь маленького человечка, а потом, приложив его к груди, будешь любоваться, как он ест.
  - А кто у нас будет первым? Мальчик или девочка? - спросила она. Ей просто нравилось слушать его приятный голос.
  - Я пока не решил.
  - Всесильный мой, открой личико... - попросила Люда, подняв голову, желая посмотреть ему в глаза.
  - Рано пока.
  - Почему?
  - Ты можешь все испортить.
  - Что "все"?
  - Жизнь готовит нам испытания, и мы должны их пройти, иначе мы не сможем быть вместе.
  - А мы с тобой реально друг друга любим? - задала глупый вопрос иллюзорная Люда, а реальная ее тут же отругала.
  - Хм... пока нет. У тебя еще много вопросов?
  - Ага, - кивнула она, это ведь сон, можно спросить что угодно, - Как тебя зовут?
  - Ангел.
  - Реально? - кажется, ему надоел мой допрос.
  - Люд, ты "реально" свихнулась! - странным тоном ответил тот, - Я - Ангел... слушай, я пошел, а то этого твоего "любимого" нельзя надолго одного оставлять... Ты что делаешь, придурок! - крикнул он куда-то в даль.
  - Ты это кому? - не поняла она его поведения.
  - Твоему ненаглядному... - коротко отозвался мужчина, разжав объятья, и снова закричал, - Остановись! Посмотри на нее! Это не она! Уйди!
  - А ты тогда кто? - недоумевала Людмила.
  - Я тебе русским языком сказал - Ангел. Хочешь, можешь крылышки потрогать, - мужчина в ее сне повернулся к ней спиной и расправил большие идеально белые крылья. Люда завороженно коснулась их рукой, и они оказались удивительно мягкими. Но Ангел вдруг быстро побежал, взлетел, а потом и вовсе растворился в воздухе, забыв стереть из памяти Люды ее сон, поэтому, когда она пробудилась, то все очень хорошо помнила.
  Странно, раньше мне никогда ничего подобного не снилось, да еще и днем. Хотя нет, уже ведь вечер.
  Больше она не могла заснуть, но мысли об Ангеле не давали ей покоя. Он открыл ей то, о чем она раньше не задумывалась, хотя беременные подруги об этом рассказывали, а именно об ощущениях, когда внутри тебя живет маленький человечек, твоя частичка. Люда вдруг поняла удивление матери ее веселому настроению сегодня. Ведь она то же самое перенесла несколько раз. Для мамы выкидыш - трагедия, а для нее оказалось спасением от нежелательного ребенка. А ведь он тоже был ее частичкой, хоть и очень маленькой. И она - бессердечная - не захотела дать ему жизнь.
  Стоп! Примерять свое прозрение на нынешнюю ситуацию нельзя! - остановил ее размышления внутренний голос, - Ты сделаешь себе только хуже. Сейчас об этом просто забудь, а уже в следующий раз будешь правильнее оценивать ситуацию.
  Не согласиться с этими доводами собственного рассудка, Люда не могла. Чем меньше она будет думать о правильной реакции на выкидыш, тем быстрее восстановится. А ей необходимо было прийти в нормальное состояние очень быстро, потому что впереди были госы и диплом. К тому же Ангел предупредил о каких-то жизненных испытаниях, и на это тоже нужны силы. Поэтому сейчас есть смысл собрать себя в кулак и не давать волю непрошенным чувствам жалости к уже умершей ее частичке.
  Взглянув на бутылочку с лекарством, которое медленно поступало в ее организм, Люда решила, что ей осталось недолго. Почему-то вспомнила доктора выбежавшего из ее палаты пару часов назад. Он ведь побежал спасать маленькую жизнь...
  Дура! Ты успокоишься или нет? - снова возмутился внутренний голос, - Вспомни лучше еще какие-нибудь слова Ангела. Как думаешь, чьи интересы он представлял?
  Не знаю.
  Может доктора?
  Вряд ли он назвал бы его сейчас придурком...
  Да, ладно! - усмехнулось внутреннее "я", - Может он где-нибудь закрылся с медсестричкой, потому Ангел и кричал.
  Слабо в это верится.
  Ну, да. Ты ведь решила, что он благородный. Кстати, почему?
  Не знаю. Может потому что слегка смахивает на какого-нибудь аристократа.
  Ты их часто видела?
  Никогда. Только в кино, или в книгах о них читала.
  Ну, и какие они?
  Ты мое внутреннее "я", все знаешь. Хватит идиотские вопросы задавать!
  Ладно, оставим в покое и аристократов и доктора. Кого еще ты имеешь на примете в качестве возможного хозяина Ангела?
  Пока больше никого.
  А как же Илья?
  Илья никак не может претендовать на "любимого" хотя бы потому, что он ниже меня ростом. А Ангел высокий.
  Ну так то Ангел...
  Ангел точная копия "любимого" только не реальный и с крыльями.
  Это ты сама сейчас придумала?
  Нет. Это логическое заключение. Если бы он не был похож на "любимого", не стал бы скрывать от меня свое лицо.
  Ммм, да ты умная!
  Зато ты идиотка!
  Хорошего же ты о себе мнения!
  Как думаешь, "любимый" и правда сейчас с другой?
  Ты даже не знаешь кто он, а уже ревнуешь.
  Ну, он же мой.
  Да, только его Ангел забыл ему об этом сказать.
  А вот и не забыл! Он ведь улетел оттаскивать его от какой-то девицы.
  Успел ли?
  Хотела бы я знать.
  Напряги извилины и разбуди свою телепатию
  Думаешь получится?
  Попытка не пытка.
  Люда закрыла глаза и попыталась представить человека один в один с Ангелом, где-нибудь в помещении. За окном уже было темно, и ей казалось, что он должен быть где-то у себя дома, хотя и не знала о нем ничего. Как она не старалась, у нее не получилось, так как не знала человека.
  Ну, ладно. Попробуй задачку попроще решить. Допустим, узнать, где сейчас находится твой доктор? - предложил голос.
  У роженицы в триста пятнадцатой палате, - тут же увидела ясную картинку и сама себе удивилась, - Проверяет раскрытие, улыбается - осталось совсем немного.
  Тебе не кажется, что это уже ясновидением попахивает, а не телепатией?
  В любом случае тебе же лучше.
  Не уверена...
  Пользуйся, пока можешь.
  Кстати у доктора очень приятная улыбка.
  Ты тоже заметила?
  Что значит тоже? - возмутилась Людмила, - Решила мне окончательное раздвоение личности устроить?
  Не возникай!
  Слушай, а Егор не может быть "любимым"? - вспомнила Люда вчерашнего блондина.
  А я откуда знаю?
  Так, что он там делает сейчас? - она напряглась, закрыв глаза, и попыталась посредством телепатии или ясновидения что-нибудь о нем узнать, и к собственному удивлению увидела его, - Стоит без рубашки, грудь гладкая, он на балконе у окна, смотрит куда-то далеко, думает о какой-то беременной девушке. Злой на самого себя, волнуется, порывается закурить, но отбрасывает пачку. Не интересный он какой-то...
  Смотри-смотри, может увидишь что-то полезное. Попробуй в мысли залезть поконкретнее.
  Уходит в комнату, в спальню. Ложится... уммм, а у него классное тело...
  Не отвлекайся на глупости.
  Пытается заснуть, но постель еще пахнет девушкой. Стягивает белье, стелет свежее... а заснуть не может все равно.
  В палату вошла медсестра, и контакт с Егором пришлось прервать.
  - Как себя чувствуете? - спросила женщина, аккуратно вытащила иголку, приложила на ее место спиртовую салфетку и согнула руку пациентки, чтобы салфетка не выпала.
  - Нормально, - кивнула девушка, не чувствуя какого-либо дискомфорта, - Мне уже можно вставать?
  - Еще минут пять полежите, а то голова может закружиться, - ответила медсестра, забрала капельницу и ушла.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 21.09.
  
  Люда не стала пренебрегать ее советом, но через десять минут поднялась. Захотелось есть. В холодильнике из железосодержащих продуктов, рекомендованных Львом Алексеевичем, были только яблоки. Достав парочку ярко красных спелых плодов, девушка отправилась в ванную, находящуюся в ее же палате, чтобы их вымыть. Уже выключив воду, она возвела взгляд к зеркалу, висящему над умывальником. Волосы опять спутаны, тональный крем, еще вчера стершийся об подушку, а сегодня днем смыт окончательно, и потому синяк на скуле был виден отчетливо. Лицо осунулось, выдавая нездоровое состояние своей хозяйки, а под глазами залегли тени.
  - Ну, что внутреннее "я", как тебе мой внешний вид? - спросила она сама у себя, надкусывая яблоко.
  Мягко говоря, не фонтан, - вздохнул голос изнутри, - Грива смахивает на стог сена.
  - Согласна, - скосила губы на одну сторону Люда, и решила после легкого ужина обмыться. Учитывая, что она по привычке сделала воду комнатной температуры, душ ее освежил, привел в нормальное состояние тело и душевное равновесие, а так же напрочь лишил желания спать. А ведь время двигалось к полуночи.
  Обсохнув после водных процедур, она расчесалась, надела спортивный костюм, и решила выпить чаю, но в палате электрического чайника не обнаружила, а потому пошла к дежурной медсестре. Длинный коридор был пуст и слабо освещен, справа он заканчивался операционным отсеком, над которым горел красный фонарь, а слева вел к двери на лестницу. Люда двинулась вправо, на свет настольной лампы к мед посту, находившийся у входа в отделение, предположив, что тучная женщина, сидящая за столом, и есть дежурная медсестра.
  - Вы чего не спите? - встрепенулась она, увидев больную из вип-палаты.
  - За два дня выспалась, и теперь не хочется, - улыбнулась Людмила, - у вас кипятка не будет? Чаю хотелось бы...
  - Вам бы лучше ромашки, - вздохнув, проговорила медсестра, покосившись на кружку в руках пациентки.
  - А у вас есть?
  - Сейчас сделаем, - откликнулась женщина, и, взяв кружку, скрылась за дверью, слева от стола.
  Пока ее не было, Люда несколько раз прошлась взад вперед по коридору, чтобы просто размять ноги. Потом решила, что у нее все же не достаточно сил для "спортивных забегов" и села на скамейку напротив стола с лампой.
  - Вот, держи, - спустя пять минут протянула ей кружку медсестра.
  - Благодарю, - улыбнулась Людмила, обняв горячую емкость двумя руками, сделала маленький глоток, и глубоко вздохнула, - хорошо-то как!
  - Да на здоровье, - женщина улыбнулась в ответ, и села на свое место.
  - Простите, я не сильно вас отвлеку, если пока здесь останусь? - спросила девушка, не желая возвращаться в одиночество палаты, где в перспективе могла общаться только сама с собой.
  - Что вы, я не занята вовсе, - рассмеялась добродушная медсестра, - книжку читаю.
  - Что за книжка? - поинтересовалась Люда для поддержания разговора.
  - "Три полуграции" Екатерины Вильмонт.
  - "Три полуграции"? Что-то знакомое...
  - Фильм такой есть, только книга намного интереснее.
  - Такое не редкость, - кивнула Люда.
  - Читали?
  - Нет, не приходилось?
  - Очень советую, мне все ее книги нравятся, эту уже в третий раз перечитываю, - восторгалась женщина.
  - Возможно как-нибудь возьмусь. Сейчас времени пока нет, диплом пишу, экзамены на носу.
  - Да, это дело поважнее будет, - согласилась та.
  Люда опять кивнула и сделала несколько глотков приятного чая.
  - Скажите, - робко начала она, чувствуя, что щеки от чего-то наливаются румянцем, и потому задала вопрос несколько иначе, чем собиралась, - Я слышала, сегодня девушку привезли на скорой тридцать недель беременности с кровотечением. Как она?
  - В постоперационной палате, беда миновала. Повезло, что к Льву Алексеевичу попала, он и малыша вовремя достал. Маленький правда, но жить должен. У нас таких не выхаживают. Отвезли в НИАП.
  - Мне, сказали, тоже повезло.
  - Левушка у нас лучший врач в отделении, - осмотревшись по сторонам, прошептала женщина
  - А это что секрет? - удивилась Люда ее тону.
  - Да, нет, - медсестра стушевалась, - об этом все знают, только вслух не говорят, иначе наша заведующая бесится сильно. Она-то опытная, а он всего пол года здесь.
  - Сколько? И что после института к вам пришел?
  - Да нет, он еще где-то работал, не знаю я, - медсестра обернулась на скрип двери, ведущей из операционного блока, и улыбнулась, - О, а вот и он сам.
  Молодой доктор выглядел расслабленным и довольным. На лице его застыла немного скромная искренне-счастливая улыбка. А глаза горели ярче звезд.
  - Сразу видно, ляльку принимал, - тихо проговорила женщина так, чтобы пациентка услышала, - Он каждому малышу радуется, как ребенок. Мальчишка он еще.
  Я бы так не сказала! - шепнул внутренний голос девушке.
  - Вы что здесь делаете? - негромко спросил ее мужчина, подойдя к посту.
  Тебя ждем, - брякнуло неугомонное внутреннее "я".
  - Ромашку пью, - смутилась Люда под его взглядом, - заснуть не получается.
  - Надь, - обернулся он к медсестре, - ты не могла бы мне кофе сделать?
  - Конечно, сейчас все будет, - суетливо отозвалась женщина, вскочила со своего места и уже собралась скрыться за дверью, но обернулась, - а вообще вам бы перекусить и отдохнуть не помешало бы.
  - Скоро Галкина из триста пятнадцатой разродиться, поэтому подождать придется с отдыхом, - врач покачал головой, и опустился на скамейку рядом с Людой.
  Надежда покосилась на девушку, улыбнулась своим мыслям и ушла.
  - Я полагаю, вам уже лучше? - спросил мужчина, повернувшись к пациентке.
  - Да, - кивнула она, - голова почти не кружится.
  - Это хорошо, - он прислонился спиной и головой к стене, и глубоко вздохнул, - Это вас отец ребенка избил?
  - Что? - не понял Люда, совсем забыв о драке в клубе.
  - Я видел вчера кучу синяков на теле, да и на лице...
  - Нет, что вы, - она рассмеялась, - это не он.
  - Защищаете его, да?
  - Мне не зачем это делать. Я вам говорю правду. Это я в клубе одна против троих сражалась.
  - А где в это время был папаша?
  - У ди-джейского пульта.
  - Зачем вы вообще пошли в клуб в таком положении?
  - А я не знала, что беременна до поступления в больницу.
  - Понятно, - тихо произнес он и закрыл глаза.
  - Что?
  - Реакция на выкидыш, - пояснил Лев Алексеевич, не поворачиваясь, - обычно женщины плачут, расстраиваются. А ты улыбалась, как будто это для тебя счастье.
  И меня изучала зачем-то, - подумал он про себя, но у Люды сработала телепатия, и она это тоже слышала, а потому резко обернулась.
  - Для меня это и правда счастье, - чувствуя себя виноватой, ответила девушка, опустив взгляд на дно пустой чашки.
  - Глупая...
  - Я знаю, уже все поняла, но в данный момент для меня же лучше, если думать об этом не буду.
  - Верно, - согласился он, открыл глаза и повернулся к ней, внимательно разглядывая ее профиль, - Почему?
  - Не хочу создавать с ним семью, - пожала плечами. Отчего-то поняв, что именно он хотел спросить, - Это не мой человек.
  - Зачем тогда ты с ним?
  - Чтобы не быть одной.
  - Опять глупость.
  - А ты глупостей не делаешь?
  - Возможно, и делаю. За собой ведь не заметно.
  - Истина! Только что же нужно делать, чтобы их не совершать?
  - Слушать свое сердце.
  - Если я буду слушать свое сердце, то стану весьма легкомысленной особой.
  - Это тебе кажется.
  - Хм, думаешь? - она повернулась к нему лицом, чуть прикусив нижнюю губу, хитро сощурила глаза, - Значит тот факт, что я, слушаясь сердца, сидя вчера ночью в гинекологическом кресле в операционной, истекая кровью в ожидании действия наркоза, не чувствовала боли, потому что тобой любовалась - не есть глупость!
  - А ты весьма прямолинейна! - удивленно заметил он, чуть помолчав.
  - Бывает иногда, - Люда опять смутилась и кивнула.
  - Скажи, ты на болеутоляющие тоже заторможено реагируешь?
  - Да, и на спиртное тоже.
  - А почему ничего вчера не сказала?
  - Ты же видел, я не в адеквате была, иначе бы от боли корчилась, а не...
  В коридоре появилась медсестра, с кружкой кофе в руках, и Люда не стала договаривать фразу, а Лев Алексеевич и без того ее понял.
  - Спасибо, Наденька! - улыбнулась он, принимая кофе.
  - На здоровье, - отозвалась женщина и опять лукаво покосилась на пациентку рядом с ним, - пойду я новенькую нашу проведаю.
  Мужчина согласно кивнул, медленно потягивая приятный напиток.
  Мне кажется, или госпожа сестра милосердия специально вас вдвоем оставила? - уточнил внутренний голос Людмилы.
  Как-то это странно...
  Да и кофе она довольно долго делала, при том, что он растворимый.
  Ты преувеличиваешь.
  А ты кадришь доктора.
  Не "ты", а "мы".
  Не-не, я в этом не участвую!
  А если он хозяин Ангела?
  Об этом мы позже поговорим, твой собеседник тебя уже требует...
  - О чем задумалась? - поинтересовался Лев Алексеевич.
  - Да, так глупости всякие, - отмахнулась Люда.
  - Любишь ты всякие глупости, - тихо рассмеялся он.
  - Можно вопрос?
  - Конечно.
  - Почему именно гинекология? - Люде всегда казалось удивительным, что мужчины выбирают эту специализацию, а сама старалась не попадать к ним на прием. Элементарно стеснялась. А вчера, когда увидела его, еще не одевшего маску, впала в почти шоковое состояние. По ее мнению, мужчине нужно быть или геем или импотентом, чтобы каждый день спокойно идти на такую работу. А этот представитель сильной половины человечества был весьма привлекательный и мужественный, и последнее в ее голове никак не вязалось не с тем ни с другим.
  - Скажем так, - чуть подумав произнес он, а от Люды не укрылось, что взгляд его при этом потускнел, - Это было не спонтанное решение. Я не тыкал пальцем в небо, и на это были свои причины.
  Девушка поняла, что именно в эту тему лучше разговор не направлять. Человек закрылся. Ему неприятно об этом говорить, и возможно причиняет боль, хотя, вероятно, прошло уже много лет.
  - Честно говоря, я никогда не была на приеме у гинеколога мужчины, - призналась она улыбнувшись.
  - А какая разница? - удивился, так как ко всему уже давно привык.
  - Стесняюсь.
  - А женщин не стесняешься?
  - А чего их стесняться, у них все так же.
  - Ты рассуждаешь, как ребенок.
  - Я, наверное, в душе и есть ребенок, - хохотнула Люда и, кивнув, повернулась к нему, - и мне кажется удивительным, что мужчины выбирают эту профессию. Ты столько всякого видишь... и как после этого с женщинами?
  Он повернулся к ней. Глаза его смеялись, а на губах играла легкая улыбка.
  Тебе продемонстрировать?
  У Люды от этого взгляда во рту пересохло. Поняла, что не то болтнула, но взгляд не отводила.
  - Нормально, - приглушенно ответил мужчина, всем своим видом подтверждая это.
  Вернулась медсестра, и девушка подумала, что очень вовремя, так как напряжение между ней и доктором было слишком велико, а с ее появлением мгновенно спало.
  - Все хорошо? - спросил Лев Алексеевич женщину.
  - Да. Спит спокойно, - ответила та.
  - Я пойду, - Людмила решила, что пора ретироваться, - спокойной ночи.
  - Доброй ночи, - пожелала ей медсестра, сев на свой стул.
  Девушка резко встала, почувствовала головокружение, но проигнорировала его и пошла к своей палате. Пройдя метров пять, все же привалилась к стене и закрыла глаза, так как перед ними все вертелось, и останавливаться в нормальном состоянии не собиралось.
  - Симулируешь? - раздалась теплое у нее над ухом, в то время как сильные руки удерживали ее в вертикальном положении.
  - Если бы, - вздохнула девушка, подозревая, что может отключиться опять, но не испугалась этого, так как поняла, что рядом с ней Лев Алексеевич - привлекательный и мужественный врач.
  - Сама виновата, - он перекинул одну ее руку себе на шею, и, придерживая ее за талию, попытался вести.
  - Левушка, донести будет проще! - громким шепотом подсказала Надежда.
  - Не говори об этом никому, ладно? - готовый сквозь землю провалиться, попросил ее мужчина, обернувшись, и, увидев одобрительный кивок, подхватил девушку под колени.
  - И часто ты так пациенток на руках носишь? - поинтересовалась болезная, уютно пристроив голову у него на плече.
  - Первый раз, - признался он, быстрыми шагами прошел пол коридора и завернул в ее палату, где уложил на постель.
  - И чем это я заслужила подобное обращение? - пробормотала Люда, чуть приоткрыла глаза и посмотрела на него из-под ресниц.
  - Предобморочным состоянием, - буркнул врач и направился к выходу, - лежи, сейчас приду.
  - Куда я денусь, - усмехнулась она в тихо притворенную дверь и закрыла глаза.
  А он высокий, - пробудилось внутреннее "я".
  Без тебя знаю.
  Ну, допустим, без меня ты существовать не можешь...
  Заткнись и так голова кругом.
  Грубиянка!
  Лев Алексеевич вернулся быстро. Сел рядом с ней на постель, измерил давление, и облегченно вздохнул.
  - Тебе поспать надо, - сделал он вывод, - Если не хочешь, то просто лежи и не вставай, а то упадешь. А мне идти пора. Скоро еще одни роды принимать.
  Он поднялся и уже хотел уйти.
  - Ты придешь утром? - спросила его Люда.
  - У меня смена рано, - Лев Алексеевич остановился и удивленно обернулся.
  - Ну и что.
  - Обещать не буду, - вздохнул он, понимая, что это может стать еще одной темой для сплетен. Тот момент, что он вчерашнюю ночь провел у постели этой девушки и без того нашумел, а теперь еще это, - Не знаю, смогу ли...
  - Спокойной ночи, - оборвала его Люда и закрыла глаза. Она сама не знала, зачем попросила его прийти. Очередная глупость. Но его внимание было таким приятным.
  Вздрогнула, почувствовав прикосновение к руке. Открыла глаза. Увидела его у своей постели. В глазах сомнение, тревога, волнение. Еще мгновение и он склонился к тыльной стороне ее ладони горячими губами, отпустил руку и молча ушел.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 22.09.
  
  23 мая, среда
  Утром приехал отец, привез необходимые продукты. Чуть поговорил с дочерью, справился о ее самочувствии, и собрался уже уходить, так как работу еще никто не отменял, как в палату, предварительно постучав, вошел Лев Алексеевич.
  - Доброе утро! - сходу улыбнулся он, но увидев мужчину в палате пациентки чуть поостыл.
  - Доброе, - согласился Евгений "сканируя" вошедшего.
  - Папа, познакомься, это Лев Алексеевич! - тут же представила их Люда, сидящая на кровати, свесив ноги и болтая ими взад вперед, как ребенок.
  Отец встал, подошел к врачу и протянул ему руку.
  - Я перед вами в долгу, - серьезно произнес он, когда тот ответил на рукопожатие.
  - Я только делал свою работу, - скромно покачал головой Лев Алексеевич.
  - Каждый относится к своей работе по-разному, в зависимости от порядочности и ответственности, - возразил Евгений серьезно, - Я благодарен вам за дочь. Она самое дорогое, что у меня есть, - он достал из портмоне визитку и протянул врачу, - Будет нужна помощь, звоните, - обернулся к дочери, - Мне пора. Поправляйся.
  Он ушел, а в палате повисло напряженное молчание. Люда была рада видеть молодого врача, но всеми силами сдерживала улыбку. Будучи очень эмоциональной девушкой, не до конца растерявшей детскую непосредственность, она порывалась подскочить с кровати, запрыгать на месте и обнять этого человека. Так она всегда выражала радость по отношению к родственникам и друзьям. А сейчас она держала себя в руках, так как подобный поступок, во-первых, был не уместен, а во-вторых, слишком сильно удивит мужчину.
  Лев тоже молчал, глядя на нее. Он сам себя не понимал. Не один из поступков по отношению к этой девушке он не мог объяснить не только окружающим, но и самому себе. Она удивила его своим поведением еще в операционной. Нет. Еще раньше. Он осмотрел ее и велел везти на выскабливание, сам вернулся в комнату отдыха на две минуты, а когда появился в коридоре, ее уже провозили мимо, и он пошел рядом. Люда поймала его руку, сжала слабыми пальцами, а он не посмел ей в этом отказать, зная, что ей сейчас очень больно, а в нем она черпает силы. В оперблоке он собрался отойти в сторону, чтобы надеть стерильные вещи и перчатки, а она вцепилась в его руку и не хотела отпускать.
  - Я сейчас приду, - успокаивающе улыбнулся молодой человек, зачем-то убрал волосы с ее лица, и тогда увидел синяк на ее скуле. От злости сжал зубы до боли, уверенный, что это дело рук мужчины, а он подобного действа не понимал, - чуть-чуть подожди, - прошептал одними губами, и отошел.
  - Похоже, ты понравился девчонке, - заметила медсестра, помогавшая ему экипироваться.
  - Ей просто очень плохо, - покачал головой Лев Алексеевич, но когда вернулся к пациентке, решил, что у нее с головой не все в порядке. Она реагировала только на его слова, будто там никого кроме них не было, следила за всеми его передвижениями. А потом, когда уже наркоз должен был ее усыпить, а она по-прежнему смотрела на него с полуулыбкой на измученном лице, он вдруг заволновался. Прошло двадцать минут, а она так и не заснула. Кровопотеря увеличивалась. Давление падало. Он уже распорядился приготовить кровь для переливания, которой оказалось очень мало в запасе. Пока медсестра вышла за кровью, он попросил акушерку отойти еще за чем-то, а сам подошел ближе к девушке.
  - Ну, и чего ты не спишь? - спросил он, улыбаясь.
  - Не хочу, - пожала плечами девушка.
  - Болит? - кивнул на живот.
  - Болит, - согласилась она.
  - Хочешь, чтобы прошло?
  - Неа.
  - Почему?
  - Вы же уйдете.
  - У тебя есть пять минут, - разозлился мужчина, - иначе уйдешь ты прямиком на тот свет. И вот тогда ты меня точно больше не увидишь.
  Он не знал, чего девчонка испугалась больше, но видимо перестала контролировать свой мозг, и через три минуты отключилось. А врач, наконец, смог вытащить мертвый плод и остановить кровотечение. Но это оказалось не все, на что она была способна. По истечении положенного времени, девица не пришла в себя, и он испугался не на шутку, и потому просидел возле ее постели полночи, пока ее состояние не стабилизировалось. Вчерашняя ночь не стала менее удивительной. И необъяснимый порыв, поцеловать ее ручку, до сих пор не выходил у него из головы. А теперь, в то время, как уже должен был уйти домой, он вообще наплевал на возможные пересуды и открыто приперся к ней, рискуя быть замеченным заведующей.
  - Как спалось? - наконец спросил он, подошел к распахнутому окну, глубоко вдохнул воздух, и сел на край подоконника, упираясь длинными ногами в пол.
  - Спасибо, неплохо, - кивнула Люда
  - Но и не хорошо, - догадался Лев.
  - Да. Сразу заснуть все-таки не получилось, - призналась девушка, улыбнувшись немного смущенно глядя на него, - Успокоилась, только когда ты принял у Галкиной мальчика.
  - Каким образом ты это сопоставила? - мужчина поднял брови в удивлении, так как малыш появился в два часа ночи, по словам Надежды Люда больше из палаты не выходила до самого утра, и из мед персонала к ней сегодня еще никто не приходил.
  - Телепатией обладаю, - пришлось сказать правду.
  - Что же на этот раз тебе не давало заснуть? - Лев не относился к телепатии, как к чуду природы, поэтому легко ей поверил.
  - Слишком много всяких мыслей было, - отмахнулась девушка, но продолжила более эмоционально, - А потом мне вообще пришло в голову посмотреть, как дети на свет появляются. Учитывая, что ты как раз принимал роды, это оказалось возможным.
  - А я-то думаю, кто мне все время мешал, - как бы не относился, а слова ее казались удивительными, и он стал ее слушать, внутренне посмеиваясь.
  - Я не могла тебе мешать, так как там не присутствовала, а смотрела на происходящее твоими глазами, - возразила девушка с абсолютно серьезным лицом, не уловив в его словах иронии.
  - И как тебе? - по сути, он продолжал над ней измываться, а она этого не замечала.
  - Ужас!
  - Поди потом этот же ужас тебе и приснился, - уже открыто рассмеялся, не считая появление ребенка на свет ужасным, а даже наоборот чудесным, хотя наблюдал и принимал в этом чуде некоторое участие почти каждый день.
  - Да, достало уже! - воскликнула болезная, - Вчера целый день снился этот придурашный Ангел, и ночью идиот не оставляет в покое! Тоже мне папаша, решил показать мне меня беременную. Со сроком малость ошибся, я от потрясения чуть не родила.
  - Богатое у тебя воображение, - веселился мужчина, глядя на нее.
  - Это не у меня воображение богатое, - буркнула Люда, - это у моего неведомого "ненаглядного" Ангел-Хранитель товарищ очень предприимчивый... - но тут ее вдруг осенило, - Слушай, а ты с ним не знаком случайно?
  - Ты о чем? - а теперь ему было не до смеха, ведь она вполне серьезно спрашивала о его знакомстве с каком-то существом из ее сна. Это разве нормально?
  - Об Ангеле...
  Дура, он тебя сейчас посчитает умалишенной!
  - Еще немного, и я приведу к тебе психиатра, - серьезно проговорил он. Конечно, Лев никого не собирался сюда приводить, но решил, что полет ее фантазий пора прекратить, пока это не зашло слишком далеко.
  - Извини, я просто очень впечатлительная, - поутихла девушка, поняв глупость своего поведения.
  - Заметно.
  - Я рада, что ты пришел.
  - Пришел, - проговорил он тихо, вздохнул и опустил взгляд.
  - У тебя будут из-за этого проблемы? - поняла она его, а Лев только пожал плечами, - Не вреди своей репутации. Приходи в рамках положенного времени.
  - Великодушная и понимающая?
  Смешная она. Вот только что чудила, рассказывала про какого-то Ангела, а теперь стала сама серьезность и проницательность.
  - Нет, просто не хочу чувствовать себя виноватой, - честно сказала Люда, не считавшая себя человеком великой души. Напротив, она могла быть довольно эгоистичной, иногда меркантильной и стервозной. Но в данный момент она вела совсем другую игру - слегка его отталкивала, чтобы он стал еще ближе.
  - Ты не виновата, каждый человек сам делает свой выбор...
  - Да, ладно! Сам он выбор делает! - весело возмутилась девушка, в сочетании с ее игрой его слова казались абсурдными, - Веди я себя нормально пару дней назад, ты бы здесь сейчас не стоял. И проблем бы не возникло.
  - То есть ты считаешь, что манипулируешь мной.
  - Немного, - весело улыбнувшись, она кивнула, наблюдая, как бесится доктор, и отчего-то ей это нравилось, хотя она сама себя выдала.
  - Уверена? - взгляд его был не лишен хитрости, но она опять кивнула, - Иди-ка сюда.
  - Зачем? - не поняла Люда, и наивно похлопала ресницами.
  - Иди-иди, - мягко подозвал ее мужчина, и она от нечего делать подошла, - Как думаешь, кто теперь будет ведущим, а кто ведомым? - пока говорил, подтянул ее к себе за талию.
  - Ты что это задумал? - пробормотала девушка, хотя и сама догадывалась, к чему все идет, но не сопротивлялась.
  А чего мне сопротивляться, доктор, как мужчина, меня вполне привлекает, к тому же я сама кое-чего подобного добивалась.
  Переложив одну руку ей на затылок, чтобы не отступила, он требовательно поцеловал ее. И хоть не было в нем нежности, она таяла, как мороженое на солнце. Он был прав, ведущей она не была, да и не хотела. Она подалась к нему, прогулявшись пальцами по его спине, запустила их в черные вьющиеся волосы. Мужчина заметно вздрогнул и ослабил натиск, но только для того, чтобы в следующее мгновение углубить поцелуй, и еще крепче прижать к себе девушку.
  - Кг-кгмм, - раздалось за спиной Люды, и она была готова отскочить от доктора, но он удержал ее возле себя, - Ну? И что здесь происходит?
  - Валентина Ивановна, познакомьтесь, моя невеста, - беззаботно улыбаясь, выдал Лев Алексеевич, пока девушка прятала раскрасневшееся лицо, уткнувшись в его плечо. Фраза ее ошеломила, но к счастью, реакцией на это было замешательство, а не возмущение. А врач продолжал между тем, - Мы поссорились на прошлой неделе, вот и случилось... то что случилось.
  - А теперь, стало быть, помирились? - недобро глядя на парочку, произнесла заведующая отделением, делавшая обход.
  - Да, - обернувшись, ответила Люда. Ее оторопь прошла быстро, и к этому моменту она поняла, что одному Льву женщина может и не поверить. То есть ей придется ему подыграть, - Как не помириться, когда мой любимый целую ночь просидел у моей постели, пока я не пришла в себя, да еще так заботится, - она повернулась и посмотрела влюбленным взглядом в глаза мужчины. Потом провела нежными пальцами по уже колючей щеке, и продолжила, - Он же самый лучший...
  - Ты из-за нее с Семеновой сменами поменялся? - уточнила заведующая, а в палату вошла как раз Семенова.
  - Да, - кивнул Лев Алексеевич и покосился на вторую свидетельницу его недостойного поведения. К ней же повернулась и Валентина Ивановна, а ничего не понимающая Семенова на всякий случай тоже кивнула.
  - Ладно, я пошла дальше, - вздохнула женщина, - А вы, Наталья Антоновна, проводите осмотр... хотя, у этой пациентки есть свой персональный врач, - обернулась к Льву, - ты только карточку ее не забывай заполнять.
  - Хорошо, - улыбнулся тот, довольный, что она поверила.
  Едва за ней закрылась дверь, двое у окна палаты вздохнули с облегчением, а потом рассмеялись, но не отстранились. Более того, Лев притянул ее голову к груди и поцеловал в макушку.
  - Извини, - тихо смеясь, проговорил он.
  - Сама виновата, - отмахнулась Люда.
  - Придется продолжать.
  - Знаю.
  - Простите, я вам не мешаю, - смущенно спросила молодая женщина, - Вы ничего не хотите объяснить.
  - Наташ, Людмила моя невеста, - улыбаясь, объявил Лев, - из-за нее я поменялся с тобой сменами.
  - Но ведь это я попросила тебя...
  - Просто совпадение, - остановил ее мужчина, - К тому же мы были в ссоре, потому я и не распространялся о наших отношениях.
  - И лечить ты ее будешь сам?
  - У меня сегодня выходной.
  - Ладно, присмотрю я за твоей невестой, - усмехнулась Наталья Антоновна и ушла.
  Опять облегченный вздох в унисон.
  - Быстро ты придумал оправдание, - заметила Люда, но не отошла.
  - Я придумал его еще по пути в твою палату, правда не знал, что именно так все получится и не успел предупредить, - по его мнению, это был единственный вариант, который мог "прокатить". Вообще-то он не собирался переступать некую невидимую грань, и целовать ее тем более. Он только хотел ее увидеть, но подозревал, что и это может показаться Валентине Ивановне предосудительным, потому и заготовил у себя в голове версию про невесту.
  - Продуманный, значит, - сощурилась девушка глядя ему в глаза.
  - А мне понравилось, как ты меня любимым назвала - очень правдоподобно, - весело улыбнулся Лева, чувствуя, что мозг ему отказывает. Иначе, как объяснить то, что сейчас происходит, если ему доподлинно известно, что им вместе быть нет смысла.
  - Не обольщайся, я еще не совсем сошла с ума.
  - Значит, так ты называешь...
  - Мы слишком мало знакомы, - оборвала его Люда и вернулась на кровать. Влюбиться даже в доктора ей пока не хотелось.
  - Логично, - согласился мужчина, направившись к выходу.
  - Я тебя обидела? - остановила она его.
  - Нет, что ты, - усмехнулся, нежно глядя на нее, - Раз уж я твой персональный врач, должен делать свою работу. Сейчас вернусь.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 25.09
  Глава 7
  
  Ася ушла, а Егор так и остался стоять на балконе. Слишком много всяких чувств было в его душе. Прежде всего злость на себя, за то что не сдержался. Ведь еще вчера вечером... нет, скорее уже сегодня, он осознал, что нет смысла продолжать им встречаться. Нужно было сразу объяснить все это Алисе, а не уходить в душ, и ждать, что она сама уйдет. Глупо получилось. Злился он и на Асю. За то, что не поверила ему, наговорила кучу всякой бредятины, и вообще, что пришла сегодня.
  Но еще почему-то было волнение за вчерашнюю горе пассажирку. У него не было оснований не верить Асе, в том, что Люда лежит в больнице. Ощущение было какое-то странное. Совсем не понятное ему. В голове вертелось куча всяких слов и мыслей, но так и не формировались во что-то определенное, и не доходило до сознания.
  На балконе он стоял довольно долго, несколько раз хотел снова закурить, но все отбрасывал пачку в сторону, зная, что ничего хорошего это не принесет. В итоге просто решил лечь спать, но сон не шел, а постель пахнущая Асей злила. Поэтому он сменил простыни и наволочки. Вынес в ванную грязное белье. Увидел, что машинка уже постирала. Достал, повесил вещи. Вернулся в спальню, снова лег. Закрыл глаза, и перед ними тут же возник улыбающийся светловолосый образ с бирюзовыми глазами и синяком на скуле.
  - Черт знает что! - возмутился молодой человек, встал с кровати и все же пошел курить.
  
  Утром ему ехать никуда не надо было, вся работа только в конторе. В десять позвонила Даша, сообщила, что адвокат Смирницкий назначил ему встречу в своем офисе на пять часов. Все складывалось весьма удачно. В обед он собирался забрать машину, и если повезет, успеть поставить ее на учет, вернуться на свое рабочее место, и уже оттуда ехать к Смирницкому.
  К неописуемой радости Егора, все проходило гладко, как по сценарию. Он все успел. Правда, выглянув на улицу в половине пятого, он увидел, что поток автомобилей довольно плотный, и решил, пойти к Борису Ивановичу пешком, благо это было не далеко, всего-то в пятнадцати минутах прогулочным шагом. Собрав все необходимые документы, он вышел в приемную и за малым не брякнул крепкое словцо.
  Там опять была Оксана, только в другом образе, не соблазнительницы, а девочки паиньки. Кремовый сарафанчик с кружавчиками, изящные босоножки, ногти на ногах и руках накрашены бесцветным лаком, на лице минимум косметики, волосы распущены, а в них ободок с маленьким бантиком. Не дать ни взять школьница.
  - Простите, я вчера вела себя... - заговорила девушка, но была жестоко оборвана.
  - Сейчас у меня нет и секунды свободного времени, - проходя мимо бросил молодой человек, смутно подозревая, что эта цаца пойти за ним не побрезгует, - прощайте!
  - Выслушайте меня, - посеменила за ним девица, оправдывая его подозрения.
  - Не могу, опаздываю, - не оборачиваясь, произнес он, уже выходя из здания на улицу. Покосился на свою уже горячо любимую машинку, потом на проезжую часть, почти стоявшее движение автомобилей, глубоко обреченно вздохнул, и пошел пешком.
  - Тогда я с вами пойду, - прицепилась к нему Оксана.
  - Еще чего не хватало! - возмутился парень, остановился и обернулся к девушке, - Вы меня не интересуете! У меня есть девушка! - попытался он остановить террор самого себя, но цаца только ресницами похлопала, как будто и не слышала его, - Я не ясно выражаюсь?
  - Ну, почему же...
  - Тогда чего ты за мной идешь? - прошипел он, не желая устраивать прилюдный скандал.
  - Нельзя? - состроила наивный взгляд Оксана.
  - Нельзя! - все же выкрикнул Егор, и осмотрелся по сторонам.
  - Егорчик, ты такой забавный, - улыбнулась Ксюша, проводя пальцами по отвороту его пиджака, - И таким ты мне нравишься еще больше...
  - Чего ты хочешь? - сейчас он был готов пообещать ей что угодно, лишь бы оставила его в покое. Ведь Даша предупреждала, что опаздывать ему никак нельзя.
  - Хотя бы поужинать...
  - Сегодня никак, - покачал он головой, быстро соображая, что и как сделать, но ничего лучше не придумал, как назначить свидание, - Завтра в восемь на "Тихом Доне" там же и поужинать можем. Идет?
  - Так же как вчера? - усомнилась в его словах девушка.
  - Нет, - взглянул на часы, осталось пятнадцать минут, - Я приду, обещаю.
  - Хорошо, - согласилась девица и убрала руку, - не обижай меня больше, ладно?
  Иди ты...
  Егор ничего не ответил, и поспешил к адвокату. Пришел он на четыре минуты раньше, и потому еще дожидался приглашения в приемной. Когда он появился в кабинете, его хозяин стоял у стеллажа с папками, и что-то просматривал в одной из них.
  - Здравствуйте, Борис Иванович! - спокойно его поприветствовал Егор, - Я по поручению Ефремовой...
  - Я в курсе, - кивнул седовласый солидный мужчина лет сорока пяти, - присаживайся, и сразу к делу.
  - Как скажете, - согласился молодой человек, сел на стул за придаточным столом, и вкратце объяснил все основные моменты дела Зайцевой.
  - Хорошо, - кивнул Смирницкий, в процессе рассказа переместившийся в свое кресло, - Почему Даша направила тебя ко мне?
  - Считает, что мне рано тягаться с Шаховым, - честно признался Егор, и заметил, как лицо мужчины напряглось.
  - А ты как думаешь?
  - Вы ведь сами видите, что это выигрышное дело...
  - Вижу, конечно, - кивнул тот, встал и отошел к окну, выходящему на проспект, - однако Шахов умеет находить подводные камни даже там, где их и теоретически-то быть не может.
  Егор на это ничего не мог ответить, так как не знал Шахова, и потому молчал. А Смирницкий оставался у окна, что-то заинтересованно разглядывая, чуть придерживая белую штору рукой.
  - Копии документов принес? - спустя какое-то время спросил он.
  - Да.
  - Оставишь, я посмотрю, и сообщу Даше о своем решении...
  - Тут такое дело, - решил предупредить Егор, - на данный момент, у клиентки нет средств на оплату ваших услуг. Муж заблокировал ее счета.
  - Очень интересно... - Борис Иванович улыбнулся, а Егор не понял, чему, - посмотри, какая цаца, - предложил мужчина и махнул парню рукой, чтобы подошел.
  Тот поднялся, приблизился, и чуть не рассмеялся, потому что за окном стояла Оксана, с кем-то оживленно разговаривавшая по телефону.
  - Цацу зовут Оксана, если вы о девушке, - сообщил Егор, и собеседник его кивнул, - двадцать семь лет. Месяц назад я ее с мужем развел.
  - Прелесть, - тихо оценил девушку Смирницкий, а парень на это довольно громко хмыкнул.
  - Что? - не понял, в чем дело мужчина, обернувшись к своему гостю, и тот отрицательно покачал головой, - Что-то к ней имеешь?
  Ага, отвязаться хочу! - подумал молодой человек, но улыбнувшись, снова покачал головой.
  - Зови, - загорелся азартом Борис Иванович.
  И Егор без зазрения совести послушался. Вышел к девице, и она при виде его расплылась в широкой улыбке, и отключила связь с неведомым собеседником.
  - Доигралась! - не без усмешки констатировал парень, убрав руки в карманы.
  - Ты о чем? - не поняла она.
  - Идешь со мной, - сообщил он, развернулся и пошел обратно, а она естественно помчалась за ним.
  - Куда? - все же спросила Оксана.
  - Увидишь, - бросил он, - думаю, тебе понравится сюрприз.
  Он открыл кабинет, впустил ее, вошел следом, но представлять не спешил, подумал, что хозяин помещения и сам справится с церемониалом.
  - Добрый день, девушка! - произнес он, оглядев еще раз цацу с ног до головы, - Присаживайтесь, пожалуйста. Меня зовут Борис Иванович Смирницкий, возможно слышали. А вас, как сказал Егор, Оксана. Правильно?
  - Д-да, - в шоке запнулась Ксюша.
  А адвокат, как галантный кавалер ей уже и ручку протянул таким образом, чтобы потом поцеловать тыльную сторону ее ладони. Девушка робко вложила пальчики, и мужчина не замедлил оправдать ее ожидания, после чего слегка кивнул Егору, что он свободен. Тот в ответ улыбнулся и ушел.
  По сути Егора вообще не волновало, что будет с этой девицей дальше. Сама виновата. Не нужно было идти за ним. Но все же, когда этот вопрос возник в его голове, то и ответ пришел сам собой. Даша рассказывала о Смирницком с благоговением, уверенная в его порядочности. К тому же в адвокатских кругах за ним закрепилась репутация честного человека, и вряд ли именно сейчас он решит ее испортить недостойным поведением с этой девушкой. А потому, может все и к лучшему. Правда, парень теперь не знал, что делать с завтрашним свиданием с ней. Но решил, что как-нибудь переживет, если она не придет. У него вообще не было никакого желания встречаться с ней, в каком бы облике она не была.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 26.09.
  
  Евгений приехал к Даше в полпятого. Детки в это время бодрствовали, и она собиралась их кормить. Вымыв руки, мужчина поспешил взять одного из малышей. Он скучал по племянникам, и искренне им радовался, когда приходил.
  - Смотри, Лешка без подгузника, - предупредила его Даша, с улыбкой глядя на гостя.
  - Знал, куда еду, запасной комплект одежды взял, - успокоил ее Евгений, играя с мальчиком.
  - Какой предусмотрительный, - заметила она, подошла к нему с девочкой, - Давай меняться? Товарищу озорнику есть пора. А то если он увидит, что Лиза первая, истерику закатит.
  - Какие они все-таки разные, - принимая на руки улыбающуюся Лизоньку, умилился Женя.
  - Ну, не всем же быть, как вы, одинаковыми.
  - Вообще-то мы тоже разные, - напряженно пробурчал мужчина.
  Даша посмотрела на него и улыбнулась, поняв, что он до сих пор злится на брата.
  - Ну, конечно, разные, - согласилась она, - только внешне слишком сильно похожи, что большинство окружающих, а точнее все, вас друг от друга отличить не могут. Слушай, у вас хотя бы шрамы есть какие-нибудь?
  - Но ведь ты в прошлом году их не обнаружила, - мужчина удивился этому вопросу.
  - Нет, - кивнула она, - только учитывая особенности твоей работы...
  - Как-то нам представилась возможность сделать пластику, и мы ею воспользовались. Последний раз мне скрывали шрамы восемь лет назад, слишком уж они были уродливыми. А братца моего всегда штопает один и тот же хирург - мастер своего дела - швы становятся похожими на царапины, и вскоре исчезают совсем.
  - Угораздило же вас с такой работой связаться, - вздохнула Дарья, направившись в детскую, а Женя пошел за ней.
  - По сути своей эта работа мне не особо-то нравилась, - он пожал плечами, и пустился в рассуждения, - Ко многим вещам нужен совсем другой подход... Вовка к жизни проще относится, ему и легче было. Подозреваю, что его на это просто запрограммировали.
  - Рассказываешь фантастические вещи!
  - Нет, Даша. Запрограммировать человека можно. Нужно только знать, как преподнести необходимую информацию. А если еще и гипнозом владеть...
  Вовка внушаемый, а я внушающий, и гипнозу не поддаюсь, поэтому и получилось, что я ушел, а он остался в структуре.
  - И часто ты свои внушающие способности используешь? - поинтересовалась Даша, припомнив события прошлого года, а Женя, улыбаясь, обернулся к ней, - Что-то я подозреваю, что ты с ними не расстаешься.
  - Ты, кажется, детей хотела покормить, - перевел он тему.
  - Манипулятор, - усмехнулась она.
  - Мне выйти?
  - Ну, учитывая наши в прошлом тесные отношения, я тебя не стесняюсь. А вот мой маленький мужчина очень ревнивый, и будет на тебя отвлекаться. Интересно, в кого он такой?
  - По-моему, у него оба родителя этим качеством обладают, - ухмыльнулся Женя, направляясь к двери, - а у папаши вообще от ревности голову сносит.
  Несколько минут, пока Даша кормила сына грудным молоком, Женя играл с Лизой. Малышка весело хохотала, когда ее дядька корчил рожицы и что-то рассказывал. Потом ее сменил Леша, все время норовивший схватить своего крестного папу за нос. А после им обоим пришло время спать.
  - Здесь посидишь с ними, или на улице погуляешь? - спросила Даша, собираясь переодеваться, чтобы ехать в новый дом.
  - Могу и погулять, там погода сегодня хорошая, тепло, солнышко светит, и ветра почти нет, - согласился тот.
  - Тогда я их сейчас одену...
  - Давай помогу.
  - Ну, пошли, - не стала отказываться мамочка.
  Пока наряжали малышей, снова разговорились.
  - Как Люда? - спросила Даша, достав детские костюмчики, похожего фасона, но разного цвета.
  - Был у нее сегодня утром, - улыбнулся крестнику, все-таки ухватившему его за нос, Женя, - весела, больной не выглядит. Разве что слегка бледна, но ни на что не жалуется.
  - Как Илья на это все отреагировал?
  - Никак, - зло буркнул Евгений, - до сегодняшнего утра он ей даже не звонил, гаденыш.
  Зря ему вчера не врезал.
  - Надо же, - удивилась женщина, - А Люда говорила, он в нее влюблен.
  - Люду угораздило найти "симпатичного" благодетеля накануне выкидыша, с коим ее видела Яна и донесла все брату. И тот теперь не может перебороть свою ревность.
  - Как интересно! И что за "благодетель"?
  - Это ты у нее сама спроси при случае, - утихал мужчина, надевая подгузник нареченному сыну, - Надеюсь, на этом ее отношения с хлюпиком закончатся.
  - Слушай, а давай мы ее с Егором познакомим? - пришло в голову неугомонной Дарье.
  - Даша, даже если бы я не знал, что он по всем фронтам тобой проверен, я бы на это не согласился.
  - Не думаю, что моя дочь так безнадежна, и нуждается в сводничестве, - ответил Евгений.
  - Зачем сразу сводничество? - шутя обиделась женщина, - Мы их просто познакомим, а там пусть сами разбираются, нравится - не нравится...
  - Что-то я подозреваю, ты и без моего согласия их сведешь, - покосился на нее Женя.
  - Если хочешь, я даже могу пообещать тебе, этого не делать, - легко сказала она, - только вот на свадьбу они оба будут приглашены. А учитывая некоторые обстоятельства, Илья, даже если помирится с Людой, не будет числиться в списке приглашенных, а Егор на данный момент в ссоре со своей Аськой, и что-то мне подсказывает, что это серьезно.
  - Даш, ты в своей конторе случайно свахой не подрабатывала? - рассмеялся мужчина.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 27.09.
  
  Почти целый день Люда занималась дипломной работой. За госэкзамен она не волновалась совсем, потому что была хорошо подготовлена. А диплом все же внушал ей некоторые опасения. К пяти часам, когда к ней пришла Оля, ей казалось, что мозг скоро просто закипит. Но зато ее не посещали мысли об Илье, и двух "спасителях" последних дней.
  - Привет, сестренка! - весело улыбнулась она, убрала на тумбочку ноутбук и села на постели.
  - Привет! - Ольга подошла ближе и обняла ее, - Папка тебе одиночные апартаменты оплатил?
  - Как видишь, - пожала та плечами, когда сестра ее отпустила, - пойдем на улицу. Врач сказал, мне свежий воздух необходим, а я уже третьи сутки тут безвылазно сижу.
  - Идем, - кивнула девочка.
  Люда свесила ноги с кровати, нашарила под ней кроссовки, сунула в них ноги и стала зашнуровывать.
  - Ты как тут вообще? - поинтересовалась сестрица.
  - Жива, а большего и не требуется, - ухмыльнулась болезная, резко поднялась, но тут же села обратно, так как голова опять закружилась.
  - Ты чего? - испугалась Оля, заметив, что с ней не все в порядке.
  - Ничего страшного, - успокоила ее Люда, - Просто мой организм еще не восстановил кровавые запасы, и резкие движения мне пока противопоказаны.
  - Может, мы тогда лучше здесь останемся?
  - Не переживай, это быстро проходит, - она улыбнулась и потихоньку поднялась, придерживаясь за кровать, - Идем.
  - Скажи, а это больно? - краснея, спросила девочка, поддерживая сестру под руку, учитывая, что ростом они были уже одинаковы.
  - Если не думать об этом, и переключить свои мысли куда-нибудь в другую сторону, то кажется, не так больно, как есть на самом деле, - рассуждала Людмила, вспоминая себя в тот момент.
  - И о чем же ты думала?
  Люда покосилась на младшую сестру, не зная, как лучше объяснить, и надо ли это делать, ведь ей еще не исполнилось тринадцать. Ольга поверяла ей все свои секреты, и Люда старалась быть с ней довольно откровенной, в пределах возможного, но всякий раз боялась переборщить с этой самой "откровенностью", так как считала ее возраст очень уж нежным. Вот если ей сейчас рассказать всю правду, то появится вероятность, что Оленька очень удачно смоделирует ситуацию, и вот тогда при "удобном" стечении обстоятельств, возникнут проблемы, вроде неразделенной детской любви к какому-нибудь молодому доктору.
  Однажды Люда обронила фразу типа "меня не интересуют парни моего возраста, так как кажутся детьми", и в скором времени Оля поведала ей, что увлеклась старшеклассником. Пока эти "отношения" были только платоническими, было все спокойно. Но потом девочка вышла с ним на контакт, и с мальчиком пришлось поговорить Люде, с применением легкой формы насилия, крепких словечек и предупреждением, что их отец работает в органах. Последнее подействовало лучше всего. Одиннадцатиклассник мгновенно исчез из поля зрения Оли. Но спустя год на его месте появился другой, правда более порядочный и вменяемый. С ним Людмила договорилась жить мирно, и пока так и было - парень (у Захаровой-старшей язык не поворачивался назвать рослого детину мальчиком) Оленьку в определенном смысле не трогал. Чему сама Люда дивилась, не понимая, зачем ему возиться с ребенком - именно так она позиционировала сестру, хотя та, даже не применяя косметику, выглядела года на три старше.
  - Как у тебя с Никитой? - в итоге спросила Людмила.
  - Нормально, - не стала удерживать тему девочка.
  - Дальше поцелуйчиков дело не заходит? - строго поинтересовалась старшая сестра.
  - Нет, - смутилась Оля, и опустила стыдливый взгляд в пол.
  - Никита не настаивает?
  - Нет, мы даже наедине-то редко бываем.
  - Чья инициатива?
  - Его.
  Люда облегченно выдохнула.
  Умничка - Никита! Я тебя уже люблю, как брата!
  - Смотри, даже если сама к нему полезешь, уши я ему откручу, - предупредила Людмила, - а уж что с ним сделает папа, лучше вообще не представлять. Но то, что он через год попадет в армию, это однозначно. Так что веди себя прилично.
  - Да знаю я все, - вздохнула девочка, - Как думаешь, он меня дождется?
  - Если любит - дождется, - уверенно заявила сестра, хотя и сомневалась, что парню на протяжению трех-четырех лет будет достаточно прогулок за ручку и поцелуев, - Что в школе?
  - Конец года - куча контрольных, - криво улыбнулась Ольга.
  - Химия? - спросила Людмила, когда они уже подходили к выходу.
  - Как раз об этом я и хотела с тобой поговорить, - пробормотала Оля
  В дверь вошла Наталья Антоновна, и удивленно посмотрела на больную.
  - Куда? - уточнила она.
  - Во двор, свежим воздухом дышать, - улыбнулась пациентка, - Лев Алексеевич сказал мне полезно.
  - Ааа, ну раз Лев Алексеевич, - весело растянув губы, пропела женщина и подмигнула ей, - тогда иди, невеста, - усмехнулась она и ушла.
  - Какая "невеста"? - тут же спросила Оля, понимая, что это слово относилось к ее сестре, а та даже за Илью замуж не собирается.
  - Что у тебя в школе? - оставила Люда ее без ответа, выходя на улицу. Глубоко вдохнула воздух, почувствовала, что жизнь прекрасна.
  - Ничего, - поморщилась девочка, сложив руки в карманы широких джинсов, - Химичка родителей вызывает. Наплела ей, что они в отъезде в районе Средиземного моря. Она согласилась и с тобой встретиться, а ты тут загремела...
  - Что опять ты не выучила? - недовольно посмотрела на нее старшая.
  - В том-то и дело, что все выучила, - воскликнула обычно очень спокойная Оля, - а она - зараза - не хочет мне в году пятерку ставить.
  - Почему?
  - А я знаю?
  - Думаю, что знаешь.
  - Ну, да не в том проблема, - отмахнулась сестричка, - мы тут на днях лабораторную писали...
  Люда вздохнула и приготовилась к худшему.
  - ...ну, когда все уже ушли, я решила посмотреть одну реакцию...
  - И?
  - Она прошла успешно!
  - Кто бы сомневался! - буркнула Людмила глядя на нее, - Что случилось?
  - Был небольшой взрыв, - шмыгнув носом, пробормотала девочка, - Школа на месте, класс тоже, и парты все целы, да и я, как видишь невредима...
  - А химичка?
  - Она вообще в лаборантской была. Правда, когда услышала, очень сильно переволновалась, чуть в обморок не упала, а медичка ей потом Карвалол накапывала.
  - Это все?
  - Ну, да, - кивнула та, - стены и пол я уже отмыла. Денег из моих "мелких расходов" на склянки хватило. Осталось мне внушение сделать. Тебя когда выпишут?
  - Не знаю, - старшая опять вздохнула, - Завтра УЗИ сделают, и узнаем.
  - Скорей бы...
  - Оль, ты вообще понимаешь, что у учительницы мог инфаркт случиться, она ведь уже не молодая!
  - Я же не знала, что она такая впечатлительная.
  - Тебя бы оставить в лаборантской, а в классе что-нибудь взорвать, что бы было? - предположила Люда, - К тому же она несет ответственность за учеников, и если с кем-то из них, по ее недосмотру, что-то случится, ее могут и посадить. Как, думаешь, она на это должна реагировать?
  - Я не хотела ее напугать...
  - Ты просто не подумала, что она может испугаться, - поняла ее сестра и достала из кармана телефон, - Извини дорогая, но моего дара убеждения в данном случае вряд ли хватит, поэтому я звоню папе.
  - Предательница, - буркнула девочка, - Я и так все понимаю...
  - Убеждать придется не тебя, а химичку в том, что ты все осознала и раскаиваешься. Ты ведь осознала?
  Девочка кивнула.
  - Вот и хорошо, - Люда приложила мобильник к уху и вскоре услышала голос отца, - Пап, тут такое дело... ты свободен?
  - В данный момент я с племянниками гуляю, - сообщила папочка.
  - Ааа, я к тебе хочу! - захныкала Людмила.
  - Какое дело-то? - весло рассмеялся отец.
  - Ты там присядь куда-нибудь...
  - В поле зрения лавочек не наблюдается. Говори, я не слабонервный.
  - Ну, тогда крепись, - вздохнула девушка, покосившись на сестру, - Твоя младшая дочь вполне "успешно" провела взрывоопасный опыт в кабинете химии. По счастью все живы-здоровы, а имущество в целости и сохранности. Только вот в школу тебе придется заглянуть.
  - Опять, - Евгений глубоко вздохнул, - Когда?
  - Учитывая, что вы с мамой в отъезде, где-то на берегу Средиземного моря, почему-то опять в паре, когда освободишься.
  - Еще нюансы будут?
  - Да. Оля хочет в году пятерку.
  - После того, что сделала?
  - Наглость - второе счастье! - пожала плечами Людмила, глядя на смущенную сестрицу.
  - Ладно, - согласился Евгений, проходивший с коляской, в которой спали близнецы, по парку, на зависть мамочкам, считавшим, что он счастливый папаша, - На следующей неделе, когда вернусь со средиземноморского курорта, выберу время и позвоню.
  Люда отключила связь и осмотрелась по сторонам, увидела в паре метров от себя лавочку и направилась к ней, потянув за руку сестру. Приземлившись на скамейку, откинулась на спинку и на мгновение прикрыла глаза, подставляя лицо солнцу.
  Совсем как во сне про ромашки, - шепнул внутренний голос.
  Девушка резко распахнула глаза при мысли об Ангеле. О нем ей думать не хотелось. Хватало того, что он являлся к ней во сне. И теперь она подсознательно искала его в каждом встречном высоком мужчине. Вот и сейчас прямо на нее шел высокий широкоплечий брюнет в футболке поло с клетчатым рисунком, светло-голубых джинсах местами рваных и белых кроссовках, сияющих своей новизной. А в руках его был букет цветов. Люда склонив голову на бок его оценивала, и младшая сестра, заметившая ее взгляд, тоже села на лавку, также склонила голову и попыталась понять, чем этот субъект привлек внимание сестры.
  - Знаешь его? - спросила Оля, не найдя в нем ничего примечательного.
  - Нет, - покачала та головой.
  - А чего он к тебе идет?
  - Это иллюзия, - возразила Людмила, - Он сейчас куда-нибудь повернет. Так иногда бывает.
  Но к ее удивлению парень подошел к ним.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 28.09.
  
  - Простите, вы не подскажете, где здесь гинекология? - улыбнувшись, спросил он.
  - Да вот она, - вытянула руку старшая сестра в сторону входа, и неожиданно для себя спросила, - Жену с ребенком встречать идете?
  - Нет, я всего лишь доставкой цветов занимаюсь, - еще шире улыбнулся молодой человек.
  - В больницу? - изумилась девушка.
  - А почему нет, - он усмехнулся и достал из кармана блокнот, - ЦГБ, гинекология, вип палата, Захарова Людмила.
  У Люды челюсть отвисла от удивления.
  - Это она, - ткнула пальцем в сестру Оля, поняв, что та в шоке.
  - О! Как удачно я к вам подошел! - парень протянул блокнот, оказавшийся компактной ведомостью, Миле, - Распишитесь, пожалуйста!
  Девушка неуверенно взяла ведомость, а молодой человек подал ей ручку, выуженную из кармана. Поставив свою подпись, она все вернула ему и получила цветы - нежно розовые кустовые розы с маленькими белыми хризантемами и все это завернуто в зеленую бумагу.
  - Благодарю! - тихо проговорила она, но вдруг опомнилась, - А от кого они?
  - Там все написано, - откланялся парень и ушел.
  Она почти сразу увидела небольшую открытку в глубине букета, но не спешила вытаскивать ее, а гадала от кого они. И по всему выходило, что Илья никак не мог прислать ей цветы - он вообще ни на что подобное не способен, не романтик он.
  Тогда кто?
  Доктор?
  Зачем? Я и так ему репутацию порчу.
  Или это Егор каким-то образом узнал, где она находится?
  Ольге надоело смотреть на эти ее гадания, и она бесцеремонно достала записку.
  - "Невесте", - прочитала она единственное слово, - Ты что, замуж выходишь втихаря?
  - Нет, - покачала та головой счастливо улыбаясь, понимая, что цветы от Льва, и хотя ей было не понятно к чему он это сделал, все же было очень приятно.
  - Тогда почему тебя уже второй раз за день невестой называют?
  - Маленькая еще все знать, - не нашла ничего лучше Люда, чем отмахнуться от расспросов.
  - А, вот теперь я маленькой стала, - обиделась девушка.
  - Может и не маленькая, но все знать рано пока, - смягчилась старшая.
  - Это от Ильи?
  - Да, - подумав, что небольшая ложь сестре, ничего не изменит, ответила она, но ошиблась.
  - Ты соврала, - тут же сделала вывод Ольга, - Потому что вон он идет, и тоже с цветами, - она присмотрелась к парню, - хотя его букетик оставляет желать лучшего.
  - Много ты понимаешь, - вздохнула Людмила, посмотрев в сторону парня.
  А нес-то он ярко оранжевые герберы, которые она очень не любила, называя пародией на обожаемые ромашки. Этому было простое объяснение. Герберы ей подарил на восьмое марта мальчик в девятом классе, а через неделю она застукала его целующимся с другой девчонкой.
  - Думаю, тебе пора домой, - тихо проговорила девушка, переведя взгляд на приятный глазу розово-белый букет у себя на коленях. Аккуратно вытащив открытку, подсунула ее под руку сестры, лежащую на лавке, - Забери.
  Девочка молча кивнула, засунула ее в карман джинсов и встала.
  - Выздоравливай быстрее, - обняла она напоследок сестру и ушла, поздоровавшись с Ильей.
  Через минуту парень подошел к Людмиле, ревниво покосился на цветы, протянул ей свой букет и хотел поцеловать, как ни в чем не бывало, но она отвернулась, и поцелуй пришелся в щеку, на которой еще цвел синяк.
  - Болит? - участливо спросил он.
  - Болит, - Люда горько усмехнулась, ведь ей было гораздо больнее, а он спрашивает такую ерунду. Взяла герберы и положила рядом на лавку.
  - Как ты? - сел, хотел ее обнять, но она уклонилась, и руку он убрал.
  - Жива, - буркнула девушка, ей вообще уже надоел этот вопрос.
  - Почему не позвонила? - спросил с претензией.
  - Телефон сел, - чтобы оставаться спокойной, принялась считать лепестки на цветах.
  - А потом?
  - Хотел бы меня услышать, позвонил бы сам, - легкое возмущение, почти равнодушное.
  - Не дерзи, - поморщился Илья.
  - Да пошел ты! - отмахнулась, как от мухи и продолжила считать.
  - Почему не рассказывала, что у тебя есть брат? - поинтересовался парень.
  - Потому что его все равно, что нет - живет заграницей, - вся эта история уже была неплохо продумана ею еще до выкидыша, и подобный вопрос тоже, - Мы не общаемся практически. Нет у меня в жизни фактов непосредственно связанных с ним, чтобы я об этом на каждом углу распространялась.
  - Ну, мне-то могла сказать! - обиделся.
  - Зачем? - повернулась и внимательно посмотрела в его лицо.
  - Ты вообще-то моя девушка! - опять претензия.
  - Вспомнил? - не нашла в его глазах и капли раскаяния, по поводу всего случившегося, и главное, своего отсутствия в течении двух дней, и отвернулась обратно к маленьким розочкам.
  - Люд, перестань, я просто приревновал тебя к брату! - Илья говорил, как будто она сама в этом виновата, - Я ведь не знал, кем он тебе приходится.
  Людмила вдруг всерьез пожалела, что все это сочинила. Илья стал ей неприятен. А ведь именно из-за него она все это придумала - чтобы с ним не разругаться. Она не хотела создавать проблемы, знала ведь, что он очень ревнивый, но не думала, что все вот так получится. Когда она вчера наврала Янке, она думала, что подруга тут же расскажет все ему, и тот сразу примчится к ней. Но он пришел только через сутки, и даже не собирается извиняться.
  - Откуда букет? - спросил, потому что цветам в зеленой обертке она уделяла внимания куда больше, чем ему.
  - Тебя это не касается, - чуть улыбнувшись, вспомнив своего персонального доктора, ответила Люда.
  - Как это "не касается"? - возмутился он, - Я кто тебе?
  - Вот именно, кто ты мне такой? - спокойно спросила девушка, хотя была дико возмущена, - Я пропала, а ты даже не подумал меня искать! А если бы Егор был мне не братом, а маньяком каким-нибудь? А тот факт, что я в обморок упала, тебя совсем не побеспокоил? И вообще, какого черта ты придумал мне ребенка сделать?
  - Я...
  - Я помню, когда это могло произойти, - это она поняла еще вчера, - ты тогда меня весь вечер спиртным накачивал, а когда я была уже в почти бессознательном состоянии, воспользовался моментом. Ты что не в курсе, что дети, сделанные с перепоя, могут дебилами родиться? Нет, я понимаю, если ты просто не смог сдержаться, но можно же было мне об этом сказать утром, я бы таблетку выпила!
  - Все сказала?
  - Нет...
  - Послушай теперь меня! - жестко произнес парень, и Люда этому немало удивилась, а он продолжил, - Я хотел, чтобы ты за меня вышла...
  - По такому поводу вообще-то предложение делается, а не дети, - ухмыльнулась девушка, удивленная его словами.
  - Твоему отцу я не нравлюсь, против него ты бы не пошла, а ребенок мог стать залогом того, что он бы согласился на наш союз.
  - А ты не думал, что я могу не согласиться на "наш союз"?
  - Но мы же уже год вместе.
  - И что? Я тебе ничего не обещала.
  - Но...
  - Ну, допустим, все получилось бы, как ты хотел, - стала рассуждать девушка, - Ты вообще понимаешь, что семья и дети возлагают немало ответственности на мужчину, как кормильца? Или ты предполагал, что нашим кормильцем будет мой папа? Извини дорогой, меня такой вариант развития событий не устраивает полностью. Во-первых, я не вижу тебя своим мужем, во-вторых, - отцом детей, и в-третьих, дети мне вообще пока никакие не нужны.
  Люда встала со скамейки и направилась к больнице, а Илья побежал за ней. Цветы она забрала, но розовый букет прижимала к груди, а герберами, как веником размахивала, и парень это заметил.
  - У тебя кто-то появился? - решил он.
  - Чушь не неси, нет у меня никого, - она склонилась к цветам на груди, вдохнула их аромат, и прекрасное настроение вернулось.
  - Тогда от кого букет?
  - Егор привез, - брякнула Люда, решив, что Егору-то все равно, а ей проблем меньше.
  - А чего сразу не сказала? - удивился Илья.
  - Не хотела, - равнодушно бросила она, входя в здание.
  Илья замешкался и остался за дверью, пока из нее выходила большая счастливая семья с новорожденным на руках у радостного отца. Люда тем временем прошла медицинский пост во главе с Надеждой.
  - Теть Надь, это вам, - широко улыбаясь, протянула она женщине герберы.
  - Ой, спасибо! Какая прелесть! - обрадовалась она.
  - Там за мной один товарищ идет полоумный, вы его не пускайте, ладно? - попросила девушка, и ушла к себе в палату.
  Через минуту тут же появился Илья.
  - Молодой человек вы к кому? - остановила его Надежда.
  - К Захаровой Людмиле, - остановился тот.
  - А вы кто ей будете? - уточнила женщина подойдя.
  - Жених.
  - Ну, насмешил! - расхохоталась медсестра, уже поставленная в известность об отношениях пациентки и Льва Алексеевича, - Знаем мы кто у нее жених, так что иди-ка ты отсюдова подобру-поздорову! - и в спину вытолкала его из больницы.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 29.09.
  Глава 8.
  
  Егор вернулся к офису за машиной. Так как время еще позволяло, позвонил в страховую компанию, узнал ближайшее отделение, и в течение часа оформил страховку на сой Форд - последний необходимый машине документ. После чего, решил заехать в супермаркет за продуктами. Вернулся домой, приготовил себе пропитание на пару-тройку дней вперед, и, поужинав, отправился на набережную. Учитывая, что его дом находился в ста метрах от Дона, вечерние прогулки вдоль реки вошли у него в привычку уже давно. Он вдруг вспомнил вчерашний разговор с Асей, проходя мимо кафе, где он регулярно питался пиццей, и резко в него завернул в надежде встретить там Яну, чтобы поговорить о ее подруге и тем самым проверить информацию. Сев за столик, он огляделся, но новую знакомую не увидел.
  - Здравствуйте! - весело прощебетала симпатичная официантка, узнавшая в нем постоянного клиента, - Вам подать меню, или как обычно - "Маргарита" и сок?
  - Нет, - Егор обаятельно улыбнулся, отметив привлекательную наружность девушки и не менее приятный голосок, - Сегодня зеленый чай.
  - Все, или что-нибудь еще? - все же уточнила, заметив его внимательный взгляд в ее сторону, и немного смутилась.
  - Если только ваш номер телефона, - приглушенно, чтобы слышала лишь она, ответил молодой человек и подмигнул.
  Девушка, еще больше застеснялась, широко улыбнулась и убежала. Вернулась быстро. Поставила перед ним чашку с чаем, рядом небольшую папку, куда обычно вкладывался счет, а теперь к нему прилагалась еще и небольшой листок бумаги с номером телефона.
  Молодой человек, сразу заглянувший в папку, листок увидел и довольно улыбнулся.
  - Когда тебе удобно?
  - Что? - не поняла она.
  - Я могу звонить в любое время?
  Она пожала плечами и уже хотела отойти, но парень ухватил ее руку.
  - Света, подожди, - имя ее он на бейджике прочитал, - Один вопрос, - официантка повернулась, но Егор ее не отпустил, - брюнетка Яна сегодня здесь?
  - Здесь, - кивнула девушка, а беззаботное выражение тут же сползло с ее лица.
  - Ты не могла бы попросить ее подойти, - аккуратно сказал он, понимая, что ей это не нравится, а потому добавил, - Мне только поговорить с ней нужно.
  - Хорошо, - нехотя согласилась она.
  - Заранее благодарю, - опять улыбнулся во все свои тридцать два зуба, лишая ее желания обижаться на него, - Я позвоню.
  
  Яна появилась возле его столика спустя пять минут.
  - О! - удивилась она, как обычно громко, - А Люда сказала, что ты как летний бриз уже поменял направление и улетел.
  - Для начала, добрый вечер! - поприветствовал ее молодой человек, впечатленный ее фразой.
  - Привет, - Янка плюхнулась на стул напротив него.
  - А теперь объясни, пожалуйста, куда это я должен улететь? - сделал пару глотков чая, вернул чашечку на блюдце, и откинулся на спинку стула, демонстрируя расслабленное состояние. Хотя он был напряжен в связи со сказанным Яной. Он понял, ее подруга что-то на придумывала о нем, во избежание каких-то проблем, связанных с его появлением в ее жизни, пусть и краткосрочным. А это значило, ему сейчас придется лгать, чтобы игра Людмилы прошла успешно. Не предполагал он в тот момент, чем это чревато.
  - Как это "куда"? - усмехнулась она. - Заграницу. Ты же там живешь.
  - Ну, допустим, - кивнул парень, - А почему, как летний бриз?
  - Потому что ты очень спокойный, но в тоже время, как ветер, - заявила девушка, уверенная, что так оно и есть.
  - Ааа, - протянул Егор, едва не смеясь, - что еще?
  - В смысле?
  - В смысле, что еще ты обо мне знаешь?
  - Что отец твой, Людин дядя Володя, погиб восемь лет назад, а ты с матерью переехал заграницу, и появляешься на родине очень редко, - тут же выдала Яна все, что знала. Не будь дурой, она все же задумалась бы, зачем он это спрашивает, но ей и в голову не пришло, что за этим что-то может быть.
  - Даа, у моей "сестренки" богатое воображение! - заметил он, не боясь быть разоблаченным.
  - Ты это о чем?
  - О летнем бризе, - это же надо додуматься меня так обозвать, - Ладно, - вздохнул, - я не за этим пришел. Скажи, это правда, что Люда в больнице лежит?
  - Тоже мне родственничек, - фыркнула девушка, - правда, конечно.
  - А что с ней?
  - Позвони и спроси.
  - У меня нет ее номера. Мы практически не общаемся.
  - У отца ее спроси.
  - Если бы я мог спросить все у ее отца, я бы не пришел сюда. Его номера телефона у меня тоже нет, а дежурить у его дома после работы у меня нет желания, - по сути, правду сказал.
  - Так тебе ее номер дать?
  - Нет, я всего лишь хочу узнать, как она себя чувствует и, что с ней случилось? - покачал головой, серьезно глядя на нее.
  - Выкидыш у нее случился. Сейчас она вроде бы уже в порядке. Это все? Мне работать пора.
  - Да, конечно...
  Ну, нормально! Она и правда была беременна! Ясно теперь, почему мне Ася не поверила.
  Интересно, а как так пересекается двоюродная сестрица Аськи с Яной, если эта знает, что я "брат" Людмилы, а та решила, что я папаша ее погибшего ребенка... или как там это бывает? А еще, что я жил заграницей, при этом с Алисой встречался и регулярно ужинал здесь?
  Похоже, Люда Штирлиц скоро провалится! Забавно будет на это посмотреть!
  - А ты когда улетаешь-то? - уже встав из-за стола, опомнилась Яна.
  - Не решил пока, возможно здесь останусь, - подумал, что так проще будет объяснить его дальнейшее появление на набережной, ведь изменять своим привычкам из-за "переезда" заграницу он не собирался.
  - А как же твоя девушка? - лукаво посмотрела на него подружка горе-пассажирки.
  - Какая?
  Она что и об Асе знает?
  - У тебя их много?
  - Что сказала Люда? - сообразил Егор.
  - Что она заграницей...
  - Правильно сказала.
  - Так ведь если ты здесь останешься, она...
  - Буду решать проблемы по мере их появления.
  
  А Яна отойдя от парня, сразу позвонила Людмиле.
  - Люд, привет! - быстро заговорила она, и не дождавшись и слова приветствия продолжила, - Слушай тут твой братец опять интересуется твоим состоянием, может ему координаты твои сообщить, пока не ушел?
  - Какой брат? - не сразу сообразила Людмила.
  - Егор, какой еще?
  - Мной интересуется? - удивилась подруга, разглядывая букет в вазе на тумбочке.
  - Не тобой, а твоим самочувствием.
  - И?
  - Ему сказать, где ты?
  Люда задумалась. Ей все же было приятно, что парень о ней не забыл, и беспокоится о ее состоянии. Но понимала, что это только проявление его природной доброты и участия, которые она сразу в нем разглядела. Она не знала, придет ли он к ней, если Яна сообщит ему ее местонахождение. Если бы он пришел, ей бы тоже было приятно, однако сейчас ей нужно было выглядеть влюбленной и благодарной невестой молодого доктора. А появись здесь Егор, еще не известно во что это может вылиться, ведь врать и дальше, что он ее брат, у нее не было желания. Она вообще думала, что он исчезнет из ее жизни. А он вот он - нарисовался - не сотрешь.
  - Он спросил, где я? - поинтересовалась девушка спокойно.
  - Нет, и от номера телефона твоего отказался, - ответила Яна.
  - Если спросит - скажешь, а нет - и не надо, - решила Людмила.
  - Странные у вас отношения, - хмыкнула подруга.
  - Мы почти чужие друг другу люди, поэтому ничего странного.
  - Ну, возможно, скоро станете ближе, - предположила официантка, - Он подумывает остаться на родине.
  Люда тяжело вздохнула и закрыла глаза. Ложь ей уже успела надоесть.
  Интересно, а как Егор отреагировал на новость о том, что он мой "брат"? И вообще, как узнал-то об этом? Неужели Янка сообщила ему это прямым текстом?
  - Ян, а как он себя повел? - аккуратно спросила девушка, рискуя быть разоблаченной.
  - Как ты и говорила, подобно летнему бризу - легко и спокойно. А почему спрашиваешь?
  - Да, так, не бери в голову, - отмахнулась Люда.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 30.09.
  
  Егор допил чай и хотел уже уйти, но мимо пронеслась Светлана, украдкой взглянув в его сторону и улыбнувшись. Идея с телефоном была чистой воды импровизацией - не собирался он просить ее номер сейчас. Да и завязывать какие бы то ни было отношения не планировал. Но раз уж девушка оставила ему номерок, почему бы не воспользоваться случаем. Поэтому он дождался, когда она пойдет обратно с уже пустым подносом.
  - Света, - окликнул он официантку.
  Она чуть вздрогнула и обернулась, а Егор встал и шагнул к ней. Девушка возвела на него тревожный взгляд.
  - Ты когда сменяешься? - спросил он тихо и достаточно глубоко, чтобы в ней поселился трепет.
  - В десять, - робко ответила Светлана.
  Егор взглянул на часы и улыбнулся, оставалось полчаса.
  - Я встречу тебя, - сказал он, снова улыбнулся и ушел.
  План действий в его голове сложился быстро. Девочка ему понравилась, тем более наблюдал он за ней не первый день. Невысокая, стройная. Волосы темно-русые прямые. Серые веселые глаза, чуть вздернутый носик, пухлые губы и живая мимика. Всегда позитивная или умело скрывающая эмоции. Во всяком случае, она ни разу не обслуживала его без улыбки.
  Раньше у него была Ася, и изменять ей он считал делом не достойным. Теперь же она его не сдерживала, учитывая, что вчера они расстались.
  Полчаса для подготовки вполне хватало. Собственно ему требовалось только купить цветы. Что он и сделал, поднявшись к Центральному рынку, где находились цветочные ряды. Выбрав для девушки аккуратный букет из персиковых роз с золотым напылением и еще каких-то ему не знакомых цветов, парень вернулся к кафе. Взглянув на часы, убедился, что пришел вовремя. Осмотревшись по сторонам, Светлану не обнаружил, поэтому позвонил ей. Но это оказалось лишним, так как она вышла из служебного помещения в тот же момент, когда он приложил трубку к уху. Поэтому он сбросил вызов и подошел.
  Света неуверенно направилась к нему. Для нее развитие событий было неожиданным.
  - Это тебе, - проговорил молодой человек, протягивая ей букет.
  - Спасибо, - тихо ответила девушка, принимая прелестные цветы, а губы ее чуть дрогнули в слабой улыбке, - Тебя как зовут? Меня-то ты знаешь.
  - Егор, - отозвался тот, направляясь в сторону выхода из заведения, протянул руку, чтобы ей помочь спуститься с трех ступенек. Девушка молча положила маленькую ручку на его ладонь, только, когда она сошла с лестницы, ловким движением перекинул ее руку себе на предплечье, и повел по набережной.
  - Куда мы идем? - спросила Светлана.
  - А куда ты хочешь? - обернулся Егор с улыбкой.
  - Из чего можно выбирать?
  Молодой человек по-доброму рассмеялся, понимая, что она не хочет ставить его в неловкое положение, запросив слишком много.
  - Желай, а я подумаю, Джин я или нет, - ответил он весело.
  - Меня вообще-то дома родители ждут, - засомневалась она, не решив, куда бы ей хотелось.
  - Думаешь меня вот так сразу с ними познакомить?
  - Боишься? - его расслабленное настроение передалось и ей.
  - Не трус, но боюсь, - кивнул Егор. Ему за последнее время и Нонны Марковны с ее причудами хватило.
  - В таком случае у нас всего два часа, - предупредила девушка, - позже меня домой просто не пустят. А если пустят, то без промывания мозгов не обойдется. Вот этого мне однозначно хотелось бы избежать.
  - Понял. Доставлю в целости и сохранности.
  - Неплохое обещание...
  - Ты так и не выразила свои пожелания относительно сегодняшнего вечера, - прервал ее парень, - Может в клуб?
  - Нет, не люблю слишком громкую музыку, - покачала головой.
  - Радует - я тоже.
  - А ты в бильярд играешь? - вдруг сообразила девушка, а Егор почувствовал, что она даже руку его сильнее сжала.
  - Ну, допустим, - оттянул уголок губ на одну сторону.
  - Научишь?
  - Пойдем, - пожал плечами. Почему бы не научить. Это может быть весьма занимательно. К тому же бильярдная к дому еще ближе, - Ты где живешь?
  - На РИЖТЕ.
  - Как думаешь, двадцати минут хватит, чтобы тебя на машине довезти, - это он прикидывал, сколько они могли бы провести в бильярдной.
  - Да, даже если ехать медленно. Из окон моего дома, площадь, как на ладони.
  - В таком случае полтора часа на игру у нас есть.
  - Классно! - просияла девушка, в очередной раз поднесла цветы к лицу и вдохнула их мягкий аромат.
  В общем и целом вечер прошел весело. Девочка оказалась интересной собеседницей, и Егор наслаждался приятным звуком ее голоса, не стараясь особенно ее соблазнять, так как тащить девицу в постель после первого же свидания было не в его правилах. Считая, что душевные потребности в виде общения тоже необходимо удовлетворять.
  В бильярдной парень сделал для себя некое открытие, так как никогда раньше не учил девушек играть. А смысл был в том, что игра велась двойная. В то время как он учил ее держать кий, правильно складывать пальцы и прицеливаться, она находилась в непосредственной близости, а именно под ним, почти лежа на бильярдном столе, что само по себе возбуждало. К тому же он чувствовал ее запах, и он ему однозначно нравился.
  - Так? - в очередной раз спросила Светлана, прицеливаясь.
  - Чуть поверни руку, и бей в правый бок, - посоветовал парень, стоя в паре шагов от нее.
  Девушка послушалась, повернула, ударила, но промазала. Егор улыбнулся, поставил шар обратно, ведь она только училась, подошел сзади, склонился над ней, чтобы скорректировать ее положение, чуть изменил постановку руки на столе, и повернул кий в правильном направлении.
  - У тебя рука трусится, напряги пальцы, - проговорил он у нее над ухом, щекоча дыханьем, но не понял этого, так как взгляд его был сосредоточен на шаре, - Бей аккуратно.
  - Если ты не будешь дышать мне в ухо, я дрожать перестану, - выдала Светлана, которую это лишало возможности нормально соображать, кое-как совладав с собой, она ударила по шару, но получилось это слабо, и она недовольно опустила кий на стол и подперла рукой щеку, - это все ты виноват.
  - Не переживай, в следующий раз получится, - прошептал Егор, забыв, что он ее не соблазняет, нежно коснулся губами за ушком, и девушка прикрыв глаза с шумом втянула в себя воздух. Он встал, чтобы переставить шар, и она могла повторить удар, но Света, поднявшись, ухватила его за руку и потянула на себя.
  - Кажется, я проиграла, - смущенно улыбаясь, проговорила она, не в силах сопротивляться притяжению, неожиданно возросшему между ними за последний час, что они играли. Тонкие пальчики скользнули по его груди вверх к слегка колючей щеке. Ладонь загорелась, и от нее по всему телу скатилась теплая волна. Она приподнялась на цыпочки, и хотела его поцеловать.
  Егора ее близость и без того волновала, а ее робкое прикосновение словно сорвало "стоп-кран". Еще пытаясь быть аккуратным он, как ему показалось, медленно положил кий на сукно, обнял девушку за талию, но продолжение произошло почти молниеносно. Легко приподняв ее над полом, усадил на стол, сделал еще шаг и оказался между ее бедер, благо она была в джинсах, после чего страстно припал к ее губам.
  Он не ожидал, что так заведется, и черный ангел его души уже шептал ему поступиться принципами, но белый напомнил, что вчера в порыве желания он сотворил глупость, а теперь нужно вести себя более разумно. Поэтому он оторвался от девушки решив сходить в бар, чтобы остыть.
  Что-то у меня часто голову сносит! Весеннее обострение? Так вроде уже не март месяц, а май.
  - Морожено будешь? - глухо спросил он прямо в ее губы.
  - Что? - не поняла Света, еще не вернувшись в реальность.
  - Морожено? - повторил Егор.
  - Да, - выдохнула она, и сама понимая, что это нужно остановить.
  Он быстро ушел, заказал в баре морожено, подождал, пока его сделают, сам забрал и вернулся к девушке. Пятиминутное отсутствие Светланы рядом с ним, остудило его пыл, а молчаливое поедание холодного лакомства совсем успокоило. Доев свою порцию, парень взглянул на часы.
  - Нам пора? - поняла его Светлана, он кивнул. И она, пока Егор оплачивал стол, поспешила опустошить пиалу, - Идем, - взяла свою сумочку с букетом со стола и направилась к выходу. Он пошел следом, а на улице приобнял ее за талию. Света думала, что он поймает такси и отправит ее домой, или вместе с ней поедет, но Егор повел ее через дорогу.
  - Мы куда это? - не поняла она.
  - Ко мне...
  - Егор? - девушка напряглась.
  - Что? - он обернулся к ней лицом, заметил ее тревогу и пояснил, - Мне ключи от машины нужно взять.
  - Ты сам меня повезешь? - удивилась Светочка.
  - Да.
  - Ты поэтому не брал себе спиртное?
  - Нет, - покачал головой, - Я его практически не употребляю.
  - Буйный от него становишься?
  - Нет, просто травиться не хочу.
  - Что и не куришь? - предположила девушка.
  - Нет. Ты же видела.
  - Тогда какая твоя вредная привычка? - в итоге спросила она, убежденная, что идеальных людей не бывает, - Или недостаток?
  - Удовлетворять похотливые желания по первому требованию организма, - буркнул Егор, отвернувшись в сторону, все еще злясь на себя за вчерашнее.
  - Маньяк? - весело дала определение новая знакомая.
  - Ага.
  - Я уже боюсь, - рассмеялась Света.
  - Не бойся, я добрый маньяк, - обаятельно улыбнулся парень, бросил короткий затуманенный взгляд в сторону ее груди, и более приглушенно добавил, - силу не применяю, только ласку, правда, в неограниченном количестве... - хотел еще что-то подобное брякнуть и подразнить девушку, но в свете яркого фонаря заметил, как она зарделась и опустила голову, глядя себе под ноги. Поэтому продолжать не стал.
  К его удивлению на лавочке возле подъезда еще сидели пожилые соседки, как всегда сплетничали. Обычно добрый к ним, Егор подумал, что ничего хорошего это не сулит, учитывая, что они знали Асю, и потому только кивнув им, быстро втащил Светочку в подъезд, и разговора женщин не услышал.
  
  - Вот хороший мальчик, положительный, - улыбнулась одна дама.
  - Что ж положительного-то? - возмутилась другая.
  - Вежливый, поможет если надо...
  - Да, только девок меняет, как перчатки.
  - Да ладно тебе, Матвевна! - махнула рукой та, что добрее, - Он уже давно с одной и той же ходит.
  - Ходил, дорогая моя! - продолжала ворчать Матвеевна, - Вчера одна была, а сегодня уже другая.
  - Да, что ты говоришь такое?
  - Очки надевать надо! Та была рыженькая кудрявая. А эта - светленькая и волосы у нее прямые...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 1.10.
  
  Егор держал девушку за руку, пока они поднимались по лестнице, так как лампочки на этажах не горели. Света, хоть и поверила, что они идут за ключами, все же слегка волновалась. Она ведь ничего о нем не знала, хотя обслуживала его регулярно в кафе. Тот факт, что новый знакомый не имеет вредных привычек, несомненно, ее радовал, но вот сколько было доли шутки в его словах об утолении желания, она не знала, и это нервировало. Не знала она и то, один ли он живет или нет. И если один, не затащит ли он ее сейчас в постель. Нет, конечно, он ей нравился, только вот к постельным отношениям была не готова. Правда сомневалась, что будет сопротивляться, если он все же надумает это сделать. Поцелуй на бильярдном столе показал ей, как она слаба перед ним.
  - Ты один живешь? - все же спросила она, когда он уже открывал ключом дверь.
  - Да, - односложно ответил тот, не вдаваясь в объяснения о причинах.
  - А чем занимаешься?
  - Я - адвокат, - парень пропустил девушку в квартиру, вошел сам и включил свет, - подожди здесь, я сейчас, - снял туфли, и ушел вглубь квартиры за ключами, оставшимися в пиджаке.
  Света его ответу удивилась еще больше - такой молодой, а уже самостоятельный, если конечно не врет. Егор вернулся быстро, взял ложку для обуви, легко влез в кроссы и посмотрел в лицо девчонке.
  - Идем? - уточнил он, не поняв ее взгляда.
  - Ты сейчас правду сказал? - тихо спросила она.
  - А зачем мне врать?
  - Чтобы выглядеть в моих глазах лучше, - последовал логичный ответ.
  - Я и так нормальный, - ухмыльнулся молодой человек, положил руки ей на поясницу и потянул к себе, - К тому же не считаю, что приукрашивание может помочь в соблазнении девушки. Рано или поздно правда всплывает наружу, и появляются проблемы.
  - Умный, да?
  - Не глупый, - согласился он, склонился к ее губам и аккуратно, чтобы не зайти слишком далеко, поцеловал. Девушка сразу потянулась к нему, стала запрокидывать руки на шею, но забыла, что в одной из них цветы, и стукнула его букетом по спине, как банным веником. Егору стало смешно, и он отстранился, - Пошли, а то тебе придется у меня остаться, если домой не пустят. Перспектива, конечно, не плохая, но не на сегодня.
  Света была ему за это благодарна, решив, что другой бы на его месте запросто воспользовался бы ее глупостью и доверчивостью. Они вышли из квартиры и спустились по лестнице. Старушки у подъезда еще сидели, и потому до машины, Егор чувствовал на себе нехороший взгляд.
  - Твоя? - спросила Света, глядя на новенький Форд Фокус сверкающий полиролью в свете ночных фонарей.
  - Мой, - кивнул парень, ухаживая за ней, - Это теперь мой друг, - счастливо вздохнул он сев за руль.
  - Да ты завидный жених, - озвучила свои мысли девушка.
  - Возможно, только жениться я в ближайшем будущем не собираюсь. Молод еще.
  - Сколько тебе лет?
  - Двадцать три.
  - И уже адвокат?
  - Да.
  - И на машину сам заработал?
  - Нет, выиграл, - ответил Егор, выезжая на дорогу.
  - А если серьезно?
  - Серьезнее не бывает.
  - Не хочешь говорить?
  - Светик, я тебе только что сказал, - медленно, но с расстановкой произнес парень, - Этот Форд я выиграл в лотерею.
  - Но это не возможно! - тут же воскликнула девушка
  - Я тоже так думал, - кивнул он, - только сейчас мы с тобой в этом "невозможно" едем к тебе домой. А учитывая, что машин на дороге мало, приедем быстро. Тебе понравился сегодняшний вечер?
  - Очень! - счастливо улыбнулась Светочка, повернувшись к нему.
  - Тогда, я думаю, ты не будешь против, встретиться снова? - перешел Егор к "делу".
  - Конечно, - глаза ее загорелись счастливым блеском.
  - И когда мы можем это сделать?
  Девушка чуть подумала, и предложила.
  - Может на выходных?
  - Хорошо, - легко согласился Егор, - в таком случае в пятницу вечером я позвоню и мы утвердим план действий.
  - Только в пятницу? - жалко протянула Светуля.
  - Ты хочешь, чтобы я позвонил раньше? - ухмыляясь, уточнил парень, и она молча опустила голову, - Хорошо. Я позвоню. Только уже не сегодня, а то еще разбужу твоих родителей.
  - Сбрось вызов, чтобы я знала твой номер, - попросила девушка.
  - Проверь последние пропущенные, я звонил, когда ты выходила из кафе. Был всего один гудок, вероятно, поэтому твой телефон не начал звонить.
  Девочка послушалась и действительно обнаружила пропущенный вызов.
  - Оканчивается на тринадцать?
  - Да.
  - Как тебя записать?
  - Как тебе будет понятно, что это я. Мне вообще все равно...
  
  Егор остановился перед ее подъездом и повернулся к девушке. Она заметно нервничала. Его это немного смешило, а с другой стороны настораживало. Потом он вдруг подумал, что она весь вечер смущалась откровенных тем, его близости, за исключением поцелуя на столе, но тогда она просто была не способна ему сопротивляться. В его квартире она тоже была напряжена.
  Прямо как Аська до первой ночи...
  ...первой ночи... неужели опять? Признается ли, если спрошу? И как бы потактичнее это сделать?
  - Светик, честно, сколько тебе лет? - зашел он издалека.
  - Двадцать, - спокойно ответила она, не считая, что это нужно скрывать, юлить, и говорить, что подобные вопросы задавать девушке "не прилично".
  - Учишься?
  - Да, в РИЖТЕ, третий курс, информатика, - выдала, как на допросе.
  - Интернет-зависимая?
  Егор рассуждал логически: зачем хорошенькая девушка поступает на курс информационных технологий? Элементарно - ей это нравится. Значит, с компьютером она "на ты", а интернет его практически неотъемлемая часть.
  - Немного, - чуть улыбнулась, - силы воли хватает, чтобы оторваться от монитора и не убивать зрение.
  - С парнями часто встречалась?
  - Нет, не очень.
  Такой ответ он и предполагал. А все потому, что есть у Егора товарищ - компьютерщик, которого от монитора оторвать крайне сложно. Он даже поесть иногда забывает, не то что с девушками встретиться, поэтому с последними у него дела обстоят очень проблематично. В реальность он возвращается только при отключении интернета за неуплату, и если родители не проспонсируют его, ходит по друзьям в поисках "средств к существованию", как наркоман. Егора товарищ в этом вопросе просто ненавидит, так как тот обещает ему деньги взамен на вылазку куда-нибудь в общественное место, чтобы он хоть немного побыл нормальным человеком, и даже девушку, способную его терпеть находил. Компьютерщик был ему за это благодарен, но долго наслаждаться такой жизнью не мог, и скоро возвращался в одиночество своей комнаты, а в действительности - на просторы всемирной паутины.
  - Любила?
  Если нет, придется от нее отказаться. Еще вдруг влюбится. Я на высокие чувства не способен, ответить взаимностью не смогу. А мучить ее нет желания.
  - Было дело, - вздохнула Света тяжело, не поднимая взгляда от цветов.
  - Давно?
  - В одиннадцатом классе.
  - Давно, - кивнул, подозревая, что его догадка верна, потому продолжил очень аккуратно и на тон тише, - Осталась бы со мной, если бы попросил?
  - Ты не просил, - едва слышно возразила девушка, густо краснея, радостная, что он не может этого видеть.
  - Предположим, предложил, твои действия? - стараясь говорить как можно мягче, спросил он.
  - Мы мало знакомы, - отрывисто проговорила Светочка, заламывая пальцы.
  - Допустим, мы знакомы уже долго? - Егор отстегнул свой ремень безопасности, развернулся к ней лицом и обнял ее дрожащую ладошку двумя руками.
  - Егор...
  - У тебя не было мужчины? Так? - тон его был очень теплым и ласковым.
  Еще бы! Мне же нужно знать это наверняка. Иначе могу ее не нарочно напугать. Хотя, если учесть события в бильярдной, она вряд ли испугается, но все же...
  - Ну... как бы... можно и так сказать... - сильно смутившись, Света отвернулась к боковому окну, - Я...
  - Ладно, опустим подробности, - вздохнул Егор и откинулся на спинку кресла, - факт остается фактом.
  И чего мне так везет?
  Другой бы за счастье посчитал.
  Да уж, счастье! Нет, конечно, в определенном смысле есть и свои плюсы, но ведь проблем с ними гораздо больше, чем этих плюсов.
  Был бы подонком - жил бы проще. А так как я ни есть сие ничтожество, муки совести еще никто не отменял.
  Сейчас заиграюсь с девочкой, она влюбится, и что тогда?
  Вообще-то ты ее предупредил, что не собираешься жениться.
  Гы-гы, кому и когда это мешало, утащить парня под венец?
  А если сам влюбишься?
  Исключено! Мое сердце еще могло впустить Дашу, хотя этот факт тоже весьма сомнительный, ведь она просто была недоступна, и потому интересна и желанна. А теперь вообще никто никакого душевного трепета не вызывает, только и осталось физическое влечение.
  - Егор, - окликнула девушка, - тебя это расстраивает?
  Нет! Что ты! Я безумно рад!
  - Все в порядке, - спокойно ответил он, - я не притронусь к тебе, пока ты этого сама не захочешь.
  - Спасибо! - просияла Светочка, потянулась к нему и чмокнула в щеку, - Пока!
  - До встречи! - проводил ее взглядом Егор, и уехал.
  Права была горе-пассажирка, мне слишком спокойно жилось, а теперь, что ни день, то сюрпризы! И вообще, какого черта она меня своим братом обозвала! А я еще и подыгрываю ей! Тоже мне, "летний бриз"!
  С фантазией девица...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 2.10.
  
  ГЛАВА 9.
  
  - Опять ты! - вскрикнула Люда и едва не проснулась.
  - Ты не рада меня видеть?
  - Я была бы тебе очень рада, если бы ты не делал всяких глупостей!
  - Каких глупостей?
  - Типа показать мне меня в положении!
  - Хорошо, больше не буду, - спокойно согласился Ангел, - что же ты хочешь увидеть?
  - Тебя.
  - Я тебе уже говорил...
  - Помню я все, - буркнула девушка, - Скажи, доктор ведь хороший?
  - Хороший, - кивнул крылатый, взял ее за руку, и вместе они пошли по залитой солнцем зеленой поляне.
  - А какой он букет мне отправил... - Люда мечтательно вздохнула.
  - Нравится?
  - Очень, - она повернулась к мужчине, почему-то почувствовала его напряженное состояние, - Что-то случилось?
  - Нет, все нормально.
  - Ты грустный.
  - Обычный.
  - Ты ведь не Илья, правильно?
  - А я разве на него похож? - усмехнулся.
  - Нет. Может быть Лев?
  Ангел молчал.
  - Мы вообще уже знакомы?
  Снова молчание.
  - Нельзя, да?
  - Да.
  - Поцелуй меня, это ведь можно?
  - Можно, - согласился Ангел, обнял ее и стал нежно целовать. Люда обхватив его плечи, свозь забытье добралась руками до его крыльев, и запустила пальцы в мягкие перья, а потом совсем потеряла себя...
  
  24 мая, четверг
  Проснулась она в позе эмбриона с ощущением, как если бы к спине прижималась горячая грудь мужчины, его руки обнимают ее, а крылья надежно укрывают и согревают. Она не помнила разговора с ним, но сладкое ощущение его близости оставалось.
  Люда улыбнулась, а взгляд ее упал на цветы. Теплая нега разлилась по телу, приятно лаская каждую клеточку. Не думая о том, доктор ли ее Ангел или нет, она вдруг поняла, что внимание Лёвы ей очень по душе. А близость и того лучше - желанна.
  Встав с постели, она пошла в ванную, принимать водные процедуры и приводить себя в порядок. Когда уже выходила, столкнулась нос к носу с Львом, растерялась и отшатнулась от него. Боясь, как бы она не упала, мужчина поддержал ее, и, убедившись, что она стоит вполне нормально, отпустил.
  - Доброе утро, - смущенно возведя на него глазки, проговорила Людмила.
  - Как твое самочувствие? - кивнув на приветствие, спросил врач.
  - Замечательно, - улыбнулась она.
  - Идем на УЗИ, - скомандовал он, и открыл перед ней дверь палаты.
  - Кстати, спасибо за цветы, - выходя, поблагодарила она мужчину, - мне очень приятно.
  - Я рад, - улыбнулся он.
  Пока они шли по коридорам больницы им в лицо все улыбались и приветствовали, а в спину весело шушукались.
  - Все отделение уже в курсе, что я твоя невеста? - удивленно заметила девушка.
  - Боюсь, что не только отделение, - ухмыльнулся Лев, - те пол года, что я здесь, меня добрые "мамаши" (женщины в возрасте) усиленно пытались пристроить. А тут я сам "пристроился". Мамаши обрадовались и разнесли по всей больнице эту новость.
  - А зачем им это надо?
  - Они видят, как я счастлив каждой новой маленькой жизни, и считают, что мне давно пора обзавестись семьей и ребенком.
  - А ты так не считаешь?
  - Ну, как тебе сказать? - он задумался, но вскоре продолжил, - Мне сначала нужно найти такую женщину, которая не станет ревновать меня к моей работе.
  - Это что проблематично? - не поняла она.
  Вряд ли, - хмыкнул внутренний голос Люды, - Внешне привлекательный, человек вроде неплохой. Какие проблемы?
  - Учитывая специфику моей профессии, немного, - он постучал в кабинет УЗИ и, услышав "войдите", открыл дверь, - Проходи.
  От монитора компьютера к ним повернулся мужчина лет сорока.
  - О, Лев? Привет! - просиял тот, встал, протянул руку врачу и пожал, - А это и есть твоя невеста? - уточнил узист, повернувшись к Людмиле.
  - Она, - кивнул Левушка.
  - Хороша...
  - Глеб! - тормознул его рассуждения молодой доктор, - Нам бы исследование провести.
  - Это понятно, - Глеб вернулся на свое рабочее место, - Вряд ли бы ты привел ее просто познакомиться.
  - Знакомиться с тобой? Только после свадьбы! - рассмеялся Лев, - Люд, устраивайся поудобнее.
  "Невеста" естественно послушалась, легла на кушетку, подняла футболку и приспустила штаны.
  - Вот значит, как ты обо мне думаешь, - с шутливой обидой усмехнулся хозяин кабинета, выдавливая на живот девушки специальный гель, после чего приложил аппарат и стал клацать по клавиатуре, - Ну, смотри сам, - предложил Глеб, и Лев склонился над ним, слегка щуря глаза, - Молодчина, как обычно все чисто.
  - Уверен?
  - Ты своими глазами не видишь? - возмутился мужчина постарше, - Смотри еще раз. Все в норме. Поработал хорошо.
  Лев Алексеевич тяжело вздохнул.
  - Ты чего так разволновался? - обернулся к нему Глеб.
  - У нее проблемы с наркозом, - кивнул на Люду Лев, - еще одна такая чистка и я поседею точно.
  - А, я слышал, - узист подал девушке салфетку, стереть гель
  - Спасибо, - кивнула она, в упор глядя на своего доктора.
  Надо же как он за меня волнуется! А ведь чужой человек по сути! А Илье все равно!
  - Карточка-то ее где?
  - Тебе в общей стопе должны были вчера занести. Захарова Людмила Евгеньевна. Запиши все сам, а мы пошли.
  - Лёв, это значит, ты меня выписываешь? - уточнила Люда по пути обратно в палату.
  - Думаю - да, если и анализы будут в порядке, тебе здесь незачем оставаться, - ответил тот, - у тебя есть кому уколы делать?
  - Да, папа может.
  - Значит и в поликлинику ходить нет надобности. Потом придешь на прием разок к участковому гинекологу, выпишут тебе лекарства, и все. Скоро восстановишься...
  - Лев, - Люде вдруг стали неприятны его слова, было в них что-то отталкивающее, и она остановилась лицом к нему, - букет был только потому, что я твоя "невеста"?
  Мужчина молчал, и девушка, расценив это, как положительный ответ быстрыми шагами направилась в свою палату. Она-то уже размечталась, что с ним у нее может что-то получиться.
  Вот и получилось! Добрый доктор Айболит только репутацию свою спасал!
  Лев сначала с болью смотрел ей в след, а потом побежал за ней, создавая еще больше сплетен. Догнал уже возле порога, затолкал в палату, закрыл дверь и притянул ее к себе. Люда удивленная его поведением, широко распахнула глаза, глядя на него. Но мужчина, ни слова не говоря, прижал ее к стене, и склонился к губам. Сейчас страсти в нем было гораздо больше, чем в первый раз, и ей это понравилось. Почему-то Люда оценила его поцелуй, как терпкий. Она, шкодная по натуре, коварно заводила его. Ее сознание не отключалось, хотя она и наслаждалась происходящим. И потому с ним играла, хоть и делала вид, что ведущий он.
  Стук в дверь услышала только Людмила, поэтому принялась отталкивать его, но Лев не хотел ее отпускать. Она слышала, что кто-то вошел и закрыл дверь, но не смогла увидеть, кто это был. А потому ухватила доктора за волосы и сильно потянула от себя. Тому ничего не оставалось, как оторваться от нее.
  - Мы не одни! - шепнула девушка, повернулась в сторону, где по ее мнению, должен быть вошедший, и увидела собственного отца.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 3.10.
  
  - Вы продолжайте, - посоветовал Евгений с улыбкой, - доктор вызывал у него больше доверия, чем Илья, и он искренне радовался, что дочь переключила свое внимание с этого хлюпика, на нормального мужчину, - Я только продукты поставлю и уйду.
  Лев был готов сквозь землю провалиться, как объяснять все происходящее ее отцу, он себе не представлял, да и что делать - тоже. Он в шоке даже не отошел от нее и руки с ее талии не убрал. Они так и стояли, обнявшись, глядя на гостя.
  - Пап, а ты чего не позвонил? - даже не покраснев, чему врач удивился еще больше, спросила Людмила.
  - Я звонил, это ты, как обычно, с телефоном не дружишь, - сообщила добрейший папочка, убрал скоропортящиеся продукты в холодильник, и повернулся к парочке.
  - Пап, я для него, - дочурка ткнула пальцем в грудь доктора, - официальная невеста.
  - Я рад, - весело сообщил отец, сунув руки в карманы брюк, - только не слишком ли быстро?
  - Не-а, - она рассмеялась.
  - С датой свадьбы тоже уже определились?
  Лев при этих словах подумал, что сейчас его реально женят.
  - Папуличка, наши отношения в стадии развития, - тихо пояснила ситуацию дочь, - только знать об этом никому не нужно, особенно местной заведующей.
  - Не слишком ли у тебя много игр, на данный момент?
  - Ты о чем?
  - О брате.
  - Лев, тебе пора, - скомандовала пациентка, сняла с себя его руки и очумелого вытолкала из палаты, - Па, ну ни при Лёве же!
  - Ну, он же не знает, что у тебя нет брата, - рассмеялся Евгений.
  - Да, но про игры ты зря заикнулся, - нахмурила носик дочь, - Яблоки привез?
  - Да.
  - Хочу, - сказала она, и отец полез за ними в холодильник, - А вообще, игра про брата, я думаю, уже закончилась, - прошла и села на кровать, - Вчера приходил Илья, и я решила с ним расстаться.
  - Ты ему об этом сказала? - вымыв пару яблок, и, принеся их дочери, спросил мужчина.
  - Нет, пока. Спасибо! - взяла фрукт и стала есть, - Завтра меня, вероятно, выписывают, поедем за вещами, тогда и скажу.
  - Лев знает, что ты еще не рассталась с предыдущим ухажером? - устроившись на стуле, поинтересовался отец.
  - Нет, - помотала головой.
  - Лучше скажи. А то глупая ситуация может получиться.
  - Спасибо за совет, я об этом как-то не подумала.
  - Прости за нескромный вопрос. А кто инициатор того, что между вами происходит?
  - А черт его знает, - усмехнулась дочурка, - Может я, а может и он. Все это хоть и быстро, но довольно плавно завертелось.
  - А заведующая вас застукала?
  - Ага, из-за нее я стала невестой.
  - Цветы Илья принес?
  - Нет, Лева с курьером прислал, - покачала головой Люда, для которой казалось кощунственным приписать этот милый букет ее бывшему парню, - Илья умудрился мне притащить единственные мною не любимые цветы - оранжевые герберы. Я их сразу же дежурной медсестре преподнесла.
  Неудачник! - решил Евгений, опять рассмеявшись.
  - Пап, ты не против, если я у тебя поживу немного?
  - Что за вопрос? - возмутился отец, - Хоть насовсем оставайся.
  - Ну, мало ли, - дочь вдруг стала скромной и чуткой к нему, - Может у тебя есть женщина, и я вам буду мешать.
  - Нет у меня женщины.
  - Ты еще...
  - Люд, не надо, - остановил ее речь Евгений, - это бессмысленный разговор.
  - Пап, отпусти свою боль, ты себя ею убиваешь, - Люда, несмотря на свой взбалмошный характер, все же была довольно проницательной, - В последнее время ты стал другим. Ты потух, а жизнь ведь продолжается. Солнце за окном все так же светит, и счастье еще возможно.
  - Все-то ты понимаешь, - нежно улыбнулся ей Женя.
  - Что тут не понятного, - вздохнула она, - у тебя ведь даже седины прибавилось. И, по-моему, тебе пора подстричься.
  - Думаешь? - отец запустил пятерню в волосы, и согласился, - Да пора. У тебя когда экзамены?
  - Через две недели.
  - А вручение дипломов?
  - В двадцатых числах июня.
  - Вы собираетесь это как-то отмечать?
  - Да, ребята уже заказали ресторан на Северном, название его я не запомнила.
  - А чего так далеко?
  - Там кухня хорошая, и цены нормальные, - Люда подозрительно покосилась на отца, - Мне кажется, или ты что-то задумал?
  - Не кажется, - Евгений улыбнулся, - Я Оле взял путевку в лагерь на июнь...
  - Ты с ума сошел, она туда не поедет, - рассмеялась девушка, - это же расставание с Никитой на двадцать один день!
  - В том-то и дело, - кивнул папа, - как я понял, он оканчивает школу, сейчас экзамены начнутся, Ольга ему только мешать будет. От тебя требуется им обоим это доходчиво объяснить, у тебя это хорошо получается.
  - Бросаешь меня на амбразуру! - вздохнула дочурка и надкусила второе яблоко.
  - За это тебе воздастся. Подумай, куда бы тебе хотелось съездить, предположительно к морю.
  - Так сразу и не скажу...
  - У тебя пока есть время. Единственное, что меня беспокоит - с кем ты поедешь? Одну мне не хотелось бы тебя отпускать. Подозреваю, что с матерью тебе будет не интересно, да ей и самой отдохнуть нужно, а подруга Яна мне не внушает доверия, она еще более безрассудная, чем ты.
  - У тебя есть предложение?
  - Нет. Поэтому тебе придется найти или вменяемую подругу, или товарища. Второй вариант предпочтительнее, сама знаешь почему.
  - А если Лёва?
  - Он неплохой человек. Но подозреваю, могут возникнуть некоторые сложности.
  - Какие?
  - Он взрослый и самостоятельный, на альфонса не похож, если согласится, захочет сам все оплатить, то есть тебе придется быть скромнее в своих пожеланиях.
  - А ты не хочешь со мной поехать? - это она предложила не без задней мысли, но отец подвоха не просек.
  - Во-первых, мне придется согласовывать свои перемещения с братцем. Во-вторых, у Даши в новом доме ремонт, ей нужна будет помощь...
  - Пап, - оборвала его Людмила, - у Даши помимо тебя есть муж и подруги. А тебе надо от нее отвлечься. Я понимаю, что ты эгоистом никогда не был, но сейчас самое время подумать о себе. А то ты, как добрый волшебник, всем помогаешь, радуешься чужому счастью, а своего-то нет.
  - Тебя не смущает тот факт, что нас не примут за отца и дочь?
  - Мне вообще все равно, кто и что подумает, - отмахнулась она, а голове ее уже зрел план с кем-нибудь свести отца.
  - Ну, хорошо, тогда определись с местом, и можем отправляться сразу после вручения диплома.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 4.10.
  
  Днем Люда решила выйти в парк, взяв с собой учебник. Сидя на скамейке недалеко от входа на территорию больницы, она учила необходимый ей материал, не замечая происходящего вокруг, поэтому вздрогнула, услышав знакомый голос.
  - Привет! Ты чего вчера сбежала? - спросил Илья, садясь рядом с ней, - И почему меня к тебе не пустили?
  - А почему тебя должны были пускать? - спокойно усмехнулась девушка, не отрываясь от книги, - Ты мне кто? Муж, отец, брат?
  - Люд...
  - Илья, я решила, что нам пора расстаться, - произнесла она будничным тоном. А все потому, что не испытывала к нему никаких возвышенных чувств.
  Когда она прошлым летом узнала, что небезразлична ему, то просто пожалела его, и согласилась несколько раз встретиться. Он не надоедал ей и в душу никогда не лез, потому казался понимающим, а на деле - безразличным эгоистом, правда поняла это она только сейчас. А месяцев восемь назад это ее привлекло. Некоторое его внимание ей было приятно, да и при более близком контакте он не оказался ей противен. И она увлеклась им, просто потому, что ее устраивала легкость их отношений. Илья не предлагал ей ничего серьезного, и от нее ничего не требовал. Это ей полностью подходило, поэтому четыре месяца назад они переселились в съемную квартиру, которую он сам мог оплачивать.
  Отец предостерегал, что она может привязаться к Илье, но этого не произошло. Она так и не почувствовала его неотъемлемой частью своей жизни. Просто потому что не слишком часто с ним виделась. Весь день она проводила в университете. После занятий, как правило, шла в библиотеку заниматься дипломной работой. Вечером приезжала домой, готовила, они вместе ужинали, еще пару часов проводили вдвоем, и Илья уезжал в клуб почти на всю ночь.
  Иногда она ехала с ним, и почти всегда в таких случаях приходилось укладывать кого-нибудь на лопатки, потому что фраза "Мой парень - ди джей, который сейчас у пульта" никого не только не отпугивала, но еще и смешила. На данный момент почти все постоянные обитатели заведения знали Люду в лицо и не трогали, а в прошлое воскресенье трое "залетных" захотели с ней поиграть и потому, подоспевшая охрана их вышвырнула из клуба.
  - Ты решила? - вскрикнул молодой человек, - А меня ты спросила?
  - А чего тебя спрашивать? - удивилась Люда и, улыбнувшись, повернулась к нему, - Я не хочу больше с тобой встречаться. Какие еще могут быть вопросы?
  - Как это не хочешь?
  - Вот так, не хочу и все.
  - Год хотела, а теперь не хочешь?
  - Илья, ты перешел допустимую грань, - стала она объяснять, - Мы бы продолжали встречаться, если бы ты не придумал сделать мне ребенка. Ты ошибся, решив, что у меня не будет выбора, и я выйду за тебя. Узнай я раньше о том, что беременна, пришла бы на аборт, а ты бы об этом даже не узнал. Мне глубоко безразлично, что ты чувствуешь сейчас. Мне больше не нужны подобные сюрпризы, тем более, что они не такие безобидные, как тебе кажется. Мне было очень больно, а ты даже не позвонил мне ни разу за двое суток, даже когда от моих родителей узнал, что случилось. Это так ты меня любишь?
  - У меня телефон сломался.
  - Знаешь, любая проблема решаема, если ее хотят решить, - так же спокойно прокомментировала это Людмила, - А ты просто не хотел этого делать.
  - Людмила Евгеньевна!
  Девушка обернулась на голос со стороны входа в гинекологию, увидела Льва спешащего к ней и улыбнулась.
  Он увидел ее веселую и на первый взгляд беззаботно беседующую с каким-то парнем из окна комнаты отдыха, куда заглянул, чтобы выпить кофе. Ревность захлестнула его с головой. Лев понимал, что обязан остановиться, но уже бежал к выходу. Он знал, что не должен привязываться к ней, и уж тем более обнадеживать ее, но к своему стыду не мог совладать с собой. Его необъяснимо тянуло к этой девушке. Это казалось ему сумасшествием. Сам Лев ассоциировал себя с котом, пляшущим вокруг баночки с валерьянкой. Но, даже представляя столь глупую картину, он шел на поводу своих желаний. В коридоре он столкнулся с медсестрой, сообщившей, что его "невесте" пора под капельницу, и теперь у него хоть благовидный предлог появился, чтобы к ней подойти, не акцентируя внимания на их отношениях.
  - Что же вы здесь сидите? - спросил врач, едва не танцуя от радости, от ее искренней улыбки в его адрес, - У вас процедуры. Пора капельницу ставить.
  - Лев Алексеевич, скажите, в котором часу меня завтра выписывают? - Люда чувствовала, что он ревновал. Самолюбие ее было польщено, и настроение от того быстро поднялось.
  - Надо проверить все ли вам прокапали, - пожал тот плечами, - но думаю, вечером будете уже дома.
  - Слышал? - повернулась девушка к Илье, и жестко добавила, - Чтобы вечером был дома!
  Встала и направилась к зданию, а Лев пошел рядом, предварительно бросив убийственный взгляд в сторону парня, а тот в растерянности так и остался сидеть на лавке.
  - Спасибо, что пришел, - тихо проговорила она, глядя себе под ноги. Дальнейшее выяснение отношений с Ильей ее не прельщало.
  - Это кто? - в тоне его не было ревности, только интерес.
  - Папаша, - вздохнула Люда, но он никак не отреагировал, - Мой бывший. Мы только что расстались.
  - Уверена?
  - Да, завтра с папой поедем за вещами.
  - Вы уже жили вместе?
  - Немногим меньше полугода.
  - Скажи, что за цирк был сегодня утром? - Лёва никак иначе это назвать не смог.
  - Почему цирк?
  - Мне кажется, твой отец несколько странно отреагировал на происходящее
  Вообще-то Лев в тот момент думал, что скандала не избежать, ее папаша отчитает его, как школьника, за совращение дочери, и к тому же начальству нажалуется, не выясняя при этом обстоятельств произошедшего. Но когда он сказал "продолжайте", молодой врач перестал что-либо понимать, а тот, словно в насмешку, добивал своим спокойствием.
  - Тебя послушать мы вообще странная семейка, - весело рассмеялась она.
  - Не могу не согласиться, я так и думаю.
  - Папа просто терпеть не может Илью, - стала объяснять Люда, - учитывая его реакцию, могу с уверенностью сказать, что ты ему понравился больше.
  - Я смотрю, у тебя очень теплые отношения с отцом, - заметил мужчина, пропуская ее в помещение.
  - Ага, я папаина дочь, - с улыбкой согласилась она.
  - А про какие игры он говорил?
  - Одна из них называется "невеста", а другая уже закончилась, поэтому нет смысла о ней вспоминать, - быстро пробормотала она и продолжила без перехода, чтобы он не смог удержать тему, - Лёв, а ты на приеме работаешь?
  - Да, два дня в неделю.
  - А я ведь могу приходить на прием к тебе, а не в поликлинику по месту прописки?
  - Имеешь право, - кивнул он и открыл перед ней дверь палаты.
  - Тогда я в дальнейшем так и буду делать, - заявила пациентка, проходя к кровати, отложила учебник на тумбочку и легла, - а то наша местная грымза мне в прошлом году умудрилась внематочную диагностировать, что было в принципе не возможно, так как у меня на тот момент уже полгода никого не было. Но она не вняла моим заверениям, и за малым не отправила на операционный стол. Я думала, при этой новости папу кондратий хватит. Он меня тогда еще в три больницы возил, и везде сказали, что я здорова. А когда приехали к ней с этими заключениями, орала, что вокруг одни дилетанты, а я скоро по их вине на тот свет отправлюсь. Отец тогда ее чуть не убил, накатал жалобу и проверку наслал. Только вот недавно я узнала, что она опять там работает.
  - А зачем ты к ней вообще обращалась? - врач безболезненно ввел иголку в вену.
  - Ангина у меня была сильная. Под ливень попала, вся насквозь промокла, и дома не прогрелась, как следует, вот и заболела. Когда уже вылечилась, пришли месячные и оказались очень болезненными. Я, по настоянию мамы, пошла провериться, и началась эпопея... после такого к врачам вообще нет желания ходить. А тут ты появился. Такой добрый заботливый. Я тога была очень удивлена...
  - А уж как я был удивлен, - усмехнулся Лев, вспомнив ночь их знакомства, и глянул на часы, - Извини, мне пора. Поспи, тебе полезно.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 5.10.
  
  Глава 10.
  
  В конце рабочего дня, Евгений, вняв совету Милы, решил съездить подстричься к Лене. Дашина подружка неожиданно стала его другом, и он раз месяц или три недели ездил к ней в салон приводить в порядок свою шевелюру и попутно болтать по душам. И после таких вот разговоров ему становилось странно легко, независимо от того, о чем шла речь. Поняв это однажды, Женя назвал это общение энергетическим вампиризмом. Однако Лена не выглядела после этого, как выжатый лимон. То есть, заряжая его положительной энергией, она не испытывала дискомфорта. Поэтому он без зазрения совести продолжал от нее "подзаряжаться", только подсознательно чувствуя, что это ему и чаще делать не помешало бы.
  - Алло, Лен, привет! - дозвонился ей мужчина, считая, что о своем приезде лучше предупредить, и оказался прав.
  - Привет! - отозвалась девушка, - Если можешь, говори быстро.
  - Могу, - согласился тот, - Хочу подстричься. Ты можешь это организовать?
  - Жень, честное слово, - ей было очень неудобно ему отказывать, - у меня еще три часа расписаны по минутам. Если не торопишься, давай лучше завтра в обед. А нет, приезжай к пол девятому. Только тогда в качестве оплаты повезешь меня домой, моя машина сломалась.
  - Хорошо, я сегодня приеду, - решил Евгений, не потому, что платить не хотел, а потому, что у нее "машина сломалась". Быстро раскинув мозгами, он понял, что она задерживается дольше обычного. До дома придется добираться общественным транспортом, и он еще будет довольно полон, значит, присесть ей не удастся, а она целый день на ногах - устала. Отвезти ее, ему было не сложно, а поправку внешнего вида он подумал перенести на завтра.
  Отключив связь, мужчина вернулся к работе, но через полчаса уже вышел и двинулся прочь из офиса. Проезжая мимо цветочных рядов, он вдруг почувствовал, что хочет купить ей букет. Однако быстро проскочил мимо, боясь, что она может это расценить, как ухаживание, а он из ранга друзей переводить ее не собирался. Другом она была ему гораздо дороже.
  Когда подумал про "дороже", разозлился на себя, и вдавил педаль газа.
  Не хватало еще Леной увлечься!
  Чем это тебе Лена не нравится?
  Она хороший человечек. Не хочу ей портить жизнь.
  Уверен, что испортишь?
  На все сто!
  Этот небольшой внутренний диалог происходил уже второй раз. И Женю это сильно беспокоило. Приехав домой, он принял душ, переоделся в темно-синие джинсы и на тон светлее футболку-поло, быстро съел бутерброд, выдвинулся к Лене.
  Припарковаться удалось прямо напротив входа в салон, на стеклянной двери которого уже висела табличка "закрыто", хотя в приемной еще горел свет, но на ресепшене никого не было. Женя потянул дверную ручку, но она не поддалась, и он снова позвонил девушке.
  - Я уже у двери, - сообщил он, услышав ее голос.
  - Минуту, сейчас открою, - она отключилась, вскоре пришла и впустила его, тут же защелкнув замок, обратно, - подожди немного, у меня еще клиентка в кресле.
  - Где мне лучше остаться? - уточнил Женя.
  - Где хочешь, - девушка помчалась обратно к себе в кабинет.
  - Я там не помешаю? - он пошел за ней, решив, что сидеть здесь одному ему будет скучно.
  - Нет.
  Лена вернулась к своей работе, а Евгений устроился на диванчике, точно таком же, как и в приемной. Еще минут двадцать девушка колдовала над макияжем и укладкой клиентки, после чего назвала немаленькую цифру в денежном эквиваленте, мужчина даже глаза шире распахнул. Но глянув на девицу, спокойно отсчитавшую купюры и передавшую их мастеру, он подумал, что оно того стоило. Выглядела она спокойно, неброско, хотя и приметно, но главное - аккуратно - в духе самой Лены.
  - Присаживайся, - протянула руку к мойке хозяйка.
  - Я думаю, тебе на сегодня достаточно, - покачал головой мужчина.
  - Уж как-нибудь сама разберусь...
  - Брось, Лен, - улыбнулся он, - я же вижу, что ты устала.
  - А зачем ты приехал? - мастерица оторопело посмотрела на него, но думать себе о чем-либо запретила, так как это чревато.
  - Тебя домой отвезти, - безмятежно сообщил Женя.
  - С тем же успехом я могла и такси вызвать.
  - Я хочу помочь. А стричься приеду завтра в обед.
  - Ладно, не буду тебя уговаривать, - Лена тяжело вздохнула, - я и правда очень устала. Сегодня все, как сговорились. У меня обычно все по записи приходят. А тут... сначала подружка забежала, потом одна постоянная клиентка попросила ее вклинить срочно, а потом еще две. Последней хотела отказать, но она пообещала заплатить в два раза больше. Я хоть и не бедствую, но лишнее на дороге не валяется, к тому же постоянными клиентками разбрасываться нет желания.
  - Не оправдывайся, я все понимаю.
  Редкий экземпляр! - буркнула про себя Елена, не переходя на личности, зная, что этот товарищ запросто может ее подслушать.
  - Мы едем? - поторопил ее мужчина.
  - Да, - она кивнула и сняла фартук.
  
  Женя помог ей опустить ролл-ставни и двери закрыть, после чего они сели в машину.
  - Куда тебя везти? - спросил он.
  - Мне к родителям нужно, а они живут в том же районе, что и ты.
  - Это радует.
  - Как Люда? Даша сказала она в больнице.
  - Да. Завтра уже выписывают, - Женька широко улыбнулся, вспомнив сцену в палате дочери, - Врач хороший попался.
  - Я ошибаюсь или врач - мужчина, - предположила девушка, почувствовав его настроение.
  Кажется, меня все-таки пробивает что-то вроде телепатии.
  - Не ошибаешься, - усмехнулся он, - И Людмила умудрилась его соблазнить.
  - Ну, она у тебя красивая девушка, к тому же весьма обаятельная, потому это не удивительно.
  - Не поверишь, но меня это радует!
  - Почему же не поверю? Не слепая, все вижу своими глазами - сияешь, как лампочка Ильича.
  - Думаю, ты бы на моем месте тоже радовалась, что она бросила своего придурковатого хлюпика Илью. Он заявился к ней только на вторые сутки, а до этого даже не позвонил ни разу.
  - Однозначно - гад!
  - Это в то время, как один случайный попутчик, когда она в университете в обморок упала, на руках носил, и домой доставил - абсолютно посторонний человек, - мужчину захлестывали эмоции, - а потом доктор - такой же посторонний, сидел над ней пока в себя не пришла! И как это называется?
  - Это говорит о том, что хорошие люди еще не перевелись. А Илья - обычный - каких к несчастью большинство. Кстати, если у нее с доктором ничего не получится, надо будет ее с Егором свести - он хороший парень.
  - И ты туда же! - Женя рассмеялся, - Даша мне вчера то же самое предлагала.
  - Значит я права...
  - Отрицать бесполезно. Дарья уже все придумала.
  - Она у нас не промах.
  - Это да, - он кивнул, - Лен, к тебе есть небольшая просьба.
  - Какая?
  - У Людмилы в двадцатых числах вручение диплома, нужно ее к этому дню оформить.
  - Говоришь, как о вещи, - скривилась девушка.
  - Хорошо, скажу иначе, - согласился он, - Моя дочь - мой бесценный алмаз, которому нужна огранка. Так лучше? Твою работу я сегодня имел возможность видеть и оценить. Мне понравилось, что ты сотворила с той девушкой, и хочу, чтобы Люда выглядела не хуже.
  - Хорошо, только узнай у нее конкретное число, чтобы я ее записать могла.
  - Понял, спрошу. Подсказывай, куда ехать.
  - На следующем перекрестке направо.
  Женя подозрительно покосился на свою пассажирку, так как его дом находился в той же стороне.
  - Что ты на меня так смотришь? - усмехнулась Лена, - Да, мои родители живут недалеко от тебя, всего-то на три улицы ниже. И, ты будешь смеяться, но Даша с Мишей купили дом здесь же, еще на две улицы вниз от нашей, причем на этом варианте настаивал Мишка.
  - Весело, - это все, что мог сказать Евгений.
  Он остановился у ворот, вышел и выпустил девушку. В тот же момент со двора выбежал мальчик, и кинулся к Лене. Она нежно обняла сына и поцеловала в макушку.
  - Привет, мой любимый! - прижимая его к себе, тихо проговорила мама.
  - Привет! - сынишка обернулся к мужчине, - Здравствуйте! Я Георгий, можно просто Жора.
  - Привет! - улыбнулся тот, - Евгений, можно просто Женя!
  Жень, не надо! - взмолилась про себя Лена, не знакомившая своих мужчин с сыном, а уж друзей и подавно. Она знала, что сыну не хватало отца, хоть и виделись они иногда. Но тот был мямлей, а не настоящим мужчиной. Поэтому все мужское закладывалось в Георгия только ее отцом, дедом мальчика. А сейчас она трезво оценивала ситуацию. Евгений обаятельный пример мужества запросто мог привлечь внимание ее сына и привязать к себе. Осознанно или нет уже другой вопрос. Но тот факт, что сына-то у него нет, а с не своими детьми он умело обращался, давал еще большие поводов для опасения.
  Почему? - удивился Захаров, настроившийся на волну ее мыслей.
  Она поняла его взгляд. Но что она могла ему объяснить сейчас? Поэтому только покачала головой.
  - Жор, кто там? - раздалось из-за калитки, а вскоре в дверях появилась мама Елены, - А, Леночка... - она замолчала на полуслове, обернувшись к мужчине.
  - Мам, это Женя, мой друг, - ...товарищ, брат - продолжила мысленно дочь, и обернулась к Захарову, - Моя мама, Мария Александровна.
  - Друг, значит! - мать лукаво оценила "друга", не веря в дружбу мужчины и женщины вообще, и поняла это иначе, а именно, как кандидата в отцы внуку, - Пойдемте ужинать "друзья"! - и направилась во двор.
  Жора убежал вслед за бабушкой, Лена было двинулась следом, но повернулась к Жене.
  Он тушевался.
  - Идем, - улыбнулась она.
  - Ты уверена, что это удобно? - засомневался он, понимая, что Мария Александровна сделала неправильный вывод относительно него.
  - Да, - легко согласилась девушка, и они оба вошли.
  - Лен, твоя мама восприняла меня не как друга, а кое-кого гораздо ближе, - решил он предупредить ее.
  - Тебя это сильно смущает? - она очень устала, и ей уже было все равно, кто и что не правильно воспринял, не понимая до конца создавшегося положения. О сыне-то она подумала, а вот о своей скромной персоне - нет.
  Он остановился и посмотрел на нее в упор.
  - Лена, меня это не смущает. Только интуиция подсказывает, может выйти глупая ситуация.
  - Включи телепатию и успокойся.
  - К несчастью, одно с другим не совместимо, - пробурчал мужчина себе под нос.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 6.10.
  
  Они пришли в беседку, где Мария Александровна накрыла стол, а сейчас добавляла приборы.
  - Присаживайтесь и чувствуйте себя, как дома! - радушно пригласила их хозяйка, - Митя сейчас тоже спустится.
  - Благодарю! - Евгений вопросительно взглянул на Елену, желая уточнить, кто такой "Митя", забыв, что она вообще-то Дмитриевна.
  - Папа, - присаживаясь на лавочку, тихо ответила она, поняв, что его интересует, мужчина кивнул и сел рядом.
  Хозяин дома не заставил себя долго ждать, и появился спустя пару минут в сопровождении внука, поведавшего, что у них гость.
  - Добрый вечер! - мужчина поприветствовал Евгения, протянул руку через стол и представился, - Дмитрий Павлович.
  - Евгений, - кивнул в ответ тот.
  - Можно просто Женя, - добавил мальчик, и взрослые, как по команде, все разом строго на него посмотрели.
  - Можно, - улыбнулся виновник опалы на мальчика, тем самым заработав еще один плюс в свою копилку в глазах Жоры.
  - Чему мы обязаны вашему присутствию? - спросил отец Лены, так как дочь почти никогда никого домой не водила.
  - Сломанной машине вашей дочери, - усмехнулся Женя.
  - А что с ней?
  - Пап, ты же знаешь, я в отношениях с машиной только водитель, - нахмурилась девушка, накладывая себе в тарелку только салат, - Колесо правое переднее стучит. Мы с Георгием посоветовались, и решили, что это не нормально.
  - Хорошо, в выходные я отгоню ее в автосервис, - вздохнув, сказал хозяин.
  - Я могу завтра утром прислать водителя, - предложил Евгений, повернувшись к Лене, - если поломка не слишком трудоемкая, вечером тебе ее вернут.
  - Жень...
  - Один телефонный звонок меня нисколько не затруднит, - остановил он отказ.
  - А человек, которому ты звонить собрался?
  - Он числится у меня в штате. Разомнется немного, а то только просиживает штаны в приемной.
  - И чем вы, Евгений, занимаетесь? - спросила Мария Александровна после такого заявления, подкладывая мужчинам, и внуку в том числе, мяса по-французски.
  - Благодарю! - улыбнулся гость на проявленную заботу, - У меня сеть ювелирных салонов по Южному Федеральному округу.
  Лена удивленно обернулась к нему.
  - Ты не знала? - усмехнулся мужчина, весело глядя на нее, - я думал Дарья и это рассказала.
  - Все, что касается работы, у Даши в голове хранится, как в архиве, - прокомментировала его слова девушка.
  - А как вы с Леночкой познакомились? - снова спросила мама.
  Подробности не обязательны, - подумала Лена, зная, что он ее слышит в данный момент и продолжила поглощать салат, сосредоточенно глядя в тарелку.
  - Я у Лены...
  Молчи! - вскрикнула она про себя, догадавшись, что он сейчас может брякнуть.
  Почему? - не понял он и опять обернулся к ней.
  Я женский мастер. За мужчин не берусь.
  А я?
  Исключение.
  Поздравляю, ты научилась со мной мысленно общаться!
  - ...в салоне стригусь регулярно, - улыбнувшись Лене, продолжил он и повернулся к ее родителям, - сегодня, правда, припозднился, вот и подвез домой. Оказалось, что мы за малым не соседи. Я живу на три улицы выше. Кстати! Могу тебя завтра подбросить на работу, мне ведь по пути.
  - Полагаю, отказываться бесполезно, - вздохнула девушка, на что он только кивнул.
  - А с Дарьей вы тоже знакомы? - уточнила внимательная женщина.
  - Да, она вела два моих бракоразводных дела.
  - Мне кажется, вы что-то не договариваете, - прищурилась хозяйка, переводя взгляд с дочери на мужчину и обратно.
  Лена устало вздохнула.
  - Мам, мы с Женей Дашиных детей крестили, только я Лизу, а он Лешу, - призналась она.
  - А, ну теперь понятно, - протянула удовлетворенная женщина, - Стало быть вы, Евгений, были дважды женаты. Что ж развелись?
  - С моей первой женой мы вступили в брак в довольно юном возрасте, - Женя стал рассказывать дежурную версию, - Спустя пятнадцать лет мы сильно изменились, а все прекрасное изжило себя. А второй раз вообще было глупостью жениться. Развелись уже через три месяца.
  - Что так?
  - Она мне изменяла. А я не из тех людей, кто станет это прощать.
  - Вы вероятно ее просто не любили.
  - Вы правы. Не любил.
  - А дети у вас есть?
  Жень, прости, мама решила устроить тебе форменный допрос.
  - Да, две дочери. Старшей двадцать два, младшей почти тринадцать...
  
  Лена с матерью убирали посуду со стола, заносили ее в дом, когда мама притормозила ее на кухне, чтобы чуть-чуть посекретничать.
  - Дочь, мужчина целиком положительный, - заметила Мария Александровна.
  - Я знаю, мама, - согласилась девушка.
  - Что ты знаешь? - улыбнулась женщина, - Ты понимаешь, что он не будет долго один?
  - И что?
  - Как это что? Какой хороший был бы отец Жорке.
  - Мама, мы с Женей только друзья.
  - Ты можешь говорить мне все, что твоей глупой душе заблагорассудится, только я уж заметила какое между вами замечательное понимание. А это, поверь мне, дорогого стоит.
  - Мама! - весело возмутилась Лена. Не объяснять же ей, что это самое понимание происходит благодаря Жениной телепатии.
  - Что "мама"? Я уже скоро тридцать два года мама. Леночка, твое женское время медленно и верно уходит, с каждым годом все быстрее. Жорочке нужен сильный мужчина. Митя хоть и старается с ним по строже, но все же балует его. А тебе не мешало бы подумать и о втором ребеночке. Сыну десять, ты и не заметишь, как он вырастит, а ты останешься совсем одна. Ты не представляешь, как это горько.
  - Ты-то откуда это знаешь? - усмехнулась дочь, - Я-то всегда с вами была.
  - Поняла в те полгода, когда мы в ссоре были. А к Жене ты присмотрись. Общение между вами легкое...
  - Мам, он сам по себе легкий в общении, - возразила Лена и покачала головой.
  - Леночка, ты не видишь того, что вижу я со стороны, - вздохнула мама, - он хоть и не ухаживает за тобой, но проявляет внимание. По-вашему, называемое дружеским. А по-моему вы оба просто пытаетесь скрыть, что вас друг к другу влечет.
  - Это ты уже совсем!
  - Вот скажи мне, когда в последний раз ты приводила в дом мужчину?
  - Мишка в прошлом году приезжал.
  - Мишу мы не будем брать в расчет - этот замечательный экземпляр мужчины всегда с самой вашей юности был ангелом хранителем вашей троицы, и теперь оказывается не просто так. Кто помимо него к нам приезжал? Я помню какого-то Виктора года так три назад, заявившегося спонтанно, и слинявшего при виде Жорика.
  - После него был еще Братислав.
  - Венгр?
  - Поляк.
  - Да уж, только поляков нам до полного счастья не хватает, - проворчала женщина, - однако учитывая, что я его не помню, нет смысла и говорить о нем. А Женю я, да и папа думаю присоединится к моим словам, мы мало того, что не забудем, ...
  - Мама, остановись, - добродушно рассмеялась дочь, убирая оставшиеся после ужина продукты в холодильник, - Я его не собиралась вести домой, за меня это сделала ты. С моей стороны было невежливо его выпроваживать. Он меня просто подвез...
  - Ты можешь сколько угодно оправдываться, - отмахнулась матушка, - только все это бессмысленно...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 8.10.
  
  Придя утром на работу, Егор остановился в приемной.
  - Нин, ты случайно не знаешь, как можно связаться с этой Оксаной? - спросил он, предварительно поприветствовав девушку.
  - Знаю, а вам зачем? - хитро улыбнувшись, уточнила не в меру любопытная секретарша.
  - Много будешь знать, скоро состаришься, - выдал парень крылатую фразу.
  - Че с ней связываться? - Нина надула губки обиженно, - Она сама вчера мне звонила. Сказала, если ты не придешь, куда договаривались, она тебя уроет.
  - Хм, очень радужная перспектива! - рассмеялся начальник и удалился в свой кабинет.
  День прошел спокойно без сюрпризов, эксцессов и потрясений. Егор в хорошем настроении вернулся домой, привел себя в порядок, поел и в назначенное время прибыл на мост к торговому центру "Тихий Дон".
  Оксана появилась еще через двадцать минут. Он заметил ее еще издали, в ярко красном платье спускающуюся по Буденовскому проспекту. Походка ее слишком нервная уже не предвещала ничего хорошего, а парню стало невообразимо смешно в предчувствии бури. Когда он уже мог различить выражение ее лица, понял, что на него несется фурия. Он стоял к ней лицом, засунув большие пальцы обеих рук в карманы потертых, не по моде, а от времени, джинсов. Торс его обтягивала черная выгоревшая майка, больше подходящая для спортзала, нежели для свидания. Он специально так оделся, чтобы ей не соответствовать, предположив, что девица должна быть на свидании чудо как хороша.
  Подойдя к нему, Ксюша сразу же замахнулась на него ладошкой с острыми красными ноготками. Но Егор не мог ей позволить расцарапать ему лицо, ему еще работать завтра, поэтому поймал ее за запястье. Если бы в ее другой руке не было маленькой сумочки, она и ей бы замахнулась, но от бессилия только ругнулась сквозь зубы и топнула ножкой, метая молнии из глаз.
  - Неплохое начало, детка! - развязно улыбнулся парень и скользнул взглядом в глубокое декольте платья, - Хм, неплохо, - промурлыкал как кот у нее над ухом, - настоящие?
  Девушка поперхнулась словами, и уже собралась двинуть его коленкой промеж ног, как тот отошел в сторону и пошел вверх по проспекту.
  - К тебе или ко мне? - довольно громко спросил он, и некоторые прохожие даже обернулись на них с улыбками.
  - Заткнись, придурок! - покраснела Ксюша и поспешила за ним.
  - А что тебе не нравится? - удивленно обернулся он к ней, - Мне раздеваться быстро, а тебе, - он снова окинул ее плотоядным взглядом, внутренне смеясь, - еще быстрее.
  - Ты вообще-то меня в ресторан приглашал, - напомнила Оксана.
  - Ты забыла, что сама напросилась? - усмехнулся парень, но она ничего не ответила, - Извини, малышка, у меня на ресторан средств нет. Пойдем в одну неплохую забегаловку.
  - Какую забегаловку?
  - Увидишь.
  - Егор, перестань придуриваться! - вскрикнула девушка.
  - Что значит "придуриваться", - ухмыльнулся тот, - Я вообще всегда такой. Это на работе приходится быть правильным мальчиком. Кстати, как тебе Смирницкий?
  - Нормальный дядька, - вздохнула Ксюша.
  - Даа! А чего ты тогда меня отметелить хотела?
  - За то, что ты меня ему подсунул.
  - Если бы кое-кто не решил бы за мной проследить, то и не попал бы в руки Бориса Ивановича.
  - А если бы...
  - У него репутация порядочного человека. На тот свет или в тюрьму он вряд ли собирается, поэтому не станет ее портить.
  - Свинья!
  - Борис Иванович?
  - Ты!
  - А я не отрицаю. Гад еще тот. А Смирницкий - джентльмен.
  - Он старик.
  - Зато может удовлетворить твои запросы, явно не маленькие, а я нет.
  - Ты только поэтому от меня отказываешься?
  - Детка, я бы провел с тобой несколько жарких ночек, если конечно это не придется оплачивать в каком бы то ни было эквиваленте, но не больше.
  Ксюшу эта речь не могла не взбесить, ей снова захотелось его ударить, но Егор опять увернулся. Более того он поймал ее, обнял далеко не нежно и облапал пониже спины.
  - Нравится? - насмешливо спросил он.
  - Нет!
  - Врешь, - мягко улыбнулся парень, склонился к ее ушку, провел по раковине язычком и прикусил мочку, - Может все-таки обойдемся без бара и пойдем ко мне? Вот увидишь, будет хорошо. Уйдешь на рассвете, ни минуты не поспав ночью.
  - Отойди от меня! - прорычала Ксюша, которой хоть и понравилась его ласка, но все обращение в целом слишком сильно отталкивало, контрастируя с обходительностью Смирницкого.
  - Егор? - раздалось удивленное справа от них, и парочка обернулась.
  - Асенька, привет! - парню стало еще веселее, он развернулся к девочке в пол оборота, придерживая Оксану одной рукой.
  - Это кто? - спросили девушки в один голос.
  - Ась, познакомься, это Ксюша - имеет на меня виды, - продолжал строить из себя идиота Егор, - Ксю, прошу любить и жаловать, Алиса - моя бывшая девушка. Ась, а ты здесь какими судьбами?
  - К тебе приехала.
  - Зачем?
  - Поговорить.
  - О чем?
  - Ну, не здесь же... - стушевалась девушка.
  - Ась, я считаю, мы еще два дня назад все выяснили, - тяжело вздохнул парень и, подняв взгляд поверх головы Алисы, увидел, что в их направлении еще и Света идет, поэтому поспешил отойти от Оксаны.
  - А я думаю...
  - Девочка, тебе русским языком сказано, - вмешалась Ксюша, - проваливай.
  - Помолчи, не с тобой разговариваю!
  - Зато я с тобой!
  - Девочки, вы конечно можете потешить мое самолюбие и подраться, - посмеиваясь, произнес парень, глядя на них, - только вот я не оценю, у Аси будут проблемы с мамой, а у тебя, Ксюня, с господином Смирницким. Все. Адье!
  А дальше он под пораженно раскрытые рты обеих девиц, направился к Светлане, став сама нежность. Девушка, увидев его, скромно улыбнулась и скоро попала в его аккуратные объятья.
  - Привет! - тихо проговорил он, положив руки ей на талию и мимолетно поцеловал, - Ты на работу?
  - Да, - радостно ответила она.
  - Пойдем, провожу, - предложил Егор, под одобрительный кивок, переложил ее ручку себе на предплечье, и повел вниз мимо Оксаны и Аси. Поравнявшись с ними, обернулся, подмигнул, посмеиваясь, и помахал свободной рукой.
  
  - Ты знала, что он так популярен? - спросила Ксюша, провожая взглядом парочку, когда дар речи вернулся.
  - Про тебя и ее, - Ася кивнула на девушку, которую обнимал ее бывший парень, - нет. А вот то, что у него есть еще одна беременная - да.
  - Итого уже четыре...
  
  - А кто те две девушки, с которыми ты общался? - уже пройдя мимо них спросила Светочка, не чувствуя однако ревности.
  - Одна - моя бывшая, - и не подумал скрывать это Егор, - другая хотела стать нынешней.
  - А та, что в красном платье, которая из них?
  - Вторая.
  - И ты от нее отказался?
  - Да.
  - В мою пользу?
  - Да, а почему тебя это удивляет?
  - Она же гораздо красивее, - Света смущенно опустила ресницы. Девушка в красном показалась ей очень эффектной, а себя она считала невзрачной серой мышкой.
  - Это у тебя заниженная самооценка, - сразу определил Егор, - к тому же "на вкус и цвет товарищей нет".
  - Даже если так, она ведь ярче.
  - Но я ведь не ворона, - он усмехнулся.
  - Да, ты коварный ворон.
  - Чего вдруг я стал "коварным"?
  - Ты ведь меня соблазнил.
  - Вот как раз тебя я еще не соблазнял.
  - А вчера?
  - И вчера, - Егор решил перевести тему, - А ты чего сегодня поздно на работу идешь?
  - Я работаю с девяти до трех.
  - И что потом одна домой добираешься?
  - Раньше меня парень встречал, а теперь брат, - грустно вздохнула Светлана.
  - А чего вы расстались?
  - Ревнивый он сильно, да и не верил мне совсем. А ты?
  - Похожая история, - коротко отозвался Егор, не желая вдаваться в подробности, - Так, - стал он вслух размышлять, спускаясь по ступенькам на набережную, - учитывая, что сейчас я за тобой ухаживаю, то и встречать тебя будет моя обязанность. Ты с братом уже договаривалась?
  - Да, он сегодня с друзьями в местном клубе будет гулять, а потом и меня заберет.
  - Вы так уже делали? - парню не понравился такой вариант.
  Еще бы мне это понравилось. Это ведь получается, что все будет наоборот, а именно Света будет встречать пьяного брата и тащить домой на себе.
  - Да, - безмятежно ответила девушка.
  - Светик, извини, я тебя сегодня отвезти домой не смогу, - все же он понадеялся на возможное благоразумие неведомого брата, - У меня завтра напряженный день, и нужно хорошо выспаться. Ты запомнила, где я живу?
  - Чего тут запоминать, мы мимо твоего дома сейчас проходили.
  - Подъезд?
  - Первый от реки.
  - Правильно, - вздохнул он, - если вдруг что-то случится, звони и беги ко мне. Запомни код от двери: два, четыре, шесть - три первых четных числа последовательно.
  - Егор.
  - Что?
  - Ты почему так обо мне печешься?
  - Потому что ты девушка.
  - Ты благородный?
  - Вот как раз с родом у меня все плохо, - нахмурившись, выдал он, вспомнив своего отца.
  - Ты о чем?
  - Да, так не бери в голову. А пекусь я, потому что несу некую ответственность за тебя, так как мы встречаемся.
  - Довольно взрослое суждение, - заметила Светочка, учитывая, что не один из ее ухажеров ничего подобного не выдавал, а ее старший братец и подавно.
  - Да, я вроде не маленький мальчик, - ухмыльнулся Егор.
  - Да, только от твоих сверстников услышать такое большая редкость.
  - Каждый человек формируется в силу обстоятельств и условий воспитания. Возникает два варианта развития событий "вопреки" или "потому что". "Вопреки" - это когда в семье, допустим, алкоголиков, хотя такой пример мало вероятен, вырастает сильная личность, способная обеспечить свою жизнь самостоятельно. А "потому что" - когда в такой же семье и дети становятся, как и их родители. Обратные варианты тоже бывают. Когда родители холят и лелеют свое чадо, а оно становится отбросом общества, не желая быть таким, каким его желают видеть близкие. Причин и следствий масса, примеров еще больше. Рассуждать можно бесконечно. Ясно только одно - каждый выбирает свою дорогу сам, под влиянием или без совсем другой вопрос, только вот происходит это не тогда, когда человек уже взрослый и может что-то разумно выбрать, а еще в детстве. Правда понимаешь, правильная ли это дорожка или нет значительно позже. Кто-то начинает себя ломать и пытаться что-то изменить, а кто-то считает себя слабым и плывет по течению, хотя оно может и не нравиться.
  - Очень зрелые мысли, - прокомментировала его Светочка, - Скажи, а ты в силу каких обстоятельств стал таким?
  - Отец подонок, пришлось рано повзрослеть, - буркнул Егор, и тут же закрылся от каких-либо расспросов на эту тему, и Света, глядя на него, это поняла и приставать не стала.
  - А я, вероятно слаба и плыву по течению, - подумав, сказала она, - И жизнь моя довольно заурядна и спокойна.
  - Почему слаба?
  - Потому что еще ничего самостоятельно не решаю, это за меня делают родители, а я и не сопротивляюсь.
  - Ваши желания столь гармоничны?
  - Нет, я просто не хочу с ними лишний раз ссориться. Они в меня душу вкладывают, хотят для меня всего самого лучшего, и я отвечаю им тем же.
  - Если бы тебе это было так уж неприятно, ты бы нашла в себе силы протестовать. Если ты чего-то очень сильно захочешь, а они будут не согласны с тобой, ты сможешь им об этом сказать. Просто, видимо, не было еще такой ситуации.
  - Возможно, - Света пожала плечами и обернулась к парню - они уже подошли к кафе, где она работала, - Мне пора.
  - Звони, если понадоблюсь, - растянул губы Егор, потянул к себе одной рукой, легко поцеловал и отпустил, - До встречи!
  - Пока! - ответила девушка и ручкой помахала, как ребенок, сжимая пальцы в кулачок.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 9.10.
  
  Пока женщины уединились на кухне, мужчины оставались в беседке, разговаривая на отвлеченные темы. Но потом у Дмитрия Павловича зазвонил телефон и он, извинившись, отошел в сторону, оставив гостя с внуком.
  - Ты не в курсе, что у вас сегодня на десерт? - спросил Женя мальчика.
  - Ничего, - вздохнул тот грустно, - бабушка сегодня ничего не успела приготовить. Мама вон только приехала с работы. А все сладкое мы с дедом еще вчера употребили.
  - Тогда я сейчас быстренько съезжу в магазин и вернусь, - решил мужчина, поднимаясь из-за стола, смущенный, что приперся в дом с пустыми руками.
  - А можно с вами?
  - Можно, только родных предупреди, - не видя в этом ничего плохого, согласился он.
  - Хорошо, я сейчас деду скажу, - у мальчика глаза заискрились задорным блеском, и он побежал к Дмитрию Павловичу, дернул пару раз за руку, сообщил, что хотел, тот кивнул, а Жора не уточняя ему ли это адресовалось, вернулся к гостю, - можем ехать!
  - Идем, - улыбнулся Евгений и направился вместе с ним к выходу.
  - Классная у вас тачка! - восхитился мальчик, уже за воротами.
  - Нравится?
  - Ага.
  - Хочешь порулить?
  - А можно?
  - Раз предлагаю, значит можно, - кивнул мужчина, открывая дверь. Приподнял руль выше, сел сам, посадил мальчика себе на колени. На большую дорогу он выезжать не собирался, а по поселку движение было слабое, точнее его практически не было. Ехали они конечно медленно, и по прямой, но восторгу мальчика не было предела - за рулем он сидел в первый раз, - Так сейчас я сам, - предупредил Жору мужчина, так как нужно было преодолеть более оживленную улицу, и тот опустил руки.
  Только они повернули, как увидели гаишников с радарами, и что хуже, полицейские их тоже приметили и скоро палочкой им махнули. Когда Женя остановил авто, мальчик было рванулся на пассажирское сиденье.
  - Сиди, - коротко и спокойно попросил его хозяин машины и открыл окно.
  - Лейтенант Коротков, - представился полицейский, - почему ребенок за рулем?
  - Да, вот, приучаю сына чувствовать машину, - передавая свою красную корочку, объяснял Евгений, но не видел, как мальчик при этом сжал пальцы на баранке и зажмурился, - так сказать воспитательный процесс.
  - А-а, - лейтенант вернул документ и хмуро вздохнул, - всего доброго. И лучше выберете место поспокойнее.
  - Спасибо за совет! - улыбнулся водитель, закрыл окно и поехал дальше, - Испугался?
  - Ага, я думал, нас сейчас оштрафуют, - признался Георгий восторженно, не видевший спасительного документа Евгения.
  - У дяди Короткова просто хорошее настроение было, вот и отпустил нас, - усмехнулся Женя, не пытаясь объяснять истинную причину, почему ему не выписали штраф, - ты только больше никого не упрашивай так покататься, а то вдруг попадется какой-нибудь злой полицейский.
  
  - Лен, Жора здесь? - спросил отец, войдя на кухню.
  - Он же был с тобой во дворе, - удивилась девушка.
  - Поздравляю! Твой хахаль увез твоего сына! Тьфу! А с виду-то приличный!
  - Папа, подожди осуждать человека, - Елена кинулась к телефону, - Женя не мог... - она быстро нашла его номер в последних входящих вызовах и скоро услышала гудки, а потом и его голос, - Жень, ты где? Жора с тобой?
  - Да. Мы в магазине, вернемся через десять-пятнадцать минут, - ответил тот безмятежно, - скажи у него ни на что аллергии нет?
  - Нет, - вздохнула она, упав в кресло.
  - А как родители относятся к мороженому?
  - Нормально.
  - Ну, значит, сейчас выберем и приедем, - сообщил он и отключился.
  - Ну, что? - взволнованно требовала мама.
  - Сейчас приедут, - улыбнулась Лена, - Пап, ты о Жене ничего такого даже не предполагай. Я ему доверяю, как самой себе.
  - Чего вдруг?
  Лена и сама задумалась об этом, но не смогла ответить. Доводы вроде "он хороший человек", "я его знаю" или просто "он не стал бы этого делать" отец вполне мог опровергнуть, сказав, что это только слова. Но она знала, что ожидать опасности со стороны Захарова наиглупейшее занятие. И потом она была с ним рядом, когда он был очень зол и практически невменяем, но ее не тронул, а это уже кое-что значило.
  - Он не станет причинять вред человеку, если он того не заслужил, - ответила девушка смущенно.
  - А если в его понятии ты заслужишь вреда?
  - Папа! Он Дашкиного мужа бывшего огрел всего один раз, хотя тому и больше не помешало бы! - возмутилась дочь, - По-твоему, это мало о нем говорит.
  - Митя, успокойся, - попросила его жена, подойдя и приобняв за плечи, - Мужчина просто уделил внимание нашему внуку. Будет очень хорошо, если они подружатся...
  - Мам, ты с ума сошла! - дочь поняла - случилось то, чего она боялась, а именно сближение сына с посторонним человеком, то от чего она его постоянно ограждала.
  - Доченька моя, повторяю тебе еще раз, - Мария Александровна нежно улыбнулась ей, - таких мужчин очень мало. А если они с Георгием найдут общий язык, это будет счастье.
  - Я еще раз вам повторяю, мы только друзья!
  - Хорошо, только пусть твой друг станет другом и твоего сына, вам всем это пойдет только на пользу, - уверенно заявила мама не без задней мысли.
  
  Они препирались до тех пор, пока в дом не влетел счастливый Жора.
  - Мы торт мороженое купили! - вскрикнул он, - идемте есть! - и убежал в беседку к Жене.
  - Вот видишь, все уже и без тебя решено, - прокомментировала это мать и пошла за посудой под десерт, - иди к гостю, а ты, Митя, мне поможешь.
  Лена опять вздохнула, понимая, что мать не переубедить, и пошла во двор.
  - Вы чего не предупредили, что в магазин едете? - с укором спросила она Женю с сыном.
  - Так ведь я деду сказал! - удивился мальчик.
  - Он в тот момент по телефону разговаривал, вероятно, не понял, - предположил Евгений, примостившись на перилах беседки, чувствуя себя виноватым.
  - Мама, представляешь, я сегодня был водителем, - восторженно стал рассказывать Жора, - самым настоящим - я рулил.
  - Понравилось? - мама улыбнулась, едва не давясь слезами. Она не ожидала, что они так быстро смогут сблизиться.
  - Да!
  - Иди пока бабушке с дедушкой помоги, - попросила она, желая поговорить с Женей.
  - Ага, - мальчик послушно убежал в дом.
  - Прости, я не сразу понял, что делаю, - виновато проговорил мужчина, как только он скрылся из вида.
  - Теперь понял?
  - Да.
  Он осознал это, когда в магазине кассирша назвала его отцом мальчика. Георгий только что счастливо реагирующий на все и вся, вдруг вспомнил своего непутевого папашу и понурил голову, а Женя, заметив это, положил ему руку на плечо, в поддерживающем жесте. Ребенок поднял на него грустный взгляд, и Захаров, ласково ему улыбнувшись, захотел совершить для него какое-нибудь чудо, чтобы только исчезла эта грусть.
  - Какой сделал вывод? - спросила Елена, чувствуя, что это может ей не понравиться.
  - В воскресенье идем в дельфинарий, - улыбаясь, сообщил он. А вот после этого предложения, Женя ощутил серьезность происходящего. Мальчишка запрыгал на месте от радости, не стесняясь, обнял его и счастливо зажмурился. Его искренность заставила задуматься Евгения, и получалось, что он не может ограничиться одним походом дельфинарий, просто потому, что Жора уже вверился ему, и если он вдруг исчезнет, мальчику станет больно, а это ни есть хорошо.
  - Издеваешься? - хоть девушка и предполагала нечто подобное, учитывая, что Захаров не из тех, кто бежит от ответственности, но все же была шокирована.
  - Нет.
  - Ты хочешь еще больше привязать его к себе?
  - Приручил, значит в ответе, - серьезно заявил Евгений, - навык приходящего отца у меня уже имеется, у Жоры один папаша есть, будет и второй.
  - А меня ты спросил?
  - Спрашиваю, - весело кивнул, - Пойдешь с нами?
  - Не смешно.
  - Знаю. Но раз уж так получилось, поворачивать назад уже поздно.
  - Скажи честно, - Лена сложила руки на груди и склонила голову на бок, подозрительно глядя на него, - Ты просто хочешь сына, а Жора тебе понравился?
  - Не исключено, иначе я вряд ли назвал бы его сыном, - криво усмехнулся тот, коря себя за то, что не смог придумать ничего лучше в свое оправдание перед лейтенантом полиции.
  - Что?!!
  - Нас гаишники остановили, - объяснил Захаров, - выдал первое, что пришло в голову, Георгий в тот момент у меня на коленях сидел.
  - Боже! - Лена устало опустилась на лавочку и закрыла лицо ладонями. Плечи ее вздрогнули.
  - Лена, - Женя тут же сел рядом с ней, зная, что женские слезы не выносит вообще. Для кого как, а для него это было самое сложное испытание. Злиться он не мог - считал, что не имеет права. К тому же в этом случае, по его мнению, слез могло многократно прибавиться. Повернуться и уйти тоже не мог - не по мужски. Оставалось только успокаивать. А вот с этим у него было очень плохо. Потому что за пятнадцать лет семейной жизни у него выработался некий способ, почти рефлекс. Но в случае с Леной он был не применим. Только вот при виде ее судорожно вздрагивающей, он терял над собой контроль, - только не плач, мужская физиология это плохо выдерживает, - он обнял ее за плечи, - пожалуйста, успокойся, а то я сделаю еще что-нибудь очень глупое...
  - Что может быть "еще" глупее? - потягивая носом, она открыла глаза и посмотрела на него, находящегося сейчас так близко.
  - Например, поцеловать тебя, - он сейчас вряд ли думал, что говорил, но правда в том, что со своими женщинами он всегда так делал, за исключением дочерей, а не свои при нем не рыдали, поэтому ничего умнее в голову и не приходило, - проверено, помогает неплохо.
  - Дурак... - пробормотала девушка.
  - Согласен...
  - ...это не глупо... это... - слова застряли в ее горле, скованном неведомой железной рукой лишая возможности спокойно дышать и потому в голову прилила кровь, и закружила все вокруг в вихре танца, оставляя перед собой только его приближающееся лицо с бирюзовыми сияющими глазами. Она забыла, что хотела сказать, и что еще минуту назад плакала. Руки упали на колени, во всем теле появилась еще большая усталость. Отстраниться не было сил, а притяжение росло. Она уже была уверена, что поцелую быть, но вдруг поняла, что это надо остановить, и самое главное она знала, как это сделать.
  - Близнецовый эффект... - тихо проговорила девушка практически в его губы.
  Женю отбросило от нее, как ошпаренного, а она глубоко вздохнула.
  - Извини, я забылся, - бросил он коротко, встал и отошел к перилам беседки. Он злился на себя. За то, что не замечая того, приручил мальчика, просто будучи самим собой. За то, что сейчас чуть было не перешел допустимую грань их дружеских отношений с Леной. Ведь тогда может возникнуть и другая привязанность, гораздо более сильная. А учитывая, что у него был безрассудный близнец, это могло создать, прежде всего девушке, большие проблемы. А он этого не хотел.
  Из дома вышел Жора с кружками в руках, быстро подошел и расставил их на столе.
  - Мам, ты с нами пойдешь в дельфинарий? - спросил он.
  - То есть, то, что ты идешь, уже не обсуждается? - поддразнила его Лена.
  - Ты что меня не пустишь? - у мальчика округлились глаза от неожиданности.
  - Мы пойдем вместе, если это будет во второй половине дня, - пояснила мама, повернувшись к Жене, и он кивнул.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 10.10.
  
  Было еще достаточно светло. Егор немного прогулялся по набережной и пошел к дому. Возле его пятиэтажки на детской площадке ссутулившись на скамейке сидела Ася, ждала его. Понимая это, парень недовольно вздохнул и сел на лавочку напротив нее.
  - И? - пытливо взглянув в ее глаза, он оперся локтями о колени и сложил руки в замок.
  - Кто была эта девушка? - не ответила Алиса.
  - Замена тебе, - дрогнули уголки губ. Он ее совсем не понимал.
  Зачем ко мне приходить, если уже видела собственными глазами, как я целуюсь с другой? Странная логика! Значит, когда ей донесла сестрица, что я целовался с "белобрысой", она закатила истерику. А теперь... что теперь ей надо? Неужели восстановить все в прежнем варианте? А сцена с Ксюшей тоже не произвела впечатление?
  - Страшненькая, - равнодушно произнесла девушка, хотя при этом нервно теребила пальцы.
  - Мне нравится, - спокойно на это отреагировал парень, зная, что сказано это нарочно, чтобы его позлить или унизить.
  - У тебя плохой вкус.
  - Верное замечание, - кивнул и усмехнулся, глядя прямо на нее, и девушка смутилась, - Ты что-то хотела мне сообщить?
  - Да, - она прерывисто вдохнула воздух, - Я не выпила таблетки.
  Егор мгновенно изменился в лице.
  - Почему? - зло, едва не заскрежетав зубами, спросил он.
  - Я хочу быть с тобой.
  - Ася, какая же ты глупая! - процедил парень, за малым не теряя самообладания, - Ты себе не представляешь, во что это может вылиться. Я ясно дело не брошу собственного ребенка, но ты от моего присутствия рядом с тобой будешь всю жизнь страдать. Я не люблю тебя, а теперь и не уважаю. И это еще хуже. Я не стану с тобой больше даже просто спать в одной постели, чтобы ты таким же образом мне еще одно несчастное чадо не подарила. А потому буду тебе регулярно изменять. Тебя такой вариант устроит? - девушка упорно молчала, опустив взгляд, и Егор продолжил, - Ты сама еще ребенок, а уже рожать собралась. Кстати, когда будет точно известно, залетела ты или нет?
  - Недели через две, три точно.
  - Когда узнаешь, мне позвонишь, а пока у меня нет желания видеться с тобой! - встал и ушел домой.
  Он сразу лег спать, но сон не шел. Одолевали тяжелые мысли. Слишком уж неприятный разговор у него состоялся с Асей. Он совсем не хотел на ней жениться, да еще и получить в родственницы ее мамашу. Он больше не испытывал к Асе никаких положительных эмоций. Она сама все убила всего-то за пару дней. Он не хотел становиться отцом ее детей, да и вообще отцом. Когда в прошлом году Даша сообщила, что ждет двойню, она не пыталась его таким образом женить на себе, и чувствовал он себя иначе. Если бы она тогда захотела, он бы стал и отцом и примерным семьянином. Но когда она отказалась от его помощи в этом вопросе, он не сразу, но вздохнул с облегчением. Она поверила в него, дав еще больше сил и желания трудиться себе и другим во благо, становясь на ноги все крепче. Он очень хорошо запомнил ее слова про орла и воробушка, и очень хотел стать этим самым орлом. Поэтому понимал, что с семьей пока следует повременить. А тут Ася, да еще так подло. Ведь он ей сразу все объяснил, а она ему на зло не выпила таблетки, и скорее всего залетит. Закон подлости в этом ей поможет!
  Проворочавшись в постели около часа, он все же отправился в царство Морфея.
  Среди ночи его разбудил звонок в дверь. Интуиция его на этот раз не подвела - пришла Света, причем вся в слезах. Только он открыл дверь, она бросилась к нему на грудь и разрыдалась. Обнял ее нежно, успокаивающе погладил по волосам, коснулся губами виска.
  - Пойдем, - он захлопнул дверь, и повел ее на кухню, включил свет, посадил на стул, налил воды и протянул ей, - Пей, успокаивайся, и рассказывай, желательно быстро.
  Девушка живо опустошила стакан и попыталась дышать спокойно.
  - Брату пыталась дозвониться полчаса, - начала Света и судорожно потянула носом воздух, - Кафе уже закрыли, а его не было. На набережной такси не нашла. Решила подняться к Тургеневской, на остановку. На лестнице подвернула ногу и чуть вскрикнула, привлекла внимание пары пьяных типов. Они пошли за мной, отпуская грязные шуточки. Когда поравнялась с твоим домом они меня догнали и полезли лапать. Не знаю, как я от них вырвалась, но успела добежать до твоего подъезда и закрыть за собой дверь до того, как они до нее добрались. Все. Испугалась просто.
  Пока рассказывала, успокоилась, только что сопеть продолжала.
  - Нога болит?
  - Нет, видимо сустав сразу на место стал, - Света, наконец, очухалась и обратила внимание на парня, стоящего прямо перед ней, опираясь ягодицами и руками о край кухонного стола.
  Спеша к двери, он и не подумал одеться. В пижаме он никогда не спал, да и не имел ее вовсе, поэтому теперь был в одних боксерах. Девушка, забыв, что нужно покраснеть, закусила нижнюю губу, прогуливаясь взглядом по его торсу не накачанному, но и далеко не хилому, однозначно приятному девичьему глазу.
  Егор заметив, что ее заинтересовало, ухмыльнулся, понял, что ночная гостья пришла в свое нормально состояние.
  - Идем, я покажу тебе спальное место, - предложил он, желая поскорее заснуть, - сообщи как-нибудь родным, что не придешь сегодня. Полагаю, ложь типа "я осталась у подружки" будет наилучшим вариантом, так как меня они не знают.
  - Может мне лучше такси вызвать? - предположила девушка, теперь любуясь его видом сзади, так как шла за ним.
  - Я часа через четыре сам могу тебя домой доставить, - сообщил он, открыв комнату, - Надеюсь, ты не имеешь никаких глупых предрассудков?
  - Ты это о чем сейчас? - не поняла девушка.
  - Это комната моей бабушки. Она умерла четыре года назад. После того я сделал только небольшую перестановку, хотя здесь требуется некоторый ремонт...
  - Егор, - Света смутилась своих мыслей, - а я могу с тобой остаться.
  - Боишься призраков?
  - Нет. Просто... мы ведь уже выяснили, что ты человек порядочный... - она почему-то была уверена, что плохо ей с ним не будет в любом случае, как бы не развивались события, поэтому решила, что тянуть с первым более близким контактом нет смысла.
  - Не уверен, что это хорошая идея, - остановил ее парень, считая, что ей сначала надо к нему привыкнуть.
  - Нормальная, - тихо пробормотала она, отведя взгляд.
  - Ладно, только не играй со мной слишком жестоко, - согласился тот, - а то я не сдержусь.
  А что мне еще делать, если девушка сама себя предлагает?
  - А я тебя об этом и не прошу, - прошептала Светочка, как если бы это были мысли вслух, но он ее слышал.
  - Смелая ты, однако, - усмехнулся Егор, - у тебя точно еще не было мужчин.
  - Точно, - почти с обидой буркнула та.
  - Заходи, ложись, я сейчас подойду, - выпалил он и закрыл за собой дверь. Он вышел, чтобы она смогла спокойно раздеться. Ведь если он будет делать это сам, то заведется, а удовлетворить желание сегодня точно не получится, значит, нужно быть аккуратным. Он постучал спустя три минуты. Услышал одобрительный отклик и вошел. Светлана по шею скрылась под простыней (так как в комнате даже с открытым окном было тепло, Егор одеялом не укрывался) и с некоторым страхом смотрела на него. Парень ей мягко улыбнулся, выключил свет и лег рядом на спину, якобы собираясь спать. Девушка придвинулась к нему и легла на плечо. Он переложил руку, чтобы обнять ее, и она стала еще ближе. Груди его коснулась кружевная ткань ее лифчика, а еще через пару секунд ее мягкие горячие губы, очень робко, но искренне. Дрожащие пальчики легли на живот. Егор тяжело сглотнул, но остался неподвижен. Не в первый раз в его постели оказывалась девственница, поэтому тот факт, что девочке нужно узнать его всего на ощупь, был известен. И он давал ей такую возможность.
  - Я могу делать все, что хочу? - еще больше осмелела Светочка, чувствуя, что он не просто так не проявляет активности.
  - Можешь, - шепнул Егор, подозревая, что сейчас ему станет еще хуже и не ошибся.
  Легкими прикосновениями, поглаживая его торс одной рукой, Света додумалась проложить дорожку поцелуев к его уху, где слегка прикусила мочку, а потом перешла к губам, уже совсем не робко играя с ним.
  - Где насмотрелась? - глухо спросил парень, прижимая ее к себе.
  - Тебе нравится? - уточнила девушка.
  - Да, - выдохнул он, расстегивая ее бюстгальтер, провел руками по ее плечам и спустил бретельки, немного задержавшись на небольшой груди.
  Света полностью освободилась от предмета одежды, отбросила его на пол, и снова потянулась к губам Егора, чувствуя, как ее грудь напрягается, прикасаясь к нему.
  - Подозреваю, теперь моя очередь, - предположил он, опрокинув ее на спину.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 14.10.
  
  25 мая, пятница
  
  Будильник зазвенел уже через два часа, извещая о том, что Егору пора на пробежку, но подниматься сейчас у него не было желания, он перевел его, и снова провалился в сон еще на полчаса. Но следующий звонок его не разбудил, Светочка после бессонной ночи тоже была не в состоянии проснуться, и потому он проспал. Рстормошила его все же Света в начале девятого. Когда он увидел, сколько времени на часах, подскочил с кровати и метнулся в ванную. Девушка пока его не было, спокойно оделась.
  - Извини, Солнышко! - вернувшись в спальню, Егор стал быстро одеваться, - Если я повезу тебя домой, то опоздаю на работу.
  - Да ладно, - махнула та рукой и улыбнулась, - сейчас уже общественный транспорт нормально работает. Я в ванную.
  - Только не задерживайся, - попросил парень, застегивавший пуговицы рубашки.
  - Хорошо, - откликнулась девушка от двери из спальни.
  Егор наскоро застелил постель, подхватил пиджак и вышел в коридор, где столкнулся со Светой.
  - Прости, - неловко отшатнулась от него девушка.
  - Готова? - уточнил парень уже обуваясь.
  - Да, - она влезла в балетки, взяла свою сумочку и обернулась на хозяина квартиры, - А ты классный, когда при параде, - заметила Светочка и улыбнулась.
  - Про "не влюбляться" помнишь?
  - Помню, - кивнула и вышла вслед за ним, - Это я к тому, что тебе костюм очень идет. А вчерашний твой прикид нет.
  - Вчера я не хотел выглядеть, каким являюсь, - пояснил Егор, захлопнул дверь, взял девушку за руку и, они вместе помчались по лестнице.
  - Почему?
  - Хотел отвязаться от девицы в красном платье.
  - А просто послать ее нельзя?
  - Веришь, пробовал, - Егор рассмеялся, - не помогло.
  - Я так понимаю, вокруг тебя постоянно вьются девицы.
  - Ну...
  - О! Не скромничай!
  - Хорошо, не буду. Только своим девушкам я не изменяю, если ты об этом.
  - Почему я?
  - А почему ты мне все-таки оставила свой номер телефона?
  - Понравился.
  - Вот и ты мне, - весело улыбнулся Егор, - Я сам по себе человек не особо спокойный, каким многим кажусь, поэтому девушка мне нужна сдерживающая меня, умиротворяющая, позитивная. Ты мне показалась такой.
  - Да, я прямо ангел со стороны, - усмехнулась Светлана.
  - Все, котенок, тебе пора, твоя маршрутка, - Егор быстро поцеловал девушку, посадил в авто, и отправился к себе в офис.
  
  Утром Женя, как и обещал накануне, приехал к дому родителей Лены вместе с водителем.
  - О! Евгений, идемте завтракать! - встретила его Мария Александровна.
  - Благодарю великодушно, но вынужден отказаться, - улыбнулся тот, - Уже завтракал. Скажите, Лена уже собралась?
  - Да, я уже готова, - поспешила к нему из дома Елена, - Доброе утро.
  Захаров обернулся на ее голос. Не сдержался и прошелся оценивающим взглядом, не лишенном довольства, по ее точеной фигурке, начиная с длинных ног обутых в светлые босоножки на высоченном каблуке, бледно зеленого платья до середины бедра, подчеркивающего тонкую талию и аккуратную грудь. Гордая осанка, мягкие линии рук с тонкими пальчиками. Вьющиеся волосы водопадом разбросаны по плечам. Подбородок вздернут не менее гордо и независимо, губы чуть растянуты в улыбке, голубые глаза в пушистом обрамлении ресниц светятся пониманием того, что он ее сейчас откровенно разглядывает. И это в первый раз за полгода их знакомства!
  - Привет, - весело отозвался Евгений, и выдал то, что его заинтересовало в первую очередь, учитывая последовательность осмотра, - Ты как в такой обуви работать собралась?
  - Нормально, - пожала девушка точеным плечиком, удивленная его вопросом, - Я всегда в таких хожу.
  Будь моя воля, я бы тебе все каблуки по отпилил! - чуть было не брякнул Женька, но вдруг понял, что ведет себя по меньшей мере странно, при их дружеских отношениях, и закрылся, считая, что и взгляд был непозволительный и вопрос излишне заботливый.
  - Познакомьтесь, это Виктор! - представил он водителя остававшегося до этого за его спиной, - Мария Александровна, вы не могли бы показать ему машину и отдать ключи?
  - Да, конечно.
  - А нам с Леной пора ехать.
  Захаров напрягся. Он по-прежнему был с девушкой обходителен, но его собственное поведение в отношении нее его самого сильно смущало, хотя по большому счету ничего особенного и не происходило. Тот факт, что она его очень хорошо понимает, еще больше настораживал.
  С чего бы это?
  Он вдруг стал анализировать происходящее между ними, и с ужасом понял, что не все так просто, как ему бы хотелось.
  Вот, какого черта я поперся вчера встречать ее с работы? Друг хренов! А эта выходка с ее сыном? Идиот!
  - Жень, у тебя что-то случилось? - спросила Лена уже в машине, когда он выезжал на большую дорогу.
  - Нет, все нормально, - отмахнулся тот.
  - Мне-то ты этого не рассказывай, - усмехнулась она глядя на него, - Я же вижу твое настроение.
  - И меня это удивляет, - пробормотал он в полголоса.
  - Почему? - прозвучало искреннее удивление.
  - Помнится, я тебе однажды объяснял принципы некоторого бессловесного общения людей...
  - Жень, не говори глупостей, - нахмурила она носик, - Я только проявляю участие, а ты уже напрягаешься.
  - Как так получается, что я тебе ничего не сказал, а ты все поняла?
  - А ты что, не применяя свою телепатию, никогда никого не понимаешь просто без слов по взгляду, или ты не видишь в каком настроении человек?
  - То есть, ты хочешь сказать, я переборщил в своем самокопании?
  - Не знаю, о чем ты там думал, но раз поставил вопрос таким образом, скорее всего - да.
  - Лен, прости.
  - За что?
  - Вообще.
  - Странный ты какой-то сегодня, - вздохнула она.
  - Это потому что ты сегодня очень красивая.
  Лена осмотрела себя, не нашла ничего необычного, только что платье новое, а так все как всегда. И не прихорашивалась она сегодня перед зеркалом два часа. Глаза только слегка подкрасила, а на губы блеск нанести забыла. И вообще, она сегодня проспала, поэтому собиралась очень быстро, и волосы только что вымыть и высушить успела, а на укладку времени уже не осталось, поэтому и распустила их по спине, намереваясь уже в салоне над собой слегка поработать.
  Потом она вдруг вспомнила вчерашние увещевания матери, и повернулась лицом к своему сегодняшнему водителю. Взгляд ее в этот момент был совсем не таким, как всегда. Она смотрела на него не как на друга, а только как на мужчину, так же оценивающе, как он сделал это несколькими минутами ранее. Она вообще-то не сомневалась, что он привлекательный товарищ, только вот не думала никогда, что и ее-то он тоже привлекает.
  Черт, он же может услышать!
  - Что именно ты от меня хочешь скрыть? - тут же прозвучал его вопрос.
  - Ничего, - как можно более спокойно ответила Лена, и отвернулась к боковому окну.
  Еще не хватало...
  - Ладно, не стану тебя пытать, - сжалился Женька над девушкой, - обещаю больше без необходимости не подслушивать.
  - А откуда мне знать, когда у тебя возникнет необходимость? - справедливо заметила девушка не без усмешки.
  - Хороший вопрос, - он обаятельно улыбнулся став прежним легким Женей, - Извини, должен тебя огорчить, иногда это происходит спонтанно.
  - То есть при тебе лучше вообще не думать о том, что тебе лучше не знать?
  Улыбка мужчина сделалась еще шире.
  - Что?
  - Я и на расстоянии могу, - рассмеялся он.
  - Вот же гад! - возмутилась Елена весело, - Черт меня дернул с тобой связаться! И этот черт - Дашка!
  - Не правда! - Захаров искренне рассмеялся, -Ты сама ко мне приехала.
  - Да, но познакомилась-то я с тобой не без ее участия.
  - Это только череда случайностей.
  - И с сыном моим ты тоже случайно нашел общий язык.
  - Ты же знаешь, я вообще легок в общении.
  - Знаю, - вздохнула она.
  - Почему ты не живешь с его отцом?
  - У него своя семья.
  - А всего рассказать не можешь? - попросил Женя осторожно, - Или это все еще болезненно?
  - Нет, это уже давно отболело, - она покачала головой, - Это был банальный роман студентки и преподавателя. Я наивно влюбилась в него еще на третьем курсе. Он старше меня на двадцать лет, но выглядел моложаво. Казался сильным и властным, настоящим мужчиной. Я робкого десятка никогда не была. Сама к нему подошла и объяснила ситуацию. Он, как порядочный, сначала сильно возмущался, и выгнал. А потом сам и подкатил. Так и завертелось. Мы встречались два года. Родителей я познакомила с одним обаятельным мальчиком, и периодически с ним прогуливалась куда-нибудь. Знала я, что меня не поймут. Мне же было все равно - я любила. Дело шло к окончанию университета. Я стала понимать, что с выпуском все может закончиться. Анфиска родила, и я глядя на нее тоже захотела ребенка. Некоторая безалаберность моего партнера пошла мне на руку. К вручению дипломов я была уже на третьем месяце. Каникулы провела у Анфискиных родителей на море. Когда вернулась, мама решила меня на работу устроить. Пришлось рассказать ей, почему меня никуда не возьмут. Конечно, она меня осудила. Мы с ней тогда очень сильно поссорились, и я убежала к отцу Георгия. Тогда-то он и упал в моих глазах, сказав истеричное: "Я не знаю, что делать!"
  - А чего ты хотела? - усмехнулся Женя, хотя знал, что сам-то он не свалил бы все на нее одну.
  - Это сейчас я понимаю, что сама виновата, а тогда я ждала его радости нашему ребенку, какой-то поддержки, даже если бы он и не предложил мне выйти за него, предварительно разведясь. А он первое, что придумал - отвезти меня к хорошему врачу на аборт, или куда-нибудь в деревню, чтобы как-нибудь незаметно родила и оставила ребенка, где придется. Его ребенка! Тогда я уехала к своей родной бабушке по отцу и жила у нее, пока не появился Жора. Папа, когда узнал всю историю, нашел моего преподавателя и лицо ему разукрасил. Чтобы он остановился, тот стоял на коленях и умолял дать ему мой адрес. Папа дал. И он приехал, пообещал, что даст сыну имя и фамилию и даже при выписке из роддома встретил. Но на этом между нами все закончилось. Любовь моя прошла очень быстро, кроме презрения больше ничего не осталось. Он хоть и приезжает к сыну иногда, но общаться с ним нормально не может. Сводит куда-нибудь и все. Всякий раз спрашиваю Жору, о чем они разговаривали, он говорит, что папа все время молчал. Это учитывая, что у него есть дети. Я потом часто задумывалась, почему влюбилась в него. Но ответ напрашивался только один - он первоклассный преподаватель, и я это видела, а семьянин никакой, недаром же он мне постоянно жаловался на свою жизнь, жену, детей, которые его постоянно доставали и всякое такое прочее. В общем, отец у Жоры хоть и есть, но по сути своей его нет.
  Когда ты вчера так легко сократил дистанцию, я сразу поняла, что это может иметь последствия, но не думала, что это может произойти так скоро. Я никогда не стремилась его знакомить с кем-либо из своих мужчин. Как правило, после знакомства с ним ухажеры растворялись.
  - Почему? - удивился Женя, - Он не производит отталкивающее впечатление. Нормальный веселый мальчик.
  - А он, при виде моего кавалера спрашивал: "Ты мой новый папа?" - объяснила Лена, на что мужчина рассмеялся, - Те с кем отношения доходили до знакомства с родителями, оказывались маменькиными сынками, которым чужие отпрыски даром не нужны. Одна мамаша мне так сказала, а сынок ей возразить не посмел.
  - Ты до сих пор на него за это в обиде? - понял Евгений.
  - Не то чтобы в обиде, просто мне это было тогда очень неприятно, осадок остался до сих пор.
  - Какой осадок? - возмутился Женя, - Он же просто слабак! Зачем тебе умной, сильной и уверенной в себе женщине взрослый ребенок?
  Она вдруг весело растянула губы.
  - Чего вдруг тебя пробило на комплименты?
  - Какие "комплименты"? Я только факты констатирую.
  А-а, - Лена подозрительно на него покосилась, - темнишь ты Захаров.
  - Во сколько ты сегодня стричься приедешь? - спросила она, понимая, что молчание затягивается.
  - В обед, как и договаривались.
  - А Люду когда забираешь из больницы?
  - Вечером после работы.
  Повисло тишина, почему-то сразу ставшая напряженной, что само по себе казалось странным. Женька понимал, что неожиданно вошел в ее жизнь, хотя не собирался этого делать. Они полгода довольствовались общением друг с другом, не пытаясь как-то изменить отношения, и тут вдруг один вечер в обществе ее родителей и сына спутал все карты. Мало того, что это не входило в его планы, так еще и заставило по-другому взглянуть на Лену. Получалось так, если он будет периодически навещать мальчика, то и с его матерью будет видеться чаще. А она, слишком внимательная и понимающая его, оказалась весьма притягательной, что его немало волновало. Естественно, если бы у него не было проблем с братом, то и сопротивляться сложившимся обстоятельствам он бы не стал, и букет бы купил, как хотел, и поцеловал бы. И никакой близнецовый эффект не остановил бы его. Однако в случае с Леной, он не оказывался перед выбором: рассказывать или нет о брате. Она о нем знала. Но ни разу не видела. И оставалось загадкой, отличит ли она их. Учитывая, что это редкость, могла и не отличить. И вот тогда ему станет по-настоящему плохо. Ведь его вся эта ситуация слишком уж достала.
  Женька решил ее проверить, хотя и сознавал недостойность этого.
  - Лен, - позвал он девушку, и она обернулась, - на заднем сиденье портмоне. Можешь достать?
  - Да, - она отстегнула ремень безопасности, стала на сиденье коленками, и наклонилась между кресел.
  Лучше бы не проверял! - решил Женя, украдкой взглянув в ее сторону. А все потому, что платье ее стало еще выше и открыло ему обзор ее стройных ног почти до ягодиц.
  - Вот, - девушка снова села, протянув ему на пальце мужской кошелек.
  - Достань паспорт.
  Послушно открыла. Порылась по карманам, нашла документ и вынула его.
  - Посмотри.
  - Что именно.
  - Все.
  - Зачем?
  - Позже объясню.
  Лена, от нечего делать, так как они стояли в пробке, пролистала весь его паспорт от корки до корки, но ничего для себя интересного не нашла и вернулась к главной странице. Всмотрелась в фотографию, пытаясь изучить каждую его черточку, хотя там он был лет на десять моложе.
  - Держи, - Женька протянул ей водительское удостоверение.
  Лена перевела взгляд с одного документа на другой и прозрела.
  - Ну-ка повернись, - сдвинув брови, попросила она, тот подчинился, и она смогла сравнить его настоящего с изображением на правах, - Либо меня приглючило, либо это не ты.
  - Как ты это определила?
  - Ты даже в спокойном состоянии остаешься позитивным, лучащимся энергией. Даже когда ты расстроен, эта энергия остается теплая. А здесь... на мой взгляд, слишком суровый и холодный.
  - Правильно, это Вовка, - он вздохнул и улыбнулся, - Меня не было в стране, когда нужно было менять удостоверение.
  - Почему ты хотел, чтобы я тебя отличила? - спросила она после этого.
  - Я вообще не люблю, когда меня с ним путают.
  - Но ведь это неизбежно.
  - Да, только я хочу быть самим собой.
  - Жень, ты и так сам собой, - она ласково улыбнулась, - какая тебе разница, кто и кого в тебе видит. Главное только то, что чувствуешь ты сам.
  - Знаешь, когда путают посторонние, это даже весело. Можно как-то подшутить над человеком. Но когда ошибается близкий мне человек, это больно.
  Не зря Лена отличалась удивительным пониманием к нему. Она и сейчас поняла, чего он хотел, но от чего-то не решался произнести.
  Ты не хочешь, чтобы я причинила тебе боль? Но я ведь тебе не близкая. Или я ошибаюсь, или все твои действия и правда неспроста.
  Лена убрала паспорт в барсетку и застегнула ее.
  - Хотела бы я на вас в паре посмотреть, - брякнула она, и сразу пожалела об этом.
  - Не желай того, о чем не имеешь понятия, - процедил Женя сквозь зубы, - оно может сбыться в самый неподходящий момент.
  Он понимал, что сейчас открыто ее приревновал, и был этому не рад, зная, что эта девушка понимает все правильно. И Лена, конечно, его поняла, но даже думать об этом себе не позволила, чтобы не сделать ему больнее.
  - Куда Виктор пригонит машину? - перевела она тему.
  - Если успеют все сделать, то к салону.
  - Я сегодня до семи.
  - Хорошо, я ему передам, - кивнул Женя, притормаживая перед входом в салон.
  - К часу я тебя жду, - напоследок напомнила Лена.
  - Буду, - в уже закрытую дверь тихо ответил Евгений и уехал на работу.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16.10. Дальше разделение на главы будет временно отсутствовать
  
  Ночью Люда замерзла. А пробудившись окончательно, поняла, что сегодня Ангел не появлялся, и вообще ей ничего не снилось. Но это ее совсем не огорчило. Рассуждая логически, она пришла к выводу, раз уж они с "любимым" должны воссоединиться, то это произойдет, независимо от того, что она сама натворит, без помощи Ангела. Настроение ее сегодня было хорошим. Рада была выписаться, за тем исключением, что теперь с персональным доктором придется видеться реже. Но надеялась, что он не оставит ее без внимания совсем.
  Однако Лев, придя к ней утром, был пасмурен и немногословен. Быстро проведя осмотр, он тут же записал все в карточку, сделал назначения и собрался уйти.
  - Лёв, ты еще зайдешь ко мне сегодня? - спросила девушка с надеждой в голосе.
  - Не знаю, работы еще много.
  - Когда мы снова встретимся?
  Пожал плечами, виновато глядя ей в глаза.
  - Вероятно, когда ты придешь на прием, - отвел взгляд в пол.
  - То есть то, что между нами здесь происходило, только больничный спектакль, для сохранения твоей репутации? - едко заметила девушка, презрительно на него посмотрев.
  - Нет, Люд! Что такое ты говоришь, - он мучился. Она это видела, но не понимала, почему это происходит.
  - Тогда почему мы сейчас вот так расстаемся? - задала она логичный вопрос.
  - Боже, как глупо, - вздохнул мужчина, подошел и сел рядом с ней на постели, так, что плечи их соприкоснулись, - Прости меня.
  - За что? - повернулась к нему лицом.
  - За все.
  - Что-то я не помню, что ты мне такого сделал, что теперь извиняешься.
  - Я не должен был позволять развиваться нашим отношениям. Только меня тянет к тебе непреодолимой силой.
  - Рада это слышать, только вот ты этим точно огорчен, - заметила внимательная пациентка.
  - Да.
  - Почему? - осторожно коснулась его щеки и повернула его лицо к себе, чтобы видеть его глаза.
  - Это бессмысленно, - выдохнул тяжело, накрыл ее ручку своей, снял со щеки и коснулся пальцев губами.
  - Ты таким образом решил меня оттолкнуть? - она не могла понять причину такого его поведения.
  Вот сейчас он сидел рядом с ней, нежный и почему-то страдающий, уходить явно не хотел, но видимо заставлял себя это сделать. То и дело сжимал крепко зубы, напрягая скулы, и как будто сглатывал огромный ком в горле, а в глазах печаль и какая-то обреченность.
  Люде вдруг надоела эта ситуация. Она положила правую руку, так как левую он не отпустил, ему на плечо, потянулась к его лицу. Чуть задержалась, чтобы почувствовать его горячее дыхание на своих губах, и поцеловала, умоляя ответить. Она не знала, что Лев в этот момент боролся с собой. Он хотел ее оттолкнуть, но не мог. Сладость ее губ уволакивала его силу воли за собой. Желания взяли верх над разумом. Он ответил ей дико и страстно, притянул к себе за плечи, забывая, что минуту назад хотел уйти от нее.
  - Ну? И что это было? - весело спросила она глухим голосом, от того, что дышать было тяжело. Неистовый поцелуй едва не лишил ее рассудка.
  - Девочка! - страстно шептал он сквозь поцелуи, - Нельзя нам быть вместе.
  - Однако ты меня сейчас целуешь, - резонно заметила она не без улыбки.
  Лев отпустил ее, отошел на шаг и глубоко вздохнул.
  - Никогда ведь не знаешь, что повлекут за собой очередные отношения. Будет ли это глубокое чувство или за месяц или меньше все прекрасное исчерпает себя. А у нас с тобой нет будущего, - выдал он чуть слышно.
  - Почему?
  - Потому что резусы не совпадают.
  - Ну и что?
  - Как что? Будущее в моем понимании это семья и дети. А у нас с тобой их не может быть по определению. И тебе при выборе мужа придется у него спрашивать группу крови и резус фактор. Иначе может быть резус-конфликт. В моем случае он тебе обеспечен - у меня четвертая положительная.
  - А проще как-нибудь можешь объяснить?
  - Могу. Если твой партнер будет иметь положительный резус, тебе, чтобы разрешиться от бремени, придется делать кесарево, чтобы твоя кровь с кровью ребенка не смешалась. Иначе будут проблемы. Кесарево, как ты понимаешь, делают под анестезией, а у тебя с ней разговор особый - опасно это для тебя. Помимо этого сама по себе беременность может быть тяжелой...
  - Лёв, успокойся, мне дети в ближайшем будущем не нужны, - Люда подошла к нему, положила руку на грудь и нежно улыбнулась, польщенная его заботой, - А вот мужчина не помешает. Легкие отношения меня устраивают, а к серьезным я не готова.
  - Ты ко всему так легко относишься, - Лев ошарашено посмотрел на нее, - А ты не думаешь, что может возникнуть привязанность или...
  - Пусть возникает, - пожала плечами.
  - Пустить все на самотек, а потом, когда придет время, мучиться перед выбором...
  - Ты можешь жить одним днем?
  - Нет.
  - А что в данном случае подсказывает тебе твое сердце?
  - В данном случае разумные доводы заглушают его голос, - покачал головой мужчина.
  - Знаешь, как говорят, - она нежно посмотрела ему в глаза, - чему быть, тому не миновать. Если нам что-то суждено - оно будет. Живи тем, чего ты хочешь сейчас, потом все изменится, и ты никогда не узнаешь, что было бы, если бы ты поступил иначе. Ты можешь только предположить...
  - Я привык жить по принципу "наше счастье в наших руках"...
  - А я разве его отрицаю?
  - Люда, я сейчас от тебя не в силах отказаться, а что будет дальше?
  И тут только Людмила поняла, что доигралась. Лев загорался к ней весьма серьезным чувством. В то время, как она сама ставила эти отношения в ранг увлечений. Ей было хорошо с ним. Приятно его внимание и забота. Обратное обращение не обижает, а только вызывает недовольство, но не задевает никаких ее душевных струн. И она отступила.
  - Делай, как считаешь нужным, - девушка отошла от него на шаг и огорченно опустила голову.
  - Люд... - доктор было потянулся к ней, но девушка уперлась ладошкой ему в грудь.
  - Уходи, пока еще можешь это сделать, - не глядя на него проговорила она тихо, - Я тебя очень хорошо поняла. Ты прав. У нас нет будущего, поэтому не будем мучить друг друга. Будь спокоен, я нормально это перенесу. Подозреваю, из нас двоих хуже тебе. Прости - я заигралась. Это было очень приятно. Я благодарна тебе за все. И... Лев... - она подняла на него взгляд и опустила руку, - ...я бы не хотела, чтобы ты исчез из моей жизни совсем. Если можешь, останься мне другом.
  Лев притянул ее к себе и долго и еще более страстно, чем раньше, целовал, блуждая руками по ее спине. Потом жестоко оторвал от себя, и вылетел из палаты. Это было их прощание. Люда еще долго прижимала тыльную сторону ладошки к губам не желая забывать этот поцелуй. Так дико этого еще никто не делал.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 21.10.
  
  В час Евгений, как и обещался, был у Лены.
  - Королевская точность, - улыбнулась девушка, когда он появился в ее кабинете, - Минута в минуту.
  - Просто повезло, что пробок не было, - поскромничал Захаров, по обыкновению снял пиджак с галстуком, повесил на поручень диванчика и ослабил ворот рубашки.
  Елена подошла сзади, чтобы положить ему на плечи полотенце. Воздух между ними едва не заискрился от напряжения. Мужчина повернулся к ней, и девушка стала заправлять полотенце под рубашку, не нарочно касаясь его шеи. Женя смотрел в ее сосредоточенное лицо, чувствуя, как от ее пальчиков по спине скатилась волна мурашек, а волосы на голове сами по себе зашевелились.
  - Как ты стала парикмахером? - спросил он, чтобы как-то отвлечься от ненужных мыслей, - Ты ведь вместе с Дашей училась?
  - Да, по образованию я юрист, - кивнула Лена, набросила на него специальный фартук, закрепила и протянула руку в приглашающем жесте к мойке, - А по призванию, как видишь, парикмахер.
  - Почему так? - послушно сел и откинул голову назад, прикрыв глаза.
  - Я вообще с детства любила прически делать, - начала она рассказ, попутно делая свою работу, - Но родители решили, цирюльник - это не для меня. Как же! Папа всю жизнь в администрации области работал, мама преподаватель музыки в консерватории - интеллигенция. И я - не пришей кобыле хвост, собралась народ подстригать - не барское это дело. Запихнули, туда, где были связи, учитывая, что я все возможные вступительные экзамены нарочно провалила. Плохо учиться не получалось, потому что утром меня отвозили в университет, прогуливать не было возможности, а на память я никогда не жаловалась, запоминала все быстро, сессии сдавала без труда и по большей части автоматом. Поэтому отчислить меня было не за что...
  - Лена, - прервал ее мужчина, чувствуя, что ее пальчики сегодня его не расслабляют, как было всегда, а наоборот - вызывают некоторое напряжение, и это было чревато последствиями, приятными физически, но не логичными в разрезе их отношений, - пожалуйста, включи холодную воду и убери на время руки, чтобы не замерзли.
  - Зачем? - не поняла она его на этот раз.
  - Работы сегодня было много, мозг просто закипает, - виртуозно соврал Женька.
  Девушка легко в это поверила и сделала, как тот просил. Холодная вода помогла ему успокоиться, и он расплылся в широкой улыбке, не открывая глаз.
  - Продолжай, - спустя минуту отморожения оставшегося ума предложил Захаров, - и рассказ в том числе.
  - С тобой сегодня явно не все в порядке, - сделала вывод Лена, смывая шампунь с его головы.
  - Да, немного, - согласился тихо, - говори, я тебя слушаю.
  - Потом мне домашняя конфронтация надоела, - стала она рассказывать, - и я поставила предкам условие - они оплачивают мои парикмахерские курсы, а я учусь и никуда не рыпаюсь. Они согласились. А когда Жора подрос, я пошла работать не адвокатом, а парикмахером. Папа с мамой опять возмущались, но учитывая, что мои способности народ оценил быстро, зарплату я получала хорошую по тем временам, они успокоились. Уже через год отец помог арендовать помещение, где я смогла работать сама на себя. Потом медленно и верно расширялась, и теперь этот салон мой. Вставай.
  Молча пересел в кресло перед зеркалом. Лена промокнула волосы и шею, а Женя не отрываясь наблюдал за ней.
  Либо мне кажется, либо сегодня она со мной гораздо нежнее обращается.
  - А почему ты не стрижешь мужчин? - спросил он.
  - Не интересно как с практической, так и с материальной стороны, - легко ответила она, взяв в руки ножницы.
  - А я? - удивился Евгений, ведь если бы он не настоял, она бы его вообще бесплатно стригла.
  - Тебя я не боюсь.
  - Какой-то не логичный ответ.
  - Было дело, я стригла всех подряд, - она недовольно вздохнула, - Когда на моей двери еще не висела табличка "VIP", зашел ко мне один наглый мужик, изнутри замок закрыл, и если бы у меня в кармане фартука случайно не оказалась опасная бритва, изнасиловал бы. После того была установлена нормальная охранная система с камерами в каждой комнате и кнопками экстренного вызова. Но я все равно боюсь сюда пускать мужиков.
  С последним словом Лена закончила с ножницами и, хотела только мельком взглянуть в зеркало на своего сегодняшнего клиента, но отвести взгляд не смогла, столько всего было в его глазах. Женю от ее спокойного тона об изнасиловании аж передернуло, а лицо при этом страшно исказилось. Появилось желание убить того идиота, который посмел ей угрожать или хотя бы прикоснуться с недобрыми помыслами. И он бы сделал это хладнокровно, не слыша криков внутреннего голоса о том, что это тоже человек с родными и близкими, которые будут страдать, хороня эту сволочь.
  - Жень, - ее руки легли ему на плечи в успокаивающем порыве, - это было пять лет назад.
  Он встал, стащил с себя фартук, отбросил его в кресло, в котором только что сидел, подошел к девушке и крепко прижал к себе, запустив пальцы в ее волосы, не отдавая себе отчета в происходящем
  - Я убью любого кто... - ярость сделала его почти безумным.
  - Успокойся, пожалуйста, я же еще не закончила, - быстро заговорила девушка, пытаясь стряхнуть упавшие ему за ворот состриженные волоски.
  - Запомни! Одно твое слово, и твой обидчик труп! - он не кричал, но даже дышал через раз, так велико было его негодование.
  - Нет, Жень, - она обняла ладошками его щеки и посмотрела в глаза, - я тебе этого не позволю. Кто тогда останется у Жорки, если тебя посадят за убийство какого-нибудь придурка?
  - Лен, я ведь ему никто, - на его лице промелькнула тень улыбки, а вместе с тем вернулась способность соображать, хотя и не совсем трезво, иначе он отреагировал бы иначе на ее следующие слова.
  - Знаешь: "назвался груздем - полезай в кузов", - уверенно заявила она, расслабившись, понимая, что от опасной темы его все же увела, - Мой ребенок вчера весь вечер протрещал, как вы вместе в магазин ездили. Сам сказал, что навык приходящего отца у тебя есть.
  Все. Это было последней каплей, перекрывшей все здравое в его голове. Сдерживать себя больше не было возможности. Он не стал медлить, и ждать пока она скажет кодовое слово, чтобы он сам от нее отпрянул. Он просто собственнически завладел ее губами, и не думая осторожничать, от того, что это был их первый поцелуй. Он знал, что опять создает себе проблемы, но уже был не властен над собой, хотя так и не понял, почему упоминание о Жорке вызвало в нем такой восторг.
  А Лена, не ожидая такого развития событий, на какое-то время вообще выключилась, а когда вернулась в реальность, ощутила на своих губах его шершавый язык с привкусом шоколада. Его страсть, быстро разгоревшись в ней, отдавалась сладостным томлением во всем ее теле. Она не пыталась размышлять над происходящим, просто была не в состоянии этого делать. Однако отметила, что тормозить это нет желания.
  Они долго не могли насытиться, но уже задыхались, поэтому остановились с закрытыми глазами, склонившись друг к другу лбами, счастливо улыбаясь, но объятий не разжимали.
  - Сядь, - первой опомнилась девушка, хотя и не хотела его от себя отпускать, так хорошо ей было в его руках, - осталось бритвой все подровнять.
  Женя приподнял ее голову за подбородок, сорвал еще один легкий поцелуй и вернулся в кресло, накрывшись фартуком. Лена закрепила его, и достала из кармана бритву.
  - А говоришь, меня не боишься, - заметил это Захаров в зеркало.
  - Если бы я тебя боялась, смоталась бы из твоего дома полгода назад после первого же хищного взгляда в мою сторону, - усмехнулась она, - а это, лежит у меня в кармане рабочего фартука, как талисман последние пять лет.
  - Не хилый такой талисманчик, им и убить можно, - заметил Евгений.
  - Скажи, ты сладкоежка? - перевела она тему, хотя сразу поняла, что не правильно.
  - А что не заметно? - улыбнулся он, зная точно, почему возник этот вопрос.
  - Я шоколад люблю, - без смущения объяснила девушка, осмотрев свою работу, смахнула с него состриженные волосы, сняла фартук и полотенце, - расстегни еще пару пуговиц.
  Женя на нее не без намека покосился, но послушался.
  - Ну, вот, - едва не всплеснула она руками, - испортился человек.
  - Чем это?
  - Тем, что понимать стал все неправильно, - проворчала мастерица, - Я всего лишь хочу убрать то, что тебе за ворот нападало, - взяла влажную губку, подошла к нему и, придерживая рубашку, чтобы не намочить, аккуратно собрала короткие волоски.
  - Скажи мне, ты в воскресенье когда освободишься?
  - Часа в два.
  - Отлично. В четыре в дельфинарии начинается представление. Возьми с собой купальные принадлежности, мы потом с дельфинами поплаваем. Только сыну об этом не говори. Пусть сюрприз будет. Георгий плавать-то умеет?
  - Да, мы его с первого класса в бассейн возим два раза в неделю для общего развития, так-то он легкой атлетикой занимается.
  - И как?
  - Тренер его хвалит, да и первые места он часто занимает. А по мне, лишь бы на улице не болтался. Ему я, конечно, этого не говорю.
  - Это правильно. Нас мама в свое время с той же целью в бассейн привела.
  - Так вода - твоя стихия! - догадалась девушка.
  - Мы выступали в парном прыжке весьма успешно, за малым не попали в сборную страны.
  - Что остановило?
  - Прыжок с моста, - нахмурился Женя.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 25.10.
  
  Егор работал у себя в кабинете, когда пиликнул селектор.
  - Егор Леонидович, к вам Зайцева, - пропела Ниночка.
  - Пусть заходит, - не отрываясь от монитора ноутбука, ответил начальник.
  Через мгновение скрипнула дверная ручка.
  Надо смазать, - пронеслось в его голове, и рассеялось в потоке перевариваемой мозгом информацией.
  - Здравствуйте, - поприветствовала его маленькая хрупкая женщина, на вид лет сорока, но Егор точно знал, что ей уже есть пятьдесят.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - он протянул руку в приглашающем жесте, она тихо прошла к столу и опустилась на краешек стула, сложив ухоженные руки на маленькой сумочке.
  - Скажите, вы возьметесь за мое дело или мне искать другого адвоката? - неловко проговорила потенциальная клиентка.
  - Мария Дмитриевна, не беспокойтесь, одну мы вас не оставим, - ему было искренне жаль женщину, - Я посовещался с Дарьей Юрьевной, и теперь мы ведем переговоры с еще одним специалистом. Я же звонил вам.
  - Да, - она стала нервно заламывать пальцы, - только уже три дня прошло.
  - Прошу вас, успокойтесь, - попросил парень, заметив, что она уже готова расплакаться, - Постарайтесь не предпринимать скоропалительных решений. У вашего мужа очень сильный адвокат. Я не имею права вам что-либо обещать. Скажу только, что бороться есть смысл...
  Его прервал телефонный звонок.
  - Простите, - коротко бросил он женщине, увидев на дисплее Дашин номер, - Да, я слушаю.
  - Ты там как, в суд не собираешься? - уточнила она.
  - Нет.
  - Значит, через час идешь к Смирницкому, хочет с тобой лично поговорить.
  - Понял, - отозвался помощник, отключил связь и поднял взгляд на посетительницу, - Возможно, уже сегодня вечером я вам сообщу, кто будет заниматься вашим делом.
  - Скорей бы, - вздохнула Зайцева и собралась уходить.
  - Я лично вам позвоню.
  - Буду вам признательна, - уголок губ ее дрогнул в подобие улыбки, - Всего доброго.
  Она ушла, Егор вернулся к своим документам, а через час уже был у Бориса Ивановича.
  - Просмотрел я дело, - развалившись в кресле, сказал тот, - ничего необычного не нашел. Думаю, ты и сам мог бы справиться. Вот и получается, что единственная сложность - это Шахов, - мужчина задумался на время, а потом вдруг перешел на личную тему, - Скажи мне, что у тебя с Ксюшей?
  - Ничего, - удивленно ответил молодой человек.
  - А она сказала, что вы встречаетесь?
  - Вероятно, она бы этого хотела, - стараясь не оскорблять девицу, сказал он, - но у меня уже есть девушка. А Оксана меня не интересует.
  - Да? Но вас вчера видели на Буденовском.
  - Что скрывать, мы там были, но не по моей инициативе.
  - Вот и кому из вас мне верить?
  Егор понимал, что Ксения его жестоко подставляет.
  - Борис Иванович, - парень улыбнулся, - можете не верить мне. Но посудите сами, если бы я имел виды на девушку, разве я привел бы ее сюда к вам в кабинет?
  - Складно поешь, - согласился Смирницкий и довольно улыбнулся, - Дело Зайцевых будешь вести ты.
  - Благодарю за доверие, - кивнул Егор, не зная радоваться ему или огорчаться.
  Не кидают ли меня сейчас на амбразуру?
  - У меня у самого дел по горло, - объяснил это Борис Иванович, - От тебя требуется сообщать мне о каждом заседании суда. Я буду на них присутствовать. Таким образом Шахов поймет, что ты под моим покровительством. Подозреваю, он бы и без этого не стал бы тебе мешать. Он прекрасно знает, что Даша моя ученица, а ты ее приемник. Но чем черт не шутит. Условия сотрудничества знаешь?
  - Не работать против вас, - уверенно сказал парень.
  - Маленькая поправка, - усмехнулся тот, - работать-то можно, только честно.
  - Ясно.
  - Свободен.
  Только по пути обратно в офис Егор понял, что это его профессиональная удача.
  
  Люда думала, что больше не увидится с Львом, но он, как ответственный врач, зашел к ней после обеда.
  - Когда уезжаешь? - уточнил мужчина.
  - В семь за мной папа приедет, - улыбнулась ему пациентка.
  - Держи, - он протянул ей листок бумаги, - Здесь необходимые тебе лекарства, и мой номер телефона. Если что-то будет беспокоить - звони. Регулярно измеряй температуру - повышения ее быть не должно. Если вдруг это произойдет и будет держаться выше тридцати семи, сообщи. Я смогу тебя принять в любой день. Если все будет спокойно, придешь на прием после менструации.
  - Спасибо тебе, - искренне поблагодарила его девушка, взяв бумажку, - и... прости...
  - Ты не причем, - он грустно улыбнулся, - сам виноват. Был бы сильнее, остановился бы раньше.
  - Было бы жаль, - прошептала она, не поднимая взгляд.
  - Точно, - согласился Лев. Он немного успокоился. Все же он не так сильно ею увлекся, чтобы теперь страдать. Да и она с виду не испытывала боли. Если бы ей пришлось быть здесь дольше, было бы хуже. А так все закончилось так же легко, как и началось. Оставив приятные воспоминания о небольшом приключении в его спокойной и даже однообразной жизни.
  - Значит мы теперь друзья? - Люда с надеждой посмотрела в его зеленые глаза.
  - Да, - кивнул он, все так же улыбаясь.
  - Я рада.
  Доктор взглянул на часы.
  - Я пойду, - сказал он, - Поправляйся.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 28.10.
  
  Вечером приехал отец, помог собрать вещи и погрузил их в машину. Люда залезла на переднее сиденье, пристегнула ремень, и повернулась к боковому окну в строну больницы.
  - Ты чего такая грустная? - спросил чуткий папочка, пока не пытаясь считывать мысли.
  - Так, не важно, - отмахнулась она бесцветным тоном.
  - То, что действительно "не важно" не может расстраивать, - заметил Женя, будучи в приподнятом настроении, - Что-то с доктором не заладилось?
  - Ничего у нас не заладилось, - вздохнула дочь.
  - Чего так?
  - Резусы не совпадают.
  - А вы что уже и о детях подумывали? - сильно удивился отец.
  - Папа, для Лёвы думать о детях в порядке вещей, он их принимает каждый день.
  - Это для Льва, - согласился тот, - а для тебя - это противоестественно.
  - Вот почему у меня отрицательный резус?
  - Наверное, потому что он и у меня такой.
  - Единственный минус унаследованный от тебя!
  - Не уверен, что единственный...
  - И теперь мне у любого понравившегося парня придется спрашивать группу крови и резус, потому что в перспективе он может стать моим мужем! - Люда не на шутку завелась.
  - Будешь еще более разборчивой, - усмехнулся папочка.
  - Я, наверное, никогда не выйду замуж, - пробормотала она.
  - Чего вдруг?
  - Потому что к моему будущему избраннику слишком много всяких требований выходит.
  - Это какие же?
  - Высокий, широкоплечий, - стала вспоминать Люда своего Ангела, - с гладким торсом. Обязательно брюнет. Старше меня года так на три...
  Егор не прокатит, - смеясь про себя, решил Женя.
  - ...психологически взрослый, чтобы защитить мог. Умный, верный, понимающий, спокойно выносящий меня. А теперь еще и с отрицательным резусом. По-моему, это не реально.
  - Возможно, - кивнул отец, - попробуй выделить из своего списка пять обязательных качеств.
  - Зачем?
  - Проще будет.
  - Ну, допустим, - девушка задумалась на время, а потом стала перечислять и загибать пальцы, - резус - обязательно, еще взрослый... понимающий, верный... осталось одно! - Люда еще с минуту думала и наконец выбрала, - Защитник.
  - Неплохо.
  - Получается, что в моем варианте внешность не главное...
  - Внешность это только оболочка, и под ней не всегда скрывается хороший человек.
  - Тебе ли об этом рассуждать, - усмехнулась дочурка, - ты по это части не обделен.
  - Не думаю, что ты сможешь обратить внимание на мужчину, если тебя как-то не заинтересует его облик. Если же он не будет тебе приятен, ты не станешь искать в нем всего того, что тебе нужно.
  - Логично, - пожала она плечами.
  - Я тут с тобой посоветоваться хотел, - немного смущенно начал отец.
  - Так, уже интересно, - оживилась Люда.
  - То есть спросить, - странно, откуда столько неловкости чувствую? - пойдете ли вы с Олей в дельфинарий в воскресенье?
  - Мне пока нельзя, - с сожалением ответила она, зная, что это не ограничится просмотром представления, - А у Оли нужно у самой спросить, может они с Никитой куда-нибудь намылились. Нельзя ли куда-нибудь еще?
  - Нет, я уже договорился.
  - Чей-то тебя к дельфинам потянуло?
  - Решил с ними поплавать.
  - Один?
  - Нет.
  - А зачем тебе мы? - Люда сразу смекнула, что у отца должна быть спутница.
  - Ну... я думал вы тоже захотите.
  - Либо я чего-то не понимаю, либо ты недоговариваешь, - усмехнулась она, - При чем здесь мы, если у тебя в коем-то веке свидание?
  - Это не свидание.
  - Да?!! Тогда поясняй все подробно.
  - Я иду с Леной и ее сыном.
  - Это та, которая Дашина подружка? - уточнила дочь.
  - Да.
  Люда с минуту думала, а потом выдала.
  - У вас роман?
  - Нет.
  - Ты к ней через сына решил подобраться?
  - Нет.
  - А зачем тогда ты собираешься приручать мальчика?
  - Я его уже приручил.
  - Зачем?
  - Случайно вышло.
  - И что теперь ты будешь делать с этим "случайно"?
  - Я же сказал - идем в дельфинарий.
  - Пап, - девушка внимательно посмотрела на отца, - а ты к Лене ничего не чувствуешь?
  - Нет, - поспешно ответил мужчина.
  - Но все еще возможно, да? - предположила она, а Женя пожал плечом и улыбнулся вполне себе радостно, - Оля не пойдет, - решила за сестру Люда, готовая устроить что угодно, лишь бы так и случилось.
  - Я все-таки у нее спрошу.
  - Конечно, спроси, - согласилась девушка, как само собой разумеющееся.
  
  Хорошее настроение к ней вернулось. И даже отсутствие Ильи на съемной квартире не способно было ее огорчить, а все потому что драгоценный папочка наконец обратил свое внимание на женщину. И пусть он сам в этом не признался, Люда точно знала, что обратил. Дозвонившись хозяйке квартиры, она обрисовала ситуацию, и та сообщила, что запасной комплект ключей есть у соседки напротив. К счастью та была дома, и переговорив по Людиному телефону с хозяйкой, открыла дверь. Спустя пятнадцать минут Захаровы снова были в пути. А еще через двадцать минут дома у Ирины.
  - Ну, наконец-то, - расчувствовавшаяся мама выбежала их встречать и крепко прижала к себе дочь.
  - Мамочка, ты только не расстраивайся, ладно, - с порога попросила Людмила, - Мы тут с папой посовещались и решили устроить тебе небольшой отпуск от нас.
  - От кого это... - Ира ошалело переводила взгляд с бывшего мужа на дочь.
  - От меня и Ольги, - весело улыбнулась дочь, - Я пока у папы поживу, он мне будет уколы делать, а сестрицу мы с первого числа в лагерь сплавляем.
  - А меня вы спросили? - в прихожей появилась обиженная Оля.
  - Пойдем, поговорим, - кивнула в сторону зала старшая, и девочка недовольно скривила губы, но пошла.
  - Я не хочу никуда ехать! - едва закрылась за сестрой дверь, воскликнула Оля, с отцом она бы так не разговаривала, - Здесь Никита, а у него выпускной, и он уже меня пригласил!
  - Не кричи. Отца расстроишь, - шикнула на нее Люда, - а у него, между прочим, сегодня ну очень хорошее настроение.
  - Я рада, - буркнула она, плюхнувшись на диван, и сложила руки на груди.
  - Послушай, у Никиты скоро экзамены, ему готовиться надо, - Людмила села рядом с ней, - наверняка его родители будут за этим следить. А тебе придется дома сидеть, ждать пока он освободится. Долго ты не продержишься, заскучаешь, начнешь ему трезвонить. Ник будет отвлекаться, что-то не выучит - провалит экзамен, потом не поступит. Зимой ему исполнится восемнадцать, а весной он уйдет в армию. И все по твоей вине. Ты этого хочешь?
  - Нет, - жалобно потянула носом сестренка, - А как же выпускной?
  - Я спрашивала об этом папу, - старшая обняла ее, довольная, что та легко поддалась убеждению, - Смена открывается первого числа. Двадцать первого ты вернешься, а выпуск, если мне не изменяет память, должен быть двадцать третьего. То есть ты успеваешь.
  - Ладно, я согласна, - вздохнула Оленька.
  - Думаю, есть смысл сообщить это Никите, - предложила Люда, - а еще провести эти выходные вместе.
  - Точно! - Ольга тут же выудила из кармана телефон, и набрала парня.
  - Только без глупостей!
  - Помню, - краснея, улыбнулась она, - Ало, Ник, привет! Есть новости. Мы можем встретиться?... и завтра и после завтра... я в лагерь уезжаю... хорошо!.. До встречи!
  Только она отключилась, в комнату постучал, а потом вошел Евгений.
  - Ну что? - улыбаясь, спросил он.
  - Еду, - отозвалась Оля, - Только тебе завтра стоит появиться в школе.
  - В котором часу?
  - В одиннадцать желательно.
  - Хорошо, я приеду, - кивнул отец, - Ты не хочешь сходить в дельфинарий в воскресенье?
  - Па, давай в другой раз, - виновато сморщила носик дочь, - Мы с Никитой договорились встретиться.
  - Давай, - пожал он плечами, довольный, что все складывается как нельзя более удачно, не подозревая, что в этом заслуга Людмилы, не выдавшей себя даже мысленно.
  - Все решили? - вошла в гостиную Ира, и увидев удовлетворительные кивки домочадцев пригласила всех за стол.
  
  26 мая, суббота
  
  Женя, приехал в школу к дочери, опоздав на пятнадцать минут. Девочка встретила его в холе.
  - Идем быстрее, у меня сейчас контрольная идет, - проворчала она шепотом.
  - Так иди, пиши, - удивился родитель, - только номер кабинета скажи.
  - Успею, не переживай, - отмахнулась та, провела его до двери в кабинет химии, - Не пуха ни пера! - пожелала и убежала на урок.
  Мужчина ей в след только усмехнулся, и вошел в пустой класс. Оглядевшись по сторонам, направился в лаборантскую. Учительница сидела за столом к нему спиной.
  - Простите, что вас отрываю, - подал он голос, - Я по поводу Захаровой Ольги - ее отец.
  Женщина повернулась к нему, поднялась из-за стола, но вдруг побледнела и опустилась обратно.
  - Женя? - сдавлено проговорила она.
  - Мы знакомы? - удивился тот.
  - Ты не помнишь меня, - грустно констатировала она, чуть растянув губы в подобие улыбки, - Конечно, сколько лет-то прошло. Четверть века, наверное... - по морщинистой щеке учительницы потекла скупая слеза, - ты очень похож на него, хотя естественно тебе это не приятно...
  - Ираида Аркадьевна? - уточнил мужчина, вспомнив в ней жену своего биологического папаши.
  - Да, - она смахнула слезу и отвернулась к окну.
  - Я хотел извиниться за дочь...
  - Женя, твой отец умер, - прервала его женщина, - четыре месяца назад.
  - Мой отец, - возразил он холодно и с расстановкой, - был убит гораздо раньше.
  - Прости его, - попросила она, - он раскаялся, потому и умер.
  - Не смешите меня! Он! Раскаялся!
  - Присядь и выслушай, - она покачала головой, а Евгений из жалости к ней послушался и опустился на стул у входа в коморку, - Прошлым летом мы поехали на Соленое озеро и увидели там тебя с женщиной, вероятно, беременной. Боря глаз от тебя не отводил. Он подмечал все, что ты делал и как. Он своими глазами увидел, каким ты стал, без его участия. Внешне похожий на него, ты перенял характер его брата. Он сначала приревновал к нему, но потом все понял. Стал мрачнее тучи. Потом начал винить себя в смерти Жени и Володи. Запил. Но для него спиртное, что вода, только что горькая, а мозг не затуманивается. Вскоре у него случился инфаркт, но пока его откачивали, вся жизнь пробежала перед его глазами, и жить ему больше не захотелось. После больницы он продолжил себя медленно убивать. А в феврале случился инсульт - его парализовало, только одна рука осталась в рабочем состоянии, но этого хватило, чтобы в мое отсутствие он напился таблеток. В этот раз его уже не спасли.
  - Я знал, что он умер, - повинился Женя, в упор глядя на учительницу, - я был у его могилы.
  - Почему на похороны не пришел?
  - Но ведь он не пришел на похороны своего сына, - Евгений хоть и понимал, что похороны по сути были его и не настоящие, считал, что отца это совсем не извиняет, так как тот не мог знать правду.
  - Боря хотел попросить у тебя прощения, но не знал, как тебя найти.
  - Как это не знал, если ты учишь мою дочь?
  - У меня много учеников, - она огорченно покачала головой, - но я не классный руководитель, а предметник. Я просто не посмотрела в журнале ее данные, решив, что Оля моя однофамилица. К тому же она на тебя совсем не похожа. Борис перед смертью жалел, что не может узнать, кто у тебя с той женщиной родится. Он мечтал о внуке, а у нас одни девчонки. У Лили две дочки, у Ярославы - одна.
  - У меня, как тебе уже рассказывала Оля, есть еще одна дочь. Так что мечта твоего мужа не сбылась, - не стал он упоминать о Дашиных близнецах.
  - Он твой отец...
  - Мой отец - его брат, - мужчина поднялся и сложил руки в карманы, - он был очень хорошим родителем, и другого мне не нужно. И я горжусь, что ношу его имя, а вот отчество, доставшееся от биологического донора, меня всю жизнь коробит. Но я не сменил его, потому что так хотел папа, - из глаз женщины снова покатились слезы, и он собрался уходить, - Ида, скажи, у тебя еще есть претензии к Ольге?
  - Попроси ее больше так не делать.
  - Хорошо, - кивнул Женя и ушел.
  Сходил, называется, к дочке в школу встретиться с прошлым.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 1.11.
  
  27 мая, воскресенье
  
  В половине третьего Евгений подъехал к воротам, и через минуту из них вышли Лена с сыном. Жорка легко запрыгнул на заднее сиденье и пристегнулся, его мама смущенная довольным взглядом водителя пристроилась впереди.
  - Дитям мороженое, даме - цветы, - немного перефразировал известное изречение из бессмертной комедии Женя, - Жорик, передай-ка букетик, а себе возьми лакомство.
  - Спасибо! - весело улыбнулся мальчик, послушно протянув цветы вперед.
  Следуя велению своего сердца, Захаров нарезал у себя в саду ландыши - маленькие, скромные, но очень ароматные цветы. А Людмила, пока он не видел, их аккуратно сложила в букетик и привязала бантик, пожертвовав ради этого букетом Левы. Лена, обернувшись к сыну и увидев их, оторопела и даже несколько нерешительно взяла.
  - Прелесть! - сорвалось очень тихое с ее губ, в то время как трепещущие пальцы касались белых лепестков.
  Казалось бы, ничего особенного, но ей было безумно приятно. Женя не отрывал от нее взгляда. Она понимала: он хочет знать, что она думает в данный момент, но все мысли ее растерялись в эмоциях, а они били через край, и не поддавались описанию. Лена подняла на него взгляд. Он улыбался, чуть растянув губы.
  Ты надо мной издеваешься? - мысленно спросила она, радостная, что это возможно, и сын не может слышать всего их диалога.
  - Почему? - едва слышно спросил он, слегка нахмурившись.
  Это... слишком необычно.
  Довольный Женька не стал на это отвечать, наконец, завел двигатель и вырулил на дорогу. Представление в дельфинарии было очень интересным, Жора затаив дыхание запоминал каждый трюк. Его восторгу не было предела. Правда когда ведущая стала прощаться со зрителями он немного сник, не зная, что дальше его ждет.
  Захаров придержал мальчика, положив руку ему на плечо, когда тот собрался вместе со всеми покинуть трибуны, дождался, когда бассейн опустеет и повернулся к Лене.
  - Пошли?
  Но она, улыбаясь, покачала головой, и полезла в рюкзак.
  - Если ты не против, я сделаю пару снимков, - попросила девушка, достала футляр с цифровиком и, застегнув, передала рюкзак мужчине.
  - Делай, конечно, сколько хочешь, - как само собой разумеющееся согласился тот и протянул руку ее сыну, - Ну что идем?
  - Куда? - не понял тот, но руку принял.
  - Привет, Жень!
  Жора поднял взгляд на голос и прямо перед собой увидел дрессировщика морского льва в специальном плавательном костюме.
  - Классная программа! - поднимаясь с кресла, похвалил его Захаров, кивнув на приветствие.
  - Да вроде с прошлого раза ничего не изменилось, - скромно пожал тот плечами, и протянул ему костюм такой же, как и у себя - Держи.
  Женя, взяв его, поблагодарил, и, не отпуская от себя мальчика, привел в раздевалку.
  Но каково было удивление Жоры, когда дрессировщик проводил их в бассейн, где они почти час плавали с дельфинами. Георгий о таком даже и не мечтал, и потому не мог поверить своему счастью.
  Лена сделала массу фотографий, и почти в каждом кадре Женька был рядом с ее сыном. Жорик же смотрел на него с обожанием, словно безумный на божество. И от того ей становилось грустно. Она ведь не знала, как долго Захаров будет рядом с ними. Вполне могло статься так, что страсть вдруг возникшая между ними, так же неожиданно исчезнет. И тогда и для Жоры все тоже закончится. Тормозить все это сейчас уже не было смысла. Оставалось только надеяться, что все будет не слишком мимолетно и закончится не плачевно.
  Совершить чудо для мальчика Женьке удалось, и он был этому несказанно рад. Он видел озабоченность Лены, хотел как-то ее приободрить, но не знал, как лучше это сделать. Он понимал ее чувства, сам ощущал нечто подобное, но обещать ничего не мог. Ведь между ними еще не было ничего особенного. К тому же их ожидало испытание его братом.
  Выйдя из дельфинария, Захаров почувствовал голод и повез своих сегодняшних спутников в летнее кафе, а после они пошли на аттракционы. Заключительным стало "колесо обозрения", с которого открывался прекрасный вид на вечерний город, залитый розовыми закатными лучами.
  - Георгий, ты доволен? - спросил Женя, сидя рядом с Леной, держа руку на спинке ее сиденья, желая ее обнять, но сдерживая себя, считая, что перед мальчиком этого лучше не делать.
  - Очень! - тут же отозвался Жора.
  - Отлично, - улыбнулся мужчина, - какие планы на следующие выходные? Не хотите на озеро съездить?
  - Да! - вскрикнул мальчик.
  - Солнышко мое, ты видно забыл, что на выходных за тобой приедет отец, - остановила его мать.
  Жорик мгновенно потух и отвернулся, якобы заинтересованный окружающим пейзажем.
  - Подозреваю, он только обрадуется, если я с ним не пойду, - буркнул он очень по-взрослому.
  - Жора... - хотела было одернуть его Лена, но Женя накрыл ее руку ладонью, остановив ее речь, чтобы она смогла услышать сына.
  - Я не нужен ему, - продолжил он, поняв, что его выслушают, - я давно это понял. Только тебя расстраивать не хотел. Я не понимаю, зачем он приходит последние два года. Мы не разговариваем с ним совсем - я постоянно беру с собой наушники, и гуляем мы каждый сам по себе. С ним никакое развлечение не интересно. А сегодня мне даже показалось, что у меня настоящая семья.
  Лена не могла ему ничего ответить, только опустила взгляд на свои руки. Ее и саму сегодня посещало чувство непонятной полноценности их трио. Это ей казалось абсурдным, она растерянно озиралась по сторонам и уже ничего подобного не видела, были только она с сыном и удачно разбавивший их дуэт Женька, выглядящий счастливым.
  Захаров же просто жил, будучи самим собой, не пытаясь быть лучше или хуже.
  - Думаю, отцу все же стоит позвонить, - предложил он мальчику, отлично понимая его намек относительно матери.
  Жора кивнул, достал из кармана шорт мобильник и набрал отца.
  - Алло, - ответил он, услышав его голос в трубке, - Привет.
  - Здравствуй, сынок, - вздохнул старый преподаватель.
  - Можешь не заезжать за мной в выходные, - равнодушно сказал Жора, - И не только в эти. Меня больше не нужно выгуливать. Приезжай, когда сам захочешь меня увидеть.
  Голос его не дрогнул. Он отключил связь и вернул телефон в карман, только что взгляд его оставался тусклым.
  Тут же зазвенел телефон Лены.
  - Да, - она устало приложила трубку к уху.
  - Что это было? - раздражённо спросил некогда любимый ею мужчина.
  - Ты слышал, - ухмыльнулась она, - добился, чего хотел - твой ребенок уже в десять лет от тебя отказался.
  Они сошли с колеса и направились к стоянке в тяжелом молчании. День не был безнадежно испорчен, просто каждому нужно было поразмыслить над происходящим. Только в машине Женя заговорил.
  - Значит так, - вздохнул он, - рас уж у вас выходные освободились, мы в воскресенье едем на пляж - отдыхать, купаться и загорать.
  - Не получится, - Лена покачала головой, - у меня уже назначено четыре человека.
  - В воскресенье?
  - Да. У меня выходной - понедельник. Сегодня я чисто случайно свободна.
  - А Суббота?
  - По субботам у меня, как правило, невесты и их гостьи.
  - Это только ты такой трудоголик?
  - Нет, в моем салоне у всех такое расписание.
  - Ясно, - Женька разочарованно скосил губы на одну сторону, - значит едем без тебя.
  - Ура! - закричал Жорик на заднем сиденье.
  - Жень... - хотела было возмутиться Лена, но наткнулась на предупреждающий взгляд.
  - А ты как освободишься, присоединишься к нам, - распорядился Евгений.
  - Может тебе есть смысл провести выходные с дочерями? - предположила девушка.
  - Оля первого числа уезжает в лагерь, а Людмила в ближайшее время будет проживать у меня и ей будет посвящен каждый вечер, - объяснил он, - я не пойму, почему ты так рьяно отказываешься?
  - Я не отказываюсь, просто мне кажется это неправильным...
  - Ну, мам! - встрял-таки Георгий, - Мы с Женей прекрасно поладили, почему мы не можем поехать на озеро? Я обещаю слушаться!
  - Ну, раз обещаешь, - вздохнула Лена, не в силах сопротивляться им двоим.
  Довольный Женька растянул губы в улыбке и притормозил перед домом родителей Лены. Жорик, не дожидаясь мать, выскочил из машины и побежал домой, чтобы поскорее поделиться впечатлениями с бабушкой и дедушкой.
  - Не волнуйся, все будет хорошо, - Женя мягко сжал руку девушку.
  - Твои слова, да Богу в уши, - вздохнула она.
  - Лен, скажи, что не так?
  - Все не так, - она отвернулась к боковому окну, - между нами пропасть, а Жорка к тебе уже привязался морским узлом.
  - Я бы сейчас с удовольствием тебя украл, чтобы сократить эту пропасть, - приглушенно проговорил Захаров, - только в данный момент моя берлога немного занята моей дочерью, которой пора укол делать, поэтому уехать с тобой сейчас в другое место не могу.
  Лена очень переживала. Она так привыкла к легким отношениям с мужчинами, что не знала, как теперь себя вести. Тот факт, что Георгий принял Женю почти как родного, предполагал, что и ее отношения с ним должны стать гораздо серьезнее, чем у нее были раньше с другими. Отказываться от общения мальчиком Захаров не собирался, а значит и им общаться придется, вопрос в том, как это будет происходить, станут ли они близки, или останутся друзьями. Последнее уже сейчас казалось абсурдным. Их влекло друг к другу. Почему это произошло так резко, спустя полгода их знакомства, оставалось только гадать. Но палитра чувств к этому человеку у Лены значительно расширилась.
  Хлопнула дверь, и девушка от неожиданности подскочила на сиденье. А через минуту Женька открыл ее дверцу и подал руку. Она оперлась о его ладонь и перекинула ноги на подножку, после чего мужчина сгреб ее с сиденья и прижал к себе. Последнее, что она подумала, что под ногами опора так и не появилась.
  Захаров, словно зверь, набросившийся на добычу, не мог заставить себя разжать объятья и отпустить ее. А когда наконец оторвал от самого себя, придерживая руками за плечи, и посмотрел на нее, усмехнулся. Только что взволнованная и даже несколько напуганная женщина стояла безвольной куклой напротив него. Голубые глаза заволокла пелена, растерзанные губы еще оставались приоткрыты. Она тяжело дышала. Женька понял, что любоваться ею так же опасно, как и целовать. Ему снова захотелось ее утащить куда-нибудь, и будь поблизости хоть кусты - подошли бы. А все потому, что у него с сентября месяца не было женщины. Кое-как настроившись на волну рассудка, а не желаний, Женя завел девушку во двор, закрыл за собой калитку и уехал домой.
  
  Людмила, встретившая его у порога, сразу просекла, что у отца не все в порядке с головой. Как безумный он прошел мимо, не заметив ее, направился к холодильнику, нашарил на двери початую бутылку вина, попытался сначала откручивать, а когда не получилось, просто открыл и приложился к горлышку. Глоток, второй... выпил полбутылки, понял, что это было и сильно удивился, посмотрев на этикетку. Услышал смешок со стороны входа, повернулся.
  - А что здесь делает вино? - спросил он.
  - Это ты у меня спрашиваешь? - удивилась девушка, - Я здесь всего-то два дня.
  - А где минералка?
  - Кончилась.
  - Что, целый ящик?
  - Здесь было только две бутылки.
  - А в подвале?
  - Там я не была.
  - Понятно...
  - Я смотрю, встреча удалась.
  - Как сказать, - мужчина сел на стул посреди кухни и задумался, - с Георгием - да. А с Леной все гораздо сложнее. Я даже не знаю, как это можно объяснить. Она знает, что я телепат. Старается не выдавать своих мыслей, от того в ее голове полный сумбур, да и у меня тоже... Последний раз мне было так тяжело с женщиной, когда мы разводились с твоей мамой, она тоже считала, что мне не все нужно знать.
  - Все наладится, - успокаивающе улыбнулась ему дочь, - время расставит все по своим местам.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 8.11.
  ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
  ГЛАВА 1.
  
  15 июня, пятница
  
  Дочь оказалась права. Лена за неделю слегка успокоилась, да и Евгений тоже, поэтому день у воды прошел более радужно, хотя мужчина по-прежнему старался не демонстрировать мальчику свое отношение к его матери. Ему очень хотелось ее обнять и поцеловать, но держал себя в руках, пока Георгий их мог видеть. С каждой их встречей это становилось все труднее, поэтому, когда Жора в середине июня уехал на месячные сборы, Женя вздохнул несколько спокойнее, и переключил все свое внимание на его маму. Лена, которая уже привыкла к его сдержанно-вежливому поведению, несколько растерялась, когда его взгляд ясно дал ей понять, что теперь начнется полномасштабное наступление.
  Для Захарова было в новинку ограничиваться поцелуями на прощанье аж три недели. "Пришел. Увидел. Победил" - это про него в отношении женщин. Дружбы переросшей во влечение в его биографии вообще не наблюдалось. И теперь он был в некотором смятении.
  Сегодня он сделал последний укол дочери, и завтра она собиралась перебраться к матери. Сейчас она защищала диплом, а он у себя в офисе места себе не находил.
  Запиликал мобильник и он тут же достал его из кармана.
  - Да, - нетерпеливо ответил Женя.
  - Привет! - тихий голос Лены в трубке, - Мы сегодня увидимся?
  - Да...
  - Что-то случилось?
  - У Люды сейчас диплом.
  - А ты-то чего так волнуешься? - усмехнулась она.
  - Я посмотрю, как ты будешь смеяться, когда Жорка будет экзамены сдавать! - возмутился Евгений.
  - Ты заедешь за мной? - смеясь, уточнила Лена.
  - Обязательно.
  
  Мила вышла из кабинета и запрыгала на месте с криком "Ура!" на весь коридор. Ее одногруппники были с ней солидарны, хоть и не выражали свои чувства так ярко. А все потому, что они только что защитили свои дипломные работы. И значит их обучение в университете окончено.
  - Янчик, ты чего расстроилась? - подошла Люда к подруге, - Четверка тоже хорошая оценка.
  - Тебе ли говорить, у тебя "отлично", - буркнула девушка.
  - Я что виновата, что ты не ответила на один вопрос? - возмутилась Мила.
  - Девочки, не ссорьтесь, - подошла к ним еще две подруги.
  - Да, лучше давайте соображать, как это дело отметить.
  - Чего тут думать, - усмехнулась Захарова, - идем все вместе в наше любимое кафе, потом по домам, а вечером встречаемся в клубе.
  - Отлично!
  По дороге в кафе Люда чуть отстала от подруг, чтобы позвонить родителям. Мама была на совещании, поэтому с ней получилось перекинуться только парой слов. Отец же нетерпеливо все порасспросил и только тогда успокоился.
  - Кстати, па, ты меня сегодня не жди, - напоследок сказала дочь, - я зайду только переодеться, потом в клуб, и к маме.
  - Опять клуб, - вздохнул Евгений.
  - Но ты ведь меня так и не сводил, куда хотел, - припомнила Люда.
  - Хорошо, сходим в воскресенье.
  - Договорились.
  
  Егор по-прежнему виделся со Светой и раз в три дня встречал ее ночью у кафе, после чего, как правило, было очень бурное продолжение. По счастью, Светлана не привязывалась к нему. Относилась к их роману довольно трезво и легко, что его, несомненно, радовало. За три недели Ася так и не объявилась, и Егор даже стал надеяться, что папашей не станет. В его жизни опять началась безоблачная полоса.
  Вечером после работы он потихоньку делал в бабушкиной комнате ремонт, собираясь постепенно обновить и всю квартиру, так как последний раз это делалось, когда он еще был маленьким, чуть меньше двадцати лет назад. После ухода отца, на это уже не было средств. За две недели он вынес из комнаты весь старый хлам, оставив только большой добротный шкаф, поменял рамы на пластиковые окна, переклеил обои, поставил новую дверь, постелил ковролин. Купил новую кровать и комод. Больше он пока не видел смысла туда ставить, собираясь теперь взяться за гостиную.
  Однако третья неделя спокойствия стала настораживать. Он уже был уверен, что скоро должно что-то случиться. И был прав.
  
  Пятница прошла в штатном режиме и уже подходила к концу. Егор вышел прогуляться по набережной один, так как Светочка готовилась к экзаменам. Он спокойно шел вдоль парапета, как его кто-то ухватил за руку и резко развернул на сто восемьдесят градусов. Почему-то решив, что сейчас ему должны дать в челюсть, он уже приготовился уклониться, и ударить неприятеля в ответ.
  - Ну, брат, ты даешь! - отпрянул от него развернувший.
  Егор выпрямился, посмотрел на парня и узнал в нем друга детства.
  - Ванька! - пораженно воскликнул он и протянул ему руку.
  - Сколько зим... - улыбнулся тот, крепко пожал руку чуть приобнял и похлопал по плечу, в знак их давней дружбы.
  - Ты давно вернулся?
  - Только вчера.
  - Как устроился?
  - Никак, решил, что на родине лучше, - нахмурился Иван, и они оба пошли вдоль Дона.
  - Как родители?
  - Живы, здоровы, мама счастлива, что я теперь буду рядом, отец злится, что не удержался.
  - Что случилось-то?
  - Умудрился перейти дорогу одному очень уважаемому господину, и меня вежливо попросили, - Ваня усмехнулся и обернулся к другу, - Ты-то как? Ходят слухи, что ты саму Ефремову умаслил?
  - Всего сутки в Ростове, а уже наслушался, - заметил Егор, - Никого я не умасливал. Она сама мне место предложила.
  - Почему тебе? Стоп... - Иван кое-что вспомнил и даже остановился, - ...ты же с ней на выпуске был!
  - Был, - Егор кивнул, развернувшись к нему лицом.
  - И вели вы себя как пара, - продолжил друг, потрясая перед собой указательным пальцем.
  - Вели, но парой не были, мы с Дашей только друзья.
  - С Дашей!
  - У нас всего семь лет разница, конечно Даша, - рассмеялся Егор, - она, между прочим, скоро замуж выходит.
  - А ты жениться не собираешься? - спросил Иван, снова двинувшись по улице.
  - Нет пока, - Егор вспомнил Асю, и улыбка сползла с его лица.
  - Ты после той истории даже думать об этом не можешь? - заметил это друг.
  - Не только после той, - кивнув, ответил тот очень тихо.
  - Так, не будем о грустном, мы молоды и у нас все еще впереди, - ободряюще сказал Ванька, - пошли, отметим мой приезд.
  - Я же не пью.
  - Помню, поэтому не буду смеяться, если ты закажешь себе сок, - согласился товарищ, и друзья направились в клуб.
  
  Им только подали заказ, как подошла Яна и громко окликнула бармена. Егор с первой ноты узнал ее голос и внутренне усмехнулся, предполагая, что вечер может стать очень интересным. Его товарищ обернулся к ней и окинул оценивающим взглядом. Тем временем девушка стала заказывать коктейли, пристроившись на высоком стуле, демонстрируя Ваньке стройные ножки ничем не скрытые, так как юбка была ну очень коротка.
  - И побыстрее, пожалуйста! - напоследок попросила она и обернулась к парню, заинтересовавшемуся ею.
  - Такая красивая девушка и одна? - бросил глупый вопрос Иван.
  - Да нет, - улыбнулась она, игриво сверкнув глазами, - нас таких красивых здесь много.
  - А можно мы с товарищем к вам присоединимся? - гнул свое молодой человек.
  - Твой товарищ, - Яна взглянула на Егора, потягивающего сок через соломинку, - мог бы и сам запросто подойти.
  - Вы что знакомы? - удивился Ванька.
  - Немного, - кивнул его друг.
  - Тогда нас познакомь, - потребовал товарищ.
  - Ты уже своего имени сам сказать не можешь? - рассмеялся Егор, но все же представил их друг другу, - Яна, Иван.
  - Очень приятно! - не отрывая взгляда от девушки, волнующе сказал Ванька.
  - Мне тоже, - согласилась она и опять посмотрела ему за спину на Егора, - Кстати, хорошо, что ты пришел. Теперь хоть будет кому за Людку заступиться.
  - Она опять одна? - недовольно ухмыльнулся, - То есть с ди-джеем?
  - Не-а, они расстались после той истории.
  Егор хоть и не знал толком, в чем заключалась "история", но пассажирку мысленно похвалил.
  - Вы это о ком? - вмешался Иван.
  - О его сестре, - тут же ответила Яночка.
  - У тебя есть сестра? - удивился друг и повернулся к нему.
  - Есть, - едва не смеясь, согласился Егор, чувствуя, что скоро станет не то, что весело, а уморительно до коликов в животе.
  - А почему я не знаю?
  - Она двоюродная.
  - По чьей линии, - Ванька, знающий его с детства, не унимался.
  - По отцовской.
  - А, ну теперь не удивительно, что ты о ней не упоминал...
  - Пожалуйста, ваши коктейли, - окликнул Яну бармен.
  - Сколько?
  - Я плачу, - остановил ее Иван, и повернулся к служащему, - на меня запишите.
  - Как скажете, - согласился тот.
  - Ну, что, - Ванька подхватил часть бокалов, остальные взяли Яна с Егором, - Идем знакомиться с сестрой?
  Девушка провела их через весь зал к диванчикам, где сидели ее подруги. Люда оживленно болтала с Наташей и не заметила грозы.
  - Привет, сестренка! - весело поприветствовал ее Егор, сев рядом.
  - Какая я тебе сест...рен... - обернулась она и, наткнувшись на его взгляд, пораженно замолчала на полуслове.
  - Любимая и единственная видимо, - усмехнувшись, заметил он и пожал плечами.
  - А как же Оля? - удивилась Яна, не понятно как услышавшая его слова во всеобщем гомоне, да еще при громкой музыке.
  - Кто? - не понял молодой человек.
  - Моя родная младшая сестра, - пояснила Люда тихо, чтобы слышал только он.
  - А-а, так вас у меня две! - веселился парень.
  - Брат, ну ты скрытный! - покачал головой Ванька, - Так девчонки, раз уж вы знакомы с моим другом, то представляюсь только я. Иван - прошу любить и жаловать. Вы, - он повернулся к "сестренке", - надо полагать Людмила. А вы девочки?
  - Наташа и Олеся, - ответила одна из них, указав при последнем слове на подругу.
  - За знакомство! - поднял бокал Ванька, и девчонки его поддержали.
  - Ты чего сюда приперся? - чуть склонившись к "брату" спросила его Люда.
  - Так же, как и ты, отдыхать, - безмятежно отозвался тот.
  - Правильные мальчики по клубам не шастают, - ухмыльнулась она.
  - А кто тебе сказал, что я правильный? - удивился Егор весело.
  - Я смотрю, ребята, вы друг друга очень любите! - саркастично сказал Иван, заметив их напряженность.
  - Мы почти не общаемся, - повернувшись к нему, ответили они в один голос.
  - Ба-а, какое единодушие! - смеялся товарищ, - Не были бы братом и сестрой, стали бы классной парой!
  Люда смутилась, опустила взгляд в бокал с коктейлем и приложилась к соломинке губами.
  - Думай, что говоришь! - возмутился Егор, и повернулся к горе-пассажирке, - Ты хочешь, чтобы опять на лбу всплыла надпись "легкодоступна"?
  - Дурак! - рассмеялась она, - Это безалкогольный "Мохито"!
  - Заботливый у тебя братец, - заметила Наташа, - А я думала, ты папаша погибшего ребенка.
  - Не ты одна так думала, - вздохнула Людмила, вспомнив Илью.
  - Так я ведь и Аське рассказала.
  - Кому?
  - Сестре, - пояснила девушка и кивнула в сторону Егора, - они встречаются уже давно.
  Люда поняла, что это провал!
  - Как это давно? - не поняла Яна, - Он же заграницей жил!
  - Че, правда? - удивился Ванька.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 12.11.
  
  Егор обернулся к виновнице "торжества". Она подняла на него затравленный взгляд, не зная, что говорить дальше, и ему стало ее жаль.
  - Жил, - кивнул он, глядя ей в глаза, - Вернулся, правда, давно, только Мила об этом не знает, - заиграла медленная мелодия, и он придумал сбежать с допроса, - Пойдем-ка мы танцевать, - не дожидаясь ее согласия, встал и потянул за руку на танцпол.
  Девушка не сопротивлялась, но бежать за ним на высоких каблуках было очень неудобно, а он шел очень быстро. Поэтому она и запнулась на последней ступеньке, и упала бы, но парень в этот момент обернулся и успел ее поддержать.
  - Спасибо, - искренне поблагодарила его Люда, уравновесив свое тело, - что не выдал.
  Они сделали еще пару шагов в толпу и остановились лицом друг к другу. Егор положил ладонь ей на талию, а руку отвел в сторону, не пытаясь прижимать ее к себе, и неторопливо повел в танце в такт музыке.
  - Зачем ты все это сочинила? - спросил он.
  - Хотела избежать проблем, - пожала плечами, виновато гладя на него.
  - Успешно?
  - Глупо, - возразила она, - Я не хотела поссориться с Ильей, а в итоге мы расстались. И я уже не раз пожалела, что записала тебя в братья.
  - А рассказывать, что врала подруге, не хочешь? - понял он.
  - Да.
  - Что еще ты про меня придумала?
  - Ну...
  - Нам же надо как-то выровнять историю родства, - пояснил парень свой интерес, - то, что брат твоего отца - Владимир - погиб семь лет назад я уже знаю. Про заграницу мы уже выяснили. Кстати, какая хоть страна?
  - Сам придумай, я не знаю, - буркнула она, - Как ты вообще Янку нашел?
  - Живу почти на набережной, и гуляю здесь каждый день. Зашел в любимую пиццерию, а там она.
  - А как давно ты встречаешься с сестрой Наташи?
  - Полгода, только она приревновала меня к тебе, и мы сразу расстались.
  - Надо же, у меня та же история, - почти не удивилась девушка, - Огорчен?
  - Нет, - весело усмехнулся, - у меня уже другая.
  - Почему ты не с ней?
  - У нее завтра экзамен, готовится сегодня. Ты о моей матери что-нибудь сочиняла?
  - Только то, что вы вместе уехали...
  - Постарайся об этом не напоминать, иначе Ванька обо всем догадается. Моя мама умерла семь лет назад, а у отца другая семья. Он нас бросил, когда мне было десять.
  - Хорошо, если что сориентируюсь.
  - Мил.
  - Да.
  - Почему ты меня летним бризом обозвала?
  - Ты показался мне очень спокойным, - пожала она плечами и пояснила более подробно, - Янка хотела с тобой поближе познакомиться, а мене это было не на руку. Пришлось придумать, что ты куда-то упорхнул, как ветер. Она настаивала, я брякнула, что ты слишком спокойный и ей будет с тобой не интересно. В Янкином воображении ветер спокойным быть не может, вот и стал ты "летним бризом".
  - На фантазию ты явно не жалуешься, - рассмеялся Егор добродушно. Слух его отметил музыкальный акцент. Он отпустил руку с ее талии, сделал шаг в сторону, чтобы их сцепленные руки распрямились, потянул ее на себя, и девушка завернулась в них, как в сверток. Перехватил ее свободную ручку, закрутил вокруг себя, подставил ногу, уводя в наклон назад, а Люда легко ему поддалась, даже ножку приподняла, согнув в коленке. Но тут же почувствовала теплую ладонь на бедре. Он поднял ее ловко, но руку с бедра не убрал, а глаза их встретились. Ее восторг, польстил ему. Егор улыбнулся, пуская в ход свое обаяние, не потому, что хотел ее соблазнить, просто у него было хорошее настроение, и хотелось, чтобы и у его нынешней партнерши оно стало таким же.
  Люда счастливо улыбнулась ему в ответ, краем сознания отмечая, что они сейчас не похожи на брата и сестру, но не попыталась высвободиться.
  - Браво-браво! - раздалось язвительное за ее спиной, а после и несколько одиноких хлопков в ладоши, - Казанова во всей красе!
  Егор повернулся на знакомый голос, отпустил ножку девушки, но увидев перед собой Ксюшу, неосознанно прижал Люду к себе крепче, как будто пытаясь ее защитить. Не давая ей обернуться, запустил пальцы в ее волосы и прислонил голову к своему плечу, спрятав ее лицо.
  - Какая по счету? - насмехалась Оксана, - Пятая? А как же та, что беременная?
  - Почему пятая? - не понял он.
  - Ну как же, - обиженная девушка стала перечислять и загибать пальцы при этом, - Я, Ася, та с которой ты ушел от нас, беременная, и вот эта.
  - Ксюня, - он рассмеялся, - делай вывод: я - гад и подонок. Зачем тебе такой?
  - Ты мне и даром не нужен! - фыркнула девушка и пошла прочь.
  - Я счастлив! - вдогонку выкрикнул парень и повернулся к Миле, слегка разжав объятья, - Извини.
  - Значит гад и подонок? - усмехнулась Люда, подняв на него взгляд.
  - Ага.
  - А разве подобные существа станут помогать незнакомой девушке, да еще и безвозмездно? - продолжая улыбаться, спросил она, но он только пожал плечами, - И что, у тебя правда есть беременная девушка?
  - Это она, вероятно, о тебе говорила, - ухмыльнулся Егор и снова повел ее в танце, - думаю, ей об этом Ася рассказала.
  Не обо мне ли ты думал три недели назад, стоя на балконе?
  - Во всяком случае, никакой другой я не знаю, - добавил парень, и получилось, что ответил на ее мысленный вопрос.
  Медленная музыка закончилась. Он взял ее за руку и повел к столикам, правда, спокойнее, чем в предыдущий раз. Как оказалось Ваня с Яной тоже танцевали и вернулись за стол почти одновременно с ними.
  - Да-а, Люд, - протянула Яна, усаживаясь напротив подруги, - с таким защитником к тебе сегодня точно никто не подкатит.
  У Людмилы в голове мгновенно возник фрагмент разговора с отцом про ее идеального мужчину. А именно о том, что он должен быть защитником. Девушка оценивающе осмотрела Егора.
  Нет. Он блондин. Отпадает.
  Все-таки ей больше по душе приходились брюнеты типа Льва.
  Она ничего не ответила Яне, но своим мыслям усмехнулась. Это заметил Иван и расценил по-своему.
  - Ты зря смеешься, - сказал он, - твой братец хоть и музыкант, но кулак его тяжелый. И вот этот нос, - Ваня для пущей важности в себя пальцем ткнул, - когда-то сломал именно он.
  - Из-за чего? - полюбопытствовала Людмила.
  - Я у него девушку увел, - признался тот.
  - Друг называется! - возмутилась она.
  - Он не знал, что мы встречались, - усмехнулся Егор, - только выяснили мы это после того, как передрались и напились. От девчонки потом оба отказались.
  - Дружба дороже?
  - Естественно, - Иван самодовольно улыбнулся, - мы с первого класса дружим.
  При этих словах Людмила уже в который раз пожалела, что назвала Егора братом. Только вот выглядеть лгуньей ей совсем не хотелось, поэтому и рассказывать правду она не желала.
  Попроси "братика" проводить тебя до такси, - предложил ее внутренний голос.
  Люда пару минут взвешивала "за" и "против", и решила, что это единственное верное решение проблемы. Завираться дальше становится все более опасным.
  - Егор, ты не мог бы меня как-нибудь по-братски домой отправить? - шепотом у его уха спросила она.
  - Как ты себе это представляешь? - насмешливо уточнил парень таким же образом, - Сказать: "Извините, моей маленькой сестренке уже давно спать пора"?
  - Не прокатит, да? - сделала Люда наивный взгляд, а Егор кивнул и рассмеялся, - А если я засну прямо здесь?
  - Для полноты ощущений еще ко мне на колени залезь, как маленький ребенок к мамке...
  - Можно, да?
  - Почему нельзя просто уйти?
  - Потому что это я придумала сюда прийти.
  - Идем, - вздохнул Егор, насмешливо растянув губы, взял ее за руку и поволок к выходу.
  - А друга предупредить не надо было? - удивилась Люда, когда они оказались на свежем воздухе.
  - Он нас видел и знает мои привычки, - пояснил парень, - то есть, если я не попрощался и ушел с девушкой, значит... - чуть задумался, чтобы несколько перефразировать "пошел соблазнять", - ...провожать отправился. Надеюсь, он придумает, что сказать твоим подругам.
  - Было бы неплохо, - согласилась девушка.
  - Куда тебя везти?
  - Не нужно, - покачала она головой, считая, что и без того доставляет ему хлопот, - просто поймай мне такси.
  - Это не безопасно, - возразил Егор.
  - Нормально.
  - Мила, ты выглядишь куда более эффектно, чем три недели назад, когда я тебя подвозил, поэтому оплату натурой с тебя запросто могут попросить, и куда хуже взять без спроса.
  - А тебя по-прежнему моя натура не интересует, - констатировала Люда.
  - Ты же моя сестренка, - лихо изобразив братскую нежность, улыбнулся ей Егор, но добавил, - у меня девушка есть.
  - А та, что в клубе подходила - кто?
  - Она... - Егор попытался покорректнее объяснить, - ...скажем так - добивалась моего внимания. А я не ответил ей взаимностью...
  - Короче - продинамил?
  - Вроде того, - кивнул парень.
  - Значит, не обделен женским вниманием, - сделала вывод Мила.
  - Нет, - ухмыльнулся он, - а после того, как я тебя подвез, у меня его случился переизбыток.
  - Это ты сейчас так жалуешься?
  - Не жалуюсь, только отверженные девицы создают мне проблемы.
  - Погрешности везения.
  - Точно, - согласился он, - Ты как вообще в больницу попала?
  - Когда ты меня привез, мне опять стало плохо, и у двери в квартиру я в обморок упала. Скорая доставила меня в ЦГБ. Там и выяснилось, что я беременна была.
  - Переживала?
  - Рада была, что все так обернулось, - она усмехнулась, - подозреваю, это твой талисман постарался. Иначе, я бы свихнулась.
  - Если бы он и мне так же помог, я тоже был бы счастлив, - вздохнул Егор.
  За время разговора они дошли до дома Егора. Он достал ключи из кармана, и нажал кнопку на брелоке, снимая машину с сигнализации, после чего открыл дверь "сестрице".
  - В прошлый раз у тебя была красненькая машинка, - заметила Людмила, садясь на переднее сиденье.
  - Это тот Фокус, который я при тебе выиграл, - усмехнулся парень.
  - Врешь!
  - Зачем? - удивился, - Если не веришь, могу показать документы.
  - Слушай, а у твоего талисмана лимит удачи имеется? - вдруг спросила Людмила.
  - Надеюсь, что нет, - Егор об этом не задумывался, однако терять свою удачу совсем не хотел, - Говори, куда ехать.
  - На Западный.
  - Место жительства сменила?
  - Нет, я там с детства жила, а в прошлый раз ты отвозил меня на съемную квартиру. Мы с Янкиным братом там жили какое-то время.
  - И как Яна отнеслась к тому, что ты его бросила? Я ведь правильно все понял?
  - Да. Сначала обиделась, не разговаривала со мной неделю, а потом успокоилась.
  Чем больше они разговаривали, тем больше Люда ловила себя на мысли, что ей с ним очень легко общаться. Она не чувствовала какого-либо притяжения или симпатии к нему. Зато было ощущения спокойствия и легкости. Они могли и понять друг друга, и безобидно пошутить, и поспорить, не испытывая при этом негатива. Дорога домой пролетела для нее незаметно. Завидев свой дом, она вдруг подумала, что было бы неплохо иметь такого друга, однако номер телефона попросить постеснялась отчего-то. Вероятно боясь, что он поймет ее не правильно, а ей не хотелось все испортить. Что все, она не понимала.
  - Далеко не заезжай, у нас тут развернуться негде, - предупредила пассажирка, когда Егор повернул во двор, и он послушно остановился.
  - Тебя проводить? - спросил парень, повернувшись к ней.
  - Думаю, не нужно, - она весело улыбнулась, - до подъезда принято провожать возлюбленную, а мы с тобой "кровные родственники", - пояснила свое решение совсем без сожаления, - И я опять у тебя в долгу.
  - Ничего, как-нибудь расквитаемся, - усмехнулся водитель.
  - Пока, - она открыла дверь.
  - До встречи.
  Она уже вышла из машины, но услышав эти слова, обернулась и заглянула в салон в его лицо.
  - В прошлый раз я думала, больше никогда тебя не увижу, - призналась честно, - Как думаешь, что будет теперь?
  Она не собиралась слушать его рассуждения по этому поводу, просто закрыла дверь и ушла, напоследок сверкнув игривым взглядом. А он не стал за ней наблюдать - уехал, отчего-то точно зная, что новая встреча им уже обеспечена, а еще, что его белая полоса сегодня закончилась, и завтра будет день тяжелый, хотя это будет не понедельник, а суббота.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 22.11.
  
  Людмилу у порога встречала мама.
  - Ты чего не спишь? - поцеловав ее в щеку, спросила девушка.
  - Документы готовила, - отмахнулась женщина, - Кто это тебя подвозил?
  - Почему сразу "подвозил"? - сощурила глаза дочь, - Может это такси было?
  - Помимо того, что твое "такси" не имело шашечек, ты еще и попрощаться оглядывалась.
  - Разговорилась с водителем, - парировала Люда, пожав плечами, и направилась к себе в комнату.
  - Что скрыть пытаешься, разговорчивая ты моя? - мама, проследовавшая за ней, весело улыбнулась.
  - Ничего, - уверенно заявила та.
  - Тогда кто тот парень? - Ирина опустилась на край кровати, и дочь села рядом.
  - Мой названный братишка - Егор, который подвозил меня в день выкидыша.
  - Ты же говорила, что не знаешь, как с ним связаться.
  - Я и сейчас тебе это скажу.
  - Тогда как вы встретились?
  - Случайно, в клубе.
  - Для клуба ты как-то рановато вернулась. Чего вдруг?
  - Смоталась оттуда, чтобы моя ложь не раскрылась, а братик сказал, что в моем виде на такси ездить нельзя.
  - Верное замечание, - согласилась с Егором Ирина, окинув дочь придирчивым взглядом, и отметив ее вызывающий вид, - А он что в клубе не пил?
  - Пил, - кивнула дочь, - сок апельсиновый.
  - По всему видимо серьезный молодой человек, - задумчиво произнесла мама, - ты бы присмотрелась к нему.
  - Для меня он даже слишком серьезный, - Люда улыбнулась, - и потом моя натура, в каком бы виде не была, его не интересует, так как у него есть девушка. Заметь уже вторая за время нашего знакомства, а это чуть меньше месяца, и еще одну он отверг. Короче бабник еще тот. А мой идеальный мужчина должен быть верным. К тому же он блондин, а я брюнетов люблю.
  - Брюнеты так брюнеты, - улыбаясь, вздохнула женщина сев рядом с дочерью, - только в мужья ты себе выберешь мужчину похожего на твоего отца. Учитывая ваши теплые отношения, в этом сомневаться не приходится.
  - Но это ведь не значит, что он должен быть блондином, я ведь папу не за это люблю.
  - Папу ты любишь не за что-то, а потому что он твой отец, - вздохнула мама и привлекла Люду к себе, приобняв за плечи, - Человека вообще нельзя любить за что-то определенное. Он ведь имеет не только те качества, которые тебя привлекают. И потом то, что ты можешь назвать невероятно красивым, другому покажется уродством. Сама любовь имеет множество определений, но их потому и много, что для каждого она своя неповторимая. Одни скажут бьет, значит любит, а для других самый страстный поцелуй еще не любовь. Будь уверена, когда полюбишь и поймешь это, сама себе удивишься.
  - Мам, а ты папу разлюбила?
  - Да, уже давно.
  - А дядю Володю? - вопрос девушки прозвучал, как гром среди ясного неба.
  Ирина удивленно обернулась к ней.
  - Мне отец все рассказал, - пояснила Люда, - Скажи, что ты чувствовала?
  - Ну, - женщина смутилась, - Знаешь, я ведь изначально относилась к ним одинаково, и мы довольно долго гуляли втроем. Подруги мне завидовали - у них и одного-то кавалера не было (мы ведь только поступили, только начался учебный год), а у меня их сразу два оказалось - выбирай, кого хочешь. А я не могла выбрать, я их не различала, и сердце мне ничего не подсказывало. Они правда и не пытались как-то отличаться, и просветить меня о своих индивидуальных качествах тоже. Я, наверное, еще тогда влюбилась... в обоих сразу. Мы ходили по парку, они по бокам, держали меня за руки, а я чувствовала себя на облаках... глупо как-то... только от того, что они оба рядом со мной. Когда был кто-то один, не важно, кто именно, мне было тревожно. Возникало ощущение неполноценности... Я знала, что это неправильно, но изменить что-то у меня никак не получалось. Подруги посоветовали обратить внимание на кого-то другого - толку-то - я еще четче осознала, что мне нужны Захаровы оба.
  Однажды Женя отошел от нас во время прогулки за мороженым, а Володя, воспользовавшись моментом, поцеловал меня. Естественно его брат это успел увидеть, но стерпел, и мы пошли дальше в дружном молчании, поедая мороженое, а когда оно закончилось, я отправила Володьку еще за одной порцией, а сама поцеловала Женю. Владимир к нам в тот вечер не присоединился, и с тех пор терпеть не может сладкое. Возможно, он тогда решил, что я таким образом сделала выбор не в его пользу и отказался от меня, или что-то иное, это мне и сейчас не известно, но со мной чаще был Женя, или они просто менялись под его именем, но все же. Мне тогда казалось, словно от меня частичку отрывают, хотя я понимала, что это правильнее, чем было. Тогда они разъединились, наконец, перестали намеренно друг другу подражать и одинаково одеваться.
  Я привязалась к твоему отцу, но запросто могла перепутать его с братом, так как душа у меня так и осталась для него открытой, потому и не почувствовала я, что они поменялись. Когда узнала правду, переживала очень. Потом у тебя прихватил аппендицит, и тут уже было не до душевных переживаний. Володя постоянно был рядом, как должное. Когда ты выздоровела, а жизнь вернулась в свою колею, я вдруг поняла, что мои чувства к нему не изменились. И еще пол года мы жили душа в душу.
  А потом вернулся твой отец. Точнее его вернул Володя. Он почему-то думал, что я буду этому радоваться. И я радовалась, но только тому, что Женя живой. Мое сердце дало сбой, оно выбрало Владимира. Твой отец это знал и не осуждал меня, чувствовал себя виноватым. Он пытался уговорить брата остаться с нами, но не смог. Меня Володя вообще не слышал почему-то. Он был уверен, что это я чувства к Жене перенесла на него, и теперь все вернется в прежнем варианте. Но мы больше не смогли жить вместе. Спали в одной постели, но даже притронуться друг к другу не могли. Чужими стали. В какой-то момент это стало просто невыносимо, и мы решили развестись.
  - Почему ты больше никого себе не нашла?
  - Не попался мне больше такой человек, чтобы пришелся по душе...
  
  Глава 2
  
  - Извини, пришлось на работе задержаться, - Женя заехал за Леной только к десяти часам, как всегда с букетом.
  - Ничего, я все понимаю, - тихо проговорила она, любуясь цветами, сидя на переднем сиденье его машины.
  Приближалась короткая летняя ночь. Закат уже догорал тонкой розовой полоской, и кое-где зажигались фонари.
  - Какие будут пожелания?
  - Ты ведь уже что-то запланировал, - удивилась девушка, чувствуя, что в данный момент соображать получается очень плохо. Волнение и присутствие рядом этого мужчины словно атрофировали мозг.
  - Это может подождать, - уверенно заявил Захаров, сосредоточившись на дороге. Он конечно уже подготовил сегодняшний вечер и был уверен, что ей все понравится, только хотел, чтобы ее желания исполнялись не предвидением и прочтением мыслей, а обычным путем, чтобы между ними стало больше доверия и откровенности.
  - Я люблю в вечернее время на теплоходе кататься, - честно призналась Лена, кое-как совладав с собой, - мне кажется это гораздо красивее, чем днем.
  - Полностью с тобой согласен, - кивнул Евгений и повернул в сторону центра.
  - Надеюсь, это не противоречит твоим планам? - тут же спохватилась она.
  - Нет, - он недовольно оттянул уголок губ, чувствуя ее нервозность, - Чего ты боишься?
  - У нас первое полноценное свидание, - робко призналась девушка, в то время как руки ее дрожали, и хотя она сама себя за это ругала, успокоиться не могла.
  - Но ведь не первое в жизни.
  - Верно, - тяжело вздохнула и попыталась объяснить происходящее с ней, но получилось это как-то путано, - но мне никогда не приходилось встречаться с телепатом. Я привыкла быть независимой. Если что-то не понравиться и послать могла подальше. А с тобой как-то не получается...
  - Послать?
  - Нет, быть независимой. Ты слишком подавляешь меня.
  Ее действительно порой смущал его командный тон, хоть и был он достаточно мягким. Но она ведь не привыкла кому-либо подчиняться. Она всегда была сама по себе, а с ним приходится уступать в чем-то и соглашаться. Не то чтобы ей не хотелось этого делать. Часто даже приятно сбросить с себя ответственность. Но иногда в сознание пробивалась едкая мысль, что она становится его марионеткой. А это уже отзывалось болью в груди. Становится зависимой от него, у нее желания не было совсем.
  Женьке это очень не понравилось, да так, что зубы заскрежетали. Поэтому он, при удобном случае притормозил у обочины, и отстегнул ремни безопасности.
  - Мы приехали? - Лена посмотрела по сторонам, не нашла ничего примечательного, или такого, куда они могли бы пойти, и удивленно обернулась к нему.
  - Нет, - покачал он головой, коснулся ее щеки теплыми пальцами, медленно продвигаясь ими к шее, - Лен, давай договоримся. Я делаю все, чтобы тебе было хорошо, а ты расслабляешься и получаешь удовольствие.
  - Это приказ, товарищ полковник? - она натянуто улыбнулась.
  - Не называй меня так, - вымучено попросил Женя, - я уже давно в отставке. Я не пытаюсь командовать. Я просто не хочу, чтобы ты была со мной так напряжена. Пожалуйста, пошли к черту свою независимость и успокойся. Что такого плохого может произойти, что ты боишься потерять бдительность?
  - Тебе напомнить? - очень тихо спросила Елена. Ей не хотелось бередить его рану, но с каждым днем она все больше боялась встречи с его близнецом. Не самого Владимира, его-то ей бояться было нечего. Боялась их перепутать, и тем самым причинить боль Жене, и тот факт, что на фотографии она их отличила, не давал ей уверенности, что и в реальности это тоже получится. Она слишком хорошо помнила день, когда, желая помочь, приехала к нему. Она видела его страдание, когда он говорил о брате, и не хотела стать причиной повторения истории.
  - Не примеряй ситуацию с Дашей на себя, - он покачал головой, прекрасно понимая этот ее страх, - Я обещаю тебе, у нас все будет по-другому.
  Он не дал ей ответить, осторожно коснулся ее губ поцелуем, будто обещая быть нежным и аккуратным, и тут же отпустил. Завел двигатель и поехал дальше. А Лена еще какое-то время изучала его профиль, потом вздохнула, пристегнулась и откинула голову на спинку сиденья. Пытаясь как-то расслабиться, она попробовала представить, что ее сегодня ждет. Но что бы она не предполагала в начале вечера, сводилось все к тому, что в итоге они окажутся в одной постели. В этом она не сомневалась, да и против не была. Только оставался вопрос, где это будет?
  - Куда мы сегодня поедем: к тебе или ко мне? - не подумав, как это выглядит, спросила девушка.
  - Ты предлагаешь всю культурную программу перенести на другой день и сразу уединиться? - ухмыльнулся Евгений. Воображение тут же подкинуло пикантную картинку, и он про себя чертыхнулся, понимая, что это чревато определенным неудобством в штанах. Хорошо хоть впереди был сложный участок дороги, и тут уже было не до фантазий.
  - Нет, - тут же пожалела она о своих словах.
  - Что? Тоже боишься?
  - А надо?
  - Думаю, нет.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 29.11.
  
  Минуты через две Захаров припарковался напротив причала. По счастью и билеты на теплоход были, и отправление в них значилось всего через десять минут. Они разместились на верхней открытой палубе лицом к Левому берегу Дона за столиком на двоих, но Женя сразу переставил свой стул ближе к Лене, сел, обнял ее за плечи и поцеловал в висок. Прерывисто вздохнув, она прикрыла глаза и расслабленно откинулась ему на грудь, чувствуя себя надежно защищенной от всего вокруг. Осознавать это оказалось столь приятно, что "послать независимость" получилось очень легко.
  Скоро теплоход отчалил и направился вдоль по реке.
  - Не холодно? - уточнил мужчина.
  - Нет, - Лена покачала головой, но он все же набросил ей на плечи свой пиджак, больше для увеличения преграды между ними, нежели для согрева, ему-то было уже жарко от ее близости, но все же он снова ее обнял.
  - Красиво там, - кивнула она в сторону ансамбля на Левом берегу, с мельницей всей в огнях, рестораном-парусником, деревянной пристанью и небольшой беседкой на воде, где два официанта только начинали сервировать стол.
  - Была здесь когда-нибудь? - спросил над ухом весьма волнующим голосом.
  - Нет, - улыбнулась девушка, а по телу ее прокатилась теплая волна желания, - кому-то сегодня повезло.
  - Завидуешь?
  - Нет, мне и здесь хорошо, - она обернулась, и в глазах ее плясали счастливые огоньки.
  Женя понял - она успокоилась и, как и ее сын, вверилась ему. Поэтому он позволил себе еще один короткий, нежный поцелуй, боясь потерять над собой контроль.
  Часовая прогулка пролетела, как одна минута. Они мало разговаривали, наслаждаясь прекрасным видом набережной и близостью друг друга, словно бы вокруг больше ничего не существовало.
  
  Поднимаясь по трапу, Захаров вдруг подслушал, разговор:
  - Куда тебя везти?
  - Не нужно, просто поймай мне такси, - ответила девушка голосом Людмилы.
  - Это не безопасно, - возразил парень.
  - Нормально.
  - ...ты выглядишь куда более эффектно, чем три недели назад, когда я тебя подвозил, поэтому оплату натурой с тебя запросто могут попросить, и куда хуже взять без спроса.
  Евгений обернулся на парочку и увидел свою дочь в компании высокого блондина, но так как он не мог увидеть лица парня, то и не узнал, зато мысленно похвалил его за благоразумие и успокоился за Люду, решив, что защитник у нее теперь есть. Правда, он не понял, почему тот Милу назвал сестренкой, озадачился этим вопросом, и прослушал окончание фразы.
  - Ты чего задумался? - спросила его Лена.
  - Вон Мила с парнем пошла, - кивнул он в сторону.
  - Ты же говорил у нее никого нет? - толпа скрыла парочку, и Лена их увидеть не смогла.
  - Видимо уже есть, - пожал тот плечами, - а фраза, которую мне довелось слышать в его исполнении, говорит о том, что голова на плечах у него не для красоты. Что, несомненно, радует.
  Лена усмехнулась, глядя на него, но полностью поддерживая.
  - Куда теперь?
  - А куда ты хочешь?
  - Туда, куда ты планировал.
  Женька снова ухмыльнулся и направился к машине. Только они сели, он протянул ей маску для глаз.
  - Хочу сделать тебе сюрприз, - ответил он на ее невысказанный вопрос.
  Лена с сомнением взяла повязку, надела, и почувствовала, как машина аккуратно тронулась с места. Ехали они не долго, но она уже вся извелась, гадая, куда он ее везет. Женя вышел, щелкнула ее дверь, а следующую секунду под колени и спину проскользнули теплые руки.
  - Ярких вспышек не пугайся, я пригласил фотографа, - шепнул мужчина, а его горячее дыхание коснулось ее шеи, и ее тело захлестнул приятный озноб, - хочу, чтобы этот вечер остался не только в нашей памяти.
  Он подхватил ее, как пушинку, и понес, предполагая, что идти с закрытыми глазами на высоких каблуках ей будет очень неудобно, даже если он будет держать ее за руки.
  Если бы Лена могла слышать хотя бы звук его шагов, то смогла бы предположить, где они находятся, но походка у Захарова была бесшумная, и все что могла ощущать девушка, это его запах - свежий совсем чуть-чуть сладковатый. Скоро стал различим плеск воды, а потом и мелодия одинокой скрипки. Еще несколько шагов, Женя осторожно опустил ее на землю и стащил с нее маску. Яркая вспышка фотокамеры ее ослепила бы, если бы глаза не были закрыты, но Лена помедлила, а когда открыла, не поверила себе.
  Он привез ее на Левый берег, именно в тот ресторан с пристанью и именно в ту беседку, о которой они говорили на теплоходе, привел. Стол был уже полностью накрыт, горели свечи в прозрачных стаканах, а шторы слегка приспущены, скрывая их от посторонних глаз, но не мешая обзору из нее.
  - Придется завидовать самой себе, - сказал он, заметив ее восторг, и отодвинул для нее стул, - Присаживайся.
  Но Лена отойдя от шока, вдруг шагнула к нему, и, так как он стоял за спинкой кресла, ей пришлось стать сиденье коленкой, чтобы дотянуться и поцеловать, слов у нее больше не осталось.
  - Нравится? - уточнил Евгений, чуть отстранив ее.
  - Очень! - она искренне улыбалась, глядя ему в глаза, - Ты изменил нашу программу на вечер?
  - Нет, именно это я и планировал, - он, конечно, был уверен, что его сюрприз удастся, но не предполагал, какой отклик найдет в его душе ее восторг. Он ощутил небывалый прилив нежности, в котором напрочь отсутствовало все пошлое. Он любовался ею, восхищаясь про себя, не испытывая при этом физического желания обладать ею, как женщиной, а мечтая о некоем душевном единстве, - Присядь, а то наш ужин скоро совсем остынет.
  Девушка послушалась и тут только увидела, что за ними наблюдают помимо фотографа еще два официанта. Она слегка смутилась, а парни, поняв, что теперь можно работать, засуетились вокруг стола: один стал железные крышки с блюд убирать, другой открыл вино и налил для пробы Евгению. Тот, как заправский специалист, оценил цвет напитка, посмаковал глоток и кивнул в знак согласия, после чего служащий разлил его по бокалам и удалился вместе со своим товарищем.
  - Ты же говорил, что не садишься за руль выпившим, - припомнила Лена, - или вино не в счет?
  - Я не отказываюсь от своих слов, - мужчина лукаво улыбнулся, - и если ты захочешь домой, мы возьмем такси.
  - Что значит "если"?
  - Ты уверена, что это нужно объяснять? - Женя окинул ее плотоядным взглядом, и девушка поежилась, словно бы он прикасался к ней.
  Она знала, что это гостиничный комплекс, но как-то не подумала, что они могут остаться здесь на нейтральной территории в равных условиях.
  - Знаешь, ты сейчас кажешься таким продуманным, как будто у тебя вся жизнь по расписанию, - заметила Лена.
  - Моя жизнь сплошной экспромт, - усмехнулся тот, - и сегодняшний день в том числе. Я собирался везти тебя в свой любимый ресторан, но он оказался закрыт на банкет. Когда звонил, чтобы заказать столик въехал на мост, услышал отказ, тут же увидел мельницу, и решил, что нам надо сюда. И оказалось не зря, - объяснил Женя и поднял свой бокал, - Извини, за немногословность, этот тост "за тебя". Ты прекрасна, и я счастлив, что ты сейчас здесь со мной.
  Его слова были искренними, а мягкий вкус вина словно подчеркивал их теплоту. Тихий мотив скрипки одинокого музыканта расположившегося на перилах причала в трех-четырех метрах от них пропитывал летний вечер вязким романтизмом, увлекая своих слушателей в нереальные миры, где все всегда возможно. И они поддались ее чарам, расслабились, спокойно разговаривая друг с другом, понимая, что этот вечер принадлежит только им двоим.
  Через какое-то время, когда с ужином было уже покончено, Лена почувствовала, что хмель пробрался к голове. Совсем чуть-чуть, но это навело ее на мысль.
  - Скажи, а ты сейчас пьянеешь? - спросила она.
  - С полбутылки вина? - Женька удивился.
  - Значит, нет, - повела она бровью, делая новый глоток.
  - Каждый человек пьянеет, когда пьет спиртное, только каждый реагирует на него по-разному. На меня алкоголь действует медленно. Еще ни разу не было, чтобы я отключился после вина. Но как ты уже видела, вплоть до отключки я могу выглядеть трезвым.
  - В сентябре ты таковым не был, - усмехнулась девушка.
  - Как я хоть до дивана тогда добрался?
  - Шел сам, хотя и шатался, поэтому я тебя слегка придерживала, чтобы в мебель не встревал.
  - Тебя точно не тронул?
  - Твои объятия на диване были вполне безобидными, - Лена весело улыбнулась, - мне ничего не стоило освободиться. А ты через минуту уже мирно спал.
  Знала бы ты тогда, что будешь тайно желать этих самых объятий! - пронеслась мысль в ее голове.
  Почему тайно? - не поняла она саму себя.
  Тебе ведь думать нельзя. Ты жаждешь к нему прикоснуться, но за последнее время научилась мысленно молчать, и в результате перестала слышать себя и свое тело.
  При этом немом диалоге Лены с самой собой, Захаров смотрел ей в глаза, и она смутилась.
  - Ты все слышал, да? - спросила она.
  - А надо было? - уголки его губ поползли в стороны, - Давай договоримся. Если меня посещает спонтанная телепатия, я об этом тебе сообщаю. А подслушивать специально не стану, если конечно ты сама добровольно отвечаешь на мои вопросы.
  - Да, мне так будет значительно проще, - согласилась девушка, - Извини, если лезу не в свое дело, но учитывая твои способности, мне не понятна вся история с Дашей. Почему у вас все зашло так далеко, ты разве не знал, что она к тебе чувствует?
  - В том-то и дело, что я шел на поводу ее желаний, - вздохнул Женя, - Я знал, что она пыталась вытеснить любовь к Мише из своего сердца, но не знал, что это был именно он. Она никогда не употребляла его имени в моменты, когда думала о нем не как о брате. Я даже уехал на две недели, понимая, что это может решить вопрос, нужен я ей или нет. А когда вернулся, она была мне рада.
  Неожиданно для себя Лена почувствовала укол ревности, и была рада их новому уговору, не хотелось ей быть перед ним, как на ладони. Она сделала пару глотков вина, тем самым опустошив бокал. Женя протянул ей руку, помог подняться и повел к общему корпусу в ресторан.
  - Зачем мы туда идем? - удивилась Лена.
  - Еще один небольшой сюрприз. Хотя... - он подумал, и решил спросить, - Ты, как творческий человек, музыку хорошо слышишь?
  - Никогда не жаловалась, - пожала плечами.
  - А как относишься к танцам?
  - В детстве занималась бальными танцами, сначала европейскую программу освоила, а потом и латиноамериканскую, если ты об этом.
  - Лена! - с придыханием протянул Захаров, остановившись к ней лицом, быстро поцеловал, - Ты - то золото, которое я искал! - и нетерпеливо потянул ее к танцплощадке, но вдруг снова остановился и опустил взгляд на ее туфли, помимо высокого каблука, имеющие толстую платформу в передней части, - А ты в этом сможешь?
  - Почему нет?
  - Тогда идем скорее, а то я сойду с ума от счастья!
  Лена весело рассмеялась, чувствуя себя совсем девчонкой. В ресторане Захаров сразу подошел к музыкантам, чтобы заказать мелодию, а так как на танцполе никого не было, они ее сразу и исполнили.
  - Ты все-таки успел сойти с ума, - констатировала Елена, поняв какой быстрый темп он задал.
  - Но ты же можешь? - умоляющий взгляд Жени ее еще больше развеселил.
  - Могу, - сжалилась она над "умирающим", отошла в сторонку, сбросила туфли и вернулась к нему, - Я вся в вашем распоряжении, Евгений Евгеньевич, - присела в реверансе.
  Женька еще больше расцвел, услышав, как она его назвала, подал ей руку и танец начался. Они танцевали в собственное удовольствие в бешенном ритме, а присутствующие гости ресторана, хлопали им, считая специальным номером сегодняшнего вечера. Это не имело никакого названия, и ни на какой спортивный танец не походило, но однозначно это было латино. Фотограф, последовавший за ними, снимал почти каждое их движение, пытаясь поймать наиболее удачный момент. Однако ему самому нравился каждый кадр, хотя такое было редкостью. А все потому, что двое на снимках были счастливы.
  Это и впрямь сродни сексу! - решила Лена, когда они остановились, прижавшись друг к другу, тяжело дыша.
  Женя вопросительно к ней повернулся, чуть подумал и решил, что частично с ней согласен.
  - Где там твои туфли? - глухо спросил он.
  Лена отошла в сторону, подхватила туфли под каблуки и уже собралась идти босиком, как снова была оторвана от земли Женькой.
  - Балуешь ты меня, Захаров, - покачала она головой, обняв его за шею, - ой, как балуешь!
  - Это я не балую, - неожиданно серьезно заявил он, - Это у меня больше нет сил на тебя только смотреть. Мне нужна ты вся!
  - А я еще могу сказать, что хочу домой? - поиздевалась над ним девушка, не имея такого желания вовсе.
  Однако Женя остановился, и внимательно вгляделся в ее лицо.
  - Хочешь сказать, я тороплю события?
  - А ты забавный, когда вот так наивно ведёшься, - рассмеялась Лена, запустила пальцы в его волосы, а он все стоял, как вкопанный с ней на руках, - Нет, Жень, в данный момент ты их только затягиваешь.
  Минута, и они были в номере для новобрачных, заказанном заранее, а Женька терзал ее губы, блуждая руками по ее телу.
  - Какой идиот придумал столько пуговиц пришить на платье! - возмутился Захаров, судорожно пытаясь их расстегнуть, а они тянулись целой лентой от шеи до поясницы.
  - Какой-то итальянец, - пожала плечами Лена и повернулась к нему спиной.
  - А кто надоумил тебя это надеть? - он почему-то решил, что сама она не выбрала бы такое платье, так как знала куда шла.
  - Мама, - улыбнулась она, вспомнив, как родительница, застегивая ей это самое платье, увещевала о том, какой Женя замечательный, и просила быть к нему снисходительней, - Я была в растерянности на момент одевания.
  - Мама у тебя придерживается взглядов, что постельные отношения начинаются только после свадьбы?
  - Это вряд ли, - девушка усмехнулась, - так как меня родители сделали раньше, чем поженились.
  - А как думаешь, оно ей очень нравилось?
  - Так же как и другие. А что?
  - Передай Марии Александровне, что тест на терпеливость я не прошел, - сообщил Женя, тщетно пытаясь расстегнуть только пятую маленькую пуговичку, - А с этим недоразумением можешь попрощаться, - его слова сопровождал треск, а потом град пуговок рассыпался по всей комнате, - я куплю тебе другое.
  - А в чем я завтра из номера выйду? У меня утром невеста с выездом на дом, - спросила Лена освобождаясь от остатков платья, правда и не жалея о нем, потому что в следующий момент к ее спине прижался мужчина.
  - В моем пиджаке и рубашке, - ответил Женя, не задумываясь, и стал целовать ее плечи.
  - А ты? - она развернулась в его руках, более ловко расстегнула рубашку, стянула с плеч и прильнула к горячему телу. Еще не полное слияние, а ее пробрало до кончиков пальцев. Возникло ощущение некой полноценности, как если бы к ней присоединили недостающий пазл.
  - У меня запасная в машине лежит, - Женька довольно улыбнулся, в то время как ее пальчики проскользнули к ремню его брюк.
  - Чур, я надену сегодняшнюю! - заявила Лена и почувствовала, что вот-вот потеряет рассудок, потому что мужчина продолжил прерванный непослушными пуговицами поцелуй. Их захлестнула волна безудержной страсти, оставив всю нежность на потом.
  
  Лена боялась, что может опоздать на выездную укладку, так как голодный в сексуальном плане Захаров спать не собирался. Среди ночи он оголодал и в обычном смысле, поэтому заказал десерт в номер, и конечно его привезли. Девушка всегда скептически относилась к сценам в фильмах, когда главные герои кормят друг друга виноградом или клубникой со сливками еще и по телу их размазывая, однако теперь это оказалось интересным. Она бы и не попробовала этого, если бы Женька нечаянно не капнул кремом с пирожного ей на грудь, а потом не слизал. Такая ласка ей пришлась по душе, и она сотворила то же самое с ним. В результате началось что-то, что и он и она иначе как ребячеством назвать не могли, но это было приятно, раскованно и эротично. Перемазавшись, чем только было возможно, они отправились в джакузи отмываться и попутно дарить друг другу наслаждение.
  Было уже около пяти часов утра, когда Лена уговорила Женю чуть-чуть вздремнуть. Но стоило ему ее обнять, как ей снова захотелось ласки и нежности.
  Так они и не заснули этой ночью. В шесть уже нужно было выезжать, чтобы Лена могла привести себя в порядок дома.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 5.12.
  16 июня, суббота
  
  - Нет, Захаров, это уже перебор! - протянула Лена, маскируя мешки под глазами, сидя перед зеркалом в прихожей.
  - Почему это? - отозвался он с кухни, решив похозяйничать и приготовить завтрак, пока она собирается.
  - Потому что, ты сейчас поедешь отсыпаться, а мне еще работать, - она хоть и возмущалась слегка, но все же была довольна всем происходящим. А мысли о борьбе за независимость ушли далеко на задний план и показываться не собирались, во всяком случае сейчас.
  - Ошибаешься, дорогая, мне тоже сегодня нужно в офис, - Женя наконец мог расслабиться. Один вечер и ночь принесли в их отношения легкость. Спало напряжение как физическое, так и психологическое. И хотя он по-прежнему быстро загорался желанием к этой женщине, оно было не таким мучительным, от осознания, что его утоление возможно, и сдерживать себя нет необходимости, - Кофе или чай?
  - Кофе и покрепче, - ответила Лена, обернувшись, увидела Женьку в своем фартуке, но совсем не удивилась, зная, что этот товарищ везде и чувствует и ведет себя, как дома, и это никогда не выглядит наглостью. Просто он везде свой.
  - Скажи, что ты делаешь сегодня вечером? - поинтересовался он, колдуя над медной туркой.
  - Сплю, - усмехнулась девушка и продолжила наносить макияж.
  - Я могу к тебе присоединиться?
  - Тогда я точно не смогу выспаться.
  - А как же обязательная суббота?
  - Черт. Я совсем забыла, - Лена тяжело вздохнула. - Мы сегодня собрались в зоопарк. Тимоха давно детям обещал. Мишка решил к нему присоединиться, пока мы втроем будем общаться сидя в кафе. Там в одном месте неплохой шашлык подают. Дашка не пьет, мы с ней солидарны, поэтому в хорошее место идти нет смысла.
  - Если ты не против, я присоединюсь к компании папаш, - Евгений появился в прихожей и прислонился к стене за ее спиной.
  - У тебя есть замечательное оправдание, и я думаю, это будет выглядеть нормально, - она направилась в спальню, одеваться.
  - Лен, - остановил ее за плечи Захаров, - как долго ты хочешь скрывать наши отношения от подруг?
  - Долго не получится, - девушка склонилась ему на грудь и прикрыла глаза, - Как же хорошо. Так бы и спала.
  - Твой кофе готов, идем.
  - Спасибо...
  
  Женя отвез Лену на первый вызов и отправился в офис, откуда прислал за ней водителя, который сопровождал ее везде. А она сама в дороге спала. В зоопарк она прибыла последней. Пока искала в нем подруг, проклинала свои любимые высоченные каблуки. Это утром она чувствовала приятное томление в своем теле, а сейчас ясно ощущалась усталость, и ноги ее после полноценного рабочего дня сейчас болели. Увидев Дашку в балетках, она чуть не застонала от зависти. Евгений, заметив ее приближение, хотел подойти, но ее равнодушный взгляд в его сторону его остановил, и потому он только вежливо улыбнулся, внутренне злясь на себя, что согласился не афишировать отношения.
  - Ну, вот, наше трио в сборе можем разделяться, - сказала Анфиса.
  - Миш, мы будем в кафе в районе аквариума, - сообщила будущему мужу Даша, - если что, Тимоха знает, где это.
  - Даш, я справлюсь, - улыбнулся ей Михаил, - не первый раз. Тем более, сегодня у меня есть помощник, - кивнул он на Захарова, чуть в стороне разговаривавшего по телефону.
  - Дашка, давай обувью меняться, - попросила Лена не в силах терпеть боль.
  - Чего вдруг, - удивленно обернулась к ней подруга.
  - Ноги растерла.
  Они присели на близстоящую лавочку и переобулись, хорошо размер один носили.
  - Боже, счастье-то какое! - воскликнула болезная, встав на ноги, - Надо себе хоть одну пару нормальной обуви купить, - вырвалось у нее.
  "Давно пора", - подумал Захаров, усмехнувшись, отмечая однако, что на каблуке она смотрится гораздо эффектнее
  - Лен, ты ли это? - изумилась Анфиса, давно знавшая подругу, пятки которой ниже семи сантиметров над полом не опускались последние лет десять, у нее даже домашняя обувь была на каблуке. Исключение лишь беговая дорожка. Это они с Дашкой в паре всегда так щеголяли, а она сама с появлением детей стала ножки свои щадить.
  - Самой не верится, но я, - счастливо кивнула Елена
  - Чую, я тут виноват твой очередной ухажер, - Фуська лукаво улыбнулась, и подруги пошли в кафе.
  Евгения аж передернуло от ее слов, а Лене стало дико смешно, от того она прикрыла рот ладонью, не желая его обижать еще больше. То, что его это неприятно задело, ей естественно было понятно, вопрос в том - станет ли он на ней за это отыгрываться?
  - Колись, подруга, кто таков? - это уже Даша спросила, когда они свернули в сторону от мужчин и детей, понимая, что им эти разговоры лучше не слушать.
  - Не имеет значения, - отмахнулась та. Она сама не знала толком, почему не хотелось говорить подругам, что у них с Женей роман. Ясно же, что они отнесутся к этому с пониманием и только порадуются. Но у нее в подсознании было желание, чтобы это пока оставалось чем-то личным, что может принадлежать только им двоим, - вы-то как?
  - Мы живем и радуемся, Дашку вон через две недели замуж выдаем...
  - Это я и сама помню. У меня ведь в этот день почти выходной получился.
  - Ну, да "выходной", - усмехнулась Дарья, - учитывая, что тебе помимо своей еще три головы в порядок приводить: мою, Фуськину и Милкину.
  - Милкой мне еще в субботу предстоит заниматься.
  - Женя говорил у нее вручение диплома? - уточнила Даша.
  - Да.
  - Ты там сделай из нее конфетку, чтобы наш Егорушка не отвертелся, - подмигнула ей Анфиса.
  - Сама разберусь, что и как делать, - недовольно скривилась Лена, - А Милка уже и без вас сводниц себе какого-то блондина нашла.
  - Откуда знаешь? - Дарья удивилась, но так как они подошли к стойке кафе, сделала заказ, - Три порции шашлыка, пожалуйста, и яблочный сок.
  - Вчера видела, - соврала Елена, - и морожено, будьте добры.
  Мясо пришлось подождать, а сок и морожено подруги забрали сразу.
  - А где ты вчера была? - спросила Анфиса, подозрительно покосившись на лакомство, учитывая, что Лена сладкое вечером не употребляла, чтобы не испортить фигуру, хотя как раз ей из всех троих повезло больше, и на диетах не сидела никогда, и ходила, как тростиночка. За что Фуська ей по-доброму завидовала.
  - На теплоходе каталась, - беззаботно ответила та, отправила ложечку мороженого в рот, улыбнулась и зажмурилась от удовольствия
  - Одна? - подруги заваливали ее вопросами, устраиваясь на пластиковых креслах под большим зонтом.
  - Естественно, - рассмеялась Лена.
  - И кто он?
  - Девочки, какая вам разница "кто", - ее щеки смущенно зарумянились, - мужчина, и этого достаточно.
  - Когда такое было, чтобы ты не описывала своего кавалера во всех красках? - подозрительно спросила Дарья.
  - И как его зовут? - не отставала Анфиса.
  - Его не зовут, он сам приходит.
  - Что, как Дашкин Джеймс Бонд?
  - Фуська, это не Женя ко мне сам приходил, а его братец, и его ты иначе кличила.
  - Это прозвище ему совсем не подходит, как оказалось, - Фуська даже носик нахмурила, - а я просто о нем упоминать не хотела.
  - И не надо, а то еще появится, как черт из табакерки, - вздохнула Лена, задумчиво глядя впереди себя, и вдруг увидела у палатки с минеральной водой Захарова. Учитывая, что они только что разговаривали о Владимире, она уверилась, что это должен быть он. Улыбка мгновенно сбежала с ее лица. Она уже достала телефон, чтобы позвонить Жене, но вдруг вспомнила, что Даша их различает, - Даш, а это не он?
  - Нет, это Женька, - мельком взглянула та в сторону мужчины и повернулась к подруге, - А ты чего такая бледная?
  - Испугалась, что это Владимир.
  - Тебе-то чего бояться?
  - Действительно, мне бояться нечего, - почти прошептала она, нервно заламывая пальцы под столом, а подняв взгляд на Захарова, поняла, что он уже близко, и сжалась от непонятного предчувствия.
  - Как сидим? - улыбаясь, спросил он.
  - Хорошо, скоро шашлык принесут, - ответила за всех Анфиска, - а ты чего не со всеми?
  - Решил к вам присоединиться, - сообщил мужчина и сел в свободное кресло.
  - У нас же девичник, - удивилась Дарья, - ты же знаешь "обязательная суббота".
  - Знаю...
  - Даш, это не он, - вдруг поняла Лена.
  - Лен, ты чего? - мужчина повернулся к ней удивленно.
  Девушка набрала в ложку морожено.
  - Попробуй! - предложила ему.
  - Лен, я...
  - Какой вкус имел крем? - не унималась она.
  - Какой крем, ты о чем?
  - Я знаю о чем, - она решительно достала из кармана сумки телефон.
  - Зачем ты мне звонить собралась? - не понял он.
  Она неотрывно следила за человеком за их столом, и когда услышала Женин голос в трубке, а тот, что был напротив молчал, даже вздохнула с облегчением.
  - Ты где? - спросила она.
  - Возле обезьян.
  - Подойди, пожалуйста.
  - Что-то случилось? - Женька тут же встревожился и не дожидаясь ответа направился в сторону кафе.
  - Да. Он здесь.
  Ей не пришлось говорить, кто именно, чтобы Женя ее понял.
  - И что дальше? - неприятно ухмыльнулся Владимир, - Чего добилась?
  - Ты зачем братом притворяешься? - спокойно спросила Анфиса, поняв, в чем дело, - Мы ведь все знаем, что вес двое.
  - А тебе лично не все равно, кто перед тобой?
  - С твоим братом я твоего сына крестила, а тебя я в первый раз вижу! - презрительно сказала она.
  - Лена, а что за крем? - вмешалась Даша, отойдя от шока. Ведь раньше она легко их отличала, а теперь Владимир с легкостью ее провел.
  - Шоколадный, - улыбнулась девушка, вспомнив прошедшую ночь, - Ты что забыла, что этот товарищ сладкое не переваривает?
  - Нет, но откуда это известно тебе?
  - Женя рассказывал.
  - И что же еще он рассказывал? - спросил Владимир, метая молнии из глаз.
  - Много чего, - ответил за нее подошедший Женька, - Ты что здесь делаешь?
  - Ты нарушил правило, - зло процедил Владимир сквозь зубы.
  - Я бы этого не сделал, если бы ты предупредил о своем приезде, и не стал прикидываться мной, - спокойно возразил Евгений
  - Это что принципиально важно? - насмешливо растянул губы брат.
  - Да.
  - Чего вдруг?
  - Уходи и не закатывай скандал.
  - Почему я, а не ты?
  - Потому, что проблемы на службе будут потом у тебя, а не у меня. Значит, мне уходить не зачем.
  - Где дети? - чуть подумав, тихо спросил Володя.
  - С Михаилом возле обезьянника.
  - Пять минут.
  - Договорились.
  - Жень... - Дарья взволнованно подскочила из-за стола.
  - Даша, я не враг собственным детям, успокойся, - остановил ее Владимир, - забирать мне их некуда и воспитывать некому.
  Только он ушел, Женька сел рядом с Леной и повернулся к ней, порываясь взять за руку, но сдерживался, следуя их уговору.
  - Все нормально? - приглушенно спросил он, испытывая сейчас к ней самые трепетные чувства, не только потому, что она их отличила, это не могло его не радовать. Увидев сейчас брата, он вдруг понял, что Лена его последний шанс на счастье, и если Владимир умудрится испортить им жизнь, то он в лучшем случае до конца жизни будет перебиваться мимолетными романами, и чем старше он будет становиться, тем пошлее это будет выглядеть.
  А что в итоге?
  Даже подумать страшно.
  - Да, - улыбнулась она нежно, радостная, что он с ней. Было абсолютно все равно, что сейчас рядом подруги и запросто сами могут догадаться об их отношениях, и что ей хотелось оставить это личным. Сейчас было более важным его присутствие. Она бы с удовольствием прижалась к его груди, растворилась в его объятьях, и осталась бы слабой, зная, что в его руках это совсем не страшно.
  - Испугалась? - он все же нашел ее ручку под столом, чувствуя, не забираясь в ее мысли, что ей это тоже необходимо.
  - Немного, - кивнула, ответно сжав его пальцы, остро ощущая, как приходит единение, и все не доброе отступает на задний план.
  - Ребята, а как часто вы общаетесь? - спросила удивленная данной сценой Анфиса.
  Лена с Женей улыбаясь переглянулись.
  - Достаточно часто, чтобы Жорик успел к Жене привязаться, - честно выдала Елена, понимая, что дальше отнекиваться глупо.
  - А о каком креме шла речь?
  - Ты что, с ума сошла? - возмутился Захаров, снова посмотрев на девушку.
  - Я всего лишь проверяла твоего брата, - состроила она наивный взгляд.
  - В следующий раз придумай что-нибудь... кхм... другое, - попросил Евгений и повернулся к любопытным кумушкам, - Это был шоколадный крем эклеров. Мы вчера просто ели пирожные, - объяснил он, не зная, что Лена и пирожные понятия не совместимые, ведь ночью-то она их ела.
  - Не на теплоходе ли? - предположила Анфиса.
  - Нет, после него в ресторане. Лен, можно тебя на минутку?
  - Да, конечно, - живо отозвалась она, и они оба отошли в сторону, а Женя собственнически положил руки ей на талию.
  - Пока Владимир здесь, тебе придется быть внимательнее, - с сожалением произнес он, глядя ей в глаза.
  - Я это понимаю, - улыбнулась девушка. Ее радовал тот факт, что она смогла распознать Владимира, - Как и то, что он теперь тоже будет внимательнее. Он ведь не знал о нас.
  - Надеюсь, ты понимаешь, что для нас сейчас лучше быть все время вместе? - серьезно заявил Захаров.
  - А ты изобретателен... - предположила, что брат - только повод.
  - Это здесь не причем... - отрицательно покачал головой.
  - Даже если так, я согласна! - Лена чувствовала, что сходит с ума, но от чего-то была этому рада.
  - Ты мое золото! - нежно прошептал Женя и легко поцеловал, - Я сейчас оставляю тебя подругам, а приду с Мишкой и детьми, в противном случае знай, что это Володька.
  - Договорились.
  Еще один поцелуй, и Женька пошел сменять брата, а Лена вернулась к подружкам.
  - Какие нежности! - нараспев заметила Фуська, - Дашка, а ты помнишь, чтобы Ленка была такая сияющая и при этом смущенная?
  - Не-а.
  - Вот и я не помню. Все же мистер Бонд перспективный мужик, даже нашу королеву очаровал.
  - Для начала он обаял всю мою семью, - улыбнулась Лена, - моя крепость пала последней. И, да, Даш, ты была права на счет танцев с ним, это нечто! Я такого удовольствия давно не получала, если не сказать никогда.
  - Слышать такое от Дашки в прошлом году было не так удивительно, как от тебя, учитывая твое танцевальное прошлое.
  - И давно вы вместе? - спросила Дарья.
  - Нет, всего три недели, но при этом с нами всегда был Жорка. Позавчера отправили его на сборы, а вчера было первое свидание.
  - Лен, а у вас уже было? - шепотом поинтересовалась Фуська, и та покосилась на Дарью, подозревая, что ей это будет неприятно слышать.
  - Что ты на меня так смотришь? - удивилась Ефремова, - Я за вас только рада буду. И никакой ревности я не испытываю. Когда я вас с Мишкой свела, мне было куда хуже.
  - Девочки, - Лена смущенно отвела взгляд, - в общем... все происходящее иначе как безумием я назвать не могу...
  
  Когда собрались по домам и женщины присоединились к своим кавалерам, Женя и не подумал поддерживать былую дистанцию, а подошел и приобнял Лену. Она на это только согласно улыбнулась. Михаил с Тимофеем хоть и удивились, но лезть с расспросами не стали, решив лучше дома с женами поговорить. А те двое, приехав в квартиру Лены, легли на диван и скоро заснули, так и не раздевшись. Правда среди ночи Женька исправил это упущение, и они перебрались в спальню.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 7.12.
  
  Рабочий день окончен. Егор направился к выходу из кабинета, но дверь тут же открылась и вошел пожилой мужчина, полностью седой и бледный в лице. Выгонять старика молодому адвокату совесть не позволила.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - протянул он руку в сторону кресла.
  - Благодарю, - едва слышно ответил посетитель и тяжело опустился на указанное место.
  - Нин, никого больше не принимай, - выглянул Егор в приемную.
  - Соболев Егор Николаевич? - уточнил пришедший, положив синюю пластиковую папку на стол, и тот кивнул, - Давыдов Дмитрий Романович.
  - Очень приятно, - парень вернулся на свое рабочее место, - Чем могу помочь?
  - Мне нужно оформить опекунство, или что там будет правильнее, над внуком в связи с гибелью его родителей.
  - Обоих сразу?
  - Да, - мужчина глубоко вздохнул, схватился за сердце, достал из кармана таблетки и положил одну под язык, - Слышали может быть, в Турции автобус с русскими туристами перевернулся.
  - Да, конечно, - как не слышать, когда об этом на каждом канале телевидения рассказывали, а Егор по утрам за завтраком, как правило, прослушивал новости.
  - Сегодня было опознание, завтра похороны, - старик еще больше бледнел на глазах, - Инга как будто что-то чувствовала, оставила мне ваш адрес...
  - Нина, скорую быстро! - нажав кнопку на селекторе, скомандовал Егор.
  - Не нужно...
  - Что сказать? - уточнила секретарша.
  - Человеку с сердцем плохо...
  - Да, вы...
  - Инга, это кто? - не стал слушать отповедь парень.
  - Дочка, - мужчина снова приложил руку к сердцу
  - Вы женаты? - Соболев понимал, что старик может сейчас потерять сознание, а значит нужно успеть собрать как можно больше информации о нем и его внуке, чтобы сообщить родным.
  - Жена умерла пять лет назад.
  - Еще родственники есть?
  - У меня нет, у внука три тетки двоюродные сестры вашего отца... - выдавил из себя Дмитрий Романович и потерял сознание, склонившись над столом.
  Размышлять над последними словами посетителя Егору было некогда, вскочив из-за стола, подлетел к мужчине и попробовал нащупать пульс на сонной артерии, а потом рванул в приемную.
  - Нина, где скорая? - взревел он.
  - Сказали, через пять минут будет, если наши "вежливые" водители пропустят, - испуганно пролопотала девушка, вжавшись в свое кресло.
  - Видишь вот эти две машины возле входа, - показал он в окно, и Ниночка кивнула, - делай что хочешь, но их не должно быть к приезду скорой. Ясно?
  - Д-да.
  - Быстро!
  Девушка метнулась на улицу, а Егор вернулся в кабинет, снова потрогал пульс мужчины, убедился, что он еще жив, и кое-как перетащил на диван. Вернулся к столу, открыл папку, чтобы найти документы посетителя, но самым первым в ней лежало свидетельство о смерти. Парень взял его в руки и несколько раз перечитал, а потом устало опустился в кресло посетителя. Он не понял, сколько времени прошло до приезда скорой помощи, так и просидел глядя куда-то в пустоту. Потом в кабинете суетились санитары, а он все сидел. Кто-то потрепал его за рукав, и он словно очнулся.
  - Что простите? - переспросил он.
  - Документы у мужчины какие-нибудь были? - спросила врач.
  - Думаю, есть, - Егор порылся в папке и достал паспорт.
  - Мы его забираем.
  - Я с вами, - тут же спохватился парень.
  - А вы ему кто?
  - Внук, - вздохнул тот.
  - А вы не в курсе, у вашего дедушки был повод для волнения?
  - Есть, - Егор кивнул, следуя за носилками, - завтра похороны его дочери и моего отца. А мой несовершеннолетний брат, его родной внук, может попасть в детдом.
  - А ты стало быть не родной?
  - Приемный, - согласился Егор и тихо спросил, - скажите честно, у него есть шансы выжить?
  - В больнице станет ясно, - не решилась обнадеживать его врач.
  
  Людмила, не позвонив отцу, приехала к нему домой. Его джипа во дворе под навесом не было, и она решила, что папы нет дома, поэтому стала открывать дверь своим ключом, но она поддалась и без этого, а с кухни доносился запах пельменей. Потому направилась именно туда.
  - Привет, пап!
  Захаров сидел за столом спиной ко входу, и дочь подойдя приобняла его и поцеловала в висок, непроизвольно заглянула ему в тарелку, отметила одинаковость пельменей, сильно напоминающих полуфабрикатные.
  - Ты что готовить разучился? - ухмыльнулась она
  - Просто неохота было, - отмахнулся тот.
  - А что в холодильнике пусто? - Люда даже решила это проверить, обошла стол, направляясь к "хранилищу продуктов".
  - Нет, но мне захотелось пельменей, - невозмутимо ответил мужчина.
  - Как прошла вчерашняя встреча? - холодильник и правда не был пуст.
  Странно, тут картошка жареная стоит собственноручно приготовленная, а он какие-то пельмени сварил из пакета!
  - Какая? - равнодушно уточнил тот.
  - С Леной.
  Детский сад, ей богу! Как будто я ничего не знаю!
  - Хорошо.
  - Па, а поподробнее никак нельзя?
  - Тебе зачем?
  - Интересно, - она снова повернулась к отцу, поняла, что чего-то не хватает, и всмотрелась внимательнее. Помимо того, что рука его как-то странно подрагивала, так еще в его тарелке отсутствовал майонез, зато был черный молотый перец, а Евгений никогда так не ел. Поняв, что это ее дядька, она села напротив и подперла подбородок рукой, - Ну, привет, еще раз!
  - Привет! - усмехнулся тот, не поняв, к чему она это сказала.
  - На долго? - ей вообще было очень "интересно" с ним пообщаться!
  - Что?
  - Приехал домой?
  - Сегодня весь день свободен.
  - Радует, - кивнула Люда, не скрывая иронии, - С детьми увидеться не хочешь?
  - Я их уже видел сегодня, мы гуляли в зоопарке.
  - И как?
  - Что как?
  - Не скучаешь?
  - Я ведь вижусь с ними регулярно, - удивился тот, казалось бы искренне.
  - Это мой отец видится с ними регулярно, - возразила девушка, - а ты, если сказал сейчас правду, в первый раз.
  Владимир тяжело сглотнул пищу и аккуратно отложил вилку на край тарелки.
  - Скажи, ты любил мою маму? - продолжала допрос Людмила, но он молчал, не поднимая на нее взгляда, - Она тебя очень. Почему ты уехал?
  - А ты хотела бы, чтобы уехал твой отец? - наконец спросил Владимир, откинувшись на спинку стула и убрав руки под стол.
  - Я бы хотела, чтобы мои родные и близкие люди были счастливы, - она вздохнула, отчетливо расслышав его мысленный стон, как если бы от физической боли и стала еще более внимательной к нему, но продолжала, - А ты делаешь несчастными стольких сразу.
  - Твой отец сегодня не выглядел несчастным, - возразил ей мужчина.
  Чертов штифт! - ругнулся он про себя, сжимая и разжимая пальцы сквозь боль.
  - Его счастье не так долго, чтобы его разрушать.
  - Я не собираюсь этого делать.
  - Почему я тебе не верю? - Люда встала из-за стола и направилась в свою комнату, но обернулась у порога кухни, - Ты нужен своей дочери, и, как мне кажется, моей матери. Будет тяжело. Но, я думаю, ты сильный, раз такие ранения для тебя пустяк. Перевязывать, кстати, не пора?
  Мужчина покачал головой, изумленный ее словами, и тем, что она узнала о его ране на руке, хотя внешне через рубашку она была незаметна.
  - Ты не сказал, как долго будешь здесь? - спросила девушка, довольная произведенным эффектом.
  - Я не знаю пока.
  - Оля в лагере...
  - В курсе.
  - Поедешь?
  - Возможно, - он обернулся, - Ты давно знаешь?
  - Два-три месяца.
  - Зачем он тебе рассказал?
  - А как бы он мне объяснил, почему стал крестным Леше? - усмехнулась Людмила, - Если бы назвал его родным сыном.
  - Присядь, пожалуйста, - попросил Владимир, и племянница легко согласилась, - Расскажи мне, как вы тут жили. Как Оля, мама?
  
  Они сидели на кухне довольно долго. Общались по душам, словно узнавая друг друга заново. Люда изучала его досконально, все больше понимая, что они с отцом сильно разнятся характером, а еще, что Владимир в отличие от Евгения не ощущает напряжения от их схожести, и не осознает, насколько ему становится легче, когда он остается самим собой, а не играет брата.
  - Отвези меня к маме, пожалуйста, - в итоге попросила девушка, - я только вещи соберу.
  - Хорошо.
  В машине они по-прежнему легко разговаривали о днях минувших. Потом Владимир помог занести ее вещи в квартиру. Едва Людмила переступила порог, шмыгнула к себе в комнату, словно бы ее и не было, а в коридоре появилась Ирина. Она по обыкновению присматривалась к мужчине, решая кто перед ней стоит. Она знала, что он может приехать внезапно. Если бы он сейчас просто поприветствовал, она бы решила, что это Евгений, но мужчина перед ней стоял в растерянности. А сердце так и толкало к нему.
  - Володя? - нерешительно прошептала она, а его губы дрогнули в подобие улыбки, - Господи, милый мой, ты вернулся! - сдавленно выпалила она и бросилась к нему на грудь, не сдерживая слез.
  Сказать Владимир был поражен ее приемом, ничего не сказать. Он был к этому совсем не готов. Он всю свою жизнь искал ей замену, находил, ошибался и снова искал. Однако, когда она развелась с Женькой, он почему-то решил, что "в одну реку дважды не входят". Потом, казалось бы, нашел в лице Даши, но сразу понял, что с ней не все так просто. Он хоть и признался брату, что любит ее, но не был в этом уверен на все сто процентов. А вот то, что он когда-то безумно любил Ирину, он знал абсолютно точно. Он обнял плачущую женщину одной рукой, но не сразу осознал это. Понимание того, что он еще кому-то нужен, разлилось теплом в его душе, и на губах его появилась мягкая улыбка, больше присущая его брату, чем ему самому.
  - Ирочка, не плачь, пожалуйста, - проговорил он тихо, отчаянно желая прикоснуться губами к ее виску, находящемуся сейчас так близко, но сдерживаясь, боясь создать лишние проблемы даже этой легкой лаской, - у меня нет такого рефлекса, как у Женьки, но я знаю, что такой вариант на тебя действует лучше всего. Вопрос только в том: надо ли?
  Ира нехотя отстранилась и утерла слезы.
  - Ты опять уедешь? - спросила она, отводя взгляд в сторону, чтобы снова не расплакаться.
  - Вероятнее всего, - кивнул он.
  - Когда вернешься?
  - Не знаю.
  - Прошу прощения, - Люда выглянула в прихожую, - если вы не против, я удаляюсь. Мы с Янкой в кино собирались, - она быстро влезла в босоножки, перевела взгляд с заплаканной матери на растерянного дядьку, улыбнулась и выпорхнула из квартиры, чувствуя себя, если не сводницей, то точно купидоном. Никуда она сегодня не собиралась, просто хотела оставить их вдвоем.
  Уже на улице она задумалась, куда бы ей пойти. И даже слегка растерялась, но решила позвонить Янке.
  - Алло, Янчик, привет!
  - Привет, - несколько холодно и совсем не громко, как обычно, поприветствовала ее подруга.
  - У тебя что-то случилось? - сразу спросила ее Людмила.
  - Нет. А что?
  - Да, так, ничего, - вздохнула облегченно, - Чем занимаешься?
  - Гуляю.
  - С кем?
  - С Иваном, вчера познакомились, друг твоего брата. Вы, кстати, куда вчера пропали?
  - Вышли воздухом подышать, разговорились, а потом он отвез меня домой.
  - Хороший у тебя брат, - позавидовала Яночка, и сама понимая, что Илья по сравнению с ним слюнтяй.
  - Точно, - Люда даже улыбнулась, припоминая прошедший вечер, - Удачно вам провести время.
  - Спасибо.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 17.12.
  
  Людмила порадовалась за подругу, у которой наконец-то появился нормальный ухажер. Она понимала, что будет лишней, если напросится пойти с ними, поэтому вежливо попрощалась, и стала гадать, с кем бы ей прогуляться. Подруги, с которыми она обычно общалась были уже дамы семейные и заявиться к ним в девять часов вечера было бы уже поздновато. Друзья в такое время, как правило, себе пару ищут, и она будет им только мешать.
  Кому бы позвонить? - думала она, идя по улице и теребя мобильник в руках.
  Попробуй доктору, - предложил внутренний голос.
  И что я ему скажу?
  Что хочешь, то и скажи.
  В данный момент я просто прогуляться где-нибудь хочу.
  Вот и предложи ему составить тебе компанию. Вы ведь договорились оставаться друзьями.
  Так, уговорив саму себя, Мила набрала номер Льва.
  - Да, я слушаю, - отозвался знакомый голос из динамика.
  - Привет, это Люда, - робко представилась девушка, - невеста твоя.
  - Привет! - весело ответил мужчина, но тут же всполошился, - Что-то случилось?
  - Нет, благодаря тебе все хорошо, - поспешила она его успокоить.
  - Как чувствуешь себя?
  - Отлично, - уверенно заявила Люда, - скажи, ты сейчас занят?
  - Нет, у меня сегодня в коем-то веке полноценный выходной.
  - Давай встретимся? Просто по-дружески погуляем где-нибудь, - предложила она, искренне полагая, что такое вполне возможно.
  - Давай, - легко согласился Лев, - только я предлагаю по-дружески поужинать.
  - А потом погулять?
  - Можно и так. Говори, где находишься, - весело скомандовал он, и девушка быстро назвала адрес, - О, как мне повезло! Буду через минуту.
  Люда изумленно посмотрела на дисплей коммуникатора, когда он разъединил связь, а потом, подумав, уселась на скамейку ждать, подозревая, что в Лёвиной минуте секунд гораздо больше, чем в обычной. Но она ошиблась.
  Минуты не прошло, а прямо перед ней остановилась дорогая двухместная спортивная машинка черного цвета с откидным верхом, и в ней был Лев.
  А жених-то был завидный, - вздохнуло внутреннее я.
  - Привет поближе, невеста! - весело сказал он пораженной девушке, и кивнул в сторону второго сиденья, - Садись, поедем кататься.
  Людмила, кое-как отделавшись от шока, села в автомобиль, и он с визгом колес тронулся с места.
  - Ты что больной? - сразу возмутилась девушка.
  - Почему? - не понял доктор, обернувшись к ней.
  - Ты на дорогу смотри! - вскрикнула Мила, а тот только рассмеялся, - Тебя кто водить учил?
  - О, учителей было много! Тебя который интересует?
  - Ты обкурился?
  - С чего ты взяла?
  - С того, что с тобой-шумахером я совсем не знакома, мой друг-доктор товарищ более уравновешенный, - серьезно заявила Мила, а он опять смеялся, - я, конечно, понимаю, что тебе может быть жизнь не мила, и если ты решил взять меня с собой на тот свет, то какого черта спасал месяц назад?
  - Тебе страшно?
  - Очень!
  Только после этого Лев сбросил скорость.
  - Извини. Мне тоже было страшно, когда ты наркоз не воспринимала, - признался он серьезно.
  - Квиты, - вздохнула девушка облегченно.
  - Ты водить умеешь?
  - Нет, - покачала головой, - отец пытался научить, но у меня с внимательностью большие проблемы. А еще я не могу переключать скорость не глядя на рычаг.
  - А на автомате не пробовала?
  - От этого суть проблемы не меняется, - буркнула Людмила, - Куда мы едем?
  - В суши бар. Тебя устроит?
  - Вполне.
  - Сколько у тебя свободного времени?
  - Пока вся жизнь, - ответила девушка и недоверчиво покосилась на водителя, - надеюсь долгая.
  - Так как мы уже выяснили, что я на твою долгую жизнь не претендую, - стал рассуждать веселый Лев, - украду тебя на оставшийся вечер и ночь. Возражать никто не станет?
  - Кроме меня некому.
  - А ты?
  - А я не уверена, что ночь это хорошая идея.
  - А если я пообещаю, что ночь будет невинной?
  - Идет, - согласилась она и вновь обернулась на доктора, - ты чего сегодня такой веселый?
  - Вообще-то, у меня сегодня день рождения, - сверкнул Лева белозубой улыбкой, - в баре, куда я тебя везу, нас ждут мои друзья. И учитывая некоторые обстоятельства, прошу тебя еще немного побыть моей невестой.
  - Поздравляю! - улыбнулась Захарова, - А какие-такие обстоятельства.
  - Во-первых, они все, как один по парам, и всегда пытаются меня с кем-нибудь свести. А во-вторых, о том, что у меня есть невеста, они узнали быстро, а о том, что мы расстались, я их не оповещал, по понятной причине.
  - И что бы ты делал, если бы я не позвонила?
  - Сказал бы, что ты к экзаменам готовишься, - пожал он плечами.
  - Сколько хоть тебе лет?
  - Тридцать.
  - Непохоже, - недоверчиво покосилась Люда в его сторону. Ей казалось, что он года на три-четыре моложе.
  - Ты на свои двадцать два тоже не тянешь, - бросил он короткий взгляд в сторону ее белой с кружевными оборками мини юбочки, и девушке захотелось оттянуть ее ниже, но это было не возможно.
  - Что входит в игру "невеста"? - поинтересовалась она, желая уточнить линию поведения.
  - Что ты имеешь в виду?
  - Обнимашки, поцелуйчики, на что мне быть готовой? Или просто ходить скромно смущенной?
  Лев откровенно расхохотался.
  - Ты неподражаема! - выдал он, остановившись перед кафе, - Действуем по ситуации. Не так давно мы неплохо импровизировали. Идем.
  - Подожди, - остановила его девушка, - Договоримся сразу. Я не пью, иначе у меня произойдет прилив любвеобильности часа через три-четыре после первого бокала. И тогда мне будет уже плевать на твои обещания.
  - И на что это у тебя такая "замечательная" реакция?
  - От слабоалкогольных коктейлей я несколько буйная через определенный промежуток времени, а от остального голову сносит совсем, причем очень резко.
  - Что и от шампанского? - мужчина вышел из машины, помог девушке, и вместе они направилась в здание.
  - Чем меньше градус, тем позже реакция, но всегда одна, - кивнула она.
  Праздник удался. Многочисленные друзья и товарищи Льва были очень рады познакомиться с его невестой, одобрили выбор и то и дело пытались задавать провокационные вопросы, на что они в паре сочиняли очередную историю, в которую легко верили окружающие. Лев Людмилу далеко от себя не отпускал, а почти все время держал ее возле себя за талию. Она не могла не отметить для себя, что такое положение ей очень даже нравится, вот только разные взгляды на жизнь не давали возможности им быть действительно вместе. Однако когда они танцевали, Люда вдруг сравнила доктора с Егором. Не сказать, чтобы он померк перед братцем, но с последним находиться рядом ей было как-то легче. Не возникало у нее с ним чувства скованности и напряженности.
  "По ходу я Егора и впрямь братом стала считать", - решила девушка, утомленно склонив голову на плечо Лёве, носом к его шее. Руки мужчины крепче сомкнулись на ее талии, а ей вдруг захотелось близости. Подняла голову, чтобы посмотреть в глаза мужчине, но в них отчего-то была тревога. Желая успокоить его от непонятно чего, она коснулась его щеки ладошкой, чуть скользнула ею вниз и провела большим пальцем по краю его губ, потом запустила руки в его волосы, и нежно улыбнулась, понимая, что делает, но не сознавая, почему, зачем, и что из этого может выйти. Не дав опомниться мужчине, она поцеловала его, не пытаясь думать о происходящем.
  Лев был очень удивлен этим. Мало того, что его еще влекло к этой девушке, но он пытался держать себя в рамках. А тут он сам назвал ее своей невестой, был слегка пьян, а она его целовала. Он понимал, что должен ее оттолкнуть, но не хотел этого делать.
  Когда она сама отступила, взгляд ее был затуманен, и мужчина сомневался, что страстью.
  - Хочу, - шепнула она ему на ухо и улыбнулась.
  - Ты пила? - вспомнил Лев ее предупреждение.
  - Сок, - кивнула Людмила, все больше теряя над собой контроль.
  - Черт, - он все понял, взял ее за руку и потащил к столу, за которым они сидели, припоминая, кто из друзей разливал спиртное и попутно и ей подливал.
  - Левушка, не тяни так сильно, - промурлыкала Люда, - и вообще, нам в другую сторону.
  - Сам разберусь, - рыкнул он, - Где Игнат? - спросил, подойдя к столу у товарищей.
  - Только что уехал...
  - Повезло ему, - вздохнул Лев, и повернулся в кольце рук прилипшей к нему Людмиле, - Ну, и что мне с тобой делать?
  - Любить, - глупо улыбаясь, выдала она.
  Лёва нежно улыбнулся в ответ и притянул ее голову к груди.
  - А что случилось-то? - спросил один из друзей.
  - Ничего, - усмехнулся именинник, чувствуя, что и сам скоро потеряет голову, так как шаловливые ручки девушки забрались ему под майку, - подозреваю, нам пора домой.
  - Верно, котик, - одобрила его Мила, снова целуя.
  - Радость моя, потерпи еще чуть-чуть, - попросил Лев, аккуратно отстранив ее.
  - Хочу, - шепнула она ему на ухо и улыбнулась.
  - Ты пила? - вспомнил Лев ее предупреждение.
  - Сок, - кивнула Людмила, все больше теряя над собой контроль.
  - Черт, - он все понял, взял ее за руку и потащил к столу, за которым они сидели, припоминая, кто из друзей разливал спиртное и попутно и ей подливал.
  - Левушка, не тяни так сильно, - промурлыкала Люда, - и вообще, нам в другую сторону.
  - Сам разберусь, - рыкнул он, - Где Игнат? - спросил, подойдя к столу у товарищей.
  - Только что уехал...
  - Повезло ему, - вздохнул Лев, и повернулся в кольце рук прилипшей к нему Людмиле, - Ну, и что мне с тобой делать?
  - Любить, - глупо улыбаясь, выдала она.
  Лёва нежно улыбнулся в ответ и притянул ее голову к груди.
  - А что случилось-то? - спросил один из друзей.
  - Ничего, - усмехнулся именинник, чувствуя, что и сам скоро потеряет голову, так как шаловливые ручки девушки забрались ему под майку, - подозреваю, нам пора домой.
  - Верно, котик, - одобрила его Мила, снова целуя.
  - Радость моя, потерпи еще чуть-чуть, - попросил Лев, аккуратно отстранив ее.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 22.12.
  
  17 июня, воскресенье
  
  Утро для них было еще более неожиданным, так как проснулись они в одной постели. Еще не отойдя ото сна, Люда почувствовала мужской запах и тепло. Приоткрыла глаза, под рукой сильный торс с дорожкой черных колечек от груди к джинсам.
  Не Ангел, - ворвалось в сознание.
  Девушка приподнялась и посмотрела в лицо мужчине.
  Лев.
  Хоть это радует.
  Заглянула под простынь, под которой спала. Белье на месте. Расслабленно откинулась на подушки и вздохнула. Попыталась вспомнить, что вообще происходило ночью, но тщетно. Последним в ее памяти остался их танец, однако в том, что инициатором всего была она сама, Людмила не сомневалась - не первый раз.
  Сонный Лева перевернулся на бок. Его рука не специально оказалась на животе девушки, чуть стянув простынь вниз. Поняв, что он в постели не один, мужчина открыл глаза и встретился взглядом с Милой. Она чувствовала себя виноватой, и он это видел.
  - Все нормально, - шепнул он успокаивающе, потянул ее к себе и обнял крепче, - ночь, как я и обещал, была невинной, правда, очень волнующей. Должен признаться, в какой-то момент мне хотелось послать нашу дружбу к черту.
  - Почему не послал? - спросила Люда, которая и сейчас была бы не прочь это сделать, спиртное в ее голове еще не развеялось, чувство вины растворилось, как и не было.
  - Ты хотела бы, чтобы я воспользовался ситуацией? - удивился Лев, но не стал дожидаться ее ответа, - Прости. Мой товарищ тебя споил, а я этого не заметил...
  - Это он тебя хотел споить, - усмехнулась Людмила, пытаясь накрутить на палец завиток у его соска, - Мы тогда танцевали. Мне стало жарко. В моем стакане было пусто, а твой полон, стала пить почти залпом, потому не сразу поняла, что водки в нем было больше, чем сока.
  - Почему не сказала? - спросил он, отведя ее ручку от своей груди, - Я бы тебя сразу домой отвез.
  - Ты что? - возмутилась и села на постели, не заботясь, что упавшая простынь ее оголила, - Моя мама никогда не видела меня в таком состоянии.
  - Интересно, а чем обычно подобное заканчивается? - задумчиво протянул мужчина, любуясь ее округлыми формами.
  - Разного рода экспериментами. Я лучше промолчу. Скажу только, что свой первый раз я не помню.
  - Ты понимаешь, чем это чревато? - Лев перевел встревоженный взгляд на ее безмятежное лицо.
  - Я это поняла уже давно, - улыбнулась примирительно, - поэтому, кроме слабых коктейлей в ограниченном количестве, ничего не употребляю, если рядом нет... - подумала, как бы лучше выразиться, - ...надежного плеча.
  - То есть, после того стакана ты уже знала, что окажешься в моей постели и молчала? - подвел итог Лева, подумав, что сейчас она еще более соблазнительна, чем ночью.
  - А что, по-твоему, я должна была делать? Сказать: "извини, дорогой, но секс нам уже обеспечен"? И потом, меня это не смущает совсем. Я и сейчас хочу. А пройдет это часов так через двенадцать, - встала с кровати, и не думая прикрываться чем-либо, - Где у тебя ванная? Мы же у тебя? - обернулась у двери.
  Лев соскочил с постели и в два шага оказался возле нее. Она его жестоко завела. Он полночи терпел ее сладкую пытку, но не поддался, а теперь хотел ее сильнее во сто крат. Он знал, что это не должно произойти, но страстно желал обладать ею здесь и сейчас, чем бы это не обернулось потом.
  Ее грудь едва не касалась его, он чувствовал ее запах, ее дыхание. Он видел ее игривую улыбку, знал, к чему она ведет. Понимал, что она им сейчас манипулировала. Но чувствовал, что одно единственное прикосновение, и он больше не сможет сдерживать себя. Секунды раздумий казались вечностью. Он не знал, чего ждал, ведь было ясно, что она не уйдет, добьется своего, но почему-то решил, что теперь ее очередь делать шаг к нему.
  - А мы после этого останемся друзьями? - промелькнуло что-то здравое в ее словах.
  - Не знаю, - глухо ответил Лев.
  - В таком случае, - она еще подумала, - всего один поцелуй, - подняла указательный пальчик, - и я иду в ванную.
  - Нет! - рыкнул мужчина, теряя остатки воли, сгреб девушку в охапку и вернул в постель.
  
  Когда хмель стал отпускать голову Людмилы, девушка удовлетворенно лежала на плече у Льва и опять играла с завитками на его груди. Более трезво оценивая свое поведение, она не раскаивалась в произошедшем. Ей понравилось, по-другому описать свои ощущения у нее не получалось.
  - У тебя сегодня тоже выходной? - спросила Мила, взглянув в окно и решив, что сейчас время уже закатилось за полдень.
  - Нет, я сегодня в ночь, - вздохнул довольный мужчина. Утолив свою страсть, он вдруг понял, что ему стало легче не только физически. Пришло осознание того, что с этой девушкой у него не может быть ничего серьезного, не только потому, что резусы не совпадают. А потому, что они слишком разные от взглядов на жизнь, до привычек. Он сам уже не смог бы себя ломать подстраиваясь под нее, а она слишком независимая и в то же время непредсказуемая, чтобы стать спокойной, уютной, ласковой и понимающей. Их влекло только желание. Сейчас оно было удовлетворено, Люда больше не пыталась его заводить, а Лев не чувствовал необходимости чего-то большего.
  - Скажи, ты всегда добиваешься, чего хочешь? - спросил он, неожиданно сообразив, что все время их общения только и плясал под ее дудку.
  - Почти, - усмехнулась Людмила, глядя ему в глаза.
  - А на кого ты учишься?
  - Я позавчера защитила диплом по психологии, - проговорила она не без издевки.
  - Черт! - Лев рассмеялся сам над собой, опрокинул ее на спину и навис над ней, - Так ведь ты изначально со мной играла!
  - Если не помнишь, я тебя об этом предупреждала, - девушка растянула губы в улыбке.
  - Значит, легких отношений хочешь! - лукаво уточнил мужчина, понимая, что сейчас готов запросто поступиться своими принципами, - Будут...
  Где-то в глубине квартиры запиликал мобильник.
  - Это папа, - оттолкнула его Мила, ринулась на звук коммуникатора, нашла его на тумбочке в прихожей и пошла обратно в спальню, нажав прием вызова, - Да, папочка, я тебя слушаю.
  - Ты где? - строго спросил родитель.
  - Я, - Люда села на постель и сразу попала в сильные руки мужчины, - Скажем так, я жива, здорова и всем довольна.
  - Почему матери не позвонила?
  - Ладно, я с ней об этом сама поговорю?
  - Секреты?
  - Ну...
  - Ладно, - согласился папочка, - Ты помнишь, что мы сегодня вечером идем танцевать?
  - Конечно. Во сколько ты за мной заедешь?
  - Часов в восемь.
  - Ясно. Я скоро буду дома, - сказала она, сбросила вызов, вздохнула и повернулась лицом к Леве, - как бы не было мне с тобой хорошо, но пора домой, - с последними словами она улыбнулась, запуская пальцы в его шевелюру, - А говорил, не можешь жить одним днем. У тебя отлично получается.
  - Возможно, но мне-то пора семьей обзаводиться.
  - До тех пор, пока я у тебя хожу в невестах, этого точно не получится.
  - Точно.
  - И потом тебе претит сама мысль, что нужно жениться. Ты говоришь о серьезных отношениях, но сам к ним еще не готов. Ты с радостью принимаешь чужих детей, относишься к ним с щемящей душу нежностью, практически считаешь их своими, но представление, что они у тебя когда-то будут, тебя пугает. Ты боишься ответственности, появляющейся у мужчины, вступающего в брак. И ты ненавидишь всякого рода сводничество.
  - Это ты сейчас придумала? - спросил изумленный Лев.
  - Нет, это результат наблюдений вчерашнего вечера и половины сегодняшнего дня.
  - И что мне делать, по-твоему?
  - Для начала разобраться, почему эта самая ответственность для тебя камень преткновения.
  - Хочешь, я прямо сейчас тебе это расскажу?
  - Давай.
  - Я боюсь, что женщина, с которой я свяжу свою жизнь, сбежит от меня через год полтора с младенцем на руках, потому что не выдержит графика моей работы. Кому понравится, что муж каждый день заглядывает между ног целой очереди женщин. А эти вызовы среди ночи, когда детишки моих пациенток решают родиться не в намеченный день. Но самое интересное происходит, когда я после суточного дежурства прихожу домой уставший. Естественно мне в такие моменты нужна только подушка. Однако каждая из моих подруг сталкивающаяся с подобным, начинала глупо ревновать, и пока я спал, умудрялась напридумывать себе столько всего интересного, что я оставался кобелем, и дело шло к разрыву.
  - Ты где таких идиоток находишь?
  - Они не идиотки, просто ревнивые женщины, и к несчастью таких подавляющее большинство, - вздохнул Лев и окинул девушку напротив себя долгим взглядом, чувствуя, что желание появляется вновь, сел и коснулся губами оголенного плеча, - Жаль, что у тебя отрицательный резус.
  - Помимо этого, я еще и замуж не хочу, - ухмыльнулась она.
  - Зато ты меня понимаешь.
  - На то мы и друзья.
  Лев расхохотался и упал на подушки.
  - После того, что сейчас было, ты еще называешь нас друзьями?
  - Друзья ведь должны друг другу помогать, вот мы и помогли, - состроив глуповатое выражение лица, проговорила Люда.
  - А, теперь это так называется? - Лева увлек ее за собой и прижал к себе, - Подруга, ты неподражаема!
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 25.12.
  
  Если бы Лена знала, она бы отказалась, но именно поэтому Женя и не сообщил ей, что Люда едет с ними в танцевальный клуб. Поэтому Женька чувствовал себя, как в малине, с одной стороны красавица дочка под руку с ним, с другой горячо желанная женщина. Они вошли в романтичный полумрак клуба, и едва ли не каждый третий посетитель заведения при виде Захарова ему кивнул. Тот, улыбаясь в ответ, провел своих дам к заказанному столику, возле которого тут же появился официант. Заказав кофе и сладкое, Женя огляделся по сторонам. Танцующих пока было мало, и он перевел взгляд на дочь, завороженно глядящую в сторону танцевальной площадки в середине зала.
  - Ну, как? - спросил он ее.
  - Почему я в детстве не занималась танцами? - вздохнула девушка, поражаясь красотой движений.
  - Еще не все потеряно, - улыбнулся отец, - этому люди учатся в любом возрасте. Видишь в центре седой мужчина? Ему семьдесят, танцует уже десять лет.
  - Ему столько не дашь, - заметила Лена.
  - Да, бойкий старичок, - согласилась Людмила.
  - Слышал бы он тебя, - рассмеялся Евгений, и поднялся из-за стола, - Ты пока посмотри, а мы с Леной немного потанцуем.
  Девушка не расстроилась, что отец оставил за ней только второй танец. Ей было приятно просто понаблюдать за ним. Она видела его счастливый взгляд, чуть смущенный вид Лены, и радовалась за них. А то, как они танцевали, навело ее на мысль, что они в паре смотрятся весьма органично.
  - Простите, вы свободны? - раздалось рядом с ней, и Люда неуверенно обернулась.
  Перед ней стоял симпатичный парень, по внешним качествам подходящий под ее "идеального мужчину", с одним недостатком - светлыми волосами.
  - Вы это мне? - удивилась Людмила.
  Опять блондин!
  - Вам, - кивнул тот.
  - Но... - она смешалась, - я вот так, - кивнула в сторону танцпола, - не умею.
  - Это не страшно, - молодой человек обаятельно улыбнулся, - главное, что я умею, - он протянул ей ладонь, - Идем?
  - Станислав, здравствуй! - поприветствовал парня вернувшийся Женя.
  - Вечер добрый, Евгений Борисович! - кивнул тот и пожал протянутую руку.
  - Ты, как всегда, один? - уточнил Захаров, отодвигая Лене стул.
  - Да.
  - Присоединяйся к нам, - легко предложил он, - моей дочери кавалер на этот вечер не помешает.
  - Я как раз пригласил ее на танец.
  - Только без фанатизма, Люда здесь впервые.
  Мила понимала, что папочка за нее все решил, и отказываться теперь нет смысла, поэтому робко вложила пальцы в ладонь парня, жутко боясь дальнейшего действия. Мысль, что она вообще-то с Егором всего пару дней назад с легкостью танцевала, ей в голову не пришла.
  Станислав провел ее между столиков, остановился, повернувшись к ней лицом, и улыбнулся.
  - Можем на "ты"? - спросил он, соблюдая дистанцию, положил одну руку ей на талию, а другую отвел в сторону вместе с ее.
  - Да, - кивнула девушка, не сводя с него испуганного взгляда.
  - Расслабься.
  - Не могу.
  - Чего боишься?
  - Я никогда раньше не танцевала... - взахлеб затараторила Мила.
  - Тише-тише, спокойнее, - попросил парень с улыбкой, и успокаивающе коснулся губами ее пальцев.
  Люда при этом глубоко вдохнула воздух, а выдохнуть забыла, потому голова немного закружилась, она закрыла глаза и склонилась лбом к плечу партнера, пытаясь уравновесить свое состояние. Не зря отец оставил ее сидеть. Ей нужно было, чтобы прошел восторг, а теперь прерванная эйфория зашкаливала разнообразием ощущений.
  - Черт, - сорвалось с ее губ, так как взять себя в руки никак не получалось.
  - Прости за бестактный вопрос, - попросил Стас, поведя ее в обычном медленно танце, полагая, что стоять и дальше будет глупо, - сколько тебе лет?
  - Двадцать два, - тяжело переставляя ноги, проговорила девушка.
  - Взрослая девочка, - заговаривал ее парень.
  - Да.
  - Тогда почему меня боишься?
  - Не тебя, я танцевать боюсь, потому что не умею, - пытаясь улыбнуться, призналась Люда, заглянув в его безмятежное лицо.
  - Но ведь ты раньше как-то танцевала с мужчиной.
  - Буквально вчера, - согласилась девушка.
  - В чем разница?
  - Вчерашнему моему партнеру я могла доверить даже жизнь.
  Если он не за рулем, - поправил внутренний голос.
  - Учитывая, что твой отец разрешил мне быть твоим партнером, мне ты тоже можешь доверять.
  - Логично, - заметила Люда, понимая, что за время разговора немного расслабилась, - Ладно, рассказывай, что делать.
  Стас усмехнулся.
  - Постарайся меня почувствовать. Я веду, ты подчиняешься.
  - Так просто? - удивилась девушка.
  - Да. Никаких сложных движений не будет. Только обязательно расслабься.
  Люда не сразу, но смогла последовать его совету, и тогда поняла, как это прекрасно. Стас был с ней аккуратен и даже нежен, что конечно ей понравилось. А учитывая, что он согласился остаться рядом с ней на весь вечер, ощущения ее были непередаваемы, хоть и танцевать они могли не все.
  
  - Это кто? - спросила Лена, кивнув в сторону парня.
  - Компьютерщик из охранной компании, - попивая капучино, ответил Захаров не переставая наблюдать за дочерью, - Как-то перед новым годом настраивал систему, а у нас в этот день был корпоратив здесь, вот и взяли мы его с собой. Он теперь тут постоянный одинокий гость.
  - С кем же он танцует?
  - Женщин, как правило, больше, чем мужчин, поэтому партнершу здесь найти не сложно.
  - А он молодец, - заметила Лена, взглянув на парочку.
  - Не могу не согласиться.
  
  - А где ты учился танцевать? - поинтересовалась Людмила, когда совсем к нему привыкла.
  - В центре есть школа танцев, днем преподают детям, вечером взрослым от шестнадцати, - сообщил молодой человек, - В прошлом году, когда сюда впервые попал, я еще не умел. Первый месяц занимался почти каждый день. Сейчас два раза в неделю. Если хочешь, пойдем со мной во вторник. А нет - могу дать номер телефона тренера.
  - А я не стану тебе обузой?
  - Нет, - он улыбнулся, - буду только рад, если у меня появится постоянная партнерша.
  - Во сколько встречаемся и где?
  - Запиши мой номер телефона и сбрось вызов...
  
  - Ну, как тебе? - спросил Женя дочь, по дороге домой.
  - Папочка, ты чудо! - воскликнула дочурка, и обняла его через сиденье, просунув руки с двух сторон подголовника, так как сидела сзади него, - Мне так понравилось, что я решила записаться в школу танцев. А Стас составит мне компанию.
  - А как к этому отнесется твой ухажер?
  - У нас скорее дружеские отношения, - махнула рукой дочурка, потом осмыслила вопрос и нахмурилась, - Ты меня сегодня подслушивал?
  - Я в последнее время этого не делал вообще, - усмехнулся Евгений. Какое может быть подслушивание, когда его мысли были постоянно заняты Леной.
  - А откуда знаешь про ухажера?
  - Мы были на набережной вечером в пятницу, и ты шла с каким-то блондином.
  - А-а! Так это мой названный братишка, - она убрала руки от отца, устроилась удобнее на сиденье, и повернулась к окну, - и он будет очень рад, если я перестану по клубам шастать. Не одобряет он клубы, и в особенности тот факт, что я в них без сопровождения появляюсь.
  - Интересное дело, - ухмыльнулся Захаров, - значит то, что я их не одобряю, тебя не волнует, а мнение "названного братишки", не являющегося твои кавалером, если я тебя правильно понял, тебя задевает и заставляет задуматься.
  - Он умудрился пристыдить меня удачно, - поморщила носик дочь, понимая справедливость его слов, - просто мастер подбирать сходу веские аргументы, после чего хочется сквозь землю провалиться.
  - Почему все-таки брат?
  - Пап, это тот парень, что подвозил меня перед выкидышем, я тебе рассказывала.
  - Помню. Ты вчера с ним была?
  - Я же тебе только что сказала, у нас кровно-родственные отношения. А вчера у Левы был день рождения. И я опять играла роль его невесты, чтобы друзья не сводничали.
  - Это с ним у тебя сомнительная дружба, или есть кто-то еще?
  - С ним, - вздохнула Люда и улыбнулась воспоминаниям, но решила перевести тему, - Пап, я тут посоветоваться хотела. Даша попросила завтра с детьми посидеть.
  - Мы за платьем идем, - подтвердила это Лена.
  - Как думаете, они с Мишей будут против, если дядя Володя тоже приедет?
  Женя напряженно сжал челюсти, Лена глядя в его сторону, поняла, что "против" будет он сам.
  - Даша будет бояться, что он детей заберет, - ответил она девушке.
  - Не сможет он их забрать, у него правая рука висит, как плеть, - покачала головой Мила.
  - Что? - сдвинул брови Евгений.
  - Бицепс пробит навылет.
  - Что-то я не заметил.
  - Она у него постоянно в кармане брюк. Когда я домой пришла, ел левой, при виде меня переложил вилку в правую, но она у него дрожала...
  - Не продолжай, - Евгений вздохнул, - лучше скажи, чья идея.
  - Моя, он еще не знает.
  - Зачем это тебе?
  - Такое впечатление, что мы говорим о чужом человеке... - возмутилась Людмила.
  - Он и так чужой, - буркнул отец.
  - Папа! Он часть тебя, ты это и без меня знаешь!
  - Он мне...
  - Не произноси! - остановила его дочь, - Лучше выслушай. Он ранен. Пока не восстановится, будет здесь. Я перевязку ему делала, швы совсем свежие, значит у нас около трех недель, чтобы его привязать, каким угодно способом. Но он должен остаться.
  - Ты надо мной издеваешься? - Женя уже отчетливо понимал, что потерять Лену он не может. Она стала ему необходима. И хоть еще не прозвучало громких слов и обещаний, он знал, что она должна остаться рядом с ни, чего бы это ему не стоило.
  - Чего вдруг? - усмехнулась Люда, отчасти радуясь, что отец наконец и о себе стал думать, а не только об окружающих.
  - Ты понимаешь, что будет со мной, если он останется? Он же мне мстить будет!
  - Не будет. Он мне обещал.
  - Не верю я его обещаниям.
  - Поговори с ним, - проникновенно попросила девушка, - Он пока не уверен уезжать или нет, значит, что-то сбилось в его ритме, его сейчас перепрограммировать надо. Ты ведь можешь, я знаю.
  - Его не могу, - возразил отец.
  - Значит, я сама справлюсь...
  
  Только Люда вышла из машины, рука Лены легла мужчине на плечо.
  - Она права, - тихо выговорила она, глядя ему в глаза.
  - А как же мы? - Женя перехватил ее ручку и поднес к губам.
  - Справимся общими усилиями, - умиротворенно улыбнулась, хотя и сама боялась, - ты же как-то жил с Ириной десять лет, или сколько там...
  - Тогда Володька не пытался разрушить наш брак.
  - Все же стоит попробовать, - уверенно сказала девушка, - А с Дашей я сама поговорю.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 27.12.
  
  Весь оставшийся день до поздней ночи Егор просидел в больнице, сначала в коридоре, потом у постели больного. Так и проспал на стуле до самого утра.
  - Егор, - позвал его слабым голосом Дмитрий Романович, и он проснулся, - налей воды, пожалуйста.
  - Да, конечно, - отряхиваясь ото сна отозвался тот, налил воды из графина на тумбочке, приподнял голову мужчины и поднес стакан к его губам. Тот сделал несколько жадных глотков и вновь откинулся на подушку.
  - Хороший мальчик, прямо и не сын своего отца, - улыбнулся Давыдов.
  - Он меня таковым и не считал, - усмехнулся Егор, - никогда.
  - Я сам его недолюбливал, а Инга его обожала, - старик горько сглотнул, - Не держи больше на него обиды. Ему все равно, а тебя будет гложеть.
  - Я постараюсь, - тяжело вздохнул Соболев снова сев на стул.
  - Сегодня похороны...
  - Я помню, скажете где, и что нужно сделать, я справлюсь.
  - Там в папке листок есть, где все записано.
  - Разберусь, - кивнул Егор, - скажите, пожалуйста, за вашей дочерью и ее мужем имущество какое-нибудь осталось?
  - Большой дом, две машины, куча домашней живности, и, если мне не изменяет память, акции какого-то предприятия
  Егор недовольно поморщился, понимая, что проблемы накапливаются, как снежный ком.
  - А с сестрами отец общение поддерживал?
  - Насколько я знаю, нет.
  - А где сейчас мой брат?
  - В лагере, на Черном море.
  - Вы говорили ему о родителях?
  - Нет, вчера звонил, но не смог сказать. Они завтра должны были бы вернуться, а на следующей неделе Игореше экзамены сдавать в кадетский корпус.
  - Это не телефонный разговор, - парень снова вздохнул, встал и повернулся к окну, - Дмитрий Романович, вы только не волнуйтесь. Вы правильно сделали, что ко мне пришли. Я свяжусь с тетками и сделаю все, чтобы Игорь не попал в детский дом. Если понадобиться заберу его к себе.
  - Но как же...
  - Вам его не отдадут. При усыновлении учитывается очень многое. Состояние здоровья, семейное положение и возраст в том числе.
  
  Егор не удивился, увидев на похоронах только трех человек: лучшая подруга Инги и два товарища его отца. Проводили их в последний путь более чем скромно. Разобравшись с одной проблемой, он отправился в дом своего непутевого родителя. С болью в сердце он вошел в знакомый двор. Справа в вольере залаял пес, Егор обернулся и увидел старого лабрадора, которого сам когда-то приволок еще щенком.
  - Боже мой, Ресси, ты еще жива! - парень бросился к любимице. Собака, признав его, заскулила и забила лапой по клетке, - Сейчас, моя хорошая! - проговорил человек, открыл дверь и обнял животное, поглаживая ее под ухом, за что был умыт ее языком.
  Из ее конуры вдруг послышался скулеж, а потом в вольер один за другим стали выскакивать щенки. Насчитав их аж одиннадцать штук, Егор чуть не застонал. Он-то уже подумывал забрать Ресси к себе, а с таким выводком это было не возможно. То есть теперь ему предстояло либо поселиться здесь временно, либо наведываться пару раз в день, чтобы покормить их.
  - Я так понимаю это еще не все сюрпризы? - спросил он у собаки и та, как ему показалось, сочувственно вздохнула.
  Закрыв клетку, чтобы малыши не разбежались, Соболев обошел весь участок, оказавшийся весьма ухоженным, и направился в дом, который за малым не представлял собой двухэтажный зоосад. Три кошки сразу выбежали его встречать и замяукали, мешаясь под ногами, так как были голодны. Пришлось обыскать кухню, чтобы их накормить. После чего пошел дальше.
  Два больших аквариума, хомяки, шиншиллы, кролик, черепашка, штук пять попугайчиков и полный дом самых разных цветов. Покормив все это хозяйство, не забыв и про собак, парень нашел кабинет отца и засел там надолго, разбираясь с документами.
  Отвлек его телефонный звонок. Выудил аппарат из кармана, взглянул на дисплей - Света.
  - Да, привет, - устало поприветствовал ее молодой человек.
  - Привет, - отозвалась девушка сладким голоском, - Ты куда пропал? Не звонишь...
  - Прости, занят был.
  - Сегодня ведь воскресенье.
  - Ты прекрасно знаешь, что и выходной день я могу просидеть над документами, - почему-то почувствовал раздражение Егор.
  - Знаю, - вздохнула она, - когда мы встретимся?
  - Как только я освобожусь.
  - Когда это будет?
  - Пока не знаю.
  - Егор...
  - Что?
  - Я решила отказаться от ночных смен.
  - Давно пора, - согласился Соболев, довольный, что теперь не придется подниматься среди ночи и идти ее встречать. Его стало это напрягать. А в свете последних событий, это было бы еще более неудобно, учитывая, что ему предстояло пожить здесь, пока не выздоровеет Роман Дмитриевич, - Светик в ближайшую неделю мы, наверное, не увидимся. У меня возникли некоторые проблемы. Как только я с ними разберусь, я тебе позвоню.
  
  
  18 июня, понедельник
  
  Лена приехала к Даше первой, и успела ее подготовить прежде, чем появились Люда и Владимир. Девушка сразу помчалась к брату и сестре, а мужчина остался в прихожей, чтобы поговорить с матерью своих детей.
  - Прости меня, Даша, - тихо попросил он, глядя ей в глаза, - Я...
  - Достаточно, - остановила его женщина, - просто пообещай, что больше не станешь притворяться своим братом. Вы два разных человека. И если ты научишься быть только самим собой, тебе везде будут так же рады, как и ему.
  - Хорошо, - согласился он, - впредь буду давать знать, что это я.
  - Вымой руки и иди к детям, - ее губы изогнулись в легкой улыбке.
  - Спасибо, - он в знак признательности взял ее ручку и коснулся губами тыльной стороной ладони.
  Даша проследив, что он сделал это левой рукой, решила спросить.
  - Ты правда ранен?
  - Да, - Владимир слегка приподнял рукав рубашки, показав бинты.
  - Как это случилось?
  - Это не интересно, - усмехнулся он.
  - Надолго приехал?
  - Пока не решил.
  - Придешь на свадьбу?
  - Ты же знаешь, мне нельзя появляться на людях в паре с братом.
  - Там будут все свои.
  - Нет, - отрицательно покачал головой мужчина, - Я зайду ненадолго вместо Женьки, просто поздравить. Он тебя об этом предупредит.
  - Вы помирились?
  - Нет. Я здесь благодаря Люде и Лене.
  - Ты не станешь лезть в их отношения? - Даша переживала за подругу.
  - А зачем? - прозвучало искреннее удивление.
  - Ну, мало ли... - она пожала плечами.
  - Нет, не стану. У Лены ко мне заранее предвзятое отношение.
  - И ты знаешь почему, - уверенно произнесла Лена, подойдя к ним с Лешей на руках.
  - Знаю, - согласился мужчина и ухмыльнулся, - вы давно вместе?
  - Вместе нет, а друзья с момента твоей последней дурацкой выходки с участием Даши. Одной рукой держать сможешь?
  - Конечно, - Владимир широко улыбнулся, принимая на руку сына.
  - Прогуляетесь по парку, - распорядилась Даша.
  
  Владимир понимал, что в том, что сейчас с ним происходило, заслуга, прежде всего, Людмилы.
  - Проси чего хочешь, - гуляя с коляской уже третий час, предложил мужчина.
  - Ты решил стать моим крестным феем? - усмехнулась девушка весело.
  - Вроде того, - он кивнул.
  - У меня пока нет несбыточной мечты, но как что-нибудь придумаю, сообщу, - пообещала племянница, весело улыбаясь, и взглянула на часы, - Остановимся у скамейки, малышам есть пора, - а после того, как они остановились, скомандовала, - Садись, держи Лизу, а я пока Алексею подгузник поменяю.
  Дядька безмолвно послушался, и Люда положила ему на руку девочку. Малышка не возражала, а задумчиво смотрела на своего отца, словно бы желая что-то сказать. Владимиру даже стало не совсем уютно под этим взглядом, как будто бы в нем был немой упрек.
  - Прости, я хотел как лучше, - тихо шепнул он ей, и склонился губами к ее белобрысой головке.
  - Как же ты похож на своего папку, - между тем ворчала Людмила, справляясь с мальчиком, - разве что глазки мамины, - застегнула одежки, повернулась к лавочке, - Давай меняться, - переложила Лизу в коляску, а Лешу Володе, и протянула ему бутылочку, - Он и сам уже может держать, но еще плохо, поэтому нужно следить, чтобы воздух в соску не попал. Справишься?
  - Не немощный, - буркнул дядька, чувствуя себя инвалидом от ее слов.
  - Вот и прекрасно, а мы пока с Лизаветой пройдем ту же процедуру.
  Через пару минут она села рядом и дала сестре молочную смесь.
  - Лихо ты с ними справляешься, - подметил Владимир.
  - Я регулярно с ними остаюсь, - пояснила девушка, - да и нет в этом ничего сложного.
  - Похоже, пора своих заводить.
  - Типун тебе на язык! - возмутилась она, и если бы не Лиза вскочила бы с лавочки, - Меня только меся назад почистили, и я этому была рада. Хоть я и изменила свое отношение к некоторым вещам за последний месяц, но для такого ответственного дела еще не готова. Не выросла еще. К тому же лечащий врач пока запрещает.
  Владимир искренне рассмеялся ее эмоциональному заявлению.
  - Надо полагать и замуж ты тоже в ближайшее время не собираешься? - предположил он.
  - Естественно нет!
  
  Вечером вопреки желанию Евгений приехал к себе домой, намереваясь поговорить с братом, и нашел его в саду мирно спящим в гамаке, подвешенном под яблонями. Хотел уже уйти в душ, но тот его остановил.
  - Долго же тебя ждать приходится, - вздохнул ото сна Владимир и потянулся, щадя руку.
  - Работа, - пожал плечами пришедший, взял себе раскладное кресло и сел в паре метров от брата.
  - У тебя с Леной это серьезно?
  - Вполне.
  - Опять женишься?
  - Посмотрим, - Женя, правда, этого еще не планировал, но не отрицал, что это возможно, - Как рука?
  - Плохо, кость была задета, собирали по кусочкам, но она не срослась, штифт пришлось ставить, - почти равнодушно рассказал Володя.
  - Давно?
  - Два месяца как ранили.
  - Я-то думал, что это мои старые раны о себе дают знать, рука ноет постоянно, неделю как легче стало. А это, оказывается, ты со мной делился, - вздохнул Евгений, - Чего раньше-то не приехал?
  - Последняя операция была десять дней назад. Как только сняли швы, я смотался.
  - Что дальше будешь делать?
  - Руку разрабатывать. Она же теперь как протез, не пить ни есть не могу.
  - Я давно тебе говорил, что нужно бросить эту работу.
  - Вот скажи мне теперь, что я здесь буду делать?
  - Жить.
  - Меня здесь все ненавидят! - усмехнулся непутевый близнец.
  - Кто все?
  - Ты первый!
  - Я зол на тебя и не доверяю с некоторых пор, но не больше, - покачал головой Женька.
  - Даша меня, как огня боится...
  - Даша не твоя женщина, и тебя это волновать не должно, - перебил он брата, - То же и с Леной.
  - У меня здесь нет никого.
  - А там есть? - усмехнулся Женя, прекрасно зная ответ, - Здесь у тебя есть дочь. И ты ей нужен.
  - Но она не знает, что я ее отец, - возразил Владимир, - я могу быть с ней, только имитируя тебя, но окружающих это бесит...
  - Расскажи ей правду, она уже взрослая, почти невеста, сможет тебя понять, я уверен.
  - С ума ты сошел! А Ира? - довольно громко возмутился Володя, - Ты подумал, что она при этом будет чувствовать?
  Женьке в новинку было слушать подобное от брата-эгоиста.
  - Ты всю жизнь думал только о себе, - тихо произнес он, - а сейчас... штифт явно делает тебя другим...
  - Не издевайся... - взмолился братец.
  - Что ты! Ни в коем случае! Только ты сам себя повспоминай. Как ты раньше поступал? Важно ли тебе было, что чувствуют другие?
  - Какая разница?
  - Действительно, никакой, - ухмыльнулся Евгений, но оставил эту тему, - Ты об этом лучше с Ирой поговори.
  - Я был у нее позавчера. Люда попросила отвезти, а потом сбежала, - Владимир нежно улыбнулся, вспоминая племянницу, - мелкая сводница.
  - Ее, кстати, тоже можешь попросить помочь с Олей, они очень хорошо ладят друг с другом.
  - Я пока не решил, что останусь, - опять напрягся брат.
  - Твое дело, - Женя устало вздохнул, - Что Ира говорит?
  - Берет отгулы, и завтра мы едем к Оле в лагерь. Пробудем там до закрытия смены и заберем ее.
  - Куда ты собрался с больной рукой?
  - К счастью на моей "Сонате" коробка автомат, а с ней я справляюсь, уже опробовал.
  - Обезболивающие принимаешь?
  - Только перед сном. Не волнуйся, за рулем не засну. Ты же меня знаешь.
  - Знаю, - Женя кивнул, - ел давно?
  - Достаточно.
  - И естественно полуфабрикаты?
  - Нет, Люду, когда отвез. Она догадалась покормить, - Володя поднялся из гамака, и вместе с братом направился в дом.
  - Ты и так перед ней в неоплатном долгу, так еще и наматываешь счетчик, - рассмеялся Евгений
  - Я предложил ей стать ее феем, но она пока не придумала желание.
  - Однорукий фей с пистолетом вместо волшебной палочки - что-то новенькое.
  
  В понедельник Егор занялся поиском своих теток. Кое-как отыскав их адреса он еще два дня после работы знакомился со своими родственниками, по сути выбирая семью для брата и был разочарован. Мало того, что его отец с ними всеми рассорился достаточно давно, и никто и не подумал скорбеть о его гибели, так они еще и не подходили для усыновления. Первая, к которой он отправился, оказалась алкоголичкой со стажем и ее собственные дети жили в приюте. У второй жилищные условия не позволяли, так как в одной квартире проживало семь человек. А значит, она напрямую заинтересована в наследстве мальчика и в случае усыновления непременно воспользуется им, и не факт, что потом все вернет. А учитывая, что Егор завещания не нашел, и товарищи его отца не смогли пролить свет на сей счет, Соболев предполагал, что сам он тоже является наследником и это налагает на него некоторые обязательства. Третья хоть и благополучная, но мать одиночка двоих детей. Последней он все же предложил оформить опеку над мальчиком, но она отказалась. Вот и получилось, что никому, кроме него самого усыновлять Игоря некому. Хотя и сам-то он был не идеальным опекуном: молод - то есть не смыслит в воспитании, и не женат. Понадеявшись, что ему, как близкому родственнику это простят, Егор к пятнице собрал все необходимые документ и явился в управление образования администрации Ростова-на-Дону.
  - У нас взрослым женщинам одиночкам детей не дают на усыновление, - усмехнулась на это специалист по опеке, - У ребенка должна быть полная семья.
  - А в детском доме у него будет полная семья? - удивился молодой человек.
  - Там работают педагоги со стажем, - вздохнула она, - А у тебя только годовалый стаж юриста. Это не говорит о стабильности твоего положения.
  - А если я буду женат, будет говорить?
  - Это будет говорить о том, что ты серьезный человек, не боишься ответственности, и тебе можно доверить ребенка, - начальница была терпелива и искренна, так как уже была знакома с Соболевым по одному из дел, которое он вел.
  - То есть, если я в ближайшее время женюсь, Игорь останется со мной?
  - Хочешь оформить фиктивный брак?
  - Обычный, - уверенно заявил молодой человек.
  - А где гарантии, что это будет именно так?
  - Но вы ведь можете нас проверить, поспрашивать у соседей и родственников, как мы живем и настоящая ли мы семья. У вас ведь есть в штате сотрудники занимающиеся этим.
  - Хорошо, - подумав, согласилась женщина, - Привезешь его в приемник распределитель, и решай свои проблемы.
  - Он сейчас в лагере у моря, ему еще родители путевку купили на три смены подряд, так как путешествовать собирались. Он не знает, что они погибли. Позвольте оставить его там. Там ведь тоже педагоги-воспитатели, пусть числиться у вас, но остается там. А вернется он сразу ко мне.
  - Ты забыл, что мы в течение месяца должны установить над ним опекунство? Пока ты там жениться будешь, мы найдем ему других родственников.
  - Я их уже нашел, могу облегчить вам работу и оставить их адреса. Но ни с кем из них Игорь не виделся ни разу. Одна алкоголичка, вторая мать одиночка, третья дама весьма корыстная, хапнет все имущество и не подавится, а мне потом с ней судиться, чтобы у мальчика хоть что-то осталось. Я ему брат родной и должен рассматриваться как опекун в первую очередь.
  - Ладно, - согласилась женщина, - оставляешь документы. Мы рассматриваем вопрос по опеке. Через неделю привезешь брата - нужно его согласие. А потом займемся усыновлением.
  
  Только он вышел из кабинета, позвонила Ася.
  - Говори, - без приветствия попросил парень.
  - Я беременна, - радостно сообщила девушка.
  - Справка от врача?
  - Сегодня только анализы сдала, будут готовы в понедельник.
  - До понедельника, - он отключил связь. Хоть Егор и решил найти себе жену, связываться с Асей ему не хотелось, да и не был он уверен, что она лучший вариант в его ситуации.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 3.01.14.
  
  22 июня, пятница
  Время понеслось для Люды с невообразимой скоростью, начиная со вторника. Днем провожала маму с дядей Володей к морю, то есть вещи помогала собрать. Потом позвонил Стас, сообщил, что необходимо приобрести для занятий, и девушка помчалась по магазинам. А потом были сами уроки танцев. Ни с чем несравнимое удовольствие превращало часы в мгновения. Подбадривало еще и то, что ей все легко давалось. Природная пластичность предоставляла свободу действий. И как результат тренеры были довольны новой парой.
  - Молодец, Стасик, хорошую девушку себе нашел, способная, - заметила преподавательница со стажем.
  Молодой человек тоже ее постоянно хвалил. Люда, правда, считала, что это для того, чтобы она не заскучала и не потеряла стимул танцевать, но все же искренне этому радовалась. По обоюдному согласию они решили заниматься каждый день, вопреки болевшим мышцам от того, что раньше на них нагрузки не было. В пятницу Стас решился поухаживать за девушкой и предложить прогуляться куда-нибудь, но не успел. За ней приехал Лев.
  - До встречи в понедельник, - улыбнулась Людмила, помахала ручкой, и села в дорогое авто доктора, - Ты на прием меня записал? - тут же спросила она.
  - Выделения какие-либо еще есть?
  - Нет.
  - Что-нибудь беспокоило?
  - Нет. Четыре дня как по расписанию и безболезненно, - словно отрапортовала девушка.
  - Это радует.
  - Так когда ты меня осмотришь?
  - Сейчас.
  - У тебя дежурство?
  - Нет, я только что сменился.
  - Лев, - Люда подозрительно сощурилась, - а ты где меня осматривать собрался?
  - В клинике, конечно, - он усмехнулся, коротко глянув на нее, - Какой смысл тебя записывать на прием, если я могу беспрепятственно провести тебя в процедурный кабинет. Все необходимое там есть.
  - Лев, ты кто?
  - Что значит "кто"? - не понял мужчина, - Врач...
  - Я не о том, - возразила девушка, но смешалась, - точнее как раз об этом, - мужчина рассмеялся, - Ты работаешь в ЦГБ, в патологии. На сколько мне известно, у врачей зарплата маленькая, а ты живешь не бедно. Машинка у тебя крутая. Квартира обставлена по последнему слову. И любая дверь для тебя открыта...
  - Машину мне подарил отец три года назад, - стал объяснять мужчина, - квартира по документам его же. Но он перестроил дачу под дом, и теперь живет там, а квартиру оставил мне. Работаю я не только в ЦГБ, но и в дорогой платной клинике, в которую тебя сейчас везу. Центр репродукции называется. С главврачом я в хороших отношениях, поэтому и двери мне там открыты. Какие еще вопросы остались?
  - Значит для тебя не принципиально, где работать?
  - А какой смысл в этих принципах? Ну, буду я всю жизнь работать в бюджетной больнице в ущерб себе. Кто мне за это спасибо скажет? Какой я после этого мужчина, если не смогу обеспечить жизнь своей семье? И потом в платную идут те же люди, которым так же требуется помощь, только вот некоторые из них считают, что за деньги их лучше вылечат. Иногда, правда, случаются и абсурдные ситуации. Меньше месяца назад пришла одна дама с дочкой на искусственное оплодотворение. Девочке девятнадцать лет! Я их мягко говоря послал. Сегодня приходит - беременная. Я даже сам себе не поверил сначала, на УЗИ вместе с ней пошел. Но все верно - три недели. Оказалось одна наша медсестра - добрая душа - дала им номер телефона нашего донора. Парню денег на учебу не хватает, он и согласился сделать ребенка естественным путем.
  - А что, так рано уже видно ребенка? - удивленно спросила девушка.
  - На хорошей аппаратуре - да, - кивнул Лев, - и что важно, срок беременности хорошо определяется.
  - А как определяется, что именно три недели?
  - По размерам плода, а в четыре-пять недель сердечко уже бьется и это тоже видно. Как будешь в положении, я тебе все обязательно покажу.
  - Не скоро это еще будет, - без сожаления вздохнула девушка, боясь этого, как огня.
  - Почему так думаешь?
  - Для этого нужно найти товарища с отрицательным резусом.
  - Не обязательно именно отрицательным, если будет первая группа крови...
  - О боже! Лева! - взмолилась Людмила, - Я всего не запомню и потом запутаюсь. Замуж я не хочу. А как решусь на такой важный шаг, обязательно примчусь к тебе со своим избранником, чтобы ты сказал можно нам детей иметь или нет.
  - Оно и нам-то можно, - тихо произнес Лев, - В наше время все можно проконтролировать и постараться с помощью лекарств добиться желаемого. Но, хоть я и врач, и не дилетант по этой части, а считаю, что этого лучше избежать. Раз сама природа сопротивляется появлению детей у таких родителей, то лучше ее послушать. Она плохого не посоветует.
  Я как-то особо не задумывался о подобном, а в прошлом году довелось мне вести девушку. Молоденькая, первая беременность, но очень тяжелая - почти весь срок в стационаре пролежала с угрозой выкидыша. Мальчик родился раньше времени, еле откачали. Когда обследовали оказалось, что у него порок сердца, как и диагностировало УЗИ. Но мамочка решила рожать, понадеявшись, что диагноз ошибочный.
  Выходит, что он не зря не держался у нее в утробе, а мы его спасли, и теперь он будет всю жизнь мучить своих родителей. Ухаживая за ним, не факт, что они решатся завести еще одного ребенка. В результате у них не будет здорового потомства. И если этот доживет до собственных детей, то какими же они будут слабыми, при таком родителе. И это еще не самый худший исход.
  Вот и получается, что мы убиваем наше будущее. Поэтому я считаю, если есть возможность хоть как-то избежать подобных проблем, то нужно ее использовать. Заботиться о здоровье своего потомства нужно задолго до его появления.
  - Подозреваю, что после общения с тобой, я замуж выйду гораздо раньше, чем мне бы этого хотелось, - буркнула Люда себе под нос, уже зная его положительное влияние на нее.
  - Однозначно, это надо сделать до двадцати шести лет, - усмехнулся тот.
  - Почему это?
  - Позже рожать тяжелее, а у тебя с наркозом плохи дела.
  - О-о...
  
  - Располагайся, - предложил доктор, пройдя в кабинет, а сам пошел одевать халат и перчатки. Когда прошел за ширму, Люда уже была в гинекологическом кресле. Он даже на мгновение запнулся, но потом взял себя в руки и выполнил свою работу, - Все нормально, одевайся.
  Люда вздернула бровь, понимая, что его мысли были не только о ее здоровье.
  - Лёв, - позвала она мужчину, одевшись, - А ты чего такой нервный?
  - Ты ошибаешься, я в норме, - спокойно ответил мужчина, не желая признаваться, - Готова? - обернулся к ней.
  - Да, - игриво улыбнулась.
  - Поехали.
  - Куда?
  - Если продолжишь в том же духе, то ко мне.
  - Напугал козу капустой! - Люда рассмеялась, выходя из кабинета. Легкий роман с доктором ее вполне устраивал. С ним ей не приходилось бояться нежелательной беременности. А любой другой, по ее мнению, мог запросто повторить поступок Ильи. И вот тогда история месячной давности могла повториться, чего ей совсем не хотелось. К тому же, не известно, чем это может закончиться в следующий раз.
  - Черт меня дернул с тобой связаться, - тихо прорычал Лев, обогнал ее, взял за руку и потащил к выходу.
  - Это ты меня так ласково назвал? - продолжала измываться над ним девушка.
  - Кого ж еще.
  - Левушка, а ты станешь котиком, или твоя хищная натура тебе этого не позволяет?
  - Люд, перестань, а? - попросил он, остановившись перед машиной.
  Захарова положила руку ему на грудь в районе воротника рубашки и возвела наивный взгляд.
  - Мне так нравится тебя соблазнять, - призналась она, - ты такой забавный становишься, - приподнялась на цыпочки, и скользнула по его губам, - Я вообще-то есть хочу, ты можешь это как-то исправить?
  - Я и сам хочу, а ты тянешь время, иначе мы бы уже были в пиццерии, - Лев усмехнулся глядя в ее расширившиеся от радости глаза.
  - Ты прелесть, - чуть не подпрыгнула Люда на месте.
  - Боже мой, кому я рассказываю о детях, ты сама еще ребенок! - открыто рассмеялся доктор, поухаживал за девушкой и сел в машину.
  - А в воскресенье ты так не думал.
  - Если бы я в воскресенье вообще думал... - он вздохнул и улыбнулся воспоминаниям. Что ни говори, а тот день был весьма приятным, и сегодня утром, он понял, что неплохо было бы его повторить, поэтому и приехал за ней.
  - Ты завтра свободен вечером?
  - Нет, я утром на сутки заступаю.
  - Жаль, у меня завтра вручение диплома, - сникла Людмила, - Вечером собираемся это отмечать.
  - Нужно "сильное плечо"? - понял ее мужчина.
  - Да.
  - Позови партнера по танцам, - легко предложил он, и, представив такую картину, ревности не ощутил, что его порадовало.
  - Шутишь? - возмутилась Люда, - У нас все чисто и невинно. И изменять это у меня нет желания. Стас хороший партнер, но только по танцам.
  - Чем он тебя отталкивает? - усмехнулся Лев ее запальчивости.
  - Ничем, - покачала головой, - просто мне это не надо. Меня устраивают наши с тобой отношения.
  - Люд...
  - Я знаю, что ты думаешь по этому поводу, - она не дала ему сказать, - но ни к чему более серьезному я пока не готова. Мы с тобой друг другу в удовольствие, которое не нужно подпитывать романтическими чувствами. Я знаю, ты тоже это понял. Поэтому даже не пытайся возражать. А Стас - он другой, с ним у меня так не получится.
  - Откуда ты знаешь? - не стал отрицать Лева, так как она была права. У него было время подумать и взвесить все плюсы и минусы создавшегося положения. Последние оказались незначительными, а первые, в виде приятного общения, без ревности и обязательств, и периодически утоляемого желания, оказались значительно весомее. К тому же она его понимала, как никто другой, что было гораздо более важно, чем все выше сказанное вместе взятое.
  - Чувствую. И потом он тоже блондин. А я предпочитаю брюнетов.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 6.01.14.
  
  Владимир отвез Ирину с дочерью и собрался домой, но решил позвонить брату.
  - Привет, ты дома? - спросил он.
  - Да.
  - Один?
  - Нет.
  - Мне лучше снять номер в гостинице?
  Женька был очень удивлен этим вопросом. Брат никогда не интересовался, удобно ли его присутствие, тем более по телефону. В большинстве случаев он приезжал без предупреждения. Зная это, Евгений был готов, что он сегодня заявится, и Лене об этом сообщил, считая, что ей нужно лучше узнать Владимира, чтобы их дальнейшая жизнь не пошла под откос.
  - Нет, - вздохнул он, - Мы тебя ждем.
  - Скоро буду.
  
  Когда он приехал, Женя с Леной играли в бильярд.
  - Добрый вечер, - поприветствовал их Владимир, и протянул девушке аккуратный букет хризантем, заметил, ее нерешительность и напряжение брата, и улыбнулся, - не ревнуй, это только в знак моей признательности. В заблуждение обещаю не вводить.
  - Благодарю, - чуть оттянула уголки губ Лена, принимая цветы, - пойду в воду поставлю.
  - Жень, успокойся, - попросил его Володя, только закрылась за ней дверь, - И с чего вообще все взяли, что я буду вставать между вами?
  - Подсказывает предыдущий опыт.
  - Иру в расчет не берем, - стал он рассуждать, - За Эльвиру ты мне даже спасибо сказал. Даша не была бы сейчас счастлива с Михаилом, а ты не нашел бы Лену, если бы я тогда не приехал. Выходит, что я был прав. И Даше я тогда ничего не сделал, только поцеловал, а она сама себя напугала, решив, что я хочу ее изнасиловать. Так что свою порцию боли я тоже получил. Никогда бы не подумал, что в глазах близкой мне женщины я на такое способен.
  - А меня зачем было отключать?
  - А ты дал бы нам поговорить?
  - Почему нет?
  - Я был уверен, что не дашь, - пожал плечами Владимир, - Так или иначе, не нужна мне твоя женщина.
  - А кто тебе нужен? - спросил тот, и хоть брат не ответил, он сам все знал, потому усмехнулся, - Стоило двадцать лет от себя бегать.
  Владимир взял кий, прицелился сначала с правой, но не получилось, рука еще дрожала при напряжении, переложил в левую, снова склонился над столом, коротко ударил, и шар закатился в лузу.
  - Браво, маэстро! - захлопал в ладоши Евгений.
  - Учись, студент! - улыбнулся тот.
  - Не надумал остаться?
  - Я начинаю подозревать, что мне придется это сделать против собственной воли. Меня скорее всего спишут по состоянию здоровья.
  - Извини, но меня это радует.
  - Вижу.
  - Оле еще ничего не рассказывал?
  - Нет. Сначала дождусь комиссии. Может успею восстановиться.
  - И чего тебя так тянет к этой работе?
  - Что за вопрос? Ты и сам знаешь.
  - Мало тебе штифта в руке? - вздохнул Женя, но знал, что брат отвечать не станет, - Есть будешь?
  - Не откажусь, - кивнул Владимир, и мужчины пришли на кухню
  - А я к вам собралась, - улыбнулась Лена.
  - Сейчас чайку попьем, пока братец будет ужинать, и пойдем играть дальше, - распорядился Евгений весело и обернулся к брату, - Лена сегодня такую вкуснятину в горшочках приготовила, пальчики оближешь. Мне до нее расти и расти.
  
  Весь вечер прошел в спокойном общении. Два брата расслабленно разговаривали, ведь за долгих девять месяцев новостей скопилось достаточно много. Лена больше наблюдала за ними, нежели говорила, отмечая для себя их различия в поведении и характерах. Женька то и дело брал ее за руку, обнимал, целовал мимолетно. С одной стороны девушка понимала, что он в последнее время всегда себя так ведет, но с другой, это выглядело, как пляска одного самца перед другим в подтверждении, что она его женщина, и он ею не намерен делиться. Владимир, похоже, понимал то же самое, потому что изредка бросал в сторону брата насмешливые взгляды, но не пытался, как-то подливать масла в огонь.
  - Ты останешься со мной, или тебя отвезти? - спросил Женя, нежно обнимая девушку, пока брат отлучился.
  - Зачем? - удивилась Лена, сложив руки ему на плечи.
  - Утро может стать для тебя настоящим испытанием, - тихо проговорил мужчина, сделал несколько шагов на манер танцевальных, а она ему легко поддалась, и потому оказалась прижатой к стене, а его руки заскользили по ее бедрам вверх.
  - Ты думаешь, я поверю в то, что ты поменяешься с братом местами, пока я буду спать? - насмешливо улыбнулась Лена, разговаривая так же тихо, а его губы уже нашли ее, - Ты не станешь этого делать.
  - Верно, - в перерывах между поцелуями шептал он, - но я не об этом. Утром...
  - Жень не глупи, - девушка усмехнулась, - Твой брат не смотрит на меня, как на женщину, в лучшем случае, как на сестру. И это правильно в нашем случае. Я уверена, что смогу понять, где кто. Да, и ты сам не позволишь вас перепутать, выдашь себя.
  - Лена... - от переизбытка эмоций слова застряли в его груди, теперь говорить могли только глаза, а в них сейчас полыхал огонь желания, но в то же время оставалась нежность и признательность.
  
  Владимир остановился в на пороге в бильярдную. Двое у стены самозабвенно целовались, потому не слышали ни его стука, ни дверного щелчка.
  "Прямо как студенты! Честное слово!" - усмехнулся мужчина, и громче постучал по двери. Он бы ушел спать, не напомнив о себе, но сейчас ему требовалась помощь.
  - Простите, что помешал, - заговорил он, когда они оторвались друг от друга, и были способны его воспринимать, - Мне повязку нужно сменить, у самого плохо получается, она за ночь сваливается.
  Евгений недовольно вздохнул, отходя от своей женщины, к брату.
  - Жень, - Лена потянула его за руку, понимая, что он сам собрался брата перевязывать, и шепнула на ухо, - Я твоя, и никакая повязка этого не изменит, - улыбнулась ему и повернулась к Владимиру, - Бинты, ножницы, что там еще нужно...
  - Вот, - Володя выложил на барную стойку все необходимое.
  - Я только руки вымою, - Лена выскользнула из рук Евгения и вышла из комнаты.
  - Больше доверия своей женщине, и станешь счастливым человеком, - проговорил Владимир, снял рубашку и стал разматывать бинты.
  - Тебе это откуда знать? - ухмыльнулся Женя, сложив руки на груди.
  - Знаю, - уверенно заявил тот, - а если станешь ревновать к каждому столбу, все разрушишь.
  - К столбам я и не ревную...
  - А я тебе не соперник! Сколько еще мне это повторять?
  - Я буду спокоен на этот счет только, когда ты найдешь себе женщину.
  - Кто тебе сказал, что я ее искать буду?
  - Ира? У вас...
  - Нет, между нами ничего не было. Я не хочу ее обнадеживать, пока не буду уверен, что остаюсь.
  - Ты становишься похож на нормального человека.
  - То есть раньше я таковым не был?
  - Нет.
  
  23 июня, суббота
  
  Утром Женя разбудил ее, принеся кофе в постель уже одетый в шорты и борцовку, собираясь идти в спортзал, находящийся рядом с бильярдной. Лене, несомненно, было приятно, но она слишком хорошо понимала природу его поступков. Ему просто было нужно показать, во что он одет, чтобы она знала. Он, правда, не был уверен, что это поможет, так как у брата был тот же набор одежды, что и у него, и они даже не нарочно могли одинаково одеться. Этот раз не стал исключением. Не подумал он в тот момент, что у близнеца вообще-то рука перевязана, и в борцовке это не возможно не заметить. Владимир уже был на беговой дорожке, но в специальном рукаве, удерживающем поврежденную руку в локте под прямым углом.
  - Поберег бы себя, - заметил Женя, понимая, что тот сам себе причиняет боль.
  - Шутишь! - стараясь не сбивать дыхание, возмутился Володя, - Я два месяца отлеживался. По-твоему, мало?
  - Чем меньше на руку нагрузки, тем быстрее она восстановится.
  - Не рассказывай мне то, что я сам знаю...
  - Знает он...
  - У меня комиссия через месяц. Помимо руки еще и нормативы нужно сдать.
  - Если ты не выбьешь норматива в тире, никакие другие тебе уже не помогут.
  Владимир переключил скорость, перешел на шаг, и вскоре остановился, уступая дорожку брату. Немного подкачав одну руку и ноги, он вышел, собираясь на кухне выпить воды. А там уже суетилась Лена.
  - Доброе утро! - поприветствовал он девушку, достал стакан и налил воды из крана.
  - Доброе, - улыбнулась она, мельком глянув в его сторону, понимая, что Женя волновался зря. Его брат и не подумал как-то запутать ее.
  - На этой кухне раньше только Женькины руки порхали, - заметил он, сев за стол, стараясь даже не смотреть в сторону девушки, дабы ревнивый брат себе что-нибудь не на придумывал, если вдруг сюда заявится, - Может, еще Люда несколько раз пока здесь жила. Но даже, когда братец второй раз женился, готовил сам. Этот дом видимо ждал тебя. Вроде бы ничего не изменилось, но здесь стало светло и тепло.
  - Спасибо на добром слове, - тихо проговорила Лена несколько смущенная и обернулась к нему, оставаясь у рабочего стола.
  - Извини, что появился так не вовремя, - вздохнул Владимир, - я бы мог перебраться к Ирине, но мне бы не хотелось сейчас ее обнадеживать и рассказывать правду Оле. Так как надеюсь еще вернуться к работе.
  - Если бы твое присутствие нас так уж смущало, мы бы остались у меня, - Лена успокаивающе улыбнулась, - Ты зря считаешь себя здесь лишним, мы вчера остались здесь из-за тебя, чтобы как-то наладить общение.
  - Благодарю за откровенность, - Владимир был рад это слышать, но эта радость проявилась только в глазах, на мгновение поднятых к его собеседнице, - Тебя не затруднит сделать мне новую повязку?
  - Нет, конечно.
  - Я только в душ и приду.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 9.01.14
  
  Был уже одиннадцатый час, когда у Егора зазвонил телефон. Парень занимался документами в ноутбуке, и даже не глянул на дисплей, нажав кнопку.
  - Привет, брат! - весело поприветствовал его Иван.
  - Да, здравствуй, - воспринимая друга в пол уха, ответил Соболев.
  - Слушай, я тут попал на празднование окончания университета Яночки и твоей сестры, - начал Ваня объяснять суть вопроса, - так вот, Людмила весь вечер только коктейли легкие попивала. А час назад один товарищ плеснул в ее стакан абсент. От того, что в стакане куча всяких ароматизаторов, она этого не усекла. Мне-то об этом Яна поведала, и говорит, что скоро станет весело. Я пытался до Люды это донести, но она уже стала несколько агрессивной, и меня не воспринимает.
  - Что прости? - уточнил Егор, оторвавшись от своих дел, прикрыл глаза, растирая переносицу.
  - Я говорю, сестрица твоя скоро исполнять начнет, - коротко передал информацию Иван.
  - Какая?
  - Людмила!
  Соболев тяжело вздохнул, поднимаясь с дивана, гадая, что на этот раз произойдет в его жизни: проблем прибавится в трехкратном размере, или они наоборот где-нибудь растворятся. Ведь уже дважды появление рядом горе-пассажирки изменяло его жизнь, и пусть во второй она вообще оставалась не причем, факт оставался фактом.
  - Говори, где вы находитесь.
  
  К тому моменту, когда Егор прибыл в ресторан, Людмила в черном коротком коктейльном платье вся при параде готовилась отражать очередную атаку неприятеля. Тот уже, побывав на лопатках, не мог вынести унижения и собирался нанести решительный удар. Но только сделал шаг в ее направлении, как его обидчица оказалась свешенной через плечо высокого блондина.
  - Простите, эта девушка со мной, - бросил напоследок Егор и понес "сестрицу" к выходу, решив, что по-хорошему она не пошла бы с ним, а времени на уговоры у него не было, так как оскорбленный парень уже был готов к бою.
  Разъяренная Люда, не ожидая подобного, сначала растерялась, но потом с силой хлопнула по затянутому в джинсы заду мелькающему перед глазами. Реакции не последовало, только что собственная рука отсохла. А потом в голове, куда прилила кровь, что-то перемкнуло. Зад показался привлекательным. Тот факт, что парень нес ее на плече, навел на мысль, что он сильный, а плечо широкое. Решила провести разведку передней части туловища, запустив руки под майку, ощупала пресс и осталась довольна. А потом мысли стали одна шальнее другой. Следуя одной из них, Люда спустила руки к его джинсам, намереваясь и в них пошарить. Однако молодой человек успел ее остановить, одной рукой удерживая ее ладошки. В следующее мгновение он поставил ее на землю, девушка с удивлением увидела "братца" и расплылась в улыбке.
  - Любимый! - воскликнула она и повисла у него на шее, - Я так по тебе скучала сегодня!
  - Тише-тише, - стал стаскивать ее с себя Егор, - ты в своем уме?
  - Завтра она этого не вспомнит, - ответила за нее Яна, подошедшая вместе с Иваном.
  Люда не хотела отцепляться. Соболев кое-как оторвал от себя ее руки, сжал их одной левой, развернул девушку спиной и прижал к себе, чтобы и не лапала, и не сбежала.
  - И часто с ней такое? - спросил он, понимая, что девица осталась довольна и таким положением вещей, уложив голову ему на грудь и закрыв глаза.
  - Вот в таком варианте последний раз еще на первом курсе, - припомнила Яночка, - после того она крепких напитков не употребляет, если рядом нет парня с которым бы она встречалась. Сегодня просто ребята пошутить решили неудачно.
  - А что было бы, если бы я не приехал? - нахмурился Егор, хотя подозревал, что ничего хорошего.
  - Котик, поедем уже, а? - промурлыкала Люда у него под подбородком.
  - Для начала, она поборолась бы силами с парой тройкой молодцов, а потом нашла бы себе хахаля на ночь, - усмехнулась ее подруга, понимая, что сегодня этим "хахалем" стал брат, и удивляясь этому.
  - Способы усмирения? - все больше мрачнея, спросил "братишка".
  - Я и так само смирение...
  - Если мне не изменяет память - нежность и ласка.
  - Еще?
  - Любовь, глупенький, - опять вставила свою реплику безумная.
  - Все. Люда называет это прилив любвеобильности. И сегодня она выбрала тебя, - добавила Яна, такого она не ожидала.
  - Меня это очень радует! - саркастично ухмыльнулся Егор, - Можешь мне показать этого шутника?
  - Зачем?
  - Поговорить хочу.
  Яна пожала плечами и направилась в кафе.
  - Соболь, не надо, - покачал головой Ванька, понимая, что за этим последует.
  - Надо, чтобы неповадно было, - зло проговорил Егор и развернул Людмилу спиной к другу, - держи, не отпускай.
  - Любимый! Ты куда?
  
  Шутник стоял с торца длинного стола с бокалом в руке, говорил тост и никак не ожидал нападения. Егор, подойдя к нему, выхватил бокал и выплеснул содержимое ему в лицо, после чего ловко заломил за спину руку, опустив его лицом в салат.
  - Это тебе за Милу, - склонившись к его уху, медленно выговорил Соболев, - В следующий раз, когда захочешь поприкалываться, окунись лицом в салат и посмотри в зеркало. Очень смешно выглядишь. А девушек не трогай, не все они так беззащитны, как кажутся. Усвоил, или объяснить по-другому?
  - Кто ты такой? - отплевываясь, проревел парень.
  - Какая разница? Я тебе вопрос задал! - Егор чуть сильнее завел руку.
  - Да пусти ты, - отбивалась от Ваньки Людмила, но увидев "братца", остановилась пораженная.
  - Отпусти! - верещал обидчик, - Руку сломаешь.
  - Хорошо, руку не буду, - согласился Егор, поставил его прямо перед собой, - Попрощайся с зубами.
  Удар пришелся точно в челюсть. Шутник упал и стал сплевывать кровь. Люда подбежала к "спасителю" и обвила его руками. Егор непроизвольно приобнял девушку, но придержал правую кисть так, чтобы не вымазать ее платье в кровь, выступившую на костяшках.
  - Я же сказал, подержать, - возмутился он, глядя на друга.
  - Это она только с тобой такая кроткая, - усмехнулся Иван, - а меня избить хотела, хорошо у меня туфли прочные, а то бы каблуком ногу продырявила и не заметила бы.
  - Идем, - вздохнул Егор, и девушка тут же его послушалась, - вы с нами? - обернулся к Ивану.
  - Нам в другую сторону, возьмем такси, - возразил тот, и только друг с "сестрой" скрылся за дверью, присел к избитому парню, - не советую снимать побои, - тихо проговорил он, - у парня очень влиятельные покровители имеются, - уверенно врал он, - Напишешь заяву, себе же хуже сделаешь. Тем более у самого рыльце в пушку. Здесь каждый подтвердить может, что это ты придумал девушку споить. А в суде можно сказать, что сделал ты это, чтобы потом ее изнасиловать. И это уже уголовно наказуемо. Все понял?
  - Да, - прохрипел тот.
  
  В машине Егор достал аптечку, чтобы забинтовать руку и не вымазать машину и одежду в кровь. Делать все левой рукой ему было неудобно и девушка, несмотря на свое "интересное" состояние, это заметила.
  - Я может и пьяная, но не безрукая, - улыбнулась она, забирая к себе на колени аптечку, после чего вполне аккуратно обработала его ранки перекисью и забинтовала кисть.
  - Говори домашний адрес, - попросил Егор, выезжая с парковки. Он-то помнил, куда ее везти, но номер дома и квартиры не знал, а оставлять ее просто во дворе ему и в голову не пришло.
  - Я к тебе хочу, - заявила девушка, и тон ее казался абсолютно вменяемым, если бы не смысл сказанного.
  - Ты же знаешь, у меня есть девушка, - попробовал он ее заговорить.
  - Ну, и что.
  - Ревновать будет.
  - Плевать.
  - А мне нет.
  - Слушай, Лев у меня уже есть. А ты будешь котиком. Будешь? - попросила пассажирка, и голосок ее был сладок словно мед.
  - Какой лев? - только этот мед на Егора не действовал совсем. Он все приторно сладкое терпеть не мог.
  - Обычный - хищник с черной гривой. А ты котик - белый и пушистый. Стань котиком!
  - Нет.
  - Ты такой милый...
  Интересно, кто кого заговаривает: я ее, или она меня?
  - Но котиком быть не хочу, - усмехнулся парень.
  - А кем, хочешь? Тигром? Или Гепардом? - нашлась девица.
  - Тебя интересует только семейство кошачьих?
  - Конечно, я же говорю...
  - Я помню, что у тебя есть лев, но я не кот, а человек, поэтому тебе не нужен, - дара убеждения сегодня явно не хватало.
  - Да? - прозвучало искреннее удивление.
  - К тому же я твой брат.
  - Точно, - Люда просияла, - названный, значит можно!
  - Ты скажешь мне адрес? - уже не надеясь от нее отвязаться, спросил Егор.
  - Я не знаю, где ты живешь.
  - Свой! - ему даже смешно стало.
  - Нет! - упрямо вздернула носик Мила.
  Егор вздохнул и повернул к себе домой.
  - Зарой глаза.
  - Зачем?
  - Закрой, и представь все, что ты хочешь от меня.
  Удивительно, но девушка послушалась, а когда он остановил машину, она уже сладко спала. Приготовив ключи, он взял ее на руки и понес домой, стараясь не разбудить. Уложил в обновленной спальне, снял босоножки, накрыл пледом и сам пошел спать.
  И чего это мне ее на руках приходится носить уже третий раз?
  
  Женя долго не мог дозвониться дочери, а потом трубку взяла Яна.
  - Позови, пожалуйста, Люду, - попросил он девушку.
  - Она сумочку забыла, и я ее забрала, - стала объяснять подружка дочки, - Но вы не волнуйтесь, Люду Егор забрал.
  - Какой?
  - Брат.
  - Спасибо, что ответила, - вздохнул Евгений и отключил связь.
  - Что-то случилось? - подошла к нему Лена.
  - Нет, все вроде в порядке, - он на минуту задумался, а потом спросил, - Вот скажи мне, почему вот это, - он покачал телефоном вверх-вниз, - называется "кровно-родственные" отношения?
  - Ты о чем? - не поняла его девушка, так как разговора не слышала.
  - Мила опять с блондином.
  - И что?
  - А то, что она сейчас с ним и домой не собирается, однако называет его не иначе, как "братишка".
  - Вы так откровенны друг с другом, я не думаю, что она стала бы от тебя что-то скрывать, - Лена обняла его, глядя с нежностью в глаза, - Вероятно между ними, вроде того, что было между нами. У нас это называлось "друзья", а у них, еще ближе - родственники.
  
  Только Людмила закрыла глаза, как увидела перед собой Ангела, потому и не захотела их больше открывать. Она уже успела за ним соскучиться, ведь после больницы он больше ни разу не появлялся.
  - Почему не приходил? - обиженно спросила девушка.
  - А ты меня ждала?
  - Конечно.
  - А как же Лев?
  - Но я же не знаю, кто ты.
  - Ты ведь уже определила, что он не тот, кто тебе нужен.
  - Как я могу узнать, кто ты, если ты мне ничего не говоришь?
  - Не переживай, совсем немного осталось.
  - До чего?
  - Увидишь.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 13.01.14.
  
  24 июня, воскресенье
  
  Проснулась от того, что в голову впилась шпилька, и место это противно саднило. Кое-как приподняла руку, чтобы достать предмет причиняющий неудобство, и тогда поняла, что в ее волосах этих предметов полно. Перевернулась на спину, ощутила на себе платье - сильно этому удивилась, и потому даже рукой по телу пошарила, чтобы убедиться в этом, но вся ее одежда оставалась на месте. Открыла глаза. Незнакомое место, это совсем не удивило, а вот отсутствие рядом мужчины - очень. Села на постели, свесив ноги с кровати, прислушалась, но в квартире было тихо, и девушка пошла на разведку.
  Вышла в коридор и за малым не наткнулась на Егора с кружкой чая в руках.
  - Доброе утро, сестренка! - улыбнулся парень приветливо, - Как спалось?
  - Отлично, - буркнула она, буравя его взглядом, - Как я к тебе попала?
  - Мне Ванька позвонил, сказал спасать тебя надо, я и приехал, - сказал, как если бы это было в порядке вещей
  - И я не отбивалась от тебя? - свела брови и сложила руки на груди.
  - Это я от тебя отбивался, - усмехнулся он, сделав глоток чая
  Люда без спроса забрала у него кружку, обняв двумя ладошками, и выпила все разом.
  - Вкусный чай, - сказала она и вернула кружку, - Почему я в платье?
  - В смысле? - Егор оторопел.
  Из кафе забрал, домой привез, спать уложил. А еще надо было раздеть, лечь рядом и стать котиком! Не обнаглела ли ты?
  - У нас ничего не было? - подозрительно покосилась на него Людмила.
  - Нет, - Соболеву казалось, что она его в этом обвиняет, чего он понять не мог. Воспользоваться невменяемостью девушки он считал последним делом, не достойным порядочного человека. А себя он таким и считал.
  - И ты со мной не спал?
  - Нет.
  А вот она-то была уверена, что рядом с ней всю ночь кто-то был.
  - И как же ты устоял перед соблазном? - хотя чувствовала, что он говорит правду, все же сомневалась.
  - На мое счастье ты заснула в машине, - вздохнул Егор и умиротворяюще улыбнулся
  - Странно, - тихо протянула Люда, но вдруг всполошилась, - где моя сумочка?
  - Ты была без нее.
  - Черт! Откуда можно позвонить?
  - Телефон на комоде, - вытянул он руку за себя и направился в ту же сторону, - Ты чай еще будешь?
  - Лучше кофе, - девушка последовала за ним.
  - Есть только растворимый.
  - Хорошо, только покрепче и без сахара.
  - Это очень вредно для желудка, - предупредил он, так как по себе знал.
  - Но в данный момент полезно для моей головы.
  Егор удалился на кухню, и Людмила набрала отца.
  - Пап, привет! - виновато проговорила она.
  - Привет!
  - Пап, извини, что раньше не позвонила, я сумочку свою забыла в кафе.
  - Я знаю, - легко ответил родитель, и пояснил, - Вчера с Яной разговаривал, она ее забрала.
  - Это радует, - вздохнула дочь, - А что она тебе сказала?
  - Что тебя забрал Егор.
  - Правильно, я и сейчас у него, так что все в порядке, за меня не беспокойся.
  Люда положила трубку и пришла на кухню.
  - Есть хочешь? - спросил парень, поставив перед ней кружку с кофе.
  - Нет, спасибо, - девушка сделала глоток и осмотрелась по сторонам. На столах лежала прозрачная клеенка, шкафы сняты, и вместо них белели пятна старых обоев, - Ремонт? - кивнула на все это девушка.
  - Да.
  - Помощь нужна?
  - Есть желание? - очень он удивился.
  - Почему нет?
  - Твой внешний вид, - Егор окинул ее веселым взглядом. В маленьком коктейльном платье с немного растрепанной прической она выглядела гораздо более привлекательно, чем в предыдущие два раза, - Кстати, тебе очень идет.
  - Спасибо, - Мила улыбнулась, - Ты мог бы мне дать какие-нибудь шорты и майку.
  - Не вопрос, - кивнул он все еще удивленный, - а тебе это зачем?
  - А зачем ты вчера за мной приехал? - прозвучал встречный вопрос.
  - Чувствую некую ответственность, учитывая, что прихожусь тебе названным братом, - откровенно признался молодой человек.
  - А мне по существу просто заняться нечем, - ей были приятны его слова, потому на лице ее цвела радостная улыбка, - К тому же должна же я тебе отплатить тебе чем-нибудь, за неоднократно оказываемую помощь.
  - Ладно, - согласился Егор, - сама напросилась.
  Парень принес все необходимое, и Людмила удалилась в ванную. Взглянув на себя в зеркало, подивилась, так как выглядела она вполне себе прилично, а не как обычно после веселой ночи. Волосы практически сохранили прежний вид, а макияж стал совсем чуть-чуть светлее, но не размазался, за исключением губной помады, которая просто отсутствовала.
  Либо я спокойно спала, либо Лена классный мастер. Хотя, что за вопрос, конечно, это ее заслуга.
  Переодевшись, она пришла на кухню, где хозяин жилища уже отдирал старые обои.
  - Ну как? - привлекла она его внимание.
  Егор, обернувшись, громко рассмеялся. Его одежда была ей слишком широка, а в сочетании с макияжем, прической и высоченными дорогими замшевыми босоножками, смотрелась просто уморительно.
  - Прости, я должен это запечатлеть, - едва не хватаясь за живот от смеха, сказал он, отправляясь за фотоаппаратом.
  - Да, пожалуйста, - совсем не обиделась девушка, только что отсмеявшаяся в ванной, - я могу даже попозировать. С валиком, например. Или в обои завернусь, тоже поржем.
  Он вернулся буквально через минуту, а на голове девушки немного наискось уже красовалась пилотка из газеты.
  - Так, я думаю, еще лучше, - пояснила она, принимаясь ему позировать то так, то эдак с разными предметами необходимыми для ремонта, парень только успевал на кнопку нажимать.
  - Думаю, достаточно, - решил спустя несколько минут.
  - Только в нете не вздумай выкладывать, - предупредила девушка.
  - Само-собой. Это только для домашнего альбома, - успокаивающе ответил он.
  - Дай посмотреть.
  - Держи, - Егор передал ей цифровик, а сам продолжил обдирание стен.
  Люда пролистала все снимки с собственной персоной, а потом, не спрашивая разрешения, продолжила просмотр его личных фото. На нескольких из них была одна и та же девушка, и Люда решила спросить.
  - А это кто, - подошла она к парню, и развернула к нему фотоаппарат.
  - Ася, - мгновенно потух Егор.
  - Наташкина сестра? - не обратила на это внимания девушка.
  - Да, - он вернулся к своей работе.
  - Она хоть совершеннолетняя?
  - Ей девятнадцать.
  - А выглядит на пятнадцать.
  - Однако уже собралась рожать.
  - Не от тебя ли? - Людмила приподняла одну бровь, повернувшись к парню, но он не оборачивался, поэтому она выключила, и убрала цифровик на стол под клеенку.
  - Ага.
  - Так это ты скоро счастливым папашей станешь? - принялась и она за работу, надев перчатки, и обув его сланцы на пять размеров большие, чем ее нога, но не в босоножках же оставаться.
  - Возможно.
  - И какой срок?
  - Если считать от возможного момента зачатия, то немного больше месяца.
  - А после того момента вы расстались?
  - Да.
  - Что предохраняться не учили? - хихикнула Люда.
  - Ты вообще не знала, что беременна была, - подметил парень.
  - Илья меня споил, прежде, чем это сделать, а потом ничего не сказал, иначе этого не произошло бы, - объяснила помощница.
  - А споить тебя для этих целей дело не сложное, - ухмыльнулся он, - Ты, кстати, с какого момента память потеряла?
  - О том, что я собиралась расправиться с одним товарищем, нагло подкатившим ко мне, я помню, - стала она рассуждать, - и то, что я оказалась свешена через плечо, тоже, а дальше, какой-то туман... - Люда задумалась, в памяти всплыла странная картина, - ...покажи-ка правую руку.
  - Что ты хочешь увидеть?
  - Дай руку! - потребовала она.
  Егор пожал плечами, но руку протянул ладошкой вверх. Девушка тут же перевернула ее другой стороной, увидела ссадины на костяшках и неосознанно потянулась к ним пальцами.
  - Лучше не трогай, - проговорил он строго.
  - Тебе бы перчатки надеть, - отдернула руку и сочувственно посмотрела ему в глаза.
  - Обойдусь, - улыбнулся и вернулся к стене.
  - И за что ты ударил Парамонова? - память умудрилась частично восстановиться.
  - Это он тебе в коктейль абсент налил.
  - Герой, да? - она была возмущена, считая это глупой выходкой, хотя очень глубоко внутри себя могла согласиться, что ей приятно, что он за нее заступился. Однако эта мысль проскочила практически незаметно, не успев надоумить ее поблагодарить парня.
  - Должен же был кто-то объяснить ему, что так делать плохо, раз об этом не позаботились родители.
  - Ты в курсе, что он боксер? - тот факт, что он и сам мог пострадать, ее почему-то волновал гораздо больше, чем вопрос, что бы случилось с ней, если бы он не приехал.
  - Плохой видимо, - опять ухмыльнулся Егор, понимая, что она просто чувствует себя виноватой, - он даже не пытался защищаться.
  - Да, если бы он захотел...
  - У меня были преимущества, - перебил ее парень повернувшись лицом, весело растянув губы, - во-первых, эффект неожиданности, во-вторых, рост, и в-третьих, я тоже имею некоторые практические знания в области боевых искусств. Но мне приятно твое беспокойство, сестренка.
  - Идиот, - буркнула себе под нос Людмила, с остервенением обрывая старые обои.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 15.01.14
  
  Стены уже были очищены, а углы выровнены шпатлевкой. Люда с Егором обедали в гостиной, отдыхая и ожидая, пока замазка высохнет, когда задребезжал дверной звонок и хозяин пошел открывать.
  - Привет, солнышко... - раздалось из прихожей, и Людмила сделала по громче телевизор, чтобы не подслушивать.
  - Я соскучилась! - заявила Светочка, притягиваясь к губам парня.
  - Я тоже, - улыбнулся он, отстраняя ее, но тут же объяснил это, - я грязный в данный момент, мы тут ремонт делаем в кухне.
  - Мы? - удивилась девушка и, осмотревшись по сторонам, заметила дорогущие босоножки, - Это кто?
  - Пойдем, познакомлю, - легко предложил Егор, - Разуваться перед залом, - и потянул ее в сторону комнаты.
  Светлана сняла обувь и шагнула в комнату вслед за хозяином квартиры. Люда, сидевшая на диване, обернулась к вошедшим. Света от одного ее взгляда вдруг ощутила свою ничтожность и пугливо сжалась, понимая, что с такой соперницей, хоть она и в не совсем надлежащем виде, ей не тягаться - бой уже проигран. С таким превосходством, как ей казалось, на нее смотрела эта девушка.
  - Светик, это Люда, моя сестренка, - сообщил Егор, весело улыбаясь, но не стал уточнять, что названная, - Мила, это Светлана - мы встречаемся.
  - Очень приятно, - радушно улыбнулась Людмила, отметив разницу в словах парня относительно их двоих, и подивилась этому. Он так часто говорил, что у него есть девушка, а теперь вдруг установил странную дистанцию.
  С чего бы это?
  Значит то, что я "сестренка" вопрос бесспорный, обжалованию не подлежит, и так будет всегда. А то, что они "встречаются" - просто недоразумение. Так что ли?
  - Ты не рассказывал, что у тебя есть сестра, - усомнилась Светочка.
  - Мы до недавнего времени мало общались, - пожал он плечами, плюхнулся на диван, рядом с Людой и приобнял за плечи, - ну, вот, смотри. Разве не похожи?
  - Только в общих чертах...
  - А что тебе еще нужно?
  - Егор, ты ведь это придумал? - тихо предположила девушка, переминаясь с ноги на ногу у входа в комнату.
  Парень не понял, почему она ему не поверила, если даже друг детства проглотил подобную ерунду.
  - Конечно, выдумал, - кивнул он толи в шутку, толи серьезно, и убрал руку с плеча "сестренки", - как еще я мог объяснить присутствие в моей квартире посторонней девушки, помогающей мне делать ремонт? Ты разве поверишь в дружбу мужчины и женщины?
  - Нет.
  - Значит Мила все-таки моя сестра, - подвел итог Соболев, хотя и понимал всю глупость ситуации, - Котенок, успокойся, между нами ничего нет.
  - Что ты сказал? - у Люды вдруг активизировалась память.
  - Что? - не понял он.
  - Котенок...
  - И?
  - О, Боже! Я тебе про Льва рассказывала? - вспомнила, наконец, Мила, очень удивляясь этому, и решила, что доза алкоголя в ее организме была недостаточной для полной потери памяти.
  - Ну, да, лев - хищник с черной гривой. А я должен был стать белым и пушистым...
  - Ты сейчас свою девушку спугнешь, - остановила его Люда, и они оба обернулись к растерянной Свете, - Между нами действительно ничего нет, - уверенно заявила Мила, но поняла, что та ей не поверила, - Егор, черт тебя за язык дернул, поставить под сомнение наше родство. Она сейчас сбежит.
  И была права. Света действительно собралась уходить. Егор догнал ее уже около двери из квартиры.
  - Подожди. Мне кое-что сказать тебе нужно, - ухватил он ее за руку.
  - Отпусти.
  - Сначала выслушай.
  Девушка стала перед ним, опустив взгляд в пол.
  - Мы ведь договаривались...
  - Помню, - буркнула она, - и я в тебя не влюблена.
  - Тогда к чему ревность?
  - Просто неприятно.
  - Мое предположение подтвердилось, - вздохнул Егор, равнодушно относясь к ее переживаниям, - мне придется жениться.
  - Поздравляю, - сухо проговорила девушка.
  - Не с чем.
  - От меня ты чего хочешь? - подняла на него непонимающий взгляд.
  - Остаться рядом со мной, - секс с ней его вполне устраивал, к тому же искать себе новую девушку у него не было ни желания не возможности. Не подумал он, однако, что ему далеко ходить не надо, так как в зале сидит Людмила. Поэтому Соболев решил оставить Светочку при себе.
  - Я подумаю.
  Она ушла, а парень вернулся к Люде.
  - Слушай, а у тебя все девицы такие хрупкие ангельские создания? - едва он переступил порог комнаты, спросила она, глядя в телевизор.
  - Нравятся мне такие, - пожал плечами Егор и сел на диван.
  - Ты что больной или жениться хочешь? - заглянула ему в лицо.
  - Почему?
  - Как почему? - одна даже рассмеялась, - Потому что все эти девицы замуж хотят, вот и выглядят ангелочками. А потом ты будешь думать, что являешься главным в семье, а они, улыбаясь тебе в глаза, будут тобой с легкостью управлять.
  - Это мы еще посмотрим, - самодовольно усмехнулся парень.
  - Я не ослышалась, или ты правда жениться собрался? - Люда очень удивилась. Он хоть и казался ей взрослым, но для семейной жизни вряд ли созревшим.
  - Да.
  - На ком из них? - спросила и сама додумалась, - Постой-постой... на Асе, потому что она беременна. А Светик останется любовницей?
  - Как-то так, - улыбнулся он невесело, все еще надеясь, что жениться на Асе ему все же не придется, хотя других вариантов у него пока не было.
  - Ты самоубийца, они обе тебя точно со свету сживут, - сделала заключение Мила, - А я-то думала ты умный.
  Егор не успел ей ничего ответить, потому что зазвонил его телефон.
  - Привет, брат! - весело сказал Иван в трубку, и не дожидаясь ответного приветствия продолжил, - Скажи-ка мне, пожалуйста, куда ты вчера свою сестрицу отвез. Ей бы сумочку как-то передать.
  - Она сейчас у меня, - усмехнулся парень, - приезжай.
  - Понял. Скоро буду.
  - Ты наелась? - спросил гостеприимный хозяин, убрав телефон в карман шорт.
  - Вполне.
  - Значит, идем клеить.
  
  "Скоро" оказалось через пол часа. Когда Иван пришел, на одной из стен уже красовались три полоски обоев, а Егор с Людмилой еще одну выравнивали. Парень даже умилился их слаженной работе.
  - Да-а, ребята, - протянул он, - не повезло вам.
  - В чем это? - не понял его друг, стоявший на стремянке, растирая валиком воздух из-под бумаги.
  - В родстве.
  - Почему? - удивилась Люда, уже почти привыкшая думать, что у нее теперь есть старший брат.
  - Потому что вы друг другу подходите...
  - Не начинай опять, - рассмеялся Егор, слез с лестницы, убрал ее в сторону и вновь взял валик, - Какая из нас пара?
  - Никакой, так как вы родственники, а вот если бы не были...
  "Родственники", как по команде прошлись друг по другу оценивающим взглядом, начав снизу, поэтому в конце осмотра глаза их встретились, и на мгновение оба впали в легкий ступор.
  - Я брюнетов люблю, - поспешила отвернуться девушка, понимая, что Егор парень-то привлекательный.
  - Я женюсь, - в тот же момент заявил он, решив, что сестрица у него очень даже ничего.
  Как-то не рассматривали они раньше друг друга в не родственном ракурсе.
  - Ну, вы чудные! - рассмеялся гость, - Я там сумочку на комоде положил.
  - Благодарю, - выпалила Люда и метнулась в прихожую, желая поскорее избавиться от глупых мыслей.
  Ванька проводил ее взглядом и подошел к другу.
  - Ну, а теперь колись, брат, - тихо проговорил он, - с чего вдруг у тебя появилась очаровательная сестричка? Или ты думаешь, я поверил в эту ерунду? Тем более при том, что я прямо сейчас наблюдал!
  - И когда же ты догадался? - спокойно спросил Соболев, продолжая растирать обои.
  - Вчера, когда она льнула к тебе совсем не по сестренски.
  - Яне сказал?
  - Нет.
  - И не говори.
  - Хорошо. Только объясни...
  - Между нами нормальные дружеские отношения.
  - Дружба? С такой красоткой?
  - Почему нет?
  - Это глупо!
  - Какие вопросы, займись ею сам. Ты же слышал, она брюнетов любит.
  - Я уже занялся ее подружкой.
  - У меня тоже есть девушка. А Милу я уже и правда сестрой стал считать.
  
  Люда, найдя сумочку, сразу достала телефон. Дисплей услужливо высветил шесть пропущенных вызовов, и последние два были от Льва не так давно, поэтому ему она и позвонила.
  - Ну, наконец-то! - быстро ответил мужчина, - Ты ведь обещала позвонить! Что случилось?
  - Левушка, для наших отношений ты слишком сильно за меня волнуешься, - игриво заметила Людмила, - у меня все в порядке.
  - Вот же дурочка...
  - Извини. Я просто сумочку вчера забыла в кафе, и только сейчас мне ее вернули вместе с телефоном.
  - Как погуляли? - успокаиваясь, спросил Лев.
  - Весело.
  - Никто больше споить не пытался.
  - Был один такой умник, мой братишка его за это пары зубов лишил.
  - Правильно сделал, - зло прорычал мужчина.
  - И ты туда же! - возмутилась она.
  - Больше приключений не было?
  - Нет. Я даже спала сегодня одна.
  - Вот скажи мне, почему нельзя было сообщить о своем выпуске раньше? - он чувствовал себя виноватым, потому и бесился, - Я бы сменами поменялся.
  - Но все ведь обошлось, - наивным тоном протянула девушка.
  - И я этому очень рад, - Лев вздохнул, - Скажи, где ты сейчас находишься? Я видеть тебя хочу.
  - Я у "братика", мы обои клеим. Как закончим, я тебе позвоню.
  
  Иван и Егор вышли на балкон, поэтому могли видеть, как Людмила садится в машину своего "кавалера".
  - Вот видишь, - усмехнулся Соболев, - у нее уже есть "хищник с черной гривой". Причем товарищ весьма состоятельный.
  - Где же его вчера носило? - буркнул Иван, подкурив сигарету.
  - Мало ли, может она от него сбежала, чтобы развлечься, - пожал плечами его друг, - Я этому не удивился бы. Девушка с характером.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 19.01.14
  
  Люда знала, что за ней наблюдают два приятеля, поэтому, когда Лев нажал на газ, обернулась к ним, послала воздушный поцелуй и помахала ручкой.
  - Кому? - спросил Лева.
  - Братику и его другу.
  - Любишь ты братика, - улыбнулся он, не зная, что они не родственники.
  - Ага. Очень, - она усмехнулась.
  - Что за ирония?
  - Он женится, - вздохнула недовольно, - Расстался с девушкой, а она забеременела, вот и приходится...
  - Пусть она сначала родит, - предложил доктор, зная подноготную сего вопроса, - сделает генетическую экспертизу, а потом уже он думает жениться или нет. В наше время люди ничем не гнушаются.
  - Ты что, он же порядочный, - Люда почему-то решила, что Егор на такой вариант не согласится, но вот история с Асей ее настораживала.
  - А ты поведай ему про донора, что я тебе рассказывал.
  - Да, наверное, - согласилась девушка и достала из сумочки коммуникатор, в который перед отъездом скинула фотографии, что сегодня сделал Егор. А так как он не контролировал этот процесс, она еще и Асину фотку себе оставила, намереваясь при случае влезть в ее мысли, хотя и не была уверена, что это у нее получится. И в этом случае запасным вариантом был дядя Володя.
  - Что делаешь? - заметив ее задумчивость, спросил доктор.
  - Пытаюсь разбудить свою телепатию.
  - Зачем?
  - Хочу узнать, о чем думает эта девушка, - Мила повернула телефон к мужчине и он мельком глянул в него.
  - Ну-ка, подожди, - нахмурился Лев.
  - Я вроде никуда не ухожу...
  Мужчина притормозил на светофоре и взял ее телефон в руки.
  - Откуда это у тебя? - спросил он, возвращая аппарат.
  - Это будущая жена братца, - ответила Люда, понимая, что он узнал Алису.
  - Эта та самая девушка, о которой я тебе рассказывал.
  - То есть это ребенок не Егора?
  - Скорее всего нет. Ты не догадалась у него спросить о сроке?
  - Спросила: зачатие могло случиться чуть больше месяца назад.
  - А я ее осматривал чуть меньше месяца... - задумчиво пробормотал Лева, - Это не он отец. Но доказательств у меня никаких нет. Только слова медсестры, что она давала ей номер телефона донора. И никакую справку я тебе дать не имею права, как и рассказывать о ней, потому что есть такое понятие, как врачебная тайна, которую я уже нарушил...
  - Я знаю, - Люда вздохнула, понимая, что теперь ее очередь спасать "братца", а как это сделать она не знала.
  - Уверена, что есть смысл в это лезть?
  - Уверена.
  - Все что я могу сделать, это дать тебе номер этого донора, естественно так, чтобы об этом никто не узнал.
  - Ты думаешь, он мне все расскажет?
  - Не знаю, чем черт не шутит.
  - Хорошо, давай попробуем.
  
  - А теперь давай рассказывай, чего вдруг ты жениться надумал? - потребовал Иван, когда Люды и след простыл.
  - Пойдем-ка в комнату, - попросил друг, и тот, согласно кивнув, пошел следом за ним, - мне брата нужно усыновить. Отец с женой погибли.
  - И зачем тебе это надо? - не понял Ванька, зная все подробности его отношений с родителем, - Он тебя бросил. А ты теперь будешь переворачивать свою жизнь верх дном, чтобы воспитывать его выродка?
  - Он такой же, как я, - покачал головой Соболев сев на диван, - ему сейчас двенадцать, как и мне было, когда отец ушел, только у меня тогда остались мама и бабушка, а у Игоря только дед.
  - Ну, надо же! У вас даже имена похожи! - всплеснул руками Иван, - Не папаша ли называл?
  - Скорее наши мамы, чтобы ему угодить, - ухмыльнулся друг, - Дед у нас был Егором, его отец.
  - А жениться-то зачем?
  - Условие, при котором мне разрешают его усыновлять.
  - А опеку нельзя оформить?
  - Я этим уже занимаюсь, но ее может оспорить моя тетка.
  - Ясно, - вздохнул Иван и тоже сел, - Жена-то кто?
  - С этим тоже проблема, - недовольно скосил губы хозяин квартиры, - Она у меня получается не совсем подходящая.
  - Подходить не хочет? - пошутил товарищ.
  - Она-то как раз-таки хочет, и еще больше ее мамаша, только вот чует моя интуиция - не чисто это дело.
  - Почему?
  - Позвонила в пятницу, говорит, беременна, - равнодушно отвечал Егор, - Я не асс в этом вопросе, но что-то мне кажется, поздновато она мне это сообщить решила, учитывая, что очень сильно желает быть рядом со мной. Я ожидал этого дней десять назад...
  - Соболь, на черта тебе эти проблемы? - Ваня в ужасе воззрился на товарища, - Тебе не кажется, что история повторяется?
  - Вот именно...
  - К тому же в твоей ситуации беременная жена совсем не к чему, - стал рассуждать он, - Это ведь твой доход нужно будет на четверых делить...
  - Знаю я.
  - Тебе нужно найти порядочную девушку, уже где-нибудь работающую, чтобы твои финансы романсы не запели.
  - Не подскажешь, где таких искать? - усмехнулся Соболев, отдавая справедливость его словам. Он и сам предполагал, что жену ему придется поискать другую, но отчего-то интуиция настоятельно просила подождать с этим делом, а он ей доверял, так как она почти всегда была права.
  - У тебя сегодня здесь одна такая была, - уверенно заявил Иван.
  - Нет, Света еще учится, - возразил Егор.
  - Какая Света? Я про "сестрицу" говорю!
  - С ума сошел! Она птица другого полета!
  - А почему ты думаешь, что не твоего? - удивился Ванька, - По всему видно девушка отзывчивая...
  - Перестань, - расхохотался Егор, ни в силах воспринимать "сестренку" как-то иначе.
  - Она что тебя совсем не привлекает?
  - Я даже не пытался привлекаться, - сказал откровенно, продолжая смеяться, - И раньше не смотрел на нее в подобном ракурсе, сегодня был первый раз, и то не без твоей помощи.
  - Соболев, ты клинический идиот. Пока ты считаешь ее сестрой, она всерьез увлечется своим хищником, и помашет тебе ручкой с воздушным поцелуем. А ты будешь локти кусать и гнить в выгребной яме, которую тебе выроют твои ангелоподобные...
  - Ты забыл, - все еще посмеиваясь, прервал друга Егор, - она брюнетов любит. Или предлагаешь перекраситься?
  - Ты не пробиваем, - вздохнул Иван.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 20.01.14
  
  25 июня, понедельник
  На следующий день Люда уже знала данные донора. Естественно она сразу же ему позвонила.
  - Здравствуйте, Денис?
  - Да, с кем я говорю.
  - Я по поводу донорства...
  - Из центра репродукции?
  - Нет.
  - Тогда всего хорошего!
  - Вам не нужны деньги?
  - Деньги нужны, но не таким способом.
  - Вы же еще не знаете... - Люда еще договорить не успела, а парень уже отключил связь. Перезванивать было бессмысленно. Нужен был другой способ. Но какой не знала.
  В удрученном настроении она пришла на занятия по танцам. Пытаясь что-то как-то придумать, она постоянно сбивалась, не попадала в ногу с партнером, нервничала, когда он одергивал ее от своих мыслей. Тренеры недовольно качали головой, но она не могла сегодня настроиться на урок.
  - Люд, - уже в который раз позвал ее Стас, но девушка опять не отреагировала, он перестал пытаться с ней танцевать и отвел в сторону, - Люда!
  - Что, прости? - очнулась она, посмотрев на него.
  - Ты где сейчас находишься? - конечно, он был возмущен.
  - У меня проблемы, - отмахнулась Мила, снова уходя в себя.
  - Проблемы нужно оставлять за дверью этого зала, - бросил он сердито.
  Девушка посмотрела в его глаза, не пытаясь искать понимания, отметила справедливость его слов и направилась к выходу.
  - Стой, - догнал ее парень и ухватил за руку, - может, объяснишь, что происходит?
  - Это личное, - подняла она перед собой две руки ладошками к нему и пошла дальше.
  - Я могу помочь? - не отставал Станислав.
  - Не знаю, смотря что ты можешь делать...
  - В каком направлении?
  - Мне нужно, чтобы один человек поведал мне свою страшную тайну, и чем быстрее это случится, тем лучше, иначе один мой родственник себе всю жизнь испортит.
  - Я так понимаю, о самой тайне ты уже осведомлена.
  - Мне нужно доказательство и запись могла бы подойти.
  Стас ненадолго задумался, а когда они уже подошли к раздевалкам, в голове его уже сформировалась кое-какая идея.
  - Есть некоторые соображения, - улыбнулся он, - но нам следует переодеться и обсудить это где-нибудь в кафе за легким ужином.
  - Пользуешься моментом? - подозрительно свела брови партнерша.
  - А что делать, если иначе к тебе не подберешься.
  - Стасик, ко мне не надо подбираться, - улыбнулась девушка, - я слишком несерьезная личность, чтобы ты на меня время тратил.
  - Понял, - легко отреагировал молодой человек, - но ужинать мы все же идем, - развернулся и скрылся за дверью мужской раздевалки.
  Люда вздохнула, и тоже пошла одеваться, только в другую строну.
  
  Спустя пол часа они сидели в летнем кафе парка имени Максима Горького.
  - Для начала, расскажи все по порядку, - предложил Стас сделав заказ, - иначе все, что мы сейчас придумаем, непременно затрещит по швам и улетит известно кому под хвост, а второго шанса может не быть.
  Люда, намного подумав, согласилась и рассказала все, касающееся дела, за тем исключением, что Егора она по-прежнему называла братом, боясь, что в противном случае Стас не станет ей помогать. На что он предложил отправить Алисе и Денису сообщения с просьбой встречи от лица их же самих, но с третьего номера, побыв немножко их оператором, а потом просто подслушать их разговор.
  - Не уверена, что это сработает, - нахмурилась девушка, - не факт, что они станут об этом разговаривать.
  - Если они только донор и заказчица, то говорить им больше не о чем, - стал рассуждать парень, - а если есть что-то еще, это тоже может быть нам на руку.
  - А если они станут выяснять, почему назначили друг другу встречу?
  - По идее, они должны будут выяснить это еще по телефону, а тут уже мы будем сочинять. Но если что-то пойдет не так, и этот товарищ уйдет, перейдем к плану "Б", - пожал плечами Станислав.
  - План "Б"? - не поняла она.
  - Спаиваем Алису и узнаем все сами.
  - Слышал бы тебя доктор Лев, шею бы свернул, - уголок ее губ насмешливо пополз в сторону.
  - Но ты ведь ему не расскажешь, - молитвенно сложил ладони партнер и сделал провинившийся взгляд.
  - Нет, - рассмеялась Мила.
  - Осталось дело за малым: номер телефона Аси и диктофон настроить, - Стас задумался, и тише добавил, - По-хорошему бы жучок им подкинуть.
  Не думая вовсе, Люда тут же набрала Леву, и тот пообещал прислать номерок пациентки через несколько минут. А потом она положила свой коммуникатор прямо перед Стасом.
  - Что? - не понял тот.
  - Здесь есть что-то вроде того, что нам нужно, но я не знаю, как это выглядит.
  - В смысле.
  - Тут, - она кивнула на телефон, - есть какой-то жучок. Папочка поставил, как только купили.
  - Не родитель, а золото, - вздохнул Стасик, разбирая аппарат по частям, и скоро достал маленькую кругленькую пластинку, - думаю, это подойдет.
  
  Ася после расставания с Егором жила, как в каком-то странном сне. Она плакала каждый день, уверенная, что любит его. Но слез значительно прибавилось, когда в день их последней встречи начались критические дни. А сразу после них Нонна Марковна, не теряя времени даром, потащила ее в центр репродукции на искусственное оплодотворение. В чем им естественно отказали, но предложили связаться с донором. Того уговаривать не пришлось - приехал в определенный день, как просчитала медсестра из центра.
  Конечно, Алиса нервничала. Она не сразу поняла, что ей придется переспать непонятно с кем. Ведь у нее был только Егор, а он был с ней нежным и ласковым. А как будет сейчас, она не представляла.
  Она сидела на кровати и ждала, когда в прихожей задребезжал звонок и варварски ворвался в ее сознание, чуть не лишив чувств. Она слышала, как мама встречает донора, весело с ним воркует, и пыталась успокоиться. Но вот Нонна Марковна позвала и ее. Вздохнула, встала с кровати, вышла в коридор, не отрывая взгляда от дорожащих пальцев.
  - Асенька, познакомься, это Денис, - весело представила парня мать.
  - Добрый день, - не поднимая взгляда, поприветствовала его девушка.
  - Пойдемте чай пить, у меня уже все на столе, - скомандовала Нонна Марковна и умчалась на кухню.
  Ася на автопилоте прошла за стол и села, сложив руки на коленях
  - Простите, мне бы руки вымыть, - раздался теплый вежливый мужской голос, и Алиса вздрогнула, но посмотреть на Дениса все же боялась.
  - Вторая дверь справа от кухни, - разрезая пирог, улыбнулась женщина.
  Когда он скрылся в ванной, Алиса глубоко вздохнула и попыталась мыслить более или менее трезво. Она поняла, что чаепитие было придумано, чтобы она сама могла хоть немного адаптироваться к человеку, а она вместо этого трусилась, как осиновый лист на ветру. Ася собрала всю свою слабую волю в кулачок, попробовала как-то продумать, что будет дальше или прировнять ситуацию под то, что было с Егором. Но с Егором они никогда не занимались любовью в присутствии Нонны Марковны даже просто в квартире. То есть им никто не мешал. Сейчас мама была здесь, а с нее станется и в спальню за ними зайти, или того лучше заглянуть "вовремя".
  - Мам, ты нам свечку подержишь? - уверенным тоном поинтересовалась девушка, и у матери от неожиданности тарелка из рук выскользнула, а ударившись о кафель разлетелась в дребезги.
  - Ты что такое под руку... - возмутилось было она, но дочь ее перебила.
  - Оставь нас, пожалуйста, - попросила она, - а я тебе позвоню потом.
  - Но, Асенька...
  - Мама!
  - Ну, хорошо, - сникла мать, - я пойду к соседке.
  - Ты сейчас иди.
  - Хорошо, только осколки соберу и пирог возьму, не с пустыми же руками идти
  - Пирог бери, а стекла я сама соберу, - распорядилась дочь и забрала веник.
  Денис появился на кухне, когда Нонна Марковна вышла, а Алиса собирала осколки. Не осторожно сбросив кусочек стекла в мусор, она порезалась, и уже было потянула палец в рот, как за запястье ухватилась крепкая загорелая рука, сильно контрастирующая с ее бледной кожей.
  - Смотри, что делаешь, - наставительно произнес парень, достал из ранки маленькое стеклышко, выкинул в ведро тут же стоящее, а вокруг пальца завернул салфетку.
  - Спасибо, - тихо произнесла девушка, и наконец, посмотрела на него.
  Ростом выше среднего, атлетического телосложения, весьма мускулистый и обтягивающая майка это только подчеркивала. Коротко остриженные темно русые волосы и синие глаза. Он оказался весьма привлекательным, что, по мнению Аси, несколько облегчало задачу.
  - Ты чай будешь? - спросила она, когда он сел за стол.
  - Лучше воды, если можно холодной, - покачал головой Денис.
  - Холодный есть клубничный морс, подойдет?
  - Да.
  Ася достала из холодильника графин, налила в стакан, протянула гостю, а он его залпом осушил.
  - Еще?
  - Нет.
  - А пирог? - вернула морс в холодильник.
  - Нет, спасибо.
  - Что ж пойдем, - тяжело вздохнула и направилась в спальню, но Денис неожиданно поймал ее за руку и усадил себе на колени, а следующее мгновение завладел ее губами. Алиса сначала растерялась, а потом стала отбиваться и уже хотела залепить ему пощечину, как ее рука опять была поймана.
  - Еще раз замахнешься, и я уйду, - тихо предупредил он, - Это только поцелуй, а что будет дальше? Мне насиловать тебя придется? Извини, я для этого не нанимался. У меня задача более благородная, хотя чувствую я себя мальчиком по вызову.
  - А зачем тогда согласился? - не поняла она, стараясь расслабиться, но сердце из груди норовило выскочить, не то от страха, не то от чего-то еще.
  - Деньги нужны.
  - Зачем?
  - Не все равно?
  - В общем, да, - не стала навязываться Ася.
  - Мама когда придет?
  - Когда позвоню.
  - Это хорошо, - парень плотоядно улыбнулся, что заставило Асю сжаться, - Слушай, зачем тебе ребенок, ты сама еще не выросла?
  - Тебя это не касается.
  - Естественно, - он вздохнул и помог ей подняться на ноги, - веди в свои апартаменты.
  Она и привела. Походя к кровати, потянулась к пуговицам на своем домашнем сарафанчике, но Денис обнял ее сзади, накрыв ее руки своими, опустил их вниз, а потом повернул к себе лицом.
  - Позволь мне, - предложил он, и она не стала сопротивляться.
  Идя сюда, парень и сам волновался. Едва увидев девчонку, пожалел ее. Мысль о том, что она собирается захомутать другого с его помощью, разлилась желчью, но он не отдавал себе в этом отчета. С нотой жестокости он пробовал ее губы, но поцелуй вкуса клубничного морса его умилил, поселив в молодом теле желание. Ее взволнованная дрожь стала его заводить, потому послав подальше все неприятное, в том числе и причины, приведшие его сюда, Денис решил получить удовольствие.
  - Ты не передумала рожать? - все же спросил он, понимая, что вот-вот взорвется.
  Ася, только что и не вспоминавшая, зачем он здесь, широко распахнула глаза.
  - Нет, - уверенно заявила она, и парень в последний раз с остервенением вонзился в нее. Несколько секунд и он сел на постели спиной к ней, а девушка, прибывая в неге блаженства, прошлась ноготками по его рельефным мышцам, от чего тот вздрогнул и поспешил в ванную комнату.
  Немного позже, сравнимая Егора с Денисом, Ася поняла, что последний ей больше подходит. Более напористый и менее нежный он понравился ей больше. Чуть жестковатые ласки ее тело воспринимало острее и удовольствие становилось красочнее, но она понимала, что полгода назад все это ей бы не пришлось по вкусу.
  "Это из разряда - каждому свое" - определила Алиса проваливаясь в сон.
  
  26 июня, Вторник.
  
  К вечеру вторника план был готов к исполнению. Местом действия было выбрано кафе, где работала Яна, так как Люда могла с ней на время поменяться обязанностями. И подруга согласилась погулять пол часика. Однако появившаяся там же Света, чуть было все не испортила, шарахнувшись от нее в проходе между столиков.
  - Ты что здесь делаешь? - возмутилась Светлана.
  - Тихо, дурочка, - Люда больно ухватила ее за локоток и склонилась к ее уху, - Если не хочешь, чтобы Егор и правда женился, молчи, - посмотрела в испуганное лицо, - Усекла?
  Света едва заметно кивнула, и Люда пошла к столику, где уже сидела Ася.
  - Добрый вечер! Вы что-нибудь уже выбрали? - нацепив дежурную улыбку, спросила она девушку, хотя готова была ей в волосы вцепиться. Забрала со стола пустую салфетницу и поставила другую полную с жучком.
  - Нет, пока, - покачала головой Алиса, дожидаясь донора.
  - Нажмите на кнопку, когда будете готовы сделать заказ.
  Только Люда отошла, зазвонил ее телефон.
  - Ну, что? - нетерпеливо спросила она Стаса.
  - Запись пошла, слышно все хорошо, - отчитался парень, сидевший в машине напротив кафе с ноутбуком на коленях.
  А через пять минут появился и Денис.
  - Что не получилось? - спросил он, даже не поприветствовав девушку.
  - Почему? - Ася искренне улыбнулась, а Люда, наблюдавшая за ними, едва рот не раскрыла от удивления. В тот момент сработала ее телепатия, и она ясно слышала, как Алиса радовалась парню, - Ты отработал прекрасно. В пятницу на УЗИ ходила - беременность три недели, только врач денег не берет, не хочет пару недель к сроку пририсовать. Мама теперь другого ищет. Егорушка ведь не олух - юрист - справку требует. Как бы не получилось, чтобы он не запросил генетическую экспертизу сделать.
  - Я смотрю, тебя это не слишком беспокоит, - усмехнулся Дэн, глядя в ее безмятежное лицо, - Ведь в этом случае он на тебе не женится.
  - А я уже не особенно-то и хочу.
  - Нормально! Мать деньги выкидывает, а ты уже не хочешь!
  - Почему выкидывает? - Ася улыбнулась, - Я уже об этом думала. Если Егор на мне не женится, я все равно рожу.
  - А аборт?
  - Нельзя мне. Это же первая беременность.
  - А ребенка-то куда? В детдом? - как бы не вышло, Дэн тут же пообещал себе подобным больше не заниматься.
  - Зачем? Нет. Мама хотела, пусть и занимается. Может меня в покое оставит.
  - А от меня-то ты чего хочешь?
  - Ничего, просто общаться.
  - Скажи честно, вы с мамой теперь на меня охоту открыли.
  - Неплохая идея, но нет, - Ася опять улыбнулась, - не стану скрывать, ты мне понравился, и я хотела бы, чтобы ты мне хотя бы другом стал.
  - Хм, другом? - усмехнулся парень, - После того, как сделал ребенка?
  - А что тебя смущает?
  - Я в тебе вижу не друга...
  - Дэн, - перебила его Алиса, - я согласна на что угодно, только будь со мной рядом. Пожалуйста!
  - Не боишься?
  - Чего?
  - Что я слишком много потребую? - и тон его обещал очень большие запросы.
  - Нет...
  
  Люда была в шоке, когда они вместе со Стасом прослушали записанное.
  - Твой брат тебе будет по гроб жизни обязан, - прокомментировал это партнер.
  - И тебе тоже, - вздохнула Мила, - скидывай все на мой телефон, и жука на место ставь, а то папа уже звонил, ругался. Сохрани пока это еще где-нибудь и оставь у себя. Вдруг пригодится.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 24.01.14.
  
  27 июня, среда
  
  Звонок в дверь. Егор, устав за день, не мог продрать глаза.
  Неужели я забыл встретить Свету?
  Странно...
  Но кто еще может прийти среди ночи?
  Звонок все трещал, и парень поплелся открывать, не включив свет. Посмотрел в глазок, увидел девичий силуэт. Уверился, что это Светлана. Распахнул деверь, перешагнул через порог, приобнял девушку, чмокнул в щеку.
  - Прости, солнышко! - отходя в темноту квартиры, проговорил он, - Я забыл завести будильник. А сейчас умираю - хочу спать, за что тоже прошу прощения, - и направился обратно в кровать, где немедленно провалился в царство Морфея.
  Будильник отметил новый день приятной мелодией. Егор сладко потянулся в своей постели, улыбнулся солнечным лучам, ласково щекочущим лицо, и перевернулся на бок, желая обнять Светлану. Но рука его легла на холодную простынь, и он тут же открыл глаза. О присутствии в комнате девушки не говорило ничего - никаких ее веще не наблюдалось. И посему молодой человек решил, что ее ночной приход ему просто приснился. Он хотел было позвонить и уточнить это, но решил, что это будет выглядеть глупо. Поэтому просто встал и пошел в ванную.
  Прохладный душ, как обычно его взбодрил, и он в хорошем настроении, намотав полотенце на бедра, направился обратно в спальню - одеваться, но слух привлек шум посуды, а нос приятный запах готовящихся овощей. Естественно Егор отправился на кухню, и был немало удивлен, увидев там свою псевдо сестрицу за приготовлением завтрака.
  Сложив руки на груди, он подпер дверной косяк, до полноты картины еще и ногу накрест поставил.
  - Так, ну-ка поподробнее, как ты здесь оказалась? - далеко не радушно спросил молодой человек.
  - Учитывая, что я не обладаю способностями человека паука, то через дверь, которую ты сам мне и открыл, ласково назвав солнышком, - весело улыбнулась Людмила.
  В полночь она, конечно, растерялась такому приветствию, и сначала порывалась сбежать, но решила, что это глупо и вошла, считая, что это дело не терпит отлагательств. Когда она нашла хозяина квартиры, он уже спал сном младенца, что ее даже умилило. Чуть потоптавшись у порога его спальни, девушка отправилась на разведку по квартире, нашла кровать, в которой уже раз ночевала, и решила остаться там до утра, - Как ты относишься к овощам на пару?
  - Положительно, - буркнул Егор, удивляясь, что она угадала его предпочтения, но не стал этого афишировать, - почему ты осталась?
  - Думаю, тебе пора одеться, так как завтрак уже готов, - предложила Люда, обернувшись к нему, отмечая его привлекательность, но тут же об этом забыла, возвращаясь к своим кухарским заботам.
  - Ты не ответила, - покачал головой хозяин квартиры.
  - За столом, - отрезала девушка.
  Егор не настаивал, только усмехнулся и ушел одеваться. Разводить политес не было необходимость, по его мнению. Хорошее настроение не ушло, оно стало еще лучше. Всякий раз, когда эта девушка появлялась на его пути, создавая внеплановые проблемы, ему отчего-то становилось весело. Когда он вернулся на кухню одетый в светлые костюмные брюки, отглаженную классическую сорочку с галстуком на плече, стол был уже полностью сервирован, и Люда уже сидела за ним.
  - Приятного аппетита, - вежливо проговорила она, когда тот занял свое место.
  - Благодарю, - улыбнулся молодой человек, отмечая, что обычно он сам кормит своих девушек завтраком. А эта его девушкой вообще не являлась, однако не поленилась встать раньше, и приготовить не стандартную яичницу, а весьма вкусные овощи.
  - Ну, как? - уточнила Люда.
  - Мне нравится, - искренне улыбнулся хозяин, - Так что привело тебя ко мне среди ночи?
  - Одна весьма важная вещь, как я считаю, - девушка отвела взгляд, отчего-то чувствуя себя виноватой. Она много думала, о том, что собиралась сказать. И всякий раз все больше убеждалась, что это необходимо, но мысль о том, что она лезет не в свое дело, не покидала ее, - Ты как относишься к Асе?
  - Тебе какое дело? - он напрягся, и она это заметила.
  - Мне-то никакого, но... просто удивителен тот факт, что ты собираешься на ней жениться...
  - Причины есть, но говорить о них мне бы не хотелось.
  - Если одна из них упомянутая беременность, то тебе следует кое-что знать, - с этими словами девушка выложила на стол коммуникатор и включила запись.
  Молодой человек молча ел и слушал, и на лице его не выражалось не единой эмоции.
  - Что скажешь? - спросила Людмила, когда запись кончилась, а он никак не отреагировал - ни один мускул на его лице не дрогнул.
  - Что проблем меньше не стало, - вздохнул он, понимая, что и на этот раз интуиция его не подвела. Только вот теперь возник вопрос: где искать жену? И ответ напрашивался сам собой, - Не думай, я благодарен тебе, за то, что сообщила. Только вот теперь мне может понадобиться твоя помощь...
  - С радостью...
  - Подожди, ты еще не знаешь в чем дело, - остудил ее Егор, - это может затянуться на довольно длительный период.
  - Где наша не пропадала! - легкомысленно махнула рукой Люда, а он весело рассмеялся, прикидывая в уме, как она будет выглядеть в этом качестве.
  - Скажи, ты замуж хочешь?
  - В смысле? - оторопела девушка, и последний кусочек брокколи едва не застрял в горле.
  - Вообще, - ее реакция его позабавила, - У тебя на ближайшее будущее в планах есть замужество?
  - В ближайшем будущем у меня диссертация, - вздохнула она, складывая тарелки в раковину.
  - Замечательно, - решил, что это не помеха, - Паспорт с собой?
  - Да...
  - Собирайся, поехали, - Егор весело вскочил из-за стола, уверенный, что все получится.
  - Куда? - Люда отбросив фартук на табурет, метнулась за ним.
  - По дороге объясню, - он остановился возле зеркала, чтобы завязать галстук, но задумался и запутался.
  - Давай я, - предложила девушка, заметив это, а Егор удивленно приподнял бровь, глядя на нее в зеркало, - Умею, - кивнула она на его невысказанный вопрос, и он повернулся к ней лицом. Мила быстро и ловко затянула аккуратный узел, и улыбнулась, - с детства люблю это делать, но мои ухажеры, как правило, галстуки не носят.
  - Если согласишься мне помочь, у тебя будет в этом некоторая практика, - усмехнулся парень, порываясь щелкнуть ей по носу, но удержался.
  Что на выходе из подъезда его провожала пара осуждающих взглядов, Егор совсем не ощутил, пытаясь как-то спланировать свою речь, чтобы не испугать девушку своим неожиданным предложением, да ни чего-нибудь, а... руки.
  Нет, сердце он предпочитал поберечь...
  
  - Прошу тебя быть внимательной к моим словам, - попросил парень, когда они снова остались наедине в его машине, и завел двигатель.
  - Постараюсь, - кивнула она, чувствуя, что сейчас может произойти какой-то переломный момент.
  - Дело в том, что мой отец при жизни умудрился разругаться со всеми родственниками, - начал он по порядку, - а две недели назад, он вместе со своей женой погиб, оставив сиротой моего двенадцатилетнего брата. И теперь его ожидает детский дом, так как никто из моих теток, забирать его не может и не хочет. А мне его не дают, потому что молод и не женат. На Аське я собирался жениться в первую очередь из-за него, но раз меня пытались нагло обмануть, делать этого не стану. И теперь мне нужна фиктивная жена, коей я предлагаю стать тебе.
  - А почему не Светуле? - удивилась Людмила.
  - Потому что с ней потом развестись будет гораздо сложнее, к тому же она не может устроиться на нормальную работу, так как учится, - пояснил он, хотя Свету, как вариант вообще не рассматривал, но тут же спохватился, - а ты можешь?
  - Попрошу отца меня оформить, - быстро сообразив, пожала она плечами, - думаю, не откажет. А ты уверен, что с органами опеки этот номер прокатит.
  - Если мы на людях будем выглядеть настоящей семьей, то да.
  - И какой должна быть настоящая семья, по-твоему? - не без издевки спросила Люда, но насмешливый уголок его губ, предложил ей перефразировать вопрос, - Как мы должны будем жить?
  - Вместе, у меня дома. Год, полтора, около этого. Потом я оформлю развод. Вместе уходим утром, вместе возвращаемся домой с покупками типа продуктов, вместе иногда гуляем. В общем, чтобы соседи могли сказать, что мы положительная молодая пара. Если надо мы даже распишем права и обязанности. Что касается супружеских отношений, то тут мы друг от друга свободны. Ты можешь оставить себе своего хищника черногривого, разумеется так, чтобы об этом поменьше знали. Я в свою очередь не стану клясться тебе в верности. На раздумье у тебя десять минут пока мы доедем до загса...
  - Я согласна, - перебила его Люда, - с условием, что ты сопровождаешь меня на отдых к Средиземному морю.
  Егор только на мгновение задумался, прикидывая, сколько это может стоить и хватит ли у него на это средств, как она продолжила.
  - Его оплатит мой отец.
  - У богатых свои причуды? - усмехнулся он.
  - Типа того.
  - Хорошо, проведем это как свадебное путешествие, - предложил парень, - Подойдет?
  - Да.
  - Кстати, друзьям и подругам лучше думать, что наш брак вполне настоящий.
  - А родственникам?
  - Кому именно?
  - Родителям.
  - Тебе решать, - пожал он плечами, - Как скажешь, так и будет. Если ты не уверена, что твои родители нас поймут, будем играть вполне реальных влюбленных, хоть это и осложняет задачу.
  - Ладно, над этим я подумаю на досуге, - вздохнула девушка, - а банкет будем устраивать?
  - На твое усмотрение. Мне по сути его делать не для кого, а для себя нет смысла. Но если ты хочешь попробовать каково это, то против не буду.
  - Почему оставляешь мне право выбора?
  - А почему я не должен считаться с твоим мнением? - покосился на нее молодой человек, - Я не в праве лишать тебя праздника, если ты этого захочешь, или наоборот настаивать на нем. Ты идешь на гораздо большее ради незнакомого тебе мальчика.
  
  - Последнее предупреждение - фамилию ты берешь мою, - сообщил Егор, входя в здание загса, - Я понимаю, это создает некоторые неудобства, но я обязуюсь тебе во всем тебе помогать...
  - У тебя какая-то некрасивая фамилия? - улыбнулась Люда, остановившись, и он вынужден был обернуться к ней.
  - Да, нет, вполне нормальная...
  - А почему ты меня уговариваешь?
  - Ну, мало ли, - пожал плечами.
  - Я думала это само собой разумеющееся.
  - Вот и чудно.
  Еще на ступеньках он ухватил ее за руку, как будто боясь, что она сбежит. А потом провел какими-то коридорами к кабинету какой-то начальницы, с которой общался очень радушно.
  - Алевтина Георгиевна, у нас к вам небольшая просьба, - елейным голосом попросил парень, - я тут жениться надумал...
  - Так это замечательно!
  - Нельзя ли на это как-нибудь пораньше сделать?
  - Ты же знаешь правила, - вздохнула дама, но глядя на него снисходительно.
  - Знаю, - кивнул тот, обаятельно улыбаясь, - Но нам бы хотелось и в свадебное путешествие на недельку, а в августе у меня сплошь судебные заседания.
  - Ну, что с тобой делать, - женщина порылась в своих документах, достала какую-то папку и скоро сообщила, - Есть у нас тут отказники одни, раньше никак. Пишите, - выложила все необходимое на стол, - пожалуйста. Позже привезешь квитанцию госпошлины.
  Егор быстро переписал в чистый бланк свои данные, и придвинул его Людмиле, которая последовала его примеру. У начальницы зазвонил телефон, она приняла вызов, ткнула пальцем в тетрадь, чтобы Соболев узнал дату и время регистрации, а когда он согласно кивнул, отошла сторону. Егор, даже не посмотрев в бланк, подал руку своей невесте, направился к выходу, и уже у двери снова кивнул работнице загса в благодарность. Та только рукой им в след махнула, убирая их документы в папку.
  - Когда хоть у нас регистрация? - уже на улице спросила Людмила.
  - Четырнадцатого июля в пятнадцать часов.
  - Так скоро? - наконец испугалась Люда, и прошептала, - Я точно сошла с ума.
  - Не передумаешь? - Егор остановился перед ней, посмотрел в тревожное лицо, и ободряюще улыбнулся, - Я постараюсь стать хорошим мужем, и даже буду иногда тебя слушаться.
  - Хорошим мужем? - Люда рассмеялась, - Это при наших-то обстоятельствах? Что-то я подозреваю, что мы для начала друг другу все нервы вытреплем.
  - Да, ладно тебе, - отмахнулся парень, открыв пред ней дверь, - чего нам делить-то?
  - Ну, знаешь, - усмехнулась она, села в машину, и продолжила после того как он к ней присоединился, - может нам и нечего делить. Только вот ты не учитываешь такую вещь, как семейный быт. Он разрушает даже любящие пары, а у нас получается союз двух посторонних людей.
  - А нас никто не заставляет жить больше года или двух, - легко парировал Егор, - нам не зачем стараться сохранить этот брак дольше. Я потому и предложил тебе это, так как ты не заинтересована в замужестве. Я сам не заинтересован в браке, и не стал бы связывать себя подобными узами еще по меньшей мере лет пятнадцать. Все это только ради брата, с которым я виделся всего-то пару раз в жизни.
  - Почему?
  - А как ты думаешь, если мой отец ушел к его матери?
  - И тем не менее ты делаешь все возможное, чтобы он не попал в детдом? - скорее констатировала Люда.
  - Он же не виноват. Он обычный ребенок, у которого теперь остался только дед по материнской линии и я, - он глубоко вздохнул, - Тебя куда отвезти?
  - А ты куда сейчас?
  - В офис. У меня до шести рабочий день.
  - Это в центре?
  - Да.
  - Значит пока еду с тобой.
  - Запиши мой номер, и позвони, когда решишь, что делать с банкетом. Подозреваю, мне придется познакомиться с твоими родителями. А еще определись с нашим... медовым месяцем, чтобы мне предупредить клиентов.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 28.01.14
  
  Проводив взглядом Форд своего жениха, Люда осмотрелась по сторонам - Театральная площадь - внизу Дон, вверху парк Революции - все родное и знакомое. Медленно шагая, девушка направилась вглубь сквера, куда в детстве, когда родители еще жили вместе, они приходили вчетвером и кормили семечками или орехами белок.
  Она улыбнулась воспоминаниям и расположилась на уединенной скамейке. Пора подумать о настоящем - сегодня ее жизнь круто изменилась. Она понимала, что все это очень серьезно, и еще есть время отказаться, но не могла этого сделать. Просто язык не поворачивался сказать Егору "нет". И не потому, что он ее выручал несколько раз. В момент принятия решения она об этом совсем не думала. Сердце уверенно говорило "да" не аргументируя этого, а разум ничего не пытался возразить. И получалось, что ничего плохого выйти не может просто по определению, что это не возможно. Сейчас же Людмила стала пытаться подсчитать все плюсы и минусы своего положения, и с удивлением отмечала, что последних почти нет. Сложность только в том, что говорить родителям. Она подозревала, что мама ее не поймет. Выйти замуж за первого встречного - уму не постижимо, а фиктивно и того хуже. Значит, матери лучше солгать, но это будет во благо. А вот отец? Он и сам все разузнает, если только захочет. Сомневаться, захочет ли, не приходилось - он ко всем ее ухажерам в мысли лез. То есть от него скрывать правду практически бесполезно.
  Решив поговорить с отцом откровенно, Людмила пошла по Большой Садовой в сторону Ворошиловского проспекта, где находился его головной офис. Обе стороны улицы украшали разноцветные витрины магазинов, кафе, ресторанов. Пару свадебных салонов она обошла стороной, только слегка поразглядывала платья за стеклом, в третий зашла. Мысленно оправдывая себя тем, что хочет узнать цены.
  - Вам что-то подсказать? - тут же возникла перед ней хорошенькая девушка консультантка.
  - Хотелось бы цены на платья узнать, - улыбнулась ей в ответ Людмила.
  - Что вас интересует покупка или прокат?
  - А что и такое возможно?
  - Конечно. Не все ведь желают оставлять свое свадебное платье для внуков, а куда его девать после торжества. Продать его не так уж легко.
  Люда чуть кивнула в знак справедливости ее слов, прошлась вдоль манекенов с платьями и остановилось около одного со стразами и роскошным шлейфом.
  - А сколько это? - спросила она.
  - Сто двадцать, и только выкуп, - легко ответила консультант, но увидев как Люда изменилась в лице тут же продолжила, - но есть и дешевле. Пройдемте со мной, - вытянула она ручку в противоположную сторону, и потенциальная покупательница последовала за ней, - Прокат у нас от десяти тысяч. Если вас интересуют только новые, не ношенные платья, то это будет стоить от пятнадцати до тридцати тысяч, полный выкуп - от двадцати.
  Людмила, не сказав ничего определенного, стала перебирать платья на вешалках, что-то внимательно разглядывая, а что-то словно страницы перелистывая.
  - Да вы примерьте, - донесся голос до ее сознания.
  Мила резко обернулась и отдернула руки.
  - Мне не нужно, - бросила она тихо и выбежала из салона.
  Зачем мне платье, если я замуж выхожу только в помощь Егору!
  Но ведь хочешь-то ты, чтобы все было, как по настоящему, - вздохнул внутренний голос.
  Незачем деньги тратить на такую ерунду!
  Это ты женитьбу ерундой называешь? - "я" весело рассмеялось, - Если ты матери собралась говорить что все вполне реально, а окружающие не должны будут знать, что это фикция, как ты объяснишь им, почему это торжество совсем не важно, если всегда мечтала о другом, хотя и не так рано?
  Скажу, что не хотела деньги на это тратить.
  Даже у Даши с Мишей будет свадьба, хотя им ее организовывать не слишком удобно.
  На этой ноте она подошла к следующему свадебному магазину и, чуть подумав, заглянула внутрь. Девушка консультант наряжала манекен.
  - Проходите, пожалуйста, я через минуту к вам подойду, - заметив Люду, сказала она.
  Людмила медленно обошла весь зал, зачарованно разглядывая белые наряды, с каждым шагом все больше осознавая, что тоже хочет побыть невестой.
  - Присмотрели что-нибудь? - раздался голос за ее спиной.
  Захарова кивнула на впереди стоящий манекен.
  - Вам такой фасон не подойдет, это для высоких, но если хотите, можем примерить.
  - А что, по-вашему, подойдет мне? - обернулась к консультантке Люда.
  - Что-то более прямое вроде вот этого - она вытянула руку в сторону аккуратного платья чуть расклешенного от бедра, - Пройдите в примерочную, я вам сейчас все принесу.
  - Но я...
  - За примерку денег не берем, - оборвала отказ девица, улыбнулась и Людмила ее послушалась.
  Платьев было много и все красивые. Люда с удовольствием их примеряла и красовалась перед зеркалом, выходя в общий зал. Пока она устраивала показ мод, из салона ушли две покупательницы с нарядами, которые заметили на ней. За это хозяйка пообещала ей пятипроцентную скидку. Мила вошла в раж и с еще большим упоением отдалась примерке. Но спустя какое-то время она остановилась и поняла, что нашла свое платье, а вместе с этим пришло осознание, что ей необходимо настоящее торжество со всеми вытекающими последствиями.
  - Ну что, следующее? - улыбаясь, спросила консультантка.
  - Нет. Достаточно.
  Она вернулась в примерочную, отыскала в сумочке свой телефон и набрала отца.
  - Я слушаю, - довольно быстро ответил он.
  - Пап, ты сейчас сильно занят?
  - Я сейчас обедать собирался идти.
  - Один?
  - Один.
  - А ты не против, если я к тебе присоединюсь?
  - Нет, конечно.
  - Тогда ты не мог бы за мной зайти.
  - Зайти?
  - Да, я тут от тебя недалеко, если конечно ты в офисе.
  - Недалеко - это где?
  - На Садовой. От Ворошиловского в сторону Сельмаш, по левой стороне, свадебный салон "Ассоль".
  - А что ты там делаешь?
  - Ты придешь?
  - Да, уже выхожу, - согласился Евгений, кладя трубку, и хотел было влезть в мысли дочери, но его отвлек рабочий звонок.
  Пока Люда дожидалась отца, ей подобрали туфли, фату, диадему, перчатки, чулки, цветы для машины, и еще кучу всяких мелочей необходимых для свадебного торжества. Она при этом оставалась в платье, поэтому когда Евгений пришел, был сильно удивлен, и не мог подобрать слов пару минут.
  - Это что? - в итоге спросил он. Когда дочь сказала месяц назад, что она невеста доктора, он отнесся к этому легко, но сейчас увидев ее в свадебном платье, он понял, что еще не готов увидеть свою малышку в таком качестве.
  - Ты же видишь, - девушка опустила виноватый взгляд.
  - Вижу, - согласился Женя, - Но зачем это тебе?
  - Мужчина, что вы такое говорите! - встряла хозяйка магазина.
  - Простите, не могли бы вы нас оставить, - деликатно попросила Людмила, подозревая что папочка в данный момент мягко выражаться не сможет, и может послать ее к черту, а это было бы не к чему сейчас.
  - Да, конечно, - улыбнулась та и ушла к другим покупателям.
  - Не ты ли мне не так давно говорила, что замужество и ты - понятия несовместимые в ближайшем будущем? - спросил отец, хотя сам-то он не воспринимал эти ее заявления всерьез, как будто знал, что она на собственные слова напорется.
  - Я, - согласилась дочь и улыбнулась, - это называется "не зарекайся".
  Евгений вздохнул глубоко, подошел ближе и привлек ее к себе.
  - Дурочка, - ласково проговорил он, смирившись с неизбежным, - Когда свадьба-то?
  - Через три недели почти.
  - Раньше сказать не могла?
  - Я сама только сегодня узнала.
  - Что нашла себе отрицательнорезусного и забеременела.
  - Папа, что за глупости! - возмутилась дочь и отстранилась, - Нельзя мне еще. Лева сказал полгода лучше потерпеть с этим.
  - Тогда что? - спросил он, предполагая, правда, что без стрел Амура тут не обошлось.
  - У жениха моего знакомая есть в загсе, там пара одна отказалась, вот нам и предложили их время. Мы естественно согласились.
  - Кто хоть?
  - "Братишка".
  - Хоть бы познакомила, - усмехнулся Евгений, понимая, что чутье его не обмануло.
  - Это обязательно, на следующей неделе.
  - Ладно, - Женя, радостный за дочь, искренне улыбнулся, даже, не подумав, что ее нужно проверить на предмет схожести мыслей и слов, хотя видел, что она взволнована. Но в его понимании, это было нормально, учитывая близость торжества, - переодевайся, и пойдем обедать.
  - Пап, - Люда покрутилась перед отцом, - как тебе платье?
  - Красивое.
  - Мне там еще кучу всего нужного уже сложили. Платье можно брать в прокат.
  - Хорошо, - весело согласился Евгений, а Люда отправилась в примерочную.
  
  
  ОБНОВЛЕНИЕ 31.01.14.
  
  Когда она вышла, отец уже стоял с несколькими большими пакетами в руках.
  - Вы что-нибудь уже пытались организовывать?
  - Нет, пока, - покачала головой дочь, выйдя вместе с ним на улицу, - мы только сегодня заявление подали.
  - Все-таки я не понимаю, зачем надо было так торопиться, - вздохнул Женя, - вы ведь знакомы около месяца, если я не ошибаюсь.
  - Вроде того, - согласилась Люда, стараясь быть как можно более правдивой, - понимаешь, пап, я ведь никогда не хотела выходить замуж так рано...
  - Когда твоей матери было "так рано" тебе было уже два года, - прокомментировал это Евгений не без усмешки.
  - ...я хотела сделать карьеру, - словно не слыша его, продолжила дочь, - Но Егор предложил, а я не смогла отказаться. Чувствую я, что мне нужно быть с ним.
  Даже не соврала, - похвалил ее внутренний голос, и хорошо, что папочка его не слышал.
  - Я смотрю, тебя после выкидыша сильно поменяло.
  - За это спасибо Егору и Леве, - буркнула Люда не в силах сказать правду, отец-то уже поверил ей.
  - Как вы хотите это дело отмечать?
  - Егор предоставил мне право выбора в этом вопросе.
  - И?
  - Честно говоря, я не знаю, - пожала она плечами, - может просто обойтись росписью и семейным кругом?
  - Не выдумывай, - ласково посмотрел на дочь Евгений, понимая, что она решила сэкономить, - это должен быть праздник.
  - Я не хочу собирать большую толпу народа, если только самых близких.
  - Закажи мне щи и на второе что-нибудь, а я пока переговорю по поводу ресторана, - ухватился за дело Женя.
  Только Люда сделала заказ, отец вернулся за столик.
  - Свободен только небольшой банкетный зал на тридцать человек.
  - А милый дворик? - уточнила девушка, зная о каком месте говорит папочка, ведь его держал его товарищ.
  - Там и сотня поместится, но его Рамзен никогда не сдает для таких целей. Там хоть и есть тент, но если пойдет дождь, то торжество будет испорчено.
  - А мне кажется там самое место для свадьбы, - улыбнулась дочурка.
  - Решай сама - твое дело, - пожал плечами мужчина, которому и самому нравился внутренний двор ресторана, - вам нужно определиться с составом гостей, узнать все ли придут, чтобы заказать зал...
  - Одну минуту, папочка, - девушка выудила из сумочки телефон, - мне прямо сейчас нужно об этом сообщить своему жениху.
  
  Соболев приехал в офис в приподнятом настроении. Дело с женитьбой обернулось как нельзя лучше. Хоть он и не испытывал каких-то чувств к своей будущей жене, считал, что она идеальный вариант в его случае.
  Только он сел в кресло, позвонила Ася.
  - Мы можем встретиться? - спросила девушка.
  - Я могу принять тебя в ближайшие два часа, - равнодушно ответил молодой человек, - весь остальной день, и вечер в том числе, у меня расписан по минутам. Если ты хочешь сказать что-то еще, приезжай сейчас, можно вместе с мамой.
  Мне будет очень интересно на нее посмотреть, - добавил про себя.
  - Да, мы скоро будем, - ответила Алиса, хотя тон его ей совсем не понравился.
  
  Они и приехали.
  - Присаживайтесь, пожалуйста, - предложил Егор, внутренне смеясь.
  - Вот справка, как ты просил, - положила Нонна Марковна перед ним небольшой лист бумаги.
  - Надо же, пять недель! - усмехнулся Соболев, - Ровно, как с момента возможного зачатия. А я читал, что врачи ставят срок чуть раньше, от первого дня последних критических дней, которые у Асеньки были в конце апреля. Или мая, Ась? А это либо восемь-девять, либо три.
  - Это в поликлинике так ставят сроки, - нашлась мамаша, - а мы были в хорошей клинике, там делали УЗИ.
  - Да? И где заключение УЗИ? - парень помахал справкой из стороны в сторону.
  Нонна Марковна позеленела от злости, Алиса опустила взгляд, но расстроенной не выглядела.
  - Так, как? Правду говорить будем? - продолжил издеваться над ними молодой человек, - Или вы сами желаете ее услышать?
  - Ты... - запыхтела женщина, словно закипевший самовар.
  - Я здесь не при чем, - улыбнулся Егор, - мне достоверно известно, что вы пользовались услугами донора. Если хотите, я могу предоставить доказательство. Только вот я не уверен, что вам это будет приятно слушать. Правда, Асенька?
  - Мам, пойдем, - Алиса, как-то легко поняла, откуда ноги растут, и поднялась из кресла, подозревая, что мать ее потом просто из дома выгонит.
  - Но, Ася...
  - Тебе Денис рассказал? - это единственное, что было для нее важно в данный момент, и Егору даже показалось, что она резко повзрослела.
  - Нет, нашелся другой добрый человек, - покачал он головой, - но без вашего общения не обошлось.
  Нонна Марковна все же пыталась возмущаться, на что Егор не обращал внимания, а Алиса, сама выталкивала мать из кабинета.
  - Спасибо! - сказала она прежде, чем закрыла дверь, и парень этому очень удивился.
  
  Пара тройка гудков и он взял трубку.
  - Ты свободен? Можешь говорить? - спросила Люда.
  - Для тебя, моя дорогая невестушка, я всегда свободен, - у Егора было очень хорошее настроение.
  - Я рада, - она смущенно улыбнулась, понимая, что отец за ней наблюдает, и от того чувствуя себя неловко, - Подумай, кого хочешь пригласить, прозвони всем, нужно точно узнать количество гостей, чтобы заказать помещение.
  - Значит, будем отмечать?
  - Да, я поговорила с отцом, он согласен помочь, - ответила девушка.
  - Уверена, что это нужно?
  - Боюсь, нас не поймут, если мы поженимся втихаря.
  - Хорошо, - согласился Егор, - каким должен быть круг приглашенных?
  - Думаю, ближайшие родственники, крестные, если есть, лучшие друзья и подруги...
  - Согласен, - он рассмеялся, - а как ты объяснишь своей лучшей подруге, что выходишь замуж за брата?
  - А вот об этом я и не подумала, - буркнула Люда и недовольно оттянула уголок губ.
  - Давай вечером встретимся? - предложил Егор, понимая, что надо как-то выравнивать ситуацию.
  - Зачем? - не поняла она.
  - Нам скоро предстоит жить вместе, - улыбнулся он, - думаешь это не повод, чтобы немного лучше узнать друг друга, не говоря уже о каверзных вопросах окружающих типа "как вы познакомились", "почему так скоро свадьба" и "не пополнения ли вы ожидаете"?
  Люда рассмеялась, так как эти самые вопросы ей уже задавал отец.
  - Во сколько и где?
  - Я освобождаюсь около шести, после этого времени, если не будешь занята, позвонишь. Скажешь адрес, я за тобой приеду.
  - У меня с шести до восьми занятия...
  - Это где?
  - Угол Красноармейской и Кировского.
  - Понял. В восемь буду там.
  - Договорились, - согласилась девушка.
  Принесли заказ, и отец не стал сразу ее допрашивать, но как только официант удалился, спросил.
  - И?
  - Он приедет за мной, куда я скажу.
  - Это мне нравится, - повел бровью отец, попробовав щи, и Люда не поняла, о чем именно он так отозвался, о супе или о ее женихе, однако уточнять не стала, - ревновать не будет?
  - С чего бы? - Люда скосила губы на одну сторону, - У меня со Стасом сложилось нормальное дружеское общение...
  - Ну, да. А твой теперешний жених еще вчера у тебя в братьях числился. Он вообще кто? Чем занимается? Кто его родители?
  - Его мама умерла лет шесть назад, точно не помню, - стала рассказывать дочь, - Отец ушел от них еще раньше. У него была своя семья и сын. А недавно он вместе с женой погиб в Турции. Туристический автобус перевернулся. Собственно это и подтолкнуло нас пожениться по быстрее. В противном случае его брата заберут в детский дом.
  - Может нужен юрист? - предположил Женя, не подумав правда, что брак-то у дочки фиктивный, - Давай к Даше обратимся, у нее помощник толковый.
  - Нет, не нужно, - покачала головой дочь, - он уже собрал полный пакет документов. Ему отказали только потому, что молод и не женат. Мы поэтому и согласились на четырнадцатое число. И... у нас к тебе небольшая просьба.
  - Какая?
  - Оформить меня к тебе куда-нибудь на работу, желательно задним числом.
  - Это можно, только задним не обещаю, - подумав, ответил Евгений, - два вопроса - ты работать будешь или только числиться планируешь? И - по специальности штатным психологом?
  - Это в данный момент не принципиально, а вот справка о хорошей зарплате необходима. Только, если можно, я приступлю к своим обязанностям после свадебного путешествия, - улыбнулась Мила.
  - Жить вы где собираетесь?
  - У Егора трехкомнатная квартира на Буденовском, прямо возле набережной.
  - Своя?
  - Да, и машина есть своя - новенький Форд Фокус, - о том, что он выигран в лотерею Людмила почему-то умолчала.
  - И обеспечивает он себя сам?
  - Да.
  - Молодец.
  - Пап, а ты мог бы попросить Лену, чтобы она мне прическу сделала и макияж?
  - Время регистрации?
  - Три часа...
  
  - Ян, привет! - позвонила Люда подружке по пути домой.
  - Привет! - весело отозвалась та, опять же не слишком громко, - Где пропадала?
  - Тут такое дело... - Захарова не знала, как лучше сказать. Кто, если не лучшая подруга, знал, что Люда замуж не хотела. В ее неписанном временном графике это событие отмечалось на тридцатилетней дате, поскольку это необходимо когда-то сделать, а потом и родить одного ребенка. Благодаря Леве, это перенеслось к двадцати пяти годам именно для более благополучного родоразрешения. Теперь же ее свадьба значилась менее, чем через три недели, а в последствии она должна усыновить двенадцатилетнего мальчика. И чем больше она об этом думала, тем меньше это укладывалось в голове, - Если стоишь, лучше сядь.
  - Я бы с удовольствием, - усмехнулась Янка, - но в данном автобусе места отсутствуют.
  - Тогда держись крепче, - вздохнула Мила.
  - Уже держусь. Говори, давай!
  - Ты будешь моей подружкой на свадьбе?
  Молчание. Треск. И связь оборвалась. А через пять минут подруга перезвонила, забыв, что умеет нормально разговаривать.
  - Ты с ума сошла! Какая к черту свадьба! Ты так прикалываешься?!! Да я из-за тебя чуть новый телефон не разбила...
  - Янчик, в автобусе же люди есть... - предупредила ее Мила.
  - Какие к черту "люди"! Я уже вышла! Ты там где находишься? Тебя опять споили?
  - Нет, - усмехнулась Захарова эмоциональности девушки, - на момент принятия решения я была вполне себе в уме, хотя не сказала бы, что в здравом.
  - Так. Давай по порядку, - попросила Яна, начиная успокаиваться.
  - Я выхожу замуж.
  - У тебя еще вчера парня не было!
  - Был. Я его братом называла.
  - Кем?
  - Братом. Это Егор мой будущий муж.
  - Это же инцест!
  - Нет, Ян, мы не родственники вообще, - пришло время сказать правду, - Мы познакомились в тот день, когда я опоздала на экзамен. Я хотела сохранить отношения с Ильей, поэтому сказала тебе, что он мой брат. Извини.
  - Теперь понятно, почему ты его любимым называла, - спустя минуту раздумий усмехнулась подруга.
  - Когда это? - не поняла Люда, припоминая, что так она называла только неведомого хозяина Ангела.
  - После выпуска, когда он тебя из ресторана вытащил...
  
  Как и договаривались, Егор в восемь ждал Людмилу на перекрестке. У него было время подумать над всем происходящим и спланировать свои действия. Пытаясь сопоставить свою ситуацию с обычной, он понял, что в их истории для достоверности много чего не хватает, и решил исправляться. Он уже обзвонил всех, кого хотел бы видеть на торжестве, и почти все были свободны в этот день, оставались только Даша с Мишей. Начальнице он дозвониться не смог, и сейчас снова набирал ее номер.
  - Да, привет! - наконец ответила она, хоть говорить было очень неудобно, детишки требовали ее внимания, - Что-то случилось?
  - Нет, все нормально...
  - Что по Зайцевой?
  - Смирницкий сегодня снова был на заседании, и Шахов ведет себя прилично. Все идет своим чередом, подводных камней пака не обнаружено. Перевес на нашей стороне.
  Подошла Люда с партнером, и Соболев передал ей небольшой букет. Девушка была удивлена не долго, равнодушное состояние ее жениха навело ее на мысль, что это он так пытается влюбленного играть, правда, не слишком удачно. Но это не омрачало ее настроения. Цветы ей были приятны.
  - Замечательно, - вздохнула женщина в трубку.
  - Слушай, тут такое дело... - Егор еще не привык к мысли, что женится, - у меня свадьба четырнадцатого в три часа в загсе на Текучева, вы с Михаилом придете?
  - Да, конечно, - не сразу ответила она, хоть и не слышала его вообще, потому что телефон в тот момент выскользнул с плеча и упал на диван, а подняв его, Дарья решила поскорее распрощаться с помощником и забыла уточнить вопрос, - Извини, мне сейчас некогда. Пока!
  - Пока, - пожал плечами Соболев, отключил связь, перевел взгляд с невесты на парня, ее сопровождавшего, и протянул ему руку, - Егор.
  - Стас, - ответил тот на рукопожатие.
  - Мой партнер по танцам, - пояснила Людмила.
  - А я будущий по жизни, - весело улыбнулся "братец", - то есть жених.
  - Ты замуж выходишь? - удивился Станислав, которому партнерша ничего не сказала.
  - Тебя это смущает? - повернулась к нему девушка.
  - Я-то причем? Главное чтобы вас обоих это не смущало, - усмехнулся он, - А то еще стану причиной семейных ссор.
  - Не станешь, - уверенно заявил Егор.
  - Не ревнуешь?
  - Доверяю, - сориентировался Соболев, так как ревности и не испытывал.
  - Что ж, примите мои поздравления.
  
  Только они сели в машину, Егор достал из подлокотника маленькую красненькую коробочку и протянул соседке по креслу.
  - Это зачем? - удивилась Люда, еще не открыв, но понимая, что там кольцо.
  - Я же должен был как-то сделать тебе предложение, - объяснил парень, трогаясь с места, - можешь придумать любую историю по этому поводу, мне все равно, главное, чтобы окружающие поверили.
  Девушка нерешительно вертела в пальцах коробок.
  Замечательно! Никто никогда не делал предложений подобного рода, это первое, и то не как у людей! Захарова! Ты когда станешь нормальным человеком? Когда будет настоящее признание в любви, колечко, подаренное от души, и предложение руки и сердца?
  Глупый вопрос. Я сама всего этого пока не хочу. А все, что происходит сейчас, просто репетиция.
  - Надеюсь, понравится, - тихо проговорил парень, подталкивая ее открыть. Какие бы ни были обстоятельства их бракосочетания, Егор покупал не первое попавшееся кольцо. Он его выбирал, чувствуя себя влюбленным идиотом, хоть и не был влюблен вовсе. А девушка консультантка перемерила пару десятков колец, чтобы он мог увидеть, как они смотрятся на руке. И это ему приглянулось, потому хотелось, чтобы и ей оно понравилось.
  Люда обернулась к нему задумчиво, а в голове, несмотря на собственное объяснение, все равно билась мысль, что все "не так!". Не так ей бы хотелось, чтобы это произошло.
  Но раз уж жених липовый, то ничего интереснее ждать не придется.
  Вдохнула и открыла.
  Она никак не ожидала, что это отзовется в ее душе. Маленькое, аккуратное, но очень милое золотое колечко с несколькими фианитами. Люда не раз бывала в салонах отца, и видела гораздо белее дорогостоящие и изящные вещи. Но это показалось самым дорогим и прекрасным, окутанное теплом и значимостью. Она это почувствовала, но не стала разбираться, почему, - испугалась.
  - Спасибо, - почти прошептала невеста, неосознанно надевая его на безымянный палец правой руки, - даже с размером угадал.
  - Хорошо, менять не придется, - улыбнулся Егор, понимая, что угодил.
  - Куда мы едем?
  - Если ты не против, в кофейню. День сегодня был хороший, можно отметить его чем-нибудь сладким с капучино, раз уж со спиртным не дружим.
  - Ты тоже?
  - Мил, - парень поумерил свою улыбку, - один из недостатков твоего будущего мужа слабый желудок. Поэтому я стараюсь придерживаться правильного питания, а пью в исключительных случаях. И, признаюсь честно, сегодняшний завтрак меня подкупил.
  - "Путь к сердцу мужчины лежит через желудок", - вздохнула Людмила.
  - В нашем случае скорее к руке,- поправил ее Соболев, не собираясь делиться сердцем, - Так как на счет сладкого?
  - А тебе его можно? Плохо не будет?
  - Нет, - он покачал головой, и украдкой взглянул в лицо девушке, - Что сказали родители?
  - Отец был в шоке, когда увидел в свадебном платье, - улыбнулась, вспомнив реакцию папочки.
  - Что, уже выбрала? - очень он удивился.
  - Да, и всякие мелочи для украшения уже купили.
  - Лимузин?
  - Нет, думаю "Сонатой" обойдемся.
  - Почему именно "Соната".
  - Потому что у папы в гараже стоит просто так. Ты уже приглашал кого-нибудь?
  - Твое задание выполнил, всем кому надо прозвонил, насчитал двенадцать человек. Без меня естественно.
  - У меня восемнадцать. Итого тридцать два - помещаемся...
  
  - Порожное, морожено или и то и другое? - весело спросил Егор за столиком в кондитерской.
  - А сам? - с улыбкой покосилась на него Людмила.
  - Третий вариант, - перелистывая меню, ответил он, - Какие пирожные любишь?
  - Бизе, а ты?
  - Бисквиты. Морожено?
  - Фисташковое.
  - А я - шоколадное с орехами. Молочный коктейль?
  - Нет, я лучше кофе, без сахара, - возразила девушка и, склонив голову на бок, посмотрела на своего будущего мужа, - а у тебя от такого количества сладкого, желудок не загнется?
  - Нет, - Егор определился с заказом и откинулся на спинку диванчика, - заряд позитива в моем организме не даст ему этого сделать.
  - И чего ты такой позитивный?
  - Радуюсь, что ты согласилась. Не каждая отважилась бы на это.
  - Ведь, ты знал, что я не откажу.
  - Ну...
  - Иначе, зачем мы ехали в загс?
  - Не знал, но надеялся, - улыбнулся Соболев.
  
  - Опять братишка подвозил? - встретила дочь Ирина.
  - Да, - вздохнула Люда, - только с сегодняшнего дня он не братишка.
  - А кто? - мать обратила внимание, что в ее руках цветы, и хотела уже завалить вопросами, но та ее опередила.
  - Дома еще кто есть? - уточнила девушка, чтобы не сообщать этого каждому персонально.
  - Да, Оля с папой. А что случилось?
  - Сказать вам кое-что нужно, - успокаивающе улыбнулась она, - Где все?
  - В зале.
  - Идем.
  В зале на диване сидел не ее папа, и Люда поняла это еще по словам матери.
  - Мам, ты присядь, - попросила она, и взволнованная женщина села рядом с ним.
  Владимир, в поддержку сжал ее руку, хоть и не знал о чем пойдет речь, надеясь, что его дочь этого не заметит.
  - Мам... пап, - Люда поняла, что язык не хочет поворачиваться называть его папой, за последние дни она привыкла к нему как к дяде, - я...
  - Дочь? - Ирина, чувствовавшая неладное, додумалась до худшего.
  - Давай выслушаем, - попросил ее Володя.
  - Спасибо, - улыбнулась ему Людмила, - В общем... замуж я выхожу. Вот, - опустила провинившийся взгляд, и подняла правую руку, демонстрируя колечко, - за "братишку".
  - А что я говорила, - улыбнулась мать, радостная, что ее ужасные предположения не подтвердились. Когда она сегодня с балкона увидела дочь, выходящую из знакомого Форда, решила, что между Людой и "братцем" что-то есть, ведь о том, что ночь после вручения дипломов она провела у него, Ира тоже знала. Поэтому и объявление, которое сделала Мила, показалось ей логичным. А то, что она уже знала по рассказам дочери, помогло адекватно воспринять ее слова. Одно то, что парень не бросил еще мало знакомую ему Люду в предобморочном состоянии, говорило само за себя. Материнское сердце хоть и дрогнуло, что дочь выросла, все же не стало вырываться из груди в истерике, - Удивилась?
  - Очень, - скосила губы на одну сторону дочь, припоминая их разговор десять дней назад.
  - Ты же не собиралась? - подозрительно посмотрел на нее дядька.
  - Он был искренен, - пожала плечами, подняв честный взгляд, ведь это была правда, хоть и не в том контексте, - я не смогла отказаться.
  - Когда думаете жениться? - спросила Ирина.
  - Мам, ты только не пугайся, мы уже подали заявление сегодня. Свадьба четырнадцатого, - выпалила она.
  - Августа?
  - Июля.
  - Так скоро? - а вот теперь сердце матери заголосило грустную песню.
  - Да. Просто была такая возможность, и мы решили не тянуть. Папа обещ... ты поможешь? - чуть было не проговорилась девушка, и увидела в глазах дяди легкое осуждение.
  - Помогу, - кивнул Володя.
  - Ты беременная? - спросила Оля
  - Нет. Чего вдруг?
  - А сейчас, что ни невеста, то беременная, - стала объяснять девочка, - в интернет загляни по этой теме. Белое платье, а под ним большой живот. Женятся сейчас все по залету, а до него живут гражданским браком.
  - Откуда такие познания? - повернулся к ней Владимир.
  - Я же говорю - интернет.
  - Нет, у нас все будет в другой последовательности, - возразила Людмила.
  Хотя тоже в не правильной...
  
  Евгений, как уже повелось, после работы заехал за Леной.
  - Елена Дмитриевна у себя? - спросил он у администратора.
  - Да, вас ждет, - улыбнулась Наталья.
  - Спасибо, - бросил он и направился в знакомый кабинет.
  Мастерица заканчивала макияж клиентке, улыбнулась, увидев его.
  - Подожди пять минут, - сказала она, и Женя устроился на диване.
  Только за клиенткой закрылась дверь, он подошел к Лене и заключил в объятья.
  - Куда сегодня? - спросила она, не сопротивляясь.
  - Я не смог сам сделать выбор, - улыбнулся Женька, - не знаю, что ты больше любишь: оперу, балет, комедию или трагедию.
  - А что есть сегодня?
  - Опера.
  - Значит, едем в оперу, - решила девушка и хотела уже направиться к выходу, как была остановлена.
  - Подожди, нужно еще один вопрос решить.
  - Какой?
  - Что у тебя четырнадцатого?
  - Надо в ежедневнике посмотреть, - пожала она плечами, - я держу в памяти только ближайшую неделю. А что случилось?
  - Люда замуж надумала выходить.
  - Раньше никак нельзя было предупредить? - Лена отошла к своему столу и открыла блокнот.
  - Нет. Они только сегодня подали заявление.
  - Ты меня без ножа режешь, - взмолилась мастерица, глядя в свои записи, - у меня с семи часов весь день расписан.
  - Помимо того, что Мила просила сделать ей прическу, ты ведь еще и в числе приглашенных, - как бы между прочим сказал Евгений.
  - Идем к Наталье, - скомандовала она, и мужчина не посмел не подчиниться.
  Быстро проскочив коридор, Лена остановилась за стойкой администратора рядом с работницей.
  - Покажи мне четырнадцатое, - потребовала она, и девушка тут же открыла страничку в ноутбуке, - Кто у нас свободен?
  - Новенькая - Карина - еще не задействована нигде.
  - Рано ей еще на амбразуру, хоть и талантливая.
  - А что нужно-то? - уточнила Наталья.
  - Меня заменить на целый день.
  - Да, это слишком сложно для нее, - согласилась девушка, - можно Лизку попросить. У нее отказалась одна невеста, а больше она в тот день не брала.
  - Хорошо, так и сделаю, - решила Лена, обернулась к Захарову, - жди здесь, - а сама пошла договариваться с подчиненной.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 12.02.14.
  
  7 июля, суббота
  
  Время до свадьбы Даши с Мишей пролетело почти не заметно из-за забот связанных с собственным бракосочетанием, что даже познакомиться с родителями невесты Соболеву не довелось. Ему пришлось забирать брата из лагеря на несколько дней, чтобы тот мог сдать экзамены в кадетский корпус и дать согласие на опеку. Мальчик, переживая о потере родителей, был безутешен. Первые сутки почти в истерике бился, что Егор даже побоялся везти его к деду, дабы тому хуже не стало, ведь его не так давно выписали из больницы, и попросил Людмилу приехать, поговорить с ним профессионально. Вместе им кое-как удалось убедить Игоря успокоиться и сдать экзамены. После чего Соболев старший отправил его к Дмитрию Романовичу. А вопрос с опекой был временно решен.
  Когда Люда нашла тамаду, приготовления пошли легче, так как женщина подсказывала, что, как нужно сделать и куда можно обратиться. Однако, куда бы она не ткнулась, везде говорили, что все заказывать нужно гораздо раньше, и выбирать приходилось из того, что осталось. Так она почти два дня уговаривала одну певицу, но своего все же добилась, ведь деваться было некуда - приличных певцов уже не осталось. Правда, к субботе она уже была не рада, что все это затеяла.
  
  Собирались в новом доме молодоженов. Лена делала прическу Даше, а Люда с Женей с детишками играли.
  - Люд, а ты чего жениха с собой не взяла? - спросила Дарья неожиданно.
  - Я ему предложила, - честно ответила девушка, - но его сегодня тоже куда-то пригласили.
  - Ты же замуж не собиралась, - продолжала допрос Ефремова.
  - Совесть не позволила сказать "нет", - усмехнулась Мила.
  - Он вообще кто?
  - Человек, - Люда улыбнулась, - скоро сами узнаете.
  Только она не подозревала, что Так скоро.
  Даша уже была готова. Пора было ехать в загс. Гости собрались. Все вышли во двор.
  Люда сразу ощутила на себе пристальный взгляд и повернулась в его направлении. В паре метров от нее стоял изумленный Егор. Оглянувшись по сторонам, чтобы убедиться, что все внимание обращено к Мише и Даше, она подошла к жениху.
  - Ты что здесь делаешь? - спросила она, не сказать, что радостно.
  - То же самое я хотел спросить у тебя, - ухмыльнулся парень, убрав руки в карманы брюк.
  - Ты решил познакомиться с моим отцом таким способом? - не придумала ничего лучше Мила, хотя это было совсем нелогично.
  - А кто у нас отец? - Егор оглянулся по сторонам, но в папаши невесты по возрасту годился только один человек, - Захаров?
  - Ты не додумался мою фамилию в бланке прочитать?
  - Нет. Не думал, что могут быть такие совпадения...
  - Мою принадлежность к данной компании мы выяснили, - вздохнула Люда, - А мой вопрос остался без ответа.
  - Я Дашин помощник и друг семьи.
  - Как же тесен мир!
  - Полностью с тобой согласен.
  - Жень, ты кресла установил? - донесся до них Дашин голос.
  - Да, Даш, не переживай, - отозвался Захаров.
  - Егор, - позвала она помощника, - За Милу головой отвечаешь.
  - Естественно, - улыбнулся тот, представляя, как удивится начальница, когда узнает, кто его невеста.
  - Как Игорь? - спросила девушка по пути к машине.
  - Почти успокоился, - Егор вздохнул, - если хочешь, едем с нами.
  - Куда?
  - Я же тебе говорил - завтра отвожу его в лагерь.
  - Извини, совсем из головы вылетело. Десять дней приготовлений и я уже ничего не хочу.
  - Так, как? Поедешь? - он предлагал только потому, что в ее присутствии ему с братом общаться было легче, дорога не покажется такой скучной, да и день на пляже пройдет веселее.
  - Надеюсь, у меня на раздумье больше десяти минут? - усмехнулась Люда, садясь в машину.
  - Часов двенадцать, - Егор улыбнулся, - выезжаем в ночь.
  
  - Ну, что все приехали? - уточнил Миша, и оглядев гостей, решил, что "все", - Пойдем, по времени уже пора.
  - Даша! - позвала подругу Анфиса, - А где ваши свидетели?
  - А у нас их нет, - переглянувшись с Михаилом, они дружно рассмеялись, поняв, что совсем забыли про таких важных людей на свадьбе, но Даша тут же сориентировалась, - Егор!
  - Я здесь, - подошел молодой человек ближе.
  - Люда, - повернулась она к девушке, состроив извиняющееся выражение лица, - Кроме вас больше некому.
  Егор и не подумал отказываться - согласно кивнул. Людмила окинула его быстрым взглядом, передала маленького двоюродного брата отцу и стала рядом с парнем.
  - Дорогой, напомни мне чуть позже у Дашки туфельку спереть, - шепнула Анфиска мужу, - чтобы этим свидетелям что-нибудь устроить интересное.
  - Фусь...
  - Что "Фусь"? Вот ты чуть что сразу "Фусь"! Ты посмотри на них...
  Если бы "свидетели" их слушали, они бы рассмеялись, так как интересного было у них уже предостаточно. Но Анфиска от своего не отступилась. Он-таки стащила у Дарьи туфельку, несмотря на ее бурное возмущение, и предупреждение, что Людмила замуж собралась, не зная, что за Егора, так как они пока не говорили об этом. Помощник в тот момент разговаривал по телефону, а Люда с детишками заигралась в доме, поэтому и не могли наблюдать, как Анфиса залезла под стол, накрытый во дворе прямо на газоне. После этого свидетели были приглашены на "суд", как прозевавшие туфлю.
  - Фусь, перестань, - краснея, умолял жену Тимофей.
  - Отстань, - отмахнулась та от мужа Дашиной туфлей, и за малым ему по носу каблуком не попала, после чего тот решил ретироваться в сторону, - Будете отрабатывать, - заявила "воровка", - Но учитывая смягчающие обстоятельства в виде предстоящего замужества Людмилы, катать яйцо под брюками свидетеля... - она сделала выразительную паузу, чтобы произвести эффект на "провинившихся", а точнее смутить, и продолжила, - ...мы не будем, а собирать конфеты с лежачей свидетельницы ртом с закрытыми глазами... - опять пауза, и Люда-таки покраснела, - ...то же не будем. Оркестр - музыку!
  Мишка, стоявший рядом с музыкальным центром, включил его громче.
  - Что-нибудь медленное и слегка эротичное, - попросила Анфиса, в то время, как немногочисленные гости со смеху покатывались. Михаил переключил несколько мелодий, - эта подойдет, - кивнула Фуська и обернулась к "подсудимой" парочке, - А вы потанцуйте на вот этом стуле, - выставила она на траву табурет.
  Облегченно вздохнув, будущие муж и жена подошли к стулу. Егор стал сам, протянул руку девушке, помог подняться и крепко прижал к себе, иначе она упала бы. Мила это понимала, и отстраниться не пыталась, а обняла его за шею.
  - Неплохое начало, - прокомментировала это Анфиса, - Люд, ты еще хочешь замуж? У нас вон какой парнишка замечательный есть.
  Танцующие свидетели весело переглянулись и рассмеялись.
  - Фусь, - подошла к ней Лена, - слабое ты испытание придумала, эти двое отлично справляются.
  - Я заметила, - разочарованно вздохнула Анфиса, - весьма слажено работают. Надо было все-таки вас не слушать, а вручить им яичко покатать в штанишках.
  Егор и Людмила ощущали себя вполне комфортно, находясь в тесных объятьях друг друга, как в чем-то привычном. Но как-то даже не задумались о том, почему это происходило. Соболев хоть и стал иногда обращать на нее внимание не по-братски, все же не увлекался разглядываниями. И сейчас он думал не о том, что в его руках симпатичная девушка, без недели его жена, а о том, почему начальница не просекла, на ком он женится. Люду тоже это удивляло, ведь она приглашала нынешних молодоженов на свадьбу, и они согласились.
  Мелодия походила к концу, а стул, проваливаясь в землю, накренился на одну сторону. Егор понимая, что это чревато, спрыгнул, и очень вовремя подхватил свою невесту, она даже вскрикнуть не успела, а табурет в следующий момент все же упал. Их взгляды встретились, обоих пробрала легкая оторопь, но раздавшиеся аплодисменты быстро вернули их к нормальному состоянию.
  - Такого финала я не предполагала, - пробормотала Анфиса, медленно потягивая шампанское.
  - Но он был весьма интересным, - заметила рядом стоящая Лена.
  - Да уж.
  Поставив девушку на землю, Егор повернулся к виновникам сегодняшнего торжества.
  - У нас назрел вопрос, - не отпустив от себя Люду, оставив руку у нее на пояснице, решил он спросить молодоженов, - К кому из нас в субботу четырнадцатого числа в пятнадцать часов вы собрались на свадьбу в один и тот же загс?
  Гости замерли.
  - Как это "к кому"? - удивилась Дарья, не слышавшая его приглашения.
  - Ты что тоже женишься? - спросил Михаил.
  - Я вообще-то вас приглашал, - усмехнулся парень, прислонившись к спине свидетельницы, и сцепив руки на ее животе, предполагая, что сейчас они должны выглядеть влюбленными, - Но раз уж вы согласны прийти к моей невесте, я не обижусь, что вы забыли. Простите, Евгений Борисович, - между тем обернулся Егор к Захарову, - Небольшая невнимательность в загсе и я не узнал, что Мила ваша дочь.
  - А ты значит "братишка"? - уточнил тот немало удивленный, и парень кивнул, - Что ж, я рад. Моя дочь попадет в надежные руки.
  - Ну, нормально, - усмехнулась Анфиса, - мы тут думали, как их свести, а они женятся через неделю. Вот же шустрая молодежь пошла.
  - И не говори, - к Даше, наконец, вернулся дар речи.
  - А я их еще смутить пыталась...
  - Осталось только с мамой познакомиться, - улыбнулся Соболев, обращаясь к "сестренке", - что мы и сделаем сегодня вечером. Да? Ты ведь подумала?
  - Подумала, - кивнула Люда, насмешливо скосив губы, - но с чего ты решил, что я согласна?
  - Странно, - зашептал парень ей на ухо, так как не отпускал ее, а она и не собиралась отходить, - однодневная поездка тебя смущает больше, чем год жизни. Тогда тебе и десяти минут не понадобилось. Соглашайся, денек отдохнешь от приготовлений к свадьбе, и потом с новыми силами в бой.
  - Умеешь же ты подбирать веские аргументы, - с улыбкой вздохнула девушка.
  - Сама ведь сказала, что устала.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 13.02.14
  
  - Лен, - позвала подругу Анфиса, - ты еще не думала о втором ребенке?
  - С чего бы? - удивилась та.
  - Как с чего? - усмехнулась Фуська, и кивнула в сторону Захарова занимающегося с близнецами, - Вон, смотри.
  - С ума ты сошла! Мы не так давно вместе.
  - Это не важно, тебе тридцать второй год идет. Время работает против тебя, чем позже, тем сложнее. Сама ведь понимаешь.
  - Фусь, я тебя прошу, угомонись, - вздохнула Лена, которой мать об этом твердила изо дня в день.
  - Захаров ведь не просто так к Дашкины детям привязался, - все же продолжала подруга, - его девки выросли, твой Жорка тоже уже большой. Ему сын нужен. Ты разве не видишь?
  - Она права, - подошла к ним Дарья и улыбнулась.
  - Девочки, ну какие могут быть дети? - взмолилась Лена, - Он мне ничего не обещал.
  - За этим дело не станет, - уверенно сказала Даша, - он настроен серьезно.
  - А твой профессор тебе-студентке много обещал? - ухмыльнулась Анфиса, - Захотела и родила, и его не спросила, надо ему или нет. А этому надо. И доверия между вами больше будет, и уверенности в завтрашнем дне. Да и он, наконец, избавится от своего близнецового комплекса.
  - Если я вам пообещаю, подумать над этим вопросом, вы сейчас оставите меня в покое?
  - А кто тебя беспокоит? - подошел к ней сзади Женя и обнял.
  - Жень, вот скажи, тебе сын нужен? - в лоб спросила Фуська.
  Лена, чтобы не нагнетать ситуацию, решила запить свое негодование шампанским.
  - Так у меня Жорик есть, - легко ответил Захаров, и она, услышав это, подавилась и закашлялась, а когда пришла в себя обернулась к нему осуждающе, - Я что-то не так сказал?
  Она поняла, что сын ему и правда нужен, только он не хочет на нее давить, поэтому довольствуется тем, что есть. Вот только Лена еще была не готова для такого ответственного шага. Слишком мало они были вместе, хотя с момента отъезда Жорки в лагерь они почти все свое свободное время проводили в обществе друг друга.
  Все так, - мысленно ответила Лена, улыбнувшись, и Женя еще ближе привлек ее к себе.
  - А вы случайно жениться не собираетесь? - подлила масла в огонь Анфиса.
  - Как только определимся с датой, сразу сообщим, - выдал Евгений весело.
  - Я не поняла, это ты без меня все решил? - возмутилась Лена без негатива.
  - Нет, я только предположил, что это возможно.
  - Ты мне даже не предлагал! - она обернулась к нему.
  - Если ты мне сразу "да" ответишь, прямо сейчас предложу.
  - А кольцо у тебя есть сейчас?
  Женька широко улыбнулся.
  - Нет... - недоверчиво проговорила Лена, но он кивнул, - Не может быть...
  Но, как по мановению волшебной палочки, Женя раскрыл ладонь, а на ней красовалась маленькая коробочка.
  - Я ведь не могу так сразу, - тихо проговорила она.
  - Я знаю, - ничуть не огорчился Захаров, - потому вот это, пока полежит у меня, - и вернул коробочку в карман, но понимая, что ее теперь раздирает любопытство, как и двух кумушек напротив, снова достал, - Держи. Будет просто предупреждающим подарком.
  Лена, чувствуя себя капризной девчонкой, улыбнулась, глядя на него, шагнула ближе, мимолетно поцеловала и забрала подарок, а взгляд ее говорил больше, чем любые слова благодарности.
  Женя не стал дожидаться обсуждения колечка кумушками и отошел к мужчинам, а реакцию Лены он и так услышит.
  
  - Мам, ты одна? - Люда позвонила матери, чтобы сообщить о своем приезде, уже направляясь домой.
  - Нет, - поняла, что именно хотела узнать дочь, Ирина, но рядом была Ольга, поэтому сказать, что Владимир с ними, она не могла.
  - Я сейчас приеду с Егором.
  - А чего раньше не предупредила?
  - Это очень интересная история и поведаю я ее уже дома, - усмехнулась девушка, отключила связь и повернулась к жениху, - У меня дома сейчас мой дядька, но обращаться к нему нужно, как к моему отцу, потому что моя сестра еще не знает, что он живой. Кстати, после танца на стуле, ты разговаривал с ним. И еще. Папа и дядя телепаты. В какой именно момент они решат влезть тебе в голову, не известно. Поэтому постарайся не вспоминать об истинных причинах нашего брака, а в их присутствии желательно думать, что ты в меня безумно влюблен.
  - Ты хочешь, чтобы я в тебя реально влюбился? - ухмыльнулся парень, понимая, что то, что она сейчас предложила, самый прямой путь к этому.
  - Еще чего не хватало! - бурно возмутилась невеста.
  - Но если я буду так думать, то это может сработать, как самоубеждение.
  - Тем же путем потом убедишь себя, что меня ненавидишь.
  - Психолог называется! - рассмеялся Егор.
  - Слушай, мне даром не надо, чтобы ты в меня влюбился! - эмоционально заявила Люда, - Потому что я сама к тебе ничего не испытываю.
  - Не кипятись, я к тебе тоже.
  
  - Познакомься, моя мама Ирина Леонидовна, - представила родительницу Мила.
  - Это вам, - улыбнулся Егор и протянул женщине букет.
  - Благодарю, - искренне ответила та, - проходите. Раз уж вы со свадьбы, обойдемся чаем. Правильно?
  - Конечно, - ответила за двоих дочь, идя за матерью на кухню, - С отцом ты уже знаком, а это, как ты понимаешь, моя сестра - Оля.
  Оля, сидя за столом, склонила голову на бок и критически осмотрела сестриного жениха.
  - Он же блондин, - вдруг выдала она.
  - Я заметила, - недовольно растянула губы Люда, садясь рядом с ней на угловой диванчик, и Егор поместился с ними.
  - Но ты ведь брюнетов предпочитаешь!
  - Оля! - попыталась одернуть девочку мать, предполагая, что Егору это неприятно слышать.
  - Вкусы, бывает, меняются, - вздохнула старшая и повернулась к будущему мужу, зная, что и сама-то она не в его вкусе, - Да, любимый?
  - Да, - стараясь оставаться спокойным, ответил тот, хотя ему было очень смешно.
  - Противоположности притягиваются, - Ирина улыбнулась, украдкой взглянув в сторону Владимира, пристально рассматривавшего парочку.
  Не в нашем случае, - вздохнула Мила мысленно, и тут же отругала себя.
  - Чем вы, Егор, занимаетесь? Люда ничего толком не рассказывала...
  - Дашин помощник, а ныне - заместитель, - ответил за парня Володя.
  - Так это ты их познакомил? - удивилась Ира.
  - Нет, - он слегка растянул губы, - они сами умудрились. Как раз это Мила рассказывала еще в больнице, - Женька постарался ему рассказать, как можно больше из событий последнего времени.
  - А ведь ты еще тогда знала, что выходишь замуж и молчала, - заметила на это Ольга, припомнив букет и открытку.
  - Это вы целый месяц ждали ответа? - сделала вывод мамочка, которая открытку имела счастье видеть.
  - Да, нет, - усмехнулся Егор, - Мила сразу согласилась, - повернулся к невесте и продолжил, - как только колечко надела.
  - Мам, мы с Егором не так давно вместе...
  - И уже любите друг друга? - спросила сестрица, которой Люда как-то говорила, что любви с первого взгляда не бывает.
  - Да, - одновременно кивнули оба с серьезными лицами.
  - Совет вам, да любовь, детки! - счастливо напутствовала мать, не почувствовав подвоха.
  - Мил, мне бы поспать пару часов перед дорогой, - Егор решил ускорить процесс знакомства.
  - Вы куда-то собираетесь? - удивилась женщина, так как дочь ее об этом не предупреждала.
  - Да, нужно брата отвезти в лагерь, - откликнулся парень, - выезжаем в час, чтобы к утру быть на месте. Отдыхаем на пляже и вечером возвращаемся.
  - Воскресенье - дорога будет загружена, - заметил Владимир.
  - Что делать, - пожал плечами Соболев, - В понедельник утром мне нужно быть в суде.
  - Я пойду, переоденусь и возьму кое-какие вещи, - сказала Люда, поднимаясь из-за стола.
  - Я с тобой, - тут же подскочила Оленька, - поговорить нужно.
  - До понедельника не подождет? - попросила Мила.
  - Нет, это важно.
  Пока Люда складывала в рюкзак все необходимое для однодневного пребывания у моря, сестра излагала суть вопроса, а одевшись, старшая уже точно знала, что нужно делать.
  - Все же придется подождать до понедельника, - вздохнула Людмила, приобняв сестренку и улыбнувшись.
  - Почему?
  - Потому что сейчас я не могу поговорить с отцом.
  - Но он же здесь!
  - Но мама тоже здесь, а мне бы с ним один на один не помешало бы остаться.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 14.02.14.
  
  Как только Люда с Егором уехали, Владимир тоже отправился домой. Когда он вошел, брат с Леной уже поднимался на второй этаж.
  - Жень задержись, пожалуйста, - попросил он.
  - Это не может подождать до завтра, - обернулся тот к брату.
  - Может, - улыбнулся Владимир, - но лучше поговорить сейчас.
  Тяжело вздохнув, Женька виновато повернулся к своей женщине.
  - Я подожду, - улыбнулась она и пошла дальше в его спальню.
  - Любишь ты все испортить, - безобидно проворчал Евгений, спустился в гостиную и сел на диван, - Что опять случилось?
  - Как ты думаешь, почему Люда решила выйти замуж, если еще три недели назад, она об этом, кроме как с ужасом, говорить не хотела?
  - Влюбилась, - как само собой разумеющееся выдал он.
  - Ответ неверный, - прищелкнул языком Володя, сев напротив брата в кресло, - Чтобы Егору помочь с усыновлением брата.
  - Нет, это только повод побыстрее свадьбу организовать.
  - У тебя в голове еще что-нибудь, кроме Елены-прекрасной, осталось? Они слишком мало знакомы, чтобы это было поводом. И стала бы она его братом называть, если бы он был ей небезразличен? В любом случае ты можешь не напрягаться, сопоставляя факты, я их сегодня подслушал.
  - И?
  - Между ними ничего нет.
  - Что значит "ничего"?
  - То и значит.
  - А свадьба зачем?
  - Чтобы все было правдоподобно.
  - И я за это плачу!
  - Да, - Владимир весело рассмеялся, глядя, как брат начинает беситься, но решил все же успокоить, - Я тебе это рассказал для того, чтобы ты ничего не испортил, если бы сам вдруг узнал. Давай поспорим?
  - О чем?
  - Ни о чем, а "на что".
  - Перестань издеваться, я дочь прозевал...
  - Ничего ты не прозевал. Твоя дочь очень добрый человек, и в том твоя заслуга. Она задалась благородной целью, не понимая, что это своего рода ловушка. Хотя Егор, похоже, этого тоже не понимает.
  - Ты можешь говорить проще? - взревел Евгений.
  - Могу, - кивнул брат, - я верну тебе все деньги, потраченные на свадьбу, если они разбегутся.
  
  Приехав домой, Егор предложил Миле отдохнуть в отремонтированной спальне, а сам пошел спать к себе. Она легла, но заснуть не получалось. Взглянула на часы. Десять. Подумав, что надо взять что-нибудь съедобное в дорогу, встала, чтобы проверить холодильник на наличие еды. Но он был не то чтобы совсем пуст, но явно предполагал, что хозяин пару дней здесь питаться не будет. Выглянула в окно, сообразила, что до торгового центра рукой подать, а работает он до одиннадцати. Выскочила в прихожую. Ключи от квартиры и машины на комоде. Сунула ноги в сланцы, схватила связку, и выбежала из дома.
  Егор легко проснулся со звонком будильника. Постучал в соседнюю спальню, но никто не ответил. Заглянул. Никого нет. В квартире темно. Обошел все кругом. Люды нет. Взглянул на часы. Пол первого.
  Невеста загуляла?
  Отыскал телефон. Позвонил. Три гудка и она ответила.
  - Да, - прозвучал сонный голос.
  - Ты где?
  - В машине.
  - Что ты там делаешь?
  - Сплю.
  - Это гораздо удобнее, чем в кровати? - усмехнулся он.
  - Мы едем? - решила не отвечать девушка.
  - Да. Сейчас спущусь.
  
  - Может ответишь на мой вопрос? - предложил Егор сев в свой "Форд".
  - А что тебе не понятно? - удивилась Люда, - Я вышла в магазин, чтобы продуктов в дорогу купить, но не учла, что на двери в подъезд кодовый замок. А код я естественно не пыталась запоминать.
  - Позвонила бы.
  - Не хотела тебя будить. Тебе еще всю ночь рулить. Но если бы у меня не было ключей от машины, я бы обязательно позвонила.
  - Заботливая у меня жена будет, - заметил Соболев, улыбнувшись, - Ты животных любишь?
  - К чему ты это сейчас спросил? - не поняла она.
  - У Игоря не дом, а зверинец - экскурсии устраивать можно.
  - И ты решил ее провести в час ночи для меня? - Люда рассмеялась, - Звери ведь уже спят.
  
  Они заехали за Игорем. Вошли во двор, и Ресси тут же подала голос, приветствуя своего любимца-хозяина, тем самым разбудив своих малышей, и они веселой гурьбой повалили из конуры, а хорошая освещенность позволила это видеть.
  - Ого, сколько их! - воскликнула Людмила, подходя к вольеру, а собака, прислонив нос к сетке, тут же ее обнюхала, фыркнула и признала своей, лизнув предложенную девушкой ладонь.
  - Одиннадцать, - улыбнулся Егор, открывая защелку, - Мне их продавать на следующей неделе. Можешь выбрать себе одного в качестве свадебного подарка.
  Люда аж подпрыгнула от радости, повернулась к жениху, поднялась на цыпочки, крепко обняла за шею и поцеловала в щеку.
  - Дорогой, ты чудо! - глаза ее искрились счастливым заразительным блеском, - Я всегда мечтала завести собаку, только мама не разрешала. А вот это, - она указала пальцем на щенков, - моя любимая порода.
  Она присела, а малыши, отталкивая друг друга, стали обнюхивать ее руки тыкаясь в них мокрыми носами, а один стал облизывать ее пальцы. Люда взяла его на руки и повернулась к жениху.
  - Это Белянка, самая ласковая и красивая, - ответил он на ее немой вопрос, чувствуя, что в груди разливается тепло.
  - Ты всем им имена дал? - удивилась девушка.
  - Нет, ее просто так называю за окрас. Все золотистые, а эта почти белая с серебристым отливом, сейчас не очень хорошо это видно.
  - Возьмем ее? - поднялась невеста с щенком на руках и возвела на него счастливый взгляд.
  - Конечно, - он опять улыбнулся, понимая, что не смог бы ей отказать, даже если бы захотел.
  Из дома вышли дед с внуком.
  - Добрый вечер, - Егор протянул руку старику.
  - Не гони, ночь темная, - попросил тот, пожав руку.
  - Не переживайте, я аккуратно вожу.
  - Ну, с Богом ребятки.
  
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16.04.14.
  
  8 июля, воскресенье
  Мальчик молча сел в машину, положил под голову подушку, и заснул. Будущие молодожены всю дорогу весело разговаривали, рассказывали друг другу разные истории из жизни. На рассвете они позавтракали салатами, что купила Людмила в торговом центре, и к началу рабочего дня доставили Игоря в лагерь, где он так же молча вышел. Егор проводил его в отряд, сдал вожатым, предупредил, что могут возникнуть проблемы, и оставил свой номер телефона, после чего вернулся к Миле.
  Немного отъехав от санаторной зоны, они остановились в небольшом курортном городке. Пляж был еще практически пуст, поэтому занять места под навесом не составило труда. Море еще не взбаламученное отдыхающими было чистым, спокойным и теплым.
  - Можешь идти, - сообщила Мила, вернувшись из раздевалки в купальнике.
  Егор, повернувшись на ее голос, прошелся оценивающим взглядом по ее стройной фигурке.
  - Что? - умудрилась смутиться девушка.
  - Не права была Алиса, - усмехнулся он, поднимаясь с лежака, - у меня хороший вкус.
  Жену выбрал, что надо, - продолжил мысленно, - но вот нужна ли она мне в общепринятом смысле?
  Люда проводила его непонимающим взглядом, пожала плечами и легла. Только когда он вернулся, сцена повторилась.
  - Да, тебе рано приходится жениться, - протянула она, понимая, что ее будущий муж парень весьма привлекательный, и не будь ее рядом, за ним бы уже очередь девиц выстроилась бы.
  Знала бы эта очередь, что он мне не нужен.
  - Нам, дорогая, нам, - улыбнулся на это Егор, предполагая, что она запросто может кавалеров у своих ног штабелями укладывать.
  Не отвечая на это, Мила достала цифровик и подошла к соседке по лежаку. Пока Егор переодевался, девушка, наблюдала, как та фотографирует свою маленькую дочку.
  - Извините, вы не могли бы нас сфотографировать? - попросила она женщину.
  - Да, конечно, - живо отозвалась та, беря в руки аппарат.
  - Это зачем? - не понял Соболев.
  - Оператор сказал, вначале нашего свадебного фильма будет презентация. Нужно несколько снимков, где мы вдвоем, - пояснила Люда, отходя к морю.
  Они остановились по щиколотку в воде, повернулись спиной к голубой дали, чувствуя себя как-то очень неловко, от осознания, что прикасаться придется к оголенным участкам тела, и слегка приобняли друг друга.
  - Ребят, - женщина задорно улыбнулась, - у вас ведь свадьба скоро, правильно?
  - Да, - ответили в один голос.
  - А чего стоите, как брат и сестра?
  - Что так заметно? - криво улыбнулся Егор.
  - Очень!
  - Видишь, сестренка, на молодоженов мы не похожи, - вздохнул он, повернулся лицом к своей невесте, - надо исправляться.
  Мила, тяжело сглотнула образовавшийся в горле ком, тоже повернулась, и шагнула ближе, аккуратно положив руки ему на плечи. Пальцы, ощущая сильные мышцы, стали мелко дрожать и покалывать. В тот же момент парень притянул ее к себе за талию. Прикосновение обнаженных тел, заставило их обоих вздрогнуть и посмотреть друг другу в глаза, от чего обоих бросило в жар.
  - Замечательно! - похвалила их "фотографша", - Еще?
  - Если можно, - натянуто улыбнулась невеста, отходя на безопасное расстояние. Это оказалось более волнительно, чем она ожидала.
  - Можно.
  - Как лучше? - уточнил Егор, понимая, что сами они и на этот раз не справятся.
  - Вы сядьте, обопритесь на руки назад, - с радостью предложила свой вариант женщина, и парень послушно сел, а набегающие волны омывали его ноги до бедер, - а ваша невеста перед вами.
  Люда, хоть и не считала это удачной идеей, все же последовала ее совету, правда, стараясь не прикасаться к жениху.
  - Ближе, - усмехнулась дамочка.
  - Вы профессиональный фотограф? - спросила она, нехотя подвигаясь и облокачиваясь ему на грудь.
  - Нет, я большой любитель, - возразила та, - вот так. Теперь головку на плечо любимому. Отлично. Посмотрите друг на друга.
  До этого Егор старался не обращать внимания, на свою будущую жену, точнее на ее телодвижения, и любовался бесконечной синей далью, хотя ее завитые волосы, щекоча его, создавали толпы бегающих по телу мурашек. А когда обратил, непроизвольно затаил дыхание. Ее глаза застилала волнующая пелена, губы чуть приоткрыты, нижняя слегка подрагивает, пересохли, от того, что дышит сбивчиво, потому она проводит по ним кончиком языка, чтобы увлажнить. Его взгляд спустился ниже, и Егор за малым не застонал, тонкий белый купальник совсем не скрывал, что она взволнована, два острых холмика так и манили к себе прикоснуться. А дальше плоский живот с бледной бархатистой кожей и плотно сведенные бедра, говорящие о том, что между ними становится горячо и мокро совсем не потому, что их намочила новая волна.
  - Можете поцеловать невесту...
  - Мы не в загсе, - одними губами пробормотал молодой человек, понимая, что в данный момент этого лучше не делать, и громче произнес, - Обойдемся.
  - Да, - подтвердила это Люда, и поспешила подняться, но набежавшая волна вымыла песок из-под ноги, и девушка повалилась обратно. Учитывая, что она-таки успела развернуться к нему лицом, то смогла упереться ладошками в его плечи. Егор, не ожидая этого, упал на песок и обнял невесту.
  - Супер! - воскликнула фотограф-самоучка.
  Но двое на песке ее не услышали. Их больше волновало происходящее между ними сейчас, а оно было весьма сильным.
  Его руки жгли ее кожу на спине, словно раскаленные угли. Собственным ладошкам мгновенно стало жарко. Взгляд голубых глаз затягивал в бездонную глубину. В голове билась мысль, что нужно встать с него, но тело не слушалось - силы пошевелиться отсутствовали.
  Он не понял, сколько это продолжалось, но ясно ощутил, что уже не на шутку заведен. Потому опрокинул девушку на спину. Люда ошеломленно распахнула глаза, почувствовав его возбуждение на своем бедре.
  - Да, дорогая, я мужчина, - поняв ее взгляд, наиграно улыбнулся Егор, и ринулся в море, остывать.
  - Молодцы! - услышала похвалу Людмила, и поднялась на ноги, еще чувствуя слабость.
  - Спасибо, - стараясь быть искренней, сказал она, забирая цифровик.
  - А сколько страсти, блеск!
  Да уж, с ума сойти можно, - вздохнула про себя.
  Просмотрев фотографии, Люда осталась довольна, и убрала аппарат в рюкзак.
  - Вы не присмотрите за вещами? - попросила она "фотографшу".
  - Да, конечно.
  Девушка осмотрелась по сторонам, пытаясь выяснить, где сейчас находится ее жених, предположила, что это его белобрысая голова качается на волнах возле буйка, отошла в сторону, чтобы с ним не пересечься, и зашла в воду, приятно охлаждающую взволнованное тело.
  Да-а, Людмила Евгеньевна, - насмехался внутренний голос, - этого вы точно не учли. Ваш будущий муж мужчина горячий. И зря вы всем твердили, что вам больше по вкусу брюнеты. Блондин одним шальным взглядом превратил ваше тело в масло, тающее на солнце.
  Только не напоминай, - взмолилась Люда, удивляясь, что так легко завелась, а всего-то и нужно было увидеть в его глазах неприкрытое желание.
  И что дальше?
  Ничего. Постараюсь об этом вообще не вспоминать. Думаю, Егор меня в этом поддержит.
  С чего вдруг?
  А зачем он от меня сбежал тогда?
  А ты хотела на пляже...
  О-о, лучше молчи, - Люда ушла под воду с головой, чтобы и она охладилась, и прекратила выдавать столь соблазнительные картины в виде ее будущего мужа лежащего с ней на песке.
  Когда Егор вышел на берег, ее еще не было. Оглянулся, увидел, но тут же отвернулся, боясь, что мысли опять уплывут не туда. Его невеста, только что вынырнула, стала по пояс в воде, подставила лицо и грудь ласковому солнцу, улыбаясь, прикрыла глаза, коснулась лба двумя руками и провела ими по голове и волосам, отжимая воду, после чего их слегка растрепала. Посмотрела по сторонам, улыбнулась засмотревшемуся на нее постороннему парню и пошла к своему месту, совсем выкинув из головы "инцидент" с женихом, который в этот момент уже разглядывал другую девушку, что ее даже порадовало. И дальнейшее пребывание у моря прошло без потрясений.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 18.02.14
  
  9 июля, понедельник
  - Придется тебе, дорогой мой крестный родитель, - обратилась Людмила к Владимиру утром делая перевязку, - решить самому, оставаться тебе или нет, не дожидаясь комиссии.
  - Почему это? - удивился тот.
  - Потому что твоя дочь обратила внимание на твое нежное отношение к матери, - девушка вздохнула, - а потом случайно увидела папу в паре с Леной, но не выдала себя, а проследила за ними до машины, где они целовались. Понимаешь, что теперь она думает о своем отце? Но дальше хуже. Она намерена рассказать об этом маме. Ясно, что она поймет все правильно, но вот как ей на все это реагировать, чтобы в глазах дочери не упасть?
  - Черт, - Володя недовольно поморщился.
  - Признайся, тебе ведь хорошо здесь с ними, - проникновенно проговорила племянница и улыбнулась нежно, - почему ты так рвешься уехать?
  - Я привык к своему ритму жизни, к работе, к риску. Это такой адреналин. За двадцать лет я стал от него зависим.
  - Я тебя никогда не пойму, - усмехнулась девушка, - Я даже не слишком большой скорости боюсь.
  - Тебя просто не учили с детства преодолевать инстинкт самосохранения. А мы с твоим отцом шесть дней в неделю с вышки прыгали.
  - Так или иначе, а Оле пришло время узнать правду.
  - Люд, я ведь не потому тяну все это дело, что стремлюсь уехать, - признался Владимир, - Я очень хочу, чтобы Ольга узнала, что ее отец я. У меня уже трое детей, а я был родителем только один год. Я просто не представляю, что будет с Ирой и Олей, когда мы ей это расскажем. У нее сейчас сложный переходный возраст, и тут она вдруг узнает, что все ее детство с ней были чужие люди. Женька-то ей хотя бы родным дядей приходится. А твоя мама? Я очень боюсь, что она, даже если поймет все сейчас, однажды в конфликтной ситуации скажет, что Ира ей не мать. Сам-то я как-нибудь переживу, если что-то подобное полетит в мою сторону, а вот причинить такую боль горячо любимой женщине выше моих сил.
  - Но ведь она и сейчас испытывает боль от того, что ты не рядом с ней, - Люда завязала узелок, села напротив и с улыбкой взглянула ему в глаза.
  - Это другая боль, к ней она уже давно привыкла, - покачал головой мужчина, - А материнская боль совсем другая. Ира очень хотела второго ребенка. Оля стала для нее, как свет в оконце, особенно когда ты выросла. Теперь ты выходишь замуж, переедешь к мужу. А тут я отнимаю у нее вторую дочь.
  Раздался звонок телефона. Люда достала из кармана мобильник, провела пальцем по экрану и приложила к уху.
  - Привет, сестренка! - невесело сказала Оля, - Ты не занята?
  - Нет, а что?
  - У тебя какая группа крови?
  - Первая отрицательная... - ответила Людмила, подозревая, что перемен дядьке не избежать.
  - И у папы тоже, да? - скорее уточняла девочка.
  - А что случилось?
  - Да так, - вздохнула Оля недовольно, - купила себе сегодня учебник по анатомии, пока в автобусе ехала, пролистала его, заинтересовалась данной темой, и пришла к выводу, что меня в роддоме подменили.
  - Почему?
  - Как почему? Потому что у всей семьи первая, а у меня третья.
  - Ты дома?
  - Да.
  - Оставайся там, я сейчас приеду, - взволнованно сказала Люда, отключила связь и повернулась к крестному, - У тебя больше нет времени на раздумье. Твоя дочь выросла. Я одеваюсь и еду. А ты позвони маме и папе. Лучше если вы все приедете. И постарайся как-нибудь сформировать свое решение, до того, как увидишься с ней, - властно потребовала девушка, удаляясь с кухни, а Владимир оторопело провожал ее взглядом, гадая, откуда столько силы появилось в его безрассудной и несколько легкомысленной племяннице.
  
  К тому моменту, как он вместе с Ириной приехал к ним домой, сестры сидя в гостиной рассматривали семейные фотографии.
  - Ты кто? - спросила девочка мужчину, уже все зная, - Биологический или...
  - Да, - поспешил ответить Володя, оставаясь стоять в дверях в комнату, вместе с Ирой.
  - И ты любишь мою небиологическую маму? - довольно жестко, в духе него самого, уточнила она.
  - Да.
  - И значит, у меня, наконец, будет полноценная семья?
  
  Конечно, Ольге не легко было все принять, каким есть. Рядом не было ни друзей ни близких, а она случайно узнала, что ее семья может быть ей не родной. Ей не хотелось в это верить, не один раз она прочла этот раздел в учебнике, но он утверждал раз за разом, что это так. Потому девочка стала пытаться рассуждать.
  Почему у меня не та группа крови?
  Либо мама не родная, либо папа. В первом случае мама изменила папе, он простил, и еще пять лет они жили вместе.
  Как-то это странно...
  Во втором случае, выходит, что папа забрал меня у любовницы и принес в семью.
  Еще более странно и глупо.
  Вот тогда Ольга и решила, что ее подменили в роддоме, и за двадцать минут дороги домой убедила себя в этом.
  "Что делать?" - возник следующий вопрос в ее голове.
  Найти настоящих родителей.
  Как?
  Попросить своих... воспитателей...
  Ужас какой! Они же меня тринадцать лет растили! Как же я их теперь называть-то буду? Ирина Олеговна и Евгений Борисович?
  Нет, у меня язык не повернется.
  Может Люда поможет?
  Так ведь она не сестра получается...
  Это я теперь одна что ли? - слезы полились из глаз девочки, и хорошо, что в этот момент приехала Мила. Едва увидев младшую сестренку, она обняла ее, дав понять, что она все-таки не одна.
  - Ты знала, что я вам не родная? - разрыдавшись, спросила Оля.
  - Несовпадение группы крови, еще не говорит, что ты нам не родная, - улыбнулась Люда.
  - Великодушные все, да?
  - Папа - да, а я вряд ли, - усмехнулась девушка, - Чем строить предположения и выдумывать всякие небылицы, лучше сядь и выслушай.
  Но только Ольга села на диван, сестра вышла из комнаты, а вернулась с семейными альбомами.
  - Нашла время, - буркнула Оля, потягивая носом, но Люда на это даже не обратила внимания, ища фото, где братья Захаровы в паре, а когда нашла, положила альбом на колени сестре.
  - Вот это мой папа, - ткнула она в фигуру одного из них пальцем и перевела на другого, - А вот это твой... ну, или наоборот...
  - Не заговаривай мне зубы, это суть вопроса не меняет, у них не может быть разной группа крови.
  - Оля, твоя мама - жена дяди Володи, - проникновенно произнесла Людмила, - она погибла в автокатастрофе, тогда же родилась ты. Твоему папе нужно было срочно уезжать в командировку, и он оставил тебя нам. Он ведь понимал, что так у тебя будет полная семья.
  - Выходит, у меня нет биологических родителей, - отойдя от шока, произнесла девочка и вздохнула с облегчением, устыдилась этого и нахмурилась.
  - Ну, почему же, - Люда ей задорно улыбнулась, - Отец-то твой жив, он регулярно к нам на "Сонате" приезжал и даже целый год с нами жил, пока мой папка... в командировке был.
  - Но он же погиб...
  - Ты помнишь, чтобы мы хоть раз к нему на могилку ходили?
  - Нет, но...
  - Живой он, успокойся, - Мила потрепала сестрицу по голове.
  - То есть это он в последнее время каждый день на ужин задерживается? - поняла Оля, - И значит, с другой женщиной был не он, а твой папка?
  - Да.
  - А почему мне никто раньше ничего не сказал?
  -А это уже вопрос на засыпку...
  
  На Владимира уставились три пары любимых глаз, и если бы он даже захотел, то не смог бы сказать "нет".
  - Если наша мама согласиться, - чуть улыбнувшись, он повернулся к Ирине.
  - Ты останешься? - не веря своему счастью, спросила та.
  - Останусь, - одной рукой привлекая к груди женщину, ответил мужчина.
  - Что случилось? - влетел в квартиру Евгений.
  - А вот это уже мой папочка, - весело сообщила Люда.
  - Не наглей, и мой тоже! - возразила сестрица, - У меня их теперь два.
  Взрослые обернулись к девочке.
  - А что вы на меня так смотрите? - удивилась она, - Люда мне рассказала, что вы нас по очереди воспитывали. Так что я не могу отказаться от кого-то одного. Согласитесь, это не справедливо.
  - Я же говорил, что она все поймет! - радостно воскликнул Евгений, - Кстати, Мил, вы куда хотите в свадебное путешествие?
  - Не важно, куда, лишь бы было море, солнце, пляж и все включено.
  - А как же экскурсии?
  - Жень ты о чем? - усмехнулся Владимир, поддевая племянницу, - Тебе же ясно сказали, что из номера будут вылезать, только чтобы искупаться и иногда поесть.
  Людмила густо покраснела, Ольга хихикнула, а Ирина толкнула мужчину в бок, намекая, что его дочери об этом лучше было бы не знать.
  - Что? - удивленно обернулся он к ней, - Она ведь уже взрослая.
  - Не на столько, - улыбнулся Женя.
  
  - Чего не позвонила, я бы тебя забрал, - спросил Лев, пропуская девушку в квартиру.
  - Нет, теперь я сама буду приезжать, - вздохнула она и устало прильнула к его груди.
  - Чего вдруг? - он обнял ее.
  - Я замуж выхожу.
  - Ты же не собиралась этого делать в ближайшее время, - припомнил мужчина.
  - Верно.
  - Постой, а зачем тогда тебе я? - Лева отстранил ее и посмотрел в глаза.
  - Затем, что это будет брак по расчету, - стала она объяснять, - продолжаю безвозмездно помогать "братцу".
  - Кому?
  - Тому, кого мы от Аси спасали.
  - Так ведь это твой брат!
  - Названный, - кивнула Люда и улыбнулась, - ревнуешь?
  - Глупости не говори, - усмехнулся он, - Хотел за тебя порадоваться, а у тебя опять все через одно место.
  - Лев...
  - Так, красота моя, - доктор проводил ее на кухню, посадил на стул, сел сам и взял ее руки в свои, - Давай-ка ты взрослей, наконец. Игрушки давно кончились, а людьми так играть нельзя. Я понял, что ты решила сделать меня любовником, но меня такой вариант не устраивает. И это совсем не ревность и не собственничество. Я не против, чтобы ты ко мне приезжала, но только как друг. Во-первых, потому что меня эти самые легкие отношения очень уж стали привлекать, что нормальные пропадает желание искать. Во-вторых, у тебя будет муж, и каков бы ни был расчет, а спать ты будешь с ним...
  - А вот тут ты не прав, - встряла в его монолог девушка, - У моего мужа для этих целей будет любовница.
  - В твоих же интересах его совратить, - ухмыльнулся Лев, - А это ты умеешь, я точно знаю.
  - Но я не хочу!
  - Лучше захоти...
  - Я не собираюсь с ним жить больше двух лет!
  - А я тебя и не заставляю, - мужчина усмехнулся, - но как мне кажется, жить два года с чужим человеком будет довольно сложно. Можно разбавить это время чем-нибудь приятным. Роман с собственным мужем самое-то. И не будут страшны никакие шутки со спиртным - просыпаться будешь в любом случае дома.
  - Слушай, это ты меня так пристроить решил? - возмутилась она, сложив руки на груди, и нахмурив брови.
  - Дорогая, опомнись! - он рассмеялся, - Ты сама уже пристроилась. Когда об этом забываешь, смотри на правую ручку.
  Люда опустила взгляд в указанном направлении и улыбнулась.
  - Красивое, правда? - проговорила она тихо, проведя пальцем по рисунку колечка.
  - Правда, - согласился Лева, отчетливо расслышав в ее голосе нежность, потому решил, что девушка еще сама не определилась, чего хочет.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ 19.02.14
  
  14 июля, суббота
  Ночь перед свадьбой Люда почти не спала. Точнее сон ее был очень тревожный. Только с рассветом ей удалось немного успокоиться и отдохнуть.
  - Чего ты боишься? - услышала она знакомый голос и обернулась.
  Она лежала в своей постели, а рядом с обнаженным, странно знакомым торсом Ангел.
  - Какое счастье, что ты пришел! - воскликнула она и крепко прижалась к его груди, - Не уходи, пожалуйста! - слезы потекли из глаз.
  - Ты чего? - он обнял ее одной рукой, а другой стал нежно поглаживать по волосам, - Все ведь хорошо.
  - Что хорошего? - горько рыдала девушка, - Я замуж выхожу.
  - Я знаю. Но чем ты так напугана?
  - Я не хочу!
  - Ты ведь сама согласилась. И свадьбу эту сама придумала сделать.
  - Да, но я боюсь, что эта игра может стать реальностью!
  - Об этом надо было раньше думать, когда ты решила спасти этого ненормального от Алисы, - проворчал Ангел.
  - Он нормальный... - заступилась она за жениха.
  - Если бы он был нормальный, он бы сразу смотрел на тебя, как положено, а не как на сестрицу, и было бы у вас все не через одно место, а как обычно.
  Люда застыла в изумлении, начиная соображать. Потом перевернулась на спину, не зная, что бы такое придумать, чтобы выяснить наверняка. Нашла его правую руку, и стала ощупывать на наличие ссадин на костяшках.
  - У меня их не может быть, а у него давно затянулись, - усмехнулся Ангел.
  - Егор?
  - Что?
  Люда резко обернулась и ясно увидела перед собой насмешливое лицо будущего мужа, его же торс и крылья Ангела за его спиной.
  - Этого не может быть! - отползая от него, пробормотала девушка...
  
  Упав с кровати Люда ударилась головой и проснулась, но ничего вспомнить не смогла, кроме того, что Ангел был. Взглянула на часы, убедилась, что спать больше времени нет. Поэтому надела халат и пошла на кухню, за льдом, чтобы к голове приложить. Оба папаши уже пили кофе вместе с Леной.
  - Доброе утро! - поприветствовали ее.
  - Кому как, - вздохнула девушка, потирая шишку на затылке, - а я с кровати упала.
  - Видно любимый снился, - брякнул веселый крестный "фей".
  Люда только что взявшаяся за чашку, тут же ее выронила, и та, ударившись о кафель, разлетелась на мелкие осколки по всей кухне.
  - На счастье, - хором заметили братья.
  Мила побледнела, а в глазах ее в один момент потемнело, и если бы не дядька, ближе всех к ней находившийся, последовала бы за чашкой.
  
  Пришла в себя в своей комнате с холодным полотенцем на лбу, а рядом сидела Лена.
  - Долго я в отключке была? - спросила она.
  - Нет, - покачала головой та и улыбнулась, - только что принесли. Володя за доктором поехал.
  - Не нужен мне доктор, - усмехнулась она, - мне валерьянка нужна.
  - Отец боится, что твоя шишка может быть...
  - Он с тобой совсем умом подвинулся, - проворчала Люда, - я всего лишь с кровати упала. Высота полметра!
  - Ты не беременна случайно? - аккуратно спросила Лена.
  - К счастью нет.
  - А чего так нервничаешь?
  - Просто боюсь, как все пройдет, - вздохнула невеста, пытаясь в памяти прокрутить все, что было задумано.
  - Не переживай, все будет отлично, - уверенно сказала Елена, понимая ее, так как и сама когда-то так же волновалась.
  - Я на это надеюсь.
  - Все приготовили?
  - Уже не знаю.
  - Ну, главное платье, фата, туфли и букет на месте...
  - Букет... я забыла про букет! - ошарашено пробормотала Люда, схватила телефон с тумбочки и набрала Егора.
  Гудки, казалось, тянулись вечно.
  - Доброе утро, любимая! - радостным голосом ответил тот.
  - Я букет забыла! - и не думая его приветствовать, сообщила девушка.
  - По пути куплю, - легко отозвался будущий муж
  - Не продаются свадебные букет вот так просто, - она вскочила с постели, не в силах себя унять, и стала расхаживать по комнате, - их заказывать нужно, причем заранее!
  - Ты предлагаешь заказать букет и перенести свадьбу? -спросил молодой человек насмешливо.
  - Нет, я...
  - Дорогая, успокойся. Выпей валерьянки и жди меня. Будет тебе букет.
  
  Все гости вышли встречать жениха во двор дома братьев Захаровых. Рядом с Людой осталась только Яна, но и ее невеста с удовольствием выпроводила бы, только обижать не хотела. Хоть и накапали ей успокоительного, она волноваться не перестала. Она слышала, как он приехал, как все ближе подбирался к ее комнате, с легкостью проходя все испытания, придуманные тамадой, как вся процессия остановилась перед дверью...
  
  - И так, последний вопрос! - предупредила тамада, и гости стихли, - Какие цветы любит твоя невеста?
  Егор понял, что это вопрос на засыпку, и опустил взгляд, который тут же уперся в свадебный букет. Он скромно улыбнулся, мысленно поблагодарив свой талисман. А что еще могло подсказать ему, заказать именно эти цветы?
  - Ромашки, - произнес он негромко.
  - Ну, конечно! - воскликнула женщина, открывая перед ним дверь.
  
  Он вошел. В белом смокинге со стального оттенка лацканами и такой же бабочкой. А ведь три дня назад наотрез отказывался надевать именно белый костюм, считая его слишком уж непрактичной и одноразовой вещью.
  
  - Какая тебе вообще разница! - возмущалась тогда Людмила, - Тебе вообще плевать на нашу свадьбу, главное, чтобы это событие состоялось, а праздник, по сути, моя прихоть! Почему ты не можешь одеться так, как я хочу?!!
  Егор смотрел на свою невесту в изумлении, понимая, что это их первая ссора, которая могла бы приравняться к семейной, а еще, что не может ничего ей возразить.
  - Пойдем-ка мы, дорогая, обедать, - улыбаясь от души, увел он ее из магазина, уже точно зная, что купит светлый костюм, - Как на счет сладкого? Тебе сейчас просто необходимо принять гормон счастья! - остановил, грозящийся сорваться с ее губ, поток слов, - Но начнем мы с пиццы, - он уже знал, что для нее это лучшее лакомство, и был с ней в этом солидарен.
  А Мила забыла, что должна была его убеждать, улыбнулась радостно и согласилась.
  
  Он неторопливо подошел к своей невесте, стоявшей посреди комнаты в белом платье и фате, не закрывающей сияющее лицо. Конечно, она была красива, и не заметить это было не возможно. Волосы подобраны в сложную прическу, но несколько локонов мягким золотом лежат на открытых плечах. Расшитый кружевом корсет подчеркивает высокую грудь и тонкую талию. Юбка из тафты нескольких слоев, лежащих аккуратными углами разной длины, придавала ее образу воздушность. А ярко голубые глаза светящиеся ярче бриллиантов, уводя в свою глубину, заставляли его забыть, что это только необходимость.
  - Откуда ты знаешь? - шепотом спросила она, не в силах прятать улыбку.
  - Я не знал, - честно ответил молодой человек ей на ухо, вдохнул ее аромат, и решил, что сходит с ума, подумав, что прекрасней запаха придумать не возможно, - талисман подсказал.
  Люда опустила взгляд и только теперь заметила в его руках свой свадебный букет из любимых ромашек. Он вложил в ее ладошку цветы, подхватил ее дрожащие пальцы и поднес к губам, а кружево перчатки не помешало ей почувствовать их тепло, от чего все ее существо затрепетало. Гости закричали: "Горько!", - а Люда с ужасом поняла, что свадьба все-таки лишит ее рассудка.
  - Мы ведь еще не женаты? - заметив тревогу в ее взгляде, Егор удивленно к ним обернулся.
  - И что? Еще ни разу не целовались? - пошутил кто-то неудачно, но жених не растерялся. Обняв лицо своей невесты ладонями, он склонился к уголку ее губ, а руки скрыли от посторонних глаз, что это было на самом деле. Люда была благодарна ему за это, хотя понимала, что всю свадьбу так прикрываться не получится.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 20.02.14.
  
  Спустя полчаса, когда их кортеж остановился перед загсом, она решила об этом поговорить со своим будущим мужем.
  - Подожди, - придержала она его за руку, когда он собрался выходить из машины.
  - Вы идете? - спросил Иван-свидетель и их сегодняшний водитель.
  - Два слова жениху, - улыбнулась ему девушка, подождала пока он вместе с Яной покинет "Сонату", и обернулась к Егору, - Если мы и сейчас используем этот фокус с псевдо поцелуем, это будет выглядеть по меньшей мере странно. Прикрываться как-то иначе не получится. На нас со всех сторон направлены камеры и фотоаппараты.
  - Я тебя понял, - успокаивающе улыбнулся ей Егор, чуть сжав ее ручку, не упоминая, что он и не собирался снова так делать, - пойдем.
  Легче не стало. Осознав, что теперь и поцелуи будут настоящими, Люда испугалась еще больше. Теперь они все время находились рядом, рука об руку. Ее кисть заметно подрагивала. Егор то и дело накрывал ее своей ладонью, считая, что это должно ее успокаивать, а девушка начинала внутренне метаться еще сильнее. Слишком хорошо она помнила, что происходило с ней у моря от его близости, да и сейчас любое его прикосновение ее волновало. Но Люда отчаянно пыталась убедить себя, что все невесты волнуются, и это нормально.
  - Одну минуту, - попросил жених своих гостей, понимая, что это нужно как-то прекращать, и отвел ее в сторону, - Что-то случилось?
  - Вообще-то мы женимся! - возмутилась невеста.
  - Тише ты, - с укором взглянул ей в глаза, - Чего ты боишься?
  Люда оторопела, понимая, что сегодня уже слышала этот вопрос в его исполнении.
  - Я тебе уже рассказывала, - уверенно заявила она.
  - Мне? - он искренне удивился.
  - Нет?
  - Нет, не рассказывала, - покачал головой и улыбнулся.
  - Я боюсь, что это может стать настоящим...
  - Не ты ли говорила, что нам в присутствии твоего отца и дяди об этом лучше даже не думать? - остановил ее Соболев, поняв, о чем речь.
  - Говорила, но у меня не получается, - вздохнула девушка, только и желая закрыть глаза, чтобы это все поскорее кончилось.
  - Не беспокойся, не во что другое это не перерастет, - Егор снова улыбнулся, аккуратно сжав ее пальцы, - Идем. Наш главный выход.
  Они вошли в зал бракосочетания. Люда постаралась отбросить свои переживания и выглядеть счастливой, но получилось это только путем отрешения от реальности, поэтому она не услышала вопроса в свою сторону, и в зале воцарилось молчание.
  - Людмила Евгеньевна, - повторила регистраторша, а жених чуть дернул ее руку, - вы согласны выйти замуж за Егора Николаевича?
  - Да, - как само собой разумеющееся ответила очнувшаяся девушка.
  - Поставьте, пожалуйста, свои подписи, - молодожены послушались, а вслед за ними это сделали свидетели, - Наденьте кольца.
  Егор первым взял в руки колечко со стеклянного столика, но тут же вернул его на место, подумав, что оно может запросто соскользнуть с ее пальца, особенно учитывая, что его невеста так взволнована. Осторожно, не думая о том, сколько в его прикосновении нежности, начиная от локтя, стянул с ее руки кружево, повесил его через руку, в которой осталась лежать ее ладонь, надел кольцо на дрожащий пальчик и подал ей свое. Люда, удивленная его действиями, к тому же сильно смущенная, так как от прикосновения его горячих пальцев, ее вдруг бросило в жар, а во рту мгновенно пересохло, словно на автопилоте, сделала то же самое. Между тем жених подставил перчатку, чтобы она могла просунуть в нее руку.
  - ...можете поцеловать невесту, - прозвучал голос регистраторши, как будто издалека.
  Призвав все свое мужество, девушка шагнула к парню, тут же почувствовала его руки у себя на талии, а подняв тревожный взгляд, встретилась с его, вполне спокойным.
  Первый поцелуй в загсе! Прямо серебряный век! - насмешливо прозвучал ее внутренний голос, и она даже смогла улыбнуться, а в следующий момент ощутила тепло губ своего мужа. От пронзившей все тело слабости подогнулись колени, и, наверное, она упала бы, если бы он не держал ее. Корсет платья показался невообразимо тесным, а руки сами собой легли ему на плечи, притягивая ближе. Действительность отступила, куда-то на задний план, ощущения пространства исчезло совсем. Безумное парящее чувство захлестнуло ее с головой, и было оно совершенно незнакомым, но упоительно прекрасным, что Люда совсем забыла, кем оно вызвано.
  Теперь пришел черед встревожиться и Соболеву, так как его собственные ощущения оказались слишком красочны для простого поцелуя. Не было в этом дикой необузданной страсти и животного желания, зато был щемящий душу трепет и безграничная нежность.
  Когда они снова взглянули друг другу в глаза, были полны растерянности, как будто до этого вообще не были знакомы.
  - Первый танец молодоженов! - объявила регистратор, и в зал полилась мелодия.
  Слабо ощущая реальность, они медленно закружились в вальсе, пытаясь разобраться, что же сейчас происходило, но внятного объяснения не находилось.
  Когда музыка кончилась, со всех сторон посыпались поздравления родных и близких, молодые смогли отвлечься от своих переживаний, а когда опять оказались рядом уже были совсем спокойны и веселы. К ним вернулось прежнее ощущение легкости.
  - Все, как раньше? - уточнил Егор шепотом, понимая, что его теперь уже жена, пришла в свое нормальное состояние шкодной девчонки.
  - Да, - от души улыбаясь, ответила она, почему-то больше не ощущая никакой скованности и волнения, - Ты мой любимый братишка!
  Он приложил указательный палец к губам, чтобы она говорила тише, а она рассмеялась.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 21.02.14
  
  Фотосессию было решено проводить на набережной, куда приехали сразу после загса.
  - Так, ребята, - предупредил их фотограф, он же оператор, - до этого вы справлялись отлично, и сейчас тоже постарайтесь быть искренними. Потому что, когда молодожены глупо ржут над тем, что им говорят делать операторы, это видно и на видео и на снимках. Если вам кажется смешным то, что я буду предлагать, говорите об этом и мы что-то изменим.
  - Артем, вы любите свою работу? - спросила его Людмила, идя под руку с мужем мимо фонтана, в котором не запрещалось купаться, так как был он вровень с тротуарной плиткой.
  - Очень, - кивнул тот, - и некачественные снимки делают меня глубоко несчастным.
  - Постараемся вас не огорчать, - улыбнулась она, и повернулась к супругу, наивно распахнув глазки, - Правда, дорогой?
  - Правда, - слегка оттянул уголки губ Егор, глядя на нее.
  - Вот так и стойте, - скомандовал парень, отбежал чуть вперед, "прицелился" и сделал несколько кадров, чудесным образом уловив и энергетику, возникшую между ними, и взволнованное состояние невесты, и помутившийся взгляд, - Егор, возьми-ка ты жену на руки.
  Тот не раздумывая послушался - подхватил ее, как перышко.
  - Так. Хорошо. Люд, ручку на щеку мужа, только аккуратно, чтобы лицо его не закрывать совсем.
  Мила робко коснулась щеки благоверного сначала только кончиками пальцев, затянутых в кружево, потом всей ладонью, и посмотрела ему в глаза, понимая, как это губительно. Его взгляд был пропитан теплом и нежностью, и это было ужасно приятно.
  - Умница, - похвалил ее фотограф, - Егор, склоняешься к губам, но секунд на десять тормозишь примерно в сантиметре, потом целуешь.
  Его горячее дыхание заставило непроизвольно раскрыться ее губы, а их слияние с его, снова взорвало для нее весь мир. Он хотел только слегка ее коснуться, но не смог, она тут же поддалась и ответила, словно только этого и ждала. А ее сладость оказалась слишком упоительной, чтобы можно было вот так просто от нее отказаться и отстранить девушку, которую он к тому же держал на руках, и не мог отодвинуть. Ее ладонь с его щеки скользнула к затылку, притягивая ближе к себе, и теперь он даже отвернуться не мог, не желая себе признаваться, что и не сильно-то хотел.
  - Достаточно, - улыбаясь, сказал Артем, остановив их, - побольше бы таких влюбленных, и я был бы искренне счастливым человеком, снимая их.
  Молодожены смутились, понимая, что не оторвались бы друг от друга, если бы не он, а когда он назвал их влюбленными, совсем стушевались, считая, что таковыми не являются. Егор бережно поставил девушку на землю, расправил не ровно улегшуюся юбку, переложил ее руку себе на предплечье, и поднял взгляд на оператора, мысленно ругая себя за несдержанность.
  Ну, первый ладно, это для меня было сюрпризом! Но второй раз так увлечься фиктивной женой! А ведь у нас еще вся свадьба впереди!
  - Слушайте, вас можно каждую секунду снимать, ничего не выдумывая, - радостно заметил парень, идя спиной вперед, чтобы не упустить момент.
  - Что дальше? - вздохнул Соболев, шагая вслед за ним, подозревая, что все эти поцелуи и нежности до добра не доведут.
  - Замок купили?
  - Да, - он достал из кармана серебристый замочек сердцем с гравировкой в виде Амурчика с луком и стрелой.
  - Ты где взял эту прелесть? - удивилась девушка, проводя пальцем по рисунку.
  - Ты сказала, нужно с нашими именами, но я не нашел, - пожал плечами муж, - выбрал самый красивый из того, что было.
  - На мост пойдем? - сделав снимок, спросил Артем.
  - А здесь нельзя? - нахмурилась Людмила.
  - Не принципиально, - покачал тот головой, - А здесь к тому же не так скоро срежут.
  - Где скажешь, там и повесим, - Мила вздохнула, взяв в руки замок. Ей стало даже жалко, что такую красоту когда-нибудь срежут коммунальщики.
  Пока дошли до Ворошиловского моста, но не поднимаясь на него, Артем объяснил, что и как нужно делать. Поэтому все действия молодоженов выглядели вполне естественными. Они прицепили замок к парапету, Люда повернула ключ, вытащила, подняла его перед мужем. Глядя на нее с ласковой улыбкой, он забрал ключик, притянул к себе за талию, а руку вытянул над рекой, а когда стал целовать, разжал пальцы и ключ упал в воду...
  
  Во дворе ресторана Егора ждал не слишком приятный сюрприз. Пока гости рассаживались по своим местам, он обернулся к небольшой сцене, и увидел Ксюшу. Подозревая, что девица пришла испортить его свадьбу, он поспешил в ее сторону, а Люда помчалась за ним.
  - Ты что здесь делаешь? - с ходу спросил он.
  - Егор, это Ксения - певица, о которой я тебе рассказывала, - ответила за нее Людмила, и парень поумерил свой пыл.
  - Ты не говорил, что женишься, - пожала плечиком Оксана.
  - Я предупреждал, что у меня есть девушка, - усмехнулся он.
  - Извини, я была зла, - искренне сказала девушка, опустив взгляд.
  - Я знаю, - Соболев улыбнулся, понимая, о чем она говорила, - в знак примирения, спой нам, что-нибудь красивое.
  - С радостью, - живо отозвалась Ксюша, и отошла к аппаратуре.
  
  - Ты с ней знаком? - спросила Люда, когда заиграла музыка, а муж вывел ее на середину зала.
  - Ты же видела.
  - Откуда?
  - Не так давно я занимался ее разводом.
  - А не она ли тогда в клубе твоих девиц пересчитывала? - вдруг прозрела жена.
  - Она, - кивнул муж.
  Тамада начала вести праздник, то и дело устраивая разнообразные конкурсы, не давая гостям упиться сразу. Участие принимали все и всем было весело, кроме молодоженов, которых в очередной раз заставляли целоваться криком "Горько!". Они старались, чтобы это происходило как можно более мимолетно, но все же после этого им приходилось прибегать к самоубеждению, что ничего не было, забыв совсем, что в зале присутствуют телепаты. Но однажды их поцелуй все же затянулся. Гости начали считать, и нужно было соответствовать. Пятый счет они еще слышали, а двадцать пятый прошел незаметно. После Егор при первой же возможности сбежал курить, понимая, что ему это нравиться, а его невесту "украли", что потом пришлось отрабатывать свидетелям.
  
  - И ты, после вот этого, все равно продолжаешь утверждать, что они не влюблены? - удивился Евгений, стоя рядом с братом.
  - В данный момент влезь в голову своей дочери и сам все поймешь, - усмехнулся Владимир.
  А Люда только и делала, что уговаривала себя, что это ничего не значит, жалея, что ей нельзя пить, и в то же время, что на их столе только безалкогольное шампанское, от которого легче не становится.
  - Не морочь мне голову, - отмахнулся Женька от близнеца, - Я уверен, у них все будет хорошо.
  - А я что в этом сомневаюсь, или убеждаю в обратном? У них будет все. Но для начала все будет не слишком радужно. Кстати, а почему ей пить нельзя?
  - Потому что у нее от сильных напитков, так же как и у меня от больших количеств, появляется прилив любвеобильности.
  - И что плохого?
  - У нее еще и память отшибает, а эту ночь она хочет запомнить.
  - Это она тебе сказала? - рассмеялся Володя, быстро сообразив, что истинная причина в другом.
  - Ну да.
  - Никогда не думал, что ты такой наивный.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 23.02.14.
  
  Был уже вечер. Во дворике зажгли фонари. Гости разбрелись по кучкам. Люда весело щебетала с подружками, и не услышала, что объявила тамада, однако слух ее отметил схожесть голоса певца с ее мужем. Затаив дыхание она обернулась к сцене, и увидела Егора с микрофоном в руках, исполняющего красивую песню, не собственного сочинения, но все же. Он выглядел таким искренним, а слова казались такими значимыми, что девушка даже усомнилась, что это все только ради его брата.
  
  ...Отключен телефон,
  Забытые в сетях,
  Я спрячу тебя навсегда в своих руках.
  Седьмая ночь без сна,
  Четвертый день без слов,
  Ее улыбка больше, чем любовь.
  
  Под проливным дождем,
  Холодным утром
  Хочу держать не телефон
  Твою руку
  Все что хочу сказать
  Она поймет без слов
  Ее улыбка больше, чем любовь...
  
  Она завороженно слушала его и, не отрываясь, следила взглядом. А Егор смотрел ей в глаза, сам не понимая, почему выбрал именно эту песню. Когда позвонила тамада и сказала, что нужно сделать какой-то оригинальный подарок любимой, он не задумываясь ответил, что споет, и попросил, чтобы она не делала ничего для него. Но с песней определился только сегодня утром, просмотрев свой небольшой "арсенал" в виде фонограмм. Ему тогда показалось, что это единственное, что может подойти под данную ситуацию, но он не мог предполагать, что она так отреагирует.
  Он допел. Отложил микрофон. Гости молча переводили взгляды с жениха на невесту и обратно, а она, оставаясь в пяти метрах от него, не могла пошевелиться. Слишком много эмоций откликнулось на его голос в ее душе, и в результате по щекам потекли слезы. Егор шагнул со сцены к ней, понял, что переборщил со своей искренностью, но ведь по-другому у него не получалось, да и не должно было по идее.
  Она сама не знала, от чего плакала. Возможно, напряжение последних дней дало о себе знать, а может быть и что-то другое, не доходящее до ее сознания, но чем ближе становился ее муж, тем больше текли слезы. Но вот он подошел. Обнял ее, крепко прижав к груди, а гости захлопали ему и опять закричали: "Горько!". Егор не был уверен, что сейчас это хорошая идея, и хотел было подождать, пока они успокоятся, просто обнимая свою жену. Но они не утихали, а Люда все больше всхлипывала. Желая с ней поговорить наедине, он не придумал ничего лучше, как унести ее к себе в машину, под одобрительные окрики вслед.
  
  - Сядь, - велел он, открыв перед девушкой заднюю дверь, и она с сомнением посмотрела в его лицо, - Нечего меня теперь бояться, - буркнул он, и Люда, снова всхлипнув, послушалась и даже подвинулась, чтобы и он поместился рядом с ней.
  Закрыв за собой дверь, Егор тут же привлек ее к себе, а Мила, обхватив его, совсем разрыдалась. Какое-то время он молчал, но потом стал пытаться ее успокаивать.
  - У тебя так макияж размажется, - предположил он, что это веский аргумент.
  - Не размажется, - потянула носом воздух жена, - У Лены качественная водостойкая косметика.
  - Значит, лицо опухнет от рыданий и станет красным нос, - придумал муж, - как тогда ты пойдешь к гостям?
  А вот это уже возымело действие. Люда отстранилась. Села прямо, и скоро совсем успокоилась.
  - Что не так? - спросил он.
  - Мы ведь... договаривались... - с одной стороны она хотела, чтобы он знал, но с другой боялась его обидеть, ведь ей показалось, что он действительно чувствует все то, о чем пел, а сама-то она считала, что не может ответить ему тем же, поэтому опустила взгляд, нервно заламывая пальцы, - ...что наш брак...
  - Он таким и будет, - вздохнул Егор, поняв, о чем она хотела сказать.
  Хорошо, что я не спел ей "Я люблю тебя до слез" Серова.
  Он только теперь осознал, что она может поверить в его слова, но язык не поворачивался сказать, что это была только песня, и она не имеет отношения к реальности.
  - Но... ты... - Люда взглянула в его хмурое лицо.
  - Что я? - обернулся парень, посмотрел ей в глаза, и она растерялась окончательно.
  Сейчас что-нибудь крепкое не помешало бы, - заметил ее внутренний голос.
  - Скажи, - ее мысли быстро перестроились на другую волну, и потому Люда спросила совсем не то, что хотела в начале, - если я чего-нибудь выпью, ты потом сможешь меня сдержать?
  - Вряд ли, - ухмыльнулся Егор, удивляясь ее перемене.
  - Но в прошлый раз...
  - В прошлый раз мне не нужна была еще одна проблема в виде тебя, - перебил ее Соболев, хотя тогда он и девушку-то в ней не видел. А сейчас он понимал, что может ее опять напугать, но знал, что должен быть честен с ней, - А теперь у меня нет такой замечательной мотивации. Ты моя жена, и это развязывает мне руки. И я не думаю, что какой-то наш устный договор сможет сдержать меня при виде тебя обнаженной или еще чего-нибудь в этом роде. А то, что я на тебя реагирую, как на девушку, мы уже выяснили неделю назад. Поэтому, если не хочешь оказаться в моей постели, лучше не пей.
  Она не испугалась, просто осталась недовольна. Она уже не боялась оказаться в постели мужа, а действительно хотела бы помнить, если вдруг это произойдет. Но вот тут выходила загвоздка. Если им и это понравится, может возникнуть идея, как у него, так и у нее, отказаться от любовников, хотя от нее-то Лев уже и так отказался. А постоянные вечера и ночи, проведенные вместе, могли привести за собой привязанность. И тогда им не захочется разводиться. А ведь никому из них не хотелось себя связывать дольше оговоренного времени.
  - Егор, - позвала его Мила, после минуты молчания, и он обернулся, - я тебе нравлюсь?
  - Наверное, если бы ты мне не нравилась, - муж улыбнулся ей, довольный, что она успокоилась, - я бы не додумался сделать тебя своей женой. Идем, нас уже заждались.
  Оставшиеся два часа торжества пошли более спокойно для них двоих, так как это время заняли конкурсы их не касающиеся, продажа торта, и букет невесты.
  Лена сильно не хотела становиться в один ряд с подружками Людмилы, но Дарья очень вовремя вытолкнула ее вперед, и потому искусственный букетик прилетел прямо к ней. Она даже руки не протянула, потому он упал на носки ее туфель. Лена смущенно посмотрела на цветы у своих ног, медленно присела и подняла, понимая, что будет глупо их как-то отпихивать. Она чувствовала, что Женя не отрывает от нее взгляда и тем сильнее боялась на него посмотреть, а когда подняла ресницы, он уже стоял прямо перед ней.
  - Это не обязывает тебя торопиться с ответом, - проговорил он понимающе, - Я рад уже тому, что ты со мной.
  
  После салюта молодожены попрощались с гостями и уехали домой к Егору. Стоило переступить порог, как оба облегченно вздохнули, переглянулись, рассмеялись и, вопреки здравому смыслу, обняли друг друга, считая, что по-братски.
  - Пытка, наконец-то, закончилась, - пробормотала Люда, закрыв глаза, чувствуя себя дико уставшей.
  - И стоило ради этих слов устраивать свадьбу? - усмехнулся Егор, но все же он не считал этот день лишним в своей жизни.
  - Я ведь не знала, что так будет.
  - Знала, - уверенно заявил муж, - просто не подумала, что это может быть тяжело.
  - Наверное, - пожав плечиком, согласилась жена.
  Не слишком ли долго вы обнимаетесь у порога? - воскресло ее внутреннее я, и Люда отстранилась, про себя отмечая, что в его руках ей было как-то легче.
  - Где мои вещи? - спросила она.
  - У тебя в комнате.
  - Я пойду, - ощущая странную неловкость, пробормотала девушка, сняла туфли, и, шурша платьем, удалилась в свои апартаменты.
  - Конечно, - проводил ее взглядом Егор, убрал ее и свою обувь на полку, и ушел к себе.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 26.02.14.
  
  И что дальше? - спросил внутренний голос, только закрылась за ней дверь.
  Спать буду, - буркнула Люда, ощущая, как тоска ядовитой змейкой пробирается к сердцу, а тело сковывает холод одиночества.
  А с ним было тепло.
  Было, - согласилась девушка сама с собой, подойдя к окну, открыла его и впустила в комнату свежий воздух.
  Иди к нему.
  Нельзя. Он ведь брат, - сняв кринолин, Мила села на подоконник.
  Но целовались вы не братским способом.
  Братским? На собственной свадьбе? Бред!
  Тебе ведь понравилось!
  Да...
  Ты никогда не с кем так не целовалась!
  Да...
  Так чего ты ждешь?
  Я не хочу в него влюбляться. А он, что бы не сделал, жестоко растапливает мое сердце, словно сахар на сковороде. Цветы купил - любимые ромашки. Одел белый смокинг, сомневаться, что специально для меня, не приходится. Он-то на черном настаивал. Все время пытался меня успокоить. Постоянно прикасался ко мне, давая знать, что он всегда рядом, что в любой момент может поддержать. Называет только "дорогая" и "любимая". Никаких идиотских котят, зайчиков, рыбок. А ведь я ему не говорила, что терпеть не могу подобные обращения. Он добр ко мне. Понимает меня, едва ли не лучше меня самой. О его близости вообще говорить нет смысла. А эта песня... в нем было столько неподдельности, словно бы он мог подписаться под каждым ее словом. А эта фраза: "Если это не любовь, то она и не нужна мне. Просто будь со мной..." - как будто я ему действительно нужна не в помощь, а именно как девушка, как жена... Кто скажет, что ее сердце не дрогнет от таких слов, той я рассмеюсь в лицо. Это безумно приятно. Но ведь я не хочу этого... и в то же время, хочется тепла, нежности и защищенности. И все это исходит от него.
  Что теперь делать? Ума не приложу.
  А брачную ночь хочешь?
  Сдурела!
  Подумай, - усмехнулось "я", - Свадьба-то у вас была настоящая. Осталось дело за малым.
  Люда в смятении оглянулась на дверь, и тут же услышала стук. Решив, что это плод ее воображения не отозвалась, но раздался повторный, и дверь чуть приоткрылась.
  - Ты еще не спишь? - тихо спросил Егор.
  - Нет, - ответила девушка взволнованно, учитывая, что думала она сейчас о нем не как о брате.
  - Я могу войти?
  - Да.
  - Чего в темноте сидишь? - спросил он, включил свет и подошел к ней.
  - На город смотрю.
  - А-а, - Соболев чувствовал нарастающее напряжение между ними, понимал, что нужно как-то разрядить обстановку, поэтому предложил, - Я тут подумал, почему бы нам не отметить сегодняшнее событие?
  - Ты хочешь устроить нам полноценную брачную ночь? - насмешливо поднялась тонкая бровь.
  Да! - выкрикнул внутренний голос Егора, но был послан ко всем чертям.
  - Нет, - возразил он, - если я тебя правильно понял, твоя любвеобильность появляется не сразу.
  - Зависит от градуса спиртного, - кивнула девушка, понимая, что просто его присутствие рядом отгоняет холод.
  - Шампанское?
  - Часа четыре-пять.
  - Значит, у нас будет три свободных часа, по истечении которых мы ляжем спать, каждый у себя и между нами ничего не произойдет, - рассудил он.
  - Я не могу давать гарантий, что не приду к тебе среди ночи, - улыбнулась Люда.
  - Закроюсь на ключ.
  Она рассмеялась.
  - Что? - не понял ее муж.
  - Тебе придется забаррикадироваться изнутри, - пояснила она, - я могу вскрыть такой замок шпилькой, а у меня в прическе их валом.
  - Да, уж! Не жена, а кладезь сюрпризов, - усмехнулся Егор, - Ладно, придвину к двери тумбочку.
  - А надо? - спокойно спросила жена, глядя ему в глаза, чувствуя, что они занимаются какой-то ненужной ерундой, абсолютно бессмысленной, понимая, что их и без ее пьяной реакции тянет друг к другу, иначе, зачем он тогда сюда пришел, и придумывает повод, чтобы оттянуть время расставания и холодную одинокую постель.
  Егор молчал, глядя на нее. Он не знал, надо или нет. Он чувствовал что-то странное, новое, не знакомое. Придя к себе, он снял пиджак, бабочку, расстегнул ворот рубашки, собрался лечь спать, и не ощутил такого желания, но вдруг понял, что его невесте сегодня совсем не было весело, а ведь должно было. Вспомнил, что в холодильнике осталась бутылка шампанского. Подумал, что немного общения пойдет им на пользу, поэтому и пришел. А сейчас ясно осознавал, что это все были только отговорки. Он только хотел, чтобы она была рядом. С ней легче, несмотря на все сложности, хотя почему он не знал.
  - Тебе решать, - в итоге ответил Соболев.
  - Тебе все равно?
  - Я только предоставляю тебе право выбора, - покачал он головой.
  - И зачем у тебя так хорошо подвешен язык? - вздохнула Людмила и отвернулась к окну, ей нужен был однозначный ответ, а он опять ушел от него.
  - Ты ведь понимаешь всю серьезность происходящего, - тихо проговорил он.
  - Конечно.
  - Ты всю свадьбу только этого и боялась.
  - Я и сейчас боюсь, но я не знаю, что лучше...
  - Давай отбросим все насущные проблемы, возьмем шампанское, бокалы, выйдем на балкон, и отпразднуем нашу свадьбу, как если бы между нами ничего не изменилось, - вдохновленно предложил парень, понимая однако, что любая другая девица будь сейчас здесь, уже лежала бы в постели удовлетворенная, и никакой политес он бы не разводил, и не предоставлял право выбора. Но сейчас перед ним была красавица жена, и с ней нужно быть более аккуратным, чтобы не сбежала раньше времени.
  Да, не во времени дело, - осекся он, - она другая...
  Его оптимистичный порыв заразил ее. Люда, улыбаясь, обернулась к мужу, и его правильная мысль канула в небытие.
  - А давай! - она весело спрыгнула с подоконника, - Где там твои бокалы?
  - В зале, - обрадовался Егор временной разрядке, - возьмешь?
  - Да, - отозвалась девушка, приподнимая подол платья, чтобы не наступать на него, направилась к выходу из спальни.
  - Я за шампанским.
  - Только не долго, а то я заскучаю, - подмигнула ему Людмила.
  - Туда и обратно.
  - Если есть, возьми сыр или шоколад.
  - Все есть, возьму.
  - Ты - прелесть.
  Опять разошлись в разные стороны, но на этот раз, чтобы встретиться на балконе.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 17.02.14
  
  Пока Люда ждала мужа, она вдруг поняла, что вот такое легкое светлое общение ей очень по душе, и для них обоих будет лучше, если и дальше будет так продолжаться. И сейчас не пытаться переходить на что-то другое. Сейчас нужно ко всему относиться как можно проще и с долей шутки, тогда им будет хорошо вместе.
  - Не успела заскучать? - появился на балконе Егор, поставил тарелочку с нарезанным сыром и шоколадкой на столик, здесь имеющийся, зажег свечу, приготовленную женой, чтобы выключить свет, но все видеть, и стал открывать шампанское.
  - Дорогой, я по тебе всегда скучаю, - фраза предназначалась для соседки сверху, которую девушка имела счастье заметить, высунувшись в окно, поэтому Люда показа пальцем в потолок, ведь Егор предупреждал, что их могут проверить.
  - Меня это радует, - так же громко ответил он, поняв ее, тихо вскрыл бутылку, только дымок пошел, и разлил вино по бокалам, - За тебя! - предложил он, взяв один и протянув жене другой.
  - Нет, - улыбнулась, покачав головой, - За нас! Чтобы у нас все было хорошо!
  Она чуть стукнула свой бокал о его, и сделала несколько глотков.
  - Я об этом целый день мечтала, - вздохнула Людмила, блаженствуя, прикрыла глаза.
  - Так это я сейчас твою мечту исполнил? - усмехнулся Егор, отпив половину.
  - Ты сегодня не первый раз это делаешь, - завила она, убрав бокал на столик, и взяла шоколад.
  - Да, ладно? - он был удивлен.
  - Серьезно, - кивнула и стала перечислять, - свадебные букеты, которые мне доводилось видеть, состояли в основном из роз или лилий. Мне же всегда хотелось, чтобы все было не как у других и букет в том числе. Ромашки были пределом мечтаний. О смокинге ты и сам знаешь. Ты умело вел меня в вальсе, а я ведь за всеми приготовлениями, забыла спросить тебя об этом, хотя разучивала его со Стасом именно для свадьбы, чтобы он стал первым танцем. Ты всегда был рядом со мной, а не со своими друзьями. И главное: для меня никто никогда не пел, да еще так искренне.
  Люда повернулась к распахнутому окну и глубоко вдохнула воздух, слезы снова наворачивались на глаза. Муж подошел сзади и обнял ее, а она поняла, что это именно то, что ей сейчас нужно. И в данный момент все равно, что это значит.
  - А хочешь, я тебе еще спою? - предложил он, примостив голову у нее на плече. Приятно было сознавать, что все сделанное оценено, а не осталось незамеченным, хотя и не вкладывал во все это особого смысла.
  - Хочу, - улыбнулась она, слегка повернувшись к нему, поэтому увидела, что он прямо здесь петь собрался, - нет, только не сейчас! Народ перебудишь! Лучше как-нибудь со сценой и микрофоном.
  - Договорились, сходим после свадебного путешествия в одно место, - легко согласился парень.
  - Ты где-то учился?
  - Не совсем, - он подумал и решил рассказать сначала, - Мой отец мастерки играл на аккордеоне. Мне это безумно нравилось, и еще в пять лет я попросил его, меня научить. Нехотя, он показал мне несколько аккордов, а я потом уговорил маму отвести меня в музыкальную школу, где провел почти все детство. И все ради того, чтобы отец меня заметил. Но я никогда ему не был нужен, и любая фальшивая нота, даже если была единственным огрехом в уроке, его раздражала. Он называл меня безруким, а я из кожи вон лез, чтобы эти самые руки куда-нибудь удачно пристроить. Когда он ушел, я попробовал и другие клавишные. Освоил фортепиано и синтезатор. Так, чисто для себя.
  На первом курсе, мы с Иваном попали на вечеринку наших одногруппниц. Девчонок нужно было развлечь, Ванька предложил мне сыграть на тамошнем фортепиано. Я и сыграл. А потом меня стали звать на все университетские мероприятия. В первый же Новый год мне дали главную роль в капустнике. В тот раз меня решили сделать Казановой, и играть я должен был каждой своей возлюбленной. Мне удалось написать мелодию, Иван на это даже стихи сочинил, и попробовал я петь. Слух-слухом, а голосом я не владел, можно сказать - совсем. У одной из наших сокурсниц мама занималась именно постановкой голоса. По просьбе дочери, она меня всему и научила в сжатые сроки. Чтобы ничего не упустить, я записывал ее уроки на диктофон, потому продолжал самосовершенствоваться в этом вопросе и позже. Вот и научился. Вальс и другие танцевальные движения тоже происхождением из университета.
  Все. Теперь твоя очередь рассказывать.
  - Что ты хочешь узнать? - спросила девушка, все еще находясь в его руках.
  - Почему ты любишь драться?
  - Я не люблю, просто так получается, - возразила она, - Когда я превратилась из гадкого утенка в приличную девушку лет так в пятнадцать-шестнадцать, на меня посыпалось внимание озабоченных мальчиков. С постоянным кавалером было как-то проблематично: нахалов я терпеть не могу, паиньки раздражают, а что-то среднее - большая редкость. Во всяком случае, мне тогда нармальный парень не попадался, а нахалы, к тому же, часто норовили потискать. От воспоминаний первого поцелуя, меня до сих пор тошнит, потому что это было пьяное вонючее чучело, прижавшее меня к стене школы, для начала съездившее мне по лицу. В долгу я тогда все же не осталась, стукнула его коленкой промеж ног, и потому спаслась. А когда папа увидел финиш под глазом, решил меня научить приемам самообороны, на что я с радостью откликнулась. Первый, на ком я отработала полученные навыки, было чучело. Сделала я это намеренно прилюдно, чтобы другие знали, что я не беззащитная. Папу, правда, потом в школу вызвали, но зато приставать ко мне стали значительно меньше, а меня прозвали маленькой стервой. Вот собственно и все, - она развернулась к нему с веселой улыбкой на лице, и Егор опустил руки, - хочешь, продемонстрирую свои способности?
  - Нет, уж, - рассмеялся муж, - спасибо, я уже видел однажды в кафе.
  - Видел? - удивилась Люда, снова взяв бокал.
  - Да. Именно поэтому решил вынести тебя на плече, - он последовал ее примеру и бокалы их снова соприкоснулись, издав тихий звон, - чтобы ты на меня так же не набросилась.
  Мила сделала несколько глотков и покосилась на уютное креслице, так и манившее к себе, а ножки уже громко шептали, что очень устали.
  - Жаль, что у тебя здесь одно кресло, - вздохнула она.
  - Во-первых, у нас, - поправил ее Егор, - во-вторых, мне одному два кресла ни к чему, а раз уж нас стало двое, второе скоро приобретем. И в-третьих, это не проблематично, - улыбнулся он, сел сам и потянул ее за руку, - садись.
  - Уверен? - с сомнением покосилась она на мужа.
  - Веди себя прилично, и все будет в порядке, - кивнул он и потянул сильнее. Нравилось ему ощущать ее в своих руках
  Вернув бокал на стол, девушка села ему на колени, чувствуя себя несколько неловко, зато ножки, оторвавшись от пола, запели каждой клеточкой.
  - Расслабься, я тебя не изнасилую, - улыбнулся парень, поняв ее напряженность.
  - Естественно, я же на это сама соглашусь, - проворчала она.
  Несколько секунд молчания.
  И как после этого заявления держать себя в руках? - подумал Егор.
  Люда почувствовала на себе насмешливый взгляд и повернулась к нему лицом. Ее наивный вид не мог его не рассмешить, и балкон залил дружный хохот.
  
  - Ты время засекал? - много позже спросила Людмила.
  - Да, - Егор взглянул на дисплей телефона, лежавшего на столике, - у нас еще полчаса.
  - Это хорошо, - сделала новый глоток девушка, - расскажи про талисман.
  - Его смастерила мне мама перед смертью, - он тяжело вздохнул, - маленькая куколка из ниток, позже покажу. Сказала, что будет приносить удачу. Я поверил, носил всегда с собой, а мама все равно умерла. Я тогда решил, что нет в этой кукле ничего, забросил в ящик стола, и пять лет о нем не вспоминал. А в прошлом году нашел случайно, вспомнил маму, и куколка показалась ее маленькой частичкой. Положил в карман и пошел в университет. В тот день я познакомился с Дашей. Когда она предложила мне работу, я понял, что это удача. Хоть и не был уверен, что это заслуга талисмана, все же решил его таскать с собой. И знаешь, этот год не показался мне таким уж сложным. Возможно, это просто срабатывает психологический настрой, а может быть он и правда помогает. Однако в день нашего знакомства, я его забыл, и возвращался за ним, так как меня ждало судебное заседание. Его отменили, а я встретил тебя, и как мне кажется это тоже удача.
  - Лично для меня - да, - согласилась Люда, - не известно, где бы я в тот день окочурилась, и осталась ли жива, если бы не ты, мое "спасение".
  - Ты для меня тоже спасение, - искренне произнес муж, любуясь ею в свете одинокой свечи.
  - Не смотри на меня так, - смутилась девушка.
  - Как?
  - Так, как сейчас, понравлюсь еще.
  - Ты и так мне нравишься, - как само собой разумеющееся сказал Соболев.
  - Давай лучше без этого, - она занервничала, - а то ты потом меня отпускать не захочешь.
  - А ты захочешь уйти? - проникновенно спросил он, понимая, что не сможет целый год сдерживать свое влечение к ней, и рано или поздно, их брак станет похож на настоящий. Но подумал, что для начала, им не помешало бы друг к другу привыкнуть. Что легко достижимо в их ситуации. Только нужно немного потерпеть.
  - Захочу, - уверенно заявила она, надеясь, что скоро их притяжение пройдет, и они останутся только друзьями. Нужно только избежать близости, поцелуев, и всего остального подобного рода. Не учла она, что сейчас сидит у него на коленях, прислонившись к его груди, вдыхая его аромат, а его рука покоится на ее пояснице, и все это доставляет ей удовольствие.
  - Мил, прошу тебя, - Егор улыбнулся и продолжил тихо, - никогда не зарекайся, иначе все сбудется с точностью да наоборот. Ты уже однажды не надеялась меня увидеть снова и назвала братом, а я стал твоим мужем. Как думаешь, что будет теперь? Если мы собрались разбежаться через год, а уже сейчас нас влечет друг к другу. Что даже не можем нормально решить, нужна нам брачная ночь или нет.
  - Подозреваю, нам пора по комнатам, - пробормотала Людмила, понимая, что он прав.
  - Как скажешь, любимая, - вдохнул он напоследок ее аромат и помог подняться.
  Девушка поспешила скрыться в своей спальне, а молодой человек забрал пустые бокалы, тарелку и бутылку, потушил свечу и пошел на кухню. Вымыл посуду. Собрался принять душ. Пошел в спальню за халатом, понимая, что щеголять по квартире в одном полотенце пока не желательно, но в коридоре столкнулся с женой.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 28.02.14
  
  - Ты чего еще не спишь? - возмутился он, - Время тикает!
  - Помоги мне шпильки из прически достать, - жалко попросила девушка, - их там, наверное, около сотни, руки уже затекли. И с корсетом я тоже сама не справлюсь, а по-другому платье не снять. Молния еще утром сломалась, и Лена мне ее аккуратно зашила.
  - Руками? - уточнил супруг, подозревая, что такой шов можно запросто распустить, и стал вытаскивать шпильки.
  - Если бы, - вздохнула жена, поняв ход его мыслей, - Машинкой. Папа от ее родителей привез.
  Вскоре фата была снята. Еще спустя пару минут, светлые волосы рассыпались волнистым водопадом по плечам. Егор убрал шпильки на комод, опустил взгляд на частую ленточную шнуровку по обнаженной спине и про себя чертыхнулся, решив, что, как не пытайся, а от судьбы не уйти им сегодня.
  - Ты развяжешь? - спросила Люда, чувствуя, что за спиной ее творится что-то неладное.
  - Конечно, дорогая, - преувеличенно равнодушно ответил тот, потянув одну ленточку, и бантик распустился.
  - Егор? - ей не понравился его ответ.
  - Что? - методично медленно поддевая пальцами перекрещенные ленточки, он ослаблял корсет, в то время, как воображение уже рисовало ему обнаженную жену, и картина эта немало его заводила, а вид открывающихся участков бархатистой кожи подливал масла в огонь.
  - Все нормально? - глухо уточнила она, так как его пальцы жгли ее, заставляя забыться.
  - Вполне, - недобро ответил муж, и девушка отскочила от него, придерживая платье руками. Но он тут же ухватил ее локоток, притянул к себе и склонился к губам, а в глазах его уже полыхало пламя, - Раньше нужно было сказать, что платье придется снимать мне, - проговорил он с полуулыбкой.
  - Почему? - наивно распахнула она глазки, в то время как сердце пыталось выпрыгнуть из груди, а к голове прилила кровь, помутив разум. Иначе она тут же спряталась бы за дверью в свою комнату, а не таяла под его взглядом, громко кричащем о намерениях своего хозяина.
  - Не пришлось бы гадать "надо или нет", - жарко прошептал Егор, развернул ее на сто восемьдесят градусов, аккуратно убрал волосы со спины, и продолжил развязывать ленты, осторожно целуя ее плечи, чувствуя, как она дрожит от каждого прикосновения.
  Это стало сладкой пыткой для Людмилы. Закрыв глаза, она прерывисто вздохнула, ощущая, как кровь горячим вином разливается по всему телу, все больше дурманя сознание. Возвращаться к "разумным" доводам ей совсем расхотелось, ведь тогда эти чудесные прикосновение закончатся, а она желала нежиться в них и дальше. А мысль о том, что человек, дарящий сейчас ей это блаженство, ее фиктивный муж была послана к праотцам.
  Но вот ленточки кончились. Он продолжил поцелуи по ее шее, продвигаясь к губам, а руки между тем проскользнули под корсет, легли на живот и стали медленно продвигаться вверх, где обняли ее груди, чуть сжав соски, освободив ее стон. Ее руки разогнулись, платье упало на пол. Она отклонила голову ему на грудь, губы ее раскрылись, словно от жажды, и в тот же момент их накрыли его. Горячие, с привкусом шампанского, мягкие, нежные и в то же время требовательные.
  Найдя в себе силы развернуться лицом, она прижалась к нему, забывая обо всем на свете, только осознавая, что это еще не ее прилив, и она все будет помнить. Это понимание новой радостной волной захлестнуло ее. Она чувствовала себя искренне счастливой вот здесь, сейчас, в его руках, ласкающих ее трепещущее тело, разжигающих необыкновенное пламя желания.
  - Ты, кажется, не хотела оказаться в моей постели, - пробормотал Егор, с трудом оторвавшись от ее губ.
  - Придушу, если ты меня вот так бросишь, и забаррикадируешься, - выдохнула Люда, открыв глаза, боясь, что он сейчас отступит.
  - И не мечтай, - усмехнулся он, подхватил ее под ягодицы, и она послушно обвила его ногами, - мы идем к тебе.
  - Это ты идешь, - весело заметила девушка, глядя в его лицо, - а я лечу!
  - Да хоть плыви, только не останавливайся, а то упадешь больно, - тихо пробубнил муж, уложил ее на неразобранную постель и снова впился в ее сладкие губы, и она не успела уловить смысл его слов, зато получила новую порцию желанных прикосновений. А сама расстегнула пару пуговиц на его рубашке, и потянула ее наверх, чтобы не церемониться с остальными. Егор поднялся, сдернул с себя одежду и отправил ее на пол
  - А боксеры зачем оставил? - удивленно спросила жена, когда он лег рядом с ней.
  - Но ты же еще в чулках и стрингах.
  - Разве?
  Муж спустил руку с ее живота вниз, и белья на ней не обнаружил, зато понял, что она уже готова принять его. Но она точно была не согласна с таким положением вещей, потому толкнула его на спину и села сверху, с превосходством глядя в его глаза, а свет из прихожей, льющийся в открытую дверь, позволял видеть их туманный блеск. Легкое прикосновение тонких ноготков к квадратикам пресса, и он вздрогнул, а она продолжила свою игру, рисуя ими кружевные узоры на его груди. Приятно было ощущать под своими пальцами тренированное тело, и она улыбалась.
  Его ладони легли на ее бедра, стали подниматься выше, поглаживая ее спину, бока и живот, чуть дольше задержались на груди, сильнее заострив ее, и двинулись дальше к плечам. Он сел, зарывшись пальцами в ее волосы на затылке, и стал, дразня, целовать ее губы, чуть увлечет за собой, останавливается на секунду, и начинает сначала. Не контролируя себя, Мила стала теряться в удовольствии, обняла его крепко за плечи, и прижалась всем телом, жаждая поскорее заполнить сладко ноющую пустоту внутри себя. Егор это понял, и остановился, глядя на нее. Ему безумно понравилось ее теперешнее податливое состояние. Просунув руку между их разгоряченных тел, он аккуратно раздвинул влажные складки и проник пальцем в ее лоно.
  Люда всхлипнула от пронзившего ее удовольствия, и склонилась головой на его плечо.
  - Хорошо, но мало, - выдохнула она.
  - Чуть-чуть подожди, - попросил он, опустив ее на подушку.
  - Не уходи, - схватила она его за руку.
  - Надо взять одну штучку, - выбираясь из постели, ответил муж, уверенный, что сейчас, как никогда, нужно позаботиться о последствиях.
  - Ты точно вернешься?
  - Конечно, - глядя в ее лицо, он провел тыльной стороной кисти по ее щеке и шее, обрисовал кончиком пальца контур ее соска и лизнул его игриво, - по мне разве незаметно?
  - Не надо резинки, - попросила Людмила, не желая его отпускать.
  - Ты пьешь таблетки?
  - Нет.
  - Хочешь ребенка?
  - Нет!
  - Тогда какие могут быть вопросы?
  - Я не люблю...
  - Веришь, я тоже, - он улыбнулся, - но раз уж нам обоим не нужны проблемы, лучше ими воспользоваться.
  - Но...
  - О-о, не издевайся! - взмолился Егор, - Сама ведь потом не захочешь, чтобы я выходил в ответственный момент.
  Чмокнул ее в нос и с грацией слона поспешил в свою комнату, споткнувшись о свои же вещи и едва не выбив дверь.
  Его не было не больше минуты, а она уже вся извелась, боясь, что он вообще не придет, а это было бы жестоко. Мало того, что она изнывала от желания, так еще холод мгновенно пробрался в постель. Он был ей нужен, но она еще не понимала, как сильно. А когда он пришел, бросилась в его объятья, совсем забыв, что еще полчаса назад хотела избежать этой близости.
  Страсть приняла их в свою пучину, но не смогла затмить нежность. В сплетенье тел, допив свое желание до дна, они не разомкнули рук, не разошлись уста, а только на мгновение остыли, чтоб снова слиться в жарком страстном танце. Они дарили друг другу блаженство, не сознавая, сколь органично это происходит. Им не нужны были слова, а бессвязный шепот, ничего не значил, только ласкал слух. Думать о чем-либо они даже не пытались, зная, что это может все испортить, а им сейчас было так хорошо в этом забытьи. Она вскрикнула, расцарапывая его плечи в кровь, опередив его всего на секунду. Еще пара движений и он гулко выдохнул, освободил ее, но тут же был притянут к ее груди, поэтому покорно лег, и стал слушать, как быстро бьется ее сердце. А она принялась ворошить пальцами его волосы, понимая, что его тяжесть ей сейчас необходима. Ее мир сейчас ограничивался только им, и ничего другого не требовалось.
  И это было счастье. Неожиданное. В чем-то даже неправильное. Беззаботное. Но такое теплое и нужное им обоим сейчас, словно в награду за все трудности прошедшие и предстоящие. Чтобы только они могли знать, что оно возможно, только протяни руку и забудь обо всем.
  Егор, как-то легко понял, когда начался ее "прилив любвеобильности", но только усмехнулся, продолжая наслаждаться первой брачной ночью. Это было уже не важно. Теперь не возникало необходимости сдерживать ни ее, ни себя. А Люда даже была рада таким образом потерять рассудок, потому что безумство, происходящее между ними, отказывалось нормально укладываться в ее голове.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 2.03.14.
  
  15 июля, суббота
  Однако утро стало не таким радужным, какой была ночь, потому что, проснувшись, ни один из них не знал, что делать дальше. Оставлять все как есть, рискуя влюбиться, или постараться забыть все прекрасное, так отчетливо оставшееся в памяти.
  Люда открыла глаза. Ее муж еще спал, обнимая ее. Аккуратно, чтобы его не разбудить, выскользнула из постели и убежала в ванную, села в теплую воду и расплакалась. Она прекрасно помнила первый час их безумства, но жалела об этом, хотя ни с одним другим мужчиной она так не забывалась. В большинстве случаев она играла, и Лев не был исключением. Ей было хорошо с ним, но не так, как с Егором. С мужем этой ночью она не была ведущей или ведомой. Слишком много в этом было единства, от того становилось страшно. Поэтому для нее было бы лучше, если бы все происходило в прилив, чтобы легче было забыть. Но увы. Ее странная память все впитала, как губка.
  А она боялась стать зависимой от него, не в материальном плане, а в духовном и физическом. Она боялась в него влюбиться, потому что раньше ее любовь приносила только боль. Она не хотела оставаться с ним в браке дольше года, потому что это ограничивало ее свободу, хотя здесь она опиралась скорее на какое-то общее мнение, чем на собственные соображения. А еще она боялась, что рано или поздно, он захочет оставить ее при себе, и сделает ребенка, как Илья, чтобы не сбежала, и она не была уверена, что аборт в ее случае безопасный вариант, да еще учитывая, что она так и не узнала его резус.
  Додумавшись до резуса, Мила утерла слезы, понимая, что это ее шанс, в случае, если все пойдет не так, как надо. Она сможет убедить Егора, если он до этого додумается, что у них не может быть детей. Если придется, подключит к этому Леву.
  А если у мужа резус отрицательный? - усмехнулся внутренний голос.
  Не может быть таких совпадений! - отмела эту мысль Людмила, окончательно успокоилась и за завтраком решила поговорить об этом. Сделала воду привычной температуры, быстро вымылась. Вылезла, обтерлась полотенцем, накинула халатик и выскочила в коридор, нос к носу столкнувшись с супругом, от чего уверенность ее мгновенно пропала, а ноги предательски подогнулись, ощущая его так близко, поэтому ей пришлось прислониться к двери.
  - Доброе утро! - проговорил он почти бесцветным голосом, прибывая в некоторой растерянности.
  Он сам не знал, что дальше будет. Засыпая, он предполагал такой поворот дела, но оказался к нему не готов. Он не знал, что должен сказать или сделать, чтобы разрядить обстановку. И сейчас все бы отдал, чтобы услышать ее мысли. Но в ее глазах отчетливо читалась тревога.
  Его руки сами тянулись к ней, но все тело сковала жестокая оторопь, не давая возможности пошевелиться. Он ждал ее сидя на полу возле ванной комнаты уже не первую минуту, надеясь, что она не додумается с собой чего-нибудь сотворить. Он слышал, что она плакала, но не знал, что нужно сказать, чтобы она успокоилась, поэтому и не стучал в дверь. Он испугался за нее, когда решил, что в ванной уже слишком долго тихо, и не слышно ни плеска воды, ни ее всхлипываний, потому решил постучать, но она вышла. В первое мгновение он обрадовался, что с ней все хорошо, но ее затравленный вид убил все желание радоваться и улыбаться, вернув растерянность.
  - Д-доброе, - едва выговорила девушка и, собравшись с силами, метнулась к себе в комнату.
  Самоубеждение больше не помогало. Бежать ей пришлось мимо платья, так и оставшегося в коридоре, а в спальне на полу лежали его вещи. Даже на постель Люда не решилась броситься, чтобы снова разрыдаться, потому как она пахла мужем.
  Егор вздохнул и пошел умываться, а когда вышел из ванной жены уже и след простыл. Найдя свой телефон, он позвонил ей, но она не взяла трубку. Набрал ее номер с домашнего...
  - Вернись, пожалуйста, - попросил искренне, едва услышал ее голос, зная, что в первую очередь нужно сказать самое важное, а не просить выслушать.
  - Извини, - она опять плакала, - мне нужно побыть одной.
  - Где ты будешь?
  - Я не знаю...
  Ее слова преследовали противные гудки, и Егор их слушал, глядя в окно, за которым лил дождь.
  А ведь у нее наверняка нет зонта, - подумал он, - промокнет насквозь. Сегодня прохладно. Заболеет. А мы летим в свадебное путешествие. Значит, она проваляется весь отдых в номере с температурой, кашлем и насморком. Ничего не увидит и не отдохнет, как следует.
  Жаль, что все так получилось. Не надо было позволять организовывать все это мероприятие, и ничего бы не произошло. Или наоборот, стоило обратить на нее внимание еще в мае и начать ухаживать, тогда все было бы логичнее и не так плачевно.
  Ну, да! И брак был бы у нас именно настоящим!
  Додумался! Тогда бы она точно на это не согласилась! Она ведь не хочет...
  А я хочу?
  Я о таком не мечтал. И жениться не собирался...
  Что бы ни приходило в голову Егору, все казалось ему каким-то бессмысленным, и выход никак не находился. В результате он позвонил другу.
  - Ты дома?
  - Да, - ответил Иван сонно.
  - Я приду.
  - Зачем? - мгновенно проснулся он.
  - Поговорить, - Соболев отключил связь, взял ключи, зонт и вышел из квартиры.
  Он хоть и не был изнеженным, вздрогнул от холодного ветра, налетевшего с реки, и еще больше стал беспокоиться за жену.
  Ванька жил по другую сторону Буденовского проспекта, потому идти Егору было не далеко.
  - А с женой поговорить нельзя? - возмутился Иван, едва открыв дверь.
  - Она сбежала, - вздохнул друг.
  - Что значит...
  - Я не ясно выразился? - огрызнулся Егор.
  - У-у, брат! Я смотрю дело серьезное, - рассмеялся Ванька, - Проходи, я один. Родители на даче. Стоп! - он опомнился, пока товарищ снимал туфли, - А почему ты за ней не побежал?
  - Куда? Домой? - удивился Соболев, - Она туда не пойдет, да и не к кому из своих родственников тоже, потому что никто не знает правду, а значит поговорить ни с кем из них нельзя. А ей это сейчас жизненно необходимо, потому что самой не получается все разрулить.
  - А ты помочь не мог? - Иван направился на кухню.
  - Она меня ни видеть, ни слышать не хочет, - последовал за ним Егор.
  - Чай будешь?
  - Давай, - кивнул он, - Если честно, я бы сейчас чего-нибудь покрепче выпил, только не уверен, что сегодня за руль садиться не придется.
  - Тебе же нельзя, - удивился Ваня.
  - Нельзя, - Егор вздохнул и сел за стол.
  - Что случилось-то?
  - Брачная ночь.
  - Ну?
  - Что "ну?"! Вань, мы ведь не подарки рассматривали! Она испугалась, что теперь наш брак стал настоящим! Она не хочет этого, понимаешь? Она боится серьезных отношений, а учитывая, что мы уже женаты, они другими не будут. А страх этот от того, что последние из них закончились в больнице выкидышем. Думаешь, она хочет повторения? Вряд ли, - это Егор подчерпнул из вчерашнего общения, решив, что проживание Люды с Ильей некое подобие чего-то серьезного, - И никакие мои убеждения по этому поводу не подействуют, так как она еще не может мне доверять. Для этого нужно время, а у нас его было не то чтобы мало, его вообще не было!
  - Да, ты хорошо понимаешь ситуацию, - похвалил друга Иван.
  - Лучше бы я это понял, до того, как предложил стать ей женой, - Соболев взъерошил волосы пятерней и откинулся на спинку стула, - Я ведь обещал ей только фикцию.
  - А, то есть вчера вы всю свадьбу фиктивно самозабвенно целовались? - рассмеялся его товарищ.
  - По другому не получалось, - пробубнил Егор себе под нос.
  - Вывод: тебе нужно найти жену и снова ее поцеловать, чтобы забыла, чего хотела...
  - Она, скорее всего, сейчас у любовника, - чуть подумав, ответил он, и процедил сквозь зубы, - где он живет мне не известно.
  - Это ты сейчас так фиктивно ревнуешь?
  - Какое к черту "фиктивно"! - Соболев взорвался, вскочил со стула и принялся бродить из угла в угол, - Да, меня влечет к ней! Сильно! Мы вчера три часа сидели на балконе, чтобы отсрочить расставание на ночь, а когда оказалось, что она сама не может снять платье, у меня голову снесло! И еще полночи мы не вспоминали, что это фикция! А утром... - он остановился, глядя в окно, и продолжил с болью в голосе, - она была так подавлена. Она плакала, а я ничего не сделал, чтобы ее успокоить. И сейчас тоже не знаю, что делать, - закончил совсем тихо.
  - Сядь, и не мельтеши, - попросил друг, став серьезным, налил чай, поставил на стол чашки и вазочку с печеньем, и когда Егор опустился на табурет, предложил, - Сначала разберись в себе - нужен тебе настоящий брак с ней или нет.
  - Я не знаю...
  - Уже хорошо, - заметил Иван не без насмешки, - Не так давно ты бы сказал, что тебе это нужно, как мертвому припарка. Так?
  - Да, - согласился Егор, сделав глоток горячего чая.
  - Чем быстрее ты определишься, тем проще тебе станет действовать, - стал рассуждать Ваня, - Если жена тебе не нужна, хотя я в этом очень сомневаюсь, извинись, скажи, что это больше не повториться, и перестань на нее смотреть, как на девушку - просто предмет интерьера в твоем доме на ближайший год. А если нужна - согласись на все, что она просит, но скрести пальцы за спиной, и начни все сначала, как если бы вы только стали встречаться.
  - Откуда такие познания?
  - Это ты у нас Казанова, а я человек серьезный. Кстати, мне тут Яночка поведала одну интересную вещь, якобы у Людмилы в телефоне жучок стоит - Евгений Борисович озаботился поставить. Может есть смысл ему позвонить?
  - Нет, - возразил Соболев, - у меня есть идея получше...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 4.03.14.
  
  -Ты дома?
  - Да, и только три часа, как лег спать после смены, - возмутился Лева.
  - Через полчаса буду, - сообщила Людмила.
  - С ума сошла... - но она его уже не слышала.
  Лев был единственным человеком, посвященным в ситуацию, поэтому Люда и поехала к нему, зная, что с ним можно поговорить откровенно.
  
  - Красота, ты только вчера замуж вышла, а уже примчалась, - стал опять возмущаться мужчина, впустив ее в квартиру, - Кто так делает... да ты вся мокрая! - оглядел ее с ног до головы, - Ну-ка марш в ванную!
  Людмила, продрогшая до костей и до нитки промокшая, ведь выбежала она в тонкой маечке и коротких джинсовых шортиках, сопротивляться и не подумала, сняла балетки и пошла в указанном направлении.
  - Набирай полную ванну воды потеплее, - распоряжался хозяин квартиры, - а я сейчас принесу сухие вещи и чай с малиной сделаю.
  
  - Вот что мне делать? - поведав всю историю, спросила Люда, сидя на диване под теплым пледом с очередной кружкой чая с малиной.
  - Я вообще не вижу причин для паники, - усмехнулся Лев.
  - Ну, как же...
  - Люда, то, что вас сейчас влечет, еще не значит, что вы обязательно влюбитесь друг в друга, - попытался он успокоить девушку, говоря то, что она хочет слышать, - и не факт, что вы сможете продержаться вместе больше намеченного времени.
  Мила с сомнением посмотрела ему в глаза.
  - Отпусти ситуацию, - предложил Лева, - станет легче и тебе и парню. Вам еще жить вместе. Если оба постоянно будете в напряжении, ничем хорошим это не обернется. Ругаться будете постоянно по любому поводу, а вашем случае это не желательно. Да ты и сама все это знаешь, только что боишься...
  - Боюсь, Лёв, - согласилась девушка, - очень боюсь...
  
  Пару часов спустя. Звонок в дверь. Лев поплелся открывать.
  - Чем обязан? - спросил он незнакомца.
  - Мила здесь? - уточнил Егор.
  - Муж? - догадался Лева.
  - Он самый, - стараясь оставаться равнодушным, ответил Соболев, хотя его раздирала ревность.
  - Проходи, - предложил хозяин, гость вошел и закрыл за собой дверь, - брось ревновать, нас с Людой, кроме дружбы, ничего больше не связывает.
  - А раньше связывало?
  - Да, но не долго, - доктор примирительно улыбнулся и протянул руку, - Лев.
  Парень ответил на рукопожатие, но посмотрел на него ошалело.
  Я что, должен котиком представляться?
  - Что?
  - А имя есть?
  - Лев - это мое имя, - усмехнулся хозяин.
  - Извини, Мила о тебе рассказывала, и я решил, что это прозвище.
  - Не страшно, я уже давно привык к подобному. Чай, кофе?
  - Нет, спасибо, нам ехать пора...
  - Люда спит.
  - Будить придется, - пожал плечами Соболев, - самолет нас ждать не будет.
  - Прямо по коридору.
  - Благодарю.
  - Стой, - вдруг попросил его Лев, - скажи у тебя какой резус?
  - Тебе зачем? - удивился Егор.
  - Это важно при решении задачи, нужен вам нормальный брак или нет.
  - Каким образом?
  - В том случае, если у тебя положительный резус, с деторождением будет несколько проблематично.
  - А если отрицательный?
  - Для нее, - Лев показал на дверь, - это самый лучший вариант. Только вот темы детей она очень боится, даже больше, чем нормального брака, потому ты ей пока не говори об этом, Иначе паниковать будет гораздо сильнее.
  - Понял, - Егор улыбнулся, не ожидал он найти в лице предполагаемого любовника жены союзника, - спасибо.
  Он вошел и тихо притворил за собой дверь. Люда спала на диване в синем мужском махровом халате под шерстяным пледом.
  Значит, прогрелась, - обрадовался Егор, оставил рюкзак на кресле и сел рядом с ней на край дивана. Взял ее ручку и аккуратно сжал.
  Люда открыла глаза, увидела мужа, мгновенно пробудилась, выдернула руку и села, отодвинувшись от него.
  - Зачем ты приехал? - спросила далеко не радостно.
  - Пять часов до вылета, - проговорил муж тихо, стараясь оставаться спокойным, хотя внутри все клокотало от обиды - еще несколько часов назад она была так близка, а теперь к нему хуже, чем к чужому относится, - а ты еще вещи не собрала. Пора нам.
  - Я не хочу.
  - Не строй из себя капризного ребенка, - строго посмотрел на нее Егор и процедил сквозь зубы, боясь сорваться, - Это не я горел желанием поехать к морю. И это твой дядя подарил эти путевки на Мальдивы.
  - Тебе папа сказал, где я? - словно и не слышала его, предположила девушка.
  - Нет, твои родственники не в курсе, что ты от меня сбежала, - покачал головой, искренне сожалея, что между ними нет прежней легкости, - я привез тебе сухие вещи. Одевайся. Я жду тебя в машине у подъезда.
  Встал и вышел.
  
  Люда взяла рюкзак, оставленный ей мужем, достала вещи - джинсы, водолазку, носки, кроссовки в отдельном пакете, быстро оделась и вышла в прихожую.
  - Лёв, дай расческу, пожалуйста, - попросила она гостеприимного хозяина.
  - Что нужно было сказать человеку, что он вылетел отсюда как с пожара? - спросил он, внутренне посмеиваясь, и протянул ей щетку, - Если входил он в комнату положительно настроенный.
  - Тебя это не касается, - взбрыкнула Людмила, собирая волосы в хвост.
  - Мне кажется, он неплохой парень, - не обратил на это внимания мужчина.
  - Знаю.
  - Он ведь мог и не приезжать...
  - Спелись, да? - обернулась к нему разъяренная девушка.
  - Незачем на мне вымещать свое негодование, - спокойно произнес он, сложив руки на груди, - не я виноват, что ты не хочешь нормального брака, и нормально реагировать на нормальное влечение.
  - Иди ты знаешь куда... - девушка забрала свои вещи и ушла, хлопнув дверью.
  
  Егор успел сходить в магазин и купить сигареты, пока ее не было. Когда она села в машину, он еще курил.
  - Фу, надымил, - скривилась она, отмахиваясь от дыма, - так всю машину прокуришь!
  - Моя машина, хочу и курю, - бросил он, заводя двигатель.
  - Тебе вообще нельзя...
  - Без тебя разберусь.
  - Останови машину!
  - Прыгай, - насмешливо скривился Егор, прибавляя газу.
  Объездная дорога была почти пуста, скорость все увеличивалась. Люда глядя, как они обгоняют очередную машину, словно бы она стояла, начинала медленно и верно истерить. Взгляд ее остекленел. Она подтянула к груди колени, поставив ноги на край сиденья, обхватила их руками и стала раскачиваться взад-вперед.
  Егор, заметив это, крепко выругался.
  ...лучше бы ты плакала! - подумал он, сбросил скорость, завернул в посадку и остановился.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 6.03.14.
  
  Он вышел из машины, вытащил ее. Но она оставалась, как бревно.
  Сел на ее сиденье, посадил к себе на колени, обнял, прижимая ее голову к груди, но казалось, что все это бесполезно, не понимая, что прошло всего несколько секунд.
  - Черт!
  Некстати вспомнились слова друга: "...поцелуй, чтобы забыла..." - решил попробовать, и в первый момент подумал, что бетонную стену растопить легче, но продолжил. Вскоре ее губы смягчились, и Егор стал растирать ее спину и плечи, чувствуя, как она постепенно оттаивает.
  Люда придя в себя, совсем ослабла. От его тепла, в голову пробрался кружевной туман, застилая все здравое своим необыкновенным узором. Иначе она стала бы от него отбиваться. А она ответила. Жадно, словно бы только это и было ей нужно, и пылко, как будто бы и не ругались они несколько минут назад. Сейчас контролировать себя не получалось, ее тело прадательствовало, желая продолжения, подогреваемое его горячими руками под ее водолазкой на спине и груди.
  Соболев хоть и понимал, что жена оклемалась от шока, но не перестал ее целовать. Он не вспоминал подробности последнего получаса. Он не думал, о том, что будет дальше. Важно было только то, что есть сейчас. А сейчас в его руках была красивая девушка - его законная жена, и можно себе позволить то, что действительно хочется, не обращая внимания на действительность. И это не будет чем-то предосудительным. А учитывая, что она сама ему не только поддается, но и отвечает очень страстно, можно было предположить, что это привнесет некоторые перемены в их отношениях. Возможно даже в лучшую сторону. Главное сейчас ее сделать счастливой.
  Как же с ним хорошо! - вздохнула про себя Людмила.
  Просто чудесно, - согласился ее внутренний голос.
  Как бы хотелось, чтобы так было всегда...
  Все в твоих руках!
  И что мне делать?
  Лев тебе сегодня все объяснял.
  А если я опять влюблюсь, и история повторится? Он слишком хорошо ко мне относится, чтобы оставаться к нему равнодушной...
  Поверь, хуже уже не будет.
  Задыхаясь от желания, Люда стала упираться руками ему в грудь. Только муж уже не хотел ее отпускать. Кое-как отстранившись, она спрятала лицо у него под подбородком.
  - Я скорости боюсь, - прошептала девушка, закрыв глаза, пытаясь вжаться в парня.
  - О чем ты? - удивился он, - Я больше девяноста не выжимал. Мы на море ехали значительно быстрее.
  - Я этого не ощущала, - пожала плечами, понимая, что тогда она на скорость вообще внимания не обратила, потому предположила, - Вероятно, дорога была лучше.
  - Чего еще ты боишься? - вздохнул муж, поглаживая ее по волосам.
  - Тебя...
  - А не думать об этом никак нельзя?
  - А что будет, если я перестану об этом думать? - это был первый осознанный шаг навстречу, Люда чуть отстранилась и заглянула ему в глаза, - Что будет, если мы сейчас пойдем по пути влечения, а не разума?
  - Никому не дано знать, что будет наперед, - улыбнулся Егор, не зная ответа на ее вопрос.
  - Ты можешь хоть иногда отвечать более определенно? - нахмурилась молодая жена.
  - Могу только предположить два варианта развития: либо наш роман изживет себя, либо нет. Разве я могу давать гарантии, что будет так или иначе?
  - Угораздило же меня с тобой связаться, - вздохнула она, понимая, что он может еще десяток раз сказать то же самое другими словами, и снова умостилась у него на груди, желая спрятаться от всех проблем, просто слушая стук его сердца.
  - Нам ехать нужно, - напомнил муж.
  - Да, - спохватилась Мила и хотела уже встать, но он опять притянул ее к своим губам, выбивая из под ног оставшуюся опору. Снова загораясь, она запустила пальцы в его волосы, впиваясь наращенными ноготками в кожу, - Жаль, что здесь не все окна тонированы, - пробормотала она, когда его поцелуи переместились на шею и ушко.
  - Мир? - шепотом спросил Егор, согласный с ней в данный момент, а рукой, расстегнув джинсы, забрался ей в трусики к центру удовольствия.
  - Временное перемирие, - прерывисто выдохнула девушка.
  - Только "временное"? - коварно уточнил он, собираясь убрать руку, но наблюдая за ее реакцией.
  - Ну, хорошо... - поспешила согласиться Люда, не желая это прекращать, и Егор продолжил ласку, - ...хорошо... долговременное...только не останавливайся...пожалуйста...
  - А вещи кто будет собирать? - он любовался ее сладостно мучительным состоянием, и каждый ее стон отражался в его собственном теле, но оторваться он не мог и не хотел.
  - Там почти... все собрано... - больше она говорить не могла, для этого нужно было думать, а она сейчас могла только чувствовать, и ощущения ее были прекрасны.
  Понимая, что и сам уже не может терпеть, Егор вытолкал жену из машины, пересел на заднее сиденье, и затянул ее-безвольную к себе, снова впиваясь в ее губы. Поймав новую волну удовольствия, Люда стащила с него футболку, желая ближе ощущать его горячее тело, и отбросила ее куда-то в сторону. Туда же полетела и ее водолазка, а в следующее мгновение муж ртом завладел маленькой твердым шариком ее груди и потянул в себя. Раздался громкий стон и девушка выгнулась ему навстречу, прижимая его голову к себе, что вызвало его довольную улыбку.
  Ее тело стало чрезмерно чувствительным. Каждое его прикосновение заставляло ее извиваться. Сама того не понимая, она стала нетерпеливо ерзать у него на коленях. Налившаяся плоть требовала заполнения. Слов не нужно было, одно прикосновение мужа к ее ягодицам и она пересела в сторону, чтобы он смог приспустить свои джинсы, и закусила губы, лаская взглядом его напряженный детородный орган. Потом улыбнулась и провела ноготком снизу вверх по всей его длине. Парень на секунду зажмурился и тяжело выдохнул. Одной рукой потянул ее за шею к себе, а другой быстро оголил ее попку, удостоверился, что девушка уже готова, развернул спиной к себе и резко насадил на себя, рискуя сразу излиться. Поэтому чуть помедлил, лаская ее живот и грудь, и снова спустил руку к маленькой горошине во влажных складках. Она задрожала, сильнее вжалась в его бедра, и стала активно двигаться, совсем не ощущая, что в машине этим заниматься тесно и неудобно. Егор, как мог, старался сдерживаться, желая и ее довести до оргазма, потому продолжал стимулировать пальцем ее клитор, мять ее грудь и целовать ее плечи и шею.
  Общий вскрик поразил силой эмоционального всплеска их обоих. Словно электрический разряд прошел из одного раскаленного тела в другое, разливая колючие искры в каждую клетку. А в глазах вспыхнули миллиарды фейерверков разом, ослепив абсолютно, и Люда даже решила, что теряет сознание. Когда судорога перестала сковывать ее, она обессилено откинулась на грудь мужа, закрыв глаза и улыбаясь. Он еще пару раз содрогнулся в ней и тоже расслабился, еще ощущая, как ее плоть сжимается вокруг его. Егор обнял ее, поцеловал в висок, так же довольно улыбаясь, прикрыл глаза, и отклонил голову на спинку сиденья.
  - Наверное, нужно было спросить об этом раньше, - тихо проговорил он, очень боясь ее обидеть, но ему казалось это важным, - но... я надеюсь, ты не была против, что я в тебе остался?
  - Если бы была, уже возмущалась бы, - промурлыкала Люда, понимая, что бесилась бы, если бы он снял ее с себя, - а ты отдаешь себе отчет о возможных последствиях?
  - Вполне.
  - Не боишься?
  - Нет, кроме того, что мы можем опоздать на самолет, - предупрежденный Львом, подкрепившись ее словами, Егор решил, что она позаботится о том, чтобы сейчас у них не возникло потомства. На примере Аси, он понял, что дети - сугубо женская прерогатива, и никакие убеждения не помогут, если женщина решила родить.
  - Успеем, - умиротворенно вздохнула Людмила, не желая разрывать их нынешнего единения даже на расстояние вытянутой руки, и слегка пошевелила бедрами.
  - Не начинай, - с улыбкой попросил Егор пересадил ее на сиденье, - а то мы сегодня точно никуда не улетим.
  Поцеловал обнаженное плечо, оделся и пересел за руль, не дожидаясь, пока она займет свое место, выехал на дорогу.
  - Времени мало, - сообщил он, - ехать придется быстро. Поэтому пристегнись, закрой глаза и подумай о чем-нибудь очень приятном.
  Люда, понимая, что в его словах есть смысл, послушалась, только вот отвлечься на что-то приятное, у нее не получилось, не слишком аккуратно залатанный асфальт давал о себе знать, Скорость казалась сумасшедшей, особенно когда Егор объезжал очередную яму, и девушке снова становилось страшно.
  - Самое время тебе спеть, - предложила она, вспомнив, что вчера это полностью выбило ее из реальности и понадеялась, что сейчас произойдет тоже самое.
  - А ты плакать не будешь? - Егор улыбнулся, украдкой взглянув на нее в зеркало заднего вида.
  - Нет.
  Соболев чуть помедлил, в голову пришла странная мысль, и он запел. Колыбельную. "Спи моя радость усни". Причем грубо фальшивя. После третей строчки, когда "птички уснули в пруду", Люда прыснула заразительным смехом, напрочь забыв о страхе.
  - Ну, вот, я стараюсь, а ты смеешься, - в шутку обиделся Егор.
  - Где ты видел, чтобы птички в пруду спали? - сквозь спазмы смеха в животе спросила девушка.
  - Не спят? - серьезным голосом уточнил он.
  - Да-а, таким я тебя еще не видела, - заметила девушка, пытаясь успокоиться.
  - Да мы вообще с тобой мало знакомы, - улыбнулся муж, - Думаю впереди у нас еще много сюрпризов.
  - Наверное, - кивнула Люда, заметив, что он иногда на нее поглядывает в зеркало.
  - Закрывай глаза, буду стихи читать, раз тебе мои песни не нравятся, - предложил Егор, боясь, что она скоро опомнится и опять впадет в ступор.
  Подозревая, что ее снова ждет что-то интересное, Мила закрыла глаза и погрузилась в льющийся шелк его голоса, обволакивающего ее своим теплом.
  
  Среди сияния светил
  Одной звезды я повторяю имя.
  Не потому, чтоб я ее любил,
  А потому, что мне темно с другими.
  
  И если мне сомненье тяжело,
  Я у нее одной молю ответа.
  Не потому, что от нее светло,
  А потому, что с ней не надо света.
  
  - Пушкин, Александр Сергеевич, - закончил он, прочитав несколько стихтворений, - возможно не совсем правильно, давно в сборник не заглядывал, но рифма и смысл остались целы.
  - Почему именно это? - удивилась девушка, ей показалось, смысл в нем был как-то схож со вчерашней песней.
  - Не знаю, - пожал плечами, - вспомнилось.
  - А песня...
  - Мил, ты всегда можешь объяснить природу своих поступков? - остановил ее допрос Егор.
  - Ну...
  - Да, мы можем оправдать свое поведение, - стал он рассуждать, - но иногда только после того, как что-то сделаем, боясь признаться, что просто почувствовали, что должно быть именно так. Потому что потом начинаешь разбираться, почему так чувствуешь, и что это значит. И не всегда потом от самих себя можем услышать то, что хотим. Добиваемся противоречий с разумом, и в итоге начинаем внутренне метаться. Отсюда нервные перенапряжения и срывы.
  - И что ты делаешь, чтобы этого не было?
  - Стараюсь не заниматься самокопанием, - ответил парень, - я очень часто доверяю интуиции, и если буду по каждому поводу разбираться, в итоге сойду с ума.
  Люда забыла, что нужно бояться скорости, пустившись в размышления. С его слов выходило, что все, что он для нее делал, исходило от души, и, поняв это, Мила ощутила, как в груди становится очень тепло, а на лице расцвела улыбка. Снова захотелось его обнять. Отказывать себе сейчас она не видела причин, потому отстегнула ремень безопасности, села сзади него и обняла, хотя между ними оставалась спинка его сиденья. Егор улыбнулся. Не отрывая взгляда от дороги, взял ее ручку и поднес к губам.
  
  Он заехал на заправочную станцию, вышел и пошел оплачивать. Люда, пользуясь моментом, пересела на переднее сиденье. Пристегнулась, подняла взгляд, и увидела мужа в компании эффектной длинноногой брюнетки в короткой юбке. Общались они очень радушно, искренне улыбаясь друг другу, а прощались даже слишком тепло. Девица повисла на шее парня, а он слегка ее приобнял, после чего разошлись по машинам, помахав друг другу.
  Мила пришла в бешенство, ясно ощущая дикую ревность
  - Егор, - недовольно позвала его девушка, едва он сел в машину.
  - Да, - обернулся еще веселый, понял, что жена не довольна и попытался объяснить, - Это одноклассница...
  Она отвернулась к боковому окну, не желая слушать, а он, чтобы выбить дурные мысли из ее головы, развернул ее к себе и поцеловал. Кое-как отстранившись, она тут же залепила ему пощечину, и почувствовала, что его руки сомкнулась на ее плечах, до боли впиваясь в ее тело.
  - Вот так, да? - зло сверкнув глазами, произнес он, чувствуя, как сердце сковывает жестокая железная рука.
  Пристегнулся и безмолвно вырулил на дорогу.
  Больно не было. Было противно. И в какой-то мере обидно. Он ведь считал, что хорошо к ней относится, старается следовать своей интуиции и делать ей приятное. А она даже слушать его не захотела, не говоря уже о том, чтобы понять, или же вспомнить, об их уговоре, который они еще и изменить-то не успели. И хотя он знал, на чем основаны ее действия, легче не становилось. И все, что было им придумано до этого, чтобы как-то разрядить ситуацию, было послано ко всем чертям. Теперь ему стало все равно, что она там думает, чего боится, чего хочет. Он только ее сопровождение к морю, охранник. А она только по документам его жена. И нет больше желания обнимать, целовать, что-то делать для нее, доказывать что-то, заботится даже, а ведь еще час назад он что-то планировал, и на лице его в тот момент цвела улыбка. Сейчас даже заставить себя улыбнуться не получалось.
  Оно мне надо? Возвращать ее? Терпеть все ее дурацкие выходки? Успокаивать ее постоянно, от того, что она все время чего-то боится? А теперь еще доказывать, что я ей верен?
  Нет.
  Пусть делает, что хочет, лишь бы жила в моей квартире.
  Остановился на светофоре. Достал сигарету, подкурил, плевав на ее отношение к дыму и на собственное здоровье, и глубоко затянулся. Люда, глядя на это, открыла окно, выдернула сигарету из его пальцев и выкинула. Даже не обернувшись, он подкурил новую, не заботясь о том, что она может последовать за предыдущей. Понимая, что он все равно еще раз закурит, жена выбросила в окно всю пачку, но не рискнула забрать ту, что еще дымилась в его пальцах, уловив гнев в его профиле.
  Она не собиралась извиняться, хотя понимала, что должна. Чувствовала себя виноватой, но гордость не давала сделать новый шаг навстречу. Знала, что теперь ей самой будет становиться больно от каждого его действия, но ничего не хотела сделать, чтобы что-то изменить.
  Он остановил "Форд" возле ее подъезда, и остался сидеть в машине, дожидаясь ее.
  - Идешь со мной? - спросила девушка.
  Посмотрел на нее, словно бы в первый раз видел, и отвернулся, а Люда ушла одна.
  
  - Где муж? - встретил ее дядька. С того момента, как Ольга узнала, что он ее отец, Владимир переехал к Ирине с дочерью. Он уже решил для себя, что останется здесь, но еще намеревался воспользоваться своими рабочими привилегиями и отпуском, поэтому не торопился с увольнением. А на ночь перед свадьбой остался в доме брата, зная, что может понадобиться помощь.
  - И тебе здравствуй, - проворчала племянница, не ответив на вопрос, сняла обувь и отправилась к себе в комнату за вещами.
  - Очень приветливо, - усмехнулся Володя, проследовав за ней, но остановился у дверного косяка, - Поругались?
  - Не бери в голову, - быстро скидывая в сумку все необходимое, отмахнулась девушка.
  - Да, ладно тебе, я и так все знаю.
  - А мама? - тут же встревожилась Людмила, но мужчина, улыбаясь, покачал головой, - Не говори ей, пожалуйста.
  - Я бы уже сказал, если бы в этом была необходимость, - тихо проговорил он, заметив, что Ирина вышла из спальни и направилась к ним.
  - Спасибо, - шепнула Люда.
  - А где Егорушка? - спросила мама, едва подошла.
  - Меня ждет, - ответил Владимир вместо племянницы, зная, что ей сейчас тяжело будет что-то объяснять матери, - вещи его надо в мою машину перегрузить. Ты все собрала?
  - Умывальные принадлежности остались.
  - Их возьми в свою сумочку, вам лететь почти сутки.
  - Ты не мог ничего поближе подобрать? - вздохнула девушка.
  - Я выбирал то, что мне самому нравится, - улыбнулся мужчина, представляя какими словами его будет поминать крестница, в разрезе отношений с мужем, когда увидит это райское местечко.
  - Вот и съездил бы туда с мамой и Олей.
  - Успеем еще, - он повернулся к любимой женщине, привлек к себе одной рукой, и нежно коснулся губами ее виска, - пойду к зятю.
  - А где Оля? - спросила Люда, когда он ушел, забрав ее чемодан.
  - С Никиткой в кафе пошла, - немного нервно ответила женщина.
  - Мам, не волнуйся, - дочь улыбнулась и обняла маму, понимая ее, - Он хороший мальчик. Рассудительный. Я предупредила, что ему светит, если он воспользуется доверчивостью Оли...
  - Даже после этого, я не могу не волноваться.
  - Познакомь с ним Володю, - тут же предложила девушка, - это папа у нас сейчас не в себе, а дядя Никитку легко просканирует, и будет контролировать развитие их отношений. Я-то теперь тебе не помощник.
  - Да, наверное, - вздохнула мать, - Пойду одеваться...
  - Не надо, - остановила ее Люда и улыбнулась, - оставайся дома. Отдохни. Володя нас проводит. Все будет хорошо.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 15.03.14.
  
  Евгений сам хотел проводить дочь на самолет, но в этот же время из лагеря возвращался Жорка, и его нужно было встретить. Это могли бы сделать и Лена с родителями, но Захаров чувствовал, что его отсутствие может отдалить мальчика, а это сейчас ему было не нужно. Поэтому еще на свадьбе у него с дочерью состоялся разговор, и Женя просил прощения, что обделяет ее вниманием. На что она рассмеялась, сказав, что это легко переживет, а его счастье ей гораздо важнее, чем бессмысленные проводы в аэропорт.
  К тому моменту, когда автобус с детьми остановился возле спортивной школы, дождь прекратился, и родители высыпали из машин и дверей школы на улицу встречать своих чад. Жорик помахал им еще из окна, а когда выскочил из автобуса, подбежал и обнял сразу обоих, присевших к нему.
  - Жень, - горячо зашептал он, - а можно я тебя хотя бы при ребятах буду папой называть? - и тут же добавил, чуть повернувшись к матери, - Прости, мам, очень уж надоело чувствовать себя ущербным.
  Захаров обернулся к Лене, ему нужно было ее согласие, и она пожала плечами.
  - Можешь всегда меня так называть, - улыбнулся он мальчику, поняв, что она не возражает.
  - Спасибо! - воскликнул он, чмокнув их в щеки по очереди, и отошел, - Я за вещами.
  - Ну, вот, - вздохнула Елена, глядя ему вслед, - и сынок решил меня подогнать.
  - Никто тебя не подгоняет, - опроверг ее Евгений, насмешливо глядя в глаза, - ты можешь взвешивать свое решение сколько угодно, я от тебя все равно никуда не денусь. Даже если ты сама захочешь меня прогнать, у тебя это не выйдет.
  Девушка не смогла ему ничего ответить, потому что подошел тренер сына.
  - Здравствуйте, Елена Дмитриевна, - поприветствовал ее мужчина, - скажите, не изменилось ли ваше семейное положение?
  - А в чем дело? - удивилась она.
  - Ваш сын все время рассказывал ребятам об отце, но не все ему верили, считая, что он все сочиняет. Это свойственно детям из неполных семей. А у меня к тому же нет никаких данных...
  - Можете записать, - прервал его Женя, - Захаров Евгений Борисович - отец Георгия, то есть я.
  - Но... - тренер перевел взгляд на Лену.
  - Мой будущий муж, - подтвердила она и смутилась слегка, почувствовав, как внутренне вспыхнул Женька, понимая, что это согласие на его предложение.
  - Что ж, я очень рад за Георгия, - вздохнул тренер, - у него сейчас такой возраст, что твердая мужская рука просто необходима. А у вас к тому же мальчик перспективный с характером. Это хорошо, хотя и трудно порой, но бесхарактерные успехов не добиваются...
  В Женьке проснулось нетерпение вместе со словами Лены, и сейчас он с удовольствием послал бы тренера подальше, тем более, что знал, все о чем тот рассказывал; сгреб бы Лену в охапку, закружил, затискал и зацеловал бы до смерти, но не мог этого сделать, потому что вокруг полно народа и детей в том числе, при которых нужно вести себя пристойно, чтобы оставаться примером поведения. Поэтому, едва отошел мужчина, взял ее ручку в свои, с нежностью провел большим пальцем по запястью и поднес к губам. Прижался к ней горячо, с любовью глядя ей в глаза.
  Кстати, о любви!
  А я ведь ни разу ей об этом не говорил!
  Вот же олух влюбленный!
  А еще думал, почему она не торопится отвечать! Дурачина просто!
  Надо сегодня срочно сказать. Только не здесь. Смутится ведь, и так стоит краснеет.
  - Пап, - отвлек его Жорка, подойдя с товарищем, и Женя обернулся, но руку девушки не выпустил, - мы можем Костика подбросить? Его встречать сегодня некому было - родители работают: отец в рейсе, а мать в больнице на дежурстве.
  - Конечно, - улыбнулся Евгений, он сейчас был готов сделать, что угодно для Жорки. Ведь если бы не он, еще не известно, сколько бы Лена думала. Да, и вообще, по сути, именно благодаря мальчику они стали близки.
  Он забрал у ребят их сумки и направился к машине.
  - Костик, - обратилась к мальчику Лена, знавшая его родителей, - а мама сегодня домой придет?
  - Нет.
  - А с кем же ты останешься.
  - Один, - легко ответил тот.
  - Так может к нам? - предложил Евгений, предполагая, что так и пацан будет присмотрен, и Жорику веселее, а ему лично еще один плюс в копилку, - У нас места много, всем хватит.
  - Нужно только маме позвонить, - улыбаясь, отозвался Константин.
  - Телефон есть? - уточнил Захаров.
  - Да.
  - Мои родители за внуком соскучились, - предупредила Лена, идя рядом с ним.
  - Я это знаю, поэтому мы едем к ним, а ночевать уже к нам, благо живем близко.
  "К нам"? - усмехнулась она про себя, - Ты уже так лихо употребляешь местоимение "мы"...
  - А как надо? - удивился Женька, - Ты ведь уже согласилась.
  Да, но...
  - "Да" и достаточно, - оборвал ее мысль Евгений, складывая сумки ребят в багажное отделение своей машины, - а всякие "но", мы дома обсудим, договорились?
  - Да, - она улыбнулась.
  
  Только он остановился у ворот родителей Лены, Жорик выскочил из машины, побежал в дом, и Костик поплелся за ним. А Женя помог выбраться любимой женщине, но не отпустил, а крепко обнял, зарываясь носом в ее ароматные распущенные по плечам волосы.
  - Ты не представляешь, как я рад, - пробормотал он глухо.
  - Я вижу, - она опять улыбалась.
  - Это я еще сдерживаюсь, чтобы не выглядеть безумным, - пожаловался Захаров, посмотрел в ее веселые глаза, мимолетно поцеловал и повел к дому.
  
  - Женечка, как я рада тебя видеть! - воскликнула хозяйка, и по обыкновению расцеловала его в обе щеки, - Ты никак отощал? Леночка кормит плохо?
  - Что вы, Марь Санна, ваша дочь готовит лучше всех на свете! - восторженно произнес Захаров, украдкой взгляну в сторону любимой, - Но в нашей паре этим занимаюсь я.
  - Что же это, - женщина всплеснула руками.
  - Не переживайте, это моя инициатива, - поспешил ее остудить мужчина, - люблю, знаете ли, это занятие.
  - Да? - Мария Александровна недоверчиво покосилась на дочь.
  - Женя, разве что раз в неделю позволяет мне подойти к плите, - ответила она на это.
  - А... ну, иди к Мите в зал, - отправила мать мужчину, - а ты - со мной, - и пошла на кухню, но только за дочерью закрылась дверь, зашептала громко, - Такого мужчину, нужно за шиворот брать и в загс тащить...
  - Мама, успокойся, - весело остановила ее Лена, - этот мужчина уже взял меня на руки и сам бережно туда несет, спевшись с Жоркой. И вот тому доказательство, - она вытянула правую руку с изящным колечком на безымянном пальце.
  - Счастье-то какое! - покачала головой мать, хватаясь за сердце, выпрыгивавшее из груди от радости, - Наконец-то...
  - Подожди, он еще у вас моей руки попросит, - усмехнулась дочь, - с него станется.
  
  Сталось, едва мальчишки поднялись из-за стола и удалились в комнату Георгия.
  - ...Дмитрий Павлович, Мария Александровна, - привлек внимание Евгений и продолжил, -я знаю, ваша дочь уже взрослая женщина и сама за себя решает, но мне бы хотелось у вас попросить ее руки.
  Мать прослезилась, хоть и была предупреждена. Отец перевел взгляд с мужчины на дочь и пожал плечами.
  - Ну, если Лена согласна, - произнес он, стараясь оставаться спокойным, хотя дрожь волнения прошибла тело, - мы с матерью будем рады.
  - Я согласна, - уверенно сказала она, повернувшись к Захарову, - Только я тебя умоляю, никакой свадьбы. Все твои родственники и так знают, что мы вместе. А мои не станут возмущаться, если их просто оповестят о случившемся факте.
  - Как скажешь, любимая! - согласился Женя, не пряча свою нежность.
  Любимая? - Лена даже дыхание затаила, ведь так он ее еще ни разу не называл.
  Он шире улыбнулся и едва заметно кивнул, в подтверждение своих слов.
  
  - Он же тебе не отец, - заметил Костик, за игрой в приставке.
  - Он лучше, - кивнул Жорка, лихо управляясь с джостиком и машинкой на экране телевизора, - Я знаком со своим родным отцом, мы регулярно виделись с ним, но он Жене и в подметки не годится.
  - Называть чужого дядьку папой... - презрительно фыркнул друг.
  - Если бы он был чужой, я бы и не подумал его так называть.
  - Да ведь он к твоей мамке через тебя подбирается!
  - Никуда он не подбирается, - буркнул Георгий, не желая в это верить.
  - Дурак ты, - вздохнул Костик, сочувствуя, - Он сейчас усыпит твою бдительность, соблазнит мать, заберет ее к себе, а тебя оставит бабке с дедом.
  - Он не такой!
  - Такой-такой!
  
  Услышав шум из детской, взрослые подорвались было бежать на второй этаж.
  - Оставайтесь здесь, - попросил Евгений и поторопился к мальчикам. Когда вошел в комнату, они мутузили друг друга на полу.
  - Это вы так деретесь? - усмехнулся мужчина, убрав руки в карманы брюк.
  - Он говорит, что тебе нужна только мама, - пыхтя, выпалил Жора, перевернув противника на лопатки, и занес руку для удара.
  - Глупость говорит, - коротко отозвался Женя, не пытаясь их разнимать, - Кто так бьет? Кулак-то разверни.
  - Жень... - хотела было возмутиться Лена, все же прибежавшая за ним, и собралась броситься к детям, но была перехвачена одной сильной рукой.
  - А ты чего лежишь? - продолжал "воспитательную политику" Захаров, - Уворачивайся! А то сейчас нос расквашен будет.
  Костик успел-таки отвернуться, а Жорка встрял рукой в мягкий ковер.
  - Не умеете вы драться, - вздохнул Евгений, - Собирайтесь, поедем учиться.
  
  - Жень, ты что делаешь? - все же возмутилась Лена шепотом, спускаясь вслед за ним по лестнице.
  - А ты хотела, чтобы я их разнял и всыпал по первое число? - насмешливо обернулся к ней Евгений, - Чтобы Жорка затаил на меня обиду?
  - Ну... - как-то так она это и представляла, не подумав о последствиях.
  - Вот скажи, они перестали драться?
  - Да.
  - И больше ничего не нужно, а в своих спорах они как-нибудь сами разберутся.
  
  - Что случилось? - спросила Марья Александровна, когда вся толпа спустилась к выходу.
  - Мы едем к папе учиться драться, - заявил воинственно настроенный Георгий.
  - Что? - женщина приложила руку к сердцу.
  - Бабушка, не переживай! Настоящий мужчина должен уметь защитить себя и свою женщину. Правда, пап?
  - Правда, - согласился тот с улыбкой и потрепал мальчика по волосам, - Не волнуйтесь, Марь Санна, пока нет защиты, мы займемся безопасными приемами. У меня дома есть специальный настил для борьбы, поэтому целесообразно это делать там.
  - Я завтра к вам прибегу, - сообщил внук, расцеловал бабушку с дедушкой и поспешил к машине.
  - Всего пару месяцев, как появился Женя, а Жорка заметно повзрослел и с легкостью называет его отцом, - женщина устало прислонилась к родной груди мужа, - а профессор за все одиннадцать лет не вызывал в нем столько эмоций, сколько Евгений за один вечер.
  - Профессор - фанатик своей работы, и кроме ее ничего ему не нужно, - вздохнул Дмитрий, обняв ее, - А Женя - живой человек. И наш внук это чувствует, потому и тянется к нему.
  - А как Леночка расцвела, ты заметил?
  - Конечно, заметил. Она нашла, что искала и счастлива.
  - Да, теперь нужно ее уговорить на второго внука.
  - Марьюшка, они не так давно вместе, - рассмеялся муж, - пусть поживут друг для друга.
  - Митя, нашей дочери тридцать два года скоро исполнится...
  - Но ведь не пятьдесят два, успеет еще родить.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16.03.14
  
  Егор сидел в машине с закрытыми глазами, откинувшись на подголовник. Где-то внутри царила пустота, серая и сплошная, как дождь за окном, пустившийся сильнее, когда подъездная темнота скрыла от его взгляда жену.
  Дверь негромко хлопнула и он обернулся, предполагая, что снова увидит ее безразличное, или того хуже затравленное лицо, но рядом сел один из ее родственников, и парень не знал, который из них.
  - Ну и погодка, - стряхивая с волос капли, сказал он, - Как бы небо не закрыли, - повернулся и протянул руку, - Владимир.
  - Добрый день, - натянуто улыбнулся Соболев, ответив рукопожатием.
  - Оставь машину здесь, - предложил Захаров, - я сегодня же отгоню ее к брату в гараж.
  - Хорошо, - легко согласился Егор, нажал кнопку открытия багажника, чтобы забрать свою сумку, вышел, переложил вещи в "Сонату" и сел на переднее пассажирское сиденье рядом с водителем.
  - Что она сделала? - спросил Владимир, заняв свое место. Он понимал, что в любой ссоре виноваты оба спорщика, а так же и то, что каждый считает противоположную сторону виноватой, и для Егора таковой является Людмила
  - Ничего, - безразлично покачал головой парень, удивленный вопросом. Распространяться, и тем более жаловаться по поводу их недопонимания он не собирался.
  - Нет смысла скрывать, я все знаю.
  - Только вы?
  - Да.
  - И что думаете?
  - Ничего плохого. Люда успокоится и все наладится.
  Только вот я уже не хочу ничего налаживать, - подумал Егор, гладя в боковое окно, хотя понимал, что рано или поздно придется как-то это сделать, так как впереди был еще год совместной жизни.
  - Это ты сейчас так думаешь, - усмехнулся водитель, - потому что обижен. Однажды нечто подобное случилось со мной, и пришлось мне ждать свое счастье целых двадцать три года. Так что взвесь все сто раз прежде, чем запихивать желания своего сердца куда-нибудь подальше.
  Парень молчал, но Владимир знал, что он услышал его слова.
  - Держи, - он протянул зятю карточку, - В путевки все включено, но деньги все равно не помешают. Можешь воспользоваться любым терминалом и потратить все, что здесь есть, если будет необходимость. Считай это еще одним подарком.
  - Почему мне? - парень нерешительно взял пластиковую карту.
  - Целее будут, - рассмеялся Володя, - А Людмиле отец переведет небольшую сумму на всякие чисто женские мелочи.
  Люда села в машину.
  - Все взяла? - спросил дядька.
  - Что не взяла, то не нужно, - вздохнула девушка, а Егор на это ухмыльнулся, глядя за окно.
  - Платье-то где? Его ведь отвезти надо в салон.
  - У брати...
  - У НАС дома, - перебил ее супруг. Помимо того, что он пытался приучить ее говорить "мы", "у нас", "наше", чтобы в разговоре с кем-то посторонним она себя не выдала, он уже совсем не хотел оставаться для нее "братишкой", даже будучи в ссоре. Слишком уж это казалось странным после того, что между ними было. Он еще не мог представить, как будут выглядеть их отношения в состоянии "холодной войны", но братскими они быть уже не могли точно, - Неделю не подождет?
  - Не знаю, это не я договаривался, - пожал плечами Владимир, выезжая со двора.
  - До среды нужно сдать, - сообщила Людмила.
  - Вот ключи, - Егор достал связку из борсетки.
  - Клади в подлокотник.
  Идиот! ЧТО он там увидит, когда зайдет! - мысленно возмутилась молодая жена.
  - И что я там увижу? - озвучил это крестный, едва не смеясь.
  - Ближняя ко входу спальня, комната моей жены, - произнес Соболев, как будто ее здесь не было, - Платье висит в шкафу.
  Ну, слава богу! Хоть не со свиньей жить придется! - продолжала ворчать девушка, - Черт меня дернул на это согласиться!
  - Это ты себя так называешь? - рассмеялся Владимир.
  - Что? - не понял Егор, а жена его между тем нахмурилась.
  - Милка решила себя чертом кличить.
  - Ей идет, - пробубнил парень.
  Все же ты свинья, Соболев!
  - Я бы понял, если бы вы в паре ругались, - снова пошутил Володя, - но вот так сама с собой... Мил, у тебя с головой все в порядке?
  - Вряд ли, - усомнился муж.
  - Ненавижу! - почти по слогам проговорила девушка, подавшись вперед между сидений, - Слышишь!
  - А я этому даже рад, - спокойно ответил Егор, не поворачиваясь, и повторил некогда сказанную ей фразу, - Мне даром не надо, чтобы ты меня любила.
  - Козел! - в запале прошипела девушка, не подумав, к чему вообще это говорит
  - В курсе, что ты мне рога успела отрастить, - он кивнул.
  - У нас ничего не было!
  - Хм, меня это не волнует, - он это знал со слов Льва, и считал, что причин не доверять ему нет. Но одно то, что жена сбежала на утро после свадьбы к другому мужчине, его неприятно задевало, хоть и старался он относиться ко всему спокойно, совсем выбросить это из головы не получалось, - как и тебя впрочем моя верность, которую к тому же я тебе не обещал. Брак фиктивный, как и договаривались. Извини, что воспользовался положением.
  А вот это ее хлестнуло лучше пощечины. В груди стало больно, к горлу подкатил ком, слезы заполнили глаза и покатились по щекам.
  Извинился за мгновения счастья, которые она не способна была выкинуть из памяти. Которые, казались чем-то особенным, и от того еще более важным. Все прекрасное он перечеркнул бессмысленными словами.
  Она хоть и не желала близких отношений с ним, но не могла полностью запрятать все свои чувства. Они были, но пока бились в противоречиях. Она еще не могла прийти к чему-то определенному, и пока была словно на качелях: шагала к нему, но боясь последствий, тут же его отталкивала. На заправке она дико приревновала его к девчонке посмевшей его обнять. Чувство собственности проявилось с невиданной силой, чего она сама не ожидала, от того и ударила его. Но тогда ей казалось, что все еще можно изменить, только нужно остыть и извиниться. А теперь... теперь она поняла, что все то чудесное, что у них могло быть, уже точно больше не будет. И стало больно.
  Она не хотела показывать слезы, но уже была над собой не властна. Потому сняла кроссовки, подтянула ноги к груди. Обняла колени руками и склонилась на них лбом, спрятав лицо.
  - Что, опять истерика? - заметив ее позу боковым зрением, уточнил Егор насмешливо.
  - Тебе не все равно? - всхлипнув, спросила она, не понимая, что он все же сделал шаг назад.
  - Скорость всего шестьдесят.
  - Отстань.
  - Может, ты назад пересядешь? - предложил Владимир зятю.
  - Чтобы она меня побила? - усмехнулся Соболев, - Нет, спасибо.
  - Трус, - буркнула Люда.
  - Не трус, - вздохнул, - но вторую щеку подставлять не намерен.
  - За что? - спросил водитель.
  - Одноклассницу на заправке встретил.
  - Ты с ней обнимался! - подняла голову девушка.
  - Мы шесть лет не виделись, а до этого дружили...
  - Дружили?!
  - Да, дружили, как с тобой до свадьбы, и таких подруг у меня не мало.
  - Чего же ты кому-нибудь из них свою руку не предложил?
  - По роковой случайности ты оказалась первой в списке.
  - Бабник!
  - Только не говори, что ты об этом не знала, - скривился в недоброй улыбке муж, - Ксюша тебя еще месяц назад предупреждала. И потом, у меня сегодня повод был гораздо более значительный для рукоприкладства, но ничего, стерпел и даже подружился, можно сказать.
  - А что мог ударить? - слезы совсем исчезли, а Люда этого даже не заметила.
  - Нет. Но мог бы и не приезжать, а поднять на уши твоих родственников. Я ведь ни минуты не сомневался, что ты у него.
  - Он мой врач...
  - Ни гинеколог ли? - пошутил Егор и попал в точку.
  - Да...
  - Дорогая, ты ошиблась, тебе психиатр нужен. Все-таки, как сильно брак меняет людей. Еще вчера ты была нормальная. Нет, больше точно не женюсь.
  - Сам псих. Чуть что сразу за сигарету.
  - Хоть не дерусь, в отличие от некоторых...
  Всю дорогу до аэропорта они переругивались, а Владимир тихо забавлялся, картина происшествия ему стала ясна. Только в здании аэровокзала они угомонились, не желая тешить местную публику своими спорами. Потому между ними возникла молчаливая конфронтация. Правда, за стойкой регистрации все началось сначала, на радость дядьке.
  - Куда столько вещей? - удивился Егор, увидев, что весы показали семь килограмм от одного ее чемодана.
  - Все нужное, - буркнула девушка.
  - Нужно только купальник и один сменный комплект одежды, - ухмыльнулся он, - там что, шуба?
  - Тебя не касается, что там лежит, - процедила она, и обратилась к работнице регистрировавшей их, с вежливой улыбкой, - Будьте добры места в разных концах самолета.
  - Уверены? - изумилась девушка, посмеиваясь глядя на парочку.
  - Не слушайте ее, - возразил Егор, обаятельно улыбаясь, - она вчера перепила слегка. Нам так, чтобы из иллюминатора все было видно хорошо.
  - Нет, в проходе...
  - В проходе неудобно, когда еду везут...
  - Зато не страшно.
  - А кто тебе сказал, что ты будешь сидеть у окна?
  - Я что, даже место себе сама не могу выбрать?
  - Вот ваши билеты, - остановила их спор регистраторша, - Приятного полета!
  - Спасибо! - отозвались в один голос, забрали документы и отошли от стойки.
  - А где дядя? - оглянулась по сторонам Людмила.
  - Я за ним не следил, - отмахнулся Егор, - думаю, сейчас подойдет.
  - Ты можешь думать? - насмешливо глянула на него жена и направилась к зоне досмотра.
  - Представь себе... ах, да, у тебя же с воображением плохо...
  
  - Ты куда пропал? - спросил Люда подошедшего Владимира.
  - Курить ходил, - как ни в чем не бывало, ответил тот.
  - Бросать пора, - и ему прилетело от племянницы.
  - Приму к сведению, - насмешливо улыбнулся дядька.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 17.03.14.
  
  Едва вошли во двор Захарова, им на встречу выбежала Белянка. Когда к Егору приехали первые покупатели, они сразу обратили на нее внимание. Предлагали большие деньги, но он отказал, так как обещал щенка невесте. Понимая, что в следующий раз может произойти то же самое, он решил забрать собачонку к себе. Но по дороге домой позвонил Людмиле по поводу свадьбы. Та, услышав собачий скулеж в трубке, распорядилась везти Белянку к отцу, так как после свадьбы это все равно пришлось бы сделать, учитывая, что им предстоял медовый месяц вне дома. Женя против не был, а теперь, глядя, как Жорик с Костиком ласкаются с щенком, даже был этому рад.
  - А как его зовут? - спросил Костя.
  - Белянка, - улыбнулся мужчина.
  - Ей подходит, - Жорка рассмеялся, когда малышка стала облизывать его лицо, но не отстранил ее от себя.
  - Это моей старшей дочери, - предупредил его Евгений, - Если хочешь, у тебя будет такой же.
  - Хочу! - просиял Георгий.
  - Но смотри, все, что касается воспитания и дрессировки собаки, войдет в твои обязанности. Потом не ворчать.
  - Понял.
  Еще около часа Захаров занимался с мальчиками в спортивном зале, и перед сном Костик, извинившись перед Жоркой, забрал свои слова обратно.
  - Ты прав, брат, - сказал он, - твой приемный папаша классный дядька.
  
  Собравшись удалиться в свою комнату к Лене, Женька позвонил брату.
  - Ну, что? Они улетели? - нетерпеливо спросил он.
  - Да, - беззаботно ответил Володя.
  - Без эксцессов?
  - Да.
  - Как себя вели?
  - Ругались.
  - А говоришь, без эксцессов, - Женя вздохнул.
  - Не волнуйся, для них это сейчас нормально, - спокойно попросил Владимир, - это называется - притираются.
  - Не стоило их отправлять на Мальдивы сразу после свадьбы, - проворчал Евгений, - пусть лучше бы дома притерлись. А то теперь весь отпуск коту под хвост.
  - Вот тут ты не прав, - возразил брат, - если бы они остались, все их споры были бы на глазах у соседей, что им совсем не нужно, учитывая причину их скоропалительного брака.
  - Для того можно было их и в Турцию отправить. Было бы дешевле.
  - А вот это уже не твоя забота. Ты, кстати, деньги дочке на счет перевел?
  - Забыл, завтра переведу.
  - Можешь не торопиться, я им карточку вручил, там на все хватит, - коварно притормозил его Володя, а Женя, не почуяв подвоха, успокоился.
  
  - Лен, а давай я Георгия усыновлю, - предложил Евгений перед сном.
  - Зачем? - удивилась она, лежа в его объятьях.
  - А зачем ему в документах чужой человек в виде профессора?
  - Он его отец.
  - А я кто? - безобидно возмутился Захаров, и продолжил, не заостряя внимание на этом, - И потом, кто-то же должен унаследовать мою фамилию. Ира уже не решится Вовке родить. Лешка на Мишаню записан. Выходит детей у нас с братом не так уж мало, а фамилию передать не кому.
  - Жень скажи прямо...
  - Ты сама все знаешь, - он улыбнулся глядя ей в глаза и нежно провел пальцами по щеке, - Но даже если ты когда-нибудь согласишься, еще не факт, что родится мальчик.
  - Так ведь это посчитать можно, - Лена это предложила не без задней мысли. Она понимала, что когда-то нужно отважиться родить, для себя, прежде всего. А раз уж и Захаров этого желает, почему нет. Она помнила, с каким трепетом он ждал детей брата, и видела, как относится сейчас, потому была уверена в нем на этот счет. Только вот теперь нужно было узнать, когда это лучше сделать, и сколько времени будет отсрочка. Все же она слегка побаивалась этого события. После десяти лет тихой спокойной жизни, ее несколько пугали любые перемены. Неполные два месяца с Женей пролетели незаметно, хотя и оставили в памяти много приятных мгновений. Она только привыкла ко всему происходящему с ней сейчас, как жизнь предлагала пару новых витков: замужество и еще одно материнство, если можно так выразиться. И хорошо, что только предлагала, а не ставила перед фактом, пустив события в обратном порядке, иначе бы Лена начала паниковать, будучи не готовой к подобному.
  - Да?
  - Для этого мне нужно знать делали ли тебе переливание крови и когда.
  - Февраль две тысячи пятого, - тяжело выдохнул Женька.
  - Почему?
  - Это тоже важно для расчетов?
  - Нет, это мне интересно, - Лена посмотрела ему в глаза.
  Любимый мужчина, только что сиявший счастьем, потух и даже как-то посерел, что вообще для него необычно. Он не закрылся от нее. Он сам отгораживался от чего-то, и не хотел даже мыслями в это возвращаться.
  - Не хочешь говорить - не надо, - мягко улыбнулась она.
  - Меня с того света доставали, - тихо проговорил Женя, надеясь, что она не испугается, - Я не стану тебе рассказывать все подробности - это бессмысленно. Суть в том, что меня заслали, так сказать, к неприятелю, а вернуть обратно, вообще не обещали. Я это знал, потому и предложил поменяться местами Вовке, не сказав правду. А спустя год, мне удалось найти лазейку. Был разработан план побега. В случае неудачи меня могли убить и свои и чужие. Все шло хорошо, пока дело зависело только от меня одного. А когда подключился еще один человек, начались проблемы. Это был мой лучший друг. Он меня предал, променял на обещанные деньги, которые никто ему не отдал бы. Его убрали бы после меня. Он был уже не жилец, а я еще мог выбраться. Я должен был тогда его вытащить, а я подставил его под прицел снайпера.
  Нашили меня полумертвого, а в больницах как обычно крови с отрицательным резусом было мало. Три дня комы, частичная потеря памяти, благодаря чему я не сразу узнал, что убил друга, хоть и не своими руками; свет в конце тоннеля, жажда жизни, и понимание, что эта работа мне ни за какие деньги больше не нужна. Потому написал рапорт на увольнение еще в больничной палате.
  - Теперь я понимаю, почему ты никогда об этом не говоришь, - вздохнула Лена, жалея, что вообще спросила.
  - До сих пор чувствую себя виноватым, - продолжал Женя, - но всякий раз, когда об этом думаю, вспоминаю последнюю минуту друга, и понимаю, что сделал бы так же, хоть это и жестоко. Он не раскаялся. Я думал, ему нужны деньги на лечение сына от рака, а он, с ненавистью глядя мне в глаза, стал рассказывать, как уедет куда-нибудь поближе к морю, и будет припеваючи жить в собственное удовольствие. И что еще хуже, мысли его не расходились со словами.
  Я пытался потом помогать его семье, чем мог, но мальчик умер спустя три месяца.
  - Не вини себя в чужих грехах, - уверенно попросила Лена, чуть помолчав, - этот человек сам выбрал свой путь и он оказался очень коротким.
  - Что ты там говорила про какие-то подсчеты? - постарался перестроиться на новую тему Евгений, слишком тяжело было ему находиться в воспоминаниях семилетней давности.
  - Ну... - она слегка смутилась, - я не могу гарантировать результат...
  - УЗИ его тоже не гарантирует, - согласно кивнул Женька, загоревшись прежним жизненным азартом.
  - С марта по сентябрь следующего года можно будет попробовать сделать мальчика.
  - Это ты себе так отсрочку придумала?
  - Я не придумала. У тебя в феврале кровь в очередной раз омолодится и станет сильнее, чем моя, - коротко пояснила девушка, - Можешь, конечно, рискнуть, и сделать ляльку раньше, но тогда забудь о кровном наследнике, потому что это будет девочка, а я в третий раз рожать не намерена.
  - Почему?
  - С ума ты сошел! С детьми-то нужно дома сидеть года по три с каждым, а я не хочу становиться домохозяйкой зависимой от тебя. Это полностью противоречит моему существу. У меня есть любимое дело, и отказываться от него я не согласна. Вот ты - сильный уверенный в себе мужчина, добытчик, обеспечиваешь свою семью и не только, и вдруг ты осел дома, и уже не можешь обеспечивать и добывать. Сначала отдыхаешь, а потом медленно сходишь с ума. От тебя ничего не зависит, зато куча забот и хлопот, но нет возможности самореализоваться. Разве ты не растеряешь свою уверенность и силу? Да, есть женщины, которые самореализуются в материнстве, но я к их числу не отношусь. Мой сын для меня в удовольствие, но без работы я зачахну, и ты уже не увидишь той, с кем решил связать свою жизнь. Да мне и самой стыдно будет на себя в зеркало смотреть.
  - Не зря ты на адвоката училась, - с улыбкой заметил Женя, - прекрасно отстояла свою точку зрения.
  - Так как? Ждем до марта? - уточнила Лена, польщенная его похвалой.
  - Ждем, любовь моя! - жарко ответил Захаров, и она, собравшись было облегченно вздохнуть, подозрительно на него покосилась.
  - Что-то мне кажется, ты сейчас меньше всего хочешь чего-то ждать, - проговорила она с улыбкой.
  - Тебе не кажется, - согласился Евгений, притягивая ее к губам.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 18.03.14.
  
  За время полета до Москвы молодожены едва ли обменялись парой фраз, надев каждый свои наушники. Мила фильм смотрела в планшете, а Егор слушал музыку, любуясь облаками. А в Домодедово жена потерялась. В трансферную зону они вошли вместе. Но когда Егор уже оказался возле нужного выхода, оглянулся и ее не обнаружил. Кляня все на, чем свет стоит и самого себя, в том числе за то, что с ней связался этими дуратскими узами, парень пошел обратно, в надежде найти. Оббежал все, что можно было в этой части вокзала несколько раз, иногда возвращаясь к нужному выходу, и снова к нему пришел за пять минут до окончания посадки, а она стоит у входа в "рукав", сложив руки на груди, еще и ножкой притопывает от нетерпения.
  Понимая, что услышав слова обвинения в свой адрес, может взорваться, прошел мимо, даже не посмотрев в ее сторону, предоставил документы с билетами борт проводнице, и направился в самолет, не заботясь о том, идет ли она.
  А куда ей деваться, ее документы у меня.
  Прошел на свое место к иллюминатору, коротко обернулся, чтобы убедиться, что она вообще в самолете, сел заткнул уши "капельками", и закрыл глаза.
  - Где ты был? - выдернула один наушник жена, сев рядом.
  - Тебя искал, - зло бросил молодой человек, порываясь вернуть гарнитуру на место.
  - Сорок минут? - снова возмутилась девушка.
  - Час!
  - Я тебя предупреждала, что в аптеку пошла.
  - Громче говорить надо. Я тебя не слышал.
  - Ты ко всему прочему еще и глухой?!
  - Да, а еще слепой и немой на время полета.
  
  В Мале стало еще хуже, потому что багаж Людмилы не прилетел, но сотрудники авиа компании обещали сообщить, как только его найдут, правда сказали, что на это меньше суток не уйдет.
  Измученная перелетом девушка уже была готова к чему угодно, но увидев райское местечко на берегу Индийского океана, куда их привезли, выругалась недостойным способом, пообещав придушить дядьку. Это был белый домик, крыша укрыта соломой. Одна стена стеклянная почти полностью раздвигалась, выходя на просторную деревянную террасу, под навесом которой располагался столик и два плетенных кресла с белыми подушками на сиденьях и спинках и пара шезлонгов. От террасы в океан вел мостик на манер причала, в конце которого на бетонных сваях располагалась небольшая площадка с двумя мягкими шезлонгами, а к воде спускались дощатые ступеньки.
  О таком можно было только мечтать, но только в том случае, если рядом любимый человек, а не фиктивный муж, с которым теперь предстояло провести наедине аж семь полных дней. А отсутствие в домике дивана, навело Люду на мысль, что еще и ночей. Что тоже не есть хорошо, особенно учитывая, что в последние сутки они, если и разговаривали, то в негативной форме. Все приятное и легкое, некогда бывшее между ними, потонуло в ругани, и возвращаться пока не собиралось.
  Быстро переодевшись в ванной, Егор нырнул в воду с мостика, а Мила смотрела в его сторону с завистью, так как на улице еще было светло, а у нее не было купальника. Да и появляться перед ним обнаженной ей не хотелось. Вздохнув девушка пошла в душ. Вода, как и всегда, освежила и немного восстановила ее силы. Она понимала, что с мужем ей придется как-то помириться, потому что даже на ужин ей было не в чем идти, так как ее одежда помимо того, что была несвежая, еще и по температурному режиму не подходила. С кроссовками и джинсами еще как-то можно было примериться, а вот водолазку ей очень хотелось сменить.
  Приведя себя в порядок и высушив волосы, она вышла из ванной в халате.
  Егор расслабленно полулежал в шезлонге на террасе, заходящее солнце серебрилось в капельках воды на его теле, сразу видно, только что вышел на берег. Мокрые волосы взъерошены. Глаза закрыты, ресницы подрагивают - о чем-то думает, губы чуть дернулись в стороны, вероятно, что-то хорошее пришло в голову.
  Мила прикусила нижнюю губу, залюбовавшись мужем, вспомнив их первую брачную ночь. Девушка никогда не предполагала, что она может быть так хороша.
  Ты что думаешь, тебе с кем-то другим будет лучше? - усмехнулся ее внутренний голос.
  Не знаю. Не пробовала, - она мысленно пожала плечами, отвернувшись от столь соблазнительной картины.
  Дура! Нет на тебя Ангела...
  Люда тут же повернулась обратно и встретилась взглядом с мужем, потому вдруг осенившая мысль бесследно исчезла.
  - Ванна больше не нужна? - спросил он, не поднимаясь.
  - Нет, - тихо ответила девушка, но он ее расслышал, встал и пошел мыться, - Егор, - первый раз за сутки нормально обратилась к нему Люда, когда он уже взялся за дверную ручку ванной, и парень обернулся, - у тебя есть запасная футболка или рубашка? Мне жарко в водолазке.
  - Можешь взять все, что тебе пригодится из моей сумки, - спокойно ответил муж, и скрылся за дверью.
  Она знала, что он добрый, но не ожидала, что в состоянии "холодной войны" он скажет что-то подобное. Пока его не было, она вывесила его одежду в шкаф, якобы в знак благодарности, выбрав себе тонкую белую рубашку, застегнула пару-тройку пуговиц на груди, а углы завязала узлом. Посмотрев в зеркало, решила, что выглядит прилично, осталась довольна и продолжила убирать все по местам. Проходя к шкафу прихватила с кровати его ношеную футболку, хотела повесить, но подумала, что ее лучше постирать, так как за целый день она должна была пропахнуть потом. Однако с расстояния вытянутой руки неприятного запаха не ощутила, и потому поднесла к носу воротником. Лицо без ее на то желания расплылось в улыбке, а руки прижали вещь к груди. Память снова активизировалась, и девушка плюхнулась на кровать.
  Надень ее, - предложило внутреннее я.
  Но...
  Ты же хочешь, ощущать этот запах!
  Да...
  Ну?
  Люда отшвырнула футболку в сторону, злясь на себя за непонятную реакцию.
  - И зачем? - безразличным тоном спросил Егор, увидев это.
  - Постирать нужно, - нашлась девушка, не глядя в его сторону.
  Он кивнул насмешливо.
  - А швырять зачем? Тем более на подушку?
  Подозревая, что ответа все равно не последует, Соболев прошел мимо нее к открытому шкафу. Так как он еще был обижен, и не заботился о том, что она думает, чувствует и видит, то следовал только своим привычкам, поэтому сейчас был в одном полотенце на бедрах. Подняв на него взгляд, Люда увидела красные следы от своих ногтей на его спине, и поражено приложила ладошку к губам, чувствуя себя ужасно виноватой, но вспомнила, как ей самой при этом было хорошо, и тело ее тут же на это отозвалось, после чего пришлось закрывать руками все лицо.
  Какое счастье, что ты не умеешь читать мысли, как папа!
  Заметив ее позу, украдкой взглянув в ее сторону, Егор решил, что это она так предоставляет ему возможность здесь переодеться. Но в тот самый момент, когда полотенце упало, она отняла руки от лица, правда тут же вернула их обратно, увидев его голый зад.
  - Ты бы хоть предупредил, - проворчала Люда.
  - Как будто ты меня голым не видела, - ухмыльнулся муж, одеваясь, - Все, идем.
  Только они вышли, у Люды зазвонил телефон. Дисплей высветил фотографию отца.
  - Да, пап, привет! - стараясь, чтобы ее голос был веселым, ответила девушка.
  - Как вы там? - взволнованно спросил мужчина.
  - Отлично! Все просто чудесно! Приеду, расцелую крестного!
  Егор, покосившись в ее сторону, усмехнулся.
  - Я рад, - вздохнул родитель, понимая, что дочь врет, но не стал говорить, что ему все известно, - Муж далеко?
  - Рядом идет.
  - Дай-ка ему трубочку.
  - Тебя, - повернулась к Егору жена и протянула телефон.
  - Здравствуйте, Евгений Борисович! - приложив мобильник к уху, сказал Соболев.
  - Привет! У меня к тебе два дела, - сходу сообщил Захаров, - Первое: нужен щенок. Второе: хочу усыновить ребенка. Что для этого нужно?
  - Возраст ребенка?
  - Одиннадцать лет.
  - Это сын Лены, - пояснила Люда, слышавшая слова отца.
  - Простите, если лезу не в свое дело, - улыбнулся парень, - но для начала не помешало бы узаконить отношения с его матерью.
  - Это, я думаю, уже не за горами.
  - Мальчику это известно?
  - Нет пока.
  - Поговорите с ним об этом, и о своих намерениях относительно него. Его мнение будет учитываться при решении вопроса. Отец у него есть законный?
  - Есть.
  - От него нужно получить отказ от ребенка, либо согласие на усыновление. Все остальное недельку потерпит. Я вернусь, и мы рассмотрим ваш вопрос более подробно.
  - Договорились, - согласился Женя, хотя им владело нетерпение.
  - Щенка можно забрать и сегодня, я сообщу Дмитрию Романовичу, что вы приедете, - Егор как-то и не сомневался, что отец жены, прямо сегодня помчится за собакой. Их недолгое знакомство уже показало, что Захаров не любит откладывать дела в долгий ящик. И ситуация с усыновлением тому подтверждение, - Запишите адрес...
  
  Ужин прошел в безразличном молчании, небольшая прогулка по острову тоже. Каждый из них оставался в себе и не собирался как-то делать шаг на встречу. Люда переносила это болезненно, она не перестала метаться. Егор выглядел абсолютно спокойным, но иногда курил, а по пути обратно в домик купил себе бутылку коньяка и какую-то закуску, а когда пришли, сел в шезлонг на мостике, и стал пить с горла. Мила, удивленно глядя на это, взяла стакан, подошла и протянула к нему.
  - Спасибо, - кивнул он, собираясь взять стакан.
  - Мне налей, - заявила она.
  Поднял на нее пьяный оценивающий взгляд, прошелся им по всей ее освещенной ярким лунным светом фигуре, как будто раздевал, и ухмыльнулся.
  - Я тебя не хочу, - нагло соврал. Как бы он не злился, а желал ее по-прежнему, потому и пил в одиночестве.
  - А я тебя не об этом прошу.
  - А как же твоя реакция на спиртное?
  - Выпью и спать пойду.
  - А среди ночи меня изнасилуешь?
  - Оно мне надо, - усмехнулась она невесело, поставила стакан на пол, и стала раздеваться, решив искупаться.
  - Чуть-чуть медленнее будет более эротично, - прокомментировал Егор, подкуривая сигарету, надеясь, что она наоборот поторопится, иначе рисковала распластаться прямо на мостике.
  Но Люде было все равно. Раздевшись донага, она прыгнула в теплую воду, проплыла несколько метров под водой, вынырнула и обернулась назад. Егор по-прежнему сидел в шезлонге и курил. Наплававшись вдоволь, она вылезла на мостик по ступенькам, забрала свои вещи, под неотрывным взглядом мужа, и ушла в домик. Быстро приняла душ, чтобы смыть соль и легла спать, надеясь, что Егор придет еще не скоро.
  Но он не пришел вовсе, а заснул в шезлонге. Пробудился на рассвете, переоделся в спортивную форму, решив пробежаться вокруг острова. К тому моменту, когда проснулась жена, он уже был свеж и одет к завтраку, как будто и не опустошил вечером бутылку коньяка.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ 19.03.14
  
  Женя заехал за Леной уже с щенком, пока ждал ее в машине, играл с ним, а как только она села рядом, пересадил малыша ей на колени.
  - Прелесть! - заулыбалась она, - Жорка будет счастлив. У нас были лабрадоры, но умерли в прошлом году от старости.
  - Лен, я с Егором разговаривал, по поводу усыновления, - сходу начал Захаров.
  - Ты всерьез решил это сделать?
  - Я такими вещами никогда не шучу, - он понимал, что это необходимо, чтобы у Лены с Жорой не могло возникнуть сомнения на его счет. Это сокращало дистанцию между ним и мальчиком, и по прошествии времени она совсем сотрется, и уже никто не сможет сказать, что Георгий ему не сын.
  - Боюсь, это может быть сложнее, чем ты думаешь, - вздохнула Лена, лаская за ухом щенка.
  - Почему?
  - Отец Жоры, человек обидчивый и временами до безобразия принципиальный. Подозреваю, он не даст ни согласие, ни отказ.
  - То есть, по-хорошему не получится?
  - А по-плохому я не хочу.
  - Он чего-нибудь боится?
  - Раньше он боялся испортить свою репутацию или быть пойманным на взятке.
  - Ясно, - улыбнулся Евгений, - если станет мне палки в колеса ставить, устрою ему райскую жизнь.
  - Жень, можно и без этого обойтись, - попробовала его остановить Лена, - через четыре месяца, если он по-прежнему не будет видеться с сыном, вопрос решится и без его согласия в твою пользу.
  - Если мы сейчас с ним поговорим, он обязательно придумает, как встретиться с Жоркой.
  - Он историк и с семейным правом не знаком...
  - Найдется добрый человек в твоем университете и подскажет.
  - Мне тебя не переубедить, да? - улыбаясь, повернулась она к Жене. Сейчас в нем проявлялась чисто мужская настойчивость, и ей это нравилось.
  - Любимая, - Захаров тоже улыбался, - в этом нет необходимости... - его вдруг осенила одна мысль, и губы его растянулись еще шире, - скажи мне, а профессор внушаемый человек?
  - В смысле? - не поняла его женщина.
  - В смысле можно ли ему лапшу на уши повесить и впарить какую-нибудь ерунду, типа бестолкового тренажера?
  - Я не знаю...
  - Ладно, зять приедет, составит бумагу по всем правилам, и пойдем к чудо-папаше.
  - Что ты задумал? - подозрительно посмотрела на него Лена.
  - Ничего противозаконного. Если повезет, даже шантажировать его не придется.
  
  17 июля, вторник
  
  Жорик в этот вечер был потерян для общества по причине появления у него собственного щенка. Назвал его Герцогом и играл с ним и Белянкой пока Лена не заставила лечь спать. А утром, едва проснулся, выбежал во двор.
  Женя, услышав шлепанье босых ног по ступенькам, пошел следом, намереваясь серьезно поговорить. Когда он появился на крыльце, мальчик вытаскивал сонных щенков из конуры.
  - Пусть поспят, - ласково улыбнулся на это Захаров, - а мы пока поговорим.
  - У меня на руках поспят, - решил Жорка и проследовал за мужчиной в сад, где Женя этим летом поставил трехместные качели.
  - Жор, я хочу тебя усыновить, - прямо заявил Евгений, когда мальчик сел рядом с ним, - Что думаешь по этому поводу?
  - А мама? - повернулся к нему Жора.
  - В данном случае твое не мнение важно.
  - А разве она для этого не должна быть твоей женой?
  - Я ей предложил, она обещала подумать, - Женя соврал, чтобы мальчик не сообразил, что это уже решенный вопрос без его участия, - Просто не знает, как ты к этому отнесешься.
  - Если мама этого не захочет, то и я буду против, - рассудил Георгий, - А если нет, то и я за.
  - Она может тобой гордиться, - улыбнулся Захаров, - поступаешь, как настоящий мужчина, думающий об интересах самого близкого тебе человека.
  - Ты ведь думаешь о моих интересах, - тихо и немного смущенно пробормотал Жора, - если честно, мне бы хотелось, чтобы ты стал моим папой, никто бы не сказал, что я вру, когда говорю, что был где-то с отцом. Многие ребята сейчас считают меня выдумщиком, потому что раньше я ничего подобного не рассказывал. Я врал, что ты мой папа, но как еще я мог тебя назвать? Друг или ухажер моей мамы? Надо мной смеялись бы еще больше.
  - Кто это над тобой смеялся? - подошла к ним Лена.
  - Ребята в лагере, - отмахнулся Жорка, не желая расстраивать мать, подвинулся к Жене, и она села с другой стороны от него, а щенки недовольно заворчали.
  - Чего вдруг?
  - Мам, я согласен, чтобы ты вышла замуж за Женю, - Белянка соскочила с его колен, а за ней и Герцог, - дело за тобой, - спрыгнул с качели мальчик и побежал за собаками.
  Что значит за мной? - не поняла она.
  - Ты согласилась за меня выйти только сейчас, - шепотом сказал ей Захаров на ухо, - потому что нам важно, что он думает на этот счет.
  - Это мне надо принять к сведению?
  - Да.
  - А про усыновление поговорили?
  - Он полностью тебя поддержит, какое бы ни было твое решение, - кивнул Женя.
  - Удивляюсь, как тебе это удается? - Лена восторженно посмотрела ему в глаза.
  - Что именно?
  - Так управлять моим сыном.
  - Язык тебе надо за такие слова отрезать, - с укором произнес Женя и привлек ее к себе за плечи, - о каком управлении ты говоришь? Я ничего подобного никогда не делал. И сейчас я не пытался подвести его к правильному решению. Он сам до этого дошел.
  - Похоже, я начинаю понимать, что ты собрался сделать с его папашей!
  
  Утро пришлось посвятить магазинам, в поисках всего необходимого для Людмилы. Егор стойко выносил это испытание, стараясь вообще внимания на нее не обращать. Но так как это самое внимание нужно было куда-то деть, он на чистом английском мило беседовал с консультантками, что дико раздражало жену.
  - Идем дальше, - скомандовала она, выходя из примерочной.
  - А платье? - удивился он. Все же Соболев поглядывал за ней, хоть и не оценивал ее выбор, и к тому же оплачивал, так удачно подкинутой ее дядькой карточкой. Правда, коварства ради, не сказал об этом Людмиле.
  - Дорого слишком, - буркнула девушка и вышла на улицу.
  - Коралловое отложите, пожалуйста, - обаятельно улыбнулся он продавщице, и протянул евро купюру.
  - Да, конечно, - легко согласилась хозяйка.
  А Егор поспешил за женой.
  - Тебе не надоело? - едва он подошел, спросила девушка.
  - Что?
  - Клеить каждую встречную девицу?
  - Ты сама сказала, что я бабник, вот и поддерживаю имидж, - ухмыльнулся муж и подмигнул мимо идущей девчонке.
  - Нам сюда, - тут же завернула в очередной магазинчик Люда, и парень шагнул за ней, но понял, что здесь ему лучше не оставаться, так как выбирать для нее купальник у него не было желания.
  - Дорогая, как определишься, позови, - попросил он, - а я пока покурю.
  Улизнув от жены, Соболев вернулся за платьем.
  Нет. Мириться он еще не собирался. Просто платье было красивым, и, как ему показалось, очень шло Миле, потому решил, что когда-нибудь оно пригодится в качестве подарка, и оплатил из собственных средств. Попросил завернуть в непрозрачную бумагу, убрал сверток в пакет с другими покупками и вернулся к жене, забыв, что вообще-то "курить" ходил.
  - Покурил? - спросила Людмила, не ощутив от него табачного дыма.
  - Да, - уверенно заявил парень.
  - И как зовут? - примеряя купальники, она не переставала думать, что ее муж сейчас флиртует с девчонкой, которой подмигнул перед входом в магазин.
  А почему еще он сбежал?
  Ей было обидно, что Соболев перестал ее замечать и сопровождает ее, как охранник, хотя именно так представляла свой отпуск, когда согласилась выйти за него замуж. Не изменись ее отношение к этому человеку, она бы еще и способствовала ему в поисках девицы. Но теперь от дружеского общения не осталось и следа, а в отместку за каждую улыбку не в ее сторону, Миле хотелось ему сделать какую-нибудь глупую гадость.
  - Кого? - не понял Егор.
  - "Сигарету".
  - Не знаю, она не представилась, - наигранно улыбнулся, - ты выбрала?
  - Да. Вот эти три, - протянула ему на пальце комплекты на плечиках.
  Муж повертел каждый перед собой, нахмурив брови.
  - Нет, вот этот один, - сделал вывод он, вытянув перед собой скромный классический раздельный купальник, нежно голубого цвета.
  - Почему это? - поставила она руки в бока.
  - Потому что за эти ниточки я платить не намерен, - серьезно сказал Егор, подняв перед ней другие два, ткнув пальцем в стринги, - Прикрепи на слюни кленовые листочки к необходимым местам и будешь выглядеть куда более привлекательно, чем в этом. К тому же, моя жена не станет никому кроме меня показывать свой очаровательный зад.
  - О чем ты, рядом с нами на пляже никого нет!
  - Это сейчас нет, а потом мы в Ростов вернемся, и что тогда? Выкинуть это в мусор? Или ты так намерена по дому ходить, учитывая, что с нами будет жить мой брат?
  - Слушай, тебе вообще какая разница, в чем я ходить хочу?
  - Дорогая, хоть между нами и холодная война, но разница все-таки есть. И не мне одному, между прочим, - он примостил "ненужное" на первый попавшийся крючок и прошел на кассу, - заверните, пожалуйста.
  Если бы Люда могла сейчас оценивать ситуацию, как психолог, или хотя бы более холодно, она бы поняла, что в муже взыграло чувство собственности и он, считая ее своей, делиться с кем бы то ни было, не намерен. Но она в данный момент была только обиженной капризной девушкой, которую глушила ревность, поэтому, поджав губы, она пошла вслед за парнем, желая еще сильнее расцарапать ему спину, но не от страсти, а от злости, закипающей в ней. Не от того, что ей обязательно хотелось купить все три купальника, а от того, что он командует, и она не может сопротивляться. Если бы у нее были собственные средства, она бы ему на зло купила самый открытый купальник, но подаренные на свадьбу деньги хранились у мужа, а то, что оставалось на ее карточке быстро кончилось.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 20.13.14.
  
  20 июля, пятница
  
  Три дня тянулись мучительно долго и отдыхом совсем не казались Людмиле. Она все еще была напряжена. Она не могла не вспоминать день и ночь их свадьбы. Но все еще ершилась, не желая первой извиняться, хотя понимала, что сама это начала глупой пощечиной от бессилия перед самой собой. Бороться с собственными чувствами, ощущениями и тем более воспоминаниями было дико тяжело, потому все выливалось на окружающих, точнее на мужа, который вызывал эти "неправильные" эмоции.
  Она смотрела на него, и ей снова хотелось прижаться к нему, ведь с ним ей было тепло и спокойно. С ним приходило чувство защищенности. Оно появлялось даже когда он просто шел рядом, но стоило ему посмотреть на другую девушку, оно пропадало, оставляя ощущение уязвимости и ненужности, а еще дикую, безрассудную ревность. Которую Люда не способна была унять, так как никогда раньше так сильно не ревновала. Раньше она просто уходила. А сейчас уйти было нельзя, во-первых, она не могла его подвести, во-вторых, он сам был ей нужен. Понимание этого ее бесило безумно, ведь это означало, что нужно поумерить свой эгоизм, научиться слышать и понимать мужа, а так же иногда уступать, пусть даже становясь себе на горло. Ко всему этому она была совсем не готова. Ей казалось, что это сделает ее слабой, а слабого обидеть проще. А тот факт, что он провожал заинтересованным взглядом каждую юбку, наводил ее на мысль, что Казанова - его второе я, от которого он не избавится, даже если их отношения станут нормальными. Потому влюбиться ей было особо страшно, ведь, покопавшись в своей душе, Люда решила, что нечто подобное в ней уже есть.
  Егор извиняться тоже не собирался. Днем он был весел, но только не для нее. Обидчивый по своей природе, он понимал, что пора прекращать эти ревнивые танцы друг против друга, но перешагнуть через себя был не готов. Он не любил проблемных девушек, и легко с ними расставался. С женой расстаться было нельзя, и он старался как-то остыть или отвлечься. Глядя на других девушек, он улыбался. Не им, а потому что понимал, что жена-то его лучше, и это его радовало. Люда видя это, но не зная его размышлений по этому поводу, его одергивала, и тогда он начинал кадрить всех подряд ей назло. К вечеру уже стыдясь самого себя, и злой на нее за все, что она делала с пылу, он брал коньяк и заливал свой рассудок, сидя на мостике возле дома, зная, что это может для него плохо кончиться. Но иначе нескончаемый поток дурных мыслей не оставлял его в покое.
  Он так и спал в шезлонге, потому что находиться рядом с ней в одной комнате ночью не мог. Желать ее он не перестал, и чем дальше, тем больше хотелось снова ощутить в своих руках ее податливое тело. Потому и в этот вечер он купил коньяк после ужина.
  Он уже опустошил пол бутылки, когда рядом появилась Люда.
  Красивая, в новом белом платье на тонких бретелях, до середины бедра, в босоножках на высоком каблуке. На лице легкий макияж, а прямые волосы нежно ласкает теплый ветерок с океана.
  - Я хочу в клуб, - заявила она уверенно.
  - А я нет, - ухмыльнулся Егор, не желая ее вести в место, где на нее будет глазеть толпа голодных мужиков.
  - Значит, я пойду сама, - решила она, и развернулась, чтобы идти.
  - Не пойдешь, - зло приказал Соболев.
  Но она не ответила, только каблучки веселее застучали по деревянному мосту, удаляясь в сторону ночной жизни острова.
  Нехотя, Егор поднялся со своего места и поплелся следом, оставаясь на расстоянии пяти метров от нее. Пока шли, к Милке привязался паренек.
  - Почему такая красавица одна? - поступил от него стандартный вопрос на английском, и Егор про себя усмехнулся. Сейчас ему показалось, что это выглядит глупо, хотя сам он не раз пользовался этой фразой. Потому стало интересно, чем это все закончится.
  - Телохранитель сзади, - ответила девушка, зная, что муж ее слышит.
  - Вон тот в светлом? - удивился парень, глядя на Соболева, провожающего заинтересованным взглядом встречную девицу.
  - Да.
  - Я думаю, мы с ним договоримся, - решил незнакомец.
  - Попробуй, - усмехнулась тихо Людмила на русском.
  - Русская, - тут же обрадовался парень.
  - Да.
  - А я из Белоруссии. Саша.
  - Добрый вечер, - не стала представляться Мила.
  - Желаешь остаться Прекрасной незнакомкой.
  - Я знакомиться вообще не планировала, - Люда подняла перед ним правую руку тыльной стороной ладони вперед, - Замужем.
  - За стариком с большим кошельком? - почему-то сделал вывод парень.
  Девушка остановилась, едва не смеясь, обернулась на Егора, тоже остановившегося, сложившего руки в карманы брюк, и перевела взгляд на Сашу.
  - А он, - она кивнула в сторону мужа, - похож на старика?
  - Ты же сказала это телохранитель, - не понял тот.
  - Мое тело охраняет мой муж, - медленно произнесла Мила, подозревая, что злой Соболев сейчас может пареньку мордашку испортить, - Прости, мальчик Саша, для тебя я Прекрасной незнакомкой не буду, - развернулась и пошла дальше, провожаемая пораженным взглядом.
  Егор, проходя мимо, только глазами в него сверкнул, довольный, что жена вышла из ситуации очень достойно, и практически без его участия.
  В клубе он оставался только наблюдателем. Люда заказала коктейль, и пока не подошел муж, попросила влить туда чего-нибудь крепкого. Знала, что после этого отключится ее память. И не известно, что произойдет между ними после этого, но уже не могла больше терпеть это напряжение, потому что даже спала все это время плохо.
  Пока Мила танцевала, Егор пил, не отказывая во внимании "нуждающимся" девицам, иногда подсаживающимся рядом с ним у барной стойки, но мягко отфутболивал при намеке на уединение. Насчитав три таких предложения, обернулся к жене танцующей в компании девиц и какого-то негра, не нашел в этом ничего предосудительного и даже залюбовался ее плавными движениями, а потом в голову пришла мысль, что пора мириться. Он и раньше понимал, что ему самому придется делать первый шаг, хотя бы потому, что он мужчина, а значит сильнее. И сейчас он даже знал, как это лучше сделать.
  Он подошел к музыкантам, коротко переговорил с ними, стал за синтезатор, подстроил под себя микрофон, и пальцы его заскользили по клавишам, проливая мягкую мелодию. Вскоре под его ритм подстроились музыканты, а он стал петь, самозабвенно, с чувством, не видя ничего перед собой, думая только о той, кому предназначалась эта песня. Он был уверен, что она все поймет, но опять будет стоять в растерянности, глядя на него. Тогда он уведет ее из клуба, и они смогут спокойно поговорить.
  Песня закончилась, и Егор поднял взгляд. Ему аплодировали, а он искал в толпе Люду, но как ни вглядывался, не мог найти. Девицы, рядом с которыми она танцевала, были и хлопали ему, а чернокожего парня - нет. Соболев мгновенно протрезвел, решив, что негр увел его жену, пока он тут к ней шагал. Соскочив со сцены, он бросился к выходу. Для начала проверил уборные комнаты, распугав народ, но их там не было. Понадеявшись, что Мила осталась верна себе, поспешил к их домику, надеясь, что успеет вовремя, понимая, что измена, даже такая, в их случае все многократно усложнит. И даже если он сам сможет закрыть на это глаза, хотя очень в этом сомневался, то, как на это отреагирует Люда утром, оставалось только гадать.
  Он останавливал прохожих, желая узнать, не видел ли их кто. Парочка-то получалась весьма контрастная, и потому заметная. Но никто ничего не мог толком объяснить. А Егор понял, что теряет время.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 21.03.14.
  
  Когда он прибежал, девушка еще в платье сидела на кровати, зато негр в одних трусах полулежал рядом с ней.
  - О, любимый! - улыбнулась Людмила, - Будешь третьим?
  - Нет! - отрезал он, каким-то чудом скрутил чернокожего великана, выволок из домика и выкинул в океан, на мелководье. Вернулся, сгреб его вещи, вышел и выбросил их на песок, - Чтобы я тебя рядом с ней не видел! Понял!
  Услышал вялое "да" местного наречия, и ушел в дом. Мила сидела на постели, подогнув под себя ноги, с абсолютно равнодушным видом. Егор сел на край кровати, стараясь успокоиться. Он понимал, что, появись он здесь минутой позже, все могло быть по-другому, а так же, что отчасти сам в этом виноват. Нужно было только поговорить с ней серьезно, а не устраивать это глупое противостояние. Но он только сегодня понял, что это бессмысленно. Им все равно еще предстояло жить вместе, и вот в таком варианте это не возможно.
  Она подлезла к нему, и прислонилась к плечу. Одной рукой перетянул ее к себе на колени и обнял. Что-что, а отдать ее кому-либо он был готов еще меньше, чем жениться. Он считал ее своей, и отказываться от нее уже не хотел.
  - Дурочка, как же я тебя в данный момент ненавижу, - вздохнул, крепко прижимая ее голову к своей груди, чувствуя, что эта потеря могла бы ему очень дорого обойтись, - была бы вменяемая, убил бы.
  Ему казалось, что она просто вытирает об него ноги. Еще ни одной девице он этого не позволял. Хотя однажды это произошло незаметно для него. Но тогда он был влюблен. А сейчас он все видел, и все равно ей уступал, оправдывая это желанием урегулировать их отношения, от чего-то чувствуя, что это только повод.
  - А ты считаешь, что я сейчас безумная? - насмешливо спросила девушка, посмотрев ему в глаза.
  Если бы Егор не знал, что в своем безрассудном состоянии она выглядит вполне нормальной, он бы усомнился в этом. Но уверенный, что она в "приливе", а иначе, по его мнению, она бы его третьим не позвала, да и не сидела бы у него на коленях сейчас, он только слегка улыбнулся.
  - Да. Только вот мне интересно, - все же попробовал выяснить муж, несколько успокоившись, не зная правду ли услышит, - ты сама напилась, или кто-то помог?
  - А какая разница? - спросила она, расстегивая пуговицы на его рубашке. Ей хотелось снова ощутить тепло его тела.
  - В том случае, если сама, - стал он рассуждать, скользя руками по ее спине и ногам, ведь ее намерения не были для него загадкой, а себя сдерживать уже не осталось ни сил, ни желания, - я могу подумать, что это ты меня к себе в постель хотела затащить. А если нет, то откуда этот негр мог знать о твоей "прекрасной" реакции на алкоголь? Ты и так коктейль пила, зачем было спаивать тебя еще больше? И вообще, когда он успел? И... я не видел вас вместе у барной стойки...
  - Милый, не мучь себя бессмысленными вопросами, - попросила Люда, стянула с него рубашку, пересела ему за спину, и коснулась губами каждой еще розовой полоски от ее ногтей на его лопатках, - Прости за шрамы.
  - Только за это? - усмехнулся Егор, понимая, что царапины самое безобидное из всего, что было между ними за последние четыре дня.
  - Я могу извиниться сейчас за что угодно, но утром об этом не вспомню. И какой тогда смысл?
  - А я тоже извинюсь, и утром тебе об этом скажу, - развернулся к ней лицом, по-мальчишески улыбаясь, - И возможно у нас все наладится.
  - Ты сейчас, как ребенок, честное слово, - рассмеялась девушка.
  - Зато ты, очень похожа на трезвую, - заметил он, боясь, что это действительно так и лицо его несколько потускнело. Ведь тогда вся ситуация будет выглядеть совсем по-другому. А именно, как осознанная измена, или попытка ее. В приливе-то она за себя не отвечала, значит и спроса никакого быть не может.
  - А если я признаюсь, что сама попросила бармена влить мне в стакан водки? - хитро прищурившись, спросила Люда, коснулась его колючей щеки и потянулась к губам, - Чтобы, не задумываясь о последствиях, соблазнить тебя на эту ночь.
  - Такой вариант мне больше нравится, - подминая ее под себя, выдохнул Егор и стал целовать, понимая, что ее целью был он сам, а это оправдывает средства, - но тут же возникает другой вопрос: почему ты пошла с ним?
  - Потому что ты сидел с какой-то бабой, - мягко возмутилась девушка, опустила взгляд на его губы, невесомо провела по ним указательным пальцем и облизнула свои кончиком языка, - и на меня не обращал внимания, а потом оба исчезли.
  Ее действия не остались не замеченными, ему надоело разговаривать, и уже хотелось пуститься в омут желаний, но нужно было еще кое-что выяснить.
  - То есть ты мне мстить хотела?
  - Вроде того, - она кивнула и улыбнулась, - я вообще надеялась, что ты раньше за мной побежишь. А когда мы пришли сюда, а тебя все не было, стало обидно...
  - И ты не слышала, что я пел?
  - Ты пел?
  - Чтобы помириться.
  - Споешь завтра?
  - Как скажешь, дорогая.
  Страсть, прорвав плотину противоречий, превратилась в бурю, сносящую все на своем пути. Сгорая от нетерпения, они не контролировали себя, и от того все ощущали острее, и казалось, что не могли остановиться. Но утолив первый голод, умиротворенно вздохнули в объятьях друг друга, и теперь стало важно совсем другое тепло, и оно у них тоже было.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 22.03.14.
  
  - Жаль, что ты не вспомнишь эту ночь, - проговорил Егор, наматывая прядь ее волос на палец, в то время как жена лежала у него на груди.
  - Но ведь ее можно будет повторить завтра, - мурлыкающе предположила Люда.
  - В том случае, если ты опять не спрячешь голову в песок, - вздохнул он, и повернул ее лицо за подбородок, чтобы видеть ее глаза, - вот почему ты такая?
  - Какая? - улыбнулась она.
  - Притягательная, но трусливая, - он чуть приподнялся, едва касаясь губ, поцеловал, и снова упал на подушку, - ты можешь потребовать, чтобы я пообещал тебе, что твоей душе заблагорассудится, и я это выполню. Расшибусь, но сделаю, как ты хочешь... Что я говорю, ты же завтра не вспомнишь. Ладно, скажу, когда ты будешь в себе.
  - А мне и сейчас это приятно, - наигранно надула губки Мила.
  - Может, пока ты ничего не боишься, расскажешь, откуда такой панический страх серьезных отношений, - Егор решил воспользоваться моментом, - Это ведь неспроста.
  - Нет.
  - "Нет" не расскажешь? - уточнил он, не поняв ее ответ.
  - Неспроста.
  - Расскажи, - он перевернул жену на спину и посмотрел в глаза, - Я обязан это знать.
  - Я даже не знаю с чего начать, - она смущенно улыбнулась, но запустила руку в его волосы, пропуская их сквозь пальцы.
  - А давай про первую любовь.
  - Не самая интересная тема, - вздохнула девушка и сдвинула брови, глядя на мужа, - Может, лучше перейдем к нашему предыдущему занятию?
  - Не хилая у тебя броня, - прошептал Егор, искренне ей сочувствуя, но был уверен, что должен вытащить это из нее, - что даже в нынешнем состоянии не можешь рассказать.
  - Мое нынешнее состояние от нормального отличается только повышенным желанием любви и нежности, еще более глупыми поступками и фразами, и некоторой развязностью, а потом отключением памяти, чтобы стыдно не было, - Люда потянула его к себе, чтобы снова поцеловать, но муж увернулся и сел на постели.
  - Давай так, - предложил он с улыбкой, - ты мне все выкладываешь на чистоту, а оставшееся до рассвета время я буду твоим котиком, белым и пушистым, как ты хотела, и сделаю все, что ты захочешь.
  - Заманчивое предложение, - ее губы коварно растянулись в стороны, - а ты не хочешь оговорить рамки "всего"?
  - Хорошо, "все", что касается любви и нежности.
  - Зря ты на это подписываешься, - предупредила Людмила, но он не отступил, - Ладно, согласная я. Только ты меня прямо сейчас обними.
  Егор снова лег, просунул руку под шею девушки и обнял, а она уткнулась носом в его шею, вдыхая его теплый успокаивающий аромат.
  - Итак, что там было с первой любовью?
  - Первая влюбленность была самая глупая, - начала Мила, крепко прижимаясь к нему, - но что еще могло быть в четырнадцать лет, однако смех тогда любимого человека и сейчас звенит в ушах. Я никогда не отличалась скрытностью или скромностью, а в тот момент и особо симпатичной не была, однако уверенная в собственной неотразимости, (ведь родители всегда называли меня красавицей, и я слепо этому верила) подошла и сказала предмету своего обожания, старшекласснику, что его люблю, прямо на улице, при его друзьях. Смеялись все окружающие, и он в том числе. Я сейчас понимаю, что это было идиотизмом с моей стороны, однако комплекс остался.
  Долго переживала по этому поводу. Каждый, кто знал, а знали очень многие, и пытались утешать. От чего становилось до ужаса противно. Но когда это сделал сосед по парте, противно не стало. За утешением пришла верная дружба, а следом высокая и светлая любовь. Мы стали гулять вместе, держась за руки. Это был девятый класс. Он принес мне на восьмое марта букет оранжевых гербер, и я прыгала до потолка от радости. А через неделю я увидела, как он целовался с моей лучшей подругой. Опять боль, обида и одиночество.
  Целый год у меня не было ни лучшей подруги, ни парня. Но за это время я расцвела. А по весне опять влюбилась. Он был на год старше, выпускник. Мы случайно познакомились, и он обратил на меня внимание. Как оказалось, меня пальцем помани, и я вот она, растаяла. Некоторое время мы перезванивались, и я вбила себе в голову - вот она моя судьба. Только "судьбе" было угодно меня отыметь по всем фронтам. Это было то чучело, о котором я рассказывала. Я во вторую смену училась. Встретил меня пьяный после школы вечером, даже с розой в руках, стал настойчиво звать погулять. А меня в этот день мама попросила Олю с кружка забрать. Вот и отказалась, за что получила в глаз, первый поцелуй, головой об стену школы, и грязные руки на бедрах и груди. Моя романтичная натура в тот момент была сильно искорежена. Папа хотел с ним по-мужски поговорить, так ведь я сама не дала этого сделать. Хотя этот гад еще и слух пустил, что я шлюха, и все кому не лень, проходя мимо старались меня облапать. Когда уложила его на лопатки, стало легче, только ведь в сердце раны не так просто заживить. Не так-то просто поверить в то, что человек, которого едва не обожествляла, настоящее чмо, вытиравшее об тебя ноги. Чувствовала себя ниже плинтуса в туалете.
  Егор сильнее сжал руки, как будто мог защитить ее от того, что уже произошло, а девушка продолжала.
  - Дальше не так грязно, но не менее плачевно, - она вздохнула, - с того момента я стала избегать состояния влюбленности вообще. Могла ответить на проявленное внимание, но не на долго, стараясь не увлекаться. А в университете не смогла пройти мимо одного парня, и понеслось все по-старому. Все о нем разузнала, и идеализировала в своем воображении. Но нас вскоре познакомили. Он ухаживал. Был добрым и отзывчивым. Всем хорош, прямо как ты сейчас. Терпеливо научил меня целоваться, ведь после первого раза мне вообще это было противно делать. Никогда плохого слова не сказал. Мы полгода встречались, чисто и невинно, он ведь знал, что у меня никого не было. А на день святого Валентина, пригласил меня в ресторан...
  - Вино? - понял муж.
  - Да, - из ее глаз покатились предательские слезы, и, стекая по щекам, капали ему на плечо.
  - Тише, солнышко мое, - ласково попросил Егор, толкнул ее на спину, приподнявшись на локте, стер тыльной стороной ладони мокрые ручейки, и расцеловал все ее лицо, - Все прошло давно, только говори дальше.
  - Он не поверил, что у меня первый, ведь даже крови не было, - она сквозь слезы усмехнулась, - Если бы я знала о такой своей особенности, я бы не пила. А когда проснулась у него дома, не помнила даже, как к нему попала. Мало того, что он мне не верил, так еще и обиделся, что я ничего не помню о его ночных подвигах. Потому бросил меня.
  - Сколько ему было лет?
  - На год старше.
  - Понятно - олух.
  - А ты в восемнадцать лет много о сексе знал?
  - Я за малым не женился в этом возрасте, - буркнул Соболев, - но сейчас, ты рассказываешь свою историю. Еще был кто-нибудь?
  - Да, еще один, больше года назад, - Люда успокоилась, потянула носом воздух, и продолжила, - С того момента любовь стала для меня под запретом. Всякий раз, чувствуя душевное влечение, я бежала от человека, куда глаза глядят, лишь бы ничего не успело зародиться, и для этого все средства были хороши. Романы были, но не продолжительные и трезвые, я не позволяла себе привязываться или увлекаться, но однажды и это не помогло. На этот раз я не была влюблена. Хотя встречались мы довольно долго. Все значительно прозаичнее. Я старалась срыть от своего любовника, что не помню некоторых ночей, а он сам заметил, и воспользовался этим для некоторых эротических экспериментов, благо не додумался на камеру все снять. Не известно, сколько это продолжалось бы, если бы не его друг, однажды приглашенный третьим. Он пожалел меня, украл у экспериментатора, увез к себе, а когда я пришла в себя, все рассказал. И мы до сих пор хорошие друзья.
  - Я сейчас ревновать начну, - заметил Егор, ему было больно все это слушать, хотелось как-то поиздеваться над теми, кто искалечил ее душу, но он понимал, что на этом нельзя заострять внимание, чтобы ей не стало больнее.
  - Не надо, - она уже искренне улыбалась, - между нами ничего не было за время моего бессознательного состояния, потому что рядом была его беременная жена. А сейчас у него есть маленькая очаровательная дочка, которую я в прошлом году крестила.
  - Я этому рад.
  - А теперь ты выполняешь мое пожелание.
  - С удовольствием.
  - Егор, - она серьезно посмотрела ему в глаза.
  - Да, дорогая.
  - Почему ты меня так называешь?
  - Потому что ты мне дорога.
  - В смысле дорого обхожусь?
  - Нет, глупенькая, - он перевернулся на спину и увлек ее за собой, - потому что ты мне важна.
  - Потому что нужно усыновить брата?
  - Нет...
  - Все, молчи, я сказать хотела, - она на мгновение прикрыла глаза, а потом в упор посмотрела на него, - "...если это не любовь, то она и не нужна мне. Просто будь со мной" Пожалуйста, будь со мной.
  - А ты вспомнишь завтра... точнее уже сегодня утром, что это сказала? - он нежно улыбнулся, проводя рукой по ее волосам.
  - Ты ведь можешь напомнить.
  - И ты мне поверишь? Особенно если опять захочешь отступить? И вообще, есть ли смысл сейчас воспринимать эти твои слова всерьез?
  - Скажи, ты будешь со мной?
  - Буду, - улыбаясь, кивнул он, хоть она и не ответила.
  - Давай это запишем и подписи поставим...
  - Мила, дорогая моя, мы пять дней назад уже расписались в загсе. Тебе этого мало, чтобы знать, что я буду с тобой? Обычно люди именно к браку стремятся, чтобы быть уверенным в завтрашнем дне.
  - Так ведь у нас это на год...
  - Почему год? - по доброму усмехнулся парень, ясно сознавая, что она в свои двадцать два все равно, что наивный ребенок. Он вдруг сравнил ее нынешнюю, и ту девушку с которой был знаком до брака, разница показалась колоссальной. Тогда она казалась ему взрослой, хотя и не растерявшей непосредственность, уверенной в себе, веселой, и в основном уравновешенной. А теперь выглядела маленькой, капризной, закомплексованной девочкой, которую ему нужно раскрыть, как цветок, чтобы она стала прежней, - Там-то этого не прописано. Это ведь мы договаривались, когда между нами еще ничего не было.
  - Значит, нам нужен новый уговор, - сделала вывод девушка.
  - Вот теперь я вижу, что ты и правда пьяна, - рассмеялся Егор, - Милая, ну зачем нам какой-то уговор? Мы разве не можем быть рядом столько, сколько этого захотим? Пойми ты, наконец, я не в праве тебе обещать, что мы будем вместе всю жизнь, потому что это не только от меня зависит, но и от тебя. Вдруг ты найдешь кого-нибудь себе через год, два или десять лет. И тогда мое обещание станет пустым звуком. Луше жить днем сегодняшним, наслаждаясь каждым мгновением, получая удовольствие сейчас, потому что никому не дано знать, что будет потом. Загадывая что-то на завтра, мы рискуем потерять то, что есть сегодня. Это только дела рабочие стоит планировать, а жизнь личная не должна быть по графику - это скучно, а скука вещь разрушительная. Я не хочу, чтобы она помогла нам расстаться... черт, ты же не вспомнишь, - он гулко вздохнул и посмотрел на жадно впитывающую его слова жену, - И где твоя любвеобильность?
  - Я терплю, - она улыбнулась весело, - мне нравится слушать твой голос. Не только моему телу нужна нежность и ласка, но и душе.
  - А мой голос ласкает твою душу?
  - Он ее согревает, а это гораздо дороже, чем секс.
  - Дорогая, давай мы не будем обзывать этим словом наши постельные отношения, - Егор сам не ожидал, что его это покоробит.
  - Ну, хорошо, супружеский долг, - тут же предложила жена, и он скривился еще больше.
  - Долг, это когда раз или два в неделю, как по расписанию в обязательном порядке, вставил, кончил и заснул зубами к стенке, а жена тихо заканчивает начатое сама, - стал он рассуждать, - А у нас об обязательности и расписании речь не идет, не говоря уже о том, что бросать тебя неудовлетворенной у меня нет желания, как и засыпать после первого раза.
  - Какие твои предложения?
  - Я думаю, мы занимаемся любовью.
  - Для этого нужны чувства, - покачала она головой.
  - А ты считаешь, что у нас их нет? - насмешливо оттянулся уголок губ, но увидел испуганные глаза, - Пусть мы еще не чувствуем любви друг к другу, она прямо сейчас нам не важна. Но притяжение между нами ведь не только сексуального характера, - Егор понял, что три дня молчания дают о себе знать, да и все сегодня выпитое вернулось в голову, потому все время хотелось говорить, пояснять и рассказывать, - Мне важно не только удовлетворять собственные физические потребности с твоей помощью, но и доставлять удовольствие тебе, видеть твою улыбку при этом, слушать твой голос. Для меня гораздо главнее, что испытываешь ты...
  - Егор, - позвала его девушка.
  - Что, мое солнышко?
  - Моя душа переполненная эмоциями сейчас взорвется, - сообщила она сияя счастливым взглядом, - Пора доставлять удовольствие моему телу.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 25.03.14.
  
  21 июля, суббота
  
  Егор проснулся в сплетенье тел с Людмилой и улыбнулся, жалея только, что ее память ночью была отключена, и она не вспомнит ни его слов, ни того, как им было хорошо. Он понимал, что она опять может начать метаться, но теперь был уверен, что сможет ее переубедить. Наутро после свадьбы он сам был растерян, а теперь знал точно, что их брак должен стать настоящим, и не важно, сколько это продлится. Во всяком случае, пока. Он понял, что сопротивляться влечению занятие бесполезное и нервное, и теперь нужно было это внушить Миле.
  Дотянулся до тумбочки. Взял часы. Понял, что завтрак они уже давно проспали, а до обеда остался час. Аккуратно вылез из кровати, собираясь принять душ, но обернулся на возню сзади.
  Красавица жена не проснулась, но распласталась по постели, предоставляя его взгляду все свои прелести, так как простынь с нее сползла. Столь заманчивая картина не могла не породить в теле молодого мужчины желание женщины.
  Соболев, ты возомнил себя половым гигантом? - возмутился его внутренний голос, - Тебе ночи было мало?
  Не мало, - согласился парень, - однако это может помочь Миле проснуться в хорошем расположении духа. А если она, пробудившись, не увидит меня рядом, может успеть надумать себе всяких глупостей. Учитывая, что она не вспомнит моих слов, и вообще чего-либо с момента ее прилива, то не узнает, что мы более чем помирились. И потому опять что-нибудь учудит, что мы поссоримся.
  Оправдал себя?
  Просто включил логику.
  Вернувшись в кровать, Егор стал медленно покрывать ее лицо легкими поцелуями. Люда мечтательно улыбнулась, сладко потянулась, но глаз не открыла. Ей было приятно, и она не пыталась понять, почему он это делает. Она не думала о том, что произошло между ними ночью, просто получала удовольствие, а муж меду тем перешел на шею, продвигаясь к груди, а потом к животу. Когда коснулся ее кожи в районе пупка, она отняла его голову от себя и расхохоталась весело и заливисто.
  - Перестань! - взмолилась девушка, с улыбкой глядя на парня, когда он снова склонился к животу, - Мне щекотно, ты ведь небритый!
  - А ночью тебе это нравилось, - заметил тот, лег рядом и жадно поцеловал сладкие губы, не давая ей опомниться.
  Его близость заставляла ее забыть обо всем на свете. И о плохом совсем не хотелось вспоминать. Ее руки легли ему на плечи, прижимая к себе сильнее и поглаживая, но когда ноготки пошли в ход, он дернулся от боли, понимая, что спина опять расцарапана.
  - Извини, дорогая, но сегодня ты будешь сверху.
  - Почему это? - удивилась жена.
  - Сама полюбуйся, - он сел на постели к ней спиной, демонстрируя царапины, - Когда ты это делаешь, я нахожусь в таком состоянии, что это даже заводит. Но потом все же болит, не говоря уже о том, что на ростовском пляже мне придется ходить в футболке, чтобы не прослыть жертвой насилия или не показать, какая ты у меня страстная, а то кто-нибудь еще позарится на мое чудо, не зная, что ты тот еще подарочек.
  - Родной мой, я сегодня же обстригу ногти, - пообещала Людмила и аккуратно, чтобы не причинить боль, обняла его со спины.
  - Как ты меня назвала? - развернулся к ней парень несколько удивленный тем, что она ко всему нормально относится.
  - Тебе не нравится? - возвела на него тревожный взгляд девушка. Слова вырвались сами собой, но в данный момент она действительно чувствовала его очень близким.
  - Очень нравится, - он улыбнулся, отводя прядь волос с ее лица в сторону, - Только мне, как обычно, не понятно твое поведение. Ты вообще с какого момента память потеряла?
  - Как в клуб пришли, помню, - стала напрягать память жена, - Как попросила водки налить в коктейль - тоже. Как ты пил и флиртовал, а я танцевала с негром... черт! - она закрыла лицо руками, не понимая, как такое вообще могло случиться, а потом посмотрела в глаза мужу, боясь сказать правду, ведь ей больше не хотелось возвращаться к противостоянию, - Егор, пообещай, что не станешь злиться.
  - Ты меня обманула? - нахмурился он.
  - Нет, я сама обманывалась, - буркнула Люда, опустив взгляд, готовясь к худшему, - Пожалуйста, прости меня, за все, что я сделала вплоть до сегодняшнего утра. Я искренне раскаиваюсь, что тебя тогда ударила. Эта пощечина скорее мне адресовалась...
  - Довольно далеко начала, - усмехнулся парень довольный, что она нашла в себе силы, расставить все по полочкам, а потому решил сократить ее возможный монолог, - давай-ка лучше по делу. Нам скоро на обед идти, а еще нужно душ принять.
  - Хорошо, к делу так к делу, - она тяжело вздохнула, - Я ведь не с тобой ушла, правильно?
  - С негром, - кивнул Егор недобро, вспомнив представившуюся картину этой ночью и ее предложение стать третьим.
  - Я помню, что хотела его увести, - созналась Люда, - тебе на зло, но следующий фрагмент в памяти - я у тебя на коленях, и ты говоришь, что ненавидишь меня и убил бы, если бы не была безумная.
  - Что еще?
  - Как извинялась за шрамы, призналась, что пила и мстить хотела. Как были мы близки, а потом ты развел меня на откровения... фраза из твоей песни... - она замолчала, удивляясь сама себе, и продолжила очень тихо, - ...и ты пообещал быть со мной.
  - А ты этого теперь не хочешь? - предположил муж.
  - Не в том дело, - покачала она головой смущенно. Она-то хотела, только вот сказать об этом прямо не могла, от того, что он смотрел на нее вот так внимательно, - трезвая я никогда ничего подобного не сказала бы. Но мне не понятно, почему я все помню? Все твои слова, в том числе про жизнь одним днем и наши "постельные отношения"... Может быть, водки было слишком мало? Или...
  - Не важно, что это было, - он улыбнулся, привлекая ее к груди, - главное, что ты все помнишь, и мне не придется объяснять, что происходящее между нами нормально, и бежать от этого нет смысла.
  - И ты не злишься, что я ушла с негром?
  - Ты ведь это делала мне назло, - Егору был неприятен этот момент их жизни, но он совсем не хотел его раздувать, ведь у них оставалось всего четыре дня в этом райском местечке, и нужно было провести их сладко, как подобает медовому месяцу, тем более, что жена признает свою вину, - так что считай, что я зол для профилактики. Особенно, когда придумаешь что-нибудь отчебучить. Помни, что я обидчивый, и терпение у меня не железное.
  - То есть ты меня прощаешь, - в ее глазах появились счастливые огоньки.
  - Да...
  - Родной мой! - взвизгнула Люда, бросилась ему на шею и они оба завалились на подушки.
  - ...но могу припомнить, если ты опять станешь...
  - Я не стану! - снова перебила его девушка и стала целовать.
  - Ловлю на слове, - прошептал в ее губы Егор.
  
  К ним вернулась легкость нежная и теплая. Они выглядели влюбленными не пытаясь играть это. Им было хорошо вместе, и они не прятали свои чувства, не давая им точного определения. Люда не стала прежней, что-то детское осталось в ее поведении, но Егор смог спокойно к этому относиться, потому ее причуды не доходили до абсурда, оставаясь вполне безобидными.
  После обеда, они взяли с собой фотоаппарат и пошли гулять по острову. Ночь откровений не прошла зря. Люда смогла внять словам мужа о жизни одним днем, ведь сама нечто подобное предлагала Льву, и теперь наслаждалась каждым мгновением, стараясь сделать что-то приятное для Егора. Она поняла, что он сделал для нее очень многое, в то время как она сама - ничего. Это показалось несправедливо. Потому запрятала все свои противоречивые мысли в дальний уголок памяти, оставив только те, которые не могли поссорить ее с мужем.
  Все внимание Соболева было адресовано только жене. Никакие другие девицы его не интересовали. Он не пытался вызвать в ней ревность, чему она не могла не радоваться. Они всегда были вместе, держались за руки, под руку или в обнимку, от того чувство защищенности не покидало Людмилу. Она поняла, что это нужно ей, как воздух, а в какой-то момент захотелось, чтобы это никогда не заканчивалось. Всякий раз, когда прежние мысли приходили в голову, она гнала их от себя, не желая сейчас портить отношения с мужем.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 27.03.14.
  
  - Мил, - неловко начал Егор, - извини, что вновь поднимаю эту тему, но мне кое-что не понятно. Почему у тебя с подросткового возраста столько комплексов сохранилось, учитывая, что ты психолог?
  - Видимо я не слишком удачно от них избавилась, - грустно усмехнулась девушка, не ощутив, однако, прежней боли от воспоминаний, - Они давно не давали о себе знать. А о том, что мне не нужны серьезные отношения и любовь, я сама себя убедила. Так сказать дала себе установку. А тут вдруг произошел сбой, оттого и паника началась. Все слишком быстро. Я просто не успела перестроиться. Я ведь не думала, что мы перейдем за рамки дружеских отношений, хотя и настраивала себя, что не все будет так просто, как мы планировали вначале. Но я предполагала сложности чисто бытовые, а к душевным оказалась не готова. Если бы наши отношения складывались в нормальной последовательности, а не в обратной, мне, наверное, было бы проще все принять. Но вот так за один день в корне измененная спокойная жизнь... я оказалась слаба к таким переменам.
  - Теперь ты успокоилась? - подводя итог, когда они уже вернулись к домику, спросил парень.
  - Да.
  - Жаль только трех потерянных дней, - вздохнул Егор, сел в кресло на террасе, прошелся взглядом с головы ее до ног, и добавил, - и ночей.
  - Да, но в ночи тебе бы ничего не светило, - усмехнулась девушка, взялась уже за спинку второго кресла, но посмотрела на мужа, и решила, что у него на коленях ей будет лучше. Подошла и села к нему, обняв за плечи
  - Почему это? - словно бы только этого и ждал, он сомкнул руки на ее талии
  - Критические дни, - ответила немного смущенно, чувствуя, как на щеках разлился легкий румянец.
  - Так это у тебя после свадьбы ПМС был? - простонал муж, - Милая, почему ты мне ничего не сказала? Как все было бы проще.
  - Ну, извини, - понимая, что превращается в помидорчик, Люда прильнула к супругу и спрятала лицо в ложбинке его плеча, - я еще не могу быть с тобой всегда настолько откровенной.
  - Предлагаешь мне самому завести календарь?
  - Не думаю, что в этом есть необходимость, но возражать не стану, - пробормотала она, с удовольствием вдыхая его запах и улыбаясь при том, - Кстати, я тебя в первую ночь предупреждала, что резинки не нужны.
  - Но ты ведь не сказала - почему, а я не телепат, как два твоих родителя, и твои слова мне ничего, кроме своего прямого значения, не сказали, даже учитывая, что я кое-что знаю по этой части.
  - Откуда?
  - Света подсказала, когда я гадал, стану отцом или нет...
  Черт!
  О Свете я совсем забыл!
  - Мил, - позвал он жену
  - Да.
  - Пообещай не ревновать, если вдруг она позвонит.
  - То есть как? - девушка оторвала голову от его плеча и посмотрела в глаза.
  - До свадьбы я не планировал с ней расставаться, - стал пояснять Егор, - а после, еще не успел. Но как только вернемся, я ей позвоню прямо при тебе, и все скажу, как есть.
  - Лучше без меня, - буркнула она, опять умащиваясь у него на груди.
  - То есть ты мне доверяешь? - предположил муж.
  - Не то чтобы очень, - откровенно ответила супруга, - но слушать ваш разговор не имею желания.
  - И ты не устроишь скандал, увидев в моем телефоне вызов от нее или к ней.
  - Нет, я просто попрошу папу сделать запрос, чтобы прислали распечатку вашего разговора.
  Егор сначала весело рассмеялся, а потом, грустно улыбаясь, стал гладить ее по волосам.
  - Люд, - шепнул он, и девушка неприятно передернулась.
  С момента их знакомства он называет ее только Милой, или как-нибудь ласково. И теперь вдруг другое производное ее имени в его исполнении показалось ей каким-то чужим.
  - Не называй меня так, - тихо попросила Люда.
  - Почему?
  - Мне больше нравится из твоих уст Мила.
  - Раньше тебе было все равно, - заметил Егор.
  - Было, - согласилась, - но ты с самого начала выбрал это. Почему, кстати?
  - Не знаю...
  - Прости, я забыла, что ты не занимаешься самокопанием, - усмехнулась она, - Ты что-то сказать хотел.
  - Да... - он чуть подумал и спросил, - Почему ты стала такая неуверенная в себе? Эта дикая ревность... Мил, это глупо. Я не стану тебе изменять...
  - И ты еще задаешься этим вопросом? - Люда отстранилась и посмотрела на него весело и в то же время с негодованием, - Ты мне "в верности не клялся"!
  - Ну...
  - И до свадьбы планировал при себе Светочку оставить, а нового уговора, кроме обещания быть со мной (хотя это бред, ты и так будешь со мной не меньше года), у нас не было! А последние три дня ты только и смотрел на других девок!
  - И думал при этом о тебе, - сознался Егор, улыбаясь, чувствуя себя если не мазохистом, то кем-то в этом роде, потому что вот такая возмущающаяся, но живая она нравилась ему больше, чем спокойная, нежная и ласковая, а ведь именно такую жену он себе представлял когда-то.
  - Ага! Так я тебе и поверила! То же мне - Андерсен!
  - Не верь, твое право, - легко согласился он, - Только я правду сказал. И изменять тебе я действительно не намерен. Иначе мы опять начнем ругаться, и мой организм попросту этого не вынесет. А оказаться под скальпелем, особенно сейчас, когда помимо усыновления брата у меня появилось пара очень перспективных дел, мне бы не хотелось.
  - Допустим, - кивнула девушка. Ее ничуть не покоробил его практичный ответ, лишенный нежных заверений, что ему нужна одна она. Более того, она бы этому не поверила, а вот такое заявление ее несколько обнадеживало, - только вот ты сам не менее ревнивый. Кто не хотел покупать мне купальник со стрингами?
  - Это не ревность, а собственничество, - улыбаясь, возразил Егор, - Засмотрится еще кто-нибудь на твой неприкрытый зад, а мне отбивать потом свое добро.
  - Я не собственность! - пригрозила ему указательным пальцем.
  - Правильно, - не протестовал он, - Ты - моя жена! А я - твой муж. И придется нам как-то учитывать пожелания друг друга. Как думаешь, я могу тебя сейчас поцеловать?
  Только что в шутку воинственно настроенная Людмила ласково улыбнулась и обвила его шею руками.
  - Можешь, - прошептала она, приблизившись к его губам
  - Знаешь, дорогая, - Егор еще шире заулыбался, - я тут пока дожидался новостей от Алисы, перелопатил кучу информации по вашей женской части. И если мне не изменяет память, то наши занятия любовью должны быть безопасны, как минимум оставшиеся три дня.
  - Твоя память тебе не изменяет, так оно и есть.
  - В таком случае не будем терять время, - решил Соболев, подхватил ее на руки и понес в домик.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 28.03.14.
  
  22 июля, воскресенье
  
  - Может пойдем поплаваем? - предложил Егор, когда они обошли островок вдоль и поперек.
  - Пошли, - согласилась Люда, идя с ним под руку.
  - Скажи, почему ты панически боишься скорости? - спросил он.
  - Не знаю, - она пожала плечами, - Возможно, это после той аварии, где погибла жена дяди Володи. Я рассказывала, если помнишь.
  - Помню, но какое это имеет отношение к тебе?
  - Папа раньше лихачил на дороге, мама постоянно одергивала, напоминая про аварию. В год перед разводом, она делала это особо часто. В детскую психику подобное легко входит. Вообще большая часть страхов детям переходит от родителей. Младенцы бояться не умеют, первый кто их этому учит - мать. Я, хоть и не была маленькой, впитала этот ее страх.
  - И что, всегда впадаешь в ступор?
  - Да-нет, такое в первый раз было, - она усмехнулась, - обычно я успеваю сказать, что боюсь скорости. Это видимо еще нервное перенапряжение наложило отпечаток. Всю неделю перед свадьбой я была, как на иголках, еще не зная во что это выльется. Я переживала, как все пройдет. Ночь на четырнадцатое почти не спала, а потом ко мне твой Ангел-хранитель явился...
  - Кто? - не понял Егор и остановился.
  Люда повернулась к нему лицом, осмыслила свои слова, вспомнила Ангела, его белые крылья, и они воображаемые легко расправились за спиной мужа, не испортив всей картины.
  Ну, наконец-то, дошло, как до жирафа! - проворчало "я".
  Это он, что ли, любимый...
  А кто ж еще? Не зря ведь ты еще в больнице так много смогла о нем увидеть!
  Какая же я дура!
  Хорошо хоть сама признаешься!
  - Егор, прости меня! - Люда шагнула в объятия мужа, прижалась к его груди и зажмурилась.
  - За что? - не понял он. Еще пару дней назад она была дикой кошкой, а теперь нежная и ласковая.
  - За все, - не могла же она ему сказать, что им с первой встречи суждено было быть вместе, в то время как сама трепала ему нервы.
  - Дорогая, ты меня пугаешь, - недоверчиво проговорил молодой человек, - Что еще ты придумала сотворить?
  - Ничего, - подняла на него честный взгляд.
  - Ладно, считай, что я тебе поверил, - улыбнулся Егор, - идем переодеваться.
  
  - Нет!
  - Да!
  - Я не поеду! - упрямо заявила Людмила.
  - Поедешь! - распорядился Егор, чмокнул ее в губы и пошел договариваться с хозяином скутера.
  - Егор! - побежала за ним девушка.
  - Да, дорогая, - обернулся к ней, уже протягивая деньги за прокат водного мотоцикла.
  - Ты же знаешь, что я боюсь, - она сделала умоляющий взгляд, надеясь его разжалобить.
  - Именно поэтому мы едем кататься, - улыбнулся муж, взял спасательный жилет и стал на нее надевать, - и потом, когда я рядом, тебе нечего бояться.
  - Особенно учитывая, что ты решил свести меня с ума, - проворчала Люда, покорно просовывая руки.
  - Нет. Я только хочу, чтобы ты перестала бояться скорости путем преодоления инстинкта самосохранения.
  - Но только мне кажется, что таким образом ты решил надо мной поиздеваться в отместку за все то, что я с тобой сделала.
  - Ты не далека от истины, - рассмеялся Соболев, - Садись.
  - Родненький мой, оставь меня на берегу, - взмолилась жена, подойдя к скутеру, - обещаю сидеть смирно.
  - Я? Тебя? Одну? Ни-за-что! - отрезал он, сел сам, подал ей руку и посадил перед собой.
  В первую минуту катания Егор узнал о себе много нового, и не только он, но и весь пляж, потому что Люда кричала это во весь голос.
  - Ты меня оглушить решила? - насмешливо спросил, наконец остановившись.
  - Мне страшно! - снова вскрикнула девушка.
  - Рули сама, - предложил он.
  - Сдурел!
  - Нет, - беззаботно ответил Егор, - Вот рычаг скорости. Нажимай, поедем, как тебе нравится. На рифы не лезь. На поворотах сбрасывай скорость. В твоем распоряжении восемь минут.
  - Но...
  - Как ты захочешь, так и будет, - прервал ее возражения парень и подал идею, - Ты ведь можешь вернуть нас к берегу.
  Решив, что так и сделает, Мила взялась за руль и аккуратно нажала рычажок. Скутер легко поддался и медленно покатился по голубой глади океана. Но берег, казалось, не приближался. Тогда она поддала газу, а спустя несколько секунд совсем прижала рычаг к ручке и понеслась навстречу ветру, уже не собираясь поворачивать к берегу, понимая, что скорость вот в таком варианте, когда она сама владеет ситуацией, ей нравится гораздо больше. Что нужно притормаживать на поворотах она забыла, и потому Егор несколько раз чуть не улетел в воду, но результатом остался доволен. Глаза жены светились счастьем. Ее страх исчез, как и не было. А к концу катания она заявила, что завтра тоже желает прокатиться.
  - Вернемся, научу тебя водить машину, - по пути к домику сказал он.
  - Не надо, - покачала головой Мила, - Я сейчас ощутила настоящий кайф от скорости, и вряд ли смогу себя сдержать за рулем на дороге, а это опасно.
  - Тебя бросает из крайности в крайность, - рассмеялся муж, - ужас просто.
  - Но зато я больше не буду впадать в ступор.
  - Я этого и добивался.
  - Ты знал, что мне это понравится.
  - Конечно.
  
  - Если я не ошибаюсь, ты что-то говорил про то, что чуть не женился в восемнадцать лет, - припомнила Людмила, - Может расскажешь?
  - Это очень нехорошая история, - с болью проговорил Егор, - и конец ее гораздо более печален, чем все, что рассказывала ты.
  - Свое горе всегда больше, чем чужое.
  - К несчастью ты сейчас ошибаешься, - он тяжело сглотнул образовавшийся в горле ком, - Я был влюблен. Девочка была несовершеннолетняя, мечтала в Англии учиться, а родители сопротивлялись. Она залетела непонятно от кого, я решил, что от меня, ведь был первым, и думал, что единственным. Пришел к ее родителям с кольцами руки просить, а меня, мягко говоря, послали, с обещанием посадить за совращение. Но дочь уговорила их меня не трогать, сделала аборт и укатила-таки в Лондон, якобы подальше от меня. Я наивно верил каждому ее слову, а на самом деле она меня просто использовала, о чем сообщила подружке. Мой друг, узнав об этом, пытался меня вразумить, но я не поверил. Мы напились, передрались, он сел за руль и разбился насмерть. А через месяц я узнал из первых уст, что он был прав. Мне самому жить не хотелось в тот момент.
  Люда, осознав всю серьезность произошедшего с ним, поняла, как ничтожны ее собственные переживания, и как глупо выглядят ее комплексы на его фоне.
  Стало стыдно.
  Человек друга потерял, чувствует себя виноватым, но живет и радуется этой жизни. А я из-за какой-то несчастной влюбленности мечусь из крайности в крайность и треплю ему нервы и без того расшатанные.
  Егор лег на грудь девушки, прислушиваясь к встревоженному стуку ее сердца, стараясь забыть обо всем, а она обняла его, успокаивающе поглаживая по волосам, пропуская их сквозь пальцы. Он не боялся сейчас показаться слабым. Не думал он о том, что она может как-то неправильно на это отреагировать. Душу грела необоснованная уверенность, что она его понимает.
  Его горечь утраты близкого друга еще не прошла. Он чувствовал свою вину. Ему было плевать, что сделала с ним самим та девица. Хотя именно из-за нее он остыл, стал более холодно относиться к увлечениям, а возможность создания семьи в своем неписанном жизненном графике отодвинул к тридцати пяти - сорока годам. Но он не забыл взгляд плачущей матери и ее слова: "Почему не ты? Ты ведь все равно никому не нужен..." Они еще очень долго звенели в его голове, подогреваемые ситуацией с отцом, медленно делали свое дело, убивая желание жить. Да так, что ему совсем не хотелось просыпаться, когда его откачивали в больнице три года назад, а потом жалел, что его состояние на тот момент было вовсе не смертельно. Увидев его безжизненного, одна медсестра воззвала его к стыду, и это возымело действие. Сейчас Егор уже спокойнее ко всему произошедшему с ним относился, но оставаясь в одиночестве снова ощущал свою ненужность. Понимая, как это губительно, он старался погрузиться в работу, попутно убеждая себя, что он необходим людям, дела которых ведет, и тем только успокаивался.
  Да, им-то я нужен. Во временное пользование. А если меня не будет, найдут другого. От меня ничего не зависит. Никто во мне не нуждается. Именно во мне. И брат, которого я сам решил на себя взвалить, в том числе. Его может забрать к себе тетка. Плохо ему с ней будет, зато станет сильнее и еще жёстче.
  Кто еще?
  Мила?
  Ей я, как мертвому припарка. Согласилась замуж по доброте душевной. Увлеклась общей игрой и сбежала утром, боясь ко мне привязаться. Все потому же - не нужен. Сейчас у нас все хорошо только потому, что оба ссориться не хотим в таком замечательном месте. Идем на поводу у влечения, но это пока мы здесь, а что будет потом? Опять будем жить, как кошка с собакой?
  Льнет ко мне, ласкается, сама от этого удовольствие получает...
  И что? Какая другая не льнула и не ласкалась?
  Сбежит при первой же возможности, хоть и боится, что ее брошу я. Как же, это ведь заденет ее самолюбие.
  А я опять буду пытаться ее вернуть?
  Конечно...
  Тряпка...
  Идиот!
  Господи, когда в моей жизни появится человек, которому буду нужен я сам? Только потому, что я есть!
  - Таким человеком может стать твой ребенок, - тихо прозвучал голос Людмилы, врываясь в его сознание.
  - Что? - не понял он сразу, оторвал голову от ее груди, посмотрел в глаза, обдумал слова и нахмурился, - Что ты несешь? Какой ребенок? Ты на этой почве совсем умом тронулась? Или это мягкий намек, что мы уже сделали чадо, а ты меня обманула?
  - Ты видимо меня неправильно понял, - она ласково улыбнулась, хотя на щеках блестели слезы, - Я только хотела сказать, что такими людьми становятся дети. Детям нужны их родители, какими бы они ни были, только потому, что они есть.
  - Я это вслух сказал? - спросил Егор, удивленно, отмечая про себя, что в словах ее есть смысл, однако решил, что потомство ему в ближайшем будущем не нужно.
  - Нет...
  - Ты почему плачешь? - обратил внимание на ее слезы, и забыл, что только что задал вопрос.
  - Я слышала все твои мысли после последних слов, - призналась Мила меньше всего желавшая это все узнать, в особенности про себя и сравнение с другими, - Паршивая у тебя жизнь получается.
  - Какая есть, - буркнул Егор, сев на постели к ней спиной. Он и сам это знал. Но старался никому этого не показывать. О всех его неприятностях знали только Ванька и погибший друг. Все остальные товарищи и знакомые всегда считали его везунчиком, оптимистичным и веселым человеком, душой компании. Его истинные эмоции, как правило, оставались при нем, и негатив не выливался на окружающих, хотя в последнее время он стал более искренним.
  - Ты зря считаешь, что не нужен мне, - прошептала она, тоже села и обняла руками свои колени.
  - Только не надо меня жалеть, - огрызнулся Соболев, не понравилось ему быть перед ней, как на ладони открытым. Он встал, ушел на мостик и сел на ступеньки, свесив ноги в воду. Сейчас он не прятал свое удрученное состояние и недовольство. Перед женой он решил оставаться собой. Где, как ни дома, ему можно расслабиться и снять маску "все хорошо". Значит ей нужно знать его настоящего.
  Люда накинула халатик и пошла за ним, игнорируя его желание побыть одному.
  - Извини, что не предупредила, - попросила она и устроилась в шезлонге, - меня тоже иногда пробивает телепатия.
  - Я уже понял, - вздохнул Егор, мысленно подбирая предлог отправить ее в домик.
  - И ты не прав, считая, что я жалею тебя.
  - Ты хочешь сказать, что я реально тебе нужен? - насмешливо спросил он, повернув к ней лицо, - Я - со всеми достоинствами и недостатками, какой есть, не почему-то, а просто так?
  - Да.
  - Люд, спустись с небес на землю, - парень ей не верил, - ты видно сама не понимаешь, что говоришь.
  А как я ей могу верить, после всего, что между нами было?
  - Если ты хотел меня обидеть, у тебя это не получилось, - усмехнулась девушка, не отступаясь от своего. Ей самой себе было тяжело признаться, что этот человек ей необходим. Но когда он стал размышлять, что ей не нужен, все ее существо изнутри стало кричать, об обратном, от того и слезы навернулись на глаза. Она этого от себя совсем не ожидала.
  - Я не пытался тебя обидеть, - пробурчал муж, - Я просто не могу понять, чего вдруг ты это решила, если у нас еще вторые сутки нормальных отношений не дошли. Знаешь дорогая, ты слишком непредсказуемая и переменчивая особа. Я начинаю бояться завтрашнего дня. Что ни минута, то сюрприз от тебя. Это когда-нибудь закончится?
  - Не знаю, - честно и беззаботно ответила Люда, - Может и нет. Зато нам скучно не будет.
  - Как ты пришла к этому выводу? - рассмеялся Соболев, совсем отпустив свою боль, понимая, что скучно ему и правда с ней не будет. Как бы недоверчиво не отнесся он к ее словам, все же было приятно, что она не оставила эту тему, как пустой звук, а попыталась его переубедить. Значит все не так безнадежно, как ему казалось.
  - Просто слушала свое сердце, - она улыбнулась, довольная, что его негатив испарился, уступив место ответной улыбке.
  - Безрассудное оно у тебя.
  - Вот и я про то, - весело согласилась, вспомнив, что пару месяцев назад говорила об этом Леве, - но говорят, оно не ошибается.
  - Интересно, где оно было неделю назад?
  - Билось в истерике от противоречий с разумом.
  Егор подошел и сел рядом с ней, сжав ее пальцы в руке.
  - Извини, что был груб, - попросил тихо.
  - Сама виновата, - махнула на это рукой, - влезла на твою территорию без спроса.
  - Вообще-то она должна стать у нас общей.
  - Это ты о своей голове?
  - Об окружающем пространстве.
  - А я имела в виду твои мысли.
  - Часто это у тебя?
  - Было бы часто, не было бы у нас некоторых проблем, - вздохнула девушка, прильнув к его груди.
  Скорее, их стало бы значительно больше, - про себя усмехнулся Егор.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 29.03.14.
  
  23 июля, понедельник
  
  Утром молодожены отправились с еще несколькими русскими парами на морскую прогулку на яхте. Планировалась шести часовая экскурсия. В первый все шло просто замечательно. Все с восторгом слушали проводников, наслаждаясь рассматриванием как окружающего пейзажа, так и океанического дна и рыбок, что позволяла прозрачная вода.
  Егор почти сразу почувствовал себя не хорошо, но приписал это слишком жирному завтраку, уверившись, что скоро все пройдет. Однако к началу второго часа, он позеленел. Его тошнило от качки, бросало в холодный пот, а голова кружилась. Смотреть на красивых обитателей здешних вод он не мог, боясь накормить их своим завтраком.
  - Дорогой, посмотри какие они интересные, - умиляясь, просила Люда.
  - Да, просто прелесть, - изо всех сил стараясь улыбаться, ответил он, мельком взглянув в указанном направлении.
  Мила только теперь обратила внимание, что с ним что-то творится.
  - С тобой все в порядке? - нахмурившись, она коснулась его щеки и повернула к себе лицо.
  - Вполне, - растянул губы муж, но накатившая и покачнувшая яхту волна, перевернула его мир верх ногами и обратно, потому улыбка его перекосилась, а взгляд на мгновение остекленел. Благо он за поручни держался крепко.
  - А вот мне так не кажется, - произнесла жена, взяла его за руку и потащила к проводнику, - Ну-ка, пойдем.
  - Куда? - не понял он, и хотел было возмутиться, но она его слушать в данный момент не собиралась.
  - Простите, - отвлекла она экскурсовода, мило улыбаясь, - нельзя ли нас как-то вернуть обратно?
  - Нет, это не возможно, - покачал головой тот.
  - А на судне есть какая-нибудь каюта? Моему мужу необходимо прилечь - по-видимому морская болезнь.
  - Да, конечно.
  - Мил... - попытался остановить ее Егор, чувствуя себя виноватым.
  - Родной мой, - прервала его девушка, - незачем строить из себя героя, когда в этом нет необходимости. Я и так знаю, что ты сильный. А морская болезнь может быть у любого. Это уже особенности организма. И нечего этого стыдиться, ты в этом не виноват.
  Капитан их провел в маленькую каюту, вроде купе поезда, попутно показав, место расположения уборной и удалился. Это передвижение не осталось не замеченным желудком Егора - ему стало значительно хуже.
  - Иди наверх, - выдавливая улыбку, якобы у него все хорошо и дальше он справится сам, сказал Соболев.
  - Я с тобой останусь, - решительно заявила Людмила, опускаясь на полку.
  - В этом нет необходимости, - отвернулся, чтобы она не видела его мучений, - я лягу и буду лежать.
  - Я тоже.
  - Ты пропустишь всю экскурсию.
  - Ничего страшного.
  - Мил, оставь меня...
  - Нет, это не обсуждается.
  - Мне плохо и скоро просто вывернет, - насколько мог он повысил голос, - я не хочу, чтобы ты все это видела!
  - Я это понимаю, - кивнула она, - но еще я знаю, как тебе помочь. И буду рядом, пока тебе не станет легче.
  Рвота все больше подступала к горлу, а достоинство падало ниже плинтуса. Хоть у него и не было отца, мама с бабушкой воспитали его сильным мужчиной, который обязан заботиться о своей женщине, а не наоборот. Он не привык, что с ним носятся, как с ребенком. А нынешняя ситуация казалась ему унизительной.
  - Я не буду дежурить возле туалета, - Люда вздохнула, - просто буду здесь. Иди, а когда вернешься дам тебе таблетку.
  Успокоить его ей не удалось, но парень уже не мог терпеть, и метнулся в санузел, шатаясь по коридору от стены к стене. Когда вернулся, легче ему стало не намного. Лицо оставалось бледным, да и головокружение не прошло. Измученным взглядом покосился в сторону жены, все еще желая, чтобы она ушла, но был не в силах больше сопротивляться.
  - Держи, - раскрыла перед ним ладонь с беленькой капсулой.
  - Что это?
  - Пей, легче станет.
  - Где взяла?
  - Еще в Домодедово купила в аптеке, когда ты меня потерял, - улыбнулась, - видела, что ты леденцы один за другим ешь.
  Соболев выпил лекарство и лег.
  - Мил, дай подушку, - попросил он, закрыв глаза.
  - Тебе не положено, голова должна быть чуть запрокинута или хотя бы вровень с телом, - ответила она, села рядом с ним и положила ему на лоб влажное прохладное полотенце, - делай глубокий вдох каждые пять секунд.
  - У меня нет секундомера, - усмехнулся молодой человек.
  - Считай про себя, - предложила она, - как раз отвлечешься.
  - Откуда познания?
  - Как-то мы ездили на море с родителями, года два или три назад, и дядя Володя (тогда это был он) мастер-класс давал, когда Ольге стало плохо в подобной ситуации.
  Люда достала из сумочки коммуникатор и включила секундомер. Стала давать команду, когда нужно делать вдох. Несколько раз обтирала его лицо, шею и грудь мокрым полотенцем, охлаждала ткань водой и снова клала ему на лоб. Спустя пол часа, толи от таблетки, толи от действий жены, Соболеву стало несколько легче, но подняться он не решился, не только потому, что был еще не уверен в своем теле. Скорее он был уверен, что заботливая женушка ему этого не позволит.
  - Ну, как ты? - спросила Люда, в очередной раз обтирая его лицо, отмечая более естественный его цвет.
  - Твоими молитвами - лучше, - открыв глаза, улыбнулся непринужденно. Все же ему было приятно, что она рядом, хотя и удивительно ему было это признавать.
  - А ты меня прогнать хотел, - сказала с укором глядя на него, вздохнула и прильнула к груди, - Глупый ты, если думаешь, что мне будет в радость любоваться какими-то рыбками или просторами Индийского океана, когда тебе здесь плохо. Если бы я ушла, все равно переживала бы за тебя и ничего не увидела бы. А так мне спокойнее. Я своими глазами вижу твое состояние. Вижу, что ты в норме и стараюсь помочь, а не изнываю от волнения и неизвестности. Я ведь не могу пользоваться телепатией в любой момент, как папа с дядей.
  В душе парня стало поразительно горячо от ее слов. Это не выглядело простым участием с ее стороны. Это было гораздо глубже и важнее, но даже подумать было страшно, что это на самом деле.
  Он обнял ее, зарываясь пальцами в ее волосы, а она аккуратно коснулась губами его ключицы.
  - Милая, не надо, - прошептал Егор. В данный момент его мысли и без того путались, а ее нежность еще больше сбивала его с толку.
  - Подвинься чуть-чуть, я тоже лягу, - попросила Люда, хотя могла бы улечься на соседнюю полку. Но она предпочитала оставаться в его объятьях, пока это возможно, чувствуя, что этого вскоре будет не хватать, просто потому, что начнутся рабочие будни.
  Муж сдвинулся к краю, и она поместилась возле стенки, головой на его плече, вместо подушки. И тесно им не было. Егор скоро заснул. Мила еще пару раз перевернула полотенце на его лбу, и сама провалилась в сон.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 30.03.14.
  
  Их разбудили, когда яхта уже причалила к берегу. Молодожены медленно вернулись в свои апартаменты. Егор, еще не до конца пришедший в себя, был несколько подавлен, так как своим состоянием испортил прогулку. Он понимал, что такое могло случиться с каждым, но это не утешало. Быстро раздевшись в доме, он нырнул вниз головой с мостика, надеясь, что это поможет взбодриться. Вскоре Мила последовала его примеру, и уже через пять минут они весело улыбались, дурачась на мелководье. Выбив друг друга из сил, улеглись на берегу, а набегающие волны омывали их.
  - Завтра последний день, - грустно вздохнула Людмила. Лежа на боку, опираясь на руку головой, она рисовала ноготком непонятный узор на его груди, и непроизвольно следила за этим взглядом, - здесь так хорошо.
  - Нам и дома будет хорошо, если мы сами этого захотим, - оптимистично заметил муж, наматывая мокрую прядь ее волос на палец.
  - Я очень этого хочу, - подняла ресницы, глядя ему в глаза.
  - Тогда забудь все свои страхи - они беспочвенны, - проникновенно попросил он, - Мы женаты. Я буду с тобой, и никуда от тебя не денусь, да и тебя не отпущу. И нет смысла бояться увлечься, мы уже по уши в этом влечении увязли. И как-то оно не похоже на что-то проходящее. Проходящее не так волнительно и значительно проще. Мне бы не хотелось тебя пугать, но подозреваю, у нас все вполне серьезно уже сейчас. А впереди совместная жизнь...
  - Ты меня не пугаешь, - улыбнулась девушка, - я сама это понимаю, и впредь постараюсь не создавать проблемы из ничего. Это ведь я заварила всю эту кашу после свадьбы.
  - Прости, но ты замешала ее несколько раньше, - усмехнулся Егор, - а именно, когда придумала организовать это торжество.
  - Это не я, - девушка рассмеялась искренне, - я только платье хотела белое, а папа уже решил это дело отметить.
  - Да-а, я теперь перед твоими родителями в неоплатном долгу. Мне вот интересно, почему твой дядя, узнав правду о нас, никому ничего не сказал? Быть может, он сказал, только никто не подает виду?
  - Не знаю, - она пожала плечами, а подумав, продолжила, - Бессмысленно пытаться понять поступки этого человека. Он себе на уме. В нем очень много всяких странностей, и сюрпризы от него подстерегают на каждом шагу.
  - Прямо как от тебя, - с улыбкой заметил Егор, - Ты вообще чья дочь?
  - Не вижу ничего удивительного, он мой кровный родственник, второй отец, и воспитанием моим тоже иногда занимался.
  - Логично.
  - Кстати, как ты меня нашел?
  - Дорогая, - он лег на бок, а Мила перевернулась на спину, - у нашей семьи есть очень хороший друг, он же твой партнер по танцам. Стас позвонил мне перед свадьбой, убедиться, что я умею вальсировать. И хотя я знал основы, попросился на пару занятий втайне от тебя. Мы с ним пообщались немного и нашли общий язык. Номер телефона его у меня остался, потому я позвонил ему, когда ты сбежала. Он был первым кандидатом в твои любовники. И я был очень рад, что он таковым не является. Но моя радость многократно возросла, когда Стас сказал, где ты находишься.
  - Егор, - Люда счастливо улыбнулась, - Может, ты сам составишь мне пару в танцах?
  - Солнце мое, я бы с радостью, но боюсь, по приезду буду зашиваться на работе, - с сожалением произнес муж, касаясь ее щеки тыльной стороной ладони, - обещаю, как только улажу все первостепенные дела, мы станем вместе заниматься, а пока... Если честно, мне бы не хотелось тебя и к Стасу отпускать, но ты ведь не виновата, что у меня нет возможности. К тому же тебе ведь нужно будет чем-то заниматься, когда я буду работать.
  - Я буду тебя ждать и готовить ужин, - решила Люда, сознавая, что ревности в этом случае не избежать, - и в студию мы пойдем только вместе.
  Мало сказать, что Егор был рад это слышать. Он знал, что категоричный запрет может спровоцировать справедливое возмущение, а в итоге - ссору. Поэтому сказал, все что думал, уступая ей, и желаемый результат не заставил себя ждать. Да, это была маленькая хитрость - манипуляция с его стороны, но направленная на мирное урегулирование вопроса. Он понимал, что она могла и не поддаться на это, и принять все, как он предложил. И теперь ее уверенный непринужденный ответ приводил его в невероятный восторг.
  - Не заскучаешь? - улыбаясь от всей души, уточнил супруг, загоревшись желанием и, не скрывая это, заскользил ладонью вниз по груди, животу, к бедру.
  - Я ведь тоже работать пойду... - начала пояснять Люда, но дыханье ее перехватило от неожиданной ласки, а к щекам подступил легкий румянец, когда воображение подкинуло соблазнительную картину их занимающихся любовью прямо здесь среди бела дня. Волна омыла ее тело до талии, остудив его, и тут же бедра коснулись горячие пальцы. От контраста температур, ею завладело томление. Тягучая сладостная боль, зародившись в месте соприкосновения, разрасталась во все стороны, - ...что ты со мной делаешь? - выдохнула девушка, глядя на мужа помутневшими насыщенно-бирюзовыми глазами.
  - Ничего, - еще более заводясь, глядя на нее, ответил Егор, но тут же прижал ее к себе давая почувствовать свое желание.
  Люда закусила губы, сознавая, что он не далек от осуществления ее секундного видения, но это шло в разрез ее планам.
  - Нам на ужин скоро, - прошептала она, желая это остановить, но муж, легко сдвинув "шторку" лифа, захватил губами сжавшийся твердый сосок, и девушка с громким стоном выгнулась ему навстречу, - Милый... пожалуйста... только не здесь... - боролась она сама с собой. Ее желание было так же велико, но задуманное не терпело, и нужно было хотя бы узнать, сколько у них есть времени, - Я потом песок из волос не вымою, - придумала оправдание.
  - Будешь сверху, - пробормотал он.
  - Тогда коленки станут красными...
  - Ладно, - вздохнул он и вернул "шторку" на место, - уговорила. Идем в воду.
  - Но...
  - Постель у нас и дома есть, - встал и протянул ей руку, - Тебе разве не интересно попробовать?
  - Да, но ужин... - села Люда, и взгляд ее тут же уперся в его паховую область, от того девушка опять закусила губы.
  - В ресторан сходим, - улыбнулся муж, заметив ее заинтересованность, и в шутку прикрылся рукой, а жена тут же поднялась и посмотрела ему в глаза.
  - У тебя денег много?
  - На ресторан хватит, - усмехнулся, уводя ее в воду ближе к мостику, - К тому же твой дядя, перед поездкой сделал нам еще один маленький, но увесистый подарочек в виде пластиковой карты, с помощью которой был обновлен твой гардероб.
  - Почему ты мне не сказал?
  - Сразу был обижен, а потом в целях экономии. Нам ведь и без нее на все хватало. Мы ни в чем себе не отказываем. Ведь так?
  - Да, - улыбнулась, раскусив замысел крестного, - теперь понятно, почему папа забыл перевести мне деньги. Это все дядюшка-сводник постарался, чтобы я от тебя зависимая была.
  - Но менее упрямой ты от этого не стала, - заметил Егор, остановился под мостом, где вода достигала его плеч, прислонился к бетонной опоре спиной и обнял жену, намереваясь поцеловать.
  - Может, отложим это до захода солнца? - увернулась она.
  - Не бойся быть замеченной, - не отступал муж, - нас здесь никто не знает. Мы одни, а если кто-то и увидит, то позавидует.
  - Не заботишься ты о своей репутации, - усмехнулась Люда, - мир ведь тесен.
  - Я же не с кем-нибудь, а с женой занимаюсь любовью в медовый месяц...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 31.03.14.
  
  Изможденная, словно одурманенная Людмила не держалась на ногах и чуть не ушла под воду. Мысли ее спутались окончательно. Она видела перед собой лицо мужа, пребывающего в истоме, потому уголки его губ, без его на то воли были растянуты в ласковой, довольной улыбке. В ее голове не укладывалось, как у него вообще сил хватает, и ее держать, и самому оставаться на ногах, после безумия, происходившего между ними. Она не могла понять, почему ее тело не перестает его желать, хотя уже третий день подряд они наслаждаются любовными утехами на завтрак, обед и ужин, а потом всю ночь напролет. По ее представлениям, в нем уже давно должны были закончиться живчики, делающие детей, даже с учетом обновляемости раз в двое суток.
  Видя, что жена не в состоянии идти сама, Соболев взял ее на руки и понес в дом.
  - Милый мой, - обняв его за шею, позвала Люда, - как долго до нашей свадьбы у тебя не было секса.
  - Месяц, - подумав, ответил он, - Как ты второй раз появилась в моей жизни, так и не было.
  - И для тебя это много?
  - Ну... я привык к некоторой регулярности, - усмехнулся.
  - Ты же говорил, что личная жизнь не должна быть по расписанию.
  - Наша с тобой жизнь, - поправил Егор, - А раньше мне было безразлично, изъест ли скука отношения.
  - Ты никем никогда не дорожил?
  - Наверное, только своей первой девочкой в пятнадцать лет, но это было не долго, - посадил ее в джакузи и поцеловал кончик носа, - что-то нужно принести?
  - Только скажи, который час, - попросила девушка, улыбаясь, - успеем ли мы к ужину?
  - Если ты поторопишься, успеем, - крикнул из комнаты, взглянув на часы.
  И конечно Люда торопилась, не хотелось ей, чтобы сервировка началась при муже. Потому выскочила из ванной хоть и с сухими волосами, но еще в полотенце, чем привлекла его внимание.
  - Иди уже в душ, - возмутилась, поняв его взгляд и ухмылку.
  Медленно поднялся из кресла, подошел и обнял.
  - Милая, ты прекрасна в любом виде, - один жадный поцелуй, выбивающий почву из-под ее ног, и он скрылся в ванной.
  Люда, мечтательно улыбаясь, упала на постель. Мысли о том, что это все неправильно, больше к ней не возвращались. Три дня близости, и она уже не принадлежала себе, она не представляла себя без него, она ругала себя за первое упрямство, и удивлялась, что не разглядела его сразу.
  Хотя, если хорошо подумать, то все же разглядела, еще в первый день, только вывод сделала неправильный. Зачем-то придумала его братом назвать.
  Да, это было глупостью, - согласилось "я".
  А вот если бы не назвала, встретил бы он Янку в кафе, она бы ему все выложила, и я бы попросила его номер. Позвонила бы, поблагодарила бы, а он пришел бы ко мне в больницу.
  С цветами, наверное.
  Возможно...
  Наткнулся бы на Илью или доктора...
  С Ильей он бы легко справился, а Лев сам отступил бы. Мы бы стали встречаться, и все было бы значительно проще.
  И ты бы согласилась выйти за него?
  Конечно!
  На каких основаниях? Фиктивных или реальных?
  А вот это уже сложнее... не знаю...
  Она вздохнула и решительно направилась к шкафу, но открыв его, застыла в изумлении. Перед ней висело коралловое платье, которое она примеряла пять дней назад, но не решилась купить. Оно ей тогда очень понравилось, но показалось слишком дорогим.
  И когда он успел? - подумала девушка, поспешив его надеть.
  Вряд ли он запомнил, где находится магазин, и сбегал за ним, пока ты была в душе.
  Значит, это было в тот же день. Но ведь он все время был рядом со мной.
  За исключением примерки купальников.
  Он тогда курить ходил, но сигаретами от него не пахло... так вот почему не пахло! Боже! Какая же я дура! Ревновала, а он...
  А если бы ты знала о карточке?
  Все равно бы не купила...
  На террасе послышались шаги. Мила быстро оглядела себя в зеркале, осталась довольна и поспешила к служащим.
  Егор вышел из душа, как обычно в полотенце, и сразу увидел ее. Она стояла на террасе возле перил, легкий ветер играл в ее волосах. Мила, почувствовав на себе его взгляд, обернулась, на лице ее сияла улыбка.
  - Одевайся, а то остынет все, - сказала тихо, уверенная, что он расслышал.
  Соболев обернулся к столу и теперь понял, куда она торопилась.
  - Ресторан был вызван на дом? - усмехнулся парень, обратил внимание на бутылку вина и приподнял бровь, - У нас праздник?
  Девушка кивнула.
  - Окончательное перемирие.
  - С чего вдруг?
  - Торжественно обещаю не возвращаться к вопросу "настоящего брака", - Мила смущенно отвела взгляд и вздохнула, - Теперь это будет глупо.
  - Жалеешь, что все так получилось? - спросил Егор, отходя к шкафу.
  - Нет, что ты! - горячо возразила жена, повернулась в его сторону и беззастенчиво стала наблюдать, как он одевается, - Хоть я и не планировала ничего подобного, но ни в коем случае не жалею.
  - А чего тогда вздыхаешь?
  - Как бы объяснить? - Люда задумалась, отошла к столу и села в кресло, а когда муж к ней присоединился, начала, - Понимаешь, я себя сейчас чувствую, как в сказке. Солнце, море, песок, мы одни, никто нам не мешает, ни о чем не нужно заботиться, нет никаких бытовых вопросов, ни о чем не нужно думать. Можно наслаждаться этим. Это так приятно! Да, еще ты не оставляешь меня в покое ни днем ни ночью, как будто это в порядке вещей.
  - Тебя это смущает?
  - Не то чтобы смущает... я просто понимаю, что все изменится, кода мы вернемся, и от этого становится грустно.
  - А если представить, что мы повторим это на новогодних каникулах?
  - Это ты так живешь одним днем?
  - Но это ведь не значит, что мы не можем себе что-то запланировать. Не факт, конечно, что это получится, но мечтать ведь не вредно, а стремиться к этой самой мечте даже полезно. Вот и будем стараться сделать все от нас зависящее, чтобы отметить Новый год, где-нибудь на побережье.
  - Ты забыл, что к этому времени в нашей семье прибавится еще один человек.
  - Не думаю, что Игорь будет гореть желанием поехать с нами, - Егор скосил губы на одну сторону, - Отец привил ему ненависть ко мне, и он теперь считает ниже своего достоинства быть от меня зависимым.
  - В твоей власти это изменить.
  - Я не собираюсь становиться ему полноценным родителем. Я за это взялся, только чтобы у него было будущее, а для воспитания у него есть дед.
  - Дмитрий Романович слишком мягок с ним.
  - Ничего, в кадетском корпусе эта мягкость наверняка отсутствует.
  - А что ты будешь делать, если вдруг Дмитрия Романовича не станет? - проникновенно спросила девушка, - У него больное сердце, у мальчика скверный характер, запросто сведет деда в могилу. И что тогда? Ты понимаешь, что у него возникнет такое же ощущение ненужности, как и у тебя? Но у тебя есть я. А кто будет у него? Он начнет искать себе пристанище, и не факт, что найдет что-то хорошее. Только виноватым в этом окажешься ты. Так что придется нам как-то найти с ним общий язык.
  - Я не представляю, как это сделать, - честно ответил Егор.
  - Я помогу, - Люда ласково улыбнулась и решила перевести тему, - Как тебе ужин?
  - Очень вкусно. Признаться, я думал, мне сегодня кусок в горло не полезет, после прогулки.
  - Именно поэтому я попросила принести еду сюда. В ресторане слишком много разных запахов, а твой организм сейчас к ним слишком чувствителен.
  - Все-то ты знаешь, - усмехнулся Егор, разлил вино по бокалам и предложил тост, - За то, чтобы между нами больше не возникало холодных войн, чтобы мы всегда могли договориться, и чтоб с завтрашним днем наш медовый месяц не закончился.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 1.04.14.
  
  24 июля, вторник
  
  Уже стемнело. Взошла полная желтая луна, и океан проложил до горизонта, теряющегося в темной дали, серебристую дорожку. Егор сидел на мосту, прямо на досках, расслабленно слушал шум прибоя, подставляя лицо легкому теплому ветру. Мила подошла сзади, села на колени, обняла за плечи и снова вспомнила разговор с отцом двухмесячной давности.
  Высокий, широкоплечий, с гладким торсом. Но блондин, и старше меня всего-то на пару лет. Защитник. Психологически взрослый, умный, понимающий. Меня спокойно выносит, как и вносит куда угодно.
  Под вопросом осталась лишь верность и резус. Первое проверяется временем. Второе можно и сейчас узнать.
  Нет, ты все-таки больная! - возмутился внутренний голос, - Какие могут быть вопросы, если ты уже определилась, что он твой суженый! Ангел тебе уже показывал целую гору ребятишек, и "любимый" обещал тебе "запросто" сделать еще одного малыша! Ни о чем не говорит?
  Говорит. Но ради интереса я ведь могу спросить.
  - Родной мой, - шепотом позвала его девушка.
  - Что? - обернулся Егор.
  - Какой у тебя резус?
  - Не знаю, - как можно более естественно ответил он, боясь, что она опять как-нибудь неправильно отреагирует, - А тебе зачем?
  - Просто интересно, - равнодушно пожала плечами, - У меня первая отрицательная.
  - И?
  - Мой идеальный мужчина тоже должен иметь отрицательный резус, - почему-то она ему сейчас не верила, но этому "почему-то" не могла дать определения.
  - То есть, если он у меня вдруг положительный, нужно будет кровь каким-то чудом поменять, чтобы стать твоим идеальным мужчиной? - насмешливо спросил он.
  - Нет, в этом случае нам все же придется развестись, - Люда все же надеялась вывести его на чистую воду.
  - Не вижу логики.
  - Я не смогу тебе родить, - произнесла она, надеясь, что он станет ее успокаивать, и говорить, что у них все будет, но...
  - А я и не прошу тебя рожать, - Егор и не подумал этого делать, не желая пока обзаводиться детишками, - Мы с тобой для брака-то еще не созрели толком. Сначала нужно научиться нормально уживаться вместе, а потом уже о потомстве думать, причем вместе. А чего вдруг ты о детях заговорила?
  - Ну... - потерпев фиаско, Мила не знала, что сказать.
  - Это ты меня так с Ильей сравнила? - догадался он, - Будь уверена, я не стану делать ребенка на пьяную голову, знаю, что от этого у детей отклонения бывают, и себе такого счастья не хочу.
  На террасном столике запиликал коммуникатор Людмилы, и она метнулась к нему.
  - Привет, пап!
  - Доброй ночи, - ответил родитель, - Как вы там?
  - Хорошо, - как само собой разумеющееся ответила дочурка, улыбнулась, повернувшись в сторону мужа, и опустилась в кресло, закусив губу наблюдая, как он раздевается.
  - Мил, хватит мне голову морочить, - вздохнул Евгений, - скажи правду.
  - Папочка, сейчас у нас действительно все хорошо, - уверенно сообщила она, желая поскорее присоединиться к нырнувшему в воду Егору, потому и не поняла смысла слов отца, - вы там как?
  - Сегодня с Леной подали заявление, - радостно похвастался папаша, - бракосочетание состоится двадцать второго сентября в день рождения Лены.
  - Поздравляю!
  - Рано еще пока. Вот когда женюсь, тогда будешь поздравлять...
  Телефон снова сигнализировал, Люда взглянула на дисплей.
  - Папочка, у меня мама на второй линии, - виновато проговорила она, - ты не против, если я...
  - Отвечай, я завтра еще позвоню.
  - Да, мам, привет!
  - Солнышко мое, как у вас дела? Все хорошо?
  - Да, все отлично! Передай нашу общую благодарность дяде Володе!
  - Я тебя слышу, - раздалось тихое в трубке.
  - Есть какие-то новости? - Люда почувствовала нетерпение матери.
  - Да, - счастливо выдохнула она, - мы с Володей решили расписаться.
  - Когда?
  - В сентябре.
  - Число?
  - Двадцать второе.
  - А папа знает?
  - Нет пока.
  - Дай-ка дядю, пожалуйста, - попросила дочь, и когда услышала его приветствие, спросила, - вы с папой сговорились.
  - Ты о чем?
  - О свадьбе, конечно.
  - Какая свадьба, мы только расписаться хотим! - возмутился Владимир.
  - Вряд ли у вас это теперь получится в таком варианте, - рассмеялась Люда, - Позвони папе, думаю, все поймешь. А я пошла к мужу. Поцелуй за меня маму.
  
  Этим утром в Текучевском загсе Ростова.
  
  - Здравствуйте, мы бы хотели подать заявление, - вежливо улыбаясь, попросил Владимир, войдя вместе с Ириной в необходимый для этого кабинет.
  - Оплачивайте госпошлину, и добро пожаловать снова к нам, - не отрываясь от своих бумаг, ответила работница загса.
  - Мы уже оплатили, - подошел к ее столу, положил прямо перед ней квитанцию и паспорта. К слову, документы Владимиру уже восстановили.
  - Присаживайтесь, - указала им рукой на кресла за придаточным столом, - пишите заявления, - выдала им бланки, ручки, бумагу, образцы, и паспорта не глядя вернула.
  Володя взялся за ручку, но пальцы его были еще не способны с ней совладать, и она упала на стол, привлекая внимание работницы.
  - Простите, боевые раны подводят, - смущенно улыбнулся мужчина, - Ир, запишешь?
  - Конечно, - кивнула она.
  - Но подпись-то вы можете свою поставить?
  - Постараюсь.
  
  - Фамилию менять будете? - спросила работница, принимая документы.
  - А есть необходимость? - Ира усмехнулась, глядя на Владимира с нескрываемой любовью.
  Женщина перечитала заявления, паспорта просмотрела, и выдала следующий вопрос:
  - Второй раз женитесь?
  - Нет, - возразили в один голос.
  - Однофамильцы?
  - Нет, родственники, - брякнул Владимир с ухмылкой.
  Работница решила, что это была шутка, и продолжила свои записи
  - Какое число вас интересует.
  - Не принципиально, главное пожениться, - ответил Володя.
  - Двадцать второе сентября подойдет?
  - Вполне.
  
  Пару часов спустя.
  
  - Здравствуйте, мы бы хотели подать заявление, - попросил Евгений, войдя вместе с Леной в тот же кабинет.
  - Оплачивайте госпошлину, и добро пожаловать снова к нам, - снова не отрываясь от своих бумаг, ответила работница загса.
  - Мы уже оплатили, - подошел к столу, положил прямо перед ней, как давеча братец, квитанцию и паспорта.
  Женщина ощутила дежавю, подняла взгляд на посетителя и едва не обмерла, поняв, что сегодня его уже точно видела.
  - Вы ведь уже подали, - очень тихо выговорила она.
  - Я? - искренне удивился Женька, но не подумал, что братец его уже здесь сегодня побывал, - Женщина, вы что-то путаете. Будьте добры выдать бланки и принять заявления.
  - Да, конечно, - рассеянно ответила та, выложила на придаточный стол все необходимое, и вернулась к своим бумагам, решив, что ей все же показалось, но когда ручка стукнула о стол, едва не подскочила на стуле.
  Но Женя просто уже заполнил свою часть и отодвинул в сторону, любопытно заглядывая в бланк любимой.
  - У тебя день рождения в сентябре? - удивился он.
  - Да.
  - Паспорт еще нужен сейчас?
  - Нет пока.
  Перелистав странички, он нашел для себя кое-что новое.
  - Ты не говорила, что была замужем, - заметил он.
  - Ты тоже ни разу не упоминал о своем втором браке, - улыбнулась она.
  - Фамилию менять будете?
  - Да, - заявил Женька.
  - Нет, - в тот же момент ответила Лена.
  - И что ты придумала? - усмехнулся Евгений, - Значит, Жорке меняем, а тебе нет?
  - Жень, от того, что я не изменю фамилию, я не перестану тебя любить, - она ласково посмотрела ему в глаза, наблюдая, как он начинает сиять заразительным светом, - а если изменю, мне придется менять не только паспорта, но и половину документации в салоне, и с этим связываться у меня нет, желания.
  - Ладно, уговорила, - согласился мужчина, - не меняем.
  - Какая дата вас устроит?
  - Двадцать второе сентября.
  - Зачем? - усмехнулась Лена.
  - Чтобы это событие не осталось не замеченным. Отметим все разом.
  - Но для начала, я вас привлеку за попытку двоеженства, - вмешалась работница, взглянув в его паспорт, поняв, что человека с такой фамилией и внешностью сегодня точно видела.
  - Вы в своем уме?
  - Вы сегодня подавали заявление с другой женщиной и тоже на двадцать второе! Я вас запомнила! Вот сейчас позвоню куда надо... - и женщина принялась набирать номер.
  Пришло время вытаскивать красную корочку, чтобы не поднимать шум, что и сделал Захаров, поняв, наконец, что здесь был Владимир.
  - Положите трубку, - вкрадчиво попросил он, раскрыв удостоверение, - полковник ФСБ.
  Женщина остолбенела, глядя в его сторону.
  - Присядьте, пожалуйста, и поднимите все заявления поданные сегодня, если считаете, что я здесь уже был, - так же спокойно продолжил Женя, - думаю, вы найдете некоторое несовпадение в имени. А мы пока подождем.
  Спустя несколько минут она обнаружила документы Владимира и извинилась, поняв свою ошибку, хотя сильно удивилась совпадению. Лена тоже удивлялась, подозревая, что свадьбы ей не избежать. А Женька оставался спокоен, ведь подобное было уже не первый раз.
  
  Женя с Леной приехали к ее родителям. Жорка странно покосился на мужчину и, не сказав ни слова, убежал к себе.
  - Георгий, постой, - только и успел сказать мужчина. Мальчик даже не обернулся, и Захаров хотел было уже побежать за ним, но был остановлен рукой Марьи Александровны.
  - Евгений Борисович, можно вас на пару слов, - сверкнула взглядом в него женщина.
  - Да, конечно, - легко согласился Женя, и подталкиваемый в спину, прошел на кухню.
  - Мама, что это значит? - возмутилась Лена, идя за ними.
  - Подожди в гостиной, - натянуто улыбнулась ей мать, нам надо переговорить.
  - О чем?
  - Потом скажу.
  Вот только выведу на чистую воду твоего хахаля!
  - У меня от Лены нет секретов, - уверенно заявил Евгений и улыбнулся, подозревая, что случилось какое-то недоразумение.
  - Да что случилось-то? - не на шутку встревожилась Елена.
  - Мы сегодня были в торговом центре, - вздохнула мать, в упор глядя на мужчину, но тот и глазом не моргнул, - видели там Евгения с какой-то женщиной.
  Женя с Леной улыбнулись друг другу и вздохнули облегченно.
  - У меня есть близнец... - попробовал объяснить Захаров
  - Так любой может сказать... - отрезала Марья Александровна.
  - Я с ним лично знакома, - уверенно заявила ее дочь.
  - Что же вы Жорку с ним не познакомили? - всплеснула мать руками, чуть подумав, - Он ведь тоже видел и переживает. Теперь поди ему объясни...
  - Я поговорю с ним, - Лена направилась к сыну, но мужчина ухватил ее за локоть, желая сделать это самому. Она обернулась, понимая, чего он хочет, и улыбнулась успокаивающе, - Нет, Жень, в данный момент я первая, - уверенно заявила, и отправилась-таки к сыну.
  Жорка был нереально рад, что ошибся на счет Евгения. За короткий промежуток времени он крепко привязался к мужчине и искренне полюбил, как родного. Он с радостью согласился стать его официальным сыном. Он видел, что матери Женя тоже не безразличен, и хотел, чтобы и ей было хорошо. А когда узнал его с другой женщиной, испытал не малое потрясение. Не хотелось верить своим глазам. Никакие аттракционы и развлечения, предлагаемые бабушкой и дедушкой, стали не в радость. Он даже не сразу понял, что говорила мама, погруженный в свои грустные мысли. А когда наконец до него дошло, что в торговом центре был совсем другой человек, Жорик вскочил с кровати, за малым не сшиб с места мать и ринулся вниз в поисках Захарова. Тот как будто ждал этого, стоя возле основания лестницы, и потому подхватил его летящего на всех парах.
  - Папка, я думал это ты, - давя в себе слезы радости, прошептал мальчик, повиснув на шее мужчины.
  - Нет, сынок, это мой брат, - крепко прижимая его к себе, ответил Женя, - скоро мы тебя с ним познакомим, и ты сам сможешь в этом убедиться.
  
  - Добрый вечер! - поприветствовал брата Владимир. После разговора с племянницей, он решил последовать ее совету, - Не помешал?
  - Нет, - весело ответил Женька, только что проигравший Жорику в нарды, - Чем обязан?
  - Люда сказала, что ты знаешь что-то интересное, - недобро сказал тот.
  - О чем?
  - Почему-то я не могу расписаться с Ирой?
  - Можешь, почему нет-то?
  - Я у тебя это хотел спросить!
  - Тебе нужно мое разрешение?
  - Об этом я тебя спросил бы в последнюю очередь.
  - Я знаю, вы ведь уже подали заявление.
  - Откуда? В мысли лез?
  - Все значительно проще братишка, - рассмеялся Евгений, - мы с Леной сегодня были в том же загсе с той же целью, что и вы с Ирой.
  - Скажи еще, что у вас бракосочетание в тот же день!
  - Угадал. Где будем отмечать?
  - Много вариантов?...
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 02.04.14.
  
  Мила заскочила в домик, скинула с себя сарафан, сменила белье на купальник и пошла на мостик.
  Егор купался.
  Переступив через его вещи, сброшенные прямо на доски, села на верхней ступеньке.
  - Что нового в твоем семействе? - подплыв, спросил муж.
  - Дорогой, - она улыбнулась, - не ты ли меня постоянно поправляешь на этот счет?
  - Хорошо, - согласился он, и задал вопрос снова, - что нового в НАШЕМ семействе?
  - Полная идиллия по всем фронтам, - Мила спустила ноги в теплую воду, - папа с Леной женятся, дядя с мамой тоже, и все это в один день, который Лене день рождения. Осталось только Ольге замуж выскочить в тринадцать лет.
  - Дашин "дурной" пример оказался заразителен, - усмехнулся парень, но собственная фраза навела его на еще одну мысль, - А они случайно детишек заводить не собираются?
  - Мама вряд ли сама решится, не думаю, что дядя будет настаивать. А вот папа, при некотором неравном количестве отпрысков с братом, вероятно, будет стремиться к наследнику.
  - Это правильно, у мужчины должен быть наследник.
  - Но даже если это будет девочка, он не станет ее меньше любить.
  - А я что, спорю? Как можно не любить собственного ребенка? Хотя, судя по моему родителю, наверное, можно, - он подплыл к лестнице, взялся руками за поручни и коснулся губами ее коленки. В тот же момент ее пальцы оказались в его волосах, а он продолжил поцелуи по ее бедру вверх, - зачем купальник надела, здесь ведь никого нет.
  - Что ты мне сказал, когда я хотела взять купальник для этих целей?
  - Милая, для моих целей он не нужен вовсе, - с этими словами Егор потянул завязки ее лифа, а еще через секунду он полетел в сторону его вещей. Она спустилась на пару ступенек вниз, чтобы быть ближе к нему. Прикосновение влажного прохладного тела заставило сжаться всю кожу, покрыться ее крупными мурашками, заостриться грудь и осесть желанию пониже живота. Слияние чувственных губ могло длиться бесконечно, если бы при этом можно было нормально дышать. Безумный восторг накрыл их обоих с головой, необычность положения будоражила воображение. Звездное бездонное небо над головой, и двое на мосту, словно на ладони перед ним, открыто занимаются любовью, не страшась быть замеченными с крохотного участка суши, когда за спиной бескрайний океан. Ничего не сковывало их. Понимать сейчас ничего не нужно было. Зато эти мгновения блаженства навсегда запечатлит их память.
  Найдя в воде опору для ног, в виде еще одной дощечки, Егор пустил в ход руки, лаская ее мягкое тело. Она легла на лестнице, предоставляя ему свободу действий. Коснулась его гладкой щеки, не отводя взгляд от, горящих желанием, глаз, и даже темнота этого не скрывала. Скользнула пальцами к затылку и потянула к себе, желая снова ощутить пьянящий вкус его губ. Легкая ухмылка проскочила на его лице, прежде чем ее реальность окончательно растворилась в его ласках и нежности. Его руки прошлись по ее бокам вниз, сжали ягодицы и потянули с нее плавки. Она чуть приподнялась, помогая ему, и поочередно вытащила ноги, раскрывшись перед ним в знак готовности. Он отбросил на мостик предмет ее одежды и, не переставая целовать ее тело, сполз ниже и прижался губами к изнывающей мягкой плоти между ног. Девушка судорожно вздохнула, теряясь в удовольствии, а когда он нашел языком маленькую горошину, едва не вскрикнула во весь голос, но успела закусить губы, издав громкий стон. Но с наступлением апофеоза сдержать себя не удалось. И для нее с неба посыпались звезды, взрываясь серебряным фейерверком над гладью океана. Чувствуя дикую слабость, она лежала с закрытыми глазами и улыбалась. А он просто был рядом, ждал ее. Он подозревал, что здесь - на ступенях - его вторжение для нее может стать болезненным, и оставит на спине синяки.
  - Входи, чего ждешь? - промурлыкала Люда.
  - Боюсь, тебе здесь будет не комфортно.
  - Стоит хотя бы попробовать. Когда еще мы будем в подобном месте?
  - В твою голову пробивается здравый смысл, - усмехнулся Егор, просунул ей под спину руки в местах, где она касалась досок, и вошел одним резким движением.
  - Вряд ли, - охнула она, выгнувшись навстречу, и обвила его ногами и руками, - Я с этим понятием вообще не дружу... иначе мы были бы уже в постели... о! родной мой... но сейчас я туда не хочу...
  Он старался уберечь ее от ударов о лестницу, но когда уже не мог сдерживать себя, перехватил покрепче ее бедра, и через несколько мощных толчков с силой вонзился в нее и содрогнулся, благодаря случай, что сейчас нет необходимости предохраняться.
  Чуть отдышавшись, он снова подхватил ее под попку.
  - Держись крепче, мы идем на шезлонг.
  - Может, окунемся для начала? - предложила девушка.
  - Тоже вариант, - согласился Соболев, отпустил жену и упал в воду спиной, подняв тучу брызг.
  Мила рассмеялась и последовала за ним, так же разбрызгав воду. Чтобы немного отдохнуть, Егор лег на поверхности. Луна освещала его, и Люда беззастенчиво изучала каждый сантиметр его тела, закусив губы дойдя до причинного места.
  Да-а, - протянуло ее "я", - Аполлон отдыхает.
  Может и не отдыхает, я его не видела, но этот человек мне определенно подходит почти по всем параметрам.
  "Почти"?
  Оставляю небольшой пунктик, чтобы его не идеализировать в своем воображении. А то опять чего-нибудь напридумываю себе, что потом будет очень плохо.
  Она подплыла ближе, но только хотела к нему прикоснуться, Егор принял вертикальное положение и обнял ее одной рукой.
  - Наверное, сегодня нам нужно выспаться, - предположил он.
  - А ты сможешь держать себя в руках? - усмехнулась весело.
  - Попытаюсь, - ответил парень и сам удивляясь, почему никак не может насытиться ею. Он не мог отказать себе в удовольствии обладать ею ежесекундно. Было ли это своего рода заявление своих прав, как мужа, он не знал. Но стоило ей игриво посмотреть в его сторону или проявить нежность, и он уже горел желанием. Уже казался себе маньяком, но не мог остановиться. И теперь всерьез опасался, что не сможет нормально работать, ведь его память очень четко запечатлела все прелести жены.
  - Думаю, мне стоит одеть пижаму, - решила Люда, не уверенная правда, что это поможет.
  Егор спал плохо, но не трогал жену. На рассвете снова освежился в океане, не рискнул возвращаться в постель, лег в мягкий шезлонг на террасе и только тогда смог отдохнуть. Мила проснувшись под утро и не обнаружив рядом мужа, встревожилась, но найдя его, поняла, в чем дело, и вернулась в кровать. Одинокая постель не обрадовала, напомнив о его необходимости в ее жизни. Только обняв подушку, ощущая его запах, она смогла снова провалиться в Морфеево царство.
  Замерзнув, Егор пробудился. Шел косой дождь, и навес от него не спасал. Парень забежал в домик, плотно закрыл раздвижную стену, наскоро обтерся полотенцем и поспешил в постель к жене, греться. Мила в первый момент отскочила от него холодного, потом открыла глаза, увидела его мокрую шевелюру и жалкий взгляд, усмехнулась ласково и прижалась крепко, даря свое тепло.
  Только дремота стала уволакивать их сознание, раздался стук в дверь, а следом просьба войти на английском.
  - Одну минуту, - попросил Соболев, вздохнув. Встал, надел халат, и подал второй жене. Убедившись, что она одета, открыл дверь.
  - Простоите, что потревожил, - попросил служащий отеля, - надвигается шторм и ливень. Было бы лучше, если бы вы переселились в общий корпус. Это будет безопаснее и комфортнее.
  - Мы ведь сегодня выезжаем.
  - Я знаю. Но если погода будет бушевать, аэропорт будет закрыт, и вам придется задержаться у нас.
  Благодаря погодным условиям молодожены задержались на Мальдивах еще на два дня, и хотя у них не было прежнего уединения, они провели их не менее сладко в общем корпусе. Возвращение в Ростов их уже не слишком огорчало.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 6.04.14.
  
  Оставив Георгия у родителей, Женя с Леной вернулись домой.
  - Я в душ, - сообщила девушка, скинув босоножки, и босиком пошлепала на второй этаж.
  Женя проводил ее заинтересованным взглядом от пяток до короткой юбки, и пошел следом, решив, что ему душ тоже не помешает. Усыпив ее бдительность, а именно расслабленно упав на постель, изображая дикую усталость, он дал ей фору. Но только она вышла из спальни, быстро разделся, и отправился за ней. Для него не составляло труда вскрыть замок, но Лена в отсутствие дома сына никогда не запиралась. Он прокрался очень тихо, но девушка почувствовала его присутствие, хоть и не показала этого. Он зашел в кабинку и положив руки ей на талию прижался к ней со спины. Лена прикрыла глаза, довольно улыбнулась и прерывисто вздохнула, когда его пальцы заскользили по ее животу сначала вверх к груди, а потом вниз к бедрам. Губка выпала из ее рук, когда плеч коснулись горячие губы, и мощная волна желания накрыла их с головой. Нетерпеливо развернувшись к нему лицом, она поднялась на цыпочки, обняла егоза шею и затуманенным взглядом посмотрела в его ярко-голубые глаза. Их страсть не проходила со временем. Напротив, она набирала обороты. И Лена чувствовала себя раскрывающимся цветком, долгое время спавшим во льдах. А теперь подпитываемая вулканом ощущений не новых, но очень ярких, начинала по-настоящему жить, причем в собственное удовольствие.
  А ведь Женя еще в прошлом году разглядел во мне ледышку, хотя я его тогда не поняла. Снежной королевой назвал, не подозревая, что сам станет меня растапливать. Интересно он помнит об этом?
  - О чем? - уточнил Захаров.
  - Что назвал меня Снежной королевой.
  - А ты меня Джеймсом Бондом.
  - Новая серия - Джеймс Бонд и снежная королева.
  - Судя по названию, между нами должно быть противостояние, чего мне не хотелось бы. Однако обратный вариант не лучше - у Бонда девицы мрут, как мухи. Поэтому я отказываюсь от главной роли в твоем блокбастере.
  
  28 июля, суббота
  
  - Переоденься, - едва ли не приказным тоном попросил Евгений брата, глядя на него как в зеркало, и в который раз пожалел, что приобретал одежду на протяжении последних лет в двойном экземпляре.
  - Почему я? - улыбаясь, возмутился Владимир, не потому, что не хотел отличаться, а только из чувства противоречия. Он и сейчас спокойно воспринимал, если его называли не тем именем, никогда не комплексовал по этому поводу, к тому же ему хотелось, чтобы Ирина смогла, наконец, увидеть в них разницу, не ориентируясь на внешний вид, а только на отношение к ней.
  - Потому что ты меня копируешь! - пыхтел Евгений, не желая ставить бывшую жену в неловкое положение.
  - То же самое могу сказать я.
  - Гад...
  - Мальчики, не ссорьтесь, - насмешливо остановила их Лена, намеренно назвав их мальчиками, считая, что они сейчас детский сад устраивают, - Мы сможем вас правильно распознать. Правда, Ир?
  - Да, - несколько сомневаясь в собственных возможностях, сказала она, понимая, что это сейчас необходимо, иначе, эти двое опять поругаются, что для них в порядке вещей, лишь бы повод был.
  Женя был уверен в Лене, но на Ирину посмотрел недоверчиво, а Владимир ей счастливо, поддерживающе улыбнулся.
  - Ладно, - вздохнул Женька, - вы тут не скучайте, а мы поехали за молодоженами.
  
  - Что-то не похожи они на чужих друг другу людей, - усмехнулся Евгений и убрал руки в карманы светлых брюк, склонив голову на бок, глядя на счастливую дочь в объятьях мужа.
  - Ну, теперь-то они уже не чужие, - не нарочно скопировал его позу братец.
  Егор с Людмилой были так увлечены друг другом, что заметили их, только приблизившись на расстояние пары метров. Парень не зная где кто, замолчал на полуслове, переводя взгляд с одного на другого.
  Мила, поняв его растерянность, обернулась к родителям.
  - Дядюшка, перестань подражать папе, - попросила она.
  Евгений недовольно повернулся к брату.
  - Я не хотел, - развел руки Владимир, - само получилось.
  Женька обреченно вздохнул и привлек к себе дочь, а Егор протянул руку Володе, и тот ее пожал. Но едва прошел "приветственный церемониал" молодые опять прилипли друг к другу.
  - Как отдохнули? - спросил Женя, ненарадуясь.
  - Замечательно, - без преувеличения ответила дочурка и счастливо улыбнулась мужу, - один минус, чемодан мой неизвестно где затерялся.
  - Твои вещи у меня в машине, - безмятежно отозвался Владимир и все обернулись к нему, - Когда ты сообщила, что они не прилетели, я позвонил в аэропорт... ну и еще одному приятелю... в общем, твой чемодан упал с конвейера.
  - Такое бывает? - усомнилась племянница.
  - Вполне, - честно сказал дядька, но братец его точно знал, что тот лгал, однако не выдавал, решив поговорить без свидетелей.
  - Скажи-ка, дядя, - хитро улыбаясь, посмотрела на него Людмила, - Ведь не даром ты взял нам путевку на Мальдивы в сезон дождей? Ты знал?
  Об этом им рассказала не в меру болтливая соседка по столику в ресторане, где питалась молодая чета Соболевых, и им повезло, что дождь лил только последние два дня.
  - Нет, - казалось бы искренне удивился Володя.
  - И почему я тебе не верю? - покачала головой девушка, - Но знаешь, я все равно тебе благодарна.
  - Мы, - поправил ее Егор.
  - Да, конечно, милый. Мы благодарны.
  Невооруженным глазом было видно, что в душе Милы цвели чудесные цветы, распространяя вокруг теплый, чистый, искрящийся счастьем свет. И она была в этом не одинока. Егор, хоть и сдерживал эмоции, все же не мог унять безумный блеск в глазах. На них оглядывались проходящие мимо люди. Некоторые улыбались, некоторые завидовали их общему состоянию, и каждому из них в отдельности. Но они этого не видели, поглощенные друг другом.
  
  Только вошли во двор, к Миле подбежала Белянка. Девушка подхватила ее на руки, и собачонка ту же ее "умыла" шершавым языком, а та только радостно смеялась. Решив, что лицо хозяйки уже чистое, малышка переключилась на Егора, стоявшего рядом, и он тоже не стал отворачиваться, поглаживая щенка за ухом. А успокоившись Белка, оставаясь в руках Люды, умостила голову на руке парня, и удовлетворенно вздохнула.
  Георгий, не отпуская от себя Герцога, несколько ревниво поглядывал на все это, хотя и знал, что эти двое хозяева Белянки. Но за последние пару недель он привык к ласковой собачонке, и теперь ему было жаль с ней расставаться.
  Из дома выбежала Ирина, на ходу вытирая мокрые руки кухонным полотенцем. Егор, заметив ее, перехватил щенка, чтобы она могла обнять дочь.
  - Что-то вы слабо загорели, - заметила мать отстранившись.
  Молодожены загадочно переглянулись, Мила смутилась и потупила взгляд, а Егор безмятежно ответил.
  - В июле на Мальдивах сезон дождей. Пришлось нам наслаждаться видом штормящего океана из окна.
  - Господи! Володя, ты зачем их туда отправил? - легко в это поверила женщина.
  - Я не знал, - ответил тот, но почувствовал себя виноватым.
  Евгений, поняв это, аж умилился. Чтобы брат, зная, что был прав, подстраивая это, признавал свою вину, пусть и мысленно... такого никогда не было.
  На пороге появилась Лена, и Женя забыл, о чем только что думал. Они не виделись каких-то два часа, а он уже соскучился по ней.
  - Идем за стол, - позвала она, улыбаясь, - все уже готово.
  Собравшись за столом, близнецы вдруг одновременно подумали, что их семья в этом году стала значительно больше. Владимир - одиночка по природе, вообще не ожидавший, что станет семьянином, был несколько ошарашен, понимая, что все эти люди его близкие и родные. Пусть некоторые и косвенно, но все же. А Евгений - добрый "волшебник", ответственный за всех и вся - непомерно радовался, что все наконец-то счастливы. Владимир вернулся к Ирине, не мешает ему самому, и у Ольги теперь есть родной отец. Он сам встретил Лену и теперь у него есть сын, пусть пока только названный, но все же. А Люда нашла, что искала. И как удачно, что им оказался смышленый Дашин помощник, которого Евгений не так давно отметал, как возможного ухажера, ввиду несоответствия дочкиным запросам. Серьезный парень внушал доверие, и Женя понимал, что с ним она будет в безопасности.
  Егор с белой завистью поглядывал на семейство новоиспеченной жены. Все дружные, друг друга во всем поддерживающие, искренне любящие едва ли не всех подряд. Тесть казался парню за малым не божеством в сравнении с собственным отцом. То как Евгений обращался с Жорой, не могло не бередить самую больную рану Соболева, которому всю жизнь не хватало внимания родителя. Но еще удивительнее было, что Владимир ни разу не исправил мальчика, когда тот по ошибке назвал его папой, перепутав с Евгением. Ольга вообще не пыталась их отличать и, что для нее очень странно, к Георгию не ревновала. Люда старалась угадать, присматривалась. Ирина боялась ошибиться, нервничала, но вскоре поняла, что Женя на нее смотрит как-то иначе. Лена была в себе уверенной на все сто процентов, выглядела абсолютно спокойной, потому казалась якорем, уравновешивающим эту эмоциональную компанию.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 8.04.14.
  
  После ужина все разделились по кучкам. Дети ушли играть в компьютерные игры. Мужчины спустились в бильярдную. Женщины, убрав со стола все лишнее, остались на кухне - чай пить и секретничать попутно.
  При виде зеленого сукна бильярдного стола, Егор вдруг вспомнил, что на нем очень даже интересно учить девушек играть.
  Интересно, а Мила уже умеет?
  Вероятно. Она ведь здесь живет иногда. Могла и научиться.
  Надо с ней как-нибудь "поиграть" здесь...
  И воображение его выдало новую пикантную картинку.
  Братья Захаровы, отчетливо расслышав его, замерли на своих местах, не донеся бокалы с виски до рта. Парень этого не видел, иначе бы смутился. Женька, понимая, что это относилось к его дочери, неприятно напрягся - взыграла здоровая отцовская ревность. Владимир, отрезвляя, хлопнул его по плечу, а когда брат на него растерянно обернулся, отрицательно покачал головой. Евгений вздохнул и опустил взгляд в стакан.
  Это нормально, наша девочка выросла, - проговорил мысленно Володя.
  Как-то очень быстро, - ответил на это Женя.
  Что делать, время бежит неумолимо, оглянуться не успеешь, как станешь дедом.
  Ну нет, я для начала хочу еще разок отцом стать.
  А Лена?
  Согласна.
  Поздравляю...
  Рано пока...
  Егор уже пару шаров в лузы загнал, сделал еще один менее удачный удар, и теперь удивленно наблюдал за братьями, молча попивающими виски, не обращая на него внимания, будто были не здесь, точно уединились вдвоем.
  Почувствовав его взгляд, Владимир обернулся.
  - Мы после бракосочетания хотим уехать, - улыбнулся он немного насмешливо, - Присмотрите за Ольгой и домом?
  - Конечно, - тут же согласился Егор. Учитывая, что просьба присмотреть за домом прозвучала, как второстепенная, он не усек, что был подслушан. А несколько позже решил, что судьба подкинула ему неплохой шанс опробовать свою идею с "бильярдом", не подозревая, что "судьбу" в данном случае зовут Владимир Захаров.
  В комнату заглянула Мила.
  - Можно я у вас своего мужа украду? - улыбаясь, попросила она.
  - Ты с ним две недели была неразлучна, - усмехнулся Володя, - не надоел еще?
  - Не-а.
  Соболев и без их разрешения убрал кий на подставку и подошел к жене. За дверью, он притянул ее к себе, желая поцеловать, и девушка не сопротивлялась. Она еле вытерпела эти пол часа на кухне за разговорами ни о чем, и смоталась оттуда при первой же возможности. Она понимала, что глупо вот так сильно привязываться к нему. Что тогда будет, когда начнутся будни, если уже сейчас она не может без него, хотя знает, что он очень близко, всего-то в другой комнате.
  Сначала стало страшно.
  Потом пришло понимание, что она по уши влипла.
  С дрожью в сердце она открывала дверь в бильярдную, но его теплая улыбка в ее адрес, словно солнечный луч, пробралась в ее душу, вытесняя все возможные страхи.
  Пока он рядом мне нечего бояться! - решила девушка, а ее сумасшедший муж уже страстно ее целовал, заставляя таять в своих руках.
  - Идем в сад, - едва дыша, предложила она, и Егор молча последовал за ней.
  Они сели на трехместные качели, но Мила тут же оказалась на коленях мужа. Он не мог точно объяснить почему, но ему нравилось вот такое вот положение. Он осознавал это очень четко и потому передумал покупать второе кресло на балкон.
  Людмила удивленно на него покосилась, но возмущаться не собиралась, ей и самой это доставляло удовольствие, в его руках она чувствовала себя неуязвимой, и это было важно. Чуть покачиваясь на качелях, он обводил взглядом контуры ее лица, наслаждаясь едва ли не каждым ее вздохом; играл пальцами с ее длинными волосами, безумно ему нравившимся, в особенности, когда они вились мягкими крупными кольцами. Ясно, что это достигалось укладкой, но белые локоны отчего-то его заводили. И сейчас почему-то совсем не хотелось ни о чем думать, словно бы мозг полностью атрофировался, превратившись в серую кашу вместо извилин. Мила стала о чем-то оживленно щебетать, и Егор погрузился в мягкий звук ее голоса, не пытаясь слушать, о чем она говорит. Не добившись от него ничего, девушка щелкнула ему по носу, после чего парень сфокусировал взгляд на ее глазах.
  - Ты где? - спросила жена.
  - Не знаю, - честно признался, от души улыбаясь, - Мне сейчас не реально хорошо. И я ничего не хочу. Ну... за исключением тебя, моя радость, - обнял ее крепче, намереваясь снова забыться на ее губах.
  - Милый, мне это конечно очень льстит, - остановила его Люда, - но, по-моему, ты совсем умом тронулся.
  - Не исключено, - согласился, но не попытался вернуться в свое нормальное состояние.
  - Мне кажется, нам пора чуть-чуть отдохнуть друг от друга, - предположила девушка, надеясь, что это пойдет им только на пользу и они станут еще ближе. Она только хотела попробовать испытание разлукой на пару дней, просто чтобы разобраться в своих мыслях и чувствах, потому что, когда он был рядом, у нее это не получалось.
  Егор словно протрезвел от ее слов.
  Пара секунд, и он ссадил ее с колен на сиденье. Еще пару, тупо смотрел в одну точку. Потом встал, отошел на метр, и стал ходить взад вперед, убрав руки в карманы. Потом остановился, взъерошил пальцами волосы и обернулся к жене.
  - Нет! - выдал он.
  - Что "нет"? - не поняла она, очень удивленная его поведением.
  - Я не согласен. Я не оставлю тебя здесь сегодня. Я хочу, чтобы ты была со мной.
  - Мне теперь нужно стать твоей тенью, и ходить вместе с тобой на работу? - произнесла насмешливо, хотя слова его были ей приятны, - В этом случае Даша тебя просто уволит.
  Он сел. Плечи его сникли. Повернулся к ней лицом, и в глазах его был туман.
  - Это плохо, что я пьян тобой? - спросил непонятным ей тоном, - Лучше держать свои эмоции при себе, ходить холодным и невозмутимым, как айсберг, и улыбаться по команде?
  Она не ответила, не понимая толком, чего вдруг он завелся, и вообще, к чему это говорит.
  - Хорошо, если тебе так нужно оставайся, только потом не обвиняй меня ни в чем, - сказал напряженно, встал, ушел, сел в свою машину и уехал, не прощаясь с хозяевами.
  А Люда его так и не догнала.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 9.04.14.
  
  - Ну-ка, расскажи мне, как Милкин чемодан с конвейера свалился? - спросил Евгений, едва из бильярдной вышла дочь.
  - Чисто случайно зацепился за мою руку, пока они ругались у стойки регистрации, - смеясь, ответил Владимир, продолжая играть.
  - Зачем?
  - Чтобы она сговорчивей была. Ты бы видел, что творилось в машине, пока мы в аэропорт ехали
  - А куда это мы уезжаем? - весело спросил Женька.
  - На Лазурный берег, - легко отозвался тот, так же легко уложив костяной шар в лузу с левой руки.
  - А у нас ты спросил?
  - А чего вас спрашивать, - усмехнулся Владимир, - я приглашаю вас в гости.
  - Твой дом - весь мир. Так что ли?
  - Вроде того.
  - Почему туда?
  - Можно и не туда, - пожал плечами, - но мне хотелось бы совместить приятное с полезным, а так же сэкономить время и деньги.
  - Ты хочешь меня взбесить?
  - Вовсе нет.
  - Тогда говори по порядку.
  - Как скажешь, братишка, - снова усмехнулся Владимир, уступая стол Жене, и сел на кожаный диван, - Лет пять назад удача повернулась ко мне своим прекрасным личиком...
  - А я думал, как обычно...
  - ...подкинув поистине золотой сундучок - кейс с деньгами, - не обратил внимания на шутку, - Его хозяин в нем уже не нуждался, и что еще более удивительно, за ним никто не охотился, и начальство о нем не знало. Я тогда подумал, что он может стать неплохим вознаграждением за многолетнюю преданность родине и структуре в частности. Но, учитывая, что появление у меня таких средств могло вызвать вопросы, я вызвал тебя в Ниццу, и пока ты за меня шпионил, оформил на тебя некоторую недвижимость в разных концах света. Теперь же хотел бы вернуть ее себе.
  - Ты вообще нормальный человек? - возмутился Женька, - Ты почему меня не предупредил?
  - Зачем? - Володя, оставшись довольным от произведенного эффекта, вновь растянул губы в насмешке, - Мне не нужно это было. Твоя излишняя заинтересованность могла сыграть против меня. Так или иначе, я намерен открыть здесь свое дело, и потому хочу кое-что продать...
  - Стоп! - Женька кое-что сообразил, - Так вот почему ты был так зол, когда я женился! И тут же навязывается вопрос: как при всей этой неучтенке меня вообще развели?
  - На твое счастье Даша-умница, сделала очень удачный брачный контракт...
  Они еще долго могли бы спорить, если бы не зазвонил телефон Егора. Евгений, взглянув на дисплей, удивился и пошел искать зятя.
  
  Соболев был зол. Он не разделял ее мнения по поводу отдыха. Более того он понял это иначе, а именно, как ее отступление. Он решил, что она просто испугалась происходящего между ними, и потому надумала вернуться к их первому уговору, точнее к фиктивному браку, что для него самого оказалось болезненно. И боль эта была значительно сильнее, чем на следующий день после их свадьбы. Тогда она растаптывала все хорошее, что он делал, а теперь его самого - так ему казалось. Ощущение у него было, словно бы она использовала для более приятного время провождения на острове. А теперь они дома, он ей больше не нужен, и отдых друг от друга, только благовидный предлог, потому что у нее нет сил, просто послать его.
  Если бы Люда могла предположить, чем это обернется, она бы тут же побежала за ним. Но она, ошарашенно осталась сидеть на качели, пытаясь понять, что сказала не так. Она не слышала, что он уехал. Выезд со двора находился с другой стороны большого дома, в котором сейчас играла музыка.
  - А куда Егорушка так спешно уехал? - спросила мама, подойдя к ней.
  - Как уехал? - всполошилась Мила и подскочила на ноги, готовая бежать, - Куда?
  - Тебе, вероятно, лучше знать, - растерянно улыбнулась женщина.
  Людмила метнулась в дом в поисках своего телефона. Нашла его на кухне и сразу стала звонить мужу, шагая взад-вперед, но он не ответил, а через минуту в холле появился отец с мобильником Егора в руках, после чего девушка устало опустилась на ближайший стул, склонив голову на руки.
  - А где зять? - спросил Женя, не понимая, что происходит.
  - Уехал и вернуться не обещал, - вздохнула дочь и повернулась к нему, - отвези меня домой.
  - Куда... - несколько растерялся Евгений.
  - Мой дом там, где мой муж, - тихо ответила она, поняв это только сейчас, когда неосознанно сказала "домой" имея в виду квартиру Егора.
  - А он сам тебя забрать не мог?
  - Кажется, я его обидела...
  - Кажется?
  - Что произошло? - спросил Владимир, подойдя.
  - Я предложила ему отдохнуть друг от друга...
  - Что прямо так и сказала? - осторожно уточнила Лена.
  - Да.
  - После медового месяца? - воскликнул Женя.
  - Ты зачем пять лет психологию изучала? - всерьез возмутился Владимир.
  - Что вы на ребенка набросились? - вступилась за нее мать.
  - О каком ребенке речь? - усмехнулся Евгений, - Она не сегодня, завтра нас внуками осчастливить может!
  - Да, если мужа вернуть сумеет! - поддержал его Володя, - Я что зря старался?
  - Почему ты сразу его не остановила?
  - Хватит! - вскрикнула девушка, - Я сама знаю, что виновата. Вы можете меня к нему отвезти?
  - Нет, - в один голос заявили Лена с Ирой, и мужчины подняли на дочь два извиняющихся взгляда, не в силах им сопротивляться.
  - Почему?
  - Они выпили, - ответила Ира.
  - Но ведь не пьяные!
  - Это уже не имеет значения, - отмахнулась Лена, выудив из кармана сарафана телефон, - собирайся, сейчас что-нибудь придумаем... Алло, Даш, привет! Мишка дома?... Нужно Милку к мужу доставить...
  
  Но Мила все равно опоздала.
  Увидев машину Егора возле дома, она обрадовалась, поблагодарила Михаила, и помчалась на третий этаж. Впорхнула в квартиру и стала его звать, но никто ей не ответил. Пробежалась по всем комнатам, но они оказались пусты. И ничего не говорило о том, что муж здесь был. Пыль на комоде в прихожей лежала ровным слоем, а ведь он всегда там оставлял ключи.
  Поразмыслив, Люда позвонила Яне, в надежде, что Егор каким-то образом пересекся с Иваном, но это ничего не дало. Потому не придумала ничего лучше, как пойти на набережную - его любимое место. Несколько раз прошлась туда и обратно, выискивая в каждом встречном своего благоверного, но безрезультатно.
  Смеркалось. Мила вернулась домой. Прибралась, еду приготовила, а его не было. Села перед телевизором, желая скоротать время с помощью какого-нибудь фильма, только оно почему-то замедлило свой ход, и тревожные мысли не оставляли девушку.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 10.04.14.
  
  29 июля, воскресенье
  
  Голова раскалывалась. Егор потер лоб, пытаясь вспомнить причину боли, но думать получалось плохо.
  Открыл глаза.
  Место оказалось незнакомым, и как сюда попал, он не знал.
  Решил встать, но понял, что вторая его рука затекла от лежащей на ней тяжести. Затаив дыхание повернул голову в сторону предмета причиняющего неудобство. Увидел черную макушку с длинными волосами и бледные девичьи плечи, и ужаснулся, не представляя, что теперь будет.
  Аккуратно выскользнул из постели. Безумно обрадовался наличию на себе джинсов, хоть и с расстегнутой ширинкой, потому понадеялся, что с девицей у него ничего не было. Быстро натянул на себя майку и пулей выбежал из квартиры, на ходу застегиваясь, даже не пытаясь запомнить, где находился. Выскочил из дома под проливной дождь, не обратил внимания, что двор ему знаком, и помчался на автобусную остановку, словно на автопилоте, надеясь, что Мила осталась у родителей, как и собиралась.
  По дороге домой в автобусе, он сквозь головную боль пытался восстановить в памяти вчерашний вечер.
  С чего все началось? - стало помогать ему внутреннее я, хотя и само мало чего понимало.
  Мила в очередной раз решила меня оттолкнуть, - вспомнил Егор, крепко сжал челюсти, от чего мозг воткнулся новый кинжал.
  А ты, вместо того, чтобы попытаться ее переубедить, сбежал, - усмехнулся более умный, чем он сам, голос.
  Надоело уже переубеждать, - вздохнул парень, - надоело биться в стену... а ведь все было так хорошо...
  Заметь, в этот раз ни она одна все испортила! Какого лешего тебя понесло на набережную?
  Я всегда там гуляю, особенно когда мне плохо.
  Ага. А в клуб зачем зашел? Тоже от плохой жизни?
  Там одноклассники гуляли, решил с ними пообщаться и отвлечься.
  Напомню для умалишенных: по большей части это были девицы, половина из которых тебе вообще не были известны, зато часа два спустя эта самая часть восседала на твоих коленях!
  Твою мать!
  Она бедная, наверное уже в гробу перевернулась, - вздохнуло "я" словно бы и не принадлежало мыслям Егора, - Ты зачем пил?
  Взыграло самолюбие.
  Да! Ты себя сильно любишь!
  По дороге домой прошедшим вечером Соболев позвонил Светлане, не отдавая себе отчет, что именно ему от нее надо, но однозначно собирался с ней встретиться. Хорошо подумав, пока шли гудки, решил, что расстанется с ней, но постарается остаться друзьями, а потом завернет к Ивану - успокаиваться. Но сегодня явно был не его день. Потому что Светуля его мягко послала, пожелав счастливой семейной жизни, Иван уже был со своей девицей, и бросать ее даже ради лучшего друга сейчас не собирался. А потому комплекс ненужности заиграл новыми красками, но не обессилил, как обычно, а разозлил.
  Вот в таком не совсем адекватном состоянии Егор попал в клуб, иначе бы точно отказался от спиртного, но одноклассник сказал:
  - Если не пьешь, значит ты не мужик, а девчонка, как вот эти, - кивнул на девиц в коротких юбках.
  Соболев девицей быть не хотел, потому залпом осушил стопку водки. Товарищ, налил еще и молча ему подвинул. Тот снова вылил в глотку беленькую, и, поставив рюмку, кивнул, чтобы наполнил, а после третьей жизнь оказалась прекрасна и душа понеслась в рай.
  Что было в этом раю, мозг оказывался воспроизводить, и Егор подозревал, что это к лучшему.
  Едва подошел к двери своей квартиры, почувствовал, что Мила здесь, хотя ничего не выдавало ее присутствия, и никаких звуков из нее не было слышно. Тихо открыл замок. Крадучись вошел и прислушался - ничего, только запах чего-то вкусного доносился с кухни, а на комоде ни пылинки.
  Вздохнул, ощущая себя полнейшим подонком, и даже ее желание оттолкнуть его, не оправдывало его в собственных глазах, не говоря уже о жене. Он не знал, что теперь ей должен сказать, и даже просто подойти боялся. Было стыдно. Собственное поведение теперь казалось омерзительным, и по его мнению, не заслуживало прощения.
  Он понял, что она будет права, если решит уйти, но вместе с тем, что обязан сделать все возможное и не возможное, чтобы она осталась. И совсем не из-за брата, о нем он сейчас и вовсе не вспоминал. За пару недель она неожиданно стала для него важнее воздуха, потому так остро он воспринял ее желание побыть на расстоянии друг от друга. Он не мог этого допустить в тот момент.
   Стараясь не шуметь, обошел квартиру.
  Люда спала на диване в гостиной. Лицо ее показалось ему каким-то серым. На нем не было обычной ласковой улыбки, не оставляющей ее и на ночь.
  Егору стало еще более не по себе. Он сел рядом с диваном на колени, боясь ее разбудить, но желая быть рядом с ней, склонил голову на сиденье, не касаясь ее, и прикрыл глаза, пытаясь подобрать правильные слова, но они никак не приходили. Врать, что был у какого-нибудь товарища, он не хотел, зная, что любая ложь рано или поздно вскрывается. К тому же опасался это делать, учитывая телепатические способности жены и ее родственников, которые вполне могли вывести его на чистую воду. Оставалось говорить правду, но как лучше это сделать, он не представлял.
  Мила слышала, как он вошел и как сел рядом. Когда он затих, она приподняла ресницы. Непреодолимо захотелось запустить пальцы в его волосы, и рука уже потянулась к нему, но тут голову пронзила мысль: "А где он был всю ночь?"
  Девушка резко села, кутаясь в плед. Парень поднял голову. Два немигающих тревожных взгляда встретились. Ее прожигал его насквозь, и он не пытался сопротивляться, понимая, что заслужил это.
  - Ничего не хочешь сказать? - спросила тихо, но голос ее звенел металлом.
  - Прости, - отозвался Егор, отводя взгляд в пол.
  - Все? - уточнила она, но он помедлил с ответом, а она откинула плед в сторону и поднялась на ноги, - Иди в душ и будем завтракать.
  Она было двинулась, но муж поймал ее сначала за руку, а потом и вовсе обнял ее ноги, прижался к ним лицом с закрытыми глазами, вдыхая ее аромат, понимая, что не может ее променять ни на что.
  - Милая, любимая моя, прости... прости меня, пожалуйста! - быстро заговорил Егор, Люде было в пору разрыдаться, но она хладнокровно, не зная откуда взялись силы, держала себя в руках, - Если хочешь, можешь меня ударить... делай, что хочешь... ставь любые условия... я на все согласен! Только не уходи! Пожалуйста! Останься!
  - Я обещала быть с тобой, - проговорила она негромко, увидела в его глазах счастливые огоньки и тут же остудила, - не ради тебя. И я буду здесь пока это необходимо. Ответь только на один вопрос - ради чего ты сейчас так унижаешься?
  - Я... - он не был уверен в том, что хотел сказать, а подумав, вдруг понял, что сейчас совсем не время, - Присядь, пожалуйста, - попросил он. Она опустилась на диван, и он поместился рядом, не касаясь ее, - Наверное, нужно сказать правду. Не вижу смысла лгать.
  Сердце девушки сжалось в ожидании.
  - Я вчера пил в клубе с одноклассниками, - он тяжело выдохнул, - чем закончился вечер, я не помню, как и то, каким образом попал в квартиру, откуда сегодня уехал. Не думаю, что после отключения памяти у меня хватило сил на кого-то влезть, во всяком случае, раньше я на это был не способен. Однако проснулся я сегодня рядом с девицей, личность которой я не пытался выяснять, как и то, было ли что-то между нами. Наличие на мне джинсов дает основание предполагать, что я там только спал.
  - Вот, как выяснишь, спал ты там или нет, так я и подумаю прощать ли тебя, - выпалила Люда и побежала на кухню. Ей отчаянно хотелось ему верить, но она боялась.
  Егор понял, что она ему не поверила, потому помчался за ней, догнал в коридоре, ухватил за руку и развернул к себе лицом.
  - Чем мне нужно поклясться, что я сейчас сказал правду? - спросил с болью глядя ей в глаза.
  - Какая разница чем! Это всего лишь слова, - она покачала головой.
  - Вчера тоже были "всего лишь слова"?
  - А это теперь уже не важно, - грустно усмехнулась Люда.
  - То есть... - он совсем сник, - мы возвращаемся к фиктивному браку?
  - Выходит так, - тяжело отозвалась девушка, отводя взгляд.
  Но парень был с ней не согласен. Все его существо протестовало против такого положения вещий. В два счета он прижал ее к стене и жадно припал к ее губам заставляя ответить, в то время как руки лихорадочно заскользили по ее телу.
  Мила, не ожидавшая этого, растерялась, и в первое мгновение даже поддалась, но обиженная женщина в ней быстро взяла верх, и она стала отталкивать его и отворачиваться. Но, помимо того, что тело ее отвечало мужу, что не скрывал тонкий шелк халатика-кимоно, она вдруг поняла, что ему нравится ее сопротивление.
  Руки бессильно опустились. К горлу подступил ком, а глаза наполнились слезами.
  Соболев, решив, что крепость пала, обрадовался, оставил в покое ее губы, распахнул халатик, склонился к шее, и стал нежно целовать, направляясь к груди. Но только хотел прижаться к манящему холмику, услышал всхлипывание и притормозил.
  - Пожалуйста, не надо, - жалко, едва слышно проговорила девушка, которой все это действо казалось насилием.
  Егор в шоке отпрянул, а она сползла по стене вниз, обняла руками колени и еще сильнее разрыдалась.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 11.04.14.
  
  Он не понял, чего опять не так, сел перед ней, взял в ладони ее лицо, стараясь заглянуть в глаза.
  - Я сделал тебе больно? - спросил он, хотя был уверен, что оставался нежным.
  - Да! Очень!
  - Где?
  - Вот здесь, - она приложила руку к сердцу, - Егор, мы всего две недели женаты, а ты уже мне изменил...
  - Я не изменял.
  - Ты ведь этого не помнишь!
  - Не помню, - согласился он, - но знаю точно, что пьяный я на "подвиги" не способен.
  - Знаю я, как ты "не способен", - возмутилась Люда, - в тот вечер, после которого мы помирились, ты пил и не мало, а потом был еще...
  - Увидев тебя в постели с негром, я протрезвел, - объяснил это парень, - Кстати говоря, любимая, мы квиты! Ты ведь тоже не помнишь, успели вы с тем чернокожим или нет.
  - Ты же говорил... - Мила уставилась на него во все глаза и перестала всхлипывать.
  - А вдруг я что-то пропустил...
  - Стоп! Хватит мне зубы заговаривать, - последняя слезинка упала на грудь девушки, и парень, заметив это, ухитрился ее слизать, - Эй, это запрещенный прием! - возмутилась Люда, но не злобно, а даже с легкой улыбкой.
  - Зато действенный, - ответно улыбнулся Егор, и пересел к стене, - Мил, я правда не помню, что было этой ночью, и если вдруг все же не был тебе верен, искренне в этом раскаиваюсь. Сама подумай, зачем мне сейчас еще кто-то на одну ночь, если мой организм на протяжении десяти дней получал максимальную разрядку. Я на других женщин вообще не реагирую. Мне ты нужна, и не только в плане физического удовлетворения. Я не хочу тебя потерять.
  Люда с минуту анализировала его слова. Они звучали искренне. Тон его был спокойным. Он не смотрел ей в глаза, да она и не считала это показателем честности. Его взгляд был устремлен прямо перед собой в одну точку, словно бы он видел там ни стену, а что-то другое очень важное, о чем говорил ей.
  - Я понимаю, что виноват перед тобой уже в том, что не ночевал дома, - продолжал Соболев, - тем самым заставил тебя волноваться. Но я вообще не думал, что ты приедешь даже сегодня. Вчера мне показалось, что ты хотела меня послать.
  - Но почему? - очень удивилась девушка, хотя нечто подобное пытался до нее донести отец, возмущенный ее выходкой, и все остальные его поддерживали.
  - Помнится мне, при нашем первом уговоре, тебе нужен был сопровождающий к морю. Вчера мы только приехали, и ты предложила "отдохнуть", как если бы я выполнил эту часть неписанного соглашения, и теперь свободен.
  - А еще говоришь, что я выдумщица, - вздохнула Люда, теперь четко понимая, что отчасти сама виновата.
  Конечно, виновата! - тут же воскликнуло "я", - Муж не ночевал дома, потому что вчера пил, а пил он, потому что нервничал, иначе смог бы отказаться от спиртного. А нервничал, потому что...
  Знаю я!
  - Я был словно в тумане, - парень нежно улыбнулся приятным воспоминаниям, - а ты жестоко решила вытащить меня оттуда. Мое сознание сопротивлялось, потому и выдало эту глупость. Я уже размечтался, что ты моя и никуда не денешься, а тут расставание. Я этого не хотел, но твоя настойчивость, без толкового объяснения причины, меня взбесила.
  - Я объясняла!
  Он покачал головой.
  - Я ничего не слышал до тех пор, пока ты мне по носу не щелкнула.
  - О чем ты только думал? - сварливо вздохнула девушка.
  - О тебе, - он повернул к ней лицом, но его внимание мгновенно отвлекла так и не спрятанная под халатик грудь.
  Мила, заметив это, запахнулась по плотнее, и скрестила руки.
  - Даже если ты будешь в скафандре я смогу видеть тебя обнаженной, - усмехнулся муж приглушенно, поднялся на ноги и подал ей руку, а когда она встала, притянул к себе, - А чего ты все-таки расплакалась?
  - Тебе понравилось, что я сопротивлялась... - щеки Милы заалели от стыда и осознания собственного идиотизма.
  Как только я могла такое подумать?! Он ведь даже когда с ума сходит от желания, не перестает заботиться обо мне!
  - И? - попытался уточнить, но понял сам, - Черт! - прижал ее голову к груди и коснулся губами макушки, - Малыш, я не хотел тебя напугать...
  - Ты долго будешь в мокрой одежде ходить? - прервала его жена, халат которой уже полностью промок, - Пытаешься таким образом воспаление легких получить?
  - Просто боюсь тебя потерять, - он улыбнулся, довольный, что конфликт почти незаметно сошел на "нет", - в прошлый раз ты сбежала, пока я умывался...
  - Обещаю не сбегать, - опять не дослушала Люда, - Иди уже грейся в ванне.
  - Давай со мной?
  - Нет уж, тогда мы завтракать будем не скоро, а я что-то проголодалась.
  
  Пока он принимал непривычно горячий душ, у Люды было время подумать. Ей было страшно оказаться обманутой, но очень хотелось, чтобы все было именно так, как он говорил. В противном случае она вообще не знала, что делать. Он успел стать ее частью, отрывать которую было невероятно больно. Всю ночь она мучилась в догадках, где он может быть. Что только не приходило в ее голову, и почти все она смогла оправдать. Его измену тоже, но Люда так и не нашла верную линию поведения на этот случай, хотя бы потому, что она не могла понять, зачем ему это сейчас, учитывая, что в сексуальном плане их жизнь была более чем насыщенной. Теперь же, когда он сам сказал нечто подобное, она почти уверилась, что он не врет. Однако маленький червячок настороженности остался в ее сердце, заставляя быть более внимательной ко всем его словам и действиям, что делало ее несколько напряженной и отчужденной.
  Егор понимал, что она так просто его не простит, но на воображение он никогда не жаловался, потому в голове, остуженной холодным дождем и в душе окончательно протрезвевшей, быстро сформировался некий план, к которому он приступил за завтраком.
  - Знаешь, дорогая, - обратился он к жене, - Я тут подумал над твоими словами, и пришел к выводу, что нам действительно нужно некоторое время пожить на расстоянии.
  Девушка перестала жевать, потом тяжело сглотнула пищу, и запила ее водой. Егор видел перемену в ее лице и мысленно злорадствовал - отплатить той же монетой у него получилось.
  Теперь Мила отчетливо поняла, почему он вчера так вспылил. Она никак не ожидала, что от подобных слов может защемить сердце. Пришло ощущение ненужности дорогому человеку. Так же как и ему вчера, ей хотелось кричать, что она не согласна, совсем забыв, что она обижена на него из-за непонятно где и с кем проведенной ночи. Женская гордость, настойчиво твердившая, что мужа нужно проучить, посланная к праотцам едва он свежий и улыбающийся появился на кухне, теперь вообще заснула мертвым сном.
  Девушка подняла взгляд и увидела легкую насмешку на бледно розовых губах.
  - Очень вкусно, кстати, - улыбнулся зараза-муж во все белоснежные тридцать два, - Не знаю, как протяну без тебя эти пару недель.
  - Почему пару? - оторопело спросила жена.
  - Потому что потом Игорь из лагеря вернется. Один я с ним не справлюсь.
  - А если бы не Игорь, я вообще не была бы тебе нужна? - пробурчала Люда, аппетит которой от чего-то пропал.
  - Если бы не Игорь, мы бы не поженились. Да, чуть не забыл. Я не буду против, если ты продолжишь танцевать со Стасом.
  - И после всего этого, ты хочешь, чтобы я тебе поверила? - Мила вскочила из-за стола и ринулась к себе в комнату собирать вещи, а Егор тихо рассмеялся.
  
  Дорога прошла в молчании. Мила злилась, а Егор не пытался ее как-то успокоить. Он понимал, что не один виноват, но раскаялся и извинился, более того даже правду сказал, на что не каждый отважился бы. Но жене этого было явно мало, потому и устроил ей дополнительные переживания. Люда это просекла, однако успокоиться не могла, и никакие психологические приемы ей в этом не помогали, как бы она не старалась.
  Родители в числе четырех человек заседали в гостиной за чаем и каким-то романтичным фильмом, когда молодожены появились в доме.
  - Всем привет, - бесцветным голосом бросила Мила и ушла к себе.
  - Добрый день! - беззаботно просиял Соболев домочадцам, удивленно обернувшихся к ним.
  - Привет! - скопировал его тон Владимир.
  - Добрый ли? - нахмурился Евгений в тот же момент.
  - Вы помирились? - перебивая бывшего мужа, спросила Ирина.
  - Все в порядке? - спокойно поинтересовалась Лена.
  Улыбка Егора осветилась белизной.
  - Да. Мы и не ссорились, - ответил он разом всем.
  - Вы куда-то собрались? - обратил внимание на спортивную сумку в его руках крестный отец жены.
  - Нет, просто я согласился, пожить на расстоянии.
  Володя уже хотел произнести крепкое словечко и вразумить парня, но братец его опередил и удивил при этом.
  - Правильно, - спокойно кивнул Женька, - А то у вас и так все слишком быстро. Отдохнете, соскучитесь, любимей будете.
  - Дорогой, - в шутку подозрительно повернулась к нему Лена, - а ты с той же целью летишь в командировку?
  - Любимая, я бы от тебя и на секунду не отходил, если бы это было возможно, - вздохнул тот, всем своим видом говоря, что он свое без необходимости на шаг не отпустил бы.
  - Чай будешь? - спросила Ирина зятя, - Или поешь?
  - Нет, благодарю, - отказался он, опустив сумку на пол у стены, и снова улыбнулся - нравились ему эти люди, - Я поеду. Нужно подготовиться к завтрашнему дню.
  
  - Хороший мальчик, - улыбнулась Ира, когда он скрылся за дверью, - Правду говорят: дочь выбирает мужа похожего на отца.
  - Точно, - поддержала ее Лена, с улыбкой глядя на Женю, - он чем-то тебя напоминает... - она повернулась к Владимиру, склонила голову на бок и добавила, - ...точнее, на вас обоих вместе взятых.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 12.04.14.
  
  4 августа, суббота
  
  В первый день Миле было не до собственных проблем. Любимый папочка устроил ее обычным продавцом в одном из своих салонов в центре города. Она вспомнила о муже только вечером, добираясь домой к отцу общественным транспортом, подумав, что Егор мог хотя бы отвезти ее. Но тут же отругала себя за эту мысль - проснулась обида. От того настроение еще более испортилось. Следующий день прошел чуть легче и веселее, а к концу недели она втянулась в работу и даже была ей рада. Но каждую ночь, ложась спать, она подолгу не могла уснуть. Она не изнывала от желания мужчины, просто приходило одиночество. Все были по парам. Отец с Леной, крестный с матерью, даже Ольга с Жоркой спелись, хотя Люда этого совсем не могла понять. Оля - почти взрослая девушка, во всяком случае по своему умственному и физическому развитию она казалась старше своих тринадцати года на два-три. Жора на ее фоне выглядел совсем ребенком. Однако какие-то общие интересы у них нашлись.
  В субботу от нечего делать позвонила Стасу.
  - О! Привет, подруга! - весело ответил парень, - Как семейная жизнь?
  - Нормально...
  - Что-то не слышно радости в голосе.
  - Пока нет повода радоваться, - вздохнула девушка, - Ты себе еще не нашел партнершу?
  - Нет, пока.
  - Чудненько! Когда идем?
  - С понедельника, наверное, - с сомнением ответил Стас, - А муж знает?
  - Да. Он разрешил.
  - Ну, тогда, как обычно, в шесть...
  - А давай сегодня в клуб сходим?
  - Это тоже муж разрешил?
  - А кто его спрашивать будет, - усмехнулась Мила.
  - Извини, звонок с работы по второй линии, сейчас перезвоню, - парень спешно отключил связь, и Мила легко поверила ему. На деле же Стас сам позвонил Соболеву, не желая становиться причиной конфликта молодоженов.
  - Куда ей приспичило? - не понял Егор.
  - В танцевальный клуб...
  - На твое усмотрение, - вздохнул он, уставший за день, - только проследи, чтобы в ее организм не попало спиртное, даже легкое. Она и сама знает, что нельзя, но если вдруг попросит, откажи.
  - И чем я это мотивирую?
  - Придумай что-нибудь, например, что терпеть не можешь пьющих девушек или как-то так. Но если вдруг, она будет открыто виснуть на тебе, срочно звони мне.
  Егор хоть и ревновал, все же старался рассуждать здраво. Он придумал эти две недели, чтобы проверить собственные чувства, и то, что, ему показалось, зародилось в ней. Он понимал, если между ними есть что-то сильное, оно окрепнет, и никто не сможет этому помешать, а если нет, то - развалится, а значит, нет смысла продолжать трепать друг другу нервы, и просто вернуться к фиктивному браку. На данный момент о себе он уже все понял, оставалось дело за Милой. Ее намерение пойти со Стасом в клуб он расценил, как желание отвлечься, и надеялся, что не ошибается.
   К его огромному облегчению, жене в этот вечер нужны были только танцы, партнер ее как мужчина не интересовал. Находясь в его руках, она представляла на его месте своего супруга, и частенько одергивала себя, когда хотелось покрепче его обнять. Люда не удивилась, не ощутив прежней эйфории от танца, отчетливо сознавая, что с дорогим сердцу человеком она появится обязательно. А Стас был только другом и никаких восторженных эмоций не вызывал. Она и не подумала о том, чтобы напиться. Она с нетерпением ждала истечения условленного срока, чтобы быть снова вместе с мужем, и как могла старалась ускорить время. Ее обида прошла как-то незаметно, уступив место тоске, к тому же к ней опять приходил Ангел.
  Ей приснился их домик на Мальдивах. Егор-Ангел стоял без рубашки на краю мостика, убрав руки в карманы светлых брюк, и смотрел в прозрачное небо с невыразимой тоской.
  - Хочешь улететь туда? - спросила Люда, подойдя к нему.
  - А кто тогда останется у твоего любимого? - усмехнулся невесело и опустил грустный взгляд на нее.
  - Я.
  Посмотрел на нее, словно бы хотел сказать: "глупая" - вздохнул и привлек к себе.
  - Я скучала по тебе, - призналась девушка.
  - По мне ли?
  - Именно по тебе, - уверенно заявила она, - ты бываешь несносен, но мне нравится с тобой общаться.
  - Выбираешь плод воображения вместо живого человека?
  - Что значит плод...
  - Долго объяснять, малыш, - он нежно улыбнулся, - и не к чему. Я пришел попрощаться.
  - Почему?
  - Потому что выполнил свое дело и теперь буду невидимым хранителем вашей семьи. У тебя есть последнее желание.
  - У меня и первого-то не было, - буркнула Люда, крепко прижимаясь к его груди.
  - Ошибаешься, но не будем об этом, говори, чего хочешь.
  - Узнать, было ли у моего суженого что-то в ту ночь...
  - Ты сама-то, как думаешь?
  - Я очень хочу ему верить.
  - Вот и верь. Желание?
  - А какой у него резус?
  - Ты все-таки глупая девица, - рассмеялся Ангел и поцеловал ее в лоб, - Как придумаешь заветное желание, скажешь его талисману. А пока смотри то, что тебе так понравилось.
  В одно мгновение Мила увидела ромашковое поле, кучу светловолосой ребятни, своего супруга и забыла обо всем, наслаждаясь близостью своего любимого и, на этот раз, не желая просыпаться.
  
  Егор дома не находил себе места, и работа на этот раз не могла его отвлечь. Они не виделись почти неделю, и даже по телефону не разговаривали. Он справлялся о ней у Евгения, когда стали оформлять документы на опекунство Георгия. Чувствовал, что папаша супруги видит его насквозь, потому не пытался объяснять причину всего происходящего. Немного успокаивался, узнав, что все хорошо.
  В этот же вечер он был, как на иголках. Пытался заняться документами, но ничего в них не видел. Вставал. Нетерпеливо ерошил волосы двумя руками, расхаживая взад-вперед.
  Он боялся, что жена опять чего-нибудь натворит. А именно выпьет, что-нибудь крепкое, пока Стас не видит, а потом найдет себе новый объект для обожания. И хорошо, если это будет сам Стас, он казался Соболеву порядочным парнем, и его звонок был тому подтверждением.
  Не выдержав напряжения, он вышел на балкон и закурил.
  Если бы в этот момент Людмила могла за ним наблюдать, ощутила бы дежавю, с тем только отличием, что на этот раз мысли парня не путались. Он думал о ней, надеясь, что его план все же удастся.
  До полуночи Станислав так и не позвонил, и Егор не знал, хорошо это или плохо, потому не сдержался и написал смс Миле:
  "Еще не спишь?"
  "Нет" - пришло от нее через пару минут, показавшихся ему целым столетием.
  "Мой звонок не помешает?"
  "Нет" - писала Люда, дрожа от радости и в то же время ярости, что он разводит политес, а не звонит сразу.
  "В смысле не звонить?"
  "В смысле - не помешаешь" - ей так хотелось поставить в конце кучу восклицательных знаков, но сдержалась, а потом едва дождалась, пока зазвонит коммуникатор, однако постаралась скрыть свою радость за вежливостью. Пришлось даже держать наготове ладонь, чтобы зажимать ею собственный рот, когда хотелось сказать "лишнее". Но спустя несколько минут дежурных вопросов и незначительных ответов, они сами не заметили, как перешили на милые нелепости и мягкие подшучивания друг над другом.
  Отключаясь со словами "Сладких снов", Егор взглянул на дисплей и брови его за малым не взлетели в изумлении. Они разговаривали почти два часа, а ему бы и минуты было бы много, чтобы пересказать, о чем они все это время болтали. Звук ее голоса принес сладостное успокоение взволнованному сердцу парня, и он заснул с улыбкой на губах, предварительно сделав еще один звонок.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 13.04.10.
  
  5 августа, воскресенье
  
  Отобедав, Люда поднялась к себе, легла на кровать и свернулась, как кошка, в клубок, глядя на букет ромашек присланный сегодня утром Егором.
  - Спасибо! - получив цветы, она тут же ему позвонила.
  - За что? - якобы не понял он, а сам от души улыбался, глядя за окно, где начинался прекрасный солнечный день.
  - За цветы, - ответила довольная Мила, лаская ноготком белоснежный лепесток.
  - Какие? - продолжил игру Егор.
  - Мои любимые - ромашки, - она понимала, что он играет, но от чего-то ей это понравилось.
  - Неужели свадебный букет до сих пор заставляет тебя благодарить меня?
  - Я благодарю тебя за сегодняшний букет.
  - Моей жене сегодня кто-то прислал цветы?
  - Этот "кто-то" - ты!
  - Что-то я такого за собой не припоминаю. Ты вероятно ошиблась.
  - Нет, в данный момент я в тебе уверенна.
  - С чего бы?
  - Если бы это было не твоих рук дело, ты бы уже ревновал, - заявила Люда, что думала, - Сейчас в твоем голосе нет и ноты ревности.
  - А что есть?
  - Довольство самим собой, легкая насмешка, и еще по нотке желания, нежности и собственничества, - легко выдала она.
  - И как так получается, что по телефону ты слышишь больше, чем видишь в реальности? - вздохнул Егор, сожалея, что они не могут друг друга понимать так же хорошо, как Женя с Леной, но понадеялся, что когда-нибудь они к этому придут.
  А не скучно ли вам станет? - активизировалось его "я".
  С Милой? Вряд ли!
  - Не знаю, - едва слышно проговорила Люда, - Когда мы за Игорем едем?
  - Я еду в субботу с Ванькой.
  - Я думала мы вместе... - на последнем слове дыхание ее перехватило от подкатившего к горлу кома, ведь она надеялась, что они опять проведут день на берегу вдвоем.
  - Нет. Иван имеет права, и мы сможем подменивать друг друга, - коротко объяснил муж, понимая, что она огорчена.
  Ее слабость сменилась горечью, а потом злостью, явив желание запустить вазу с цветами в стену.
  - Как только вернемся, я заберу тебя, - словно почувствовав ее варварское желание, поспешил остудить ее супруг, и в тот же момент ей захотелось обнять эти прекрасные цветы.
  
  Теперь же Мила вспоминала его слова, слушая его голос, прочно обосновавшийся в ее сердце, и надеялась, что еще неделя пролетит быстро, хотя сегодня каждый час тянулся до ужаса долго.
  Тихо постучав, в комнату вошла Ирина и села рядом с ней на кровать.
  - Что случилось? - спросила она, уверенная, что в жизни дочери не все хорошо, как она уверяла ежедневно.
  - Вроде бы все в порядке, - вынужденно улыбнулась Люда.
  - Но ты сомневаешься?
  - Ну... - девушка переползла по кровати, и положила голову матери на колени.
  - Расскажи, как есть, - предложила она.
  - Не могу, - честно ответила та и закрыла глаза, не желая огорчать мать своей ложью во благо.
  - Позвать отца?
  - И ему не могу, - почувствовала, как волос касается теплая родная рука и спускается по спине, принося успокоение.
  - Сходи с подружками прогуляйся, с Яной, например.
  - Яна меня точно не поймет.
  - И что у тебя нет человека, который сможет понять твою страшную тайну?
  Мила задумалась на минуту, перебирая в памяти своих друзей и подруг, и вскоре лицо ее осветилось улыбкой.
  - Ну, вот и хорошо, - поняла ее мать и улыбнулась в ответ.
  - Я поеду к Леве! - девушка весело подскочила с кровати и поспешила к шкафу.
  - Егорушка ревновать будет, - заметила Ира, испытывая к зятю теплые материнские чувства.
  - Он знает, что мы друзья... - отмахнулась дочурка, перебирая одежду, стараясь найти что-нибудь наименее соблазнительное.
  - И все же...
  - Это единственный человек, который сможет дать мне дельный совет, - под руку попались джинсы, и Мила с сомнением покосилась в окно. На улице было жарко, и она не решилась их надеть.
  - А Лева - это тот врач?
  - Да, - сейчас Люде казалось, что в ее гардеробе приличного нет, и пойти к Леве, чтобы выглядеть только подругой, у нее решительно нет ничего.
  - А нельзя ли к нему на прием записаться?
  Мало сказать, что этот вопрос огорошил девушку в данный момент занятую собственными проблемами, и не готовую воспринимать чьи-то еще. Но ведь это была мама, и ее вопрос нельзя оставить незамеченным.
  - С тобой что-то случилось? - тут же встревожилась дочь.
  - Нет, все хорошо, - поспешила ответить Ира.
  - А зачем тебе врач?
  - Девочка моя, - мать ласково улыбнулась, стараясь выглядеть честной, - женщине после сорока раз в пол года следует посещать гинеколога.
  - Да, только раньше ты это и раз в год не делала, а докторов, как огня, боишься, - возразила Люда и села рядом с матерью, почти забыв, что собиралась встретиться со Львом, - Мамочка, скажи мне правду. Я ведь все равно узнаю, у Левы нет от меня врачебных тайн.
  - В таком случае грош ему цена, - вздохнула женщина.
  - Что ты, он самый лучший доктор! Просто не способен устоять перед моим обаянием.
  Ира рассмеялась и привлекла дочь к груди, обнимая за плечи.
  - Я подозреваю, что у меня начался климакс, - тихо проговорила она.
  - Мам, тебе всего сорок один год! - удивленно на нее воззрилась Мила.
  - И такое бывает, - сожалея, пожала плечами женщина, не в силах предположить нечто другое на свой счет.
  
  Спустя час Люда уже шагала на автобусную остановку, но известить Льва до этого не удосужилась, и теперь слушала долгие гудки в трубке.
  - Я слушаю, - в итоге ответил мужчина, не сказать, чтобы радостно.
  - Лев, я к тебе еду, - заявила бывшая "невеста".
  - Нет, я, конечно, знал, что ты непредсказуема, но не думал, что настолько, - проворчал тот, - Куда ты едешь?
  - К тебе домой!
  - Неподражаемая моя, ты не подумала, что я могу быть не дома?
  - Тогда говори, куда мне ехать.
  - Это сейчас, мягко говоря, не удобно.
  - Но жизненно важно!
  - Ты беременна?
  Это было самое жизненно важное обстоятельство, по мнению Левы, почти сутки дежурившего в больнице, и к этому моменту голова его уже шла кругом.
  - Типун тебе! Нет! Но ты мне срочно нужен!
  - Я в ЦГБ, - устало вздохнул мужчина, даже радуясь, что у Милы проблемы не по его профессиональной части.
  - Буду через сорок минут!
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 14.04.14
  
  Она сообщила о своем приезде, и села на скамейке в сквере. Через пять минут появился Лев. Он выглядел уставшим и не пытался это скрыть за улыбкой.
  - Извини, я закурю, - сообщил он, садясь рядом с ней, тут же достал сигареты, подкурил, затянулся, и тяжело выдохнул.
  - Что-то я не помню, чтобы ты курил, - внимательно глядя на него, заметила Люда.
  - Я пытался бросить, - кивнул тот, смотря, как клубится производимый им дым, - но что-то не получается.
  - Что у тебя произошло? - подозревая, что ему самому нужна помощь, спросила девушка.
  - Я пока не могу ответить на этот вопрос даже самому себе, - снова облачко дыма взвилось вверх, - Черт! Люд, да, произошло! Это ужасно, но... не знаю я...
  - У тебя появилась девушка? - аккуратно поинтересовалась Мила.
  - Не у меня, - он горько усмехнулся и покачал головой.
  - Но она понравилась тебе.
  - Я понимаю, что это не правильно, что должен уйти, но не могу отказаться от своего. Я ведь и оправдать себя могу. И все вывернуть так, что поступаю, как герой, спасающий заблудшую душу...
  - А кто тот человек?
  Лев посмотрел на нее внимательно.
  - Очень близкий мне, - коротко ответил, снова отвернувшись, - но я знаю, что она для него очередная игрушка. Он обычно аккуратен с игрушками, не обижает, не ломает их, а умело убеждает, что игра закончилась и пора расставаться, и все при этом остаются довольны. Вывод: нужно подождать, пока он наиграется. Но поверит ли она после этого мне. Она понимает, что это игра, пока держит его на расстоянии, тем больше привлекая его. И, наверное, мне стоило бы вмешаться сейчас... но уводить женщину у... близкого человека... Я не способен на подлость и предательство, а это именно так и выглядит, даже учитывая, что для них это игра, а у меня... вполне серьезное... Ты была права - это больно.
  - Еще пару месяцев назад я могла бы дать тебе совет, - вздохнула Люда, - А теперь все мое образование пошло прахом.
  - Почему?
  - Воспринимать все стала иначе - с позиции чувств, а не логики и всего мне известного.
  - У тебя-то что стряслось?
  - Недопонимание с мужем.
  - С чем связанное?
  - Почти по любому поводу, - девушка смутилась, - Лев...
  Мужчина вновь посмотрел на девушку.
  - Я влюбилась в него, - густо краснея, сказала она, - и это ужасно трудно признавать.
  - А он? - Лева, радуясь за нее, счастливо улыбнулся.
  - Он очень хорошо ко мне относится, а я с завидной регулярностью создаю ему проблемы на пустом месте.
  - Как отпуск провели?
  - Сначала вообще не разговаривали, а потом, как в самых заветных мечтах, спрятанных на задворках воображения.
  - А сейчас в чем проблема?
  - Во мне, наверное, - она пожала плечами, - вот скажи, я изменилась?
  - В каком смысле?
  - Вообще.
  - Мы маловато знакомы, чтобы я мог дать здравую оценку...
  - Хорошо, спрошу иначе - изменилась ли я за последний месяц?
  - За это время мы виделись дважды, - усмехнулся доктор, забывая свои переживания, - последний сейчас, а первый, когда ты сбежала от мужа. Тогда ты была явно не в себе. Твои слова и реакции отказывались подчиняться какой бы то ни было логике, даже женской. И по сравнению с тем днем, сегодня ты более вменяемая. Но вероятно стоит заметить, что ты выглядишь более уверенной в себе, требовательнее и безрассуднее.
  - Вот именно уверенности я и не чувствую, - нахмурилась девушка, - кажется, что веду себя, как ребенок. Особенно с Егором.
  - Да, и со мной ты не взрослая девушка, - согласился Лев весело.
  - И как от этого избавиться?
  - Подумай, ты ведь у нас психолог.
  - Я к тебе за советом, а ты... - недовольно возмутилась Люда, а друг-врач рассмеялся.
  - Просто выйди из образа школьницы, - легко предложил Лева, - Кстати, в день после выпуска ты совсем не казалась инфантильной, была женственной и рассудительной особой, оттого еще более привлекательной. Не удивлюсь, если именно тогда твой нынешний муж впервые посмотрел на тебя не как на друга и "сестру".
  Мила внимательно посмотрела на него, и подумав, что это неплохой вариант, кивнула. Движение головой, видимо, активировало мыслительные процессы, и девушка вспомнила о просьбе матери.
  - Мама хочет к тебе на прием записаться, - сказала она.
  - Что-то беспокоит?
  - Предполагает климакс, - пожала плечами Людмила.
  - А сколько ей лет? - несколько удивился доктор имевший возможность однажды видеться с Ириной, когда Мила лежала в стационаре.
  - Сорок один.
  - А они с твоим отцом...
  - В разводе уже семь лет, - не дослушала его девушка, соображая попутно, что ей самой делать дальше.
  - И никого другого у нее нет?
  - Есть, - не вникая отозвалась она, но вдруг повернулась к нему лицом, - Ты же мне скажешь, что с ней?
  - Люда, ты же знаешь...
  - Я обязана знать, что с моей мамой, - уверенно заявила она.
  - Для начала мне самому надо это узнать, - ушел от прямого ответа Лев.
  - Но потом я от тебя не отстану! - ткнула она пальцем ему в грудь, - Когда ей прийти?
  - В понедельник и четверг я в клинике, в среду и пятницу в ЦГБ, выбирайте, что вам больше подходит.
  
  Из дверей гинекологии выбежала медсестра.
  - Лев Алексеевич! - крикнула она, направляясь к паре на скамейке.
  - Что? - доктор поднялся и пошел ей навстречу.
  - Субботину готовим в род зал, Надя оформляет девочку, что по скорой привезли. А тут у Алиевой воды отошли, а она в предродовую идти не хочет, говорит через четыре дня придет по сроку.
  - Она что больная? - шепотом спросила Люда, семя за врачом.
  - Да, - коротко отозвался Лев, спеша в корпус, - Психиатру звонили?
  - Он не в себе, - тихо ответила женщина.
  - Свихнулся?
  - Пьян в стельку. Воскресенье ведь.
  - А второй?
  - В отпуске, где-то у моря.
  - Звони, куда хочешь, но психа найди, - жестко приказал Лева, - иначе свихнусь я.
  И тут Люда поняла, что пора отсюда линять, однако было поздно - мужчина уже в упор смотрел на нее.
  - Я придумал, как тебе помочь, - всерьез произнес он.
  - Но не таким же радикальным методом, - испугалась девушка, - и потом, психиатр и психолог разные люди. Я не имею права...
  - Ты в любом случае не имеешь права, но кое-что знаешь по этой части, - Лев понимал, что Люда не совсем тот специалист, который необходим ему сейчас, но за неимением лучшего, решил воспользоваться тем, что есть, пока не найдется психотерапевт, - Если вдруг кто-то спросит что-то, ты новая нянечка.
  - Но...
  - У нас не хватает персонала, сегодня детки, как сговорились. Посидишь с этой дамой, пока ее не примет кто-то из нас, и пойдешь домой.
  - По-моему, ты уже свихнулся, - решила Люда, но все же шла следом, понимая, что без надобности он не попросил бы.
  - Маша, выдай Людмиле Евгеньевне стерильный комплект и халат.
  - Да, Лев Алексеевич.
  - Скажи, хоть, что делать нужно?
  - Убедить роженицу, что все идет свои чередом, ребенок сам знает, когда нужно появиться на свет, и перейти в предродовую. Не волнуйся, медсестра одна с тобой останется.
  
  Уже перед входом в палату больной женщины, Люда обернулась к медсестре,
  - Накапайте мне валерьянки, пожалуйста, - и с новым вдохом вошла. Она сама не помнила, чего говорила роженице, но через пять минут, смогла завладеть ее вниманием, да так, что та целиком вверилась ей, схватила за руку и не захотела отпускать, даже когда пришла акушерка, чтобы ее освободить. Более того, Миле приходилось повторять, словно переводчице с русского на русский, все, что говорили женщине, иначе она рьяно сопротивлялась. Даже когда, пришел Лев, она осталась, а потом была вынуждена пойти и в родзал.
  - Вы ведь будете со мной? - с надеждой спросила женщина.
  Короткий взгляд на Льва - он кивнул - снова посмотрела в лицо пациентки с улыбкой.
  - Конечно, - ответила, хотя у самой ноги подкашивались от представляемого зрелища.
  Она едва не падала в обморок от волнения, но старалась быть сильной и держать себя в руках. Роженица до боли сжимала ее пальцы, и она терпела, понимая, что той сейчас значительно больнее, и казалось, что это никогда не закончится. А потом...
  Зал огласил плач малыша.
  Мила затаив дыхание посмотрела на Льва, держащего в своих руках крохотную девочку, и из глаз ее невольно покатились слезы.
  Вот он - большой папа, всех тех, кому он помог появиться на свет. Его избранница должна быть самой счастливой женщиной на свете.
  Роженица, наконец отпустила ее, и Мила отошла в сторону, глубоко вздохнула и закрыла глаза. Это было то еще испытание.
  Между тем, Лев переложил девочку на грудь матери, и та с благоговением ее обняла.
  - Как назовете? - спросил врач.
  - Мы мальчика ждали, - виновато призналась мамочка, - девочке имя не придумали.
  - Назовите Людмилой, - предложил Лева, глядя в сторону ныне Соболевой, и она обернулась.
  - Что вы... - встревожилась девушка, но посмотрела на него с укором, - Лев Алексеевич...
  - А мне нравится, - заявила мамаша, - Людям милая, - она любовалась долгожданным чадом, возящимся у нее на груди, но пора было заканчивать оставшиеся процедуры, и мужчина потянулся к ребенку, - Нет, словно тигрица оскалилась та.
  Взгляда было достаточно, чтобы Мила снова подошла.
  - Давайте я, - улыбаясь, попросила она, беря малышку на руки, - Вам обоим нужно немного отдохнуть.
  Люда раньше держала детей на руках, но вот так, чтобы только что появившегося на свет, естественно никогда. Все казалось удивительным. И ее присутствие здесь, и эта странная женщина, не доверяющая никому, кроме нее, и ее малютка, названная в ее честь с легкой руки доктора.
  Девочку забрали спустя минуту, а Мила вышла из род зала.
  Мимо проскочил мужчина в стерильном. Девушка только посторонилась, но едва она вымыла руки, он подошел к ней.
  - Какие препараты вы применяли? - спросил он.
  - Никаких, - удивленно воззрилась на него Люда.
  - Признайтесь честно!
  - Я вам только, что сказала, медсестра нас сопровождавшая может подтвердить.
  - У этой женщины серьезные отклонения...
  - Паталогическая боязнь врачей, возникшая после потери первого ребенка при родах, - кивнула она.
  В коридоре появился Лев.
  - Оставьте девушку в покое, - попросил он, - если бы мы ждали квалифицированного специалиста, девочка задохнулась бы, и мать окончательно сошла бы с ума. А благодаря Людмиле Евгеньевне, малютка жива и практически здорова. Идем, - чуть подтолкнул ее к двери, и повел к себе в кабинет.
  
  ОБНОВЛЕНИЕ ОТ 16.04.14.
  
  Кожаный диван манил ее упасть и отключиться, но она спокойно села.
  - Я бы так не смогла, - вздохнула глядя на врача с восхищением.
  - Ты уже смогла, - улыбнулся он ей, сев рядом, - ты молодец, очень нам сегодня помогла. Ты была сильной и взрослой.
  - Месяц назад я бы пала к тебе на грудь и разрыдалась от бессилия и в тоже время счастья, - призналась девушка.
  - А сейчас?
  - А сейчас мне для этих целей нужна грудь мужа.
  - Почему?
  - Он ближе. И потом у тебя появилась...
  - Она не моя, - оборвал Лева.
  - Не в том дело. Главное твое сердце занято, мое тоже, и потому нет желания искать силу и защищенность в твоем лице, даже учитывая, что мы с Егором не виделись уже неделю. Мне захотелось объятий, но я тут же подумала, как это будет выглядеть со стороны, и что при этом почувствует он, если увидит или узнает. Поставила себя на его место, поняла, что мне будет, не только неприятно, но и больно.
  - То есть от пиццы, которую я хотел предложить, ты отказываешься? - сделал вывод доктор.
  - Нет, я умираю, хочу есть, - она улыбнулась весело, начиная понимать, что все ее мысли в голове упорядочиваются, и вместе с этим приходит спокойствие и уверенность, - Но я сегодня же ему все расскажу, надеюсь, он поймет.
  - Можешь пройти за ширму и переодеться, - предложил Лева.
  - Спасибо, - согласилась Люда, и тут же последовала его совету.
  - Вы там себе ляльку еще не сделали?
  - Через неделю узнаем, - легкомысленно отозвалась девушка, - Надеюсь - нет. Но, Лёв... - она выглянула над ширмой, глаза ее горели яркими синими звездами, щеки алели, а на губах сияла улыбка, - ...я сегодня поймала себя на мысли, что тоже хочу такую кроху, правда боюсь не меньше этой женщины. Хочу именно от Егора. И плевать какой у него резус. Я все смогу. Только вот думаю, нам пока рано. Нужно еще с его братом общий язык найти, а он полная противоположность моего благоверного.
  - Все-таки ты сегодня очень вовремя приехала, - заметил Лев, - не только помогла появиться своей тезке, но и сама излечилась. И честно говоря, мне требовалось выговориться, но не было кому. Хорошо, что ты приехала.
  
  Пытаясь себя чем-то занять субботним вечером, Егор просматривал фотографии из их свадебного путешествия. Некоторые снимки ему особенно понравились, потому он решил их распечатать, зачем и приехал в торговый центр "Горизонт", где фотоателье имелось. Сделав заказ, он решил прогуляться по магазинам, и совсем не удивился, наткнувшись на жену в обществе бывшего любовника.
  Он заметил их издалека. Они общались весело и живо, и Егор даже позавидовал их непринужденности, но вспомнил, что до свадьбы он с Милой не чувствовал какого-либо дискомфорта. Он верил, что между ними больше ничего нет, зная по себе, что дружба между мужчиной и жениной возможна. Однако, тот факт, что жена уже второй день подряд находилась в обществе друзей противоположного пола, заставлял его насторожиться. Потому ревность все же взяла верх, и парень решил подойти.
  Лев сидел лицом к входу в пиццерию, потому сразу увидел его и помахал рукой, чтобы подошел. Егор, быстро анализируя приветственный жест, решил, что изменники так себя не ведут, а когда Мила, обернувшись и увидев его, подскочила и побежала к нему, едва сдерживая вопли радости, он почувствовал себя идиотом.
  Если бы ею руководила ветреность, она была бы неприятно удивлена, и потому сначала не нашла бы слов, а после обвинила бы меня в чем либо несусветном, так как лучшая зашита - нападение, и Мила владеет этим приемом в совершенстве. И наверняка, в этом случае чувство собственного достоинства пригвоздило бы ее к месту, на меня был бы поднят надменный взгляд, в котором с трудом скрывалось бы, что я явился совсем не вовремя. И уж точно она не стала бы так безрассудно целоваться у всех на виду.
  Она повисла на его шее, потому что даже на цыпочках не дотягивалась до его губ, если он не наклонялся. А ей сейчас было все равно, что было между ними до этого, главное сорвать пьянящий поцелуй, пока он сам не одумался и не отстранил ее.
  Но Егор сам жаждал этого, потому держал ее в своих руках, не собираясь отпускать, даже понимая, что вот-вот потеряет голову. Он тосковал по этой взбалмошной девчонке. Квартира стала казаться ужасающе огромной для него одного. Он даже спал в ее комнате, потому что там они были вместе, были счастливы одну шальную ночь, и потому, что постель впитала аромат ее духов. Сейчас запах почти испарился, и ему все больше стало ее не хватать. Все проблемы казались теперь такими незначительными, по сравнению с тем, что ее не было рядом. Тот факт, что он сам удерживал ее на расстоянии, совсем не успокаивал. Это выглядело глупо, но он хотел, кое-что исправить и уже договорился это сделать через неделю.
  - Постыдились бы, - проворчала женщина, пришедшая сюда с двумя детьми лет десяти.
  - Не зачем стыдиться естественного и к тому же прекрасного, не переходящего рамки приличного, - прокомментировал это Лев, искренне радуясь за них.
  - Значит, по-вашему, вот так целоваться - прилично?
  - Вы сами сейчас акцентировали внимание ваших детей на этом, - насмешливо ответил он, - иначе они прошли бы мимо и не заметили. Мой вам совет, завидуйте молча.
  Женщина еще пару раз прикрикнула на своих чад, чтобы не смотрели, а Лев через какое-то время позвонил Людмиле.
  Телефон лежал у нее в переднем кармане джинсовой юбки, потому, когда он стал вибрировать, они оба это почувствовали и вынуждены были отстраниться. Егор нехотя поставил жену на пол. Она достала коммуникатор, не глядя приняла вызов, лбом прижимаясь к его груди.
  - Задохнетесь, - предположил Лева, с усмешкой, - Нам пиццу принесли - ты есть хотела.
  - Идем, - сказала, отключая связь, и подняла взгляд на мужа, - мы ужинать собрались. Надеюсь, ты останешься сейчас с нами.
  - Не помешаю? - уточнил, довольный приемом, Егор, понимая, что вполне может им обоим доверять.
  - Мне нужно тебе кое-что рассказать! - счастливо заявила Люда.
  - Не рано ли? - брякнул Соболев, решив, что "кое-что" результат "работы" на Мальдивах.
  А как еще это можно понять?
  Счастливая Мила с гинекологом в паре собирается мне рассказать "кое-что".
  Что это?
  - Ты о чем? - не поняла его жена.
  - Да, так... - отмахнулся, предоставив ей слово, а она уже тащила его к столику.
  - Привет, - протянул ему руку Лев, - рад видеть.
  - Взаимно, - пожал ее Егор, садясь рядом с Милой на диванчике.
  - А ты что здесь делаешь? - опомнилась она, наконец.
  - Фотографии сдал в распечатку, - ответил и достал из кармана бумажку с номером заказа, - Через час забирать, вот и решил пока прогуляться.
  - А мы... - Мила запнулась, не зная с чего начать.
  - Можно сказать, отмечаем первое боевое крещение, - помог ей Лева, - Люда сегодня помогала роды принимать.
  - Чьи? - уточнил Егор, предполагая, что его жена разве что кошке может помочь родить.
  - Человеческие, - понял его друг-доктор и усмехнулся, переводя взгляд с него на Люду и обратно, понимая, что она опять стала словно маленькая девочка. А всего-то и надо было, чтобы пришел муж.
  - Да, ладно? - Соболев удивленно повернулся к супруге, еще недавно боящейся всего связанного с этой темой, а теперь светящейся изнутри от счастья.
  - Это девочка, - сияя улыбкой, ответила она, сжимая его пальцы под столом двумя руками, - Ее Людмилой назвали с Левиной подачи. Такая кроха.
  Егор с изумлением читал в ее глазах желание иметь такую же кроху.
  - У меня такое ощущение, что мы не виделись дольше, чем неделю, - тихо произнес он.
  - Еще сегодня утром ты бы этого не сказал, - ответила она и рассмеялась.
  - И как мне относиться к твоим переменам?
  - Адекватно, - она вспомнила, что голодна, отпустила мужа и стала поглощать пиццу, - Я надеюсь эти перемены к лучшему.
  Пообщавшись немного с молодоженами, Лев понял, что Людмила в присутствии мужа не может прятать свои эмоции, и они ярким фонтаном выплескиваются наружу. Он знал, что она может быть спокойной и сдержанной, но в их паре таким был Егор, и она таким своим поведением словно пыталась его расшевелить на более активное проявление самого себя. А если ей это удавалось, и муж становился более веселым и живым, она успокаивалась. Они гармонично дополняли друг друга, но еще сами этого не понимали.
  
  Егор привез супругу к родителям, но она не спешила выходить из машины.
  - Я хочу домой, - вздохнула она, нервно теребя собственные пальцы.
  - Мы уже приехали, - не понял, что она имела в виду, Соболев.
  Мила с грустью посмотрела в его лицо и вышла.
  - Ты не зайдешь? - спросила, обернувшись у двери.
  Он уже хотел сказать "нет", но передумал, и пошел за ней, оправдывая себя тем, что считал невежливым не поздороваться с Захаровыми.
  Дверь была закрыта, дома никого не было, что Люду очень удивило.
  - Странно, они не предупреждали, что уйдут, - сказала она, обойдя весь дом и остановившись в прихожей возле лестницы.
  - Выходной день, почему бы им не пойти куда-нибудь, - спокойно отозвался муж.
  Девушка напряженно обернулась к нему, понимая, что он сейчас уйдет, а ей не хотелось его отпускать.
  - Может, мы уже достаточно пожили на расстоянии, - нерешительно спросила она, опустив смущенный взгляд, понимая, что в данный момент без труда наступает на горло гордости.
  - Ты сама это придумала, - пожал плечами Егор, а в глазах его появилась легкая насмешка, но она этого не видела.
  - Я предполагала только пару дней.
  - Еще три раза по паре дней, и мы снова будем вместе, - оптимистично сказал он, понимая, что пора уходить, иначе рисковал не сдержаться. Она была так близко, ему снова хотелось до нее дотронуться, запустить пальцы в шелковые волосы, собранные сейчас в хвост на затылк