Смехов Илья Валериевич: другие произведения.

Путешествие в Найн

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:

ИЛЬЯ СМЕХОВ

Путешествие в Найн

Часть I

(старинный голландский манускрипт)

Альберт медленно шел по каменистой равнине, покрытой чахлой травой. Он шел уже неделю, и в его заплечном мешке осталось совсем мало еды - горстка орехов, которые он нарвал в лесу, и высохший ломоть хлеба. Здесь совсем не было деревьев, днем он изнывал от жары, его куртка из овечьей кожи, надетая на голое тело, раскалялась под лучами солнца.

Но сейчас был вечер. Вот уже несколько дней Альберт шел вслед за маленьким белым облачком, оно было одно на темно-синем небе, таком непохожем на небо его родной страны и тех стран, где он успел побывать до этого путешествия. Это небо было темно-синим всегда, даже в разгар дня. Иногда Альберт останавливался и закрывал глаза, чтобы вызвать из памяти образ нежно-голубой лазури.

Если верить карте, он избрал кратчайший путь до княжества Нот, к правителю которого он имел важное поручение.

Каждое утро его будило неяркое солнце, лениво встававшее над горизонтом. Он съедал пару орехов, отрезал ломтик хлеба, размачивал его водой из фляжки, не спеша жевал, думая о том, что предстоит еще долгий путь через этот оставленный людьми край, и скоро ему придется питаться травой. Лучше бы он спросил у кого-нибудь дорогу, ему сказали бы, что в эту землю не стоит ходить. Каким-то чутьем Альберт чувствовал, что на десятки лье вокруг нет ни одного жилища. Два дня назад ему встретился ручей, и он смог наполнить свою фляжку, иначе дела его были бы плохи.

С утра он шел часов восемь, а затем делал привал, устроившись на каком-нибудь камне. Его обед ничем не отличался от завтрака, как, впрочем, и от ужина. Подкрепив силы, Альберт доставал из кармана шерстяных штанов серебряную свистульку и приманивал птиц. Обычно прилетали воробьи и сороки, реже ласточки; неудивительно, ведь леса, полные певчих птиц, были где-то далеко за горизонтом. Нет, он и не думал охотиться на птиц, ему просто нужна была компания. Он даже бросал им крошки хлеба.

Когда птицы улетали, Альберт начинал разговаривать с ветром.

- Здесь совсем мало насекомых, говорил Альберт.- Только муравьи и кузнечики.

Ватер отвечал, слегка качая, бледную траву.

- Впрочем, у того ручья было несколько стрекоз. А в лесу были соловьи. Что же это за страна, в которой не растут деревья, не живут люди? Может быть, в ста лье к востоку есть деревня?

Ветер резко дунул, пригибая желтоватые стебельки к земле.

- Я и сам знаю, что нет там никакой деревни. Серая дымка у горизонта, которая иногда там видна - не дым очагов и печных труб, а что-то другое, наверное, это горит торфяное болото... А ботинки мои совсем развалились. Только бы дойти до Нот. Такому гонцу, как я, наверняка окажут достойный прием. Князь Родерик III, говорят, ученый человек. Я имею виды на его библиотеку. Конечно, я и так слишком много знаю, но...

Ветер повеял прохладой ему в лицо.

- Да, да, я заговорился. Я очень мало знаю. Просто когда я голоден, моя гордость возносится вверх, как башня. А я ведь даже не знаю, как добраться до ближайшего жилья, чтобы не погибнуть в этой пустыне. Конечно, у меня есть карта, но ей более трехсот лет, и верить ей нельзя. Я пытался попасть в город Лэмдрик, но на его месте оказался дремучий бор. Но раньше город там был, потому что на опушке леса начинался заброшенный тракт, он вывел меня к пересохшей реке. На карте тал был обозначен мост, но даже следов его не было. Видимо, войны и землетрясения опустошили этот край.

Ветер молчал и слушал.

- А потом тракт растворился среди высохшей земли и камней, и я просто шел себе и шел, ориентируясь но мху на камнях, который всегда указывает направление на север. Я уже две недели не встречал людей, и я рад, что могу всегда поговорить с тобой.

Ветер приветливо подул Альберту в лицо, пошевелив слипшиеся пряди его волос.

- Ну, мне пора идти.

Альберт встал с холодного камня, закинул за спину мешок и продолжил свой путь.

Когда спускалась ночь, Альберт ложился в траву, положив мешок под голову, и долго смотрел на бархатно-черное небо, с любовью произнося имена звезд и названия созвездий. Звезды тихо мерцали ему в ответ. Альберт знал по именам более пятисот из них.

- Тунбер... Шимш... Узулут... Арионто... Кандея...

Потом Альберт начинал считать еле заметные звездочки, имен которых он не знал. Когда его счет подходил к тысяче, сон подкрадывался к нему.

Однажды утром он распаковал свой мешок и увидел, что в кулечке осталось только два лесных ореха и огрызок хлеба на один зубок. Он встряхнул фляжку -воды там оставалось на два глотка.

У Альберта даже пропал аппетит.

- Ну все, я знаю, что будет дальше. Сейчас я доем свои припасы, напьюсь воды и пойду на север. К полудню я дойду до буковой рощи, потом начнутся кустарники и к вечеру вдалеке покажется замок. Когда стемнеет, я, едва волоча ноги, доплетусь до него. Мост через ров с водой будет опущен. Я постучусь в ворота своим железным посохом. Мне откроет служанка. Разумеется, она окажется феей. Она напоит меня старинным вином, накормит оливками, листьями винограда и гречишным медом с коврижками. От вина я потеряю память и очнусь через неделю на пуховом ложе под балдахином. В комнате будет полумрак, на дубовом паркете будут лежать восточные ковры, в окна сквозь пурпурные занавески вползет утренний туман, от которого я чихну. И так далее. Фея будет каждую ночь прилетать ко мне, превратившись в комара размером с собаку, чтобы пить мою кровь. Я буду в ужасе просыпаться и превращать ее в большую бабочку при помощи моей алмазной волшебной палочки. С голубыми полосками на белых крыльях, с зелеными глазками, с длинными, как усы земляники, усиками эта бабочка будет порхать по комнате, и множество ее теней от свечей в золотых канделябрах будет плясать на фламандских гобеленах.

Однажды утром я проснусь со свежей головой, и мне станет ясно, что в этом замке я пропаду. Я начну перебирать в уме все, что когда-либо читал о побегах из темницы. Спуститься из окна на связке из простыней, перепилив решетки на окнах. Подпоить вином стражу - нет, это не подойдет, здесь нет никакой стражи, одна только фея, а комната заперта. Я знаю заклинание, с помощью которого можно превратиться в птицу и улететь, но им можно воспользоваться только один раз, лучше оставить его на потом. Также, как и заклинание, которое превращает тебя в дракона. Есть еще одно заклинание, если произнести его, то весь мир окажется внутри замка, а все кровати, китайские вазы, гобелены - снаружи, также как и я. Но стоит ли моя свобода того, чтобы сотворить такое с целым миром!

- Почему бы просто не выйти из замка?- раздался голос у него за спиной. Альберт обернулся и увидел всадника на белом коне.

- Я не могу из него выйти,- сказал Альберт, разглядывая своего собеседника.

Всадник был одет в зеленый кафтан, черные джинсы и кирзовые сапоги без шпор. На голове его была черная шляпа с белым пером.

- Почему?- спросил всадник.

- Я же еще до него не дошел. Но, простите, с кем я говорю?

- Князь Родерик III. А Вы, очевидно, Альберт, магистр теософии. Мне присылали Вашу фотографию.

Альберт низко поклонился.

- Мне доложили, что Вы пересекли границу земли Нот.

- Разве? Я был уверен, что до нее еще далеко. Хотите, я покажу Вам это на карте?

Альберт достал карту и приблизился. Только тут он заметил, что неподвижное лицо князя как-то странно не вяжется с его непринужденным тоном.

- Этой карте триста лет, говорите? Конечно, там все неправильно,- князь взял карту и разложил ее на крупе лошади.

Альберт предполагал и раньше, что князь Родерик - зомби; так говорили звезды. Теперь же он видел это совершенно отчетливо.

- Да, эта карта врет,- сказал Родерик.-- Тростниковую пустошь, где мы сейчас находимся, присоединил к княжеству Нот еще мой дед. Я выехал к Вам навстречу, конь для VIP скакал рядом со мною.

- Вы любите путешествовать без свиты,- заметил Альберт.

- ... Этот конь, предназначавшийся для Вас, умер по дороге от холеры. А вообще, зачем нам ехать в город? Все вопросы можно решить на месте.

Альберт порылся в карманах своей одежды и достал фигурку Ники, богини Победы, отлитую из тяжелого темного металла.

- И это по-вашему потянет на шестьсот грамм?- Родерик усмехнулся в усы.-Дайте-ка ее мне.

- Ее нельзя брать голыми руками,- предупредил Альберт.

- А как же Вы?

- Что я... Фанатик, чернокнижник и вообще мутант,- Альберт поднял левую

руку вверх и растопырил пальцы. Их было шесть.

Родерик надел перчатки из черной змеиной кожи и властно протянул руку.

- Ого, это действительно плутоний!

- Я бы не посмел принести подделку такому мудрому и проницательному правителю, Ваша светлость.

- Магистр, возьмите этот вексель. Ваша миссия выполнена, но я прошу Вас остаться в княжестве еще хотя бы на несколько дней.

Родерик достал из кармана рацию и отдал какой-то приказ на непонятном языке. В двадцати шагах от них, рядом с кустом можжевельника, земля провалилась, и в образовавшейся воронке со скрежетом открылся люк.

Альберт быстро прочел про себя заклинание-переводчик.

"Сеньор, у меня пеший пленник,"- вот что означала произнесенная всадником фраза на языке ириф. Внешне Альберт был сама невозмутимость.

- Идите туда, магистр. Я за Вами.

- А как же Ваш белый конь, Ваша светлость?- люк был узок, короче говоря, это был обычный канализационный люк, ведущий в шахту с железными скобами-ступеньками. Лже-Родерик, казалось, не расслышал его вопроса.

- Спускайтесь. Это ракетная шахта, но ракеты там нет. Так что Вы попадете на командный пункт.

"Ну что же,"- подумал Альберт.- "Предположим на минуту, что это правда." Он надел свой заплечный мешок и подошел вплотную к люку. Внизу, на значительной глубине, горела электрическая лампочка.

- Ну, смелей! Туда!- ободрил его лже-Родерик.

Альберт глубоко вздохнул и полез в шахту. Холодные скобы лестницы, мрак и запах плесени. Он опустился метров на пятьдесят, когда люк сверху закрылся. Еще несколько метров - и он попадет в "командный пункт". Не все ли равно, как его называть. Пусть будет командный пункт.

Ступеньки кончились, Альберт спрыгнул вниз, на скупо освещенный бетонный дол. Синяя краска, которой были окрашены стены, шелушилась от сырости.

(здесь манускрипт обрывается)

Часть II

(продолжение, найденное издателем на одной из дискет, подобранных на помойке)

"Ну что же. Мои предчувствия почти меня не обманули,"- подумал Альберт.- "Я действительно попал в плен, как и предполагал. Что-то еще произойдет?"

Но тут его печальные размышления были прерваны. Раздался скрип железа, какая-то крыса метнулась из угла в угол, и одна из стен медленно уплыла вниз. К удивлению Альберта, помещение за стеной и впрямь смахивало на командный пункт.

"Интересно, кто их условный противник?"- успел подумать Альберт.

Человек в белом хитоне поднялся, оторвавшись от одного из мониторов, и приветственным жестом пригласил его войти внутрь. Альберт очутился в необъятном помещении, в котором царил полумрак. Большинство мониторов, расставленных по углам, пустовало, только два человека в кафтанах цвета хаки сосредоточенно долбили по клавиатуре.

- Магистр Альберт! Страшно рад Вас видеть. Я - Родерик. Простите меня за тот способ, которым Вы попали сюда. Ничего не поделаешь - безопасность есть безопасность. Желаете чаю или кофе? Или, быть может, партию в Doom?

Альберт низко поклонился.

- Для меня большое счастье видеть Вашу светлость,- произнес он, разглядывая князя. У властителя земли Нот были правильные черты лица, большие серые глаза, седые волосы и длинная окладистая борода. Он вообще изрядно смахивал на Сайта-Клауса.

- Я много наслышан о Ваших способностях, магистр. Но предупреждаю: здесь Ваша магия бессильна.

- Даже будь это не так, Вам не о чем беспокоиться. Я пришел к Вам как друг,- Альберт поклонился.

- Я знаю это. Пойдемте в мой кабинет. Я чувствую, Вам хочется выкурить сигару.

- Спасибо, я не курю.

- Все равно, пойдемте. Нам есть о чем поговорить.

В отличие от командного пункта, с потолка которого свисали электрические лампочки без абажуров, просторный кабинет князя освещался парой мощных люми-нисцентных ламп. Изысканная дубовая мебель, которой был обставлен кабинет, казалась слегка тяжеловесной. В глубине, около массивного письменного стола располагалось фальшивое окно, занавешенное голубыми шторами. Родерик жестом пригласил Альберта сесть в одно из кресел, а сам взгромоздился на край письменного стола, едва не смахнув с него стеклянную чернильницу, полную фиолетовых чернил.

- Итак?

- Сир?

- Что привело Вас сюда? Не могу поверить, что этот путь ВЫ проделали ради векселя на три сотни испанских дублонов, что лежит у Вас в кармане.

- Сир, Вы правы. Я, скорее, искал приключений. И потом, Ваша библиотека...

- Ни слова больше. Моя библиотека в Вашем распоряжении. Но объясните мне, как Вам удалось избежать происков спецслужб недружественных государств? Контрабанда плутония - нелегкое дело.

- Наверное, у меня талант к этому. Меня ни разу не обыскивали на границах.

- Прекрасно.

- И потом, я сверял каждый шаг со своим гороскопом.

- О, так Вы еще и астролог!

Следующие полчаса Альберт был занят составлением гороскопа Родерика. Звезды благоприятствовали князю. Потом Родерик пригласил Альберта отобедать с ним. Аскет по призванию, магистр без труда переносил любые зверские приступы голода, но отклонить предложение было нельзя. Родерик позвонил в колокольчик и приказал вошедшему слуге подавать обед на троих.

- С нами будет обедать мой канцлер,- пояснил он.

Князь провел Альберта по длинным, скупо освещенным коридорам. Дверь в трапезную, запиравшаяся на кодовый замок, была открыта.

На обед были поданы собачьи мозги. Альберт едва не подавился косточкой. На десерт была подана рыбья чешуя. Зато отменный ячменный кофе оказался превыше всяких похвал.

- Ну-с,- сказал Родерик.- Теперь настало время удовлетворить мое любопытство. На какую разведку Вы работаете? Альберт не нашелся с ответом.

- Так! Значит Вы предпочитаете молчать. В таком случае Вас как агента Болотного королевства посадят в каменный мешок. Вы этого хотите?

- Нисколько, сир. Я не работаю ни на какую разведку. Я доставил Вам плутоний согласно договору.

Родерик вставил в рот глиняную свистульку и свистнул. В столовую вошли два человека в маскировочных халатах.

- В карцер его. Допросить как шпиона,- брызгая слюной, бросил князь.

Охранники вытащили Альберта из-за стола и вывели вон. Идя по коридору, Альберт вспомнил, что его вещмешок, в котором среди прочих предметов был великолепный атлас звездного неба, остался в кабинете князя. Его втолкнули в совершенно темную каморку без всякой мебели. Через полчаса он начал видеть в темноте - плесень, покрывавшая стены, светилась зеленоватым светом.

"Да, я влип,"- подумал Альберт. Он вспомнил плоское, гладко выбритое лицо канцлера, за весь обед не проронившего ни слова. Потом Альберт стал думать о том, как вести себя на предстоящем допросе. Он лежал на влажном полу, положив свой плащ под голову. "Вряд ли я достиг земли Нот. Я больше верю своей карте, чем этому князю. Если он вообще князь. Черт меня дернул отдать им плутоний. Кстати, из него эти проходимцы могут сделать атомную бомбу, если у них найдется еще один такой кусок. Что же делать? Может, превратиться в ящерицу? Родерик или как там его говорил, что моя магия здесь не действует. Надо проверить."

Альберт произнес заклинание, и тут же в одном из углов камеры загорелась свечка. Магия была в полном порядке.

"Итак, я могу сказать, что я - шпион. Интересно, как здесь принято поступать со шпионами?"- думал Альберт, глядя на свечку.- "Кстати, Родерик так и не показал мне свою библиотеку. Держу пари, что здесь вообще нет никаких библиотек. Надо отсюда выбираться. Но, если я сумею выбраться, то стоит ли мне теперь идти в Нот? Интересно, они забыли меня обыскать, или у них здесь так принято обращаться со шпионами?"

Внезапно Альберт увидел, что он не один. Из угла на него смотрела бусинками черных глаз какая-то облезлая крыса.

- Ты знаешь, как отсюда выбраться?- спросил ее Альберт.

- Если бы я знал, то давно сам бы это сделал. Я - князь земли Нот Родерик III. Тростниковая пустошь объявила нам войну, и я попал в плен,- ответила крыса.

Альберт не спеша рассказал ей всю свою историю. Крыса слушала молча.

- Советую тебе задуть свечку,- сказала крыса.- Сюда идут.

Альберт дунул на свечу, и дверь тут же открылась. Один из надзирателей внес в карцер парашу, и, бросив: "Будешь есть свое дерьмо, пока не признаешься,"- ушел.

Альберт хотел спросить своего соседа, как случилось, что он превратился в крысу, но из деликатности промолчал.

"Может быть, правда назваться шпионом Лесных Урочищ?"- думал Альберт.-"Они наверняка решат меня перевербовать и отпустят на свободу."- Он стал придумывать свою легенду, уснащая ее многочисленными подробностями, и не заметил, как уснул.

Было темно, и ничто не говорило о том, что наступило утро. Крыса спала возле параши. Голода Альберт не чувствовал, его голова работала ясно. Вчерашняя мысль назваться шпионом уже не казалась ему привлекательной. Пока он спал, крыса, видимо, полакомилась свечкой - от нее остался лишь маленький кусочек. Впрочем, свет Альберту был не нужен. Он неторопливо обдумывал свое положение в течение нескольких часов.

Внезапно засов двери лязгнул, вошел охранник и повел его на допрос. Идти по коридору было недолго. Охранник распахнул одну из дверей и втолкнул Альберта внутрь. Комната для допросов не представляла из себя ничего примечательного. За письменным столом сидел человек в зеленом хитоне и что-то писал на пишущей машине. Заметив Альберта, он указал ему на узкий табурет с тремя ножками. Альберт сел. Человек в хитоне дописал фразу и молча уставился на него выразительными, но бесчувственными глазами.

- Ваше имя?- спросил хитон.

- Альберт.

- Род занятий?

- Чернокнижник.

- Итак, шпионим,- хитон едко улыбнулся.

- Вы - следователь?- спросил Альберт.

- Нет, я Папа Римский. Конечно, следователь, мать твою. Сознавайся, на какую разведку работаешь!

"Сказать, что ни на какую? Или сказать, что на МИ-5? Странно, что это вообще меня волнует,"- подумал Альберт.

- А с чего Вы вообще взяли, что я шпион?- спросил он наконец.

- Не твое дело, мать твою. Сказано - шпион. Жрать не дадим. Понял?

Альберт не мог кривить душой, хотя, видимо, в его интересах было оклеветать себя. "Отступая от правды, ты унижаешь свое внутреннее "я",- вспомнил он сказанные ему давным-давно слова учителя. Он решил отвергнуть эти нелепые обвинения.

- Ну, конец тебе настал,- сказал хитон.- К следующему допросу будешь у меня шелковый. Увести его!

В камере ничего не изменилось, только крыса доела свечку. Альберт, чтобы скоротать время, начал сочинять теологический трактат в стихах, тут же читая отрывки своему соседу. Крыса отзывалась о них с похвалой. Потом он прилег отдохнуть.

- Ты же не кинешь меня в парашу?- спросила крыса.

- Конечно, нет, сир! С чего Вы взяли?

С этого момента они стали друзьями. Есть Альберту действительно не давали, но приносили питье. Через пару дней у голодного Альберта созрел план, и он превратил себя в крысу.

- Так-то лучше!- сказал Родерик.- Я-то все гадал, когда ты додумаешься. Знаешь, наколдуй еще пару свечных огарков, лучше из сала, а то есть хочется.

- Тебя держали в этой камере?- спросил Альберт, когда они подкрепили силы.

- Да. И, представь, отсюда не так-то просто ускользнуть. Ну, ничего, дождемся следующего шпиона. Кстати, ты правда не шпион?

- Сир, как Вы могли подумать!

- Говори мне "ты". Мы сейчас на равных. Только бы кота сюда не пустили. Давай-ка лучше спрячемся за парашей.

- Весьма разумная мысль,- сказал Альберт.- Но, по-моему, нам не стоит дожидаться следующего арестанта. Когда мое отсутствие обнаружат, поднимется суматоха, и ты сможешь улизнуть. Ведь ты уже давно здесь?

- Два с лишним месяца. Большую часть времени я питался плесенью и даже успел к ней привыкнуть. Но, Альберт, я думаю, нам лучше держаться вместе. Побежим вдвоем. А пока, пожалуйста, почитай мне свой трактат.

- Охотно.

И Альберт стал читать своему новому другу длинные гекзаметры. Время летело незаметно, лязг засова и скрип открываемой двери застал их врасплох.

- Возьми воды!- надзиратель поставил у двери кувшин и направился было внутрь, чтобы забрать пустой сосуд, как вдруг обнаружил, что камера пуста. Он с воплем кинулся наружу, запер дверь и поднял тревогу.

- Один шанс нами уже упущен. Сейчас нам надо быть настороже,- сказал Родерик.

Они затаились за вонючей парашей. Им не пришлось долго ждать. Дверь снова открылась, и в карцер вошли два надзирателя вместе с начальником стражи, одетым в черный хитон до пят. Два жалких создания, кинувшийся между их ног в раскрытую дверь, не привлекли их внимания.

- Ищите подкоп!- успели услышать они, мчась по плохо освещенному коридору и стараясь держаться ближе к стене. Крики и шум остались позади, впереди была неизвестность.

Целую неделю они отъедались на продуктовом складе, который почти сразу нашли по запаху свиных окороков. За это время они познакомились поближе. Рассказывал о себе в основном Альберт; хотя они и были на "ты", он часто называл Родерика "сир". Отъевшийся Родерик стал спесив и лишь изредка ронял фразы о придворной жизни в Нот. Оба друга очень поздоровели от ячменя и бобов. Как-то раз Альберт спросил о войне между Нот и Тростниковой Пустошью.

- Война началась из-за Бобрового ручья. Нас атаковали с фланга, и я попал в плен вместе с несколькими офицерами. Я не знаю, что с ними случилось потом, я даже не знаю, чем кончилась война и кончилась ли она вообще,- рассказывал Альберту Родерик.- Скорее всего, она еще продолжается.

- Кому принадлежит власть в Тростниковой Пустоши?- поинтересовался Альберт.

- Герцог Альбано. Этот человек всегда желал войны. Именно поэтому нам понадобилось оружие возмездия. А теперь плутоний попал к ним...

Из разговоров с другими крысами, обитавшими на складе, друзья узнали много полезного. Первым делом им показали все крысоловки; им показали укромные уголки, где можно спрятаться, когда на склад приходят повара и кухарки; где находятся мешки со свежим зерном и многое другое.

- Так бы здесь и остался,- сказал однажды Альберт. У него завязался роман с одной из самок, и она недавно призналась ему, что беременна.

Но оставаться было невозможно. Родерик предложил выбраться наверх и идти через линию фронта в Нот. Альберт согласился. Одна весьма уважаемая крыса преклонного возраста отвела их к вентиляционной отдушине. Там Родерик едва не попал в крысоловку, но все обошлось. Поблагодарив проводника и попрощавшись с ним, они пролезли через пролом в решетке и двинулись по узкому лазу. Метров через двадцать лаз разветвлялся, слева тянуло свежим воздухом, и они побежали туда. Лаз довольно круто пошел вверх и вскоре вывел их на поверхность. Там отдушина была прикрыта стальной решеткой.

- Похоже, что это тупик,- вздохнул Родерик.

- Превратимся в муравьев,- предложил Альберт.- Тем более, что сейчас поблизости нет птиц, которые могли бы нас склевать. Вообще, когда мы окажемся снаружи, будет гораздо трудней и опасней. Поэтому предлагаю передохнуть.

Так они и сделали. Через полчаса решено было выходить. Альберт превратил их в муравьев, они пролезли сквозь решетку и оказались в зарослях густой травы.

- Эй, вы! Что вы здесь делаете, лоботрясы? Ну-ка, берите груз и марш к муравейнику!- окликнул их огромный рыжий муравей.

- Разве мы знакомы?- важно спросил Родерик.

- Сейчас как укушу, сразу познакомимся!- прикрикнул на него муравей.

- Ну что, опять превратимся в крыс?- спросил Альберт.

- Погоди. Здесь дело идет о чести. Если этот мерзавец сейчас же не извинится, я превращусь в птицу и склюю его.

- Сир, не будет ли честнее сразиться с ним на равных?

- Нисколько. Едва ли он дворянин - обычный надсмотрщик.

- Ну все. Мое терпение лопнуло,- сказал муравей и, щелкая челюстями, двинулся к ним.

Родерик прочитал заклинание и превратился в скворца.

- Эй!- крикнул Альберт.- Не клюй меня! Того, другого!

Родерик и впрямь едва не ошибся. Подкрепившись муравьем-нахалом, он стал чистить перышки. Альберт не спешил воспользоваться его примером, помня, что в птицу можно превратиться только один раз. Он сидел на земле, глядя на улепетывающую от Родерика гусеницу.

- Полетели на фронт!- уговаривал его Родерик.- Всего два дня лета. А линию фронта лучше всего переходить вшами.

- Дай мне время подумать,- попросил Альберт.- К тому же, я хочу составить наши гороскопы на ближайшие дни. Он начал чертить на земле круг.

Альберт справился со своей задачей довольно быстро. Князю звезды сулили выигрыш на бирже, а Альберту было наиболее желательно отдохнуть на Гаваях, занимаясь водными видами спорта. Может быть, именно поэтому он никак не мог решить, что ему предпринять.

- Думай быстрее,- торопил его Родерик.- Я хочу как можно скорее попасть в Нот.

- Я превращусь в собаку,- сказал Альберт.

- Для тебя здесь будет мало еды,- отговаривал его князь.- И потом, мы не сможем двигаться быстро.

- Я буду бежать так быстро, как смогу,- пообещал Альберт.

Солнце стояло уже высоко, когда они двинулись в путь. Альберт резво бежал по травке, а Родерик перелетал с пригорка на пригорок, так что временами едва не пропадал из вида. К ночи они добрались до реки. Альберт вдоволь в ней наплескался и утолил свою жажду. Ему удалось поймать несколько мелких рыбешек, так что он больше не чувствовал голода. Они заночевали на другом берегу.

С раннего утра приятели двинулись в путь вдоль реки, делавшей в этом месте излучину. В полдень они сделали короткий привал. Альберт заснул, и ему приснилось Солнце, которое превратилось в червя. Альберт понимал смысл снов, и этот не предвещал ничего хорошего. Но он был фаталистом и решил как ни в чем не бывало продолжать путь. Правда, он перестал говорить Родерику "сир". К вечеру, когда они уже оставили излучину далеко позади, им стали попадаться заброшенные траншеи и братские могилы. Между Нот и Пустошью действительно шла война. Ночью они слышали далекие залпы артиллерийских орудий.

На следующий день траншеи по-прежнему попадались им на пути; в некоторых из них лежали начавшие разлагаться трупы воинов княжества Нот. Напившись воды из пробитой дулей фляжки, Альберт с отвращением смотрел, как Родерик клюет мертвечину. Сон начинал сбываться. Альберт уже был окончательно уверен, что его спутник - очередной самозванец.

- Как ты можешь есть эту гадость?- не удержался он от вопроса.- Ты же скворец, а не стервятник.

- Этим покойникам уже все равно,- парировал Родерик.

Отдохнув, они двинулись вперед, обходя воронки и развороченные гаубицы, преодолевая ходы сообщения и минные доля. С последним было сложнее всего -Альберт уже успел позавидовать Родерику, летевшему впереди и делавшему круги, чтобы Альберт не отстал. Сначала Альберт едва не нарвался на противопехотную мину, но в дальнейшем нюх его не подводил, и все пока обходилось благополучно. Канонада раздавалась все громче. К вечеру, когда Родерик уснул в ветвях дуба, избежавшего прямого попадания снаряда, а Альберт растянулся у его корней и считал перед сном звезды, уже были слышны далекие пулеметные очереди.

Первых бойцов Тростниковой Пустоши они встретили к полудню следующего дня. Пятеро солдат из обоза сидели вокруг костра, где в котелке варилось что-то крайне тухлое.

- Эй, глядите, собака!- сказал один из них.

- Пристрелим ее и съедим,- тут же предложил другой, жирный как боров. Это предложение они тут же с жаром начали обсуждать. Толстяк схватил винтовку и передернул затвор.

- Пусть подойдет поближе,- посоветовал ему товарищ, высокий и тощий как

жердь.

Друзья прекрасно слышали весь этот разговор.

- Ну, что ты будешь делать?- поинтересовался у Альберта Родерик. Тощий солдат двинулся к Альберту, неся в руке небольшой кусок несвежего мяса.

- Тебя сожрут, как пить дать,- сказал Родерик.- Скорее сделай что-нибудь.

- Это несправедливо,- сказал Альберт.- Я мог бы помогать им обходить минные поля или выносить раненых с поля боя. Я могу питаться одной травой...

Солдат подошел уже довольно близко и протягивал лежащему на земле Альберту мясо. Альберт не двигался. Солдат явно боялся подойти ближе к громадному лохматому псу.

- Янек, иди сюда!- крикнул тощий. Толстяк двинулся к ним, неся винтовку наперевес.

- Похоже, ты решил пасть смертью храбрых,- сказал Родерик.- Если не хочешь превращаться, беги.

Толстяк вскинул винтовку, и Альберт тут же прочитал заклятие непричинения вреда. Толстяк прицелился и выстрелил, и тут же начал чертыхаться - пуля застряла в канале ствола. Альберт поднялся и, виляя хвостам, побежал к солдатам. Тощий швырнул ему мясо, Альберт поймал его на лету и стал жевать. Потом он дружелюбно залаял и подбежал к тощему. Тот потрепал его по загривку. Альберт подпрыгнул, и, положив ему лапы на плечи, лизнул в лицо. Дипломатические отношения были установлены.

Альберт остался с солдатами, пожелав Родерику счастливого пути. Он уже снова начинал верить, что его друг, питающийся падалью - настоящий князь. Впрочем, он вполне мог оказаться шпионом Тростниковой Пустоши. У солдат было неплохо. Альберта кормили, хотя и крайне скудно, и дали ему кличку Морда. Тощий солдат по имени Грей пытался его дрессировать, и Альберт охотно исполнял его команды.

Однажды ночью, когда стоявший в дозоре солдат по прозвищу Затрещина задремал, Альберт бесшумно покинул лагерь. Вою ночь он двигался в сторону линии фронта. На рассвете он уснул под уже близкий грохот орудий. Он проспал до полудня и долго думал о сне, который ему приснился: белка, крутящаяся в огненном колесе. Он безуспешно пытался разгадать его значение, потом плюнул, допил из лужи и трусцой побежал дальше.

На закате он стал свидетелем большого сражения. Всадники Тростниковой Пустоши разгромили и обратили в бегство войска княжества Нот. Поле боя, по которому он бежал, было усеяно трупами пехотинцев. Настала ночь, и он уснул среди трупов.

Перейти линию фронта оказалось делом совсем не трудным. Или, быть может, Альберту повезло. Он просто пробежал триста ярдов между двумя траншеями под вялую перестрелку снайперов. С разбега он бросился в какой-то окоп и упал прямо на чью-то голову, одетую в каску. Солдат упал и выругался на ириф. Альберт подошел и лизнул ему руку. Солдат встал и пнул его ногой. Альберт заскулил и бросился прочь по ходу сообщения. Он устал, ему хотелось спать, но сначала он выбрался из траншеи. Какой-то мертвый куст показался ему подходящим местом для ночлега, и он улегся под ним. Небо до горизонта было затянуто серыми тучами. Под кустом Альберт нашел несколько улиток и съел их. Потом он попил из лужи и уснул.

Утром его разбудил чибис, который сидел у него на спине и выклевывал блох. Погода не изменилась. Альберт подумал, что пора на что-то решиться. Его карта осталась в бункере, где он был в плену, и он не знал дороги. Ему нужно было в город Найн, столицу княжества Нот. Понюхав воздух, он решил бежать на восток. И тут на него надели поводок.

Прошла неделя. Лейтенант пехотного полка, который поймал его, обращался с ним хорошо и вкусно кормил. Альберт прибавил в весе и был доволен жизнью. Как же он обрадовался, когда узнал, что лейтенант получил отпуск и отправляется в свой родной город Найн. И собирается взять его с собой.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"