Смекалин Дмитрий Олегович: другие произведения.

Господин маг-продолжение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Ссылки
  • Аннотация:
    Глава 40 отдельно. Выложена 11.11.21. Муза продолжает бастовать. Но неожиданно получил направляющий пинок. Главный редактор Альфа-книги Маршавин написал мне письмо с простым вопросом: "Где третья книга?!" В общем, текстом не слишком доволен, очень боюсь, что называется, "слить" концовку, но, так как сюжет, в принципе, продуман, стал переносить его в компьютер. Ну, как получается. Спасибо, что читаете.


   Глава 40. "Золотая баба"
   Городок Мезень оказался очень простой планировки. Две улицы вдоль реки, третьей можно было бы считать набережную, только набережной как раз и не было. Был берег, в нескольких местах "украшенный" причалами, сквозной проход между которыми отсутствовал. И еще несколько нешироких улочек (переулков?) поперек.
   Но сказать, что в этом городе нельзя заблудиться, было бы неправдой. Еще как можно. Потому что вокруг упорядоченного центра шли сплошняком бараки, склады, лабазы, амбары и мастерские всевозможного назначения, расположенные на земельных участках весьма причудливой формы и огороженных сплошными заборами. Лабиринт получался еще тот.
   Дома в центральной, части почти все двухэтажные деревянные. Включая дом городничего и расположенные рядом два дома Присутствия и Купеческий клуб. И еще Дом Северного Товарищества (все с большой буквы). Вот этот дом, хоть и был тоже деревянным, больше походил на дворец в классическом стиле. С мезонином, кованой оградой и будкой при входе. На той же площади находилась и церковь. Вот она была каменной, из кирпича. Две другие располагались в противоположных концах улиц и, похоже, были деревянными, только оштукатуренными.
   Но зажиточность чувствовалась. Что жилые дома, что лавки выглядели солидно, а купеческие особняки соревновались между собой богатством отделки.
   Как выяснилось, Птахиных ждали. По крайней мере, вышедший встречать пароход служащий порта имел на счет них вполне четкие инструкции. И, что еще лучше, на выходе из порта их ждал специально для этого подогнанный экипаж. Открытый, то есть пролетке, но с большим багажным ящиком. В принципе, найти носильщиков и извозчика - проблема небольшая, но проявленная забота радовала.
   Привезли Птахиных прямо к Дому Северного Товарищества, где, как оказалось, в правом крыле для них была подготовлена казенная квартира. Двухэтажная с отдельным входом и уже расставленной мебелью. На первом этаже - кабинет для приема больных и служебные помещения: прихожая, кухня, комната для прислуги, кладовая. На втором - три жилых комнаты: гостиная, спальня (пришлось отдать сестре) и, по-видимому, еще один кабинет, который Петя решил использовать и под собственную спальню, благо в нем имелся достаточно большой диван. На все это приходилось целых две печи, которые топились (когда это требовалось) из кухни и прихожей. В общем, не слишком шикарно, но жить можно. Причем на первое время ничего переделывать не надо, только вещи разложить. Удобно.
   А дальше? Рано загадывать. Пока неизвестно, на сколько лет они в Мезень приехали, да и в семейном положении брата и сестры могут произойти изменения.
   В доме их тоже встречали - солидного вида дама лет пятидесяти - Чижова Надежда Дмитриевна, домовая надзирательница (именно так и представилась), а также пара мужиков (дворник и истопник?), которые и заносили багаж в комнаты.
   Оставив хозяйственные заботы на сестру, Петя переоделся и отправился представляться городничему, благо Чижова предупредила, что тот на месте и его ждет. У молодого целителя даже возникли опасения, а не попал ли он, часом, куда-нибудь за границу? Больно все хорошо организовано.
   Оказалось, не так уж далек он был от истины. Городничим Мезени оказался на редкость педантичный немец - Фоншольский Иван Карлович. Для своей должности - молодой (около тридцати лет), абсолютно невзрачный (некрупный блондин, весь какой-то выцветший) и очень серьезно относящийся к своей работе. И к себе. Это даже было видно по его фамилии, которую он первым в роду писать на русский манер, но приставку "фон" сохранил. Ибо он не просто Шольский, а "фон-барон". Причем такой барон, что его предки не только в крестовые походы ходили, но и при Карле Великом в коллегии скабинов заедали.
   Петя аристократическим происхождением похвастаться не мог, и Шольский об этом знал. Принял его сразу, несмотря на то, что в приемной сидели два солидного вида купца. Но разговор вел, вроде, корректно, но как с тупицей, которому надо самые простые вещи разъяснять и по три раза повторять. Или городничий по своей природе таким занудой был?
   Такая манера разговора раздражала, но осаживать его молодой маг не спешил. Чин-то у городничего не слишком высокий, восьмого класса по Табели, и по молодому возрасту маловероятно, чтобы он раньше успел более высокий получить (в этом случае прежний ранг сохраняется). А у Птахина, между прочим, седьмой. Но, возможно, у Шольского есть основания чувствовать себя в Мезени царем и богом. Так что начинать знакомство со скандала было бы неправильным. В общем, Петя про себя сатанел, но сохранял внимательное выражение лица и поддакивал.
   -- Для вас выделен кабинет в земской больнице, - По третьему разу повторял Иван Карлович: - Но появляться в ней слишком часто не советую. Там наш врач, Брулев Федор Прохорович бесплатно простой народ пользует и, в общем-то, со своей работой справляется. В сложных случаях он вас сам пригласит, а чрезмерно баловать чернь не надо.
   - Ваша квартира также имеет помещение для приема больных. Но и частной практикой я вам не советую увлекаться. Мага-целителя в Мезень пригласили по настоянию САМОГО, поэтому заботу об обеспечении вас пациентами мне придется взять на себя, - Шольский вздохнул: - Что делать, это тоже входит в круг обязанностей доверенного лица его высочества.
   - Его высочества? Это какого такого высочества? - Петя с трудом удержался, чтобы не спросить это вслух. К счастью, городничий пояснил сам:
   - Вы, конечно в курсе, что Северный завоз курирует лично князь Владимир Васильевич, - И, увидев растерянный Петин вид, добавил: - Брат Государя.
   Теперь понятно, почему городничий так в себе уверен. Доверенное лицо брата Государя - это уже что-то вне рангов. Сюрприз, однако.
   Взгляд Шольского стал одновременно осуждающим и снисходительным. С одной стороны, безобразие, что молодой маг не навел справки, куда едет и кто его самый большой начальник, а с другой, ему понравилось, как одно упоминание высокой особы смутило целителя.
   Смутился Петя совершенно по другому поводу, но быстро сообразил, что не может князь Владимир знать, кто его на приеме у Государя лбом о ступеньку приложил. Так что изобразил лицом почтение и восхищение. Чем заслужил уже одобрительный кивок городничего.
   - Вы уж постарайтесь к своим пациентам отнестись с полным вниманием, - Продолжил чиновник: - И лечить у них то, что вам скажут, а не то, что они попросить могут.
   Поймав недоуменный взгляд молодого целителя, пояснил:
   - Важно, чтобы люди понимали, что вы здесь не сами по себе, а милостью его высочества князя Владимира.
   - Но, позвольте, - Петя в первый раз решился возразить: - Но ежели мне частной практикой не заниматься, мои доходы существенно сократятся.
   Городничий снисходительно улыбнулся:
   - Об этом не извольте беспокоиться. Оклад свой в присутствии у бухгалтера уточните, он здесь больше, чем в более южных городах. Но, главное, его высочество своим людям регулярно из личных средств поощрения выплачивает. Вот, кстати, и вам за своевременный приезд положено...
   За спиной у Шольского стоял довольно большого размера несгораемый шкаф, который он немедленно и открыл. В основном, полки были заняты папками, письмами, отдельными листами бумаги и небольшим количеством коробок. Но было и еще одно отделение со своей запираемой дверцей. Внутри тоже оказались коробки, но уже типа шкатулок. Одну такую хозяин кабинета приоткрыл и вытащил из нее парусиновый мешочек из которого отсчитал два десятка золотых червонцев:
   - Вот - возьмите на обустройство.
   Не такая уж большая сумма, но если выплаты будут регулярными... Отказываться Петя, понятное дело, не стал, а сгреб монеты со стола и пересыпал уже в свой кошелек, где в отделении для монет к этому моменту оставалось не слишком много серебра.
   - Надо теперь будет аккуратнее монеты вынимать, - подумалось ему: - А то дашь еще какому-нибудь Ваньке червонец вместо двугривенного...
   Сам же задал еще один вопрос:
   - Их высокоблагородие Михаил Павлович Буняев сказал, что теперь в мою обязанность будет дважды в год губернию объезжать, ревизируя здешние городки и поселения. Вместе с тем, экипажа для этих целей у меня нет, да и дороги в губернии, как я понял, далеко не всегда проходимы...
   - Не нужно понимать слова Буняева буквально. Вы здесь по воле его высочества. Если не будете заняты в Мезени, можете иногда отъезжать в другие городки, но не дольше, чем на две недели. Исходя из этого, наметьте себе план посещения крупнейших поселений и представьте мне. И поверьте, если вы их объедете не дважды за год, а раз за два года, ничего страшного не случится. Кому будет острая нужда, сам в Мезень или Архангельск приедет.
   Сделав многозначительную паузу, добавил:
   - Экипаж ездить по городу можете у Чижовой заказать. Лучше предупредив ее накануне. Конюшни и каретная прямо в Доме Товарищества расположены, но вы же знаете этик извозчиков. Прямо с утра напиться могут, и ничего с этим поделать не получается. Народ такой. Ну, вы знаете. "Пьян, как извозчик". А если из города надумаете выехать, то лучше верхом. Больше шансов до места доехать будет.
   Пете, вообще-то казалось, что есть поговорки "Пьян, как сапожник" и "Ругаться, как извозчик", но немцу простительно перепутать. К тому же, какие порядки на здешнем Севере, еще надо посмотреть.
   - Впрочем, - продолжил Шольский: - пока идет навигация, я бы вам советовал воспользоваться лодкой. Практически все сколько-нибудь крупные поселения на реках расположены. Вы под парусом ходить умеете?
   - Как-то не довелось.
   - Ничего, успеете освоить, а там, глядишь и какой-нибудь карбас себе заведете. А пока можете на любом проходящем судне путешествовать. Я распоряжусь.
   - Но это дело не завтрашнего дня, - После паузы добавил он: - Ближайший месяц будьте на месте обязательно. Пациентов я к вам пришлю. Жаль, что вы к началу навигации не успели, их высочество всегда в это время приезжает. Теперь только к ее закрытию появится. Так что, как с пациентами разделаетесь, до осени можете сами своим временем распоряжаться.
   Все? Можно идти?
   Ничуть не бывало. Городничий еще по разу повторил свои напутствия, а кое что и по третьему разу счел нужным подчеркнуть. Так что вышел из кабинета Петя еще нескоро.
   В приемной обнаружились те же два купца, компанию которым составил еще один, помоложе. Сидели молча, лишь молодой от нечего делать что-то перебирал рукой в стоящем рядом приоткрытом портфеле и чем-то в нем тихонько бренчал. Как бы не монетами. Пете сразу мешочек с червонцами вспомнился. Не один он, пожалуй в шкафу у Шольского лежит, ох, не один. Ну да с особенностями Северного завоза он пока не знаком. Потихоньку само все прояснится.
   Вежливо попрощался с секретаршей, молодой и даже симпатичной блондинкой, но очень уж серьезной. В ответ получил строгий взгляд и, после некоторой паузы:
   - Всего доброго, ваше высокоблагородие.
   Выражение лица осталось все таким же строгим и отрешенным.
   Знакомиться Петя не стал. Не в этот раз. Пока надо на довольствие встать.
   Возвращался после всех этих встреч в полученную квартиру Петя слегка озадаченный. Как-то не так представлял он себе начало трудовой деятельности. По опыту Пронска представлял, что будут тут к нему лучшие люди города в очередь выстраиваться, кто со здоровьем попросить помочь, кто в гости пригласить. И все с деньгами и подарками. Тем более, что Петина магия, действительно, много чем простому человеку полезна может быть. А тут, получается, что требовался он в Мезени не столько для спасения больных, сколько для статуса. Хорошо это или плохо для самого мага?
   Надо посмотреть, как работой нагружать будут. И как платить. Если к тремстам рублям оклада еще вот так по двадцать червонцев дополнительно каждый месяц получать, будет уже пятьсот. Шесть тысяч в год. Не миллионы, конечно, но вполне достойные доходы* (* Столько же - 6 тыс. руб. в год получал волею Л.Толстого Стива Облонский в "Анне Карениной", оклад министра финансов С.Ю.Витте был порядка 18 тыс. руб. в год, его заместителей - 12 тыс.). Хотя, на частной практике можно заметно больше заработать. Но в Мезени ею заниматься ему не дадут. Что ж. Придется все-таки по губернским поселкам почаще ездить. Там-то его никакие городничие контролировать не будут.
   Следующий месяц, он же первый месяц службы Пети в Мезени, прошел непривычно спокойно и даже скучно. Все-таки Фоншольский реально навел в городе порядок. Никаких сюрпризов, никаких накладок, никаких чрезвычайных происшествий. Быт наладился. Чижова привела в помощь Клавдии двух теток средних лет - кухарку и горничную, чем та была чрезвычайно довольна. Наконец-то настоящей барыней стала.
   О клиентах назавтра ему сообщала секретарша городничего, в приемную которого он наведывался в конце каждого рабочего дня. Ровно два человека. Как правило, купцы. Один до обеда, второй после. Впрочем, приходили к целителю на прием они не всегда в одиночестве. Чаще с семейством, хотя бы в усеченном варианте. Сам с сыном. Сам с женой и дочкой. Сам с женой и двумя детьми. В большем составе не появлялись. Имели инструкцию, что силы мага не беспредельны, больше двух человек сразу лечить не будет.
   А вот знакомства как-то не складывались. То есть, конечно, пациенты представлялись (к тому же список их имен Птахин получал еще накануне), но приглашений заходить в гости почему-то не поступало. Хотя лечил их Петя на совесть. Не просто кидал "исцеление" соответствующего уровня сложности, но и волевую магию активно использовал, убирая (особенно у дам) мелкие и не очень дефекты внешнего вида. Видел, что им довольны, видел, что вызывает большой интерес, но каждый визит заканчивался исключительно раскланиванием и выражением благодарности. Устно. Обниматься никто не лез, да и дамы ручку для поцелуя подавали с явными внутренними колебаниями, так что через некоторое время Петя перестал это делать. Похоже, у Фоншольского даже солидные купцы по струнке ходят. Как это ему удалось?
   Хотя... Если участие в Северном завозе очень выгодное дело, а требования он предъявляет жесткие, то и самые матерые купцы быстро усваивают правила игры.
   Клаве такое положение, естественно, не нравилось. С визитами никто не приходит, их самих - не приглашает. Вроде, не так и мало народа на приеме за месяц побывало, но их не то, что друзьями, даже знакомыми назвать можно только условно. Стала иногда сама на рынок выбираться, но быстро с этим закончила. Солидные люди туда служанок посылают, а всякая шелупонь ей самой не очень интересна. Разве что в церкви парой фраз перекинуться удается. Но там службу слушать положено, а не разговоры вести.
   Надежда на офицеров тоже не оправдалась. Не обнаружилось в Мезени специального гарнизона, только полицейские службы, подчиненные городничему. Моряков, правда, было в избытке, но тоже не тех. Суда-то торговые. Экипажи небольшие, и молодых капитанов что-то не заметно.
   Правда, к осени должен был в Мезени брат Государя появиться. Не один же он разъезжает. Должны у него в свите и молодые люди быть из приличных семей. Как бы не слишком приличных. Но хотя бы будет с кем пообщаться, а там, вдруг и повезет.
   Петя сложившимися обстоятельствами был несколько удивлен, но не слишком расстроен. Он тут человек новый, за месяц полностью прижиться в новом городе можно было бы только при крайне благоприятных обстоятельствах. А так надо помнить, что попал он сюда в обязательном порядке на три года. За это время все уж как-нибудь прояснится. Либо он тут своим станет и займет устраивающее его положение, либо придется писать прошение о переводе. А пока желательно тратить время с максимальной пользой. Тем более что условия для этого созданы.
   Настроение подняло и то, что по прошествии месяца городничий опять пригласил его к себе и выдал еще двадцать червонцев, поблагодарив за хорошую службу. И разрешив в ближайшие две недели начать изучать окрестности городка.
   Петя немедленно написал письмо в Архангельск с просьбой к тамошнему старшему магу Шепелеву посодействовать ему в приобретении "горшка зельевара". Полный набор зельевара он себе в Баяне приобретать не стал, банально не было лишних денег. Но, в принципе, основное в нем именно артефактный горшок, в котором зелья и готовятся. А Шепелев в том числе и маг земли, может такой и сам изготовить. Свою просьбу мотивировал тем, что хочет не только изготовление настоек мэтра Буняева освоить по его совету, но и разные грибы-корешки по окрестностям Мезени посмотреть. Наверное, что-нибудь с целебными свойствами и здесь произрастает. Грех это не использовать.
   Теперь можно ехать. Вопрос, куда? Собственно, есть три варианта - на восток, запад или юг. На север далеко не уедешь, там море. На юг - проще всего. Мезень - это не только город, но и река. Довольно широкая и длинная. С кучей притоков. И на этой водной системе чуть ли не половина поселений губернии расположена. Только вот сейчас к ним на лодке добираться надо, которой у Птахина нет, а зимой по льду вполне можно будет и в возке с относительным комфортом проехаться. Казенный экипаж ему обещали предоставить. Зимой, конечно, холодно, но для мага жизни это беда не большая. К тому же зимой он, все равно, планировал по губернии поездить. Так что решено, это направление пока откладывается.
   На запад, если не прямо в Архангельск, можно было бы сплавать к ближайшему относительно крупному поселку с романтическим названием Долгощелье. Центр местного рыбного промысла. Только вот сообщение с этими местами нерегулярное. Как рыбаки улов на продажу привезут, а это от путины зависит. Сельдевая уже прошла, минтайная еще не началась. Так что судов из Долгощелья в настоящее время в Мезени нет. А специально нанимать... Нет, пока еще свои деньги Петя тратить на такие вещи не готов.
   Так что остался только один вариант - на восток. Благо туда суда с товаром Северного завоза продолжают ходить регулярно. Как в одиночку, так и караванами. Одно неприятно, ближайшая остановка у отправляющегося буквально завтра судна "Евангелист Лука" будет только на самом краю губернии. У какого-то самоедского поселения, не то Нара, не то Мара. Но, вроде, не так уж далеко, за день-два до русских деревень добраться можно будет. Не пешком, понятно. Но если у самоедов транспорта не найдется, у Пети же есть в рукаве козырь в лице призрака рыси и еще не слишком разряженного накопителя темной энергии. Места там должны быть глухие, "засветиться" риск не большой. А "рыси" всякие там болота и даже реки не преграда.
   К тому же хочется опять свои шаманские силы ощутить. Да и найти в летней тундре какое-нибудь интересное растение шанс есть. Или здесь не совсем тундра? Вроде, ее в умных книгах лесотундрой называют. Там видно будет.
   До Мары добрались без эксцессов. Да и что там идти-то было? Утром пароход отчалил и еще засветло прибыл на место.
   Вообще-то в этих широтах "засветло" совсем не показатель. Стоит июль. Полная темнота, вообще, не наступает. То есть солнце садится, но совсем недалеко, так что "предрассветные сумерки" стоят всю короткую (часа три-четыре) ночь. Если бы Петя на месяц пораньше приехал, то солнце, говорят, и вовсе не заходило бы. Ничего, на будущий год посмотрит.
   Поселок выглядел... странно. Один нормальный дом без архитектурных излишеств. То есть самая примитивная рубленая изба с несколькими примкнувшими к ней сараями и небольшим приусадебным участком. Именно туда были перевезены с парохода на шлюпке полдюжины бочек и примерно столько же тюков и ящиков. И Петя. Назад повезли только одну бочку. Как понял молодой целитель - со свежеразделанной тушей оленя. Наверное, окончательные расчеты за товары тут в другое время происходят. Скорее всего, на обратном пути, когда корабли будут в Мезень и Архангельск возвращаться. А прихватить по ходу свежего мяса на камбуз - самое разумное дело. Наверняка оно тут дешевле, чем в более обжитых местах.
   А изба эта, скорее всего, торговый пост. Про что-то похожее Петя в книжках читал. Так англичане в колониях у туземцев их товары выменивали. Где копру, а где меха. Выходит, в Великом княжестве тоже подобная практика место имеет?
   Огибая полукругом избу с приусадебной территорией, расположились в хаотическом порядке довольно примитивные хижины. Связки жердей, обтянутых шкурами. Картинки с подобными домами Пете доводилось видеть в книжках. Вигвамы индейцев Северной Америки. Почему-то англо-саксы, в отличие от русских, книги о жизни встреченных ими туземцев выпускают громадными тиражами. А то, что на севере Великого княжества масса подданных Государя живет именно в таких "домах", Птахин узнал только оказавшись в тех местах. Оказывается, здесь эти "вигвамы" называют "чумами".
   И еще по поселению свободно бродило немалое количество (большее, чем число "домов") собак и северных оленей.
   Поселок был расположен на берег морского залива, там, где в него впадала небольшая речушка. А за ней, вдаль, до самого горизонта, перемежаясь рощами невысоких деревьев, поблескивали поверхностью какие-то не слишком большие водоемы. В принципе, даже довольно красиво.
   Впрочем, Пете и местным жителям было не до любования местными красотами. Местный люд как-то очень солидно и неспешно, но в большом количестве переместился на приусадебный участок избы. Что характерно, помогать в разгрузке товаров никто не стал. Носили одни матросы под руководством одного из своих и, видимо, хозяина подворья.
   Петя тоже стоял спокойно, ожидая, когда разгрузка закончится. Требовать к себе внимания, пока носят далеко не самые легкие грузы, он счел неправильным, а самому помогать матросам ему теперь не по чину. Барином стал.
   Наконец, шлюпка отчалила обратно к пароходу и молодой маг решительно шагнул внутрь сарая, где начальник поста что-то подсчитывал на пальцах, пристально уставившись на полки с тюками.
   - Вы Петр Орава? - Имя получателя груза он узнал еще на пароходе.
   - Да, я - Пекки Орава.
   Ударение в своей фамилии этот еще нестарый белобрысый мужчина, одетый в обычную одежду (а не как у остальных обитателей поселка - из шкур), сделал на первом слоге. В отличие от Пети и моряков, которые ударение ставили на втором слоге.
   - Чухонец, что ли? - Подумал Петя: - Рожа вполне обычная, а не плоская, как у остальных увиденных им местных жителей.
   Уточнять не стал. По-русски говорит, это главное.
   - Я новый маг-целитель из Мезени. Петр Григорьевич Птахин. Объезжаю поселки губернии. От вас мне нужно место для ночлега и приема больных. Завтра прямо с утра готов начать прием пациентов. Надеюсь, вы в курсе, кому в поселке нужна квалифицированная помощь?
   Пекки что-то буркнул себе под нос (Пете послышалось что-то вроде "Не было печали"), но заулыбался и даже поклонился с самым радушным видом:
   - Один момент, ваше высокоблагородие. Сейчас все устроим в лучшем виде.
   - Дурака включил, - Понял Петя. И решил что пора прояснить ситуацию: - Пекки, я не вас проверять приехал. Мне по службе положено губернию объехать. Познакомиться с местными обывателями и помочь особо в этом нуждающимся. Бесплатно. Но подарки принимаю, если от чистого сердца.
   Сказал по-доброму, но таким тоном, чтобы в необходимости подарков сомнений не возникло. И добавил:
   - Соседние поселения тоже посещу. Но вещи пока у вас оставлю. Чтобы с собой не таскать.
   С собой у Пети было всего два саквояжа. С личными вещами и небольшим количеством целебных зелий и "лечилок". Таскать с собой было совсем не трудно. Более того, именно так он и собирался поступать.
   Все, тему про подарки можно больше не муссировать. Если не захочет понять, надо будет на прощанье какой-нибудь подарок оставить, вроде двухнедельного поноса. Но, судя по хитрой роже Пекки, до этого не дойдет.
   Видимо, принимать гостей Ораве приходилось достаточно часто, так как в избе (довольно большой и состоящей из нескольких "клетей") обнаружились две комнатки, явно для этого предназначенными. С уже заправленными чистым бельем постелями и отдельным выходом. Что же, в одной можно будет жить, а в другой принимать пациентов.
   Пекки оказался человеком семейным. В той же избе проживала его жена Ритта и двое сыновей. Старший - лет десяти, второй - вдвое младше. Все - белокожие, с прозрачными глазами и еще более светловолосые, чем Пекки. Чтобы разглядеть черты лица, надо сильно приглядываться.
   Пока хозяин общался с остальными селянами, видимо, объясняя им, что сегодня ему не до них (это, если судить по интонациям, язык Пете был незнаком), Ритта стала собирать на стол, пригласив молодого мага принять участие в трапезе. Тот отказываться не стал.
   И сразу же засомневался, а правильно ли он поступил.
   - Вы уж извините, ваше высокоблагородие, с "Луки" продукты доставили, но я их еще разобрать не успела. Так что подъедаем пока, что осталось.
   Хотя стол был отнюдь не пустой, аппетит у молодого целителя пропал совершенно. Основное блюдо - пшенная каша. Не самый любимый продукт, но съедобный. К ней соленые грибы и какие-то моченые ягоды. Возможно, даже вкусные. И рыба. Пете дали обычную бочковую селедку. Из старых запасов, как пояснила хозяйка. Селедка с пшенной кашей? Странное сочетание, но, когда голоден, съесть можно. Но там была и рыба местного приготовления. Квашеная. Почти как капуста. Основное достоинство, мясо само с костей соскакивает. Достаточно взять за хвост и встряхнуть над миской. Но при этом как же она воняет тухлятиной! И как выглядит...
   Все семейство Оравы ее с удовольствием ест. А Петю чуть не вырвало от одного запаха. Справился только тем, что приглушил себе обоняние.
   Оказалось, что помимо квашеной рыбы, есть еще и квашеная дичина. Но хозяева ее на стол выставлять не стали, чтобы гостя совсем не запугать.
   Некоторое время Петя пытался себя уговорить воспринимать все философски. Раз сами едят, значит, не отрава. Так и отравить целителя - задача отнюдь не тривиальная. Но все его естество вопило об обратном. В общем, пару ложек каши Петя все-таки съел. После чего ушел в выделенную ему комнату, сославшись на усталость.
   Была мысль поесть чего-нибудь из сохранившихся с парохода запасов. Галеты там, сыра, запить водой с вином. Но не захотелось и этого. Действительно, спать лег.
   Завтрак, к счастью, оказался нормальный. В смысле, не вонючий. Хозяева успели оприходовать доставленные с парохода продукты. И, судя по тому, как уплетали за обе щеки яичницу с салом, заедая ее суховатым сыром и галетами, местную еду семейство Оравы есть научилось, но предпочитают все-таки традиционные продукты. Кстати, как потом выяснилось, у местных самоедов они тоже большим спросом пользуются и являются вторым по значимости товаром, на который они меняют шкуры и мясо северных оленей, добытые шкурки пушных зверей, оленьи панты и поделки из кости. То есть то, ради чего здесь и организован пост.
   Да, первым по значимости для туземцев товаром является водка, а на третьем месте - соль. Еще керосин небольшим спросом пользуется, а также изделия из металлов. Но последние - товары длительного пользования, от отцов к детям переходят, так что много их на посту не требуется.
   А вот галеты, которые тут вместо хлеба, очень хорошо идут. Петя подумал, что надо будет и себе запас пополнить.
   Причем вся торговля (или мена) велась в кредит с системой взаимозачетов. На каждую семью была выделена страница в здоровенной амбарной книге, в которой Пекки вел учет, кому когда и что выдал, и что с кого получил. Петя ему даже позавидовал. Ему бы в лавке такой учет вести! Озолотился бы. Но магом-целителем быть все-таки лучше.
   Потом пошли посетители. Чуть не всем поселком. Сначала одни мужчины, потом и женщины с детьми подтянулись. К сожалению, не по своей воле.
   Механизм был примерно такой. Местный обыватель приходил на пост осмотреть прибывшие товары и приобрести себе что-нибудь нужное. Но Орава ему ничего не давал, а требовал, чтобы тот предварительно Пете показался. Идти хотели далеко не все. Точнее никто не хотел, но некоторые быстро смирялись, а другие долго спорили. Но, в конце концов, все равно, шли. Как Пекки умудрялся их убеждать, осталось тайной, говорили они на местном языке, которого Птахин не знал. Только по интонациям догадывался.
   Молодой целитель приуныл. Он рассчитывал на благодарность местных обитателей, а какая может быть благодарность, если пациентов приходится палкой загонять? К тому же самоеды оказались на редкость здоровыми. Если не считать мелких бытовых травм, болела только пара стариков. И то их основной болезнью была именно старость. Возможно, преждевременно наступившая, но тут от Пети ничего не зависело. А так, легкие и желудки у всех здоровые, зрение хорошее, зубы на месте. Никаких эпидемий тоже нет. Пекки сказал, что лет десять назад моряки завезли было сифилис, но с тех пор контакты с ними сведены к минимуму. А с остальным шаманы справились. Заболевшие - померли, а распространиться болезни не дали. Ну а про цингу или диабет здесь и не слышали.
   Чтобы не быть совсем бесполезным, за два дня наложил на обоих стариков "полное исцеление", и делать в поселке стало нечего.
   Попросил с местным шаманом его познакомить. Но, оказалось, что нет его. Возможно, именно поэтому Пекке и удалось к Пете на прием местных самоедов загнать. А пошел этот господин по имени Ейко в другой поселок севернее и даже ученика с собой взял. Там сейчас обряд посвящения в тадебя (то есть шаманы) проходит.
   - Только вы туда не доберетесь. Путь через болота трудный, а проводника я вам не найду. Когда шаманы так собираются, посторонним туда ходу нет. Никто из местных не пойдет.
   - В чем опасность? Убьют, что ли?
   - Убить не убьют, а проклясть могут. Болеть долго будете, - хозяин поста заметил, что Петя заинтересовался и собирается туда наведаться.
   - Целителя пятого разряда? Не верю. Даже если какую дрянь нашлют, в момент вылечусь. Да и в болотах маги не тонут. В крайнем случае, если прохода не найду, вернусь.
   - Вы тогда записочку оставьте, что я вас отговаривал идти, но вы, все равно, пошли. Мне неприятности ни к чему.
   Пришлось не просто записку писать, а запись в учетной книге оставить, где Орава на Птахина специальную страницу выделил. Где, в том числе отметил, что целителем было осмотрено все население поселка Мара, поправлено здоровье двум старикам, а также вылечен один вывих, три царапины и сведено восемь шрамов. И что дальше отправился целитель своим ходом и по своему желанию во временный поселок Тадебя на севере.
   Прихватил Петя себе запас галет, мешочек гречневой крупы (от пшена отказался) и шмат соленого сала, взял свои баулы и двинулся по краю небольшого озерца на север. Провожаемый гомоном местных самоедов, что вышли из своих чумов поглазеть на его уход. Но остановить не пытались.
   К счастью, сразу за границей поселка болото еще не началось, а начались кусты и мелкие корявые деревца. Отойдя на пол версты и полностью скрывшись из виду, достал амулет "рыси" и, воткнув шип хвоста в ладонь (самое неприятное в этой процедуре) вызвал сотканного из тумана зверя.
   Конечно, большая кошка - не самое удобное верховое животное, но некоторый опыт использования этого "духа" в таком виде у Птахина уже был. Так что навьючил свои саквояжи, соединив их ручки короткой веревкой, уселся сам и поехал. Для надежности еще аурный щит сформировал, чтобы самому надежнее сидеть, и чтобы саквояжи не болтались. Только ноги слегка поджимал, стремян нет, а для такого "коня" они длинноваты. А так "рыси" было все равно, по чему идти - земле, воде, кочкам. Вроде, лапами двигает, а по ощущениям, как будто плывет. И скорость довольно приличная, никак не ниже, чем у лошади по дороге.
   Огорчало одно. Накопитель темной энергии постепенно разряжался. Он оказался удачно большой емкости, и хватить его должно было еще надолго. Но, все равно, без пополнения он когда-нибудь закончится. И что тогда делать? Начать резать людей? Как-то не хочется. Еще можно под Черным орехом (хей хутао) помедитировать, но, во-первых, делать это придется долго, а во-вторых, где бы этот орех найти... Привезенный им подарок Ульратачи успешно растет в оранжерее Академии, а где взять еще один и где его посадить - совершенно непонятно. Может, местные шаманы чего-нибудь подскажут? С надеждой на это и поехал их искать.
   Другой проблемой, о которой Петя подумал только через пол дня пути, стало "а как он собирается искать этот временный поселок шаманов"? Ехал бы по дороге, все было бы понятно. Но дорог-то как раз и нет. Лес тут не слишком густой, и головой он крутит во все стороны, высматривая все подозрительное, как обычным зрением, таки магическим. Но промахнуться мимо поселка можно запросто.
   Наверное, ему просто повезло. Или "дух рыси", которому он доверил выбирать дорогу, лучше мага чувствовал, куда надо ехать. Или просто в безветренную погоду (а было удивительно тихо) дым от костра вертикально поднимается в небеса и виден издалека.
   В общем, только стоило забеспокоиться, как вдалеке, чуть правее от выбранного ими ранее направления, над деревьями стала отчетливо видна струйка дыма. Маршрут был скорректирован, и уже через час большой костер, окруженный на некотором расстоянии десятком чумов, стал отчетливо виден. К сожалению, на противоположном берегу небольшого озера.
   Ехать по нему напрямик Петя все-таки не рискнул. Кто его знает, как шаманы отреагируют на то, что он по воде на призраке разъезжает. Поэтому быстро сдал назад за прибрежные кусты и поехал в обход, стараясь избегать открытых мест. Еще час потратил. Все время смотрел магическим зрением, выискивая в зарослях ауры наблюдателей. Должны же были шаманы охрану выставить. Ведь не зря же жители Мары предупреждали, что на их сборище посторонним вход закрыт. Но никаких человеческих аур на подступах не заметил.
   Зато, когда он уже спешился, собираясь убрать "рысь" в амулет, из редкого ельника к нему метнулись две тени. И резко затормозили, когда им навстречу двинулась "рысь". Неспешно так, можно даже сказать, вальяжно. Тени вдруг порскнули в противоположные стороны. С такой скоростью, что через секунду их даже в магическом зрении видно не стало. Разве что где-то очень вдалеке, но и то уверенности нет.
   - Ну, ты - молодец, - Похвалил Петя рысь вслух. Та не реагировала, только некоторое время шла впереди важным кошачьим шагом. Пока Птахин не спохватился и не убрал ее в амулет уже у самого поселка.
   Вроде, никто на него внимания не обратил, все были своим делом заняты.
   Человек двадцать сидели вокруг костра, не вплотную, шагах в десяти от огня. Больше чем у половины из них в руках были бубны, по которым они ритмично постукивали. Остальные просто в ладоши хлопали. Все вместе что-то негромко напевали и слегка покачивались в такт музыке.
   Еще трое шаманов с бубнами, к которым были пришиты небольшие бубенцы, тоже пели и стучали, но еще и танцевали, двигаясь большими шагами вокруг костра против солнца.
   Они тоже не прижимались к огню, оставив место еще для одного явно молодого человека, который также, переваливаясь, ходил вокруг костра, но уже по солнцу. Этот юноша не пел, не хлопал, только ходил. Но было видно, что каждый шаг дается ему с большим трудом.
   Чуть поколебавшись, Петя сгрузил свои баулы между двумя шаманами внешнего круга и тоже уселся, опершись на них спиной. Соседи покоились на него, но промолчали.
   А как это зрелище смотрится в магическом зрении?
   - Замечательно! Это я удачно зашел, - решил Птахин.
   Начиная от внешнего круга шаманов вся территория вокруг костра была пропитана клубами темной энергии, причем, чем ближе к огню, тем гуще. Именно энергией, а не "духами". Или это был один "дух" такой громадный и бесформенный?
   Неважно. Только сегодня Петя вздыхал, что не знает, где "темную энергию" брать, а тут она прямо в воздухе разлита.
   Мелькнуло, правда, опасение, что если начать эту энергию в накопитель тырить, шаманам это может не понравиться. Но если аккуратно... Соблазн был слишком велик, а прямо его не гнали и ничего не запрещали...
   В общем, выпустил Птахин пару каналов-манипуляторов из ауры. Один - "темную энергию" тянуть, а другой - ее в накопитель отправлять. И застыл, весь погружаясь в этот процесс.
   Процесс пошел. Даже быстрее, чем Петя рассчитывал. Шаманы, видимо, что-то почувствовали, так как стали отбивать ритм быстрее, а петь громче. Но особо не преуспели. Плотность "тумана" темной энергии потихоньку уменьшалась.
   А вот юноша у костра заметно ободрился. Теперь уже не казалось, что после каждого шага он может упасть и больше не встать. Даже напевать чего-то стал.
   Шаманы еще больше взвинтили темп и буквально кликушествовали, но при этом все чаще стали бросать взгляды в сторону Пети. Тому стало неуютно. Уже ясно, что его манипуляции незамеченными не остались. Как бы бить не начали. Может, стоит попробовать их запутать и отвести от себя подозрение?
   Петя коснулся висящего за пазухой амулета и вызвал "рысь". В виде духа. И направил в него разлитую вокруг "темную энергию" с помощью двух дополнительных манипуляторов. Но "рысь", кажется, и без него поняла свою задачу и восприняла ее с энтузиазмом. "Туман" вокруг стал быстро редеть, а она - наливаться черным цветом. Зато теперь все шаманы смотрели на "рысь" а не на Петю.
   Один из шаманов "внутреннего круга", у которого в руках оказалась, помимо бубна, еще и погремушка на палочке (скорее, кости), попытался этой погремушкой ткнуть в нее. "Рысь" лениво отмахнулась лапой. С когтями. Погремушка улетела в костер, а рукав меховой одежды оказался располосован. Похоже, вместе с рукой.
   Раздался болезненный вскрик, а шаманы, подхватив под руки раненого толпой ломанулись куда-то в подлесок. Кроме того молодого, что вокруг костра ходил. Тот сел на землю и заплакал.
   - Как-то неловко получилось, - Подумал Петя: - Похоже, обряд я сорвал, а "темной энергии" собрал всего ничего. Но, хоть что-то.
   Неприятные размышления не помешали ему добрать весь "туман" без остатка в накопитель, после чего отозвать "рысь" назад в амулет.
   Приняв выражение "а я тут совсем не при чем", отправился к шаманам, которые, к счастью, далеко не убежали.
   - Дайте я посмотрю! Я - целитель, - Петя решительно раздвинул шаманов и подошел к раненому.
   Действительно, рана. Не очень глубокая, но длинная и скверная. По опыту лечения шамана на Дальнем Востоке он знал, что такие с трудом заживают, и остаются неприятные шрамы. Но опыт все-таки был. Тогда, после первого курса, справился, справится и сейчас.
   В принципе, ничего особо страшного не было и сейчас. Над раной хлопотали два старших шамана (у которых бубны с бубенчиками). Рукав уже отрезали (или оборвали), кровь почти остановили. Сейчас собирались зашивать, похоже, костяной иглой с жилой вместо нитки. Петя поморщился.
   - Я целитель пятого разряда, окончивший Академию в Баяне. И, кроме того, проходил практику на Дальнем Востоке у Ульратачи. Как обращаться с ранами, нанесенными "духами" - знаю.
   Вокруг загомонили на местном, неизвестном Пете языке. Не сказать, чтобы приветливо. Но неожиданно всех прервал один из шаманов с бубенцами. Сказал что-то столь же непонятное, но очень властным тоном. После чего перешел на русский.
   - Пробуй, целитель. Вдруг сможешь. У нас сейчас сил нет. Чужой дух все забрал.
   Спрашивать, откуда дух взялся, шаман не стал. Вот и хорошо. Сейчас, все равно, не до разговоров, полная сосредоточенность нужна.
   В магическом зрении рана была не только на руке, но и на ауре. Энергетические капилляры не просто порваны, но перемешаны в какой-то свернутый на сторону колтун. С добавлением нитей темной энергии. Жуть, короче. Петя с уважением подумал о "рыси". Силен, зверюга. Такому в лапы лучше не попадаться.
   Кинул "среднее исцеление", но особого эффекта не достиг. Разве что - продезинфицировал. Будем надеяться.
   Дальше пошла кропотливая работа волевой магии. Сначала - вытянуть в себя нити темной энергии. Затем, с помощью той же темной энергии, но уже закачивая ее по капле в порванные каналы-капилляры, распутать их по одному и соединить обрывы. Потом темную энергию снова убрать. Полностью. А "жизнь" добавить. И еще раз "среднее исцеление" наложить. Теперь уже эффект от него был. Края раны стали сами сходиться, стягиваясь в узкий шрам. Можно было еще повозиться и убрать и его, но Петя решил, что достаточно. Ни один другой из известных ему целителей и такого результата не добился бы.
   Последние манипуляции Птахин проводил в окружении склонившихся над рукой товарища голов остальных шаманов. Тем, которым места хватило. Получается, видят они и "жизнь" и "темную энергию". А, возможно, и остальные. Просто их уже Петя не видит.
   - Большими силами владеешь, молодой целитель, - Снова подал голос властный шаман: - Хорошим шаманом мог бы стать, если духи разрешат.
   И добавил после паузы:
   - Сейчас нельзя. Чужой дух пришел. Сильный. Ритуал запретил. Сил лишил. Думать надо.
   - Думать всегда полезно, - Не удержался Петя: - Меня Петром Птахиным зовут, Как я сказал уже, пятый разряд мага "жизни". В ваши края на ближайшие годы служить отправлен. В Мезень.
   Шаман кивнул, однако сам представляться не стал. Вместо этого сказал:
   - Ты туда иди, - Показал рукой дальше на север: - Там другие шаманы есть. Не наши. С ними говори.
   В общем, "спасибо" не сказали. Наоборот, не слишком вежливо выпроваживают дальше. Но, может и к лучшему. Как-то неправильно тут себя Петя повел. Впрочем, он к своему новому положению мага с перстнем никак не привыкнет. Вот и не знает, как себя вести. Лучше, и вправду, уехать.
   Не сказав ни слова, Петя подхватил свои баулы и двинулся в указанном направлении. Долго шел, почти версту. Кстати, тут неплохие ягоды попадаться стали. Видимо, неслучайно шаманы эти места для своих ритуалов выбрали. Задержался и целый кузовок набрал.
   "Рысь" вызвал только тогда, когда убедился, что за ним никто не следит. Ни люди, ни их духи.
   Отъехал еще немного, и снова на поляну с интересными растениями наткнулся. Теперь травами и цветами. Тоже собрал сколько смог. Решил, пока хватит. Он же не все время верхом разъезжает, пешком тоже немало приходится. Так что к двум баулам можно еще заплечный мешок добавить, а вот больше уже перебором будет.
   Заодно перекусил. Что-то его самоеды не слишком угощают в этой поездке. И как-то напряженно относятся. Видимо, не любят шаманы конкурентов.
   Подумал, посмотрел на часы и решил прямо на этой полянке переночевать. Дух хороший, целебный, а время уже позднее. А погода - хорошая, достаточно в одеяло завернуться. И аурный щит, на всякий случай, энергией накачать. Чтобы во сне не съели. Вроде, некому, но береженого бог бережет.
   Впрочем, ночью на него никто не покушался, и поднялся Петя вполне бодрым. Где он будет искать еще одно поселение с шаманскими традициями, причем не самоедов (а кого?), он пока не знал. Но почему-то был уверен, что труда это не составит. Очень уж уверены были давешние бубно-носители, что мимо он не проедет. Вот только недомолвки, с которыми его в путь отправляли, намекали, что прием может быть не слишком теплым. Кстати, что за язычники там живут? Какого роду-племени?
   На всякий случай, подкачал энергии в аурный щит.
   Прежде, чем ехать, не мешало бы позавтракать. И воды набрать. Вчера обошелся запасом из фляги, но надо бы его пополнить. Впрочем, с водой тут проблем нет. Сплошные болота и, что уже много лучше, неглубокие озера. И одно из них поблескивает сквозь деревья всего в паре сотен шагов от этого места.
   Подхватив флягу и котелок, отправился за водой. Тишина, только птичьи голоса слышны. А вот в магическом зрении, похоже, на другом берегу за кустами людские ауры имеются. Две, как минимум.
   Помахал им рукой в знак приветствия. Если за ним наблюдают, пусть знают, что и он их обнаружил. После чего стал набирать воду.
   И чуть не упал. Что-то сильно по ноге ударило. Как раз по колену. Щит выдержал, но равновесие удержал чудом. С небольшим запозданием долетел не слишком громкий хлопок выстрела. Это что же получается, по нему стреляют?!
   Тут и по другому колену ударило, и на этот раз на ногах Петя уже не удержался. Упал. В воду. На мелком месте, но одежду частично промочил, на нее аурный щит не слишком распространялся. И очень разозлился. Что же это такое?! Даже не спросили, кто он и зачем едет, сразу стрелять начали. И очень метко. Убивать его, правда, не спешили, но не будь на нем щита, колени бы раздробили. А с покалеченными ногами по лесотундре далеко не уйдешь. Или они его сами куда-то утащить собирались?
   Скорее всего, да. Так как из-за кустов появились две фигуры. Одна застыла, держа наготове ружье, а другая стала сталкивать на воду небольшую лодку.
   Впрочем, дожидаться дальнейшего развития событий Петя не стал. Слишком зол был. Поэтому вызвал "дух рыси" и отправил его к супостатам прямо по воде.
   На мир, точнее на стрелявших в него незнакомцев Петя в это время смотрел глазами "рыси". Или что там у нее? Или у него?
   Не о том думает. Вот сейчас, как добежит, как заглянет им в испуганные глаза, как даст лапой...
   Кстати, на вид обычные мужики. В домотканой одежде, светловолосые, бородатые. С ружьями...
   До Птахина не сразу дошло, что сопротивления незнакомцы оказывать не пытались. Убежать - тоже. Бухнулись на колени. Глаза, и вправду, испуганные. И лопочут что-то на непонятном языке. Или не совсем незнакомом? Понять не получается, но какие-то ассоциации вызывает. Не то, что у самоедов.
   Петя с большим трудом подавил свою (скорее, рысиную) кровожадность. Очень уж хотелось хоть по разику им когтистой лапой... А потом - кинжалом и накопитель пополнить... И это уже явно не "рысь" хочет. Но, вроде, "повинную голову меч не сечет". К тому же, у кого ему дорогу к поселку язычников покажет? Эти, наверняка, знают. Да и едет он туда с миром, а не воевать. У самоедов как-то все не очень сложилась, хорошо бы здесь нормальные отношения наладить. Так что, пусть живут.
   Развернул "рысь" и пустил ее обратно. Проще было бы ее вернуть в амулет, но не захотелось демонстрировать, что этот "дух" у него в полном подчинении. Тем более, что уверенности в этом, как раз, и не было. Союзник - да, но не "раб лампы", как в восточной сказке. Если что не так пойдет, можно будет списать на своеволие призрачного зверя.
   Съездил за оставленными на полянке вещами. Пересек озерцо уже с полным багажом. Стрелки его покорно ждали, так и стоя на коленях, хотя Петя думал, что они воспользуются моментом и сбегут.
   - Русскую речь понимаете? - Спросил Птахин, не особо надеясь на положительный ответ.
   - Разумеем, Светлый.
   "Светлый"? Странное обращение. Магов на "светлых" и "темных" не делят. Цвет его ауры, как целителя, зеленый. А то, что он духов из амулетов вызвать может, так это, скорее, темным искусством назвать можно. И цвет у "шаманской энергии", которую он для этого использует, темный. Хотя, возможно, это просто старинное обращение младшего к старшему? Что-то такое Стомин на "филмаге" вскользь упоминал. Тогда возражений нет. Чином их Птахин, наверняка, старше. К надворному советнику приравнен.
   - Ведите меня в свой поселок.
   Пошли без возражений. И даже не по буеракам, за кустами тропинка оказалась, хоть и не слишком нахоженная. По дороге попытался расспросить их, кто такие, что здесь делают. Отвечали, но то ли слишком кратко, то ли немного о другом. Петя делал вид, что понимает, но, на самом деле, почти ничего не понимал. Не из-за проблем с языком. Тот, хоть и был каким-то архаичным, но вполне понятным. Но вот то, о чем они говорили, в голове не укладывалось.
   Называют себя "ругами", что ли? Или "руфами"? Или "рутами"? Какой-то совсем непривычный звук вместо третьей буквы. Но это - ерунда. Как говорится, пусть хоть горшками называются. Непонятно другое.
   Вроде, давно здесь живут, хотя и не всегда. Но о Государе, вроде как, и не слышали. То есть знают, что были князья, но где-то в глубокой древности. И дел с ними иметь умные люди не рекомендуют. Точнее, "ведающие". А вот о шаманах слышали, но относятся к ним с пренебрежением. Типа - дикие люди. С последним, в принципе, можно согласиться, но чтобы про Великого князя не знать?! А на чьей же земле они живут? Говорят, на "священной". Странно и непонятно.
   До поселка дошли довольно быстро. Часа не прошло. Но понял Петя, что подходят, еще до того, как дома видны стали. По бокам тропинки тени возникать стали, а "рысь" почему-то все менее плотной делаться стала. Пока сумки совсем сквозь нее не упали, пришлось обратно в амулет ее отправить. Сделал вид, что таки собирался поступить:
   - Нехорошо в "священную землю" с чужим духом входить. Мне его шаманы ульта дали. Далеко отсюда на востоке живут. Ну, что встали?! Взяли вещи и понесли!
   Не очень охотно, но баулы с мешком подхватили. Правда, почтения во взглядах поубавилось. Может, не следовало "рысь" отзывать? Но тогда в нее энергии кучу добавлять пришлось бы. Надо сначала разобраться, что тут, вообще, происходит.
   Происходило пока странное. В магическом зрении стало видно, что перегородил им (или одному Пете?) здоровенная туманная фигура. Возможно, даже человеческая. Рук-ног не видно, как будто вся плащом укрыта, но высокая. В два человеческих роста, не меньше. И нависла над молодым магом, слегка к нему наклонившись.
   Птахин ощутил, что из него стала вытекать магическая энергия. Причем вся. И "темная", и "жизнь". Очень неприятно. Даже стало немного более понятно возмущение покойного Магаде, когда он на Петю чуть ли не с кулаками в "давилке" лез, ругаясь, что тот у него энергию ворует. Может, такие же ощущения испытывал?
   С кулаками на призрака кидаться бессмысленно, а вот энергоканал к нему из ауры молодой маг выпустил. И стал, как когда-то в "давилке" в себя энергию тянуть. "Дух" явно сопротивлялся и тянул сам. Но, то ли прошлый опыт сказался, то ли Петя банально сильнее был, но скоро поток энергии развернулся в правильном для него направлении. Все изъятое вернул и еще добавил. И продолжил тянуть.
   Давалось это не слишком легко. Петя застыл в напряженной позе. Наверное, жилы на лбу вздулись и пот выступил, но он этого не ощущал. А вот его сопровождающие это явно заметили, остановились рядом, опустив вещи на землю. И смотрели с интересом. Причем их взгляды сначала стали несколько пренебрежительными, а потом тоже напряженными. Птахину было не до этого. Он полностью сконцентрировался на противостоянии с "духом".
   И тот все больше уступал. Чем больше энергии забирал Петя, тем легче ему это давалось. Дух стал сдуваться, как в переносном, так и буквальном смысле. Вот он уже одного роста с магом, вот...
   Кажется, Петя заполнил свою ауру энергией под завязку, больше не влезает. Надо бы на накопители переключиться. Но, пока он нащупал оба накопителя и потянут к ним энергоканалы, концентрация немного сбилась, и "дух" вырвался и моментально исчез. Обидно. Было бы неплохо запас пополнить. Но пока больше негде.
   Повернулся к сопровождающим:
   - Чего вещи побросали?! Взяли быстро! И ведите дальше!
   В момент подхватили.
   Идти же оказалось уже никуда не надо. Сразу за кустами открылась широкая поляна, застроенная, нет, не чумами - землянками. С крышами, крытыми дерном. Только не травой заросших, а мхом. Густым, с серебристым отливом. Даже красиво.
   А вот посредине поселка был насыпан холм, над которым был воздвигнут... даже не совсем понятно, как назвать это сооружение. Шатер? Навес? В общем, что-то вроде открытой веранды, построенной из жердей и с купольной крышей, поросшей мхом. И в центре этого сооружения стояла статуя. От которой в магическом зрении так разило энергией, что в пору было зажмуриваться.
   Но и в обычном зрении она тоже сияла. Золотым блеском. А, может, и не просто блеском, а натуральным золотом. Магом земли Петя не был, так что реальный состав почувствовать не мог. Но проникся. Мощью, золотым блеском и красотой статуи. Античные скульптуры ему доводилось видеть только на гравюрах в книгах. Но он был уверен, что видит один из лучших древних образцов. Надо бы подойти поближе, рассмотреть внимательнее...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

21

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези) О.Миронова "Межгалактическая любовь"(Постапокалипсис) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Кей "У Безумия тоже есть цвет "(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"