Смекалин Дмитрий Олегович: другие произведения.

Господин маг-продолжение

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Уровень Шума. Youtube-интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Глава 22 отдельно. На героя посыпались денежные знаки и он начинает впадать в эйфорию. Обломы начнутся уже в следующей главе. Глава выложена 23.09.20.


   Глава 22. Что-то все слишком хорошо пошло...
   Под землю Петя больше не полез. Вместо этого отправился дальше в город. Ну как, в город? На вокзал.
   С момента его прибытия там ничего не поменялось. (А что, могло?) Все то же большое здание характерной архитектуры, над которым витал легкий запах дыма и масла. Запах "путешествия", а точнее - железной дороги.
   В сам вокзал Петя не пошел, а вот в кассы наведался. Покупать обратный билет ему было еще рано, но расписание он изучил с интересом. Скорый поезд до столицы отходил в воскресенье вечером. Разумно. Чтобы пассажиры не маялись, а сразу спать ложились. А там, глядишь, уже и втянутся в режим путешествия.
   Заодно и схему железнодорожных путей изучил. Какой-то градоначальник или управляющий железной дорогой (все равно, дай ему бог здоровья) распорядился разместить на стене большую карту Тьмутаракани и ее окрестностей.
   Действительно, железная дорога вглубь страны проходила по окраине "Садов". И там даже платформа была, на которой некоторые поезда останавливались. Правда, к скорому в столицу это не относилось.
   Оставшееся время потратил в городе с пользой. Во-первых, новую парадную форму себе заказал. Портных в городе оказалась дикая прорва, и каждый утверждал, что господа жандармы и таможенники именно у него мундиры строят. И ни в коем случае у его конкурентов Каца, Шаца или Иванова, у которых галуны только с виду серебряные, а на самом деле из такой хрени сделаны, что через полгода облезут и всю ткань испортят. Приходилось просить показать образцы заказанных, но еще недошитых изделий. Только у одного оказались. Там и заказал. У Шнайдера (* "портной" по-немецки и на идише).
   Еще в лавки кое-какие заглянул. По привычке еще из Баяна купил себе орехов и разных сухих фруктов, которых тут было изумительное разнообразие, и все дешево. Нравится ему себя так баловать.
   Заодно и небольшой фонарь себе купил. И сразу его заправил. Завтра он точно по подземным ходам бродить будет, а может, и впоследствии еще не раз в них заглянет. Интересное это место. Ну и Штерну фонарь предъявит, как зримое свидетельство его старания.
   Домой Петя вернулся все-таки через подземелье. Ничего не искал. Просто не хотелось на таможенном посту появляться. Что говорить Штерну, а что не стоит, он так окончательно и не решил. Поэтому перенес проблему на завтра. Ну и Голубовского лучше не подводить.
   Про Голубовского, как оказалось, зря беспокоился. За обедо-ужином у Ольги Левановны этот молодой человек имел наглость Пете же замечание сделать. Что тот его перед возвращением не подождал, и тому, оказывается, пришлось перед начальством за двоих отдуваться. Вообще-то такое поведение называется "подставить". Гниловатые какие-то нравы в местной таможне. Хотя, если вспомнить, что когда Петю зарезать пытались, его спутники спокойно в сторонку отошли, иного ожидать и не стоило. Сам виноват. Почему-то решил, что раз они взятку с купца Розина поровну поделили, то уже и товарищи. Ан нет, временные сослуживцы.
   Так что с утра Петя сначала отправился в кафе завтракать, а потом - шарить по подземным ходам в одиночку. Куда пошел Миша, даже интересоваться не стал.
   На сей раз пошел он не в сторону города, а в ту часть "Садов", где была плотная застройка. Ходов там видимо-невидимо, в несколько ярусов. Оно понятно, строительный материал добывали, но если тут землетрясение случится, весь район совершенно спокойно может под землю погрузиться. А они тут, хоть и не часто, но бывают. Со времени последнего, правда, уже больше ста лет прошло.
   Бродил несколько часов, пока его голову не посетила довольно-таки очевидная мысль. В подземельях никаких тайных складов нет. По причине полной ненадобности. Ни один купец в здравом уме и твердой памяти не станет хранить товар там, где до него любой добраться может. Весь товар хранится в городе на вполне официальных складах. По подземным ходам его могут перенести, но куда? Например, на подворье того же купца. А там если он и лежит в подвале под землей, то под охраной, а ход в систему тоннелей, скорее всего, заперт.
   Да и на своем подворье купец такой товар долго хранить не будет. Постарается побыстрее дальше отправить. Вот как Чижов вино собирается сразу в вагон грузить, а вагон в тот же день подцепить к поезду.
   Так что максимум, что Петя может найти в подземельях - чьи-нибудь заначки, спрятанные от жен. Совсем не то, что ему нужно. То есть деньги там тоже могут быть, но совсем не те суммы, которые его интересуют. Да и претит ему мелочь по карманам тырить. А поиск заначек именно чем-то таким и будет.
   В результате вернулся в город и стал проверять, к каким складам ведут подземные ходы. Очень скоро убедился, что ко всем. Замечательный город! Все по поговорке - "Южное море, вор на воре".
   Петя выбрался наружу и пошел проверять склады, почти повторяя свой маршрут двухдневной давности. "Почти" - потому что благодаря хождению под землей он еще несколько небольших складов обнаружил, про которые раньше не знал.
   Что же, на некоторых складах магические товары имелись. На одном даже магический опий. В точно таких же брусках, что он целую вечность назад, прошлым летом в дупле дерева на границе с чжурчжэнями обнаружил. Шуметь по этому поводу не стал, но склад и упаковку товаров с опием запомнил. Даже выяснил, кто владелец повара.
   В общем, к концу дня пошел на таможенный пост отчитываться подготовленным.
   Это Петя так считал. Да только Штерн его быстро с небес на землю спустил.
   - То есть вы, Петр Григорьев, за два дня хождения по подземным ходам ровным счетом ничего не нашли.
   Петя попробовал не согласиться. Нашел. Ходы во все склады, следы от тележек, возможные места, где контрабандные товары в "Садах" из под земли выгружают.
   - Можно подумать, что это все без вас известно не было. Разочарован. Мне так ваши таланты расписали, а на деле полный пшик оказался.
   Пете стало обидно.
   - Я, ваше благородие, в Академии целительство изучаю. В меньшей степени занимаюсь земледелием, животноводством, химерологией, зельеварением и артефакторикой. И практику проходить рассчитывал именно по этим дисциплинам, а никак не поиском подземных кладов заниматься.
   Штерн долго и пристально смотрел на Петю, ничего не отвечая. Наконец, видимо что-то решил и сменил недобрый взгляд на почти ласковый:
   - Я вас ни в чем не обвиняю, Перт Григорьевич. Все это не ваша вина, а моя беда. И ведь знаю точно, что есть в подземельях склад, где эти шаромыжники наиболее ценные товары хранят. С охраной. Но, как ни бьюсь, найти его не могу.
   - А осведомители?
   Таможенник только рукой махнул.
   - Что осведомители? Поют. Только, как проверять людей пошлешь, ничего не находят. До сих пор даже не знаю, кто на том складе работает. Только слухи.
   Пете захотелось предложить получше в "Садах" поискать. Выходы из под земли жандармами куда проще перекрыть, чем все ходы облазить. Но воздержался. Его советов никто не спрашивал, а сам Штерн три дня назад как раз вместе с жандармами засады на этих выходах уже ставил. И никого не поймал. То ли новый ход где прокопали, то ли просто перерыв взяли. А жандармы все-таки не у Штерна в подчинении, без конца попусту их гонять он не может. Странно все это, конечно. Но если принять, что целью жандармов и таможенников является не перекрытие каналов контрабанды, а получение максимальной мзды с купцов, тогда и все эти маневры понятнее делаются. Небось, жандармы счет за ложную тревогу этому Генриху выставили, вот теперь он и жмется. Хочет, чтобы наверняка.
   - Я вот на одном из складов партию опия видел, - Сообщил вместо этого Петя: - В том числе, там он и с магией был.
   - Ну и что? Знаю я про этот склад. В городе он. Товар, как товар. Запретов на него нет. Вот если бы его в "Садах" поймать. Вы его за сколько засечь сумеете?
   - В поселке? Саженей за сто. Или даже двести, если просто во дворе лежать будет.
   - Надо будет попробовать. Если до воскресенья не одумаются, пойдемте-ка мы с вами скорый поезд в столицу проверять. А то манеру взяли, в "Садах" якобы для дозаправки останавливаться. А сами товар в него грузят. Иногда целые вагоны цепляют.
   Пете совсем скучно стало. А что он хотел? Меньше недели в Тьмутаракани и уже все узнал, о чем работающие здесь годами таможенники не догадываются? Не надо быть наивным. Непонятно только, зачем же его по подземельям гоняли, если и так все с самого начала очевидным было?
   - Так что вы Петр Григорьевич готовьтесь в воскресенье на работу выйти. Во второй половине дня, поезд-то вечерний. С утра можете спокойно отдыхать.
   У Пети было свое представление о "спокойном отдыхе" и, вообще, планы на выходной у него были совершенно другие. Но возразить было нечего. Только уточнил, а что про премию слышно?
   - Так не заработали мы пока на премию, - слегка разводя руки ответил Штерн: - Нам премии за дополнительные поступления в бюджет положены, а пока лишь сущие копейки отбить удалось.
   И ведь такими честным глазами смотрит! Если у Пети и были какие-то сомнения по поводу главного таможенника поста, то теперь они полностью пропали. Прохвост он. Жадный прохвост. Делиться своими доходами с бедным кадетом не намерен. Так что свои проблемы надо решать самому. Нет у него перед таможенниками никаких обязательств.
   Сказать оказалось проще, чем сделать. Петя стал не только завтракать в кафе, но и обедать там же. Но ни сам Лука, ни кто-нибудь от него, к Пете до конца недели так и не подошел. А вот Ольга Левановна обеспокоилась, что постоялец по вечерам слишком мало ест. И обиделась. Решила, что кухня ее не нравится. Вроде, из простых мажогок, но уже успел зажраться.
   Петя такому обороту событий был сам не рад. Неприятно, когда квартирная хозяйка на тебя волком смотрит. Вслед за ней и другие постояльцы стали его сторониться. Так оно даже спокойнее, но и источник информации медным тазом накрылся.
   К тому же за свои ужины (и постой) Петя успел заплатить за месяц вперед. Собственно это было главным условием найма. Так что Петя понимал пятилетнюю дочку столовавшегося тут же всей семьей инженера. Грустно ковыряясь в тарелке девочка приговаривала:
   - Надо есть. Такие деньги плОчены...
   Петя отсутствием аппетита не страдал, но после кафе был сыт. Давиться, как девочка? Чересчур будет. Но то, что он не ест то, за что уже заплатил, раздражало. Так что к столу он стал приходить с опозданием, выпивал компот (или что там было вместо него) и сразу же уходил, провожаемый осуждающими взглядами хозяйки и большинства столовавшихся.
   В воскресенье Петя с утра снова отправился в кафе. Нет, никто к нему так и не подошел. Обидно. Оставалось надеяться, что вечерний поход к поезду вместе со Штерном, наконец, заставит местных контрабандистов с ним считаться. В смысле, договариваться и с ним, а не только с начальником таможенного поста.
   Но это - вечером, а пока себе занятие найти надо.
   Мелькнула было ленивая мысль, что хорошо бы в церковь зайти, но как-то сама собой угасла. В Академии на службу отца Паисия кадеты строем ходили, а здесь его никто это делать не заставляет. Значит, можно и пропустить. Все-таки религия сильна не столько "бабами" (есть такая поговорка), сколько принуждением. (* В реальной истории после Февральской революции, объявившей свободу совести, уже в 1917 году говело и причастилось около 5% населения.)
   Прошелся мимо винного склада. Тишина. Ведь сегодня же собирались вагон грузить. Хотя, наверное, еще слишком рано. Будут это делать в последний момент. Или уже ночью вагон загрузили? Склад оказался заперт, так что проверить у Пети не получилось.
   Что дальше делать? Проведать, как у Шнайдера дела с его парадной формой обстоят. Оно, конечно, воскресенье, у нормальных людей выходной день, но еврею положено в субботу отдыхать. Так что может быть на месте. Только маловероятно, что форма готова. Неделю на пошив просил, а тут только половина срока прошла.
   Пойти, наконец, город поглазеть? В порт сходить, музеи поискать, может, в театре каком дневной спектакль посмотреть. Только после такого времяпровождения возвращаться на работу совсем противно будет. Еще со Штерном поругается, а это в Петины планы пока не входит. Просто посидеть на бульваре, помедитировать? Для этого из "Садов" выходить было необязательно.
   Чуть поколебавшись, Петя отправился на рынок. На так называемый Морской рынок, хотя расположен он отнюдь не на берегу моря и даже не у порта. Рынок, где, говорят (и пишут в купленной им книге тоже), вообще, все есть. Так он и местную достопримечательность посмотрит и, возможно, что-нибудь полезное купить сумеет.
   Первое впечатление от рынка: "Куда я попал?". Перед Петей открылась площадь, на которой многочисленные продавцы сидели прямо на земле или на низеньких скамеечках (табуретках, складных стульчиках), видимо, принесенных с собой. Товар лежал перед ними, как правило, на расстеленной газете и представлял собой кастрюлю (ведро, мешок, коробку, ящик) с чем-нибудь съедобным. О чем продавцы громогласно сообщали окружающим.
   - Пшенка! Горячая пшенка!
   Какая, на хрен, "пшенка"?! Это же вареные початки кукурузы. И отдельно крупная соль в миске, которой ее покупатели натирали, прежде чем начать выкусывать из нее зерна.
   Различных даров моря было много и, благодаря распространявшемуся от них запаху, их казалось еще больше. Креветки, которые тут щелкали вместо семечек, тюлька (мелкая рыбешка) жареная, соленая и сырая (эта кому?), различные рыбы более приличного вида, названия которых Петя просто не знал. Пироги с различной начинкой (куда же без них) и обсыпанные маком бублики, нанизанные на веревки, как ожерелья папуасов. Различные сладости тоже были, Петя даже слюну пустил, но брать не решился. Как-то странно, когда сколоченный из реек ящик с засахаренными крендельками стоит прямо на земле, а леденцы вывалены вповалку на большой противень. К тому же безмены, которыми тут пользовались вместо весов, доверия не вызывали.
   Самым же странным оказалось то, что это был вовсе не рынок, а площадь перед ним. Сам рынок был за оградой и имел хоть какое-то подобие торговых рядов: длинные крытые прилавки, за которыми впритык стояли продавцы. И торговали, действительно, всякой всячиной.
   Целый ряд ниток для вышивания. Петя рукоделием не интересовался, но отметил, что магический шелк и пара сортов магических ниток вообще непонятно из чего тоже имелись. Причем продавцы были в курсе особенности их товара и цену за него драли, будь здоров!
   Ткань, одежда, обувь, одеяла, ковры, посуда, мебель... глаза разбегались. А вот продуктов не было совсем. Оказывается, вход на продуктовый рынок за другим забором на той же площади с заедками.
   Но еда Петю не интересовала. Одежда, впрочем, тоже. Порнографические открытки заинтересовали больше, но покупать не стал. Цена дорогая. Разок-другой посмотришь, а потом с ними что делать? На стену вместо картин не повесишь. А дашь кому-нибудь другому посмотреть, так он потом про тебя же всякие гадости говорить будет. И непременно кто-нибудь Левашову настучит. Лучше не связываться.
   Много всяких интересных поделок из самых разных концов света, но дарить подарки Пете некому. Впрочем, про запас что-нибудь прикупить можно, но не сейчас. Ближе к концу практики, когда будет ясно, удалось ли что-нибудь заработать.
   Некоторые предметы, судя по цене, были артефактами. Но Петя видел только магию жизни, а "лечилку" он и сам может сделать. Кстати, походный набор артефактора, вроде того, что ему в прошлом году Трегубов давал, тоже на глаза попался. Дорогой, зараза! И не очень нужный. Пока. Но иметь в виду надо будет.
   Дальше ноги сами собой вынесли Петю к оружию. Не хотел ведь сюда идти. Или себя обманывал?
   Пистоли и причиндалы к ним были получше, чем Петин армейский. По крайней мере, дороже. Посмотрел с сожалением, но покупать ничего не стал. Разве что масла ружейного все-таки взял да немного капсюлей и пороха с пулями в запас. Вдруг пострелять случится?
   Холодного оружия было больше, чем огнестрельного. Что, впрочем, неудивительно. За свою историю человечество столько всякого колюще-режущего изобрести успело, а тут эти орудия были, похоже, со всех концов света.
   Артефакты тоже попадались, опять же, судя по цене. Видеть Петя не мог, "жизнью" орудия убийства не замагичивают.
   Вдруг взгляд его уперся в необычный кинжал. То есть необычного в нем ничего не было, разве что индийской работы и, возможно, старый. Узкое прямое лезвие покрыто чернью. Рукоятка из кожи, наверное, змеи завершается не драгоценным камнем, а куском кости. Причем не слоновой, а обычной. Или не обычной. Главное, Петя уловил вокруг навершия и лезвия легкую дымку. Черную. Очень похожую на ту, из которой шаманские "духи" состоят.
   Петя приценился. Дорого, но на то, что кинжал-артефакт продавец (по виду турок) не напирал. Говорил о древности, Индии, храме богини Кали. Но тут Петя его одернул. Какая богиня? Он что язычник? Продавца чуть удар не хватил от возмущения.
   В общем, сторговал он кинжал. За пятьдесят рублей. Жутко дорого, но по сравнению с двумя сотнями, запрошенными сначала, а в особенности с учетом черной дымки, денег жалко не было. Непонятно, правда, как покупку использовать можно, но - разберется. В крайнем случае, у Ульратачи спросит, если тот после практики в Академии обнаружится. Это не ворованный, а честно купленный амулет, его прятать не надо.
   А еще (уже среди скобяных изделий) Петя купил себе универсальный вагонный ключ. Есть такие, у начальника поезда такой хранится, чтобы в случае каких-нибудь происшествий можно было в любое купе попасть. Этот ключ, правда, был самоделкой, то есть, скорее, воровской инструмент. Такой лучше никому не показывать, но Петя этого делать и не собирался. Отдал за него три рубля и спрятал в карман поглубже. Не факт, что он ему сегодня вечером понадобится, но лучше быть во всеоружии.
   Времени на рынке Петя потратил изрядно, но день как-то очень медленно тянулся. Идти на пост встречаться со Штерном было еще рано, и он все-таки заглянул к портному.
   Неожиданно зашел удачно. Шнайдер обнаружился не в мастерской, а на скамейке под единственным деревом перед его домом. Но Пете очень обрадовался и буквально потащил его на примерку. Деньги ему, что ли, срочно понадобились? Или просто свое дело любит?
   Форма была почти готова. После примерки портной попросил часок погулять, и можно ее забирать.
   "Погулять часок". Очень неприятная формулировка. Далеко не отойдешь, в тот же порт не съездишь. Посещение музея или тем паче театра тоже невозможно. Еще в одном кафе посидеть? Поесть не мешало бы, но в "свое" кафе Петя ходит не просто так. Все надеется на весточку от Луки. В общем, прошелся по ближайшим лавкам, как будто мало только что времени на рынке провел. Купил себе еще один баул - форму нести. И шейный платок. Просто так. Понравился.
   Затем посидел на прежнем месте Шнайдера под деревом, помедитировал. Форму все-таки дождался, хотя ждать потребовалось не час, а чуть ли не вдвое дольше. Потом чуть не час вежливо терпел поток красноречия портного, который не просто заставил его примерить готовую форму, но и долго восхищался собственным мастерством и тем, как же она Пете идет. Даже поддакивал и тоже говорил комплименты. Но чаевых после этого давать не стал, хоть первоначально и собирался. Терпение тоже денег стоит.
   Вот теперь времени до назначенной встречи почти не осталось. В кафе заглянуть еще успел (никто его там не ждал и приветов через полового не передавал), а вот поесть - уже нет. Занести домой форму - тоже. Так и явился на пост с баулом.
   Штерн уже в своем кабинете и не один, а с жандармом примерно его же возраста. Унтер. Фигура отнюдь не бравого вояки, но в облике было что-то такое, что весь Петин опыт работы в лавке забился в истерике. Такой прицепятся, без штанов оставит.
   На Петин баул начальник поста посмотрел с ехидным прищуром:
   - С покупками? А кто пошлину платить будет? Она для всех, таможенники не исключение.
   В то, что таможенники сами с себя берут деньги, Петя не верил. Но мысленно себя отругал. Не надо было с вещами на пост идти, вполне мог бы и завтра подземным тоннелем это сделать.
   - Да вот, на новую парадную форму разориться пришлось. Старую-то, вы помните, мне в первый же день какие-то мерзавцы порезали. Их, кстати, не нашли? Вы же обещали, что так это дело не оставите.
   Штерн поморщился.
   - Ладно. Для такого случая у нас копилка есть, - на углу его стола, действительно, стояла шкатулка с резной крышкой. Видимо, чей-то подарок. Или конфискат?: - Для первого раза с вас рубль. Серебром. Кладите, не стесняйтесь.
   Петя не стал спорить и рубль положил. Кстати, столь крупная монета там была единственная, еще немного какой-то мелочи лежало.
   - На чай потратим, - пояснил Герман Абелевич.
   То есть не в казну деньги, а на собственные нужды. И Петю тут чаем никто не поил. Еще несколько очков в его глазах начальник поста потерял. Нет, с таким кашу точно не сваришь. Правильно его Петя "прохвостом" определил.
   Снаружи их, оказывается, ждала пролетка.
   - Как баре доедем, - довольно произнес Штерн, залезая внутрь. Жандарм, не чинясь, отправился на козлы. Петя сел рядом с начальником. Баул пришлось на колени поставить, так как больше его нигде в двухместном экипаже приткнуть было негде. И, вообще, было довольно тесно, сиденье на двоих, но явно худых пассажиров рассчитано. Штерн худым не был, а Петя, хоть и строен, был довольно плечист. Ну да ладно. Зато не придется ноги бить.
   Доехали быстро. Платформа оказалась на внешней окраине "Садов", но поезд встал не у нее, а немного дальше, там где пути разветвлялись на четверо параллельных. Причем добавленные два пути скрывались в ангаре.
   Когда они подъехали, сзади к пассажирскому поезду были уже прицеплены два вагона, вроде как, багажных. Сейчас цепляли третий. Выглядит несколько странно. Когда Петя сюда ехал, багажный вагон был только один. И один почтовый. Сейчас он, кстати, тоже имеется. Наверное можно и дополнительные багажные вагоны цеплять. По особому тарифу? Для особо ценного багажа. Типа сорока ящиков с бутылками вина. (* Ящики с ячейками на двадцать бутылок появились относительно недавно. В реальном XIX веке шампанское при морских перевозках перекладывали соломой и возили по 160 бутылок в ящике.) Оно же ведь ценный груз? Так почему почтенный купец не может для личных нужд вина прихватить? Всего-то один вагон...
   - Ну и масштабы у них, - подумал Петя: - Вагонами воруют. Или погрузка собственных товаров мимо таможни - это не воровство, а коммерческая операция?
   Так! А не Чижов ли с платформы наблюдает, как вагон цепляют? Он, собственной персоной. Выходит, все-таки провернул свою операцию. Поди и не знает, что чудом жив остался.
   Заметив пролетку с жандармам на козлах, купец почти бегом отправился к одному из вагонов первого класса и скрылся в купе. Боязливый. Не зря боится.
   Жандарм, тем временем, направил пролетку шагом вдоль поезда. Петя без подсказки перешел на магическое зрение.
   - Герман Абелевич, - сказал он: - в последнем вагоне вино везут. Немагическое, но через таможню оно не проходило.
   Таможенник его слова проигнорировал. Получается, Петя зря на Чижова наговаривал? Выходит, все-таки успел с таможней договориться. Так чего боится? Просто по привычке? Или дополнительных поборов опасается?
   - В следующем вагоне что-то магическое есть, но немного. В грузовом перед ним ничего магического не вижу.
   Опять обошлось без комментариев. Пролетка все так же катила вдоль поезда. Пошли пассажирские вагоны. Магические предметы нашлись еще в трех вагонах. В обоих каретных первого класса и еще в одном - второго класса.
   - Все запомнил? - Штерн обратился к жандарму. Петю он как-то совершенно игнорировал. Вроде, слушает, но никакой внешней реакции не проявляет: - Придется по вагонам пройтись.
   Жандарм тоже молча отогнал пролетку к паровозу и поманил пальцем машиниста, стоявшего на земле и наблюдавшего за тем, как грузчики под руководством кочегаров грузят уголь в тендер.
   - Проследишь за конем. Пока не вернусь, не уедешь.
   Дальше они шли уже пешком. В вагоне второго класса Петя сразу указал на две секции, где из под лавок и с багажной полки фонило магией. К первой пошел жандарм, ко второй таможенник. Петя остался стоять.
   Сразу все шумы перекрыл громовой крик унтера:
   - Что Прохоров?! Сколько раз тебя предупреждал?! Опять нарушаешь?! Думал мимо мага пройти, а мы его с собой привезли!
   Он еще много чего орал, в основном нецензурное. И погнал какого-то купчишку, который полностью растерял солидность, к выходу чуть ли не взашей.
   Что говорил Штерн, услышать за этим ревом было нельзя, но результат был аналогичный. Еще один купец понуро пошел на выход.
   - Пока ждите здесь, - Сказал, как обрезал, жандарм: - Сейчас остальных нарушителей приведем.
   В купе вагонов первого класса заходили все втроем. Петя указывал на тюки или иные упаковки товара, от которых фонило "жизнью", а жандарм (Пете он так и не представился, но один из купцов назвал его Семеном Григорьевичем) и таможенник доходчиво объясняли купцу, что мимо них "хрен чего проскочит", и тот "зря надеялся". После чего просили Петю выйти.
   - Может, я...,- попробовал возразить Петя, но был прерван жандармом.
   - Не "может", а "так точно!", - рыкнул он: - Совсем распустилась молодежь. Сказали тебе - исполняй. Можешь пока еще раз вдоль вагонов пройтись, понадежнее проверить.
   Выходили они через пять минут и деловой походкой шли в следующее отмеченное Петей купе.
   Петя и впрямь прошел вдоль вагонов, но ограничился только первым классом. И выглядывал он теперь не столько источники магической энергии, сколько ауры пассажиров. И не только.
   Чтобы засечь метку, поставленную им на ботинки "мрачного", заходить в купе не понадобилось. Петя с удовольствием отметил зоркость собственного магического зрения. Проверил ауры. Подручных бандита (с метками на обуви) он еще при заходе в вагон второго класса заметил. Но, естественно, своего узнавания не показал. Те тоже не дергались, хотя было заметно, что при проверке нервничают. Но магических товаров при них не было, так что и претензий к ним быть не могло. Увидав, что из вагона выводят контрабандистов, те успокоились и остались на месте. Но, все равно, Петя удостоверился, что "мрачный" в купе один. Но ничего делать не стал. Его начальники в другое купе позвали.
   В нем картина повторилась. В третьем, четвертом и пятом (уже в другом вагоне) - тоже. Заходят втроем, а как разборки с купцом начинаются, так Петю на улицу выгоняют.
   В очередную паузу Петя проверил, не заперта ли дверь в купе "мрачного". Заперта. Вот и универсальный ключ пригодился. Тихонько отпер, вроде как бы случайно прислонившись к двери, но внутрь не полез.
   Выйдя из последнего выделенного Петей купе, Штерн с жандармом повели купцов из вагона второго класса в будку на платформе. Естественно без Пети. Тот опять к "заветным" дверям подошел. И прислонился к ним снаружи.
   Вызвал "духа", благо того никто не должен заметить, и запустил его внутрь купе. С некоторым трудом довел его да "мрачного" и натравил на него. К счастью переговоры с купцами в будке на платформе шли, судя по доносившимся оттуда крикам, непросто. Видать, купцы победнее, с деньгами расстаются с трудом.
   Все это время Петя держал "духа" в "мрачном" и качал тому темную энергию из своего хранилища. Вначале что-то видел глазами бандита, потом картинка пропала. Совсем сознание потерял? Умер? Лучше подстраховаться. Петя еще темной энергии "духу" добавил.
   Наконец, начальники вышли из будки. Купцы - тоже. Помятые и мрачные. Молча пошли к своему вагону.
   - Ну, все? - Штерн выглядел усталым, но довольным: - Идем к пролетке? Или вы Петр Григорьевич до своей квартиры пешком прогуляетесь?
   Но тут Петя зашел с козырей:
   - Погодите! - Внушительно произнес он: - Какой-то странный уголь в тендер грузят. Я не я буду, но в ящиках там бруски опия. В том числе магического.
   - Что?! - Хором вскричали его спутники.
   Откуда только силы взялись. Оба начальника рванули к паровозу рысью, резвее, чем их везла стоявшая там запряженная в пролетку лошадь.
   Ну а Петя, наконец, юркнул в купе к "мрачному". Тот сидел за столом, уронив голову на разложенные на нем купюры. Значит все-таки бандиты свою операцию тоже провели успешно. До этого момента. Теперь Петин черед операцию проводить.
   На столе рядом с головой "мрачного" лежал открытым небольшой портфель.
   Считать деньги Петя не стал. Сорвал с шеи платок и покидал в него все, что лежало на столе. А также в двух толстых бумажниках, которые в просторечье называют "лопатниками". Точнее, в одном, который из портфеля торчал. Содержимое второго, видимо, и лежало на столе.
   Сами бумажники Петя брать не стал. Аккуратно вынул из них деньги и завернул в платок. Порадовался, что он не в парадной форме, а обычной. Карманы у галифе такие, что все влезло, и почти незаметно.
   Дернулся было к дверям, но вернулся. Все-таки проверил карманы "мрачного". И не ошибся. У него еще один бумажник оказался чуть ли не с такой же пачкой денег. А в боковом кармане в одном - пистоль, а в другом - кошелек с червонцами. Изрядного веса.
   Пистоль и кошельки Петя опять же брать не стал, а купюры и монеты завернул в носовой платок. Отправил в другой карман галифе. Вот теперь надо бежать. Как можно скорее.
   Никуда Петя, естественно, не побежал. Выскользнул за дверь купе и даже запер ее. Отошел на пару шагов от двери и, не приближаясь, повернулся в сторону провоза, где тем временем шел грандиозный скандал. Вот и хорошо. Торопиться некуда, начальники все еще заняты и прекрасно со всем справятся без него.
   Немного беспокоило то, что "мрачный" остался все-таки живым. Видимо, сил у маленького "духа" совсем человека убить не хватает. Наверное, надо было бы добить самому, но, к счастью, купленный кинжал остался в бауле в пролетке завернутым в новую форму. Чем избавил Петю от моральных мучений. Хладнокровно зарезать потерявшего сознание человека, даже бандита, он бы все равно не смог. А видеть его "мрачный" никак не мог. Во-первых, был без сознания, а во-вторых, деньги Петя извлекал, находясь у него за спиной.
   Уверенности, конечно нет. Сопоставить появление проверяющих вместе с магом и потерю сознания "мрачным" додумается самый тупой. Для суда это, конечно, не аргументы, но бандитам достаточно одного подозрения. Но, все равно, Петя - не убийца. Так что пусть все идет, как идет. Хорошо бы поезд поскорее отправился и увез бандитов вместе с проблемами подальше.
   Петя задержался у вагона и опять выпустил "духа". Не убивает, так пусть хотя бы обморок до отъезда поезда обеспечит.
   К паровозу небрежной походкой подошел только минут через десять. Там как раз буря затихать стала. Прибежали начальник поезда и какой-то дежурный по платформе, которые чуть ли не на коленях умоляли не задерживать больше поезд. Но, главное, нашелся какой-то купец, которого, судя по всему, назначили виновным в загрузке в тендер опия. И о чем-то Петины начальники с ним договорились.
   "О чем-то". Ясно, о чем.
   В результате Штерн и жандарм вместе с купцом и дежурным по платформе отправились все в ту же будку, а начальник поезда, машинист и кочегары на свои места.
   - Я вам больше не нужен? - Петя перехватил начальников раньше, чем они успели скрыться.
   - Можете идти домой, - разрешил таможенник: - Завтра жду вас у себя. Не забудьте отчет о сегодняшнем рейде написать.
   Зачем Штерну отчет, Петя не понял. Разве только, чтобы его до утра занять. Денег они с жандармом получили сегодня, скорее всего, немало, но явно не составляя протокола.
   Впрочем, не его это дело. Поезд, наконец, стал набирать ход, никакие бандиты из вагонов не выскочили, пора и домой. С едой он, правда, пролетел сегодня, но грех жаловаться. Зато все свои планы на практику он сегодня, кажется, перевыполнил. Вот было бы здорово, если бы она на этом и закончилась.
   Какая-то совсем необорудованная платформа, даже буфета нет. И лавки по дороге не попались. В брюхе бурчит, прямо как во времена работы в лавке. Но настроение приподнятое. В свою комнату Петя проскользнул, стараясь никому не попасться на глаза, после чего тщательно запер дверь и задернул штору на единственном окне.
   И лег спать, предварительно переложив свертки с деньгами в саквояж. А саквояж спрятав под кровать. Можно, конечно, зажечь фонарь, но зачем привлекать внимание соседей странными действиями? Даже если никто из них во двор не выйдет, так спокойнее.
   Деньги пересчитал только утром. Благо лето, солнце, встает рано. Много раньше, чем жители домика. Но и то он штору отдергивать не стал, сделал только маленькую щель сбоку, чтобы свет впустить.
   А дальше механически раскладывал купюры по номиналам. По десять в пачку. И тихо млел от того, что билеты, в основном, были сотенными. Мысли вернуть эти деньги мусью Рошелю (а больше им у "мрачного" было взяться неоткуда) не возникло. Казацкий принцип "что с бою взято, то свято", он полностью одобрял.
   Вчера Петя скромно решил, что план на практику выполнил? Он его перевыполнил на три года вперед, даже если в доходах того же Левашова мерить. Восемнадцать тысяч! А майору гвардии, к коему он чином приравнен, как раз шесть тысяч рублей в год положено. Это уже вместе со всеми квартирными, кормовыми и прочими доплатами. Ректор, конечно, поболе получает, но и для него эта сумма существенная. А ведь у Пети еще по результатам прошлой практики около четырех тысяч оставалось. Он теперь богат!
   Не слишком, конечно. Доходный дом на такие деньги не построишь, раз в десять больше нужно иметь. А вот собственный домик с садом где-нибудь в провинции, как у мэтра Сухоярова - вполне. В столице, правда, только на пару квартир в товариществе хватит. Но зачем ему две квартиры?
   Петя счастливо рассмеялся.
   Возникал, правда, один трудноразрешимый вопрос: где обретенное богатство хранить? До сих пор он этой проблемой не заморачивался. До сих пор все свои деньги он с собой носил, не такой уж это большой объем. Но двадцать с лишним тысяч (причем часть монетами) это уже приличный объем. Неудобно, да и заметить могут, что у него карманы всегда не пустые. Оставить дома "под матрасом"? В смысле снова в ящик из под пистоля запихнуть, как их и перевозил? На какое-то время сойдет. До первого серьезного обыска. Народ тут, как он успел заметить, ушлый. Пока его никто и не мог заподозрить в обладании приличной суммой, но после того, как он зарплату получит... или премию (размечтался!). В общем, как только пройдет слух, что ему деньги выдали, вполне кто-нибудь может полезть проверить. Так что надо что-то делать. Лучше всего бы в банк отнести, но что-то не верится, что здесь тайну вкладов блюдут. Ячейку арендовать? То же самое. Дубликат ключей у управляющего есть, так что все будет упираться в его порядочность. Банкир и порядочность? Даже не смешно.
   Ладно, денек могут полежать, но куда-то перепрятать будет нужно. Самый простой вариант - в подземелье. И оставить деньги совсем без присмотра? Все! Не надо себе заранее нервы мотать. Думать надо спокойно.
   Чтобы отвлечься, Петя вынул купленный на рынке кинжал и принялся его рассматривать. Кожаные ножны, из того же материала, что и обмотка рукоятки. Шкура неизвестного ему животного. Скорее всего - змеи. И это единственное украшение оружия, если такую отделку, вообще, можно считать украшением. Ну и кость в навершии рукоятки, только она ни цветом, ни формой с остальным не сочетается. Обломалась, что ли? Или просто плохо обработана? Лезвие темное, без малейшего намека на узор, непонятно из какого металла сделано. Хоть бы бороздка какая была, типа для "стока крови". Нет, просто гладкая, плоская и довольно тонкая полоска металла, с заостренным концом. Впечатления дорогой вещи кинжал никак не производил. Оружие какого-то дикаря на вид. Если бы не слабая магическая дымка вокруг него, никогда на такой бы и не взглянул.
   Еще и лезвие совершенно тупое. Может, подточить?
   Точильного камня у Пети не было, и он стал водить лезвием прямо по стене около оконного проема, благо она была сложена из все того же песчаника (или ракушечника?) и, в отличие от помещений, занимаемых хозяевами, не была облагорожена штукатуркой. Просто голый камень. Даже красиво и летом в жару так прохладнее. А зимой Пети здесь не будет.
   Только вот Петины усилия на лезвии никак не отразились. Вообще. Камень стены понемногу крошился, а на кинжале - ни царапины.
   Может, надо магии добавить? Какой? Выбор у Пети невелик. Но, раз вокруг кинжала чуть заметна темная дымка, логично подать ему немного темной энергии.
   Как-то энергия очень легко подалась и впиталась в кинжал без остатка. Еще, что ли, подать?
   Петя спохватился, когда почувствовал, что у самого в хранилище темная энергия вот-вот закончится. Мысленно выругался на себя. Пополнять ее Петя не умел, а вещь полезная. Вот как ему "дух" из украденного амулета пригодился. А теперь как прикажете его вызывать?
   Попробовал потянуть энергию из кинжала назад, но не тут-то было. Не идет ни в какую.
   Петя в раздражении ткнул кинжалом в стену. И обалдел. Лезвие, практически без усилия, вошло в камень по самую рукоятку.
   Следующие десять минут Петя потратил на то, чтобы отскрести немного каменной крошки в незаметных местах и замаскировать образовавшуюся дырку в стене. Кинжал с уважением убрал в ножны. Те он, как выяснилось, не резал.
   Но никуда не пошел. Соседи во дворе пока не появлялись, и по Петиным впечатлениям полчаса еще никого не будет. Почему бы не сделать тайник?
   Аккуратно воткнул кинжал в стык двух камней под окном. Надавил, опуская лезвие вниз. Буквально через две минуты каменный брусок был отделен от остальных. Теперь - открыть окно и вдавить его внутрь. Пришлось напрячься, но получилось.
   До конца вываливать камень Петя не стал. Где-то наполовину. После чего в боковой стороне выковырял кинжалом норку. Особо за красотой не следил, лишь бы рука пролезала. И деньги вместились.
   Вернул камень на место. Собрал в миску (из собственных запасов посуды) отходы, предварительно покрошив их кинжалом в крошку. Думал сходить к умывальнику, замочить ее и попробовать затереть щели. Но от идеи отказался. И так почти незаметно получилось. Лезвие довольно тонкое, камни уложены более или менее ровно, но именно что "более или менее". Чуть-чуть перекосить камень, и никаких щелей уже не видно. По крайней мере, насквозь не просвечивает. А мокрые швы могут и в глаза броситься. В общем, на некоторое время и так сойдет, а в будущем надо будет укромное место в подземелье подобрать и там тайник сделать. Или даже несколько. Если, конечно, кинжал и дальше будет продолжать камень резать. Неизвестно, на сколько вкаченной Петей энергии хватит.
   Но, вообще, ему сказочно повезло. Всего за пятьдесят рублей - такой кинжал. Правда за свои пистоль и шашку меньше платить пришлось. Помнится, всего двенадцать рубликов. И кладовщик в Ханке ему еще комплект унтер-офицерской формы дал. Но там все было обычное, а тут магическое. Продавец на рынке, небось, про себя смеялся, что обычный старый кинжал начинающему магу под видом божественного артефакта продал.
   Петя не смог сдержать смешка.
   Мусор убран, форма почищена, кинжал прицеплен к поясу. Будет теперь его личным оружием. Чтобы меньше вопросов задавали, повязал на него темляк ордена святой Анны, а на грудь прицепил Георгиевский крест. Обычно он ордена не носил, но сделает вид, что это намек. Ждет награду за вчерашнюю операцию. Даже интересно, как Штерн отреагирует.
   На таможенный пост неспешной походкой добрался минут за десять до его открытия. Вот только поесть опят не успел. Вчера не обедал и не ужинал, сегодня не позавтракал... Ничего, ему не привыкать. Зато сколько денег в тайнике лежит...
   Все! Об этом не думать!
   Неожиданно, все таможенники были на месте. В смысле, рядовой состав. Говорили ни о чем, но явно были возбуждены. Вопросов о вчерашней операции никто не задавал. Петя тоже предпочел помолчать.
   Наконец, появился начальник. Весь из себя снисходительный и улыбчивый. "Отец родной". В руках шкатулка, в которую он Петю рубль положить заставил. Он что, кого-то за чаем послать собрался? Тогда почему остальные таможенники так оживились?
   - Что же, вот и еще две недели нашей службы прошло, - Благожелательным тоном начал Штерн: - Трудные две недели, ибо пришлось бороться с хитростью и жадностью купцов. В том числе и тех, кого мы считали вполне благонамеренными гражданами. Не сразу, но мы справились. И по традиции пришло время для выдачи премий. Не забудьте потом в ведомости расписаться.
   Все (кроме Пети) предвкушающе загомонили, а Штерн, с видом фокусника, открыл шкатулку. И оказался в ней не рубль с мелочью, а горсть полновесных золотых червонцев. Которые начальник и принялся раздавать подчиненным. Кому по монетке, а некоторым и по две. Очередь дошла и до Пети:
   - Наш юный маг провел на посту еще слишком мало времени, и, если руководствоваться обычными нормативами, премии еще не заслужил. Однако, определенный вклад в наши достижения он все-таки успел внести. Поэтому...
   Пете под нестройный, но одобрительный гул чиновников был вы дан один золотой диск.
   - Старайтесь и впредь, - хорошо хоть по плечу не похлопал: - Заслуги каждого будут оценены по достоинству, и никто не уйдет без награды.
   Сколько пафоса! Можно подумать, он сам в это верит. Интересно, сколько денег они с жандармом вчера с купцов стрясли? Неужели все в казну сдали? Скорее всего, ничего. Хотя с начальством, наверное, поделиться пришлось, потому с утра и задержался.
   Но остатки Петиного уважения Штерн сегодня потерял. Надо же! Червонец кинул. И плевать, что Петя вчера сам такие деньги взял, о которых и мечтать не мог. Главное, что таможенник почему-то отнес его не к достойным людям, которыми являются во всем мире маги, а к шантрапе. Мелким чиновникам "подай-принеси-пошел вон". А сам-то кто?
   - Вот и хорошо, - Петя сделал вид, что обрадовался: - Я сегодня позавтракать не успел, теперь будет на что.
   Все таможенники разом посмотрели на Петю. Пристально. В том числе и Штерн. Но начальник ничего говорить не стал, остальные тоже промолчали.
   Очереди на прохождение таможни в этот день не было. Грузовой состав в центральные губернии Великого княжества будет формироваться только через два дня, вот никто и не спешит. Так что Петя, немного покрутившись, все-таки отправился завтракать. Провожаемый, похоже, взглядами всех таможенников.
   На сей раз на завтрак Петя заказал себе, фактически, обед. Надо же было компенсировать себе почти сутки "поста". Хорошо хоть церковных постов в это время года нет, можно спокойно на мясо налегать. С утра, правда, его не готовят, только оставшееся с вечера разогреть могут или ветчины с бужениной порезать. Но Петя непривередлив. Все сойдет. С гарниром из каши. И глазунью из шести яиц на закуску...
   Петя увлекся перечисляя пункты меню и был очень удивлен, когда половой вдруг быстро умчался от его столика. Оказывается, напротив садился Лука.
   - Что же вы полового отпустили? - Удивился Петя: - Заказали бы что-нибудь. Не скажу, что здесь так уж вкусно кормят, но прилично. И других кафе нет. А сегодня, считайте, я угощаю. Скопидом Штерн на премию расщедрился. Целый червонец выдал. Надо потратить.
   Лука хмыкнул:
   - Червонец, говоришь?
   - Ага. И дал с таким видом, как будто орденом награждает, - Петя демонстративно провел пальцем по темляку на кинжале: - А у меня, между прочим, одна стипендия в Академии больше ста рублей в месяц. И, когда могу, еще подзаработать стараюсь.
   - Твое право, кадет.
   Обычно Петя немногословен, но сегодня разливался соловьем. Есть, правда, при этом не забывал, так что в рассказе возникали паузы, а при его возобновлении мысль периодически перескакивала с одного на другое.
   Приукрасив веселыми подробностями, рассказал, как накануне по его наводке Штерн с жандармом-унтером ("Семен Григорьевич, знаете такого?") проводили экзекуцию и изъятие лишних капиталов у купцов с магическими товарами. А один хитрец так и вовсе опий в паровозном тендере провезти пытался. Вот бы дымок из паровозной топки пошел!
   Внешне вел себя очень непринужденно, зато внутри держал концентрацию, как при сложнейшей волевой магии. Совсем не так просто одними намеками объяснить, что ты готов не замечать проходящие через таможенный пост магические грузы, если за это будет достойная компенсация. Скажем, в размере одной трети того, что Штерн берет.
   Лука посмотрел на Петю как-то странно. Он и до этого смотрел как-то неопределенно, как будто не мог решить, как к нему относиться. Теперь выражение взгляда немного поменялось. В другое время Петя бы этого не заметил, но с такой концентрацией он улавливал буквально все. Какое-то решение его собеседник принял. А вот насколько оно соответствует Петиным интересам, сейчас узнаем.
   Узнал. Идея процента от стоимости товара была зарублена на корню. Сто рублей в день, независимо от того, сколько и чего прошло через таможенный пост. Может, десять купцов с товаром, может, ничего. Аргумент: "Ты большего не стоишь".
   Немного обидно, но Петя решил согласиться. Сто рублей - большие деньги. Месячная стипендия кадета, а тут в день. И ничего делать не надо. В буквальном смысле этого слова. Даже переходить на магическое зрение при проверке товара не требуется. И до конца практики, считай, еще тысяч пять набежит. Даже не верится. Наверняка какой-то подвох есть. Но ни на первый, ни на второй взгляд его не видно.
   Рук друг другу не пожимали, по рюмке за успех начинания тоже пить не стали. Лука даже ничего так и не съел. Просто встал и ушел. Оставив на столе две сотенных купюры. И это явно не на оплату счета, который Петя, кстати, еще не просил принести. Еще, что ли, чашку кофе с чем-нибудь вкусным заказать?
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  


Популярное на LitNet.com И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) В.Кретов "Легенда 2, Инферно"(ЛитРПГ) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"