Сметанина Дарья: другие произведения.

От ненависти до любви одно слово

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


0x01 graphic

Я смерть готов без страха повстречать.

Не лучше ль будет там, чем здесь, - как знать?

Жизнь мне на срок дана.

Верну охотно, когда пора наступит возвращать.

Омар Хайям.

Пролог.

   Лето прошло. Наступил новый учебный год. Не смотря на то, что он новый, для многих он остается таким же нудным и скучным, полным проблем и слез. Но для Юли этот год - начало новой жизни. Пять лет она проучилась в школе номер девяносто, а в этом году она решила перейти в лицей. С её переходом связано две вещи: малый объем знаний, даваемый в той школе и ненависть к людям, из-за которых она потеряла надежду в то, что человек, который ей не безразличен, обратит на неё внимание. Но, не смотря на эти проблемы, уход из школы был тяжелым, много раз Юля меняла свое мнение, но в итоге она склонилась к решению уйти из школы.
   В лицее, как, оказалось, тоже было все не так просто. И здесь Юля находила и теряла, приобретала и отдавала любовь.

I. Новенький.

   Сегодня весь 10 "М" был напряжен и возбужден. Причиной такого настроя класса был приход новенького парня в класс. Его приход был неожиданным событием в жизни класса. Все старались расспросить его - кто он и откуда. Только Юля не старалась о нем наводить справки, потому что он ей не понравился сразу, а как потом оказалось он приходится племянником директору лицея. Звали этого парня как назло Юлиным любимым именем - Женя.
   Внешность у этого парня была не выдающаяся. Женины глаза были большие и яркие темно-зеленого цвета. Они выражали весь его характер. В Жениных глазах можно было прочитать, что он очень гордый, решительный, смелый. Но сейчас эти зеленые глаза говорили, что их обладатель находится в растерянности.
   Лицо же наоборот говорило, что Женя очень рад новому коллективу. По его белому, как молоко, лицу расплывалась радостная улыбка, обнажавшая все его тридцать два белоснежных зуба. Нос Жени был немного курносый с маленьким прыщиком на переносице. В общем, Женино лицо выражало детскую радость.
   Благодаря своей прическе, Женя все больше был похож на ребенка. Его ярко-рыжие волосы были подстрижены ежиком и обнажали его большие, но не торчащие уши. На затылке были видны промелированные пряди белого цвета.
   Когда Женя прошел к своей парте, все ученики поразились его походке. Когда он шел, создавалось впечатление, что Женя не шел, а летел. Спину он держал прямо, голову тоже, а ноги ступали мягко, почти бесшумно. Создавалось такое впечатление, что Женя не ученик лицея, а балетный танцор.
   Этот мальчик Женя вселял надежду в учеников десятого "М" класса. Всем казалось, что он способен прославить их класс на всю школу и поднять его до самых недостижимых высот. Но именно из-за этого Жени и начались все Юлины проблемы.
   Последним уроком у десятого "М" был классный час. На нем как обычно выбирали влиятельных людей класса.
   - Чтобы голосование было честным, давайте вы, сейчас напишите имена тех людей, которых бы вы хотели видеть в роли старосты, - сказала в начале урока классная руководительница и 10 "М" принялся голосовать. После окончания голосования классная объявила, - По итогам голосования могу вам сказать, что голоса разделились между Юлечкой Тятенковой и Евгением Гусловым. Но я думаю, что старостой мы должны назначить Женю, а Юлю замстаростой.
   - Это еще почему? - возмущенно спросила Юля.
   - Юлечка, у нас в классе еще не было мальчиков старост, и давай хоть в этом году уступим юноше пальму первенства.
   - Да ни за что! Мы его не знаем! И вообще, кто он такой?
   - А ты кто такая? - выкрикнул Женя.
   - Заткнись, пальма-переросток, - огрызнулась Юля.
   - Ребята, тише! - успокаивала классная руководительница. - Юлечка, если класс выбрал, значит так и должно быть.
   - Мнения разделились!
   - А мой голос решающий. И я выбрала Женю.
   Юля промолчала. За время дискуссии у Юли в голове созрел план по устранению всяких разных гадов - в данном случае Жени, а для осуществления этого плана нужно вести двойную игру.
   После окончания урока к Юле подскочила её одноклассница Катя и с большим любопытством спросила:
   - Юля, что ты там надумала?
   - Ничего.
   - Ну ты же что-то придумала! Ты же замолчала посреди разговора!
   - И что, что я замолчала?
   - Ну у тебя было такое задумчивое лицо, а потом ты на стуле подскочила!
   - Что, правда? Да ну!
   - Ага, и ещё крикнула что-то.
   - Странно, а почему я этого не заметила?
   - В период сильного возбуждения человек не контролирует свои действия! - сказала Катя и умчалась в сторону гардероба.

II. Сюрприз от Юли.

   В пятницу у Юли было мало уроков, и она решила сделать сюрприз своим бывшим одноклассникам - прийти в школу. Юля пришла на пятом уроке, когда все ещё занимались, и она решила совершить экскурсию по школе. На первом этаже кроме снесенной стенки кабинета шахмат Юля ничего интересного не нашла. На втором и третьем этаже тоже ничего нового. На столбе также висели статьи Юлиных подруг из 8 "Б" класса. Больше ничего не было. Наконец прозвенел звонок, и из кабинетов стали вываливать знакомые лица. А из двух соседних кабинетов вышло два самых любимых Юлиных класса: 10 "Г" и 8 "Б". Юля хотела бы уже пойти на встречу знакомым людям, но её остановил знакомый голос:
   - Юля, привет! Повернись налево! - это кричал Сережа, бывшая Юлина любовь.
   "Вот это да! Оказывается, меня здесь все ещё помнят!", - подумала Юля, но в сторону Сергея так и не взглянула. За лето Юля вытерпела многие его выходки, но всему есть предел и поэтому Юля направилась к своей подруге из 8 "Б" Даше:
   - Юлька! - закричала Даша, увидев Юлю, и побежала к ней. - Привет, а ты что здесь делаешь? Ты в гости или по делу?
   - И так, и так. Я прибыла из своего лицея ради того, чтобы закончить свою святую миссию.
   - И что же это за миссия?
   - Вам этого не понять!
   - Понятно. Может, пойдем в столовую?
   - А что, у вас кончились уроки?
   - Нет! Мы сбежали с биологии!
   - О как! Ну, тогда пошли в столовую!
   В столовой девочки сели за стол дежурных, которых, кстати, не было видно. Как успела отметить Юля, с момента её ухода почти ничего не изменилось. Такие же, как раньше желтые столы со скатерками в красно-белую клеточку, те же цветы в кадках для засаливания огурцов. Вот только шторы сменили с ситцевых под скатерть на чисто белые и персиковые.
   - Я смотрю школа все такая же.
   - Ага! А зачем что-либо менять? Лично мне и так хорошо! Ты что-нибудь есть будешь?
   - Ну я прям не знаю, вы такие вопросы задаете, конечно же буду!
   - Тогда почему сидим? Пошли заказывать!
   Заказали девочки по своему обыкновению очень много, что с первого раза унести все это не удалось и пришлось звать на какого-то шпунтика пятиклассника. Ели девочки молча, не разговаривая, и никто к ним даже не подошел из учащихся этой школы, но подошел очень нехороший человек.
   Как назло Юля сидела лицом к входу и все, что там происходит, ей было видно. Можно было представить Юлино лицо, когда в дверном проеме она увидела своего одноклассника Женю, который с ехидной улыбкой надвигался в Юлину сторону.
   - Юля, что с тобой? - спросила Даша, заметив, как меняется Юлино лицо.
   - Ни-че-го! - по слогам произнесла Юля.
   - О! Привет, подруга! А что ты здесь делаешь?
   - Да вот - ем! А ты?
   - А у меня здесь брат учится. Я за ним пришел. Он маленький, всего одиннадцать лет.
   - Юля, это кто? - спросила Даша.
   - Я её любовник. Она разве тебе не говорила? А зря. Мы, знаешь, уже и о детях подумываем. Ну ладно, я пошел. Пока, любимая, - сказал Женя, поцеловал Юлю и ушел обратно.
   Даша оценивающим взглядом смотрела то на Юлю, то на удаляющегося Женю, а потом спросила у Юли:
   - Ты почему молчала?
   - О чем?
   - Что у тебя есть парень.
   - А что я должна говорить, если я сама не знала, что у меня есть любовник, с которым я подумываю о детях?
   - Под детьми подразумевалось совсем другое. Ну, а это что за рыжик?
   - Это? Придурок Женя, мой одноклассник и староста в одном лице.
   Только Даша хотела открыть рот и сказать пару слов, у столика появился тот же Женя, но с какими-то бумажками. Сделав самые добрые глаза, нацепив милую улыбку до ушей, открывающую все тридцать два зуба, и, потупив взор, нежным, как у младенца голосом сказал:
   - Юлечка, солнышко! Помоги мне, пожалуйста. Мне вот тут нужно сделать проект по повышению статуса нашего класса в лицее.
   - Ну а я здесь при чем? - спросила удивленная Жениным поведением Юля.
   - Так вот, я хочу попросить тебя сделать это за меня.
   - А ты больше ничего не хочешь?
   - Ну, Ю-у-уль! - загудел Женя, как пылесос, а Даша начала смеяться. Она никогда не подумала бы, что кроме неё как пылесос может гудеть кто-то еще.
   - Не гуди, как пылесос! И вали от сюда! Не буду я за тебя ничего делать!
   На глазах у Жени навернулись слезы. Он долго смотрел на Юлю, потом положил на пол листочки, сел на них и заревел, что есть силы. Конечно, этот плач был ненатуральным. На Женины крики сбежались все: директор, завуч, поварихи с компотом, Сережа с борщом и технички со швабрами и ведрами.
   - Пацан, ты чего ревешь? Кто бочку катит на тебя? - спросил Сережа, а Женя ткнул пальцем в Юлину сторону, а Сергей спросил у Юли: - Ты зачем парня обидела?
   - Я-а-а? Он первый начал.
   - Ах так. Ну, черт среднеазиатский, тебя в детстве случайно не учили, что девочек нельзя обижать? - спросил с угрозой в голосе Сережа и ударил Женю по затылку.
   Этот спор продолжался целый урок. В итоге Сереже удалось разъяснить обстановку и наказать виноватого. Виноватым оказался ни в чем неповинный Женя. Возможно, Сережа до сих пор любил Юлю и не хотел признавать её во всем виноватой. А Жене удалось "отведать" пару затрещин, несколько пинков и всего в этом роде. Физически Женя практически не пострадал, а морально довольно сильно. Наверно этот случай и изменил внутренний мир молодого человека.

III. Понедельник - день тяжелый.

   Понедельник - день тяжелый, но не для Юли. В этот день все мужское население, которое ненавистно Юле, страдает от этой ненависти. Вот и сегодня был один из таких понедельников. Под горячую руку сегодня попался Женя. На первом уроке Юля сидела одна до середины урока, но потом, ровно через минуту - опять одна. Просто когда вышла учительница, к Юле решил подсесть Женя.
   - Привет, жена! - поздоровался Женя, когда подошел к Юлиной парте.
   - Гуслов, тебе не кажется, что ты уж сильно хочешь получить? - с вызовом спросила Юля.
   - От кого? От тебя?
   - Например, от меня. Не боишься?
   - Нет, не боюсь. Девчонки не умеют бить хорошо, они только царапаются.
   - Давай проверим? - спросила Юля и, не дождавшись ответа, ударила ногой этому наглецу по зубам, благо растяжка у Юли хорошая. И кто не умеет драться? Я?
   - Нет, нет. Это я так пошутил.
   - Вот и вали от сюда! И запомни, я не люблю сильно приставучих парней. А если я тебе понравилась, так и скажи. И нечего комедии ломать. Я думаешь не знаю, зачем ты в пятницу в ту школу приходил? Просто следил за мной. И нет у тебя никакого брата в той школе. Запомни, двери в девяностую для тебя навсегда закрыты и в мое сердце тоже! Так что поищи себе более сговорчивую девушку, - кричала Юля.
   - Ты мне еще ответишь, с..., - прошипел Женя.
   - Что ты сказал? Ну-ка подойди сюда, - сказала Юля, а Женя подошел, не ожидаю ничего плохого. А зря. Ничего не соображающая Юля встала, взяла учебники и ударила ими по Жениному носу. Из носа Жени на белую рубашку полилась красная кровь. - Теперь ты понял, с кем имеешь дело?
   Ответить Женя не успел, так как в класс зашла учительница. Минут десять от урока Юля просидела спокойно, без происшествий, но потом ей пришла довольно странная записка, в которой было написано: "Беда приходит из-за угла собственного укрытия. Будь осторожно, за тобой следят. Есть один шанс не встретиться со мной: будь спокойна".
   - Ну и какой козел это написал? - вслух спросила Юля.
   - Юля, с кем ты разговариваешь? - поинтересовалась учительница.
   - Да ни с кем. Это мысли вслух по теме. Я вот что-то пример не могу решить.
   - Какой пример? У нас же сейчас тема про белки и углеводы, - удивилась учительница.
   - Да? А я просто не заметила. У нас перед биологией математика была!
   - Какая алгебра? Сейчас же первая пара.
   - Ой! Я перепутала! Просто домашку вчера не сделала.
   - А-а-а, ну ладно. Продолжаем тему...
   Оставшееся время от урока Юля провела в раздумьях о записке. Она внимательно изучала стиль текста, сопоставляла с характером всех учеников, проверяла подчерка, но похожих не нашла. Потом Юля начала нюхать эту записку, а вдруг почувствует запах чьих-то знакомых духов? Но все безуспешно. Так Юля провела время на биологии. Последующие две пары Юля изучала своих одноклассников: их поведение, взгляды. Самыми странными Юле показались Женя и Никита Семьянов. Женя все уроки как-то нервно жевал жвачку, то, щурясь, то, ухмыляясь, смотрел на Юлю. Почему-то Юле в этот момент показалось, что она его любит. Но это только кажется. Никита же очень пристально наблюдал за Юлей, изучал каждое её движение и зачем-то что-то записывал.
   Когда Юля вышла из лицея, было уже темно. Знакомых лиц Юля на крыльце не увидела, там стояли какие-то старшеклассники. Один был высокий, с широкими плечами, а на затылке был маленький хвостик, стянутый резиновой резинкой для волос. Глаза у него были маленькие, нос прямой и длинный, а губы как бы смеялись надо всем происходящим. Стоял он свободно, запустив руки в карманы джинсов. Футболка и куртка у него были черные с надписями "Россия", спереди на футболке и сзади на куртке. Второй парень был более приятный. Он был невысокого роста, пухленький, но не жирный. Волосы были белые, подстриженные очень коротко. Глаза - не очень большие, голубого цвета. Само лицо казалось мягким свежевыбритым. В правой руке он держал сигарету, а в левой шоколадку "Сникерс". Он, то курил, то ел шоколад, растягивая удовольствие. Одет он немного проще, чем первый парень. На нем были дутые штаны, в которых он смотрелся ещё полнее и куртка, тоже с надписью "Россия".
   - Привет, Юльчонок-Зайчонок! - сказал первый. - Не желаешь с нами познакомиться?
   - А что будет, если я не захочу с вами знакомиться? - с вызовом спросила Юля.
   - А мы заставим, - сказал второй.
   - Да-а?! Молодые люди, а вас не смущает то, что у меня черный пояс по КАРАТЭ? - соврала Юля.
   - Ха-ха-ха! Ты что, за одно слово кулаками махать будешь? Так все-таки, давай познакомимся. Вот ты, например, нам понравилась. А мы тебе?
   - Ты - нет! А тот, который со "Сникерсом" - да! Как его зовут?
   - Шлава, - жуя всю туже шоколадку, сказал паренек-колобок.
   - Приятно познакомиться! Ну, мне пора. До свидания, мой любимый город! - пропела на прощанье Юля.
   - До новых встреч! - хором крикнули парни.
   "Боже мой, какие же придурки учатся у нас в лицее! Они же прирожденные бандиты! Ну какой нормальный человек будет курить и есть шоколад? Да-а-а, свалились же они на мою голову! Стоп! А откуда они меня знают? Кто вообще они такие? И что еще они знают обо мне? Но ясно одно, они не из лицея, по крайней мере, за эти два месяца я увидела их впервые! Да кто они, черт возьми?" - так размышляла Юля, направляясь к остановке. Наконец-то она добралась. И о ужас! На остановке стоял с бутылкой довольно крепкого пива... Женя. К сожалению, на остановке больше никого не было. "Ладно, сейчас вспомним навыки актерского мастерства, данные мне в девяностой школе", - подумала Юля и, собравшись с мыслями, подошла к киоску, купила большую шоколадную плитку пористого шоколада, улыбнулась самой сладкой улыбкой, подошла к Жене и сказала, протягивая шоколадку:
   - Привет, Женечка! Извини меня за сегодняшнее. На вот, угощайся! Все же лучше, чем пиво пить в мороз на остановке.
   - Спасибо, Юля. Не ожидал от тебя такого благородия, - ошарашено и немного тормозя, произнес Женя. Юля, если на то пошло, то и ты извини меня за записку.
   - Так это ты-ы-ы? Ах ты, гад! Я тебе предоставила возможность быть старостой, а ты! У меня нет слов.
   - Да это я. Давай сменим тему...
   - Нет подожди. А пацаны на крыльце около входа - это твои друзья? Зачем ты их подослал? Ты что, решил меня позапугивать?
   - Какие пацаны? Ты о чем?
   - Как о чем? Двое парней около входа, один со "Сникерсом" и сигаретой, а другой с длинным хвостиком.
   - Я таких не знаю. Я вообще только неделю назад приехал в Новосибирск.
   На самом деле Женя их знал очень хорошо, но не хотел об этом говорить Юле.
   - Да? Ну ладно. А вот и мой автобус. Пока! И запомни: алкоголь, не для современной молодежи! - крикнула Юля, залез в автобус, а Женя выкинул бутылку, подошел к киоску и купил... леденец и сок.

IV. SMSка о любви.

   Сегодня суббота. Так Юле не хотелось вылезать из кровати и идти опять в школу, встречаться с Женей, а может даже и с парнями около крыльца. Но делать нечего, учиться, так учиться. Поборов свое нежелание, Юля встала и первым делом включила сотовый телефон и, ровно через минуту, пришла SMSка: "Ja tebja ljubliu" и к ней прилагалось маленькое сердечко красного цвета. Номер отправителя Юле был неизвестен, у неё даже не было догадок о том, кто это мог прислать.
   - Интересное кино, - вслух сказала Юля. - Что это за тайный поклонник? Уж не Женя ли это? Хотя нет, он меня недолюбливает. Ну и фиг с ним, с этим поклонником.
   И, забыв про эту SMSку, Юля начала собираться. Через пятнадцать минут она уже стояла на остановке, ждала автобус. Но нужный автобус не появлялся. Бедная Юля замерзла так, что зубы ходили ходуном, а пальцы рук были не в состоянии пошевелиться. Наконец-то пришел автобус, правда, народу в нем было очень много. На середине пути у автобуса что-то сломалось и Юле пришлось выйти из него и идти в лицей пешком. Шагая по лужам по мосту через реку Обь под дождем, Юля дошла до лицея, но опоздала на первую половину первой пары. Не успела Юля раздеться, как к ней подбежали девочки:
   - Юля, Юля пришла. А мы думали, ты заболела. А у нас истории нет, а Женя новенький в больнице лежит. На него вчера какие-то пацаны напали на остановке около лицея, - верещала Таня Богачева.
   - Ну и, слава Богу. Я о том, что истории нет. А Женю жалко. Я надеюсь ничего серьезного?
   - Да нет. Сотрясение мозга и один перелом правой руки. Не волнуйся, твоя любовь будет жить.
   - Я надеюсь. Что ты сказала? Чья любовь? Моя? С чего ты взяла?
   - Да ты думаешь, мы не видели, как ты его вчера шоколадкой угощала? А мы все видели и слышали, так что отпираться бесполезно, - это уже говорила Таня Дик.
   - Ладно, сменим тему. Вы не знаете чей это номер? - спросила Юля у всех, называя номер, с которого пришло сообщение. - Ну, никто не знает?
   - Ну я знаю, но не скажу, - сказал Антонов Ваня.
   - Ва-а-аня, - протянула Лена, Ванина девушка, - говори что знаешь, не молчи.
   - Не скажу. Но знайте одно, этого человека за неделю успели полюбить все девочки нашего лицея, но он любит только тебя, Юля.
   - А ты откуда знаешь? - хором спросили девушки.
   - Этот человек мой лучший друг! Он доверяет мне все секреты своей жизни. Все, больше я вам ничего не скажу, - произнес Ваня и ушел.
   - Та-а-ак, Юля, кто это тебя так сильно любит? - с завистью спросила Шпанко Маша. Дело в том, что Маша считает себя лучше всех, а личного счастья у неё до сих пор нет.
   - А тебе какая разница? Завидуешь? Иди от сюда.
   - О чем спор? Может, я вам чем-нибудь помогу? - спросил подошедший Кирилл.
   - Может быть. Слушай, Киря, ты не знаешь, кому принадлежит номер 8913...?
   - Ты что, Тятенкова? Да этого человека весь лицей знает! У него вся школа в друзьях и подругах! Не просвещенный ты человек, Юля.
   - А как его зовут?
   - Секрет фирмы. Он просил не говорить. Ладно, всем пока, я на теннис! Кто со мной?
   - Я-а-а! Подожди меня, Колокольчик! - крикнула Кириллина девушка Катя.
   - А девочек на теннис не берут! Всем пока!
   - Ну и не надо! - хором крикнули все и направились в сторону буфета.
   - 10 "М"! Все в класс! Нужно решить некоторые вопросы, - остановила девочек классная руководительница.
   - Ну сейчас! Даже поесть не дадут!
   - Потом поедите! Нечего по школе ходить во время уроков! Все в кабинет!
   Как обычно последнее слово осталось за учительницей.
   - У нас в классе возникли некоторые проблемы, начала Тамара Ивановна. - Первая, как вам известно, Женечку Гуслова положили в больницу. Вторая проблема, а точнее задание - это подготовка к "Осеннему вечеру".
   - А при чем здесь мы? - спросила Таня Дик.
   - Я думаю, что нужно сходить к Евгению в больницу, а "Осенний вечер" как следует разработать.
   - И кто этим будет заниматься, - спросила Юля Романова в надежде, что это все поручат ей. Первая - она любила Женю и хотела оказаться полезной ему и любимой им. Вторая - это желание показать Жене, что она лучше всех.
   - Эти дела мы поручим Тятенковой Юле. Я думаю, она справится. Знаешь, Юля, к Жене лучше сходить в понедельник, часам к четырем. Позвони его родителям и узнай, что ему нужно привезти в больницу, - сказала учительница и отпустила девочек.
   - Юля, пошли, отойдем на минутку, - попросила Романова.
   - Пошли. А что?
   - Слушай, я вижу, что ты не хочешь заниматься всеми этими делами. Отдай их мне.
   - Почему ты так решила, что мне кому-то захочется кому-то отдать эти поручения.
   - Ну не знаю. Ты же занята, а я могу тебе помочь. Тем более ты ненавидишь Женю, и я думаю, что тебе не хочется лишний раз иметь с ним дело...
   - Это не твоё дело! - перебила Юля. - С Евгением я разберусь сама, когда он выйдет.
   - Ну тогда отдай мне подготовку к "Осеннему вечеру".
   - А вот это я тем более не отдам! У тебя нет таланта.
   - Юля! Тятенкова! Ты идешь? - крикнула издалека Таня Богачева.
   - Ты что, опять с Романовой поругалась? - спросила Маша.
   - Можно и так сказать. Ладно, пошлите в столовую.
   В столовой Юля увидела двух парней, которые стояли в понедельник на крыльце. Сейчас они были в форме учеников лицея. У парня с длинными волосами на носу были очки, в которых он походил на "ботаника". А Слава в костюме был немного полнее, чем тогда.
   - Лена, ты не знаешь, что это за парни за соседним столиком?
   - Какие? А эти! Это Слава Свинцов и Денис Гончаров. Они новенькие из 11 гуманитарного. А что? Кто-то из них тебе понравился? Если хочешь, познакомлю.
   - Спасибо, не надо, мы почти знакомы. А откуда они меня знают?
   - Не знаю. Может, ты им нравишься?
   - Да прям. Ладно, сменим тему. Ты к Жене поедешь?
   - Наверно да. А ты?
   - Естественно. Мне с ним поговорить нужно о проблемах класса, - спохватилась Юля. Дело в том, что Юле уже нравился Женя, но она не хотела, чтобы кто-нибудь догадался об этом.

V. Признание в больнице.

   Сегодня понедельник. Ответственный день для Юли и некоторых учеников 10 "М" класса. Маленькая компания Жениных друзей класса едет к нему в больницу. Конечно, все волнуются, но больше всего волнуются Тятенкова и Романова Юли.
   В больницу пришло пять человек: Вельш Илья (Лапша), Дубинин Паша (Дубрава), Романова Юля, Сема Леша и Тятенкова Юля. Конечно же, была классная руководительница. Сначала они ознакомились с Жениным состоянием у врачей. По их словам, состояние было стабильное, через две недели, возможно, выпишут, но в лицее он появится только через месяц. Как оказалось, при драке Женю ударили чем-то тяжелым по голове, и он получил сильное сотрясение головного мозга. Врач более подробно все рассказал и обратился к посетителям:
   - Ну что? Пройдемте к вашему больному? Кто первый?
   - Я! - хором ответили обе Юли.
   - Что, девушки, неразделенная любовь? - усмехнулся врач.
   - Мы им покажем любовь, - пригрозили мальчишки и учительница.
   - Романова, иди ты, - сказала Юля.
   - Хорошо, - ответила Юля и зашла в палату. - Привет, как ты себя чувствуешь?
   - Здорово. А ты что здесь делаешь? - удивился Женя.
   - Кроме меня за дверью стоят Юля Солнце, Лапша, Дубрава и Сема.
   - А меня интересует, что ты здесь делаешь.
   - Пришла проведать тебя и кое-что сказать.
   - Ну, говори. Только быстрее, а то я с другими повидаться хочу. Ну живее! Не стой, как столб в пустыне.
   - Я тебя люблю.
   - А я то здесь причем? Я то тебя не люблю!
   - Женя, приглянись ко мне и ты поймешь, что тебе нужна только я.
   - Знаешь, ты ошибаешься. Мне нужна совсем другая девушка!
   На глазах у Юли выступили слезы. Она еще минут пять стояла в палате и слушала все, что говорил ей Женя. Это были не самые приятные слова. Но для Юли эти слова были пустыми, незначащими ничего в этот момент. В Юлином сознании до сих пор звучало Женино "Я тебя не люблю", такое издевательское и открытое, без подвоха и тайн. Все было ясно, он это сказал не ради потехи, а ради Юлиного блага. Он не хотел, чтобы она мучилась от безответной любви. Так понимала смысл Жениных слов Юля. Подумав про все это, Юля утерла слезы, улыбнулась Жене самой нежной улыбкой и, направившись к выходу, почти шепотом сказала:
   - Запомни, несмотря ни на что, я буду любить тебя вечно. Выздоравливай.
   - Да катись ты со своей вечной любовью! Юлю Тятенкова позови!
   И Юля ушла. И сразу стало все так, как раньше: мальчишки смеются в коридоре, волнуется Юля Солнце, Тамара Ивановна нервно теребит пуговицы не совсем белого халата.
   - Ну, как он? Умирает или еще живой? - спросил с насмешкой Павел.
   - Не смешно. Он хочет видеть Юлю, - пролепетала Романова.
   - Меня?! - удивилась Юля.
   - Да!
   Зайдя в палату к Жене, Юля увидела жалкую картину. Двуместная палата в которой на фоне оборванных с подтеками обоев стояло две койки, на одной из которых лежал Женя. С разных сторон палаты стояли холодильники. Еще рядом с каждой койкой стояли тумбочки с цветами. И все. А еще в палате очень сильно пахло нашатырным спиртом и ковалолом. Но более жалкое впечатление на Юлю произвел сам Женя. Бледный с синевой, с забинтованной головой и загипсованной рукой. Он одной рукой чистил большой оранжевый апельсин. Если честно, это ему давалось не легко. От такой картины у Юли чуть не полились слезы, но она справилась со своими эмоциями и как можно веселее сказала:
   - Привет! Как болеется?
   - Привет. Да нормально. Мне тут каждый день апельсины возят, да соки разные. А вчера мне две гвоздички привезли.
   - Ну ты знаешь, не торопись выздоравливать, нам и без тебя хорошо.
   - Особенно тебе?
   - Особенно мне. Ты что апельсин бедный мучаешь? Что он тебе сделал?
   - Вот вместо того, чтобы издеваться, лучше помогла бы.
   - Давай, - сказала Юля и взяла из Жениных рук апельсин. Не известно, что произошло в тот момент, но и Юля и Женя почувствовали, что они любят друг друга. Пальцы их рук легли друг на друга, сжимая апельсин. Потом любовь затмила их глаза. Юля рассмотрела в Женином лице очень приятные черты, которые раньше заметить было не возможно. А Женин взгляд устремился глубже - в душу. Он видел маленький луч света, который с каждым ударом сердца становился все больше и больше. Только сейчас Женя понял, что Юлина грубость по отношению к нему - это просто маска! Наконец Женя пришел в себя и тихо, но уверенно сказал:
   - Я тебя люблю, Солнце.
   - Ты тоже это понял только сейчас?
   - Это была своеобразная игра пальцев, которая подсказала мне, что мы созданы друг для друга.
   - Я знаю. Я тоже тебя люблю.
   - Знаешь, Юля, говорят от ненависти до любви один шаг, а у нас с тобой одно слово "давай".
   - Или один апельсин. Слушай, а кто это тебя так разукрасил?
   - Да парни одни. Проблемы маленькие у меня были и есть.
   - Что за проблемы? Может, я помогу?
   - Нет, Юля, ты не сможешь. Эти проблемы смогу решить только я. А рассказать я тебе пока что ничего не могу. Могу сказать, что эти побои - это зачатки цветочков, меня могут и убить.
   - Кто?!! - закричала Юля.
   - Люди. Но ты не волнуйся, я думаю, что все обойдется.
   - Ты так думаешь или правда, что все обойдется?
   - Пока что только думаю.
   - А с чем связаны эти проблемы?
   - С моим прошлым. Ладно, Юля, давай прощаться. До скорого.
   - Пока.
   - Слушай, позови пацанов.
   Юля не ответила. Она вышла в коридор и начала спускаться вниз, к выходу, а на прощанье сказала:
   - Пацаны, вас Женя хочет видеть.
   Илья, Паша и Леша зашли в палату.
   - Привет, брателло, - поздоровался Павел.
   - Здорово, пацаны, - откликнулся Женя. - Закурить не найдется?
   - Извини, нет.
   - Ну, как ты сюда попал? - спросил Леша.
   - Вот что, ребята, я вам все расскажу, но с условием, что Юльке вы не скажите ничего.
   - Заметано, - откликнулся Павел.
   - Тогда слушайте. До того как приехать в Новосибирск я жил в Москве. Родители мои часто уезжали за границу, а я оставался без присмотра. Постоянно были дискотеки, пиво, водка, девушки, а у кого-то наркота. И вот в один из таких дней мне предложили попробовать один из наркотиков. Ну я и попробовал. Теперь все деньги уходили туда. И вот я влез в долги, так как денег мне родители не давали. Потом меня вылечили в клинике и увезли в Новосибирск. Дня два назад меня нашли те ребята, которым я задолжал довольно крупную сумму: 5000$! За год я должен найти эти деньги. Что мне делать?
   - Да-а-а, влез ты брат, по самые уши, - протянул Илья. - Ищи деньги, а то убьют.
   - Да это я и сам понимаю. А где искать?
   - Иди работать.
   - Спасибо, Павел. Кем работать?
   - Мобилу продай, плеер.
   - Ага, еще скажи натурой отработать!
   - Ну а что, давай. Опыт уже есть, - смеялся Илья.
   - Слушай, Вельш, тебя как ударить с правой или с левой?
   - А у тебя одна рука вывихнута, а другая сломана.
   - Ну это не навсегда. Так что мне делать?
   - Да они через месяц уже про все забудут, так что не парься, брателло! - успокоил Паша.
   - Вы уверены?
   - Слушай, Женек, а что у тебя с нашей Юлей? Ты поосторожней, а то тебя кто-нибудь из наших за неё тоже искалечит.
   - Это кто кого ещё искалечит!
   Закончить разговор парни не успели, потому что в палату зашел лечащий врач и сказал:
   - Время посещения больных вышло. Прошу покинуть больницу.
   - Минуточку, - ответил Илья, а Жене сказал: - Не бойся брат, мы с тобой.

VI. Один замечательный день каникул.

   Наступили долгожданные осенние каникулы. Женя до сих пор лежит в больнице, а Юля занимается обычными повседневными делами: помощь родителям, подготовка к "Осеннему вечеру", выполнение домашнего задания - и все ради того, чтобы скрасить одиночество. Из больницы Женя не звонил, потому что врачи запретили пользоваться ему сотовым из-за сотрясения. Съездить в больницу Юля не могла, да её и не пустили бы к нему. Дело в том, что Женя рассказал все родителям, и они в свою очередь попросили врачей никого не пускать к Жене ради его же безопасности. Как бы Женя не протестовал против этого, все его бунты закончились поражением. Но он не очень-то и расстраивался. В конце концов, он же не вечно здесь будет лежать. "Вот выпишут меня, и я сразу поеду к Юле", - решил как-то ночью Евгений. И вот этот день настал.
   Юля сидела на диване с котом на руках. Все её мысли были заняты любовью к единственному Жене. Она думала о будущим с ним. Будущее ей представлялось безоблачным и ясным. Вот Юля и Женя сидят в ресторане, мило беседуют о каких-то проблемах, и вдруг Женя делает Юле предложение выйти за него замуж. По сценарию жизни Юля говорит, что подумает. А вот их свадьба. Юлины черные кудрявые волосы до плеч скрывает белоснежная фата, неестественно длинная, а может и бесконечная. Юлину стройную фигурку подчеркивает облегающее до пояса великолепное платье. Корсет платья вышит шелковыми нитками, а подол юбки украшают стразы, переплетенные в самом замечательном рисунке. "Такого платья не было даже у самой королевы Великобритании", - думают с завистью присутствующие девушки. А рядом с Юлей стоит красавчик Евгений Гуслов в строгом костюме Жениха. А вот свадебное путешествие в Париже! Нет, лучше в Венецию, а еще лучше в Милан! Да, в Милан. Рождение ребенка! Не правда ли прекрасно? Женя волнуется, и вот ему сообщают, что у него родился сын! Рост - 57 см, вес - 4 кг, полностью здоровый! Теперь предстоит выбрать имя, не правда ли сложная задача? И вот решение принято, мальчика назвали Гуслов Александр Евгеньевич. Наступила счастливая старость! Юля и Женя целое лето проводят на даче, а по выходным к ним приезжают дети. Такую жизнь видела Юля. От приятных мыслей Юлю оторвал звонок в дверь.
   - Кто? - спросила Юля.
   - Дед отмороз, борода из ваты! Вам подарочки принес, лучше сладкой ваты!
   Юля открыла дверь и увидела Евгения. Выглядел он еще хуже, чем тогда в больнице. Рука все еще была в гипсе, под глазами желтые круги, сам Женя был похудевший и бледный. А еще (Юля заметила это не сразу) на Жениных светлых джинсах в области правого бедра виднелось кровавое пятно. Это зрелище привело Юлю в замешательство.
   - Привет, - как можно бодрее поздоровался Женя и протянул Юле букет белых роз. - У тебя не найдется бинт и какое-нибудь дезинфицирующее средство, а то я шел, на ветку напоролся и вот, пожалуйста.
   - Привет. Заходи, сейчас все сделаем, - слабым голосом сказала Юля.
   Женя прошел в коридор, разулся, повесил куртку в шкаф и спросил:
   - Куда?
   - На кухню проходи, снимай джинсы, я сейчас все принесу, - сказала Юля и пошла в ванную комнату. Там она взяла бинт, вату и перекись водорода. Отнесла все это на кухню и налила чистой воды в тазик предварительно промытый.
   - Ты что собралась делать?
   - Лечить тебя. Джинсы снимай!
   - Отвернись.
   Юля только пожала плечами, но не отвернулась.
   - Ну я тебя попросил отвернуться.
   - По-моему, сейчас отворачиваться не уместно, все равно я тебе рану дезинфицировать буду.
   Наконец Юля уговорила Женю снять штаны, отнесла их в стирку и принялась за дезинфекцию раны. Пока Юля обрабатывала Женину ногу, от Жени только и слышалось: "Ой! Больно! Прекрати! Не надо, само пройдет!". А Юля только смотрела на женю и улыбалась.
   - Все, - сказала Юля, когда закончила.
   - Спасибо, а где мои штаны?
   - В стирке. Сегодня ты останешься у меня, будешь спать в бабушкиной комнате, а завтра я лично провожу тебя до дома.
   - Да ладно, не стоит.
   - Нет, стоит! Ты думаешь, что я такая дура и не понимаю, что ты вовсе не об ветвь порезался, а тебя кто-то ножом ранил?! - со слезами на глазах кричала Юля.
   Женя подошел к Юле, взял за руку, подтянул к себе и не загипсованной рукой обнял её за голову, а потом сказал:
   - Знаешь, мне кажется, что мне со своими проблемами уже на тот свет отправляться пора. Все равно жизнь себе я еже сократил лет на пять. А на счет ножа ты права. Это при выходе из больницы меня так ласково встретили.
   - Женя, что у тебя за проблемы такие?
   - Плохие проблемы. Я полностью уверен, что сегодняшнее нападение было последним.
   - Ты мне обещаешь, что это больше не повторится?
   - Да. Ради тебя я сделаю все, чтобы мы были счастливы.
   Женя хотел было поцеловать Юлю, но она его оттолкнула. Но потом сама подошла к своему любимому парню и поцеловала его. Целовала она его жадно, боясь, что этот поцелуй может быть последним. От этого поцелуя молодую пару оторвал звонок в дверь.
   - Я открою, робко сказала Юля и пошла открывать.
   Как оказалось, это была Юлина подруга Катя Баргатина. Была она чем-то расстроена, чему подтверждением были слезы. Не здороваясь, Катерина забежала в квартиру в куртке, шапке и сапогах и начала рыдая говорить:
   - Я не понимаю, что я ему сде..., - здесь Катя прервалась, увидав перед собой Юлиного парня без штанов. Это зрелище наводило на многие непристойные мысли. Но, увидав Женину рану, Катерина все поняла и продолжила, - лала! Я просто разговаривала с Антоновым, а Кирилл подумал, Бог знает что! Я понимаю, что Ваня ко мне не ровно дышит, но я то люблю Колокольчика! Что мне делать?
   - Во-первых, здравствуй! А во-вторых, ты что, поругалась с Кириллом?
   - Да! У меня теперь нет парня!
   - Ну почему же, вон Антонов от тебя без ума, и иди к нему.
   - Тебе хорошо! Вот у тебя, Юля, прям перед глазами счастье без штанов! А у меня даже в штанах и того нет!
   Женя от таких слов смутился и покраснел. А Юля показала ему, чтобы он ушел в другую комнату.
   - Катя, ты прекрасно знаешь, что Кирилл все быстро прощает! И тем более ты не в чем не виновата!
   - А Кирилл так не считает!
   Катя замолчала. Она обвела своим грустным взглядом зал и вдруг, в её глазах засверкал яркий огонек, и Катя сказала:
   - Ну и черт с этим Кириллом! Я ни в чем не виновата, а он пускай делает что хочет! Я с ним расстаюсь!
   - Вот и хорошо!
   - Ладно, Юля, я пошла! У меня еще много дел!
   "Ну вот, спасла сегодня двух людей. Все-таки хороший сегодня день!" - подумала Юля.

VII. Осенний вечер.

   Сегодня лицей сверкал хорошим настроением, улыбками девушек и задором парней. Никто не делал замечаний ученикам, просто учителям было сегодня не до них. Но самое то приятное было то, что половины многих уроков не было, а, следовательно, не было и домашнего задания! Причиной всего этого был "Осенний вечер". Учителя подготавливали актовый зал к этому событию. По задумке все девушки должны были быть в пышных платьях XIX века с соответствующими прическами и украшениями. Мальчики должны присутствовать на балу просто в строгих черных костюмах и белых рубашках. Но самое главное! После бала будет дискотека! Подготовку бала поручили Тятенковой Юлии, а помогал ей Расстрига Павел. Для Жени этот бал был большим испытанием. По характеру Евгений был очень ревнивый и не любил когда рядом с его девушкой стоит другой парень, хотя и сам любил заводить романы на стороне.
   Перед балом девушки из 10 "М" переодевались в женской раздевалке в свои наряды. Послышался стук в дверь. Конечно же, не обошлось без криков и визгов девушек. К счастью, все были одетыми и решились открыть дверь. Перед ними стоял Евгений.
   - Юлю Тятенкова позовите, - попросил он довольно сердито.
   - А зачем она тебе? - спросила Баргатина Екатерина.
   - Не твое дело. Юля, выйди, пожалуйста.
   Юля вышла и подошла к своему парню.
   - Юля, ответь честно, ты меня любишь?
   - Я тебя не люблю, а испытываю начальную стадию этого святого чувства, - соврала Юля, хотя была очень сильно влюблена в Евгения.
   - Тогда откажись от танца с Павлом Расстрига!
   - Не могу.
   - Если ты меня любишь, то ты это сделаешь.
   - Хоть я в тебя и влюблена, отказаться от танца с Пашей я не могу! Я не виновата, что когда назначали ведущих, ты валялся в больнице!
   - Во-первых, не валялся, а лежал! Во-вторых, меня не волнует то, что ты ответственная за этот вечер, а в-третьих, выбирай: или танец с ним и мы расстаемся или ты не танцуешь с ним, и мы продолжаем наш дружеский союз!
   - Знаешь, я не буду выбирать, а тебе придется смириться с этим танцем!
   От переполняющей Женю злости, он не смог что-либо ответить, и поэтому, он просто ушел.
   Как Юля обещала, так и произошло. На балу она танцевала с Павлом и дарила ему самую нежную свою улыбку. Юля не чувствовала никакой вины перед Женей, напротив, она была рада тому, что все вышло так, как она хотела. За все время бала Юля ни разу не взглянула Женину сторону. Она чувствовала маленькую обиду и даже один раз решила бросить его, но потом передумала.
   - Юля, ты почему такая веселая? - спросил Павел.
   - Все вышло так, как я хотела! Я люблю нервировать людей.
   - Ты про Женьку что ли?
   - Ну конечно! А про кого же еще? Паш, давай сегодняшнюю дискотеку проведем вместе?
   - А как же Женя?
   - Мне что из-за него нельзя танцевать с лучшим другом?
   - Ну я принимаю твое предложение!
   После того, как закончился бал, и все пошли готовиться к дискотеке, к Павлу подошел Женя.
   - Слушай, Павел, не трогай мою Юлю, - сказал Женя, подчеркнув слово мою.
   - А про какую Юлю, ты говоришь? У нас их три.
   - Про Солнце!
   - Да-а-а? А с чего ты взял, что она твоя? Ты что, её купил?
   - Я её парень! Я её люблю и между нами не должно быть третьего человека!
   - Слушай, Новенький, ты случайно наркотики сегодня не употреблял?
   - Нет. И это тоже не твое дело, - сказал Женя и уже хотел ударить Павла, но их остановил Семьянов Никита.
   - Пацаны, зачем кулаками махать, когда можно воспользоваться ножом? - сказал он.
   - Семьянов, отвали по хорошему, а то и тебе достанется, - предупредил Женя.
   - Мне?! Давай, проверим, - сказал Никита, достал нож собственного изготовления и направился в сторону Евгения. Женя по чистой случайности захватил с собой складной нож. Он достал его, раскрыл и тоже стал приближаться к Никите. Начался бой. В детстве Евгений занимался вольной борьбой, но, к сожалению, вспомнить какой-либо прием он не смог, поэтому преимущество было на стороне Семьянова. Бой был жестокий - один на один, без свидетелей. И вот показались первые капли крови, и бой затих. Из рук Никиты упал нож, а следом и он сам. Евгения охватило чувство страха. "Что же я наделал? Мне же грозит тюрьма. А если они проведут обыск и обнаружат наркотики? Тогда мне грозит двойной срок!" - думал Евгений.
   Дискотеку, конечно, отменили. В лицее была суматоха. Скорая, слезы, крики и разборки с родителями - все это помешало проведению дискотеки в школе. Никиту увезли в больницу, к счастью, он получил легкое ножевое ранение в области живота. Даже органы не были задеты. Именно поэтому родители Ника не стали заявлять в милицию.
   Женя сидел на лавочке около лицея. На улице было около минус десяти градусов, а он сидел в одной рубашке и брюках. На него летели снежинки первого снега, а он сидел и смотрел куда-то вдаль.
   - Снег, - вдруг произнес он. - Так же как и я - летит, падает и тает. Все же мы похожи на явления природы.
   Евгений думал о своей несчастной жизни. Он думал о тех днях, проведенных в одном из Московских баров, где собирались одни наркоманы. Вспомнил свою бывшую девушку с нежным именем Матильда, с которой он познакомился в том же баре. "Жаль, что она умерла в свои четырнадцать лет, - подумал Евгений. - Она была единственной, которая была не из нашего круга". Потом Женя вспомнил Знакомство с Юлей Солнце. Он понял свою вину перед ней и решил ей позвонить. Он достал телефон и дрожащими руками набрал её номер.
   - Я тебя люблю, - произнес он в трубку.
   "Все-таки похолодало", - подумал Женя и ушел куда-то вдаль, которая заведет его не известно куда.

VII. Опять за старое.

   Сегодня Женя снова не пришел в школу. Он не появляется в школе уже три недели. Дома его тоже нет. Сотовый не отвечает, родители не знают где он, мать во всем винит Юлю, учителя мучают расспросами. И никому нет дела до бедной Юли, которая сама не находила себе места. Но ей ничего не оставалось, кроме того, чтобы терпеть все это. Даже лучшие подруги стали отворачиваться от Юли. Они считают, что Юля знает все про Евгения, но это было не так. Девчонки считали, что Юля покрывает Евгения, а тот в свою очередь просто где-то прохлаждается. Как известно, в любом учебном заведении слухи расползаются со скоростью света. Вот и дошло до директора, что Юля и Женя состоят в какой-то бандитской группировке. И что самое ужасное, донес эту новость Юлин одноклассник Ласуков Виталя, а подкинула идею Черных Таня. И вот Юлю вызвали к директору.
   - Юлечка, милая, скажи, где Женя? - напирала директриса.
   - Я не знаю.
   - Ну, как же ты не знаешь? Вы же любите друг друга и даже больше.
   - Я ничего не знаю.
   - Юля, мы можем выгнать его из школы за необоснованные пропуски уроков.
   - Я ничего не знаю! Не знаю! Не знаю!! Я сама его ищу, - срывалась на крик Юля. - Хватит меня мучить! Я сама его ищу! Хватит! Я уже устала от Ваших допросов! Перестаньте!!
   Юля кричала от беспомощности перед этой ситуацией. Из-за этого происшествия у Юли не осталось подруг. Они думали и говорили напрямую, что они с Женей не только общаются, обнимаются и целуются. К счастью, так считали только девчонки. Единственное утешение для Юли было то, что у неё остались друзья из класса: Вельш Илья, Герингер Илья, Дубинин Паша, Малышкин Саша, Расстрига Паша и Шамраев Андрей. И, конечно же, у Юли есть подруга из её бывшей школы, которая всегда рада прибежать на помощь, журналистка и психолог в одном лице - Сметанина Даша или просто Дахуня. Правда был один минус в этой подруге: она любит портить настроение. Но все равно, лучше что-то, чем ничего. И вот сейчас Юля сидела с Дашей в маленьком кафе на Вокзальной магистрали и рассказывала об этой ситуации.
   - Нда-а. Нда-а. Ну, знаешь, не все так печально! - выдала свою мысль Даша, когда Юля ей все рассказала.
   - Как это? Не все так печально?
   - Знаешь, ты ему звонишь со своего телефона, а ты попробуй позвонить с мобилы пацанов, он может и ответит. Если ответит, то он не хочет видеть именно тебя, а если не ответит, то он вообще не хочет, чтобы его нашли.
   На следующий день Юля подошла к Расстрига Павлу.
   - Паш, можно позвонить с твоего телефона?
   - Конечно, Юлечка. А кому?
   - Жене.
   Паша дал Юле свой сотовый. "Какая же она все-таки одинокая", - с грустью подумал Павел, пока Юля набирала номер. И вот в трубке послышались первые гудки, но через три гудка вызов был отклонен. Юля протянула телефон Паше, а тот взял и Юли из рук телефон, положил на стол, взял Юлю за руку и обнял. От такой нежности Юля расплакалась.
   - Паша, я так больше не могу. Что мне делать?
   - Не бойся, малыш, я с тобой. Мы найдем Женю.
   - Тятенкова, хватит соблазнять пацанов! Одного уже соблазнила, - послышался голос Богачевой Тани.
   - Богачева, заткнись! - крикнул Павел. - Не видно, что ли, что Юле и без ваших сплетен паршиво.
   Из Юлиных глаз все стремительней капали слезы на Пашины брюки.
   - Ну-ну, малыш, не плачь, - прошептал Павел.
   Юля только тихонько всхлипнула. Ей было так уютно у Паши на коленях и в его объятиях. Она себя не чувствовала так хорошо даже с Женей. К сожалению, все прекрасное не вечно. Прозвенел звонок, и Юле пришлось слезть с Павла и сесть на свое место. Начался урок педагогики. Педагогику у 10 "М" вела директриса. Юля сидела на уроке и ничего не слушала. Она то тихонько плакала, то поворачивалась к Дубинину или Геренгиру, а они строили Юле смешные рожицы, от чего на душе у Юли становилось весело. А под конец урока Юле на парту положили записку "От Кати Б. и Тани Б.". Юля развернула и прочитала её: "Юля, прости нас! Мы поступили неправильно со своей стороны. Мы надеемся на то, что ты не злопамятная! И ещё! На следующий неделю в пятницу дискотека в клубе загородом (там где наша дача)! Приходи! Приводи с собой Пашу! Из наших будут только я, Таня Богачева, ты и Павел! Надеемся, ты придешь!". По почерку Юля поняла, что писала Катя. В ответ Юля написала: "Хорошо. Я подумаю насчет дискотеки". Не успела Юля отправить записку обратно, как прозвенел звонок. И не успел прозвенеть звонок, как Юле на сотовый позвонила Даша.
   - Юля, ты сможешь сегодня часиков в шесть прийти в пиццерию на площади Ленина? - непоздоровавшись, спросила в трубке подруга.
   - Ну, могу. А тебе не кажется, что для тебя это слишком поздно?
   - Нормально. Я все равно мимо хожу. Так ты придешь?
   - Да. Только может, я буду не одна.
   - А с кем?
   - С Пашей Расстрига или с Дубининым.
   - Ну ладно, пока.
   "Интересно, что она там делает так поздно?" - подумала Юля, а вслух сказала:
   - Дубинин, Расстрига, подойдите, пожалуйста.
   Мальчики подошли.
   - Кто звонил? - спросил Дубинин Паша.
   - Подруга из девяностой. Слушайте, кто сможет сегодня съездить со мной на встречу с этой подругой в пиццерию на площади Ленина?
   - Ну я смогу. А во сколько? - откликнулся Расстрига.
   - В шесть нужно быть там.
   - Заметано! Сразу после лицея и поедем!
   - А ты, Дубравушка?
   - Извини, я под домашним арестом.
   - Ну тогда ладно.
   В пиццерию Паша и Юля приехали за пятнадцать минут до назначенного времени. Они расположились за столиком почти напротив входа.
   - И где твоя подруга? - спросил Павел.
   -Еще не пришла. Закажи мне чего-нибудь холодного, - попросила Юля, и Павел ушел.
   - Привет, Юлька! - услышала сзади голос подруги Юля. - Давно ждешь?
   - Нет не очень. А ты как тут оказалось?
   - Я записалась на курсы журналистики.
   - И как успехи?
   - Хорошо. А ты одна?
   - Нет. С Расстригой. Он пошел за заказом. А вот и он. Паша - это Даша, Даша - это Паша. Ну, рассказывай, зачем ты нас вызвала.
   - Очень приятно. А позвала я вас вот зачем. У вашего Гуслова есть сводная сестра Арина Воробьева?
   - Да, - ответил Павел.
   - Очень хорошо. Я вместе с этой Ариной занимаюсь в одной группе. Слушайте, что произошло вчера. Мы вместе писали статью про наркоманию среди молодежи. Сидим мы, обдумываем тонкости этой статьи, и я спрашиваю: "А у тебя есть знакомые наркоманы?", а она заплакала. Я была в шоке. Ну когда она успокоилась, я вытянула из неё все, - сказала Даша, достала маленький диктофончик и включила его. Из диктофона послышался монолог со всхлипами: "Знала бы ты, как мне сейчас тяжело! У меня есть брат. Евгений. Он младше меня всего на месяц. Женя Гуслов. У него фамилия от мамы, а у меня от отца, его отчима. До этой осени мы жили в Москве. Я росла спокойным ребенком, а он (послышалось рыдание)... С тринадцати лет Женя начал шляться по клубам и барам с довольно крутой компанией. И вот один раз он не пришел домой ночевать. Родителей дома не было. Я вся извелась, пока ждала. И вот зазвонил телефон, я думала, что это он. Но это был не Женя. Звонили из больницы, сказали, что бы я приехала. Ну я приехала и узнала, что мой брат перебрал с наркотиками. Так я и узнала, что он наркоман. Он стал более злым, рвал все мои статьи, говорил, что я скучная серая крыса, что у меня никогда не будет такой веселой жизни как у него, а иногда даже бил. И так было всегда, когда не было родителей. После девятого класса Женю положили в наркологическую клинику. Три месяца его лечили, а потом мы уехали в Новосибирск. Но и тут нам не удалось найти покой. Пристроили Женю в педагогический лицей в математический класс. Там он влюбился в первую красавицу класса Юлю Тятенкова. Он был просто без ума , да и сейчас, наверное, любит. В октябре Женю избили приехавшие из Москвы Женины друзья. Пришлось положить Женю в больницу. Он вышел, а на него опять напали. На "Осеннем вечере" в школе он чуть не зарезал своего одноклассника. Ты бы знала, как он убивался! И все это из-за этой умницы, красавицы и просто любимой Юли. Потом он исчез. А вчера он приходил ко мне в школу, просил денег - триста рублей. Я спросила: "Зачем?", а он отвел меня в угол и сказал: "У меня ломка", показал свои вены, и я поняла: он опять принялся за старое". На этом запись оборвалась.
   - Ну, как? - спросила Даша.
   - Впечатляет, - ответил Павел, а Юля заплакала.

IX. Измена с обеих сторон.

   Приближалась пятница. Это не просто пятница, а Новогодняя дискотека за городом. Как обещают организаторы дискотеки, будет цветомузыка с разными спецэффектами, а в два часа намечается получасовой салют. Вход в помещение от ста до двухсот рублей, но это никого не расстраивало. Эту неделю Юля, Таня и Катя бегали по школе и дому, как заведенные. Юля даже забыла про свои проблемы. На дискотеку Юля собиралась пойти с Пашей Дубининым. Когда партнер был выбран, настал сложный выбор одежды. Юля переворошила весь свой гардероб, но ничего подходящего не нашла. И перед Юлей возникло два варианта решения этой проблемы: отказаться от дискотеки или ехать за новой одеждой в магазин. Карманных денег не хватало, чтобы купить приличную одежду в магазине. "Придется просить денег у родителей", - подумала Юля и с этой мыслью отправилась к маме в комнату.
   - Мама, мне нечего одеть на дискотеку, - пожаловалась Юля.
   - А куда все делось? Сгорело в адском пламени?
   - Можно и так сказать.
   - А чем я могу помочь?
   - Дай мне денег, пожалуйста.
   Мама потянулась за кошельком, достала две купюры достоинством в тысячу рублей каждая.
   - Спа-а-асибо! - протянула Юля.
   - Юля, а с кем ты идешь? С Женей?
   - Нет, мама, Женя таинственно исчез в неизвестном направлении, и поэтому на дискотеку я иду с Пашей Дубининым.
   - По-моему, у парней этого лицея ты пользуешься большой популярностью.
   - Да, мама, - сказала Юля и вышла из комнаты.
   До дискотеки оставалось оставался один день. Четверг. Этот день должен быть полным неожиданностей. Первым и последним уроком был классный час, на котором сообщались отметки за первое полугодие. Но самое приятное - это раздаривание Новогодних подарков.
   - Спасибо! - благодарили парни.
   - Какая прелесть! - восклицали девушки.
   И только один Никита Семьянов стоял у окна, держа руку на животе, и, грустно глядя в пол. Он ждал пока она выйдет одна. Она - это девушка, которая страдает из-за наркомана. Он хотел рассказать ей все, что знает еще вчера, но Никита не смог, потому что она радовалась жизни. И вот она вышла из класса.
   - Юлия, Солнце, - позвал Никита, и Юля подошла к нему. Никита достал из сумки коробочку и протянул её Юле. - С Новым годом.
   - Спасибо сказала Юля. - Никита, прости, пожалуйста, Женю. Не злись. Ты понимаешь, что у него проблемы.
   - Да я не сержусь. С кем не бывает? Вот только месяц на тренировки ходить нельзя. Ну, ничего! Переживу!
   Юля улыбнулась и пошла в класс. Он развернула упаковку, открыла и увидела складной ножик, на котором было написано: "Солнцу от местной шпаны". Рядом лежала записка. Юля открыла и прочитала: "Женя тебе изменяет". Этим словам Юля не придала никакого значения. Решила, что Никита просто шутит.
   После уроков Юля и Таня Богачева поехали на площадь Ленина за нарядом. Девочки обошли все возможные магазины, перемерили множество юбок, кофт, брюк и блузок. Но ничего подходящего не нашли.
   - Ой, Юлька, смотри! - закричала Таня, указывая на вход в пиццерию. Там стоял Женя с какой-то блондинкой. Несмотря на то, что уже месяц, как он не появлялся дома, выглядел он так, словно вышел из салона красоты. - Там Гуслов стоит!
   - Тань, тебе кажется. Ты посмотри на этого парня. Он улыбается, он красив, взгляд ясный и совсем не похоже, что он уже месяц не ночует дома!
   - Ты не хочешь это признавать, потому что рядом с ним девушка небесной красоты, - обиделась Таня. - А еще она блондинка. А Женя любит блондинок, а шатенок он...
   - Что он?
   - Не любит.
   - Однако он выбрал меня. И вообще, разговор окончен. Поехали в ЦУМ!
   В ЦУМе Юля купила себе голубые обтягивающие бедра джинсы со стразами, которые заключались в надписи "KISS", "SEX". К джинсам прилагался большой розовый пояс с цепью от одного конца к другому. Также Юля приобрела джинсовую жилетку с накладными карманами на груди и стразами на спине.
   - Красавица! - только и смогла сказать Таня, когда Юля вышла из примерочной.
   Юля оплатила счет, и девочки поехали домой морально готовиться к дискотеке.
   Наконец-то долгожданная пятница! До дискотеки остается пять часов. Юлю с каждой минутой все больше и больше охватывает волнение. У неё было предчувствие, что что-то важное для жизни должно произойти сегодня. Эта самая интуиция говорила, что сегодня раскроется что-то печальное, но довольно предсказуемое. Несмотря на это, настроение у Юли просто замечательное! А если что-то произойдет, ей поднимет Паша Дубинин, который уже как пять минут назад должен был заехать за Юлей. И вот раздался звонок в дверь. Это был Павел.
   - Если бы ты подстриглась, окрасилась и не накрасилась, я бы подумал, что ошибся дверью. Привет. Пойдем?
   - А что нам ещё остается?
   Юля и Паша вышли из подъезда и направились к стоящей напротив подъезда машине.
   - Чья? - спросила Юля.
   - Отца. Он нас довезет.
   До места назначения добрались благополучно. Мимо проносились дачные поселки с заснеженными домами, леса и поля. Все было в снегу. А один раз встретилась украшенная игрушками совсем молодая пихта. Сразу было видно, что Новый Год наступает везде. Сначала Юля и Паша поехали к Екатерине. У неё собирались все, кого она позвала составить компанию.
   - Юлька с Пашкой приехали! - воскликнула Катя, когда увидела приближающуюся пару. - Привет! Юля, какая ты красивая! Ни одной фотомодели с тобой не сравниться. А ты, Павел, прям как интеллигентный парень. Причесался, подстригся. Ладно, заходите в дом. Поедим Новогодний торт.
   В доме было тепло и красиво. Дачный домик напоминал коттедж. Народу в доме было много. Из знакомых были Таня Богачева, Герингер Илья, Антонов Ваня, Романова Юля, Вельш Илья, Расстрига Павел, а где-то в дальнем углу с бутылкой "Колы" стоял Никита Семьянов. Все остальные были знакомые из другого Катиного круга общения.
   - А где будет проходить дискотека? - спросил кто-то.
   - В клубе у реки. Здесь недалеко.
   Всем было весело. Многие даже забыли, что на самом деле пришли в клуб, а у Катерины они просто отогреваются. Как никак зима!
   И вот долгожданный час! В клуб все заходили веселые и уже немного пьяные. Первые два часа Юля и Паша веселились, как только можно. Многим присутствующим казалось, что они любят друг друга. И вот произошло то неожиданное, что так волновало Юлю. У окна стояла длинноногая неземной красоты блондинка, которую она вчера она видела около пиццерии. А рядом, точнее вплотную стоял Женя. Он держал блондинку за руку и улыбался пьяной улыбкой. Выглядел он хорошо, но то, какой у него был взгляд, выдавало то, что он опять колется. И вот происходит самое страшное: Женя поцеловал эту кильку!
   - Павел, как только Женя повернется в нашу сторону, ты поцелуешь меня в губы. Понял?
   - Хорошо. А где он?
   - Сзади. У окна. Давай поменяемся местами.
   И вот Женя повернулся к этой паре лицом, а Павел поцеловал Юлю. Женя не сразу понял, что произошло у него на глазах. Решительной походкой Женя дошел до Юли с Пашей, схватил Юлю за руку и сказал:
   - Так вот как ты меня любишь! Обнимаешься с одним, целуешься с другим, подарок принимаешь от третьего, а в любви клянешься мне?
   - Руки убрал! Отстань от неё! - возмутился Павел, и Женя отпустил.
   - Пошли, поговорим, Солнце.
   - Ну, пошли, Новенький.
   Юля и Женя вышли в вестибюль. Они смотрели друг на друга, как враги.
   - И что это значит? - спросил Женя.
   - Нет, это ты мне объясни, что все это значит! Пропадаешь на месяц, не звонишь, а потом у меня на глазах целуешься с какой-то блондинкой-килькой!
   - И что из этого?
   - А ты подумал о том, что я чувствовала на протяжении всего этого месяца? Я чуть не потеряла подруг, меня начали презирать учителя. Все считали, что я тебя покрываю!
   - Мне тоже было тяжело!
   - Тяжело?!! А ты о родителях подумал?! Ты о сестре подумал?!! Ты обо мне подумал, перед тем как целоваться с этой килькой?!
   - Это ты во всем виновата.
   - Я-а-а? - Юля сдержала слезы, но зато дала Евгению увесистую пощечину. - Ненавижу!!! - кричала она.
   Так был омрачен весь праздник. Женя ушел, а Юля продолжала танцевать, но в плохом настроении.

X. Простите небо и земля.

   Евгений вышел из клуба в подавленном состоянии. "Что я сделал не так? Почему она целовалась с другим? Я же люблю её. И что, что я целовался с Наталией? Этот поцелуй был поцелуем ради утешения так же, как и ночи проведенные с ней. Все эти отношения ничего не значат. Ничего. Решено. Завтра приду к Юле в здравом уме. Если она меня не простит, я умру. Умру от передозировки. А сейчас домой. Домой к маме, к Ариночке и собачке Байде", - размышлял Женя. Он даже не слышал приближающихся шагов. И вот нежная рука без перчаток с вызывающими красными ногтями легла Жене на плечо. Женя обернулся. Перед ним стояла истинная красавица Наталья Блонди. Её длинные волосы выглядывали из-под белой шапки из ангорки. "Красивая. Но не то. Не Юля. Нет заманчивых кудряшек", - подумал Женя, а Наталья спросила:
   - Женя, ты куда? Еще только одиннадцать.
   - Домой. Прости, Наталья. Спасибо за утешение. Мне было с тобой хорошо.
   - Тогда в чем проблема? В родителях? В сестре? В Юле? Не молчи!
   - Во всех. Я месяц не был дома. Мне не хватает их всех. Мне не хватает любви. Настоящей любви.
   - Разве мы не любили друг друга?
   - Нет. Это не то. Это увлечение вперемешку...
   - Все ясно. Можешь не продолжать, - перебила Наташа. - Сейчас ты скажешь, что нам с тобой не по пути, что мы разные и не можем быть вместе. Так?
   - Да. Знаешь, я понял, что не все блондинки дуры. Ты исключение. Из тебя получится замечательный юрист. Будешь судить таких как я, а, может, и я попадусь тебе, и ты меня не пожалеешь. У тебя будет хороший муж, двое детей, дача и все остальное. Я же буду скитаться по свету.
   - Может быть. Ладно, я пошла.
   - Наташа, можно тебя поцеловать на прощание.
   - Да.
   Женя притянул к себе девушку и поцеловал в губы. Наташу и Женю охватывали разные чувства. Наташа чувствовала, что она что-то теряет. Что-то, но не любовь. Наверное, она теряет счастливый декабрь. Теряет прогулки под снегом, нежные ночи, когда нет родителей. И все это было с Женей. А он? Что чувствовал он? Он чувствовал, что теряет свободу. Он понимал, что если он вернется домой, ему придется исправно посещать школу, ходить за хлебом и ездить с родителями на вечеринки с их интеллигентными друзьями. Но в возвращении есть приятное обстоятельство - возможность встречаться с Юлей. Правда Женя не надеялся, что она его простит.
   - Пока. С Новым Годом, - попрощался Женя и пошел в сторону шоссе.
   Домой Евгений приехал около двух часов ночи. В окнах любимого дома горел свет. Только сейчас Женя понял, что дом - это святое. Он поднялся на седьмой этаж пешком и позвонил в дверь квартиры 666. К двери никто долгое время не подходил. И вот послышались шаги и лай собаки.
   - Кто? - спросил тихий голос.
   - Арина, это Женя.
   Дверь открыли. На пороге стояла с заплаканным лицом молодая девушка. Это и была сводная Женина сестра Арина.
   - Мама, папа, Женя приехал! - закричала она. - Проходи, чего стоишь? Неужели ты дома!
   В коридоре показался грозный отчим и грустная мать. Они смотрели на него, как на пришельца с Марса.
   - Здравствуйте, родители, - весело поздоровался Женя.
   - Здравствуйте родители?! И это все, что ты нам хочешь сказать?! - заводился отчим.
   - Ну, могу сказать: "Как поживаете? Давно не виделись".
   - Нет, он просто издеваться! Ну ка марш ко мне в кабинет, поговорим, - сказал отчим и пошел к себе, а Арина сказала:
   - Дурак, ты! Что стоишь? Иди.
   Женя пошел. Как интеллигентный человек он постучался и спросил:
   - Можно войти, Николай Сергеевич?
   - Заходи, Евгений Павлович. Присаживайся. Поговорим. Вот скажи, Женя, что для тебя семья?
   - Семья? Это группа людей разных поколений, в которой все любят и понимают друг друга.
   - Ладно. А где ты пропадал весь месяц?
   - Я? С девушкой гулял. С блондинкой. С Наташей. Наркотики принимал, ходил по барам и ресторанам, а сегодня на дискотеке был за городом.
   - Ах, наркотики, ах блондинка! Ну, все, сопляк, берегись!
   Николай Сергеевич взял со стула ремень, подошел к Жене и ударил в воспитательных целях. Пока Женю били, он успел выкрикнуть:
   - Больно! Не имеете права! Это противозаконно!
   Наконец, Николай Сергеевич успокоился и сказал:
   - Иди, прими душ и ложись спать.
   Женя сделал все, как велели. Не успел он лечь, как его поклонило в сон. "Все-таки никакая Наташа не заменит любимую подушку с гномиками, воздушное одеяло и ротвейлершу под боком", - подумал Женя и уснул.
   Как только Женя проснулся, принял душ и поел, он поехал к Юле. Дорога казалась ему очень длинной. И вот он добрался до заветной двери, позвонил. Дверь ему открыла сама Юля.
   - Впустишь? - спросил грустно Женя.
   - Нет.
   - Юль, давай без всяких слов из книг. Давай, я войду, и мы обо всем поговорим.
   - Заходи, - сжалилась Юля.
   Женя прошел на уже знакомую кухню, сел за обеденную стол, взял из вазочки шоколадную конфету и съел.
   - И что ты собираешься мне объяснять?
   - Я люблю тебя. А эта Наташа было увлечением. Мы просто проводили вместе ночи, ходили по клубам и все!
   - Вот и иди к своей Наташе! А меня оставь.
   - Юля, если ты меня не простишь, я умру от передозировки, прям в твоем подъезде. Ты этого хочешь? - спросил с надеждой на прощение Женя и для доказательства своих слов достал из кармана куртки шприц, наркотики и показал их Юле. - Простишь?
   - Все равно ты этого не сделаешь. Я не думаю, что из-за любви нужно кончать жизнь самоубийством. А теперь иди, - сказала Юля, выпроваживая Женю.
   Женя послушно вышел из квартиры, спустился на площадку между третьим и четвертым этажом. Он снял куртку, закатал рукав, достал все, что ему нужно, набрал в шприц тройную дозу, сел в углу и, сказав: "Простите, небо и земля", вколол себе дозу. Из-за такого большого количества наркотиков Женя сразу почувствовал, что умирает. Его начала одолитвать слабость, а глаза сами собой стали закрываться.
   - Вот и все, - сказал он и потерял сознание.
   На верху послышался звук открывающейся двери. Кто-то вышел, закрыл дверь и начал спускаться. Это была Юля. Когда она спустилась на лестничную клетку, увидела лежащего в углу Женю. Она сразу подумала, что он умер. Юля подошла к нему, нащупала пульс и вздохнула с облегчением. Сначала она набрала номер скорой помощи, объяснила ситуацию, а потом набрала Женин домашний номер.
   - Это семья Гусловых? - с волнением спросила Юля.
   - Да. А это кто?
   - Это Юля, девушка Жени. А с кем я говорю?
   - Это мать Женечки Мария Алексеевна. А что случилось?
   - Женя умирает в моем подъезде от передозировки. Я вызвала скорую.
   - Где ты живешь? Я приеду.
   Юля продиктовала адрес. Через десять минут появились все: Мария Алексеевна, Арина, Николай Сергеевич и врачи из скорой. Все охали, ахали, плакали и ругались. Все винили Юлю в произошедшем, да и сама Юля понимала, что произошло из-за её гордости. Надо было простить. Но поздно. Врачи говорят, что он вряд ли выживет, но шанс все же есть. Евгения отвезли в наркологическую клинику.
   Юля зашла домой, взяла денег, платок и пошла в церковь, ставить свечку за Женино выздоровление. Юля шла и плакала. Ей было стыдно. Она понимала еще тогда, что поступает глупо. А теперь эта глупость вылилась в большую проблему под названием "между жизнью и смертью". В церкви были только две старушки, ставившие свечки. Они смотрели на Юлю с сожалением. Старушки видели, что ей плохо, но они не знали, что ей очень плохо! Они считали, что у неё проблемы с учебой. И никто даже не подумал, что Юлин парень висит на волоске от смерти. Из церкви Юли вышла в более лучшем настроении, но все равно, она чувствовала, что во всем виновата сама. Теперь ей предстоит заглаживать вину перед Жениными родителями и сестрой.
   А Женя в то время лежал в реанимации. Чувствовал он себя чуть лучше, но не хорошо. В голове была пустота и вертелась одна фраза: "Простите небо и земля". Он думал, что умер, что уже в раю. Но он был еще на земле. Видимо любовь не отпускала его. Любовь к Юле Солнце. Такая сильная была эта любовь. Он знал, что Юля его простила. Точнее чувствовал. Именно это и заставляло его остаться на земле среди людей. А еще Женя решил до последнего бороться с наркоманией. А когда вырастит, откроет собственную клинику, куда смогут приходить такие же потерянные в жизни подростки, как и он сам. Потом Женя подумал еще раз о Юле, придумал, как сделает ей предложение руки и сердца, а она согласится, подумал об их свадьбе и уснул. А ночью ему снилась дискотека, на которой Женя целует не Наталью, а Юлю. А потом он ей говорит: "Я счастлив, что у меня есть ты, любимая", и вновь целует. Разве это не счастье? Разве не это прощение небес и земли?

XI. И снова больница, и снова любовь.

   Прошел январь, а за ним февраль. Женя все лежал в реанимации и не приходил в себя. Иногда открывал глаза, но потом опять закрывал. Он был слаб, но боролся за жизнь и свободу. Одноклассникам он напоминал Мцыри из произведения М. Ю. Лермонтова с одноименным названием. Так же, как и Мцыри, Евгений хотел свободы. Но, пока что вырваться из объятий злой старухи Смерти не удавалось. Врачи говорили, что это некое подобие клинической смерти, правда Женя дышал, и сердце билось, но это было не сильно заметно.
   Женина мать продолжала во всем винить Юлю, а когда она звонила и спрашивала, какие есть новости, ей говорили, что для Юли Жени больше нет. Мария Алексеевна не хотела и думать о том, что всему виной московские увлечения. Именно они и сломали Жене характер, а Юля для него наоборот была светом в конце туннеля. Ради неё Женя готов был бросить наркотики и жить спокойной жизнью. Более спокойно ко всему отнеслась Арина. Лишь она понимала, что чувствовала Юля. Она передавала ей все, что знает о состоянии своего сводного брата. Но при этом неоднократно упоминала, что Юле лучше забыть про Женю из-за родителей. А еще Арина обещала провести Юлю в больницу к Жене, когда он придет в себя.
   А Юля? Что чувствовала Юля? Эти два месяца Юля ждала чуда, которое не собиралось приходить. Чтобы отвлечься от переживаний Юля училась. К счастью, все эти переживания не отразились на Юлиной успеваемости. Конечно же, Юля ходила на дискотеки, в кинотеатры и просто радовалась жизни. Иногда ей было стыдно. Но как говорит ее подруга: "Это всего лишь способ защиты". Вечером Юлины мысли переключались на Женю. А по ночам Юля плакала. Недавно ей приснился сон, что она и Женя гуляют в парке около реки. Юля была в длинном белом приталенном платье, а Женя в строгом костюме. Вдруг раздался хлопок, и Женя упал лицом вниз. Юля в растерянности. Она перевернула его и увидела кровь. Эта алая, как розы, кровь расплывалась по белой рубашке. Он не дышал, он умер. И вот он исчез. Исчез так же, как и этот сон.
   Наступило 8 Марта - Международный Женский День. Звонки, поздравления, сообщения, но не от тех. Юля знала, что Женя не позвонит. А как хочется услышать его голос! Немного басистый, хрипловатый и совсем взрослый, но родной. Когда Юля не слышит этого голоса, ей кажется, что она одна в этом большом мире, незащищенная и слабая. Ей казалось, что нет воздуха, так необходимого для жизни. И вот сейчас этот воздух сам нуждается в воздухе. Жизнь превращается в ад с каждым днем. Этому аду нет конца. Удивительно, но только сейчас Юле захотелось понять, что такое секс вместе с Женей. Смешно, но это так.
   Прозвенел звонок телефона. Он был немного странный, наверное, живой. Юля чувствовала, что этот звонок несет какую-то важную информацию. Юля сняла трубку и с волнением произнесла:
   - Алло.
   - Юля, это Арина. У меня для тебя важная информация.
   - Что-то с Женей? - заволновалась Юля.
   - Да. Точнее нет. То есть да. Короче, он пришел в себя. Если до завтра он не "отключится", то послезавтра его переведут в обычную палату.
   - Слава Богу! А когда я смогу с ним увидаться?
   - Вряд ли ты сможешь его увидеть. Мама не отходит от него. А тебя она вряд ли к нему подпустит. Я, конечно, могу поговорить с ней, но вряд ли она меня послушает.
   - А когда его выпишут?
   - В мае. В конце мая. Требуется очень тщательное лечение. А потом мы уезжаем в Кельн на все лето.
   - Прям до первого сентября?
   - Ну, почти. И вообще, Женю могут перевести в другую школу, говорят, подальше от тебя.
   - Да что ж я такого сделала?! Не я же заставила его колоться!
   - Не знаю. Ладно, с 8 Марта. Пока.
   Юля положила трубку, даже не попрощавшись. "Весь мир против меня. Отбирают самое последнее и дорогое", - подумала Юля. После этого разговора никакое 8 Марта радостным быть не может. Проще закрыться у себя в комнате и лечь на целый день спать. Закрыться от всего, что происходит вокруг, в том числе и от мыслей, которые ничуть не радовали. Опять прозвенел звонок, но более веселый.
   - Алло! - крикнула Юля.
   - Юля, я узнала, что на следующей неделе - шестнадцатого марта - родители уезжают в Москву на какую-то презентацию. Пробудут они там дня четыре!
   - И что?
   - Как, что? Ты сможешь попасть к Жене! Решай.
   - Хорошо, - согласилась Юля. - Давай семнадцатого в часа два три.
   - Договорились. Осталось только Жене сообщить.
   "Ну, вот! Теперь жди этого семнадцатого! Пойду ка я спать", - опять была не довольна Юля.
   А Арина поехала к своему брату. Набрала его любимых продуктов: бананы, апельсины, грецкие очищенные орехи, банка маринованных корнишонов, две плитки горького шоколада и двухлитровую упаковку апельсинового сока. Арина заходила в очередной магазин за диском Жениной любимой группы, но её кто-то окликнул.
   - Арина!! - крикнули сзади немного знакомые голоса, и Арина обернулась. Неподалеку стояли... Слава Свинцов и Денис Гончаров, старые Женины "друзья", которые тоже учатся в том же лицее где и Женя, но только в 11 "Г" классе. С этими людьми у Арины связаны чудовищные воспоминания. Постоянные ночные звонки с угрозами и встречи за углом. И все из-за несчастных 5000$, которые задолжал дорогой братец. - Ариночка, ты нас разве не узнаешь? Это же мы - твои друзья.
   - Вы мне не друзья! Ясно?! - процедила сквозь зубы Арина.
   - Ну, как хочешь. Не друзья, так не друзья. Ты случайно не к брату в больницу собралась? - поинтересовался Денис.
   - К нему. А откуда...
   - Не важно. Передай ему вот это письмо, - сказал все тот же Денис и протянул белый конверт.
   - Хорошо.
   Арина взяла конверт и положила его в сумку. "Черт меня понес сюда", - думала Арина пока шла к остановке. Через два часа Арина добралась до больницы. Из троллейбуса она вышла злая и с истоптанными ботинками. Пару раз она заглянула в пакет с продуктами, что бы удостовериться, что банка с корнишонами цела. Почему-то эта банка была ей очень дорога. Арина поднялась на третий этаж и зашла в 309 палату. Эта палата напоминала гостиничный номер в дорогом отеле. То, что это палата, а не номер, выдавал аппарат для измерения пульса, стоящий рядом с кроватью. Да, да, именно кроватью!
   - Привет, - поздоровалась Арина.
   - Привет, сестренка! Ты одна?
   - Да. Родители куда-то поехали.
   - Ясно. А что в пакете?
   - Все, что ты любишь.
   - А корнишончики? Взяла?
   - Конечно. Я же знаю, что ты без них жить не можешь.
   - Ура!! - обрадовался Женя.
   - Слушай, Женя, тебе просили передать этот конверт, - сказала Арина и протянула белоснежный конверт.
   - От кого? От Юлечки?
   Арина промолчала. Ей не хотелось говорить про эту встречу. А Женя раскрыл конверт, достал белый лист и прочитал то, что было напечатано: "Выбирай: 5000$ или жизнь".
   - Где ты взяла это письмо?
   - Не скажу.
   - Как хочешь.
   - Слушай, Женя, если семнадцатого к тебе Юля придет, ты её примешь?
   - Ты еще спрашиваешь? Конечно, да!
   - Только родителям ни слова! Ладно, я поехала.
   - Пока, сестренка.
   Арина ушла, а Женя остался со своими корнишонами дожидаться семнадцатого марта.
   И вот он, этот день! Юля и Арина встретились на остановке около больницы.
   - Привет. Пойдем? - спросила Юля.
   - Пошли. Только не долго.
   - Хорошо.
   Оставшуюся часть пути девушки молчали. Им просто не о чем было говорить. У каждой свои проблемы, о которых рассказывать было не удобно. Они совсем разные, как вода и земля. Но все же их связывает одно и то же горе. И вот Юля заходит в палату и видит свой воздух.
   - Привет, - сказала она.
   - Привет. Ты меня простила?
   - Конечно. Еще тогда, когда ты взял из вазочки мою любимую конфету.
   - Ну, извините. Хочешь бананчик? - спросил Женя и протянул банан Юле.
   - Нет, спасибо. Я тебе фотографии принесла с "Осеннего вечера". Я оставлю, потом посмотришь.
   - Юля, я тебя люблю.
   - Женя, я тоже тебя люблю.
   Юля посмотрела на измученного Женю и легла ему на грудь. Сами собой потекли слезы прямо на Женину грудь.
   - Не плач, Солнце. Мы всегда будем вместе, - сказал Женя и потрепал Юлю по волосам.
   - Женя, почему так происходит, что в любви мы признаемся, когда ты лежишь в больнице?
   Евгений не ответил. Он привстал с кровати, а потом и вовсе сел. Голова шла кругом, как после долгой гулянки. "Вчера было весело?", - говорилось в одной рекламе, которую Женя очень любил. Потом он встал. Ему было холодно в одном нижнем белье. Никто даже не додумался привести ему пижаму. Его любимую пижаму с самолетиками и машинками, которую купил он себе сам на свои карманные деньги на вещевом рынке в Москве.
   - Евгений, тебе нельзя вставать! - послышался грозный голос матери, и Женя обернулся.
   - Мама, я хорошо себя чувствую. И вообще не видишь, что у меня девушка.
   - Сынок, я же тебе тысячу раз говорила, что она тебе не пара!
   - Мама, мне шестнадцать лет и я сам знаю, кто мне пара, а кто - нет!
   - Сынок, она не нашего круга!
   - Все нашего!
   - И вообще, кто её сюда впустил?
   - Я, - раздался Аринин голос. - Я, Мария Алексеевна.
   - Ариночка, я же просила! Ты обещала!
   - Обещала. Но я не собираюсь мешать счастью своего брата! Он мне дороже, чем обучение заграницей!
   - Извините, я уже ухожу, - сказала Юля и собралась уходить.
   - Юля, не уходи!
   - Потом, Женя, поговорим. Приезжай ко мне, когда тебя выпишут. До свидания, Мария Алексеевна.

XII. Первый раз.

   Конец учебного года! Как его все ждут! Особенно сильно ждала его Юля, ведь Женя обещал придти к ней в последний день учебного года. И вот Юля дождалась этот день. Десятый класс Юля закончила с отличием, даже ненавистную педагогику. Конечно, кроме Юли была еще парочка отличников: Таня Богачева и Баргатина Катя. Их даже назвали "Сестры по счастью". Вечером намечалась дискотека, на которую Юля не пошла. Еще бы! Разве она променяет дорого Женечку на дискотеку. Кстати, о Женечке. Десятый класс он так и не закончил, и поэтому весь август будет заниматься с репетиторами, а потом перейдет в другую школу. Как говорят, его переводят в информационно-экономический лицей. Правда находился он очень далеко - в Ленинском районе, а Женя жил на Бориса Богаткова. Но Женя и Юля не расстраивались, потому что через три-четыре остановки от этого лицея находился Юлин дом. И вот сейчас Юля мчалась в свой родной дом, чтобы испечь торт для любимого. Ну, в крайнем случае, сладкий пирог. Еще нужно вытереть пыль, пропылесосить, сделать прическу, накраситься и погладить свое любимое платье. Женя звонил ей утром и пообещал приехать в семь, а сейчас только одиннадцать. Вроде времени много, но не для такого большого количества дел.
   - Юля! - остановил Юлю голос Паши Расстрига. - Ты сильно спешишь?
   - Да. А что?
   - Я хотел пригласить тебя в кино. Пойдешь?
   - Нет. Извини.
   - Ну, как хочешь. Может, еще встретимся в этой жизни.
   - В смысле?
   - Я из лицея ухожу. Пока.
   - Пока, - попрощалась Юля и сразу обо всем забыла. Она спешила домой.
   Когда она приехала, было тринадцать ноль, ноль. Ужас! Чтобы постряпать торт, было мало времени, поэтому Юля начала готовить сладкий слоеный пирог с клубничной начинкой. В сыром виде пирог уже выглядел довольно аппетитно. Но Юля его все равно поставила в духовку и пошла делать дальше свои неотложные дела. Несколько раз она переделывала прическу, которая никак не хотела украсить Юлину голову. В итоге Юля остановилась на простом хвостике для всех случаев жизни. Платье она переглаживала раза четыре, но все равно оно казалось Юле мятым. Стрелки часов приближались к восемнадцати сорока восьми. Забыв про дурацкую пыль под диваном, Юля начала одеваться. От волнения ей казалось, что платье немного узковато и коротковато. Но когда волнение прошло, Юля увидела себя в новом свете. Перед ней в зеркале стояла стройная шатенка в голубом платье и на каблуках. "Кильки на подиуме отдыхают", - сказал бы Женя. И вот этот Женя позвонил в дверь ровно в девятнадцать ноль, ноль. Юля открыла дверь, но вместо Жени там стояло, точнее, висело в воздухе, что-то большое белое и лохматое. Это лохматое залетело в комнату, пролетело по коридору в зал и приземлилось на диване. Только сейчас Юля поняла, что это была большая игрушечная кошка, о которой Юля так давно мечтала.
   - Подожди, это еще не все. Есть еще сюрприз для Васи, - сказал знакомый голос, и Юля обернулась, чтобы понять, кому он принадлежит. Голос принадлежал рыжеволосому, мелированному парню в солнцезащитных очках.
   - А Вы кто, простите? - спросила Юля.
   - Юль, ты чего, перегрелась что ли?
   - Ой, Женька! Извини, я просто от этой кошки в шоке. А что там за сюрприз для Васи?
   - Сейчас принесу.
   Женя спустился вниз и опять пришел. У него на руках сидела очаровательная серая кошечка. Но Юле показалось, что это кот.
   - Ой, какой хорошенький!
   - Не хорошенький, а хорошенькая. Вот будет теперь у тебя целое семейство.
   - Постараемся. Пошли чай пить.
   Юля и Женя пили чай с домашним пирогом. Они даже не разговаривали. С каждой минутой у Юли складывалось впечатление, что в клинике Женю не кормили. Но от этого Юле было даже очень приятно. За пятнадцать минут от пирога ничего не осталось.
   - Спасибо. Очень вкусно. Сама пекла?
   - Да, - без ложной скромности ответила Юля.
   - Молодец. Ну, что, пришло мое время удивлять тебя. Поехали ко мне? На целую ночь.
   - Поехали. А как же родители?
   - Никак. Они на даче у какого-то бизнесмена.
   - А Арина?
   - Она у своего парня. И по секрету говоря, её парень наш дорогой Семьянов.
   Юля ничего не ответила, а потянула Женю за собой в подъезд, который был для них частью истории, и направилась с ним к автобусной остановке. Потом они долго ехали, шли под дождем, опять ехали и снова шли. И вот они приехали к Жене домой промокшие, но веселые. Женя принес Юле большое полотенце и велел идти принимать душ.
   - Только дверь не закрывай на замок, а то не откроешься, не моргнув глазом, соврал Женя, а Юля это поняла, но все равно сделала так.
   Она зашла в ванную, разделась, пустила воду и встала под душ. Горячая вода обжигала ей плечи, грудь, живот и колени. Эта горячая вода помогала Юле жить. Она придавала ей сил и уверенности. А еще Юля думала о том, что мечты исполняются. Мечтала она о сексе с Женей и вот, пожалуйста, получите и распишитесь. Она понимала, что не открывающийся замок - это начало взрослых увлечений. Юля включила холодную воду, чтобы хоть как-нибудь охладиться. В этот момент дверь открылась, и в ванную вошел Женя. На нем не было футболки, а только светлые домашние и то расстегнутые джинсы. Женя взял большое белое полотенце, обмотал им Юлю вокруг груди, обхватил её руками за талию и вытащил из-под душа.
   - Что ты делаешь? - задала глупый вопрос Юля, хотя и сама понимала, что он делает.
   Женя промолчал. Он нес Юлю на руках в свою комнату мимо копий картин известных художников: Шишкина, Федотова, Левитана и многих других. Евгений занес Юлю в свою комнату и посадил её на кровать. А дальше... Женя и Юля просто наслаждались этой ночью, а точнее тем, что она им дарит. Юлина неопытность доставляла Жене большое удовольствие. С каждой минутой их любовь становилась крепче и надежней. Все было как в книгах. Только есть маленькая разница между тем, что описывает книга и действительностью. Женя просто в очередной раз наслаждался своими действиями, а Юля познавала что-то новое. Молодая пара даже не замечала, что в комнату пару раз открывалась дверь. Через часа два все кончилось. О том, что что-то было в этой комнате, напоминали только маленькие капельки крови.
   Юля уснула, сильно много энергии она сегодня потеряла. А Женя пошел на кухню к Арине.
   - Привет, - поздоровался он. - Ты давно пришла?
   - Да два часа уже, как я здесь сижу.
   - А почему спать не пошла?
   - Куда? Комната занята была. Ты не забывай, что и я еще в этой комнате живу.
   - А точно.
   - Слушай, Женя, а тебе не кажется, что вы поторопились.
   - Нет. Она хотела, а я исполнил.
   - Вы хоть предохранялись?
   - Конечно. Разве я идиот, чтобы заражать свою девушку СПИДом? - сказал Женя. Дело в том, что когда Женя пропадал на месяц, он занес себе эту инфекцию через шприц, который позаимствовал у одного наркомана.
   - Хоть это меня радует.
   - А у вас с Китом как дела?
   - У нас все нормально, до такого дело еще не дошло.
   - Странно. На него это не похоже, - задумался Женя и открыл холодильник. - У нас есть сок? А шоколад? Ты что, все съела?!!
   - Подумаешь. Уже даже для сестры шоколадку и сок пожалели. В морозилку загляни, Рыжик.
   Тут пришла Юля, закутанная в полотенце.
   - Добрая ночь. Сколько времени?
   - Точное Новосибирское время три часа и сорок минут, - ответил Женя и налил Юле и себе полный стакан сока.
   Они сидели за столом и молча пили сок. Юля смотрела на Женю взглядом, который говорил: "И что теперь будет дальше?", а Женин взгляд отвечал: "Не волнуйся, Солнце, ведь мы всегда будем вместе". Так они и сидели до пяти. Потом Юля приняла душ, переоделась, причесалась и направилась к выходу. Она даже не попрощалась с Женей и Ариной.
   - Ну, что, получил? - спросила Арина.
   - Да иди ты далеко и надолго. Тоже мне, журналистка фигова!
   А Юля ехала домой. На Евгения она не обижалась. Сама хотела. Главное сейчас все спокойно сказать маме. Не плакать, не биться в истерике, а продолжать жить. Рано или поздно это все равно бы произошло. Так устроена человеческая жизнь. Дверь квартиры Юля открыла сама, а на пороге стояла мама. Взволнована она не была, видимо обо всем догадалась.
   - Ты была у своего парня? - спросила спокойно Ирина Ивановна.
   - Да, мама. Если честно, мы с ним спали вместе.
   - И ты расстроилась?
   - Да. Я только сейчас поняла, что я сглупила и просто поторопилась, - со слезами на глазах сказала Юля.
   - Юлечка, не расстраивайся. Конечно, у вас все произошло рано, но если ты его любишь, и если он тебя любит, то ничего страшного в этом нет. Все равно люди не могут жить без этого. Такова наша жизнь, это простая биология, - сказала ласково Юлина мама и обняла Юлю, как маленькую, поцеловав макушку.

XIII. Летний отдых.

   Утро в семье Гусловых-Воробьевых начиналось как всегда со скандала. Главными участниками были Мария Алексеевна и Евгений. Дело в том, что вся семья собиралась ехать в Кельн к друзьям. Цель поездки заключалась в сватовстве Евгения на какой-нибудь германской девушке. У Марии Алексеевны было много друзей, которые хотели выдать своих дочерей замуж за Евгения. Да и сами девушки хотели добиться любви Евгения. Их привлекала его прическа и цвет волос. Рыжие волосы в Германии редкость, особенно у парней. Евгения же эти девушки не привлекали. "На одно лицо", - говорил он, когда рассматривал их фотографии. Еще Жене не нравилось, что все эти Эрики, Забины, Элизабеты, Сильвии и многие другие относились к интеллигенции. Волосы всегда собраны в шишечку, ногти накрашены бесцветным лаком, ни дня не могут прожить без похода в музеи и на концерты классической музыки. Они даже свой родной "Рамштайн" не слушали! А Евгений? Волосы регулярно мелирует, сооружает "ежика" на голове, деловые костюмы не признавал, музеи, филармонии на дух не переносил и слушал только рок и реп.
   - Не поеду! - кричал Женя.
   - Женечка, тебе же нужна девушка! Девушка, а не девчонка!
   - Во-первых, не Женечка, а Евгений, во-вторых, девушка у меня есть и, в-третьих, твои знакомые не моего уровня!
   - Евгений, ты просто с ними не общался! Они такие образованные, отличницы, знают много интересного, а твоя Юля? Кто она?
   - Моя Юля тоже отличница, тоже знает много интересного и любит меня.
   - Те девушки тоже любят тебя.
   - Они любят не меня, а мою необыкновенную прическу.
   Женя и его мать никогда не придут к единому мнению. Только Арина и Николай Сергеевич были за Женю. Они не понимали, чем Юля не устраивает Марию Алексеевну. Им казалось, что лучше пары для Жени не найдешь. В этом человеке было все и вмеру. Но Мария Алексеевна считала, что девушка должна быть именно интеллигентной. У неё должно быть только хорошее образование и любовь к искусству, а все остальное - лишнее.
   - Идиотка! Сумасшедшая! - кричал Женя у себя в комнате.
   - Брат, что с тобой?
   - Нет, Арина, скажи, разве можно полюбить девушку по вынуждению?
   - Нет. А тебя уже сватают?
   - Не то слово! Как я проклинаю тот день, когда меня спасли!
   - Женя, успокойся. У меня есть план. Главное, веди себя так, чтобы им не понравиться. Вилкой за столом махайся, жуй жвачку при разговоре, одевайся неподобающе, можно тату наклеить из-под жвачки.
   - Супер! Сестренка, ты чудо!
   Оставшиеся дни до поездки Евгений был послушным и не перечил Марии Алексеевне. Ничего плохого она не замечала, думала, что победила. Только Арина и Николай Сергеевич обо всем догадались и немного посмеивались над Марией Алексеевной. Женя все эти дни с интересом рассматривал фотографии немецких интеллигенток. Он послушно ездил с мамой за костюмом, туфлями, галстуками, рубашками и многим другим. Наконец, все мучения стали подходить к концу. Настал день отъезда. Все суетились, проверяли все ли готово.
   - Женечка, ты взял костюм?
   - Да, мамочка, - не краснея, лгал Женя. На самом деле он взял только джинсы, футболки, спортивные костюмы, а костюм он засунул в дальний угол гардероба.
   Вечером в субботу вся семья прилетела в Кельн. Встречала их семья Лист. Георгий и Аннет были пожилыми людьми. У Георгия была маленькая бородка и большой живот. Аннет походила на милую старушку, которая целыми днями вяжет носочки. У этой супружеской пары была дочь Катрин. Жене она не понравилась сразу. У неё были волосы до плеч, заплетенные в косу, короткие полные ноги, пухленькие ручки. Глазки были маленькие, словно пуговки коричневого цвета. "Плюшка", - подумал Женя.
   - Гутен абенд, - поздоровался Женя.
   Девушка ничего не ответила, а только покраснела. Лицо стало красное, словно томат, глаза сузились, а губы скривились в смущенной улыбке. "Я ему понравилась", - подумала Катрин.
   Как оказалось Жене и его семье предстояло целых два месяца жить в доме этой семьи. Мысленно Женя попрощался с жизнью. Ему казалось, что два месяца в компании известного искусствоведа Германии, его жены и пятнадцатилетней дочери плюшечки сведут его с сума. Хорошо, что рядом была сестра Арина, которая хорошо понимала нежную душу брата и сотовый телефон, с помощью которого можно пообщаться с Юлей.
   Однажды - примерно через месяц - Катрин решила поговорить с Ариной о Жене.
   - Здравствуй, - поздоровалась она с Ариной по-русски. - Можно с тобой поговорить?
   - Да, проходи. Что-то случилось?
   - Арина, скажи, у твоего брата в России есть девушка?
   - Да, конечно. Он её любит. Представляешь, он даже хотел покончить жизнь самоубийством из-за неё.
   - А как она выглядит?
   - Она? Красиво.
   - А как её зовут?
   - Её? Юля.
   - Она любит Женю?
   - Да. А что ты так интересуешься?
   - Понимаешь, я люблю твоего брата.
   - Уже? - задала глупый вопрос Арина и тут же сказала: - Если честно, у тебя с ним ничего не получится. Он очень плохо о тебе отзывается, так что забудь его.
   Катрин ничего не сказала, а только ушла в свою комнату. С того дня она поняла, что умной быть не достаточно, для того чтобы тебя любили, нужно иметь привлекательную внешность.
   Однажды днем Женя вышел в сад покурить и увидел необычайное зрелище. На газоне был постелен коврик для занятий шейпингом, поставлен магнитофон, из которого раздавалась музыка, а на этом коврике занималась Арина и Катрин. Женя знал, что Арина следит за своей фигурой. У неё даже расписание занятий спортом на зеркале висело. Женя знал, что и тут Арина будет работать над своей фигурой, но чтобы вместе с Катрин... От такого зрелища у Жени началась истерика.
   - Женечка, собирайся, - послышался мамин голос, и Женина истерика прекратилась.
   - Что, мама?
   - Собирайся. Сегодня у нас первый прием. Мы едем к семье Краузе.
   Женя покорно пошел в свою комнату. Оделся он как положено для выполнения коварного плана: серые джинсы, черная футболка, кроссовки и черные очки. Правда, татуировку клеить он не стал, потому что недавно сделал настоящую тату в виде тигра на все предплечье.
   - Мама, я готов, - сказал Женя, спустившись на первый этаж.
   - Боже мой, Женя, что это? Где костюм?
   - Я его забыл. Случайно.
   - Ладно, и так сойдет.
   Дом семьи Краузе был современней, чем дом семьи Лист. Абсолютно весь дом был выдержан в стиле Хайтек. Курт и Сильвия были людьми в возрасте, но очень отличались от Георгия и Аннет. Курт был спортивный мужчина сорока пяти лет, а Сильвия была бизнес-леди. У этой пары была дочь Беате. Ей было четырнадцать лет. Наверное, это единственная девушка из тех, которых доводилось видеть Евгению, которая не походила на интеллигентку. Она была очень сильно похожа на Арину: коричневые волосы до пояса, зеленые глаза с длинными ресницами и очень красивая фигура.
   - Привет, - поздоровался Женя.
   - Привет. Меня зовут Беате или просто Те. Меня так одноклассники называют. А ты Женя?
   - Да, я Женя. В классе меня называют Новенький или Рыжик.
   - Знаешь, я думаю, нам нет смысла сидеть с взрослыми, пошли лучше ко мне в комнату.
   - Пошли.
   Беате и Женя поднялись на третий этаж, прошли по длинному коридору и вошли в комнату. Здесь было все: большая гардеробная, большая кровать, музыкальный центр, домашний кинотеатр, компьютер, ноутбук, а также разные девичьи штучки.
   - Красиво, - сказал Женя.
   - Мне тоже нравится. Присаживайся.
   - Слушай, Беате, ты слушаешь классику?
   - Приходится. А ты?
   - Я - нет. А какую музыку ты любишь?
   - Мне нравится реп и рок.
   - Мне тоже.
   - А почему ты так легко со мной общаешься? - спросил Женя после некоторого молчания.
   - У меня есть опыт в общении с парнями.
   - В смысле???!
   - Я с ними общаюсь разными способами. Ну, ты понимаешь.
   - А родители знают?
   - Нет. Я от них все скрываю.
   - А сколько тебе лет?
   - В сентябре будет пятнадцать.
   - Да-а, рано ты начала половую жизнь. Правда, я тоже не ангел.
   - Знаешь, чего мне сейчас не хватает?
   - Догадываюсь. Давай?
   - Угу.
   Вот так и пообщались два одиночества. Вроде и знакомы два часа, а ведут себя так, словно прошли долгий и сложный путь любви. Просто так вышло, что рядом не было любимого человека, а желание победил разум. Потом Женя и Беате еще пообщались, послушали музыку, посмотрели фильм и разошлись. Женя узнал, что у Беате не было парня, она никого не любила, а после окончания тринадцатого класса хочет уехать в Италию, подальше от своей семьи.
   Эта встреча оставила большой след в Жениной душе. Он даже хотел остаться жить в Германии, а потом жениться на Беате, но любовь к Юле сильнее, чем мимолетное увлечение немкой.
   Примерно через две недели Женя приехал в Россию и опять стал проводить время с Юлей, но и ругаться с этого дня тоже стал чаще.

XIV. Простите за измену.

   Уже как две недели Женя в России. Юле он не звонил и не отправлял сообщение о своем приезде, но Юля все узнала от Никиты. Жене начинало казаться, что он её разлюбил. Каждую ночь Жене снился тот день, который он провел вместе с Беате. Как влюбленный безумец он мечтал о встрече с ней. Один раз он даже устроил погром в доме. Нервы сдали. Он крушил все: разбил Аринину любимую вазу, зеркало, изорвал все книги и бумаги, которые попадались под руку, разбил монитор и разбросал все диски. Потом его потянулся на наркотики, но с этим желанием он справился быстро. Зато, Евгений выпил две бутылки крепкого темного пива и лег спать. Где-то часов в одиннадцать Женю разбудил пронзительный крик сестры.
   - Женя!! Что здесь было?!! - кричала она, стоя в дверном проходе, а сзади стоял Никита.
   - Ты чего орешь?! - спросил сквозь зубы Женя.
   - Я спрашиваю, что здесь было?! Ты что здесь устроил?
   - Арин, мне и так плохо, еще ты пристаешь. Давай потом поговорим.
   - Нет. Разговаривать мы будем сейчас! Что на тебя нашло?
   - Арина, сядь.
   - Женя, что случилось? Ты после встречи с Беате сам не свой. Что произошло?
   - Арина, мне кажется, что я Юльку разлюбил. Меня последнее время тянет в Германию. Что мне делать?
   - А с чего такая тяга?
   - Я спал с Беате. Она не такая как Юля. Она лучше, интереснее и красивее.
   - Одна ночь ничего не значит. Это пройдет. Это всего лишь увлечение.
   - Арина, пойми, я уже не тянусь вечером к телефону, чтобы позвонить Юле. Разве это любовь?
   Арина обняла Женю, как маленького ребенка.
   - Не волнуйся, это всего лишь увлечение.
   - Нет. Это измена.
   - Знаешь, расскажи лучше все Юле.
   - Она меня не простит.
   - А ты не напрашивайся на прощение. Просто скажи.
   - Когда? Я не хочу с ней встречаться.
   - А надо. Завтра. Лучше в каком-нибудь кафе.
   - Хорошо. А Никита еще не ушел?
   - Нет. Он на кухне, иди, поговори.
   Женя пошел на кухню, а Арина начала прибираться в комнате.
   - Привет, Кит, - поздоровался Женя с Никитой.
   - Привет. Ты что сегодня устроил?
   - У меня нервный срыв. Жизнь не удалась.
   - Ты с Юлькой поругался?
   - Нет. Я ей изменил.
   - Да-а. Ну, теперь придется ей во всем признаться.
   - Ты так думаешь?
   - Я уверен.
   - Хорошо, завтра поговорю с ней.
   На следующий день Женя встал, когда все еще спали, чтобы поговорить с Юлей спокойно, не отвлекаясь. Он набрал заветные шесть цифр и начал ждать ответа.
   - Алло, - раздался знакомый до боли голос. - Я слушаю.
   - Юля? - переспросил Женя.
   - Да, Женя.
   - Привет. Я тебя не разбудил?
   - Нет. А что собственно случилось? Не звонил после приезда целых две недели и вдруг позвонил.
   - Юля, давай встретимся. Мне нужно серьезно с тобой поговорить.
   - Мне тоже.
   - Тогда подъезжай через полчаса в Центральный парк к колесу обозрения.
   - Хорошо.
   "Теперь осталось только встретиться", - взволнованно думал Женя всю дорогу. Вот он прибыл на назначенное место, но Юли там не было. Она появилась только через полчаса. Сегодня она была одета не так, как всегда приходила на свидания. Не было пышного хвостика, пестрого платья и аксессуаров. Сегодня на ней была черная водолазка, поверх черная расстегнутая джинсовая куртка, черные брюки обтягивали стройные ноги, туфли на высоком каблуке. На черной водолазке поблескивала серебреная цепочка и подвеска в виде молнии, на пальцах были серебряные кольца, а ногти украшал черный лак. Волосы были собраны в тугой хвост черной резинкой и смочены гелем для придания эффекта мокрых волос. И, конечно, черные очки без оправы со стразами.
   - Здравствуй, - поздоровалась Юля. - Ну, выкладывай.
   - Привет, ты сегодня красива, - сказал Женя и замолчал.
   - Юля, я тебе изменил, - выдал на одном дыхании Женя, справившись с эмоциями.
   - С кем? - сохраняя спокойствие, спросила Юля.
   - С девушкой из Германии.
   - А поточнее? Ты с ней целовался или что-то большее у вас было?
   - Честно? Я с ней провел бурный день.
   После этих слов Юля размахнулась сумкой, чтобы ударить Женю, но передумала и просто ушла.
   - Ю-у-у-уля! - крикнул Женя, но Юля не обернулась.
   Домой Женя вернулся, когда родители спали, хотя стрелки часов показывали одиннадцать, но зато не спала Арина.
   - Привет, - поздоровалась Арина. - Ты где был?
   - Пиво пил.
   - А если серьезно?
   - У меня была официальная встреча с моей, я так понимаю, бывшей девушкой.
   - Вы расстались?
   - Не знаю. Но я признался во всем, а она просто ушла.
   - И что ты будешь делать?
   - Думать, как её вернуть.
   - Помочь?
   - Чем?
   - Ты не забывай, что её подруга вместе со мной на журналистику ходит. Может она Юлю наставит на путь истинный. Ну так что, моя помощь принимается?
   - Действуй.
   Арина взяла телефон и набрала номер Дарьи.
   - Алло, - ответили на том конце провода.
   - Привет. Узнала?
   - Да, Арина, узнала. Что-то случилось?
   - Да. Женя поругался с Юлей. Можно сказать, они почти расстались.
   - А если поподробней, - попросила Даша, и Арина ей все рассказала.
   - Весело, - сказала Даша, прослушав Аринин рассказ. - Ну, знаешь, если Юля так поступила, значит все у них кончено. Она даже меня слушать не будет.
   - А если применить свои литературные способности?
   - Ладно, я ей сейчас позвоню. Пока.
   - Пока, - попрощалась Арина.
   - Ну что? - спросил Женя.
   - Вряд ли что-то получится.
   А Даша тем временем разговаривала с Юлей.
   - Юля, он тебя любит! - кричала Даша.
   - Если бы любил, то я была бы единственной.
   - Любит он тебя, а другими просто развлекается.
   - Не верю.
   - Зато я верю! Пойми, у Арины с Никитой тоже бывают такие истории.
   - Они - это одно, мы - это другое!
   - Все парни одинаковые!
   - Все. Разговор окончен. Я сказала, нет! - крикнула Юля и положила трубку.
   Практически два месяца Юля и Женя общались. Юля жила своей веселой жизнью и не вспоминала Женю. Каждое воскресенье она, Таня Богачева, Катя Баргатина, Паша Дубинин, Паша Расстрига, Саша Малышкин, Герингер Илья и Башарина Даша ездили в клубы. Каждый раз Юля знакомилась с интересными парнями в возрасте от семнадцати до девятнадцати лет. Все они становились Юлиными друзьями. Один даже предлагал дружбу, но Юля отказала, потому что больше не верила в любовь.
   Женя же стал подобием серой мыши. Он целыми днями сидел за учебниками, чтобы отвлечься от страданий. Свою германскую подружку он забыл, а вот Юлю забыть он не смог. Поначалу она снилась ему улыбающейся и веселой. Он не знал, что она сильно изменилась как внешне, так и внутренне.
   Двадцатого октября Женя позвонил Юле, чтобы признаться в любви. Почему именного двадцатого? Потому что именно год назад Женя и Юля признались друг другу в любви. Женя набрал Юлин номер и услышал знакомый голос, но только более жесткий.
   - Алло, - сказала Юля.
   - Привет. Узнала?
   - Женя? Что тебе нужно?
   - Хочу поздравить тебя с нашим праздником.
   - С каким праздником?
   - Сегодня год, как мы признались друг другу в любви.
   - Это ничего не значит, ведь мы с тобой расстались.
   - Юля, неужели можно так быстро разлюбить?
   - Можно.
   - Знаешь, я хочу с тобой помириться и быть вместе.
   - А ты не боишься, что я стала другой? У меня пропала та нежность и внешность уже не та.
   - Не боюсь. Ты нужна мне такой, какая есть. Я люблю тебя.
   - Я тоже люблю тебя, - убрав гордость, сказала Юля.

XV. Соперник.

   У Юли и Жени было все хорошо. Юля превратилась в прежнее Солнце, а Женя опять стал входить в образ бандита, правда на посторонних девушек перестал обращать внимание. Вечером Юля и Женя гуляли по заснеженным паркам и играли как дети в снежки. Казалось, что жизнь налаживается, но в один день для Жени весь рай разрушился.
   Юля направлялась на очередное свидание с Евгением. Было темно, скользко, а снег летел прям в глаза. Юля шла по тротуару, на котором не было людей. Вдруг из-за угла вышла человеческая фигура и направилась к Юле.
   - Девушка, - сказала фигура, оказавшаяся молодым человеком семнадцати лет, - не желаете познакомиться?
   - Нет, спасибо. Я направляюсь на свидание к своему парню.
   - Ну, давайте ради приличия познакомимся. Меня зовут Владимир Семыкин. Можно просто Вова.
   - А меня - Юля.
   - Красивая девушка - красивое имя. Может, обменяемся телефонами?
   Юля достала ручку и записала номер Вовы, а Вова записал Юлин номер телефона. Именно эта встреча изменила Юлино отношение к Жене на некоторое время, просто Вова ей понравился. На свиданиях с Женей Юля думала только о Вове, но Женины вопросы отвечала односложно, отвергала поцелуи и всегда сокращала свидания до минимума.
   Однажды вечером Юле позвонил Вова.
   - Привет, Юля, - поздоровался он. - Как дела?
   - Привет. Все хорошо. А у тебя?
   - Да у меня тоже все отлично.
   - Вова, расскажи мне о себе.
   - Да нечего рассказывать. До января этого года я жил в Москве.
   - А почему переехали?
   - Ну, этого я не могу сказать. Жизнь так сложилась.
   - А чем ты занимался раньше?
   - Я помогал отцу в управлении баром. Но там произошло убийство, и бар прикрыли от греха подальше.
   - Значит твое прошлое не такое уж и чистое?
   - Можно и так сказать. А как у тебя дела с твоим парнем?
   - Все рушится и уже давно. С самого лета.
   - Так, может, я заменю тебе твоего парня?
   - Может быть.
   - Тогда давай завтра встретимся на том месте, где мы познакомились, в тоже время.
   - Я согласна.
   После этого разговора Юля позвонила Жене.
   - Евгений, мы должны с тобой расстаться, - сказала Юля.
   - Почему?
   - Я нашла себе другого парня.
   - Ну, хорошо. Только знай, узнаю, кто это, все кости ему переломаю, и ты вернешься ко мне, - самоуверенно сказал Женя и повесил трубку.
   На следующий день Юля отправилась на первое свидание с Вовой. Была такая же мерзкая погода, как и в прошлый раз, а это означало, что Юля встретит кого-то, кто изменит Юлину жизнь. Вот Юля подошла на то самое место, где впервые встретила Вову. Через пятнадцать минут Вова подошел к Юле и поцеловал в щечку.
   - Привет. Извини, что заставил тебя ждать.
   - Да ничего страшного. Я недавно пришла, - сладким голосом сказала Юля.
   - В качестве компенсации за ожидание приглашаю в ресторан за мой счет.
   - Я согласна.
   Юля была почти влюблена. Она шла рядом с Вовой не думая о плохом. Вова казался ей самым лучшим на свете! Рядом с ним она чувствовала себя слабенькой, но защищенной. Ей было все равно, куда Вова её ведет, главное, что они шли вместе, взявшись за руки. Это было так романтично! На Юлин взгляд Вова был интереснее, красивее, умнее, чем Женя. Его глаза и улыбка излучали приятный свет, от которого становилось очень приятно и легко на душе.
   Вова привел Юлю в дорогой ресторан итальянской кухни. Как оказалось, этим рестораном владеет Вовин отец. Юля и Вова сели за столик, на котором стояла табличка "Заказано". Им тут же принесли меню, тарелки, ножи вилки, ложки, салфетки и бокалы под вино.
   - Заказывай на любую сумму. Все за счет заведения.
   Юля заказала себе пиццу и десерт. Аппетита не было. Заказ принесли довольно быстро, но Юле было не до еды. Она смотрела на Вову, пытаясь понять, чего ему не хватает, но любовь, затмившая сердце, не раскрывала худших сторон в Юлином избраннике.
   - Ты что меня так рассматриваешь? - спросил Вова.
   - Я? Просто ты мне нравишься.
   - Ты мне тоже.
   - Вова, поцелуй меня, - попросила Юля.
   Вова выполнил просьбу. И тут Юля поняла, что она любит только Женю! Ей не хватает его рыжих мелированных волос, свободного стиля одежды и его измен! Он даже целовался лучше. Конечно, Юля не подала вида, что её что-то волнует, но Вова все заметил. Парни вообще все замечают, что происходит с девушкой.
   - Что-то случилось? Ты так напряглась, - спросил Вова.
   - Ничего. Просто целоваться через стол не очень удобно.
   - Хочешь, я подсяду к тебе?
   - Нет. Не надо. Давай лучше посидим, я проголодалась.
   Юля и Вова сидели и молчали. Им не о чем было говорить. Они были совсем разные, а может и чужие. Юля понимала, что пара мириться с Женей, иначе что-то произойдет. У неё было нехорошее предчувствие. А Вова наоборот думал, что Юлю нельзя отпускать от себя. Для осуществления плана ему надо быть всегда с ней. Нельзя было допустить, чтобы Юля вернулась к Жене.
   - Юля, пошли в парк. Ты когда-нибудь гуляла при луне по заснеженным тропинкам? - спросил Вова.
   - Каждый день гуляю, когда из лицея возвращаюсь через весь город.
   - Ну, ты же со мной не гуляла.
   - С тобой - нет.
   - Тогда пошли?
   Юля кивнула головой, встала и начала как можно медленней одеваться. Если честно, идти ей никуда не хотелось.
   Юля и Вова шли по безлюдной неосвещенной аллее. Правда, где-то вдали слышался веселый смех веселой компании.
   - Вова, проводи меня до остановки, - попросила Юля.
   - Тебе не нравится гулять со мной при луне?
   - Мне очень холодно.
   - Давай, я тебя согрею.
   - Как?
   - Ну, поцелую, обниму.
   - Ну, попробуй.
   Вова встал лицом к Юле, прижал её к себе и поцеловал. И опять Юле не понравился этот поцелуй. Чего-то в нем не хватало. Он был менее страстным, чем у Жени.
   - Хватит! - крикнула Юля.
   - что с тобой? - удивился Вова.
   - Я тебя не люблю! Ты мне не нужен!
   Вова понимал, что ситуацию срочно нужно спасать или сделать задуманное прямо сейчас. Немного поколебавшись, Вова принял второе решение. Собравшись духом, он достал из-за пояса пистолет и спросил Юлю:
   - Ты смогла бы оценить свою жизнь в деньгах?
   - В смысле?
   - Ну, как ты думаешь, твоя жизнь стоит пяти тысяч долларов?
   - Она стоит дороже в миллиарды раз.
   - А ты бы отдала бы свою жизнь за любимого?
   - Да.
   Ничего не сказав, Вова плавно начал поднимать руку вверх, и тут Юля поняла к чему этот разговор и закричала. На Юлин крик прибежала компания молодых людей. Один парень схватил Вову за руку и выбил пистолет, другой подбежал к Юле, повалил её на снег и накрыл её своим телом, думая, что Вова будет в неё стрелять. Остальные четыре человека помогали первому бить Вову. Когда все закончилось, Юля увидела среди этих шести парней своего Женю (это он лежал на Юле) и Пашу Расстрига.
   - Гуслов? - удивился Вова, когда увидел Евгения.
   - Семыкин?? - еще больше удивился Женя. - Так это ты новый ухажер моей девушки?
   - Почти. Ты не забывай, что за тобой долг, который ты не хочешь отдавать.
   - И что дальше?
   - Помнишь, что я сделал с твоей Матильдой?
   - Такое не забудешь.
   - Сейчас я предоставляю тебе выбор: или ты, или она.
   - Подожди, - сказал Женя Вове и крикнул высокому брюнету армянской наружности, - Андрей, отведи Юлю куда-нибудь подальше.
   - Ну, так какой ты делаешь выбор?
   - Я, - ответил Женя.
   Вова отошел на десять метров назад, поднял руку вверх и выстрелил. Женя успел увернуться так, что пуля задела только щёку.
   - А ты проворный малый, - сказал Вова и ушел.
   К Жене подбежала заплаканная Юля и обняла его за шею горячими ладошками.
   - Я люблю тебя. Слышишь? Я тебя люблю! Прости меня за эту глупость! Мне никто не нужен кроме тебя!
   Юля долго говорила что-то Жене о своей вечной любви, а он слушал её, не обращая внимания на то, что щека все больше и больше болела, а кровь не могла остановиться и лилась большой струёй, как ручей.

XVI. Не запрещайте нам любить.

   Утром Юля проснулась не в своей комнате и даже не в своей квартире. Комната, в которой Юля проснулась, была очень большая. Обои на стенах были розовые. Около двери стоял встроенный зеркальный шкаф, а кровать, на которой Юля спала сегодня, была двуспальной и очень мягкой. Дверь в комнату открылась, и вошел Женя с подносом в руках.
   - Доброе утро. Проснулась? - спросил Женя. - А я тебе завтрак принес.
   - Спасибо. Мне еще никто не приносил завтрак в пастель, - поблагодарила Юля. - А как твоя щека?
   - Да вроде не болит, но шрам останется.
   - Шрамы украшают мужчину.
   - Да я и так весь в шрамах. Вчера когда на тебя накинулся, ногу вывихнул, об твои каблуки запнулся.
   - Ну, ты тормоз! Видел же, что Расстрига пистолет выбил! А кто, кстати, эти парни?
   - Мои одноклассники.
   - А Расстрига как там оказался?
   - Так мы с ним вместе учимся! Он разве тебе не говорил? Вы же на дискотеки каждое воскресенье ходили.
   - Я не вникала в разговоры о школе.
   - Ладно. Давай, ешь, умывайся, прими душ и зайди в кабинет, мама хочет с тобой поговорить.
   - О чем?
   - О святом, т.е. обо мне.
   - Иди, давай. Святой ты наш.
   Женя поцеловал Юлю в щечку и ушел. После вчерашнего вечера Юля и Женя стали наслождаться каждой минутой, проведенной вместе. Теперь их любовь усилилась в сотни раз, и никто не сможет помешать их любви, даже Мария Алексеевна. Именно поэтому Юля шла на этот разговор с легким сердцем.
   - Можно, Мария Алексеевна? - спросила вежливо Юля.
   - Да, Юлия, заходи. Присаживайся.
   Юля села в большое мягкое офисное кресло, закинула ногу на ногу и улыбнулась ослепительной улыбкой так, что Мария Алексеевна немного смутилась.
   - Вы о чем-то хотели со мной поговорить? - все так же улыбаясь, спросила Юля.
   - Да. Я хотела поговорить о ваших отношениях с Женей.
   - А в чем дело? Вас что-то не устраивает?
   После этих слов Юля улыбнулась еще шире и поправила свою рубашку с вырезом так, что линия декольте стала более ярко выражена. От этого Мария Алексеевна заволновалась еще больше и прежде чем продолжить разговор, закурила.
   - Курить вредно. Так что Вы молчите? Время, знаете ли, не резина, оно денег стоит.
   - Юлия, в каких отношениях вы состоите с Евгением?
   - У-у! Все зашло очень далеко!
   - Вы что ли состояли в интимной близости?
   - Конечно. И не один раз. Извините, что вашего разрешения не спросили.
   - А как это вышло?
   - Как у всех нормальных людей. А при чем наши с Женей отношения?
   - Я хочу, чтоб вы расстались.
   - Хотеть не вредно. Обоснуйте свое хотение.
   - Ты ему не пара.
   - В чем это проявляется?
   - Ему нужна образованная девушка, владеющая каким-нибудь иностранным языком, скромно одевающаяся и способная часами слушать классику.
   - Ну, это вы загнули! Вы представляете, что будет с вашим сыном через месяц общения с такой особой! Он быстрее в монастырь уйдет.
   На такое замечание Мария Алексеевна не смогла ничего ответить.
   - Что? Нечего сказать? А жаль. Мне так понравилась наша беседа. Я бы с удовольствием продолжила её, - все с той же безупречной улыбкой сказала Юля. - Мне можно идти? Или к Вам вернулся дар речи?
   - Иди.
   Юля встала, одернула свою кофту и важной походкой направилась к выходу. А Мария Алексеевна набрала номер одного своего хорошего знакомого.
   - Юрочка? Это Воробьева Маша. Можешь мне в течение тридцати минут предоставить справку о родителях Тятенковой Юлии Евгеньевны восемьдесят девятого года рождения. Какого числа? Пятого июля. Да, я буду ждать.
   Через полчаса Юрочка позвонил и предоставил полную информацию о Юлиных родителях. Мама - Тятенкова Ирина Ивановна работала старшим преподавателем в НГАУ, а отец - Тятенков Евгений Борисович был директором фирмы по производству и продажам мягкой и корпусной мебели. Такой результат Марию Алексеевну ничуть не утешил. Но она набрала Юлин домашний номер телефона.
   - Алло, - послышался строгий голос.
   - Здравствуйте, могу я услышать Ирину Ивановну?
   - Я слушаю.
   - С Вами говорит Воробьева Мария Алексеевна, мать парня Вашей дочери.
   - Что-то случилось?
   - Мы можем с Вами сегодня встретиться в каком-нибудь ресторане?
   - Да, можем. Давайте через полчаса в "Калипсо".
   - Хорошо. Ждите меня за третьим столиком у окна.
   - Я приеду.
   Мария Алексеевна начала собираться. Она надела свое любимое черное платье, очень много украшений, думая, что этим произведет впечатление на Юлину мать. Но, увы, нам свойственно ошибаться.
   Мария Алексеевна приехала позже назначенного времени, надеясь произвести впечатление занятой женщины. За столиком уже сидела Ирина Ивановна. Когда Мария Алексеевна собиралась на эту встречу, Ирина Ивановна представлялась ей полной женщиной с химкой на голове в застиранном учительском костюме. Но ожидания не оправдались. Ирина Ивановна была стройной женщиной лет сорока. Волосы - темно-каштанового цвета, а прическа была очень модной. На ней был черный костюм и белая рубашка, почти такая же, как и у Юли сегодня при разговоре.
   - Здравствуйте. Вы Ирина Ивановна?
   - Да. А Вы Мария Алексеевна?
   - Да, - ответила Мария Алексеевна и замолчала.
   - Вы о чем-то хотели поговорить, - напомнила Ирина Ивановна и улыбнулась такой же улыбкой как у Юли.
   "Они меня с ума сведут сегодня", - подумала Мария Алексеевна, а вслух сказала:
   - Я запрещаю вашей дочери общаться с моим сыном.
   - А в чем дело? Вас что-то не устраивает?
   - Она ему не пара.
   - Кто она?
   - Ваша дочь Юлия.
   - Чем она Вам не угодила?
   - Она сильно вульгарна.
   - Моя дочь не должна походить на какую-то заучку, которая не следит за своей внешностью!
   - Но и вульгарной она тоже не должна быть!
   - Знаете, про вашего Евгения я тоже много чего могу сказать. И вообще, не запрещайте им любить! Извините, мне некогда.
   Ирина Ивановна встала из-за стола и деловой походкой направилась к выходу. "Не удалось", - с сожалением подумала Мария Алексеевна.
   Когда Мария Алексеевна вернулась домой, было около пяти вечера. Дома никого не оказалось. Не успела она включить свет, как её взгляд наткнулся на плакат, висевший на двери, который гласил: "Не запрещайте нам любить!!". Мария Алексеевна ущипнула себя за руку в надежде, что это сон, но бесполезно. Пройдя по коридору, Мария Алексеевна увидела еще несколько таких плакатов. Как оказалось, они были развешаны по всей квартире. Чтобы снять стресс от увиденного, Мария Алексеевна включила компьютер. Вместо собачки на экране она увидела корявую надпись "Любовь не картошка, не выкинешь в окошко". Мария Алексеевна набрала номер своего мужа.
   - Коля? Ты знаешь, что вытворил Женя?
   - Что, любимая?
   Немного волнуясь "любимая" рассказала все, что сегодня было.
   - И что из этого? - сказал Николай Сергеевич.
   - Как, что из этого?!!!
   - Маша, он прав. Нельзя играть чужими судьбами, даже судьбой собственного сына. Так что тебе придется мириться с этим.
   - Идиот! - крикнула Мария Алексеевна и нажала отмену.

XVII. Несмотря ни на что.

   Ночью Юля проснулась оттого, что её охватывало странное волнение. Впервые она не могла понять из-за чего такое волнение. Обычно это бывает перед ссорой с Женей, но сегодня Юля чувствовала, что ссоры не будет. "Может, мне сообщат страшную новость?" - подумала Юля, но потом отогнала от себя эту мысль. Да и какая может быть плохая новость? В семье все хорошо, в школе тоже. Единственное, Юлю очень беспокоил Женя, а точнее его здоровье. Он стал каким-то худым, часто жалуется на слабость и головную боль, стал чаще болеть простудными заболеваниями, короче говоря, у него ослаб иммунитет. Причем все это длится с прошлого года. Ничего плохого Юля не подозревала, но Женя постоянно напрягался, когда заболевал очередным простудным заболеванием. "Нужно все узнать у него", - решила Юля и уснула.
   Утро началось как обычно: прозвенела приятная мелодия на Юлином мобильном в роле будильника, Юля приготовила завтрак, привела себя в порядок и отправилась в лицей. В лицее Юле предстояло отсидеть четыре пары, причем две из них педагогика. Вот что значит учиться в педагогическом лицее, грузят теми предметами, которые тебе не пригодятся. Наконец то кончились уроки. Юля вышла из лицея, а возле крыльца её ждал любимый Женя. Его сегодняшний внешний облик не отличался от облика больного человека. Сегодня он был плох как никогда. Даже дорогостоящие джинсы из Германии и кожаная осенняя куртка не по сезону не скрывали того, что с его организмом не все в порядке.
   - Привет, - поздоровался Женя и улыбнулся какой-то натянутой улыбкой.
   - Привет. Давно ждешь?
   - Да нет. Я недавно пришел.
   - Тебе не холодно? Как никак двадцать градусов, январь.
   - Да нормально. Я привык. Пошли, погуляем?
   - Куда? В парк.
   Женя кивнул и сказал:
   - Только не долго, у меня температура.
   - Опять? Ты к врачу ходил? У тебя уже год такое ужасное состояние. Женя, что с тобой? Ты чем-то болен? Скажи мне, пожалуйста.
   - Юль, ну зачем тебе это знать? Все нормально. Просто я сильно часто простываю и не лечусь, а так все нормально.
   - Нормально? Это ты называешь нормально?!!! Ты в зеркало на себя смотрел последний год?
   - А что случилось?
   - Да ты похож на какого-то больного наркомана.
   - Во-первых, я итак наркоман, а во-вторых... Ладно, я тебе все расскажу.
   И Женя рассказал. Это случилось в прошлом году в конце ноября начале декабря. После злополучного "Осеннего вечера" Женя решил не приходить домой и не являться в лицей, а все из-за драки с Никитой. Он знал, что его может искать милиция. Но Женя ошибся, милиция его не искала. Но прошлого уже не вернешь. Женя вышел из лицея, посидел немного на лавочке и пошел в один из ночных клубов заливать свое ужасное состояние. Во-первых, он очень сильно обиделся на Юлю из-за того, что она танцевала с Пашей, во-вторых, ему было стыдно из-за Никиты. Зайдя в ночной клуб, Евгений сразу почувствовал маленькую свободу. Сначала он потанцевал немного, а потом отправился к барной стойке. Сколько Евгений выпил, не известно, но голова не соображала. Где-то под конец веселья, когда деньги стали кончаться, к Жене подошел парень лет девятнадцати и предложил качественный героин. Евгений согласился. Он, этот парень и еще несколько молодых людей пошли в соседний дом в один из подъездов. Они обосновались на площадке между третьим и четвертым этажами. Вот тут-то Женя и заразился страшной болезнью СПИД. На десятерых наркоманов был всего один шприц. Тогда Евгением управлял алкоголь и желание, поэтому он переступил через себя и воспользовался многоразовым шприцом. Что было дальше, Женя не помнит. Все воспоминания продолжаются с момента, когда кто-то стал его теребить и говорить нервным голосом: "Вставай". Женя проснулся и увидел перед собой красивую стройную блондинку. Эта блондинка привела Женю к себе домой, накормила его и решила оставить его жить у себя. Так Женя познакомился с Наташей Блонди. К наркотикам Наташа относилась нормально и иногда доставала Жене дозу. У них была сильная любовь. Родители Наташи относились к Жене нормально, но все-таки пытались наставить Женю на путь истинный. А потом Наташа и Женя расстались на Новогодней дискотеке за городом. Когда Женя лежал в больнице после попытки самоубийства, его признали ВИЧ инфицированным.
   Юля выслушала всю эту историю, а потом спросила:
   - Почему ты мне не говорил, что у тебя СПИД? Ты мне не доверяешь?
   - Юлечка. Я тебе доверяю, но я просто не знал, как ты к этому отнесешься. Я не хотел, чтобы мы с тобой расстались.
   - Женя, сколько раз ты мне изменял?
   - Много.
   - И разве я тебя бросала?
   - Нет. Но это совсем другое. Это болезнь, которая распространяется с очень большой скоростью. Все боятся попасть в её сети. Даже я не полностью осознал весь кошмар произошедшего.
   - Женя, чтобы быть с тобой я готова на все! Запомни это.
   - Так ты меня не бросишь?
   - Никогда!

XVIII. Все позади.

   Был май. В этом году он выдался довольно жаркий. Не смотря на то, что цвела черемуха, холода наступать не торопились. А еще к экзаменам готовиться надо! В этом году Юля и Женя заканчивают одиннадцатый класс. Юля шла на золотую медаль, а Женя был просто хорошистом. Для поступления в институт на юридический факультет Юля решила сдать ЕГЭ по русскому, истории, математике, английскому и истории. А Женя решил сдавать русский, алгебру, физику и информатику. Все это ему пригодится для поступления на программиста. Правда, он не учел то, что НГУ не принимает результаты школьного ЕГЭ.
   - Юлечка, а куда ты будешь поступать?
   - Я буду поступать в ТЭЮИ на юридический факультет. А ты?
   - А я в НГУ на программиста. А как расшифровывается этот твой ТЭЮИ?
   - Томский экономико-юридический институт.
   Вроде и разговор ни о чем, но сколько в нем любви, грусти и печали. Вроде бы знаешь, что для любви нет преград, но не в этом случае. Появятся новая компания, новые увлечения и проблемы. Каждый день будешь бояться, что кто-то полюбит твоего любимого человека, а еще хуже, если этот человек полюбит кого-то другого. Иногда даже сны снятся плохие. Один раз Жене приснилось, что он заехал за Юлей в институт, а она уже идет с другим. В эту же ночь Юле приснилось, что Женя сидит в ресторане и целуется с другой девушкой. На следующий день Юля и Женя встретились на Набережной и рассказали свои сны друг другу.
   - Не бойся, Солнце, я с тобой, - нежно сказал Женя.
   - И ты не бойся. Я никогда никого не полюблю.
   И опять разговор с грустью. Так не хочется поступать в университеты и тратить время на нудные иностранные языки, вместо того чтобы гулять с любимым на Набережной, а зимой вместе с маленькими детьми кататься на горке и играть в снежки.
   - Юля, давай завтра после консультации соберемся всей нашей дружной компанией у нас на даче? - как-то позвонив в три часа ночи, предложил Женя.
   - Давай. А родители против не будут?
   - Нет. А кого будем приглашать?
   - Как кого? Наших.
   Долго споря, Юля и Женя сошлись на мнении, что нужно пригласить Антонова Ваню, Вельш Илью, Герингер Илью, Малышкина Сашу, Расстрига Пашу, Сема Лешу, Семьяного Никиту и их девушек. На данный момент Ваня дружил с Баргатиной Катей, Вельш - с Богачевой Таней, Герингер Илья - со Слесаренко Настей, Малышкин Саша очень любил Шпанко Машу, Сема был без ума от Дик Тани, а Никита все дружил с Воробьевой Ариной. Одним оставался только Паша. Но чтобы ему не было скучно, Юля решила пригласить свою подругу детства Григорьеву Анну. "Оба рыжие, надеюсь, сойдутся", - говорила Юля. Потом до шести утра Юля обзванивала всех приглашенных. Что самое интересное, никто Юлю не послал далеко и надолго.
   А Женя в это время готовился уламывать свою маму. К его удивлению, мама даже слова против не сказала.
   - Мама, - начал Женя, - ты не против того, что завтра я, Юля, Арина и еще тринадцать человек устроим вечеринку в нашем загородном доме по поводу скорого окончания школы?
   - А как же консультация?
   - Консультация в восемь, а мы после консультации поедем.
   - Хорошо.
   - Только нужно две машины, чтобы мы все влезли.
   - Я попрошу водителей, они подвезут вас и если нужно останутся там.
   - Зачем?
   - Ну, вдруг кто-то решит подраться. Разнимать же надо.
   - А-а-а, тогда хорошо, пускай остаются.
   - А что вам туда дать?
   - С этим вопросом к Арине обращайся. Слушай, а почему ты против Юльки ничего не говоришь?
   - Женя, Женя, думаешь, что мне легко было мешать вашей любви? Просто я думала, что тебе нужна забитая девушка. А когда твоя Юля сказала мне про монастырь, я решила отступить. А если честно, она мне понравилась. И ты, оказывается, настоящий человек.
   - Почему?
   - Потому что хвост и шерсть у тебя не растут!
   Из маминой комнаты Женя вышел с чистым сердцем. Теперь он может не боятся приводить Юлю домой, прекратятся вечные скандалы и просто все будет очень хорошо! Женя решил поделиться этой радостью с Ариной. Женя зашел к ней в комнату (с некоторого времени она живет отдельно) с идиотской улыбкой и сказал:
   - Арина, а мама не против того, чтобы мы с Юлей встречались.
   Арина посмотрела на Женю оценивающим взглядом и сказала:
   - Женя, сколько тебе лет?
   - Тридцатого июня будет восемнадцать. А что?
   - А такое ощущение, что всего пять.
   - Я к тебе пришел радостью поделиться, а ты, - насупился Евгений.
   - Да ладно. Я действительно рада.
   Из Арининых глаз потекли слезы, а потом она заплакала в полный голос.
   - Арина, что с тобой? - испугался Женя.
   - Я с Никитой поругалась.
   - Из-за чего?
   - Он меня уже достал со своими навязчивыми идеями.
   - Арина, послушай меня. Тебе в этом месяце восемнадцать, ему только в феврале исполнилось семнадцать. Забей на него, найди парня из института. Зачем тебе какой-то мальчишка?
   - Я люблю его!
   - Ты любишь его, а он тебя вряд ли.
   - Спасибо, успокоил.
   На следующий день была грандиозная вечеринка. На дачу все приехали к пяти вечера. Один водитель жарил шашлыки, а другой накрывал на стол и готовил салаты и бутерброды. Молодежь же в это время просто отрывалась. Аня и Паша вместе гуляли на берегу реки. Они очень понравились друг другу, точнее Аня Паше.
   - Ты красивая, - сказал Павел, немного покраснев.
   - А ты интересный.
   - Ты умеешь плавать? - просто так спросил Павел.
   - Нет. А ты?
   - Я умею. Хочешь, научу?
   Паша учил Аню плавать. Просто так. Ему хотелось быть с ней всю жизнь. Вот Аня просто с ним играла. Даже когда они с ним целовались, Аня думала совсем о другом человеке. Она не понимала, что Павел её по-настоящему полюбил.
   - Наверное, нам пора возвращаться? - влюбленным голосом поинтересовалась Аня.
   - Наверное.
   Всю дорогу Павел и Аня разговаривали ни о чем. Много раз Паша делал комплименты Ане, обещал достать ей с неба звезду, а Аня слушала это все и смеялась. Общество этого молодого человека не доставляло ей радости. Ей больше нравились бандиты и наркоманы, например, Женя. Сегодня она намеривалась отбить его у Юли. Но когда она увидела, как Женя защищает Юлю, обнимает и целует, такое желание у Анны пропало.
   Все уже сидели за столом, когда Аня и Паша пришли.
   - Ну, неужели! - крикнул хозяин дома.
   Аня и Паша сели за стол, а Никита встал и сказал:
   - Сегодня выдался повод при всех признаться в любви моей девушке. Арина, спасибо тебе за то, что ты любишь уже два года несерьезного мальчишку, то есть меня. Спасибо, что ты не оставляешь меня в трудные минуты и, спасибо, за то, что ты есть на этом свете. Я тебя люблю.
   С этими словами Никита подошел к своей возлюбленной и подарил ей маленькое колечко, на котором было вырезано "Te amo", что в переводе с испанского означает, люблю тебя.
   - Горько! Крикнул кто-то просто так, а Никита принял это всерьез. Он обнял Арину и поцеловал её под радостные Женины возгласы. Он был рад, что Арина и Никита помирились без его помощи. Всем было хорошо со своими возлюбленными, только Аня упустила свое счастье в лице Паши Расстрига.

XIX. Выпускной с кровью.

   Был июнь. До выпускного оставалось всего шесть дней. В этом году выпускники педагогического лицея решили отметить окончание школы не в двадцатых числах, а тридцатого июня. Дело в том, что экзамены в этом году выдались сложные и из-за подготовки девушки не успели купить себе платья. Для Юли в этих обстоятельствах был один плюс. Женя сможет придти на выпускной, и, может, придет Паша Расстрига. Так хотелось провести этот день всем бывшим 10 "М". Никто не знал, что приготовил им этот день, у всех были надежды на лучшее.
   Двадцать восьмого июня Юля решила ехать за платьем. В помощники она решила взять Женю. Дома Евгения не оказалось, пришлось звонить на сотовый.
   - Да, - ответили на том конце провода.
   - Ты где? - поинтересовалась Юля.
   - За хлебом иду. А что случилось?
   - Ты сможешь мне помочь в выборе платья для выпускного?
   - Да, конечно. А в чем заключается моя помощь?
   - Съезди со мной. Я хочу, чтобы ты сам мне выбрал платье.
   - Хорошо, через полчаса заеду за тобой.
   Через полчаса Женя действительно заехал. Сегодня, ради такого случая, как длительная поездка по городу, Николай Сергеевич выделил Жене машину с водителем. Выбор магазина, где будет приобретено платье, Женя взял на себя. Как бы Юля не настаивала на том, чтобы платье было куплено в ГУМе или ЦУМе, Женя стоял на своем.
   - Так получилось, что ваш выпускной совпал с днем моего совершеннолетия. И для меня станет лучшим подарком твоя неотразимость.
   С такими доводами Юле приходилось мириться. Сначала Женя приказал водителю ехать в один из дорогостоящих тц города.
   - Там дорого! - кричала Юля.
   - Я добавлю! Меня еще и деньгами наградили.
   И такой разговор был после каждого Жениного указания водителю. В этот день Юля примерила множество красивых платьев и костюмов, но ни один из них Женю не устраивал. Юле же больше всего понравилось четыре наряда, которые Женя обозвал "дешевка". Первое платье было голубого цвета без лямочек, состоящее из корсета и длинной юбки. Не было никаких сложных деталей, что очень нравилось Юле. Второе платье было розовое с большой розой на одной из лямок. Юбка была очень пышная со шлейфом, а корсет - сзади на шнуровке. Увидев это платье, Женя поперхнулся газировкой. Остальные платья были свободными и короткие, похожие на распашонки.
   - Давай заедем в свадебный салон? - предложил Женя.
   - Куда?!! Ты представляешь, сколько там платья стоят? - возмутилась Юля.
   - Представляю. У меня Арина там платье для выпускного покупала всего за пятнадцать тысяч.
   - А у меня всего десять.
   - Я ж сказал, добавлю! Поехали.
   В свадебном салоне Женя сразу приметил одно очень красивое платье. Стоило оно всего тринадцать тысяч. Юле оно тоже очень понравилось. Платье было точной копией того платья, о котором Юля мечтала в том году. Такая же юбка, такие же стразы. К счастью, Юлин размер был в наличии, и поэтому платье купили сразу.
   - А ты не хотела ехать!
   Наступило тридцатое число. Этот день был волнительный абсолютно для всех, даже для юношей. Никто не хотел уходить со школы и начинать новый, неизвестный этап жизни. Но жизнь не переделаешь. В три часа в школе намечалось вручение аттестатов и медалей. Также устраивался маленький концерт для выпускников.
   С самого утра у Юли было неприятное предчувствие. Ей казалось, что сегодня должно что-то произойти с Женей. К сожалению, Юля знала, что интуиция её никогда не обманывает. Пока Юля сидела в парикмахерской, её ни раз посещали мысли о том, что с Женей должно что-то случиться. В школу Евгений на вручение аттестатов не явился, хотя и обещал. Он даже не позвонил! Вот Юлина бывшая соперница Романова Юля в ярко-красном платье, своих подруг Таню и Катю в очень красивых костюмах. Вот пацаны в строгих костюмах. Даже Арина здесь! По ее лицу было видно, что её что-то беспокоит. Началось вручение аттестатов. Среди Юлиных одноклассников было семь медалистов. Золотая медаль досталась Баргатиной Кате, Богачевой Тане и самой Юле, а серебряная - Вельш Илье, Михеевой Маше, Черных Тане и Шамраеву Андрею. После вручения аттестатов Арина и Никита подошли к Юле.
   - Где Женя? - спросила Юля.
   - Он уехал на стрелу, - ответила Арина.
   У Юли помутнело в глазах, ноги перестали слушаться, и Юля начала медленно падать. К счастью, рядом был Кит, который успел подхватить Юлю на руки. Пришла в себя Юля быстро, без посторонней помощи.
   - Так куда он уехал? - переспросила Юля.
   - На стрелу. Но он приедет к окончанию концерта.
   И действительно, когда Юля вышла из лицея, первым, кого она увидела, был Женя. Никакие внешние признаки не выдавали того, что он был на стреле. Но в душе у Жени был полный хаос.
   - Привет, - поздоровался он. - Получила свою заслуженную медаль?
   - Конечно. А что у тебя за стрела была?
   - Да, все с теми же ребятами.
   - И каковы результаты?
   - Проблемы решены. Я обещаю, что эта стела была последней в моей жизни.
   Юля улыбнулась. Она поняла эти слова, как "Не бойся, теперь все будет хорошо", но на самом деле в эти слова был заложен абсолютно другой смысл. И этот смысл был очень печален. Но Женя был рад, что Юля поняла это по-своему. Он знал, что день последний в его жизни. Женя даже знал сценарий своей смерти, которая наступит через два-три часа. За эти восемнадцать лет жизни он видел всего одно чудо в своей жизни - любовь. Любовь искренняя и счастливая.
   - А давайте на Набережной погуляем! Ведь в клуб нам только к восьми, а сейчас только пять! - предложил кто-то, и все согласились.
   Женя не ожидал такого поворота. Он достал телефон и написал сообщение "Я буду на Набережной".
   - Что-то случилось? - вдруг спросила Юля.
   - Нет, ничего.
   - А что ты так волнуешься?
   - Ничего.
   Больше Юля не преставала к Евгению с вопросами. Да и настроение как-то резко испортилось, что не устраивало Женю. Он хотел видеть Юлю сегодня веселой и болтливой. Это отвлекало его от дурных мыслей.
   На Набережной 11 "М" класс предавался воспоминаниям. Даже вспомнили то, как Юля ударила Женю по носу учебниками на биологии в десятом классе. Потом все фотографировались и просто радовались жизни. Вдруг раздался звон мобильного. Это пришло роковое сообщение на телефон Евгения. "Повернись налево", - гласила она. Он повернулся. Через минуту раздался какой-то приглушенный хлопок. Женя как-то странно дернулся, телефон выпал из руки, а потом упал сам Женя. Все это Юля и еще несколько друзей видели с самого начала. Юля подбежала к Жене, упала на колени и, положив его голову к себе на ноги, заговорила:
   - Женечка, любимый, не надо этого делать! Прошу тебя. Ты единственный, кого я люблю.
   - Юлия, послушай меня. Так должно было произойти. Не умер бы я, умерла бы ты. Я люблю тебя, - слабым, еле-слышным голосом проговорил Женя и секунд пять спустя попросил. - Поцелуй меня.
   Юля наклонила голову и коснулась своими губами Жениных губ. Но поцелуя не последовало, Евгений умер. Вот так на глазах у Юли умер единственный человек, которому Юля посветила себя всю и без остатка. Этот человечек, который бездыханно лежит у Юли на коленях, был смыслом её жизни. Все мечты были связаны с ним. Иногда Юле казалось, что жизнь началась только 20.10.2004г. и закончилась 30.06.2006г.! А по Юлиным и Жениным расчетам в этот день жизнь должна была приобрести второе дыхание. Но, увы! Жизнь прекратилась в какие-то две минуты! "Из-за утеса, как из-за угла, почти в упор ударили в орла, - вспомнила Юля любимое Женино стихотворение и подумала, - Это про него. Орел".

Эпилог.

   Наступили тяжелые дни в Юлиной жизни. Она помогала Жениным родителям в подготовке к похоронам и поминкам на девять дней. А еще ей надо было сдавать экзамены. Один экзамен она сдала, оставалось еще два. И ко всему этому, у Юли пятого июля день рождения - семнадцатилетие. Этот день рождения Юля хотела отметить только рядом с Женей, но не судьба. Все эти трагические дни Юля жила в квартире Воробьевых. После Жениной смерти фамилия Гусловы отсоединилась и теперь семья, где жил Женя, стала просто Воробьевы. В квартире этой семьи Юле выделили комнату для гостей с розовыми обоями. Именно в этой квартире Юля впервые получила завтрак в кровать. Спать тут Юле было не легко, все напоминало о Жене. Иногда Юля уходила в комнату к Арине и всю ночь разговаривала с ней о несбывшихся мечтах.
   Как-то утром Юля решила зайти в Женину комнату. Ей хотелось вспомнить все, что было. Все было так, как перед Жениным уходом из дома. Незаправленная постель, большая кружка недопитого кофе, пакетик из-под кофе, ветровка, висевшая на спинке стула - ничего не было тронуто. Эта комната стала музеем семьи Воробьевых. Через сорок дней её хотят закрыть.
   На похоронах было очень много народу. Присутствовал бывший 11 "М", Женины друзья и родственники. Даже Вова был! На всех не было лица. Арина и Юля пару раз падали в обморок. Мария Алексеевна выглядела старо. Не было румянца на щеках и блеска в глазах. Но зато она не теряла самообладания. Иногда казалось, что не её сына убили два дня назад. Просто Мария Алексеевна умела жить. После смерти мужа Павла ей уже не было так страшно при виде смерти любимого и близкого человека. Когда умер муж, ей было всего двадцать. Мария Алексеевна видела его смерть собственными глазами. Все было почти также как и у Юли с Женей. В то время она была беременна Евгением. Мария Алексеевна долго не могла придти в себя после смерти мужа. Как-то она встретила доброго Колю и его беременную жену. Вот они и помогли обрести Марии Алексеевне силы. Жена Николая умерла, и Николай Сергеевич остался один с месячной Ариной на руках. Потом судьба вновь свела Марию Алексеевну и Николая Сергеевича, теперь уж навсегда. Сейчас Мария Алексеевна должна жить дальше, чтобы воспитать малыша, который вскоре должен родиться.
   Как-то у Юли и Арины состоялся разговор о жизни, о будущей жизни.
   - Чем ты будешь заниматься дальше? Как ты будешь жить? - спросила Юля Арину.
   - В феврале Никите исполнится восемнадцать, а в августе мы поженимся. Потом мы уедем в Москву, и будем учиться в МГУ. А ты как сложишь свою судьбу?
   - Я буду учиться, а там посмотрим.
   - Юля, живи дальше. Посмотри вокруг и ты увидишь много прекрасного! Жизнь кончилась для Жени, а не для тебя. Тебе всего семнадцать, ты еще ничего не видела в этой жизни, а уже грустишь. Все будет хорошо! У тебя есть родители, бабушка, я, Никита и друзья из школы. Положись на нас, и жизнь будет яркой и веселой.
   - Я постараюсь.
   В тот день Юля усвоила одну простую истину, что жизнь не кончается, когда кто-то умирает. С того момента начинается новый период, а перед этим нужно пройти сложный конкурс на выживание. Меньше будешь страдать, раньше начнешь достигать высоты новой жизни. Юля пообещала постараться жить заново, и она это сделала. Конечно, она не успела забыть эти два года, но и жить только ими тоже не собиралась. Сейчас главное для Юли поступить в университет, выучиться на Юриста и найти работу. А с личной жизнью можно подождать. Да в институте будет просто не до этого. Такая установка была у Юли.
   Где-то месяца через два Юля начала забывать этот ужасный момент в её жизни. Но, увы, один случай заставил прожить все заново. В тот день Юля была в институте. На большом перерыве к ней подошел милиционер в гражданской одежде.
   - Тятенкова Юлия Евгеньевна? - спросил он.
   - Да. А что случилось?
   - Вы были знакомы с Гусловым Евгением Павловичем?
   Юлино сердце говорило, что она не должна говорить правду, но разум взял свое.
   - Да, конечно.
   - Вы можете ответить на несколько вопросов?
   - Если это срочно, то могу.
   - Сколько у Вас пар осталось?
   - Одна.
   - Я вас подожду внизу.
   После института Юля поехала с этим милиционером в отделение. Кабинет был маленький и грязный. Обстановка была угнетающей.
   - Давно ли Вы знакомы с Евгением? - спросил милиционер.
   - С середины сентября две тысячи четвертого года.
   - Какие отношения складывались у Вас с ним?
   - Как, какие? Мы любили друг друга. С самого начала и до конца.
   - Вы не ругались на кануне смерти Евгения?
   - Нет. Мы провели весь день вместе.
   Такой разговор был чуть ли не каждую неделю. Юлю часто вызывали к следователю. Перед сессией Юле пришлось заниматься дома. Но занятия дома не приносили желаемых результатов. После месяца походов в милицию у Юли начали "сдавать" нервы. Одни и те же вопросы выводили её из себя. Юлю постоянно требовали вспомнить день смерти Жени. Юля рассказала абсолютно все: про стрелу, про Женино плохое настроение, про сообщение перед Набережной и на Набережной - но следователь требовал что-то еще. Она даже в подробностях рассказала о знакомстве с Семыкиным. Вспомнила про двух парней на крыльце около лицея. Что им еще надо было, Юля не знала.
   Где-то в декабре Юлю вызвали на следственный эксперимент, точнее на опознание. Перед ней сидело семеро человек. Троих Юля узнала, это были Вова Семыкин, Денис Гончаров и Слава Свинцов. Как потом выяснилось, именно эти люди были причастны к Жениной смерти. После следственного эксперимента Юля попросила следователя:
   - Можно мне пять минут пообщаться с Семыкиным?
   - Только пять минут.
   Через минуту Вову ввели в кабинет.
   - Привет, - поздоровалась Юля. - Это ты сделал?
   - Да.
   - Зачем?
   - Он задолжал 5000 у.е.
   - И за это нужно убивать?
   - Я и тебя хотел убить.
   - Я знаю. Зачем ты это сделал? Ты богат, эти доллары для тебя просто бумага.
   - Для него тоже.
   - А кто стрелял?
   - Я. Все я. Матильду тоже я убил. Он не знал, но я и Наташу хотел убить. Не смог, влюбился.
   - Когда суд?
   - Через месяц. Мне как минимум лет двадцать дадут. А лучше пожизненно.
   - Ваше время вышло, - сказал внезапно появившийся сержант.
   Суд состоялся через месяц после этого разговора. Удивительно, но на слушанье явилось много народу. Были подружки подсудимых, их родители с бесцветными глазами и осунувшимися спинами, были Арина, Никита, Мария Алексеевна уже с заметным животом. Как оказалось, ожидали они девочку. Всей семьей было принято решение назвать её Юлия. А еще Воробьевы хотели, чтобы Юля стала крестной девочки.
   На суде все что говорили прокуроры и свидетели Юля не слушала. Адвокатов у подсудимых не было. Да и приговор они вряд ли изменили бы. Семыкину Вове дали пожизненно за два убийства, покушение на убийство и вымогательство, а Гончарову и Свинцову за вымогательство дали семь лет.
   Как было больно Юле видеть заплаканные лица матерей этих ребят. Но он не знали, что пережила Юля из-за их сыновей.
   Прошло время. Мария Алексеевна родила в марте дочь Юлию. Крестной, как и хотели, стала Юля. Арина в августе вышла замуж за Никиту и уехала с ним в Москву. Там она родила сына Женю. Закончила МГУ и стала работать в одной престижной фирме. Никита тоже закончил МГУ и стал программистом. Ножи изготовлять он перестал, понял, что это не законно. А Юля окончила институт и открыла собственную фирму. А потом вышла замуж за свою самую первую любовь. Свинцова Славу освободили досрочно, отсидел он всего четыре года и встал на путь истинный. Теперь он хороший муж и отец...Натальи Блонди. Семыкин Вова умер при неизвестных обстоятельствах. А Гончаров Денис отсидел все семь лет, но на путь истинный так и не встал.

2004-2005гг

Сметанина Дарья г. Новосибирск.

  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"