Asaki: другие произведения.

4.Дрейф чёрной бабочки ("затихающий" спешл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Спешл к истории, затрагивающий собой события между частями "Новелла о нулевом городе" и "Дрейф чёрной бабочки" положит начало развязки истории о Куросаки Ичиго. Фанфик складывается из четырёх новелл ("сторон"), каждая из которых повествует о судьбе одного из этих персонажей и его окружения. Время, проходящее по сюжету, между двумя смежными главами - четыре дня. https://ficbook.net/authors/45919 - сайт автора на ФБ

  Низкая вода (Сторона Куросаки Ичиго)
  
  Над горизонтами пробуждающейся от затяжного сна Каракуры медленно взошло ядовито-рыжее солнце. Осветив крыши посеревших от времени домов своими лучами, оно неспешно выкатило своё массивное тело вверх, навстречу полупустым грязным облакам. Все до единого, они несли в себе так много дождя, что тот факт, что земля, успевшая впитать в себя остатки утреннего ливня, уже практически высохла, воспринимался с большим трудом.
  Ладони Рукии замерзали даже под толстым слоем бинтов. Заново восстановленные пальцы сковывала ощутимая осенняя прохлада.
  Всю дорогу девушка продолжала молчать. Она думала о своём.
  - Ну, вот, кажется, пришли, - негромко произнёс её светловолосый спутник перед тем, как перекинуть локти через невысокое бетонное ограждение, отделяющее берег реки от окраины города своей неприступной стеной.
  Было холодно.
  Немного помедлив, девушка перебросила ногу через ограду и "оседлала" стену, свесив вниз тонкие ножки, и замерла. За бегом журчащей воды она наблюдала через плечо:
  - Это красивое место, - наконец произнесла она после нескольких минут тишины.
  Произнесла и вновь замолчала, погружаясь в девственные заросли леса из своих мыслей. Казалось, за ночь этот лес прибавил с половину своего объёма, причём большинство загромождений пришлось на последний час, на тот час, когда она оказалась отвергнутой.
  - Сегодня они должны прийти сюда, - задумчиво произнёс Ичиго, всматриваясь вдаль.
  Рукия его не слышала.
  Юноша оказался прав: очень скоро на аллею свернули ещё два человека. Мужчина и женщина.
  Первого Куросаки совершенно не знал. Короткие рыжие волосы, мускулистое тело, щетина на лице и совершенно неуместные сейчас солнечные очки. Здоровяк выглядел одновременно и глупым, и устрашающим.
  Зато в женщине Ичиго тотчас же узнал свою бывшую учительницу, покинувшую школу в середине семестра из-за беременности.
  Это была Очи Мисато в ярком спортивном костюме. На руках темноволосая несла закутанного в пухлый комбинезончик полугодовалого малыша.
  "До чего странное чувство..."
  Они с мужем о чём-то негромко переговаривались на их пути в мосту, на котором их ждали Ичиго и совершенно невидимая для всех троих Рукия.
  В какой-то момент Мисато прищурилась, вглядываясь в изрезанную солнечными лучами дорогу, стараясь сфокусировать зрение, а затем, поймав перед собой нужный кадр повседневности, быстро расплылась в улыбке:
  - Куросаки! - ухитряясь удерживать сына всего одной рукой, она энергично помахала ему второй. - Эй, Куросаки! Давно не виделись! Ого, какой фингал! Опять с хулиганами из школы сцепился? Я так рада тебя здесь видеть!
  - Здравствуйте, - вежливо отозвался Ичиго, улыбаясь своей школьной знакомой в ответ.
  Как только молодая семья поравнялась с ним, Куросаки вдруг почувствовал, что нервничает.
  - Вы ведь ещё не знакомы, правда? - очи окинула взглядом двух рыжих парней, остановившихся друг напротив друга. - Это мой жених Кристон! А это Куросаки Ичиго, один из моих учеников!
  - Здоров, Куросаки! - великан дружелюбно улыбнулся из-под "непроницаемых" очков. Как и его "коллега" Садо, он казался куда более нелюдимым, чем это было на самом деле.
  Они обменялись рукопожатиями.
  - А это, - женщина весело развернула малыша лицом к Ичиго, - это мой красавчик! Мистер Очи Вей! Вей, поздоровайся с Куросаки!
  Ребёнок тоже оказался рыжеволосым. На ещё щеках гуляла весёлая краснота. Хватило одного взгляда, чтобы понять, что этот толстячок редко плакал и почти всегда был в хорошем настроении.
  Крохотные ручки Вея потянулись к лицу Куросаки. Хотя смотрел он больше не на него, а на то самое место, за его спиной, где сидела невидимая Рукия.
  - Ты ему понравился, - заметил мужчина.
  - Я... Ну... - нужно было сейчас казаться весёлым, но, чёрт возьми, как же ему сложно сейчас было.
  - Хочешь подержать его? - сходу предложила Мисато.
  - Подержать? - растерянно пробормотал он. - Д... Да, конечно, если вы не против...
  - Да какое там? - засмеялась бывшая учительница.
  Куросаки аккуратно обнял мальчика, прижимая его к себе. Мальчик оказался невероятно тёплым.
  - Как дела, Вей, малыш?.. - растерянно прошептал Ичиго на ухо карапузу. Кажется, он уже напрочь забыл, как следовало разговаривать с младенцами, и поэтому выдал ребёнку что-то ну очень неоригинальное. - Кто у нас тут такой славный?
  - Ичиго... - всё это время Рукия неотрывно следила за происходящим. Она тоже улавливала странные эмоции, разносящиеся в этот момент по телу парня. Словно он не просто держал чьё-то дитя, а делал что-то, что не делал ни один человек до этого. Происходящее здесь поистине завораживало. Хотя шинигами и затруднялась ответить: чем именно?
  Прощаясь с Мисато, Кистоном и Веем, Куросаки неожиданно спросил у женщины, счастлива ли она теперь, за что словил он неё беззлобный щелчок по лбу и недоумевающий взгляд харизматичной учительницы:
  - Конечно, счастлива, - широко улыбнулась Очи. - Я, мать его, самая счастливая мама на свете! - она простодушно захохотала.
  - Бывай, Куросаки, - кажется, он начал казать странным даже в глазах не шибко умного жениха Очи...
  - До свидания... Пока, Вей... - он рассеянно помахал рукой трём уходящим за горизонт фигуркам.
  Он поспешил вернуться к Рукии.
  Кучики сидела на мосту и внимательно всматривалась теперь уже не в воду, а в бледное лицо временного шинигами:
  - Всё в порядке? - негромко спросила она. Обстоятельства не давали девушке спросить что-то более содержательное.
  Куросаки не ответил. Выждав минутку, Кучики вновь вернулась к наблюдению за водой.
  - Знаешь, - неожиданно признался рыжеволосый. Он вновь заговорил с ней в тот момент, когда она уже и не надеялась, - ещё до той битвы я приходил сюда... Это излюбленное место прогулок Очи-сенсея. Особенно после дождя... Но я... я так ни разу и не показался ей на глаза. - Он сел на холодное ограждение рядом с шинигами. - Я просто не мог этого сделать... Но теперь мне хорошо... - он откинул голову и зажмурился под безжалостными лучами утреннего солнца. Свет слепил его даже через веки. - Рукия, - не открывая глаз, он обратился к обескураженной подруге. - Я просто хочу сказать тебе: мы всегда в ответе... Всегда в ответе за те изменения, что перетерпел мир по нашей вине.
  - О чём ты, Ичиго? - она, похоже, искренне не понимала его. Хотя, быть может, это было к лучшему.
  - Если ты сойдёшь с пути своего долга хотя бы раз, ты навеки потеряешь сон и желание себя любить. Раскаяние поможет, но его всё равно будет недостаточно, чтобы полностью исцелиться...
  - Свой... долг... - повторила девушка. Боже, как же было странно слышать от Ичиго настолько красивые и завораживающие глубокие слова. Прошедшая ночь изменила его гораздо сильнее, чем её саму...
  Ах да! Изменения...
  "Ты выйдешь за младшего сына семьи Омаэда - за Мареджиросабуро, и родишь ему детей, - в голове Кучики вновь всплыл вчерашний разговор с советниками, - Это твой долг перед кланом".
  "Верно... - слова Куросаки, которые всё продолжали сыпаться из его рта наружу, стали вдруг совершенно неслышными, - я всё ещё Кучики... Будучи той, кто сотворила со своим братом весь тот кошмар, я просто обязана буду сделать так, чтобы то, чем брат-сама дорожил, осталось нетронутым... Даже если это всё навеки уничтожит меня... Ты прав, Ичиго... - она как будто во второй раз сбросила оковы со своих тонких запястий. На сей раз это были оковы собственного лицемерия. - Ты с самого начала был прав..."
  - Спасибо тебе, Ичиго... - девушка негромко поцеловала его в щёку и спрыгнула со стены на землю. - И... прости, что на этот раз тебе пришлось меня наставлять...
  - Прощения должен просить я, Рукия... - он порылся в карманах и извлёк оттуда потускневшее удостоверение временного шинигами. - Моё желание всех спасти едва было тебя не убило... Не этого я хотел, становясь шинигами... - задумчиво сказал он, всматриваясь в череповидный узор на деревянном талисмане.
  Кучики поняла, что он сейчас сделает, но противиться его решению она не могла.
  - Пусть будет так, - шинигами тяжело вздохнула. Она уже знала, что пожалеет об этом, уже знала, что не раз увидит этот момент во сне.
  Но она держалась.
  Пока ещё держалась.
  Если это было тем, что сможет сделать израненную душу её безответного возлюбленного хоть сколько-нибудь целее, то она должна была принять этот выбор, чего бы это им обоим не стоило.
  Послышался негромкий всплеск и пятиугольный брусок исчез во всплеске воды и понёсся вниз по течению. Даже если бы Ичиго и хотел поймать его, то это было бы уже практически невозможно.
  Они стояли друг напротив друга едва сдерживая слёзы. Нет. Никто из них не должен был дать слабину. Не сейчас.
  Не в драгоценное время... их последней встречи...
  И вот - первая слеза. Вторая. Третья...
  Кто же из них был первым?..
  - Если бы я потерял ещё и тебя, в моей душе не осталось бы ничего... Я человек, Рукия... Теперь я это... Точно знаю... Правда...
  
  ***
  
  Холодно...
  Кровь замерзает внутри вен и крошится от малейших попыток пошевелить рукой.
  Скомканное одеяло каким-то образом оказалось под ней.
  Как странно...
  Она лежала совершенно обнажённая на ещё тёплой кровати в чужом доме.
  Дверь была не закрыта на замок, и риск появления в комнате кого-либо из сестёр Куросаки был просто астрономически велик. Но ей было уже всё равно.
  Она лежала, не двигаясь, словно собираясь ждать Куросаки на его собственной постели день и ночь, до тех пор, пока он не вернётся.
  Сколько бы лет не прошло...
  Дверь скрипнула и распахнулась, Тацуки бросила на вошедшего короткий взгляд.
  - Я вернулся, - очень тихо произнёс Ичиго, замерев в дверном проёме под пристальным взглядом измученной девушки.
  - Ичиго... - одними губами сложила длинноволосая. - Почему ты так долго?..
  - Тацуки... - он застенчиво улыбнулся и подался было вперёд, но тут ситуация вновь вышла из-под контроля.
  - Дурак! - девушка резво вскочила на ноги и украсила бордовым цветом здоровый глаз возлюбленного. Её обнажённые груди лишь раз успели покачнуться в воздухе. - Ненавижу тебя! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Как ты мог снова оставить меня?! Пусть даже это и я тебе... а... - он медленно поцеловал взбунтовавшуюся старшеклассницу и поспешил уложить её в постель. - Ичиго... - растерянно прошептала Арисава, чувствуя прохладную ладонь возлюбленного у себя на животе.
  Нет, мир определённо менялся неизгладимым образом.
  - Всё, как ты и сказала. Мне больше нечего сказать как шинигами... - прошептал он ей. - Позволь мне теперь защищать тебя, - он опустился вдоль тела девушки к животу и поцеловал её там, - тебя и...
  - Ичиго... - она любовно обняла Куросаки, прижимая его к себе руками и ногами, будто каракатица. Тепло её тела быстро проникло под кожу парня, наполняя его мощными волнами жизни. - Никогда больше не бросай меня. Никогда...
  - Ни за что... - тепло улыбнулся Ичиго.
  Несмотря на неудобную позу, они довольно быстро заснули.
  Заснули уже взрослыми...
  Софи, вернувшаяся из больницы домой, обнаружила их лишь спустя полчаса. Несколько полных секунд она стояла и всматривалась в прожжённые жизнью и выбором тела партнёров. Лицо её, между тем, наполнилось чем-то тяжёлым и глубоким, словно она в один миг оказалась вовлечена в чересчур опасную аферу. Она закрыла дверь в комнату и настрого запретила Вандервайсу, Карин и Юзу входить туда. Проглотив наспех несколько румяных тостов с джемом, темнокожая проводила девочек в школу, а затем заперлась в их комнате и ещё очень долго не выходила оттуда.
  
  ***
  
  Тацуки тихонько сопела с лёгкой улыбкой, застывшей у неё на лице. Ичиго казалась, что внутри девушки он уже слышит стук второго сердца...
  "Цвет волос: рыжий.
  Цвет глаз: карие.
  Род деятельности: ученик старшей школы...
  И...
  Он смотрит в одну сторону..."
  Директива-16 (Сторона Ичимару Гина)
  
  Дверь в дальней стороне коридора тихо заскрипела и открылась, пропуская в сырую клоаку темниц старого Общества Душ беглый лучик приторно-белого света. Бодро пробежавшись по узким проходам тюрьмы, он осветил собой прутья решётки на самой дальней камере от выхода на свободу. Она была здесь словно во главе стола, в то время как остальные, никем не заполненные клетки, выстроились справа и слева от неё вдоль темницы.
  Единственный пленник нового режима медленно поднял голову навстречу свету. Кто-то неспешно приближался к нему по длинному коридору.
  - Как же темно, - довольно громко пожаловался Ичимару Гин, скаля зубы. После того, как дверь за вошедшим закрылась, помещение вновь поглотил стойкий полумрак. - Знаешь, я провёл здесь целых четыре дня и подумал, что вам неплохо бы позаботиться о некоторых удобствах для заключённых...
  - Сомневаюсь, что свет это то, что вам жизненно необходимо, - кто-то приблизился к двери в его камеру и остановился в метре от решётки. - Вы ведь смогли как-то понять, сколько дней прошло снаружи...
  - Изуру? - змеиная морда Гина впятилась вперёд. Казалось, из-под неё вот-вот высунется раздвоенный язык. - Ты похудел, мой мальчик, - как бы невзначай заметил экс-главнокомандующий, выпрямляясь. - Знаешь, я столько времени правил небом, что в какой-то момент начал думать, что время отсчитывает не солнце над нашими головами, а моё собственное тело... Наверное, от этого и знаю. Хотя, - он выдавил из себя сухой смешок, - по правде сказать, я просто считал секунды...
  Тело шинигами сковывали хитроумные путы, сплетающиеся на его груди толстым коконами и приковывающие его руки двум стенам, справа и слева от Ичимару. Словно веретено из толстых стальных нитей неизвестного миру кидо, смыкалась вокруг верхней половины тела Гина, буквально фиксируя его в одном положении сидящим на кровати.
  - Нравится? - убедившись, что глаза беловолосого также привыкли к темноте, шинигами слегка поёрзал на месте, демонстрируя полное обездвиживание обеих рук и верхней зоны спины с плечами. - Мне лично очень, - пленник будто издевался своей учетверённой ухмылкой и пристальным взглядом во тьме. - Всегда любим ограниченности... Хотя, не отказался бы и от того, чтобы меня навестила Момо. В этом жутком холоде, мне действительно не хватает её сочных ножек... Как она?
  - Хинамори-кун была возвращена в Общество Душ, - холодно ответил Изуру. - Её раны не смогли полностью исцелить медики. Сегодня Иемура-сан имплантировал ей биопротез, собранный в Бюро под заказ. Её уничтоженный язык не удалось исцелить никакими кидо... Она спит после операции...
  - Оу, - театрально ужаснулся пленник. - Что же, передай ей, что я жажду скорейшего восстановления. Я ведь, как ни крути, знал её язык лучше других, - он поймал отрешённый взгляд своего ученика в этом моменте и с наслаждением впитал его в себя, - её язычок я особенно любил в те моменты, когда она, с его помощью, сосала мне при свете свечей. Какая же потеря... - его вздох был преисполнен слащавой скорби. - Зачем ты пришёл, Изуру? - бывший главнокомандующий поигрывал бровями. - Уж не думаю, что просто для того, чтобы обменяться светскими новостями. Прости, но не такой ты человек, уж я-то знаю. Так в чём причина?
  - Через две недели будет суд, - тихо произнёс Изуру, выдержав паузу. Гин удивлённо нахмурился. - Вас будут судить, как шинигами-изменника...
  - Судить? - усмехнулся мужчина. - Кто? Совета Сорока Шести больше...
  - Судить будем мы... - совершенно спокойно отозвался Изуру.
  - М?.. - это заявление, кажется, немного заинтересовало шинигами.
  - Я, Иба-сан, Кучики-сан, Нанао и Хинамори-кун, Мадараме-сан и Аясегава-сан... Те, кто сейчас командует Обществом Душ. Все, кто хоть какое-то отношение имеет к Готею-13 - организации, которую вы уничтожили... - жестоко завершил бывший адъютант командующего. Оба бывших союзника смотрели друг на друга сквозь проржавевшие прутья решётки. - Вы должны понимать, чем всё это закончится...
  - Надо думать, казнью? - ухмыльнулся Ичимару. - Но мне как-то на редкость плохо это представляется... Теперь, даже когда Сокиоку больше нет... Уж не ты ли занесёшь меч над моей головой, Изуру? Вы - шинигами, верные старому Готею, уже сейчас готовы разорвать меня на кусочки. И, конечно же, никто из вас сейчас не станет думать о том, что раньше такого бы не произошло... Общество Душ уже изменилось, Изуру, безвозвратно...
  - Суд состоится, - блондин опустил голову. - И тогда всё будет кончено.
  - Что ж, спасибо хоть за то, что не пали так низко, чтобы пытаться меня допрашивать, - сероволосый не был напуган. По крайней мере, его настоящие эмоции оставались загадкой. - Хотя, не исключено, что вы просто понимаете, насколько это бесполезная трата времени. Прошу только об одно, Изуру, - сказал напоследок мужчина, - не заставляй Рангику смотреть на это...
  Глаза бывших командира и подчинённого встретились:
  - Я постараюсь...
  - Куросаки Ичиго, - Гин вновь ударился в очередную петлю тех тем, которые ему хотелось обсудить с Изуру. - Он ведь... не вернулся так?
  Кира подозрительно сощурился. Даже в своей подземной тюрьме этот чёртов змей знал больше доброй половины шинигами на поверхности.
  - Кучики-сан сообщила, что Куросаки Ичиго отныне не является временным шинигами.
  - Яс-с-сно, - протянул мужчина, блаженно улыбаясь. - Значит, всё действительно прошло, как надо...
  - Что?..
  Пленный шинигами лишь снисходительно хмыкнул. Словно суть собственной загадки была для него невероятно простой, и Гин искренне недоумевал от того, что суть её не может понять никто, кроме него:
  - Вы говорили, что Директива-16 не будет выполнена, - напомнил он своему собеседнику, - говорили, что Куросаки останется неустранённым. Но кто сказал, что, отдавая этот приказ семнадцать месяцев назад, капитан Айзен имел в виду смерть? - Ичимару продолжал улыбаться. - Раньше у него не было сил, но он всё равно был готов броситься на помощь любому из вас, глупцов... Теперь же он вновь силён, но ему уже больше некого защищать... Он раздавлен... Сломлен... Уничтожен... Уж не приходило ли вам в голову, что всё случилось именно так, как это и планировал наш Король, а, Изуру? "Раз барьер между нами и Хуэко Мундо окончательно стёрся, - процитировал Ичимару, - то это, вне всякого сомнения, становится сигнальной ракетой, запускающей череду взаимосвязанных событий с уже предрешённым результатом: возвращением Куросаки Ичиго сил шинигами для последующего уничтожения последних врагов Общества Душ... А после - окончательным его устранением". М?
  - Вы хотите сказать? - поражённо попятился Кира.
  - Ах, этот странный капитан Айзен, - лакей короля залился лучезарным смехом, - последние семнадцать месяцев от него не было ни весточки, и я уже начал беспокоиться о том, не потерял ли наш милый лидер хватку. Знаешь, что я думаю теперь, Изуру? - глаза шинигами наполнились прохладным змеиным блеском. - Даже без своего Относительного Гипноза... Капитан Айзен всё ещё контролирует ситуацию. Куросаки Ичиго больше никогда не станет помехой! Боже, какое облегчение...
  - Я ухожу, - деревянные ноги понесли беловолосого к выходу. За пару минут близости со своим бывшим капитаном шинигами успел словно побывать в мешке, наполненном кобрами.
  - Тебе страшно, Изуру? - со слезами смеха на глазах съязвил Гин. - Не бойся, сейчас я ничего не могу тебе сделать, даже если бы мне и хотелось этого. Но, может, моё пленение тоже часть общего шоу, а? Может, за этим последует нечто грандиозное? Может быть, время действовать, а? Спутать врагу все карты нелогичным ходом... Если хочешь сгустить краски - освободи меня!
  - Что? - шинигами остановился. Даже с такого расстояния он всё равно чувствовал прикосновения глаз Ичимару. Этот холод сковывал, резонируя по его жилам. Да как он мог?! После всего, что он сделал! Но...
  - Я ведь уже однажды вытащил тебя из темницы, помнишь? - поспешил напомнить бывший командующий. - Не время ли возвращать долги?
  Между словесными противниками повисла безумная тишина накала. Наконец Кира сбросил с себя оковы оцепенения.
  - Нет, простите, не в этот раз, - негромко отозвался он, распахивая дверь на свободу. В мимолётном лучике света, посетившем это гнилое место второй раз за день, силуэт Киры полностью растворился.
  В снегу и с софитами (Сторона Кучики Рукии)
  
  Её хмурый тяжёлый взгляд безо всякого интереса упирался в старинное зеркало, ловя в нём отражение чьего-то лица.
  Это была девушка, кожа на лице которой была искусственно выбелена для придания ей более аристократичного вида.
  Волосы, впервые за много месяцев, были опрятно уложены. Все до единого кончики смотрели строго вниз, создавая на голове Рукии "воздушную шапку" с тёплым запахом дорогих духов.
  Глаза шинигами были выкрашены чёрной тушью с ювелирной точностью. Понадобилось целых два часа, чтобы близнецы Джина и Асая смогли замаскировать неряшливые круги под глазами потерявшей сон госпожи и ещё четверть часа для создания вокруг них невероятно красивых пушистых ресниц.
  Голову девушки украшали две крупные заколки с гербом клана, выведенным золотом поверх крупных серебряных пластин.
  Эх, сколько же времени её нужно было теперь, чтобы осознать, что эта неземной красоты женщина - это всего лишь её жалкое отражение в зеркале.
  Было душно... И платье невесты немного жало ей у бёдер.
  - Вот, кажется, всё... - служанка только что закончила с бантом над её талией под полностью открытой спиной.
  - А... Здорово... - безэмоционально произнесла Кучики, прожигая глазами своё клятое отражение.
  - Вы будете самой красивой невестой во всём Сейрейтее, - "увядшая", кажется, прекрасно чувствовала напряжение, повисшее в воздухе. - Вы должны выйти к гостям через полчаса... Только не грустите, Рукия-сама... - она виновато потупила взор перед повелительницей. Быть может, она, пользуясь неплохими отношениями с госпожой, снова влезла туда, куда не стоило.
  Рукия одарила племянницу безжизненным взглядом.
  - Да... - наконец, произнесла она, поднимаясь со стула в полный рост. Полы её платья практически доставали до земли. - Спасибо, Мерет, - она слабо кивнула служанке, и та, понимая с полуслова, удалилась.
  "Прошло всего восемь дней... - одна и та же мысль посещала её голову теперь при каждом удобном случае. - Восемь дней, а мне кажется, что уже не один год... Я больше... не вернусь в Мир Живых... Никогда..."
  Глаза Кучики бессильно замерли, не в силах выдавить ни капли слёз.
  - Эй, да ты, как видно, совсем раскисла! - девушка удивлённо обернулась. Она была так сильно захвачена переживаниями, что не смогла заметить, как в её комнату кто-то вошёл. - Стоило всего недельку полежать в отключке!
  - Ренджи!
  Несмотря на старания полусотни приставленных к нему медиков, полностью исцелиться Абараи так и не смог. Во всяком случае, всё его лицо, хотя и демонстрировало обычную для себя мимику, но всё ещё оставалось закутанным в бинты. Красные волосы были полностью распущены и лежали не его плечах и спине. Вместо формы шинигами был облачён в цветастое просторное кимоно.
  - К... Как ты? - поспешно выпалила девушка. Она ведь с тех пор ни разу не успела навестить друга. - Выглядишь совсем неважно...
  - Уж не хуже нашей неожиданной невесты, - хмыкнул Ренджи. Рукия помрачнела.
  - Так ты знаешь, да?
  - Кионе проболталась, - честно признался парень. - Я пришёл, как только выписался, всё хотел убедиться, что это очередная шутка... Вот только поместье ваше сегодня немного многолюдное... - действительно, как только шинигами замолчал, из-за двери стал слышен лёгкий шквал смеси из разнородных звуков. Все ждали появления невесты.
  - Это правда, Ренджи... Это правда...
  - Да ты хоть видела ЕГО? - шинигами нахмурил татуированные брови. - И за эту махину ты выходишь замуж?
  - Хватит фарса, - устало произнесла Рукия, стоя в дорогом платье перед обескураженным старым другом. Эх, сколько раз в прошлом он спасал её из переделок? Почему же в этот раз, находясь рядом с ним, она совсем не чувствовала того самого мягкого спокойствия, щекотавшего её израненную душу своими толстыми ворсинками? Почему же сейчас они оба были бессильны?
  "...По законам клана, венчание проходит в день, когда листья на деревьях в саду Дома начинают желтеть... - вспомнился ей древний завет Дома.
  ...и мужчина дарит женщине букет белых камелий в знак того... - ветхие страницы фолиантов Кучики мелькали в голове девушки. Строчка за строчкой в её голову просачивалась пустота.
  ...молодожёнам положено не видеть друг друга весь первый месяц после свадьбы...
  ...женщина должна отречься от всего мирского и подготовиться к скорому уходу из прошлой жизни...
  ...первая брачная ночь выпадает спустя месяц со дня венчания... - строчки, строчки... От этих букв она готова была сойти с ума.
  ...женщина должна забеременеть этой ночью..." - ДА СКОЛЬКО МОЖНО ЭТИХ БУКВ?!
  - Прощай, Ренджи, - очень тихо прошептала девушка своими пересохшими губами, - прощайте все... - она медленно вздохнула и сделала неловкий шаг в сторону. Белоснежные туфли были ей, как назло, впору.
  - Рукия, я... - протянув руку, Абараи хотел было прикоснуться к плечу девушки, но та лишь обречённо отстранилась от него, шурша полами платья.
  - Иди, - она скорбно подошла к зеркалу. - Мне надо побыть одной... Подожди! - неожиданно выпалила она, когда фигура красноволосого была в шаге от дверной ручки. - Пока все заняты приготовлениями... - она снова повернулась к нему лицом. Даже сквозь тройной слой пудры юноша заметил отчаянную красноту на лице Рукии и её чуть взволнованные подрагивающие губы. - Хочешь меня? В свадебном платье? - опустошённо спросила девушка. Она подняла с пола низ своего убранства и, не дожидаясь ответа Абараи, задрала его на уровень живота.
  Ноги Рукии украшали длинные белые чулки. Каждый из них был пристёгнут двумя ремешками к поясу, сидящему на бёдрах девушки чуть выше верхней линии белоснежного белья.
  - Иди же скорее... - прошептала она, - иди, пока и тебя у меня не отняли! - стряхнув рукой застилающую стол косметику, она облокотилась на него, отставляя восхитительный зад в сторону удивлённого парня.
  От сильного прогиба бельё врезалось в промежность девушки, что лишь ещё сильнее подхлёстывало ей к действию.
  - У меня вчера должны были кончиться месячные, - рукой она быстро стащила трусики со своих ягодиц и расставила ноги пошире. Ремни на её чулках натянулись до предела. - Ну же! - истерично прикрикнула она. - Сейчас я правда очень этого хочу! - она крепко сжала зубы и широко распахнула глаза.
  - Рукия... - он медленно приблизился к уже полностью отчаявшейся шинигами.
  - Хватит повторять, идиот!
  Ренджи хотел было сказать что-то ещё, но девушка резко схватила его за руку и заставила друга утопить ладонь в тёплых чашечках своего бюстгальтера, оттопырив переднюю вставку на платье и буквально выставив грудь напоказ для своего собственного отражения в зеркале, которого она уже почти касалась носом. На лице девушки была ярость. Ярость и отчаяние.
  - Только не целуй, - прошипела она, отворачивая лицо от юноши. Её слова оставляли на зеркальной стенке туманные пары. - Сразу войди в меня, хорошо? - она нетерпелива ёрзала бёдрами. - В любую щель... Мне всё равно... А я буду кричать... - пальцами она уже нашаривала под кимоно увесистый член парня. - Как же сильно мне хочется кричать...
  
  ***
  
  "Я сделаю то, то должна буду сейчас сделать...
  Но раз уж мне уготована участь серой куклы чести в чьих-то призрачных лапах, то я, по крайней мере, буду счастлива, если ты поможешь мне навеки убить свою душу...
  Громко и пафосно...
  Грязно и по-блядски...
  Здесь и сейчас...
  Кучики Рукия станет лишь воспоминанием..."
  - О ДА-А-А-А-А-А-А!!! - не своим голосом кричала она, блаженно закатывая глаза и поджимая полы платья до самой груди. Её крики были сейчас прекрасно слышны и за пределами комнаты. Кто знает, может, её драгоценный муженёк услышит и придёт поглядеть на свою верную невесту при дневном свете... - ДАВАЙ, РЕНДЖИ, НАТЯНИ МЕНЯ, КАК В СТАРЫЕ-ДОБРЫЕ!!! - истерично хохотала она, помогая партнёру проталкивать половой орган в свой тоненький зад, в клочья разрывая его на зависть самым отпетым шлюхам. Косметика размазывалась по лицу, волосы снова был растрёпаны. - СУКА... ДА... КАК ЖЕ СИЛЬНО Я СЧАСТЛИВА!!! - зеркало полетело на пол. Оно упало и раскололось на огромное количество колких лезвий, разлетевшись по блеклому полу. Внутри у неё что-то точно так же разбивалось вот уже пять минут кряду.
  Её тошнило. Очень сильно кружилась её голова.
  Но она продолжала насаживаться на огромный член Абараи своими мокрыми отверстиями, истошно смеясь, ругаясь, плача, икая... Всё вместе... Она была очень рада, что красноволосый не останавливается...
  "Мы все хотим казаться героями... - ему становилось не по себе от собственной жестокости и жестокости сломавшейся, словно спица, подруги детства. Сейчас были просто движения. Ни в угоду страсти, ни наслаждению... - Словно персонажи из безумно красивых, но, если вдуматься, совершенно пустых книг. Мы все хотим, чтобы наши семьи и друзья гордились нами, чего бы это ни стоило... Даже если придётся плакать, даже если придётся кричать. Но мы всего лишь люди, Рукия... Всего лишь люди..."
  Когда внутренности Рукии всё же сплелись узелком оргазма, а ножки подкосились, она неожиданно почувствовала странную пустоту в голове. Словно эхо бессонницы в её висках сыграло-таки с ней свою злую шутку в самый ответственный момент.
  Пробормотав что-то несуразное, девушка быстро сползла вдоль столика с оттопыренной попой.
  - Эм... Простите, - голос Мерет донёсся до полуживой Рукии из-за закрытой на ключ двери. Ренджи тревожно обернулся назад - Нам пора...
  - Д... Да, - очень тихо отозвалась девушка. - Сейчас только соберусь с мыслями...
  - Поспешите, - настоятельно посоветовала "увядшая", перед тем, как её присутствие окончательно смешалось с пустотой.
  
  ***
  
  Косметика осталась на мёртвом лице Кучики отвратительной серой кляксой. Кончики волос слиплись.
  Сперма ручьём текла по её оттопыренной промежности, уродуя облик и запах мятого платья. Белые капельки затекали под чулки Кучики, вызывая чувство странного опустошающего холода.
  Именно этот холод позволял ей держаться в этом мире, а не проваливаться в пучины снов. Холод остывшего сердца.
  Не такой она представляла себя в день собственной свадьбы...
  Как бы там ни было, время пришло...
  Станьте моими Стрелами (Сторона Исиды Урю)
  
  Этому дождю не было конца. После горячего и засушливого лета природа за окном отчаянно пыталась справиться со шквалом падающей с небес воды. Мир плавно расходился по швам, прожжённый огненной гнилью разопревших листьев и бесконечными кругами, которые цепи дождя оставляли в огромных лужах.
  Исида Урю давно уже потерял счёт дням, перестал замечать равнодушные петли луны и солнца под запотевшим стеклом. Его телефон, перевёрнутый экраном вниз, периодически вибрировал на узенькой прикроватной тумбочке, озаряя её мягким голубоватым светом, который можно было заметить только лишь в полутьме.
  Юноша ходил кругами по комнате и безмолвно глядел в пол. Не хотелось ни есть, ни спать... Из всех отсеков его мозга сейчас работал лишь тот, что генерировал всё новые и новые ситуации, сотни и тысячи уникальных строчек диалогов. Всё то, что он должен был сделать и сказать в прошлом. Должен был, но не сделал.
  И когда эти бесчисленные метания от стены до стены окончательно вымотали его, он лёг прямо на пол и лежал так ещё несколько часов. Глотая пыль и слыша какой-то шум из квартиры соседей снизу.
  Всё кончено...
  Всему настал конец...
  В какой-то момент Урю начал думать, что вся его жизнь была невыносимо скучна и убога хотя бы потому, что даже сейчас, спустя столько дней, он мог думать лишь о Иноуэ Орихиме, девушке, которая сделала его счастливым...
  И вот он снова встаёт на ноги и начинает бездумно перемещаться по комнате под завывания ветра, гнущего оконное стекло его убогой холостяцкой квартирки.
  Её волосы были очень яркими... Слишком яркими... Невообразимо яркими...
  А за окном продолжал лить свои слёзы дождь...
  Как будто он проливал их вместо него, Исиды, ведь его собственные глаза оставались девственно-сухими и воспалёнными.
  Он не должен был плакать...
  Головой он упёрся в книжную полку и стоял так, по меньшей мере, несколько часов, пока за окном не успело окончательно рассвести, а лоб не покрылся врезавшимися в него следами от книг...
  Он помнил их все до единой.
  Все до единой, он перенёс эти книги к себе, спасая от геноцида отца, когда тот намеревался уничтожить всё, что хоть как-то было связано с НИМИ...
  С КВИНСИ.
  В руки Урю сам собой свалился увесистый том с выцветшей обложкой. Его самая любимая книга детства под названием "Silberpfeil". Именно она напоминала ему о его деде...
  
  ***
  
  - Ну же, дедушка, расскажи нам ещё одну историю о квинси! - умолял седоволосого старца маленький Урю. Видя в руках у Сокена знакомую книгу, мальчик знал, что всё уже решено, и новая невероятная сказка будет рассказана, но чувство беспокойства и застоявшегося ожидания делало своё чёрное дело.
  Рядом с Урю на широкой диванной софе примостись ещё три слушателя - бойкие девочки с огоньком в глазах. Каждая из них молчаливо выжидала, словно охотящаяся на дичь кошка.
  Исида Сокен обречённо усмехнулся разглаживая широкие, похожие на мохнатый рыбий хвост усы. Одна из девочек, та, чья длинная чёлка была словно вымочена в фиолетовой краске, растёкшейся поверх светлых волос, протянула старику его потерянные очки.
  - Ну и о чём же вы хотите услышать сегодня? - седоволосый пристально посмотрел на заинтересованных детишек.
  Урю тем временем подмигнул своим спутницам, и на счёт три все четверо хором выпалили:
  - Расскажи нам про самую сильную технику квинси!
  - Ух ты, - усмехнулся Сокен. - А ты, внучок, как я вижу, неплохо организовал свою ораву. Ну что же, - он медленно перевернул несколько страниц книги. - Эта техника называется Флют Пфайлен, - старик начал свой размеренный рассказ. - Сегодня я видел, как вы все четверо пускали стрелы в мишени, вы молодцы... Очень хорошо освоили эту технику.
  - Все, кроме Бэмби! - ехидно рассмеялась черноволосая квинси. - Она всё ещё не может нормально собрать духовные частицы для лука - он всегда взрывается у неё в руках!
  - Ах ты!.. - та, которую звали Бамбиетта, за считанные секунды покраснела будто рак и поспешила скрыть свой смущение, бросаясь на подругу с кулаками. - Я ненавижу тебя, Жижи!
  - Тише, - успокоил разъярённую девочку Сокен, - иначе пропустишь самую интересную часть истории...
  - Самую интересную? - Бамбиетта мгновенно умолкла, остановившись в сантиметре от ябеды. Та, впрочем, уже успела юркнуть за спину Урю.
  - У каждой стрелы есть душа, - тихо произнёс Сокен. - Квинси освобождают стрелы силой своих сердец, а посему каждая такая стрела наполнена жизнью. Жизнью, которую даже мы не всегда можем увидеть.
  - Ух ты... - зачарованно прошептала Беренике Габриэлли, та самая, с разноцветными волосами, дочь садовников, живущих по другую сторону улицы.
  - Попадёт ли эта стрела в цель или промажет, она всё равно останется жить в этом мире, слившись с естественным потоком его частиц. Все до единой выпущенные стрелы квинси до сих пор окружают нас, пронизывают всё вокруг. Лишь с одной целью, - старший Исида медленно и шумно перевернул страницу. - Однажды оказаться призванными на службу...
  Легенда гласит, что миллиарды призрачных стрел квинси придут на помощь наследнику Императора обрушиться на землю сплошным дождём из стрел, несущим смерть. Древние квинси верили, что однажды эта техника сотрёт с лица земли Общество Душ... - с этими словами седоволосый захлопнул книгу. - Вот так вот...
  История, несмотря на свою краткость, произвела бесспорный фурор:
  - Миллиарды стрел...
  - Разрушенное Общество душ!
  - Наследник Императора... - восторженным возгласам ребят не было конца.
  - Урю-кун станет наследником Императора! - с восхищением в голове пропела Жизель Жевель, черноволосая девочка, две пряди волос которой были смешно оттопырены вверх, словно антенны или усы таракана. - Ведь правда станет? Ну кто ещё, как ни он?
  - Дедушка? - мальчик покосился на старого квинси глазами, полными надежд.
  - Конечно, - мирно отозвался седоволосый. - Когда шинигами и квинси объединятся для общей цели и настанет мир, тогда... Тогда ты станешь Императором, Урю.
  - Ух ты! - мальчик раскрыл рот от удивления. Сначала он даже не поверил своим ушам. Он? Станет Императором?
  - А мы станем его "Стрелами"! - подхватила Никки.
  - И родим ему много детей, - добавила Бамбиетта.
  - Да-а-а! И моих будет больше всех! - Жизель взобралась на софу с ногами и поглядела на "соперниц" сверху вниз. - Я буду рожать ему каждый день!
  - Жижи! - обиженно воскликнула Беренике. - Не задирайся!
  - Во славу Императора! - злобно прошипела Бэмби, подгадав момент для того, чтобы сшибить на пол обидчицу и наброситься сверху. Та отчаянно пискнула, пытаясь заслониться от противницы руками.
  Очень скоро к ним присоединилась и третья девочка.
  - Ну, хватит! - прикрикнул Урю, заставляя подруг остановить кровопролитие. - Как ваш Император, я приказываю сам больше никогда не драться друг с другом! Отныне вы все мои "Стрелы", и я буду любить каждую из вас! А пока я ещё не стал Императором - айда тренироваться и пускать стрелы квинси в угоду моему великолепному Флют Пфайлену!
  - Ура! - девочки радостно бросились обнимать и целовать его куда попало.
  За всем этим беснованием наблюдал Сокен.
  "Дети... - грустно думал он, - как же хорошо быть ребёнком, когда все деяния просты и наивны, а единственное зло в мире побеждается общими силами... Урю... Я хочу, чтобы ты стал хорошим квинси. Не таким, как наши с тобой предшественники. Тогда... ты действительно сможешь стать императором".
  
  ***
  
  - Дедушка...
  Почему? Почему воспоминания тех далёких дней так сильно ранили его сейчас?
  Как... Как же сильно он был тогда счастлив! Переполнен ответственностью, силой и любовью! Где всё это сейчас? КУДА ВСЁ МОГЛО ИСЧЕЗНУТЬ?!!
  Неужели это гнетущее чувство погружения в пустоту есть не что иное, как взросление?
  В дверь кто-то постучал.
  Не думая совершенно ни о чём, Урю медленно двинулся на источник звука, так и не выпуская увесистый том из своих рук. С ним молодой квинси чувствовал себя увереннее.
  Однако даже он выпал из рук Исиды, когда он увидел лицо той, что оказалась перед ним.
  На пороге дома, размокшая от дождя стояла она - Иноуэ Орихиме.
  В своей пропитавшейся водой форме старшеклассницы и с увесистой но пустой сумкой из-под хлеба, который девушка, по всей видимости, продавала даже в такой день...
  - Ты? - язык практически не слушался парня. За несколько дней непрерывного молчания его рот весь иссох и обезвожился. Девушка стояла по ту сторону двери жалобно смотрела на него.
  - И... Исида-кун, - голос принцессы слегка дрожал. - Я... Я могу войти?
  
  ***
  
  Прохладный ветер скованного льдами города донёсся своими вихрями до дворца, который был словно вырублен из целого айсберга умелыми руками четырёх сотен рабочих.
  Этот мир безнадёжно спал. Спал уже много лет...
  Всё то, что ещё не успело обратиться в сосульки, по крайней мере, покрылось снегом. Всё, кроме огромного трона, неподвижно стоящего в центре морозного замка.
  Тот, кто сидел на этом троне, выглядел более живым, чем все остальные люди замка, замершие в разных причудливых позах в зале, у дверей, в своих покоях, рядом с колоннами.
  Коренастый мужчина на троне куда сильнее походил на человека, а не на вытесанную изо льда фигуру.
  В его ершистой бороде собиралась изморозь. Губы были поджаты.
  Всё же, он тоже спал, тихим и беспробудным сном. И лишь одним только стенам было известно о том ужасе, который накроет мир в ту секунду, когда этот человек проснётся...
  Башенные часы продолжали отсчитывать секунды...
  Секунды до того момента, когда тысячи Адских Бабочек взметнутся в воздух сплошной чёрной тучей и дрейфуют на юг, предвещая тем самым скорый конец всего живого - пробуждение Ванденрейха. Оставалось совсем немного времени...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"