Гебриел: другие произведения.

2.Люди и боги

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Наруто стал Богом и восстал из мёртвых через четыре года после Четвёртой Мировой Войны. Непобедимость, вся эта сила, возможность отомстить другим Богам, обрёкшим его на страдания. Но, что, если за всем этим скрывается нечто большее? Наруто забыл, что у каждого действия появляются последствия, и не заметил, как позади той кровавой игры, что он ведёт, назревает нечто ужасное...

  Арка 1. Свобода
  
  Четыре часа утра, а Саске уже не спит. Конечно, он ведь Хокаге и сегодня, его, как всегда ждёт много работы, но дело не только в этом. У всех людей есть свои ритуалы, ряд действий, совершаемых каждый день, будь то завтрак, холодный душ, пробежка, или что-то ещё. А у Саске, каждый день начинается с улыбки. Нет, это не улыбка счастья, у неё нет никакого повода, это осознанно надеваемая маска. И вот, он стоит перед зеркалом в четыре часа утра, и заставляет себя улыбаться. И так каждый день, иначе, он забудет, как это делается. Впервые, Учиха понял, что Хокаге нельзя всегда ходить с грустным лицом и красными от слёз глазами, спустя год после смерти Наруто, и с тех пор, он тренировал в себе эту улыбку, чтобы люди думали, что он счастлив, чтобы они не видели его боль. Теперь, он понимает, что глупо было предполагать, что со временем, станет легче. Время не лечит, только не его, только не теперь.
  Следующей частью его ритуала, является посещение комнаты Рин. За прошедшие четыре года, она почти не изменилась, только стала чуть выше, а чёрные волосы уже доходят до пояса. Если бы не она, Саске бы уже давно сошёл с ума, а так, хотя бы есть, ради чего жить. Часик другой, он проводит у её постели и просто смотрит, как его родственница, племянница, как он уже привык её называть, мирно спит, но, как всегда, уйдёт до того, как она проснётся.
  Перед тем, как выйти на улицу, Учиха надевает тёплые чёрные штаны и ботинки, а поверх тёмно-синей кофты, накидывает белый плащ, с меховой нашивкой внутри, доходящий до колен, с короткими, широкими рукавами. На спине вышит символ его клана, а чуть ниже, надпись "Шестой". За прошедшие годы, Саске воссоздал додзё своего клана, и хотя, он и Рин были единственными обитателями этого места, жили они в целой запутанной серии из особняков. Холодно. Единственное, что периодически менялась в ритуалах Саске - времена года. Этой зимой, выпало много снега. Ещё очень рано, на улицах никого нет, и обладателю Вечного Мангёке приходится в полном одиночестве идти к резиденции Хокаге. Впереди одна особо неприятная часть его ежедневного ритуала - развилка. Если продолжать идти прямо, попадёшь в резиденцию, однако, стоит свернуть направо, и меньше, чем за пять минут, можно дойти до кладбища. Того самого кладбища, посреди которого построен храм Узумаки Наруто, героя войны. Каждый день, Саске останавливается на этой развилке, и раз за разом продолжает идти вперёд, упуская возможность навестить погибшего друга.
  До десяти часов, Саске обычно никто не беспокоит, и он может спокойно заниматься важными документами в тишине, иногда прерываясь, чтобы лишний раз окинуть Коноху взглядом через большое окно, прямо за его рабочим столом. Тишину нарушает лишь шорох трущейся друг о друга бумаги и периодическое постукивание печати, смачиваемой в чернилах. Вот, раздаётся стук в дверь.
  - Войдите, - сказав это, Саске снова надевает свою идеально отработанную долгой практикой, практически настоящую улыбку. В кабинет входит Орочимару, и улыбка тут же сходит на нет, при санине, можно быть настоящим. - Чем обязан появлению Главы Корня?
  - И как так выходит, что никто не замечает, как ты приходишь и уходишь отсюда? Каждый раз, когда я не спрашиваю у охраны, что стоит за дверью, на месте ли Господин Хокаге, они лишь пожимают плечами, - за четыре года, Орочимару уже дважды реинкарнировал, но, в высоком бледном мужчине, что явился к Саске, любой, даже самый недалёкий человек, без труда узнает одного из Великой Троицы.
  - Просто я прихожу раньше всех и работаю допоздна. Ну? С чем пожаловал?
  - Да всего понемногу, ты же знаешь, но, есть хорошая новость: Шикамару видели в пределах Страны Молнии, - Орочимару ухмыльнулся, заметив, как быстро Саске от безразличия перешёл к заинтересованности.
  - Этот жалкий предатель? До сих пор не могу поверить, что мы так долго за ним гоняемся. И как так вышло, что он сбежал, прямо посреди войны?
  - Ну, в тот момент, все отвлеклись на бой Наруто и Обито. Это было такое шоу, что все на время позабыли о Шикамару. А он ведь умён, предугадывает наши действия, поэтому и смог продержаться так долго.
  - Ему не хватило ума, чтобы не предавать нас, переходя на сторону акацуки! - рявкнул Учиха, но тут же успокоился, нервно потерев лоб. - Так, с этим всё ясно, что-нибудь ещё?
  - Да, я, кажется, нашёл кое-что важное, - Орочимару достал небольшой свёрток бумаги и развернул его на столе Хокаге. Оказалась, что это карта Пяти Великих Стран, но на каждом континенте можно было увидеть множество красных точек. - Каждая точка соответствует произошедшему в этом месте "инциденту".
  - В каком смысле?
  - В этих местах произошли особо жестокие, а иногда и массовые убийства. Хокаге-сама, - Учиха сморщился, когда санин снова его так назвал, - я много лет изучал особые техники, и, не стану скрывать, познал тёмную сторону ниндзюцу, и теперь, с первого взгляда могу узнать связанную серию убийств, за которыми скрываются жертвоприношения.
  - И ты думаешь, что ВСЕ эти убийства совершаются одним человеком, или группой людей, во имя жертвоприношения?
  - Я в этом уверен. Смотри, - Глава Корня указал пальцем на красную точку, находившуюся на территории Страны Огня. - Всё началось здесь, почти четыре года назад. Интересное совпадение, да? Меньше, чем через месяц, после смерти Наруто, началась серия убийств по всему миру, которая продолжается и по сей день, и число жертв, с того дня, постоянно растёт, и это ещё не самое важное. Вчера число жертв этой кровавой жатвы достигло шестисот шестидесяти шести.
  - Ну, это уже какой-то бред! - Саске свернул карту и хотел вернуться к бумагам, но Орочимару положил свою большую ладонь ему на плечо, немного сжав. Учиха поднял на него недовольный взгляд, и только сейчас заметил на лице санина тревогу.
  - Саске, сегодня день зимнего солнцестояния, и мне плевать, веришь ты в это или нет, сегодня обязательно произойдёт нечто страшное. Все те убийства, о которых я тебе рассказал, все они были сделаны во имя некой цели, и, какой бы она не была, всё случится сегодня. Постарайся на этот раз не задерживаться на работе, вернись домой до наступления темноты.
  - ...Ладно, - брюнет наклонился к ящику стола, чтобы достать из него ещё одну печать, - но, чтоб ты знал, я во всё это не верю, - когда Учиха посмотрел туда, где только что стоял Орочимару, тот уже исчез, забрав карту, и лишь хлопок двери свидетельствовал о его уходе.
  
  ***
  
  
  Рин явилась, когда Саске уже запирал свой кабинет. Учиха едва не выронил ключи от неожиданности, когда, обернувшись, увидел юную брюнетку, внимательно смотревшую на него большими чёрными глазами и при этом широко улыбавшуюся во все тридцать два зуба. Сейчас, на ней были розовая тёплая кофта, с символом клана Учиха на спине, и штаны того же оттенка, а на плече была бандана Конохи. Быстро сориентировавшись, Хокаге "включил" улыбку, немного сощурившись.
  - Рин, ну ты меня напугала! Не подкрадывайся так к людям!
  - Как же я могла подкрасться к Великому Хокаге, обладателю шарингана? - не переставая улыбаться, спросила девушка из клана Учиха.
  - И то верно, ха-ха... Ты чего-то хотела?
  - Да, я только что закончила с той миссией, что мне поручили на сегодня.
  - Блин, я уже закончил на сегодня, не хочу лишний раз возвращаться в кабинет. Ты не против, если деньги я отдам тебе завтра?
  - Конечно. Ты же знаешь, деньги для меня не важны.
  - Это потому что ты ещё ребёнок.
  - Мне семнадцать, я всего на три года младше тебя! - Рин надула щеки, а Саске с умилением погладил её по голове.
  - Пойдём домой, - брюнетка кивнула и Учихи быстро вышли из резиденции. Как и обещал, Саске закончил до заката, и теперь, они шли в алых лучах закатного солнца. Встречные по пути люди здороваются с ними, ведут себя очень вежливо и почтительно, и заметно, что Рин это немного расстраивает.
  - Складывается такое впечатление, что все забыли о том, что Обито был моим отцом, но я-то знаю, что это не так.
  - От отца, тебе не передалось ни единого плохого качества, не думай об этом. Я в жизни тоже совершил не мало ошибок, но люди уже давно перестали видеть во мне преступника, а что же касается тебя, поверь, никому нет дела до того, кем были твои родители.
  - Но люди не всё забывают. О Наруто помнят все. Я сегодня заходила в его храм, и там я видела сотни людей! Я сама практически не знала его, но при всех его плохих качествах, он как-то ухитрился запасть в душу. Поневоле часто о нём думаю, и ничего не могу с этим поделать. Представляю, как тебе должно быть тяжело, ведь, ты знал его большую часть своей жизни, и вы были друзьями. Ты поэтому его не навещаешь, из-за того, что тебе слишком больно?
  - Я не навещаю его, потому что... Я и сам не знаю, почему, - вот, они прошли мимо развилки, и Саске почувствовал, как кто-то коснулся его плеча, но, оглянувшись, он никого не обнаружил. К собственному стыду, Учиха про себя подметил, что по спине у него пробежал холодок. Он ускорил шаг, и вскоре оказался в своём додзё.
  
  ***
  
  
  Саске уже несколько часов лежал в постели, но так и не смог заснуть. Какую бы позу он не принял, как бы ни старался расслабиться, чувство дискомфорта не покидало его. Учиха испытывал какой-то необъяснимый страх, который затуманивал его мысли. В каждом шорохе, скрипе, в каждой тени и силуэте, он видел что-то зловещее. "Что за чёрт? Меня никак не мог напугать Орочимару, со своими суевериями! Подумаешь, самая длинная ночь в году... Проклятое самовнушение!". Саске встал с кровати и вышел в гостиную, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Рин. Он решил отвлечь себя работой, а бумажной рутины всегда предостаточно. Брюнет достал из книжного шкафа толстую папку с бумагами, и обнаружил за ней уже очень давно припрятанную бутылку саке. Решив, что сегодня можно, Учиха прихватил и её, сел в кресло и взялся за работу, начав понемногу осушать бутылку.
  Время тянулось быстро, чувство страха постепенно отступило, у Саске начали слипаться глаза, когда Учиха услышал стук в входную дверь. И вновь непонятное плохое предчувствие. "Второй час ночи, кому в голову взбредёт приходить? Может быть, случилось какое-нибудь ЧП, и кто-то послал за мной?".
  - Кто там? - Хокаге никто не ответил, но стук снова раздался, уже громче. - Если не назовётесь, я не смогу вам открыть, - снова стук, на этот раз, такой, что дверь едва не слетела с петель. "Если это какой-то розыгрыш, то явно не смешной". Саске достал из ножен кусанаги, подошёл к двери и взялся за ручку. - У меня оружие и очень расшатанные нервы, так что, предупреждаю, вы можете пострадать, - стук уже стал непрерывным, и Саске решился и резко распахнул дверь.
  - Ну, сейчас вы у меня получите!.. - сказал Саске перед тем, как лишиться дара речи, в шоке. На пороге стоял Наруто, и, Господи, что это было за зрелище: очень высокий, бледный человек, чьи жёлтые волосы, ещё недавно короткие, теперь спадают на плечи, напоминая гриву, в чёрном рваном плаще, едва держится на ногах, из-за непонятно откуда взявшихся глубоких порезов по всему телу. Капли крови настоящим дождём падают с него на порог додзё Учиха, а кровавый след тянется в сторону города до тех пор, пока не исчезает из виду. В глазах Узумаки горит высший риннеган, с множеством томоэ, но, не похоже, чтобы он понимал, кто стоит перед ним, губы шевелятся, но блондин не произносит ни звука, всё указывает на то, что Наруто сейчас без сознания. А дальше, для Саске, время будто замедляется, он выпускает из дрожащих рук саке и катану, Наруто падает, Учиха по инерции хватает его, но продолжает смотреть вперёд ещё несколько секунд. Ноги брюнета подкашиваются, он садится на пол, опирается о стену и изо всех сил сжимает обмякшее тело Наруто, чтобы тот не выскользнул из его рук. Саске отчаянно хочет поверить, что всё это происходит на самом деле, что его лучший друг жив, и что Учиха сейчас весь в его крови. Саске больше всего на свете боится, что это сон или галлюцинация, в насмешку посланная его измученным сознанием, и, стоит ему отпустить Наруто, и тот тут же раствориться в воздухе.
  
  ***
  
  
  Сквозь сон, Рин услышала голос Саске и сильный стук, но, какое-то время, не решалась открыть глаза, поскольку думала, что к Хокаге просто кто-то пришел, и он сам разберётся, но, когда всё внезапно затихло, девушка забеспокоилась. Встав с постели, Учиха уловила чакру незваного гостя, настолько мощную, тёмную, нечеловеческую, что брюнетка сразу покрылась холодным потом. Рин на цыпочках вышла в коридор, к входной двери, и вскрикнула, увидев на полу Саске и Наруто, обоих в крови. Саске дрожал, по его щекам без остановки катились слёзы, а когда он посмотрел на родственницу, в его взгляде читался всепоглощающий ужас.
  - Боже, Саске...
  - В-в-видишь? Ты... ты его видишь? Видишь же?.. - шёпотом, снова и снова спрашивал Шестой Хокаге.
  Примечание к части
  
  Обращаюсь к тем, кто читал первую часть: помогите придумать описание покороче, если это покажется вам не подходящим, а то у меня с этим всегда проблемы были. И, подождите пару глав, прежде, чем действия в фанфике станут более активными, пока, нужно ознакомиться с произошедшими изменениями.
  Вселенная показала огромный средний палец
  
  Это случилось четыре года назад.
  
  
  Наруто остановил войну, убил Обито, навсегда запечатал Джуби, вернул биджу миру шиноби, он победил... Так он думал, но, всё изменилось в одно мгновение. Боги были напуганы той силой, что он обрёл, и решили избавиться от него до того, как Узумаки полностью раскроет свой потенциал. Его отправили прямо в Ад, такова была благодарность за спасение целого мира. Наруто навсегда запомнил тот момент, когда Кагуя отдала приказ, а Джашин щёлкнул пальцами, и Узумаки объяло пламя. В следующую секунду, блондин оказался в Преисподней, крюки пронзили всё тело так, что он не мог двинуться, и Наруто оставалось только в ужасе смотреть на бесчисленное множество душ, корчащихся в мучениях всюду.
  - Почему это случилось? - произнёс Узумаки сквозь стиснутые от злости и боли зубы, всё ещё не поверив, что он действительно в Аду. Он опустил взгляд вниз, и увидел сотни сросшихся воедино обугленных тел, прямо под его ногами. Они стонали и плакали, молили о смерти. От мысли о том, сколько лет они пробыли здесь, Наруто захлестнуло отчаяние. - Этого быть не может!!! Кагуя, сучка проклятая, я знаю, что я убивал, и не только виновных, знаю о том, что я грешник, но я ведь и спас столько людей, всё человечество!!! Мне здесь не место, я только начал жить! Я ЗАСЛУЖИЛ ВАШЕ ПРОЩЕНИЕ!!!!
  - Нет, - услышав знакомый голос, Наруто поднял голову и увидел над собой парящего в воздухе Джашина, смотревшего на него с ухмылкой. - Тебе нет избавления. Ты чудовище, которому не будет дано прощение. Если бы не правила, я бы убил тебя прямо сейчас, но, раз так, ты сам пожалеешь о том, что не умер, - Бог Крови сжал руку, и в Наруто вонзился ещё десяток крюков, каждый из которых натянулся, едва не разорвав блондина на части. Сделав это, Джашин исчез, оставив Наруто в истерике.
  - ПОЧЕМУ? - уже не сдерживая слёзы спросил джинчурики. - Чёрт! Я ещё не сдался! Я уничтожу вас!!! ПЕРЕБЬЮ ВСЕХ ДО ЕДИНОГО, СЛЫШИШЬ?!!! Я ВАС ВСЕХ...
  
  ***
  
  
  - Убью! - это было первое слово, которое Наруто произнёс, придя в себя в додзё клана Учиха, настолько ярким было переживаемое им воспоминание. Поняв, что он уже не в Аду, Узумаки потрогал своё лицо, проверяя, не сон ли это, после чего, встал на ноги, и в тот же момент, в комнату, на его голос, прибежали Рин и Саске. Хокаге хорошо расслышал блондина, и готовился в любую секунду ринуться в бой, а когда Наруто побежал к нему, Учиха уже сжал в руке рукоять катаны, но, вопреки его ожиданиям, Узумаки заключил друга в крепкие объятия.
  - Это ведь правда ты, Саске? - не отпуская спросил джинчурики, а брюнет немного расслабился.
  - Да, это я... Где же ты был, все эти годы?
  - Годы? - Наруто отстранился от друга, - А как давно я... Ну, умер?
  - Четыре года, - Узумаки немного удивился, но постарался скрыть это.
  - Наруто, может быть, ты и со мной поздороваешься, или вы так и будете притворяться, что меня здесь нет? - Рин скорчила притворно обиженную мину, а джинчурики, ухмыльнувшись, поманил её к себе. Как только девушка подошла, Наруто обнял и её, легко подняв брюнетку на руки и подержав над землёй несколько секунд. Рин даже забыла на время дышать, а как только джинчурики её отпустил, Учиха немного покраснела.
  - Рин, а ты совсем не растёшь, как была лёгким на подъём ребёнком, так и осталась.
  - Ребёнком?! - девушка нахмурилась, но, тут же начала громко смеяться. - До меня только сейчас дошло! Наруто, я старше тебя! Ха-ха-ха!
  - Чего?!
  - Ты умер, когда тебе было шестнадцать, а воскрес только сейчас, а это значит, что я старше тебя на год.
  - Кстати об этом, - вмешался Саске, - ты так и не ответил на мой вопрос: что с тобой было все эти годы?
  - ...Я расскажу, но, чуть позже, ладно? Сейчас, я убить готов за огромную порцию рамена! - Хокаге недоверчиво посмотрел на друга. - Ты чего, я же просто шучу.
  - Эх, в любом случае, все забегаловки ещё закрыты. Ещё ночь, и рамен я тебе достать не смогу.
  - Не беда, у вас же есть продукты в доме? - Наруто вышёл из комнаты и направился на кухню, а Саске и Рин удивлённо проследовали за ним. Проходя мимо входной двери, Узумаки заметил следы крови. - Это...
  - Твоя кровь. Ты пришёл сюда израненным, но порезы затянулись меньше, чем за минуту. Ты что, не помнишь?
  - Только обрывками. Да и ладно, какая разница? Орочимару ещё жив?
  - Естественно.
  - Можешь с ним связаться? Я помню о его привычке не спать допоздна, думаю, мы его не потревожим. Скажи... Что старый друг хочет пригласить его на поздний ужин. Хочу сделать сюрприз. Рин, а ты иди за мной, поможешь найти нужные продукты, а то я без понятия, где у вас тут что.
  
  ***
  
  
  Заинтригованный переданным ему приглашением, Орочимару вскоре явился к додзё. Саске открыл ему дверь, чем-то огорчённый и разозлённый, но как всегда скрывающий эмоции за улыбкой.
  - Добро пожаловать в дурдом. Проходи, - стоило санину войти в особняк Учиха, как он почувствовал запахи разных пряностей, доносящиеся с кухни. Саске жестом предложил Орочимару сесть за длинный стол в гостиной, а сам расположился напротив.
  - Не пойми неправильно, я польщён твоим приглашением, но, тебе не кажется, что для ужина уже поздновато?
  - Повод особенный, у меня и выбора особого не было, - тем временем, Наруто вышел к ним вместе с Рин, держа в руках большую кастрюлю с раменом и четыре чашки. Как ни в чём не бывало, он расставил чашки, наполнил их, сел за стол и только тогда посмотрел на Орочимару, у которого глаза едва не выпали из орбит от удивления.
  - Добрый вечер, Орочимару-сенсей!
  - Д... Добрый... Ущипните меня, блудный сын вернулся! Наруто, ты невероятен! Люди не зря называют тебя Богом этого мира! С момента твоей смерти, я перепробовал все известные техники воскрешения, все дозволенные и недозволенные методы, но у меня ничего не вышло! А ты вдруг вернулся, когда уже никто этого не ждал! Ну же, расскажи, что с тобой было там, на другой стороне? Я сгораю от любопытства!
  - Я обо всём вам расскажу, как только сделаю то, о чём я уже очень давно мечтал, - Наруто взял в руки палочки и с упоением, прикрыв глаза в эйфории, получаемой при поедании собственноручно приготовленного рамена. - Как же мне этого недоставало! В Аду нет ни еды ни воды, единственное, на что там можно было рассчитывать - моя собственная кровь, нередко попадавшая в рот в процессе пыток.
  - В АДУ??? - практически одновременно выпалили Саске, Рин и Орочимару.
  - Ну да. А куда ещё мог попасть такой как я, после смерти? Ад и Рай реальны, Боги, демоны и ангелы, всё это существует на самом деле. По сути, туда должны попадать только люди, а я уже стал чем-то большим, но Богам было на это плевать, они просто хотели упрятать меня туда, где я не буду представлять для них угрозу. В Преисподней, Джашин каждый день меня мучил, а фантазия у него безгранична, и сколько бы он не рвал меня на части, сколько бы не резал, к концу дня, я вновь становился целым.
  - С трудом могу представить, каково это было, провести целых четыре года в таком кошмаре, - Рин с жалостью посмотрела на блондина, а тот немного безумно улыбнулся.
  - Четыре года?! Если бы! В Аду, время тянется куда медленней, чтобы попавшие туда люди не знали, сколько лет на самом деле прошло с их смерти! И, по моим скромным подсчётам, я провёл там четыреста чудовищных лет!!! - по спинам присутствующих пробежал холодок от одной только мысли о столь страшном сроке, в то время как Наруто схватился за голову, предаваясь воспоминаниям об Аде. - Спустя годы сплошной боли, я даже не знал, живы ли вы все. Каждую секунду я только и мог думать о том, сколько же лет прошло в реальном мире, остались ли ещё люди, к которым я могу вернуться... Если бы не собеседники, одиночество бы меня доконало.
  - Собеседники? - чем больше Орочимару узнавал о загробной жизни, тем сильнее он жаждал новой информации.
  - Другие души, такие же грешники, как и я, иначе говоря, соседи в Аду. Многие из них с охотой со мной разговаривали, кто-то даже пытался чему-то меня научить.
  - Но, как же тебе удалось выбраться?
  - А вот этого я не помню. В моей памяти выжжена каждая секунда, проведенная в Аду, но, как мне удалось вернуться в мир живых для меня загадка.
  - Как раз сегодня, мы с Саске обсуждали происходившие по всему миру ритуальные убийства. Я уверен, что они связаны с твоим воскрешением.
  - Хм, это вполне возможно, я слышал о том, что из Ада можно кого-то вызволить за счёт крайне сложного ритуала, и если это правда, мы имеем дело не с какими-то там недоучками, решившими поиграть в спиритические сеансы, а с настоящими профи. Хотя, насколько я знаю, невероятно сложно вытащить из Ада одного конкретного человека, поскольку, в процессе, открываются своего рода врата, через которые может вырваться любая достаточно сильная душа. Не исключено, что те, кто провёл ритуал, даже не меня пытались вызволить, и, скорее всего, помимо меня, в наш мир вернулся кто-то ещё.
  - А что ты намерен делать с Богами? Хочешь им отомстить? - как только Орочимару задал этот вопрос, на лице Наруто появилась та самая его кровожадная улыбка, а в глазах загорелась искорка азарта.
  - А разве не очевидно? Джашин, Кагуя и другие Божества, я расправлюсь со всеми, кто попрал мою гордость, унизил и предал меня, и обрёк на заключение в Аду. Я даже не знаю, возможно ли это, убить Бога, но я хотя бы попытаюсь, и не важно, какова бы не была цена. Если придётся, я превращу Небеса в безжизненную пустошь, наслаждение в мучение, а Богов в смертных, - Орочимару зашёлся в хриплом гоготе, а Саске тихо стиснул зубы, чтобы не выдать, насколько сильно он недоволен таким раскладом.
  - Ха-ха-ха-ха! Интересно! Как же всё это интересно! Поверить не могу, что в нашем мире ещё осталось что-то настолько интересное! Сражение с Богами - взглянуть бы на это хоть одним глазком! Наруто, от Корня и меня лично, ты получишь любую поддержку! Кое с чем, могу помочь уже сейчас: на рассвете, в твой храм как всегда придут люди, но, не обнаружив твоего тела, они могут запаниковать. Ты только попроси, мы с Кабуто ещё успеем подготовить тело на замену.
  - Нет, не нужно, не хочу от кого-то скрываться. Наоборот, я хочу всем сразу объявить о своём возвращении. А теперь, давайте есть, у нас всех впереди трудный день.
  
  ***
  
  
  С ухода Саске на работу прошло уже несколько часов, когда Рин наконец проснулась. Не успела она подняться с постели, как к ней без стука зашёл Наруто, переодевшийся в чёрное кимоно с белым поясом, держа в одной руке поднос с глазуньей, а другую пряча за спиной.
  - Доброе утро, - опомнившись, Рин с головой нырнула под одеяло. - Ты чего?
  - Я же не одета!
  - А я как раз принёс тебе одежду, - девушка выглянула из-под одеяла и увидела, что Узумаки протягивает ей серую кофточку и белые бриджи. Как только Рин в спешке переоделась, заставив Наруто отвернуться, он поставил поднос на кровать. Приготовленная им еда выглядела очень аппетитно, а Учихе к тому же хотелось есть, но, ей почему-то казалось, что она поступает невежливо.
  - А как ты узнал, что я проснулась?
  - Услышал, как у тебя участилось дыхание и сердцебиение. Жутковато, да?
  - Нет, скорей уж круто. Ты вообще ложился спать?
  - Не смог заснуть. Всю ночь просидел на диване и слушал.
  - Слушал что?
  - Тишину. Её мне не хватало больше всего. Поторопись и съешь яичницу, пока горячая, - Рин приступила к еде, и, съев всего один кусочек, уже не могла остановиться.
  - Как же вкусно! И где ты научился готовить?
  - Ну, знавал я в Аду одного гения кулинара-каннибала... - Учиха подавилась глазуньей, когда задумалась над тем, из чего сделан бекон.
  - Кха-кха, ради Бога, скажи мне, что ты не...
  - Конечно нет. Человечина у нас только по четвергам, - Рин рассмеялась, а Наруто едва заметно улыбнулся, но вдруг насторожился.
  - Что случилось?
  - Кто-то пришёл... Целая толпа, - джинчурики прошёл к входной двери, Рин проследовала за ним, и теперь, уже сама могла слышать множество голосов. Узумаки взялся за дверную ручку, взглядом велел Рин спрятаться у него за спиной и резко распахнул дверь. Велико же было его удивление, когда он увидел несколько тысяч жителей Листа, окруживших особняк Учиха и поднявших радостный гул при виде живого и невредимого Наруто.
  Узумаки смотрел на людей холодно, а те даже не понимали, насколько он безразличен к их фанатизму, насколько глупыми ему кажутся доносящиеся отовсюду слова: "Бог! Это Бог! Наш Бог вернулся!" и, насколько сильно ему хотелось захлопнуть дверь, притворившись, что он никого не видел. Ближе всех к Наруто оказался Кабуто, поправлявший очки с выражением вины на лице.
  - Рад видеть тебя, Наруто-кун. Прости за всё это, но, Орочимару-сама приказал сообщить всем твоё местонахождение, чтобы люди могли сами убедиться, что ты жив.
  - ...Ничего, всё нормально! - Наруто широко улыбнулся, сощурившись, и вошёл вглубь толпы, но, проходя мимо Кабуто, едва различимо процедил сквозь зубы: - Если подобное повториться, я в мгновение ока сильно сокращу популяцию Конохи.
  Это продолжалось довольно долго. "Как же это мерзко, отвечать на все эти бесконечные вопросы, прозрачно намекать, чтобы люди свалили, врать, что я слышал молитву каждого и так мать его за ногу дери далее. Можно подумать, за один разговор, я смогу объяснить природу мироздания, ситуацию с Богами и прочее..."
  - Наруто-кун? - голос девушки отвлёк Узумаки от тяжких мыслей. Он узнал этот голос поскольку, все эти годы хранил его в памяти. Эта нежная учтивость, от которой веет смущением, вызывала массу приятных воспоминаний, и едва услышав её, Наруто практически испытал счастье, но... Реальность, как всегда, оказалась куда более жестокой, чем он ожидал.
  Хината стояла перед ним, ещё красивее, чем прежде, рука об руку с Кибой, но, это ещё не всё: на руках, она держала двух довольно крупных близняшек, мальчика и девочку, похожих на маму во всём, кроме волос. Они были каштановыми, как у Кибы. Передав детей Инузуке, девушка подошла к блондину и бросилась на него с объятиями, уткнулась лицом в его плечо и начала рыдать, сквозь слёзы произнося его имя. Узумаки при этом не имел ни малейшего понятия, как себя вести, боялся даже коснуться её, поскольку понимал, что его шанс уже упущен, и любое лишнее движение может разозлить Кибу или расстроить Хинату. Сам того не заметив, блондин погладил девушку по голове, прошептал, чтобы она успокоилась, и только тогда, Хьюга его отпустила. Теперь, Наруто смог увидеть на её лице чувство вины, она смотрела то на своих детей, то на него, словно извиняясь за то, что родила детей.
  - Наруто-кун, прос...
  - Хината, я так счастлив за тебя! - Наруто её перебил, стараясь говорить естественно, чтобы она не догадалась, или, хотя бы не думала о том, что он на самом деле чувствует. - Ты завела семью, это же прекрасно! Именно этого я и желал тебе! Дети, любимый человек, который сможет примерить на тебя белое платье! Ты всё сделала правильно, не цеплялась за прошлое, забыв меня.
  - Но я не...
  - А Кибе-то как повезло! - "Перебивай её, не давай почувствовать вину. Она этого не заслужила. И сам не смей плакать". - Заполучить такую красавицу и двойню, что ещё нужно?
  - Да, я тот ещё счастливчик, - Инузука ухмыльнулся, и дети на его руках тут же начали щипать папу за лицо.
  - Сколько вашим малышам?
  - Шесть месяцев. Девочку зовут Такаги, а мальчика... - Хината вдруг покраснела, а Узумаки с одного взгляда всё понял.
  - Его зовут Наруто, да? Иронично получилось. Слушай, Саске просил меня как можно скорее к нему заглянуть, наверное, что-то важное, так что, мне нужно идти, - Хьюга удивлённо посмотрела на блондина, но, кивнула.
  - Конечно, я всё понимаю, - Наруто быстрым шагом направился вперёд, расталкивая всех, кто стоял на пути.
  - Пропустите... Пожалуйста, дайте пройти. Ну же, уйдите с дороги! - Узумаки стало трудно дышать, он понял, что вот-вот сорвётся. - Оставьте меня в покое! - вместо того, чтобы идти, Наруто взлетел, создав порыв ветра, едва не сбивший с ног несколько человек, и пулей направился к резиденции Хокаге.
  
  ***
  
  
  Наруто поднялся на второй этаж, к кабинету Саске, но, ему преградили путь двое мужчин в жилетах джонинов.
  - Хокаге-сама просил не беспокоить.
  - Я Узумаки Наруто, его друг.
  - Вас он тоже просил не впускать, - Наруто хотел сказать что-то ещё, когда понял, что ему это принципе не нужно, и всё можно решить гораздо проще и приятней. Он приставил указательный палец ко лбу одного из испытавших необъяснимый страх охранников, и стал водить им с одного на другого в такт считалочке.
  - Мы собрались поиграть, но, с кого же начинать? Раз, два, три, начинаешь, - Узумаки остановил свой выбор на охраннике повыше, - ты. Бах.
  Работу Саске прервал оставленный им же охранник, влетевший в кабинет, пробив дверь и разнеся её в щепки. Учиха вскочил с кресла, увидев, что у того идёт кровь изо лба, но, как только появился Наруто, охранник сразу отодвинулся в плане важности на второй план. Узумаки даже не посмотрел на джонина, молча подошёл к окну кабинета и бросил взгляд на скалу с ликами Хокаге.
  - А твоё лицо неплохо получилось, - Учиха раздражённо прикрыл глаза.
  - Ну, что ты творишь? Тебя же предупредили, что я просил никого не впускать.
  - Я - исключение из правил.
  - Кто тебе такое сказал?
  - Ты, когда стал моим другом. Хорош уже, у меня проблемы. Я встретился с Хинатой... Чёрт, ты мог бы и предупредить, что у неё уже есть своя семья. Невероятно добрая, милая, понимающая... Думаю, с самого начала было очевидно, что я ей не подхожу.
  - Ты сам сказал ей, чтобы она нашла своё счастье, в случае твоей смерти.
  - А кто позаботиться о моём счастье? Знаешь, какая-то часть меня не желала, чтобы Хината нашла себе кого-то, пока я был мёртв, а это означает, что я не желал ей счастья. Это делает меня ужасным?
  - Ты не меняешься. Как был эгоистом, так им и остался. Я надеялся, что хоть Ад тебя изменит... А эгоистам в моей жизни нет места.
  - Ха-ха-ха! Очень смешно, вовремя подколол, пять баллов! Нет, я всё понимаю, я разбил тебе дверь, да и охранников потрепал, но, ты не перегибаешь палку? С тем же успехом, мог сказать, что у тебя рак.
  - Это не шутка. Постарайся понять, я изменился за эти годы, и, как Хокаге, я должен поступать так, как будет лучше для деревни. Я больше не могу тебе всё прощать.
  - Так ты боишься подпортить себе репутацию? Тогда, мы что-нибудь придумаем.
  - Да нет же! Я просто больше так не могу! Я СЛИШКОМ хорошо помню, какой была жизнь четыре года назад, и сейчас, вижу, что ничего не изменилось! Мне было ужасно тяжело, все эти годы, но, я всё же смирился, а ты вернулся, и теперь, всё начнётся заново! А потом, ты опять исчезнешь из моей жизни! Мне это не нужно! Каждый день бояться, что ты либо сам убьёшься, либо кого-нибудь прикончишь, гоняться за тобой, пытаться вразумить, я не выдержу всего этого ещё раз! Пора нам обоим понять, что ты не мой ребёнок, а я не твой отец! Научись отвечать за себя сам!
  - Хочешь меня за что-то наказать? Ну, так это уже и так сделали за тебя Боги. Я провинился, я покаялся, я поплатился, чего тебе ещё нужно?
  - То есть, ты изменился?
  - Нет!
  - ...Тогда, на этом всё. Мы больше не друзья, я устал от отношений, которые разрушают наши жизни. Ты можешь жить в одном из моих додзё, если захочешь, и, я буду давать тебе миссии, опять же, только с твоего дозволения, но, отныне, мы порознь. И, если из-за тебя, кто-то в Конохе пострадает, не жди, что я останусь в стороне.
  - Да брось, Саске... Неужели, для тебя, наша дружба в тягость?
  - Нет, я помню и приятные моменты, но, на каждое хорошее воспоминание приходится десяток ужасных!
  - Ну так, отомсти мне! Врежь по лицу, хоть до полусмерти избей, вымести злобу, если это поможет! Но не надо рубить с плеча!
  - Да пойми же, я вовсе не злюсь на тебя, просто, таков мой выбор, - Учиха постоянно отводил взгляд, а сейчас, говорил отстранённо, пытаясь выпроводить джинчурики.
  - Если ты посмотришь мне в глаза и скажешь, что я тебе не нужен, и что тебе со мной плохо, я тебе поверю и оставлю в покое, - Саске поднял холодный взгляд на Наруто и присмотрелся к нему. Молчание было невыносимым, и пара минут казалась вечностью, но, Шестой Хокаге всё же дал свой ответ, необычайно спокойным и в то же время строгим голосом.
  - Видишь ли, Наруто, ты мне не нужен. Мне с тобой плохо.
  - Прекрасно. Большое спасибо за искренность, Господин Хокаге.
  Чувство Собственной Важности
  
  Во всеми покинутой части мира шиноби, существует одна гробница, настолько древняя, что все позабыли об её существовании. И сегодня, впервые за многие тысячелетия, она была потревожена группой людей. Они пробрались в самый нижний уровень, пробивая стены на своём пути. В результате, они оказались в большом зале, потолок, стены и пол которого были исписаны в необычных иероглифах, в центре которого находился каменный саркофаг. К нему подошёл один из явившихся шиноби, их предводитель, и, одним толчком ногой сдвинул крышку саркофага, весящую несколько тонн. Внутри лежало практически полностью превратившееся в прах тело, от которого осталась лишь пара изъеденных временем рёбер и половина беззубого черепа.
  - Господин, всё готово, вы можете вернуться в своё тело, - как только он это сказал, в нижний уровень ворвалось бесформенное облако, состоящее из мелких ярко-красных искорок, вроде тех, что появляются, если ударить по тлеющей ветке. Искры на секунду замерли перед саркофагом, после чего, опустились внутрь, но, стоило им коснуться останков, как те ярко вспыхнули белым светом, отбросив искры.
  - Хо. Моё тело защищено от вселения печатью Хогоморо, - заговорило странное существо нечеловеческим, двойственным голосом. - Те, кто поместил его сюда, очень не хотели, чтобы я вернулся. Придётся подыскать новое.
  - Раз так, можете забрать моё.
  - Нет-нет, от тебя будет больше пользы, если ты останешься самим собой. Я сам найду подходящего кандидата, со временем.
  - А что делать с Вашим телом?
  - Сожгите. Всё здесь уничтожьте.
  - Вы уверены?
  - Да. Чтобы что-то создать, нужно что-то разрушить.
  
  ***
  
  
  Наруто выбежал из резиденции Хокаге, тяжело дыша, и направился, куда глаза глядят. От злости на Саске, у него тряслись руки, мысли затуманились, и, настроение Бога уже начало отражаться на окружающем мире: снежинки, мимо которых он проходил, взлетали, и следовали за блондином, начиная крошиться на ещё более мелкие кусочки. Продолжая шевелить ногами, джинчурики погрузился в своё подсознание.
  Теперь, в нём не было никаких коридоров, труб и вечно капающей с потолка воды. Здесь была лишь тьма. Бескрайняя пустота, в которой, на первый взгляд, не было ничего.
  - Курама! Просыпайся, у меня есть для тебя работёнка!
  - Гррр... - прорычал пока ещё не показавшийся девятихвостый демон. Из тьмы, к Наруто протянулись огромные костлявые лапы, практически без шерсти, а затем, показалось и всё остальное, не менее истощённое тело Кьюби. - Нарутооо.... - его голос был похож на чрезвычайно громкий шепот, не смотря на то, что биджу старался говорить громко, в меру своих возможностей.
  - Вот так, потихоньку приходи в себя.
  - Мы что... Уже не в Преисподней?
  - Мы выбрались из Ада, приятель, и я хочу, чтобы ты кое-что сделал. Восстановишь свои силы и заодно, подгадишь одному напыщенному Учихе. Я хочу, чтобы ты... - Наруто не успел договорить, так как в реальном мире, кто-то его позвал. Открыв глаза, Узумаки увидел перед собой Конохомару, Моеги и того сопливого очкарика, имя которого он никогда не мог запомнить. Они очень выросли за минувшие годы, Конохамару, правда, всё ещё был намного ниже Наруто, носил кожаную дублёнку и всё тот же шарф, а Моеги выросла настоящей красавицей, распустила хвостики, позволив удлинившимся рыжим волосам спадать на плечи и лицо, и только очкарик, как был соплёй, так и остался.
  - Значит, это правда, - с неясной гордостью сказал Сарутоби. - У тебя передо мной должок, Наруто, ты не забыл?
  - Чего?
  - Смерть Куренаи. И, её ребёнка. Может, люди и считают тебя богом, но я прекрасно помню всё то дерьмо, что ты натворил.
  - Иди в жопу, мне не до тебя, - небрежно бросил джинчурики, намереваясь продолжить свой путь, но шатен преградил ему дорогу.
  - Не надейся избавиться от меня за счёт оскорблений! Я представитель нового поколения Сарутоби, и я не оставлю виновника гибели не рождённого ребёнка дяди Асумы безнаказанным! Сражайся, если не боишься меня!
  - Не смеши людей, - Наруто оттолкнул Конохамару, завалив его на спину, и продолжил свой путь без цели и пункта назначения.
  - Сражайся! - Сарутоби метнул в спину джинчурики сюрикен, но блондин не оборачиваясь уклонился. Однако, Конохамару не планировал на этом останавливаться. С помощью теневого клона, он создал расенган в своей руке и с криком побежал на Наруто. Узумаки настолько неожиданно остановился, что, Конохамару практически непроизвольно ударил его в спину сферой голубой чакры. Расенган разорвал ткань кимоно и оставил ужасный округлый синяк, но сам Узумаки не шелохнулся, да и рана его практически мгновенно начала исцеляться, что ввело Конохамару в ступор. Наруто обернулся, злобно сверкнув на шатена высшим риннеганом.
  - Ты смеешь использовать мою же технику против меня, жалкий мальчишка?! - Узумаки с разворота ударил Сарутоби тыльной стороной ладони по лицу, от чего тот опять упал на землю. Конохомару попытался подняться, но, Наруто наступил ему на затылок, вдавил лицом в снег и взял в руки края его шарфа, натянув их, перекрыв парню дыхание. - Маленькое ничтожество, вот поэтому, мне не нужно тебя жалеть! Ты упустил возможность отомстить мне, ещё когда я стал Богом, и этот твой выебон, "сражайся, если ты меня не боишься", звучит смешно! Нарвался - расплачивайся!
  - Пошёл к чёрту, мразь! - едва различимо прохрипел уже посиневший Конохамару, на глазах которого появились слёзы, не то от удушья, не то от обиды от собственного бессилия.
  - Ну давай, поплачь, ведь, нет ничего печальней жизни! Отцы, запечатывающие в своих детях демонов, придержавшие власть люди, обрекающие целые семьи на смерть, женщины, которые не могут, блять, подождать четыре года, и лучшие друзья-мудаки, которым грош цена! Причин поплакать у всех предостаточно!!!
  - Наруто-кун... - обратилась к Узумаки Моеги, - отпусти его. Он просто глупый мальчишка, ты всё правильно сказал. Не марай о него руки... Пожалуйста.
  - С какой стати мне это делать?!
  - Если отпустишь его, я сделаю всё, о чём ты меня попросишь.
  - Серьёзно? Ты же понимаешь, что я, скорее всего, попрошу заняться со мной сексом?
  - ...Зачем это тебе? - "Одно только выражение на её лице стоит всех мучений Конохамару".
  - Зачем? Ну, не знаю, может быть, из мести Конохамару, или потому, что я больной ублюдок, который сегодня не в духе, или же, спустя четыре столетия воздержания, я просто очень хочу трахаться.
  - Понятно... Но, я готова на что угодно.
  - Значит, ты его любишь, - с этими словами, Наруто отпустил шарф молодого Сарутоби и тут же пнул его по голове, окончательно вырубив. Моеги бросилась к Конохамару и попыталась привести его в чувства, а Наруто уже продолжил свой путь.
  - Так, ты не станешь меня об этом просить?
  - Да кому ты нужна со своими маленькими сиськами и подростковым завышенным ЧСВ? Нет, не здесь и не сейчас, может, чуть позже, - уже собравшийся с силами Курама задал своему джинчурики вопрос:
  - Так, что ты хотел мне поручить?
  - Уже ничего. Я понял, что, если мы сделаем это в Конохе, потом проблем не оберёмся.
  
  ***
  
  
  Орочимару открыл дверь своего кабинета в здании Корня и сел в кресло, откинув голову на спинку и прикрыв глаза. Когда работаешь так долго, непроизвольно начинаешь делать перерывы.
  - Вам стоит найти себе женщину, сенсей, - от внезапного удивления и даже страха, у санина на мгновение перехватило дыхание, ведь, входя в кабинет, он не чувствовал никаких признаков присутствия Наруто, и, речь уже не только о чакре и ауре, но и о запахе. В комнате не пахло другими людьми, кроме самого Орочимару. - Она бы помогала вам снимать напряжение после работы. Жаль, что Анко уже замужем за Какаши.
  - Сказал тот, кто лично их поженил, - Змей повернул кресло и увидел Наруто, сидящего в тёмном углу на полу. От верного замечания, Наруто улыбнулся, но, это скорей уж была горькая ухмылка. - Что-то случилось?
  - Ну, дай подумать: за прошедшие четыре года, я натерпелся больше мучений, чем любой человек может себе представить, вернувшись, я обнаруживаю девушку, которую любил с двумя грудными детьми, окольцованную с грёбанным любителем щеночков, а лучший друг, наконец, возненавидел меня за то, что я маньяк. Нет, что ты, всё заебись! Сейчас на радостях обмажусь клубничным вареньем и пойду иметь десяток шлюх сразу!
  - Ты поссорился с Саске?
  - На ровном месте! Он ни с того ни с сего решил, что я ему не нужен!
  - Это очень странно. С момента твоей смерти, он был подавлен, можно сказать, потерял смысл жизни, ни разу не попытался построить собственную семью, словно расхотел восстанавливать свой клан. Я думал, что твоё возвращение пойдёт ему на пользу.
  - Очевидно, нет, - Наруто потёр два маленьких чёрных рога на своей голове, словно, напоминая себе о чем-то. - Ты знаешь, где сейчас Матсураши Хидан?
  - Не ожидал, что ты о нём спросишь. Нет, его текущее местоположение неизвестно.
  - Значит, мне придётся самому его найти. Чтож, тогда, можешь помочь мне кое в чём другом? Я хочу выяснить, как устроена моя регенерация, какие у неё свойства и ограничения. Созови побольше своих людей, устроим что-то вроде показательной тренировки.
  Чего заслуживает курица?
  
  Кагуя объявила общее собрание Богов, а Предсказательница как всегда опаздывала. Она заранее знала, чем это собрание кончится, но, это было не единственной причиной. Ей не нравилась компания Богов, куда больше, блондинке были по душе люди. Когда она достигла места сбора, Джашин и Кагуя уже во всю разглагольствовали:
  - Я НЕ ВИНОВАТ! Его освободили люди, а я здесь совершенно не причём!
  - За Ад отвечаешь ты, и сам факт того, что люди высвободили столь ценного пленного, делает тебя жалким до неприличия. Ты точно больше никого не упустил?
  - ДА НЕТ ЖЕ!.. Но, Ад огромен, есть шанс, что кто-то из прошлых эпох прорвался.
  - Блестяще, просто блестяще. Придётся послать кого-нибудь на поиски Наруто, проверить, сохранил ли он свои силы.
  - Я пошлю к нему кого-нибудь, из своих.
  - Ты уже упустил его однажды, вероятно, упустишь снова. Я задействую своих слуг.
  - Эм, простите, - все только сейчас обратили внимание на Предсказательницу, - но, неужели, мы не можем попробовать поговорить с Наруто, прежде, чем переходить к жёстким методам?
  - Не питай иллюзий. Наруто настоящий психопат, в руки которого попала огромная власть. Как по-твоему, даст ли он нам шанс заключить перемирие?
  
  ***
  
  
  В большом тренировочном зале собралось несколько сотен шиноби из корня, но, лишь несколько десятков готовились сражаться, а остальные занимали места зрителей на внутренних балконах и в углах зала. В его центре стоял Наруто, а принимающие участие в спарринге окружили его со всех сторон. К блондину вышел Орочимару и положил блондину руку на плечо, заметив, что многие смотрят на Узумаки с опаской и недоверием.
  - Объясню вам правила: атакуйте меня так, словно хотите убить, не останавливайтесь, пока я не скажу, а если вы меня каким-то образом убьёте, ничего не предпринимайте в течение трёх часов и не отходите от моего тела. Сам я не буду нападать, только обороняться. Хоть мы и делаем это только затем, чтобы я смог узнать предел своих возможностей регенерации, для вас, это возможность продемонстрировать, на что способны слуги Корня. Постарайтесь застать меня врасплох. Всё ясно? Тогда, в бой! - Орочимару отскочил от Наруто, и шиноби бросились на блондина.
  Кто-то сразу метнул в Наруто маленький светло-зелёный шарик, а Узумаки даже и не думал уклоняться, с интересом позволив ему подлететь поближе. Оказавшись прямо перед лицом блондина, шарик с громким хлопком взорвался, и шрапнель вошла в плоть джинчурики. Наруто схватился за кровоточащие глазницы, но с ухмылкой продолжил бой, начав про себя считать секунды. "1, 2, 3...".
  - Не плохо! - Узумаки уловил лёгкое колебание воздуха и уклонился от выпада одного из шиноби, - Не видя противника, я не смогу использовать мощные ниндзюцу, поскольку, я не хочу наносить Корню лишний вред! Быстро соображаете, достойно похвалы! Но... - "...28, 29, 30", как только Наруто досчитал до тридцати, все его раны зажили, на пол посыпались окровавленные осколки шрапнели, и джинчурики открыл восстановившиеся глаза, увидев перед собой основную массу удивлённых противников, - такая тактика недолговечна.
  Быстро справившись с удивлением, шиноби продолжили нападать, а один из них что-то метнул в Наруто. Узумаки по инерции выставил блок, и только тогда понял, что в него бросили цепь, которая, достигнув цели, обвилась вокруг его правой руки. Как только это случилось, левая рука джинчурики попала в точно такой же плен, шиноби натянули цепи, и Наруто на мгновение лишился возможности защищаться.
  - Интригующе! А что дальше? - ответ не заставил себя ждать, к Наруто подскочили двое шиноби, вооруженные короткими катанами, которые одним ударом отсекли Богу обе руки. На Узумаки обрушилась шквальная атака из различного метательного оружия, а он ни одну из них не мог блокировать, так что, ему пришлось бегать по всему тренировочному залу, чтобы избежать хотя бы малой части сюрикенов, кунаев и прочего.
  - А они у тебя, совсем без тормозов, Орочимару! - от слов джинчурики, санин ухмыльнулся, всё так же наблюдая с балкона.
  - Ты сам подстегнул их спортивный интерес! И, кажется, прошло уже больше тридцати секунд, а руки твои ещё не отросли.
  - Сам знаю! - уловив момент, десяток шиноби Корня с разных сторон бросились на блондина. "Проклятье, не успеваю! Ну же, восстанавливайтесь! 86 секунд, 87, 88, 89...", как только Наруто досчитал до девяноста, руки мгновенно отросли, и Узумаки с усмешкой отыгрался на противниках. Через несколько секунд, Наруто уже стоял среди кучи бессознательных шиноби, отряхивая руки.
  - Думаю, на этом можно закончить. Я выяснил, что хотел, - и тут, кто-то напал на Наруто со спины и свернул блондину шею. Орочимару вскочил со своего места, спрыгнул с балкона и в прыжке, ударил того, кто это сделал, повалив своего же подчинённого на спину.
  - Что ты творишь, глупец?! Он же сказал, что тренировка закончена! А вы что стоите?! - Орочимару злобно взглянул на остальных шиноби. - Засекайте время! А ты, - Глава Корня обратился к подчинённому, который свернул Наруто шею, и теперь, стоял перед Орочимару на коленях, - знай, если Наруто не оживёт в ближайшие три часа, ты отправишься вслед за ним.
  - Д... Да, Господин, - так, в давящем ожидании, все прождали ровно шесть минут, когда, наконец, Наруто медленно встал на ноги и вправил позвонки.
  - Ухх, это было неприятно. И кто тот умник, что додумался сломать мне шею? Ему надо выписать премию, за то, что он дал мне новую информацию о моих силах, - Наруто поднял взгляд и увидел, как странно все на него смотрят. - Что-то не так?
  - Нет, просто... Ты невероятен, - Орочимару, похоже, больше всех прибывал в восхищении.
  - Спасибо за помощь. Теперь, ясно, что обычные раны заживают в течение тридцати секунд, конечности восстанавливаются через полторы минуты, а летальные повреждения шеи, и, вероятно, головы, сходит на нет через... Сколько я пролежал?
  - Ровно шесть минут.
  - Через шесть минут. Помнится, во время битвы с Обито, раны заживали быстрее, но, наверное, мои возможности просто сбалансировались за четыре года. Если тот же принцип работает и с другими Богами, мы сможем этим воспользоваться.
  
  ***
  
  
  Когда Наруто вышел на улицу, уже стемнело, а почти все люди уже разошлись по домам, что было джинчурики на руку. Во время боя с Корнем, практически вся его одежда была уничтожена, и блондину не хотелось, чтобы кто-то увидел его полуголым. Узумаки не чувствовал холода, хотя шёл снег, и, по какой-то причине, это его расстраивало. "У меня от моих способностей уже голова кругом. Меня вообще можно убить? И, можно ли убить Джашина, и остальных Богов? Если нет, то... какой в моей жизни останется смысл? Как же это жалко, не видеть смысла жизни без возможности отомстить. Я чувствую, что начинаю терять связь с людьми, отдаляться от них ещё сильнее. Чёртов Саске, ну зачем он от меня отказался?". Наруто отвлёк звук, пронёсшийся над головой, напоминавший взмах больших крыльев, но, посмотрев вверх, Узумаки никого не обнаружил, а ведь темнота ему не помеха, риннеган бы увидел любой след из чакры. Появилось неприятное ощущение, что за ним кто-то следит, и как бы Бог ни старался, избавиться от этого не получалось. Вот, перед блондином вновь пронеслось что-то, и на этот раз, джинчурики был уверен, что ему не показалось, поскольку он разглядел мгновенно скрывшийся из виду силуэт.
  Наруто сорвался с места и на невероятной скорости побежал к особняку додзё, то и дело слыша за собой хлопанье крыльев. У самого входа на территорию клана Учиха, блондину пришлось резко остановиться, поскольку там Изума и Котетсу строили какое-то подобие то ли бассейна, то ли фонтана.
  - Что вы тут делаете? - Наруто часто оглядывался и надеялся поскорее сплавить стражей ворот Конохи.
  - Да вот, начальник приказал построить фонтан.
  - Так, у меня нет ни малейшего желания разбираться в этой ерунде, просто скажите мне, вы здесь всю ночь пробудите?
  - До рассвета, уж точно.
  - Если увидите что-нибудь странное... и крылатое, кричите, - шиноби непонимающе переглянулись, а Наруто, не дождавшись их ответа, вбежал в додзё и захлопнул за собой дверь. Ворвавшись в комнату Саске, Узумаки застал Учиху в кресле, читающего отчёты по миссиям.
  - Добро пожаловать домой, - сонно поприветствовал его брюнет.
  - Привет, Давид строитель. За мной кто-то следит, причём в открытую. Скорее всего, посланник Джашина или другого Божества.
  - Завтра ко мне в гости придёт феодал, он сообщил об этом в последнюю минуту, из-за чего, пришлось начать приготовления только сейчас. Фонтан строим, поскольку феодалы довольно избалованы и любят, когда у всего есть свой стиль, - Учиха говорил, не отрываясь от работы.
  - Ну, это конечно очень интересно, но про ёбанный фонтан я хотел узнать в последнюю очередь! Ты что, половину моих слов мимо ушей пропустил?! За мной следят, возможно, хотят убить! Демоны, ангелы, или ещё какая-нибудь нечисть! И эта хрень летает над твоим домом!
  - Я всё слышал, но, как, по-твоему, я должен реагировать? Есть два варианта: либо ты прав, и это означает, что ты убьёшь того, кто тебя преследует, либо ошибся, и тогда, реагировать и вовсе не стоит. В любом случае, я не вижу причин для волнений.
  - И тебе плевать, что я в опасности?!
  - Нет, просто, я тебе доверяю, и знаю, что ты не умрёшь так легко.
  - Да что ты такой вялый стал?! Где Саске Озорник, Бунтарь и Бабник, где он?!!
  - Ой, не знаю, - Саске вдруг посмотрел на Узумаки и его взгляд стал суровым, наполнился обидой и желчью. - Быть может, тот Саске пообещал своим друзьям, что он скоро вернётся, а сам отправился в Ад на четыре года?
  - Не смей обвинять меня в этом. Я не выбирал такую судьбу, и я уже столько потерял, что твои слова совершенно неуместны.
  - Да знаю я, знаю, - Саске устало прикрыл глаза и вздохнул. - ...У меня для тебя есть одно дело на завтра.
  - Ты же понимаешь, что теперь, я могу подумать, что всё дело в феодале, что ты не хочешь, чтобы я попался ему на глаза? Тебе придётся очень постараться, чтобы избавить меня от этих подозрений.
  - Нет, я честно признаю, что не желаю, чтобы вы встретились завтра.
  - Интересная у тебя тактика.
  - Феодалы в какой-то период хотели тебя убить, кто знает, как они отреагируют на твоё возвращение. Так что, я хочу, чтобы ты с утра пораньше ушёл куда-нибудь, и до полудня, не попадался феодалу на глаза.
  - С какой стати мне это делать? Плевать мне на феодала и на то, чего ты хочешь.
  - ...Я тебе заплачу, - Учиха швырнул блондину толстую пачку купюр, связанных резинкой. Поймав её, Наруто с презрением посмотрел на Хокаге. - Можешь потратить эти деньги на что захочешь.
  - Ты пытаешься меня купить, словно какую-то куртизанку, готовую перед кем угодно раздвинуть ноги за деньги? Интересно, что бы об этом сказал Фрейд? - Саске не отреагировал на слова Наруто, и тот, помолчав немного, добавил: - Согласен, но, Рин пойдёт со мной.
  - И думать забудь! - Шестой Хокаге сразу оживился. - Ей совершенно ни к чему видеть, как ты "развлекаешься"!
  - Иначе, я с места не сдвинусь.
  - Да зачем она тебе? Только мешаться под ногами будет.
  - Даже не знаю, наверное, я просто западаю на всех Учих подряд, - Саске стал ещё строже, чем обычно, а Наруто лишь ухмыльнулся.
  - Вот совсем не смешно.
  - Может и так, но, мы ведь теперь не друзья, следовательно, я могу унижать тебя, как хочу, просто чтобы посмеяться.
  - Ты и раньше это делал. А, чёрт с тобой, можешь идти вместе с Рин, но, не перегибай палку.
  - Ладно-ладно, - Узумаки сложил руки в замок за своей головой и медленно направился в свою комнату. - Кстати, ты такой нервный, думаю, тебе стоит последовать тексту небезызвестной песни: доставь удовольствие своему телу, Макарена! Оно было дано тебе, чтобы ты доставлял ему удовольствие! Доставь же удовольствие своему телу, Макарена! Эээ, Макарена! Эй!
  - Пошёл к чёрту!
  - Я уже там был.
  
  ***
  
  
  Наруто разбудил Рин не свет не заря и силком потащил девушку на улицу, не дав ей опомниться. По пути, Узумаки заметил, что Котетсу и Изума закончили строительство фонтана и у них даже получилось что-то прилично. В него запустили пару водных лилий, украсили, местами, и в итоге, получился один из тех фонтанов, что ставят в японских садах. При дневном свете, джинчурики смог уже более отчётливо разглядеть своего преследователя, который, похоже, прождал всю ночь, и теперь, не отставал от блондина, скрываясь за зданиями и в тёмных переулках. Рин, похоже, совсем этого не замечала.
  - Куда мы идём? - протирая глаза, спросила брюнетка.
  - Пока не знаю. Можем просто повалять дурака, или наведаться к кому-нибудь в гости. Ты помнишь, как мы в первый раз встретились?
  - Почему ты спрашиваешь? - Рин немного покраснела.
  - В день нашего знакомства, я сильно ранил одну девушку в Деревне Дождя и оставил её умирать, но, насколько я знаю, она выжила. Яманака Ино, ты слышала что-нибудь о ней?
  - Её удалось вернуть в деревню только два года назад, и всё это время, Иноичи восстанавливал ей память, после посттравматической амнезии. Полагаю, это твоя вина?
  - Да. Вот я и думаю: сходить что ли к ним и извиниться?
  - Не стоит. Насколько я знаю, она тебя уже давно простила, а Иноичи был так рад, вернув себе дочь, что счастье перекрыло ненависть к тебе.
  - Выходит, ты весьма неплохо осведомлена о том, что происходит в деревне? Я бы хотел восстановить некоторые пробелы, поможешь мне?
  - С радостью! - Бог открыл перед девушкой дверь небольшого кафе и зашёл внутрь следом за ней, не прекращая наблюдать за спрятавшимся напротив силуэтом. "Если через пару часов он сам не улетит, придётся убить его".
  
  ***
  
  В кафе они просидели довольно долго, то и дело смеясь над чем-то, а навязчивый преследователь так их и не покинул, что начинало сильно раздражать Наруто, но, он не подавал виду.
  - Хахах, так выходит, Куротсучи превратила Дейдару в подкаблучника? И запрещает ему использовать взрывную глину? Свежо предание, а верится с трудом!
  - Они пару раз посещали деревню, и, поверь мне, теперь, единственный бум-бум, который Дейдара может устроить, он делает ночью, в постели с Куротсучи-сан! - Рин широко улыбалась, её лицо стало красным, но, не от смущения.
  - Только не говори мне, что ты опьянела от нескольких шоколадок с ликёром.
  - Да, я такая! - Учиха положила голову на стол, хихикнув. - Хотя, Куротсучи-сан можно понять, всё-таки, у них с Дейдарой трёхлетний сын, а дети всё в рот тянут. Не дай Бог, наестся взрывной глины! Кстати, после Дейдары, его сын станет следующим джинчурики трёххвостого.
  - Так значит, Дею вернули Санби? А что с остальными биджу?
  - Однохвостого запечатали в Гаару, а насчёт остальных, я не знаю. Это конфиденциальная информация. Но, Гаара позаботился о том, чтобы на этот раз, ситуация с джинчурики отличалась от того, что было раньше. Запечатывание биджу было сугубо добровольным, никого не вынуждали становиться джинчурики, и теперь, за издевательства над ними, люди несут суровые наказания.
  - Он поступил правильно, из него вышел действительно хороший Казекаге. А что стало с кланом Узумаки, после моей временной кончины?
  - Да, точно, я ведь об этом хотела тебе сказать! Они восстановили Деревню Водоворота и теперь, процветают! Ты для них пример для подражания!
  - Как глупо. Как можно ровняться на массового убийцу?
  - Да брось, ты хороший! - "Она похоже окончательно наклюкалась...". - Меня же ты спас!
  - Я сделал это не без умысла. В перспективе, я спас тебя, чтобы ты потом сошлась с Саске и вы возродили клан Учиха.
  - Я и Саске?!! Но ведь это же омерзительно!!!
  - А что такого? Учиха всегда продолжали свой род только через кровосмесительные союзы, чтобы шаринган "не выветрился".
  - Нет, нет и ещё раз нет!
  - Почему? Он более чем красивый, умный и рассудительный человек, с повышенным чувством справедливости. Хороший парень, что ещё нужно?
  - А может мне нравятся плохие парни? - Узумаки хотел что-то ей ответить, но, краем глаза, заметил на улице движение, и за долю секунды успел перевернуть стол, за которым они сидели на бок и спрятать за него Рин. Учиха толком не успела ничего понять, и только услышав звук бьющейся витрины и разрезающих воздух снарядов, она поняла, что на них кто-то напал. В стол тоже вонзилось, пусть и не пробило его насквозь, несколько... перьев. По крайней мере, выглядели эти штуки, как большие белые перья, с чрезвычайно острой сердцевиной. Другие люди, не успевшие защититься, лежали на полу, держась за колотые раны и крича от боли. Едва выглянув из-за стола, девушка увидела, что Наруто уже вышел на улицу и прямо перед ним стояла девушка с светло-голубыми волосами и бежевыми глазами, в очень лёгком, практически прозрачном платье, за спиной которой были большие крылья.
  - Наконец-то перешла к действиям? - крылатая как-то слишком тепло и добродушно улыбнулась в ответ. Наруто, тем временем, вытаскивал из своей груди и живота перья и бросал их на землю.
  - Честно признаюсь, мне надоело ждать.
  - Такое странное существо... Тебя послал Джашин?
  - Я не служу Богу Крови.
  - Значит, Кагуя. Ну-с, чего же ты хочешь?
  - Кагуя-сама приказала мне просто следить за тобой, но... - посланница Кагуи ринулась на Наруто, попытавшись ударить его ребром ладони по голове, но джинчурики вовремя отпрыгнул от неё на пару метров. - Совесть не позволяет мне оставить столь погрязшее в грехе создание в живых, так что, я сокрушу тебя во имя моей Госпожи.
  - Ну попробуй, - в риннегане Наруто зажглась искорка, перед тем, как он с безумным хохотом бросился на врага.
  
  ***
  
  
  Как раз сейчас, в церкви Конохи проходила всеобщая молитва, прихожане столпились вокруг священника, взялись за руки и закрыли глаза, в ярком солнечном свете, проходящем через фрески с изображением Рикудо Санина.
  - Давайте же попросим благословения у Богов, за мир и безопасность. Вы не должны сомневаться в том, что те, кто веруют, будут убережены от всех бед насущных, - вдали раздался сильный грохот, но прихожане не прекратили молитву, а священник продолжил: - Сила людей, сотворённых дланью Божьей, будет крепнуть от веры и преданности нашей. Невинные сердца, поверьте в Бога и тогда... - речь священника оборвалась в одно мгновение, когда в зал ворвались Наруто и крылатая женщина, проломив стену и обрушив на прихожан несколькотонные куски гранита. Отшвырнув от себя Наруто, посланница Кагуи прижалась к стене и зажала рукой рану на животе. Сквозь пальцы сочилась и капала на пол пурпурная, почти прозрачная жидкость.
  - А у тебя, похоже, нет способностей к регенерации. Глупо даже пытаться убить меня, с такими скудными силами.
  - Ангелы... должны уничтожать зло, вроде тебя... - голос крылатой стал хриплым и слабым.
  - Да какой ты ангел? Так, всего лишь крупная курица... Ха-ха! - Наруто и сам не понял, от чего же ему стало так смешно. - А ты знаешь, чего заслуживает курица?
  - Кха... без понятия.
  - Скоро узнаешь! - Узумаки мгновенно сложил серию печатей, вдохнув полную грудь воздуха. - Катон: Адское пламя! - в данной ситуации, разумнее было бы использовать другую стихию, так как в церкви осталось много людей, но, Бог был опьянён властью, возможностью пользоваться любыми стихиями, непобедимостью и несокрушимостью. Огонь протянулся через весь зал от Наруто до ангела, подобно костлявой руке смерти, поджигая церковь, но, по сравнению с тем пламенем, что объяло крылатую женщину, это ничто. Огонь стремительно пожирал белые перья, летать ей осталось не долго, и, понимая это, ангел с криком полетел на Наруто. Блондин поднырнул под горящего врага, а оказавшись за её спиной, схватил посланницу Кагуи за крылья, и уже сам потащил её в воздух, пробил и окончательно снёс крышу, в добавок ко всему, обрушив на пол огромный железный колокол, после чего, полетел к додзё Учиха.
  
  ***
  
  
  Окончательно убедив феодала, что дела в Конохе обстоят более чем хорошо, Саске проводил феодала до выхода из особняка, откуда его уже сопровождали телохранители. Вдруг, Учиха почувствовал знакомую чакру, и обратил взгляд к небу, увидев летящую к нему дымящуюся фигуру. Учиха смог разглядеть в ней Наруто и горящую женщину с крыльями, только в тот момент, когда они уже почти достигли земли, за несколько секунд до того, как эти двое рухнули в фонтан, подняв столб брызг. Брюнет, как вкопанный, стоял на месте и наблюдал за окончанием их сражения: сначала, казалось бы, бездыханное тело ангела всплыло на поверхность, но когда Узумаки снова утянул её под воду, оно подало признаки жизни, задергалось, пытаясь вырваться из его мёртвой хватки. Блондин придавил ангела ко дну фонтана коленями, одной рукой сжимал шею, а другой замахнулся для удара, оскалившись.
  - Думаешь, на мне всё закончится?! - захлёбываясь в воде прокричала женщина. - За мной придут другие! А если и они не справятся, тебе всё равно не победить Богов! Скоро, они получат твою насквозь прогнившую душонку!!!
  - Если я первым не уничтожу их! - Наруто начал буквально разрывать противника на части, и на короткий период времени, крики ангела, хруст её костей, летящие во все стороны перья и брызги воды и крови, всё смешалось в какофонию, от которой Саске не мог отвести взгляда.
  - Тебе никогда не удастся войти во Врата Рая, ты навеки скован кровью!
  - Тогда ты скована своими крыльями и Небесами! Но я избавлю тебя от оков! - свободной рукой, джинчурики взялся за изрядно потрепавшееся крыло у того места, где оно соединялось со спиной ангела. - Добро пожаловать на землю!!! - новый Бог рывком оторвал посланнице Кагуи крыло и оставил его плавать в окончательно побагровевшей воде.
  - Падший! Жалкий! Нечистый! Грешник! ГРЕШНИК!!! - это продолжалось несколько минут, и чем больше Наруто её бил, тем громче она выкрикивала слова, характеризующие его, но, в какой-то момент, всё просто прекратилось. Ангел замолк, а Наруто перестал её бить, распрямился, вытер со лба капли воды и вылез из фонтана, не сводя взгляда с Саске.
  - Всё ещё не видишь причин для волнений, да? - Учиха, всё ещё находясь в каком-то трансе от случившегося, увидел за спиной Наруто густой чёрный дым, идущий из центра деревни, и языки пламени, поднявшиеся настолько высоко, что их можно было увидеть даже отсюда.
  - Это ты сделал?
  - Ой, извини меня, я случайно, - вопрос оказался риторическим, поскольку, Хокаге исчез до того, как Наруто ответил, направившись в сторону пожара. Узумаки подошёл к фонтану, взмахнул рукой, и рядом с ним появился Курама, уменьшенный до размера крупного быка, и всё ещё немного истощённый. Блондин сжал рыжую шерсть лиса, словно это была домашняя собака, которую можно было без опаски гладить, и обратился к уже испустившей дух сопернице: - Так вот, чего же заслуживает курица? Курица заслуживает стать курятиной. Кушать подано, Курама.
  Ты не один
  
  Спустя несколько часов, Саске и Рин вернулись домой, перепачканные в саже, пропахшие гарью и чертовски уставшие. От усталости, даже удивление, вызванное разрушенным, забрызганным кровью фонтаном было не таким сильным. Хокаге готов был устроить скандал, отчитать Наруто за раненных, за разрушенную церковь и прочее, но, судьба распорядилась иначе. Если бы они пришли всего на минуту раньше, им бы это удалось, но в итоге, они обнаружили лишь накрытый стол с большим вишнёвым пирогом и тремя заваренными кружками чая.
  - А где же сам повар? Он ведь заварил три кружки, значит, собирался присоединиться.
  - Наруто всё время так делает, привыкай, что он периодически появляется и исчезает.
  - Такое чувство, что ты рад, что его здесь нет.
  - Просто Наруто приносит с собой беду, и для Конохи лучше, когда его нет рядом.
  - Я не понимаю, что между вами происходит? Тебе ведь было без него так плохо, так почему ты теперь ведёшь себя так, словно он тебе не нужен?
  - В том-то и дело. Я так долго ждал его, каждый день умолял его вернуться, а когда я наконец смирился, он вернулся. Знаешь, это как поесть карри после долгого голодания. В памяти, карри кажется идеальным, безукоризненным, а съешь хоть ложку и поймешь, что карри гадость, обжигающая язык.
  - Ты сравниваешь Наруто с карри? Как всё запущенно.
  - Чёрт возьми, он губит хороших людей!
  - Ну и что? Людей шесть миллиардов, а Наруто такой один, один единственный Бог мира шиноби, и ты ему нужен!
  
  Незадолго до этого
  
  
  Наруто как раз закончил готовить, когда услышал, как открывается дверь. "Так, сейчас, Саске начнёт орать, а мне придётся как следует извиниться. Главное правдоподобно признавать свою вину. Ну, на счёт раз!".
  - Саске, я знаю, что ты злишься... - обернувшись, Бог тут же замолк, увидев, что в додзё влетело странное облако искр и пепла, державшегося в кучке. - Не Саске.
  - Определённо не он, Наруто, - интонация у незнакомого существа была такая, словно он улыбается, хоть у него и не было губ.
  - Я тебя знаю?
  - Да... А ты что, не помнишь меня?
  - Нет, непонятное облако искр, я тебя не помню!
  - ...Оу! Ну конечно! Ты же был ранен во время побега, если ранение пришлось на голову рана до сих пор не зажила, возможна лёгкая потеря кратковременной памяти!.. Ты должен срочно пойти со мной, и мы всё исправим!
  - Прости, но ты не внушаешь мне доверия, непонятное нечто!
  - Да брось, мы ведь уже знакомы, ты доверился мне когда-то, и я тебя не подвёл! Ты просто не помнишь этого! - но Наруто оставался непреклонен. - Слушай, если ты пойдёшь со мной, уже через час, мы станем союзниками! Ну же, пожалуйста! Ты мне нужен! - эта фраза почему-то отразилась в голове джинчурики острой болью и промелькнувшим перед глазами образом какого-то важного события. К тому же, голос представшего перед ним "человека" казался таким жалостным, молящим о помощи.
  - Ну хорошо. Только давай убираться отсюда, пока тебя никто не увидел.
  - Сделано! - яркая красная вспышка, после которой, пол ушёл из-под ног джинчурики, а затем, падение с трёхметровой высоты на промёрзшую землю. Мгновенное перемещение далеко за пределы Конохи, без всяких печатей и ниндзюцу. Облако искр тоже витало рядом, и, насколько это было для него возможно, старалось выражать радость.
  - А теперь, рассказывай, откуда я тебя знаю!
  - С твоего позволения. Для начала, сними свой плащ.
  - ТЫ просишь МЕНЯ раздеться?
  - Мне нужно осмотреть тебя на предмет повреждений, а плащ всё равно порван. Не волнуйся, мои люди дадут тебе новый.
  - Какие ещё... - не успел Наруто договорить, как из-за деревьев показались шиноби в тёмно-синих одеждах, с вышивкой чёрного полумесяца на спинах и плечах. - А, эти люди. Что ж, хорошо, - как только Узумаки скинул плащ, облако начало витать вокруг него, постоянно хмыкая.
  - Учитывая, что ты забыл меня, думаю, у тебя травма головы, - существо залетело за спину Узумаки и блондин почувствовал, как оно коснулось его затылка.
  - Я чего-то не понимаю: я регенерирую любые раны, так с чего ты взял, что дело в этом?
  - Если в ране что-то крепко застрянет, она не заживёт, а у тебя довольно длинные волосы, ты мог и не заметить среди них что-нибудь маленькое, - Наруто почувствовал, как из его затылка что-то вытаскивают, а вместе с этим, сильное давление. Секунду спустя, союзник поднёс к лицу Узумаки белый сюрикен из кости с резьбой. - Сувенирчик из Ада, я полагаю?
  - Голова раскалывается на части.
  - А теперь, постарайся вспомнить наше знакомство. Вспомни последний свой день в Аду.
  
  Флешбек.
  
  
  На иссохших губах Узумаки ощущается привкус пепла, в ушах стоят бесконечные крики таких же несчастных душ и звон цепей сковывающих всё тело, появляющийся при каждом мучительном вздохе. Боль уже перестала быть просто реакцией на пытки, она стала единственной существующей здесь реальностью. Джашин только что ушёл, закончил наконец-то свои пытки, но он скоро вернётся. Он всегда так делает. Когда его нет рядом, появляется редкая возможность полюбоваться небом - единственным, что можно назвать красивым в этом ужасном мире. Оно практически не отличалось от мира людей, но, всегда затянуто свинцовыми тучам. "Пожалуй, это самая лучшая пытка Джашина. Небо, напоминающее о доме, о недосягаемой свободе. Мне было бы куда приятнее смотреть на чёрную дыру, пожирающую вселенную, или ещё что-нибудь не менее неприятное. Что-то грешники сегодня стонут громче, чем обычно".
  - Да заткнитесь вы уже!!! - прямо во время крика, Узумаки сплюнул кровь. "Эх, знал ведь, что орать не стоит, у меня кажется, лопнули капилляры в лёгком".
  - Не думаю, что они тебя послушают, - Наруто настолько резко повернул голову на голос, что крюк, вонзённый в его шею едва срезал голову с плеч. Справа от него, на это выжженной, потрескавшейся земле стоял бледный высокий брюнет, лет двадцати, с практически такой же причёской, что и у Наруто: колючие волосы, торчащие во все стороны, и очень длинные, прямые, идущие с затылка. Довольно необычные брови, похожие на две точки, впалые глаза с большими темными мешками и шаринган. Всю эту необыкновенную картину дополняли свисающие с его рук и ног сломанные цепи, а как только раздался звук, похожий на сирену, Наруто впервые за долгое время, улыбнулся.
  - Ну надо же, да ты беглец.
  - Да, но я не смогу сбежать, без твоей помощи.
  - Поправка: ты не сможешь сбежать вообще. Это невозможно. И как ты ухитрился сломать цепи?
  - Потребовались помощь из мира людей, преданные последователи и массовые жертвоприношения, и всё равно, этого оказалось недостаточно. Поэтому, ты мне и нужен! Ты молод, ты здесь не так давно, как я, Ад ещё не ослабил тебя! Вместе, мы сможем освободиться! Мы оба!
  - Я тебя даже не знаю, а ты не знаешь меня. С чего бы нам доверять друг другу?
  - Я - Отсутсуки Индра, а ты Узумаки Наруто, и я знаю о тебе всё! Я такой же, как ты, преданный, запертый здесь на тысячелетия! Я знаю, каково быть отвергнутым, поэтому, прошу тебя, помоги мне сбежать!
  - Постой... Так ты его сын? Старший сын Рикудо Сеннина?
  - Да! Пожалуйста, Наруто, у нас очень мало времени!
  - Ладно, я согласен! Что мне нужно делать?
  - Сейчас, я уничтожу сковывающие тебя цепи, а после этого, моя судьба окажется в твоих руках. Тебе хватит сил, чтобы прорваться в мир живых, а я просто проскочу вслед за тобой. Но, как только я тебя освобожу, стража сразу переместиться сюда, поэтому, действовать придётся очень очень быстро. Ты должен лететь вверх, настолько быстро, насколько это вообще возможно. Готов?
  - Более чем! - Индра ударил по цепям ребром ладони и они рассыпались в прах за несколько секунд, и в то же время, в десяти метрах от них возникло несколько двухметровых гигантов в чёрной броне. Ослабевшие ноги едва удержали Узумаки, а его спаситель вдруг превратился в облако искр. - Ты в порядке?
  - Да! А теперь, беги! БЕГИ! - облако обволокло блондина и он взлетел, оставив в земле множество новых трещин. Стражники не могли преследовать их в воздухе, но были вооружены теми самыми костяными сюрикенами, и Узумаки подвергся обстрелу. Многие атаки достигли своей цели, а один сюрикен угодил Наруто в затылок, но, это его не остановило. Как только новый Бог мира шиноби скрылся за облаками, он стал для Ада недосягаем.
  
  Конец флешбека.
  
  
  Придя в себя, Наруто не мог поверить, что всё это произошло на самом деле, что перед ним сам наследник Великого Хогоморо, и что сын легенды умолял его о помощи. В глазах появилось странное ощущение, словно в них что-то попало и теперь, движется. Поняв, что Наруто в замешательстве, Отсутсуки приказал одному из своих последователей, и тот поднёс Узумаки небольшое зеркало, а вместе с ним, чёрную меховую шубу. Томоэ и круги вокруг его зрачков приобретали стальной цвет, а пространство между ними, наоборот, чернело.
  - Чувствую себя... Странно. - голос Наруто, на мгновение, стал таким же, как у Индры.
  - Это мандраж. Как только осознаешь собственные возможности, пройдёт.
  - Я как-то отвлёкся от основной мысли... Так, значит ты Индра. Как так вышло, что ты оказался в Аду?
  - ...Это долгая история. Сейчас, мне бы очень хотелось подыскать себе тело, ты мне не поможешь? Должен подойти любой человек.
  - А это будет мучительно для человека, чьё тело ты займёшь?
  - Возможно, но, я постараюсь сделать всё как можно более безболезненно.
  - Нет-нет-нет! Я предоставлю тебе одно подходящее вместилище, но, ты должен пообещать мне, что этот человек будет страдать, как никто другой в нашем мире.
  
  ***
  
  
  В Скрытом Тумане сейчас особенно холодно из-за влажности, и всем бездомным здесь особенно тяжко. Шикамару это хорошо известно, ведь, он один из этих бездомных. Боже, какой же дорогой ценой ему далось предательство: он ведь хотел защитить свою семью, а в итоге, его отец и Куренаи погибли. Затем, было заточение, на несколько месяцев, ещё одна встреча с Наруто, во время которой, он лишился глаза, и наконец, побег. Четыре года скитаний, недосыпа, недоеданий, и не покидающее чувство того, что Наруто когда-нибудь вернётся и снова причинит ему боль, завели Нару в переулок между двух жилых зданий.
  - Скажи, - голос, знакомый, заставляющий всё тело содрогнуться, раздался за спиной Шикамару и он в ужасе обернулся. Это был Наруто, и самый страшный кошмар Шикамару только что стал реальностью, - слышал ли ты мой голос в шелесте листвы, видел ли ты меня в каждой тени и каждом тёмном уголке, чувствовал ли ты моё прикосновение в каждом дуновении ветра, все эти годы? Думал ли ты о том, чтобы просто приставить лезвие к своему горлу и покончить со своим жалким существованием?
  - Да, - всего одно слово, но оно выражало и страх, и сожаление, и ненависть.
  - Но, ты не убил себя, потому что ты трус. Ты знал, что в Аду, я ждал тебя, и предпочел эту убогую жизнь, где нет меня. Но, теперь, я вернулся, - Узумаки широко улыбнулся и развёл руки. - Что же ты будешь делать?
  - На самом деле, я всегда знал, что ты вернёшься. Я готовился к этому... Теневое копирование! - брюнет сомкнул руки в замок, и его тень поползла к Наруто, но, когда она достигла его, джинчурики шевельнул всего одним пальцем, но этого оказалось достаточно, чтобы разрушить технику Нары.
  - И это всё? - с призрением спросил блондин. - Даже смешно.
  - Т-т-ты... Что ты такое?
  - О, ну не знаю! Посмотри на меня: чёрные рога, бледная кожа, пугающие глаза. Какое слово вертится у тебя на языке?
  - Демон! - Шикамару, спотыкаясь, отбежал от Наруто, перепрыгнул на стену и забрался на крышу, но, как только он отвёл от Узумаки взгляд, он оказался прямо перед ним и ударил брюнета по голеням так, что его ноги едва не переломились, а когда Нара уже начал падать, блондин врезал ему коленом по животу. Шикамару закрыл рот руками, но сквозь пальцы всё равно просачивалась рвота.
  - Знал бы ты, как мне хочется убить тебя, Шикамару!
  - Не забывай, что это тело нужно мне, - Индра, скрывавшийся до этого, показался, а Наруто схватил Шикамару, сжав его голову.
  - Проходи, друг мой, располагайся поудобнее, - искры облепили Шикамару, начали излучать тепло и яркий свет, а затем, исчезли. Выражение лица Шикамару изменилось, стало спокойным, и в нём можно было разглядеть Индру. Глаз Шикамару восстановился за тридцать секунд, как по часам. "Он такой же, как я". Тут, Наруто заметил, что Отсутсуки странно на него смотрит. - Что-то не так?
  - Нет, просто, ты назвал меня другом. Никто не употреблял это слово в мой адрес уже очень давно, - после обретения физического тела, голос наследника Хогоморо стал обычным.
  - Конечно. Чёрт возьми, ты спас мне жизнь а я добыл для тебя тело, так почему нам не стать друзьями? - взгляд Отсутсуки помрачнел , он посмотрел куда-то вдаль, придаваясь воспоминаниям.
  - Ты, кажется, хотел узнать, за что меня заперли в Аду? Так вот, я пытался убить всю свою семью и бабушку Кагую в том числе, а она...
  - Злопамятная стерва. Но, согласно истории, ты сражался только со своим братом, разве нет?
  - История, ха! Сказочки, они всегда приятней реальности... Я не хотел, но, у меня не было выбора. Так уж вышло. Кагуя увидела во мне угрозу и настроила меня против родного брата, зная, что отец меня остановит. Во время нашего с Асурой последнего боя, он явился, разгневанный и разочарованный. Я пытался объяснить ему, что Кагуя всё подстроила, но, он меня не послушал и...
  - Он тебя убил? - брюнет скривился, будто готов был заплакать, а затем, иронично расхохотался, сев на краю крыши и свесив ноги.
  - О, нет! Папа поступил, как хороший сын! Тогда, он ещё не признавал, что Кагуя - настоящее чудовище. Он отвёл меня к ней, хотел устроить честный суд. До сих пор помню его выражение лица, когда бабушка пронзила мне сердце.
  - И мне она кровь попортила.
  - Да, но, она ведь моя семья... Сколько же боли она принесла мне и моему отцу, и тебе. Это как родовое проклятье. Ты не знаешь, Хогоморо ещё жив? - Наруто постралася не выдавать правду выражением лица, ведь, он считал, что шансы на то, что Мудрец не погиб четыре года назад, равны нулю, но, Индра понял всё с первого взгляда. - Значит, я остался один.
  - Ты не один, - Наруто сел рядом с Индрой и увидел в его глазах неподдельное удивление. - Мы есть друг у друга. А ещё, у нас есть враги, которым давно пора умереть.Что скажешь, присоединишься ко мне в этой войне, дружище? - Узумаки протянул брюнету руку, и тот несколько раз моргнул, соображая, после чего, счастливо улыбнулся.
  - Ещё бы, дружище.
  Дейдара
  
  "Как же сильно изменилась моя жизнь! Подрывник, бывший член акацуки, друг Узумаки Наруто, ветеран Четвёртой Мировой Войны, в конце концов... И до чего я докатился, ммм? Покупаю съедобные мелки в субботу вечером, потому что мой сын тащит в рот всё, что плохо лежит. Ну ёбанный стыд".
  Дейдара стоял прямо перед дверью своей квартиры, держа в одной руке пакет с мелками, а другой, шаря по всем карманам в поисках ключа. Он совсем не изменился за эти годы: всё те же пшеничные волосы, собранные в хвост, то же лицо и манера речи, и только небесно-голубые глаза выражают полное разочарование в своей жизни. Чисто случайно, Тсукури задел дверь рукой, и к своему удивлению обнаружил, что она не заперта. В голову сразу полезли нехорошие мысли о грабителях, подосланных убийцах, зяте... И подрывник не раздумывая достал из внутреннего кармана своего кимоно кусочек белой глины, начав на цыпочках пробираться вглубь квартиры и на ходу лепить небольшого паука. Везде был выключен свет, кроме детской, свет из которой проникал в щёлку в двери. Когда Тсукури уже подошёл к этой двери вплотную, он увидел плавно прошедшую за дверью тень, и остановился, как вкопанный. Блондин уже давно не оказывался в подобных ситуациях и даже забыл, как себя стоит вести. "Так, спокойней-спокойней! Ничего страшного не происходит, на твоей стороне элемент неожиданности, ммм! Сейчас ты распахнёшь дверь, швырнёшь паука и взорвёшь всех нахрен! А что я скажу?... Надо же обязательно что-то сказать, что-то короткое и крутое! Я скажу...", прежде, чем Дейдара успел придумать стоящую фразу, раздался сильный грохот, перепугавший его до смерти, из-за чего подрывник с сумасшедшей скоростью выбил дверь ногой, влетел в комнату, зажмурившись, и срывая горло проорал:
  -ПОЧУВСТВУЙ ИСКУССТВО БЛЯТЬ!!! - бросил своего паучка вперёд и уже собирался произнести своё фирменное "кац!", как вдруг, всё тот же паук прилетел обратно ему в лицо, оставив красный отпечаток на всей щеке. Соизволив открыть глаза, Тсукури с ужасом увидел Куротсучи, у которой от злости уже начинал валить пар из ушей и своего сына, который с весёлым смехом понёсся к папочке.
  - Ты совсем с ума сошёл?!! Чуть не убил нас всех, тупоголовое блонди!!! - пока мама орала на папу, сына уже выхватил из папиных рук пакет и начал распаковывать мелки, словно не замечая их ругани.
  - А что вы здесь делаете? Я думал, вы пробудете у старика Ооноки ещё два часа! Я же думал, что это грабители!
  - Ну так мы вернулись раньше!!! Почему мы вообще об этом говорим?!!! В общем так: сегодня же выбрасывай всю свою взрывную глину! Всю, слышишь?! Чтоб ни единого комочка в доме не было! Не дай Бог, Тори ещё её наестся! - чувствуя сильное желание что-нибудь разбить, брюнетка выбежала на кухню и через секунду послышался звук бьющейся посуды. Дейдара зажал рот руками и тихо и быстро произнёс очень гневную, наполненную матом речь, после чего, успокоился. Его сын уже вовсю поедал мелки, всеми тремя ртами.
  - Тори, я смотрю, тебе вообще пофиг? Везёт тебе... Хотел бы я оказаться на твоём месте.
  
  ***
  
  
  - Наруто, - осторожно начал Индра, - этот человек, чьё тело я занял... Кто он? Почему ты хочешь, чтобы он страдал?
  - Его зовут Шикамару Нара и он из той же деревни, что и я. Когда-то, мы были на одной стороне, но он поддался угрозам акацуки и встал на их сторону. Из-за этого, погибла одна девушка, которая была мне очень дорога. А я, в отместку, убил его отца, но, этого недостаточно. Её уже не вернуть, но, Шикамару ещё жив, и пока я могу у него что-то отнять, он будет жить. Вот и всё.
  - Ясно. Тогда, он заслужил мучения. Предателей нельзя прощать, иначе, это превращается в плохую привычку.
  - ...Индра, я должен вернуться в Коноху. Скоро, моё отсутствие кого-то обеспокоит, а это только создаст лишние проблемы. Но, не думай, что я тебя бросаю. Мы объединились в альянс против Кагуи, Джашина и прочих Богов, и это не просто слова, верно? - Отсутсуки, пусть и с заметной грустью, кивнул. - Разделим обязанности. Я буду искать Хидана, чтобы он рассказал о том, как мне добраться до Джашина, а ты, ищи способы убийства Богов. Это очень важно, поскольку, если таковых не найдётся, затея наша провалится в самом начале развития.
  - Я обязательно найду что-нибудь, можешь на меня положиться.
  - И, не бойся одиночества. Помни, что у тебя есть я.
  
  ***
  
  
  Домой Узумаки добрался только под утро, очень тихо закрыл за собой дверь и, хотел было лечь спать, когда Саске и Рин, словно по сигналу выбежали из своих комнат, всё ещё сонные, но явно куда-то собирающиеся. Они даже не сразу заметили, что джинчурики здесь, и если бы Рин на него не наткнулась, они бы так и ушли.
  - О, ты здесь... Доброе утро,- практически засыпая на ходу пробубнила девушка. - Спасибо за ужин, было очень вкусно и мило с твоей стороны.
  - Куда спешим?
  - Объявлено экстренное собрание Пяти Каге, так что, до вечера, нам нужно попасть в Деревню Камня, где оно пройдёт, так что, да, мы спешим, - не оборачиваясь сказал Саске.
  - Здорово, я с вами! Самое время навестить Дея!
  - Нет, - сказал, как отрезал, Хокаге, из-за чего, Наруто непонимающе на него уставился. -Ты остаёшься.
  - Прости, что? Ты правда хочешь посадить Бога под домашний арест? Поясни хотя бы, за что? - Наруто угрожающе сверкнул взглядом на Учиху, а тот ответишь лишь извечной холодной отстраненностью.
  - За сожжённую церковь, - Учиха приблизился к Богу, - за сорок раненных человек, за разрушения, что ты всюду несёшь с собой, подобно буре, - оказавшись вплотную к джинчурики, брюнет схватил Наруто за грудки и оттолкнул его к стене, приподняв его на несколько сантиметров. - За то, что ты маньяк-убийца!
  - Мальчики, ну не надо...
  - Нет, надо, - ответил Наруто. - Я тебя предупреждал, что явится какая-нибудь тварь и попытается убить меня, но ты ко мне не прислушался. Эти сорок человек - всего лишь побочный урон, что появляется вокруг торнадо.
  - Почему ты стал так небрежно относиться к человеческим жизням? Вспомни, мы вместе сражались за человечество, ты отдал за него жизнь, так что изменилось?
  - Ничего не изменилось, глупый. Я не изменился, я просто вернулся к своей старой ипостаси. Вспомни наши ранние годы, время, когда мы тренировались в убежищах Орочимару. Тогда, мы были идеальной парой: мальчик, мечтающий убить своего брата, и мальчик, который убивает всех ради удовольствия. Былые дни были такими... простыми. Пойми меня правильно, я обрел кое-какие чувства, я могу любить и ненавидеть, но, это не мешает мне быть таким, какой я есть. Я ничего не скрываю от мира, в отличие от тебя.
  - Я изменился! И не хочу возвращаться к прошлому!
  - О, но ты вернёшься! - слова Наруто, с его необычной, немного хриплой интонацией, вызывающей странную дрожь у тех, кто слышит его голос впервые, прозвучали даже, не как утверждение. Это был приказ, и Наруто, всем своим видом говорил: "И ты подчинишься!". Узумаки схватил Хокаге за шею, легко его пересилил и оттолкнул так, чтобы Саске рухнул прямо в кресло, как будто, заранее подготовленное. Прежде, чем Учиха успел встать, Бог подскочил к нему, расположив свои руки по бокам кресла.
  - Хватит играть со мной в игры, у меня нет на тебя времени!
  - Ну, нет, ты меня выслушаешь, дорогуша! Ты вернёшься к прошлому, потому что, в глубине души, оно тебе нравилось! Ни тебе правил, ни ограничений, а единственное слово, имевшее для нас значение - партнёрство!
  - Это тебе всё это нравилось, а мне нет! Я никогда никого не убивал без причины!
  - Пока что. Но, это неизбежно. Ты провёл со мной слишком много времени, слишком многое от меня перенял. Признай уже, что тебе все эти годы не хватало и до сих пор не хватает меня! - Наруто улыбнулся так, как будто он какой-то всеми желанный подарок на Новый Год, а Саске - счастливчик, которому этот подарок достался. Учиха с минуту смотрел в холодные, но такие живые глаза блондина, после чего, иронично улыбнулся, взял его за руку и поднёс её к своему лицу.
  - В одном ты прав. Я многое от тебя перенял, дорогуша, - Учиха резко провернул кисть джинчурики, с сильным хрустом. От неожиданности и боли, у Наруто подкосились ноги, он упал на колени и убрался с дороги брюнета, а Саске встал, оправил одежду и направился к выходу. - Пойдём, Рин.
  
  Младшая Учиха виновато посмотрела на кривящегося от боли блондина, но, он едва заметно подмигнул ей, и девушка вдруг перестала за него беспокоиться. Почему-то, у неё появилось предчувствие, что она вновь увидит его, сегодня же, и он сможет всех удивить.
  
  ***
  
  
  Дейдара только что отвёл своего сына в детский сад, а Куротсучи уже ушла. Ускакала, вместе с Цучикаге, на собрание, куда, по какой-то причине, на этот раз, Дейдару не взяли. Сказали, что случилась какая-то экстренная ситуация, из-за которой, все джинчурики, кроме Гаары, должны не выходить на улицы. Блондин уже скинул с себя всю одежду, кроме трусов, и собрался принять холодный душ - единственное, что помогало окончательно проснуться, когда заметил у окна странное искажение. Как будто на пути солнечного света встречалось что-то невидимое. "Я уже видел это раньше. Техника маскировки. Значит, в квартире есть кто-то ещё, и это точно не мои друзья. Проклятье, и почему в такой момент у меня нет при себе ни глины, ни кунаев? В ближнем бою я полный ноль, как только они поймут, что я их заметил, мне конец. Уйти мне тоже едва ли дадут, ммм. Постараюсь хоть что-то сделать".
  
  Тсукури медленно, боясь обернуться, прошёл на кухню и вытащил одну из полок кухонного шкафчика, откуда достал кухонный нож. В паре метров за спиной, раздался тихий скрип, который стал сигналом к действию. Дейдара обернулся и метнул нож, ведь, в дальнем бое, он был, как никто другой, хорош, но, всё произошло не так, как он ожидал. Нож со звоном отлетел от ставшего видимым человека, который всего лишь выставил блок рукой. Это был мужчина с волосами стального цвета, в белом одеянии с тёмным поясом, половину лица которого скрывала маска-противогаз. Обе его руки были заменены чем-то вроде громоздких железных протезов, из которых торчало множество тонких трубок. Они очень сильно напоминали тот, что был у одной из марионеток Сасори.
  - Оу... Полагаю, извиняться уже поздно? - незнакомец ничего не ответил и начал приближаться к джинчурики трёххвостого, издавая металлический скрежет, а Дейдара в панике начал искать взглядом хоть какое-то оружие. - Тихо, давай поговорим! Ведь все мы братья! Правда, одни постоянно убивают других... Херовый из меня оратор!
  - Джинчурики Санби должен быть захвачен, - наконец, заговорил мужчина, чей голос прозвучал немного приглушенно из-за противогаза.
  - Так ты умеешь говорить! О, ну, это всё меняет! Какое счастье, теперь, меня пытается убить более менее разумное существо, ммм! - в панике, Дейдара сделал, пожалуй, самую бессмысленную вещь в подобной ситуации. Он открыл холодильник и начал швыряться всем его содержимым во врага. - Помидоры! Огурцы! Яйца! Колбаса! Бананы! БЛЯТЬ, ПОЧЕМУ У НАС В ХОЛОДИЛЬНИКЕ ВСЁ ТАКОЕ ПИДАРСКОЕ?! ЫЫЫЫ!
  Их разделяло уже меньше метра, когда седоволосый выставил вперёд свой протез. Дейдара уже видел, как они работают, когда работал вместе с Сасори, и только благодаря этому, спасся, вовремя спрятавшись за дверью холодильника. Из протеза вылетело несколько трубок, которые раскрылись в воздухе и выпустили из себя десятки иголок, врезавшихся в импровизированный щит Тсукури. В голове подрывника успели пролететь сотни мыслей о том, что в такой ситуации, единственный способ выжить для него, это использовать чакру биджу, о том, что он обещал Ооноки больше не делать этого в пределах Деревни Камня, но другого выхода нет. Совсем немного, чтобы появился покров биджу только с одним хвостом, но, достаточно, чтобы дать хоть какое-то преимущество.
  - Не стоит недооценивать артистичных скульпторов, ммм! - выкрикнул Дейдара, схватив сковороду и выпрыгнув из-за своего укрытия. Не смотря на то, что блондин огрел врага по голове с такой силой, что у него как минимум должен был треснуть череп, незваный гость остался на ногах, но, Тсукури смог проскочить мимо него и вырваться из кухни в более просторный зал, но там, он обнаружил ещё троих таких же и безнадёжно ухмыльнулся.
  - Ну, просто супер, вот он я, в трусах, со сковородкой, против четырех человек, без глины! И это кульминация моей жизни?! Наруто, на кого ты меня оставииил!!!
  - ПОМЯНЕШЬ ЧЁРТА! - донеслось с улицы, после чего, Узумаки влетел в помещение, выбив окно и с ходу ударив самого ближнего к Дейдаре врага в живот, отбросив его к стене и оставив лежать на полу. Не веря своим глазам, Дейдара уставился на друга, так и застыв на месте. Даже лица неизвестных, пришедших за Тсукури, которые ещё недавно не выражали никаких эмоций, резко изменились. Они его боялись.
  - Т-ты... - замялся Дейдара.
  - Жив? Я в курсе, спасибо, что заметил. Не обольщайся, я пришёл не за тем, чтобы тебя спасать, я просто наведался в гости.... Почему ты в труселях с четырьмя мужиками?
  - Уже с тремя, благодаря тебе. Спасибо, кстати, ммм. А теперь, не мог бы ты...
  - А, ну да! - Наруто обернулся к людям в противогазах, и один из них заговорил с ним.
  - Джинчурики девятихвостого, тебя не должно быть здесь.
  - Это ты мне будешь рассказывать?
  - Встреча с тобой не входила в наши планы, мы пришли за джинчурики Санби.
  - Всё ещё хотите попробовать забрать его? - Узумаки с усмешкой указал на их вырубленного товарища. - Можете, конечно, попытаться, но, вспомните о том, кто я такой и что я могу с вами сделать.
  - ...Мы ещё вернёмся, - сказав это, троица выживших выпрыгнула в уже разбитое окно, а Наруто, как ни в чём не бывало подошёл к лежавшему у стены раненному противнику. Тот был ещё жив, но встать он уже точно не смог бы.
  - Подожди, Наруто! У меня к тебе столько вопросов!
  - Тогда начинай задавать их прямо сейчас. У нас есть время, до собрания Каге ещё семь часов, я пришёл раньше времени.
  - Для начала, кто эти протезированные люди?
  - Не знаю, но, собираюсь выяснить, - обладатель высшего риннегана наклонился к раненному и разорвал ткань его одежды. Вместо обычного тела, блондины обнаружили сложное, покрытое шрамами и дефектами, соединение плоти с металлическим механизмом. В месте, куда ударил Наруто, этот механизм надломился, и теперь, из него вытекала смесь крови с коричневой маслянистой жидкостью. - Какая прелесть.
  - Что прелестного в том, что этот парень себя изуродовал?
  - Судя по тому, как часто он дышит и с каким ужасом смотрит на эту рану, он всё ещё способен чувствовать боль. И это просто прелестно, - Наруто взял в руки прозрачную резиновую трубку, выпавшую из раны врага, и потянул на себя. Седоволосый мужчина застонал от боли.
  - Кха-кха... Будешь пытать? - почти сразу сделал предположение раненный.
  - Зависит от того, можешь ли ты мне что-то рассказать. Хотя, знаешь, в любом случае буду.
  - Я, пожалуй, откажусь, - мужчина разразился надрывным смехом и ударил протезом по собственной груди, после чего, та начала издавать звук, похожий на свист закипающего чайника.
  - О-оу, - Наруто виновато посмотрел на Дейдару, потирая затылок.
  - В смысле, "о-оу"?!
  - Кажется, он только что активировал механизм самоуничтожения. Я мог бы выкинуть его в окно, но, там люди, а у меня уже есть один друг, который обиделся из-за побочного урона.
  - И что мне теперь делать?!
  - Ну, я по возможности постараюсь защитить тебя мокутоном, но, на твоём месте, я бы сейчас спрятался в ванной. Я серьёзно! В ванную, быстро! - Тсукури привык доверять командам друга, а потому, как пуля помчался в ванную, но, когда он там оказался, захлопнув за собой дверь, на ум пришла странная мысль: "Говоря в ванную, он имел в виду комнату, или саму ванную?!!". Решив перестраховаться, подрывник запрыгнул в саму ванную и прижал голову к её дну, за секунду до взрыва. Пол и стены сотряслись, а в щель под дверью влетела пыль, и, после нескольких секунд ожидания, Дейдара вернулся в зал. Точнее, в то, что от него осталось. Стена, выходившая на улицу, как и все комнаты, была полностью сметена, и теперь, куда ни глядь, отовсюду открывался вид на деревню с третьего этажа. Из потолка торчали доски, а на полу валялись остатки вещей. Наруто стоял у самого эпицентра взрыва, и теперь, его кожа, кости и мышцы стремительно возвращались на своё место.
  - Я в порядке! - заметив, что Дейдара бежит к нему, видимо, боясь за жизнь друга, предупредил его блондин. - Тридцать секунд и я буду в полном порядке. Жалко только одежду.
  - Это... - Тсукури ещё раз окинул взглядом свою разрушенную квартиру, и вдруг, прослезился.
  - Прости! Слушай, обещаю, я оплачу ремонт!
  - Да нет же! - Дейдара вдруг, как никогда, счастливо улыбнулся. - Мой друг вернулся из мертвых, да ещё и взорвал мою квартиру! Это же лучший день в моей жизни, ммм! - Тсукури бросился на блондина с совершенно неожиданными для него объятиями.
  - Обнимашки, это, конечно, прекрасно, но, Дей... Кхем, ты полуголый.
  - Ага! - констатируя факт, но, ничего не меняя, кивнул подрывник.
  - И это очень странно смотрится со стороны.
  - Ага!
  - И рты на твоих руках, кажется, целуют мою спину.
  - Ага!!!
  - ДЕЙ, ОНИ УЖЕ ЗАСОСЫ НАЧАЛИ ОСТАВЛЯТЬ! - Наруто оттолкнул от себя Дейдару, и тот, только тогда отошёл от эйфории.
  - Прости, просто, эти рты живут своей жизнью.
  - У-у, какой простор для психотерапевта, - Бог сделал шаг в сторону и услышал хруст стекла под своей ногой. Это была уцелевшая рамка с фотографией, на которой были Дейдара, Тсукури и находившийся между ними четырёхлетний мальчишка, вылитая копия папы, но, с чуть более острым подбородком, да и основные черты лица были по большей части от мамы. В итоге, их ребёнок унаследовал женственные черты и мамы и папы, из-за чего, любой бы принял его за девочку, но, Наруто точно знал, что это мальчик.
  - Его зовут Тори, - опережая вопрос, ответил Дейдара.
  - Тоби? - удивлённо переспросил Узумаки.
  - Нет, Тори. В честь одного очень известного скульптора.
  - Справедливее было бы назвать его Усама-младший.
  - Я тебе покажу Усаму!!!
  - Если бы я помнил, как зовут сына Усамы, я бы тебе предложил его имя! Кстати, а у него тоже есть лишние рты?
  - Да, видимо, по наследству передаётся. И он всё суёт в эти рты!
  - Главное, чтоб собственную писюльку туда не засунул.
  - Я запрещаю тебе шутить на тему моего сына!!!
  - Ладно, в любом случае, готовься к собранию Пяти Каге. Кажется, я знаю, почему его столь неожиданно созвали.
  Примечание к части
  
  Представьте, в Японии жил человек, которого зовут чуть ли не Тсукури-но Тори, и он скульптор! http://ru.wikipedia.org/wiki/%CA%F3%F0%E0%F6%F3%EA%F3%F0%E8-%ED%EE_%D2%EE%F0%E8
  Моя правда
  
  Вечером, Рин и Саске прибыли в Деревню Камня, Деревне, где холод зимы чувствовался особенно сильно. По пути в здание, где состоится собрание, местные жители этой деревни бросали на них восхищённые взгляды и, не скрывая, шептались у них за спиной. Хокаге шёл в подобающей одежде, в сопровождении Рин и Орочимару, в качестве телохранителей. Орочимару, как и Учиха, смотрел на этих людей с безразличием, но, в отличие от брюнета, не прятал это за широкой улыбкой и одним выражением глаз давая понять, что к нему лучше лишний раз не приближаться.
  - Позволь спросить, ты планируешь скрыть от Каге тот факт, что Наруто вернулся в мир живых?
  - Рассказывать об этом сегодня я точно не собираюсь. Ещё рано, нужно подготовить почву для этой новости. Ты имеешь что-то против этого?
  - О, нет. Просто, у меня такое чувство, что вне зависимости от того, чего ты хочешь, Наруто всё равно явится сегодня на собрание, - Учиха едва заметно улыбнулся, и золотистые зрачки санина расширились. "Саске-кун, ты хитрец, - подумал Орочимару, - ты как раз таки хочешь, чтобы он пришёл. Будет гораздо проще, если Каге сами увидят Наруто и во всём убедятся. А какой самый простой способ заставить его прийти? Приказать, чтобы он не делал этого!"
  
  Вскоре, эти трое оказались перед большим, на вид, древним строением, целиком из камня, но, куполовидной формы, с множеством входов по всему диаметру. На полсотни метров вокруг того купола не было жилых домов, а сам он в своей высшей точке достигал тридцати метров. Шиноби Конохи встретили люди Цучикаге и провели их через парадный вход внутрь купола, до его центра, где находился зал, подобный тому, что был в Стране Железа.
  - Почему собрание проводится именно здесь? - спросила Рин.
  - Это здание связано с подземной серией катакомб, по которым эвакуируют жителей Камня. Возможно, оно выбрано на случай, если придётся бежать.
  
  Как только они оказались в зале, шиноби почувствовали тепло, видимо, искусственно созданное специальными ниндзюцу. Учихе и его сопровождающим предложили занять своё мёсто за круглым столом, в то время как другие Каге и их спутники уже заняли свои места. Рин впервые побывала на собрании Каге, но, все эти лица были ей знакомы, со всеми ними по отдельности она уже не раз виделась. И всё же, были небольшие изменения в их внешности: борода Райкаге сильно отросла, и теперь, напоминала ту, что была у его отца, Гаара отпустил волосы, идущие от висков, и теперь, они касались плеч, к тому же, за все четыре года, никто не видел, чтобы он улыбался, в отличие от Саске, чья притворная улыбка не спадала с его лица ни на секунду. Старый добрый Ооноки как был стариком, так и остался, и сегодня был в компании своего сына и внучки. Наверное, наступает такой период, когда люди перестают замечать новые морщины, теряющиеся среди сотен старых. Мизукаге сильно покраснела, но, не от волнения, к тому же, часто шмыгала носом. "Простудилась, значит. Приятно знать, что Каге тоже люди". Все Каге поклонились друг другу стоя и сняли шляпы, после чего, повисло молчание, во время которого Рин очень тихо спросила у родственника, почему все молчат.
  - Минута молчание, в память о падшем герое, - так же шепотом ответил он.
  - Но ведь он уже не падший, - возмущенно и укоризненно прошипела на Саске Рин.
  - Я знаю. Только тс-с, - Учиха ещё несколько десятков секунд молчал, после чего, поднял взгляд на Райкаге. - Райкаге-сама, могу я спросить, от чего это собрание проводится в столь необычных обстоятельствах? Собрание созвали вы, но проводим мы его в Деревне Камня, к тому же, нарушая правило о нейтральной территории.
  - У нас чрезвычайная ситуация, - сухо ответил потомственный Глава Деревни Облака.
  - Я слышу это снова и снова на протяжении всего дня, но никто не может нормально объяснить, в чём эта ситуация заключается.
  - Спокойнее, Хокаге, - осадил его Ооноки. - Мы бы ввели тебя в курс дела сразу, но, Коноха не совсем в том положении, чтобы эта проблема касалась вас так же, как нас.
  - Почему? - Учиха мгновенно посерьезнел, ведь любые притеснения Листа автоматически становились его личным делом.
  - Потому что у вас нет джинчурики. Больше нет. Все дело в них, в людях, в которых запечатали биджу. За последние два дня, на четверых из них совершались нападения, к счастью, все они пока были безуспешными. Первое нападение произошло в Скрытом Облаке, а устроив собрание здесь, мы смогли собрать двух боеспособных джинчурики в одной деревне.
  - Объявились новые акацуки?
  - Мы пока не знаем, - как только Гаара заговорил, на лицах других каге можно было заметить появившееся чувство глубокого уважения. Всё-таки, этот человек сделал больше других, за минувшие годы. - Судя по рассказам тех, кто защищал джинчурики, нападавшие заменили многие части своего тела протезами, к тому же, непонятно, зачем им нужны джинчурики. Дело ведь не в воскрешении Джуби, это стало невозможным.
  - Удалось захватить кого-то из этих людей?
  - Пока нет, но... - Гаару перебил внезапный крик блондина-сенсора, одного из двух телохранителей Райкаге. Он приставил пальцы к вискам, глаза его бегали по залу, словно он одновременно видел тысячи образов и движений.
  - Ши, что случилось?! Враг обнаружен?! - в своей извечно крикливой манере речи спросил Эй.
  - Ч-что-то огромное приближается!!! - стоило ему это сказать, и из коридора, по которому сюда пришли Коноховцы, стал доноситься звонкий стук чьих-то шагов. Шиноби мгновенно приготовились к сражению.
  - Опиши нам, чью чакру ты почувствовал! - Даруи схватил напарника за плечи, пытаясь заставить его сконцентрироваться.
  - Этот человек, нет, это существо, насквозь пропитанное омерзительной чакрой! Ей нет конца, его сила бескрайня, как океан! В нём столько жажды убийства и подавленной боли, но, в то же время, столько холодной нечеловеческой расчётливости! Он словно огонь и лёд, и шторм в самом сердце солнца!!! Кто же он?! Чем он вообще может быть?!!!
  
  Среди общей паники, Казекаге бросил взгляд на Хокаге и его окружение. Эти трое стояли на месте, не взялись за оружие, и похоже, их совсем не удивила такая реакция сенсора.
  - Ты, кажется, кого-то ждёшь, Саске? - когда два самых молодых Каге встретились взглядами, красноволосого пронзило странное чувство, словно сердце начало биться на порядок быстрее.
  - Ты прав, Гаара. Я кого-то жду. Я жду человека, или, как выразился этот сенсор, одно существо. Хотя ты тоже его уже заждался, за эти четыре года.
  - Не... Не может быть, - Гаара встал из-за стола и пошёл к двери, хоть Темари и попыталась одёрнуть его за руку.
  - Гаара, не отходи от нас! - Пустынник даже не замедлил шаг, находясь в подобии транса, он даже не шёл, а плыл к двери.
  - Казекаге, уйди с линии боя, попадёшь под перекрёстные атаки! - крикнула на него Мей, когда Гаара уже взялся за ручки двойной двери и потянул на себя.
  - Не будет никакого боя, - Казекаге взглянул вглубь коридора, когда звук шагов стал уже оглушительно громким, и вот, показался длинноволосый блондин, чьи глаза и дьявольская улыбка с парой резцов светились в темноте. Глаза Гаары широко раскрылись. - Так это ты.
  - Это я, - Наруто в мгновение ока оказался за спиной красноволосого, оттуда пронёсся по всему залу от одного Каге к другому, сначала, к Мей, где он отобрал у Чоуджиро Хирамекарей, затем, к Темари, которой он выхватил из рук её боевой веер, от неё, к Даруи, который, видимо, от скуки, сам отдал ему меч, после чего, Наруто встал в центре круглого стола, где он свалил всё оружие себе под ноги. - Я, я, я!
  - Невозможно! - прорычал Райкаге.
  - Неожиданно, - усмехнулся Цучикаге.
  - Неотразимо, - пожалуй, единственным человекам, отреагировавшим так спокойно, после Саске, была Теруми. Она как-то хищно облизнулась, приковав к себе взгляд Наруто.
  - И я, ммм, - с небольшой задержкой, из того же коридора вышел Дейдара, широко улыбающийся, одетый в тёмно-синие штаны, сетчатую футболку и расстёгнутый жилет джонина. У него было по две сумки с глиной на поясе и ещё две привязаны к каждому бедру. У Куротсучи закусила губу и сжала кулаки и бросилась к своему возлюбленному.
  - Что ты здесь делаешь, глупец?! Я ведь просила тебя остаться дома, думаешь, это всё шутка?! Какая-то глупая игра?! Всё серьёзно! На джинчурики нападают, ты можешь погибнуть! Ты должен был остаться дома! Те, кто организовывают покушения не знали бы об этом и пришли сюда, зная, что ты обычно появляешься на собраниях Каге!
  - Не всё идёт так, как люди планируют, милая. Кем бы ни были эти охотники на джинчурики, они узнали, что я буду дома, и меня бы там убили, если бы не Наруто-данна.
  - Э...Это правда? - внучка Цучикаге спросила у Наруто, а он кивнул, достал маленькую прозрачную баночку с пеплом и бросил её девушке.
  - Это всё, что осталось от нападающего, - Куротсучи уже его не слушала, она перепрыгнула через стол, подбежала к Тсукури, и подрывник даже зажмурился, готовясь к удару, но, девушка только обняла его и крепко прижала к себе.
  - Я могла тебя потерять, и даже не узнала бы об этом, пока не вернулась бы домой... Я...
  - Не надо, - спокойно сказал ей подрывник. - Всё ведь обошлось, - Дейдара ещё что-то прошептал жене, а Наруто сел на деревянную поверхность круглого стола, порылся в карманах своей чёрной, потрёпанной взрывом меховой шубы, откопал там свежекупленную пачку с сигаретами и зажигалку, достал оттуда одну раковую палочку, несколько раз чиркнул зажигалкой и сделал глубокую затяжку, прикрыв глаза.
  - Наруто, - голос Гаары, дрогнувший, заставил джинчурики девятихвостого открыть глаза и посмотреть на Казекаге. Красноволосый подросток стоял на том же месте, у порога коридора, и... с него сыпался песок. Очень много песчинок сыпалось с его кожи, а слой песка на щеках промок от слёз. - Я просто не смогу поверить, что ты реален, пока не почувствую этого собственной кожей. Впервые никакого песка, представляешь? - Гаара улыбнулся, превозмогая плач, а Наруто, без слов поняв, чего Казекаге хочет, отбросил сигарету, спрыгнул со стола к Пустыннику и крепко обнял давнего друга. Узумаки почувствовал, какие же у Гаары всё-таки слабые руки. "Это руки человека, который за всю жизнь ни разу не дрался голыми руками". И чувствовалось, что джинчурики Шикаку ранит его собственная немощность, что он изо всех сил пытается прижать к себе блондина покрепче, но, не может, виновато смотрит в высший риннеган, а Наруто понимающе улыбается.
  - Так и будешь молчать? Я настоящий, это мы уже поняли, а ещё, я предпочитаю, чтобы разговор вёлся с обеих сторон.
  - Я... Я скучал по тебе. Словами не передать, как ты дорог мне, и как же сильно я по тебе скучал.
  - Казекаге, на твоём месте, я бы от него отошёл, - Ооноки, похоже, всё ещё не верил, что перед ним сейчас Наруто, и его можно было понять, всё же, джинчурики не был похож на человека. Блондин же покорно отпустил Гаару и опять подошёл к столу.
  - Успокойтесь уже, - нехотя заговорил Учиха. - Я даю вам гарантию, что это тот самый Узумаки Наруто, которого вы знали.
  - Саске-кун, ты и Наруто, вы оба невероятные юноши, и вам правда хочется доверять, но, сам подумай, - Мизукаге выглядела серьёзной, в отличие от её обычного состояния, - стало очевидно, что ты знал о том, что Наруто воскрес, но, ты нам об этом не сказал. Подозрительно, ты так не считаешь?
  - Мы требуем объяснений! - Райкаге встал из-за стола и подошёл к Наруто, на ходу одевая броню молнии. - И ты нам их дашь, хочешь ты того или нет!
  - Вы теряете время! Наруто - не главное! Сейчас, нужно позаботиться о джинчурики!
  - Помолчи, Хокаге!
  - Да, Саске, - Узумаки всмотрелся в маленькие зрачки Райкаге, в которых читалось отвращение. - Лучше завались.
  - Бойся меня, в своё время, я убил не мало психопатов вроде тебя, - Эй направил на блондина указательный палец правой руки, и броня, окутывавшая его, удлинилась и заострилась в этом месте. Темнокожий шиноби время зря не терял, и наконец, овладел сильнейшей пробивной техникой своего отца.
  - Бойся меня. Я уже мёртв, убить меня ещё раз за пределами твоих возможностей, - голос Узумаки изменился на последних словах, он хищно оскалился, обнажив острые, как бритва, клыки. Райкаге немного опешил, а Бог шиноби схватил его за руку, в которой Эй сконцентрировал чакру молнии для своего мощнейшего удара, и резко подался вперёд, так, что рука Райкаге пробила его грудь насквозь. Гаару парализовал испуг, как и многих других, а Рин хотела рвануться джинчурики на помощь, но, Орочимару остановил её, хитро улыбнувшись. В следующую секунду, тех, кто не знал о том, что Наруто теперь нельзя убить, накрыл ещё больший шок, поскольку Наруто, получив смертельную рану, продолжил стоять на ногах, улыбаться, дышать.
  - Что ты такое?! - в панике заорал Эй, а джинчурики, словно специально решив напугать его ещё сильнее, начал поглощать чакру Райкаге, и, за пару секунд, броня молнии исчезла без следа.
  - Я Бог. Серьёзно.
  - И ты ждёшь, что я в это поверю?!
  - Нет - Наруто схватил темнокожего шиноби за ткань его наряда Хокаге, притянул к себе и врезал лбом по его переносице. Эй зашатался от удара, а блондин ударил его ногой в грудь, выдернув руку Райкаге из своей груди и отбросив его к стене. - Ну, кто следующий? Может ты, Саске?
  - Спасибо, я откажусь. Заканчивай поскорее, взрослым людям ещё нужно кое-что обсудить, - пока Наруто отвлёкся на Учиху, Цучикаге незаметно воспарил, подлетел к блондину и захватил его в прозрачный куб Элемента Атома.
  - И так, готов ответить на наши вопросы, Наруто? Как тебе удалось вернуться? Откуда такие способности? Что происходило с тобой все эти четыре года?
  - Что, хочется это сделать? - похоже, голос Наруто менялся, становясь то обычным, то раздвоенным, в зависимости от его настроения. - Взять, и уничтожить меня, расщепить на атомы. Я понимаю, это вполне адекватная реакция. Ещё бы, я ведь ходячий парадокс, человек-не человек, идущий наперекор природе, не вписывающийся в уравнение. Инстинкт самосохранения в тебе, да и наверное, во всех присутствующих, кричит, во всё горло, что меня нужно ликвидировать.
  - Только попробуй сделать это, старик, и я не посмотрю на то, что ты мой тесть. Убью на месте, ммм, - обратился Дейдара к Ооноки, заметив какую-то странную нерешительность в Цучикаге, словно тот не мог решить, слушаться ли Наруто.
  - Да брось, Ооноки, сделай это! Вы ведь хотите знать, можно ли мне доверять? Ну так вот, мы налаживаем кредит доверия. Я даю вам шанс нанести мощнейший удар, на какой вы способны. Быть может, это вас немного успокоит.
  - Наруто, послушай меня, ты идёшь на полное безумство. Субатомное расщепление убьёт любого, - Гаара не знал, как помочь в этой ситуации, и старался говорить спокойно.
  - Чёртов дурак, если ты умрёшь, спустя всего пару дней, после своего воскрешения, это будет глупо, даже для тебя! - Саске забеспокоила судьба Наруто, и последнего, это даже обрадовало. "Ему не всё равно. Приятно знать".
  - Повторяю, я не умру.
  - Это тебе не удар в сердце! Это полное уничтожение каждой клетки в твоём теле!
  - Если бы Бога было так просто убить, я бы посадил Ооноки себе на плечо и уже поубивал бы их всех. Ну, что ты решил, Цучикаге? Соберёшься с духом и "спустишь курок", и тогда, все мы сможем успокоиться, или, отпусти меня, и нормальной беседы у нас не получится, - Глава Камня молча посмотрел в глаза Наруто, и, почему-то, поверил ему. Когда Гаара и Дейдара это поняли, было уже поздно, и Ооноки завершил свою технику. Куб, в котором находился Наруто, осветила ослепляющая белая вспышка, затем, внутри него рассеялась пыль, но, джинчурики уже не было внутри.
  - Ах ты ублюдок! - Тсукури хотел наброситься на Цучикаге, но Куротсучи схватила его и оттащила от деда. Гаара в то же время так посмотрел на Цучикаге, что у него на лице было написано: "Живым ты отсюда не уйдёшь".
  - Не нужно было этого делать! Мы бы и так смогли наладить нормальный разговор, зачем так рисковать?! - Мизукаге тоже была против. Саске громко сматернулся и закусил губу, чуть ли не до крови, посмотрев на Орочимару, как на последний оплот надежды. Санин был всё так же спокоен, и с этим спокойствием, он постучал по столу кулаком. Звук разнёсся по всему залу.
  - В следующие шесть минут, никто не должен выходить из этой комнаты. Даже с места не двигайтесь, лучше даже не дышите, и молитесь, чтобы Наруто оказался прав.
  - Что произойдёт через шесть минут?
  - Скоро выясним, - время тянулось чудовищно медленно, что было понятно в такой ситуации. Особенно неспокойно было Цучикаге, ведь, во всём бы обвинили его. Райкаге уже оклемался, когда Наруто появился в том же месте, где его тело полностью уничтожили. Просто появился, и это было не медленное восстановление из одной клетки, а мгновенное. От него при этом исходил пар, и некоторые кости хрустели при движении.
  - Ну вот, теперь, мы выяснили, что никто в этой комнате не способен убить меня. Так же, я надеюсь, что вы поверили в то, что я Бог. Полноправный, хоть и отвергнутый. Хотите знать мою историю? Ладно, но, мне придётся начать с самого начала. Давным-давно, когда мир разрывался на части от бесконечных войн, к людям пришла необычная женщина. Она представилась путешественницей из далёких земель, но, это была ложь. Эта женщина была чем-то большим, Богиней, известной нам, как Кагуя. От надёжного источника, - блондин имел в виду Индру, - она создала нас. Людей, Землю, вселенную. Она, и другие Боги. И с тех пор, вся наша жизнь, история, все войны и примирения, это всё - часть бесконечного эксперимента, под названием "человечество". Я атеист, можете не рассказывать мне о том, как это звучит, поверьте, мой скептицизм касательно религии сильнее, чем у любого из нас... Десятихвостый, это неудачный, вышедший из под контроля опыт. Или же, слишком удачный.
  - Но, зачем? - Гаара оказался первым, кто посмел вообще задавать какие-то вопросы. - Я готов тебе поверить, но, зачем Богам делать подобное? За что?
  - Этого я не знаю, но, хочу выяснить. И, выясню, я обещаю. В любом случае, люди научились ниндзюцу примерно десять тысяч лет назад, в то же время, когда появился Джуби. Это связано, без сомнений. В любом случае, последние десять миллениумов, Кагуя пыталась избавиться от десятихвостого, сделать его воскрешение невозможным. И недавно, ей это удалось, благодаря мне.
  - Почему она сама это не сделала? Если она Богиня, это должно быть в её силах.
  - У Богов есть правила, одно из которых - не вмешиваться в жизнь смертных лично. Ей нужно было, чтобы люди сами всё сделали. Но, после того, как я покончил с десятихвостым, появились три проблемы. Я стал не нужен, отказался подчиняться, и, к тому же, ещё до этого, продал Джашину душу. Меня ждал Ад, как ни крути. И это не просто слово, - глаза джинчурики изменились, наполнились горем и тоской, словно он опять оказался в преисподней. - Среди мёртвых лесов разбитых надежд, под небом без солнца, на земле проклятых, грешники горят в адском пламене уже целую вечность... Миллиарды тёмных личностей вроде меня, ха-хах! Боги забрали четыреста лет моей жизни, и тогда, я узнал страшную правду. Правду о том, что я и не был свободен, как и никто другой. Наши действия контролируют с самого начала времён, живём в запертых клетках, хоть и не видим решёток. Мы для Богов всего лишь лабораторные крысы, и вопрос только в том, когда нам подложат яд в сыр, - Наруто уставился куда-то вдаль, словно глядя сквозь стены, и повисло абсолютное молчание. Его слова звучали одновременно убедительно и безумно, люди не хотели в это верить, потому что, это звучало слишком несправедливо, но, возможно, именно поэтому, это так же показалось им похожим на правду.
  - Наруто, джинчурики... - напомнила блондину Рин.
  - Ах, да. Насчёт этого тоже есть план. Соберите всех джинчурики, кроме Гаары и Дейдары на движущемся острове, том самом, где когда-то тренировался покойный Киллер Би. Райкаге, не сочти за оскорбление, - Эй отмахнулся. - Причём, сделайте всё официально и шумно, так, чтобы все узнали об этом. Охотники на джинчурики узнают о том, что все джинчурики собрались в одном месте, и непременно нападут, на этот раз, большой группой, возможно даже, все разом. Либо от них всех избавимся, либо захватим кого-то в плен и узнаем о их планах, происхождении и убежищах. Это можно устроить?
  - Да, вполне. Тем более, джинчурики семихвостого и восьмихвостого уже находятся на острове. Неплохо придумано!
  - На острове буду я, ну, и ещё человек десять из охраны. Сколько вам понадобится времени, чтобы собрать их всех?
  - Хотя бы десять дней.
  - Значит, через десять дней, поохотимся! Я очень голоден! - прорычал Курама в подсознании Наруто.
  Примечание к части
  
  Как видите, изменил канон, касающийся Кагуи.
  Чудо-остров, чудо-остров, жить на нём не так-то просто
  
  Узумаки парил в ста метрах над плавучим островом и видел, как четыре корабля, разрезая волны, приближались к одному из немногих берегов, пригодных, для высадки. "А вот и они. Здесь нет только Гаары, он Глава Деревни и не может покинуть свой пост. А где Дейдара?", - только и успел подумать Наруто, когда мимо него пронеслась глиняная птица, на которой восседал улыбающийся джинчурики Санби.
  
  - Доброе утречко, доно! - Дейдаре приходилось кричать из-за сильного ветра, перекрывающего большинство звуков на этой высоте. - Похоже, всё готово, ммм!
  
  - А ты и рад улизнуть из Скрытого Камня, да? Не одомашнился ещё? А то, я ведь могу и отпустить тебя. - с издевательской ухмылкой пролепетал Бог шиноби.
  
  - За кого Вы меня принимаете? Теперь, когда Вы вернулись, я не могу оставаться в стороне, к тому же, если всё пойдёт по плану, вам потребуется поддержка с воздуха!
  
  - Помни, остров живой, твои взрывы не должны нанести ему серьёзного вреда. С другой стороны, это ведь черепаха, с очень толстым панцирем, так что, можешь использовать всё, кроме С-3 и С-4. До скорой! - Наруто стал снижаться к острову, намереваясь приземлиться там, где его не заметят, и уже потом встретить других джинчурики, чтобы не напугать их. Вороны, вечно летавшие вокруг этого острова, разлетались, при виде столь крупной "птицы", а Узумаки пришлось повозиться, из-за необычного строения острова, покрытого возвышающимися каменными штыками, с острыми верхушками, на которые были насажены десятки птиц.
  
  Приземлившись в лесу, неподалёку от берега, Узумаки сразу снял свою шубу и отбросил её в кусты, оставшись в одной только сетчатой футболке и чёрных брюках. Возможно, всё дело было в том, что остров, это живое существо, излучавшее тепло, но, в любом случае, здесь и сейчас, в разгар зимы, стояла жуткая жара. Услышав звук шагов, джинчурики спрятался за одним из деревьев, поддавшись привычке и любопытству. Он до сих пор ничего не знал о новых джинчурики, за исключением того, что все они молоды. Так же, ему было неизвестно, кого Скрытые Деревни прислали, в качестве охраны.
  
  Через несколько секунд, появился идущий впереди всех мужчина, судя по одежде, шиноби Облака, лет сорока, с тёмной горизонтальной полосой на носу, впалыми щеками и тёмными волосами. Вслед за ним, шли четыре ребёнка, чей возраст колебался от шестнадцати до двенадцати, все в разных одеждах, с протекторами различных деревень. Самым взрослым был слегка загорелый мальчик, с ярко-красными, прямыми волосами, спадающими на плечи, тонкими, будто нарисованными одним движением карандаша, бровями, и такими же алыми глазами. Он носил комплект из тёмных, мешковатых штанов и футболки с длинными рукавами, из довольно плотной ткани, на которую было нашито множество красных щитков. Получалась своеобразная броня. На плече парня была бандана Скрытой Травы.
  
  Затем, девушка, чуть младше него, носившая на шее протектор Скрытого Тумана, с длинными светло-голубыми волосами, заделанными в хвост за спиной, одетая в бледно-голубой топ и шорты в обтяжку. У неё были большие лазурные глаза с длинными ресницами, женственные черты лица, а когда она говорила или улыбалась, можно было увидеть слегка выпирающий клык, из верхнего ряда зубов. На лопатках девушки были закреплены перекрещивающиеся ножны, в которых находилась легендарная пара мечей, предыдущим владельцем которых был Райга.
  
  Еще один парень, рыжеволосый, с серьгой в форме томоэ, в левом ухе, носивший на лбу бандану Скрытого Водопада, тёмно-зелёный комбинезон, штаны и сандалии. У него был какой-то излишне самодовольный вид.
  
  Последний, и самый младший мальчик обладал густыми чёрными бровями и большим, сплющенным носом, был одет в монашеский белый балахон, обрит налысо и обут в большие деревянные сандалии, вдавливающиеся в землю при каждом шаге. Его бандана была обвязана вокруг пояса, и на ней был символ Дождя.
  
  Позади остальных, шли Орочимару и Рин, и, убедившись, что больше никто не появится, Наруто вышел из-за дерева, на всякий случай, подняв руки вверх. Трое джинчурики просто застыли, не понимая, кто перед ними, а самый старший отреагировал несколько иначе, шокировано, но, в то же время, счастливо, и даже одухотворённо, уставившись на блондина.
  
  - Кто этот тип? - с недоверчивой интонацией спросил джинчурики из Водопада.
  
  - Враг? - мальчик-монах сразу встал в боевую стойку.
  
  - Нет, он на нашей стороне, - прохрипел Орочимару, поклонившись Богу в знак приветствия и почтения, - можете его не бояться.
  
  - Но, кто он? - Мечница Скрытого Тумана с интересом всматривалась в глаза джинчурики Кьюби. "А эта девчонка молодец. Обратила внимание на Высший риннеган".
  
  - Я джинчурики, такой же, как и вы. Приветик, - блондин опустил руки, убедившись, что эта мера предосторожности больше не нужна.
  
  - Хм... Джинчурики какого биджу? - спросил высокомерный рыжеволосый шиноби.
  
  - Сначала, вы мне своих назовите, - спокойно сказал Узумаки, но, это был скорей уж приказ, а не просьба.
  
  - Я джинчурики шестихвостого, молчаливый пацан в броне - носитель пятихвостого, девчонка из Тумана - четырёххвостого, ну, а монах - двуххвостого, - как только рыжеволосый закончил, Наруто сощурился и подошёл к нему вплотную. "Такой мелкий шкет, и такой нарцисс".
  
  - А ты довольно самонадеянный, да, парень? Не смотря на то, что ты здесь не самый старший.
  
  - Конечно! Чем больше у биджу хвостов, тем он сильнее! У меня есть повод для самонадеянности! Ну, так кто твой биджу? Санби? - даже упоминая трёххвостого, мальчишка хохотнул.
  
  - Кьюби но Йоко, - шиноби Водопада отскочил от блондина со скоростью молнии, едва не упав, при этом, двухвостая и четырёххвостый джинчурики переглянулись, а пятихвостый так и остался стоять, и взгляд его стал ещё более счастливым.
  
  - Это правда Вы? - монах из Дождя сложил ладони, как при молитве, и, слегка наклонил свою лысую голову. - Дома мне никто не поверит! Да я и сам не верю, что вижу Вас!
  
  - Как и я, - вступила в разговор шатенка, - Кто мог подумать, что Демон Конохи вернётся с того света.
  
  - Не смей его так называть, богохульница!
  
  - Лучше не нарывайся, святоша! - пока Мечница и монах бранились, оторопевший шиноби Водопада успел прийти в себя, и тут же начал извиняться:
  
  - П-простите! Я не знал, что это Вы, честно! Я не хотел Вас обидеть! Я-я-я... - пока джинчурики шестихвостого заикался, красноволосый парень из Деревни Травы, что молчал всё это время, подошёл к Наруто, отпихнув в сторону рыжеволосого, с восхищением посмотрел в риннеган Наруто и привстал на одно колено. Вновь все замолкли от неожиданности, но более остальных, был удивлён Бог шиноби.
  
  - Господин, Вы меня не знаете, но, я знаю Вас, и, это честь для меня, - благодаря тому, что шиноби Травы встал на колено, Наруто смог увидеть его спину, и тогда, понял, в чём тут дело: у джинчурики Гоби на спине был вышит символ красного водоворота. - Меня зовут Узумаки Шигеру, сын одного из тех Узумаки, что вы созвали на войну, четыре года назад. Для нашего клана, Вы - легенда, человек, который сплотил нас, после столетнего разрозненного кочевничества!
  
  - Родня? Не думал, что встречу здесь кого-то из моего клана, - Наруто подал сородичу руку, и красноволосый, с робостью нищего, которому протягивает руку король, принял помощь и встал на ноги. - Ладно, сначала, мы должны прийти на место, где нас ждут джинчурики семихвостого и восьмихвостого, а познакомиться ещё успеем. Уверен, что... - Узумаки посмотрел на мужчину, который вёл эту группу, желая узнать его имя.
  
  - Мотои, - коротко и без пояснений ответил шатен.
  
  - Уверен, что Мотои уже надоело тут стоять и ждать, пока мы треплемся, - джинчурики кивнули и Мотои тут же продолжил шагать вглубь острова. Наруто стал замыкающим, в самом конце группы, поближе к Орочимару и Рин.
  
  - Что, не ожидал, что к тебе будут так хорошо относиться? - змеиный санин был готов рассмеяться, поскольку, у него в глазах застыло то выражение лица, что было у Наруто, когда ему приклонились.
  
  - Сколько людей, помимо вас, прибыло на остров? - Наруто не ответил на вопрос Орочимару, сразу заговорив о важных вещах.
  
  - Двадцать лучших людей из Корня, и ещё по пять шиноби от каждой деревни. К тому же, ещё есть Дейдара.
  
  - Больше, чем нужно, ну да ладно.
  
  ***
  
  
  Через несколько минут, они дошли до необычного каменного строения, в центре которого была своеобразная статуя восьмихвостого, а по бокам стояли две одинаковые башни. На каменной голове Хачиби сидели две девушки-мулатки, близнецы, в одинаковых одеждах, с банданами Скрытого Облака. При их внешности, было удивительно, что у них были светлые волосы и глаза орехового цвета, которые, заметив идущих сюда людей, стали изучать их. Девушки были старше других джинчурики, на вид, им можно было дать лет двадцать, но, глаза у них были детскими, восторгающимися практически всему, что они видели.
  
  - А вот и вы! Мы уже заждались! Спасибо, Мотои-сан! - мужчина откланялся близняшкам и зашёл внутрь здания, так же безразлично ко всем, кто его окружает. - Вы его простите, после смерти Киллера Би, он немного не в себе, - девушки спрыгнули с крыши и приблизились к остальным джинчурики. - Ну, и кто нам расскажет, зачем нас всех собрали здесь?
  
  - Я, наверное, - Наруто вышел вперёд. - Скажите, на кого-нибудь из вас нападали в последние дни? - джинчурики из Скрытого Тумана и Травы подняли руки. - А ещё, помимо вас, покушались и на Дейдару, джинчурики Санби. Это не просто разрозненные попытки захватить биджу, а спланированные действия одной организации, или просто единомышленников. В общем, чтобы это прекратить, было решено собрать вас в одном месте, а так же, распространить по всем деревням слухи о том, что вы здесь, и назвать кое-кому примерные координаты острова. Чтобы захватить всех джинчурики разом, а, такая возможность им вряд ли когда-нибудь снова представится, эта организация пришлёт сюда все свои силы, если всё пойдёт по плану.
  
  - То есть, мы должны рискнуть своими жизнями? - без страха, а чисто из любопытства спросил Шигеру.
  
  - Тут нет никакого риска, на остров прибыли сильные шиноби, и, что важнее, я. Вам просто нужно побыть здесь пару дней.
  
  - Ну, думаю, с этим заданием мы справимся! - ухмыльнулась одна из близняшек. - Мы живём здесь уже полтора года. Ладно, прежде, чем мы зайдем в дом, стоит друг другу представиться. Назовите себя и своего биджу. Меня называйте просто Акане*, я джинчурики Гьюуки.
  
  - А я Акеми, - заговорила её сестра, - джинчурики Чоумея.
  
  - Маебара Такеши, Сайкен, - прозвучал голос рыжеволосого шиноби.
  
  - Узумаки Шигеру, Кокуоу.
  
  - Гинрьё Дайске, Сон Гоку, - последовал примеру остальных монах Дождя.
  
  - Тс... Хозуки Этсу, Мататаби, - видимо, Мечницу не устраивало то, что она в конце списка.
  
  - Узумаки Наруто, и, наверное, мне стоило начать первым, чтобы все шли по порядку. Я джинчурики Курамы.
  
  - Правда?! - в один голос прокричали близнецы, подскочили к блондину и схватили его за руки, начав рассматривать его, словно Узумаки был каким-то инопланетянином, каждая клеточка которого должна была удивлять и поражать. - Живой, всамделишный?!!
  
  - Я и не думала, что о Наруто известно столь многим, - удивилась Рин. - Выходит, каждый джинчурики из разных стран и деревень наслышан о тебе! Я думала, что только в пределах Страны Огня ты стал всеобщим идолом!
  
  - Шутишь?! - ухмыльнулась Хозуки, обнажив свой клык. - О нём не то, что джинчурики, а любой пропойца в Кровавом Тумане может часами говорить! - Мечница сделала явный акцент на слове "Кровавом", несмотря на то, что Скрытый Туман уже давно никто не называл так.
  
  - В моей Деревне то же самое! - заявил Такеши, всё ещё с опаской поглядывая на Наруто.
  
  - Да что там деревня, я из того же клана, что и Наруто-сан, и там, любой, кто участвовал в Четвёртой Мировой Войне изо дня в день вспоминает и рассказывает о том, как сражался величайший человек из нашего клана!
  
  - А я вообще служитель храма, где Наруто поклоняются... - монах немного этого смутился, предугадав, что к нему начнут приставать с вопросами о том, в чём заключается это служение, как давно он туда попал и сколько таких храмов в Пяти Великих Странах. Оказалось, Дайске не ошибся.
  
  Рин заметила, что, чем больше его обсуждают и восхваляют, тем угрюмее Наруто начинает выглядеть, и она могла понять, почему, но, не стала озвучивать свои мысли раньше времени, а лишь напомнила джинчурики о том, что все они устали с дороги, и пора зайти в дом.
  
  Акане и Акеми провели гостей в столовую, большую комнату с высокими потолками, в которой стояли четыре длинных стола с десятками стульев. В столовой пахло горячей едой, запах исходил от двух накрытых крышками кастрюль, в каждой из которых, при желании, мог поместиться человек. Молодые джинчурики расхватали тарелки и ложки, набрали порции мясной похлёбки и сели за один стол, а Наруто, Орочимару и Рин, за другой. Змеиный санин тоже заметил, что его ученику не нравится то, что о нём говорят, и, сидя прямо напротив блондина, не сводил с него золотистых глаз.
  
  - Привыкай. О тебе будут говорить везде, где бы ты ни появился, это неизбежно.
  
  - Не в этом дело, - Узумаки облокотился о стол, положив подбородок на ладони.
  
  - Тогда, в чём?
  
  - Дело в мальчишке из Деревни Дождя, да? - Учиха внимательно посмотрела Наруто в глаза, словно пытаясь прочитать его мысли. - Ты ведь устроил в его деревне настоящую резню, от которой она до сих пор не оправилась. Должно быть, стыдно.
  
  - Нет, не стыдно. Мне просто неприятно от того, что кто-то находит уместным поклонение мне, с учётом всего того, что я сделал.
  
  - А может быть, они обо всём этом знают? - хоть Рин и задала вопрос, она при этом очень хитро улыбнулась, и её слова прозвучали, как утверждение. Учиха повернулась к столу, за которым сидели джинчурики. - Вы уверены, что вам многое известно о Наруто?
  
  - Да, безусловно.
  
  - Тогда, вот вам что-то вроде игры: я называю место, событие или чьё-то имя, а вы называете мне любые факты, связанные с Наруто, какие приходят на ум. Согласны? - джинчурики переглянулись и кивнули. - Тогда, начнём с разминки. Великий мост Наруто? - джинчурики сразу начали что-то выкрикивать и перебивать друг друга, желая вставить своё слово.
  
  - Первая миссия седьмой команды!
  
  - Бой с Забузой!
  
  - Страна Волн!
  
  - Неплохо! Теперь, посложнее: Лес Смерти?
  
  - Проваленный экзамен на чунина!
  
  - Встреча с Орочимару и Гаарой!
  
  - А ещё, именно там Учиха Саске получил проклятую печать, - спокойнее остальных сказал Узумаки из Скрытой Травы.
  
  - Ну и причём здесь Саске? Речь идёт о Наруто, балбес! - рыжеволосый шиноби явно хотел казаться самым умным.
  
  - Не глупи. Нельзя рассказать о Наруто что-то, не упомянув Саске. Эти двое всегда друг на друга влияли.
  
  - Ладно, теперь, немного ускоримся. Долина Завершения?
  
  - Битва с Саске, и, спустя несколько лет, с акацуки.
  
  - Узумаки Карин? - Наруто удивило уже то, что Рин упомянула это имя, хоть он ей и не рассказывал о Карин.
  
  - Первая девушка, к которой Наруто испытывал чувства... Девушка, которая смогла полюбить его. Погибла от рук акацуки.
  
  - Убежища Орочимару?
  
  - Место, где Наруто тренировался в течение трёх лет, изучал запретные ниндзюцу, а так же, если верить его словам, ставил эксперименты на живых подопытных.
  
  - Деревня Дождя?
  
  - Место, где было совершено, на данный момент, самое массовое его убийство, - это событие первым вспомнил именно маленький монах, но, он говорил об этом совершенно спокойно, без злости.
  
  - Четвёртая Мировая Война?
  
  - Война, на которой Наруто спас нас, - такой короткий, простой ответ, но в него было вложено столько эмоций. Наруто слушал их молча, с каждой секундой всё больше удивляясь осведомлённости нового поколения джинчурики.
  
  - То есть вы БУКВАЛЬНО знаете обо мне всё? - блондин уже не мог сидеть на месте, он встал и подошёл к столу, за которым сидели джинчурики.
  
  - Ну, мы на это надеемся.
  
  - И вы, зная обо всём том ужасном, что я сделал когда-то, всё равно мне буквально поклоняетесь? Почему? Как можно?.. Это ведь уму непостижимо!
  
  - Не бывает людей, которые за свою жизнь не сделали ничего плохого, - Узумаки взмахнул руками, когда одна из близняшек это сказала.
  
  - Но ведь есть большая разница между тем, чтобы сделать что-то плохое, и тем, чтобы превращать плохие поступки в свой образ жизни! В смысле... Блин! Да я же безумец с ножом, улыбающийся убийца, и далее-далее-далее!!! За что конкретно меня так возносят?
  
  - Вы правда не знаете? Вы же человек, совершивший чудо! Джинчурики, остановивший войну! Если бы не Вы, мы бы сейчас были пленниками Вечного Цукуёми, или даже мертвы! Вы пожертвовали жизнью ради нас, и за это Вас стали считать Богом, а теперь, когда Вы воскресли, это мнение только укрепится среди людей! Рикудо Санина тоже признали Богом уже после его смерти!
  
  - К тому же, в моей деревне всегда считали, что великие шиноби рождаются в крови! Да, крови ты пролил много, но, оно того стоило! - Узумаки почему-то только сейчас обратил внимание на то, что только куноичи Скрытого Тумана обращается к нему на "ты". - Пойми, ты стал для нас примером для подражания именно потому, что ты джинчурики, который на зло всем, несмотря на свои недостатки, добился признания. Это внушало надежду. Так что, прекрати разводить сопли и напяливай свою дурацкую ухмылку! Без неё, Наруто уже не Наруто.
  
  ***
  
  
  Через пару часов, когда все успели отдохнуть, близнецы-джинчурики предложили своим гостям немного пройтись, утверждая, что на острове есть одно место, на которое стоит взглянуть. На этот раз, они шли впереди группы, а Наруто, Рин и Орочимару сразу за ними. Куноичи облака то и дело оборачивались, встречались короткими взглядами с Богом и тут же отворачивались, что-то друг другу шепча и хихикая. Учиха, идущая справа от Узумаки это заметила и ткнула блондина локтём по рёбрам.
  
  - Что, так и тянет соблазнить своих фанаточек? - джинчурики осуждающе зыркнул на брюнетку, но та лишь ухмыльнулась, невинно захлопав ресницами.
  
  - Ну что за бессовестная чертовка? К тому же, пошлая.
  
  - А что тут такого пошлого? Они самые взрослые джинчурики нового поколения, если тебя это волнует. К тому же, обе красивые, а у тебя, после четырёхсот лет мучений в Аду, уже должно дымиться причинное место.
  
  - Пошлой я считаю саму мысль о том, что джинчурики девятихвостого возьмёт и трахнет джинчурики восьмихвостого и семихвостого.
  
  - О, так ты собрался оприходовать сразу обеих!
  
  - Я не..! Да что ты пристала? - "Умеет обескуражить, чертовка!". Учиха начала громко смеяться, и даже Орочимару едва заметно хохотнул.
  
  Идти пришлось довольно долго, пробираясь через близко поставленные друг к другу остроконечные скалы и деревья. По словам Акане и Акеми, место, куда они шли, находилось на противоположном берегу острова, и, когда шиноби дошли до того берега, никто не мог понять, что же тут такого особенного. Это был просто довольно крутой спуск, уходящий под воду, к которому было невозможно пришвартоваться .
  
  - И что здесь особенного? - спросил Такеши, взъерошивая свои рыжие волосы.
  
  - А вы гляньте вниз, - джинчурики подошли к краю обрыва и присмотрелись к неспокойной воде, ударяющейся об остров. Опять же, поначалу, они не заметили ничего необычного, но, как только они окинули взглядом большую территорию, стало ясно, в чём дело. Под водой скрывалась огромная тень, протянувшаяся вперёд на несколько десятков метров. Через несколько секунд, эта громадина стала подниматься, и показалась шершавая, покатая, покрытая водорослями голова гигантской черепахи, с её маленькими, по сравнению с остальным телом, тёмными глазами с матовыми зрачками и огромным ртом, который будто бы улыбался. Черепаха довольно высоко подняла голову, благодаря чему, показалась и его длинная, толстая шея.
  
  - Вот оно какое... - Орочимару не мог оторвать взгляда от громадного земноводного. - Поразительное создание. Не думал, что мне когда-нибудь доведётся его увидеть. У него, должно быть, невероятный метаболизм, с таким-то телом.
  
  - Только не оно, а он, - поправила санина Акине. - У этой черепахи своя длинная история, но, знаете, как это бывает: истории пересказываются и искажаются от этого с каждым разом всё сильнее. Но, есть одна неизменная легенда о том, что он очень древний, появившаяся на свет тысячелетия назад, ещё в те времена, когда Рикудо Санин ходил по земле. И что он всё же смертен, и, когда придёт время умирать, он раскроет свой секрет кому-то, такому же утомлённому своей долгой жизнью, - шиноби не знали, что сказать, хотя у каждого были свои мысли по поводу этой легенды, но, никто не желал устраивать споры.
  
  - Слушайте, тут так жарко, сил нет терпеть! - Наруто попытался сменить тему, и ему это удалось. - На острове есть какое-нибудь источник пресной воды?
  
  ***
  
  
  К счастью, неподалёку находилось довольно большое, глубокое озеро, от которого исходила спасительная прохлада. Большинство джинчурики попрыгали в воду, Хозуки, с особым энтузиазмом, и только Узумаки Шигеру остался сидеть рядом с родственником и двумя другими шиноби Конохи.
  
  - Если ты не прекратишь на меня пялиться, - заговорил блондин, после первых десяти минут молчания, - то, очень скоро, ты прожжёшь во мне взглядом дырку. Мы же не хотим этого?
  
  - Простите, - джинчурики Гоби виновато опустил взгляд, а блондин с усмешкой взглянул на Рин.
  
  - Помнишь, что мой дорогой сородич сказал обо мне и Саске? "Нельзя рассказать о Наруто что-то, не упомянув Саске". Смешно, ты так не думаешь?
  
  - До сих пор в ссоре?
  
  - Можно подумать, ты этого сама не заметила.
  
  - О чём вы? - шиноби Травы действительно не мог понять, о чём говорят Учиха и Узумаки. Наруто как-то грустно и удивлённо посмотрел на родственника.
  
  - Так ты не знаешь? Неужели слухи о том, что благородный Учиха Саске отказался от своего лучшего друга ещё не добрались до Деревни Травы?
  
  - Это правда? Но... Почему?!
  
  - Сам у него спроси. Хотя, сомневаюсь, что он сможет тебе ответить. Наш Хокаге так долго лизал феодалам задницы, что, его язык, должно быть, распух, и он утратил дар речи! Он хочет превратить меня в домашнее животное, потому что знает, что жить мне негде, и Саске не стесняется этим пользоваться. Десять дней джинчурики собирали на этом острове, десять! И все эти дни я провёл в его дорогом семейном додзё, словно молодая кухарка, корячась целыми днями на кухне и готовя этой свинье пожрать! Завтрак, обед, полдник, ужин! Кофе, виски, кофе, виски с кофе! Сраный алкаш-кофеман! - чем больше Наруто говорил, тем сильнее он распалялся, и все джинчурики уже обратили на него внимание. - Я умолял этого ублюдка дать мне задание! Хоть какое-нибудь, даже грёбаную кошку с дерева снять, а всё потому, что мне нужны эти проклятые деньги! Но наш многоуважаемый фашик говорил "найн"! Он даже сюда меня отпустил не по своей воле и ни гроша мне за это не даст! Раньше я думал, что Саске считает меня братом, что он меня любит, а теперь, мне начинает казаться, что он хочет, чтобы я умер один, в бедности, в какой-нибудь темнице!
  
  - Ты не знаешь, каково ему было, когда ты умер, - Рин хотела успокоить джинчурики, - ты не видел, как он каждый день приходил к твоему телу первые два года, не слышал, как он рыдает по ночам, не наблюдал за тем, как он начинает пить всё больше и больше, засиживаясь на работе до глубокой ночи.
  
  - Да? Ну, так ты мне расскажи об этом! - кажется, брюнетка сделала всё только хуже, поскольку у джинчурики уже проступила венка на лбу. - Расскажи мне хоть что-нибудь о Саске, ты же с ним проводишь намного больше времени, чем я! Даже не вериться, что девчонка, которую я привёл из Скрытого Дождя, заняла моё же место! Или, это у всех Учиха такой обычай, держаться всем вместе, словно стая волков, и не подпускать никого из чужих стай?
  
  - Она тоже Учиха? - удивлённо спросил красноволосый Узумаки.
  
  - Она дочь Учихи Обито, запомни её лицо, - Шигеру вдруг уставился на Рин, как на прокажённую, что-то пробормотал и подбежал к озеру, притворившись, что его кто-то позвал. Учиха остервенело взглянула на блондина.
  
  - Вот уж спасибо. Нет, правда, огромное спасибо. Стоило мне решить, что я проведу хотя бы пару дней там, где никто не смотрит на меня косо, и ты тут же вмешался.
  
  - Ты стыдишься того, кем был твой отец?
  
  - А разве им можно гордиться?! Из-за Обито, люди видят во мне не Учиху Рин, а дочь убийцы, предателя, революционера и психопата. Вот, что он подарил мне, в качестве наследства. Порой, смерть лучше такой жизни.
  
  - Да что ты знаешь о смерти, маленькая дурочка? Тебе ведь не доводилось ещё умирать.
  
  - Но смерть правда может быть лучше, - Рин с такой уверенностью посмотрела на Узумаки, но, его это только рассмешило. "Она, должно быть, считает себя самым несчастным человеком на свете".
  
  - Говоришь, тебе Обито подарил дурную репутацию? Ха-ха-хах! - Узумаки поднял сетчатую футболку, обнажив мускулистый живот, на котором проступила печать Кьюби. - А мой отец подарил мне вот это! Думаешь, ты одна такая несчастная? Всех нас уродуют родители, просто кого-то в меньшей, а кого-то в большей степени, и не все могут это признать. Отец Саске виноват в том, что он готовил мятеж, отец Гаары пытался убить его сотни раз, а родители Орочимару виноваты в том, что они слишком рано померли!!!
  
  Как только джинчурики Мататаби услышала имя змеиного санина, она сразу изменилась в лице, злобно оскалилась, выскочив из воды и выхватив клинки молнии, по которым тут же начали проходить электрические разряды. Вооружившись, Этсу в мгновение ока оказалась перед Орочимару, сидевшему на земле, в невыгодной позиции, и приставила оба клинка к его горлу, так, чтобы они почти касались шеи учёного. Санин не двинулся с места и лишь проницательно посмотрел в светло-синие глаза. Наруто и Рин хотели помочь Главе Корня, но тот жестом им помешал.
  
  - И что это значит? - строго и серьёзно спросил санин у Хозуки.
  
  - Ты и есть Орочимару?
  
  - А что, если да?
  
  - Тогда, тебе придётся ответить на один мой вопрос: где Хозуки Суйгецу? - "Знакомое имя. Где же я его слышал?" - подумал джинчурики девятихвостого.
  
  - Я должен знать, кто это? - стоило Орочимару это сказать, и Этсу едва коснулась клинком бледной кожи санина, от чего, по телу шиноби разошёлся лёгкий разряд тока. Орочимару молча терпел, даже не дёрнулся.
  
  - Несколько лет назад твои люди забрали Суйгецу из нашей деревни, и с тех пор, его никто не видел! Хозуки Суйгецу! - Мечница повторила эти два слова, но, Орочимару, похоже, в самом деле не знал, о ком идёт речь. - Брат Хозуки Мангецу, Второе пришествие Демона! Только попробуй сказать, что ты его не помнишь, и я срублю твою змеиную голову!
  
  - Ах да, был такой мальчишка, который всё время улыбался. А я-то думал, кого ты мне напоминаешь?
  
  - Где он?!! - другие джинчурики попытались подкрасться к Мечнице со спины, но она их заметила и пригрозила: - Думаете, вы успеете что-то сделать прежде, чем я сдвину мечи? Ну, я дождусь от тебя ответа или нет, санин?! - Орочимару медлил.
  
  - Тебя, наверное, никогда не пороли? - спросил Наруто, хрустнув пальцами.
  
  - Не трогай её, - остановил блондина санин. - Ей покровительствует Скрытый Туман, ни у тебя, ни у меня, ни у какого-либо другого человека нет права пальцем её касаться. А, насчёт Суйгецу, прости, но я понятия не имею, где он. Все мои убежища давно заброшены, Суйгецу может быть в любом из них, а может быть, он давно сбежал. Но, как только я вернусь в Коноху, я прикажу своим людям отправиться на его поиски.
  
  - Откуда мне знать, что это правда?
  
  - Неоткуда. С другой стороны, убить меня ты не сможешь, так что, возможно, нам придётся простоять вот так ещё очень долго, - Хозуки несколько секунд не решалась, но, смогла себя пересилить и убрала оружие и зашагала обратно к озеру, как ни в чём не бывало. Наруто подошёл к Орочимару, который потирал оцарапанную шею.
  
  - Не понимаю, как тебе удалось сдержаться? Я бы на твоём месте уже поставил эту девчонку на место.
  
  - Я сам это выбрал. Должность Главы Корня, возвращение в ряды Конохи. И я ничуть не жалею, но, честно признаюсь, иногда, бесконечные людские законы слишком туго связывают мне руки, - Наруто посмотрел вслед Хозуки, обдумывая слова змеиного санина, и вдруг, ухмыльнулся.
  
  - Ну, а я вот не человек, и намереваюсь наслаждаться этим при любой возможности, - Узумаки пошёл за Мечницей, на ходу сложив несколько печатей и начав тереть друг о друга ладони. Его руки начали покрываться синей искрящейся чакрой Молнии, и, когда он оказался прямо у девушки за спиной, он опустил наэлектризованные ладони ей на плечи. Этсу вскрикнула, дрогнула и упала на колени, а блондин ловким движением рук отсоединил ножны с мечами от её спины и подбежал к берегу озера. - Купание окончено! - поняв это, как команду, джинчурики повыпрыгивали из воды, и Наруто швырнул мечи-близнецы в воду. В ту же секунду над водой начали плясать разряды тока.
  
  - Зачем ты это сделал?! - Этсу орала на джинчурики Кьюби, пока тот отходил всё дальше от озера, в сторону дома, где остановились джинчурики.
  
  - Это урок вежливости, чтобы ты больше не угрожала старшим, и уж тем более, моим друзьям.
  
  - И как я теперь должна достать мечи со дна озера?! Вода же проводит электричество!
  
  - Не знаю. Это не моя проблема. Зато, у тебя впереди целая ночь, чтобы придумать, как это сделать.
  
  ***
  
  
  Вечером, все уже начали расходиться по своим комнатам, а Хозуки до сих пор не вернулась. Орочимару остался вместе с ней, ради забавы и на случай, если ночью на остров нападут. На первом этаже довольно необычного, хорошо освещённого дома стояли близнецы и говорили, как пройти в ту или иную комнату, в которой шиноби предстоит провести ночь. Кто-то получал комнату на первом этаже, а кто-то на втором. Вскоре, очередь дошла и до Наруто.
  
  - Сверху или снизу? - секунд пять, близнецы продержались с абсолютно серьёзными лицами, задав этот вопрос, но всё же, они не выдержали и улыбнулись.
  
  - Это вы мне должны сказать, - Наруто холодно посмотрел на девушек, всем своим видом давая понять, что они его не волнуют, но, похоже, его неприступность лишь забавляла куноичи Скрытого Облака.
  
  - Тогда, твоя комната на втором этаже, третья направо.
  
  Блондин поблагодарил девушек и направился в указанную комнату, преодолев каменную лестницу и пройдясь по коридору, по бокам которого стояли колоны. Дойдя до третьей двери, джинчурики вошёл внутрь небольшой незапертой комнатки и сделал несколько шагов вперёд, осматриваясь. На заправленной двуспальной кровати валялись несколько развёрнутых свитков, шкафы ломились от чьих-то вещей, а на маленькой деревянной тумбочке стояла наполовину расплавившаяся свеча. "Здесь уже кто-то живёт", - стоило Узумаки об этом подумать, и за его спиной тут же захлопнулась дверь. Обернувшись, блондин увидел Акане и Акеми, которые прижались спинами к двери и явно не собирались его выпускать.
  
  ***
  
  
  Тем временем, Этсу стояла на берегу озера и не моргая смотрела на кристально-чистую воду, по которой плясали электрические дуги, а Орочимару, с видом зрителя, наблюдавшего за первоклассной комедией, сидел в сторонке, на земле, и посмеивался, не скрывая этого.
  
  - Сомневаюсь, что ты сможешь поднять свои мечи со дна озера силой мысли. Особый талант Хозуки заключался в умении превращать себя в жидкость, а не в телекинезе.
  
  - Спасибо, твои издевательства мне очень помогают! Твоя помощь неоценима!
  
  - Хочешь, чтобы я помог? Тогда, скажи волшебное слово.
  
  - Ни за что! Я не стану церемониться с тем, кто пленил Суйгецу!
  
  - Кем он вообще был тебе? Не братом, уж точно, у него не было сестёр.
  
  - Какая разница? Я всего лишь дальняя родственница, но, он был моим другом!
  
  - Слушай, ну, прости.
  
  - Не прощу!
  
  - Хочешь здесь до завтрашнего утра проторчать? Здесь небезопасно.
  
  - Всяко лучше, чем просить тебя о помощи! - Хозуки с презрением хмыкнула и вновь уставилась на озеро. Орочимару ухмыльнулся и продолжил сидеть на своём месте, всё думая, долго ли этот детский сад продлиться, но, примерно через полчаса, санину это надоело, он вскочил на ноги, подошёл к берегу и выставил руку вперёд. Из рукава его кимоно выскользнула большая белая змея, которая быстро задвигалась в воде, не обращая никакого внимания на ток, и, по приказу своего хозяина, спустилась на дно озера, откуда вернулась через несколько секунд, держа в зубах один из ремешков ножен, в чехлах которых находились парные мечи, в целостности и сохранности. Оказавшись на берегу, змея выпустила из пасти ремешок, а Орочимару наклонился к ней, позволив змее заползти обратно в рукав и скрыться под одеждой санина. Мечница очень удивлённо взглянула на шатена, подбирая своё оружие, а тот развернулся и пошёл в сторону дома.
  
  - Орочимару, - неуверенно окликнула его девушка, когда тот был уже в десяти шагах от неё.
  
  - Ну, что ещё?! - обернувшись, санин злобно сверкнул на неё глазами. - Когда-то, я был предводителем своей собственной деревни, у меня были верные слуги, люди боялись и уважали меня, и ни одна тощая хамка, у которой молоко на губах не обсохло, с парой мечей не смела и слова мне сказать, так что, если ты думаешь, что моё терпение безгранично, то ты просто...
  
  - Спасибо, - прервала его Мечница, причём, столь неожиданным словом, что Орочимару, ненадолго, лишился дара речи, а вновь обретя его, немного подобрел в выражении лица.
  
  - Пожалуйста.
  
  ***
  
  
  Узумаки, увидев близняшек, мысленно про себя отметил, что, в случае чего, он в любую секунду может выпрыгнуть в окно.
  - Вы от меня не отделаетесь, да? - сёстры покачали головой. - Почему я?
  
  - Звучит так, словно Вам только что диагностировали неизлечимую болезнь, - близняшки плавно подошли к Наруто и с предвкушением посмотрели ему в глаза. Им приходилось поднимать головы, из-за высокого роста Узумаки, и от этого, куноичи поневоле чувствовали себя беззащитными. - Вы нам нравитесь. Нравитесь, и всё тут. Необыкновенный мужчина, взгляд которого заставляет сердце биться быстрее. А эти руки, - каждая из близняшек взяла блондина за руку и начала рассматривать его ладони, так же, как и при их первой встрече. - Эти руки - идеальная машина для убийства. Сколько боли они причинили? На скольких телах, словно на холстах, они вырисовывали шедевры в багровых тонах?.. Нам интересно, на что ещё эти руки способны.
  
  - Мне казалось, вы хорошо знаете мою историю. Я любил Карин, и она умерла. Любил Хинату, и та вышла замуж и родила детей. Так что, спасибо, но, я откажусь. Надоело кого-то любить и терять.
  
  - А кто говорил о любви? - Акеми и Акане осторожно коснулись груди Узумаки через сетчатую футболку и начали отталкивать его к кровати, очень осторожно, словно им предстояло разрядить бомбу, готовую взорваться от любого лишнего движения. - Почему секс не может быть просто сексом? Мы хотим Вас, здесь и сейчас, хотим отдаться вам сегодня, зная, что для вас, это ничего не значит.
  
  - Вас это устроит?
  
  - Мы должны стараться сделать за свою жизнь как можно больше, ни о чём не жалея, ведь, мы шиноби, наши жизни коротки и мимолётны.
  
  - А с чего я должен соглашаться? Я Бог, и жить буду очень долго, если не вечно.
  
  - Тогда, Вы тем более не должны себе в чём-то отказывать. Ваша жизнь стала длиннее, а это означает, что и времени на сожаления у вас будет куда больше, чем у любого другого человека. Кто знает, быть может, лет через сто, Вы будете жалеть о том, что не провели с нами ночь. Ну, что скажете? - куноичи окончательно обнаглели и прижались к Наруто своими мягкими грудями так сильно, что он смог почувствовать их бешеные сердцебиения.
  
  - Да пошло всё к дьяволу! - Узумаки подхватил Акане на руки, словно пёрышко, и легко швырнул её на кровать, затем, проделал то же самое со второй девушкой и одним движением стянул с себя футболку, после чего, разделался и со штанами. Курама, наблюдавший за всем этим со стороны обиженно набычился и отвернулся в сторону, хмыкнув. "Ну, уж прости".
  
  Оказавшись на кровати, блондин поцеловал одну из близняшек в её мягкие, горячие губы, не закрывая при этом глаз и наблюдая за тем, как вторая снимает с себя одежду, обнажая внушительную загорелую грудь, узкую талию и длинные, красивые ноги. Раздевшись, мулатка начала ласкать блондина, иногда запускать руку в его длинные волос и нежно гладить накачанный живот, в области, где находилась Печать Четырёх Элементов. "А ведь я даже не могу с уверенностью сказать, кого из них как зовут. Хотя, в данный момент, я даже своё имя могу назвать с трудом". Узумаки прекратил поцелуй с одной из близняшек и повалил другую на спину и решительно навалился сверху, резко войдя в девичье лоно, под стоны удовольствия. Джинчурики сразу начал двигаться, заставив девушку вскрикнуть, но, куноичи Облака смогла подавить лёгкую боль, обняв спину Бога и вцепившись в неё ногтями, расцарапывая кожу до крови, пока её сестра сидела в стороне и всем своим игривым видом требовала внимания. Наруто мог быть нежнее, мог попросить девушку не царапать его, мог не целовать девушку, чьё удовольствие или мучение его не волновали, но, Узумаки хотел почувствовать себя живым, ощущать реальность вокруг себя каждой клеточкой своего тела и, больше всего, хотел избавиться от привкуса пепла во рту, что не покидал его с самого момента воскрешения. Поэтому, джинчурики только наращивал темп, заставляя девушку глубже вонзать ногти в его спину, и ещё настойчивей целовал её. Сейчас, Наруто казалась очень забавной мысль о том, что будет, если на остров нападут именно в эту, неловкую минуту. Наверное, он бы так и выбежал на бой, голый, с двумя девушками, висящими у него на шее.
  
  Наруто не хотелось оставлять другую девушку без внимания, поэтому, через несколько минут, войдя во вкус, он подхватил лежавшую под ним куноичи за бёдра и резко перевернулся на спину вместе с ней, так, чтобы она теперь оказалась сверху. На мгновение, девушка оторопела, но вскоре, улыбнулась и начала сама двигаться, а Наруто взял сидевшую рядом близняшку за руку и притянул к себе, заставив её встать на четвереньки поперёк кровати. Так, блондин мог целовать одну девушку, сжимая её грудь и играясь с ней, пока её сестра быстро двигала тазом. И вновь близняшка, оказавшаяся сверху, начала царапаться, но на этот раз, не от боли, а от наслаждения, оставляя мгновенно заживавши красные полосы на груди Узумаки. Впереди у них была долгая ночь, за которую, каждый джинчурики успеет получить своё.
  
  ***
  
  
  На рассвете, Наруто вышел из комнаты близняшек, на ходу одевая футболку на покрытое заживающее царапинами тело, что свидетельствовало о том, что он закончил буквально меньше минуты назад, иначе, царапины бы уже исчезли. На мгновение, когда Узумаки просовывал в футболку голову, ему пришлось идти вслепую, а потому, увидев прямо перед собой, в двух шагах от двери Орочимару и Рин, блондин встал, как вкопанный. Учиха и Глава Корня переглянулись и разразились громким смехом, а Наруто обижено на них посмотрел.
  
  - Ой, прости-прости... Мха-ха-хах! - Орочимару попытался извиниться, но, смеяться, при этом, не перестал.
  
  - Что вы ржете? Рин, не ты ли сама меня на это подбивала?
  
  - Я знаю, честно, прости, просто... Блин, у меня после твоих вчерашних слов теперь перед глазами стоит картинка, на которой Кьюби устраивает Хачиби и Сичиби жестокое анальное карание! Ха-ха-ха!
  
  - И у меня тоже! - санин и Учиха уже не сдерживая себя хохотали и хлопали друг друга по спине, описывая представленную ими "картинку".
  
  - Ну что вы за клоуны? Два сапога пара.
  
  - Но, мы не ожидали, что ты на самом деле с ними переспишь. А вы что, сразу втроём это делали? Это как-то... Неприятно, что ли, - Рин поморщилась, а Наруто нашёл способ сменить тему.
  
  - Это ещё что. Тебе Орочимару не рассказывал о том, как он на шестнадцатый мой день рожденья приглашал меня на оргию, всё твердил что-то про арбузы и утверждал, что видит одиннадцать сисек? - Учиха поражённо взглянула на смущённого санина и уже собиралась узнать подробности этой истории, когда земля под ногами задрожала, весь дом заходил ходуном, начали падать вещи, а с потолка посыпалась пыль. Если бы шиноби не направили чакру в свои ноги, они бы тоже упали, но, к счастью, тряска быстро прекратилась.
  
  - Что это было?
  
  - Остров остановился. Полагаю, на нас напали, - сказав это, Наруто выбежал из дома, а Рин и Орочимару принялись собирать всех джинчурики в одном месте, чтобы их удобнее было защищать.
  
  Наруто решил не взлетать, чтобы не привлекать лишнего внимания, а просто взобрался на один из каменных шипов, покрывавших панцирь гигантской черепах. Оказавшись достаточно высоко, блондин увидел, как к острову с разных сторон подплывают шесть пароходов, довольно необычной конструкции, словно их пришлось строить из подручных материалов и металлолома. Из этих пароходов на остров высаживались десятки людей, наподобие тех, что покушались на Дейдару, все разной комплекции и внешности, но в одинаковых белых плащах и противогазах, кто-то с протезами вместо рук, но, не все. Так же, Узумаки мог заметить оживлённое движение и на самом острове - это шиноби Корня зашевелились.
  
  Бог направился к ближайшему месту вражеской высадки, сгорая от любопытства. Ему хотелось узнать, кто эти люди, зачем им нужны джинчурики в их тела встроены сложные и необычные механизмы. Когда Узумаки достиг побережья, там уже полыхало сражение: пятеро шиноби Конохи, в масках АНБУ, сражались с по меньшей мере дюжиной врагов, используя против них ниндзюцу. Те, в свою очередь, одаривали Коноховцев градом отравленных иголок, дымовыми шашками и бомбочками, превращая чуть ли не каждую часть своих тел в оружие. Заметив Наруто, трое механиков, - так Узумаки решил их называть, пока не станет ясно, кто они, - окружили блондина и с трёх разных направлений метнули в него десятки деревянных трубок, внутри которых были иголки. Узумаки рванулся вперёд, получив немало иголок в живот и спину, и ударил стоявшего перед ним человека кулаком в шею, которая тут же с хрустом сломалась. Пока враги ещё не успели одуматься, Наруто взмахнул рукой и подбросил в воздух ещё одного, использовав Баншо Тенин, но, не называя техники. Ещё один взмах, и подброшенный механик с огромной скоростью и силой ударился о землю, разбившись насмерть. Последний мужчина в противогазе хотел метнуть в блондина небольшой шар-бомбочку, но тут, к нему со спины подлетела глиняная бабочка, села механику на спину и взорвалась. Наруто посмотрел вверх и увидел высоко парящего подрывника, который выпускал десятки глиняных творений во всех направлениях. "А Дею, похоже, тоже весело!".
  
  Вдруг, в десяти метрах впереди себя, Наруто увидел знакомого человека в противогазе, который как раз в ту же секунду убил противника в маске и встретился с джинчурики взглядом. Это был один из тех трёх человек, что наведывались к Дейдаре и сбежали. Поняв, что блондин его заметил, мужчина помчался в противоположном направлении от берега, вглубь острова. Узумаки сразу последовал за ним, удивляясь тому, что человек, в котором должно быть столько металла, может так быстро бегать.
  
  - Постой, куда же ты! - прокричал Узумаки, когда их разделяло всего несколько метров. - Что, не хочешь попытать счастье и сразиться со мной?
  
  - Нет, ведь, я знаю, что мне тебя не победить, - не оборачиваясь прохрипел через противогаз мужчина. - Слухи о тебе разносятся быстро, мы знаем, что ты регенерируешь, как бы сильно мы тебя не ранили.
  
  - Тогда, надеюсь, у вас есть какой-то план, иначе, ваше нападение обречено на провал. Дай угадаю, ты ведёшь меня в ловушку?
  
  - ...Да, - к удивлению механика, Наруто продолжил его преследовать, даже после услышанного. - Ты, наверное, считаешь, что у нас нет ни шанса?
  
  - Нет, что ты! Мне просто интересно, что вы придумали, чтобы меня остановить, так что, я даю вам одну попытку.
  
  - Рад слышать, что тебе интересно, думаю, мы тебя удивим! - механик сделал последний рывок вперёд и упал, без сил, и Наруто уже готов был прикончить его, когда, будучи в полуметре от своей цели, увидел, что за двумя деревьями, находившимися по левую и правую сторону от него, мимо которых он только что прошёл, прятались другие механики, а на земле стояли два каких-то устройства, похожих на большие деревянные бочки с рычагами, крепко прикрепленных к деревьям. Как только Узумаки оказался в зоне поражения, механики молниеносно опустили рычаги и из бочек со скоростью пули вылетели сотни крошечных зазубренных лезвий, к которым были привязаны верёвки. Все эти лезвия вонзились в джинчурики с двух сторон, глубоко войдя в плоть, лишив его возможности двигаться, и Наруто чувствовал, что чем больше он регенерирует, тем глубже застревают лезвия. Богом овладело довольно странное чувство: смесь дикой боли и восхищения. Мужчина, заманивший его к ловушке встал и подошёл к блондину ещё ближе, оставив между ними всего несколько сантиметров, и Наруто ухмыльнулся ему. На землю капало столько крови, бесконечно восстанавливающейся и проливающейся.
  
  - Вы просто поразительны, вы хоть знаете об этом? - обратился джинчурики ко всем своим врагам. - Ни разу не видев, как я исцеляюсь, вы сконструировали такое устройство!
  
  - Нравится? Его создал я, - заявил единственный сговорчивый механик.
  
  - Впервые встречаю настолько одарённых в инженерии людей, да ещё и в таком количестве!
  
  - А я впервые встречаю кого-то, кто похвалил своих врагов в подобной ситуации. В любом случае, это устройство создавалось специально для тебя, но, это лишь прототип. Мы понимаем, что ты, наверное, в любую секунду можешь выбраться.
  
  - Тогда, почему вы ещё здесь?
  
  - Другие наши собратья займутся поимкой джинчурики, а мы, как люди, участвовавшие в создании этого прототипа, желаем знать, как же конкретно ты освободишься.
  
  - Как только я это сделаю, я вас всех убью, вы же в курсе? - даже во взгляде блондина читалась жажда крови, не говоря уже о его неизменной улыбке.
  
  - Да, мы это понимаем. Но, быть может, кому-то из нас удастся спастись, тогда, выжившие создадут новый прототип, основываясь на увиденном сегодня.
  
  - Может быть, вы расскажете мне, кто вы? Потянем немного время.
  
  - Мы инженеры, - коротко ответил мужчина.
  
  - Я это и так уже понял, а поконкретнее можно?
  
  - Что ты хочешь знать?
  
  - Вы заменили большую часть своего тела машинами, зачем?
  
  - Чтобы мы могли жить. Потерянные конечности, отказавшие органы, измельчённые в труху кости, всё это пришлось заменить.
  
  - В каком смысле?
  
  - Все мы были ранены на миссиях, оставшись калеками на всю жизнь. Мы больше не могли себя обеспечивать, голодали, скитались, и, так уж получалось, что все мы стекались в одну деревню, где, по слухам, жил человек, который мог нам помочь. Совмещая ниндзюцу и технологии, он менял нас, и пусть, мы уже не могли вернуться домой, мы оставались живы. Этот человек учил нас своему мастерству, оснащал нас оружием, поскольку, прежние искусства ниндзя для нас переставали существовать и говорил о том, что чем больший у нас будет источник чакры, тем более удивительные вещи мы сможем создать. Пару лет назад, а мы продолжили развивать свои навыки, менять себя и изобретать вещи, которые могли бы изменить жизни миллионов людей. И, в какой-то момент, мы просто решили, что самый мощный источник чакры, это биджу, и мы должны его заполучить.
  
  - Ценой жизней джинчурики?!
  
  - Хоть ты, постарайся нас понять! Мы живём в этом мире и видим, что что-то не так, и хотим это изменить, не важно, какой ценой! - то, с каким энтузиазмом говорил инженер доказывало, что в нём, и в таких как он ещё осталось что-то человеческое.
  
  - В каком смысле, что-то не так?
  
  - Неужели, даже ты этого не замечаешь? С миром что-то не так, что-то тормозит наше развитие! У нас есть телевизоры, телефоны, рации, но при этом, мы до сих пор по суше либо ходим пешком, либо используем лошадей, а это неправильно! Мы уже изобрели радиоволны, но до сих пор не можем изобрести более удобного средства транспорта для людей, у которых нет навыков шиноби! До сих пор не создали более быстроходных кораблей, оружия, с помощью которого обычный человек смог бы противостоять подготовленному шиноби! Всё это уже давно должно было появиться, но нас словно что-то затормаживает, позволяя изобретать лишь некоторые вещи, подстраивая мир под свои стандарты! - Наруто мгновенно посерьезнел и начал смотреть на инженеров поражённо, восхищённо и с жалостью, от чего, им стало не по себе.
  
  - И вы сами до этого додумались? Сами поняли, что миром и людьми кто-то управляет со стороны? - инженер насторожено кивнул. - Поймите правильно, я восхищён вами, но теперь, я точно не могу позволить вам жить.
  
  - Хах... Почему?
  
  - Скажу, как только освобожусь.
  
  - И, как ты это сделаешь? Я поспорил, что ты, наверное, используешь покров биджу, чтобы тебе хватило силы вырвать деревья с корнями.
  
  - Интересный способ, но, я не пользуюсь чакрой Курамы. Мне пора начать полагаться на собственные силы. Но, ты прав в одном: Кьюби поможет мне выбраться, пусть и не так, как ты себе представляешь, - в эту секунду, из-за спины Наруто выпрыгнул огромный, пусть и далёкий от своих истинных размеров, демон лис, в прыжке ударил лапой инженера, с которым Узумаки разговаривал и оскалился на остальных. Всего один взмах хвостами, и Кьюби разрезал верёвки, освободив Наруто, и пока тот в спешке вытаскивал из себя зазубренные лезвия, демон не терял времени даром. Он подхватывал всех людей в противогазах хвостами, бросал себе под ноги и рвал клыками на части, поедая ту часть их тел, что осталась человеческой и оставляя перед собой кровавое месиво из вырванных из тел механизмов, одежды и того, что пришлось ему не по вкусу. Тот инженер, которого Курама отбросил первым лежал на земле, опершись спиной о дерево, в луже собственной крови и машинных жидкостей, и, когда Наруто подошёл к нему, мужчина издал нечто вроде ироничного смешка.
  
  - Ну, так почему ты не можешь... позволить нам жить?
  
  - Потому что вы можете изобрести вещи, которых в этом мире быть не должно, а я не хочу, чтобы он менялся.
  
  - Разве у тебя есть право решать, каким этот мир должен быть?
  
  - Есть, ведь, я его Бог.
  
  - Впервые встречаю... такого... - мужчина издал последний хрип и умер, а Наруто окликнул увлёкшегося Кураму и побежал к дому, откуда доносились взрывы.
  
  ***
  
  
  Орочимару и Рин были снаружи дома, а всех джинчурики они заставили оставаться внутри, хоть те и рвались в бой. Основные силы прибывших на остров чужеземцев были сосредоточены именно здесь, но, шиноби Конохи удавалось их сдерживать. Орочимару призвал двух десятиметровых змей и они сминали всех на своём пути, сам санин держал в одной руке Кусанаги, а из другой постоянно выпускал по четыре, более мелкие змеи. Учиха же, при помощи шарингана, легко уклонялась от всех иголок, использовала Стихию Огня, поджигая десятки легко воспламеняющихся врагов, или же используя сюрикены. Когда Наруто подоспел, он оказался рядом с санином и девушкой, а Курама набросился на целую толпу инженеров.
  
  - Ты не мог бы убрать их всех по быстрому?! - отбиваясь от очередной брошенной в него бомбы выкрикнул санин.
  
  - Простите, но я обещал Кураме шведский стол, он и так на меня в обиде за прошлую ночь, так что, ничем не могу помочь, - Узумаки, конечно, убивал по одному врагу, но на большее явно не собирался идти.
  
  - Какого хрена он вообще жрёт людей?! - Рин, которой "посчастливилось уловить взглядом момент, когда Кьюби отгрыз кому-то ногу и счавкал её, едва сдержала рвотный позыв.
  
  - Ну, если честно, это моя вина.
  
  - И почему я не удивлена?!
  
  - Если это такая уж большая проблема, сами что-нибудь придумайте, у вас ведь много техник в запасе!
  
  - Я могу попробовать кое-что, - Учиха сложила руки в замок, произнесла название техники, которое никто не расслышал из-за шума боя, и тут, между рядами инженеров, из-под земли начали пробиваться ростки, которые стремительно росли, становились деревьями с мощными стволами, сплетались друг с другом, сжимая между собой врагов всё сильнее, пока, наконец, не расплющивали их. Наруто никак не ожидал увидеть здесь и сейчас ещё одного человека, который использует мокутон, тем более, на приличном уровне.
  
  - Кажется, мы убили всех, - брюнетка смахнула капельки пота со лба, но, слишком быстро расслабилась, ослабив защиту в тот самый момент, когда последний инженер, запрыгнувший на каменную статую восьмихвостого метнул в неё кунай.
  
  - Берегись! - Наруто хотел оттолкнуть её, или прикрыть, но было поздно, и вот, кунай вошёл в тело Рин, но, в следующую секунду, вылетел из её спины, не оставив ни единой царапины, не разорвав одежду и не нанеся вообще никакого вреда, просто пройдя сквозь девушку. Если Стихии Дерева джинчурики просто удивился, то сейчас, он оцепенел от шока и мог только смотреть, как Рин тоже запрыгивает на статую Хачиби и перерезает последнему человеку в противогазе горло кунаем, после чего, оборачивается к нему и Орочимару, с её детской довольной улыбкой. Непроизвольно, Наруто и сам ей улыбнулся, но, это была уже хитрая улыбка. "Выходит, Обито подарил тебе не только дурную репутацию, малышка Рин..."
  Примечание к части
  
  Тут, наверное, ошибок туева хуча.
  * - сверкающе красивая
  ** - ослепительно красивая.
  Фруктовый лёд и море саке
  
  Всё, что осталось от инженеров, а так же все изобретения и чертежи, найденные на их кораблях, были погружены на отдельное судно и отправлены феодальным лордам, джинчурики попрощались друг с другом и отправились в свои деревни, не считая Акане и Акеми. Когда очередь дошла и до Коноховцев, и трое шиноби взошли на уже готовившийся отчаливать корабль, Рин заметила, что Наруто очень странно на неё смотрит, словно видит перед собой какое-то редкое животное и хочет узнать о нём побольше. Но, было в его взгляде что-то ещё, что-то новое для него, такое, чего Учиха никак не ожидала от блондина - восхищение. Девушка не смогла долго выдерживать такой взгляд.
  
  - Что-то случилось? - Узумаки, с каменным лицом долго молчал, как будто анализируя тон девушки, её слова, выражение лица. Он явно видел в ней какую-то загадку, а сама Учиха не понимала, какую, и это её ещё сильнее пугало.
  
  - Я знаю кто ты, - этой фразой, Бог заинтриговал даже Орочимару, и змеиный санин присоединился к Рин, в своём любопытстве.
  
  - Что ты имеешь в виду? - Орочимару хорошо знал своего бывшего ученика, возможно даже, лучше всех, и в этом его восхищении к Рин, и в то же время каменном лице, санин разглядел радость мальчика, который получил новую игрушку.
  
  - Я знаю кто ты, Учиха Рин, - повторил блондин, приблизившись к девушке, которая в свою очередь отступила. - Du bist ein Mörder. Ты убийца, - Орочимару поразило не столько содержание слов Наруто, сколько то, что Узумаки заговорил на немецком, языке, на которых в этом мире не говорят уже не одно тысячелетие, и который он точно не знал при жизни. Санин сам узнал о немецком из очень древних, практически полностью уничтоженных свитков. К тому же, в словах блондина не чувствовалось никакого японского акцента. "Он учил этот язык в Аду? Но у кого? Причём, его немецкий идеален! Чтобы говорить на таком уровне, нужно провести годы в компании немца, а в Аду... Да быть такого не может, что за дурацкое предположение?". Рин же растеряно захлопала ресницами в неподдельном шоке.
  
  - О чём ты говоришь? Я не понимаю!
  
  - Ложь! - закричал Узумаки так, что его услышали даже на успевших отплыть кораблях. Он схватил Рин за кисти рук, не сильно сжимая их, но от этого брюнетка ещё сильнее испугалась и была готова заплакать. - Обито, как и ты умел делать своё тело неосязаемым, эта способность у тебя от него, но я знаю, что чтобы ей пользоваться, нужно пробудить Мангёкё Шаринган! Кого ты убила, девочка? Уж не свою ли лучшую подругу? Или дружка? Или сенсея? Веками Учиха убивали лучших друзей ради Мангёкё Шарингана! Когда-то, это сделал Мадара и его брат, затем Шисуи, Итачи, а теперь и ты! - что удивительно, Наруто по-прежнему говорил с восхищением, но Учиха слышала в его словах упрёки. - А тогда, убив того инженера, ты ведь улыбнулась! Улыбнулась, потому что тебе это нравится! Потому что ты такая же, как я, и как все твои праотцы, рождённая в крови! Ну же, девочка, скажи мне, кем был тот лучший друг, которого ты убила?
  
  - Я этого не хотела! - Рин вырвала руки из хватки Наруто и закрыла ладонями лицо, зарыдав и начав очень быстро оправдываться, из-за чего всё предложение прозвучало, как одно слово: - У меня не было другого выбора! У моей команды была миссия, мы столкнулись с врагом, управлявшим марионетками! Он захватил моих сокомандников и заставил их сражаться со мной, у меня не было другого выбора! Я этого не хотела, не хотела! Я не такая, как папа, я не такая как... - Наруто прервал её, прижав девушку к себе и дав поплакать, поглаживая её по волосам.
  
  - Рин, ты совсем не так меня поняла, - уже тихо и спокойно заговорил блондин. - Я ни в чём тебя не обвиняю, напротив! Я восхищён!
  
  - Чем? - всё ещё дрожащим голосом спросила Учиха. - Ты сам сказал, я убийца. И я улыбнулась, когда разделалась с тем инженером! Я этого не хотела, но улыбнулась, потому что для меня, это было легко!
  
  - Все шиноби либо становятся убийцами, либо гибнут, а ты пробудила Мангёкё в столь юном возрасте, при этом оставшись в душе ребёнком и хорошим человеком. Как я могу не восхищаться тобой?
  
  - ...Я тебя не понимаю, - Учиха почему-то улыбнулась.
  
  - Как и восемьдесят пять процентов населения земли, - девушке показалось любопытным, откуда такое точное число, но она решила, что сейчас не подходящий момент для вопросов. - В любом случае, раз у тебя те же способности, что и у Обито, почему бы нам не сэкономить время? Ты ведь можешь мгновенно перемещаться, куда душе угодно, так давай воспользуемся этим? Сейчас ведь седьмое января, люди всё ещё празднуют, неужели тебе не хочется поучаствовать во всём этом веселье?
  
  - Но я не умею перемещаться за счёт Камуи...
  
  - Чушь! Это легче, чем кажется! Активируй свой шаринган и я тебя научу, прямо сейчас, - Рин кивнула и вмиг её глаза стали рубиновыми, после чего, Наруто взял её за руку и взглядом приказал Орочимару сделать то же самое. - Теперь, сконцентрируйся на том месте, где ты хочешь оказаться. К примеру, на особняке Учиха.
  
  Рин закрыла глаза и детально всё себе представила, но, ничего не произошло, и она виновато посмотрела в высший риннеган Узумаки.
  
  - Прости, но не выходит. Я уже так делала, и это никогда не срабатывало.
  
  - Хм... Думаю, я знаю, что тебе поможет, но, скажи, ты правда хочешь научиться использовать свои возможности в полную силу?
  
  - Да, конечно!
  
  - Тогда, прости меня, и знай, что я делаю это исключительно ради тебя, - не успела брюнетка спросить, что блондин имел в виду, как последний вдруг резко впился в её губы. Её шаринган расширился настолько сильно, что глаза на мгновение стали похожи на два блюдца, а вся троица исчезла за несколько секунд в искривлении пространства.
  
  
  
  Очутились шиноби уже на улице Конохи, в десяти метрах от додзё. Рин отвесила Наруто пощёчину и набросилась на него с кулаками, а Орочимару стоял в стороне и ухмылялся.
  
  - Какого чёрта, Наруто?!
  
  - Я же сказал, что сделал это ради тебя, - спокойно ответил блондин, принимая все удары девушки.
  
  - Ты засунул язык мне в рот ради меня?!!
  
  - Я решил, что стрессовая ситуация поможет. Адреналин, все дела. Сработало же! Прекращай меня бить и посмотри, как здесь красиво, - стоило Рин переключить внимание с Наруто на окружавший её мир, и она тут же забыла о злости. Коноха была полностью заснежена, под ногами скрипел снег, а с неба падали идеальные, крупные снежинки. Всю деревню украсили разноцветными праздничными фонариками, везде сверкали подсвечивающиеся вывески и отовсюду доносились весёлые восклицания. Неподалёку от додзё расположился маленький киоск с мороженым...
  
  ***
  
  
  Наруто вошёл в особняк, держа в руках два фруктовых льда, в то время как Рин всё ещё отрывалась на улице. В прихожей стояла обувь Саске, на крючке висела его униформа Хокаге, и в доме топился камин, всё указывало на то, что Шестой Хокаге сейчас здесь. "Наверняка весь Новый Год спустил в трубу и потратил все выходные на работу, а учитывая, что меня не было дома, он, наверное, и не ел практически ничего". Узумаки добрался до двери кабинета Учихи, постучал и не дожидаясь ответа открыл её.
  
  - Братишка, я тебе покушать принёс! Проголодался, наверное, - Саске сидел за рабочим столом, на котором сегодня бумаг было даже больше, чем обычно, и хмуро посмотрел на Бога, давая понять, что ему не до шуток. Поняв, что сам Учиха не возьмёт мороженое, Наруто пришлось буквально вложить его в руку брюнета.
  
  - Почему вернулись так быстро? - Саске решил на время забыть о своём чувстве эстетики и разорвал упаковку мороженного, но не спешил его пробовать, и Наруто последовал его примеру, обдумывая ответ.
  
  - Ты же меня знаешь, я терпеть не могу тратить много времени на путешествия. Так что, я просто подхватил Орочимару и Рин и исполнил роль воздушного транспорта, - "Не стоит ему рассказывать о том, что нас перенесла Рин. Если захочет, сама расскажет". Узумаки сел на край стола Учихи и пробежался взглядом по его бумагам. Это были отчёты об обмундировании, количестве оружия и запасов еды, что есть у Конохи, списки учеников академии, поступивших в прошлом году. - Чего такой хмурый? Проблемы?
  
  - Да уж, проблемы... Конохе не хватает бюджетных денег.
  
  - Много?
  
  - Нет, всего четыреста миллионов рьё, - увидев, что у блондина едва не выпали глаза из орбит, Учиха пояснил: - Не так много, как могло бы быть. Это один из многих периодов, когда наши убытки превышают прибыль, такое уже не раз случалось, и раньше получалось всё уладить... Коноха - самая густонаселённая Скрытая Деревня из всех, общее население превывысило два с половиной миллиона, но из всех этих людей, только двадцать семь процентов обучены навыкам шиноби и приносят в казну Листа деньги, выполняя миссии.
  
  - Так, в чём проблема, если ты говоришь, что такое уже случалось, и раньше удавалось избежать кризиса?
  
  - В этот раз, я не знаю, у кого можно занять денег. Сейчас во всех деревнях туго с деньгами после затрат на праздники, к тому же, начало нового года. А это означает, что придётся занимать у нашего феодала, а он обязательно попросит что-то сделать взамен.
  
  - Не понимаю, как до такого дошло? Я же оставлял тебе деньги, чуть меньше миллиарда, незадолго до смерти.
  
  - О да, ты оставлял деньги. Четыре года назад, - последнее предложение брюнет сказал, как отрезал. - И все эти деньги ушли в первый же год, на ЧМВ, на компенсации семьям погибших, на реконструкции. Казалось бы, почти миллиард рьё, это так много, а попытайся на этих деньгах содержать целую деревню, и сам не заметишь, как деньги испарятся. Вот, с чем ты оставил меня.
  
  - Не хочешь быть Хокаге? Не будь. Ты ничего не должен этим людям.
  
  - Конечно должен. Они приняли меня, доверились мне, а ведь я и не смел о таком просить. Я ради этих людей на что угодно готов пойти.
  
  - А они готовы ответить тебе той же заботой? Люди ведь способны на ужасные вещи, а когда дело плохо, они готовы наступать на горло тем, кто о них заботился, - за такие слова, брюнет наградил Бога колким взглядом, но Узумаки никак не отреагировал.
  
  - Ты не имеешь права судить о людях по себе.
  
  - Почему?
  
  - Потому что ты маньяк-убийца.
  
  - ...Монстром может стать каждый, Саске, - Наруто посмотрел на Учиху совершенно серьёзным взглядом, но тут же переменился, вспомнив о мороженом. - Чтож, из того, что ты мне сказал о бюджетном положении Листа, становится очевидно, что нам нужно просить денег у феодала, а это означает, что Хокаге придётся у него как следует пососать. Давай тренироваться, что ли? - Узумаки ещё раз взглянул на розовый фруктовый лёд на палочке и взял его в рот, засунув мороженое себе за щеку. Саске не выдержал и, ухмыльнувшись, тоже начал посасывать мороженое.
  
  - Ладно, мне придётся у феодала пососать, а ты-то, зачем тренируешься? - Саске нужна была психологическая разрядка, и сейчас, говоря с набитым ртом, сквозь смех, ведя себя довольно глупо, он её получал, что обрадовало Наруто, и он решил не прекращать этого дурачества.
  
  - Ну, как же, вдруг ты не справишься один? Разделение труда - залог успешных дружеских отношений. Я уже вижу плакаты с твоей и моей моськой, с лозунгом: "Наруто и Саске: глоткой готовы защищать за родину!". Или же так: "Саске стал Шестым Хокаге, самым молодым Хокаге из всех. Наруто стал Богом и ему уже четыреста шестнадцать. Наруто и Саске, как были сосунками, так ими и остались!".
  
  - Ха-ха-ха-кха! -Учиха досмеялся до того, что чуть не проглотил палочку от мороженного, и Наруто пришлось похлопать брюнета по спине. Они смеялись и не могли остановиться несколько минут, уже начав задыхаться и плакать от смеха, а когда они наконец успокоились, в кабинете повисло неловкое молчание, во время которого Саске грустно, с ностальгией смотрел на блондина.
  
  - И почему мы не можем всегда так общаться? Смеяться, иронизировать проклятые жизни друг друга, как раньше?
  
  - Мы ведь уже об этом говорили. Наша дружба приносит больше горя, чем радости.
  
  - Да, но, разве сейчас, тебе не было весело? В конце концов, такова жизнь, и нет ничего просто плохого или хорошего. Разве не в этом смысл дружбы? Терпеть хуеву тучу говна, ради мимолётных приятных мелочей, которые потом вспоминаешь всю жизнь с улыбкой? По-крайней мере, в нашем случае, дружба всегда была именно такой.
  
  - ...Думаешь, мы сможем снова стать друзьями?
  
  - Я никогда не переставал быть твоим другом, так что, тут всё зависит только от тебя. Давай просто прогуляемся, а ты уже сам решишь, хочешь ты этой дружбы или нет, - Саске несколько секунд неподвижно смотрел на Наруто, а затем вздохнул.
  
  - Ладно, чёрт с тобой! - Учиха быстро метнулся из кабинета к прихожей, боясь передумать, и когда Наруто его догнал, он уже надел пальто и обувь. Брюнет открыл входную дверь, они вышли на улицу, просто идя вперёд и не зная, куда стоит пойти, и тут Наруто схватил Саске за рукав, как это делают маленькие дети, и начал идти в припрыжку, напевая:
  
  - Ля-ля-ля-ля! - Учиха посмотрел на издевающегося над ним Бога округлившимися глазами и с какой-то безнадёжно улыбнулся, позволяя блондину держаться за его рукав.
  
  - Ну сказочный долбоклюй, - люди уже начали обращать внимание на парней, пробегавшие мимо детишки, игравшие в снежки сходили с ума от восторга, видя одновременно двух знаменитостей, заметивший их Ли на мгновение забыл о скорби по своему погибшему сенсею, загорелся огнём юности и яро пожелал Учихе и Узумаки хорошо провести праздничные выходные. Определившись, Саске подвёл Наруто к ближайшей забегаловки, сел у стойки и обратился к польщённому хозяину заведения: - Саке, пожалуйста.
  
  - Д-да, конечно, Господин!.. Вам, за счёт заведения, - мужчина побежал искать самое приличное пойло, какое у него было.
  
  - Уверен? - спросил Узумаки у брюнета. - Я же каждый раз, как напьюсь, делаю что-то такое, что выводит тебя из себя.
  
  - Это я здесь алкоголик, а ты выводишь меня из себя не потому, что у тебя проблемы с выпивкой, а потому что ты распиздяй, - хозяин бара уже поставил перед шиноби красиво оформленную бутылку, наполненную прозрачной жидкостью, и две специальные чашечки. Учиха налил себе и блондину до краёв и взял чашечку. - До дна.
  
  - До дна, - согласился джинчурики и они оба выпили, не жмурясь, будучи любителями выпить со стажем. Саске несколько секунд молчит, а Наруто терпеливо ждёт.
  
  - Знаешь, а ведь я даже не помню, как мы познакомились. Такое чувство, что это было в прошлой жизни, вечность назад.
  
  - А я вот всё прекрасно помню. Нам тогда было по семь лет, ты сидел на берегу небольшого пруда и смотрел на своё отражение, а я просто проходил мимо, - в перерывах между словами, Наруто и Саске продолжали пить. - Ты вдруг оскалился на своё отражение и прыгнул в воду, и не всплывал. Я тогда вообще не понимал человеческих чувств, но почему-то сразу догадался, что ты пытаешься утопиться.
  
  - Ах, да, точно! Ты же меня и вытащил! Зачем ты меня спас?
  
  - Хотел спросить, почему ты это сделал. Мне было любопытно.
  
  - И на этом держится вся наша дружба, - брюнет снова ухмыльнулся, - на том, что тебе любопытно.
  
  - Помниться, стоило мне тебя откачать, и ты тут же мне врезал и стал орать: "КАКОГО ЧЁРТА ТЫ МНЕ ПОМЕШАЛ?!".
  
  - Да-да! А ты вдруг сделал какое-то излишне доброжелательное лицо и протянул мне горсть камней, сказав: "Так у тебя ничего не получится, если хочешь утопиться, положи их себе в карманы". Ты показался мне настолько жутким малым, что все мысли о суициде из головы вылетели. Забавно, как же давно ты взял привычку спасать мне жизнь.
  
  - Вот видишь! - по немного невнятной речи Узумаки стало понятно, что алкоголь уже ударил ему в голову. - Я тебе необходим, без меня ты убьёшься! Поскользнешься в ванной или порежешь палец и истечёшь кровью до смерти.
  
  - Вы чего тут напиваетесь втихаря? - спросила подсевшая к ним Рин, с красными от мороза щеками. Саске хотел ей ответить, но Наруто её перебил:
  
  - Обсуждаем нашу дружбу и то, как Саске пытается с ней покончить. По-моему, у нас всё, как в "Титанике".
  
  - ЧЕГО?! - едва не сорвав голос прокричал Саске.
  
  - Сходство на лицо! Я подарил тебе огромный алмаз а ты швырнул его в океан... Ну зачем ты это сделал?
  
  - Алмаз это всего лишь углерод. Завязывай нести херню, строишь тут из себя оскорблённого и обиженного! Я устал от твоих закидонов!
  
  - Ты специально загоняешься? Ты-то чем лучше меня? Стоило мне погибнуть, и ты превратился в гребанутого терминатора, который портит себе печень по вечерам и сутками работает!
  
  - Я уже один раз потерял всю свою семью, а ты заставил меня ощутить всё это снова! Что ещё мне оставалось, кроме как топить горе в бухле?!
  
  - Это ты мне говоришь?! Я потерял родителей, двух возлюбленных, самоуважение и моральные устои, но в отличие от тебя, способен жить счастливо!
  
  - Ну да, ты же у нас просто пример для подражания, живёшь, как в ёбанной мечте! Продолжай в том же духе и я всё-таки вычеркну тебя из списка шиноби Конохи!
  
  - Подожди... Ты разве ещё этого не сделал? Ты же говорил, что теперь я сам по себе, и за все проступки теперь сам отвечаю, и деревня не станет меня прикрывать, - Саске потупил взгляд, чем подтвердил предположение джинчурики. - Так ты пудрил мне мозги? Надеялся таким образом наставить меня на путь истинный?
  
  - Как будто я не знаю, что это бесполезно.
  
  - Да ты, мать твою, любишь меня!
  
  - Иди к хренам!!! Давай не будем забывать, что это ты начал! Ты мог бы лично сказать мне о том, что можешь умереть четыре года назад, дать хоть какую-то возможность морально подготовиться, а не ждать до самого конца и прощаться, путём предсмертного сообщения! Ты был всем нам так нужен тогда, а поступил, как последняя сучка, оставившая прощальную записку на холодильнике! Тебе просто было страшно посмотреть нам в глаза, сыкло!
  
  - А ты не думал, что я это ради вас же и делал? Не хотел причинять ещё больше мучений, ведь, будем откровенны, вы бы не позволили мне пойти до конца, зная, что я могу погибнуть!
  
  - А ну, успокойтесь, вы оба! - Рин, при всей своей хрупкой комплекции вдруг стала грозной, и парни сразу затихли. - Это ведь было четыре года назад, и у каждого на этот счёт своё мнение! Правильно Наруто поступил или нет, об этом можно спорить бесконечно, но так и не добраться до сути! Но, сейчас-то он жив, и мы все живы благодаря ему! Господи, у меня от вас голова болит, принесите ещё саке!
  
  ***
  
  
  Через семь часов, Рин и Саске тащили к додзё полубессознательное тело Наруто, причём Хокаге сам был примерно в таком же состоянии, а Узумаки всё время норовил вырваться и упасть лицом в снег.
  
  - Почему мы позволили ему так нажраться?! - возмущалась Учиха, которой блондин шептал на ухо рецепт шоколадного пудинга. - Он уже выпил смертельную дозу алкоголя, которая убила бы десятерых!
  
  
  
  - Он же в первый раз после своего воскрешения выпил, ну нельзя было его останавливать! Главное, мы дали ему удовлетворить своё желание выпить, а остальное - не наша проблема!
  
  - ГИВ МИ САТИСФЕКШЕН! - взвыл Узумаки сквозь пьяный бред.
  
  - Боги, надеюсь, больше он так делать не будет... - Учиха с опаской покосился на блондина. - В любом случае, его скоро отпустит, а к утру всё пройдёт.
  
  - ВСЁЁЁ ПРОЙДЁЁЁТ!!! И ПЕЧАЛЬ, И РАДОСТЬ!
  
  - Так ты уже за него заступаешься? Неужели вы помирились?
  
  - Ну, скажем так, мы в начале долгого пути к примирению! Он напомнил мне, что такое настоящий друг, который может простить что угодно и которому нужно прощать что угодно! Напомнил мне, через что мы прошли!
  
  - МОООЙ ДРУГ, ТЫ УЖ МЕНЯ ПРОСТИ! ЗААА ТО, ЧТО НАМ ПРИШЛОСЬ ПРОЙТИ...
  
  - Ну, слава Богам, теперь вас можно оставлять в одном помещении со спокойным сердцем!
  
  - О! - оживился Наруто. - Моё сердце будет любить тебя всегда!
  
  - Что??? - девушка настолько растерялась, что встала, как вкопанная, а Саске, поняв, о чём речь, закрыл лицо ладонью.
  
  - Господи, только не Селин Дион! - но, было уже поздно, Узумаки откашлялся и начал во всё горло петь:
  
  - Близко ли, далеко ли, где бы ты ни был, Я верю, что сердце способно любить всегда! Снова ты подбираешь ключ к моему сердцу, И ты здесь, в моём сердце, И моё сердце будет любить тебя всегда, всегда! Любовь приходит к нам только один раз,
  Но на всю жизнь, И она будет с нами, пока мы не покинем этот мир!
  
  Жители Конохи, один за другим начали обращать на поющего Бога внимание, а тот всё сильнее упирался, явно желая продолжения банкета, и не давал завести себя в особняк. В какой-то момент, Наруто освободил руки, схватил Хокаге за щёки и, явно видя нечто, идущее вразрез с действительностью, вдруг радостно заголосил:
  
  - Фюрер, ты ли это?! Сколько лет, сколько зим! - Учихи переглянулись, по-настоящему испугавшись за разум Наруто.
  
  - Ты что, внатуре с ума сошёл?
  
  - Натюрлих, натюрлих!
  
  - Наруто, ну что ты ведёшь себя, как мальчик, выпивший перебродивший настой боярышника?!! - Узумаки вдруг убрал руки от лица брюнета, поставил их себе на бока и начал гламурно крутить всем телом.
  
  - Мальчик-гей, будь со мной ты нежней! Мальчик-гей, гей!
  
  Потеряв самообладание, Рин и Саске одновременно отвесили ему пощечину, джинчурики утратил равновесие и упал спиной в сугроб, при этом схватив Хокаге за штанину и задергав, чтобы и его повалить.
  
  - Ты выйдешь за меня замуж?!
  
  - Отпусти, жертва белочки!
  
  - Нет, ну ты выйдешь за меня замуж?!!
  
  - Наруто, твою мать! На нас люди смотрят!
  
  - Ну скажи же ты мне, ТЫ ВЫЙДЕШЬ ЗА МЕНЯ ЗАМУЖ?!!
  
  - ДА! - Наруто тут же отпустил Учиху, но в итоге, брюнет всё равно упал, и уже оба парня стали посмешищем в глазах народа, а Рин с горечью понимала, что теперь ей придётся тащить их обоих. Помолчав пару секунд, Наруто пробурчал:
  
  - Отлично! И, товарищ Ельцин, зайдите ко мне после шести на пузырь чаю...
  Пошли выть на Луну?
  
  Столица. У каждой Великой Страны есть своя столица, но у Страны Огня она особенная. Это прекрасный огромный город, раскинувшийся на берегу Огненного Моря, куда прибывают со всех концов мира. Всегда такой живой, этот город словно дышит вместе со своими жителями. В этом городе, феодал назначил Шестому Хокаге встречу, а вместе с ним, столицу решили посетить и его приближённые, то есть Наруто, Орочимару и Рин.
  
  Проходя через высокие каменные ворота, шиноби обратили внимание на выбитую на них табличку, согласно которой: "Запрещается использовать ниндзюцу и гендзюцу в пределах города, без разрешения властей. За городом следят десятки сенсоров, не пытайтесь скрыть факт использования этих видов техник".
  
  - В городе полно сенсоров, а мы оба помним, как твоё появление подействовало на одного из подручных Райкаге, так что, постарайся как-то себя сдерживать, чтобы не устроить панику, - Хокаге говорил, не прекращая уверенного, размеренного шагу, обращаясь к Наруто, но глядя только вперёд.
  
  - Да-да, - язвительно буркнул блондин, натянув капюшон себе до уровня глаз, чтобы скрыть пару маленьких чёрных рожек.
  
  - Ты чего такой хмурый? - удивлённо и, практически осуждающе спросила Рин. - Мы же в прекраснейшем городе!
  
  Стоило шиноби войти в город, и они тут же затерялись в толпе, среди снующих потоков разодетых в дорогие наряды людей. Каменные стены города, преимущественно персикового цвета, появившегося за долгие годы под солнечными лучами, плохо удерживали тепло, но его было достаточно, чтобы снег начинал таять, не долетая до земли, из-за чего под ногами царило грязевое, чавкающее месиво. И всё равно, даже в этом чавканьи было что-то, внушающее уважение к столице. Улицы так же были выложены каменной плиткой и имели множество переулков, по которым можно было в любой момент изменить маршрут. А запахи... В городе переплетались тысячи едва уловимых запахов.
  
  - Я здесь впервые, а я не люблю места, о которых я ничего не знаю.
  
  - Скучаешь по убежищам? - ухмыльнулся змеиный санин, облизнувшись. - В тебе ведь есть жилка учёного, а нас всегда тянет к уединению, - вскоре, шиноби вышли на площадь, на которой располагался огромный базар, где продавались экзотические продукты, ткани, одежды, кое-где, даже ещё живой скот. Здесь, в глазах Рин вновь загорелась та наивная, детская искорка, и она с упоением потянула носом воздух.
  
  - Чувствуете? Пахнет пряностями, выпечкой, фруктами, сладостями и...
  
  - И мясом, - сказав это, Наруто без каких-либо пояснений подскочил к прилавку с вяленым мясом, схватил кусок побольше и вцепился в него зубами, с звериной жадностью. В ответ на невероятное возмущение хозяина лавки, блондин сорвал с себя капюшон и пошире раскрыл глаза, чтобы было видно риннеган, и, не прекращая жевать, сквозь чавканье сказал: - Богу за счёт заведения.
  
  Узумаки и не думал, что это сработает, и на всякий случай, готовился занять у Саске денег, чтобы расплатиться, но, стоило людям разглядеть его лицо, и все они разом оживились, засияли от какого-то священного блаженства, а хозяин лавки с гордостью начал предлагать Наруто ещё мяса, бесплатно, с неимоверной радостью! К тому же, всё время повторял, как сильно он почтён и рад возможности угодить великому герою войны. А Наруто, в свою очередь, пожирал мясо с такой скоростью и жадностью, что буквально за пять минут, от, по меньшей мере, десятикилограммовой кучи вяленого мяса ничего не осталось. Шиноби Листа с нескрываемым шоком уставились на Узумаки, который продолжил идти своей дорогой, словно он только что не съел порцию, от которой у нормального человека разорвался бы желудок. Мало того, так ведь остальные торгаши начали подбегать к Богу, поднося ему различные мясные блюда, с подлинным счастьем. Они свято верили, что если накормить нуждающегося Бога, он в долгу не останется, и пошлёт им богатые урожаи, длительное лето, удачу и прочие благие вещи.
  
  - Ты ничего не хочешь нам сказать? - осторожно спросил Учиха у друга, который уже обгладывал жаренную куриную ножку.
  
  - Что именно? - уже с набитым ртом, так, что все звуки звучали нечленораздельно, пробубнил блондин.
  
  - Пожирание мяса в нечеловеческих количествах... Не думаешь, что это тот самый тревожный звоночек?
  
  - Если бы тебя морили голодом четыреста лет, ты бы тоже забил на диету, - Учиха не успел ответить, поскольку за следующим поворотом скрывался тот самый дом, в котором была назначена встреча. Поняв, что это за дом, шиноби впали в ступор.
  
  - Это же... - Саске смотрел на трёхэтажный жилой дом глазами, округлившимися до размера тарелок.
  
  - Быть не может! - Рин краснея прижала ладонь к губам и даже спряталась за спиной Наруто.
  
  - Ха-ха-ха! - хриплый гогот Орочимару так и говорил: "Другого я и не ожидал".
  
  - Феодал там что, совсем охренел? - Узумаки оказался первым, кто решился войти в дом, уверенно распахнув двери. Спросите, в чём же проблема? С виду, обычный, хоть и красивый трёхэтажный дом, с большими окнами, завешанными изнутри плотными шелковыми шторами, довольно большой, явно больше, чем кажется на первый взгляд, но у входа в это здание, и у каждого ближайшего переулка стояли дамы... чья внешность и одежда не просто говорила, а кричала об их профессии. Вызывающая косметика, платья и кимоно с глубокими разрезами, которые они иногда задирали, демонстрирую длинные ноги, иногда, в чулках. Кто-то даже наряжался под стиль гейши. Все девушки, как на подбор, на любой вкус и цвет: начиная от притворно стеснительных девочек, которые невинно хлопают глазками, одетых в более-менее приличную одежду, и заканчивая откровенными, знающими своё дело бестиями, которые готовы прямо на улице раздвинуть ноги. Добивали все сомнения о назначении этого места, периодически выходившие оттуда мужчины и женщины, с видом глубокого удовлетворения на своих лицах, некоторые из которых прямо на ходу застёгивали свои одежды. Да-да, всё верно, феодал устроил встречу в борделе.
  
  Внутри, по крайней мере, на первом этаже, было на удивление чисто. Высокий потолок, с которого свисала огромная хрустальная люстра, стены, завешанные переливающейся на свету тканью, в воздухе витает аромат духов и свечей, что тоже было неожиданностью, и к тому же, весь зал был поделен на десятки "уголков", прикрытых узорной ширмой, за которыми стояли большие диванчики, на которых клиенты могли сделать свой выбор или же побеседовать с кем-то, не мешая друг другу. Судя по одежде, все клиенты - элитные сливки общества, даже не пытавшиеся скрыть своё положение и личность.
  
  - Знаешь, Рин, ты была права, прекраснейший город! - ухмыльнувшись, сказал джинчурики, когда мимо него прошла одна из местных девушек, зазывающее подмигнув ему.
  
  - Ха-ха, очень смешно. Ну, и как мы найдём феодала в этом... доме?
  
  - Не будем же мы подходить ко всем подряд и спрашивать, не затерялся ли он среди местных клиентов, хотя, было бы забавно, - санин едва успел ухмыльнуться, когда увидел на диване впереди рыжеволосую женщину, и инстинктивно вжал шею в плечи. - Только не ЭТА женщина...
  
  - Надо же, какая встреча! - Мизукаге заметила шиноби Листа и помахала им рукой, приглашая на свой диванчик. И вновь у всех шок, ведь Теруми здесь без своей охраны, а это наводит на не слишком приличные мысли. - Ну же, подойдите!
  
  - Кхем... Госпожа Мизукаге, могу я спросить, что Вы здесь делаете? - уже присаживаясь, спросил Шестой Хокаге. В то время как он, Рин и Орочимару садились на диван, Наруто зашёл за него, оказавшись у Мей за спиной.
  
  - Саске-кун, у тебя, я могла бы спросить о том же, - Мизукаге хитро и кокетливо улыбнулась, но тут, Узумаки опустил ей на плечи свои крупные ладони, и начал то ли массировать, то ли угрожать, что сейчас оторвёт ей руки.
  
  - И всё же, Госпожа, ответьте на вопрос моего друга, - что бы Наруто ни делал, похоже, Теруми это понравилось, и она расслабленно выгнулась на диване.
  
  - Мальчики, я заметила, что мне, похоже нравится, когда вы меня так называете.
  
  - Блин, Мизукаге-сама, - немного надув губки заговорила Рин, - ну прекратите вы уже говорить в такой манере. Это очень отвлекает.
  
  - Ничего не могу с собой поделать. Когда я вижу таких красивых, юных мальчиков, просто не могу удержаться от кокетства.
  
  - Знаешь, кому нравятся маленькие мальчики? Даю подсказку, начинается на букву "п", - от Орочимару такой фразы никто не ожидал, а тот продолжил сидеть, как ни в чём не бывало, не глядя в глаза Мизукаге и уставившись куда-то вдаль. По сути, он ведь не оскорбил Главу Тумана, а только это имело значение.
  
  - Кто бы говорил, - Мизукаге ухмыльнулась и пару раз ткнула санина локтём в бок, от чего тот буквально начал шипеть. - Ты ведь завербовал этих парней, когда им было, сколько, лет двенадцать? Что, змейка выпустила в маленького Учиху и Узумаки немножко яду?
  
  - Тс, - похоже, Орочимару обиделся и вообще не планировал больше разговаривать с Мизукаге. А та была этому только рада, и в своём приподнятом настроении, решила признаться:
  
  - Хозяин этого заведения должен мне денег, а сейчас наиболее подходящее время, чтобы собрать долги. Вот и всё. Ваша очередь рассказать, зачем вы здесь.
  
  - Да собственно, по той же причине. Только мы хотим получить деньги от более значимой персоны. Большего сказать не можем.
  
  - Тогда, считайте, что вам повезло. Мой должник знает всех присутствующих здесь клиентов и поможет вам найти вашу значимую персону. Он скоро придёт, - Мизукаге заметила, что с особым смущением и ошарашенностью это бордель оглядывают Учихи, и Саске, и Рин. - Удивлены этим местом?
  
  - Скорей уж шокированы, - ответила брюнетка.
  
  - Как Хокаге, за последние четыре года, мне не раз доводилось бывать в столице Страны Огня, и я не удивлён тем, что здесь есть подобное заведение, но клиентура... Здесь ведь очень много политиков, среди которых я вижу и знакомые лица, и при этом, никто не пытается хоть как-то скрыть свою личность. И никто даже бровью не повёл, когда сюда вошёл Хокаге, и похоже, никого не волнует, что здесь Мизукаге. Это просто странно.
  
  - Саске-кун, так ты предпочёл бы, чтобы едва завидев тебя или меня, или любую другую известную личность, в нас бы начали тыкать пальцем и осуждали?
  
  - Нет, я бы этого не хотел, но так было бы правильней.
  
  - Так для тебя имеет значение лишь правильность и неправильность вещей, и не важно, что для тебя лучше? Как это мило, - Мей несколько секунд улыбалась Учихе, но вскоре посерьезнела. - Саске, сюда приходят люди, которые несчастны. Несчастны по разным причинам. Кто-то не находит удовлетворения в браке, кто-то стесняется своих... предпочтений, кто-то чувствует нужду и безысходность. А местным дамам и мужчинам всего лишь нужны деньги. Всё ведь происходит по обоюдному согласию, хоть и за деньги, и никто здесь не нарушает закон... Не считая крайне редких случаев. Так что, и клиенты, и работники борделя привыкли не обращать внимания на личности друг друга, не запоминать, кто что говорит, не собирать компромат и не шантажировать, чтобы это место не закрылось, и людям не пришлось искать новое, не проверенное.
  
  - Звучит так, словно Вы считаете, что бордели действительно необходимы людям.
  
  - А может быть, я именно так и считаю, - шиноби не знали, что на это ответить, так как Рин и Саске почему-то стало немного стыдно за людей в общем и целом, а Орочимару и Наруто вообще было как-то пофигу. Узумаки одёрнул руки от плеч Мизукаге и как-то осуждающе на всех посмотрел.
  
  - Черт возьми, мы же в публичном доме, а из-за вас и ваших меланхоличных речей, становится грустно и тоскливо! Хотите знать, как я отношусь к проституткам? Я их просто обожаю! Но не за их естественные услуги, а за то, что это люди скрытых талантов, которые всегда могут развлечь! Эй, мальчики и девочки, - Наруто обратился к ближайшим куртизанкам, - кто сыграет мне на баяне, получит деньги! Запишите на счёт вот этого парня, - уже шепотом добавил джинчурики, пальцем указав на Саске.
  
  - Вы, должно быть, Наруто-сан? - Узумаки, как и все прочие шиноби оборачиваются на дребезжащий, практически детский голос, который, как выяснилось, совсем не соответствует его обладателю. Это был низенький, очень полный мужчина, с короткими, раздутыми ручками, пухлые пальцы, на которых были перстни, которые, похоже, уже никогда не получится снять, едва смыкались на круглом, идущем впереди самого мужчины, животе. Его короткая шея практически не отделяла голову от узких плеч, вокруг блестящей лысины ещё осталось несколько узких рядов сальных волос непонятного цвета, маленькие, свиные глазки то и дело бегали от одного человека к другому, а на удивление тонкие губы были едва заметны под густыми усами. Подходя к шиноби, эта ходячая бочка отдала паре девушек какие-то инструкции, и все догадались, что это и есть хозяин борделя. - Здравствуйте, Госпожа Мизукаге, Господин Хокаге.
  
  - Друг мой, - Мей протянула толстяку руку, и хозяин борделя чмокнул тыльную сторону ладони, вызвав рвотный рефлекс у Рин, сидевшей рядом. Мужчина уже собирался осуществить тот же ритуал публичной вежливости с младшей Учихой, но заметив, как она замешкалась, тут же с улыбкой отошел от неё на шаг.
  
  - Понимаю. Не доверять незнакомцу в подобном месте - самое мудрое решение. За это, Вас уже можно уважать, Рин-сан.
  
  - Извините... - девушке стало стыдно за себя, хоть мужчина и не думал обижаться на неё.
  
  - Быть может, Вы нам поможете? - Саске встал с дивана, и тут же почувствовал себя великаном рядом с низкорослым хозяином борделя. - Мы пришли к...
  
  - Ах, да, конечно! Госпожа, вы простите мне ещё несколько минут ожидания? У уважаемых шиноби Листа неотложное дело.
  
  - Разумеется, - мужчина без промедлений поманил за собой шиноби, обходя встречных людей и направляясь по лестнице на второй этаж. От этого человека у каждого сложилось странное, двоякое впечатление. Вежливый, но слишком озорной, на вид - жалкий недорослик, но по тому, с каким страхом все от него отступали, можно было понять, что он более важная птица, чем кажется. Наруто шёл справа от него, и посмеивался, чем заинтересовал толстяка.
  
  - Видите что-то смешное, Наруто-сан?
  
  - Да. Тебя. Ты одновременно похож на свинью и на крысу. Даже глазки у тебя маленькие, как у свиньи, но бегают, как у настоящей крысы. И все эти "сан" и "Госпожа" - сплошное притворство. На самом деле, ты всех здесь присутствующих людей считаешь ничтожествами.
  
  - Все, кто сюда приходят, хотят купить приятную ложь.
  
  - Я тебе за твою ложь не платил. И я люблю людей, которые называют вещи своими именами.
  
  - И как же, по-вашему, я должен называть окружающие меня вещи? - хозяина публичного дома откровенно забавлял этот разговор. Или сам Наруто.
  
  - Не слишком хорошими словами.
  
  - Многие в этом городе готовы называть Вас не иначе, как Ками-сама. Вы бы предпочли, чтобы и я называл вас так? - Наруто поморщился от одной только мысли об этом. Оказавшись на втором этаже, мужчина провёл шиноби по длинному коридору, мимо множества дверей, пока они не достигли последней, в самом конце коридора. Оттуда доносился смех девушек и музыка. Хозяин борделя постучал в дверь трижды, а после небольшой паузы, ещё два раза, после чего, откланялся.
  
  Внутри комнаты было довольно темно, но глаза Наруто быстрее остальных привыкли к этому, и прежде, чем Рин тоже успела что-то разглядеть, джинчурики подхватил её, закрыл ей глаза своей ладонью и с лёгкостью вытолкнул в коридор, сразу же захлопнув за ней дверь.
  
  На огромной кровати, в окружении, по меньшей мере, шести обнажённых женщин, лежал пожилой мужчина, хотя, на первый взгляд, это было скорей уж морщинистое лягушачье тело: круглое брюхо, но тонкие и длинные руки и ноги, с такими же тонкими и длинными пальцами. Феодальный лорд не вскочил на ноги, не принялся суматошно одеваться, не разогнал куртизанок. Он просто сел на постели и небрежно отпихнул девушку, ублажавшую его в этот самый момент, засветив своё "достоинство". Наруто, Саске и Орочимару стояли в проходе, с каменными лицами, изо всех сил стараясь не выражать отвращения, но змеиного санина пробила едва заметная дрожь.
  
  - Лучше бы ты и меня отсюда выгнал, прежде, чем я что-то увидел, - одними губами прошептал учёный.
  
  - Милорд, - Саске поклонился этому дряблому существу, злобно взглянул на Наруто и Орочимару, заставив их сделать то же самое.
  
  - Наконец-то мы все встретились в одном месте. Шестой Хокаге, Легендарный Санин и ты... - феодал остановил свой взгляд на блондине. - Невероятный молодой человек, возвращающийся с того света каждый раз, когда тебя считают погибшим.
  
  - Позвольте выразить благо... - феодальный лорд жестом попросил Учиху замолчать, с деловой серьёзностью на лице, несмотря на то, что прямо сейчас, он был гол, как сокол.
  
  - Опустим формальности. Перейдём сразу к делу: Конохе кое-что нужно от меня, а мне кое-что нужно от Конохи. Да, я знаю, что Листу нужны деньги. И в том, чтобы просить у меня, нет ничего зазорного. Всем нужны деньги и тебе нужны, молодой феодал. Я дам их тебе.
  
  - И чего же Вы потребуете взамен? - феодал ухмыльнулся, потерев указательным пальцем переносицу.
  
  - После того, как вы разобрались с инженерами, желавшими заполучить джинчурики, огромное количество чертежей и уже готовых изобретений разошлось по всему свету, к разным феодалам. К счастью, мне удалось перехватить и перекупить почти все. Можете мне не верить, но среди этих изобретений есть вещи, с помощью которых, даже маленькая страна могла бы выиграть войну против любой другой.
  
  - Все инженеры мертвы, а их разработки в Ваших руках. Я не совсем понимаю, чего ещё Вы хотите? - Саске действительно не понимал, к чему клонит феодал, но краем глаза он заметил на лице Узумаки, стоявшего рядом с ним, странное выражение. Словно он уже догадался, чего хочет лорд.
  
  - Эти инженеры мертвы, но, насколько я знаю, деревня, из которой они пришли, ещё цела. И человек, который подготавливал всех инженеров, от которого исходило большинство идей, ещё жив. А это означает, что рано или поздно, появятся новые инженеры, новые изобретения, новая угроза. Мы же не можем этого допустить, верно?
  
  - Что Вы предлагаете? - уже настороженно, строго спросил Хокаге.
  
  - Предлагаю сделку. Население той деревни мизерно, всего двести шестьдесят семь человек. Причём, каждый её житель может что-то знать о технологиях, которые там создаются. За каждого их жителя вы получите невероятно завышенное вознаграждение - тридцать миллионов рьё, а за создателя инженеров вдвое больше. Такую цену на чёрном рынке тел предлагают за сильных шиноби.
  
  - Вы предлагаете вознаграждение за трупы мужчин, женщин и детей, только из-за угрозы, которой может и не быть?! - вспышка злости брюнета была погашена, как только Орочимару опустил руку ему на плечо.
  
  - Феодальный лорд делает нам предложение, и не важно, нравится оно нам или нет, мы обязаны хотя бы выслушать его.
  
  - Мне вот что интересно, - заговорил Наруто. - Вы хотите заплатить Конохе больше восьми миллиардов рьё, всего лишь за уничтожение маленькой деревни? В чём подвох?
  
  - А ты проницательный, как и говорили, - феодал встал с кровати и, наконец, соизволил накинуть на себя халат. - Я хочу, чтобы вы уничтожили ту деревушку, но сделали это так, чтобы никто не догадался, нет, даже не подумал о том, что вы выполнили мой приказ. Моя репутация не должна пострадать. Именно поэтому, я хочу, чтобы ты тоже принял в этой миссии участие. Я знаю о твоих врождённых талантах к насилию, и думаю, ты как никто другой знаешь, как нужно действовать, чтобы у людей не сложилось впечатление, что ты выполняешь чей-то приказ.
  
  - ...Жестокость, злорадство, садизм? Святая троица?
  
  - Вижу, ты уловил мою мысль.
  
  - Я... Я не стану, - Учиху всего трясло, он, похоже, боролся с желанием ударить феодала. - До тех пор, пока я Хокаге, я ни за что не отдам своим людям приказ сделать это, а Наруто был и остаётся одним из них.
  
  - Подумай дважды. Деньги не возьмутся из ниоткуда, а я предлагаю вам в шестнадцать раз больше, чем нужно. Коноха сможет забыть о нужде на долгие годы.
  
  - Я не смогу купить чистую совесть за деньги. Простите, но я просто не могу так поступить. Извините, что побеспокоили, - Саске развернулся к двери, и его товарищи последовали его примеру, но феодал их окликнул:
  
  - А что вы скажете, если к денежной награде я прибавлю живого и невредимого Матсураши Хидана? - Узумаки обернулся первым, и одним шагом преодолел расстояние, разделявшее его от лорда. Последний самодовольно взглянул в глаза блондина. - Я знаю, что ты его ищешь. Слухи расходятся быстро.
  
  - Ну Саске, - Узумаки с мольбой в голосе обернулся к Учихе, но тот остался непреклонным.
  
  - Я сказал "нет". Пошли, - видя, с каким недовольством Узумаки подчиняется, следуя за Хокаге, феодал небрежно бросил им вслед:
  
  - У вас есть ещё два дня, чтобы передумать. Кстати, Господин Хокаге, загляните на третий этаж. Там Вас кое-кто ждёт.
  
  ***
  
  
  - Поверить не могу, что феодал предложил вам такое! - Рин не могла унять своё возмущение, и в то же время, ей, как и Саске, было невыносимо горестно, ведь хрупкий карточный домик их представлений о том, что феодалы, хотя бы после Четвёртой Мировой, должны были стать порядочными людьми, разрушился в одно мгновение. - Конечно, я предполагала, что иногда, Каге приходится выполнять грязную работу, но это...
  
  - А чего вы все ожидали? - Орочимару непонимающе взглянул на Учих. - Думаете, это первый случай за всю историю, когда феодал просит одного из Каге уничтожить неугодную деревню?
  
  - Но в этой деревне живут безоружные, в основном, безоружные люди!
  
  - Как и в любой другой деревне. Население этого города - девятнадцать миллионов человек, но шиноби здесь не больше пятидесяти тысяч, причём, все наёмники из других деревень.
  
  - И всё равно, я не хочу, чтобы мои руки были в крови! - услышав Учиху, Наруто резко остановился и жалостливо, настолько, насколько это было возможно, посмотрел на друга.
  
  - А как же то, чего хочу я? Как же моя месть? Хидан нужен мне. Без него, я не смогу добраться до Джашина.
  
  - Это не то место, где мы можем поговорить о таком! Давай для начала хотя бы выйдем из борделя!
  
  - Не согласен, - Узумаки выбрал случайную дверь, выбил её, ворвался внутрь, что-то выкрикнув, и через несколько секунд оттуда выбежал клиент, от страху забывший надеть штаны, и его сегодняшняя пассия. Другого выбора Наруто не предоставил, так что, шиноби пришлось проследовать за ним. Наруто встал у окна и подождал, пока Хокаге раздраженно встанет перед ним, а Орочимару закроет дверь. - Саске, я хочу, чтобы ты постарался, изо всех сил постарался понять меня, войти в моё положение.
  
  - Я всё понимаю! То, что с тобой случилось, то, что Боги с тобой сделали ужасно! И я понимаю, что ты хочешь им отомстить, но и ты меня пойми! Я не могу просто так взять и продаться!
  
  - Ну почему обязательно всё усложнять? Ты отдаёшь приказ, мы убиваем две с половиной сотни человек, ты получаешь деньги, я получаю Хидана. Разве не за этим мы пришли в столицу? Мы ведь знакомы целых девять лет, за эти годы, наблюдая за мной, ты должен был понять, что мир жесток. Давай, не стесняйся, делай, как я тебе говорю!
  
  - Тебе легко говорить! Это не твоя репутация будет втоптана в грязь!
  
  - Да ничего с твоей репутацией не случится! Ты же золотой мальчик Конохи, с голубой кровью, не то, что я! Ты можешь инсценировать смерть, предать деревню, убить Данзо! Ты мог бы даже переспать с родным братом, на глазах у миллионов людей, если бы тот всё ещё был жив, и всё равно, ты бы остался любимцем народа!
  
  - Осторожней, - зря Наруто упомянул Итачи, Хокаге это сразу вывело из себя. - Я один из твоих немногих друзей. И всё равно, я не могу так поступить.
  
  - Пойми, феодал ведь не требует от тебя ничего необычного. В политике, подобные просьбы - обыденное дело. Ну или хотя бы позволь выпытать у феодала местоположение Хидана. Я отрежу ему парочку пальцев, его сморщенную сосиску, возможно, и он всё расскажет.
  
  - Спятил?! Без феодального лорда Коноха загнётся меньше, чем за год!
  
  - Тогда, что мне делать прикажешь?!
  
  - Делай что хочешь, но не пытай и не убивай феодала! И вообще никого из важных лиц!
  
  - Тогда, пока я не найду Хидана, я отсюда не уйду, - блондин отвернулся от Учихи, скрестив на груди руки. Саске остервенело выругался и вышел из комнаты, а Рин и Орочимару остались в комнате. Орочимару подошёл к кровати и легко перевернул её кверху ножками, после чего, лёг на фанерное дно. Это создавало иллюзию гигиены. Девушка же осталась стоять, боясь даже прикасаться к чему-либо.
  
  Стоило Хокаге оказаться в коридоре, как к нему тут же подошёл хозяин борделя, своими быстрыми, хоть и короткими шагами.
  
  - Вам говорили, что Вас ждут на третьем этаже? Пойдёмте скорее, - мужчина схватил брюнета за руку, не дав ему опомниться, и потащил к лестнице, а оттуда, наверх. Третий этаж был похож на первый: один большой зал и никаких комнат. В центре зала стоял один огромный круглый стол, за которым сидела дюжина мужчин, увлеченно игравших друг с другом в карты. Здесь чувствовался едкий запах табака, а стена сигаретного дыма была настолько плотной, что брюнет с трудом мог разглядеть проходивших мимо него девушек в откровенных нарядах.
  
  Хозяин публичного дома подвёл Саске к столу и усадил его на стул, напротив загорелого шатена, на вид, сорокалетнего, с небольшой щетиной на лице. Было в нём что-то знакомое, в чертах лица и взгляде.
  
  - Добрый день, Хокаге, - незнакомец перетасовывал в руках новенькую колоду карт.
  
  - А Вы... Кто? И откуда узнали, что я буду в столице?
  
  - Мне папа сказал.
  
  - Папа?
  
  - Ну да. Твой феодальный лорд. Я его старший сын, - Учиха сразу расхотел иметь что-то общее с этим человеком, поскольку, от феодалов он сегодня ничего хорошего не получил, но, брюнет постарался не подавать виду. - А где твой друг?
  
  - Который?
  
  - Блондин. Я давно хотел снова с ним встретиться.
  
  - А вы разве уже встречались?
  
  - Это долгая история, и он точно не помнит эту встречу. Что ж, не беда, ещё успеем повидаться. Ну что, Хокаге, сыграем? Начальная ставка - сто тысяч рьё. Если конечно, у тебя есть на это время, - за пару секунд, Саске успел обдумать, стоит оно того или нет. Деньги ему сейчас были нужны, сто тысяч лишними не будут, а если он проиграет, то что значат какие-то сто тысяч, в сравнении с пятьюстами миллионами? К тому же, Наруто сам сказал, что не собирается отсюда уходить в ближайшее время. Как только Шестой кивнул, хозяин борделя подал ему бокал вина, и готов был подлить ещё.
  
  - Только одну партию.
  
  ***
  
  
  Наруто решил не тратить время зря и отправился на прогулку по столице, чтобы расспросить у её жителей, не видели ли они Хидана, не слышали ли они что-то о нём. Рин увязалась за ним, поскольку ей хотелось как можно скорее покинуть публичный дом. И вот, они шли рука об руку, спрашивая у всех прохожих о Матсураши, но везде они слышали один и тот же ответ: "Ничего не знаем, ничего не слышали и не видели".
  
  - Учиха... - Наруто вложил в это слово столько смысла, хоть и не было понятно, какого именно.
  
  - Что? - девушка посмотрела на джинчурики большими ониксовыми глазами, доверчиво и сочувственно.
  
  - Последние поколения вашего клана превратились в наивных детишек, верящих, что окружающий вас мир - сплошная сказка.
  
  - Саске не так уж наивен. Как Хокаге, он принимал ответственные решения.
  
  - А ты? Ты тоже была не в восторге, когда узнала, что феодал хочет, чтобы мы истребили целую деревню. Ты бы смогла сделать это?
  
  - Не думаю. У меня бы рука не поднялась.
  
  - А если бы я всё сделал в одиночку, ты бы смогла относиться ко мне, как прежде? - Рин удивлённо сдвинула брови, решив, что это шутка, но Узумаки был серьёзен.
  
  - Ты бы не перестал мне нравиться, - Учиха, похоже, сама не ожидала от себя таких слов, и её лицо сильно покраснело. - Но, не ручаюсь за большинство других людей.
  
  - Две сотни человек - капля в море.
  
  - Неправда. Люди относятся к тебе хорошо, и им важны все твои поступки. После твоего воскрешения, ты получил шанс начать всё с чистого листа. Сейчас, важно показать всем, что ты можешь и хорошие вещи делать, - Учиха и Узумаки вскоре оказались на улице, где у каждого дома, опираясь спинами о стены, на земле сидели люди и просили милостыни. В основном это были пожилые, или же искалеченные люди, которые, похоже, даже встать уже самостоятельно не могли, и были вынуждены сидеть на холодной земле в ожидании чуда. Наруто огляделся и хмыкнул.
  
  - Проверим? - Рин не сразу поняла, что блондин имел в виду, а тот, не дожидаясь её реакции, подошел к одному из искалеченных попрошаек, сложил несколько печатей и протянул к нему руку. Для Наруто, в подобном не было ничего сложного, всего лишь короткая вспышка зеленоватого цвета, совсем немного чакры, и увечья, которые не смогли бы исцелить большинство медиков начинали проходить. Хорошо, что в столице не были запрещены медицинские ниндзюцу. Исцелив одного, Наруто переходил к другому, выполняя абсолютно монотонную работу. Ему было всё равно, кого он исцеляет и будут ли ему благодарны, а до того самого момента, когда последний его последний пациент поправился, Узумаки даже не замечал, что вокруг него уже столпились сотни людей, которые с замиранием сердца наблюдали за его работой. На несколько секунд, устанавливается такая тишина, что можно услышать дыхание каждого отдельного человека, а в следующее мгновенье, кольцо людей, окружавших Наруто сужается, все начинают к нему тянуться, пытаются прикоснуться, славят, скандируют его имя, постоянно добавляя слово "Бог". Узумаки был удивлён реакции толпы, но ещё больше, своей собственной, ведь ему никогда не нравилось быть в центре внимания, он привык к роли плохого парня, к унижению и презрению, а тут, можно было почувствовать, что народ его любит, совершенно незнакомые люди им восторгаются, и ему это нравится. Пусть он больше никогда этих людей не увидит, пусть, в глубине души, они ему совершенно безразличны, Наруто действительно был счастлив. И видя это, Рин не могла сдержать улыбки.
  
  ***
  
  
  Саске провёл за карточной игрой уже несколько часов, не веря тому, что он попал в такое положение. Глаза ужасно резало от дыма, но брюнет был даже рад этому, потому что так, он мог ссылаться на дым, а не на то, что он готов разрыдаться от блестящей череды проигрышей. "Что же произошло? Куда делось то мгновенье, когда я сел за этот стол, совершенно безразличный к тому, выиграю я или проиграю каких-то сто тысяч? Чёрт, как же сильно хочется ненавидеть своего противника, как же противно быть в его власти... Но ведь он же не виноват в том, что ему везёт. И я точно знаю, что он не жульничает, не прячет тузы в рукавах. А проклятый толстяк всё подливает мне вина...". На самом деле, Хокаге уже давно потерял счёт времени и пребывал в апатии, не замечая даже, что его клонит в сон, что руки дрожат, но не от волнения, что сын феодала хитро ухмыляется, что в записной книжке, где записывался долг Учихи, постоянно появляются новые нули, и что вино имеет неестественный, горьковатый привкус. Часы летели подобно минутам, перед глазами Саске мелькали обрывочные образы, до его ушей доносились обрывки фраз, и весь этот полудрём оборвался одной, жестокой для него фразой.
  
  - Пожалуй, хватит с тебя, - и тут же Саске выпал из сладкого полудрёма, в неприглядную, и даже уродливую, в этот самый момент, реальность. Учиха рассеяно огляделся: на третьем этаже остался только он, пухлый хозяин публичного дома и младший феодальный лорд. Солнце уже садилось, а ведь Саске сел за этот стол ещё в полдень. Брюнет всё ещё пребывал в дурмане, и изо всех сил пытался что-то сказать, но его язык словно онемел, а когда сын феодала протянул ему раскрытую записную книжку, с подытоженной суммой проигрыша, Учиха покрылся холодным потом.
  
  - Вы... Вы должны понимать, что у меня нет таких денег. У Конохи сейчас проблемы с бюджетом... - Саске почувствовал себя учеником академии, оправдывающимся перед учителем за невыполненное домашнее задание.
  
  - Я в курсе. Но, отец ведь сегодня предложил тебе доступный источник дохода. Если примешь его предложение, легко сможете вернуть долг. Кстати, сделать это ты должен уже завтра.
  
  - Это невозможно!
  
  - Завтра, - повторил наследник феодала, уже с угрозой в голосе. - Или будем разговаривать по-другому.
  
  Поняв всю глубину своей безысходности, Хокаге, с трудом передвигая ватные ноги, встал из-за стола и направился на второй этаж, надеясь найти Наруто и других своих товарищей в той же комнате, где они виделись в последний раз. Он представить себе не мог, как ему всё это объяснить, и как после такого смотреть им в глаза, а расстояние до комнаты продолжало сокращаться. Вот, Саске оказался в комнате, и стало ещё тяжелее, как только он увидел, что шиноби Конохи все прибывали в хорошем настроении. Орочимару сидел в кресле, положив голову на руку и задумавшись над чем-то, Наруто сидел на подоконнике, а Рин, с её боязнью прикосновения к любому предмету в публичном доме, устроилась у не возражавшего блондина на коленях, и они улыбаясь что-то яро обсуждали.
  
  - У-у, а наш Хокаге, похоже, пьян, - Орочимару встал с кресла, поначалу, ухмыляясь возможности подшутить над Учихой, но, увидев, насколько у Саске расширенные зрачки, насторожился. "Рассказать Орочимару первым? - думал брюнет, - Нет, не ему. Я не выдержу его колкого, разочарованного взгляда".
  
  - Есть немного... - постаравшись улыбнуться, Саске подошёл к Рин и Наруто и сел прямо на пол, чувствуя, что иначе, он упадёт.
  
  - Что-то случилось? - Наруто, пребывая в особенном расположении духа, даже не смотрел на Учиху, уставившись куда-то вдаль, и спрашивая, скорее, из вежливости.
  
  - Да, случилось... - Саске хотел извиниться, говорить как можно тише, виновато, моля о прощении за собственную роковую ошибку, но вместо этого, он вдруг, сам того не желая, начал говорить быстро и скомкано, не оправдываясь, и даже с наглостью в голосе: - Я проигрался. Ну, ты же знаешь, с кем не бывает?
  
  - И много ли проиграл?
  
  - Много... Очень много, друзья мои... я три... Три миллиарда проиграл - ещё несколько секунд, до всех доходил смысл скомканной речи, а после, наступил массовый шок.
  
  - Как три?! - вся радость от сегодняшнего общения с людьми, которые его боготворят, у Наруто мгновенно исчезла, а глаза расширились до предела.
  
  - Саске, что ты такое говоришь? - Рин всё ещё не верила своим ушам. - Это какая-то шутка? Если да, то совершенно не смешная!
  
  - Саске-кун, - Орочимару подскочил к брюнету и одной рукой взял его за затылок, а другой, расширил зрачки. - ты сам пил, или тебе кто-то подливал? Ты что-то ел? Вкус был странным? Саске!
  
  - ...Да... - Учиха ответил на все вопросы сразу, одним словом. И в этот момент, его прорвало. - Простите меня! Боже... Я не хотел! Не думал... Я не думал, что так получится... Простите....
  
  - Вот именно, ты не думал, - Наруто спрыгнул с подоконника и со злостью уставился в глаза друга, в которых уже стояли слёзы. - Ты никогда не думаешь, потому что веришь людям. Веришь, что мы живём в сказке.
  
  - Наруто, оставь его в покое! - Рин крикнула на Бога, но тот одарил её хищным, пронизывающим взглядом, от которого у неё всё внутри сжалось, и брюнетка замолчала.
  
  - Ты веришь, что в грёбаном борделе можно пить из чужих рук, что все тебе друзья, и всем можно верить.
  
  - Простите! - Саске закрыл лицо руками, всхлипнув.
  
  - Когда нужно вернуть долг? - уже спокойнее, даже через чур спокойно спросил Узумаки.
  
  - ...Завтра.
  
  - Ну конечно, - джинчурики ухмыльнувшись покачал головой. - С кем не бывает, да? Хах...
  
  - Теперь мне... Нам придётся... - Учиха не решался договорить, но Наруто сделал это за него.
  
  - Что? Пойти на сделку с феодалом? Конечно да. Так что, ложись спать, а завтра, на рассвете, ты станешь массовым убийцей, прямо как я, verstanden? [понял?] - Коноховцы принялись укладывать Учиху на всё ещё перевёрнутую постель, а Наруто молча подошёл к окну и высунулся из него.
  
  - Ты куда? - Рин наконец осмелилась сказать что-то блондину.
  
  - Подышать свежим воздухом. Вернусь к утру, вы уж меня дождитесь. Если устраивать резню, то всем вместе.
  
  ***
  
  
  Узумаки солгал. Пожалуй, всем давно пора было понять, что когда речь идёт о Наруто, любое его слово может оказаться ложью. Выйдя из публичного дома, джинчурики сразу направился к главным воротам столицы, а покинув их и отойдя на несколько десятков метров, собрался подняться в воздух, но в последний момент, остановился. Ему не хотелось делать то, что он задумал в одиночку. Он хотел хоть с кем-то разделить сегодняшнюю, как ему казалось, прекрасную ночь, даже если это означало, что придётся втянуть в авантюру ещё кого-то. Чувствуя себя идиотом, блондин приложил ладони друг к другу и прикрыл глаза, постаравшись при этом сконцентрироваться.
  
  - Индра, понятия не имею, слышишь ли ты меня, поскольку я не знаю, как эта хрень с молитвами работает. Возможно, всё это чушь, и на самом деле, Боги не слышат тех, кто с ними разговаривает через мольбы, но ты мне нужен. Я собираюсь наведаться в одну деревеньку и перекрасить там всё в багровые тона, если ты понимаешь, о чём я. На самом деле, я должен сделать это один, поскольку в отличие от моих друзей, я уже привык к своей дурной репутации, и если люди вдруг вспомнят о том, что у меня руки по локоть в запёкшейся крови - пускай! Мне на это наплевать, но... Сегодня такая тихая ночь, и на душе скребут кошки от мысли о том, что за четыреста шестнадцать лет жизни, я не обзавёлся человеком, который без раздумий согласился бы вместе со мной оборвать пару сотен жизней. Так что, если ты меня слышишь, и если кровопролития всё ещё не идут в разрез с твоим чувством эстетики, приходи, и мы отправимся вместе выть на Луну... - Наруто помолчал секунд тридцать, после чего, усмехнувшись потёр лоб. - Видимо, я сам с собой говорю. Наконец-то добрался до первого признака сумасшествия.
  
  Внезапная яркая вспышка красных искр, из которой, перед блондином появился наследник Хогоморо, с широкой, добродушной ухмылкой.
  
  - Звал? - Наруто улыбнулся и пожал Индре руку. - Что ж, пошли выть на Луну?
  
  - Конечно. Устроим шоу. Тебе наверняка понравится.
  Шаблоны
  
  Уже несколько часов, как стемнело, а пожилой глава одной малоизвестной деревушки, скорее даже посёлка, всё ещё не лёг спать. В такие тихие ночи как эта, когда на него находило вдохновение, он мог до самого утра просидеть в своей мастерской, чертя эскизы новых, хитроумных изобретений. Особенно помогал прохладный воздух зимней ночи, беспрепятственно проникавший в его лачугу через настежь открытое окно. Старик мог без опаски не запираться на ночь, ведь в этой деревне, ему ничто не угрожало. Так он думал, по крайней мере. Неудача с поимкой джинчурики его не сломила, наоборот, заставила трудиться ещё усерднее, взяться за создание новых инженеров и изобретений.
  
  Склонившись над одним из листов и вырисовывая ключевые шестерёнки механизма, учёный краем глаза заметил, или же, ему просто показалось, что где-то позади него на долю секунды появилась алая вспышка. Он обернулся, не вставая с деревянного стула, но увидел лишь непроглядную темноту, расползавшуюся вдоль противоположной ему стены, в которой не было замечено движений. "Показалось", - подумал он, и вновь склонился над чертежом, и в ту же секунду услышал скрип половиц, хотел снова обернуться, но не успел. Кто-то оказался прямо у него за спиной, схватил старика мощной рукой за шею, вдавив на несколько миллиметров цепкие пальцы в плоть и обхватив кадык.
  
  - Добрый вечер, - из-за спины учёного, через его левое плечо выглядывал длинноволосый блондин, меж патл которого виднелась пара чёрных рожек. Этот человек и держал учёного за шею. Голос у него был странным, как бы радостным, практически лепечущим, но в то же время злорадным, внушающим дрожь. А эти глаза... Старик боялся даже смотреть в эти большие глаза, отдающие необычным, монохромным светом высшего риннегана в темноте. Взгляд настолько холодный, что под ним, буквально кожей ощущалась прохлада.
  
  - Кто ты такой?! - старик дёрнулся вперёд, надеясь вырваться из хватки, но Наруто немного сдавил его горло.
  
  - Я Узумаки Наруто, слышали обо мне? - услышав это имя, глава поселения остолбенел, почувствовал всю безнадёжность своего положения. Конечно он слышал о Наруто, он ведь посылал своих людей за Узумаки и другими джинчурики. И благодаря ему, никто с этой миссии не вернулся.
  
  - Как ты попал сюда, обойдя барьер и оставшись незамеченным? - уже спокойней спросил учёный.
  
  - Формально, - новый голос, от которого старик дёрнулся вперёд. Из-за его правого плеча выглядывал брюнет, так же с длинными волосами, но у него они были прямыми, без торчащих локонов, и немного спутанными, словно этот человек уже очень давно перестал следить за своей внешностью. Этот парень был чуть более загорелым, нежели бледный Узумаки, глаза у него были более живые, человеческие, и он на всё смотрел с каким-то восхищением, как будто очень многие вещи видел в первый раз в своей жизни, - мы не входили в деревню. Я перенёс нас прямо в дом, хотя, было довольно тяжело ориентироваться, не зная, как выглядит место, куда я направляюсь.
  
  - Зачем вы пришли?
  
  - А разве не очевидно? - Узумаки с издёвкой вскинул брови. Никакой жалости к этому человеку не было и в помине, ведь по его вине, джинчурики могли пострадать, в том числе Дей, и те эксцентричные близняшки.
  
  - Я понимаю, что вы пришли убить меня...
  
  - Не только тебя, - прервал его Индра. - Всех, кто живёт в этой деревне.
  
  - ...Так вот, я пытаюсь понять, зачем вы это делаете? - голос мужчины дрогнул, но он старался держаться.
  
  - Ради друга, - без раздумий ответил Наруто, имея в виду Саске.
  
  - Ради друга, - усмехнулся Индра, говоря о Наруто.
  - Я могу сделать что-нибудь, чтобы вы оставили меня в живых?
  
  - Едва ли.
  
  - Тогда, сделайте своё дело быстро! - он зажмурился.
  
  - Не обязательно было это говорить, - Узумаки резко сомкнул пальцы, послышался захлёбывающийся звук, острые ногти вошли в кожу, как нож в масло, и джинчурики рывком разорвал учёному горло. Струйки крови брызнули на стол, залив бумаги алой жидкостью, а мелкие капельки и вовсе разлетелись во все стороны. Феодал приказал действовать не как шиноби, чтобы никто в жизни не догадался, что люди, устроивши в этой деревне резню, на самом деле выполняют приказ, а не действуют по собственной садисткой прихоти.
  
  - Первый готов, - довольно сказал Отсутсуки. - Осталось двести шестьдесят шесть.
  
  Наруто достал свиток и запечатал в нём тело старика, чтобы в случае необходимости, предоставить феодалу доказательства того, что каждый рьё заслужен честно. После чего, Узумаки окинул взглядом его рабочий стол и из десятков чертежей, Узумаки выбрал всего пять, на которые он от чего-то посмотрел с крайне недоброй, практически извращенной улыбкой, свернул их в небольшую деревянную тубу, лежавшую на том же столе. Блондин широко раскрыл рот и пропихнул тубу в собственный пищевод, после чего, устремился к выходу из хижины.
  
  - А что делать с остальными чертежами?
  
  - Уничтожь тут всё. Те, что могут пригодиться я взял, а оставшиеся я точно не стану отдавать феодалу, - Наруто вышел из дома, а старший сын Отсутсуки с долей азарта сложил несколько печатей. Он решил использовать одну из самых первых техник, которую он придумал ещё вместе с братом. На полу, вокруг брюнета очертилось узкое кольцо пламени, а в следующую секунду, пламя мгновенно заполнило весь дом, поджигая всё, чего коснётся.
  
  ***
  
  На улицах небольшой деревни всё ещё царило движение, люди гуляли или же возвращались домой, никто не занимался чем-то примечательным. Всё-таки, это поселение никак нельзя было назвать рассадником зла, здесь жили самые обычные люди, которым просто не повезло.
  
  - Мам, что это? - мальчик, заметивший в небе, на фоне Луны, чей-то движущийся силуэт, обратил на него внимание своей матери, которая вела сына за руку. Она не знала, что ему ответить, потому что не могла поверить, что видит парящего над землёй человека, и что-то подсказывало ей, что этот человек не сулит ей ничего хорошего. Прохожие тоже замечали его, и один за другим застывали, чувствуя пробегающие по спине мурашки.
  
  - Шинра Тенсей, - голос Наруто разнёсся по всей деревне, и каждый мог услышать этот "приговор" так, словно джинчурики стоял прямо перед ним. Яркая вспышка осветила ночь, а то что за ней последовало унесло множество жизней и не оставило от деревни камня на камне.
  
  Весь поднятый снег и пыль перемешались и до сих пор не развеялись, так что тем немногим, несчастным, кто выжил, приходилось ориентироваться совершенно вслепую. Отовсюду доносились крики раненых или же зовущих своих родных, и каждые несколько метров можно было наткнуться на чьи-то останки. Наруто медленно передвигался по стремительно вымиравшему посёлку, находя выживших и прерывая их крики. Когда плотность завесы из снега и пыли снизилась, все увидели Узумаки, и совершенно позабыли о поисках родных, вещей и денег, и они могли только думать о бегстве. Его было просто невозможно не заметить, поскольку он был одним из немногих, кто твёрдо стоял на ногах, да и к тому же, его внешность более чем выделялась. На чёрной шубе, алые пятна не бросались в глаза, но на руках, лице и волосах убийцы не осталось ни единого чистого участка. Но взгляд был наиболее пугающим, буквально сковывающим своей безразличностью.
  
  - Да пошли вы все к Джашину! Я не собираюсь здесь сдохнуть! - мужчина в крестьянской одежде, который секунду назад пытался вытащить кого-то из под обломков всё бросил и побежал прочь. Наверное, это был первый раз в его жизни, когда он бегал так быстро, но в сравнении с Богом шиноби, это выглядело убого. Наруто несколько секунд стоял неподвижно, слегка покачивая головой и постукивая ладонью по собственному бедру, словно он слышал музыку, а как только беглец оказался рядом с небольшой кучкой выживших, Узумаки сорвался с места на немыслимой скорости . Люди практически не видели, как он движется, те, кто не стоял на его пути могли лишь почувствовать пронёсшийся мимо них порыв воздуха, услышать свист и разглядеть едва заметное размытое чёрное пятно с оттенками жёлтого цвета. Прежде, чем мужчина успел понять, что происходит, Наруто буквально врезался в него и всех, кто стоял рядом. Это было похоже на выстрел танкового снаряда, и разрушения были соответствующими: воронка, в центре которой, в прежней позиции стоит блондин, вновь поднятые в воздух пыль, снег и какое-то непонятное красное месиво под ногами джинчурики. Наконец, ступор большинства людей проходит, начинаются новые попытки бегства, и всё начинается с начала, десятки раз подряд.
  
  Через несколько минут, Наруто замечает неподалёку Индру, который делал примерно то же самое, что и он, не уступая другу в скорости, и он едва сдержал смех, когда увидел, что Отсутсуки испытывает ту же эмоцию, что и Узумаки - скуку.
  
  - Что, не так весело, как в воспоминаниях? - увидев, что Наруто над ним насмехается, Индра иронично ухмыльнулся и пожал плечами.
  
  - Угадал. Серьёзно, они же даже отпор дать не могут! Даже не пытаются! Это просто скучно, чем в последние десять тысяч лет вообще занимались люди? Убожество! Давай уже поскорее со всем этим закончим!
  
  ***
  
  Индра сидел на обломках одного из домов и листал страницы найденной среди них книги, а Наруто запечатывал тела погибших. Причём, это продолжалось уже несколько часов, поскольку собирание мертвецов по кусочкам со всей деревни, перерывая все завалы, занимало до безобразия много времени. Индре повезло, что ему попалась книга с описаниями важных событий последних лет, толщиной в полторы тысячи страниц.
  
  - Ну как, не разочарован человечеством? - Наруто говорил, не отрываясь от своего занятия, с явной издёвкой.
  
  - Нет, на самом деле, я восхищен. Приятно осознавать, что люди становятся лучше с годами.
  
  - Ты сейчас не шутишь? - Узумаки недоверчиво вскинул брови.
  
  -Вот тебе пример: в годы моей жизни, не было никакой первой или второй мировой войны, не было вообще никакого числового обозначения. Была одна бесконечная война между каждым поселением и страной. А у последних нескольких поколений было всего четыре, отдельные войны, и перерывы между каждой войной становятся всё длиннее. Понемногу, люди становятся ближе к взаимопониманию.
  
  - Тогда, какого чёрта мы здесь делаем? А ведь это прихоть феодала, и любой другой феодал мог бы о таком попросить. Так люди показывают, насколько они стали хорошими, учась на своих ошибках?
  
  
  - Хм... - Индра довольно долго молчал, и Наруто, решив, что на этом, дискуссия окончена, продолжил свою монотонную работу по запечатыванию тел. Прошло минут пять, прежде, чем прародитель Учиха вновь заговорил: - Знаешь, в чём было главное отличие наших с Асурой мировоззрений? Он считал, что люди могут достигнуть некой утопии самостоятельно. За счёт добра в их сердцах. А я всегда верил, что чтобы люди двигались вперёд и развивались, им нужен лидер. Один единственный, возвышающийся над всеми остальными, - Отсутсуки не без намёка взглянул Наруто прямо в глаза, от чего тот даже забыл о своей работе, ненадолго.
  
  - Постой... Я, как лидер человечества? Пожалуй, это худшее, что может случиться с людьми.
  
  - Отчего же? Сейчас, всем заправляют феодалы, и каждый из них пытается отхватить свой кусок пирога, вмешаться в порядки стран, и вот к таким миссиям это приводит. Несмотря на тавтологию, даже королям король, тот, кто заставляет огромную машину человечества работать. И я считаю, что ты всяко лучше того же феодального лорда Страны Огня.
  
  - Нет-нет-нет, мне ни в коем случае нельзя доверять такую власть! Я деструктивен, и во всё вношу хаос и безумие, - Индра развёл руками, всё так же глядя на Наруто, как на ребёнка, что собственно, было в порядке вещей, учитывая его возраст. Отсутсуки приблизился к Узумаки вплотную, не обращая внимания на месиво у себя под ногами. Настолько близко, что Наруто неосознанно вжался спиной в полуразрушенную стену.
  
  - Хаос бывает конструктивен. Некоторые вещи приходится ломать, чтобы создавать новые. Хочешь знать, чем мы с тобой лучше феодалов и Каге? Мы знаем, что такое свобода, потому что однажды мы уже теряли её. И потому, что мы не стесняемся. Ничего не стесняемся, ни своих характеров, ни привычек. Это уже делает нас самыми свободными людьми на земле. То есть, самыми свободными Богами, - брюнет в теле Шикамару улыбнулся.
  
  - И что ты мне предлагаешь? Убить феодалов?
  
  - А ты хочешь?
  
  - Я хочу их унизить.
  
  - Так унизь. Ты можешь делать что захочешь, ты же Бог. Никто не имеет права диктовать тебе условия.
  
  - Мне всё же нужен человек, который будет меня контролировать, иначе, я за один день докачусь до аморального безумства. Роль этого человека на данный момент вполне сносно исполняет Саске.
  
  - Тогда, свергни феодалов и правь миром вместе с ним, - удивительно, но Индра не шутил. - Ты можешь делать что хочешь, а он может тебя контролировать. Вместе, вы образуете идеальный механизм, насколько я понял из твоих слов.
  
  - Если такой механизм и появится, в нём и для тебя будет место, - Наруто улыбнулся сыну Хогоморо и похлопал его по плечу. - Ладно, у нас ещё много работы.
  
  ***
  
  Уже давно рассвело, а Саске, Рин и Орочимару всё ещё стояли у ворот столицы и ждали Наруто, чтобы отправиться на уже выполненную без их ведома миссию. У Саске был опустошенный, остекленевший взгляд, ведь он осознавал, что по его вине всё это происходит.
  
  - До той деревни ещё несколько часов пути, мы больше не можем ждать Наруто-куна, - Орочимару, до этого облокачивавшийся о стену ворот, распрямился и стряхнул несколько снежинок с своих плеч. - Скажем феодалу, что он был вместе с нами. Он не почувствует разницы.
  
  - Наверное, так будет даже лучше, - Рин с некой жалостью огляделась по сторонам, словно надеясь наткнуться взглядом на Наруто. - Люди ведь только-только начали относиться к нему по-человечески. Массовое убийство, в котором он мог бы принять даже крошечное участие, всё бы испортило. Люди бы вспомнили о том, на что он способен, и всё для Наруто стало бы, как раньше.
  
  - Пойдём уже, - Саске сделал несколько шагов в сторону ворот, когда услышал громкие, выделяющиеся на фоне других шаги, доносящиеся из-за ворот. Кто-то закричал, а шаги продолжились в том же темпе, и через несколько секунд, навстречу Коноховцам и другим людям, вышел Наруто. Он не смыл с себя всю кровь, и теперь, спустя несколько часов, она уже почернела. Сейчас, в нём бы никто не признал блондина, или даже белокожего человека, настолько он был грязным.
  
  Узумаки дошёл до Хокаге, перебирая между пальцев тот свиток, на заполнение которого он потратил прошедшую ночь, а остановившись, джинчурики высоко задрал голову и посмотрел на друга сверху вниз.
  
  - Все жители той деревни уже мертвы... Полагаю, вам уже не надо никуда идти.
  
  - Ты с ума сошёл?! Зачем ты всё сделал в одиночку?!
  
  - Затем, что мне, в отличие от вас, терять нечего.
  
  - Идиот, ты понимаешь, что только что перечеркнул всю свою жизнь?! У тебя же был второй шанс! Это не шутка!
  
  - Конечно это шутка, просто не смешная. Теперь, дело за малым, - жители Листа понимали, что под "малым", Наруто имел в виду выполнение последнего условия феодала. Блондину предстояло взять всю вину на себя, притвориться, что он убил всех тех людей просто так, без приказа или даже причины. Узумаки зашагал в сторону толпы, которая в полном молчании наблюдала за ним, но брюнет схватил его за липкую от крови руку.
  
  - Подожди!
  
  - Всё нормально, Саске, - Бог без труда освободился и продолжил идти уверенным шагом. -Для меня, ничего не изменится, зато, я спасу вашу с Рин репутацию. Я свободен, могу делать, что хочу, а ты волен пользоваться моими одолжениями, и ни в коем случае не стесняться.
  
  - Наруто... - Рин нерешительно потянулась к блондину, но тот, не оборачиваясь, покачал головой.
  
  - Не надо. Сейчас, никто из вас не должен публично выказывать ко мне тёплые чувства. Нельзя быть хорошими людьми в глазах народа и друзьями серийного убийцы одновременно. Так не получится.
  
  Узумаки продолжал идти вперёд, пока толпа не сомкнула перед ним ряды, показывая, что они не пропустят блондина, пока не услышат объяснения. Сотня человек, тысяча, миллион, всё это было для блондина шуточной преградой, но вместо того, чтобы силой прорваться через их ряды, Наруто запустил представление, заранее подготовленное. Актёрские навыки в нём достигли своей эпопеи, к тому же, он верил в то, что говорил, а этого было достаточно, чтобы заставить поверить и остальных.
  
  - В чём дело?
  
  - Что произошло? - кто-то, очевидно, самый смелый из толпы, задал джинчурки вопрос, а остальные последовали его примеру. Отовсюду доносилось: - Ками-сама, ответьте! Что произошло? Что Вы сделали? Откуда столько крови?
  
  - Прошлой ночью я напал на одну деревню. Перерезал всех, кого там встретил.
  
  - ЗАЧЕМ??? - "задолбал этот вопрос!".
  
  - Потому что захотел! Такова моя природа, чего вы ещё ждали? Вам напомнить, чем я раньше занимался? Что, не ожидали такого от вашего Ками-самы? - и всё в таком духе. От каждого слова Наруто, люди готовы были выпрыгнуть из штанов от возмущения и недопонимания. А Коноховцы, наблюдая за этим, испытывали невероятное отвращение к людям.
  
  - Мы что, правда будем просто стоять в стороне и смотреть?! - Рин бросилась к Узумаки, но Орочимару схватил девушку за руку. В этот момент, она была готова даже использовать Камуи на глазах у Саске, но санин умело заставил брюнетку замереть одним лишь взглядом.
  
  - Наруто попросил нас не вмешиваться, и если мы уважаем его решение, мы обязаны подчиниться! - змеиный санин и сам, похоже, был на грани от срыва. Орочимару повернул голову в сторону Хокаге, пронзив его требовательным взглядом. - Что скажешь? Как Хокаге, что ты решил? Позволишь Наруто подставляться? Саске-кун?!
  
  Учиха не отвечал, только уставился пустым взглядом на толпу людей, которая с каждой секундой становилась наглее, и уже буквально была готова наброситься на Наруто, порвать его на части, настолько сильно выводили их из себя его слова, полные цинизма и неуважения к человеческой жизни. Притворялся ли он? Было невероятно тяжело понять, потому что на лице Бога была какая-то невероятная смесь из широкой, натуральной улыбки и глаз, наполненных болью.Руки Саске тряслись, а глаза застилала странная пелена. Он продолжал видеть вещи перед собой, но только частично. Он видел глаза всех тех, кто гневался на Наруто, и его лицо. Шаблон хорошего парня надламывался. "Эти люди... Они ведь ещё вчера поклонялись Наруто. И такое чувство, что это те же люди, что презирали его в детстве. Мерзость. Как же противно, что за гнилые люди? Ощущаю себя ничтожеством, окруженным прогнившими людьми. Это уже не жизнь, а лишь жалкое существование. Вспоминается прошлая жизнь, другая, в которой мы с Наруто не были скованы обязательствами. Я не был обязан феодалам, а он не подчинялся мне. Яркая жизнь, наполненная красками, целями и мечтами, тёплая, пусть и от крови... А сейчас, я окружен серыми, пустыми людьми, которые не думают, не живут, действуют лишь по наитию и чужим правилами. Я и сам один из этих людей. Почему так? Неужели я упустил свою светлую полосу в жизни? И на что я её променял... В чём смысл, если я заступаюсь за гнилых людей, которые уже мертвы внутри, а по-настоящему хороших, живых, подставляю. Смысл, он... Его нет. Неужели мне не хватит смелости заступиться за тебя, Наруто? Чёрт!".
  
  - Зачем Вы убили стольких людей?! Неужели без малейшей причины?! - накал гнева толпы достиг того градуса, когда ещё чуть-чуть, один последний рывок, и дойдёт до линчевания.
  
  - Зачем?! - Наруто вывело из себя то, что люди снова и снова повторяют этот вопрос. - Люди убивают крыс и тараканов, потому что они паразиты, убивают животных, потому что хотят есть и убивают друг друга, потому что это весело! А Боги убивают людей, потому что это весело, и потому что люди - паразиты! - в следующую секунду, произошло настолько быстрое действо, что большинство людей даже не поняло, что случилось. Терпение людей лопнуло, и те, кто был к Наруто ближе всего, напрочь забыв об опасности, о том, что в искусстве шиноби они полные профаны, набросились на блондина, а джинчурики с довольной улыбкой от осознания того, что за несколько минут агитаций, он заставил людей опуститься до его же уровня. Бог готовился приготовился стерпеть ещё и побои, после и без того унизительного общения с народом, но Саске вдруг молниеносно пробился через толпу, став преградой между людьми и Наруто, повернулся к ним лицом, выражавшем неожиданное, абсолютное безразличие, и широко расставил руки.
  
  - Чидори Нагаши! - Учиха явно использовал технику не в полную силу, но и не щадил никого. Бил просто достаточно сильно, чтобы причинить боль, отрезвляющую разгоряченные головы. Наруто, до которого первым дошло, что только что сделал Хокаге, смотрел на друга непонимающим, практически кричащим взглядом. - Это была предупредительная атака. Если найдётся ещё один умник, у которого рука поднимется на героя войны, я ударю уже в полную силу!
  
  - Что вы творите? - Наруто изо всех сил старался придать своему голосу возмущённости, но у него не получалось. Джинчурики, хоть он этого и не признал, был очень рад, что в итоге, есть люди, готовые за него заступаться. - Если будете меня защищать, вас поставят в один ряд со мной!
  
  - Правильный поступок! - Рин практически вприпрыжку подбежала к Богу шиноби, Орочимару с глазами навыкат тоже присоединился, а жители столицы еле сдерживались от ещё одной попытки наброситься на Наруто.
  
  - Но он же, он!... - люди не могли подобрать подходящее оскорбление для Наруто, и от этого, мозг Учихи закипал.
  
  - Что? Что он?!
  
  - Он же настоящее чудовище! - всё. Финиш. Если до этого в голове Саске происходило кипение, то сейчас, там произошёл настоящий взрыв. А толпа продолжала капать на доведённый до истерии мозг. - Да Вы просто посмотрите на него! Это насквозь пропитанный кровью демон!
  
  - Ну что вы за двуличные мрази! Я чувствую себя грязным просто от того, что принадлежу к человеческой расе! Даже у Мадары и Обито не вышло вызвать у меня похожие чувства!!! Как, как вообще можно забыть о том, что Наруто спас вас всех четыре года назад, из-за убийства людей, которых вы не знали, не видели в лицо, и даже понятия не имеете о том, стоили ли они грёбаной капли вашего сочувствия! То есть, на словах, вы готовы принимать тот факт, что он убийца, а на деле?! Пожалуй, ему нужно было позволить Обито погрузить нас всех в Вечное Цукуёми, потому что в таком случае, я бы никогда не оказался здесь и не понял бы, насколько сильно я ненавижу прогнивших насквозь, не способных в упор видеть по-настоящему хороших людей жителей столицы!!! Всё, к чёрту, пошли уже к феодалу, пока и я кого-нибудь здесь не прирезал! - Коноховцы направились в сторону публичного дома, однако, в момент, когда Рин несколько ушла вперёд, Орочимару и Наруто обратились к Шестому, всё ещё не отойдя от всего того, что он сказал.
  
  - Ты использовал ниндзюцу в городе, за которым следят десятки сенсоров, без разрешения, да ещё и на мирных гражданах, и я уж не говорю про твою "вдохновляющую речь", - Орочимару одновременно осуждал и восхищался, - а это означает, что завтра, нет, уже сегодня для всех жителей столицы, а может и не только, ты станешь просто ужасным Хокаге. Так, пора спросить, какого хрена?
  
  - Я просто не смог молчать! Терпеть все эти мерзкие взгляды и слова, оказалось выше моих сил. Вы можете посадить меня в кресло Хокаге, заставить круглыми сутками делать вот такое лицо, - Саске натянул на лицо свою притворную улыбку, но на этот раз сделал её невероятно фальшивой, - но ничто не заставит меня стоять в стороне, пока моих друзей втаптывают в грязь!
  
  - Я, конечно, тебе благодарен, но ты всё равно идиот. Я ведь был готов всё стерпеть и забыть, а в итоге, все мои старания оказались напрасны. Не обязательно было выливать на себя ушат грязи вместе со мной.
  
  - Меня абсолютно не волнует мнение гнилых людей.
  
  - Каких?
  
  - Гнилых. Гнилые люди-однодневки. Сегодня они меня любят, завтра ненавидят, так какая мне разница? И всё-таки, как же приятно выговориться, без мыслей о последствиях.
  
  - Друг мой, - Наруто похлопал Учиху по плечу, - постарайся на это не подсесть.
  
  ***
  
  В публичном доме шиноби сообщили, что феодал ушёл на собрание, и, что стало большой новостью, в столицу ночью прибыло ещё несколько лордов, с которыми он и собирался побеседовать. По просьбе Наруто, Рин и Орочимару остались в борделе, а к феодалу он решил явиться только с Саске. Узумаки чувствовал перемену в друге, который будто вернулся в плане характера на несколько лет назад и перестал притворяться, что он уважает всех и вся, прекратил притворно улыбаться, и сейчас мог сказать и сделать что угодно, а это могло показать его не с лучшей стороны.
  
  Феодал Страны Огня пока был единственным, кто прибыл в комнату заседания и сейчас сидел у изголовья стола, ожидая прибытия других феодальных лордов. За спиной у него стояла пара охранников и ещё четверо охраняли кабинет снаружи. Неожиданно, из коридора раздался грохот, который происходил из коридора и длился всего пару секунд, а после этого, в раскрывшиеся двери буквально влетели брошенные, словно пушинки, охранники, вслед за которыми, вошли Наруто и Саске. Телохранители феодала хотели дать им бой, но лорд приказал им стоять на месте. Хокаге и джинчурики присвистывая сели за стол рядом с феодалом, который не сводил с последнего взгляда. Блондин уже успел отмыться от крови, но кое-где виднелись мелкие крапинки.
  
  - Позволь сказать, мальчик мой, что ты ужасно выглядишь, - пожилой мужчина старался выглядеть спокойным, но дрожь в его голосе выдавала феодала.
  
  - Да неужели? Видели бы Вы меня минут двадцать назад.
  
  - Так что... дело сделано? - блондин кивнул. - Отлично, тогда, давайте поскорее с этим покончим. Скоро явятся другие феодальные лорды, и я не хочу, чтобы они узнали об этой нашей взаимной услуге.
  
  - Деньги вперёд, - лорд ничего не сказав щёлкнул пальцами, и один из телохранителе с каменным лицом поспешил выйти из кабинета, а через минуту вернулся с четырьмя кейсами, которые ему пришлось нести, как стопку книжек. Он положил кейсы на стол и раскрыл их, показав, что внутри находятся деньги, причём самого крупного наминала.
  
  - Ваша очередь, - Наруто встал из-за стола подошёл к феодалу со свитком, и когда он уже передавал лорду Страны Огня запечатанные тела, Саске, до этого молча уставившийся в центр стола, перевёл взгляд на блондина и старика.
  
  - Подожди, - джинчурики тут же сжал ладонь феодала, чтобы тот не мог забрать свиток. - Нам не нужны Ваши восемь миллиардов.
  
  - Разве? - Наруто испытал истинное удивление, но заметив, что Учиха начинает хитро ухмыляться, всё шире, с толикой безумного веселья, Узумаки расслабился.
  
  - Да. Нам не нужно восемь миллиардов, - Саске встал из-за стола и наклонился к лицу феодала, - нам нужно пятнадцать.
  
  - Спятили? Пятнадцать?! Откуда вообще взята эта цифра?!
  
  - Восемь за проделанную работу, три за то, что Вы подключил к делу собственного сына и вынудил нас согласиться на эту миссию, и четыре за боль и унижение моего друга.
  
  - Мой сын? А он тут причём? - Учихе пришлось подавить смех от осознания того, что феодал действительно не связан с афёрой собственного сына, и последний просто хочет высосать из отца ЕЩЁ БОЛЬШЕ ДЕНЕГ.
  
  - Да пофигу, будем считать, что пятнадцать - моё любимое число!
  
  - Что за глупые шутки?! Не надейтесь, что вам удастся просто так заставить меня добавить к и без того огромной сумме колоссальные деньги! Думаете, вы первые вымогатели на моей памяти? Правила мы все прекрасно помним: Каге подчиняются феодалам и получают деньги для своих деревень. Перестаёте подчиняться - лишаетесь финансирования. Так что любая ваша угроза - чистейший блеф.
  
  - И это, бесспорно, верно, вот только, раскрою вам секрет, - Хокаге наклонился к уху феодала и прошептал: - Бог не обязан никому подчиняться, - Наруто его услышал и резко сжал руку феодального лорда настолько сильно, что послышался тихий хруст.
  
  - Аргх! - телохранители рванулись к феодалу, но он приказал им остановиться, видя, что если они сделают ещё один шаг ближе, Наруто их обоих убьёт.
  
  - Спешу обрадовать, я Вас не убью. Я сделаю лучше: дождусь, пока придут другие феодалы, и выпущу все тела из свитка. Комната под завязку заполнится трупами, посыплются вопросы, и мне придётся рассказать им, где и по чьему приказу я достал столько мертвецов. Ах, только представьте, какая из этого получится история!
  
  - Принесите!.. Принесите ещё чертовых денег! - интонация лорда, которому приходилось буквально выдавливать из себя слова, была как музыка для ушей.
  
  - Я знал, что мы сработаемся! - ещё один кейс вскоре оказался на столе, и Наруто наконец отпустил феодала, вздохнувшего с облегчением. - Хотя, постойте... Мы ничего не забыли?
  
  - Господи-Боже, ну что ещё?!
  
  - Где обещанный Хидан?
  
  - Вот ведь... - из коридора разнеслись звуки шагов, и феодальный лорд едва ли не встал на колени, взмолившись. - Ладно, слушайте, я доставлю к вам Хидана, он здесь, в столице, но нужно немного времени! Прошу, заберите деньги и убирайтесь отсюда, а как только закончится заседание, вы получите этого проклятого матершинника!
  
  - Никаких отсрочек, - Наруто отвлёк Саске, который, почему-то, вместо того, чтобы просто забрать кейсы, достал из одного из них большую часть и рассовал по карманам.
  
  - Я взял достаточно, чтобы вернуть долг и закрыть финансовую дыру Конохи. Остальное можешь оставить себе, или сжечь, или купить три горы, мне всё равно. Встретимся в борделе, - брюнет зашагал к двойным дверям зала заседаний.
  
  - А ты всё ещё помнишь о моей просьбе не убивать их?
  
  - Только если ты настаиваешь.
  
  - Тогда, я со спокойной душой могу тебя покинуть. Тем более, мне не терпится вновь встретиться с уважаемым сыном нашего феодала, - Учиха открыл дверь и в комнату тут же начали входить недоумевающие от представившейся им картины прочие феодальные лорды. - Господа, приятного вам дня. Ах, да, Наруто, помнится, я просил тебя сдерживать свою чакру, ну, чтобы сенсоры не сходили с ума? Так вот, забудь, о чём я тебе говорил.
  
  Стоило Саске выйти за порог комнаты, и её тут же заполнила чакра, настолько сильная и в таком количестве, что даже обычные люди, ничего не знавшие об искусстве шиноби, коими и являлись феодалы, ощутили сковывающий, животный страх.
  
  ***
  
  И вновь Саске оказывается в злополучном борделе, обходит стороной комнату, в которой устроились Орочимару и Рин, и сразу идёт на третий этаж. Там, как и вчера царит веселье, "Блек Джек и шлюхи" и табачный дым.Сына феодала Учиха всё никак не мог отыскать, зато хозяин заведения заметил Хокаге в толпе и поспешил к нему.
  
  - Ищите кого-то? - Учиха с отвращением посмотрел на толстяка, и каждый мускул на его лице дрогнул.
  
  - Да.Вашего друга,юного лорда. Хочу отдать должок.
  
  - Так скоро? Что ж, боюсь, сейчас, его здесь нет, но,я мог бы передать ему деньги. Давайте обсудим это в более тихом месте? - брюнет безразлично кивнул и последовал за мужчиной, который, выбрав свободную комнату на втором этаже, предложил Саске войти внутрь. - Итак?
  
  Шестой достал пачки денег и небрежно побросал их на кровать, а хозяин борделя с усмешкой начал их пересчитывать, повернувшись к Учихе спиной. Казалось бы, ничего особенного, но Саске разглядел в этой ухмылке что-то немыслимо оскорбительное. Пухлый мужчина прекратил подсчёт, когда услышал звук лезвия, выходящего из ножен, и почувствовал остриё катаны, уткнувшееся в его спину.
  
  - Скажите, Вы правда думаете, что стоит оборачиваться ко мне спиной? После того, как Вы опоили меня в ходе карточной игры, из-за проигрыша в которой пострадал дорогой мне человек.
  
  - А что Вы мне сделаете? - хозяин борделя без тени сомненья повернулся к Учихе, и теперь уже лезвие оказалось приставлено к его груди. - Не поймите неправильно, у глав деревень без сомнений есть власть, но Вы, как и большинство местных жителей - бюрократ. Вы волокитчик. И Вы можете на меня позлиться, пожаловаться феодалу, или даже угрожать мне лезвием, но в итоге, всё сведётся к банальным извинениям с моей стороны. Так что, давайте я упрощу Вам задачу: извините меня, пожалуйста-при пожалуйста, - Саске несколько секунд в шоке смотрел на неизменно насмешливое, пухлое лицо, после чего, отбросил катану в сторону.
  
  - Вы забываете, что даже бюрократы иногда могут сделать кое-что неожиданное.
  
  - И что же?
  
  - Они могут сорваться, - губы Учихи скривились в улыбке и схватил мужчину за грудки.
  
  ***
  Наруто, вместе с феодалами сидел за столом в зале собраний, и так, уже несколько минут они провели в гробовой тишине. Всем уже нет никакого дела до кейсов с деньгами, и каждый лорд был готов отдать всё, что у него есть, лишь бы убраться от этой комнаты как можно дальше. Феодал Страны Огня отправил своих телохранителей за Хиданом и пообещал, что они вернуться в течение десяти минут, на что Наруто ответил,что никто не покинет зал, пока он не увидит Матсураши. И в этом не было бы ничего сложного, но Узумаки излучал настолько пугающую ауру, что феодалы покрылись холодным потом ещё тогда, когда увидели его.
  
  - Давайте всё же будем благоразумны и... - один из феодалов заговорил просто в качестве предлога, чтобы встать и попытаться сбежать, но джинчурики взмахнул рукой и лорд рухнул обратно в кресло, пригвождённый силой риннегана.
  
  - Вы видите в комнате Хидана? Лично я нет. Вывод - продолжаем сидеть смирно.
  
  - Неужели так трудно поверить мне на слово? - спросил лорд Огня, потиравший травмированную Наруто руку. - Если я говорю, что он жив и здоров, то так и есть! Зачем мне врать?
  
  - Уж извините, но я предпочитаю, чтобы людей сначала целовали, а потом уже трахали! Так что, если понадобиться, будем сидеть, пока вы с голоду не помрёте, но я всё равно своего поцелуйчика добьюсь!
  
  - А зачем Вам вообще понадобился этот еретик? - феодал Страны Молнии старался быть вежливее, видимо очень сильно боялся за свою жизнь.
  
  - Чтобы убить Кровавого Бога, разумеется, - эти слова вызвали чуть ли не истерику, все зашептались, даже телохранители включились в дело, а Наруто недоумевал. - В чём проблема?
  
  - Это же богохульство! Нельзя гневить Богов, если убить одного из них, будут последствия!
  
  - А сказать, что будет, если я его не убью? Вы, все до единого, рано или поздно умрёте и отправитесь в Ад. Поверьте мне, я знаю, каких людей отправляют туда, прямиком вниз. Хотите знать, что там с вами сделают? На протяжении вечности, Джашин будет лепить из вас, словно из глины, свихнувшееся, искалеченное создание любой формы и цвета, а фантазия у него богатая. Пожалуй, хуже всего, когда он вас прижигает. Складывается впечатление, словно он просто прикладывает к углям крупный, сальный, кровяной кусок свинины, и запах при этом соответствующий. О, этот запах одновременно ужасен и прекрасен, поскольку вы осознаёте, что это запах вашей горелой плоти, но при этом, вы настолько голодны, что при возможности, не отказались бы от кусочка, - один из феодалов прикрыл ладонью рот, потому что был близок к рвоте. - Забавная штука: в Аду неограниченные ресурсы на пыточные инструменты, к примеру, ртуть или раскалённое железо, или те же мясные крюки никогда не кончаются, зато там нет никакой еды. А голод ведь прекрасно чувствуется, даже в Преисподней, и с годами становится всё сильнее.
  
  - Зачем Вы нам об этом рассказываете?
  
  - Надо же как-то коротать время. К тому же, я пытаюсь вести деловой подход. Предлагаю сделку: я избавлю вас от такого плачевного загробного будущего, а вы просто не препятствуйте. Это всё, о чём я вас прошу. И дайте слово, что в отношениях между вами и Конохой ничего не изменится, вы продолжите заключать с нами взаимовыгодные сделки. И знайте, что это не будут просто пустые слова. Я вас всех ещё переживу, и знаю где вы все живёте, так что если вы хоть как-то начнёте ущемлять Скрытый Лист, не ждите, что я буду таким же добрым, как сегодня. Договорились? - феодалы, обдумав всё, кто-то нехотя, а кто-то с энтузиазмом, согласились. Наконец, двери зала открылись и в комнату вошёл Хидан, в сопровождении охранников, в потрёпанных чёрной толстовке и мешковатых джинсах, с густой пепельной щетиной, в кандалах. По виду Матсураши, Наруто сразу понял, что матершинник последние месяцы провёл в какой-нибудь тюрьме.
  
  - Алли-ёбанная-луйя, психованный вернулся с того света!
  
  - И я тоже рад тебя видеть, - Узумаки щёлкнул пальцами, и кандалы спали с Хидана. - Бери кейсы, поможешь мне их донести до борделя, а там...
  
  - Я уже согласен!
  
  ***
  
  - А где нервный неженка?
  
  - Саске? Где-то здесь, и не думаю, что сегодня его можно назвать неженкой.
  
  Так уж вышло, что когда Хидан и Наруто уже подходили к комнате, где Коноховцы и разместились, из другой вышел Саске, с взъерошенными волосами и испачканными в крови кулаками, с плеч которого во время ходьбы падали зубы хозяина борделя. Он довольно быстро закрыл за собой дверь, но Матсураши и Узумаки успели увидеть за его спиной лежавший на кровати бесформенный кусок мяса, избитый до такого состояния, что становится понятно, Учиха бил, пока не разбил, забросанный заляпанными кровью деньгами. Хидан встал, как вкопанный, а Учиха беззаботно помахал ему рукой.
  
  - Привет.
  
  - Не-не-не, ну вас на хуй с такими раскладами! - не выпуская из рук кейс, Матсураши рванулся обратно в сторону лестницы, но Наруто мгновенно оказался перед бессмертным.
  
  - Я уже говорил, что теперь я Бог, и ты физически не способен от меня удрать?
  
  - БЛЯ!!!
  Примечание к части
  
  Последние десять дней, на написание главы у меня было очень мало свободного времени, писал только по ночам, наверняка из-за этого допустил несколько ляпов и нелепостей, или же где-то не так передал поведение персонажей, кому-то уделил недостаточно внимания. В общем, извиняюсь за косяки, если таковые найдутся и будут резать глаза.
  Сын мой, мужайся
  
  Наруто не стал рассказывать Хидану о том, зачем он ему понадобился. Не стал, потому что знал, что религиозный фанатик никогда по собственной воле не согласится содействовать в убийстве собственного Бога. После того, как шиноби покинули столицу, Матсураши не проявлял особой болтливости всю дорогу, погрузившись в свои мысли. Уже подходя к воротам Конохи, Саске подошёл к Наруто и шепнул ему:
  
  - Что ты намерен делать с Хиданом? Не думаю, что он так просто расскажет, как тебе добраться до Джашина. Думаю, я мог бы разговорить его при помощи шарингана, но, ничего не могу обещать. Всё же, он бывший Акацуки, а их обучали сопротивлению допросам, ценой собственной жизни. А тайны своего Бога он точно будет защищать до последнего вздоха.
  
  - Дорогой мой друг, ты же меня знаешь, у меня всегда есть план.
  
  - Не посвятишь?
  
  - Я достаточно хорошо знаю Хидана. Чтобы узнать у него что-то, есть старая как мир схема: напоить, позабавить и невзначай задать парочку вопросов. В хорошем настроении, люди сами выкладывают всё, что у них на уме.
  
  - А со мной ты проделывал ту же схему?
  
  - Пару раз.
  
  - Если честно, я тоже, - ухмыльнулся брюнет.
  
  - Ха, вот такой Хокаге мне по душе, - улыбнулся блондин. Несколько минут спустя, шиноби уже стояли перед додзё Учиха. Здесь, Орочимару откланялся и зашагал в сторону Корня, но Узумаки нагнал его и протянул санину деревянную тубу.
  
  - Здесь чертежи, парочка интересных задумок. Может пригодиться в качестве инструментов допроса.
  
  - Спасибо, - хрипло ответил Глава Корня и облизнулся. - Кстати, заходи к нам почаще. Ты желанный гость в Корне.
  
  - Обязательно, сенсей.
  
  ***
  
  Как только кейсы с деньгами занесли в кабинет Саске, Учиха ушёл в свою комнату и запер дверь, решив отдохнуть от дороги, а Матсураши решил сразу задать вопрос:
  
  - Где здесь ванная? - тихо спросил бессмертный. "Что-то он сам не свой...", - подумал джинчурики.
  
  - Прямо по коридору, - первой ответила Рин. Она старалась быть дружелюбной с Матсураши, поскольку он казался достаточно интересной личностью, со своими причудами. Хидан буркнул что-то, отдалённо напоминавшее "спасибо" и вяло поплёлся в указанном направлении.
  
  - И побриться не забудь! - крикнул ему вслед Наруто.
  
  - Да-да, - как только фанатик ушёл, Рин зевнула и потянулась, облокотившись о стену и прикрыв глаза. Наруто даже немного удивился, поскольку его такая вещь, как усталость, беспокоила настолько редко, что он начал забывать о том, что обычные люди не могут двадцать четыре часа в сутки пребывать в движении. Им нужно есть, спать, пить, есть. А Наруто... он изменился. Конечно, джинчурики не отказывал себе в удовольствии, когда речь шла об изысканной пище, он мог поспать, чтобы скоротать время, но всё это было совершенно не обязательным для него. И от этого, становилось грустно. "Насколько же сильно я могу отдалиться от людей?".
  
  - Проспись, - осторожно сказал блондин, боясь потревожить юную Учиху. Брюнетка не ответила, и медленно сползла вниз по стене, начав тихонько посапывать. "Уже заснула значит", - Узумаки не мог не ухмыльнуться от умиления. Наруто осторожно поднял лёгкое тельце Рин и понёс её в спальню. Хоть Бог и передвигался с нечеловеческой плавностью, голова девушки всё равно ритмично покачивалась, когда он делал следующий шаг, в такт ритмично вздымающейся и опускающейся груди. Взглядывая на неё украдкой, словно боясь недопонимания или осуждения, Наруто постоянно облизывал отчего-то пересыхавшие губы. А уложив её на кровать, джинчурики застыл над ней, не убирая руку из-под головы Учихи.
  
  "Я знаю, что все мои отношения с девушками заканчивались плохо. Карин умерла из-за меня, Хината вышла замуж и уже поздно пытаться что-то менять. Едва ли мне поможет ещё одна женщина. Так в чём же дело? В этом её всё ещё детском, наивном лице, маленьком, но уже женственном теле, или в достающих до пояса смоляных волосах? Или же в больших ониксовых глазах. Всё это - плоть, а она скучна и изменчива. Меня плоть интересует лишь когда я держу в руках лезвие... Нет, когда речь идёт о Рин, меня влечёт именно её несовершенство. Человечность. Чувства. Ущербность... Девочка была брошена отцом, её мать давно умерла, а когда она наконец-то встретилась с Обито, обстоятельства даже не дали ей с ним нормально поговорить, и в итоге, я убил его. Я. Одно большое противоречие... Кем же она станет, с такой нелёгкой судьбой? Я хочу это узнать, хочу увидеть, как она становиться прекрасным человеком, гордостью своего запятнанного кровью клана... И в то же время, хочу совершенно другого. Хочу увидеть, как под покровом детской наивности растёт и формируется нечто ужасное. Я хочу..."
  
  Размышления джинчурики прервал тихий скрип, и как только мысли блондина прояснились, он обнаружил себя, склонившегося ко лбу Рин и коснувшегося его губами. Наруто отстранился настолько резко, что едва не свалился с кровати, а обернувшись, он увидел стоявшего в дверях Хидана, чьи глаза невероятно округлились. Наруто поспешно вышел из комнаты Рин, закрыл за собой дверь, и направился вместе с помалкивающим Матсураши на кухню, чувствуя, что тишина настолько неловкая, что она вот-вот прорвёт пространственно временной континуум.
  
  - Если хочешь объяснений по поводу того, какого хрена я только что делал с Рин, то...
  
  - Да ничего я не хочу, - хитро ухмыльнулся Хидан.
  
  - А, ну ладно... И всё-таки, позволь прояснить!
  
  - Чувак, спокойней, я честно без понятия, что ты там делал с той девочкой, и мне всё равно. Расслабься! - Хидан сел за стол, а Наруто и сам не заметил, как начал готовить завтрак, жарить омлет.
  
  - ... Я её не лапал... - по-детски опустив голову буркнул Наруто.
  
  - ДА ТЫ ЗАТРАХАЛ УЖЕ! МЕНЯ НЕ ВОЛНУЕТ ТВОЙ ВНУТРЕННИЙ ПЕДОБИР!!!
  
  - ЕЙ СЕМНАДЦАТЬ, МУДАК!!!
  
  - Тогда хули она выглядит, как ученица академии для шиноби?! Педофил-педофил-педофил! - начал бессмертный напевать и скандировать.
  
  - Как же ты порой бесишь! На, жри, скотина! - Наруто, вроде как, небрежно бросил на стол тарелку с шикарно оформленным омлетом, вилку, хлеб, стакан сока, но у него это странным образом получилось до того элегантно, что сравнить можно с профессиональным дворецким. Хидан взглянул на еду голодными глазами и набросился на неё с жадностью, но попутно ухитрялся постебать Бога.
  
  - Тха-ха! Это что ещё за херня была? Настоящий мужик, если хочет неряшливо и грубо поставить на стол тарелку, то должен ебануть так, чтобы и стол, и тарелка, и пол надвое раскололись!
  
  - Я элегантный маньяк-убийца!.. Сосни хуйца!!! - Наруто сел напротив Матсураши и тоже принялся за еду, практически против собственной воли. Есть не хотелось вообще, просто Узумаки пытался вести себя человечней. - Лучше, расскажи, за что тебя в тюрьму посадили? - зрачки Хидана мгновенно потускнели. Похоже, именно тюрьма являлась причиной его нахмуренно-угрюмого настроения.
  
  - А, это... За кхе-кхе-кха-етних... - Матсураши закашлял в кулак, и до Наруто дошли только последние произносимые им буквы.
  
  - Чего? - Узумаки недопонимающее вскинул брови.
  
  - За трах-трах-летних! - уже громко сказал Хидан, а Узумаки глуповато сощурился, приложил руку к уху и нагнулся к Хидану через весь стол.
  
  - За что? Не слышу!
  
  - ЗА СОВРАЩЕНИЕ МАЛОЛЕТНИХ, ТЫ, НЕПОНИМАЮЩИЙ НАМЁКОВ ПИДАРАС!!! - Хидан весь покраснел и надул губы, было видно, что для него, нелёгкий шаг в таком признаться. Наруто это понимал, и придерживаясь мужской солидарности, не смеялся... первые четыре секунды.
  
  - Аха-ха-ха-ха-ха! Ухо-уха-ха-хааа!!! - из глаз Узумаки брызнули слёзы, лбом он упёрся в стол, одной рукой держался за живот а другой лупил по столу. - И это меня ты педофилом назвал?!... Подожди! Постой-постой... Ихихихи! Ааахааа! Так это!... Так это ты тот безумец, о котором ходят слухи в бандитских кругах?!! Мужик, который совратил дочь начальника тюрьмы! Которой, мать меня за ногу дери и прямо в мозг через ухо еби, одиннадцать лет?!
  
  - ЕЙ НЕДАВНО ИСПОЛНИЛОСЬ ДВЕНАДЦАТЬ, И ОНА ГОВОРИЛА, ЧТО ЕЙ ЧЕТЫРНАДЦАТЬ!!! - заметив, что Хидана всё это действительно цепляет за живое, и возможно даже, что с его точки зрения, здесь нет ничего смешного, Наруто заставил себя подавить смех, но ухмылка отказывалась сползать с лица Бога.
  
  - Ну, Педобир её может и забраковал бы, сказав, что слишком старая, но согласно установленным в большинстве стран законам, четырнадцать, это всё ещё малолетка. А поэтому ты... барабанная дробь!... Педофил-педофил-педофил!
  
  - Да что ты понимаешь? Знаешь, что с совратителями малолетних делают в тюрячке? - это явно был риторический вопрос, но Наруто решил ответить:
  
  - Долбят в з...
  
  - Нет, блять! В тюрячке с ними делают приключения!!! Я несколько недель в душ не ходил, чтобы этих приключений избежать, если ронял конфетку, то не наклонялся, чтобы её подобрать! А я люблю конфетки! Разве я заслужил такое?.. Это ведь был не просто секс... - Хидан вновь покраснел, но уже не так сильно, как в прошлый раз, и в голосе его появились непонятные Наруто нотки. - Я за той девушкой полгода увивался, я был влюблён, и плевать мне было на возраст... а в итоге, меня в тюрьму посадили... дурак я.
  
  - ...Не вешай нос, - Наруто положил Матсураши ладонь на плечо, и бессмертный поднял на него взгляд грустных, но уже оживившихся глаз. - Все мы любим лоли, и Серёжа тоже.
  
  - Что за Серёжа?
  
  - Я не знаю, просто слышал где-то.
  
  - Ну, ладно, теперь, когда мы во всём разобрались, у меня наклёвывается небольшая проблемка, - Хидан посерьезнел.
  
  - Выкладывай.
  
  - Я провёл в тюрьме три недели и за всё это время не принёс ни одной жертвы Джашину, - при упоминании этого именно, каждый волосок на теле Наруто встал дыбом. - Это плохо, если я не убью кого-нибудь в его честь в ближайшее время, сила нашего контракта начнёт ослабевать. Всё ведь достаточно просто: я приношу людей ему в жертву, а он делает меня бессмертным. Кровавый Бог голоден, его нужно кому-то кормить... С этим будут проблемы? В смысле, если что, я могу ненадолго убраться из Конохи, найти какого-нибудь нукенина и замочить, если в Скрытом Листе нельзя... - "Ну нет, так просто ты от меня не уйдёшь".
  
  - Да нет, в Конохе тоже есть, чем поживиться. Пойдём, я быстро подыщу тебе подходящих жертв.
  
  ***
  
  Хоть Саске и Рин очень устали и спали довольно крепко, их навыки шиноби были достаточно хороши, чтобы Учихи проснулись, как только услышали чьи-то громкие шаги, разносящиеся по всему дому. Встретившись в коридоре, члены одного клана пошли на звук уже вместе, готовясь дать бой незваному гостю. За окнами додзё, солнце уже садилось, а это значит, что они проспали весь день. За это время, Наруто что угодно мог натворить, но их это беспокоило в последнюю очередь. Вот, они подошли к гостевой, где увидели тёмный силуэт в углу комнаты. Везде в доме был выключен свет, так что, пока он не подойдёт ближе, Учихи не смогут разглядеть его лицо.
  
  - Покажись, - спокойным, но приказывающим тоном произнёс Шестой Хокаге. Реакция последовала незамедлительно, и из тьмы, навстречу им вышел тот, кого они ожидали увидеть в последнюю очередь. Да, без сомнений, когда в темноте обрело контуры лицо Шикамару, Рин и Саске на несколько секунд впали в ступор, настолько невероятным им казалось его появление. Как он прошёл через барьер, охрану, жителей деревни, в конце концов? Почему выбитый четыре года назад глаз снова на месте? И, какого чёрта он так спокоен?!
  
  - Не подскажете, где я могу найти Наруто? - бедный Индра, не знавший, что единственной адекватной реакцией со стороны Учих на его появление, а точнее, на появление Шикамару, будет... лезвие катаны Саске, пронёсшееся в миллиметре от лица Отсутсуки. - Сдурел?! Какого хрена ты вытворяешь?!
  
  - О, это только начало, Шикамару! - Учиха не растерялся и свободной рукой заехал Индре в живот. Сын Сенина согнулся пополам от пронзающей боли, а из его рта вылетела струйка крови.
  
  - Я не он, тупой ты ублюдок! - сквозь зубы прошипел Индра и остервенело ударил Саске кулаком в пах. Теперь уже оба парня стояли согнувшись и кривясь от боли.
  
  - Что ты несёшь... сволочь! - Саске распрямился и с треском заехал Отсутсуки в челюсть. В то же время Индра ударил Саске кулаком в переносицу, и их отбросило друг от друга к противоположным стенам, сметая мебель на своём пути.
  
  Индра поднялся на ноги первым, но к нему тут же подоспела Рин. Она знала, что использовать ниндзюцу не стоит, по крайней мере, если не будет крайней необходимости. Дело в том, что этот дом, и каждая вещь в нём, были дороги Саске, как память о семье, каждую фотографию, каждый крошечный предмет своего окружения Учихе пришлось искать в архивах старых улик, утративших свою ценность. Многие вещи пришлось отмывать от крови...
  
  Первый же выпад Рин оказывается удачным, её кунай оставляет красную полоску по всей груди Индры, разрывая одежду, но ему всё равно, ведь рана уже начинает заживать. Он успевает схватить девушку за горло, и в меру сильно сжимая его, поднимает её над полом на несколько сантиметров, словно пушинку.
  
  - Да поймите же, я не хочу устраивать бой!
  
  - Хах... - Учиха несколько секунд упирается, но вдруг её лицо озаряет улыбка. - Поздновато ты это сказал! Саске, давай! - прежде, чем Отсутсуки успевает понять, что происходит, сквозь тело вовремя дематериализовавшейся Рин проходят несколько искрящих - это Саске зарядил их чакрой молнии, - кунаев, которые вонзаются в живот Индры. Хокаге думал, что Рин как-нибудь увернётся и уклониться от атаки, а не просто позволит кунаям пройти сквозь себя, но времени на удивление не нашлось. Индра вскрикивает и разжимает хватку, Рин оказывается свободна и бьёт Отсутсуки ногой с разворота, повалив его на лопатки. Саске решает воспользоваться возможностью и набрасывается на упавшего Индру, остриё быстро движется к шее прародителя Учиха, но тот успевает прижать колени к животу и распрямить их, влупив обеими ступнями, на которых чертовски твёрдые деревянные сандалии, по лицу Учихи. Тот пошатываясь отступает, чуть ли не падая, но его вовремя подхватывает Рин. Почему-то, Хокаге вспомнился его первый бой с Наруто.
  
  - Он каким-то образом обладает той же регенерацией, что и Наруто, - поделилась информацией со своим опекуном Рин.
  
  - Я и сам заметил, - усмехнулся Саске. - Кстати, ты что, использовала Камуи?
  
  - Потом объясню. Что будем делать с Шикамару?
  
  - Раз регенерация у него, как у Наруто, то и слабости те же. Я знаю, как его остановить.
  
  - ...Знаете, - заговорил поднявшийся Индра, попутно вынимая из живота кунаи и бросая их рядом с собой, - я ведь правда хотел уладить всё мирно, но теперь, к чёрту! Хотите драться? Будем драться!
  
  ***
  
  Пока ещё было светло, Наруто и Хидан вошли в хорошо знакомое джинчурики общежитие. Блондин шёл впереди и постоянно зазывал плетущегося позади фанатика Джашина. Как только они поднялись на второй этаж, стала слышна приглушенная музыка. Что-то из хэви метала, звук явно был электрическим и исходил из чьих-то колонок.
  
  - Слышь, а с чего ты решил, что в твоей квартире мы найдём нариков? - недоверчивость Хидана прозвучала для Наруто, как оскорбление.
  
  - Это уже стало традицией. Стоит мне на несколько лет оставить свою квартиру, и в неё тут же селятся наркоманы. Из-за их убийства, Саске возмущаться сильно не будет.
  
  - Ха, ну ты даёшь! Саске то, Саске сё, прямо настоящая подстилка! Нет, ну честно скажи, ты что, у него на подсосе? Или он тебя шантажирует? Откуда такая неебическая преданность?
  
  - Знаешь, есть такая вещь, как дружба.
  
  - ...То есть ты в него влюблён? - Наруто хлопнул себя ладонью по лицу и протяжно завыл. - Не, я конечно не лезу в предпочтения, но, не мог что ли девушку себе найти? Хотя, у того голубка такая чёлка, что ты, наверное, его сначала за девчонку принял! Сразу видно, парень заднеприводный! А ты актив или... - Матсураши прервала резкая боль в правой руке. Это Наруто, одной рукой схватил его за кисть, а другой сильно сжал плечо бессмертного, холодно взглянув в его глаза.
  
  - Ещё одно слово, нехорошее слово о Саске, мне, или ком бы то ни было, кто мне дорог, и я дёрну за твою руку. Дёрну достаточно сильно, чтобы оторвать её, а Конохе, никто кроме меня или Орочимару на место её не пришьёт, да и Орочимару не станет, из солидарности со мной. Мы друг друга поняли?
  
  - Ммф, - бессмертный тихо замычал от боли, но тут же безумно улыбнулся, напомнив о том, что он мазохист. - Хе-хе, вполне! - Узумаки сразу отпустил своего сегодняшнего компаньона.
  
  - ...Четыре года назад, Саске был настоящим королём, это теперь он превратился в грёбаного призрака. Но, я его реабилитирую.
  
  - При помощи дыхания рот в рот? - Хидан ухмыльнулся, а Наруто раздражённо вздохнул. Вот, они подошли к пробуждающей у Наруто "весёлые" воспоминания двери, на которой были нацарапаны надписи типа "АХТУНГ!", "ЖИЗНЬ - БОЛЬ", "А вы не видели моё котэ???" и так далее. Музыка доносилась из-за этой самой двери. Узумаки надавил на кнопку звонка и они стали ждать, пока кто-нибудь им откроет.
  
  - Хид, а у тебя есть своя песнь насилия? - Хидан непонимающе вытаращился на Бога.
  
  - Эт чё за херота?
  
  - Это та музыка, что начинает звучать в ушах, когда начинается резня. Думаю, у каждого опытного шиноби, который любит своё дело, она есть. И эта музыка даже не обязана тебе нравиться, она просто звучит и всё, и от неё никуда не денешься. Она у каждого своя, полагаю, и для каждого она связана с особыми воспоминаниями.
  
  - Эм... Не, я никакой музыки во время махача не слышу.
  
  - А ты хоть раз прислушивался? Вот сейчас, попробуй, может и услышишь что-нибудь, - дверь наконец открылась, и на её пороге встал косматый парень. Глаза красные, зрачки расширенные, запах отвратный. Он стоял покачиваясь и держа в руке только что открытую бутылка пива.
  
  - Чем могу помочь? - Наруто не теряя времени заглянул за наркоманское плечо. Помимо него, в квартире находилось ещё двенадцать человек, а само жилище было раздолбано в хлам.
  
  - Соседи на вас жалуются! - Наруто пришлось перекрикивать надрывно ревущие колонки. В то же время, джинчурики ловко выхватил из рук парня бутылку и сделал несколько глотков. - Музыку потише сделайте!
  
  - Чё? -либо Наруто не удалось перекричать хэви метал, либо мозг его собеседника не был способен обрабатывать инофрмацию.
  
  - Потише сделайте!
  
  - Чё? - у Наруто запульсировала венка на лбу.
  
  - Хуй через плечо! - не выдержал Хидан, отняв у Наруто бутылку, залпом её практически всю выпил и тут же сплюнул, сморщившись. - Бля, моча какая-то!
  
  - Ну, раз моча, то не жалко, - блондин вновь перенял бутылку, взявшись за горлышко, откашлялся, и вдруг выдал нечто, повергнувшее Хидана в ступор. Лицо Наруто исказилось в оскалоподобной ухмылке, и он вдруг запел:
  
  - Mein Sohn, nur Mut! - Узумаки знал, что на немецком здесь никто и слова не знает, но ему хотелось наглядно показать Матсураши, что же такое песнь насилия. При первых же словах из знакомого ему оперного отрывка, вдоль позвоночника джинчурики прошлось приятное покалывание, он резко и в то же время грациозно замахнулся и разбил бутылку о голову наркомана. - Wer Gott vertraut, baut gut! - ударом ногой в грудь, Наруто добил парня и отбросил его бездыханное тело вглубь квартиры, после чего, Бог переступил порог своей старой квартиры. Оставшиеся двенадцать наркош, увидев Хидана и напоминающего монстра Наруто... Да что тут говорить, они просто обосрались. В квартире стоял терпкий запах выпивки, сигаретного дыма, причём, насчёт состава сигарет нельзя ничего сказать наверняка, и затхлости. После небольшой паузы, Наруто продолжил, и с каждым словом, пение наращивало ритм, достигая в определённый момент своего пика: - Jetz auf! In Bergen und Kluften Tobt morgen der freudige Krieg! Dus Wild in Fluren und Triften, Der air in Wolken und Luften... Ist unser, und unser der Sieg! Unser der Sieg! Unser der Sieg! - [Сын мой, мужайся! Кто верит в Бога - тому воздастся! Сейчас! В горах и расселинах будет завтра славная битва! Дичь на лугах и в лесах! Орлы в облаках и небесах, будут наши и нашей будет победа! И нашей будет победа! И нашей будет победа!]*
  
  - Так это и есть твоя песня? - жильцы квартиры опомнились и один из них бросился к Хидану с ножом. Бессмертному не нужно было уклоняться, и как только нож вонзился ему в грудь, Матсураши быстро вытащил его из своей плоти и полоснул врага по горлу.
  
  - Вообще-то, это опера! Как тебе? - Наруто ударил в кадык первого, кто к нему подскочил, буквально разорвав его шею на множество ошмётков, но тут же кто-то набросился на джинчурики со спины, набросив ему на шею трубку от кальяна, как удавку, и повиснув на ней.
  
  - Вызывает противоречивые впечатления! - "Конечно, это же немецкая опера. Когда столь грубый в плане произношения язык, где каждая согласная похожа, на удар молотком по металлическому листу, выдаёт достаточно плавное и гармоничное пение, это не может не удивлять". Пытаясь смахнуть надоедливого наездника с трубкой от кальяна, Наруто с разбегу врезался спиной в холодильник, один из немногих предметов цивилизации в квартири. Как только этот умник сполз с блондина на пол, джинчурики схватил его за волосы, открыл дверцу холодильника, вставил в проём голову наркоши следующее действие можно было сравнить с раскалыванием грецких орехов при помощи дверного проёма.
  
  На кухонном столе, Наруто увидел не запечатанный прозрачный пакет с белым порошком. "А вот и способ задобрить Хидана!"
  
  - Эй, Хид! - бессмертный обернулся на голос Узумаки. - Вдохни полной грудью! - в следующую секунду, Наруто подбросил пакет с "сахарной пудрой" так, что тот оказался прямо над головой Матсураши, и метнул в него кунай.
  
  - Ха? - только и смог выдавить из себя Хидан, когда на него высыпалось полкилограмма кокаина. Всё лицо Джашинопоклонника засыпало белым чудом, и он стал похож на загримированного клоуна, только без красного носа. Что ещё важнее, Матсураши рефлекторно потянул ноздрями воздух, и его зрачки характерно расширились. Сам того не заметив, Хидан начал ржать, как ополоумевший, я стоявший перед ним парень испуганно уставился на него. Заметив на себе взгляд, Хидан сжал в руке нож и ухмыльнулся. - Чего ты такой серьёзный, сынок? Хахахах!
  
  - Хидан, давай подпевай! - через несколько минут сказал блондин, разбивая табуретку о чью-то голову и вновь начиная напивать отрывок из Волшебного Стрелка.
  
  - Я же в душе ничего не ебу на этом языке!
  
  - Плевать! Подпевай, как умеешь! - Матсураши ругнулся и начал мычать в такт пению, иногда переходя на мурлыкание. Большую часть времени, он пел нормально, но иногда, кокаин ударял ему в голову, и происходила вот такая несуразица:
  
  - Карусель, карусель, это радость для нас!
  
  - Хидан, блять!
  
  - Ну ладно! Буду дальше мычать!
  
  Наконец, когда в квартире остался всего один живой незаконный жилец, в страхе забившийся в угол, Хидан начертил на заляпанном полу знак Джашина своей кровью.
  
  - Теперь, мне нужно немного его крови, - Матсураши не успел сделать и шага в сторону своей жертвы, как Наруто метнул в наркомана кунай. Бессмертный не сразу понял, что произошло, только увидел, что жертва корчится от боли, а в воздух взлетает небольшой предмет, который Наруто подхватил.
  
  - Подойдёт? - Узумаки показал Хидану только что отрубленный палец, кровь с которого капала на пол.
  
  - Вполне, - не без отвращения, Хидан принял указательный палец своей жертвы и выдавил из него немного крови себе на язык. Скривившись, Матсураши с трудом сдержал рвоту, пока его кожа приобретала ритуальный чёрно-белый цвет. - Кха-хка, фу! Фу блять, фу на хуй! Даже для меня это мерзко! - у лежавшей рядом с Хиданом разбитой табуретки были металлические ножи, одну из которых он отломил, превратив её в своеобразный штык. - Ну, начнём пожалуй!
  
  
  Наруто молча наблюдал за тем, как Хидан выполняет свой ритуал, получая не малую дозу садистско-мазахистского удовольствия, потягивая то самое мерзкое пиво. Видно было, что Матсураши изголодался по этому делу, и растягивал кайф настолько, насколько мог, вонзая штык себе то в ногу, то в руку, каждый раз закатывая глаза и буквально исходя слюной от получаемых ощущений. Всё кончилось ударом в сердце, во время которого Матсураши издавал просто нечеловеческие звуки. Это было нечто запредельное: словно новорождённый двухголовый телёнок, надрывающий оба горла в поисках коровьего соска, словно кастрат, впервые за двадцать лет испытавший оргазм, словно Дима Билан, который во время своего "O sole mio" вдруг нагнулся, спустил штаны и засунул тромбон себе в задницу, повысив голос сразу на несколько тонов. Боль и удовольствие, звук настолько странный, что даже приятный уху. После этого, как это обычно бывает с людьми, достигшими эйфории, которая быстро прошла, Хидан почувствовал себя опустошенным и, вынув штык из своей грудной клетки, сел на пол, опёршись спиной о стену. "Думаю, пора начать вытягивать из его расслабленного мозга информацию".
  
  - Ну что, теперь Джашин удовлетворён? - джинчурики подал Хидану бутылку пива, которую тот, несмотря на отвращение, выдул за несколько глотков.
  
  - Да... На ближайшие время. Кстати, я таки услышал свою музыку, о которой ты говорил. Что-то вроде: "Заставь сучку кричать!!!", а дальше дабстеп ебашит.
  
  
  - Хах, каждому своё. У меня с "Волшебным Стрелком" своя история, и я её никому навязывать не собираюсь.
  
  - Что вообще за стрелок? В первый раз и язык, и название слышу.
  
  - Не удивительно. Я не знаю никого из живых людей, кому известно творчество Карла Марии фон Вебера.
  
  - Кого?
  
  - Вот видишь?.. Все помнят Гитлера, но позабыли о действительно хорошем композиторе.
  
  - Тогда, где же ты слышал эту оперу? - Наруто взглянул на Матсураши с горькой усмешкой, и до Хидана всё быстро дошло. - А, Там, Внизу. Ну, зато, хоть что-то хорошее в Аду нашлось.
  
  - О, я бы так не сказал, - в глазах Наруто появилось мутное выражение, словно он продолжал говорить и в то же время погружался в тёмные уголки своей памяти. - С этой музыкой у меня связаны худшие вопоминания.
  
  - Тогда, радуйся, что тебе удалось оттуда сбежать! Такого ведь раньше не было!
  
  - Если честно, я хочу туда вернуться, - глаза бессмертного едва не выпали из орбит, и в них застыл немой вопрос: "ПОЧЕМУ???". - Ад стал для меня более реальным, чем мир живых людей. Я провёл там большую часть своей жизни, и похоже, что я стал миру шиноби не нужен. Войны закончились, воцарился мир, я своё дело сделал. Что я ещё могу сделать? Какая у меня теперь цель? Ответов на эти вопросы мне негде искать.
  
  - В смысле, что делать? Обустраивай свою жизнь, ленивая сучка!
  
  - Мы оба знаем, что я пытался. И каждый раз всё заканчивалось плохо. И чаще всего, по моей вине. А в Аду, всё намного проще. Никаких связей, друзей, политики, там невозможно нарочно отыскать конкретного человека. Всё хаотично. Такой мир мне по вкусу. А если я сам приду туда, встречусь с Джашином, произведу на него правильное впечатление, быть может, мне удастся выпросить у него простое заключение, без пыток, чтобы я мог просто находиться там. Жаль только, что это невозможно, - странное сочетание из лжи и реальных фактов об Аде прозвучали довольно убедительно.
  
  - Ну, почему же... - Матсураши допил последние капли пива и швырнул бутылку в стену. - Есть один ритуал, с помощью которого можно попасть в Преисподюю, без помощи Кровавого Бога, но понадобится жертвоприношие. Нужно принести в жертву человека с огромным запасом чакры, в особом месте.
  
  - Вот как, - Узумаки едва сдержал улыбку. - А можно поподробнее?
  
  ***
  
  Наруто вёл Хидана к додзё Учиха, пока Матсураши размахивал руками и рассказывал истории о жизни в рядах Акацуки, странноватых приключения Хидана и Какузу, сексуальных опытах, мазохистских фетишах. А Наруто просто продолжал помогать ему идти и помалкивать, потому что оно того стоило. В конце концов, он узнал, что хотел, стал на шаг ближе к Джашину, да и к тому же неплохо провёл время. "Конечно, Саске начнёт ПМС, по поводу убийства Коноховцев, но, между надоедливой беседой и приятным время провождением, к счастью есть небольшой перерыв. Жизнь понемногу начала разделяться на секции, за каждую из которых отдельные дорогие мне люди. Раньше, всё было свалено в кучу, и возможно, в этом была моя ошибка. Главное, чтобы секции не смешивались".
  
  Когда шиноби уже подходили к додзё, изнутри особняка донёсся звук, напоминающий крик птиц, который издаёт чидори. Распахнув дверь, они увидели стоявших посреди комнаты Индру и Саске, с губ каждого из которых стекала кровь. Катана Саске пронзила грудь Отсутсуки, а ладонь Индры пробила живот Учихи.
  
  - Нет... - единственное, что смог из себя выдавить Наруто, но прежде, чем он успел хоть что-то сделать, положение дел резко изменилось...
  
  - Глупец, - Индра сплюнул кровь и ухмыльнулся. - Тебе меня не убить. Ты проиграл, но, не волнуйся, рана не смертельна.
  
  - Вообще-то, - Учиха оказался за спиной шокированного Индры, в то время как его клон превратился в стаю разлетевшихся ворон. - Это ты проиграл, - Саске с хрустом свернул Отсутсуки шею, и наследник Рикудо Сенина рухнул на пол. Только в этот момент, Хокаге заметил Наруто, и одного взгляда блондина оказалось достаточно, чтобы Учиха понял, что он только что совершил большую ошибку.
  Примечание к части
  
  * - Карл Мария фон Вебер, "Волшебный Стрелок", акт 1, "Страшусь восхода Солнца".
  
  Извините за задержку.
  Смерть короля. Часть 1: Начало представления
  
  - Наруто, нужно поторопиться, через шесть минут он... - Учиха не успел закончить, поскольку джинчурики оказался вплотную к нему, ударил брюнета в живот, попав по какой-то болевой точке, от чего Саске согнулся, судорожно хватая ртом воздух, после чего, он упал на пятую точку. Врезав Учихе, Наруто переключил внимание на состояние дома, погром, и тут увидел в нескольких метрах впереди Рин, сидевшую на полу, опёршись спиной о стену. Одежда Учихи была в крови, источником которой служила рана на животе, к которой девушка прижимала руку. Когда Узумаки наклонился к ней и направил поток светло-зелёной чакры в её колотое ранение, она слабо ухмыльнулась.
  
  - Глупо получилось...
  
  - Помолчи, дура, - рана была не слишком глубокой, и за несколько минут полностью затянулась, и следа не осталось, но когда Рин решила встать, Наруто строго на неё посмотрел. - Вставать после такой кровопотери, ну что за глупый ребёнок, - игнорируя возражения, джинчурики поднял Рин на руки и перенёс её на диван.
  
  - Кто посмел обидеть лолю?! - хмельной Хидан пошатываясь выдал этот вопрос, как нечленораздельное нечто. - Отпиздахуярить, нельзя помиловать!
  
  - Саске уже и так Индру отхуярил, - сказал Бог в тот самый момент, когда Отсутсуки вернулся к жизни и встал, похрустывая позвонками в шее. Несколько секунд, Саске и Рин улавливали смысл его слов, да и вообще всей ситуации, пока в один голос не выкрикнули:
  
  - ИНДРУ?!! - не отвечая им, блондин подошёл к Отсутсуки, не сводя с него взгляда, от чего старший сын Хогоморо инстинктивно вжал голову в плечи.
  
  - Я этого не хотел...
  
  - Но допустил, - переносица Индры серьёзно пострадала от удара Наруто, из ноздрей хлынула кровь, и застонав, Отсутсуки зажал нос. Даже учитывая, что он за считанные секунды регенерирует, ему было очень больно. В итоге и Саске, и Индра попали под раздачу. Закончив с ними, джинчурики вернулся к Рин, снова поднял её и понёс на кухню, не оборачиваясь обратившись ко всем: - Пошли чай пить, тупорылые ублюдки.
  
  ***
  
  Наруто заставил Саске и Индру сесть за стол, подозрительно долго провозился с чаем и подал им по кружке. Хидан и Рин так же были на кухне, младшая Учиха вела себя очень тихо, а пьяный Джашинопоклонник каждые пять секунд отрубался, продолжая при этом стоять на ногах. Саске с опаской посмотрел на кружку, чай был каким-то странным, мутным, да и запах казался необычным. Он и Индра одновременно сделали глоток, и тут же закусили губу, чтобы всё не выплюнуть. Из глаз у них брызнули слёзы, и им пришлось сделать невероятное усилие, чтобы сглотнуть "особый" чай.
  
  - Почему он такой солёный?! Нет, не так, почему чай вообще солёный?! - Учиха кривился, поскольку из-за соли, его разбитые в кровь губы начало дико щипать.
  
  - Нет лучшего стимула, чем просыпать немного соли на свежую рану. Это помогает запомнить пережитый опыт и в следующий раз избежать его. Специально для таких шалунов, как вы, я положил двойную порцию соли, а затем ещё две. Пейте, пока не остыл, - Наруто извращённо-заботливо улыбнулся. - Пейте же, иначе, я вас друг другу не представлю.
  
  Едва не пуская пар из ушей, Индра и Саске заставили себя залпом выпить солёную мерзость, и только после этого, одобрительно кивнув, Наруто приступил к делу.
  
  - Саске, Рин, знакомьтесь, - Узумаки указал на старшего сына Хагоморо, - Отсутсуки Индра, старший сын Рикудо Сеннина, ваш родоначальник, от которого произошли все Учиха, - Учихи расширенными глазами взглянули на сохранявшего спокойствие Отсутсуки. Саске немногое было известно о столь далёком предке, а Рин и того меньше, но они оба поначалу решили, что это какая-то шутка.
  
  - Но ведь это же Шикамару, - возмутилась Рин. - Он выглядит, как Шикамару, у него тот же голос...
  
  - Индра все эти тысячелетия был мёртв, в Аду, его тело пришло в негодность, так что, пришлось занять новое. Каюсь, моя вина в том, что он теперь в теле этого выродка Шикамару, но, это всё равно, что завернуть в мерзкий, дешёвый фантик самую дорогую и вкусную конфетку.
  
  - "Гомосексуальный подтекст?", - задал Кьюби мысленный вопрос своему джинчурики, из-за чего блондину пришлось очень постараться, дабы не рассмеяться.
  
  - ...Как вы познакомились? - преодолев какой-то внутренний барьер, спросил Шестой Хокаге.
  
  - В Аду встретились. Мы помогли друг другу сбежать, так что, я готов за него поручиться. Ему можно доверять.
  
  - Подожди... Так массовые жертвоприношения последние четыре года, это его рук дело? - Индра виновато потупил взгляд.
  
  - Косвенно...
  
  - Ты косвенно причастен к смерти свыше шести сотен человек? Это как?
  
  - Жертвоприношение организовал мой культ. Я их даже об этом не просил, они сами как-то додумались.
  
  - Тогда, почему они зашевелились только четыре года назад?
  
  - Дело в Наруто. Он напомнил им о том, что история о семье Отсутсуки, это не просто миф, а реальность. И благодаря ему, наше воскрешение стало возможным. Какие-то проблемы? - Индра поднял взгляд, и серьёзно, практически с угрозой посмотрел в ониксовые глаза Хокаге. Саске ответил тем же.
  
  - Есть только одна вещь, которую я никогда не приемлю - бессмысленные жертвы. Я презираю их. Но, если речь идёт о возвращении Наруто, любая жертва оправдана в моих глазах. Так что, будь благодарен ему. Если бы ты не вернул Наруто нам, сейчас, мы бы стали врагами.
  
  - Учту.
  
  - ...Вы закончили? - поинтересовался джинчурики. - Тогда, позвольте мне продолжить. Индра, знакомься, это Учиха Саске и Учиха Рин. Они последние из твоих потомков, - мгновенно взгляд и отношение Отсутсуки Учихам, с которыми он ещё недавно сражался, изменилось. Глядя на них, он словно наблюдал за чем-то физически невозможным, и в то же время прекрасным, уникальным. Он концентрировал внимание на их контурах лиц, глазах, коже, казалось даже, что он уделял внимание каждому чёрному волоску на их головах, и во всём он как будто угадывал отголоски собственных генов.
  
  - Последние? - его голос слегка дрогнул.
  
  - Больше никого не осталось. Соболезную, - Наруто мог представить, каково это, узнать, что всё твоё наследие, всё, что ты оставил миру, заключалось лишь в двух людях. Губы Индры скривились, он резко встал, из-за чего Саске и Рин уже готовились к новому сражению с ним, но в следующую секунду, Отсутсуки встал на колени и склонил голову, коснувшись лбом пола.
  
  - Пожалуйста, простите меня за моё поведение! Я сожалею о том, что напал на вас!
  
  - Д... да ладно, не переживай так, - Рин сразу почувствовала себя в неловком положении. - Мы тоже виноваты.
  
  - В любом случае, зачем ты пришёл? - Наруто задал вопрос, который вертелся у него на языке всё это время, и Индра вспомнил о том, что у его визита была изначальная цель.
  
  - Кажется, я кое-что нашёл. В пустынях возле Деревни Песка, мои люди обнаружили руины, по возрасту, совпадающие ещё с теми временами, когда люди не владели чакрой. Что там? Имеет ли это значение? Я хотел бы это узнать?
  
  - Тогда, почему сам не осмотрел всё? - всё ещё с долей недоверия спросил его Шестой Хокаге.
  
  - Саске-кун, - мышцы лица Саске едва заметно подернулись, когда Индра употребил этот суффикс, - ты ведь сражался со мной и одержал победу. Это лишний раз напоминает о том, насколько бесполезно это тело. Без прежней силы глаз, я - лишь жалкая тень себя прежнего. Если в руинах найдётся что-то по-настоящему ценное, Боги мне это так просто не отдадут. Мне нужен напарник, который, в случае необходимости, даже бросит меня, но всё найденное внутри сбережёт.
  
  - Что ж... Тогда, отправляйся туда с Саске, - Учиха удивлённо вытаращился на Наруто. - Он второй шиноби по силе, после меня, и я хочу быть уверенным в том, что вы можете работать вместе. Можете?
  
  - Я не против, - сразу ответил Индра, и Наруто с ожиданием перевёл взгляд на Саске.
  
  - Ну... Ну ладно. Только потому что ты просишь.
  
  - Отлично. Дождётесь утра, или отправитесь прямо сейчас?
  
  - Лучше не откладывать, - Отсутски подошёл к Саске и без промедлений взял его за руку, чем вызвал насмешливый, недопонимающий взгляд Учихи. - Предупреждаю, тебя может стошнить.
  
  - Что? - только и успел спросить Хокаге, прежде, чем они исчезли в алой вспышке. Блондин тут же заметил, что Рин была обеспокоена, не столько неожиданной техникой перемещения, сколько тем, что Индра и Саске остаются наедине.
  
  - Это плохая идея, - с опаской сказала она, но Бог махнул рукой и открыл один из кухонных шкафчиков.
  
  - Пускай привыкают друг к другу. Это им не любовный треугольник, и я не собираюсь выбирать, чьей мне быть подстилкой. Так что, им придётся проглотить свою гордость и сработаться.
  
  - Ха, знавал я одну девицу, которая умела глотать!.. - пробормотал шатающийся Хидан. Наруто тем временем достал из шкафа бутылку красного вина.
  
  - Это была фигура речи, Хид. Если не можешь поддержать беседу, иди спать.
  
  - Да я бы с радостью, вот только в душе не ебу, куда идти-то?
  
  - Да хоть здесь падай.
  
  - Есть, капитан... - Матсураши как будто нажал на кнопку "выкл", сложил руки по швам и рухнул на спину, прямо на деревянный паркет, прилично стукнувшись головой. - Ай, блять, больно!.. Кайф...
  
  - Какой он всё-таки странный, -хихикнула Рин, в то время как Наруто наливал вино в бокал. С серьёзностью на лице, он протянул бокал Учихе, от чего брюнетка несколько оторопела. - Ты чего?
  
  - Даю тебе лекарство.
  
  - Ага, Саске это тоже так называет. А если серьёзно?
  
  - Разве похоже, что я шучу? После кровопотери, нужно выпить вина. Так что давай, пей, пока силой не влил, - всё же, интонация джинчурики заставила испугаться, что он и правда может применить силу, если испытывать его терпение, и Рин поспешно взяла бокал и сделала несколько крупных глотков.
  
  - Я очень быстро пьянею, - предупредила девушка, уже слегка покраснев, с той счастливой пеленой в чёрных глазах, что появляется у каждого пьяного человека. Наруто едва заметно ухмыльнулся.
  
  - Я вижу.
  
  - А может... ты этого и добиваешься? Хочешь меня напоить? - Учиха ухмыльнулась и села на край стола, игриво взглянув на Узумаки, оставшегося безразличным.
  
  - Зачем мне это?
  
  - Чтобы соблазнить, - на первый взгляд, Рин не делала ничего такого, просто сидела и с улыбкой смотрела в глаза Узумаки, но его это быстро начало выводить из себя. Девушка заметила, как Бог начал хмуриться, и виновато пожала плечами. - Хотя, ходят слухи, что ты влюблён в Саске... Ик!
  
  - Кто их распускает? Имена по буквам, адреса, и свободный участок на кладбище подготовьте.
  
  - Ну... Почти все в деревне думают, что у вас был секс. Кажется, начал этот слух распускать Орочимару.
  
  -Бред. Саске любит женщин.
  
  - ...А ты? - Наруто пронзил Учиху строгим взглядом. - Прости, вино в голову бьёт. К тому же, ты ведь недавно затащил в постель двух близняшек, ты уж точно не из тех, кому нужна помощь алкоголя в общении с девушками.
  
  - Скажем так, я никого не люблю, и меня любить не стоит.
  
  - Почему? - Рин действительно не понимала, в чём такой уж серьёзный недостаток Наруто.
  
  - Потому что все вы скоро умрёте, - на мгновение, Учиха даже испугалась, но Узумаки сразу себя поправил. - Не в смысле завтра, или через минуту. Скоро, по сравнению со мной. Время пройдёт, и если тебя не убьют на очередной миссии, смерть всё равно настигнет тебя, как и любого другого человека, что бы ты ни делала. Даже Орочимару и Хидан когда-нибудь умрут. А я буду жить, и не состарюсь ни на один день, наблюдая за тем, как от моих друзей остаются лишь могильные плиты с именами и датами.
  
  - Но ведь пройдут годы до этого. Как можно просто взять и отказаться от счастья из-за того, что рано или поздно, ты его потеряешь?
  
  - Годы уже утратили для меня былую значимость. Я стар, Рин. Слишком стар, время уже стало для меня незаметным.
  
  - Что за бред? Ты же ещё мальчишка, можно сказать! Даже я на год тебя старше!
  
  - Ты знаешь, о чём я. Четыре столетия - слишком долгий срок жизни. Оболочка может и молода, но она останется молодой и через тысячу лет. Жить или умереть - вот главный выбор, какой может сделать человек. У каждого есть право на суицид. А я даже это выбрать не могу. И я не смогу уйти за вами следом, когда вы с Саске умрёте.
  
  - Зачем ты мне говоришь такое?.. - в глазах Рин появились слёзы, заметив которые, Наруто почувствовал вину.
  
  - Прости. Тебе не нужно об этом думать, это ведь мои проблемы. Пойдём, переоденешься и ляжешь спать, - осторожно переступив через похрапывающего Хидана, Наруто, вслед за Учихой отправился в её комнату, на ходу ещё раз оглядев следы боя и разбросанный хлам, взяв на заметку, что ему нужно будет прибрать здесь всё. Он провожал Рин только затем, чтобы убедиться, что она не упадёт, от кровопотери или выпитого вина. Оказавшись в её комнате, будучи всё ещё погруженным в свои мысли, блондин не сразу заметил, что Рин начала снимать с себя испорченную одежду, не дожидаясь, пока он выйдет, вообще не беспокоясь о присутствии парня в комнате. Словно она настолько к нему привыкла, что уже и замечать перестала, как нечто, не гармонирующее с интерьером.
  
  Следы запёкшейся крови на бледной коже Учихи захватили внимание джинчурики, не тот факт, что она была практически голой, и единственным оплотом приличия стали белые хлопковые лифчик и трусики - то немногое, на что не попала кровь. Поймав на себе пристальный взгляд Наруто, Рин приложила руку к тому месту на животе, где ещё недавно была рана, и где осталось больше всего крови.
  
  - Такое тебе нравится, да? - Учиха хитро улыбнулась, сделав томный взгляд, и ей казалось, что она смутила вечно невозмутимого джинчурики. - После всех твоих речей, всё ещё есть две вещи, способные тебя возбуждать. Кровь и обнаженка. А в своём сочетании, насколько сильный это может вызвать... - Рин приблизилась к Узумаки, встала на носочки, чтобы дотянуться до его уха, и шепнула: - ...стояк?
  
  - Завязывай, пьяная дура, - хоть Узумаки и старался надеть маску безразличия, Рин легко видела сквозь неё.
  
  - Знаешь, - брюнетка полностью проигнорировала слова Бога, - про тебя ведь написали десятки книг, в основном, люди, которые тебя даже в лицо не видели, но была одна книжка, под авторством Джираи-сана. Наизусть помню строчку: "Не питайте иллюзий, не таите ложных надежд. Если Наруто на вас наплевать, он постарается доставить вам удовольствие. Если вы ему небезразличны - себе. Лучше молитесь, чтобы у вас был первый вариант, потому что, иначе, ночь в постели с ним может показаться вам Адом. В погоне за собственным наслаждением, он заставит вас кричать от боли, плакать от бессилия и молить о смерти... В погоне за наслаждением, в лучшем случае, он может превратить вас в большой кусок изуродованного мяса, звавшегося когда-то прекрасным словом "женщина"". Так ли страшен чёрт?
  
  - Если продолжишь так себя вести, я тебя изнасилую, - спокойно, словно констатируя факт, заявил Наруто, от чего Рин на секунду оторопела. - Тогда и узнаешь.
  
  - Я что, должна испугаться? - девушка рухнула на свою кровать, всё так же игриво, с вызовом глядя в глаза джинчурики. - Можешь попробовать, мальчик-одуванчик, - Наруто резко переместился к кровати, встал над Рин и с видом раздражённости на лицо потянулся к её груди, но, когда он уже почти коснулся её, Учиха активировала шаринган, и руки блондина прошли сквозь неё, упершись в постель. Рин разразилась громким смехом, и опомнилась, когда Узумаки уже закрывал за собой дверь. - Эй, ну ты что? Обиделся?
  
  - Нет, просто потерял интерес. Считай, тебе повезло.
  
  ***
  
  Пустыня всегда враждебно настроена к людям. Если днём это выражается в невыносимом зное, то ночью, в столь же невыносимом холоде. Переместившись туда, Саске едва сдержал рвотный позыв, вызванный странным ощущением в желудке и запахом серы. Его глазам открылся вид целого лагеря людей в одеяниях с символами чёрного полумесяца. Их палатки были разбиты вокруг наполовину засыпанных песком руин, с полуразрушенными стенами. Отсутсуки сразу же подошёл к одному из своих последователей и о чём-то его спросил. Тот несколько раз утвердительно кивнул, и, довольно улыбнувшись, наследник Рикудо направился к руинам, зазывая Учиху за собой.
  
  - Они расчистили вход, так что, проникнем внутрь без проблем, - пройдя через несколько стен, они предстали перед выпирающей из каменного пола плитой, которая, видимо, и представляла тот самый вход. Саске без лишних слов прилепил к плите взрывную печать и отошел на несколько шагов. Взрыв, и в воздух взлетели мелкие осколки гранита.
  
  - Не стой на месте, - Хокаге сразу прыгнул внутрь открывшегося люка, навстречу темноте, а Индра с небольшой задержкой последовал за ним. Пролетев чуть больше десяти метров, шиноби приземлились на толстый слой песка, не видя ничего перед собой. - Сейчас бы фонарик пригодился.
  
  - Подожди, - вслед за голосом Индры, в его ладони вспыхнула небольшая огненная сфера, которая зависла в воздухе над его головой, осветив узкий коридор, в котором они оказались, оранжевым светом. Отсутсуки улыбнулся, надеясь разрядить обстановку, но взгляд Учихи остался всё таким же колким и холодным. Ничего не сказав, Индра начал продвигаться вглубь коридора, а Саске следовал за ним, осматривая орнамент стен. На них изображались странные, порой, противоречащие друг другу события минувших тысячелетий, но чем больше Учиха видел, тем яснее понимал их смысл. - ...Слушай, - заговорил, после нескольких минут молчания Индра, - Саске-кун, я же вижу, что ты на меня зол, и, я честно не хочу навязываться, но, в чём проблема? Если в том, что было сегодня, я ещё раз прошу прощения за наше сражение.
  
  - Дело не в этом, - сухо ответил брюнет.
  
  - Тогда, в чём?
  
  - Правда не понимаешь? - Индра остановился и покачал головой. - В том, что ты всё это начал!
  
  - Начал что?
  
  - Это! - Саске коснулся рукой стены, и Индра обратил внимание на изображавшуюся на ней битву двух людей, символы на одежде которых были им незнакомы. - Вражду между Сенджу и Учиха! На этих стенах изображена их история!
  
  - Но, я не узнаю символы их кланов... - Отсутсуки рассеяно огляделся, видя на каждой стене, в общем-то, один и тот же сценарий, только актёры менялись.
  
  - А ты думаешь, почему я Учиха, а не Отсутсуки? В какой-то момент, вражда между твоими потомками достигла критической отметки, после которой, они разделились на Учиха и Сенджу. Твоими наследниками стали Учиха, а наследниками твоего брата - Сенджу. Настолько они ненавидели друг друга, что даже решили отрицать своё кровное родство.
  
  - Нет... - голос Индры дрогнул, он схватился за голову руками и заметался взглядом. - Неужели, они тоже? Мои дети, и дети Асуры... Неужели, они продолжили цикл вражды?
  
  - Да, и это ещё не всё. Был такой человек, Учиха Мадара, и его ненависть к Сенджу, его злоба, его жажда власти, передающиеся через поколения Учиха от ТЕБЯ, привела к смерти десятков тысяч людей, войне и воскрешению Джуби. Из-за него, страх перед моей семьёй перерос в геноцид, и по его вине, родители Наруто погибли. Всю эту цепочку запустил ты, так что, если бы не ты, Наруто никогда бы не стал Богом, не попал бы в Ад, и уж точно не превратился в маньяка-убийцу! Ну объясни мне, зачем ты это сделал? Зачем попытался убить родного брата?
  
  - ...Меня заставила Кагуя, - Саске сразу же ощутил себя виноватым, испачкавшимся в грязи, после слов Индры. - Она затуманила мой разум и настроила против брата, потому что видела во мне угрозу и знала, что отец не сможет меня простить. Сама она меня убить не могла, так что, для неё, подобный исход был идеальным.
  
  - В истории об этом ни слова... Прости, я не должен был говорить о вещах, доподлинно мне неизвестных.
  
  - Мы можем винить кого угодно в чём угодно, но наверняка, я могу тебе сказать одно: Кагуя должна получить по заслугам. И если нам повёзет, мы найдём здесь то, что поможет осуществить правосудие, - под ногами Индры опустилась плита, и из в стенах открылись десятки отверстий. Послышался щелчок механизма ловушки.
  
  - В сторону! - Саске успел активировать шаринган и схватив Индру за шиворот, рванулся вперёд, за мгновение до того, как из отверстий позади них очередями полетели крошечные иголки. Это продолжалось секунд двадцать, и к концу, на полу лежали целые горы игл. - Хух, это было близко.
  
  - Меня мог и не прикрывать, не забывай о моём исцелении.
  
  - Сила привычки, - Отсутсуки взял одну из иголок, покрытых бурой жидкостью, и облизнул её.
  
  - Яд. Мне от этого ничего не будет, а вот для тебя, всего одна царапина и мгновенная смерть.
  
  - У меня иммунитет к большинству ядов.
  
  - Не важно. Поверь, против этого, ничто не поможет, - стоило им расслабиться по поводу того, что эта ловушка не покрывала большую площадь, как вдруг те же отверстия появились в стенах по всему коридору, который, казалось, тянулся бесконечно.
  
  - Вот чёрт! - на ходу, Саске использовал Мангёкё, и его окружила частично сформировавшаяся аура Сусано. Сотни иголок со звоном отлетали от идеальной защиты Учихи, он на невероятной скорости мчался вперёд, а обернувшись, увидел, что Индра довольно сильно от него отстаёт, и уже был весь утыкан иголками. - С тобой точно всё в порядке?!
  
  - Жить буду, - сквозь сжатые от боли зубы процедил он. Мало было этого, так ещё и из некоторых дыр в стенах начали выдвигаться заострённые штыки, один которых пробил сквозную дыру в животе Отсутсуки.
  
  - Индра! - Учиха хотел броситься ему на помощь, но вот, сын Хагоморо исчез в вспышке красных искр, а появился уже в паре метров перед Саске, сразу продолжив бежать. Саске поражённо уставился в спину Отсутсуки, всё же, он до сих пор не привык к возможностям Наруто и Индры, да и всех им подобным.
  
  - Чем это ты занимаешься? Я же сказал, жить буду! Уйми свою привычку!
  
  - Постараюсь, - им казалось, что они уже бегут целую вечность в темноту, как вдруг, пол буквально ушёл у них из-под ног. Коридор просто кончился. На этот раз, падение было долгим, они пролетели как минимум сотню метров, и если бы не Сусано Саске и регенерация Индры, они бы точно разбились насмерть.
  
  Огненный шар Отсутсуки никуда не делся, и шиноби отчётливо смогли разглядеть место, в котором они оказались. Это был очень просторный зал, под ногами по-прежнему был гранитный пол, так что, падение с стометровой высоты явно было частью задумки архитектора этого места, а в центре зала стоял контейнер из абсолютно гладкого, поблёскивающего чёрного камня. Подойдя к нему, Саске приложил ухо к гладкой поверхности и постучал по ней кулаком.
  
  - Полый. Внутри может быть что-то спрятано.
  
  - Только давай на этот раз без взрывных печатей? - ухмыльнулся Индра. Саске вытащил катану из ножен и пропустив через неё чакру молнии, сделал один удар по заинтересовавшему их объекту. Пропитавшееся Чидори лезвие прошло через камень, как нож через масло, у самой верхней его грани, которая тут же сползла на пол. Запустив руку внутрь и ощупав всё внутри, Саске достал каменного куба большой свёрток наполовину сгнившей ткани, довольно тяжелый по весу. Развернув его на полу, шиноби обнаружили внутри пять кинжалов, подобные которым они оба видели впервые. Все они имели довольно большое, сильноизогнутое лезвие, какие используют, чтобы вспарывать дичь, сделанное из тёмно-красного металла, на котором был узор из полос белого золота. Рукоятки у кинжалов гармонировали по цвету с лезвиями, но были сделаны из какого-то другого материала, неестественно холодного на ощупь.
  
  - И что мы имеем?
  
  - Без понятия. Будем надеяться, что это не просто красивые побрякушки, - Учиха и Отсутсуки встрепенулись, услышав начавший исходить со всех сторон звук, похожий на звон колокольчиков. Из ниоткуда, один за другим появлялись десятки, а за ними и сотни белых мотыльков, излучавших свет, которые сбивались в стаю перед Саске и Индрой. Неожиданно для них, стая мотыльков приобрела облик девушки, с длинными светлыми волосами, одетую в белое кимоно, чьи ярко-фиолетовые глаза выражали тревогу. Поначалу, Саске принял её за жрицу Страны Демонов, Шион, но вскоре понял, что это другой человек. Эта девушка казалась взрослее, но не старше, да и было в ней что-то не от мира сего.
  
  - Что вы здесь делаете? - Индра и Саске всё ещё пребывали в состоянии лёгкого шока и не знали, что ей ответить. - Саске-чан, Индра-чан, вам нужно уходить отсюда немедленно!
  
  - Ты!.. - вдруг выпалил Отсутсуки. - Я тебя знаю! Ты же та Предсказательница, Богиня, такая же, как Кагуя!
  
  - Не важно, кто я!!! Пожалуйста, прислушайтесь ко мне!
  
  - Что это за клинки? Ты и вся твоя шайка, вы имеете к ним какое-то отношение? Говори! - Индра не желал слушать светловолосую Богиню, а Саске почему-то казалось, что стоило бы.
  
  - Это единственное оружие, способное убить нас! - голос Предсказательницы уж срывался на крик.
  
  - Неужели это правда?.. - Саске с недоверием посмотрел на кинжал в своей руке.
  
  - Именно поэтому, вам нужно уходить! Можете забрать их, только бегите скорее! Кагуя очень скоро почувствует, что в хранилище кто-то есть! - вдруг, от того клинка, что Саске держал в руке, начал исходить ослепляющее яркий свет, окутывавший всего Учиху. - Проклятье, слишком поздно! - Хокаге почувствовал, что его куда-то затягивает, ощутив примерно то же, что было, когда Индра перенёс его в пустыню. За доли секунды он бросил Отсутсуки кинжал и подогнул те, что лежали на полу.
  
  - Индра, забирай кинжалы и беги! Иди к Наруто, объясни ему всё! Скажи, что если у него есть план, как добраться до Джашина, то пускай выполняет его, и выполняет быстро!!! Передай, что... - закончить Учиха уже не успел, поскольку он пропал, вместе с ярким светом и Предсказательницей.
  
  - Саске! ЧЁРТ!!! - Индра готов был лично перерезать всех Богов от злости, но он знал, что ему не хватит сил выстоять против их всех. Отсутсуки взял всё найденное оружие и выругавшись, переместился к джинчурики девятихвостого.
  
  ***
  
  Свет резал Учихе глаза, и он стоял, зажмурившись, пока не услышал чьи-то голоса. Когда он открыл глаза, каждый волосок на теле Саске встал дыбом, сердце забилось с бешенной скоростью, а разум не мог смириться с тем, что видят его глаза. Он стоял, окруженный Богами. Джашина он сразу узнал, вспомнив рассказы Наруто о существе с лицом без кожи, покрытом лишь мышечными волокнами окровавленного мяса, чьи вечно открытые глаза были абсолютно чёрными. Затем, Предсказательница, с которой он уже успел познакомиться. Из всех присутствующих, эта девушка казалась самой безобидной. Ещё два человека, чьи лица были скрыты за белыми масками с прорезями для глаз, и Кагуя, занимавшая почётное место в этом круге. Её бьякуган внимательно вглядывался в лицо Учихи, и уже от этого Саске становилось жутко.
  
  - Я-я... - голос брюнета дрогнул, и от этого, он почувствовал невероятный стыд. "Мне страшно. Ноги подкашиваются, дыхание сбилось, я вот-вот потеряю сознание от страха. Любому из них в данную минуту достаточно пальцем щёлкнуть, и я буду мёртв, и ничего с этим не смогу поделать. Ничего... Нет. Я могу хотя бы умереть с достоинством". Учиха поднял на Кагую взгляд, полный решимости, заставил себя оскалиться в улыбке, загнал страх в потаённые уголки собственного разума. Ни страха, ни сомнений, только решимость. - Что же, поздравляю, я попался. Чего же вы ждёте? Думаете, я буду умолять? Предложу сделку? Обменяю жизнь Наруто на свою? Сочувствую, но этого не будет! Лучше, я пошлю вас на хрен, - Хокаге показал средний палец, но Кагуя осталась невозмутима, - и уйду с достоинством! - Учиха закрыл глаза и приготовился к тому, что за такую дерзость ему точно снесут голову, или ещё чего похуже, но вот, проходит несколько секунд, и ничего не происходит. Саске открыл глаза и увидел, что Боги, как и прежде просто стоят и сверлят его взглядами. - Ну, чего вам ещё надо?! Вот он я, делайте, что задумали!!!
  
  - ... - Кагуя явно собиралась с силами, чтобы что-то сказать, обдумывала каждое слово, пока наконец не выдала: - Спаси нас.
  Примечание к части
  
  В главу "Ты не один" внесена лёгкая поправка, я убрал у Наруто второй режим риннегана, поскольку понял, что он не практичен. Извиняюсь, больше не повториться.
  Смерть короля. Часть 2: Удачи
  
  Фанаты Соры, лучше не читайте!!!
  
  Прибравшись в додзё Учиха, Наруто сел на диван и погрузился в свои мысли. Настолько глубоко, что сам того не желая, Узумаки оказался в своём подсознании. Девятихвостый Лис сидел, посреди окружающей его бесконечной пустоты и тьмы подсознания своего джинчурки, и задумчивость блондина показалась ему интересной.
  
  - Что-то случилось? - Узумаки рассеяно посмотрел на биджу, соображая, что у него только что спросили.
  
  - А?.. Да, да... Не могу решить, какого джинчурики я могу использовать, в качестве ритуальной жертвы, - глаза Курамы расширились, он злобно оскалился на Бога.
  
  - Наруто, ублюдок, ты же знаешь, что если убьёшь джинчурики, умрёт и биджу! - Наруто сохранил абсолютное спокойствие, даже глазом не моргнул.
  
  - Чтобы открыть проход в Ад, нужно провести обряд жертвоприношения с человеком, обладающим огромными запасами чакры. Мне на ум никто, кроме других джинчурики не приходит.
  
  - И всё равно ты мудак!
  
  - Разве тебе не наплевать на других хвостатых? За все эти годы ты ни разу не выказал к ним родственных чувств.
  
  - То, что я их не люблю, ещё не значит, что мне на них наплевать! С большинством из них меня связывает целая жизнь, тогда, вечность назад, когда мы только появились на свет!
  
  - Тогда, выбери ты, - это повергло Лиса в ещё больший шок. - Выбери того биджу, который тебе нравится меньше всех, - Кьюби даже не знал, что сказать, его всего трясло от гнева, но тут, ему пришла в голову идея, биджу сразу успокоился, и ответил:
  
  - Шикаку, - Наруто невозмутимо покачал головой.
  
  - Гаару я мочить не буду.
  
  - Санби, - тут же предложил Кьюби следующий вариант. Наруто уже раздраженно посмотрел на своего биджу.
  
  - Ты издеваешься? Сначала Гаару предложил, потом Дейдару, мать твою, у тебя, что... Оу, - поняв, в чём подвох, Наруто строго посмотрел в огромные звериные глаза, налитые кровью. - Ты специально назвал Шикаку и Санби, потому что знал, что их я не убью.
  
  - Надеялся, что ты сможешь понять, в какое положение ты меня ставишь. Точно так же, как ты не можешь убить Гаару или Дейдару, я не могу подписать смертный приговор для любого из биджу. Даже ради мести Богам, я просто не могу, - Наруто долго молчал, всматриваясь в глаза Кьюби, пока в какой-то момент не повернулся к нему спиной.
  
  - Знаешь что? Я решил. Пускай жертвой станет та Мечница, джинчурики Мататаби.
  
  - ТОЛЬКО НЕ ЕЁ! - как-то уж слишком буйно отреагировал биджу.
  
  - Попробуй меня остановить, - Курама хотел порвать Наруто на части, но он знал, что это бесполезно, поэтому, девятихвостый начал отчаянно думать, искать слова, которые переубедят его своенравного джинчурики. Когда блондин уже готов был покинуть Кьюби, когда тот выпалил:
  
  - Подожди!.. Думаю, у нас есть ещё один вариант. Есть ещё один джинчурики, о котором большинству людей неизвестно. Искусственно созданный, в нём лишь запечатали крошечную часть моей чакры, но благодаря этому, я его чувствую. Сейчас, если память мне не изменяет, он находится в месте, которое называется Храм Огня. Учитывая, сколько лет назад я начал чувствовать в нём свою чакру, ему сейчас должно быть лет двадцать или чуть больше. Если надо, я тебя и довести до него смогу.
  
  - Ну вот, так бы сразу... Храм Огня говоришь? Это может быть нам на руку. Хидан сказал, что жертвоприношение нужно проводить в местах, где Богам поклоняются, где есть алтарь. Буддистский храм вполне подходит.
  
  - Рад, что удовлетворил твои требования, козёл, - Лис обижённо отвернулся, а Наруто по-детски вскинул брови.
  
  - Кура-чан, только не говори, что ты на меня зол, - Кьюби ничего не ответил, и тогда блондин постарался быть серьёзней. - Нет, правда, у нас всё нормально?
  
  - Да, - ответил биджу после недолгой паузы, - Ты, конечно, ублюдок, но за это я тебя и люблю. Другого джинчурики я бы просто не принял. Ха, с годами, я становлюсь сентиментальным.
  
  - Не имею ничего против, - вдруг, в реальном мире, посреди гостиницы появился Индра, на коже которого заживали мелкие проколы от иголок. Отсутсуки прижимал к себе свёрток ткани, и выглядел безумнее мешка диких кошек.
  
  - Наруто, мы были в руинах, и Саске..! Он... В общем, его схватили! - как только блондин подскочил к Отсутсуки, тот буквально впихнул ему в руки свёрток.
  
  - Как?.. - Наруто на мгновение впал в ступор, но тут же взял себя в руки. - Что произошло? Он жив? Ты знаешь, где он?
  
  - Должно быть, Кагуя переместила его к себе. Не знаю, жив ли он, но у меня есть пара вариантов насчёт того, где он сейчас.
  
  - Тогда, почему ты вернулся?!
  
  - Чтобы отдать тебе это, - Индра развернул свёрток в руках Узумаки, и блондин увидел пять лежащих там клинков, на которые он непонимающе уставился. - Если нам не солгали, этим оружием можно убить Бога. Если я отправлюсь за Саске, мне нужно быть уверенным в том, что в случае моего поражения, кинжалы им не достанутся, так что, я отдаю их тебе... Перед тем, как Саске исчез, он просил сказать тебе, что если у тебя есть план, как убить хотя бы одного из Богов, ты должен выполнить его сейчас, и быстро. Он понимал, что теперь, у нас нет элемента неожиданности.
  
  - Убить Бога... - Наруто взял в руку один из изогнутых кинжалов, пораженно осматривая каждый его миллиметр. Само существование этих кинжалов напомнило джинчурики о том, что он тоже смертен, что он способен убить тех, кого ненавидит, и быть убит ими.
  
  - Отомсти, Наруто... - блондин поднял взгляд на Индру и увидел, как вздрагивают его губы, а глаза наполняются злостью и горечью.- Прошу тебя... Сделай то, на что я не способен.
  
  - Сделаю, - уверенно ответил Наруто. - Не скажу, получится у меня или нет, но ценой своей жизни, попробую. А ты верни Саске.
  
  - Только не умирай, - сказал Индра, уже готовясь переместиться в другое место. - Если ты умрёшь, я снова останусь один...
  
  - Да, ты тоже. И не дай Саске погибнуть, - наследник Хагоромо исчез, оставив за собой уже знакомый след искр и запах серы. Наруто понадобилось меньше секунды, чтобы обдумать свои дальнейшие действия, и когда он уже хотел приступить к делу, в гостиную ворвался Хидан, а за ним и Рин. Матсураши был в бешенстве, его маленькие зрачки не сводили с блондина озлобленного взгляда, а Учиха же была полна решимости, готовности к чему-то.
  
  - Какого хуя, Наруто?! Ты говорил, что хочешь задобрить Джашина! Что ради этого тебе нужно попасть в Ад! Если он узнает, что это я рассказал тебе о том, как это сделать, меня ждут такие мучения, которые даже тебе не снились!!!
  
  - Не важно, узнает он о твоём участии или нет. Даже Бог Крови, будучи мёртвым, не сможет тебе ничего сделать, - бессмертный схватил Наруто за грудки и приподнял его на пару сантиметров. Узумаки не сопротивлялся, холодно глядя в глаза джашинопоклонника.
  
  - Даже если твои побрякушки и правда могут убить Бога, ты понятия не имеешь, в какую кучу дерьма ввязываешься! Никто не знает, что случится, если Джашин-сама умрёт! Что будет с Адом?! С миром?! Со мной, в конце концов?!! У меня же, блять, сделка с Джашином-самой!
  
  - Ничего, - спокойно ответил джинчурики. - Ничего не случится. На следующий день, после смерти Джашина, мир останется на своём месте, абсолютно ничего не измениться. Конец света это не более, чем суеверный вздор верующих. Вся прелесть моего положения в том, что я вот никому не поклоняюсь, мне не нужно лизать Богам зад и свято верить, что они в любую секунду могут обрушить на нас огненный дождь с небес. Я ведь знаю, что у них есть правила, одно из которых - не вмешиваться в жизнь людей. Они не нарушили его, даже когда Джуби возродился, не нарушат и теперь.
  
  - Но ты же не знаешь наверняка!!! И ты не в праве рисковать всеми нами ради своей грёбаной мести! Я не могу тебе этого позволить!!!
  
  - Извини, но ты не в той весовой категории, чтобы мне угрожать, - Наруто ткнул пальцем в грудь Матсураши, бессмертный непонимающе посмотрел на него, и тут Хидана с силой отбросило от блондина. Спиной он врезался в дальнюю стену с такой силой, что послышался хруст его костей. Прежде, чем бессмертный успел что-то сделать, Наруто взмахом руки поднял в воздух четыре оставленных Индрой кинжала и вонзил их в руки и ноги Хидана, пригвоздив его к стене, как бабочку.
  
  - ААА!!! ЁБ ТВОЮ МАТЬ!!! - завопил Хидан от боли, пытаясь высвободить хоть одну конечность, а Наруто поднял с пола последний, пятый изогнутый клинок и повернулся к Рин.
  
  - А ты что скажешь? Тоже будешь возражать? - Учиха покачала головой.
  
  - Что собираешься делать? - уверенность и сталь в голосе брюнетки заставили Наруто едва заметно улыбнуться.
  
  - Приду в Храм Огня, отыщу одного человека, принесу его в жертву, открою проход в Ад и шагну в Преисподнею. Там сражусь с Джашином и убью его, если повезёт.
  
  - Отлично, я с тобой, - глаза Наруто расширились.
  
  - Ну какого хера меня никто не слушает?!! - всё ещё вопил Хидан. - Не надо убивать Джашина!!!
  
  - Заткнись, Хид!... Рин, тебе ведь придётся убивать монахов. Стариков, возможно, детей. Побывать в Аду, будучи живым человеком, заглянуть в глаза смерти. Сразиться с Богом Крови.
  
  - Плевать. Я иду с тобой и точка. Тебе не обязательно всё делать в одиночку, - Узумаки ухмыльнулся и вздохнул, поняв, что переубеждать её бесполезно.
  
  - Ну, раз ты так этого хочешь, захвати хотя бы своё снаряжение, оно тебе пригодиться, - Рин кивнула, но стоило ей повернуться к блондину спиной, и раздался звук глухого удара. Наруто вложил в удар по затылку Учихи ровно столько силы, чтобы вырубить девушку, но не доставить лишней боли, и когда брюнетка начала падать, блондин её подхватил и осторожно уложил на пол.
  
  - Чёртов лжец... - успела с обидой произнести Рин, теряя сознание.
  
  - Прости. Как-нибудь в другой раз поиграем вместе, а сейчас, детям пора спать.
  
  ***
  
  - Спаси нас, - повторила Кагуя. Учихой овладела апатия, шок, он не знал, что сказать, что он вообще может сказать в такой ситуации, однако мышцы его лица уже начали отплясывать какой-то безумный, хаотичный танец нервного тика, который продолжался до тех пор, пока из самых глубин души Саске не вырвалось громогласное:
  
  - ЧТО??? - Хокаге пришлось буквально проглотить смех. - Это что, шутка? Вы просите меня спасти вас? МЕНЯ?
  
  - Саске-чан, это не шутка. Пожалуйста, постарайся быть серьёзней, - было в голосе Предсказательницы что-то такое, что заставило улыбку сползти с лица Шестого, что-то вызвавшее твёрдую уверенность в том, что его не просто просят спасти их. Ему приказывают. И пока он не выкинет ничего глупого, убивать его, похоже, не собираются.
  
  - ...От чего спасти-то? Да ради какой такой ужасной угрозы Великие Боги нарушили своё правило невмешательства в жизнь обычного человечишки?
  
  - Спаси нас от Узумаки Наруто, - ответил Джашин.
  
  -Мха-ха-ха-ха! - на этот раз, Саске уже не удержался от смеха. - Да уж, приоритеты у вас мельчают!
  
  - Ты не знаешь, о чём говоришь, - продолжила Кагуя. - Мы загнаны в угол собственными правилами, одно из которых гласит: один Бог не должен убить другого. А Наруто этим правилам не подчиняется, соответственно, мы остаёмся практически беззащитны перед ним. Особенно теперь, когда в его руках Оружие. Оно ведь у него, верно?
  
  - Но ведь сейчас, вы разговариваете со мной! Вы нарушаете другое своё правило в это самый момент! Какой в этом смысл?
  
  - У каждого правила свои исключения, и ты - одно из них. Наруто уже и так вмешался в твою жизнь настолько, насколько это возможно. И не делай такое лицо, - Учиха сам не заметил, как скривился от слов Кагуи. - Это делает тебя, и ещё нескольких человек мостами между людьми и Богами. И поэтому, мы обращаемся к тебе.
  
  - Но ведь это же бред! Вы скорей уж позволите Наруто убить себя, нежели окажите отпор?! И поэтому, вы пытаетесь вмешать в дело близких ему людей?!
  
  - Мы и не ожидали, что ты поймёшь. Да тебе и не нужно понимать. Всё, что тебе нужно знать, так это то, что в любом правиле есть исключения. И, поверь мне, ты не захочешь узнать, что будет, если Наруто убьёт любого из нас, - пронзивший Учиху холодный взгляд белёсых зрачков Кагуи, её монотонный взгляд и угроза в последних её словах, заставили каждый волосок на теле брюнета встать дыбом.
  
  - ...Иными словами? Что будет, если я не помогу вам? Если не стану спасать вас, и Наруто прольёт кровь любого из вас?
  
  - Ты спасёшь нас, иначе... - Кагую прервал явившийся Индра, вставший барьером между Саске и окружившими его Божествами. Все они, кроме, разве что, Предсказательницы, поражённо уставились на сына Хагоромо, и он решил воспользоваться ситуацией. Схватив обескураженного Саске за рукав, он тут же переместился, но, не покинул Богов, а появился, уже в десяти метрах от них. Индра не собирался так просто уходить.
  
  - Скучал? - усмехнулся Отсутсуки, взглянув на Саске через плечо. Поняв, что Учиха слишком удивлён, чтобы что-то сказать в ответ, Индра перевёл взгляд на пятёрку Божеств. - А вы, стоите там, такие все из себя благородные, великолепные и дряхлые. Подумайте, насколько лучше вы будете смотреться мёртвыми! И, Джашин... Он уже идёт за тобой.
  
  Как только Отсутсуки и Учиха исчезли, Кагуя строго, с злобой посмотрела на Кровавого Бога. Он не видел лиц тех Божеств, что скрывались за масками, но и без этого прекрасно понимал, что они смотрят на него так же. Слова оправданий застряли у Джашина в горле.
  
  - Мало нам было Наруто, так теперь выясняется, что ты ещё и Индру упустил, - процедила сквозь зубы Богиня Кролик.
  
  - Я-я не виноват! Ад огромен, откуда мне было знать, что они сбежали вместе?!
  
  - Стеречь грешников в Аду - твоя единственная работа, и даже с ней ты не справился. Твоя ошибка может очень обойтись нам очень дорогой ценой, - Джашин поймал на себе взгляд Предсказательницы, единственный, в котором не было озлобленности и осуждения. Её спокойствие, то, насколько она всё это спокойно восприняла, вывело Бога Крови из себя, и в следующую секунду, он уже схватил длинноволосую блондинку за горло.
  
  - Ты знала, не так ли?! Видела Индру в своих видениях!!!
  
  - И что... если так? - ей было тяжело говорить из-за сдавливаемого горла, но даже сейчас, в её взгляде не было злости. Скорей уж, в нём читалась... жалость?
  
  - Маленькая сучка, что ты ещё видела?! - Джашин сильнее сжал шею Богини. - Говори!!! Что ты видела?! Что со мной будет?!!
  
  - Мне... очень жаль, Джашин-чан... но тебе уже ничто не поможет... Ты умрёшь ужасной смертью... Прости, но этого не избежать...
  
  - Дрянь!!! - Бог Крови закусил губу и до того сжал шею блондинки, что послышался хруст, но тут, на его плечо опустилась тяжёлая рука одного из двух Богов в масках.
  
  - Остынь. Не затевай междоусобиц, если не хочешь встать в один ряд с Наруто.
  
  - ...Ладно, - Джашин немного успокоился и разжал хватку, после чего Предсказательница закашлялась. - Я возвращаюсь в Ад... Будем надеяться, что Учиха сделает своё дело, - "Потому что чёрта с два я умру из-за ваших правил!".
  
  ***
  
  По ночам в Храме огня очень спокойно. Прохладный воздух, тишина, лишь изредка нарушаема скрипом снега под ногами дежурящих монахов, и огромные железные ворота, всё это даёт сильное чувство безопасности. Пусть и иллюзорное. Спокойствие этого места было нарушено, когда из-за пределов храма в ворота врезалось что-то, с такой силой, что пробило в них дыру, оставив чудовищную вмятину.
  "Людям пора понять, что безопасных мест не осталось", - промелькнуло в голове Узумаки, когда монахи, что были снаружи в ужасе на него уставились.
  
  - Пожалуйста, успокойтесь. Я не хочу устраивать резню, мне просто нужно найти одного чело...
  
  - ТРЕВОГА! НА ХРАМ НАПАЛИ! - начали надрывать горло монахи, и Наруто устало вздохнул. Правда, следующая фраза его немного растормошила. - ДЕМОН! ЗДЕСЬ ДЕМОН!!! - "Демон? Какого... А, ну да, рога... Вот поэтому, я и не люблю верующих. Сколько проблем, сколько шума".
  
  Из храма повыбегали десятки монахов разных возрастов, среди них, блондин которых блондин пытался отыскать таинственного псевдоджинчурики. Но, уловить его присутствие слишком сложно, когда вокруг столько людей и все настолько хаотично движутся. Ещё большее удивление Наруто ощутил, когда из храма начали суматошно выносить здоровенные бочки, из которых при этом расплёскивалась вода. семь таких бочки поставили рядом с группой монахов постарше, которые слаженно исполнили несколько ручных печатей, и вода вырвалась из бочек, объединилась в одну технику и мощной струёй ударила по Наруто. Узумаки удалось устоять на ногах, сопротивляясь этому потоку, и тут он услышал чью-то молитву. Возле бочек стоял седобородый старик и молился, производя с водой странные манипуляции.
  
  - "Это ещё что?" - спросил джинчурики у своего биджу, но тот не смог ответить, поскольку хохотал, как больной на голову, держась при этом за живот. Из больших звериных глаз выступили слёзы смеха. - "Курама, ну чего ты ржёшь? Объясни!".
  
  - "Ха,ха!.. сейчас-сейчас, аха-ах-ах-ха! Лучше готовься, потому что тебя сейчас тоже прорвёт на "ха-ха"! Они тебя...".
  
  - Вы обливаете меня святой водой?! Освященной синтоистским священником?!! - вопреки ожиданиям Кьюби, Наруто это не показалось смешным. А монахи всё продолжали атаковать блондина водной техникой. - Задрали! Да не демон я!!! Суйтон: Водяная тюрьма! - вся та вода, что была задействована в технике монахов, в одно мгновение подчинилась воле джинчурики, взмыла в воздух над Храмом огня и окружила его водным пузырём. Люди оказались заперты в замкнутом пространстве с тем, кого они посчитали чудовищем.
  
  - Кто же ты? - отойдя от шока, спросил один из пожилых монахов.
  
  - Я Узумаки Наруто, будем знакомы, - имя, конечно же, было им знакомо. Поняв, кто перед ними, монахи замерли в ожидании, понимая, что их судьба в его руках. - И так, господа, если бы с радостью поиграл с вами подольше, но обстоятельства вынуждают меня поторопиться. Мой друг попросил действовать быстро, а разве можно отказывать друзьям? В общем так: среди ваших послушников в возрасте от двадцати до двадцати пяти есть тот, кто мне нужен, и я могу найти его по-хорошему, а могу и по-плохому. Решать вам.
  
  - ...Этот юноша, которого ты ищешь... Что ты с ним сделаешь? - сейчас, все монахи, что жили в храме, были перед джинчурики, и его ответ услышит каждый.
  
  - Убью, - не задумываясь ответил блондин. Монахи содрогнулись. - Простите, но смерти не избежать. От вас зависть лишь число тех, кому придётся умереть. Один или все - выбор за вами.
  
  - Что от нас требуется? - уже с большей уверенностью спросил старейшина.
  
  - Пускай люди, подходящие по возрасту, выстроятся в ряд.
  
  Кто-то нехотя, кто-то по собственному желанию, а кого-то пришлось и вовсе силой заставлять, но в итоге, за пару минут, молодые монахи встали в ряд из двадцати человек. Два десятка настолько одинаковых, выбритых налысо парней, в абсолютно идентичных монашеских одеждах, все как один, трясутся, когда Наруто проходит мимо них. Узумаки пришлось сконцентрироваться, работать синхронно с Курамой, в попытке уловить в одном из них чакру девятихвостого.
  
  "Не он. И не он. И не он", - в один голос говорили джинчурики и биджу, на секунду останавливаясь возле каждого кандидата на роль жертвы. Это продолжалось до тех пор, пока Бог не замер перед парнем с довольно тонкими, сине-серыми бровями. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, что это и есть псевдоджинчурики, которого Наруто ищет: в отличие от остальных, он смотрел на Бога с уверенностью, дерзостью, а все остальные послушники его сторонились. В их глазах было то же презрение и страх по отношению к нему, что Наруто привык видеть с детства. Правая рука послушника скрывалась под длинным рукавом, и в ней чакра биджу чувствовалась сильнее всего.
  
  - Ты, - Наруто указал пальцем на монаха. - Как зовут?
  
  - Сора, - ответил псевдоджинчурики.
  
  - Все кроме Соры - уходите, - монахи замешкались, большинство из них всё ещё не верило, что угроза миновала. - Живей! - приказной тон сработал куда лучше, и монахи ломанулись к пробитым воротам. В водной тюрьме открылся проход, через который они быстро смогли сбежать, а как только эвакуация закончилась, он снова закрылся. - Пошли, - всё в том же тоне сказал Наруто Соре и зашагал к самому храму. Псевдоджинчурики с настороженностью последовал за блондином, явно готовый в любую секунду дать ему отпор. На данный момент, он подчинялся лишь из любопытства.
  
  - Могу спросить, чем обязан такой чести? Сам Узумаки Наруто спустился с Небес, чтобы меня завалить, такое не каждый день случается, - усмехнулся Сора, когда они уже продвигались вглубь храма.
  
  - На Небеса мне дорога закрыта, парень. Да и к тому же, сейчас, я хочу попасть не Вверх, а Вниз, и ты мне в этом поможешь.
  
  - В смысле, в Ад? А ты и вправду безумец, раз рвёшься туда по своей воле! Вот только, я здесь причём?
  
  - Ответ кроется в твоей правой руке, - Наруто уже стоял перед буддистским алтарём, отвечая на этот вопрос, и услышав его ответ, Сора встал, как вкопанный.
  
  - Что ты знаешь об этом? - Наруто с удивлением обнаружил, что стоило упомянуть руку псевдоджинчурики, и в глазах последнего загорелся огонёк тупой злобы без какой-либо конкретной цели.
  
  - Не больше чем ты, наверное. Да это и не важно, - джинчурики запустил руку под свой плащ и вытащил оттуда изогнутый кинжал, вытянув руку к Соре, который тут же отступил на один шаг. - Мне нужна твоя кровь. Быстрее, у меня мало времени, каждая секунда промедления подготавливает Джашина к нашей встрече.
  
  - За кого ты меня держишь?! - псевдоджинчурики вскинул левую руку, на которой уже были чакропроводящие стальные когти. - Я всего лишь жертва?! Плевать мне на твои разборки с Джашином! Какое мне дело?! - Сора пронёсся мимо блондина, который, как ему показалось, оцепенел от неожиданности, и оказавшись у Наруто за спиной, с ухмылкой обернулся, чувствуя себя победителем. - Ха! Слишком медленно! - и тут, сердце Соры пропустило несколько ударов, когда он заметил, что ещё мгновение назад чистый кинжал в руках Наруто сейчас был покрыт кровью. Кровью псевдоджинчурики.
  
  - Согласен, - басистый тембр голоса Узумаки эхом отразился в ушах ужаснувшегося Соры, когда левая кисть послушника отделилась от запястья и упала на пол храма. Из идеально-ровного среза, оставленного Наруто, с напором захлестала кровь. Псевдоджинчурики упал на спину, закатался по полу в исступлении от болевого шока, уставившись на свою левую руку, срывая горло в крике. Наруто подошёл к бьющемуся в истерике парню, схватил его за край монашеского одеяния и отшвырнул к стене. Сора безвольно проехался по полу, пока не упёрся в неё спиной, оставив на полу кровавый след, а Наруто, как ни в чём не бывало, наклонился крупной багровой луже у себя под ногами и начал чертить символы.
  
  Сначала, большой круг, больше обычного ритуального, метра два в диаметре. Внутри него треугольник, а после, Узумаки нарисовал необходимые иероглифы внутри символа Кровавого Бога. Как только блондин закончил, Сора, казалось, уже потерявший сознание от кровопотери, вдруг заорал, как резанный, весь изогнулся, и от него, к символу Джашина начала переходить голубая чакра. Написанные кровью символы начали расширяться внутри большого круга, соединяясь друг с другом, постепенно закрашивая красной жидкостью весь символ, но это происходило очень медленно, а в какой-то момент, процесс просто застопорился.
  
  - Этого мало, нужно больше чакры! - Наруто охватили эмоции, мандраж, ведь он был так близок к одной из своих целей, и не нужно объяснять, что он почувствовал, когда появились какие-то проблемы. Он обратил остервенелый взгляд на Сору, который трясся на полу в судороге. - И это всё, на что ты способен?! Эй, ты, давай вставай!!!
  
  Узумаки подсочил к монаху и отвесил ему пощёчину, приведя парня в чувства. Пока тот опять уставился но свой левый обрубок, Наруто уже схватил его за правую руку, обмотанную бинтами. Сора яростно замотал головой, силясь выкрикнуть
  
  - ...Хваатииит!!! - джинчурики вновь ударил его по лицу.
  
  - Давай же! Используй чакру биджу! Где вся твоя сила?!
  
  - Я не понимаю о чём ты-ы-ы!!!
  
  - Не понимаешь?! Ну так я тебе объясню! В твоей правой руке запечатана чакра биджу, моего биджу, и тебе пора бы уже её выпустить!!!
  
  - Но, как?!.. Откуда?! - реакция на слова Наруто пересилила даже боль, которую испытывал Сора.
  
  - Я не знаю! Должно быть, с тобой случилась та же хрень, что и со мной! Можешь поблагодарить за то, что с тобой происходит, своего папочку!
  
  - Нет... Отец... Нет!!! - правая рука Соры начала странно вздрагивать, бинты на ней рвались, обнажая когтистую, нечеловеческую лапу. Наруто широко улыбнулся.
  
  - Да!!! Вот так! Ну же, давай! Больно? Ненавидишь меня? Так ударь же со всей силы, только не забудь бить правой рукой, ведь левую я уже отнял!!! - псевдоджинчурики с утробным рёвом ударил блондина в живот, от чего Узумаки отлетел на несколько метров, но тут же вскочил на ноги, с безумной улыбкой. Его жертву уже окутал покров биджу с тремя хвостами, демоническая чакра которого мощным потоком перетекала в символ Бога Крови. - Молодец, Сора! ОЧЕНЬ ХОРОШО!
  
  - Заткнись!!! - прорычал псевдоджинчурики. Он встал на четвереньки, готовясь к прыжку, но Соре не суждено было нанести более ни единого удара своему мучителю. Последние капли алой чакры влились в круг, окончательно залившийся красным, от чего он теперь был похож на дыру в полу, псевдоджинчурики издал истошный вопль боли, и его буквально разорвало на части. Кровавое месиво, секунду назад имевшее личность, разлилось по полу, и, словно в нём ещё теплилась жизнь, направлено потекло к символу Джашина, с мерзким чавкающим звуком. Собравшись в центре круга, изуродованные останки вспыхнули ярким пламенем, помещение заполнил тошнотворный едкий дым, но Наруто не обращал на него никакого внимания. Он не мог оторвать глаз от того, что происходило дальше: как только всё прогорело, из круга крови и пепла восстала большая железная двойная дверь, чёрного цвета, без ручек или стены, как таковой. Дверь сама открылась перед Наруто со скрежетом, и увидев скрывавшееся за ней, Бог пришёл в ужас и восторг. Лицо исказила улыбка, однако в глазах читался животный страх.
  
  - Дом, милый дом.
  
  ***
  
  Оказавшись в особняке, Индра и Саске наткнулись на довольно необычное зрелище: Хидан сидел на диване и громко матерился, а Рин перевязывала ему руки и ноги в местах, где конечности были пробиты насквозь. На полу лежали четыре окровавленных кинжала, очевидное орудие увечья.
  
  - Что случилось? - спросил Отсутсуки, поняв, что Хокаге ничего говорить не собирается. Брюнет всё ещё отходил от встречи с Богами, и у него не получалось избавиться от дурного предчувствия, слова Кагуи отказывались выходить из его головы. "Ты спасёшь нас, иначе... Иначе что?".
  
  - Случилось то, что ваш маньяк совсем ебанулся!!! - Хидан так заорал, что его слюна долетела до лица Индры, и наследник Хагоромо поморщился.
  
  - Рин-чан, переведи пожалуйста, - брюнетка казалась подавленной, но держала себя в руках и явно могла дать более вразумительный ответ.
  
  - Наруто отправился в Храм Огня, собирался попасть в Ад. Хидан воспротивился, и, вот, - Учиха щёлкнула пальцем по перебинтованной ноге, и Матсураши протяжно замычал. - А меня он и вовсе вырубил, просто за то, что я хотела пойти вместе с ним...
  
  - И правильно сделал. Нечего тебе в Аду делать, уж поверь мне... Хидан, так Наруто тебя этими кинжалами ранил?
  
  - Мягко, блять, говоря!
  
  - И как, ничего необычного не почувствовал?
  
  - О, да, знаешь, я почувствовал странное покалывание в моих яйцах! Хочешь их осмотреть? Боль я почувствовал, что же ещё, кретин?!
  
  - И это должно убить Бога? - Индра с недоверием ещё раз осмотрел изогнутые клинки. - Может быть, это обманка?
  
  - Нет, - уверенно ответил Саске. - Ради обманки Боги не стали бы со мной разговаривать... А почему ты был против, Хидан?
  
  - Да потому что это игра с огнём! Гневить Богов, не зная, что может произойти - массовое самоубийство всего человечества, без права голоса!
  
  - Ты так думаешь? - брюнета ещё больше насторожило, что Матсураши говорит с такой уверенностью, ведь он один из немногих религиозных, как бы уморительно это не звучало, людей, которых Учиха знал.
  
  - Саске, да не забивай ты себе голову! - беззаботность Индры казалась излишней. - Помни, у Богов есть правило, не вмешиваться в жизнь людей! Наруто уже больше месяца, как вернулся, и они предприняли всего одну попытку его захватить, и то довольно слабую! А уж в глобальном плане, касающемся всего человечества, они точно ничего не сделают!
  
  - Откуда ты знаешь? - спросил Хокаге.
  
  - Просто за последние десять тысяч лет, не было ещё ни одного случая их прямого вмешательства в судьбу человечества! Последним таким вмешательством стало появление Джуби, и то это вышло случайно, в ходе неудачного эксперимента!
  
  - Да? Ну так может, это потому, что за последние десять тысяч лет, никто не убивал Богов, гений?! - вспылил Матсураши. - Что, если стоит убить одного Бога, и остальные тут же получат зелёный свет, чтобы делать всё, что захотят?!
  
  - Что за чушь?!
  
  - На самом деле, это возможно, - все удивлённо уставились на Саске. - Я тут пообщался с Кагуей, и она сказала, что у всех правил есть свои исключения. Вспомни о Рикудо Сеннине, Индра. Когда он вмешался в судьбу человечества и помог Наруто, во времена Четвёртой Мировой, они ведь его...
  
  - Мой отец жив! Они просто где-то его удерживают! В том же Аду, например! Ведь именно так они поступили со мной и Наруто!
  
  - Мы ведь не можем ничего сказать наверняка, не видим всю картину. Правила придумали Боги, и исключения тоже создали они. Неужели ты веришь, что они действительно так просто позволят убить себя? Нет, тут должно быть что-то ещё... Думаю, Хидан в чём-то прав.
  
  - Во имя хуя, ну хоть кто-то ко мне прислушался!
  
  - И, что ты собираешься сделать? - Рин осуждающе посмотрела на своего соклановца. - Остановишь Наруто сейчас, когда он так близок к своей мести? Это жестоко и несправедливо, он заслужил право на отмщение.
  
  - Я же не собираюсь запрещать ему мстить! Я хочу попросить его повременить, совсем чуть-чуть, чтобы мы успели продумать всё вместе! Целый мир ведь поставлен на карту, и я в первую очередь думаю о том, что лучше для Наруто!
  
  - Даже если это правда, не жди, что он скажет "спасибо".
  
  - Рин, уж кому-кому, а мне можешь не рассказывать о том, как Наруто отреагирует.
  
  Через несколько минут, в Храме Огня.
  
  Индра переместил Саске, а Рин Хидана, который, вопреки всем возражениям настоял на том, чтобы его взяли с собой. Увидев окружающую храм водную тюрьму и толпу монахов, дрожащих от холода, никто не удивился. Напротив, меньшего они и не ожидали.
  
  - Да уж, Наруто определённо где-то здесь, - высказала общую мысль юная Учиха. Для них, пробиться сквозь стену воды не составило ни малейшего труда, а оказавшись на территории храма, шиноби сразу бросились внутрь здания, услышав доносящиеся оттуда крики. Когда они были уже на полпути, раздался последний, самый пронзительный крик Соры, от которого шиноби ускорили шаг, покрывшись холодным потом. Вбежав в зал, где находился алтарь, все замерли, увидев джинчурики девятихвостого перед железной дверью. Он стоял к ним спиной, и буквально один шаг отделял его от Преисподней.
  
  - Наруто! - блондин обернулся на голос Саске, с лёгкой растерянностью во взгляде.
  
  - А, это вы, - ничего другого на ум Узумаки не пришло.
  
  - Наруто, пожалуйста, подожди! Я ошибся! Всё может быть гораздо сложнее, чем мы думали! Просто отступи, давай поговорим, подготовим план! Просто послушай нас!
  
  - Прости, котёнок, но пути назад нет, - Наруто вошёл в открывшийся перед ним проход, и прежде, чем дверь захлопнулась и исчезла, он успел сказать: - Пожелайте мне удачи.
  
  Осознание того факта, что Наруто исчез, даже не попрощавшись, что возможно, он погибнет, а они даже об этом не узнают, нахлынуло на шиноби, они подбежали к тому месту, где секунду назад была дверь, понимая, что это ничего не изменит. Саске кричал, ругая себя, за всё на свете, Хидан уже закатывал истерику, Индра держал всё в себе и просто верил, что Наруто вернётся, а по щекам Рин потекли слёзы. Сквозь немой плачь девушка тихо шепнула:
  
  - Удачи.
  Смерть короля. Часть 3: Король мёртв
  
  Советую читать под Massive Attack Superpredators
  
  Узумаки очутился в поле, с выцветшей, сероватой травой, и первые несколько секунд, Наруто вдыхал спёртый, но такой родной воздух места, в котором он оказался. Он не думал, что вновь ступать по безжизненной земле, под свинцовым, давящим небом, будет настолько легко. Казалось, прошла вечность, с тех пор, как он был здесь в последний раз, и в то же время, Узумаки не покидало чувство, что он никогда и не уходил отсюда. Само поле посреди Ада ничуть не удивило Наруто, ведь он знал, насколько разнообразно царство Кровавого Бога, и что в километре впереди может быть уже совершенно другой ландшафт, или даже город. Нет, удивило его другое: несмотря на то, что дверь привела его к абсолютно случайному месту, его здесь уже ждали. По правую и левую руку от него стояли выстроившиеся в бесконечные ряды толпы, тянущиеся на сотню метров вперёд. Одного взгляда на них было достаточно, чтобы понять, кто это: истерзанные, измученные, носящие одежды из разных эпох, разного возраста, пола, нации, Наруто окружали грешники. Хотя, в их рядах встречались и Стражники Ада, насчёт происхождения которых, Узумаки не уверен.
  
  Узумаки ещё никогда не видел их свободными от всяческих пыток, в таких количествах. Хотя, едва ли они вообще свободны, их глаза кажутся остекленевшими, движения монотонными, и всем своим видом грешники напоминают безвольных марионеток, вынужденных быть здесь и сейчас. И кукловод, там, впереди, маячит на горизонте, стоит на месте и ждёт Наруто. Лицо Джашина, это кровавое, лишённое кожи лицо, с немигающими, полностью чёрными зрачками, сейчас казалось встревоженным, что для Узумаки было в новинку.
  
  - "Наруто...", - Кьюби сейчас был по-настоящему похож на зверя, готовящегося прыгнуть к своей добыче и начать сражение не на жизнь, а на смерть.
  
  - "Знаю. Похоже, Джашин не единственный наш враг. Будь готов, не ровён час, и на нас ринутся полчища грешников".
  
  Вот, Узумаки поравнялся с Кровавым Богом, атмосфера стала настолько давящей, что, казалось, под её тяжестью сейчас начнут трещать кости, тишина была такой, что биение сердца казалось Узумаки оглушительным. Джашин долго, изучающее вглядывался в безэмоциональное лицо блондина, после чего, протянул ему руку. Не попытался ударить его, или что-то ещё. Бог Крови предлагал джинчурики рукопожатие. Не долго думая, блондин принял жест вежливости, с серьёзностью.
  
  - С возвращением, - заговорил Джашин, но прерывать рукопожатие он не спешил. Видимо знал, что как только оно прервётся, начнётся бой. - Полагаю, кинжал при тебе?
  
  - Конечно, - свободной рукой, Наруто приподнял край своего плаща, показав изогнутый клинок, таившейся во внутреннем нагрудном отделе. - А у тебя такой есть?
  
  - Нет. Ха, скажи спасибо Кагуе. Тупорылая стерва однажды заставила нас всех сложить свои клинки в каменный ящик и спрятать его в хранилище. Так что, возможно, ты держишь в руках как раз моё оружие.
  
  - Ей я никогда не скажу спасибо. Однако, я удивлён, ты так нелестно отзываешься о своём начальстве, - Джашина всего передёрнуло.
  
  - В пекло Кагую! И других Богов тоже! У них сплошные правила, ограничения! А мы, мы с тобой не такие! У нас нет правил, мы свободны! Только я один из всей этой своры бюрократов могу понять тебя! И я понимаю! С тобой обошлись ужасно, естественно, что ты хочешь отомстить! - вся речь Джашина отдавала трусостью, страхом за свою жизнь, пересиливающим всякий здравый смысл.
  
  - К чему всё это? Хочешь объединиться?
  
  - А почему нет? - Джашину, похоже такая идея определённо была по душе. - Кагуя ничего не сделала, чтобы меня защитить, так почему я должен быть ей верен? В этой войне, тебе не победить, без союзника!
  
  - И что, мне вот так просто забыть о четырёх столетиях боли, что нас связывают? Забыть о каждом раскалённом куске железа, что прижигал мою плоть? О мясных крюках? О том, как я молил тебя остановиться, а ты этим упивался? Ну, забуду я, но какое после этого нахрен сотрудничество? - по мере того, как Наруто напоминал об их "счастливых" совместных воспоминаниях, Бог Крови мрачнел, а Узумаки всё сильнее сдавливал его руку.
  
  - Эй, ты ведь понимаешь, что между нами не было ничего личного? Твою судьбу решила Кагуя, не я! Я всего лишь подчинился! Да брось, подумай сам, зачем нам сражаться?
  
  - Я не знаю, - честно ответил блондин, и от этого, ему стало очень больно. - Но, уже слишком поздно что-то менять. Наша битва неизбежна, выжить должен только один.
  
  - Не переубедить, значит... - напряжение достигло своего пика, время на мгновение замедлилось, в риннегане Наруто и чёрных безднах зрачков Джашина загорелся огонь, жажда крови, и бой начался в ту же секунду, когда два Бога разжали руки друг друга. Кровавый Бог ударил первым, Узумаки показалось, что на его голову обрушилась наковальня, ни в какое сравнение с ударом обычного человека это не шло, и джинчурики подобное повалило на лопатки. Сквозь звучавший в ушах церковный набат, Наруто расслышал, как Джашин что-то скомандовал, и грешники бросились к джинчурики.
  
  К нему прикасались сотни рук, в попытке отыскать кинжал или причинить ему боль - Наруто не был уверен. Всё его внимание захватило небо, которое, как и раньше напоминало о свободе, и вглядываясь в которое, блондин вновь чувствовал себя пленником. Скованным собственной местью, амбициями, жаждой крови, и этим проклятым вопросом Джашина. "Зачем?.."
  
  Наруто закусил губу до крови, подавляя гадкое чувство и заменяя его слепой яростью, стараясь действовать не задумываясь. Сомнения - непозволительная роскошь.
  
  - Сейчас! - рявкнул блондин, прозвучал оглушительный хлопок, словно нечто огромное вдруг упало на землю с большой высоты, и всё поле заволокло облако пыли, сквозь которое, растерявшийся Джашин и его марионетки силились хоть что-то увидеть. Неожиданно, на несколько десятков метров над землёй, из облака поднялась чудовищная лапа девятихвостого, покрытая рыжим мехом. Он с силой ударил по земле, рассеивая пыль мощным порывом ветра, показывая себя во всей красе демона с девятью развивающимися хвостами. От удара, десяток грешников подбросило в воздух, и Курама щелкнув зубами отправил их в свою пасть. Подчиняясь воле Джашина, души умерших все, как один, образуя тупое стадо без инстинкта самосохранения, бросались на Кьюби, а он, взмахами хвостов, ударами мощных лап и клыками, косил их, как траву, пока Наруто, безмятежно стоявший на голове своего биджу, пытался разглядеть в толпе Кровавого Бога.
  
  Блондин увидел Джашина уже на линии горизонта, он на невероятной скорости двигался в сторону раскинувшегося неподалеку леса. Даже отсюда, деревья в нём казались колоссальными по своим размерам.
  
  - Я отвлеку основную массу на себя, а ты разберись с Джашином! - блондин кивнул, вскинул правую руку, и в неё начали собираться сферы голубой и красной чакры, смешивающиеся в красно-чёрную Бомбу Хвостатого.
  
  - Курама, я... Если дело кончится плохо... Для меня...
  
  - Это было честью, - закончил хвостатый за джинчурики. Узумаки усмехнулся, по-доброму, с долей иронии, но улыбка в следующую секунду превратилась в извечный безумный оскал. Пулей, Наруто понёсся за Богом Крови...
  
  ***
  
  Джашин стоял, прижавшись спиной к огромному стволу дерева, изредка выглядывая из-за него, в попытке отыскать длинноволосого блондина. Он точно знал, что джинчурики где-то здесь, чувствовал его присутствие, но не знал, где именно находиться джинчурики. Впервые за долгие тысячелетия его сердце билось с такой скоростью, а когда в полумраке, царившем в лесу, где сквозь густую листву практически не проникает свет, промелькнула странного вида тень, оно и вовсе пропустило несколько ударов.
  
  - Я тут подумал, - Бог Крови вздрогнул, раздвоенный голос Наруто эхом разносился ото всех сторон, и невозможно было определить его местоположение. - а что произойдёт с Богом после смерти?
  
  - Ничего, - Джашин позаботился о том, чтобы его голос так же звучал в разных местах одновременно. - Для нас смерть, это конец.
  
  - Тогда, пляши и пой, Джашин, ведь ты возможно скоро пробудишься от сна вечной жизни! - в голосе Наруто послышалась усмешка. - Плачь!.. Визжи, как поросёнок.
  
  - Визжать?! - Бог крови вышел из себя, и не заметил, что теперь, его голос легко можно отследить. - Кто я по-твоему?! Я Господарь Ада! Знай своё место, мальчишка!!! - дерево за спиной Джашина пробила Бомба хвостатого, разбрасывая щепки во все стороны, Бог Крови не успел среагировать, и техника Наруто врезалась в его спину. Сфера чакры сжалась в размерах, после чего, выстрелила мощнейшим залпом энергии, который прожёг в животе Джашина сквозную дыру и свалив ещё несколько деревьев впереди. Бог Крови заорал от боли, но заметил, что в левой руке стоявшего у него за спиной блондина находится изогнутый кинжал, стремительно движущийся Джашину навстречу.
  
  - Сдохни!!! - вопреки ожиданиям Наруто, Джашин повернулся к нему лицом, наплевав на уже начавшую заживать рану, вскинул руку, в которой тут же появилась кроваво-красная коса, и занёс её над блондином. Джинчурики пришлось отбиваться, ведь один удар таким лезвием в шею, и можно считать, что бой проигран. Когда коса и кинжал соприкоснулись, ветер поднялся такой, что он едва не сбил обоих Богов - это Наруто, пропустил через клинок чакру ветра, в противовес внушительным размерам косы.
  
  Господарь Ада отпрыгнул от Наруто, при этом следя за тем, чтобы не налететь спиной на очередное дерево, а Узумаки двинулся следом за ним. Делая очередной прыжок назад, Бог Крови слишком сильно напряг мышцы, что отдалось болью во всём теле из-за почти затянувшейся раны на животе. Из рта Джашина вырвался сгусток крови, он утратил манёвренность, и блондин сделал рывок вперёд, увидев возможность.
  
  Вдруг, кинжал наткнулся на какое-то препятствие. Лишь спустя секунду, Наруто это осознал и увидел, что перед ним стоит до боли знакомое существо из чёрных, скользких нитей, лицо которого представляла из себя белая маска птицы, с голубыми полосками на щеках. Именно в эту маску и угодил кинжал, вошедший в неё по рукоять, и как только джинчурики его выдернул, она покрылась трещинами, а само существо превратилось в бесформенную чёрную лужу. Увидев человека, стоявшего в нескольких метрах позади этого монстра, Узумаки вспомнил, что это было за существо. Перед ним стоял человек, или же подобие человека, в тёмно-синем жилете без рукавов, с зелёными зрачками и алыми склерами, чьи руки были разделены на несколько частей, а затем сшиты суровыми швами. Из-за спины шиноби торчала просто огромная масса серых, жёстких по виду хирургических нитей, а над левым и правым плечом мужчины находились ещё две маски, одна с большими красными губами, а другая, похожая на ту, что Наруто разбил, но с синими полосами на щеках. Изо рта с сшитыми друг с другом краями так же торчал ком нитей, а взгляд его был лишён всяческих мыслей. Узумаки так же вспомнил, что должна быть ещё одна, четвёртая маска, но её нигде не было видно, значит на этот раз, у бывшего Акацуки всего четыре сердца, считая то, что в груди. Да, Какузу определённо знавал и лучшие времена.
  
  - Ты?! - Наруто не впал в шок, не разозлился от появления нового противника, он просто удивлённо улыбнулся, стиснув зубы и поняв, что от этой атаки он уйти уже не успеет.
  
  - Катон: Адская боль, - даже в голосе умершего Кошелька Акацуки не было никаких эмоций, личности, он, очевидно, был под контролем Джашина. Обе маски открыли рты, одна выпустила мощную стену пламени, а другая раздула его стихией ветра. Сжигая всё на своём пути, деревья и землю, техника накрыла Наруто, и тот на мгновение исчез из поля зрения. Джашин показался рядом с Какузу, взглянув в бушующее пламя в поисках джинчурики.
  
  - ...Забавная у тебя марионетка, Джашин! - из столба огня и дыма вырвался блондин, чья и без того потрёпанная одежда горела, кожа была покрыта стремительно заживающими ожогами, кое-где прожёгшими его плоть до кости. Безумно улыбаясь, Наруто побежал на Какузу, тот выставил перед собой целую стену из нитей, пытаясь связать ими блондина, но джинчурики был слишком быстр. Левой рукой, в которой всё ещё был кинжал, он размашистыми движениями рубил нити, а правой просто рвал их на части. Узумаки действовал всё свирепее, быстрее, уничтожая всё на своём пути к обладателю Джионгу и издавая при этом утробное рычания. Через несколько секунд, вся земля усыпана нитями, Наруто делает последний рывок, его правая ладонь покрывается синеватой чакрой молнии, и он вонзает её в одну из масок. В другую же, блондин засадил кинжал, и вот, обе маски уничтожены, Какузу, в своей заторможенности, не успевает должным образом среагировать...
  
  Вырвав правую руку из уже начавшей разрушаться маски, Наруто вновь создаёт в ней Чидори, или Райкири, он никогда не видел разницы, и пробивает ей грудь бывшего Акацуки. Рывок, и в руке Узумаки оказывается пульсирующий сгусток нитей, являющийся последним сердцем. Наруто с довольной улыбкой сжимает пальцы в кулак, и землю под его ногами орошают капли чёрной крови из разорванного сердца, а Какузу, с всё той же пустотой в глазах падает сначала на колени, а за тем на живот. Его тело загорается и превращается в пепел за считанные секунды, видимо это происходит, когда душа грешника окончательно умирает. Джашин вновь пустился в бегство, пока Наруто отвлёкся, и их уже разделяла пара сотен метров.
  
  - Куда же ты, дорогуша? - Узумаки ухмыляясь побежал за Богом Крови, на ходу размахивая руками. - Ну, что ещё у тебя есть?! Неужели это всё?! Бог Крови?! Ха! Не смеши меня! Ты больше похож на заплывшую жиром пиявку! Может, мне тебе ещё и фору да... - впереди Наруто появилась какая-то тень, видимо, ещё один солдат войска, готового защищать Короля Ада. Кровожадно оскалившись, Узумаки ринулся к новому противнику, который издалека ничем не выделялся, даже казался немного тощим и женственным. Блондин был уверен, что прикончит его с одного удара, но, в последний момент, кинжал замер в миллиметре от груди очередного грешника, а Наруто едва не выронил его из рук.
  
  Короткие тёмные волосы, тонкие пряди которых спадали на лицо, большие, но мутные глаза с длинными ресницами, в которых горел блеклый шаринган, полосы, идущие от глаз, перечёркнутый протектор Конохи на лбу, и чёрный плащ Акацуки, который явно велик Учихе. Как бы Наруто не силился это отрицать, перед ним стоял старший брат Саске.
  
  - Итачи?.. Что ты здесь... Тебя здесь быть не должно! - Наруто забыл о том, что сейчас, это не более, чем безвольная кукла Джашина, и это дорогого ему стоило. Итачи резко взмахнул рукой, в которой оказался кунай, скрытый под рукавом плаща, и Наруто почувствовал ужасную боль в левом плече. Узумаки мог лишь смотреть, как его левая рука, целиком, до самого плеча, падает на землю, а из раны начинает хлестать кровь. "Девяносто секунд! Теперь левая рука отрастёт только через девяносто секунд, твою мать!!! Какого чёрта я замешкался?!!".
  
  Взгляд Узумаки вновь скользнул к утерянной конечности, поскольку блондин вспомнил, что та по-прежнему сжимает изогнутый кинжал, но и Учиха тоже обратил на это внимание. Действовать надо было быстро, и на этот раз, джинчурики не мешкал.
  
  - Прости, Итачи, - Наруто вновь сосредоточился на бое, не на эмоциях, и его басистый хриплый голос вновь обрёл раздвоенность. Джинчурики пнул Итачи в живот, от чего тот отлетел на десять метров, врезался спиной в дерево, ударившись затылком, и растянулся на земле, похоже, потеряв сознание. Левая рука тем временем начала очень медленно отрастать, сначала, миллиметр за миллиметром регенерировала кость, которая уже потом, так же медленно обрастала плотью. При этом, от регенерировавшей руки валил пар, но сейчас, Наруто куда больше заботила его правая конечность. Ей, он потянулся за лежавшим на земле кинжалом, и уже почти достал его, когда Бог Крови метнул в блондина свою косу. Она на невероятной скорости летела в Узумаки, вращаясь в воздухе, и пробила грудь джинчурики насквозь, отбросила его от кинжала и вонзилась в ствол дерева, прибив к нему блондина.
  
  - Кха! - кровь заполнила поврежденные лёгкие и вырвалась из рта джинчурики, потекла по подбородку и шее, капая на красное лезвие косы. Кровавый Бог уже приближался к лежавшему в пятнадцати метрах от Наруто кинжалу. Увидев это, Узумаки вцепился уцелевшей рукой в рукоятку косы, пытаясь выдернуть её из собственной груди, но Джашин тут же щёлкнул пальцами, и из-под земли высунулась сначала одна толстая цепь, обвившая правую руку блондина и оттащившая её от косы, а затем и десяток других, связавших Наруто по рукам и ногам. Кое-где были и те самые мясные крюки, глубоко вонзившиеся в мышцы и окончательно обездвижившие Наруто. Это, конечно, было ужасно больно, но всё же, не так страшно, как то, что испытал в плане эмоций. Страх, животный, на грани того, что человеческий разум может выдержать.
  
  "Нет! Только не эти цепи! Только не снова! Чёрт! ЧЁРТ!!!..", - воспоминания о заключении и той боли, что он когда-то испытал, вызвал у Наруто такой нечеловеческий ужас, что блондин буквально готов был расстаться с рассудком окончательно. И тут, подойдя к пределу страха, Наруто вспомнил. Вспомнил тот день, четыре столетия назад. Вспомнил, почему же он пришёл сюда, чтобы сразиться с Джашином. Страх исчез так же резко, как и зародился в его пронзённом сердце, Наруто опустил голову, и светлые волосы спали на его лицо. Бог Крови этого даже не заметил, сейчас, он уже наклонился за кинжалом. - "Эй, Курама..." - даже в мысленном голосе было что-то такое... Гнев. Всепоглощающая ненависть.
  
  - "Что?!", - находясь в километре от Наруто, биджу почувствовал, в каком состоянии его джинчурики, и совершенно позабыл об окружавших его грешниках и стражах Ада. - "Что с тобой?! Подожди, я сейчас приду!!!".
  
  - "Мне нужна твоя чакра", - Узумаки проигнорировал слова девятихвостого, а удивление Кьюби от этой фразы даже пересилило страх за своего джинчурики. - "Знаю, я говорил, что теперь, буду полагаться только на свои собственные силы, но сейчас, придётся сделать исключение".
  
  - "Ты же знаешь, я всегда готов дать тебе хоть её всю. Сколько нужно?".
  
  - "Много. Хочу показать Джашину чудовище, с которым он связался".
  
  - "Ха, понял", - Кьюби усмехнулся, и Наруто почувствовал, как вместе с гневом, в его душе растёт и крепнет количество демонической чакры. - "Возьми столько, сколько сможешь, и порви его на части".
  
  ***
  
  Бог Крови был поглощен своим ликованием, особенно в тот момент, когда Оружие оказалось в его руке, он считал, что уже победил, когда почувствовал что-то... Чакру? Нет, жажду убийства. Такую, что ему, Королю Ада, тому, кто жаждал крови больше всех, стало страшно. Он перевёл пропитанный ужасом взгляд на Узумаки, который сидел в прежнем положении, опустив голову, и волосы всё ещё закрывали его лицо, но было в них что-то странное. Резко, Наруто поднял взгляд, его волосы, словно повинуясь сильному ветру, начали извиваться, и Джашин увидел лицо блондина, о чём сразу же пожалел. Глаза, риннеган с девятью томоэ, сейчас был багровым, шрамы на щеках расширились, а губы растянулись в очень широкой улыбке. Все зубы джинчурики заострились, стали похожи на клыки, и этот кровожадный оскал пугал Джашина до глубины его прогнившей души. Рыча от боли, и параллельно с этим смеясь, Наруто сделал один шаг вперёд, разрывая цепи и собственную плоть там, где в неё были воткнуты крюки, затем ещё один - коса понемногу поддавалась. Через невыносимую боль, повреждения, шок, Узумаки двигался к Богу Крови, не сводя с него пристального взгляда.
  
  - Ч-ч-что ты делаешь?! - Наруто сделал рывок, и коса вышла из ствола дерева. Теперь, её ничто не сдерживало, и она выскользнула из груди блондина, упав ему под ноги. - Стой!!! - Джашин слишком поздно опомнился, Наруто уже практически полностью освободился, единственное, что ещё обвивали цепи - правая рука джинчурики. Кровавый Бог истошно вопя взмахнул рукой, и все уцелевшие цепи и крюки вцепились в эту несчастную руку. Наруто даже не посмотрел на неё, всё ещё испепеляя Джашина взглядом кроваво-красного риннегана. Узумаки резко подался вперёд...
  
  - Прекрати!!! - правая рука Наруто оторвалась, а джинчурики даже не моргнул. Больше ничто его не сдерживало.
  
  - Ха-ха-ха-ха! - блондин зашёлся в диком смехе и понёсся к Джашину с такой скоростью, что в том месте, где он только что стоял, земля покрылась трещинами. Хотя, нет, земля трескалась от каждого шага джинчурики, и след оставался такой, словно сейчас, он весил тонну.
  
  - ДА ЧТО ТЫ ТАКОЕ?!! - Наруто оказался прямо перед Джашином, и Король Ада с воплем попытался ударить его кинжалом в голову. Блондин не уклонился, не блокировал, и сперва, Богу Крови даже показалось, что удар достиг своей цели, и клинок полоснул Наруто по щекам, но он жестоко ошибся. Узумаки невероятно широко раскрыл рот, как если бы он сейчас был в режиме джинчурики с четырьмя хвостами и более, и клинок миновал его лицо, пройдя от него в миллиметре. Вот только в данный момент, Наруто был в человеческом облике, и выглядело это так, словно его щёки разорвались, образуя ещё более широкую улыбку. И так уж вышло, что рука ошарашенного Джашина сейчас находилась в непосредственной близости от клыкастой пасти.
  
  Левая рука Наруто восстановилась только до локтя, о правой и речи не шло, и он не задумываясь вцепился зубами в плоть Кровавого Бога. Одно усилие мощных челюстей, и вся рука, ниже локтя Джашина упала на землю, а вместе с ней и клинок. Джашин не верил своим глазам, боль ещё не успела разойтись по его телу, и он успел встретиться с Наруто взглядом. Для Наруто, это мгновение превратилось в целую вечность, как только он увидел в этих, казалось, бездушных чёрных зрачках страх.
  
  "Ты спрашивал, зачем нам драться? Так вот, я вспомнил. Вспомнил тот день, четыреста лет назад, после которого я живу ради мести. Я вспомнил боль и унижение, что ты и другие Боги причинили мне. Не знаю, что ты об этом думал, было ли это для тебя личным, но для меня, было, ещё как". Прежде, чем Джашин пришёл в себя, Наруто подался вперёд и ударил его лбом в переносицу. Кровавый Бог пошатнулся, а Узумаки, не теряя инициативу, врезал ему коленом живот, затем ещё раз, и в довершение, блондин повалил Джашина на спину, прижав его к земле. Джинчурики вновь открыл пасть, нацелившись на шею Кровавого Бога.
  
  "Может быть, это неправильно, возможно, я тяну всё человечество в пропасть, но желания разбираться в этом у меня нет! Я не сдамся, пока не перебью вас всех до единого! Пока не истреблю всех!!!". Спохватившись, Джашин сделал единственное, на что он был сейчас способен - выставил блок другой своей рукой, хоть и знал, к чему это приведёт. И вот, за несколько секунд, Король Ада лишился обеих рук, на восстановление которых так же уйдёт время. Время, которого у Джашина нет. Наруто посмотрел на ставшего таким жалким Бога безумными от злобы глазами, левая рука блондина почти полностью отросла, осталась только кисть. Он знал, что как только она регенерирует, для Бога Крови всё будет кончено, и сейчас, разрывать Джашина на куски, как дикое животное, уже не обязательно, но желание причинить ему боль было сильнее. Он вцепился зубами в горло Короля Ада, стараясь не думать о мерзком привкусе на языке. Связкам Джашина пришёл конец, но Наруто не повредил ни единого позвонка в его шее. Он не собирался дарить своему врагу блаженство забвения.
  
  В крови тонули слова, которые Джашин отчаянно пытался произнести, превращаясь в бессмысленное бульканье, он с мольбой смотрел на своего мучителя, который встал над ним и с усмешкой наблюдал за Богом Крови, словно видя червя в навозной яме. Джашин хотел перевернуться на живот, отползти, лишь бы не видеть ненавистные глаза, но Наруто не дал ему этого сделать, поставив ступню на грудь Короля Ада. Узумаки с насмешкой приподнял ногу над изуродованным Богом, и Джашин... заплакал. Из его глаз выступили слёзы, когда он понял, что будет дальше. Джинчурики резко опустил ступню, затем повторил это действие, наверное, не меньше десяти раз, ломая рёбра, разбрызгивая по земле кровь ненавистного существа.
  
  "Я буду убивать вас! Больше! Больше!!! Богов, одного за другим! ЕЩЁ БОЛЬШЕ!!! Я буду больше убивать вас!!! Я хочу убивать!!! Больше!!! ЕЩЁ БОЛЬШЕ!!!". Наконец, левая рука полностью исцелилась, к этому моменту, дыхание Наруто сбилось, а в теле Джашина не осталось ни одной не сломанной кости. Пнув его ещё раз напоследок, Наруто отошёл за валявшимся неподалёку клинком. Джашин из последних сил перевернулся на живот, крича, пополз вперёд, окончательно уподобившись какому-то насекомому. Он знал, что ползком от смерти сбежать не получиться, но смириться с ней он просто не мог. Вдруг, Бог Крови увидел свою последнюю надежду: из леса отовсюду начали выходить грешники, сотни и тысячи.
  
  - Спаси... те... ме... ня... - Джашин даже слабо улыбнулся, но проходит несколько секунд, а они стоят на прежнем месте. Господаря Ада охватывает паника. - Чего вы ждёте?! Кха-кха-хах... Помогите! Я приказываю вам!!! - среди толпы, был и Итачи, он, как и все остальные, не произносил ни слова. В его глазах, Кровавый Бог увидел что-то... В них не было прежней пустоты, да и в глазах любого другого грешника теперь горел огонёк. В их глазах была жажда свободы. Пинком, Наруто перевернул Джашина обратно на живот, в его левой руке уже был кинжал, который он приставил к самому низу живота Кровавого Бога. "В конце концов, эти кинжалы идеально подходят, чтобы потрошить дичь".
  
  - Вот теперь... - Наруто растягивал удовольствие, слегка надавив на клинок, а Джашин заорал:
  
  - ПОДОЖДИ!!! ЕСЛИ УБЬЁШЬ МЕНЯ, ТЫ СТАНЕШЬ... - Бог Крови не успел договорить, поскольку лезвие вошло в его живот и начало медленно, но верно двигаться вверх.
  
  - Визжи, как поросёнок!!! - и Джашин завизжал. Визг, может и далёкий от поросячьего, но всё же был, причём, оглушительный. Он продолжался, пока клинок вспарывал живот Кровавого Бога, затем, грудь, уже с бульканьем, и затих, лишь когда изогнутый кинжал остановился посредине его грудной клетки. Ещё секунд через двадцать, регенерировала и правая рука блондина, а в себя он пришёл, уже вправляя собственную челюсть. Он только сейчас заметил, что у финального акта битвы были зрители, и тот факт, что они по-прежнему не сдвинулись с места вызвал нехорошее предчувствие.
  
  - "...Курама" - как только возможность ясно мыслить полностью вернулась к нему, джинчурики обратился к своему биджу.
  
  - "Сделано?" - девятихвостый на этот раз был намного спокойнее. - "Наруто, ты разобрался с Джашином?".
  
  - "Что?.. А, да, да... Как у тебя обстановка?".
  
  - "Довольно странно. Пару минут назад, все грешники просто ушли, словно потеряли ко мне интерес".
  
  - "Пара тысяч сейчас здесь".
  
  - "Серьёзно? Что они делают?".
  
  - "Да ничего. Стоят и смотрят на меня, словно ждут чего-то... Минутку", - от разговора с Кьюби Наруто отвлекло странное жжение в правой руке, которое с каждой секундой становилось всё сильнее. На тыльной стороне ладони Узумаки вырисовывался символ Бога Крови.
  Примечание к части
  
  В следующей главе появится Гитлер) Ну, и конечно же, буду благодарен за отзывы. Эта глава очень важна, хочу услышать мнения. И, да, не скрываю, были отсылки и к Хеллсингу, и к Атаке Титанов.
  Гитлер, новый король... Кончита
  
  штурмбаннфюрер СД, оставь ты уже отзыв, мать твою волшебницу!)
  
  Боль в руке стала просто невыносимой, кожа тыльной стороны ладони буквально горела, словно на неё ставят клеймо раскалённым железом. Наруто уже ослаб, после боя с Джашином, а то, что с ним происходило, добило его. Ноги отказались слушаться блондина, он упал на землю, крича сквозь стиснутые зубы, вдавливая пальцы в твёрдую, пропитанную кровью землю. Круг с треугольником внутри уже обрёл свои контуры, и теперь, метка темнела, сначала став ярко-красной, а затем, чёрной. За минуту, метка стала просто ядовито-чёрной, режущей глаза на фоне бледной кожи. От боли, в глазах джинчурики потемнело, и он утратил связь с реальностью. Последним, что он увидел, стало сжимающееся вокруг него кольцо грешников.
  
  "Тьма... Она окружает меня. Это и есть забвение Бога? Неужели, я умру здесь, один... Боль невыносима, от руки она разливается по всему телу. Почему-то ужасно жжёт глаза... Что? Кажется... меня кто-то поднял". Узумаки с трудом приоткрыл глаза. Первое, что он увидел - его собственные ноги. Они волочились над землёй, едва касаясь её кончиками пальцев. Джинчурики перевёл взгляд направо, и увидел Итачи. Учиха смотрел вперёд осмысленным, невероятно серьёзным взглядом, положив правую руку блондина себе на плечо. Слабость не дала Наруто произнести и слова, он понятия не имел, куда его несут, и что происходит вокруг. Но, он чувствовал, что левая его рука так же находится на чьём-то плече. Бог перевёл взгляд влево, на другого своего благодетеля, и его глаза расширились. На лице появилась слабая улыбка.
  
  "Ну надо же, знакомое лицо! Здравствуй, старый друг, давно не виделись. Подобная встреча навивает воспоминания, не правда ли? В ушах начинает звучать немецкая опера... Музыка насилия, музыка, которая нас связывает...".
  
  Флешбек. 320 год заключения Наруто.
  
  Наруто бежал так быстро, как только мог. Спустя три столетия заключения, он отчаялся обрести свободу, и до сих пор не мог поверить в то, что сейчас происходило. Джашин решил внести разнообразие, сменив пытку психическую на физическую, и решил устроить небольшую игру: он освободил джинчурики от цепей, позволил пуститься в бегство и дал ему десятиминутную фору. Всего десять минут свободы, естественно, в пределах разумного. Из Ада Узумаки выбраться не мог, в этот отрезок времени, культ Индры ещё не закончил жертвоприношения, и побег из Преисподней был невозможен, да и к тому же, как только фора закончится,блондина начнут преследовать, рано или поздно поймают, а как только это случится, всё вернётся во круги своя. В этом и заключалась пытка, Джашин хотел сломить Наруто, подарив ему несколько минут счастья, а затем отнять их. Но,даже за эту мимолётную свободу от боли, джинчурики был готов сражаться до последней капли крови.
  
  Вот, десять минут истекли незаметно, Узумаки даже укрытия найти не успел, и в этот момент, как ни кстати, находился на открытой равнине. Стражники Ада появились, как по часам,отовсюду,загоняя Наруто в угол, окружая его. Блондин боялся повернуться к ним спиной, поэтому, всё, что ему оставалось, это быстро отступать мелкими шажками. Вступать в бой было бесполезно, его бы задавили числом, да и у Узумаки осталось не так уж много сил, он был истощён. Вот, ещё один шаг назад, и Наруто едва не свалился с крутого обрыва, чудом удержавшись от падения. Оглянувшись, Наруто увидел за своей спиной огромную долину у подножья плато, на котором он стоял. Раскинувшиеся на сотни, если не тысячи километров территории, с таким контрастным ландшафтом, где были и горы, и лесные чащи, расселины. Там, есть хотя бы шанс найти укрытие. Быстро приняв решение, Узумаки сложил печать.
  
  - Множественное теневое клонирование, - из белого дыма, с характерным множеством "БАМ", появилась тысяча клонов, которые одновременно спрыгнули с плато и разлетелись в тысяче разных направлений. - Попробуйте теперь поймать, ублюдки!
  
  ***
  
  Оригинал не прекращал движения ни на секунду, и сначала летел, а когда потерял других клонов из виду и понял, что теперь, его слишком легко заметить, вновь переключился на бег. К огромному удивлению и радости Наруто, десять минут свободы превратились в восемнадцать часов, за счёт этого беспрерывного бега, но даже у него есть свой предел. Ужасно хотелось устроить привал, ноги отваливались от усталости, а последние несколько часов, был сплошной густой лес, и Наруто казалось слишком опрометчивым останавливаться прямо здесь. Однако, вот, впереди, за деревьями, виднеется что-то странное...
  
  Первые несколько секунд, Наруто думал, что у него галлюцинации, когда обнаружил двухэтажный отель. Прямо посреди леса, определённо не заброшенный, судя по ухоженному виду, правда, без типичных вывесок, вроде "Добро пожаловать", с двенадцатью зашторенными изнутри окнами, отчего становилось немного не по себе, и парадной дверью из тёмного дерева. Хоть это и казалось плохой идеей, любопытство оказалось сильнее, и Узумаки провернул дверную ручку, входя внутрь отеля. Раздался звон подвешенного над дверью колокольчика, от которого Наруто подскочил, а поняв, в чём дело, раздраженно цокнул.
  
  Изнутри, отель оказался в разы больше, чем снаружи, да и роскошнее, к тому же. Полы застелены красными коврами, на стенах персикового цвета висят картины, а освещение исходит от массивных люстр, свисающих с высоких потолков, и небольших настенных светильников. Даже стойка у входа имелась, только без персонала. И ещё, был какой-то тихий звук, который Узумаки не мог разобрать. Наруто решил последовать за ним, опять же, из любопытства. Поднявшись на второй этаж, блондин начал продвигаться по длинному коридору, с каждой секундой всё отчётливее осознавая, что он попал туда, куда ему заходить не следовало. Несмотря на всю роскошь и глянец, отель обладал давящей атмосферой, которую дополняли крики, доносящиеся практически из-за каждой двери, мимо которой проходил джинчурики. Дверей таких было очень много, явно больше, чем любая гостиница могла вместить, а ведь Узумаки пока что исследовал только правое крыло отеля. К тому же, в глаза бросалось, что вместо номеров комнат, на дверях были выгравированы инициалы, видимо, принадлежавшие постояльцам этих комнат.
  
  Заходить в номера, где очередной грешник орёт от какой-то пытки, у Наруто не было ни малейшего желания, он и так наслушался и насмотрелся на подобное, за последние триста двадцать лет. Нет, сейчас, его интересовал только этот странный звук, становившийся громче с каждым шагом Бога. Наконец, блондин встал перед той дверью, из-за которой доносился приглушенный звук, который оказался музыкой. На тёмной двери были инициалы: "A.Г.", которым Узумаки не придал особого значения и открыл дверь комнаты. Увиденное им в следующее мгновение смело можно было назвать самым безумным действом, какое блондин видел за всю свою жизнь.
  
  Просторная комната с белоснежными стенами и потолком была наполнена оглушительной музыкой, гимном, исходящим из стоявшего на массивном комоде "чемоданчика" патефона, выкрученного на полную громкость, отчего звук с силой бил по барабанным перепонкам. В шаге перед Наруто, на треноге стоял проектор, проецирующий на дальнюю стену черно-белый видеоряд. Какая-то площадь, шествование армии Германии, знамёна с символом четырёх "Г", резкий переход к другим кадрам - взлёту немецкой авиации, новый спонтанный переход - концлагерь, сотни исхудавших, одетых в грязные лохмотья пленных, столпившихся у колючей проволоки высокого забора, переход... Разрушенные дома, горящие деревни, обугленные кости, изнасилование женщин, матери, плачущие над телами своих детей - у Наруто появилось такое чувство, словно плёнка не имеет конца, и каждый следующий переход ухитряется показать что-то более шокирующее и ужасное, чем предыдущий. Очень многое джинчурики видел впервые - те же самолёты, винтовки, танки, патефон, но откуда-то, в мозгу была твёрдая уверенность в том, что именно так они и называются, что при нажатии курка, из ствола винтовки вылетит пуля, а патефон крутит именно виниловую пластинку. Это знание показалось настолько обыденным, что Узумаки даже не задумался о том, откуда он всё это знает. Довершением же этой картины являлся человек, сидевший на большом деревянном стуле, спиной к Наруто и лицом к стене с видеорядом, привязанный к этому стулу ремнями. Со спины, джинчурики не мог его толком разглядеть, но по комплекции было ясно, что это мужчина, а на голове у него была какая-то маска или устройство. Кем бы ни был этот человек, он, похоже, заметил, что в комнату кто-то вошёл, начал ёрзать на стуле и что-то орать, но все звуки перекрывал гимн, исходящий из патефона:
  
  - Deutschland, Deutschland über alles,
  Über alles in der Welt!
  Wenn es stets zu Schutz und Trutze
  Brüderlich zusammenhält,
  Von der Maas bis an die Memel,
  Von der Etsch bis an den Belt -
  Deutschland, Deutschland über alles,
  Über alles in der Welt!*
  
  Наруто не знал значения этих слов, хоть ему и было известно, как этот язык называется, но отчего-то, гимн казался ему тщеславным, вызывающим неприязнь, к тому же, Узумаки из-за него не мог услышать, что же так отчаянно орёт человек, привязанный к стулу. Блондин подошёл к комоду и поднял с пластинки иголку патефона, звук тут же прекратился. Правда, теперь, в уши ударил ранее заглушаемый хриплый ор:
  
  - Schalten Sie es! Schalten Sie den Projektor!!! Schalten! Bitte!!! - [Выключите его! Выключите проектор!!! Выключите! Пожалуйста!!!]
  
  Узумаки продолжил безмятежно стоять и безразлично вглядываться то в спину крикуна, то в чёрно-белое кино. Блондин заметил, что периодически, проскальзывает двадцать пятый кадр, содержание которого, сравнительно спокойное, по сравнению со всем прочим. Всего лишь девушка, молодая, немного тухловатая, совершенно ничем не удручённая**. Именно двадцать пятый кадр, что казалось странным, учитывая, что всем остальным моментам, видеоряд уделял хотя бы несколько секунд.
  
  - "По-моему, он просит выключить проектор", - прохрипел похудевший до скелетоподобного состояния Кьюби.
  
  - "А мне что с того? Какой-то грешник меня не волнует, я удовлетворил своё любопытство и могу уходить".
  
  - "Не торопись так. Почему бы тебе не спрятаться здесь?".
  
  - "В смысле? В этой комнате?".
  
  - "А почему нет? Ты и так забрался чёрт знает куда, если останешься в лесу, найдут тебя не скоро, но это всё равно рано или поздно произойдёт. А если останешься здесь, хотя бы успеешь провести время с комфортом".
  
  - "И каким-то грешником", - недовольно буркнул про себя джинчурики.
  
  - "В тесноте, да не в обиде. К тому же, тебе пойдёт на пользу новое знакомство. Так что, давай, помоги ему, и постарайся быть вежливей, наладь контакт. Сделай мне одолжение".
  
  Блондин вздохнул и опустил какой-то рычажок на проекторе, остановив показ плёнки. Мужчина, привязанный к стулу, мгновенно успокоился, расслабившись. Узумаки осторожно вышел из-за его спины и оглядел грешника: на нём было бежевое пальто одетое поверх белой рубашки заправленным галстуком того же цвета, в чёрных брюках с проглаженными стрелками, и кожаных туфлях, а лицо скрывало какое-то устройство с глазо расширителями, из-за которых, мужчина не мог моргнуть. Причём, весь он был покрыт очень толстым слоем пыли, как будто этот человек годами не вставал с этого стула, что, скорее всего, действительно так.
  
  - Думаю, мне стоит Вас освободить, перед тем, как начать разговор, - мужчина промолчал, а Наруто легко разорвал ремни на его руках и наклонился к ногам, пока грешник стаскивал с своей головы устройство. Вот и с ремнями на ногах покончено, а Наруто поднял взгляд вверх. - Вот и... - шок. Взрослое, грубоватое лицо, маленькие чёрные зрачки, прилизанные, тёмные волосы и полоска усов, прямо под носом. Инициалы на двери, гимн Германии и шокирующие кадры, всё это обрело смысл, такой очевидный, но, почему-то, не приходивший в голову ранее... A.Г. - Адольф Гитлер. Фюрер остервенело посмотрел на остолбеневшего Узумаки и ударил его жестким каблуком туфли в голову. Для ослабевшего блондина, даже такого удара оказалось достаточно.
  
  ***
  
  "О-о-о, моя голова... Мне снился ужасный сон... Словно я освободил Гитлера... Блять! Это не сон!", - открыв глаза, Наруто обнаружил себя на том стуле, где недавно сидел фюрер, так же привязанным за руки и за ноги. Адольф стоял перед блондином и с той же злобой, что и раньше, смотрел ему в глаза. Наруто легко мог освободиться, но, как бы странно это не звучало, в Гитлере, он увидел собеседника, первого, за исключением Курамы и Джашина, за последние триста двадцать лет. Блондину захотелось решить всё мирным путём, попробовать выяснить, для начала, почему его так своеобразно отблагодарили за помощь. А Адольф, казалось, готов был вцепиться в глотку джинчурики.
  
  - Спокойней, тише, я не хочу неприятностей... - Узумаки не был уверен в том, как себя вести, и говорил с фюрером, как с злой собакой, которую легко спровоцировать.
  
  - Wer bist du?! - [Кто ты?!], рявкнул Гитлер.
  
  - Что? Извините, но я не знаю немецкого, - растерялся блондин. Всё-таки, происходящее слишком сильно походило на адский приход, после принятия наркотиков.
  
  - Beantworten Sie die Frage !!! - [Отвечай на вопрос!!!]. Фриц отвесил блондину пощёчину, а когда он кричал, слюни полетели джинчурики в лицо. - Du bist ein Diener des Kaguya?! Oder Dzhashin?! - [Ты слуга Кагуи?! Или Джашина?!] - благо, Наруто смог разобрать во всём этом рявканье два знакомых имени.
  
  - Кагуя и Джашин? Нет-нет, я не с ними! - наверное, даже если бы Гитлер его понимал, слова Узумаки звучали крайне неубедительно, учитывая, что у него есть внешнее сходство с Богиней Кроликов.
  
  - Wer bist du?!! - Адольф повторил первый вопрос.
  
  - Эм... Эээ... Чё? - Узумаки чувствовал себя идиотом, или же глухонемым, пытающимся жестом общаться со слепым. Абсолютное взаимное недопонимание. - Повтори ещё разок?
  
  - Werbistdu?!!! - из-за того, что он был зол, как чёрт, слова смешались в полную мешанину, словно с Наруто разговаривал бульдог. Слюней летело соответственное количество.
  
  - Слушай я... Я не понимаю, что ты там бубнишь. И научись уже прикрывать рот, что ли? Твои слюни мне в глаза летят.
  
  - LET'S GERMAN!!! - [ДАВАЙ ПО-НЕМЕЦКИ!!!]
  
  - Слушай, я даже не знаю, был ли это вопрос, или законченное предложение!!! - Гитлер опять огрел блондина.
  
  - GERMAN VERDAMMT!!! - [ПО-НЕМЕЦКИ, БЛЯТЬ!!!]
  
  - Я не шучу! Я правда, правда хочу наладить контакт, я просто... Я просто не понимаю нихуя!!!
  
  - Wer bist du?! Wer bist du?!! Du bist ein Wahnsinniger?! Wer sind Sie überhaupt?! - [Ты кто такой?! Ты кто такой?! Ты может вообще маньяк какой?! Кто ты вообще такой?!]
  
  - Я френдли! Френдли! Андерстенд?! Френд... - очередной удар не дал Наруто закончить. - Фак! Даже учитывая, что ты говоришь на неизвестном мне языке, я могу почувствовать, насколько плохая у тебя дикция! Дикция! Она в жопе! Давай уже, скажи что-нибудь нормально! Давай, глагол, за...е...бал. Ну, повторяй за мной!
  
  - ВЕРБИСДУ?! - слова окончательно превратились в кашу, когда Гитлера охватил приступ гнева.
  
  - Сам иди в пизду! Ты-ты-ты, - от отчаяния и злости, блондин уже начал заикаться, а на висках у него вздулись венки. Всё лицо Узумаки было в немецкой слюне, - ты в курсе, что у тебя нарушения речи?! - очередная пощёчина от Адольфа. - И приступы неконтролируемого гнева, к тому же!!! У меня такое чувство, что это как-то связано с тем, каким ты был уебаном при жизни!
  
  - ВРРРРР!!!!
  
  - Как ты вообще с кем-то общался?!! Это даже не слова! ЭТО, БЛЯТЬ, НЕ СЛОВА! Это звуки, издаваемые человеком, который одновременно сосёт член и читает скороговорку!!! Шла Саша по шоссе и сосала сушку, ты это пытаешься мне сказать?!!
  
  - НУМ НУМ НУМ, ВЫР ВЫР ВЫР! - "Аха-ха-ха-ха!", - взорвался смехом Кьюби.
  
  - "Да чё ты ржешь-то?! Помоги мне!".
  
  - "Я по-немецки не шпленькаю!".
  
  - Бурурураруру! Харуру! Браураурау! Т-теперь ты понимаешь, в каком виде слова, вылетяющие из твоей пасти, доносятся до моих ушей?! Это тупо рык! Никаких слов! Тебя даже немец бы не понял! Говори, как нормальный человек!!! - ответом стал удар в челюсть. - ...Знаешь, я хотел по-хорошему, но теперь, ебись ты конём!!! - Узумаки резко встал, разорвав ремни, а Гитлер от удивления упал на пятую точку, быстро снял туфлю и вскочил с ней в руках, словно это какое-то оружие.
  
  - Ich habe keine Angst vor euch! - [Я тебя не боюсь!]
  
  - Да успокойся ты наконец! Я, - Наруто положил руку себя на грудь, - друг! Друг! А ты Гитлер! Я кое-что о тебе знаю! Хай Гитлер, блин! Эм... ферштейн? Так, кажется?
  
  - ...Fortsetzen, - [...Продолжай]. Похоже, последняя пара фраз Наруто таки дала какой-то эффект, но Адольф по-прежнему смотрел на джинчурики с опаской.
  
  - Слушай, я такой же пленник Ада, как и ты, и Боги мои враги. Кагуя, Джашин - не друзья! Нот френдли! - говоря, Узумаки активно жестикулировал, пытаясь хоть как-то достучаться до фюрера. - Мне просто нужно где-то спрятаться, на время, и похоже, что придётся сделать это здесь. Мне дела нет до всего того, что ты творил при жизни, ясно? Плевать я на всё это хотел. В конце концов, массовый убийца не имеет права осуждать другого массового убийцу! И я готов даже забыть обо всей этой хрени, что сейчас происходила, и о литре слюны, вылетевшей из твоего рта, Господи-Боже! Убивать тебя я тоже не хочу, потому что, если я останусь наедине с собой и Курамой в замкнутом пространстве надолго, я окончательно свихнусь! Крыша у меня и так тю-тю, ясно? Так что, похоже, что мы теперь соседи! Понимаешь? Я здесь, и ты здесь, вместе! Вдвоём всё-таки лучше, не думаешь? И я ведь тебе помог! Ну, давай! Водка, медведь, балалайка, дружба... ой, это не то... В смысле, пиво, сосиски, голубоглазые блондины, дружба! Ферштейн?
  
  - ...Verstanden, - [...Понял].
  
  - И ещё, перестань совать мне свои кулаки, - Узумаки демонстративно выставил сжатые пять пальцев, - кулаки, понимаешь? Как на твоём языке будет "кулак"?
  
  - Faust? - фюрер не был уверен, правильно ли он понял Наруто.
  
  - Да! Перестань совать свой фауст мне в... а лицо, как?
  
  - Gesicht?
  
  - Перестань бить меня своим фаустом по моему божественному гесичт! Фауст в гесичт - нельзя! Найн! Ещё раз сунешь мне фауст в гесичт, и я возьму свой фауст, и засуну его в твою немецкую жопу! - последнее Наруто особенно художественно показал жестом. Адольф с минуту посмотрел на блондина, как на больного, после чего, выдал:
  
  - Fagot, oder was? - [Педик что ли?].
  
  - Я не знаю, что ты сейчас сказал, но мне это определённо не нравиться!.. Боже, это будет очень трудное соседство. Благо, я здесь ненадолго.
  
  Спустя три года.
  
  Такое чувство, что о Наруто забыли. Это бы идеально объяснило, почему его до сих пор не нашли. Но, Узумаки знал, что это не так, поскольку, его клоны периодически гибли, и он узнавал о том, что поиски всё ещё продолжаются. Было и другое объяснение - самоуверенность Джашина. Кровавый Бог знал, что Наруто не сможет покинуть Ад, и поэтому, не особо старался найти его. Формально, куда бы Узумаки не отправился, он всё равно в тюрьме. За это время, Наруто успел научиться основам немецкого, а Гитлер так же учился у Узумаки. Как только фюрер и Бог наладили общение, Адольф поведал о том, что этот отель - особое, и очень старое место. Сюда Джашин помещал тех, кто попал в Ад и уже ему надоел.
  
  Пытать их всё ещё надо было, поэтому, Джашин поместил их в отдельные номера, поместил каждого в своеобразную "бесконечную" пытку, не требующую чужого участия, и оставил их здесь навсегда. У Гитлера, к примеру, была очень своеобразная пытка: Джашин включил гимн Германии и запустил психоделическое видео с кадрами, связанными с фашизмом и самим фюрером, и оставил Гитлера, без возможности закрыть глаза, отвернуться или пустить себе пулю в лоб. Гитлер слушал и смотрел всё это очень долго, и постепенно, год за годом, пытка делала своё дело, выжигая в мозгу ненависть к фашизму, Германии и всему тому, что он сделал. Своего рода, радикальное перевоспитание против воли.
  
  Со скукой они боролись, рассказывая друг другу истории о своей жизни, друзьях, целях, хотя, и джинчурики, и фюрер, оба избегали некоторых тем. Адольфу, правда, было тяжело говорить о Германии, таков уж был эффект его пытки, и в каждом слове читалась бесконтрольная ненависть и презрение. Рассказы об искусстве шиноби и том, на что способны эти самые шиноби, Гитлер воспринял даже слишком спокойно. Всё-таки, в Аду перестаёшь чему-то удивляться. Но, настал день, когда скука оказалась особенно сильной, и пока Адольф спал, сидя на полу в углу комнаты, где к сожалению, не было кровати, Наруто решил включить гимн Германии, просто, чтобы хоть как-то себя развлечь. Он уже вставил в патефон пластинку с гимном, когда услышал голос фюрера:
  
  - Ты же знаешь, я ненавижу этот гимн. Ненавижу, и ничего с собой поделать не могу, - Гитлер ещё не избавился от акцента, но уже научился произносить глаголы в согласованном времени.
  
  - Мне скучно. Хочется послушать музыку, не важно, нравиться она мне или нет.
  
  - Если так хочешь послушать Musik, - Адольф всё ещё периодически вставлял немецкие слова, к тому же, были случаи, когда он не мог толком изложить свою мысль на языке Узумаки, - в комоде должна быть пара других пластинок, - Наруто удивлённо уставился на сидевшего в углу фюрера. Тот достал из кармана маленький ключ от ящиков комода и бросил его блондину.
  
  - Что ж ты не раньше не сказал?
  
  - Sie fragte nicht, - [Ты не спрашивал]. Наруто уже понимал смысл этих слов. Наруто открыл все ящики и стал в них копошиться. В основном, это были личные вещи Гитлера, фотографии, значки, в одном из ящиков даже его головной убор. Адольф ко всем этим вещам сейчас не проявлял ни малейшего интереса. - Ну что, нашёл?
  
  - Да, - Наруто достал из ящика пластинку и прочитал надпись на бумажке: - "Карл Мария фон Вебер, "Волшебный Стрелок".Стоящая вещь? - Адольф кивнул, блаженно прикрыв глаза.Наруто вставил пластинку в патефон, она закрутилась, и Узумаки опустил иглу аппарата на виниловую поверхность. Эта опера... Для джинчурики, это было похоже, на глоток прохладной воды, посреди пустыни. Всё плохое отошло на второй план, в груди блондина разливалось тепло, а на ум приходили чудесные, на его взгляд, картины: голова Джашина падает с плеч, Кагуи выдавливают глаза, один за другим, медленно и мучительно, а их трупы тут же начинают пожирать паразиты. - Bliss, - [Блаженство], прошептал Узумаки, взглянув на Гитлера, который всё так же сидел с закрытыми глазами и про себя подпевал опере, шевеля губами.
  
  - Ja, ты прав. Кстати, твой немецкий весьма неплох, но над согласными надо ещё поработать.
  
  - Danke, - усмехнулся джинчурики. Вдруг, его взгляд упал на фотографию, лежавшую на полу. Она, наверное, случайно выпала из комода. На чёрно-белом фото, Наруто увидел пухлую девушку. Ту самую, что была двадцать пятым кадром в видеоматериале.
  
  Наруто никогда не говорил о том, что там было с Адольфом, зная, что тот не захочет рассказывать, но сейчас, любопытство взяло верх. - Гитлер... Кто эта девушка? - фюрер поднял взгляд, и, увидев фотографию, помрачнел, потупив взор.
  
  - А, это... Это Гели... - Адольф сказал это так, словно имя давало все необходимые ответы. - Ангелика Раубаль.
  
  - Больше ничего не скажешь? - фюрер грустно ухмыльнулся.
  
  - Ну... schwer zu erklären, - [трудно объяснить].
  
  - Ясно. Расскажешь, когда решишь нужным.
  
  - А, к чёрту меланхолию! - Гитлер махнул рукой и вскочил. - Пойдём, прогуляемся по отелю.
  
  - Вдруг, привлечём внимание?
  
  - За три года, никто за тобой не пришёл, значит и сегодня не придут.
  
  ***
  
  К собственному удивлению, обыскав стойку у входа в отель, фюрер и Бог обнаружили толстую, пыльную "гостевую книгу", со списком проживавших в отеле грешников, а так же основными грешками, за которые они сюда попали, и видами их наказаний. С праздным видом, Узумаки и Гитлер прохаживались по коридору мимо дверей, решая, зайдут они туда или нет.
  
  - И. О., - называл попадавшиеся на глаза инициалы на дверях Гитлер, а Наруто быстро находил их в книге.
  
  - Ичимару Отами, серийный повар-каннибал, оставлен в комнате, полной еды отравленной еды. Можно будет заглянуть к нему позже, хотя бы послушать рассказы про еду, а то я уже готов эту книгу съесть.
  
  - М. К.
  
  - Масаси Кисимото... Написано, создал шедевр, который обожали миллионы, а затем подсел на тяжёлые наркотики и загубил этот шедевр на корню. Виновник массовой депрессии... В толстую кишку засунуто одиннадцать ананасов и затычка, чтобы он не мог сходить в туалет.
  
  - Ха-ха! Guter Witz! - [Хорошая шутка!]. Наруто серьёзно посмотрел на фюрера. - Подожди, ты не шутишь?
  
  - Тут правда так написано. Поделом ему, терпеть не могу людей, которые добиваются признания и успеха, а затем всё просирают. За такое, ананасы - слабое наказание.
  
  - Ты жестокий человек, - Наруто улыбнулся. - И улыбаешься, как маньяк.
  
  - От жестокого слышу. Что там у нас дальше?
  
  - С. Т.
  
  - Суини Тодд, серийный убийца-парикмахер. Специализировался на бородах и усах... Слушай, может к нему зайдём?
  
  - Зачем?
  
  - Я хочу, чтобы ты сбрил усы, - Адольф остановился, как вкопанный. - А что тут такого? Просто, с ними, ты смотришься как-то странно. Эм... Komisch, - [Комично].
  
  - Nein! Я эти усы с юношества ношу!
  
  - Тем более! Пора что-то менять, вдруг, это усы виноваты во всех твоих бедах! - Наруто уже откровенно издевался.
  
  - Признайся, ты просто хочешь увидеть Адольфа Гитлера без усов!
  
  - Не отрицаю.
  
  - ...Без усов, все мужчины - всего лишь мальчишки.
  
  - Все ли? - фюрер виновато улыбнулся, вспомнив об отсутствии волосяной растительности на лице своего соседа.
  
  - Alle außer du, - [Все, кроме тебя], поправил себя Гитлер.
  
  - Как скажешь, но я не отступлю. Рано или поздно, заставлю тебя побриться.
  
  Спустя семь лет.
  
  - Три, два, один... Всё, прошло ровно десять лет с нашей встречи, - с излишним торжеством заявил Узумаки. Наруто и фюрер стукнулись кулаками, воображая, что чокаются бокалами. Не важно, хотел Наруто того или нет, он уже не видел в Адольфе диктатора и массового убийцу, а соседство превратилось в дружбу. Да и Гитлер был счастлив проводить время в компании.
  
  - Как быстро летит время, - разговаривая с Наруто, Гитлер полностью избавлялся от акцента, и употреблял немецкие слова только в особом настроении. - Что ж, спасибо за десять лет. Не вериться, что тебя до сих пор не нашли.
  
  - Ну, неделю назад, убили моего последнего клона. Думаю, со дня на день явятся стражники. Всё равно, рано или поздно, это произойдёт, нет смысла волноваться о том, что нельзя изменить.
  
  - Не будем о плохом... Эх, сейчас бы выпить, - Наруто хитро улыбнулся, пряча одну руку за спиной.
  
  - Выпьем, не боись! - Узумаки достал из-за спины большую бутылку водки. - Уж извиняй, ничего другого не нашлось, - фюрер удивлённо уставился на бутылку, силясь понять, не иллюзия ли это.
  
  - Mein Freund, ты где это достал?
  
  - Выменял у нашего местного каннибала, - спокойно ответил блондин. Адольф непонимающе вскинул брови.
  
  - На что?
  
  - Скажем так, печень у меня всё равно за считанные секунды новая выросла, - Гитлер прыснул в кулачок, но всё ещё опаской посмотрел на бутылку.
  
  - Разве она не отравлена?
  
  - Ичимару заверил, что нет. А если и отравлена, со мной от яда ничего не будет, а тебя я вылечить успею. Нет, если ты не хочешь, я пойму... - Узумаки едва сдерживался, чтобы не рассмеяться.
  
  - Дай сюда, шутник хренов! - Адольф выхватил водку из рук джинчурики, откупорил пробку и вопросительно посмотрел на Наруто, прежде чем отпить из горла. Узумаки одобрительно кивнул, он не из брезгливых, и Гитлер припал губами к горлышку бутылки, сделав несколько глубоких глотков. Затем, Наруто и сам попил. Через полчаса, с полупустой бутылкой, (они старались растянуть удовольствие), фюрер и Бог сидели на полу, прижавшись спинами к стене и играя в до ужаса нелепую игру.
  
  - Я в ловушке, в ёбанном Аду, - начал Наруто, - и мечтаю о воздушных шариках, - Адольф пьяно рассмеялся.
  
  - Я в ловушке, в проклятом Аду, и мечтаю о воздушных шариках и горячей ванне.
  
  - Я в ловушке, в задравшем меня Аду, и мечтаю о воздушных шариках, ванне и Хинате...
  
  - Что за Хината? - блондин никогда о ней не рассказывал Гитлеру.
  
  - Моя девушка... Бывшая, наверное. Перед тем, как попасть сюда, я просил её не зацикливаться на мне, если я умру, найти счастье, любовь... Но в глубине души, я надеюсь, что она меня не послушала. И ждёт моего возвращения, если конечно, она ещё жива. Я и правда жестокий человек.
  
  - Хм... Я в ловушке, в несносном Аду, и мечтаю о воздушных шариках, ванне и Гели... - Наруто удивлённо посмотрел на фюрера. Семь лет о ней ни слова не говорил, а тут ляпнул, по пьяни.
  
  - Может, скажешь уже, кто она такая?
  
  - ...Гели, это моя племянница, - Адольф всем своим видом буквально кричал: "Ну давай, начинай!".
  
  - Я что, должен осуждать тебя? Это я-то? Карин, между прочим, была моей роднёй, - почему-то о связи с Карин Наруто рассказал ещё в первые месяцы их соседства. - ...Из-за этих отношений, по сути, она и умерла. По моей вине.
  
  - Ангелика застрелилась после того, как я с ней поссорился.
  
  - Соболезную, - Наруто хотел вложить в это слово эмоции, но вышло довольно фальшиво. Слишком плохо Узумаки помнил о том, что такое соболезнование.
  
  - И я тебе тоже, - а вот Гитлер говорил искренне.
  
  - Так, что-то мы скатываемся до нытья! Нужно пить больше!
  
  Как только бутылка опустела, в головах Наруто и Гитлера осталось очень мало благоразумия, захотелось повалять дурака. Наруто вставил в патефон любимую оперу и понёс его за пределы комнаты, не выключая его и танцуя на ходу, следуя за фюрером. Тот тоже танцевал, что-то говорил, шутки, смех, головокружение, и спустя несколько минут, Адольф уже пародирует сам себя, притворяясь, что он стоит на площади перед войском, произнося речь, но при этом высмеивая само действо, иногда забавно шевеля полоской усов, напоминая Чарли Чаплина. Узумаки же стоял рядом с поставленным на пол патефоном и дирижировал в такт музыки. Ещё через несколько минут, фюрер маршировал по коридору, излишне высоко задирая ноги, приставив указательный и средний палец себе под нос, изображая собственные усы, а Наруто зачитывал ему стих, без особого смысла:
  
  - Сапогом по губам и плётка,
  И характер - как жгучий перец.
  Патефон, "Стрелок" и водка.
  Ты мой самый любимый немец!
  
  Вдруг, парадную дверь выбивают, в отель врывается десяток стражников и Джашин лично, заставая Узумаки и Гитлера совершенно неготовыми дать отпор. Адольф и Наруто застывают в ступоре, и в следующую секунду, на них толпой наваливаются стражники. Гитлера через силу затаскивают обратно в его комнату, Наруто связывают цепями Ада и тащат к выходу, пока Джашин причитает о том, сколько проблем ему создал Узумаки. Казалось бы, у Наруто было столько времени, чтобы морально к этому подготовиться, но он им не воспользовался. Он чувствует себя разбитым, его ждёт новое заключение, и пока его уносят отсюда, джинчурики слышит, как кричит фюрер и звучит "Волшебный Стрелок".
  
  Конец флешбека.
  
  - Guten Tag Fuhrer, - [Добрый день, фюрер], прошептал Узумаки, обращаясь к второму несущему его человеку.
  
  - Guten Tag... Herrscher, - [Добрый день... Господарь].
  
  - Всё ещё не сбрил усы... - недовольно пробубнил джинчурики.
  
  - Всё ещё улыбаешься, как маньяк, - усмехнулся Гитлер.
  
  - Что со мной? - на этот раз, Бог обращался и к Адольфу, и к Итачи.
  
  - Ты убил Джашина и превращаешься в нового Бога Крови, - ответил Учиха, глядя вперёд. - Печать на твоей правой руке - тому доказательство.
  
  - Убивший Господаря Ада сам становиться Господарем?.. Я не знал... Какая досада...
  
  - Никто не знал. Не знаю, нравится тебе это или нет, но уже поздно что-то менять. Пути назад нет, можно двигаться только вперёд.
  
  - Кстати, мы куда идём? - прежде, чем они ответили, Учиха и фюрер резко остановились, и осторожно поставили нового Бога Крови на ноги. Посмотрев вперёд, Наруто понял, что сейчас, он стоит на том самом плато, у подножья которого расположена долина, но сейчас, вся территория, которую охватывал взгляд джинчурики, была заполнена грешниками. Не было видно буквально ни единого кусочка земли, не занятого душами, и все они в поразительной, для такого количества людей, тишине, наблюдали за блондином и его сопровождающими.
  
  - Как думаешь, сколько их здесь? - спросил Гитлер.
  
  - Я не знаю... Миллионы?
  
  - Миллиарды, - поправил его Итачи. - Все они жаждут увидеть своего нового короля, лелея надежду о том, что он будет лучше предыдущего. Давай, покажи им то, что они хотят увидеть, - Наруто инстинктивно сообразил, чего от него ждут, и высоко поднял свою правую руку, обратив её тыльной стороной к долине. Грешники увидели метку, но теперь, боялись пошевельнуться, зная, что их жизни во власти стоявшего перед ними длинноволосого блондина.
  
  - lang lebe der neue König! - тишину прервал фюрер.
  
  - Да здравствует новый король! - вторил ему Итачи.
  
  Поднялся гул от рукоплескания и всеобщего гомона, и только тогда Наруто полностью осознал своё нынешнее положение. Он вспомнил о том, что большая часть одежды на нём сожжена и изорвана, и в ту же секунду, метка Бога Крови на его руке засветилась красным, и Узумаки начала обволакивать появлявшаяся прямо на нём ткань. Расстёгнутый чёрный плащ с широкими рукавами и высоким воротником, багрового цвета изнутри, одетый на голый торс, штаны того же цвета, что и плащ, а на правой руке появилась чёрная перчатка, скрывающая метку. Бог Крови чувствовал себя на вершине...
  
  ***
  
  Спустя несколько часов, блондин сидел на каменном троне, вроде того, что был когда-то у Орочимару, облокотившись на руку. К нему в раскорячку, дрожа от страха, шёл азиат, около сорока лет. Ему только что позволили сходить в туалет, а одиннадцать ананасов творят с походкой те ещё чудеса. Увидев его, Наруто даже не шевельнулся.
  
  - Масаси Кисимото? - мангака подскочил на месте от голоса Наруто.
  
  - Д-да, Господин?..
  
  - Для тебя у меня новая пытка, - Господарь щёлкнул пальцами, и из-за спины Кисимото вышли четыре голых и возбуждённых негра, бывших жителей Деревни Облака, который подхватили взвизгнувшего азиата под руки. - Проучите его, парни. Проучите его до конца.
  
  - З-з-за что?!! - Кисимото уже уводили в тёмный угол.
  
  - За то, что загубил нечто великое. И ещё: с сегодняшнего дня, тебя зовут не Кисимото. Отныне ты... Кончита
  Примечание к части
  
  * - гимн Германии с 1922-1945
  ** - http://polit-mix.net/upload/gallery_big/9ef69c-515.jpg
  
  Написано в состоянии аффекта, после позорной 690 главы манги "Наруто". Стыд и позор, пошаговое изнасилование замечательной франшизы, я могу продолжать бесконечно. Ошибок наверняка много.
  Арка 2.
  
  Рин, Саске, Индра и Хидан ждали. Терпеливо ждали возвращения Наруто, не покидая Храма Огня, веря, что пройдёт несколько секунд, может минута, и Узумаки вернётся, ведь в Аду время течёт намного быстрее, чем в реальном мире. Но прошёл один час, затем другой, незаметно, в молчании пролетела ночь, но джинчурики так и не явился. Даже Хидан, с его резким характером, не говорил очевидного.
  
  - Саске-кун, - Индра решился нарушить тишину, - мы ничего не изменим, если останемся здесь. Будет только хуже, если в деревне заметят отсутствие Хокаге. Я поговорил с монахами, они обещали, что как только увидят Наруто, отправят в Коноху сообщение.
  
  - ...Хорошо. Возвращаемся в Скрытый Лист, - Рин была последней, кто покинул храм, и той, кто отчётливее других понимал, что раз Узумаки не вернулся спустя несколько часов, то скорого возвращения ждать не следует.
  
  ***
  
  Глубокой ночью в особняке Учиха царила тишина. Нет, вернее, в их додзё вообще довольно тихо в последнее время. Учитывая, что в додзё появились два новых жильца, занявшие свои комнаты, особняк должен был оживиться, но всё случилось с точностью до наоборот. А чем тише было в доме, тем больше времени его обитатели проводили за пределами особняка, окружая себя шумом жизни.
  
  В темноте коридора додзё загорелась пара глаз металлического цвета, которая плавно задвигалась к одной из дверей. Под ногами обладателя высшего риннегана не скрипели половицы, и он не заходил в дом, а просто появился, словно из ниоткуда. Джинчурики вошёл в комнату Рин, приблизился к кровати спящей Учихи и наклонился к ней. Длинные волосы Узумаки коснулись щеки девушки и она проснулась раньше, чем он успел что-то сказать. Рин резко выхватила из-под подушки кунай и вонзила его в шею блондина, которого она не успела вовремя разглядеть. Узумаки отшатнулся от кровати, упёрся спиной в стену и с громким грохотом рухнул на пол. На шум в тот же миг прибежал Саске, распахнул дверь и включил свет.
  
  - Рин?! - ониксовые зрачки Хокаге расширились, когда он увидел Наруто. Ткань чёрного плаща джинчурики, слегка изорванная по краям, словно растекалась по полу, Узумаки сидел, опустив голову, из-за чего волосы закрывали лицо, а из его шеи торчало воткнутое по рукоять лезвие. Ничего не говоря, Узумаки рывком вытащил из шеи кунай.
  
  - Ха! - тихо хохотнув, новый Бог Крови вскинул голову, и волосы спали с его лица. Губы растянулись в насмешливой улыбке, взгляд устремился на Хокаге, а на шее стремительно затягивался порез. - Здравствуй, Саске, давно не виделись! И ты... - Кровавый Бог перевёл взгляд в сторону младшей Учихи и испытал приятное удивление. Перед ним стояла девушка в светло-розовой пижаме, пуговицы которой в области груди, казалось, вот-вот оторвутся. "А она выросла. Нет, не только это... Её шаринган, чакра, аура, всё на порядок выше". - ...Малышка Рин.
  
  - Наруто! - брюнетка подбежала к Узумаки и захватила его в объятия, встав на колени. - Прости! Пожалуйста, прости! - Наруто даже не сразу понял, что она извиняется за тот удар в шею, настолько он был для него незначителен. Между тем, Рин начала громко всхлипывать.
  
  - А ты всё такая же шумная, - Наруто положил правую ладонь на затылок Рин, желая её успокоить, но Учиха в ту же секунду отстранилась от Бога Крови, как от огня. От руки Узумаки исходила странная, неприятная, вызывающая инстинктивный страх аура. Учиха пыталась понять, в чём причина, а Наруто с интересом за ней наблюдал.
  
  - Тебя... - Саске завладел вниманием блондина, как только потупил взгляд, сжав трясущиеся руки в кулаки.
  
  - М? - Наруто не изменил весёлого настроя, несмотря на то, что от Учихи исходила явная враждебность.
  
  - Тебя!.. - Хокаге, кажется, был готов наброситься на Узумаки. - Тебя не было целый месяц, ублюдок!
  
  - Знаю, уж извините. Поэтому, я и сказал, что мы давно не виделись. В этом мире прошёл месяц, а в Аду минуло уже...
  
  - Восемь лет? - в голосе Рин звучал шок, в который впал и Саске, прикинув числа. - Ты пожертвовал восемью годами своей жизни, ради чего? Чем ты занимался всё это время?
  
  - Искал выход, - спокойно ответил джинчурики, вставая на ноги. Он явно был погружён в свои собственные мысли, говорил, словно через силу, и смотрел на своих друзей, но не видел их. Это настораживало, пугало и выводило из себя, уж слишком легко Наруто ко всему относился. Обстановку разрядил скрип двери, однако вошедший в комнату Матсураши в итоге её только накалил. Бессмертный был в серых шортах и шагал, потирая глаза, однако, увидев джинчурики, полностью переменился. Дремота словно испарилась.
  
  - Ахуеть не встать! Наруто! Тебя же целый месяц не было! - малиновые зрачки Хидана расширились, в них появилась тревога. - Джашин-сама, что с Джашином-самой?!
  
  - Мёртв, - Хидан так и застыл, с гримасой ужаса и удивления на лице.
  
  - Нет... Этого быть не может! Ад! Аду нужен Господарь!
  
  - И я им стал. Убил Джашина, и вся королевская конница, вся королевская рать, и всё королевство, и сила, и титул, всё перешло ко мне, - Наруто повернул к присутствующим тыльную сторону правой ладони, на которой была перчатка, и сквозь её ткань выступила печать Бога Крови, отдавая красно-чёрным светом. Узумаки моргнул, и его глаза стали абсолютно чёрными, исчезло разделение на зрачок и склеры, и осталась лишь тьма, в которой не отражались блики. В это же момент, чакра Кровавого Бога стала настолько ощутимой, что присутствующие буквально могли почувствовать, как она обволакивает их. Если сравнивать, то для обычных шиноби, столкновение с подобной чакрой похоже на первую встречу человека с пауком. Что-то абсолютно выбивающееся из нормы, не имеющее ничего общего с людьми, отталкивающее на уровне инстинктов. - Теперь, все они во мне. Более тридцати шести миллиардов грешных душ стали частью меня, после убийства Джашина. Теперь Ад - это я.
  
  - П-понятно, - Хидан, как и Рин, и Саске, покрылся холодным потом, от пугающего ощущения, что эти чёрные глаза смотрят ему прямо в душу. - Подожди, а что теперь будет со мной?!
  
  - Будешь бессмертным, как и раньше, я об этом уже позаботился. Забавно получилось, да? Убивая Джашина, я надеялся разорвать узы с Адом, и забыть о том ужасном месте, как о кошмарном сне, а в итоге, я лишь укрепил эту связь. И мне пришлось потратить целых восемь лет, чтобы до конца освоиться с силами Бога Крови и выбраться из этой клоаки. О да, я ненавижу то место, с которым связан кровью, ненавижу гнилые души, с которыми делю своё тело. Но столь же сильно, сколько я ненавижу Ад, я люблю этот мир, с его неповторимой красотой, - в голосе Узумаки чувствовалась горечь, что шло вразрез с его улыбкой. - Ха-ха-ха! Жизнь смешна!
  
  - Наруто... Постарайся себя контролировать, - Учиха заставил Наруто обратить внимание на себя и других. Джинчурики только сейчас заметил, насколько сильно его вид и чакра пугают товарищей: Хидану приходилось хуже всех, с него холодный пот лился ручьем, Саске удавалось подавлять в себе страх, практически полностью, его выдавала только лёгкая дрожь в руках, и только с Рин было всё нормально, что казалось любопытным.
  
  - Простите, я отвлёкся. На самом деле, я ведь хотел устроить тебе встречу кое с кем, Саске, - Наруто сделал жест правой рукой, на полу перед ним в ту же секунду появился крупный символ Бога Крови, в котором так же быстро возник Учиха Итачи, после чего глаза Бога Крови обрели привычную форму риннегана, а давление его чакры на окружающих резко спало. Всё произошло быстро, и в течение нескольких секунд шиноби просто смотрели на явившегося грешника.
  
  - Ну здравствуй, дорогой младший брат, - Итачи тепло улыбнулся Саске, и Хокаге, не веря своим глазам, обнял старшего брата.
  
  - Нии-сан... Что ты здесь делаешь? В смысле, как??? Ты же... Я не понимаю... Наруто? - Узумаки стал последней надеждой на объяснения.
  
  - Я же сказал, души грешников теперь принадлежат мне. Я могу призывать любого из них в мир живых. Это похоже на Эдо-тенсей, но с двумя большими отличиями: они могут умереть, то есть окончательно перестать существовать, и ещё кое-что. Когда Эдо-тенсей и любая другая техника воскрешения стирает все воспоминания о загробном мире. Хотя, я не могу назвать это плюсом, ведь Итачи будет помнить о том, что происходило с ним в Аду.
  
  - Это неважно, Наруто-сама, - Саске и Хидан, давно знавшие Итачи, удивлённо вылупились на него. - Ну, не надо так на меня смотреть, наш общий друг заслужил уважительное обращение... Господин, Вы позволите?
  
  - Да, - Наруто безразлично махнул рукой. -Поговори со своими близкими, а я пока найду Индру. Он ведь не дома, так?
  
  - Да, он сейчас в Корне, - когда Рин ответила, Хидан и Саске заметно помрачнели. - У него... У Индры проблемы. Лучше мне пойти с тобой.
  
  - Останься здесь и проведи время с одним из своих немногих достойных родственников. Возможно, Вам предстоит сражаться плечом к плечу, в скором будущем, - Бог Крови ступил за порог комнаты, закрыв за собой протяжно заскрипевшую дверь. Хидан тут же смахнул со лба капли пота.
  
  - Ебать, какой же он всё-таки жуткий! В Аду, под его покровительством, наверное, тот ещё пиздец творится! - Матсураши заметил, что на него уже прекратили обращать внимание. Происходила встреча трёх членов клана Учиха, которая для каждого из них имеет большое значение. Рин встала перед Итачи, краснея под его пристальным взглядом, и поклонилась ему.
  
  - Меня зовут Рин, приятно познакомиться, Итачи-сан.
  
  - Взаимно, - вся неловкость ситуации испарилась, когда Итачи приветливо улыбнулся девушке.
  
  ***
  
  В лазарете Корня, большой стерильной комнате с несколькими койками, шкафами, наполненными медикаментами, и рабочим столом в углу комнаты, на постели, спиной к двери, сидел Индра, раздетый до пояса. Орочимару стоял рядом с ним, смачивая ватку спиртом. В дверь постучали.
  
  - Входите, - когда санин увидел вошедшего джинчурики, в его глазах застыл восторг. -
  
  - Здравствуйте, сенсей, - на голос Наруто обернулся Индра, и Узумаки понял, о какой проблеме говорила Рин. Вены на шее Отсутсуки в районе левого лимфоузла выступили и побагровели, кожа в этой области казалась раздражённой, практически прозрачной, и на ней выступали алые капельки.
  
  - Значит, тебе удалось? - спросил Индра у Узумаки, тихо, едва слышимо. - Убить Джашина, - Бог Крови молчал, и Индра переспросил, повысив голос: - Удалось?
  
  - Да. И занять его место тоже, - джинчурики ухмыльнулся. - В конце концов, Аду нужен король. А с тобой что?
  
  - Ничего неожиданного, - Отсутсуки прикрыл глаза и потёр вздутые вены. - Ты не появлялся день за днём, а мы не могли просто ждать, ничего не делая. Мы искали Кагую везде, где только могли. Я побывал в сотне мест, которые хоть как-то связаны с Богами, целые дни проводил за этими поисками, и из-за этого, я не сразу заметил, как тело Шикамару начало разрушаться. Оно оказалось слишком слабым сосудом для меня, всё равно, что пытаться хранить кислоту в пластмассовом шприце.
  
  - Ну так смени тело на новое, в чём проблема-то?
  
  - Без крайней необходимости, я не стану отнимать жизнь у ещё одного человека.
  
  - По-твоему, эта херня у тебя на шее - не крайняя необходимость?!
  
  - Пока руки и ноги на месте - да. По мнению Орочимару, тело Шикамару продержится ещё месяцев ше... - пока Индра отвлёкся, змеиный санин поймал момент и провёл ваткой по венам Отсутсуки. Сын Хагоромо закусил губу, чтобы не заорать, и сдавлено прошипел: - Вот сука!..
  
  - Ну-ну, вот и всё, - Орочимару говорил, как настоящий врач, успокаивающий ребёнка после укола. Он демонстративно показал Наруто вату, на которой появились пятна крови. - Сквозь поры в области, в которой клетки Индры начали разрушаться, порой выступает кровавый пот. Это большая редкость, я впервые вижу этот симптом, раньше только в книжках о нём читал. Вы с Индрой просто поразительные, хотел бы я исследовать вас более основательно.
  
  - Рад, что мои страдания приносят тебе такую развлекалочку!
  
  - Не скрываю, - учёный облизнулся, переведя хищный взгляд на Наруто. - Ну же, Наруто-кун, расскажи мне о встрече с Джашином. Убить его было сложно? Что ты имеешь в виду, говоря, что занял его место?
  
  - Если бы не регенерация, сражаясь с Джашином, я бы умер несколько раз, но, в конце, наступила эйфория, чувство абсолютной власти... Которое продлилось недолго, поскольку спустя несколько минут, на моей правой руке появилось это, - джинчурики стянул с руки перчатку, показав печать. - Как только появилась эта печать, я стал новым Богом Крови и Ад перешёл в мои руки, хотя, понадобилось много времени, чтобы научиться перемещаться между Адом и миром живых.
  
  - Великолепно! Вышло даже лучше, чем я ожидал! А ты можешь взять кого-то с собой в Ад? Я умираю, как хочу взглянуть на него!
  
  - Я работаю над этим... С трудом вериться, что Кагуя ничего не предприняла, даже после смерти Джашина. Что это, трусость? Или стратегия?
  
  - Думаю, у неё просто нет другого выхода. В тот день, когда ты отправился за Джашином, Кагуя говорила с Саске, утверждала, что Богов сковывают правила. В такой ситуации они могут только залечь на дно и надеяться, что мы их не найдём.
  
  - Если это правда, то я разочарован... Я так устал. Восемь лет горбатился, перекраивая Ад под себя.
  
  - Если хочешь, можешь заночевать здесь, - Орочимару указал на одну из коек.
  
  - Я не хочу спать, я просто устал. Позаботьтесь об Индре, Орочимару-сенсей, а я хочу просто прогуляться. Всё равно у Саске я сейчас буду четвёртым лишним, - Наруто сделал несколько шагов к двери, но перед тем, как уйти, обернулся. - Кстати, мне кажется, или Рин стала сильнее?
  
  - Она тренировалась всё это время до изнеможения. Эта девочка хочет быть полезной для своих близких, и для тебя в том числе. А с генами Учиха и Сенджу, она очень быстро развивается. Забавно, что в итоге Обито всё же дал Конохе что-то хорошее... Что ж, доброй ночи. Надеюсь, тебе удастся отдохнуть.
  
  ***
  
  Кто мог подумать, что Итачи предстоит своими глазами увидеть кого-то из следующего поколения Учиха, и уж тем более сидеть с этим человеком и Саске за одним столом. Учитывая, насколько беззаботным казался старший Учиха, всю эту ситуацию можно было принять за обычное семейное застолье.
  
  - Итак... - неуверенно начал Саске, - почему ты оказался в Аду? В смысле, ты последний, кто заслужил подобное.
  
  - Наверное, мне, стоит начать с основ. В нашем мире существует мнение, что существуют заповеди, этакий кодекс, соблюдая который можно проложить себе дорогу в Рай. Что вы об этом думаете?
  
  - Неверно, - уверенно ответила Рин. - Подобное просто не сработает. На миссиях нам постоянно приходится убивать, обманывать и воровать. Даже... Даже своих друзей...
  
  - Верно. Так от чего же зависит, куда мы попадём после смерти? - Саске и Рин молчали, отчаянно пытаясь додуматься до ответа, и можно было буквально увидеть, как в их головах вертятся шестерёнки. - Цели. Всё зависит от целей... Обмануть жителей чужой деревни, чтобы помогать своей зарабатывать деньги. Убить младенца из-за того, что по его вине в будущем погибнет много людей. Или же... Пытать невиновных, просто ради удовольствия. Если цель оправдывает средства в большинстве твоих поступков, попадёшь в Рай.
  
  - Но это же означает, что ты должен был попасть в Рай! - Саске ударил по столу кулаком, скрипнув зубами. - Брат... Ты просто должен был!
  
  - Нет! - Учихи помладше вжались в стулья, когда невозмутимый Итачи столь неожиданно перешёл на крик. - Данзо приказал мне истребить свой клан, чтобы защитить Коноху, но у меня были и другие варианты! Поговорить с Третьим, или хотя бы попытаться переубедить отца! В нашем клане было много по-настоящему хороших людей, которые не заслуживали смерти, и когда их жизнь была в моих руках, я сделал неправильный выбор... В любом случае, давайте не будем об этом?
  
  - К-конечно. О чём ты хотел бы поговорить? - Итачи с серьёзным выражением лица нагнулся к Саске через стол. - Что?
  
  - Для начала, братик, ответь на один вопрос. ГДЕ. МОИ. ПЛЕМЯННИКИ?
  
  - ХА?!!
  
  - Не "ХА" тут мне! Тебе уже двадцать лет, ты чем вообще занимаешься?! Где девушка?! Где жена?! Дети где?!
  
  - Я вообще-то Хокаге! У меня нет на это времени! И вообще, какого чёрта ты о таком спрашиваешь?!!
  
  - Не ты ли должен был продолжать наш род?! Или ты... Пожалуйста, скажи мне, что ты не из "этих"? - у Саске, кажется, все мышцы лица свело в какой-то судороге, а Рин над этим рассмеялась. Правда, когда Итачи перевёл на неё проницательный взгляд, девушка затихла. - Рин-чан, а что насчёт тебя? Если Саске не может с девушками... Тогда я передаю эстафету тебе!
  
  - В-вы чего? Итачи-сан, не говорите такие смущающие вещи. Если Вас так уж заботят потомки, то сами их и заводите.
  
  - Да я бы и завёл, но вот ведь проблемка - я немножко умер.
  
  - Блин, давайте сменим тему?
  
  - Ха-ха-ха, от одной неловкой теме к другой скачем, да? Тогда, спрошу о кое-чём нейтральном: чёрные клинки, которые могут убивать Богов, где они? Насколько я знаю, есть всего пять, один у Наруто, а остальные?
  
  - Спрятаны в этом доме. Хочешь передать их ему?
  
  - Не похоже, что сейчас они ему нужны... Я уже говорил, что рад тому, что Наруто с самого начала был с тобой, Саске? Я уже запамятовал.
  
  - Говорил. И ты прав. Кто знает, что бы со мной было, если бы я прошёл через всё в одиночку. Наверняка, я бы натворил кучу глупостей, развязал бы новую войну, став вторым Мадарой, как и он втянул бы во всё это биджу и Каге, и даже бы не понял, что поступаю неправильно... А Наруто словно на собственном примере показывал мне, как поступать "плохо". Думаю, он именно тот, кто нужен Аду.
  
  - Однако, я невольно задумываюсь время от времени, так ли всё просто? Сами подумайте, убить Джашина и занять его место, без последствий, неужели всё настолько просто? Должно же быть что-то ещё, - Учиха потёр вески, виновато улыбаясь. - А, не забивайте себе головы. Сейчас, лучше думать о хорошем.
  
  ***
  
  Наруто и не заметил, как наступило утро, гуляя по Скрытому Листу, и обнаружил это, только к восходу солнца. Желудок сводило от голода, в первый раз за очень долгий период времени, и ему следовало обратить на это должное внимание, но блондин не придал голоду должного значения.
  
  В такой утренней тишине каждый звук привлекает внимание, и услышав скрип, Узумаки перевёл взгляд на дом, находившейся на той улице, посреди которой стоял блондин. К удивлению джинчурики, из него вышел Хиаши, а ведь этот дом никакого отношения к Хьюга не имел. Встретившись взглядом с Наруто, глава клана оцепенел. Между ними и раньше были конфликты, и Хиаши старался избегать встреч с Узумаки, особенно теперь.
  
  - Здравствуйте, - Наруто улыбнулся, сощурившись, а Хьюга что-то буркнул, в ответ на приветствие джинчурики. - У Вас что, была в этом доме бурная ночка?
  
  - Не неси чушь. Я встретился здесь с одним человеком и обговорил помолвку между ним и одной из побочной ветви моего клана. Работа у меня такая, заботиться о благе семьи. У нормальных людей, в отличие от тебя, она есть, - прямо чувствовалось, с каким желчным удовольствием Хиаши произнёс последнюю фразу. Джинчурики продолжил улыбаться, но когда Хиаши уже проходил мимо него, Кровавый Бог схватил его за локоть.
  
  - Знаете, у меня теперь тоже есть работа, так что, в какой-то степени, я теперь лучше могу Вас понять, - ещё до того, как Хиаши понял смысл сказанного, Наруто открыл почерневшие глаза, и все мысли улетучились из головы главы клана. - Так-так, после того, как Ваша жена умерла, Вы были очень строгим отцом для своих дочерей. Они и ласкового слова-то от Вас за всю жизнь не услышали, но, это простительно. Одному, тяжело растить детей. Однако Хинату Вы раньше били... Зачем Вы это делали? Потому что она слабая? Недостойная наследница голубой крови? Или потому, что она похожа на мать? До боли в груди похожа? И только оставляя на её коже синяки, Вы облегчали душу? В любом случае, это не пойдёт на пользу вашей душе в будущем. Но, это не всё... О, Хиаши-сан, да Вы тот ещё проказник! В последнее время, Вас посещают мысли о перевороте и гражданской войне, ведь Вы не можете смириться с тем, что кресло Хокаге занял Учиха! Властолюбие и огромное эго могут привести Вас в Ад! Сейчас, учитывая, что Вы били родную дочь, шансов попасть на Небеса у Вас и так немного, а если же Вы попытаетесь устроить революцию, печальный конец неизбежен. В этом случае, Вы точно заглянете ко мне на огонёк, рано или поздно, и я буду мучить Вас, разрывать на кусочки и собирать воедино, день за днём, год за годом, потому что это моя работа, - Хьюга смотрел на блондина широко раскрытыми от ужаса глазами, а Узумаки просто его отпустил, и глаза его тут же пришли в норму. - Ступайте, Хиаши-сан, продолжайте заниматься своими делами. И передайте Хинате привет, надеюсь, её дети растут здоровыми.
  
  - Д-да... - Хьюга чувствовал, что в такой ситуации лучше соглашаться на всё. Быстрым шагом он направился прочь от Узумаки, нервно оглядываясь. Как только глава клана исчез из поля зрения, Наруто развернулся, решив вернуться в додзё, но наткнулся на Конохамару. Сарутоби всё это время подслушивал, и сейчас, держал руку рядом с сумкой оружейной сумкой, буравя джинчурики ненавидящим взглядом.
  
  - Ничему тебя жизнь не учит, да? - усмехнулся блондин, и в следующую секунду Конохамару выхватил кунай и с криком бросился на Наруто.
  Примечание к части
  
  В следующей главе будет изнасилование, а кого и кем - секрет)
  Голоден или же Breaking Hentai
  
  Предупреждаю, я в этой главе во всех эро-сценах пустился во все тяжкие, и, похоже, переборщил^^
  
  - Сволочь! - Конохамару подбежал к Наруто и попытался полоснуть его кунаем, но ловко от него попятился, кровожадно оскалившись. Джинчурики быстро скрылся в ближайшей подворотне, а Сарутоби ринулся за ним, сходя с ума от злости. Узумаки вышел из поля зрения Конохамару всего на секунду, но когда он свернул за угол, Наруто там уже не было, и можно было лишь слышать его частые шаги, разносящиеся эхом.
  
  - Я думал, мы через это уже проходили, - идя на голос Бога Крови, Конохамару всё сильнее отдалялся от улицы, где случайный прохожий мог бы ему помочь. - Ты не сможешь меня убить, как ни старайся. Ниндзюцу, тайдзюцу, гендзюцу, всё бесполезно.
  
  - Даже если мне тебя не убить, я не могу стоять, сложа руки, и притворяться, словно Куренаи-сенсей и её ребёнок никогда не существовали!!!
  
  - Почему? - прозвучавший прямо над ухом вопрос до того обескуражил Сарутоби, что он поскользнулся на тонком слое льда и чудом удержал равновесие, а развернувшись, Конохамару бесконтрольно махать кунаем, но как он только не старался, Наруто легко уворачивался. Холодный взгляд и мерзкая, жадная до крови улыбка лишь сильнее разжигали в Сарутоби ненависть.
  
  - Да потому что они были мне дороги, мразь! Куренаи-сенсей не сделала ничего плохого, а её ребёнок был наследником дяди Асумы, единственным, что от него осталось! Так что не надейся, что я буду вести себя, как все остальные и притворяться, что ты один из нас, жителей Конохи! Чудовищу, не способному даже понять горечь людей, потерявших своих близких, в деревне, ради создания которой гибли наши предки, места нет, и я не стану об этом молчать!!! - Конохамару понял, что сболтнул лишнего, но слишком поздно. Наруто, наконец, перешёл к действиям, выбил из его руки кунай, схватил Сарутоби за голову и ударил ей о стену одного из двух домов, между которыми они были зажаты. От сильного удара по голове у Конохамару в глазах потемнело, он бы наверняка упал, если бы Наруто его не держал.
  
  - Не для того я жертвовал на войне своей жизнью, чтобы спустя четыре столетия какой-то сопляк называл меня чудовищем, - Узумаки несколько раз врезал Сарутоби коленом в живот. - И ты не так понял мой вопрос. Я успел познать и горькое, и сладкое, и мне понятна твоя горечь. Не понимаю я другое - чего ты так на мне помешался? Не верю, что всё дело в твоей любви к Куренаи и ребёнку, который даже на свет не родился.
  
  - Они были мне до... - Узумаки цокнул и ударил Конохамару кулаком, вновь по корпусу, но на этот раз рёбра треснули, а сквозь стиснутые зубы Сарутоби брызнула кровь, и он упал на колени.
  
  - Ты едва знал Куренаи, да и дело было четыре года назад! Тебе тогда было сколько, тринадцать? Да даже смерть самого Асумы ты перенёс легче, я что-то не видел, чтобы ты пытался за него отомстить! Может, хотя бы попытаешься? Его убийца сейчас живёт в доме Хокаге, хотя я уверен, что Хидан за последний месяц столько раз светился в местных барах, что даже ты уже успел его заметить, и всё равно ничего не сделал! Ну, скажи, в чём настоящая причина?
  
  - Пошёл ты! - внук Третьего резко запустил руку в сумку и раздавил в ней пару дымовых шашек. Густой тёмно-синий дым заполнил узкий переулок, и Конохамару, превозмогая боль встал на ноги и побежал, куда глаза глядят. Не успел Сарутоби преодолеть и пяти метров, как его приподняло над землёй Баншо Тенин, разгоняя дым порывами ветра. Прежде, чем Конохамару успел понять, что происходит, его начало швырять, из стороны в сторону, как тряпичную куклу, ударяя шиноби Конохи то об один дом, то о другой всем телом. Под конец племянник Асумы налетел спиной на мусорный контейнер, и Наруто в ту же секунду прижал его ногой и оторвал закреплённую на штанах сумку с оружием.
  
  - Говори, - повторил Узумаки, давая понять, что это не просьба за счёт причинения адской боли.
  
  - Отомстить за них - мой долг, понятно?! Когда дядя Асума погиб, мщение за него взяла на себя команда номер десять, и не важно, продвинулись они в этом деле или нет, это уже их задача! В клане Сарутоби Воля Огня всегда имела огромное значение, мы всегда верили, что каждый человек важен, у каждого есть право на жизнь, а те, кто этого не признают должны понести наказание! Даже если человек уже погиб, он заслуживает отмщения! А поскольку отец и дедушка давно умерли, как ближайший родственник не рожденного ребёнка Асумы, за него должен отомстить я! Если не ради справедливости, то хотя бы ради убеждений моей семьи.
  
  - Ничего глупее я в жизни не слышал, - Наруто схватил Сарутоби за горло и начал его сдавливать. - Кстати, мы ведь на этом в прошлый раз остановились, да? Только теперь, Моэги здесь нет, и заступаться за тебя некому. Посмотри, куда тебя снова и снова заводят твои же убеждения, - Конохамару попытался отпихнуть от себя джинчурики, но всё было тщетно.
  
  - Можешь говорить, что хочешь! - последние запасы кислорода Конохамару без раздумий тратил на брань, с трудом выдавливая из себя слова. - Тебе не удасться пошатнуть мои убеждения!
  
  - Я и не пытаюсь. Но, поверь, эти твои убеждения хлипки, глупы и, что хуже всего, неприменимы к реальной жизни. Из-за них, твоя жизнь сейчас в моих руках, а оно того не стоит. Ты жив-то только потому, что если на моей совести будут уже две жизни членов клана Сарутоби, у Саске будут проблемы, а мне бы этого не хотелось. - ногти Наруто с такой силой вдавились в кожу Сарутоби, что по его шее уже начали стекать алые капли, а ему оставалось только истерично бить по руке Узумаки, в попытке освободиться. Честно говоря, мне ничего не стоит просто отпустить тебя, но только в том случае, если ты пообещаешь оставить меня в покое. Что скажешь, разойдёмся, как в море корабли?
  
  - Гори в аду!!!
  
  - Неверный ответ. Эх, придётся мне долго вымаливать у Саске прощения, - ещё пара секунд, и Наруто бы сломал Конохамару шею, но из кармана штанов Сарутоби что-то выпало. Это был мобильник, дешёвая "раскладушка", пиканье которой свидетельствовало о том, что Конохамару пришло смс. Наруто посмотрел на мобильник и тот приподнялся над землёй до уровня глаз джинчурики. На экране открывшегося телефона высвечивался текст: "Конохамару-кун, спасибо за вчерашнее, я отлично провела время! С нетерпением жду следующего свидания". Весь гнев, как рукой сняло, Узумаки злорадно улыбнулся и разжал шею Конохамару, упавшего на мёрзлую землю и протяжно застонавшего от боли. - Поздравляю, я только что передумал. Сделаем всё немного интересней, - пока Конохамару откашливался, пытаясь отдышаться, Наруто начал набирать собственное сообщение.
  
  - Кха-кха-кха... Что ты... задумал? - сдавлено и хрипло спросил внук Третьего.
  
  - Мне до жути интересно узнать, кто твоя пассия, так что я пригласил её на свидание. Ты не против? - Сарутоби, как ему показалось, незаметно потянулся к лежавшей на земле сумке, но прежде, чем он достиг цели, из рукава свободной руки Кровавого Бога вырвалась красная, массивная цепь, мгновенно обвившаяся вокруг тела Конохамару. Теперь, по движениям, он напоминал выброшенную на берег рыбу.
  
  - Какого чёрта?! - вместо того, чтобы ответить, Наруто одной рукой закинул шиноби себе на плечо, несмотря на все его брыкания, и направился к дому Конохамару, на ходу отправляя сообщение пока ещё неизвестной пассии Сарутоби: "Встретимся у меня, приходи, как можно скорее, можешь считать это ещё одним свиданием. С любовью, Конохамару".
  
  - Надеюсь, родни у тебя сейчас дома нет? Это шоу не для всех, впрочем, зрители тоже могут прийтись кстати.
  
  ***
  
  Удача джинчурики улыбнулась, когда он ввалился в дом Конохамару, обнаружил, что все взрослые уже давно ушли, а апартаменты полностью в его распоряжении. Первым делом он швырнул всё ещё брыкающегося Сарутоби на диван, стоявший в гостиной, а после этого, оставалось лишь ждать. Конохамару всё время что-то выкрикивал, посылая в адрес джинчурики тонны не лестных слов, но для Бога Крови это всё равно, что о стенку горох. Сейчас, когда обстановка немного успокоилась, он вернулся к своей предыдущей проблеме - навязчивому, гложущему его голоду. Словно весь тот голод, что не посещал его в течение очень долгого времени, разом обрушился на Узумаки. Первые минут пять Наруто ходил нервно из комнаты в комнату, затем решил порыться в холодильнике Сарутоби, но отчего-то в мозгу появилась уверенность в том, что чтобы он не съел, голод не исчезнет.
  
  На холодильнике была записка, то ли от троюродной тёти, то ли от двоюродной бабушки, то ли от ещё какого-то непонятного родственника. В конце концов, в этом доме жила всего пара человек из клана Сарутоби, остальные перекочевали в более мелкие поселения, ещё после смерти первого.
  
  Что было в холодильнике, что из этого он съел - Наруто был без понятия. В этот раз, на вкус, ради которого он только и мог иногда поесть, джинчурики тоже не обратил никакого внимания, с жадностью пожирая все продукты, что попадались ему на глаза и при этом не чувствуя насыщения. От этого жуткого голода, всё начало казаться раздражающим, как при похмелье: капающая из крана вода, желтоватый свет дешёвых лампочек, запахи, даже собственное сердцебиение, отдающееся в висках, и в особенности, не затыкающийся Конохамару. Только когда Наруто вернулся к нему и с угрозой взглянул на шиноби, внук Третьего замолк.
  
  - Раз уж ты всё равно не можешь закрыть свой поганый рот, может, скажешь, кто твоя загадочная дама сердца? Хотелось бы узнать, кого я пригласил на свидание. Дай угадаю: это Моэги?
  
  - Не хочу тебя расстраивать, - сарказм получился таким же прозрачным, как бетонная стена, - ты всё не так понял. То смс было от Удона, так что лучше уйди сейчас, пока не опозорился ещё сильнее.
  
  - То есть, это Удон благодарил тебя за свидание, дегенерат? - короткий стук в дверь заставил джинчурики вскочить, нервы у него сегодня явно шалили. - Сейчас посмотрим, придёт ли на моё приглашение твой Удон.
  
  - Говорю тебе, это он! Л-лучше уходи, ничего интересного тебя здесь не ждёт! Ну, серьёзно! - пока Сарутоби что-то там орал, джинчурики подошёл к парадной двери и замер на мгновение, сжав дверную ручку. Узумаки засомневался, стоит ли делать задуманное, но всего на секунду, а затем рывком открыл дверь, с готовностью ко всему. Правда, ожидания обманули его настолько, насколько это было возможно. Перед ним предстала миниатюрная девушка, одногодка Рин, с длинными каштановыми волосами, одетая в зимнее утеплённое кимоно белоснежного цвета. Округлившиеся от удивления молочно-белые глазки уставились в риннеган Кровавого Бога.
  
  - Наруто? А где Конохамару-кун? - Узумаки не смог произнести и слова, настолько неожиданным человеком оказалась гостья, что все мускулы на его лице застыли, вместе с приятным удивлением во взгляде.
  
  - Ханаби, беги!!! - Конохамару смог докричаться даже до прихожей, а пока Хьюга непонимающе хлопала ресницами, Наруто захлопнул за ней парадную дверь, сократив расстояние между собой и девушкой до считанных сантиметров. Лицо его исказила улыбка, и даже чудовищный голод отошёл на второй план.
  
  - Ха-ха-ха-ха-ха! Это что, шутка?! Ты и Конохамару, ну надо же! Честно признаюсь, я ожидал увидеть кого-то вроде Моэги, но так даже лучше! - джинчурики облизнулся, взяв оцепеневшую девушку за подбородок. - Страшненьких мне всегда жалко, а вот с красавицами, вроде тебя, можно делать, что хочешь, и совесть потом мучить не будет, - Наруто грубо толкнул Хьюгу вперёд, подведя её к дивану гостиной комнаты. Увидев избитого и скованного Сарутоби, Ханаби хотела подбежать к нему, но блондин её перехватил и с силой прижал девушку к стене.
  
  - Ублюдок, убери от неё руки! Только сними с меня эти цепи, и я тебя так...
  
  - Что? - издевательски ухмыльнулся джинчурики, обернувшись. - Что ты мне сделаешь? Вернее, что ты мне вообще можешь сделать? Ты даже с дивана встать не сможешь, - Узумаки щёлкнул пальцами свободной руки, и звенья красной цепи разъединились. Не осознав толком своей свободы, Сарутоби уже хотел было вскочить и вцепиться в глотку Бога Крови голыми руками, но что-то вдруг упёрлось ему в затылок. Что-то жёсткое, от ощущения которого, по непонятной причине, каждый волосок встал дыбом.
  
  - Не шевелись, - скомандовал приказным тоном человек, стоявший за спинкой дивана приказным, рявкающим тоном. Стараясь следовать команде, Конохамару смог уловить боковым взглядом мужчину в деловой бежевой форме, с прилизанными волосами и чёрной полоской усов, приставившего позолоченное орудие с рукояткой цвета слоновой кости, на которой тем же золотом было выгравировано: "A.H". - Знаешь, что это такое? Пистолет. Один выстрел в голову, и тебе конец. Пришлось потрудиться, чтобы Наруто позволил носить его при себе. Сомневаюсь, правда, что с этим можно выйти против опытного шиноби, учитывая скорость реакции, но в упор, думаю, попаду... Я когда-то застрелился из этого пистолета. Рука не дрогнула тогда, не дрогнет и сейчас, если ты хотя бы рыпнешься. Я так понимаю, этого ты от меня хочешь, Наруто?
  
  - Верно, Адольф. Если Конохамару попытается мне помешать, застрели его.
  
  - Конохамару-кун! - от мысли о том, что Сарутоби грозит опасность, голос Ханаби перешёл на крик, она активировала бъякуган и уже нацелилась на открытую грудь джинчурики, и вдруг, пощёчина. Сильная, такая, что Хьюга потеряла равновесие и упала на колени, прижав ладошку к горящей огнём щеке.
  
  - Сукин сын, не смей к ней прикасаться!!! - Гитлер взвёл курок, напомнив Сарутоби о своём присутствии, от чего тот покрылся холодным потом.
  
  - Всё зависит от неё самой. Если Ханаби будет послушной девочкой, сделаю всё по-хорошему. Что скажешь, Ханаби? Если дашь мне то, чего я хочу, обещаю не причинить тебе и Конохамару вреда... По крайней мере, намеренно. Или можешь уйти и сохранить чувство достоинства, но тогда клан Сарутоби сегодня потеряет ещё одного человека. Итак? - то ли Хьюга не до конца понимала, что её ждёт, то ли она настолько сильно беспокоилась за Конохамару, но девушка даже сейчас не сводила с него жалеющего взгляда, а внук Третьего всем своим видом умолял её сказать "нет".
  
  - Не соглашайся! Ханаби, прошу тебя, просто уходи, пока ещё можешь, со мной всё будет в порядке!
  
  - Я согласна, - уверенно, без запинки сказала младшая Хьюга, стараясь смотреть Наруто. Сарутоби в ту же секунду выругался, борясь с желанием встать с дивана. - Не волнуйся за меня, Конохамару-кун. Я сделаю всё, чтобы мы оба выжили.
  
  - Умная девочка, - Узумаки довольно улыбнулся и отпустил шатенку, отойдя от неё на пару шагов. Посерьезнев, он перешёл на приказной тон. - Раздевайся.
  
  - Ч-что? - от шока у Ханаби перехватило дыхание, а Наруто не мигая начал буравить её пугающе отчуждённым, словно не понимающим, в чём причина такого удивления, взглядом.
  
  - Я сказал, раздевайся. Или ты ожидала, что и прикажу тебе попрыгать на одной ножке или ещё что-то в этом духе? Давай быстрее, - Хьюга поджала губки, чувствуя стыд, беспомощность и унижение, едва ли не плача, опустив голову и уставившись в пол.
  
  - ...Поняла, - первым на пол упал чёрный пояс, после ещё нескольких секунд неуверенных телодвижений Ханаби. Затем, рядом с ним легло и зимнее кимоно, под которым скрывалась светло-голубая кофта на молнии и обтягивающие фиолетовые шорты. До сего момента, Хьюга не испытывала особого смущения, но когда дело дошло до последнего оплота приличной одежды, в которой можно показаться на людях, её руки задрожали, отказываясь расстёгивать молнию кофты. С трудом себя пересилив, Ханаби стянула с себя и эту одежду, оставшись в одном только кружевном нижнем белье и уже начав прикрываться руками, хоть по мнению Наруто, для этого пока рановато.
  
  - Чего стоишь? Эти шмотки тоже снимай, они тебе не понадобятся, - Ханаби жалобно посмотрела на джинчурики, но не нашла и намёка на сочувствие.
  
  - Пожалуйста, не нужно... Я не знаю, что произошло между тобой и Конохамару, но с него уже достаточно! Он усвоил урок, и больше не повторит своей ошибки!
  
  - Дело вовсе не в Конохамару.
  
  - Тогда, в Хинате? Если ты так хочешь отомстить за то, что она теперь с Кибой...
  
  - И уж тем более не в твоей сестре и её псине, - Узумаки приблизился к девушке и убрал её руки от смущающих мест. - В чём причина того, что сейчас происходит? Нужна ли мне причина вообще? На эти вопросы у меня ответов нет. Знаю только... что я ужасно голоден, - последняя фраза отчего-то прозвучала угрожающе, хоть Узумаки и не хотел придавать ей такое значение. Так или иначе, не успела Хьюга осознать случившееся, как Бог Крови сорвал с неё лифчик и трусики, оставив девушку голой. Хьюга взвизгнула, а блондин заткнул ей рот ладонью и, как ей показалось, заставил что-то проглотить. Ханаби почувствовала горький прикус, а к горлу подступил комок, и она упала на колени, закашлявшись.
  
  - Что ты мне дал?! - Узумаки не спешил отвечать, пользуясь возможностью полюбоваться своей игрушкой: поджав под себя колени, Хьюга смотрела на него снизу вверх, прикрывая ладонями маленькие груди и чем-то напоминая котёнка. А ведь даже сейчас она не теряла присущей Хьюга утончённой аристократической внешности, читавшейся в стройном стане и остаткам уверенности в больших глазах, на которые уже набежали слёзы. Всё это вызвало у Наруто столь редкий интерес к партнёрше.
  
  - Всего лишь таблетку, которая поможет тебе немного расслабиться, - Наруто рассмеялся, а Ханаби испытала настоящий ужас.
  
  - Нет!!! Я хочу сохранить ясный разум!
  
  - Действовать начнёт с минуты на минуту, так что, твоё желание не имеет значения. В любом случае, таблетку нужно чем-то запить, а раз уж ты так удачно стоишь на коленях... - пальцы джинчурики уже расстёгивали пуговицу и ширинку тёмных джинсов, а до Хьюги до сих пор не дошло, что он имел в виду, только по улыбке блондина было понятно, что ничего хорошего.
  
  "Он дал мне какой-то наркотик? Хочет воспользоваться тем, что я ничего не буду соображать? Или же... это был афродезиак? Если да, то всё ещё хуже! Кажется, я уже начинаю чувствовать себя странно! Нет, лучше об этом не думать, нужно сконцентрироваться и просто продолжать делать всё, что Наруто скажет. Помни, это всё ради Конохамару..." - ход мыслей забывшейся Ханаби прервало ощущение чего-то горячего прямо перед лицом, буквально пышущего жаром. Она растеряно подняла взгляд, и несколько мгновений даже не осознавала, на что смотрит: обескураживающе большой кусок налитой кровью плоти, покрытый сеткой из вздутых венок, набухшая головка которого "смотрела" девушке в глаза, стала для неё похожей на член лишь после того, как она проследила за тем, откуда эта штука высунулась. Хьюге захотелось закричать, провалиться под землю от стыда, усиленного тем, что ей пришлось раздеться перед абсолютно чужим человеком, позвать на помощь, а вместо этого, она даже шевельнуться не смогла. С каждой секундой изучения органа Узумаки взглядом широко раскрытых глаз, внизу живота юной куноичи усиливалось странное покалывание...
  
  - Давай, - поторопил Бог Крови, а Хьюга непонимающе захлопала ресницами.
  
  - А? Что давать? - Ханаби, может и не была безгрешна с Конохамару, о минете она ни то, что не думала, а даже не знала. С Сарутоби-то она была всего один раз, и то при выключенном свете. "Да какого чёрта!", - с раздражением подумал джинчурики, поняв, что придётся всё делать самому. Наруто обхватил голову девушки и, запустив в мягкие волосы пальцы, притянул её к себе, упершись головкой в мягкие губки. Шатенка не успела хоть как-то на это среагировать, и блондину не стоило практически никаких усилий протолкнуться в влажный от слюны ротик девушки, единственной реакцией которой стало громкое мычание.
  
  - Что ты творишь?! - откуда-то из-за спины донёсся едва слышимый крик Конохамару, с трудом прорвавшийся сквозь стучавшую в ушах Узумаки кровь. - Не надейся, что это сойдёт тебе с рук, больной ублюдок!
  
  - Да заткнись ты уже и смотри, - Наруто дал Ханаби крошечную передышку, а заметив, что девушка то ли от шока, то ли из всё того же желания спасти Конохамару, не сопротивляется, джинчурики ухмыльнулся и начал размашистыми движениями вгонять член в ротик Хьюги, порой доставая до задней стенки горла. Опомнившись, когда Наруто задел нёбный язычок и вызвал рвотный позыв, Хьюга упёрлась ладонями в рельефные мышцы живота парня, позабыв о груди, которую она столь усердно прикрывала ранее, в надежде хотя бы сбавить его обороты, но тщетно.
  
  Чувство разливающегося по телу Хьюги тепла тем временем становилось всё сильнее, и в какой-то момент, неожиданно для неё самой, стало легче. Внутреннее отвращение ослабло, а вместе с ним и рвотные позывы. Ханаби была уверена, что дело в таблетке, которую ей дал блондин, и лишь сейчас смогла осознать, что тепло, чувствующееся внизу живота, ей приятно. Конечно, она бы ни за что не призналась, и по щекам девушки по-прежнему стекали слёзы, но делая что-то настолько извращённое, Хьюга поневоле почувствовала возбуждение. Она случайно скользнула языком по головке Кровавого Бога во время очередного его толчка, Наруто прерывисто застонал. Девушке стало любопытно, и вот, она и сама не заметила, как начала увлечённо посасывать орган джинчурики, причмокивая и задевая обнаруженные чувствительные зоны языком. И как бы она не старалась убедить себя в том, что она делает это, чтобы поскорее закончить с этим кошмаром и спасти Конохамару, её приглушенное мычание постепенно перестало быть возмущенным и теперь больше походило на стоны. А Сарутоби приходилось за всем этим наблюдать и давиться слезами и ненавистью к себе за беспомощность.
  
  Наруто неожиданно ускорил темп, задвигавшись так быстро, что у Хьюги начало сводить челюсть, а она, инстинктивно поняв, что это значит, приложила ещё больше усилий, издавая при этом чавкающие звуки от переизбытка слюны. Она осмелилась поднять взгляд и обнаружила, что риннеган Наруто со всеми его девятью томоэ смотрит прямо на неё, а джинчурики довольно, практически, хваля её, улыбается. Губы Узумаки зашевелились, но сам он при этом молчал, однако Ханаби смогла по губам прочитать его фразу: "Умная девочка".
  
  Сжав сильнее затылок Ханаби, чуть ли не выдирая клочья тёмных волос, Узумаки сделал последнее движение бёдрами вперёд, буквально насадив девушку на запульсировавший орган. У Хьюги от такого в глазах потемнело, воздух перестал поступать, но за мгновение до этого она как раз успела вдохнуть, что помогло ей остаться в сознании, хорошо это или плохо. Джинчурики издал утробное, довольное рычание, и в горло девушки мощной струёй ударила обжигающая вязкая жидкость, от напора которой у неё надулись щёки. Появилось ощущение, словно Хьюга тонет, или же куда-то падает, и в поисках опоры, шатенка обхватила бёдра джинчурики, что только помогло ему проникнуть ещё глубже, из-за чего Ханаби уткнулась носом в лобок Узумаки, окончательно потеряв возможность здраво мыслить. Наследница древнейшего додзюцу начала сглатывать всё то, чем Правитель Ада её одарил, успев при этом распробовать незнакомый вкус. Отвращение, горечь, тошнота - вот какой реакции от себя ожидала девушка, считавшаяся благородной куноичи, так почему же на языке чувствуется такой приятный, сладковатый привкус, от которого начинает кружиться голова. Даже если бы захотела, Ханаби не смогла бы в эту минуту закрыть рот, мышцы лица её попросту не слушались, зеркальные глаза смотрели куда-то в пустоту, а частое дыхание было настолько горячим, что испускало пар. Подбородок и шея её были полностью покрытии слоем слюны, кое-где смешанной с семенем, а под затёкшими коленями Хьюги была небольшая полупрозрачная лужица любовных соков, след от которых шёл от неё вверх по внутренней стороне бедра розовых маленьких половых губ. Одного взгляда на Хьюгу было достаточно, чтобы понять, что она уже ничего не соображает.
  
  - Конохамару-кун... я справилась... - находясь где-то на грани приятной неги протянула девушка, а Сарутоби, видя, в каком состоянии его подруга, закусил губу до крови.
  
  - Не торопись так, - Узумаки переместился девушке за спину, но осознала она это, лишь когда он схватил её за шею и резко толкнул девушку вперёд, от чего она упала на живот, прижавшись щекой к холодному полу. Это её немного встряхнуло. - Разве похоже, что я закончил?
  
  -Пожалуйста... Пожалуйста, всё, что угодно, только не это! Я не хочу!!! - свободная рука Наруто вдруг прошлась от спины шатенки и к ягодицам, слегка оцарапав нежную кожу, и пальцы Бога Крови вошли в разгорячённую девочку, грубо, решительно, бесцеремонно. - Ахиии!!! -Ханаби взвизгнула, рефлекторно рванувшись вперёд, но смогла только немного приподнять бёдра, что даже облегчило Наруто его развлечение.
  
  - И ты говоришь, что не хочешь, когда так течёшь? Постой-ка... - Наруто на секунду прекратил двигать пальцами, а затем начал в несколько раз настойчивее стимулировать Ханаби. - Аха-ха, да ты уже не девственница! Конохамару, успел-таки показать девочке небо в алмазах?! - Сарутоби ничего не ответив отвернулся, слишком больно ему было на это смотреть. - А, впрочем, какая разница? Теперь, я знаю, что мне не нужно больше с тобой нежничать, - если бы Хьюга могла, она бы сейчас рассмеялась над пониманием Наруто слова "нежность", и испугалась бы в то же время, от мысли о том, что же по его мнению грубость. Девушка могла сейчас думать только о быстро ставшем приятным чувстве от пальцев джинчурики.
  
  Наруто прекратил ласкать девушку так же внезапно, как и начал, и Хьюга удивлённо оглянулась, что стало возможным, поскольку блондин отпустил её шею и обеими руками взялся за бёдра Хьюги. Джинчурики уже пристроился к ней сзади, приставив обжигающую головку члена к, казалось бы, слишком маленькому для него отверстию промеж половых губ. Встретившись с ней взглядом, Бог Крови насмешливо облизнулся. "Он же не собирается его вставить?! Такой огромный... Если Наруто сделает это, я точно умру!!!".
  
  - На счёт три, - уже в открытую насмехаясь над ней сказал джинчурики.
  
  - Подожди!!! - и в ту же секунду Узумаки вогнал свой орган до конца в лоно миниатюрной девушки. Из глаз Ханаби с новой силой брызнули слёзы, крик боли застрял у неё в горле, а всё тело изогнулось в судорогах от мгновенно обрушившегося на Хьюгу оргазма, на грани которого она была всё это время. А ведь Наруто не солгал, сказав, что с нежностями покончено, и, не дав Ханаби хоть немного свыкнуться с вошедшим в её тело объектом, начал безжалостно драть свою жертву. Лицо Хьюги исказилось от боли, ей казалось, что джинчурики разрывает её изнутри. Ноги шатенки подкосились, и она вновь распласталась на полу, придавленная весом джинчурики как раз в тот момент, когда он сделал очередное мощное движение бёдрами. Из груди девушки вырвался громкий стон, на этот раз, не от боли. "Хорошо... Больно, но, почему-то, в то же время очень приятно... Стоп! О чём я думаю?! Это всё из-за таблетки! Нужно...".
  
  - Правильно, будь честнее с собой, - губы Наруто оказались прямо над ухом девочки, а руки переместились с бёдер на маленькие груди. - Хьюга, при всей вашей показной верности, благородстве и идеалах, вы всё же готовы раздвинуть ноги и получать удовольствие! Скажи ещё, что я не прав, девка, стонущая, пока её насилуют!
  
  - Мне это совсем не нравится! - Ханаби пыталась обмануть саму себя, борясь с столь неуместным для достойной девушки наслаждением. - Это больно, грубо, жестоко! Я позволяю тебе вытворять всю эту мерзость только ради Конохамару! - Узумаки заметил, как Сарутоби слабо улыбнулся сквозь слёзы, услышав это. Стало даже немного обидно, что младшая из сестёр Хьюга по-прежнему пыталась сохранить своему любимому верность, даже в такой ситуации, в то время как старшая начала всё с чистого листа.
  
  - Тс, - Бог схватил девушку за запястья и одним движением встал на ноги, удерживая её и не позволяя ей соскочить с органа, который в таком положении скорей уж напоминал кол, на который несчастную Хьюгу насадили. Хотя, по её лицу и тому, как вновь задёргались не достающие до пола ноги Ханаби, нельзя было сказать, что она возражает. Наруто сделал несколько шагов вперёд, приблизившись к дивану, на котором всё ещё сидел Конохамару, при этом ухитряясь продолжать сексуальное действо. Конохамару захотелось зажмуриться, заткнуть уши, но ему не удавалось отвести взгляда от извращённого выражения лица Хьюги. - Конохамару, что скажешь? Разве похоже, что ей неприятно?
  
  - Думаешь... Думаешь, можешь накачать её наркотой, а потом начать пудрить мне мозги?! Будь она в здравом уме, Ханаби бы никогда...
  
  - Наркотики? Ты о чём вообще? - Ханаби уже даже не улавливала смысла их разговора, просто отрывисто постанывая.
  
  - Ты сказал, что дал ей какую-то дрянь, чтобы она успокоилась!
  
  - И ты подумал, что это был наркотик?! И ты тоже?! - Узумаки обратился к Хьюге, но сразу понял, что ответа ждать не следует. Наруто прижал её к себе одной рукой, чтобы освободить другую, и, порывшись в кармане плаща, бросил Сарутоби под ноги стеклянную баночку с белыми таблетками и этикеткой. - Я дал ей всего лишь пару таблеток успокоительного, взятых из аптечки в ванной комнате! Не более того!
  
  - Нет... Быть этого не может!!! - Сарутоби на мгновение потерял самоконтроль и рванулся к Узумаки, но Гитлер тут же огрел его пистолетом по затылку.
  
  - Может, ещё как! Ха-ха-ха-ха-хах! - Наруто зашёлся в безумном хохоте, взглянув на Ханаби совсем по-другому, с злобой и желанием помучить, и отпустил её, позволив Хьюге рухнуть на пол, подобно тряпичной кукле. Она растеряно посмотрела на джинчурики, силясь понять, куда делось чувство обжигающего тепла и наполненности, без которого её тело уже начало изнывать. - А ты просто меня поразила, Ханаби! Я ещё удивился, почему ты так легко свыклась с тем, что происходит! Ты думала, что я тебе дал какой-то связанный с сексом наркотик, и поэтому тебе так хорошо, а раз так, ты ни в чём не виновата? Винить меня во всём на свете, наверное, очень удобно, в этом плане вы с Конохамару отлично друг другу подходите! Так вот, знай, что ты любящая грубое обращение и жёсткий секс, жадная до большого и толстого, маленькая мазохистка, и в этом моей вины нет! И я пальцем больше не шевельну, пока ты меня не попросишь. Очень вежливо.
  
  - Хорошо... - повергая Конохамару в шок, Ханаби перевернулась на спину и зазывающее раздвинула пальцами влажные половые губки и ноги, заодно. Такое понятие, как стыд, годами служившее на благо юной Хьюги, исчезло. - Прости, Конохамару-кун, но я больше не могу сдерживаться, так что... Пожалуйста, Наруто, заставь меня снова почувствовать себя хорошо! Используй это тело так, как тебе захочется, не спрашивая моего мнения! Прошу тебя, быстрее, возьми меня!!!
  
  - Молодец, заслужила награду за старание! - Бог Крови навис над Ханаби и ворвался в девичье лоно, которое уже довольно легко его приняло, успев под него подстроиться, за последний час. Хьюга счастливо заулыбалась, издав при этом восторженный крик, вроде тех, что издают дети, получившие наконец конфетку, которую уже давно просили. Тут началось настоящее безумие, Наруто яростно задвигался, порыкивая при этом, словно дикое животное, вбиваясь так глубоко и резко, что становилось страшно за органы Ханаби. А она, мягко говоря, не возражала: девушка довольно визжала, всё сильнее прижимаясь к блондину, чьи волосы то и дело прилипали к её мокрому от пота телу, не скрывая этого, подмахивала ему, вслух или же взглядом умоляя не останавливаться. У Наруто больше не было причин медлить, вскоре Ханаби почувствовала стенками своего влагалища уже знакомую пульсацию и обхватила ногами спину джинчурики, словно он собирался куда-то убежать, в такой момент. Узумаки ухмыльнулся, сделал последний рывок и до боли сжал грудь Хьюги, слегка приподняв сжавшуюся девушку, и излился внутрь неё. Каждая мышца в тельце Ханаби напряглась, вместе с протяжным стоном, после которого они все разом расслабились, Хьюга вновь выдохнула небольшое облачко пара. - Ну что, хватит с тебя? - стоило ему попытаться отстраниться, и шатенка, которая, как ему казалось, уже потеряла сознание, встрепенулась и вновь обвила его спину ногами.
  
  - Нет! Пожалуйста, ещё! Поиграй со мной ещё! - Узумаки не собирался протестовать, его на самом деле очень забавляло падение Хьюги, но, он всё же немного отвлёкся, вновь обратив внимание на Конохамару. Он сидел на своём месте и смотрел на собственные колени, не выражая ни былого гнева, ни страха за Ханаби, ни жалости к ней, да и вообще никаких эмоций.
  
  - Знаешь что, давай так: если ты сейчас встанешь с дивана, я отпущу Ханаби, а Гитлер тебя застрелит. Кажется, в этом заключались твои принципы? Самопожертвование ради слабых и угнетённых, борьба с людьми, вроде меня. Честный обмен, тебе так не кажется? Потому что, как ирьенин, могу сказать, что если всё продолжиться в таком духе, есть вероятность того, что Ханаби умрёт к концу дня. Не хочешь её спасти? Минут десять назад, ты бы согласился, не раздумывая, а сейчас что? Погасла твоя Воля Огня? Ну, это же так просто, нужно всего лишь встать. Ну что, спасёшь человека, в отличие от Куренаи, хорошо тебе знакомого и действительно дорогого, после того, как увидел, насколько низко она может пасть? - молчание стало единственным ответом, и Наруто с тоской вздохнул. - А жаль. Я надеялся, ты поупорней будешь... Итак, Ханаби, на чём мы остановились?
  
  ***
  
  Когда всё закончилось, снаружи уже начало темнеть. В центре комнаты на полу лежала Ханаби, прикрытая пледом, вся в мелких ссадинах и синяках, с остекленевшим взглядом и застывшем на испачканном лице удовольствии. Смотря на неё, можно было подумать, что девушку буквально затрахали до смерти, и только движения грудной клетки выдавали в ней жизнь. Наруто стоял рядом с ней, накинув свой плащ на плечи и вдыхая сигаретный дым, а Конохамару сидел там же, где много часов назад, закрыв лицо руками. Фюрер убрал пистолет ещё тридцать минут назад, а Сарутоби, похоже, до сих пор этого не заметил.
  
  - Эй, - не выпуская из сжатых зубов сигарету, Наруто окликнул внука Третьего. - У неё наверняка внутреннее кровотечение. Лучше отведи свою подружку в больницу, - игнорирование начало раздражать джинчурики. - Конохамару, блять!
  
  - Ты же знаешь медицинские техники, - не открывая лица, тихо произнёс Сарутоби. - Сам её и лечи.
  
  - Это тебе должно быть до неё дело, а не мне. К тому же, даже я здесь и сейчас не смогу точно опознать все повреждения. И я уже не говорю о психологии. На нормальное восстановление уйдёт много времени, а его ей могут обеспечить только в больнице.
  
  - Если она умрёт после твоих забав, клан Хьюга этого не простит ни тебе, ни Саске, так что не притворяйся, что тебе плевать. Теперь, оставь меня в покое и катись отсюда, заодно и подстилку свою в больницу отнеси. Ты победил, ясно? Счастлив? Уйди уже.
  
  - Есть большая разница между тем, чтобы не жертвовать своей жизнью ради человека, и не сделать ради его спасения элементарную вещь. Если так легко отказываешься от своего мнения, то ты просто... жалок, - спустя десять секунд тишины, Сарутоби услышал хлопок двери и открыл глаза. Он остался в доме один, и в ту же секунду позволил себе, наконец, зарыдать.
  
  Из всей одежды, что на ней была, когда Хьюга входила в дом клана Сарутоби, Наруто надел на неё одно только кимоно, применил хенге и вышел на улицу, неся на руках девушку. Блондин легко смог незаметно подобраться к больнице Конохи и оставить Ханаби в нескольких метрах от главных дверей большого здания, где её буквально спустя пять минут обнаружили сотрудники больницы и подняв шумиху, занесли внутрь. Узумаки оставалось только вернуться в додзё клана Учиха и уже сейчас начать заранее готовиться к скандалу. Однако на первый же вопрос, который ему точно зададут, Бог Крови не мог придумать ответа. Он просто не знал, что сказать, когда у него спросят, "Зачем?".
  
  По пути к особняку, Наруто попал на одну из немногих злачных улиц, по которой пролегал один из многих маршрутов, ведущих к дому Учиха. В сумрачное время все, кто был в здравом уме, из людей, живших на этой улице, старались не высовываться из дома, поэтому джинчурики передвигался в практически полном одиночестве. Теперь, когда затянувшаяся игра с Ханаби закончилась, Узумаки ничто не отвлекало от гложущего его голода, и это начало казаться всё более серьёзной проблемой. Джинчурики уже был готов жевать собственные губы, когда его живот вдруг скрутило и вся та еда, что была им съедена в доме Конохамару, за миллисекунды поднялась по пищеводу. Наруто ничего не оставалось, кроме как подчиниться собственному организму и прочистить желудок, требовавший какой-то другой пищи.
  
  - Дядь, тебе помочь? - услышал джинчурики донёсшийся из-за спины голос. К нему подходило трое мужчин, у одного из которых в руках был нож. Джинчурики только сейчас обратил внимание на то, что используя хенге превратил себя в человека средних лет, в довольно дорогом одеянии, чем, похоже, привлёк нежелательное внимание. Узумаки распрямился, вытерев рот краем рукава, и произнёс всего одно слово:
  
  - Голоден, - Наруто развеял хенге, чем вызвал сильное удивление,.
  
  - Что? - спросил человек с ножом, а его приятели уже начали пятиться от Кровавого Бога, чьи глаза внезапно стали чёрными.
  
  - Голоден, голоден, голоден!!! - Наруто ринулся к напрасно побеспокоившим его людям, оскалившись, и оказавшись на грани потери сознания услышал собственнй голос: - Утолите мой голод! - и чужие крики.
  Примечание к части
  
  Заранее предупреждаю, в концовке глав всё не совсем так, как может показаться)
  Хочешь конфетку?
  
  Утолите мой голод!!! - три душераздирающих крика звучали в унисон до тех пор, пока разом не затихли, и единственным звуком, нарушающим тишину, стал звук рвущейся плоти и прерывистый смех джинчурики.
  ***
  - Наруто, просыпайся, - пусть Узумаки спал, как младенец, на голос Учихи он отреагировал моментально, приоткрыл веки и вопросительно посмотрел на Хокаге. Узумаки точно не помнил, как он дошёл до дома, последним сохранившимся воспоминанием было то, как он оставил Ханаби у больницы, но это казалось неважным, из-за долгожданного чувства насыщения, что испытывал блондин. После мучительного голода, который уже начинал пугать Бога Крови, он был сыт, и это его радовало. Возможность наслаждаться вкусной едой - одна из немногих вещей, которые давали ему почувствовать себя человеком, и поняв, что пусть и с большой задержкой, съеденные в доме Сарутоби продукты принесли насыщение, Наруто был счастлив. Он перевернулся на спину, потянувшись, и улыбнулся Учихе.
  
  - Утречко, Саске. Что-то случилось? - по лицу брюнета было видно, что он обеспокоен.
  
  - Помнишь Ханаби? Младшую сестру Хинаты?
  
  - Припоминаю. А что с ней? - "Как будто я не знаю. Ха, забавная ситуация получается".
  
  - Прошлым вечером, она попала в больницу. Мне не сказали точно, что случилось, но Хиаши рвёт и мечет. Ближайшие родственники Ханаби сейчас там, и я подумал, что ты захочешь пойти со мной, - Наруто вопросительно вскинул брови, мол, мне что, делать больше нечего? - Ну, знаешь... Из-за Хинаты. Кажется, вам стоит поговорить, - Кровавый Бог задумчиво посмотрел куда-то в пустоту, промолчав, примерно минуту, а после, добродушно улыбнулся, кивнув.
  
  - Конечно, пойдём, - Учиха и Узумаки беззвучно прошли через особняк, стараясь не разбудить ещё спящих шиноби. У выхода из додзё стоял диван, на котором в неудобной позе лежал мирно посапывающий Индра, а рядом с ним лежали вывернутые наизнанку штаны и кожаная куртка. Оказавшись на улице, где всё ещё царили утренние сумерки, Наруто позволил Саске идти во главе, чтобы можно было на автомате следовать за ним, даже не глядя на дорогу, и перенёсся в своё подсознание, в котором уже буйствовал Курама. Лис посмотрел на явившегося Бога Крови, скаля зубы.
  
  - Я будто наблюдаю за тем, как капитан корабля намерено направляет его на рифы... Скажи, ты охренел, или просто окончательно свихнулся? Нет, ну правда! Выебать из девочки всю душу, чуть ли не до смерти её изнасиловать, а на следующий блядский день, навестить её в больнице? Где сейчас ЕЁ РОДСТВЕННИКИ?!
  
  - Да брось, чем я рискую? Даже при самом худшем варианте развития событий, наибольшее, что любой Хьюга сможет мне сделать, это точечный массаж тенкетсу. А так, мне даже интересно, что случится. И хочется лично убедиться, что Ханаби правда пережила эту ночь, а то как-то даже не верится.
  
  - Поступай, как знаешь, но если что, я тебя предупреждал.
  
  Завидев Хокаге и Бога через стеклянные парадные двери, весь персонал больницы засуетился, а люди, сидевшие в ожидании врачей, приветливо улыбались, здоровались с двумя сильнейшими шиноби Листа и были до нельзя вежливы. А ведь это та же больница, в которой Наруто несколько лет назад искромсал отца Шикамару и принёс Куренаи в жертву Джашину. Казалось, что люди либо забыли об этом, либо готовы были притворяться, что забыли, из страха. По пути на второй этаж, где находилась палата Ханаби, Бог Крови окидывал кратким взглядом встречных пациентов, стариков и детей, которые, хоть и были одинаково вежливы, относились к джинчурики по-разному, то боготворя его, то ненавидя, и по их глазам, и то, и другое было заметно. Когда же друзья детства оказались у нужной им белой двери, Наруто остановил Учиху, уже тянувшегося к ручке.
  
  - Просто, чтобы ты знал, когда я зайду в эту палату, ситуация может немного накалиться, - Хокаге моментально насторожился, но попытался быть рассудительным и не заставлять блондина вдаваться в лишние подробности, поскольку Бог Крови явно этого не желает.
  
  - Ты в опасности? - Узумаки покачал головой. - А я? - вновь то же самое, после чего, Учиха расслабился. - Тогда, выкрутимся как-нибудь.
  
  Дверь со скрипом открылась, и, как только они вошли в внутрь, губы Наруто скривились в улыбке: на больничной койке лежала младшая Хьюга, с поставленной в правую руку капельницей, перебинтованная везде, где только можно, спящая, или же пребывающая без сознания, трудно сказать, а подключённая к ней аппаратура мерно попискивала. По разным углам комнаты стояли Хиаши, Хината, Нейджи и Киба с двухместной коляской, в которой спали его с Хинатой дети. У ног Инузуки сидел Акамару, вставший на лапы при виде джинчурики и оскалившись. Глава клана был бледен, а при виде явившихся парней, на его лице появился гнев.
  
  - Что так долго? И какого чёрта этот здесь?! - можно подумать, так уж сложно назвать Наруто по имени.
  
  - Вы просили, чтобы я пришёл. Как скоро и в чьей компании никто не уточнил, - Учиха подошёл к Ханаби и с жалостью оглядел её с ног до головы. Поняв, что сами присутствующие не в состоянии начать этот разговор, он обратился к Нейджи, который казался самым спокойным в этой комнате. - Что с ней случилось?
  
  - Её... - Хьюга сглотнул подступивший к горлу ком, и монотонно закончил фразу: - Судя по всему, прошлой ночью Ханаби изнасиловали, - на этих словах, Хината, глаза которой были красными от слёз, вновь заплакала, похоже, уже в десятый раз за сегодня. Саске потребовалось время, чтобы осознать всю ситуацию, однако на ум не приходило ни одного уместного вопроса.
  
  - В каком она состоянии? - неожиданно заговорил Узумаки, севший на широкий подоконник больничного окна. - Врачи уже её осмотрели?
  
  - Да,- вставил своё слово Киба. - Внутренние органы сильно повреждены, в особенности... Ну, эта... Знаешь...
  
  - Матка? - Наруто не смог сдержать ухмылки, видя, насколько Инузуке тяжело называть некоторые особенности женского тела. Он и кивнул-то с заметным трудом. - Что-нибудь ещё?
  
  - Несколько рёбер треснули, было внутреннее кровотечение... - начала Хината, сквозь слёзы, - а брюшные мышцы порваны в нескольких местах. Ханаби-чан... Каким нужно быть монстром, чтобы такое с ней сделать? - Бог Крови сделал шаг навстречу Хинате, решив её пожалеть, уж слишком тяжело было на неё смотреть, но между ним и Хьюгой внезапно встал Акамару, громко зарычав. Пёс протявкал что-то, доступное только Кибе, после чего и Инузука к нему присоединился, встав в боевую стойку и выпустив звериные когти.
  
  - Стой! - шиноби заметались взглядом от Узумаки к Инузуке, пытаясь понять, что случилось, и что они упустили. - Сначала, я подумал, что мне показалось, но теперь, Акамару тоже это почувствовал! От Ханаби сейчас пахнет человеком, который был с ней вчера! Пахнет тобой! - в один момент, Хьюга испытали шок, который усиливался и с каждой секундой приближался к истерике, а Саске это касалось в особой степени.
  
  - Что это значит, Наруто-кун? - Хината не понимала, что Киба имеет в виду, или же не хотела верить ему, отчего выглядела невероятно наивной. - Пожалуйста, не молчи... - Хьюга попыталась приблизиться к Узумаки, но муж ей этого не позволил.
  
  - Хината, это он покалечил Ханаби! Не подходи к нему, он остался таким же, как и раньше! - от пронзительного взгляда Хинаты, и столь же резкого плача её детей, проснувшихся, как только взрослые повысили голос, Наруто словно холодной водой окатили.
  
  - Ах ты больной ублюдок!!! - Хиаши, озверев, активировал бьякуган и оказался рядом с Наруто, ударив его ладонью в грудь с достаточной силой, чтобы раздробить грудину. Узумаки устоял, но отшатнулся от Хьюги на несколько шагов, в то время, как любой другой на его месте уже был бы мёртв, чем заставил Хиаши растеряться. Зрачки джинчурики наполнились тьмой, на присутствующих обрушилось давление его чакры, но оно быстро спало, когда Хокаге вмешался и встал между ним и Хиаши, направив на последнего остриё Кусанаги.
  
  - А ну, успокойтесь, оба, - Учиха сразу перешёл на уровень Мангёкё, чтобы напомнить Хьюга, что он и Наруто не единственные обладатели додзюцу в этой комнате.
  
  - И ты направляешь оружие на меня?! Это он здесь преступник! Совершил с моей дочерью такое, не смей даже пытаться его защищать!
  
  - Не будьте так уверены! Вы ведь даже не дали Наруто возможности объясниться! - Саске надеялся, что Наруто сам вступит в разговор, но Узумаки безразлично ко всему этому рассматривал встающие на свои места кости грудной клетки. - Извини, что отвлекаю, но мне бы не помешала твоя помощь тут!
  
  - Объясниться, говоришь? Если правда так уж нужно сказать это вслух, Ханаби насквозь пропиталась моим запахом, потому что я её поимел, - Узумаки с нескрываемым наслаждением наблюдал за гаммой эмоций на лице Хиаши, позабыв при этом о реакции остальных, которая колебалась от ужаса до ненависти к нему.
  
  - Охренеть, ну спасибо, друг!!! Твоя помощь неоценима! - проигнорировав Саске, Наруто перевёл взгляд озлобленных глаз на Хинату, чувствуя, как затаённая на неё обида рвётся наружу.
  
  - Это правда?.. И ты пришёл сюда, после того, как сделал с Ханаби такое?! Зачем?!
  
  - Зачем? Зачем я с ней переспал? Сам не знаю. Просто захотел и всё. А сюда я пришёл, чтобы полюбоваться на ваши лица, когда вы узнаете, что этот ваш так называемый монстр, отправивший Ханаби в больницу, находится с вами в одной комнате. У тебя вот сейчас, Хината, личико очень миленькое.
  
  - Наруто, серьёзно, заткнись! От твоих речей людям хочется оторвать тебе голову! - Саске действительно волновался за Бога Крови, всё ещё иногда забывая о том, что его друг практически бессмертен.
  
  - Если хотят - пускай отрывают. Только начните с Конохамару, если вам всё ещё нужен человек, который обесчестил Ханаби. Я ведь не первый, кто её в постель затащил.
  
  - Конохамару? - Хьюга, похоже, не знали о том, что их угодившая в больницу родственница встречалась с Конохамару.
  
  - Так вы не в курсе? Ха, чудесно должно быть жить в семейке, где, чтобы на тебя обратили внимание, нужно, чтобы тебя затрахали до потери пульса.
  
  - Это ничего не меняет! - для Хиаши всё это было ударом ниже пояса, тем, что он, как глава клана Хьюга, как отец, не мог простить. -ТЫ ИЗНАСИЛОВАЛ ЕЁ!!! ТЫ ЧУТЬ НЕ УБИЛ ЕЁ!!!
  
  - Кто сказал, что это было изнасилование? - тяжело было сказать, серьёзен Узумаки, или просто издевается, поскольку последние несколько минут его лицо не менялось, да и к тому же, ухмылка настолько редко покидала джинчурики, что её все перестали воспринимать, как средство выражения чувств. - Я трахнул твою младшую дочурку, я был груб, можно сказать, убийственно груб, но я её не насиловал. Всё было по взаимному согласию. Не моя вина, что Вы вырастили из Ханаби маленькую шлюшку.
  
  - Лжец!!! - предел терпения главы клана был достигнут, а вместе с ним, с цепи сорвался и Киба, что сбило Саске с толку и позволило им нанести удар. Киба использовал Гацугу, закрутившись в смертоносном вихре, направленном на Узумаки, а Хиаши, преодолев Саске, вновь ударил Наруто Джукеном. Джинчурики оказался зажат меж двух огней, но, как только Хьюга и Инузука коснулись блондина, всё его тело приобрело багровый цвет и буквально взорвалось, забрызгав их кровью.
  
  - Что за?! - Кибе кровь забрызгала глаза и всю одежду. - Это что, техника подмены?!
  
  - Конечно, - голос Узумаки прозвучал уже из дверного проёма палаты, где он стоял, совершенно невредимый. - Я ведь не собираюсь устраивать ещё одну резню в больнице. А насчёт Ханаби, похоже, что я не могу доказать, что я её не насиловал, но и вы не можете доказать обратное. Остаётся ждать, пока она не очнётся и сама скажет, как всё было на самом деле. На этом всё, - согласны они с этим или нет, Узумаки решил их покинуть.
  
  - Не думай, что мы закончили! - не обращая внимания на Хиаши, джинчурики скрылся из виду, оставив его в чуть ли не взрывоопасном состоянии. - НАРУТО!!! - услышал Бог Крови, уже в нескольких метрах от палаты. Захотелось уйти из больницы, как можно скорее, подальше от тошнотворного запаха медикаментов и семейства Хьюга, пока ситуация не вышла из-под контроля.
  
  - Наруто-кун, подожди! - "О, только не это!". Хината нагнала Наруто, а он ускорил шаг, пытаясь притвориться, что не замечает её. - Ты меня слышишь?!
  
  - Хината, прошу тебя, оставь меня в покое!
  
  - Как я могу сделать это, после того, что ты устроил? Я хочу, чтобы ты дал настоящие ответы! Зачем ты занялся... любовью с Ханаби? Против её воли или нет, у тебя должна быть причина! - Узумаки резко остановился и повернулся к девушке, заставив её сжаться.
  
  - Причина? Кто я по-твоему? Человек? - на этом слове Наруто неожиданно для самого себя рассмеялся. - И слово любовь здесь неуместно.
  
  - Мне нужно знать, не во мне ли дело? Я знаю, ты злишься из-за того... как изменилась моя жизнь, за последние четыре года, и у тебя есть на то полное право. Я и сама ненавижу себя за то, сколько боли тебе причиняю, каждый раз показываясь тебе на глаза с Кибой, но, пожалуйста, если хочешь причинить мне боль в ответ, не используй для этого моих близких.
  
  - А за четыре ли года твоя жизнь изменилась? Как скоро ты вышла за Кибу, после моей смерти? Скажи честно, прошёл ли хотя бы месяц?
  
  - Ты ошибаешься! Я не... - Наруто настолько осуждающе посмотрел в зеркальные глаза Хьюги, что слова застряли у неё в горле.
  
  - Ты ведь его любишь? И детей своих тоже? Иди же к ним, не трать на меня своё время. Я, кажется, отсюда слышу, как ревёт малыш Наруто и, как там её? Такаги? Кстати, а они у тебя Хьюга или Инузука? Я просто пытаюсь понять, которая версия выбешивает меня больше. Инузука Наруто... Убожество.
  
  - Прошу, не веди себя так! Ты же хотел, чтобы я нашла счастье! Ты был для меня всем, и я готова была отдать свою жизнь, просто за возможность побыть рядом с тобой, хоть немного, но попробуй представить, каково мне было, когда тебя не стало! Смысл, счастье, радость, всё это словно исчезло из моей жизни! Поэтому, мне и пришлось забыть тебя и начать жизнь с чистого листа! Думаешь, мне это далось легко? У всех нас своя боль, свои несчастья, с которыми мы либо справляемся, либо... - Хьюга неожиданно замолчала, и ей, похоже, стало стыдно за ещё даже не сказанные слова.
  
  - Ну, договаривай, - сказал Узумаки, сжимая кулаки до боли. Ещё немного, и он сорвётся.
  
  - ...Либо сходим с ума.
  
  - Представь себе, я знаю, что я безумен. Кто бы не свихнулся, потеряв столь многое?
  
  - Все люди чего-то лишаются, Наруто-кун! Но, сколько бы боли ты не перенёс, это не даёт тебе право разрушать чужие жизни, просто потому, что тебе так хочется! Так поступают лишь те, кто потерял свою человечность!
  
  - Не забывай, у меня всё когда-то правда было хорошо! Карин меня любила, а я этого не ценил, и в момент, когда я был ей нужен, я был с тобой! Она умерла, потому что я был с тобой, пытался обрести человечность, любовь, и разве оно того стоило?! К чёрту человечность, после такого!!! - поднялся такой ор, что уже буквально все, кто был поблизости, с опаской и интересом, в наглую уставились на кричащих друг на друга шиноби. Заметив это, Узумаки схватил девушку за руку, пожалуй, слишком сильно, и затащил её за собой в одну из палат, чтобы им никто не мешал. В той палате был всего один пациент, и ему они едва ли могли помешать: это был пожилой коматозник, который, похоже, пролежал здесь уже целую вечность.
  
  - Наруто-кун, давай просто прекратим всё это, пока мы не причинили друг другу ещё больше боли, - Хината попыталась вырвать руку, но джинчурики лишь сильнее её сжал.
  
  - Прости, но я хочу со всем этим покончить. Я четыреста лет гнил в Аду. Я не знал, как время идёт в мире живых, но таил надежду, что ты и все те, кто мне не безразличен, живы, и когда-нибудь, я смогу к вам вернуться. Четыреста лет я мечтал о том, как прикоснусь к тебе, почувствую себя любимым. И, когда срок моего заключения неожиданно истёк, я узнал, что ты полюбила другого и уже родила от него детей. И после такого, ты мне хочешь рассказать о том, как тяжело тебе было?.. Всё ещё хочешь знать, не мстил ли я тебе через Ханаби? Определённо нет, ты тут не причём. Но не смей хоть на одну секунду предположить, что я тебя не ненавижу, - Хьюга не переставала плакать практически всё это время, но сейчас, её рыдание стало особенно горестным, она почувствовала себя беспомощной, практически оскорблённой словами Узумаки.
  
  -Ты ведь даже не знаешь, через что я прошла, прежде, чем сошлась с Кибой!
  
  - Мне и не нужно знать! Плевать мне, как вы с Кибой нашли друг друга, плевать, как скоро это случилось! Суть дела это не меняет! Ты всё равно остаёшься неверной шлюхой!!! - Хьюга вдруг отвесила блондину звонкую пощечину, заставив его замолчать, и тут же отступив от него, залившись краской стыда.
  
  - П-прости!.. за всё... Мне правда очень жаль тебя... - Кровавый Бог взглянул в глаза Хинаты, холодно, ожесточённо, и монотонно ответил ей:
  
  - Иди. На. Хуй, - ноги сами понесли Хинату прочь от джинчурики, ещё до того, как она поверила в произошедшее. Хьюга сбежала, не закрыв за собой дверь, а Наруто сел на постель коматозника, отодвинув его ноги, и закрыл глаза.
  Спустя минуту, Саске вошёл в палату и нерешительно приблизился к джинчурики, чувствуя, как зашкаливает уровень неловкости.
  
  - Я в курсе, что ты подслушивал, - немного облегчил ему задачу Узумаки.
  
  - Заметил, значит, - Учиха виновато улыбнулся, надеясь немного взбодрить друга.
  
  -...Саске, если ты собираешься трахать мне мозги, по поводу Ханаби, то лучше просто оставь меня здесь и уйди.
  
  - Не собираюсь. Я просто за тебя беспокоюсь и хочу убедиться, что с тобой всё будет в порядке.
  
  - В этом нет нужды, - джинчурики поднялся, посмотрев в ониксовые глаза Хокаге с печальной ухмылкой. - Беспокоиться за меня стоило бы, если бы я расстался со своей девушкой. А Хината таковой не является с того самого момента, как вышла замуж за Кибу. Я же всего лишь поговорил с ней откровенно, расставив все точки над "i".
  
  - Особенно последние твои три слова очень хорошо все точки расставили, - Саске удалось заставить Наруто рассмеяться, хоть и очень кратко. - Знаю, я обещал не начинать всё заново, но, ответь мне, не как Хокаге, а как другу: ты правда над Ханаби не снасильничал?
  
  - Ну-у... Почти. Но я уверен, что как только она очнётся, Ханаби всё переврёт, и Хьюга объявят на меня охоту. Всё к этому и идёт, всё же, Хиаши меня ненавидит, да и я его недолюбливаю. Большего повода и не нужно, чтобы мы начали убивать друг друга.
  
  - Кстати о нём, Хиаши выставил членов клана Хьюга в качестве охраны у палаты Ханаби и перекрыл практически всё больничное крыло. Приказал атаковать тебя без предупреждения, если ты покажешься рядом.
  
  - Какой он душка... Я хочу домой. Можно мне уйти? - не дожидаясь ответа, джинчурики встал в дверном проёме, давая понять, что он в любом случае покинет больницу.
  
  - Конечно. Прийти сюда было твоим выбором, в конце концов. Выбором, который я, если честно, считаю идиотским. Мне вот, придётся здесь задержаться, хочу я этого или нет. Слушай, ты тут упомянул Карин? Хотел спросить, в Аду ты её не встретил?
  
  - А она не в Аду, - "Да что ж такое?", - подумал Учиха, поняв, что он задел больную тему.
  
  - С-серьёзно?
  
  - Хорошие люди чаще всего попадают в Рай, Саске. Поэтому, после твоей смерти, мы уже никогда не встретимся.
  ***
  Когда Наруто вернулся в додзё, уже проснувшиеся жильцы особняка были заняты утренней рутиной. Индра сидел на том же месте, где Узумаки видел его, уходя, застёгивая рубашку. Когда Бог Крови появился, Отсутсуки насмешливо вскинул брови.
  
  - Что, на этот раз, без кровищи?
  
  - Чего? - секунду назад, Наруто был сосредоточен на собственных мыслях, обдумывая, что теперь делать с Хьюга, но такой вопрос совершенно выбил его из колеи.
  
  - Я вчера тебя здесь же встретил в час ночи, с таким же пустым взглядом, только тогда, ты был весь в крови.
  
  - Не было такого! - Наруто, просто чтобы доказать Индре, попытался вспомнить, как он вчера возвращался домой, но почему-то, на ум не приходило никаких воспоминаний, а сама попытка отозвалась тупой болью в висках.
  
  - Тебя сложно с кем-то перепутать, да и врать мне незачем. Говорю тебе, ты пришёл сюда, весь в крови, сходил в душ и сразу вырубился. Я пытался спросить, что случилось, но ты не отвечал на мои вопросы, да и вообще не замечал меня. Я подумал, что у тебя был тяжелый день, и ты не хочешь об этом говорить и оставил тебя в покое.
  
  - Что за бред?! И почему я пришёл сюда только в час ночи? Я же помню, как оставил Ханаби у больницы часов в десять вечера, а после сразу отправился домой... А потом что было? Три часа из памяти выпало... - в этот момент, Наруто стало жутко. Даже его всё ещё могло что-то напугать, и в данном случае, его до дрожи пугала неизвестность. Что произошло прошлой ночью, и почему он не может вспомнить, вернее, не хочет вспоминать. Словно на подсознательном уровне джинчурики чувствовал, что среди собственных воспоминаний он не найдёт ничего хорошего.
  
  - "Курама, ты не помнишь, что вчера было?".
  
  - "Как и ты, только до того момента, как мы оставили Ханаби", - биджу казался обеспокоенным, даже нервничающим. Басистый голос Лиса дрожал, и он испытывал примерно то же самое, что и его джинчурики. Пока Наруто говорил с Кьюби, Индра встал и помахал рукой перед глазами Узумаки.
  
  - Наруто, приём! С тобой всё нормально?
  
  - Не уверен, - Наруто обратил внимание на то, что выступившая полоса вен на шее Индры вновь закровоточила, - но ты лучше о себе позаботься.
  
  - Чёрт! - Отсутсуки схватился за шею и куда-то умчался, а Узумаки побрёл дальше, снова и снова прокручивая в голове вчерашний день. Нужно было попросить у кого-нибудь помощи, и на ум пришла одна лишь Рин, которая могла бы помочь вспомнить хоть что-то при помощи шарингана.
  Он обнаружил девушку во внутреннем дворе додзё, увлечённо тренирующуюся в метании сюрикенов в мишени, и когда он уже собрался окликнуть её, кто-то резко втащил его за руку обратно в дом. Обернувшись, Узумаки увидел Матсураши, который был готов запрыгать от какой-то детской радости. Прежде, чем Бог Крови успел сообразить, в чём дело, Хидан сложил руки перед своим лицом, словно молясь, и поклонился.
  
  - ДА ЗДРАВСТВУЕТ КАМИ-САМА!!! - вдруг во всё горло заорал бессмертный.
  
  - ...Хид, не еби мой уставший мозг. Чего тебе?
  
  - Я думал о том, что мне теперь делать, когда Джашин-сама умер, и наконец, я решил, что ты достойная ему замена! Отныне, я Нарутопоклон... Нарутопослед... В общем, я верую в нарушизм, блять!
  
  - Поздравляю. Теперь, будь добр, иди нах.
  
  - Бля, не порти эпичность момента! - для полноты картины Хидану не хватало только надуть щёки.
  
  - Какая ещё эпичность? Выдумал себе какую-то псевдо религию и теперь нарадоваться не можешь!
  
  - Ничего не псевдо! Ты же Бог, значит, тебе можно поклоняться! Безумный, дарующий боль и смерть, тот самый Бог, что мне по душе! При желании, я мог бы ещё последователей тебе подогнать, ты только попроси!
  
  - Я прошу тебя только об одном: иди к хренам!
  
  - Если такова воля моего Кровавого Бога - пойду! Это же охуенно! Если раньше вера в Джашин просто требовала от меня кровопролитий, то теперь, я могу узнать от Бога лично, что и как мне надо сделать! Кстати, нет никакого убийственного указания? А то, серьёзно, мне уже надоела суходрочка! Хочется кого-нибудь завалить, аж руки чешутся! У тебя никого нет на примете?
  
  - Я сейчас тебе прикажу самому себе рот зашить! Мне тебе предложить нечего! - и тут, блондину пришла в голову идея: как только Ханаби очнётся, Хьюга получат причину убить его, и, хоть им это и не удастся, ему придётся либо перебить их всех, либо покинуть деревню, чтобы не разрушать её своим присутствием. И, пока до этого не дошло, есть рациональный выход из положения - нужно просто избавиться от Ханаби. Сам Узумаки этого сделать не может, потому как в таком случае, Хьюга всё равно решат его убить, но если её убьёт кто-то другой, не слишком тесно с ним связанный, должно сработать. По одной проблеме за раз, и пока что, вопрос с Хьюга первый в списке. - А вообще... есть у меня одно задание.
  
  - Зашибись! Ну, кого и где надо убить?
  
  - Пойдём со мной и узнаешь, - "А с Рин нужно будет поговорить позже".
  ***
  Наруто вновь оказался в больнице, приведя с собой Матсураши. Бессмертный смотрел буквально на каждого встречного человека, как на потенциальную жертву, в ожидании, когда же Узумаки спустит его с поводка. Дело оставалось за малым, всего-то и нужно было, что отдать Хидану приказ, позволить ему ворваться на второй этаж больницы и сделать то, что он так любит. И, когда джинчурики уже собирался это сделать, лестницу, ведущую на второй этаж, заблокировал Нейджи, который остался на удивление спокойным, чего Наруто не ожидал.
  
  - Тебе не стоит быть здесь. Хиаши взбесится, если узнает, - Нейджи заметил Хидана, выглядывающего из-за спины Бога Крови, но, опять же, отреагировал так, словно ничего важного не произошло.
  
  - А что насчёт тебя? Защищать главную ветвь семьи Хьюга, вроде как, твоя работа. Не хочешь начать бить тревогу?
  
  - Я не считаю, что Ханаби нужно от тебя защищать, - "А зря". - Может быть, мы не такие уж близкие друзья, но я тебя знаю. Не хуже, чем Саске. И я знаю, что ты говоришь правду по поводу Ханаби и того, что между вами произошло.
  
  - Откуда такая уверенность?
  
  - Если бы ты её изнасиловал, ты не стал бы врать об этом, а описал бы всю правду в мельчайших деталях. Просто чтобы шокировать Хиаши или Хинату. Хотя, с последней ты, кажется, всё-таки что-то сделал, да? Она не произнесла ни слова после вашей ссоры.
  
  - Да мне всё равно. Теперь, дай пройти, - Хьюга отступил, но всё ещё не закончил:
  
  - Зря ты к ней так суров. Не думай, что ей было легко в последние годы, - Нейджи оглянулся по сторонам, словно его сейчас мог услышать кто-то из клана Хьюга. - Я не должен тебе этого говорить, но, у неё с Кибой всё не так гладко, как кажется.
  
  - В каком смысле?
  
  - Наруто, хорош пиздеть! Пошли уже! - Узумаки сверкнул на Матсураши взглядом и Хидан мгновенно заткнулся.
  
  - Хината... После Четвёртой Мировой, она словно умерла. Перестала ходить на миссии, выходить из дома, практически ничего не говорила и мало ела. Мы всё перепробовали, но лучше ей не становилось, и это продолжалось три года. Киба её практически каждый день навещал, пытался разговорить, заставить улыбнуться, но, это было похоже на разговор живого человека с куклой. На них было больно смотреть, хоть он и старался всегда улыбаться, общаясь с Хинатой. Однако, это не могло продолжаться вечно, и год назад он сломался, заплакал во время очередного визита и... это сработало. Она обратила внимание на реальность, впервые, за очень долгое время, заговорила, попыталась его успокоить, и Киба... В общем, он её поцеловал, и на этом не остановился. Я в тот день был единственным, кто за ними присматривал, и поверь, всё произошло очень спонтанно, практически неосознанно. Думаю, Хинате тогда казалось, что Киба это ты, потому что она несколько раз произнесла твоё имя. В итоге, она в тот день забеременела, а следующие девять месяцев пролетели практически незаметно, и только после родов она окончательно пришла в себя. И за Кибу вышла только после этого, - Наруто внимательно слушал Нейджи, и тяжело было понять, о чём он думал, но, как только Хьюга закончил, Узумаки словно расслабился.
  
  - Спасибо. Я это учту, - Нейджи поблагодарил его кивком, и Бог Крови начал быстро подниматься по ступеням, так, что Хидан за ним едва поспевал.
  
  - Ты куда?! Мы же не так планировали! Ты довёл меня до больницы, а дальше я сам!
  
  - План поменялся, - Узумаки на ходу щёлкнул пальцами, и в руках Хидана появилась большая красная коса, в которую он вцепился с кровожадной улыбкой. - Никого не убивать.
  
  - Да ты, блять, издеваешься! Хуёвый план, очень хуёвый! - в любом случае, отказываться было уже поздно, Матсураши оказался вовлечён во всё действо, которое началось, как только Наруто показался на втором этаже. Человек двадцать из клана Хьюга, едва завидев его, ринулись к ним. - Вот же тупость! - Матсураши нехотя отбивался от противников, ударяя по ним тыльной стороной косы или и же нанося незначительные порезы. Наруто, так вообще, обходился рукопашным боем, легко вырубая всех, кто к нему приближался, швыряя их о стены и шаг за шагом приближаясь к палате Ханаби. Через несколько минут, больничный коридор был усеян обладателями древнейшего додзюцу.
  
  - Постой на стрёме, - приказал джинчурики Хидану, уже закрывая за собой дверь палаты.
  
  - Да-да, кайфоломщик, - не успел Матсураши подумать о том, как же скучно всё сложилось, как вдруг, появилась девушка, судя по внешности, из того же клана, в ужасе оглядывающая своих сородичей. Она активировала бьякуган и смогла увидеть, что Узумаки находится с её сестрой, от чего её страх многократно усилился.
  
  - Наруто-кун, что ты там делаешь?! - девушка попыталась пройти через бессмертного, но он с силой её оттолкнул.
  
  - Не лезь к моему Кровавому Богу, соплячка! - "Может быть, если я убью одну, Наруто не сильно разозлится?".
  
  - Пожалуйста, Наруто-кун, не причиняй ей вреда! - не обращая внимания на слова бессмертного, продолжила кричать Хьюга. Она сделала резкий выпад вперёд, ударив Матсураши в живот, забыв о том, что на нём подобные приёмы не сработают. Хидан широко улыбнулся, решившись, и замахнулся косой, пока Хьюга открылась.
  
  - Вот тебе и пиз...
  
  - Хидан, ты свободен, - перебил его голос из-за двери, когда лезвие косы находилось всего в сантиметре от лица Хинаты.
  
  - Наруто, ёбанный ты перехуй, дай мне одну минутку!!!
  
  - Я всё сказал, - Хидан бы ещё поспорил, но к ним уже бежали Саске и Хиаши. Злобно выругавшись, Хидан сбежал, оставив Хинату в шоковом состоянии, а подоспевшие Хокаге и глава клана посчитали, что сейчас, беспокоиться стоит о Наруто. Вломившись в палату, Саске уже был готов увидеть друга с руками в крови, рядом бездыханным телом Ханаби, и Хьюга разделяли его страх, однако ждало их кое-что куда более удивительное.
  Ханаби была жива, более того, в сознании, полусидя на больничной постели, а Наруто стоял около неё, насмешливо наблюдая за реакцией вошедших шиноби. Младшая Хьюга, увидев их такими запыхавшимися, приветливо улыбнулась.
  
  - Здравствуйте, отец, Хината-чан. Что-то случилось? - у Коноховцев попросту отвисла челюсть, но Хиаши первым пришёл в себя и схватил дочь за плечи, находясь на грани от истерики.
  
  - Что этот ублюдок с тобой сделал?!
  
  - Кто? Наруто? Он меня подлечил, - это было очевидно, но всё равно, ужасно странно слышать такое от Ханаби.
  
  - Эм... - Шестой Хокаге пытался подобрать слова. - А вчера, что Наруто с тобой сделал? Если не хочешь об этом говорить, мы поймём, - Хьюга немного покраснела, и попереводила взгляд с Узумаки, на лице которого было написано: "Ну давай, топи", на отца и сестру.
  
  - ...Мы с ним просто повеселились, - глаза Хиаши едва не выпали из орбит, а Ханаби его ещё и добила: - Было немного больно, но всё равно очень весело! - лицо главы клана в этот момент - лицо на миллион, нет, миллиард! Даже Саске тихо прыснул в кулачок, видя реакцию Хьюги, а что касается Наруто...
  
  - Ха... Ха-ха! Аха-ха-ха-ха! Ха-ха-ха-ха-хааа!!! - Узумаки схватился за живот, запрокинув голову, а из глаз у него брызнули слёзы смеха
  ***
  Пока Саске улаживал с Хиаши последние проблемы, а Ханаби выписывали из больницы, Наруто шёл в додзё, периодически заходясь в приступах хохота. Он и не рассчитывал на столь забавный исход, и был несказанно рад тому, что всё-таки не использовал свой первый план.
  Внезапно, блондин осознал, что испытывает некое дежавю. Он смутно вспоминал, как вчера шёл этой же дорогой, где сворачивал, что видел. Следуя по знакомому пути, джинчурики оказался перед ограждённым участком улицы, на которой его воспоминания обрываются. Путь преграждали Анбу, но можно было увидеть несколько лежащих вместе тел, накрытых тёмной тканью, приковавшей к себе внимание Узумаки. Не обращая внимания на возражения, Бог Крови растолкал Анбу и приблизился к трупам, возле которых стоял Анбушник в маске совы.
  
  - Отставить, он свой, - скомандовал знакомый Наруто голос тем Анбушникам, что готовы были силой заставить Наруто уйти. Мужчина приподнял маску и оказалось, что это Кабуто. - Повезло, что ты здесь, Наруто-кун. Мне бы не помешала помощь независимого эксперта, - Бог Крови слушал его, но не слышал, вглядываясь в пятно под его ногами, отмеченное, как улика. Вспомнилось, как вчера его здесь стошнило, как к нему подошли три человека, а дальше, ничего.
  
  - Покажи мне тела, - Кабуто кивнул и сорвал с трупов покрывало. Вернее, с останков, потому как, не зная наверняка, невозможно было догадаться, что тела принадлежат людям. Разорванные на куски, кое-где, с странными ранениями, напоминающими следы от захлопнувшихся капканов или когтей.
  
  - Тут много странного, с этой троицей, - Якуши объяснял, что именно кажется необычным, а Наруто с трудом мог разобрать его слова. С каждой секундой Узумаки овладевал ужас, сердце готово было вырваться из его груди. "Почему я не помню, как убивал их? Почему я вообще это сделал? Они... Кажется, меня хотели ограбить, и я... Вот так обошёлся с грабителями? Я потерял контроль прошлой ночью? Причём, без причины! На поле боя, на грани жизни и смерти, впасть в буйство нормально, но не на улице же, ни с того, ни с сего!".
  Дошло до того, что Наруто стало дурно, и он сбежал с места преступления, оставив Кабуто в недоумении. Появилось практически маниакальное желание найти Саске или ещё кого-нибудь, кому можно доверять. Словно оставшись в одиночестве Узумаки рискует расстаться с рассудком. Так быстро, как он только мог, Кровавый Бог добрался до больницы и вбежал в палату Ханаби, где он надеялся найти Хокаге. Там, правда, оказалась только Хината, сидевшая на постели и кормящая грудью своих детей. Хьюга взвизгнула, а джинчурики отвернулся, закрыв глаза ладонями.
  
  - Господи, Хината, прости! Я ищу Саске, не знаешь, где он?
  
  - Уже ушёл. Наруто-кун, в чём дело?
  
  - Я... У меня проблемы и... Мне очень страшно. Мне нужна помощь, чья угодно, не обязательно Саске. Ты можешь мне помочь?
  
  - Конечно, только выйди, пожалуйста, на минутку. Мне нужно их покормить, - как бы это ни было гнусно, как бы противен Узумаки сам себе от этого не казался противным, но Хината почему-то вывела его из себя. Стало до боли обидно, что она, видя, в каком он состоянии, просит подождать. Хотелось списать всё на то, что нервы сдали, но себя не обманешь, и Наруто пришлось признать, что свою роль сыграла его желчность и сволочизм.
  
  - Ну давай, корми своих ублюдков грудью, раз тебе это так нравится.
  
  - Наруто-кун... пошёл ты.
  ***
  Наруто и Саске разминулись, и пока Учиха только шёл в особняк, Узумаки уже был там, сидя в кресле в комнате с выключенным светом. Все мысли объединились в один большой ком, с чавканьем вращающийся в голове джинчурики. Вслушиваясь в это чавканье, Бог Крови не заметил, как к нему подошла Рин и протянула кружку с чаем до тех пор, пока не почувствовал его запах.
  
  - Спасибо, - Узумаки натянуто улыбнулся а Учиха что-то ему протянула.
  
  - Хочешь конфетку? Знаю, глупо, но сладкое поднимает настроение. По тебе видно, что тебе это нужно.
  
  - Хм, - джинчурики ухмыльнулся и принял предложенное, уже по вкусу поняв, что конфета была с карамелью.
  
  - Ты в порядке?
  
  - Меня сегодня часто об этом спрашивают. И, нет, не в порядке. Совсем нет, - Рин удивлённо нахмурилась, поскольку ожидала, что Узумаки не признается в том, что даже с ним, порой, происходит что-то, с чем он не может справиться.
  
  - Я могу тебе помочь?
  
  - Не знаю. Скажи, у тебя случались провалы в памяти?
  
  - Ммм... Не-а. Хотя, я слышала, что если дело не в физической травме, то, возможно, в психической. Люди часто забывают то, что просто не хотят помнить.
  
  - Сомневаюсь, что в этом всё дело.
  
  - Прости, в вопросах памяти, я плохой советчик, - Рин виновато улыбнулась.
  
  - Да ничего. Может быть, поможешь в другом вопросе? Допустим, ты очень голодна, но что бы ты ни ела, насыщения не чувствуешь. Страдая от голода, ты проводишь весь день, короткий отрезок которого выпал из твоей памяти. А на следующее утро, просыпаешься уже сытым. Как думаешь, какое тут может быть объяснение?
  
  - Может быть, ты просто съел то, что было нужно твоему организму?
  
  - Вряд ли. Меня вчера вечером стошнило, а после этого, поесть где-нибудь я бы попросту не успел. Я же тогда убил троих отморозков, а в крови, меня бы ни в одну забегаловку не пус... - в памяти резко всплыла новая картинка, всего одна, но она заставила Наруто выронить кружку. Он вскочил с кресла, что-то пробормотал Рин и побежал в ванную, оказавшись в которой, джинчурики запер дверь. Наклонившись над раковиной, Кровавый Бог зажмурился и сунул себе два пальца в рот, столь яростно задевая нёбный язычок, словно от этого зависела его жизнь. А рвотный рефлекс, как на зло, был недостаточно сильным. Хоть Наруто и зажмурился, перед глазами по прежнему стояла картина, где он впивается во что-то зубами, весь в крови.
  Наконец, Узумаки вырвало, он почувствовал на языке металлический привкус, и уже точно знал, что обнаружит в раковине, но не спешил открывать глаза. Потому как, как только он воочию это увидит, пути назад уже не будет. Пересилив себя, Наруто посмотрел в раковину, наполненную почерневшей, густой кровью. Как только это случилось, блондин вспомнил, как вгрызался в глотки, жадно глотая алую жидкость, как рвал нарвавшихся на него бандитов на куски, чтобы усилить кровотечение... Как он тогда был счастлив. Ванная комната наполнилась пронзительным, срывающимся криком Узумаки.
  Примечание к части
  
  Кажется, глава получилась слишком затянутой, слишком много диалогов, на мой взгляд, но, что вышло, то вышло.
  Часть 22
  
  Когда до додзё оставалось совсем немного,под ноги Саске прыгнуло какое-то мелкое создание,и он едва успел затормозить,чтобы не раздавить его.К большому удивлению Шестого,оказалось,что это жаба,буро-зелёного оттенка,причём,в одежде.Она напоминала тех маленьких собачек,на которых богатые хозяева надевают всяческие миниатюрные курточки в летний сезон.К спине жабы был привязан небольшой свиток.
  
  - Джирая себе не изменяет, - упрекнул брюнет санина,ведь гораздо проще было бы использовать птиц для доставки сообщений.Он наклонился,снял с жабы свиток и развернул его,а земноводное поскакало прочь. Пробежавшись взглядом по тексту,Саске потёр виски,не зная точно,стоит ли ему радоваться. - Ну,и что мне с этим делать?
  ***
  Смываемая потоком воды,кровь из раковины быстро сливалась в канализацию,а Узумаки в исступлении наблюдал за этим процессом.Раковина становилась чище,однако привкус металла во рту никуда не исчез. Мерзкое чувство,словно сколько не отмывайся снаружи,от скверны,что внутри,ему уже никогда не избавиться.Беспомощность - одна из немногих вещей,что могло его напугать,а сейчас,она достигла такого уровня,на котором у нормальных людей уже началась бы паническая атака. Но,нельзя поддаваться истерии,только не сейчас,ведь джинчурики краем глаза заметил,как Рин проходит сквозь запертую дверь ванной.
  
  - Наруто,что случилось? Я слышала,как ты кричал, - Узумаки зажмурился,загоняя весь свой страх в отдалённые уголки своего подсознания,и обернувшись к ней,блондин выдавил из себя вымученную улыбку.
  
  - Ничего серьёзного,просто выпускал пар, - Рин была последней,кому Бог Крови хотел бы сказать о том, что с ним происходит. - День сегодня тяжёлый.
  
  -У тебя что-то на лице, - Учиха осторожно приблизилась к джинчурики и провела указательным пальцем по его пересохшим губам.На нём остался небольшой алый след. - У тебя кровь идёт?
  
  - Она не моя, - с горечью ответил Узумаки.Брюнетка вопросительно вскинула брови. - Поверь мне,ты не хочешь знать, - девушка внимательно посмотрела на джинчурики.Она впервые видела его таким,забитым, испуганным,прячущим своё отчаяние.Учиха взяла Бога за руку,тепло посмотрев ему в глаза.
  
  - Пойдём.Не стоит тебе оставаться одному в таком состоянии, - возражать Наруто не стал,а кивнул брюнетке и последовал за ней.
  
  - Если не хочешь рассказывать,что случилось,заставлять тебя я не буду, - сказала Учиха,когда они оказались в зале,где Хидан тщательно протирал лезвие своей новой косы. - Но,пожалуйста,поговори хоть с кем-нибудь.
  
  - ...Обязательно, - Узумаки уставился на Матсураши,увидев в нём возможный источник ответов и,в то же время,перестал обращать внимание на Рин.Бог Крови подошёл к сидевшему на стуле бессмертному,который вопросительно уставился на подбирающего слова блондина.
  
  - Чё надо,Боженька? - ухмыльнулся сектант.
  
  - Надо поговорить, - не давая Хидану право голоса,Наруто поднял его на ноги и утащил в соседнюю комнату.Только закрыв дверь комнаты на замок,Узумаки позволил бессмертному вырваться из его хватки.
  
  - Да какого хуя?!
  
  - Говори тише, - Хидан не понял,угроза это,или просьба,но решил лишний раз не возникать,сглотнув. - Ты ведь многое о Джашине знаешь?
  
  - Ну,не то,чтобы очень много. Достаточно,чтобы жертвоприношения совершать.
  
  - Он когда-нибудь испытывал жажду крови? - Узумаки задал вопрос прямо,а Хидан тугодумно на него посмотрел. - Я не имею в виду страсть к сражениям и резне.Физическую жажду настоящей человеческой крови он когда-нибудь испытывал?
  
  - Прости,но я о такой херне в первый раз слышу.
  
  - Хидан,чёрт тебя дери!!! - джинчурики ударил по стене кулаком,вблизи головы бессмертного,оставив на ней несколько трещин,а Матсураши поблагодарил всех Богов на свете за то,что на нём сегодня коричневые штаны.
  
  - Да что ты так завёлся-то?! Погоди... Тебя что,на кровь потянуло?
  
  -Троих вчера... Ну,в общем... - сказать вслух,что он прошлой ночью он закусил тремя людьми,у Наруто язык не повернулся.
  
  - Ебануться и не встать,ты кого-то сожрал?! Это же жесть!
  
  - Заткнись! Мудак бесполезный,всю жизнь вере в Кровавого Бога посвятил,и всё равно ни черта о нём не знаешь!
  
  - Слушай,религия Кровавого Бога очень древняя,одна из первых,но сейчас,она переживает не лучшие времена! И дело не в том,что у него последователей мало,их хоть отбавляй,просто с годами всё больше преданий о Джашине забывалось или коверкалось до неузнаваемости! Людей интересуют ритуалы,а не история жизни Короля Ада!
  
  - Но должны же быть храмы,посвященные Джашину,или особо старые его последователи,которые знают больше других!
  
  - Последний такой храм сожгли лет триста назад,а насчёт последователей,не думаю,что настолько старые пиздюки ещё остались.
  
  - Значит,мне придётся во всём разбираться самому... - Узумаки и Матсураши услышали голос Саске,и когда бессмертный уже был готов пулей рвануться из комнаты,джинчурики сдавил его руку,с серьёзностью посмотрев ему в глаза. - Если расскажешь хоть кому-нибудь об этом разговоре,я отправлю тебя в самую глубокую Адскую бездну,и ты познаешь там такую боль,которая даже такому мазохисту,как ты,покажется нестерпимой мукой.
  
  - Я-ясно.Буду нем,как рыба, - Хидан помчался менять штаны,а Наруто,идя на голос Хокаге,обнаружил его вместе с Рин и Индрой,в спешке собирающим вещи.
  
  - Что я пропустил? - поинтересовавшись,Наруто обратил на себя внимание троицы.
  
  - От Джираи пришло письмо,он просит нас явиться в Деревню Горячих Источников.Сегодня же, - Учиха говорил,не отрываясь от сбора вещей,а заметив, что джинчурики стоит на месте без дела,бросил ему рюкзак с вещами. - Тебя это тоже касается,так что,поторопись,иначе опоздаем.
  
  - А это очень важно? Мне немного... Нездоровится.Не хочу рисковать усугублением своего состояния ради сомнительного счастья,пьянки с Джираей, - "В каком-то смысле,я ведь говорю чистую правду.Лишь утаиваю подробности".
  
  - В том-то и дело,я не знаю,насколько это важно.Джирая работает на Коноху в качестве информатора, что-то вроде независимого от нас разведчика, - Саске пытался избегать этого слова,но Наруто произнёс его за него:
  
  - То есть,шпиона?
  
  - Именно.Он по всему миру путешествует,и в каждой деревне,селении и городе,узнаёт что-то новое. Когда у него накапливается достаточно интересующей нас информации,мы встречаемся лично и он обо всём мне рассказывает.Во время нашей последней встречи,я попросил его поискать что-нибудь,связанное с Богами,ведь они залегли на дно,а если ты всё ещё хочешь им отомстить,нужно сначала их найти. Возможно,он наткнулся на какую-то зацепку.
  
  - И почему нельзя было об этом в письме написать?
  
  - Слишком рискованно,сообщение могут перехватить,поэтому,он старается не писать ничего конкретного. В этот раз,он написал,что в мире за последние несколько дней произошло много важных событий,и нам нужно встретиться.Если это как-то связано с Кагуей,ты обязан присутствовать, - Наруто всё ещё сомневался,но желание приблизиться к Богине Кроликов взяло верх.
  
  - Ладно,согласен,но лучше бы оно того стоило.
  
  - Уверен? - Рин обеспокоенно посмотрела на Бога Крови,чем вызвала у него усмешку. - Тебе же было плохо,может быть,лучше на этот раз останешься в стороне?
  
  - За меня можешь не переживать,всё не так серьёзно,как кажется, - только слепой мог не заметить,что Узумаки сам не верит в то,что говорит,но прежде,чем Учиха успела возразить, он добавил: - Но у меня в Конохе есть ещё одно дело.Отправляйтесь без меня,я вас скоро нагоню.
  
  - Хорошо,только поторопись, - Хокаге обратил взгляд на Отсутсуки,у которого был невыспавшийся вид, несмотря на то,что уже вечерело. - Рин переместит меня в Деревню Источников с помощью Камуи,а ты, будь добр,возьми на себя Хидана.
  
  Спустя несколько минут,Рин,Саске,Индра и Хидан одновременно исчезли в лёгком искривлении пространства и снопе красных искорок.В ту же секунду,Узумаки избавился от притворной улыбки и направился в больницу,уже в который раз за день.На ум джинчурики пришла,как ему казалось,разумная идея,но от этого, она не становилась менее мерзкой,и при одной только мысли о ней,у нормального человека бы в горле встал ком.Для Наруто же,это не более,чем ещё один шаг в бездну,хоть и кажется, что падать уже дальше некуда.
  
  В той части больницы,куда пускают только персонал,есть огромная комната,уставленная рядами холодильников с прозрачными дверцами.Температура в комнате была близка к нулю,и медик,сидящий за рабочим столом в углу комнаты,то и дело потирает немеющие от холода руки,выдыхая пар,зевая.Сквозь стеклянные дверцы холодильников видны десятки пакетов донорской крови,подписанных по группам.Из дрёма медика вывела распахнувшаяся дверь,и он вскочил со стула,боясь получить нагоняй.Но,вместо своих коллег,он обнаружил высокого блондина,в риннегане которого горела жажда.
  
  - Вам сюда нельзя! - едва медик успел договорить,как джинчурики оглушил его глухим ударом по голове, оставив лежать на полу.Избавившись от помехи,Наруто окинул взглядом запасы донорской крови,вновь чувствуя это неестественное сосущее ощущение под ложечкой.Теперь,он уже не сомневался в том,что с жаждой крови всё не ограничится одним разом.
  
  Взломав один из холодильников,Узумаки достал первый попавшийся пакет с кровью и надорвал его. Небольшая тёмно-красная капелька просочилась через надорванный пластик,и,не в силах больше сдерживаться,Кровавый Бог припал к нему губами.Вкус,как всегда,металлический,солоноватый,сама кровь холодная и густая,отчего начинало подташнивать,но это не помешало Наруто за несколько минут осушить пакет.Он попробовал сконцентрироваться на собственных ощущениях и понять,изменилось ли хоть что-то, и обнаружил,что стало только хуже.Жажда усилилась,словно раздразнённый закуской аппетит,а задрожавшие руки сами потянулись к беззащитному медику.
  
  - Нет! - оказавшись вплотную к сотруднику больницы,блондин отпрыгнул от него,как от огня,налетел спиной на холодную стену и сполз по ней на пол,зажав лицо ладонями.Узумаки издал тихий,мучительный стон.Рядом с ним появился девятихвостый,размером с крупную собаку.
  
  - Донорская не подошла... Слушай,я понятия не имею,что с тобой твориться,но очевидно,что тебе нужно кормиться прямо из вены.Лучше не сопротивляйся этому,всё ведь повторяется,голод подходит к своей критической точке.Ещё немного,и ты сорвёшься,а если это случится на горячих источниках,пострадают близкие тебе люди.
  
  - Если я стану тварью,что видит в людях только пищу,как долго мне удастся держать это в секрете? Есть вещи,которые даже друзья не смогут принять,а я не хочу потерять их,никого из них.Я и так уже отдалился от людей,а если я пойду на поводу у этого голода,окончательно потеряю себя... - Наруто поднялся с пола,отряхнул свою одежду и собрался покинуть комнату,но Кьюби загородил ему дорогу. - До тех пор,пока я остаюсь хозяином своей судьбы,я буду бороться с голодом.Кто знает,вдруг со временем,всё придёт в норму.
  
  - Но ты рискуешь потерять всё,из-за нелепого самообмана! Бороться с самим собой невозможно! И ничто, никогда не становится лучше со временем,только хуже,и ты это знаешь так же хорошо,как и я!
  
  - Ну так скажи,что мне делать, - весь запал Курамы погас,как только хриплый голос джинчурики пропитался отчаянием,которое он старался не показывать.Биджу стало жаль Узумаки,когда он осознал, что своими словами бил по больному,и Наруто сам всё прекрасно понимает. - Назови мне свой вариант дальнейших действий,в котором мне не придётся вгрызаться в человеческую плоть зубами.А если не знаешь такого,то просто уйди с дороги.
  
  У хвостатого не нашлось ответов,и ему оставалось только пропустить Бога Крови,который поспешил покинуть больницу и отправиться в Деревню Горячих Источников.
  ***
  Забавно,до чего же легко найти Каге или любую другую известную личность в небольшой деревушке, которая в первую очередь являлась местом отдыха,славящимся своими гостиницами.Достаточно отыскать здание,вокруг которого царит наибольшая шумиха и всюду снуют желающие подзаработать прислуги,гейши и прочие.Таковым являлся небольшой домик с пристроенной внушительной купальней,окруженной бамбуковым забором,над которым витал пар,к входу в который Узумаки,приземлившемуся на окраине деревни,с трудом удалось протолкнуться.В творившейся суматохе,с него даже не взяли денег,и блондин с ходу сбросил с себя вещи в раздевалке,обмотался белым полотенцем и вошёл в купальню,разделённую на две части.Среди пара,Наруто разглядел всех своих товарищей,кроме Рин,и погрузившегося в воду до самых глаз Джираю. Все они ещё даже не покраснели от жары,значит, едва успели залезть в природный бассейн.Увидев Узумаки,писатель расплылся в улыбке и встал,обнажив чудовищный,давно зарубцевавшийся шрам на груди, а Учиха,Отсутсуки и Матсураши решили понаблюдать за их встречей.
  
  - Как же мы с тобой не виделись! - джинчурики вступил в воду источника и сел,быстро привыкнув к кипятку. - Даже слишком давно.
  
  - Извини,что так долго откладывал эту встречу.Смерть,воскрешение,убийство Джашина,дела-дела-дела,ты же знаешь, - "Будем надеяться,что встреча не будет последней.Как же хочется есть! Сколько ещё я смогу продержаться?". - А Рин где? - санин почему-то залился краской,виновато потупив взгляд.
  
  - У нас возникло небольшое недопонимание... - Хидан вдруг заржал в голос.
  
  - Проще говоря,Великий Вуайерист Конохи прыснул кровью из носа при виде девичьего тельца маленькой Учихи и в припадке спермотоксикоза начал распускать руки,вот она и смылась! Теперь на расстояние пушечного выстрела к охеревшему старикану-порноману не приблизится.
  
  - Ты совсем уже страх потерял,быдло неубиваемое?! - Джирая мгновенно вошёл в режим оскорблённой чуткой натуры,а Индра и Саске раздражённо вздохнули,стараясь не обращать на них особого внимания.В этот момент,можно было заметит некую схожесть между ними,напоминающую о том,что они всё-таки являются дальними родственниками. - Мой литературный эротизм - это искусство! А искусство требует жертв,вдохновения и конечно же,сборов информации о прекрасных голых девушках! - на последнем слове, у Джираи потекла слюна, а маленькие точки зрачков блаженно закатились.
  
  - Да даже Дейдарина поебень насчёт искусства во взрывах звучит правдоподобнее! Да ты бы рожу свою видел,человеку с таким лицом я бы на месте Саске не позволил приближаться к своей воспитаннице!
  
  - Сказал человек,совративший двенадцатилетнюю, - тихо,как бы невзначай сказал Индра,прикрыв глаза. Теперь уже санин громко смеялся над сектантом.
  
  - Блять,не пали контору!
  
  - Вы можете относиться ко всему хоть чуточку серьёзней? - вступил в разговор Хокаге. - Горячие источники,это конечно хорошо,но мы собрались здесь ради важных данных.Джирая,может уже перейдём к этой части?
  
  - Не гони коней,Саске! - Матсураши начал неспешно плавать по природному бассейну,отталкиваясь от одного его края к другому. - Я впервые за много лет вернулся в родную деревню,дай насладиться моментом.
  
  - Об этом можешь не беспокоиться, - голос Джираи внезапно приобрел деловой тон,ведь,как Хокаге,он уважал Саске,и без раздумий подчинился его просьбе стать серьёзней. - Вам в любом случае придётся здесь задержаться.Что ж,перейдём к делу...
  
  - Подожди, - перебил его Узумаки. - Рин во всём принимает участие,и информация,что важна для нас, важна и для неё.Да и какой смысл пользоваться смежной купальней,если здесь одни мужики? - сейчас,на Наруто не было перчаток,и печать Кровавого Бога на тыльной стороне его ладони отчётливо всем видна. Небольшая манипуляция рукой,и она побагровела,а за спиной джинчурики,за пределами бассейна,появился мужчина средних лет в деловой униформе,с прилизанными набок чёрными волосами и полоской усов под носом,при виде которого шиноби разинули рты.Фюрер наклонился к плечу блондина,тот ему что-то шепнул, после чего немец кивнул и прошёл внутрь гостиной.
  
  - Люди,вы тоже его видели? - протирая глаза спросил Шестой Хокаге.
  
  - Я видел... Но я отказываюсь в это верить, - Индра,похоже,забыл дышать,моргать,а мыслительный процесс у него заклинило на одном только слове: "Пиздец".
  
  - Умеешь ты удивлять,Наруто, - Джирая задумчиво потёр подбородок,уже делая мысленные наброски для новой книги,в которой фюреру будет отведена своя роль.
  
  - ЭТО ЧТО,ГИТЛЕР?! - у Хидана реакция была самая несдержанная и крикливая до рези в ушах. - КАКОГО ХУЯ?!
  
  - А ты что,Сталина предпочитаешь? - Бог Крови усмехнулся,немного скривившись от болезненного ощущения в животе.
  
  - Я не знаю на хуй,дай хоть к Гитлеру привыкнуть! Ёбана матерь... Мой мозг изнасилован!
  
  Спустя пару минут,Гитлер вернулся в сопровождении Рин,обмотавшейся полотенцем и заделавшей волосы в хвост.Девушка с недоверием поглядывала на санина,но при этом достаточно уверенно залезла в воду, заняв место рядом с Наруто
  
  - Фройляйн,желаю приятного вечера, - Гитлер откланялся и вернулся в загробный мир,оставив неизгладимое впечатление на тех, кто видел его впервые.
  
  - Джирая,чтоб ты знал,Гитлер пообещал Рин,что отстрелит тебе мужское достоинство,если ты опять начнёшь распускать руки, - Узумаки предупредил писателя,а тот издал нервный смешок.
  
  - Учту.Итак,начнём,пожалуй.Для начала,позвольте спросить,вы что-нибудь слышали о Ящике Пандоры? - при одном только упоминании мифического объекта,Индра оживился,а в его глазах появился испуг.
  
  - Что ты знаешь о нём? Ящик что,нашли? Ты его видел? Прикасался к нему?! - затараторил Отсутсуки .
  
  - Что тут такого? - неуверенно спросила Рин. - Нам о нём ещё в академии рассказывали.Это мифический предмет,исполняющий желания,разве нет?
  
  - Ничего подобного.Ящик создала Кагуя,и ничего хорошего он людям не приносит.Это опасная вещь, которую не стоит трогать.
  
  - Боюсь,уже тронули.На территории Страны Молнии есть международная тюрьма,которой руководит секта, завладевшая Ящиком.Последние несколько лет члены этого культа пытается открыть его.К тому же,они свято верят в то,что Райкаге не знает о их деятельности,но это не так.На самом деле,он давно за ними наблюдает,просто пока не может решить,как с ними поступить,вот и передал дело в наши руки.Вернее,в руки Хокаге.
  
  - Значит,теперь нам решать,как поступить? Если Ящик Пандоры - творение Кагуи,к тому же,настолько опасное,мы должны заполучить его.Кто знает,вдруг Ящик поможет нам найти Богов,или узнать о них что-то новое.Как только вернёмся в деревню,организуем миссию.
  
  - Ха,да ты ещё на что-то способен,старик! - у всех резко поднялось настроение, ведь шиноби почувствовали себя на шаг ближе к своей цели,однако Наруто к этому моменту уже начал терять связь с реальностью,находясь на грани от срыва.
  
  - Если это всё, - сдавленно прошептал Бог Крови, - мы можем уйти?
  
  - Не совсем.На самом деле,с минуты на минуту должна появиться одна особа,у которой к Конохе есть одна просьба.Я же говорил,придётся задержаться.
  
  - Тебе плохо? - Учиха заметила у джинчурики уже знакомую тревогу на лице,а он выдал вымученную улыбку.
  
  - Терпимо... Только,давай быстрее со всем покончим, - как раз в этот момент,отворились двери купальни, и сквозь которые прошли трое человек.Сквозь пар,их тяжело было разглядеть,но,как только они приблизились к воде,коноховцы с удивлением узнали в них шиноби Тумана,причём,наиболее прославленных. Мизукаге,в сопровождении её телохранителей,один из которых,тот,что был помоложе,ужасно стеснялся и то и дело поправлял полотенце на себе,боясь обнажить чего лишнего.
  
  - Здравствуйте,мальчики и девочки, - Мей облизнула губы,томно взглянув на Саске. - Господин Хокаге.
  
  - Кхэм, - чтобы так легко вгонять Учиху в краску - тут нужен природный дар. - Приветствую.У Вас к нам какое-то дело?
  
  - Да,и весьма срочное, - женщина,вместе с Чоуджиро и Ао залезла в бассейн,в котором уже стало немного тесно. - Остров Смерти,а вернее,гигантскую черепаху,на которой он находится,выбросило на берег одного из островов вблизи нашей деревни.Ей недолго осталось,и её необходимо как можно скорее убрать подальше от населённых островов.Она представляет большую опасность для людей.
  
  - Почему?
  
  - Из-за... метана... - Узумаки опередил Мизукаге,но лучше бы он просто молчал.Теперь уже ни для кого не было секретом,что Наруто испытывает чуть ли не физическую боль,а Хидан был готов в любую секунду пуститься на утёк,в случае,если блондин приступит к трапезе.
  
  "Продолжай думать... Нужно мыслить осознано.Не терять контроль... Боги, как же хочется есть! Здесь столько крови,мяса. Столько еды... Хидан - мясо, Джирая - мясо, Мэй - мясо! Индра - мясо! Рин - мясо!!! Саске - мя..! ЧЁРТ!!!".
  
  Не говоря ни слова,Наруто вскочил и выбежал из купальни столь стремительно,словно за ним гнался величайший страх всей его жизни.
  
  - Я тоже,пожалуй,свалю! - Хидан сразу решил присмотреть за Богом Крови.
  
  - А ты куда собрался? - не дожидаясь разрешения Саске,Матсураши направился к гостиной.
  
  - Я... Эм... У меня очень редкий синдром: когда рядом властная,успешная женщина,мои яички начинают скукоживаться.Так что,вы,как хотите,а мне с Наруто как-то привычнее,и за яички не так уж страшно.
  ***
  Наруто на ходу оделся и вломился в один из пустых гостиничных номеров и упёрся ладонями в стену, стараясь восстановить дыхание.Он ещё не до конца понял,как это работает,но несколько фактов ему известны наверняка: в прошлый раз,когда жажда стала слишком сильной,и его спровоцировали,он потерял контроль и устроил себе шведский стол.Возможно,если рядом не будет людей,ему удастся остаться в сознании.В этом и была вся суть,в борьбе за контроль над самим собой и своей жизнью.
  
  - Ты как? - Хидан стоял в дверях комнаты,но ближе подходить не решался.Ему и прошлого разговора по душам с лихвой хватило.
  
  - Проваливай, - коротко ответил блондин.
  
  - Бля,ну зачем ты так? Я же помочь хочу!
  
  - Но ты не помогаешь.Скажу больше,если ты не уберёшься отсюда,я,скорее всего,сожру тебя.И это не просто слова.
  
  - Кстати об этом! - вопреки инстинкту самосохранения,бессмертный приблизился к Узумаки на несколько шагов. - Я тут подумал,может быть,ты всё не так понял? - Наруто уставился на Матсураши округлившимися от недоумения глазами.
  
  - Что тут вообще можно не так понять?
  
  - Может быть,вся эта байда с жаждой крови никак не связана с чем-то сверхъестественным? - теперь глаза Наруто уже готовы были выпасть из орбит. - Я это к чему говорю: если меня папа чему-то и научил,так это тому,что если вас поставить раком,и зажать соски в тиски,и кувалдой трахнуть в сраку, вы обосрёте носки! - как только Матсураши договорил,Наруто буквально почувствовал,как он отупел, просто от того,что попытался вникнуть в слова бессмертного.
  
  - Хидан... Во всём,что ты говоришь,хоть какой-то смысл предусмотрен?!
  
  - Ну конечно! Смысл в том,что есть ситуации,в которых даже сильные мира сего обсирают носки! Моменты,которые даже лучшие из лучших не могут пережить,без последствий.Сам подумай,ты пережил вещи, которые кого угодно сведут либо в могилу,либо в психушку. Чёрт,да я даже думать не хочу,что бы было со мной,окажись я на твоём месте! Так,может,твоя проблема чисто психологическая? Тебе бы к сходить... Ну,знаешь,к специалисту.
  
  - ...Ха! Хах-ха-ха-ха! - джинчурики хлопнул себя по лбу и провёл ладонью по всему лицу. - Какой же ты муда-а-ак! Ну подумай ты хоть немного,прежде чем сказать такую хрень! Я - Бог Крови! Бог,у которого "кровь" в самом имени! Бог,у которого все ритуалы связаны с кровью! Среди которых есть и те,в которых кровь нужно пить! Ну не может быть жажда крови со всем этим не связана! Да зачем я вообще тебе всё это говорю? - Узумаки взмахнул рукой,и на стене перед ним образовалась массивная железная дверь,которую джинчурики приоткрыл и собрался шагнуть внутрь.
  
  - Ты куда?
  
  - В Ад.Там нет живых людей,и навредить я никому не смогу.Попробую переждать там до тех пор,пока голод не ослабнет.
  
  - Подожди,а Саске что сказать? Он же спросит,где ты.
  
  - Соври что-нибудь.
  ***
  Тем временем,в купальню принесли саке,и обстановка понемногу начала становиться всё более неформальной.Джирая,так и вовсе,уже был в доску.
  
  - Наруто сказал,что черепаха опасна для людей из-за метана, - Рин, Чоуджиро и Ао остались единственными трезвыми людьми,но Саске и Мэй всё ещё держались в бодром состоянии. - Я не совсем понимаю,в чём смысл?
  
  - Рин-чан,всё просто.В теле мёртвых китов,к примеру,в огромном количестве скапливается метан,и если их вовремя не вскрыть,газа в телах китов становится слишком много и они взрываются.Для людей это опасно тем,что трупные бактерии,во время таких взрывов,могут разноситься на большие расстояния.А теперь представь,сколько метана соберётся в теле черепахи,размером с остров,и на сколько километров может распространиться ядовитое облако.Притом, что её панцирь слишком твёрдый,и вскрыть его не получится.Единственный выход - переместить черепаху подальше в море,где она никому не навредит.
  
  - А что станет с животными,которые раньше жили на острове?
  
  - Это уже Скрытому Облаку решать, - ответил ей старший Учиха. - Для них,смерть этой черепахи и так станет огромной потерей,так что,с животными они так просто не расстанутся.Для нас же,это возможность укрепить отношения между Деревней Листа и Деревней Тумана.
  
  - Саске-кун,ты меня обижаешь! - с наигранной обидой сказала Мизукаге. - У нас уже весьма близкие отношения.
  
  - Но,всё равно не такие,как с другими деревнями.Казекаге и я - друзья детства,не говоря уже о его дружбе с Наруто.. С Скрытым Камнем нас связывает Дейдара, джинчурики трёххвостого.Райкаге,как и я, потерял брата.И только с Скрытым Туманом у Конохи пока что ничего такого.
  
  - Мы это всегда можем исправить, - Мей немного пошло улыбнулась,придвинувшись поближе к Саске,из-за чего по спине брюнета пробежал холодок. - Познакомиться поближе,так сказать, - для Мизукаге, заигрывание с Саске было,своего рода,развлечением,ведь она давно положила на него глаз,и никогда не упускала возможности смутить Учиху,который всегда оставался к ней холоден.На самом деле,его это даже раздражало,ведь к Мей он ничего такого не чувствовал,но,как Каге,он обязан был поддерживать с ней хорошие отношения,и терпел всё это.В какой-то момент,губы Теруми приблизились к лицу брюнета,но она так и не успела осуществить задуманное.Индра за секунду переместился к Саске,схватил его за руку,и в следующее мгновение,они уже оказались за пределами бассейна.Ао и Чоуджиро насторожились,но Мизукаге жестом приказала им успокоиться.
  
  - Простите, наш Хокаге устал,ему нужно отдохнуть.Мы можем продолжить этот разговор завтра? - Мизукаге разочарованно пожала плечами и кивнула,и Учиха,вместе с Отсутсуки,поспешил удалиться.
  
  - Хм... А разве это не Нара Шикамару сейчас увёл Хокаге? - неуверенно заговорил Мечник. - Он же в розыске! Саске лично хотел его казнить!
  
  - И это ещё не всё, - вторил своему напарнику Ао. - Тот человек,с языком без костей - бывший Акацуки,Матсураши Хидан.
  
  - Интересно получается.Есть ведь ещё Орочимару,занимающий пост Главы Корня,да и сами Саске-кун и Наруто-кун - бывшие нукенины.Кажется,даже у Тумана,с нашими печально известными Мечниками,не было такой тесной связи с тёмными личностями.
  
  - Это ещё что,Мизукаге-сама! - посмеиваясь сказал Джирая. - Помимо всего этого,на стороне Конохи сам Адольф Гитлер,так что,в плане тёмных личностей,мы бьём все рекорды! - Мизукаге приняла это за шутку пьяного мужчины,и ещё долго смеялась после этого.
  Примечание к части
  
  На мой взгляд, глава получилась сухой и довольно скучной, наверное, я немного схалтурил. В следующей главе исправлюсь.
  Часть 23
  
  Запах крови, резкий, терпкий - первое, что почувствовал Узумаки, продирая глаза. Он чувствовал под собой влажную от росы землю, тёплую, липкую жидкость на своих руках. И знакомый привкус во рту... Как следует разобрав его, он даже побоялся открывать глаза, потому что знал, что увидит. Всё же, долго это продолжаться не могло, и он осторожно приоткрыл веки. Бог Крови находился на песчаном берегу, среди лодок, накрытых брезентом. Вопреки ожиданиям, его не ослепил яркий свет, царил сумрак, из-за того, что небо затянуло тучами, а вокруг был густой туман. Но, к несчастью, то, что лежало в метре от него, он разглядел отчётливо. Кровавое месиво в рваных тряпках, от которого по земле тянулся алый след. Наруто протянул к нему руку, поскольку всё ещё не до конца пришёл в себя и хотел проверить пульс, но в ту же секунду понял, что смысла в этом нет, вспомнив о том, что руки у него в крови и ошмётках, а у тела, что перед ним, не то, что пульса, но и головы, как таковой, нет.
  
  - Я снова это сделал... - прохрипел джинчурики, сплёвывая красную от крови слюну. В этот раз, провал в памяти оказался куда более незначительным, резня происходила не больше десяти минут назад. Но, как он сюда попал, и где он, джинчурики не знал. Последнее осознанное воспоминание у него было уже в Аду, а сейчас, он, скорее всего, находился вблизи Деревни Тумана, уж слишком специфическая здесь была погода. "По крайней мере, я в нескольких тысячах километров от Деревни Горячих Источников", - подумал блондин и встал, стряхнув с себя песок. Где-то вдалеке слышались голоса людей, но поблизости точно никого не было. Никто не стал свидетелем того, как низко пал Наруто, по крайней мере, он на это надеялся. Он и не заметил, как побрёл на эти едва различимые голоса, просто чтобы убедиться, что это не слуховая галлюцинация. Уверенность в правильном восприятии реальности стремительно таяла.
  
  "Всё повторилось. Я загнал себя в Ад, чтобы никому не навредить, и всё равно убил человека. Попытки сдержать себя, вновь взять свою жизнь под контроль, всё это не имеет смысла. Контроль уже утерян, остаётся только смотреть, как всё рушится. Чёрт...". В нос вдруг ударил резко усилившийся запах морской воды, словно кто-то поднёс к его носу водоросли. Подняв взгляд, Узумаки заметил, что он уже на месте: вокруг сновали люди, как он и предполагал, в одеяниях Деревни Тумана, а развернувшееся перед ним действо ввело джинчурики в ступор. Черепаха, она же Остров Смерти, была выброшена на берег, покрыта водорослями, а над с ней летали сотни чаек, то и дело садившиеся на те части её огромного тела, что не были защищены панцирем, и пытались поживиться. Шиноби пытались их отогнать, но безуспешно. Падальщики знали, что черепахе недолго осталось, и не собирались упускать возможность. Ещё, шиноби Тумана выводили с острова всех гигантских животных и заводили их в загоны. От одного вида мучительно доживающей свои последние дни черепахи и сотен созданий, лишившихся своего дома, Наруто стало ещё более паршиво.
  
  Заметив, как на него с опаской косятся, джинчурики молча подошёл к воде, присел на песок и начал смывать с себя кровь. Люди в открытую зашептались о нём, кто-то с интересом, кто-то с страхом, внушенным дурной репутацией Кровавого Бога, кто-то даже с издёвкой, и в любой другой день, блондин бы обратил на это внимание, но только не сегодня.
  
  - Наруто? - обернувшись на знакомый девчачий голос, Узумаки увидел в метре от себя двух темнокожих девушек-близняшек, джинчурики семихвостого и восьмихвостого. "Ещё одна пара кислых мин. Воротит уже от этого". - Что Вы здесь делаете?
  
  - Я и сам хотел бы знать, - иронично ответил Бог. Акане и Акаме тоскливо смотрели то на него, то на гигантскую черепаху, собираясь с силами, чтобы что-то сказать, и не замечая, что Узумаки не намерен разговаривать.
  
  - Ужасно, не правда ли? - начала одни из сестёр. "Твою мать, ну давай, пожалуйся мне на жизнь". - Столь прекрасное существо постигает страшная учесть. Медленная и мучительная смерть - совсем не то, чего заслуживает создание, тысячелетиями помогавшее людям.
  
  - И что хуже всего, её смерть практически ни на что не повлияет, - Акеми указала на груду камней, лежащих недалеко от берега, прикрытых брезентом. - Всю древние письмена, вырезанные в камне, с острова уже вынесли, всех животных скоро расселят по разным континентам, а детёныш черепахи давно её покинул.
  
  - Я правда должен притвориться, что мне не наплевать? - холодно спросил Узумаки, но девушки, похоже, и не думали на него обижаться.
  
  - Нет, ничего такого мы от Вас и не ждём. Просто... нам не хватает людей, чтобы сдвинуть черепаху с места. Если не поспешить, пострадают люди. Пожалуйста, помогите со всем этим покончить. От Конохи больше ничего не требуется.
  
  - Нет. Сами разбирайтесь со своими проблемами, - прежде, чем девушки успели сказать что-то ещё, джинчурики встал и быстро отдалился от них, намереваясь покинуть территорию Деревни Тумана. Но, когда он прошёл вблизи головы исполинской черепахи, Узумаки резко остановился. Он почувствовал давление, которое обычно ощущается, когда рядом находятся обладатели невероятно мощной чакры, и, похоже, исходило оно от умирающего земноводного. Повернувшись к черепахе, Наруто только сейчас заметил, что белые зрачки, окруженные чёрными склерами, смотрят прямо на него, словно ждут чего-то. Подгоняемый разгоревшимся любопытством, джинчурики приблизился к голове черепахи и коснулся её сухой, шелушащейся кожи, прикрыл глаза и попытался сконцентрироваться.
  
  Крики чаек, как и шумиха от возни шиноби, внезапно затихли, и Наруто открыл глаза. К его собственному удивлению, он оказался в бесконечном тёмном пространстве своего подсознания, но перед ним сейчас был не девятихвостый демон, а каким-то образом появившаяся здесь огромная черепаха. Она по-прежнему не сводила с него внимательного, но в то же время пустого взгляда, а Узумаки отвечал ей тем же.
  
  - Так и будем молчать? - нарушил Кровавый Бог тишину. - Мне показалось, ты хочешь поговорить. И не бойся, говорящие животные никого уже не удивляют, - челюсти черепахи слегка приоткрылись, она сделала несколько тяжелых вдохов, и наконец, с трудом произнесла всего одно слово:
  
  - Да, - в ту же секунду, на Наруто обрушился мощнейший поток чакры древнего существа, словно порыв ветра, способного выкорчёвывать из земли деревья.
  
  - Тс, - блондин ухмыльнулся, в ответ высвободив часть своей чакры, которая свела всю мощь земноводного на нет. - Извини, но своими запасами чакры ты можешь попугать джонинов, или даже Каге, а на мне подобные трюки не сработают.
  
  - Я знаю, - несмотря на, казалось бы, попытку навредить джинчурики, в голосе черепахи не было и тени угрозы. - Просто хотела убедиться, что ты и вправду тот самый новый Бог Крови.
  
  - Хотела? - блондин насмешливо вскинул брови. - Значит, ты всё-таки самка. Хотя, какая разница, всё равно тебе недолго осталось.
  
  - Наверное, оно и к лучшему... Я устала, юный Бог Крови. Смерть от старости - худшая смерть из всех, но, когда становишься так же стар, как я, она кажется долгожданным подарком. Благодари свою судьбу за то, что ты никогда не познаешь смерть от старости, и проклинай её за то, что не познаешь смерти вовсе.
  
  - Если меня, конечно, никто не убьёт, - с грустью сказал блондин, опустив взгляд на свои живот, в котором уже чувствовались зачатки новой неконтролируемой жажды крови.
  
  - ...Тебя уже гложет это, верно? - неожиданный вопрос заставил Наруто в недоумении уставиться на черепаху. - Вампиризм, голод, жажда. Проклятие, если угодно.
  
  - Что ты знаешь об этом? - в голосе Узумаки прозвучала угроза, а земноводное, будто нарочно медлило с ответом. - Говори!
  
  - Или что? Убьёшь меня? Я была бы даже рада, если бы ты это сделал. Мы можем договориться. Я расскажу тебе всё, что знаю, а ты взамен сделаешь то, что умеешь лучше всего, и избавишь меня от мучений.
  
  - Ты просишь меня убить тебя?
  
  - Нет, я прошу проявить милосердие.
  
  - Ладно. Мне не сложно.
  
  - Дай мне слово. Поклянись, что сделаешь это, а не бросишь меня умирать в муках, - Узумаки пристально поглядел в глаза колоссальному существу и смог понять его недоверие. В конце концов, в мире шиноби, Наруто известен многим, как неисправимый лжец.
  
  - Даю тебе слово. Как только наш разговор окончится, я оборву твою жизнь.
  
  - Хорошо... Для начала, я должна сказать о том, что в самом начале своей жизни, я успела застать ранние годы Рикудо Сенина и его брата. Это было совсем другое время, и Боги тогда были несколько... Ближе к людям. Они в открытую ходили по земле, не избегали людей и помогали им выживать в периоды бесконечных войн. Джашин тогда тоже был не другим. Люди любили и почитали его, а он делал всё, чтобы грешники после смерти обретали покой, а не мучились целую вечность.
  
  - Брехня, - не задумываясь перебил Узумаки. - Джашин был Господарем Ада, садистом, который терзал души грешников целую вечность!
  
  - Я понимаю, насколько тяжело тебе поверить в мои слова, но пойми, тогда всё было иначе. Это был не тот Бог крови, каким ты его знал. По крайней мере раньше.
  
  - И что изменилось? Насколько глобальным должно быть событие, которое превратило народного любимца в воплощение зла.
  
  - Всё загубило сотворение Джуби. Для начала, скажи мне, что ты сам о нём знаешь?
  
  - Всякое говорят. Наверняка знаю лишь, что его создали Боги, в процессе какого-то эксперимента, который в итоге вышел из-под контроля.
  
  - Знаешь, что это был за эксперимент? Кагуя хотела прекратить войны между людьми, дав им общего врага, способного уничтожить их всех. Конечно, такой план предполагал риск: гибель большого количества людей была неизбежна, к тому же, Джуби мог получиться слишком сильным, и даже общими силами, люди не смогли бы с ним справиться. Джашин посчитал, что угроза слишком велика, и решил помешать созданию Джуби любой ценой. Он собрал бесчисленную армию людей, что были на его стороне, и напал на Кагую, когда она меньше всего этого ожидала. Последствия были... ужасными. Джашину удалось ранить её, но он всё равно потерпел поражение, а все его союзники были убиты. Попытка остановить Верховную Богиню принесла много боли и ей, и самому Джашину, но с последним, всё было немного сложнее. В наказание, Кагуя пробудила в Джашине жажду человеческих душ. Он обязан был заключать сделки с людьми, чтобы поглощать их души. Если же он не делал этого, им овладевал голод, в порывах которого Джашин нападал на людей и утолял его человеческой кровью. Эффект это возымело сразу, и за последние десять тысяч лет, Джашин превратился в ненавидимое всеми кровожадное чудовище. Что было дальше тебе и так известно.
  
  - Кагуя всё равно создала Джуби, и он все-таки оказался слишком силён. Хагоромо пришлось вмешаться и разделить его на девять хвостатых.
  
  - После этого, Кагуя решила больше никогда не вмешиваться в дела смертных напрямую, чтобы не повторять старых ошибок. Поэтому, когда Джуби возродился...
  
  - В игру пришлось вступить мне и сделать за них всю грязную работу, - закончил Наруто за своего собеседника, горько ухмыльнувшись. - И, всё равно, не понимаю, почему жажду человеческих душ можно утолить кровью? - теперь, в подобии улыбки расплылась и черепаха, словно Узумаки задал ей глупый, практически детский вопрос.
  
  - А что есть кровь, если не деньги души? За кровь жизнь покупается и продаётся.
  
  - Я не так давно пробовал донорскую, но...
  
  - Не сработает. Чтобы поглотить душу одного человека, нужно выпить её столько, сколько ни один донор не сможет дать, оставшись при этом в живых. Так что, если доведёшь себя до ручки, все, кто окажутся в поле твоего зрения умрут.
  
  - А если мне... держаться подальше от людей?
  
  - Ты найдёшь свою жертву, даже если на это уйдут часы. Это неизбежно.
  
  - Ну разумеется. Очередной пинок по рёбрам от Госпожи Судьбы.
  
  - Не всё так плохо. Я же сказала, что у Джашина был выбор. Заключать сделки с людьми, в обмен на их души, или пить их кровь. Порой, даже одной сделки с человеком, обладающим сильной душой, достаточно, чтобы ослабить жажду.
  
  - Тогда, мне остаётся надеяться, что Хидан знает, как эти сделки заключать, потому что я без понятия. Я ведь сделал это всего один раз, и тогда, продавал душу, а не покупал её... Если это всё, думаю, моя очередь помочь тебе, - выходя из своего подсознания, Наруто успел услышать последние слова гигантской черепахи:
  
  - Желаю удачи, юный Бог Крови...
  ***
  В реальном мире, Наруто, не сводя поднял правую руку, и в ней появилась алая коса с длинным изогнутым лезвием. Акане и Акеми заметили это, когда Узумаки уже занёс косу для удара и пропустил через неё чакру ветра.
  
  - Что Вы делаете?! - джинчурики бежали к блондину, но было уже поздно.
  
  - Проявляю милосердие, - коса со свистом разрезала воздух и прошла сквозь толстый череп черепахи, словно нож сквозь масло. Чайки неожиданно замолкли и разлетелись, в глазах черепахи погас огонёк и через несколько секунд они закрылись.
  
  - Это было не обязательно! - осуждающе воскликнула одна из девушек.
  
  - Сами просили помочь, - на лице Узумаки, как ни в чем не бывало, появилась неизменная ухмылка, он выставил ладони вперёд. - Баншо Тенин, - земноводное с шумом сдвинулось с места, совсем чуть-чуть, но в следующую же секунду оторвалось от земли. Поднявшись на несколько десятков метров, земноводное начало быстро отдаляться от берега. Вскоре, гигантская черепаха стала лишь точкой на горизонте, а за тем и вовсе исчезла.
  
  - Господи, мне нужно выпить, - сказав это, Узумаки щелкнул пальцами, перед ним появилась дверь, ведущая в Преисподнюю, которая исчезла так же неожиданно, как и появилась, как только джинчурики прошёл через неё, оставив всех в недоумении и ступоре.
  
  ***
  
  Тем временем в гостинице, где остановились шиноби Тумана и Листа, Рин стояла на веранде, в одном только лёгком кимоно, и внимательно следила за линией горизонта. Входная дверь гостиницы открылась изнутри, и из неё вышла Мизукаге в сопровождении Ао и Чоуджиро, но Учиха притворилась, что не заметила их.
  
  - От того, что ты простудишься, Наруто не придет быстрее, - не дожидаясь ответа, Мей накинула на плечи брюнетки тёплое пальто.
  
  - От того, что Вы постоянно пытаетесь его соблазнить, Саске не начнёт к вам что-то чувствовать, - съязвила в ответ Рин.
  
  - Пожалуйста, не забывайтесь! - вступился Мечник за свою Госпожу. - Вы все-таки разговариваете с Мизукаге.
  
  - Чоуджиро, ничего страшного, - Мизукаге лишь улыбнулась, с долей умиления. - Рин-чан, мы друг другу не враги. На самом деле, я думаю, что мы вполне можем стать подругами, - от того, с каким дружелюбием говорила Глава Тумана, Учихе стало не по себе. - В конце концов, мы обе всего лишь влюблённые женщины.
  
  - Вы меня не знаете, - на щеках брюнетки появился лёгкий румянец.
  
  - И всё же, я знаю, в кого ты влюблена. Это более, чем очевидно. Кстати, если спросишь моё мнение, Наруто - не лучший выбор.
  
  - Почему? Вы предпочитаете только брюнетов?
  
  - Нет, потому что он психопат с силой Бога. Даже просто находясь рядом с ним, ты рискуешь своей жизнью. Оно того не стоит.
  
  - Стоит, - в голосе Рин появилась абсолютная уверенность в своих словах, достойная похвалы. - За пару мгновений с ним, стоит и умирать, и убивать. Потому что он первый. Первый человек, который был ко мне добр, который показал мне мир за пределами Деревни Дождя.
  
  - У него наверняка были на то свои причины.
  
  - Это так. Изначально, я была нужна ему только как объект шантажа над Обито. Он сам говорил, что хочет убить меня у него на глазах, просто чтобы заставить Обито помучаться.
  
  - Действительно, просто мужчина мечты! - Мей разразилась громким смехом, на что Учиха ответила осуждающим взглядом.
  
  - Пока Ваш идеал будет дарить Вам цветы и конфеты, и слагать стихи о Вашей красоте, Наруто сможет полностью изменить Вас, как личность. Я, к несчастью, провела с ним совсем немного времени за свою жизнь, но этого хватило, чтобы превратить маленькую беспомощную девочку в сильнейшую куноичи Деревни Листа.
  
  - Это очень самонадеянные слова.
  
  - Не просто слова, а признанный всеми факт. В Конохе у меня высший показатель среди девушек-шиноби. На данный момент, мне не составит труда выиграть сражение даже с сильнейшими джонинами.
  
  - Как насчёт того, чтобы подтвердить слова действиями, - в глазах Мизукаге загорелся азарт. - Чоуджиро и Ао - джонины высшего ранга. Выбери любого из них и победи в честной схватке.
  
  - Мизукаге-сама, думаю, не стоит, - сказал Ао, сохраняя каменное выражение лица.
  
  - Да ладно, не будь занудой.
  
  - Предлагаю сделать всё немного интересней. Я буду драться с обоими одновременно, - Рин хищно облизнулась, а в её бездонных чёрных глазах, вместе с шаринганом, загорелось что-то, внушающее страх.
  
  - Кое-кто пытается подражать Наруто! - Мей вновь улыбнулась, но тут же посерьезнела. Она отдала приказ, и её подчинённые встали в боевую стойку. Рин, как по команде, отпрыгнула от веранды на несколько метров, а Ао и Чоуджиро последовали за ней. Как только Мизукаге осталась одна, из-за двери показался Саске, державший руки скрещенными на груди. Его появление явно обрадовало женщину. - Утречко, Господин Хокаге.
  
  - И вам того же, - Шестой выглядел недовольным, нахмурившимся. - Извините за Рин. Она ведь всё ещё ребёнок, у неё бывают свои заскоки.
  
  - Ничего страшного, я в её годы была не лучше.
  
  - И все-таки, зря Вы пошли у неё на поводу. Это опасно.
  
  - Не переживай, Ао и Чоуджиро знают меру, она отделается парой ссадин, - Учиха сдержано хохотнул, вызвав у Мей недоумение.
  
  - А кто сказал, что я за Рин волнуюсь?
  
  Первым выпад решил сделать Чоуджиро, желавший показать себя наилучшим образом перед своей госпожой. Он выхватил Хирамекарей, не освобождая меч от бинтов, и попытался ударить девушку. В то же время Ао напал на брюнетку со спины, намереваясь вырубить её ударом по затылку. Рин за долю секунды стала неосязаемой, и вражеские атаки прошли сквозь неё, из-за чего шиноби Тумана столкнулись друг с другом.
  
  - Осторожней! - Чоуджиро едва успел остановить свой меч, чудом не ранив напарника. Ао, не теряя времени, перегруппировался и направился в след за Учихой, пятившейся от них короткими прыжками.
  
  Девушка быстро окинула взглядом безлюдные улицы и ухмыльнулась, поняв, что она может использовать ниндзюцу, не боясь навредить случайным прохожим. Она сомкнула руки в замок, тихо произнеся название техники, и когда Ао сделал следующий шаг ей навстречу, он ушел в разжижавшуюся землю по пояс.
  
  - Мокутон: Удушающая лоза, - сразу после стихии земли, Рин использовала древесный элемент, и Ао обвили лозы, напоминающие виноградные, только в разы толще.
  
  - Ах ты мелкая..! - договорить обладатель бьякугана не успел, так как растение заткнуло ему рот. Рин тут же переместилась к Чоуджиро с такой скоростью, что он толком не успел этого осознать, и нанесла удар кулаком. Ему пришлось блокировать удар мечом, выставив его, как щит, но даже это не спасло его от чудовищной отдачи, отбросившей Мечника на пару метров. Учиха начала серию ударов, а Чоуджиро с трудом поспевал за ней и не мог подобрать нужный момент для контратаки. Рин довольно улыбалась, чувствуя своё превосходство, но за ярко-красным шаринганом девушки скрывался холод и безразличие к оппоненту, да и всему остальному.
  
  - Удивительно, - сказала Мей, завороженно смотря на девушку.
  
  - Действительно, - Саске и сам наблюдал за боем с интересом. - Ребёнок Обито унаследовал лучшее от кланов Сенджу и Учиха, скорость и силу, Мокутон и шаринган.
  
  - Я не об этом. Она не пытается походить на Наруто, она и есть Наруто. Девочка уже отравлена его влиянием до мозга костей, - от этих слов, Хокаге стало не по себе, появилось гадкое ощущение, словно Мизукаге только что оскорбила всех его близких, но он решил не отвечать ей.
  
  У Чоуджиро всё же появилась возможность для атаки, и он решил ей воспользоваться. Вот, Хирамекарей стремительно движется к животу девушки, едва ли она успеет уйти в Камуи или уклониться. Мечник бросил беглый взгляд на лицо Учихи, надеясь понять, смог ли он загнать её в угол, но, как только их взгляды пересеклись, у Чоуджиро всё перед глазами поплыло. Он перестал различать окружающий его мир, всё слилось в одну непонятную мешанину. Парень угодил в гендзюцу, даже не осознав этого.
  
  В реальности, Мечник уже валялся на земле без сознания, а Рин смотрела на него сверху вниз с упоением. Краем глаза она заметила какое-то движение и, обернувшись, обнаружила, что Ао куда-то исчез, оставив после себя воронку в земле. Внезапно, из-под земли, рядом с девушкой, высунулась рука джонина и схватила её за щиколотку, после чего, показался и сам обладатель бьякугана, державший во второй руке кунай. Всё происходило очень быстро, шиноби и куноичи действовали на автомате: Рин начала затягивать Ао в измерение Камуи, а он занёс кунай для удара. Всё зависело от того, кто из них осуществит задуманное первым. Вдруг, посреди развернувшегося на улице Деревни Горячих Источников из пламени появилась массивная железная дверь, которая со скрежетом отворилась, и из-за неё вышел блондин, с бутылкой в руке.
  
  - Наруто! - воскликнула Рин, мгновенно наплевав на драку. Девушка стала нематериальной, освободилась от хватки Ао и подбежала к джинчурики.
  
  - Тс, что за девка, - буркнул джонин, стряхивая с себя землю и закидывая себе на плечо Чоуджиро.
  
  - Не веди себя так, словно мы год не виделись, - растерялся Узумаки. - Меня не было всего одну ночь.
  
  - Прости... - Рин виновато опустила голову, хотя по сути, она ничего плохого не сделала.
  
  - Может быть, скажешь, где ты был? - обратилась к нему Мизукаге.
  
  - Тебе я ничего не скажу. Я не разговариваю со шлюхами, - для Мей слова Наруто были настолько неожиданными, что она даже в бешенство пришла не сразу, а Саске подбежал к нему и попытался отнять у джинчурики спиртное.
  
  - Воу, тише, ты же не хочешь никого обидеть?
  
  - Котёнок, я сейчас тебя обижу, если ты руки от моего бухла не уберешь.
  
  - Наруто, ты пьян!
  
  - Поздравляю, Шерлок! Как ты догадался? Алкаш алкаша видит издалека?
  
  - Да что случилось-то? - спросила Рин, стараясь сохранять уверенность.
  
  - А ничего, всё просто замечательно! Разве по мне не видно? - Наруто сделал несколько жадных глотков из бутылки и несколько секунд что-то пытался вспомнить. - Ах да, Саске, - Наруто переключил внимание с девушки на старшего Учиху. - Я разобрался с черепахой.
  
  - Серьёзно? - Хокаге не сразу поверил другу. - Ты всё сделал в одиночку? Значит, миссия уже завершена...
  
  - Да пофиг. Долго мы ещё будем здесь страдать хернёй? У меня к Хидану есть одно дело, так что, разрешите откланяться.
  
  - ...Ладно, иди, - Наруто поспешил пройти внутрь гостиницы, а Мизукаге проводила его подозрительным, озлобленным взглядом.
  
  ***
  
  Бог Крови завёл Матсураши в небольшую кладовую и последние десять минут пытался донести до него информацию, полученную от черепахи-острова.
  
  - Поэтому, ты должен сказать мне, как Джашин заключал сделки, - похоже, до сектанта всё же дошло, и он теперь смотрел на светловолосого круглыми, как блюдца, глазами.
  
  - Пойми, я пиздец, как сочувствую тебе, но я-то откуда знаю?
  
  - Хидан, я с тебя хуею! Ты ему поклонялся, но при этом, похоже, ничего о нём не знаешь!
  
  - Мы с Джашином оба сделки заключали, но это же не значит, что мы знаем, как эти сделки устроены! Слушай, успокойся, ты не в себе! Дай мне немного времени, я что-нибудь придумаю! - Наруто стиснул зубы и прижал Хидана к стене.
  
  - Нет у меня времени, я уже умираю от желания вцепиться в чью-нибудь глотку! Если хочешь жить, отчаянно думай! Ну, как он это делал?! - Матсураши заметался взглядом по комнате, ища ответ то ли в ней, то ли в своей голове. - Хидан, чёрт тебя дери, помоги мне! Ну я прошу тебя!!!
  
  - Прости, но я правда не знаю, - от безысходности, Бог и фанатик, казалось, готовы зарыдать. Тем не менее, Наруто отпустил бессмертного, потупив взгляд.
  
  - Я... Ну ты просто... Я тебе шею сверну! - в порыве гнева, джинчурики схватил Матсураши за горло и оторвал его от пола. От этого, глаза бессмертного чуть-чуть вылезли из орбит, а лицо начало краснеть.
  
  - Блять!.. Ну прости! - прошипел Хидан.
  
  - В жопу себе свои извинения засунь! Из-за твоей тупости я потеряю контроль над собой! Я многим готов пожертвовать, но это, это я так просто отдавать не намерен!!! - под натиском блондина, шея Хидана начала хрустеть, и это навело джинчурики на мысль, заставившую его разжать пальцы. Бессмертный закашлял и сполз на пол по стене. - ...У меня идея.
  
  - Ебать ты вовремя! - не обращая внимания на сарказм, Наруто повернулся к нему спиной.
  
  - Я попробую себя связать. Едва ли это сработает, но шанс есть.
  
  - Но ты же Бог. С такой силищей, какие оковы тебя сдержат?
  
  - Цепи Ада могут сработать. К тому же, я на всякий случай сломаю себе шею. Так, чтобы позвонкам что-то мешало срастись.
  
  - Слушай, давай я тебе хоть чем-то помогу, - Наруто почуял терпкий запах крови и обернулся. Матсураши протянул ему руку, по венам которой он только что провёл кунаем. - Я бессмертен, можешь выпить моей крови, если хочешь, мне от этого ничего не будет.
  
  - Ты так ничего и не понял, - говоря, Узумаки не мог оторвать взгляд от густой алой жидкости. "Хидан уже заключил сделку с Джашином. Его душа ему не принадлежит, и нет никакого смысла в том, чтобы пить его кровь". - Ты только хуже делаешь, лучше просто уйди.
  
  - Да ладно, ну попей, ну что тебе стоит? - Хидану вдруг моча в голову ударила, его пробило на "ха-ха", и он на свою голову решил разрядить обстановку.
  
  - Вон отсюда! - зрачки Наруто уже почернели, он с трудом держался.
  
  - Братишка, ну, что ты, я тебе покушать принёс!
  
  - Сука, ты задрал! Вон!
  
  - Ну что ты, давай я тебе историю расскажу, чтобы у тебя всегда стояла шишка!
  
  - ВОН!!! - Наруто вытолкнул Хидана из комнаты взашей. - На стрёме лучше постой и не впускай сюда никого, хотя бы пару часов, - Матсураши выдал что-то сквозь смех и замолк.
  
  Наруто раздраженно вздохнул, дал себе минуту и приступил к делу: блондин откопал среди вещей кладовой табуретку и встал на неё. Печать Ада на его руке засветилась, и всё его тело по рукам и ногам связали тяжелые цепи. Ещё одна цепь обвилась вокруг его шеи, а другим свои концом обвязалась вокруг медной люстры, свисавшей с потолка. Узумаки не сомневался, не нервничал. Один уверенный шаг вперёд, громкий хруст шейных позвонков, и его окутала тьма и тишина, словно он погрузился в сон.
  
  Стоило Хидану выйти за дверь, и к нему подошла Мизукаге.
  
  - Наруто тут? - Спросила она, заглядывая через плечо бессмертного.
  
  - Да, - сектант не растерялся и загородил ей дорогу. - Он просил не беспокоить.
  
  - Я всего на минутку, - не унималась куноичи.
  
  - Да хоть на секундочку, меня не ебёт.
  
  - Раз проблема с черепахой-островом решена, мы можем расходиться. Все только Наруто ждут, - Мей начала выходить из себя.
  
  - Значит подождут,блять! А если время хотите скоротать, давайте все ещё разок искупаемся в горячих источниках. Когда ещё такой шанс выпадет? - Хидан хотел оградить всех от комнаты, которую ему велели охранять, и ему показалось, что собрать людей в купальне, подальше от Наруто, будет хорошей идеей.
  
  - Хм... Что ж, я не против, - обладай Матсураши хорошей интуицией, он бы понял, что что-то здесь не так. Спустя несколько минут после того, как он и Мизукаге ушли, прятавшийся до этого в одной из жилых комнат Чоуджиро вышел из укрытия. Госпожу насторожило поведение Наруто, и она приказала Мечнику, в случае, если она сама не справится, любой ценой узнать, что же происходит. Открыв дверь кладовой и увидев качающееся на цепи безжизненное тело Бога Крови, Мечник застыл в ужасе.
  
  - Боже мой! - не зная ничего толком о способностях Наруто, Чоуджиро решил, что Узумаки совершил самоубийство и бросился к нему, надеясь, что его всё ещё можно спасти. Он хотел перерубить цепи, но Хирамекарей не оставил на них и царапины, так что, Чоуджиро пришлось просто их распутать, начав с той, на которой джинчурики висел.
  
  Как только с ней было покончено, Мечник переключился на остальные цепи, и только избавившись от них, шиноби прислонился ухом к груди Узумаки. Сердцебиения не было, однако позвонки Бога Крови уже исцелились. Чоуджиро решил, что шея Наруто с самого начала не была сломана, и начал делать ему массаж сердца, надеясь вернуть его с того света.
  
  - Да что ж это такое! - кричал парень, отчаянно ударяя по груди блондина. Вдруг абсолютно чёрные, поглощающие блики света глаза Кровавого Бога открылись, его лицо исказил оскал и схватил Чоуджиро за правую руку, сломав её сразу в нескольких местах. В поисках свежей крови, Наруто уже не сможет остановиться, и, даже если Чоуджиро этого ещё не осознал, его шансы на выживание близки к нулю.
  Примечание к части
  
  Дорогие читатели, я последнюю неделю провёл в лагере, главу писал с айпада в совершенно разных состояниях, то весёлый, то грустный, то упоротый, то убитый, и получилась какая-то глава-солянка. Так же, ошибок наверняка дохренелиард, а первая половина главы может заставить вас сломать себе мозг. Но! В следующей главе будет крутой, мрачный экшен, так что, надеюсь, она вас реабилитирует. Уж простите бессовестного меня за косяки, сам ловлю себя на мысли, что сюжет немного провисает, но дело вовсе не в том, что идей слишком мало. Их слишком много, и элегантно совмещать их не всегда получается. Ну и напоследок, лагерь "Витязь" - днище.
  Выжили, но...
  
  Предложение ещё раз окунуться в горячие источники все восприняли на ура, шиноби поспешили пройти в раздевалки и переодеться. Последним в мужскую раздевалку заходил Индра, но он заметил Рин, стоящую в стороне от всех, и решил уделить ей немного времени. Отсутсуки приблизился к брюнетке, волосы которой закрывали лицо, но наследник Хагоромо и так мог понять, что она чувствует.
  
  - А ты разве не пойдёшь вместе со всеми, Рин-чан? - тихо спросил парень.
  
  - Не хочу, - угрюмо буркнула девушка. Учиха поджала губы, замялась на мгновение и продолжила, уже спокойным тоном: - С Наруто что-то не так.
  
  - Это же Наруто. Я не уверен, было ли вообще такое время, когда с ним всё было в порядке.
  
  - Но ему сейчас плохо, и при этом он никому не говорит, в чём дело. Я уверена, что мы смогли бы ему помочь, если бы он просто сказал, что с ним. Я... я чувствую, как он отдаляется от нас, - для Отсутсуки, не пожалеть девушку было просто невозможно. Он улыбнулся, немного натянуто, слабо, поневоле выделяя своё болезненное состояние, и положил Рин руку на плечо.
  
  - Не переживай так, с ним как всегда всё будет хорошо. Я уверен, - брюнетка подняла взгляд, всё ещё обеспокоенный, но, похоже, ей стало немного легче.
  
  Внезапно, она, и все шиноби поблизости почувствовали чудовищное давление чакры Бога Крови, и секунду спустя, в шаге от Рин и Индры, на огромной скорости пролетело расплывчатое пятно, в котором даже Учиха с трудом смогла различить очертания Наруто и кого-то ещё. Двое шиноби со свистом врезались в стену, отделявшую помещение от горячих источников, проломили её и ворвались в купальню. Индра и Рин переглянулись, отошли от ступора и вбежали в купальню, а за ними и остальные шиноби Тумана и Листа.
  
  Всё еще толком не осознав, что происходит, они увидели Узумаки, стоящего к ним спиной, и Чоуджиро, по правой руке которого, из места, откуда торчала сломанная кость, стекала кровь и падала в горячую воду, растворяясь в ней. Мечник тяжело дышал, с трудом держа в левой руке Хирамекарей.
  
  - Чоуджиро! - Ао и Мей рванулись к раненому товарищу.
  
  - Не подходите! - вскрикнул Мечник. - Вы с ним не справитесь, лучше бегите! - параллельно с перепалкой между шиноби Скрытого Тумана, Наруто напряг мышцы, готовясь к рывку, и мгновенно переместился к Чоуджиро, создав мощный порыв ветра. Мечник, растерявшись, выставил блок своим орудием, но блондин легко преодолел его и нанёс парню удар в живот. Чоуджиро вскрикнул от боли и из его рта вырвался поток крови, когда кулак Узумаки пробил в его животе сквозную дыру. Пошатнувшись, Чоуджиро простоял ещё пару мгновений и упал, разбрызгав горячую воду. Пока шиноби не могли поверить своим глазам, Саске сделал шаг навстречу другу.
  
  - Какого хрена ты творишь, Наруто?! - поначалу, Бог Крови не отреагировал на крик Хокаге, но, в итоге, обернулся. Чёрные зрачки смотрели на всех ничего не выражающим взглядом, а звериный оскал обнажал, скорей уж звериные, нежели людские, клыки. Он посмотрел на всех ничего не воспринимающим, озлобленным взглядом, и поднёс к своему лицу ладонь к своему лицу и начал с жадностью слизывать с неё кровь. Закончив с аперитивом, Наруто перешёл к "главному блюду". Он вновь повернулся к шиноби спиной, встал на колени и вдруг припал к шее Чоуджиро. Большинство не могло понять, что он делает, до тех пор, пока не раздался характерный звук рвущейся плоти и мерзкое бульканье. Узумаки вгрызался в ещё не остывшее тело и упивался кровью Мечника. Шок, отвращение, ужас, непонимание, всё это в большей или меньшей степени испытывали все свидетели этой сцены, но Мизукаге, она была сама на себя не похожа, её всю трясло от ненависти к джинчурики.
  
  - УБЬЮ!!! - выкрикнула она, рванувшись к Узумаки. Хидан, будучи единственным, кто хоть немного понимал, что твориться с Наруто, попытался схватить Теруми, но у него не вышло.
  
  - Нет-нет-нет-нет, стой, дура ёбанная!!! - сразу после Матсураши, опомнился и Саске:
  
  - Не приближайся к нему! - Мизукаге не обращала на них никакого внимания. - Чёрт!
  
  - Плевать мне, друзья вы с этим чудовищем или нет!!! - женщина остановилась в пяти шагах от блондина, который и не думал отвлекаться от своей жатвы. Она начала складывать печати, не сводя с джинчурики взгляда. - Я его уничтожу! Суйтон: Великий водяной дракон!
  
  Вся вода, что была в горячих источниках, объединилась в один десятиметровый, бурлящий столб, который обрёл изменчивую форму морского змея и с рёвом набросился на Наруто, который так и не сдвинулся с места. Вода смела и его, и мёртвого Мечника, и они оба пропали из поля зрения шиноби, а дракон изменил форму и превратился в большую кипящую водяную сферу, внутри которой невозможно было что-то разглядеть. Мей могла бы использовать стихию лавы, куда более смертоносную, но она не хотела повредить тело Чоуджиро.
  
  Резко, всё движение потоков воды внутри техники Мизукаге оборвалось, силуэт Наруто стал различим, а в следующую секунду Водяная Тюрьма словно взорвалась изнутри, мелкие капли воды взлетели высоко в воздух, а затем упали на землю, подобно дождю. Наруто стоял уже лицом ко всем, плащ с него сорвало водой, и мокрые длинные волосы прилипали к мускулистому торсу. Труп Мечника отбросило куда-то, однако кое-что Узумаки успел от него "отхватить". В правой руке Король Ада держал голову Чоуджиро, запустив пальцы в короткие колючие волос. Из оторванной головы струйкой лилась густая кровь. От одного этого зрелища у Мизукаге всё внутри похолодело, а блондин поднял голову Чоуджиро над своим лицом, позволил паре капель горячей жидкости упасть на свои губы, и открыл рот, слегка высунув язык, и начал пить её. В этот момент, Рин не выдержала, её живот скрутило и девушка согнувшись пополам, поддалась рвотному рефлексу. Нельзя было её винить, даже опытнейшие шиноби пребывали в ступоре, их колотило от ужаса, который, казалось, сковывал, не говоря уже о том, насколько колоссальным было воздействие чакры Бога Крови. Обычные люди, не учившиеся искусству ниндзя, к примеру, работники гостиницы, уже бились в конвульсиях, у некоторых не выдерживало сердце, или начинала идти кровь из глаз, в которых полопались все сосуды.
  
  Струйка крови стала совсем тонкой, и Наруто, потеряв к ней интерес, сглотнул в последний раз и облизнул губы. Узумаки заглянул в глаза Мизукаге, и это немного привело её в чувства, страх на её лице вновь сменился злобой.
  
  - Кс, - Наруто издал всего один шипящий звук и его губы растянулись в широкой кровожадной улыбке. Был ли это отголосок его сознания, или что-то другое... Эта улыбка вызывала у шиноби ощущение, словно Смерть смыкает на их шеях костлявые пальцы. Бог Крови, не сводя взгляда почерневших глаз с Мизукаге, швырнул в неё голову убитого товарища. Мей вскрикнула и на мгновение потеряла Наруто из виду, инстинктивно уклоняясь. Наруто тут же переместился к женщине. Слишком быстро, она ничего не успеет сделать.
  
  Саске оказался единственным, кто мог превзойти Наруто в скорости, он пронёсся через всю купальню, сбил Главу Тумана, в последнюю секунду защитив её от атаки Узумаки. Блондин и не думал тормозить, а продолжил двигаться вперёд, пробил забор, ограждающий горячие источники от глаз посторонних. Сразу же с улицы послышались крики десятков людей.
  
  - Не стойте столбом, мы должны защитить гражданских! - не теряя времени скомандовал Учиха, помогая Мизукаге встать.
  
  Казалось бы, у Наруто было на это не больше минуты, но, тем не менее, когда шиноби последовали за ним, он стоял посреди улицы, в окружении изуродованных, обескровленных останков нескольких человек. Люди кричали, бежали, сломя головы, а он бегал взглядом от одного к другому, словно ребёнок в кондитерском магазине. Туман и Лист заняли боевую формацию, превозмогая страх, и ринулись к Узумаки.
  
  - Цельтесь в шею! - на ходу выкрикнул Саске.
  
  - Что?! Почему?! - для Ао подобная команда прозвучала бессмысленно.
  
  - Просто цельтесь и всё!!! Сломайте её или отрубите ему голову, иначе Наруто не остановить! - ему ответила Рин, у которой нервы уже были на пределе. Она видела Наруто в пылу сражения, видела его кровожадным, жестоким, безумным, но она никогда не видела того, что видела его таким, каким видит его большинство людей. Она не видела его монстром, а просто человеком, прожившим ужасную жизнь. Но сейчас, Учиха не могла отделаться от впечатления, что перед ней настоящее чудовище. Впервые в своей жизни она по-настоящему его боялась.
  
  Наруто всё ещё их не заметил, его куда более интересовали обычные люди. Когда между ним и шиноби оставалось не больше пяти метров, Саске выставил руку вперёд, сжав все пальцы кроме указательного и среднего.
  
  - Чидори Нагаши! - от пальцев Хокаге к Наруто потянулось искрящееся копьё молнии, направленное на шею джинчурики. В этот момент, он даже не смотрел в сторону Учихи, а стоял к нему спиной, есть шанс, что сработает. И тут, Бог Крови резко обернулся, его правая ладонь засветилась синеватой чакрой молнии и он ударил ей по Чидори Нагаши, отклонив технику от себя. В этот момент, Узумаки настолько злобно посмотрел на Учиху, что ему на секунду показалось, что Наруто снова собой управляет, и доведён до белого каления.
  
  - Кс, - тот же звук, и злоба вновь сменилась скалящейся ухмылкой.
  
  - Да что за пиздец?! Каким хуем он в таком состоянии ещё и техники использовать может?!! - Хидану показалось, что коса в его руках только что превратилась в зубочистку. - Его же невозможно победить!
  
  - Ну так беги, трус, - Индра казался сосредоточенным настолько, насколько это возможно. А Наруто, словно нарочно, давал ему время, чтобы придумать стратегию. - Нападайте вместе, не пытайтесь ударить его в слабое место, если не уверены, что у вас получится. Лучше дайте шанс сделать это другим.
  
  - Хех, спасибо, кэп, - Матсураши издал нервный смешок.
  
  Отсутсуки использовал своё мгновенное перемещение и в одно мгновение переместился к Наруто. Узумаки среагировал достаточно быстро, но, прежде, чем он успел что-то сделать, Индра вновь переместился, на этот раз, ему за спину, а как только блондин обернулся, наследник Рикудо Сенина вновь исчез, оказавшись в другом месте. Он пытался отвлечь внимание джинчурики, и за одну секунду оказывался в нескольких местах, держа Наруто в напряженной готовности дать отпор. Но, он недооценил Кровавого Бога, и когда Индра вновь переместился за спину джинчурики, повторив один из своих первых ходов, Наруто предсказал его движения и нанёс удар за мгновение до его следующего перемещения. Блондин ударил растерявшегося товарища в голову, раздался такой звук, словно кто-то расколол грецкий орех, и голову Отсутсуки разорвало на части. Осколки черепа разлетелись во все стороны, землю окропила его кровь, а тело парня проехало по земле метров десять.
  
  В этот момент, Узумаки открылся для атаки, и на него с двух сторон напали Ао и Мей. Джонин вооружился короткой катаной, а Мизукаге кунаем, но Узумаки был быстрее их обоих. Он успел врезать рыжеволосой женщине коленом по рёбрам так, что её парализовало от боли, и с разворота ударил Ао по лицу, проведя по нему когтистыми пальцами. Шиноби тумана инстинктивно отпрыгнул от джинчурики, хотя ещё даже не успел почувствовать боли. Лишь спустя пару секунд, с его лба спала разрезанная бандана, а повязка отклеилась с глаза, а из нескольких глубоких царапин на лбу, правой щеке и брови выступила кровь. Увидев бьякуган, Наруто загорелся буквально ощутимым желанием вкусить крови джонина, и облизнул когти. Он потянулся к остолбеневшему Ао, но тут, к ним подбежал Джирая.
  
  - Техника гривы разъяренного льва! - белые волосы санина удлинились и связали Наруто, но было очевидно, что это ниндзюцу не сможет долго его сдерживать. - Чего вы ждёте?! Вот ваш шанс! - Саске выхватил катану и побежал на Наруто. Его и Узумаки разделяет пять метров, - Узумаки освободил одну руку. Два метра, и Наруто высвободил вторую и прижал ладони друг к другу. Один метр...
  
  Даже Саске было тяжело понять, что произошло. Наруто высвободил огромное количество чакры, видимой даже невооруженным взглядом, алого цвета с примесью чёрного. Звук при этом был такой, словно кто-то взорвал десяток взрывных печатей, и эффект был похожий, только сосредоточенный в одной точке, там, где Наруто стоял. Вокруг него образовалась глубокая воронка в земле, а патлы санина, что его сковывали, разорвались на мелкие волосинки. Хокаге, Ао и Джираю отбросило мощной взрывной волной, других шиноби тоже едва не сбило с ног, пыль и снег поднялись в воздух и заполнили улицы маленькой деревни.
  
  - Вот тварь! - Мизукаге уже оклемалась и начала складывать печати. - Рин-чан, матершинник, готовьтесь!
  
  - Н-но!.. - Рин была не готова к действиям.
  
  - Не спорь! Йотон: Техника таинственного плавления! - Мей надула щёки и выпустила огромное количество лавы изо рта, готовый всей своей массой обрушиться на джинчурики. - Попался! - Когда лава уже коснулась земли под ногами Узумаки, она будто натолкнулась купол, образовавшийся вокруг джинчурики. Сквозь стекающую по невидимому куполу лаву шиноби смогли разглядеть Наруто, расставившего ладони в разные стороны.
  
  - Проклятье, в сторону! - Рин узнала технику Баншо Тенин, и хорошо знала, что будет дальше. Так же, она понимала, что уклониться они уже не успеют. В следующее мгновение, вся лава, что окружала Узумаки, была отброшена в Мизукаге, Хидана и Рин.
  
  - Ёбанный в рот! - даже Матсураши понимал, что от атаки, покрывавшей столь большую площадь, им уже не удастся убежать. Ещё немного, и двоим из них настанет конец. Учиха сможет спастись, если повезёт, переместить в Камуи либо Хидана, либо Мизукаге, но только кого-то одного. Рин поневоле зажмурилась, схватив за руку Матсураши, потому что он стоял к ней ближе, но брюнетка вдруг почувствовала, как что-то подхватило её и бессмертного, а затем оттащило от смертоносной лавы. Открыв глаза, девушка увидела вокруг себя знакомую фиолетовую ауру Сусано Саске, державшую и двух других шиноби её в своих массивных руках. Идеальная защита клана Учиха опустила их на землю, и Рин увидела самого Хокаге, стоявшего в центре Сусано. Парень тяжело дышал, по обеим его щекам из глаз текла кровь, ноги подкашивались.
  
  - Вы... хах... Вы как? - спросил Учиха, пытаясь отдышаться.
  
  - Жить будем. А как же... - прежде, чем Рин договорила, Саске отступил, и она увидела в десяти метрах от них Наруто, с пронзённой арбалетным болтом Сусано грудной клеткой. Шестой успел не только спасти своих товарищей, но и пригвоздить Узумаки к стене одного из зданий.
  
  - Секунд пять у нас есть, прежде чем он освободится, - брюнет слабо улыбнулся, а Рин осуждающе на него посмотрела.
  
  - Дурак... Нужно было сломать Наруто шею, пока была такая возможность.
  
  - И бросить вас? Не неси ерунду. И где Индра, Джирая и Ао?
  
  - Без понятия, - младшая Учиха огляделась, в поисках других шиноби, но не обнаружила ничего, кроме разрушенных домов, огня, стремительно распространяющегося по деревне, и людей, которые либо бежали, либо были мертвы. Наруто тем временем вытащил гигантскую стрелу из своего тела и начал приближаться к ним. Саске вздохнул, встал между Богом Крови и его потенциальными жертвами. Внимательно смотря в глаза блондина, Учиха пошёл к нему навстречу.
  
  - Наруто, не знаю, слышишь ты меня, или нет, но... Остановись. Подумай о том, что ты делаешь. Мы - твои друзья. Ты же знаешь разницу между друзьями и врагами, это делает тебя тем, кто ты есть. Если перестанешь различать одних от других, перестанешь быть собой. Ну же, если ты можешь это сделать, просто остановись.
  
  - ... - всего на мгновение, в глазах Узумаки загорелся огонёк разума, но он тут же погас, уступив безумной, кровожадной улыбке. - Кс.
  
  - Значит, не можешь, - Учиха вздохнул и усмехнулся, после чего поднял на друга уверенный взгляд. - Тогда, я остановлю тебя сам! - Сусано Шестого вскинуло руку, на которой был арбалет, и сделало серию выстрелов, но ни один из них не достиг своей цели, а Наруто понёсся на Учиху со звериным рыком.
  
  ***
  
  Джирая с трудом продрал глаза, застилаемые кровью. Рука сама потянулась к раскалывающейся от боли голове. Чуть выше лба, там, где только начиналась густая седая шевелюра, находилась глубокая рана. Сознание возвращалось к санину медленно, в ушах у него звенело. Спустя секунд десять он понял, что лежит на земле, и что голову разбил о торчавший из неё булыжник, когда его отбросило взрывной волной. Спустя ещё пять секунд, он смог сесть, и разглядеть в нескольких десятках метров впереди бой между Наруто и Саске. Из-за своих габаритов, Сусано было слишком неповоротливым, чтобы атаковать проворного джинчурики, и Хокаге это прекрасно понимал, но оно было единственным, что разделяло Учиху и Узумаки, готового вцепиться зубами в его глотку. Учиха старался тянуть время, пока что-нибудь не придумает, или до тех пор, пока не случится чудо.
  
  - М-м-м... - болезненное мычание рядом с санином отвлекло его от наблюдения. Тело, которое писатель принял за чей-то труп, зашевелилось и так же тяжело, как и он сам, село. Оказалось, что это Индра.
  
  - О, так ты жив, - удивился санин.
  
  - Ты тоже, - съязвил Отсутсуки. Его внимание тоже привлёк бой впереди. - Ничего не выходит. Наруто слишком силён и быстр, без элемента неожиданности ни у кого из нас не получалось даже прикоснуться к нему. Да ещё и эта заморочка с шеей, по которой хрен попадёшь, ведь он не собирается просто стоять и ждать, пока мы его вырубим.
  
  - ...У меня, кажется, есть одна идея, но нужна твоя помощь. Эта твоя техника... Ты телепортироваться куда угодно можешь? Сможешь меня подбросить?
  
  - Зависит от того, куда.
  
  - Вверх, - Индра недоумевающе посмотрел на Джираю, а тот хитро сощурил глаза.
  
  ***
  
  Учиха проигрывал Богу Крови, который безостановочно лупил по Сусано, хоть и не оставлял на нём и царапины. Саске то и дело оглядывался на друзей, напоминая себе о том, что бежать нельзя, хоть инстинкты и подсказывают сделать именно это. Он сейчас был единственной преградой между ними и жаждущим крови Богом. "Повезло, что Наруто сейчас не в здравом уме. Если бы не это, он бы не стал вот так просто бросаться на Сусано с кулаками, а использовал что-нибудь посильнее из своего арсенала. А у меня что есть? Аматерасу бесполезно, он будет регенерировать быстрее, чем горит, а Цукуёми на него не действует. В ближнем бою, я, возможно, успею свернуть ему шею, но для этого придётся снять Сусано, а без него, Наруто сразу же убьёт меня. Никогда не чувствовал себя настолько беспомощным. Даже будучи защищённым Сусано, я словно в раковине... Надо было раньше начать действовать, узнать, что твориться с Наруто, уделить ему больше времени. А теперь, уже поздно. И какой я после этого друг...".
  
  - Эй, Саске! - Учиха услышал голос Отсутсуки. Индра и Джирая стояли на крыше одного из уцелевших зданий. - Мы собираемся использовать один трюк. Все должны держаться от Наруто как можно дальше, но не позволяйте ему свободно перемещаться. Задержите его там, где он сейчас стоит.
  
  - Постараемся! - Индра вместе с писателем, моментально исчез во вспышке красных искр. Высоко в небе в то же мгновение раздался громкий хлопок, и из огромного облака белого дыма появилась призванная жаба, стремительно летящая навстречу земле. - Рин! - девушка поняла своего опекуна без слов. Она сомкнула ладони, земля под ногами Учихи и Узумаки затрещала, и из-под неё высунулись толстые корни деревьев, скрутившие Наруто. Как только блондин оказался обездвижен, Саске отпрыгнул от него, за секунду до того, как на джинчурики с шумом обрушилась огромная жаба. Пыли в воздух поднялось столько, что шиноби не сразу разглядели стоящих на голове жабы санина и Отсутсуки, которые довольно улыбались.
  
  - Ха-ха-ха, ву-ху! - заорал Хидан, готовый плясать от радости. - Да, мать вашу! Вы это сделали!
  
  - Поверить не могу... - Теруми ошарашено смотрела на ту точку, где только что стоял Узумаки. - Не верится, что всё закончилось.
  
  - А закончилось ли? - Саске действительно не верил, что это конец.
  
  - Эта жаба своим весом может многоэтажное здание раздавить. Она Наруто все кости переломала, и шею в том числе, я уверен, - спокойно ответил Джирая. Забавно, что как только угроза для жизни исчезла, к шиноби вышел и Ао, прихрамывающей походкой.
  
  - Ао! - забыв об отношениях начальника и подчинённого, Мизукаге, сияя, подбежала к джонину и обняла его. Теперь, у неё ведь только он и остался.
  
  - Ладно, давайте не терять время, у нас есть всего шесть минут, прежде чем он очнётся, - напомнил всем Саске.
  
  - Ладно, только дай мне отменить технику призы... - вдруг, прямо под ногами у Джираи, что-то пробило голову гигантской жабы, со свистом улетев в небо, чудом не задев санина. Через сквозную дыру во всё теле жабы фонтаном хлынула кровь, и она буквально ушла из-под ног Индры и санина, вернувшись на Гору Мёбоку. В воздухе, Отсутсуки успел подхватить писателя и уберечь его от падения, но, оказавшись на земле, они, как и другие шиноби, в ужасе уставились на стоявшего в центре целого кратера Узумаки.
  
  На Узумаки живого места не осталось, большинство костей были сломаны и выпирали, или же и вовсе торчали из рук и ног, он стоял в неестественном, скрюченном положении, весь в собственной крови, но всё равно стоял, смотря на всех неизменно голодным взглядом.
  
  - О, да ладно вам! - воскликнул Хидан. - Это что, шутка?! - среагировав на голос, джинчурики начал передвигать стремительно заживающими ногами, очень медленно приближаясь к бессмертному, издавая при этом смесь рыка и сопения. - Долго вы ещё стоять собираетесь? Господи-Боже, ладно, я сам его добью! - сектант выхватил косу и быстро зашагал к Богу Крови.
  
  - Стой, это опасно! - у Саске было ужасно плохое предчувствие.
  
  - Ты его видел? Да он сейчас даже генину навредить не сможет! - Хидан нервно рассмеялся, но резко замолчал и остановился, когда оказался поближе к Наруто. Он увидел, что кровь, вытекающая из ран джинчурики, не падала на землю, а начинала парить рядом с ним, формируя крупные сгустки и мелкие капли. - Что за хуйня? - Матсураши не понял, нужно ли ему опасаться, а Наруто тем временем выставил вперёд дрожащую руку, направив её на сектанта. Кровь джинчурики в большом количестве собралась в центре ладони блондина и резко, подобно пуле, выстрелила в Хидана, попав в грудную клетку. Бессмертный не смог закричать, у него перехватило дыхание от боли, и отшвырнуло его от Наруто с такой силой, словно кто-то в упор выстрелил в него ядром из пушки.
  
  Индре пришлось уклониться, поскольку Хидан чуть в него не врезался, однако именно Отсутсуки стал следующей мишенью. Пока шиноби не успевали сообразить, что за новый туз оказался припрятан в рукаве у джинчурики, он жестом дееспособной руки заставил один из витавших рядом с ним сгустков крови вытянуться, став чем-то похожей на бумеранг, и с всё той же невероятной скоростью отправил его в старшего сына Хагоромо. Тот даже шелохнуться не успел, прежде чем необычное орудие Кровавого Бога прошло сквозь его шею, а в следующую секунду, голова Индры уже соскользнула с плеч.
  
  - Какого чёрта вы не сказали, что он умеет управлять собственной кровью?! - заорала Мизукаге, параллельно с этим складывая новую серию печатей.
  
  - Мы не знали! - выкрикнул в ответ Саске. Он заметил, что ноги блондина почти восстановились, а значит, он вот-вот сможет двигаться с прежней скоростью. "Проклятые тридцать секунд!". - Мей, забудьте о печатях, бегите, пока не поздно!
  
  Мизукаге, к несчастью, его не послушала, и поплатилась за это: очередной выстрел кровью угодил в плечо Главы Тумана, оставив в нём крупную дыру, такую, что видно кость. Теруми вскрикнула от боли, по инерции взглянув на собственное ранение, а когда она подняла взгляд, Узумаки уже подбежал к ней и не в полную силу ударил её в живот, поскольку руки ещё не до конца зажили, но этого было достаточно, чтобы повалить женщину на землю, заставив её удариться головой и потерять сознание. Джирая хотел вмешаться, но Бог Крови взмахнул рукой и при помощи Баншо Тенин снова швырнул его в один из домов, который горел. В сознании остались только Ао, Рин и Саске.
  
  - Рин... Беги, - сказал Хокаге, не сводя взгляда с обезумевшего друга и держа в руках Кусанаги.
  
  - И не подумаю! Я не собираюсь вас бросать!
  
  - Бой уже проигран, нам с ним не справиться! - Наруто переключился на вспылившего Хокаге, вновь выставил вперёд руку и выстрелил большим сгустком крови. Рин была уверена, что всё будет в порядке, ведь Саске до сих пор использует Сусано, но, она ошиблась... Угодив в абсолютную защиту, кровь просто пробила её, и ударила Саске в грудину. На лице брюнета застыло удивление и страх. Из рта Учихи хлынула кровь, он пошатнулся, глаза брюнета закрылись и он упал, а вместе с тем, исчезло и Сусано. В этот момент, Рин преодолела всяческие пределы настоящего ужаса. Она бы закричала, но в горле внезапно пересохло настолько, что брюнетка даже шепотом говорить не могла. А Наруто, на её "счастье", был привлечён другим человеком.
  
  Ао, несмотря на свои ранения, поднял бессознательную Мизукаге на ноги и пытался увести её с поля боя. Поворачиваться к Наруто спиной оказалось ужасной ошибкой. Кровь джинчурики обрела форму, подобную хлысту с большим лезвием на конце, который со свистом ударил по ногам Ао. Джонин выпустил из своих рук Мей и упал рядом с ней, начав истошно вопить, будучи на грани от болевого шока из-за потери конечностей. С другой стороны, его вот-вот убьёт сильнейшая кровопотеря. Не способная пошевелиться Рин могла только смотреть на то, как Наруто подходит к Ао, ногой переворачивает его на спину и наклоняется к лицу шиноби Скрытого Тумана. Джинчурики поставил большой палец на закрытый правый глаз, вернее, бьякуган, и вдруг с силой надавил на него, проникая пальцем в внезапно опустевшую глазницу. Ао вновь заорал, но крик резко оборвался, джонин всё-таки отключился от боли, а Наруто, облизнул окровавленный палец, открыл вонзил клыки в глотку шиноби. На этот раз, Бог Крови действовал быстро, несколько секунд, мощных движений челюстями и жадных глотков, и он уже оставил Ао, устремив взор на Рин. Девушка попятилась от него, дрожа и плача. От страха, сковавшего её душу, девушка даже о Камуи забыла.
  
  Наруто медленно приближался к ней, не моргая, свирепо скалясь. Делая очередной шаг назад, брюнетка запнулась о чьё-то тело и упала на пятую точку. В панике, девушка продолжила отползать от джинчурики, не решаясь обернуться, но вскоре, поплатилась за это и уткнулась спиной в стену изрядно пострадавшей гостиницы. Учиха загнала себя в угол, встать она уже не успеет, а об умении становиться неосязаемой её разум, находящийся на грани от срыва, напрочь позабыл. Вот, Узумаки уже стоит к ней вплотную, по его подбородку стекает кровь шиноби Скрытого Тумана. Смотря на неё сверху вниз, джинчурики облизывается.
  
  - Кс, - Рин больше всего на свете захотелось заткнуть уши и зажмурить глаза, чтобы не слышать этот странный, единственный звук, который издавал Бог Крови, и не видеть жуткую улыбку на его лице. По щекам девушки ручьём текут слёзы, она начинает беззвучно рыдать, а рука Наруто приближается к её лицу. Единственной мыслью, зациклившейся в голове Рин, было: "Я умру! Я умру! Я умру!".
  
  Вдруг, Наруто замер, уже почти схватив Учиху. Его рука дрогнула, глаза стремительно посветлели, уставившись никуда остекленевшим взглядом. Наруто упал на колени, продержался так ещё пару секунд и растянулся на земле, рядом с Учихой, которая всё ещё не осознала, что она спасена. Громкий, знакомый ей смех Хидана привёл девушку в чувства, и она заметалась взглядом из стороны в сторону, пока не обнаружила бессмертного метрах в тридцати впереди себя. Увиденное, повергло бы её в шок, если бы она уже в нём не прибывала: под большим деревом без листьев был нарисован кровью знак Бога Крови, а прямо над этим знаком висел Матсураши, чья кожа приобрела ритуальный раскрас. Он где-то откопал толстую верёвку, привязал её одним концом к ветке дерева, а другой одел петлёй себе на шею, после чего, похоже, с этой же ветки спрыгнул. Судя по тому, что руки и ноги у него безжизненно качались, как тряпки, а шевелить он мог только мышцами лица, бессмертный сломал себе шею.
  
  - Нехуй стрелять своей кровью в того, кто может тебя проклясть, бака! АХА-ХА-ХА-ХА!!! - смеялся Хидан, как ополоумевший, но только потому, что у него всё получилось. Он ведь не был уверен, что сработает, когда использовал ритуал, связывая им себя и Бога, как и не был уверен в том, что сломав шею себе, он сломает её и джинчурики. Но, от того, что всё обошлось, сектант был рад до безумия. Рин выдохнула с облегчением, закрыла лицо руками и прижала колени к груди. У неё было совсем немного времени, чтобы оклематься от произошедшего, и всего шесть минут на то, чтобы отыскать раненных товарищей и сделать что-то с Наруто, пока он не очнулся. И надо бы радоваться, ведь они выжили, но Рин хотелось плакать, ведь ближайшее будущее не предвещает ничего хорошего, после всего произошедшего. Как только Мизукаге узнает о том, что Наруто убил второго её подчинённого... Для него, и всей Конохи, всё изменится.
  Псы. Часть 1
  
  Узумаки открыл на удивление тяжелые веки. Картинка перед глазами, будто нарочно отказывалась фокусироваться. Потребовалось не меньше минуты, чтобы разглядеть довольно низкий каменистый потолок, с которого капала вода. Всё тело покалывало, в пальцах чувствовалось лёгкое онемение. С трудом сев, Узумаки почувствовал боль в затёкшей руке. В вене его правой руки находился катетер, трубка от которого тянулась к стоявшей рядом с блондином капельницы. По характерному запаху Наруто понял, что в капельнице было сильнейшее снотворное, которое только что закончилось. Он словно находился в больничной палате. Только лежал блондин на холодном, мокром полу комнаты, в которой всё было из камня, и, что сбивало с толку, здесь не было двери. Ни единой щели в стенах, ни люка в полу или потолке, или даже намёка на механизм, открывающий потайную дверь.
  
  Наруто выдернул катетер из вены, маленький прокол в которой мгновенно затянулся. На бледной коже Бога осталась всего одна капелька крови, но как только он на неё посмотрел, в висках у него появилась ужасная боль, перед глазами заплясали обрывки недавних событий. Джинчурики зажмурился и сжал длинные волосы так, что в руках у него осталось несколько клочьев.
  
  - Ты меня не послушал, - услышал Узумаки голос девятихвостого прямо перед собой и поднял взгляд. Кьюби стоял в двух шагах от своего джинчурики. Он смотрел на Кровавого Бога большими звериными глазами, осуждая и обвиняя одним своим взглядом так, что хотелось спрятаться от него. - Я говорил, что ты должен пить кровь, пока находишься в здравом уме. Не доводить дело до ручки... И ты меня не послушал. Поэтому, мы теперь здесь.
  
  - Курама, где мы? - Курама долго молчал, но Наруто не торопил его с ответом. Пока Лис нагнетающее помалкивал, Узумаки создал себе новую одежду, точную копию старой, тот же плащ, джинсовые брюки и перчатка на руке. Очнулся-то он голым. - Курама, сейчас не лучший момент, чтобы испытывать моё терпение. Повторюсь, где мы находимся.
  
  - Не знаю, - наконец пробурчал биджу.
  
  - А Саске... И Рин, и все остальные... Я убил их?
  
  - Не знаю, - повторил биджу. Джинчурики ухмыльнулся. - Проломи стену и узнаешь ответ на свой первый вопрос. Думаю, мы в тюрьме, но не знаю, в какой.
  
  - Готов поспорить, что мы в темнице Корня. У снотворного знакомый запах, такое делает только Орочимару, - Наруто вскочил на ноги, подошёл к одной из стен и выставил вперёд руку. Сферы голубой и красной чакры собрались в его ладони в маленькую бомбу хвостатого.
  
  - Значит так, если меня кто-нибудь слышит, если я сейчас же не увижу Саске, или вы меня не выпустите отсюда, я выйду сам, и мне плевать, сколько людей погибнет от взрывной волны... - Наруто чувствовал себя глупо, он ведь говорил со стеной, да и требование привести Саске казалось невыполнимым. "Идиот. Мёртв Саске. Ты его убил и просто не желаешь себе это признать", - блондин не мог избавиться от столь пессимистичных мыслей. - ...Орочимару-сенсей, Вы ведь где-то там? Хотя бы Вы можете со мной поговорить? Мне нужно знать, что с Саске и остальными.
  
  - Эй, Наруто! - Кьюби почему-то заговорил очень встревожено.
  
  - Ну что? - Наруто обернулся и понял в чём дело. Сам он от неожиданности потерял контроль над бомбой хвостатого и она растворилась в воздухе. В комнате появился ещё один человек, при том, что никакой двери так и не открылось. Это был мужчина, по пояс раздетый, лицо которого скрывала маска. Единственное, что за ней можно было разглядеть, это стоящие торчком чёрные волосы. - Саске?
  
  Узумаки подбежал к предполагаемому Учихе и сорвал с него маску. Его взгляд мгновенно похолодел, когда оказалось, что это просто какой-то незнакомец. Приблизившись к нему, Наруто заметил порезы на руках анбушника в области вен, с которых струйками лилась кровь. Глядя на джинчурики остекленевшими глазами, брюнет протянул руку совсем близко к его лицу.
  
  - Да он под гендзюцу! - Кьюби громко хохотнул. - Похоже Орочимару решил преподнести тебе завтрак на блюдечке! И ещё, похоже, что твоя зависимость от крови уже не секрет.
  
  - Да неужели? - Наруто не отрывал взгляда от алой жидкости. "Я же знаю Орочимару. Для него вампиризм интересен с научной точки зрения. И он жаждет зрелища". Бог Крови посмотрел на ту стену, с которой ещё недавно разговаривал. - Наслаждайтесь шоу, сенсей.
  
  Повалив АНБУ на лопатки, Наруто придавил его к полу и сдавил его горло. Он впервые делал это сознательно, но это оказалось достаточно легко. В особенности после того, что произошло на горячих источниках. Стоит совсем немного усилить хватку и пол окрасился в красный, которую Кровавый Бог сразу же начал пить. Забавно, как сам процесс помогал избавиться от дурного предчувствия, мрачных мыслей по поводу того, живы его друзья или нет. Сейчас, есть только он и кровь, и нет нужды спешить, пока не поглотишь всё до последней капли. Чувство расслабленности заставляет прикрыть глаза.
  
  Вдруг перед лицом джинчурики раздаётся не громкий стук, в тот момент, когда он уже пал достаточно низко, чтобы слизывать остатки крови с пола, словно животное. Подняв удивлённый взгляд, Узумаки обнаружил перед собой того, кого так хотел увидеть. Это был Саске, в ужасно потрёпанном виде, с кожей, ещё более бледной, чем обычно, в расстегнутой накидке Хокаге, благодаря чему можно было увидеть, что грудь у него перемотана бинтами. Учиха смотрел на Наруто сверху вниз безэмоциональным взглядом, но ровно до тех пор, пока джинчурики не улыбнулся и не сказал:
  
  - Саске... Я так рад, что ты жив! - Хокаге мгновенно переменился, стиснул зубы, пронзив блондина злобным взглядом и нанёс ему мощный удар ногой по лицу, от которого Король Ада перевалился на спину и проехал по полу несколько метров, пока не врезался головой в противоположную стену. Всё ещё ухмыляясь, Наруто потёр лоб, на который пришёлся удар. - Вижу, ты тоже мне рад.
  
  - Заткнись, - процедил сквозь зубы Учиха и скривился от боли. Сквозь бинты проступило небольшое красное пятно. Наруто без раздумий вскочил и подошёл к Учихе.
  
  - Позволь помочь, - сказал он, протягивая к Шестому руки, от которых исходила исцеляющая энергия.
  
  - Не подходи ко мне! Каждый раз, когда ты подходишь ко мне ближе, чем на метр, мне хочется тебя ударить! Господи-Боже, какой же ты всё-таки ублюдок!!! - Учиха закрыл лицо руками и просто начал орать, не обращая внимание на усиливающееся кровотечение.
  
  - Саске, пожалуйста, ты истекаешь кровью, - Наруто было больно смотреть на друга, но он и сам боялся приближаться к нему, боялся навредить.
  
  - О, а мне казалось, что вчера тебя такой расклад вполне устраивал! - всё-таки Саске пришлось немного успокоиться, он опёрся о стену и тяжело задышал.
  
  - Я не хотел... Я себя не контролировал, Хидан же уже наверняка всё объяснил.
  
  - Вот именно. Хидан. Я узнаю о твоих проблемах от чёрт знает, кого, уже после того, как ты всё пустил под откос. Ты хоть понимаешь, что сделал? Наруто, ты убил двух ближайших подчинённых Мизукаге и... Я очень стараюсь подобрать синоним к слову "съел", но ничего на ум не приходит.
  
  - А с остальными что?
  
  - Живы. Но даже не думай, что всё хорошо. Мей желает тебе смерти, и только за счёт того, что я последние двадцать четыре часа я умоляю её не спешить с решением, дело не сдвинулось с мёртвой точки. Ну почему, Наруто, почему?! Почему ты мне ничего не сказал?! - не похоже, что Наруто был намерен что-то говорить. - Эй!
  
  - ...Потому что знал, что ты так отреагируешь. Знал, что моя курочка раскудахчется, - глаза Хокаге раскрылись настолько широко, что, казалось, вот-вот выпадут из орбит, а Узумаки тихо прыснул в кулачок.
  
  - Для тебя это всё шутка, да?! Я доверился тебе! Мы доверились тебе!!! А ты как всегда всё просрал!
  
  - Хааа... - Узумаки протяжно зевнул. - Как закончишь кудахтать, разбуди меня, и мы пойдём отсюда.
  
  - Боже, как я тебя ненавижу!
  
  - А вот и не правда. И я сейчас тебе это докажу, - Наруто уже хотел создать новую бомбу биджу и вырваться на свободу, но Учиха моментально выхватил катану и приставил её к шее джинчурики, оставив на ней небольшой порез. - Ты начинаешь меня злить.
  
  - Ну наконец-то! Может, хоть так я заставлю твой больной мозг работать! Из-за тебя, мы в шаге от войны между Туманом и Листом, ведь как только Мей поймёт, что не может тебя убить, она захочет выместить ненависть на том, что тебе дорого, и что она способна уничтожить!
  
  - Она всё равно уничтожение Конохи не потянет, какая разница?
  
  - Я не хочу, чтобы за зря гибли люди! Ни с нашей стороны, ни со стороны Тумана! Четвёртая Мировая Война обязана была стать последней, и если тебе дорого перемирие, ради которого ты пожертвовал жизнью, ты останешься здесь до тех пор, пока я всё не улажу!
  
  - Саске, я убил двух самых близких ей людей. Такое не улаживается мирным путём, только Blut für Blut, - [Кровь за кровь.]
  
  - Не суди по себе, - Саске потёр виски, и казалось, что он не собирается сказать что-то ещё. - Слушай, просто будь здесь. Это всё, о чём я тебя прошу, это что, так сложно? Я ведь и о тебе не забыл, по-твоему, кто прислал к тебе этого типа? - брюнет указал на лежащий на полу труп безымянного шиноби. - Орочимару будет отправлять к тебе преступников-смертников, по одному в день, пока не найдёт информацию о том, как Бог Крови может заключать сделки.
  
  - О Боже мой, какой ты заботливый. А что насчёт нормальной еды? Я и без неё обойдусь, но, если бы кто-нибудь сбегал в Ичираку...
  
  - Ичираку? - Учиха непонимающе посмотрел на друга. - Наруто, мы не в Конохе. Мы находимся в тюрьме Столицы Страны Огня, в камере для самых опасных преступников. И ради Бога, оставайся здесь. От этого зависит судьба Конохи.
  
  - Ну хорошо. Но не испытывай моё терпение, - Наруто резко посерьезнел, перспектива быть запертым в клетке его совсем не радовала. Шестой понимающе кивнул и встал в центре комнаты, готовясь её покинуть. - Саске... А с Рин всё в порядке? Если из-за меня она пострадала...
  
  Учиха не стал ему отвечать, да и договорить ему не дал, а просто бросил на блондина ещё один обеспокоенный взгляд и исчез. Узумаки вздохнул и потёр затылок, думая над тем, куда девать тело только что убитого им смертника.
  
  - Курама, есть хочешь?
  
  ***
  
  Саске оказался в том крыле тюрьмы, где находилась камера Наруто, в компании двух шиноби. На стене, за которой было вынужденное жилище джинчурики, была печать. Комната была защищена несколькими барьерами, и только коснувшись печати можно было попасть внутрь. Конечно, если вы не обладаете невероятной разрушительной силой, не умеете перемещаться или становиться неосязаемым и проходить сквозь стены. По сути, его заключение было бессмысленной мерой, просто чтобы немного удовлетворить желание Мизукаге.
  
  - У тебя открылось кровотечение, - Орочимару сразу начал исцелять грудную клетку Хокаге, уже в который раз за последние сутки.
  
  - Как он? - с Индрой всё было в порядке, в отличие от Учихи.
  
  - Как обычно, - буркнул брюнет. - Да хватит уже! - Саске отмахнулся от Орочимару. - У меня на это нет времени, лучше займись Джираей и его ожогами.
  
  - Хм-ха-ха, он сейчас похож на запечённую картошку! В последний раз лечить его было так же весело, когда я случайно спутал анализы и сказал, что у него сифилис! Мы даже устроили церемонию прощания с его носом, - Учиха смерил бывшего наставника строгим взглядом. - Кхэм, это ненадолго, я легко смогу его вылечить.
  
  - Ну, так займись делом, - Саске зашагал к выходу из тюрьмы, немного прихрамывая. Проходя мимо одной из нормальных камер, с решеткой, он увидел в ней Рин. Девушка сидела на полу, прижав колени к груди, уставившись в пустоту. Видя свою воспитанницу в таком состоянии, Саске почувствовал, как сжимается его сердце. - Рин... - брюнетка подняла на Хокаге растёрянный взгляд, она даже не замечала, что он рядом. Наверное, что-то на лице Саске выдало тот факт, что он заметил в её глазах слёзы, поскольку младшая Учиха тут же попыталась их спрятать. Саске ещё не доводилось бывать в ситуации, в которой он не знал бы, чем можно помочь девочке, которую он растил последние четыре года, на ум ему приходило только одно слово: - ...Ничего.
  
  ***
  
  Снаружи уже стемнело, когда Саске ненамеренно подкрался к Мизукаге, стоявшей у ворот Столицы, съёжившись, словно пытаясь спрятаться от свалившихся на неё проблем. Женщина облачилась в траурное одеяние и была совершенно на себя не похожа. Исчезло шутливое отношение ко всему, живость и яркость в её глазах. На смену им пришло опустошение, во всех смыслах этого слова.
  
  - Госпожа Мизукаге, - Хокаге осторожно опустил ладонь на плечо Теруми, отчего её слегка передёрнуло. - Как Вы?
  
  - Нормально... Я... Нормально... - сбивчиво пробормотала Каге. - Только что отправила Чоуджиро и Ао домой. Они заслужили достойную церемонию погребения.
  
  - Вы должны быть с ними. Они бы хотели этого, - в какой-то степени, Саске правда сочувствовал Мей, но в куда меньшей, чем он старался показать. Сейчас, для него имело значение только спасение Наруто и Конохи, хоть и казалось, что защитить и то, и другое, на этот раз не получится. И, несмотря на все попытки убедить себя в обратном, в глубине души, он знал, что в случае необходимости, выберет Наруто. Всегда будет выбирать его, даже если это не то, чего от него ждут.
  
  - Я не могу уйти. Я знаю, что если оставлю дело не законченным, отложив ненадолго, мне уже никогда не удастся добиться справедливости, - не похоже, что в своём состоянии, Мизукаге способна была понять, что Учиха изо всех сил старается её выпроводить
  
  - И что же, по-вашему, справедливость? Вы жаждете мести...
  
  - Не отрицаю, - перебила его женщина.
  
  - А я не осуждаю. Но, насколько далеко всё зайдёт? Есть разумные пределы, через которые я не могу позволить переступать.
  
  - Думаю, справедливо будет его убить, - на лице Мизукаге не дрогнул ни один мускул, она говорила совершенно серьёзно. - У Наруто земля под ногами горит с того момента, как он покинул Коноху и ушёл к Орочимару. Но то, что он сделал с Ао и Чоуджиро... Его вину можно искупить только смертной казнью.
  
  - ...Мы, - после недолгого молчания сказал брюнет. Теруми вопросительно подняла брови. - Мы ушли из Конохи. Вместе. Я фактически уговорил его пойти со мной. Что, у меня тоже земля под ногами горит? Может, Вы желаете увидеть и мою казнь?
  
  - У Вас совершенно другой случай, - то, с какой искренностью говорила Мизукаге, выдавило из Учихи едкий смешок.
  
  - Почему? Потому что я стал Главой Листа?
  
  - Вы стали Хокаге. Изменились к лучшему, потому что с самого начала тянулись к свету. А Наруто погряз во тьме и грехе.
  
  - Я стал Хокаге, а он стал Богом.
  
  - Богом крови и смерти, зла и жестокости. И на каждый хороший его поступок, даже победу над Акацуки и Джуби, найдётся тысяча плохих. И Вам пора это увидеть и понять, что Узумаки Наруто - не Ваша ответственность, не Ваш ребёнок и, уж тем более, друг. Он бешенный пёс, которого давно пора усыпить, - "Спокойней. Она женщина, она сломалась. Держи себя в руках". - А вот и они.
  
  Из-за высоких стен Столицы послышался послышалась до боли знакомая возня, и Саске пулей метнулся за ворота, до самого конца надеясь, что его предположения ошибочны. Но, нет, к Столице приближался его худший на данный момент кошмар. Толпы людей в дорогих одеждах, плотно окружавшие пять переносных покоев для знати, на каждом из которых был символ одной из Великих Стран.
  
  - Вы созвали совет феодалов? - "Вот блять...".
  
  ***
  
  Удивительно, насколько плохо на Наруто действовало нахождение взаперти. Окружающие его стены раздражали, казались ужасно хрупкой скорлупой, которую так и тянет проломить, и удержаться было невероятно сложно. Спустя всего час, он упёрся лбом в стену, оставив небольшие вмятины своими рогами, и начал биться о неё головой.
  
  - Если пытаешься убить себя, - вмешался Отсутсуки, появившийся у него за спиной, - ломай шею. Пора бы уже запомнить.
  
  - Мне бы не помешала помощь, - Узумаки ухмыльнулся и пожал Индре руку. В отличие от Саске, прародитель клана Учиха всем своим видом показывал, что он ни в чём не винит Бога Крови.
  
  - Кто бы сомневался, - прежде, чем Наруто успел что-то сделать, в нос ему ударил знакомый серный запах, перед глазами промелькнула алая вспышка, и вот, они уже оказались в совершенно другом месте, посреди какого-то пустыря.
  
  - Ты что сделал?
  
  - Освободил тебя. Можешь не благодарить, - Наруто хлопнул себя по лбу и чуть ли не зарычал сквозь стиснутые зубы. - Тебя это что, не радует? Я думал, ты хочешь свободы.
  
  - Хочу, конечно... Но тебе всё равно придётся вернуть меня на место.
  
  - Но твоё место не в тюрьме! Не важно, что ты сделал, те времена, когда тебя можно было судить, уже прошли!
  
  - Если правда хочешь об этом поговорить, придётся всё-таки вернуться в мою камеру.
  
  - Да ты издеваешься! - сын Рикудо Сенина через не хочу вновь взял джинчурики за руку, и в следующую секунду они уже стояли в комнате без дверей и окон. - Я не понимаю, почему ты отказываешься уходить отсюда?
  
  - Саске по...
  
  - Если скажешь, что Саске попросил, я тебя ударю, - неожиданно перебил его Отсутсуки. - Придумай причину получше.
  
  - Как насчёт этой: я стал опасен для вас. В этот раз, всё обошлось, и никто не погиб, - Индра вопросительно вскинул брови. - Ну, никто из важных мне людей. Но следующий может закончиться куда более плачевно. Я чувствую, как с каждым днём становлюсь сильнее, открываю в себе новые возможности. Не знаю, может быть, дело в опыте, но если вчера вам удалось одолеть меня, когда я себя не контролировал, это не значит, что неделю спустя вам удастся сделать это вновь.
  
  - Мы ведь уже ищем информацию о сделках, ситуация налаживается. А до тех пор, пока не найдём, всё будет в порядке, если ты будешь каждый день пить достаточно крови. И почему тебя это так волнует? Можно подумать, это тебя держат в запертой клетке.
  
  - Потому что ты нужен мне! Я уже потерял одного брата, и я не хочу, чтобы всё повторилось!
  
  - Так ты за меня волнуешься? - для Наруто, открывшаяся причина волнения Индры казалась чуждой и практически неестественной. - Ха-ха-ха-хах! Индра, что по-твоему Мей мне сделает? Расцарапает мне спину? Ой, боюсь-боюсь-боюсь, нужно срочно бежать из страны, пока ещё не поздно, залечь на дно и стать отшельником!
  
  - Идиот, - Отсутсуки ещё несколько секунд держался с серьёзным выражением лица, но в итоге не выдержал и тоже рассмеялся, хоть немного расслабившись. - Я, похоже, забыл, с кем разговариваю.
  
  Узумаки и Отсутсуки оба сели на холодный пол, решив замолчать на пару минут. Индра уже понял, что убедить Наруто покинуть это место он не сможет, и решил просто составить ему компанию.
  
  - Знаешь, - джинчурики прервал тишину, - мне почему-то детство вспомнилось. Тогда всё было намного проще. Легко было жить, не чувствуя вообще ничего, ни злости, ни радости. Всегда действовать рационально. А сейчас, я стал импульсивнее, и порой эмоции толкают меня на глупые поступки. Глупо... Глупо было оставаться в Деревне Горячих Источников, глупо было даже идти туда вместе со всеми. Но я не хотел упускать контроль над своей жизнью, и вот, чем всё обернулось.
  
  - А сидеть здесь и позволять Мизукаге решать твою судьбу, это, значит, не глупо?
  
  - Это идиотизм, конечно же, но тут действует фактор Саске. Я поступлю так, как будет лучше для него.
  
  - Почему??? - Индра вложил в свой вопрос столько непонимания, а Наруто смог только пожать плечами.
  
  - Я делал так раньше. Ещё до Ада. Мне хочется верить, что хоть в чём-то я остался прежним, - Наруто на какое-то время о чём-то задумался, и взгляд его немного помрачнел. - ...Эмоции это слабость. Любое разумное общество давно бы убило меня, а любой разумный Хокаге отбросил бы любые попытки меня спасти.
  
  - Если бы не эмоции, мы бы не возненавидели Кагую, - Индра буквально прочитал мысли джинчурики.
  
  - Но, если подумать, во главе всех глупых поступков этого мира стоит всего одна эмоция. Любовь. Без любви, не было бы дружбы, и ничто бы не помешало Саске принять верное решение и убить меня. И ненависти бы тоже не было. Мей любила Ао и Чоуджиро, ты любил свою семью, а я любил эту прекрасную игру под названием жизнь, и всё это у нас отняли.
  
  - Хочешь сказать, что бессмысленные конфликты и войны исчезли бы, вместе с любовью?
  
  - Думаю, да. Мадара, Обито и Нагато ошибались. Путь к миру лежит не через общую боль, и не через иллюзии, в которых все будут счастливы. По иронии судьбы, идеальный мир это мир, в котором никто никого не сможет любить. Мир, в котором внук, не сомневаясь ни секунды, сможет вонзить кинжал в сердце собственной бабушки, как только поймёт, что она этого заслуживает.
  
  - Да ты просто гений сарказма, - с усмешкой в голосе сказал Отсутсуки. - Но об этом можешь не беспокоиться. Если представиться возможность, рука у меня не дрогнет.
  
  - Ловлю тебя на слове.
  
  ***
  Феодалы заставили Каге прождать всю ночь, по невероятно "важной" причине: они устали после долгой дороги. При том, что самостоятельно они не сделали и шага. Пусть и по своим, различным причинам, Хокаге и Мизукаге за это время не смыкали глаз, практически не разговаривали друг с другом. Саске боялся, что если и скажет что-нибудь, то сделает только хуже. Вся надежда была на то, что он сможет убедить феодалов, а Теруми отныне отошла на второй план.
  
  Когда начало светать, к Учихе и Теруми пришли посланники и попросили их явиться в здание, где пройдёт собрание феодалов. Пятеро пожилых лордов сидели за круглым столом в большом зале, о чём-то оживлённо говорили, до того самого момента, пока Каге не приблизились к ним.
  
  - Сочувствуем Вашей утрате, - феодалы Страны Огня и Воды обратились к склонившееся перед ними Мей.
  
  - Не стоит, - Мизукаге меньше всего волновали чужое сочувствие, она жаждала действий. - Если не возражаете, перейдём сразу к делу. - Узумаки Наруто убил моих подчинённых. Двух хороших людей, ничем этого не заслуживших. Не говоря о том, что он разорил Деревню Горячих Источников и убил несколько десятков её жителей. Это уже не первый связанный с ним инцидент, и я хочу лишь, чтобы свершилось правосудие, - Мизукаге говорила уверено, без запинки, а Саске ожидал, что после личной трагедии её пробьёт на эмоции, и феодалов будет легче убедить в её необъективности.
  
  - Это правда? - вопрос задали уже Саске.
  
  - Частично, - первое, что пришло ему на ум. - Он не контролировал себя, и его вины в том, что случилось, нет.
  
  - Не несите чушь, конечно есть, - вот сейчас, Теруми было не так легко сдержать гнев. - Скольких людей он уже загубил просто так, без причины? Все на это решили глаза закрыть, ведь он герой войны, но в этот раз, чудом не погибли главы двух скрытых деревень. И то, что он сделал с Ао и Чоуджиро бесчеловечно. Я в жизни ничего более жестокого не видела.
  
  - А что конкретно он с ними сделал? В своём сообщении, Вы так и не пояснили.
  
  - Давайте вам лучше Господин Хокаге сам всё объяснит? Он ведь здесь для того, чтобы защищать своего бешенного пса, - тяжело было понять, злорадствует Мизукаге или нет, но то, как она скинула вопрос феодалов на Саске, застало его врасплох.
  
  - Он... Эм...
  
  - Ну, смелее! Мы должны знать подробности, чтобы быть объективными.
  
  - Наруто сломал Чоуджиро руку, убил его, перегрыз ему глотку и напился его крови. Затем, оторвал ему голову и допил остатки, после чего, бросил её в Мизукаге, - Учиха ожидал, что феодалы хотя бы скривиться, а они, вместо этого, загорелись интересом. Зато Мей от нахлынувших на неё воспоминаний явно подступил к горлу комок. - А Ао он отрубил ноги, после чего, так же перегрыз ему глотку и выпил его кровь.
  
  - ...Это ещё не всё, - немного пришла в себя и задрала рукав своего траурного одеяния, обнажив уродливую рубцовую ткань на плече. - Пока Ао ещё был жив, этот поддонок выдавил ему глаз, а мне чуть не оторвал руку. Саске, - она вдруг назвала Хокаге по имени, не формально, и тот факт, что ей овладевают эмоции, стал более очевиден, - покажи, что он с тобой сотворил.
  
  Учиха нехотя расстегнул своё кимоно и раздвинул бинты. След от его ранения на грудной клетке был куда меньшим, чем у Мей, всё-таки им занимался Орочимару, но, всё равно, было ясно, что оно могло стать смертельным.
  
  - Несколько сантиметров левее, и я был бы мёртв. То, что за шесть минут, пока Наруто был без сознания, Рин успела переместить меня и других раненных к Орочимару, это невероятное везение.
  
  - И Вы всё равно хотите его оправдывать? - феодал Страны Огня ухмыльнулся.
  
  - Да, хочу. Он ведь не такой как все. У Наруто такая гремучая смесь из психических заболеваний, с которой любой другой бы смотрел целыми днями в одну точку и пускал слюни. Да, порой он совершает безумные поступки, но, обычно, он всё делает осознано. А события на горячих источниках от него не зависели. Дело в том, что после того, как он стал новым Богом Крови, им овладевает жажда людской крови, - как только Учиха упомянул новый титул блондина, некоторые феодалы издали ехидные смешки.
  
  - Вы же сейчас не серьёзно? - сохранение спокойствия, несмотря на насмешки, стоило Саске огромных усилий. Всё-таки, дело серьёзное, а феодалы находят время, чтобы насмехаться.
  
  - Пардон? Что здесь смешного?
  
  - Богом Крови всегда был и будет Джашин, а не какой-то там мальчишка из Конохи! Таков тысячелетний порядок вещей!
  
  - Всё изменилось. Наруто убил его и занял его место.
  
  - Уж простите, но мы в это богохульство не верим. Бога невозможно убить. А Наруто, конечно, многое умеет, но, это, наверное, просто какой-то улучшенный геном.
  
  - Какой нахрен улучшенный геном?! - у Саске аж голос сорвался, но он тут же попытался взять себя в руки. - Это не вопрос веры. Мизукаге была там и может подтвердить, что я говорю правду, - Хокаге с ожиданием посмотрел на Мей, но она неожиданно сделала такое лицо, словно не понимает, о чём он.
  
  - Наруто был не в себе, не более того. А приступы сумасшествия не освобождают его от ответственности.
  
  - Сумасшествия?! Вы издеваетесь?! Он стрелял в нас своей кровью, вонзал в людей зубы и стоял на ногах при травмах, не совместимых с жизнью! Чёрт, да он же при Вас атаку Ооноки пережил! Одно только его бессмертие доказывает, что он Бог, так что мешает ему быть Богом Крови?!
  
  - Не криви душой, Саске, - Теруми вдруг улыбнулась, и Саске стало не по себе. Его опасения оказались не напрасны, поскольку женщина достала из-за пазухи длинный изогнутый кинжал, при виде которого, Учиха оторопел. - Наруто не бессмертен. Насколько я знаю, этим клинком его можно убить. Слухи разносятся очень быстро.
  
  - Откуда... Откуда он у Вас? - брюнет машинально потянулся за кинжалом, но Теруми ловко от него увернулась.
  
  - Наруто, должно быть, обронил его, когда я использовала на нём технику водяного дракона. Ао знал о связанных с этим кинжалом слухах и, пока у него было время, подобрал его и передал мне. Я здесь не для того, чтобы впустую тратить наше время. Дайте мне разрешение, и я убью Наруто, глазом не моргнув.
  
  - Вы же не собираетесь ей этого позволить?! - феодалы тихо зашептались, но, это был лишь фарс. Шестой знал, что они уже приняли решение.
  
  - Право выбора остаётся за Мизукаге, и она решит, как поступить. До тех пор, пока она не примет решение, мы останемся в Столице.
  
  - Благодарю, - тут же выскочила из зала, прихватив с собой кинжал, а Саске, матерясь, побежал за ней.
  
  - Мей, подожди! Я понимаю, что ты его ненавидишь, и есть за что, но, пожалуйста, не делай этого!
  
  - Хватит пытаться защитить своего больного дружка, - Учиха резко схватил женщину за плечи и развернул лицом к себе, серьёзно взглянув ей в глаза.
  
  - А я не его пытаюсь сейчас защитить. Если сунешься к Наруто с этим кинжалом, он тебя убьёт. А жители твоей деревни обязательно решат за тебя отомстить. И вот так, глупо и бессмысленно, начнётся новая война. Не знаю, как ты, а я этого не хочу.
  
  - Вот как, - густо накрашенные губы Мизукаге скривились в горькой ухмылке. - Он и меня убьёт... А ты не думал, что пора с этим покончить? Сколько ещё людей должны умереть по его вине, чтобы ты наконец его отпустил? Сто тысяч? Миллион?! Сколько, Саске?!
  
  - Не знаю! Я не могу бросить, понимаешь? Не могу! Даже если захочу!
  
  - Знаешь, что хуже всего? Ты лучше всех знаешь, какое он чудовище, и всё равно за него заступаешься. Ты ведь сам сказал, что если я пойду к нему, он меня убьёт. А что бы сделал нормальный человек, сознательно, или несознательно, без разницы, убивший моих друзей? - Саске не знал, что ответить. - Извинился, Саске. Нормальный человек бы умолял меня о прощении. Если бы он это сделал, может быть, только может быть, я бы попыталась его простить.
  
  - Господи-Боже, так дело в этом? Думаешь, Наруто не попросит у тебя прощения, за то, что сделал? Я же сказал, всё произошло не по его воле, и я уверен, что он сожалеет, - "Немножко". - Наруто не так плох, как ты думаешь. Дай ему шанс, и ты поймёшь, что в гибели твоих товарищей его вины нет.
  
  - Разве он дал шанс Ао и Чоуджиро?
  
  - ...Сделай это ради меня, - ненавидя себя за то, что он решил воспользоваться тем, что Мей питала к нему слабость, использовал свою харизму, глядя Теруми прямо в душу. Хоть, вид у него сейчас и был, как у потрёпанной собаки, похоже, что это сработало. - Можешь не верить ему, но поверь мне. Найди в себе силы, если я тебе не безразличен.
  
  - Ты жестокий мальчишка, Саске-кун, - Мизукаге ещё несколько секунд молчала, прежде чем согласилась: - Хорошо. Я приду к нему, и если он сможет убедить меня, я попытаюсь его простить.
  
  - Спасибо.
  
  - Но ты со мной не пойдёшь. Я не хочу, чтобы Наруто, по твоему наитию, говорил то, что я хочу услышать.
  
  - Ладно, без проблем. Я ему верю и знаю, что он всё сделает правильно, - Учиха изобразил полную уверенность в своих словах, однако, как только Мизукаге повернула за угол, он, как ошпаренный, быстро надкусил палец сложил печати и призвал крупного ворона. Порывшись в карманах, он достал смятый листок и написал на нём инструкции для джинчурики. Лист он привязал к лапке ворона, и тот вылетел в открытое окно. "Я что, из ума выжил? Если доверить подобное Наруто, он всё только усугубит. Ниндзя-просиратель номер один, мать его".
  
  ***
  
  Ночь Наруто провёл на полу, лежа на боку, сосредоточившись на потоках чакры за пределами его жилища. Он знал, что Индра где-то рядом, и Орочимару периодически приходит и уходит. А ещё, он знал, что Рин в соседней комнате, практически не двигается, и только чакра выдаёт в ней жизнь. Под утро, Узумаки заснул, но всего на час, поскольку его разбудил лёгкий запах, уникальный, манящий, несвойственный для сырой тюремной камеры.
  
  - С добрым утром, Рин, - сказал блондин, поворачиваясь к девушке. Учиха и без того казалась зажатой, а оказавшись под взглядом риннегана, она вздрогнула. - Долго же ты не решалась меня навестить. Должно быть, ты теперь очень боишься меня.
  
  - Нет... В конце концов, меня ты даже не ранил. Если сравнивать с теми, кто действительно пострадал, у меня даже права-то злиться нет, - дочь Обито натянуто улыбнулась, надеясь немного сбавить напряжение, но на Наруто подобный приём не возымел действия.
  
  - Нет? - Бог Крови ухмыльнулся, его лицо оказалось вплотную к лицу Учихи. - Ты же видела, как я убивал, ради пищи, словно животное. Разве можешь ты смотреть на меня, не испытывая при этом отвращения? Разве ты не думаешь, что я не хуже всех на свете? - говоря, Наруто приблизился к брюнетке, а она отступала до тех пор, пока не упёрлась спиной в стену.
  
  - Я... - похоже, у Рин даже дыхание перехватило, настолько силён был подсознательный страх, поселившийся в её разуме. - Всё в порядке, честно. Моё отношение к тебе не изменилось, - как бы Учиха не старалась, поверить в её слова всё равно невозможно было поверить. Дрожащие колени девушки лишний раз доказав, что далеко не всё в порядке. Наруто слегка наклонился, чтобы их глаза оказались на одном уровне. Взгляд у него был холодным, буравящим, но в этот раз, каким-то необычным, наполненным болью и тоской.
  
  - Я терпеть не могу людей, которые обманывают меня. Но тех, кто обманывают самих себя, я просто ненавижу, - сердце Рин будто в тиски сдавили, на глаза ей навернулись слёзы, а Узумаки безразлично повернулся к ней спиной. - Зря ты пришла. Зря вообще меня кто-то навещает и ведёт себя так, словно всё хорошо. Самообман меня не интересует.
  
  - Ты правда... хочешь узнать, что я чувствую на самом деле? - чувствовалось, с каким усилием Рин удаётся говорить, сквозь слёзы.
  
  - Да. Я хочу знать, через что прошли близкие мне люди по моей вине.
  
  - Страх. Пожалуй, сильнейший страх в моей жизни. Я не могла пошевелиться, думать, сопротивляться.
  
  - Почему? Ты должна была бороться за жизнь, неважно, кто бы ей не угрожал.
  
  - Знаю. Будь это кто-нибудь другой, я бы дала отпор, но... Когда ты смотрел на меня, собираясь убить, у меня словно мозг отключался. Я знала, что ты меня убьёшь, по крайней мере, была в этом уверена, и от этого, становилось невыносимо больно. Умереть, так и не сказав тебе...
  
  - Не сказав чего? - всё же, порой даже очевидные чувства людей для Наруто оставались загадкой до тех пор, пока ему всё не разжуют и не разложат по полочкам.
  
  - Наруто, - Учиха собрала всю волю в кулак, практически полностью подавив дрожь, и решительно посмотрела в глаза джинчурики, - я люблю тебя, - как только брюнетка это сказала, лицо Узумаки стало похоже на чистый лист бумаги. Не в смысле побледнело, а перестало выражать что либо. Эмоции, мысли, сознание. Невозможно было понять, о чём он в этот момент думал, думал ли вообще, и от этого, Рин легче точно не стало.
  
  - Ты не...
  
  - Прошу, дай мне закончить, - перебила его Учиха. - Наверное, ты и так уже давно знаешь о моих чувствах, но, мы никогда об этом толком не говорили, а после недавних событий, я поняла, что не хочу умереть, не высказав тебе всё. Я не требую от тебя взаимности, можешь вообще ничего не говорить, притвориться, что этого разговора не было, но сейчас, я хочу, чтобы ты знал: моя жизнь уже давно принадлежит тебе. С того самого момента, когда ты забрал меня из Деревни Дождя, позволил увидеть мир, лучшие и худшие его стороны. Я ведь... последние четыре года пыталась стать сильнее, только чтобы быть похожей на тебя, чтобы хоть стать хоть немного ближе к тебе. А теперь, когда ты вернулся... Я знаю, что ты считаешь меня глупой девчонкой, наверное, ты прав, ведь я влюбилась в того, кто будет жить вечно, но, то время, что мне отведено, я хочу провести рядом с тобой. Не как девушка, если ты не захочешь, но, как напарница, или подопечная, или любой другой вариант, который тебя устроит. Я что угодно для тебя сделаю. Скажи только слово, и я прямо сейчас освобожу тебя, а вину перед Мей возьму на себя... Или, прикажи, и я убью её, и всех, кто встанет на пути. Что скажешь? Думаешь, у нас может что-нибудь получится? - Учиха с надеждой смотрела на Бога Крови, вся в напряжении, а он глядел сквозь неё, с тоской.
  
  - Я уже могу говорить? Тогда, слушай: вопреки всей твоей пламенной речи, ты не сможешь быть счастлива со мной. Постоянно придётся с чем-то мириться, чем-то жертвовать. Ты, как и большинство людей, рано или поздно умрёшь, а я не состарюсь ни на день. Разве таким ты видишь своё будущее?
  
  - Я не боюсь, - уверенно ответила Учиха.
  
  - А я боюсь, - от слов Узумаки, глаза Рин широко распахнулись. То, что джинчуриик джинчурики так спокойно признал, что он чего-то боится, её поразило. - Боюсь слишком сильно привязываться к тебе, или кому-то ещё. Тех, кого любишь, терять ещё больнее. К тому же, посмотри на себя: тебе же находиться рядом со мной невыносимо, всё тело пробирает дрожь. Ты так боишься меня, хотя увидела лишь малую часть того, на что я способен. Дальше ведь станет только хуже. Рано или поздно, страх станет единственным твоим чувством, по отношению ко мне.
  
  - Это не так! Я люблю тебя, и меня не волнуют твои поступки, какими бы жестокими они ни были!
  
  - Скажи это собственной дрожи, холодному поту, учащенному сердцебиению и суженным зрачкам, - Рин уже не пыталась скрывать того, что она боится. Наверное, дело было в том, что она паниковала.
  
  - Это скоро пройдёт! Всего лишь подсознательный страх, после стрессовой ситуации! Он не мешает мне мыслить ясно! Я знаю, что ты себя не контролировал и не хотел причинить нам вред! Вся эта ситуация - ошибка, о которой нужно забыть!
  
  - А ты сможешь забыть такое? Я ведь уже говорил, что не люблю самообман, Рин. Перед тобой стоит каннибал, если не приукрашивать, который, похоже, ещё не скоро сменит рацион питания. Возможно, даже не захочет. Я заметил, что кровь начала приобретать забавный вкус... Так вот, сможешь ли ты быть с кем-то столь омерзительным?
  
  - Конечно! Я же...
  
  - Тогда, поцелуй меня, - настолько неожиданная просьба шокировала девушку.
  
  - Ч-что?
  
  - Поцелуй меня в губы. Простая проверка. Если сможешь прикоснуться к губам, по которым стекала чужая кровь, не испытав при этом отвращения, я тебе поверю. Если нет, признаешь, что я не тот, кто тебе нужен, и пора двигаться дальше.
  
  - ...Ладно, - Рин сосредоточенно посмотрела в глаза блондину, собрала всю волю в кулак и приблизилась к нему. Нерешительно подалась вперёд, привстав на цыпочки, забыв даже дышать. Наруто вдруг прикрыл глаза и, похоже, закусил собственную нижнюю губу, с которой скатилось несколько капель крови. Когда он открыл глаза, зрачки у него уже стали чёрными, а девушка отшатнулась от него, едва не закричав.
  
  - Что? Я ведь, примерно так вчера выглядел? Я всего лишь чуть-чуть усложняю тебе задачу. Давай же, девочка моя, докажи мне, что ты способна принять меня и таким.
  
  - Как будто подобная ерунда может изменить моё отношение к тебе, - с фальшивой самоуверенностью буркнула брюнетка. Она потянулась к губам Бога Крови, стараясь не обращать внимания на то, что ей становиться дурно, а к горлу подступает комок. Когда она смотрела в потемневшие глаза Наруто, Учиха словно заново переживала недавнее потрясение, и от этого, сердце брюнетки готово было выпрыгнуть из груди. До соприкосновения с губами того, кому Рин столь несвоевременно решила признаться, оставались считанные миллиметры, но, в последний момент, обладательница шарингана не выдержала. Живот ей скрутило, она согнулась по полам и её неожиданно вырвало, как это бывает с людьми при излишнем волнении. Пока Рин выворачивало, Узумаки устало вздохнул и сел на пол в углу комнаты.
  
  - Прости! - пытаясь откашляться сдавленно произнесла Учиха, плачущая от собственного бессилия.
  
  - Ничего страшного... Я же сказал, зря ты пришла, - Рин хотела сказать столь многое, попытаться оправдаться, ободрить Наруто, убедить его в том, что она правда способна принять его со всеми недостатками, и в то же время, все слова застревали у неё в горле. Почему-то, именно сейчас она вспомнила, зачем изначально пришла сюда.
  
  - Я ведь... Кха... Хотела сказать... Саске передал, что сюда идёт Мей. Вроде, если ты будешь вежлив и попросишь прощения, дела могут пойти на поправку.
  
  - Вот и хорошо. Мне осточертело сидеть здесь,
  
  - Ещё, он просил тебя надеть это, - Рин откуда-то достала наручники и бросила их Богу, который насмешливо на неё уставился. - Просто, чтобы Мей думала, что тебя здесь держат, как настоящего заключённого...
  
  - Если у вас с Саске двусторонняя связь, передай ему, что если меня не освободят по-хорошему до завтрашнего утра, я выйду отсюда сам, и плевать мне, сколько из-за этого начнётся войн. Теперь, мне всё равно, - настрой джинчурики сильно изменился, и Учиха чувствовала свою вину из-за этого, от которой хотелось как можно скорее скрыться. - Рин, а ты правда хочешь быть похожей на меня? - девушка неуверенно кивнула. - Тогда, ты действительно глупая девчонка. Даже я не хочу быть похожим на себя...
  
  Ничего больше не сказав, брюнетка покинула комнату, а Наруто защёлкнул наручники у себя за спиной, которые для него чувствовались, как тоненькая ниточка вокруг рук, чтобы не оборвать которую, приходилось даже прикладывать усилия.
  
  - "Поцелуй меня... Нет, ну, это просто замечательно! На бис, блять!", - Курама почему-то отреагировал крайне бурно. - "Мало этого, ты себе ещё и губы надкусил! Мазохист чёртов! Ты же сохнешь по этой Учихе, так зачем её от себя отталкивать?", - Наруто не ответил биджу и прикрыл глаза, притворяясь, что он спит. - "Тс! Не хочешь говорить, как хочешь... Главное, не облажайся сейчас с Мизукаге. Сделай всё как надо и выйдешь на свободу, и умирать никому не придётся. Хотя, лично меня и другие варианты устроят. В конце концов, мы теперь оба постоянно голодны".
  Примечание к части
  
  Глава много раз переписывалась, велика вероятность ляпов. Ещё раз, простите за такую задержку. Последние две недели выдались загруженными. Кстати, 17 ноября у меня был день рожденья)
  Псы. Часть 2
  
  Глава прямо пышет ненавистью к Мей, содержит много мата и Наруто здесь иногда дико бесит.
  
  Мизукаге появилась, к моменту, когда у Узумаки уже затекли руки от перекрывающих кровоток наручников. Не меньше минуты она простояла без движений, смотря на Узумаки и то и дело меняясь в лице, переходя от скорби и горя к ненависти, агрессии. В итоге, она задержала дыхание и, похоже, мысленно посчитала до десяти, после чего, подошла к блондину. Наруто стоило невероятных усилий подавление смеха, который норовил вырваться из груди, пока Теруми кусала губы и пыталась себя пересилить.
  
  - Не спишь, пёс? - от такого обращения к нему, Узумаки широко раскрыл глаза, что послужило ответом на вопрос Мей. - По-моему, тебе такое прозвище подходит. Бешеный пёс, загрызший двух самых близких мне людей. Только пены изо рта не хватает, чтобы люди знали, что к тебе не стоит приближаться.
  
  
  - Ненавижу собак, - "И зачем я это сказал? Мне перед ней нужно извиниться, а не делиться предпочтениями домашних животных. Давай же, извинись перед ней. Это не так уж сложно. Это разумней всего". - ...Госпожа Мизукаге, словами не передать, как мне жаль. Произошло чудовищное недоразумение, из-за которого пострадала как Ваша сторона, так и моя.
  
  - Думаешь, извинения что-то изменят? Ты понятия не имеешь, какую боль мне причинил, - "Это тебе, думаешь, больно? Рин... Её выражение лица... Она не должна была увидеть меня таким. Я в этой ситуации такая же жертва, как и ты, тупая пизда с ушами". - Ао и Чоуджиро были самыми близкими мне людьми, а теперь, из-за тебя, я обречена на одиночество.
  
  - Мне жаль, - Наруто попытался вложить как можно больше сочувствия в свой голос, взгляд, выражение лица. Любой человек, не знакомый с ним лично, поверил бы в эту маску, но для Мей, этого оказалось недостаточно.
  
  - Ты это уже говорил. Но ты, как всегда, неискренен, бесчестен и коварен. Если бы ложь могла искупить грехи, ты бы, наверное, стал святым, но, меня интересует правда. Я хочу знать, почему? Зачем ты это сделал? Я бы поняла, если бы ты просто хотел убить, а ты... Ты их съел. Что... ты за больной ублюдок такой?
  
  - Я себя не контролировал, - Узумаки начало надоедать то, что ему снова и снова приходится объяснять одно и то же.
  
  - Да-да, это я уже слышала, но, всё равно, зачем было пить их кровь? - вопрос, заставляющий пошевелить извилинами. Наруто потупил взгляд, ища в своей голове ответ, а найдя его, улыбнулся, осознав, насколько он простой.
  
  - Это же элементарно. Потому что хотел есть.
  
  - Что?.. - у Мей отвисла челюсть. - Н-но это же люди!
  
  - Таков уж теперь мой мир. И похоже, он ещё не скоро измениться. Если я проголодаюсь, найду кого-нибудь и съем, иначе, сорвусь, и жертв будет больше. И так каждый день... Я не могу это контролировать. Такова жизнь Бога Крови.
  
  - Ничего не понимаю.
  
  - И не поймёте. Пытаться вникнуть во всё это, для Вас, всё равно, что собирать мозаику, не имея при этом нужных пазлов. В любом случае, на вопрос я ответил. Я понимаю, Вам вовсе не извинения мои нужны. Вам нужна моя смерть. Но, проблема в том, что этого я дать Вам не могу.
  
  - На самом деле, можешь, - с довольным выражением лица, Теруми достала серпоподобный кинжал и смахнула с глаз набежавшие слёзы. В этот момент, Наруто скрипнул зубами и едва не разорвал наручники, но, всё же, сдержался. - В данный момент, Саске - единственное, что удерживает меня от того, чтобы вонзить этот кинжал тебе в сердце... Он действительно хороший друг. Так яро тебя защищает... Ты такого друга, на мой взгляд, не заслуживаешь.
  
  - Держите своё мнение при себе, - Мизукаге не догадывалась, какую ошибку она совершила, заговорив о Саске в подобном духе. "Не теряй голову. Терпи, она скоро успокоится и наконец-то заткнётся". - Слушайте, я уже извинился, чего ещё Вы от меня хотите? - Теруми, вместо того, чтобы ответить, засмотрелась на лезвие и провела по нему пальцем, проверяя, насколько он остр. На её пальце моментально появился порез. - Я с тобой разговариваю, Буферелла!
  
  - Как ты меня назвал? - у Мей на лбу запульсировала венка.
  
  - Избавь меня от своего лицемерия! Мы оба прекрасно понимаем, что ты решила, убивать меня или нет, задолго до того, как зашла в мою камеру! Так стисни же зубы, уйми желание толкать речи, и осуществи задуманное... Вернее, попробуй.
  
  - Ха, - ухмылка появилась на лице Мизукаге. - Уже лучше. Злись, кричи, покажи, что скрывается под маской лжи. Ты ведь и не думал раскаиваться, так? - Мей опустилась к джинчурики и приставила клинок к горлу блондина, глядя на него горящими от злости глазами, а Узумаки был столь же холоден, сколь она горяча в своём настрое. Они смотрели друг другу в глаза, долго, словно пытаясь прожечь друг в друге дыры.
  
  - Ну, давай. Попробуй. Я тебя умоляю. Только дай мне повод, и я удавлю тебя своими руками.
  
  - ...Нет, - на миллисекунду Мей заставила Бога Крови испытать истинное удивление. - Я хочу, чтобы ты запомнил этот момент. Момент, когда у меня был шанс тебя прикончить, но я этого не сделала, - Теруми встала и начала отходить от Наруто, пока тот смотрел ей в спину и боролся с желанием прикончить её. Он понимал, что нельзя этого делать, но, вопреки здравому смыслу, им овладевал слепой гнев. И он знал, в чём причина. Своим отношением к нему, высокомерием, одержимостью Саске, она напоминала ему не безызвестную Харуно. Чуть ли не первого человека, которого Наруто захотел убить. - Я сообщу феодалам, через пару часов тебя освободят. Потому что я не такая, как ты. И даже после того, что ты сделал, я готова найти в себе силы и простить тебя. Потому что я человек, а ты монстр... Живи с этим
  
  - Господи, ебливая стерва, заткнись! Заткнись, заткнись, миллион раз заткнись! Ты "простила" меня, только потому что Саске тебя об этом попросил! - "Нет-нет-нет, остановись, замолчи". - Потому что ты грязная, похотливая, слабая на передок потаскуха, жаждущая получить большого и толстого от Учихи с красивыми глазками. Такая же, как Сакура. А Сакура сыграла в ящик, после того, как попыталась забрать Саске себе, - "Всё, нужно заткнуться! Я в одном слове от того, чтобы довести её до нервного срыва! Саске будет в бешенстве, если я провалюсь сейчас!".
  
  - Я не Сакура. Саске-кун будет моим, и я помогу ему понять, что ты ему не нужен. Наверное, это будет не так уж сложно, я слышала, что Рин-чан уже поняла, что тебя нужно бояться, а ведь она была в тебя влюблена. Думаю, Саске нужно лишь чуть-чуть подтолкнуть, - если остатки благоразумия Наруто в этой ситуации можно сравнить с сдерживающим его хрупким стеклянным куполом, то сейчас комнату наполняет звон разбитого стекла. Ещё немого, и Мей бы ушла, и всё бы завершилось здесь и сейчас, вполне удачно, но Наруто не смог удержать язык за зубами.
  
  - ...Они горят, - Мей обернулась, в недоумении, а губы Узумаки растянулись в широкой ухмылке. - Ао и Чоуджиро. Их души горят в Аду, с того самого момента, как я выпил их кровь. Оскорбляя меня ты ухудшаешь их положение.
  
  - Ты лжешь!!! - глаза Мей, казалось, сейчас выпадут из орбит. - Ты никакой не Бог, и ты не мог отправить их в Ад!
  
  - Думаешь?! - мгновенно глаза джинчурики почернели, и он начал водить взглядом по Мизукаге, словно читая книгу. - У тебя было шестнадцать любовников, а случайных связей в разы больше! Рано же ты поняла, что главный талант куноичи у тебя между ног, учитывая, что экзамен на чунина ты прошла по блату, через постель! Да ты же каждого мужчину бросала, потому что думала, что найдёшь себе кого-то получше, эдакого принца на белом коне! Знаешь, на кого ты похожа в этом своём стремлении к идеальному мужику?! На ёбанную деревенщину! Ёбанную в буквальном, блять, смысле! Думаешь, такая как ты, Саске нужна? Ведь сейчас он - твой идеал, и это о нём ты думаешь по ночам! На тебе ведь и сейчас развратно-красное нижнее бельё, а ведь в траурное положено облачаться полностью! Как же должно быть невыносимо быть тобой, быть достаточно умной и сильной, но при этом полностью подчиняться желаниям своей грязной щели!
  
  - ЗАМОЛЧИ!!! - Мизукаге ринулась к Узумаки, выставив вперёд кинжал, направляя его на грудь парня. Он не уклоняется, даже не думает об этом, и продолжает смотреть в глаза обезумевшей от ненависти женщины до последнего мига. Самодовольная ухмылка появляется на лице Теруми, и кинжал вошёл в грудную клетку джинчурики, как в ножны. Несколько секунд, Наруто продолжает смотреть в глаза уже ликующей Теруми неподвижно, но вскоре, начинает происходить нечто странное. Образ Наруто как бы расплывается, меняются его черты лица, телосложение, одежда, и спустя пару секунд, перед Мей лежит уже совершенно незнакомый, убитый ей человек. Но и на этом всё не заканчивается, тело неизвестного вспыхивает и пламя мгновенно пожирает его, не оставляя никаких останков.
  
  - Моя очередь, - прозвучал голос джинчурики у Мей над ухом. Едва та обернулась, и Бог Крови с силой ударил её в щёку. Теруми вскрикнула от боли и неожиданности, отшатнувшись от парня, но Наруто схватил её за руку, и на мгновение, земля ушла у них из-под ног, комната закружилась в каком-то вихре и исчезла.
  
  Несколько секунд свободного падения в кромешной темноте, и Мей упала на сырую, чавкающую землю. В темноте, она не могла разглядеть Узумаки, хотя всего секунду назад он был рядом с ней. Воздух стал в разы горячее, запахло гарью.
  
  - Что ты сделал?! - Теруми была уверена, что Узумаки ответит ей. - Использовал какое-то гендзюцу?! В какую больную игру ты со мной играешь?!!
  
  - Я вовсе не играю с тобой, - голос Кровавого Бога донёсся со всех сторон одновременно. - На самом деле, это вы, люди со мной играете. Я вам всего лишь подыгрываю.
  
  - Что за бред?! Зачем ты использовал на мне гендзюцу?! - на самом деле, её больше интересовало, почему Наруто её не убил, но гордость не позволяла спросить.
  
  - Это не гендзюцу. Это мой личный мир, и я хочу кое-что тебе показать, - неожиданно, плавно зазвучала музыка. Незнакомая Теруми музыка, как и голос Наруто, доносилась отовсюду, а когда зазвучал тенор*, всё вокруг осветил оранжевый свет. Мей обнаружила себя под свинцовым небом, на небольшом островке земли, который, похоже, парил в воздухе, а где-то там, внизу, за пределами этого островка, судя по запаху, горело пламя, от которого и исходил свет. Наруто стоял в метре от неё, увлечённо дирижируя в такт опере, не уделяя Мизукаге особого внимания.
  
  - Так... Где мы? - с момента, когда клинок не оставил на Наруто никаких ран, паника Мей шла по нарастающей.
  
  - Сама посмотри, - не отрываясь от своего занятия сказал блондин. Мизукаге подошла к краю резко обрывающегося островка и взглянула вниз, за его пределы. Ей открылся вид на потрясающую своим размахом и жестокостью: тысячи истощённых, скованных людей, объятых пламенем и истязаемых великанами в чёрных доспехах. В недопонимании, женщина переводила взгляд то на Наруто, то на царившую всюду бесконечную пытку, и она невольно заметила, что складывается такое ощущение, словно Узумаки не оперой дирижирует, а всем этим пугающим миром. Инквизиторы в чёрном, режущие, истязающие и прижигающие, и грешники, стенаниям которых не было конца, всё это - лишь инструменты Кровавого Бога, исполняющие безумную музыку.
  
  - Ад... - Мей сглотнула. - Под нами Ад.
  
  - И я его Король. Всё ещё есть сомнения по поводу того, что я Бог?
  
  - Но кинжал... Должно же было сработать!!!
  
  - Это была моя личная техника подмены. Ад это я, и это не просто слова. Миллиарды душ тесно связаны с моей. За мгновение до того, как ты нанесла удар, я просто подменил себя другим грешником. В использовании потенциала Ада, я уже самого превзошёл Джашина. Но, даже без этой техники, мне не составляет никакого труда защититься от такой прямолинейной атаки. Я просто хочу, чтобы ты поняла, что с кинжалом или без, убить меня ты не сможешь, - прекратив жестикулировать, блондин раздражённо вздохнул, зубами стянул с правой руки перчатку, показав метку Кровавого Бога, и закатал на ней рукав. Сначала, ничего не происходило, но затем на руке блондина появились ещё две такие же отметины, с единственным отличием. Внутри метки, что была ближе к локтю джинчурики, находилась алая надпись: "Der Vogel des Hermes ist mein Name, meine Flügel zu essen, um mich zu zähmen"**. - Три печати, три ограничителя силы. Если говорить упрощённым языком, первая печать позволяет использовать четверть моей силы, вторая - половину, ну а третья всю сотню. Вопрос на засыпку: ты хоть раз видела, чтобы я при тебе активировал более одной печати за раз?
  
  - Нет. О, Боже...
  
  - Хе, вот уж действительно, Боже.
  
  - Ты хочешь сказать, что на горячих источниках ты использовал лишь двадцать пять процентов своих возможностей?!
  
  - Да. И это спасло тебе и всем остальным жизнь. Я поставил эти печати ещё во время своего заключения в этом проклятом месте, делать-то всё равно было нечего. А после убийства Джашина, когда ко мне перешла его сила, пришлось убить уйму времени на то, чтобы её доработать.
  
  - Но, зачем ты сам себя сдерживаешь?! В чём смысл?!
  
  - ...А как ещё можно не забыть, что я реален? Я ведь не жив и не мёртв, почти как призрак, застрявший в мире живых людей, в котором мне явно не место. Используй я свою силу на полную, и едва ли в мире нашёлся бы человек, способный даже коснуться меня. Но, до тех пор, пока я себя сдерживаю, поддаюсь, меня можно ранить, победить, даже убить, и это хорошо. Так, я чувствую себя живым, бесконечно умирая и возрождаясь, - за спиной Наруто вдруг раскрылись большие чёрные крылья, но лишь на мгновение, а после, перьями разлетелись по ветру. В то же время, сотни перьёв начали падать с неба. - Мне приятней ходить среди людей, чем летать среди Богов. До тех пор, пока это так, между мной и Кагуей будет хотя бы одно отличие... Между моря без границы, стоит как столп Гермеса птица, свои крылья пожирая и себя тем укрощая.
  
  - Т-ты... не человек, - Мей пыталась говорить с презрением, но смогла только выдавить из себя тихий, сбивчивый шепот. Кинжал, что она до это держала в дрожащих руках, Теруми выронила и упала на колени, а Наруто его подобрал.
  
  - Наконец-то дошло? Самое время. Элемент ветра, воды, земли, молнии, огня, дерева, железа, льда, лавы, пара, атома, света и тьмы, нити чакры, марионетки, холодное оружие, гендзюцу, тайдзюцу, ниндзюцу... думаешь, доживая четвёртый век своей жизни, я не изучил все это? После убийства Джашина, я вообще за свою жизнь не боюсь, единственное, что мне страшно терять, это мои друзья. Как считаешь, хочу ли я хоть кого-то из них подвергать опасности? - Мизукаге смотрела на Наруто снизу вверх, и от страха, ей перехватывало дыхание. Это не просто слова, по какой-то причине каждый следующий вдох давался ей сложнее, чем предыдущий. Узумаки отвесил ей пощёчину, слегка приведя её в чувства. - Это не риторический вопрос!
  
  - Я... не зна... ю... - прохрипела Теруми. Бог Крови схватил её за грудки и поднял с колен.
  
  - Там, в Деревне Горячих Источников, я ведь пытался защитить вас всех от самого себя! И мне бы это удалось, если бы очкастый придурок не открыл ту дверь! Рин, Саске, Индра, Джирая, они не должны были увидеть меня таким, это должно было остаться моей тайной!!! Особенно Рин! У неё теперь такое выражение лица, когда она просто смотрит на меня... Так, почему это произошло, Буферелла?!! Какого чёрта Чоуджиро ко мне попёрся?!!
  
  - Почему мне... не хватает... воздуха?
  
  - Потому что ты жива, а живым здесь не место! Ещё несколько секунд, и ты задохнёшься, это последний шанс ответить на вопрос! - Теруми уже не могла говорить, только хрипела, закатив глаза. - Vaddamit!!!
  
  ***
  
  Вернувшись в мир живых, Мизукаге долго кашляла, с трудом восстанавливая дыхание. Наруто сидел на полу, в стороне от неё и ждал. Когда Мей пришла в себя, она несколько минут собиралась с силами, чтобы спросить:
  
  - Если... Если бы Чоуджиро не зашёл к тебе, ничего бы этого не было? Он и Ао остались бы живы? - Наруто кивнул, и Мей вдруг заплакала. - Это всё я. Я виновата во всём, что случилось! Это я приказала Чоуджиро проследить за тобой!
  
  - Зачем? - Наруто потупил взгляд и сжал кулаки до боли.
  
  - Ты вёл себя подозрительно, я решила что... - прежде, чем она договорила, Наруто со спокойным выражением лица подошёл к ней и схватил женщину одной рукой за горло и приподнял её над полом. - Кхаа-аа! Что ты... задумал?!. - с трудом выдавила она, пытаясь вырваться.
  
  - Ты хотела наказать того, кто виновен в смерти твоих подопечных? Давай же сделаем это! Из-за тебя они оба мертвы, Джирая и Хидан пострадали, Саске зол на меня, а Рин начала меня бояться. Как ты там говорила? Я - пёс? Тогда, ты забыла об осторожности, когда пришла сюда! Я не из той породы, что только рычит, но не кусает! - джинчурики сильнее сдавил глотку Мей. - Говорил же, что удавлю! Буду давить всё сильнее, давить, пока кожа не посинеет, пока изо рта не пойдёт пена! И даже, когда глаза вылезут из орбит, продолжу давить! Почувствуй, как умираешь! - и тут, произошла цепь событий: в комнате появились Орочимару и Индра, схватили Узумаки под руки и оттащили его от Теруми. Наруто взмахнул рукой и отшвырнул Мизукаге в стену усилием воли, а пока она стояла контуженная ударом, блондин надкусил большой палец, хоть санин и Отсутсуки и пытались его сдерживать. Капля крови из большого пальца пару секунд парила, постоянно теряя форму, а затем, выстрелила в Мизукаге.
  
  - Мазила!!! - ругал себя Наруто, не попав в цель. Всё-таки, в использовании открывшейся у него способности, он был новичком. Вторую попытку он совершить не успел, Мей сбежала. - Чёрт возьми! Дайте мне убить эту суку! - пока Узумаки буйствовал, Индра поймал момент и обхватил голову джинчурики руками.
  
  - Прости! - мгновением позже, раздался хруст шеи Узумаки.
  
  ***
  
  Мей пришла к Саске в слезах и синяках, и прежде, чем она что-то успела сказать, Учиха понял, что произошло. Наруто облажался. Хокаге подавил в себе порывы пойти к нему прямо сейчас, сначала, нужно было заняться Мизукаге..У последней был шок, она толком ничего не могла объяснить, дрожала и выглядела жалкой. Чтобы феодалы не заметили её в таком состоянии, брюнет отвёл её в ближайший отель, снял там комнату, куда отвёл женщину, дал ей выпить стопку саке и заставил лечь спать, а ведь уже близился полдень. Едва покинув её апартаменты, Саске сделал глубокий вдох и изменился в лице, сменив показное сочувствие на гнев. Он направился к Наруто...
  
  Когда Учиха появился, Наруто похрустывал шейными позвонками. Обернувшись к Учихе, Узумаки непринуждённо улыбнулся и почесал затылок.
  
  - Саске, прежде чем ты начнёшь вопить, позволь ска... - в следующую секунду Шестой прижал Наруто к стене, пронзая его взглядом, полным праведного гнева.
  
  - Наруто, ты чё, блять?! ТЫ ЧЁЁЁ?!!! Что за херня у тебя здесь произошла?! Что с Мей?! Что ты сказал?! Что сделал?!!
  
  - Я пытался убить её, что с того-то?! Я разозлился, понятно?! Ты бы тоже разозлился на моём месте! Оказалось ведь, что она сама во всём виновата!
  
  - Да мне плевать, кто здесь виноват! Ты должен был извиниться, а не пытаться убить её! "Извиниться" и "убить", эти слова что, блять, похожи?!!
  
  - Полегче, мать твою, ты не должен спрашивать у меня о чём-то так грубо!!! - ссорясь, Наруто и Саске оба заводились с пол-оборота. В этом, они чем-то походили на одну из неблагополучных семей, в которой муж и жена вечно ходят с разбитой рожей.
  
  - Мне приходится жопу рвать, чтобы уговорить её дать тебе шанс, а ты что делаешь?!
  
  - Я ставлю людей на место! И, сработало ведь! Мей так перепугалась, что ей всё желание ко мне приближаться отшибло! Проблема решена!
  
  - Ты правда так считаешь? - Учиха резко остудил свой пыл, отпустил джинчурики и закрыл глаза, бормоча. - Феодалы в столице... Увидят Мей в таком состоянии, и тебе конец...
  
  - Им меня не убить.
  
  - Убить тебя не смогут, но пустят в ход всю свою власть, чтобы испоганить тебе жизнь... Поползут слухи, феодалы всё переврут, у людей пропадёт доверие к тебе, ко мне, к Конохе... Ситуация выйдет из-под контроля, и одна из деревень, Облако или Камень, или тот же Туман, рано или поздно, развяжет с нами войну... Из-за тебя. Или вспыхнет гражданская война, в нашей стране... Люди не захотят жить рядом с тем, кто в любую секунду может их убить... Не все же такие ебанутые, как я... С Мей нужно что-то решать, и, теперь, когда ты всё просрал, по-хорошему всё решить не получиться... Придётся её убить, - глаза Наруто широко раскрылись, когда Хокаге, с серьёзным выражением лица предложил такое.
  
  - Ты что несёшь? - Саске продолжил бормотать, не обращая на него внимание.
  
  - ...Обставить всё, как самоубийство. Это будет правдоподобно, она ведь потеряла своих близких. Нет... Не получится, чёрт. В городе ведь полно сенсоров, они узнают, если в момент её смерти, я буду поблизости... Можно попробовать с ней переспать, - от такого плана действий, Наруто испытал ещё большее потрясение. Не от того, что затея была ему противна, просто от Саске он такого не ожидал. - Она ведь в меня влюблена. Если повезёт, она хоть немного успокоится. Может быть, тогда, смогу уговорить её хотя бы перед феодалами притвориться, что она тебя простила. Хотя бы попытаюсь... - Учиха повернулся к Наруто спиной.
  
  - К-куда это ты собрался?! И что это за идеи такие?! Перепих, убийство, я обычно использую такие методы! Я здесь грешник! - Саске его игнорировал. Неожиданно для самого себя, Наруто начал паниковать. - Смотри на меня, когда я разговариваю с тобой, чёрт подери! Кто разрешил тебе менять правила наших отношений?! И почему ты так петушишься перед феодалами?! Они ничтожны, что у них есть такого, чего нет у меня, почему ты так боишься потерять их расположение, что готов плясать под их дудку?! Я здесь единственный, под чью дудку ты можешь плясать!!! А феодалы ничтожны! Кучка грёбанных стариканов с деньгами! Что они сделали для тебя такого, чего не сделал я?! Раз тебя они волнуют больше, чем я, и ради них, ты готов спать с теми, кто тебе противен! Может, ты изменишь своё отношение к ним когда узнаешь небольшую деталь? Вырезать твой клан решил Данзо, Хирузен его поддержал, как и Старейшины, но, чтобы осуществить подобное, как ты думаешь, чьим ещё разрешением нужно заручиться? Правильно! Разрешением феодала нашей грёбанной страны! Ну, разве ты не зол на него?! Где твой сраный мстительный дух?!! Или... Теперь тебе это нравится? Когда к тебе и твоей семье относятся чудовищно? Если так, я спляшу на могиле твоего отца! Я воскрешу твою мать и изнасилую её! Выебу из неё всю душу!!! Я же сумасшедший, в конце концов! - последнюю фразу Наруто сопроводил крайне неприличным телодвижением. - Я сделаю всё это, ты только обрати на меня внимание! Посмотри на меня! Останови меня! Ведь кто-то должен меня остановить! Наруто здесь плохой мальчик, а Саске хороший, ты обязан останавливать мои безумства! Хотя бы ударь меня, чтобы я понял, что тебе не наплевать на меня!!!
  
  - ...Хватит, - одним словом, Саске заставил Наруто замолчать. - Бака, я это ради тебя делаю. Хочу, чтобы ты знал, мне за тебя очень страшно. Не из-за феодалов. Наруто, которого я знаю, не важно, как бы сильно он не разозлился, смог бы всё вытерпеть и попросить у Мей прощения. С феодалами разберусь я, а ты, для начала, в себе разберись.
  
  Саске исчез, а сразу после него, появился очередной парень в маске АНБУ. Вышло так, что этот несчастный, которому и так суждено стать едой, теперь ещё и будет предметом для вымещения гнева джинчурики. Он сорвал с смертника маску и прервал его гендзюцу. Тот рассеяно захлопал глазами.
  
  - Что происходит?
  
  - Кормежка запертого в клетке животного, - с презрением к самому себе процедил Бог Крови. На мгновение, его глаза почернели и он быстро пробежался по заключённому взглядом. - Серийный убийца, значит? Прелестно, теперь это точно каннибализм, - одно резкое движение, и вся правая рука смертника, от предплечья, отделилась от его тела. Наруто, не теряя времени, начал пить кровь, пока изувеченный мужчина буквально визжал. - Да не ори ты! Чёрт, твоя кровь отвратна на вкус! Горькая, и жутко вяжущая, ну что за херня!
  
  - П-п-почему это со мной происходит?!! Это ведь сон, да?!.. Я ведь сплю!
  
  - Никакой это не сон! Просто по жизни ты был человеком дерьмовым, а как только я с тобой закончу, твои останки достанутся Кураме, и станешь ты лисьим дерьмом. Сейчас, я бы предпочёл подкрепиться той нашей Буфереллой, ну да ладно, - новым ударом, Наруто добил тюремного заключенного и продолжил трапезу.
  
  - Так ты правда кровопийца? Ну и жуть, - появившийся в комнате загорелый щетинистый мужчина в дорогой одежде скривился, а Наруто, не глядя на него и не отрываясь от пищи, безразлично спросил:
  
  - А ты ещё кто?
  
  ***
  
  Вернувшись в отель, Саске услышал звук бегущей воды, доносящийся из ванной. Бесшумно, он вошёл в ванную комнату, наполненную паром, сквозь который он разглядел Мей, в душевой кабинке с прозрачными дверями. Она его не замечала, смотрела в одну точку, потирая свои плечи руками, словно ей было холодно, а ведь она стояла под струями практически обжигающе горячей воды. Учиха не стал медлить, зашёл в кабинку, промочив одежду насквозь, и перекрыл воду. Только после этого, Теруми заметила его, растерялась, покраснела и прикрылась руками.
  
  - Саске-кун... - Мизукаге не знала, как реагировать на такое. К тому же, она была измучена, во всех смыслах слова. Шестой же смотрел на обнаженную женщину отстранённым взглядом. На её шее и щеке синяки стали отчетливыми, и именно травмы интересовали Учиху больше, чем её тело. Когда он посмотрел на шрам на плече, оставленный Наруто, Мизукаге с ещё большим стыдом отвела взгляд в сторону.
  
  
  Не говоря ни слова, смотря Мей прямо в глаза, Учиха спокойно, но настойчиво поцеловал её мягкие губы. Не дав ей опомниться, он углубил поцелуй, чем подавил всякое желание сопротивляться, и женщина обмякла в его руках, которые он опустил ей на талию. Чувств к Мей у него не было и в помине, отчего в действиях не было какой-то сумбурности, он всё делал осознанно. Правую руку он опустил на бёдра Теруми, а левую переместил ей на грудь, начав нежно ласкать её. Мизукаге сдавленно замычала, и брюнет прервал поцелуй, дав ей отдышаться и переключившись на её шею, осторожно покрывая её поцелуями. Он посчитал, что стоит убедить её в том, что травмы его не отталкивают, в том числе и синяки на шее, и он всё равно желает её, даже если это и не правда.
  
  Мей прикрыла глаза и закусила губу, начав тихо постанывать. По щекам у неё катились слёзы, то ли от стресса, то ли от утраты, то ли от радости, Саске было всё равно, в чём причина. Он должен был сейчас чувствовать вину перед Мизукаге, злость на Наруто, отвращение к себе, но ничего этого не было. В данный момент, Хокаге вообще ничего не чувствовал, он просто делал то, зачем пришёл. Тем временем окончательно поддавшаяся ему Теруми слегка раздвинула ноги, и рука Учихи тут же скользнула к её промежности. Из груди Мей вырвался громкий стон, она прижалась к брюнету, шепча его имя, но не получая никакого ответа. Саске то целовал её, то стимулировал её грудь, уже более жестко, напористо, покусывая соски, не забывая при всём этом ласкать её половые губы.
  
  - Я хочу его... - прошептала Мизукаге после нескольких минут такой прелюдии. Учиха не стал возражать, когда женщина стянула с него штаны. Ему было настолько безразлично всё то, что сейчас происходило, что, если бы не тот факт, что у Саске уже давно не было женщины, у него бы сейчас даже эрекции не было.
  
  В любом случае, нужно было перейти к делу. Учиха обхватил бёдра Мей и приподнял её, а она обвила его своими ногами. Одно резкое движение тазом, и Саске вошёл в Мизукаге, вызывая протяжный стон наслаждения. И тут, всё резко обрушилось на него. Эмоции, осознание того, насколько же бесчестно он поступает, злость на всех, кто хоть как-то причастен к ситуации, в которой он оказался, и на себя в первую очередь. Словно чувство морали брюнета решило дать ему небольшую передышку, а затем заработал с новой силой. Захотелось плакать, но отступать было уже поздно, всё, что он мог сделать - продолжить. Хокаге задвигался, резко, не давая Теруми поблажек...
  
  ***
  
  - Я сын феодала Страны Огня, - ответил загорелый мужчина на вопрос Узумаки. Взгляд джинчурики тут же изменился, став озлобленным.
  
  - Не тот ли, что напоил Саске и обыграл его в карты?
  
  - Он самый, - стоило младшему лорду это сказать, и Наруто бросился на него со звериным оскалом. Между ним и сыном феодала оставалось меньше метра, когда последний выхватил что-то вроде мушкета и не медля ни секунды выпустил пулю ему промеж глаз. Наруто упал на спину, кровь из раны начала заливать пол, а младший феодал спокойно начал перезаряжать своё орудие, на что явно требовалось много времени.
  
  - ...Моё слабое место шея, а не голова, придурок, - прошипел Узумаки, резкими и отрывистыми телодвижениями встававший на ноги. Наконец, встав, он поднёс ладонь к своему лбу, и в руку ему выпала круглая пулька.
  - Спокойней, я тебе не враг. Скажу даже больше, среди высшего общества, я, пожалуй, твой единственный друг.
  
  - Чтобы вернуть тебе карточный долг, нам пришлось пойти на сделку с твоим отцом. И ты в меня стрелял. Как-то это не по-дружески, не думаешь?
  
  - Тогда, я преследовал свои личные интересы, мне нужны были деньги. А в нашей семье не принято просить друг у друга в долг, так что, пришлось мошенничать и получать деньги отца так, чтобы он об этом не знал. Но, за то, что воспользовался вашим тогдашним положением, прошу меня простить.
  
  - Тс, аристократ, - Наруто потёр заживший лоб и кровожадно улыбнулся. - У тебя, должно быть, чудесный вкус, - гримаса страха и отвращения, появившаяся на лице лорда вызвала у Наруто громкий смех. - Не бойся, я уже подкрепился.
  
  - Ах, да, по поводу этого, - младший лорд запустил руку в свой плащ и достал оттуда мятый, во многих местах надорванный свиток, который он протянул блондину. - Держи, в знак доброй воли. Я наслышан о твоей проблеме. У нашей семьи чего только не найдётся, и в этом свитке, если я не ошибся, описан один из ритуалов заключения сделки между Кровавым Богом и людьми, - едва дослушав сына феодала, Узумаки выхватил свиток из его рук и развернул его. На мгновение, блондин довольно улыбнулся, но тут же недоверчиво спросил:
  
  - И кто тебе о моей проблеме рассказал?
  
  - У нас везде есть шпионы, не удивляйся.
  
  - Хм... хорошая реакция, - Наруто покосился на мушкет в руках мужчины.
  
  - Нравится? Сделан по чертежам не безызвестных инженеров.
  
  - Ствол - отстой, - сухо сказал Узумаки. - Перезарядка занимает слишком много времени, если первый выстрел не попадёт в цель, второй сделать уже не успеешь.
  
  - Говоришь так, словно видел и получше.
  
  - Видел. Пока ты будешь возиться с перезарядкой, знакомый мне немец всадит тебе по пуле в локти и колени, заодно и хозяйство отстрелит. Итак, зачем пожаловал?
  
  - Долгая история. И началась она очень давно. Думаю, стоит начать с того, что это не первая наша встреча.
  
  - Я бы тебя запомнил.
  
  - Едва ли. Тебе тогда было несколько дней от роду, да и я ещё был ребёнком, - темноволосому мужчине удалось заинтриговать джинчурики. - Ни для кого не секрет, что между феодалами и Каге всегда было соперничество, в борьбе за власть. У Великих Стран, по сути, два короля, феодал и Каге одной из пяти главных деревень, и хоть деньги, власть и связи у феодалов, настоящая сила принадлежит шиноби. Шиноби захватывают и защищают территории, шиноби, при желании, могут пойти против феодала и свергнуть его, у шиноби орудия массового поражения. И было время, когда мой отец хотел изменить такой баланс сил в свою пользу. Его не устраивало то, что джинчурики становятся жители Скрытых Деревень, он считал, что джинчурики должны быть членами знатных семей. Его предупреждали, что это опасно, но он никого не желал слушать, и в итоге, добился от Конохи согласия, по которому, следующим джинчурики, после Узумаки Кушины, должен был стать я. Тогда, я ещё не знал, как люди относятся к джинчурики, и был даже рад. Сыновья ведь хотят быть полезными...
  
  - Ты будешь говорить по делу, или разводить сопли? - младший феодальный лорд усмехнулся.
  
  - Прости, занесло. Мне пришлось учиться навыкам шиноби, не имея никакой предрасположенности к использованию чакры, а отцу пришлось платить бешенные деньги мастерам, поскольку шансов научить меня хоть чему-нибудь практически не было. С горем пополам, к двенадцати я освоил основы... И тут, произошёл этот знаменитый инцидент. Кьюби вырвался на свободу, Четвёртый и Кушина погибли, а новым джинчурики стал ты. В планы отца это не входило, хотя, стоило это предвидеть, но он почему-то считал, что на самом деле, у Четвёртого была какая-то инициатива, и он запечатал биджу в тебе, просто потому что захотел сделать своего сына "особенным". Чтобы убедиться в том, что слухи не лгут, он отправился в Коноху спустя несколько дней после трагедии, и меня с собой прихватил, чтобы при возможности сделать меня новым джинчурики.
  
  - Но ведь чтобы извлечь из меня биджу, ему пришлось бы убить меня, - не то, чтобы Наруто был удивлён, ему скорее показалось забавным, сколь многим людям, ещё с момента его рождения, была выгодна его смерть.
  
  - Ты уловил суть. Всю дорогу, я только и слышал от людей россказни о маленьком монстре, что родился у Намикадзе Минато, демоне, убившем своих родителей и многих жителях родной деревни. Думаю, эти люди просто не видели разницы между Кьюби и тем, кто в нём запечатан, а ситуацию подогревала их любовь к злословию. Они говорили, что у ребёнка девять хвостов, что у него звериные когти, клыки, глаза налиты кровью и никогда не закрываются, что лицо у него изуродовано, что вместо грудного молока он пьёт человеческую кровь. Чем ближе мы подходили к Листу, тем сильнее я боялся этого новорождённого чудовища. Наконец, настаёт день когда мы прибываем в Коноху, меня, отца, и группу по запечатыванию отводят в родильное отделение, куда тебя поместили, заводят в отдельную от всех остальных детей палату, в которой, в окружении аппаратуры и медиков, стоит детская кроватка. Сердце у меня колотится так, словно вот-вот разорвётся, но я не подаю виду, мелкими шажками подхожу к кроватке и заглядываю в неё. Каково же было моё удивление, когда я обнаружил в ней просто... ребёнка. Самого обычного светловолосого младенца. Тут же замечаю, с каким презрением, ненавистью и страхом все, включая моего отца, смотрят на этого ребёнка, и в этот момент, понимаю, что на самом деле значит быть джинчурики. Понимаю, какая ужасная у этого ребёнка будет жизнь, какая ужасная будет жизнь у меня, если я стану новым джинчурики, и начинаю слёзно умолять отца, чтобы тебе сохранили жизнь. Не потому, что тебя спасти хотел, а потому что не хотел занимать твоё место. На моё мнение, отцу, правда, было плевать, зато вмешался Третий Хокаге, и ему всё же пришлось отступить. И последние двадцать лет, я испытываю... благодарность. Я благодарен тебе, за то, что именно ты стал джинчурики, и несёшь это бремя. Кто знает, вдруг, сложись всё иначе, я бы оказался на твоём месте? Такого и злейшему врагу не пожелаешь.
  
  - Ты пришёл, просто затем, чтобы сказать мне всё это?
  
  - Нет, я здесь, чтобы предупредить тебя. Несмотря на то, что у Мизукаге с тобой личные счёты, настоящий твой враг, это мой отец. Он может не подавать виду, но он ненавидит тебя, с того самого момента, как в тебе запечатали Кьюби. Даже если Мей тебя простит, отец тебя так просто не отпустит.
  
  - Меня невозможно убить, Мей это уже поняла, поймёт и твой старик.
  
  - Поймёт, но никогда с этим не смириться. Он будет требовать, чтобы тебя держали здесь до те пор, пока не найдут способ убить тебя, или вытащить из тебя девятихвостого. А если Саске откажется, использует свои рычаги давления. В конце концов, Коноха зависит от его денег, а большая часть земель, используемых в хозяйстве, а значит и всё, что на ней растёт, принадлежит феодалам. При желании, он сможет отнять у Скрытого Листа продовольствие, а ведь деревня у вас не маленькая.
  
  - Ну тогда, я просто убью его, - холодно сказал Узумаки, но сын феодала Страны Огня отреагировал сдержано.
  
  - Тогда, тобой займутся феодалы других стран.
  
  - Убью и их.
  
  - Начнётся хаос.
  
  - Плевать.
  
  - Да чтоб тебя! Тебе не говорили, что ты та ещё эгоистичная свинья?
  
  - Постоянно. Подожди, говоришь, что даже если с Мей всё будет улажено, это ничего не изменит? - Наруто на секунду задумался и вдруг начал тихо хихикать, подёргиваясь. Смех становился всё громче, и в какой-то момент, блондин запрокинул голову и зашёлся в безумном хохоте: - Ха-ха-ха-ха-ха! Аха-аха-ха-ха! Хах-ха-ха-хааа!!!
  
  - Что смешного? - с ноткой страха в голосе спросил лорд.
  
  - Смешно, что Саске прямо сейчас трахает Буфереллу, чтобы она меня простила! Сунуть болт в ведро с песком и не получить после этого желаемое, это фейл года! Ха-ха-ха-ха!
  
  ***
  
  После того, что между ними произошло, Мей и Саске какое-то время лежали в постели, уставшие, вспотевшие, с трудом дышавшие. Брюнет смотрел в потолок и чувствовал себя омерзительно, за то, что сделал. Ему казалось, что как только Теруми соберётся с силами, она попросит его уйти и никогда больше не попадаться ей на глаза, поэтому, Шестой старался быть тише воды и ниже травы, оттягивая неизбежное. Неожиданно, Мизукаге взяла его за руку, и Хокаге всё-таки пришлось на неё посмотреть. Вопреки ожиданиям, лицо Мей не выражало злости, а покрасневшие от слёз глаза впервые за день выглядели даже немного счастливыми.
  
  - Ладно. Я всё улажу, - не объясняя больше ничего, женщина встала с постели и начала быстро одеваться. Саске решил ей доверится и последовал её примеру. Помимо прочего, Мей нанесла толстый слой косметики на синяк на щеке, отыскала шарф и обвязала им шею, чтобы скрыть следы от пальцев Кровавого Бога, и после этого двое Каге двинулись в здание, где находились феодалы.
  
  Об их приходе сообщили феодалам и попросили ждать за дверью зала, пока их не пригласят. Теруми всё ещё держала Учиху за руку, и это начинало его напрягать.
  
  - Слушай, Мей... Я просто хочу сказать спасибо за то, что ты делаешь. Знаю, тебе тяжело в это поверить, но Наруто хороший парень.
  
  - А вот и нет, - ответила женщина, продолжая смотреть вперёд. - Я всё ещё считаю его ужасным человеком, и мнение своё менять не собираюсь, - Саске испуганно посмотрел на Мизукаге, а та улыбнулась. - Не волнуйся. Я уже поняла, что ничего не смогу с ним сделать, но, раз есть шанс, хотя бы тебе окажу услугу, - как только Мей это сказала, перед ними открылись двери, и Каге вошли в зал, наполненный пожилыми богачами. Без лишних промедлений, Мизукаге начала отчитываться:
  
  - После проведения полного анализа ситуации, я приняла решение: Узумаки Наруто в случившемся невиновен, и его необходимо освободить. Как оказалось, моей вины в случившемся куда больше, и теперь, я считаю своим долгом как можно скорее вернуться в Скрытый Туман, чтобы искупить вину перед близкими Ао и Чоуджиро, - в зале повисла гробовая тишина. Феодал Огня долго и проницательно смотрел на Теруми.
  
  - Это, конечно, замечательно, но, боюсь, что мы не можем его освободить.
  
  - Это ещё почему?! - Саске едва не заорал. - Вы же говорили, что его судьбу решит Мей!
  
  - Мы пересмотрели своё решение, подсчитав весь ущёрб, нанесённый Деревне Горячих Источников. Мы не можем не учитывать их сторону.
  
  - Чего вы мне тут горбатого лепите?! Я в первые же часы, после инцидента, связался с главой этой деревни и обо всем договорился! Я половину казны Конохи истратил на компенсации!!!
  
  - Этого всё равно недостаточно. Наруто явно не поддаётся контролю, и до тех пор, пока это так, пока каждая деревня, где он окажется, под угрозой, он не покинет тюрьму. Хотите это изменить? Тогда докажите, что можете его контролировать, - лорд едва заметно ухмыльнулся, потому что знал, что требует невозможного. Совершенно разбитый и растёрянный, Саске вышел из зала, а когда Мей последовала за ним, Учиху она уже не обнаружила.
  
  ***
  
  Дело близилось к вечеру, и с каждой минутой, Наруто становилось всё труднее оставаться взаперти. Недостаток свободы доставлял практически физическую боль, от которой хотелось лезть на стену. Он просил передать Саске, что времени освободить его у Учихи до утра, но, если верить сыну феодала, можно даже не ждать.
  
  Не в силах больше держаться, Узумаки подошёл к стене, создал в своей руке расенган помощнее, решив, что бомба хвостатого, это уже перебор, и замахнулся, для удара. "Уж прости, Саске".
  
  Джинчурики собрался смести преграду на своём пути, однако, в последний момент, в стене открылся проход, в котором стоял Учиха. От неожиданности, Наруто потерял контроль над расенганом, и сфера чакры растворилась в воздухе, прямо перед лицом молодого Хокаге.
  
  - Саске? Ты чего? - Наруто непонимающе взглянул на брюнета, который казался одновременно решительным и обреченным.
  
  - Ты свободен. Пошли, - сухо сказал Учиха и жестом поманил Наруто за собой. Джинчурики давно заметил, что он не ощущает чакру Рин, Орочимару или Индры поблизости, но только сейчас он обратил на это должное внимание. В тюрьме никого, из перечисленных людей, не обнаружилось. Так, или иначе, Наруто не спешил задавать лишние вопросы.
  
  Оказавшись на свежем воздухе, Наруто вдохнул полной грудью, а Саске продолжил идти куда-то вперёд.
  
  - Куда мы идём? - наконец, поинтересовался Бог Крови.
  
  - В бар. И это не обсуждается, - можно подумать, Узумаки собирался возражать.
  
  Хокаге и джинчурики вошли в первое попавшееся им заведение, довольно большое, приличное на вид, под завязку забитое людьми. Наруто уже заранее знал, что он сейчас будет драться с Саске, по крайней мере, по поведению и раздраженному взгляду Учихи, можно было сделать такой вывод. За одним из столиков сидела гейша и играла, вернее, надрывала струны цитры. Наруто подошёл к ней, посмотрел на девушку с угрозой, а когда та продолжила мучить его слуховой аппарат, джинчурики отнял у неё инструмент и с силой разбил его о ближайший столик.
  
  - Так намного лучше, - сказал он, возвращая то, что осталось от цитры её владелице. Царивший в заведении балаган прекратился, все испуганно уставились на него, а Саске тем временем заказывал у бармена выпивку. На Наруто с криком побежал один из охранников, которого Узумаки играючи вышвырнул в окно. Благо, они находились на первом этаже, но нужный эффект это произвело. - Веселье окончено. Расходитесь.
  
  За несколько минут, все торопливо покинули бар, и теперь, в нём остались только Наруто и Саске. Хокаге подозвал блондина к стойке и протянул ему бутылку, уже наполовину пустую.
  
  - Пей, - прозвучало, как приказ, но джинчурики его исполнил, сделав несколько больших глотков.
  
  - Прости, за то, что я тебе наговорил сегодня, - спустя минуту молчания сказал Наруто. - Ты был прав. Я не тот, что прежде. Импульсивный, неспособный сдерживать гнев. Раньше я таким не был. И, честно скажу, от этого мне очень страшно. Я начинаю забывать, кто я, и как мне поступать. Я сын Четвёртого Хокаге? Нукенин? Герой войны? Злодей? Бог? Узумаки ли Наруто я теперь? Такое чувство, что со временем, я потеряю себя, и ни одно из этих употреблений не будет мне подходить... Безумство должно быть осознанным, иначе, чем я буду отличаться от пациентов психушек, целыми днями пускающих слюни?
  
  - ...Ты узнал, как заключать сделки? - неожиданно спросил Шестой. Блондин кивнул. - Тогда, в обмен на мою душу, исполни моё желание, - Наруто аж воздухом подавился, а Учиха был серьёзен.
  
  - Спятил? Ты же понимаешь, что это будет означать, что ты попадёшь в Ад?
  
  - У нас нет другого выбора. Мы нужны друг другу, и сила сделки сыграет нам на руку. Ты говоришь, что начинаешь забывать, кто ты? А вот я помню. Помню, каким ты был, и каким стать никогда не хотел. Если ты не против, я хочу направлять тебя, чтобы ты не делал того, о чём потом будешь жалеть. Заодно, я докажу феодалам, что тебя можно контролировать. Но, такой метод сработает только в том случае, если ты мне полностью доверяешь. Если же нет, лучше даже не пытаться, я не хочу, чтобы тебе наша сделка была в тягость, - Наруто решительно встал, разбил бутылку о стол и поранил осколком собственную руку. Кровью, капающей на пол, он нарисовал вокруг Учихи большую метку Кровавого Бога, сам вошёл в неё и взглядом попросил Хокаге протянуть ему руку. Оставив и на ладони Саске порез, он сжал её собственной раненной рукой, смешивая кровь, и весь свет в заведении внезапно погас. Но, слабое алое свечение начало исходить от крови на полу и отметины на руке джинчурики. Взгляд у Наруто вдруг сделался пугающим, демоническим, он чем-то напомнил питона, обвившего кролика. Саске поневоле покрылся холодным потом.
  
  - Даю тебе последний шанс. Продав мне душу, ты изменишь всё. Ты никогда не сможешь попасть в Рай, а значит, не встретишься со своими родителями.
  
  - Ад это мир, в котором живёшь ты и Итачи, так? Тогда, большего мне и не нужно, - Учиха пытался это скрыть, но на самом деле, он боялся.
  
  - Это не всё. Мы перестанем быть просто друзьями, или братьями по духу. Хочу я того, или нет, я буду видеть в тебе душу, которую желаю поглотить. До самой твоей смерти, я буду подкармливаться твоей душой, пока не пожру её полностью. Нас свяжет контракт, и в целом мире не будет места, где я не смогу найти тебя. Ты точно этого хочешь?
  
  - Хватит уже! - воскликнул Учиха, лишь потому, что боялся передумать. - Я желаю заключить сделку! - Наруто вдруг сжал руку Саске так, что брюнету стало больно. К его ладони словно раскалённым железом прикоснулись, а во всём остальном теле, Хокаге чувствовал чуть ли не могильный холод. Наруто расплылся в хитрой, кровожадной улыбке. - И чего же ты желаешь?
  
  - Я хочу...
  
  ***
  
  Едва рассвело, Саске вернулся к феодалам, заставил их собраться вновь, хоть они и были этим крайне недовольны. Учиха не переставая ухмылялся, терпеливо ожидая, пока пожилые люди, потирая глаза, рассядутся по местам.
  
  - Зачем Вы собрали нас в такую рань? - зевая спросил феодал Огня.
  
  - Чтобы сообщить, что Наруто больше не будет для вас проблемой. Я полностью его контролирую, а он подчиняется каждому моему слову, - феодалы с недоверием покосились на шестого.
  
  - Вы можете это доказать?
  
  - Ради этого мы здесь. Верно, Наруто? - следуя за взглядом брюнета, все обратили внимание на окно, за которым парил Узумаки.
  
  - Кс, - ухмыльнулся джинчурики и ворвался в помещение, выбив окно. Осколки стекла хрустели у него под ногами, пока он подходил к брюнету.
  
  - Что бы я ему не поручил, он сделает всё, в точности, как я скажу. Вот, к примеру, - Хокаге пальцем указал на феодалов и холодно скомандовал: - Уничтожить.
  
  Глаза лордов расширились от ужаса, когда Наруто, не особо спеша, сделал шаг им навстречу. Тут же два десятка телохранителей, что были в комнате, выхватили мушкеты, вроде того, что был у сына феодала, и нацелились на Бога Крови.
  
  - Хо, - Наруто насмешливо вскинул брови. - Вы надеетесь остановить меня этим?
  
  - З-замолчи! Это передовое оружие! Даже шиноби не могут уклониться от всех пуль сразу!!!
  
  - Если Саске прикажет, я уклонюсь. Если прикажет, я приму весь огонь на себя и устою на ногах. Или, если ему будет угодно, я убью вас всех ещё до того, как кто-то успеет спустить курок.
  
  - Ты блефуешь! - один из феодалов отдал приказ, и телохранители надавили на курки.
  
  - Поработай на публику, - в последний момент шепнул Учиха.
  
  - Слушаюсь, - в следующую секунду Наруто подвергли массивному обстрелу, пули попадали живот и грудь, руки, ноги, голову. Каждый сделал свой выстрел, комната наполнилась запахом пороха, и Наруто с грохотом рухнул на пол. Телохранители облегчённо выдохнули.
  
  - Ха! Только и горазд, что языком чесать! - обрадовался один из феодалов. - Что за нелепая смерть?
  
  - Вот, что случается, когда люди слишком зазнаются!
  
  - Долго ты ещё собираешься лежать, бака? - вздохнул Учиха, обращаясь к лежащему на полу Наруто. - Я просил поработать на публику, а не вживаться в образ мертвеца.
  
  - Прости, увлёкся, - люди были шокированы, когда расстрелянный блондин легко встал, а пули выпали из быстро затягивающихся ран и застыли в воздухе. - Они так забавно реагируют. Что ж, позвольте вернуть это вам, - джинчурики щёлкнул пальцами, и пули с должной им скоростью полетели в тех, кто стрелял, пролетая вплотную к феодалам, но не задевая их. Вся охрана погибла в один момент, а феодалы лишились дара речи и сквозь заикания безуспешно пытались что-то сказать. Наруто мгновенно переместился к феодалу Страны Огня, тот лишь зажмурился.
  
  - Стоп, - последовала новая команда от Шестого, и Узумаки остановился, будучи в одном движении руки от убийства лорда. - Поклонись, - Наруто по-настоящему встал на колени и опустил голову к самому полу перед людьми, которых только что собирался убить. - Извинись.
  
  - Умоляю, простите меня, - с безумной ухмылкой, Наруто взял за руку лорда, словно чернь, для которой просто стоять перед феодалом уже огромная честь. - Такого больше не повториться. Ещё приказы будут? - Саске оценивающим взглядом осмотрел комнату и покачал головой. Полностью потеряв к ним интерес, Наруто повернулся к феодалам спиной и направился к Шестому.
  
  - Подожди! - буквально закричал феодал Страны Воды. - Сколько он платит тебе?! Я дам тебе в десять, нет, в двадцать раз больше! Только работай на меня!
  
  - Извините, но меня не интересуют деньги. Чтобы я служил ему, Саске заключил со мной контракт, принеся в жертву самое дорогое, что у него есть. Не важно, чего я хочу, я не смогу ослушаться его приказа. На это он применил свою душу. А она у него воистину хороша, - Наруто облизнул губы. - Прошлой ночью, в обмен на свою душу, Саске стал самым могущественным человеком в мире. Я, Бог Крови - его послушный пёс, и длина моего поводка зависит от его воли. Если у Вас есть хоть немного ума, вы должны опасаться его, - Узумаки остановился и обернулся, виновато улыбнувшись. - Чуть не забыл, у нас ведь всё нормально? Никаких проблем?
  
  - Н... - только и смог выдавить из себя феодал Страны Огня.
  
  - Ну, я так и думал. Передавайте своему сыну привет.
  
  ***
  
  В коридоре Учиху и Узумаки ждала целая толпа, Индра, Орочимару, уводящая взгляд Рин, малость подгорелый Джирая, Хидан, Мей, державшаяся в стороне. Все, кроме Мизукаге, были рады тому, что всё наладилось. Индра даже обнял Наруто, а Рин, похоже, хотела, но не смогла себя перебороть. Саске только сейчас поверил, что всё сработало, и больше всего на свете хотел вернуться в Коноху. Все направились к выходу, а Мей и Наруто держались в "хвосте".
  
  - Выкрутился, значит, пёс, - Наруто немного удивлённо посмотрел на неё, после чего, улыбнулся, сощурившись.
  
  - Гав, - "чтоб ты, сука, кашалота родила".
  Примечание к части
  
  * - высокий оперный мужской голос.
  ** - пасхалочка для фанатов Хеллсинга, им не обязательно знать немецкий, чтобы понять.
  Название не подобрать...
  
  Упорото, мата много и т.д, думаю свою роль сыграл Клан Сопрано в переводе Гоблина)
  
  - Очнулся, наконец? - Наруто стоял у больничной койки, с какой-то слепой ненавистью смотря сверху вниз на пациента палаты, докуривая уже четвёртую сигарету подряд. Пиканье, свидетельствующее о том, что груда мяса, подключённая к аппаратам жизнеобеспечения ещё жива, вместе с искусственной вентиляцией лёгких, наполняли комнату шумом. В окно барабанят крупные капли дождя, а весь мир за пределами палаты кажется серым. - Странно, да? Дождь, в начале весны. Люди такого не ожидали, только успели обрадоваться потеплению и выйти на улицы в лёгкой одежде. Теперь, небось, разбегаются по домам, ищут укрытия. Интересно, а Рин вернулась домой, или даже такая погода не заставит её это сделать?
  
  Докурив, Узумаки потушил окурок о руку своего молчаливого собеседника, а тот не издал и звука. Не потому, что не чувствовал боли, просто во рту у него была толстая трубка, благодаря которой он дышал, и она не давала ему говорить. К тому же, большая часть лица у него была перемотана окровавленными бинтами.
  
  - Знаешь, теперь, я и вправду ненавижу тебя. Ты так глупо распорядился своей жизнью, и сам вогнал себя в могилу. Однако, пока что, мы оба живы, в большей или меньшей степени. Даже не знаю, зачем я тебя спас? Потому что Рин попросила? Или потому что я у меня к тебе есть предложение? - Наруто заметил в наполненном болью и ужасом взгляде собеседника нотки непонимания, и горько усмехнулся. - Что, неужели ты не помнишь, что произошло? Хотя, у тебя ведь, помимо прочего, обширная травма мозга, не удивительно, что память тебя подводит. В таком случае, позволь мне освежить твои воспоминания.
  
  Флешбек.
  
  У всех бывают чёрные дни. Чёрный день Наруто начался с того, что в два часа ночи из ванной послышался какой-то шум. Это был Индра, его очень сильно рвало. Кровью. Тело Шикамару отторгало его всё сильнее, но он упрямился и не хотел искать себе новое.
  
  - Да смени ты уже сосуд, - наверное, стоило помочь справиться с тошнотой, или хотя бы быть с ним помягче, но Узумаки был зол на него, и волновался, хоть и не подавал виду. Это не лучшим образом действовало на его манеру общения. - Это тело делает тебя слабым, практически ущербным. Ты думаешь, что в таком состоянии, в борьбе с Кагуей, от тебя будет хоть какая-то польза?
  
  - Дело не в самом Шикамару... - он сплюнул кровь раздраженно покосился на Наруто. - Я не могу использовать силу своих глаз. Шикамару ведь не Отсутсуки, в нём нет моей крови, думаю, из-за этого, додзюцу для меня не доступно. В конце концов, это ведь сила, передающаяся по наследству... И не важно, какое бы тело я не использовал, сильнее, чем сейчас, я не стану.
  
  - В любом случае, Шикамару сгорает на глазах. Смени сосуд хотя бы для того, чтобы избавиться от боли.
  
  - И что, менять тела, как перчатки, каждый раз, когда начинается отторжение?
  
  - Да, именно. Чем тебя такой вариант не устраивает?
  
  - Ты не понимаешь! Заняв тело Шикамару, я не просто использовал его, как физическую оболочку! Я разделил с ним его воспоминания, чувства, и я уже не могу определить грань между его личностью и моей! Я помню, как в детстве я обыгрывал Асуму в шоги! А ведь я даже не знаю, кто это! Если я буду менять тела постоянно, рано или поздно я нанесу своему разуму непоправимый ущерб! Поэтому, я выжму из этого тела всё, что можно, прежде чем найду себе новое! - Индру накрыл новый приступ рвоты и он обнял унитаз, перестав обращать на блондина внимание.
  
  - Хотя бы принимай обезболивающие. Если ты не мазохист, конечно, - повернувшись к Отсутсуки спиной, Наруто услышал, как тот прохрипел:
  
  - Ты здесь единственный, кто любит самоистязания...
  
  Наруто даже не мог сказать наверняка, о чём конкретно говорит наследник Рикудо. О том, что с их возвращения в Коноху минула неделя, а Рин всё ещё не может находиться рядом с Узумаки и не испытывать страх, а сам джинчурики ничего не делает, чтобы это исправить? Или о том, что Бог Крови, заключив всего одну сделку, лишь приглушил голод, но не избавился от него полностью, и каждый день для него похож на будни человека, борющегося с зависимостью? Или о том и другом сразу...
  
  - Что-то ещё сказать хочешь? Выговорись, легче станет.
  
  - ...Мне прошлой ночью приснился сон. У меня во сне вместо пупка была гайка. Начал я её откручивать, и, когда открутил... у меня член отвалился. Ну, я его подобрал, держу, бегаю туда-сюда, ищу кого-нибудь, кто сможет приделать его обратно. И вот, держу я его, и ко мне вдруг подлетает птица, выхватывает член и улетает. Как... Как думаешь, что это значит? - на Индру неожиданно "нахлынуло", ни с того ни с сего, он стал шмыгать носом, глаза начали слезиться. - Я себя таким беспомощным чувствовал... Бесхуёвщиной. Господи-Боже, блять, не хватало ещё расплакаться! Ну что за хуйня?..
  
  - Эй, тише, - Наруто поставил Индру на ноги и повёл его в комнату Отсутсуки. Силой джинчурики заставил друга принять какую-то таблетку. - Часов шесть тебя тошнить больше не будет, постарайся проспаться.
  
  ***
  
  Узумаки знал, что ему уже не удастся заснуть, и решил зайти в кабинет Саске. Учиха, как всегда, засиживался за работой допоздна. Когда джинчурики открыл дверь, брюнет потёр опухшие веки и начал рыться в бумагах.
  
  - Райкаге наконец дал разрешение. Теперь, мы можем отправиться в Кровавую Тюрьму, на поиски Ящика Пандоры.
  
  - Хорошо... Даже отлично, - сейчас Наруто это не особо заботило. Его правая рука начала подёргиваться, и блондин сжал её в кулак, чтобы прекратить тремор. От Саске, это, естественно скрыть не удалось.
  
  - Что, совсем невмоготу?
  
  - Не то слово. Охота вцепиться кому-нибудь в горло и упиваться криками, болью и кровью.
  
  - Лучше заключи с кем-нибудь ещё одну сделку, пока не поздно. Сходи в больницу, например, найди там неизлечимо больных, подари исцеление, в обмен на душу. Что я тебе, как маленькому всё объяснять должен?
  
  - Я и без сделки могу любую болезнь излечить. Хочется, чтобы всё было честно. За вечность в Аду, люди должны получать настоящее чудо.
  
  - Я что же, получил чудо? - усмехнулся Учиха.
  
  - У тебя в подчинённых сильнейший шиноби этого мира, Король Ада, даже не демон, дьявол. Это ли не сделка тысячелетия? У тебя нет права жаловаться, - джинчурики сел на край рабочего стола Учихи, сомкнув руки в замок. - Терпеть не могу такие дни, когда ничего не происходит. Начинаю поневоле задумываться о вещах, о которых думать не желаю, придаваться воспоминаниям, которые хотел бы забыть.
  
  - Мне это знакомо. Работа Хокаге монотонна, тут каждый день, по сути, ничего не происходит. А ведь кажется, что у других жизнь бьёт ключом. Начинается весна, а вместе с ней и шквал свадеб. Гаара вот, по слухам, собирается жениться на своей ученице...
  
  - Серьёзно? - Наруто прыснул в кулачок. - Чёрт... Обожаю этого безбрового засранца!
  
  - Да уж... У нас в Конохе тоже одна пара, наконец, решилась узаконить отношения. Нейджи и Тен-Тен.
  
  - А они что, всё ещё не супруги?
  
  - Хиаши долго не давал им благословение.
  
  - Помяни моё слово, если не будешь за ним присматривать, этот старик тебе знатно кровь попортит.
  
  - Я уже сам успел догадаться. Хьюга в последнее время ведут себя странно, их глава явно что-то замышляет, и я хочу знать, что именно. Я совсем не хочу тебя нагружать, но, ты не мог бы обо всём разузнать? Если нужно, припугнуть Хиаши, как следует.
  
  - Это приказ?
  
  - Да. Но только если ты не против.
  
  - Не против? Да я мечтаю этому ублюдку ноги переломать! Какие-то особые пожелания будут?
  
  - Пожалуйста, никого из Хьюга не убивай. Я не хочу, чтобы повторилась история с моей семьёй...
  
  - Понял. Не убивать. Но, если выяснится, что Хиаши задумал что-то уж очень гадкое, можно его наказать? - Король Ада кровожадно ухмыльнулся.
  
  - Делай, что посчитаешь нужным, главное - не убивай. И Нейджи постарайся не портить жизнь, у него всё-таки светлая полоса в жизни начинается.
  
  - И что за мода у всех пошла, жениться? Скоро мы с тобой останемся единственными холостяками нашего поколения... Если конечно Мей тебя не заарканит, - джинчурики расплылся в широкой улыбке.
  
  - Не напоминай. Хотя, я никогда не считал, что брак это плохо. Не с Мей, конечно.
  
  - Хорошую вещь "браком" бы не назвали.
  
  - Ну, Дейдара, к примеру, счастлив с Куротсучи. Сына растит, остепенился, хоть немного. Конечно, порой кажется, что ему не хватает свободы, но на деле, стоит ему эту свободу предоставить, и спустя какое-то время он сам домой бежит, к жене и ребёнку.
  
  - Тьфу, ну что за тема такая, приторно-сахарная?
  
  - Хочешь поговорить о чём-то другом? - Учиха неожиданно посерьезнел. - Рин уже несколько дней не ночует дома, возвращается минут на двадцать, когда ты уходишь, ест и уходит. Говорит, что тренируется, но мы оба знаем, что это не так. Она тебя избегает.
  
  - Да знаю я, - лишний раз напоминать Узумаки об этом, всё равно, что пинать лежачего, но брюнет поздно об этом подумал.
  
  - Пора это прекратить. Я хочу, чтобы ты наладил с ней отношения, и всё стало, как раньше. Если собираемся отправиться в Кровавую Тюрьму, стоит взять её с собой, а для этого нужно, чтобы вы могли нормально работать в команде. Помирись с ней, это ведь не так уж сложно, нужно просто на минуту перестать вести себя, как сволочь.
  
  - Это тоже приказ?
  
  - Нет. Это просьба. Я тебя как друга прошу.
  
  - ...Ладно. Сделаю, что смогу.
  
  - Хотя, чтобы это дело ускорить, я мог бы приказать тебе признаться ей в любви. Отношения бы вмиг, кхем... наладились, - брюнет ехидно улыбнулся, а Наруто пронзил его испепеляющим взглядом.
  
  - Только попробуй, и в Аду тебе будут загонять пониже спины раскалённые гвозди день за днём, день за днём, понимаешь?
  
  - Эх ты ж, блять... Я только сейчас понял, что от твоей воли напрямую зависит, какой будет моя загробная жизнь! Ты ведь про гвозди не серьёзно?! - Узумаки сделал каменное лицо, по которому невозможно разобрать, что у него на уме. - Слушай, ты мне честно скажи, я тебя не слишком нагружаю?
  
  - Саске, у нас контракт, и я его буду выполнять, вне зависимости от собственных желаний.
  
  - В этом и проблема. Грань между дружбой и этими проклятыми отношениями начальника и подчинённого слишком тонка, я не хочу всё портить!
  
  - Поменьше заморачивайся по этому поводу. Мне всё равно в данный момент нечем заняться, так что я даже рад буду. К тому же, я твою душу пожираю.
  
  
  ***
  
  Узумаки вышел на освещённую фонарями улицу, не один. Он разбудил Хидана, а ведь это стоило не малых усилий. Противоречивый факт: бессмертный спит, как убитый.
  
  Рин находилась где-то за пределами Конохи, скорее всего, спала, поскольку Бог Крови едва ощущал её чакру, и смысла сейчас идти к ней не было. Вламываться к Хьюгам в столь поздний час тоже не хотелось, а дома всё равно делать нечего, так что он решил скоротать время снаружи.
  
  Тут и там блондин замечал кучки подростков, загулявшихся допоздна, бездомных и тех, кому просто по ночам не спится. Стоило накинуть капюшон, и на него внимания уже никто не обращал. Так, Наруто бродил какое-то время, пока, к собственному удивлению не наткнулся на подсвеченную вывеску старой раменной. Даже как-то не верилось, что Ичираку всё ещё открыт для посетителей. А судя по звукам и работающему освещению, забегаловка теперь работает круглосуточно.
  
  Раздвинув шторки заведения, Бог Крови увидел парочку пьяных мужиков, которые о чём-то оживлённо друг с другом говорили, без труда узнал и Аяме, на которую теперь работала девушка помладше. Узумаки не спешил снимать капюшон, он молча сел за один из стульев и стал ждать, пока хозяйка забегаловки не обратит на него внимание, а Матсураши занял место рядом с ним.
  
  - Что будете заказывать? - Аяме приветливо улыбнулась. - Чай, кофе, или чего покрепче?
  
  - Мне, пожалуйста, двойную порцию Мису Рамен, побольше свинины и специй, - когда эти слова слетели с губ джинчурики, его охватило чувство ностальгии.
  
  - Не слишком ли мощно, для ночного перекуса?
  
  - У меня зверский аппетит, - Аяме пожала плечами и принялась за заказ. Навыков у нее не убавилось, спустя всего пару минут перед стояла большая миска с лапшой. Лишь тогда Наруто снял капюшон и, сложив ладони, громко произнёс: - Итадакимас! - Узумаки стал уплетать рамен, пока хозяйка заведения испуганно на него пялилась.
  
  - ...Убирайся.
  
  - Ого, какой холодный приём. Мне здесь не рады?
  
  - От тебя одни проблемы, а мне проблемы не нужны.
  
  - Какие ещё проблемы? Я в Ичираку всегда вёл себя прилично, платил за еду, был лучшим клиентом. Так в чём проблема?- Наруто ждал от Хидана какой-то поддержки в дискуссии, но тот уже разлёгся на стойке и задремал. - Хид, вставай.
  
  - Этот с тобой? Заказывать что-нибудь собирается?
  
  - Ага, хренову чашку кофе ректально! - рявкнул джинчурики. - Итак, Аяме-чан, поясни, чем я тебя не устраиваю, как клиент? Герою войны нет места в твоей забегаловке?
  
  - Ты столько зла причинил этой деревне, и большинство людей предпочитают об этом забыть, но я всё помню. Хорошие поступки не отменяют плохие, и даже пожертвовав однажды собой ради других, ты не перестанешь быть убийцей. В Ичираку Рамен есть место для героя войны, есть место для того славного светловолосого мальчишки, которым ты был, но нет места для этой... мерзости, которую я сейчас вижу, - Наруто несколько секунд пристально смотрел на Аяме и вопросительно свёл брови.
  
  - Я что, должен оскорбиться?
  
  - Слушай, может быть, уберёшься уже отсюда, пока не проломил кому-нибудь череп?
  
  - Ты правда хочешь, чтобы я ушёл? Пока я здесь, Хьюга в безопасности. У меня с этим кланом каждая новая стычка хуже предыдущей, но сейчас, мне нужно с ними поговорить. От этого, возможно, зависит безопасность Конохи. Твоя в том числе. Суть вещей такова: возможно, мне придётся переломать нескольким Хьюга кости, загнать Хиаши кунай пониже спины, но за счёт этого ты и другие жители Конохи хотя бы сегодня смогут спать спокойно.
  
  - Делай, что хочешь, только проваливай поскорее.
  
  - Спасибо, что бы я без тебя делал, - Наруто с силой хлопнул Хидана по спине. - Вставай!
  
  - БЛЯ!!! - Матсураши аж со стула свалился. - Зима надвигается!!!
  
  - Хидан, зима только что кончилась. Соберись, мы всё-таки на дело идём.
  ***
  
  Бьякуган видит сквозь стены, и из-за этого Наруто пришлось пробираться в додзё Хьюга с особой осторожностью. Хидана он попросил подождать снаружи до определённого момента, уж слишком он неуклюжий. Однако, стоило ему сделать несколько шагов вглубь особняка, и в дело вмешалась другая проблема, о которой он позабыл. В темноте загорелась пара крошечных глаз Акамару, который зарычал на незваного гостя сквозь стиснутые клыки. Рядом с Узумаки появился девятихвостый, угрожающе оскалившись на пса.
  
  - Не рычи, щенок, - пёс поджал хвост и жалобно заскулил, а Наруто подошёл к нему и протянул Акамару руку. Питомец Кибы несколько секунд жался, принюхиваясь к джинчурики, но в итоге сам подставил голову под его ладонь и притих.
  
  Небольшая шумиха, похоже, кого-то разбудила, послышались шаги, и Узумаки притаился за дверью одной из ванн. Когда проснувшийся член клана уже проходил мимо него, Бог Крови почувствовал знакомый запах и ухмыльнулся, резко выскочил из-за укрытия и зажал Хьюге рот рукой. Это была Ханаби, и она здорово перепугалась, но кричать не собиралась.
  
  - Твой папик дома?
  
  - М?! - чтобы девушка смогла ответить, Наруто убрал руку, но готов был при нужде снова её заткнуть. - Отец? Нет, он... Он говорил, что засидится у семьи Яманака, или Нара, не помню точно.
  
  - Отлично. Ты кричать, я так понимаю, не будешь?
  
  - Если не заставишь, -Ханаби игриво посмотрела на джинчурики и коснулась его щеки.
  
  - Ха. Говорил, и повторюсь, умная девочка. Если что, дам тебе неприкосновенность.
  
  - В смысле?
  
  - Ходят слухи, что твоя семья хочет подложить Господину Хокаге свинью. И если выяснится, что это правда, я из каждого причастного дурь выбью. Так вот, тебя не трону, всё-таки за мной должок. Итак, тебе что-нибудь известно о тёмных делишках Хиаши?
  
  - Он ни мне, ни Хинате, всё равно ничего не рассказывает. Но, думаю, тебе стоит обыскать его кабинет. Он его всегда запирает, а это подозрительно, так ведь?
  
  - Вот это уже мне решать, - джинчурики помнил расположение комнат в додзё наизусть и быстро нашёл кабинет главы клана, а Ханаби не отставала от него ни на шаг. Она думала, что Узумаки вышибет дверь, но, вместо этого, он приставил указательный палец к замочной скважине, направил через него видимый глазу поток чакры и провернул. Замок щелкнул и дверь открылась. Дальше, всё происходило как-то сумбурно, за несколько минут рабочий стол Хьюги оказался вывернут наизнанку, всё найденное в нём оказалось на полу, но ничего важного так и не нашлось. Пока Наруто не обратил внимание на одну картину, висящую в центре стены. Портрет, на котором были изображены две семьи, Хиаши с женой и дочерьми и его брат-близнец, с Нейджи. Как и ожидалось, за ней, как и предполагалось, находился потайной сейф, забитый бумагами. Их содержание подтвердило худшие опасения Узумаки. - Твою мать...
  
  - Что там?
  
  - Списки имён, отчеты о доставке хуевой тучи оружия, планы атаки и прочее. Твой старик решил пойти по стопам родителей Саске. Маленькую революцию задумал. В списках, кстати, имена кое-кого из кланов Нара и Яманака, наверное, их он прямо сейчас в союзники зазывает. Бляха... Ну, и кто из ваших к этому причастен? Не ломать же всем подряд пальцы... - Узумаки потёр виски, и тут вспомнил про Нейджи. - Твой двоюродный брат дома?
  
  - Да Ты же не думаешь... Он к этому никакого отношения не имеет!
  
  - Я в курсе. Мне его надо бы выпроводить, чтобы не мешал, когда попрёт барагоз... У тебя есть телефон Тен-Тен? - девушка кивнула и парень тут же протянул ей руку, с явным ожиданием. Сообразив, Ханаби быстро куда-то сбегала, вернулась, и протянула ему мобильник, с уже набранным номером. Бог Крови приложил его к уху и, после нескольких гудков, услышал сонный голос:
  
  - Алло?.. Ханаби-чан, сейчас три часа утра, ты чего так поздно звонишь?
  
  - Это Наруто, - у собеседницы, на пару секунд, перехватило дыхание, воцарилось временное молчание.
  
  - Что-то случилось?
  
  - Пока нет, но вот-вот случится. Твой будущий свёкр тут набедокурил, и мне придётся устроить "показательное наказание".
  
  - Кто-то умрёт?! - Наруто даже закончить не успел, а Тен-Тен уже выпалила такое предположение.
  
  - Не на этот раз. Но Нейджи я всё равно в это впутывать не хочу. Он хороший парень, и не за чем ему смотреть на то, как его родственников унижают и ставят на место. Так что, будь добра, придержи его у себя до утра.
  
  - Как?! Ночь на дворе, как я, по-твоему, должна заставить его прийти?!
  
  - Позвони и скажи, что ты в настроении. Он же парень, мигом примчится.
  
  - ...Мы ещё не... ну, ты понял, - Наруто скривился, в недоумении, хоть и знал, что девушка его не видит.
  
  - Тогда, тем более примчится. И штаны ещё на полпути к тебе сбросит.
  
  - Я не могу вот так, ни с того ни с сего! Момент не подходящий!
  
  - Нейджи, конечно, мне друг, но если ты сейчас же ему не позвонишь и не выдашь сексуально-озабоченную нимфу, я отрежу ему член. И тогда момента вообще никогда не представится. А ещё, пущу слух, будто это ты сделала, случайно, во время тренировки с новым оружием.
  
  - Ладно, ладно! Боже! - Тен-Тен бросила трубку, и Наруто вернул телефон младшей Хьюге.
  
  - Так что... Приступишь к делу? - брюнетка только сейчас занервничала, поскольку не знала точно, что Наруто собирается сделать.
  
  - Ага, - до джинчурики донёсся приглушенный детский плач, и он вдруг как-то смягчился, стал чуточку больше напоминать нормального человека. - Детей уложу спать, и приступлю.
  
  
  ***
  
  Хинату разбудил плачь одного из её малышей. Она уже привыкла вставать по десять раз за ночь, ведь Киба спит крепко, и в ночные сиделки он совсем не годится. Накинув домашнее кимоно, она вышла из спальни, и плач резко прекратился. У Хьюги по спине пробежал холодок, она со всех ног бросилась в детскую комнату.
  
  У кроватки стоял джинчурики, едва различимый в слабом свете ночника. На девушку он не смотрел, а у неё от страха уже всё внутри оборвалось.
  
  - Надеюсь, ты не против? Они плакали, а я тут... типа мимо проходил.
  
  - Наруто-кун, что ты здесь делаешь? - Хината пыталась заглянуть в кроватку, удостовериться, что с детьми всё в порядке, но Узумаки закрывал ей обзор. - С Такаги и Наруто всё в порядке?
  
  - "Наруто", ну прям ножом по сердцу. Серьёзно, я в курсе, что Киба далеко не гений, но тебе-то почему фантазии не хватило? Хорошо ещё, что не назвали сына Боруто, как последние дауны.
  
  - Прошу, отойди от детей, - Узумаки пропускал всё, что его не интересовало, мимо ушей. - Пожалуйста...
  
  - Твой отец планирует революцию, здесь, в Конохе. Ты мне одно скажи, ты об этом знала? Это важно. Что бы там между нами ни было, я не хочу тебя наказывать за то, в чём ты не виновата. А ведь наказывать придётся. У Саске всю семью за подобное перерезали... - Хината восприняла слова джинчурики, как угрозу, ей, её детям, родным. Раньше Хьюга такого страха не испытывала, ей овладела паника. Незаметно, девушка взяла с тумбочки небольшую мраморную статуэтку, благо, Наруто на неё внимания не обращал. - Хината? - Узумаки обернулся, и тут Хьюга со всей силы ударила его по голове. Шею ему свернуть ей бы едва ли хватило сноровки и силы, да и к тому же, она могла думать только о детях, хотела удостовериться, что с ними всё хорошо, а для этого вполне хватит пары секунд, пока Наруто в замешательстве. Дочь главы клана заглянула в кроватку, готовясь к худшему, а обнаружила, что они всего лишь спят.
  
  - Слава Богу... - Хьюгу вдруг с бешенной силой дёрнули за длинные волосы, едва скальп не содрав.
  
  - Проклятая сука! - кровь из затягивающейся раны на лбу заливала Богу глаза, но в багровых тонах он сейчас видел мир именно из-за злости. Узумаки намотал волосы девушки на руку, не давая ей вырваться, и, развернув её к себе лицом, ударил по переносице. В глазах у неё помутнело, хотя казалось, что это физически невозможно, а из носа хлынула алая жидкость. Металлический, отчего-то сладковатый запах заставил Наруто вздрогнуть. Что бы он там ни говорил, а к Хинате он всё-таки испытывал влечение, а пролившаяся кровь и мысль о том, что тонкое, не застёгнутое кимоно одето на сексуальное голое тело Хьюги мгновенно его завели.
  
  - Эй! - в комнату вбежала Ханаби, увидела сестру в таком положении и остолбенела на мгновение. - Зачем было так шуметь?! Весь клан уже на ногах!
  
  - Твою мать! - опомнившись, джинчурики поднял Хинату на ноги и заломил ей руки за спину. - Так, ты... просто сиди с племянниками и не высовывайся. Или хочешь погеройствовать? - Наруто с угрозой посмотрел на Ханаби и она замотала головой. - Отлично. У вас такая славная семейка, прямо идеал родственным отношений, я прям хуею.
  
  По всему особняку разносились голоса, топот и возня, но Наруто пока что везло, на него ещё никто не наткнулся. Таща за собой Хинату, он подошёл к парадной двери и открыл её. В додзё вбежал Хидан, яростно расчёсывающий руки и лицо.
  
  - Ну наконец-то, блять! Ебучие комары меня уже досуха высосали!
  
  - Очень полезная информация, - печать на руке Узумаки засветилась, и рядом с ним возник третий мужчина, в немецкой военной униформе. Гитлер даже понять толком не успел, зачем его призвали, а уже выхватил пистолеты.
  
  - Was zum Teufel ist passiert? - [Что за чертовщина здесь творится?]
  
  - Кара Божья, за охуевшесть, - к Наруто подбежала пара Хьюг, и его соучастники собрались обороняться. - Саске сказал никого не убивать.
  
  - Понял, - своему противнику Адольф выстрелил в плечо.
  
  - Вот же скука! - Хидану пришлось посложнее, орудовать косой и не наносить смертельных ран дело не лёгкое. Наруто и без них мог бы со всем справиться, но руки и мысли у него сейчас были заняты Хинатой. Последняя изо всех сил пыталась вырваться, а увидев, как ранят её родственников, Хьюга истошно завопила:
  
  - Прошу, никого не трогайте!!!
  
  - Обратите на меня ебучее внимание! - Узумаки приставил к горлу девушки кунай, и все Хьюга, что были поблизости, замерли. - Никому не двигаться, не орать, даже не думать о том, чтобы покинуть здание! Иначе наследница главной семьи лишится своего милого личика!
  
  - Просто скажите, чего в хотите? - лицо у подавшего голос мужчины было знакомое, Наруто пару раз видел его рядом с Хинатой, когда они ещё были детьми. - Мы всё сделаем, просто не причиняйте ей вреда.
  
  - ...Соберите всех зале. И без глупостей, не надо всё усложнять, - Хьюга кивнул и принялся за работу. Спустя несколько минут, в одной комнате столпились буквально все члены клана, не считая Ханаби и тех, кто не может ходить.
  
  Когда Бог Крови вошёл в зал, Киба растолкал стоявших вокруг него людей и бросился к джинчурики, готовый голыми руками его разорвать.
  
  - Убери свои грязные руки от неё!!! - когда Инузука уже на расстояние метра приблизился к Наруто, Хидан двинул ему рукояткой косы в челюсть.
  
  - Киба-кун! - Хината до того сильно дёрнулась вперёд, что выдрала себе несколько клочьев волос.
  
  - Сиди на жопе ровно, ебанько! - Матсураши пнул Кибу по рёбрам.
  
  - Не нужно насилия! - тут ещё и какая-то старуха из клана Хьюга вступилась за мужа Хинаты.
  
  - Да заткнитесь вы все! - чтобы слова джинчурики дошли до даже самых непонятливых, Гитлер сделал несколько выстрелов в потолок. - Итак, ваш лидер запланировал государственный переворот. Я хочу знать, кто из вас об этом знал, кто вовлечён в это дело. И не надо мне врать, я ведь и сам могу всё узнать. Просто хочу, чтобы вы проявили хотя бы немного достоинства, прежде чем огрести за всё. Давайте, живо поднимите руку все, кто в этой срани участвовал, - неохотно, люди поднимали руки, парни, девушки, но набралось всего человек двадцать, а их тут больше сотни.
  
  - Я сказал ВСЕ, - Узумаки оставил поверхностный порез на шее Хинаты, и количество потенциальных революционеров возросло раза в три. - Отлично. Вы и ваши ближайшие родственники, станьте в ряд. Быстро!!! Хидан, Адольф, вы знаете, что нужно делать.
  
  - В смысле? Я вообще без понятия, что я здесь делаю. За Адом ты меня и Итачи оставил присматривать и инструкции чёткие тогда дал.
  
  - Вот именно! Хули мы делать должны?
  
  - Дегенераты... Перед вами рецидивисты, революционеры. Как думаете, зачем я привёл в этот дом садиста-мазохиста-сектанта-педофила...
  
  - Иди-ка ты на хуй!
  
  - ...И фашиста, основателя отряда SS-Verfügungstruppe, - фюрер так набычился, что казалось, у него вот-вот вена на лбу лопнет.
  
  - What, fick Sie sie alle wie SS?! - [Что, захуярить их всех, как СС-овец?!]. - Хоть бы раз чистую работу поручил...
  
  - Чистую? Последняя чистота, которая тебя касалась - чистота арийской расы. У меня чистой работы никогда не бывает... мотай на ус, - от последней фразы Матсураши заржал в голос, а Гитлер, что называется, психанул и начал лупить какого-то парня в поддых, выкрикивая нечленораздельный мат на немецком. "Ну наконец-то. Пускай они делают основную работу, а я займусь Хинатой...".
  
  - Подожди! - "Да что ж такое...". - Мне что, выебать кого-то можно?
  
  - Да. Из тех, кто поднял руку, или их близких.
  
  - Господарь, я тебя обожаю!
  
  - Да-да. Но не смей совать свой сифилистичный хуй в существ младше тринадцати лет.
  
  - Всего один раз было! Что мне теперь, всю жизнь за это расплачиваться?! А, пофиг, всё равно я не упущу шанс отжечь! - Матсураши схватил молодую девушку из Хьюга за руку и оттащил её в сторону от остальных и начал срывать с неё одежду. - Не сопротивляйся, только хуже будет!
  
  Наруто тоже не стал терять, он поставил Хинату на колени и прижал её головой к полу. Свободной рукой он ощупал грудь девушки, пока только через одежду, провёл ей по животу, а от него плавно перешёл к бёдрам. Хьюга не двигалась, только тихо всхлипывала и не сводила взгляда с Кибы, который, как и она, лежал на полу. Когда джинчурики начал разрывать кимоно по швам, оголяя её тело, Хинате пришлось до крови закусить губу, не зареветь в голос.
  
  - Всё будет хорошо, милая... - Инузуке даже говорить было больно, после того, как Хидан его избил. - Обещаю... Просто смотри на меня.
  
  - Всё будет хорошо? - Наруто злорадно рассмеялся. - Твою жену сейчас изнасилуют, что в этом хорошего?
  
  - Н-не надо! Умоляю! Только не на глазах у всех!
  
  - Именно на глазах у всех, и никак иначе! - Наруто наклонился к уху Хьюги, обдав его обжигающим дыханием. - Любишь Кибу? А ведь раньше, тебе дела до него не было, ты принадлежала только мне. Нечестно, что это тело принадлежит только ему, - Узумаки прикусил мочку уха, слизнув пару капель выступившей крови. На Хьюге уже остались одни лишь изодранные тряпки, и ничто не мешало делать всё, что ему вздумается. Бог Крови отпустил девушку, а она не понимала причины, пока не услышала возню за спиной. Она в ужасе обернулась и увидела огромный, жилистый орган, торчавший дыбом из расстёгнутой ширинки джинчурики.
  
  - НЕТ!!! - Хьюга сделала отчаянный рывок вперёд, в попытке встать с колен, но Узумаки крепко обхватил её за ягодицы, почувствовав, как ногти входят в нежную кожу. Головка Кровавого Бога уткнулась в лоно девушки, и она вскрикнула: - Если ты когда-нибудь любил меня, пожалуйста, остановись!
  
  - Любил ли? - Наруто на секунду задумался, но тут же его взгляд похолодел. - А какая разница? То было в другой жизни, будто во сне. А вот это - наша реальность, - Узумаки до того резко вошёл в Хьюгу, что с ходу достиг самой глубокой её точки. У Хинаты от такого чуть сердце не остановилось, всё тело пробила дрожь. Лёгкие отчаянно требовали воздуха, но у неё не получалось восстановить дыхание.
  
  - УБЛЮДОК!!! - Киба, наплевав на всё, хотел вновь атаковать Наруто, но пожилая женщина из клана Хьюга его остановила. Хоть кому-то хватало ума не соваться к джинчурики. - Я УБЬЮ ТЕБЯ! ГОЛЫМИ РУКАМИ НА ЧАСТИ РАЗОРВУ!!!
  
  - Ага, конечно, - Наруто усмехнулся и яростно задвигал бёдрами, каждым движением заставляя Хинату кричать и изворачиваться, в попытках избавиться от этой пытки. Что удивительно, даже после родов наследница главной семьи будто в первый раз спала с мужчиной. Лоно девушки обхватывало плоть Бога Крови так, что ему от этого было даже немного больно. Быть может, дело в том, что сейчас с ней был тот, кого она когда-то любила, или в том, что её брали силой, Наруто, в общем-то, было всё равно. Его сейчас волновала только месть, долгожданная, жестокая. Ему хотелось причинить девушке боль, унизить её, хоть он и знал в глубине души, что она ни в чём не виновата. Узумаки занёс руку над головой и с силой шлёпнул наследницу главной семьи по упругой попке, оставив на ней алый отпечаток ладони. Хината взвизгнула, словно резаная, а её влагалище ещё сильнее сжалось. Наруто это показалось забавным, и он с диким хохотом продолжил отвешивать шлепки до тех пор, пока большая часть ягодиц не стала пунцовой.
  
  Рывком, Наруто перевернул Хинату на спину, придавив её своим телом, чтобы можно было смотреть ей в глаза. Глаза, наполненные слезами, ужасом и гневом. Злость Хьюги доставляла несказанное удовольствие. Пусть лучше она ненавидит его, нежели притворяется, что между ними вообще нет никаких чувств.
  
  - Больно!... Наруто, мне очень больно!!! - Хината пыталась кричать, но вместо этого лишь сдавленно шептала.
  
  - Отлично, значит я всё делаю правильно, - Наруто ухмыльнулся, а Хьюга вновь заревела.
  
  - Пошёл ты!!! М...Мудак!!! - даже в этой ситуации, Хината густо покраснела, стоило ей сказать неприличное слово.
  
  - Ха-ха-ха! Что я слышу?! Хьюга Хината умеет грязно выражаться! Ты этим же грязным ротиком своему отцу отсасываешь? - девушка не выдержала и нанесла удар в грудь джинчурики, умудрившись использовать Джукен, но Узумаки даже темпа не сбавил. Ещё несколько подобных ударов раздробили грудную клетку парня, по губам у него потекла кровь, но он не прекратил улыбаться. Хината, видя эту ухмылку, чувствовала себя ещё более униженной, и ей хотелось любой ценой стереть её с лица Бога Крови. Она поцарапала щёку Узумаки до крови, обломив ноготь на указательном пальце. Большая ошибка. Наруто схватил её за руку, сжав все пальцы, кроме большого. В следующую секунду раздался хруст, и кто-то, особо чувствительный из собравшихся здесь Хьюг, закричал вместе с Хинатой. Хьюга ведь специализируются на тайдзюцу, для них сломанные пальцы и потеря глаз - самые страшные травмы.
  
  - Ебать, ты нежный! - где-то там, на фоне из общих, уже задолбавших криков, послышалось насмешливое замечание от Хидана.
  
  Вместе с пальцами, Наруто окончательно сломил волю Хьюги, она уже не кричала, как прежде, а смотрела в потолок, тихо всхлипывая. Такое поведение быстро наскучило джинчурики, и ему пришла на ум идея. Он обхватил мягкие, налитые груди и начал сжимать их, тискать темноватые соски, окруженные большими ореолами. Долго ждать не пришлось, спустя пару минут такой стимуляции начало обильно сочиться грудное молоко. "Кормящая мамаша, да? Я уже на пределе, а предупреждать тебя не собираюсь. Ты, наверное, испугаешься".
  
  Наруто внезапно прекратил двигаться и впился в пухленькие губки Хьюги. Поначалу, она никак не реагировала, даже когда неестественно длинный язык джинчурики проник в её рот и обвил её язычок, заполнив собой ротовую полость. Вдруг она почувствовала, как подрагивает и набухает член Наруто, и переменилась. Зрачки расширились, с мольбой смотря в глаза Бога Крови, и девушка закричала, позабыв о том, что ей заткнули рот. Крик Хинаты приятной вибрацией разошёлся по губам джинчурики, и в этот момент Хьюгу заполнило обжигающее семя. Будто инструменты, срывающиеся в крещендо, издали протяжный, полный сожаления вопль все те, кто все ещё был в сознании и сочувствовал бедной девушке, Киба в том числе.
  
  Джинчурики отстранился от губ Хинаты, любуясь проделанной работой. У девушки были сломаны четыре пальца на левой руке, тело сводили болезненные судороги, а глаза у неё закатились. Наследница клана вот-вот потеряет сознание.
  
  - За... что..? - пролепетала она.
  
  - ...Я ведь просто хотел узнать, включил ли Хиаши тебя в свои планы. Нужно было всего лишь ответить на вопрос, но ты решила, что я что-то сделал твоим детям. Их бы я не тронул, по крайней мере, до тех пор, пока они не подрастут.
  
  - Ненавижу...
  
  - Взаимно, - Наруто даже благодарен был Саске, за то, что тот поставил условие, никого не убивать. Кровь Хьюги была слишком сладка, и слишком сильной оказалась жажда. Если бы не приказ Хокаге, девушка была бы уже мертва.
  
  Наруто заметил, что стало подозрительно тихо, и почувствовал чакру того, кого он так ждал. В дверях зала стоял Хиаши, его лицо побагровело от злости, сжатые кулаки дрожали.
  
  - О, а вот и папик вернулся, - Наруто улыбнулся так, словно он Хиаши во время утренней прогулки встретил, а ведь он всё ещё нависал над Хинатой.
  
  - ТЫ ПОКОЙНИК!!!!
  
  - На твоём месте, я бы не двигался. Гитлер, если Хиаши сделает к нам хотя бы ещё один шаг... Прострели ему колено.
  
  - Левое или правое? - не колеблясь фюрер направил на главу клана свои пистолеты, и тот замер.
  
  - На твоё усмотрение.
  
  - Хватит! - Хьюга всё же решился и шагнул к джинчурики. - Я не собираюсь больше терпеть твои угрозы, бессовестное, безбожное ничтоже...- раздался громкий хлопок, правое колено Хиаши пробила пуля и он в шоке упал на пятую точку. Он уже не мог думать ни о чем другом, кроме как о своей ноге, уставился на свою рану непонимающим взглядом и что-то забормотал.
  
  - Будь добр, разогрей его немного, - Узумаки вновь обращался к Адольфу, попутно с этим неспешно приводя себя в порядок. Немец вздохнул и подошёл к Хиаши.
  
  - У м-м-меня кость из ноги торчит, - проскулил Хьюга.
  
  - Ах ты бедняжечка, кость у тебя торчит? Давай Добрый Доктор Ай-Адольф тебе поможет, - Гитлер поднес руку к простреленном колену Хиаши ударил по нему кулаком. Хьюга взвыл. - Ты что, совсем охерел?! Здесь тебе не больница для предателей, Schwanzlutscher! - [хуесос!]. - Из-за того, что тебе захотелось свергнуть главу этой деревни, твоих родных, даже твою дочь избивали и насиловали, а тебя волнует твоё колено!
  
  - Эта неблагодарная девка... После того, как она родила детей от Инузуки, она мне больше не дочь... - фюрер непонимающе уставился на Хьюгу, который, видимо, по старой дурной привычке начал злиться на свою старшую дочь за всё на свете.
  
  - Да что ты, мать твою, несёшь?
  
  - Нельзя разбавлять нашу кровь! Кто знает, смогут ли дети-полукровки использовать бьякуган! У них цвет кожи темнее, чем у всех чистокровных членов нашего клана, кто знает, что с ними ещё не так?! - едва Хиаши это сказал, Гитлер нанёс ещё три удара кулаком по торчащей сломанной кости.
  
  - Ты кем себя возомнил, блять?! Революционером?! Или нацистом?! А то от тебя и тем, и другим попахивает! Такое чувство, что я со Сталиным, которого воспитывали по спизженным конспектам Геббельса о нацизме разговариваю!
  
  - Чья бы корова мычала! - Хьюга вывел Адольфа из себя, и последний приставил ствол к его лбу.
  
  - Мне тебя завалить?! Ты же так и напрашиваешься! - Хиаши мгновенно покрылся холодным потом.
  
  - Хорош, - несмотря на злость, Адольф успокоился, стоило Наруто сказать одно слово. Фюрер отошёл, а его место занял Наруто, присевший на корточки перед главой клана. Кровь у Хьюги из ноги так и хлестала, он слабел на глазах и губы у него уже посинели. - Эй, не отключайся, - Узумаки похлопал Хиаши по щеке. - Я ведь тебя предупреждал, насчёт жажды власти. Нужно было меня слушать, что тебе говорят.
  
  - Если не остановишь кровотечение... Я же умру...
  
  - Знаешь, а ведь это технически возможно. Саске просил, чтобы я никого из ваших не убивал, но в тебя стрелял Гитлер, а не я. Но, вот что тебе может жизнь спасти: ты в столь поздний час был у других кланов нашей деревни, скажи на милость, зачем? И их подначивал против Саске?
  
  - Нара и Яманака согласились помочь, - Хиаши казалось, что если он кого-то сдаст, это спасёт положение.
  
  - А им чем Саске не угодил? Он ведь хороший Хокаге, погасил долги, которые Конохе ещё от Тсунаде достались, экзамен на чунина, что проходил у нас, был одним из лучших. Что за неблагодарные свиньи живут в этой деревне?
  
  - Они не против Саске... Они против тебя. Ты когда-то Ино похитил и ранил серьёзно, а у Нара ты убил предыдущего главу клана. Сарутоби тоже, возможно, присоединятся. Очень многих не устраивает то, что ты у Хокаге в подчинении, а не в тюрьме. Или психушке. Или могиле...
  
  - А ты только рад, да? Хитрожопый козёл.
  
  - Слушай, всё не так, как тебе кажется! Я-я не хотел, чтобы кто-то пострадал! Думал устроить переворот без кровопролитий! Саске хороший парень, но при всём уважении, он слишком молод!
  
  - Да что ты знаешь об уважении, старый хер?.. - Наруто было немного обидно, что сразу три семьи настолько его ненавидят. - Вот, как всё будет: я сейчас излечу твою ногу, совсем чуть-чуть, чтобы ты мог ходить, и мы пойдём в каждый дом, в котором ты людям предлагал начать революцию, и будем всем говорить, что ты очень глупо пошутил, что ты маразматик, что у тебя рак яичек и ты обезболивающие вагонами жрёшь, из-за этого всякую чушь порешь.
  
  - Меня же перестанут уважать! - Узумаки уже направил чакру в рану Хьюги, наплевав на возражения. Спустя пять минут, Хиаши уже стоял на ногах, опираясь на плечо джинчурики. - Фриц, где Хидан? Скажи ему, что мы сваливаем.
  
  Когда Наруто уже собрался уходить, он бросил последний взгляд на Хинату. Киба прикрыл её халатом, приобнял и что-то шептал девушке. Она плакала, а Инузука с ненавистью смотрел на Бога Крови.
  
  - Смотри на вещи позитивно. Теперь, мы в расчёте, и она вся твоя, - Узумаки ухмыльнулся и поволок Хиаши к выходу, на ходу крикнув: - Хидан, шевели булками! Мне ещё с Рин нужно будет поговорить, хватит тратить моё время!
  
  - Подожди, ёптель! - голос Матсураши донёсся из одной из дальних комнат особняка. - Ух!.. Бля! По стене ползёт пельмень, весь хуец, блять, в огурцах! Эта песня про любовь, возражаешь - иди нах!
  
  - Так, я сваливаю отсюда!
  
  ***
  
  На выходе из додзё, Наруто столкнулся с Нейджи и Тен-Тен. Пара держалась за руки и была сильно удивлена тем, что встретила Узумаки, с раненным Хиаши. Тен-Тен испугалась, ведь она думала, что Узумаки уже со всем разобрался и ушёл.
  
  - Наруто, что происходит? - Нейджи говорил с опаской.
  
  - Я просил до утра его у себя держать, у тебя что, со слухом плохо? - Бог Крови обратился к Тен-Тен.
  
  - Но... Уже утро, - блондин потёр глаза и огляделся по сторонам, обнаружив, что уже светает. "Быстро же время пролетело".
  
  - Нейджи... Нейджи, этот гандурас, он такое с нашей семьёй сделал, с Хинатой...
  
  - Заткнись! - Узумаки врезал главе клана в поддых. - Скажи спасибо, что я тебе рожу на пятьдесят тысяч маленьких кусочков не раскурочил!
  
  - Что ты себе позволяешь?! - наследник побочной семьи попытался отпихнуть джинчурики девятихвостого, но блондин вдруг сжал его плечо, серьёзно взглянув в глаза Хьюги.
  
  - Я могу очень долго объяснять, что произошло и почему, но давай позже. Пока что, просто знай, что Хиаши сделал нечто такое, чего ты сам бы не смог ему простить. Такое, за что в былые времена вырезали бы всю вашу семью. А так, я, считай, отмазал вас. Да, сделал кому-то больно, кого-то унизил, но в других обстоятельствах, наказание могло быть намного хуже. Нейджи, ты же меня знаешь, а я знаю тебя. Поверь, если бы тебя не сковывали родственные связи, ты бы одобрил принятые мной меры.
  
  - ...А сейчас ты куда Хиаши-сана ведёшь? - Хьюга сделал акцент на уважительном суффиксе, а в итоге, прозвучало презрительно.
  
  - Зайдём в пару мест, а затем, к Саске, - Хиаши аж с места подорвался, когда услышал это. Мужчина надеялся, что к Хокаге идти не придётся, и всё решиться без его участия. - Что? Ты же не думал, что так легко отделаешься.
  
  - Я иду с вами. Хочу от Саске узнать подробности, - джинчурики кивнул, и "передал" Хиаши его племяннику. Воспользовавшись моментом, Узумаки шепнул Тен-Тен: - Будь добра, выгони Хидана из особняка. Он там увлёкся слишком. Главное, вставляй слово "блять" каждые пять секунд, иначе он тебя не поймёт.
  
  ***
  
  В кабинете Шестого Хокаге дискуссия длилась больше часа, Хиаши в основном помалкивал, боясь ухудшить своё положение, а вот Нейджи был куда активнее, то гневался, то успокаивался, после того, как Наруто, по просьбе Саске, в подробностях рассказал, как он обошёлся с другими Хьюгами, Нейджи и вовсе орал до тех пор, пока не сорвал горло. Но, после всего сказанного, Хьюга нашёл в себе силы принять ситуацию, как есть, и даже сам предложил наказание для Хиаши. Помимо домашнего ареста, Нейджи попросил поставить главе клана ту же печать, что обременяла его самого. Сделать так, чтобы при необходимости, Саске мог заставить Хиаши страдать от боли, даже убить его, пальцем при этом не шевеля. Мужчина от такой перспективы чуть с ума не сошёл, но возражать не осмелился. Наруто и Саске эта идея пришлась по душе, и вот, какое-то время спустя, по приказу Хокаге, в кабинет вошли двое мужчин из Корня, и увели Хиаши под руки, ставить ему проклятую метку. Воцарилась тишина, Саске налил себе и Нейджи выпить, а Наруто закурил сигарету.
  
  - Нейджи, ты прости... - заговорил Учиха. - Хиаши ведь на государственную измену чуть не пошёл, наказание должно быть суровым. Да и ты тоже хорош, со своим предложением насчёт проклятой печати. Никому из главной семьи её ещё не ставили.
  
  - ...Да он достал уже. Я взрослый человек, а он мне до сих пор по ушам ездит, и я из-за печати не могу его куда подальше послать. Пусть теперь узнает, каково это. А вот насилие вы применили зря. Я ещё, с натяжкой и скрипящими зубами, могу понять вас, но родня моя злопамятная. Они такое вам не простят.
  
  - В хер нам не упёрлось их прощение, - проговорил джинчурики сквозь стиснутые зубы. - Ха, я тут подумал, а ведь Хиаши теперь может всем говорить: "Раньше, я был нормальным шиноби, как ты... а потом мне прострелили колено".
  
  - Твоё человеколюбие, это что-то с чем-то, - Хьюга ухмыльнулся и пожал блондину руку, прежде чем уйти. Вдруг, Нейджи врезал Богу Крови коленом в пах, у того из глаз брызнули слёзы. - Это тебе за Хинату. Чтоб тебя, я ведь хотел пригласить тебя и Саске на свадьбу, а теперь просто не могу этого сделать! Всё, я пошёл отсюда, пока не передумал и не переломал тебе все кости!
  
  -У... Удачного дня... - джинчурики вымученно улыбнулся, распрямившись, и Хьюга ушёл, хлопнув за собой дверью.
  
  - Он отреагировал лучше, чем я ожидал, - Саске хохотнул. - Серьёзно, неужели обязательно было так поступать с Хинатой?
  
  - Ты запретил убивать, а не насиловать, - спокойно ответил Бог Крови.
  
  - Это такое у тебя оправдание? - Узумаки раздражённо посмотрел на друга, явно сдерживая рвущуюся из него агрессию.
  
  - ...Такого больше не повторится. Не потому, что тебе это не нравится, а потому, что я Хинату больше не хочу.
  
  - Что, попользовался и надоела? Что ж ты за мудак такой... - Учиха повернул кресло спинкой к Узумаки, окинув взглядом открывающийся ему через большие окна вид на деревню. - Погода сегодня хорошая, солнце уже взошло, Рин наверняка сейчас тренируется. Иди уже к ней и реши проблему. Просто... Не бей, не насилуй, не кричи на неё. Как нормальный человек, - Наруто бесшумно оказался у Шестого за спиной и взял его за горло, не сдавливая, но давая понять, что он мог бы прямо сейчас сломать ему шею. Бог Крови навис над ухом брюнета, и у того по спине пробежал холодок, из-за исходившей от Наруто жажды убийства.
  
  - Чисто по-дружески даю тебе понять, что подобные слова мне не нравятся. С Рин я бы ничего такого не сделал.
  
  - Знаю, знаю, просто, у тебя ведь проблемы с самоконтролем, вот я и...
  
  - Я живу в одном доме с тобой, человеком, чья душа после смерти станет для меня пищей. Мне же хватает самоконтроля, чтобы не свернуть тебе шею прямо сейчас. Так, я бы получил своё раньше срока, и голод не мучил бы меня довольно долго. И не думай, что твоей власти надо мной хватит, чтобы помешать мне убить тебя, при желании. Так что, давай ты с контролем надо мной не будешь перегибать палку.
  
  - Прости. Я просто не хочу, чтобы ты сделал что-то такое, о чём сам потом пожалеешь.
  
  - Не переживай, - Наруто отпустил Шестого Хокаге. - А жалею я, разве что, вот об этом, - джинчурики бросил окурок в ещё недопитый стакан с саке Учихи и ушел.
  
  ***
  
  Рин тренировалась в лесу, в десяти километрах от Листа, рядом с небольшим озером. Она выполняла одно упражнение с кунаями, которое ей когда-то посоветовал Саске. Она повесила пять мишеней на стволы дерев, и ещё три положила на землю за большим валуном. Взяв в руки восемь кунаев, девушка закрыла глаза, сосредоточилась и подпрыгнула на несколько метров над землёй. Не открывая глаз, Учиха метнула кунаи в цели, так, чтобы некоторые из них столкнулись друг с другом и сменили траекторию. Однако, в последний момент, Рин показалось, что она почувствовала чьё-то присутствие, её рука дрогнула и девушка не смогла осуществить манёвр до конца, поразив лишь половину мишеней.
  
  Удачно приземлившись, Рин открыла глаза и огляделась по сторонам. У неё вообще в последнее время постоянно было такое чувство, что за ней кто-то следит, но Учиха всё списывала на стресс, думала, что ей просто кажется.
  
  - Кто здесь? - держа клинок наготове спросила брюнетка. Из-за одного из деревьев медленно, держа руки на виду, вышел Киба. Взгляд у него был пустой, и в то же время озлобленный. - Киба-кун, ты что здесь делаешь?
  
  - Наруто уже к тебе приходил?
  
  - Что? Нет... А должен был?
  
  - Значит, ещё придёт... Не знаю, о чём этот выродок хочет с тобой поговорить, но, думаю, тебе кое о чём стоит знать. Ради твоей же безопасности. Это касается Хинаты, и того, что он с ней сделал Уверен, тебя это заинтересует, - Инузука, почему-то, не вызывал у Учихи особого доверия, но ему удалось её заинтриговать. Рин решила выслушать парня.
  
  ***
  
  Когда Наруто пришёл к Рин, она со всей силы била по стволу дерева кулаками, стёсывая кожу на костяшках до крови и оставляя глубокие вмятины в древесной коре. Это была явно не тренировка, сейчас Учиха просто срывала злость. Пока Бог Крови не подошёл к ней вплотную, девушка притворялась, что не замечает его.
  
  - Рин, у тебя кровь идёт, - Узумаки не знал, как завести с ней разговор, вот решил начать с очевидного факта.
  
  - Уж прости, - буркнула Учиха, не прекращая лупить по дереву.
  
  - В смысле? За что ты извиняешься?
  
  - Ну, тебе ведь, должно быть, нелегко, из-за этого. Хочется испить моей крови?
  
  - Если тебя это волнует, да, хочется. Но не настолько, чтобы я потерял над собой контроль. Слушай, Саске за тебя волнуется, и не он один. Так что, завязывай с этими глупостями и возвращайся домой.
  
  - Оказавшись с тобой под одной крышей, я буду в безопасности? - джинчурики непонимающе взглянул на девушку.
  
  - Если дело во мне, и я всё ещё тебя пугаю, я просто съеду. Мне вообще не обязательно где-то жить.
  
  - Это не ответ на мой вопрос. Скажи честно, рядом с тобой, мне ничего не угрожает?
  
  - Да о чём ты? - Рин ударила по дереву в последний раз и повернулась к джинчурики лицом, сверля его ненавидящим взглядом.
  
  - Я знаю, что ты сделал с Хинатой! - Узумаки нахмурил брови.
  
  - Оу... И что с того? - брюнетка дара речи лишилась от таких слов. - Тебя это каким местом касается?
  
  - Если ты готов любую девушку брать против воли, это меня ещё как касается! Господи, да как ты мог?! Я бы могла понять, если бы это была просто нужда в сексе, но ты ей руку сломал!
  
  - Всего четыре пальца.
  
  - Какая разница?! У неё теперь своя семья, дети! Что ты будешь делать, если она забеременеет?!
  
  - Это невозможно. Орочимару мне одну особую печать поставил, чтобы я не обзавелся неожиданными наследниками. Печать всё ещё на месте, так что, от меня невозможно забеременеть.
  
  - Что?.. Зачем он это сделал?
  
  - Я его попросил. Понимал, что у такого как я нормальных детей не будет, - пока Рин отходила от шока, Наруто перехватил инициативу. Он прижал девушку к дереву и посмотрел ей в глаза. Выдержать буравящий взгляд Высшего Риннегана было не легко. - Мне вот интересно, тебе не нравится, что я Хинату изнасиловал, или то, что я вообще с кем-то переспал?
  
  - На что ты намекаешь? - Учиха пыталась сделать каменное выражение лица, но румянец её выдал.
  
  - Рин, я не твой парень. И не чьей-либо другой. Сплю с кем хочу, и делаю что хочу. Захочу, всю Коноху перетрахаю, измазавшись клубничным вареньем. Или кровью. Она теперь более актуальна.
  
  - ...Ты можешь хоть одну девушку назвать, которой ты за свою жизнь не причинил зла? Всего одну? - вопрос заставил Наруто на мгновение задуматься, но он быстро нашёл ответ:
  
  - Узумаки Карин. Знаешь, почему я старался хорошо к ней относиться? Потому что она этого заслуживала. Она не заводила детей от Инузуковской шавки, не капала мне на мозги и не дрожала, как осиновый лист, когда видела меня, - последняя фраза Учиху задела.
  
  - И посмотри, какой ужасной смертью она умерла! - Бог Крови с таким выражением лица замахнулся на девушку, что она уже была уверена, что он сейчас её убьёт, но Наруто в последний момент увёл удар в сторону, врезал кулаком по дереву и раздробил ствол в щепки.
  
  - Пошла ты! Я надеялся с тобой помириться, но теперь, я умываю руки! И хватит из себя измученную душу корчить! У нас с Саске жизнь тоже тяжёлая была, но разве мы про это каждый день людям напоминаем?! Ах, бедная, несчастная Рин, влюбилась в психопата! Бедная Рин, испугалась этого самого психопата до того, что теперь в одном с ним доме жить не может! Бедная Рин, как же она уже заебала! Раз хочешь, живи на улице, позволяй Саске о тебе беспокоиться, но, если с тобой что-то случится, не жди, что я приду на помощь, потому что мне абсолютно всё равно! - Наруто быстрым шагом направился вглубь леса, а Учиха, спустя несколько секунд, заплакала.
  
  Она не хотела говорить Наруто по меньшей мере половину сказанного, но почему-то просто не могла заставить себя замолчать, и вот, как всё обернулось. Она могла бы уже сейчас вернуться домой, для неё находиться рядом с Богом Крови уже не проблема, а теперь, ей постоянно будет перед ним стыдно. Странное дело, Узумаки ушёл, а чувство, что на неё кто-то смотрит, не исчезло. Прошло какое-то время, Рин услышала хруст веток под чьими-то ногами и обернулась.
  
  - Наруто?.. - Учиха сильно ошиблась. Перед ней стоял Конохамару. С последней их встречи, Сарутоби сильно изменился, стал более мужественным, что ли. Он был в чёрной униформе, с нашитыми на неё металлическими щитками, за спиной у него пара катан, а взгляд ожесточённый, пустой.
  
  - Не Наруто, - прошипел брюнет, подходя к девушке.
  
  - Ты за мной следил? - Учихе, в общем-то, сейчас было всё равно.
  
  - Последние дня три. Всё никак решиться не мог, до этого момента.
  
  - Решиться?.. Тронешь меня, и Саске тебя на части порвёт.
  
  - А если трону тебя так же, как Наруто трогал Ханаби? - у Рин перехватило дыхание, когда Сарутоби бесцеремонно сжал её грудь. Сперва, Учихе даже смешно стало, что он ей сделать может? Она ведь в любой момент может переместиться в Камуи. Но тут, ей в голову пришла безумная идея. Проверить, насколько серьёзен был Наруто в своих словах. Он ведь сенсор, должен почувствовать, что происходит с девушкой. И если у неё ещё есть шанс наладить с ним отношения, Узумаки всё же явится.
  
  - Делай, что хочешь... - Конохамару сильно удивился, но вернулся к своему делу, продолжив неумело лапать девушку. А она стояла и терпела всё это, со спокойным выражением лица, не чувствуя ровным счётом ничего. Она даже отвращения к Конохамару не испытывала, его всё же можно было понять. Всё это - не более, чем попытка отомстить Наруто.
  
  - На колени. Не вынуждай меня делать тебе больно, - Рин не выдержала и усмехнулась, а Сарутоби тут же выхватил катану и приставил её к горлу брюнетки. - Ты надо мной смеёшься?! Думаешь, мне духу не хватит?! Вставай на колени! - Учиха не двинулась. Она решила его вывести, увеличить риск, может быть это заставит Наруто вмешаться. - Считаю до трёх! Раз! Два!!!
  
  - Три, - Наруто буквально из ниоткуда появился, направил на Сарутоби ладонь, и в следующее мгновение на него обрушился, своего рода, выстрел чакры. Конохамару отбросило метров на десять, он врезался спиной в несколько деревьев и повалил их. Можно было быть уверенным в том, что после такого, парень как минимум сегодня не очнётся. Брюнетка смотрела на Бога Крови и сияла от радости, а он злобно оскалился и на этот раз всё-таки ударил её, отвесив девушке мощную пощёчину. - Дура! О чём ты думала!
  
  - Ты пришёл, - Рин широко улыбнулась, от чего Наруто оторопел. - Значит, тебе не всё равно.
  
  - Ну ты... - глаза Наруто расширились, он закрыл лицо руками, но мгновением позже, Рин услышала то, что её обрадовало: - Ха-ха-ха-ха-ха! - в кои ты веки, обычный, человеческий смех. Однако, он неожиданно прервался, когда шею джинчурики насквозь пробила катана Конохамару. Катана торчала из горла блондина, перебила позвонки. Узумаки был так же поражён, как и Рин, пытался что-то сказать, но вместо этого издал одно лишь хрипение, а изо рта у него хлынула кровь. Он простоял еще пару секунд, а затем упал на землю, отключившись. Конохамару, пошатываясь, шёл к нему, а Рин была в ступоре. Всё ещё не привыкла видеть, как Узумаки получает смертельные ранения, даже если спустя шесть минут он очнётся. Сарутоби начал рыться в карманах джинчурики, в поисках изогнутого клинка, но он так ничего и не нашёл.
  
  - Да ёб твою мать!!! - брюнет несколько раз пнул бессознательное тело Бога Крови, взялся за ручку воткнутой ему в шеи катаны и, через небольшое усилие, полностью отделил голову от тела, которую он ногой столкнул в озёрную воду, и оно быстро затонуло. - Ладно, плевать! У меня есть шесть минут, чтобы хотя бы с тобой разобраться! - Конохамару направил оружие на Учиху, но на этот раз, она не собиралась стоять без дела. Брюнет занёс катану для удара, а она готовилась дать отпор, когда они оба почувствовали давление чакры. Это отличалась от того, что Рин испытывала в Деревне Горячих источников, сейчас, ей было физически больно, складывалось такое впечатление, что чакра её буквально сейчас раздавит. Основным её источником являлось озеро, вернее, джинчурики, что в нём оказался.
  
  - Что за... Шесть минут же ещё не прошло! - Рин озвучила мысли Сарутоби. Озере забурлило, небо подозрительно быстро заволокли тучи и начался ливень. Вдруг, вся вода озера фонтаном взмыла в воздух, и Наруто ступил из него на берег. С него ручьями лилась вода, в том месте, где Конохамару срубил джинчурики голову, быстро затягивалась рана, но, кое-что полностью не вписывалось в общую картину. Волосы джинчурики. Они были чёрными, короткими, а чёрные рога казались длиннее обычного. Однако, волосы очень быстро отросли и вновь посветлели.
  
  - Поверить не могу, что из-за тебя, мне пришлось снять ограничения второго уровня, - рявкнул джинчурики, взглянув на собственную руку, на которой проступила вторая метка Бога Крови. Как только она исчезла, рога Узумаки уменьшились. Конохамару попятился от него, а Рин смотрела с восхищением. - Куда собрался?
  
  Первым ударом Наруто кулаком разбил Конохамару лицо в кровь, коленом врезал по рёбрам, сломав несколько из них, а, пока брюнет ещё держался на ногах, Узумаки вдруг вставил большие пальцы в рот Сарутоби, просунув их за щёки. Последний не понимал, в чём дело, пока блондин не ухмыльнулся и не развёл руки в стороны, разорвав парню щеки. Что называется, пасть порвал. Конохамару заорал, упал на спину и начал кататься по земле, заливая её собственной кровью.
  
  - Почему ты всё ещё жив? Ты меня этим расстраиваешь! - дрожащими руками, Конохамару что-то пытался подобрать из лужиц собственной крови. Это оказалась таблетка, которую он с жадностью проглотил, хоть это и было тяжело, с разорванными-то щеками. Кровь у него тут же перестала идти, и кричать он перестал. Более того, брюнет, с горем пополам, встал на ноги, но только потому что Наруто ему не мешал. - Понятно. Пилюль каких-то обожрался, вот и не дохнешь никак. Но, ты же понимаешь, что как только действие таблеток закончится, ты всё равно не жилец.
  
  - Да какая... - Сарутоби сплюнул смешанную с кровью слюну. - Какая теперь разница?!! - брюнет медленно сложил знакомую Наруто серию печатей, от которой Узумаки обомлел. За спиной у Конохамару возник призрачный силуэт Бога Смерти, а над Сарутоби появился голубоватое очертание души брюнета. - Ха-ха-ха! Да как ты эту технику освоил, убогий?! - Бог Смерти пропустил руку через живот голубого силуэта и потянулся к Наруто. В руке у Наруто из пламени возник тот самый кинжал и он полоснул им другого Бога. Рогатый Бог Смерти одёрнул руку и техника резко оборвалась. Пока силуэт Смерти исчезал, Наруто облизнулся и сказал ему: - При следующей встрече, убью.
  
  Для Конохамару, это уже был перебор, у него закатились глаза и он снова упал, скорее всего, в последний раз в своей жизни. Брюнету оставалось совсем немного, когда Учиха обратилась к Наруто:
  
  - Ты можешь спасти ему жизнь? - блондин удивлённо вскинул брови.
  
  - Могу, но зачем? Пора бы ему, наконец, подохнуть.
  
  - ...Не хочу, чтобы сегодня кто-то умирал, - Узумаки страдальчески вздохнул, нагнулся к Сарутоби и начал вливать в него просто сумасшедшие количества чакры.
  
  Конец флешбека.
  
  - Потом, я отнёс тебя в больницу и последние несколько часов поддерживал тебя в живых... Конохамару, - по глазам Сарутоби, единственному, что не скрывали бинты, можно было понять бурю эмоций, через которую он проходил. - Надо было оставить меня в покое. Ведь был же шанс. Ты знаешь, что человек, использовавший Печать души Демона обязательно умрёт? И никакие медицинские ниндзюцу его не спасут. Чтобы ты выжил, должно произойти настоящее чудо... Чудо... Которое я могу тебе дать. Заключим сделку.
  
  Конохамару не мог этого увидеть, но его койка была в центре большой нарисованной на полу огромной метки Бога Крови. Сарутоби только сейчас заметил, что Наруто всё время держался за живот и покусывал губу.
  
  - Я голоден, очень. Либо сейчас заполучу твою душу, либо перегрызу тебе глотку. Меня оба варианта устраивают, решать тебе. Учитывая, сколько мы с тобой разговариваем, жить тебе осталось минут пять, а как только я вытащу у тебя трубку изо рта, ты не сможешь дышать, и это время сократится минимум вдвое. Ты должен будешь чётко ответить на мой вопрос, ясно? - у Конохамару по щекам текли слёзы, он моргнул, в знак согласия, и Наруто взял его за руку, как и Саске, не так давно, и быстро вытащил трубку. Брюнет сильно закашлялся. - Итак, скажи мне, ты хочешь жить? Где предпочтёшь умереть, в больничной палате или на поле боя, как настоящий шиноби?
  
  - Я... хочу... жить... - Наруто кровожадно ухмыльнулся.
  
  - Сделка заключена, - у Сарутоби мгновенно ускорился пульс, раздался звук срастающихся костей. Брюнет резко сел на кровати, почувствовав прилив сил, посрывал с себя датчики, катетеры и принялся за бинты. Когда Конохамару снял все бинты с лица, он молящее уставился на Наруто. Блондин подал ему зеркальце, и когда парень в него заглянул, из глаз у него брызнули слёзы. Волосы у него полностью поседели, а на щеках осталась уродливая полоса рубцов, от уха до уха. Его бы и мать родная не узнала. - Волосы поседели, как мне кажется, из-за техники, тут уж я ничего сделать не смог, ну а шрамы... Скажем так, их я оставил тебе на память.
  
  - Я как будто улыбаюсь, - единственное, что Конохамару мог сказать по поводу своей новой внешности.
  
  - Действительно. Ты теперь всегда будешь улыбаться. Прямо, как я.
  
  ***
  
  Домой Наруто вернулся только к ночи, смертельно уставший, но зато сытый. Он знал, что Рин нет в особняке, поскольку не чувствовал её присутствия. Немного этим расстроенный, он поплёлся в свою комнату, и тут услышал, как хлопнула входная дверь, а затем и голос, в чём-то детский, весёлый, от которого он почувствовал, что сегодняшний день прошёл не зря:
  
  - Я дома! - "Итак, в семье всё в порядке, значит, можно собираться. Следующая остановка - Кровавая Тюрьма".
  Примечание к части
  
  Глава невероятно наркоманская и упоротая, лишь местами серьёзная. Писалось под Black Dog - Hell's Boundaries, не менее упоротую мелодию. К прослушиванию в процессе чтения главы очень рекомендую. Знаю, что её сложно найти, поэтому, вот
  Несколько пояснений:http://animost.net/hellsing.html . Альбом Black Dog, 12 песня в списке.
  
  1) В моей версии в Кровавой Тюрьме среди заключённых есть как женщины, так и мужчины. Уж не знаю, так ли это было в каноне, но я подумал, что это логично. Рюзецу была девушкой, не использовала Хенге, и её при поступлении в тюрьму раздевали до гола и осматривали.
  2) По поводу песни Сталина, уж не знаю, действительно ли этот Марш существовал в СССР, уж больно карикатурно он звучит, но, в любом случае, я не сдержался и заставил Иосифа Виссарионовича спеть небольшой отрывок. Когда будете читать тот момент, где он начинает петь, советую включить вот это http://www.youtube.com/watch?v=fMCx7UcdVP4
  3) Пересматривая фильм Наруто: Кровавая Тюрьма я заметил один нюанс... У тюремных охранников БЫЛИ РУЖЬЯ! НУ, И КТО ТАМ ЧТО-ТО ГОВОРИЛ ПРО ПИСТОЛЕТЫ?
  Упоротая Тюрьма
  
  Райкаге потребовал, чтобы шиноби Конохи проникли в тюрьму скрытно, не привлекая лишнего внимания без нужды. Посоветовавшись с Наруто, Саске решил поступить следующим образом: Бог Крови, Рин и Хидан проникнут в тюрьму, как заключённые, а Индра будет держаться неподалёку от тюрьмы и ждать их сигнала. В крайнем случае, если потребуется, можно будет вызвать подкрепление, но это лишь предосторожность. Хокаге прекрасно понимал, что Наруто оно не нужно, а если и понадобится, он всё равно не станет о нём просить. В общем, команда из четырёх человек прибыла в портовый город, откуда их, уже в качестве заключенных, погрузят на корабль, который доставит их на территорию Деревни Травы, в которой и располагается Кровавая Тюрьма.
  
  Было даже немного забавно, когда Рин сама сделала деревянную клетку при помощи стихии дерева и сама вошла в неё, заняв такую позу, которая создавала видимость, словно она не может пошевелиться. Наруто, применив Хенге, последовал её примеру, а затем, это сделал Хидан. Индра, согласно плану, остался в стороне, и должен был проникнуть на корабль незаметно. Какое-то время спустя, к ним подошли шестеро темнокожих мужчин, подняли клетку и занесли её на борт судна. Шиноби вели себя тихо, а моряки отпускали в их адрес всяческие насмешки. Никто не знал о том, что троицы в клетке важная миссия, и нельзя было винить людей за издёвки. Работа у них такая, доставлять преступников из точки "А" в точку "Б", тут, в общем-то, развлечься больше нечем.
  
  Когда судно отдалилось от порта, шиноби почувствовали, что начало миссии успешно положено, и они могут расслабиться. Рин незаметно прислонилась к джинчурики, чтобы он мог услышать её шепот:
  
  - Индра рядом? - Наруто прикрыл глаза и кивнул, задумавшись о чём-то.
  
  - Он в трюме. Можешь за него не переживать, это ведь один из первых шиноби этого мира. Для него оставаться незаметным - не проблема.
  
  - Ясно... - Рин решила не мешать Узумаки, но тут же голос подал Хидан:
  
  - Как же меня тошнииит... - Матсураши весь позеленел, хотя, казалось бы, они совсем недавно вышли в море. - У меня морская болезнь, блевать тянет так, что пиздец, и ноги в этой клетке! Зачем вы вообще меня с собой потащили?!
  
  - Ты единственный, кто сидел в настоящей тюрьме, с заключенными, а не в одиночной камере. Поможешь нам освоиться, - ответил Бог Крови.
  
  - А какая у нас легенда? - поинтересовалась Учиха. - В смысле, за какие преступления нас отправили в тюрьму?
  
  - Тебя - за покушение на Совет Пяти Каге, - Рин удивлённо захлопала глазками. - Саске хотел обеспечить тебе репутацию опасной террористки, чтобы заключенные к тебе не приставали. Моя легенда от действительности практически не отличается, я - массовый убийца, выходки которого Коноха больше не может терпеть. Ну а Хидан - насильник-педофил.
  
  - ДА БЛЯТЬ!!! - заорал бессмертный, узнав, за что, по легенде, его отправляют в тюрьму. Один из темнокожих парней, что заносили клетку, в этот момент драил палубу. Он схватил швабру и с силой постучал ей по клетке, над головой у Матсураши.
  
  - А ну, тихо!
  
  - Завались, гуталин! - это явно задело мужика, он просунул швабру в отверстие клетки и начал тыкать ей в лицо Хидана.
  
  - Я тебе сейчас рот шваброй вымою!
  
  - Тьфу! Да убери ты эту хреновину! - капитан корабля жестом приказал завязывать с этим, и темнокожий, нехотя, вернулся к своей работе. - Что этот нигер себе позволяет?!
  
  - Жители Скрытого Облака этим вопросом уже очень давно задаются, - Наруто хохотнул. - Да, чуть не забыл, у легенды есть ещё одна деталь. Якобы я и Рин - близкие родственники, - Рин только сейчас поняла, что используя Хенге, джинчурики не случайно выбрал свой облик: черные волосы, глубокие ониксовые глаза, бледная кожа. Он вполне мог сойти за члена её клана.
  
  - А это ещё зачем?
  
  - В правилах тюрьмы, в которую мы отправляемся, есть такой пункт: родственники только что прибывших заключённых могут провести досмотр, вместо тюремной охраны. Саске побоялся, что тюремщики позволят себе лишнего с тобой, а мне он доверяет, - поняв, что ей придётся догола раздеться перед Узумаки, девушка покраснела, к её горлу подступил ком. - Ты здорова? Лицо красное...
  
  - ...Миссия важная, просто немного волнуюсь.
  
  ***
  
  Деревянную клетку занесли в старый на вид замок, расположили его на земле, перед главным тюремным корпусом, где собрались новые заключённые и тюремные стражники. У заключённых был такой безнадёжный вид, очевидно, всех их запугивали историями об этом месте. Из рядов стражников вышел высокий, бледный, темноволосый мужчина, с впалыми щеками и при этом, довольно пухлыми губами.
  
  - Я - Муи. Ответственное лицо этой тюрьмы. Если вы оказались здесь, значит ваша деревня отказалась от вас. Поэтому, я хочу напомнить вам, что вы - лишь никчёмный мусор. Некоторым из вас, возможно, уже приходилось сбегать из тюрем, но эта сильно отличается от всех остальных. Здесь есть я, - Муи подошёл к одному из новых обречённых на тюрьму шиноби, сложил одну печать и приставил ладонь к его груди.
  
  - Катон: Тенроу, - яркая алая вспышка, после которой вскрикнувшего заключенного с силой отбросило к стене. - Это особая техника моего клана. Она накладывает на вас печать, которая не позволяет вам использовать чакру. Если же вы попытаетесь, она сожжёт ваше тело. Так же, вы сгорите, если отойдёте от меня на определённое расстояние. Тенроу это огненная техника, в воде она не работает, но не советую вам прыгать в воду, что окружает этот замок. Течение очень стремительное, и вы утонете прежде, чем используете чакру. Избавиться от печати вы можете только в двух случаях: если ваша деревня отправит официальный запрос на ваше освобождение, или если вы умрёте. Так что...
  
  - Это ведь неправда, - все обратили внимание на Кровавого Бога, смотря на него, как на сумасшедшего. Перебивать начальника тюрьмы, глазом не моргнув - никому на такое смелости бы не хватило.
  
  - Что ты имеешь в виду? - безразлично спросил Муи.
  
  - Ты сказал, что есть только два способа избавиться от печати. Это ведь ложь, есть ещё один. Если человек, наложивший Тенроу, умрёт, печать исчезнет, - начальник тюрьмы подозрительно сощурился.
  
  - Тебе известен принцип действия Тенроу?
  
  - Нет, просто сделал предположение, - Наруто прикинулся дурачком. "Конечно известно. Чтобы найти технику, которая мне незнакома, нужно нечто большее, чем это третьесортное дерьмишко".
  
  - Хм... - Муи подошёл к клетке и сорвал с неё листок-печать, сразу после чего, она исчезла в облачке белого дыма. Наруто, Рин и Хидан смогли распрямиться и размять затёкшие конечности. Ответственное лицо достало небольшую записную книжку и, полистав её, указало на Рин и джинчурики. - Вы родственники?
  
  - Да, начальник, - Муи как-то нехорошо посмотрел на брюнетку и неожиданно сделал с ней то же самое, что и с предыдущим заключенным. Рин не закричала, а глухо ударившись о стену, быстро встала. Хидан прислонился к уху Узумаки и шепнул:
  
  - Жёстко он с ней. Вступиться за девочку не хочешь?
  
  - Нет. С болью пускай справляется сама.
  
  - Ну, ладно... Ты только скажи, я этому гандону всё лицо распидара... - Матсураши понял, что последние слова сказал слишком громко, когда рука Муи коснулась его груди. Следующим был Наруто. Узумаки с усмешкой принял удар мужчины, после чего встал и, расстегнув плащ до пояса, посмотрел на пульсирующую на его туловище печать.
  
  - Следующий, - скомандовал Муи, позволив тем, кто уже получил печать, пройти в главный корпус замка.
  
  ***
  
  - Как вы видите, наши заключённые рады приветствовать вас, - с отвратной ухмылкой сказал толстый мужчина, проводивший, своего рода, экскурсию по тюрьме. Приветствованием он называл то, как заядлые заключённые, в своих камерах, улюлюкали при виде новичков. Доведя группу новичков до обеденного зала, он остановился. - Отныне это место - ваш дом, и не тешьте себя надеждами, вам отсюда не сбежать. Привыкайте, осваивайтесь, и через десять минут зайдите в кабинет досмотра.
  
  "Ветераны" тюрьмы смотрели на новичков голодными глазами, словно те - главное блюдо сегодняшнего меню. Пока большинство шиноби пыталось спрятаться от этих взглядов, троица из Конохи села за один стол. У Наруто на лице было написано, что что-то не так.
  
  - В чём дело? - спросила Рин.
  
  - Я чувствую чакру... Нет, скорее, ауру, очень мощную. Что-то вроде злого присутствия. Но, не могу определить источник, похоже, мне мешает какой-то барьер.
  
  - Думаешь, это Ящик?
  
  - Наверняка. Жаль, что нельзя найти точное местонахождение, придётся искать его по старинке. Впрочем, мы только прибыли, нет смысла торопиться. Хидан, не пора ли тебе дать нам первый совет? - Матсураши растеряно взглянул на Узумаки. - Расскажи, что нужно сделать в первый день в тюрьме?
  
  - Это обязательно?
  
  - Вам ведь поставили печати, сдерживающие чакру. Если рядом не будет меня, а вы окажетесь в опасности, по большому счёту, вы ничего не сможете сделать. Так что, если не хотите, чтобы вам во сне заточку вогнали промеж рёбер, сделайте что-нибудь, чтобы оградить себя.
  
  - Так, ну.... Эм... О, точно! В первый день, нужно найти самого здорового и злого бугая и набить ему морду! Сильно, прям, чтоб в больничный корпус загремел! Смотрите и учитесь! - с важным видом сектант встал из-за стола и подошёл к небольшой группе столпившихся преступников. - Пс-пс, кто здесь самый злой и здоровый?
  
  - Томо-чан, - не раздумывая ответил один из зеков и взглядом указал на миловидную, хрупкую девушку, что сидела за одним столом с другими девушками-заключёнными.
  
  - Серьёзно? Да это будет даже проще, чем я думал! - бычась, уверенной походкой Матсураши подошёл к женскому столику, исходя слюной и засматриваясь на свою главную цель. Он и не заметил, как на пути у него оказалась то ли женщина, то ли мужчина, со спины было непонятно. По комплекции это существо походило на сумоиста, а стул, на котором оно сидело, казалось, вот-вот сломается. - Жиробасина, уйди с дороги! Не видишь, я собрался с Томо-чан по-мужски поговорить!
  
  - Томо-чан это я, - пророкотало нечто и повернулось к Хидану лицом. Оказалось, что это всё-таки женщина, весом под два центнера, набивавшая до этого момента рот тюремным раменом, хотя полоска усов над верхней губой заставляла усомниться в её половой принадлежности.
  
  - Эээ?!! - у Матсураши отвисла челюсть, и в глубине души он даже немного испугался, что данная особа его съест. - Это Томо-чан?! Скорее уж это монстр, который убил и съел Томо-чан! Причём, не одну, а целую дюжину! - в зале повисла гробовая тишина. Те, кто здесь давно, знали, что сектант подписал себе смертный приговор, и не собирались вмешиваться, надеясь увидеть зрелищное шоу.
  
  - Ты хочешь сказать, что я толстая? - Наруто вдруг вспомнил Чоуджи, с его реакцией на слово "жирдяй". Тут было примерно то же самое, но злость Томо-чан накапливалась постепенно.
  
  - Да как тебя вообще в эту тюрьму приняли?! Она же небольшая, ты её в любой момент своим весом опрокинуть можешь!
  
  - Я не толстая! У меня кость широкая!
  
  - Да, кость широкая! А на кости дохуя жира! Ты такая толстая, что родинка у тебя на жопе весит девяносто килограммов! Ты такая толстая, что тебя могут трахать два мужика одновременно, так ни разу и не встретившись! Ты такая толстая, что... - Томо-чан отвесила Хидану такой подзатыльник, от которого у него как минимум череп треснул. Бессмертный пошатнулся и упал на лопатки, а огромная женщина с победным кличем рухнула на него всем своим весом. Матсураши полностью исчез из поля зрения, под тушей тюремного авторитета, и можно было разобрать лишь его приглушенные хрипы: - Моя селезёнка! Боже, снимите её с меня! Кто-нибууудь!!!
  
  Можно подумать, кто-то собирался помогать нарвавшемуся Матсураши. Его положение у большинства заключённых вызывало смех, а охранникам вообще было по барабану. Но, ко всеобщему удивлению, к сцепившемуся с пухлой особой сквернослову подошла светловолосая мулатка в бандане, скрывавшей большую часть головы.
  
  - Томо-чан, отпусти этого глупца. Пожалуйста, - она добродушно улыбнулась. Томо что-то угрюмо буркнула и встала. Хидан продолжил лежать на полу, в своём расплющённом состоянии напоминая... Вам когда-нибудь доводилось наступать на тюбик с зубной пастой?
  
  - Эта девка... - сидя на своём месте, Наруто пристально смотрел на девушку, проявившую альтруизм. - Что-то с ней не так.
  
  - В смысле? - Узумаки хотел пояснить, но вернулся помощник Муи и приказал всем новичкам идти на досмотр.
  
  ***
  
  Первым из шиноби Конохи в кабинет вошёл Наруто, а Рин и Хидан остались ждать своей очереди. Помимо ещё нескольких людей, там был пожилой мужчина, опирающийся на трость, весь в зарубцевавшихся шрамах. Он внимательно смотрел на Матсураши, а точнее, на амулет Бога Крови на шее бессмертного.
  
  - Мальчик мой, ты поклоняешься Джашину, верно? - заговорил старик.
  
  - Ха? Ты-то что об этом знаешь? - сильно же сектант был удивлён.
  
  - Хех, моряк моряка, знаешь ли... - с минуту, до Хидана доходил смысл фразы, после чего, он расплылся в широкой улыбке.
  
  - В рот мне ноги, ты такой же, как я?! Джашинопоклонник старой закалки! Вот это встреча!
  
  - Я и сам не ожидал увидеть себе подобного. В последнее время, нас становится всё меньше. Поговаривают даже, что Джашин мёртв.
  
  - Это правда. Но, появился новый Кровавый Бог! Тот парень, что только что... - Рин со всей силы заехала Хидану локтём по рёбрам, когда тот чуть не выдал подлинную личность Наруто. - Ай-та-та!.. Вот ведь зараза!
  
  - Прости, что ты сказал? - старик, похоже, был туговат на одно ухо и повернулся к Хидану тем, что слышало лучше.
  
  - Да нет, ничего! Просто какую-то хуйню несу, не обращай внимание... - тем временем, дверь кабинета открылась и из-за неё выглянул Наруто.
  
  - Рин, твоя очередь. Заходи, - сам Узумаки вернулся в кабинет. Понимая, что её ждёт, Учиха сильно покраснела, но всё же, последовала за ним.
  
  Толстяк в очках сидел на стуле, с невероятно разочарованной миной, а рядом с ним стояла пара охранников. Наруто взял Рин за руку и чуть ли не силой подвёл её к каменной плите на полу, на которой были отпечатки ног. Если подумать, то для Учихи, намного проще было бы раздеться перед незнакомцами, чем перед ним.
  
  - Не понимаю, к чему всё это, - возмущённо пробормотал очкарик. - Если Коноха сомневается в нашем профессионализме, и скорей уж доверит досмотр одного своего преступника другому преступнику, это более, чем оскорбительно.
  
  - Всякое бывает, вдруг вы начнёте распускать руки, - Наруто ухмыльнулся и сощурившись показал пальцем на полного мужчину. - Я с первого взгляда узнаю извращенцев, и этот малый... Хех, ну, вы поняли.
  
  - Да как ты смеешь?! - очкарик хотел вскочить, но Наруто резко приблизился к нему, ткнув его пальцем в лоб, промеж глаз. Каждый волос на теле мужчины встал дыбом, когда его пронзил холодный взгляд Узумаки. Если бы в руке у него уже было оружие, толстяк уже был бы мёртв. Охранники всполошились.
  
  - Спокойно. Всё хорошо, - каждое слово Наруто произносил медленно, словно пытаясь внушить их в умы охраны. - Нет никаких проблем. Я сделаю своё дело, и мы с вами разойдёмся. Правильно я говорю?
  
  - Д-да... Никаких проблем, - пролепетал мужчина.
  
  Бог Крови сам стянул с Рин тёмную обтягивающую футболку и джинсовые шорты. Учиха молчала, без нужды, практически не шевелилась, периодически забывала дышать. Слишком смущающей и волнительной оказалась эта ситуация, несмотря на то, что Узумаки всё делал с профессионализмом, без какого-либо намёка на непристойные мысли или желания во взгляде. Сейчас, он всего лишь выполнял просьбу Саске, не больше, не меньше. И он отнёсся бы так же к любой другой девушке. Но, это ведь Наруто, а для Рин, происходящее походило на ночной кошмар, в котором ей очень хотелось стать неосязаемой и сбежать от взгляда джинчурики, его холодных рук, но сделать этого она не могла...
  
  Когда Рин осталась в одном только нижнем белье, а Наруто демонстративно ощупал и осмотрел все места, в которых можно было что-то спрятать, Узумаки вопросительно посмотрел на тюремщика, который в наглую пялился на брюнетку.
  
  - Снимай всё остальное, - скомандовал он, и джинчурики, презренно цокнув, попросил Учиху повернуться к нему спиной. Девушка была только рада, так, ей хотя бы не приходилось смотреть Богу Крови в глаза. Узумаки расстегнул на ней лифчик, помог его снять, и после этого, вновь попросил её повернуться к нему лицом. Рин руками прикрывала небольшие груди, потупив взгляд. Из-за своей зажатости, Учиха казалась ещё более миниатюрной, чем обычно, чрезвычайно худенькой, с осиной талией, но, как и подобало шиноби, у неё отчётливо проглядывались мышцы, и кости не выпирали, как у какой-то анорексички. У Наруто сложилось впечатление, что с их первой встречи, когда брюнетка была ещё маленькой, оголодавшей девочкой, прошла всего пара месяцев, дитя успело набрать недостающий вес, но совсем не подросло.
  
  - Ну что, довольны?
  
  - Я сказал, всё, - ответил очкарик.
  
  - Да ладно, что она там может спрятать? - Наруто начал выходить из себя.
  
  - Мы всех осматриваем одинаково. Мы это делаем из профессиональной необходимости, у тебя нет причин злиться.
  
  - Правда? То есть я могу пойти, выебать твою мамашу, из необходимости в проверке её промежности на наличие колюще-режущего оружия, а затем вернуться сюда, и ты на меня не рассердишься?
  
  - Я тебя сейчас на неделю в карцер отправлю!
  
  - ...Всё в порядке, - вмешалась Рин. Решив не создавать лишних проблем, брюнетка не колеблясь приспустила последнюю одежду, что на ней была. Узумаки сделал ей одолжение и не опускал взгляд ниже уровня шеи девушки, да вообще старался на неё не смотреть. Его сейчас куда больше волновал толстый очкарик, нарочно медливший, смаковавший всё это.
  
  - Только заикнись о ещё более тщательном осмотре, и подавишься собственным языком, - предупредил его джинчурики.
  
  - Ладно, можешь одеваться, - нехотя сказал мужчина, и Рин мгновенно оделась и пулей вылетела из кабинета, вместе с джинчурики.
  
  На тренировочной площадке.
  
  С каждой секундой пребывания Наруто в Кровавой Тюрьме, ухудшалось его состояние. Ему становилось трудно дышать, ощущение присутствия странной ауры давило на него. А ведь все остальные заключённые чувствовали себя нормально, судя по их оживлённому поведению. Это сильно мешало Богу Крови собраться с мыслями, из-за чего он не мог решить, с чего начать поиски Ящика Пандоры. В ушах у него стоял белый шум, заглушающий все остальные звуки, словно Узумаки отходил от контузии, и лишь когда он почувствовал, как Рин теребит его за плечо, джинчурики, более или менее, сфокусировался.
  
  - Что? - растеряно спросил Бог Крови, а Рин, в ответ, взглядом указала вперёд. Только сейчас Наруто заметил, что к ним подошла та самая девушка, что выручила Хидана. Последний, кстати, отделился от своей команды и весело проводил время, общаясь со старым последователем Джашина. - Тебе что-то нужно?
  
  - Хочу предупредить: ваш друг, что с языком без костей, в опасности. Я, может и защитила его от Томо-чан, но она весьма злопамятна. И у неё тут связи. Ей ничего не стоит подослать к нему убийц ночью, или что-то в этом духе.
  
  - Хидану убийцы не страшны, и в чьей-либо помощи он не нуждается, - голос у Наруто был на удивление обозлённым и неприветливым по отношению к незнакомке. Она же притворилась, что не замечает этого.
  
  - Всё равно, его могут покалечить, или ещё чего хуже. Вам ведь не всё равно?
  
  - Нам нет, а вот тебе какое дело? Ты какая-то странная. В тюрьмах, вроде этой, заключённым дела друг до друга нет, а ты вступаешься за новичка. Ладно бы у Хидана были связи, или что-то ценное при себе, тогда, я бы ещё понял, - Рин была немного удивлена, узнав, что именно Наруто показалось странным в темнокожей девушке. Её желание кому-то помочь. Учиха поймала себя на мысли, что она бы на это не обратила никакого внимания.
  
  - ...Простите. Я не хотела вам докучать. Наверное, мне лучше просто оставить вас в покое, - лицо мулатки не выразило никакой обиды, она просто развернулась и пошла в противоположном от джинчурики и Учихи направлении.
  
  - Ты уверен, что стоило так... - не успела Рин договорить, как Наруто уже сделал именно то, чего она от него хотела. Он окликнул девушку:
  
  - Постой! Не нужно вот так просто уходить, не ответив на мой вопрос! Я хочу знать, зачем ты вступилась за Хидана? - заключённая замерла, и не оборачиваясь, пробормотала:
  
  - Я последние несколько лет смотрю, как в этой тюрьме бесследно пропадают люди, и никому до этого нет дела. Не хочу, чтобы заключённые ещё и друг друга убивали, - глаза Наруто и Рин одновременно широко распахнулись, потому что они подумали об одном и том же. Согласно информации, полученной от Райкаге, тюрьмой тайно руководит культ, пытающийся открыть Ящик. Для этого, они используют заключённых, ставят на них какие-то эксперименты каждую ночь, а на утро, эти самые заключённые исчезают из всех списков, словно их в Кровавой Тюрьме никогда не было. То, что эта заключённая, которая здесь уже давно, заговорила об этом... Значит ли это, что ей что-то известно?
  
  - Ты что-то знаешь об этих пропажах? - незнакомка промолчала. Если Рин ещё сохраняла спокойствие, то Наруто уже нет.
  
  - Только не говори, что ты тоже охотишься за Ящиком, - при упоминании оного, заключённая вздрогнула, но всё ещё молчала. - Эй! Я с тобой разговариваю!
  
  - На вашем месте, я бы не спала слишком крепко сегодня. Забрать могут кого угодно, и вас в том числе, а мне бы этого не хотелось, - сказав это, девушка вбежала в главный тюремный корпус.
  
  - Вот ведь зараза, - буркнул джинчурики. - Хотя, она заставила меня хоть немного собраться с мыслями, а то что-то я совсем расклеился.
  
  - Может быть, вызовем подкрепление уже сейчас? В твоём состоянии, Ящик будет не так легко найти, как мы думали. Едва ли нам удастся отыскать его, не раскрыв истинную причину нашего здесь пребывания. При таком раскладе, нет никакого смысла в секретности данной миссии.
  
  - Ну, не могу же я бросать начатое дело всякий раз, как начну хандрить, - Наруто попытался скрыть за улыбкой собственное беспокойство, но Учиху подобные уловки уже давно не могли обмануть.
  
  - Ты не хандришь, дело в Ящике. Он на тебя плохо влияет, вдруг это опасно для тебя? - Узумаки усмехнулся, видя, что Рин за него волнуется. Он опустил ладонь на голову девушки и слегка потрепал её тёмные волосы.
  
  - Не переживай. В конце концов, что со мной может случиться? - брюнетка обиженно надула губы и вырвалась из-под руки Бога Крови.
  
  - Я уже не ребёнок.
  
  - Уж прости, постоянно об этом забываю... После отбоя, я, пожалуй, проберусь в кабинет Муи, вдруг, найду там что-то.
  
  - Хорошо. Сказать Хидану, чтобы он тоже готовился?
  
  - Нет, я с этим делом сам разберусь. Если вломимся к Муи все вместе, в карцер тоже можем отправиться вместе. При таком раскладе, уж лучше я один попаду в одиночную камеру, а вы продолжите искать Ящик.
  
  Вечером того же дня.
  
  Для Наруто, незаметно выскользнуть из тюремной камеры было совсем не сложно, даже не используя чакру. Нужно было лишь подоткнуть подушку под одеяло так, чтобы казалось, что в его постели кто-то спит, вскрыть замок, ну а дальше просто передвигаться в тени, подбираясь к кабинету Муи. Настоящей проблемой для Узумаки была неизвестность. Кто знает, у себя ли начальник тюрьмы, или он уже спит? Впрочем, это не играло большой роли, самый худший вариант таков: Муи всё ещё у себя, Бог Крови столкнётся с ним и отправится в карцер, так ничего и не узнав.
  
  Удача всё же улыбнулась парню, кабинет Муи оказался не заперт, и в нём никого не было. Наруто окинул небольшую комнату торопливым взглядом, решая, с чего начать поиски. Времени у него не так уж много, пока стража не заметит его пропажу и не решит заглянуть сюда. По обстановке в кабинете, кстати говоря, можно было сразу понять, каким человеком являлся Муи. Из мебели, тут был лишь рабочий стол, кресло и большой шкаф, уставленный книгами и свитками в каком-то определённом порядке. Ни единой соринки, вещи, которая лежала не на своём месте, и ничего связанного с развлечениями. Перфекционист и явный трудоголик. Хотя, в подобной обстановке чувствовалась пустота, уныние. Нормальный человек не стал бы окружать себя скучными книгами, на такой-то работе, где большую часть свободного времени проводишь в тюрьме.
  
  Поняв, что на проверку шкафа он убьёт слишком много времени, джинчурики принялся рыться в ящиках стола. Опять же, ничего интересного, сплошные отчёты по работе, понятно, почему ни один из ящиков не заперт. Никому это барахло не нужно. Однако, вытащив все бумаги из нижнего ящика, Наруто нашёл кое-что интригующее: на дне ящика находилось небольшое отверстие, куда можно было просунуть палец. Сделав это и потянув палец вверх, Бог Крови открыл второе дно ящика. Узумаки ожидал, даже надеялся найти там хоть что-то связанное с Ящиком Пандоры, но его ждало разочарование. В потайном отделе лежала лишь старая фотография и записка, или же страница из дневника. На фотографии изображен Муи и мальчишка, чем-то на него похожий. Они оба улыбались, и здесь начальник тюрьмы казался совершенно другим человеком, жизнерадостным. На обратной стороне фотографии была надпись: "Прости меня. Когда-нибудь, я всё исправлю".
  
  Наруто принялся читать записку, слыша, как к кабинету уже бегут охранники:
  
  "Провал... Какое же ужасное мы потерпели фиаско. Муку... Мой родной сын погиб, его забрал Ящик Экстремального Блаженства, и что он дал взамен? Ничего. А старейшины Скрытой Травы ведут себя так, словно это нормально, и у меня нет причин возмущаться. "Необходимая жертва" говорили они, "Твоя жена бы это одобрила" говорили они... Будь она всё ещё жива, наверное, она бы убила меня за то, что я позволил нашему сыну погибнуть. И это было бы заслуженно. Моя жена, моя дорогая жена умерла, рожая Муку, а я не смог уберечь его. И её жертва была напрасна... Но теперь, я знаю, что мне нужно делать. Я найду способ открыть Ящик и попрошу исполнить моё желание. Я попрошу его вернуть Муку. До интересов Скрытой Травы мне больше нет дела, эта прогнившая деревня отныне мертва для меня. Пожалуйста, Муку, дождись меня..."
  
  Едва Узумаки дочитал последние слова, в кабинет ворвались пятеро охранников и сам Муи. Ответственный за тюрьму побледнел, увидев Бога Крови, с запиской и фотографией в руках. Он жестом отдал приказ, и охранники бросились на джинчурики. Тот не стал оказывать особого сопротивления, помня, что сейчас ему нужно притворяться обычным человеком, к тому же, под действием Тенроу. Активное сопротивление бы выдало его. Как только Наруто скрутили, начальник тюрьмы подошёл к нему, сверля парня взглядом.
  
  - Зачем ты пришёл сюда? Что ты пытался найти?
  
  - Просто хотел узнать, что за человек управляет этой тюрьмой, - Наруто ухмыльнулся, кривясь от того, что ему заломили запястья. - Признаю, ты меня удивил. Большинство людей во всякие потайные ящики и сейфы прячут свои секреты. Ты же спрятал свои чувства. Забавно, не находишь?
  
  - ...Уведите его с глаз моих долой. В одиночную камеру на три дня, - Наруто не пришлось силком тащить из кабинета, что для тюремщиков было крайне непривычно. Уходя, джинчурики с насмешкой сказал:
  
  - Славный у тебя сын. Он наверняка пошёл в мать, - ох и сильно же Кровавый Бог задел Муи за живое.
  
  - Стоп, - рявкнул начальник тюрьмы новую команду. Охранники замерли и повернули Наруто лицом к мужчине. Вся злость, что в нём была, мгновенно исчезла, когда он увидел безумную улыбку Узумаки. Муи попросту понял, что любые угрозы на этом странном парне, что свалился ему на голову, не сработают. Тяжело вздохнув, брюнет вновь достал записную книжку и нашёл в ней страницы с выдуманным личным делом джинчурики. - Ты, похоже, из числа людей, которым не нужны причины или чужие приказы, чтобы совершать те или иные поступки. Здесь сказано, что ты массовый убийца... По сути, шиноби приходится убивать кого-то в течение всей жизни, и это делает любого из нас массовым убийцей. Но, раз ты попал в эту тюрьму, твои действия не шли на благо твоей деревни. Скажи мне, ты убивал невинных ради Конохи? Что, для такого как ты, значит родная деревня?
  
  На ум Узумаки не пришло никакого ответа, он просто молча стоял, озадаченный подобными расспросами. Муи дал джинчурики секунд тридцать, а поняв, что тому нечего сказать, позволил стражникам, наконец, увести джинчурики в одиночную камеру.
  
  Наруто заперли в чрезвычайно маленькой комнатке, без кровати и какого-либо постельного белья. Единственным источником света служило крошечное окно, под самым потолком, куда сейчас проникал лунный свет. "Как же сильно всё усложняет работа под прикрытием. Мне что, придётся все три дня здесь отсидеть? Хотя, я доверяю Рин и Хидану... Ну, Рин уж точно. Она сможет за себя постоять, и, если повезёт, о Ящике что-нибудь узнает. Хм, такое чувство, что я о чём-то забыл... О, твою мать! Хидан и его толстая проблема!".
  
  В Аду
  
  На время отсутствия короля, его подменяли Итачи и фюрер, разделив между собой обязанности. К примеру, на сегодня, у Адольфа главной задачей было устроить обход в мотеле для старых жителей Преисподней, где он сам провёл большую часть своего загробного заключения. Ему нужно было проверить тысячи комнат и их жильцов, и в случае каких-либо неурядиц, доложить Наруто, когда он вернётся.
  
  В какой-то момент, очередь дошла до комнаты, куда вела дверь с инициалами "И. С", оснащенная небольшой задвижной на уровне глаз, через которую тонкой струйкой сочился дымок. Гитлер поёжился, зная, что его за ней ждёт, и, чтобы как можно скорее со всем этим покончить, решительно отодвинул задвижку и заглянул внутрь.
  
  Вся комната была заполнена густым дымом, а от застоявшегося запаха табака, бьющего в ноздри, резало глаза. С трудом, фюрер разглядел силуэт мужчины, сидевшего на стуле, спиной к нему.
  
  - Забавно, не думаешь? - с издёвкой обратился к жильцу комнаты Гитлер. - За все твои прегрешения, можно было наказать тебя куда более серьёзным образом. Хотя, превратить твоё пристрастие к курению в пытку, это тоже весьма оригинально, - немец подождал немного, но ответа не дождался. Он уже решил закрыть задвижку, когда мужчина вдруг сипло заговорил:
  
  - Я смотрю, ты нос задрал? Стал шестёркой нового правителя нашей клоаки, и сразу на волю вышел. Зазнался ты... Правильно, товарищ Адольф? Кха-кха... Правильно, бля...
  
  - Ну ты...
  
  - Тихо. Не говори мне ничего, Адольф. Я всё хорошо помню. Помню, как сейчас, двадцать второе июня... Внимание, говорит Москва... В четыре часа утра, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну. А ты помнишь, Адольф? СС помнишь? А концлагеря помнишь? А, Адольф?
  
  - Лучше ты мне скажи, помнишь ты, или нет! - как бы он ни пытался, фюрер не смог сохранить самообладание. - Помнишь, кто жену Ленина отравил? А расстрелы кто устраивал, помнишь?! Кто одного из своих сыновей на немецкого генерала не обменял?! А, товарищ Иосиф Виссарионович Сталин, он же Джугашвили, он же Коба, он же ещё хуева туча псевдонимов?! А, бля?!! Германия напала без предупреждения? Разве? У тебя были основания предполагать, что это случиться, но ты заигрался в эту свою игру в шантаж и обман, в которую привык играть с большевиками и не заметил, что я с тобой уже не играю! Я за то время, что провёл здесь, хоть немного исправился! Я понял, что во многом был не прав! А ты что же?
  
  - Не зови меня по имени, - после этой фразы, Гитлер понял, что любой спор с его давним врагом бессмысленен, и он зря тратит своё время. Жаль только, что это его не остановило.
  
  - Знаешь, в чём между нами разница? Сейчас, я по статусу выше тебя, и при желании, я могу узнать про всю ту херню, что ты творил ещё до нашего знакомства! Ты помнишь, что ты сказал своему старшему сыну, когда он сам себе в сердце пытался выстрелить, но промазал, и пуля прошла навылет? "Волчонок, да ты ещё стрелять не умеешь"! Нет, ну что ж ты за мудак такой?! Ладно, народ свой терзать, ладно, целую страну, нацию, но сыну, семье своей, мог бы дать хоть немного любви!
  
  - О, ну давай, расскажи мне про любовь в семье, человек, трахавший племянницу.
  
  - Fick dich!!! - [Да пошёл ты!!!]. Немец, наконец, закрыл задвижку, но стоило ему отойти от двери на несколько шагов, и вновь раздался голос:
  
  - Незаменимых людей нет, Адольф. И когда тебя, для этого нового божка, кто-то заменит, я посмеюсь, но ничего тебе не скажу. В конце концов... - в комнате послышалась какая-то возня, после чего хорошо знакомый Гитлеру голос с акцентом выдал нечто неожиданное: - Там-там-та-та-та-дам-та-та-та-дам-там-там!
  
  - Что?.. Что ты... Что ты несёшь? Ты там спятил или в чём дело?
  
  - НАШ СОВЕТСКИЙ СОЮЗ ПОКАРАЕТ ВЕСЬ МИР, КАК ОГРОМНЫЙ МЕДВЕЕЕДЬ! НА ВОСТОООК! ВЕЗДЕ БУДУТ ПЕТЬ: СТОЛИЦА, ВОДКА, СОВЕТСКИЙ МЕДВЕДЬ НАШ!!!!
  
  - ...Krank Bastard! - [Больной ублюдок!]. Не в силах больше сдерживаться, Гитлер выхватил один из своих пистолетов, распахнул дверь камеры и шагнул внутрь, прицеливаясь. Сильно же он удивился, когда не смог разглядеть в дыму Вождя. Тот притаился в слепой зоне и, воспользовавшись возможностью, напал на Гитлера со спины. Сталин разбил об Адольфа стул, и тот, опешив, упал на колени.
  
  - Армию твою уделал, и тебя уделаю! За родину!!! - остатками разломавшегося стула, Иосиф собрался проломить Гитлеру череп, а тот, кое-как, направил на него ствол. Ещё немного, и как минимум одному из них точно настанет конец.
  
  - Какого хрена вы творите?! - между Гитлером и Сталиным возник Наруто, выбил у фюрера пистолет из рук, а Вождя отшвырнул в один из углов комнаты. Пока оба пребывали в замешательстве, Узумаки схватил немца за шиворот и выволок его в коридор, заперев за собой дверь. - Что я тебе говорил по поводу Сталина?! Оставь ты его уже в покое!
  
  - Н-но я же..! Но ведь он!.. - Узумаки жестом попросил фюрера закрыть рот и раздраженно потёр виски.
  
  - Вы меня с ума сведёте... Ладно, забудь. У меня для тебя есть небольшое задание. Где наша Кончита?
  
  - Мангака тот? Там же где и всегда, с неграми. В последнее время у меня такое чувство, что ему "это" начинает нравиться.
  
  - В общем, он тебе понадобиться. Вот, что ты должен сделать...
  
  В камере Хидана
  
  Матсураши лежал себе на постели, никого не трогал и плевал в потолок, и резко вскочил, увидев, как через щели между каменными плитами в потолке просачиваются капли густой алой жидкости. Кровь, падая на пол, сама собиралась в рисунок, а именно, метку Бога Крови. В центре рисунка, из пламени возник фюрер, за шиворот державший какого-то узкоглазого мужчину в изорванных лохмотьях. У узкоглазого всё лицо было в слезах, соплях, и ещё каких сомнительных выделениях человеческого тела.
  
  - Ёбанный в рот, что это за тварь?!
  
  - Это Кончита, - Гитлер озлобленно посмотрел на хнычущего азиата и отвесил ему подзатыльник. - Кончита, поздоровайся с Хиданом!
  
  - Меня зовут Кисимото! - проорал сквозь слёзы мангака.
  
  - Заткнись! Хидан, сними плащ и отдай его этому ... дегенерату!
  
  - Это ещё с какого перепугу?
  
  - Слушай, просто делай, что я говорю! Я тут, вообще-то, пытаюсь спасти твою задницу от проблем, которые ты сам на себя навлёк, - нехотя, бессмертный скинул с себя плащ, оставшись в одной сетчатой футболке и мешковатых штанах. Гитлер заставил Кисимото надеть этот плащ и направив на него дуло пистолета, приказал Масаси лечь в постель Хидана и накрыться одеялом с головой. - Кончита, ты сегодня ночуешь здесь. И только попробуй вылезти из-под одеяла, начать звать на помощь или ещё что-то выкинуть, ведь если ты это сделаешь, я узнаю. И я найду тебя. И я убью тебя.
  
  - А мне-то где спать?! - об этом Адольф и не думал, и ему, в общем-то, было всё равно.
  
  - Не знаю. Переночуй у кого-нибудь что ли. Главное в этой камере задерживайся, насколько я знаю, сюда скоро наведаются незваные гости, - с этими словами, фюрер вернулся в Преисподнюю. Матернувшись, Матсураши взломал замок и на цыпочках побрёл по тюремному коридору. Он решил переночевать в камере своего нового друга, пожилого Джашинопоклонника.
  
  Кисимото, впервые за долгое время не чувствуя в заднем проходе посторонних предметов, сам не заметил, как уснул. Однако, вскоре его сон грубо прервали, кто-то выдернул его из-под одеяла, надел на голову мангаки мешок и за руки и ноги поволок куда-то. Масаси кричал, пытался вырваться, но всё без толку. В какой-то момент, похитившие его люди остановились и резко бросили Кисимото на пол. Освободив руки, он стащил со своего лица мешок и ужаснулся: его принесли в женскую душевую две мужеподобные, перекаченные женщины, заблокировавшие ему пути к отступлению, а в центре душевой, в необъятном халате стояла очень округлая дама.
  
  - Постойте... - она присмотрелась к Кисимото, свернувшемуся калачиком на полу. - Да ведь это не тот парень! Что за кидалово?!
  
  - Прости! В темноте как-то не разглядели!
  
  - Тс... - Томо-чан вдруг как-то плотоядно посмотрела на Кисимото. - Ну, ладно, и так сойдёт. Ты готов развлечься, сладенький узкоглазик? - женщина развязала пояс халата и сбросила его с себя... Даже для Кисимото, не имевшего близости с женщинами уже чёрт знает сколько, это было слишком. К горлу Кисимото подступил комок, он с визгом попытался встать на ноги и пуститься в бегство, но поскользнулся на скользком полу и упал на колени, к собственному несчастью, призывно оттопырив зад. Томо-чан хитро улыбнулась и откуда-то достала резиновую дубинку и облизнулась. - Мне это понравится, но тебе это понравится ещё больше.
  
  - Наруто! Наруто, помоги мне! Верни негров! НАРУТО!!!
  
  ***
  
  Хидан отлично расположился в камере старого сектанта, тот с радостью его принял, налил ему чаю и начал травить байки о былых временах, кровавых сражениях и ритуалах.
  
  - Слушай, - Матсураши отпил ещё один глоток, - могу я кое о чём спросить?
  
  - Валяй, - хрипло ответил старик.
  
  - Помню, когда мне было лет десять, папа отвёл меня в небольшой храм, посвящённый Джашину. Тогда, по всему миру были десятки его паств. Я там проучился до тринадцати, но, вот в чём загвоздка... Я вообще не помню, что там со мной происходило. Наверняка же меня там чему-то учили. Так вот, скажи, с какой целью паствы Джашина брали под свою опеку детей.
  
  - Хорошо, слушай: паствы Джашина это древние, всемирные организации, созданные с единой целью... ебать маленьких мальчиков.
  
  - А, понятно, - Хидан сделал ещё один глоток, но тут, до него дошло и он поперхнулся. - Чего?!
  
  - Я думал, все об этом знают, - добавил старик.
  
  - Н-н-но я думал, что задача паствы - поклонение Богу Крови, а траханье мальчиков это просто инциденты!
  
  - Не, на самом деле всё наоборот. Нет, конечно, мы наших маленьких послушников обучали, кормили, давали им крышу над головой, но в итоге всё равно ебали их в рот и в жопу.
  
  - Да ты гонишь! Ну не может этого быть!
  
  - Ну, смотри, ты сказал, что с десяти до тринадцати ты учился в храме Джашина...
  
  - Да, - с опаской ответил бессмертный.
  
  - И тебя ебал кто-то из паствы.
  
  - НЕТ! Не было такого! - на секунду, всего на секунду сектант позволил себе задуматься над этим, и тут вспомнил один эпизод из детства. - Погоди-ка! А ведь было дело! Да, кажись ебал!
  
  - Вот видишь. Ха-ха-хах, да не расстраивайся ты так, многие через это проходили!
  
  - Ха-хах!.. ха... - по щеке Матсураши скатилась одна скупая слеза. - Расскажешь кому-нибудь об этом и тебе пиздец.
  
  ***
  
  Когда садисткам наскучило играть с задничкой Кисимото, они засунули туда дубинку по рукоятку, заставили плачущего мангаку сесть, связали его и включили стоявшее на подоконнике радио. Зазвучала настораживающее-эротичная музыка, и Томо-чан танцевальными движениями подошла к Масаси, вращая широченными бёдрами. Она встала перед ним на колени, уперлась ладонями в ноги Кисимото, от чего те захрустели, и томно посмотрела в его узкие глаза.
  
  - Ну, давай, т-ты, жирная хуйня! - Масаси надеялся, что в отместку за оскорбления, женщина его прикончит, но её это никак не задело. - Покончи уже с этим, да поживее! В конце концов, я мужчина, а ты... буэээ! - мангака чудом сдержал рвотный позыв. - Кха-ха... А ты женщина.
  
  - Ты сам меня об этом попросил! Иттадакимас!
  
  - Че... - Кисимото даже спросить не успел, а голова Томо-чан уже оказалась у него между ног. - Подожди! Ты же не собираешься... О, Боги, ты собираешься!!! - издавая какие-то нечеловеческие звуки, чем-то напоминающие оргазм дельфина, Масаси откинул голову и начал ловить кайф. - Ха, а это приятно! Куда приятнее, чем я думал! - не успело пройти и десяти секунд, как мангаке в нос попала пылинка. - Постой, я сейчас чихну! - Томо-чан его не услышала, и это привело к следующему: - Апчхи!.. ААААА!!!!!
  
  Чихнув, Кисимото дёрнулась, Томо-чан испугалась, и в общем... Случайно стиснула зубы. Дикий вопль Кисимото, фонтан крови, кастрация, паника.
  
  - Чёрт, сейчас на шум прибегут вертухаи! Валим! - полная женщина со своими подругами на удивление быстро выбежала из душевой, а Кисимото продолжил надрывать голосовые связки, ползая по полу в поисках своего органа. И он его нашёл. Правда, в тот момент, когда крошечный фаллический орган, смываемый потоками крови, угодил в слив душевой.
  
  - НЕЕЕТ!!! Мой херец! Господи-Боже, за что?!!! - тут, в комнату вбежал молодой охранник, удивлённо уставившийся на всю эту картину. - Парень, умоляю, помоги мне! Я... Я свой член потерял...
  
  - ...Начальник! Тут какой-то мудак обоссался! Кровью! - не проходит и минуты, в душевую влетает толстый очкарик.
  
  - Что за хуйня?! Муи-сан уже спит, чего вы расшумелись?! - он замечает Кисимото, в крови, подбегает к нему и тянет за ухо, заставляя встать. - Ты чего весь в крови?! Если Муи-сама узнает о каких-то инцидентах, он мне зарплату урежет! Иди под струю, мойся!
  
  - Но как же... у меня же... он же... оторвался же... - Кисимото опустил взгляд на уровень паха, словно от этого гениталии у него отрастут.
  
  - Да мне по барабану! Иди под струю, сука, мойся! - очкарик загнал мангаку под напор ледяной воды, надеясь ещё и кровотечение замедлить за счёт холода, и тот, немного придя в себя, или же наоборот, утратив рассудок, прекратил реветь, сел на пол, не выходя из-под струи и прижал колени к груди.
  
  - Нам не страшен дождь и гром, мы за сладким леденцом плывём и плывём...
  Желание Кровавого Бога
  
  Всю ночь Наруто снились кошмары. Размытые, обрывчатые образы из его детства, о которых он предпочёл бы забыть. Каждая драка с мальчишками, называвшими его демоном, каждое обидное слово, отпущенное в его адрес взрослыми, не какими-то там сопливыми малолетками, не понимающими, что есть простые нормы приличия, а именно взрослыми людьми. Каждый камень, брошенный среди ночи в окно его дома, каждая сломанная в потасовке кость... В ушах у него снова и снова, словно заевшая пластинка, звучал голос Муи: "Что для такого как ты значит родная деревня?".
  
  - Наруто, - Узумаки открыл глаза, весь в холодном поту, готовый расцеловать человека, разбудившего его. - Наруто, я здесь, - голос доносился из маленького окошка в стене и принадлежал Индре. - Всё чисто? Я могу войти?
  
  - Да, - мгновенно, Отсутсуки переместился в одиночную камеру. На лице у него была нескрываемая гримаса боли, одежда порвана и заляпана кровью. - Что с тобой случилось?
  
  - Да вот, в ловушку угодил. Ими вся крыша тюрьмы покрыта. На растяжку наступил, подорвался, сейчас даже как-то стыдно.
  
  - Тут нечего стыдиться. Бессмертие делает нас неосторожными, ведь тяжело относиться к большинству опасностей этого мира серьёзно, когда они не представляют угрозы.
  
  - В общем... Мне шрапнель в спину угодила, и похоже, несколько осколков застряли там. Из-за них рана не может нормально регенерировать. Я пытался их вытащить, но это довольно трудно сделать самому...
  
  - Ладно, повернись, посмотрим, что с этим можно сделать, - старший сын Хагоромо обрадовался тому, что ему не пришлось особо унижаться и выпрашивать у джинчурики помощь. Он повернулся к Узумаки спиной и задрал пропитанную кровью рубашку. Наруто практически безболезненно, с умением принялся вынимать из плоти Индры кусочки шрапнели. - Скажи, ты ничего необычного не чувствуешь? Ауру, к примеру?
  
  - Издеваешься? - Отсутсуки усмехнулся. - Это место насквозь пропитано очень мощной чакрой. Я точно знаю, что она исходит от Ящика, ведь мне уже приходилось с ней сталкиваться... Как же давно это было. Навевает воспоминания.
  
  - А эта аура, случайно, не оказывает на людей какое-то влияние? - Индра недоумевающе вскинул брови. - Знаю, это глупо, но я прямо чувствую, как Ящик проникает в мой разум, зовёт меня. Хочет, чтобы я нашёл его... Знаешь, забудь. Наверное, мой разум просто подкидывает мне очередную свинью.
  
  - Нет-нет, вполне возможно, что дело в Ящике, - Наруто достал последнюю шрапнель из спины Индры, и последний повернулся к нему лицом. Взгляд у него был искренним, не похоже, что он сейчас врал, просто чтобы успокоить джинчурики. - Мы к ауре Ящика более чувствительны, чем другие люди, ведь она близка нам по своей природе. Ты в тюрьме уже сутки, чрезвычайно близко к Ящику, так, кто знает, чем это чревато. Возможно, если бы и я провёл много времени в такой близости к нему, он бы и на меня повлиял.
  
  - Спасибо. Нет, правда, я рад это слышать, - Бог Крови с облегчением вздохнул и сел на пол в позе лотоса. - Я тут кое-что узнал. Муи, начальник этой тюрьмы, хочет открыть Ящик, чтобы тот исполнил его желание и вернул ему сына. Он не собирается просить о силе, власти, деньгах.
  
  - Боюсь, его ждёт разочарование. Я уже говорил, Ящик не приносит людям ничего хорошего, - Отсутсуки заметил, как Наруто закусил губу, словно пытался сдержать желание сболтнуть лишнего. - Если тебе есть, что сказать, я внимательно слушаю.
  
  - Просто... Тебе не кажется странным, что второе название этой штуки - Ящик Экстремального Блаженства? Ты уверен, что он не исполняет желания? Тебе доводилось видеть, как кто-нибудь использует его? - Индра пристально посмотрел на Узумаки с явным беспокойством, прежде чем с досадой ответил:
  
  - Нет. В последний раз я видел Ящик Пандоры ещё ребёнком, но, со слов моего отца... и Кагуи, я знаю, что что-то с этим предметом не так, и его стоит опасаться. Разве не достаточно того факта, что его создала Кагуя?
  
  - Из этого нельзя сделать какие-то обоснованные выводы. Если есть хоть малейший шанс, что Ящик может исполнить желание, я хочу им воспользоваться, - глаза Отсутсуки расширились, в них читался страх. - Но, я уважаю твоё мнение. Если ты на сто процентов уверен в том, что ничего хорошего из этого не выйдет, я забуду об этой идее.
  
  - Прости, но никакой гарантии я дать не могу. Тебе придётся самому решать, как поступить. Но, учти, что и с последствиями ты тоже будешь справляться сам.
  
  ***
  
  Рин и Хидану о том, что Наруто в карцере, стало известно только к утру, от охранников, шепчущихся между собой о каком-то умалишенном, который, вместо того, чтобы попытаться сбежать, залез в кабинет Муи. Учиха не стала терять времени и занялась тем, о чём Наруто её просил: продолжила искать информацию. Она помнила о девушке, что показалась Узумаки подозрительной, и решила начать свои поиски с неё. Хорошо ещё, что надзиратели позволяют заключённым свободно перемещаться по Кровавой Тюрьме, это намного всё упрощало.
  
  "А ведь здесь не так уж и плохо. Конечно, это не то место, где мне бы хотелось жить, но это всё равно в разы лучше тех тюрем, где заключённые постоянно буйствуют, убивают друг друга и нападают на охранников".
  
  Вдруг, проходя мимо кабинета досмотра, брюнетка услышала приглушенный голос, донёсшийся из него. Он принадлежал той самой мулатке и напоминал всхлипывания испуганного ребёнка. Рин насторожилась и стала ждать, когда же появиться девушка. Пять минут спустя, не замечая ничего перед собой, незнакомка выскочила из кабинета, поправляя на себе одежду. Она налетела на Учиху и ещё несколько секунд приходила в себя, прежде чем поняла, что произошло.
  
  - П-прости, - стараясь не встречаться с Рин взглядом, девушка хотела сбежать, но Учиха схватила её за руку, помешав сделать это.
  
  - Что это сейчас такое было? Только не говори мне, что тот жирдяй тебя... - на лице куноичи был стыд, но она замотала головой, прежде чем брюнетка закончила предложение.
  
  - ...Он всегда только смотрит. Не больше, не меньше.
  
  - Он что, заставляет тебя раздеваться перед ним? И ты это терпишь?
  
  - А что я могу? Из-за печати Тенроу мне даже когда я просто дерусь дышать становится больно, всё тело сковывает, какой отпор я могу дать? Уж лучше просто терпеть. Этот надзиратель всё равно безобиден, пристает лишь пару раз в месяц.
  
  - Ну да, не жизнь, а мечта прям, - девушка с долей обиды покосилась на Учиху. - Хочешь, помогу? У меня чакры побольше, чем у тебя, ниндзюцу, может и не могу использовать, но надрать его жирный зад смогу в лёгкую.
  
  - Ты правда сделаешь это для меня? - забавно, что куноичи, старавшаяся помогать всем в Кровавой Тюрьме, редко получала от людей какую-то отдачу.
  
  - Да, но мне от тебя кое-что нужно взамен.
  
  - Но у меня ничего нет.
  
  - Судя по тому, что ты делаешь для надзирателя пару раз в месяц, ты и натурой вполне не против заплатить, - Рин улыбнулась, а вот мулатка вновь посмотрела на неё обиженно. - Просто шучу, не нужно быть такой серьёзной. На самом деле, в качестве ответной услуги ты всего лишь должна будешь ответить на пару вопросов. Договорились? - незнакомка сомневалась, но, посмотрев ещё раз в чистые глаза брюнетки и не обнаружив там и намёка на корыстные замыслы, кивнула.
  
  - ...Когда ты сможешь со всем разобраться?
  
  - Сегодня, как только очкарик останется без охраны. Так что, жди, скоро нам предстоит откровенно побеседовать, - улыбнувшись напоследок, Рин быстрым шагом направилась в столовую.
  
  - Рюзецу... - услышав довольно тихий голос, она остановилась, не оборачиваясь. - Меня зовут Рюзецу.
  
  - Что ж, удачи тебе с этим, - брюнетка уже скрылась из виду, а Рюзецу какое-то время стояла и недоумевала над словами Учихи, пока не поняла, что Рин всё равно, как зовут её новую знакомую.
  
  ***
  
  Старшему надзирателю было поручено принести кое-какие документы из архива. Подойдя к массивной деревянной двери с большим замком на ней, пухлый мужчина достал связку из десятков ключей и начал искать среди них нужный ему. Архив находился в той части Кровавой Тюрьмы, куда практически никогда не заглядывали заключённые, да и к тому же, они никогда не нападали на тюремщиков, поэтому, надзиратель чувствовал себя в полной безопасности, даже находясь здесь в одиночестве.
  
  Мужчина почувствовал чью-то руку на своём плече, обернулся и тут же получил удар коленом в живот, от которого у него перед глазами заплясали белые точки. За ним последовала ловкая подсечка, и вот, стокилограммовая туша уже валялась на полу. Щурясь, пытаясь избавиться от белых точек, очкарик разглядел Рин, на лице которой была небольшая ухмылка.
  
  - Ты?! - прошипел он сквозь стиснутые от боли зубы.
  
  - Хочу, чтобы ты знал, я это делаю из профессиональной необходимости, - съязвила Учиха, давя ступнёй на левую кисть надзирателя, пока не раздался хруст. То же действие она повторила с правой рукой, не дав ему прийти в себя. Насколько же громкий крик издавал толстяк, удивительно, как у него связки не надорвались. - Какой-то ты грустный. Что случилось? На этот раз, одетой, я тебя не так радую? Ну же, где твоя улыбка? - не дав мужчине ответить, брюнетка пнула его в челюсть, тем самым, вырубив надзирателя. Бросив на проделанную работу оценивающий взгляд, Рин поспешила удалиться, прежде чем её кто-нибудь заметит.
  
  ***
  
  Мимо Рюзецу на носилках пронесли старшего надзирателя, пока тот неразборчиво стонал, из-за сломанной челюсти. Она пребывала в лёгком шоке, а внезапно появившаяся рядом Учиха заставила девушку подскочить.
  
  - Зачем нужно было настолько сильно его избивать?! Он тебе этого так просто не простит! - в отличие от Рюзецу, Рин сохранила спокойствие удава.
  
  - Я сломала ему обе руки и челюсть. К моменту, когда он сможет внятно объяснить, что это я его так отделала, меня уже здесь не будет. Да и к тому же, тебя это не должно волновать. Итак, у нас был уговор, пора тебе выполнить свою часть.
  
  - Ладно. О чём ты хочешь спросить?
  
  - Для начала, что ты знаешь о Ящике Пандоры? - куноичи Листа не стала бродить вокруг да около. Это на мгновение повергло Рюзецу в ступор. - Только честно, будь добра.
  
  - ...Я знаю, что Ящик здесь, - неуверенно начала мулатка.
  
  - Где именно?
  
  - Под тюрьмой, в подземных пещерах. И я так же знаю, что Муи, вместе с небольшой группой фанатиков из Скрытой Травы хочет открыть его. Это по их воле по ночам здесь пропадают люди. Я хочу всё это прекратить.
  
  - Ты ведь по собственной воле в эту тюрьму угодила, верно?
  
  - Да. Моя деревня меня не поддержала, она на стороне Муи, так что мне пришлось действовать самой... Я нарочно кое-что сделала, чтобы меня по-настоящему отправили в Кровавую Тюрьму. Я надеялась, что смогу подобраться поближе к Муи и убить его, но я чудовищно просчиталась. Тенроу слишком меня ослабляет, в моём состоянии, против Муи, даже с элементом неожиданности, я ничего не смогу сделать. Я сама себя поставила в безвыходное положение, и последние несколько лет могу лишь наблюдать за тем, как гибнут люди. А что насчёт вас? Ты и два твоих друга, вы тоже здесь из-за Ящика?
  
  - Прости, но я не могу говорить с тобой об этом.
  
  - Просто, если вы тоже хотите остановить Муи, мы можем объединиться! Нападём на него вместе, тогда, у нас будет шанс!
  
  - А об этом ты не со мной должна договариваться.
  
  - А с кем?
  
  - С На... - Учиха вспомнила, что личность Узумаки должна оставаться тайной, - с тем парнем, что сейчас в одиночной камере.
  
  - Он ваш лидер?
  
  - Да, - не раздумывая ответила брюнетка. - Так что, тебе придётся подождать, пока его не выпустят.
  
  ***
  
  Если первый день в карцере дался Наруто не легко, то второй стал настоящей пыткой. Влияние Ящика усиливалось, странные сны сменялись галлюцинациями наяву, Узумаки фактически бредил. Стоило ему закрыть глаза, и он видел Ящик. Именно видел, несмотря на тот факт, что Бог Крови не имел ни малейшего представления о том, как выглядит артефакт, он являлся ему в видениях, со всеми мелкими деталями, узорами. Король Ада слышал шёпот, зовущий его, буквально приказывающий найти и открыть Ящик Экстремального Блаженства. Ближе к вечеру второго дня, Наруто не выдержал.
  
  - Заткнись! - Узумаки заорал на шёпот, звучавший в его голове и зажал уши руками, но это не помогло. - Я больше так не могу! Мне нужно выбраться отсюда! Нужно... - и тут, на ум парню пришла идея, как выйти из одиночной камеры, оставаясь при этом под прикрытием. Он поднёс указательный палец правой руки к венам на левой. Нервно посмеиваясь, джинчурики проводит острым ногтём по вене, оставляя на ней глубокий порез, из которого потекла алая жидкость. То же самое Наруто сделал с другой рукой, опустился на пол и прикрыв глаза, стал ждать.
  
  "Просто не регенерируй саму рану. Пускай запасы крови восполняются, но порезы на руках оставь. Хорошо... Выпусти побольше крови, для убедительности, и жди", - Кьюби дал совет своему джинчурики.
  
  "Сам знаю..."
  
  ***
  
  Спустя пару часов, когда весь пол маленькой комнатки оказался залит кровью, Наруто решили проведать. Обнаружив его с перерезанными венами, охрана забила тревогу, в панике отнесли его в лазарет, удивляясь тому, что парень всё ещё жив. Вскоре, ему оказали первую помощь, перевязали руки, хотя в этом необходимости не было, и, как только джинчурики заявил, что может стоять на ногах, его отвели в обычную камеру. Согласно правилам, потенциальные самоубийцы должны постоянно находиться под наблюдением, теперь, в карцер его не посадят. В окружении людей, в незамкнутом пространстве, Наруто почувствовал себя немного лучше, решил попытаться заснуть. Уже закрывая глаза, он заметил, как мимо решётчатой двери его камеры проходит Муи.
  
  - Начальник, - ответственное лицо тюрьмы обратило на Узумаки минимальное внимание. - Ваш вопрос заставил меня задуматься. Ещё не забыли? "Что, для такого, как я, значит родная деревня?". В общем, я, кажется, нашёл ответ, хоть и довольно приземлённый, - в глазах Наруто загорелся огонь ненависти, жестокости и жажды крови, а у Муи по спине пробежал холодок.
  
  - И что же? - наконец, прервал своё молчание мужчина.
  
  - Коноха - это место, которое я когда-нибудь уничтожу, - хоть Муи и не подал виду, он был не на шутку удивлён. Хоть перед ним и был серийный убийца, он не выглядел, как человек, питающий ненависть к своей деревне. - Это не случиться завтра, и, скорее всего, не случиться через год. До тех пор, пока Саске - Хокаге, у Конохи есть моё разрешение на существование. А до тех пор, пока его пост не займёт кто-то другой, я буду защищать Лист, даже ценой своей жизни ото всякой угрозы. Потому что я единственный, у кого есть право стереть эту деревню с лица Земли, а всем остальным придётся встать в очередь.
  
  ***
  
  - Вот, что я узнала, - Рин только что закончила пересказ информации, полученной от Рюзецу. Заключённые сейчас завтракали, Учиха, Узумаки и Матсураши вновь сидели за одним столом.
  
  - Молодец, - Узумаки сдержано похвалил девушку, заставив её улыбнуться. - Кстати, а вы бы хотели попытать удачу и попросить Ящик исполнить ваше желание?
  
  - Ещё как! - Хидан оживился, после того, как он пятнадцать мину молча сидел и ковырял вилкой кашу. Настроение у него было ни к чёрту. - Загадал бы три "Б". Бухла, бабла и баб, да побольше. Или же, пожелал бы, чтобы у религии Кровавого Бога появились нормальные паствы, а то я про них такую хероту узнал... В общем, вы не хотите знать.
  
  - А я вот нет, - уверенно ответила Рин. - Чего бы мы не желали, люди должны всего добиваться собственными силами.
  
  - Есть вещи, которых ты при всём желании сама достичь не сможешь. К примеру, если бы мечтала встретиться с отцом, - Наруто думал, что зря заговорил об Обито, но не похоже, чтобы Учиха особо переживала по этому поводу.
  
  - Но я ведь не хочу с ним встретиться. А даже если бы и хотела, наверняка, смогла бы, рано или поздно.
  
  - Ну, а моя цель неосуществима, без помощи Ящика.
  
  - Это не так, - Наруто удивленно взглянул на девушку. - Тебе нужна не помощь Ящика, а просто больше времени. Я знаю, что ты в состоянии всё сделать сам.
  
  - Ты, что же, хочешь сказать, что знаешь, чего я хотел бы пожелать?
  
  - Это же очевидно. Догадаться не трудно, - джинчурики ухмыльнулся и встал из-за стола, решив выйти на свежий воздух, пока Рин и Хидан заканчивают трапезу. Однако, стоило Богу Крови отойти от стола на десять шагов, и его "накрыло" новое видение. Всё вокруг него потемнело, и лишь вдалеке, на уровне горизонта виднелся единственный источник света - Ящик. Белое свечение исходило от него, маня Узумаки, словно огонь мотылька. Джинчурики уже и так плохо соображал, он не мог сопротивляться зову.
  
  Неуверенной походкой, боясь оступиться во тьме, Наруто подходил всё ближе к Ящику, пока, наконец, между ними не остались последние несколько метров. Если бы ничто не затуманивало его рассудок, Узумаки почувствовал бы сильный ветер, запах морской соли в воздухе, но всё это он так и не заметил. Бог Крови потянулся к Ящику, коснулся его, и галлюцинация исчезла. Оказалось, что Наруто стоит на краю обрыва и тянется к пропасти.
  
  - Чёрт! - земля под ногами Узумаки осыпалась, он не удержался и сорвался вниз, в бушующую воду. Рюзецу, что шла за ним, в надежде поговорить с парнем, увидев это, ринулась к краю обрыва и не раздумывая прыгнула в воду, вслед за ним. Узумаки не сразу понял, что она хочет помочь ему выбраться из воды и с раздражением решил ей подыграть, будто ему действительно нужна помощь.
  
  ***
  
  Тем временем, в столовой, Хидан заметил мужчину, исполняющего роль поломойки. Сутулого, грязного, в каких-то лохмотьях, с диким, забитым взглядом узких глаз. Хидану потребовалось время, чтобы узнать это человекоподобное создание.
  
  - Кончита, ты что ли? - мангака посмотрел на бессмертного и тихо завыл. - Ничего себе! Что тут с тобой сделали такого, что ты из педика превратился ни в букашку, ни в зверушку, а в неведому хуйнюшку?
  
  - Ты его знаешь? - Рин переводила взгляд то на Матсураши, то на Кисимото.
  
  - Не совсем. Его, вроде как, Наруто знает, - Масаси тут же бросил швабру, подбежал к Хидану и взял его за руки. У сектанта от удивления и отвращения чуть рвотный рефлекс не сработал.
  
  - Наруто?! Пожалуйста, скажи мне, где Наруто?! Я не выдержу здесь ещё одну ночь! - Рин с опаской покосилась на Кисимото, уж слишком громко он произносил имя джинчурики, рискуя рассекретить всю их миссию. Поняв, о чём думает брюнетка, Хидан вырвал руки из хватки потных ладошек мангаки.
  
  - А ну, пошёл на хуй отсюда! - не вставая со стула, Хидан умудрился врезать ступнёй по переносице мангаки, благо тот был не высокого роста. Тот отлетел от Матсураши, врезался в соседний столик, за которым сидели какие-то головорез и опрокинул его. Они, естественно, не обрадовались, схватили Кисимото за руки и за ноги и утащили куда-то, пока тот истошно орал.
  
  ***
  
  Рюзецу вытащила джинчурики из воды и оттащила его в небольшую пещеру, что находилась неподалёку от Кровавой Тюрьмы. Девушка молчала, похоже, чувствовала себя неловко. Она развела костёр, над которым развесила промокшую одежду.
  
  - Прости, что помешала тебе совершить ещё одну попытку самоубийства, - Наруто с горем пополам сдержал смех, узнав, какого о нём мнения девушка.
  
  - Я не пытался с жизнью покончить. Ни сейчас, ни когда я себе вены резал.
  
  - А что же ты тогда делал? - мулатка ему явно не поверила.
  
  - Не всё ли равно? Давай поскорее вернёмся в тюрьму, пока не заметили наше отсутствие.
  
  - Подожди! - внезапно вскрикнула Рюзецу, чего-то не на шутку испугавшись. Заметив, с каким раздражением Узумаки на неё смотрит, девушка виновато потупила взгляд. - Прости... Я хочу с тобой поговорить, и лучше сделать это здесь, без посторонних. Рин уже рассказала тебе, что я хочу объединиться с вами и напасть на Муи?
  
  - Да. В принципе, такой вариант меня устраивает, и я не вижу причин тебе отказывать.
  
  - Слава Богу! Как только мы убьём Муи, избавимся от печати и я смогу уничтожить Ящик! - "Ну, не считая вот этой причины. Я не собираюсь его уничтожать, но об этом тебе знать не обязательно. Хотелось бы, конечно, найти Ящик по тихому, не убивая Муи раньше времени, но я не могу больше терпеть его ауру. Досадно". - Но действовать нужно наверняка! Рин обладает большими запасами чакры, да и ты, похоже, тоже. Если мы потерпим неудачу и Муи узнает об этом, вы станете очередными жертвами, принесёнными Ящику.
  
  - В каком смысле?
  
  - Чтобы открыть Ящик, нужно пожертвовать ему огромное количество чакры. Среди заключённых, Муи выбирает тех, у кого её аномально много, - внезапно, Наруто широко улыбнулся. "Ха-ха-ха-ха! То есть, если он узнает, что у меня чакры больше, чем у любого другого человека, он не только отведёт меня к Ящику, но ещё и сможет его открыть?! Великолепно!". - Ладно, теперь, давай вернёмся в тюрьму и составим план. Нападать на Муи стоит же сегодня.
  
  - Да, конечно... Я прямо за тобой, - джинчурики подождал, пока Рюзецу оделась. Завязывая на голове бандану, она повернулась к Богу Крови спиной. Ошибка. - Прости, - Узумаки ударил девушку по затылку, она пошатнулась и рухнула на землю, потеряв сознание. - Я узнал, как открыть Ящик, и ты мне больше не нужна. В благодарность, оставлю тебя в живых. Поверь мне, это редкий подарок... для такого, как я.
  
  ***
  
  Наруто вышел на тренировочную площадку, туда, где сейчас столпилась большая часть заключённых. Там же были Рин и Хидан. Они заметили, что Узумаки кажется неестественно довольным, словно готовился к чему-то весёлому. Он встал в центре толпы и прикрыл глаза, на мгновение.
  
  - Наруто? - шёпотом обратилась к нему Рин. Король Ада открыл глаза и кровожадно ухмыльнулся.
  
  - Кто-нибудь хочет подраться, мешки с дерьмом?! - джинчурики ударил ближайшего заключённого локтём по рёбрам с такой силой, что тот отлетел в стену и оставил в ней несколько трещин. Заключённые испуганно, непонимающе уставились на парня, а тот встал в боевую стойку.
  
  - У-ублюдок! - тут же нашёлся первый желающий, ринувшийся на Бога Крови, а за ним последовали и другие, набравшиеся смелости. Каждым ударом джинчурики как минимум отправлял одного несчастного в больницу, а к драке присоединялось всё больше людей. Хидан и Рин недоумевали, но не вмешивались, решив понаблюдать, к чему всё это. Сначала, охранники просто наблюдали за всем со стороны, потом, некоторые из них попытались вмешаться, но попадали под удар разбушевавшихся заключённых. На тренировочной площадке царил хаос, а тюремщики ничего с этим не могли поделать. В какой-то момент, Рин заметила, что Наруто постоянно озирается по сторонам, и поняла, в чём дело. Он ждал, пока появится Муи.
  
  - Хватит, - скомандовал наконец явившийся начальник Кровавой Тюрьмы и сложил печать. Те заключённые, что ещё были в сознании, закричали от боли и начали кататься по земле, в агонии, в том числе и Наруто. На него тут же набросились осмелевшие стражники, в попытке его обездвижить.
  
  - Я вас всех поубиваю, суки!!! - рывком, Бог Крови вскочил на ноги и отшвырнул от себя нескольких надзирателей. В руке у него начала собираться чакра, собираясь в небольшую сферу. Такого никто не ожидал, в том числе и Муи, смотревший на Узумаки широко раскрытыми глазами. Наруто выпустил расенган в ближайшего охранника и в то же время загорелся из-за Тенроу. Бросив на Муи краткий взгляд, джинчурики, объятый пламенем, безумно ухмыльнулся и, наконец, упал.
  
  - ПОТУШИТЕ ЕГО, СРОЧНО!!! - ещё никому не доводилось видеть Муи в таком взволнованном состоянии, он был на грани истерики. - МЕДИКОВ СЮДА!!! КАК ТОЛЬКО ОКАЖИТЕ ЕМУ ПЕРВУЮ ПОМОЩЬ, ДОСТАВЬТЕ ЕГО В МОЙ КАБИНЕТ! - всё сработало, как и планировалось. Муи узнал об огромных запасах чакры Узумаки и теперь жаждал использовать его, чтобы открыть Ящик Экстремального Блаженства.
  
  ***
  
  Вновь Наруто приходится сдерживать собственный исцеляющий фактор, чтобы не вызывать подозрений внезапно затянувшимися ожогами. Его с ног до головы обвязали бинтами, даже глаза завязали. Он притворялся, что спит, когда его погрузили на носилки и понесли к Муи. Из кабинета, его, очевидно, по какому-то тайному проходу, несли в низ по лестнице, под землю на несколько этажей, а затем, положили на холодный стол. Узумаки чувствовал, что Ящик Пандоры как никогда прежде близко к нему и с трепетом ждал возможности взглянуть на него.
  
  - Если у него действительно так много чакры, - прозвучал голос, принадлежавший какому-то старику, но не Муи, - мы наконец-то сможем открыть Ящик и с его силой, подчиним себе целый мир.
  
  - Поверьте мне, он тот, кто нам нужен. Теперь, прошу, оставьте меня одного, мне нужно сосредоточиться, - послышались отдаляющиеся шаги нескольких человек, а затем Муи опустил руку на грудь джинчурики. - Сначала, нужно избавиться от Тенроу, - Наруто почувствовал, как с него сняли печать, а спустя несколько секунд, чакра в огромных количествах начала покидать его тело. - Работает! После стольких лет, всё наконец-то станет, как раньше!
  
  - Сомневаюсь, - когда Узумаки подал голос, Муи одёрнул от него руку от неожиданности. Наруто слез со стола и сорвал бинты со своего лица, и начальник тюрьмы в шоке смотрел на то, как исчезают его ожоги. Бог Крови же не мог оторвать взгляда от Ящика Пандоры, представшего перед ним во всём своём величии. - Давай же, сколько ещё чакры тебе от меня нужно?! Открывайся!
  
  - Кто ты такой?! - своим поведением, заинтересованностью в Ящике и мгновенно исцелившимися ранами, Наруто не оставил у Муи сомнений в том, что он не просто какой-то заключённый.
  
  - Думаю, уже можно не притворяться, - Узумаки прервал действие Хенге и предстал перед Муи в настоящем обличии. - Извини, но твоей мечте не суждено сбыться. Ящик открылся за счёт моей чакры, и желание он исполнит моё.
  
  - Я не позволю тебе вмешаться! - в этот момент, Ящик насытился чакрой Бога Крови, земля задрожала и он начал вращаться на месте. Всё быстрее, набирая обороты и пробуривая себе путь наружу через потолок пещеры. Потолок начал осыпаться и несколько тяжёлых валунов упали на начальника тюрьмы. Наруто не стал медлить и рванулся к лестнице, чтобы выбраться из подземелья прежде, чем потолок полностью обрушится. - Стой!!!
  
  
  Наруто бежал по лестнице к выходу, ведущему в кабинет Муи, чувствуя, дрожь во всём теле. Аура Ящика Пандоры безмерно усилилась, как только он поглотил часть чакры джинчурики, а вместе с ней, возросло и его влияние на блондина. Муку, добравшийся только до подножья лестницы, метну в Бога Крови кунай, но тот даже не попал в него, а пронёсся в сантиметре от лица блондина.
  
  - Мазила! - Узумаки усмехнулся, но тут, увидел тянувшуюся от куная леску, к которой были прикреплены десятки взрывных печатей. - Оу... - мгновение спустя, прогремела серия взрывов, оставившая от потайного хода груду камней.
  
  ***
  
  Заключённые и надзиратели столпились на площади перед Кровавой Тюрьмой, перед возникшим на ней Ящиком Экстремального Блаженства. Все без исключения испытывали инстинктивный страх, чувствовали исходившую от него неприятную энергию. Ящик настолько сильно захватил всеобщее внимание, что на обрушившуюся башню Кровавой Тюрьмы никто внимания не обратил.
  
  - Что всё это значит? - спросил Хидан у Рин. - Мы эту штуку искали? Если так, где, мать его, Наруто?! Кто снимет с нас Тенроу?!
  
  - Не знаю, - не сводя взгляда с Ящика Пандоры ответила Учиха. К Ящику подбежали четверо человек в очень странных одеяниях и массивных масках животных. Рин по одному их виду поняла, что это и есть те сектанты, что тайно управляли этой тюрьмой и пытались открыть Ящик.
  
  - Где Муи?! - спросил тот, что был в маске барана. - Приведите его сюда!
  
  - Я здесь, - темноволосый мужчина, весь в пыли и мелких ссадинах прихрамывающей походкой подошёл к Ящику.
  
  - Поспеши и исполни наше желание! Возроди Скрытую Деревню Травы! Твой покойный сын хотел именно этого! - не похоже, чтобы Муи сейчас волновали эти четверо. Он выставил ладони перед Ящиком и произнёс:
  
  - Откройся, Ящик Экстремального Блаженства! - тёмно-синяя аура Ящика стала видна невооруженному взгляду, а Муи молитвенно сложил руки вместе. - Пожалуйста, дай мне увидеть Муку! Пожалуйста, исполни моё желание!
  
  - Что?! Ты сошёл с ума?!! - четверо в масках пришли в бешенство и испытали шок.
  
  - Деревня Скрытой Травы давно мертва в моём сердце! Всё, чего я хочу - увидеться с сыном!
  
  - Будь ты проклят! - сектанты хотели напасть на Муи, но от Ящика вдруг отделилась та часть, что представляла из себя некую огромную демоническую маску. За маской оказалось изображение львиной морды, столь же крупных размеров. Львиная голова неестественно широко раскрыла пасть, открыв всем вид Ящика изнутри. Он был наполнен тёмно-синей, струящейся аурой. Внутри ящика промелькнул человеческий силуэт, с каждой секундой становящийся более отчётливым. Силуэт приближался к выходу из Ящика, и становилось очевидно, что внутри Ящик намного больше, чем снаружи. Вот, силуэт высунул руку из пасти льва, и люди смогли его хорошо разглядеть. Это был очень бледный парень в рваной одежде, с длинными волосами, заделанными в хвост. Между ним и Муи было определённое сходство.
  
  - Муку... - по щекам Муи покатились слёзы, когда он увидел своего сына.
  
  - Отец, - тихо ответил брюнет. Хидан и Рин больше всех были шокированы, ведь они не верили, что Ящик может исполнять желания. Однако, Муи попросил вернуть ему сына, и его желание сбылось.
  
  - Прости меня... Я был так неправ. Прости, Муку...
  
  Рядом с Рин и Хиданом возник Индра, с опаской косившийся на Ящик, Муи и Муку.
  
  - Проклятье, я что, опоздал? Кто-то уже попросил Ящик исполнить его желание?
  
  - Да, и вроде как, всё в порядке.
  
  - ...Похоже, кое-кто от этого не в восторге, - Учиха непонимающе посмотрела на Отсутсуки, а затем, ощутила чакру Наруто, исходившую из-под обломков башни. Оттуда же исходила пропитанная злобой аура Узумаки и жажда убийства.
  
  - Шинра Тенсей! - даже приглушаемый грудой камней, голос блондина прозвучал достаточно громко, чтобы все его услышали. Сотни валунов, вместе с пылью взлетели в воздух, некоторые из них врезались в уцелевшие стены Кровавой Тюрьмы, нанеся ей ещё больший ущерб. Сам Наруто, как и Муи, был в пыли, большинство бинтов на его теле порвались, кое-где они были заляпаны кровью, хотя раны у джинчурики уже затянулись. Несколько камней, что лежали рядом с Узумаки, поднялись в воздух и начали парить рядом с ним, следуя за джинчурики, пока он медленно приближался к Ящику.
  
  - Ты ещё кто?! - один из сектантов в масках обратился к блондину, но тот не соизволил даже посмотреть на него, а продолжил приближаться к Ящику. - Не смей игнорировать нас! Ты хоть знаешь, кто мы, ничтожный чер..! - тому сектанту, что говорил с Наруто, один из камней со скоростью пули прилетел в голову, размозжив череп. Пока оставшиеся трое сектантов были в ступоре, Узумаки не глядя метнул в них все оставшиеся камни, устроив своего рода расстрел. Сектанты, мнившие себя тайными правителями мира сего, оказались настолько слабы и нерасторопны, что этого хватило, чтобы их прикончить. Разорванные камнями на куски тела рухнули на землю, и в этот момент до заключённых и надзирателей дошло, что пора сваливать. Если тюремщики ещё могли сбежать, то преступники нет, ведь их всё ещё связывала Тенроу, и далеко от Муи им уйти не удастся. Всё, что оставалось заключённым - попрятаться в уцелевших корпусах тюрьмы.
  
  Муи не колеблясь встал перед Муку живой стеной, готовый ценой своей жизни защитить сына. Между ним и Наруто оставалось ещё метров десять, и мужчина позволил себе на секунду взглянуть на Муку.
  
  - Не волнуйся. Теперь, я уже никому не позволю причинить тебе вред, - Муи тепло улыбнулся сыну, тот никак не отреагировал, а мгновение спустя, Муи был уже мёртв. Наруто переместился прямо к нему и ударил мужчину в шею ребром ладони. Звук рвущейся плоти, фонтан крови и упавшая с плеч голова, вот как начальник Кровавой Тюрьмы ушёл из жизни. Несколько капель его крови попали на бледные губы Муку, а обезглавленное тело Муи упало к его ногам, но Муку, похоже, было всё равно.
  
  - Извини, - Наруто усмехнулся, с жадностью слизнув с заляпанной кровью руки алую жидкость. - Недолгим же, по моей вине, было семейное воссоединение.
  
  - ...Ничего страшного, - Муку улыбнулся, практически так же, как Узумаки, и облизнул окровавленные губы. - Отец был прав. Он не должен был меня выпускать.
  
  - Хах. А ты славный мальчишка, - на мгновение, повисла гробовая тишина, а затем Муку и Наруто отпрыгнули друг от друга, дав тем самым начало битве. Брюнет запрыгнул на Ящик Пандоры, а Узумаки отскочил к своим товарищам.
  
  - Наруто, скорее сними с нас печати Тенроу! - завопил Хидан.
  
  - Они уже сняты, идиот. Муи мёртв, а это значит, что все заключённые теперь свободны, - джинчурики услышал один из преступников и с радостным визгом помчался прочь из Кровавой Тюрьмы, а затем все остальные последовали его примеру.
  
  - Мы будем сражаться с этим парнем? - Рин Муку не показался серьёзным противником, уж слишком бледно, болезненно он выглядел.
  
  - А ты видишь другие варианты? - Бог Крови щёлкнул пальцами и в руки Хидану упала ярко-красная коса с тремя лезвиями и примотанной к ней цепи.
  
  - Постойте... Что-то происходит, - вскоре, шиноби поняли, о чём говорил Индра. Муку вдруг без причины начал кричать от боли, схватился за голову, и от него начала исходить мерзкая, буквально грязная чакра.
  
  С хрустом костей, всё его тело преображалось, покрывалось чёрными перьями, руки и ноги становились длиннее, на пальцах вырастали длинные когти, туловище сужалось до тех пор, пока единственной связью между грудной клеткой и нижними конечностями не стала обтянутый кожей позвоночник. Лицо, а вернее, единственное, что от него осталось - рот, сполз на уровень грудной клетки, увеличился в размерах и обзавёлся изогнутыми, похожими на бивни клыками в уголках рта. Так же у этого существа выросли мощные крылья и хвост, от человека в нём не осталось ровным счётом ничего. Как только трансформация завершилась, Муку, если его ещё можно было так назвать, перестал кричать. Он "взглянул", опять же, если это слово допустимо, учитывая, что у него нет глаз, на толпы бегущих в ужас заключённых. На удивление быстро для своих размеров, Муку подбежал к этой группе перепуганных людей, схватил троих из них в свои когтистые руки и швырнул в Ящик. Львиная голова буквально засосала их внутрь, и они исчезли в её пасти.
  
  - Что это за херня такая?!
  
  - Не знаю, - Рин ответила Хидану за всех, ухмыльнулась ринулась к Муку, - но похоже, нам придётся убить этого монстра.
  
  - Издеваешься?!! - Учиха была слишком занята, чтобы ответить. На ходу она сложила серию печатей, набрала полную грудь воздуха.
  
  - Катон: Великий огненный шар! - сфера пламени полетела в Муку с довольно близкого расстояния и должна была попасть в настолько большую мишень, но он вовремя подпрыгнул в воздух на несколько метров и раскрыл крылья, уклонившись от атаки. - А он быстрый!
  
  Муку начал летать вокруг Кровавой Тюрьмы, уклоняясь от любой атаки, но пока не переходя в наступление. Наруто направил в его сторону руку и использовал чакру Курамы. Сферы голубой и красной энергии начали собираться в Бомбу Хвостатого в его ладони. Одно удачно попадание, и Муку конец. Но вдруг, произошло нечто неожиданное. Аура Ящика вновь атаковала разум джинчурики, сильнее, чем когда-либо прежде. Он потерял концентрацию и Бомба Биджу рассеялась. Держась за раскалывающуюся от боли голову, Бог Крови посмотрел на Ящик Пандоры и вновь услышал его зов.
  
  - Тварь, сожрал столько моей чакры и думаешь, что с тебя не причитается должок? - будто забыв о Муку, рискуя попасть под атаку товарищей или самого брюнета, Наруто подошёл к Ящику и направил на него руки, так же, как это делал Муи.
  
  - Что ты делаешь?!! - уворачиваясь от выпада Муку выкрикну Индра.
  
  - Загадываю желание!
  
  - С ума сошёл?! Посмотри, чем обернулась последняя попытка исполнить своё желание при помощи Ящика!
  
  - Муи просил вернуть ему сына, и Ящик всё сделал, хорошо это или плохо! Моя очередь! - Отсутсуки побежал к джинчурики, надеясь остановить его, но он бы всё равно не успел. - Ящик Экстремального Блаженства, исполни моё желание! Отведи... Отведи меня к Кагуе!
  
  - Ты дурак! - Индра схватил Узумаки за грудки, но забыл о гневе, когда Ящик вдруг повернулся к нему и блондину другой своей стороной, другой демонической маской, которая, как и предыдущая, отпала. За ней, на этот раз, оказалось человеческое лицо, или, по крайней мере, отдалённо напоминавшее человеческое. Была в этом лице одна выделяющаяся на фоне остальных странность. Наруто и Индра готовы были поклясться, что в глазах статуи алым светом горел Мангёкё Шаринган. Как только Узумаки и Отсутсуки взглянули в эти глаза, их обоих сковал паралич. Человеческая маска широко раскрыл рот и начала засасывать в себя воздух с невероятной силой. Парализованные, Наруто и Индра не смогли защитить себя и их затянуло внутрь Ящика.
  
  Рин и Хидан видели, как их товарищей затягивает в Ящик Пандоры, а после этого, рты львиной морды и человеческого лица закрылись. Ящик быстро закрутился на месте, словно волчок, а достигнув просто сумасшедшей скорости, он просто исчез, оставив после себя выжженный след на земле.
  Примечание к части
  
  Кисимото убью в следующей главе.
  Примечание к части
  
  Глава по большей части написана в новогоднюю ночь, в не трезвом состоянии, суховата, сыровата, маловата и так далее, но это всё, что я смог из себя выдавить. Следующая будет уже лучше. Эту воспринимайте просто как завершение драки с Муку, которое в любом случае описать надо было. Так же, я добавил Муку одну неканонную особенность, связанную с его кровью. Сейчас это кажется ерундой, но постарайтесь запомнить, пожалуйста.
  Не нужно бояться
  
  - Что только что произошло?! - Рин вдруг заорала на Муку так, словно он обычный человек, а не превосходящее её по силе чудовище. От такого, преобразившийся брюнет даже проявил признаки удивления, завис в воздухе и будто задумался, отвечать ей, или нет. - Что с Наруто и Индрой?! Куда делся Ящик?!
  
  - Ты, блять, думаешь, это хорошая идея, орать на него?! - Хидан, как ни странно, при своём бессмертии, проявлял куда большую осторожность, чем Учиха.
  
  - Я хочу знать, где они! Отвечай, Муку! Если ты ещё не утратил дар речи, говори!
  
  - Извини, но у меня нет ответов на твои вопросы, - крылатое существо, наконец, подало голос. Низкий, насмешливый, от которого волосы встают дыбом.
  
  - Лжёшь! Ты четырнадцать лет провёл в этом проклятом Ящике, ты должен знать, как он устроен!
  
  - Меня принесли в жертву Ящику и меня он просто пожрал. А тот рогатый блондин загадал желание. Поэтому, я не могу знать наверняка, что случилось с ним и тем парнем, что пытался его остановить. Может быть, они теперь пленники Ящика, как и я, а может быть, они оба уже мертвы. Ящик оборачивает людские желания против них, и он должен был это понять ещё на примере моего отца, - Муку поднёс демоническую ладонь к своему лицу, всмотрелся в неё и с силой сжал в кулак. - В одном я уверен. Ящик исчез и он больше надо мной не властен. Значит, я могу делать всё, что мне вздумается, в том числе и уйти. Всё ещё хотите со мной драться? Вас ведь теперь вдвое меньше.
  
  - Наруто собирался тебя убить, не думай, что если его здесь нет, никто не станет исполнять его волю!
  
  - ...Хорошо, - уродливый рот Муку скривился в кровожадной улыбке. Девушка активировала шаринган, а парень, не мешкая, взмахнул крылом, метнув в неё десятки острых перьев. Они прошли сквозь тело девушки, не ранив её, а вот Хидану пришлось отпрыгнуть в сторону, чтобы остаться невредимым. Конечно, эта атака бы его не убила, но вполне могла оторвать руку или ногу, чем сильно бы усложнила дело.
  
  - А моё мнение вообще никого не ебёт?!! - воскликнул бессмертный, уворачиваясь от очередного чёрного пера. Учиха смерила его озлобленным взглядом. Можно подумать, ей мало собственного, с трудом скрываемого шокового состояния, вызванного внезапной пропажей Наруто и Индры.
  
  - Если так боишься - проваливай! Хватит скулить и путаться под ногами! - не будь он сейчас сосредоточен на Муку, Матсураши бы сейчас выдал матерную тираду.
  
  Желая доказать, что он чего-то стоит, сектант на скорую руку прикрепил конец цепи, которой была обмотана рукоятка его огромной косы с тремя лезвиями, к внутренней части своего широкого рукава, и бросил косу в Муку. И вновь крылатый демон легко уклонился, и даже решил контратаковать. Он в воздухе поймал косу Хидана и рванул её на себя. Матсураши, словно её на верёвочке, с огромной силой швырнуло к Муку.
  
  - Твою ж мать! - Матсураши сам себя возненавидел за то, что не предугадал такой исход. Будучи достаточно неповоротливым, бессмертный оказался в лапах Муку, сдавившего его своими нечеловечески сильными пальцами.
  
  Он не мог пошевелиться и из-за этого от косы, болтавшейся на цепи, не было толку, ведь сектанту никак не удавалось подтянуть её к себе и схватиться за рукоятку. Муку тем временем приставил большой палец к области живота Хидана и надавил на неё. Изо рта Матсураши брызнула кровь.
  
  - Кхааа!!! Чёрт, сученыш, ты хоть представляешь, как это больно?! - забавно, что лицо Хидана совсем не соответствовало его взбешенному, мучительному голосу. Он лишь немного сморщился, но при этом, губы его растянулись в широкой, кривоватой улыбке, полной наслаждения. Вот, что значит сражаться с мазохистом.
  
  Пока Муку отвлёкся на Хидана, Рин решила кое-что попробовать. Она сложила печать "кай" и на тыльной стороне её ладони проступила печать для быстрого призыва оружия. Она решила, что раз в тюрьму нельзя было проносить оружие, то подобная техника - то, что нужно.
  
  Надкусив палец, Учиха провела им по печати. Облако белого дыма окутало брюнетку, а когда оно развеялось, девушка уже держала в руке большой сюрикен, вроде тех, что чунины носят на спине.
  Как следует замахнувшись, Рин метнула его в Муку, вложив в бросок всю силу, чтобы придать ему наибольшую скорость. Она была уверена, что и на этот раз, демон без труда уклонится, при том, что он даже не смотрел на сюрикен, только на корчащегося Хидана.
  
  Предположения Рин подтвердились, Муку не глядя избежал попадания сюрикена. Зато Хидана он всё же отпустил. Тот с диким ором полетел к земле, лицом вниз, и приземлился прямо на голову, а коса с лязгом упала рядом с ним. Можно было подумать, что на этом ход Рин окончен, однако, потянула на себя леску, только сейчас ставшую отчётливо видной взгляду, сюрикен, от которого Муку только что уклонился, сменил направление полёта и полетел ему прямо в спину. Уж теперь-то, его должно было задеть, хоть немного. Любой другой исход не вяжется с простейшей логикой.
  
  И всё же, Муку ухитрился поймать летевший в него огромный сюрикен, оборвать леску, с помощью которой Рин им управляла, и "вернул" его девушке. Рин вовремя дематериализовалась, метательное оружие прошло сквозь неё и вонзилось в землю, в нескольких метрах у неё за спиной. Учиха раздосадовано закусила губу.
  
  Рин начала быстро складывать печати для новой техники стихии огня, которая, в отличие от Великого огненного шара не была точечной, а имела большую область поражения. От такого уклониться в разы сложнее. Но, прежде, чем брюнетка успела закончить серию печатей, Муку, в пару мощных движений крыльями, мгновенно подлетел прямо к ней, на уровень земли.
  
  У не ожидавшей такого девушки глаза расширились от удивления, а демон и сделал выпад вперёд, в попытке пронзить её своими длинными когтями. Правила использования способностей шарингана Рин ведь были такими же, как у её отца: чтобы провести атаку, приходится становиться материальным, в этом её слабость. В момент атаки она сама открыта для нападения. К счастью, Хидан уже очухался и встал между брюнеткой и монстром. Матсураши ударил Муку косой, но тот предугадал все его движения и вновь взмыл в воздух.
  
  - Да что за бред?! Как можно ни разу не попасть по такой большой цели?! - Матсураши себе чуть волосы не выдрал, психуя. - Такое просто невозможно!
  
  - Ты прав, - Учиха заставила сектанта опешить.
  
  - Правда?
  
  - Существо таких размеров, даже с крыльями, придающими мобильность, не может вот так просто уворачиваться ото всех атак. Тут должен быть какой-то подвох.
  
  - Не нужно говорить обо мне так, словно меня здесь нет, - Муку без какой-либо опаски сел на крышу одного из блоков Кровавой Тюрьмы, отчего та заметно просела. Он не боялся, что шиноби в любой момент могут напасть на него. - Я уже успел вдоволь насладиться этим выражением удивления и досады на ваших лицах, так что, думаю, можно раскрыть вам небольшую тайну. Вы не можете ранить меня или застать врасплох по одной простой причине. Страх. После долгих лет, проведённых в Ящике, я утратил эмоции, но обрёл возможность чувствовать страх других людей. В каком-то смысле, я сенсор, только чувствую страх, а не чакру, и заранее знаю, что вы собираетесь сделать в следующее мгновение.
  
  - Если ты говоришь правду, тут кое-что не сходится, - уверенно заявила Рин. - Я тебя не боюсь.
  
  - Это верно. Но, в тебе всё равно есть страх. Ты боишься за Наруто, боишься больше никогда его не увидеть. Этого страха мне вполне достаточно, чтобы предугадывать все твои действия.
  
  - Ха, а ты крайне неудобный противник, - брюнетка усмехнулась.
  
  - Взаимно. Но, похоже, я уже понял принцип действия твоей способности. Ты можешь становиться неосязаемой, но чтобы атаковать, тебе приходится становиться материальной, - Рин заметно посерьезнела. Она надеялась, что эта информация останется врагу неизвестной. - А вот твой страх, - Муку обратился к Хидану, - мне непонятен. С чего бессмертный так меня боится?
  
  - Да ты себя в зеркале видел?! Сука, да люди с сифилисом, десять лет не получавшие никакого лечения, выглядят лучше, чем ты! А они, блять, так долго без лечения не живут и, небось, сдохли на хуй ещё к концу второго года, были похоронены и гнили в земле следующие восемь лет! Вот насколько ты страшный!!!
  
  - Тс... О, и ты здесь, - демон посмотрел куда-то в сторону. Проследив за его взглядом, шиноби Конохи увидели Рюзецу. Она неуверенной походкой шла к ним, озираясь по сторонам, наблюдая царившую в тюрьме разруху и панику.
  
  - Что здесь произошло? - окончательно её обескуражил вид Муку. Она даже не узнала в нём своего лучшего друга, ради которого, в общем-то, она и хотела остановить Муи. Рин несколько секунд не решалась, что именно Рюзецу можно рассказать, и в итоге ограничилась этим:
  
  - Муи открыл Ящик. Он мёртв. Сам ящик исчез, а из него вылез этот, - девушка указала на Муку. От того, что Учиха говорила в подобной отчитывающейся манере, куноичи Травы немного собралась с мыслями. Муку, похоже, не собирался больше медлить и давать шиноби шанс спокойно болтать. Он широко раскрыл пасть и в ней начала формироваться большая сфера пламени. - Чёрт, бежим!
  
  Рин могла бы просто вновь стать неосязаемой, но по уровню чакры, она поняла, что для Хидану и Рюзецу эта техника опасна, и они попросту не успеют сбежать из её зоны поражения. Они замешкались, поскольку не сразу поняли, куда Учиха предлагает бежать, и ей пришлось буквально потащить их за собой, в уцелевшее здание тюрьмы. Благо, гены Сенджу не обделили её физической силой.
  
  Едва они оказались в нём, снаружи прогремел взрыв, а потолок тюрьмы затрясся. Оказалось, что здесь прятались те заключённые, что побоялись сбежать, когда над их головами кружит чудовище. Причём, увидев, что шиноби к ним присоединились, заключённые заверещали:
  
  - Уходите отсюда! Из-за вас нас всех убьют!!! - заключённые продолжали скандировать, а троица не прекращала бежать по длинным тюремным коридорам. Как выяснилось, не зря, поскольку следующую огненную сферу Муку послал уже в саму тюрьму, а за ней ещё одну, и ещё. Разрушительная техника следовала за шиноби по пятам, не оставляя от здания камня на камне.
  
  - Я хочу кое-что попробовать, - на бегу сказала Рин. - Я знаю одну технику, но чтобы использовать её, мне понадобится ваша помощь. Рюзецу, ты с нами?
  
  - Да. Если та тварь освободилась из Ящика по вине Муи, я обязана помочь вам избавиться от неё.
  
  - А эта твоя техника сработает? - Матсураши недоверчиво покосился на брюнетку. - До этого как-то не слишком удачно всё складывалось!
  
  - На этот раз, всё будет по-другому. Но, я ещё не до конца освоила эту технику, мне потребуется время, чтобы её использовать. Хотя бы пару минут. Я не смогу пользоваться Камуи в этот отрезок времени, и вам придётся отвлекать нашего крылатого друга. Справитесь? - Хидан и Рюзецу одновременно кивнули. Что бы Рин ни собиралась делать, она была уверена в успехе, и это не могло не повлиять на её товарищей. - Отлично. Рассчитываю на вас.
  
  ***
  
  Рин, Рюзецу и Хидан выбежали на крышу тюрьмы, вернее, ту её небольшую часть, что уцелела после обстрела Муку. Учиха села в позу лотоса и сомкнула руки в замок.
  
  - Мокутон: Древесная защита, - кроша черепицу, из крыши стали прорастать толстые доски, которые начали стягиваться друг с другом, образуя вокруг Рин небольшой деревянный купол. Защищённая своеобразным щитом, девушка начала концентрировать большое количество чакры, а Рюзецу и Хидан спрыгнули с крыши ринулись в бой. Они даже не пытались всерьёз ранить Муку, знали, что не получится. Но и не в этом была их цель. Всё, что нужно - отвлечь его от Рин и надеяться, что у неё всё получится.
  
  - Катон: Онидору! - на земле, возле Рюзецу появились небольшие круги пламени, из которых в воздух взлетело несколько маленьких огненных сфер странной формы. В них можно было разглядеть очертания демонических лиц. Все они полетели в Муку, но он взмахнул крыльями, создав мощный порыв воздуха, который погасил огонь и в то же время метну в девушку перья. Она отпрыгнула от места, куда вонзились перья, а Хидан сделал очередную попытку попасть в демона косой, но тот парил слишком высоко над землёй, длины цепи не хватало.
  
  - Спускайся и дерись уже, как мужчина, а не летай, как петух!
  
  - Эм... Петухи не летают, - Рюзецу с опаской сделала Хидану замечание.
  
  - Завали ебало!
  
  - Даже если спущусь, ты ничего не сможешь мне сделать, - сектант пожалел о своих словах, когда Муку и вправду начал быстро снижаться. Пролетая уже у самой земли, мимо Матсураши, он с силой врезал бессмертному хвостом в грудь, отбросив его в стену. Ощущения у Хидана были такие, словно его булавой в грудину ударили.
  
  Рюзецу хотела ещё раз воспользоваться техникой Онидору, но когда она начала складывать печати, Муку направил на неё ладони, образовывая в них новую огненную сферу. Девушка не успела бы уклониться и Хидан практически на автомате, проклиная себя за это, подскочил к куноичи, повалил на землю и прикрыл собой, как мог. Как только сфера коснулась земли, на несколько мгновений Хидан и Рюзецу скрылись из виду в густом дыме, но как только он рассеялся, Муку увидел, что оба его противника всё ещё живы. Рюзецу практически не пострадала, а вот Матсураши серьёзно досталось: техника Муку, по большей части, пришлась ему в спину, и от одежды в этой области практически ничего не осталось, кожа побагровела от ожогов и покрылась волдырями.
  
  - Хах... ха... - тяжело дыша, Хидан взглянул на Муку. - И это твоя лучшая атака?
  
  ***
  
  "А ведь я только что поняла кое-что", - подумала Учиха, заканчивая последние приготовления. Глаза её были закрыты, а из-за древесной защиты звуки сражения звучали приглушенно, и это помогло взглянуть на положение вещей рационально. - "Причина, по которой мне не нужно бояться за Наруто в его главной особенности. Кто-то считает, что Наруто не похож на других своим безумием, силой, жестокостью или мировоззрением, но это всё не то. Настоящая его уникальная черта в том, что какие бы испытания его не ожидали, и какую цену бы ни пришлось заплатить, он всегда возвращается к нам. Когда все считают его мёртвым, Наруто ухитряется удивить нас неожиданным возвращением. Он восстал из Ада, но не сможет выбраться из Ящика? Не смешите меня. Скорей уж небеса рухнут".
  
  Хидан и Рюзецу больше не могли сдерживать Муку, он подлетел к Учихе и разнёс её защиту в щепки. Она продолжала сидеть неподвижно, а затем открыла правый в глаз. В нём ярко-красным светом горел Мангёкё, Пространство рядом с Муку начало искривляться, его начало затягивать в другое измерение, а по щеке Рин потекли кровавые слёзы. Крылатый не ожидал такого, ведь на этот раз, напавшая на него Учиха не испытывала никакого страха, в отличие от самого Муку, прибывавшего в состоянии, близком к ужасу. Он начал стремительно набирать высоту, пытаясь сбежать от пространственной техники, но ему не удавалось исчезнуть из поля зрения Рин. Девушка же, поняв, что ей долго не удастся поддерживать технику, решила завершить её сразу, не пытаясь убить Муку сразу, а хотя бы просто ранив его. Пространство искривлялось всё сильнее, пока не стала заметна невооруженному взгляду, своего рода, миниатюрная чёрная дыра. Она образовалась в том месте, где левое крыло Муку соединялось со спиной, и начала всё сильнее затягивать в себя перья и плоть демона. Траектория его полёта становилась всё более искривлённой, по мере того, как часть крыла исчезала в пространственной технике, и наконец, крыло оказалось полностью отделено от тела. Муку издал истошный, походивший на поросячий, визг, из обрубка крыла струйкой хлынула чёрная, густая кровь, и он рухнул на землю. Пока монстр бился в агонии, Рин незамедлительно сложила несколько печатей.
  
  - Дотон: Трясина, - земля под Муку мгновенно стала жидкой, словно лужа грязи или болото, и он увяз в ней по пояс, после чего, земля сразу затвердела. Руки Муку в земле оказались по локоть. Хидан смотрел на крылатого, с ухмылкой, пока тот хрипел от боли. Между делом, не решавшиеся до этого заключённые наконец-то пустились в бегство.
  
  - Что, подрезали тебе крылышки, и ты уже не такой крутой, Муку? - Рюзецу внезапно побледнела. Она схватила сектанта за грудки, от чего и без того пострадавшая одежда надорвалась в ещё нескольких местах.
  
  - Как ты его назвал? - куноичи старалась себя сдерживать, но Хидан непонятливо молчал, а это не слишком ей помогало. - Как ты назвал эту тварь?!
  
  - Его зовут Муку! Во имя Кровавого Бога, откуда столько кипиша на пустом месте?! - бессмертный вырвался из хватки Рюзецу, а она уставилась на Муку остекленевшим взглядом.
  
  - ...Что, не этого ты ожидала, Рюзецу? - сквозь боль, Муку издевательски усмехнулся. - Мой отец постарался, чтобы вернуть меня. Неужели ты не рада мне?
  
  - Избавь меня от этой мерзкой улыбки, упырь, - Хидан замахнулся на Муку косой, но Рюзецу преградила ему путь, не боясь попасть под удар. - Твою мать, ну что ещё?!
  
  - Э-это же Муку! Он не злодей, мы не должны убивать его! Наверное, Ящик с ним что-то сделал, но его ещё можно спасти! - Матсураши вдумчиво посмотрел на девушку, пытаясь подобрать какие-то аргументы, но затем помотал головой, решив, что это не в его стиле.
  
  - Уйди с дороги со своими сантиментами, женщина! - Хидан ударил Рюзецу тыльной стороной ладони наотмашь, повалив ослабевшую девушку на землю, и кровожадно посмотрел на Муку. В своём нынешнем состоянии, демон не внушал ему страха. - Теперь, когда мы на земле, мы равны, пора тебе за всё мне отплатить!
  
  - Равны? - Муку хохотнул. - Ты всего лишь человек, идущий на поводу у собственных эмоций и страха, как ты можешь быть мне ровней? Я провёл в проклятом Ящике половину своей жизни, и на протяжении всего этого времени, именно чувства терзали меня сильнее всего! А в момент, когда мой отец погиб, я ощутил свободу от людских эмоций, и это воистину прекрасное чувство! Избавление ото всех связей и чувств стало для меня настоящим спасением, а тебе этого не понять!
  
  - Спасение? Единственным спасением для таких, как ты, прогнивших изнутри, страдающих, утративших всё человеческое, может стать только смерть, - Муку решил, что Хидан отвлёкся, и из последних сил взмахнул уцелевшим крылом, метнув в сектанта перья, но Матсураши не стал защищаться, а спокойно принял удар, устояв, после того, как одно из перьев попало ему в живот, оставив глубокую рану. Он довольно улыбнулся, сделал резкий выпад, перерубив косой плоть, и вот уже второе крыло отсечено, а Муку вновь заорал от боли. Кровь несколько капель крови демона попали Хидану на неприкрытое обгоревшей штаниной бедро, а кровь самого сектанта из ран уже давно залила землю. Ей он начертил на земле ритуальный знак и с упованием готовился испробовать кровь врага, коей была покрыта его коса. - Ты страдаешь? Хочешь, спасу?
  
  Рин за всем этим наблюдала со стороны, с крыши тюрьмы. И она заметила кое-что странное: когда Хидан отрубил Муку правое крыло, кровь демона забрызгала пробегавшего мимо заключённого. Присмотревшись, брюнетка узнала в нём того самого запуганного и истерзанного мангаку. Так вот, после этого, он пробежал всего метров десять, после чего, упал на землю и начал кричать от боли. Его кожа пузырилась, как при сильнейших ожогах, всё тело разбухало, будто наливалось кровью, и вскоре, издав последний крик, Масаси буквально взорвался. От него осталась лишь лужа крови. Ни костей, ни внутренних органов, будто всё в его теле превратилось в алую жидкость. Переключив внимание на Матсураши, Учиха увидела, кожа на его бедре тоже начинает пузыриться, но он этого ещё не заметил, увлечённый своим ритуалом.
  
  Спрыгнув с крыши, Рин переместилась к сектанту, выбила у него из рук косу и полоснула его призванным кунаем по ноге, отделив от неё крупный кусок плоти, который, едва коснувшись земли, растёкся по ней лужицей крови. Матсураши потерял равновесие, уставился на свою ногу в исступлении, потом на Учиху, а затем опять на ногу.
  
  - Какого хуя ты творишь?! Маленькая, тупая пиз...
  
  - Я тебе жизнь спасла, подонок неблагодарный! Его кровь содержит какой-то яд, разрушающий клетки!
  
  - И что?! Я бы всё равно не умер!
  
  - Уверен? От тела не осталось бы ничего, даже мозга! Ты можешь жить без мозга?! - Хидан не знал наверняка, но и проверять не хотел, поэтому, решил заткнуться. Муку же изо всех силы пытался высвободить руки, но у него ничего не получалось. - Бесполезно. Мокутон: Последняя обитель, - вокруг Муку выросло несколько высоких деревьев с довольно тонкими стволами, но те понемногу расширялись, срастались друг с другом, всё сильнее сдавливая сына Муи.
  
  - А ты, девчонка, смогла перебороть свой страх... Похвально. Но, в чём причина? - стволы уже сдавливали Муку до хруста костей, и он говорил, терпя боль. - Посмотри, что Ящик сделал со мной. Кто знает, что он сделает с твоим другом.
  
  - ...Изменившись, или оставшись таким же, как раньше, Наруто вернётся. Я никак не могу на это повлиять, и мне остаётся лишь ждать его возвращения.
  
  - Откуда ты знаешь?
  
  - Он всегда возвращается. Это ведь Наруто, в конце концов.
  
  - Наивная... - речь Муку оборвалась, когда несколько деревьев окончательно срослись в одно, с толстым, мощным стволом. Учиха вздохнула с облегчением, а Хидан всё ещё озлобленно на неё пялился. Не спрашивая, она перенесла его в Камуи, а затем вернулась на территорию тюрьмы, среди руин которой тихо плакала Рюзецу.
  
  - Ну, что? - девушка из Травы растеряно взглянула на нависшую над ней Учиху. - Не желаешь прогуляться до Конохи? Не думаю, что ты захочешь возвращаться в свою деревню, и ещё сильнее сомневаюсь в том, что тебя туда примут, а вот в Скрытом Листе для тебя найдётся место.
  Неудачные переговоры
  
  Саске сидел в кресле Хокаге, смотря на Коноху через большие прозрачные окна. Рин стояла у него за спиной, обеспокоенно смотря на своего опекуна. Она только что вернулась в деревню и рассказала старшему Учихе обо всём, что случилось в Кровавой Тюрьме. Хидан и Рюзецу сразу слегли в больницу, и брюнетке пришлось нести доклад в одиночку.
  
  - Я не должен был оставаться в стороне. Надо было отправиться в тюрьму вместе с вами, - Шестой закусил губу, судорожно выдохнув, пытаясь не терять самообладание.
  
  - Ты не мог. Ты же Хокаге, тебе по статусу нельзя участвовать в подобных миссиях и рисковать своей жизнью. К тому же, что изменилось, будь ты с нами, когда Наруто попросил Ящик Пандоры исполнить его желание?
  
  - Я бы остановил его, - уверенно ответил Саске.
  
  - Благодаря вашему контракту? Мы оба знаем, что если он чего-то по-настоящему захочет, ты не сможешь ему помешать. А загадать желание он очень хотел, так что, никакая сила, будь то контракт или что-то ещё, его не остановила бы.
  
  - ...Я звал его. Согласно нашему контракту, он исполнит любой приказ, и если я призову его, он бросит любое дело и явится. Раз он не приходит теперь, значит либо не может физически, либо он...
  
  - Не думай об этом. Всё, что мы можем - ждать. Столько, сколько потребуется.
  
  ***
  
  Запах пыли. Подобный запах можно почувствовать на просёлочной дороге, сразу после дождя. Единственное, что Наруто и Индра могли сейчас чувствовать. Они оба были парализованы, не могли даже открыть глаза, чувствовать что-либо собственной кожей, единственным доступным органом чувств было обоняние. В таком состоянии, они пролежали, по меньшей мере, несколько часов, прежде чем возможность двигаться постепенно вернулась к ним. Сперва, они смогли открыть глаза, лишь затем, чтобы ужаснуться месту, в котором они оказались. Это походило на бескрайнюю пустыню, но Узумаки и Отсутсуки лежали не на песке, а на необычного вида пыли, серебристого цвета. Небо же оказалось ещё более странным: на его тёмно-синем, будто струящемся полотне, виднелись фиолетовые всполохи, но не было ни единой звезды или другого ночного светила. На самом деле, небо выглядело в точности, как та аура, что можно было разглядеть внутри Ящика Пандоры.
  
  Когда Индра и Наруто смогли встать и оглядеться, они заметили ещё одну выбивающуюся из пределов нормы деталь: тут и там, по всей территории этой пустыни стояли люди, столпившиеся в маленькие группы. На большинстве из них была старая, потрёпанная одежда, и выглядели они довольно старомодно. Они, несомненно, были живы, но стояли без движений, лишь немного покачиваясь, молчали и не фокусировали на чём-либо взгляд.
  
  - Что это за место? - спросил Наруто, оглядываясь по сторонам.
  
  - Готов поспорить, мы внутри Ящика. Всех этих людей, похоже, затягивало внутрь на протяжении очень многих лет. Странно только, что они не постарели, - старший сын Рикудо Сеннина обратился к Наруто, но тот смотрел в одну точку, что была где-то на горизонте, и не обращал на друга никакого внимания. Присмотревшись, Отсутсуки понял, что так привлекло джинчурики. Вдалеке виднелась башня, или что-то на неё походившее, цилиндрической формы и того же серебристого цвета, что и пыль у шиноби под ногами. Посреди ничего, этот объект смотрелся совершенно неестественно. Издалека, Индре не удавалось даже приблизительно определить размеры башни, а вот Наруто, с его додзюцу, явно видел в разы больше, чем брюнет.
  
  - Они там, - шепотом произнёс Бог Крови. Индра ещё никогда не видел Узумаки настолько взволнованным, близким к потере рассудка и... безумно весёлым. Блондин сорвался с места и пулей полетел к башне, подняв слой пыли в воздух.
  
  - Эй! Постой! - Индра с трудом поспевал за джинчурики, используя телепортацию и перемещаясь короткими рывками. Чем ближе они были к башне, тем больше она становилась, достигая просто эпохальных размеров.
  
  На её плоской вершине расположен массивный трон, сделанный из цельной белоснежной кости какого-то животного, а вокруг него выставлены ещё шесть, уступающих главному в размерах, но всё равно величественных. Из семи престолов, заняты были лишь четыре... На главенствующем сидела Кагуя, по правую и левую руку от неё - двое мужчин в масках, примерно одинаковой комплекции, и ещё одно место занимала Предсказательница. Индра глазам своим не верил. Он так давно не видел свою бабушку, что она уже казалась ему недосягаемой, а в мозгу у него укоренилась мысль, что чтобы найти её, нужно совершить невозможное, а в итоге, он встретил её вот так. Неподготовленный морально и физически.
  
  Облачённая в белый балахон с очень широкими рукавами, Кагуя смотрела на внука и Узумаки сверху вниз, бесчувственным взглядом бьякугана, так, словно их появление совершенно естественно. О эмоциях неизвестных в масках ничего сказать было нельзя, а светловолосая Предсказательница выглядела обеспокоенной, расстроенной.
  
  - Ха-ха-ха-ха! - джинчурики запустил пальцы в свои волосы и вырвал несколько прядей, в припадке смеха. - Ну вот и встретились, КАГУЯ!!! - Наруто уже был в том состоянии, когда сдерживать накопившуюся с годами ненависть невозможно, а здравый смысл отказывает. Он создал в своих руках огромную Бомбу Хвостатого и выстрелил ей в Богов. Сердце Индры, хотел он того или нет, пропустило несколько ударов. Всю башню заволокло чёрным дымом, но сам взрыв произошёл как-то странно. Складывалось впечатление, что сфера чёрной чакры взорвалась, прежде чем коснулась цели, натолкнувшись на невидимую стену. Вот, дым рассеялся, и башня, вместе с Богами оказалась невредимой.
  
  - Успокойся, Узумаки, - приказным тоном заговорила Кагуя. - Ты желал встречи с нами, и мы пришли. Прояви благодарность и уважение. Мы здесь только чтобы поговорить.
  
  - Не для того я прошёл через море огня и боли, чтобы тратить время на гнилые речи!
  
  - Наруто, не торопись так, - Узумаки ошарашено посмотрел на Индру. - Мы в меньшинстве и не на своей территории!
  
  - Прислушайся к словам моего внука, - Индра вздрогнул.
  
  - ...Никогда больше не называй меня так, - Высшая Богиня озадаченно вскинула брови, но промолчала.
  
  - Сколько раз повторять, я здесь не ради разговоров! Кагуя, сразись со мной хотя бы раз! Даю слово, что если ты сделаешь это, позже, я-таки с тобой поболтаю!
  
  - Эх, - устало вздохнув, Отсутсуки встала с трона. Наруто готов был ликовать. - Если это заставит тебя утихомириться...
  
  Наруто уже широко улыбнулся, встав в боевую стойку, как вдруг Богиня Кроликов полностью исчезла из его поля зрения. Не быстро куда-то переместилась, а именно исчезла. Миллисекунду спустя, Отсутсуки появилась уже вплотную к блондину. Он оторопел и оступился, а Кагуя сделала невероятно быстрое движение, которое Узумаки даже толком разглядеть не смог. Несколько секунд он стоял в исступлении, пытаясь понять, что же произошло, и почему так болит правое плечо, пока не увидел, что вся его правая рука оторвана от тела, и держит её за кисть Кагуя. Из равной раны на плече хлестала кровь джинчурики. Указательный палец свободной руки Отсутсуки вдруг приставила ко лбу Узумаки, и его тело пронзила боль, от которой он весь изогнулся. Бога Крови вновь сковал паралич, а Кагуя, стоя так близко к нему, и не думала предпринимать меры предосторожности. Индра хотел помочь другу, но Узумаки смирил его строгим взглядом, как бы говоря: "не вмешивайся".
  
  - Хм? Что это? - Богиня присмотрелась к оторванной конечности блондина, слегка сдавила её и на ней проступили три печати Кровавого Бога. - Сдерживающие печати? И ты ступил со мной в бой, даже не удосужившись снять их?
  
  - Хе-хех... - Наруто криво улыбнулся через боль. - Я не смогу сражаться с тобой в полную силу, до тех пор, пока Индра здесь, - старший сын Хагоромо непонимающе уставился на блондина. - Это подвергнет его опасности. К тому же, я не хочу, чтобы дорогие мне люди узрели ту форму, что я принимаю, когда снимаю последнее ограничение. Неприличную, уродливую... её я могу показать только злейшему врагу, которого убью прежде, чем он кому-то успеет рассказать об увиденном.
  
  - Даже в таких условиях, ты считаешь уместным подобные ограничения? Получается, твоя мольба о сражении со мной была бессмысленна.
  
  - Вовсе нет. Во-первых, я узнал, насколько быстра ты можешь быть. А во-вторых... - капелька крови из раны Наруто взлетела в воздух и со свистом разрезая воздух полетела в Кагую. Богиня Кроликов такого не ожидала, и когда необычный снаряд пролетел мимо её лица, оставив на щеке достаточно глубокий порез, а так же отсёк несколько прядей её волос, в её глазах лишь на мгновение, но всё же застыло удивление. Ухмылка Наруто стала ещё более злорадной. - ...я пустил тебе кровь.
  
  - Тс, - один прыжок, и Кагуя вновь оказалась на вершине башни, откуда она бросила руку Наруто ему под ноги. Он тут же сделал небольшое усилие и преодолел паралич, а рука у него моментально отросла, несмотря на то, что ещё не прошло тридцать секунд. - Как ты преодолел временной предел регенерации? - с тщательно скрываемым интересом спросила Отсутсуки.
  
  - Секрет. Ну что, о чём вы хотите поговорить? Давайте притворимся, что мы друзья, и я вовсе не хочу съесть ваши сердца, - разговаривая, Наруто решил приодеться поприличней. На нём тут же возник уже привычный плащ, штаны и перчатка на правой восстановленной руке.
  
  - Мы признаём, что поступили с тобой не совсем корректно...
  
  - Называйте вещи своими именами! Вы отправили меня в Ад!!!
  
  - Только потому что ты опасен, импульсивен и падок на бессмысленную жестокость. Мы не могли позволить тебе разгуливать среди смертных с той силой, что ты обрёл, и нарушать мировой порядок. Но теперь, обстоятельства изменились... Ты убил Джашина и обрёл его силу, а это, как не прискорбно, значит, что теперь ты нужен нам. Кровавый Бог нужен нам куда больше, чем ты можешь себе представить.
  
  - Что же вы не защитили Джашина? - блондин кровожадно облизнул губы. - Умирая, он визжал, как поросёнок на убое.
  
  - Нас сдерживали правила. А они для нас важнее всего. Для тебя, это, должно быть, кажется глупостью, но оно и не удивительно. Ты не сможешь понять, почему мы с таким рвением подчиняемся сдерживающим нас правилам, пока не узнаешь нашу историю.
  
  - Подожди, - Индра вступил в разговор. - Ты сказала "сдерживали". В прошедшем времени. Почему?
  
  - Верно подмечено. У нас всего два правила: Боги не сражаются друг с другом, не вмешиваются в дела смертных лично, за исключением сделок, проводимых Богом Крови. И оба этих правила могут быть нарушены в том случае, если один из нас был убит. Понимаете, к чему я клоню?
  
  - Хочешь сказать... Когда Наруто убил Джашина, вас перестали ограничивать правила?
  
  - Да. Наруто, я уже сказала, что нам нужен Кровавый Бог, на нашей стороне. Но это вовсе не значит, что нам нужен ты. Убив Джашина, ты стал новым Богом Крови, а как думаешь, что случится, если один из нас убьёт тебя? - по взгляду Наруто было понятно, что до него дошёл смысл угрозы.
  
  - Но это лишь худший вариант развития событий! - воскликнула предсказательница, до сего момента изо всех сил старавшаяся молчать. - Мы ведь... Мы только поэтому сейчас разговариваем, а не сражаемся друг с другом.
  
  - Действительно, - Кагуя с максимальной серьёзностью посмотрела на Узумаки и Отсутсуки, отчего стало немного не по себе. - Есть альтернатива. Узумаки Наруто, ты поклянёшься в верности и присоединишься к нам, как официальный новый Кровавый Бог, - глаза джинчурики стали похожи на блюдца. Он ожидал чего угодно, но только не этого.
  
  - Ч... Что? Вы это серьёзно?
  
  - Более чем. Мы не желаем кровопролитий и с радостью решим всё мирным путём. Тебе решать, как всё будет. Ты не пожалеешь, если примешь наше покровительство. Знания и силы, которые тебе никогда не сможет дать мир людей, запросто станут твоими.
  
  - Это, конечно, замечательно, - Наруто потупил взгляд, и Индре даже на мгновение показалось, что блондин согласится. - Но, проблема в том, что... Я жажду кровопролитий. Жажду вашей крови, страданий и унижений. Так что, спасибо, но я выбираю борьбу до самой смерти.
  
  - Наруто-кун, прошу тебя, одумайся! - взмолилась блондинка. - Ты не представляешь, какое будущее тебя ждёт, если ты сейчас примешь неверное решение!
  
  - Заткнись! Не знаю, с чего ты взяла, что к тебе я отношусь с меньшим презрением, чем к Кагуе и остальным членам вашей своры, но ты ошибаешься!
  
  - ...Не хотела я этого делать, но ты не оставляешь мне выбора, - Богиня Кроликов сложила одну единственную, неизвестную Наруто печать, и на пыли, перед статуей, в нескольких метрах от Наруто и Индры, появился какой-то странный символ. Это до боли напоминала печати Кровавого Бога, из которых в мир живых попадали грешники, но выглядела она по-другому, и испускала не алый свет, а белый. Как только свет стал невыносимо ярким, буквально ослепляющим, он, вместе с символом, исчез, а на его мете появились три человека. Симпатичный блондин, чем-то походивший на Наруто, и две красноволосые девушки, одна из них была в очках и выглядела младше другой.
  
  - Кто это? - Индра непонимающе смотрел на троицу, а затем, перевёл взгляд на Наруто и чуть не подпрыгнул на месте от неожиданности. Узумаки весь дрожал, в глазах у него была смесь удивления, счастья и горечи одновременно. Троица же, похоже, не имела ни малейшего представления о том, где она находится и что происходит.
  
  - ...Наруто? - заговорил неизвестный Индре блондин. - Наруто, ты ли это?
  
  - Это... правда ты? - вторила мужчине красноволосая женщина.
  
  - Наруто... - совсем тихо, одними губами произнесла девушка в очках.
  
  - ... - Наруто хотел что-то сказать, но вместо этого судорожно сглотнул подступивший к горлу ком. - М... Мама, папа... Карин, - имя девушки, к удивлению Индры, который и так был в шоке, Узумаки произнёс почему-то с куда большей приветливостью и радостью встречи. После этого, джинчурики озлобленно, испепеляюще посмотрел на Кагую.
  
  - Что? - Богиня Кроликов едва заметно ухмыльнулась. - Неужели ты думал, что ты здесь единственный, кому подвластны мертвецы? Наруто, ты ведь умный ребёнок. Попробуй догадаться: если Ад и его заключённые принадлежат тебе, то что есть у меня?
  
  - Рай, - не раздумывая, сухо прохрипел джинчурики.
  
  - Я подумала, что раз мне не удаётся пробудить в тебе голос разума, воздействовать на тебя через твоё сердце. Только подумай, если присоединишься к нам, получишь семью. Разве не этого ты хотел когда-то? Давным-давно, ещё ребёнком?
  
  - Сердце? - Наруто тупо повторил, пялясь на свою "семью". Думать ему сейчас было сложнее всего. - Спроси у кого угодно, и он ответит тебе, что сердца у меня нет...
  
  - Но мы-то знаем, что это не совсем так. В конце концов, мы можем поставить вопрос по-другому. Ты представляешь, через какие мучения я могу заставить пройти эту троицу, если ты не согласишься?
  
  - Ах ты ёбанная стерва... - Наруто замер в нерешительности, пристально глядя в глаза Минато, Карин и Кушине. Те в свою очередь смотрели на него и молчали, понимая, в каком положении оказались. Кагуя решила, что с мятежом в лице Узумаки покончено, и переключилась на Индру.
  
  - А ты что скажешь, мальчик мой? Думаю, прошло достаточно времени, и тебе тоже пора вернуться в семью.
  
  - Что?! Да что ты несёшь?! Какую ещё семью? Если ты о себе, знай, для меня, ты уже давно не родня!
  
  - Нет, она говорит не о себе, - неожиданно заговорил один из людей в масках, снимая её, - брат мой, - новое потрясение волной обрушилось на Индру, его ноги пошатнулись и он упал на колени, глядя в глаза младшего брата. Это был именно он. Это лицо, чёрные глаза с довольно длинными ресницами, тонкие брови и растрёпанные смольные волосы старший сын Хагоромо бы ни с чем не спутал.
  
  - Асура... Но, почему? Почему ты с ней?! Ты разве не помнишь, что она сделала?! Она натравила меня на тебя, заставила нас драться друг с другом!
  
  - Я всё прекрасно помню.
  
  - Тогда, почему ты с ней?!! - Индра кричал во всё горло, представившаяся ему картина казалась в высшей степени несправедливой.
  
  - Прошло много времени, и ты понятия не имеешь, сколь многое изменилось. Сейчас, я знаю подлинную историю нашей семьи и того, чем мы тысячелетиями занимались. Поверь, любое действие Кагуи, любое наше действие, шло на благо человечества.
  
  - Ты бредишь... Джуби, Ящик Пандоры, что, это тоже пошло человечеству на благо?!
  
  - Изначально, да. Это люди вновь и вновь всё делали неправильно, всё портили. Взять хотя бы Ящик к примеру. Разве он не исполнил желание твоего нового друга? Ты вообще помнишь, ради чего он создавался? Можешь ли ты доверять собственной памяти после стольких тысячелетий, проведённых в Аду? Ящик действительно должен был исполнять людские желания, это был наш дар им. Всё, что нужно было сделать - попросить каждого поделиться частичкой чакры, чтобы он открылся. А что начали делать люди? В поисках более лёгких, как им казалось, быстрых путей, они начали приносить людей в жертву Ящику, отдавая им всю их чакру, ценой чужих жизней. Каждая жертва всё сильнее портила Ящик, развращала его. Теперь он практически бесполезен и несёт только смерть.
  
  - И-и что?! Всего одна мелочь должна изменить моё мнение о Кагуи?!
  
  - Не одна. Присоединяйся к нам, и ты узнаешь всё. Ты очень рано покинул нашу семью, не узнав всех её секретов. Поверь, оно того стоит, - старший сын Хагоромо перевёл взгляд на другого человека в маске, уже боясь предположить, кто это.
  
  - Отец, это ты? - Индра сделал самое безумное предположение, но неизвестный покачал головой и снял маску. Аккуратно собранные белые волосы упали ему на плечи. У этого человека внешность была невероятно схожа с Кагуей, тот же цвет волос, тот же бьякуган, крупные светлые рога, но это был мужчина, и у него не было третьего глаза. Отсутсуки даже немного разочаровался. - Ну, здравствуй, дядя Хамура... Ещё какие-нибудь скелеты в шкафу намечаются?
  
  - Мальчик мой, лучше соглашайся, пока есть такая возможность. Твоё место среди нас. Посмотри на себя, до чего ты дошёл. Используешь чужое, непригодное тело, как сосуд. Присоединись к нам, и мы восстановим твоё старое тело, а вместе с ним и твою силу. Уверен, ты скучаешь по ней... И мы расскажем, что стало с Хагоромо. Ты ведь хочешь это узнать? - действительно, этого Индра желал чуть ли не сильнее, чем убийства Кагуи. Столько соблазнов разом навалилось на него, и он с надеждой посмотрел на Наруто. Отсутсуки решил последовать примеру Узумаки, какой бы выбор тот не сделал. И хотя он ненавидел себя за нерешительность, самостоятельно определиться он просто не мог.
  
  - Я... Кажется... Я знаю, что должен сделать... - Наруто побледнел сильнее, чем обычно, губы у него пересохли, но он не отрывал взгляда от троицы. Дрожащей, словно при лихорадке, рукой, джинчурики щёлкнул пальцами, и в руке у него возникла короткая катана красного цвета. Бог Крови направил оружие на призванных покойников. Те замерли, в недоумении, и тут произошло нечто неожиданное. Минато и Наруто, отец и сын, в первый и в последний раз в их жизни подумали об одном и том же и поняли друг друга без слов.
  
  - ...Давай, - Намикадзе одобрительно кивнул и взял жену за руку. Та ещё толком не осознала всего, но сильно сжала ладонь Минато, предчувствуя, что сейчас произойдёт. Карин стояла позади них, и она, пожалуй, догадалась о том, что задумал Бог Крови, даже раньше Минато, настолько хорошо она его знала.
  
  - Простите... - Наруто опустил взгляд, сжал рукоятку катаны, приказав руке не дрожать, и метнулся к Минато. Оказавшись рядом с отцом, джинчурики с разворота полоснул его лезвием по горлу. Четвёртый Хокаге не дрогнул, а продолжил стоять, с жалостью смотря на сына и держа Кушину за руку. Связки у него были перерезаны, и умирая, он одними губами прошептал четыре слова, которые вскоре повторит Кушина, уже вслух. У бывшей джинчурики девятихвостого по щекам текли слёзы, но никакого упрёка в её глазах не было. Ей Наруто нанёс удар в сердце, желая подарить быструю смерть.
  
  - Я... люблю тебя... прости... - произнесла Узумаки на последнем издыхании. Больше Наруто не дрожал, не колебался, он вообще ничего не чувствовал. Ощущал себя пустой оболочкой, нежели человеком. Следующей на очереди была Карин. Блондин повернулся к ней, держа в руке катану, и вдруг, девушка сама подбежала к нему, специально напоровшись на остриё. Из-за этого катана попала ей в живот, что предполагало смерть более долгую и болезненную.
  
  - Ну что ты наделала... - голос у Наруто был такой, словно он сам вот-вот умрёт. Карин улыбнулась и повисла руками у него на шее, чтобы не свалиться с ослабевающих ног.
  
  - Прости. Не всё же тебе делать самому, - Карин припала к губам джинчурики, подарив страстный, предсмертный поцелуй. Блондин ощутил вкус её крови на языке. Прямо во время поцелуя, красноволосая разжала пальцы и чуть не упала, но джинчурики рефлекторно её подхватил. Она в последний раз посмотрела на парня, горько улыбнувшись. - Какая же всё-таки у тебя... ужасная жизнь... - с последним словом, сердце Карин остановилось. Наруто осторожно опустил её на землю, и вскоре все три тела вспыхнули в ярком пламени, моментально сгорев и не оставив после себя ничего. Все, даже Кагуя, смотрели на Наруто шокировано, а его окаменевшее лицо, как и глаза, казались безжизненными и безразличными ко всему. А Предсказательница в наибольшей мере сочувствовала ему.
  
  - Что ты натворил? - вымолвила Отсутсуки. - Ты сам-то понимаешь? Ты уничтожил их души. Теперь они не просто мертвы, их больше нет, нигде. Никто и никогда уже не сможет призвать их или воскресить.
  
  - Я знаю, - спокойно ответил блондин. - Так и задумывалось. Теперь, у тебя нет рычагов давления на меня.
  
  - ...Ты действительно отвратительное чудовище. Нет тебе покоя и избавления от страданий за то, что ты сделал, - Кагуя перевела взгляд на Индру. - А что насчёт тебя?
  
  - Я... - Наруто не смотрел в глаза Индре, но обратился к нему:,
  
  - Я смог отказаться от прошлого. А ты сможешь, Индра?
  
  - Брат, не слушай его! - взмолился Асура. - Неужели ты не хочешь вернуть былую силу? Не хочешь узнать правдивую историю нашей семьи?
  
  - ...Разве я не говорил тебе, братец? История - сказка, приукрашивающая реальность, - Индра подошёл к Наруто и осторожно положил руку ему на плечо. - Я свой выбор сделал.
  
  - Значит, вы оба выбрали смерть... - отстранённо констатировала факт Кагуя. - Но, не здесь, и не сейчас. Встретимся в мире людей. Надеюсь, в следующий раз, ты покажешь мне всё, на что способен, Наруто, - Кагуя открыла, своего рода, портал, в который по одному начали заходить Боги. Очередь дошла до самой Богини Кроликов, и тут Наруто обратился к ней, даже не глядя на неё:
  
  - ...Я - страшная угроза
  чья воля есть закон.
  пора бы вам понять,
  что век ваш обречён.
  
  Я призову пять армий,
  И будет смертный бой,
  Коль вы того хотите,
  Пойдёте в Ад со мной.
  
  
  Вам невдомек ведь, жалким,
  Как сила велика.
  Мое прикажет слово
  Вам умирать когда.
  
  До вас бывали сильные,
  Стояли на ногах,
  Но я склонил их силою,
  Развеял их я прах.
  
  И вы стоите, дерзкие,
  Не опустили глаз.
  Возможно, да, возможно...
  Сегодня дам вам шанс.
  
  - Тс, - презрительно хмыкнув, Кагуя шагнула в портал и он тут же закрылся. Вместе с этим башня потеряла форму, словно мокрый песчаный замок, и довольно быстро обрушилась, подняв в воздух пыль.
  
  - Наруто, слушай, - Индра даже не мог подобрать слов. После всего, что было, он чувствовал себя измотанным, будто пробежал несколько сотен километров. - То, что сейчас произошло...
  
  - Мы можем об этом не говорить? - неожиданно спокойным тоном спросил джинчурики. - Никогда.
  
  - Да... Прости
  
  - Забудь. Меня сейчас не это волнует. Помнишь, ты говорил, что мы внутри Ящика?
  
  - Что? А, да. Ну, это моё предположение.
  
  - А что будет, если Ящик переполнится?
  
  - В смысле?
  
  - Сюда ведь уже давно затягивало людей, их здесь уже полно. Я хочу знать, что случится, если их станет слишком много? Вдруг, Ящик откроется... ну, или взорвётся.
  
  - А это вообще возможно? Вдруг тут бесконечное пространство, как в Аду?
  
  - Ад - по сути, другое измерение, а Ящик Пандоры - предмет. Он может быть внутри больше, чем снаружи, но в любом случае, он ограничен физической формой. Тут наверняка есть какой-то предел.
  
  - Даже если и так, сколько людей понадобится, чтобы его переполнить?
  
  - У меня есть более тридцати миллиардов грешников, должно хватить. В особенности, если я призову их всех разом. Похоже, мне всё же придётся снять ограничения третьего уровня... У меня есть к тебе просьба. Глупая, конечно, но я не хочу демонстрировать тебе форму, которая может напугать или вызвать отвращение. Ты можешь на время закрыть глаза и уши и попытаться не концентрироваться на том, что происходит вокруг тебя? Всё закончится быстро, и если повезёт, мы освободимся.
  
  - Да, конечно... Я всё понимаю, - соврал Отсутсуки. На самом деле, он физически не мог представить как должен выглядеть Наруто при снятии всех ограничений, раз он настолько не желает её кому-то показывать. Прежде, чем закрыть глаза, Индра увидел, как на руке Наруто проступают все три печати, и как выдыхает струйку пара, несмотря на то, что здесь было даже жарко. А зажимая уши руками, сын Хагоромо услышал, как Наруто говорит:
  
  - Птицей Гермеса меня называют... - Индра ещё не знал, что следующие несколько секунд станут самыми пугающими в его жизни.
  Барабанная дробь войны
  
  Рекомендую читать под Murray Gold - Doomsday.
  
  Посреди океана, окружавшего Страну Ветра, глубоко под водой произошла яркая фиолетовая вспышка. Вода вскипела и на несколько десятков метров в воздух фонтаном выстрелила толща воды. На поверхность начали всплывать люди, сотни бывших заключённых Ящика. Среди них был и Индра. Он жадно хватал ртом воздух, трепыхался, тело его не слушалось, его сковывал страх.
  
  - Наруто! Наруто, где ты? - он оглядывался по сторонам, пытаясь отыскать блондина среди сотен паникующих, звал его, вопреки тому, что сейчас он Узумаки боялся до дрожи в коленях. Не найдя Узумаки на поверхности, Индра задержал дыхание и нырнул под воду. Джинчурики был там, в сознании, но он не двигался, словно был в ступоре. Отсутсуки подплыл к нему и схватил парня за рукав, дернул несколько раз. Никакой реакции. Держа его, Индра использовал свою технику телепортации. Остальным же освободившимся из Ящика предстоит проплыть немало километров.
  
  Наруто и Индра оказались на песчаном берегу Страны Ветра. Оба обессилено свалились с ног, тяжело дыша и отплёвываясь от солёной воды. Наруто лежал на спине, смотря на затянутое тучами небо остекленевшим взглядом.
  
  "Какая ужасная жизнь...", - повторил про себя Бог Крови слова Карин. - "Жизнь... Я ведь ещё жив? Я точно не хладный труп, просто не осознавший, что пора уходить? Я ведь своими руками убил отца, мать, и девушку, что была в меня влюблена. Даже убийство нерожденного ребёнка Асумы, должно быть, меньший грех. Так, почему?", - Узумаки положил руку на свою грудь, ощутив биение сердца, ровное, размеренное. - "Почему боли нет? С момента, когда я перерезал Минато горло, я ничего не почувствовал. Боль, печаль, горе, где всё это?".
  
  - Если... хах... Если захочешь, - заговорил Индра. - я пойму, если ты захочешь сохранить всё, что произошло в Ящике в тайне.
  
  - Да какая разница. В глазах людей, я уже давно чудовище. Три новых греха на моей совести ничего не изменят, - безразлично ответил Узумаки, вставая и отряхиваясь от песка. - Пошли отсюда. Пора вернуться в Коноху.
  
  ***
  
  Первым делом, Отсутсуки и Узумаки зашли к Саске. Он был настолько удивлён их скорому возвращению, что так и остался сидеть в своём кресле, не способный встать на ставшие ватными ноги. На его вопросы о том, что случилось, Индра вопросительно посмотрел на Наруто, как бы спрашивая у него разрешения, но Узумаки уставился в пол, давая понять, что ему всё равно. Тогда, сын Хагоромо рассказал всё. Всё, как есть, в подробностях, без утайки. Чем больше говорил Индра, тем сильнее становилось выражение сочувствия на лице Саске. Когда Остутсуки закончил, в глазах у Шестого стояли слёзы. Он, наконец, встал, подошёл к Наруто, посмотрел на него взглядом, полным боли, и прижал его к себе.
  
  - Мне жаль. Наруто, мне так жаль тебя... - всхлипывая прошептал Учиха. Он отпустил блондина, тот пошатнулся, как тряпичная кукла, и поднял пустой взгляд на Хокаге. - Представить не могу, что ты сейчас чувствуешь.
  
  - Да всё в порядке, - Саске подобное заявление лишь сильнее обеспокоило.
  
  - Нельзя пройти через подобный ужас, а потом пытаться убедить других в том, что ничего не изменилось. Не нужно себя сдерживать, никто не осудить тебя за проявление эмоций.
  
  - Господи-Боже, я в норме! - Наруто внезапно сорвался на крик. - Ты понял?!
  
  - ...Ладно. Думаю, тебе стоит вернуться домой. Рин будет очень рада тебя видеть.
  
  - Как скажешь, - запустив руки в карманы плаща, Наруто неспешно вышел из кабинета и побрёл по особняку, к додзё Учиха. Саске уже собирался вернуться к работе, но увидел, что Индра стоит на месте и не собирается никуда уходить.
  
  - Что-то ещё? - спросил Хокаге у прародителя своего клана.
  
  - Да. Я хочу обсудить с тобой, как с главой деревни, каким может быть следующий шаг Кагуи, и какие меры нам стоит принять.
  
  ***
  
  Едва войдя в додзё, Узумаки ощутил приятный запах домашней еды, витавший в воздухе и доносившийся с кухни. Оказавшись там, Бог Крови увидел Учиху у плиты, готовящей блинчики и напевающей приятную, успокаивающую мелодию. На ней была водолазка в чёрно-белую полоску, домашний красный фартук и короткая кружевная юбка белого цвета, сильно задиравшаяся каждый раз, когда Учиха наклонялась к плите. Услышав скрип половиц, брюнетка обернулась, а увидев блондина, радостно улыбнулась. В глазах у неё было прямо-таки заразительное счастье.
  
  - А вот и ты, - чуть ли не промурлыкала Рин. - Я говорила Саске, что ты вернёшься, но даже не думала, что так скоро. Ты, должно быть, голоден? Садись за стол, я как раз закончила, - Рин вновь повернулась к плите, чтобы перекрыть газ. Ошибка. Она была слишком рада возвращению Короля Ада, чтобы заметить, что с ним что-то не так, что он смотрит на неё практически обезумевшим, голодным взглядом. - Знаешь, я думаю, тебе стоит приучиться говорить: "Я дома*", когда ты возвращаешься сюда. Всякий раз, слыша эти слова, будем знать, что ты пришёл живым и невредимым...
  
  Наруто резко развернул оторопевшую Учиху и прижал её к стене, нависнув над ней. Он тяжело дышал, светлые волосы упали ему на лицо, скрывая глаза. Рин наивно, непонимающе взглянула на него с беспокойством.
  
  - Наруто, в чём дело? - Узумаки молчал, казалось, даже не дышал. - Ты в порядке?
  
  - ...Нет, - джинчурики внезапно подался вперёд и припал к приоткрытым губам брюнетки. У Рин перехватило дыхание, её глаза расширились до предела. Она издала протяжное, протестующее мычание, за что Узумаки стал в разы грубее сминать её мягкие губки. Учиха хотела оттолкнуть его, но блондин не глядя, заломил ей руки, до боли сдавив их. Будто наказывая брюнетку за каждую попытку сопротивления, Наруто прикусил нижнюю губу девушки, и по её подбородку потекла алая капелька крови.
  
  Лишь почувствовав, что Рин вот-вот задохнётся, Наруто прервал поцелуй, и она начала судорожно хватать ртом воздух. На глаза ей набежали слёзы, девушка непонимающе смотрела на Бога Крови, ища хоть какое-то объяснение его действий на бесчувственном лице.
  
  - Что на тебя нашло?! - Рин попыталась освободить руки, но безуспешно. - Я не понимаю! Я что-то не так сделала?
  
  - Нет. Я всего лишь делаю то, чего давно хотел, - услышав это, дочь Обито не выдержала и заплакала. - ...Я хочу забыться. Хочу почувствовать себя живым. Хочу тебя.
  
  
  - Зачем ты так со мной?.. - Узумаки мотнул головой, смахнув с лица чрезмерно длинную чёлку. Рин наконец-то увидела глаза Наруто вблизи и пожалела об этом. Его взгляд полностью отличался от того, к которому она привыкла, это был уже не взгляд решительного, уверенного в себе и своих силах человека. Не взгляд того, кто был готов в одиночку убить Богов этого мира. А взгляд, полный боли, отчаяния, сожаления и сомнений. "Что же с тобой случилось, Наруто?", - с жалостью подумала девушка, не в силах сказать этого вслух.
  
  Слизнув кровь Рин со своих губ, свободную руку Наруто положил на бедро девушки, заставив её густо покраснеть. Он повёл руку вверх, едва касаясь гладкой кожи, попутно задирая юбку. Учиха и не заметила, как ткань оной порвалась и лоскутами упала к её ногам, а рука джинчурики продолжила своё "путешествие" по её телу. Описывая контур талии, то ли чакрой, то ли просто острыми, как бритва, ногтями, Наруто разрезал её водолазку, и, когда его рука достигла воротника, не нужно было прилагать особых усилий, чтобы снять с Рин водолазку, даже без её содействия. Всё же, немного мешал то, что Узумаки держал руки Учихи в захвате, и ему пришлось на мгновение её отпустить. В ту же секунду, брюнетка наградила его звонкой пощёчиной, оставив отпечаток ладони на лице Бога Крови. Он на мгновение замер, пристально, но без злости взглянув на девушку.
  
  - Да приди ты в себя! Я не хочу!.. Не хочу так... - Учиха потупила взор, а Наруто вдруг как-то высокомерно посмотрел на неё.
  
  - Ну, так беги, - Рин остолбенела. Наруто говорил вполне серьёзно. - Или воспользуйся своим шаринганом и стань неосязаемой, ведь ты так уже делала, когда я пытался тебя изнасиловать. Разница лишь в том, что сейчас, я с тобой не играю, а настроен вполне серьёзно. Лучше поторопись, - пока Рин колебалась, Наруто вновь перешёл в наступление. Он схватил её за длинные волосы и силой подтащил к себе, одним движением сорвал едва державшиеся на ней остатки водолазки, после чего толкнул брюнетку к кухонному столу. Учиха налетела на него спиной и болезненно застонала, а Бог Крови, не дав ей опомниться, уложил её на стол.
  
  Язык Наруто, к удивлению Рин, удлинился в разы и стал двигаться, словно змея, обладающая собственной волей. Она видела, как подобные трюки выполнял Орочимару, но на поле боя, а не в подобной ситуации. От одной мысли о том, зачем Наруто сейчас делать что-то подобное, по телу Учихи прошла армия мурашек. Язык Узумаки оказался прямо перед её лицом, девушка зажмурилась, а затем почувствовала, как он касается её щеки, слизывает слёзы и оставляет за собой влажные следы. Когда он упёрся в её плотно сжатые губы, Учиха широко раскрыла глаза и яростно замотала головой, но Узумаки на это лишь усилил напор, заставляя её сначала разжать губы, а затем и зубы. Проникнув в рот Рин, язык блондина стал всё так же напористо изучать его, заполняя собой всё большее пространство, поглаживая нёбо и буквально насилуя горло, каким-то чудом не вызывая рвотный рефлекс. В то же время, Наруто не отказывал себе в возможности распустить руки, коими он уже вовсю тискал маленькую девичью грудь, то нежно, то до боли сжимая её. Когда он пальцами сжал затвердевшие, необычайно чувствительные нежно-розовые сосочки и начал выкручивать их так, словно в руках у него радио и он пытается настроить нужную чистоту, Рин вся выгнулась.
  
  Учиха оказалась в столь пошлом положении. Практически голая, на столе, под нависающим над ней человеком, как минимум в два раза превосходившим её в размерах, который вытворял всё, что ему вздумается. С хлюпающим звуком в её рту двигался его язык, по подбородку брюнетки стекала смешавшаяся с чужой слюна, выделявшаяся в избытке. Лицо у неё было пунцовым уже не столько от стеснения, сколько от нехватки воздуха. Глаза у неё практически закатились, но в них можно было увидеть едва заметное наслаждение, от всей ситуации, от ласок, которые, хочешь - не хочешь, добиваются своего, и от того, что Наруто, именно Наруто сейчас с ней, пусть всё идёт не так, как она хотела бы. В этом положении, Рин будто бы воплощала в жизнь самые извращённые строки романов Джираи.
  
  Спустя минут пять, Наруто высунул язык из ротика Рин, убрал руки от её тела. Она обессилено лежала, не двигаясь, откашливаясь и тяжело дыша.
  
  - Уж прости, - в голосе Наруто послышалась усмешка. - Я не из тех людей, что дают поблажки детям, просто за то, что они дети, - даже сейчас, Рин было обидно. Сколько раз брюнетка говорила Богу Крови, что она больше не ребёнок... Учиха быстро поняла, что ей сейчас не до этого, когда Наруто сорвал с неё уже ставшие влажными трусики, обнажив её девственное лоно, на котором за все эти годы не показалось ни единого волоска. Узумаки никак не ожидал, что после всего, Рин можно ещё больше смутить, и всё же, реакция последовала незамедлительная. Она вскрикнула, сдвинула ноги, но это ему никак не помешает. Джинчурики просунул одну руку под лопатки девушки, а другую под ягодицы, резко приподнял и одним движением как бы поменялся с ней местами, сел на край стола, свесив с него ноги, а Рин усадил себе на колени. Учиха уперлась в его грудь руками, чтобы не потерять равновесие, а расстояние между их лицами сделалось совсем небольшим. Почувствовав, как что-то обжигающе горячее упирается в её девочку, брюнетка вздрогнула. "И когда он успел вытащить... это", - уведя взгляд в сторону, будто боясь, что Наруто прочитает её мысли по глазам, подумала Учиха. Она боролась с желанием посмотреть вниз, чтобы убедиться, что чувства её не обманывают, поскольку знала, что наверняка испугается только сильнее, если увидит размеры органа Бога Крови.
  
  - Почему??? - Наруто вдруг спросил с таким интересом и нечеловеческим недопониманием. - Почему ты всё ещё здесь? Почему позволяешь мне делать всё это? Используй Камуи и спасайся, это твой последний шанс.
  
  - Я-я... - Рин не могла подобрать слов.
  
  - Дело в любви? Ты любишь меня? Или наоборот, ненавидишь, за то, что я делаю с тобой? Ты сама-то знаешь?
  
  - ... - отчего-то эти слова прозвучали для Рин обиднее всего, до боли в сердце. Она не может ненавидеть его, неужели Наруто сам этого не понимает? "Неужели он настолько низкого мнения обо мне?".
  
  - Позволь помочь тебе определиться, - интерес и любопытство угасли во взгляде Высшего Риннегана так же неожиданно, как и вспыхнули, сменившись уже знакомой тоской. - Если я скажу тебе, что я люблю тебя, тем же ртом, которым я оскорблял, и ещё не раз оскорблю тебя, тем же ртом, которым я целовал других, и, скорее всего, ещё поцелую, тем же ртом... Тем же ртом, которым я буду впиваться в глотки и пить людскую кровь, не столько из голода, сколько из удовольствия... Сможешь ли ты сказать, что любишь меня, в ответ? Ты достаточно умна, чтобы сделать правильный выбор...
  
  - ...Замолчи, - Рин помрачнела, осуждающе уставилась на джинчурики, сжимая дрожащие от злости кулаки. - Слишком поздно! Что бы ты ни говорил, я... Я уже давно влюбилась в тебя, зная, чем это чревато. По-твоему, почему я до сих пор не использовала Камуи? - Учиха вдруг сама начала опускать бёдра, позволяя Узумаки проникать в её тело, хоть и было видно, насколько это болезненно. Когда у неё пошла кровь, девушка всхлипнула, уткнувшись лицом в шею Наруто.
  
  - Рин, подожди! - в голосе Узумаки появилась ярко выраженная эмоция беспокойства за Учиху.
  
  - Я сказала, замолчи! - повторила брюнетка. - Я ни за что не прощу тебя, если ты сейчас остановишься! - решительно, может быть, даже слишком, Рин полностью приняла раскалённую плоть Узумаки и замерла, вцепившись в его плащ и едва заметно всхлипывая от боли.
  
  - ...Какая же ты всё-таки дура! - Бог Крови был зол на Учиху, зол на себя, пелена апатии спадала с его глаз, позволяя чувствовать всё, в том числе и вину. Рин, не убирая голову с его груди, тихо прошептала:
  
  - Единственный дурак здесь - ты, - Рин посмотрела в глаза Наруто, будто боясь, что он сейчас её так, или иначе, накажет за подобные слова, а он опустил ладонь ей на голову и потрепал смольные волосы. Учиха тепло улыбнулась, а Наруто снова накрыл её губы поцелуем, совсем не так, как прежде, а нежно, с осторожностью, наслаждаясь тем, как Рин трепещет в его руках.
  
  Бог Крови медленно, по чуть-чуть, стал двигаться, чувствуя обжигающее тепло до того туго сжимавшихся стенок влагалища Учихи, что никак иначе он двигаться бы при всём желании не смог. Столь же медленно, следя за реакцией девушки, Наруто постепенно увеличивал темп, делая движения более размашистыми. Он боялся причинить Рин боль, хотя, казалось бы, для этого уже как-то поздновато. Учиха же не выказывала ничего, кроме удовольствия и чуть ли не щенячьей радости, издавая сладострастные стоны и прижимая Бога Крови к себе, словно он мог куда-то исчезнуть.
  
  В какой-то момент, Наруто подхватил девушку и отнёс в её комнату, решив сменить стол кроватью. Там он, уже близясь к пику, решил дать Рин отдохнуть, положил её на спину, а сам оказался сверху. Ещё какое-то время спустя, Рин почувствовала, как член Узумаки пульсирует. Она обхватила его спину ногами и вновь прижала к себе, чувствуя, как изнутри её заполняет семя Бога Крови. Если бы Учиха захотела, Наруто бы продолжал столько, сколько ей будет угодно, но брюнетка окончательно выдохлась и с трудом могла пошевелиться. К тому же, у них ещё будет на это время. По крайней мере, джинчурики так думал.
  
  Рин положила голову на плечо Узумаки и прикрыла глаза, чувствуя приятную усталость во всём теле.
  
  - ...Я тебя люблю, - неуверенно шепнул ей Наруто, не зная, уместны ли эти слова сейчас. Учиха удивлённо на него посмотрела и протянула к его лицу руку. "Собирается дать ещё одну пощёчину?", - сперва подумал блондин, но она лишь мягко коснулась его щеки... стирая слёзы.
  
  - Ты плачешь, - немного шокировано сказала она. Наруто и сам был удивлён не меньше, но тут же понял, в чём дело и улыбнулся.
  
  - Потому что я счастлив. И мне очень больно... Спасибо, - не до конца его понимая, Рин всё же улыбнулась в ответ. Её взгляд скользнул в сторону окна, привлечённый чем-то необычным, на что она раньше не обращала внимания, поскольку была увлечена другим. - Я и не заметила, как пролетело время, - Наруто вопросительно вскинул брови. - Уже ночь.
  
  - Нет, - улыбка исчезла с лица Бога Крови. - Не ночь, ещё даже не вечер, - он встал с кровати и взглянул в окно. Снаружи царила кромешная тьма, словно уже за полночь. Узумаки ощутил крайне дурное предчувствие. - Снаружи что-то происходит... Агх! - Наруто схватился за голову. В ушах у него стоял оглушительно громкий барабанный бой, выбивавший определённый ритм, воинственный, грозный. С задержкой примерно в десять секунд, его услышала и Рин. Она быстро надела домашнее кимоно и вместе с джинчурики выбежала на крыльцо додзё. От увиденного, они оба застыли в ужасе.
  
  ***
  
  Саске и Индра последние пару часов проговорили в кабинете Хокаге, и вдруг заметили, что за считанные секунды свет из больших окон померк. Отсутсуки схватился за голову, что-то пробормотал о барабанах, которые вскоре Саске услышал самолично. Они взбежали на крышу особняка Хокаге и шокировано уставились на возникший в центре Конохи полупрозрачный силуэт Кагуи, пятьдесят метров в высоту. Тогда, они ещё не знали, что в этот день её видел каждый мужчина, женщина и ребёнок, во всех городах, деревнях, сёлах, пустынях, лесах, полях, и даже моряки, что сейчас были в плавании, видели её посреди морской пучины.
  
  - Люди,- пророкотала подобная огромной статуи Богини проекция, - да будет известно вам, что я объявляю начало Пятой Мировой Войны. Войны, которая начинается по вине Узумаки Наруто, и которая не закончится до тех пор, пока он не присягнет нам на верность, или не умрёт от нашей руки. Чем скорее это произойдёт, тем меньше человечество понесёт жертв. Тем из вас, кто окажет нам помощь, будет даровано не только помилование, но и любое вознаграждение, какое только пожелаете. Те же, кто осмелится встать на его сторону, познают немыслимые страдания. Тебе же, Узумаки Наруто, - Богиня Кроликов знала, что джинчурики видит её, - я скажу одно: жизнь одного монстра не стоит семи миллиардов людских жизней. Сдавайся, или смотри, как мир шиноби пылает из-за тебя.
  
  Силуэт Кагуи исчез, небо посветлело, и те, кто не обладал нужными способностями вздохнули с лёгким облегчением, а вот все сенсоры разом забили тревогу, спеша сообщить Хокаге, что к Скрытому Листу приближается... армия.
  Примечание к части
  
  * - традиция в Японии. Возвращаясь домой, люди, которые живут с кем-то, говорят: "Tadaima" - то есть, "я дома".
  Знаю, глава короткая. Ну, что ж поделаешь)
  Арка 3.
  
  Писалось под Sawano Hiroyuki - XL-TT, версия, длящаяся 06:37.
  
  - ГОСПОДИН ХОКАГЕ!!! - на крышу, к Саске и Индре вбежала дюжина сенсоров, некоторые из них были членами клана Хьюга, и они уже активировали свой бьякуган. Учиха до боли сжал кулаки, пытаясь отойти от шока и начать двигаться.
  
  - Докладывайте, - с напускным спокойствием скомандовал брюнет. Только глаза выдавали в нём сильнейшую бурю эмоций, в том числе и страха.
  
  - К нам движется вражеская армия! Враги уже близко, менее десяти километров! - у Учихи перехватило дыхание.
  
  
  - Как... Уже? Откуда?
  
  - Со всех сторон! - час от часу не легче. Тут, один из сенсоров указал на скалу, на которой изображены лица Хокаге. - Похоже, основанная часть вражеских сил движется к нам по этой скале!
  
  - Проклятье!!! - такого варианта развития событий Саске боялся больше всего. Дело в том, что скала с ликами Хокаге - самое уязвимое место Скрытого Листа.
  
  По сути, это плато, рельеф этой скалы ровный и по нему враги могут без труда перемещаться. К тому же, скала возвышается над Конохой, с таких мест удобнее всего вести нападение на деревню. Единственной защитой на случай нападения со стороны скалы был барьер сенсоров, окружавший Коноху. Если кто-то приближался к Конохе на расстояние двухсот километров, сенсоры знали об этом заранее и в случае необходимости могли заминировать поверхность скалы различными ловушками, организовать оборону. Но сейчас, враги будто из ниоткуда возникли, уже в пределах барьера, так близко к Конохе. "Хаширама, Мадара, будьте вы прокляты за то, что основали деревню в столь невыгодном месте!", - подумал Учиха, закусив ноготь. Четыре года мир шиноби не знал войны, четыре года все верили, что Четвёртая Мировая Война была последней, четыре года Каге позволяли себе расслабиться... И сейчас, они совершенно не готовы.
  
  - Хокаге-сама... - сенсоры ждали от Саске дальнейших указаний, им было страшно, и они этого не скрывали. Учиха, словно очнувшись, встряхнул головой. Он молниеносно сложил серию печатей и поднял зарядившуюся чакрой молнии ладонь высоко над головой.
  
  - Райтон: Сигнальная вспышка! - небо пронзила яркая электрическая дуга. Таков был условный сигнал для жителей Конохи, на случай, если начнётся вражеское нападение. - Сообщите всем, чей ранг выше генина, чтобы готовились к обороне!
  
  - Есть! - кучка шиноби спрыгнула с крыши особняка, оставив Отсутсуки и Учиху в одиночестве.
  
  - Зови его, - с не меньшим страхом и волнением произнёс Индра. - Скорее!
  
  - Точно. Наруто, прид...
  
  - Я здесь, - не успел Учиха закончить, как Узумаки уже вступил на крышу. Он сосредоточенно смотрел в небо, словно пытался разглядеть что-то за тучами. - Кагуя, сука, как она посмела...
  
  - Позже об этом поговорим! Ты можешь сказать, кого Кагуя на нас натравила?!
  
  - Оттуда, - Бог Крови пальцем указал на скалу Хокаге, - к нам идут Праведники, - Индра и Саске непонимающе уставились на джинчурики. - Те, кто умер и попал в Рай. Их много, очень. По меньшей мере, несколько тысяч.
  
  - Подожди... Разве те, кто попал в Рай, не стороне добра? Почему они нападают на нас?
  
  - Не в этот раз. Ими управляет Кагуя, сейчас, у них нет собственного разума и личности. Они нападают не только на нас, я чувствую, как подобное происходит практически в каждой крупной деревне. Это не всё, - Наруто пальцем очертил контур стены, что окружала Коноху. - Со стороны леса к стенам подступают ещё несколько отрядов Праведников, но там их значительно меньше. И, наконец, сверху, - Узумаки вновь уставился в небо. - Вот это хуже всего... - Наруто взлетел над Конохой на высоту птичьего полёта, оставив товарищей в недоумении.
  
  - Что значит сверху?! - Саске попытался докричаться до блондина, но последний продолжал с ожиданием смотреть в небо. - Наруто, что значит сверху?!!
  
  - Сейчас сам увидишь, - с тревогой ответил Узумаки. И Учиха увидел. Увидел, как прорезая облака к Конохе, как Наруто выразился, откуда-то "сверху", летят сотни кунаев, с привязанными к ним взрывными печатями. Раздался пронзительный крик Шестого Хокаге:
  
  - Останови это!!! - в ту же секунду, Наруто вскинул руки вверх. Когда до земли оставалось ещё метров пятьдесят, все кунаи налетели на невидимую преграду и разом взорвались. Коноху озарила серия ярких вспышек от взрывов, после которых всё заволокло чёрным, едким дымом.
  
  Сквозь этот дым пролетело какое-то странное крылатое существо, а затем ещё одно и ещё, и Саске наконец понял, кто нападает на Скрытый Лист с воздуха. Это были ангелы, ну, другого подходящего слова Учиха не мог подобрать для этих тварей. Он уже видел одну такую крылатую белокурую девушку несколько месяцев назад, когда она напала на Наруто и была им убита. Правда, теперь, в Коноху явилась целая сотня таких.
  
  Один из ангелов с противным, режущим слух криком, на большой скорости полетела к крыше особняка Хокаге, но, когда он подлетел к Саске, брюнет выхватил катану из ножен и одним движением срубил ему голову. Обезглавленное тело проехало по крыше несколько метров, оставляя за собой кровавый след, а затем упал с неё на землю. В то же время, в воздухе, Наруто сражался с целой стаей крылатых тварей, отрывая им крылья и отражая каждую попытку осыпать Коноху кунаями с взрывными печатями.
  
  - Саске, смотри! - воскликнул Индра. Пока Учиха отвлёкся на подобия ангелов, со скалы Хокаге начали спрыгивать толпы когда-то умерших шиноби. Это было похоже на целый водопад из непрерывно прибывающих врагов, который, "стекая" со скалы, заливал собой улицы деревни. Пугающее зрелище, но времени на страх у жителей Конохи уже не осталось.
  
  - Чем вы заняты?!! - проорал джинчурики, сворачивая очередному ангелу шею. - Небоеспособных людей нужно эвакуировать в подземные туннели, что под Конохой! Там хоть немного безопасней! Сдерживайте натиск врагов, а я организую эвакуацию!!! - Узумаки сложил, пожалуй, наиболее часто используемую им печать, и из белого дыма появились сотни его клонов, которые разбежались по всей деревне, готовясь зайти в каждый дом и повести людей в катакомбы по известным джинчурики секретным проходам. Сам джинчурики продолжил борьбу в воздухе.
  
  - А почему бы тебе не призвать собственную армию грешников?! - Саске на ум пришла вполне здравая идея.
  
  - Я не могу управлять ими, не сняв третий уровень ограничения, а если я это сделаю, сам убью жителей Конохи больше, чем любой враг! Ты сам запретил мне использовать всю свою силу в пределах Конохи! А без контроля, я не могу доверять большинству грешников, не могу заставить их сражаться на нашей стороне! Далеко не все они мне друзья, так что эта идея отпадает! Хватит тратить время зря, займитесь делом!
  
  Учиха и Отсутсуки, не говоря друг другу более ни слова, спрыгнули с крыши и ринулись в бой. Саске взял на себя командование несколькими отрядами шиноби, что были к нему ближе всех, а Индра, телепортируясь короткими рывками от одного врага к другому, убивая всех на своём пути, двигался к главным воротам Конохи. Через не слишком высокую стену, защищавшую Скрытый Лист, и так перелезали воскрешённые шиноби, но врата нужно было закрыть, чтобы хоть как-то усложнить им задачу.
  
  - Закрывайте ворота, скорее! - скомандовал Отсутсуки тем немногим шиноби листа, что обороняли их и безуспешно пытались закрыть, поскольку им мешали беспрестанные вражеские нападения. Похоже, что у Праведников были определённые приоритеты, поскольку, стоило ему показаться, и буквально все они переключили своё внимание с обычных шиноби на него, побросались на сына Рикудо Сеннина со всех сторон. Отшвыривая очередного из них за стену, брюнет увидел, как метрах в ста за воротами, на дороге, ничем не примечательный воскрешенный шиноби, судя по одежде, времён Третьей Мировой Войны, надкусил палец, сложил печати и коснулся земли. Перед ним возникло призывное животное, похожее на носорога, только огромных размеров, с заострённым рогом длинной в несколько метров. Носорог выпустил пар из ноздрей, взбороздил землю копытами и понёсся к воротам, аж земля задрожала. - П-поторопитесь!!!
  
  Шиноби приложили все усилия, осталось совсем чуть-чуть, но в последний момент призванное существо успело вклиниться рогом в небольшую щель между не до конца закрывшимися воротами. Индра не успел отпрыгнуть в сторону, и носорог пырнул его в живот, насадив Отсутсуки на свой рог, и, не сбавляя ходу, помчался дальше, вглубь деревни, снося всё на своём пути.
  
  - Кха! - сквозь стиснутые от боли зубы Отсутсуки брызнула кровь, от каждого движения носорога парню казалось, что он сейчас выблюет собственные внутренние органы. С трудом, в своём положении, Индра повернул голову, чтобы посмотреть, куда так ломанулось животное. Носорог неумолимо приближался к больнице. - Дерьмо! - проклиная свой сосуд за немощность, Индра хотел, было, переместиться в воздух на несколько десятков метров, и носорога с собой прихватить, но ему внезапно пришли на помощь. В шею носорогу вонзился необычайно длинный клинок, обладателя которого старший сын Хагоромо не увидел. Он оказался способен пробить толстую кожу зверя. Тот взвыл и мгновенно исчез в дыму, а Индра упал на спину, залив землю своей кровью. Огромная дыра в его животе начала затягиваться, а тем временем к Индре подошёл его спаситель.
  
  - Жалкий видок, - усмехнулся Орочимару, подавая Индре свободную руку. В другой Глава Корня держал меч с красивой, покрытой змеиной кожей рукояткой. Отсутсуки готов был поклясться, что клинок уменьшился в размерах, но его это сейчас не волновало. Он принял помощь учёного и встал на ноги. Вокруг них уже стояли десятки АНБУ Корня. Орочимару посмотрел вверх, наблюдая за тем, как Наруто сражается, и облизнулся. - Того, кто достанет мне живую крылатую красавицу, ждёт повышение!
  
  - Хорошее же ты нашёл время для своих научных интересов, - упрекнул учёного Отсутсуки.
  
  ***
  
  
  В больнице Конохи царил хаос, люди не знали, что им делать, оставаться в здании или выйти на улицы. С одной стороны, снаружи опасно, но с другой, внутри больницы они словно в ловушке, и всего одна взрывная печать, достигшая цели, отделяет их от гибели под завалами. В одной из палат до сего момента лежал Хидан, которого война застала в крайне неудобном положении, безоружным, с капельницей в вене, но он быстро сориентировался и взял в руки стойку для капельницы, как биту. В больницу, через выбитые окна то и дело попадали Праведники, нападали на людей, а Матсураши поневоле пришлось им помогать. Хорошо ещё, что воскрешённые шиноби в своём состоянии не отличались особым умом и скорей уж брали количеством, чем продуманными атаками. С одним из них, вооруженным катаной, сектант столкнулся в больничном коридоре, и воскрешенный сразу же бросился на него в лоб.
  
  - Съебись с дороги! - Хидан с такой силой врезал Праведнику стойкой по голове, что она погнулась, а противнику от этого раскроило череп. Воскрешённый, как и подобные ему, вспыхнул, и вскоре от него осталась лишь горстка пепла. - Ну почему от этих мудаков даже оружия не остаётся?!
  
  На скорую руку сооруженная баррикада из стульев, кроватей, шкафов и прочей мебели, перекрывавшая путь в реанимационное крыло, то, в котором по не счастливой случайности котором Хидан, смела ринувшаяся в него толпа воскрешённых, заполонявшая собой коридор, словно толща хлынувшей воды. Матсураши знал, что со столь скудным оружием, против такого количества врагов, без поддержки, которую не мог оказать ни один из местных пациентов, ему не справиться, и уже собрался бежать, как вдруг услышал длинную серию выстрелов. Один за другим, Праведники падали замертво, пока кто-то стрелял им в спины. Когда последний из них был убит, воздух пропитался запахом пороха, а в коридор вбежала Рин. Лицо у неё было как никогда серьёзным, она внимательно оглядывалась по сторонам, будто искала кого-то.
  
  - Всё чисто, проходите, - быстро скомандовала она и побежала дальше, в своих поисках. А Хидан с отвисшей челюстью наблюдал за тем, как марширующей походкой к нему сначала подошёл Гитлер, рядом с ним, Итачи, а затем и целый отряд людей в серых военных одеждах и шлемах, вооруженный StG-44. Уж этим грешникам, Наруто мог доверять. Из палат осторожно выглянули те пациенты, что могли ходить, а так же укрывшиеся здесь медики.
  
  - Наруто приказал защищать больницу, - спокойно сказал фюрер, в ответ на непонимающие взгляды, после чего, подумав, добавил: - Остатки Третьего Рейха готовы умереть ещё раз, защищая вас, в попытке замолить свои грехи.
  
  - Ёба зе бите... - пробормотал Хидан, будучи неуверенным в том, что в этих словах есть хоть какой-то смысл.
  
  Рин тем временем, проходя сквозь стены и потолки, наконец, отыскала родильное отделение. Перед тем, как покинуть её, Наруто оставил с девушкой покойных немецких солдат и дал ей лишь одно, но, чрезвычайно важное задание. Всех детей, которые ещё слишком малы, чтобы уйти в подземные туннели, Учиха должна переместить в Камуи. Проблема была в том, что матери, что в этот момент оказались здесь, не готовы были отдавать своих детей незнакомке, и их нельзя было за это винить.
  
  - Пожалуйста, не волнуйтесь, - обратилась брюнетка к женщинам и акушеркам, которые уже были готовы собой закрывать грудных детей от опасности. - Я вам не враг.
  
  - Откуда нам знать, что ты не лжёшь?! - выкрикнула одна из матерей, у которой была истерика. - Вдруг, тебя тоже послали Боги, чтобы ты наказывала нас за грехи того выродка-Узумаки! - эти слова здорово задели Учиху, но она постаралась сохранить самообладание.
  
  - Стала бы я с вами разговаривать в таком случае? Послушайте, здесь не безопасно! Детей необходимо унести отсюда, как можно скорее! - с нижних этажей послышались выстрели, и Учиха начала терять терпение. Она протянула руку к одному из малышей, но её тут же оттолкнули.
  
  - Не смей к ним прикасаться!
  
  - У вас нет причин не доверять мне! - вдруг кто-то, выбив, наверное, последнее целое окно в этой больнице, ворвался в помещение. Учиха выхватила кунай, с готовностью защищать будущее Конохи. Увидев Наруто, Рин выронила из рук оружие и позволила себе немного расслабиться. - Наруто...
  
  - Нет. Всего лишь клон... Эй, - голос джинчурики был полон недовольства, он непонимающе и осуждающе смотрел на каждого в этой комнате, кто мешал Учихе, - что это вы делаете? Лучше поторопитесь и помогите Рин перенести детей в Камуи, с минуты на минуту здесь окажутся полчища врагов.
  
  - Так она с тобой заодно?! И эта девчонка ещё говорит, что она нам не враг?! - Рин вопросительно вскинула брови. - Это ведь Наруто обрекает нас всех на смерть! Мы все слышали послание Кагуи! От тебя и от тех, кто на твоей стороне, в этой войне не будет ничего хорошего, так что уходи! И подстилку свою забери! - взгляд джинчурики резко изменился, в нём появилась угроза. Он взмахнул рукой, и рядом с ним появился Курама, оскаливший зубы.
  
  - Ты же не собираешься... - Рин всерьёз испугалась за присутствующих.
  
  - Если вам всем настолько плевать на собственных детей, что ради них вы не можете даже ненадолго забыть о своих предрассудках и принять мою помощь, лучше прямо сейчас скормите их Кьюби. Иначе, даже если они переживут эту войну, им предстоит жить с матерьми, которым нет до них дела, а это в разы хуже смерти, - женщины попрятали взгляды, в них появилась нерешительность. - Что, вас это не устраивает? Тогда немедленно делайте всё, что эта девушка вам скажет, иначе я вернусь и уже не буду спрашивать ваше мнение, - вместе с Курамой, клон исчез, а женщины, одна за другой, начали подносить детей к Учихе. Чтобы хоть как-то их успокоить, брюнетка перемещала в Камуи не только младенцев, но и матерей, что просили её об этом.
  
  ***
  
  
  На настоящего Наруто тем временем разом налетели сразу шесть крылатых девушек, которые, вместо того, чтобы атаковать его, просто неожиданно схватили Узумаки за руки и за ноги. Пока он пытался их стряхнуть, ещё один ангел пулей полетел к земле. Бог Крови заметил, что тварь была вся с ног до головы облеплена взрывными печатями. "Камикадзе?!", - пронеслась в голове джинчурики пугающая мысль.
  
  - Шинра Тенсей! - силой техники отбросило от блондина остальных ангелов, но тот, что собирался себя подорвать, уже был слишком близко к земле. - Не успею! - со всего маху крылатая врезалась в землю и тут же прогремела серия взрывов.
  
  В то же время, прямо под местом взрыва.
  
  
  Клоны Наруто вели группу людей по одному из туннелей, который, как некстати, оказался частично затоплены водой, уровень которой доходил людям до колен. Жители Конохи боялись, они оставили дома и ценные вещи, и усугубляло это то, что их вёл именно Наруто, тот, кого они винили в происходящем.
  
  - М-мы все здесь умрём... - жалобно проскулил кто-то за спиной у клонов.
  
  - Зачем вы завели нас сюда... - вторили остальные люди.
  
  - Коноха подвергается бомбёжке, по улицам гуляют толпы оживших мертвецов, которые жаждут убить всех, кого увидят. Не нравится здесь, милости прошу, можете уходить, - язвительно заявил один из клонов, у которого лопнуло терпение. - Слушайте, я ведь пытаюсь помочь...
  
  - Ну тогда просто сдохни! - выкрикнули коноховцы, пусть и не все, но многие. - Кагуя же сказала, что этот кошмар не закончится, пока ты не сдашься или не умрёшь!
  
  - Я мог бы вообще не тратить на вас силы и время! Думаете, я хочу спасать таких неблагодарных ублюдков, а?! - потолок туннеля затрясся, начал осыпаться, силы взрывов оказалось достаточно, чтобы она добралась до скрытого глубоко под землёй подземного прохода и пробила большую дыру в его крыше. Клонов и нескольких людей раздавило обрушившейся частью потолка. Оставшиеся в живых же увидели, как к дыре в земле, ведущей в туннель, подошёл Праведник в одежде Скрытого Тумана и сложил серию печатей.
  
  - Катон: Река огня, - щёки воскрешенного шиноби надулись, словно он в рот воды набрал, после чего он выпустил струю бурой жидкости, судя по всему, какое-то масло. Воскрешённый щёлкнул зубами, высек искру, и разливающееся в воде масло загорелось, а вместе с ним и люди. Все, кого касалось горящее масло, становились похожи на брошенные в огонь пластиковые куклы, столь же быстро, с шипением и треском сгоравшие. А шиноби всё продолжал подливать масло в огонь в буквальном смысле.
  
  - Джукен! - подоспевший вместе с другими членами клана, Нейджи ударил воскрешённого в грудь. Пришли практически все Хьюга, даже Хината и Хиаши, ещё не до конца оправившиеся от травм, а так же Киба. Только Ханаби осталась в стороне, поскольку старшая сестра попросила её присмотреть за близнецами. Однако, не стоило расслабляться из-за этого обманчивого численного преимущества, на этой улице воскрешенных уже были целые толпы.
  
  ***
  
  
  - Саске! - Узумаки позвал Шестого, отражая очередной дождь из кунаев со взрывным печатями. Учиха сражался на земле и уже использовал Сусано, чтобы защитить им раненных шиноби, которые уже не могли сражаться и просто лежали рядом с ним. Практически в одиночку брюнет сдерживал натиск праведников, которые бесконечной, единой массой пытались пройти сквозь него и продолжить заполнять улицы. Наруто, видя Коноху с большой высоты, мог понять, насколько плохи дела по одному, простому признаку: примерно треть Конохи была до того забита Праведниками, что можно было принять их за разлившуюся по улицам Листа краску самых разных оттенков. - САСКЕ!!!
  
  - Ну что?! - тяжело дыша, Учиха повернул голову в сторону Бога Крови.
  
  - В таком темпе, Коноха скоро будет полностью захвачена! Я могу окружить деревню барьером, через который никто и ничто не сможет пройти без моего разрешения, но чтобы сделать это, мне придётся прекратить защищать вас от взрывов! Шиноби Конохи должны будут сами с этим справляться! Как только я закончу, я могу либо остаться и помочь вам разобраться с теми врагами, что останутся внутри барьера, либо отправлюсь в другие Скрытые Деревни, чтобы и у них установить барьеры! Иначе, они все скоро падут! Что скажешь? Справитесь без меня? - Учиха на мгновение задумался, прикидывая, хватит ли Конохе собственных сил. - Приказ! Я жду твоего приказа!
  
  - Займёшься другими деревнями! Только не задерживайся, даже после того, как мы избавимся от противников, твоя помощь понадобиться раненным, уже как медика! - Узумаки кивнул и резко приземлился. Он достал кунай и пронзил им собственную ладонь, слегка скривившись, после чего, приставил руку к земле и, не поднимая её, на дикой скорости понёсся вперёд, оставляя за собой кровавый след.
  
  Несмотря на то, что Саске попросил всех шиноби, с которыми он смог связаться, сосредоточиться на отражении атак, идущих с воздуха, легче было сказать, чем сделать. Большинство коноховцев были слишком заняты борьбой с Праведниками не на жизнь, а на смерть, и при всём желании не могли отвлекаться. Конечно, часть взрывных печатей удавалось активировать до того, как они достигали своей цели, но те кунаи, которые всё-таки не удавалось остановить, как на зло, вонзались либо в крыши, либо в землю вблизи фундамента домов. Из-за этого, взрывы обрушивали целые здания, хороня под обломками многих, кто не успел или не решился спуститься под землю.
  
  Узумаки чертил на земле огромный знак Кровавого Бога так быстро, как только мог, стараясь не обращать внимания на все те ужасы, что попадались ему на пути, на торчавшие из-под завалов части тела, над которым какая-то пожилая женщина проливала слёзы, на детей, заляпанных родительской кровью, бесцельно шатающимся по улицам и не обращающим внимания на опасность. Нет времени, на всё это нет времени. Вот, треугольник начерчен, осталось описать вокруг него вторую часть знака - самое сложное. Чтобы барьер работал, знак должен быть чётко описан, а в Конохи нет ни одной улицы, которая бы представляла из себя огромный замыкающийся круг. Чтобы дочертить знак до конца, Узумаки буквально пришлось проламывать стены на своём пути, не отрывая кровоточащую руку от земли. К тому же, скала с лицами Хокаге, и пара домов прямо под ней, никак в знак не вписывалась, так что, пришлось оставить эту часть деревни без защиты. Когда Наруто наконец закончил, он сомкнул руки в замок. Над Конохой начал быстро стягиваться барьер в форме купола, тёмно красного цвета. Тех, кто не знал, в чём дело, это поначалу только сильнее напугало, но когда люди увидел, как, коснувшись барьера, один из оставшихся в его пределах ангел с диким воплем мгновенно сгорел, коноховцы всё поняли. Теперь предстояло истребить всех врагов до единого, а это всё ещё не было лёгкой задачей.
  
  Наруто остался снаружи купола и видел, как первые несколько секунд воскрешенные продолжали на него натыкаться, сгорая, а затем отступили, скрывшись в лесах. Перед тем, как уйти, Наруто призвал Кураму и пропустил его через барьер.
  
  - Оставляю Коноху на тебя. Пожри всех врагов, каких встретишь, - лис оскалился в ухмылке.
  
  - Мог бы этого и не говорить.
  
  Не теряя времени, блондин взмыл в воздух и на предельной скорости полетел к Деревне Песка, его первой цели. Будь он обычным шиноби, это путешествие заняло бы у него минимум три дня, а так, уйдёт от силы полтора часа. Наверное, сперва стоило посетить Столицу Страны Огня, ведь она гораздо ближе, но Наруто не собирался этого делать, по крайней мере сейчас. Будь его воля, он бы вообще не стал этот город спасать, но Узумаки знал, что рано или поздно Саске заставит его сделать это.
  
  Пролетая над землями Страны Огня, Бог Крови видел, как горят подожженные воскрешенными пшеничные поля, мельницы, фермы. Стратегически верный ход. Ни в одной деревне нет подобных источников пропитания, вся еда выращивается за пределами Скрытых Деревень, откуда уже потом доставляется. Без всех этих источников пропитания, личного запаса Конохи, да и любой другой деревни, едва ли хватит надолго. Дело бы могла спасти охота и собирательство, но, скорее всего, стоит человеку выйти за пределы барьера, и он тут же будет убит.
  
  Когда Наруто добрался до деревни Песка, его взору предстала следующая картина: вся деревня была покрыта толстым слоем песка, как скорлупой, или тем же барьером, а воскрешённые целой армией окружали её, мочили песок водными техниками и пытались пробиться внутрь. В то же время, ангелы кружили над деревней, как стервятники, ждущие, пока их жертва, наконец, не умрёт. Узумаки с разгона врезался в песчаную защиту и пробил в ней небольшую дыру, которая тут же затянулась, и оказался внутри деревни. Там царил полумрак, было ужасно душно, отовсюду, как и в Конохе, слышались звуки боя и крики. В центре деревни, прямо под куполом, на небольшой песчаной платформе парил Гаара, державший руки над головой и уже с трудом поддерживающий созданную им защиту. На его лбу был глубокий, кровоточащий порез, от которого по всему лицу, а точнее, по песчаной броне, расходились трещины. Казекаге весь покрылся потом.
  
  - О, а вот и ты, ха-ха... - Гаара издал нервный смешок и вымученно улыбнулся подлетевшему к нему блондину. - Я уже... хах... Начал уставать.
  
  - Потерпи ещё немного. Ты всё сделал правильно, всё же, у нас схожий ход мыслей, но я всё же создам барьер получше. Ты не против? - Наруто решил хоть немного разрядить обстановку и улыбнулся в ответ. Гаара судорожно кивнул, и Бог Крови принялся за дело. Черча знак, он видел всё то же, что и в Конохе. Разница была лишь в том, что там, он оставлял след из крови на земле, а тут - на песке.
  
  Как только блондин закончил, Гаара, освободившись от необходимости поддерживать тонны песка, со всех ног побежал куда-то, а Наруто последовал за ним, хоть и знал, что нужно поторапливаться.
  
  - Тебе нужно передохнуть! - Казекаге помотал головой.
  
  - Канкуро... хах... Он серьёзно ранен, ты должен ему помочь! Ты же можешь восстанавливать конечности? - Узумаки настороженно кивнул.
  
  - Пока сердце бьётся, я могу излечить любую рану, - в глазах Гаары засиял лучик надежды и он ускорил шаг. - А что насчёт Темари? Она цела?
  
  - Да... Да, насколько я знаю.
  
  Джинчурики застали кукловода, когда тот, прижавшись к стене, сражался с несколькими воскрешёнными. Его правая рука по локоть была уничтожена, или же он лишился её в другом месте, в любом случае, поблизости оторванной конечности точно не было. На руку кукловод сам себе наложил довольно неумелый жгут из оторванного куска собственного рукава, чем смог лишь частично остановить кровотечение. Он уже был довольно бледен, очевидно потерял много крови. Даже с одной рукой Канкуро ухитрялся управлять сразу пятью марионетками, которые добили последнего нападавшего на него Праведника.
  
  - Кого я вижу... - тихо прохрипел шатен. - Я бы пожал тебе руку, но, ха-хах...
  
  - Канкуро, скорее подойди, Наруто тебе поможет! - Гаара всерьёз беспокоился за брата. Канкуро сделал ему шаг навстречу, расслабившись. Слишком расслабившись. Всё произошло так быстро, что Гааре понадобилось несколько секунд, чтобы всё осознать. Воскрешенный со впалыми щеками и игольчатыми каштановыми волосами в жилете джонина Скрытого Песка переместился к кукловоду и опустил раскрытую ладонь на его лицо. Канкуро успел лишь рот открыть от удивления, как вдруг, прогремел взрыв. В воздухе повис резкий запах палёных волос и обугленной плоти. От головы брата Казекаге остался лишь почерневший череп в тлеющем капюшоне. Тело Канкуро рухнуло на землю, а вместе с ним и его марионетки
  
  - Тварь! - Наруто, хотел было, убить подрывника, но Гаара его опередил.
  
  - АААА!!! - Казекаге сжал руку в кулак и песок под ногами и воскрешенного обвил его ногу железной хваткой, с невероятной силой подбросил в воздух, а затем ударил шиноби все телом о стену ближайшего дома, забрызгав её его кровью. Но этого красноволосому было мало, он продолжал ударять врага стену снова и снова, ломая ему каждую кость, превращая тело в подобие тряпичной куклы. Лишь когда тело сгорело и рассыпалось прахом, Гааре пришлось остановиться. Он упал на колени, схватился за голову, по щекам у него катились слёзы. Он хотел проснуться. До того нереальным казалось ему происходящее, до того действительность была похожа на ночной кошмар.
  
  - ... - ничего не говоря, Узумаки приобнял Казекаге, тот уткнулся лицом в плащ друга и просто заревел, до боли сжимая плечи блондина.
  
  - Мой брат... Моя семья... Моя деревня... Моя деревня! - словами не передать, насколько виноватым себя чувствовал Наруто, ведь всё происходит из-за него. Он уже всерьёз задумывался о предложенных Кагуей вариантах, а впереди ещё столько деревень, столько последствий и смертей.
  
  - ...Это моя вина. Прости меня, - только и смог вымолвить Бог Крови. Гаара посмотрел на него, со злостью, практически ненавидя, и блондин был уверен, вся эта ненависть адресована ему, но тут, Казекаге сказал сквозь зубы:
  
  - Я хочу, чтобы ты пообещал мне... Наруто, пообещай мне, что ты убьёшь её! Убьёшь Кагую! Разорвёшь её на части за то, что она делает с человечеством!
  
  - Конечно, я...
  
  - Пообещай!!! - для Гаары, это явно были не пустые слова. Поняв, насколько они для него важны, Наруто сказал:
  
  - Обещаю, - красноволосый, всхлипывая, произнёс что-то, напоминавшее "спасибо", и вновь уткнулся в подставленное другом плечо. Наруто пребывал в лёгком шоке, осознавая, насколько же велика пропасть между ним и нормальными людьми. Он взглянул на куклу Канкуро, что лежала к нему лицом и смотрела прямо на него, пустым взглядом. Куда более понятным и близким Наруто, чем взгляд Гаары. - Вы, люди, такие хрупкие...
  
  ***
  
  
  Только спустя несколько часов почти всех оставшихся воскрешенных удалось объединёнными силами всех шиноби, что ещё были на ногах, загнать в один район. Там избавляться от них было намного проще.
  
  Уже сейчас медики занялись переносом пострадавших с улиц в больницу, и Рин оказывала им незаменимую помощь. С её способностью становиться неосязаемой, девушка без проблем проникала под завалы, находила под ними раненных и помогала вытащить их. Академия шиноби сильно пострадала, от неё практически ничего не осталось, но ученики уцелели благодаря старанием учителей. Ирука вывел их всех во внутренний двор, но сам он не успел выйти из академии до того, как она обвалилась. Учиха незамедлительно использовала Камуи и прошла через завалы. Несколько минут она искала учителя академии, звала его, пока не услышала тихое, сдавленное:
  - Я... здесь... - обрадовавшись тому, что Ирука жив, Рин двинулась на голос и вскоре отыскала мужчину. Его ноги оказались зажаты под обломками, и из-за этого он застрял в сидячем положении, голова была в крови от глубокой раны на затылке, завязанные в хвост волосы растрепались и слиплись от запёкшейся крови. На него было больно смотреть.
  
  - Подождите немного, мы сейчас вас вытащим, - уверенно сказала Учиха, сомкнув в замок руки. Повсюду, рядом с Ирукой, начали прорастать изогнутые стволы деревьев, которые, упираясь в завалы, что были над ними, продолжали расти, приподнимая обломки. Медики, видя, где под завалами происходит подобное движение, в свою очередь, начинали раскапывать их. Ещё какое-то время пришлось потратить на то, чтобы освободить ноги Ируки, а после этого его положили на носилки и поспешили доставить в больницу. Рин хотела последовать за медиками, но ей показалось, что она краем глаза увидела какое-то движение в переулке. И детский плачь.
  
  Войдя в переулок, Учиха увидела Ханаби, нервно пытающуюся укачать детей Хинаты. Младшей Хьюге, с её-то габаритами, наверняка было тяжело даже просто стоять, держа сразу двух детей, не говоря о каком-либо перемещении.
  
  - Ханаби? Что ты здесь делаешь? - Хьюга встрепенулась, испугавшись, но увидев Учиху, успокоилась.
  
  - М-меня просили оставаться дома и следить за детьми, но... На додзё напали, п-подожгли его. Я не могла там оставаться. Мне нужно найти для них безопасное место, - Рин подошла к Ханаби и улыбнулась, стараясь успокоить её.
  
  - В Конохе для детей сейчас нет по-настоящему безопасных мест. Лучше всего будет, если ты позволишь переместить их в Камуи.
  
  - Куда?
  
  - Это... сложно объяснить. Скажем так, это место, которого война не коснётся. Что скажешь? Доверишься мне? - Хьюга неуверенно кивнула, и Рин взяла у неё детей, сразу после чего, переместилась в другое измерение.
  
  ***
  
  
  Наруто подлетел к Скрытому Камню, и, честно говоря, сложно было понять, кто взрывов устраивал больше, ангелы, или Ооноки и Дейдара, летавшие над деревней. Тсукури, стоя на глиняной птице, издалека увидел друга и широко улыбнулся, помахав ему рукой. Он сейчас выглядел до неприличия счастливым, словно война его совсем не расстраивала.
  
  - Здравствуй, данна! - Ооноки обратил внимание на причину такого оживления его зятя и тут же скривился, будто лимон надкусил, отчего на лице старика появилось ещё больше морщин.
  
  - Этого нам ещё не хватало. Что, решил добить нас, когда мы так ослаблены? - Наруто слова Цучикаге никак не задели, он подлетел к нему и Дейдаре и окинул деревню оценивающим взглядом. Особых повреждений не наблюдалось. Наверное, дело было в том, что у большинства шиноби в этой деревне в арсенале есть стихия земли, а с её помощью каждый может соорудить хоть какую-то защиту.
  
  - Я здесь только чтобы помочь. Позвольте окружить вашу деревню барьером, это наилучший способ остановить наступление новых врагов.
  
  - Ещё чего! Камень не нуждается ни в какой пом...ОООЩИИ!!! - возражая, Ооноки взмахнул руками и его спина громко хрустну