Iriri: другие произведения.

Тонкая грань

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Описание: Что, если исполнение заветной мечты обрушивается на тебя, словно снег на голову, а жизнь превращается в одну сплошную белую полосу? Что, если со временем начинаешь замечать то, что предпочел бы не видеть? А у всего вокруг появляется двойное и тройное дно? Немного иной взгляд на Общество душ, Готэй 13 и канон в целом, расширенный мир, новые герои, а также то, о чем умолчал Кубо, прилагаются.

  Том 1. Глава 1. Нежданные гости
  
  - Хм... - Йоко устремила задумчивый взгляд вдаль, пытаясь уловить колебания духовной энергии. Она как раз закончила свою повседневную работу и уже собиралась сходить в бар, дабы пропустить стаканчик-другой чего-нибудь освежающего, когда резкий всплеск духовной силы напрочь отвлек ее от размышлений о планах на предстоящий вечер. - Какая реацу... Неужто пожаловали высокие гости?..
  
  Не имея ни малейшего желания пребывать в неведении, девушка быстро скинула грязные от налипшей на них земли перчатки и нетерпеливо бросила их в небольшую тачку, которая уже через пару секунд благополучно укатилась в сарай. Свежепосаженные космеи с клумбы улыбались ей желтыми и вишнево-розовыми цветками, от которых с трудом можно было отвести взгляд. Но Йоко все же собралась с силами и напомнила себе, что налюбоваться цветами она успеет - ей еще десять клумб надо высадить в самые ближайшие дни. В то время как пропускать возможное прибытие шинигами - событие для сорок четвертого района Западного Руконгая, мягко говоря, нетривиальное - нет дураков. И, даже не потрудившись зайти домой и переодеться в чистую одежду, направилась прямиком в бар. Хотя жители Руконгая в большинстве своем не слишком чувствительны к колебаниям духовной силы, она точно не единственная, кто способен ее ощущать. По крайней мере, Кодзу, хороший друг Йоко и бармен в том самом баре, по секрету рассказывал ей, что уже не раз чувствовал прибытие шинигами заранее. А если знает Кодзу, можно не сомневаться, что буквально за пару часов весть разнесется по всему Руконгаю. Учитывая, что в его заведении ежедневно бывают сотни людей, а почесать язык с посетителями добродушный старичок только рад, нет ничего удивительного, что любые страшные тайны очень быстро перестают быть таковыми, а сплетни расползаются за считанные минуты.
  
  В баре, как всегда, было душно, несмотря на раскрытые настежь двери, пахло ядреным потом, рыбой, не слишком хорошим саке и, как ни странно, яблоками. Совершенно сшибающий неподготовленного человека с ног аромат, но даже он через некоторое время становится привычным и перестает причинять дискомфорт. Главное - собрать волю в кулак и мужественно высидеть первые несколько минут. Если это окажется вам по силам, то с вероятностью в девяносто процентов вы станете завсегдатаем этого места. Впрочем, себя к этой категории людей Йоко не причисляла - и, возможно, напрасно. Но она приходила в этот бар скорее для того, чтобы побеседовать с Кодзу, а вовсе не за его кулинарными изысками.
  
  Окинув взглядом зал, полный людей - в основном клиентурой сего сомнительного заведения были мелкие пьянчужки, но иногда встречались и просто люди, зашедшие сюда пропустить по стаканчику, и даже целые семьи, - Йоко заметила несколько знакомых лиц из тех, что в это время сидели тут ежедневно. Каждый на своем излюбленном месте. Тем, кто ее замечал, девушка сдержано кивала, но не задерживалась.
  
  Ее взгляд остановился на сидящем у окна молодом человеке, и из груди непроизвольно вырвался вздох сожаления. Такеши Кёго. Подумать только, всего месяц назад он был беззаботным мальчишкой, полным жизни и с оптимизмом смотрящим в будущее. А потом однажды настал тот самый "прекрасный день", и все перевернулось с ног на голову. Закончилась прошлая жизнь. И не только прошлая. То, что с ним происходит сейчас, не жизнь, а лишь жалкое влачение существования. Видано ли это - еще даже не вечер, а он уже сидит в баре и выпивает, кажется, уже третью бутылку скверного саке. И взгляд покрасневших глаз остекленевший, невидящий. А тут, кажется, еще и намечается визит шинигами. Как не вовремя... Надо бы перед уходом отправить его подальше отсюда.
  
  Но подходить и здороваться с ним Йоко все же не стала, вместо этого кое-как продолжая свой нелегкий путь к стойке, активно работала локтями, чтобы проложить себе дорогу. Как и следовало ожидать, полный сил, несмотря на вторую половину дня, Кодзу ушел в работу с головой, с такой скоростью наполняя бокалы местным выпивохам, словно рук у него было не две, а минимум шесть. И это в его-то годы... Терпеливо дождавшись своей очереди, Йоко удивительно отстраненно брякнула на стол пару монет.
  
  - Как обычно.
  
  Взяв деньги, Кодзу лишь по-доброму улыбнулся в седые усы и негромким, заговорщическим тоном объявил:
  
  - О, леди-цветочница почтила нас своим присутствием. И, как всегда, за трезвый образ жизни, - а сам уже достал из-под стойки небольшую бутылку с бледно-зеленой жидкостью, хорошенько встряхнул и перелил ее содержимое в высокий стакан, в мгновение ока оказавшийся перед девушкой. Йоко была готова поклясться, что еще полсекунды назад его там не было.
  
  - Ну, думается мне, из-за моей трезвости твоя забегаловка не обанкротится, - хмыкнула она, возвращая ему заговорщическую улыбку. Сейчас не слишком-то хотелось тратить время на разговор с привычными шпильками друг дружке. Так что, залпом осушив стакан и потребовав добавки, Йоко подняла глаза на бармена. - Так что, к нам прибывают гости?
  
  Наполнив второй стакан, Кодзу задумчиво почесал свою густую, но при этом совершенно седую шевелюру. Йоко не могла не заметить, как при упоминании о гостях несколько соседей по стойке повернулись в ее сторону.
  
  - Надо полагать, - наконец изрек тот, вернувшись к работе, но при этом продолжая беседу. Дискомфорта в связи с подслушивающими его людьми он явно не испытывал, а, следовательно, и не думал понижать голос. - Ты ведь тоже это чувствуешь последние несколько дней? Странную реацу.
  
  - Угу, - кивнула Йоко, дегустируя вторую порцию. - Сперва мне показалось, что это духовная сила шинигами, но потом присмотрелась и поняла, что это не так. Совершенно другая, хоть и похожа. - Бросив быстрый взгляд на дверь, она добавила: - Видимо, Сейрейтей послал разведывательную группу.
  
  Сконцентрировавшись на приближающейся с востока реацу, Йоко только неопределенно хмыкнула.
  
  - Но, видимо, дело не такое уж и серьезное, раз на расследование отправили всего двоих. Интересно, может, я смогу чем-то помо...
  
  Она не успела закончить, резко подскочив на месте и вытаращив глаза, потому что в этот момент ее крепко обняли сзади чьи-то незнакомые руки и принялись беззастенчиво лапать. Подобные домогательства были в порядке вещей уже давным-давно, но никто не заставлял терпеть такое отношение. Ни секунды не задумываясь над тем, что делает, девушка схватила со стойки первую попавшуюся бутылку и, не глядя, замахнулась ею назад, явно намереваясь разбить о голову наглеца. Но, к удивлению всех присутствующих, тот был не промах, потому как определенно ожидал такой реакции и успел вовремя пригнуться. Видимо, не желая иметь дело с разбушевавшейся фурией, в которую в любую секунду могла превратиться Йоко, парень поспешно выпрямился и помчался к выходу.
  
  - А ну стой, урод! - рявкнула ему вслед девушка, но от этого тот только ускорился.
  
  Ситуацию совершенно неожиданно разрешил Кодзу, поспешно вытащивший из-под стойки миниатюрный табурет и без малейшего промедления отправивший его в затяжной полет через весь зал. Самое удивительное, что в результате предмет мебели не только не задел никого из посетителей, но и впечатался точнехонько в спину убегающего парня, свалив его с ног и вынудив прокатиться кубарем несколько метров, снося расположенные на траектории его пируэтов столики.
  
  Надо полагать, посетители получили массу удовольствия и от мастерского броска ни в чем не повинного табурета, и от лекции о нормах поведения в общественных местах, которую закатила Йоко несчастному парню и к концу которой тот, кажется, сожалел, что удар табуреткой не вышиб из него дух. В конце концов Кодзу ласково пообещал нерадивому, что если еще раз увидит его здесь, то самолично вырвет ему руки и ноги, а остатки туловища засунет ему в... В общем, это не имеет значения.
  
  Когда накал атмосферы потихоньку сошел на нет, и бар снова наполнился гулом, свойственным помещениям, в которых собралось много людей, Йоко вновь заняла свое место за стойкой.
  
  - Как я начала говорить до эпизода с хватанием за грудь, - саркастично произнесла она, - может, я чем-то смогу помочь шинигами? В конце концов, не так уж много людей тут могут чувствовать реацу. А ты этим явно заниматься не будешь.
  
  - Ты правда считаешь, что им понадобится твоя помощь? - Лицо Кодзу удивленно вытянулось, а правая бровь скептически изогнулась.
  
  - Когда это я такое говорила? - вскинулась Йоко. - Я лишь предположила, вот и все. В конце концов, они здесь лишь гости, а мы живем здесь постоянно и определенно лучше знаем, что у нас тут происходит.
  
  - Ну, тогда советую тебе хорошенько подумать, как ты намереваешься предложить им свои услуги гида, - ехидно ухмыльнулся бармен, так что Йоко тут же почувствовала неладное. - Потому что, по моим скромным подсчетам, они будут здесь примерно... - он картинно задумался, уставившись в потолок (руки при этом сами на автомате разливали горячительные и прохладительные напитки по бокалам), - минут через пять.
  
  Глаза девушки стали размером с чайные блюдца.
  
  - Быть не может, - недоверчиво заметила она и, на миг окунувшись в омут окружающей духовной энергии, самолично убедилась в правоте Кодзу. А ведь всего пятнадцать минут назад шинигами не проделали еще и трети пути до сорок четвертого района Руконгая. Вот это скорость!
  
  "Блин, Кёго ведь так и сидит здесь, - про себя выругалась Йоко. - Как бы не вышло чего..."
  
  Вопреки прогнозам Кодзу, не прошло и обещанных пяти минут, как приближающаяся духовная сила возросла многократно, так что даже стало тяжело дышать. Хотя никто из посетителей, кажется, этого и не заметил - в таких ситуациях чувствительность к реацу выходила девушке боком. Бармена явно тоже проняло, но у него разве что немного померкла его обычная приветливая улыбка, и больше он ничем себя не выдал, в то время как Йоко, затаив дыхание, устремила взгляд на входную дверь.
  
  Она ничуть не сомневалась, что шинигами первым делом пойдут именно сюда. Бары всегда являлись лучшими источниками информации, а этот был самым большим во всем Руконгае. Но Йоко не исключала и возможности того, что шинигами прекрасно знали, что Кодзу может чувствовать реацу, а соответственно, и знает больше остальных. Видимо, даже обычные люди ощутили присутствие высоких гостей, когда те оказались совсем рядом, потому что в один прекрасный момент, буквально за несколько секунд до их прибытия, гул в помещении как-то разом смолк, и все одновременно повернулись к замершим в дверном проеме фигурам.
  
  Йоко, уже давно отметившая, что уровень реацу прибывших шинигами на порядок, а то и на несколько выше тех, кто прибывал в это захолустье раньше, почти не удивилась, увидев на плечах одного из прибывших белое хаори.
  
  "Кажется, я погорячилась, решив, что ничего серьезного у нас не происходит, - мысленно дала себе хороший подзатыльник она. - Стали бы они направлять сюда капитана отряда..."
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 2. Заманчивое предложение
  
  Так как шинигами стоял к людям лицом, девушка не видела эмблему на его спине, а потому не знала, капитаном какого отряда он является, но это и не имело значения как такового. Шинигами, стоящий чуть поодаль, судя по одежде, капитаном не был, но, заметив на его правой руке характерную повязку, Йоко сделала вывод, что он лейтенант. И что же, интересно знать, потребовалась им в такой глуши?
  
  В гробовом молчании прошла почти минута. Все это время капитан оглядывал собравшуюся в баре публику. По его лицу блуждала этакая полуулыбка, из-за которой Йоко никак не могла понять, исследует ли он обстановку или же ждет, пока кто-нибудь начнет разговор первым. Лица его лейтенанта девушка не видела, но не сомневалась, что он тоже вряд ли будет выступать перед публикой с пламенными речами.
  
  Наконец, видимо, поняв, что приветствий он не дождется, ибо люди по большей части смотрели на них, как умственно-отсталые подростки на своих кумиров, капитан с ленцой вздохнул и двинулся к стойке. Стоящие у него на пути посетители расступались незамедлительно. Послав Кодзу еще одну загадочную полуулыбку, которую Йоко никак не могла идентифицировать как приветливую, даже если бы очень захотела, он заговорил.
  
  - Я так полагаю, вы хозяин этого заведения.
  
  И вроде бы ничего особенного, голос как голос, но девушка неожиданно почувствовала, что ее колени неприятно затряслись, душа, что называется, ушла в пятки, а в горле появился странный ком, из-за которого катастрофически не хватало воздуха. Не зная, что делать, Йоко попыталась переключить свое внимание на что-нибудь другое. "Чем-то другим" оказался лейтенант пришедшего капитана, и Йоко наконец получила возможность рассмотреть его получше. Не слишком высок, пепельного цвета волосы, а на лице в высшей мере странная широкая улыбка, от которой по спине побежала новая стая мурашек.
  
  - Да, - спокойно подтвердил Кодзу, всем своим видом пытаясь показать, что ни капли не волнуется и что вообще приход шинигами для него - постоянное явление. - Чем могу помочь?
  
  - Я знаю, чем ты можешь помочь, Кодзу, - внезапно раздался за спинами шинигами знакомый голос, от которого Йоко пришла в ужас. Такеши Кёго, о котором она уже успела напрочь позабыть, поднялся со своего места и сейчас со злобой смотрел на прибывших. То, что он еле-еле стоит на ногах, его, очевидно, ничуть не смущало, а ярости во взгляде было столько, что обычного человека, пожалуй, если бы не убило, то изуродовало точно. - Ты можешь выпроводить их отсюда к чертовой матери! Иначе это сделаю я.
  
  Если бы не обстоятельства, то пьяный в хлам парень, грозящийся вышвырнуть из бара двоих посетителей, выглядел бы вполне себе забавно. Но в данный конкретный момент в этом не было решительно ничего забавного. Держа в руке полный стакан саке - великий ужас! он пил его стаканами! - Кёго явно не собирался прекращать дебош и садиться, и Йоко места себе не находила от беспокойства. Даже напряжение, которое она испытывала от близости шинигами, почти что сошло на нет. Ведь кто знает, как отреагируют те на его вмешательство, да еще и в таком неуважительном тоне.
  
  - Или вы думаете, что имеете право вот так просто приходить сюда? - продолжал свои претензии Кёго. - Думаете, что вы - пуп земли и все будут падать ниц перед вами? Проваливайте отсюда на хрен немедленно! Или я за себя не ручаюсь!
  
  Бровь капитана изумленно выгнулась, но говорить что-то в ответ он не спешил. Что до его лейтенанта, то тот так и продолжал улыбаться, вот только сейчас эта улыбка приобрела совсем иной, не предвещающий ничего хорошего, оттенок. Стало быть, капитан решил даже не заморачиваться, а просто предоставить своему подчиненному самому разобраться с назойливым парнем.
  
  "Господи, Кёго, просто заткнись и иди домой!" - мысленно взмолилась девушка, не зная, что делать, чтобы предотвратить надвигающуюся беду.
  
  Но, увы, ее мольбы были напрасны, потому что распалившийся парень вовсе не собирался замолкать. В конце концов, не найдя подходящих слов, он не придумал ничего лучше, чем выплеснуть содержимое своего стакана прямо в лицо шинигами. Вернее, именно так он и собирался поступить, но в следующую секунду изумленно распахнул глаза, увидев перед собой Йоко, по лицу и волосам которой стекало саке. Буквально в последний момент девушка вскочила с табурета и встала между ним и шинигами, приняв удар на себя. Кёго от неожиданности так растерялся, что просто стоял и недоуменно хлопал глазами.
  
  - Ты что, совсем мозги пропил?! - рявкнула на него Йоко и, не задумываясь, выдала ему прямой в челюсть, который окончательно лишил парня равновесия. - Не понимаешь, что творишь?! - Девушка грозно нависла над ним, ничуть не смущаясь ни смотрящих на нее людей, ни шинигами, которые наблюдали за происходящим с отстраненным интересом, словно это не их только что собирались окатить саке. - Одно дело - наезжать на рядовых шинигами, и совсем другое - вести себя так с элитой Готэй-13!
  
  - Это не отменяет того факта, что я все равно ненавижу всю их братию, - прохрипел Кёго.
  
  - Ты меня вообще слушал?! - заорала Йоко, но поспешно взяла себя в руки и повернулась к гостям, натянув на лицо виноватую улыбку: - Пожалуйста, простите его выходку, - и низкий поклон в знак раскаяния. - Он совершенно не понимает, что творит.
  
  Сказав это, Йоко устремила требовательный вопросительный взгляд в глаза капитана. А дальше произошло то, чего она ожидала меньше всего. Вместо того чтобы снисходительно внять ее просьбе, тот просто положил ладонь ей на голову, небрежно потрепав по волосам, и Йоко тут же почувствовала себя маленькой несмышленой девочкой.
  
  - Нет нужды так переживать, - доверительно произнес шинигами, наклонившись так, что их лица стали на одном уровне.
  
  В этот момент тишина, царившая до этого в баре, сошла на нет. Люди, сидевшие тише воды, ниже травы, как одичали. Кто-то обвинял Кёго в безрассудстве, другие встали на его защиту. Потом обвиняющие и защитники начали ругаться между собой. Про капитана и лейтенанта как-то моментально все забыли, и попытки Йоко установить тишину с треском провалились. Пользуясь тем, что шинигами перестали обращать внимание на Кёго, Кодзу поспешил взять ситуацию в свои руки и поскорее выпроводить нерадивого во избежание новых вспышек гнева.
  
  - Ну и ну. - Пепельноволосый шинигами лишь покачал головой, оглядывая бранящуюся толпу забулдыг.
  
  - Позвольте спросить, что вы хотели узнать у Кодзу-сана? - решила не терять времени даром Йоко. - Если это касательно происходящего в городе, то я осведомлена ничуть не хуже и с радостью расскажу вам все, что вы хотите знать. Идемте на улицу, а то тут не поговоришь спокойно.
  
  Выйдя из бара, девушка дала себе очередной мысленный подзатыльник такой силы, что будь он реальным, отвалилась бы голова.
  
  - Прошу прощения, я забыла представиться, - сказала она. - Я Накамура Йоко. Могу я узнать, с кем имею дело?
  
  - Капитан Пятого Отряда, Айзен Соскэ, - представился один.
  
  - Лейтенант Пятого Отряда, Ичимару Гин, - отозвался второй.
  
  - Очень приятно, - улыбнулась девушка. - Так все-таки, я могу чем-то помочь?
  
  - Поступили сведения, что здесь скрылся шинигами-отступник, пытавшийся проникнуть на территорию Совета Сорока Шести, - ответил Гин. - Нам поручили найти его и передать суду.
  
  Девушка непроизвольно вздрогнула. Ничего себе сюрприз! Вот так живешь себе, живешь, а оказывается, что в соседнем доме может жить преступник. Правду говорят: меньше знаешь - крепче спишь... Да и к тому же, по всей видимости, этот шинигами достаточно силен, раз решил сунуться в самую охраняемую зону Общества Душ.
  
  - Значит, это его реацу я чувствовала последние несколько дней, - заметила Йоко, на что бровь капитана Пятого Отряда вновь едва заметно выгнулась. - Довольно странно с его стороны так фонить духовной энергией, если он хочет скрыться.
  
  - Ты можешь чувствовать чужую реацу, - отметил капитан. - Тебе стоит стать шинигами, девочка.
  
  - Шинигами? Мне? - ужасно удивилась та, мигом забыв про мотивы преступника. - А не поздновато?
  
  - Возраст не имеет значения, - пожал плечами тот. - Были бы силы и желание.
  
  Возможность кардинально изменить свою жизнь выглядела очень соблазнительно. Подумать только, жить в Сейрейтее, выбраться из этих трущоб раз и навсегда, иметь шанс реально чего-то добиться... Но, с другой стороны, быть шинигами очень опасно, и семья небезызвестного Кёго - отличный тому пример. И, будучи неосторожным, можно лишиться жизни намного раньше, чем ты лишишься ее, являясь обычным жителем Руконгая. Но, опять же, при определенной осторожности и удаче, а также при должном уровне силы шинигами могут растянуть срок своей жизни чуть ли не до бесконечности.
  
  - Эй, Йоко-кун, прием, - вырвал ее из размышлений голос Гина, в то время как сам он махал рукой перед ее лицом.
  
  - А... - Йоко потребовалось несколько секунд, чтобы "проснуться" и осознать, что происходит. - Прошу меня простить, я просто немного задумалась. - А потом подняла глаза на капитана. - Вы это серьезно, капитан Айзен? Насчет шинигами? Просто не могу сказать, что у меня раньше не было таких мыслей. Но это как-то внезапно...
  
  - Разумеется, тебе надо подумать, - с легкой улыбкой заметил тот. - И торопиться некуда. Как я уже сказал, возраст не имеет значения.
  
  - Может, мы все-таки приступим к поискам? - нарочито вежливо поинтересовался Гин. - Терпеть не могу стоять и ждать, пока кто-нибудь скажет, что пора заняться делом.
  
  - Пора заняться делом, - тут же в один голос ответили его собеседники и совершенно синхронно усмехнулись.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 3. Мелкая стычка
  
  Поиски шинигами-отступника заняли не так уж много времени. Собственно, Йоко никак не могла взять в толк, зачем шинигами вообще заходили в бар, если могли вычислить его совершенно самостоятельно. Уж чем-чем, а недостатком навыков по обнаружению духовной энергии ни тот, ни другой определенно не страдали. Искомый беглец обнаружился на самой окраине Руконгая в старом перекосившемся доме, считавшемся давным-давно заброшенным. Люди вообще предпочитали обходить его стороной, даже самые отмороженные забулдыги.
  
  Как Йоко ни пыталась, но она так и не смогла почувствовать его реацу, так что предпочла поверить Гину, уверенно приведшему их сюда, на слово.
  
  - Кто же так маскируется? - заметил он. - Барьер, конечно, добротный, но толку-то?
  
  - Ну почему? - сама от себя не ожидая такой наглости, вылезла со своими гениальными мыслями Йоко. - Я, например, вообще не чувствую там никакой духовной энергии. Так что, чтобы скрыться от местных жителей, даже умеющих ощущать реацу, вполне подходит.
  
  - Тебе просто не хватает опыта, чтобы пробиться сквозь барьер, - пояснил Айзен. - Но все равно это никуда не годится. Сперва наследить так, что тебя выследит и ребенок, а потом пытаться скрыться подобным образом. Чему только в Академии учат?
  
  - С инспекцией туда, что ли, наведаться? - Гин подарил миру такую жуткую улыбку, что Йоко заранее посочувствовала студентам и преподавателям.
  
  Бежать, по всей видимости, нарушитель не собирался, то ли смирившись со своей судьбой, то ли трезво оценивая свои возможности и понимая, что убежать от капитана и лейтенанта у него шансов нет. И победить их, собственно, тоже. Задумавшись над тем, как бы в случае чего не попасть под горячую руку, девушка и не заметила, как повысилась влажность воздуха и окружающий мир белой пеленой окутал туман, настолько густой, что она практически потеряла из виду своих спутников.
  
  - Что происходит? - поинтересовалась она у стоящего неподалеку Гина. Айзена из-за его белого хаори вообще не было видно.
  
  - Ну и ну, - произнес Гин, не сгоняя с лица улыбки. - Решил не сдаваться без боя, значит. - И добавил, немного повернув голову к Йоко: - Попробуй почувствовать реацу сейчас. И не ослабляй внимание. Все закончится быстро.
  
  Получив такую инструкцию, Йоко послушно уставилась в туман, пытаясь сконцентрироваться на поиске духовной энергии. Но не тут-то было. Нет, почувствовать чужую реацу на этот раз не составило для нее никакого труда. Вся проблема была лишь в том, что весь окружающий их туман сам состоял из реацу и обнаружить в нем кого-то было, мягко говоря, затруднительно.
  
  - Это что, какая-то техника маскировки? - все еще вглядываясь в сторону дома, вновь пристала она с вопросами к Гину, ожидая при этом, что ее вполне могут деликатно попросить отвалить.
  
  - Это способность его занпакто, - спокойно пояснил Гин, кажется, не испытывая раздражения по поводу явно глупых вопросов. А может, просто не подавая вида. - Когда-то он был в Пятом Отряде. Его специализация - бесшумное убийство. Он считал себя мастером работы в условиях нулевой видимости.
  
  - Может, тогда нам не стоит тут так просто стоять? - резонно заметила Йоко.
  
  Ответом на это был лишь короткий смешок, после чего туман резко пошел на убыль и девушка наконец смогла почувствовать реацу отступника. Ту самую, что чувствовала и вчера, и позавчера. Только на этот раз ее объем был настолько мал, что ее едва вообще можно было заметить. А когда через пару секунд их взглядам предстал капитан Айзен все с той же полуулыбкой на лице, без малейшей царапины, тащивший поверженного противника за ворот кимоно, почему-то ставшего кристально-белым, реацу не ощущалась вовсе. Выглядела картина явления капитана чрезвычайно забавно, так что Йоко не сдержала улыбки.
  
  - Ну, я ж говорил, - усмехнулся Гин. - Мы ведь закончили, капитан Айзен?
  
  - Закончили, - спокойно подтвердил тот.
  
  Не говоря больше ни слова, все трое двинулись туда, откуда пришли, то есть к центральной улице, мимо бара и далее к сорок третьему району Руконгая.
  
  - Вот блин, - тихо пробормотала Йоко, а продолжила уже нормальным голосом: - А я-то, дура, всерьез думала оказать вам какую-нибудь помощь. Что же вы тогда хотели узнать у Кодзу? - все же задала она давно заинтересовавший ее вопрос.
  
  - На самом деле мы просто почувствовали, что в баре находятся два человека, способные к обращению с реацу, - ответил капитан. - Вот и зашли проверить и нашли тебя.
  
  - Значит, в ваши обязанности входит еще и поиск душ, потенциально способных стать шинигами? - уточнила Йоко.
  
  - Да, - легкий кивок. - Среди жителей Руконгая иногда встречаются такие. Другое дело, что некоторые не хотят становиться частью Готэй 13, а предпочитают жить обычной жизнью.
  
  - Поня-а-атно, - протянула она и глубоко вздохнула. - Капитан Айзен, мне бы хотелось задать вам еще несколько вопросов, но смею ли я отнимать ваше время? Вам ведь, наверное, надо возвращаться в Сейрейтей.
  
  - Возвращаться в Сейрейтей нам непременно надо, - кивнул он. - Но повременить с этим час-полтора мы вполне можем.
  
  - А как же?.. - Девушка несколько замялась, кивком указав на поверженного шинигами, которого капитан без малейших усилий так и тащил за собой по земле, держа за ворот одежды.
  
  - О, не стоит беспокоиться, - ответил вместо Айзена Гин. - Даже если он и захочет, он уже не сможет оказать ни малейшего сопротивления. Посмотри на его раны.
  
  Йоко перевела взгляд на бессознательного шинигами, но не увидела ничего из ряда вон выходящего. Да, глубокий порез в районе солнечного сплетения, от которого по одежде расползалось кровавое пятно. Но ходили слухи, что порой шинигами способны выжить, даже если разрубить их надвое. Так что простой порез не казался девушке серьезной угрозой жизни.
  
  - Не понимаешь, - констатировал Гин. Айзен же предпочел идти молча, задумчиво глядя в пространство перед собой. - Это место - жизненно важная для шинигами область. Здесь находятся хакусуй и сакэцу, источник и усилитель реацу. Если их уничтожить, то шинигами сразу же лишится всей своей силы и станет обычным духом, как все жители Руконгая, что и произошло с ним. Видишь, его одежда стала белой?
  
  - То есть он навсегда лишился возможности использовать реацу, - произнесла Йоко. - Сурово. А что с ним будет, когда вы доставите его в Сейрейтей?
  
  - Суд и последующее распыление на духовные частицы, - просто ответил он.
  
  - То есть казнь? - уточнила девушка.
  
  - Естественно, - подтвердил Ичимару. - Он совершил преступление первой категории.
  
  - Сурово, - повторила Йоко, а потом посмотрела на Айзена. - Но, пожалуй, я все же приму ваше приглашение, капитан Айзен.
  
  - Значит, все же решила пойти с нами. - Он не спрашивал, а просто констатировал факт, даже не поворачивая головы.
  
  - Если позволите мне взять с собой кое-какие вещи, - робко добавила она. - Не хотелось бы идти, оставив все здесь.
  
  - Если уж на то пошло, Готей-13 обеспечит тебя всем необходимым, - заметил Гин, которого перспектива оставаться в этих трущобах еще какое-то время, очевидно, совершенно не радовала.
  
  - Я живу недалеко, - попыталась спорить с ним Йоко. - И не задержу вас надолго.
  
  - Тогда сделаем так, - прервал их разговор Айзен. - Гин, ты останешься здесь и потом проводишь Йоко-сан до Сейрейтея, а я пойду вперед и отчитаюсь о выполненном задании. - И наконец повернулся к девушке, натянув на лицо загадочную улыбку: - Увидимся позже.
  
  И не успела она ничего сказать в ответ, а Гин выразить свои мысли относительно таких внезапных планов, как он просто исчез. Только что был здесь и вдруг раз - и нет его. Пожалуй, в том, что они добрались до сорок четвертого Руконгая меньше, чем за час, не было ничего удивительного. Скорчив вместо слов страдальческое лицо - то еще зрелище! - Гин все же взял себя в руки.
  
  - Похоже, что я в вашем распоряжении, Йоко-сан. - Он сделал особое ударение на уважительный суффикс, а количество ехидства в голосе превышало все допустимые нормы. - Показывайте дорогу.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 4. Через Руконгай
  
  Назвать дом, в котором жила Йоко, небольшим было бы значительным преувеличением, потому что он был очень маленьким. А по сравнению с соседскими, где люди жили семьями, и вовсе казался крохой. Впрочем, саму девушку это ничуть не волновало хотя бы потому, что появлялась она здесь всего пару раз в сутки, и то только для того, чтобы по-быстрому ополоснуться после долгого рабочего дня и поспать. Вполне естественно, что при таком отношении к жилплощади пол медленно, но вполне методично покрывался тонким слоем самых разных вещей, причем большую их часть Йоко вообще впервые в жизни видела только при уборке. В общем, беспорядок был знатный. Гин комментировать это не стал, лишь удивленно изогнул бровь, да и только, а Йоко не спешила заострять на этом внимание.
  
  - Может, хотите чаю, лейтенант Ичимару? - подчеркнуто вежливо предложила она вместо этого. - Могу поспорить на что угодно, что нигде в Сейрейтее вы такой чай не попробуете. А я пока быстро соберусь.
  
  В ответ Гин хмыкнул что-то неопределенное, но выглядел явно заинтересованным, так что Йоко предпочла счесть это за согласие и принялась колдовать над заварником. Она уже давно заметила, что, кто бы ни пробовал, все в один голос твердили, что вкуснее чая в жизни не пили, хотя сама девушка не прилагала для этого ни малейших усилий, а просто наугад смешивала несколько сортов, порой в самых диких пропорциях.
  
  - Хм, действительно вкусно, - вынес вердикт ее гость, пока сама она в диком темпе пыталась найти в этом разгроме хоть какие-то вещи и при этом определить, какие из них нужные, а какие - нет. - Одолжишь рецепт?
  
  Йоко здорово сомневалась, что Гину всерьез нужен рецепт ее чая - ну не похож он был на человека, который интересуется такими вещами. Но даже если бы и интересовался, она все равно не смогла бы ему помочь, как не смогла никому.
  
  - Одолжила бы с удовольствием, - усмехнулась она, на миг прекратив свою суматошную деятельность. - Но его просто нет. Я всего лишь смешала три сорта чая, но даже если бы я сказала вам точные пропорции, сомневаюсь, что у вас бы получилось. Еще никому не удалось повторить мой вкус.
  
  - Жадина, - коротко ответил он, поставив на стол пустую кружку. И не поймешь, поверил он ее заверениям или нет. - Кстати, - внезапно перевел тему разговора Гин, - а почему на нас напал тот агрессивный молодой человек?
  
  - Кёго? - уточнила Йоко. - Он ненавидит шинигами. - И, видя вопросительно изогнутую бровь, пояснила: - Его отец, мать и сестра стали проводниками душ. Из всей семьи он был единственным, не способным к обращению с реацу, но не придавал этому значения и был несказанно горд, что его родные присоединились к Готей-13. А потом произошел какой-то несчастный случай в мире живых. Их послали разобраться, но, видимо, неправильно проанализировали силы противника, так что они погибли. Все трое.
  
  - А, я слышал об этом, - заметил Гин. - Громкое было дело. Их называли Трио Такеши. Три пятых офицера. Седьмого, Восьмого и Девятого Отрядов. Громкое дело... - повторил он и умолк, о чем-то глубоко задумавшись. Девушка, отвлекшись от поисков, впилась взглядом в его лицо, с которого сползла обычная улыбка, но говорить что-то в ответ не спешила, чувствуя, что он еще не закончил свою мысль. - Им пришлось сразиться с тремя огромными Пустыми. И все бы ничего, но они обладали странными способностями, и в Готей-13 не ожидали такого.
  
  - Что за странные способности? - осторожно поинтересовалась Йоко.
  
  Но, видимо, Гину не слишком хотелось говорить об этом, потому что он только махнул рукой.
  
  - Долго рассказывать, Йоко-кун, - сказал он. - Если так уж интересно, пороешься в архиве и сама все узнаешь.
  
  Как Йоко и обещала, сборы действительно заняли не больше получаса. Вещей оказалось не так уж и много, вся проблема была лишь в том, что их сперва надо было найти. Наконец, все необходимые пожитки были упакованы в небольшую сумку с длинной лямкой, которую девушка перекинула через плечо.
  
  - Вроде я готова, - объявила она.
  
  Гин, к тому моменту допивающий уже третью кружку, услышав это, вскочил со стула, как ужаленный.
  
  - Не прошло и полгода, - заметил он, когда они оба вновь оказались на улице.
  
  "Мдааа, - мысленно протянула Йоко. - Я отсюда до Сейрейтея добираться буду недели две..."
  
  Гин, видимо, решил так же, и его это совершенно не устраивало. А как иначе объяснить, что, не говоря ни слова и даже не подумав предупредить, он просто взял Йоко подмышку, а сумку, которая болталась у нее на шее, - в другую руку, и двинулся в сторону обители шинигами со своей привычной скоростью?
  
  - Эй, ты что творишь?! - завопила Йоко, забыв даже про элементарную вежливость, когда первый шок от подобной выходки прошел и на смену ему пришло возмущение. - Пусти! Пусти меня! Я и сама могу идти!
  
  - Йоко-кун, ты хоть представляешь, что с тобой случится, если я отпущу тебя на такой скорости? - как ни в чем не бывало поинтересовался Гин, даже не думая сбавлять темп.
  
  - Это не повод тащить меня, как мешок с картошкой! - продолжала вопить она, активно сопротивляясь. - Если тебе так осточертел Руконгай, иди вперед один, а я пойду пешком. Я не потеряюсь. Честно.
  
  - Капитан Айзен велел мне тебя привести, - ответил он, с безумной скоростью несясь прямо по воздуху. - И я это сделаю. Но если ты продолжишь так дрыгаться, за твою безопасность я не ручаюсь. Ибо указаний помочь тебе добраться до Сейрейтея в целости и сохранности у меня нет.
  
  - Да чтоб тебя, - огрызнулась Йоко, но дергаться все же перестала, а то мало ли что. Вдруг, чтобы угомонить, этот невыносимый лейтенант впечатает ее головой в стену какого-нибудь дома?
  
  - То-то же, - удовлетворенно отметил Гин.
  
  ***
  
  
  По мере движения от одного района Руконгая к другому Йоко с удивлением наблюдала, как изменяется городская обстановка. Если сорок четвертый район был самыми настоящими трущобами, больше всего похожими на захолустную бедную деревеньку, то двенадцатый, который они только что миновали, и одиннадцатый, над которым сейчас лежал их путь, выглядели более-менее цивильно. Девушка даже пожалела, что они несутся с такой скоростью и у нее нет возможности рассмотреть все как следует.
  
  Но все имеет обыкновение кончаться, так что подошло к концу и это умопомрачительное путешествие чуть ли не через все Общество Душ. Вот она, высокая белая стена Сейрейтея, а вот и ворота, через которые Сейрейтей сообщается с Руконгаем. Еще издалека Йоко заметила высоченную фигуру шинигами в черном кимоно, стоящую у ворот, но спрашивать что-либо у Гина не стала - и так сейчас все станет ясно.
  
  - Так-так, кто тут у нас? - прогрохотал великан, разглядывая пришедших. А как разглядел, тут же вытянулся по стойке "смирно", что при его комплекции смотрелось просто невероятно. - С возвращением, лейтенант Ичимару! - отрапортовал он, а потом его лицо приобрело удивленное выражение. - А кто это с вами?
  
  Только тут до Йоко дошло, что Гин уже несколько минут передвигается не по воздуху, а по земле, и с нормальной человеческой скоростью, а не с недавней молниеносной. Но самое занятное, что он зачем-то так и тащил ее подмышкой, а сама девушка уже настолько привыкла к такому положению, что приняла его как должное. Картина из всего этого вырисовывалась совершенно и окончательно нелепая. Как только шинигами-великан не засмеялся, глядя на них, вот что удивительно.
  
  - Пусти меня, - прошипела Йоко и облегченно вздохнула, почувствовав наконец под ногами твердую землю.
  
  - Новая кандидатка в шинигами, - коротко ответил Гин. Похоже, точить лясы со стражником совсем не входило в его планы.
  
  - Прошу, проходите, - раскланялся в ответ тот, но Йоко, к своему удивлению, внезапно почувствовала сильную волну страха, исходящую от гиганта. Похоже, улыбка Гина скрывала за собой невиданную угрозу...
  
  Ничего не ответив, Ичимару спокойно прошел мимо великана к стене справа от огромных ворот и приложил руку к белому камню. Спустя секунду раздались какие-то щелчки и на месте идеально ровной стены появилась самая обычная дверь. И невысказанный вопрос девушки: "Как мы сможем открыть такую большую дверь?" - снялся сам собой. Хотя его место тут же занял другой: "А зачем тогда, собственно, вообще нужны такие гигантские ворота?"
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 5. Добро пожаловать
  
  - О-о-о!
  
  Это восхищенное восклицание было первым, что вырвалось из груди Йоко, стоило ей только оказаться в сердце Общества Душ. И неудивительно: даже первый район Руконгая, ранее ассоциировавшийся у девушки с местожительством знати, а по сути не отличающийся от одиннадцатого и иже с ним, был сущей деревней по сравнению с Сейрейтеем. Постоянно переводя взгляд с аккуратных зданий то на темно-бирюзовые дороги, вымощенные неизвестным минералом, то на парки и полигоны, на которых тренировались, оттачивая свое мастерство, десятки рядовых шинигами, Йоко старалась увидеть все и сразу, пока Гин неспешно вел ее куда-то. Даже воздух в этом месте был каким-то другим, насквозь пропитанным реацу. Но, как ни странно, Йоко сразу же почувствовала себя здесь в своей стихии.
  
  - Заметила, да? - внезапно после пятиминутного молчаливого похода по улицам спросил Гин.
  
  - Что именно? - не поняла Йоко, сверля взглядом его затылок, ибо поворачивать голову он, очевидно, не считал нужным.
  
  - Когда мы с капитаном Айзеном прибыли в Руконгай, тебя тяготило наше присутствие так, что тебе даже дышать было сложно, - пояснил он, продолжая путь по бесконечному лабиринту из заборов и зданий. - А потом стало легче. А здесь ты и вовсе не чувствуешь духовного давления, верно?
  
  - Да, - подтвердила она, удивленная, что он как-то умудрился понять, о чем конкретно она сейчас думает. - Дело в концентрации реацу в воздухе, да? - решила высказать она свою догадку.
  
  - Какую сообразительную мы нашли девочку, а, - ехидно заметил Гин. Йоко уже начала привыкать к его манере выражаться, а потому оставила это дерзкое высказывание без комментариев. - И ты права. Ты прирожденная шинигами, в этом все дело. - Ответа не последовало, так что через несколько секунд он продолжил: - Человеку постоянно нужен воздух. Нам же, помимо этого, требуется и реацу. Сейрейтей - центр Общества душ, здесь концентрация реацу наивысшая. Вполне естественно, что духовная энергия постепенно расходится и по Руконгаю. И, соответственно, чем дальше от центра, тем меньше концентрация реацу в воздухе. Так что считай, что все это время у твоего организма было просто реацуголодание.
  
  - Я-а-асно, - протянула Йоко. - А куда мы идем?
  
  - Вполне логично, что в казармы Пятого Отряда, где я сдам тебя на руки капитану Айзену, - флегматично ответил Гин, и Йоко опять скривилась. Это его отношение к ней как к вещи непроизвольно вызывало в девушке вспышки недовольства, которые она старалась давить в зародыше.
  
  - А что меня ждет потом? - Пока они не пришли, Йоко решила вытянуть из многострадального лейтенанта все, что ей хотелось узнать.
  
  - Поступление в Академию шинигами, шесть лет учебы, экзамены на вступление в Отряд и постоянная работа в Готей-13.
  
  - Пф, - только и смогла сказать девушка, уже в который раз выбитая из колеи. Вообще-то, ее интересовало ближайшее будущее, а Гин просто взял и парой слов описал всю ее будущую жизнь. И ведь не прикопаешься. Она спросила - он ответил.
  
  Поначалу Йоко пыталась запомнить дорогу, по которой они шли, но сбилась на пятидесятом перекрестке и плюнула на это дело. Проходящие мимо шинигами здоровались с Гином, а на нее бросали какие-то странные, не то удивленные, не то брезгливые взгляды. Девушка сперва недоумевала, а потом поняла, что у них были на то веские причины. Она ведь даже не помылась после дня работы на клумбах под палящим солнцем. Соответственно, возможно, перемазанная в земле Йоко, одетая в не слишком чистое платье, никак не могла произвести на встречных положительное впечатление.
  
  "Хорошая у меня будет репутация, ничего не скажешь", - мысленно отметила она, вежливо улыбаясь очередной группе шинигами.
  
  ***
  
  - Добро пожаловать, - одновременно ехидно и нарочито торжественно объявил Гин, когда они вошли через массивные двери забора на территорию, принадлежащую Пятому Отряду.
  
  Йоко заинтересованно огляделась и чудом сдержалась, чтобы не взвизгнуть от восторга. Это было бы, пожалуй, уже слишком, но все равно девушка была вне себя от нахлынувшего безграничного счастья. Когда ей предложили стать частью Готей-13, она и представить не могла, что сможет жить в таком замечательном месте. Аккуратные одноэтажные и двухэтажные здания, тренировочные площадки, огромный сад из камней, парк, в котором можно отлично провести время. О том, что после окончания Академии ее вполне могут направить в другой Отряд, она предпочитала не думать. А даже если такие мысли и появлялись, они все равно не могли испортить настроение Йоко, как ни старались.
  
  - С возвращением, лейтенант, - поприветствовал Гина какой-то мужчина, все это время стоявший неподалеку и объяснявший что-то группе людей. - Как ваше задание?
  
  - А что с ним может быть не так, если я здесь? - спокойно отпарировал он. - Капитан Айзен на месте?
  
  - Никак нет, - отчеканил офицер.
  
  Гин в ответ лишь вздохнул и повернулся к девушке.
  
  - Это Шимура Юнами, третий офицер Отряда.
  
  - Накамура Йоко, - представилась она, отвесив положенный полупоклон. - Очень приятно.
  
  - Пока капитана нет, он покажет тебе все, - распорядился Гин, всем своим видом показывая, что спорить с ним бесполезно. - Я буду у себя.
  
  И исчез. Хотя на самом деле, конечно, не исчез, а просто ушел с невероятной скоростью, но Йоко упорно не воспринимала это как должное.
  
  - Я так понимаю, вы кандидат на вступление в наши ряды? - осведомился мужчина и, получив в ответ кивок, улыбнулся. - Что же, это всегда хорошо. До начала учебного года в Академии еще целых три месяца. Проведете вы их, скорее всего, здесь, так что давайте я покажу вам, где и что у нас находится. Территория немаленькая, так что будьте внимательны, чтобы потом не тратить время на поиски нужного пути.
  
  Тур занял не так много времени, как предполагала Йоко. По крайней мере, еще даже не зашло солнце, хотя уже давно наметило себе курс к горизонту. Впрочем, в свете заката экскурсия была еще более интересной, словно погружение в волшебный мир.
  
  - А здесь вы будете жить, - указал Шимура на большое, но не слишком громоздкое двухэтажное здание, в котором, на первый взгляд, было штук сто комнат. Собственно, это и было общежитие Отряда и по совместительству самое обитаемое здание.
  
  Он явно хотел добавить еще что-то, но тут его взгляд приковала большая черная бабочка, медленно парящая в их направлении. Йоко никогда в жизни не видела ничего подобного, так что тоже не сводила с нее взгляда.
  
  - Адская бабочка, - констатировал Юнами, позволив насекомому сесть себе на палец. - Ясно, - произнес он после нескольких секунд молчания. - Мы как раз закончили.
  
  Бабочка тут же сорвалась с руки и улетела в том же направлении, откуда прибыла. Оставшаяся в непонятках Йоко устремила пытливый взгляд на третьего офицера, ожидая объяснений. Но он, похоже, и так не собирался позволить ей умереть от любопытства.
  
  - Это была адская бабочка, - пояснил Шимура. - С их помощью мы, шинигами, можем поддерживать связь друг с другом, находясь на расстоянии. Эта была от капитана Айзена, и он просил, чтобы вы зашли к нему в кабинет, когда мы закончим.
  
  - Я так понимаю, это значит прямо сейчас? - улыбнулась Йоко. - Вы ведь сами сказали, что мы закончили.
  
  - Ну, основное я вам показал, - пожал плечами тот. - С остальным, думаю, проблем не будет.
  
  Девушка только кивнула в ответ. Уж чем-чем, а топографическим кретинизмом она никогда не страдала. К тому же открывать новые места самой гораздо интереснее. Хотя чутье и подсказывало, что бездельничать эти три месяца ей точно не дадут. Но не заставят же ее работать двадцать четыре часа в сутки семь дней в неделю, в самом-то деле.
  
  Кабинет капитана Айзена, как и следовало ожидать, располагался в том самом здании, которое сразу бросалось в глаза, стоило только вступить на территорию Пятого Отряда. Оно выделялось на фоне остальных буквально всем: и цветом стен, и формой крыши и окон. Даже стекла здесь были не обычными прозрачными, а цветными витражами. Сам же кабинет капитана был просторным помещением, не обремененным избытком мебели. По крайней мере, там не было ничего лишнего. Письменный стол, стул, несколько книжных полок и шкафов с многочисленными папками, пара диванов, журнальный столик, небольшая картина на стене - и все. Йоко сразу же здесь понравилось. Впрочем, она быстро осеклась, поймав себя на мысли, что ей безумно хочется рассмотреть как следует все-все-все. Не время сейчас, да и не положено, наверное, ей, даже не являющейся членом Отряда, совать свой нос в дела капитана. Так что, вняв просьбе капитана Айзена, который сидел за столом и писал что-то, она села на диван в ожидании, когда его внимание переключится на нее. Ждать пришлось несколько минут, в течение которых Йоко уже успела осмотреть весь кабинет и сейчас беззастенчиво пялилась на самого капитана. Когда она жила в Руконгае и люди заводили разговор о шинигами, ей всегда казалось, что капитаны отрядов все как на подбор: древние старцы с седыми бородами. И хотя она прекрасно знала, что шинигами стареют очень-очень медленно, воображение упорно гнуло свою линию, не допуская ни малейшей возможности представить что-то другое. Разве что цвет бороды иногда менялся с седого на рыжеватый, да и только. И сейчас стереотипы разлетались на миллион осколков, потому что наглядный пример сидел прямо перед глазами. Ни разу не древний старец, а наоборот, красивый молодой мужчина с постоянной полуулыбкой на лице и пронзительным, порой очень тяжелым взглядом, словно видящим собеседника насквозь. Образ завершали аккуратные очки в черной оправе. Йоко понятия не имела, откуда она это взяла, но ей упорно казалось, что они без диоптрий, хотя она и не могла быть уверена на все сто процентов. Да и не ее это было дело. В конце концов, картину они ничуть не портили.
  
  Йоко даже как-то устыдилась, что она сидит тут в своем грязном платье, неумытая, непричесанная. Наверняка подобное случается нечасто и вряд ли одобряется. Но что поделаешь? Придется сидеть и постоянно себе напоминать, что оскверняешь сию священную территорию своим присутствием.
  
  Наконец, капитан покончил с бюрократической писаниной и поднял глаза на девушку. Из-за полуулыбки она не могла понять, что он думает по поводу нее. Но вроде бы укора во взгляде не было, и то хорошо. Впрочем, шинигами всегда славились умением держать эмоции при себе, так что... Йоко предпочла остановиться на положительной ноте, а потому вскочила на ноги и уже через секунду стояла напротив стола, согнувшись в поклоне.
  
  - Простите, что отнимаю ваше время, - произнесла она, выпрямляясь и заставляя себя смотреть капитану в глаза, не отводя взгляда.
  
  - Нет-нет, - покачал головой он. - Это ведь я тебя позвал. Все в порядке.
  
  - Что вы хотели? - "Спокойно-спокойно, не дрогни, голос, не тряситесь, руки".
  
  - Я так полагаю, Шимура уже вкратце обрисовал тебе ситуацию, - сказал Айзен. - Набор в Академию шинигами будет только через три месяца. Это время ты можешь провести либо дома, в Руконгае, что, как я понимаю, тебе совсем не улыбается, либо здесь, работая в Отряде за небольшую плату.
  
  - Разумеется, я останусь здесь, - позволила себе улыбнуться девушка. - И с удовольствием возьмусь за любую работу.
  
  - Что ж, - вернул ей улыбку капитан. - Тогда это все. Можешь идти. Шимура покажет тебе комнату.
  
  - Спасибо вам, капитан Айзен, - снова поклонилась Йоко и поспешила покинуть кабинет. Слишком уж невыносимо стыдно ей было за себя, пока она находилась здесь. Слишком ничтожной и жалкой она себя чувствовала.
  
  ***
  
  Как только за девушкой закрылась дверь, капитан устремил взгляд к книжным шкафам, расположенным у противоположной стены.
  
  - Что скажешь, Гин? - поинтересовался он.
  
  Пепельноволосый шинигами с извечной улыбочкой на лице стоял, прислонившись к одному из шкафов, и коротко усмехался каким-то своим мыслям. Расположение книжных полок давало ему прекрасную возможность оставаться незамеченным, пока Йоко находилась в кабинете, и при этом отчетливо слышать каждое слово.
  
  - Интересная девочка, капитан Айзен, - ответил он через некоторое время. - Хоть в голове и полная каша. Но случай не безнадежный. - И тут его улыбка стала еще более широкой и хищной. - Если захочет, эта девочка вполне сможет задать всем жару.
  
  - Если захочет, - эхом откликнулся Айзен, подперев подбородок правой рукой.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 6. Пятый Отряд
  
  Шимура ожидал ее на выходе из здания, как и обещал капитан. Отметив коротким взглядом несколько нервную улыбку девушки и ее слегка подрагивающие руки, иногда непроизвольно сжимающиеся в кулаки, он ничего не сказал, лишь кивком велев ей следовать за ним. От его говорливости, которую он демонстрировал во время экскурсии, не осталось и следа, но Йоко, конечно же, не стала задавать никаких вопросов. В конце концов, сейчас конец дня и, следовательно, офицер явно устал - кто знает, какой работой он занимался.
  
  Комната, в которую ее поселили, была не индивидуальной, как и предполагала девушка. Здесь уже жили две шинигами, похожие как две капли воды. Видимо, их заранее проинформировали о подселении новой соседки, потому что, когда девушка вошла в комнату, удивленными они не казались, но нотку брезгливости Йоко в их взглядах все же уловила, хотя уже успела к ней привыкнуть, так что настроения ей это не испортило ни капли. Шимура не стал ни представлять девушек друг другу, ни даже давать каких-то комментариев. Вместо этого он просто молча вышел, оставив их знакомиться самостоятельно.
  
  - Э, здравствуйте, - несмело произнесла Йоко, поняв, что разговор придется начинать ей, потому что девушки лишь странно улыбались и иногда хихикали, но ничего не говорили.
  
  Сами они сразу показались Йоко довольно симпатичными - она вообще давно заметила, что судить о женской красоте беспристрастно ей абсолютно несложно, и ей очень нравилось бывать в обществе красивых людей. Так что она ни на секунду не сомневалась, что поладит с новыми соседками, даже несмотря на не слишком теплый прием. Девушки были не очень высокими, с пышными копнами каштановых волос и большими синими глазами, смотрящими с хитрецой и ехидством.
  
  Хихиканье в ответ могло бы быть раздражающим, если бы девушка не решила для себя никак не реагировать на подобное. Также она чувствовала, что напряжение потихоньку уходит, уступая место обычной вечерней усталости. Но сейчас в придачу усталость была и моральная - слишком много событий для одного дня, чересчур резкая перемена обстановки и совершенно новое общество.
  
  - Я Рикка, - наконец представилась девушка, сидящая справа, и ее губы непроизвольно вновь начали расплываться в улыбке.
  
  - А я Амэ, - добавила другая. - Добро пожаловать в наши ряды. - Сказано это было таким тоном, словно путь на территорию Пятого Отряда ей отныне заказан, но Йоко предпочла пропустить это мимо ушей.
  
  - Йоко, - в свою очередь назвала свое имя она, направляясь к единственной в комнате незанятой кровати и стараясь побыстрее запихнуть под нее сумку с вещами.
  
  Сестры проводили ее насмешливыми взглядами, но при этом враждебности и неприязни от них не чувствовалось. Хихикнув еще пару раз, Амэ встала со стула, на котором сидела с ногами.
  
  - Пойдем, тебе надо привести себя в порядок, - сказала она, глубоко вздыхая и сгоняя с лица улыбку. - А то это никуда не годится. Ты из Руконгая, что ли?
  
  Йоко непроизвольно нахмурилась, потому что пренебрежительности в голосе девушки было чересчур уж много. Так что расценить вопрос иначе, чем "Ты что, нищая простолюдинка?" было просто невозможно. Ну и что, что она из Руконгая? Бывали случаи, что такие, как она, становились великолепными шинигами без всякой там поддержки благородных кланов и чистокровных семей.
  
  - И что? - с некоторым вызовом поинтересовалась Йоко, тоже встав с кровати.
  
  - Ничего-ничего, - отмахнулась Амэ. Рикка же предпочла не вмешиваться в диалог и наблюдать со стороны, ехидно улыбаясь. - Просто в жизни не встречала девушку, которой настолько все равно, как она выглядит. Как тебе вообще духу хватило сунуться в Сейрейтей в таком виде?
  
  Йоко малость скривилась, но ничего не сказала. Не рассказывать же, в самом деле, что ей не дали времени на сборы, а Гин просто схватил ее за шиворот и притащил сюда.
  
  - Или ты тешишь свое самолюбие тем, что тебя сюда привел лейтенант Ичимару, а следовательно, правила не для тебя писаны? - Амэ застыла в дверном проеме и буравила Йоко не слишком-то дружелюбным взглядом, в отличие от сестры, которой было явно весело. - Небось, ужасно собой гордишься, да?
  
  - Ну-ну, Амэ, - внезапно вмешалась Рикка, укоризненно глядя на сестру. - Чего ты кидаешься на человека без повода? Ей же сперва надо обжиться, а ты начинаешь с претензий. - От взгляда Амэ скисло бы и молоко, но Рикку, кажется, это ничуть не волновало, потому что она повернулась к Йоко и на ее лице вновь появилась ехидная улыбка. - Хотя это грязное платье я бы все же посоветовала сменить, а то срам один. Давай я дам тебе что-нибудь из своих вещей, вроде бы у нас один размер.
  
  Подкрепляя слова делом, девушка открыла шкаф и стала с увлечением там рыться. Йоко ей не мешала своими замечаниями о том, что в сумке у нее есть свои вещи, ибо вещи эти немногим отличались от латаного платья. А такой имидж в Готэй-13 явно не приветствовался. Амэ все еще стояла в проеме и обиженно пыхтела, продолжая буравить Йоко настолько пристальным взглядом, что у нее зачесался затылок. Наконец, Рикка закончила копание в шкафу и протянула Йоко некое подобие кимоно шинигами, только темно-синего, а не черного цвета.
  
  - Держи, - улыбнулась она. - Сихакусё тебе носить еще не положено, а это в самый раз.
  
  Немного помедлив, Йоко все же приняла из ее рук одежду и двинулась вслед за Риккой в коридор. Амэ к тому моменту уже вернулась за стол и поспешно уткнулась в первую попавшуюся книгу, но было заметно невооруженным взглядом, что ее содержимое девушку совершенно не интересует, потому что она просто невидяще смотрела перед собой, а в глазах застыла обида.
  
  Рикка повела Йоко в самый конец коридора, где и располагалась душевая. Как объяснила шинигами, в это время суток там обычно никто не бывает, так что никаких неудобств возникнуть не должно.
  
  - Ты прости Амэ, пожалуйста, - внезапно проговорила виноватым голосом Рикка. - И не обижайся на нее, ладно?
  
  Йоко удивленно вытаращилась на нее, не ожидая такой внезапной перемены темы разговора. Да и вообще настроение собеседницы изменилось слишком быстро. Только что она казалась веселой и беззаботной, оживленно рассказывающей про обычаи Отряда. И тут раз, мигом погрустнела.
  
  - Да я не обижаюсь, - пожала плечами Накамура. - Просто она так неожиданно накинулась со своими претензиями, что я просто растерялась.
  
  - Она просто ужасно ревнует, - вздохнула Рикка. - Как маленькая, ей-богу... Втемяшила себе в голову, что лучше лейтенанта Ичимару ей никого не найти, и сейчас готова рвать глотку всякой девушке, которая хоть словом с ним обмолвится.
  
  - Но ведь мы с ним... Он просто привел меня сюда... - Совершенно ошарашенная, Йоко не знала, что и сказать. Уж такого она никак не ожидала. Ладно претензии по поводу внешнего вида, они хотя бы обоснованные. Но это... Дура она, что ли, мешать человеку добиваться своего счастья?
  
  - Я же говорю, она как маленькая. - Взгляд Рикки стал похож на взгляд умудренной жизнью старушки, смотрящей на наивную маленькую девочку. - Так что не обижайся, ладно?
  
  - Я же сказала, что не обижаюсь, - напомнила та, а потом решила, раз уж эта тема поднялась, расставить все точки над "и". - А что, собственно, по этому поводу думает лейтенант Ичимару?
  
  - А что он может думать? - ухмыльнулась Рикка. - Думаешь, моя сестрица единственная с такими закидонами? Он уже давно привык к подобному и попросту игнорирует всякие попытки навязать ему свое общество.
  
  - М-да, - только и смогла выдать Йоко.
  
  Тут девушки наконец добрались до душевой. Вопреки уверениям Рикки, что там не будет ни одной живой души, там все же были две совсем еще юные девочки, которые, заметив вошедших, только смущенно пискнули и залетели каждая в свою кабинку. Пока они шли по коридору, Йоко казалось, что душевая будет представлять собой общую раздевалку и общую же зону для мытья, но ничего подобного тут не было - просто множество индивидуальных кабинок, в которых были раздевалки и, непосредственно, душ. Такой порядок вещей Йоко очень даже понравился - ей совершенно не улыбалась перспектива щеголять перед другими голой задницей в первый же день. И дело было не в стеснении, а скорее во внутренней убежденности, что начинать службу с подобного стриптиза не стоит.
  
  "Ага, а начинать службу, явившись сюда, будучи с ног до головы перемазанной в земле, - это совершенно нормально", - ядовито усмехнулся внутренний голос.
  
  - Тебя подождать? - поинтересовалась Рикка. - Или ты долго будешь? Просто я еще хотела показать тебе столовую.
  
  - Нет-нет, я быстро, - заверила ее Йоко. - Никогда не умела долго мыться. Так что, если не трудно, подожди.
  
  Девушка ни капли не солгала, и, когда вновь появилась перед Риккой через каких-то пятнадцать минут, та так удивленно на нее вытаращилась, что и без того большие глаза девушки приобрели совершенно гротескные размеры.
  
  - Ты уже? - на всякий случай уточнила она, хотя повязанное на голове Йоко полотенце и то, что она переоделась в чистую одежду, говорило само за себя.
  
  - Я же говорила, - усмехнулась Накамура, распуская самодельную чалму, чтобы волосы быстрее высохли.
  
  - Я планировала ждать как минимум полчаса, - растерянно произнесла та.
  
  - Это в твоем понимании недолго? - улыбнулась Йоко. - М-да. Ладно, пойдем в столовую.
  
  Искомое помещение обнаружилось на первом этаже и представляло собой зал, посреди которого стояли четыре длинных стола. У дальней стены была стойка, и молодой человек за ней бойко раздавал порции стоящим в очереди шинигами, без конца ворча, что у него не триста рук и что все желающие могут занять его место в любую минуту.
  
  - Тебе это еще предстоит, - заметила Рикка, кивая в сторону стойки, и, видя непонимающий взгляд Йоко, пояснила: - Он один из дежурных по столовой. Обычно график дежурств составляется в начале месяца так, чтобы каждый в отряде был занят делом. Но когда появляются помощники вроде тебя, его исправляют, чтобы у нас было больше времени на тренировки. Так что готовься, впереди тебя ждет самая нудная работа.
  
  - Ничего, мне не привыкать, - усмехнулась Йоко. Да, стоило переезжать в Сейрейтей, чтобы вновь заниматься крестьянской работой. Впрочем, жаловаться о своей судьбе было бы просто свинством, так что едких комментариев так и не последовало. - Дома, в Руконгае, я вообще работала цветочницей и целыми днями сидела над клумбами, ухаживая за цветами.
  
  Она ожидала, что Рикка вполне может поднять ее на смех, но та лишь пожала плечами.
  
  - Работа как работа. А цветок любимый есть?
  
  - Любимый? - Йоко на пару секунд задумалась, а потом ответила: - Ликорис, наверное.
  
  - Его же вроде сажают на кладбищах, - вскинула брови Рикка. - Да он еще и ядовитый в придачу.
  
  - Ну и что? - возразила девушка. - Это ничуть не умаляет его красоты.
  
  Спорить на эту тему ни одной, ни другой явно не хотелось, так что без лишних разговоров девушки встали в очередь возле стойки. Очередь, впрочем, двигалась довольно резво, так что они даже не успели как следует заскучать, как уже настал их черед. Позволив Рикке выбирать все на свой вкус, Йоко быстрым взглядом окинула свое будущее рабочее место. Тесновато. Работай тут два человека - вообще не смогли бы разойтись. Рикка тем временем закончила обмен любезностями с дежурным (как услышала Йоко, его звали Генго) и, подхватив поднос, двинулась к одному из столов.
  
  - Столовая закрывается в одиннадцать вечера и начинает работать в шесть утра, - объясняла Рикка. - Так что старайся ужинать вовремя, а то придется ложиться спать голодной. За столовой закрепляется два дежурных каждый день: один работает с открытия и до обеда, второй - с обеда и до закрытия. Ты ешь давай, - внезапно усмехнулась она, кивнув на полную тарелку, стоящую перед Йоко. - А то остынет и станет невкусно.
  
  Блюдо оказалось простым: жареные кусочки курицы с вареным рисом под кисло-сладким соусом. Но Йоко проглотила все это с неимоверным аппетитом, словно ничего вкуснее никогда в жизни не ела. Впрочем, это было не так уж далеко от истины. Рикка, расправившаяся со своей порцией еще быстрее, сейчас смотрела на Йоко с заботой любящей бабушки.
  
  В общем, обстановка в общежитии Йоко понравилась. Хоть здесь и было многолюдно, но также нашлось полно мест, где можно проводить время в одиночестве. Кроме того, тут была обширная библиотека, которую девушка собиралась оккупировать в самом ближайшем будущем. Она не сомневалась, что в Академии шинигами тоже есть библиотека, но необходимые знания лучше получить раньше, а то будешь выглядеть полной дурой, не знающей элементарных вещей, чего Йоко точно не хотелось. Вопреки детской наивной уверенности, что раз Готэй-13 - серьезная военная организация, то все здесь ходят с постными минами, реальность оказалась не такой суровой. Шинигами, сидящие в столовой, весело переговаривались между собой, тут и там раздавался смех, словно находились они не в казармах Пятого Отряда, а где-нибудь в баре Кодзу. Интересно, как он там, кстати? Йоко ведь даже не дали попрощаться с другом или хотя бы предупредить, что она уходит в Сейрейтей. Впрочем, он мужик неглупый. Поймет.
  
  Когда девушки вернулись в комнату, Амэ уже спала, лежа в такой неудобной позе, что на нее было больно смотреть. Но Рикка не обратила на это ни малейшего внимания, так что Йоко последовала ее примеру и просто свалилась на кровать прямо в одежде. Ввиду того, что заселили ее вечером, постельное белье ей не выдали, так что такой поступок не вызывал недоумения. Хотя, даже если бы белье и было, никаких правил относительно спанья голым не имелось. Вон Рикка тоже не спешит раздеваться, так что Йоко решила не забивать себе голову ненужными мыслями и просто расслабиться. В конце концов, завтра ее ждет первый рабочий день. Надо выспаться.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 7. Внезапная тренировка
  
  - Подъем! Долго ты еще собираешься валяться? - Громкий голос Амэ прозвучал как гром среди ясного неба, вырвав Йоко из царства грез. Девушка кое-как разлепила глаза и с трудом сфокусировала взгляд на настенных часах, висящих над дверью. - Если ты привыкла вставать так поздно, то советую тебе поскорее отказываться от этой нелепой привычки.
  
  - Поздно? - ошарашенно переспросила Йоко. - Сейчас шесть утра.
  
  - У нас в Отряде принято вставать в пять, - заметила та со злорадной улыбочкой, не предвещающей ничего хорошего. - Это сегодня тебе решили позволить выспаться, а завтра готовься.
  
  Но Накамура уже проснулась и приняла сидячее положение, спустив ноги на пол. Амэ что-то искала в шкафу, но, кажется, только для виду, а на самом деле ждала, пока Йоко окончательно проснется. Умывшись и полностью скинув остатки сна, девушка посмотрела на соседку по комнате, ожидая указаний.
  
  - Иди завтракай, - скомандовала Амэ. - Потом возвращайся сюда. Рикка к тому моменту уже вернется и скажет тебе, что делать.
  
  - А разве меня не должны были отправить на дежурство в столовую? - поинтересовалась Йоко, не спеша отставать от девушки с расспросами.
  
  - А я почем знаю? - пожала плечами она. - Хотя, тебя? В столовую? Не смеши меня. Там надо уметь быстро шевелить руками. А судя по тому, что ты даже проснуться не можешь быстро, какой из тебя, к черту, дежурный?
  
  Памятуя вчерашний разговор с Риккой, Йоко пропустила мимо ушей оскорбления и наконец оставила Амэ одну. В столовой яблоку негде было упасть, а перед стойкой была такая очередь, что вызывала опасения простоять тут до самого вечера. Впрочем, паника была ложной. Не прошло и пяти минут, как тарелка с омлетом и пиала чая уже были у нее на подносе. Не слишком-то богатый завтрак в свете предстоящего тяжелого рабочего дня, но девушка упорно верила в лучшее. Внимания на нее никто не обращал - вряд ли все члены Отряда знали друг друга в лицо и смогли бы быстро распознать новоприбывшего.
  
  Как и обещала Амэ, Рикка ждала ее в комнате и, кажется, от нетерпения была готова на стену лезть, потому что стоило Йоко только переступить порог, как та вскочила с кровати и, выдав что-то вроде "Ну наконец-то!", схватила девушку за руку и потащила по коридору.
  
  - Чего мы так спешим-то? - Йоко кое-как удалось вырваться, чтобы нормально идти самой, а не пятиться по-рачьи.
  
  - Я опаздываю на патрулирование, - коротко ответила она. - Ты чего так долго в столовой?
  
  - Долго? - снова удивилась Накамура. - Я поела за пять минут.
  
  - Может быть, за час и пять минут? - ворчливо осведомилась Рикка.
  
  - Погоди-ка, - Йоко выскочила перед ней и сейчас шла спиной вперед. - Амэ ведь сказала, что сегодня мне решили дать выспаться.
  
  Та на секунду замерла, а потом припустила еще быстрее.
  
  - Однажды я ей врежу, - произнесла Рикка. - Кажется, у нее очередной бзик, и теперь она от тебя так просто не отвяжется.
  
  - Пф, - только и смогла выдать Йоко. - Да уж, нашла себе соперницу... Может, мне поговорить с ней?
  
  - Не поможет, - покачала головой Рикка. - Но оставь это мне, я разберусь.
  
  Они уже вышли из общежития и сейчас неслись по вымощенной неровными замшелыми булыжниками дорожке куда-то вглубь парка. Только вчера интересовавшаяся и восхищавшаяся всеми прелестями этого места Йоко сейчас не замечала вокруг себя вообще ничего.
  
  - Мы пришли, - внезапно сказала Рикка.
  
  Оглядевшись по сторонам, Йоко обнаружила, что они находятся на, ни много ни мало, кладбище. И недоуменно вытаращилась на шинигами, которая лишь улыбалась в ответ.
  
  - И что мы тут делаем?
  
  - Это кладбище, - констатировала она и без того очевидный факт. - Здесь покоятся наши друзья и товарищи, павшие в бою. А ты вроде бы вчера говорила, что умеешь обращаться с цветами. Плюс к этому, ликорисы - твои любимые. Короче говоря, капитан Айзен сказал, что не против того, чтобы ты высадила здесь эти цветы. - Рикка кивнула головой куда-то в сторону.
  
  Йоко перевела взгляд туда же и невольно поежилась, увидев там три немаленькие тележки с рассадой. Что, предполагается, что со всем этим она должна разобраться за день? Да это же издевательство в чистом виде!
  
  "Что-то мне разонравилась идея проводить эти три месяца здесь", - промелькнула слегка паническая мысль, но тут же заткнулась.
  
  - Он также надеется, что ты справишься с этим до обеда, - видимо, решила ее добить Рикка. - Так что удачи, солдат. А мне пора.
  
  И исчезла, так и не выслушав протестов Йоко по поводу ограниченности человеческих возможностей.
  
  "Ты не человек, ты кандидат в шинигами, - напомнил ей внутренний ехидный голос. - Вот и веди себя как подобает шинигами".
  
  Скривившись из-за невозможности возразить ему что-нибудь более-менее путное, Йоко надела перчатки и двинулась в сторону тележек. Хочешь не хочешь, а надо начинать. Простоять тут она может хоть до вечера.
  
  Как оказалось, дело было не из легких. Привыкнув к размеренному ритму работы на клумбах в Руконгае, Йоко было очень сложно переключиться на ускоренный режим, но делать было нечего - пришлось адаптироваться. В результате, едва не переломав половину саженцев, но не допустив подобных неприятностей, девушка все же закончила с работой, опоздав лишь на пятнадцать минут. Одежду на ней можно было выжимать, пот катился просто градом, а сама Йоко без сил растянулась на траве, раскинув руки и ноги в стороны. Черт, если так пойдет дальше, она просто не переживет этих трех месяцев, а банально помрет от переутомления.
  
  Пришедшая проведать ее в полпервого Рикка так и замерла с открытым ртом, глядя на высаженные ликорисы и лежащую в полуобморочном состоянии Йоко. Кое-как справившись с шоком, она, наконец, закрыла рот и, подойдя поближе, осторожно потрясла Накамуру за плечо.
  
  - Эй, Йоко, - приговаривала она. - Спать на солнцепеке опасно.
  
  Когда помутившийся взгляд лежащей на траве девушки стал более-менее осмысленным, Рикка облегченно вздохнула, а потом внезапно накинулась на Йоко с возмущенными криками.
  
  - Ты что, совсем с ума сошла?! Решила загонять себя до смерти?! Головой надо думать, девочка.
  
  - Мне казалось, что кто-то говорил, что с этим надо закончить до обеда, - напомнила та, не понимая, куда клонит шинигами.
  
  - Блин, Йоко, - схватилась за голову Рикка. - Тебя сюда направили работать. Работать, понимаешь? А не превращаться в труп. Я вообще ума не приложу, как ты все это осилила.
  
  - Если честно, я тоже, - пробурчала Йоко. - Так что, это была проверка моей работоспособности?
  
  - Это была проверка трезвости оценки собственных сил, - чуть помедлив, ответила Рикка. - Блин, у меня просто слов нет. Ты мало того, что ничего не возразила, когда получила это задание, так еще и умудрилась его выполнить, чуть при этом не померев. Так, давай, поднимайся, - внезапно решительно сказала она, тоже вставая на ноги и протягивая руку Йоко. - Хватит с тебя на сегодня работы.
  
  - А что, капитан Айзен действительно приказал разобраться с цветами до обеда? - решила проверить свои подозрения Йоко, когда они двинулись обратно к общежитию.
  
  - Нет, не совсем, - чуть смущенно призналась Рикка. - Вообще-то, он сказал, что это твоя работа на сегодня. Только перед моим уходом добавил, - и тут натянула на лицо улыбку, очень похожую на капитанскую, - что "девочка способная, справится и до обеда". Вот я и...
  
  - Ну и кто после этого виноват, что я там чуть не померла? - с нотками укоризны спросила Накамура и рассмеялась.
  
  Немного помедлив и поняв, что злиться или обижаться Йоко не намерена, Рикка к ней присоединилась. В общежитии они первым делом направились в столовую. Йоко до этого и не чувствовала, как зверски она проголодалась. Так что, получив свою порцию, она смела с тарелки все до последнего кусочка, даже не до конца поняв, чем их кормили.
  
  - Ладно, раз с работой, положенной тебе на сегодня, ты уже справилась, можешь бездельничать, - улыбнулась Рикка после обеда. - Сходи в библиотеку или еще куда. Короче, развлекайся и наслаждайся жизнью. А мне пора.
  
  И опять исчезла, не дав Йоко ничего ответить. "И как я должна была возражать?" - мысленно проворчала Накамура, смотря на то место, где только что стояла ее собеседница. А заодно сделала себе заметку попросить Рикку научить ее передвигаться с такой же скоростью.
  
  Впереди был целый день блаженного безделья, но Йоко еще не определилась с программой своего времяпровождения, считая, что после батрачки на кладбище ее еще завалят работой по самую макушку. В результате, не придумав ничего лучше и оригинальнее, она пошла в библиотеку, как и собиралась.
  
  ***
  
  За книгами время пролетело незаметно, так что, когда Йоко вышла из библиотеки с разрывающейся от новых знаний головой, уже был вечер. Небо на западе уже начало понемногу окрашиваться в оттенки красного, но солнце все еще было высоко и заходить за горизонт определенно не спешило. В общем, библиотека Отряда девушке понравилась, хотя художественной литературы там почти и не было. Но сейчас именно подобная литература интересовала ее меньше всего. Не зная, с чего начать, Йоко просто попросила у библиотекаря что-нибудь подходящее для того, кто будет поступать в Академию шинигами. Так что на протяжении нескольких часов девушка читала книги по Кидо - особым навыкам, которыми могут пользоваться только шинигами. От заумных терминов, о значении которых зачастую приходилось худо-бедно догадываться по контексту, у нее постепенно начала болеть голова, но Йоко мужественно держалась. Впрочем, у всего есть предел. Так что, когда буквы перед глазами начали переплетаться в какой-то дикий хоровод, Йоко сдалась.
  
  Идти в общежитие и ложиться отдыхать вроде бы пока не полагалось. Хотя, может, в этом и не было ничего запретного, но Накамура решила не рисковать. Не зная, чем заняться, Йоко пошла в сторону ближайшего полигона, где тренировались члены отряда. Понаблюдать за спаррингами шинигами казалось ей неплохой затеей. Лучше один раз увидеть на деле, чем сто раз прочитать.
  
  Но, к сожалению, ее мечтам не суждено было сбыться, потому что на полигоне было довольно пусто. Несколько шинигами вяло обменивались ударами, но ни о каких серьезных спаррингах не могло быть и речи. Йоко даже как-то разочаровалась. Стоило ради этого тащиться через весь квартал...
  
  - Ну и ну, - внезапно раздался у нее за спиной знакомый голос. - Вы только посмотрите, кто у нас здесь. Маэстро чайного вкуса.
  
  Обернувшись, Йоко ни капли не удивилась, увидев замершего у стойки с боккэнами Гина. Он по очереди брал мечи, взвешивал их на ладони, недовольно качал головой и клал на место.
  
  - Лейтенант Ичимару, - ухмыльнулась девушка. - Искали меня, потому что вам снова захотелось моего чая?
  
  - Заманчиво звучит, - заметил он, не поворачивая головы, а вместо этого продолжая выбор боккэна. - Но есть небольшая проблема, Йоко-кун.
  
  Внезапно безо всякого предупреждения Гин взял со стойки самый верхний меч и запустил его в девушку. Она буквально в последнюю секунду отскочила в сторону и чудом умудрилась поймать летящий в нее деревянный клинок.
  
  - Тренировочный полигон - не место для чаепития, - закончил он как ни в чем не бывало и наконец-то повернулся к Йоко лицом, укоризненно качая головой. - Ужасно, Йоко-кун, просто ужасно. Если бы это был настоящий меч и ты бы поймала его так за лезвие, то лишилась бы пальцев.
  
  - Будь он настоящим, я бы и не стала его ловить, - огрызнулась она.
  
  - Вот как. - Извечная улыбка Гина стала еще шире. Не говоря более ни слова, он взял со стойки еще один боккэн. - Тогда начнем, пожалуй, ммм?
  
  Понять его двусмысленно было просто невозможно.
  
  - Шутите, лейтенант Ичимару? - Голос - предатель, каких мало! - все-таки дрогнул, выдав волнение и даже панику.
  
  - Я похож на шутника? - осведомился Гин.
  
  - Нет, - поспешно покачала головой Йоко.
  
  - Тогда с чего бы мне шутить?
  
  Из-за того что он смотрел, постоянно сощурив глаза, девушка никак не могла понять, что у него на уме, а извечная хищная улыбка просто выбивала из колеи. Но драться с ним сейчас? Это не было похоже на шутку. Даже на самую-самую глупую. Это был просто идиотизм. Впрочем, здравый смысл подсказывал Йоко, что вряд ли Гин пришел сюда, чтобы ее убить, иначе стал бы он разыгрывать этот спектакль.
  
  - Нападай, Йоко-кун, - твердо сказал он таким голосом, не подчиниться которому было просто невозможно.
  
  Боккэн с непривычки казался ужасно тяжелым даже для двух рук, так что Накамура и подумать не могла о том, чтобы размахивать им, как одноручным мечом. Да и к тому же до этого момента она ни разу не держала в руках меч, ни деревянный, ни обычный, а посему понятия не имела, что именно ей следует делать.
  
  - Как нападать? - спросила она.
  
  - Так, как подсказывает тебе инстинкт, - просто ответил Гин. - Не думай. Действуй.
  
  Чувствуя себя полной дурой, Йоко сорвалась с места, занося меч для удара. Однако удар прошел, вот только Гина на том месте уже не было, хотя девушка могла поклясться чем угодно, что он только что стоял здесь.
  
  - Слишком медленно, Йоко-кун, - насмешливый голос раздался из-за спины.
  
  Но когда она обернулась, лейтенанта не было и там.
  
  - И как я должна нападать? - резонно осведомилась девушка, которой все больше начинало казаться, что над ней банально издеваются.
  
  - Пока у тебя такой настрой, ты точно не сможешь напасть. - Голос Гина, кажется, шел отовсюду. - Ты не хочешь сражаться. Так мы далеко не уедем. Пока ты не захочешь действительно на меня напасть, ты меня даже не увидишь, Йоко-кун.
  
  Подсказка была настолько буквальной, что не воспользоваться ею было просто невозможно. На несколько секунд Йоко закрыла глаза, прислушиваясь к колебаниям духовной энергии. Если уж она умеет чувствовать реацу, грех этим не воспользоваться. Вот только толку-то от этого? Даже если она и засечет реацу Гина, из-за этого тяжелого боккэна все равно не успеет нанести удар.
  
  Вопреки ожиданиям Йоко, что Гин на своей сверхчеловеческой скорости будет мелькать по всему полигону, он просто перемещался то ей за спину, то снова возникал перед ней. Буквально на долю секунды. Значит, надо просто точно подгадать момент.
  
  Первая попытка, как и ожидалось, с треском провалилась. Как и вторая. И как третья. Все же она полностью проигрывала Гину в скорости. После десятой попытки руки, устав от веса боккэна, затребовали пощады. Уже отчаявшись по нему попасть, Йоко сделала то, чего сама от себя не ожидала: вместо того, чтобы ударить мечом, она нанесла удар ногой в то самое место, где по ее расчетам должен был появиться лейтенант. И не прогадала.
  
  - Йоко-кун, а меч тебе на что? - Кажется, укора в голосе Гина не было ни капли, скорей уж наоборот.
  
  - Кажется, вы сказали нападать так, как подсказывает инстинкт, - напомнила она. - Я так и поступила.
  
  - Наглеешь на глазах, - заметил он, и по голосу ясно слышалось, что он доволен этим обстоятельством неимоверно. - Изменим стиль боя?
  
  Девушка в ответ только фыркнула.
  
  - Как сильно сказано - "бой", - только и хмыкнула Йоко. - По-вашему, сражение с человеком, впервые взявшим в руки меч, можно назвать боем?
  
  - Любишь ты цепляться к словам, - хмыкнул Гин, вытягивая перед собой руку, держащую боккэн. - Нападай со всей силы. Я не буду уклоняться, только блокировать.
  
  Дальнейшая схватка, если можно ее так назвать, проходила еще более нелепо. Йоко выкручивалась, как могла, пытаясь нанести хоть один дельный удар, но Гин даже с места не сдвинулся, давя ее атаки еще в зародыше, даром что держал меч одной рукой.
  
  - Ладно, хватит, - наконец, произнес он, когда Йоко совершенно запыхалась и грузно оперлась на свой боккэн. - Не так уж плохо для первого раза.
  
  - Пф, - вновь фыркнула она, тяжело переводя дух и кое-как приводя тело в прямостоящее положение. - Говорите уж начистоту, не стоит щадить мое самолюбие. Я и сама знаю, что все хуже некуда.
  
  Дернувшийся уголок рта определенно был знаком того, что он с ней полностью согласен.
  
  - А можете научить меня мгновенному перемещению?
  
  Вообще-то, Йоко собиралась попросить об этом Рикку, когда вернется в комнату, но передумала буквально на ходу. Если уж господин лейтенант изволил загонять ее с этим боккэном до потери чувствительности рук, то пусть научит хотя бы этому. За свои ошибки надо платить. А она сюда приходила вовсе не сражаться, а наблюдать.
  
  - Мне некогда. - Гин, видать, быстро просек, чем может обернуться его согласие, и поспешил смотать удочки.
  
  - Странно, - протянула Йоко, старательно пряча улыбку, которая так и норовила растянуться на лице. - А время махаться со мной на боккэнах у вас есть.
  
  - Это другое, - стал отпираться тот.
  
  - И что же?
  
  - Спарринг - это одно, а обучение - совсем другое, попроси кого-нибудь еще. - Йоко была почти на сто процентов уверена, что на последних словах в его голосе ей послышались умоляющие нотки.
  
  - А разве вы как лейтенант не должны в первую очередь беспокоиться о подготовке бойцов вашего Отряда? - Девушка так и не сдержала смешок. Гин, делающий страдальческое лицо, - бесценное зрелище.
  
  - Ты еще не часть Отряда, Йоко-кун, - вывернулся-таки он.
  
  - Но через несколько лет стану таковой, - ничуть не смутилась Накамура. - Представляете, сколько вопросов у меня накопится к тому времени.
  
  От необходимости отвечать Гина спасла появившаяся буквально из ниоткуда адская бабочка. Йоко, хоть и видела ее раньше, все равно, буквально затаив дыхание, смотрела на это чудо. Очень хотелось пересадить насекомое к себе на палец и рассмотреть поближе красивые крылья. Во время работы на клумбах Руконгая она успела изучить всех бабочек, которые водятся в Обществе Душ.
  
  - Извини, Йоко-кун, у меня наметились дела, - развел руками Гин. Можно подумать, что бабочка эта прилетела по его плану, дабы избавить от чрезмерно напористой Йоко. - Поговорим позже. - И, как и ожидала девушка, тут же исчез, даже не попрощавшись.
  
  - Не больно-то и хотелось, - буркнула себе под нос она, потом несколько секунд подумала и рассмеялась. - Похоже, придется все же просить Рикку.
  
  По дороге к общежитию Йоко активно вращала руками, чем неизменно приковывала к себе недоуменные взгляды. Впрочем, ощущения в руках в полной мере давали ей возможность эти взгляды игнорировать, потому что после обращения с непривычно тяжелым боккэном те устали и ужасно ныли. Так что девушка не обращала ни на кого внимания и про себя думала, как бы ей получше изложить свою просьбу Рикке. Впрочем, уже через минуту она бросила эти размышления и решила, что выложит все прямо. Кажется, Рикка именно такой человек, и начинать разговор издалека просто не имеет смысла. С Рикки мысли Йоко плавно перетекли на Амэ и на то, что теперь, кажется, любые попытки наладить с ней отношения заранее будут обречены на провал. А следовательно, надо ожидать новых подлянок. Или же Рикка сдержала слово и высказала сестре все, что о ней думает?
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 8. Последние дни
  
  Дни полетели как сумасшедшие. Работа по делам Отряда, тренировки, сидение за книгами в библиотеке - за всем этим Йоко и заметить не успевала, как уже наступал вечер. Просьбу об обучении ее технике моментального шага, или попросту сюмпо, Накамура изложила Рикке в тот же вечер после спарринга - о да, спарринга! - с Гином. Та, хоть и не была в восторге от этого, но все же согласилась, поставив условие, что научит Йоко только основам ввиду нехватки времени. И научила буквально с полпинка - ничего сверхсложного в этом не было. Так что большую часть своего времени (работу Йоко уже наловчилась выполнять в первой половине дня) девушка проводила на полигоне, улучшая свои навыки сюмпо. Уже стало в некотором роде традицией, что каждое воскресенье там непременно объявлялся Гин, клятвенно заверяющий, что просто мимо проходил, но при этом неизменно берущий со стойки боккэны и вынуждающий Йоко ввязываться в спарринг. Владение сюмпо не слишком-то помогало Накамуре в этом нелегком деле, потому что она все равно не дотягивала до скорости лейтенанта. Даже близко не стояла. Но все же тренировки приносили свои плоды: руки давно уже перестали ныть от усталости, и сама девушка стала намного выносливее, по крайней мере, не пыхтела уже спустя пять минут после начала боя. Она понятия не имела, с какой, собственно, стати Гин тратит на нее свое время, но справедливо решила, что дареному коню в зубы не смотрят, и старательно впитывала новые знания. Из еженедельных спаррингов она вынесла не только опыт обращения с мечом, но и на своей шкуре испытала некоторые приемы Кидо. Конечно, атакующих техник (они же Хадо) высокого уровня, не оставивших бы от нее и пыли, Ичимару не использовал, зато парочку связывающих (они же Бакудо) продемонстрировал. Йоко была впечатлена до глубины души, когда шесть светящихся желтых пластин из реацу вонзились в ее тело на уровне талии и, не причинив никакого вреда, полностью парализовали так, что даже дышать стало непросто. Количество техник, навыков и приемов, которые она хотела бы выучить в самое ближайшее время, стремилось к бесконечности. К тому же она уже убедилась, что просить об этом Гина бессмысленно - отвертится. Так что учиться приходилось либо самой, что было чаще всего, либо под присмотром Рикки или Шимуры, что, конечно, было эффективнее, но случалось слишком уж редко.
  
  Отношения с Амэ, как и ожидала Йоко, были безнадежно испорчены, хотя сама она не чувствовала себя ни капли виноватой. Нет, ну серьезно, что она сделала? За Гином с просьбами потренировать ее не бегала, да и вообще встречалась с ним всего раз в неделю на полигоне, где им было, мягко говоря, не до разговоров. Но Амэ и слышать ничего не хотела, зато смотрела и разговаривала так, будто в комнате с ней живет не Йоко - кандидат на вступление в Отряд, - а нерасторопная прислуга, которой не сегодня, так завтра прикажут убираться вон. Сестре тоже не удалось наставить ее на пусть истинный - наоборот, стало только хуже. Сперва Накамура не обращала на соседку по комнате внимания, через пару недель начала даже получать от ее бесконечных претензий некоторое удовольствие, еще через неделю все это начало утомлять, а потом вызывать лишь глухое раздражение. Всему есть предел, так что настал момент, когда терпению Йоко пришел конец. Спаррингов с Амэ она, конечно, устраивать не стала, а вместо этого достала целую банку монтажного клея и хорошенько обработала постель Амэ, когда та ходила в душ. А так как по ее возвращению в комнату свет уже не горел, ничего не подозревающая девушка сразу плюхнулась на кровать. Утром, естественно, был настоящий скандал, на фоне которого былые нападки Амэ казались просто каплями в море, но после него пострадавшая мало-мальски остыла и угомонилась. Так что вся ее последующая травля Йоко выражалась лишь в недовольном ворчании под нос.
  
  ***
  
  - Страшно-страшно, - демонстративно вытер несуществующий пот со лба Гин после очередного спарринга. До поступления Йоко в Академию осталась всего лишь неделя, и, видимо, в связи с этим их тренировочные бои стали аж ежедневными. - По сравнению с самым первым разом ты делаешь неплохие успехи, Йоко-кун.
  
  Йоко и сама заметила, что стала драться лучше, что, впрочем, было и неудивительно, учитывая, что в последний месяц Гин изменил тактику тренировок. Так что теперь именно Йоко приходилось уклоняться или блокировать его удары. Как результат, после каждого такого спарринга у нее оставалось несколько красочных синяков, которые чертовски болели.
  
  - Удивлен? - улыбнувшись, хмыкнула Йоко. Это фамильярное обращение на "ты" порой проскакивало само собой. И, хотя Гин ни разу не придал этому значения, девушка все равно старалась свести такие оговорки к минимуму. А то мало ли, еще станется с него припомнить потом.
  
  - А должен? - вернул ей улыбку Ичимару. И довольным голосом добавил: - Ты, главное, не прибей в Академии кого-нибудь ненароком. А то выставят против тебя новичка, впервые взявшего меч, - и привет.
  
  Об этом девушка тоже думала и, возможно, не зря опасалась. Все-таки привычка - вторая натура, а она уже привыкла в спаррингах с Гином бить в полную силу.
  
  - А что будет, если я действительно кого-нибудь ненароком прихлопну? - на всякий случай все же решила уточнить она.
  
  - Ну, если намеренно, то тогда тебя ждет суд и положенное наказание. Это может быть заключение в тюрьму, отработка или денежный штраф, - совершенно серьезно ответил Гин, подняв лицо к небу и сделав вид, что глубоко задумался. - Но если это будет положенный по программе жесткий спарринг, где положено драться, не сдерживаясь, тогда ограничишься лишь выговором за то, что неправильно оценила силу противника. Но, с другой стороны, ты же не виновата, что тебе попался какой-то слабак, так что достанется и преподавателю. В общем, сложно это все, Йоко-кун. - Гин никогда не был любителем читать длинные лекции. Он куда больше был практиком, чем теоретиком. - Так что просто постарайся оставить своих противников в живых, ладно?
  
  ***
  
  А за день до вступительных экзаменов в Академию шинигами ее вызвал к себе в кабинет капитан Отряда. На этот раз Йоко не испытывала невообразимый стыд за свою внешность, но волнение от нахождения в святая святых Пятого Отряда все равно осталось. Как и тогда, Айзен сидел за столом и изучал какой-то документ. Гин тоже был здесь и, кажется, бездельничал, вальяжно раскинувшись на диване.
  
  - Здравствуйте, капитан Айзен, - поздоровалась Йоко со своим будущим начальником. - Вызывали?
  
  - А, Йоко-сан. - Тот одарил ее своей таинственной улыбкой, отложив в сторону бумаги и сцепив руки в замок под подбородком. - Рад видеть тебя в добром здравии.
  
  - Взаимно, - ответила она и сдержанно кивнула Гину. - Лейтенант Ичимару. Как всегда, приятно снова вас видеть.
  
  - Гин мне по секрету рассказывал, что у тебя получается заваривать какие-то удивительные чаи, - вкрадчиво произнес капитан. - Хотелось бы тоже попробовать. А там и поговорим.
  
  Дважды просить не пришлось. В кабинете оказалось около дюжины баночек с разными сортами чая, так что, доверившись интуиции, Йоко выбрала четыре из них и залила кипятком. Кажется, попробовав напиток, капитан Айзен впечатлился, потому что улыбка на его лице стала шире, а взгляд явно свидетельствовал, что можно смело забывать про Готэй-13 и открывать собственную чайную прямо здесь, в Сейрейтее, - без клиентов она точно не останется.
  
  - Ну что, Йоко-сан, готова к экзаменам? - поинтересовался капитан, когда они втроем расселись вокруг журнального столика, накрытого к чаепитию. - Не волнуешься?
  
  - Ни капли, - пожала плечами девушка и ничуть не солгала. Она уже не раз спрашивала о предстоящих экзаменах и Гина, и Рикку, и Шимуру, но все в один голос твердили, что там нет ничего сложного и она точно со всем справится. Обманывать ее им вроде бы было ни к чему, так что очень скоро Йоко и думать забыла об экзаменах.
  
  - И правильно, - подтвердил Айзен. - После окончания Академии хочешь вступить в наш Отряд?
  
  Йоко очень нравилась его манера проводить допрос. Он спрашивал очень мягко и ненавязчиво, даже как-то тихо и доверительно, словно они на скамейке в парке про чувства свои высокие беседуют. Стороннему наблюдателю ни за что бы не пришло в голову, что тут буквально решается будущее отдельно взятой кандидатки на вступление в Отряд.
  
  - Конечно, - подтвердила Накамура. Иного варианта она и не рассматривала. - Правда, мне бы хотелось освоить еще и медицинское Кидо, а это вроде бы специализация Четвертого Отряда, но я постараюсь разобраться с ним сама.
  
  - Вот и отлично. - Капитан Айзен казался очень довольным. Во время всего этого разговора они с Гином то и дело странно переглядывались, но так и не сказали друг другу ни слова. - Тогда можешь идти и готовиться. Только ответь сперва на последний вопрос. - Йоко вопросительно изогнула бровь, а Айзен немного склонил голову на бок и послал ей чуть ли не ехидную улыбку. - Тренировки с Гином были сложными?
  
  "Так и знала, что ему об этом все известно, - про себя хмыкнула девушка. - Скорее всего, изначально это была именно его идея".
  
  - Отнюдь. - Она решила не разбивать его ожидания. - Лейтенант Ичимару был не слишком-то и требовательным, - и бросила короткий взгляд на лыбящегося Гина, по лицу которого, как всегда, было не понять, что у него на уме.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 9. Хинамори Момо
  
  Экзамены действительно оказались легкими. Настолько легкими, что это просто вызывало недоумение. Был небольшой письменный опрос на знание общих понятий, принятых в Готэй-13, и истории Общества Душ в целом. Но в библиотеке Пятого Отряда Йоко перечитала достаточное количество книг на эту тему, так что с ответами на вопросы она справилась одна из первых. Следующий экзамен был на общую физическую подготовку, дескать, шинигами всегда должен быть в форме. Вот тут девушка поняла, что своими бесконечными спаррингами Гин оказал ей немалую услугу. Приди она сюда в таком состоянии, в каком была в Руконгае, то точно бы получила незачет. А так ничего, даже не запыхалась. Ну, почти. Ну, самую малость. Самым легким было последнее испытание, где требовалось продемонстрировать навыки работы с реацу, причем для этого давалась полная свобода действий. Разумеется, Йоко была не единственной, кто посвящал время тренировкам до поступления. Очень многие демонстрировали простейшие Хадо или Бакудо первых уровней, кто-то владел сюмпо, кто-то наносил себе легкие раны и залечивал их прямо перед комиссией. В общем, способов показать, чего ты стоишь, было великое множество, и каждый делал, что хотел. Йоко некоторое время раздумывала над тем, что бы показать ей. Мысли были разные. Промелькнуло даже то, что можно попросить боккэн и, подкрепив удар реацу, разнести что-нибудь на части. Но девушка отбросила эту идею - громить Академию шинигами в первый же день пребывания в ней было бы как-то неэтично. Так что в результате она, как и многие до нее, продемонстрировала комиссии владение сюмпо. Зря ее, что ли, Рикка учила, а Гин гонял? Судя по одобрительным улыбкам членов комиссии, не зря.
  
  Найдя на следующий день свое имя в списках поступивших, чему она ни капли не удивилась, Йоко двинулась вместе с другими студентами в назначенную им аудиторию. Новичков было очень много, человек сто, и это лишь одна группа. Уму непостижимо, как запомнить по лицам и именам всех... Парты в аудитории располагались лесенкой и формировали несколько рядов, так что всем все было видно и слышно. Перед висящей на стене доской стояла небольшая кафедра, за которой замер высокий смуглый и совершенно лысый мужчина в очках с очень серьезным лицом. Он не проронил ни слова, ожидая, пока студенты рассядутся по местам.
  
  - Привет, у тебя тут не занято?
  
  Йоко подняла глаза. Рядом с ее партой замерла низенькая хрупкая девушка с черными волосами, собранными сзади в два коротеньких хвостика. На ее лице сияла приветливая, но при этом извиняющаяся улыбка, словно она просила прощения за то, что отвлекла Йоко от размышлений.
  
  - Конечно нет, - улыбнулась в ответ Накамура, уступая девушке свой стул, а сама двигаясь на место рядом.
  
  Живя в казармах Пятого Отряда, Йоко тесно общалась лишь с Риккой, Гином и иногда с Шимурой (бесконечные перепалки с Амэ можно было не брать в расчет), а все свободное время посвящала тренировкам, так что у нее просто не было возможности обрасти друзьями. Не то, чтобы это ее беспокоило, просто было как-то непривычно, так что в этом отношении девушка возлагала на учебу в Академии большие надежды.
  
  - Я Йоко Накамура, - представилась она.
  
  - Момо Хинамори, - улыбнулась в ответ девушка. - Очень приятно, - а потом решительно спрятала руки под парту. - Извини, я немного нервничаю.
  
  - Почему? - искренне удивилась Йоко.
  
  Сама она была спокойна, как танк, и отстраненно наблюдала за тем, как студенты рассаживаются по местам. Новых лиц было слишком много, и аудитория сама по себе заполнилась гулом. Знакомые до поступления студенты пытались найти друг друга, а кто-то, вот как Йоко и Момо, знакомился на ходу.
  
  - Сама не знаю, - потупила глаза Хинамори. - Ну, первый день все-таки... Интересно, что сегодня будет.
  
  - Думаю, что ничего особенного, - пожала плечами Йоко, пытаясь сообразить, как бы отвлечь новую знакомую от пустых переживаний. - Расскажут о правилах поведения, полагаю. Ну, и какую-нибудь вступительную лекцию прочитают, наверное, - а потом вдруг резко поменяла тему разговора. - А что ты показывала на вступительных?
  
  - Я... Ну... У меня неплохо получается Кидо... - смущенно призналась Момо. - Так что я сделала Цузури Райден. Сперва хотела показать Шаккахо, но оно у меня до сих пор выходит через раз.
  
  "Ничего себе", - поразилась про себя Йоко. - "Шаккахо - это же Хадо тридцать первого уровня. У меня пока даже одиннадцатый не выходит".
  
  - А что сделала ты? - поинтересовалась Хинамори, склонив голову на бок.
  
  - Сюмпо, - призналась Накамура. - Ничего оригинального. Мне больше нравится фехтовать, так что я бы показала это. Жаль, фехтование никак не связано с реацу.
  
  - Понятно, - улыбнулась Момо. - А у меня, наоборот, с этими мечами ничего не получается. Все время боюсь пораниться. Даже боккэном.
  
  - Честно, я сперва тоже боялась, - доверительно сказала Йоко. - Но у меня был суровый учитель, которому мои опасения и страхи были просто до лампочки. А тебя Кидо обучал кто-то или ты сама?
  
  - Сама, по книжкам, - ответила Хинамори и тут же снова потупила взгляд. - Если на меня кто-то смотрит, я сразу теряюсь, и в результате ничего не получается. Так что приходилось заниматься одной. Хотя иногда Широ-чан наблюдал за моими тренировками.
  
  - Широ-чан? Твой друг?
  
  - Да, друг детства, - Хинамори тепло улыбнулась, и на несколько секунд окунулась в воспоминания. - Хотя мне он, скорее, как младший братик. Мы оба выросли в Руконгае. Он, скорее всего, тоже через несколько лет будет поступать сюда.
  
  - Потом познакомишь, - сказала Йоко и усмехнулась. - Я, кстати, тоже из Руконгая. Из сорок четвертого района. Хотя пришла в Сейрейтей за три месяца до поступления и все это время жила в казармах Пятого Отряда.
  
  - А я решила напоследок побыть дома, - вздохнула Момо. - Ведь сейчас мне будет некогда часто туда ходить.
  
  - Ты будешь жить в общежитии? - спросила Накамура девушку, и та кивнула в ответ. - Можем попросить, чтобы нас поселили в одну комнату.
  
  Хинамори хотела что-то ответить, но в этот момент мужчина, стоящий за кафедрой, заговорил, и в аудитории тут же установилась полная тишина, словно кто-то просто взял и отключил звук.
  
  - Добро пожаловать, дорогие первокурсники! - голос у него был громкий и четкий. Сразу стало ясно, что он давно привык выступать перед большой аудиторией. - Наша Центральная Духовная Академия является легендарным учебным заведением, которое готовит кадры для Секретных Служб и Готэй-13. Надеюсь, все вы целиком посвятите себя учебе, чтобы не посрамить традиции нашей школы, - после такого заявления студенты, казалось, даже дыхание затаили. - Я ваш руководитель, Генгору Оунабара. Ваша первая группа первого курса сформирована из тех, кто показал самые лучшие результаты на вступительном экзамене. Можно сказать, что вы попали в спецкласс. Ваша цель - не просто вступить в ряды Готэй-13, но и стать самыми лучшими шинигами.
  
  - Ого, кажется, с нас будут спрашивать строже, чем с остальных, - хмыкнула в полголоса Йоко. Хинамори только кивнула, не сводя сосредоточенного взгляда с оратора.
  
  - Сегодня вы получите свои асаучи, заселитесь в общежитие и определитесь со своим ближайшим будущим, кому на что следует сделать упор, - говорил тем временем Генгору. - А завтра начнется учеба. Расписание для вашей группы вы найдете в коридоре, недалеко от двери. Прошу отнестись к урокам с полной серьезностью, а также напоминаю, что частые опоздания и пропуски занятий без уважительной причины недопустимы и чреваты для вас негативными последствиями вплоть до отчисления из Академии без права на восстановление.
  
  Судя по тишине в аудитории и общему настрою собравшихся там студентов, никто о таком богохульстве, как прогулы, и подумать не смел. В какой-то момент Йоко показалось, что часть из них сейчас приложит руку к сердцу и клятвенно заверит руководителя группы в этом, но обошлось.
  
  Закончив с объяснением правил, Генгору повел студентов в святая святых Академии - хранилище асаучи. Асаучи - безымянные духовные мечи, выдающиеся всем ученикам в первый же день обучения. Студенты должны стараться проводить с ним все свое время, медленно и постепенно передавая ему часть своей души, чтобы в результате получить свой уникальный занпакто. Удается это не всем. Большая часть составляющих Отряды шинигами не достигает этого и через много лет после окончания Академии. Хотя встречаются и те, кто справляется с этой задачей еще до выпуска. Таких обычно сразу же принимают в отряды на офицерские должности.
  
  Йоко с некоторым благоговением провела пальцами по рукояти, с трудом сдерживая желание вытащить меч из ножен и взмахнуть им прямо в коридоре. Момо тоже выглядела довольной, старательно закрепляя ножны с катаной на поясе.
  
  А дальше последовала обычная тягомотина. Сперва студентам выдали положенную форму. Она чем-то походила на кимоно: свободные штаны (у девушек красного, у молодых людей синего цвета), такая же свободная белая рубаха, воротник и полоски на рукавах у которой были под цвет штанов, плюс широкий белый пояс. И все эти громоздкие с виду тряпки ничуть не сковывали движения, что не могло не радовать. В общем, выдача мечей и одежды прошла довольно-таки оперативно, что вселяло в студентов надежду, что сейчас их так же оперативно заселят в общежитие и они смогут начать подготовку к завтрашним лекциям. Но не тут-то было. Канитель с расселением растянулась аж на несколько часов, что, впрочем, было и неудивительно, ведь администрация Академии старалась учесть пожелания студентов.
  
  - Ну наконец-то! - облегченно выдохнула Йоко, когда дверь их с Хинамори новой комнаты за ее спиной закрылась. - Я уж думала, мы там помрем.
  
  - И не говори, - согласилась Момо, без сил падая на кровать. Пристегнутый к поясу меч, судя по всему, не доставлял никаких неудобств.
  
  В аудитории, где студенты сидели в ожидании расселения, было неимоверно жарко и душно, так что неудивительно, что за эти несколько часов они вымокли до нитки.
  
  - Не возражаешь, если я пойду в душ первой? - спросила Накамура. - Я очень быстро, ты и оглянуться не успеешь.
  
  Хинамори только неопределенно махнула рукой, что Йоко предпочла счесть за согласие. Еще по дороге она заметила, что Момо чувствует себя не лучшим образом, и лезть под горячий душ в таком состоянии было бы не самой удачной идеей, так что пусть отлежится. Пользуясь этим, Йоко решила не просто ополоснуться, как обычно, а в кои-то веки помыться нормально, и самозабвенно стояла под душем почти целый час. Когда она вернулась в комнату, Хинамори все еще лежала на кровати в той же позе и, кажется, посапывала.
  
  - Момо-чан, - легонько потрясла ее по плечу Йоко, чувствуя себя при этом величайшей злодейкой всех времен и народов, потому что очень не любила будить людей. - Момо-чан, - повторила она чуть более настойчиво, когда та так и не откликнулась. - Просыпайся давай.
  
  - А? - Хинамори широко раскрыла глаза и недоуменно огляделась по сторонам, а потом смущенно улыбнулась. - Ой, я, кажется, заснула. Спасибо, что разбудила меня, Йоко-чан.
  
  - Я просто подумала, что ложиться спать на новом месте грязной - не самая лучшая идея, - пояснила Накамура. - Так что если ты все еще хочешь спать, то иди быстренько ополоснись и возвращайся. А я пока разберусь с бельем.
  
  - Да не стоит, я сама, - затараторила Момо, но ее собеседница лишь подняла руку, показывая этим, что свои протесты она может оставить при себе. - Спасибо тебе, Йоко-чан. Кстати, тебе очень идет форма, - внезапно хихикнула она. - Пойду примерю свою, скажешь, как мне. Только смотри не засни, пока меня нет.
  
  - Ладно, - усмехнулась в ответ Йоко, и Хинамори скрылась в ванной со скоростью панической мысли.
  
  Вернулась Момо действительно быстро, совсем как обычно сама Йоко, но Накамура к тому моменту уже все равно закончила с расстиланием кроватей, хотя сама отправляться на боковую еще не собиралась.
  
  - Ну как я? - Хинамори раскинула руки в стороны, демонстрируя подруге свою школьную форму и выглядя при этом самым счастливым человеком на свете.
  
  - Здорово, - честно сказала Йоко.
  
  - Что-то я спать перехотела, - улыбнулась Момо. - Может, сходим прогуляемся? Посмотрим, что есть в Академии? Вроде это не запрещено. До отбоя еще далеко.
  
  Накамура не возражала, ей и самой было интересно осмотреть местные достопримечательности. А в первую очередь выяснить, где она сможет нормально тренироваться. Конечно, здесь не будет Гина, который бы помог ей со спаррингами, но у нее были большие планы на Хинамори. Они действительно могли помочь друг дружке. Момо бы обучала ее Кидо, а сама Йоко могла бы подтянуть подругу в фехтовании и сюмпо.
  
  ***
  - Думаю, здесь мы будем отрабатывать навыки Кидо, - уверенно сказала Хинамори, когда они вышли на закрытый двор, где вдоль длинной стены стояло несколько десятков мишеней.
  
  - Покажешь что-нибудь? - поинтересовалась Йоко. Ей уже давно хотелось посмотреть на что-нибудь сильнее, чем Сё, являющееся Хадо первого уровня. А то Гин ничего другого против нее не использовал.
  
  - Ну... Даже не знаю... - замялась та, а Накамура вспомнила, что Хинамори говорила, что стесняется, когда кто-то видит ее тренировки.
  
  - Давай, - подбодрила она подругу. - Нам ведь скоро это все равно предстоит, так что завязывай-ка со своими комплексами. Ни у кого не получается с первого раза.
  
  - Ладно, - улыбнулась Момо, вставая напротив одной из мишеней.
  
  Выставив перед собой вытянутую правую руку, она на несколько секунд закрыла глаза. Наблюдая за реацу Хинамори, Йоко чувствовала, как та копится в районе ладони.
  
  - Хадо ? 11! Цузури Райден! - отчетливо произнесла Момо, и в ту же секунду с ее руки сорвалась небольшая желтая молния. На полной скорости устремившись к мишени, заклинание угодило точнехонько в цель, разнеся ее вдребезги.
  
  - Вот видишь, ничего страшного.
  
  - Да это что, - отмахнулась Хинамори. - Вот Шаккахо ни за что не получится.
  
  - Куда оно денется, - пожала плечами Йоко.
  
  Следующей остановкой был просторный зал, где обнаружилось множество стоек с боккэнами. Видимо, именно здесь полагалось оттачивать свои навыки в фехтовании. Накамура изначально знала, что именно здесь будет проводить большую часть свободного времени, и сейчас удовлетворенно кивала, потому что обстановка в зале ей понравилась. Здесь царила странная неповторимая атмосфера, как раз настраивающая на тренировки.
  
  - Надо же, тяжесть какая, - заметила Хинамори, взяв со стойки боккэн, который в длину был практически с нее саму. - Что, предполагается, что этим надо фехтовать?
  
  - Возьми тот, что сверху, - посоветовала Йоко, кивая на самый короткий боккэн. - Он должен быть полегче.
  
  - Да, действительно, - констатировала Момо, внимательно рассматривая деревянный меч в своих руках.
  
  - Не хочешь потренироваться? - держать себя в руках, оказавшись здесь, было просто невозможно. И даже если Хинамори сейчас откажется, Накамура все равно собиралась остаться тут и начать отрабатывать удары.
  
  - Ну... - стушевалась Момо. - Сейчас? С тобой?
  
  - Ну не с невидимкой же, - усмехнулась Йоко, тоже беря со стойки боккэн. - Да не переживай ты так, - успокоила она подругу. - Бить не буду. Честно-честно.
  
  - Хорошо, - вздернула носик к потолку Момо, и девушки двинулись к центру зала. Тренирующихся здесь можно было по пальцам пересчитать, и никто не обращал на них ни малейшего внимания.
  
  ***
  - Да нет же, Момо-чан, - уже в который раз остановила спарринг Йоко. - Такое впечатление, что ты меня погладить мечом хочешь, а не нападаешь. Не бойся ты меня ударить. Во-первых, это не так-то просто, а во-вторых, пока ты этого всерьез не захочешь, мы не сдвинемся с мертвой точки, - почти слово в слово процитировала она Гина. - Забудь, кто я. Сейчас я твой враг, это все.
  
  - Хорошо, - вид у Хинамори был весьма виноватым, но при этом решительным. Крепче сжав рукоятку меча, она снова ринулась в бой, но когда до Йоко оставались уже считанные сантиметры, решимость внезапно испарилась, и удар получился совершенно никудышным.
  
  - Господи, ты безнадежна, - вздохнула Накамура, даже не двигаясь с места и останавливая боккэн голыми руками. - Еще раз.
  
  ***
  - Нет, Йоко-чан, так не годится, - категорично замотала головой Момо. - Твоя концентрация просто на ужасном уровне. Я не понимаю, как ты вообще используешь сюмпо. Силой собственного упрямства, что ли?
  
  После тренировки по фехтованию девушки вернулись на полигон для отработки навыков Кидо, где Йоко попросила Момо показать ей Цузури Райден. Видимо, решив взять своеобразный реванш за полный провал по фехтованию, Хинамори согласилась, хотя ее уже ощутимо клонило в сон - со всеми этими экзаменами она так перенервничала, что нормально не спала уже три ночи. Но Йоко так ныла...
  
  - Но что я делаю неправильно? - поинтересовалась она, когда Хадо в очередной раз сорвалось, даже толком не сформировавшись.
  
  - А я-то откуда знаю? - пожала плечами Хинамори. - Я же тебе говорила, представь у себя в сознании черный круг. Чем чернее, тем лучше, а потом словно окунайся в него с головой. В этом весь мой секрет. Видимо, ты что-то представляешь не так.
  
  Нахмурившись, Йоко закрыла глаза, окунаясь в собственное воображение. Она была уверена, что в точности выполняет инструкции Хинамори, но все равно ничего не получалось. Чувствуя, как реацу струится по ее телу, девушка решительно вытянула руку вперед.
  
  - Хадо ? 11! Цузури Райден! - выкрикнула она.
  
  Малюсенькая желтая молния вырвалась из ладони и полетела в сторону мишени. Вот только летела бы она до нее, наверное, до завтрашнего утра. Скорость была настолько черепашьей, что Йоко в корне устыдилась своей бестолковости.
  
  - Господи, ты безнадежна, - обреченно проговорила Момо, развеивая несостоявшееся Хадо. После чего девушки переглянулись и весело рассмеялись из-за нахлынувшего чувства дежавю. - Давай еще раз. Возможно, все дело в практике.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 10. Начало учебы
  
  - Нет, ну это же надо, а, - возмущалась Йоко. - Умудриться проспать в первый же день!
  
  Девушки сами не понимали, как так вышло, но, вернувшись вчера в комнату, они просто рухнули на кровати, даже не потрудившись раздеться и завести перед сном будильник. И отрубились. Как итог, они каким-то чудом проснулись за пять минут до начала первой лекции и сейчас со всех ног неслись в аудиторию.
  
  - Надеюсь, мы не сильно опоздаем, - проговорила Хинамори, а потом проворчала: - Чтобы я еще раз пошла с тобой осматривать что-то...
  
  - О, так это я виновата? - незло огрызнулась та. - Наверное, это я после тренировки Кидо решила пройтись по Сейрейтею и забрела так далеко, что кое-как нашла дорогу назад.
  
  Момо не нашлась, что на это ответить, а вместо этого разогналась практически до скорости слабенького сюмпо. Йоко тоже решила больше не болтать, так что последовала ее примеру.
  
  - Черт, мы не успеем! - внезапно донесся до них мужской голос, и в следующую секунду в поле их зрения попала весьма колоритная парочка.
  
  Высокий парень с красными волосами, торчащими во все стороны, с повязкой на лбу, и низенькая девушка, по росту определенно не выше Хинамори, с пышной копной черных волос и невероятно большими глазами. Они тоже неслись в сторону Академии и о чем-то ругались.
  
  - Это из-за тебя! - возмущалась девушка. - Я обыскала все общежитие, а ты улегся спать на дереве!
  
  - Заткнись! - огрызнулся ее собеседник, на что девушка сделала просто уморительно недовольную гримасу. - Я сам решаю, где мне спать!
  
  - Черт, надо было оставить тебя и идти одной! - ответила ему она и побежала еще быстрее. Впрочем, парень ничуть не уступал ей в скорости и сдаваться не собирался.
  
  Поравнявшись с Йоко и Момо, эти двое понеслись в сторону той же аудитории, куда держали путь и девушки, только в самом конце разделились. Девушка с большими глазами ушла в 311-ую аудиторию, а парень в 312-ую. Хинамори и Накамура пошли следом за ним.
  
  Заметив вошедших, Генгору сделал максимально недовольное лицо, на которое только была способна его мимика, после чего сложил руки на груди и скрипучим голосом произнес:
  
  - Скажите мне, вы трое, вы вчера слушали то, что я говорил?
  
  - Да, сенсей, - вытянулись по стойке смирно опоздавшие.
  
  - Вот как, - демонстративно улыбнулся тот. - Слушали, значит. И что же я вчера говорил по поводу опозданий?
  
  - Ну... что они недопустимы... - за всех тихо ответила Хинамори.
  
  - Что-что? - приложил ладонь к уху учитель. - Я вас не слышу.
  
  - Вы говорили, что опаздывать нельзя, сенсей, - в один голос отчеканили те.
  
  - Вот именно, - подтвердил Генгору, продемонстрировав нерадивым ученикам, что такое духовное давление, отчего все трое невольно сделали шаг назад. - Так почему вы сейчас стоите там, а остальные уже расселись по местам?
  
  - Простите, сенсей, этого больше не повторится, - Йоко решила не оправдываться, а брать быка за рога.
  
  - Лучше, чтобы так и было, - твердо произнес учитель, поворачиваясь к группе. - И это касается всех вас. Садитесь быстрее, - последняя фраза была явно адресована троице опоздавших, так что они поспешили поскорее последовать приказу.
  
  Йоко и Хинамори плюхнулись за свободную парту в ряду у окна, а парень нашел себе место почти в самом конце аудитории. Достав учебники и тетрадь, Момо облегченно вздохнула.
  
  - А я уже начала прощаться с возможностью стать шинигами, - произнесла она, косясь на учителя.
  
  - Я тоже, - честно призналась Йоко, чувствуя, как появившаяся было дрожь в руках постепенно отступает. - Придется быть внимательнее, а то вылетим в два счета.
  
  - Эй, вторая парта! - зыркнул на них Генгору, так что девушки опять моментально стали тише воды ниже травы. - Мало того, что вы позволяете себе опаздывать, так еще и не слушаете преподавателя. Видать, и без учителя знаете всю программу. Тогда, - он на секунду посмотрел в журнал, лежащий на его столе, - Хинамори-кун расскажет нам о реацу.
  
  ***
  Первая половина дня, в общем-то, прошла без эксцессов, не считая позорного опоздания на первый урок. Генгору-сенсей всю первую лекцию цеплялся к Йоко, Момо и тому парню, который опоздал вместе с ними (как оказалось, его зовут Абарай Ренджи), но ребята были готовы к подобному обороту дел. Видимо, все попавшие в первую группу изрядно занимались перед поступлением, потому что ни один из вопросов не поставил никого в тупик. Ответы были четкие и уверенные, и учитель определенно впечатлился, а вскоре перестал донимать опоздавших, целиком углубившись в подачу материала. В принципе, на лекциях не было ничего из ряда вон выходящего. Рассказывалось о том, что все присутствующие и так прекрасно знали, поэтому группа откровенно скучала. Впрочем, открыто бездельничать никто не стал, исправно ведя конспект.
  
  Усевшись в обеденный перерыв под одним из деревьев в парке, что был на территории Академии, Йоко и Момо принялись за еду, полученную в столовой. Оказалось, что в обеде на свежем воздухе нет ничего противозаконного, что не могло не радовать, учитывая, что в помещениях здания Академии была ужасная духота, несмотря на открытые настежь окна и двери.
  
  - Что у нас там дальше сегодня? - спросила Йоко, развалившись на траве на солнце. - Только не говори, что еще несколько часов в этом проклятом классе.
  
  - Нет, - покачала головой Момо, порывшись в сумке и достав расписание. - Две пары занятий по Хакудо и все.
  
  - Хм, - только и хмыкнула в ответ Накамура. Хакудо было техникой рукопашного боя и считалось одним из самых сложных направлений. Кроме всего прочего, до Академии она ни разу не тренировалась в этой области, так что ожидала проблем.
  
  - Дай угадаю, это тебе не кендо, - усмехнулась Хинамори. - Так что тут мы будем на равных.
  
  От пронзительных взглядов, которыми одарили друг друга девушки, казалось, могли вспыхнуть деревья. Впрочем, уже через несколько секунд они развели их в стороны и весело рассмеялись.
  
  Занятия по Хакудо, как и ожидалось, проходили на улице, на полигоне, соседнем с тем, где занимались Кидо. Учителем на этот раз оказался невысокий, но очень жизнерадостный и полный сил молодой человек, который не стал рассусоливать и сразу решил брать быка за рога.
  
  - Меня зовут Такуми Тецуо, - представился он. - Ваши имена я узнаю в процессе обучения. Учтите, очень скоро вы все проклянете тот день, когда решили поступать в Академию, уж я об этом позабочусь. Давайте начинать.
  
  После такого многообещающего заявления он велел ученикам построиться в колонну и дал задание свалить его. Всем по очереди. Надо ли говорить, что студенты падали, едва оказавшись напротив своего партнера. Даже привыкшая к занятиям с Гином Йоко с трудом могла разглядеть движения учителя. Впрочем, она всегда подозревала, что Ичимару ей поддавался, иначе бы она просто ничего не смогла ему сделать.
  
  Не без содрогания Йоко смотрела, как молодой учитель без малейшего напряга отправляет в отключку одного за другим всех учеников. Надо отдать должное Абараю Ренджи, он каким-то чудом умудрился продержаться чуть ли не полминуты. С реакцией у парня было все отлично, но значительный проигрыш в скорости сводил его шансы к нулю. Действительно, какой смысл видеть движения врага, если твое тело не способно от них уклониться. Про себя Йоко сделала отметку, что непременно вызовет красноволосого на дуэль по фехтованию.
  
  - Следующий! - рявкнул учитель, когда подбежавшие медики из Четвертого Отряда, прикрепленные к Академии, утащили очередного поверженного.
  
  Оглянувшись по сторонам, Йоко поняла, что вызывают именно ее. По спине побежал неприятный холодок, но отступать было некуда. Да и не собиралась она убегать, хотя у Такуми-сана определенно не было никаких моральных предубеждений против применения физической силы по отношению к представителям слабого пола. Выйдя вперед, она встала в боевую стойку перед учителем. Когда прозвучал старт, тот внезапно исчез из поля ее зрения, совсем как до этого, когда она наблюдала за его спаррингами с остальными. Спиной почувствовав опасность, Йоко на автомате ушла в сюмпо в сторону, и удар учителя, направленный ей в затылок, прошел мимо. Впрочем, уклониться от следующего она уже не могла. Поняв, что его атака прошла мимо, Такуми-сан тоже использовал сюмпо, снова переместившись девушке за спину. В последний момент Йоко развернулась и приняла удар прямо в лоб. Сила была такой, что потемнело в глазах. Ее оторвало от земли и в полуобморочном состоянии понесло куда-то. Кое-как придя в себя, Йоко успела сгруппироваться и приземлилась на ноги, а не плашмя. Но это не дало ей ровным счетом ничего. Появившийся из очередного сюмпо учитель не собирался давать ей время на передышку. Последним, что увидела Йоко, были его пальцы, сложенные в щелбан, а потом накатила тьма.
  
  Медики умели работать оперативно, так что Йоко привели в чувство уже через пять минут после того, как она выбыла с поля боя. Голова болела просто зверски, но улыбающаяся женщина-врач уверила девушку, что скоро это пройдет.
  
  Бои, хотя точнее это стоило назвать избиением, еще не закончились. Хинамори все еще стояла в строю, и ее очередь скоро должна была подойти, что явно не внушало девушке оптимизма. Поймав взгляд Йоко, она вопросительно изогнула бровь, словно желая спросить: "Сильно досталось?". Накамура в ответ лишь пожала плечами. То, что она очнулась уже через пять минут, явно свидетельствовало, что приложили ее не со всех сил. Да и вряд ли учитель добивался того, чтобы ученики провалялись без сознания до завтрашнего дня.
  
  - Следующий! - рявкнул Такуми-сан, и Момо вздрогнула. Не представляя, что ей делать, она вышла из строя и встала напротив учителя.
  
  Хинамори вообще никогда не считала себя контактником, предпочитая с дистанции атаковать противника Кидо. Но так как сейчас был урок вовсе не по Кидо, а по Хакудо, такой стиль боя явно не подходил. Видимо, поняв, что нападать сама девушка не будет, учитель ушел в сюмпо и появился прямо перед ней, пытаясь нанести удар под дых. На одних рефлексах Хинамори отскочила назад и, сама не понимая, что творит, запустила в него Бьякураем - Хадо четвертого уровня. Бледно-голубая молния сорвалась с ее пальца и устремилась в Такуми-сана. Тот подобного, видимо, не ожидал, поэтому даже не стал защищаться, приняв атаку целиком на себя. Момо перенервничала и с перепугу вбухала в заклинание море реацу, так что, попав в учителя, молния отшвырнула его куда-то к стене, при этом пробив насквозь плечо. Сама же Хинамори смотрела на дело рук своих круглыми от ужаса глазами. Чего она точно не собиралась делать, так это ранить учителя на первом же уроке. Просто оно само так получилось.
  
  - Вот скажи мне, Хинамори-кун, - произнес Такуми-сан, когда пыль у стены улеглась, а сам он двинулся к девушке с ласковой улыбкой на лице, держась за раненое плечо. - Ты читать умеешь?
  
  - Д-да... - заикаясь, ответила та.
  
  - Тогда должна была прочитать, что написано в вашем расписании, - заметил он. - У вас урок Хакудо. Ха-ку-до! - по слогам повторил он, сделав особое ударение на втором. - А не Хадо. Так что ты творишь?
  
  Только сейчас Йоко заметила, что от его ладони, которой он закрывал свою рану, исходит зеленоватое свечение лечебного Кидо.
  
  - Простите, - склонила голову Момо. - Я не хотела.
  
  - Конечно, ты не хотела, - продолжая улыбаться, кивнул учитель. - Так что останешься после уроков, - вдруг он просто исчез, а когда появился прямо перед девушкой, отвесил ей щелбан, как и Йоко, отправив Хинамори в нокаут. - Следующий! - объявил он. Плечо он уже вылечил и явно не собирался давать слабину.
  
  ***
  - Ну ты даешь, - усмехнулась Йоко, когда медики привели Хинамори в чувство, и она, болезненно поморщившись, схватилась за голову. - Так и знала, что ты отмочишь что-то в этом духе. Но чтобы ранить...
  
  - Да ну тебя, - отмахнулась Момо, с остервенением массируя виски. - Ты же знаешь, что я не специально.
  
  - Такое всегда происходит не специально, - заметил парень-медик, который привел Момо в сознание. - Честно говоря, с Такуми-семпаем такое произошло впервые. Мы с ним пришли сюда работать в одно время пятнадцать лет назад. Первокурсники чего только не вытворяли. Помню, на второй год пришел один, неплохо владеющий Хакудо. Зрелищный был поединок. Такуми-семпай в результате не рассчитал силы и выдал такой удар, что бедолагу через некоторое время нашли без сознания в саду клана Кучики. Скандал был жуткий - это же такой знатный клан... Что, все еще болит? - спросил он, обращаясь к Хинамори, которая снова поморщилась и уткнулась лицом в колени.
  
  - Да, - призналась она. - Такое впечатление, что голова сейчас просто отвалится.
  
  Рука молодого человека озарилась зеленым светом, после чего он уложил Хинамори прямо на траву и, велев закрыть глаза, положил ладонь ей на лоб.
  
  - Ого, надо же, уже прошло, - с улыбкой заметила она через несколько секунд и попыталась подняться.
  
  - То, что не болит, вовсе не значит, что все в порядке, - пресек ее попытку парень, не убирая ладонь со лба. - Вот, теперь можешь вставать, Хинамори-кун.
  
  - Спасибо, семпай, - ответила она, вновь принимая сидячее положение.
  
  - Не называй меня так, - поморщился он, и девушки удивленно вскинули брови. Увидев это, парень рассмеялся. - Когда ко мне так обращаются, я чувствую себя слишком старым. Я Ямада Ханатаро, - представился он. - И ко мне вполне можно обращаться по имени.
  
  - Хорошо, спасибо, Ханатаро-сан, - послушно исправилась Момо и перевела взгляд на поле боя, где учитель, наконец, закончил избиение младенцев - по-другому это не назовешь.
  
  ***
  - Ну что, убедились? - поинтересовался Такуми-сан, когда медики привели всех студентов в порядок. - Никчемные слабаки. Все вы! Думали, если сдали вступительные экзамены с высокими баллами, то все, как один, будете блестящими студентами? Как бы не так! Вы - первая группа и должны быть лучшими. Так что я буду шлифовать ваш класс, пока блеск ваших достижений не озарит всю Академию. И если для того, чтобы вы стали сильнее, мне придется макать вас носом в дерьмо, будьте уверены, я буду делать это регулярно!
  
  Студенты слушали эту пламенную речь, не шевелясь и даже не дыша. В силе своего учителя они только что убедились на собственном опыте, и, судя по всему, времена их ждали веселые. У Йоко даже промелькнула мысль, что на вступительных экзаменах стоило провалить пару тестов. Впрочем, она быстро прогнала ее прочь. Еще не хватало сейчас испугаться и сбежать, поджав хвост.
  
  Судя по взгляду, который девушкам послал сидящий рядом Ханатаро, Такуми-сан и не думал шутить. Хинамори обреченно подумала, что ее ведь сегодня ждут еще и занятия с этим жутким человеком после уроков, и заранее себя похоронила. Но в этот момент Йоко положила руку ей на плечо.
  
  - Не переживай, Момо-чан, я пойду с тобой, - сказала она, послав подруге улыбку.
  
  - Но... зачем? Не стоит... из-за меня... - Хинамори не знала, куда деть глаза.
  
  - Мне вовсе не понравилось, что какой-то учитель вот так просто вывел меня из строя, - заметила она, с усмешкой глядя на округлившиеся глаза Ханатаро. - Думается, тренировка по Хакудо мне не повредит, - а потом с сожалением вздохнула. - Хотя я бы с куда большим удовольствием пофехтовала...
  
  Ханатаро судорожно сглотнул. Первокурсники обычно всеми силами старались избегать внеурочных тренировок с Такуми-саном. А эта, глядите-ка, сама напрашивается. Даже не представляя, чем это может закончиться, Ямада подумал, что сегодня, на всякий случай, стоит задержаться на работе подольше. Мало ли что...
  
  - Перерыв десять минут, - объявил учитель. - И не вздумайте опаздывать! Любой, кто придет хоть на полминуты позже, будет всю неделю оставаться после уроков!
  
  От подобной перспективы студентам, кажется, поплохело, так что большая часть предпочла вообще никуда не отходить, а остаться на полигоне. Благо, тут имелся кулер, так что с утолением жажды не было никаких проблем. Медики не спешили расходиться, из чего Йоко сделала вывод, что веселье еще только начинается, и поделилась им с Момо и Ханатаро. Хинамори лишь вздохнула, желая этим сказать, что целиком и полностью разделяет мнение подруги, а Ханатаро нервно усмехнулся, но комментировать не стал, хотя явно знал, что им предстоит.
  
  - Всем встать в строй! - скомандовал через десять минут Такуми-сан, и студенты тут же бросились выполнять приказ, мигом сформировав шеренгу по росту. Учитель, кажется, был доволен такой исполнительностью, но вместо похвалы лишь указал на большой ящик рядом с собой. - Слушайте меня внимательно. В этом ящике лежат браслеты, блокирующие реацу. Сейчас каждый подойдет и возьмет себе пару.
  
  Браслеты ничем не выделялись. Обычные, металлические, плотно обхватывающие запястья, они больше всего походили на кандалы, не скрепленные между собой цепью. Ощущение после их надевания были не слишком приятными. Без возможности использовать реацу большинство студентов, в том числе и девушки, почувствовали себя совершенно беспомощными и стали как-то затравленно оглядываться по сторонам.
  
  Задание, которое дал им учитель, было самым настоящим садизмом. Он просто расставил учеников напротив стоек, на которых были закреплены куски досок толщиной под полдециметра, и велел переломить их пополам кулаком без использования реацу и, более того, даже без замаха. А сам вытащил откуда-то - Йоко показалось, что из рукава - короткий боккэн и начал ходить за спинами учеников, отвешивая им тумаки за каждую ошибку.
  
  - А сами-то вы сможете это сделать, Такуми-сенсей? - внезапно вылез из строя какой-то парень. Йоко заранее посочувствовала бедняге.
  
  Учитель оказался возле разговорчивого студента мгновенно, а в следующую секунду те, кто находился рядом, с открытым ртом смотрели на разломленную на две части доску.
  
  - Неделю будешь оставаться после занятий, - вынес свой приговор сенсей. - За нарушение дисциплины на уроке.
  
  И, вновь вытащив боккэн, двинулся вдоль ряда студентов.
  
  - Да где это видано... - проворчал наказанный. - Шинигами сражаются при помощи своих занпакто. Кто полезет в рукопашный бой, имея при себе меч?
  
  - Две недели, - последовал лаконичный ответ Такуми-сана. - По той же причине.
  
  Видимо, чтобы избежать еще большего увеличения срока наказания, тот поспешил заткнуться и сконцентрироваться на данном задании.
  
  Теперь Йоко отлично понимала, почему медики не стали никуда уходить. Задание оказалось настолько трудным и сулило столько травм, что иначе и быть не могло. Уже после третьего удара она до крови содрала кожу на костяшках и тихо зашипела от боли, прижав к себе покалеченную конечность.
  
  - И вы еще смеете называть себя кандидатами в шинигами? - вопрошал Такуми-сан, угрожающе размахивая своим боккэном. - Если вас пугает даже такая незначительная боль, можете сейчас же идти и писать заявление на отчисление. Вы сразу же настроили себя на провал. Вы сдались заранее, даже не начав. Вы мне отвратительны!
  
  Опасаясь, как бы сенсей сгоряча не оставил на дополнительные занятия всю группу, студенты синхронно повернулись к своим доскам и с остервенением начали их колотить, периодически сопровождая сей процесс болезненными вздохами.
  
  Через полчаса, когда удары кулаков об доски стали звучать слишком уж редко и на руки бедных студентов стало невозможно смотреть без содрогания, а сами они перестали реагировать даже на тычки боккэном, Такуми-сан смилостивился и велел медикам привести группу в порядок. А потом не без недоброй улыбки добавил, что треть урока окончена.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 11. Отработка
  
  По общему настрою группы, тащившейся после занятий кто куда, можно было сделать вывод, что большая ее часть однозначно занесла уроки по Хакудо в черный список. Такуми-сенсей знатно расстарался, чтобы так и случилось. Отвертеться ученики все равно не смогут - Хакудо являлось обязательным предметом, сдавать который хочешь не хочешь, а придется в любом случае. Но то, что такой кошмар на уроках будет продолжаться целых шесть лет, не внушало оптимизма. Поэтому Йоко сочла за лучшее посвятить время тренировкам, чтобы даже такой требовательный человек, как Такуми-сенсей, не нашел, к чему придраться.
  
  Хинамори затея Йоко не пришлась по душе. У нее и так болели руки, несмотря на все старания Ханатаро, более того, после этих блокирующих браслетов она никак не могла восстановить нормальное течение реацу в организме. В результате толком не формировалось даже простейшее Сё, от постоянных попыток снова разболелась голова, и окончательно упало настроение. От недовольного взгляда Момо даже Йоко стало не по себе, зато учителю было все по барабану. Велев сходить и как следует подкрепиться, он сказал ей возвращаться сюда через час.
  
  - Да он же натуральный садист, - недовольно бурчала Хинамори, налегая на гигантскую порцию собы, никак не соответствующую ее миниатюрному сложению. - Я руки на себя наложу, так и знай.
  
  - Да полно тебе убиваться, - пожала плечами Йоко, за обе щеки уплетая порцию рамена. - От этого мы станем сильнее, разве это плохо?
  
  - Как ты можешь быть такой спокойной? - недоумевала Момо, хмуря брови и тряся головой. - Тебя ведь тоже ждет эта пытка, если ты, конечно, не передумала идти со мной. Откуда у тебя такая сила воли?
  
  - Ну... - протянула Накамура. - Я же говорила тебе, что до Академии меня тренировал человек, который не позволял мне отлынивать, даже если очень хотелось.
  
  - А кто? - поинтересовалась Хинамори. Она еще с первого упоминания Йоко хотела спросить об этом, да все не было подходящего момента.
  
  - Нынешний лейтенант Пятого Отряда, Ичимару Гин, - скрывать этот факт было просто нелепо, так что Йоко не стала уходить от ответа. - Хотя он учил меня только фехтованию. Но разницы никакой. Все это одинаково сложно.
  
  Настроение Хинамори, и без того не бившее ключом, окончательно упало ниже плинтуса с окончанием обеда. Идти на полигон ей совершенно не хотелось, но и избежать наказания не было решительно никакой возможности. К тому же, она успокаивала себя, что ее ожидает всего один вечер таких вот мучений, а какому-то бедняге придется отдуваться целых две недели. Так что лучше поскорее разделаться с проклятыми тренировками и снова стать свободной, как ветер. Йоко и вовсе не переживала, и, несмотря на все объяснения подруги, Момо все равно не могла взять в толк, зачем добровольно подвергать себя таким пыткам. Хотя, если ее тренировал лейтенант, она должна была привыкнуть к боли. Но разве тогда она не должна была избегать ее любой ценой? По крайней мере, Хинамори была уверена, что будь она на месте Йоко, то поступала бы именно так. Но Накамура беззаботно вышагивала рядом, и не думая изменять своего решения. И Хинамори была благодарна ей. Хоть Йоко и сказала, что идет на тренировку из-за своей пострадавшей гордости, звучало это как-то неестественно, скорее, чтобы пощадить ее, Момо, самолюбие. Девушка еще раз довольно отметила, что ей ужасно повезло с новой знакомой. Невзрачная на первый взгляд девушка оказалась настоящим бойцом со стальной волей и удивительно острым чувством преданности. Хинамори была совершенно уверена, что Йоко ни при каких условиях не бросит ее в беде, с чем бы ни пришлось столкнуться. И хотя она не говорила Момо ни о чем подобном, даже не заикалась ни разу, та и так это знала.
  
  - Хм, даже не опоздала, - заметил Такуми-сенсей, бросив короткий взгляд на часы. - Очень хорошо. Ты знаешь, что делать, - И он выразительно кивнул в сторону ящика с блокираторами реацу и стойки с доской. - Приступай. - А потом перевел взгляд на Йоко. - Накамура-кун, а ты что здесь делаешь?
  
  - Решила, что тренировка лишней не будет, - ответила девушка. - Можете не обращать на меня внимания.
  
  - Обращать внимание или нет - это я сам решу, - отрезал учитель. - Не думай, что если будешь совершать ошибки на тренировке по Хакудо, я спущу тебе это с рук. И не думай, что если ты единственная, кто пришел сюда по доброй воле, то к тебе будет особое отношение.
  
  - Ну, вы меня просто обижаете, сенсей, - покачала головой Йоко. - Просто оскорбительно, что вы могли допустить наличие у меня подобных мыслей. Так я начну? - осведомилась она, когда Такуми-сан так ничего и не сказал в ответ на ее дерзость.
  
  - Приступай, - велел он, и Йоко двинулась к стойке, соседней с той, у которой была Хинамори.
  
  Приговоренный к двум неделям тренировок парень появился минутой позже. Опаздывать к столь помешанному на пунктуальности учителю не хотелось никому.
  
  - Хидеки-кун, ты вовремя, - произнес учитель. - Еще двадцать секунд, и срок твоего наказания продлился бы на день. Приступай.
  
  Не успевший толком перевести дыхание парень взял свою пару браслетов и тоже направился к стойке с доской. Девушки в это время уже, что называется, вошли во вкус и, кажется, даже не заметили его прихода. Даже Хинамори как-то удалось частично отключиться от боли, так что она молотила доску ничуть не хуже Йоко, которой вообще было все фиолетово.
  
  - Хинамори-кун, что за удар в полсилы? - осведомился учитель, замахиваясь боккэном, но девушка успела вовремя пригнуться.
  
  - Простите, сенсей, - виновато проговорила она, прижимая к себе правую руку, которая стала стремительно распухать. - Кажется, я выбила сустав.
  
  К девушке тут же подскочил сидевший все это время неподалеку Ханатаро. Оказывается, он был тут с самого начала, но девушки так сильно задумались на тему предстоящего им битья доски, что просто его не заметили. Хинамори выглядела малость разочарованной, когда он в два счета поправил ее руку, но разочарование сменилось благодарностью, когда он по секрету шепнул ей, что если бы она вздумала использовать травму, как предлог ухода с тренировки, они бы стали для нее регулярными, чтобы травмы больше не появлялись.
  
  Йоко полностью отключилась от окружающего мира, сконцентрировавшись исключительно на доске. Боль в содранных костяшках никуда не делась, но после того, как и она стала привычной, ощущалась лишь, как немного болезненное покалывание. Девушка предпочла вообще не смотреть на свою левую руку, чтобы ее изувеченный вид не мешал ей концентрироваться. А то разбитая до костей кисть как-то не слишком способствует сосредоточению на других вещах. Проклятая доска даже ни разу не треснула, чего и следовало ожидать. Было бы странно, если бы она поддалась в первый же день. Йоко не сомневалась, что на выпускном экзамене по Хакудо надо будет переломить ее с первого раза, и била все сильнее.
  
  - Йоко-сан, пожалуйста, остановитесь, - вырвал ее из этого своеобразного транса голос Ханатаро. - Если вы будете так продолжать, то завтра не сможете взять в руки меч. Вашей руке нужна срочная помощь.
  
  И, чтобы на корню пресечь ее попытки продолжить тренировку, он приступил к лечению ее многострадальной конечности, при виде которой девушку едва не стошнило. Это же надо умудриться содрать с руки кожу и мясо и даже этого не заметить...
  
  Хинамори и их одноклассник (Йоко так и не узнала его имени) смотрели на них двоих, вытаращив глаза. Причем, если в глазах парня застыло восхищение, граничащее чуть ли не с обожанием, ("Только этого мне не хватало!" - мрачно подумала Накамура), то Хинамори смотрела скорее непонимающе и даже как-то недоуменно, словно не веря собственным глазам.
  
  - Никуда не годится, Накамура-кун! - накинулся на нее учитель, когда Ханатаро закончил с лечением, и рука стала выглядеть, как новая. - Ты чем думала?! Инвалидом стать захотела? Я не останавливал тебя до последнего, все ждал, когда ты заметишь свое плачевное состояние, но ты, похоже, совершенно не способна трезво оценивать свои возможности.
  
  Кажется, что-то подобное ей когда-то говорила Рикка. И, судя по всему, это было чистой правдой. С одной стороны, в этом были свои плюсы. Йоко была довольна, что научилась отключаться от боли. Ввиду подобных тренировок это было очень важно. Прерываясь из-за каждой царапины из-за того, что не можешь сосредоточиться на схватке - это в корне ее не устраивало. С другой же стороны, Такуми-сенсей ни капли не преувеличивал: если так вот увлекаться, можно запросто довести руку до такого состояния, что никакой медик не сможет исправить последствия. И мечта стать шинигами накроется ужасно неприличным словом... Выхода она видела два: первый - это все время тренироваться под наблюдением медика, того же Ханатаро, а второй - освоить медицинское Кидо самой, чтобы быть способной самостоятельно нейтрализовать последствия. Второй вариант казался ей более привлекательным, потому что, во-первых, на ней свет клином не сошелся, и черта с два кто-то из медиков будет постоянно крутиться возле нее, а во-вторых, медицинское Кидо полезно само по себе, и им должен владеть каждый уважающий себя шинигами.
  
  
  
  
  
  - Накамура-сан, как вы... это сделали? - спросил парень, когда они втроем возвращались в общежитие. - Неужели вам совсем не больно?
  
  - Ни капли, - честно ответила Йоко. - Это сродни впадению в транс. Я словно выпала из этого мира.
  
  - Но это же очень опасно, Йоко-чан, - возмутилась Хинамори. - Такуми-сенсей прав, это неправильно. Придется мне тренироваться вместе с тобой, а то ты себя доконаешь.
  
  - Правда, не стоит, - покачала головой та. - Я буду осторожной, - и тут на ее лицо наползла хищная улыбка. - Хотя, если хочешь тренироваться, кто я такая, чтобы отговаривать тебя от этого? Когда начнем? И что будем отрабатывать? Я все еще надеюсь, что ты сможешь подтянуть мои навыки Кидо.
  
  - Ну... ради бога... - растерянно пожала плечами Момо. - Давай тогда завтра после занятий. У нас как раз последними парами стоит кендо, так что можем там и остаться. А потом пойдем заниматься Кидо. А сегодня хватит с тебя тренировок, - поспешила закончить она, видя, как разгораются глаза подруги.
  
  - Договорились, - ухмыльнулась Йоко.
  
  - А... а можно мне с вами? - поинтересовался молодой человек, про которого девушки совсем было забыли.
  
  - Извини, Хидеки-кун, - мягко улыбнулась Хинамори. - Но разве у тебя завтра нет отработки у Такуми-сенсея?
  
  Тот скривился, как от зубной боли, но был вынужден признать ее правоту и уже в который раз проклял себя за неумение держать язык за зубами. Решив больше вообще никогда не вступать в спор ни с одним учителем ни по какому поводу, он лишь угрюмо склонил голову и пошел следом за весело переговаривающимися девушками.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 12. Новые знакомые
  
  Занятия в Академии шинигами всегда проходили по одному и тому же принципу: в первой половине дня шли теоретические предметы, которые у их группы вел, в основном, Генгору-сенсей, старательно вдалбливая в головы студентов материал; а после обеда проходили практические занятия. Каждый день был посвящен чему-то одному: Хадо, Бакудо, Хакудо, кендо и лечение, (на самом простейшем уровне оно давалось по программе всем шинигами, другое дело, что очень немногие избирали это делом своей жизни и поступали после учебы в Четвертый Отряд). Занятий по Хохо - мгновенному перемещению - пока что не было, ибо они начинались только со второго курса. Даром, что половина группы худо-бедно, но владела сюмпо.
  
  Практические занятия по отработке приемов Хадо и Бакудо тоже вел молодой мужчина, внешне чем-то напоминающий Такуми-сенсея, так что Йоко сдуру даже подумала, что они вполне могут оказаться братьями. Впрочем, садистскими замашками предыдущего учителя этот не обладал, а наоборот, отличался небывалом запасом хладнокровия и на занятиях ни разу не повысил голоса.
  
  - Добрый день, - представился он, когда группа впервые пришла на занятия. - Меня зовут Масао Акира, я буду вашим учителем Кидо.
  
  Предмет свой он, как выяснилось, очень любил, хотя его стиль преподавания и вызывал поначалу одно сплошное недоумение. Объяснял он по минимуму и вообще не был любителем читать длинные лекции, считая, что практика она на то и практика, чтобы самому разобраться в своих ошибках. Сперва могло показаться, что преподавателем он был никудышным, однако время показало другое. То, на что другие учителя тратили немало нервов, пытаясь добиться в группе результатов, у него получалось без малейшего нажима. Студенты вкалывали, как проклятые, не позволяя себе отвлекаться ни на какие глупости.
  
  
  
  
  
  Прошло полгода, в течение которых не было ничего, кроме упорных тренировок, тренировок и еще раз тренировок. Когда студенты более-менее втянулись в учебу, преподаватели стали так нагружать их домашней и самостоятельной работой, что голова шла кругом, и не было буквально ни одной свободной минутки. Но даже несмотря на это, Хинамори каждые выходные выкраивала часик-другой и ходила в свой руконгайский дом, чтобы провести время с Широ-чаном. Она даже Йоко убедила пару раз составить ей компанию. Не сказать, что та была от этого в восторге - к тому моменту мания тренироваться начала плавно переходить в самую настоящую одержимость. Но Хинамори так канючила...
  
  Друг детства Момо с виду казался самым обычным мальчишкой с растрепанными белоснежными волосами и глазами цвета чистого аквамарина. При этом у него был удивительно холодный и бесстрастный голос, что никак не соответствовало его возрасту. Даже если бы Йоко и не умела чувствовать духовную силу, то все равно с уверенностью сказала бы, что этот мальчик - прирожденный шинигами. Такое сразу ощущается.
  
  Когда девушки пришли к нему впервые, он встретил их не слишком-то приветливо, но, судя по реакции Момо, это было обычным делом. По секрету она шепнула Йоко, что это у него такая любовь к ней своеобразная, просто он не умеет толком ее показывать. Шептала она, впрочем, достаточно громко, чтобы Тоширо ее услышал. У мальчика оказался на редкость вспыльчивый характер, так что он не преминул тут же потаскать свою подругу за хвостики, не обращая ни малейшего внимания на ее показушное сопротивление. Даже невооруженным глазом было видно, что оба они ломают комедию, а не всерьез ругаются.
  
  Единственным родственником Тоширо была бабушка, которая воспитывала его, сколько он сам себя помнил. Миниатюрная старушка ростом еще ниже Момо, гостеприимно пригласила девушек в дом и тут же принялась угощать всех чаем. Йоко решила проявить инициативу и взять заваривание чая в свои руки, а то уже давненько не тренировалась в этом деле. Так и навык потерять недолго. Впрочем, верно говорят, что талант не пропьешь. И если уж даже Тоширо перестал так сурово хмурить брови, это верный знак, что она еще не разучилась. В общем, чаепитие прошло очень даже мило. Старушка рассказывала девушкам, как обстоят дела здесь, в Руконгае. А Момо, в свою очередь, вещала о том, что происходит в Академии. В частности, о том, что их загружают так, что гору заданий не разгрести и до следующего года, что Такуми-сенсей все так же невыносим и, кажется, с каждым днем достигает все нового уровня злобности, что Йоко загоняла ее тренировками по кендо, и так далее. Бабушка в ответ на эту пламенную тираду лишь улыбнулась и велела Хинамори не расслабляться, а также добавила, что очень ею гордится.
  
  - На следующей неделе я снова приду, - пообещала на прощание Момо, когда пришла пора возвращаться в Академию, - гора домашней работы никуда не денется, даже если очень сильно пожелать, чтобы она исчезла.
  
  - Не больно-то и хочется, - проворчал Тоширо.
  
  - Не скучай без меня, Широ-чан, - усмехнулась Хинамори, весело помахав ему рукой.
  
  - Я ведь просил меня так не называть! - моментально вскинулся тот, подскочив на месте и тыча в подругу пальцем.
  
  
  
  
  
  
  Это был невиданный случай, но после обеденного перерыва первой группе поставили в расписании окно, перенеся пару по занятиям Хадо на вечер. Хинамори была этому неимоверно счастлива, потому что из-за похода домой в воскресенье сбилась с нужного настроя и сейчас не успевала вовремя доделать заданный доклад по истории Общества душ. Вечером в библиотеке было не протолкнуться, а сделать что-то в обед было невозможно из-за нехватки времени. Так что после утомительной лекции об устройстве Сенкаймона - врат, соединяющих Общество душ и Мир Живых, - она, как на колесах, умчалась в библиотеку. Йоко уже успела отделаться от этого доклада и была полностью свободна. Впрочем, свободна - это слишком сильно сказано, потому что девушка уже не помнила, когда последний раз позволяла себе бездельничать хотя бы полчаса кряду. Выбор занятий был невелик: можно было либо отправиться в зал кендо, либо на полигон Кидо. Заняться Хакудо не представлялось возможным, потому что в это время Такуми-сенсей как раз гонял пятый курс - его грозные крики были слышны откуда угодно.
  
  "А можно в кои-то веки позволить себе расслабиться и полежать где-нибудь на дереве, где тебя никто не найдет", - как-то ностальгически произнес внутренний голос, определенно скучающий по размеренной жизни в Руконгае.
  
  - Ну уж нет, успеется еще, - решительно покачала головой Йоко и, к своему удивлению пошла не в зал, а в парк. - Э-э-э... - Она была так ошарашена столь явным расхождением решения и дела, что даже не попыталась этого исправить. Видимо, организм, устав от постоянных нагрузок, сам по себе перешел в "режим сохранения энергии" и решил устроить себе отдых.
  
  И лишь оказавшись одна среди зелени, Йоко поняла, как ей этого в последнее время не хватало. Посвятив все свое время тренировкам, (особый упор, ясно дело, был на кендо), она словно полностью утратила любовь к развлечениям, давя в зародыше малейшее желание дать себе отдых. Забыла, что птицы могут беззаботно щебетать какие-то неповторимые мелодии, что цветы могут радовать глаз своей красотой. Великий ужас! Она даже забыла, как прекрасны ликорисы! Но сразу же об этом вспомнила, стоило только их увидеть. Ало-красные цветы в изобилии росли возле невысокого мемориала, расположенного в парке. Залюбовавшись ими, Йоко даже не сразу заметила, что находится здесь не одна. Впрочем, замерший перед монументом молодой человек в стандартной форме студента Академии не обратил на нее ни малейшего внимания и, сложив руки в характерном жесте, очевидно, молился. Его лицо и светлые волосы показались девушке смутно-знакомыми, но она никак не могла вспомнить, где видела его раньше. По-хорошему, надо было бы по-тихому уйти, пока ее не заметили, но когда Йоко в последний раз поступала по-хорошему?.. Вместо этого она присела возле дико растущих ликорисов и осторожно провела пальцем по бархатному лепестку. Захотелось сразу нарвать себе целый букет и поставить его на стол в их с Момо комнате, но рвать цветы у памятника казалось просто варварством.
  
  - Папа, мама, я пойду. До свидания, - голос молодого человека отвлек Йоко от созерцания цветов, и она уже в который раз сделала себе втык, что надо что-то делать с этими выпадениями из реальности. И тут он перевел на нее взгляд. - Ты идешь, Накамура-кун?
  
  - А? - на более осмысленный ответ Йоко не хватило, но это не помешало ей взять себя в руки и подняться с земли. - Прости, я не хотела тебе мешать.
  
  - Ты не мешала, - спокойно отозвался он. - Я все равно не собирался задерживаться здесь. Так ты идешь?
  
  - А мы... знакомы? - медленно спросила девушка, все еще тщетно пытаясь выудить из памяти его лицо.
  
  - Чего и следовало ожидать, - усмехнулся парень, кажется, ничуть не обидевшись ее незнанию. - Мы ведь учимся в одной группе. Меня зовут Изуру. Кира Изуру.
  
  Наконец, Йоко вспомнила и в корне устыдилась собственной забывчивости. Это же надо настолько уйти с головой в проклятые тренировки, чтобы забыть имена и лица своих одногруппников. Впрочем, она ни с кем особо и не общалась. Несмотря на изначальное желание найти себе в Академии друзей, времени на это не было. Из всей группы она каждый день общалась только с Хинамори и иногда с Ренджи, который, как и ожидалось, тоже большую часть свободного времени посвящал тренировкам кендо, и им с Йоко уже не раз доводилось скрещивать боккэны.
  
  - Прости, - извинилась девушка. - Я так замоталась с этой учебой, что просто ничего не соображаю.
  
  - Кто из нас нынче не замотался... - рассудительно заметил Кира. - Но давай поспешим назад, а то, чего доброго, опоздаем.
  
  Пожалуй, он был прав - от парка до Академии было достаточно далеко. Йоко просто не представляла, каким образом ей удалось уйти в такую даль, когда она просто хотела проветриться. Это, вообще-то, можно было сделать и в парке при Академии, но взять и уйти чуть ли не за дюжину кварталов... Что-то в последнее время она стала слишком рассеянной. Небось, Момо уже закончила со своим докладом и сейчас ее ищет. Наверное, стоило предупредить подругу, что она собирается уйти. Проклятье! Надо все-таки что-то сделать с этой ненормальной забывчивостью.
  
  Как и следовало ожидать, по дороге они незаметно для себя разговорились о всяких глупостях, словно сто лет друг дружку знали. Йоко рассказывала забавные истории из тех времен, когда она еще гнула спину на клумбах в Руконгае. Казалось, что с того момента, как она пришла в Сейрейтей, минуло уже несколько лет, хотя еще не прошло и года. К слову сказать, свое руконгайское происхождение она ни от кого не скрывала. Хотя уроженцы Сейрейтея в большинстве своем были настроены к выходцам из Руконгая довольно скептически и даже пренебрежительно, девушка ценой невероятных усилий на тренировках добилась того, что разговоры и неуважительный смех за ее спиной прекратились. Как однажды выяснилось, в этом она была очень похожа на Абарая Ренджи, который тоже раньше жил в Руконгае, аж в семьдесят восьмом районе. Кира на ее заявление о былой жизни в бедном районе Общества душ вообще никак не отреагировал, а только с легкой улыбкой внимал ее бесконечному трепу.
  
  - Слышал, до поступления в Академию тебя тренировал Лейтенант Ичимару, - заметил он, когда девушка замолчала, чтобы перевести дух. - Повезло тебе. Неудивительно, что у тебя такие успехи в кендо.
  
  И не было в его словах ни капли зависти или издевки, лишь искренняя радость чужим успехам - качество редкое не только для шинигами, но и вообще для людей, как таковых.
  
  "Не знала, что об этом всем известно, - про себя хмыкнула Йоко. - Интересно, откуда? Момо растрепать не могла, не тот характер. Тогда откуда?"
  
  За этими размышлениями в памяти Йоко невольно всплыло лицо Гина с его извечной хищной улыбочкой, от которой так и веяло опасностью и неприятностями. Неожиданно для себя девушка поняла, что даже отчасти скучает по нему, по тем порциям яда, которые он регулярно выливал на ее голову, и по спаррингам, в которых он гонял ее до пены у рта. Как бы ни был хорош в кендо Абарай, он все равно не мог сравниться с Ичимару, тут и думать было нечего.
  
  - Скучаешь по нему, - Изуру не спрашивал, а утверждал, заставив Йоко удивленно вытаращить на него глаза.
  
  - Э-э-э... - девушка была совершенно выбита из колеи, не понимая, каким образом он определил, что у нее на уме. Она была совершенно уверена, что не издавала никаких ностальгических вздохов и сохраняла беспристрастное выражение лица. Тогда как он узнал?
  
  - Ты замолчала, - наконец, сжалившись над ней, пояснил Кира. - До этого ты все время говорила, а тут замолчала.
  
  - Я не скучаю, - недовольно почесала голову Йоко, взъерошив свою шевелюру. Изуру ничего не ответил, вместо этого одарив ее таким взглядом, что она сдалась без боя. - Если только немного... По нему, по капитану Айзену и вообще по Пятому Отряду.
  
  - Собираешься после Академии в Пятый Отряд? - поинтересовался он. - Под его командование?
  
  - Ну, мне кажется, что это неплохо, - пожала плечами Накамура.
  
  - Действительно, - согласился Кира. - Если честно, Накамура-кун, сперва мне казалось, что ты собираешься пойти в Одиннадцатый Отряд, раз ты так любишь кендо. - Он как-то загадочно улыбнулся и добавил. - Но ведь ты ненавидишь сражения, верно?
  
  То ли ему доставляло удовольствие лицезреть удивленно распахнутые глаза Йоко, то ли ее изумление не было изначальной его целью, а просто так выходило, но это удивительное легкое чтение ее, как открытой книги, просто выбивало почву из-под ног.
  
  - Поэтому ты постоянно тренируешься, - произнес Изуру. - Ты хочешь стать настолько сильной, чтобы тебе не приходилось ни с кем сражаться.
  
  "Да кто он такой?!" - мысль была чуть ли не панической, а сама Йоко рассматривала невозмутимо идущего рядом Киру во все глаза. Каким-то образом он понял все без слов. За все время учебы они с Йоко и словом не обмолвились, но Кира каким-то образом сумел разглядеть истинную цель ее бесконечных тренировок, ее тайное стремление стать шинигами, которой не придется никого убивать. Глупая, ужасно наивная мечта, придававшая девушке сил. Даже Момо этого не понимала, иначе бы не отговаривала Йоко от тренировок.
  
  - И откуда ты взялся на мою голову такой умный? - ворчливо хмыкнула Йоко вместо того, чтобы пускаться в расспросы.
  
  - Самому интересно, - уклончиво ответил Кира.
  
  Накамура собиралась еще немного позубоскалить на эту тему, но в этот момент на них обоих буквально накинулся небольшой красно-белый вихрь, при ближайшем рассмотрении оказавшийся всего-навсего Хинамори. Причем, она, несмотря на маленький рост, хорошенько трясла, схватив за грудки, как Йоко, так и Киру. И откуда, спрашивается, столько сил в таком хрупком теле? При этом она еще и возмущенно вопила, притягивая поближе то одного, то другого.
  
  - Ты где пропадаешь?! - негодовала Момо, обращаясь к Йоко. - У нас на носу урок Хадо, а ты неизвестно где. Не могла записку оставить?! Я не знаю, что и думать! Всю Академию обыскала, а ты тут на свидания расхаживаешь!
  
  - Э-э-э... - "Черт, отвечать в такой манере, кажется, начало входить у меня в привычку!"
  
  - А ты тоже хорош, Кира-кун! - видимо, решив, что с Йоко уже хватит, Момо переключилась на Изуру. - Из всех студентов нашей группы ты единственный, кто знает все обо всех! И, что же выходит? Когда ты был нужен, как никогда, тебя нигде не было! А ведь казался таким пай-мальчиком, а в результате втихаря увел на свидание мою подругу!
  
  - Э-э-э... - протянул уже Кира, а Йоко не смогла сдержать смешок.
  
  Хинамори, выпустив пар, наконец-то отпустила из цепких пальцев одежду только что найденной ею парочки и гордо задрала носик, изо всех сил пытаясь казаться обиженной, хотя не слишком и старалась.
  
  - Идемте скорее, - важно проговорила она уже нормальным, не срывающимся на фальцет голосом. - Занятие начнется через десять минут. Масао-сенсей, конечно, не так цепляется, как Такуми-сан, но опаздывать я не хочу и вам не позволю меня тормозить.
  
  - Свидание?.. - ошарашено переспросил Кира, видать, все еще находясь в полном шоке от внезапных наездов Момо.
  
  - Забудь, - усмехнулась Накамура, пытаясь вывести его из ступора. - Момо-чан иногда здорово заносит, так что не обращай внимания и, уж тем более, не грузись по этому поводу.
  
  - Нет, вы только гляньте на них, - повернула голову в их сторону Хинамори, и в ее глазах мелькнул хитрый огонек, окончательно убедивший Йоко, что подруга и не думала сердиться все это время, а просто веселилась от души. - Они еще и шепчутся... Вообще стыд потеряли...
  
  - Ты так возмущаешься, Момо-чан, - ехидно заметила Йоко. - Можно подумать, что ты ужасно ревнуешь.
  
  - Ре-ре-ревную?! - выпучила глаза Хинамори, а на ее щеках выступил легкий румянец. - С какой стати?
  
  - Ну, я не знаю, - в притворном замешательстве почесала затылок Накамура. - А с какой бы стати тебе тогда краснеть? Ой! - кулачок Момо, прилетевший ей в плечо, все же нельзя назвать незаметным.
  
  - Ты просто невозможна, - прошипела та и, глянув в откровенно смеющиеся глаза подруги, надула губки. Определенно, чтобы просто банально не расхохотаться. - Да ну тебя! - И гордо пошла вперед, задрав нос к небу.
  
  - Весело у вас, - заметил Кира, улыбаясь, как кот, объевшийся сметаны. - Хотя с первого взгляда в жизни не подумаешь, что вы так похожи. Даже не верится, что вы познакомились только в Академии.
  
  - Всезнайка-сан, - фыркнула Йоко. - Откуда ты все знаешь?
  
  - Смотрю, только и всего, - спокойно ответил он, и было не ясно, искренний это был ответ или же не слишком. Ровный голос, непроницаемое лицо. Идеальная маска, если не хочешь, чтобы кто-то знал, что у тебя на уме. Как улыбка Гина...
  
  - Ладно-ладно, - махнула рукой Накамура. - Посмотрим, как ты запоешь на уроке по Хадо, умник. У нас сегодня по плану Шаккахо.
  
  Изуру ничего не ответил на этот выпад, только одарил девушку очередной загадочной улыбкой. Интересно, с чего бы?
  
  
  
  
  
  
  Урок Хадо, как и положено, проходил на полигоне. Как обычно, устроив небольшую перекличку, чтобы отметить, все ли пришли, Масао-сенсей разделил студентов на три группы, чтобы они друг дружке не мешали, и дал задание с десяти метров поразить мишень при помощи Шаккахо. Хинамори выпала судьба быть среди первых, впрочем, девушка уже давно отбросила комплексы и совершенно не стеснялась ни успехов, ни провалов, не обращая ни на кого внимания, а полностью концентрируясь на задании.
  
  Встав напротив мишени, Момо напустила на себя на редкость серьезный вид, совершила необходимые пассы руками и начала читать заклинание. В принципе, это было необязательной частью, и более опытные шинигами обычно никогда не заморачивались чтением полного текста заклинания. Другое дело, что с его помощью оно выходило проще и сильнее, но и дольше. Как бы там ни было, студенты на тренировках обычно отрабатывали приемы Хадо только с чтением заклинания, и то успехи были не слишком впечатляющими.
  
  - Властитель! Тот, кто носит маску из плоти! Перед кем все сущее машет крылами! Кому даровано имя человеческое! Сочетая палящую жару и войну! Вздымаясь против морских волн! Сделай свой шаг на юг! Хадо ? 31! Шаккахо!
  
  С ладони Хинамори сорвалась ало-красная сфера и, перелетев через весь полигон по большой дуге, угодила в мишень, снеся половину. Ни у кого из ее группы не было такого впечатляющего результата, так что со всех сторон начали раздаваться восхищенные и одобрительные возгласы, а сама Момо довольно улыбнулась и, решив не привлекать к себе внимания, вприпрыжку двинулась в сторону сидящей в ожидании своей очереди Йоко.
  
  - Молодец, Момо, - улыбнулась Накамура. - Одним ударом.
  
  - Да я случайно, - тут же смутилась Хинамори. Она так и не смогла привыкнуть к похвалам подруги, даже если они были абсолютно заслуженными. - Еле попала.
  
  - Все равно здорово, - резонно возразила Йоко. - У остальных вообще не долетело.
  
  Момо еще больше смутилась, но почти сразу же довольно рассмеялась. Она знала, что у нее неплохо получается, и уже пару недель училась делать Шаккахо без произнесения заклинания. Успех был переменным, но Хинамори не собиралась сдаваться. Кажется, мания Йоко тренироваться отчасти передалась и ей.
  
  Оглянувшись, Накамура поймала недовольный взгляд бормочущего что-то себе под нос Ренджи. Ничего удивительного. Как и она, с головой уйдя в тренировки кендо, он показывал не лучшие результаты в Кидо, и это здорово его задевало. Поставив себе цель во что бы то ни стало закончить Академию с отличием, Абарай не мог так просто смириться с тем, что какое-то искусство шинигами дается ему хуже остальных. И тоже тренировался, как одержимый.
  
  Тем временем, ассистенты заменили поврежденные мишени, и Масао-сенсей вызвал вторую группу. Окинув ее изучающим взглядом, Йоко только хмыкнула, увидев среди студентов Киру, и ради интереса, решила понаблюдать, как он справится с поставленной задачей. Каково же было удивление девушки, и не только ее, когда Изуру просто вытянул руку вперед и, не заморачиваясь чтением заклинания, спокойно произнес:
  
  - Хадо ? 31! Шаккахо! - А сорвавшаяся с его ладони сфера с огромной скоростью по прямой влетела в мишень, оставив от несчастной дощечки только воспоминание.
  
  Йоко даже не сразу поняла, что сидит, раскрыв рот. Впрочем, оглянувшись, девушка поняла, что она не одна такая. Хинамори сидела, неверяще вытаращив глаза, открывая и закрывая рот, как вытащенная из воды рыба. А потом начались настоящие овации.
  
  - Невероятно... - произнесла Момо. - Как он это сделал?..
  
  Кое-как вырвавшись из цепких рук пораженных одногруппников, тут же начавших просить поделиться с ними секретом, Кира вскоре уселся рядом с Йоко и Момо.
  
  - Так как я запою на уроке Хадо, Йоко-чан? - с легкой улыбкой осведомился он.
  
  - Это было просто здорово, Кира-кун! - Хинамори избавила подругу от необходимости что-то отвечать и накинулась на Изуру с горящими от энтузиазма глазами. - Как и когда ты научился делать Шаккахо без заклинания?
  
  Оставив мастеров Кидо обсуждать свои проблемы, Йоко поднялась с земли и подошла к Ренджи, который сидел и скрипел зубами от досады. Оно и понятно - таких успехов ему быстро не добиться.
  
  - Не знаю, откуда он такой взялся, но единственным отличником он тут не будет, - донеслось до ушей девушки его бормотание.
  
  - Так почему бы нам сегодня не заменить кендо на Кидо, а, Абарай-кун? - поинтересовалась Йоко. - Если будем только заниматься только кендо, то совсем отстанем в магии.
  
  - Сам знаю, - огрызнулся он. - Тебе-то какое дело до меня, Накамура?
  
  Ну да, особой вежливостью и галантностью Ренджи отродясь не отличался, но Йоко даже нравился такой подход, потому что эти уважительные суффиксы и церемонии порой ужасно утомляли.
  
  - Если ты без конца будешь думать о своих неудачах в Кидо, то не сможешь нормально сконцентрироваться на бое на мечах, - ответила она. - А на кой черт мне рассеянный спарринг партнер?
  
  - Тск, - снова недовольно фыркнул Абарай. - Ладно уж, считай, что ты меня убедила.
  
  - Третья группа, приступайте! - объявил Масао-сенсей, когда мишени вновь были установлены.
  
  - Наш выход, - усмехнулась Йоко, вместе с Ренджи поднимаясь с земли.
  
  Встав напротив одной из мишеней, Йоко за пару секунд закрыла глаза, концентрируя реацу, а потом резко выдохнула и начала положенный ритуал:
  
  - Властитель! Тот, кто носит маску из плоти! Перед кем все сущее машет крылами! Кому даровано имя...
  
  Она оборвала себя на полуслове, потому что в этот момент снова услышала бормотание Ренджи.
  
  - Надо с одного залпа показать, на что я способен... - А потом он просто выставил перед собой руку и выдал. - Хадо ? 31! Шаккахо!
  
  Вот только вместо того, чтобы полететь в сторону мишени, появившаяся на его ладони красная сфера внезапно увеличилась в размерах и рванула с мощностью хорошей гранаты. Находящиеся рядом студенты разлетелись во все стороны из-за взрывной волны, и Йоко в их числе. Впрочем, удар был не настолько силен, так что даже сознание никто не потерял. Когда пыль улеглась, взглядам группы предстал Ренджи, немного обгоревший, но вполне целый. По крайней мере, все конечности были на месте. Но, несмотря на то, что он относительно твердо стоял на ногах, к нему уже спешил дежурный медик.
  
  - Абарай-кун, - прервал поднявшийся, было, шум спокойный голос Масао-сенсея. - Останешься на дополнительное занятие.
  
  - Есть... - отозвался Ренджи и просто рухнул на землю под испуганные вскрики девушек-сокурсниц.
  
  - Цела, Йоко-чан? - раздался у нее за спиной знакомый голос, и в следующую секунду такая же знакомая по залечиванию ее постоянных травм и ушибов рука без особых проблем поставила девушку на ноги.
  
  - Да, все в порядке, Ханатаро-кун, - кивнула Йоко. - Постоянные тренировки дают о себе знать, так что я успела вовремя сгруппироваться. А вот как там Момо...
  
  Впрочем, как выяснилось, беспокоилась Накамура зря. Во-первых, Хинамори и Кира сидели достаточно далеко от эпицентра взрыва, а, во-вторых, Изуру успел вовремя использовать Энкосен, Бакудо ? 39, и защититься от ударной волны небольшим круглым энергетическим щитом, сияющим теплым оранжевым светом. Так что помощь им не понадобилась вовсе.
  
  После того, как медики привели в чувство потерявшего сознание Ренджи, Масао-сенсей счел произошедший инцидент исчерпанным и велел снова приступать к отработке Шаккахо. Правда, на этот раз сделал упор на том, что чтение заклинания обязательно, если только ты не уверен в успехе на все сто процентов. Кира, уже получивший зачет, тоже решил не бездельничать, а пытался объяснить Йоко и Момо, как достичь наилучшего эффекта. Ренджи опять недовольно хмурился, но Йоко видела, что он тоже навострил уши, стараясь не пропустить ни единого слова. Раз уж гордость не позволяла ему подойти и попросить совета. Под конец даже у Йоко получилось не только сформировать вполне приемлемое Шаккахо, но и попасть в мишень, в самый уголок, но все же.
  
  
  
  
  
  
  После уроков на полигоне Кидо осталось несколько студентов, решивших добровольно потренироваться. Так как Ренджи в любом случае собирался посвятить сегодняшний вечер отработке Шаккахо, то даже ворчать не стал по поводу назначенных учителем дополнительных занятий. Взрывов, как недавно на уроке, больше не было, впрочем, особых успехов тоже не наблюдалось. Поймав взгляд Йоко, Абарай только недовольно передернул плечами. Не говоря ни слова, они оба решили увеличить частоту тренировок по Хадо, оставив под кендо только выходные. Они и так достигли неплохих успехов в фехтовании и уже подумывали о том, чтобы под чутким надзором Ханатаро перейти с боккэнов на асаучи, так что стоило сделать упор на том, что получалось хуже всего.
  
  Момо все свое время посвящала только Хадо, Бакудо и лечебным техникам, напрочь забив на кендо и Хакудо и игнорируя надвигающийся годовой тест. Йоко, естественно, не собиралась ее ни к чему принуждать, лишь иногда вызывая на поединок на мечах, когда Ренджи был занят. Как итог, в магии Хинамори была на голову выше подруги, в то время как в рукопашную или в схватке на боккэнах не имела против Йоко ни малейшего шанса. Но, как она ни старалась, переплюнуть в Кидо Киру оказалось для нее непосильной (временно непосильной - постоянно убеждала себя она) задачей.
  
  Сам Изуру, к слову сказать, тоже остался на полигоне и занялся отработкой Хадо ? 33. Сперва с чтением заклинания, потом - без. В результате вышло, что Момо, вместо тренировки, постоянно пялилась на Киру, пытаясь понять, в чем же его секрет. Как итог, недовольная результатами сегодняшней тренировки, она ужасно рассердилась и, пока они всей компанией шли к общежитию, без конца ворчала на Изуру.
  
  На полпути их догнала Рукия - та самая подруга Ренджи, с которой они опоздали на занятия в самый первый день учебы. Йоко и Момо уже не раз доводилось разговаривать с ней в те редкие случаи, когда и у них, и у нее была свободная от бесконечных тренировок минутка. Рукия оказалась веселой и общительной девушкой, выросшей вместе с Абараем в семьдесят восьмом районе Руконгая. При поступлении в Академию она не добрала считанные баллы для прохода в первую группу и сейчас училась во второй. Как выяснилось, друзей себе она там не нашла, потому что никак не могла привыкнуть к тому, что вынуждена сейчас постоянно быть одна, без поддержки своего лучшего друга.
  
  - Слышала, что ты учудил на уроке Хадо, - усмехнулась она, идя рядом с Ренджи и ехидно прищурив глаза. - Как ты вообще умудрился попасть в спецкласс?
  
  - Заткнись! - навис над ней Абарай. - Все было честно! По способностям!
  
  - Да-да-да, - продолжала развивать свои мысли Рукия, скорчив очередную уморительную рожицу. - Комиссия, видимо, решила, что если они тебя не пропустят, ты просто разнесешь всю Академию. С тебя бы сталось.
  
  Ренджи только скрипнул зубами, и эти двое начали свою обычную перебранку. Хинамори и Накамура уже успели к этому привыкнуть, хотя в первый раз ужасно удивились подобному накалу отношений и даже попытались угомонить разгорячившегося Ренджи. Попытка, естественно, с треском провалилась, и в результате парень начал предъявлять претензии не только Рукии, но и Йоко с Момо. Когда же эта странная, разгоревшаяся буквально на пустом месте ругань закончилась, ребята, к своему удивлению, почувствовали, что ужасно друг другом довольны. С тех пор девушки никогда не мешали своим товарищам выяснять отношения, а вместо этого иногда с удовольствием составляли им компанию в этом странном деле.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 13. Кендо
  
  В субботу, когда студенты были освобождены от необходимости сидеть в душных классах несколько часов кряду и, казалось бы, можно было расслабиться, девушки встали с утра пораньше и пошли в библиотеку. Необходимо было в рекордные сроки, пока библиотека не превратится в филиал адской духовки, успеть закончить работу над нуднейшим докладом для Генгору-сенсея о принципах воздействия медицинских Кидо на организмы шинигами, людей и Пустых, сравнить их, провести анализ и сделать соответствующие выводы.
  
  Как оказалось, точку зрения девушек относительно раннего сидения в читальном зале разделяют и молодые люди. По крайней мере, Кира уже сидел за одним из столов и, уткнувшись в увесистый томик, что-то самозабвенно строчил, не обращая ни малейшего внимания ни на какие внешние раздражители. Ренджи тоже был тут и занимался тем же, чем и Изуру, то и дело зачеркивая что-то и бормоча себе под нос написанное. Видимо, пытался по-нормальному сформулировать какую-то мысль. При этом от него исходила такая зловещая и тягостная аура, что дышать, просто находясь рядом с ним, было непросто. Видимо, позорно провалившись на отработке Шаккахо, Абарай чувствовал себя обязанным превзойти Киру хоть в чем-нибудь. Как и следовало ожидать, по левую руку от него сидела Рукия и, полностью игнорируя недовольство друга, делала выписки из какой-то книги очень маленького формата.
  
  - Доброе утро, - поприветствовала всех Хинамори и, получив в ответ три синхронных кивка, тоже уселась за стол. Йоко в это время пошла в ряды стеллажей за необходимыми книгами.
  
  Нагрев библиотеки происходил несколько быстрее, чем хотелось бы ребятам, поэтому, когда настенные часы, висящие над дверью в читальный зал, отбили полдень, они уже буквально обливались потом, но еще не сдавались. Работа была сделана всего на две трети, и приходить сюда еще и завтра не улыбалось никому. Так что несчастные старались, как могли, уже в который раз проклиная идиотские правила Академии, гласящие, что выносить книги за пределы читального зала строго запрещено. А ведь как приятно было бы расположиться где-нибудь в парке и спокойно разобраться со всеми докладами. Так нет же, надо сидеть здесь, медленно превращаясь в приготовленные на пару куски мяса.
  
  Когда часы отбили два часа дня, находиться в этом кошмарном месте было уже просто невозможно. Пот со лба катился просто градом, норовя залить исписанные страницы, превратив аккуратный текст в нечитаемые кляксы и каракули. Худо-бедно, но с докладами было закончено, а посему можно было со спокойной душой идти обедать.
  
  Удобно расположившись в тени кроны раскидистого дерева в парке при Академии, пятерка студентов и присоединившийся к ним Ханатаро жадно набросились на еду с таким аппетитом, словно не ели уже миллион лет. Ямада как-то незаметно влился в коллектив еще пару месяцев назад. Постоянно залечивая раны без конца травмирующихся на тренировках Ренджи и Йоко, Ханатаро не заметил, как со временем все чаще стал проводить время с ними и не только из-за своих служебных обязанностей. Со временем они отбросили положенные церемонии - все же Ямада был на добрых тридцать лет их старше - и перешли на обращение просто по именам. Несложно догадаться, что именно Ханатаро Йоко припрягла, чтобы он помог ей освоить медицинские техники Кидо. Тот сперва упирался, но все же не выдержал напора и сейчас регулярно устраивал Йоко и Момо индивидуальные занятия.
  
  - Бардак... - пожаловалась Рукия, прислоняясь спиной к стволу дерева и измученно запрокидывая голову назад. - Они что, смерти нашей хотят? Что за мастера, если не могут разобраться с температурным режимом в здании?
  
  - Видимо, это особый способ дрессировки, - хмыкнул Ренджи. - Чтобы смолоду жизнь медом не казалась.
  
  - Скорее всего, ты прав, Абарай-кун, - вздохнула Хинамори, задумчиво жуя рисовый шарик. - Но я все же надеюсь, что это временно.
  
  Обычно жизнерадостная Момо сейчас выглядела ужасно измученной и очень-очень уставшей, словно не спала целую неделю, а вместо этого усердно трудилась где-нибудь на каменоломне, не позволяя себе прерваться ни на минуту. Наполовину бессонные ночи, конечно, тоже имели место быть. Началось все с того, что на уроке по Хакудо Хинамори умудрилась аж три раза подряд выбить себе сустав - никак ее привыкшие к обращению с реацу руки не желали становиться сильнее. Такуми-сенсей лишь недобро улыбнулся, после чего освободил девушку от занятий у доски, дав ей другое задание. Как и в самом начале учебы, он велел Момо с ним драться. Само собой, девушка ничего не могла ему сделать, зато этот садист отрывался на полную катушку, в течение трех часов отвешивая несчастной Момо увесистые тумаки. При этом он был достаточно осторожен, чтобы девушка не потеряла сознание и прекрасно чувствовала каждый удар. После занятий, когда Момо еле-еле стояла на ногах, учитель жизнерадостно пообещал ей, что если она не начнет нормально работать, такие уроки станут для нее постоянными. С тех пор Хинамори потеряла покой, и у нее началось самое настоящее нервное расстройство. Она то и дело просыпалась по ночам. Йоко часто слышала, как во сне Момо на автомате колотила рукой по стене и пробуждалась с тихим охом от боли в травмированной конечности. Ханатаро делал все, что было в его силах, чтобы помочь девушке: варил успокоительное и заставлял пить три раза в день, колдовал над ее многострадальной рукой, пытаясь хотя бы немного укрепить кости, даже поделился сильнодействующей заживляющей мазью, чтобы мелкие раны заживали моментально. Но Хинамори все равно пребывала не в самом лучшем расположении духа.
  
  После обеда, когда ребята раздумывали, чем бы им заняться, а вернее, какому именно виду тренировки посвятить выпавший им досуг, Момо решительно поднялась на ноги.
  
  - В чем дело, Момо-чан? - задал вертевшийся у всех на языке вопрос Ханатаро, удивленно смотря на девушку.
  
  - Я решила пойти к Такуми-сенсею, - произнесла Момо голосом человека, приговоренного к четвертованию.
  
  - Ого, с чего вдруг? - удивилась Рукия. - Хочешь, чтобы он доконал тебя окончательно? Он может.
  
  - Но если у меня так и не будет никаких успехов, он не оставит меня в покое, - тихо сказала Хинамори. - Так что выбора у меня нет. - А потом устремила на друзей серьезный и удивительно решительный взгляд. - Я не собираюсь опускать руки! Если он считает, что я ни на что не способна, я просто обязана доказать ему обратное!
  
  Услышав такое из уст Момо, Йоко только улыбнулась и вздохнула. Все же Хинамори здорово изменилась за эти полгода. Стеснительная и робкая девушка, боящаяся пораниться боккэном или поцарапать руку об доску, постепенно превратилась в настоящего бойца, не сдающегося перед трудностями.
  
  - Мне пойти с тобой? - спросил Ханатаро. Все же на тренировках по Хакудо всякое может случиться. Такуми-сенсей порой действительно меры не знает, и Хинамори может понадобиться медицинская помощь.
  
  Но, к удивлению парня, Момо лишь улыбнулась и покачала головой.
  
  - Не стоит, Ханатаро-кун, - проговорила она. - Ты и так уже много для меня сделал. Наверное, даже больше, чем следовало. И если ты так постоянно и будешь пытаться облегчить мне задачу, я точно не стану сильнее.
  
  - Она права, - решительно проговорил Ренджи, видя, что Ямада хочет что-то возразить, и положил руку тому на плечо. - Не переживай так. Хинамори не я и не Йоко, чтобы не знать, когда следует остановиться.
  
  - Вот именно, - подтвердила она. - Так что я пойду. Не скучайте тут без меня.
  
  Весело улыбнувшись, Момо помахала друзьям на прощание рукой и ушла в сюмпо. А ребята так и остались под деревом, переглядываясь между собой, но ничего не говоря. Такое неожиданное решение со стороны Хинамори, ненавидящей Хакудо больше всего, просто выбило из колеи. Точку в этом молчаливом переглядывании поставил Кира, громко захлопнув книгу, которую он все это время пытался читать. Ренджи, Йоко, Рукия и Ханатаро, до этого смотрящие друг на друга, тут же синхронно повернулись к Изуру, который невозмутимо убрал томик в сумку и тоже поднялся на ноги.
  
  - Если Хинамори-кун ушла тренироваться, нам тоже грешно сидеть тут и бездельничать, - емко высказался он.
  
  - Тогда милости прошу с нами в зал кендо, - тут же подскочил к нему Ренджи с каким-то безумным блеском в глазах.
  
  Как ни странно, Кира не стал сопротивляться, лишь равнодушно пожал плечами. Дескать, кендо так кендо, мне все равно. Абарай недовольно скривился, и Йоко и его понимала. Порой это непроницаемое выражение лица Изуру нервировало и ее. Так что она даже поддерживала желание Ренджи вывести из равновесия Киру, чтобы он, черт побери, показал хоть какие-то эмоции.
  
  Рукия, больше предпочитавшая занятия Кидо, не спешила отбывать на полигон с мишенями, справедливо решив, что тренировка по кендо не повредит и ей. Боккэн в руках она держала вполне уверенно и схваток не боялась, но и только. Два из трех спаррингов на занятиях она все равно проигрывала, хотя, к своему же удивлению, ни капли не расстраивалась по этому поводу. Иногда она тренировалась в кендо с Ренджи, но это случалось так редко, что практически не приносило результата. А пойти и позвать на тренировку кого-то из своей группы ей просто не хватало духу - отношения с сокурсниками не заладились у нее с самого начала.
  
  Ханатаро только вздохнул и поплелся следом за всеми, уже прикидывая в уме, насколько сегодня затянется процесс лечения этих безумцев. А потом вспомнил, что Йоко и Ренджи сегодня вознамерились схватиться на асаучи, и по спине побежали мурашки. Эти двое и боккэнами вполне могли забить друг дружку до полусмерти, а теперь в их руках будут острые мечи. Отстраненно Ямада подумал, что надо бы попросить прибавку к жалованию...
  
  Единственная женщина-преподаватель на первом курсе - Нацуми Рен - встретила пришедших со всем радушием. Йоко и Ренджи всегда были у нее в любимчиках, как лучшие в кендо на всем потоке. Стилем преподавания она была похожа и на Такуми-сенсея, и на Масао-сенсея, то и дело кидаясь из крайности в крайность: в один день могла быть спокойной и молча наблюдать за студентами на протяжении всего занятия, а на следующий - превратиться в настоящую фурию, цепляющуюся к ученикам по любому поводу и лихо отвешивающую провинившимся увесистые тумаки ножнами от своего занпакто. Зато, когда студенты приходили к ней на дополнительные занятия, она преображалась буквально на глазах, становясь больше всего похожей на любящую бабушку, к которой на каникулы приехали горячо любимые внуки. Разве что чаем с конфетами не угощала.
  
  Зал для тренировок не сказать, чтобы был переполненным, но не пустым точно. Пара дюжин студентов в основном со второго и третьего курсов были полностью поглощены отрабатыванием ударов, не обращая на пришедших никакого внимания. Считалось, что сюда ходят именно для тренировок, а не поболтать с приятелями, поэтому даже если здесь встречались знакомые, то откладывали болтовню на потом.
  
  - Накамура-кун! Абарай-кун! Я так и знала, что вы сегодня сюда придете, - преподавательница мелькала между пришедшими, щебеча без остановки.
  
  - Простите, что так давно не заходили, Нацуми-сенсей, - слегка поклонилась Йоко. - Выяснилось, что мы здорово отстали в Кидо, так что...
  
  - Слов не нужно, все понимаю, - отозвалась та. - Лучше приступайте к делу. Оправдания никак не улучшат ваши навыки.
  
  На пришедших Киру, Рукию и Ханатаро она вообще внимания не обратила и, вволю наговорившись с Йоко и Ренджи, ушла в сюмпо на свое обычное место в дальнем конце зала, откуда было очень удобно наблюдать за всем происходящим.
  
  - Ну что, начнем, - плотоядно потер руки Ренджи, подходя к стойке с боккэнами.
  
  Йоко и Рукия, глядя на это, только покачали головами и закатили глаза. Кажется, им ужасно хотелось схватиться рукой за лицо. Зато Кира сохранял свою фирменную невозмутимость и тоже приступил к выбору подходящего деревянного меча. Накамура вздохнула - похоже, сразиться с Ренджи ей удастся нескоро, и это немного напрягало. Смысл ей устраивать спарринг с Рукией, которую она уделает с одного удара? Девушки обе это прекрасно понимали, но все же тоже взяли по боккэну и встали в боевую стойку друг напротив друга. Йоко решила, что раз ей не судьба улучшить собственные навыки, она поможет в этом деле подруге, а Рукия, морально подготовившись к возможному получению свежих ушибов, ничего против не имела. Ханатаро же просто уселся в сторонке, прислонившись спиной к стене, и стал ждать, когда к нему попадет первый пациент. В том, что они будут, парень не сомневался ни секунды. Не такой у этой компании характер, чтобы сражаться вполсилы.
  
  
  
  
  
  Тем временем на полигоне по занятиям Хакудо Хинамори, упрямо сжав губы, колотила злосчастную доску. По обе стороны от нее стояли еще два парня из ее группы - очередные наказанные за плохое поведение на уроке. Причем одним из них был Хидеки - тот самый, схлопотавший наказание на первом же занятии. Несмотря на данный себе же зарок не вступать в перепалки с учителями и, в первую очередь, с Такуми-сенсеем, он так ничего не смог с собой поделать и без конца возмущался по любому поводу, отчего и страдал. А вторым, к удивлению Момо, оказался Ирияма-кун, один из лучших студентов их группы по Хакудо. По крайней мере, ему от учителя доставалось куда меньше, чем остальным. На уроке он однажды решил вступиться за Хидеки, в очередной раз заработавшего себе неделю каторжной отработки на полигоне, и, как результат, сам загремел сюда же на тот же срок. Такуми-сенсей и не думал делать поблажки даже лучшему ученику по своему предмету и не преминул показать, что бывает с теми, кто осмеливается критиковать его метод преподавания.
  
  Разумеется, из всей троицы Момо показывала худший результат - Хидеки уже давно привык к набиванию ударов об доску, а у Ириямы вообще с этим никогда проблем не было. Но Хинамори только сильнее стискивала зубы, не позволяя ни единому звуку сорваться с ее губ. Кожа на руке давно была содрана, а сам кулак болел неимоверно, но учитель сказал, что сам остановит эту тренировку, когда сочтет нужным, а потому следовало терпеть. Момо уже неоднократно мысленно благодарила Ханатаро за все его старания. Перед тренировкой она втерла в кожу данную им мазь, что позволило ей первый час вообще не обращать внимания на состояние своей руки - все болячки заживали практически одномоментно, стоило им только появиться. Однако потом действие мази сошло на нет, а снова ее нанести незаметно от учителя не представлялось возможным, потому что привычку ходить за спинами учеников, размахивая боккэном, Такуми-сенсей так и не оставил. Так что приходилось держаться только силой собственного упрямства, но и тут Ханатаро оказал ей немалую услугу. Предательский сустав среднего пальца, уже неоднократно подводивший Момо на этом упражнении, больше не выбивался, отчего девушка была счастлива невероятно.
  
  Внезапно справа раздался ужасный треск. Повернув голову, Хинамори замерла, раскрыв рот. Доска, над которой старался Ирияма, валялась на земле, переломленная пополам, а сам парень стоял в сторонке, сжимая и разжимая кулак. Момо оставалось только завистливо вздохнуть, но она тут же себя одернула, напоминая себе, что невозможно быть лучшим во всем. То, что ни в какую не выходит у Ириямы, прекрасно выходит у нее. По крайней мере, в Кидо она дала бы ему сто очков вперед.
  
  - Хватит на сегодня, - объявил Такуми-сенсей. Да, похвалы от него не дождешься, даже если очень постараешься.
  
  Хидеки и Ирияма тут же исчезли в сюмпо, а Хинамори так и осталась стоять рядом с доской, смотря то на свою руку, то на учителя, то на разломленную доску своего одноклассника.
  
  - Можно мне остаться и позаниматься еще, Такуми-сенсей? - робко поинтересовалась она, на всякий случай, готовясь уклониться от удара боккэном.
  
  - Ты плохо меня слышала, Хинамори-кун? - отозвался тот, скосив глаз в ее сторону. - Я, кажется, сказал, что на сегодня хватит.
  
  Больше всего на свете Момо хотелось уйти отсюда поскорее, потому что несчастная рука уже отчаянно просила пощады. Но вместо этого девушка сжала здоровую руку в кулак и твердо произнесла:
  
  - Я хочу остаться и продолжить тренировку, сенсей.
  
  Глаза Такуми-сана на несколько мгновений чуть расширились, но почти сразу же снова сузились, превратившись практически в щелочки. Некоторое время он буравил Хинамори тяжелым взглядом, смотря ей прямо в глаза, но она не отступила и не отвела взор.
  
  - Ты осмеливаешься спорить со мной, Хинамори-кун? - в его голосе не было ни намека на угрозу, и вообще вопрос звучал бы совершенно невинно, если бы не этот ровный и спокойный тон.
  
  - Да, сенсей, - кивнула она, внутренне холодея от ужаса за собственную наглость. Меньше всего Момо от себя ожидала, что когда-нибудь осмелится перечить этому человеку с замашками самого настоящего садиста.
  
  И тут девушку накрыло. Видимо, Такуми-сенсею надоело спорить, так что он буквально на несколько секунд перестал контролировать свою реацу, чтобы преподать вконец обнаглевшей девчонке хороший урок. От внезапно обрушившегося на нее духовного давления Хинамори стало тяжело дышать, и она почувствовала, что вот-вот упадет и потеряет сознание. Колени задрожали, отказываясь служить девушке верой и правдой, так что она была вынуждена ухватиться за стойку с доской, чтобы остаться стоять на ногах. Но все закончилось быстро. Уже через несколько секунд учитель убрал давление и снова смерил ученицу тяжелым взглядом.
  
  - Если не передумала, возвращайся через полтора часа, - сказал он ничего не выражающим голосом. - А пока сходи к медикам, чтобы они вылечили твою руку, и поешь как следует.
  
  И, ничего более не добавляя, ушел при помощи сюмпо в неизвестном направлении, оставив Момо одну на полигоне, - любителей заниматься Хакудо в свободное время сегодня не было. Хотя не факт, что такие вообще были. Когда учитель исчез, Хинамори опустилась на одно колено, жадно хватая ртом воздух, и попыталась унять дрожь в теле. Получалось не слишком хорошо. Еще никогда в жизни ей не было так плохо, как сейчас, даже когда Такуми-сенсей избивал ее в течение трех долгих часов. Защищаться от подобных атак духовным давлением первокурсников не учили, так что нет ничего удивительного в том, что подобная встряска едва не выбила из девушки дух. Кое-как все же поднявшись на ноги, она двинулась в сторону выхода с полигона. Хинамори не была уверена, что действительно сегодня сюда вернется, ибо повторения недавнего ей совершенно не хотелось, но все же решила выполнить последние наставления учителя.
  
  
  
  
  
  
  - Нет, Рукия, опять не так, - вздохнула Йоко, уже в который раз уходя от прямого удара подруги и пробивая ее в бок. - Не имея достаточных навыков уворота, нет смысла вот так нападать на противника, заведомо превосходящего тебя по способностям. Ну, или, в крайнем случае, старайся не так сильно замахиваться. А то, пока твои руки отведены за спину, у тебя все тело открыто - бей не хочу.
  
  Как и ожидалось, ничего, даже отдаленно напоминающего спарринг, у девушек не вышло - слишком велика была разница в мастерстве. Даже когда Йоко велела Рукии использовать свои навыки Кидо, особого результата это не принесло. Скованная низкоуровневым Бакудо Накамура все равно могла уклониться от атак при помощи сюмпо. А связывающие техники высокого уровня, полностью парализующие тело или блокирующие возможность использовать реацу, не знал, пожалуй, даже Изуру. Тогда Рукия попыталась связать Йоко при помощи Бакудо, атаковать каким-нибудь Хадо и нанести удар мечом, но и это не прокатило. Накамура успевала порвать Бакудо до того, как Рукия заканчивала произнесение заклинания Шаккахо. Так что получался замкнутый круг. Нападать на нее, вынуждая Рукию защищаться от атак, Йоко и вовсе не стала. Поняв безрезультатность такой схватки, девушки уложили боккэны обратно на стойку и, усевшись рядом с Ханатаро, стали наблюдать за эпической битвой Киры и Абарая.
  
  Посмотреть действительно было на что. По скорости парни были примерно равны, но мастерство все же было на стороне Ренджи. Зато Изуру лучше владел сюмпо, и достать его было затруднительно. Ни капли не сдерживаясь, они били в полную силу, и неподготовленный зритель вряд ли бы увидел в их поединке что-то, кроме носящихся вихрей, которые то разрывали дистанцию, то снова сходились. Как только боккэны выдерживали такую силу ударов, вот что непонятно. Сперва, когда спарринг только начался, и Ренджи еще не разогрелся, поединок шел вполне ровно. Вялый обмен ударами не производил впечатления серьезной схватки. А потом Абарай внезапно полностью забил на защиту, перейдя в яростную атаку. Сдерживать такой решительный напор было очень непросто, но Кира не сдавался, не пропустив ни одного удара. О том, чтобы атаковать в ответ, не могло быть и речи. Даже сюмпо не слишком-то спасало - благодаря отменной реакции Ренджи совершенно не давал ему времени провести контратаку, атакуя незамедлительно. Наконец, мощным ударом отведя меч Изуру в сторону, Абарай сделал резкий выпад и нанес колющий удар в правое плечо. А так как бил он в полную силу, неудивительно, что от места попадания по белой рубахе начало расползаться красное пятно.
  
  - Абарай-кун, ты переборщил, - заявил незамедлительно оказавшийся рядом Ханатаро.
  
  - Да все в порядке, - произнес Кира, поднимаясь с колен, на которые рухнул от неожиданно сильной боли в плече. Кажется, он и не думал сердиться на Ренджи, хотя тот вроде бы и нарушил одно из главных правил тренировки на боккэнах: не ранить своего оппонента.
  
  - Какое там "в порядке"? - возмутился Ямада, просто поражаясь такой беспечности. - Надо срочно заняться раной. Она, может, и несерьезная, но нельзя оставлять ее без внимания. Или ты хочешь, чтобы твоя рука вышла из строя на неделю? - Когда дело доходило до его непосредственных обязанностей, Ханатаро было не узнать. Отбросив робость и дурачество, он превращался в настоящего профессионала своего дела, с которым лучше не спорить.
  
  - Так, что тут происходит? - появилась из сюмпо Нацуми-сенсей и, мигом оценив сложившуюся ситуацию, двинулась в сторону Ренджи. - Ты как всегда, Абарай-кун, - проговорила она.
  
  Никто так и не понял, что произошло. Вот они стояли друг напротив друга, и вдруг Ренджи отлетел к стене, хотя Нацуми-сенсей так и стояла, не двигаясь. Как она умудрилась молниеносно ударить Абарая ножнами и снова убрать в них свой меч, было просто за пределами понимания первокурсников.
  
  - Ты что творишь, идиот?! - накинулась учительница на поднимающегося на ноги парня. Маска доброй бабушки окончательно спала с ее лица, и сейчас Нацуми-сенсей была настоящей тигрицей, готовой рвать и метать. - Я уже привыкла к тому, что ты и Накамура постоянно избиваете друг друга до полусмерти, и даже смирилась с этим. Вы одни такие. Но не смей, черт побери, калечить остальных!
  
  - Простите, сенсей, это вышло случайно, - наконец выпрямился Ренджи. Все же удар был знатным. Удивительно, что из сознания не вышиб.
  
  - Случайно, - передразнила его женщина. - Слышала, вы с Накамурой собираетесь перейти на тренировки с использованием асаучи. Так и быть, я дам вам добро на эту авантюру, но только при условии, что рядом постоянно будет медик. Если узнаю, что вы вздумали сражаться без присмотра, головы вам оторву!
  
  - Да, Нацуми-сенсей, - в один голос ответили Йоко и Ренджи.
  
  - Не переживайте, Нацуми-сан, я за всем присмотрю, - заверил ее Ханатаро, на секунду отвлекаясь от лечения Киры.
  
  Успокоившись, учительница вновь отбыла на свое место, оставив ребят одних. Уходить на заслуженный отдых они явно не собирались. Когда с лечением плеча было покончено, Изуру задумчиво несколько раз сжал пальцы в кулак и спокойно констатировал:
  
  - Немного немеет.
  
  - Это нормально и скоро пройдет, - успокоил его Ханатаро. - А до этого не следует лишний раз шевелить рукой. И если ты собирался на полигон Кидо, то воздержись и от этого. Покой и только покой.
  
  - Ты уж извини, - виновато проговорил Ренджи, почесывая затылок. - Я не специально. После того случая на уроке Хадо я, кажется, перестал здраво соображать.
  
  - Да ничего, - пожал плечами Кира. - Ты изначально был лучше меня в кендо, так что нет ничего удивительного, что я проиграл. А что до раны, забудь. Какие же тренировки без случайных травм.
  
  И снова никакой обиды и даже тени зависти в голосе, а лишь уважение к чужой силе и абсолютное спокойствие.
  
  - Тебе тоже следует отдохнуть, Абарай-кун, - не допускающим возражения голосом сказал Ханатаро, кивая на место у стены. - Если ты в таком состоянии схватишься с Йоко-чан, она раскатает тебя тонким слоем по полу, и кому, как ты думаешь, придется исправлять последствия?
  
  - Интересно, как там Хинамори? - внезапно подала голос Рукия, все это время молчавшая, как партизан на допросе. - Ни один человек не выдержит столько времени с Такуми-сенсеем. Надеюсь, она в порядке...
  
  - Да уж, - кивнула Йоко, вспомнив решительный настрой Момо, когда она отправлялась на полигон Хакудо. В таком состоянии от нее чего угодно можно ожидать.
  
  - Предлагаешь пойти и проведать ее? - скептически изогнул бровь Ренджи. - Сомневаюсь, что Такуми-сенсей обрадуется такому счастью. У него же принцип: "Пришел на полигон - изволь тренироваться", а у меня что-то нет особого желания.
  
  - У меня тоже, - мрачно подтвердила Накамура.
  
  - И у меня, - поежилась Рукия.
  
  - Я тоже пас, - согласился Кира, и Ханатаро облегченно выдохнул.
  
  Через пятнадцать минут Йоко решила, что хватит с них отдыха, рывком вскочила на ноги и потянулась до хруста. Ренджи, все это время сидевший, как на иголках, повторил ее телодвижения.
  
  - Ну что, начнем, Накамура? - хмыкнул он, вынимая асаучи из ножен.
  
  - С удовольствием, Абарай, - с хищной улыбкой откликнулась она, с некоторым благоговением кладя руку на рукоять меча.
  
  Ханатаро при виде их оскалов передернуло, как в приступе сильнейшего озноба, а в душе поселилось очень плохое предчувствие. Сидящие рядом Рукия и Изуру, кажется, целиком и полностью разделяли его беспокойство, уж больно напряженными стали их взгляды, хотя в лице они особо и не переменились.
  
  - Приступим? - поинтересовался Ренджи, пристально смотря девушке в глаза. Безумные улыбки как-то сами собой сошли на нет, уступив место полному спокойствию. Даже азарт пропал, осталась лишь сосредоточенность. Держа в руках боккэны, ни Ренджи, ни Йоко такого не испытывали. Видимо, это осознание того, что теперь все будет по-настоящему, так на них повлияло.
  
  - Да, - спокойно кивнула Йоко и без предупреждения ушла в сюмпо.
  
  Спустя секунду она оказалась по правую сторону от Ренджи, нанося удар. Но Абарай был не промах, и среагировать на подобную атаку не было для него большой проблемой. Развернувшись и заблокировав атаку, он сразу же попытался нанести удар ногой, но Йоко быстро просекла это дело и вовремя успела отскочить назад. Разорвав дистанцию на пару секунд, они вновь бросились в яростную атаку, нанося удар за ударом, ставя блоки, уклоняясь и снова и снова начиная этот смертоносный танец.
  
  Наблюдатели только вздрагивали всякий раз, когда лезвия мечей скрещивались и казалось, что кто-то из сражающихся вот-вот лишится головы. Ханатаро так вообще закрыл глаза руками, чтобы не видеть этого кошмара. Рукия так сильно сжала кулаки, что побелели костяшки пальцев, и смотрела так сосредоточенно, что, кажется, вообще не моргала. Кира казался самым спокойным из всей троицы, и только слегка прищуривающиеся глаза и едва заметные нервные вздохи в момент звона стали выдавали его напряжение.
  
  - Хм, ты стал более сосредоточенным, - заметила Йоко, когда провела, казалось бы, идеальную серию ударов, вынудив своего оппонента открыться, но в последний момент Ренджи все же успел заблокировать ее атаку.
  
  - Ну извини, что не дал себя разрубить, - хмыкнул он, отскакивая от противницы на несколько метров.
  
  Впрочем, беседовать, обсуждая свою дальнейшую стратегию, они не собирались, потому что практически сразу снова рванули навстречу друг другу, и сила удара была такова, что от места соприкосновения мечей полетели искры. Сюмпо, и вот Ренджи появляется за спиной Йоко, нанося удар наискось. Но вместо того, чтобы ставить блок, девушка просто немного отклоняется в сторону, пропуская смертоносное лезвие буквально в нескольких миллиметрах от своей руки, и тут же наносит ответный удар.
  
  - Хех, неплохо, - спокойно отмечает Абарай, разглядывая небольшой порез на правой руке. Миновать потерю конечности удалось буквально в последнюю секунду.
  
  - Продолжим? - уточнила Накамура, замерев в трех метрах от него и сохраняя полное спокойствие.
  
  - Разумеется! - вскинулся тот. - Можно подумать, такая царапина меня остановит.
  
  Два одновременных сюмпо, и два асаучи, подкрепленные стальной волей своих владельцев, вновь встретились, озаряя это событие фонтаном искр.
  
  - Невероятно, - произнесла Рукия, наблюдая за поединком во все глаза. - Йоко сражается еще лучше, чем Ренджи? А ведь девушка...
  
  - Не факт, что лучше, - резонно возразил Кира. - Просто Ренджи правша, а Йоко левша. Всегда гораздо легче драться с противником, который держит меч в той же руке, что и ты.
  
  - Но они ведь уже много месяцев тренируются, - заметила девушка.
  
  - На боккэнах, - напомнил Изуру. - Полагаю, при схватке на настоящих мечах чувствуешь себя немного иначе.
  
  - Лишь бы не убили друг друга, - с явной опаской произнес Ханатаро.
  
  Йоко вышла из сюмпо раньше и замахнулась мечом сбоку, словно желая перерубить Абарая пополам в районе талии. Ренджи тоже решил не блокировать атаку, а удивительно ловко отклонился назад, так что угол между его ногами и позвоночником практически достиг девяносто градусов. Но, что самое удивительное, он при этом еще и умудрился контратаковать, правда, не мечом, а ногой, нанеся Йоко довольно тяжелый удар по корпусу. Совершенно не по-мужски, ему и самому было противно, что пришлось опускаться до подобного, но бой есть бой. Не устоявшая на ногах Накамура свалилась на спину, сразу же блокируя мечом удар Ренджи, очевидно, решившего добить ее, пока она не встала. Немного реацу для усиления, и вот уже Абарай отшатывается назад, давая девушке достаточно времени, чтобы рывком подняться на ноги. Еще один рывок с обеих сторон, и вот уже и Ренджи, и Йоко отклоняются назад, словно исполняя какое-то балетное па, и остро заточенные клинки едва не касаются подбородков. Зарекомендовавший себя чуть раньше удар ногой тут же пришел в голову обоим противникам, так что в следующую секунду, получив по ощутимому пинку, ребята разлетелись в разные стороны.
  
  - Так, достаточно, - раздался голос Ханатаро.
  
  - Чего?! - возмущенно воскликнул Ренджи, тут же поднимаясь на ноги и снова хватаясь за рукоять асаучи. - Я в полном порядке!
  
  - Я тоже, - поддержала его Йоко. - В чем дело-то, Ханатаро-кун?
  
  - Вы уже начинаете выдыхаться, - сказал тот. - А потеря сил ведет к опрометчивым решениям. Нельзя вести спарринг на мечах, если не можешь хладнокровно мыслить. Только полные идиоты сражаются на горячую голову. А вы не идиоты. Так что хватит на сегодня.
  
  - Приятно слышать, что хоть кто-то слушал мои наставления, Ямада-кун, - внезапно появилась рядом с ребятами Нацуми-сенсей. - Абарай-кун, Накамура-кун. Это было просто ужасно. После того, как вы показали столь впечатляющие результаты на боккэнах, не ожидала от вас столь вялых движений. Вы поддавались друг другу, а этого быть не должно.
  
  - Поддавались? - ошарашенно переспросила Йоко. - Да я бы никогда...
  
  - Тихо! - оборвала ее речь на полуслове учительница, ненавязчиво сжимая пальцы на рукояти своего занпакто. - Если я говорю, что поддавались, значит, поддавались. Потому что это видно с первого взгляда. Пусть несознательно, но вы ужасно боялись серьезно поранить друг друга. А, следовательно, в вашей тренировке не было никакого смысла. При поединке на настоящих мечах вы не должны сдерживать свою силу и обязаны относиться к своему противнику, как к врагу, иначе в решающий момент на настоящем поле боя у вас просто дрогнет рука. Ямада-кун для того и находится здесь, чтобы оказать вам помощь в случае серьезных травм. И вы, черт побери, должны их получать, а не разыгрывать тут этот спектакль. Вы меня поняли?
  
  - Да, сенсей, - в один голос откликнулись Йоко и Ренджи, убирая свои мечи в ножны.
  
  - Вот и отлично. - И тут на ее лице опять появилась добрая улыбка любящей родительницы, от которой, однако, у ребят поползли по спине неприятные мурашки. - Так что чтобы больше такого не было, а иначе приму меры.
  
  Выяснять, что же это за меры такие, ни тому, ни другому не хотелось, так что оба сочли за лучшее согласно кивнуть. Учительница уже в который раз за сегодняшний день ушла в сюмпо, а Ханатаро подскочил к Ренджи, чтобы заняться его раной, которую Абарай небрежно перевязал какой-то тряпкой, найденной в кармане и с виду больше похожей на носовой платок.
  
  - Ну как вам? - поинтересовалась Йоко у Рукии и Изуру, которые так и сидели у стены, и тут же получила кулаком по голове от мгновенно оказавшейся у нее за спиной подруги.
  
  - Дура! - рявкнула Рукия. - Ты хоть знаешь, как я волновалась за вас?! А ты можешь только спросить "Ну как вам?!"
  
  - Больно же, - возмутилась Накамура, потирая макушку, на которой грозилась вскочить отменная шишка.
  
  - Больше в жизни не буду наблюдать за вашим сумасбродством, - ответила Рукия, отворачиваясь, чтобы никто не видел ее лица.
  
  - Предлагаю все же пойти и проверить, как там Хинамори, - подал голос Кира, пытаясь сгладить накал ситуации.
  
  - Согласен, - кивнул Ренджи, над рукой которого все еще колдовал Ханатаро. - Надеюсь, она цела. А то у меня очень плохое предчувствие...
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 14. Ночная вылазка
  
  Не идя на поводу у своих желаний, Хинамори, съев очередную огромную порцию своей любимой собы, все же вернулась на полигон по Хакудо. Благодаря остаткам мази, которую ей дал Ханатаро, она уже исцелила разбитую в кровь руку, так что поход к медикам был излишним. Момо справедливо опасалась, что для того, чтобы раз и навсегда отбить у нее волю к спорам со старшими, Такуми-сенсей вполне может устроить ей сейчас такую тренировку, что неделя в аду показалась бы ей легкой прогулкой по сравнению с этим, но прослыть трусихой и еще ниже опуститься в глазах учителя совсем не хотела.
  
  - Я смотрю, тебе совсем не терпится, Хинамори-кун, - заметил сенсей, когда через час девушка, собравшись с духом, все же вернулась на полигон. - Мне казалось, я сказал тебе прийти через полтора часа.
  
  - Я не знала, чем себя занять, - честно призналась Момо. - Мне уйти? - Небезосновательно полагая, что на сегодня она уже слишком много возражала Такуми-сенсею, она сочла за лучшее хоть сейчас спросить его разрешения.
  
  - Оставайся, раз уж пришла, - ответил тот и, на секунду устремив взгляд куда-то вдаль, добавил. - К тому же, вскоре тут определенно появятся твои друзья. Так что приступай.
  
  Надев положенные браслеты, Хинамори замерла перед доской, но начинать не спешила. Прикидывая последствия своего вопроса и взвешивая в уме все "за" и "против", Момо все же решила удовлетворить свое любопытство.
  
  - Такуми-сенсей, можно вопрос? - эти слова прозвучали как-то совсем уж жалобно, Хинамори сама от себя не ожидала таких интонаций.
  
  - Ну что еще? - недовольно зыркнул на нее учитель, уже успев вытащить свой боккэн.
  
  - Я стараюсь выполнить это задание, но у меня не получается, - сказала она. - Скажите мне, пожалуйста, почему? Что я делаю не так? И как мне это исправить?
  
  Тот обреченно вздохнув, словно прикидывая, объяснить ли ему Хинамори все по-человечески или же высказать ей парочку крепких словечек за несообразительность. Еще раз окинув взглядом замеревшую ученицу, он все же склонился к первому варианту.
  
  - А сама-то не догадываешься? - хмыкнул Такуми-сан. Момо только неуверенно мотнула головой. - Да все дело в том, что, как бы тебе ни казалось обратное, ты все равно ужасно боишься покалечить свои избалованные постоянным обращением с реацу руки. Даже понимая, что надо бить в полную силу, ты все равно не можешь заставить себя сделать это, потому что боишься боли. Накамура-кун - твоя полная противоположность. Она, наоборот, нисколько не боится боли, но при этом у нее начисто отсутствует чувство меры, и она не знает, когда следует остановиться. Вы обе неправы. Пока ты не найдешь золотую середину между вами, у тебя ничего не получится.
  
  Хинамори перевела взгляд на доску, которую ей полагалось переломить, и обдумывала полученную информацию. В общем-то, она и так знала, что ответит ей Такуми-сенсей, просто не давала себе труда сформулировать из беспорядочного потока догадок нормальную и четкую мысль. Шинигами на поле боя не должен придавать значение такой мелочи, как мелкие царапины или вот разбитые кулаки. Действительно, если подумать, то что такое разбитый кулак по сравнению, скажем, с отрубленной рукой, а порой случаются вещи и еще похуже. Бей в полную силу, не давай себе поблажек, но знай, когда надо остановиться. Золотая середина...
  
  - Хммм, - протянула Момо, сжимая пальцы в кулак и с силой впечатывая его в проклятую доску.
  
  На этот раз Хинамори действительно нисколько не сдерживалась и сразу же об этом пожалела, потому что мир заслонила просто ослепительная вспышка дикой боли. Казалось, что кости в бедной конечности переломались в порошок. Неужели предполагается, что именно так надо бить постоянно? Да это же безумие. Даже один такой удар едва не вышибает из сознания болевым шоком. Но девушка отлично понимала, что основной задачей упражнения как раз таки является преодоление этого болевого порога, чтобы можно было проводить более жесткие тренировки, не отвлекаясь на травмы.
  
  Пришедшие через двадцать минут на полигон ребята были поражены до глубины души, увидев, что их подруга не только жива и здорова, но и, похоже, находится в отличном расположении духа. По крайней мере, та измученная, но решительная Хинамори, которая сегодня уходила на тренировку по Хакудо, не шла ни в какое сравнение с Хинамори, сейчас стоящей у стойки с доской и воодушевленно молотящей кусок дерева своим маленьким, очень хрупким с виду кулачком. Самым удивленным из пришедших, пожалуй, был Ханатаро, уже в пути настроившийся на долгое лечение и подбадривание Момо.
  
  - Добрый вечер, Такуми-сенсей, - в унисон приветствовали направившегося к ним учителя студенты.
  
  - Отлично, что пришли, - с каким-то садистским злорадством отметил тот. - У Хинамори-кун еще час тренировки. Так что можете приступать.
  
  И попробуй только возрази, что просто мимо ходил, безо всякого намерения тренироваться. Ренджи ни капли не преувеличивал, когда говорил, что они четверо непременно разделят участь Момо, если придут сюда. Повздыхав о судьбе своей тяжкой, ребята взяли из ящика браслеты и двинулись в сторону стоек с досками. Ханатаро же, как обычно, предпочел занять место у стены, всегда готовый оказать первую помощь. При этом он не сводил с Такуми-сенсея удивленного взгляда, и у него были на то весомые основания. Они уже давно были знакомы, и Ямада просто не мог не заметить, что сейчас тот находится в очень даже благодушном настроении. И это было настолько невероятно, что больше походило на сон. Потому что Такуми-сенсей не может быть в благодушном настроении, когда кто-то из студентов на полигоне тренируется. И еще ни разу за все пятнадцать лет работы в Академии шинигами никто из учеников не услышал от него ни одного доброго слова. Что же здесь произошло? Ханатаро перевел взгляд на Хинамори, кажется, не обратившую никакого внимания на пришедших.
  
  "Момо-чан, что за магию ты применила?" - подумал Ханатаро.
  
  Успехи по Хакудо у всех были разные. Йоко, как обычно, лупила по доске, иногда получая по затылку боккэном учителя, когда слишком увлекалась. У Ренджи была сходная ситуация, но он от большей части тумаков успевал уклониться. После чего поспешно исправлялся, но только для того, чтобы в итоге снова начать колотить доску, как одержимому. Изуру, как недавно Момо, уже давно просек смысл этого издевательства над своими руками, но этим дело и ограничилось, потому что в результате оказалось, что пересилить инстинкт самосохранения не так-то просто. У Рукии были те же проблемы, так что они с ничуть не меньшей регулярностью, чем Йоко, получали по голове и выслушивали ставший давно привычным вопрос "Что за удар в полсилы?"
  
  После тренировки, ворчания Ханатаро при лечении товарищей и сытного ужина все разошлись по комнатам. Вернее, собирались так поступить, но в результате вышло все наоборот. А когда опомнились, было уже поздно, потому что все шестеро сидели в комнате Йоко и Момо. Несмотря на то, что тут жили две девушки, порядком тут и не пахло, что повергло Изуру в самый настоящий шок, а Йоко удовлетворенно хмыкнула, что, оказывается, "и Всезнайку-сана можно удивить". Ренджи и Рукия на это и вовсе не обратили внимания - когда они жили в Руконгае, то видали места и похуже. Но беспорядок был вовсе не следствием того, что девушки планомерно покрывали пол комнаты самым разным мусором. Причина была та же, что и в руконгайском доме Йоко. Просто Хинамори и Накамура появлялись тут слишком уж редко: после теоретических занятий оставляли учебники и тетради, после практических забирали и шли в библиотеку делать задания, потом снова оставляли и шли тренироваться, а потом возвращались и ложились спать. На уборку времени просто не было. А так как выкладывание и складывание учебников и тетрадей обычно проходило в ужасной спешке, неудивительно, что постепенно и те, и другие расползлись по всей комнате.
  
  - Совсем забыл сказать, - внезапно заговорил Ханатаро, усаживаясь на пол и прислоняясь спиной к массивному платяному шкафу. - Завтра толком потренироваться не получится никак.
  
  - Чего?! - голоса друзей слились в один, и этот короткий вопрос прозвучал так грозно, что Ямада бы в страхе попятился, если бы было, куда.
  
  - По идее, студентам об этом знать не положено, только персоналу, - заметил он несколько несмело, впрочем, у Ханатаро уже давно не было от ребят никаких тайн. Результаты тестов и проверочных работ он им, конечно, заранее не давал, но вот о предстоящих мероприятиях всегда рассказывал. - Ежегодная инспекция, которую проводит Готэй-13. И она состоится завтра. Так что все полигоны будут закрыты для проверки. По крайней мере, в первой половине дня точно.
  
  - Тск, - недовольно фыркнул Ренджи. - А смысл их закрывать? Лучше бы проверили, насколько усердно студенты тренируются в выходные.
  
  - Каждой группе надо будет пройти небольшой тест, так что надо, чтобы в нужный момент все были в сборе, - пояснил Ямада.
  
  - А кто в составе инспекционной комиссии? - поинтересовалась Рукия.
  
  - Обычно посылают двух-трех шинигами звания капитана или лейтенанта, - ответил он. - Но кто конкретно это будет, неизвестно до самого их прихода. У всех требования и методы проверки разные. Так что я не имею ни малейшего представления, что нас всех ждет.
  
  - Предлагаю не забивать себе голову, а просто расслабиться, - веско сказал Кира, видя, что друзья не на шутку разволновались, тут же начав гадать, что это будут за тесты, кого пошлет Готэй-13 и так далее. - Нет никакого смысла пытаться разобраться в том, с чем никогда не сталкивался. Так что давайте просто увидим то, что увидим.
  
  - В таком случае, я предлагаю пойти и как следует проветриться, - улыбнулась Йоко, и по веселому блеску в ее глазах стало ясно, что она имеет в виду точно не милую прогулку по парку. Всякую ответственность как ветром сдуло, зато безбашенность просто била ключом. - За пределы Академии.
  
  - А? - теперь все присутствующие недоуменно смотрели на нее.
  
  - Но, Йоко, - робко возразила Момо. - Ведь скоро будет отбой, а вдруг мы не успеем вернуться вовремя...
  
  - Честно, я ужасно на это надеюсь, - заметила Накамура заговорщическим тоном. - Мне всегда очень хотелось узнать, что бывает с теми, кто не успел в общежитие до закрытия.
  
  - Ты сумасшедшая, - безапелляционно заявила Рукия. - Нас же исключат. Тем более, завтра инспекция.
  
  Судя по хихиканью Йоко, аргументы подруги на нее не слишком-то подействовали. В поисках поддержки Рукия требовательно посмотрела на Киру и Абарая, которые не сказали ни слова по поводу этой безумной затеи.
  
  - А что, звучит интересно, - ухмыльнулся Ренджи, которому идея, кажется, пришлась по вкусу, и тут же получил кулаком по голове от подруги.
  
  - Идиот, ты чем вообще думаешь?! - напустилась на него Рукия, вскочив на ноги и уперев руки в боки.
  
  - Заткнись! - рявкнул в ответ тот. - Я сам разберусь, что мне делать!
  
  Обалдевшая Рукия повернулась к Изуру, который казался ей самым вменяемым человеком во всей этой безумной компании.
  
  - Ну чего ты молчишь, Кира? Скажи уже что-нибудь.
  
  Момо тоже устремила взгляд на Изуру. Интуиция ей подсказывала, что именно его слово и поставит точку в этом нелепом споре, потому что Кира умеет выдвигать простенькие, но веские аргументы, против которых так просто не попрешь и которые могут убедить даже Йоко и Ренджи.
  
  - Я тут подумал, что еще ни разу не бывал в Руконгае... - как-то отстраненно заметил он.
  
  Лицо Рукии надо было видеть. В ее глазах плескалась такая гремучая смесь разбитой надежды, разочарования и неверия собственным ушам, что Йоко окончательно стало весело. Действительно, почему бы не отправиться в Руконгай? Намек Киры был более чем понятным. Она тут же представила, как они всей гурьбой ввалятся в бар Кодзу, и Йоко стало просто невтерпеж увидеть и пережить это на самом деле.
  
  Ханатаро в споре участия не принимал, потому что сам никуда идти не собирался, но определенно идею друзей не поддерживал. Впрочем, отговаривать их тоже не спешил, памятуя, что во времена своей учебы отмачивал еще не такое. Это сейчас его все воспринимали, как послушного пай-мальчика, а лет тридцать пять назад считали иначе. Так что пусть ребята развлекаются, имеют право. Максимум, что они получат за такую выходку, это беседа с руководителем группы, а это уж точно не смертельно.
  
  Рукия недовольно сложила руки на груди, словно всем своим видом пытаясь показать, что она никуда не пойдет, но на друзей смотрела уже без возмущения. А минут через пять, послушав болтовню Йоко, Ренджи и Изуру, ей даже начало казаться, что затея сулит немало веселья.
  
  Момо колебалась дольше всех. Она вообще всегда и во всем старалась придерживаться правил и такое вопиющее их нарушение так просто принять не могла, в корне не соглашаясь с заявлением Йоко, что правила созданы, чтобы нарушить их хотя бы разок. Окинув компанию заговорщиков взглядом, она упрямо поджала губки, раздумывая, как бы получше обосновать свой отказ, но нужные слова никак не приходили. В результате, когда все поднялись с пола и выскочили в коридор, за руку таща ее с собой, Хинамори не сопротивлялась.
  
  Планы Ханатаро остаться в Академии и как можно скорее пойти спать тоже вылетели в трубу после авторитетного заявления Абарая, что в Руконгае с ними может случиться все, что угодно, а, следовательно, его присутствие обязательно. Ямада сопротивлялся до последнего, пока Кира, устав от этих дрыганий, не сковал Ханатаро Хайнавой - Бакудо ? 4, порвать которое, не находясь в покое, было сложно. В конце концов, Ямада сдался и попросил снять с него заклинание, после чего уже не высказывал недовольства.
  
  Как весело переговаривающаяся компания из шести человек, перебежками пересекающая территорию Академии в лучах заката, не привлекла ничьего внимания, совершенно не ясно, но выскочить за ворота не составило никаких проблем. Прекрасно ориентирующийся в Сейрейтее Изуру уверенно взял курс на западные ворота, ни на секунду не задумываясь, куда свернуть на том или ином перекрестке.
  
  Так как дорога была долгой, ребятам вскоре наскучило просто так бежать по улицам, и они переключились с дороги сперва на крыши домов и заборы, а потом и вовсе рванули по воздуху, уплотняя у себя под ногами духовные частицы. В Академии их такому способу перемещения еще не учили, так как занятий по Хохо на первом курсе не было, но, следуя инструкциям Ханатаро, пришлось учиться на ходу.
  
  Шинигами, встречающие на своем пути эту "великолепную шестерку беспризорников", надо думать, получали массу удовольствия. Ни на секунду не подумав, что своими разговорами и поведением они привлекут к себе внимание половины Готэй-13, ребята уверенно неслись к своей цели, периодически по неопытности падая на землю, когда концентрация духовных частиц под ногами терялась.
  
  Выйти за пределы Сейрейтея тоже не составило проблем. Как поняла Йоко, выйти отсюда может кто угодно, а вот войти обратно уже может стать проблемой. Гигантский страж врат, с которым Йоко успела познакомиться по приходу в Сейрейтей, появлялся только когда объявлялись желающие попасть внутрь. Полностью повторив манипуляции Гина со стеной, Ханатаро тоже приложил руку к одному из камней, и после серии странных звуков возле огромных ворот появилась небольшая дверца.
  
  - Я-ху! - оказавшись вне города, Ренджи издал боевой клич. Выглядел он так, словно заново родился. Кажется, бесконечное сидение в Академии за тренировками его изрядно утомило, и сейчас он был совершенно не против как следует повеселиться. Никаких плохих воспоминаний возвращение в Руконгай, пусть и временное, у него не вызвало, наоборот, его лицо буквально светилось энтузиазмом.
  
  Даже с Киры слетела его непроницаемая маска, и он оживленно крутил головой, пытаясь увидеть все и побольше. То, что солнце зашло, и это сводило обзор к нескольким метрам вокруг себя, его совершенно не волновало. Момо и Рукия тоже расслабились, справедливо решив, что сейчас уже поздно что-либо менять, а посему стоит получить от происходящего максимум удовольствия. Что до Ханатаро, он только вздохнул, смиряясь с неизбежным. Носиться по Руконгаю, рискуя в любой момент встретиться с какими-нибудь отморозками, решившими, что студенты - это легкая добыча, ему совершенно не хотелось. Нет, за друзей-то он был спокоен. Что с подобным отребьем они справятся, не моргнув и глазом, Ямада не сомневался. Другой вопрос, что след из искалеченных тел никак не соответствует атмосфере спокойной прогулки, на которую все настроились. И приводить незадачливых бедолаг в чувство, естественно, придется ему.
  
  - Ну, двинули! - объявила Йоко, уходя в сюмпо в направлении сорок четвертого района.
  
  Друзья, ни секунды не раздумывая, рванули за ней. Те жители Руконгая, кто еще не спал, а таковых оказалось немало, провожали компанию кто пораженными охами, кто завистливыми взглядами, а кто-то даже посылал им вдогонку пару-другую крепких словечек. Но друзья неслись слишком быстро, чтобы разобрать хоть слово. Через час Накамура с ностальгией вспомнила, как Гин преодолел это расстояние за жалких двадцать минут, да еще при этом и таща ее, и дала себе втык улучшать свои навыки сюмпо до предела. В таких вот случаях разница в скорости ощущалась особенно явно, и девушка, наивно до этого считавшая, что уже неплохо продвинулась в этом деле, была вынуждена пристыжено опустить голову.
  
  
  
  
  
  
  Как и представляла Йоко, компания буквально ввалилась в бар Кодзу, потому что каждый при этом отстаивал свое право войти первым. В результате они застряли в дверях, а потом кубарем прокатились в зал. Посетители, до этого ведущие какие-то свои беседы, оборвали себя на полуслове и недоуменно уставились на клубок черно-бело-красно-синей ткани, медленно распутывающейся и превращающейся в трех девушек и трех молодых людей, один из которых был в черном кимоно шинигами. Немая сцена продолжалась до тех пор, пока бармен, так же не сводящий с внезапных посетителей удивленного взгляда, не узнал среди девушек свою давнюю знакомую.
  
  - Вы только посмотрите, кто у нас здесь!
  
  По случаю прибытия таких неожиданных гостей Кодзу не поленился выйти из-за стойки и лично пожать пришедшим руки.
  
  - Не ожидал, что ты так быстро вернешься, Йоко, еще ведь и года не прошло, а ты уже прилежная студентка. Что, решила просто заглянуть на огонек? Правильно, где еще тебя угостят дармовым лимонадом? - говорил он, усадив всю компанию за стойку и уже разливая им прохладительные напитки. - Ты тогда так внезапно убежала. Не предупредила, не попрощалась. Но я не беспокоился, раз ты ушла с шинигами. Ну, давай, знакомь с друзьями и рассказывай, как учеба, - объяснять, что она сейчас учится в Академии, не было нужды, ибо форма, которую друзья и не подумали сменить на обычную одежду, говорила сама за себя.
  
  Рассказ затянулся аж на полтора часа, в течение которых ребята не замолкали ни на минуту, то и дело перенимая друг у друга нить повествования. Сидящие в баре люди, кажется, тоже слушали их с интересом, по крайней мере, тишина за столиками стояла практически гробовая. В результате, Кодзу так заслушался, что даже перестал обращать внимание, что, собственно, разливает по бокалам, а друзья так увлеклись, что просто не замечали, что пьют.
  
  Когда по внутренним часам Йоко было уже примерно три часа ночи, спать хотелось просто неимоверно, а в голове стоял такой туман, что ни о каком возвращении в Сейрейтей просто не могло быть и речи, потому что друзья бы просто не нашли обратный путь.
  
  - Хи-хи, - как-то нервно хихикнула Момо. - Кажется, нам не удастся узнать, что же бывает, если придешь в общежитие после закрытия.
  
  Она вообще последние полчаса по большей части сидела и истерически хихикала по поводу и без поводу. Рукия ей вторила. У обеих на щеках выступил хмельной румянец, но девушки, кажется, не обращали ни малейшего внимания на свое прискорбное состояние и, то и дело кладя голову друг дружке на плечо, заплетающимся языком иногда вставляли свои комментарии. Ханатаро вообще отрубился после первого же стакана импровизированного коктейля. Вариантов было два: или он совершенно не умеет пить, или же Кодзу намешал что-то совсем уж убойное. Кира ничуть не менее заплетающимся языком ворчал на засыпающего Ренджи, грозясь устроить с ним спарринг прямо в баре, начисто забыв, что боккэнов тут нет, а асаучи они оставили в общежитии. Йоко тоже балансировала где-то на грани между сном и явью, подперев подбородок рукой, и мутным взглядом смотрела на пьяных в хлам друзей. Отлично погуляли, ничего не скажешь.
  
  
  
  
  
  
  Тем временем, в Академии был настоящий переполох, в результате которого у Генгору-сенсея даже начался нервный тик. Все началось через час после отбоя. Он сидел в своем кабинете, составляя ведомость успеваемости студентов своей группы и готовясь к завтрашней инспекции, когда все пошло прахом. Идиллия была нарушена жутким грохотом двери, через которую в кабинет ворвался дежурный по общежитию.
  
  - Генгору-семпай, у нас большие проблемы! - выдал он, кое-как отдышавшись и потрясая списками учеников, которые вел, проверяя, все ли находятся в комнатах во время отбоя.
  
  - Что такое? - Генгору-сан недоуменно изогнул бровь.
  
  - Четыре студента из вашей группы пропали! - эти слова обрушились как снег на голову. Пропажа студентов была делом, мягко говоря, нечастым, если не сказать очень редким. Конечно, бывало, что они иногда выбирались на запрещенные ночные прогулки, но всегда возвращались, и учителя не переживали по этому поводу. Нет, ну правда, куда могут пропасть четыре человека в Сейрейтее? А Академия все же не тюрьма, чтобы сидеть там безвылазно. Но если дежурный поднял такую панику, значит, что-то нечисто.
  
  - Кто? - коротко спросил он, предчувствуя самое худшее.
  
  - Абарай Ренджи, Хинамори Момо, Кира Изуру и Накамура Йоко, - отрапортовал дежурный, чем окончательно добил собеседника.
  
  Назначенная на завтра на восемь утра инспекция и так изрядно каждый год трепала преподавателям нервы, а тут еще и это. И ведь самое главное, КТО пропал! Два лучших студента по Кидо и два лучших студента по кендо. С лучшими по успеваемости инспекторы всегда проводили индивидуальные беседы, потому что такие обычно успевали получить собственный занпакто еще до окончания Академии, а посему были потенциальными кандидатами на офицерские должности в Отрядах. И что, интересно, он будет говорить в оправдание, если эти четверо не найдутся до утра?!
  
  - Их реацу не удалось обнаружить? - сидеть и паниковать было бессмысленно, и надо было переходить к решительным действиям, причем, чем скорее, тем лучше.
  
  - На территории Академии их точно нет, - ответил молодой человек. - Я сделал запрос в Бюро Технологического развития, чтобы они проверили весь Сейрейтей, но ответа пока не поступило.
  
  - Значит, еще не все потеряно, - заметил Генгору-сан, поднимаясь со стула и выходя из кабинета.
  
  Дежурный, еще несколько секунд постояв на месте, бегом устремился за ним, стараясь не отстать. Решимость, исходящая от мужчины, была чуть ли не осязаемой и просто обязывала всех не сидеть без дела.
  
  - Пропали только эти четверо? - на всякий случай уточнил учитель, уже предполагая, что это не так.
  
  - Нет, - подтвердил его сомнения парень. - Еще исчезла одна девушка из второй группы и один из членов Четвертого Отряда, работающих в Академии, Ямада Ханатаро.
  
  - Как я и думал... - пробормотал Генгору-сан.
  
  Быстрым шагом эти двое вышли из административных помещений и сейчас стремительно двигались к воротам Академии. Предстояло узнать, каким же образом шесть человек умудрились проскочить мимо дежурных незамеченными. Если во время инспекции выяснится, что на территорию Академии может попасть любой желающий, всем придется несладко.
  
  Разумеется, дежурные уже были в курсе произошедшего и сейчас стояли белые как мел в ожидании допроса. При виде приближающегося к ним руководителя первой группы они как-то синхронно сглотнули и вытянулись по стойке "смирно".
  
  - Добрый вечер, Генгору-семпай! - приветствовали они его.
  
  - Ну?! - тот пропустил приветствие мимо ушей, накинувшись на несчастных с таким лицом, что они невольно сделали шаг назад. - И как же случилось, что вы не заметили целых шесть человек? Даже если они скрыли себя при помощи Бакудо, вы, черт побери, для того здесь и стоите, чтобы следить!..
  
  - Простите, Генгору-семпай, - несмело заговорил один из дежурных. - Но, скорее всего, студенты проскочили в ворота во время смены караула. Мы заступили на этот пост за полчаса до отбоя, но опоздали на несколько минут. Так что, возможно, они специально подгадали момент.
  
  Зло скрипнув зубами, Генгору-сан ничего не ответил, хотя отчасти и признавал доводы дежурных. По крайней мере, в том, что эти безумные студенты вполне могли выждать подходящий момент для побега, он ни капли не сомневался. С них бы даже сталось подмешать дежурным слабительного, чтобы те опоздали на свой пост. Но одного он решительно понять не мог: какого черта, зная о завтрашней инспекции, (а в том, что им о ней известно, не было никаких сомнений, потому что Ханатаро никогда не скрывал от своих друзей ничего), они решились на такое дерзкое нарушение правил? Хотят сорвать инспекцию? Подорвать репутацию учебного заведения? И кто из этих шестерых зачинщик всего безобразия?
  
  Не в силах просто стоять и ждать, когда придут результаты из Бюро технологического развития, Генгору-сан сам пошел туда, чтобы получить информацию из первых рук. Капитан Куроцучи, если он там, конечно, будет недоволен присутствием постороннего, но сейчас мнение капитана Двенадцатого Отряда волновало мужчину меньше всего.
  
  
  
  
  
  - О, Генгору-сан, вы уже здесь? - встретила его на пороге невысокая девушка в перекошенных очках, волосы которой были собраны во множество косичек и хвостиков и придавали ей этакий вид лаборантки не от мира сего. - А я только собиралась послать к вам Адскую Бабочку.
  
  - Результаты? - коротко спросил учитель. - Вы нашли их?
  
  - К сожалению, нет, - как-то сжалась она. - Мы просканировали весь Сейрейтей, но реацу ни одного из ваших студентов замечено не было.
  
  Генгору-сан с трудом удержался, чтобы раздраженно не сплюнуть на пол. Ситуация выходила из-под контроля. Если эту компанию лихим ветром унесло в Руконгай, то на поиски может уйти несколько дней.
  
  - Но поступили сведения, что их видели направляющимися к Западным воротам, - произнесла девушка. - Мы уже запустили поиск в Западном Руконгае, но без дополнительной подготовки он охватывает Руконгай только до двадцатого района. Если они забрались дальше, то дальнейший поиск потребует много времени.
  
  "Черт!" - про себя выругался тот, уже подумывая о том, чтобы самому отправиться в Западный Руконгай на поиски.
  
  - Вам сейчас лучше вернуться в Академию и продолжить подготовку к инспекции, - сказала девушка. - Здесь вы нам ничем помочь не сможете. Если будут результаты, мы уведомим вас сразу же.
  
  Совет был разумным и, что самое главное, своевременным: подготовку необходимой документации вместо него точно никто не обеспечит, а времени на эту бюрократическую каторгу оставалось все меньше и меньше.
  
  "Ну, когда эти четверо вернутся, я им так врежу..." - дал себе слово Генгору-сан и, вняв совету, двинулся обратно в Академию.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 15. Инспекционная группа
  
  - Ну и ну...
  
  Обладатель ехидного голоса, подперев плечом дверной косяк, окинул взглядом полупустой бар, в котором кто на полу, кто за столиками мирно дрыхли студенты Академии, поиски которых этой ночью едва не поставили на уши весь Сейрейтей. Бармен, стоящий за стойкой, не обращал на спящих никакого внимания, сосредоточенно протирая стаканы. Но голос пришедшего оторвал его от этого увлекательного занятия.
  
  - Вы... - Кодзу, разумеется, сразу же узнал гостя, но никак не ожидал, что тот еще раз посетит его забегаловку.
  
  Ичимару Гин, а это был именно он, с некоторой ленцой в движениях отстранился от косяка и подошел к одному из столиков, за которым сидел Абарай Ренджи и спал, лежа лицом в тарелке с какими-то бутербродами. Гин задумчиво поднял голову Абарая за волосы и только хмыкнул при виде двух кусочков огурца, которые прилипли к его лицу намертво.
  
  - Если вы не против, я пришел забрать отсюда этих ребят, - заметил Гин, укладывая Ренджи обратно в тарелку.
  
  - ГЬЯ!!! - до этого валявшийся где-то под стойкой Ханатаро внезапно проснулся и с диким воплем вскочил на ноги, тараща глаза по сторонам.
  
  Такой выходки явно не ожидал никто: Кодзу испуганно выронил из рук бокал, который протирал и который при столкновении с полом, разумеется, разбился, Гин изумленно изогнул бровь, и даже спящие беспробудным сном ребята сразу проснулись.
  
  - Какой ужас! - продолжал вопить Ямада. - Мы ведь проспали! Кодзу-сан, почему вы нас не разбудили?! Мы ведь говорили, что сегодня нам никак нельзя опаздывать! Вставайте все скорее! - Он метался от одного товарища к другому, тряся ничего не соображающих толком ребят, и от безнадежности хватался за голову.
  
  - Не стоит так переживать, Ямада-кун, - спокойно заметил Гин, все это время наблюдающий за происходящим со своей извечной улыбочкой. - Сейчас еще только шесть утра, так что вы не проспали.
  
  - Лейтенант Ичимару... - пыл Ханатаро как-то сразу угас, и сам парень словно пытался казаться меньше и незаметнее. - Что вы здесь делаете?
  
  - Дай-ка угадать, - Гин картинно задумался. - Наверное, я искал пятерых пропавших студентов Академии и Седьмого Офицера Четвертого Отряда, который был с ними.
  
  - М-м-м... - Взгляд Йоко наконец стал более-менее осмысленным, и она медленно поднялась на ноги.
  
  Вслед за ней постепенно приходили в себя и остальные. При этом каждый проходил одни и те же стадии: первой было недоумение, когда они пытались понять, где находятся и как сюда попали; второй шло смущение, что с непривычки они умудрились так опьянеть, что пришлось спать прямо в баре; третьим было обалдение, когда им на глаза попадался невозмутимый Гин; и заключительным этапом стала паника, что они опоздают в Академию, что своей выходкой они умудрились нарушить сотню-другую правил, что теперь их наверняка исключат, и что Гина, наверное, сюда послали, чтобы он прикончил всех шестерых быстро и безболезненно, милосердно избавив от возможных предстоящих мучений.
  
  - И как же так получилось, что в такой важный день вы полуживые валяетесь в баре посреди Руконгая? - наконец, спросил Гин, когда опасливые взгляды студентов и Ханатаро сконцентрировались на нем.
  
  - Ну... понимаете... - послышались неуверенные вялые ответы.
  
  - Это вышло случайно, - тихо произнесла Хинамори, нервно переплетая пальцы на руках.
  
  - Чего только не случается в Обществе Душ, - хмыкнул Гин, прекрасно зная, как его улыбка действует на нервы окружающим. - Но будет все же хорошо, если мы как можно скорее вернемся в Сейрейтей.
  
  
  
  
  
  
  
  - ДЕБИЛЫ!!!
  
  Ренджи, Изуру, Момо и Йоко стояли перед столом Генгору-сенсея, к которому их отправили сразу по возвращении в Академию, и сейчас пытались изобразить на лицах выражение в духе "А что я? Я ничего", хотя получалось у них не слишком хорошо. Руководитель группы был просто в бешенстве, и ребят едва не прижимало к полу его духовным давлением.
  
  - О чем вы только думали?! Вы вообще думали, а?! Уйти на прогулку посреди ночи! И не куда-то, а в Руконгай! И это накануне проверки! Я, похоже, в корне ошибался, когда думал, что у способных студентов есть мозги, потому что сегодня вы окончательно убедили меня в обратном!
  
  - Вообще, изначально это была идея Накамуры и Абарая, - заметил Кира, как бы между прочим.
  
  - А чего это сразу мы?! - накинулись на него обвиняемые. - Наверное, это мы предложили пойти и прогуляться по Руконгаю, заявив, что ночная прогулка там будет ужасно романтичной?!
  
  - Когда это Кира-кун говорил что-то про романтичную прогулку? - поинтересовалась Момо, сделав скорбное лицо.
  
  - Вот видите, даже Хинамори подтверждает, что идея пойти в Руконгай принадлежала Кире! - провозгласил Ренджи, тыча в Изуру пальцем.
  
  - Я только сказал, что никогда там не был, - возразил тот. - Это вы тут же загорелись идеей пойти туда!
  
  - Но ведь ты не сопротивлялся, когда мы позвали тебя с собой, Кира-кун, - напомнила Хинамори.
  
  - Во-во, не сопротивлялся, - поддержала подругу Йоко. - Сманил всех, понимаете ли, а сейчас пытается делать вид, будто он тут вообще не при чем!
  
  - А кто вообще поднял тему, что будет ужасно весело погулять после отбоя?! - вскинулся Изуру.
  
  Бесконечно огрызаясь друг на друга под спокойные замечания Момо, ребята совершенно перестали обращать внимания не только на своего учителя, но и на его духовное давление, с головой уйдя в этот бессмысленный спор. Сперва Генгору-сенсей просто смотрел на этот бардак уничтожающим, испепеляющим взглядом, потом зло скрипнул зубами, и на лбу от напряжения выступили жилы. Но когда провинившиеся сбились в кучу и, размахивая руками, стали предпринимать попытки завязать драку, пунцовый от ярости мужчина просто вскочил из-за стола и, как следует врезав по нему обоими кулаками, рявкнул:
  
  - А НУ ТИШИНУ ПОЙМАЛИ!
  
  Вмиг умолкнувшие ребята как-то удивленно, словно впервые увидев, посмотрели на него и снова образовали правильную шеренгу по росту, вытянувшись по стойке "смирно".
  
  - Вон отсюда! - практически прорычал сенсей. - И не попадайтесь мне на глаза до конца дня! Ваше счастье, что у меня дел по горло.
  
  - Может, мы можем помочь вам разобраться с делами, сенсей? - осведомился Кира, вопросительно изогнув бровь.
  
  Посмотревший на них исподлобья Генгору-сенсей ничего ответил, а только с характерным щелчком начал вытаскивать из ножен свой занпакто.
  
  - Я, кажется, сказал, вон отсюда, идиоты! - заорал он так, что компания ребят исчезла из его кабинета со скоростью панической мысли, после чего вновь уселся за стол и стал нервно раскидывать бумаги по стопкам. До приезда визитеров оставалось каких-то полчаса, а он так почти ничего и не сделал.
  
  
  
  
  
  
  - Вижу, все прошло как по маслу, - довольным голосом заметила сидящая на широкой ветке дерева Рукия, когда из сюмпо рядом с дубом вышли ее друзья, пребывающие едва ли не на грани истерики от рвущегося из груди хохота.
  
  - Еще бы! - усмехнулся Ренджи, падая на свое обычное место между корнями. - Видела бы ты Генгору-сенсея!.. Я думал, он нас на части разорвет.
  
  - Ничего, мне достаточно было того, что я его слышала, - отозвалась та. - Не удивлюсь, что его было слышно и на другом конце Сейрейтея.
  
  - И все же это было рискованно, - вмешалась Момо, медленно усаживаясь неподалеку и обхватывая руками колени. - Мы слишком легко отделались.
  
  - Никакого риска не было, - махнул рукой Изуру, вальяжно разваливаясь на траве. - Исключать нас в любом случае бы не стали, для них это стратегически не выгодно. Хорошо быть в числе лучших студентов. Так что нужно было просто сделать все возможное, чтобы он сам выгнал нас из своего кабинета.
  
  - А я тут думаю, что было бы неплохо еще как-нибудь так же прогуляться, - мечтательно заметила Йоко, переводя тело в лежачее положение. - Только без таких плачевных последствий. И не обязательно к Кодзу, а просто погулять.
  
  - И то верно, - кивнула Момо. - Не все же лейтенанту Ичимару нас выручать. Странно, что он не стал сдавать нас на руки Генгору-сенсею, а вообще только проводил до Сейрейтея.
  
  - Кстати, да, - хмыкнул Ренджи. - Но нам чертовски повезло, что нас так и не спросили, как мы добрались сюда. Даже не знаю, что бы пришлось придумывать.
  
  - И странно, что он просил умолчать о его вмешательстве, - заметила Рукия, с лица которой как-то незаметно сползла улыбка, оставив лишь выражение настороженности.
  
  - Полагаю, у него были на то свои причины, - пожал плечами Абарай, а потом перевел взгляд на свою подругу детства и опять усмехнулся. - Тебе-то не слишком досталось от начальства?
  
  Рукия в ответ издала только какой-то нервно-истерический смешок. Когда по пути от Западных ворот до Академии Изуру объяснял всем план спасения от гнева классных руководителей, у девушки были сильные сомнения в правильности подобного решения, но спорить она не стала. Реальность же превзошла все ожидания, и когда Рукия со слезами на глазах рассказывала своему учителю, как эти беспринципные злыдни и садисты из первой группы силой утащили ее с собой на эту идиотскую прогулку, несмотря на все ее протесты, руководитель не только не стал ругаться, но и даже бросился успокаивать горько плачущую девушку.
  
  - Я только беспокоюсь за Ханатаро, - вздохнула Накамура. - Как бы ему не попало...
  
  - Да что мне сделается? - легкий на помине Ямада появился из сюмпо возле компании ребят и тоже повалился на траву. - Я как сказал, что пошел с вами во избежание получения лучшими студентами случайных травм накануне проверки, так все вопросы сразу отпали. А в том, что убедить меня пойти с вами у вас хватило сил, никто и не сомневался.
  
  - Как бы там ни было, уже без пятнадцати восемь, - заметил Изуру, бросив быстрый взгляд на огромные часы, висящие на задней стене главного здания Академии и отлично заметные практически из любого места парка и с тренировочных полигонов. - Скоро прибудут высокие гости. Предлагаю пойти в сторону ворот. Думаю, если пойдем неспеша, то успеем как раз вовремя.
  
  Во всегда тихом парке сегодня царило немыслимое оживление, когда друзья двинулись к намеченной цели. Отдыхавшие там редкие студенты носились, как неприкаянные, умудрившись создавать при этом столько шума, будто там бегала огромная толпа. Что в это же время творилось в зданиях, даже представлять не хотелось.
  
  - Быстрее! Быстрее! - голосил какой-то шестикурсник, махая руками своим знакомым. - Они уже здесь! Уже прибыли! - И ушел в сюмпо, оставив товарищей.
  
  Друзья только переглянулись и поспешили повторить его маневр. Опаздывать им точно не хотелось - все же они и так уже достаточно сегодня испытывали терпение своего классного руководителя. Еще никогда сюмпо не давалось им так легко, как сейчас, так что уже через несколько секунд компания успешно достигла ворот Академии. Еще в парке, когда объявили о прибытии, Йоко почувствовала две знакомые реацу, так что ей не надо было даже видеть пришедших, она и так знала, кто пожаловал с инспекцией. Хотя был еще и третий источник, на этот раз совершенно незнакомый, но очень мощный. Надо полагать, еще один капитан.
  
  Толпа перед воротами впечатляла. Ребята никогда не задавались вопросом, сколько в Академии учится студентов и сейчас, оглядывая собравшихся, пораженно застыли. Навскидку там было не меньше тысячи человек, и все выстроились по обе стороны от дорожки, с интересом и даже каким-то благоговением разглядывая прибывших шинигами.
  
  - Ау, не толкайтесь, - возмутилась Момо, когда сзади стали напирать другие студенты, и ее буквально протолкнули сквозь строй в первые ряды.
  
  Не устояв на ногах, девушка просто рухнула на дорожку, но тут же взяла себя в руки и встала в строй, красная как помидор. Так опозориться перед инспекторами... Ей наверняка сделают выговор. Пытаясь успокоиться, Хинамори глубоко вздохнула и перевела взгляд на прибывших. Трое. Первым оказался Ичимару Гин - Момо не удивилась, потому что тоже почувствовала его реацу еще в парке. Со своей постоянной широкой улыбкой он не спеша вышагивал за шинигами в белом хаори, не обращая ни малейшего внимания на взгляды собравшихся студентов. Вторым был капитан Пятого Отряда - его девушка сразу же узнала по рассказам Йоко и сейчас разглядывала во все глаза. Вживую капитан Айзен был еще красивее, чем представляла себе Хинамори до этого, а его легкая полуулыбка, которой он одарил девушку во время ее позорного падения, и вовсе заставила сердце Момо биться чаще. Третий оказался фигурой ничуть не менее колоритной. Молодой человек со спокойным лицом и удивительно холодными серыми глазами. Ветер слегка развевал длинные темные волосы, а кенсейкан на макушке красноречиво свидетельствовал о принадлежности своего обладателя к высшей аристократии. Разумеется, на нем был белый капитанский хаори поверх черного кимоно шинигами, и завершал образ длинный светлый шарф нежно-зеленого цвета, обернутый один раз вокруг шеи, концы которого едва не доставали до земли. И от всей его персоны за милю несло древними традициями благородных кланов.
  
  - Это капитан Шестого Отряда, - прошептал Кира друзьям. - Кучики Бьякуя. Не ожидал...
  
  Низкой Рукии было ничего не видно, так что она не придумала ничего лучше, чем вскочить на плечи Ренджи и осмотреть все сверху. И, видимо, увиденное так ее впечатлило, что спустить замершую почти в ступоре девушку обратно на землю оказалось не так-то просто.
  
  Когда высокие гости скрылись за дверями административного здания, студенты сбились в одну огромную кучу и принялись наперебой обсуждать прибывших, кажется, ни капли не опасаясь, что их могут услышать. Тут же начались высказывания предположений о предстоящих тестах и вопросах, о строгости комиссии и о том, что случится в случае провала. А потом все почувствовали на себе действие Бакудо ?77, и в голове каждого зазвучал голос директора Академии.
  
  "Вниманию всех студентов! В связи с прибытием инспекционной комиссии всем группам следует собраться в закрепленных за ними аудиториях к девяти часам! Повторяю! Всем группам собраться в своих аудиториях к девяти часам! Не опаздывать!"
  
  - Предлагаю пойти прямо сейчас, - заметила Йоко, окидывая взглядом толпу студентов и представляя, что будет, когда все они за несколько минут до девяти начнут расходиться по кабинетам. - А то потом не протолкнемся.
  
  - Тогда увидимся на полигоне, - сказал Ханатаро и растворился в толпе, а ребята сделали вывод, что без проверки практических навыков они сегодня точно не останутся.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 16. Письменный тест
  
  В аудитории уже сидело несколько девушек и молодых людей, когда ребята вошли внутрь, но все были так напряжены, что просто не обратили на пришедших внимания. Рукия уже отделилась от общей компании и ушла в аудиторию своего класса, так что ребята расселись по своим обычным местам. Накамура и Хинамори заняли первую парту среднего ряда, расположенную прямо перед преподавательским столом, а Кира и Абарай уселись прямо за ними. Генгору-сенсей, обычно всегда приходивший раньше всех, сейчас явно был занят делами с пришедшими шинигами, и посему тоже отсутствовал.
  
  - Хааа, жду не дождусь, когда все начнется, - Кира широко зевнул, откинувшись на спинку стула и потянувшись до хруста. - Терпеть не могу ждать.
  
  - Как бы нам не перепало за нашу выходку, - опасливо заметила Момо, пряча дрожащие от волнения руки под парту и ужасно завидуя невозмутимой уверенности в себе спокойных как танк друзей. Из всех четверых она до сих пор, несмотря на неплохие успехи в учебе, не могла поверить в себя до конца, постоянно накручивая себя по любому поводу и переживая по каждому пустяку.
  
  - Не перепадет, - уверенно ответил Ренджи. - Что, Генгору-сенсей идиот, что ли, заваливать нас перед комиссией? Расслабься, Хинамори.
  
  "Легко сказать - расслабься, - мысленно проворчала Момо, пытаясь унять внутреннюю дрожь и задней мыслью отмечая, что сейчас она больше всего похожа на ту робкую несмышленую девочку, какой пришла на вступительные экзамены. - Но ведь я уже не такая, - возразила этим мыслям Хинамори. - Я стала сильнее. Так чего я нюни распускаю перед обыкновенной проверкой своих сил? А ну возьми себя в руки, Момо. Позже будешь переживать!"
  
  Как ни странно, мысленное самобичевание принесло эффект, по крайней мере, перестали дрожать руки, хотя общее беспокойство так никуда и не делось. Не зная, чем себя занять, Хинамори уперла локти в стол и спрятала лицо в сжатых кулаках, стараясь собраться с силами. Йоко, разумеется, не стала отвлекать ее, а вместо этого переехала вместе со стулом за парту выше и присоединилась к начавшим карточную партию парням.
  
  Время текло на удивление быстро, и постепенно аудитория заполнялась студентами, а учителя все не было. Момо так и сидела, погрузившись в свои мысли и пытаясь сосредоточиться на предстоящем испытании, но получалось это с трудом. Стоило только задуматься о задании, как в мыслях всплывала улыбка капитана Айзена, вытесняя из головы все остальные мысли. Хинамори ругала себя последними словами, но поделать ничего не могла. Или не хотела ничего делать?.. Как бы между прочим, проскочила мысль, что было бы очень здорово, если бы капитан Айзен лично устроил их группе какую-нибудь проверку...
  
  Когда Йоко вернулась за их парту, Момо, к своему ужасу, поняла, что сидит и мечтательно смотрит прямо перед собой с широкой улыбкой идиота на лице, и, кажется, подруга это заметила. Быстро спустившись с небес на землю, Хинамори повернулась к Йоко и смущенно улыбнулась, словно извиняясь. Но Накамура, вопреки ожиданиям, тоже улыбнулась в ответ, ничего не сказав. И Момо была благодарна. Разговаривать о ее состоянии сейчас она была не готова. И вряд ли будет готова в ближайшее время.
  
  Ровно в девять часов и ни секундой позже в аудитории появился Генгору-сенсей, да не один, а, словно по желанию Хинамори, в сопровождении капитана Айзена. Сидящая на первой парте Момо, слегка прикусив губу, пыталась разобраться в себе. Больше всего ей сейчас хотелось встать и пересесть куда-нибудь в самый конец, но при этом сердце переполняла невероятная радость, на щеках опять грозился выступить предательский румянец, но девушка изо всех сил старалась дать этому делу красный свет.
  
  Капитан, обводя внимательным взглядом собравшихся студентов, замер у стены за преподавательским столом, а Генгору-сенсей, встав на свое обычное место, за кафедру, громко прокашлялся, чтобы в аудитории установилась полная тишина, и начал.
  
  - Как вы все знаете, сегодня в нашей Академии пройдет ежегодная инспекция со стороны Готэй-13, - говорил он. - Чтобы проверить качество образования, каждая группа пройдет ряд тестов, назначенных инспекторами. Вы, как первая группа первого курса, будете первыми, на чью долю выпадут эти испытания. Прошу отнестись к заданию предельно серьезно и ответственно, - после чего повернулся к стоящему позади шинигами. - Капитан, можете начинать, - и, уступив ему свое место, уселся за стол.
  
  - Меня зовут Айзен Соскэ, - представился тот, встав за кафедру. - Я капитан Пятого Отряда Готэй-13. Не буду утомлять вас долгими разговорами и скажу только, что я здесь, чтобы проверить ваш уровень обязательных теоретических знаний, - его взгляд скользил по лицам студентов, на ком-то останавливаясь чуть дольше, кого-то пропуская, а на лице опять была загадочная полуулыбка.
  
  После этих слов студенты начали настороженно переговариваться, но высказаться в открытую или задать вопросы никто не решился, и все опять устремили взгляд на капитана. Генгору-сенсей в это время открыл ящик своего стола и вытащил оттуда большую кипу бумаг.
  
  - Будет письменный тест? - сама не ожидая от себя подобной дерзости, нарушила тишину Йоко, но вместо того, чтобы пристыженно уставиться в парту, посмотрела на капитана и позволила себе улыбнуться.
  
  - Совершенно верно, - невозмутимо отозвался он. Йоко он заметил сразу же, это не вызывало ни малейших сомнений, и явно ждал от нее вопросов.
  
  Но ничего более девушка спрашивать не стала, спокойно ожидая, когда ей выдадут задание. Генгору-сенсей при помощи сюмпо уже вовсю метался по аудитории, раздавая листы с вопросами и чистую бумагу для ответов.
  
  Ренджи в ожидании задумчиво смотрел то на капитана Айзена, то на сидящую перед ним Накамуру, явно уловив их странное переглядывание. То, что перед Академией девушка жила в казармах Пятого Отряда, ему, как и остальным из их компании, было прекрасно известно, но он понятия не имел, как девушка держит себя в присутствии капитана. Сперва ему казалось, что Йоко старалась вовсе избегать встреч с ним, но нынешнее положение дел свидетельствует явно против этой версии. Но на дружеские доверительные отношения, которые обычно возникают у капитанов с лейтенантами, это тоже не было похоже. И капитан определенно не относился к ней, как к статисту - обычному рядовому шинигами, которые составляют основную массу каждого Отряда. Слишком уж у него был неоднозначный взгляд, и Абарай жалел, что не может сейчас видеть глаза самой Йоко. А потом он вдруг резко себя одернул, когда ехидный внутренний голос внезапно заметил, что вместо того, чтобы сосредоточиться на предстоящем задании, он думает о том, что его в принципе не касается никаким боком.
  
  Киру такие вещи, как отношения Йоко и капитана Айзена, вообще не волновали, и его лицо выражало смертельную скуку. То, что с заданиями он справится без проблем, он не сомневался, с теорией у него проблем не было отродясь, и хотелось поскорее покончить с этой тягомотиной и приступить к практике. Все же там разброс заданий гораздо шире, а, следовательно, вероятность провала выше. Но такого быть тоже не должно. Вряд ли будут задавать то, с чем студенты не в состоянии справиться. Хотя, с другой стороны, спрос с первой группы должен быть выше.
  
  Зато Момо, словно в противоположность Изуру, сидела как на иголках и не знала, куда деть глаза. Сперва она просто смотрела в парту, потом стала оглядываться по сторонам, наблюдая за перемещениями Генгору-сенсея, потом перевела взгляд обратно на парту, избегая поднять глаза к кафедре. Несмотря на то, что в теории она была подкована, пожалуй, лучше всех в классе, сейчас Хинамори здорово сомневалась в своих силах и даже в том, что сможет ответить хотя бы на один вопрос.
  
  - Можете приступать, - объявил капитан Айзен, когда все студенты получили задание и принялись с интересом вчитываться в текст вопросов. - Лимит времени: полчаса, - он наконец-то прекратил разглядывать группу, принявшись что-то обсуждать с Генгору-сенсеем.
  
  Момо от этого стало заметно легче, она даже вздохнула так, будто у нее гору с плеч сняли, после чего размяла пальцы и тоже приступила к чтению вопросов. Иногда она косилась на Йоко, зная, что у подруги порой случаются белые пятна в теории, но та выглядела вполне уверенной и в помощи определенно не нуждалась. Да и к тому же списывать или подсказывать, сидя за первой партой, было бы уже верхом наглости. Вопросы оказались несложные: на знание дат, различных схем, принципов действия и так далее. Все это они уже проходили на лекциях, так что Хинамори окончательно успокоилась. Всего вопросов было тридцать, следовательно, на каждый полагалось тратить не больше минуты. Краем уха Момо слышала, как чешет затылок ручкой Ренджи, как бойко строчит ответы Изуру, как изредка перешептываются те, кто сидят за дальними партами. Сама девушка отвечала, не думая, потому что Генгору-сенсей свое дело знал основательно и так вбивал в головы студентов материал, что забыть его после этого становилось затруднительно, а практически ежедневные контрольные и проверочные работы только закрепляли полученные знания.
  
  Хотя Хинамори справилась с заданием раньше всех - еще и двадцати минут не прошло - встать из-за парты и сдать работу первой ей духу не хватило, потому что она знала, что все внимание: и других студентов, и Генгору-сенсея, и капитана Айзена - будет приковано именно к ней, и не была к этому готова. Так что она подождала, когда допишет и бойко подскочит к преподавательскому столу Кира, за ним Йоко и Абарай, и уже только потом, собравшись с силами, сама встала из-за парты.
  
  - Очень хорошо, - прокомментировал капитан, принимая из ее рук исписанные листы. - Можешь садиться.
  
  Момо зажмурилась и поспешно отвернулась, чувствуя, как к лицу подступает краска, и про себя решила, что если сейчас встретит ехидные улыбки друзей, то побьет их прямо в аудитории. Но те как сговорились на нее не смотреть, и сейчас занимались своими делами: Йоко что-то рисовала на полях в тетради, Изуру опять вытащил книгу и углубился в чтение, а Ренджи положил голову на руки и умиротворенно закрыл глаза. Хинамори и самой все утро ужасно хотелось спать - все же три часа сна определенно недостаточно, чтобы быть в форме. Но спать сейчас не решилась бы и под страхом смерти. Так что она вытащила тетрадь и, беря пример с подруги, тоже принялась что-то рисовать, не слишком следя за движением пальцев, держащих ручку.
  
  Постепенно студенты стали один за другим вставать из-за своих мест и сдавать работы, что отвлекло Момо от ее занятия. Посмотрев на изрисованную страницу, она издала какой-то панический писк и поспешила убрать тетрадь с глаз долой. Она, оказывается, сидела и все это время рисовала профиль капитана Айзена. Йоко, заметив ее манипуляции, только усмехнулась, пытаясь скрыть смех за кашлем, и тут же получила от Хинамори чувствительный тычок в бок. После чего прыснула еще сильнее.
  
  Когда все работы были сданы, капитан вновь встал за кафедру, обводя взглядом студентов.
  
  - Благодарю всех за проделанную работу. Результаты вы сможете узнать завтра после обеда у своего руководителя, - кивнул он в сторону Генгору-сенсея. - С теми, кто показал наилучшие результаты, также будут проведены индивидуальные беседы, - на этом моменте он одарил сидящую перед ним четверку студентов особо выразительным взглядом. - Благодарю за внимание и надеюсь, что на последующих тестах вы не оплошаете.
  
  Сказав это, капитан Айзен подхватил протянутые Генгору-сенсеем листы с ответами и пружинящей походкой вышел из аудитории. А за кафедру, тем временем, вновь встал руководитель их группы.
  
  - Я надеюсь, вы выложились по максимуму и оправдали то, что при поступлении попали в первую группу, - внушительно сказал он. - Сейчас вы отправитесь на полигон по тренировке Кидо. И я снова прошу вас быть предельно внимательными и максимально ответственно отнестись к заданиям, потому что капитан Кучики очень требователен к студентам. Так что не подводите ни меня, ни себя.
  
  Поднявшись из-за парт, первая группа стала покидать аудиторию. Несмотря на то, что друзья сидели впереди, выходили они одними из последних. Всему виной была Хинамори, которая буквально спала на ходу, вынуждая товарищей настойчиво подталкивать ее в нужном направлении. В конце концов, Йоко это надоело, и она пустила в ход тяжелую артиллерию.
  
  - Слушай, Момо-чан, - шепнула она подруге на ухо, когда та опять впала в ступор. - Я прекрасно знаю, что капитан Айзен действительно очень красивый мужчина, но не стоит витать в облаках и мечтаниях только потому, что он сказал тебе пару слов.
  
  Разумеется, не заметить восхищенных взглядов подруги на капитана Пятого Отряда Накамура просто не могла и даже в какой-то мере разделяла чувства Хинамори, но все же это было не поводом вот так выпадать из мира. Момо, услышав это, вмиг стала пунцовой и опять ткнула подругу в бок, но остаток пути до полигона уже не давала друзьям повода ее подгонять.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 17. Кидо
  
  Полигон Кидо, разумеется, выглядел точно так же, как и обычно, если не считать того, что там было настолько тихо, что каждый шаг слышался чуть ли не грохотом. Но главным отличием, разумеется, было присутствие там капитана Шестого Отряда. И если как держать себя с капитаном Айзеном, Йоко еще представляла и не падала от смущения в обморок при встрече с ним, то опыта общения с аристократами, да еще и с главой одного из четырех благородных кланов, у нее не было. Это же, видимо, чувствовали и остальные, потому что замолчали, как по команде, стоило только прийти сюда.
  
  На этот раз не было никаких наставительных речей от Масао-сенсея, и вместо него говорил капитан Кучики. Все оказалось не так страшно, как представляли себе студенты. Взяв список группы и смотря на успеваемость того или иного ученика, он просил продемонстрировать какое-нибудь Хадо. В основном, все показывали Шаккахо, как последнее изученное. Только некоторые, кому Кидо вообще не давалось, показывали Хадо более низкого уровня.
  
  Ренджи ужасно переживал, ведь у него до сих пор Шаккахо выходило с переменным успехом: в лучшем случае, через раз, - и позориться не хотелось совершенно. Так что парень усиленно гнал от себя мысли, что исполнение Шаккахо ему могут и не доверить, а вместо этого попросят выполнить какой-нибудь допотопный Цузури Райден. И пытался, во что бы то ни стало, настроиться на хороший результат.
  
  Йоко не очень волновалась. Хадо ?31 она уже освоила на приемлемом уровне. Без чтения заклинания оно, конечно, в двух случаях из трех срывалось, зато при произнесении полного текста уже без проблем летело в цель. Так что девушка была вполне в себе уверена. Как она поняла, капитана Кучики интересовал только конечный результат, поэтому запрещать чтение заклинания он не стал.
  
  Хинамори и Кира и вовсе были спокойны - имели на это полное право. Переплюнуть в Кидо этих двоих еще никто не смог, и Масао-сенсей нарадоваться не мог на таких способных студентов. Хотя Изуру все еще опережал Момо по результатам, сдаваться она не собиралась.
  
  - Абарай Ренджи, - голос капитана вырвал парня из его размышлений о своей тяжкой жизни и о том, что некоторые просят от него невозможного, и он вышел вперед, встав напротив мишени. - Шаккахо.
  
  Особой говорливостью капитан Шестого Отряда точно не отличался, потому что всем, что он говорил, было объявление имени студента, название Хадо, которое тот должен был продемонстрировать, и результат. Впрочем, такой подход Йоко даже понравился. Было бы куда хуже, если бы капитан начинал объяснять провалившимся их ошибки и успокаивать, заверяя, что в следующий раз все получится. Нет, это работа Масао-сенсея, а никак не капитана Кучики. Он сюда пришел не за этим.
  
  - Зачет, - объявил он, делая быструю пометку на листе бумаги, который держал в руках, а облегченно выдыхающий Ренджи послал товарищам и, в частности, Йоко, ободряющую и даже несколько вызывающую улыбку и пошел в сторону группы сдавших.
  
  Неудивительно, что улыбка предназначалась именно ей. Ренджи уже давно смирился с тем, что в области Кидо они с Изуру и Момо выступают в разных весовых категориях, и вообще не рассматривал их, как соперников. В то время как с Йоко они стояли примерно на одном уровне.
  
  После того, как еще два человека продемонстрировали один - Шаккахо, другой - Цузури Райден, капитан Кучики глянул в свои бумаги и спокойно произнес:
  
  - Кира Изуру. Сокацуй.
  
  Это было Хадо ?33, которое Кира освоил еще пару недель назад, и сейчас уже вовсю тренировался с ?54. Масао-сенсей это прекрасно знал, а посему было бы странно, если бы Изуру вдруг попросили показать Шаккахо. Со своей задачей он, разумеется, справился с первой же попытки, не заморачиваясь чтением заклинания. Мишень, как и следовало ожидать, разлетелась на части, а стена за ней была вся в черной копоти.
  
  - Зачет, - коротко сказал капитан Кучики.
  
  В общем, тест по Кидо Йоко здорово поднадоел. После того, как вызвали ее, и она без проблем сделала Шаккахо, присоединившись к Кире и Ренджи, стало совсем скучно. Практически бессонная ночь начала брать свое, так что в какой-то момент она чуть не уснула. Благо, Ренджи вовремя это заметил и не поленился потрясти за плечо. Хотя, может быть, и не случилось бы ничего страшного, но парень решил не рисковать. Вскоре к компании присоединилась и Момо, успешно разнесшая мишень на кусочки при помощи Сокацуя. Она здорово рисковала, пытаясь сделать его без заклинания, как и Изуру, и сейчас буквально сияла от счастья, что все прошло успешно.
  
  Собственно, именно тест по Кидо и занял большую часть дня. Когда все либо справились, либо провалились на Хадо, неутомимый капитан Кучики объявил, что теперь они должны продемонстрировать ему навыки владения Бакудо. И все понеслось по новой. Опять очередь студентов, опять невозмутимый голос капитана, опять успех или провалы, опять ожидание, пока все закончится.
  
  - Перерыв на обед полчаса.
  
  Йоко нахмурилась. Если раньше ее иногда раздражала безэмоциональная маска Изуру, которая, впрочем, сейчас практически не появлялась, то ледяная броня спокойствия Кучики Бьякуи просто ставила в тупик. Сразу захотелось сделать что-нибудь из ряда вон, чтобы он показал хоть что-нибудь, кроме равнодушия. Но осуществить задуманное девушка все же не решилась. Как-никак, это все-таки капитан Отряда, а портить отношения хоть с кем-то из них Накамура собиралась в самую последнюю очередь.
  
  После обеда была еще проверка навыков лечебного Кидо, так что, во избежание сонного падения во время стояния в очереди, друзья взяли в столовой аж по два стакана крепкого кофе, которые осушили залпом. Не бог весть что, конечно, но пережить этот утомительный тест должно было помочь. С Ханатаро, вопреки ожиданиям, они так и не встретились. Ни в столовой, ни где-либо еще. Скорее всего, парень крепко увяз где-нибудь на полигоне Хакудо или же в зале кендо, так что у него не было времени даже на обед.
  
  С Ямады мысли как-то плавно перетекли на предстоящую проверку по Хакудо, и волосы от этого буквально вставали дыбом. Несмотря на упорные тренировки, никто из ребят не мог похвастаться выдающимися успехами в этой области. Хотя было любопытно, каким же будет задание. Вроде требовать от них переломить проклятую доску было бы преждевременно, а навыкам боя их еще не учили... Как бы там ни было, немного порассуждав на эту тему, друзья решили последовать совету мудрого не по годам Изуру и не забивать себе голову ненужными мыслями.
  
  Лечебные Кидо низшего уровня, которые давались по программе первому курсу, были настолько легкими, что уж волноваться на их счет не стали бы и те студенты, которым Кидо давалось со скрипом. Заживлять мелкие царапины, порезы и ссадины умела вся группа. Разумеется, на первых порах никто не доверил бы студентам излечивать собственные раны, даже если некоторые и убежденно говорили, что до Академии научились и не такому. Но ответ Масао-сенсея был четким и ясным: одно дело, если сорвется боевое Хадо, и совсем другое, если студент что-то перепутает при лечении себя любимого. Как итог, поначалу студенты тренировались на мелких животных. Но несмотря на успехи практически у всех, заключительный тест по Кидо грозил затянуться до самого вечера, потому что сам процесс лечения требовал времени даже при идеальных навыках.
  
  Задание оказалось именно таким, каким и представляли себе студенты: каждому выдали по раненому животному отряда грызунов и дали полчаса на лечение. Времени было более, чем достаточно. В принципе, хватило бы и пятнадцати минут. Усыпить мышь, чтобы тело было в покое, и направлять реацу к ране, придавая ей особые заживляющие свойства. Пара пустяков, только мышку жалко, которая пострадала ни за что.
  
  Хинамори на этот раз умудрилась опередить даже Киру и первой робко протянула капитану Кучики здоровую и совершенно довольную жизнью мышь.
  
  - Зачет, - последовал лаконичный ответ, и Момо сразу же расслабилась, позволив себе даже слегка улыбнуться своему экзаменатору.
  
  Никакой ответной реакции, разумеется, не последовало, так что Хинамори просто отошла к стенке и уселась в своей излюбленной манере, обняв согнутые в коленях ноги. Вслед за ней к капитану потянулись и другие студенты, вскоре образовав очередь. Результаты девушка слушала вполуха, разомлев на солнышке. В друзьях она не сомневалась - Ханатаро свое дело отлично знал и порядочно поднатаскал своих товарищей.
  
  Когда, наконец, последний студент сдал здоровую мышь и получил вожделенный зачет, дело шло уже к пяти часам вечера. Капитан Кучики сдержанно поблагодарил всех за старания, сообщил, что сейчас всем следует отправляться на полигон по Хакудо и удалился, оставив группу на попечение Масао-сенсея.
  
  - В общем, я результатами доволен, - спокойно, в своей обычной манере сказал учитель, когда взгляды всех учеников обратились к нему. - Все вы знаете свои результаты и сами можете сделать соответствующие выводы. А, следовательно, должны понимать, что без дополнительных занятий нам не обойтись.
  
  Зачитав по списку фамилии и имена провалившихся, он мягко, но при этом не допуская никаких возражений, сообщил, что в течение всей следующей недели все вышеперечисленные личности будут ежедневно приходить сюда после уроков. Несмотря на спокойствие Масао-сенсея, его последние слова можно было смело истолковывать как "Попробуйте только не прийти, и пожалеете по-настоящему". Человеком слова он был ничуть не меньшим, чем Такуми Тецуо, так что провинившиеся повздыхали о судьбе своей тяжкой, но были вынуждены согласиться.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 18. Хакудо
  
  По пути к полигону Хакудо четверка друзей не на шутку струхнула. Во-первых, все же никто из них не мог похвастаться высокими показателями в этой дисциплине, а, во-вторых, методом исключения становилось ясно, что экзаменатором по Хакудо и по еще предстоящему кендо будет не кто иной, как Ичимару Гин. И что-то друзьям подсказывало, что стоит ждать какой-то подлянки. Не так же просто он просил не распространяться о том, что это именно он проводил их от Руконгая до Сейрейтея...
  
  Разумеется, он был там. О чем-то беседовал с Такуми-сенсеем, с плотоядной улыбочкой оглядывая прибывающих студентов.
  
  "Интересно, что же за задание он даст? - про себя хмыкнула Йоко, когда острый взгляд постоянно прищуренных лейтенантских глаз скользнул по их компании. - Переломить одним ударом какую-нибудь балку? С него станется..."
  
  Судя по хмурому лицу Ренджи, парень тоже думал об этом, и подобная перспектива точно не казалась ему особо радужной. Так что он буравил Гина тяжелым недовольным взглядом, который тот самым наглым образом игнорировал. Кира же, как обычно, отнесся к предстоящему делу философски, то есть, вообще не грузился. Зато бедная Момо грузилась за десятерых, потому что тряслась от волнения, как в приступе лихорадки.
  
  Когда собралась вся группа, Такуми-сенсей отошел к стене, где уже сидел целый отряд медиков, среди которых был и Ханатаро. Вместо него к студентам повернулся Гин и, отметив общий настрой, остался вполне доволен.
  
  - Я Лейтенант Пятого Отряда, Ичимару Гин, - как и положено в таких случаях, представился он. - И я здесь, чтобы устроить вам тест по Хакудо и по кендо.
  
  Студенты недоверчиво косились на его улыбочку и определенно ожидали чего-то этакого. А беззаботный, если не сказать насмешливый тон голоса все больше напоминали Такуми-сенсея, который тоже сперва казался добрым и жизнерадостным человеком.
  
  - Судя по ведомости, успеваемость у всех разная, - говорил тем временем Гин, периодически смотря то на бумаги, которые держал в руке, то на группу. - Поэтому было принято решение дать вашей группе средний уровень сложности, который смогли бы потянуть все.
  
  Друзья были изумлены до глубины души, когда выяснилось, что никаких каверз Ичимару им устраивать не собирается. И когда им, как и всем остальным, дали задание переломить пополам доску, вдвое тоньше, чем на уроках, ребята впали чуть ли не в ступор. Времени на это дело Гин отвел десять минут, и то ворчал, что за такой срок можно переломать сотню досок. Следовательно, добиться успеха с первого же удара было совсем не обязательно.
  
  - Думается, лучше вложить все силы в один-единственный удар, - задумчиво прошептал Ренджи стоящим по обе стороны от него Йоко и Изуру. - Нет никакого смысла тянуть.
  
  Момо, услышав такое предложение, с сомнением покосилась на свою доску. Девушка все еще отчетливо помнила ощущение в кулаке, когда в прошлый раз ударила со всей силы, и повторения определенно не хотелось. Но, с другой стороны, однажды все равно придется себя пересиливать, так почему бы не сейчас? Тем более что Ханатаро мигом все поправит в случае чего.
  
  Собственно, проблем с Хакудо у группы не возникло. Привыкшие стоически переносить боль под надзором Такуми-сенсея студенты в большинстве своем, видимо, подумали так же, как и Ренджи. Уже через минуту после начала раздался первый треск разломленной доски, и Ирияма, облегченно выдохнув, двинулся к медикам, хотя в их помощи, вроде, и не нуждался. Стиснув зубы, чтобы ненароком не прикусить язык или губу, Абарай последовал его примеру и был здорово удивлен, когда доска подалась как миленькая, благополучно разлетевшись на две аккуратные половинки. При этом в руке даже боли особой не ощущалось, так, легкое покалывание, на которое смело можно было не обращать внимание. Следом за Ренджи с задачей справились и Йоко с Изуру и потом еще некоторое время удивленно рассматривали собственные кулаки, словно хотели у них узнать, с каких пор они стали такими сильными. Хинамори собиралась с духом дольше всех и перед ударом даже зажмурилась, чтобы в случае чего не видеть, как ее кулак превратится в кровавое месиво. Но все оказалось не так страшно. Доска действительно оказалась настолько тонкой, что переломить ее смог бы и ребенок, не то, что студент, посвящавший время тренировкам. Кулак все же слегка хрустнул, и небольшая вспышка боли заставила Момо недовольно поморщиться, но девушка понимала, что все самое страшное уже позади.
  
  Когда друзья по очереди подходили к Гину, чтобы получить вожделенный "зачет", Ичимару упорно делал вид, будто с ними совершенно не знаком и вообще видит всех четверых впервые. Словом, вел себя так, будто не он буквально за шиворот притащил загулявшую компанию из Руконгая сегодня утром. Ребята справедливо решили, что у него определенно есть на это причины и не стали комментировать сей загадочный факт, а вместо этого пошли к уже ожидающему их Ханатаро. Ямада был ужасно доволен, что никаких серьезных травм у них нет, а посему не стал ворчать на тему того, что они себя совершенно не берегут.
  
  Хинамори с интересом наблюдала за сокурсниками и изумленно отметила, что она, оказывается, не самая худшая по Хакудо. Многие, очень многие никак не могли заставить себя преодолеть проклятый инстинкт самосохранения. Кто-то бил в полсилы, кто-то просто нерешительно мялся перед стойкой с доской, пытаясь собраться с духом. Печально улыбнувшись, Момо посмотрела на друзей, которые сейчас живо что-то обсуждали, не мешая ей витать в облаках. Хинамори уже не раз задумывалась, а смогла бы она стать такой, какой была сейчас, если бы была одна? Если бы не было рядом подбадривающей и не пасующей перед трудностями Йоко, вспыльчивого, но всегда готового предложить руку помощи Ренджи, спокойного, рассудительного, способного найти выход из любого положения Изуру, веселой, вкладывающей все силы в учебу, как и она сама, Рукии? Вряд ли бы тогда она вообще познакомилась с Ханатаро, уже не раз выручавшим ее после особенно неприятных тренировок. Вряд ли достигла бы хоть каких-то успехов в кендо. Вряд ли смогла бы встать почти на один уровень с Изуру в Кидо без его советов. И уж тем более провалила бы сегодняшний тест по Хакудо, это даже без вопросов. Поступить в Академию и даже попасть в первую группу было несложно. Сложность была именно в самой учебе. Момо отлично отдавала себе отчет в том, что, будь она одна, то никогда в жизни не пошла бы заниматься тем, что ей не нравится. Соответственно, и Хакудо, и кендо были бы безнадежно запущены, и, скорее всего, ее бы вышибли из Академии за неуспеваемость. Картинка вырисовывалась не слишком радужная, и Момо поспешила отогнать от себя пессимистичные мысли, напоминая, что подобного, к счастью, не случилось, и что друзья, вдохновляющие ее на совершенствование своих навыков, здесь, с ней.
  
  - Ну, думается, самое страшное позади, - ухмыльнулась Йоко, раскинув руки в стороны, словно предлагая друзьям обнять ее. - Предлагаю это дело хорошенько отметить.
  
  - Ничего не имею против, - отозвался Ренджи, которого и уговаривать было не нужно. Абарай всегда был не прочь как следует повеселиться, ему только повод дай.
  
  - Так что, соберемся у вас с Момо? - деловито поинтересовался Изуру, так загадочно улыбнувшись, что девушка сразу поняла, что в его голове уже созрел очередной гениальный план.
  
  - Где ж еще? - вздохнула она, понимая, что хочешь не хочешь, а придется навести в комнате хоть какое-то подобие порядка. - Позовем Рукию и Ханатаро.
  
  - Ну, это само собой, - пожал плечами Ренджи, и не рассматривающий иного варианта событий. - Но тогда придется отложить празднование на день. Я так думаю, Рукия отделается от проверки только завтра. Вряд ли такими темпами успеют проверить больше одной группы в день.
  
  - Тоже мне проблема, - хмыкнул Кира. - Сегодня отметим наш успех, завтра - успех Рукии.
  
  - Кажется, кто-то упорно напрашивается к нам в гости, - ехидно заметила Йоко, с прищуром смотря на Изуру, на лице которого появилась коварная улыбка, какой девушка еще не видела ни разу.
  
  - Кстати, с нами ведь завтра собрались проводить какие-то индивидуальные беседы, - напомнил Абарай. - Капитан Айзен ведь говорил...
  
  - Дааа, - протянула Накамура. - Наверное, нас будут снимать с уроков, раз такое дело. Или же вовсе освободят от занятий, что сомнительно. Какой вообще смысл капитану Айзену разговаривать со мной, если я ему и так говорила, что после выпуска собираюсь в Пятый Отряд?
  
  - А с чего ты уверена, что тебя вызовет именно капитан Айзен? - внезапно вмешалась в разговор Хинамори, все это время сидевшая в стороне и о чем-то серьезно размышляющая. - А вдруг капитан Кучики?
  
  - Вряд ли, - невозмутимо ответила Йоко, ехидно улыбнувшись. - Не я показала лучший результат в Кидо. Так что у кого из нас больший шанс быть вызванной на разговор именно им, так это у вас, Хинамори-сан.
  
  Момо опять порозовела и не нашлась, что ответить, вместо этого послав подруге укоризненный взгляд. Потом решила, что этим ее не проймешь и сменила гнев на милость.
  
  - Хотя я не против того, чтобы меня вызвал капитан Кучики, - заметила Йоко. - Мне ужасно интересно, как он будет проводить эту доверительную беседу.
  
  Видимо, представив это, друзья криво усмехнулись.
  
  - И о чем это мы тут шепчемся? - голос Гина, внезапно раздавшийся прямо за их спинами, заставил подскочить на месте и круто обернуться всех четверых.
  
  Кое-как взяв себя в руки, Йоко решила сказать чистую правду. Не имело смысла что-то скрывать - если припечет, Ичимару в любом случае докопается до сути дела.
  
  - Мы собирались отметить успешное прохождение нашей группой всех проверок, - сказала она с ноткой гордости в голосе, а потом, сама от себя такого не ожидав, добавила: - Не желаете к нам присоединиться, лейтенант Ичимару?
  
  Изуру, Ренджи и Момо удивленно на нее уставились, и даже сам Гин вопросительно изогнул бровь. Предложение, пожалуй, вышло действительно слишком смелым. Но отступать было поздно.
  
  - Мы хотели бы поблагодарить вас за то, что вы утром помогли нам вовремя добраться до Сейрейтея, - соображая на ходу, пояснила Накамура, понизив голос. - Так что для меня было бы честью хотя бы угостить вас чаем.
  
  - Так я и поверил, что чаем, - хмыкнул Гин. - Видимо, приключений этой ночью вам было мало, и вы решили продолжить веселье уже в Академии. Ладно, я подумаю, - а потом вдруг резко переменил мнение. - Хотя, нет. Лучше вы приходите в казармы Пятого Отряда к восьми часам.
  
  Удивление в глазах всех четверых подскочило до максимальной отметки, в результате чего ребята не могли толком сложить и двух слов, чтобы хоть как-то отреагировать на такое странное и внезапное предложение.
  
  - Можете считать это официальным приглашением, - добавил Гин. - Так что, разумеется, отказы не принимаются. А теперь шагом марш в зал кендо. - И оставил друзей стоять посреди полигона в полной прострации.
  
  - И что это было? - через несколько секунд поинтересовался Кира.
  
  Вопрос остался без ответа, и ребята, сочтя за лучшее думать, что весь этот бредовый разговор им просто привиделся, двинулись за своей группой в сторону зала кендо.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 19. Мастера Кидо против Ичимару Гина
  
  Завидев своего бывшего ученика, умудрившегося закончить Академию всего за год, Нацуми-сенсей накинулась на Гина и принялась засыпать его вопросами на самые разные темы, полностью игнорируя необходимость проведения теста. Тот сделал скорбное лицо - он явно ожидал подобного - но отдувался и отвечал на все вопросы.
  
  - Ты так вырос, Ичимару-кун, - щебетала учительница. - Я-то тебя запомнила еще вот таким. - Рост, показанный женщиной, был еще ниже Момо, что просто вызывало недоумение.
  
  Йоко, наблюдая за этой идиллией, про себя только усмехалась, прикидывая, как давно и кто в последний раз называл доблестного лейтенанта Пятого Отряда "Ичимару-куном". Справа нервно хихикнула Хинамори, явно по этой же причине. Слава богу, все внимание Гина было обращено к своей бывшей учительнице, так что он этого не услышал.
  
  - Нацуми-семпай, нам все же надо провести тест первой группы, - без особой надежды на успех в голосе попытался вернуть ее к действительности Гин, когда женщина увлеченно принялась вспоминать былые годы.
  
  - Фу, какой ты скучный, - огрызнулась Нацуми-сенсей, сейчас больше всего напоминая девушку, с которой парень отказался идти по магазинам. И это несмотря на то, что работала в Академии со дня ее основания. Цирк, да и только! - Ладно уж. Но только при условии, что ты хотя бы изредка будешь навещать свою старую преподавательницу.
  Кажется, в этот момент Гин был готов пообещать ей что угодно, лишь бы она от него отстала и занялась своими непосредственными обязанностями. Удовлетворившись его кивком, Нацуми-сенсей переключила свое внимание на студентов и тут же вновь заулыбалась, завидев в группе Йоко и Ренджи. Ичимару оставалось только вздохнуть - кажется, по-быстрому закончить с этими утомительными проверками не удастся...
  
  - Итак, приступим к последней проверке, - громко заговорил Гин, когда прошло почти десять минут, а преподавательница и не думала заканчивать разговор с Накамурой и Абараем, которые уже определенно подумывали, как бы им отсюда сбежать. - Я хочу собственными глазами посмотреть, на что способен каждый из вас. Поэтому приготовьте свои асаучи и рассаживайтесь по периметру зала.
  
  По группе пронесся изумленный шепот. Неудивительно. Кроме безбашенных Йоко и Ренджи к боям на настоящих мечах еще не приступал никто, так что подобное задание стало для всех полнейшей неожиданностью. Студенты с суеверным ужасом наблюдали, как лейтенант выходит в центр зала и вынимает из ножен свой занпакто - вакизаши с замысловатой гардой.
  
  - Я буду сражаться на уровне пятого офицера, - сказал Гин. - И не буду поддаваться. Учтите это.
  
  Как будто кто-то мог подумать иначе... Общий настрой группы провалился в тартарары. Приободренные успехами на проверке по Хакудо, студенты и подумать не могли, что на кендо их ждет подобное. С замиранием сердца все ждали, когда же прозвучит их фамилия. Медики, сидящие у дальней стены, где обычно располагалась Нацуми-сенсей, подобрались. Видимо, понимали, что сейчас работой их не обделят.
  
  Наконец, когда напряжение среди студентов достигло своего апогея, Гин вызвал первого кандидата и великодушно предложил ему использовать все, что тот может и умеет, чтобы нанести хотя бы один удар мечом. То есть, предполагалось, что можно использовать и сюмпо, и Кидо. Главной задачей было именно попасть по оппоненту мечом.
  
  Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Тест по кендо оказался самым сложным из всех. И дело было даже не в задании, хотя оно тоже было непростым. Но тут вступала в силу психологическая составляющая. Видя, как проливается кровь их товарищей, как те падают на пол, хватаясь за раненые конечности, и как Гин невозмутимо вызывает следующего несчастного, некоторые студенты предпочитали и вовсе отказаться от боя и сразу сдавались.
  
  Хинамори, и так весь день сидевшая, словно на иголках, сейчас, кажется, всерьез подумывала последовать примеру сдающихся, но никак не могла решиться окончательно. К тому же, на лицах друзей не было даже намека на беспокойство, и ей было как-то неловко оказаться среди них единственной спасовавшей. Ренджи и Йоко нельзя было напугать поединком на настоящих мечах, они были только рады сразиться с противником, заведомо превосходящим их по силе. Изуру же в принципе не волновался ни по какому поводу, будучи заранее готовым к любому исходу. Как же Момо в таких случаях им завидовала...
  
  - А-а-а! - завопил очередной испытуемый, рухнув на пол с длинным глубоким порезом на спине. Медики, разумеется, не спали и уже через несколько секунд унесли беднягу с поля боя под свой чуткий контроль.
  
  Студентов осталось меньше десяти, и друзья все еще ждали своей очереди, уже поняв, что их Гин, очевидно, решил оставить напоследок. И если на прошлых тестах первая группа показывала действительно неплохие результаты, то процент прошедших тест по кендо был несравнимо мал. Зачет получал максимум один студент из пяти, а возможно, и того меньше. Жалости лейтенант Ичимару не знал и действительно не делал никому поблажек, не придавая никакого значения половому признаку и оценкам по предмету.
  
  - Хинамори Момо, - объявил он, когда четверка друзей осталась единственной, кто еще не проходил испытание.
  
  Девушка вздрогнула при звуке своего имени, и от нахлынувшей волны ужаса и паники у нее буквально волосы на голове встали дыбом. Инстинкт самосохранения завопил истошным голосом "Сдавайся, пока еще не поздно!", но Момо с силой сжала кулаки так, что ногти больно впились в ладони, и проигнорировала этот совет. Вместо этого она поднялась на ноги и пошла в центр зала. Боевого опыта у нее было кот наплакал - кендо она занималась еще меньше, чем Хакудо. Но, стиснув зубы, Хинамори все равно вытащила меч и с вызовом посмотрела на своего противника.
  
  Во время этих боев Гин даже не утруждал себя использованием сюмпо, так что, по сути, студенты двигались быстрее него. Другое дело, что у него боевой опыт был, и немалый, а потому предсказывание ходов своих оппонентов не составляло никакого труда. Вот Момо выходит из сюмпо и пытается связать его Хайнавой. Но сверкающая желтая цепь, которая должна была опутать Гина и сковать его движения, до него даже не долетела - разлетелась на части и исчезла после одного-единственного удара его меча. А в следующую секунду Хинамори пришлось опять поспешно уходить в сюмпо, чтобы не пропустить удар, намеревающийся отрубить ей руку. Тогда Момо решила поступить иначе: скрыла себя при помощи Бакудо и принялась буквально забрасывать Гина десятками Шаккахо, посылая сферы из самых разных мест. Пол зала, разумеется, мгновенно покрылся черной копотью, и в придачу поднялась невероятная пылища, что даже дышать стало тяжело. Но Хинамори именно этого и добивалась. Появившись позади Ичимару, она выполнила обманный выпад, пытаясь сделать вид, что намерена атаковать, но в последний момент опять ушла в сюмпо, нанося удар с другой стороны. Казалось бы, победа у нее в кармане, но девушка совсем забыла, что если Гин не использует сюмпо, это совсем не значит, что он этого не умеет. Так что атака прошла в пустоту, а Ичимару появился в нескольких метрах от Момо, и его улыбка, кажется, стала еще шире.
  
  - Очень неплохо, Хинамори-кун, - заметил он. - Ты первая, кто вынудил меня использовать сюмпо. Очень неплохо, но, увы, этого недостаточно. Ты так и не нанесла удар.
  
  Момо и сама понимала, что этого недостаточно, но не представляла, что тут можно еще сделать. Отчаявшись, она покрепче сжала меч и ринулась в ближний бой.
  
  - Бакудо ?1! Сай! - выкрикнула она.
  
  Против противника уровня лейтенанта это Бакудо даже не действовало до конца. По идее сковывающее руки за спиной, сейчас оно лишь вынуждало Ичимару на долю секунды терять концентрацию на схватке. Не бог весть что, но лучше, чем ничего. Хотя и толку особого не было. Как бы Хинамори ни старалась, из какого бы положения ни наносила удар, пытаясь подгадать нужный момент, Гин все равно успевал заблокировать атаку.
  
  Бой изрядно затянулся. Хинамори и представить не могла, что вообще продержится хоть минуту, а прошло уже минимум пять. В конце концов, Ичимару понял, что Момо уже ничем новым его не порадует и не удивит, и решил закончить этот нелепый бой сам. Хинамори даже не успела ничего заметить, как он оказался у нее за спиной, а правая рука девушки буквально взорвалась ужасной болью. Меч выпал из ослабших пальцев, и Момо присела на одно колено, прижимая к себе пострадавшую конечность, на которой красовался длиннющий порез от запястья до самого плеча.
  
  - Неплохо, Хинамори-кун, - сказал Гин. - Навыков владения мечом тебе, конечно, не хватает, но тактика боя у тебя неплохая. Так что я, пожалуй, все же поставлю тебе зачет. Авансом. Если обещаешь уделять кендо больше времени.
  
  Морщившаяся от боли Момо только кивнула в ответ. И только когда подошедший Ханатаро осторожно помог ей подняться и отвел в сторону, чтобы приступить к лечению, до девушки дошел смысл сказанных Гином слов. Она! Получила! Зачет! По кендо! Хинамори отказывалась верить своим ушам, но переспрашивать не стала.
  
  - Спасибо вам, лейтенант Ичимару, - негромко сказала она, но была уверена, что Гин ее все равно услышал.
  
  - Молодец, Момо, - улыбнулся Ханатаро, когда Хинамори со смущенной улыбкой стала смотреть в пол. - Честно, не ожидал от тебя такой прыти.
  
  - Честно, я сама от себя такого не ожидала, - усмехнулась она, здоровой рукой сжимая рукоять асаучи. - Это был мой первый бой с использованием настоящего меча... Поначалу я вообще хотела сдаться... Но знаешь, хоть я и проиграла, я рада, что не уступила своему страху.
  
  - Тебе не стоит так на себя давить, - наставительно заметил Ямада. - Ты ведь далеко не самая худшая в группе, хоть, небось, и считала себя таковой. Вряд ли бы лейтенант Ичимару стал бросать слова на ветер. Раз он говорит, что у тебя неплохо получается, значит, так оно и есть.
  
  - Надеюсь, ты прав, - улыбнулась в ответ Момо, позволив другу уложить себя на пол для облегчения лечения. - Но теперь мне придется большую часть времени заниматься кендо, раз уж я пообещала. Я тоже слов на ветер не бросаю.
  
  Ханатаро только вздохнул и ничего не ответил, полностью сконцентрировавшись на своей работе. Момо решила не отвлекать его разговорами, а вместо этого устремила взгляд в центр зала, где неутомимый Гин вызвал на поединок Изуру.
  
  - Ну и ну, - театрально покачал головой Ичимару. - Я смотрю, против меня идут сплошные мастера Кидо. Начинай, Кира-кун.
  
  В отличие от Момо, пытавшейся сначала атаковать издалека, Изуру сразу же пошел в ближний бой, умудряясь при этом совмещать и Кидо, и кендо. Постоянно концентрируя на лезвии меча Бакудо ?8, Кира накинулся на Гина с решимостью, свойственной скорее Ренджи или Йоко. Атаки посыпались одна за другой, а наложенное Кидо при каждом блокировании меча постоянно отбрасывало Ичимару на пару метров назад. Тогда Гин решил, что перед ним не тот противник, которому можно просто дать себя атаковать, блокируя все его атаки, и сам перешел в наступление, вынудив Изуру защищаться. Но тот не растерялся. Те атаки, что были в лицо, он просто блокировал, отталкивая Гина от себя, а от тех, что наносились сзади, защищался Энкосеном. В результате вышло, что Кира оказался слишком забаррикадирован барьерами Кидо, чтобы физические атаки попадали по нему, а Гин был слишком быстр, не давая Изуру шанса попасть по себе. Таким образом, бой грозился затянуться до бесконечности, что ни одну из сторон в корне не устраивало.
  
  Тогда Кира сменил тактику и, как и Хинамори, тоже скрыл свое присутствие при помощи Бакудо, вот только переходить на дальнюю дистанцию не спешил. Ведь в ближнем бою вести сражение с невидимым противником не в пример сложнее. Но были и минусы. Постоянное наложение Бакудо на меч, постоянное поддержание маскировки - все это требовало невероятной концентрации, так что если не закончить бой быстро, то Гин просто возьмет его измором, и Изуру хорошо это понимал, решив идти Ва-банк.
  
  Несмотря на невидимость, Ичимару прекрасно знал, где сейчас находится его противник, потому как чувствовал реацу. Другое дело, что понять, что тот замышляет, было невозможно: заклинания Кира бормотал слишком тихо. Уже привыкнув к тому, что проклятое восьмое Бакудо постоянно отталкивает его от Изуру при попытке атаки и блокировки, сводя приложенную силу к нулю, Гин только хмыкнул, оценивая простоту и эффективность подобной тактики. Но все же, какой бы она ни была действенной, во всем есть недостатки. Так и восьмое Бакудо способно сдержать и отразить удар лишь до определенного уровня силы. В противном случае, Бакудо просто не сработает или, что еще важнее, обернется против своего создателя.
  
  Мгновенно при помощи сюмпо переместившись к Изуру, Ичимару нанес резкий рубящий удар сверху вниз и тут же встретил сопротивление в виде меча Киры. Вот только было странно, что на этот раз не было даже намека на присутствие Бакудо на лезвии. А потом произошло то, чего лейтенант никак не ожидал от первокурсника.
  
  - Хадо ?54! Хаен!
  
  Так как Кира все еще скрывал себя, то огромная алая сфера появилась буквально из воздуха и практически сразу же взорвалась, не оставляя возможности ни заблокировать ее, ни уклониться. По сути, это Хадо представляло собой усиленную в несколько раз версию Шаккахо, создавая гораздо более плотную огненную сферу, способную при попадании просто испепелить противника.
  
  Но так как цели убить своего оппонента у Киры не было и, к тому же, он сделал это Хадо без заклинания, то и удар вышел вдвое слабее, чем положено. Но и этого оказалось достаточно. В последний момент Гин все же успел уйти в сюмпо от места взрыва, отделавшись лишь немного обожженными руками, но Изуру успел извернуться и зацепил его по руке кончиком меча. Разумеется, на то, чтобы уйти от взрыва самому, времени уже не было, но это не имело никакого значения, потому что дело уже было сделано.
  
  Когда пыль улеглась, все присутствующие могли собственными глазами убедиться в безрассудности такого поступка. Кира все еще стоял на ногах, тяжело дыша и грузно оперевшись на воткнутый в пол меч. И представлял собой один большой ожог, будучи еще более обгоревшим, чем Ренджи после провала на тренировке Шаккахо.
  
  - Ну уж нет, я не упаду, - уговаривал себя он, когда тело, отказываясь служить ему верой и правдой, покачнулось, вынудив сильнее вцепиться в рукоять асаучи.
  
  Так как Ханатаро был занят лечением Хинамори, к Изуру подскочил кто-то другой, но тому было совершенно все равно. Ощущения были такие, что сейчас он бы с готовностью принял помощь от самого дьявола.
  
  - Ну что же, - хмыкнул Гин, с улыбкой оглядывая порез на левой руке. - Весьма достойно. Не без ущерба для себя, конечно, но очень неплохо. Зачет.
  
  Всего этого Кира, к сожалению, не услышал, потому что был усыплен своим целителем с целью избавления от боли. Хинамори с ужасом смотрела на обожженного Изуру, которого уложили рядом с ней, и не знала, что и думать. Она бы в жизни не подумала, что он способен рискнуть жизнью, чтобы всего лишь сдать какой-то экзамен. Безрассудно! От Киры она ожидала подобного в самую последнюю очередь, но все равно не могла не восхититься его тактикой боя, коря себя, что сама не додумалась до подобного.
  
  - Все с ним будет в порядке, - заверил медик Момо, поймав ее напряженный взгляд. - Придет в себя уже через пару часов и будет как новенький. Это только выглядит страшно, но на самом деле, ваша рана гораздо серьезнее, чем его ожоги.
  
  "Вот уж в жизни не подумала бы..." - хмыкнула Хинамори, неотрывно смотря на окутавший Изуру зеленый свет медицинского Кидо.
  
  - Ну, что же, - говорил, тем временем, Гин. - Судя по информации Нацуми-семпай, у нас остались лучшие из лучших. - А в голосе было столько довольства, что Йоко и Ренджи аж передернуло от дурного предчувствия. - Абарай-кун, Накамура-кун.
  
  Парень и девушка озадаченно переглянулись и оба встали на ноги.
  
  - Если вы действительно самые лучшие, будет неуважением с моей стороны сражаться с вами в полсилы, - заметил Гин. - Нападайте вдвоем. Время шуток кончилось.
  
  Такого друзья точно не ожидали, но приказ есть приказ, так что, не тратя времени на ненужные разговоры, оба вытащили мечи и прошли в центр зала. Кажется, сейчас действительно не время сражаться в полсилы.
  
  Нацуми-сенсей, сидящая возле медиков, чуть сдвинула брови, чувствуя, что сейчас тут может разгореться настоящая бойня. Накамура и Абарай и так дерутся, как ненормальные, а если сейчас бой еще и будет приправлен риском для жизни, то преподавательница и представить боялась, чем это может обернуться.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 20. Мастера Кендо против Ичимару Гина
  
  - А-а-а! - сидящие у стены студенты, которых медики уже привели в порядок, бросились врассыпную, пытаясь уйти с траектории летящего в их сторону Ренджи.
  
  Бой продолжался уже пять минут, и сокурсники Абарая и Накамуры, затаив дыхание, наблюдали за этой невероятной битвой. Конечно, Гин все же сражался не в полную силу, потому что так и не высвободил свой занпакто. Но даже без этого его навыков было более чем достаточно, чтобы отбиться от двух неопытных первокурсников, хотя, надо отдать им должное, ребята попались не из слабых и не были намерены сдаваться. Попытавшись заблокировать особо сильный удар, Ренджи просто не устоял на ногах и буквально отправился в свободный полет. В результате, едва не зашибив нескольких сокурсников, он смачно впечатался в стену зала, пробил ее своим телом и скрылся из виду. Йоко же в это время пыталась дать отпор Ичимару в одиночку. В кендо у них с Абараем упор был сделан на разные вещи. Если Ренджи полагался на силу удара, то Йоко предпочитала скорость, поэтому попасть по ней было непросто. Махаясь с Гином на духовных мечах и совершенно не думая, что может потерять пару-тройку конечностей, включая собственную голову, девушка полностью отдалась сражению. Уже несколько раз лейтенантский клинок проскальзывал в опасной близости от ее шеи, но Йоко удавалось вовремя уходить от фатальных ударов, хотя она и обзавелась несколькими неприятными порезами, которые ужасно саднили. Сторонние наблюдатели вряд ли могли разобрать что-то в этом бешеном вихре, сопровождающемся звоном скрещенных мечей.
  
  То ли в какой-то момент Гину поднадоело это монотонное сражение, и он решил разнообразить его, чтобы испытуемым жизнь медом не казалась, то ли изначально задумывал со временем увеличивать сложность задания. Йоко ушла в очередное сюмпо, собираясь нанести удар, но, к ее удивлению, Ичимару не стал блокировать ее атаку, а просто произнес:
  
  - Бакудо ?4! Хайнава!
  
  Среагировать девушка вовремя не успела, поэтому уже в следующую секунду стояла, опутанная светящейся желтой цепью. Быстро разрывать связывающие техники она еще не умела, ей требовалось на это не меньше пяти секунд, а в бою это просто тонна времени, которую Гин вовсе не собирался ей давать. Но удар не достиг цели, встретившись с мечом Ренджи, который уже пришел в себя и поспешно вернулся в строй. Выглядел он, правда, тоже не лучшим образом: была рассечена правая бровь, и кровь безбожно заливала половину лица, вынуждая парня держать глаз закрытым, плюс, была еще парочка порезов на руках и груди. Гин же, как и следовало ожидать, на их фоне выглядел безукоризненно и даже не запыхался, в то время как друзья уже начали выдыхаться.
  
  Не думая о последствиях, Абарай покрепче сжал меч и ринулся на своего противника с такой яростью, что Ичимару невольно отступил и целых две секунды не предпринимал никаких действий, но потом все же взял себя в руки и заблокировал удар. В этот же момент позади появилась Йоко с уже занесенным над головой мечом. Отбивать ее атаку Гин не стал, просто уйдя в сюмпо в сторону, но девушка была не промах, полностью повторив его маневр, хоть и с опозданием на секунду. Этого времени Ичимару хватило, чтобы развернуться и принять ее удар на свой меч, одновременно с этим не глядя посылая в Ренджи Шаккахо свободной рукой. От Хадо Абарай преспокойно уклонился, но задуманная атака сорвалась.
  
  - Вот кошмар-то, - хмыкнул Гин. - Нацуми-семпай так высоко о вас отзывалась. Йоко-кун, даже во время нашей первой схватки ты била сильнее.
  
  Друзья мельком переглянулись. Слова преподавательницы относительно того, что они не могут заставить себя сражаться всерьез, начали звучать настоящим пророчеством. Надо было срочно это исправлять. Понять Гина превратно было невозможно. Пусть и не прямым текстом, но он ясно дал понять, что если они сейчас же не начнут нападать по-настоящему, он вынесет обоих с одного удара. Одновременно уйдя в сюмпо, ребята напали сразу с двух сторон. При этом Йоко решила повторить прием Киры с накладыванием восьмого Бакудо на меч, а Ренджи нанести удар чуть позже, когда Кидо даст эффект. Но Ичимару вовремя просек эту идею и просто ударил с большей силой, чем могло отразить это Бакудо. В результате Йоко сама отлетела от него на пять метров, а словивший мощный удар ступней по подбородку Ренджи улетел под потолок и на этот раз пробил крышу. Полностью игнорируя Накамуру, Гин последовал за ним, выскочив через образовавшуюся дыру наружу, и через секунду тишину вновь нарушил звон стали.
  
  Наблюдавшие за боем студенты пребывали в полнейшем шоке, и Йоко, взглянув на их лица, не смогла сдержать улыбку. Момо, разумеется, не сидела с открытым ртом, а, наоборот, подбадривающее кивнула подруге. Этого оказалось достаточно, чтобы Накамура собралась с силами и тоже выскочила на крышу. Гин, кажется, совершенно озверел, обрушив на Абарая такой град атак, что парень даже не стал пытаться их отбивать или блокировать, а лишь уклонялся при помощи сюмпо. Недолго думая, Йоко тоже бросилась в бой. Разумеется, без внимания она не осталась, и в следующую же секунду точно такой же дождь ударов обрушился и на нее.
  
  Неизвестно, сколько бы продолжался этот бардак, если бы в один прекрасный момент Абарай не решился на безумие. Во время очередной атаки он не стал ни блокировать, ни уклоняться, в результате чего клинок вакизаши пронзил его насквозь в районе правой ключицы. Боль была невыносимой, но сейчас было не время думать о ней. Сдерживаясь изо всех сил, Ренджи обеими руками намертво вцепился в руку Гина, держащую занпакто. В результате меч вонзился еще дальше, так что в глазах потемнело от боли. Ичимару был ужасно удивлен, когда при попытке высвободиться из захвата у него ничего не вышло. Все закончила Йоко, мгновенно вышедшая из сюмпо позади Гина, еще когда Ренджи подставился под удар. Благодаря действиям Абарая, тот не мог ни использовать сюмпо, ни в полной мере уклониться. Взмах, и на спине лейтенанта остается длинный порез, а сам он, освободив, наконец, руку из цепких пальцев Ренджи, отскакивает в сторону.
  
  - Жуть! - довольно произнес он, кажется, ничуть не переживая по поводу полученной раны. - Уделали-таки.
  
  Несмотря на то, что Ренджи зажал рану ладонью, кровотечение было очень сильным. Видимо, меч повредил какой-то крупный сосуд, возможно, подключичную артерию. От нахлынувшей слабости Абарай выронил свой меч и повалился на колени. Накамура поспешно бросилась к другу, подхватив его и не дав впечататься лбом в покрытие крыши, после чего крикнула в дыру:
  
  - Ханатаро! Где ты там?!
  
  Звать дважды не пришлось. Ямада в тот же миг выпрыгнул наружу, словно ждал все это время, когда же его позовут. Увидев тяжелораненого и бледнеющего на глазах Абарая, который уже практически не осознавал происходящее, он пришел в ужас, тут же снял со спины свою аптечку и приступил к лечению.
  
  - Лейтенант Ичимару! - укоризненно посмотрел Ханатаро на виновника всех бед. - Вы ведь могли убить его!
  
  Гин ничего не ответил, только улыбнулся еще шире, что вполне можно было истолковать: "Разве это не самый эффективный способ обучения?" Да, смешно было ожидать, что он начнет раскаиваться в своих проступках. Видимо, поняв это, Ямада вновь сконцентрировался на Ренджи.
  
  - Я так понимаю, проверка закончена? - деловито поинтересовалась Йоко, когда все спустились обратно в зал, и Нацуми-сенсей встретила их весьма красноречивым взглядом.
  
  - Правильно понимаешь, - подтвердил Ичимару и повернулся к женщине. - Не надо сверлить меня таким страшным взглядом, Нацуми-семпай, - усмехнулся он. - Пятый Отряд компенсирует Академии порчу имущества, когда с инспекцией будет покончено.
  
  Преподавательница только хмыкнула в ответ. Спорить со своим бывшим учеником ей явно не хотелось, но и при взгляде на дыры в стене и в крыше зала сердце кровью обливалось.
  
  - Все могут разойтись, - скомандовала она, переключив внимание на студентов, которые столпились вокруг них, ожидая дальнейших указаний.
  
  Не веря своему счастью, что этот сумасшедший день, наконец, закончился, все поспешили покинуть зал кендо, а то, мало ли, придумают еще какой-нибудь тест. Гин, глядевший им вслед, выглядел определенно довольным.
  
  - Простите, лейтенант Ичимару, - подала голос Момо, немного шатающейся походкой подходя к нему. - Вы приглашали нас в казармы Пятого Отряда, но уже без десяти восемь, а Абарай-кун в таком состоянии... Вы не будете против, если мы придем завтра?
  
  Короткий смешок в ответ девушку не удовлетворил, и она терпеливо ждала нормальных слов, устремив на Гина требовательный и недовольный взгляд. В конце концов, он беспощадно покалечил ее и ее друзей, и у Хинамори были весомые причины для недовольства.
  
  - Я не против, - наконец произнес Гин. - Только не опаздывайте, иначе все пропустите.
  
  На этой таинственной ноте он замолчал и, бросив через плечо женщине: "До скорого, Нацуми-семпай!", исчез в сюмпо. Та только хмыкнула и, к удивлению друзей, тепло улыбнулась ему вслед. Видимо, такое его поведение вполне укладывалось в рамки ее представления о нем.
  
  - Так, ладно, вы тоже давайте, идите отсюда, - внезапно сказала она, поспешно выпроваживая студентов за пределы зала. - У меня еще полно работы, плюс надо здесь прибираться. Так что идите и не мешайтесь.
  
  В общежитие друзья возвращались не спеша и выглядели, надо полагать, весьма устрашающе. Несмотря на то, что медики без проблем залечили раны, пропитанную кровью одежду менять было не на что, так что окровавленная компания вселяла просто суеверный ужас. Йоко насвистывала себе под нос какой-то неизвестный даже ей самой мотивчик и была совершенно довольна жизнью. Изуру, уже оправившийся после боя, о чем-то шептался с идущей рядом Хинамори, и иногда они оба хихикали. Накамура при желании могла бы подслушать их разговор, но ее мало интересовали секреты друзей. По крайней мере, в этот момент. Ренджи шел, грузно опираясь на плечо поддерживающего его Ханатаро. О том, чтобы быстро залечить полученную им рану, не могло быть и речи, но так как из зала их выгнали, разумнее всего было продолжить лечение уже в комнате, а не на улице.
  
  День выдался совершенно безумным, и выжатые как лимон ребята не чувствовали себя готовыми сегодня отмечать свои успехи. Сейчас им больше всего хотелось лечь спать. Так что, дойдя до общежития, они просто разошлись по комнатам и сразу же увалились на кровати, мгновенно покинув мир бодрствующих людей.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 21. Сборы
  
  Генгору-сенсей растянул губы в доброй улыбке, что на его обычно суровом лице смотрелось откровенно жутковато. Он стоял за кафедрой, читая лекцию, когда в аудиторию, разрушив царящую там деловую атмосферу, ввалились эти трое... студентов. И это за десять минут до конца второго урока. Увидев взгляд учителя, красноречиво обещающий всем троим, как минимум, четвертование, они несколько струхнули, но все же позволили себе виновато улыбнуться.
  
  - Разрешите войти, Генгору-сенсей? - поинтересовался Кира за всю компанию.
  
  С трудом подавив желание накинуться на опоздавших и закатить им лекцию о правилах Академии до самого вечера, учитель лишь шумно втянул воздух и коротко кивнул. Он знал, что на вчерашней проверке кендо им досталось больше всех, а Абарая Ренджи и вовсе на сегодня освободили от занятий по состоянию здоровья, так что следовало отнестись к ситуации с пониманием.
  
  Разумеется, друзья проспали. Хотя и привыкли просыпаться вовремя без будильника, но вчера определенно был не тот случай, когда следовало положиться на память тела. Все трое были почти уверены, что Генгору-сенсей за опоздание вышвырнет их в окно или сделает чего похуже, но обошлось.
  
  День пролетел незаметно, даже занятия по Хакудо прошли без проблем. То ли Такуми-сенсей тоже решил в свете вчерашних событий сделать студентам поблажку, то ли друзья действительно стали немного сильнее и поэтому не совершали прошлых ошибок и не приковывали к себе внимание преподавателя, но в какой-то момент раздался звон колокола, вещающий, что последний урок окончен, и все могут расходиться. Сегодня проверку проходила вторая группа, в которой училась Рукия, поэтому тренировка опять накрывалась медным тазом: полигоны были подготовлены для тестов, и посторонних на них не пускали.
  
  К концу года заданий для самостоятельной работы стали задавать куда меньше, так что и в спешке бежать в библиотеку не пришлось. Не зная, чем бы заняться, Момо, смущаясь, предложила сходить в гости к Широ-чану, но Йоко отмела это предложение. Все же к восьми часам им следовало быть в казармах Пятого Отряда, а посиделки у Тоширо могут затянуться до самого вечера. В результате все просто вернулись в общежитие. Кира сказал, что будет готовиться к торжеству по случаю успеха Рукии, в котором он ни капли не сомневался, и ушел к себе в комнату, оставив девушек в недоумении думать, что же он имел в виду.
  
  - Я пойду проведаю Ренджи, - сказала Йоко, повернувшись к Хинамори. - Пойдем вместе?
  
  Но Момо не ответила, опять настолько глубоко уйдя в какие-то свои мысли, что подруге пришлось ее будить.
  
  - А? Что? - растерянно переспросила она, широко распахнув свои карие глаза и тут же смутившись. Момо постоянно корила себя за такие вот выпады из реальности, но поделать ничего не могла, постоянно извиняясь перед друзьями за то, что не слушала, что ей говорили.
  
  - Пойдем проведаем Ренджи? - улыбнулась Накамура. Она уже бросила бороться с комплексами Момо, постоянно боящейся обидеть друзей какой-нибудь мелочью.
  
  - А... извини, Йоко-чан, - пробормотала Хинамори. - Но... может, ты пойдешь одна? Я тут вспомнила, что мне еще надо кое-что сделать...
  
  Йоко удивленно вскинула брови. Что-то у всех внезапно возникли какие-то неотложные дела, о которых она слыхом не слыхивала... Но никаких вопросов задавать не стала, лишь пожала плечами. Дескать, ладно, одна так одна.
  
  Распрощавшись с Момо, которая двинулась в сторону их комнаты, Накамура поднялась на четвертый этаж, где располагалась комната Абарая, и, постучавшись для приличия, вошла. Ренджи уже не спал, а просто лежал на кровати и вообще вел себя до странного смирно. Обычно не в его привычках было соблюдать постельный режим.
  
  - Что, все оказалось настолько серьезно, что ты не можешь встать? - уточнила Йоко, заострив взгляд на раненом плече, сейчас перевязанном тугими бинтами.
  
  - Представь себе, - огрызнулся он. - Но дело не в ране. Чертов Ханатаро вколол мне что-то, так что я пошевелиться не могу.
  
  - А с тобой иначе и нельзя, - хихикнула девушка, потому что такое поведение было вполне в духе Ямады, уже уставшего бороться с легкомыслием друзей по отношению к своему здоровью и перешедшего на более радикальные меры.
  
  - Ты пришла поглумиться? - буркнул Абарай, одаривая Йоко не слишком дружелюбным взглядом и делая тщетную попытку пошевелиться.
  
  - Лежи уж, - девушка присела на свободный стул и тихо хмыкнула. - Ты погоди, скоро к тебе потянутся сочувствующие, так что прибереги свой пыл для них.
  
  - Хех, - как-то горько усмехнулся Ренджи, смотря в потолок.
  
  - А Рукия к тебе не заходила? - внезапно спросила Накамура.
  
  - Когда ей? - вопросом на вопрос ответил он, хотя в голосе отчетливо послышались нотки сожаления. - Сегодня ж проверяют их. Хотя сомневаюсь, что у их группы все будет также плачевно, как у нас. Все же с нас спрос больше.
  
  - А разве у нас все плачевно? - улыбнулась Йоко. - В конце концов, вместе мы все же одержали победу.
  
  - Заткнись уже, - опять огрызнулся Ренджи. - Что за сентиментальный бред?
  
  Девушка тоже усмехнулась в ответ, и не думая обижаться.
  
  - Ты не забыл, что нас сегодня пригласили в казармы Пятого Отряда? - напомнила она. - Так что давай, выздоравливай, чтобы к восьми часам был в полном порядке.
  
  - Скажи это Ханатаро.
  
  - Мда, ему скажешь, пожалуй... - задумчиво протянула Йоко. - Но в любом случае, я ничего не знаю. Нас, как-никак, официально пригласили. Было бы невежливо приходить неполным составом.
  
  - Иди уже отсюда, - проворчал Абарай, пытаясь скрыть улыбку за недовольным тоном. - А то еще заразишь меня своей порядочностью.
  
  - Намек понят, - ухмыльнулась девушка и выскользнула за дверь.
  
  Стоило ей это сделать, как она буквально столкнулась с Рукией лбами, в результате чего обе девушки повалились на пол, разлетевшись в разные стороны.
  
  - Ты убить меня решила? - усмехнулась Рукия, потирая лоб.
  
  - Задаю тебе тот же вопрос, - заметила Йоко, потирая плечо, в которое со всего маху вписалась подруга. - Кстати, ты тут какими судьбами? Разве у вас не проверка?
  
  - Да, как раз по Кидо, но сейчас перерыв, так что я решила сходить сюда. Как он там? - кивнула Рукия на дверь комнаты Ренджи. - Живой? Слышала, вам обоим вчера досталось.
  
  - Ему досталось гораздо сильнее, - покачала головой Накамура, но почти сразу улыбнулась. - Думаю, он вполне здоров и с нетерпеньем ждет твоего визита. Кажется, он был ужасно разочарован, когда зашла я, а не ты.
  
  - Да ладно? - та от неожиданности потупила взгляд.
  
  - Эй, может, хватит разговаривать так, будто я ничего не слышу?! - послышался из-за двери возмущенный голос Абарая. Неудивительно, учитывая, что девушки и не думали понижать голос.
  
  - Ик! - подскочила на месте Йоко и поспешила скрыться с "места преступления". - Не буду вам мешать, господа, - сказала она уже открывающей дверь Рукии, на что получила благодарный взгляд.
  
  
  
  
  
  Момо, как и ожидалось, обнаружилась в их с Йоко комнате и при этом не выглядела человеком, совершившим что-то из ряда вон, скорей уж наоборот. Хинамори с ногами забралась на подоконник и, обняв согнутые ноги, задумчиво смотрела куда-то вдаль, слегка прищурив глаза от светящего в них солнца. Печальной или расстроенной она не казалась, а больше всего была похожа на человека, который пытается справиться с сильной внутренней борьбой.
  
  - О чем задумалась? - поинтересовалась Йоко, подойдя поближе и осторожно потрясая подругу за плечо.
  
  Та от неожиданности издала какой-то панический визг и едва не свалилась с подоконника, а потом послала Накамуре возмущенный взгляд и несильно ткнула ее в бок кулачком.
  
  - Господи, Йоко, зачем ты меня так пугаешь?!
  
  - Вообще-то я просто подошла, - ошарашенно заметила та. - Это ты о чем так сильно задумалась, что не замечаешь вокруг себя ничего?
  
  - Нууу, - замялась Момо, переведя взгляд на свои колени. - Я думала о приглашении лейтенанта Ичимару и...
  
  - О, дай я угадаю, - хмыкнула Йоко и перешла на заговорщический шепот. - А еще ты думала, что наверняка там встретишься с капитаном Айзеном, да?
  
  Как ни странно, повторного тычка по многострадальным ребрам не последовало, только на щеках Хинамори появился привычный смущенный румянец.
  
  - Ну... да... - наконец, выдавила из себя она.
  
  - Надо же, как он тебя зацепил, - Накамуре оставалось только покачать головой. Довольно скептически относясь к такому понятию, как любовь с первого взгляда, сейчас она лицезрела явное опровержение своих убеждений. А как еще это можно было назвать?
  
  - Да... - несмело кивнула Момо, сцепив слегка дрожащие пальцы в замок. - Да, он мне действительно понравился. Глупо ужасно, да? Мы ведь совершенно не знакомы, а я тут воображаю себе невесть что. Кто я и кто он?
  
  - Ну, - на секунду задумалась Йоко, - он капитан отряда, а ты одна из лучших студенток на потоке. Кто знает, может однажды все так сложится, что ты станешь лейтенантом Пятого Отряда.
  
  - Да ну тебя! - Хинамори опять возмущенно вытаращила глаза и в третий раз попыталась достать подругу кулаком, но та, будучи готовой к такому, успела отскочить назад. - Я же серьезно!
  
  - Я тоже серьезно, между прочим, - Накамура прогнала прочь неуместную улыбку. - Кто ж виноват, что ты не веришь в себя и не хочешь даже попытаться воплотить свои мечты в жизнь?
  
  - Это я-то не хочу?! - вскинулась Момо, но тут же убавила пыл, поняв, что Йоко отчасти права. - Я просто... не знаю... не знаю, что мне делать, не знаю, как мне себя вести... не знаю... Я как представлю, что он меня вызовет к себе, и мы там будем одни. Боюсь, что я двух слов толком связать не смогу... Что мне делать, Йоко?
  
  В глазах Хинамори плескалось отчаянное желание найти ответ на такой простой с виду вопрос. Накамура слишком многое хотела сказать, но никак не могла сформировать из бессвязного потока мыслей нормальное предложение.
  
  - Полагаю, быть собой, - негромко ответила она через некоторое время и, видя, что Момо хочет что-то возразить, добавила. - Конечно, это будет непросто. Но если ты действительно хочешь после Академии вступить в Пятый Отряд, то рано или поздно тебе придется перебороть себя. Разве нет? Так почему бы не начать как можно раньше?
  
  - Тебе легко говорить... - вздохнула Хинамори.
  
  
  
  
  
  
  Без пяти семь в комнату девушек пришел Изуру, одарив обеих настолько таинственным взглядом, словно знал обо всех их потаенных секретах.
  
  - Ну что, идем? - поинтересовался он, прислонившись к дверному косяку и сложив руки на груди. - Мы же не хотим опоздать.
  
  Момо и Йоко к тому моменту уже были готовы к выходу как морально, так и физически, так что не заставили себя ждать, и все трое направились в комнату Ренджи. До комнаты так и не дошли, потому что Абарай поймал их на лестнице. Выглядел он бодрячком - и не скажешь, что вчера вечером был при смерти.
  
  - Ты как, Абарай-кун? - на всякий случай уточнила Хинамори, когда они вышли из общежития. - Если неважно себя чувствуешь, то лучше останься.
  
  - Только не превращайся в Ханатаро, - взмолился парень, как-то затравленно оглядываясь по сторонам, словно Ямада мог появиться из ниоткуда и вновь отправить его в постель.
  
  - Ладно-ладно, - примирительно улыбнулась Момо, подняв руки вверх. - А где Рукия? Неужели проверка еще не закончилась?
  
  - Закончилась еще час назад, - ответил вместо Ренджи Кира, в очередной раз подтверждая свой титул "Всезнайки-сана". - Но в своей комнате ее не было.
  
  - Да здесь я, здесь, - раздался за их спинами знакомый голос с ворчливыми нотками, и в следующую секунду компанию догнала Рукия, такая сияющая и довольная, что сомневаться в результатах ее тестов не приходилось. Она даже уставшей не выглядела. - Я уж подумала, что вы собрались идти без меня.
  
  - Как мы можем? - притворно возмущенно посмотрела на нее Йоко.
  
  - От вас можно ожидать чего угодно, - с усмешкой заметила она. - Вспомнить хоть наш побег из Академии в Руконгай.
  
  - А что, Ханатаро-кун с нами не пойдет? - посмотрела на Рукию Момо. - В вашей группе много пострадавших?
  
  - Вообще-то действительно много, - призналась та. - И да, Ханатаро сказал, что с нами не пойдет, потому что очень занят. Я как раз собиралась об этом сказать.
  
  - Занят он, как же, - недоверчиво хмыкнул Изуру, определенно не веря этой официальной версии.
  
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 22. Новый дом
  
  - Йоко-чааан!
  
  Стоило только ступить на территорию Пятого Отряда, как, откуда ни возьмись, на Накамуру набросился какой-то вихрь и принялся душить в объятьях с такой силой, что, казалось, вот-вот затрещат ребра.
  
  - Рик...ка... - кое-как выдавила Йоко, пытаясь вырваться из железного захвата.
  
  - Нууу, ты что, мне не рада? - Рикка скорчила уморительную жалобную рожицу и стиснула Йоко еще сильнее. - Ну вот, а я так скучала.
  
  Девушка почувствовала, что еще несколько секунд, и она точно потеряет сознание от недостатка кислорода. Ее друзья это тоже заметили и поспешили на выручку.
  
  - Эээ, извините, Рикка-сан, верно? - обратился к ней Изуру. - Думаю, Йоко хочет сказать, что она очень рада вас видеть. И у нее просто не хватает слов, чтобы как следует выразить свои чувства.
  
  - Вот как? - она перевела взгляд на уже синеющую Накамуру и наконец-то выпустила ее из объятий. Йоко повалилась на землю, отчаянно пытаясь отдышаться и понять, что же стало с ее старой знакомой за такой короткий промежуток времени. Вроде раньше за Риккой не водилось такой жизнерадостности.
  
  - А вы, должно быть, друзья Йоко-чан, о которых говорил лейтенант Ичимару? - посмотрела Рикка на компанию ребят.
  
  - Да, Рикка-сан, - кивнула Хинамори, изо всех сил стараясь быть предельно вежливой, хотя от нее вроде бы никто этого не требовал.
  
  - Можно просто Рикка, - улыбнулась в ответ девушка. - Идемте скорее. Капитан Айзен очень вас ждет.
  
  
  
  
  
  
  Обстановка на территории Отряда была самая расслабленная. Как выяснилось, шинигами решили устроить себе отдых, а потому собрались здесь и организовали знатный пикник. Причем тут были не только представители Пятого Отряда, но подтянулись еще и посторонние. Некоторые очень уж явно бросались в глаза, как, например, еще один капитан в накинутом поверх белого розовом хаори и соломенной шляпе, особенно рьяно налегающий на саке. Еще была девушка с пышной копной рыжих волос и просто умопомрачительной грудью. А троица не менее колоритных личностей сидела отдельно от всех и о чем-то рьяно спорила. Один из них, наиболее шумный, был молодым человеком лет двадцати пяти с виду, совершенно лысым и с хищной улыбкой на лице. С ним пререкался второй: намного более сдержанный мужчина-брюнет с аккуратной стрижкой и тонкими усами, носящий темный очки. Третий же просто наблюдал за спором, изредка вставляя свои комментарии. Он казался самым молодым из их компании. Его темные волосы были уложены в безукоризненную прическу, а на правом глазу были два разноцветных перышка, которые, кажется, ничуть ему не мешали, зато придавали его персоне своеобразный шарм.
  
  Но Рикка вела ребят мимо веселящихся шинигами к тому самому зданию, где располагался кабинет капитана Айзена. Стало быть, капитан Отряда любезно предоставил место для пикника, но сам присутствовать в этом бедламе отказался. Йоко сама не знала, почему, но этот факт ее здорово утешил. Не могла она представить себе капитана Айзена сидящим в той развеселой компании, травящим какие-нибудь уморительные байки и попивающим саке.
  
  - Капитан Айзен? - осторожно заглянула в кабинет Рикка. - Пришла Йоко-чан с друзьями.
  
  Что он ответил, ребята не услышали, но уже в следующую секунду девушка отошла в сторону, пропуская в кабинет всех пятерых. Вопреки ожиданиям Йоко, что капитан будет сидеть на своем обычном месте, за столом, тот расположился на диване рядом с журнальным столиком. Девушка отстраненно заметила, что в последний раз они беседовали именно там накануне ее поступления в Академию. Только тогда присутствовал еще и Гин, которого Йоко нигде не видела: ни в той компании на улице, ни где-либо в здании. Даже реацу его не чувствовала, но не исключала, что он вполне может ее скрывать.
  
  - Добрый вечер, - спокойно приветствовал пришедших капитан, одаривая их своей загадочной полуулыбкой. Дождавшись, когда ребята отвесят положенный в таких случаях приветственный поклон, он гостеприимно указал на кресло и диван напротив. - Прошу, присаживайтесь.
  
  - Может, хотите чаю, капитан Айзен? - внезапно поинтересовалась Йоко, припомнив, что в тот раз они тоже пили ее чай, что более чем располагало к доверительной беседе.
  
  Тот противиться не стал, так что спустя пять минут все присутствующие уже с наслаждением потягивали из дорогих пиал крепко заваренный чай. Начинать серьезную беседу капитан не спешил, то ли чтобы не отвлекаться на чай, то ли ждал чего-то, то ли еще по какой-то причине. Думать о предстоящем разговоре не хотелось, и Йоко уже не раз ловила себя на мысли, что ее вместо этого куда больше интересует вопрос "А куда же все-таки подевался Гин?" Изуру натянул на лицо не менее загадочную, чем у капитана, улыбку и просто наслаждался чаепитием, всем своим видом показывая, что никакие новости не пробьют броню его спокойствия. Рукия немного струхнула от близости такого высокого начальства - все же одно дело, когда капитан отряда принимает у тебя экзамен, и совсем другое, когда ты сидишь в его кабинете в неформальной обстановке. Так что девушка никак не могла преодолеть робость и неосознанно старалась сидеть поближе к Ренджи, как к единственному защитнику. Сам же Абарай был словно клубок нервов, то и дело бросая на капитана малость подозрительные взгляды, словно ожидая какого-то подвоха. Зато Момо с виду казалась спокойной, вот что удивительно. И хотя она сидела, в основном, сосредоточенно сверля взглядом собственные колени и пиалу с чаем, на дне которой плавало несколько листиков, руки не дрожали, и краснеть, как помидор, она вовсе не собиралась. Йоко про себя уважительно покачала головой. Вот, что значит сила воли! Она здорово сомневалась, что смогла бы так быстро совладать с собой, будь она на месте Хинамори.
  
  - Ну ладно, - наконец заговорил капитан Айзен, отставляя пиалу на столик. - Не хочу вас утомлять долгими разговорами. Поздравляю, что вы все успешно прошли проверку. Очень немногие студенты проходят все тесты с высшими баллами, и я очень рад, что в этом году именно мне выпала честь проводить инспекцию.
  
  - И где положенная шпилька? - поинтересовался Ренджи, когда капитан закончил свою речь. - Не может же все быть настолько хорошо.
  
  - Конечно, ты прав, Абарай-кун, - улыбнулся тот, и не думая, вопреки ожиданиям сидевшей рядом с Ренджи Рукии, делать выговор за подобную дерзость. - Но согласись, было бы странно требовать многого от первокурсников, которые только недавно начали обучение. Само собой, что до совершенства вам всем еще далеко, что и выяснилось в ходе проверки, но на этот момент вы показали неплохие результаты. Я буду лично следить за вашими дальнейшими успехами.
  
  Дальнейшая беседа была уже просто о мелочах жизни, не имеющих ни малейшего отношения к учебе в Академии. В основном, переговорщиком был Изуру, а остальные лишь иногда поддакивали ему, включаясь в разговор, только если капитан обращался к ним лично.
  
  - Накамура-кун, ты не передумала? - спросил у нее капитан, когда ребята уже собрались уходить, благодаря за гостеприимство и за теплые слова. - По-прежнему после выпуска желаешь вступить в Пятый Отряд?
  
  - Как я могла передумать? - улыбнулась девушка. - После всего, что вы для меня сделали, это было бы, как минимум, невежливо.
  
  - Ну, тогда иди, веселись, - он одарил ее напоследок очередным загадочным взглядом, расшифровать который у нее никогда не получалось.
  
  Поклонившись, Йоко покинула кабинет и с удивлением обнаружила, что в коридоре стоит одна лишь Рукия, а остальные куда-то бесследно исчезли. Недоуменно оглядевшись по сторонам, словно друзья могли спрятаться где-нибудь под стоящей там скамейкой, она вопросительно посмотрела на подругу, словно требуя объяснений.
  
  - Это все эта сумасбродная Рикка-сан, - пожала плечами Рукия. - Она словно нас тут поджидала. Стоило только выйти, как она схватила под руки Ренджи и Изуру и утащила туда, - кивнула она в ту сторону, откуда они пришли. - Момо увязалась за ними. Я пыталась их остановить, чтобы дождались тебя, но они меня не послушали, - Рукия виновато развела руками. - Так что я не представляю, где они могут быть.
  
  - Да ладно, - отмахнулась Йоко, по-дружески укладывая руку подруге на плечи. - Тут не так уж много мест, где можно повеселиться. А учитывая, что пока мы шли сюда, то видели основную массу гуляющих, все наверняка там. Так что идем.
  
  Казалось, что в здании кроме них и капитана Айзена вообще нет ни одной живой души, так там было тихо. И, несмотря на почти бесшумную походку, каждый шаг девушек звучал чуть ли не грохотом. Блуждать долго не пришлось, все же они обе неплохо ориентировались в пространстве и топографическим кретинизмом не страдали.
  
  - Кстати, а как у вас проходил тест по кендо? - внезапно спросила Накамура, уже давно желавшая удовлетворить свое любопытство в этом вопросе.
  
  - Обычно, - произнесла Рукия, как-то недовольно поморщившись, словно отгоняя неприятные воспоминания. - Лейтенант Ичимару раздал всем боккэны и дал задание продержаться три минуты.
  
  - Как я и думала, - усмехнулась Йоко, не придав особого значения недовольству подруги. - Это только нас заставили сражаться на настоящих мечах.
  
  - Вы с Ренджи вдвоем сражались против него, да? - полповорота головы в сторону Йоко.
  
  - Да, - подтвердила та, и в ее голосе одновременно послышались нотки гордости и сожаления. - Вот только в результате он провалялся в постели целый день из-за того, что подставился под удар. Я поначалу тоже хотела так поступить, но так и не решилась... Получается, он сильнее меня.
  
  Чувствуя, что разговор катится куда-то не туда, Рукия решила поменять тему на какую-нибудь более веселую, лишь бы отвлечь подругу от тяжких размышлений и чувства вины.
  
  - Слышала, Изуру собирался устроить какое-то торжество, - сказала она. - Ты не в курсе, что он там задумал?
  
  - Понятия не имею, - улыбнулась Накамура, благодарная Рукии за разрядку обстановки. - Попробуй пойми, что у нашего Изуру на уме, если он сам этого не хочет.
  
  - И не говори, - согласно кивнула Рукия, а потом усмехнулась. - Ренджи рассказывал, что раньше вы с Кирой не были друзьями, это потом, ближе к середине года, внезапно сдружились.
  
  - Ну да, так и есть, - призналась Йоко, вспоминая, как ее тогда понесло в парк, где они с Изуру впервые нормально поговорили. Ведь именно после этого он стал неотъемлемой частью их теплой компании, настолько органично вписавшись в коллектив, что Йоко сейчас и представить не могла, что все могло сложиться иначе.
  
  На улице было ужасно шумно, и это особенно чувствовалась в контрасте с тихим зданием, стены которого, очевидно, обладали очень низкой звукопроницаемостью. Основной шум шел со стороны парка: оттуда доносились песни, громкие споры и разговоры - так что девушки, недолго думая, двинулись в ту же сторону.
  
  - О, Йоко-кун, вижу, вы все-таки пришли, - внезапно раздался за их спинами знакомый голос.
  
  - Какое несчастье, лейтенант Ичимару, боюсь, мы выпили весь чай без вас, - с улыбкой ответила Йоко, разворачиваясь на сто восемьдесят градусов и чуть ли не лоб в лоб сталкиваясь с Гином.
  
  - Я смотрю, и Рукия-чан здесь, - ухмыльнулся он и потрепал девушку по голове, совсем так же, как когда-то трепал Йоко по волосам капитан Айзен. - Ты хорошо сегодня показала себя.
  
  Рукия ничего не ответила, только слабо кивнула, а взгляд широко распахнутых фиалковых глаз внезапно стал каким-то остекленевшим. Как раз в этот момент Йоко вновь обратилась к Ичимару, так что он переключил свое внимание на нее, оставив Рукию в покое.
  
  Разговор растянулся аж на несколько минут. Стоя немного позади Йоко, Рукия отчаянно пыталась взять себя в руки. Она сама не знала, что же с ней происходит, но почему-то всякий раз, когда она видела Ичимару Гина, ей становилось здорово не по себе. Больше всего это давящее чувство напоминало змею, которая словно опутывала девушку своими смертоносными кольцами и душила в своих объятьях. А при взгляде на его хищную улыбку Рукию и вовсе бросало в дрожь, и никогда в жизни она не испытывала такого отчаянного животного ужаса, как в эти моменты. И с недоумением смотрела на улыбающуюся Йоко, которая о чем-то оживленно с ним спорила, и не понимала, как Накамура может не замечать этой ужасной темной ауры, окружающей Гина с головы до ног. Больше всего на свете Рукии сейчас хотелось провалиться сквозь землю или убежать отсюда со всех ног, лишь бы оказаться подальше от него. И поселившаяся в душе неизвестно откуда холодная неприязнь с каждой секундой все больше крепла. Рукия в душе отчаянно молилась, чтобы этот разговор поскорее закончился, и чтобы Гин оставил их, наконец, одних. А еще она боялась, что он вполне может решить составить им компанию, и тогда она просто свихнется от этого леденящего кровь ужаса.
  
  - И все-таки, почему вы запретили нам рассказывать о том, что это вы нашли нас в Руконгае? - спросила Йоко, стоя спиной к Рукии, а потому не замечая ее прискорбного состояния.
  
  - Какая ты любопытная, Йоко-кун, - хмыкнул он. - Неужели сама не догадываешься? Меня бы тогда отстранили от проведения инспекции. По крайней мере, в вашей группе. А мне было интересно, научилась ли ты чему-нибудь.
  
  - То есть, по сути, вы просто хотели меня проведать? - ехидно прищурилась она.
  
  - И где та робкая, боящаяся сказать лишнее слово девочка, которую мы нашли в баре полгода назад?
  
  Это вполне можно было рассматривать как упрек за то, что она много болтает и ведет себя неподобающе, если бы не лукавый тон, ободряющий Йоко на дальнейшую дискуссию.
  
  - Вы бы все же зашли к нам как-нибудь, лейтенант Ичимару. Честное слово, я еще не разучилась заваривать чай.
  
  Впрочем, четкого ответа на это предложение Накамура так и не получила, потому что в какой-то момент ее запястье сжала дрожащая рука Рукии, и девушка буквально физически ощутила, что ее подруга находится чуть ли не на грани обморока. Пришлось спешно прощаться с Гином, обещать как-нибудь снова заглянуть в казармы Пятого Отряда, получить на это молчаливое согласие и наконец-то повернуться к перепуганной Рукии. Состояние подруги обеспокоило девушку не на шутку - она и предположить не могла, что человек может быть настолько напуган.
  
  - Ты чего? - не понимая, что могло довести ее до такого состояния, Йоко решила докопаться до сути.
  
  - Я... я не знаю... - чуть помедлив, ответила та, жадно хватая ртом воздух, словно с ее шеи только что сняли петлю. Губы внезапно затряслись, а к глазам подступили нежелательные слезы, которые Рукия изо всех сил сдерживала. - Не знаю, что произошло.
  
  - Ну, это никуда не годится, - покачала головой Йоко, вытаскивая из кармана носовой платок и протягивая его подруге.
  
  - Давай вернемся в общежитие, - попросила Рукия, вытерев слезы и справившись с рвущимися из груди всхлипами. - Пожалуйста.
  
  - А остальные? - Накамура кивнула в сторону парка, хотя и прекрасно понимала, что если они сейчас пойдут туда, то их в общежитие не отпустят ни под каким предлогом. Достаточно только вспомнить бурную реакцию Рикки на их приход.
  
  - Думаю, без нас не заблудятся, - передернула плечами та.
  
  
  
  
  
  
  По пути в Академии Йоко все же снова завела разговор о состоянии Рукии. Очень уж ей не понравилось, что подругу можно довести до такого неизвестно чем.
  
  - Все же что случилось? - осторожно спросила она, когда Рукия совсем уже успокоилась и была в состоянии вести нормальный диалог. - Лейтенант Ичимару что-то тебе сделал? - Не нужно было быть провидцем, чтобы заметить, что Рукия впала в эту панику, когда он оказался поблизости.
  
  - Нет, - покачала головой она, отводя в сторону взгляд. Ей не слишком хотелось разговаривать на эту тему, но она понимала, что Йоко так просто не отвяжется. Да и, чего греха таить, Рукии самой было интересно, в чем причина столь ярой антипатии. - Я сказала тебе правду. Я действительно не знаю, что случилось. Я просто еще во время проверки заметила, что боюсь его до ужаса. И не знаю, почему. Как гляну, так душа буквально в пятки уходит. И эта его улыбка... - Рукия поморщилась от неприятных воспоминаний. - Не нравится он мне.
  
  - Странно, - непонимающе хмыкнула Йоко. - Мы с ним, конечно, очень немного знакомы, но у меня ни разу таких ощущений не возникало. От улыбки капитана Айзена у меня куда как чаще бегут мурашки.
  
  Так, постепенно перейдя от разговора о руководстве Пятого Отряда к дружеской беседе о том, что же им выскажут друзья за эту самовольную отлучку, девушки заметно расслабились. Дорога до общежития не заняла много времени, но Йоко и Рукия в последний момент передумали туда идти, а вместо этого свернули в парк. Было уже полдесятого. Солнце давно зашло, и в парке стояла почти гробовая тишина. Редкие студенты, прогуливающиеся там, из-за белых форменных рубашек казались привидениями. Общежитие закрывалось через полчаса, но девушек это нисколько не волновало. В конце концов, по официальной версии, они сейчас на приеме у капитана Айзена, а поэтому могут приходить хоть утром.
  
  Легкий, слегка развевающий волосы ветерок и тихая лунная ночь как-то не располагали к задушевным беседам, так что Рукия и Йоко просто шли по аккуратным дорожкам, боясь нарушить тишину, и думали каждая о своем. Неизвестно, сколько прошло времени, но в какой-то момент, вырвав их из размышлений, перед девушками возникли Ренджи и Момо. Возмущенными или удивленными они не выглядели и начинать сыпать упреками на тему: "Почему и зачем вы ушли без нас?" не спешили.
  
  - Вот вы где, - только улыбнулась Хинамори.
  
  - Простите, мне стало нехорошо, и я попросила Йоко проводить меня до общежития, - честно сказала Рукия, хотя никто и не просил объяснений.
  
  - Мы так и поняли, - хмыкнул Абарай, окидывая подругу изучающим взглядом, словно ставя под сомнения ее слова.
  
  - Вы только за нами сюда пришли? - поинтересовалась Йоко. - Правда, не стоило, мы бы и сами скоро вернулись.
  
  - Вообще-то действительно за вами, - Момо натянула на лицо загадочную улыбку. - Вы, небось, забыли, что мы сегодня собирались отмечать окончание проверки. Кира-кун ушел заканчивать приготовления, а нам велел разыскать вас.
  
  Йоко и Рукия озадаченно переглянулись. После всего, что произошло, они действительно забыли о планах на вечер. Вот стыд бы был, если бы вместо прогулки по парку, они просто разошлись по комнатам и улеглись спать.
  
  - Идемте скорее, - поторопил девушек Ренджи. - Успеете еще наговориться, - и ушел в сюмпо.
  
  Как ни странно, но возвращаться в общежитие ребята так и не стали. Вместо этого они вообще покинули территорию Академии, а пытавшимся их остановить дежурным на воротах веско сказали, что идут в казармы Пятого Отряда. Вопрос тут же был снят, и друзья преспокойно вышли на улицы Сейрейтея. Разумеется, ни в какие казармы они не пошли, а вообще направились в противоположную от них сторону. Чем дальше они отходили, тем острее жег любопытство вопрос: что же за приготовления и, самое главное, где проводил Изуру?
  
  Остановилась компания возле ворот, ведущих на территорию какой-то усадьбы. Никто из друзей никогда тут не был, так что все активно крутили головами.
  
  - Ну наконец-то, - приветствовал всех Кира, открывая тяжелые двери и впуская всех в сад. - Где вы там застряли по дороге?
  
  - Лучше скажи, где мы, - произнесла Йоко, оглядываясь по сторонам.
  
  Сад был большим, но запущенным. Было видно, что им уже давно никто не занимался. Но при этом он не утратил своей красоты, а наоборот, приобрел какой-то своеобразный шарм, и обещающая в скором времени зацвести сакура только усиливала положительное впечатление.
  
  - Ну, вообще-то, это мой дом, - усмехнулся Кира, и четыре изумленных взгляда тут же сосредоточились на нем, требуя пояснений. - Идемте внутрь.
  
  Пока они пересекали сад, Изуру витийствовал.
  
  - Я ведь родился и вырос здесь, в Сейрейтее, - рассказывал он. - В этом самом доме. Мои родители были офицерами Третьего Отряда. Они погибли десять лет назад на задании в мире живых.
  
  Печали в его голосе не было, взгляд тоже оставался спокойным. Видимо, за эти годы Кира, если не смирился с потерей, то, по крайней мере, отпустил родителей с миром. Да и не принято было в Готэй-13 подолгу оплакивать погибших близких. Все шинигами прекрасно осознавали, что служба - это служба, а погибнуть можно даже во время, казалось бы, пустякового задания.
  
  - Других родственников у меня нет, - произнес Изуру. - А в общежитии живу, потому что до Академии отсюда далеко. Да и слишком этот дом большой для меня одного, как ни крути.
  
  Изнутри дом оказался ничуть не менее впечатляющим, чем снаружи. Несмотря на то, что родители Киры не принадлежали к числу благородных семей, можно было смело сказать, что они были очень обеспеченными, и это сразу бросалось в глаза. Умеренно-обеспеченным людям такой дом не по карману.
  
  В гостиной их встретил Ханатаро, видимо, пришедший сюда задолго до них. Выглядел он уставшим, но вполне довольным жизнью и определенно был рад тому, что находится здесь. Лечение травмированных студентов сегодня особенно затянулось, так что Ямада был счастлив немного отдохнуть в теплой компании. Конечно, лучше всего было бы как следует выспаться, но отказаться от такого великодушного предложения парень не смог.
  
  Но что больше всего изумило не только Йоко, но и вообще всех пришедших, так это колдующий на кухне Кодзу. Накамура и представить себе не могла, что этого бойкого, но ужасно упрямого старичка можно убедить закрыть хотя бы на одну ночь свой кабак, чтобы помочь студентам Академии устроить вечеринку. Более того, девушка недоумевала, как Кире вообще удалось провести его в Сейрейтей, минуя стражу. Но чутье подсказывало ей, что без помощи вездесущего Гина тут явно не обошлось. Не даром же его не было в казармах Пятого Отряда.
  
  - Можешь считать, что меня замучила совесть, Йоко, - ворчливо пояснил Кодзу, когда та все-таки спросила, как он согласился на эту авантюру. - В конце концов, это из-за меня у вас вчера могли возникнуть проблемы. Так что я решил, что от меня не убудет.
  
  
  
  
  
  Ужин был просто божественным. Мужчина расстарался на славу, пытаясь загладить вину перед ребятами за их нечаянное опьянение позапрошлой ночью. Буквально за час он умудрился приготовить столько блюд, что хватило бы на целый Отряд. Из напитков же был, вопреки сомнениям и подколкам Гина, чай и только чай. Кодзу решительно заявил, что хватит с них того, что они выпили тогда в баре. К тому же, завтра с утра им надо будет в Академию, а посему иметь трезвую голову совершенно необходимо. Так что ни капли саке так и не было выпито.
  
  Наевшись до отвала, друзья начали, было, карточную партию, но усталость понемногу брала свое, и глаза потихоньку начинали слипаться. Неудивительно. Вставать ребятам приходилось рано, даже в выходные. И если каждый день ложиться спать поздно, то накопившаяся усталость однажды просто не даст утром встать с кровати. Несмотря на то, что в доме была уйма комнат, ребята не стали заморачиваться поисками спальни, а просто улеглись спать все в той же гостиной. Кодзу, увидев, что все уснули, только причмокнул губами, выключил свет и отбыл в комнату, которую Кира отвел лично ему, - не вынуждать же старичка пешком на ночь глядя отправляться домой.
  
  
  
  
  
  
  Утро выдалось солнечным и на удивление прохладным. Ровно в полседьмого в гостиную, которая временно превратилась в спальню, пришел Кодзу и чуть не прослезился от умиления. Вчера развалившиеся по всему полу ребята ночью, видимо, замерзли и сбились в тесную кучу, пытаясь согреться. Рукия положила голову на плечо Ренджи, сидящего у стены. Почти вплотную сидела Момо, вклинившись между этими двумя. Ханатаро лежал на спине, уложив на колени Хинамори голову, а на колени Рукии - ноги. Йоко тоже лежала на спине, умостив голову на живот Ямады. А под боком у Накамуры валялся и сопел Изуру.
  
  Старичку оставалось лишь жалеть об отсутствии фотоаппарата. Вряд ли ему еще когда-нибудь доведется видеть столь живописную кучу-малу. Как бы там ни было, позволять им дальше спать было нельзя, иначе они рисковали опоздать. Проснувшиеся друзья были очень позабавлены своим положением, но радость была недолгой. Стоило подняться, как тут же заныли затекшие за ночь конечности. Так что минусы от подобного спанья были налицо.
  
  Вставший раным-рано Кодзу уже приготовил завтрак, вернее, разогрел то, что осталось от вчерашнего ужина. Так что в пятнадцать минут восьмого друзья, сытые и довольные, уже вышли из дому в Академию.
  
  
  
  
  
  
  Уже через три дня все пятеро (у Ханатаро был свой дом) выписались из общежития и переехали в дом Киры. Тот был совершенно не против и, кажется, рад, что дом вновь не пустует. Наоборот, он полон дорогих ему людей, пусть даже и не связанных с ним родственными узами. Но самым удивительным было то, что сюда переехали не только они. Кодзу так и не нашел времени, чтобы вернуться в Руконгай, и тоже жил тут, исполняя обязанности повара, дворецкого и опекуна, тщательно следившего, чтобы друзья не выкинули что-нибудь этакое. Всех такой расклад более чем устраивал.
  
  Главным плюсом этого полномасштабного переезда было то, что теперь друзьям вовсе необязательно было тренироваться на полигонах Академии. Тем более, что из-за треклятой инспекции время тренировок было жестко ограничено. На территории, окружающей усадьбу, был и зал для тренировок кендо, и открытый полигон, где можно было отрабатывать навыки Кидо или Хакудо, чем друзья активно пользовались.
  
  Кодзу наблюдал за их стараниями, иногда принося прохладного лимонада и вынуждая ребят сделать перерыв, дабы восстановить силы. Ханатаро сперва не слишком одобрил решение друзей полностью отказаться от тренировок в пределах Академии, боясь, что не всегда сможет быть рядом в нужную минуту из-за занятости другими студентами. Но руководство решило иначе. Генгору-сенсей, уже понявший, что от этой компании можно ожидать всего, лично распорядился о назначении Ямады личным медиком к этим безумцам. Специально, чтобы оберегал лучшие кадры. Против не высказался никто - медперсонала в Академии было достаточно, а при необходимости всегда можно запросить поддержку в Четвертом Отряде.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 23. Полевая практика
  
  - Ребята! Ребята! Тут такое!
  
  Громкий голос Хинамори вынудил Ренджи и Йоко оторваться от своего увлекательного поединка, а Изуру и Рукию - от метания голубых сфер в мишени. Момо бежала к ним через поляну, махая какой-то листовкой и едва ли не дрожа от нетерпения поделиться новостями. Даже Ханатаро заинтересовался, вскочив на ноги и подходя к мигом окружившим подругу студентам.
  
  - Только что директор Академии подписал приказ о назначении первой группы на полевую практику, - выдала Момо на одном дыхании. - Нас отправят в мир живых, где мы будем отрабатывать навыки на искусственных Пустых.
  
  - Когда? - резонно поинтересовался Ренджи, пытаясь заглянуть в листовку, которую Хинамори так и не выпустила из рук.
  
  - Через два дня, в пятницу, - ответила та. - Нас снимут с занятий.
  
  Рукия, слушая ее, вздохнула. Она уже не раз злилась на себя и жалела, что не прошла по баллам в первую группу. Сейчас, постоянно тренируясь с друзьями, она ни в чем не уступала им по навыкам, но, к сожалению, переходы из одной группы в другую были невозможны. Так что оставалось лишь частить к администрации Академии и смириться со своей судьбой.
  
  - А про вторую группу что-нибудь известно? - все же спросила она.
  
  Лицо Хинамори сразу же приняло смущенное выражение, словно это она виновата в том, что Рукия не может пойти на практику с ними.
  
  - Говорили, что с самого начала нового учебного года пойдете и вы, - произнесла она, боясь обидеть подругу.
  
  - Хех, - горько усмехнулась Рукия. - Ну, это обнадеживает. Хоть не через два года, - и улыбнулась, хоть друзья и видели, как тяжело далась ей эта улыбка.
  
  Дело было уже почти в самом конце семестра, незадолго до летних каникул. Уже прошедшие подготовку первого курса студенты сейчас как раз готовились к экзаменам, а на занятиях шло повторение пройденного для окончательного закрепления знаний. И, видимо, чтобы жизнь спецклассу не казалась медом, им еще и поставили полевую практику.
  
  Друзья восприняли эту новость весьма радостно: поединки друг с другом им уже приелись, и хотелось новых ощущений. Йоко, помирая со скуки, однажды даже настолько обнаглела, что вызвала на поединок Такуми-сенсея. Учитель сперва подумал, что ослышался. Потом, поняв, что это не так, посоветовал девушке идти восвояси, сославшись на то, что занят. Не ушла. Даже несмотря на отчаянные попытки тут же оказавшегося рядом Ханатаро ее увести. Поединок в результате все же состоялся. Правда, проходил по схеме: удар Йоко, блок Такуми-сенсея, удар Такуми-сенсея, Йоко в нокауте, Ханатаро приводит ее в порядок, и все начинается по новой. Через час подобного издевательства, отправив девушку в очередной нокаут, учитель попросил Ямаду вылечить ее, но при этом погрузить в сон, а то, дескать, это никогда не закончится. Но именно в этот момент Йоко сама пришла в себя и тихо сказала, что тренировка ее порадовала, и надо как-нибудь обязательно ее повторить. После этого заявления у Такуми-сенсея задергался глаз, а сам он поспешил уйти в сюмпо. Он, понимаете ли, постарался сделать все, чтобы объяснить этой ненормальной, что отнимать его время не стоит, а она намеков не поняла. Зато Ханатаро оставалось лишь обреченно вздохнуть. Хоть он за год и привык к закидонам друзей, легче от этого не становилось. Ренджи сходил с ума примерно таким же способом, только доставать решил не Такуми-сенсея, а лейтенанта Ичимару, а когда тот смылся, объясняя свое бегство обязанностями по делам Отряда, то Абарай переключился на Нацуми-сенсей. Та просьбе была удивлена - привыкла уже, что Йоко и Ренджи всегда тренируются вместе. А тут он не только один, но еще и просит учить его лично, вместо того, чтобы найти себе в противники кого-нибудь из студентов. Однако, подумав немного, учитель все же согласилась показать ему парочку приемов. Все же, парнишка способный и ее предмет любит. Так что можно и показать ему несколько движений. А то, что испытает он их на себе в полной мере - мелочи. Так знания усваиваются лучше всего. Но больше всех все же отличились мастера Кидо. Изуру, Момо и Рукия, обалдев от монотонных тренировок, тоже кинулись на поиски острых ощущений и не придумали ничего лучше, чем устроить полосу препятствий прямо на полигоне. Все было просто: один должен был без использования сюмпо добежать из точки А в точку Б, а другие два в течение этого безумия будут закидывать его Хадо ?54. То, что это заклинание может просто убить на месте, их не остановило, скорее уж наоборот. Овладели им уже все трое и спокойно делали без чтения заклинания, так что полоса препятствий вышла зрелищной. А уж как все трое в результате огребли от Масао-сенсея, и говорить не надо. Целый день потом ходили прикованные друг к другу спина к спине Хайнавой. А порвать элементарное четвертое Бакудо почему-то не получалось.
  
  Так что решение администрации Академии о полевой практике было как нельзя кстати. Вечером, всемером собравшись в гостиной за чаем, ребята рассказывали Кодзу о предстоящих планах на пятницу. Несмотря на то, что раньше с ним близко была знакома только Йоко, за прошедшие три месяца мужчина успел полюбить всю их компанию, буквально заменив всем шестерым отца. Даже Ханатаро, который был старше остальных, но при этом тоже не имел своей семьи. Повздыхав, что его питомцы будут в мире живых без его пристального внимания и, следовательно, смогут творить, что захотят, Кодзу не сказал ничего критического в адрес директора Академии. Вместо этого проговорил, что лично позаботится о том, чтобы все перед этим нелегким испытанием были сыты и здоровы, и проследит, чтобы они не ушли в мир живых без запасов провианта. На этом моменте друзья переглянулись и синхронно усмехнулись - заботясь о них, неутомимый старичок все же иногда перегибал палку. Как ни крути, они уже взрослые люди, а не ходящие пешком под стол младенцы, чтобы бегать за ними и следить за режимом их питания. Но объяснять это Кодзу было бессмысленно, что уже не раз было проверено на собственном опыте.
  
  Когда это семейное собрание было окончено, чай допит, а Кодзу в сопровождении девушек отправился на кухню мыть посуду, Кира остался в гостиной в гордом одиночестве. Ренджи уже успел утащить Ханатаро в тренировочный зал. Последние пару дней его бзики достигли нового уровня. Несколько раз огребя от Нацуми-сенсей, он в тренировках внезапно переключился с Йоко на Ханатаро. Дескать, не за красивые же глаза ему дали звание седьмого офицера, значит, он просто обязан уметь обращаться с мечом. А то, что Ямада был из Четвертого Отряда, который специализируется не на боях, а на лечении, Абарай нагло проигнорировал. Сперва несчастный пытался бороться тем, что просто не брал с собой в гости свой занпакто, но оказалось, что бороться с Ренджи на боккэнах - удовольствие более чем сомнительное. Так что приходилось брать меч с собой, в результате получать от Абарая по первое число и милостиво позволять девушкам себя лечить после очередного нокаута.
  
  Посмотрев на дверь, ведущую в коридор, который выходил на кухню, Изуру лишь усмехнулся. Пожалуй, он дольше всех привыкал к постоянному нахождению Кодзу в этом доме. Хоть Кира и знал, что это неправильно, он все равно невольно сравнивал старика со своим отцом и бесконечно удивлялся, насколько они не похожи друг на друга. Даже несмотря на то, что Изуру помнил своих родителей и знал, что такое родительская любовь, избалован он ею не был. Сколько он себя помнил, хоть родители его и любили, но они почти всегда были заняты. Служба, служба, служба. Ранние уходы из дома, поздние приходы домой. Редкие разговоры, еще более редкие дни, проведенные в кругу семьи. Нет, тогда Изуру не жаловался. Просто не знал, что могло быть иначе. А потом родители погибли. Казалось бы, изменилось немногое: они и до этого не слишком часто виделись и разговаривали. А теперь просто не будут разговаривать никогда. Но жизнь почему-то несколько утратила прежние краски. А находиться в этом доме одному, как это было раньше, стало невыносимо. Так что, когда, наконец, пришло время поступать в Академию, Кира был счастлив. В тот же день он уволил всю прислугу и переехал в общежитие, надеясь, что никогда сюда не вернется. И вот теперь, спустя почти целый год, он снова сидит в этой гостиной и не чувствует ни капли сожаления. Да, больше нет родителей, которых, по сути, и так обычно не было рядом. Сейчас тут его друзья, заменившие ему семью. И сейчас здесь Кодзу, который заботится обо всех них. Но иногда, глядя на него, Изуру чувствовал легкую грусть и обиду. Грусть, что чужой человек смог стать более родным, чем когда-либо были кровные родственники. И обиду на родителей, неверно расставивших приоритеты.
  
  
  
  
  
  
  В пятницу, как и говорила Момо, первую группу первого курса сняли с занятий, собрав всех возле Сенкаймона, находящегося на территории Академии. Возле врат стояли трое шестикурсников и ждали, когда подойдут опаздывающие.
  
  - Э, а что тут за шум? - поинтересовался Ренджи, почесывая затылок и не понимая, почему группу охватило такое странное оживление. Большая часть студентов усиленно разглядывали шестикурсников, о чем-то взволнованно перешептываясь. - Что, нас сопровождают какие-то известные студенты? - и сам перевел взгляд на замершую у Сенкаймона тройку.
  
  - А ты что, не знаешь? - шепотом переспросил Кира. - Не все, а только тот, что в центре.
  
  Йоко тоже заинтересованно посмотрела на упомянутого Изуру молодого человека: весьма хорош собой, темные волосы, тонкие черты лица, а на щеке была татуировка в виде числа 69.
  
  Но Кира так и не успел закончить свою мысль, потому что в этот момент парень, на котором было сконцентрировано внимание почти всей группы, заговорил.
  
  - Сперва небольшое вступление. Я Хисаги.
  
  - Я Конисава, - представилась девушка, стоящая от него по левую руку. Складывалось впечатление, что она ужасно комплексовала по поводу низкого роста (была едва ли выше Хинамори), а потому изо всех сил старалась казаться старше, чем была на самом деле. По крайней мере, напустила на себя донельзя важный вид. Вот только нелепая прическа - неаккуратный хвост на боку - сводила на нет все ее старания.
  
  - Я Аога, - назвал свое имя третий шестикурсник, высокий под два метра, скорее жилистый, чем худощавый, с вытянутым неправильным овалом лица и удивительно маленькими глазами.
  
  - Мы трое будем вас сопровождать, - продолжил Хисаги.
  
  - Это Хисаги Шухей, - шепотом вещал Изуру друзьям. - Он первый, кого приняли в ряды Готэй-13 еще до окончания Академии. Говорят, что в будущем его, без сомнения, ждет блестящая карьера и высокий ранг.
  
  Друзья удивленно переглянулись и снова устремили взгляды на шестикурсника. Их группа считалась одной из самых сильных за последние несколько лет. Интересно, поэтому сопровождать их поручили этому гению?
  
  - Кстати, - Кира внезапно ехидно усмехнулся, переключив внимание друзей обратно к себе. - Между прочим, он дважды провалил вступительный экзамен. Посему выходит, что я талантливее его? У меня все оценки были высшими.
  
  - Неужели? - хмыкнул хмурый Абарай.
  
  - Прошу внимания! - обратилась к группе Конисава, и тут же установилась тишина. - Сейчас все вы разделитесь на группы по три человека.
  
  - Э! - негромко возмутилась компания, которую перспектива действовать порознь совершенно не радовала. Однако их возглас был проигнорирован, и девушка продолжила.
  
  - Все вы получили карточки, в которых написаны имена вашей группы, - говорила она. - Так что займите свои места.
  
  - Вот засада! - набычилась Йоко, посмотрев на бумажку и обнаружив, что ее определили в команду с какими-то парнями, которых она в лицо-то не знала.
  
  Зато Кира, Абарай и Хинамори были довольны, ибо оказались все вместе в одной команде. Заметив недовольство подруги, они послали ей немного ехидный, но при этом сочувствующий взгляд. Дескать, ничего не поделаешь, мы тут ни при чем. Накамура огляделась по сторонам. Так как лиц своих сокомандников она не знала, то решила просто подождать, пока они сами ее найдут. В том, что они ее узнают, Йоко не сомневалась. Они с друзьями были в группе весьма известными личностями, и не только из-за завидных успехов в учебе, а скорее по причине своих безумных выходок, которые нормальным студентам в голову не приходили.
  
  Ждать долго не пришлось. Сокомандники оказались какими-то щуплыми и даже худосочными молодыми людьми. Йоко была готова поклясться, что видит их впервые в жизни. Но, судя по тому, с каким восхищением они пялились на нее, не оставалось сомнений, что это действительно ее сокурсники.
  
  - Накамура-сан, для нас большая честь быть с вами в одной команде, - торжественно произнесли они, чем вогнали девушку в ступор.
  
  "Пф... Они бы еще "Накамура-доно" меня назвали..." - мысленно проворчала Йоко.
  
  Впрочем, навязывать ей дальнейший разговор с целью более близкого знакомства парни все же не стали. То ли таких планов у них изначально не было, то ли просто стеснялись, но, как бы то ни было, Накамура была этому ужасно рада.
  
  - Кто бы мог подумать, какие мы, однако, популярные, - удивленно прошептала Момо ей на ухо, видя, что эта парочка чуть ли не со священным трепетом смотрит на всю их компанию.
  
  - Так, с группами разобрались? - перекрыл все разговоры голос Шухея, и все опять синхронно посмотрели на него.
  
  - Шестикурсники уже ограничили территорию в мире живых специальным барьером, - произнесла Конисава, хмуря брови.
  
  - Там вы будете тренироваться на искусственных Пустых, - продолжил за нее до этого молчавший Аога.
  
  - Пока мы, шестикурсники, охраняем эту территорию, никто из нас не сможет вам помочь, - словно подводя итог, емко проговорил Хисаги. - Это ясно?
  
  Судя по общему настрою группы, все всё поняли, так что, одобрительно кивнув, шестикурсники повернулись к Сенкаймону и открыли врата миров.
  
  - Тогда вперед!
  
  Путь через Дангай, он же разделитель миров, казалось, грозился растянуться на целую вечность. Он представлял собой что-то вроде длиннющего коридора, стены которого состояли из плотного фиолетового газа и постоянно шевелились. Эту субстанцию называли потоком корю, и в активном состоянии он реагировал на духовные частицы, не позволяя находиться в Дангае дольше положенного. Это вдалбливали студентам в голову с первой же лекции: проходя через разделитель миров, избегай потока корю, иначе останешься там навсегда или вообще сгинешь в небытие. Но сейчас поток был неактивен - бюро технологического развития, зная о массовом переходе студентов через Дангай, отключило его, так что беспокоиться было не о чем.
  
  - Так, каждая группа берет на себя определенный сектор, - сказал Хисаги, когда они, наконец, достигли мира живых. - Ни о чем не волнуйтесь, а просто делайте свое дело. Удачи!
  
  После этих слов студенты разбежались во все стороны, оставляя шестикурсников одних. Направляясь к своему району, Йоко решила поинтересоваться навыками своих вынужденных коллег.
  
  - Так, кто из вас на чем специализируется? Кидо? Кендо? Хакудо?
  
  Послышавшиеся вялые подобия ответов убедили девушку, что в команду к ней запихнули самых отстающих по успеваемости. Таких было очень немного - все же, первая группа она на то и первая группа, и практически все там были сильны хотя бы в одном искусстве боя. Йоко стиснула зубы, понимая, что в случае чего, ей еще и придется оказывать этим двоим медицинскую помощь. И вообще она, по сути, в ответе за них, как самая сильная. Хоть прикажи им сесть где-нибудь в углу и не отсвечивать, а Пустых бери целиком на себя...
  
  - Так, ладно, будем действовать следующим образом, - сказала она по прибытии на место. - Видите Пустого, сковываете Хайнавой и атакуете вдвоем. Вы Хайнаву-то хоть знаете? - на всякий случай, уточнила Йоко, с сомнением оглядывая товарищей, но предпочла поверить их заверениям в том, что они справятся, на слово. - Если врагов больше одного, отступайте и ведите их сюда. И запомните: лучше убежать, чем пытаться стать героем и, в результате, не досчитаться пары конечностей. Все понятно?
  
  Те в ответ лишь покивали, дескать, сделаем все в лучшем виде, а вы не переживайте из-за таких пустяков. Как бы там ни было, долго раздумывать над правильностью такого плана им не дали. Неподалеку от них появился первый Пустой, и парни, выхватив асаучи, ринулись в бой. Накамура, глядя на их боевую стойку, лишь покачала головой, но ничего не сказала, а вместо этого тоже вытащила меч и взяла на себя второго Пустого.
  
  Не так страшен черт, как его малюют. После постоянных поединков с Ренджи то, чем ей приходилось заниматься сейчас, было просто избиением младенцев. Мало того, что эти твари были ужасно медлительными, так еще в придачу и совершенно безмозглыми. Даже парни, которые поначалу изрядно нервничали, сейчас попросту развлекались.
  
  Это продолжалось почти целый час. Йоко уже успела посидеть и полюбоваться на звезды, оставив всю работу молодым людям. В конце концов, для нее это даже не тренировка, а они пусть попрактикуются. Про себя девушка хмыкнула, что Момо, Изуру и Ренджи сейчас явно тоже лежат где-нибудь на крыше, иногда вяло отмахиваясь от врагов каким-нибудь Шаккахо. Кто вообще додумался сделать полевую практику настолько легкой?
  
  В конце, устав от безделья, девушка даже переняла у парней эстафету, велев им сесть и передохнуть, а то, дескать, они бедные совсем запыхались. Враги падали на ура. Даже без использования сюмпо. Даже без подкрепления удара реацу. Град атак, и вот вместо Пустого валяются лишь некомплектные останки.
  
  Когда, наконец, таймер пропищал, сообщая о том, что тренировка окончена и надо идти к месту сбора, Накамура внезапно подскочила на месте, почувствовав неподалеку источник мощной реацу. Оглядевшись по сторонам, она, к своему удивлению, ничего не увидела. Более того, она не могла с точностью сказать, откуда именно шла реацу. Это что, тоже часть тренировки? Как бы там ни было, она предпочла поторопить молодых людей и настойчиво подтолкнула их в спину.
  
  - В чем дело, Накамура-сан? - недоуменно спросил один из них, когда она замерла на месте, настороженно вглядываясь во тьму ночи.
  
  - Нет... ничего... - слегка покачала головой она. - Идем, - и ушла в сюмпо, решив как можно скорее сообщить сопровождающим об этой странной аномалии.
  
  Возле шестикурсников собралась уже почти вся группа, и Йоко с командой пришли одними из последних. Накамура, тут же забыв о парнях, поспешила к друзьям, которые тоже выглядели несколько настороженными. Тоже почувствовали чужеродную реацу? Значит, ей не показалось...
  
  - Вроде бы обошлось без потерь, - констатировала Конисава, подперев руками бока.
  
  - Было бы странно, если бы были потери, - негромко заметил Ренджи, которому вся эта полевая практика явно показалась простой потерей времени.
  
  - По времени пора бы выступать, - заметил Хисаги и вытащил переговорное устройство. - Команда барьера, доложите обстановку, - сказал он в микрофон, но ответом ему была тишина. - Эй, ответьте! Команда барьера, как меня слышно? - настойчиво повторил Шухей, настороженно глядя на сжимаемый им передатчик.
  
  Стоящие рядом студенты тоже впились взглядом в гарнитуру, явно почувствовав неладное. Слишком уж обеспокоено звучал голос Хисаги. И слишком напряглись из-за этого гробового молчания Конисава и Аога.
  
  - Эй, отвечайте! - Хисаги не оставлял попытки связаться с товарищами, несмотря на настороженный взгляд подруги. - Эй!
  
  - Что-то не так? - наконец, задала вопрос Конисава, хотя, судя по ее виду, и так знала ответ.
  
  - Именно, - подтвердил Шухей. - Сама видишь, никто не отвечает.
  
  Никто не успел ничего понять. Все произошло мгновенно. Вот Конисава стоит на земле, и вот уже взлетает в воздух, пронзенная насквозь острым когтем поистине гигантских размеров Пустого.
  
  - Хисаги-кун! - только и успевает отчаянно выкрикнуть она, прежде чем Пустой сбрасывает с когтя ее уже безжизненное тело, будто ненужный мусор.
  
  Пустой действительно был огромным: в высоту достигал метров десяти, если не больше, на лице была уродливая рогатая маска, а лапы заканчивались острыми когтями, один из которых только что отнял жизнь Конисавы.
  
  Послышались испуганные крики, и первокурсники как-то быстро сбились в кучу, смотря на старших товарищей, словно ожидая от них чуда. Но, кажется, шестикурсники были ошарашены ничуть не меньше. Вытащив мечи, они встали в боевую стойку напротив врага и приготовились к бою. Но больше всего всех занимал вопрос: как такая махина сумела подкрасться незаметно?!
  
  - Ах ты ублюдок! Как ты посмел убить Конисаву?! - сдали нервы у Аоги, и он яростно ринулся в бой, проигнорировав протесты пытающегося воззвать к здравому смыслу Хисаги.
  
  Но он даже не успел добежать до противника. Гнев полностью взял контроль над рассудком, что помешало вовремя заметить опасность. И уже через секунду все тот же коготь просто разрубил парня надвое.
  
  - Бегите! - рявкнул Хисаги, на секунду повернувшись к первокурсникам. - Бегите как можно дальше!
  
  Повторять дважды не пришлось, и студенты бросились врассыпную, оставляя Шухея один на один с этим ужасным Пустым. Но Йоко не двигалась с места, неотрывно смотря на врага и крепче сжимая рукоять своего меча.
  
  - Идем! - схватили ее за плечи Ренджи и Изуру и потащили вслед за остальными, слыша, как Хисаги срочно запрашивает подкрепление в Общество Душ. - Нам ведь приказали бежать! Приказы не обсуждаются!
  
  Внезапно раздался взрыв, заставивший четверку друзей остановиться и вновь посмотреть на Пустого. Оказалось, что тот раскрыл пасть и из нее начал метать в Хисаги что-то вроде Сокацуя. Парень успешно уклонялся, но продолжалось это недолго. Мощный удар когтем с силой впечатал его в стену ближайшего знания, так что Шухей на время потерял ориентацию, пытаясь прийти в себя. В придачу кровь из ран на лице безбожно заливала глаз, что тоже здорово мешало. Но Пустой не собирался давать ему время, вновь начав осыпать его голубыми сферами из пасти. Стоять и смотреть на это было просто невыносимо, и вот, когда монстр замахнулся, намереваясь нанести решающий удар, ребята, наплевав на приказ и не думая о том, что сами могут погибнуть, кинулись на помощь, вчетвером остановив атаку.
  
  - Простите нас! - кое-как выговорил Изуру, сжимая рукоять меча. - Мы ослушались приказа!
  
  - Мы пришли на помощь, - добавил Ренджи. - Нам ведь простят это?
  
  Хисаги не успел ничего ответить, но ребята, кажется, и не нуждались в его ответе, начав читать заклинания. Изуру и Момо использовали Хаен, Йоко и Ренджи предпочли ограничиться Шаккахо. Две средние и две большие огненные сферы устремились в Пустого и отшвырнули его на несколько метров, хотя видимого вреда, кажется, не нанесли. Воспользовавшись моментом, все студенты, включая и Хисаги, что называется, дали деру.
  
  - Что происходит?! - на ходу пытался выяснить обстановку Ренджи. - Как эта тварь оказалась здесь? И почему ее никто не заметил?
  
  - Мне-то откуда знать? - ответил Шухей. - Никогда не замечал такого за Пустыми, но, похоже, он может скрывать свою духовную энергию.
  
  Йоко совершенно некстати вспомнился рассказ Гина, когда она спрашивала его о том, как погибли родители и сестра Кёго. Ведь им тоже пришлось столкнуться в мире живых с огромными Пустыми, обладающими странными способностями, которых раньше за ними не замечали. Неужели сейчас происходит то же самое?
  
  - Он выжил после четырех полностью произнесенных заклинаний! - заметил Кира. - С нашим уровнем силы нам никогда его не победить. Что будем делать?!
  
  - Ждать подкрепления из Общества душ, - ответил Хисаги. - Не думаю, что ждать придется долго. Так что мы можем просто бегать от него все это время.
  
  План был до смешного прост, но вот его реализация накрылась в следующую же минуту. Выбежав на перекресток, студенты, к своему ужасу, обнаружили, что попали в самую настоящую засаду. Громадные Пустые, по размерам ничуть не уступающие, а, скорее, наоборот, превышающие недавнего, окружили их со всех сторон за считанные секунды. Откуда они появились, и как такое вообще могло произойти, оставалось загадкой. Выбора не оставалось, кроме как встать спина к спине и приготовиться к бою насмерть. Но умирать не хотелось никому. Йоко чувствовала, как предательски затряслись руки, и, стараясь унять дрожь, еще сильнее вцепилась в меч. Она подсознательно ощущала, как трясется рядом Момо, как замер от ужаса обычно бесстрашный Ренджи, как также, как и у нее, дрожат руки у Изуру, как отчаянно пытается собрать остатки сил и сконцентрироваться на битве Хисаги.
  
  Когда ближайший Пустой замахнулся на нее своей огромной лапой, Йоко уже собралась блокировать удар, как вдруг внезапно расслабилась и опустила меч.
  
  - Йоко-чан! - в ужасе завопила Момо, перепугавшись за подругу еще больше, чем за себя.
  
  Но девушка лишь улыбнулась. И не потому, что смирилась с тем, что сейчас умрет, а потому, что почувствовала рядом до ужаса знакомые источники реацу. Эту духовную энергию она бы узнала из тысячи. В следующий момент пытавшийся убить ее Пустой оказался разрублен напополам и тут же рассыпался в прах.
  
  - Прошу прощения за задержку, - раздался за спинами студентов знакомый голос, который они никак не ожидали здесь услышать. - Мы пришли на помощь.
  
  Хисаги, увидев пришедших, сперва не поверил своим глазам и тут же вытянулся по стойке "смирно". Друзья последовали его примеру, жадно пожирая глазами пришедших.
  
  - Капитан Айзен, лейтенант Ичимару...
  
  Невозмутимо подойдя ближе, капитан слегка потрепал Хинамори по волосам, отчего она, и так будучи напуганной и удивленной, вообще впала в ступор.
  
  - Вы хорошо сражались, - произнес он. - Признайтесь, страшно было? - и, улыбнувшись, добавил: - Теперь можете отдохнуть, а мы со всем разберемся.
  
  И действительно взялись за дело.
  
  - Пронзи, Шинсо, - произнес Гин, и его удлинившийся до невероятных размеров занпакто пронзил, развеивая в прах, целую толпу Пустых. Собственно, именно его меч уничтожил и того Пустого, что недавно пытался убить Йоко.
  
  Капитан Айзен даже вытаскивать занпакто не стал, а уничтожал Пустых одним лишь духовным давлением, развеивая их на духовные частицы.
  
  Не прошло и минуты, как со всеми врагами было покончено. Йоко к тому моменту колдовала над ранами Хисаги, Ренджи и Изуру просто наблюдали за руководством Пятого Отряда, раскрыв рты, а Момо... Момо с обожанием смотрела на капитана Айзена и не могла отвести взгляд от его улыбки. И тихая лунная ночь, омраченная кровавой бойней, неожиданно вновь стала чарующей и прекрасной.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 24. Учеба, учеба...
  
  Экзамены в конце первого курса прошли без сучка без задоринки, чего и следовало ожидать. С теорией ни у кого из друзей проблем не было, с практикой - тем более. Даже у Ренджи и Йоко не возникло никаких проблем с Кидо, благо, от них никто не требовал выполнить Хаен, а Сокацуй сделать было несложно. Что до Хакудо, то доску тоже ломали все пятеро, правда, похвалы от Такуми-сенсея так и не дождались. Исходя из его логики, они должны были справиться с таким пустяком еще на первом занятии, а не тянуть с этим целый год. С кендо было еще легче. В помощниках у Нацуми-сенсей выступали только что выпустившиеся шестикурсники, в том числе и Хисаги. После того случая в мире живых друзья стали частенько встречаться с ним в коридорах Академии в перерывах между лекциями. Он оказался неплохим парнем и смотрел на первокурсников без всякого там снисхождения, в отличие от остальных с его потока. К тому же, он определенно чувствовал себя благодарным за то, что они тогда пришли к нему на выручку. Хотя, вопреки умоляющим просьбам Ренджи, и отказался помогать им с тренировками, сославшись на то, что сам чертовским занят с выпускными экзаменами. Дескать, вот обратись вы пораньше, тогда может быть... Но друзья, разумеется, не обиделись.
  
  Когда с волокитой было покончено, вся компания вздохнула свободно. Впереди их ждали целых два месяца блаженного безделья.
  
  "Как же, знаю я твое блаженное безделье, - недоверчиво хмыкнул внутренний голос Йоко. - Как будто ты будешь безвылазно сидеть дома..."
  
  Дома ребята, конечно, сидеть не стали и с планами на лето определились быстро. Собственно, они определились с ними уже давно, просто постоянно не было времени, чтобы утрясти мелкие формальности. Само собой, сидеть на шее у Изуру, не имея собственного источника дохода, (летом стипендия студентам не выплачивалась), не хотелось никому, так что ребята, недолго думая, заявились прямиком к капитану Айзену и попросили дать им работу. Инициатором этой идеи, разумеется, была Йоко. Момо обеими руками поддержала начинание подруги по понятным причинам. Ренджи вообще было все равно, чем заниматься, плюс он соблазнился перспективами тренировок с настоящими шинигами. Рукия пошла просто за компанию, не желая оставаться в стороне. А Изуру, в принципе, мог бы и не присоединяться к этому делу, но справедливо решил, что отношения с будущим начальством надо строить заранее, и строить основательно. Да и, к тому же, что бы он стал делать один дома? Играть в шахматы с Кодзу? Единственным, кому, увы, не нашлось места, был Ханатаро, которого на лето отозвали из Академии и нагрузили какой-то не терпящей отлагательств работой в Четвертом Отряде. Перед расставанием Ямада ласково пообещал собственноручно прикончить всех, кто вздумает летом отлынивать от тренировки медицинских техник. Дескать, уровень друзей он запомнил, и, если не дай бог, он понизится или останется прежним... Уточнять, что же будет, никому не хотелось, так что ребята поспешили заверить друга, что будут усердно тренироваться.
  
  Как и ожидалось, в Пятом Отряде их приняли с распростертыми объятьями. Капитан Айзен был очень рад внезапно появившимся помощникам и даже согласился сам оформить все положенные бумаги. Выделять им комнаты на этот раз не потребовалось, потому что ребята по-прежнему жили в доме Изуру и переезжать не собирались.
  
  Памятуя, что со своей работой Йоко успевала справляться еще до обеда, друзей в первый же загрузили порядочно, но не настолько, чтобы они не могли справиться в срок. Да и работа была пустяковой: подмести дороги на всей территории Отряда или, например, доставить какие-то бумаги в другие Отряды. Так как все в этой развеселой компании владели сюмпо, последний пункт нравился им особенно - можно было совмещать работу с экскурсией по городу. Это только Кира ориентируется тут на ура, а вот аборигенам Руконгая на первых порах приходилось изрядно поплутать, прежде чем они достигали своей цели.
  
  Время вновь потекло незаметно. Старый добрый распорядок дня: работа по делам отряда, а потом тренировки, тренировки, тренировки - не позволял расслабляться. Тем более что по личному приказу капитана Айзена тренировками ребят Рикка и Гин занимались поочередно и спуску им не давали. Гин отлично владел мечом и неплохо разбирался в Кидо, зато Рикка, к удивлению друзей, больше предпочитала рукопашный бой. Причина выяснилась быстро. Оказывается, что они с Амэ раньше состояли во Втором Отряде, где основной упор идет именно на Хакудо и Хохо, но потом устали от тамошнего напряженного графика и перешли в Пятый.
  
  Казалось бы, за два месяца можно столько всего успеть. Однако друзья и глазом моргнуть не успели, как они прошли, и настала пора вновь возвращаться в Академию. Вот только ребята никак не могли разобраться, рады они этому обстоятельству или нет. С одной стороны, в Академии на своем потоке они были одними из лучших студентов, что не могло не тешить самолюбие, а, с другой стороны, Пятый Отряд за эти два месяца стал почти родным, и уходить не хотелось.
  
  Но выбора не было, так что все пошло по новой. Приветственная и одновременно напутственная речь Генгору-сенсея, получение учебников и расписания и вся положенная прочая волокита. Уже на выходе с территории Академии ребят встретил Ханатаро. Однако не успел ничего сказать, потому что его тут же стиснула в объятьях соскучившаяся Момо. За эти два месяца девушка изрядно, в основном, благодаря Рикке, повысила свои навыки в области крепких обниманий, так что уже через несколько секунд Ямада начал синеть от нехватки кислорода. Высвободившись не без помощи товарищей из этих нежных тисков, он перво-наперво проверил, целы ли его ребра, и только потом перешел к делу.
  
  Собственно, "перешел к делу" - это слишком громко сказано. На самом же деле, он просто присоединился к направляющимся к дому друзьям, попутно спрашивая их о том, чем они занимались в каникулы. Сам он, оказывается, все два месяца пахал, как проклятый, в Отряде. Готэй-13 совершил несколько крупных рейдов по зачистке мира живых от Пустых, так что помощь медиков была нужна постоянно.
  
  Так, за разговорами, друзья не заметили, как добрались до особняка, который каким-то образом стал уже родным домом. Уже готовый к подобному Ханатаро предпочел заранее наложить на себя Кидо, так что объятья соскучившегося по нему Кодзу перенес намного легче.
  
  - Итак, вы теперь уже второй курс, - хмыкнул Ямада, попивая чай и посматривая на беззаботно переговаривающихся друзей.
  
  Все тут же прекратили свои разговоры и переключили внимание на него. Слишком уж непривычно серьезно и даже как-то напряженно звучал его голос.
  
  - Работы у меня будет... - протянул Ханатаро, выглядя при этом чересчур недовольным.
  
  - А в чем дело-то? - удивилась Йоко, не ожидав такого резкого перепада его настроения.
  
  - Хохо, - коротко ответил тот. - Угадайте с одного раза, кто будет преподавателем.
  
  Ребята переглянулись и тоже мгновенно стали такими же серьезными. В угадывании не было смысла. Имя и лицо "обожаемого" учителя по Хакудо тут же всплыло в памяти у каждого. Кажется, денечки их ожидали веселые, прямо от радости прыгать можно... А как же тут не радоваться, когда теперь у них будет вдвое больше занятий с Такуми-сенсеем?
  
  - Вы пейте лучше, - мягко посоветовал Кодзу, кивая на пиалы с чаем. - Переживать начнете, когда реальный повод появится.
  
  Компания была настолько занята мыслями о судьбе своей тяжкой, что даже спорить никто не стал, а вместо этого все, как один, подняли пиалы и осушили их залпом. Кодзу же с улыбкой поспешил наполнить их вновь.
  
  
  
  
  
  
  Все оказалось не так страшно, как успели за вечер навоображать себе студенты, взвинченные после обнадеживающего заявления Ханатаро о прибавлении работы медикам. Как и следовало ожидать, Хохо, как новый предмет, поставили второкурсникам в первый же день, чтобы сразу же вливались в струю. Но, как ни странно, на этот раз не было никаких гневных речей от учителя Такуми об их полной некомпетентности и бестолковости. Хотя, конечно, полностью отказываться от привычки цепляться к студентам он не стал, и некоторые все равно удостоились хорошей отповеди. Видимо, то, что практически все в группе худо-бедно, но владели сюмпо, а, следовательно, ему не надо было начинать с азов и разжевывать элементарные вещи, и послужило такому внезапному изменению в характере Такуми-сенсея. В то, что за лето он просто стал миролюбивее, верилось слабо.
  
  На уроках Хадо группа отрабатывала Сокацуй. По словам Масао-сенсея, все Хадо, вплоть до ?33, являются самыми простейшими, и ими владеют почти 80% всего состава Готэй-13. А вот, начиная с Хаена, уже начинаются проблемы, и с ним, и с последующими справляются уже единицы. В результате, уроки решили строить следующим образом: те, кому Кидо вообще дается с трудом, будут отрабатывать все, начиная от Сё и заканчивая Сокацуем, а с теми, у кого проблем нет, он будет заниматься отдельно. Та же история повторилась и на уроках Бакудо.
  
  Нацуми-сенсей встретила студентов более чем радушно, пол-урока расспрашивала их, как они провели лето, и только потом соизволила перейти непосредственно к занятию. Перво-наперво она сказала, что время боккэнов прошло, и сейчас все на занятиях кендо не будут использовать ничего, кроме своих асаучи. К этому группа была готова еще со времен прошлогодней инспекции, так что особого ажиотажа это заявление не вызвало. Сами же занятия в корне отличались от тех, что были на первом курсе. Если раньше студенты просто разбивались на пары и сражались на боккэнах так, как подсказывал им инстинкт, то теперь Нацуми-сенсей резко изменила тактику и начала сама учить их необходимым движениям. Ренджи это очень воодушевило, так что он с трудом, но все же удержался от вопроса, какого черта она не поступила так с самого начала.
  
  В остальном же учебный процесс особых изменений не претерпел. Разве что задавать по теоретическим предметам опять начали столько, что несчастные второкурсники все выходные просиживали в библиотеке. Ладно хоть проблемы с температурным режимом в помещениях Академии уладили еще в конце прошлого года, и библиотека не представляла собой увеличенный вариант печи-гриль.
  
  
  
  
  
  
  
  - Нападайте! - сказала Йоко, крепко сжав рукоять меча.
  
  В тот же момент с разных сторон на нее набросились Абарай и Кира. Отбив удар Изуру и уклонившись от атаки Ренджи, девушка сама перешла в нападение. Сюмпо, и вот уже Ренджи приходится приложить усилие, чтобы блокировать ее удар. Видя, что Изуру намерен атаковать ее со спины, Накамура, не глядя, метает в него Шаккахо, вынуждая изменять намеченный план и уклоняться. Сюмпо, удар, сюмпо, опять удар. И вновь бесконечный звон стали. И вновь смертельный танец, в котором невозможно разглядеть танцоров.
  
  Йоко резко отскакивает назад, чуть морщась от боли. Лечебное Кидо уже вовсю залечивает порез на лопатке, оставленный мечом Абарая - девушка так и не сумела уклониться полностью, отвлекшись на Изуру. А вот когда к парням присоединилась еще и Момо, стало совсем худо. В ближний бой Хинамори не лезла, закидывая Йоко с дистанции Сокацуями. В результате, мало того, что приходилось отбивать атаки мечом, так еще и уклоняться от Хадо, а еще лучше подставлять под атаки Момо парней. Как Хинамори ни старалась, но иногда случалось и такое. Впрочем, Ренджи и Изуру были готовы к такому и тоже следили за подругой, чтобы не попасть под заклинание.
  
  Долго это продолжаться в любом случае не могло, и вот Ренджи, появившись из сюмпо, наносит удар поистине чудовищной силы, приправив его еще и каплей духовного давления. Блокировавшая его Йоко, хоть и не пострадала, но отлетела назад, где ее тут же взяли в клещи Кира и Хинамори, перешедшая в ближний бой.
  
  - Неплохо, Йоко, - улыбнулась Рукия, все это время сидевшая под раскидистой сакурой и наблюдавшая за поединком издалека. - Шесть минут, восемнадцать секунд, - объявила она результат, глядя на секундомер. - На тридцать семь секунд лучше, чем в прошлый раз.
  
  Поединки в стиле "трое, а иногда и четверо на одного" друзья начали устраивать сравнительно недавно. К шестому курсу почти все дружно забили на Кидо и полностью стали посвящать себя кендо. Собственно, так обычно и случалось. За шесть лет освоить Кидо на приемлемом уровне задача более чем выполнимая. А вот опыт боев на мечах достигается путем многолетних тренировок. Так что в результате, уже начиная с четвертого курса, занятия по Кидо уходили на второй план, по Хохо и Хакудо - тоже, за исключением тех студентов, что собирались после выпуска во Второй Отряд. И практически все с головой уходили в кендо.
  
  Была как раз середина года, то самое время, когда с утомительными теоретическими предметами напряженка заканчивалась, и у студентов появлялось больше свободного времени на тренировки. Помимо занятий на полигонах, полагалась еще и полевая практика, проходящая в мире живых. Только теперь, помимо проверки их группы, шестикурсникам приходилось еще и сопровождать младших студентов. Разумеется, та кровавая бойня, что случилась пять лет назад, не забылась, но подобных инцидентов, к счастью, больше не было.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 25. Забимару
  
  - Так, что тут вообще происходит?
  
  Ренджи удивленно, если не сказать потерянно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, во-первых, каким чудесным образом он очутился неизвестно где, а, во-вторых, что ему теперь делать. Повод для беспокойства у него действительно был, и немалый. Нет, ну правда, ему еще ни разу не доводилось получить от Йоко удар ступней по лицу и не просто отлететь от этого на несколько метров, а благополучно перенестись в глухие необитаемые джунгли. Вокруг был один сплошной лес, состоящий из каких-то экзотических деревьев, которых Абарай ни разу не видел даже на картинках в книгах. Несмотря на то, что леса подобного типа обычно кишмя кишат всякими ползучими тварями, Ренджи не ощущал возле себя ни одного источника жизни. Стоя на земле, он буквально обливался холодным потом - влажность в этом месте была просто убойной. Реацу все еще была при нем, по крайней мере, парень чувствовал, что, в случае чего, сможет использовать сюмпо, ну или метнуть Шаккахо. Главной неприятностью было отсутствие асаучи, с которым он в последнее время не расставался даже во сне, исправно кладя меч под подушку.
  
  Не имея ни малейшего представления, что ему сейчас делать, Абарай запрыгнул на вершину ближайшего высокого дерева, дабы оглядеть территорию сверху. Пейзаж был неутешительным. Лес протянулся до самого горизонта во всех направлениях, так что никакого ориентира обнаружить не удалось.
  
  - Черт, - выругался Ренджи и, не придумав ничего лучше, попрыгал по веткам деревьев, куда глаза глядят.
  
  В какой-то момент ему показалось, что он увидел какое-то движение по правую руку от себя, однако при детальном изучении зарослей никто обнаружен не был.
  
  "Почему ты так растерян, Ренджи?" - внезапно прозвучал у него в голове незнакомый женский голос, заставив парня замереть на месте.
  
  Ощущение было странным, словно кто-то озвучил его собственную мысль. Хотя парень был готов поклясться чем угодно, что ни о чем таком не думал.
  
  "Ведь ты отлично знаешь, куда тебе идти", - спокойно заметил все тот же голос, чем ввел и без того обескураженного Абарая в окончательный ступор.
  
  Но одновременно с этим Ренджи внезапно понял, что действительно знает верный путь, как и место своего назначения. Неизвестно откуда, но точно знает. Оказывается, все это время он шел абсолютно в противоположном направлении. Развернувшись на сто восемьдесят градусов, парень стремительно понесся по веткам при помощи сюмпо, рискуя в любой момент смачно впечататься лбом в какой-нибудь сук.
  
  Все же удача была на его стороне, так что подобных неприятностей не произошло, и уже спустя пять минут он добрался до причудливого строения, надежно укрытого среди деревьев и сверху донизу обвитого лианами. Больше всего это походило на какой-то древний храм ацтеков. По форме храм напоминал небольшую правильную четырехгранную пирамиду, однако сразу же от входа лестница вела круто вниз. Парень внимательно смотрел себе под ноги, опасаясь наступить на что-нибудь живое или же задеть ненароком какой-нибудь датчик, активирующий смертоносные ловушки. Конечно, возможно, тут и не было ничего такого, но рисковать лишний раз не хотелось. Спуск вниз был настолько долгим, что Абарай окончательно убедился, что пирамидальный храм был лишь декорацией, входом во что-то другое. Бросаться очертя голову в неизвестность не слишком-то хотелось, но он вовремя напомнил себе, что сейчас отступать уже слишком поздно. Да и не в его характере было убегать, трусливо поджав хвост.
  
  У всего есть конец, так что настал он и этой, казалось бы, бесконечной лестнице. Оказавшись, наконец, внизу, Ренджи принялся удивленно вертеть головой по сторонам, хотя смысла особого в этом не было, ибо вокруг была сплошная непроглядная тьма.
  
  - Тск, - недовольно фыркнул он, глазами пытаясь отыскать возможный источник света, но таковых не наблюдалось.
  
  Выбора особого не было, и Абарай, сконцентрировавшись, сформировал на ладони небольшую сферу Шаккахо. Опытным путем друзья давно выяснили, что это Хадо вполне можно использовать для освещения, если вливать немного реацу.
  
  Как оказалось, сделал Ренджи это не зря. Если на лестнице не было никаких ловушек, то тут он сразу заметил несколько бездонных ям и ведущую между ними узкую дорожку. Бродить тут впотьмах он бы не решился, даже несмотря на свою отличную реакцию. Осторожно сделав первый шаг, парень удостоверился, что дорожка крепкая и рассыпаться под ногами не спешит, и решительно двинулся дальше. После брожения по краю пропасти Абарай оказался в самом настоящем лабиринте в лучших традициях древних гробниц.
  "Надеюсь, огромный валун на меня не покатится", - хмыкнул про себя он и, положившись на интуицию, свернул налево.
  
  Лабиринт оказался сущим кошмаром. Словно компенсируя спокойное путешествие по джунглям, ловушки и неожиданные препятствия здесь были буквально на каждом шагу. Приходилось постоянно внимательно осматривать пол, потолок и стены, чтобы пройти без последствий. Иногда он все же что-то не доглядывал, или же так и было задумано, но порой из стен вылетали стрелы или остро заточенные диски, грозящие снести ему голову. Огромного камня, которого так опасался Ренджи, все же не было, зато в один прекрасный момент он обнаружил себя на пороге комнаты, пол которой был весь сплошь покрыт светлыми и темными плитами, причем, располагались они не в шахматном порядке, а как попало, и светлых плит было в разы меньше, чем темных. Пожав плечами, он поднял с пола небольшой камешек и бросил перед собой. Тот угодил сперва на темную плиту, и комнату тут же объяло жаркое пламя, а после перекатился в пространство между плитами, и Ренджи поспешно отпрыгнул назад в коридор, потому что в комнате просто рухнул потолок. Впрочем, уже через несколько секунд массивная потолочная плита опять заняла свое место сверху, а Абараю окончательно расхотелось пересекать этот зал. Но и возвращаться назад тоже было не вариант. На всякий случай он взял еще один камешек и на этот раз постарался попасть в светлую плиту. Как и следовало ожидать, ничего не произошло. Следовательно, пересекать комнату надо было именно по светлым плитам, ни в коем случае не наступая ни на что другое. Проблема заключалась лишь в том, что эти плиты можно было буквально пересчитать по пальцам, посему перескакивать с одной на другую придется с помощью сюмпо.
  
  - Найду того, кто все это придумал, прибью, - проворчал Ренджи, сверля недовольным взглядом расположенный в трех метрах от него светлый квадрат.
  
  "Ты иди, давай, - внезапно снова услышал он у себя в голове странный голос, на этот раз мужской, если не сказать мальчишеский. - А помечтать всегда успеешь".
  
  К своему удивлению, Абарай от этих слов ужасно рассердился. Мало того, что он уже чуть ли не битый час носится по проклятым коридорам, где бесконечные ловушки то и дело пытаются его убить, так еще и невидимый собеседник, почему-то способный читать его мысли, смеет над ним насмехаться. Частя неизвестного последними словами, парень вошел в своего рода транс и сам не заметил, как преодолел эту комнату. Хмуро оглядев коридор, в котором оказался, он лишь недовольно фыркнул, обнаружив там очередную развилку. Впрочем, именно с развилками у него проблем не было, ибо чувство направления его не подводило.
  
  На очередном перекрестке Ренджи уверенно прошел прямо и оказался в широком коридоре. Вроде бы ничего подозрительного в нем не было, но тишина, царящая там, была чуть ли не осязаемой и давила на нервы.
  
  - Хм, - Абарай посмотрел себе под ноги, внезапно почувствовав, что пол заходил ходуном. - Что за черт?
  
  На смену тишине пришел ужасный грохот, заставивший парня повернуться в сторону источника шума. И тут же пришло ясное осознание того, что над ним явно кто-то издевается.
  
  - Да вы, мать вашу, шутите?! - проорал он неизвестно кому, удирая по коридору от огромного камня, который тут, оказывается, все-таки был. И посчастливилось же ему зайти именно в этот коридор.
  
  Как ни странно, даже сюмпо не слишком-то помогало, потому что оторваться от стремительно набирающего скорость валуна никак не удавалось. В придачу в коридоре опять были развилки, и приходилось на ходу решать, куда свернуть, рискуя в любой момент попасть в тупик. Проклятый камень, видимо, был непростым, потому что преследовал Абарая, какое бы направление тот ни выбрал.
  
  Эта свистопляска подошла к концу, когда Ренджи, к своему ужасу, увидел еще один такой же валун, катящийся как раз оттуда, куда он бежал. Замерев, он оглянулся по сторонам, отчаянно пытаясь придумать, что же ему делать. Но на голых стенах ничего не было.
  
  "Отлично, стоило пытаться стать шинигами, чтобы в результате быть размазанным какими-то камнями", - мысленно проворчал он, смотря на надвигающиеся на него с обоих сторон валуны.
  
  И в этот момент произошло то, чего он ожидал меньше всего. Под ногами открылся люк, и Абарай, завопив от неожиданности, полетел куда-то вниз.
  
  - Ну и ну, - донесся до его ушей знакомый женский голос. - Кто бы мог подумать, что ты можешь так орать.
  
  Лежащий на чем-то мягком Ренджи открыл один глаз и огляделся. Помещение, в котором он оказался, совершенно не походило на коридор с заросшими мхом и еще какой-то зеленью стенами, по которому он только что убегал. Вместо этого он находился в ярко освещенном многочисленными факелами зале, больше всего похожем на тронный. Никаких дверей тут видно не было, а посередине его пересекала ковровая дорожка, на которой он сейчас и лежал. Прямо перед ним на неком подобии трона, хотя больше всего это было похоже на роскошный диван немыслимых размеров, сидела очень колоритная парочка. Первой была женщина с пышной копной светло-малиновых волос, практически все тело которой покрывала бледно-зеленая шерсть. Вокруг талии у нее крест-накрест была обернута толстая железная цепь, а другой конец цепи был закреплен на ошейнике второго из этой пары. Этот больше всего напоминал маленького ребенка с короткими и красными, как у Ренджи, волосами и большими синими глазами, смотрящими слегка с хитрецой. Одет он был в короткую белую рубаху с широкими рукавами длиной, пожалуй, раза в полтора превышающими норму, и шорты-шаровары того же цвета. На шее у него красовался золотой ошейник-воротник, к которому и была приделана сковывающая их цепь. Но главной его особенностью был длинный белый хвост, похожий на змеиный.
  
  Рывком поднявшись на ноги, Абарай окинул парочку недружелюбным взглядом и задал самый банальный вопрос:
  
  - Вы кто такие?
  
  - Хааа, - протянул мальчишка. - Я же говорил тебе, Обезьяна, что он непременно спросит нас об этом, а ты мне не верила. "Догадается, догадается", - передразнил он женщину.
  
  - Неужели действительно не догадываешься? - она проигнорировала его непочтительный тон и сосредоточила свое внимание на парне. - И не догадываешься, где сейчас находишься?
  
  - Мне-то откуда знать?! - вскинулся Ренджи. - Сперва решили довести меня до ручки своим лабиринтом, а теперь думаете, что я буду говорить с вами вежливо?!
  
  - Случай безнадежный, - обреченным голосом заключил мальчик.
  
  - И не говори, - подтвердила женщина, а после, вздохнув, добавила: - Ты в своем внутреннем мире. Понимаешь, что это значит?
  
  Абарай замер, обмозговывая полученную информацию, а потом в его глазах появилось понимание. А ехидный внутренний голос, как бы между прочим, заметил, что только с Ренджи могло такое произойти, что момент, которого он так долго ждал, наконец, настал, а он этого не понимает.
  
  - Вы... - медленно начал он. - Вы... мой занпакто?
  
  - Наконец-то, - торжественно объявил пацан и усмехнулся. - Что ты так долго? Мы тут его ждем, ждем, а он не торопится. - А в глазах так и пляшут веселые искорки.
  
  - О, так это я виноват?! - возмутился Ренджи. - Я, наверное, заставил себя пройти через весь этот чертов лабиринт?!
  
  В ответ на это парочка только захихикала, чем окончательно вывела парня из себя.
  
  - Что смешного?!
  
  - А если подумать? - ухмыльнулась женщина. - Это ведь твой внутренний мир. А мы - твоя сила. Так с чего бы нам строить тебе препятствия?
  
  Ренджи нахмурился, не слишком понимая, к чему же она ведет. Но, стоило поймать ее ехидный взгляд, как до него дошло и то, откуда появился лабиринт, и собственный идиотизм.
  
  - Значит, это я, да? - обреченно поинтересовался он, решив уточнить свою догадку.
  
  - Разумеется, ты, - подтвердил мальчик. - Спускаясь, ты был совершенно уверен, что внизу тебя поджидают ловушки. Вот они и появились там, хотя изначально тут не было даже спуска вниз, не то, что всего этого лабиринта. Честно говоря, с камнями ты нас здорово повеселил, - и самым неприличным образом захихикал.
  
  - Хватит тебе, Змей, - одернула его Обезьяна, после чего повернулась к Абараю. - А тебе, пожалуй, пора возвращаться в реальный мир, а то твои друзья сойдут с ума от беспокойства. Но сперва назови наше имя.
  
  И два пытливых взгляда устремились на парня.
  
  - Еще увидимся, Забимару, - улыбнулся тот в ответ, после чего сознание поглотила тьма.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 26. Предложение Кучики Бьякуи
  
  - Абарай-кун, очнись!
  
  Хинамори сидела рядом с лежащим на траве Ренджи, не подающим никаких признаков жизни. Казалось, он даже не дышал, и это вызывало немалое беспокойство. Йоко и Изуру тоже сидели рядом и не понимали, что происходит. Во время последнего спарринга, в котором все трое нападали на Ренджи, Абарай пропустил удар Накамуры и внезапно вырубился. Самым странным было то, что никаких особых повреждений, кроме парочки ушибов, у него не было. В конце концов, он легко выдерживал и удары куда большей силы. Сперва друзья хотели бежать в Четвертый Отряд и позвать Ханатаро, но передумали. В конце концов, за эти шесть лет он обучил их достаточно, чтобы оказать помощь даже при серьезных травмах.
  
  Так прошло больше часа, а Абарай и не думал просыпаться, вынуждая друзей сходить с ума от беспокойства.
  
  - Может, ты все же переборщила, Йоко? - уточнил Кира. - В конце концов, не мне тебе напоминать, что после твоих тренировок с Такуми-сенсеем твои удары стали смертельно опасными.
  
  - Блин, Изуру, не сгущай краски, - нахмурилась она. - Я бы никогда не стала использовать против вас запрещенные приемы.
  
  - Но все же Абарай-кун уже час без сознания, - заметила Момо, сжав чуть дрожащие руки в кулаки.
  
  Словно чтобы успокоить трясущуюся Хинамори, Ренджи пошевелился и открыл глаза. Выглядел он при этом каким-то потерянным, что смотрелось весьма забавно, так что друзья не смогли сдержать улыбку.
  
  - Ну, господин-выпадающий-из-реальности-на-битых-полтора-часа, - криво усмехнулась Йоко. - Вы расскажете нам, что за чудесные сны вы смотрели с таким упоением, что ни в какую не желали просыпаться?
  
  В ответ Ренджи только довольно улыбнулся, и, глядя на его улыбку, Кира понял все и без слов. Репутацию "Всезнайки-сана" он по-прежнему поддерживал исправно, и с годами его осведомленность буквально обо всем на свете лишь крепла.
  
  - Тебе, наконец, удалось пробудить свой занпакто? - спросил он, и неверящие взгляды девушек тоже устремились на Абарая.
  
  - Ага, - просто кивнул Ренджи, которого просто распирало от самодовольства. Впрочем, сейчас у него действительно были для этого все основания. Как-никак, он был первым, кому это удалось.
  
  - Что, правда? - Йоко, зная характер Абарая, все же не исключала вероятность того, что он их разыгрывает.
  
  - Не веришь? - ухмыльнулся он.
  
  - Покажи, - попросила Момо, вскакивая на ноги.
  
  До этого ей, да и всем остальным, доводилось наблюдать высвобождение занпакто всего раз, на той самой памятной полевой практике на первом курсе. И впечатлений от моментально удлинившегося в сто раз меча Гина было море. Сразу же стало интересно, какими же способностями обладает меч Ренджи. Учитывая, что занпакто - это фактически продолжение личности самого шинигами, то справедливо было предположить, что его духовный меч определенно будет силового типа, а не магического.
  
  Откуда-то совершенно точно зная, что ему надо делать, Ренджи взял меч горизонтально, тыльной стороной лезвия к себе, и ладонью левой руки провел по клинку.
  
  - Реви, Забимару!
  
  Тут же его меч изменился до неузнаваемости. Клинок стал значительно шире и сейчас состоял из отдельных звеньев. Кроме того, на заточенной части лезвия появились острые шипы. Парень сам с любопытством разглядывал свой занпакто, ощущая ни с чем не сравнимое чувство удовлетворения. Стоило взмахнуть мечом, как тут же выяснилось, в чем заключается его особенность. Оказывается, Забимару мог доставать цель и на длинной дистанции. Звенья меча могли разделяться, будучи скрепленными какими-то эластичными волокнами, и вытягиваться на очень длинное расстояние. Плюсы от этого несомненно были в том, что сейчас можно было нападать на врага одновременно с нескольких сторон, опутывая его звеньями, словно змея - кольцами. А главным минусом было то, что ты был полностью открыт: пока лезвие меча удлинено, если враг полезет в ближний бой, защититься нереально. Как бы то ни было, Ренджи решил разобраться со способностями занпакто позже, в бою, а сейчас больше всего хотел найти Рукию и поделиться новостями с ней.
  
  Сегодня они как раз вернулись домой без нее, потому как ее, ввиду какого-то дела чрезвычайной важности, задержал в Академии руководитель ее группы. О том, что же за дело такое, девушка не знала и даже предположить не могла, так что, сказав, что это может затянуться надолго, велела друзьям идти без нее. Дело, видимо, и впрямь было каким-то заморочным, потому что прошло уже, по меньшей мере, четыре часа, а Рукии все не было. Будучи не в силах ждать, Абарай сорвался с места и рванул в сторону Академии, оставив друзей позади. Йоко, Изуру и Момо переглянулись и сочли за лучшее проследовать за ним. А то окрыленный успехами Ренджи казался им не тем человеком, который способен здраво рассуждать, а посему от него можно было ожидать всего, чего угодно.
  
  Обнаружить реацу Рукии в здании Академии не составило для парня ни малейшего труда, а вот несколько источников мощной реацу, находящихся недалеко от нее, он предпочел не заметить. Это же явно какой-нибудь преподавательский совет. Возможно, директор что-то надумал и решил, наконец, спустя шесть лет, перевести ее в первую группу. Абсолютно не заморачиваясь стуком в дверь, Ренджи влетел в аудиторию второй группы, да так и обмер. Если бы не выдержка, которой при необходимости ему было не занимать, он бы банально сел. Потому что он ожидал увидеть там кого угодно, но только не капитана Кучики Бьякую. Кроме него и Рукии в аудитории было еще несколько мужчин, судя по кенсейканам в волосах, аристократов. Вторжение Абарая, естественно, не осталось незамеченным, и аудиторию вмиг заполнило духовное давление капитана Шестого Отряда, заставив парня поежиться. Рукия выглядела какой-то подавленной и даже опечаленной, а увидев друга, и вовсе сникла.
  
  - Обдумайте наше предложение, - сказал ей пожилой мужчина. - Мы будем ждать вашего ответа завтра.
  
  После этих слов вся процессия покинула аудиторию, оставив девушку стоять и смотреть себе под ноги.
  
  "Какая невероятная реацу, - отметил Ренджи, когда капитан Кучики прошел мимо него. - Даже предположить не возьмусь, насколько он силен..."
  
  - Что тут произошло? - наконец обратился он к Рукии, когда представители аристократии удалились.
  
  Рукия в тот же момент стала еще печальнее, хотя, казалось, что дальше уже некуда. Опустив глаза и нервно покусывая нижнюю губу, она неуверенно произнесла:
  
  - Ренджи, я... - она ненадолго замолчала, словно тщательно подбирая слова, чем обеспокоила Абарая уже всерьез.
  
  Такой подавленной он ее не видел никогда. Даже когда они жили в Руконгае. Даже когда погибли их друзья, с которыми они выросли. Что же такого ей сказали?
  
  - Мне предложили стать воспитанницей клана Кучики, - наконец проговорила Рукия, поднимая на него глаза. - Они сказали, что готовы уже сейчас засчитать мне выпускные экзамены и зачислить меня в Тринадцатый Отряд...
  
  Такое заявление словно вышибло из Ренджи дух. Он несколько секунд стоял и моргал, пытаясь убедить себя, что ему не послышалось и что все это не какая-то дурацкая шутка. Хотя еще больше его обескуражил голос Рукии, сказавшей это. Казалось, что девушка находится буквально на грани истерики и вот-вот разрыдается.
  
  - Так это же просто здорово! - наконец лед тронулся. Ренджи был искренне рад за подругу, и в его голосе не было ни капли зависти. - Ты будешь настоящей аристократкой. Мы же всегда об этом мечтали.
  
  - Да, наверное, - тихо сказала Рукия и, убрав его руку со своего плеча, бросилась к выходу из аудитории.
  
  Абарай остался стоять столбом, не понимая, что он такого сказал, как и не понимая, что же так расстроило Рукию. А еще он был уверен, что ему не показалось, что в последний момент он все же увидел слезы, катящиеся по ее щекам.
  
  
  
  
  
  
  Выбежав из аудитории, Рукия понеслась по коридору, размазывая по щекам слезы и пытаясь сдержать рвущиеся из груди всхлипы. И корила себя за то, что позволила глупой надежде завладеть своим сознанием. Ведь она с самого начала знала, как отреагирует Ренджи на эту новость. Она вспомнила дни, когда они еще жили в семьдесят восьмом районе Руконгая, и то, с каким упоением и благоговением они смотрели на шинигами, прибывших в их захолустье по каким-то своим делам. Как они мечтали, что однажды тоже станут шинигами и присоединятся к Готэй-13. Как вступят в один отряд, если повезет, станут офицерами, и на пару будут выполнять задания начальства. О том, что однажды они могут стать частью благородной семьи, они даже помыслить не могли. Это было просто за пределами их простых мечтаний.
  
  Рукия знала, что Ренджи будет рад за нее, что поддержит эту идею обеими руками. Было просто глупо надеяться, что он начнет ее отговаривать, говорить, что становление частью клана Кучики - это полная ерунда, и ей это не надо. И все же, больше всего Рукии хотелось, чтобы он именно так и сказал... Но он не сказал.
  
  "Какой же ты идиот, Ренджи, - горько подумала девушка, забравшись на ветку дуба, где ее полностью скрывала крона дерева. - Как же ты не понимаешь, что мне даром не нужен клан Кучики, если тебя не будет рядом. И если бы ты только на миг засомневался, я бы без раздумий ответила им отказом. Дурак!"
  
  Сдерживаться дальше она уже не могла, и, обняв руками согнутые в коленях ноги, Рукия тихо плакала, не издавая ни звука.
  
  Вечером Рукия так и не пришла домой.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 27. Расставание
  
  - Ничего себе новости! - изумленно вскинула брови Момо, выслушав сбивчивый рассказ Ренджи. - Что ж за день сегодня такой?
  
  Друзья пришли несколько секунд назад и только и успели, что увидеть выбегающую из аудитории Рукию. При этом она, видимо, не узнав, бесцеремонно растолкала всю компанию и скрылась в неизвестном направлении. В аудитории же обнаружился лишь изрядно раздосадованный и хмурый Абарай, от которого ребята и потребовали объяснений.
  
  - Мда, неудивительно, что она так расстроилась, - хмыкнул Изуру. - Кучики - одна из четырех благородных семей, и если она вступит в клан, вы, возможно, больше и не увидитесь вовсе. А если и увидитесь, то не сможете общаться так же, как раньше.
  
  - Я что, похож на идиота, не понимающего очевидных вещей? - огрызнулся Ренджи, смотря на дверь аудитории. - Разумеется, я это прекрасно знаю. Но такого шанса больше не представится, и я не собираюсь позволять ей его профукать.
  
  - Да уж, ситуация... - нахмурилась Йоко, ненавязчиво подталкивая друзей к выходу. - Интересно, с чего бы это капитан Кучики так внезапно захотел увидеть Рукию в своем клане. В конце концов, насколько мне известно, это вообще-то нарушение закона Общества душ. В состав благородных семей не могут входить выходцы из Руконгая.
  
  - Мне кажется, это вообще не нашего ума дело, - заметил Кира. - Предлагаю не гадать, а просто спросить Рукию, когда она вернется домой. Не будет же она всю ночь сидеть на улице. Думаю, для нее это такая же неожиданность, как и для всех нас, и ей просто надо побыть одной, чтобы как следует все обдумать.
  
  Момо и Йоко в ответ лишь пожали плечами, но определенно были согласны с предложением Изуру. Как-никак, оно было вполне логичным. Зато Ренджи никак не отреагировал, полностью уйдя в свои мысли. Он уже давно стал замечать, что судьба словно нарочно разводит их с Рукией в разные стороны. Сперва на поступлении они попали в разные группы, потом оказалось, что и специализации у них разные, а теперь Рукию хотят принять в клан Кучики и зачислить в Тринадцатый Отряд, тогда как они всей компанией уже решили после выпуска пойти в Пятый. И уже становилось практически традицией, что если все идет хорошо, то определенно стоит ждать чего-то плохого. На фоне всех этих мыслей Абарай вообще начисто забыл, что какой-то час назад радовался обретению собственного занпакто.
  
  
  
  
  
  Дома Изуру взял на себя переговоры с Кодзу, чтобы объяснить старику сложившуюся ситуацию. Ренджи сказал, что ему тоже надо побыть одному и удалился к себе. А девушки стали накрывать стол к ужину - как-никак, солнце уже клонилось к закату, а желудки протяжно урчали, напоминая, что последний прием пищи был часов этак восемь назад.
  
  - Действительно очень неожиданно, - задумчиво почесал бороду Кодзу, выслушав Киру. - Я, конечно, слышал, что подобные прецеденты были и раньше, но их можно пересчитать по пальцам. И для принятия в благородный клан выходца из Руконгая нужна очень веская причина.
  
  - Если подумать, ни Рукия, ни Ренджи никогда подробно не рассказывали о своем прошлом, - заметил Изуру, сидящий напротив. - Возможно, все это как-то связано с их жизнью в Руконгае.
  
  - Но давить на них не стоит, - вздохнул мужчина. - Если решат, что нам необходимо это знать, думаю, они сами все расскажут. А если нет, что ж... у всех есть право на личные тайны. Как бы там ни было, я уверен, что все это к лучшему. В конце концов, если Рукия действительно станет частью клана Кучики, у Ренджи будет очень сильный стимул стать сильнее.
  
  - Ну да, ну да, - хмыкнул Кира. - Чтобы на равных общаться с представителями благородной семьи, надо иметь звание не ниже лейтенанта, - и тут неожиданно улыбнулся. - Что же, у него есть на это все шансы. Он ведь сегодня пробудил занпакто.
  
  - И вы умолчали о таком важном событии? - с легким укором посмотрел на него Кодзу. - Да-да, я понимаю, что на вас тут же обрушились такие внезапные новости, что стало не до этого. И все же, в таком случае тем более не следует переживать раньше времени. Ренджи - парень целеустремленный, и, не сомневаюсь, своего добьется. А то, что им ненадолго придется расстаться... Не вижу в этом большой проблемы.
  
  - Кодзу, Изуру, идите ужинать! - донесся до них громкий голос Йоко.
  
  Что бы ни говорил Кодзу, как бы ни пытался подбодрить ребят, а ужин все равно проходил в тягостной и мрачной атмосфере. Главной причиной тому была полная тарелка с едой, стоящая напротив обычного места Рукии. Девушка так и не пришла домой к ужину, как на то надеялись друзья. А мрачность и молчаливость обычно говорливого Ренджи лишь дополняли и без того безрадостную картину. Ребятам и их опекуну кусок в горло не лез, и все то и дело косились на тарелку Рукии, словно надеясь, будто от их взглядов девушка там появится.
  
  Когда трапеза подошла к концу, Абарай, бросив через плечо "Спасибо за еду", первым вскочил на ноги и двинулся к выходу, оставив мытье посуды на товарищей. Устав мучиться неведеньем, он решил сам найти Рукию, раз уж она решила избегать встречи. Задача оказалась не из простых. К удивлению Ренджи, он не смог засечь ее реацу, как ни старался. Создавалось впечатление, что она отправилась в Руконгай, что, в принципе, было возможно, но крайне маловероятно. Значит, Рукия просто скрыла свою реацу, чтобы другие шинигами не смогли обнаружить ее присутствия без специального оборудования. Ренджи не помнил, чтобы его подруга когда-либо говорила, что умеет что-то подобное, и невольно уважительно усмехнулся.
  
  - Можешь же, когда хочешь.
  
  Впрочем, несмотря на ее маскировку, найти Рукию все же не составило для Абарая большого труда. Как он и ожидал, она сидела на их любимом дереве, на своем обычном месте на ветке, скрытая от посторонних глаз густой листвой.
  
  - Зачем ты пришел, Ренджи? - разумеется, она его заметила, хотя парень и не пытался спрятаться.
  
  - Решил поинтересоваться, долго ты еще собираешься тут сидеть, - ответил он, ни капли не удивившись ее холодному тону.
  
  - Дурак, - буркнула Рукия, и не думая спускаться на землю.
  
  Смотря на нее снизу вверх, Абарай пытался подобрать нужные слова. Его обычная болтливость всегда подводила его в самый неподходящий момент, и парень уже не раз делал себе втык за то, что не может связать двух слов, когда это действительно важно.
  
  - Слушай, если ты не хочешь вступать в клан Кучики...
  
  - Блин, Ренджи, ты же знаешь, что на самом деле это не так, - в голосе Рукии было столько обреченности, что Абарай аж вздрогнул. - Ты знаешь, что и для тебя, и для меня это было недосягаемой мечтой. И я всегда знала, что ты не дашь мне упустить такой шанс. Но, черт побери... Я не хочу расставаться с тобой, с остальными... Но и ответить отказом Кучики-доно тоже не могу. Мне вообще положено не раздумывать, а радоваться, что на меня, нищую студентку с не самыми лучшими оценками, вообще обратили внимание, - в голос опять прокрались истерические нотки, и было видно, как трудно даются девушке эти слова. - Я все прекрасно понимаю. Поэтому завтра я и дам им свое согласие, и гори все синим пламенем.
  
  И после этих слов она внезапно успокоилась. Мандраж прекратился, и от глаз отступили предательские слезы. Такой резкий перепад настроения удивил даже саму Рукию, потому что на смену вселенской печали, что до этого плескалась в ее больших глазах, пришло самое обычное удивление. А еще спустя секунду девушка поежилась от холода. В конце концов, солнце уже зашло, а она сидела на улице в одной лишь форме, без верхней одежды.
  
  - Идем домой, - сказал Абарай, когда Рукия спрыгнула с ветки на траву. - У меня, кстати, хорошие новости. За всем этим я совсем о них забыл.
  
  Ренджи действительно только сейчас вспомнил о своем новоприобретенном занпакто и справедливо решил, что это не худшая тема для разговора, и вполне способна отвлечь Рукию от грустных мыслей.
  
  - Я же наконец-то пробудил свой меч.
  
  - И ты молчал?! - вытаращила на него свои огромные глаза подруга, кажется, вмиг забывшая о своих проблемах. - Ну-ка живо рассказывай все в подробностях!
  
  Так, за разговорами, они добрались до дома. Свет нигде, кроме большой гостиной, не горел, так что парочка направилась именно туда. Как ни странно, никто из друзей не задал им ни одного вопроса на тему "Где вас носило?" Все вели себя как ни в чем ни бывало. За шесть лет ребята и Кодзу научились хорошо улавливать настроение друг друга, так что сейчас, не сговариваясь, решили, что горевать не время, а вместо этого лучше говорить о хорошем. Вопреки прогнозам Кодзу, пускаться в объяснения и рассказы о своем руконгайском прошлом Ренджи и Рукия не стали. На самом деле, они просто и не думали, что странное решение главы клана Кучики может быть связано с их жизнью в Руконгае.
  
  
  
  
  
  
  А на следующий день Рукия навсегда покинула гостеприимный дом Киры и ушла в сопровождении какого-то немощного с виду старичка в сторону поместья Кучики. Вещей с собой она не взяла никаких. По сути, ничего своего, кроме асаучи, у нее и не было. Всем: и одеждой, и пищей - их с Ренджи обеспечили в Академии. А никаких фотографий, запечатлевающих ее вместе с друзьями, они так и не сделали. Так что Рукия лишь крепче стиснула рукоять висящего у нее на поясе меча, бросила прощальный взгляд на друзей, с которыми ей теперь предстояло увидеться очень не скоро, и, смирившись с неизбежным, двинулась в сторону своего нового дома.
  
  Справа раздался негромкий всхлип. Йоко повернула голову и увидела Момо, которая поспешно стирала рукавом навернувшиеся на глаза слезы. Ничего удивительного, из всей их честной компании Хинамори всегда была самой эмоциональной, чувствительной и даже эмпатичной.
  
  - Ну ты чего? - мягко улыбнулась Накамура, слегка приобняв подругу за плечи. - Не стоит проливать слезы потому, что твоей подруге открылся путь в лучшую жизнь.
  
  - Сперва отозвали в Отряд Ханатаро, - грустно произнесла Момо. - А теперь уходит и Рукия...
  
  - Ну и что? - заметил Изуру. - У каждого из нас свой путь. Не думала же ты, что мы все будем вместе до самой смерти, - он перевел взгляд на удаляющуюся фигуру Рукии и улыбнулся. - В конце концов, мы ведь расстаемся лишь на время.
  
  Хинамори ничего не ответила и предотвратить появление новой порции слез тоже не смогла, но не придала этому значения.
  
  Уход Рукии резко подстегнул всю компанию к еще более ожесточенным тренировкам. Кира напомнил друзьям, что если все они хотят возобновить отношения с внезапно получившей такое необычайное повышение подругой, то для этого придется стать не больше, не меньше лейтенантами, а их нынешний уровень даже по самым смелым подсчетам далек от уровня второго офицера. Так что тренировки и еще раз тренировки.
  
  Не жалея себя, они устраивали самые жесткие спарринги, на которые только были способны, избивали друг друга до полной потери сознания, выкладывались на занятиях буквально до последней капли реацу. И наконец-то окончательно поняли, о чем им еще на первом курсе говорила Нацуми-сенсей. Полностью перестав поддаваться и сдерживать силу, ребята на собственной шкуре ощутили невиданный ранее эффект от тренировок.
  
  Незаметно для себя, зато очень заметно для всех остальных, друзья превратились из просто студентов шестого курса в студентов, которые после выпуска собрались горы свернуть, но стать офицерами. В первую очередь, это изменение заметили учителя. Ренджи и Изуру плотно насели на Нацуми-сенсей, совершенно не оставив женщине возможности отказаться от их тренировок. Собственно, она особо и не сопротивлялась. Эта странная женщина, хоть порой и вела себя, как впавшая в детство старушка, всегда очень хорошо умела чувствовать эмоции других. Поэтому ей не составило труда ощутить их стальную решимость и волю. Среди преподавателей Академии она была старейшей, работавшей здесь с момента основания, то есть уже практически десять веков. Неудивительно, что за это время она успела выпустить не одну сотню талантливых шинигами, ставших впоследствии не последними людьми в Готэй-13. В Абарае и Кире, как, собственно, и в Накамуре, она тоже видела весьма перспективных шинигами, и посему была готова прилагать все силы, чтобы помочь им реализоваться.
  
  Йоко же, помимо тренировок кендо, выделяла еще и время для Хакудо, решив, что навыки и знания не бывают лишними. Впрочем, чем старше становились студенты, тем меньше Такуми-сенсей к ним цеплялся. Это на первом и втором курсах он казался всем сущим демоном, целью которого является смерть учеников от усталости. А к шестому курсу эта его маска куда-то пропала, и он превратился во вполне адекватного человека, с которым можно и поговорить, и потренироваться. Приток новых кадров во Второй Отряд, где требовались высшие оценки по Хакудо и Хохо, был небольшим, так что у учителя было полно свободного времени, которое Накамура совершенно бесцеремонно потребовала уделить ей. Не сказать, что девушка врукопашную сражалась на высшем уровне, все же ее основной специализацией было кендо, но, по крайней мере, семь из десяти его ударов она могла заблокировать без особых проблем. И в трех случаях из десяти могла пробить его блок. Как-то набравшись смелости, Йоко спросила, имеет ли он сам какое-то отношение ко Второму Отряду. Его ответ превзошел самые смелые ожидания. Оказалось, что недолгое время Такуми-сенсей занимал пост ни много, ни мало капитана Второго Отряда Готэй-13 и, по совместительству, командующего разведки и карательного отряда. А потом, по его словам, нашел себе достойного преемника и ушел на покой, в смысле, взращивать новые кадры для Готэй-13. Интерес Йоко к его предмету, хоть она после выпуска и собиралась в Пятый Отряд, ему нравился, так что, расщедрившись, Такуми-сенсей обучал ее еще и приемам, которые по программе студентам обычно не давались. Главным из них было Шунко, сложнейшая техника, сочетающая в себе рукопашный бой и Кидо. Контроля над духовной силой она требовала просто невероятного и реацу жрала немерено, но эффект был потрясающим, а разрушительная сила была такой, что идеально владеющий этой техникой шинигами мог, не напрягаясь, обратить в руины целый квартал за считанные секунды. Как сказал учитель, эту технику создала и впервые использовала в бою его наставница и хорошая знакомая, легендарная Шихоин Йоруичи, бывший капитан Второго Отряда, покинувшая Общество Душ почти шестьдесят лет назад. И во всем Готэе-13 лишь она сама, Такуми-сенсей и нынешний капитан Второго Отряда - Сой Фонг - знали, как пользоваться и контролировать Шунко.
  
  А Момо, как нетрудно догадаться, насела на Масао-сенсея и тренировалась в использовании высокоуровневых Хадо и Бакудо до полного изнеможения. Когда Изуру переключился с Кидо на кендо, Хинамори не последовала его примеру и сейчас, наконец, осуществила давнюю мечту: стать лучшей в Кидо. Пусть с чтением заклинания, но у нее уже несколько раз получилось сделать Хадо ?88, и она не была намерена останавливаться на достигнутом. Пару раз, ради эксперимента, Момо даже замахнулась на девяностое Хадо, но все же оставила его до лучших времен. Сам же Масао-сенсей, помимо того, что был хорошим учителем, оказался еще и очень интересным человеком, умеющим расположить к себе и умело поднять боевой дух в случае неудачи. Свой пост он занимал не за красивые глаза, а потому что действительно был одним из лучших специалистов по Кидо в Готэй-13. Как-то по просьбе Хинамори он без заклинания продемонстрировал самые сложные Кидо, вплоть до девяносто девятого Бакудо, повергнув девушку в состояние благоговейного трепета. Умельцев, способных сделать это Бакудо с заклинанием, можно пересчитать по пальцам. А без заклинания - это вообще высший пилотаж. Раньше учитель Масао был третьим офицером в ныне расформированном Кидо Отряде, и, по его словам, капитан и лейтенант этого отряда могли еще и не такое.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 28. Камиюмэ
  
  - Ох, ну ничего себе! - только и могла воскликнуть Йоко, оглядываясь по сторонам.
  
  То, что к пробуждению своего занпакто она близка, как никогда, девушка отлично знала и ждала этого знаменательного события с нетерпением, но она никак не ожидала, что ее внутренний мир окажется таким. По сути, Накамура оказалась в открытом небе. Земли под ногами не было видно, что говорило о немалой высоте. Зато здесь было множество небольших пушистых облаков, достаточно плотных, чтобы на них можно было стоять. Было очень светло, хотя ничего похожего на солнце девушка не увидела, как ни крутила головой.
  
  Помня, что Ренджи рассказывал о том, как он сам обрел занпакто, Йоко принялась смотреть по сторонам, пытаясь кого-нибудь обнаружить. Обзор с ее места открывался так себе, а наверху было еще множество облаков самой причудливой формы. Так что, недолго думая, Накамура решила забраться повыше. К ее удивлению, ей даже не пришлось использовать сюмпо или уплотнять под ногами духовные частицы, потому что облако, на котором она стояла, оказалось по совместительству еще и отличным батутом.
  
  - Йяяху! - воскликнула девушка, делая в воздухе двойное сальто и приземляясь на другое облако.
  
  Сам процесс перепрыгивания с одного облака на другое захватил ее целиком и полностью, так что уже через несколько секунд Йоко решила, что поиски занпакто могут и подождать, а уделить минут десять такой потехе несложно. И выписывала в воздухе просто невероятные пируэты, ни капли не боясь промахнуться и свалиться вниз. Стоило только как следует распрыгаться, как время потекло совершенно незаметно, а впавшая в детство Йоко никак не могла взять себя в руки и вспомнить, зачем она вообще здесь находится.
  
  Неизвестно, сколько бы еще продолжалось это безобразие, если бы в какой-то момент не раздался усталый женский голос, полный безнадежности:
  
  - Маяться дурью долго ты еще собираешься, Йоко?
  
  Казалось, что он шел буквально отовсюду, и вычислить расположение источника не представлялось возможным. Как ни странно, этих простых слов оказалось достаточно, чтобы Накамура прекратила прыгать и в корне устыдилась этому идиотскому детскому желанию подурить. Прыгая, она сама не заметила, как поднялась на несколько сотен метров, но обстановка нисколько не изменилась. Облака по-прежнему были маленькими и пушистыми, вокруг было все так же светло, и никаких проблем с дыханием не возникло.
  
  - И где ты? - спросила в пустоту Йоко, стоя на одном из облаков и опять оглядываясь по сторонам. Несмотря на то, что она забралась повыше, обзор все равно был не лучше, и, глядя вверх, можно было смело предполагать, что ничего не изменится, даже если она будет подниматься несколько часов.
  
  - Загляни в сердце свое, и ответ на этот вопрос непременно ты отыщешь, - раздался незамедлительный спокойный ответ. Но голос при этом был какой-то сонный, словно его обладательница отчаянно боролась с зевотой.
  
  Попытавшись последовать этому нехитрому совету, Накамура крепко задумалась, надеясь, что решение придет само собой. Не пришло. Все мысли словно вылетели из головы, оставив там лишь сквозящую пустоту. Тогда Йоко решила положиться на интуицию и, перепрыгивая с одного облака на другое, поскакала вперед.
  
  К ее удивлению, спустя час, она не только не нашла свой занпакто, но и изрядно запыхалась, чего ожидала меньше всего. В конце концов, бесконечные тренировки сделали ее чертовски выносливой, и час прыжков на этих странных облаках никак не мог ее вымотать. Тем не менее, усталость накатывала все сильнее с каждым новым прыжком. В придачу стало заметно темнее, из чего можно было сделать вывод, что во внутреннем мире тоже есть смена дня и ночи. Вот только во тьме ночи облака стали практически невидимыми, соответственно, многократно возрос шанс банально прыгнуть мимо. Да еще и проклятая неизвестно откуда взявшаяся усталость никак не способствовала концентрации.
  
  - Вот черт!
  
  Как и опасалась Йоко, когда стало совсем темно, она все-таки не попала на облако после очередного прыжка, а вместо этого отправилась вниз в свободном падении. Длилось оно, впрочем, не слишком долго, зато удар от падения на казавшееся таким пушистым облако оказался более чем чувствительным. Девушка поморщилась от нахлынувших ощущений и на всякий случай запустила медицинское Кидо, потому что боль в области груди больше всего напоминала сломанное ребро, а может, и не одно.
  
  Уже через несколько секунд Накамура поняла, что медицинское Кидо было не лучшей идеей, потому как усталость практически одномоментно усилилась чуть ли не вдвое, и в придачу появилась еще и сонливость. Ни о каком сосредоточении на Кидо не могло быть и речи, и Йоко уже отчаялась найти в этой стране бесконечных облаков свой занпакто. Внезапно тишину, нарушаемую лишь тихим ворчанием девушки, прорезал, словно мечом, смех. Он не был похож на злорадный или издевательский, ровно как и на веселый. Все больше складывалось впечатление, что его обладательница засыпает и прилагает немалые усилия, чтобы этого не случилось. Внутренний голос поспешил ехидно прокомментировать, что это, дескать, неудивительно, учитывая жалкие потуги Йоко.
  
  Мало-мальски прийти в чувство девушке помогла звонкая пощечина, которую она от души отвесила сама себе. Силу Йоко при этом не сдерживала, так что ничего удивительного, что в голове зазвенело так, будто она превратилась в огромный колокол, и звонарь ударил по нему чем-то тяжелым. Но плюсом было то, что сонливость отступила, хотя словно налитое свинцом тело легче, увы, не стало.
  
  "Что же я делаю не так? - задумалась Накамура, присев на том самом облаке, на котором стояла, и пообещав вновь дать себе по мозгам, если вздумается заснуть. - Мне сказали следовать зову сердца, но интуиция при этом молчит. Я здесь уже не менее двух часов и за это время ни к чему не пришла. И что же делать? Хех, а может?.."
  
  Идея, внезапно пришедшая ей в голову, казалась совершенно безумной, но Йоко справедливо решила, что хуже, чем сейчас, ей уже не будет, а если она продолжит бессмысленные прыжки, то просто умрет от усталости. Так что имело смысл попробовать любой нестандартный подход. Вдохнув поглубже и закрыв глаза, девушка кувыркнулась через плечо назад и вновь полетела вниз, только уже не глядя, куда. Глаза она решила держать закрытыми так долго, сколько это будет возможно. Через некоторое время Накамура почувствовала, что приземлилась на облако и, оттолкнувшись от него, устремилась куда-то вверх.
  
  Так, то спрыгивая вниз, то летя вверх, полностью отдавшись на волю случая, Йоко совершенно потеряла чувство времени. Тело, как ни странно, тяжелее не становилось, сонливость тоже отступила, уступив место какому-то странному предвкушению. Йоко чувствовала, что находится на верном пути, и терпеливо ждала, когда закончатся эти утомительные прыжки. Через некоторое время падения вниз прекратились, и путь теперь лежал наверх и только наверх. И вот, наконец, тело остановилось на одном из облаков и замерло. Сочтя это сигналом, Накамура открыла глаза. И едва опять не улетела вниз. На этот раз от неожиданности.
  
  То, что предстало ее изумленному взгляду, было уже не страной бесконечных облаков. Нет, маленькие облачка, по которым она прыгала, остались внизу, а сейчас она стояла на большом, занимающем едва ли не все обозреваемое пространство облаке. Но главным отличием было не это. Здесь было светло, как днем, но источником света были многочисленные звезды, хаотично дрейфующие в воздухе то здесь, то там. Не веря своим глазам, Йоко осторожно прикоснулась к медленно проплывающей мимо нее звездочке и слегка вздрогнула, когда та, среагировав на прикосновение, засияла еще ярче и с большей скоростью поплыла дальше.
  
  В конце концов, внимание девушки сосредоточилось на главной достопримечательности этого странного места. Огромный полумесяц, именно такой, каким его рисуют в детских книжках: сияющий и золотисто-желтый - возвышался над звездами и, кажется, слегка покачивался, как какие-то причудливые качели. А на нем, развалившись, будто в гамаке, лежала так долго разыскиваемая Йоко особа. С виду не то юная девушка, не то очень молодо выглядящая женщина. Определиться было очень сложно, потому как при весьма детской внешности был очень взрослый взгляд. Одета она была не в кимоно, а в какую-то несуразную пижаму кристально-белого цвета с узором в виде золотистых звездочек. Доходящие до плеч русые волосы находились в полном беспорядке и с одной стороны были прихвачены громоздкой заколкой. А взгляд серьезных глаз цвета карамели, казалось, пронизывал насквозь, заставив Йоко поежиться.
  
  - Наконец-то пришла ты, - флегматичный и бесстрастный голос больше всего походил на голос Тоширо, к которому, кстати сказать, они с Хинамори уже давно не захаживали. Вот только построение фразы было каким-то странным. - Все так медленно делаешь ты, скажи мне на милость? Удивлена я, что до шестого курса дожила ты, если так это.
  
  Йоко скривилась. Во-первых, из-за странного построения предложений просто пухла голова и приходилось обдумывать каждое, чтобы дошел их смысл. А, во-вторых, давненько ее никто не обвинял в медлительности действий. Обычно люди утверждали прямо противоположное. Но девушка ничего не сказала в ответ, потому что понимала, что у занпакто есть веская причина для недовольства. В конце концов, она тут большую часть времени дурью маялась, вместо того, чтобы приближать их встречу.
  
  - Что пришла ты, рада я, впрочем, - совершенно неожиданно улыбнулась занпакто. - Поговорить с тобой очень давно хотела я и познакомиться поближе тоже. Пришло время наконец-то, и мой голос слышать можешь ты сейчас.
  
  "Однако переходик", - про себя хмыкнула Йоко.
  
  - Ну, я тоже рада, - как-то неловко ответила Накамура, чувствуя себя при этом в высшей мере по-идиотски. Казалось, что все слова застряли в горле и ни в какую не желают складываться в связные фразы.
  
  - Разговора нормального, правда, не выйдет у нас, к сожалению, - вздохнула занпакто, широко зевая. - Вижу я, что с ног ты валишься сейчас. И спать хочешь. До лучших времен отложим мы беседу нашу, а сейчас в мир реальный вернуться тебе стоит. Имя лишь мое назови перед этим ты.
  
  - Постараюсь уже завтра вернуться сюда, - пообещала Йоко, чувствуя, как наливаются тяжестью веки и как рвется из груди зевота. - Не скучай тут, Камиюмэ.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 29. Меч-пацифист
  
  - Ну что, Йоко, тебя можно поздравить? - улыбаясь, спросила Момо, замерев на пороге комнаты подруги.
  
  Накамура протерла глаза и потрясла головой, сбрасывая остатки сна. О том, что произошло в ее внутреннем мире, она досконально помнила, но при этом осталась и та ужасная усталость, что преследовала ее в этом погружении в себя.
  
  - И как ты это определила? - поинтересовалась Йоко.
  
  - Стала бы ты в ином случае спать практически целые сутки, - усмехнулась Хинамори, а потом кивнула в сторону. - Вставай давай, соня. Остальные ждут не дождутся твоего появления. Абарай-кун горит от нетерпенья сразиться с твоим мечом в высвобожденной форме.
  
  - Что с него взять, - улыбнулась Йоко, осторожно поднимаясь с футона и чувствуя, как ноют уставшие от прыжков по облакам мышцы. До этого она как-то не задумывалась, что происходящее во внутреннем мире может переносить эффекты на реальный, но сейчас доказательство этого было налицо. Но вместо того, чтобы падать, Накамура сделала вид, что все в порядке, и двинулась вслед за Момо.
  
  Ренджи, Изуру и Кодзу, как и ожидалось, сидели в гостиной и пили чай, ведя светскую беседу. Периодически они поглядывали на дверь в коридор, ожидая, когда появятся девушки, и со стороны их разговор действительно казался лишь способом убить время. Стоило Йоко и Момо зайти в комнату, как они сразу же замолчали и стали сверлить их пытливыми взглядами.
  
  - Ну? - наконец спросил Кодзу.
  
  - "Ну" что? - не поняла Йоко, вопросительно изогнув бровь.
  
  - Тебя действительно можно поздравить?
  
  Накамура вздохнула. К чему, спрашивается, задавать все эти бессмысленные вопросы, если и так знаешь все ответы? Йоко никогда не была сторонницей пустого трепа. Но Кодзу смотрел с таким любопытством и надеждой, что сердце девушки мигом растаяло.
  
  - Сам знаешь, что можно, - ворчливо ответила она.
  
  - Тогда я пойду и приготовлю торт, - торжественно объявил он, тут же вскочил на ноги и двинулся в сторону кухни. - Такое дело грех не отметить.
  
  "Блин, порой складывается впечатление, что мы для него годовалые дети, впервые сложившие два и два и получившие в итоге четыре", - про себя усмехнулась Йоко, умиляясь заботе старичка.
  
  Глотнув зеленого чая, девушка почувствовала себя чуть ли не заново рожденной. По крайней мере, треклятая усталость, лежащая на ее плечах мертвым грузом, наконец-то отступила, и это не могло не радовать. Придя, наконец, в себя, Йоко перевела взгляд на парней, которые сверлили ее таким взглядом, что на ней едва одежда не задымилась.
  
  - Ну? - первым нарушил повисшую тишину Ренджи.
  
  Хинамори, не выдержав, хихикнула в кулачок от ощущения дежавю.
  
  - "Ну" что? - опять удивилась Накамура. Нет, ну правда, а что еще можно ответить на этот вопрос? И какого ответа он, интересно знать, ждет?
  
  - Что может твой занпакто? - исправился Абарай, конкретизировав вопрос. Впрочем, и так было понятно, что его интересует. Ожидать от Ренджи чего-то другого было бы, по меньшей мере, странно. В конце концов, он всегда был прямым человеком, и ходить окольными путями вокруг да около никогда не было в его стиле.
  
  - А я-то откуда знаю? - пожала плечами девушка. - Увидим, когда сразимся.
  
  - Тогда пошли сейчас, - решительно заявил он, рывком поднимаясь на ноги и поднимая с пола свой меч.
  
  "Мда, кажется, горит от нетерпенья - это слишком мягко сказано", - подумалось Йоко, когда она последовала примеру Ренджи. Хотя девушка и не имела ничего против спарринга. Разобраться в способностях своего меча ей хотелось ничуть не меньше. Изуру и Момо, само собой, тоже пошли вслед за ними на полигон.
  
  Солнце уже почти зашло, и это опять поставило Накамуру в тупик. Она совершенно не понимала, почему, когда в ее внутреннем мире прошло от силы два часа, тут пролетели целые сутки. С Ренджи ведь подобного не происходило. Сделав в уме пометку, что надо бы уточнить это у Нацуми-сенсей, Йоко встала в боевую стойку напротив Абарая. Хинамори и Кира заняли место в стороне, на всякий случай отойдя подальше. Мало ли, вдруг занпакто Йоко окажется каким-нибудь огненным драконом, готовым спалить все вокруг. Хоть это и было сомнительно, учитывая ее средние успехи в Кидо, исключать такую возможность полностью все же не следовало.
  
  - Реви, Забимару! - Ренджи привычным жестом активировал шикай и выжидающе посмотрел на противницу.
  
  - Очаруй врага сладким голосом, Камиюмэ, - произнесла Йоко тут же всплывшую в мыслях фразу и выставила меч перед собой, с любопытством смотря на его метаморфозы.
  
  Вопреки ожиданиям, особых изменений не произошло. Клинок стал более изогнутым и вместо холодного стального, каким был в обычной форме, превратился в нежно-золотой. Гарда тоже изменилась, приняв вид правильной пятиугольной звезды. Но никаких других изменений не наблюдалось. По сравнению с тем, как преображался в шикае занпакто Ренджи, тут метаморфозы были минимальными. Йоко задумчиво посмотрела на свой меч, пытаясь на глаз определить его способности, но на этот раз никаких ответов в мыслях не всплыло.
  
  - Нападай, - велела она Абараю, решив, что способности меча лучше всего оценивать в бою.
  
  Просить дважды не пришлось, и Ренджи, мгновенно уйдя в сюмпо, атаковал ее в лоб со всей силы. Йоко привычным жестом заблокировала удар, и тут произошло то, чего ни она, ни Абарай не ожидали. Встретившись с клинком Накамуры, Забимару внезапно взял и вернулся в обычную форму, чем поверг Ренджи в настоящий шок. И не его одного. Настал черед парня вопросительно и удивленно смотреть на свой меч.
  
  - Что за черт? - хмыкнул он, озадаченно почесав затылок. После чего пожал плечами и решил снова активировать шикай. - Реви, Забимару!
  
  И впал в самый настоящий ступор, когда из этого ничего не вышло.
  
  - Хех, ну вот все и встало на места, - с улыбкой заметил Кира, подходя к товарищам, и, встретив три непонимающих взгляда, пояснил: - Ты ведь еще на первом курсе подтвердила, что ненавидишь сражаться, Йоко. Ничего удивительного, что твой занпакто лишь материализовал это желание. Попробуй отменить свой шикай.
  
  Девушка послушалась, вернув мечу прежнюю форму. Вновь попробовавший активировать шикай Ренджи на этот раз сразу же добился успеха, чему, кажется, был откровенно рад, потому что облегченно выдохнул.
  
  - Выходит, что мой меч способен усыплять души других занпакто, - произнесла Йоко, сделав нехитрый вывод из увиденного. - И пока активирован мой шикай, мои противники не смогут пользоваться способностями своих мечей. Другими словами, условия схватки становятся равными, и победа будет за тем, чей стиль боя эффективнее. Занятно, что по этому поводу скажет Нацуми-сенсей. Думаю, ей будет очень интересно.
  
  - Идемте-ка в дом, - внезапно проговорила Момо, вздрогнув от порыва прохладного ветра. - Будет просто нелепо, если в результате мы все свалимся с простудой.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 30. Первое задание
  
  Стремительно приближались выпускные экзамены, так что студентов практически полностью освободили от теоретических предметов, давая им возможность тренироваться буквально круглые сутки. Все шестикурсники без исключения уже определились, в какой отряд собираются вступать после выпуска и практически обо всем советовались со своими кураторами. Обычно ими были лейтенанты выбранных отрядов или третьи офицеры. Так что неудивительно, что лейтенанты были вынуждены буквально переехать в здание Академии до самого выпуска студентов.
  
  Разумеется, Гин тоже был здесь, хоть и выглядел при этом так, словно эта бесконечная маета его вконец замучила. В придачу ему не давала проходу Нацуми-сенсей, постоянно упрекая Ичимару в том, что он так и не нашел времени заглянуть к ней. Но главной причиной были многочисленные откуда ни возьмись появившиеся поклонницы из числа студенток, преследующие его повсюду. За все годы службы он так и не привык к этому фанатичному блеску в глазах совершенно незнакомых девушек и сейчас, кажется, больше всего на свете хотел провалиться сквозь землю. Помимо неразлучной четверки, которую они с капитаном Айзеном курировали с самого первого курса, в Пятый Отряд собиралось еще пять дюжин студентов, это чуть-чуть меньше, чем в Шестой, считающийся самым популярным отрядом.
  
  Когда терпению приходил конец, и Гин был готов собственноручно порезать навязчивых студенток и постоянно что-то спрашивающих у него студентов, он отправлялся в единственное место, где можно было спустить пар. В дом Киры Изуру, где неразлучная четверка обитала постоянно, даже не считая нужным посещать Академию. Возвращаться в казармы Ичимару было не положено, пока не закончится эта свистопляска, так что этот дом в отдалении от ненавистной Академии был единственным спасением. В последнее время он стал слишком часто туда наведываться, но поделать ничего не мог, а потом и вовсе перестал придавать этому значение. Главным было то, что в этом доме тоже были студенты и студентки, но совершенно не надоедливые. А еще с ними можно было подраться без риска случайно убить.
  
  Ходили слухи, что командование Готэй-13 собирается в самом ближайшем будущем назначить его капитаном Третьего Отряда, и Гин ждал этого с нетерпением. Ведь ему больше не придется каждый год проходить через этот ад! Со всеми этими студентами просто не оставалось времени, чтобы подумать о вещах более насущных.
  
  - О, лейтенант Ичимару, - приветствовал его бывший бармен из Руконгая, а ныне управляющий этого дома. - Мы так и знали, что вы появитесь с минуты на минуту. Йоко даже заранее приготовила для вас чай. Прошу, располагайтесь на террасе.
  
  - Спасибо, Кодзу-сан.
  
  Глотнув прохладного зеленого чая и со своей обычной улыбкой посмотрев на тренирующихся Йоко и Ренджи, Гин отстраненно подумал, что жизнь не такая уж плохая штука. И в очередной раз напомнил себе, что очень скоро все это будут уже не его заботы, и можно будет подумать о первостепенных делах.
  
  
  
  
  
  
  Одновременное сюмпо, чудовищной силы удар, искры, летящие от места соприкосновения стальных клинков, и ледяное спокойствие в глазах. Отбив удар Изуру, Йоко перевернулась в воздухе и отвесила противнику хороший пинок, отправив его в полет к земле. Впрочем, до земли Кира так и не долетел, успев сгруппироваться и вновь броситься в атаку, стараясь на этот раз быть более осмотрительным. С тех пор, как Накамура стала всерьез заниматься Хакудо, противником она стала очень непростым. Так как ее занпакто не дал ей никаких особых способностей, девушка стала разрабатывать свой особый стиль боя, сочетающий в себе все искусства шинигами. Тут был и танец меча, и мгновенные перемещения (несколько раз ей даже удалось создать клона, на пару секунд, но все же), и рукопашный бой, и даже Кидо. Однажды пропустив особенно сильный пинок, едва не выбивший дух, даже Ренджи зарекся еще когда-нибудь махаться с ней в рукопашную.
  
  - Хадо ?63! Райхоку!
  
  Огромная желтая молния сорвалась с его ладони и с невероятной скоростью устремилась в девушку, грозясь испепелить ее на месте. Поняв, что не успеет уклониться, - слишком уж большую площадь накрывает это Хадо - Йоко выставила перед собой Энкосен, чтобы хоть немного снизить полученный урон. Щит, как и следовало ожидать, такого напора не выдержал и рассыпался через несколько секунд, но свое дело он сделал, так что до Накамуры долетели лишь отголоски заклинания. Впрочем, и их оказалось вполне достаточно, чтобы наградить девушку несколькими неприятными ожогами.
  
  Запустив медицинское Кидо, Йоко не стала терять времени даром и ринулась в ближний бой, чувствуя себя там намного увереннее. Изуру тут же подобрался, готовясь блокировать ее меч и уклоняться от ударов руками и ногами. И понеслось... Удар Йоко сверху. Заблокировать. Тут же уйти в сюмпо, чтобы не попасть под пинок. Метнуть Шаккахо. И еще раз. Йоко опять идет на сближение. Уклониться от меча, контратаковать. Пока обе ее руки держат меч, заблокировав контратаку, сделать Бакудо ?61 в упор. Шесть золотистых пластин из реацу врезаются в тело Накамуры на уровне талии, полностью парализуя ее движения на несколько секунд. Этого вполне должно хватить для нормальной атаки. Но ничего не выходит. Бакудо, хоть и сковало движения, все же не блокировало реацу полностью, так что девушка опять использовала Энкосен, остановивший удар. Вырвавшись из Бакудо, она немедленно ушла в сюмпо и появилась прямо у Киры за спиной, пытаясь нанести очередной удар ногой с разворота. Буквально в последний момент он успел пригнуться, замахнувшись мечом, словно намереваясь отрубить Йоко ноги. Блокировать эту атаку она бы не успела, так что поспешно ушла в сюмпо на несколько метров назад. Оба они уже успели порядочно запыхаться: все же жесткие спарринги длительностью больше часа выматывали лучше любой обычной тренировки.
  
  Еще одно сюмпо со стороны Йоко, и она снова выходит из него за спиной Изуру, посылая в парня одно за другим аж три Шаккахо. В цель они, естественно, не попали - уклоняться от Хадо уже давно не было проблемой ни для кого из них - зато подняли ужасную пылищу, вынуждая постоянно щуриться. Стараясь засечь реацу подруги, Кира оглядывался по сторонам, но духовная энергия не ощущалась. Значит, пытается скрыться. В бою из-за азарта схватки делать это не в пример сложнее, чем будучи в состоянии покоя. Внезапно, словно из ниоткуда, Йоко появилась прямо перед ним, нанося простой рубящий удар. Среагировать Изуру успел, но, к его удивлению, меч прошел сквозь тело девушки. Клон! Сама же Йоко появляется справа и наносит просто сокрушительный удар с ноги, вновь отправляя парня в свободное падение. Кажется, своим ударом она сломала ему правую руку, так что сейчас Кира даже не сможет по-нормальному держать свой меч. Да и ощущения были не из приятных, что никак не располагало к скорейшему взятию себя в руки.
  
  - Бакудо ?37! Цурибоши! - внезапно раздался снизу голос Момо, и над самой землей появилось некое подобие гамака светло-голубого цвета, растянувшееся в форме шестиугольной звезды.
  
  Хинамори успела как раз вовремя, не позволив Изуру на всей скорости впечататься в землю и тем самым получить дополнительные повреждения.
  
  - Вот вы где, - улыбнулась Момо, когда Кира выбрался из Бакудо, попутно развеивая его, и спустившаяся на землю Йоко принялась исправлять дело рук, а вернее ног своих, то есть попросту лечить его пострадавшую конечность.
  
  - А в чем дело-то? - удивилась Накамура. В конце концов, у Хинамори не было привычки вмешиваться в чужие спарринги без веской причины.
  
  - Ну, только что прилетела адская бабочка от лейтенанта Ичимару, - пояснила девушка. - Он попросил, чтобы мы пришли в казармы Пятого Отряда. Сказал, что это насчет выпускных экзаменов. Так что давайте поторопимся. Абарай-кун уже ждет нас у двери.
  
  Сказать, что эта просьба была неожиданной, значит ничего не сказать. Обычно кураторы не вмешивались в подготовку к экзаменам без просьбы студентов. Никто из друзей помощи точно не просил, так что приглашение в отряд было совершенно внезапным. Но, разумеется, ответить отказом было невозможно, так что, быстро собравшись, компания ребят устремилась к казармам Пятого Отряда.
  
  
  
  
  
  
  - Здравствуйте, капитан Айзен, лейтенант Ичимару, - в унисон приветствовали друзья руководство Пятого Отряда, войдя в кабинет капитана.
  
  - Ну и ну, как вы быстро, - заметил Гин, улыбаясь так, что обычному человеку явно захотелось бы немедленно провалиться сквозь землю.
  
  - Простите, - тут же стушевалась Момо, сосредоточенно смотря в пол, боясь поднять взгляд. В этом отношении она за шесть лет практически не изменилась. Восхищение и восторг в ее глазах, когда она смотрела на капитана Айзена, за это время лишь окрепли, но вот отучиться краснеть в его присутствии никак не выходило, и предательский румянец нет-нет, да и норовил появиться на щеках. - Мы не смели вас задерживать.
  
  - Ну что ты, Хинамори-кун, - успокоил ее капитан, отчего девушка смутилась еще больше. - Мы рады, что вы прибыли так быстро, - после чего повернулся к своему заместителю. - Гин, нашу беседу придется отложить.
  
  - Согласен, - усмехнулся тот.
  
  Когда все расселись на диваны и кресла вокруг журнального столика, и Йоко, как обычно, налила всем чаю, капитан Айзен перешел к делу.
  
  - Генгору-сан говорит, что вы лучшие в группе.
  
  Друзья мельком переглянулись. Хвастаться успехами было как-то неприлично, а игнорировать их - попросту глупо. Ребята еще полгода назад заметили, что никто из сокурсников не рискует по собственной воле вызывать кого-то из них на бой, даже безобидную на вид Момо.
  
  - Хочется в это верить, - произнес Изуру, как всегда взяв на себя ведение переговоров. - Итоговые оценки ведь выставят только после экзаменов.
  
  - Как бы там ни было, я склонен с ним согласиться, - продолжил капитан. - Я слежу за вашими успехами с самого первого курса и прекрасно знаю, на что вы способны. Гин сказал, что последние две недели вы практически не появлялись в Академии, уделяя все свое время тренировкам. Кроме того, двое из вас уже пробудили свои занпакто. Ввиду ваших успехов, я бы хотел сделать вам одно предложение.
  
  Ребята тут же подобрались и приготовились внимательно его слушать. Словно чуяли, что вот прямо сейчас буквально решается их судьба, а посему отвлекаться не следует.
  
  - Я собираюсь поручить вам одно задание. Всем четверым. Если вы с ним справитесь, я готов автоматически зачесть вам выпускные экзамены и экзамены на вступление в Отряд. Разумеется, я понимаю, что вы еще не часть Готэй-13, и поэтому совершенно не обязаны браться за дела, которые могут подвергнуть ваши жизни опасности. Следовательно, вы имеете полное право отказаться.
  
  Он мог бы этого и не говорить. Разумеется, друзья понимали, что он сказал это специально, чтобы заставить их выбрать между собственным желанием проявить себя и страхом за свою жизнь. Но, конечно же, отказываться они не собирались. Вряд ли бы собрались, даже если бы шанс выживания был всего 10%.
  
  - А что за задание? - спросил Ренджи, уже загоревшийся перспективой досрочного выпуска и захватывающего путешествия в неизвестность.
  
  - Гин, - повернулся капитан к своему лейтенанту, словно передавая ему эстафету.
  
  - Недавно поступил запрос из Бюро технологического развития, - начал объяснять Ичимару. - В мире живых были замечены люди с очень странной реацу, способные поглощать души других людей. Пока что никаких активных действий они не предпринимали, лишь иногда выходя на охоту. Но если это будет продолжаться длительное время, это может повлечь нарушение баланса между миром живых и Обществом Душ. По прогнозам капитана Куроцучи, они скоро начнут активно действовать. Так что нам было поручено разобраться с этим делом, чем скорее, тем лучше.
  
  - Какова численность этой группы? Какими еще способностями обладают эти люди? - Ренджи решил сразу брать быка за рога и перейти уже к техническим вопросам.
  
  Руководству Пятого Отряда такой подход, кажется, очень даже пришелся по душе, так что они решили счесть переход к делу согласием и уже углубиться в детали обсуждаемого вопроса.
  
  - Они называют себя Баунто, - произнес капитан Айзен. - Появились они в результате эксперимента здесь, в Обществе душ, но были изгнаны отсюда много веков назад. Фактически они бессмертны, так как поглощают духовную энергию умерших. На самом деле, до недавнего времени Баунто были забыты. Поглощая энергию умерших, они никак не влияли на баланс душ. Неизвестно, по какой причине они нарушили единственный запрет, наложенный на их клан: не нападать на живые души. Как бы то ни было, главной задачей является разобраться в ситуации и на корню пресечь их деятельность.
  
  - Значит ли это, что их надо убить? - решила сразу уточнить Йоко этот щекотливый вопрос. В конце концов, по законам Общества душ шинигами не должны причинять вред людям, а тем более, убивать их.
  
  - По обстоятельствам, - ответил вместо капитана Гин. - Разрешение на применение радикальных мер в случае необходимости подписано Советом Сорока Шести. Но, возможно, все удастся уладить дипломатически, - в его исполнении, вкупе с извечной хищной улыбкой, эти слова звучали совершенно неубедительно.
  
  - В бою они тоже используют занпакто? - спросил Изуру, хмуря брови. Не сказать, что вся эта затея вызывала у него восторг, но прежде чем прийти к единому решению, он решил полностью разобраться в предстоящем задании.
  
  - Нет, - покачал головой капитан. - Каждый из них контролирует свою куклу. Это очень похоже на систему взаимоотношений шинигами и их занпакто. Кукла - их сила и их оружие. Но она же и их слабость. Кукла подчиняется Баунто, пока признает его своим хозяином. Но это обоюдно острый меч. Стоит дать слабину, как она обращается против своего владельца. Баунто способны к усилению за счет поглощения духовных частиц. Поэтому мы не можем допустить их проникновение в Общество Душ. Оказавшись здесь, они станут практически неуязвимы. Из-за этого было принято решение предотвратить подобное.
  
  - А они планируют прорваться сюда? - удивилась Хинамори, даже забыв про смущение. - Но ведь это не так-то просто. Какими бы сильными они ни были, они все же люди. А люди не могут проникнуть в Общество душ.
  
  - Не стоит недооценивать их знания, - заметила Йоко. - Учитывая, что их изгнали давным-давно, то за это время они вполне могли найти способ, - а потом повернулась к капитану. - Но, капитан Айзен, если Баунто действительно настолько сильны, плюс за их плечами многовековой опыт, вы правда уверены, что мы сможем с ними справиться?
  Трезво оценивая свои силы, девушка здорово сомневалась в удачном исходе этой авантюры. Но, с другой стороны, вряд ли капитан Айзен стал бы отправлять их на верную смерть. Посмотрев на друзей, Йоко увидела в их глазах то же сомнение, что и у нее. А ведь всего несколько минут назад Ренджи просто горел от нетерпения немедленно приступить к делу.
  
  - Разумеется, в одиночку вы в мир живых не пойдете, - ответил тот. - Одних лишь ваших сил действительно будет недостаточно, а смерти нам не нужны. Так что Гин пойдет с вами.
  
  Ичимару к этому заявлению отнесся спокойно, явно изначально знал, что ему предстоит. А еще он явно был совершенно счастлив, что это задание избавит его от работы в Академии, и возня с выпускниками будет уже головной болью Шимуры. А вот ребят это здорово обнадежило, хотя и приумножило вопросы.
  
  - Но тогда в чем заключается наша задача? - спросил Абарай, хмурясь ничуть не меньше Киры.
  
  - Не поймите меня неправильно, - заметил капитан Айзен. - Я сказал, что Гин пойдет с вами. Но он пойдет лишь для того, чтобы вмешаться в случае реальной опасности. В остальном же действовать придется вам. Всю информацию о Баунто, в том числе их последнее местонахождение, вы получите перед уходом в мир живых. К тому же, у вас будет постоянная связь с Обществом душ. Я хочу убедиться, что вы умеете работать в команде и принимать собственные решения, способные повлиять на общий исход вашего задания. В этом и заключается суть проверки.
  
  Ребята снова переглянулись. Вопросов после этой небольшой речи поубавилось, но все равно оставалось достаточно, но то были мелочи, которые, как казалось, сами отпадут со временем. В общем, задание не показалось друзьям чем-то из ряда вон выходящим. В мире живых они уже были много раз на полевой практике, хотя таких вот самостоятельных миссий еще ни разу не получали, но справедливо решили, что все когда-то происходит впервые. Как бы то ни было, отказываться они не собирались, а вот попробовать себя в деле были не против.
  
  - Можете обдумать мое предложение до завтрашнего вечера, - сказал капитан Айзен, видя, что ребята начали играть в гляделки.
  
  - В этом нет необходимости, - заметил Изуру, пристально смотря ему в глаза. - Мы согласны.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 31. Поиски
  
  "Хм... - мысленно протянула Йоко. - Кажется, мы здорово погорячились, давая согласие..."
  
  Весь прошедший день друзья посвятили прочесыванию города Каракура, в котором, согласно данным Бюро Технологического развития, в последний раз были замечены Баунто. Несмотря на то, что до этого ребята были в мире живых десятки раз на полевой практике, очутиться здесь, выполняя собственное задание, было совершенно новым опытом. Было достаточно непривычно, что люди не обращают на них никакого внимания по той простой причине, что не способны видеть духов. Выдавать гигаи, они же временные тела, используемые шинигами для длительного нахождения в мире живых, студентам не стали. Заявили, что задание пустяковое, соответственно, продлится недолго. И вот сейчас, сидя на крыше высоченного небоскреба, с высоты которого дорогу-то было видно кое-как, Йоко здорово сомневалась в правильности решения бюро. Начать с того, что хоть им и дали образец реацу баунто, засечь обладателя не вышло. Никак. Как бы ребята ни пытались сосредоточиться на поиске, результатов не было. Гин демонстративно отказался принимать участие в поисковой операции и, кажется, вовсю развлекался и наслаждался жизнью.
  
  - Ну как, Йоко? - вышел рядом с ней из сюмпо Изуру и уселся рядом.
  
  - Сам знаешь, что ничего, - хмыкнула девушка, широко зевнув. - Думается, это долгая волынка. Засечь мы их не можем, что тогда остается?
  
  - Ждать их хода - не вариант, - заметил Кира, поняв, к чему она клонит. - Нам ясно дали понять, что следует предотвратить дальнейшие жертвы среди живых людей. Сенсоров никаких специальных нам не дали. Значит, все, что нужно, у нас уже есть и так. Предложения?
  
  - Никаких, - хмуро отозвалась Накамура.
  
  В этот момент с характерными хлопками из сюмпо вышли и Момо с Ренджи. Вид у обоих был такой же недовольный, соответственно, вопрос об успехе отпал сам собой. Нетерпеливо убрав с лица спавшую на лоб прядь волос, Хинамори присела на край крыши, вытащила из кармана пробирку с образцом реацу и задумчиво на нее уставилась. Неспособность обнаружить источник реацу больно ударила по самолюбию - подобных позорных проколов у Момо не было уже давным-давно.
  
  - А если попробовать Бакудо? - предложил Абарай, пожав плечами.
  
  Девушка не ответила, только смерила парня долгим взглядом, словно прикидывая, что бы сказать. Но, видимо, так и не смогла подобрать нужных слов, потому что опять перевела взгляд на сияющую светло-голубым светом пробирку. Зато вместо нее внезапно оживился Кира, так резко повернувшись к Ренджи, что едва не столкнул Йоко с крыши.
  
  - Бакудо ?58? - уточнил он и тоже прищурился, обдумывая возможности. - Попробовать, конечно, можно, но ты же сам знаешь, что у нас еще ни разу не получалось использовать его в мире живых.
  
  - А что еще остается? - хмыкнул Ренджи.
  
  - Думаете, стоит рискнуть? - осторожно уточнила Момо, наклоняя голову то ни один бок, то на другой, словно так надеясь обнаружить в пробирке какую-нибудь подсказку. - У нас всего один образец, - напомнила она. - Если испортим его, придется запрашивать новый в Обществе душ. И не факт, что наш запрос удовлетворят.
  
  - А я думаю, что рискнуть все же стоит, - заметила Йоко, поворачиваясь к друзьям. - Попробуйте сделать его вдвоем. - И тут криво усмехнулась. - Ни за что не поверю, что сумевший сделать без заклинания восемьдесят восьмое Хадо не справится с пятьдесят восьмым Бакудо. Так что давайте начинайте. А то мы не сдвинемся с места.
  
  - Ну смотрите, - вздохнула Хинамори, с каким-то сожалением передавая пробирку Кире и вытаскивая из небольшого заплечного рюкзака необходимые принадлежности, попросту банку со специальной краской. - Начнем, - проговорила она, рисуя на крыше круг, разделенный на четыре равных сектора.
  
  Положив пробирку в центр круга и приложив ладони к границе, мастера Кидо переглянулись, кивнули друг другу и начали в унисон читать заклинание. Сделать это на редкость непростое, несмотря на номер, Бакудо без заклинания не стоило и пытаться.
  
  - Сердце юга! Глаза севера! Пальцы запада! Стопы востока! Примчитесь с ветром! Смойтесь дождём! Бакудо ?58! Какуши Тсудзяку!
  
  Еще во время чтения заклинания в круге начали появляться какие-то символы и цифры, мелькая с невероятной скоростью. Круглый столб розовой реацу ударил из круга в небо, и вершина его скрылась за облаками. И практически сразу же Хинамори и Киру накрыло. Они резко побледнели и поморщились. Казалось, что они удерживают Бакудо буквально из последних сил. При этом они беспрестанно что-то бормотали, но из-за гула от столба реацу разобрать, что именно, было невозможно.
  
  Ренджи и Йоко предпочли отойти подальше и вообще задержать дыхание, чтобы, не дай бог, не помешать друзьям и не сорвать к чертям всю их кропотливую работу. Так прошло несколько мучительно долгих минут. На Момо и Изуру смотреть без содрогания уже было нельзя. Складывалось впечатление, что проклятое заклинание буквально высасывало из них силы, так что когда столб, наконец, исчез, они оба просто свалились без сознания.
  
  - Эй-эй! - принялся тормошить их Абарай, пытаясь уложить в положение, наиболее подходящее для возможного лечения.
  
  Но оказалось, что никаких повреждений у них нет, просто сильное реацу истощение. Такое проходит само по себе после хорошего отдыха. Впрочем, в себя ребята пришли уже через десять минут. Как раз тогда, когда Йоко и Ренджи собрались тащить их в свое временное убежище волоком.
  
  - Ну как? - буквально дрожа от нетерпения спросила Накамура, впившись взглядом в лица друзей. - Только не говорите, что все старания насмарку.
  
  - Не совсем, - кое-как произнес Изуру. Из-за своего состояния даже обычная речь давалась с трудом. - Реацу баунто очень сильно отличается от реацу шинигами, так что нам не удалось установить точное местонахождение источника. Но теперь мы хотя бы знаем направление.
  
  - Тогда завтра пойдем туда, - решил Ренджи, уже укладывая себе на плечи руку Киры. Йоко делала то же самое с Хинамори. - А сейчас отдых.
  
  И не говоря больше ни слова, четверка друзей бесстрашно сиганула прямо с крыши. Своим убежищем они сделали небольшой пустующий дом, выставленный на продажу. Видеть их, конечно, все равно никто не мог, так что, в принципе, можно было бы занять и первый попавшийся, попросту игнорируя людей. Но это было как-то неэтично, так что ребята нашли пустой дом, где и обосновались. Судя по тому, что Гин никак не прокомментировал этот факт, решение было верным, хотя черт разберет, что за мысли он прячет за своей извечной улыбочкой.
  
  
  
  
  
  
  На следующий день ребята встали с утра пораньше, полные сил и готовые горы свернуть. То, что вчера у Момо и Изуру отчасти получилось засечь Баунто, их здорово приободрило, так что им просто не терпелось приступить к делу.
  
  Гин же опять отказался им помогать, сославшись на какие-то дела. Впрочем, он их уверил, что в случае чего не опоздает. А пока, дескать, они итак сильнее его, и в помощи точно не нуждаются. Сперва друзья не поняли, о чем он, а потом все же сообразили. Ограничитель. При прохождении через Сенкаймон шинигами уровня капитана и лейтенанта запечатывают большую часть силы, чтобы они не причиняли лишних разрушений, сражаясь в мире живых. Конечно, в критических случаях руководство давало разрешение на снятие ограничителя, но пока такового точно не ожидалось. Словно чтобы подтвердить догадку ребят, Гин немного оттянул ворот кимоно, демонстрируя печать с изображением ландыша - символа Пятого Отряда. После чего, не говоря ни слова, он просто исчез в сюмпо, оставляя друзей одних.
  
  Те горевать не стали, а действительно взялись за дело, рванув в ту сторону, откуда вчера сумели почувствовать реацу Баунто. Скакать по крышам домов и по столбам ЛЭП пришлось довольно долго. Кира и Хинамори уверенно вели компанию через весь город, иногда останавливаясь на несколько секунд, чтобы немного подкорректировать направление.
  
  - А куда дальше? - задал резонный вопрос Ренджи, когда они наконец остановились на перекрестке возле невысокого и довольно бедно выглядящего дома.
  
  - Нам тоже интересно, - хмыкнул Изуру, оглядываясь по сторонам в тщетной попытке обнаружить реацу Баунто. - Они должны быть где-то в этом районе, но точнее сказать я не могу.
  
  - Я тоже, - кивнула Момо, смотря вдаль, слегка прищурив глаза. - Предлагаю разделиться и как следует прочесать этот район.
  
  - Хех, знать бы еще, кого мы конкретно ищем, - заметила Йоко. - Если даже с такого расстояния мы не можем почувствовать их реацу, то не факт, что сможем вычислить вообще.
  
  На этой не слишком оптимистичной ноте друзья все же разошлись, исчезнув в сюмпо в четырех разных направлениях. И не заметили, как сидящая на крыше одного из домов женщина с темно-бирюзовыми волосами криво усмехнулась, глядя на то место, где секунду назад стояли ребята.
  
  Квартал, в котором оказалась Йоко, выглядел более-менее прилично. По крайней мере, намного лучше, чем то захолустье, в котором они разошлись. Домов здесь было не очень много, и практически все они были со своими приусадебными участками. Задача была предельно ясна: проверить каждый на предмет Баунто. Но тут же был и риск. Ведь если верить данным бюро, Баунто способны видеть духов, а значит, способны и сражаться с ними. Вступать в схватку с кем бы то ни было Накамуре хотелось в самую последнюю очередь, так что, хоть это и было в корне неправильно, девушка надеялась, что она никого не найдет. Утро было раннее, еще только-только восходило солнце, но, несмотря на это, некоторые люди уже были на ногах и занимались своими делами. Кто-то увлеченно работал на своем участке, пытаясь облагородить лужайку перед домом, какие-то дети весело плескались в бассейне, поднимая невероятные брызги. Но все это совершенно не интересовало девушку, незаметно перескакивающую через ограду. Окидывая взглядом участок и мельком проверяя дом, Йоко делала пометку, что здесь нет Баунто, и продолжала поиск. Сперва это было даже увлекательно и вызывало некий азарт, но уже после пятого дома интерес постепенно начал угасать, и остаток территории Накамура проверяла, недовольно хмурясь, словно делала ненужную работу. Как и ожидала и надеялась девушка, Баунто тут не оказалось, или же она не смогла толком их почувствовать. В последнем признаваться не хотелось, но Йоко не исключала такую вероятность полностью. Как бы то ни было, можно было смело возвращаться к месту сбора, что она и сделала.
  
  Настроение Абарая испортилось уже через пять минут после начала поиска. И дело было не в том, что он не мог обнаружить Баунто. И вообще не в них как таковых. Район, который достался ему для поиска, оказался еще большим захолустьем, чем семьдесят восьмой район Руконгая, в котором прошло его детство. Уж насколько парень был терпимым к неблагоприятным условиям жизни, но тут даже он недоумевал, как вообще можно жить в такой помойке. Хоть его и не мог никто видеть, сам он мог видеть все и чувствовать запахи тоже, и это отнюдь не повышало его настроение. В принципе Ренджи был уверен, что Баунто бы определенно точно не стали жить в этой навозной куче, а, следовательно, этот поиск не имеет никакого значения, но все равно педантично заглядывал в каждый перекосившийся дом, чтобы убедиться в этом на сто процентов. Но главным событием, испортившим его настроение окончательно, стал женский крик, раздавшийся из одной из подворотен. Поспешив туда, парень увидел ужасно нелицеприятную картину. Трое верзил накинулись на девушку и сейчас беззастенчиво срывали с нее одежду. Та отчаянно сопротивлялась, но силы определенно были не равны. Помощи ждать было неоткуда, в этих трущобах прохожих вообще не было. Насмотревшийся на подобное за время жизни в Руконгае Ренджи, ни секунды не задумываясь, ринулся на помощь, собираясь навешать ублюдкам по первое число, но в последний момент остановился, зло заскрежетав зубами. Он, будучи шинигами, не имел права вмешиваться в дела людей и не имел права причинять вред людям. Даже таким людям. Прокляв чертово бюро технологического развития, не выдавшее им гигаи, которые решили бы эту проблему на ура, Абарай развернулся, чтобы уйти. Заставить себя использовать сюмпо он почему-то не мог и, когда до него донесся очередной отчаянный крик несчастной девушки, парень не выдержал.
  
  - Черт! - тихо ругнулся он, решительно посылая к дьяволу правила.
  
  И уже в следующую секунду особо рьяный бугай отправился в полет к ближайшей стене. Ренджи старательно сдерживался, чтобы не ударить со всей силы - такого удара человек попросту не переживет. Не понимая, что же случилось с их другом, остальные два парня замерли, глупо хлопая глазками. Более-менее справившийся с гневом Абарай уже без злобы, хотя и от души, отвесил хорошенький удар с ноги по физиономии второго ублюдка, явно выбив ему половину зубов. Секунда, и вот последний из этой компании, подлетев на пару метров вверх, падает на землю бесформенным мешком.
  
  Девушка, наблюдавшая за происходящим, стояла ни жива, ни мертва, боясь пошевелиться и даже лишний раз вздохнуть. Она никак не могла понять, кто же ее спас, и почему насильники разлетелись в разные стороны, словно от ударов невидимки.
  
  Ренджи же, сделав дело, резко развернулся и пошел прочь. Он знал, что за это скорее всего получит выговор, а возможно, что ему и не зачтут экзамен, но при этом отдавал себе отчет, что в случае, если бы ему дали все переиграть, он бы поступил также.
  
  - Спасибо вам, кто бы вы ни были, - раздался за его спиной дрожащий голос девушки, которая, пытаясь трясущимися руками поправить частично перекошенную, частично разорванную одежду, согнулась в низком поклоне.
  
  - Черт! - опять выругался Абарай, поспешно уходя в сюмпо.
  
  Разумеется, никаких следов Баунто ему обнаружить не удалось, в придачу из-за произошедшего он никак не мог собраться с силами и взять себя в руки, чего не случалось уже очень давно. Тем, что из колеи его выбить непросто, Абарай гордился по праву, и тут внезапно обнаружилось, что грош цена его выдержке.
  
  К месту сбора парень плелся, едва переставляя ноги и не замечая цепкого взгляда серых глаз молодой девушки, пристально наблюдавшей за ним все это время. Впрочем, спустя секунду она поднялась на ноги и, спрыгнув на землю, понеслась куда-то по своим делам.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 32. Заклинатель змей
  
  В большом особняке, построенном еще в конце XVII века, стояла такая тишина, что малейший шорох звучал грохотом. Располагалась эта шикарная усадьба за пределами города в лесной зоне и была укрыта от любопытных взглядов как высоким забором, так и толстыми хвойными деревьями. Невероятно, но факт, что чтобы найти это немаленькое по занимаемой площади место, надо знать, куда конкретно идти.
  
  Преодолев барьер, скрывающий особняк от посторонних глаз случайных людей, девушка легкой походкой пересекла окружающий здание парк и пошла черед парадный вход. Внутреннее убранство особняка ничуть не уступало по роскоши внешнему. Но Йоши не было до него никакого дела, поэтому она не обращала ни малейшего внимания ни на изумительную лепнину, украшающую карнизы и колонны, ни на картины на стенах, ни на резные перила широкой лестницы, ведущей на второй этаж, ни на шикарную антикварную мебель в виде многочисленных тумбочек и стульев, стоящих вдоль стен. Пройдя по длинному коридору, освещенному неярко горящими светильниками и из-за этого выглядящему даже несколько жутковато и мрачно, девушка вошла в одну из комнат и замерла на пороге, ожидая разрешения войти.
  
  Человек, расположившийся в кресле у небольшого столика, - молодой мужчина лет тридцати на вид с белыми волосами и смотрящими с некоторой усталостью красными глазами - спокойно допил из бокала красное вино, после чего обратил свое внимание на пришедшую.
  
  - Кария-сама, они начали действовать, - произнесла Йоши.
  
  - Как мы и думали, - лишь невесело усмехнулся тот.
  
  - Но, похоже, они даже не шинигами, - заметила девушка, обдумывая все то, что успела увидеть за день. Красный глаз скосился в ее сторону, так что она поспешила добавить: - Мне кажется, они кандидаты в шинигами.
  
  Мужчина медлил с ответом около минуты, задумчиво смотря в большое окно на заходящее солнце.
  
  - Не думаю, что есть причина для беспокойства, - наконец сказал он. - Не факт, что они вообще смогут нас обнаружить. Но, в случае чего, ты знаешь, что надо делать.
  
  - Конечно, - отозвалась та, и на ее лице появилась хищная усмешка, в которой проскальзывали нотки легкого безумия.
  
  - А пока найди Мабаши и узнай, как продвигаются его поиски.
  
  После этих слов Йоши наморщила нос, и ее улыбка здорово поугасла. Ничего в ответ девушка так и не сказала, а вместо этого предпочла покинуть лидера баунто, решив, что, выполняя приказ, можно пойти и окольными путями.
  
  
  
  
  
  
  К вечеру ребята опять собрались в пустующем доме, обсуждая сложившуюся ситуацию. Поиски снова не привели ни к чему, и это уже начинало раздражать. Йоко демонстративно торжественно рассказывала, как протекает жизнь в местном коттеджном поселке, Ренджи был непривычно хмур и молчалив, Момо вообще предпочла никак не комментировать свои поиски. Зато Изуру под конец обрушил на всех внезапную новость.
  
  - Я уверен, что за мной весь день кто-то следил, иногда прерываясь на полчаса-час, - выдал он, смотря на друзей. - Кажется, это была девушка со странной, едва ощутимой реацу. Однако когда я пытался к ней приблизиться, она тут же исчезала. Что вы на меня так смотрите? - увлекшись рассказом, он не сразу заметил удивленные и откровенно возмущенные взгляды своих товарищей.
  
  - И ты молчал?! - накинулись на него Йоко и Момо.
  
  - Нууу, - замялся Кира, пытаясь сообразить, как бы поделикатнее сказать, что пока кто-то увлеченно повествовал, какие бассейны ныне являются самыми популярными в мире живых, он не мог вставить ни слова.
  
  - Заткнитесь, - внезапно вмешался Абарай, переключив внимание всех на себя. - Ты лучше скажи, она - одна из Баунто?
  
  - Я в этом практически не сомневаюсь, - ответил Изуру.
  
  - Тогда мы можем попробовать выйти на них через нее, - проговорила Хинамори, подперев подбородок рукой. - Осталось только понять, как...
  
  Договорить Момо не успела, потому что в этот момент все четверо подскочили, как ужаленные, ощутив краткий всплеск странной реацу, очень похожей на образец той, что дали им в Сообществе душ. Кивнув друг другу, друзья мгновенно ушли в сюмпо. Определить направление сейчас не составляло для них никаких проблем - хоть всплеск был кратким, остаточная реацу все равно ощущалась достаточно ясно. Эта небольшая пробежка привела их на какой-то заброшенный склад, на котором уже определенно давно никто не был. Никого там не было и сейчас. Уже никого, только груда мужской одежды и кучка странного песка лежали у одной из стен.
  
  - Это еще что? - нахмурился Изуру, приседая возле одежды и задумчиво рассматривая песок, пропуская его между пальцами.
  
  Страшная догадка практически моментально всплыла в головах друзей, хотя и перемежалась с мыслями, что этого не может быть, потому что быть этого не может.
  
  - Думаю, что недавно это было живым человеком, - выразила общее мнение Хинамори, тоже с интересом, хоть и с ноткой брезгливости, зачерпнув рукой странный песок.
  
  - Значит, в это превращается живой человек, если поглотить его душу, - произнесла Накамура. - Мерзость какая, - последнее высказывание у нее вырвалось невольно, зато от души.
  
  Ренджи предпочел и вовсе промолчать, вместо этого оглядываясь по сторонам. Чутье настойчиво подсказывало ему, что враг вполне может находиться где-то неподалеку и уже засечь их, так что парень предпочитал быть готовым к возможному нападению.
  
  - Хех, похоже, Йоши в кои-то веки оказалась права, - внезапно раздался откуда-то сверху мужской голос. Говорил он с какой-то ленцой, явно специально растягивая слова.
  
  Ожидавшие этого друзья тут же выхватили мечи, готовясь к сражению. Источником голоса оказался мужчина лет сорока, стоящий на крыше и смотрящий на компанию студентов через потолочное разбитое окно. С виду он больше всего напоминал вампира: бледная кожа, аккуратная бородка, строгий, с виду очень дорогой костюм, и от всей его персоны отчетливо веяло опасностью.
  
  - Это ты сделал? - спросил Абарай, смотря на противника с неприкрытой неприязнью. Кира и Накамура выглядели спокойными, как и Момо, у которой, впрочем, иногда подергивалась правая рука, словно девушка с трудом удерживалась от желания пустить во врага какое-нибудь Шаккахо. Впрочем, не исключено, что так оно и было.
  
  - И что, если это так? - невозмутимо отозвался тот.
  
  Так как незнакомец фонил странной реацу, и других источников поблизости не наблюдалось, друзья решили, что драться здесь им неудобно, и тоже выскочили на крышу через другие потолочные окна. Мужчина атаковать не спешил, смотря на ребят с таким превосходством, что и без того взвинченный событиями дня Ренджи завелся буквально с пол-оборота, из последних сил держа себя в руках.
  
  При более детальном осмотре ребята с удивлением заметили, что на плечах у мужчины вампирской внешности лежит змея, обвившаяся кольцами вокруг шеи.
  
  - Чего вы пытаетесь добиться, поглощая души живых людей? - спросила Момо, решив, что раз с нападением тот не торопится, то, возможно, все же удастся уладить все дипломатически.
  
  - Наши цели вас не касаются, - спокойно ответил тот, осматривая ребят странным взглядом, больше всего похожим на взгляд гурмана, увидевшего вожделенный деликатес.
  
  - Ну тогда ты просто не оставляешь нам выбора! - рявкнул Ренджи, вставая в боевую стойку. Остальные, не теряя времени даром, тут же ушли в сюмпо, окружая врага.
  
  - Ну и ну, - хмыкнул тот, кажется, ничуть не переживая по поводу этого. - Вас тут четверо, а я один. Некрасиво выходит. Думаю, мне не стоит сдерживаться. Кто бы мог подумать, что у меня сегодня будет такой плотный ужин.
  
  Ребята так и не поняли, откуда в руке мужчины появился длинный золотистый кнут, и Момо с Йоко буквально в последнюю секунду удалось отскочить назад, чтобы не попасть под его смертоносный взмах. Абарай напал в лоб, но удар так и не достиг цели, потому что кнут просто обвился вокруг лезвия Забимару, после чего противник резко дернул его на себя, пытаясь обезоружить Ренджи. Но тот держал свой меч крепко, так что просто отправился в полет с крыши. А мужчина переключился на Изуру, осыпая его градом ударов. Сразу было видно, что своим оружием он владеет хорошо - под контролем была и оборона, и атака. Но при этом казалось, что он и не старается особо попасть по парню, потому что прицельными его атаки можно было назвать с трудом.
  
  - Хадо ?31! Шаккахо! - выйдя из очередного сюмпо, Кира запустил в мужчину огненную сферу.
  
  Тот легко уклонился, отскочив в сторону, и тут же парировал удары девушек, нанесенные с разных сторон. Кнут продолжал выписывать невероятные изгибы, оставляя на крыше множество продолговатых выбоин, а его владелец наблюдал за попытками друзей с довольной улыбкой, словно кот, объевшийся сметаны.
  
  - Шаккахо! - Изуру завис в воздухе и начал осыпать противника настоящим огненным дождем, пытаясь свести видимость к минимуму. За девушек и вернувшегося в строй Абарая он не переживал - тренировки в условиях нулевой видимости они проводили неоднократно. - Шаккахо!
  
  Помня, что случилось с мечом Ренджи, Йоко не стала использовать занпакто, просто убрав его в ножны. Кажется, стоило действовать старыми дедовскими способами, а именно врукопашную.
  
  - Ренджи, Момо, я на вас полагаюсь, - произнесла Накамура, тяжело вздыхая и надеясь, что уроки Такуми-сенсея не прошли даром.
  
  Те только кивнули, поняв подругу с полуслова. Конечно, попытка нейтрализовать проклятый кнут могла закончиться очень плохо, но выбора особо не оставалось. Изуру продолжал поливать крышу огненными сферами, отчего поднялся огромный столб черного дыма. Видимость стала нулевой, так что стоило положиться на чутье.
  
  - Реви, Забимару! - провозгласил Ренджи, переводя занпакто в шикай.
  
  Взмахнув мечом, тем самым, разделяя его на звенья, Абарай направил их в предполагаемое место нахождения противника и не прогадал. Вот только все пошло несколько не так, как рассчитывал парень. Он-то собирался отрезать тому путь к отступлению, буквально окружив своим духовным мечом. Но мужчина не дал свершиться задуманному, снова опутав занпакто Абарая своим кнутом. Хмыкнув, Ренджи дернул меч на себя, снова собирая звенья воедино, и на этот раз удача была на его стороне. Несмотря на то, что противник в последний миг все же просек, что собрался делать Абарай, высвободить кнут не успел, и самый конец плети оказался зажат между звеньями меча. В следующий момент на врага накинулась Хинамори, запустив в него Сокацуй и тут же бросившись в ближний бой. Лишь бы отвлечь внимание на себя.
  
  Йоко старательно выжидала нужный момент. Шунко она контролировала откровенно паршиво, рискуя в любой момент разнести все вокруг, в том числе и себя, поэтому права на ошибку у нее не было. И как раз в тот момент, когда все внимание врага сосредоточилось на Момо, а его оружие было подавлено духовным мечом Ренджи, Накамура вступила в бой, напав сверху.
  
  Не тут-то было. Несмотря на то, что мужчина отвлекся на атаку Момо, он все равно успевал следить за всеми своими противниками. Поэтому, когда Йоко оказалась близко, он просто деактивировал свой кнут и отскочил в сторону. Удар вышел знатным, так что склад просто разлетелся на части, а девушка стояла посреди этого бедлама, тяжело дыша и сверля его тяжелым взглядом.
  
  - От шинигами столько проблем, - притворно посетовал их оппонент, а потом перевел взгляд на свою змею, которая все это время так и лежала у него на плечах. - Ты закончила подготовку, Фридо?
  
  Глаза змеи сверкнули красным светом, от которого по спинам друзей побежали мурашки, и тут же началось вообще черте что. Все выбоины, которые кнут оставил на покрытии крыши и которые сейчас красовались на ее обломках, внезапно превратились в змей, незамедлительно бросившись в атаку. Но, как оказалось, это было лишь началом. Все продолговатые предметы, такие как свернутый моток провода, старый шланг, валяющийся на земле, и даже пояса, которыми были подпоясаны друзья и которые удерживали занпакто - все это стало превращаться в змей, и вскоре их стало так много, что они окружили ребят плотным широким кольцом.
  
  - Что за черт? - спросил Изуру, рассматривая пресмыкающихся.
  
  - Похоже, это его способность, - заметила Йоко и без того очевидный факт, а потом вздохнула. - Но это же просто смешно.
  
  - Да какая разница, - огрызнулся Ренджи. - Хватит болтать.
  
  Повторять дважды не пришлось, и друзья, выхватив мечи, ринулись на змей, не оставляя им ни малейшего шанса. Нет, ну правда. Как змеи могли навредить тем, кто постоянно двигается в сюмпо и махает мечом направо и налево?
  
  - Думаете, все? - усмехнулся мужчина, который все это время стоял в сторонке и наблюдал, как ребята уничтожают дело его рук.
  
  Сразу же после этих слов на место убитых змей, которые, разумеется, были никакими не змеями, а своеобразными иллюзиями, состоящими из духовных частиц, пришла новая партия, ничуть не уступающая по количеству предыдущей. К удивлению друзей, новые змеи оказались более непробиваемыми, чем те, которых они только что прибили. Шкуры были на порядок прочнее, хотя это и стоило змеям скорости.
  
  - Хадо ?63! Райхоку! - произнесла Хинамори, накрывая всю площадь, заполоненную змеями, и испепеляя всех гадов за секунды.
  
  Но мужчина от этого, кажется, только еще больше обрадовался. Усмехнувшись, он кивнул своей змее, и после очередного сверкания ее глаз на друзей ринулась новая партия гадов.
  
  - Мы можем так играться всю ночь, - буквально пропел чей-то женский голос. - Пока вы не помрете от усталости. - Только спустя несколько секунд друзья поняли, что это сказала змея, покоящаяся на плечах баунто.
  
  - Обалдеть, - хмыкнул Изуру. - Оно еще и разговаривает.
  
  Сконцентрировавшись, он подскочил вверх и накрыл площадь еще одним Райхоку, вот только на этот раз это не принесло желаемого эффекта. Змеи немного обгорели, но помирать не собирались.
  
  - Знаете, я не хочу усугублять ситуацию, - заметила Хинамори, разрубая напополам одну из змей, - но если так пойдет дальше, нас и правда возьмут измором.
  
  - Бессмысленно убивать этих змей, - произнесла Йоко, со всей дури ударяя по земле и размазывая клубок гадов в лепешку. - Надо что-то сделать с той, что у него, пока он не придумал чего получше. Возможно, мой меч сможет, если не уничтожить, то хотя бы нейтрализовать ее силу.
  
  - Значит, надо пробиваться к нему, - констатировал Абарай, разрывая сразу несколько змей голыми руками.
  
  - Тогда решено, - хмыкнул Изуру, выразительно смотря на друзей.
  
  План был до смешного прост. Пока ребята находятся в воздухе, уплотняя под ногами духовные частицы, змеи не смогут до них добраться, а там можно уничтожать их сверху при помощи Кидо или занпакто Ренджи. Не могут же они, в самом деле, терпеть такие удары бесконечно. Решено - сделано. Райхоку полетели одно за другим, Абарай тоже даром времени не терял, атакуя при помощи Забимару с дистанции.
  
  - Очаруй врага сладким голосом, Камиюмэ, - высвободила шикай и Йоко, летя в лобовую атаку на противника. Расчет был прост. Его кнут, скорее всего, является хвостом этой змеи-куклы. И если он вздумает блокировать ее удар, то занпакто сработает и усыпит ее.
  
  Но баунто отказался принимать удар, отскочив назад, исполнив при этом в воздухе удивительный пируэт, никак не ассоциирующийся с человеком его сложения.
  
  - Пронзи, Шинсо!
  
  Раздавшийся откуда-то сверху голос Гина стал полной неожиданностью для всех участников этого затянувшегося боя. Удлинившееся лезвие его занпакто угодило в то место, где стоял мужчина, почти моментально, и только удивительная реакция спасла его от верной смерти. И если на ребят он смотрел с откровенной насмешкой, то при виде стоящего на крыше соседнего здания Ичимару улыбка как-то неуловимо погасла.
  
  - Думается, на сегодня хватит, - произнес баунто, обращаясь к своей змее.
  
  - Согласна, - своим странным певучим шипением отозвалась та.
  
  - Тогда я, пожалуй, откланяюсь, - сказал тот и исчез, словно в сюмпо.
  
  - А ну стой! - рявкнул Ренджи, вмиг освободившийся от многочисленных змей, до этого покрывающих землю. С исчезновением создателя все призванные им иллюзии вмиг растаяли.
  
  - Расслабься, Абарай-кун, - остановил его Гин.
  
  - Мы теперь в жизни не найдем баунто снова, - парень буквально трясся от негодования, как от того, что бой можно было смело считать проигранным, так и от спокойного тона лейтенанта.
  
  - Нам прислали подарочек из Общества душ, - сказал Ичимару, вытаскивая из кармана какой-то небольшой приборчик, больше всего похожий на небольшую рацию с экраном.
  
  - Надо полагать, с помощью этого мы сможем обнаружить реацу баунто, - высказал догадку Изуру.
  
  - Конкретно этого - да, - кивнул Гин, поднимая с земли веревку, которая еще минуту назад являлась змеей. Приложив к ней устройство, он ухмыльнулся еще шире, глядя на показания, высветившиеся на экране. - А теперь идемте в дом. Обсудим, что нам делать дальше.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 33. Квинси
  
  - Значит, шинигами и правда пришли по нашу душу? - уточнил Кария, замерев у окна и неотрывно наблюдая за восходящим солнцем.
  
  - Да, - кивнул его собеседник, мельком переглядываясь с лежащей на его плечах змеей. - Как и говорила Йоши, скорее всего эта группа - студенты. Непонятно, чем думает Общество душ, отправляя сюда практикантов. Хотя их и сопровождает лейтенант Пятого Отряда.
  
  - Пятого Отряда, - эхом откликнулся тот. - Это становится все более занятным. Но, как бы там ни было, меня более чем устраивает нынешний расклад. Пока студенты ломают голову, пытаясь понять, как до нас добраться, нам никто не помешает.
  
  - Может, убить их, и дело с концом? - поинтересовался мужчина, облизываясь в предвкушении плотного ужина из душ недоделанных шинигами.
  
  - Неужели ты не понимаешь, Утагава, что если мы убьем их, Готэй-13 пришлет замену, и не факт, что это опять будут студенты, - возразил Кария. - Пусть все остается, как есть.
  
  - Как скажешь, - откликнулся тот, понимая, что эта тема закрыта, и перешел к следующему вопросу. - Йоши сказала, что они вышли на след квинси. Все идет по плану.
  
  - Тогда нам остается лишь подождать, - произнес беловолосый, отходя от окна и наконец-то оборачиваясь. Обменявшись многозначительными взглядами, мужчины кивнули друг другу и разошлись каждый по своим делам.
  
  
  
  
  
  - Вижу, результаты предыдущего боя вас не впечатлили, - хмыкнул Гин, оглядывая собравшихся за завтраком друзей, настроение которых совсем не било ключом, как это было вчера. - Меня тоже, - добавил он, видимо, решив их добить. - Если вы встретитесь с ним снова и будете действовать, как в прошлый раз, то ни к чему хорошему это не приведет.
  
  - А то мы не знаем, - буркнул Ренджи, смотря в свою тарелку и силясь запихнуть в себя хоть что-нибудь, вопреки отсутствию аппетита.
  
  - Мы будем осмотрительнее, - заверил Гина Кира, в душе прекрасно понимая, что этого, пожалуй, будет недостаточно.
  
  - Надо постараться захватить его живым, - заметила Хинамори. - Нет смысла просто взять и убить его. Он может пригодиться как источник информации.
  
  - Очень хорошо, Хинамори-кун, - усмехнулся Гин. - Тогда так и сделайте и приведите его ко мне. А уж я смогу развязать ему язык, - и улыбнулся так, что ребята тут же представили, как бравый лейтенант разделывает их вчерашнего врага на органы в случае его молчания.
  
  - Тогда выступаем, - решительно сказала Йоко, отставляя тарелку подальше. У нее тоже не было аппетита.
  
  Остальные встали из-за стола с каким-то удивительным облегчением, словно сидение за ним доставляло всем четверым немыслимый дискомфорт. А еще им хотелось поскорее встретить своего противника вновь и поквитаться за вчерашнее. Разбор полетов Ичимару вчера провел сразу, как только они пришли домой, дав компании такой втык, что под конец разговора каждому хотелось провалиться сквозь землю от стыда. Даже Абараю, которого, как казалось до этого, вообще смутить нельзя.
  
  - Хм... - Кира сосредоточенно смотрел на экран сканера реацу, на котором мигали какие-то цифры. - Вот, есть, - сказал Изуру, когда мигание прекратилось, сменившись протяжным писком. - Засек. Можем выдвигаться.
  
  И четверка исчезла в сюмпо. Гин остался сидеть за столом, подперев подбородок правой рукой и закинув ногу на ногу. Хмыкнув, он посмотрел на то место, где секунду назад стояли друзья, и задумался над тем, что может произойти сегодня. Несмотря на то, что вчера он все же вмешался в бой, он был почти уверен, что в итоге ребята бы все равно справились. Но все же решил, что немного сбить с них спесь не помешает. Как итог, несколько подавленное настроение с утра придало им сил и решимости. А большего и не надо.
  
  
  
  
  
  
  Сканер уверенно вел их опять в тот самый бедный район, патрулированием которого они занимались вчера. Неужели тот баунто все же живет в одном из проверенных домов? Друзья постепенно настраивались на очередную рутинную проверку, когда, остановившись на крыше одного из домов, Кира внезапно подскочил и рванул в сторону, прямо противоположную той, куда они направлялись до этого.
  
  - В чем дело, Кира-кун? - обеспокоено спросила Хинамори, не понимая причины столь резкой перемены направления и увеличения скорости. - Нас кто-то преследует?
  
  - Нет, - отозвался Изуру, не оборачиваясь. - Кажется, я почувствовал знакомую реацу.
  
  - Той девушки, что следила за тобой? - уточнила Йоко.
  
  - Да.
  
  - Может, тогда нам стоит разделиться? - хмыкнул Ренджи, кивая на сканер, который Кира все еще сжимал в руке. - Двое из нас направились бы к ней, а другие двое - к вчерашнему мужику.
  
  - Она может быть не одна, - ответил Кира. - Лучше не рисковать.
  
  - Вряд ли она будет настроена дружелюбно, - задумчиво заметила Момо. - И мы не знаем ее силу. Если она окажется сильнее вчерашнего парня, дело может закончиться плохо.
  
  - Но кто сказал, что мы сразу же кинемся в лобовую? - резонно возразила Накамура. - К тому же вчерашний от нас никуда не денется, пока у нас есть сканер и образец его реацу. Было бы неплохо раздобыть образец и других баунто. Так что этим и займемся.
  
  
  
  
  
  
  Источника реацу, в котором Изуру опознал следившую за ним даму, ребята достигли на удивление быстро и оказались в том самом коттеджном поселке, который патрулировала в прошлый раз Йоко, только на окраине. Сказать, что картина, представшая их глазам, их очень удивила, значит, не сказать ровным счетом ничего, потому что такого друзья точно не ожидали увидеть. Там кипел яростный бой.
  
  Уже знакомая Кире девушка с темно-бирюзовыми длинными волосами, одетая в с виду совершенно неудобное и непригодное для битв длинное платье с двумя разрезами по бокам на подоле и простые бежевые брюки, держала в руках меч и веер, связанные между собой цепью. На ее лице застыло выражение настоящего безумия, словно девушка получала от боя какое-то нездоровое наслаждение. Судя по какой-то ленце в ее движениях, она определенно не выкладывалась на полную, просто играя со своим противником. Ее оппонентом оказался молодой человек лет двадцати пяти. Его волосы достаточно редкого для японцев русого цвета находились в полнейшем беспорядке, так и норовя угодить в глаза. Впрочем, те были надежно защищены от подобных посягательств линзами очков, а посему молодой человек ни секунды не переживал по поводу своей прически. Но тем, что привлекло внимание друзей в первую очередь, была вовсе не его прическа, а большой лук, состоящий из духовных частиц, который он удерживал на своей левой руке. При этом он постоянно мелькал вокруг девушки, словно используя сюмпо, и стрелял в нее духовными стрелами из разных положений.
  
  - Эм, что будем делать? - уточнила Хинамори, смотря на все это широко раскрытыми глазами.
  
  - Нас сюда послали защищать людей от Баунто, - ответил Абарай. - Так что этим и займемся. - И, не дожидаясь ответа друзей, выхватил занпакто из ножен и ринулся в бой, сразу же высвобождая меч.
  
  Неподдельное удивление, появившееся на лице девушки, когда возникший, словно из ниоткуда, Ренджи отбил ее меч и попытался нанести ответный удар, бальзамом пролилось на сердце парня.
  
  - Ты еще кто?! - яростно рявкнула Йоши.
  
  Увлекшись игрой со своим противником, она перестала контролировать ситуацию и просто проморгала приближение шинигами. Верить в то, что она смогла допустить такой грубый промах, не слишком-то хотелось, но факты были на лицо. Впрочем, девушка не слишком сильно переживала. Если верить тому, что вчера вечером рассказал о них Утагава, беспокоиться не о чем. Но это не отменяет того факта, что следует быть осмотрительной. К тому же, ее задача - схватить этого квинси, а не тратить время на шинигами.
  
  - Йоко, Момо, - обратился к девушкам Изуру, - отведите в безопасное место этого парня. - Он кивнул на молодого человека, с которым до этого сражалась Баунто и который сейчас стоял и недоуменно смотрел на внезапно объявившихся помощников, так и не расформировывая свой духовный лук. - Будет лучше, если вы отведете его к лейтенанту Ичимару. А мы с Ренджи задержим ее.
  
  Накамура с сомнением посмотрела на девушку, лицо которой опять перекосилось в безумной улыбке, а потом перевела взгляд на Киру.
  
  - Может, лучше пойти вам с Момо? - осторожно предложила она и поспешно добавила. - Я, конечно, не сомневаюсь в ваших способностях, но, в конце концов, я и Ренджи оба владеем шикаем.
  
  - Нет, Кира-кун прав, - внезапно вмешалась Хинамори. Несмотря на то, что ей совершенно не улыбалось бежать с поля боя, пусть даже и спасая человека, Момо трезво оценивала свои шансы. - Ваши занпакто оба боевого типа, плюс вы не слишком хорошо разбираетесь в Кидо. Так что лучше мы действительно станем сопровождающими, Йоко.
  
  - Не переживай, - усмехнулся Изуру. - Мы не собираемся умирать здесь. К тому же, я все же здорово надеюсь, что вы быстро сбегаете туда-сюда, а не останетесь там навечно.
  
  - Ладно, - кивнула девушка, уходя вместе с Момо в сюмпо к участникам боя.
  
  - Ты уж извини, - расшаркивался в это время с противницей Абарай. - Обычно я не дерусь с беззащитными девушками. Но ты как-то не слишком похожа на беззащитную. - А потом, хмыкнув, негромко, но достаточно отчетливо добавил: - Впрочем, как и на девушку. Так что для тебя я сделаю исключение.
  
  - Что здесь происходит? - поинтересовался молодой человек с луком, поочередно смотря то на недавнюю противницу, то на красноволосого парня со странным мечом, который внезапно вмешался в их бой.
  
  - Простите, что помешали вам, - рядом с ним появились две девушки, до этого стоявшие на крыше одного из ближайших домов. - Мы шинигами. Мы позже все объясним, а сейчас надо покинуть это опасное место. Мы проводим вас.
  
  Тактичностью девушки не слишком-то отличались, потому что, не говоря более ни слова, подхватили молодого человека под руки и поскакали по крышам с необычайной скоростью. Когда первый шок от подобной наглости прошел, тот первым делом возмутился, а потом принялся вырываться из цепких женских рук. Однако это оказалось не так-то просто. Применять по отношению к ним силу было как-то неправильно. К тому же, они вроде бы сказали, что являются шинигами, а их работа - защищать людей. Как бы то ни было, через пять минут этой свистопляски молодому человеку все это надоело, и он исчез, словно в сюмпо, прямо из их рук, появившись в нескольких метрах.
  
  - Послушайте, я хочу знать, кто вы такие и что здесь происходит, - решительно произнес он, готовясь в любой момент снова сформировать лук.
  
  - Я ведь сказала, что мы - шинигами, - спокойно ответила низкая девушка, настороженно оглядываясь назад, словно ожидая преследования. - Я Хинамори Момо, - представилась она, опережая вопрос.
  
  - Я Накамура Йоко, - добавила вторая.
  
  Бросив настороженный взгляд на обеих, словно ставя под сомнение правдивость их слов, молодой человек не углядел ничего, что бы вызывало подозрение, и немного расслабился.
  
  - Исида. Исида Сокен, - представился и он. - Так вы мне объясните, что все это значит? Мне бы очень хотелось вас выслушать.
  
  - Мы и сами не до конца понимаем, что к чему, - произнесла та, что назвалась Хинамори. - Судя по всему, вы знаете о шинигами, не так ли?
  
  - Ну, допустим, - кивнул тот.
  
  - Общество душ отправило нас в Каракуру, потому что поступили сведенья о людях, способных поглощать души других людей, - быстро заговорила Йоко. - Эта девушка, с которой вы сражались, одна из них. Нам поручено разобраться в ситуации и пресечь их деятельность. И сразу всплывает резонный вопрос: кто вы такой, Исида Сокен, и что баунто от вас надо?
  
  - Я квинси, - коротко ответил Сокен. - А вот что им от меня надо, это я у вас хотел спросить. Как, собственно, и то, зачем вы потащили меня неизвестно куда.
  
  Резкий всплеск реацу девушки-баунто заставил Йоко и Момо подскочить на месте и снова повернуться в ту сторону, откуда они только что прибежали. С трудом удержавшись от того, чтобы забить на порученное им задание и броситься на выручку парням, девушки только лишь стиснули зубы и решили поскорее разобраться с сопровождением Сокена к Гину. А разобраться в причинно-следственных связях можно будет и позже. Обернувшись к квинси, чтобы предложить ему продолжить путь, оставив болтовню на потом, подруги с ужасом обнаружили, что тот исчез.
  
  - Что за?! - только и смогла воскликнуть Йоко, делая несколько шагов вперед и ошарашенно оглядываясь по сторонам.
  
  - Вот неуемный! - воскликнула Момо, уже сконцентрировавшаяся на поиске его реацу. - Он пошел обратно!
  
  Не тратя времени на разговоры, девушки исчезли в сюмпо, оправляясь в погоню.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 34. Поражение
  
  - А вы, я смотрю, смельчаки, - усмехнулась Йоши, глядя на преградивших ей путь парней. - Спровадили девчонок и думаете, что сможете задержать меня? Восхищаюсь вашей смелостью.
  
  - Ты слишком много болтаешь, - сказал Изуру, храня ледяное спокойствие. - Или твой стиль боя заключается в заговаривании врагов до смерти?
  
  Ответом на этот вопрос послужил меч, на бешеной скорости летящий в него. Блокировать атаку Кира не стал, просто отскочив в сторону.
  
  - У меня нет времени играть с вами, - сказала девушка, вставая в боевую стойку, выставив перед собой раскрытый веер, а руку с мечом отведя чуть назад.
  
  Несмотря на безумную улыбку, перекосившую ее лицо и превратившую его в жуткую маску, парни отчетливо чувствовали, что на самом деле девушка предельно собрана и сейчас пристально изучает их сосредоточенным взглядом. Покрепче сжав рукоять Забимару, Абарай мельком переглянулся с Кирой и бросился в ближний бой. Все же, оружие девушки было больше нацелено на дальний бой, учитывая, как она его использовала, а посему вряд ли она хорошо фехтует. Особенно если учесть, что в одной руке у нее веер. Изуру же решил особо не заморачиваться, а просто нанести удар высокоуровневым Хадо, пока противница будет занята боем с Ренджи.
  
  Но уже спустя несколько секунд парни поняли, что их план полностью вылетел в трубу. Йоши наотрез отказалась принимать ближний бой. Приняв атаку Абарая на свой веер, она ловко опутала меч цепью, связывающей веер с мечом, после чего нанесла сокрушительный удар ступней по подбородку, отправив парня в затяжной полет. И, что самое поганое, удержать в руках свой меч Ренджи не сумел, потому что тот прочно зацепился зубьями за звенья цепи.
  
  - Бакудо ?61! Рикуджокоро! - произнес Кира, и шесть светящихся золотистым светом пластин из реацу сразу же врезались в тело девушки, сковав ее движения.
  
  Казалось бы, это отличный шанс для атаки.
  
  - Хадо ?73! Сорен Сокацуй!
  
  Две голубые сферы, превышающие примерно в полтора раза по размерам обычный Сокацуй каждая, на огромной скорости устремились в противницу, и через секунду раздался взрыв и поднялся столб пыли и дыма.
  
  Когда пыль, наконец, осела, неверящим взглядам парней предстала невероятная картина. Веер девушки увеличился в размерах и раскрылся на все триста шестьдесят градусов, превратившись в защитный круг из металлических пластин. А сама девушка стояла за ним совершенно невредимая, словно это не она только что попала в эпицентр взрыва одного их сильнейших Хадо.
  
  - Не может быть, - произнес Изуру, отказываясь поверить в происходящее. В конце концов, он самолично на тренировках разносил этим Хадо и огромные валуны, и толстые стены. Как так вышло, что какая-то тонкая железяка выдержала эту атаку и никак от этого не пострадала, было просто за гранью понимания парня.
  
  - Неплохо, - усмехнулась баунто, наблюдая, как меч, повинуясь ее мыслям, разрушает сковавшее девушку Бакудо. - Но не думай, что сможешь пробить защиту Нидера такими дешевыми приемами. И ты тоже! - последняя фраза была адресована уже Ренджи, пытавшемуся напасть при помощи Забимару сзади. Но Йоши, не глядя, выставила на траектории его атаки свой веер-щит, и звено меча Абарая не достигло цели.
  
  - Черт, - негромко выругался Изуру, опять уходя от летящего в него меча.
  
  "Получается, Кидо тут не в помощь, - думал он, выписывая в воздухе пируэты, пытаясь уйти от преследующего его меча девушки. - Выходит, ее кукла может действовать самостоятельно, и сковывать Бакудо непосредственно ее не имеет смысла. Придется сперва нейтрализовать куклу. Если как-то заблокировать этот меч, то мы сможем атаковать ее. Этот веер раскладывается в круг, и он не сможет защитить ее сразу с двух сторон".
  
  Парировать удары Ренджи, хоть они и наносились с большой силой, не составляло для Йоши практически никаких усилий. Его девушка вообще не воспринимала, как серьезную угрозу для себя. Оценив способности его духовного меча и убедившись, что веер преспокойно выдерживает его атаки, баунто сконцентрировалась на Изуру, который представлялся ей куда более грозным противником. В конце концов, как бы она ни пыталась сделать вид, что то заклинание было ей, что с гуся вода, защититься от него Йоши успела буквально в последний момент, а после взрыва до сих пор гудело в голове, мешая нормально соображать.
  
  "Он внимательно следит за мной, - подумала девушка, уловив на себе пристальный взгляд Киры. - Такими темпами бой затянется надолго. Что же, придется действовать грубо".
  
  Улыбка Йоши стала еще шире, и в тот же момент копоть на земле, столб дыма и прочие последствия недавнего взрыва стали исчезать, превращаясь в свободные духовные частицы. Сконцентрировавшись, девушка притягивала их к себе и поглощала. Конечно, здесь, в мире живых, это не даст большого эффекта, но все же заклинание вышло знатным и какую-никакую, а прибавку к силе оно даст.
  
  - Что за черт? - хмыкнул Абарай, наблюдая, как запас духовной энергии девушки понемногу начал увеличиваться.
  
  - Вы меня вконец достали! - рявкнула Йоши, когда процесс поглощения закончился, и ее резерв увеличился где-то на десятую часть.
  
  Не тратя времени даром, девушка тут же сорвалась с места с гораздо большей скоростью, чем раньше, и накинулась на Изуру. Отпрыгнуть в сторону, как делал это раньше, он не успел. Уходить в сюмпо тоже был не вариант, потому что восприятие при этом не ускорялось, а посему по выходу из него будет нелегко сориентироваться. Оставалось блокировать.
  
  В бою Йоши использовала странную технику, больше всего напоминающую последний стиль Йоко, когда она стала совмещать кендо и Хакудо. Как и Накамура, в атаке Йоши не брезговала наносить и удары ногами, показывая настоящие чудеса пластики и ловко уходя от ударов. С реакцией у девушки тоже было все в порядке, так что нельзя было позволять себе ни секунды замешательства.
  
  Бой шел на просто запредельной скорости, когда малейшее промедление может стоить жизни, но Ренджи и Изуру было не привыкать к подобному. Однако, как они ни старались, одолеть противницу на голом кендо не удавалось ни одному.
  
  - Попался! - объявила Йоши, резким выпадом меча отбив удар Киры и одновременно с этим опутав Ренджи своей цепью, крепко прижав его руки к туловищу.
  
  Видя, что Кира опять начал произносить какое-то заклинание, девушка приготовилась защититься от него веером, а меч запустила в обездвиженного Абарая, бесконечные нападки которого достали ее по горло.
  
  - Ты так и не понял? - поинтересовалась она у Изуру, уже пустившего в нее огненную сферу.
  
  Щит тут же сформировался, защищая хозяйку, когда внезапно Йоши ощутила сильную боль в спине. Обернувшись, она увидела широкую улыбку красноволосого парня, нагло вцепившегося в рукоять ее меча и задевшего ее одним из шипов на лезвии своего занпакто.
  
  - Тебя, видимо, не учили, что поворачиваться к противнику спиной чревато, - усмехнулся Ренджи, уже освободившийся от цепи.
  
  - Ублюдок, - прошипела Йоши, опять поглощая духовные частицы от оставившего очередную прогалину заклинания Киры.
  
  Впрочем, на этот раз оно было куда слабее, так что не дало почти никакого эффекта. Судя по ощущениям, на спине была приличная царапина, но ничего смертельного. Внезапно Абарай вскрикнул и тут же выпустил из рук меч девушки, ставший вдруг обжигающе-горячим.
  
  - Не думал же ты, что кто-то чужой может использовать меня, как оружие, - заметил мужским голосом рот, расположенный на гарде меча.
  
  - Вы не оставляете мне выбора, - мрачным, угрожающим голосом произнесла Йоши.
  
  Тут же ее уровень реацу снова резко скакнул вверх, а с ее телом стали происходить странные метаморфозы. Словно она и ее меч сливались в одно целое. Длилось это всего несколько секунд, и когда закончилось, то выглядело так, словно ее правую руку, верхнюю часть туловища и нижнюю половину лица покрывает что-то вроде защитной брони светло-голубого цвета с синей окантовкой по краям. А на плече был круглый зеленый наплечник, на котором располагался рот.
  
  - Это моя истинная форма, - тут же поспешил сообщить рот в ответ на удивленные взгляды парней, наблюдавших за этим странным процессом как-то излишне пристально.
  Не тратя времени на дальнейшие разговоры, Йоши взмыла вверх, замахиваясь бронированной рукой в сторону Ренджи и Изуру. Появившиеся из ниоткуда рядом с рукой светящиеся духовные мечи стали полнейшей неожиданностью, и уже через секунду на парней обрушился настоящий дождь из духовного оружия. Впрочем, окружающей обстановке они не наносили ни малейшего вреда и, воткнувшись в асфальт, таяли в воздухе, не оставляя на дорожном покрытии никаких трещин. А вот узнавать, что же случится, если попасть под такой меч, ни Кира, ни Абарай не горели желанием.
  
  Скорость, с которой мечи летели в цель, и скорость самой Йоши, мелькавшей то тут, то там, словно при использовании сюмпо, не давали ни секунды на контратаку. И вечно так продолжаться не могло. Не успев вовремя среагировать, парни полегли уже через пару минут. К их облегчению, светящиеся мечи были стабильны и при попадании в цель не взрывались, а просто пронзали насквозь. Конечно, смертельных ран они не получили, но вот драться с такими повреждениями дальше будет более чем затруднительно. А снявшая свою "броню" Йоши только хмыкнула:
  
  - Радуйтесь, что мне запретили вас убивать. В следующий раз я не буду такой доброй.
  
  После чего ловко поймала одной рукой и меч, и веер и скрылась, перепрыгивая с крыши на крышу, оставив парней валяться на дороге в луже собственной крови.
  
  - Твою мать! - выкрикнул Ренджи, ударив кулаком по асфальту и поморщившись от раны в пробитом плече. Второе поражение за два боя буквально вывело парня из себя. А ведь с каким азартом начинался бой, и что вышло в итоге? В итоге, они ничего не смогли сделать. Вообще ничего! Опять!
  
  Кира был более спокоен. Конечно, такое поражение ударило его по самолюбию ничуть не меньше, чем Ренджи, но при этом парень удовлетворенно отметил, что с поставленной изначально задачей они точно справились. За то время, что они сражались с этой фурией, можно было десять раз сходить до их временного убежища в мире живых. Правда, его слегка озадачило, что, вопреки договоренности, девушки так и не вернулись, сопроводив того квинси к лейтенанту Ичимару. Но у них определенно была веская причина, а значит, что и им с Абараем стоило подтягиваться.
  
  Проведя краткий осмотр своего тела, Изуру убедился, что целью девушки было точно не их убийство, а наоборот, задержание. А иначе как еще объяснить, что целилась она в основном в сухожилия и руки, чтобы они с гарантией не смогли ни ходить, ни пользоваться мечом. Впрочем, это не мешало пользоваться медицинским Кидо, чем и поспешил заняться Кира.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 35. Исида Сокен
  
  - Исида-сан, остановитесь сейчас же! - возникшие на пути у квинси девушки были настроены очень решительно.
  
  Несмотря на то, что обвести их вокруг пальца и сбежать не составило для Сокена никакого труда, так просто отступать от своей цели они явно были не намерены, потому что сразу же сели ему на хвост. Неудивительно, что далеко убежать квинси не успел.
  
  - Вы чем думаете?! - возмущенно спросила Момо, переводя дух.
  
  - Это вы чем думаете?! - настала очередь парня возмущаться. - Разве это не ваши друзья там умирают?!
  
  - Они не умирают! - рявкнула Йоко таким голосом, что его пыл как-то резко поостыл. - А даже если умирают, то только для того, чтобы дать вам шанс выйти из этой передряги живым! И если вам на это наплевать, то нам это небезразлично! Поэтому идемте с нами. Иначе мы будем вынуждены применить силу.
  
  Словно в подтверждение ее слов, Хинамори потянулась к рукояти висящего на поясе занпакто, и по серьезному лицу девушки было совершенно ясно видно, что никаким блефом тут и не пахнет. И квинси не надо было объяснять, что внешность шинигами может быть очень обманчивой, и под маской такой вот хрупкой и слабой девушки может скрываться настоящий монстр.
  
  - Я не просил вас о помощи, - заметил Сокен.
  
  - Мы знаем, - отозвалась Момо. - Но нам поручили во всем разобраться, и, если вы обладаете нужной информацией, Исида-сан, то мы никак не можем позволить вам пострадать.
  
  - Если вы все поняли, то идемте, - не допускающим возражения тоном произнесла Йоко.
  
  Остаток пути до убежища прошел без эксцессов и в полном молчании. Кажется, Хинамори и Накамура заставили парня изрядно призадуматься, потому что он больше не предпринимал попыток к бегству и вообще был погружен в свои мысли.
  
  Разумеется, их приход не стал для Гина неожиданностью - лейтенант определенно чувствовал реацу своих подопечных, и поэтому, когда девушки вошли в дом в сопровождении Сокена, он лишь встал из-за стола и с ядовитой усмешкой заметил:
  
  - Надо же, какого интересного гостя вы ко мне привели.
  
  Его плотоядная улыбка и ехидно-насмешливый голос определенно не вызвали у Сокена доверия. Неудивительно, но тут девушки ничем помочь не могли - это дело привычки.
  
  - Эм, знакомьтесь, - произнесла Момо, чтобы как-то сгладить ситуацию. - Лейтенант Ичимару, это Исида Сокен-сан, квинси. Исида-сан, это Ичимару Гин, лейтенант Пятого Отряда Готэй-13.
  
  - Квинси, значит, - повторил Гин. - Все интереснее и интереснее.
  
  - Простите за идиотский вопрос, но... - проговорила Накамура. - В Академии мы очень поверхностно изучали тему квинси. Не расскажете о себе... поподробнее, Исида-сан, - на последних словах девушка совсем стушевалась, стыдясь собственного незнания.
  
  Кажется, ее вопрос Сокена здорово удивил, но он быстро взял себя в руки и устроил всем присутствующим краткий исторический экскурс. Оказалось, что квинси были группой людей, с рождения наделенных особыми способностями и навыками обращения с реацу. Свои силы квинси направили на уничтожение Пустых, что вызвало недовольство со стороны Общества душ. Все дело было в том, что, убивая Пустого при помощи занпакто, шинигами очищали его душу от грехов, совершенных во время пребывания в этой форме, и отправляли либо в Общество душ, либо в Ад, в зависимости от того, какие грехи числились за душой во время ее земной жизни. А когда Пустого убивали квинси, то уничтожали душу без остатка. Таким образом, мог нарушиться баланс между миром живых и Обществом душ, что привело бы к концу света. Проигнорировав предупреждения шинигами и их просьбы о невмешательстве, квинси продолжали свою деятельность. И тогда, лет сто пятьдесят назад, Совет Сорока Шести отдал приказ об уничтожении клана квинси. Дед Сокена был одним из немногих выживших после приведения приговора в исполнение. Но, как он клятвенно заверил собеседников, никаких негативных чувств к шинигами он лично не испытывал и устраивать вендетту не собирался.
  
  - Так что все-таки случилось между вами и этой баунто? - спросила Момо после того, как он, наконец, замолчал и начал переводить дух после такого длинного рассказа.
  
  - Ничего не случилось, - пожал плечами Сокен. - Она сперва долгое время шла за мной по улице. Когда я спросил, что могу для нее сделать, сказала, что ее зовут Маэми Йоши, и велела идти с ней. Как я понял, ей было известно, кто я, но причины своей просьбы она изложить не потрудилась. Потому-то я и решил, что идти неизвестно куда с девушкой, не знакомой с правилами поведения, не лучшая идея.
  
  До этого Йоко и не подозревала, что можно с таким серьезным лицом, достойным прижизненного памятника, говорить таким беззаботным и ироничным голосом. Такое несоответствие вводило в замешательство и скрывало истинные мысли ничуть не хуже, чем извечная улыбка Гина. Впрочем, кажется, Сокен не выглядел особенно обеспокоенным.
  
  - В общем, я отказался, - продолжил он тем временем. - Тогда она переменилась в лице и заявила, что выбора у меня нет, и она уведет меня силой. Что ж за день такой сегодня, что все встреченные мной девушки угрожают мне физической расправой?
  
  Последнее предложение явно было адресовано Йоко и Момо, отчего те синхронно усмехнулись и потупили глаза. Гину же было не до их расшаркиваний, его интересовала суть разговора.
  
  - То есть она именно велела вам идти с ней, да, Исида-кун? - уточнил он. Молодой человек от такого обращения несколько скривился, но предпочел промолчать, видимо, решив, что спорить о таких мелочах не имеет смысла. - А не пыталась напасть с целью поглотить душу?
  
  - Как я и сказал, нет, - подтвердил Сокен.
  
  - Ясненько, - усмехнулся Гин, и девушки поняли, что какая-то мысль плотно засела у него в голове.
  
  - Лейтенант Ичимару, - обратилась к нему Йоко, решив высказать внезапно появившуюся у нее идею. - Капитан Айзен ведь говорил, когда мы отправлялись, что целью баунто может быть проникновение в Общество душ, верно? - И, получив в ответ кивок, продолжила уже смелее. - Что если они нашли способ, и для него им нужна духовная сила квинси?
  
  - Интересная теория, - сказал Гин, и, как показалось девушке, в его голосе прозвучала нотка заинтересованности. - Продолжай.
  
  Хинамори и Сокен слушали Накамуру с не меньшим интересом.
  
  - Просто, как мне кажется, то, что они избрали своей целью именно Исиду-сана, не случайность, - говорила Йоко, а потом посмотрела на парня. - Скажите, кроме вас, есть ли в Каракуре другие выжившие квинси?
  
  В ответ тот уверенно покачал головой, не задумавшись ни на секунду.
  
  - Нет, в Каракуре точно нет, - сказал Сокен. - Мой дед был не единственным, кто выжил, но остальные, насколько мне известно, предпочли покинуть Японию и осели где-то в Европе.
  
  - Поэтому мне и кажется, что ваша сила нужна им для осуществления какого-то плана, - продолжила девушка. - Собственно, мне хотелось бы знать: если это действительно так, то можем ли мы попросить капитана Айзена взять Исиду-сана под защиту в Обществе душ?
  
  Гин, услышав это, в лице не переменился, зато Хинамори тут же засомневалась в этой идее, а Сокен явно сгорал от нетерпения что-то возразить.
  
  - Просто, как мне кажется, что если баунто хотят использовать квинси, чтобы попасть в Общество душ, то будет правильнее всего спрятать его там, куда они не смогут добраться без его помощи.
  
  - Эй, минуточку, - наконец, вклинился в ее речь квинси. - Я не собираюсь прятаться! Ни в Обществе душ, ни где-либо еще! У меня здесь своя жизнь, и я не намерен бросать все из-за туманной опасности. Помогать этим баунто я не стану в любом случае, но и ограничивать мою свободу не позволю. Это просто возмутительно!
  
  Пламенный монолог грозился затянуться до бесконечности, хотя, надо отдать должное Сокену, за те три минуты, что шинигами слушали его возмущения, он ни разу не повторился и, что важнее, ни разу не опустился до оскорблений или переходов на личности.
  
  - Лейтенант Ичимару, что скажете? - повернулась Йоко к Гину, понимая, что последнее слово все равно будет за ним, независимо от того, что хочет квинси.
  
  - Думаю, это вполне можно устроить, - обдумав все "за" и "против", вынес вердикт он и, проигнорировав новую порцию возмущений со стороны Сокена, добавил: - Я все организую, а вы отправляйтесь и продолжайте свое задание.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 36. Собрание баунто
  
  В старом особняке, расположенном за чертой города, царило необычайное оживление. В свете последних событий, связанных с исчезновением из их рук последнего представителя рода квинси, Джин Кария объявил общий сбор всех баунто. Сидя во главе стола, он задумчивым и каким-то меланхоличным взглядом смотрел, как остальные рассаживаются по местам.
  
  Первым за стол сел Рё Утагава со своей неизменной змеей на плечах. Несмотря на показное беспрекословное повиновение, Кария никогда не заблуждался на его счет и прекрасно знал, что в тайне тот хочет занять его место лидера баунто. А, соответственно, был готов к ножу в спину в любой момент. Впрочем, его исполнительность с лихвой окупала мелкие недостатки.
  
  Напротив Утагавы расположился Саватари, с виду древний старик в очень дорогом деловом костюме и с тростью, а на самом деле один из самых молодых баунто. Было общеизвестно, что он первый, кто нарушил главный закон их клана о запрете поглощения душ живых людей. И изуродовавшая его старость была своеобразным проклятьем за этот проступок. Кария знал, что Саватари, как и Утагава, тоже мечтает о его месте, но был спокоен на его счет. Саватари был не из тех людей, что будут подло нападать со спины, а вызвать Карию на честный поединок он ни в жизнь не решится. Большую часть своего времени он проводил либо в особняке, либо путешествуя, скрываясь в своем измерении, по городу, охотясь на живых людей. Выполнять распоряжения Карии и тем самым пачкать свои руки он отказывался наотрез, но, пока он обеспечивал баунто финансовой поддержкой, это никого не волновало.
  
  Третьим был Го Кога, высокий мускулистый мужчина с темно-рыжими волосами и аккуратной короткой бородой. В одежде он придерживался очень простого и чуть ли не деревенского стиля, облачившись в зеленую майку и темные штаны. Спокойствие на его лице можно было сравнить, пожалуй, только со спокойствием самого Карии. В Коге лидер баунто был уверен, они знали друг друга уже очень много лет. Довольно длительное время Кога вел отшельнический образ жизни, и Карии стоило немалых трудов убедить его присоединиться к остальным баунто. К сражениям Кога относился без особого энтузиазма, особенно если его противник был молод, но при необходимости мог быть безжалостным.
  
  На четвертый стул плюхнулся, иначе и не скажешь, Мабаши, тут же откинувшись на спинку и закинув ноги на стол. Отбросив длинную челку, закрывающую правую половину лица, он тут же принял такой вид, словно все происходящее не касается его никаким боком. А высокий воротник безрукавной футболки надежно скрывал от остальных широкую ухмылку. Этот дерзкий мальчишка и, в особенности, его манеры, порой не вызывали у Карии ничего, кроме раздражения. Ни капли не смущаясь авторитета лидера, Мабаши был готов спорить с ним до хрипоты по поводу и без поводу. Из всех баунто он был единственным, кто относился к поглощению душ живых людей резко отрицательно, категорично отказываясь нарушать закон. Подобное неподчинение действовало на нервы Карии, хотя он уже придумал план по перевоспитанию этого нерадивого шкета. Джин порой был готов собственноручно прикончить этого наглеца. И, пожалуй, лишь потому, что способности Мабаши идеально подходили для работы в глухом тылу врага с целью сеянья смуты и хаоса, он так до сих пор и не переломил его жалкую шею.
  
  Следующим, бросив брезгливый взгляд на ноги Мабаши, свое место занял Угаки, с виду щуплый и несколько сутулый мужчина в круглых очках. Впрочем, неказистый вид никак не внушал другим людям чувства снисхождения и жалости. Широкая улыбка, которая многим могла бы показаться безумной, как-то неуловимо приковывала к себе взгляды, отвлекая от всего остального. Его Кария тоже знал достаточно давно, и этот особняк на окраине Каракуры, который баунто сделали своей базой, принадлежал именно ему. Он же обеспечивал и безопасность этого места, будучи способным засечь врага за сотни метров.
  
  И последней в зал вошла Йоши. Избегая смотреть на Карию, она быстро заняла свое место на дальнем конце стола. Обычно бесстрашная и уверенная в себе, сейчас девушка была просто образцом смирения и повиновения. Маэми знала, что виновата. Ведь именно из ее рук выскользнул квинси, которого ей было поручено привести сюда. И это она заигралась с этими шинигами, потеряв время. А еще Йоши знала, что за такой промах ее могут просто пустить в расход, не разбираясь в причинах, и уповала на милосердие Карии. Хоть и без особой надежды.
  
  Когда все заняли свои места, Джин Кария сцепил пальцы в замок под подбородком и окинул собравшихся долгим и тяжелым взглядом. От его тягостного молчания, кажется, даже воздух загустел, а Йоши занервничала еще сильнее, сжав пальцы рук в кулаки под столом.
  
  - Как вам всем известно, - наконец заговорил он после долгих минут тишины, в течение которых остальные боялись вздохнуть лишний раз, - сегодня наш основной план, на подготовку которого мы потратили немало времени и сил, потерпел крах. Несмотря на то, что нам удалось найти последнего квинси, сегодня он ускользнул из наших рук, - пронзительный взгляд красных глаз устремился на сидящую в конце стола девушку, и остальные невольно тоже повернулись к ней. Один лишь Мабаши упорно продолжал делать вид, что его здесь нет. - И как же ты объяснишь свое поведение, Йоши?
  
  Услышав голос Карии, который буквально сочился ядом, девушка уже мысленно себя похоронила. Но отчаянная надежда на благоприятный исход все еще жила в ее сердце, заставив Йоши вскочить на ноги и согнуться в поклоне. Отбросив непомерную гордыню, сейчас девушка спасала свою жизнь. И давала себе зарок собственноручно выпустить кишки тем двоим недоделанным шинигами.
  
  - Простите меня, Кария-сама, - произнесла она. - Это моя вина.
  
  - Я не спрашивал, твоя ли это вина, - спокойно заметил Джин с ледяными нотками в голосе. - Я спросил: как ты можешь это объяснить? Неужели двое шинигами, даже не состоящие в Готэй-13, оказались настолько серьезными противниками?
  
  - Я боялась, что убью их, вопреки вашему приказу, - сказала Йоши, все же пересилив себя и заставив смотреть ему в глаза.
  
  - Тебе повезло, что у нас есть резервный план, - проговорил Кария. - Но в следующий раз будь готова умереть за свои ошибки, Йоши.
  
  Девушка с готовностью кивнула в ответ, буквально физически ощущая, как падает с ее сердца огромный камень, и с трудом сдерживая облегченный вздох.
  
  - Мы заставим шинигами самих открыть для нас Сенкаймон, - продолжил мужчина, потеряв интерес к девушке и перейдя на обсуждение вопросов более насущных. - Хоть мы и потеряли силу квинси, мы сможем пройти через Сенкаймон после поглощения достаточного количества духовных частиц и душ. Угаки, сделай все, чтобы наши гости не заблудились. Утагава, следи за пространством. Возможно, этот квинси вернется из Общества душ. И если такое произойдет, не упусти шанс. Йоши, ты и Мабаши заманите сюда маленьких шинигами. Помните, что они не нужны нам мертвыми, - на этих словах девушка отчетливо скрипнула зубами. - Кога, обеспечивай поддержку, если в дело решит вмешаться лейтенант, прибывший с ними. Саватари, оставайся здесь на случай непредвиденных обстоятельств.
  
  Никто не сказал ни слова в ответ. Вместо этого все поднялись из-за стола и поспешили удалиться. Кария несколько минут задумчиво наблюдал за пламенем свечи, стоящей в подсвечнике на столе. Маленький огонек трепетал от сквозняка, грозясь вот-вот погаснуть, но никак не сдавался. Когда шаги стихли, Джин бросил короткий взгляд через плечо, скользнув взором по темному углу.
  
  - Хотелось бы узнать одну маленькую деталь, - проговорил он негромко. - Эти дети чем тебе насолили, что ты намерен убить их нашими руками?
  
  - Мои причины вас не касаются, - пришел ответ из угла. - Важно, что я даю вам способ проникнуть в Общество душ. Делайте свое дело.
  
  После этих слов ощущение присутствия собеседника исчезло, и угол перестал быть таким темным, как раньше. Кария не придал этому значения, а вместо этого поднялся из-за стола и покинул комнату, отправляясь готовиться к встрече гостей.
  
  Примечание к части
  
  P.S. Если кто-то все же не смотрел филлеры про баунто, выкладываю картинки))
  Кария - http://images2.wikia.nocookie.net/__cb20100621100338/bleachwiki/de/images/6/69/KariyaJin.jpg
  Утагава - http://colecaoanimes.com.br/assets/site/thumbnail/personagens/personagem_529.png
  Саватари - http://images.wikia.com/bleach/es/images/f/f5/Sawatari.jpg
  Мабаши - http://images2.wikia.nocookie.net/__cb20081027143241/bleachwiki/de/images/f/f2/Mabashi_und_Siegel.jpg
  Угаки - http://img1.ak.crunchyroll.com/i/spire4/06052008/f/a/d/6/fad69962c53060_full.jpg
  Кога - http://img1.ak.crunchyroll.com/i/spire2/06052008/4/9/0/6/490653d6681720_full.jpg
  Йоши - http://img1.ak.crunchyroll.com/i/spire1/06052008/5/0/4/9/50496556e17bf0_full.jpg
  ____________________________________________________________
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 37. Идти порознь
  
  - Идемте!
  
  Повисшее в комнате молчание, нарушаемое только тихим попискиванием сканера реацу, который Кира не выпускал из рук с тех пор, как вернулся, разрушил голос Изуру. Поглощавший уже третий пакетик чипсов Ренджи и валяющаяся на диване Йоко повернули к нему голову. Медитировавшая с асаучи Хинамори никак не отреагировала на призыв, но тоже вся обратилась в слух.
  
  - Эта Йоши снова объявилась, - пояснил Кира, кивая на прибор.
  
  Сам он не слишком-то горел желанием снова встречаться с этой фурией, ровно как и Абарай. Но дело есть дело. Нехотя друзья поднялись с насиженных мест, поправили перекосившуюся за время сидения одежду, закрепили на поясе духовные мечи и, скрепя сердце, ушли в сюмпо.
  
  Замерев на крыше дома, все обратили взгляд к сканеру, на экране которого то и дело мелькали какие-то цифры. Впрочем, уже через секунду надобность в устройстве отпала, потому что ребята сами почувствовали знакомую реацу.
  
  Солнце уже двигалось к горизонту, намереваясь скрыться с глаз долой часа через полтора, что не слишком-то обнадеживало. Как-никак, идти куда-то впотьмах - не самая лучшая идея. Но выбора не было. Не исключено, что Йоши объявилась в городе ради охоты на людей, как недавно тот тип со змеями, поэтому преследовать ее стоило в любом случае.
  Как и следовало ожидать, реацу девушки доносилась со стороны все того же бедного района, который уже сидел у студентов в печенках. После того, как Кира и Абарай вернулись в убежище, потерпев поражение, друзья снова досконально проверили все находящиеся здесь дома, но никаких следов баунто по-прежнему не было.
  
  - Постойте, - внезапно подняла руку бежавшая впереди всех Момо и остановилась, настороженно глядя куда-то в сторону.
  
  - В чем дело? - не понял Ренджи.
  
  - Кажется, я чувствую еще один источник реацу, - произнесла девушка несколько неуверенным голосом, словно сомневалась в собственных словах. - И мне кажется, что это еще один баунто.
  
  - Тот мужик, что был тогда на складе? - уточнила Йоко, уже для себя решившая, что если это действительно так, то разбираться с ним пойдет именно она.
  
  - Нет, не он, - покачала головой Хинамори, нахмурив бровки. - У них у всех похожая реацу, но это точно не он, а кто-то еще. К тому же, если бы это был он, сканер бы дал об этом знать. Что будем делать? - посмотрела она на друзей.
  
  Ситуация складывалась не лучшим образом. Помня, что еще утром, разделившись, парни потерпели сокрушительное поражение, ребята вновь встали перед непростым выбором. С одной стороны, следовало сходить и посмотреть, что же это за неизвестный баунто, и по возможности взять образец его реацу. Но, с другой стороны, мало ли что успеет наворотить эта фурия Йоши, если оставить ее без внимания. В придачу Гин ушел в Общество душ провожать Исиду-сана, так что в момент опасности никто не придет к ним на помощь.
  
  - Ладно, давайте так, - придя к какому-то решению, Кира решил обнародовать его. - Я и Йоко пойдем за Йоши. Как мы выяснили в прошлый раз, ее боевой стиль очень похож на твой, так что тебе, возможно, будет легче с ней сражаться, - Накамура, выслушав это, согласно кивнула. - А вы тогда отправляйтесь за тем, - Изуру указал взглядом в ту сторону, из которой чувствовался источник реацу. - Будем использовать это, - Он вытащил из кармана какие-то приборчики, больше всего похожие на обычные наушники. - Надеюсь, дальности хватит, и мы сможем при помощи них переговариваться.
  
  - Тогда не будем больше тратить время попусту, - заявил Абарай, беря свою гарнитуру и засовывая в ухо наушник.
  
  Решив не рассусоливать, ребята кивнули друг другу и исчезли в сюмпо.
  
  
  
  
  
  
  Йоши обнаружилась метрах в двухстах от того дома, на котором команда студентов решила разделиться. Девушка сидела на крыше, придав своему телу максимально фамильярную и расслабленную позу, и, кажется, наблюдала за закатом солнца. Хотя в серых глазах не было ни намека на восхищение. Скорей уж наоборот, в них была неприязнь с ноткой легкой усталости, но не физической, а больше моральной.
  
  Появившиеся на крыше соседнего дома шинигами, разумеется, не застали девушку врасплох, тем не менее, она не обратила на них внимания, по-прежнему не отводя взгляда от шарика солнца, неумолимо плывущего к горизонту. Йоко и Изуру, в свою очередь, тоже нападать не спешили, а просто наблюдали за Маэми, будучи готовыми в любой момент вступить в бой.
  
  - Ты, блондинчик, я смотрю, намеков не понимаешь, - наконец проговорила Йоши, исподлобья глянув на Киру. - Мало тебе утром было, и ты пришел за добавкой?
  
  - А ты, я смотрю, по-прежнему, горазда трепать языком, - откликнулся Изуру.
  
  Йоко, стоящая рядом, лишь усмехнулась, сжав рукоять Камиюмэ. Из рассказов парней она поняла, что эта девица, в отличие от типа со змеями, использует свою куклу для нападения. И Накамура, хоть и не была уверена на все сто, но все же здорово надеялась, что ее занпакто сможет усыпить дух куклы. Оставалось только подгадать подходящий момент.
  
  - В любое другое время я бы с удовольствием вас попинала, - сказала Маэми, откинув назад голову и устремив взгляд к ясному небу, на котором уже виднелись первые огоньки звезд. - Но не сегодня. Сегодня мне уже лень тратить на вас время.
  
  Такое пренебрежение здорово задевало, но ребята не велись на провокацию. Не сговариваясь, они стали расходиться в разные стороны, чтобы взять противницу в клещи в случае ее атаки.
  
  - Ну вы же не станете нападать на безоружного, - заявила с кривой усмешкой Йоши. - Гордость шинигами и все такое. Знаем, плавали.
  
  - Ты уж извини, - впервые подала голос Накамура. - Можешь, конечно, продолжать сидеть. Но у нас задача не убить, а взять вас, по возможности, живыми.
  
  - Мелкое отребье, - прошипела баунто, и в ее голосе послышались уже знакомые угрожающие нотки. - Пришли, испортили мне отдых и думаете, что это сойдет вам с рук, - не спеша, как-то демонстративно медленно она поднялась, наконец, на ноги, но не торопилась доставать свою куклу, и это настораживало. - До вас, видимо, медленно доходит. Ну так я повторю. Мне лень тратить на вас время.
  
  Сказав это, она взмыла вверх. И в следующую секунду была уже на другой крыше, метрах в ста от ребят.
  
  - Решила сбежать? - поинтересовался Кира.
  
  Ничего не ответив, Йоши повторила свой трюк с взмыванием в небо и понеслась еще дальше. Это не было похоже на сюмпо, которым пользовались шинигами, не походило это и на хиренкьяку, которое использовали для быстрого перемещения квинси. Это не было похоже вообще ни на что, а главное, что друзья никак не могли понять принцип этой странной техники.
  
  Начав преследование, Кира и Накамура обнаружили, что по скорости такой способ передвижения все же уступает сюмпо и, если судить по реацу Йоши, требует много духовной энергии. Но так как девушка изначально ушла в отрыв, на то, чтобы ее догнать, потребуется время.
  
  - Кажется, она не убегает, - хмыкнул Изуру, выходя из очередного сюмпо.
  
  - Согласна, - кивнула Йоко. - Заманивает нас куда-то.
  
  Как назло, Ренджи и Момо все же ушли за пределы дальности приема их гарнитур, так что связаться с ними, чтобы поведать, что Йоши уводит их аж за пределы Каракуры, не было никакой возможности. Оставалось надеяться, что в случае чего, они смогут почувствовать реацу друзей.
  
  Мысли о том, что Маэми ведет их прямиком в западню, не внушали друзьям оптимизма, но отступать было уже поздно. К тому же, сейчас, кажется, они были как никогда близко к баунто. То, что за эту близость вполне можно заплатить жизнью, ребята прекрасно понимали, но надежда на гипотетическое лучшее плотно обосновалась в их сердцах. Так что они предпочли не загадывать наперед, а просто преследовали Йоши по веткам деревьев, перепрыгивая с одной на другую, словно белки.
  
  
  
  
  
  
  - Может, нам стоит прекратить преследование, Абарай-кун? - спросила Хинамори, когда они покинули черту города, оказавшись в лесополосе.
  
  За все то время, пока они шли по следу этого баунто, он ни разу не показался им на глаза, планомерно уводя все дальше от Каракуры. В то, что он просто так уходит от них, не верилось, потому что стоило шинигами хоть немного от него отстать, как он замедлялся и ждал их. Осознание, что их ведут в западню, и желание поскорее добраться до тайн баунто отчаянно боролись в душах Момо и Ренджи, будучи подкрепленными здравым смыслом и азартом.
  
  Связь вышла из строя уже давно, когда ребята разделились и, преследуя каждый своего баунто, отошли друг от друга на слишком большое расстояние.
  
  - Как думаешь, может, их убежище действительно находится где-то здесь? - поинтересовался Ренджи.
  
  - Я ни капли этому не удивлюсь, - вздохнула Момо, которой эта гонка по деревьям, пусть и с использованием сюмпо, уже начала надоедать. - Если это так, то тогда понятно, почему мы ощущали их реацу именно из того района Каракуры. Он ближайший к их базе.
  
  - Плохо только, что мы не знаем ни их численности, ни способностей, за исключением двоих, - хмыкнул Абарай. - Если сунемся прямо в пекло, можем дорого за это поплатиться.
  
  - Но что сделано, то сделано, - парировала девушка. - Я уверена, что за нами следят. Я же говорила, что с той минуты, как мы оказались в лесу, я постоянно ощущаю еще одну реацу, но она исходит словно отовсюду. Боюсь, даже если мы захотим, нам не позволят все бросить и уйти.
  
  - Я не понимаю одного. Если они хотят нас убить, то возможностей для этого у них уже было множество, - заметил Ренджи. - Та же Йоши могла убить нас с Кирой в том бою, но сказала, что ей приказали этого не делать.
  
  - Возможно, Йоко-чан была права, - отозвалась Хинамори. - Она же утверждала, что для прохода в Общество душ баунто была нужна сила квинси. Я уверена, что они уже в курсе, что мы отправили Исиду-сана в Общество душ. Возможно, мы нужны им, как заложники или парламентеры. Скорее всего, они не воспринимают нас, как серьезную угрозу, но знают, что если убьют нас, Готэй-13 это так не оставит и пришлет более опытных шинигами.
  
  - И каковы планы?
  
  - Сомневаюсь, что в их убежище нам будут так уж рады, и не факт, что мы вообще сможем уйти оттуда целыми и невредимыми... - эту фразу Момо произнесла с изрядной долей неуверенности и какой-то обреченности, словно внезапно окончательно и бесповоротно утратила веру в себя. - Думаю, что надо собрать как можно больше информации, когда мы прибудем на место. Если там действительно их убежище, то там определенно будут и другие баунто. Хм...
  
  Внезапно Момо резко остановилась, так что Ренджи успел среагировать буквально в последний миг и чудом не упал с ветки на землю. Хинамори не обратила на его чудеса акробатики ни малейшего внимания, настороженно оглядываясь по сторонам и прислушиваясь к малейшему шороху. Почувствовав ее настроение, Абарай предпочел заранее вытащить занпакто и тоже начал внимательно осматривать окружавший их лес.
  
  - В чем дело-то? - шепотом спросил он, когда они с Хинамори встали спина к спине на широкой ветке.
  
  - Я его потеряла, - произнесла девушка. - Источник реацу, за которым мы следовали. Но теперь окружавшая нас реацу ощущается намного лучше, и мне это не нравится.
  
  - Может, тогда лучше поторопимся? - предложил Ренджи, кивая в ту сторону, куда они двигались все это время. - Он вел нас туда.
  
  Внезапно обрушившийся на них всплеск духовного давления заставил юных шинигами соскочить с ветки с проворностью, достойной олимпийской медали. Ужас ледяной волной распространялся по телу, с каждой секундой все плотнее обволакивая сердце. Стоять и сходить с ума от неведенья было просто невыносимо, и друзья одновременно сорвались с места и понеслись дальше. Уже через несколько секунд им стало намного лучше, однако, стоило хоть на миг остановиться, как чувство страха, сковывающее рассудок и тело, возвращалось.
  
  И тут все прекратилось. Абарай и Хинамори стояли у подножия высокого каменного забора и с интересом осматривали выросшую перед ними стену, протянувшуюся на пару сотен метров в оба направления.
  
  - Кажется, мы пришли, - констатировала Момо.
  
  - Погоди-ка секунду. - С этими словами Ренджи вытащил из кармана сканер реацу, о котором друзья совсем было забыли. - Смотри.
  
  Хинамори с интересом глянула на экран, на котором светились две зеленые точки. Судя по данным устройства, и Йоши, и тот парень со змеями, с которым они сражались на складе, были за этой стеной. Посему выходило, что это действительно убежище баунто, и их привели сюда намеренно.
  
  - Ну вот мы и снова вместе, - раздался за их спинами знакомый голос, и с ветки ближайшего дерева спрыгнули Йоко и Изуру. - Как оказалось в итоге, смысла разделяться не было.
  
  - Давно вы здесь? - спросил Ренджи, с некоторым подозрением смотря на товарищей.
  
  - Не очень, минут пятнадцать, - ответила Йоко. - Реацу Йоши исчезла некоторое время назад, а, пройдя вперед, мы наткнулись на эту стену. Странно, что мы не чувствовали вашу реацу, пока не приблизились почти вплотную.
  
  - Не исключено, что это из-за этого странного духовного фона, - сказал Кира, разводя руками и явно имея в виду ту самую реацу, которую Момо и Ренджи до этого чувствовали отовсюду.
  
  - Ну что, - Абарай выразительно кивнул на стену. - Думается, пора нанести визит вежливости гостеприимным хозяевам этой дыры.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 38. Проникновение
  
  Стоя на вершине монументального забора, больше всего напоминающего труд каких-нибудь древних греков, ребята осматривали открывшуюся их взглядам панораму. То, что на огороженной территории располагался шикарный особняк, их ничуть не удивило. Это все-таки было более вероятным, чем то, что баунто ютятся в каких-нибудь трущобах. Полностью рассмотреть здание с этого места было невозможно из-за многочисленных деревьев, скрывавших его от посторонних глаз. Но это не было похоже на часть того же леса, по которому только что бежали друзья. Деревья были других видов, больше напоминавших окультуренные домашние, какие чаще растут в садах загородных домов. Хотя назвать это место садом можно было с очень большой натяжкой. Территория вокруг особняка была больше всего похожа на огромный запущенный парк, которым давно не занимались садовники.
  
  Ощущение, что за ними по-прежнему наблюдают посторонние глаза, никуда не делось, но стало уже каким-то привычным. Рассчитывать на то, что их появление в особняке станет неожиданностью для баунто, было попросту глупо, учитывая, что последние сами привели шинигами к своему убежищу. Но и уходить обратно в Каракуру ребята не собирались. Плюнув на обдумывание хоть сколько-нибудь стоящего плана, решив разбираться на месте по ситуации, полагаясь на импровизацию, четверка друзей спрыгнула на землю и стремительными ураганами понеслась в сторону поместья.
  
  Казалось, что на территории парка за исключением самих шинигами нет ни одного живого существа. Даже птицы тут не летали, и только ветер, колышущий траву и ветки деревьев, был единственным источником шума. Солнце уже зашло, а никаких фонарей тут не было, так что ребята двигались цепочкой. Первым шел Кира, освещая путь при помощи небольшого Шаккахо, потом Ренджи и Йоко с высвобожденными занпакто, а замыкала строй Момо, так же с огненной сферой на ладони. Духовное давление, что преследовало их во время гонки по лесу, сейчас исчезло полностью, и складывалось впечатление, что его обладатель или умер, или просто резко куда-то исчез.
  
  Свет в окнах поместья не горел, по крайней мере, с той стороны, с которой подошли к нему друзья, и это настораживало еще больше. Решив, что заходить прямиком через парадный вход будет уже просто верхом наглости, друзья запрыгнули на крышу и с интересом заглянули в одно из чердачных окон. Благодаря свету от Шаккахо, разглядеть удалось не слишком много, но достаточно, чтобы понять, что комната пустая. Наплевав на правила приличия, Ренджи аккуратно разбил стекло возле щеколды, чтобы открыть окно изнутри.
  
  - Гениально, - прошипел Кира. - Теперь все баунто будут знать, где мы. Просто гениально.
  
  - Заткнись, - оборвал его Абарай. - Они и так знают, что мы здесь. Так что разницы никакой.
  
  - Что же тогда не пошли через парадный вход? - не унимался Изуру.
  
  - Это вас надо спросить, - парировал Ренджи и без дальнейших разговоров влез внутрь.
  
  Обреченно вздохнув, остальные полезли следом. Все же, от этой идеи с проникновением в мрачный дом попахивало самым настоящим безумием.
  
  - Логичный вопрос: что нам тут, собственно, делать? - поинтересовалась Момо у Абарая, который замер у книжных полок, и, тоже сформировав на руке небольшое Шаккахо, рассматривал корешки стоящих там книг.
  
  - Ну не знаю, - ответила вместо него Накамура. - Давайте осмотрим дом. Без понятия, почему на нас еще никто не напал, но раз уж это так, то тем хуже для них.
  
  
  
  
  
  
  С каждой минутой прогулка по этому мрачному особняку все больше начинала походить на издевательство. Начать хотя бы с того, что он по-прежнему казался совершенно пустым, без малейших следов присутствия баунто. Тишина там стояла гробовая, деревянные половицы ужасно скрипели, несмотря на все усилия друзей ступать осторожно. Дверей, ведущих в разные комнаты и коридоры, было великое множество, и не могло быть и речи о том, чтобы осматривать все их сейчас.
  
  Легкий ветерок, ударивший Момо в лицо, отвлек ее от собственных размышлений и заставил поежиться. Кроме того, он каким-то образом умудрился потушить сферу Шаккахо, которую девушка удерживала на руке. Нахмурившись, Хинамори восстановила освещение и замерла посреди коридора, настороженно смотря во тьму перед собой.
  
  - Вы это слышите? - спросила она, не оборачиваясь, когда друзья тоже остановились.
  
  Оглядевшись по сторонам и ничего не обнаружив, ребята даже дышать перестали, вслушиваясь в тишину. И через пару секунд они услышали этот странных звук, который привлек внимание Момо. Непонятное попискивание, сопровождаемое легкими хлопками, словно от крыльев.
  
  - Что это, птицы? - хмыкнул Абарай, выставляя Забимару в ту сторону, откуда шел шум.
  
  Звук нарастал с каждой секундой. Ребята, у которых и без того нервы были на пределе из-за того, что находились они в штабе врага, выхватили мечи и приготовились к встрече с неизвестным противником. Место для драки было совершенно не подходящее, как-никак, в узком коридоре не слишком-то развернешься, но попыток бежать они не предпринимали, словно проклятый звук сковал их волю.
  
  - Что это такое? - недоуменно спросил Изуру, когда из-за угла вылетели какие-то бесформенные существа, совершенно не напоминающие птиц, несмотря на издаваемые ими звуки.
  При ближайшем рассмотрении они оказались больше всего похожими на огромные желтые глаза, держащиеся на слизнеподобных серых телах, без проблем летающих в воздухе. Определить их способности на глаз друзья не взялись, но одно было ясно: эти штуки здесь определенно не для того, чтобы вежливо проводить внезапных гостей к выходу. И их количество, возрастающее чуть ли не в геометрической прогрессии, это явно подтверждало.
  
  - Да ну вас к черту! - рявкнул Ренджи и ринулся в атаку.
  
  - Стой! - только и успела крикнуть Йоко, которой идея просто так переть в лобовую была не по душе.
  
  Но попробуй останови решительно настроенного Абарая... Яростно набросившись на ближайший глаз, он без проблем разрубил его на две аккуратные половинки. Существо тут же умерло, а ободренный такой легкой победой Ренджи бросился на прочих. Глаза дохли пачками, и это было странно. Ну не могло же, в самом деле, все быть настолько легко.
  
  Так и вышло. Увлекшийся битвой Ренджи и присоединившиеся к нему Йоко и Изуру с головой ушли в уничтожение странных глаз, а потому то, что в один прекрасный момент все глаза засияли с мощностью хороших прожекторов, стало для них полнейшей неожиданностью. Свет был настолько ярким, что ударив друзей по глазам, на некоторое время лишил всех троих зрения. Но худшее, как оказалось, было впереди.
  
  - Ложись! - крикнула Хинамори, обернувшись и заметив, как из тени, отбрасываемой из-за этого света, появляется чья-то рука, сжимающая огромный двусторонний топор.
  
  Услышав команду, друзья рухнули, как подкошенные, и смертоносное лезвие пролетело буквально в нескольких сантиметрах над ними.
  
  - Скорее бежим отсюда!
  
  Улучив момент, пока рука пыталась высвободить свой топор из остатков стены, которую она только что разнесла на части одним ударом, Момо кинулась к друзьям. Повторять дважды не пришлось, и все четверо тут же вскочили на ноги и, пробежав под сияющими глазами, помчались дальше по коридору. Оставаться здесь еще сколько-нибудь долго не было ни малейшего желания.
  
  - Черт! - выругалась Йоко, когда попискивание глаз раздалось у них за спиной, и коридор вновь залил яркий свет.
  
  Соображать пришлось быстро, потому что рука с топором выскочила из теней практически моментально и нанесла быстрый рубящий горизонтальный удар. Йоко и Момо вовремя пригнулись, так что успешно проскочили под топором, в то время, как Изуру и Ренджи исполнили нечто вроде сальто в воздухе, перескочив через топор. Дальнейшая пробежка по коридору превратилась в самую настоящую полосу препятствий. Проклятые глаза не отставали от друзей ни на шаг, а появляющаяся из тени рука с завидным упорством пыталась разрубить их напополам, попутно превращая коридор особняка в развалины. Оставалось только удивляться, как до сих пор не обрушился потолок.
  
  Вечно так продолжаться не могло, к тому же был серьезный риск прибежать в тупик, а это верная погибель.
  
  - Бакудо ?37! Цурибоши! - на бегу произнесла Момо, выставив правую руку назад.
  
  И практически сразу же посреди коридора появилась светло-голубая звезда из реацу и перекрыла проход. Оборачиваться не было смысла - по характерному звуку стало ясно, что глаза бессильно ткнулись в Бакудо, но пройти сквозь него не смогли. Впрочем, это совершенно не означало, что так будет всегда. К тому же, была большая вероятность, что вот-вот появится новая партия глаз, и вся эта свистопляска начнется вновь.
  
  Наконец, этот бесконечный коридор подошел к концу, и друзья выбежали в огромный зал. Свет от Шаккахо не позволял в полной мере оценить все его великолепие, но даже то, что было видно при таком освещении, не могло не восхищать. Такого богатого убранства ребята не видели нигде, даже в Обществе душ. Конечно, они не бывали в домах знатных кланов, а потому справедливо предполагали, что там все может быть еще шикарнее. Тем не менее, и тут было на что посмотреть.
  
  - Поздравляю, - ехидно усмехнулась Йоко, окинув зал быстрым взглядом. - Это ведь холл. А значит, в конечном итоге, мы все равно вышли к главному входу. Стоило ли выписывать все эти круги по второму этажу?
  
  Холл был таким же темным и тихим, как и все остальные помещения в особняке. Это уже стало привычным, так что шинигами не стали удивляться по этому поводу, а просто констатировали факт, что это так. К счастью, никаких признаков проклятых глаз тут не наблюдалось, и это не могло не радовать. Стоило только представить, как может разгуляться рука с топором на открытом пространстве, как тут же захотелось очутиться где-нибудь подальше отсюда.
  
  Освещая себе путь огненными сферами, друзья медленно спустились по широкой лестнице. Нервы у всех четверых были на пределе, казалось, что вот-вот лопнут, и от малейшего шороха руки сами тянулись к висящему на поясе мечу.
  
  - Добро пожаловать, шинигами!
  
  Громкий голос человека, привыкшего выступать перед большой аудиторией, одномоментно заполнил весь зал. Круто развернувшись в сторону лестницы, по которой они только что спускались, друзья, вытащили занпакто в ожидании нападения. Но нападать на них никто не спешил. Вместо этого зал залил свет множества факелов и свечей, так что в Шаккахо, как источнике света, надобность отпала.
  
  На лестничной площадке замер мужчина с белыми волосами, одетый в дорогой костюм, и с легкой усмешкой смотрел на друзей. Со всех сторон раздались ехидные смешки, и из тени второго этажа появились и остальные баунто, с превосходством наблюдая за юными шинигами. Шесть человек, включая того беловолосого. Только того типа со змеей нигде не было видно.
  
  - Некрасиво заставлять себя ждать, вам так не кажется? - все с той же усмешкой проговорил мужчина на лестнице.
  
  - Так странно, - прошептала Хинамори. - Я почти не чувствую их реацу. Никого из них. Так, отголоски.
  
  - Позвольте представиться, - продолжал, тем временем, их внезапный собеседник. - Джин Кария.
  
  - И к чему весь этот цирк? - Весь этот пафос с каждой секундой начинал казаться Йоко все большим и большим бредом. Нет, ну правда, к чему пустая болтовня? - Раз уж заманили нас сюда, может, расскажете, что вам от нас нужно?
  
  - Ну и ну, никакого воспитания, - проговорил знакомый голос, и из-за одной из колонн, поддерживающих второй этаж, вышел уже знакомый ребятам баунто, похожий на вампира. - Еще неизвестно, кто из нас ломает комедию. Вам ли не знать, что происходит?
  
  - Сердитесь, что ваша затея с квинси провалилась?
  
  Судя по тому, как изогнулась бровь Карии, Изуру попал в точку.
  
  - Да вы, ребята, мухлевщики, - усмехнулся Ренджи. Понимая, что силы определенно не равны, он решил попробовать спровоцировать врага на необдуманные действия. - Вас тут семеро против нас четверых. И вы еще будете говорить нам о воспитании?
  
  Однако провокация не возымела успеха. Скорей уж наоборот. Мужчина со змеей, имени которого друзья так и не узнали, усмехнулся еще шире и встал точно между ними и Карией.
  
  - Семеро против четверых? - переспросил он. - Нет, не думаю. Мы, баунто, знаете ли, индивидуалисты. Мы никогда не сражаемся вместе. К тому же, тратить силы всем семерым - много чести для вас. Я справлюсь и один.
  
  - Что ты задумал, Утагава? - спокойно спросил Кария, впрочем, кажется, не собираясь вмешиваться в действия своего первого помощника.
  
  - Кария-сама, просто стойте и смотрите, - отозвался он, не оборачиваясь, и в его голосе звучало какое-то странное предвкушение. В такие моменты его отношение к людям и шинигами, как к еде, проявлялось особенно явно, и вызывало лишь глухое раздражение.
  
  Остальные баунто удобно расположились на втором этаже, кто-то облокотившись на резные перила, кто-то усевшись на них, а кто-то просто наблюдая за происходящим, сложив руки на груди.
  
  Друзья смерили Утагаву тяжелым взглядом. Память услужливо подкинула воспоминание о том, как в недалеком прошлом он сделал их в сухую, и о том, что только появление Гина спасло их, и это никак не добавляло им оптимизма. А потом, к непомерному удивлению Йоко, Момо и Изуру, вперед вышел Ренджи, направив на баунто Забимару.
  
  - Раз уж ты решил сражаться один, будет честно, если против тебя тоже будет драться только один из нас, - сказал он.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 39. Битто
  
  Такое заявление удивило не только его товарищей, но и вообще всех присутствующих. Даже Кария, до этого казавшийся образцом спокойствия, удивленно хмыкнул. Что до Утагавы, то он лишь скептически изогнул бровь, словно окончательно уверившись в безумии красноволосого шинигами.
  
  - Ты, верно, самоубийца? - уточнил он. Издевательская усмешка исчезла сама собой под натиском приступа удивления. - Забыл, что в прошлый раз вы не справились даже вчетвером?
  
  Но Абарай был спокоен, как танк.
  
  - Ты сказал, что баунто - индивидуалисты, - напомнил Ренджи. - То же самое мы можем сказать и о себе. Мы тоже привыкли сражаться в одиночку. Так что приготовься.
  
  - А ты интересный парень, - усмехнулся Утагава. - Но, смотрю, твои друзья все равно сомневаются, что бой будет честным. Или же сомневаются в твоих силах? - после этих слов друзья как-то резко стушевались, внезапно поймав себя на мысли, что действительно здорово сомневаются, что противник будет по силам Абараю. - Как бы то ни было, Кария-сама, - повернулся он к лидеру баунто. - И остальные. Положите на пол свои ключи. Это должно убедить юных шинигами в нашей честности.
  
  Вот теперь Кария был полностью солидарен с этой девчонкой-шинигами, недавно обвинявшей его в циркачестве. Потому что иначе такое решение Утагавы назвать было нельзя, и Джина подмывало спросить у своего заместителя, зачем ему понадобился весь этот цирк. Но никаких вопросов Кария так и не стал задавать - и так все было понятно, ответ лежит буквально на поверхности, если условия тебе известны. Хмыкнув, лидер баунто решил принять правила игры и первым положил на пол перед собой небольшую металлическую пластинку с замысловатой гравировкой. Ключ. Предмет, связывающий баунто и его куклу. Если его уничтожить, кукла умрет, утащив за собой и своего хозяина. Иначе говоря, положив его вот так перед собой, баунто оставался совершенно беззащитным.
  
  Последовав примеру Карии, это же проделали и прочие баунто, хотя особого энтузиазма никто из них по понятным причинам не испытывал. Друзья наблюдали за ними, настороженно хмуря брови. Несмотря на то, что ситуация, кажется, складывалась в их пользу, сейчас ребята чувствовали себя еще в большей степени не в своей тарелке, чем раньше. А уж затея Ренджи о бое с этим баунто один на один и вовсе казалась верхом безумия.
  
  - Вперед, Фридо, - спокойно проговорил Утагава.
  
  - Знаю, - отозвалась змея.
  
  Ренджи же на этот раз даже не стал переводить свой занпакто в шикай, но и рьяно бросаться в ближний бой, как это случалось обычно, тоже не спешил, просто наблюдая за действиями противника. Баунто, впрочем, тоже очертя голову в бой соваться не стал, размахивая своим кнутом направо и налево так, что со стороны мелькание его оружия больше напоминало какую-то защитную сферу.
  
  В какой-то момент Абарай поймал себя на мысли, что сам не понимает, как ему пришло в голову ввязаться в эту авантюру, но отступать уже было поздно. Не зная, что конкретно он будет делать, парень решил полностью положиться на импровизацию. Удары кнута опять оставляли на полу множество выбоин, которые в ближайшем будущем обещали стать ползучими гадами. Затягивать бой было нельзя. Если это растянется надолго, то, что бы там ни говорил этот скользкий тип, другие баунто вполне могут потерять терпение и постараться закончить все своими силами.
  
  - Парень, если ты так и будешь стоять, ты ничего этим не добьешься, - как бы между прочим заметил Утагава, по-прежнему выписывая своим оружием невероятный танец.
  
  - Заткнись, - огрызнулся Абарай. - С чего ты вообще взял, что я просто стою?
  
  - Ну, как знаешь, - губы его противника растянулись в довольной улыбке. - Вперед, Фридо, - сказал он своей кукле, и ее глаза вновь сверкнули. На этот раз гораздо ярче и быстрее, чем раньше.
  
  И тут же начался сущий кошмар. Под ногами у Ренджи на полу появилась сияющая голубая пентаграмма, и в следующую секунду из очерченного круга появилась просто прорва змей, таких длинных, что, выскочив из своего убежища, они достигли потолка. Уклониться от этой подлой атаки Абарай успел только чудом, в последний миг уйдя в сюмпо. Но кошмар только начинался. На том месте, куда он переместился, опять возникла пентаграмма, и атака повторилась. Новый уход в сюмпо только увеличил количество змеиных столбов с двух до трех. И понеслось... Где бы ни появлялся парень - даже в воздухе! - под его ногами тут же появлялась пентаграмма, призывающая змей. Пока Ренджи вполне успешно уклонялся от них, но бесконечно так продолжаться не могло. Одно было ясно, что если он попадет под эту атаку, то масса змей вполне сможет размазать его в лепешку.
  
  - Можешь не стараться, - усмехнулся Утагава, наблюдая за метаниями своего противника. - Это сродни безусловному рефлексу. Фридо не нужно время на то, чтобы осмысливать твои передвижения.
  
  - Правда? - поинтересовался Абарай, к удивлению Рё появившийся прямо рядом с ним, практически вплотную.
  
  Под его ногами, разумеется, опять возникла пентаграмма, и на этот раз уклоняться от змей пришлось уже обоим участникам боя. И если в распоряжении уже изрядно выдыхающегося Ренджи было сюмпо, то Утагаве пришлось рассчитывать исключительно на собственную реакцию. Это повторилось несколько раз до тех пор, пока Фридо не привыкла к маневрам шинигами, а Утагава не подгадал момент, чтобы поразить его своим кнутом еще на подходе.
  
  Тут еще и из всех выбоин на полу стали появляться змеи, не связанные с пентаграммами, мешая Абараю сосредоточиться. Но тот, уже наученный опытом, что с этими тварями лучше не связываться, и не пытался с ними махаться. Число упершихся в потолок змеиных колонн уже достигло, как минимум, тридцати, а четкого плана Ренджи так и не придумал. Была, конечно, одна безумная идея, но ее он отмел, как преждевременную.
  
  - Черт, - тихо выругался он, чувствуя, что если так пойдет дальше, то минут через пять-десять у него не останется реацу даже на простое сюмпо. - Как я это ненавижу...
  
  К боли ему, конечно, было не привыкать, но это совершенно не означало, что получать травмы он был готов с радостью. Сжав поплотнее зубы, Ренджи, выйдя из очередного сюмпо, сделал вид, что сил у него больше не осталось, и грузно припал на одно колено. Разумеется, атака Утагавы не заставила себя долго ждать. Появившиеся из стены позади него змеи подхватили не сопротивляющегося парня и с такой силой припечатали его к противоположной стене, что, казалось, затрещали ребра, а во рту появился солоноватый привкус крови. От боли на несколько секунд потемнело в глазах, но раскисать или, тем более, терять сознание было некогда. Быстро просканировав ощущения в своем теле и обнаружив, что ни одна из змей вроде бы не пробила его насквозь, Ренджи покрепче сжал рукоять меча и стал ждать.
  
  Наблюдавшие за боем Абарая друзья, хоть и нервничали, но изо всех сил старались этого не показывать. Зная, что Ренджи способен на любое безрассудство, даже несмотря на то, что это может изрядно подорвать его здоровье, ребята ожидали от него очередного безумия. Но первые несколько минут он совершенно не оправдывал их ожиданий, и даже казалось, что Ренджи придумал неплохой план. По крайней мере, его попытка обратить силу Утагавы против него самого была очень даже ничего. Но вот потом... Друзья так и не поняли, почему Абарай внезапно присел, когда сил у него было еще достаточно. Хинамори испуганно пискнула, когда проклятые змеи на полной скорости вбили Абарая в стену, и с трудом удержалась от того, чтобы броситься ему на помощь. Йоко и Изуру казались более спокойными. Йоко - потому что было глубоко убеждена, что выбить дух из Ренджи таким образом не выйдет, а Изуру - потому что наблюдал за реацу своего друга. Источник его духовной энергии и не думал угасать, и это явно свидетельствовало о том, что умирать Абарай точно не собирается.
  
  Утагава же либо этого не чувствовал, либо был настолько уверен в себе, что не считал парня угрозой для себя. Как бы то ни было, он, усмехаясь, не спеша двинулся в сторону, как ему казалось, поверженного противника. Выглядел шинигами не лучшим образом. Все же последняя атака не прошла для него даром. Весь в ссадинах и ушибах, а изо рта струится кровь. Сам же он, по всей видимости, пребывает в отключке или же помер. Но самоуверенность сыграла с баунто дурную шутку. Полностью уверенный в своей победе, он не смог удержаться от того, чтобы ткнуть лежащего шинигами носком ботинка. И слова "Реви, Забимару!", ровно как и шипастый клинок меча, летящий в него, стали для Утагавы настоящим сюрпризом. Времени на то, чтобы среагировать, Ренджи ему не дал, и уже в следующую секунду мужчина отпрыгнул назад и тоже присел на одно колено, пытаясь зажать рукой огромный кровоточащий порез, пересекший его грудь по диагонали от левого плеча до правого бока. Досталось и его змее. Два небольших, но глубоких пореза, чудом не разрубившие куклу на несколько частей, здорово рассердили желтую рептилию.
  
  - Ублюдок! - в один голос прошипели баунто и его кукла.
  
  Абарай чувствовал себя немногим лучше Утагавы, но помахать при необходимости мечом еще смог бы, в то время как от сюмпо предпочел бы воздержаться. А вот Рё все же здорово сомневался в том, что даже сможет ровно стоять на ногах. Что уж говорить о драке... Но сейчас это его не волновало.
  
  - Давай, Фридо! - скомандовал он.
  
  Ренджи тут же сжал рукоять занпакто обеими руками, готовясь обороняться. Но, как оказалось, последний приказ Утагавы касался вовсе не его. Одна из тех змей, что ранее появилась из выбоины на полу, сейчас на всех парах ползла в сторону Карии. Мгновение, и вот в пасти ползучей твари уже зажата металлическая пластинка, которую Джин положил на пол ранее.
  
  Остальные баунто смотрели на все это с неподдельным недоумением. Кажется, такой поступок Утагавы стал для них такой же неожиданностью, как и для замерших у парадной двери шинигами. Зато лидер баунто продолжал изображать памятник самому себе, и на его лице от такого дерзкого поступка не дрогнул ни один мускул. Кажется, он и не думал переживать по этому поводу.
  
  - Утагава, что это значит? - все же спросил он.
  
  - Сдавайся, Кария! - дурным голосом завопил Утагава, победно потрясая пластинкой. В лице и в эмоциональном плане он изменился в корне, и сейчас от него здорово попахивало самой настоящей истерикой. - Твой Ключ у меня!
  
  Кария так и стоял на лестничной клетке, равнодушно глядя на своего первого помощника. Впрочем, не так уж и равнодушно. На его лицо нет-нет, да и норовила вылезти легкая улыбка. Собственно, именно этого он и ожидал с самого начала. А уж нелепая просьба Утагавы выложить свои Ключи, хотя никто из шинигами об этом даже не заикался, окончательно убедила Джина в правильности своей догадки. И сейчас ему оставалось лишь покачать головой, не то от досады, не то от умиления. И этот человек был его заместителем... Впрочем, знай Утагава одну важную деталь, может, он бы и не просчитался так грубо, но какой сейчас смысл гадать?
  
  - И что? - спокойно переспросил Кария.
  
  И этими словами словно вышиб из Утагавы дух. В какой-то момент показалось, что его вот-вот хватит кондрашка, но обошлось. Он простоял несколько секунд в ступоре, и затем его словно прорвало. Он вообще перестал обращать внимание на Абарая, на помощь к которому кинулись его друзья. Все его внимание было сосредоточено лишь на человеке, стоящем на лестнице и смеющем высокомерно смотреть на него свысока.
  
  - Ты не слышал?! - рявкнул Утагава. - Я, кажется, сказал, что твой Ключ у меня. Сдавайся сейчас же! Или я его уничтожу! Даже ты должен понимать, что после этого произойдет! Ты глупец! Только идиот мог позволить такому произойти! - кажется, его истерика прогрессировала с каждой секундой, и он распалялся все больше и больше.
  
  - Слушайте, я не знаю, что тут происходит, - шепнул Кира Йоко и занимающейся лечением отрубившегося Ренджи Момо, - но лучшего шанса для того, чтобы сбежать, у нас не будет.
  
  - Я буду новым лидером баунто! - продолжал тем временем Утагава, выглядя с каждой секундой все более жалким. - Я справлюсь с этим лучше тебя! И ты уступишь мне это место! У меня твой Ключ!
  
  - Ты так и не ответил на один простой вопрос, - напомнил Джин. - И что? Думаешь, я не знал о твоем плане? Твое желание занять мое место никогда не было для меня тайной. Так что глупец - это ты. И это только лишний раз подтверждает, что ты никак не способен стать лидером.
  
  - Заткнись! - опять взбеленился Рё. Похоже, до него дошло то, что весь его план вылетел в трубу, и то, что сейчас последует наказание. И сдаваться так просто не собирался. Вместо этого он снова вытащил добытую змеей металлическую пластинку и демонстративно разломил ее напополам.
  
  - И что? - в третий раз невозмутимо спросил Кария. Исчезнув, словно в сюмпо, он вмиг оказался рядом с Утагавой и одним мощным ударом без замаха просто пробил его насквозь в области сердца.
  
  - Невоз...можно... - только и успел прохрипеть тот, харкая кровью.
  
  А потом началось что-то совершенно невообразимое. Тело Утагавы распалось на духовные частицы, так и не достигнув пола. Но они не рассеялись в воздухе, а, засияв вишнево-красным цветом, начали формировать в воздухе какой-то символ, что-то похожее на герб. Ребята видели, как Йоши отшатнулась назад, словно испугавшись чего-то. На самом же деле девушка была в ужасе, понимая, что за прошлый свой провал могла запросто разделить судьбу Утагавы. Был еще молодой человек с длинной челкой, стоящий неподалеку. Он хоть и не испытывал столь явного ужаса, но определенно неодобрительно отнесся к произошедшему. По крайней мере, сложенные на груди руки и мрачный взгляд были отличными подтверждениями. Прочие баунто, за исключением этих двоих, никак не отреагировали на происходящее. Не исключено, что они были готовы к подобному зрелищу, так как оно было спланировано заранее. Но тогда вставал вопрос: почему же их так удивило внезапное предательство Утагавы?
  
  Друзья же прикидывались ветошью и старались не отсвечивать, надеясь, что за всей этой шумихой о них просто забудут. Процесс лечения израненного Ренджи шел совсем не так быстро, как хотелось бы Хинамори. Медицинское Кидо и без того было очень долгим, так тут еще и происходит такое... В результате, Момо никак не могла толком сконцентрироваться, то и дело отвлекаясь на манипуляции Карии.
  
  Лидер баунто, тем временем, запрыгнул на образованный духовными частицами символ, точь-в-точь повторяющий рисунок на поддельном Ключе, который Утагава украл у Карии. Символ фонил очень странной реацу, не похожей вообще ни на что. В ней не чувствовалась энергия Утагавы или других баунто, она скорее была нейтральной. Джин, окутанный красным сиянием духовных частиц, беспрестанно бормотал себе под нос какие-то бессвязные фразы на незнакомом языке, больше всего напоминающем латынь.
  
  И вот в тот самый момент, когда ребята для себя решили, что удивить их уже ничем не получится, это убеждение рассыпалось в прах. С висящего в воздухе символа, на котором все еще стоял Кария, словно капли воды, стали появляться странные коконы. Они росли с поражающей скоростью, и уже через несколько секунд из них вылупились очень странные существа. Таких шинигами не видели даже на картинках в книгах. Больше всего они напоминали комаров-переростков размером с маленькую собачку. По крайней мере, крылья и длинный нос, через который определенно можно было высасывать кровь, имелись у каждого.
  
  - Знаете, - внезапно подал голос Изуру. - Не хочу показаться навязчивым, но, кажется, нам пора.
  
  - Ах да, шинигами, я совсем про вас забыл, - то ли у Карии такой хороший слух, то ли действительно проморгали друзья свой шанс сбежать. - Позвольте представить вам моих битто. И перейдем к нашим делам.
  
  Не придумав ничего лучше, Кира и Накамура загородили собой Момо и Ренджи, который все еще был не в форме, и вытащили свои занпакто. Но Кария в ответ на эту жалкую попытку лишь усмехнулся. Неудивительно. Впрочем, комментировать это он никак не стал, лишь махнул рукой, и стая только что появившихся комаров вылетела в разбитое еще во время боя Абарая и Утагавы окно.
  
  - Я хочу, чтобы вы открыли для нас Врата миров, - просто сказал Джин, чем немало ошарашил ребят. Такой прямоты они от него точно не ждали.
  
  - Ты прекрасно знаешь, что мы не пойдем на это, - ответила Йоко.
  
  - Ну-ну, это вы пока так считаете, - усмехнулся в ответ Кария. - Но после того, как вы увидите битто в действии, вы пойдете нам навстречу. А пока можете идти.
  
  - Что, просто вот так? - недоверчиво уточнил Изуру.
  
  - Ну разумеется, - лидер баунто подарил шинигами загадочную улыбку, больше всего похожую на улыбку капитана Айзена. - Ведь отсюда вы ничего не увидите.
  
  Тон голоса был таким, что его последнюю фразу можно было понять не иначе как "когда будете уходить, не забудьте закрыть за собой дверь". После этого, к немалому удивлению друзей, он развернулся и, поднявшись по лестнице на второй этаж, скрылся за одной из дверей. Остальные, бросая на шинигами недоверчивые взгляды, отправились следом за своим лидером, оставляя друзей совершенно одних в разрушенном холле.
  
  - И что все это значит? - Йоко недоуменно хлопала глазами, пытаясь осмыслить слова Карии. Интуиция подсказывала ей, что в них кроется какой-то смысл, но, не видя картины целиком, девушка не могла понять, о чем он говорил. Чувствуя, что опасность миновала, она убрала занпакто в ножны.
  
  В отличие от ее собственного, лицо Киры выражало ужасное беспокойство.
  
  - Думаю, нам надо срочно вернуться в город, - произнес он и повернулся к Накамуре. - Помоги-ка мне.
  
  И стал поднимать с пола Абарая, стараясь уложить его руку к себе на плечи. Йоко не нужно было просить дважды, так что она полностью повторила действия своего друга. Момо им помочь не могла, потому что была ниже по росту практически на целую голову, так что взяла на себя обязанность нести Забимару. Покрепче ухватив Ренджи, Йоко и Изуру исчезли в одновременном сюмпо. Хинамори, не медля ни на секунду, исчезла следом. У них было очень плохое предчувствие...
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 40. Бунт Мабаши
  
  Как ни странно, когда ребята, наконец, выбрались из лесополосы, Каракура не лежала в руинах. А после того, как Кария так расхвалил своих комароподобных тварей, друзья ожидали, как минимум, разрушений.
  
  - Странно... - Йоко озадаченно почесала затылок свободной рукой, попутно поудобнее перехватывая начавшую выскальзывать руку все еще бесчувственного Ренджи. - Я думала, они полетели в город.
  
  Кира выглядел ничуть не менее озадаченным, чем она, и уже прикидывал, чем может обернуться возможная ошибочность его теории. Ведь он был убежден, что битто полетели в сторону Каракуры. И если это оказалось не так, то страшно представить, что они могут наворотить, пока их не найдут.
  
  - Давайте отнесем Абарая-куна в дом, - предложила Момо, осторожно вклинившись в поток его размышлений. - Я думаю, что битто здесь, просто затаились.
  
  Всю дорогу до их импровизированного штаба Хинамори наблюдала за духовным фоном в городе, но так и не смогла засечь ни одного источника реацу. Гина в доме не оказалось. Не исключено, что лейтенант и капитан Пятого Отряда здорово влипли из-за всей этой ситуации с укрывательством квинси в Обществе душ, учитывая, что последние там вроде как вне закона. А, следовательно, командование вполне могло не одобрить такой ход.
  
  - Я обо всем позабочусь, - уверила друзей Момо, присаживаясь возле кровати и приступая к прерванной процедуре лечения. - А вы осмотрите город.
  
  Сомневаться в ней не стоило. Если она сказала, что обо всем позаботится, значит, так оно и будет. В случае угрозы жизни ее близким Хинамори была готова сражаться до последней капли крови. Даже если враг заведомо превосходит ее по всем показателям. Но все же Йоко и Изуру надеялись, что вступать в бой с кем бы то ни было ей не придется.
  
  Ночь была тихой. Пожалуй, даже слишком тихой, чтобы так могло продолжаться до самого утра. Впрочем, никаких следов битто друзья так и не нашли. Пробегав по городу почти четыре часа, они встретились на крыше того самого высокого небоскреба, на котором Изуру и Момо несколько дней - целую вечность! - назад использовали Бакудо ?58. Казалось, что с того момента, как их отправили на это задание, минуло уже больше года, хотя еще не прошло и недели. Но эти дни были так насыщены событиями, что привыкшие к спокойной и размеренной жизни шинигами просто не могли толком уследить за временем.
  
  Возвращаться домой не хотелось по той простой причине, что, в случае чего, опять придется нестись сломя голову по городу. А отсюда, из центра, до всех районов добираться одинаково.
  
  - У меня такое чувство, будто я не спала уже миллион лет, - Накамура широко зевнула и потянулась до хруста.
  
  Изуру оставалось только диву даваться. На его памяти это был первый раз, когда она пожаловалась на то, что устала. Не в привычках Йоко было демонстрировать свою слабость и жаловаться на судьбу, но, видать, вся эта свистопляска с баунто доконала даже ее. Кира хотел сказать какую-нибудь успокоительную чушь в духе "Выспишься, когда вернемся", но не успел, потому что в этот момент затаившиеся все это время битто дали о себе знать.
  
  - Помогите! - донесся до друзей чей-то умоляющий крик.
  
  Обостренное зрение позволило без проблем разглядеть бегущих по улице молодого человека и девушку, которых преследовали голубые летающие комароподобные твари.
  
  - Странно, - пробормотал Изуру. - Их семь.
  
  - В смысле? - Йоко уже вытащила меч, готовая броситься на помощь, когда голос Киры словно пригвоздил ее к месту.
  
  - Здесь семь битто, - пояснил парень. - Из тела Утагавы появилось только пять. Откуда взялись еще два?
  
  - Ты хочешь сказать... - Накамура замялась, пытаясь как следует сформулировать ужасную догадку. - По-твоему, они могут размножаться?
  
  - Либо это, либо Кария принес в жертву еще одного баунто, в чем я сомневаюсь, - пожал плечами Изуру, тоже вытаскивая из ножен занпакто. - Как бы то ни было, давай пока разберемся с этими битто. Возможно, мы сможем получше изучить их строение, если осмотрим убитых.
  
  За то время, пока спасатели летели с крыши небоскреба на выручку, несчастные люди успели убежать достаточно далеко. Казалось, что у них вполне реальные шансы убежать от преследовавших их монстров. Но, разумеется, по всем законам подлости, ничего не вышло. В какой-то момент девушка подвернула ногу, что было совершенно не удивительно, учитывая высоту ее каблуков, и упала. Молодой человек, естественно, не стал бросать ее одну, так что битто настигли их уже в следующую секунду. Вернее настигли бы.
  К полному удивлению людей, между ними и этими странными комарами внезапно появился какой-то круглый барьер теплого оранжевого цвета. А еще мгновение спустя откуда-то сверху спрыгнули парень и девушка в необычных мешковатых одеждах с длинными мечами наперевес. Не говоря ни слова, они бросились на этих насекомых-переростков и, лихо размахивая своими катанами, в два счета изрубили их на кусочки. На людей эти таинственные самураи не обращали ни малейшего внимания, потому что, закончив с уничтожением насекомых, просто присели возле упавших на асфальт трупиков и стали их осматривать.
  
  - Вы кто такие?! - не выдержал молодой человек. В конце концов, их только что явно пытались убить, а тут явились неизвестно откуда спасители и, вместо того чтобы помочь его девушке, занялись изучением убитого противника.
  
  Йоко и Изуру удивленно повернули голову к сидящему на асфальте возле потирающей ногу девушки молодому человеку. Это он к ним только что обратился? Получается, он может их видеть? Как же так? Ведь обычные люди не способны видеть шинигами.
  
  - Это вы нам? - на всякий случай уточнила Накамура. Девушка не исключала вероятности, что парень их все-таки не видит, а обращается неизвестно к кому. Битто он видел, а значит, должен был видеть, как кто-то невидимый их уничтожил.
  
  - Естественно, вам! - кажется, тот пребывал чуть ли не на грани истерики, неосознанно пытаясь встать между ними и своей подругой, чтобы скрыть ее за своей спиной в случае опасности. - Кто вы такие? Что здесь происходит?!
  
  - Кажется, я понял, в чем дело, - задумчиво сказал Кира. - Помнишь, в Академии нам рассказывали, что в мире живых есть места с повышенной концентрацией духовной силы? Кажется, город Каракура как раз входит в их число.
  
  - Мир живых? Духовная сила? Что вы имеете в виду? - осторожно спросила пострадавшая девушка. Так как ребята и не думали понижать голос, неудивительно, что их разговор вызвал у несчастных людей еще большую волну вопросов.
  
  - Успокойтесь, мы не причиним вам вреда, - постаралась сгладить ситуацию Йоко. - Скорей уж наоборот. Мы шинигами.
  
  - Шинигами? - на молодого человека было просто жалко смотреть. Кровь как-то внезапно отлила от его лица, а сам он словно пытался стать меньше. Впрочем, его вполне можно понять. Не каждый день тебе доводится встречать на улице богов смерти. И поводов не верить этим странным подросткам с мечами не было. В конце концов, люди обычно не спрыгивают с крыш небоскребов, не умеют ставить барьеры и не сражаются с монстрами посреди ночи.
  
  Йоко и Изуру опять переглянулись, пытаясь придумать, что же им теперь делать с этими людьми. По инструкции, в таких случаях следовало изменять их память. Согласно правилам, люди вообще не должны знать о существовании Общества душ. Но что же поделать, если пришлось засветиться перед ними, чтобы спасти их от смерти, если находишься в зоне аномальной концентрации реацу, и если скряги из бюро технологического развития не потрудились обеспечить вас заменителями памяти?
  
  - Мы здесь, чтобы защищать людей, - пояснил Кира, смотря на мигом присмиревшую парочку. - Вам лучше поскорее вернуться домой. Мы не можем гарантировать, что эти твари были единственными. Пожалуйста, поторопитесь.
  
  Это дружеское пожелание было воспринято несчастным парнем как строжайший приказ. По крайней мере, он тут же схватил свою спутницу на руки и припустил по улице с такой скоростью, что только пятки засверкали.
  
  - Думаешь, ничего, что мы их так отпустили? - уточнила Йоко. - Может, стоило отвести их к нам?
  
  - Мы доложим о них лейтенанту Ичимару, когда вернемся, - ответил Кира, вновь склоняясь к убитым битто. - Если он сочтет нужным, уверен, он найдет их сам и сделает то, что требуется. Хм... Смотри, - он разломил панцирь одного из комаров, и из него полилась странная ярко-оранжевая жидкость. - Что это?
  
  Накамура тоже присела рядом.
  
  - Смахивает на апельсиновый сок, - невесело усмехнулась она, задумчиво растерев неизвестную жидкость между пальцев. На ощупь она вообще не ощущалась, словно Йоко трогала воздух. - Может, это кровь у них такая?
  
  - Не думаю, - Изуру был очень серьезен, крутя перед собой тушку. - Они вообще не похожи на живых существ. Смотри сама, у них нет ни внутренних органов, ни кровеносных сосудов, ничего. Больше похоже на... сосуд...
  
  - Сосуд для чего?
  
  Ответить Кира не успел. Тушки убитых комаров внезапно вспыхнули ослепительным голубым светом, после чего распались на духовные частицы. А потом начался сущий кошмар. Из-за домов появилась новая партия битто, за ней еще одна и еще. Не прошло и пяти секунд, как Изуру и Йоко оказались в плотном кольце из комаров. Оставалось полнейшей загадкой, как они успели так быстро расплодиться. Ситуация выходила из-под контроля, и требовалось срочно связаться с Обществом душ. Если вообще удастся выбраться отсюда живыми...
  
  
  
  
  
  
  - Нет, Абарай-кун, тебе еще нельзя вставать! - запротестовала Хинамори, когда через несколько часов лечения Ренджи, наконец, пришел в себя и тут же вознамерился куда-то идти.
  
  - Неужели ты это не чувствуешь?! - рявкнул парень.
  
  Разумеется, Момо прекрасно все чувствовала. И реацу Киры и Накамуры, и духовную энергию сотен скрывавшихся все это время битто. И понимала, что их друзья попали в большую беду.
  
  - Я пойду, - решила девушка, вскакивая на ноги и поднимая с пола свой занпакто. - А тебе надо отдохнуть.
  
  - Ты потратила много сил на лечение, - напомнил Абарай, глядя на изрядно бледную подругу, которая от усталости на ногах-то стояла кое-как, что уж говорить о какой-то помощи в бою. - Это тебе нужен отдых.
  
  Хинамори понимала, что он совершенно прав. Несмотря на горячность и импульсивность, Ренджи почти всегда мог трезво оценить шансы, как свои, так и других. Что ни говори, но сейчас они оба не в форме и в бою будут скорее путаться под ногами, чем помогать.
  
  - Я свяжусь с капитаном Айзеном, - произнес Ренджи, все же вставая с кровати, несмотря на все предупреждения Момо.
  
  Вытащив из сумки устройство связи, Абарай нажал кнопку, и небольшой передатчик, до этого умещавшийся на ладони, превратился в огромный экран, занявший всю стену от пола до потолка. Сперва по его поверхности шли сильные помехи, но спустя какое-то время картинка нормализовалась и стала достаточно четкой. Капитана Айзена на месте не оказалось, зато был Гин, которому Ренджи и Момо начали наперебой рассказывать о том, что произошло в особняке баунто.
  
  - Таким образом, один из баунто был принесен в жертву, и из его тела появились эти странные существа, - говорила Хинамори. - Сперва их было всего пять, но каким-то неизвестным образом их численность увеличивается в геометрической прогрессии и сейчас, по самым скромным предположениям, насчитывает примерно две сотни особей.
  
  - Судя по духовному фону, битто, как и сами баунто, способны высасывать души из живых людей, - произнес Ренджи. - Учитывая их количество, ситуация приняла дурной оборот. Если не поторопимся, то уже через сутки Каракура вымрет полностью.
  
  - Ну и ну. Стоило ненадолго оставить вас одних, как тут же начались проблемы, - отозвался Гин. - Продолжайте выполнение задания. Я обеспечу поддержку.
  
  - Спасибо, лейтенант Ичимару, - поклонилась Момо, и экран тут же отключился сам по себе.
  
  
  
  
  
  
  Кария растянул губы в усмешке. Прошло всего четверть суток с момента создания битто, а первая партия комаров уже вернулась с уловом. Битто - на деле те же баунто, только не имеющие разума и полностью послушные воле своего хозяина. Идеальный способ заполучить огромное количество человеческих душ за короткий промежуток времени. О том, какую рану этот поступок нанесет городу, Джин не думал. Несмотря на то, что баунто тоже люди, хоть и наделенные особой силой, практически никто из них уже давно не чувствовал себя человеком, и Кария был не исключением. Он ненавидел людей за их страх и презрение к тем, кто хоть чем-то от них отличается. Ненавидел шинигами за их беспринципность и безразличие к чужим жизням. Хоть с тех пор и прошло много лет, Джин до сих пор отлично помнил ту бойню, которую устроило Общество душ, когда баунто были признаны вне закона. И постоянный геноцид со стороны шинигами и квинси. Прошли века с тех пор, как он появился на свет, но мир, по сути, не претерпел никаких изменений. Все осталось по-прежнему. Прежней осталась и его ненависть ко всему живому: к людям, к шинигами, к квинси, к другим баунто. И чувство безнадежности, что так будет всегда, сжигало его сердце дотла. И он не собирался упускать шанс вырваться из этого бесконечного цикла. А если вместе с ним перестанет существовать и все остальное - да будет так.
  
  Остальные баунто, затаив дыхание, смотрели, как Кария вскрывает панцирь одного битто и переливает находящуюся там ярко-оранжевую жидкость в свой бокал.
  
  - Ты уверен, Кария? - уточнил Кога. - Это заходит уже слишком далеко. Общество душ это так не оставит.
  
  - Ты прекрасно знаешь, что иначе в Общество душ не попасть, - спокойно отозвался тот, залпом осушая содержимое своего бокала.
  
  Всего лишь несколько глотков дали просто потрясающий эффект. Сила в один момент переполнила тело Карии до краев, и в потолок ударил столб реацу.
  
  - Если Общество душ пришлет подмогу, то к тому моменту мы обязаны стать сильнее, разве не так?
  
  Аргумент, что ни говори, был убедительный, так что, хоть и с некоторым сомнением, но остальные тоже приступили к вскрытию прилетевшей партии битто. Саватари было не привыкать поглощать души живых людей, так что он был только рад. Собственно, как и Угаки. Кога тяжело вздохнул и тоже выпил содержимое бокала, сразу же почувствовав, как по телу разливается энергия и ощущение собственного всесилия. Казалось, что в этот момент ты можешь в одиночку свернуть самые высокие горы. Йоши лишь пожала плечами и опрокинула бокал. Нахлынувший прилив невероятной силы чуть не лишил ее рассудка, и уже в следующую секунду Маэми кровожадно ухмыльнулась, представляя, что сделает с этими наглыми мелкими шинигами при следующей встрече.
  
  И только когда баунто избавили от ноши всех прилетевших битто, отправив их на новую охоту, они обнаружили, что Мабаши нигде нет. Куда и когда он исчез, никто из них не взялся бы сказать наверняка. Сидевший все это время в дальнем углу и заявивший, что не намерен участвовать во всем этом, он вел себя настолько тихо, что вскоре остальные перестали обращать на него внимание. Кария же решил, что если этот шкет не образумится сам, то содержимое последнего битто он вольет ему в глотку собственноручно. Однако когда дело дошло до последнего битто, Мабаши в особняке уже не было. Не сказать, что Карию это так уж обеспокоило, но удар по броне спокойствия нанесло ощутимый, и желание переломить этому дерзкому наглецу шею усилилось многократно. Желательно собственными руками.
  
  Словно услышав эту его мысль, тишину, повисшую в зале, внезапно нарушил хриплый голос Саватари:
  
  - Нет, этим займусь я.
  
  Спокойно выдержав взгляд всех баунто, он только удовлетворенно кивнул. Саватари вообще не понимал, с какой такой радости Кария выказывал этому дерзкому мальцу подобное великодушие все это время и терпел его выходки. За все то время, что баунто действовали этой небольшой командой, именно его Мабаши успел достать больше всех. Чопорного Саватари раздражало в нем все, начиная с манеры говорить и заканчивая этой дурацкой прической. Мужчина знал, что, будь он на месте Карии, от парня давно не осталось бы и мокрого места. И вот сейчас, когда Мабаши посмел нарушить приказ Джина, ничто не мешало Саватари избавиться от него раз и навсегда. Даже Кария, у которого, кажется, было схожее желание.
  
  Стукнув своей щегольской тростью по полу, Саватари окинул баунто красноречивым взглядом и негромко произнес:
  
  - Вперед, Баура.
  
  - Хорошо.
  
  Громкий и гулкий голос, кажется, шел отовсюду. Никто не выказал ни малейшего удивления, когда Саватари просто медленно провалился сквозь пол вместе со своим странным стулом, больше всего похожим на трон.
  
  - Численность битто не безгранична, - спокойно произнес Кария. - Кога, Йоши, на вас их защита. Помните, что если мы не поглотим достаточное количество душ, мы не сможем попасть в Общество душ. Поэтому проследите, чтобы наши маленькие шинигами не слишком усердствовали.
  
  Стоило это сказать, как те просто кивнули и отправились на выход.
  
  - Угаки, подготовь экстренное убежище, - распорядился Джин. - Мы переезжаем туда.
  
  - Я понял, - отозвался тот. - Вы тоже идете, Кария-сама?
  
  - Да.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 41. Переговоры
  
  На счастье Изуру и Йоко, битто все же не стали нападать всем скопом, иначе юных шинигами просто раздавило бы их массой. Большая их часть уже через несколько секунд разлетелась по городу во всех направлениях, а те, что остались, бросились в атаку.
  
  - Хадо ?63! Райкохо!
  
  Решив не церемониться, Кира специально ударил по назойливым комарам одним из сильнейших Хадо, чтобы уж наверняка. Расчет оказался верным, хотя Изуру отметил, что все же слегка перестарался. Попав под молнию, тушки битто одномоментно распались на духовные частицы.
  
  - Идем, - позвала его Йоко, уходя в сюмпо. - У нас много работы.
  
  
  
  
  
  
  Уже через полчаса после связи с Обществом душ в доме, который шинигами использовали как временное убежище, открылся Сенкаймон, из которого вышел Гин, а следом за ним семенил Ханатаро.
  
  - Ну и ну, ты как всегда, Ренджи, - проворчал Ямада вместо приветствия.
  
  За время их разлуки Абарай, кажется, стал еще более наплевательски относиться к своему здоровью. Даже без диагностики Ханатаро видел, что у него сломано, как минимум, четыре ребра, плюс отбита печень. О многочисленных ссадинах и ушибах и говорить не приходится. С такими травмами надо лежать на кровати, не вставая даже в туалет. А этот ходит, как миленький, и, кажется, всерьез намерен идти сражаться. Безумец!
  
  Прекрасно зная характер Ренджи, Ханатаро умоляюще посмотрел на Гина. По улыбке последнего, как всегда, не разберешь, что у него на уме, но его дальнейшие действия были наилучшей демонстрацией его намерений.
  
  - Бакудо ?61! Рикуджокоро!
  
  Не успел Абарай среагировать, как Бакудо парализовало его тело полностью, сковав шестью светящимися пластинами в области пояса. Ханатаро, не тратя времени даром, тут же подскочил поближе и вколол непоседливому парню свой особый препарат. И после отмены Бакудо Ренджи мешком рухнул на кровать, тут же разразившись тирадой выражений, не каждому портовому грузчику посильных.
  
  - Ямада-кун, займись лечением ран Абарая-куна, - распорядился Гин. - Абарай-кун, не стоит употреблять такие выражения в присутствии твоего лечащего врача. Мало ли что он может напутать с твоим лечением, если ты его обидишь. Хинамори-кун, тебе лучше отправиться к товарищам.
  
  Девушка с готовностью кивнула, чувствуя, как чуть ли не по всей Каракуре открываются Сенкаймоны, и из них выходит множество шинигами. Их реацу была не слишком сильна, но Момо не исключала, что они ее скрывают.
  
  - Второй Отряд? - уточнила она, с легкой улыбкой смотря на лейтенанта.
  
  Впрочем, она не сомневалась в своей правоте. Йоко рассказывала, что Такуми-сенсей раньше был капитаном Второго Отряда, а его реацу была чем-то схожа с теми, что только что появились здесь.
  
  Ответа на вопрос так и не последовало. Гин исчез в сюмпо. Хинамори предпочла последовать его примеру. Из переделки Накамура и Кира выбрались без потерь, и девушка поспешила к ним.
  
  
  
  
  
  
  - Черт! - выругался Изуру, остановившись на крыше и устремив взгляд вдаль, в сторону того самого района трущоб, который друзья поклялись обходить за дюжину кварталов. - Как будто нам мало проблем.
  
  Сканер в кармане Киры разразился писком, но даже без него они с Йоко почувствовали приближающуюся к ним реацу Йоши. За тот небольшой промежуток времени, что они ее не видели, ее сила заметно возросла и, кажется, продолжала увеличиваться с каждой минутой, что в очередной раз убедило друзей в правильности теории о назначении битто. Посему выходило, что за эти несколько часов комары успели высосать множество душ, учитывая, насколько иначе теперь ощущалась Маэми.
  
  Драться с ней сейчас особого желания не было ни у Йоко, ни у Изуру. И не потому, что они чувствовали, что шансов против Йоши у них нет. В конце концов, справился же Ренджи с Утагавой. Другое дело, что сейчас важнее было разобраться с битто, пока они не превратили Каракуру в город мертвых.
  
  Словно внемля мольбам ребят, в небе внезапно открылось несколько Сенкаймонов, из которых повалили шинигами из Второго Отряда, одетые в униформу ниндзя. Заметив друзей, ближайшие отряды бойцов при помощи сюмпо подошли поближе.
  
  - Накамура-сан, Кира-сан, - вышел вперед один из них. Его форма несколько отличалась от остальных. Очевидно, он тут был старшим по званию. - Мы прибыли из Общества душ по вашему запросу. Приказывайте.
  
  Оставалось только поразиться подобной покладистости. Наверное, нелегко и даже унизительно для взрослого и опытного шинигами оказаться под командованием детишек, которых еще официально и в отряд-то не приняли. Тем не менее, если командир группы и испытывал недовольство, он ничем себя не выдал, спокойно ожидая указаний.
  
  - Вы должны найти и уничтожить всех битто, которых встретите, - тут же сориентировалась Йоко. - Они похожи на больших комаров. Летают группами. У них панцири голубого цвета. Будьте уверены, вы их ни с чем не спутаете. Вперед.
  
  Никаких уточняющих вопросов, никаких комментариев. Стоило только сказать последнее слово, как ниндзя тут же исчезли в сюмпо, рассредоточившись по всему городу. Похвальная исполнительность. Видимо, капитан Сой Фонг весь Второй Отряд держит в ежовых рукавицах.
  
  - Ты тоже займись поисками битто, Йоко, - сказал Изуру, пристально смотря в ту сторону, откуда к ним на большой скорости неслась Йоши. - А я, пожалуй, с ней потолкую.
  Девушка открыла было рот, чтобы возразить, чтобы сказать, что сражаться с ней в одиночку будет слишком опасно, что будет лучше, если они дадут ей бой вместе. Но в последний момент передумала и так ничего и не возразила. Просто поняла, что самой ей было бы не слишком приятно, если бы Изуру начал отговаривать ее от боя. А значит и ей стоит поверить в него.
  
  - Догоняй меня, как закончишь, - только и сказала она на прощание и, получив в ответ короткий кивок, исчезла в сюмпо.
  
  
  
  
  
  
  Момо спешно двигалась в сторону источников реацу своих товарищей, когда на самой периферии восприятия почувствовала ЭТО. Источник чудовищной силы, отдававшей странно знакомым привкусом. Что-то было в этой силе от Маэми Йоши, но девушка решительно не понимала, как за такой короткий промежуток времени она стала настолько сильной. Неужели это битто настолько увеличили силу баунто?
  
  Что? Изуру и Йоко разделились, и Кира решил дать бой этому чудовищу в одиночку? Он что, белены объелся?! Да, Абарай-кун справился с Утагавой, но какой ценой? Да и сила этого баунто была не настолько зашкаливающей! Что, Кира решил поиграть в героя?! Нашел время, ничего не скажешь. Стиснув зубы, Хинамори сконцентрировалась и увеличила длину каждого сюмпо на несколько метров. Какая-никакая, а все же прибавка к скорости. Может, она успеет не слишком поздно... И чем только думает Йоко, оставляя Изуру там одного?!
  
  Момо так глубоко ушла в свои возмущенные мысли, ругая друзей за неосмотрительность и безрассудство, что чуть было не проморгала набросившуюся на нее исподтишка стаю битто. Но все же девушка не за красивые глаза считалась одной из лучших выпускниц, так что вовремя успела сделать в воздухе что-то вроде сальто, уйдя с траектории атаки злобных комаров. К счастью, оных оказалось не слишком много, так, десяток с небольшим, и Хинамори вовсе не собиралась тратить на них время. Там, черт побери, Изуру решил покончить с собой, и нельзя медлить ни на секунду!
  
  Выхватив из ножен свой занпакто, Момо, не задумываясь, ринулась в яростную атаку, разрубая битто на части, метая огненные сферы направо и налево и даже отправляя особо наглых особей в затяжной полет ударами с ноги. Вовремя уклоняясь при помощи сюмпо, девушка избежала практически всех атак, кроме одной. Острое жало одного из комаров больно вонзилось в плечо со спины, и практически сразу же по телу прошлась волна неприятной слабости. Убив наглеца, Момо со злостью бросила тушку на асфальт и добила ее ногой, буквально превратив битто в лепешку. Тот такого, естественно, не выдержал, потому как сразу же распался на духовные частицы. Место укуса болело так сильно, будто края раны кто-то заботливо обработал кислотой, и даже медицинское Кидо не давало особого облегчения. Рана затягивалась крайне неохотно, ужасно саднила, в придачу из нее неукротимым ручейком вытекала реацу, что объясняло причину невероятной слабости. Вывод напрашивался один - проклятый битто урвал у нее частичку души. Совсем незначительную, но, как оказалось, даже этого достаточно, чтобы Момо уже не могла полноценно наслаждаться жизнью. Припав на одно колено, Хинамори запустила медицинское Кидо и попыталась полностью перестать двигаться. Даже малейшее движение отдавалось вспышкой боли, словно кто-то засунул в рану раскаленный железный прут и шевелит им там.
  
  - Ну и ну, - внезапно раздался откуда-то из-за спины незнакомый голос, в котором отчетливо слышались самодовольные нотки.
  
  Хинамори резко развернулась, и из-за нахлынувшей боли на несколько секунд потемнело в глазах, а с губ невольно сорвался болезненный вздох. Но девушка даже подумать не могла, чтобы оставить за спиной возможного противника. Оставалось только радоваться, что ранено у нее левое плечо, так что меч держать в руках она еще сможет, а вот полноценно сражаться - вряд ли. Источник голоса сидел на широкой ветке дерева, одну ногу согнув в колене и подперев ею подбородок, а другую свесив вниз. Впрочем, несмотря на веселый тон голоса, веселости во взгляде не закрытого длинной челкой глаза было совсем мало. Хотя и глумливой издевки загнавшего свою дичь в угол охотника там тоже не было. Вместо этого была сосредоточенность и серьезность, и еще что-то напоминающее уважение.
  
  Момо уже узнала этого парня. Это именно его реацу она чувствовала, когда они с Ренджи неслись по лесополосе к особняку баунто. Пусть тогда он так и не показался им на глаза, но ошибиться было невозможно - сейчас он свою реацу ни капли не скрывал.
  
  - Ты кто такой?! - воинственно крикнула Хинамори, выставляя перед собой свой меч. На фоне предчувствия драки даже болевые ощущения постепенно уходили на второй план. - Ты ведь тоже баунто?!
  
  Мабаши со скрытой за высоким воротом усмешкой смотрел на невысокую девушку, которая, очевидно, всерьез собиралась с ним драться. Впечатляет. Стоять на ногах после укуса битто действительно непросто. При укусе они впрыскивают в тело особый яд, препятствующий заживлению, что и позволяет им без проблем выпить душу до конца. Обычные люди практически сразу же теряли сознание от болевого шока, но эта шинигами не только не вырубилась, но еще и прикончила всю стаю, и сейчас еще собирается драться с ним. Все-таки, внешность обманчива, если дело касается шинигами. Кто бы в здравом уме подумал, что эта хрупкая девчонка ростом метр с небольшим может оказаться сильным бойцом?
  Хинамори стиснула зубы, загоняя подальше снова начавшую давать о себе знать боль в плече. Она понимала, что черта с два она сейчас сможет с кем-то сразиться, но неуступчивый характер не позволял бросить занпакто под ноги противнику и сдаться.
  
  "Черт! - про себя выругалась Момо, чувствуя, как к сердцу подкатывает отчаяние. - От меня никакого толку... Я ничем не смогла помочь. Абарай-кун в одиночку справился со своим противником. Кира-кун сейчас сражается с этой Йоши. И только я могла вот так глупо попасться..."
  
  Несмотря на депрессивные мысли, девушка в лице не изменилась. Как смотрела на своего противника грозно и решительно, так и смотрит сейчас. Даже приосанилась немного. Судя по взгляду парня, он ее актерство видит насквозь, но и прекратить притворяться, показывая свою слабость, Момо не могла. Что удивило девушку больше всего, так это то, что по сравнению с Йоши, которая сейчас казалась просто ураганом Силы, этот парень в силе не прибавил нисколько.
  
  Противник, впрочем, не спешил нападать. Более того, он даже позу не переменил, только слегка склонил голову набок.
  
  - Ты всерьез намерена сражаться? - уточнил он после минутного молчания, когда Момо в очередной раз поморщилась от боли и невольно опустила руку с мечом.
  
  - А как ты думаешь?! - обычно мягкий голос от нахлынувшей боли превратился чуть ли не в рычание.
  
  - Просто хочу предупредить, что яд битто весьма опасен, и отравление им имеет несколько неприятных последствий, - произнес он, свешивая вниз вторую ногу. - И он гораздо быстрее распространяется по телу при движении, увеличивая скорость утечки реацу. Иначе говоря, пара минут боя - и ты без реацу.
  
  - Тск, - недовольно фыркнула Момо. Было смешно ожидать, что он купится на ее актерство и, испугавшись, отступит.
  
  - Я не собираюсь сражаться с тобой, - внезапно заявил этот парень, отчего Хинамори едва не подскочила от удивления.
  
  Девушка ошарашенно уставилась на своего противника, ожидая, что он сейчас усмехнется и заявит, что наивно со стороны шинигами быть такой доверчивой. Но он был серьезен. Такой серьезный взгляд Момо видела только у капитана Кучики, и это так ее проняло, что она даже не стала переспрашивать или задавать уточняющие вопросы. Словно поняв, что ответа он не дождется, парень опрокинулся с ветки назад и, исполнив в полете переворот, ловко приземлился на ноги, замерев на безопасном расстоянии перед девушкой, чтобы она не смогла достать его своим мечом.
  
  - Баунто нарушили закон, и я не собираюсь вставать на пути у шинигами.
  
  - Ты что, решил со мной поторговаться? - Хинамори не знала, что и думать. Когда он появился, она настраивалась все-таки на битву, а не на переговоры. Более того, у нее вообще не было опыта в такого рода делах, так что она даже не представляла, как ей следует себя вести. - Если так, то извини, я всего лишь исполнитель воли Общества душ. Да и вообще, с какой стати мне тебе верить? И с чего вдруг такая нелюбовь к своим товарищам?
  
  - Причин много, - ответил он. - Но самая главная - я не хочу умирать. Я не идиот, и прекрасно понимаю, что если Общество душ заинтересовалось делами баунто, мы не жильцы. Кария считает иначе, затем и замыслил всю эту волокиту с битто. Поглотив большое количество человеческих душ, он и остальные станут невероятно сильными.
  
  Словно в подтверждение его слов раздался мощный всплеск реацу Йоши, которая, кажется, уже вовсю махалась с Изуру где-то на окраине города. У Хинамори мурашки побежали по спине от такого немыслимого духовного давления. На фоне этой чудовищной реацу парень, стоящий перед ней, казался вполне безобидным.
  
  - Какая сила, - прошептала Момо, а потом пристально посмотрела на своего собеседника. - И она может стать еще сильнее? Сильнее, чем сейчас?
  
  - Конечно, - подтвердил он. - Не думаю, что она поглотила больше, чем пять битто. Это тридцать пять человеческих душ.
  
  Такой прогноз заставил Момо переживать еще сильнее. Посему выходило, что в одном битто помещается семь человеческих душ, а если вспомнить, сколько она чувствовала их совсем недавно. Представить страшно, в каких монстров превратятся баунто, если поглотят их всех. Необходимо было как можно скорее что-то предпринять. Хинамори лихорадочно соображала, что ей делать: идти спасать Изуру, заняться истреблением битто, связаться с Обществом душ или же все вместе. Она покосилась на парня. Можно ли доверять ему? Конечно, полностью доверять недавнему врагу свою спину - это безумие. Но вроде он выглядит вполне адекватным и искренним.
  
  - А что насчет тебя? - все же решила прояснить девушка этот щепетильный вопрос.
  
  - В смысле? - не понял Мабаши.
  
  - Ну... - замялась она, понимая, что вопрос действительно получился слишком уж туманным, и пытаясь сформулировать его поточнее. - Я так поняла, что ты... не нарушал закон, да?
  
  - Да, - подтвердил он, и в его голосе послышалась горькая усмешка. - И только поэтому я веду с тобой эти разговоры. А еще мы, наверное, в одной лодке.
  
  - Если ты изначально был против плана Карии, то зачем пошел за ним? - пожалуй, именно этот вопрос и занимал Хинамори с самого начала. Девушка понимала, что теперь, когда этот парень пошел в открытую против своих товарищей, они точно ему этого не простят. Воспоминания о том, что случилось с Утагавой, который решил предать Карию, все еще были живы.
  
  - Я не предполагал, что все зайдет настолько далеко, - вроде бы вполне логичный ответ, но Момо он почему-то показался не слишком правдоподобным. - Баунто никогда не жили группами, стараясь держаться обособленно. Казалось бы, вечная жизнь - здорово. Но все вокруг меняется, а ты остаешься неизменным. Это сложно. И остановить это легко: надо всего лишь перестать поглощать души умерших, и, когда твои жизненные силы иссякнут, ты умрешь. Но, как ни странно, умирать неохота.
  
  Хинамори слушала рассказ баунто, не перебивая, только кивая в нужных моментах, но потом поняла, что он не обращается ни к ней, ни к кому-то определенному. Видимо, ему просто хотелось выговориться. Вполне понятное желание, поэтому девушка решила дослушать до конца, не сбивая его с мысли своими вопросами.
  
  - Кария обещал все изменить, - продолжал Мабаши. - Говорил, что баунто больше не будут влачить по миру свое жалкое существование. Что наша жизнь наполнится смыслом. Он собрал нас по всей Японии. Мы все хотели что-то изменить, но он один решился на реальные действия. Наверное, поэтому ему и удалось привлечь нас на свою сторону. Знали бы мы, на что шли...
  
  - Ладно, я поняла, - вздохнула Момо. - Допустим, я тебе верю. И что дальше? По-твоему, их можно остановить? - Она еще раз покосилась в сторону битвы Изуру и Йоши. - Там такая силища...
  
  - Нет ничего невозможного, - произнес парень. - А теперь пойдем. И так уже слишком долго стоим на месте.
  
  - Ладно, - кивнула Хинамори. - Идем поможем Изуру, пока он еще жив.
  
  - Да-да, а уже через минуту ты свалишься, оставшись без реацу, - ухмыльнулся он. - Ты на ногах еле стоишь, какая тебе драка? Надо заняться твоей раной, а уже потом думать о других.
  
  - Да я могу идти! - вспылила девушка и тут же опять припала на колено от боли.
  
  - Я вижу, - он подарил ей еще одну ухмылку, после чего довольно бесцеремонно перекинул Момо через плечо и потащил куда-то.
  
  - Ты что творишь?! - тут же начала возмущаться Хинамори, колотя его здоровой рукой по спине. - Пусти! Больно же! Пусти, кому говорят! Я же говорила, что только допустим, что я тебе доверяю! А это значит, что ты не должен поворачиваться ко мне спиной! Отпусти! Иначе я применю силу!
  
  - Ну и ну, - в типично гиновской манере отозвался Мабаши. - Какой темперамент. Я так могу и влюбиться.
  
  Момо от такого заявления просто поперхнулась воздухом и целую минуту пребывала в ступоре, после чего принялась колотить его с утроенным рвением. Даже боль ощущалась не так сильно.
  
  - А ну поставь меня, извращенец! Куда ты меня тащишь?! Отпусти!
  
  - Да-да, мне тоже приятно познакомиться, - усмехнулся он, не обращая ни малейшего внимания на ее удары. - Кстати, я Мабаши. А у тебя имя есть?
  
  - Хинамори. Хинамори Момо, - представилась девушка. - А теперь отпусти меня!
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 42. Этот дружелюбный внутренний мир
  
  - Чего и следовало ожидать, - презрительно буркнул себе под нос Саватари, появившись прямо из асфальта через несколько секунд после ухода Мабаши и Хинамори. - Трусливо поджавший хвост щенок решил податься к врагу. Непростительно!
  
  Бросив короткий взгляд в сторону урагана реацу, доносящегося с окраины Каракуры, мужчина только хмыкнул. Йоши никогда не умела сдерживаться, и то, что происходит там сейчас, лучшее тому доказательство. Ее садистские замашки ни для кого не были секретом, так что оставалось только посочувствовать ее противнику, решившему дать ей бой в одиночку.
  
  Прислушавшись к окружающему духовному фону, Саватари почувствовал, что количество битто здорово подсократилось, но все равно было достаточным.
  
  "И все-таки это идиотизм, - отметил про себя старик. - Шантажировать шинигами жизнями простых людей, надеясь, что они сдадутся и в обмен на отзыв битто откроют Врата миров... Как только Кария до такого додумался?.."
  
  - Не будем спешить, Баура, - сказал Саватари. - Посмотрим, что происходит в городе.
  
  - Как скажешь, босс, - отозвался гулкий голос, опять же словно идущий отовсюду.
  
  После этого баунто вновь погрузился в асфальт, не оставив ни намека на свое присутствие здесь.
  
  
  
  
  
  - О, опять ты!
  
  Йоши с безумным блеском в глазах уставилась на замершего на одной из крыш Изуру. Весь путь от особняка она буквально сгорала от нетерпения оторвать этому наглецу руки и ноги и уже настраивалась на долгий поиск. А тут такая удача! Этот идиот не только не стал прятаться, но и сам поспешил на встречу с ней.
  
  - Зря ты велел своей подружке уходить! - рявкнула Маэми. - Твои дешевые магические фокусы против меня бесполезны, и ты уже должен был в этом убедиться! А кроме них, ты вообще ничего не умеешь.
  
  - Господи, - вздохнул Кира. - Кажется, твоя новая сила увеличивает не твою мощь, а твой язык. Учитывая, что с нашей последней встречи ты стала трепать им еще больше.
  
  - Пытаешься казаться крутым?! - прокричала девушка, запуская в него своим мечом.
  
  Кира с линии атаки ушел, но сила удара впечатляла. Если раньше ее меч оставлял разве что небольшие царапины на асфальте, то сейчас, ударив по крыше, он просто обрушил ее. Благо, что район, где Изуру ожидал Йоши, был заброшенным, и это помогло избежать лишних жертв.
  
  - Видимо, то, что твой дружок одолел этого слабака Утагаву, здорово тебя приободрило, - усмехнулась Йоши. - Но учти, я не Утагава! И я не буду с тобой нежной!
  
  - Вот и славно, я тебя и не прошу, - заметил Изуру, вынимая из ножен меч.
  
  Как ни крути, но разница в силе была просто колоссальной, и обычные приемы тут окажутся бесполезными, а низкоуровневые Бакудо Йоши просто и не заметит. Пока Кира ожидал ее прихода, он обдумывал план сражения. Мечом она может сражаться и на дистанции, и в ближнем бою. Если она бросает меч, она все равно не остается беззащитной, потому что ее веер может выдержать даже очень мощную атаку, как в прошлом бою ему довелось убедиться. Значит, единственный способ победить - это выгадать момент, когда она бросает меч, но не успевает активировать щит.
  
  Времени на дальнейшее обдумывание Йоши ему не дала, на огромной скорости подскочив вплотную и нанеся чудовищной мощи удар ступней по подбородку. Вообще, таким образом можно легко сломать противнику шею, но у Киры был опыт принятия на себя таких вот атак. Уклониться от удара он просто не успел - помимо силы, у Йоши возросла и скорость - но избежать плачевных последствий смог. Пролетев с десяток метров, он грузно свалился на дорогу, но девушка не собиралась давать ему времени ни на что, вновь оказавшись рядом и нанося очередной удар с ноги.
  
  "Похоже, она не намерена использовать меч, - отметил про себя Кира, кое-как поднимаясь на ноги и отряхиваясь от остатков стены, которую только что пробил своим телом. - Она решила просто забить меня ногами?"
  
  Это абсурдное предположение с каждой секундой все больше походило на правду. Йоши опять возникла рядом с ним, намереваясь снова отвесить парню увесистый пинок, но на этот раз он был к этому готов, вовремя уйдя в сюмпо.
  
  - Сокацуй!
  
  Изуру выпустил в противницу голубую сферу, которую Йоши тут же приняла на свой опять раскрывшийся стальным кругом веер. Никакого урона щиту Хадо не нанесло, и безумная улыбка девушки стала еще шире.
  
  - До тебя что, так и не дошло, что твои жалкие заклинания мне, что с гуся вода? - усмехнулась Йоши. - Какой же ты тупой!
  
  - Ну, может быть, - словно в тон ей ответил Кира. - Но скажи мне, кто больший дурак: тот, кто сражается с противником сильнее себя, или тот, кто тратит кучу времени на противника предположительно слабее себя?
  
  Не успела девушка что-либо ответить, как Изуру тут же исчез в сюмпо, и в следующую секунду обрушил на нее настоящий дождь из Шаккахо и Сокацуев, превращая дом в развалины. Поднялась ужасная пылища, сведя видимость к нулю. Пожалуй, это стоило использовать.
  
  - Что за глупости?! - рявкнула Йоши, взмахивая своим веером и одним махом развеивая пыль.
  
  После этого она подскочила к Изуру, удивленному таким ее шагом, и отвесила ему еще один удар, впечатав парня в стену очередного дома. От места его столкновения со стеной по бетону пошли трещины, обрекая стену на скорый обвал. Кира при этом умудрился знатно приложиться головой, так, что искры из глаз посыпались. А потом он увидел Йоши, несущуюся к нему на огромной скорости с мечом в вытянутой руке. Судя по всему, она решила закончить бой, пришпилив его к стене, словно бабочку. Изуру уже приготовился уклоняться, когда внезапно все потемнело перед глазами, и сознание заволокла тьма.
  
  
  
  
  
  - Ну и ну, не думал, что это случится так скоро, - заметил незнакомый мужской голос откуда-то из-за спины.
  
  Проанализировав ощущения, Изуру сделал вывод, что либо ему завязали глаза, либо тут такая непроглядная тьма, что в принципе невозможно ничего разглядеть, либо неведомая сила лишила его зрения как такового. Кроме всего прочего, он определенно был прикован к стене, что тоже не внушало оптимизма.
  
  - А что, собственно, происходит? - осторожно поинтересовался Кира, удивленный такой невероятной переменой обстановки. Вроде бы только что он сражался с Йоши где-то на окраине Каракуры.
  
  - Происходит то, что ты внезапно свалился мне прямо на голову, когда я тебя совершенно не ждал, - флегматично заметил все тот же голос. - Но, видимо, реальная угроза твоей жизни послужила катализатором к тому, чтобы ты попал сюда, да еще и смог услышать мой голос.
  
  - Погоди-ка, - даже в экстренных ситуациях Изуру не приходилось жаловаться на несообразительность, - ты что, мой занпакто? И я сейчас в своем внутреннем мире?!
  
  - Именно так, - подтвердил его незримый собеседник.
  
  - Меня же сейчас убьют! - на смену холодной рассудительности одномоментно пришла настоящая паника, стоило только вспомнить, сколько были без сознания Йоко и Ренджи, когда пробуждали свои мечи.
  
  - Не исключено, - невозмутимости и равнодушия в голосе занпакто хватило бы на целый отряд.
  
  - Тогда, может, вернешь мне зрение? - спросил Кира. Не сказать, что он не смог бы ориентироваться в пространстве вслепую, но быть зрячим все же лучше.
  
  - Я тут ни при чем, - пришел ожидаемый ответ. - Как я и сказал, я не ожидал, что ты придешь сюда так скоро. Похоже, что ты еще не готов быть здесь в полной мере, поэтому и не можешь видеть то, что тебя окружает.
  
  - К черту все это, - отрезал парень. - Лучше скажи, что мне делать, чтобы меня не убили в реальном мире.
  
  - Ну, можно и объяснить, - степенность и неторопливость занпакто раздражала до зубного скрежета, но Кира мужественно терпел. - Для начала тебе придется освободиться от оков, а потом найти меня. Я же постараюсь сделать все, от меня зависящее, чтобы время здесь текло как можно медленнее. Но все же тебе стоит поторопиться. Если ты не успеешь, то Йоши действительно убьет тебя.
  
  Голос занпакто становился все тише и тише и, наконец, вовсе смолк, оставив Изуру в полной тишине и темноте.
  
  "Так, что там говорил Абарай? - лихорадочно копался в памяти тот. - Говорил, что во внутреннем мире я - хозяин, и что здесь воплощаются мои мысли и страхи. Что ж..."
  
  - Все это, конечно, очень хорошо звучит, - заявил он вслух в пустоту. - То, что я не готов, и все прочее. Но давайте все же включим свет, а?
  
  Какой-то частью сознания Изуру был уверен, что ничего из этой затеи не выйдет. Но, видимо, эта часть была такой маленькой, что ее мнение просто не учитывалось, потому что картинка перед глазами появилась, как миленькая. Каково же было изумление Киры, когда он обнаружил, что находится в камере пыток и сейчас прикован к некому подобию дыбы.
  
  - Ты что, издеваешься?! - возмущению парня не было предела. - Хочешь сказать, что мой внутренний мир - это камера пыток?!
  
  "Ну, как тебе сказать, - раздался в его голове голос занпакто, сопровождаемый глухим смехом. - Эта камера - лишь его малая часть. А то, что ты оказался именно там, лишь свидетельствует о том, что твои дела в реальном мире плохи, как никогда".
  
  "Вот черт, и то правда, - спохватился он, оглядывая хлипкие с виду кандалы. - Надо освободиться. Но, наверное, глупо думать, что замки на наручниках откроются, если я того пожелаю".
  
  Как и ожидал Изуру, одного желания для этого было явно маловато, так что пришлось действовать дедовскими способами, а именно разносить их при помощи Хадо, рискуя вместе с кандалами испепелить еще и собственную руку. Как бы то ни было, операция по вызволению конечностей из плена прошла вполне успешно, если не считать парочки неприятных ожогов. Впрочем, над ними уже вовсю работало медицинское Кидо. Задерживаться тут, рассматривая различные приспособления, о назначении которых можно было лишь догадываться, Изуру совершенно не хотелось, так что он поспешил как можно скорее покинуть это неприятное место, решив без особой нужды сюда вообще не возвращаться.
  
  Место, в котором он оказался, выйдя из камеры пыток и поднявшись по древней лестнице наверх, больше всего походило на коридор какого-то старого давно заброшенного замка. Сняв со стены факел, Кира освещал себе путь, попутно смотря по сторонам. Определенно не таким он представлял себе свой внутренний мир... А главное, он не слишком понимал, что ему делать дальше. Занпакто сказал, что он должен его найти. Но где? Задумавшись, Кира настолько ушел в свои мысли, что даже не обращал внимания на то, куда он идет. Из омута размышлений его вырвала собственная нога, внезапно провалившаяся сквозь пол.
  
  - Да что ж это такое? - проворчал Изуру, высвободив ногу, и обмер, посмотрев в ту сторону, откуда он только что пришел.
  
  Прямо на его глазах пол, потолок, стены и нехитрое убранство коридора распадались на духовные частицы, оставляя после себя лишь непроглядную тьму.
  
  "Твой внутренний мир разрушается, приближая твою смерть, - прокомментировал голос занпакто этот странный феномен. - Так что лучше бы тебе поторопиться".
  
  Напоминать дважды не пришлось. Наглядная демонстрация ограниченности времени стала наилучшим стимулом к действию. Плюнув на разглядывание интерьера, Изуру бросился бежать дальше по коридору, не разбирая дороги. На встречающихся развилках он выбирал направление, полагаясь исключительно на интуицию.
  
  Сам не понимая, как он смог сюда добраться, через некоторое время Кира застыл посреди круглого зала, по периметру которого было навскидку штук тридцать дверей.
  
  - Что, предполагается, что мне теперь еще и ключи от них искать надо? - буркнул себе под нос парень. - Нет уж.
  
  Долго не думая, он просто принялся разносить двери одну за другой при помощи Хаена. Способ оказался эффективным, хотя и не пришелся по душе его занпакто, который тут же поспешил выразить свое недовольство.
  
  "Между прочим, ты разрушаешь собственный внутренний мир..."
  
  - Между прочим, он и так разрушается и без моей помощи, - отозвался Кира. - То, что я делаю сейчас, просто капля в море.
  
  После, наверное, двадцати разрушенных дверей ему наконец-то улыбнулась удача, и, когда пыль улеглась после очередного взрыва, глазам Изуру предстала не стена, как это было в прошлых случаях, а небольшой коридорчик длиной не более метра, в конце которого была еще одна дверь. Не понимая причины подобного занудства, Кира запустил в нее еще один Хаен, но на этот раз заклинание не возымело эффекта. Более того, дверь даже не закоптилась, что вообще было чем-то невообразимым.
  
  Заглянув в небольшое окошечко, расположенное на двери, парень удовлетворенно хмыкнул, разглядев в комнате за ней чью-то фигуру.
  
  - Кажется, я тебя нашел, - сказал он.
  
  "Сперва войди, - тут же отозвался занпакто. - Только учти, что я не позволю тебе крушить мою комнату".
  
  Эти слова окончательно вывели из себя обычно всегда такого спокойного и рассудительного Киру. Тут же захотелось рвать и метать, и кричать что-то возмущенное, и нарочно разнести покои этого своенравного типа, возомнившего себя его занпакто, в пух и прах.
  
  - По-твоему, у меня есть время бегать тут в поисках ключа?! - прокричал в окошечко Изуру.
  
  "По-твоему, у тебя есть выбор?"
  
  - Тск! Если хочешь меня убить, так бы и сказал.
  
  Оставалось только признать, что этот несносный тип прав. Но тогда где ключ? На другом конце этого замка? Если так, то та половина этого места уже, скорее всего, разрушена. И если опять идти в тот лабиринт, есть шанс заблудиться и вообще потом не найти путь назад. Если только не...
  
  Идея показалась Кире очень даже ничего. Действительно, если можно использовать Шаккахо для освещения, то почему бы не отмечать сферами путь, просто заставляя их висеть в воздухе? Чертыхаясь, на чем свет стоит, Изуру бросился в ту дверь, из которой пришел в этот зал и опять понесся по коридору, не глядя бросая себе за спину слабенькие Шаккахо. Отметив, что взрываться они не собираются, Кира мысленно поставил себе "пятерку". Всем сердцем пожелав поскорее найти проклятый ключ, он полностью доверился чутью. Раз ребята говорили, что он тут хозяин, значит, внутренний мир сам должен помочь ему. В конце концов, он же не просит невозможного.
  
  Разрушение пока не коснулось этой части замка, что не могло не радовать. Но интуиция завопила об опасности, когда Кира выскочил из-за очередного угла. Оказалось, что разрушение происходит не только последовательно, но и небольшими островками. По крайней мере, по бокам и сверху коридор был цел, а вот в полу была широкая дыра шириной метра четыре, которая с каждой секундой становилась все шире. А прямо за ней располагалась древняя дверь, и чутье подсказывало Изуру, что именно за ней он найдет искомый ключ. Таким образом, происходящее все больше походило на издевательство, и было просто непонятно, зачем занпакто понадобилось гонять его по этому лабиринту. Возмущение, появившееся еще в самом начале этой безумной гонки, сейчас подскочило до заоблачных высот.
  
  Прыгать через бездонную пропасть не слишком-то хотелось, но, как и сказал занпакто - черт бы его побрал за такие шуточки! - выбора не было. И тут до Киры дошло, что он страдает ерундой. Паника, что он не успеет добраться до двери вовремя, нехотя отступила, вновь позволяя мыслить хладнокровно. Лучше поздно, чем никогда! И главным открытием стало напоминание, что использовать реацу здесь ничто не мешает, так что, на кой, спрашивается, черт он собрался прыгать через пропасть, полагаясь на мышцы, когда можно просто уплотнить под ногами духовные частицы и пройти по воздуху. Открытие было до смешного простым, но расширяющаяся пропасть любезно напомнила, что сейчас не время для смеха. Преодолев провал, Кира влетел в злосчастную дверь и так и замер на пороге, а после разразился чередой таких выражений, что даже любящий крепкое словцо Ренджи обзавидовался бы. Комната оказалась небольшой, но плотно уставленной какими-то глубокими сосудами, похожими на огромные урны для праха. Причем, как ни старался Изуру рассмотреть, что в них находится, ему это не удавалось, потому что внутри сосудов стояла непроглядная тьма, и даже Шаккахо там гасло. Посему выходило, что следует искать ключ на ощупь. Процедура, сперва не казавшаяся чем-то из ряда вон выходящим, на деле оказалась ужасно неприятной. Первая же ваза оказалась наполовину заполненной кровью, вторая кишела мелкими змеями, в третьей обнаружились пауки, в четвертой вообще было множество мелких стеклянных осколков, в мгновение ока превративших кожу на руке в кровавое месиво. Только в восьмой урне Кире наконец-то улыбнулась удача и, вдоволь покопавшись в чем-то вязком и липком, он-таки нашарил там большой серебряный ключ, на котором была та же эмблема, что и на замочной скважине двери в комнату занпакто.
  
  Не теряя времени даром, Изуру сразу же рванул обратно, на этот раз предпочитая передвигаться по воздуху, а то, мало ли, пол начнет разрушаться прямо под его ногами. Как оказалось, выскочил он из комнаты вовремя, потому что стоило ему это сделать, как помещение с невероятной скоростью разлетелось на духовные частицы. Пропасть в коридоре растянулась уже по всей его длине, и разрушение потихоньку принималось и за стены, так что уплотнение духовных частиц под ногами было единственным возможным способом передвижения. Даже несмотря на то, что двигался Кира при помощи сюмпо, разрушение буквально двигалось за ним по пятам, из чего можно было сделать вывод, что времени осталось совсем мало.
  
  Больше всего Кира боялся, что ключ окажется не тем, что ему нужен - с этого вредного типа, его меча, вполне станется устроить такую подлянку. Но обошлось. Комната, которая была за закрытой дверью, по размерам оказалась самой настоящей кельей и обустроена была соответственно: на лицо суровый аскетизм. И здесь Изуру смог наконец разглядеть свой занпакто вблизи.
  
  - Ну здравствуй, Вабиске, - приветствовал его парень, уже не удивляясь, что имя меча неизвестно откуда всплыло в его памяти.
  
  Тот оказался ужасно худым молодым человеком с невероятно длинными темными волосами, практически полностью скрывающими лицо. Одет он был в некое подобие половины монашеской сутаны, оставляющей обнаженной верхнюю часть торса и подпоясанной обычным поясом, какими пользовались шинигами. На голове на манер диадемы крест-накрест была повязана красная витая веревка. Но главной отличительной чертой была огромная каменная плита, примотанная к телу молодого человека толстым канатом. Учитывая его худощавость, оставалось только удивляться, как эта махина не раздавила его в лепешку. И, как будто плиты было мало, он зачем-то таскал на плече громадную круглую гирю весом никак не меньше полтонны. Так что не было ничего удивительного, что стоял он, согнувшись в три погибели.
  
  - Пока у нас еще есть время, может, скажешь, зачем тебе потребовался весь этот фарс с ключом?
  
  - Как я и говорил, я не ожидал, что ты появишься здесь так рано, поэтому и хотел проверить, готов ли ты, - спокойно пояснил Вабиске. - Но раз ты так легко восстановил способность видеть, плюс к этому, смог назвать мое имя, то у меня больше нет сомнений. Так что не сомневайся и ты: моя сила поможет тебе сокрушить противника.
  
  - Хотелось бы в это верить, - только и успел ответить Кира, когда почувствовал, что его настойчиво тянет в реальный мир.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 43. Кира Изуру vs Маэми Йоши
  
  Соображать пришлось очень быстро. Судя по всему, за то время, что он провел во внутреннем мире, в реальном прошло не более двух секунд, так как Йоши все еще не добралась до него, хоть и стала заметно ближе. Но сюмпо в сторону позволило избежать ее атаки без плачевных последствий, разве что осколок стены, которую Йоши разнесла вместо парня, попал по щеке, оставив там небольшую царапину.
  
  - Хм, что изменилось? - поинтересовалась Йоши, встав в боевую стойку, но не спеша бросаться в атаку.
  
  - В каком смысле? - уточнил Изуру.
  
  - Еще секунду назад ты, несмотря на всю показушность, совсем не был уверен в победе, - пояснила она. - А сейчас смотришь так, словно собрался одолеть меня с одного удара. Вот я и спрашиваю: что изменилось?
  
  Кира только вздохнул. Она что, действительно рассчитывает на то, что он сейчас пустится в объяснения?
  
  - Подними голову, Вабиске, - просто произнес он, с немалым любопытством разглядывая свой меч.
  
  Особых метаморфоз не произошло. По крайней мере, рукоять и гарда остались неизменными. Изменилось только лезвие меча, став длиннее примерно в полтора раза и дважды изогнувшись под прямым углом в конце, образовав что-то вроде острого крюка. Бровь парня скептически изогнулась отчасти оттого, что форма меча напомнила ему о камере пыток в его внутреннем мире, потому что здорово смахивала на инструмент для казни.
  
  "И?" - Кира попытался мысленно обратиться к своему занпакто.
  
  "Просто блокируй ее удары", - пришел незамедлительный ответ.
  
  "На обычных блоках мы далеко не уедем", - попытался было возразить он.
  
  "Просто доверься мне", - тоном, не терпящим возражений, отрезал Вабиске, и Изуру повиновался. В конце концов, не ему спорить с занпакто, который знает о своих способностях гораздо больше.
  
  - Хех, вижу, у тебя еще остались какие-то силы, - усмехнулась Йоши, хватая пролетающего мимо битто, вскрывая его панцирь и выливая оранжевую жидкость себе в рот. Уровень ее реацу тут же сделал резкий скачок вверх. - Да как таким мечом вообще можно сражаться?!
  
  "Мне тоже интересно", - про себя усмехнулся Изуру.
  
  "Я же говорю, доверься мне", - напомнил занпакто.
  
  Йоши не заставила себя долго ждать, подскочив к Кире и замахиваясь на него своим мечом. Задней мыслью парень отметил, что стиль боя ногами у нее, пожалуй, получше, чем мечом, но оставил этот факт без комментариев, покрепче сжав рукоять Вабиске. Несмотря на недоработанную технику, сила удара все равно была заоблачной, так что, парировав его, Изуру отлетел от девушки на приличное расстояние, но, так как был готов к подобному, успел сгруппироваться и приземлиться на ноги.
  
  "Еще несколько раз, - произнес Вабиске. - Коснись ее меча".
  
  "Чем больше, тем лучше, да?" - отозвался Кира, уже имея кое-какие догадки относительно силы своего занпакто. Его внешний вид, можно сказать, говорил сам за себя.
  
  Сорвавшись с места, он кинулся к Маэми, чем немало ее удивил. Как-никак, до этого он проявлял чудеса осторожности, избегая лобовых атак. В ближнем бою Изуру тут же перешел в решительное нападение, нанося беспорядочные с виду удары, которые Йоши либо отбивала мечом, либо блокировала веером-щитом.
  
  - Что за черт?! - рявкнула девушка, когда внезапно обнаружила, что меч, ранее весивший чуть меньше килограмма, потяжелел раз в пятьдесят, так что сейчас Йоши приходилось изрядно напрягаться, чтобы просто держать его в руке. О том, чтобы кидать его в противника, и речи не шло. - Что ты сделал?!
  
  Проигнорировав вопрос, парень вынудил ее еще раз отбить мечом его удар, после чего оружие выпало из рук Йоши, оставив приличную выбоину на асфальте. А так как веер и меч были скованы одной цепью, то меч из оружия превратился в обузу. Маэми и заметить не успела, как ее преимущество в силе растаяло на глазах, и сейчас, как бы невероятно это ни звучало, положение этого парня было гораздо выгоднее, чем у нее. Надо было срочно что-то делать, но в голове, как назло, не было ни единой дельной мысли. О том, чтобы бросить здесь свою Куклу и спастись самой, Йоши и помыслить не могла.
  
  Совсем как недавно это делала она сама, Кира не дал ей времени на размышления, подскочив с другой стороны и один за другим нанеся шесть ударов, которые Йоши была вынуждена принять на свой щит. Как результат, веер тоже грохнулся на асфальт, повредив дорожное покрытие.
  
  - Сдавайся, - натянув на лицо самую непроницаемую маску, сказал Изуру, уложив меч к себе на плечо.
  
  Маэми от этих слов просто перекосило. Да как он смеет?!
  
  - Не смей меня недооценивать! - от переполнивших девушку эмоций голос превратился в какой-то звериный рык. - Не думай, что одержал победу!
  
  Заскочив на ближайшую крышу, она схватила еще двух битто и просто выдавила себе в рот содержимое их панцирей. В небо ударил столб ее реацу, и волна духовной энергии разнесла на части ближайшие здания. Кира выставил перед собой руку, защищая глаза от летящего в них мусора, и готовился к битве. Когда пыль улеглась, Йоши бросилась в атаку со скоростью, даже превышающей сюмпо, нанеся такой удар, что в асфальте образовался небольшой кратер.
  
  - Я сотру эту невозмутимость с твоего лица! - кричала она, нанося удар за ударом. От каких-то Изуру уклонялся, какие-то принимал на свой меч, так и не сменив выражение лица. - Эти глаза! Как же меня бесят твои самоуверенные глаза! Вы, шинигами, всегда относились к нам с пренебрежением! С того самого момента, когда мы появились на свет!
  
  Чувствуя, как тяжелеют ее руки и ноги, Йоши понимала, что бой она проиграла, но сдаться какому-то юнцу, который и пятидесяти лет на свете не прожил, было ниже ее достоинства. Если уж ей и предстоит умереть, то пусть это будет в бою. Наконец, когда тело стало настолько тяжелым, что стоять на ногах уже не представлялось возможным, девушка свалилась на колени. Изуру же не спешил нанести последний удар, разглядывая свой занпакто.
  
  - Вот, значит, как, - негромко усмехнулся он. - Значит, мой меч удваивает вес того, чего касается. И при повторном касании удваивает его снова. Видимо, поэтому его зовут Вабиске.
  
  - Почему ты не использовал эту силу, когда мы сражались в первый раз? - спросила Йоши.
  
  - Потому что я пробудил ее только в этом бою, - спокойно ответил он. - Ты помогла мне в этом. Если бы не твоя жажда моей крови, то я бы проиграл. Думаю, мне стоит тебя поблагодарить.
  
  - Плевать я хотела на твою благодарность! - если бы Маэми могла встать, то вцепилась бы этому ублюдку в глотку. Мало того, что она сейчас вынуждена сидеть на коленях у его ног, потому что не может толком пошевелиться, так он еще и смеет унижать ее своими благодарностями!
  
  - Ну, почему же? - невозмутимо отозвался Кира. - В детстве меня учили, что если тебе что-то дали, то следует поблагодарить этого человека.
  
  После этих слов Йоши отчетливо скрипнула зубами и разразилась такой бранью, что Изуру изумленно вскинул брови - некоторые выраженьица он слышал впервые в жизни.
  
  - А теперь, думается, перейдем к нашим делам, - произнес Кира, когда Маэми замолчала.
  
  Обойдя девушку сзади, он прислонил к ее шее лезвие Вабиске, поймав ее в своеобразную ловушку. Благодаря форме меча, у нее не было ни единого шанса уклониться. Так что, один легкий рывок назад, и, как говорится "мой меч - твоя голова с плеч". Но сперва Изуру решил поговорить. В конце концов, убить Йоши он всегда успеет.
  
  - Ну, и чего же вы в конечном итоге планировали добиться? - спросил он.
  
  Йоши повернула голову назад, поражаясь холоду, прозвучавшему в голосе шинигами. Снисходительное отношение к противнику, которое в начале боя просто било ключом, сейчас исчезло окончательно. Теперь девушка понимала, что за ней стоит действительно бог смерти, а не сопливый мальчишка, каким казался сначала, что он может снести ей голову, не моргнув и глазом, и ему за это ничего не будет. О чем только думал Кария, бросая вызов таким монстрам? Даже поглощенные из битто человеческие души не слишком-то помогли.
  
  - Кария хочет отомстить шинигами, принимавшим участие в эксперименте, в результате которого на свет появились баунто, - сказала Йоши, справедливо решив, что если уж она проиграла парню, который и шинигами-то по сути не являлся, то столкновение баунто с настоящими офицерами Готэй-13 неизбежно приведет к полному краху первых. - И всему Обществу душ за то, что шинигами постоянно преследовали баунто на протяжении сотен лет.
  
  - Зачем вам был нужен квинси? - продолжал допрос Изуру.
  
  - Мы построили специальный Сенкаймон, активировать который может только сила квинси, - произнесла девушка. - Это было бы простейшим путем в Общество душ, но у нас был и резервный план.
  
  - Битто? - уточнил Кира, прижимая сталь меча к самой шее.
  
  - Да, - едва заметно кивнула Маэми, стараясь отклониться от холодного лезвия клинка. - Поглотив достаточное количество душ, баунто смогли бы пройти и через обычный Сенкаймон, которым пользуются шинигами. Но сейчас, кажется, и этот план провалился в тартарары, - девушка сама поразилась, какая печаль и какое смирение с неизбежным прозвучали в ее голосе.
  
  - Насколько мне известно, ваш клан не трогали, пока вы не нарушили закон, - напомнил парень. - Что мешало вам продолжать вести нормальную жизнь? Зачем было ввязываться во все это?
  
  - Нормальную жизнь?! - громко переспросила Йоши. - Постоянный прессинг и контроль - это теперь называется нормальной жизнью в Обществе душ?! Что ты можешь знать о нашей жизни?! С тех самый пор, как баунто появились на свет, шинигами искали любой повод, чтобы стереть нас с лица земли. Те немногие, что остались в живых, жили до первого же малейшего проступка. Мы не могли жить сообща, потому что это вызывало подозрения со стороны Общества душ. Знаешь, каково это, постоянно быть одному, без конца чувствуя на себе пристальный взгляд палача, готового убить тебя в любой момент? Мы, баунто, даже к воспроизводству не способны, что обрекает нас на бесконечно долгую жизнь в одиночестве. А потом появился он...
  
  - Кария?
  
  - Да. Джин Кария, - подтвердила девушка. - Среди нас он старейший и сильнейший баунто, впервые создавший и использовавший в бою Куклу. Он предложил нам объединиться и помог скрыться от наблюдения Общества душ.
  
  - Я одного не понимаю, - заметил Кира. - Неужели предыдущие стычки с Готэй 13 не дали вам понять, что с Обществом душ вы тягаться силами не сможете?
  
  - А разве если бы тебе предложили попробовать вернуть то, чего тебя лишили давным-давно и чего тебе всю жизнь не хватало, ты бы не ухватился за эту возможность? - вопросом на вопрос ответила Йоши. - Да, нас всегда преследовали неудачи, но всякий раз есть надежда, что именно на этот раз все получится...
  
  - И последний вопрос, - сказал Изуру, заставив девушку вздрогнуть. - Как вы планировали заставить нас открыть Сенкаймон?
  
  - Взяв в заложники Каракуру, - просто сказала Маэми. - И вас. По крайней мере, эти планы были единственными, которые высказывались вслух. Я не знаю, что замыслил Кария на самом деле.
  
  - Как вы могли до такого додуматься? - Кире оставалось только покачать головой. - Неужели вы думали, что если мы не справимся с наплывом битто, то смиренно выполним ваши требования, не запросив поддержки сверху? Странная у вас логика... И шантажировать нас жизнями друг друга тоже смысла нет. В отличие от вас, людей, мы принесли клятву защищать Общество душ, даже если для этого придется пожертвовать жизнью. И мы не можем нарушить ее, как бы ни сложились обстоятельства.
  
  Немного помолчав, чтобы дать Йоши обдумать его слова, он добавил:
  
  - Ну что, ты готова?
  
  Понять его вопрос двусмысленно было невозможно при всем желании, так что Маэми лишь склонила голову и зажмурилась, радуясь, что шинигами не видит ее лица. Черт, она же даже не узнала его имени...
  
  - Я не слышу, - сказал Кира через несколько секунд. - Ты готова?
  
  - Только скажи мне свое имя, - попросила Йоши. - Умирать, не зная имени того, кто отнял твою жизнь, слишком унизительно.
  
  - Кира. Кира Изуру, - представился он.- Ну, так что?
  
  Но девушка как воды в рот набрала и никак не могла заставить себя произнести одно короткое слово, хотя вроде и смирилась с тем, что ей предстоит умереть.
  
  - Почему ты колеблешься? - спросил Изуру. - Разве когда ты сюда шла, ты не знала, что тебе предстоит бой с шинигами? Разве не помнила, как заканчивались прошлые схватки? Разве ты не была готова умереть в бою?!
  
  После каждого "разве" Йоши зажмуривалась все сильнее. Вопросы Киры попадали в цель слишком точно, и каждый из них ложился тяжким камнем на ее сердце. Оглянувшись назад, Маэми поняла, что терять ей особо нечего. У нее не было в этой жизни ничего, чем бы она хоть сколько-то дорожила, и никого, с кем бы ей было больно расставаться. И все же...
  
  - Я не хочу умирать! - отчаянно прокричала она, стискивая зубы и с силой сжимая пальцы рук в кулаки. - Не хочу... - повторила Йоши едва слышимым шепотом. - Не хочу умирать...
  
  - Странные вы, баунто, - хмыкнул Кира, не сдержав усмешки. - Готовы кидаться в бой, но не готовы умереть.
  
  И просто ушел в сюмпо, так и оставив Йоши сидеть на асфальте. Маэми вновь яростно стиснула зубы, смотря на то место, где секунду назад стоял ее противник. Худшего унижения ей еще не приходилось испытывать никогда в жизни. Он разбил ее в пух и прах, а потом просто пожалел и оставил жить с осознанием этого позора. Девушка с трудом удержалась от того, чтобы вскочить на ноги и броситься за ним неизвестно куда. Она была готова даже подло напасть со спины, чтобы он довел дело до конца. Но Йоши сдержалась. С удивлением отметив, что руки больше не тянут ее к земле, как недавно, она поднялась на ноги и осмотрелась. Нидер валялся неподалеку, все в том же месте, куда и упал. Было странно, что Кира не забрал ее куклу с собой, чтобы оставить совершенно беспомощной. Неужели доверяет? Неужели настолько уверен в том, что один проигранный бой ее остановит?
  
  - Какой грязный стиль боя, - заметил рот на гарде меча.
  
  - А ведь считалось, что вместе мы неуязвимы, - добавил рот на веере.
  
  - Заткнитесь, - огрызнулась Йоши, приседая возле своего щита и меча. - У нас еще будет шанс отыграться.
  
  Однако, стоило только попробовать взять их в руки, как Маэми невольно снова разразилась нецензурной бранью, потому как выяснила, что возвращать прежний вес ее кукле этот шинигами и не подумал. Неудивительно, в таком случае, что он не взял ее с собой.
  
  - Твою мать! - ругнулась Йоши, пытаясь найти хоть чью-нибудь реацу.
  
  Но ничего определенного обнаружить не смогла. Где-то неподалеку недавно была еще одна битва, судя по реацу, той девчонки-шинигами и, возможно, Коги. Еще Йоши была готова поклясться, что где-то на границе восприятия она чувствовала реацу Мабаши, но та очень быстро исчезла. А еще город буквально наводнили не слишком сильные источники реацу, наблюдающиеся возле скоплений битто. Иногда реацу последних исчезала, иногда дело было наоборот. Как ни крути, эти комароподобные твари могут за себя постоять, если в этом есть необходимость.
  
  - Ну и ну, - внезапно раздался хриплый насмешливый голос, заставивший Йоши резко обернуться.
  
  Положение становилось угрожающим. Девушка непроизвольно вздрогнула, когда увидела, как прямо из асфальта появился Саватари на своем неизменном стуле-троне. Маэми вообще не слишком вдавалась, что за тараканы обитают в головах других баунто, но имела хоть какое-то представление о том, что они собой представляют. Но Саватари был в этом деле исключением. Йоши была понятна позиция Мабаши, красноречиво заявившего Карии свое "нет". Она понимала Утагаву, пытавшегося сместить Карию. И знала, что Кога и Угаки были давно знакомы с Джином, а посему и отношения у них более доверительные. Но позиция Саватари была ей совершенно неясна. Приказы Карии он демонстративно пропускал мимо ушей и вообще больше был себе на уме, предпочитая молчать на собраниях. И вот сейчас на его лице было написано такое превосходство, что девушку передернуло от нехорошего предчувствия. Зачем он здесь? Пришел поглумиться? Или чего похуже?
  
  - Как ты думаешь, Йоши, а что же скажет Кария, когда узнает, что шинигами, да еще и в одном-единственном экземпляре снова оказался тебе не по зубам? - чуть ли не пропел Саватари, растягивая слова.
  
  Маэми предпочла промолчать, хотя ей жуть как не понравился его тон. Но что она могла поделать? Бежать, оставив здесь Нидера? Бессмысленно. Стоит уничтожить куклу, как умирает и связанный с ней баунто. Сбежать или пытаться сражаться без куклы - исход будет один. Чертов Кира Изуру просчитал и это? Оставить ее безоружной и позволить другим баунто самим решать, что с ней делать. Вот ублюдок!
  
  - Ты мне еще можешь пригодиться, - сказал Саватари, смотря на Йоши, чуть прищурив глаза. Сдержать улыбку, глядя на то, как девушка отчаянно смотрит по сторонам в поисках спасения, было просто невозможно.
  
  - В каком смысле? - уточнила она, делая шаг назад.
  
  - Тебя это волновать не должно, - просто ответил старик, после чего опять ударил по асфальту своей щегольской тростью. - Баура.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 44. Воспринимать всерьез
  
  Йоко прыгала по крышам домов в направлении, откуда ощущался источник реацу еще одного баунто. До этого им сталкиваться в бою не приходилось, но девушка была точно уверена, что тогда, в особняке, он тоже присутствовал среди тех, кто стоял на втором этаже. Оглянувшись назад, Накамура вздохнула. Может, не стоило все же оставлять Киру одного? Справится ли он с этой Йоши?.. Да и как вообще можно сражаться при такой капитальной разнице в реацу?
  
  Но девушка поспешно одернула себя, напомнив, что, в отличие от нее самой, Изуру никогда не будет бросаться на противника, очертя голову. Если он сказал, что справится, значит, надо верить в это. А самой лучше сосредоточиться на реацу, настойчиво маячащей впереди. В том, что неизвестный баунто ожидает именно ее, Йоко не сомневалась. Стал бы он в противном случае стоять на месте и фонить духовной энергией.
  
  "Эй, Камиюмэ, - попыталась девушка мысленно позвать свой занпакто, но та молчала, как партизан. - Камиюмэ! - Йоко не оставляла попыток, списывая молчание меча на отсутствие опыта в подобных разговорах. - Ты меня слышишь?"
  
  "Надо от меня тебе чего? - наконец отозвалась та, и в ее голосе отчетливо слышалась зевота. Никак Йоко помешала ей наслаждаться сновидениями. - Поспать мне нормально не даешь ты почему?"
  
  Накамура скривилась, но при этом уважительно покачала головой. Спросонья выдавать такие громоздкие предложения, построенные столь странным образом, дорогого стоит.
  
  "Кажется, мне предстоит бой", - спокойно ответила Накамура, предпочтя проигнорировать возмущения занпакто.
  
  "Переживаешь на этот счет ты напрасно, - отозвалась Камиюмэ. - Один на один всегда сражалась ты лучше, чем в команде. И правильно оценивать силу противника хорошо тебя учили".
  
  "Да я не переживаю, - сказала Йоко, понимая, что отчасти та и права. - Я только спросить хотела, сможешь ли ты воздействовать на куклу баунто так же, как и на другие занпакто?"
  
  "С баунто никогда не доводилось встречаться мне раньше, - задумчиво произнесла Камиюмэ. - Но возможности такой исключать не буду я. Как известно стало нам, куклы баунто души свои имеют, как и занпакто шинигами. Погрузить их в сон определенно стоит попытаться нам".
  
  "Тогда я на тебя рассчитываю", - улыбнулась девушка.
  
  "Сила я твоя, - напомнила занпакто. - Полагаться на меня должна ты и доверять мне безоговорочно. Только так сможем понять мы, чего на самом деле стоим".
  
  
  
  
  
  Го Кога стоял, спокойно привалившись плечом к стене здания. Валяющиеся вокруг без сознания шинигами в форме ниндзя его ничуть не смущали. Свой долг он выполнил. Те, кто вел охоту на битто, были нейтрализованы. А то, что не убиты, дело десятое.
  
  Уже несколько раз Кога задумывался, что весь этот план покатился черте куда еще тогда, когда они упустили квинси. И бунт Утагавы, и создание битто. Изначально ничего из этого не задумывалось. Кария зашел слишком далеко. Он, Кога, согласился оказывать ему поддержку, чтобы добраться до Общества душ, но это вовсе не означает, что он подписывался на убийства сотен людей, среди которых есть и маленькие дети. Да еще эта уверенность, что шинигами сами откроют для них путь в Общество душ. Звучит совершенно неправдоподобно. Ведь давно известно, что шинигами готовы защищать Общество душ даже ценой жизни.
  
  Мужчина задумчиво посмотрел в ту сторону, откуда приближалась реацу шинигами, и вздохнул. Сражаться с этими детьми ему хотелось меньше всего. Несмотря на то, что прошло уже много лет, но воспоминания о том, как у него на руках погиб его воспитанник, все еще были свежи. Кога невольно сравнивал его с этими маленькими шинигами, которые уже считают себя взрослыми и готовы сражаться за свои цели и убеждения. Сколько лет они прожили на свете? Сорок? Пятьдесят? Может, сто. Для него, чей срок жизни насчитывал столетия, это все равно очень мало. Им бы еще жить да жить...
  
  Нет, ему было понятно, и он даже разделял желание Карии попасть в Общество душ и поквитаться с теми, кто был ответственен за эксперимент, в результате которого появились баунто. И с теми, кто приговорил их к смерти. Но остальные?.. В чем провинились они? И люди?.. Кога небезосновательно опасался, что, оказавшись в Обществе душ, Кария может пойти вразнос. Он знал, какое чудовище все еще может скрываться за равнодушным взглядом красных глаз. Но и помыслить о том, чтобы предать старого друга, он не мог. Слово "честь" не было для него пустым звуком.
  
  Чувствуя, что реацу шинигами уже совсем близко, он еще раз вздохнул, отгоняя подальше неуместные сейчас воспоминания. Противник, а вернее противница не заставила себя долго ждать, появившись перед мужчиной буквально из ниоткуда. Решительный взгляд, левая рука сжимает рукоять меча - все, как положено, а ведь по человеческим меркам ей не дашь больше семнадцати лет. Первое, что сделала девушка, это мельком окинула взглядом валяющиеся тут и там тела шинигами и, удостоверившись, что убитых среди них нет, вопросительно посмотрела на Когу.
  
  - Никого не убил? - осведомилась она, держась от противника на безопасном расстоянии.
  
  - Не было необходимости, - спокойно пояснил Го.
  
  - Что-то не замечала за баунто раньше подобной доброты, - сказала девушка, тоном голоса давая понять, что пришла сюда вовсе не играть в игры. - Я не хочу никого убивать, - добавила она, видя, что ее слова не произвели на мужчину никакого впечатления. - В том числе и баунто. Но если вы продолжите использовать битто, то у меня не остается выбора.
  
  - Боюсь, что не могу позволить тебе сорвать наш план, - ответил Кога. - И если ты намерена причинять вред битто, то выбора не остается и у меня, - и, чуть помедлив, добавил: - Видимо, такова моя судьба - наблюдать, как из-за меня умирают молодые.
  
  И больше не стал ничего говорить, вытащив из кармана своих просторных штанов небольшой металлический шар.
  
  - Вперед, Даруку, - произнес он, не сводя взгляда с шинигами.
  
  С шаром тут же стали происходить стремительные метаморфозы: он заметно вырос в диаметре, а потом превратился в паука размером в рост человека с длинными лапами, каждую из которых венчал острый коготь. На голове паука был шипастый венчик, а лицо, как ни странно, было вполне человеческим и женским.
  
  - Ой, наконец-то я могу поиграть, - заметила паучиха довольным голосом, произнося слова как-то нараспев. - А то я уже устала ждать, когда же мне выпадет шанс сразиться с шинигами. Ведь я могу поиграть?
  
  - Только не слишком увлекайся, - не допускающим возражения тоном сказал баунто.
  
  - Хорошо, - усмехнулась кукла и перешла в нападение.
  
  Уклониться от летящих в нее, пусть и на высокой скорости, металлических шариков не составило для Йоко большого труда, хоть она и не ожидала дистанционной атаки. Но паучиха и не думала останавливаться на достигнутом, и Накамура вновь подверглась металлическому дождю, только "капли" на этот раз были меньше предыдущих. Шарики при попадании наносили довольно чувствительные удары. И чем ближе к кукле, тем плотнее становился их поток. В придачу Даруку начала метать в девушку еще и тонкие металлические сети, по форме напоминающие паутину.
  
  "Даже при помощи сюмпо не смогу проскочить, - про себя отметила Йоко, ловко проскакивая между летящими в нее шарами. - Она окружила себя этими шариками со всех сторон. И что прикажете делать?"
  
  "Управляет при помощи магнитного поля она ими, очевидно это, - отозвалась Камиюмэ. - Шарики эти - части тела ее, хоть и малые. Через них усыпить дух ее не выйдет у меня. Удар по ее основному телу нанести тебе надо".
  
  "Да знаю я, - огрызнулась девушка. - В том-то и дело, что я не могу к ней подобраться, проскочив через этот дождь. Там такая концентрация снарядов и скорость вращения, что меня просто на части разнесет".
  
  "Проскакивать мимо них не так обязательно, как кажется тебе, - ответила занпакто. - Нейтрализовать на время гораздо проще будет".
  
  "При помощи Кидо, да? - уточнила Йоко и, получив мысленный кивок собеседницы, проворчала. - Знаешь ведь, что с Кидо у меня не все гладко. Ну ладно, попробуем".
  
  Отскочив подальше, чтобы хотя бы на несколько секунд оказаться вне зоны "дождя", Накамура выставила перед собой правую руку и начала спешно читать заклинание.
  
  - Властитель! Тот, кто носит маску из плоти! Перед кем все сущее машет крылами! Кому даровано имя человеческое! Сочетая палящую жару и войну! Вздымаясь против морских волн! Сделай свой шаг на юг! Хадо ? 31! Шаккахо!
  
  Огненная сфера устремилась в сторону паучихи, разбрасывая шарики во все стороны. А прямо за ней, на расстоянии нескольких сантиметров, неслась Йоко, попутно отбивая уже успевшие восстановить свое движение снаряды. Но Даруку оказалась не промах, не став принимать удар Шаккахо в лоб, а просто подскочив вверх и пропустив огненный шар под собой. И уже в следующую секунду девушке пришлось спешно пригнуться, чтобы не лишиться головы. Острый коготь просвистел в паре миллиметров над ее макушкой. Быстро придя в себя, Йоко от души ударила мечом по металлическому телу. Вреда удар не нанес - даже выбоины не осталось, - но и засыпать, вновь превратившись в маленький шарик, паучиха не спешила, снова бросившись в атаку, так что Накамуре опять пришлось уходить в сюмпо, чтобы избежать металлического дождя.
  
  "Камиюмэ, в чем дело?" - поинтересовалась она у занпакто.
  
  "Очень сильно отличаются куклы баунто от занпакто шинигами, - ответила та через несколько секунд. - Пробиться не смогла я, извини меня за это. Еще раз попробовать придется тебе, боюсь. А, может, и не один".
  
  "Утешила, нечего сказать, - хмыкнула Йоко. - Ладно, попробуем".
  
  Не слишком веря в то, что один и тот же трюк сработает дважды, девушка все же решила рискнуть и снова метнула в Куклу Шаккахо. Как и следовало ожидать, план не сработал, потому что на этот раз Даруку просто усилила вращение сфер на траектории полета заклинания. Впрочем, Йоко предпочла списать это на то, что на этот раз она сделала Шаккахо без произнесения полного текста. Также, помня, что в прошлый раз паучиха просто уклонилась от огненной сферы, девушка решила позаботиться и об этом. В полном успехе задуманного она здорово сомневалась по той простой причине, что Кидо не было ее коньком, и тараторить без запинки два громоздких заклинания подряд было затруднительно. Но выбора не оставалось.
  
  - Тот, кто коронован именем человека! Носящий маску из плоти и крови! Летящий на десяти тысячах крыльев! Придет гроза и пустое вращающееся колесо разобьет свет на шесть частей! Бакудо ?61! Рикуджокоро!
  
  Молясь, что ей все же удастся создать это непростое Бакудо, Йоко уже готовилась читать заклинание Шаккахо. К ее облегчению, Бакудо, которым целую вечность назад ее потряс Гин, сработало, и шесть светящихся пластин врезались в металлическое тело Куклы, сковав ее движения. Та подобной подлянки не ожидала и невольно ослабила концентрацию, что сыграло Накамуре на руку. Шарики, защищающие Даруку, изрядно потеряли в скорости, так что ничего удивительного, что некоторые после прямого попадания огненной сферы просто развеялись на духовные частицы. Подскочив к паучихе, которая в любую секунду могла освободиться от Бакудо, Йоко обрушила на нее град ударов.
  
  Сперва девушке показалось, что план сработал, и Кукла, подобной высвобожденному занпакто, возвратится в свою изначальную форму. По крайней мере, ноги паучихи втянулись, и сама она начала уменьшаться в размерах, но происходило это очень медленно.
  
  "Сопротивляется она, - заметила Камиюмэ. - Очень сильной волей эта Кукла обладает. Подчиняться мне не желает она".
  
  Но все же, хоть и частично, Камиюмэ сделала свое дело. Даруку полностью потеряла концентрацию, бросив все силы на сопротивление способности занпакто. Соответственно, ни о каком круговороте металлических сфер уже не могло быть и речи, и Йоко не собиралась упускать этот шанс. При помощи сюмпо подскочив к кукле, девушка нанесла еще несколько ударов по железному телу. Но в этот момент в схватку вмешался сам баунто, все это время стоявший неподалеку и наблюдавший за боем со стороны. Поняв, что дела Даруку плохи, он просто вернул ей изначальную форму, и уже в следующую секунду на его ладони вновь был простой металлический шар. Как ни странно, вопреки ожиданиям Накамуры, он не стал опять превращать его в паучиху, а просто убрал в карман штанов.
  
  - И что это значит? - осведомилась Йоко, удивленно вскинув бровь. Сердце подсказывало ей, что все не может быть настолько просто. Или же он действительно признал ее победу и решил сдаться?
  
  - Я недооценил тебя, шинигами, - спокойно произнес мужчина. - В одиночку Даруку с тобой не справится. Ведь твоя сила заключается в том, что ты не позволяешь противнику использовать свои способности, верно?
  
  Девушка промолчала, вовсе не собираясь пускаться в объяснения по этому поводу. По сути, она вообще предпочла бы не сражаться, а разойтись миром. В конце концов, в Обществе душ им поручили, в первую очередь, остановить баунто, а не убить. Но, похоже, с таким понятием, как дипломатия, они не знакомы.
  
  - Если я и Даруку объединим свои силы, мы сможем победить, - все с тем же непоколебимым спокойствием произнес Кога.
  
  Однако Йоко была почти уверена, что особой убежденности в правдивости своих слов в его голосе не слышалось. Что же получается? Он тоже сражаться не хочет, но будет делать это из принципа или по каким-то своим причинам, девушке неизвестным?
  
  "Что думаешь, Камиюмэ?" - на всякий случай уточнила Йоко у своей занпакто.
  
  "За руками его следи, - ответила та, и Накамура послушно уставилась на ладони баунто. - Невероятная реацу в его руках собирается, чувствую я это".
  
  А в следующую секунду девушка самолично убедилась в правоте своего меча. Ладони Коги озарились голубым сиянием, и его окружил столб реацу, которую Накамура до этого почему-то не чувствовала. Однозначно можно было сказать, что его резерв ничуть не меньше, чем у Йоши, следовательно, этот баунто тоже поглотил человеческие души для увеличения собственных сил. Уже не раз Йоко задумывалась, что гибель жителей Каракуры на ее совести. Ведь именно она предложила отправить Исиду Сокена в Общество душ. Возможно, останься он тут, Кария не стал бы создавать битто. Но четкой уверенности в этом у Йоко не было, и только этим она себя успокаивала.
  
  - Ты готова, шинигами? - спросил Кога, когда пыль осела, и духовный фон снова пришел в норму.
  
  Его сила по-прежнему прекрасно ощущалась, но теперь была ему полностью подконтрольна, а не сметала все на своем пути, подобно неудержимой лавине. Кроме того, сейчас в его руках была секира с двумя широкими лезвиями на длинном древке. Оружие отчетливо фонило реацу Даруку, так что несложно было понять, что на самом деле это была кукла баунто. Сражаться против обладателя подобного вида оружия Йоко еще не доводилось, но девушка прекрасно знала, что все когда-то случается впервые, поэтому была готова к бою.
  
  - Нападай, - твердо сказала она, встав в боевую стойку.
  
  И Кога бросился в атаку. От первого же удара девушка легко ушла в сюмпо, а оставшийся на асфальте небольшой кратер наглядно показал, что силенок у баунто предостаточно. И вновь начался смертельный танец, сопровождаемый звоном стали. Надо отдать мужчине должное, он успевал отражать атаки Йоко, даже когда она использовала сюмпо, и передвигался со скоростью, никак не ассоциирующейся с человеком его сложения. Но при этом, чем дальше, тем больше девушка убеждалась, что ее противник заставляет себя сражаться. Не было в его атаках ни злобы, ни желания убить.
  
  Бой катился черте куда, и Накамуру это совершенно не устраивало. Она сражается, защищая Общество душ и себя. Но зачем сражается этот баунто? Зачем заставляет себя? Из-за того, что ему приказал Кария? Вряд ли. Тогда в чем причина? Или же он хочет задержать ее? Если да, то с какой целью?
  
  "Черт, похоже, Ренджи плохо на меня влияет..." - мысленно проворчала Йоко и сделала то, чего баунто от нее точно не ожидал, - деактивировала шикай и убрала меч в ножны.
  
  Кога изрядно растерялся от подобного поступка, но был наготове на случай внезапной атаки. То, что у этой девочки вполне могут быть еще какие-нибудь неприятные сюрпризы, он не исключал - с шинигами вообще невозможно быть ни в чем уверенным на сто процентов.
  
  - Почему ты убрала меч? - так и не найдя объяснения действиям Йоко, Го решил прояснить ситуацию.
  
  - Я не собираюсь биться с тем, кто не желает сражаться, - отчеканила она, смотря ему прямо в глаза. - В твоем оружии нет цели убить меня или ранить. Следовательно, я не могу воспринимать тебя, как своего противника, а этот бой не имеет ни малейшего смысла.
  
  Ее странная логика окончательно запутала Когу, который, впрочем, говоря по чести, действительно не хотел этого сражения. Хоть и понимал, что это война, а на ней жертв невозможно избежать, но, когда дело доходило до реальной схватки, просто не мог заставить себя сражаться в полную силу. Только не с этими детишками. Словно вступал в действие какой-то внутренний запрет, который баунто не мог нарушить. Тем временем, шинигами не стала разнить слова и дело: она просто развернулась и пошла прочь.
  
  Ситуация складывалась странная, и Кога буквально физически ощущал, как внутри него сражаются чувства и воспоминания со здравым смыслом. Последний твердил, что он не может просто так дать уйти этой девчонке. Но при этом он не мог сражаться с ней всерьез, и она понимала это. Если не остановить ее, то план Карии вылетит в трубу, а этого допускать нельзя. Но память уже в который раз подкинула ему воспоминание о смерти его ученика и многих других людей, которые по тем или иным причинам умирали от его рук. Сколько лет прошло с тех пор, как он зарекся иметь дело с людьми? Го при всем желании не смог бы сейчас вспомнить точную цифру. Он думал о том, что, возможно, напрасно принял предложение Карии и оставил свою тихую обитель. Ведь в этом случае его бы не было здесь, и ему не пришлось бы идти наперекор своим жизненным принципам и моральным устоям. Но, с другой стороны, как он мог отказать Джину после всего, что тот для него сделал? И Кария говорил, что после всего баунто смогут жить в мире, свободном от войн и насилия. Но какой ценой приходится этого достигать? Да и в то, что после акта мести наступит мир, верилось слабо. Но надежда на это отчаянно теплилась где-то в глубине души. Ведь сколько бы Кога не прятался от мира в своем уединенном мирке, он все равно ни на секунду не забывал, как быстро может рухнуть его спокойная жизнь.
  
  Шинигами по-прежнему удалялась от него шаг за шагом, даже не оборачиваясь. Не придя к единому решению, баунто тяжело вздохнул и крепко сжал рукоять Даруку.
  
  - Стой! - громко окликнул он девушку, и она замерла на месте. Медленно повернувшись к нему, она вопросительно изогнула бровь. - Достань свой меч. Давай закончим это сражение.
  
  Йоко, однако, не спешила подчиняться, хотя тон голоса мужчины разительно изменился, свидетельствуя, что на этот раз он действительно настроен решительно. Нахмурив брови, она буравила его испытующим взглядом. Убивать этого баунто она не собиралась, но при этом то, что он не стал бить в спину, когда она была безоружна, невольно вызывало уважение. Выходит, не все баунто отмороженные психи, вроде Йоши. Исходов этого нелепого сражения она видела два: либо они разойдутся с миром, либо ей придется брать его живым и конвоировать к Гину. По идее, второй был предпочтительнее, но уважение к противнику не позволяло ей унизить его позорным взятием в плен.
  
  - Нападай, - произнесла она, убрав руки в карманы штанов.
  
  Ее поведение уже в который раз сбило Когу с настроя. И броситься в бой его заставило лишь чувство долга перед Карией. Несмотря на то, что он изо всех сил пытался начать относиться к этой девочке, как к врагу, удар, очевидно, все равно вышел никудышным, потому что шинигами уклонилась от него, просто запрыгнув на одно из лезвий Даруку, после чего, исполнив в воздухе переворот, приземлилась у Го за спиной.
  
  - Снова, - сказала Йоко, и в голосе ее не звучало никаких эмоций.
  
  - Нет, - покачал головой Кога. - Нападай ты.
  
  Девушка так и не стала вынимать из ножен занпакто, а просто исчезла, спустя миг появившись рядом с мужчиной и нанося удар ногой. Заблокировав его секирой, баунто почувствовал, что в ее атаке тоже не было ни капли намеренья причинить вред. Как и в последующих ударах руками и ногами, которые Йоко наносила, постоянно исчезая и появляясь всякий раз в другом месте. В итоге получался замкнутый круг. Шинигами не воспринимала его всерьез, потому что он не воспринимал всерьез ее саму.
  
  - Дерись всерьез, - твердо сказал Кога, когда этот нелепый бой продлился чуть ли не три минуты. - Тогда и я стану серьезным.
  
  Он не успел договорить последнее слово, как девушка снова исчезла, а в следующую секунду над его ухом прозвучало: "Шунко!", и обрушился удар такой мощи, что мужчина не устоял на ногах. На огромной скорости он врезался в стену ближайшего дома, пробил ее насквозь, пролетел через весь дом и вылетел через другую стену. Когда Кога поднялся на ноги, шинигами уже была рядом, но нападать вновь не стала. Странная аура, похожая на электрические разряды, окружающая ее тело, исчезла.
  
  - Ты ведь не плохой человек, - заметила она. - Что ты тут делаешь? Ведь без квинси вы не сможете попасть в Общество душ. Даже если вы убьете нас одного за другим, вы не сможете противостоять капитанам Готэй 13. И битто скоро будут уничтожены. Все пропало. Так за что ты сражаешься?
  
  - За наше будущее, - чуть помедлив, отозвался мужчина. - За жизнь, проще говоря.
  
  - Ты не одобряешь то, что здесь происходит, - заметила Накамура. - Иначе бы убил этих шинигами, - кивнула она на валяющихся в конце улицы без сознания членов Второго Отряда.
  
  - Я не предам Карию, - твердо сказал Кога. - И мы продолжим сражаться. Даже если мне это не нравится. И если мы не закончим наш бой сейчас, то при следующей встрече мы снова будем врагами, шинигами.
  
  - Меня зовут не шинигами, - усмехнулась девушка. - А Йоко Накамура. Тогда я, пожалуй, подожду следующей встречи, когда ты окончательно определишься с выбором, баунто.
  
  - Го Кога, - представился он, и, усмехнувшись еще раз, Йоко исчезла в неизвестном направлении.
  
  Мужчина задумчиво посмотрел ей вслед и покачал головой. Нельзя сказать, что слова Йоко кардинально изменили его мироощущение, но здравое зерно в них определенно было. Посему выходит, что и среди шинигами есть те, кому не чуждо чувство чести и кто склонен больше слушать свое мнение, а не просто исполнять приказы. Развеяв секиру и снова превратив ее в металлический шар, Кога неопределенно передернул плечами и отправился в ту сторону, из которой веяло реацу битто и других шинигами, за последний час буквально наводнивших город.
  
  Неспешно идя по улице, на которой были видны следы их недавнего боя, Кога прислушивался к духовному фону и был изрядно озадачен. Недавно он четко ощущал на грани восприятия реацу Йоши и еще одного шинигами, а теперь потерял их обоих. Причем, исчезли они оба настолько внезапно, как в воду канули. И как такое может быть, ответа у баунто не было. Отметив, что реацу этих шинигами-ниндзя исходит как раз из района, в котором недавно кипел бой, Кога двинулся в ту сторону, чтобы проверить все самолично.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 45. Таинственное исчезновение
  
  Йоко перепрыгивала с крыши на крышу при помощи сюмпо, по пути разрубая на части редко встречающихся битто, и настороженно смотрела по сторонам. На самом деле, девушка, с одной стороны, была в недоумении. Бой Изуру и Йоши закончился несколько минут назад победой парня, Накамура была в этом уверена. Хотя бы потому, что Маэми осталась сидеть на месте, видимо, будучи тяжело раненой. И, судя по реацу Киры, он двигался в сторону штаба, когда внезапно Йоко перестала его ощущать. И девушка никак не могла понять, что же произошло, хотя у нее и было несколько предположений. Одним из них было то, что Изуру попал в место концентрации духовной энергии, коих в Каракуре было предостаточно. А другой мыслью было его проникновение на территорию, не пропускающую реацу, но вот идей относительно того, что это может быть за место, у нее не было. Это точно был не тот дом, в котором они обосновались в мире живых. Все еще находящийся там Ренджи и, видимо, пришедший на подмогу из Общества душ вместе с Гином Ханатаро ощущались прекрасно. И хотя девушка верила в способности Изуру, чувство, что произошло что-то плохое, прочно обосновалось в ее сердце, требуя немедленных действий и прояснения ситуации. Кроме того, она нигде не чувствовала и реацу Хинамори, хотя еще недавно, до прихода Ямады, Момо крутилась возле Ренджи. Но, как ни странно, за судьбу подруги Йоко была совершенно спокойна, в отличие от провалившегося сквозь землю Киры. Пытаться почувствовать реацу Гина Накамура и не пыталась - если он не хотел, чтобы его обнаружили, сделать это могли лишь мастера. И уж он-то точно сможет о себе позаботиться.
  
  Йоко обернулась и посмотрела туда, где недавно сражалась с Когой. Правильно ли она поступила, отпустив его? Да, он произвел на нее впечатление умного и рассудительного человека, но оправдывает ли это то, что она фактически оставила за спиной живого врага? Хотя девушка и была уверена, что он точно не из тех, кто будет подло бить в спину, думается, это все равно не самый разумный шаг с ее стороны. Это же подтвердила и Камиюмэ, безапелляционно объявившая, что легкомыслию Накамуры нет равных.
  
  
  
  
  
  
  В сознание Момо приходила тяжело. Во-первых, она совершенно не помнила, при каких же обстоятельствах она вырубилась. Последним ее воспоминанием было то, как этот странный баунто, назвавшийся Мабаши, схватил ее и куда-то потащил, а потом все, тьма. Впрочем, Хинамори не исключала вероятности того, что, устав от ее дрыганий, он вырубил ее сам. Во-вторых, рана на плече, полученная при ее встрече с битто, все еще изрядно болела, но прежней утечки реацу уже не ощущалось.
  
  Открыв глаза, девушка медленно приняла сидячее положение и с интересом осмотрела окружающую обстановку. Оказалось, что Мабаши притащил ее в какую-то квартирку, малость заброшенную и неухоженную. Сразу было видно, что за порядком тут уже давно никто не следил и не озабочивался уборкой. Обставлена комната была очень скромно: диван, на котором, собственно, и сидела Момо, небольшое, но вполне уютное с виду кресло, шкаф-гардероб и книжная полка, плотно уставленная пухленькими томиками небольшого формата - вот и все, что здесь находилось. А еще здесь было окно, глянув в которое, Хинамори ахнула. За то время, что она валялась без сознания, солнце уже встало и прошло половину своего ежедневного пути к горизонту. Ругая себя последними словами за то, что позволила себе проявить такую слабость, Момо поспешно вскочила с дивана, намереваясь вернуться к выполнению задания. Но ноги сразу же заявили свой категоричный протест, подкосившись и вынудив девушку крепко ухватиться за подлокотник дивана, чтобы не растянуться по полу. Тело казалось настолько тяжелым, будто было налито свинцом. Стиснув зубы, она снова завалилась на диван. Да, очевидно, быстро вернуться в строй у нее не выйдет. Но при этом Хинамори все время терзало плохое предчувствие, что она забыла о чем-то важном.
  
  Лежа с закрытыми глазами, девушка старательно перебирала в памяти все, что случилось с ней до того, как она потеряла сознание. Что же она упускает? Почему у нее сердце не на месте от волнения? И тут ее наконец осенило. Кира! Ведь он остался сражаться в одиночку с Маэми Йоши, духовная сила которой приводила Момо в ужас, когда она находилась едва ли не на другом конце города! Чем закончилась их битва?!
  
  Как назло, Мабаши в комнате не было, да и вообще во всей квартире стояла полная тишина, из чего можно было сделать вывод, что Хинамори тут в гордом одиночестве. Чтобы раз и навсегда разрешить этот леденящий душу вопрос, Момо окунулась в водоворот духовной энергии, чтобы найти источники реацу своих друзей. Сделать это оказалось непросто. Начать хотя бы с того, что в Каракуре вообще был весьма неоднозначный духовный фон, и воздух тут был насыщен реацу практически как в Обществе душ. Но девушка не сдавалась, старательно проверяя улицу за улицей. Так, тут группа шинигами из Второго Отряда сражается с битто. Число последних стремительно сокращается. Момо двинулась дальше, к их временному штабу. По пути она ощущала еще источники реацу шинигами-ниндзя, но не придавала им значения. Все ее существо сейчас просто кричало и умоляло: "Пожалуйста, пусть вы все будете живы!" Как ни странно, штаб пустовал, так что Момо пришлось поднапрячься, пытаясь засечь реацу друзей в городе. Наконец, она смогла почувствовать Ренджи, который оказался на берегу реки, окруженный стаей битто. Никаких отклонений в течении его реацу не наблюдалось, значит, ран он не получил, а Ханатаро свое дело сделал на ура, и от бывших травм не осталось и следа. Йоко обнаружилась неподалеку, и тоже была в разгаре боя. Проклятые "комары" окружили и ее. Хинамори улыбнулась и облегченно вздохнула, радуясь, что с ними двумя все в порядке, и снова вернулась к поискам. Даже лейтенант Ичимару обнаружился на самой окраине города, не в том районе трущоб, который друзья запомнили на всю оставшуюся жизнь, а вообще на другом конце Каракуры. Битто рядом с ним замечено не было, тем не менее, он целенаправленно двигался куда-то с огромной скоростью. Но где же, черт возьми, Изуру?! Просканировав весь город, Момо не нашла даже следа его реацу. Духовной энергии Йоши тоже не чувствовалось. Неужели они убили друг друга?.. "Нет! Нет! Нет!" - девушка отчаянно гнала от себя плохие мысли и была готова выть от ощущения собственного бессилия и невозможности как-то повлиять на ситуацию. И проклинала Мабаши, который притащил ее сюда. Лучше бы она погибла в бою, как и положено шинигами, чем осталась единственной выжившей из-за того, что просто провалялась неизвестно где всю битву! Сердце как-то незаметно стало наполняться горечью, обидой и отчаянием, а к глазам стали подступать слезы. Хинамори всегда была самой чувствительной и ранимой из всей их компании, хоть неоднократно и напоминала себе, что распускать нюни недостойно для шинигами. Но слезы всегда приносили ей облегчение, словно вымывая из ее души боль и прочий негатив. Но сейчас, вопреки ожиданиям, облегчение не появилось, вместо этого плохое настроение лишь усугубилось.
  
  "Я не могу просто так тут лежать... - подумала Момо, вновь осторожно спуская ноги с кровати. - Не могу... - боль в плече и общая слабость в теле вызвали громкий всхлип. - Я должна быть с ними..."
  
  В мыслях девушки внезапно всплыл образ капитана Айзена. Только на этот раз он вовсе не улыбался ей своей загадочной полуулыбкой, а наоборот, смотрел с укоризной, неодобрительно качая головой. И презрение к ее слабости в его глазах привиделось Момо настолько ярко, что она ощутила внезапный прилив сил. Она просто не могла так опозориться! Мертвой хваткой вцепившись в подлокотник дивана, Хинамори, стиснув зубы, заставила себя подняться на ноги. По внутренним ощущениям она понимала, что простоять на них сможет недолго. Быстрым взглядом окинув комнату, она заметила свой меч, прислоненный к шкафу.
  
  "Я должна идти и сражаться..." - мысленно произнесла девушка, медленно делая первый шаг. Тело опасно покачнулось, заставив Момо взмахнуть руками в поисках опоры, но таковой не было, так что она просто сделала второй шаг. Тело слушалось из рук вон плохо, а ясность ума постепенно отступала, уступая место непонятной каше в голове. После третьего шага Хинамори почувствовала, что падает, и уже приготовилась впечататься лицом в пол, как ее с удивленным возгласом "Ты что делаешь?!" удержал от падения вошедший в комнату Мабаши.
  
  - Тебе лежать нужно, не вставая, - сказал он, будучи просто в шоке от действий этой шинигами.
  
  - Я не могу лежать! - заголосила она в ответ, и в ее голосе не слышалось ни капли благодарности за то, что он фактически уберег ее лоб от столкновения с полом. - Я должна помочь друзьям! Я должна сражаться! Я не могу просто так тут отлеживаться, пока они рискуют своими жизнями! Как я буду после этого смотреть им в глаза?! Лучше я погибну, как воин, чем буду жить, как трус! Пусти меня!
  
  За эти несколько часов, что Хинамори лежала без сознания, он уже успел подзабыть, насколько громкий у нее голос, и сейчас от бесконечных воплей просто зазвенело в голове. И вообще, создавалось впечатление, что Момо находится в полуобмороке и не понимает, что несет. Чтобы привести ее в чувство, Мабаши не придумал ничего лучше, чем просто схватить ее за плечи и хорошенько встряхнуть. Как ни странно, это подействовало. По крайней мере, девушка перестала вопить, но тут же скривилась и зашипела от боли - дала о себе знать рана на ее плече.
  
  - Мой друг, - произнесла Момо, здоровой рукой хватая баунто за одежду. - Я должна знать, что случилось с моим другом! Который сражался с Йоши. Я не чувствую его реацу! Я должна его найти!
  
  Мабаши про себя отметил, что идея связываться с шинигами, похоже, была не самой удачной. Во-первых потому, что инстинкт самосохранения у них, очевидно, начисто отсутствует, раз уж даже в такой неблагоприятной для нее ситуации эта девушка думает не о себе, а о других. Во-вторых, вместо того, чтобы решать, что им сейчас следует предпринять, дабы выйти из сложившейся ситуации живыми и, по возможности, невредимыми, он вынужден нянчиться с Хинамори, выслушивая ее истерики. Впрочем, он отдавал себе отчет, что сам притащил ее сюда. Баунто и сам не знал, чем именно, но чем-то эта девчонка его вчера зацепила, хотя он мог и бросить ее там и найти более достойного собеседника. Но она не выпускала из цепких пальцев ворот его футболки и смотрела требовательно, тем самым окончательно убеждая парня, что сейчас сожалеть о своем решении уже поздно.
  
  - Давай так, - решительно заговорил он. - Сейчас ты снова ляжешь на диван, а я расскажу тебе обо всем, что происходило в мире, пока ты спала. Потом мы подождем еще часа три, пока ты полностью не придешь в норму, и тогда уже будем действовать. Идет?
  
  До Момо вдруг дошло, что она практически лежит на полу, вцепившись в парня, как утопающий в спасительную соломинку. Потом представила, как это может выглядеть со стороны. Подобная близость не показалась ей уместной, так что девушка невольно зарделась, но головой кивнула. Хотя невозможность приступить к делу немедленно и необходимость ждать еще несколько часов вызывали у нее чуть ли не физическое страдание.
  
  - А ты не боишься, что нас здесь найдут? - спросила она, вновь оказавшись на диване. - Разве другие баунто не знают, что ты живешь здесь?
  
  Усевшийся в кресле Мабаши только хмыкнул.
  
  - Я здесь не живу, - ответил он. - Квартира, конечно, моя, но я держал ее на такой вот крайний случай. О ней никто не знает. И, разумеется, никто не сможет почувствовать нашу реацу, пока мы находимся здесь.
  
  - Так ты знаешь, что случилось с Кирой? - задала Хинамори единственный интересующий ее сейчас по-настоящему вопрос. - Он победил Йоши или..? - она оборвала себя на полуслове, не желая произносить вслух второй вариант исхода событий.
  
  - Сложно сказать, - пожал плечами Мабаши, действительно не зная, что же случилось на самом деле. - Но я точно уверен в одном: когда закончился их бой, они оба были живы. Также, скорее всего, Йоши проиграла, потому что она осталась на месте, в то время как он куда-то пошел. Зная Йоши, можно с уверенностью сказать, что она бы не отпустила его, если бы была в состоянии двигаться. Возможно, она была тяжело ранена.
  
  Момо слушала его, затаив дыхание. Выходит, она зря переживала. Выходит, Кира справился с ней? Девушка невольно поежилась, вспоминая всплеск реацу Маэми. Как же Изуру справился с ней? Ведь они с Абараем совсем недавно потерпели от нее сокрушительное поражение, а она в тот раз не была настолько сильной. Внезапно Хинамори почувствовала ужасный стыд. Стыд за то, что посмела сомневаться в силе своего товарища. И за то, что уже фактически похоронила его, основываясь на одном лишь своем впечатлении о силе его противника.
  
  - А вот что случилось потом, мне неведомо, - вырвал ее из мыслей голос Мабаши. - Я точно уверен, что никаких других битв на том месте, где осталась Йоши, не было, но ее реацу внезапно полностью исчезла. Причем, не медленно угасала, как было бы, если бы она умерла, а резко исчезла, словно ее стерли из этого мира. - А, чуть помедлив, добавил. - И с твоим другом, который сражался с ней, произошло то же самое.
  
  Хинамори, которая только-только начала успокаиваться, была готова придушить его за эти слова, понимая, что теперь она будет переживать еще больше. Необходимо было срочно связаться с лейтенантом Ичимару или, на худой конец, с Йоко и Ренджи, чтобы рассказать им об этом. Но девушка понимала, что сейчас она действительно не в лучшей форме, и придется ждать, пока это не изменится. Но как, черт побери, можно сидеть на месте? Кто знает, что произошло с Кирой?! Возможно, он в смертельной опасности, и ему позарез нужна помощь, так что дорога каждая секунда! От бессилия на глаза опять навернулись слезы, но Момо нетерпеливо вытерла их рукавом.
  
  - Ты не голодна? - внезапно спросил Мабаши, заставив Хинамори окинуть его недоуменным взглядом. Вопрос прозвучал настолько несвоевременно, что у девушки просто слов не было.
  
  - Ты издеваешься? - наконец, справилась с собой Момо. - Как можно думать о еде в такой момент?! Мой товарищ пропал без следа! Какая, к черту, еда?!
  
  - Ну, как хочешь, - пожал плечами парень. - Своим голоданием ты точно никак не поможешь ему, но если действительно не хочешь, то я заставлять не буду. А я, пожалуй, все же пойду и поем, - в ответ Хинамори просто повернулась на бок, смотря в спинку дивана. Мабаши снова усмехнулся, после чего поднялся с кресла и пошел к выходу из комнаты. - Зови, если передумаешь, - бросил он через плечо, оставляя шинигами одну.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 46. Воссоединение с друзьями
  
  Стараниями Второго Отряда битто были практически полностью уничтожены, разве что иногда Йоко встречала на своем пути не слишком большие стаи. Но не они беспокоили Накамуру. К своему удивлению, как она ни старалась, она так и не смогла разобраться, что же случилось с Кирой. Пройдя по остаткам его реацу весь его путь от места сражения с Йоши, Йоко замерла посреди улицы, где след резко обрывался. Никаких признаков битвы или невольного пленения не наблюдалось. Складывалось впечатление, будто он просто провалился сквозь землю. Такого Йоко никак не ожидала. Девушке не хотелось в этом признаваться, но она все равно переживала, оставляя его одного против этой фурии Йоши, духовная сила которой просто потрясала воображение. Но он справился, одолел ее. И если уж даже она не стала для него препятствием, тогда что же случилось здесь? Нутром чувствуя неприятности, Накамура решила, прежде всего, найти Гина и возложить эту проблему на его плечи. В придачу, помимо Изуру, исчезла и Момо, и Йоко так и не смогла засечь ее реацу, как ни пыталась. Впрочем, насчет нее Йоко по-прежнему была спокойна, поспешно отгоняя от сердца слабые панические мысли, твердящие, что Хинамори попала в беду.
  
  Скрывавший до этого свое присутствие Гин сейчас, по ощущениям Йоко, наблюдался где-то возле моста через реку, так что девушка поспешила туда. Несмотря на то, что погода была ясной, ветер, на удивление холодный и сильный, нещадно хлестал ее по оголенным плечам и спине (в результате использования Шунко ткань косоде разрывалась), заставляя Йоко невольно вздрагивать. По пути к мосту ей не встретилось ни одного битто, зато чувствовалось, как открываются несколько Сенкаймонов, и часть шинигами Второго Отряда возвращается в Общество душ. Оглядываясь по сторонам, чтобы не пропустить в случае внезапной атаки удар врага, Накамура спешила к мосту.
  
  Между тем, в их временном штабе в мире живых Ренджи, удостоверившись в уходе Ханатаро, поспешно вскочил с кровати. Его раны, полученные во время боя с Утагавой, Ямада уже залечил, но с кровати вставать запретил, ссылаясь на то, что сейчас Абараю надо лежать неподвижно, чтобы окончательно прийти в норму. Ренджи, само собой, возмущался, будучи не в восторге от такой перспективы, но Ханатаро в ответ на его слова лишь улыбался, чувствуя, как ему не хватало этих перебранок все это время. Но оставаться здесь бесконечно он не мог. Со своей задачей в мире живых он справился, но, судя по духовному фону, среди шинигами из Второго Отряда есть пострадавшие, а значит, что он просто не может остаться в стороне. Призвание медика не позволяло Ханатаро прохлаждаться здесь, когда кому-то требовалась его помощь, так что, посоветовав напоследок непоседливому Абараю полежать еще хотя бы минут двадцать, Ямада ушел в сюмпо. Ренджи еще раз настороженно огляделся, ожидая, что его хороший, но слишком уж утомительный друг вот-вот выскочит, чтобы уложить его обратно. Но ничего такого, разумеется, не произошло, так что парень схватил ножны с Забимару и вылетел на улицу. Пока он тут валялся, он чувствовал, как Кира и Накамура сражались с баунто. Потерь ни среди друзей, ни со стороны врагов не было - оба боя, судя по всему, закончились вничью. А потом реацу Изуру внезапно исчезла.
  
  Окунувшись в водоворот духовной энергии, Абарай нашел там реацу Йоко, которая сейчас на всех парах неслась куда-то к мосту, очевидно, чтобы поговорить с Гином, потому что реацу лейтенанта чувствовалась оттуда же. Не придумав ничего лучше, Ренджи тоже рванул туда. В конце концов, реацу баунто не ощущалась, битто поблизости тоже не наблюдалось, а вот узнать последние новости от первых лиц не помешало бы. Пока он шел по направлению к мосту, на него напало всего два битто, не продержавшихся против Абарая и десяти секунд. А когда он добрался до моста, Йоко уже что-то рассказывала лейтенанту. Ренджи стер выступивший от жары пот - солнце было в самом зените, а на ветер ему было все равно - и подошел поближе.
  
  - Таким образом, я полностью потеряла след реацу Киры, - говорила девушка, разводя руками. - Он обрывается на одной из улиц, и нет никаких зацепок, которые могли бы указать на то, что там произошло. Реацу Хинамори также не ощущается, но мне кажется, что за нее беспокоиться не стоит.
  
  - Почему? - поинтересовался Гин, склонив голову на бок на птичий манер.
  
  - Интуиция, - коротко ответила Йоко, но Ичимару этим, кажется, не удовлетворился. - Что-то подсказывает мне, что с ней ничего не произошло. В отличие от Изуру.
  
  - А знаешь ли ты, Йоко-кун, что перед тем, как исчезнуть, Хинамори-кун контактировала с одним из баунто? - спросил он, на что Абарай удивленно вскинул брови.
  
  - Знаю, - нехотя призналась Накамура, и степень удивления Ренджи возросла еще больше. - Но боя между ними не произошло, в этом я точно уверена. Так что, если Момо и пошла с ним куда-то, то сделала это добровольно.
  
  - Но нам все равно надо ее найти! - горячо возразил парень, не в силах взять в толк, как в такой ситуации Йоко может быть такой спокойной. - Мы ведь говорим о баунто!
  
  - И что ты предлагаешь? - воззрилась на него она. - Реацу мы засечь не можем, а выполнить Бакудо ?58 я не буду и пытаться. - И словно чтобы дать понять, что разговор на эту тему окончен, опять повернулась к Гину. - Лейтенант Ичимару, могу ли я попросить вас заняться поисками нового штаба баунто? Со стороны того района Каракуры, откуда раньше их реацу ощущалась особенно сильно, сейчас нет вообще никаких источников духовной энергии. Логично предположить, что, стоило нам узнать об их убежище в том особняке, как они предпочли сменить дислокацию.
  
  - Логично, - отозвался тот, а потом ехидно усмехнулся. - Вообще-то, по условиям задания, вам следует все делать самим, не рассчитывая на мою помощь, но ради экономии времени, так уж и быть, предоставьте это мне. А у вас есть другие дела, - он кивнул куда-то за спину Йоко, и, не успела девушка обернуться, как Гин исчез в сюмпо, оставив их с Ренджи вдвоем против очередной стаи битто.
  
  Шансов у комароподобных тварей не было, и, быстро разобравшись с этой неприятной напастью, Йоко и Ренджи заняли выжидательную позицию на крыше все того же памятного небоскреба. Никаких источников реацу баунто в Каракуре не ощущалось. Йоши, как исчезла, так больше и не появлялась. Кога тоже куда-то подевался, и после поединка Накамура больше не чувствовала его реацу, так что с уверенностью можно было сказать, что ни в какие бои он больше не ввязывался. Не представляя, где им искать друзей, шинигами стали ждать. Полоса спокойствия не может длиться вечно, и если Киру и Хинамори кто-то похитил, то рано или поздно он придет и за ними двумя. А если никакого похищения не было, то Момо и Изуру непременно появятся. И к тому времени Гин, скорее всего, уже разберется с поисками убежища баунто.
  
  
  
  
  
  
  За то время, которое понадобилось Момо, чтобы окончательно прийти в норму, девушка совершенно извелась. Минуты тянулись настолько медленно, словно кто-то заговорил проклятое время течь в разы дольше. Несколько раз она предпринимала попытки подняться, надеясь, что ей стало лучше, но после третьей оставила их, здраво рассудив, что рана заживет быстрее, если тело будет находиться в состоянии покоя. Несколько раз заходил Мабаши, но разговор у них не особенно клеился - Момо была слишком обеспокоена судьбой пропавшего без вести Киры, чтобы мирно беседовать хоть о чем-нибудь. От еды она, в конце концов, все же отказываться не стала. Желудок мало волновало все ее беспокойство и волнение, и примерно через час он настойчиво потребовал пищи.
  
  Параноидальные мысли о том, что еда вполне может оказаться отравленной, и что в убежище потенциального врага, пусть и кажущегося мирным, не следует вообще ничего есть, были задавлены здравым смыслом. Нет, ну правда, какой смысл Мабаши отравлять ее еду, если шансов убить не таким изощренным способом у него и так было предостаточно, пока она валялась без сознания.
  
  После еды Хинамори попросила у него что-нибудь почитать, надеясь, что чтение хоть немного отвлечет ее от тяжких мыслей. Надежды не сказать, что оправдались, но какой-то эффект стихи все же принесли. По крайней мере, Момо уже не порывалась немедленно броситься на поиски, несмотря на рану, хотя прежде эта мысль была основной. Но все же иногда девушка нет-нет, да и окуналась в водоворот реацу, по новой сканируя город, проверяя, что с Йоко и Ренджи все в порядке, и надеясь, что Изуру вот-вот вернется.
  
  Когда Мабаши зашел в следующий раз, солнце уже практически зашло, и на улицах зажглись яркие фонари. Хинамори уже давно отложила книгу стихов и, кажется, чувствовала себя лучше. Никакой утечки реацу, даже самой ничтожной, не наблюдалось, и вообще девушка казалась полной сил.
  
  - Ну хорошо, - произнесла она, поднимая с пола свой меч и вынимая его из ножен, дабы убедиться, что занпакто не пострадал, - а что мы теперь будем делать?
  
  За все то время, что она тут лежала, они так и не поговорили о том, что будут делать после ее выздоровления. Нет, были, конечно, туманные идеи, что Мабаши покажет, где скрываются остальные баунто, после чего они всей компанией пойдут туда и наведут там порядок, но это даже звучало смешно. Хоть Изуру и Ренджи справились с двумя баунто, это означало лишь то, что остальные теперь более осведомлены об их способностях и будут более чем готовы к приходу дорогих гостей. Посему выходило, что придется выслеживать и нейтрализовывать остальных баунто по одному. Не будут же они вечно сидеть на своей базе.
  
  - Что-нибудь будем, - неопределенно ответил Мабаши, широко ухмыльнувшись.
  
  На самом деле, все это время парень несколько раз хотел завести разговор на эту тему, но все никак не мог придумать, с чего начать. По сути, четкого плана у него не было, даже когда он решил показаться Хинамори в первый раз. Идея войти в контакт с шинигами была внезапной, и Мабаши просто не знал, во-первых, чего следует ожидать от других шинигами, а, во-вторых, как разбираться с бывшими коллегами. То, что они его не простят, было очевидно, и он был уверен, что если его найдут, то он просто повторит судьбу Утагавы. Но при этом парень осознавал и то, что, поглотив множество душ живых людей, остальные баунто стали гораздо сильнее его, и можно было забыть про битвы один на один - при столкновении с той же Йоши, которую каким-то образом победил тот внезапно исчезнувший друг Момо, Маэми не оставила бы от него и мокрого места.
  
  - Отличный план, - хмыкнула девушка. Несмотря на то, что за все это время он не дал ей повода в нем сомневаться, Момо все равно не могла заставить себя довериться Мабаши полностью, то и дело ожидая подвоха. И даже то, что теперь другие баунто считают его таким же врагом, как и их, ее не убеждало. В конце концов, где гарантия, что все это - не тщательно продуманный план Карии? Но в то же время Хинамори напоминала себе, что если они не будут действовать как одна команда, то успеха им точно не добиться.
  
  Закрепив асаучи на поясе и убедившись, что ничего не забыла, Момо посмотрела на парня. Тот задумчиво глядел в окно на сгущающиеся сумерки. Возможно, перспектива сражения с другими баунто не внушала ему оптимизма, и ему нужно было время, чтобы настроиться на нужный лад. Как бы то ни было, у девушки не было настроения торчать здесь еще сколько-нибудь времени. Конечно, она была благодарна Мабаши за оказанную помощь, но это вовсе не значит, что она будет терпеливо его ждать, зная, что ее друзья могут быть в смертельной опасности. Помедлив для приличия порядка трех минут, Хинамори негромким покашливанием напомнила о себе. Баунто тут же отвлекся от окна и повернулся к ней. По его лицу блуждала непонятная, почти рассеянная улыбка, и стало ясно, что на самом деле он все это время вовсе не настраивался на смертельный бой, а просто пытался понять, как же все пришло к такому невероятному повороту событий.
  
  Но в своей правоте Мабаши был полностью уверен и был готов сражаться за свои убеждения до конца. Кария ошибается, и если никто с этим не согласен, тогда ему придется силой раскрыть остальным на это глаза. Он знал, что остальные во многом не воспринимают его всерьез, а некоторые, вроде Саватари, и вовсе считали его ненужным балластом в их группе. Мабаши уже много раз спрашивал себя, а зачем, собственно, он вообще подписался на эту авантюру. Он никогда не жаловался на свою жизнь и не питал ярой антипатии по отношению к людям. Так что скука и разочарованность в жизни - те причины, что он назвал Момо - были не главными. Какая же была главной, парень и сам не знал, но был откровенно рад, что сейчас находится здесь, а не с другими баунто. Он знал, что, возможно, не выйдет из этой битвы живым, но был точно уверен в одном: он сделает все, что в его силах, чтобы остановить все это безумие. В конце концов, почти все, во что он верил до этого, уже рассыпалось в прах. Кария не принесет баунто мир. Только не убив при этом тысячи людей. И шинигами не все, как один, были бесчувственными инструментами Общества душ. А еще Мабаши знал, что не хочет умирать...
  
  - Идем, - коротко сказал он девушке.
  
  Она в ответ лишь коротко кивнула, и они оставили квартиру, зная, что больше сюда не вернутся. Здание покидали, как нормальные люди, то бишь, через входную дверь, хотя Момо могла бы и просто выскочить в окно. Но они оба единодушно пришли к решению, что раз уж решили действовать вместе, то разделяться не стоит даже таким образом. Оказавшись на улице, Хинамори сразу рванула в сторону центра, откуда чувствовались реацу ее друзей. Сюмпо не использовала, хотя Мабаши не имел ничего против, ибо в его арсенале тоже была техника быстрого перемещения. Разумеется, стоило им покинуть квартиру, как техника маскировки перестала скрывать их с Момо, так что неудивительно, что те, к кому они двигались, сами рванули им навстречу.
  
  
  
  
  
  
  Откровенно скучающие Йоко и Ренджи буквально подскочили на месте. Долгие часы ожидания наконец закончились. Все это время они просто валялись на крыше, разглядывая облака и постоянно следя за духовным фоном в Каракуре. Шинигами из Второго Отряда недавно отрапортовали, что все битто уничтожены, и вернулись в Сейрейтей. Тогда друзья попытались обнаружить Гина, но это им не удалось, что, в принципе, было логично, учитывая, что он отправился на разведку во вражеский штаб. Зато, когда солнце зашло за горизонт, на грани восприятия внезапно появилась реацу Хинамори. Судя по тому, как она ощущалась, Момо была в полном порядке, как и предсказывала Йоко. Единственным, что смутило друзей, был еще один источник реацу, определенно принадлежащий баунто. Очевидно, это и был тот самый баунто, с которым Момо контактировала перед своим таинственным исчезновением. Было странно, что он следовал за ней наравне и не фонил агрессией. Переглянувшись, Йоко и Ренджи кивнули друг другу. Момо, конечно, была девочкой далеко не глупой, но ее наивность иногда просто потрясала, и порой Хинамори забывала об элементарной осторожности. В то, что баунто запудрил ей мозги, чтобы напасть исподтишка, верить не хотелось, но на всякий случай ребята решили встретиться с ней как можно скорее, дабы прояснить ситуацию лично.
  
  Путь предстоял недалекий, а если учесть, что они оба использовали сюмпо, то и вовсе близкий. И вот, наконец, Момо оказалась в поле их зрения, несясь им навстречу вместе с каким-то парнем. Друзья помнили его по прошлому визиту в особняк баунто. Он был одним из тех, что наблюдал за сражением Ренджи и Утагавы со второго этажа, а после был явно не в восторге от действий Карии. Хинамори просто сияла от счастья, увидев товарищей. Баунто же предпочел держаться чуть поодаль, дабы не мешать им обсуждать свои дела.
  
  - Слава богу, ты в порядке, - облегченно выдохнула Накамура. - После того, как ты внезапно исчезла, мы не знали, что и думать. Что с тобой случилось? Ты не пострадала?
  
  - Меня ранили битто, когда я направлялась к вам, - покачала головой девушка, неосознанно потянувшись к больному плечу. Боль, правда, уже не ощущалась, но воспоминания о ней все еще были свежи. - А Мабаши меня спас и все это время укрывал ото всех, пока я не пришла в норму, - дело, конечно, было не совсем так, но Момо здраво рассудила, что стоит немного приукрасить факты.
  
  Абарай и Накамура, до этого пристально смотрящие на нее, синхронно переключили внимание на стоящего за Хинамори парня. Ренджи, прищурив глаза, оценивающе оглядел недавнего врага с головы до ног, будучи не в состоянии просто так взять и поверить подруге на слово, хоть неправды она отродясь не говорила. Тот выдержал этот взгляд совершенно спокойно, ответив точно тем же. То, что они с Хинамори решили играть в одной команде, вовсе не означало, что он будет относиться к ее друзьям так же, как и к ней. Так что пристальный взгляд он возвратил Абараю сполна.
  
  Йоко же, наоборот, казалась ужасно довольной. Но не сколько потому, что ее догадка о том, что с Момо все в порядке, подтвердилась, сколько из-за того, что обнаружилось, что Го Кога, похоже, не единственный адекватно рассуждающий баунто. Тому хоть и не нравилось то, что делает Кария, открыто идти против него он не пожелал. А этот, видимо, не побоялся гнева своего лидера. Накамуру не удивило, что он решил выйти на контакт с ними. Будь она на его месте, поступила бы точно также. Не удивило и то, что из них все он выбрал парламентером именно Хинамори. Радовало, что теперь с ними есть тот, кто может заранее предупредить их о том, что их ждет впереди. В конце концов, хоть какой-то информацией о своих прошлых коллегах он располагать должен.
  
  - Я Накамура Йоко, - представилась она.
  
  - Абарай Ренджи, - добавил ее друг.
  
  - Ториами Мабаши, - назвал свое имя и баунто, а потом хмыкнул. - Теперь, когда мы закончили с положенными церемониями, может, приступим к делу?
  
  - Согласна, - кивнула Момо, а потом требовательно посмотрела на друзей. - И первым вопросом будет: где Изуру?
  
  - Именно это мы и хотели спросить у тебя, - заметил Абарай и, видя удивленно вскинутые брови, пояснил. - Мы не смогли обнаружить его реацу и надеялись, что у тебя получится вновь использовать Бакудо ?58, чтобы его засечь.
  
  - Ну... ладно, я попробую, - неуверенно ответила Хинамори.
  
  Идея, правда, была сомнительной, учитывая, что в прошлый раз они с Кирой вдвоем-то справились еле-еле. Но тогда они искали баунто, а сейчас речь идет о жизни и смерти их друга, так что Момо была готова пробовать до потери сознания. - Тогда идемте туда, где след его реацу оборвался.
  
  За то время, что прошло с момента его битвы с Йоши, реацу могла и развеяться, но шанс все же оставался, и друзья не были намерены его упускать.
  
  За всеми этими надеждами друзья совершили всего одну недопустимую ошибку: они позволили себе расслабиться. Поэтому, когда под ногами Йоко и Ренджи внезапно раскрылось что-то вроде темного провала, они не успели вовремя среагировать. Мабаши в последний момент успел сообразить, что происходит, но его скорости хватило лишь на то, чтобы схватить в охапку Хинамори и отскочить от этого места подальше. И в тот же момент выяснилось, что этот портал был на самом деле не провалом, а громадным ртом. Вылетевшая прямо из асфальта гигантская тварь, напоминающая небольшого кита, покрытого плотной коричневой чешуей, моментально проглотила и Йоко, и Ренджи, после чего повернулась в сторону оставшихся противников.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 47. Бой с Саватари
  
  Момо била крупная дрожь. Девушка не успела до конца осознать, что же произошло. Все случилось слишком неожиданно. А когда поняла, что в одно мгновение потеряла обоих друзей, сердце накрыла волна беспросветного отчаяния, ярости и жажды кровавой мести. Мабаши ощутил, как резко скакнул вверх ее уровень реацу и поспешил встать перед ней, чтобы Момо не наделала глупостей.
  
  - Прочь с дороги! - рявкнула она, вынимая из ножен меч.
  
  - Ну и ну, - внезапно раздался хриплый довольный голос. - Такая маленькая девочка, и такая злая.
  
  Спинной плавник, больше всего похожий на защитную стену, раздвинулся, демонстрируя сидящего на спине твари пожилого человека. Его Момо тоже видела в особняке баунто, и тогда он не показался ей серьезным противником в силу своего возраста. Но он вот так просто лишил ее друзей. На этом мысли сердце опять кольнуло, а на глаза навернулись слезы. Но почему-то одно только присутствие Мабаши, решительно выставившего перед ней руку в предупреждающем жесте, удерживало ее от необдуманных действий. А еще вселяло надежду, что не все еще потеряно. Сам парень тоже был предельно собранным, будучи готовым к нападению врага. Так как он стоял спереди, Хинамори не видела его лица, но голос выдавал неприязнь.
  
  - Саватари. Не думал, что ты появишься здесь и даже решишь напасть на нас в открытую.
  
  - Не щенку-предателю, переметнувшемуся к врагу, говорить о нападениях в открытую, - судя по интонациям в голосе старика, антипатия была взаимной. Окинув взглядом замершую напротив парочку, Саватари лишь криво усмехнулся. - Никак драться со мной решили? Это даже не смешно.
  
  - Посмотрим еще, кто будет смеяться последним, - прошипел парень.
  
  - Я смотрю, меня недооценивают, - заметил старик. - Тем хуже для вас.
  
  И, сказав это, вновь ушел вниз, в асфальт, оставляя их одних. Момо затравленно огляделась по сторонам, пытаясь обнаружить хоть что-нибудь, что помогло бы ей понять, откуда будет нанесен следующий удар.
  
  - Сюда! - Мабаши бесцеремонно схватил ее за руку и утащил в какую-то подворотню, там они шмыгнули в тесный подвал, тускло освещенный горящей в полнакала лампочкой.
  
  - Что это?! Кто это?! - набросилась на него с вопросами девушка, и перед ее глазами вновь встал тот момент, когда неизвестная тварь просто проглотила ее друзей. - Он убил их? Йоко... Ренджи... Выходит, и с Изуру случилось то же самое?! И им уже никак не помочь?!
  
  - Успокойся! - негромко рявкнул Мабаши, внимательным взглядом осматривая стены, пол и потолок. - Живы твои друзья. По крайней мере, пока.
  
  - Тогда что делать? - тихо спросила Момо, устыдившись своей истерики. Тем не менее, слова Мабаши ее здорово обнадежили. Если действительно есть шанс помочь друзьям, то она в лепешку расшибется, но сделает все, что сможет. - Как им помочь? И, самое главное, где они? В животе этой твари? Значит, надо убить ее?
  
  - Не все так просто, - покачал головой тот. - Если бы можно было просто убить куклу, то у твоих товарищей не было бы никаких проблем, и они бы вырвались изнутри сами. Но, насколько мне известно, проглатывая что-то, кукла Саватари отправляет это в другое измерение.
  
  - То есть, выходит, когда он сам исчезает, уходя сквозь асфальт, он тоже уходит в другое измерение? - уточнила Хинамори. Ситуация нравилась ей все меньше. Одно было понятно точно - дать монстру проглотить себя, чтобы помочь друзьям изнутри, было плохой идеей. Выходит, придется как-то заставить его самого выпустить их. - Что ты предлагаешь? - она внимательно посмотрела на Мабаши. Как-никак, он знал о противнике куда больше нее. - Получается, куклу убивать нельзя?
  
  - Именно так, - кивнул парень. - При смерти куклы умирает и баунто, который ее контролирует. И не факт, что тогда все вернется на круги своя. Не исключен и даже очень вероятен исход, что тогда твои друзья останутся в том измерении навсегда.
  
  - Тогда что? - девушка широко раскрыла глаза. Похоже, такой исход чертовски ее напугал, и сейчас она была готова сделать все, чтобы его предотвратить.
  
  - Кукла подчиняется приказам Саватари, и только он может заставить ее выплюнуть проглоченных, - пожал плечами Мабаши, а потом хмыкнул. - Думается, придется вступить с ним в агрессивные переговоры, иначе вряд ли он нас послушается, ты так не считаешь?
  
  - Брось ты свои шутки, - нахмурилась шинигами. - Как ты собираешься его заставлять? Под пытками? - этого Момо тоже не слишком хотелось, но если не останется другого выбора...
  
  - Как раз с тем, чтобы заставить, проблем не будет, - ухмылка парня стала еще шире. - Проблема в том, чтобы нанести удар, и как раз в этом мне понадобится твоя помощь, - и видя, что Хинамори смотрит на него недоуменным взглядом, пояснил. - Моя кукла, Ризу, может подчинять врагов моей воле, но для этого ей надо войти с противником в тесный контакт. Проще говоря, фактически оказаться в его теле. Саватари это прекрасно знает, а потому постарается этого не допустить. Именно поэтому тебе надо будет его отвлечь, чтобы Ризу сумела до него добраться.
  
  Хинамори крепко призадумалась. Играть роль приманки ей не слишком-то хотелось, но выбора не оставалось. В конце концов, при желании она действительно может как следует отвлечь противника. А уж если ей не надо лезть в ближний бой, чего она в принципе не любила, то тогда все козыри у нее. Главное было не переборщить, а то мало ли... Девушка не знала, насколько восприимчивы люди и, в частности, баунто к Кидо, посему стоило быть осторожной, чтобы ненароком не убить их противника. Снаружи раздался какой-то странный звук, заставивший Момо опять начать оглядываться по сторонам.
  
  - Не переживай, - успокоил ее Мабаши, неотрывно смотря на входную дверь. - Ему нужно свободное пространство, чтобы атаковать. Он не способен появляться в замкнутом помещении, поэтому здесь он до нас не доберется. Чтобы уйти в другое измерение, его кукла должна полностью материализоваться в этом, а здесь не хватит места. Да и в том проулке, пожалуй, тоже.
  
  - Тогда идем, - решительно проговорила Хинамори. - Просидеть здесь мы можем целую вечность, но это не приблизит нас к победе.
  
  Поднявшись на ноги, они покинули свое временное убежище и вновь оказались на улице. Момо вопросительно посмотрела на своего товарища, ожидая, что тот, наконец, явит миру свою куклу. Чего греха таить, девушке было любопытно на нее взглянуть. Наверное, она будет огромной, чтобы совладать с силой куклы Саватари, но неповоротливой, и именно по этой причине и нужна отвлекающая приманка. Но реальность оказалась совсем не похожей на ожидания Хинамори. Мабаши просто снял с шеи небольшой медальон, который до этого скрывал за высоким воротом футболки. Медальон был круглым золотистым диском, тускло поблескивающим в свете далеких фонарей и горящих окон.
  
  - Приступим, Ризу, - негромко сказал парень, и медальон начал преобразовываться буквально на глазах, сперва превратившись в странного вида желтый цветок, а потом, словно вывернувшись наизнанку, стал похожим на колокольчик, который венчала маленькая головка, напоминающая лисью.
  
  Хинамори удивленно разглядывала Куклу, никак не ожидая, что та окажется настолько маленькой, что сможет поместиться на ладони. Но в этом случае ее размер был только на руку, ведь чем меньше тело, тем большей маневренностью оно обладает, а значит, Ризу будет легче уклоняться от атак.
  
  - Ты знаешь, что делать, Ризу, - произнес Мабаши, смотря на стоящую у него на ладони лисичку-цветочек лимонно-желтого цвета.
  
  - Конечно, - отозвалась та звонким голоском и упорхнула куда-то вверх, скрывшись из виду.
  
  - Не облажайся, - сказал парень Момо, кивая на широкую улицу. - А иначе кого мне приглашать на свидание, если он сожрет и тебя?
  
  Хинамори скривилась от этих слов и одарила Мабаши едким испепеляющим взглядом. У них тут, понимаете ли, бой в самом разгаре, а он опять вздумал шутки шутить, да еще такие. Не избалованная мужским вниманием Момо не любила, когда люди шутят о таких вещах, хотя бы потому, что никогда бы не стала шутить о подобном сама.
  
  - Если тебя не прибьет этот Саватари, это сделаю я, - клятвенно пообещала она.
  
  - Боюсь-боюсь, - усмехнулся он. - Но давай поговорим об этом позже, - и исчез, словно в сюмпо, оставив Момо одну.
  
  Девушка поглубже вздохнула, настраиваясь на бой. Слегка подрагивающие руки она сжала в кулаки, а зубы стиснула покрепче. Память опять услужливо подкинула воспоминание о том, при каких обстоятельствах она в последний раз видела Ренджи и Йоко, но Хинамори решительно отмахнулась от воспоминаний. Не время сейчас бояться того, что она может никогда их больше не увидеть. Есть только здесь и сейчас, и ничего больше. Девушка схватилась было за рукоять занпакто, но передумала. Той огромной твари удары мечом явно будут нипочем, а вот для использования некоторых заклинаний позарез требовались обе руки, так что вынимать из ножен катану Момо так и не стала.
  
  Она была почти уверена, что, стоит ей только выйти из переулка, как Саватари нападет незамедлительно, но этого не произошло. На улице было тихо, только пара поздних прохожих пробежала мимо девушки, не заметив ее. Никаких следов баунто не чувствовалось, но Хинамори не сомневалась, что он где-то поблизости выжидает подходящего момента для атаки. Так что она пошла по улице, будучи настоящим комком нервов, вслушиваясь в малейший звук. Мабаши она тоже не чувствовала - видимо, он скрыл свое присутствие при помощи особых техник баунто, вроде тех, что окружали ту квартиру, в которой она отлеживалась.
  
  Через пять минут у Момо даже промелькнула мысль, что Саватари передумал сражаться и скрылся с ее плененными друзьями, и ищи его сейчас свищи. Но именно в этот момент старик напал, на огромной скорости вылетев на своей кукле из ближайшей стены. Видимо, он собирался проглотить и девушку, но уклониться от несущейся на нее раскрытой пасти не составило для Хинамори никаких проблем. Мгновенно уйдя в сюмпо, Момо запрыгнула на ветку ближайшего дерева, но только и успела увидеть хвостовой плавник куклы Саватари, уходящей в стену дома, расположенного на другой стороне улицы. Отметив, что улица все же не самое удачное место для схватки - в конце концов, тут могут быть люди, которые непременно пострадают, если они схватятся в серьезном бою - девушка вновь использовала сюмпо и понеслась к ближайшему парку. В это время суток там должно быть безлюдно, а значит, им никто не помешает. А главное, там куда больше места для маневра, а из ровных поверхностей, из которых, судя по всему, способен появляться Саватари, лишь земля.
  
  Пробежка была недолгой, но старик не отставал от нее ни на шаг. И хотя свою реацу он скрывал, Хинамори не могла не почувствовать его жажды крови. По пути он несколько раз попытался ее достать, выпрыгивая из порталов из-под земли, но девушка была к этому готова и уклонялась без проблем. Перемахнув через забор, окружающий парк, Момо понеслась между деревьями к большому полю, где малышня днем играла в футбол.
  
  - Ну что, начнем? - спросила она в пустоту, не сомневаясь, что баунто услышит ее, даже находясь в своем измерении.
  
  Его гулкий смех, раздавшийся буквально отовсюду, заставил Момо вопросительно изогнуть бровь и подготовиться к новому нападению.
  
  - Ты привела меня сюда, потому что беспокоилась о людях? - поинтересовался он, смеясь. - Так это напрасно. Эти ничтожные существа меня больше не интересуют. Хоть вы и уничтожили битто, мы уже успели поглотить достаточное количество душ. Так как насчет открыть для меня Сенкаймон, девочка-шинигами? А я взамен отпущу твоих друзей. Даже ты должна понимать, что иного шанса спасти их у тебя нет.
  
  Из Хинамори словно вышибли воздух. Нет, она, конечно, подозревала, что Саватари вполне может обратиться к ней с подобным предложением, и знала, что в любом случае ответит на него категоричным отказом. Но сейчас, когда оно было высказано вслух, сердце девушки внезапно наполнилось надеждой, а в голове забились мысли, что надо соглашаться, что даже если Саватари и попадет в Общество душ, то его непременно остановят капитаны Отрядов, что от нее сейчас зависит жизнь ее товарищей, что...
  
  "Заткнитесь!" - сурово приказал им здравый смысл.
  
  - Я не пойду на это, - проговорила Хинамори, раньше и не подозревая, как тяжело ей будет сказать эти несколько слов при таких условиях.
  
  - Тогда ты не оставляешь мне выбора, - отозвался Саватари. - А на этого щенка Мабаши можешь не рассчитывать. Пока ты бежала сюда, он уже успел засветиться передо мной, так что можешь не сомневаться, он не придет к тебе на выручку.
  
  Глаза Момо изумленно распахнулись от осознания, что слова Саватари вполне могут оказаться правдой. Потому что присутствия Мабаши она по-прежнему не ощущала. И если противник действительно сумел до него добраться, то это неудивительно. Но девушка резко себя одернула, напомнив, что, прежде всего, она должна верить в своих товарищей, а не поддаваться на провокации врагов.
  
  Тактика боя с постоянным уклонением от атак Саватари ее в корне не устраивала, так что пришло время задуматься над тем, что делать. Хмыкнув про себя, что техники маскировки в битве действительно хороши, Момо скрыла свое присутствие при помощи Бакудо. Конечно, обнаружить ее все равно можно, если чувствовать реацу (а в том, что противник на это способен, шинигами не сомневалась), но вот разглядеть, что же она делает, было нельзя, а большего Хинамори и не требовалось. Припоминая занятия с Масао-сенсеем и секретные приемчики, которым он ее научил, девушка приступила к делу. Она допускала, что Кидо может и не причинить Саватари серьезного вреда, но вот отвлечь - запросто.
  
  Через десять минут бесконечного мелькания по полю Хинамори закончила приготовления, оставшись довольной. Как ни странно, Саватари все это время не нападал, хоть и поинтересовался самодовольным голосом, чего же она пытается добиться. Наконец, когда надобность в маскирующем Бакудо отпала, девушка его деактивировала, замерев в центре поля в ожидании атаки. Риск, что баунто раскусил ее план, был немалый, возможно, что и техника маскировки не была для него помехой, но Момо верила в успех. А если их с Мабаши план и полетел в тартарары, и парень действительно пал жертвой Саватари, то тогда Хинамори ничего не останется, кроме как утопить противника в высокоуровневых Хадо.
  
  Но время шло, а враг все не появлялся. Нервы натянулись, подобно струнам, и в какой-то момент Момо показалось, что она слышит их звон. Саватари напал без предупреждения, внезапно обрушившись на девушку сверху, открыв разрыв пространства прямо в воздухе. К такому Хинамори готова не была, настроившись на то, что старик способен нападать только из поверхностей. Выходит, она ошиблась, и он может выходить из своего измерения откуда угодно?! Времени на обдумывание этого неожиданного хода не было, и Момо на одних рефлексах отскочила в сторону, концентрируясь, чтобы "заминированное" при помощи Кидо поле не рвануло от ее присутствия, иначе вместо Саватари пришлось бы поджариться ей самой. Издевательски смеющийся Саватари медленно погрузился в землю, вынуждая Момо опять мотать себе нервы. Но Хинамори уже успокоилась и была вполне готова к новому нападению. Сейчас даже больше готова, чем до этого.
  
  Сперва она вообще не хотела возиться с этими нитями Кидо, коими опутала поле, а просто сковать противника при помощи тонны Бакудо, но для этого он должен был остановиться хотя бы на несколько секунд, а он летал на своей кукле, не переставая. Когда под ее ногами начал появляться разрыв пространства, девушка только усмехнулась и взмыла вверх, наблюдая за тем, что сейчас произойдет. Но, как ни странно, разрыв так и не появился, а вместо этого Саватари подло напал на нее со спины, когда она этого совсем не ожидала. Буквально в последнюю секунду почувствовав неладное, Хинамори развернулась и ушла в сюмпо, но увернуться в полной мере все равно не смогла. От нахлынувшего шока, сопровождаемого убойной дозой адреналина, она даже не ощутила боли, когда челюсти твари сомкнулись на пальцах ее левой руки. И только взгляд на поврежденную кисть, на которой не хватало мизинца и безымянного пальца, дал ей понять, что дела, мягко говоря, не сахар. Быстро вытащив из кармана небольшой шприц, Момо без раздумий вонзила иглу себе в руку и ввела содержимое. Кровотечение это, конечно, не остановит, а вот боль нейтрализует. Хотя исполнять некоторые заклинания одной рукой не в пример сложнее, Хинамори радовалась, что пострадала ее левая рука, а не правая, да и отделалась она, по сути, мелкой кровью. И хотя мыслила она хладнокровно, сердце все равно отбивало бешеный ритм, напоминая, что несколько секунд назад она была буквально на краю гибели. Коря себя за то, что купилась на обманный маневр, Момо нетерпеливо оторвала рукав кимоно и наспех перевязала рану. Не бог весть что, конечно, но лучше, чем ничего.
  
  "Он понял, что на землю ему спускаться нельзя, - размышляла девушка. - Он будет продолжать атаковать меня с воздуха. Я уверена, что он не видит нити, но что с того?"
  
  Вспомнив, что проделал Ренджи во время боя с Утагавой, Хинамори отметила про себя, что если не останется другого выбора, она тоже попробует подставиться под удар, чтобы заставить Саватари угодить в сеть. Но все же поступать так не слишком-то хотелось. Идея, внезапно пришедшая ей в голову, сперва показалась Момо сущим бредом, однако, обмозговав ее немного, девушка слабо улыбнулась. Учитывая сложившуюся ситуацию, это вполне могло сработать. Даже странно, что она не додумалась до этого сразу же. Все также стоя на уплотненных духовных частицах, девушка сконцентрировалась и перенесла паутину Кидо с земли в воздух. Если уж Саватари намерен атаковать ее с воздуха, то милости просим.
  
  Сосредоточившись на концентрации, Хинамори едва не пропустила очередную атаку баунто и только усмехнулась, когда, пролетев мимо нее, кукла-кит угодила прямо в сети, тут же ставшие видимыми.
  
  - Это еще что? - удивление, прозвучавшее в голосе Саватари, было самым настоящим, что только приободрило девушку на дальнейшие действия. Мстительно улыбнувшись, она перестала контролировать стабильность нитей паутины, и вся сеть рванула, как одно огромное Шаккахо.
  
  Сама Момо замерла в воздухе, стоя за пределами взрыва, и смотрела на дело рук своих. Пылища поднялась ужасная, но и это оказалось Хинамори на руку. Хотя Саватари и успел уйти в свое измерение и, скорее всего, не получил ран, теперь Момо видела его передвижения. Как ни странно, находясь там, его кукла все равно поглощала мельчайшие пылинки этого мира, так что отслеживать его в этом пылевом облаке было одним удовольствием.
  
  - Бакудо ?63! Саджо Сабаку! - произнесла Момо, когда Саватари, наконец, соизволил появиться в этом мире и понесся прямо на нее.
  
  Девушке уже до смерти надоела эта рыба-кит, так что, подгадав нужный момент, она начала парализующую движение операцию. Толстенная светящаяся желтая цепь, выглядящая куда солиднее, чем Хайнава, скрутила куклу множеством колец, так что та рухнула на землю, так и не долетев до шинигами. Разумеется, так просто сдаваться Саватари не хотел, поэтому кит тут же задергался, пытаясь порвать оковы, но и Хинамори не собиралась останавливаться на достигнутом.
  
  - Бакудо ?61! Рикуджокоро! - шесть светящихся пластин врезались в огромную тушу, заметно снизив ее подвижность, но полностью парализовать движения, как это было обычно, не смогли.
  
  - Бакудо ?30! Шитоцу Сансен! - появившийся в воздухе треугольник засиял золотым светом, а потом в его вершинах образовались своеобразные колышки, которые, попав в куклу, прибили к земле боковые плавники и хвост. Но даже этого было недостаточно, и девушка уважительно покачала головой. Разрывать высокоуровневые Бакудо одной грубой силой - это дорогого стоит.
  
  - Стена железного песка! Башня ненависти! Соединитесь расплавленным жезлом и останьтесь в тишине! Бакудо ?75! Гочу Теккан! - и спокойно наблюдала, как на тушу обрушивается пять каменных столбов, по кругу скованных между собой толстой железной цепью. Этого должно было хватить, так что Хинамори после некоторого сомнения спустилась на землю.
  
  Огромная рыбина, лежала, не шевелясь, прибитая к земле столбами, зато сидящий на ее спине Саватари был цел и невредим, хотя и ужасно зол. Увидев перед собой миниатюрную и хрупкую с виду девушку, которая только что обездвижила Бауру, он зашелся в приступе брани. А главное, он не мог понять, в чем он просчитался, что сейчас оказался в таком невыгодном положении.
  
  Когда нога шинигами встала на чешую кита, тот задрыгался, все еще не оставляя попыток освободиться, но цепи держали крепко. Саватари так и не встал со своего стула, не сомневаясь, что сейчас начнется торг, а значит, еще не все проиграно. А эта шинигами, если судить по ее первой реакции, девчонка нервная и эмоциональная, хоть и пытается таковой не казаться. Но Хинамори не спеша приближалась, не сводя внимательного взгляда с его лица, и из-за этого старику почему-то стало весьма неуютно.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 48. Бой с Саватари. Заключение
  
  Момо сейчас бы при всем желании не смогла понять, что именно она чувствует. Хотелось сказать слишком много, но в то же время желания говорить не было. Спрашивать Саватари о том, зачем он все это делает, девушка не собиралась. О планах баунто ей уже рассказал до этого Мабаши. "Где он, кстати, до сих пор пропадает?" - хмыкнула про себя Момо, по-прежнему не чувствуя его реацу. А мотивы Саватари ее не интересовали. Сейчас она собиралась заставить его освободить ее друзей, не важно, добровольно или принудительно, с помощью Мабаши или без. Совершенно не задумываясь над тем, что делает, Хинамори подскочила вплотную и ударом с ноги - вот уж чего она от себя совсем не ожидала! - выбила старика с его насиженного места.
  
  - Босс! - гулкий голос распластавшегося на земле кита звучал на редкость обеспокоено.
  
  - Не вмешивайся и будь паинькой! - окрикнула его Момо, и тот опять прекратил свои потуги вырваться из Бакудо. Сама же девушка вытащила меч и, поставив одну ногу на поверженного противника, прислонила стальной клинок к его шее. - Ты знаешь, что мне от тебя надо.
  
  Но, как ни странно, тот не выглядел напуганным или смирившимся со своей смертью. Совсем наоборот, Саватари натянул на лицо неприятную улыбку и, кажется, не придал угрозам Момо никакого значения.
  
  - Ну давай, убей меня, - усмехнулся он. - Тогда ты исполнишь свой долг, вот только навсегда потеряешь своих друзей. Вот и посмотрим, что для тебя важнее.
  
  В его голосе слышалось такое превосходство, что Хинамори еле-еле сдержала себя, чтобы просто не перерезать баунто горло. Но все же смысл в его словах был, и Момо еще не оставила надежду выручить товарищей. Она понимала, что если взяться за дело всерьез, то рано или поздно Саватари уступит ей. Ни один человек, будь он хоть тысячу раз баунто, не сможет терпеть боль вечно, а их в Академии хорошо обучали деталям строения человеческого тела и воздействию на определенные точки грубой силой. Так что Момо не сомневалась, что разговорить этого старика она сможет, но ей претила сама мысль о том, что придется пытками добиваться желаемого у кого бы то ни было. Если ей и придется убить его, она сделает это быстро и безболезненно, чтобы ему не пришлось мучиться. Но при мысли о том, чтобы медленно, капля по капле выбивать из него информацию под аккомпанемент болезненных криков, у девушки невольно побежали по спине мурашки.
  
  - Чего же ты ждешь? - кажется, сложившая ситуация Саватари не то, что не пугала, но и откровенно забавляла. - Я безоружен. Давай.
  
  - Даю последний шанс разрешить все миром, - прошипела Хинамори, отмечая, что проницательность Саватари могла бы быть и не столь всеобъемлющей. Он без труда прочитал ее, словно открытую книгу, понимая, что девушка ни за что не сможет нанести фатальный удар сейчас, когда на кону жизни ее друзей.
  
  - Пожалуй, я им не воспользуюсь, - усмехнулся тот, а потом посмотрел куда-то ей за спину. - Давай, Баура!
  
  - Хорошо! - голос Куклы стал похож на громовой рев, и в следующую секунду пораженная до глубины души Момо смотрела, как кит, поднапрягшись, разорвал таки сковывающие его заклинания.
  
  Раскрыв пасть, она издала грозный рык. Хинамори настолько удивилась тому, что кто-то смог вырваться из стольких Бакудо сразу, что совсем перестала обращать внимание на Саватари, который выполз из-под ее ноги и поспешил ретироваться. Чувствуя, как в пасти Бауры концентрируется реацу, Момо приготовилась к атаке. Каково же было ее удивление, когда в нее полетело не жаркое пламя, на которое она настраивалась, а самый обычный Сокацуй. Она ожидала чего угодно, но только не того, что Кукла баунто начнет швыряться в нее Хадо. Тем не менее, годы тренировок свое дело сделали, и тело само ушло с линии атаки. Но Баура на этом не остановилась, и из ее пасти в Момо одно за другим полетели различные заклинания, начиная от элементарного Цузури Райдена и заканчивая аж Сорен Сокацуем, который был ни много, ни мало Хадо ?73! От последнего уклониться было просто нереально, так что кое-как пришедшая в себя от таких выходок Хинамори просто выставила перед собой Данку - Бакудо ?81, прозрачный прямоугольный щит, способный выдержать напор практически любого Хадо меньше девяностого.
  
  "Черт, Мабаши, вот сейчас самое подходящее время, чтобы появиться!" - проворчала про себя девушка, мельком оглядываясь по сторонам.
  
  А Баура все не унималась, поливая Момо дождем из Хадо. Но когда она более-менее к такому приноровилась, из пасти вдруг вылетела золотистая цепь Хайнавы, и Хинамори только в последний момент успела разрубить ее мечом. Выходит, что Кукла может и Бакудо делать! Но откуда? Ведь Кидо - это искусство шинигами, и только они могут использовать его. А потом до нее дошло. Изуру! Он явно не дал бы Саватари так просто себя схватить, а Баура просто сожрала все посылаемые в нее заклинания. Но при этом, даже находясь в ином измерении, Кира, скорее всего, не оставлял надежд вырваться. Выходит, все, что сейчас летит в нее - это его попытки освободиться. Что ж, старание определенно заслуживает уважения, вот только сейчас Момо предпочла бы, чтобы он, где бы ни находился в это время, сидел смирно.
  
  И тут, будто Изуру и правда услышал ее мольбы, поток Хадо и Бакудо, коим Кукла Саватари одаривала Хинамори, резко оборвался. Из-за поднявшейся в результате этого дождя пыли видимость стала нулевой, так что Момо при всем желании не смогла бы сейчас обнаружить тут старика. Оглядевшись, девушка хмыкнула. Странно, как это на такой шум сюда не сбежалась вся Каракура. Впрочем, она была рада, что этого не произошло. Попытавшись почувствовать реацу, чтобы понять, что же замыслил Саватари, Момо выругалась, потому что духовную энергию баунто все еще толком почувствовать не могла.
  
  Впрочем, его намеренья стали очевидны уже секунду спустя, когда девушка поняла, что ее тело невольно отрывается от земли и устремляется в полет. Выходит, Саватари устал от боя и просто велел Бауре проглотить и Момо тоже. И сейчас кит всасывает все в себя, словно огромный пылесос. Хинамори изо всех сил вцепилась в ствол дерева, мимо которого пролетала, обхватив его руками, но вечно так продолжаться не могло.
  
  И тут внезапно все прекратилось, и девушка практически без сил плашмя грохнулась на землю. Поднявшись на ноги, она посмотрела в сторону Саватари - благо, Баура втянула в себя всю пыль - и мрачно усмехнулась, увидев напротив старика знакомую фигуру с рыжими волосами и спадающей на лицо длинной челкой. И тут же на смену удовлетворению пришло непомерное возмущение от того, что он явился только сейчас, хотя возможностей и до этого было предостаточно.
  
  - Извини, я немного задержался, - как ни в чем ни бывало, проговорил этот невозможный человек. - Честно, не ожидал, что вы уйдете так далеко, так что я совсем запутался в этих грешных деревьях.
  
  - Так я и поверила! - рявкнула Хинамори, замахиваясь для хорошего подзатыльника, но парень легко уклонился, а девушка поморщилась - она и не заметила, что замахнулась пострадавшей рукой, а действие обезболивающего постепенно сходило на нет.
  
  - Поговорим позже, - усмехнулся Мабаши, кивая на старика, на груди которого загорелся ярко-желтый цветок, из которого тогда появилась Ризу.
  
  - Почему ты не сделал этого раньше? - спросила Момо, вовсе не собираясь отступать. Она тут, понимаете ли, кровь свою проливала, пока он шлялся неизвестно где, вместо того, чтобы согласно плану прийти к ней на помощь.
  
  - Нападать сразу не было смысла, потому что он этого ждал, - спокойно ответил парень. - Пришлось выжидать, пока он не переключит на тебя все свое внимание. Надо отдать тебе должное, ты очень старалась.
  
  - А ты нет! - отрезала она.
  
  - Я же сказал, поговорим позже, - мягко остановил Мабаши надвигающийся скандал. - У нас, если ты не забыла, сейчас другие заботы.
  
  И перевел свое внимание на неподвижно стоящего возле них Саватари. Его лицо до неузнаваемости исказила гримаса ярости и ненависти. А Баура замерла в нескольких метрах от хозяина, частично погрузившись в другое измерение и не вмешиваясь без приказа. Внезапно лицо старика потеряло былую живость, из глаз пропало всякое выражение, и сопротивляться воле Мабаши он перестал.
  
  - Вот и все, - отметил парень и в ответ на вопросительный взгляд Хинамори кивнул на ее недавнего врага.
  
  - Баура, выпусти их.
  
  С Саватари происходили странные метаморфозы, и выражения повиновения и отчаянного сопротивления сменяли друг друга в таком огромном темпе, что глаз не мог за этим уследить. Видимо, хоть Мабаши и поймал его при помощи своей Куклы, сдаваться так просто он был не намерен. Кит застыл в замешательстве, но повторного приказа не следовало. И тут Мабаши резко поплохело. Припав на одно колено и поморщившись от нахлынувших неприятных ощущений, он с силой сжал кулаки, а по щеке прокатилась капелька пота.
  
  - В чем дело? - не поняла Момо.
  
  - Он...сопротивляется... - кое-как выдавил из себя баунто. - Очень сильно... сопротивляется...
  
  Как итог, и Мабаши, и Саватари оба оказались на земле, держась за голову и чуть ли не извиваясь в конвульсиях, а Хинамори оставалось только стоять и смотреть, не решаясь вмешаться. Когда это продлилось почти минуту, просто так смотреть было уже невозможно. Не зная, что следует предпринять в такой ситуации, девушка сделала первое, что пришло ей в голову: подошла и отвесила старику хороший пинок. И, как ни странно, этот примитивный метод сработал как нельзя лучше. Саватари потерял концентрацию, дающую ему силу к сопротивлению, и вновь превратился в послушного раба.
  
  - Выпусти их, Баура, - бесцветным голосом проговорил он.
  
  - Босс... - только и ответил кит, но не повиноваться не мог, вновь раскрыв пасть и выплюнув оттуда трех плененных им шинигами.
  
  - Йоко! Ренджи! Изуру! - Момо, не веря своим глазам, тут же забыла обо всем на свете, бросившись к друзьям, которых боялась никогда больше не увидеть. Никаких травм у них не наблюдалось, но в сознание они приходить не спешили.
  
  Мабаши тоже отвлекся на друзей Хинамори, и секунда замешательства едва не стоила ему жизни. Саватари вмиг взял верх над его контролем, и в следующий момент Ризу с громким вскриком вылетела из груди старика. Сказывалась колоссальная разница в реацу - за счет поглощенных душ у Саватари ее было в разы больше. И парень сам удивлялся, что смог продержать его под контролем хоть какое-то время. И не просто продержать, но и заставить выполнить его условия. Но при этом что-то не давало Мабаши покоя.
  
  Освободившись от власти, Саватари резко отскочил назад и тут же оказался на своем обычном месте на спине Бауры, которая, пользуясь тем, что на нее перестали обращать внимание, успела нырнуть в свое измерение.
  
  - Я тебя недооценил, щенок, - произнес старик, обращаясь к Мабаши. - Но на вашем месте я бы не стал радоваться. Твои действия ничуть не помешали моим планам. До встречи.
  
  И прежде, чем кто-нибудь успел что-то ответить, баунто удалился с поля боя, уйдя в другое измерение сквозь изрытую землю. Хинамори настороженно огляделась по сторонам, но, кажется, Саватари и вправду отступил. Хотя, казалось бы, с чего ему так поступать? Вроде преимущество на его стороне: Мабаши не в форме, она сама тоже почти на пределе, а про Йоко, Ренджи и Изуру и говорить нечего. Тогда почему враг ушел? Вопрос без ответа.
  
  - Момо-чан! - отвлек ее от размышлений знакомый мужской голос, и, обернувшись, она увидела бегущего к ним и машущего рукой Ханатаро.
  
  Сперва девушка испугалась, что Саватари сейчас может воспользоваться ситуацией и напасть на ничего не подозревающего Ямаду, но, к счастью, ничего подобного не произошло. Единственным объяснением, которое пришло ей в голову, было то, что ему тоже надо было восстановить силы после боя. Не исключено, что Кукла Мабаши при проникновении в тело противника наносит вред, повреждая душу. И, если так, то, памятуя, сколько она сама провалялась в постели после атаки битто, Хинамори предположила, что тот выбыл, как минимум, на сутки.
  
  - Ну и досталось же тебе, - покачал головой Ямада, наконец добежав до Момо и без лишних слов уложив ее на траву.
  
  Выглядела она, мягко говоря, не очень. Ужасно бледная, вся в ссадинах, плюс практически полное истощение реацу. Видимо, бой был непростой, и поле, на котором он проходил и которое сейчас больше всего походило на место проведения взрывных работ, было наилучшим тому подтверждением. Окинув взглядом друзей, которые валялись рядом без сознания и тоже выглядели полностью истощенными, Ханатаро только вздохнул. А ведь еще был какой-то неизвестный ему парень, и ему тоже требовалась помощь, хоть он и всеми силами пытался делать вид, что он в полном порядке. Работы было навалом, и надо было немедленно начинать.
  
  Он еще раз посмотрел на рыжеволосого парня, сидящего на земле. Ханатаро был не до конца в курсе насчет всей этой ситуации с баунто, с которой послали разбираться его друзей. А из быстрых объяснений лейтенанта Ичимару он смог уловить лишь то, что они враги и точка. Судя по реацу, этот неизвестный тоже являлся баунто, как и тот, с кем недавно сражалась Хинамори. Настороженность Ямады поднялась на новый уровень, но комментировать происходящее он не спешил. В первую очередь лечение. И он поможет всем, кто нуждается в помощи. А разбираться, враг или друг, будем потом. Да и, в конце концов, вряд ли враг бы стал вот так просто сидеть здесь.
  
  Покачав головой, Ханатаро вытащил из ножен свой занпакто, катану, вдоль всего лезвия которой была красная шкала с делениями. Обычно он почти никогда не брал его с собой, потому как в бою тот был практически бесполезен, будучи мечом лечебного типа, но сейчас был явно другой случай. Сейчас требовалось именно лечить раны. Начать он решил с Хинамори, которая пострадала больше всех: ее левая рука, на которой не было половины кисти, и вовсе выглядела жутко. Приложив клинок к ране девушки, он удовлетворенно отметил, что та начала затягиваться буквально на глазах, а шкала на лезвии заполнилась почти на треть.
  
  Процесс лечения занял куда меньше времени, чем если бы Ханатаро пользовался обычными лечебными техниками. Уже через пятнадцать минут Момо была как новая и, потянувшись до хруста, поднялась с земли.
  
  - Спасибо, Ханатаро-кун, - улыбнулась она, а потом посмотрела на друзей, которые все еще не пришли в себя. Это было довольно странно, учитывая, что Накамуру и Абарая вообще практически невозможно выбить из сознания силой.
  
  - Не беспокойся, Момо-чан, - довольно улыбнулся тот. - Сейчас я ими займусь. А ты пока помоги своему другу, - он выразительно кивнул на Мабаши, который все это время с немалым удивлением наблюдал за действиями медика. Как-никак, ему никогда раньше не доводилось видеть лечебные техники шинигами вблизи. Этот, правда, лечил прикосновением своего меча, но все равно это было весьма занятно.
  
  Сам баунто уже давно пришел в норму, просто поглотив кучу свободных духовных частиц, которых на этом поле было видимо-невидимо после того, как Баура начала плеваться заклинаниями. Так что истощение реацу, которое появилось после борьбы с Саватари, Мабаши уже восполнил и даже увеличил изначальный резерв - уж больно много тут было духовных частиц. Однако ничего, даже похожего на удовлетворение, он от этого боя не испытывал. Возможно, оттого, что в бою как таковом он и не принимал активного участия, а может, и оттого, что Саватари отступил, не выглядя при этом побежденным.
  
  - Ты как, в порядке? - спросила Момо, осторожно усаживаясь рядом и пытаясь понять, на что же он так пристально смотрит.
  
  - Да мне-то что сделается? - усмехнулся Мабаши, выходя из этой своеобразной прострации. - Я просто потратил много сил, удерживая подчинение.
  
  - А как... твоя Кукла? - уточнила девушка.
  
  - Уж за нее можешь не волноваться, - спокойно ответил он, неосознанно дотрагиваясь до медальона. И замолчал, опять задумываясь о странном поведении Саватари. Почему он ушел? Подчинение Ризу не отнимает у подчиненного много сил. Да, ранит душу, подобно битто, но учитывая, сколько душ поглотил Саватари, это не должно было стать для него проблемой. Тогда зачем ему вообще понадобился этот бой? Отвлекал от чего-то? Но от чего?
  
  Хинамори, поняв, что Мабаши сейчас не в том настроении, чтобы вести задушевные беседы, отстала от него с расспросами, вместо этого переключив внимание на Ханатаро. Момо была очень рада его видеть и благодарна за то, что он пришел. Если бы не он, они бы так и остались валяться тут посреди парка. Девушка задумчиво посмотрела на свою недавно покалеченную руку, на которой сейчас не было даже шрама. Удивительная сила у его меча... Интересно, он пробудил его до поступления в Отряд? Если да, то неудивительно, что пошел в Четвертый. Вздохнув, Момо положила ладонь на рукоять своего занпакто. Когда же он наконец пробудится?.. За всеми этими размышлениями Хинамори сама не заметила, как задремала, что вообще-то было странно, учитывая, что она провалялась в постели почти целый день. Видимо, сказывался стресс от боя.
  Ханатаро тем временем возился с приведением в чувство Ренджи, Изуру и Йоко. Даром, что внешних повреждений у них почти не было. С первого взгляда парень даже не смог определить, в чем же причина их бессознательного состояния, а потом понял. С виду это было похоже на состояние шинигами Второго Отряда, которые пострадали от битто, только тут все было несколько хуже. Раны, нанесенные непосредственно душе, всегда были гораздо серьезнее тех, что наносились духовному телу. Следовательно, и работы было больше. Впрочем, Ханатаро ни на миг не сомневался, что лечение пройдет удачно.
  
  Пока он раздумывал над состоянием товарищей, Ямада и заметить не успел, как ярко-алый столбик на шкале меча достиг максимальной отметки, и катана превратилась в миниатюрный скальпель. Тихо ругнувшись, Ханатаро стал оглядываться по сторонам. Хоть его занпакто и был лечебного типа, но одной атакующей техникой обладал. Залечивая раны, он накапливал энергию, и, когда шкала заполнялась полностью, следовало куда-то выплеснуть ее, иначе продолжать лечение было нельзя. Вот только сейчас врагов поблизости не было, а несчастному парку и так досталось в недавнем бою. Вздохнув, парень отошел подальше от друзей и воткнул скальпель в землю, решив, что этому перепаханному ландшафту уже ничто не повредит.
  
  - Наполняй, Хисагомару!
  
  Сорвавшаяся с кончика лезвия атака оказалась такой силы, что получившийся толчок вполне тянул на небольшое землетрясение.
  
  Удовлетворенно заметив, что скальпель вновь превратился в меч, Ханатаро вернулся к друзьям и возобновил лечение. Присутствие Мабаши, который все это время пристально за ним наблюдал, его ничуть не смущало. Когда он был занят делом, его вообще ничто не смущало и не волновало.
  
  Первым в сознание пришел Ренджи, перепугав Ямаду резким переведением тела в положение "сидя". Потряся головой, чтобы скинуть остатки обморока, Абарай удивленно огляделся по сторонам, не понимая, как он тут оказался и что вообще происходит.
  
  - Ты как, Ренджи? - посмотрел на него Ханатаро, отойдя от шока.
  
  - В порядке я, - ответил тот, и недоумения на лице стало еще больше, отчего медик не выдержал и сдавленно хихикнул. - А что произошло?..
  
  И тут его взгляд наткнулся на Йоко и Изуру, которые все еще были в отключке, и на Момо, что теперь спала, прислонившись к стволу толстого дерева. Место, где они сейчас находились, больше всего походило на лес, а раскуроченная земля и вырванные с корнем деревья красноречиво свидетельствовали, что, спасая их шкуры, Хинамори повеселилась тут на славу. Ренджи не до конца понимал, что с ними произошло, но отчетливо помнил, как угодил в эту странную ловушку и болтался в кромешной тьме неизвестно сколько. Там же он ощущал реацу Накамуры и Киры. Следовательно, вопрос о том, куда же таинственным образом пропал Изуру, снялся сам собой. Абарай еще раз посмотрел на спящую Хинамори и улыбнулся. Баунто, сидящий рядом с ней, тоже выглядел несколько помятым, но, в отличие от Момо, уже восстановил свою реацу. Ренджи недовольно отметил, что теперь он еще и должен этому парню за помощь в своем спасении. Чувствовать себя обязанным Абарай не любил, а потому дал себе зарок отплатить как можно скорее.
  
  После того, как Изуру и Йоко пришли в себя, а Ханатаро опять выплеснул энергию из своего меча в землю, Момо была разбужена для обсуждения сложившейся ситуации. Решительно оставив радость и обнимания по случаю воссоединения команды на потом, ребята должны были решить, что им делать дальше.
  
  - Помимо всего прочего, я уверен, что ощущал там еще и реацу Йоши, - добавил под конец Кира. - Посему выходит, что ее он тоже проглотил. Так что неудивительно, что я резко перестал ощущать ее реацу. Но вот зачем она ему понадобилась?
  
  - Может, хочет сдать ее Карии? - предположила Йоко. - В качестве наказания за проигрыш?
  
  - Нет, - решительно покачал головой Мабаши. - Саватари бы никогда так не поступил. Они с Карией, мягко говоря, в весьма натянутых отношениях. Так что этот вариант исключен. Но Саватари всегда хотел занять место Карии. Возможно, он вынашивает какой-то план.
  
  - Главный вопрос: что мы сейчас будем делать? - поинтересовался Ренджи, обводя взглядом лица товарищей.
  
  - Лейтенант Ичимару занят поисками нового убежища баунто, - напомнила Накамура. - Думаю, стоит подождать вестей от него.
  
  - В этом нет необходимости, - возразил Мабаши. - Я знаю, где оно находится. - А потом скептически изогнул бровь. - Вы что, всерьез хотите пойти туда просто так, без подготовки?
  
  - Хех, а у кого-то есть предложения? - усмехнулся Изуру, но молчание было ему ответом.
  
  - Ханатаро-кун, а ты-то с нами идешь? - внезапно спросила до этого молчавшая Момо. Девушка знала, что Ямада не слишком любит битвы, но с учетом того, что впереди их ждут весьма непростые противники, не хотелось бы идти туда без медика.
  
  Но Ханатаро ответил, не задумываясь.
  
  - Разумеется, я иду. Я ведь для этого и пришел. Теперь, когда Второй Отряд вернулся в Общество душ, я буду с вами до конца.
  
  - Как в старые добрые времена, - с улыбкой отметила Йоко.
  
  - Тогда хорош уже лясы точить, - подвел итог Абарай. - Давайте выдвигаться.
  
  И все шестеро тут же исчезли с раскуроченной поляны в неизвестном направлении.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 49. Пожар в поместье Кучики
  
  Общество душ оказалось совсем не таким, как представлял себе Сокен. Уж чего он только не воображал, пока они с этим странным лейтенантом шли через длинный коридор, стены и потолок которого словно состояли из живого фиолетового газа. Фантазия рисовала самые невообразимые картины, начиная от страны облаков (ну как же, ведь отправиться в Общество душ - это все равно, что попасть в рай!) и заканчивая невероятным футуристическим городом, со зданиями в тысячу этажей. Но чего он точно не ожидал, так это оказаться в средневековой Японии. А о том, что жизнь там застыла именно в этом времени, кричал каждый камень под ногами.
  
  По договоренности с капитаном Отряда, в казармах которого решили поселить молодого человека до завершения всей этой свистопляски в мире живых, на Исиду еще перед походом надели странные браслеты, блокирующие реацу. Так что сейчас он остался совершенно беспомощным - ни о каком формировании духовного лука не могло быть и речи. Ругая про себя этих перестраховщиков-параноиков, не способных просто поверить на слово, Сокен подошел к окну и посмотрел наружу. Обзор отсюда открывался не самый хороший, тем не менее, он был рад, что окно в комнате вообще имеется.
  
  Несмотря на темное время суток, спать вообще не хотелось. Да какое там спать, если учесть, что находишься неизвестно где, и в придачу какие-то неизвестные устроили гулянку прямо под твоими окнами?! Настроение Сокену этот факт, само собой, не поднимал. И вообще его возмущала беспринципность шинигами, которые, полностью проигнорировав его мнение, просто притащили его сюда на неопределенный срок. В конец света, предотвращение которого было главной причиной его прихода сюда, Сокен не слишком-то верил. Помогать этим баунто он бы в любом случае не стал, а вместо отсидки здесь предпочел бы сражаться. Но сейчас уже ничего не поделаешь.
  
  Вздохнув, квинси вернулся на кровать и задумался. С момента его прихода сюда прошло всего несколько часов, а молодой человек уже весь извелся, не зная, чем себя занять. Как бы то ни было, выбраться отсюда самостоятельно не представлялось возможным. Да даже о том, чтобы пойти прогуляться, речи быть не могло. Вряд ли другие шинигами оценят прогуливающегося по городу заклятого врага, хоть Сокен и не считал себя таковым.
  
  От еды, любезно предложенной какой-то девушкой в кимоно, Исида отказался. Из-за столь резкой перемены местонахождения у него совсем пропал аппетит. Вытянувшись на кровати, он несколько секунд задумчиво смотрел в потолок, раздумывая над тем, что делать дальше. А что, если те ребята-шинигами, инициативой которых было отправить его сюда, будут возиться с баунто несколько месяцев? Выпадать из жизни на столь долгий период Сокену никак не улыбалось. Два-три дня - это еще куда ни шло, и то не хотелось бы.
  
  Буквально физически ощущая, как скатывается к отметке "Отвратительное" его настроение, Сокен резко сел на кровати, после чего поднялся и опять подошел к окну. Из-за ночной темноты практически ничего не было видно, и фонари не слишком-то спасали, но окружающий мир сейчас не особенно интересовал молодого квинси. Посмотрев на звезды, он с удивлением отметил, что небо тут совсем другое, нежели в мире живых, и стал увлеченно разглядывать созвездия. Как ни странно, сей нехитрый процесс его здорово успокоил. Поэтому когда через час ноги заныли от долгого нахождения в одной позе, Исида вернулся в кровать и на этот раз уснул, стоило его голове коснуться подушки.
  
  
  
  
  
  
  Рукия проснулась от того, что Мичи - ее верная помощница и служанка, которую к ней приставили после вступления в клан Кучики, - отчаянно трясла девушку за плечо.
  
  - Рукия-сама, пожалуйста, проснитесь скорее, - в голосе пожилой женщины явственно звучали нотки паники и отчаяния, так что та мигом скинула остатки сна и удивленно посмотрела на Мичи. Обычно она никогда не позволяла себе прерывать сон Рукии, и, если решилась сейчас, значит, произошло что-то из ряда вон.
  
  - Что случилось? - спросила Рукия, садясь на футоне.
  
  - Пожалуйста, одевайтесь скорее, - защебетала женщина, уже подавая ей сихакусё, которое до этого лежало на кресле.
  
  - Вы объясните, что происходит, Мичи-сан? - поинтересовалась Кучики, решив не спорить, и уже надевая форму шинигами. - Что за срочность?
  
  - У нас пожар! - воскликнула та.
  
  Это было что-то новенькое. За те несколько месяцев, что Рукия жила в поместье благородного клана, она уже успела привыкнуть к здешней неторопливости жизни. И возвращаясь со службы, как никогда чувствовала контраст. И как-то уже думалось само собой, что здесь просто не может быль никаких происшествий. А тут такое...
  
  Не говоря ни слова, девушка поспешила покинуть комнату вслед за служанкой. Рукия до сих пор не давала себе воли, чтобы осмотреть дом Кучики целиком, вплоть до малейших уголков, поэтому понятия не имела, ни где может находиться источник возгорания, ни куда следует бежать, поэтому предпочла просто следовать за Мичи.
  
  Во внутреннем дворе Рукия наконец смогла оценить ущерб от пожара. Горело правое крыло, в котором располагалась библиотека - между прочим, одна из лучших в Сейрейтее - и комнаты для гостей и прислуги. Вскоре во дворе появились и прочие представители клана, включая Кучики Бьякую, который отдавал подчиненным какие-то указания.
  
  Как вести себя с главой клана, Рукия так до конца и не решила. Ее принятие в клан было прямым нарушением законов Общества душ, и сперва девушка изрядно недоумевала, зачем кому-то потребовались такие сложности, ровно, как и что же в ней такого особенного. Но причина выяснилась быстро. Оказалось, что Рукия была практически на одно лицо с Кучики Хисаной, женой Кучики Бьякуи, которая недавно умерла. И, заметив ее в Академии во время инспекции, глава клана не смог не увидеть этого сходства. Это и послужило причиной. По крайней мере, звучало очень логично. После принятия в клан ей был присвоен статус сестры Бьякуи, и Рукия еще долгое время не могла свыкнуться с мыслью, что теперь он ее старший брат, хоть и не родной. Впрочем, теплых братско-сестринских отношений между ними и не было, скорей уж наоборот. По сути, Бьякуя вообще не обращал на нее внимания, а если им доводилось разговаривать, был показательно холоден. Сперва Рукию задевало подобное отношение, но потом она смирилась. В конце концов, девушка отдавала себе отчет, что не так давно она была фактически нищей голодранкой, так с чего бы ей ждать тут хорошего отношения.
  
  Двор заполнился довольно быстро - до этого Рукия и подумать не могла, что в этом доме живет так много людей. Судя по всему, пожар уже начали тушить. Хотя девушке не давал покоя вопрос: а кому, собственно, понадобилось его устраивать? В версию самовозгорания Кучики не верила, но и не представляла такого смельчака, который бы посмел устроить поджог в поместье одной из благородных семей.
  
  - Нет-нет, Акико-сан, даже не думай! - внезапно услышала она чей-то отчаянный женский крик.
  
  Во всей этой толчее на него, кажется, никто больше и не обратил внимание. Решив разобраться, что происходит, Рукия кое-как протиснулась через взрослых и мигом оценила ситуацию. Две женщины-служанки в годах за обе руки удерживали третью, еще совсем молодую, а та вырывалась всеми силами.
  
  - Ты погибнешь, как ты не понимаешь?! - пыталась воззвать к ней одна из женщин.
  
  - Пустите, там ведь мой ребенок!
  
  Эти слова ударили Рукию по голове, словно пыльным мешком, вызывая не самые приятные воспоминания. Сразу вспомнилось детство в Руконгае. Тогда они еще жили, а вернее сказать, выживали, вместе с Ренджи и несколькими друзьями, борясь за свое право на существование. В семьдесят восьмом районе Руконгая взрослым нет до детей никакого дела, и последние обычно обречены на недолгую жизнь. И однажды произошел этот случай... Тогда Рукия тоже проснулась посреди ночи, как и сейчас. Их убежище - хлипкий сарай на самой окраине, который непонятно как, но все еще стоял - полыхало жарким пламенем. В жутком дыму сбившиеся в кучу ребята отчаянно искали выход. Не всем удалось выбраться из той переделки живыми, и Рукия до сих пор помнила жуткие предсмертные крики друзей, которые остались в огне.
  
  С тех пор девушка ненавидела огонь. Ненавидела жару. Ненавидела красный цвет. Потому что все это ассоциировалось у нее только со смертью.
  
  Времени на то, чтобы все обдумать, не было. И Рукия вообще себя не контролировала. Ее тело, казалось, двигалось само. И девушка, ни на секунду не задумавшись, что может и не вернуться, рванула прямо в огонь под испуганные и предостерегающие крики служанок и соклановцев. Кучики не знала, куда ей бежать, не знала, где может находиться ребенок этой женщины, не знала, жив ли он вообще. Но одно знала точно: в этом пожаре никто не умрет.
  
  Задымленность была такая, что видимость сводилась практически к нулю, а жар пламени неприятно обжигал кожу. В какой-то момент Рукии пришлось выполнить хороший прыжок в сторону: длинная потолочная балка с жутким треском обрушилась вниз, поднимая просто шквал огня и искр. Кучики, пробив бумажную перегородку, влетела в какую-то комнату. Шинигами, сама того не желая, вдохнула полные легкие дыма и невольно закашлялась. Поднявшись на ноги, Рукия огляделась по сторонам. Путь в коридор, по которому она только что бежала, был отрезан. Оставалось бежать прямо по комнатам, сквозь перегородки, рискуя в любой момент оказаться в огне.
  
  В этой бешеной гонке, сопровождаемой треском горящего дерева и ревом пламени, Рукия совершенно перестала понимать, в какой части поместья она сейчас находится, но скромное убранство комнат, через которые проходил ее путь, свидетельствовало, что из правого крыла она еще не вышла. И потом наконец она услышала это. Негромкое хныканье, доносящееся из шкафа в одной из спален. Было просто чудом, что в таком шуме она смогла услышать хоть что-то, но факт оставался фактом. Открыв дверь шкафа, девушка увидела маленькую девочку лет трех на вид, которая забилась в самую глубь и тихо плакала.
  
  - Идем скорее отсюда! - облегченно выдохнув, сказала Рукия, протянув к ребенку руку, но девочка в ответ лишь замотала головой и постаралась еще глубже забиться в шкаф, заревев уже в голос.
  
  У Кучики не было опыта обращения с маленькими детьми, но рассусоливать дальше было нельзя. В любой момент и эта комната могла вспыхнуть, подобно факелу.
  
  - Давай же, - нетерпеливо проговорила она. - Я отведу тебя к маме.
  
  И, видимо, слово "мама" и сыграло ключевую роль, потому что девочка наконец замолчала и посмотрела на Рукию одновременно испуганно и с надеждой. Не говоря больше ни слова, девушка вытащила ребенка из шкафа и, прижав к себе одной рукой, огляделась. Огонь окружал их со всех сторон. Дыра в перегородке, через которую она попала сюда, с каждой секундой становилась все шире, и пламя уже почти полностью поглотило соседнюю комнату. Коридор тоже полыхал. А никаких окон тут почему-то не было. Схватив с ближайшего футона небольшую подушку, Рукия дала ее девочке, велев приложить к лицу и дышать через нее. Сама-то она могла и задержать дыхание.
  
  "Что делать?! Что делать?! - бились в голове панические мысли. - Помощи ждать неоткуда. А если она и придет, то слишком поздно! Что делать?! Я не могу здесь умереть! Что делать?!"
  
  В панике Рукия сама не заметила, как перестала сдерживать свою реацу. А когда поняла это, то с удивлением отметила, что жар пламени ощущается уже не так сильно.
  
  "Что это?" - не поняла Кучики, удивленно смотря на свою руку.
  
  Раздумывать над этим таинственным феноменом было некогда. Одно Рукия понимала ясно: чем бы ни была эта сила, кажется, с ее помощью они смогут выбраться. А подумать над ее происхождением можно и позже.
  
  - Держись крепче, - сказала она ребенку, и девочка послушно придавилась к ней еще плотнее, обняв за шею и доверчиво уткнувшись в плечо.
  
  Удостоверившись, что ребенок не упадет, Рукия тут же ушла в сюмпо прямо в охваченный огнем коридор. Как она и думала, пламя не нанесло ей вреда, и девочка, кажется, тоже была в полном порядке. Но каков же был ужас девушки, когда она поняла, что пришла в тупик! Судя по всему, она пошла по коридору не в ту сторону. Сколько еще продержится эта странная защитная аура прохлады, Рукия не знала, а, следовательно, надо было срочно предпринимать какие-то меры. Посмотрев на ближайшую стену и путем логических рассуждений придя к выводу, что она ведет на улицу, Рукия выставила вперед свободную руку и произнесла:
  
  - Хадо ?31! Шаккахо!
  
  Как и ожидалось, огненная сфера пробила в стене приличную дыру, и девушка, прижимая к себе ребенка, бесстрашно выпрыгнула наружу, стараясь упасть на спину, чтобы, не дай бог, не подмять девочку под себя. Приземлилась она действительно на спину, пролетев через какие-то кусты, и от удара у нее сбилось дыхание, на секунду лишив Рукию ориентации.
  
  - Рукия-сама!
  
  Кто ее звал, Кучики не видела, но, очевидно, ее героический прыжок не остался незамеченным, и сейчас сюда стекаются все, кто стоял во дворе. Девочка же была в полном порядке и сейчас, присев возле Рукии, легко трясла ее за плечо, пытаясь привести в себя.
  
  Не прошло и минуты, как девушка уже оказалась в заботливых руках медиков, которые тут же укрыли ее покрывалом и сейчас спешно проводили чистку легких. Все же дымом, как бы она ни старалась этого избежать, Рукия надышалась знатно. Молодая мать, ребенка которой девушка так самоотверженно бросилась спасать, не могла найти слов благодарности и была готова на все, что угодно, чтобы отплатить благородной госпоже. Но девушка и не думала просить что-то взамен.
  
  - Рукия-сама, о чем вы только думали?! - укоризненно посмотрела на нее Мичи. - Вы же могли погибнуть!
  
  Рукия удивленно изогнула бровь. Нет, с одной стороны, она понимала Мичи. Ведь если с ней что-то случится, то спрашивать будут именно со служанки, что обязана всегда быть рядом. Но, с другой стороны, девушка решительно отказывалась понять, как ее можно обвинять в содеянном. Для нее такой поступок был как нечто само собой разумеющееся. Иного варианта она просто не рассматривала.
  
  - А бросить беззащитного ребенка в огне - это можно? - все же не удержалась она.
  
  - Вы должны, в первую очередь, думать о себе, - напутственно сказала пожилая женщина. - При мысли о том, что мы могли потерять вас, мое сердце обливается кровью. О чем вы только думали?..
  
  Рукия тут же смягчилась и, кротко улыбнувшись, лишь спокойно произнесла:
  
  - Не переживайте, Мичи-сан, - обращаться к служанке на "ты" и без уважительного суффикса девушка так и не могла себя заставить. - Все уже в прошлом.
  
  А потом Кучики задумалась о произошедшем. Что же это была за сила, что помогла ей преодолеть огонь? Неужели это начал пробуждаться ее занпакто? Девушка покосилась на меч, который после пробуждения сунула за пояс кимоно на автомате. Значит ли это, что у нее будет занпакто ледяного типа? Рукия провела пальцами по рукояти. Это было бы логично. Она ненавидит огонь. А что может быть лучшим антиподом огня?
  
  Из размышлений ее вырвал приход Бьякуи, который решил лично убедиться в том, что девушка в порядке после произошедшего. "А еще для того, чтобы сделать выговор за безрассудство", - про себя добавила Кучики.
  
  - Ты не пострадала? - осведомился он. Смотрящая на него Рукия была готова поклясться, что нотка беспокойства в его обычно спокойном голосе присутствовала, а взгляд не казался таким равнодушным.
  
  - Нет, брат мой, - склонила голову девушка. - Я в полном порядке.
  
  Но дальнейшего разговора не получилось. Если Бьякуя и собирался что-то сказать, то не успел, потому что в этот момент его отвлек какой-то шинигами. Подойдя ближе и склонившись в поклоне, он начал бойко рапортовать, что на тушение огня брошены все силы, и что потушить пожар удастся в рекордно быстрые сроки. Потом подошел один из соклановцев и начал вещать что-то про нанесенный ущерб. Потом еще кто-то. В результате и вышло так, что Бьякуе стало не до разговоров с сестрой, потому что следовало заняться вопросами более насущными.
  
  Но Рукия, разумеется, не стала ни обижаться, ни пытаться привлечь к себе его внимание. Во-первых, потому что уже привыкла, что общение с ней вообще не является главным событием в его жизни, а, во-вторых, потому что понимала, что в сложившейся ситуации главе клана действительно не до нее.
  
  
  
  
  
  Еще через день до одури монотонной жизни Сокен начал подозревать, что еще немного, и он точно сойдет с ума от безделья. Сидеть в казармах Пятого Отряда было просто невыносимо, и квинси уже устал беспокоиться. Молодой человек волновался, что баунто оказались тем шинигами не по зубам, злился, что не может им помочь, выл от бессилия и невозможности вообще что-либо сделать.
  
  Не зная, чем себя занять, ближе к вечеру следующего дня он попросил девушку, что приносила ему еду, проводить его к самому главному. Та немного растерялась, но быстро взяла себя в руки. Несколько секунд поколебавшись, она велела Сокену идти за ней, и уже через пару минут Исида сидел в просторном кабинете на одном из диванов, расположенных вокруг небольшого журнального столика. Обстановка в этом помещении ему сразу понравилась. И дело было даже не в органичном убранстве кабинета, хотя оно тоже было на высоте. Но больше всего Сокена привлекла удивительная атмосфера этой комнаты. Пока они шли по коридору здания, там ощущалась суматоха и кипение жизни. То и дело пробегали шинигами, без конца говорящие о каком-то пожаре в поместье Кучики. Словом, в коридоре было суетно и неспокойно. Зато здесь чувствовался резкий контраст с окружающим миром. Говорят, что о человеке можно судить по его кабинету, и личность хозяина накладывает неизгладимый отпечаток на то место, где он проводит больше всего времени. И если судить по этому, то Сокен мог с уверенностью сказать, что капитан этого Отряда, кем бы он ни был, являлся человеком, наделенным удивительным спокойствием. Словно его не волновало ничто в этом мире. Словно он существовал в какой-то своей изолированной от суеты окружающего мира реальности.
  
  Когда девушка привела квинси сюда и велела немного подождать, он почему-то был уверен, что ожидание продлится невыносимо долго. А теперь, почувствовав на себе атмосферу кабинета, был уверен, что оно будет длиться всегда.
  
  Но реальность оказалась не такой суровой. Хотя Сокен не мог сказать, сколько времени он тут провел, потому что внутренние часы дали сбой, но в какой-то момент дверь все же открылась, и в кабинет вошел молодой мужчина в белом капитанском хаори поверх черного кимоно шинигами. Когда Исиду в спешке конвоировали в Общество душ, он видел капитана Отряда лишь мельком и не заострил на нем внимания, но теперь мог рассмотреть детально. Мог, но не стал.
  
  Несмотря на вполне доброжелательный вид, Сокен всем телом ощущал, что сейчас явно не подходящий момент для долгих пауз, и что за улыбкой шинигами скрывается немыслимая опасность. Невольно вздрогнув, молодой человек почувствовал себя так, будто он - обычная душа, оказавшаяся перед огромным Пустым. Победить - нереально, убежать - тоже.
  
  - Хотели меня видеть, Исида-сан? - спросил капитан.
  
  - Я хочу, чтобы вы отправили меня обратно в мир живых, - решительно проговорил Сокен, сразу беря быка за рога.
  
  - Вам ведь вроде бы объяснили, что это невозможно, - спокойно возразил тот. - Велика вероятность того, что баунто хотят использовать вашу силу, чтобы проникнуть в Общество душ. И в этом случае мы не можем рисковать. Оказавшись здесь, они уничтожат Общество душ, а вместе с ним и мир живых. Вы должны это понять.
  
  - Да все я понимаю! - вспылил квинси, сам от себя не ожидая. Повышать голос он собирался в самую последнюю очередь. - Я не идиот. Я понимаю степень риска. Но я уверен, что смогу помочь тем ребятам, что сейчас там сражаются. И я могу принести любую клятву, что не стану помогать врагу даже под пытками.
  
  - Это не обсуждается, Исида-сан, - отрезал шинигами.
  
  - Но!..
  
  - Никаких "но", - оборвал его на полуслове капитан Айзен, одарив Сокена такой улыбкой, что спорить резко расхотелось. - А сейчас будьте добры вернуться в свою комнату.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 50. Угаки выжидает
  
  - Так это их убежище? - спросила Йоко, осторожно выглянув из-за кустов и окинув взглядом вход в пещеру.
  
  - Знаю, выглядит не очень, - отозвался Мабаши. - Но оно и не предназначено для жилья. Именно здесь находится Сенкаймон, который мы построили для проникновения в Общество душ. И для него была необходима сила квинси.
  
  - А черный ход тут есть? - не желающий заниматься поисками врага в случае его побега Изуру решил уточнить этот момент сразу же.
  
  - Да, - кивнул баунто, указывая в сторону глухих зарослей, прорваться через которые казалось достаточно проблематично. - Если идти вдоль этой стены туда, то вскоре доберешься до еще одного входа. Но обычно им никто не пользуется, потому что оттуда достаточно долго и неудобно добираться до города.
  
  - Но оставлять его без внимания нельзя, - заметил Ренджи, окидывая взглядом весь их отряд и что-то решая. - Придется разделиться.
  
  Остальные лишь пожали плечами. В том, что рано или поздно им придется это сделать, не сомневался никто. Но это не слишком беспокоило ребят. В конце концов, стычки с Утагавой, Йоши и Когой дали понять, что при должном мастерстве и осторожности с баунто вполне можно иметь дело. Другое дело, что никто не подозревал, какая сила может быть у Карии. В конце концов, он вряд ли бы стал лидером баунто за одни лишь красивые глаза. А ведь был еще один, о котором им было ничего неизвестно. Угаки. Даже Мабаши был не слишком-то в курсе относительно его способностей. Сказал только, что рука с топором, преследовавшая друзей в темном коридоре, когда они проникли в особняк, - это определенно его рук дело. Но вот как он это делал и в чем секрет его силы, парень не знал. Абарай, выслушав это, лишь недоверчиво сощурился. Несмотря на то, что Мабаши помог Момо вытащить их из западни, Ренджи все равно не мог заставить себя доверять ему полностью. И не спускал с него взгляда ни на секунду, пока они шли сюда, в любой момент ожидая подвоха.
  
  Самым странным, пожалуй, было то, что Гина, прежде отправившегося на поиски этого убежища, они так и не обнаружили. И сам Ичимару не спешил выходить с ними на контакт. Так что ребятам оставалось только гадать, куда пропал лейтенант Пятого Отряда. Но можно было с уверенностью сказать, что ни в какие битвы он не ввязывался. Не заметить боя с участием противников уровня лейтенанта более чем затруднительно. Впрочем, на его счет друзья тоже не переживали. Уж Гин-то точно не даст кукле Саватари себя сожрать.
  
  - Ладно, - подала голос до этого молчавшая Момо, непроизвольно вздрагивая от порыва ветра. - Нас тут шестеро, значит, разделимся по трое.
  
  На этом моменте Хинамори слегка замялась, в очередной раз обдумывая состав команд. С одной стороны, Мабаши не слишком доверяет ее друзьям и может отказаться идти без нее. Впрочем, девушка не была уверена, что и ей он доверяет полностью. С другой стороны, Ренджи точно так же не доверяет Мабаши и начнет возражать, если тот пойдет отдельно. Так что состав вырисовывался сам собой: она, Ренджи и Мабаши в одной группе и Йоко, Изуру и Ханатаро в другой. Но при этом Хинамори опасалась, что в случае столкновения с серьезным противником, некому будет оказывать им медицинскую помощь. Конечно, она разбирается в Кидо и может использовать медицинские техники, но при этом до уровня Ханатаро ей как до луны. Но особого выбора не было.
  
  Как ни странно, возражать по поводу такого деления никто не стал. Ренджи и Мабаши окинули друг друга такими "дружелюбными" испепеляющими взглядами, что, казалось, задымились кусты. Изуру и Йоко лишь пожали плечами. Им двоим не привыкать сражаться вместе. Ханатаро вообще было все равно, с кем быть в команде, потому что ко всем друзьям он относился одинаково.
  
  - Ну что, идем? - посмотрел на товарищей Кира, когда они остались втроем, после чего перевел взгляд на темный зев пещеры, в который им предстояло окунуться с головой.
  Накамура и Ямада лишь кивнули, и все трое ушли в сюмпо.
  
  Уже после минуты ходьбы в полной темноте начало складываться впечатление, что тут не обошлось без магии. В конце концов, даже попадая в темное помещение, человек со временем адаптируется к отсутствию света, и зрение, хоть частично, но возвращается. Но эта пещера, судя по всему, была исключением из этого правила. Потому что, сколько бы они не шли, а светлее не становилось. И даже Шаккахо на ладони Изуру освещало все лишь на метр-полтора вокруг. Настроения это, само собой, не добавляло, но отступать было поздно уже давным-давно. Сперва Ханатаро предложил, чтобы он шел первым, освещая путь. Дескать, в бою пользы от него никакой, потому что фехтовальщик он никудышный, но Йоко отмела это предложение. Была большая вероятность, что враг в первую очередь нападет на того, кого первым увидит, а рисковать единственным медиком было бы неразумно. Тогда без лишних разговоров вперед вышел Кира и пошел впереди всех. Ханатаро и Йоко вытащили занпакто на случай внезапного нападения, и сам Изуру был на нервах, готовый в любой момент пустить в ход меч.
  
  Но, как ни странно, если тут и были баунто, нападать на них никто не спешил, потому что тишина стояла гробовая и нарушалась лишь звуками их шагов. А потом внезапно друзья вновь услышали это. Тихий шелест, словно от взмахов крыльями. Точно такой же, какой слышали в коридоре особняка. Опять эти слизнеподобные глаза! Раздумывать над тем, что делать, было некогда. Кира мгновенно погасил огненную сферу и юркнул в какую-то расщелину, увлекая за собой Йоко, которая, в свою очередь, утащила туда же Ханатаро. Оказалось, этот поступок был верным и, что важнее, своевременным. Проклятые глаза пролетели мимо, не заметив шинигами.
  
  Ямада, который не был в особняке, лишь непонимающе посмотрел на друзей, недоумевая, что это за существа и какую они представляют опасность. Но нарушать тишину вопросами не решился, ибо их напряжение и беспокойство передалось парню в полной мере.
  
  Когда все стихло, Изуру вновь зажег Шаккахо, но выдвигаться дальше ребята не спешили. Если эти глаза будут летать тут постоянно, далеко они уйти не смогут, и их очень быстро обнаружат. Вкратце они с Йоко рассказали Ямаде, чего следует ожидать от этих тварей. Ханатаро проникся, совсем не чувствуя в себе уверенности, что сможет, как они, уклоняться от атак руки с топором. В конце концов, в настоящих битвах он не принимал участие уже очень много лет. Обычно Четвертый Отряд вообще не принимал участия в боях, залечивая раны пострадавших в схватке. Так что неудивительно, что навыки притупились, и у Накамуры с Кирой и мысли не было его в этом упрекать. В конечном счете порешили так: в случае опасности Ханатаро куда-нибудь спрячется и будет сидеть там и не отсвечивать, пока все не закончится.
  
  
  
  
  
  
  Расположившийся в своей каморке Угаки лишь качал головой, поражаясь наивности этих шинигами. Думают, что спрятались, что их никто не видит. А о том, что не могут почувствовать реацу баунто из-за духовного фона в этой пещере, не подумали. У глаз, создающих свет, была еще одна важная функция: они были связаны с его очками и могли передавать изображение на внутреннюю сторону их линз. Иными словами, Угаки мог видеть все, что видят они. Таким образом, он мог наблюдать не только за всей Каракурой, но и за ее окрестностями, просто переключаясь с одного глаза на другого.
  
  Приказ Карии был совершенно ясным: оставить в живых хотя бы двоих. Так что не стоило сдерживаться. Хмыкнув своим мыслям, Угаки вытащил колоду карт, напоминающих таро, и разложил их на столе, на котором стояло два подсвечника. Свечи были единственными источниками света в комнате, из-за чего атмосфера была вполне зловещей.
  Посмотрев на противников, он некоторое время раздумывал, с какой бы группы начать. Трое пошли через основной вход, а еще двоих этот ублюдок Мабаши повел к черному.
  При свете свечей, огонь которых отражался на стеклах очков, безумная улыбка Угаки выглядела довольно жутко.
  
  
  - Начнем, пожалуй, Гезелль, - тихо произнес баунто, хищно оскалившись и взяв в руки одну из карт...
  
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 51. Гезелль
  
  Путь по пещере не показался друзьям веселой прогулкой, что одной, что другой команде. По сути, ситуация здесь повторяла ту, что была в особняке, и огромная фиолетовая рука со странным красным узором на коже с поистине маниакальным упорством пыталась разрубить, задушить или пронзить пришедших. И, пожалуй, добилась бы на этом поприще кое-каких успехов, не брось друзья все силы на скорость. Как бы ни были быстры глаза, за сюмпо они не успевали.
  
  Наблюдавший за ситуацией через свои очки Угаки только недовольно цокнул языком. Посему выходило, что придется выложиться на полную. И если уж единичные атаки Гезелль не помогают, то уж против ее истинной формы эти жалкие шинигами не выстоят, это без вопросов. Отметив про себя, что одна из команд как раз практически добралась до просторного зала, баунто усмехнулся. Будет весело. Он собрал разложенные на столе карты, перетасовал колоду и начал новый расклад.
  
  
  
  
  
  - Странно, - хмыкнула Йоко, когда шелест, издаваемый глазами в полете, прекратился, и установилась гробовая тишина.
  
  Они с Изуру и Ханатаро замерли посреди огромного зала, в котором даже потолка не было видно. Видимо, они, сами того не заметив, забрались настолько глубоко под землю. Единственным убранством этого помещения были пять колонн, расположенные полукругом. Оставалось неясным, зачем они вообще нужны в этой дыре, но сейчас определенно было не подходящее время для разрешения этого вопроса.
  Впрочем, уже через пару секунд он решился сам собой, когда зал залил знакомый свет. Стаи из сотен "глаз" зависли за каждой из колонн и врубили полную иллюминацию. Тени колонн мгновенно вытянулись и пересеклись в одной точке, из которой незамедлительно показалась уже сидящая в печёнках рука. Но если раньше из тени появлялась только кисть, сжимающая что-то, то теперь конечность показалась целиком. А потом появилось и все остальное. Вопрос о высоком потолке, ровно как и о предназначении колонн, тут же отпал, потому что вылезший из тени великан в высоту был не менее десяти метров, а развитая мускулатура явно свидетельствовала о недюжинной силе.
  
  - Хм, так вот как эта кукла выглядит на самом деле, - отметил Кира, смотря на гиганта снизу вверх. - Да уж, с мечом и веером Йоши не сравнить... Что будем делать? - с легкой улыбкой на лице он повернулся к Йоко, которая тоже сохраняла полное спокойствие.
  
  - Ну, из-за его размера у нас явное преимущество в маневренности, - отозвалась девушка. - Так что, думаю, вопрос о том, что делать, излишен.
  
  Ханатаро изумленно посмотрел на друзей, не понимая, что они задумали. Более того, он вообще не представлял, что можно сделать с такой махиной, один удар которой, без сомнения размажет любого в лепешку. Но встревать с вопросами не стал, просто доверившись товарищам. Памятуя об уговоре, он предпочел ретироваться подальше от этого места, чтобы не попасть под перекрестный огонь. Единственное, что не давало ему покоя, это опасение, что из-за яростной битвы тут вполне может обвалиться потолок.
  
  - Подними голову, Вабиске! - активировал шикай Изуру.
  
  - Шунко! - произнесла Йоко, и ее с головы до ног окружила странная энергия, с виду похожая на молнии, а сама девушка про себя заметила, что хорошо, что она не стала переодеваться после поединка с Когой. При использовании этой техники ткань на спине и плечах рвалась на лоскуты, и ей вовсе не хотелось портить еще одну форму подобным образом. Хотя при поступлении на службу она планировала носить сихакусё именно такого фасона, чтобы вообще не париться по этому поводу.
  
  - Недооцениваете? - внезапно поинтересовался у них голос, шедший неизвестно откуда. - Чего и следовало ожидать от шинигами. Позвольте представить вам мою куклу. Ее зовут Гезелль. Я знаю вашу привычку называть свое имя тому, кого вы собираетесь убить. Так что можете считать это данью уважения к вашим традициям.
  
  И больше не было слов, потому что великан сразу же перешел в атаку, с такой силой ударив кулаком по тому месту, где стояли Кира и Накамура, что земля под ногами задрожала. От атаки друзья без проблем увернулись, разорвав дистанцию и разлетевшись в разные стороны. К их удивлению, Гезелль оказался намного маневреннее, чем выглядел на первый взгляд. В придачу, у него словно были глаза на затылке, потому что он без проблем отклонял и те удары, которые попросту не мог видеть. Подскочив при помощи сюмпо поближе, Йоко как следует размахнулась и обрушила на голову гиганта чудовищный удар, буквально физически ощущая, как ее резерв реацу сократился где-то на пятую часть. Все же она еще не могла нормально контролировать эту технику. Гигант покачнулся, но не упал. Вместо этого он заорал дурным голосом, широко раскрыв зубастую пасть и вынудив Накамуру поморщиться. Мало того, что от звука можно было оглохнуть, так изо рта еще и текли тягучие слюни, да и пахло не лучшим образом. Замахнувшись на девушку огромным кулаком, Гезелль опять промахнулся. Йоко легко ушла с траектории удара. Но тут случилось то, чего она не ожидала. Оказалось, что этот удар был лишь обманным выпадом, и в следующий миг девушка почувствовала, как ее сжимают гигантские пальцы другой руки. Стало чертовски тяжело дышать и казалось, что вот-вот затрещат ребра.
  
  Наблюдающий за боем со стороны Ямада только испуганно охнул, когда рука схватила Йоко, но помочь ей в такой ситуации не смог бы при всем желании. Положение спас Изуру, выпрыгнувший из облака пыли и просто отсекший руку великана от тела. С жутким грохотом та рухнула на пол пещеры, а кукла разразилась таким воплем, что с потолка посыпались сталактиты. Буквально на глазах отросла новая рука, а Гезелль принялся наносить множество беспорядочных ударов куда попало, словно впав в безумие.
  
  - Живая? - спросил Кира, оттащив девушку подальше от места разрушения.
  
  - Вполне, - коротко ответила Йоко, улыбнувшись. - Спасибо.
  
  Девушка действительно была благодарна ему и при этом злилась на себя, что попала в такую простую ловушку. Даром, что сама любила использовать обманные выпады. Судя по ощущениям, ребра были целы, а вот правой руке досталось, ибо она изогнулась под жутким углом и ужасно болела.
  
  Крушащий все и вся вокруг себя Гезелль словно потерял к друзьям всякий интерес, что давало им полную свободу действий. Быстро вколов обезболивающее, чтобы боль в руке не отвлекала от боя, Йоко поднялась на ноги. В разговорах не было никакого смысла, так что ребята без лишних слов снова бросились в бой.
  
  Тем временем, Ханатаро несся по коридору, из которого они пришли в этот зал. Ямаде до ужаса надоело просто стоять в стороне, будучи не в силах хоть как-то поддержать друзей. Когда Гезелль озверел, плотный духовный фон, до этого не позволяющий чувствовать реацу, сошел на нет. Видимо, это была всего лишь одна из способностей этой куклы. Тогда-то парень и заметил за одной из стен на высоте пяти метров источник реацу баунто. Не надо было долго думать, чтобы понять, что именно там и засел кукловод. Помимо всего прочего, в глубине пещеры сейчас тоже кипел бой. Стало быть, Момо, Ренджи и Мабаши тоже повстречали противника. Ханатаро сам точно не знал, как будет искать баунто, управляющего Гезеллем, как не знал и того, что будет делать, когда найдет его, но продолжал бежать, прислушиваясь к своим ощущениям. Один из отворотов должен привести его к цели, ведь пока они бежали по этому коридору, они видели множество ответвлений.
  
  - Вы только продержитесь, ребята, - негромко произнес он, мельком бросив взгляд через плечо.
  
  Подобраться к обезумевшему Гезеллю не представляло проблем. Уже через секунду оказавшийся у него на плече Кира от души отвесил по руке великана с десяток ударов, вынудив его завалиться на бок под тяжестью конечности. После этого проделать то же самое с другой рукой уже не составило труда.
  
  
  
  
  
  Угаки был вне себя от ярости. Мало того, что этот белобрысый отсек руку Гезелля, тем самым на некоторое время сделав его бесконтрольным. Баунто знал, что при получении серьезных повреждений его кукла впадает в своего рода, безумие, и тогда не имеет смысла даже пытаться его контролировать. Но потом, когда контроль был практически восстановлен, этот шинигами еще и использовал какой-то грязный прием, в результате которого кукла вообще оказалась обездвиженной.
  
  Стиснув зубы, Угаки собрал со стола все карты, и в зале сразу же установилась темнота и тишина. Но ненадолго, буквально на несколько секунд. А потом глаза опять подали свет, и Гезелль вновь появился из скрещенных теней колонн, целый, невредимый и, что самое главное, избавленный от действия этой странной способности.
  
  Шинигами от этого, кажется, изрядно растерялись, потому что стояли столбами, не решаясь вновь кидаться в атаку.
  
  - Не думали же вы, что все будет просто? - не удержался Угаки от презрительной насмешки. - Ваши дешевые фокусы вам не помогут. Раздави их, Ге...
  
  И вдруг замолчал, оборвав себя на полуслове, потому что почувствовал на своей шее холод стали. Широко раскрыв глаза от удивления, он медленно обернулся. Кто и как смог сюда проникнуть? Да еще и незамеченным! Ведь он не слышал ни единого звука! Действительность превзошла все ожидания, когда у себя за спиной Угаки увидел того парня, который пришел вместе с этими двумя, что боролись с Гезеллем. Выглядел он настоящим сопляком и хлюпиком, так что его Угаки изначально сбросил со счетов, не считая нужным тратить на него время.
  
  - Мне ужасно неловко, что приходится прибегать к подобному, баунто-сан, - произнес парень. - Но, боюсь, я не могу позволить вам ранить моих друзей.
  
  Отвлекшись на пришедшего, мужчина напрочь забыл про Йоко и Изуру, которые не стали тратить время даром. Кира, долго не думая, навесил на замершего исполина кучу высокоуровневых Бакудо, а Накамура, активировав шикай, закончила битву. Камиюмэ, уже получившая представление о куклах баунто во время битвы с Когой, с Гезеллем разделалась без проблем. Кукла сперва рухнула на пол, подняв очередное землетрясение и облако пыли, а потом просто исчезла. При этом Угаки чувствовал, что Гезелль жив, но не мог установить с ним связь.
  
  Перестав сдерживаться, баунто высвободил свою реацу, и комнатку, в которой они с Ханатаро находились, заполнила духовная энергия. Не ожидавшего чего-то подобного Ямаду просто припечатало к стене, хорошенько приложив об нее головой. Меч выпал из руки и брякнулся о пол где-то неподалеку, а сам парень на несколько секунд потерял ориентацию. Звон в голове стоял страшный, а перед глазами плясали искорки.
  
  - Все из-за тебя! - не своим голосом взревел Угаки, кинувшись на Ханатаро с такой жаждой убийства, какую сам от себя не ожидал. Причем у него даже не было оружия, которым он мог бы навредить этому шинигами. Но это не имело значения. Сейчас Угаки больше всего хотелось просто разорвать этого наглеца на части за то, что тот сорвал его план, за то, что ударил по самолюбию, за то, что задел гордость. Да и вообще за все те гонения, через которые прошли баунто за последние столетия. Он и его кукла были в этом отношении очень похожи: стоило только получить рану, неважно, душевную или физическую, как они теряли контроль над собой.
  
  Яростный вопль мужчины заставил Изуру и Йоко синхронно повернуть головы к той стене, из-за которой он раздался. После победы над Гезеллем Йоко резко поплохело. По всей видимости, сломанная рука была не единственной травмой, и девушка заметила ее только из-за внешних изменений, а на остальные не обращала внимания засчет огромного выброса адреналина. Зато когда бой подошел к концу, почувствовала дикую боль в груди и рухнула на колени, харкая кровью.
  
  Так как Ханатаро внезапно исчез посреди битвы, заниматься лечением пришлось Изуру, который хоть и не был профессионалом в этом деле, но хотя бы имел представление о том, что следует делать. Собственно, друзья не особо понимали, почему же Гезелль не бросился в атаку, когда вновь появился из тени. Как не понимали и того, куда запропастился Ямада, должный первым делом броситься им на выручку.
  
  Но сейчас, когда их ушей достиг этот нечеловеческий вопль, все встало на места. Потому что оттуда, из-за стены, ощущалось два источника реацу, один из которых принадлежал их другу. Стало быть, он смог засечь баунто и решил действовать с той стороны.
  
  Думать было некогда. Йоко только кивнула, давая понять, что с ней все в порядке, и без помощи она не умрет, и Кира без раздумий бросился к участку стены, за которым кипела битва. Хаен оставил от нее одни воспоминания, но когда пыль улеглась, выяснилось, что Изуру опоздал, и все закончилось без его участия. Ханатаро валялся возле двери и тяжело дышал, двумя руками сжимая меч, на который была наколота белая рубашка. Тут же валялись брюки, галстук и очки, а Ямада был с ног до головы завален каким-то песком.
  
  Ханатаро сам не знал, как так получилось. Когда этот баунто бросился на него, он все еще не до конца пришел в себя. Но рука сама нашарила валяющийся под боком занпакто и выставила его перед собой. И, судя по всему, вовремя среагировать Угаки не успел, со всей дури напоровшись на лезвие меча. Ханатаро хорошо помнил, как широко распахнулись за стеклами очков глаза, а из горла вырвался сдавленный вздох. А потом тело баунто просто сгинуло, превратившись в песок. Осталась лишь одежда. Ямада чувствовал, как дрожит рука, держащая оружие, поэтому взялся за рукоять другой рукой, надеясь, что это остановит дрожь. За все время, что он находился на службе в Готэй 13, ему ни разу не приходилось кого-то убивать. Пустые были не в счет - это все-таки не убийство, а отправка на перерождение. А тут... Чувствуя, как к горлу подкатывает ком, парень закрыл глаза и постарался взять себя в руки, глубоко дыша.
  
  А потом в комнату, пробив стену, ворвался Кира. Заметив валяющегося на полу Ханатаро, он сперва забеспокоился, но потом, выяснив, что с Ямадой все в полном порядке, за исключением шишки на затылке, успокоился и поднял друга на ноги.
  
  - Хех, и ты еще будешь говорить, что ты никудышный боец, - усмехнулась Йоко, поморщившись от боли. - Сколько бы мы возились еще, если бы не ты.
  
  - Не разговаривай, Йоко-чан, - слегка покраснев от таких комплиментов, улыбнулся Ханатаро, присаживаясь рядом с ней и проводя диагностику.
  
  Диагноз был неутешителен - три сломанных ребра, одно из которых давит на легкое. Просто чудо, что с такими ранами она вообще могла драться. В придачу еще и сломана рука. Изуру, в отличие от нее, хоть и выглядел потрепанным и грязным, но был совершенно невредим.
  
  - Тут лечения на несколько часов, - сказал Ямада, закончив с диагностикой.
  
  - У нас нет столько времени, - покачал головой Кира. - Я уверен, что Кария и остальные баунто где-то в этой пещере. Мы не можем их упустить.
  
  - Тогда оставьте меня здесь, - произнесла Накамура. - Теперь, когда этот баунто мертв, мне вряд ли что-то угрожает. Так что идите вперед, а я приведу себя в порядок сама. К тому же, возможно, Ренджи и остальным нужна помощь.
  
  - И думать об этом забудь, - отрезал Изуру. - Даже несмотря на то, что этот баунто больше не представляет опасности, нет никаких гарантий, что здесь не появится другой. И черта с два ты дашь ему отпор в таком состоянии.
  
  - Тогда что делать? - Йоко устремила на него требовательный взгляд. С одной стороны, он был совершенно прав, и девушка была действительно не в лучшей форме для боя, но, с другой стороны, вряд ли Момо, Ренджи и Мабаши справятся с остальными своими силами.
  
  - Ну, я смогу лечить на ходу, - осторожно влез в их препирательства Ханатаро. - Если будем идти не спеша, то все будет нормально.
  
  - Тогда решено, - подвел итог Изуру, помогая Йоко подняться с земли и укладывая ее руку к себе на плечи.
  
  Стоило только встать на ноги, как боль усилилась многократно, тем не менее, девушка чувствовала в себе силы идти, хоть и с черепашьей скоростью. Но это лучше, чем ничего. Ханатаро шел рядом, двигаясь боком, и от его рук исходил теплый зеленый свет.
  
  - Ты уж извини за это, - проговорила Йоко, имея в виду свое состояние и то, что Кира вынужден фактически тащить ее на себе.
  
  - Да ладно, чего уж там, - усмехнулся он, покрепче перехватывая ее руку.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 52. Цена жизни
  
  Огромный пустой зал пещеры. Посреди него расположен широкий постамент с лестницей. На постаменте Врата миров, пока еще неактивные. Двое мужчин, находящихся здесь, ждут, когда закончатся битвы в пещере. Один сидит на ступенях лестницы и медитирует. Второй замер возле врат, и на его лице выражение полной безмятежности.
  
  Прислонившийся спиной к Сенкаймону и сложивший руки на груди Кария открыл глаза и долгим, задумчивым взглядом посмотрел на темный вход в тоннель. Все это время он с интересом наблюдал за духовным фоном в пещере. Разумеется, появление шинигами и присоединившегося к ним Мабаши не стало для него неожиданностью. Было бы странно, если бы после боя с Саватари они не нашли это место.
  
  - Надо же, не думал, что его так просто убьют, - с ленцой в голосе произнес Джин, когда источник реацу Угаки медленно угас.
  
  По правде говоря, это было достаточно странно. Пещера специально разрабатывалась с учетом особенностей его куклы. Кто бы мог подумать, что Угаки потерпит поражение, играя на своем же поле. Да и кроме того, что он умер, он еще и не выполнил поставленную перед ним задачу. Те трое шинигами, с которыми он столкнулся, по-прежнему были живы. Один из них, судя по состоянию реацу, был ранен, но сути это не меняло. Кария только вздохнул. Придется все делать самому...
  
  Сидевший на лестнице Кога тоже открыл глаза, но так и не обернулся к своему товарищу. Да, товарищу. Хоть они с Джином и были знакомы уже не один век, Кога все равно не мог назвать его своим другом. Товарищ, соратник, не более. И на то были основания. По крайней мере, Го прекрасно знал, что, окажись он в опасности, Кария и пальцем не пошевелит, чтобы ему помочь.
  
  Вот и сейчас Кога, услышав одно лишь безразличие в голосе Карии, когда тот констатировал смерть их товарища, лишь убедился в своей правоте. Он сказал той девчонке-шинигами, что никогда не предаст Карию. Но это была ложь. Он никогда не предаст свое дело и свои убеждения. И будет на стороне Джина лишь до тех пор, пока их убеждения и цели совпадают.
  
  Но говорить что-то на эту тему, ровно как и на тему гибели Угаки, Го не стал. Вместо этого лишь передернул плечом и вновь вернулся к своему занятию. Скоро эта шинигами опять появится здесь, и они наконец расставят все точки над i.
  
  
  
  
  
  Момо, Ренджи и Мабаши, постоянно оглядываясь, брели по темному коридору. В пещеру они вошли определенно позже, чем их друзья, тем не менее, свою порцию адреналина уже получить успели. Угаки развлекался на полную катушку, то и дело пытаясь при помощи своей куклы располовинить всех троих сразу. А потом все внезапно прекратилось, и это даже настораживало.
  
  Темнота стояла непроглядная, так что у них не было возможности все толком разглядеть. Возможно, все прекратилось, потому что они забрели в ловушку, а может, все намного хуже. Мабаши по этому поводу ничего сказать не мог по той простой причине, что сам ни разу через этот ход не покидал пещеру, а посему понятия не имел, чего следует ожидать.
  
  От тягостных размышлений по этому щепетильному вопросу их отвлек толчок немыслимой силы. Земля под ногами буквально заходила ходуном, а с потолка начали обваливаться как небольшие камешки, так и конусообразные сталактиты. Так что, чтобы не получить дырку в черепе, все трое просто ускорились, надеясь, что этот бесконечный коридор скоро закончится.
  
  И он действительно закончился через пару минут, выведя компанию к относительно небольшому и абсолютно пустому залу, из которого вели еще три прохода.
  
  - Эм, а что дальше? - поинтересовался Абарай, по очереди оглядывая каждое из разветвлений.
  
  - Сюда, - уверенно указал Мабаши на левый проход. Не то, чтобы он знал карту пещеры, но интуиция буквально кричала, что это направление верно, а парень привык ей доверять.
  
  - Смотри, не вздумай завести нас в ловушку, - недоверчиво хмыкнул Ренджи, прищурив глаза.
  
  - Абарай-кун, - попыталась урезонить его Момо. Сейчас было совершенно не подходящее время и место для ссор, и она не собиралась тратить время, выслушивая их препирательства.
  
  Но договорить она не успела, потому что в этот момент земля опять попыталась уйти из-под ног. И если до этого был единовременный толчок, то сейчас затряслась буквально вся пещера, и каждый следующий толчок был сильнее предыдущего.
  
  - Да что там происходит?! - удивилась девушка, не устояв на ногах и припав на одно колено.
  
  Быстренько окунувшись в водоворот духовной энергии, она нашла источники реацу своих друзей. Изуру и Йоко, судя по всему, тоже находились в каком-то зале, а рядом с ними был источник просто чудовищной разрушительной силы и реацу. Хинамори невольно вздрогнула. Ведь это землетрясение определенно было делом рук этой огромной куклы, которая встала у них на пути. Но друзья были живы, и это главное.
  
  Тряска закончилась так же внезапно, как и началась. Еще раз оглядев поле боя своих товарищей, Хинамори обнаружила, что кукла исчезла, а источник реацу баунто, который ее контролировал, тоже постепенно угасал. Выходит, они победили.
  
  - Что там, Хинамори? - спросил Абарай, для которого отслеживание чужой реацу никогда не было любимым занятием. В его голосе сквозило вполне понятное беспокойство. В конце концов, не каждый день твои друзья имеют дело с противниками такого уровня.
  
  - Кажется, они убили того баунто, - ответила девушка, все еще наблюдая за реацу друзей, находящихся на том конце пещеры.
  
  - Угаки погиб? - Мабаши выглядел очень удивленным. Как-никак, до этого жертв не наблюдалось. Кира и Накамура уже сражались с Йоши и Когой, но предпочли оставить своих противников в живых. Что же было иначе на этот раз? Особой жалости к погибшему соклановцу парень не испытывал. Разве что поймал себя на мысли, что Угаки, на его взгляд, был самой мутной личностью во всей их компании. По сути, он даже не знал его.
  
  "Да и, в конце концов, разве ты сюда пришел не для этого?" - внезапно спросил внутренний голос.
  
  Откровенно говоря, после всей этой полосы препятствий, которую Угаки устроил им в этой пещере, Мабаши просто не ожидал, что тот погибнет в бою спустя всего несколько минут после начала оного.
  
  - Давно не виделись, шинигами, - внезапно раздался за спинами друзей хриплый голос, заставивший всех троих сиюсекундно развернуться на все сто восемьдесят градусов.
  
  С момента смерти Угаки непроглядная темнота, сквозь которую было невозможно что-то разглядеть, сошла на нет, и ребята недовольно скривились, увидев появившегося из пола Саватари, сидящего на своей кукле-ките. За те несколько часов, что они его не видели, старик успел полностью восстановить силы и, кажется, даже прибавил в ней пару порядков. Связываться с ним сейчас ни Момо, ни Мабаши, ни Ренджи не хотелось, но выбора, кажется, не оставалось. Конечно, можно было просто плюнуть на все и броситься в тоннель, но если Саватари появится прямо перед ними там, шанса уклониться от атаки не будет. Пожалуй, действительно стоило сразиться с ним здесь.
  
  Быстро переглянувшись с парнями, Момо получила ответные кивки и вытащила занпакто из ножен. План был до смешного прост. Сковать Саватари и Бауру при помощи Бакудо, отвлечь шикаем Ренджи и взять под контроль куклой Мабаши, велев старику, например, расшибиться об стену. Другое дело, что о способностях своих противников Саватари был осведомлен ничуть не хуже и знал, чего от них следует ожидать.
  
  Не дожидаясь нападения на себя, Саватари решил первым нанести удар, и Баура с гораздо большей скоростью, чем видела до этого Хинамори, бросилась на компанию пришедших. Те с линии атаки, разумеется, ушли, бросившись врассыпную. Но не учли того, что проглатывание - не единственная атака кита. Промахнувшись мимо целей, Баура просто снесла всех троих, ударив хвостовым плавником. Удар об стену был не слишком приятным. Но Момо и Ренджи перенесли его легче - на уроках Хакудо Такуми-сенсей избивал еще не так. Мабаши же к подобному обращению не привык, а потому просто сполз по стене, пытаясь прийти в себя и тряся головой. Но на долгое рассиживание не было времени. Ушедший сквозь стену Саватари атаковал их с пола, так что пришлось быстренько отскакивать в разные стороны, и при этом уклоняться от удара хвостом.
  
  - Реви, Забимару! - проговорил Ренджи, от всей души ударяя мечом по шкуре рыбины. Однако вопреки ожиданиям парня, на той не осталось ни царапины. Лезвие занпакто просто отскочило от чешуи, издав при этом звук удара металла о металл. - Тск, прочная, зараза! - цыкнул он, опять уклоняясь от плавника Бауры.
  
  Момо, пользуясь тем, что внимание Саватари приковано к Ренджи, скрыла себя при помощи Бакудо. Если затягивать, битва может уйти черте куда, а это было бы нежелательно. Поэтому девушка решила просто нанести удар высокоуровневым Хадо. Если Масао-сенсей говорил правду, практически ни один шинигами не способен выжить после прямого попадания Хадо?88. Про людей и речи не идет, будь они хоть тысячу раз баунто. Так что, отойдя подальше, девушка начала собирать реацу в правой ладони. Хадо было одним из мощнейших, а она все-таки не Масао-сенсей, и ей было необходимо время на подготовку.
  
  - Опять пытаешься скрыться от меня, девчонка? - поинтересовался Саватари, когда потерял Хинамори из виду. - Но ты не учла одного. Благодаря поглощенным душам я прекрасно чувствую твою реацу.
  
  И словно в подтверждение его слов Баура нанесла удар плавником по тому месту, где сейчас находилась Момо. Девушка буквально в последнюю секунду успела отскочить в сторону, и процесс накопления духовной энергии в ладони был прерван.
  
  - Ты сражаешься со мной! - рявкнул Абарай, вновь замахиваясь на старика своим мечом, дабы отвлечь от подруги.
  
  - Сражение подразумевает активное участие обоих противников, - парировал Саватари. - А в нашем случае, даже при вашем активном участии, вы не нанесете мне ни царапины. Так что это не сражение, а избиение.
  
  - А зачем тебе Йоши? - включился в разговор Мабаши, решив, что раз уж нормальной битвы не ожидается, то можно отвлечь старика беседой.
  
  - О, так вы о ней знаете? - кажется, Саватари только обрадовался этому факту, такое довольство прозвучало в его голосе. - Вашими стараниями были уничтожены битто. Думается, ее никчемную жизнь вполне можно принести в жертву для создания новых.
  
  От этих его слов и от тона голоса Абарая аж передернуло от отвращения и неверия в услышанное. Нет, он это серьезно? Вот так просто? Конечно, живя в Руконгае, он насмотрелся еще и не на такое. Были случаи, когда там убивали и за кусок хлеба, и даже за косой взгляд. Но ведь здесь же не Руконгай! Здесь мир живых! Цивилизованное общество! Неужели здесь норма вот так просто разбрасываться жизнями, пусть не товарищей, но людей, с которыми тебя связывают общие цели и стремления? Этого парень понять просто не мог.
  
  - Но, впрочем, для этого прекрасно можешь подойти и ты, Мабаши, - продолжал свою речь Саватари.
  
  В этот момент Момо наконец закончила подготовку и, сконцентрировавшись, начала произносить заклинание. В конце концов, она ни разу не пробовала использовать его в мире живых, а это в разы труднее.
  
  - Повелитель! Тот, кто рассекает небо с запада и востока! Перед кем падают ниц все души человеческие! Синие клыки черной луны! Дракон, пробуждающийся раз в 66 лет! Освободись и взмахни крылами! Хадо ?88! Хирьюгекизоку Шинтен Райхо!
  
  Ренджи и Мабаши предпочли покинуть зал пещеры, едва заслышав начало ее фразы. Ренджи знал, как талантлива Хинамори в области Кидо, а Мабаши - насмотрелся на ее навыки во время ее прошлого боя с Саватари, а иных причин не требовалось. Сам же старик никуда не спешил, вместо этого продолжая оставаться аккурат в центре зала. И только усмехнулся, когда из угла, в котором находилась Момо, ударил мощный, сокрушающий все на своем пути поток духовной энергии, озаривший зал пещеры неистово голубым светом. Баура раскрыла пасть, собираясь проглотить заклинание, но не тут-то было. Как-никак, это было не безобидное Шаккахо и даже не Сорен Сокацуй, которые оба выглядели как сферы концентрированной реацу. Нет, Хадо ?88 можно было сравнить разве что с лавиной, и поток испепеляющего голубого света, без сомнения, добил до самого уровня улицы. Парни только стояли в стороне и морщились от колебания духовной силы. Мощь заклинания просто потрясала воображение.
  
  Когда все закончилось, Момо чувствовала себя выжатым лимоном. Все же из-за использования этого заклинания в мире живых ей пришлось вложить в него чуть ли не втрое больше реацу, чем если бы она делала его в Обществе душ. Но то, что после такого выжить невозможно, не вызывало сомнений. Пыль постепенно оседала, и уже вскоре взглядам троицы предстала весьма примечательная картина. Саватари и Баура все еще были в том самом месте, где их настигло Хадо. Вот только оба замерли соляными статуями и не шевелились. На лице Саватари было написано выражение полного недоумения и удивления, а выпученные глаза и отвисшая нижняя челюсть прибавляли комичности. Рот Бауры также был открыт, но если раньше он походил на портал в другое измерение и излучал какое-то странное сияние, то сейчас этот свет погас.
  
  - Он... мертв? - тихо спросила Хинамори, пытаясь устоять на ногах из-за нахлынувшей внезапно слабости.
  
  Ренджи окинув замершего врага оценивающим взглядом. Признаков жизни тот не подавал, в глазах живости тоже не было, будто смотрит дохлая рыбина. Чтобы удостовериться наверняка, Абарай все же плюнул на осторожность и решил подойти поближе. Легко запрыгнув на спину кита, парень, с трудом сдерживая брезгливость, прикоснулся к руке Саватари, которую он вытянул, тыча пальцем в сторону Момо. Никакого намека на пульс, разумеется, не было. Словно трогаешь камень. Даже одежда одеревенела.
  
  - Похоже, труп, - произнес Ренджи, поворачиваясь к Хинамори, и обмер от увиденного. Прямо за спиной девушки из стены появилась фигура старика, уже замахиваясь на нее тростью. А Абарай издал нечленораздельный звук, пытаясь одним словом сказать "Берегись!" и "Осторожно, сзади!"
  
  Но Момо и сама почувствовала за спиной опасность, хоть и понимала, что не успеет вовремя уклониться. Не контролируя себя, девушка развернулась и лишь широко распахнула глаза, увидев, как конец трости Саватари выходит из груди Мабаши. На пару секунд повисло молчание. Абарай был удивлен не меньше Хинамори, а главное, не понимал, каким образом парень оказался там, хотя всего мгновение назад был чуть ли не на другом конце зала.
  
  - За...зачем? - только и смогла прошептать Момо.
  
  - О, как трогательно, - усмехнулся Саватари, вытаскивая трость из тела парня. Тот, как в замедленном действии, начал падать к ногам Хинамори, закрывая свою рану. Но Момо не дала ему упасть, подхватив на лету. - Решил пожертвовать собой ради этой шинигами? Как благородно... И в какой момент ты выжил из ума, Мабаши?
  
  Не увидев никакой реакции, старик изменился в лице. Да как эта соплячка смеет его игнорировать и поворачиваться к нему спиной?! Стерпеть такое оскорбление Саватари не мог и снова замахнулся на девчонку. Но тут в бой снова вступил ее красноволосый друг, отбив атаку и нанеся ответный удар. Саватари только хмыкнул. Что ж, если этому так не терпится, значит, следует убить его первым. Раз уж Угаки проиграл, не убив своих врагов, то оставлять в живых хоть кого-то из этих не имеет смысла.
  
  - Ты уж прости, Хинамори, - усмехнулся Мабаши, смотря на склонившуюся над ним девушку, на глаза которой уже навернулись слезы. - Боюсь, я не смогу пригласить тебя на свидание.
  
  - Заткнись, идиот! - крикнула она, размазывая слезы по щекам. - Не разговаривай! Я тебя мигом вылечу!
  
  - Ты же знаешь не хуже меня, что это невозможно, - снова улыбнулся он, стараясь не морщиться от боли. - Ты всю реацу извела на свою последнюю атаку.
  
  - Зачем? - тихо спросила Момо. - Зачем ты это сделал? Я бы не умерла от той атаки. Мы гораздо выносливее людей.
  
  - Я не знаю, - честно ответил он, также тихо смеясь и снова скривляясь. - Привычка у меня такая - тебя спасать, - а потом взял серьезный тон. - Разве ты бы не поступила на моем месте так же?
  
  Хинамори ничего не сказала, только улыбнулась сквозь слезы в ответ и быстрым движением стерла кровь с его губ.
  
  - Ты мне пообещай кое-что, - произнес Мабаши все так же серьезно, и Момо тут же обратилась в слух. - Останови их. Останови их всех, чтобы они никогда больше с людьми ничего подобного не сделали. Уничтожь здесь все, Хинамори. Уничтожь здесь все.
  
  - Рано еще прощаться, - дрожащим голосом проговорила она, и парень с силой сжал ее плечо.
  
  - Обещай мне, - потребовал он.
  
  Помолчав еще пару секунд, девушка тяжело вздохнула и опустила голову.
  
  - Я поняла, - просто сказала она. - Сделаю.
  
  И стоило ей сказать это, как тело Мабаши просто рассыпалось в ее руках, превратившись в кучу того же самого песка, что оставался от людей, из которых выпили душу. Только футболка с высоким воротником, шорты, обувь и его медальон остались лежать на полу. А Момо просто сидела рядом и молчала. Даже слезы куда-то пропали, несмотря на рвущийся из груди крик и плач. Но девушка не издавала ни звука, с силой стиснув зубы и невидящим взглядом смотря в пространство.
  
  "Не плачь, Момо", - внезапно раздался у нее в голове мягкий и ласковый голос.
  
  И тут девушка поняла, что сидит уже не возле того, что осталось от тела Мабаши, а за небольшим столиком в каком-то летнем кафе. Небо затянули свинцовые тучи, то и дело сверкали молнии и гремел гром. Ветер был пронизывающе холодным, но Хинамори не обращала на него ни малейшего внимания. Ровно как и на пестрые зонтики в центре каждого столика, и на море, удивительно теплые волны которого лениво лизали ее босые ноги, и на стакан с неизвестной жидкостью синего цвета, стоящий перед ней на столе.
  
  - Момо-сан, - произнес все тот же голос, и на плечо Хинамори легла чья-то теплая рука, вынудив девушку повернуть голову в сторону говорившего.
  
  Ничего особенного. Девушка, лицом очень похожая на саму Момо, только одета не в форму шинигами, а в обычное кимоно. Синий низ, белый верх, а на плечах лежит что-то вроде легкого шарфика нежно-розового цвета, к концам которого приторочены круглые бубенцы. Волосы тоже были длиннее, чем у Хинамори, и с двух сторон были забраны небольшими серебряными заколками.
  
  Умом Момо понимала, что перед ней стоит ее занпакто, но никаких эмоций по поводу ее внезапного появления не было. Ни радости, ни удивления, лишь простая констатация факта. Но занпакто, кажется, не была расстроена такому безразличию своей хозяйки. В принципе, это было неудивительно, учитывая, что они одно целое.
  
  - Прошу, успокойся, Момо-сан, - девушка приобняла свою хозяйку за плечи, и та вцепилась в нее, как утопающий в спасительную соломинку. - Я знаю, что тебе больно. Но, прошу, успокойся, - и, чуть помедлив, добавила. - Или, наоборот, лучше поплачь. Тебе станет легче. Поверь мне.
  
  И это словно стало сигналом. До этого сдерживающаяся Хинамори развернулась полностью и, обняв свою занпакто, расплакалась, доверчиво уткнувшись ей в плечо. Та ничего не сказала, лишь медленного гладя плачущую девушку по голове.
  
  Неизвестно, сколько времени это продолжалось, но в какой-то момент истерика прекратилась. Момо отпустила свою занпакто, даже чувствуя некоторый стыд за этот порыв. Но та только улыбалась, тепло и несколько заговорщически, словно давая понять, что все это останется их секретом.
  
  - Нет смысла лить слезы, - произнесла она. - Они нам никак не помогут. Лучше выполнить последнюю волю Мабаши, чем оплакивать его, тебе так не кажется?
  
  - Ты права, - кивнула Хинамори, смотря через плечо девушки на штормящее море. - Ты дашь мне силу?
  
  - Конечно, - собеседница отвесила ей полупоклон. - Я ведь твоя занпакто. Я и есть твоя сила. Позови меня, когда я понадоблюсь тебе.
  
  И когда Момо вновь перевела взгляд на ее лицо, в ее глазах уже не было той неимоверной всепоглощающей тоски, что раньше. А была лишь несломимая решимость и уверенность в своих силах и в том, что сейчас она не позволит никаким препятствиям встать у нее на пути.
  
  - Вперед, Тобиуме, - сказала девушка, удовлетворенно отмечая, что на лице ее занпакто появилось то же самое выражение, что и у нее самой.
  
  
  
  
  
  Вновь оказавшись в реальном мире, Момо поняла, что во внутреннем находилась от силы несколько секунд. Еще раз окинув то, что осталось от тела Мабаши, девушка задумчиво подняла медальон, который он носил на шее, не снимая. Конечно, Ризу, скорее всего, умерла вместе со своим владельцем, но Хинамори всем сердцем желала, чтобы это было не так. Чтобы хотя бы его Кукла смогла увидеть то будущее, которое ожидает Момо.
  
  Повернув голову в сторону звона металла, она увидела, что Ренджи и Саватари, стоя на спине Бауры, яростно сражаются не на жизнь, а на смерть. И хотя баунто отбивался от меча тростью, в фехтовании он, очевидно, был очень искушен, потому что не пропустил ни одного удара.
  
  Хинамори не знала, почему он и его кукла не умерли от Хадо ?88. Возможно, у него была какая-то особая способность, позволяющая оставлять вместо себя двойников. Возможно, у него были и другие неизвестные друзьям техники. Момо не было до этого ни малейшего дела. Она знала, что старик уже ничем из своего арсенала не сможет воспользоваться. При помощи сюмпо она подскочила к нему вплотную и просто пронзила своим занпакто сверху вниз. Клинок вошел в верхнюю часть груди и грозился выйти в области поясницы или ниже. Изумленно распахнув глаза, Саватари неверяще смотрел на руку шинигами, сжимающую рукоять меча, практически не чувствуя боли. Только сейчас он понял, что совершил роковую ошибку, потеряв из виду эту девчонку.
  
  - Тресни, Тобиуме, - равнодушно произнесла Хинамори.
  
  И в следующий миг Саватари буквально разнесло, словно он взорвался изнутри. Никакой крови и внутренностей во все стороны, правда, не полетело, потому что тело превратилось в песок практически сразу же. Дернулась под их ногами Баура, заставив друзей вновь спрыгнуть на землю. Но участь куклы уже была ясна. Сейчас кит извивался, как выброшенная на берег рыбина, и жить ему оставалось явно не долго. Момо небрежно взмахнула рукой, и с лезвия меча сорвался огненный шар, больше всего похожий на самое обычное Шаккахо. По убойности, правда, больше напоминал Хаен, потому что при встрече с ним Баура практически полностью повторила судьбу своего хозяина.
  
  Оставшись вдвоем, Момо и Ренджи просто стояли и молчали. Абарай был в шоке от произошедшего. Он сражался изо всех сил и не добился успеха, а Хинамори, у которой реацу оставалось кот наплакал, завершила бой одним ударом. И то хладнокровие и безразличие, с которым этот приговор был приведен в исполнение, пожалуй, волновали парня еще больше, чем все остальное, вместе взятое. Такое поведение никак не вязалось с образом Хинамори, к которому он привык.
  
  - Эм... - наконец, разрушил он повисшее молчание, когда прошло около минуты, а девушка даже не пошевелилась, так и не повернувшись к нему лицом. - Момо, ты в порядке?
  
  - Разве похоже, что я в порядке, Абарай-кун? - со странными интонациями тихо спросила она.
  
  - Но... ты... - замялся Ренджи, пытаясь найти нужные слова.
  
  - Не в порядке я! - выкрикнула Момо, резко оборачиваясь и отбрасывая занпакто в сторону. - Не в порядке! Совсем не в порядке!
  
  Абарай мельком посмотрел на ее меч в шикае - прямой клинок с двумя зубцами, как у кинжала-дзюттэ - после чего вновь поглядел на девушку, по лицу которой катились слезы. И в какой-то момент ноги словно отказались ее держать. Колени подкосились, и Хинамори медленно осела на землю, скрывая лицо в ладонях и беззвучно плача. Ренджи неловко стушевался - он всегда терялся в подобных ситуациях, не имея ни малейшего представления, как надо себя вести, чтобы не усугубить дело. Краснобайство никогда не было его сильной стороной, как ни крути.
  
  Но Хинамори успокоилась довольно быстро, хоть и не стала выглядеть как обычно. Как-то неуловимо исчезла из ее глаз ее обычная живость. И сейчас в них не было ни жизнерадостности, ни печали, ничего. Словно перед тобой не живой человек, а бесчувственная сомнамбула. Излишне четкими движениями она поднялась на ноги, подобрала с земли меч, убрав его в ножны. И только потом заговорила.
  
  - Абарай-кун, смотри, - и указала пальцем в ту сторону, где недавно была Баура.
  
  Парень посмотрел туда же и удивленно вскинул бровь, увидев, что в пещере они не одни. Там, частично заваленная этим странным песком, лежала без сознания Маэми Йоши. Ренджи присел рядом с баунто и приложил палец к шее.
  
  - Жива, - сказал он. - Но пробыла там гораздо больше времени, чем мы тогда. Так что не факт, что вообще очнется. Что будем делать?
  
  - Возьмем ее с собой, - пожала плечами Момо так, словно хотела этим спросить "Что за идиотские вопросы?" - Я тоже не в форме для лечения, так что покажем ее Ханатаро. А дальнейшую судьбу пусть решает лейтенант Ичимару.
  
  Ренджи хотел спросить еще кое-что, но Хинамори уже отвернулась от них с Йоши, надевая на шею подобранный медальон, и Абарай решил, что сейчас не самое подходящее время для вопросов. Так что, не говоря ни слова, он взвалил на спину бессознательное тело девушки и, держа ее за ноги, пошел вслед за подругой в направлении, которое указал Мабаши. Момо молчала все время, пока они шли по темному коридору, пребывая глубоко в себе и просто на автомате удерживая на ладони освещающее Шаккахо. И Ренджи не спешил лезть к ней с советами и прочими успокоительными глупостями, хоть и корил себя за то, что так и не отплатил долг погибшему парню, а наоборот, задолжал ему еще больше. Несмотря на все подозрения, Мабаши оказался неплохим парнем, и со временем вполне мог бы стать частью их теплой компании. Вот и Хинамори явно считала так же, только ей приходилось куда хуже. Да, они знали друг друга очень недолго, так что их даже товарищами можно было назвать с натяжкой. Момо про себя хмыкнула, что не может подобрать слова, которое бы описывало их отношения. Друзья? Нет? Товарищи? Тоже вряд ли? Напарники? Так вроде тоже не подходит. Партнеры по оружию. Партнеры по цели. Похоже на правду. Однако он, не задумываясь, бросился ее защищать, когда ей угрожала опасность. И девушка знала, что поступила бы на его месте точно так же, тут он ни капли не ошибся.
  
  Хинамори почувствовала, как по щеке опять покатилась слеза и решительно ее смахнула.
  
  - Дурак... - едва слышно прошептала она.
  
  Но не время было раскисать. Как-никак, она пообещала ему, что разберется со всеми остальными. А впереди их ждал Кария собственной персоной и еще один баунто, с которым уже довелось сражаться Йоко. Плюс еще Йоши, с которой тоже не все ясно. Момо нашла реацу своих друзей. Они были недалеко. Надо думать, оба туннеля сходились в каком-то одном месте, так что все вместе ребята соберутся, скорее всего, именно там. Не желая отставать, Хинамори повернулась к следующему за ней Ренджи и попыталась улыбнуться. Получилось, правда, не очень, но сама попытка заслуживала уважения, так что парень проникся.
  
  - Давай поторопимся, - сказал он, уловив ее мысль, и двинулся дальше уже с помощью сюмпо. Девушка только кивнула и последовала его примеру.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 53. Кария атакует! Нежданная помощь
  
  Лечение, хоть и двигалось черепашьими темпами, но все же давало свой эффект. И уже через пятнадцать минут Йоко почувствовала себя лучше. По крайней мере, было не так больно идти, хотя от сражений в таком состоянии она предпочла бы воздержаться, и Ханатаро, само собой, ее в этом полностью поддерживал. Пока они всей компанией двигались по коридору, ребята чувствовали сильные колебания духовной энергии, идущие из глубин пещеры. Отследив их местоположение, Изуру с улыбкой сказал, что это Момо развлекается с использованием запредельных Хадо. А потом его улыбка резко померкла, что не могло не вызвать вопросов.
  
  А еще через несколько минут парень кратко обрисовал Накамуре и Ямаде ситуацию, произошедшую с другой командой. И, несмотря на то, что они были знакомы от силы несколько часов, настроения им смерть Мабаши, само собой, не добавила. А скорбь и печаль Хинамори чувствовались даже отсюда.
  
  - Бедная Момо... - произнесла Йоко. - Не представляю, каково ей теперь... Знать, что ради тебя погиб твой товарищ...
  
  "К подобному привыкать вам всем нужно, - внезапно прозвучал у нее в голове голос Камиюмэ. - Умереть на службе каждый шинигами может, как нечего делать. Сама ты не дожить до конца этого задания можешь, если недооценивать силу врагов своих будешь".
  
  "Я это знаю, Камиюмэ, - спокойно отозвалась Накамура. - Но это не отменяет того факта, что любая смерть, неважно, на службе или нет, это трагедия".
  
  "Жесток мир наш, - произнесла занпакто. - Знать должна была ты об этом, когда соглашалась на службу в Готэй 13 поступать. Раскисать во время задания никак нельзя вам. Печалиться о смерти друзей своих, жизнь ради дела отдавших, после будете вы".
  
  "Ты права, - вздохнула девушка. - Но ты всерьез считаешь, что мы сможем справиться с этим заданием?"
  
  "Верить в силу свою должны вы, - через несколько секунд, словно обдумывая свой ответ, сказала Камиюмэ. - И в товарищей своих. Коли не будет веры между вами, легко враг найдет эту слабину и против вас использует".
  
  - Не будем опускать руки, - уже вслух сказала Йоко, видя, как скисли Изуру и Ханатаро. - Давайте лучше пойдем и надерем зад этому Карии.
  
  - И как ты себе это представляешь? - вопросительно изогнул бровь Кира.
  
  - Ну, из семи баунто осталось всего три, - пожала плечами она. - Поэтому давайте сделаем все, что сможем, а там будь что будет.
  
  
  
  
  
  Следя за духовным фоном в пещере, Кария только хмыкнул, когда источник реацу Саватари, как и Угаки ранее, медленно угас. Выходит, шинигами все же не совсем безнадежны, если уж смогли одолеть этих двоих после поглощения живых душ. Не мог Джин и не отметить того, что в этом бою погиб и Мабаши. Хоть какой-то от Саватари был толк... Лидер баунто вздохнул. Пятерка выживших обещала быть здесь с минуты на минуту. Бросив короткий взгляд на все еще сидящего на лестнице Когу, который по-прежнему медитировал, Кария отметил, что в этом он не ошибся. Он с самого начала знал, что при столкновении с шинигами в их небольшой группе будут постепенно отсеиваться слабейшие, и предполагал, что в конечном итоге с большой долей вероятности останутся именно они двое. Йоши, правда, тоже до сих пор была жива, но ее можно в расчет не брать. Раз уж она проиграла шинигами, у которого даже офицерского звания не было, вряд ли от нее будет толк в Обществе душ.
  
  А потом Джин призадумался. Все шло слишком уж гладко. Практически, как задумано, за исключением некоторых мелких деталей. Нет, в своих намереньях Кария ни секунды не сомневался, но при этом какая-то непонятная тревога не давала ему покоя. Что-то было не так. Не может быть все как по нотам. Всегда есть фактор риска, даже если, как тебе кажется, просчитаешь все до мелочей. А сейчас все шло слишком уж хорошо. И чем дальше, тем больше у Карии крепла в голове мысль о какой-то немыслимой подставе, увидеть которую он не может.
  
  Кога, как и он сам, с виду казался просто образцом спокойствия, но Джин знал его слишком долго, чтобы не видеть того, что Го уже не раз посещали те же мысли. Но путь назад был отрезан уже очень давно, и остановиться в шаге от завершения плана было невозможно. Даже при большом желании.
  
  Из размышлений об этом их обоих вырвала первая партия шинигами. Те, что сражались с Угаки. Выглядели все трое достаточно потрепано. Наблюдая за их боем, Кария уже успел составить их примерные портреты, а потому не переживал. Один из них специализируется на лечении, а не на сражениях. Девчонка со своей способностью блокировать чужую силу могла бы стать проблемой, но с такими ранами она не боец. Посему выходило, что единственным боеспособным противником был третий. Тот самый, что победил Йоши.
  
  - Поздравляю, вы таки добрались сюда, - спокойно произнес Кария, смотря сверху вниз на пришедших. - Но так как подошли еще не все, мы можем просто их подождать.
  
  - Зачем? - спросила Йоко. - Вы все еще не оставляете надежду, что мы откроем для вас Сенкаймон?
  
  - Ну что вы, - с ленцой в голосе отозвался лидер баунто. - Зачем мне надежда? Я знаю, что вы это сделаете. Боюсь, вы просто недооцениваете мои навыки убеждения.
  
  - Судя по всему, договориться миром у нас не выйдет, - заметил Кира, впрочем, и не питавший надежд по этому поводу. - Тогда не будем тратить время.
  
  И вышел вперед, кивком говоря Ханатаро и Йоко отойти в сторону и не мешать. Те от подобного были не в восторге, но спорить не стали, послушно отойдя к стене.
  
  - Бакудо ?73! Тозаншо! - произнес Изуру, направив на них руку, и друзей окружил голубой барьер в форме перевернутой четырехугольной пирамиды. Может, в этом и не было особой необходимости, но Кира решил перестраховаться, справедливо предполагая, что они вполне могут попасть под горячую руку.
  
  Кария терпеливо наблюдал за его действиями с легкой улыбкой. Но все же вступать в бой до прихода остальных не входило в его планы. Словно прочитав его мысли, Кога поднялся, уже вытаскивая из кармана металлический шар. Джин не двинулся с места и ничего не сказал. Что ж, при желании Го вполне может растянуть бой очень надолго, при этом вымотав противника. А большего и не надо.
  
  Впрочем, зрелищной битвы не вышло. Кога вызвал свою куклу, и они с шинигами успели обменяться парочкой ударов, когда подоспели остальные. Хрупкая девушка с полыхающими яростью глазами. Джин знал, что это от ее руки пал Саватари. И высокий парень с красными волосами, собранными в неаккуратный хвост, тащивший за спиной бессознательную Йоши. Выглядели все трое, включая последнюю, весьма потрепанными и уставшими, но это было и к лучшему.
  
  Увидев пришедших, Го остановил свой бой с Кирой и отозвал Даруку, хоть и отметил про себя, что как и его недавняя противница, этот парень тоже обладает весьма неприятными способностями.
  
  - Итак, теперь, когда мы все в сборе, даю вам последнюю возможность открыть для нас Сенкаймон добровольно, - произнес Кария, когда Ренджи усадил Йоши неподалеку от Ханатаро и Йоко, а сам встал в один ряд с Кирой и Хинамори, готовясь к бою.
  
  - Я так полагаю, баунто плохо соображают, - как бы между прочим отозвался Изуру, смотря беловолосому прямо в глаза. - Сколько раз еще нам надо повторить, что мы не пойдем на это, чтобы до вас дошло?
  
  - Понятно, - Джин в ответ на эту дерзость только хмыкнул.
  
  Друзья не поняли, что произошло, но внезапно всех троих раскидало в разные стороны мощным порывом ветра. Годы тренировок сделали свое дело, так что сгруппироваться и не рухнуть на пол пещеры плашмя удалось всем. Это послужило сигналом к началу боя, и все трое бросились в атаку. Вернее, бросился один Абарай, а Изуру и Момо предпочли занять место поодаль, чтобы прикрыть его при помощи Кидо.
  
  Лицо Карии выражало вселенскую скуку, когда к нему подскочил Ренджи с высвобожденным мечом и попытался нанести удар. Но лезвие не попало по Джину, словно натолкнувшись на невидимую преграду, а сам парень чудом успел уклониться от удара баунто, нацеленного в грудь. У Карии не было оружия, и сперва друзья понять не могли, что же за силу он использует для сражения. Но уже через несколько неудачных атак все стало ясно. Воздух. Кукла Карии была нематериальна. Вернее, как он сам любезно пояснил, он слился со своей куклой много лет назад, и теперь сам использовал ее способности. Воздух был ему полностью подвластен. Он мог перемещаться в нем, как ему вздумается. Мог уплотнить его, чтобы использовать как щит. Мог создать торнадо. Мог придавать остроту любым вещам, поэтому обычной ладонью мог нанести не меньший урон, чем мечом. А еще он мог ненадолго менять состав воздуха. Это на себе почувствовала Момо, когда, уйдя от очередного порыва ветра, внезапно оказалась в зоне, в которой не было кислорода. Ненадолго, но этого оказалось достаточно, чтобы девушка замешкалась и пропустила удар Карии, который оказался рядом меньше, чем за секунду. Девушка со всей дури приложилась об стену головой и на некоторое время выбыла из боя. Хадо и Бакудо и вовсе не достигали лидера баунто, уничтожаясь в воздухе.
  
  Йоко наблюдала за этим избиением, вздрагивая каждый раз, когда кто-то из друзей оказывался в опасности. Но она верила в них. Хоть и видела, что шансов против такого монстра у них нет. Несколько раз она, не контролируя себя, порывалась подняться и броситься на помощь, но ее всякий раз настойчиво останавливал Ханатаро. Сам парень, хоть и наблюдал за битвой краем глаза, тоже невольно вздрагивал. Будучи эмпатом, он ощущал чужую боль как свою собственную. Но понимал, что уж у него точно нет никакой возможности помочь товарищам.
  
  Накамура не сводила взгляда с Го Коги, который вернулся на свое место на лестнице и сейчас безучастно наблюдал за разворачивающимся перед ним действом. Девушка несколько раз ловила себя на мысли, что все равно не понимает, какие же мотивы вынуждают его здесь находиться и сражаться на стороне Карии. Из их последней битвы она поняла, что он вообще старался быть пацифистом и избегать любого насилия. И верил в то, что насилием невозможно решить что бы то ни было. Тогда почему он здесь?
  То, что происходило теперь, нельзя было назвать боем. Из всех только Изуру можно было считать полноценной боевой единицей. Ренджи изрядно выдохся еще в бою с Саватари. Про Момо и говорить нечего. Девушка была выжата почти до предела и еще не успела восстановить даже четверть реацу. Но одной лишь силы Киры было недостаточно для достойного отпора. Физические атаки были бесполезны, так как блокировались стеной уплотненного воздуха. Магические тоже не приносили эффекта. Видимо, это же понял и Кария, уставший от избиения младенцев.
  
  Молниеносно переместившись к Абараю, он просто поднял его над полом, стиснув пальцами шею. На физическую силу лидеру баунто, судя по всему, жаловаться не приходилось, потому что парню резко стало не до сопротивления. Он обеими руками вцепился в руку Джина, пытаясь ослабить хватку.
  
  - Сенкаймон, - проговорил Кария, повернувшись к замеревшим на месте Изуру и Момо, а потом с усмешкой добавил: - Пожалуйста.
  
  Ребята, словно загипнотизированные, смотрели на своего противника, не в силах отвести взгляд. Все, включая Йоко и Ханатаро, понимали, к чему клонит Джин. И клятва клятвой, но смотреть, как убьют твоего друга, не хотелось никому. Особенно Момо, на руках у которой всего полчаса назад погиб Мабаши.
  
  - Очень жаль, - все тем же тоном сказал Кария, а потом просто пробил Ренджи насквозь в области груди и отбросил его в сторону, как ненужный мусор.
  
  Издав какой-то нечеловеческий крик, Момо накинулась на Карию с такой яростью и решимостью, что он изумленно изогнул бровь. Забыв про Кидо и даже про шикай, девушка наносила бесчисленные удары мечом. От режущих ветряных потоков, которыми контратаковал Джин, она уклонялась на автомате и била беспорядочно, словно берсерк. Ямада мигом забыл про Йоко и бросился на помощь упавшему рядом Ренджи. Выглядел Абарай ужасно, но был жив, и это главное. Ударом Кария пробил ему легкое и сломал несколько костей, так что Ханатаро без лишних разговоров взялся за дело. Но не успел он даже как следует сосредоточиться, как был вынужден отвлечься и ловить летящую в него бессознательную Хинамори, которую лидер баунто одним взмахом руки выбил из сознания, попутно едва не разрубив надвое.
  
  Настала очередь Изуру, который определенно не горел желанием получать раны, но решительно не представлял, что ему делать. В том, что он при его способностях не сможет нанести этому монстру ни одного удара, Кира был уверен. И дело было не в том, что он не верил в собственные силы. Он верил, но это не мешало ему трезво их оценивать. Чудом уйдя от атаки, Изуру изумленно распахнул глаза. Он даже не увидел движений врага! Еще секунду назад он был почти в двадцати метрах. Парень был способен видеть движущего в сюмпо противника. По крайней мере, того, чей уровень реацу и навыков был ниже лейтенантского. Выходит, Кария по силе и скорости не уступает лейтенанту. Или даже капитану. Дело было плохо. Но отступать было некуда. И когда Кария вновь рванул в его сторону на своей немыслимой скорости, Кира невольно зажмурился, ожидая, что и его вот-вот пробьют насквозь.
  
  Но удара не было. Открыв глаза, он увидел, как руку Карии, замершую буквально в нескольких сантиметрах от его лица, держит за запястье другая рука. Го Кога вмешался в бой и остановил лидера баунто.
  
  - И что это значит? - поинтересовался Джин, скосив взгляд на своего товарища.
  
  - Достаточно, Кария, - твердо сказал Кога. - Даже ты должен был понять, что тебе не убедить их. Нет смысла их убивать.
  
  - Неужели? - осведомился тот таким голосом, что у Изуру чуть волосы дыбом не встали. Было такое впечатление, что устами Карии внезапно заговорила сама смерть, да еще и пребывая в последней стадии бешенства. - Ты ошибаешься, - добавил он, не дождавшись ответа. - Даже если они и не откроют Сенкаймон, нельзя оставлять за спиной живых врагов. И если ты с этим не согласен, наши пути неминуемо разойдутся. Тебе ведь не нужен такой враг, как я. Или я не прав?
  
  - Да, ты не прав, - ответил Го. - Вся эта идея изначально была обречена на провал. Подумай сам. Даже если ты попадешь в Общество душ, тебя неминуемо остановят капитаны Отрядов. На что ты надеешься?
  
  Кария ничего не ответил, лишь коротко усмехнулся и вырвал из хватки Коги свою руку, после чего резким выпадом отвесил Кире ощутимый удар, отправив его в полет к стене.
  
  - Ведь ты не глупец, Кария, - продолжал говорить Кога. - Ты не можешь не знать о Готэй 13. И я не верю, что весь этот крестовый поход - это твоя идея. Тот Кария, которого я знал, никогда бы на такое не пошел. Значит, кто-то подтолкнул тебя к этому. Кто?
  
  - Кария, которого ты знал... - медленно повторил Джин, проигнорировав вопрос товарища. - А с чего ты взял, что хоть когда-то знал меня настоящего? Печально слышать такое. Хоть я и предполагал, что ты тоже можешь попасть в число несогласных, все же надеялся, что этого не случится. По старой дружбе я тебе скажу, что изначально я намеревался отправиться в Общество душ в одиночку, а ты и все остальные были лишь расходным материалом. Но я всегда могу передумать. Убей этих детишек, и мы отправимся туда вместе.
  
  - Ты совсем с катушек съехал?! - терпение Коги лопнуло.
  
  Если до этого у него еще теплилась надежда на то, что удастся разрешить все с Карией по-хорошему, то после этих слов ее как отрезало. И убежденность, что насилием невозможно ничего решить, лишь окрепла. Но при этом поведение Карии вызывало недоумение. Все же, как ни крути, Джин никогда не производил впечатление полного безумца, как сейчас. Он всегда был очень осторожен и предпочитал продумывать все до мелочей. А тот, кого он видел сейчас перед собой, никак не мог быть тем, к кому привык Го. Но, возможно, Кария был прав, и он никогда не знал своего товарища таким, каким он был на самом деле. И в его глазах Кога сейчас не видел ничего, кроме ненависти. К нему, к себе, к шинигами. Ко всему живому. И еще больше уверился в том, что весь этот поход Кария затеял вовсе не для того, чтобы отомстить шинигами за баунто и не для улучшения условий жизни последних, а по каким-то неведомым личным мотивам.
  
  - Понятно, - произнес Джин и, без лишних разговоров оказавшись у Коги за спиной, нанес удар.
  
  Го был к этому готов, но за скоростью Карии не поспевал, поэтому только и успел, что немного отклониться в сторону, так что атака пришлась не в сердце, а правее. А потом произошло то, чего Кога не ожидал. Конечно, жить с дырой в груди достаточно проблематично, но для напитанного человеческими душами тела баунто эта рана не была смертельной, так что, несмотря на нее, Го бы еще смог сражаться. Но Кария не спешил вынимать руку из раны, и только через несколько секунд Кога почувствовал, как стремительно убывают его жизненные силы. Кария нанес удар не для того, чтобы убить. Он просто вытягивал из бывшего товарища силы.
  
  Внезапно на руку Джина обрушилось лезвие меча. Вернее, попыталось обрушиться. Хоть удар и был нанесен с силой, пробить мгновенно сформированный щит из воздуха не смог. Но какой-то эффект это дало. Кария тут же переключился с Коги на Йоко, которая кое-как стояла на ногах и держалась, кажется, на силе собственного упрямства. Рухнувший на пол Кога тоже сверлил ее выразительным взглядом. Он остановил Карию, надеясь дать им шанс уйти. Но она поняла его иначе. Кога защитил ее друга. И это значило, что она должна отплатить ему той же монетой. Но в таком состоянии... Го лишь горько хмыкнул. В таком состоянии она не простоит и секунды.
  
  - По ходу, ты действительно спятил, - заявила она, двумя руками сжимая рукоять меча. - Нападаешь без разбору. И на своих, и на врагов. Отвратительно.
  
  - Громкие слова, - заметил Кария. - А подтвердить их делом сможешь? - вот уж в чьем голосе было море глумливой издевки, так что Накамуру невольно передернуло. - Ну давай, покажи, на что способна.
  
  И не дожидаясь атаки девушки, сам рванул вперед. Но удар вновь не достиг цели, потому что его руку перехватили уже во второй раз. Йоко даже заметить не успела, как в пещере появилось еще одно действующее лицо, при помощи сюмпо бросившись Карии наперерез.
  
  - Ну и ну, - ехидно усмехнулся пришедший, окидывая взглядом валяющихся то тут, то там шинигами и баунто. - Получил силу и начал обижать детишек? Как некрасиво.
  
  - Лейтенант Ичимару... - Йоко неверяще уставилась на Гина, худые, но цепкие пальцы которого с такой силой стиснули запястье Джина, что лидер баунто невольно поморщился.
  
  - Йоко-кун, позволь мне этим заняться, - с улыбочкой ответил Ичимару, на миг повернувшись к ней. - Вы сделали все, что было в ваших силах. Так что в твоих же интересах пойти и помочь Ямаде-куну с лечением.
  
  Накамура предпочла послушаться его беспрекословно. Вряд ли Кария был бы рад, если бы они затеяли разговор, а Йоко не хотелось отвлекать Гина от боя. Возле Ханатаро, который все еще занимался лечением Ренджи, уже присел Кира и лечил раны Момо, которая пострадала ничуть не меньше Абарая. Накамура плюхнулась рядом, тяжело дыша. Боль в груди снова дала о себе знать, и даже дыхание сопровождалось весьма неприятными ощущениями. Девушка бросила взгляд на все еще лежащую рядом без сознания Йоши, а потом перевела взгляд на Когу. Наверное, следовало тоже оттащить его сюда, но это было выше ее сил. Оставалось надеяться, что Гин и Кария ненароком не зацепят несчастного.
  
  - Интересно, - усмехнулся, тем временем, Джин. - А я все гадал, когда вы объявитесь, лейтенант Пятого Отряда.
  
  - Так не терпелось умереть? - отозвался тот.
  
  Руку Карии он уже отпустил, и сейчас оба они замерли друг напротив друга, словно хищники, готовые в любой момент броситься в бой.
  
  - Будь по-твоему, - жутко усмехнулся Гин, а потом слегка отогнул ворот кимоно и произнес: - Снятие предела.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 54. Трагедия клана баунто. Исповедь старейшей
  
  Черное изображение ландыша немедленно исчезло с его груди, а вырвавшийся фонтан реацу заставил вздрогнуть даже сидящих поодаль друзей. Что произошло дальше, они не знали просто потому, что уследить за смазанным вихрем, в который превратились противники, было за пределами их возможностей. В пещере разразился настоящий ураган, явно свидетельствующий о том, что Кария выкладывается на полную. Ичимару тоже слабину не давал, так что бой шел на равных, хоть лезвие его меча так и не нанесло лидеру баунто серьезных ран. Так, пара царапин. То же самое наблюдалось и у самого Гина.
  
  Ситуация изменилась, когда позади Карии внезапно открылся Сенкаймон, а из него, словно чертик из табакерки, выскочил Сокен с духовным луком странной формы, напоминающей паутину, и выпустил настоящий дождь стрел. Не ожидавший подобного Джин, хоть и успел среагировать, но пропустил парочку.
  
  - Долго ты, - отметил Гин, когда Исида приземлился рядом с ним напротив Карии.
  
  - Уж простите, лейтенант, - ответил тот, с любопытством осматривая новоприобретенный лук. - Я не виноват, что ваши умники из отдела разработок так долго возились.
  
  Усмехнувшись, Ичимару бросился в ближний бой, и их с Карией фигуры вновь стали практически невидимыми для сторонних наблюдателей. Опять поднялся жуткий ветер, а лейтенантский клинок несколько раз попал по стенам и потолку, вызывая настоящий камнепад. Сокен тоже мелькал где-то там, выпуская в Джина стрелу за стрелой. И с его появлением перевес был явно на их стороне. Медленно, но верно они теснили Карию, нападая с разных сторон.
  
  - Смотрите на пол, - указал Изуру. - Что это такое?
  
  А посмотреть было на что. Одну за другой Исида выпустил пять странных стрел, образовав правильный пятиугольник, после чего Кария понял, что попался. Оказавшись внутри него, лидер баунто словно попал в невидимые сети, в которых и увяз. Тело перестало слушаться. Даже на то, чтобы просто пошевелить рукой, приходилось прилагать немыслимые усилия. Спустившийся на землю Сокен вытащил из кармана какой-то бутылек и, сказав что-то Карии, вылил его содержимое на одну из стрел. Прогремевший после этого взрыв сотряс не только пещеру, но наверняка ощущался и в Каракуре. С потолка опять посыпались сталактиты, а ветер утих.
  
  Когда пыль осела, взглядам всех предстал Кария, уже не такой самоуверенный, как раньше. Его здорово потрепало. От безупречного строгого костюма осталась какая-то жалкая рвань, и сам он был прилично обожжен. И зол.
  
  - Грязный прием, - заметил он, поглощая свободные духовные частицы и буквально на глазах залечивая полученные раны.
  
  - Грязный? - удивился Исида, пожимая плечами. - Это Шпренгер, один из основных приемов квинси. Ты сам в него попался.
  
  - Думаю, пора положить этому конец, - сказал Гин, приземляясь рядом с молодым человеком.
  
  Он знал, как действует на людей его улыбка, поэтому не было ничего удивительного, что до этого спокойного Карию его самодовольный тон окончательно вывел из себя. Его лицо от ярости перекосилось до неузнаваемости, а жажда крови затмила все остальные эмоции.
  
  - Более того, я положу этому конец одним ударом, - добавил Ичимару, чтобы вбить последний гвоздь в гроб спокойствия своего оппонента.
  
  Фонтан реацу, который ударил в многострадальный потолок, превышал даже тот, что был у Гина. Видимо, поглощенная у Коги энергия дала такой значительный прирост сил. Но лейтенанта это ни капли не смутило. Кажется, даже наоборот. Он кивнул Исиде, и тот мгновенно при помощи хиренкьяку переместился к друзьям, которые сбились в кучу в ожидании чего-то этакого. Сам же Гин просто направил на Джина свой вакизаши.
  
  - Разве ты не понял, что твои атаки мне безразличны? - спросил Кария, смотря на короткое лезвие меча. - Как ты ни старался, ты не смог пробить щит.
  
  - Отлично, попробуй остановить мой меч сейчас, - отозвался Ичимару настолько ехидным тоном, что сомнений в том, что Джин с вызовом примет этот удар, не осталось. - Банкай. Камишини но Яри.
  
  И невозможно было передать словами то неверие и изумление, что появилось в глазах Карии, когда удлинившийся клинок с запредельной, недоступной ничьему взгляду скоростью пронзил его насквозь в районе солнечного сплетения. Как ни готовился баунто к этой атаке, у него не было ни шанса успеть сформировать щит. А меньше, чем секунду спустя в руках Гина был уже привычный короткий вакизаши.
  
  - Какая скорость... - произнес Джин, зажимая рану на груди и присаживаясь на одно колено.
  
  - Шинсо - самый быстрый занпакто во всем Обществе душ, - спокойно пояснил Гин. - Как бы ты ни пытался, ты никогда не сможешь заблокировать мой банкай, потому что не знаешь, куда будет нанесен удар.
  
  Кария только слабо усмехнулся каким-то своим мыслям, а потом, сделав над собой заметное усилие, поднялся на ноги, устремив на своих противников странный взгляд. Не то печальный, не то, наоборот, удовлетворенный. Но Ичимару демонстративно убрал меч в ножны и кивнул Сокену. Тот кивнул в ответ. Складывалось впечатление, что они уже несколько лет работали вместе и научились понимать друг друга без слов, а не встретились пару дней назад. Квинси снова призвал свой лук, а лейтенант, словно покончив со своими делами, двинулся в сторону сбившихся в кучу ребят, натянув на лицо свою обычную хищную улыбочку. Казалось, что бой за его спиной Ичимару ни капли не волновал. Кария и Сокен, собрав все силы для последнего удара, ринулись друг на друга. И лидер баунто, уже изрядно потрепанный Гином, оказался повержен. Вряд ли боль от раны способствовала хорошей концентрации, так что неудивительно, что, не совладав со скоростью хиренкьяку, Кария пропустил еще две стрелы. Они угодили точнехонько туда, где у шинигами располагаются хакусуй и сакэцу.
  
  И тело Джина Карии сгинуло. Точно так же, как и тела других поверженных баунто. Одежда бесформенными тряпками упала на пол пещеры. А Исида, убрав духовный лук, тоже двинулся к шинигами. На его лице не было никаких эмоций. Ни победной улыбки. Ни разочарования. Ничего. Словно не он только что фактически убил человека. Пусть и не совсем обычного, но все же человека.
  
  - Ну, все в порядке? - спросил Гин, хотя прекрасно видел, что состояние всех, кроме Ханатаро, мягко говоря, далеко от "в порядке".
  
  - Вы так легко справились с ним, лейтенант Ичимару, - заметил Изуру. - Почему вы не сделали этого с самого начала? Тогда можно было избежать многих жертв среди населения.
  
  - Ну, наверное, потому, что это было вашим заданием, а не моим, - невозмутимо ответил тот, не придав ни малейшего внимания справедливым упрекам. - Стоит признать, что в чем-то вы действовали не лучшим образом. Тем не менее, поставленную задачу вы выполнили.
  
  - Но у нас еще столько вопросов, - сказала Йоко, лечением которой опять пришлось заняться Кире.
  
  - Всему свое время, - кажется, Гину не слишком улыбалось читать друзьям длиннющие лекции, поэтому он решил быстренько перевести стрелки. - Зададите их капитану Айзену по возвращении в Общество душ.
  
  - Но хотя бы на один ответьте, пожалуйста, - настаивала девушка, требовательно смотря на лейтенанта. - Вы ведь знали, чего пытаются добиться баунто. Вы знали, что они начнут действовать именно сейчас. Вы знали, что все закончится именно так. Откуда? Складывается впечатление, что за всем этим вообще стоит Общество душ. И если это так, то я не понимаю, в чем был смысл всего этого.
  
  Ичимару медлил с ответом с минуту, посмотрев на Го Когу, которого Сокен усадил рядом с бессознательно лежащей Йоши. Некоторое время они словно вели бессловесный диалог, приходя к какому-то решению, потому что изредка кивали друг другу. Молодой квинси и остальные шинигами терпеливо ждали ответа, полностью обратившись в слух. Всех не покидало ощущение, что сейчас тут будут открываться страшные тайны мира сего.
  
  А потом в центре пещеры, рядом с неактивным Сенкаймоном, построенным баунто, внезапно появились два источника реацу. Ичимару словно этого и ждал, потому что оживился и с готовностью повернулся к пришедшим.
  
  - Думаю, об этом лучше спросить вас, госпожа Сома Ёсино, - сказал он.
  
  Наконец, неизвестно откуда взявшийся туман, скрывающий пришедших от посторонних взглядов, рассеялся. Гостей, как ни странно, оказалось трое, несмотря на то, что источников реацу ощущалось всего два. В центре стояла красивая женщина. Невысокая, изящно сложенная. Она производила впечатление аристократки. Чувствовалась в ней нотка благородства. У нее были шоколадного цвета волосы, убранные в высокую аккуратную прическу. А во взгляде серых глаз сквозило поразительное спокойствие и безмятежность. Другие двое пришедших оказались с виду мальчишками лет двенадцати. Близнецы. Оба облаченные в одинаковые фиолетовые куртки и темные штаны. Но у одного из них волосы были длинными, и пряди обрамляли его лицо, выбившись из-под белой шапочки. А у второго, наоборот, были короткие волосы, а верхнюю половину лица скрывал козырек красной кепки. Оба в контрасте с женщиной выглядели донельзя самоуверенными и высокомерными. Словно они - пуп земли, а все остальные - так, грязь под ногами. Впрочем, они не сказали ни слова, замерев по обе стороны от Ёсино, словно телохранители.
  
  - Впечатлена вашей догадливостью, господин лейтенант, - произнесла наконец женщина, и в ее голосе ясно слышались усмехающиеся нотки. - И как давно вы это поняли?
  
  - Практически не сомневался с самого начала, - с такой же усмешкой ответил Ичимару. - Ведь это уже не в первый раз.
  
  - Эй, минуточку, - внезапно вмешался в их разговор Сокен. - Кто это такая? И о чем вы вообще говорите?
  
  - Как же так? - в притворной обиде изогнула брови Ёсино, посмотрев на Когу, который все еще был не в форме, даже чтобы подняться на ноги. - Го, ты ведь знал, что Джин действует не из своих соображений, и догадывался о моей причастности. Неужели ты не пытался его остановить?
  
  - Мои извинения, Ёсино-сама, - произнес Кога, тяжело дыша. Казалось, он буквально балансирует на грани обморока, но из последних сил заставляет себя быть в сознании. - Кария стал совершенно неуправляем.
  
  - Лейтенант Ичимару, кто это? - обратился к нему Кира, поняв, что вразумительного ответа на вопрос Сокена они не дождутся.
  
  - Это Сома Ёсино, - коротко пояснил Гин. - Глава их клана, а также старейшая и сильнейшая баунто из всех.
  
  - Как невежливо, господин лейтенант, - отозвалась она. - Невежливо напоминать даме о ее возрасте. Но вы правы, - а потом бегло оглядела Когу и Йоши и остановила взгляд на последней. - Значит, это все, кто остался в живых. Жаль.
  
  Ёсино, не говоря ни слова, подошла к девушке и, склонившись над ней, надавила пальцами на какие-то точки. Процедура была шинигами незнакомой, поэтому даже Ханатаро удивленно вскинул брови, когда Йоши пришла в себя, резко сев. Несколько секунд она ошарашенно оглядывалась по сторонам, не понимая, что происходит и как она тут оказалась. Вроде только недавно она была в том самом районе, где на нее напал Саватари, а теперь неизвестно где в окружении шинигами. А потом ее взгляд упал на старшую баунто, и Маэми как-то непроизвольно сжалась, пытаясь стать меньше.
  
  - Ёсино-сама, вы...
  
  Но ее перебила Йоко, которая уже устала от неопределенности. Они с друзьями тут, понимаете ли, бились в поте лица, рисковали своими жизнями, кровь свою проливали. И оказывается, что это из-за желания какой-то дамочки развлечься?
  
  - Может, вы наконец объясните, зачем вы все это затеяли? - спросила девушка, посмотрев на баунто снизу вверх, так как все еще сидела на полу.
  
  - Следи за языком! - внезапно рявкнул на нее один из близнецов, которые до этого момента хранили гробовое молчание, следуя за Сома, словно тени.
  
  - Все в порядке, Хо, - бросила на него быстрый взгляд Ёсино, предупреждая наверняка разгоревшийся бы скандал. - Ребята имеют полное право знать, - а потом вновь повернулась к компании друзей. - Отсев, девочка. Всего лишь отсев, - и сказано это было таким тоном, словно Йоко - не понимающая очевидных вещей первоклашка.
  
  - Поясните, пожалуйста, - осторожно попросила Момо, которую уже привели в чувство, хоть она все еще лежала на полу.
  
  - Видите ли, с момента появления на свет баунто прошло уже очень много времени, - начала Ёсино. - За этот период кто-то из нас смирился с происходящим и начал вести спокойную жизнь, кто-то остался недовольным, но держащим свое недовольство при себе. Таких около половины, но практически все они ведут себя тише воды ниже травы. А есть фанатики, которые выступают категорически против существующего строя.
  
  - Как Кария? - уточнил Абарай.
  
  - Да, - спокойно подтвердила женщина. - Джин Кария был очень сильным баунто, именно поэтому я довольно долго закрывала глаза на все его проступки. Как бы то ни было, он был не единственным с такими замашками. А за те сотни лет, что мы живем, я давно поняла, что пытаться перевоспитать таких - пустая трата времени. Но убивать друг друга - это один из строжайших запретов в нашем клане, поэтому раз в сто лет и происходит то, что было здесь недавно.
  
  - Получается, что это вы спровоцировали Карию на этот крестовый поход? - спросил Сокен, все это время внимательно слушавший Ёсино и с каждой минутой становящийся все мрачнее и мрачнее.
  
  - Я лишь дала ему возможность попасть в Общество душ, не более, - пожала плечами она, а потом кивнула в сторону Сенкаймона, который был посреди пещеры. - Это мое изобретение. Экспериментом, который дал нам жизнь, руководила гениальная шинигами. Ран Тао - так ее звали. И я не знаю, с чем это связано, но я выгляжу в точности как она, плюс к этому ко мне перешла часть ее знаний. Так что я неплохо осведомлена об Обществе душ в целом и о способах проникнуть туда. Я рассказала об этом способе многим баунто по всему миру, но только Кария рискнул им воспользоваться. Что ж, за что боролся, на то и напоролся.
  
  - Он делал это не чтобы отомстить шинигами, - внезапно сказал Исида, и на его лице появилось выражение человека, у которого возникли серьезные проблемы. - Он делал это, чтобы умереть. Он прекрасно видел мою последнюю атаку, но почему-то не стал уклоняться от нее, - не зная, что тут еще можно добавить, он просто пожал плечами.
  
  - Вот как... - отозвалась Ёсино. Не сказать, что ее удивила эта новость, потому что в лице она не изменилась.
  
  - То есть, получается, что вы раз в сто лет подстрекаете таких фанатиков, как Кария, на поход мести в Общество душ? - проговорил Кира. - А так как шансов выстоять против шинигами у них нет, вы просто уничтожаете неугодных нашими руками? Как низко.
  
  - Низко? - кажется, ему удалось пробить броню ее ледяного спокойствия, потому что женщина изумленно вскинула брови вверх. Впрочем, уже в следующую секунду на ее лице опять появилась насмешливая улыбка. - Ну что вы, молодой человек. Это происходит для всеобщего блага. Пусть лучше смутьянов уничтожают по одному, чем они объединяют свои усилия и действуют сообща.
  
  - Но разве на этот раз произошло не это? - возразила Накамура. - Ведь сейчас они действовали группой.
  
  - Это не так, - ответила ей молчавшая до этого Йоши. Взгляда она, впрочем, не поднимала, сосредоточенно разглядывая пол. - Никто из нас не был фанатиком, вроде Карии. Все мы пошли за ним из своих собственных убеждений. Но никто из нас не стал бы действовать, не позови он нас за собой.
  
  - Это верно, - подтвердила Ёсино. - Как я и говорила ранее, есть просто недовольные, а есть фанатики, и важно четко их различать. Все, кто пошел за Карией, относились именно к первой категории, - а потом устремила на Маэми и Го неприятный взгляд, от которого даже у друзей побежали мурашки. - А заодно это была проверка на то, кто согласится нарушать закон для достижения своих целей, - после этих слов и Коге стало неуютно, про Йоши и речи не шло. - Прискорбно, что из всех вас один лишь Мабаши помнил о том, что законы установлены не для того, чтобы ими пренебрегать.
  
  После упоминания Мабаши сердце Хинамори опять болезненно сжалось, и она послала Ёсино гневный взгляд.
  
  - Вы обвиняете их, - проговорила девушка сквозь зубы. - Но ведь этого бы не произошло, если бы вы не затеяли эту идиотскую игру! Только вы одна виноваты в том, что погибли люди, и в том, что Мабаши пришлось выступать против своих же товарищей и погибнуть в бою! А вы заявились сюда под самый конец и подсчитываете убытки, словно не произошло ничего из ряда вон выходящего!
  
  - Знай свое место, девчонка! - тут же взбеленился второй из братьев.
  
  - Ты тоже успокойся, Бан, - приказала ему Сома, и парень тотчас угомонился. А Ёсино лишь передернула плечами, предпочтя пропустить обвинения Момо мимо ушей. - Мабаши погиб из-за того, что вообще пошел за Карией. В Японии достаточно других баунто, кроме тех, кого вы встретили. И я уверена, что Кария навещал каждого из них перед тем, как начать действовать. Если Мабаши пошел за ним, он должен был знать, чем это может закончиться.
  
  - Все равно, это вы виноваты в произошедшем, - упрямо возразила Хинамори. - Если бы не ваше подстрекательство, ничего бы не произошло.
  
  - Сейчас, может, и не произошло бы, - невозмутимости Ёсино позавидовал бы сам Будда. - Но никто не даст гарантий, что лет через сто тот же Кария не нашел бы себе таких же могущественных, как и он сам, сторонников, и они сообща не разнесли бы на части всю Японию. А так бы и произошло, уж поверь моему опыту, шинигами.
  
  - Если Кария был таким неугодным, почему вы просто не обратились в Общество душ, чтобы его устранили? - Ренджи наконец понял, что его больше всего смущало во всем этом рассказе.
  
  - Я дала Карии наводку и смотрела, воспользуется ли он ею, - сказала женщина. - Когда он ею воспользовался, в Обществе душ сразу же узнали об этом. И разобраться с ним пришли вы.
  
  - Я не понимаю кое-чего, - внезапно сказал Кога. - С Карией произошли странные изменения перед его смертью. Я не знаю, с чем это может быть связано. Он словно... двинулся рассудком... Я никогда не замечал за ним подобного ранее. Словно все это время я имел дело с совершенно другим человеком.
  
  - Еще бы, - сказала она таким тоном, будто Го сморозил полную чушь. - Напоминаю еще раз: главный и основной для нашего клана закон - это не просто слова. И его цель - не защитить от баунто простых людей, а защитить нас. Не думали же вы, что поглощенные души живых людей никак не скажутся на вас? Да, они дают нам прирост сил, но при этом уничтожают нашу собственную душу и сокращают срок нашей жизни. Вы оба видели, что стало с Саватари после того, как он нарушил закон. Почему это вас не насторожило? Почему вы не попытались остановить Карию, пока были в состоянии это сделать?
  
  Ответа на это обвинение ожидаемо не последовало. Впрочем, вопрос был риторическим, так что Ёсино только покачала головой.
  
  - То есть, раз мы поглотили души живых, мы все равно умрем? - уточнила Йоши.
  
  Глава клана окинула ее критическим взглядом.
  
  - На твоем месте я не была бы в этом уверена, - ответила женщина. - Если судить по твоему состоянию, ты поглотила не так много, в отличие от остальных и, особенно, от Карии.
  
  - Как бы там ни было, теперь Джин Кария мертв, и все это уже не имеет большого значения, - сказал Гин.
  
  - Что же, раз мы разобрались с объяснениями, я, пожалуй, приступлю к тому, зачем сюда явилась, - улыбнулась Ёсино. - И будьте уверены, что я здесь вовсе не для того, чтобы читать лекции студентам.
  
  - Вы здесь, чтобы вынести нам смертный приговор, Ёсино-сама? - упавшим голосом спросила Йоши, понимая, что теперь глава клана возьмется за них с Когой всерьез.
  
  - А вы этого заслуживаете? - отозвалась Сома, сверля провинившуюся пристальным и тяжелым взглядом.
  
  - Заслуживаем, - в один голос ответили Маэми и Го, а потом слово взял Кога. - Но при всем уважении, Ёсино-сама, хочу попросить вас позволить мне умереть там, где я провел большую часть своей жизни. Разрешите мне вернуться в мой дом. После того, как Кария забрал мою силу, я не проживу и месяца. Поэтому позвольте мне умереть своей смертью.
  
  - Что ж, не вижу причин для отказа, - кивнула Ёсино, несколько секунд обдумывая это предложение, а потом посмотрела на Йоши, ожидая, что в свое оправдание скажет она.
  
  Но тут в разговор внезапно опять влезла Хинамори. Близнецы за спиной Сома опять недовольно скривились, но не издали ни звука, как и было приказано.
  
  - Пожалуйста, не убивайте Маэми-сан, - сказала Момо, заставив не только своих друзей недоуменно на себя вытаращиться, но и баунто во главе с Ёсино. Хинамори даже струхнула малость от такого внимания, но быстро взяла себя в руки. - Не будет никакого смысла, если вы просто так отнимете её жизнь. Я считаю, будет гораздо лучше, если Маэми-сан собственными силами исправит то, что натворила она и ее товарищи.
  
  - Ты на что намекаешь? - в голосе Йоши звучало искреннее недоумение, отчасти от того, что эта девчонка все еще осмеливается дерзить и спорить с главой баунто, отчасти от того, что она зачем-то пытается спасти ее от смерти.
  
  - Маэми-сан натворила много ужасных дел, - продолжала Хинамори. - Но, несмотря на это, нам было поручено уладить конфликт с баунто дипломатически. После всех этих бесконечных битв она осталась в живых. Пусть так и будет. Мабаши перед смертью попросил меня сделать так, чтобы никто из его товарищей больше не творил зла. Поэтому я бы хотела, чтобы Маэми-сан примкнула к нам, раз уж в ее клане для нее больше места нет, - и тут Хинамори устремила требовательный взгляд на Гина. - Лейтенант Ичимару, как вы считаете, это возможно?
  
  - Кхем, Хинамори-кун, я правильно тебя понял, ты хочешь, чтобы эта баунто вошла в состав Готэй 13? - уточнил он, не ожидая от Момо столь безумной идеи. - Боюсь, что начальство не будет в восторге от этого.
  
  - А по-моему, идея неплохая, - заметил Изуру. - Разумеется, ни о каком доверии поначалу не может быть и речи, но, как говорится, стерпится, слюбится. Я считаю, что мы должны попытаться.
  
  Ичимару картинно схватился за голову, словно пытаясь этим сказать "И на что я подписался?..", но потом все же вздохнул и ответил:
  
  - Ладно, оставьте организаторскую часть мне. Я сам поговорю с капитаном Айзеном. Разумеется, если сама Йоши-кун в этом заинтересована.
  
  Маэми аж передернуло от такого обращения. Кем себя возомнил этот лейтенант, чтобы обращаться к ней так фамильярно?! Но, поймав выразительный взгляд Ёсино, девушка ничего не сказала по этому поводу. Судя по всему, такой исход Сома полностью устраивал, потому что торговаться или высказываться резко против такой идеи женщина не стала. Другое дело, что самой Йоши не слишком-то хотелось жить бок о бок с шинигами. Маэми скривилась. В тот раз Кира Изуру тоже пожалел ее и не стал убивать. А сейчас ее жалеет девчонка, которую она вообще видит второй раз в жизни. Унизительно. Но тогда, когда она стояла на коленях, придавленная весом собственного тела к земле, Йоши не сказала ни слова неправды. Она действительно не хотела умирать. Посмотрев на предложение Хинамори с другой стороны, девушка подумала, что, может, все не так уж плохо. Да, жить рядом с теми, кто преследовал тебя всю жизнь, довольно неприятно. Но, по крайней мере, она больше не будет одна.
  
  - Валяйте, - коротко ответила она.
  
  - Тогда решено, - пожала плечами Ёсино. - Меня устраивает любой исход этого дела, лишь бы к клану в целом не было никаких претензий. А раз мы уладили наши маленькие разногласия, позвольте откланяться.
  
  - Минуточку, Сома-сан, - остановил ее Гин. - Не думали же вы, что после того, как Кария с вашей подачи убил сотни людей, вы уйдете отсюда безнаказанной? Боюсь, я не могу вас так просто отпустить. Вынужден арестовать вас и доставить в Готэй 13 для объяснений.
  
  Близнецы, опять распалившиеся до предела, тут же выскочили из-за спины Ёсино и заслонили ее собой, определенно готовые умереть за свою госпожу. А в их глазах горела такая решимость, что Гин невольно усмехнулся.
  
  - Спокойно-спокойно, - Ёсино ласковым голосом умерила их пыл, а потом с улыбкой посмотрела на Ичимару. - Боюсь, ничего не получится, господин лейтенант. Ведь кроме моих слов, ничто не доказывает мою причастность к этому делу. А без них вам нечего мне предъявить. Считайте все произошедшее самопальным бзиком Карии.
  
  - Боже-боже, - усмехнулся Гин. - Никак вы пытаетесь выйти из воды сухой? Все же настойчиво советую вам принять мое предложение. Мне будет совестно применять к вам силу.
  
  "Это ему-то будет совестно?! - внезапно про себя скептически хмыкнула Накамура, которую слова Ичимару откровенно рассмешили. - Ну-ну..."
  
  Ёсино его слова ни капли не смутили. Скорее даже, наоборот, обрадовали, потому что она одарила его еще одной улыбкой, такой же непонятной, как и у него самого.
  
  - Забавно слышать, господин лейтенант, - сказала она, как пропела. - Такие угрозы. А силенок-то хватит?
  
  Но, похоже, она совершенно не была настроена на битву, потому что лишь усмехнулась, развернулась и пошла обратно к Сенкаймону, возле которого они появились.
  
  - Еще увидимся, - улыбнулась она. - Присматривайте за Йоши в мое отсутствие.
  
  Лезвие Шинсо устремилось к ней на максимальной скорости, но пронзило лишь бесплотную копию, которая спустя секунду растворилась в облачке тумана. Гин, увидев это, только цокнул, хотя особого разочарования в его голосе не слышалось. Видимо, такое поведение Ёсино прекрасно вписывалось в его представление о ней. Зато ребята сидели, пребывая в самых смешанных чувствах.
  
  - И что это все значит? - спросил Абарай, первым нарушив тишину. - Что это было?
  
  - Пусть тебя это не беспокоит, Абарай-кун, - ответил Ичимару, не имея ни малейшего желания вдаваться в подробности.
  
  - И что, мы ее вот так отпустим? - неверяще покачала головой Йоко. - После всего, что она натворила?
  
  - Ну, отчасти она права, - заметил лейтенант. - Натворил дел все-таки Кария. А лишние ссоры с этой дамочкой Обществу душ не выгодны. Так что не переживайте по поводу нее. Важнее сейчас разобраться с нашей текущей ситуацией. И, во-первых, Исида-кун, - повернулся он к квинси, отчего тот невольно попятился. - От лица Готэй 13 позвольте выразить вам благодарность за содействие в устранении образовавшейся проблемы, - и было в его голосе столько наигранного пафоса и торжественности, что Накамура невольно прыснула. И Сокен, кажется, тоже раскусил актерство Гина.
  
  - Какое там содействие, - буркнул он. - Я же явился под самый конец. - А потом посмотрел на свой браслет-цепочку, на котором болтался символ квинси, правильный пятиугольный крест, заключенный в круг. - Сказали бы сразу, что ваших ученых внезапно заинтересовали квинси... Впрочем, за новый лук им спасибо.
  
  - На твоем месте я бы его выкинул, - хмыкнул Ичимару. - Я почти уверен, что капитан Куроцучи напихал туда следящих устройств.
  
  - Я это знаю, - просто ответил Сокен, чем немало огорошил лейтенанта. - Меня об этом предупредили заранее. Но оно и к лучшему. Так я всегда смогу подать сигнал тревоги в Общество душ в случае появления в Каракуре Пустых, с которыми я не смогу справиться в одиночку.
  
  - Ну смотри, - пожал плечами Гин. - Как бы там ни было, с тобой все ясно, Исида-кун. Дальше вы двое, - обратился он к Йоши и Коге, которые хоть и сидели рядом с друзьями, все равно держались несколько особняком.
  
  Задумавшись на пару секунд, Ичимару подошел к ним, разглядывая при этом, словно диковинных животный в зоопарке. И прекрасно чувствовалось, как им обоим неуютно под его прищуренным взглядом.
  
  - Йоши-кун, надень это, - он вытащил из кармана уже знакомые ребятам по урокам Хакудо браслеты, блокирующие использование реацу. Оставалось только гадать, зачем Гин таскал их с собой все это время. Неужели догадывался о таком исходе дел?
  
  Девушка опять невольно скривилась от его пренебрежительного обращения, но ничего не сказала. Надевая браслеты, она всеми силами делала вид, что пытается сказать: "Ничего не поделаешь, подчиняюсь грубой силе", - но этим ее недовольство и ограничилось.
  
  - Го-сан, - удостоверившись, что его приказ выполнен, Гин повернулся к Коге. - Вас я провожу лично.
  
  А на лице вновь появилось выражение "И на что я опять подписался?.." Бесценное зрелище! Кога только кивнул в ответ. Как ни странно, полуобморочное состояние, в котором он пребывал всего несколько минут назад, прошло, хотя его самочувствие все равно оставляло желать лучшего. Если смотреть на его источник реацу, становилось совершенно ясно, что сражаться он не сможет при всем желании.
  
  Наконец, Гин обратил внимание и на друзей, которые были, хоть и избитыми и уставшими, но определенно довольными тем, что все позади, и теперь можно будет вернуться в родное Общество душ и отдохнуть после славной победы. Ханатаро, во время всех этих глубокомысленных бесед молчавший, словно партизан на допросе, поспешно вернулся к своим непосредственным обязанностям.
  
  - Что до вас, - кивнул им Ичимару. - Вам стоит сейчас же возвращаться. Капитан Айзен уже знает, что вы вернетесь с минуты на минуту, и сейчас ожидает вас. Так что отправляйтесь. Йоши-кун пусть идет с вами. А я пока разберусь со всем остальным, плюс у меня есть еще несколько дел.
  
  Состояние у Ренджи, Момо и Йоко было не совсем подходящим для ходьбы, так что идти всем троим пришлось с поддержкой. Неутомимый Ямада взвалил на себя Ренджи, Изуру уже привычно закинул себе на плечи руку Йоко, а Йоши после некоторого сомнения потащила Момо. Во-первых, Хинамори была самой легкой из пострадавших, а во-вторых, у Маэми возникло странное чувство, что она этой девчонке здорово обязана.
  
  Гин даже любезно открыл им Сенкаймон и сделал шутливый реверанс. Дескать, проходите, дамы и господа. Но друзья были, пожалуй, слишком уставшими, чтобы одаривать его ответными поклонами, а потому просто прошли в Дангай.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 1. Глава 55. Отдых после славной победы
  
  После возвращения в Общество душ ребятам дали целых двое суток на восстановление сил. Это была неслыханная роскошь, так что они не стали терять времени даром и отдыхали в самом широком смысле этого слова. Оказавшись в заботливых руках капитана Четвертого Отряда - Уноханы Рецу - все трое пострадавших стремительно пошли на поправку и к концу второго дня уже были полностью здоровы. Гин все еще отсутствовал, видимо, разгребая какие-то проблемы в мире живых, оставшиеся после возни с баунто. Вызывать ребят на разговор, посвященный их заданию, капитан Айзен пока что тоже не спешил, видимо, дожидаясь возвращения своего лейтенанта, так что жизнь была прекрасной.
  
  Правда, после возвращения друзья больше не виделись с Йоши, которую поселили в казармах Пятого Отряда до тех пор, пока не будут утрясены все формальности. Впрочем, беспокоиться о ее безопасности не приходилось. Капитан Айзен был человеком слова, а посему, если уж он сказал, что с ней ничего не произойдет, то так и будет, даже если Сейрейтей внезапно провалится в тартарары.
  
  А на третий день с утра пораньше в их дом самолично заявился Гин и сказал, что пришла пора разбора полетов, а значит, милости просим к капитану.
  
  
  
  
  
  
  - Что ж, думаю, следует вас поздравить с успешным выполнением вашего первого серьезного задания, - проговорил капитан.
  
  Вся компания, включая Ханатаро и Йоши, сидела напротив них с Гином и справедливо ожидала, что за пряником непременно последует и кнут.
  
  - Разумеется, не все прошло гладко, и Каракура не сразу оправится от той раны, которую нанесли городу битто, но, если подумать, все могло закончиться гораздо плачевнее, - продолжал он. - Но самое главное, что все вы живы. Надеюсь, вы извлекли из этой истории немало уроков, которые еще не раз пригодятся вам в жизни. А мечты, которых вы пытались достичь, - пристальный взгляд на Йоши, - и товарищи, которых вы потеряли в бою, - капитан перевел его на Хинамори. - Никогда не забывайте о них.
  
  И, закончив с лирической частью, перешел к деловой.
  
  - Как я и обещал, я зачту вам это задание, как выпускной и вступительный экзамен, - сказал он. - Генгору-сенсей дал на это добро, потому что уверен, что настоящие экзамены вы бы сдали на отличные оценки. Так что вам надо только дождаться выпускного в Академии, и добро пожаловать на службу.
  
  Друзья переглянулись и довольно заулыбались. За всей этой кутерьмой они и думать забыли об этом обещании капитана Айзена и, если бы он не напомнил, дисциплинированно пошли бы сдавать экзамены в Академию.
  
  - Что до тебя, Маэми-сан, - он одарил баунто тяжелым долгим взглядом, - руководство позволило тебе остаться здесь. Под мою личную ответственность. Так что не советую предавать мое доверие.
  
  - Как скажешь... то есть, я хотела сказать, конечно, капитан, - быстро поправилась она. Избавляться от дурных манер, с которыми она буквально сроднилась, следовало как можно скорее, а то, того и гляди, прибьют просто за неверно сказанное слово.
  
  - Тогда можешь идти, - кивнул капитан Айзен. - Твои новые друзья, - он сделал особое ударение на этом слове, - расскажут тебе о наших обычаях и о том, чем мы здесь занимаемся.
  
  Распрощавшись с руководством Пятого Отряда, вся компания покинула кабинет капитана и, выйдя с территории, двинулась в сторону дома Киры. Йоши оживленно крутила головой, разглядывая вполне себе однообразные, но от этого не менее занятные пейзажи Сейрейтея. В мире живых такого не увидишь, так что ее интерес друзья прекрасно понимали. Девушка невольно изменилась, оказавшись здесь. А так как они видели ее в мире живых, этот контраст сейчас был заметен особенно ясно. Черты ее лица разгладились. И если раньше ее обычным выражением была усмешка, сопровождаемая чувством собственного превосходства, то теперь на ее лице была нотка растерянности и интереса, как у человека, оказавшегося в неизвестном ему мире. Хотя, по сути, так и было. Роль гида взяла на себя Хинамори, которая у Маэми вызывала наибольшее доверие. Постепенно в беседу включились и остальные, и сама баунто вышла за пределы односложных ответов.
  
  
  
  
  
  
  Выпускной в Академии прошел на удивление тихо. Никаких гулянок студенты на территории Академии устраивать не стали. А после раздачи дипломов все разбежались кто по домам, кто в рестораны.
  
  Через пару дней после него произошло еще несколько важных событий. Во-первых, Гина таки назначили капитаном Третьего Отряда, как собирались уже давно. Йоко, узнав об этом, не поленилась пригласить его в гости, дабы отметить это дело, хоть и без особой надежды на успех. Но он зашел. Пусть ненадолго, ибо на него ожидаемо навалилось просто море дел, но зашел. Выпил пиалу чая, сказал, что на днях еще непременно зайдет, и удалился, загадочно улыбаясь каким-то своим мыслям. Друзья остались заинтригованными донельзя, но приставать к нему с уточняющими вопросами не стали. И так понятно, что он все расскажет, только когда сочтет нужным. Во-вторых, почти сразу же после этого Йоши полноценно приняли в Пятый Отряд на должность особого офицера без номера, подчиненного лично капитану. Та была к этому готова. Видимо, пока она жила в казармах, они с капитаном Айзеном успели утрясти этот вопрос и обговорить детали.
  
  Когда все практически полностью вернулось на круги своя - Ханатаро вновь отозвали в Отряд, а друзья вспомнили о своих тренировках и опять буквально поселились на полигонах, несмотря на недовольные замечания Кодзу о вреде перегрузок - в их дом опять пришел Гин. Явился он под вечер, когда солнце уже практически зашло за горизонт. Теплая компания обитателей этого дома как раз сидела в гостиной, наслаждаясь очередным шедевром чайного таланта Йоко. Приходу Ичимару никто не удивился, но, как ни странно, от предложенного чая, ровно как и от предложения разделить их скромную трапезу, Гин отказался наотрез, сославшись на срочные дела.
  
  - Собственно, я пришел за тобой, Йоко-кун, - сказал он в ответ на их удивленные взгляды. - Капитан Айзен сказал, что хочет тебя видеть, и попросил тебя проводить.
  
  - Хорошо, мы сейчас придем, - кивнула Накамура, отставляя пиалу с чаем.
  
  - Нет-нет, - шутливо погрозил ей пальцем Гин. - Только тебя. Одну.
  
  Ребята удивленно переглянулись сперва между собой, потом с Кодзу и опять вопросительно уставились на капитана Третьего Отряда.
  
  - А в чем дело-то? - осведомился Кодзу, будучи явно не в восторге, что Йоко вызывают куда-то на ночь глядя. За время пребывания друзей на миссии он, кажется, достиг нового уровня беспокойства за них.
  
  - А, так вы еще не знаете? - картинно удивился Ичимару. - Тебя ведь повысили Йоко-кун. Капитан Айзен сказал, что, начиная с завтрашнего дня, ты лейтенант Пятого Отряда.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 2. Глава 1. Сомнения и опаска
  
  - Вы уверены, капитан Айзен? - уже в который раз уточнил Ичимару, немало обескураженный внезапным решением бывшего начальника. - Вы хотите, чтобы Йоко-кун стала вашим новым лейтенантом?
  
  - Да, - спокойно подтвердил тот. Кажется, растерянность Гина его здорово забавляла, потому что невозмутимость в его голосе была какой-то слишком уж довольной невозмутимостью.
  
  - Но ведь она только-только из Академии, и у нее нет опыта в подобных делах, - взывал к здравому смыслу его собеседник.
  
  - Это значит только то, что очень скоро он у нее появится, - разбил в пух и прах этот довод капитан.
  
  - Но остальные могут неправильно все понять, - сдаваться так просто не было отличительной чертой обладателя самого быстрого занпакто в Обществе душ. - Особенно Шимура-кун. Ведь он считал, что именно он станет следующим лейтенантом, как и положено третьему офицеру.
  
  - А почему это так беспокоит тебя, Гин? - вкрадчиво, словно пытаясь увидеть какой-то скрытый смысл, поинтересовался Айзен. - С делами своего Отряда, равно как и с межличностными отношениями своих офицеров я прекрасно разберусь сам.
  
  - Но ведь передавать дела лейтенанта придется именно мне, - упирался Гин, хоть и понимал, что капитан принял окончательное решение и менять его не намерен. - Я бы предпочел иметь дело с тем, кто хоть как-то осведомлен о том, что происходит в Отряде, а не начинать с нуля.
  
  - Понимаю, Гин, - пропустив мимо ушей все возражения, ответил капитан Пятого Отряда. - И это значит только то, что тебе все же придется изрядно помучиться. Потому что если выбирать лейтенанта, я хочу видеть на этом месте только Накамуру-кун. И позволь мне оставить при себе причины этого желания.
  
  Извечная улыбка Ичимару несколько померкла после этих слов, потому что ему упорно начало казаться, что Айзен над ним откровенно издевается. Посмотрев на него, как на величайшего злодея всех времен и народов, отбирающего у маленьких детей последние конфеты, Гин картинно вздохнул и все же направился в дом Киры Изуру.
  
  
  
  
  
  
  И вот сейчас они с Йоко вдвоем возвращались в казармы Пятого Отряда. Сказать, что эта новость выбила девушку из колеи, значит ничего не сказать. Обычно сбить Накамуру с панталыку было довольно сложно. Но если уж такое случалось, из мира она выпадала капитально. Так что сейчас, идя рядом с ним, Йоко невидящим взглядом смотрела прямо перед собой, пребывая в состоянии полной прострации.
  
  А подумать было над чем. Накамура даже в самых смелых мыслях предположить не могла, что займет такую высокую и ответственную должность с первого же дня службы, и чутье упорно говорило ей, что во всем этом есть ужасный подвох. Но капитан Айзен не стал бы поступать необдуманно, значит, у него наверняка есть веские причины для этого, понять которые Йоко пока не в состоянии.
  
  "Удивляешься так почему ты? - внезапно спросила Камиюмэ, выведя хозяйку из ступора. - Ведь сама ты сказала, что место его займешь, перед тем, как на разборку с баунто отправиться".
  
  Йоко невольно окунулась в это воспоминание. Тогда в Академии царил настоящий хаос в связи с надвигающимися выпускными экзаменами, и Гин, замученный всей этой суетой чуть ли не до полусмерти, частенько наведывался к ним домой. Иногда просто пропустить чашечку-другую зеленого чая, а иногда устраивая ей и ее друзьям внеочередные спарринги. Тогда тоже был один из таких случаев. Они с Ренджи как обычно сражались в додзе, когда он, словно вихрь, ворвался в зал и нагло вмешался в их поединок. Огребли они тогда от него, конечно, знатно, и Йоко, сама от себя такого не ожидая, мстительно пообещала, что однажды непременно отнимет у него звание лейтенанта. Гин в ответ на это заявление лишь на секунду вскинул брови и пожал плечами. Дескать, как знать, как знать.
  
  Кто бы мог подумать, что эти слова окажутся самым настоящим пророчеством? Накамура бросила быстрый взгляд на капитана Третьего Отряда. Уж не он ли подкинул капитану Айзену эту идею? Имея кое-какое представление о характере Гина, девушка знала, что устроить что-то подобное вполне в его духе, но с высказыванием своих догадок вслух решила повременить.
  
  
  
  
  
  Капитан Айзен ждал их обоих в своем кабинете. Весь его вид словно давал понять, что ничего из ряда вон выходящего не произошло. Так, небольшие кадровые перестановки, а посему и волноваться не о чем. Он, как обычно, сидел за столом и читал какой-то свиток, и все его внимание было поглощено именно этой писаниной, а вовсе не пришедшими. Впрочем, через несколько секунд он оторвался от чтива и жестом указал им на уже обычные места вокруг журнального столика. Еще несколько минут пришлось ждать, пока Йоко заварит чай, и только тогда, когда у каждого в руках появился бамбуковый стаканчик с зеленым чаем, девушка нарушила молчание.
  
  - Так с чем же связано столь пристальное внимание к моей скромной персоне, капитан Айзен? - спросила она. - Честно говоря, ваше решение стало для меня полной неожиданностью.
  
  - И не для тебя одной, - подтвердил он. - И, тем не менее, я уверен, что ты справишься, - а потом, словно вспомнив что-то, поспешил добавить: - Нет, если не хочешь, ты, разумеется, имеешь полное право отказаться принять звание, но, честно говоря, мне бы этого не хотелось.
  
  Накамура на несколько секунд задумалась. Черт, ведь в далеком прошлом, когда они еще учились на первом курсе, она пророчила звание лейтенанта Пятого Отряда именно Момо, а не себе. Но когда пришел Гин с этими неожиданными новостями, Хинамори вроде бы искренне радовалась за подругу. Йоко опять мысленно вернулась к обмозговыванию возможных причин, побудивших капитана Айзена сделать столь странный выбор, но опять зашла в рассуждениях в тупик.
  
  - Если вы настолько верите в мои силы, было бы неуважением с моей стороны отвечать вам отказом, - заметила девушка. - Так что я, разумеется, согласна.
  
  - Очень хорошо, - капитан казался крайне довольным тем, что ему не нужно пускаться в объяснения. - Тогда завтра я представлю тебя всему Отряду, а потом Гин расскажет тебе, в чем будут заключаться твои обязанности. Так что приходи сюда завтра часам к семи.
  
  Ичимару на пару секунд сделал страдальческое лицо, заставив Йоко невольно улыбнуться, а потом лишь кивнул, подтверждая слова бывшего начальника.
  
  
  
  
  
  
  - Ну, что там, Йоко-чан? Это правда? Не шутка? Тебя действительно назначили лейтенантом?
  
  Стоило вернуться домой, как друзья тут же накинулись на нее с бесконечными вопросами. Впрочем, у них были на это веские основания, так что Накамура, хоть и была потрясена случившимся не меньше их, терпеливо отвечала на все вопросы.
  
  - Но почему назначили именно тебя? - недоумевал Абарай. Не то, чтобы парень завидовал подруге, просто позиция руководства Пятого Отряда была ему непонятна, а Ренджи не любил не понимать чего бы то ни было.
  
  - Знаю не больше твоего, - пожала плечами Йоко. - Капитан Айзен не стал давать уточняющих комментариев. Думаю, завтра все прояснится. Как-никак, завтра наш первый официальный день на службе.
  
  - Тебе бы не помешало быть осторожней, - заметил Изуру, и друзья непонимающе на него уставились. - Никому не нравится, когда ему в командиры записывают никому не известного человека, который в придачу только выпустился из училища. Будут недовольные, это как пить дать.
  
  - Да ладно, Кира-кун, - с сомнением покачала головой Хинамори. - Мне кажется, ты утрируешь. Ведь мы часто бывали в Пятом Отряде. Проводили там лето за работой и все такое. Нас там знают.
  
  - Нет, он прав, - емко возразила сидящая в стороне Йоши. Она единственная, кто не стал задавать Накамуре вопросов, вместо этого предпочтя просто слушать. Собственно, она вообще оказалась девушкой не слишком разговорчивой, как до этого казалось Кире в частности. Она любила провоцировать противников в бою, а в мирной жизни обычно держала рот на замке, отведя себе место стороннего и независимого наблюдателя. Все тут же повернулись к ней, ожидая пояснений, и Маэми тяжко вздохнула, отставляя пиалу. - Я так поняла, что никто в Отряде не видел вас в деле толком. Никого из вас. А не только Накамуру. Поэтому не исключено, что тебе придется добиваться уважения остальных силой и вытерпеть не одну волну общего недовольства.
  
  - Именно так, - подтвердил ее слова умудренный опытом Кодзу. - Поэтому вам всем стоит быть готовыми ко всему. Это в Академии вы были лучшими, потому что там все знали вашу силу. А здесь вы, по сути, пока никто. И то, что тебя, Йоко, назначили лейтенантом, вовсе не значит, что ты для остальных будешь на особом положении.
  
  Этот разговор совершенно испортил настроение друзей, бывших необычайно возбужденными внезапной новостью. Спать все ложились с самыми нехорошими предчувствиями. Складывалось впечатление, что завтра они не идут знакомиться с будущими товарищами по службе, а собираются взойти на эшафот.
  
  Всю ночь Йоко ворочалась, поворачиваясь то на один бок, то на другой. То ей было слишком жарко, то слишком холодно, то затекали ноги, то ныла спина, то отлеживался бок, то еще что-то. Как результат, заснула девушка только под самое утро. Кодзу пришел ее будить, казалось, через пару секунд после того, как она провалилась в беспокойный сон. Чувствовала себя Накамура просто ужасно. Тело словно было налито свинцом и было таким тяжелым, что она никак не могла взять себя в руки и подняться с футона. Так, валяясь в полуобморочном-полусонном состоянии, Йоко совершенно не представляла, как ей встать, пока ситуацию не разрешил все тот же Кодзу, просто выливший на лицо девушки ковш ледяной воды. Это подействовало даже лучше, чем можно было ожидать. Накамура вскочила, как ужаленная, хоть еще и не проснувшись до конца. Натягивая сихакусё, она чувствовала, как руки предательски трясутся, выдавая волнение. Кодзу, наблюдая за ее прискорбным состоянием, предпочел воздержаться от комментариев, за что она была ему безмерно благодарна.
  
  На завтрак она пришла самой последней. Остальные уже сидели в гостиной и пили чай. Правда, готовым свернуть гору-другую никто не выглядел. Даже Йоши, которой, в принципе, волноваться было не о чем. У Момо под глазами наблюдались темные круги, свидетельствующие о бессонной ночи. Изуру ел, как не в себя - верный признак старого доброго стресса. Ренджи был необычайно хмур и молчалив, что с ним случалось либо когда он был чем-то серьезно обеспокоен, либо зол.
  
  Кодзу заботливо подкладывал своим подопечным добавки и всеми силами старался настроить их на боевой лад. Получалось у него так себе, но старание само по себе вызывало уважение. Под конец старичок даже заявил, что если друзей кто-то вздумает обидеть, он самолично явится в Отряд, чтобы оторвать обидчику все, что болтается. Описанная Кодзу картина так ясно встала у друзей перед глазами, что они невольно заулыбались и расслабились.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 2. Глава 2. Бюрократическая каторга
  
  Отчеты. Отчеты, отчеты, отчеты! Когда Йоко представляла себе работу с документами, которую необходимо выполнять лейтенанту Отряда, она и подумать не могла, что этих проклятых бумаг окажется так много! Сразу же после завтрака, когда они с друзьями направлялись к капитану для обсуждения деталей, Накамуру перехватил Гин и, сказав, что дело не терпит отлагательств, утащил неизвестно куда. Оказалось, что лейтенанту тоже полагается свой кабинет, где они и оказались минуту спустя. Небольшое помещение - раза в два меньше капитанского - обставлено скромно, почти аскетично. Сразу было понятно, что свое время Ичимару предпочитал проводить не здесь - уж больно запущенной выглядела эта комната. В воздухе витало приличное облако пыли, так что ничего удивительного, что, зайдя внутрь, оба оглушительно чихнули. Девушка кинулась открывать окна и проветривать помещение, а Гин замер перед столом, на котором была кипа бумаг высотой под полметра, и задумчиво разглядывал верхние.
  
  - Начинай, Йоко-кун, - ехидно сказал он, кивком указав на стул.
  
  Работа оказалась несложной, но очень кропотливой и муторной, требующей постоянного внимания и сосредоточенности. Разложить отчеты по категориям, затем по дням, потом занести в специальный журнал, пересчитать, заслуживающие внимания отложить, чтобы потом показать капитану. Потом сшить и унести в архив. Казалось бы, ничего особенного, если бы не их количество...
  
  Уже через час у Йоко начала болеть голова от бесконечного вчитывания в ужасный почерк некоторых личностей и общего объема получаемой информации. Пальцы тоже с непривычки заныли. Одно дело - держать в руках занпакто, и совсем другое - много и быстро писать. А неутомимый Гин все подкладывал и подкладывал ей новые отчеты, терпеливо отвечая на возникающие у нее уточняющие вопросы и сразу же поправляя ее в случае ошибки.
  
  Еще через три часа пальцы объявили решительный бойкот такому издевательству. В придачу к голове заболели и глаза, но Накамура мужественно терпела, косясь на довольного Ичимару. Этот садист явно ждал, когда она запросит пощады.
  
  Когда настало время обеда, Йоко облегченно отбросила в сторону ручку и уже собиралась пойти в столовую, когда ее остановил Гин.
  
  - Далеко собралась, Йоко-кун? - а голос звучал так удивленно, что девушка почти ему поверила.
  
  - Обедать, - проговорила она, неотрывно смотря на его лыбящуюся физиономию и гадая, что он замыслил на этот раз.
  
  - Не стоит, - объявил Ичимару. - Обедать будем здесь. Я договорился с дежурными заранее. Так что не будем отвлекаться, - и вновь выразительный кивок на стул.
  
  Накамура неверяще покосилась на своего визави, пытаясь придумать повод, чтобы смыться от его пристального надзора и отдохнуть хотя бы полчаса. Но мысли, похоже, подобно пальцам объявили забастовку, ибо ничего дельного в голову так и не пришло. Треклятые кипы бумаг были не только на столе, но и на полу, и на диване, и даже на подоконнике. Складывалось впечатление, что, будучи лейтенантом, Гин вообще документацией не занимался.
  
  - Ну что ты, Йоко-кун, - усмехнулся он. До девушки только сейчас дошло, что последнюю мысль она высказала вслух. - Просто наша командировка в мир живых в связи с восстанием баунто слегка затянулась, так что некому было заниматься отчетами.
  
  И после этих слов челюсть Йоко наконец отпала. Так это что, выходит, документы меньше, чем за неделю?! И предполагается, что она должна справляться со всем этим в одиночку?! Внезапно девушка подумала, что определенно стоит поставить Гину прижизненный памятник, если он до сих пор вел всю эту канцелярскую байду и остался в своем уме.
  
  - Подлизываешься, Йоко-кун? - усмехнулся Ичимару. О да, она и это сказала вслух! Накамура поспешно прикусила собственный язык, чтобы ненароком не высказать еще чего-нибудь. - Надеешься, что я помогу тебе с этим? Зря надеешься, - с каким-то садистским удовольствием добавил он.
  
  Но Йоко и не ждала иного, поэтому эти его слова не стали глубочайшим разочарованием в ее жизни. Вместо этого она послушно уселась за стол и придвинула к себе новую кипу отчетов. Вопреки словам Гина, дежурные с обедом сюда не торопились, так что, решительно заставив себя не думать о пустом желудке, Йоко бездумно раскидывала листы по кучкам. Отчеты о патрулировании улиц Сейрейтея, районов Руконгая, городов мира живых, и прочие.
  
  На часах было уже два часа дня, когда в дверь деликатно постучали, а спустя секунду в проем просунулся кончик носа Хинамори. Накамура посмотрела на нее, как утопающий на спасительную соломинку.
  
  - Можно? - на всякий случай уточнила Момо, все равно входя в кабинет. Видимо, вид взмыленной и измученной Йоко в контрасте с бодрым Гином был весьма забавным, потому что девушка не сдержала улыбки.
  
  - О, Хинамори-кун, - повернулся к ней Ичимару. - Пришла на помощь?
  
  - Ну... - несколько замялась она. - На самом деле, капитан Айзен велел мне сходить и посмотреть, жива ли тут еще Йоко-чан. И заодно я принесла обед.
  
  На пару секунд выглянув в коридор, Хинамори вернулась в кабинет уже с подносом. Оголодавшая от всей этой бюрократической каторги Йоко смотрела на еду как на манну небесную, а потом проглотила все принесенное в один момент. Даже разобрать толком, что же ей принесли, не сумела.
  
  
  
  
  
  
  Гин отпустил ее только после ужина, "внезапно" вспомнив, что у него тоже есть дела. Так что он отбыл в сторону Третьего Отряда, а жалкие остатки Йоко поползли домой. Как и следовало ожидать, остальные уже были там и оживленно делились впечатлениями от первого дня службы. Судя по всему, ничем из ряда вон выходящим они не занимались, так что все как один были бодрыми и свежими. Накамура обреченно подумала, что назначение ее на лейтенантский пост было частью жуткого заговора с целью свести ее в могилу.
  
  Лица друзей, когда она, еле переставляя ноги, ввалилась в гостиную, были незабываемы. Даже сдержанная Йоши изумленно изогнула бровь. Видевшая все ужасы работы Йоко Хинамори, наоборот, была спокойна. Кодзу же быстро взял ситуацию под контроль, категорично заявив, что Накамуре позарез надо отдохнуть. Кира и Абарай без лишних разговоров взяли девушку под руки и утащили в ее комнату. И она была им чертовски благодарна. Она практически не осознавала себя ни пока выбиралась с территории Отряда, ни пока брела по улицам Сейрейтея к дому. И вряд ли бы она сейчас смогла найти нужную комнату.
  
  Оставшийся вместе с дамами в гостиной Кодзу лишь покачал головой. Если так пойдет дальше, ничем хорошим это не кончится. Момо тоже лишь сочувственно вздыхала. Даже после изнуряющих тренировок она не видела Йоко такой выжатой и уже в который раз подумала, что стоило тогда попроситься остаться, чтобы помочь ей с этими бумагами. Но капитан Ичимару смотрел настолько выразительно, что она так и не смогла решиться на подобное.
  
  Старичок тоже вздохнул и посмотрел на потягивающую чай Йоши. Он еще не до конца привык к ее присутствию в этом доме, что, в общем-то, неудивительно, учитывая, что она была в несколько раз старше ребят и гораздо молчаливее. Несмотря на это, она все равно попадала под главное правило этого дома - любой, кто сюда приходит, чужим быть не может. Вот и пытался Кодзу относиться к ней соответственно, хотя на контакт она шла не слишком охотно. Маэми не слишком любила рассказывать о себе и о своем прошлом, ровно как и спрашивала этого у других. Сперва он подумал, что у нее просто характер не сахар, а потом до старичка дошло, что она просто не привыкла жить в обществе, а посему не может принять чужую заботу как должное. Ничего удивительного. Поживи несколько веков в уединении и в страхе перед смертью, а потом окажись в обществе тех, кто тебя убить грозился - невольно замкнешься.
  
  - Так неужели все-таки обошлось без эксцессов? - обратился он к ней с этим щекотливым вопросом. Придя домой, друзья на перебой рассказывали о том, что им понравилось, а о том, были ли какие-то проблемы, не говорили ни слова, но чутье подсказывало Кодзу, что все не может быть настолько хорошо. А лаконичная и, главное, объективная манера изложения Йоши были сейчас как нельзя кстати.
  
  Девушка в ответ только неопределенно передернула плечами, но так как мужчина ждал более содержательного ответа, отмолчаться не было решительно никакой возможности. Так что, залпом допив чай, Маэми приступила к рассказу.
  
  
  
  
  
  На завтраке они были не единственными новоприбывшими. Даже можно сказать, далеко не единственными. Когда они несмело прошли в столовую, как им велели, там уже собралось около двадцати человек, застывших отдельной группой и не садящихся за столы. А так как среди них ребята узнали своих бывших однокурсников, нетрудно было сделать вывод, что это и есть недавние выпускники. А еще через пятнадцать минут подтянулось еще человек сорок, так что яблоку было негде упасть.
  
  Сидящие за столами шинигами не обращали на собравшуюся толпу никакого внимания. Видимо, все это уже стало для них привычным. Как-никак, Отряд пополнялся каждый год. Пусть не на такое большое количество новоприбывших, но все же. Так что бывалые шинигами вели себя непринужденно, переговариваясь о чем-то своем. Новички хоть и нервничали, но тоже не стояли молча, надеясь, что беседа поможет некоторым особенно нервным снять мандраж. Йоко невольно отметила, что шум тут стоял точно такой же, как в баре Кодзу в конце дня, когда там собиралось максимальное количество народу.
  
  Ровно в семь часов, как положено, в столовую пришел капитан Айзен. Шум тут же стих, словно кто-то выключил громкость. Некоторые так и застыли с открытым ртом, оборвав себя на полуслове. Капитан обвел внимательным взглядом сидящих за столами, потом новоприбывших, и, видимо, остался доволен, потому как натянул на лицо свою загадочную полуулыбку и, подобно директору Академии, занял место между столами. Удостоверившись, что всем его видно и слышно, он начал свою речь.
  
  - Как нам всем известно, неделю назад в Академии был выпускной. В связи с этим прошу любить и жаловать ваших новых товарищей.
  
  Йоко слушала его, и внутри у нее почему-то появилось стойкое ощущение, что он и сам не рад такому количеству новых кадров, а речь эту произносит только потому, что так принято. И особый акцент у него почему-то был именно на слове "товарищей". Капитан, тем временем, продолжал заливаться соловьем на тему того, как все должны быть рады этому знаменательному событию.
  
  - Так же у нас небольшие кадровые перестановки, - после практически пяти минут разглагольствований откровенно ни о чем Айзен наконец перешел к основной новости, и Накамура невольно напряглась, зная, что сейчас внимание всей столовой, включая недавних однокурсников, будет приковано к ней одной. - Всем прекрасно известно, что нашего бывшего лейтенанта несколько дней назад повысили, назначив капитаном Третьего Отряда. Рад сообщить, что поиск подходящей кандидатуры на это место не занял много времени. А потому представляю вам нашего нового лейтенанта.
  
  Он сделал пригласительный жест рукой, чтобы Йоко вышла из толпы и заняла свое положенное место. Как бы ни хотелось девушке этого избежать, это было невозможно. Как она и ожидала, все присутствующие тут же сконцентрировали свое внимание на ней, отчего ей отчаянно захотелось провалиться сквозь пол. Стоит также отметить, что Йоко совершенно не подготовилась к этому представлению. А ведь ей наверняка надо тоже произнести что-то вроде речи.
  
  - Э-э-э... - слегка замялась она на первых секундах, но потом взяла себя в руки и, решив, что хуже уже не будет, начала говорить первое, что приходило в голову, полностью положившись на импровизацию. - Приятно познакомиться, меня зовут Накамура Йоко. Хотя с некоторыми из вас мы уже знакомы. Да, я знаю, что многие из вас наверняка подумали, что вчерашней студентке не место на лейтенантском посту. Но я хочу вас уверить, что вы ошибаетесь. Прошу не относиться ко мне и моим товарищам предвзято лишь потому, что мы молоды. Со всеми, кто сомневается в правильности моего назначения, я с радостью поговорю с глазу на глаз, дабы развеять их сомнения. Прошу любить и жаловать, - и приветливо улыбнулась, хотя ей самой упорно казалось, что эта улыбка больше всего напоминает вымученный оскал, настолько ее в душе трясло от плохого предчувствия.
  
  Как ни странно, никаких возмущенных выкриков из зала не последовало, хотя атмосфера царила не самая дружественная. А если сравнивать с той, которая была до объявления капитана, так и вовсе напряженная. И все молчали, что лишь усиливало беспокойство. Йоко глазами нашла сидящую почти в самом конце столовой Рикку, но и на ее лице не было даже намека на подбадривающую улыбку. Скорее выражение задумчивого недоумения. А ведь как она радовалась приходам друзей в летние каникулы...
  
  Потом слово опять взял капитан Айзен, объявив, что официальная часть окончена, а посему все могут рассаживаться по местам и приступать к завтраку. А сам удалился к себе.
  
  Друзья уселись за стол одной компанией, представляя собой что-то вроде единого фронта на случай, если кто-то решит выразить свое недовольство и устроить скандал прямо здесь. Но шинигами все же были по большей части цивилизованными людьми, и поэтому дальше косых взглядов так и не зашло.
  
  - Может, я наговорила лишнего? - спросила Йоко, когда особо колючий взгляд в десятый раз устремился ей в затылок.
  
  - Все в порядке, - успокоила ее Момо. - Мы ведь ожидали такую реакцию. Так что не бери в голову.
  
  - А если кто-то решит... - начал было Абарай, но Накамура оборвала его на полуслове, поняв, к чему он клонит.
  
  - Если кто-то действительно усомнится в моей силе, я разберусь с этим сама, - мягко произнесла она. - Негоже, если лейтенант Отряда будет прятаться за спинами друзей.
  
  - Правильный подход, - коротко заметила Йоши, принимаясь за еду и давая этим понять, что говорить что-то сверх этого она не намерена.
  
  Собственно, Маэми и не переживала по поводу этого утра. За свою жизнь она как-то уже разучилась обращать внимание на чье бы то ни было мнение о своей персоне, твердо зная, что для нее хорошо, а что плохо. Поэтому даже если за спиной ее называли исчадием ада, никакой реакции не следовало, и недругам пришлось бы изрядно попотеть, чтобы пробить хоть какую-то брешь в ее спокойствии. За тот небольшой промежуток времени, что она пробыла в обществе ребят, она успела для себя уяснить, что они ей не враги. Конечно, называть их друзьями было бы преждевременно, но они считали ее за свою. Для Йоши такое отношение было непривычно. Находясь в компании баунто, она все равно была сама за себя. Утагава говорил правду: баунто - индивидуалисты, которые всегда на своей стороне и думают в первую очередь о своих целях, не ставя общие стремления над собственными. Тут же все было с точностью да наоборот, а времени на адаптацию было мизерно мало.
  
  Завтрак прошел очень быстро, и когда друзья покинули столовую, намереваясь отправиться к капитану за указаниями, за их спинами раздался знакомый ехидный голос:
  
  - А, Йоко-кун, вот ты где. Тебя-то я и ищу. Понимаю твое желание оттянуть момент начала выполнения своих обязанностей, но он уже настал. Так что идем.
  
  И бросив обреченный взгляд на улыбающихся друзей, Накамура ушла вслед за неумолимым Гином, ожидая, что он намерен загонять ее до потери сознания.
  
  Как выяснилось позже, она ни капли не ошиблась...
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 2. Глава 3. Десятый Отряд
  
  Дни полетели незаметно. Еще засветло Йоко вставала с тяжелой головой, пребывая где-то на грани между сном и явью, машинально умывалась, одевалась и завтракала, после чего плелась в казармы Пятого Отряда, где ее уже ждал Гин. Складывалось впечатление, что Ичимару вообще не спит, потому что выглядел он неизменно бодрым и хорошо отдохнувшим, в отличие от Накамуры, которая с каждым днем становилась все больше похожа на тень. Проклятые отчеты и не думали заканчиваться. С теми, что накопились во время эпопеи с баунто, они разобрались за три дня, но теперь с каждым днем поступали все новые и новые. И Йоко начало казаться, что она теперь остаток жизни проведет, не вставая из-за этого стола. Уже несколько раз было такое, что, засидевшись допоздна уже после ухода Гина к себе в Отряд, она просто засыпала за столом.
  
  И если сначала Йоко еще хоть как-то переживала о мнении Отряда о своей персоне, то все эти мысли постепенно исчезли сами собой. Стало просто не до них.
  
  Ее друзья, как ей было известно, не скучали. Посылать их на опасные задания, вроде недавнего, в мир живых капитан не спешил, видимо, справедливо решив, что на ближайшие месяцы с них хватит. Так что ребята занимались обычным патрулированием улиц ближайших районов Руконгая.
  
  На одном из вечерних чаепитий, ставших уже традицией, Момо сказала, что Хитсугая Тоширо, к которому они не заходили уже давным-давно, намерен поступать в Академию шинигами в этом году. Оказалось, что она сегодня как раз была на патруле в том районе, где они жили раньше, и ей удалось выкроить время, чтобы поговорить с бабушкой. Та и поведала, что к ним недавно зашла красивая девушка-шинигами, которая и посоветовала Тоширо вступить в Готэй 13. Тот, взвесив все, не стал отказываться. В последнее время его реацу стала нестабильной, и иного способа взять ее под контроль он не видел. Так что сейчас парень жил и работал в Десятом Отряде, как когда-то Йоко, ожидая вступительных экзаменов в Академию. К сожалению, повидаться им еще не удалось, но Хинамори сгорала от нетерпения. За все то время, что они не виделись, она успела неимоверно соскучиться по своему другу детства и, по совместительству, младшему брату. Надо полагать, при встрече Тоширо следует быть осторожным, учитывая силу объятий этой хрупкой девочки.
  
  К концу второй недели Йоко кое-как разобралась с отчетами. То ли их стало просто меньше поступать, то ли она успела набить руку и скорость их обработки возросла многократно, этого девушка не знала, но была рада неописуемо.
  
  Удостоверившись, что эту область работы Йоко освоила на совесть, Гин потащил ее на полигон, где тренировался Отряд. Оказалось, что второй немаловажной задачей лейтенанта были утренние тренировки Отряда. Что-то вроде утренней разминки, которая проводилась в обязательном порядке. Девушка про себя недоверчиво хмыкнула, что вряд ли ее будут слушаться беспрекословно, но вслух ничего не сказала.
  
  Но время показало другое. То ли капитан Айзен в ее отсутствие провел с недовольными беседу на тему ее назначения, то ли недовольных оказалось не так уж много. Как бы там ни было, вызывать ее на бой, чтобы она доказала свою силу, так никто и не стал. И хотя Накамура то и дело слышала шепотки у себя за спиной, она лишь гордо поднимала голову и просто их игнорировала. Постепенно мандраж, появляющийся всякий раз, когда она оказывалась одна в окружении Отряда, сошел на нет. Йоко перестала нервничать и относилась к своим обязанностям совершенно спокойно. Ичимару заметил, что отныне она прекрасно справится и без его руководства, и окончательно покинул казармы Пятого Отряда. Не сказать, что Йоко сильно расстроилась по этому поводу, но все же вздохнула с сожалением. Она уже успела привыкнуть, что Гин постоянно рядом, и к нему можно смело обращаться по любому вопросу. А теперь, когда он ушел, Накамура внезапно почувствовала себя брошенной.
  
  
  
  
  
  - Ну, как впечатления, Накамура-кун? - спросил капитан Айзен, когда она по привычке принесла ему отчеты, заслуживающие его непосредственного внимания.
  
  - Все в порядке, капитан Айзен, - спокойно ответила она. - Работаю потихоньку.
  
  Со своей повседневной работой он уже успел закончить, а отчеты они предпочитали обсуждать на пару, потягивая чай. Надо ли говорить, что любой другой чай, кроме того, что готовила Йоко, капитан на дух не переносил? Вот и сейчас Накамура удобно устроилась в кресле напротив него и терпеливо ждала, когда он закончит просматривать принесенные ею бумаги. Наконец, он положил отчет на стол и неторопливо отпил из кружки.
  
  - Общий вывод? - посмотрел он на девушку.
  
  Она поспешно отставила кружку.
  
  - Судя по докладам, участились нападения Пустых на районы Западного Руконгая, - произнесла Йоко. - Я уже отправила туда дополнительную группу. Если верить полученной информации, противники не представляют серьезной опасности. На собрании лейтенантов обсуждался случай появления в Руконгае Пустых со странными способностями, но он был единичным.
  
  - Вот как...
  
  Выслушав незамысловатый доклад Йоко, Айзен устремил задумчивый взгляд куда-то ей за спину, кажется, полностью отключившись от происходящего. Девушка уже знала, что с ним иногда случаются такие вот приступы задумчивости, а посему терпеливо ждала продолжения.
  
  - Кто, говоришь, сообщил об этих странных Пустых? - минуту спустя уточнил капитан.
  
  - А я и не говорила. Сведенья поступили от лейтенанта Тринадцатого Отряда. Они занимаются патрулированием этого района.
  
  - Понятно, - все так же задумчиво отозвался он. - Что-нибудь еще?
  
  - Пришел официальный запрос от капитана Двенадцатого Отряда, Куроцучи Маюри, - сообщила Накамура. - Вы говорили, что он был одним из тех, кто высказывался категорически против того, чтобы Йоши-сан присоединялась к нам. Судя по всему, он так и не смирился, потому что требовал, чтобы она пришла в Бюро Технологического Развития для каких-то там исследований. Я взяла на себя смелость ответить ему отказом. Вам надо только подписать ответ.
  
  Капитан только кивнул, давая понять, что разберется с этим чуть позже, а сейчас желает знать остальные новости.
  
  - Больше ничего, - Йоко развела руками, словно в том, что в Сейрейтее все было тихо и спокойно, была ее вина.
  
  - Тогда можешь идти, - сказал капитан. - А у меня, кажется, наметились дела.
  
  Йоко хотела было спросить, что за дела такие на ночь глядя, но вовремя прикусила язык, напомнив себе, что дела капитана - это дела капитана, и если бы он считал нужным посвятить ее в них, он бы непременно это сделал.
  
  Домой Йоко возвращалась, полностью погрузившись в размышления. Почему-то ее упорно не отпускало ощущение, что при разговоре с капитаном она упустила что-то важное. Но вот что именно, девушка никак понять не могла. Накамура так задумалась обо всем об этом, что совершенно перестала смотреть по сторонам. Остановилась она лишь тогда, когда, на полном ходу выскочив из-за угла, уткнулась лицом во что-то очень мягкое. А когда поняла, во что именно, вспыхнула, как маков цвет, ничуть не хуже Момо в присутствии капитана Айзена. Оказалось, она впечаталась лицом аккурат между грудей какой-то шинигами. А так как грудь была поистине необъятной, Йоко утонула в ней по самые уши.
  
  - Простите, - виновато произнесла она, посмотрев на девушку.
  
  К своему удивлению, Накамура узнала ее, хоть до этого видела всего один раз, еще когда училась на первом курсе, и их всей компанией пригласили в казармы Пятого Отряда после инспекции. Незнакомка оказалась той самой девушкой с пышной копной рыжих волос, что тогда сидела с компанией гуляющих офицеров и капитанов. Сейчас разглядев ее вблизи, Йоко не могла не отметить, что она очень красивая. И, кажется, совсем не возмущенная поведением Накамуры.
  
  - Где ты оставила свои прекрасные глаза, девочка? - лукаво поинтересовалась шинигами. Будучи выше Йоко на полголовы, она наклонилась так, что их лица оказались на одном уровне.
  
  - Я же извинилась, - проговорила Йоко.
  
  Девушка внимательно оглядела ее с головы до ног, а потом ее лицо внезапно прояснилось и озарилось теплой улыбкой.
  
  - А, ты же новый лейтенант Пятого Отряда, верно? - уточнила она и, получив ответный кивок, оживилась еще больше. - Я как раз тебя искала.
  
  Сказать, что Йоко удивилась этим словам, значит, ничего не сказать. Ничего не понимая, она ошарашенно воззрилась на рыжеволосую, не зная, что и сказать. Неосознанно она начала в уме перебирать все возможные проступки, за которые можно получить наказание. Но ничего подобного припомнить так и не смогла.
  
  - Эм... А мы знакомы? - наконец, выдавила из себя она.
  
  - Нет, - как ни в чем не бывало, ответила та. - Именно поэтому я тебя и искала. Чтобы познакомиться, - и видя, что Йоко ее не понимает, пояснила. - Я Мацумото Рангику, лейтенант Десятого Отряда.
  
  - О, здравствуйте, Мацумото-сан, - приветствовала ее Накамура, отвесив положенный полупоклон.
  
  Девушка так и скривилась от этих слов.
  
  - Брось ты это свое "Мацумото-сан", - улыбнулась она. - Просто Рангику. А теперь идем.
  
  - Эээ, а куда? - кажется, этой рыжеволосой леди ужасно нравилось выбивать Йоко из колеи, потому что чем сконфуженней и ошарашенней выглядела Накамура, тем более довольной становилась Мацумото.
  
  - Как куда? - в ее голосе звучало такое искреннее недоумение, что Йоко и подумать не могла, что оно может быть наигранным. - Знакомиться с остальными, конечно же. Да, мы виделись на собрании лейтенантов, но лично представлены не были. Вот и идем представляться.
  
  - Ну, вообще-то меня ждут друзья, - попыталась возразить Накамура, хоть чутье и подсказывало ей, что с такой собеседницей не слишком-то поспоришь.
  
  - Ничего, подождут еще немного, - безапелляционно заявила Рангику, взяв Йоко за локоть и потащив в неизвестном направлении, надо думать, на территорию Десятого Отряда. - Сегодня ведь пятница. А в пятницу мы отдыхаем.
  
  Смирившись с тем, что вечернее чаепитие, кажется, откладывается на неопределенный срок, Накамура только вздохнула и послушно двинулась вместе с Мацумото. По пути лейтенант Десятого Отряда вовсю тараторила, практически не давая Йоко шанса вставить хотя бы слово.
  
  - Знаешь, твое назначение наделало много шуму, - говорила она. - На моей памяти ты вторая, кто угодил в лейтенантское кресло сразу после Академии.
  
  - А кто был первым? - спросила Йоко.
  
  - А? Ты не знаешь? - опять удивилась Мацумото, недоверчиво покосившись на нее. - Хисаги, конечно. Хисаги Шухей. Мне казалось, вы с ним знакомы.
  
  Накамура почувствовала себя неловко. Конечно, она понимала удивление Рангику, но после того, как Хисаги выпустился, с головой уйдя в службу, она как-то потеряла его из виду. А учитывая, что жизнью они с друзьями жили вполне насыщенной, им откровенно было не до карьеры старших товарищей. Точно так же она потеряла из виду и Рукию, когда та ушла в клан Кучики. Черт, а ведь она совершенно забыла, что теперь вполне может наладить общение со старой подругой. Хороша, ничего не скажешь... Со всей этой работой Йоко вообще не вспоминала, что где-то есть девушка по имени Кучики Рукия.
  
  - Эй, Йоко-чан.
  
  Поняв, что Накамура "вне зоны доступа", Мацумото принялась ее будить. Видимо, ее не устраивала перспектива идти с молчаливым и задумчивым собеседником, а может, она просто беспокоилась, как бы Йоко в таком состоянии не впечаталась во что-нибудь носом.
  
  - Йооокооо! - Рангику настойчиво трясла ее за плечо.
  
  - А? Что? - очнулась Йоко от размышлений.
  
  - Я сказала, что мы пришли, - улыбнулась та и, кивнув стоящим у ворот дежурным, спокойно провела Накамуру на территорию Десятого Отряда.
  
  Там уже вовсю веселились другие лейтенанты, офицеры и даже парочка капитанов. Йоко внезапно почувствовала себя так же, как в первый день службы, когда капитан представлял ее всему Отряду. Ее волнение не ускользнуло от внимания Мацумото, так что она поспешила легко пихнуть девушку локтем.
  
  - Не волнуйся, тут все свои.
  
  И даже не подумав дать Йоко время, чтобы оглядеться, принялась знакомить ее со всеми присутствующими. Уже через несколько минут она познакомилась с лейтенантом Второго Отряда, Маречиё Омаэдой, грузным мужчиной, чуть ли не с головы до ног обвешанным драгоценностями; лейтенантом Четвертого Отряда, Котэцу Исане, высокой, почти что под метр девяносто, девушкой с короткими волосами пепельного цвета; ее сестрой Котэцу Киёнэ, которая вместе со своим напарником и вечным конкурентом Коцубаки Сентаро были четвертыми офицерами Тринадцатого Отряда. После этих троих начался один сплошной круговорот лиц, и у Йоко голова пошла кругом от всех этих новых имен и знакомств. Кайен Шиба, лейтенант Тринадцатого Отряда, с виду веселый и жизнерадостный молодой человек, производящий впечатление этакого рубахи-парня. Тецузаэмон Иба, лейтенант Седьмого Отряда, Мадараме Иккаку, третий офицер Одиннадцатого Отряда, Аясегава Юмичика, пятый офицер Одиннадцатого Отряда. Эту троицу Йоко видела и раньше на том самом пикнике. Чего Накамура никак не ожидала, так это того, что в один прекрасный момент на ее плечах повиснет маленькая девочка на вид лет шести-семи с ярко-розовыми волосами. И каково же было ее удивление, когда она узнала, что это Кусадзиси Ячиру, всего-навсего лейтенант Одиннадцатого Отряда, за которым закрепилась слава сильнейшего, и большую часть которого составляли больные на всю голову отморозки, помешанные на битвах. Капитан Одиннадцатого Отряда Зараки Кенпачи тоже был здесь. Здоровенный мужик со странной прической - волосы были уложены в торчащие во все стороны жесткие пряди, к концам которых были прикреплены крошечные бубенцы - и драном капитанском хаори, явно пострадавшем в одной из многочисленных битв. Кроме этого его лицо пересекал длинный шрам, правый глаз был закрыт пиратской повязкой, а губы искривились в хищной, безумной улыбке. Рядом с ним сидел уже виденный Йоко ранее капитан в розовом хаори и соломенной шляпе и, потягивая саке, пытался о чем-то говорить со своим лейтенантом, Исе Нанао. Но та оказалась девушкой строгих принципов и решительно отказывалась идти на контакт. Тут же был и Хисаги Шухей, которого Йоко действительно рада была видеть. И еще множество незнакомых лиц.
  
  В какой-то момент в руках Мацумото появилась бутылка саке, и она, игнорируя возражения Йоко о том, что та ведет трезвый образ жизни, вручила ей отёко и принялась разливать напиток. Вкус саке для Накамуры, привыкшей к чаю, был слишком резким, но она никак не прокомментировала этот прискорбный факт, не желая портить Рангику настроение. После третьей рюмки девушка притерпелась, после пятой - вообще перестала обращать внимание на вкус. Не привыкшая потреблять саке в таких количествах Йоко захмелела слишком быстро, так что очень скоро Мацумото и Хисаги, с которыми она разделяла сию нехитрую трапезу, потеряли в ее лице собеседника, а сама Накамура при всем желании не вспомнила бы ничего из этого вечера.
  
  
  
  
  - Ну где же Йоко-чан? - уже в который раз пробормотала Момо.
  
  Вся теплая компания уже собралась в гостиной в ожидании прихода Накамуры. Чай обычно заваривала именно она, не доверяя эту священную процедуру даже Кодзу. Рабочий день Йоко закончился еще полчаса назад, однако домой она так и не явилась, и это настораживало.
  
  Изуру, устав гадать на тему ее внезапного исчезновения, решил просто найти ее реацу. Сделать это в Сейрейтее не в пример сложнее, чем в Каракуре, из-за огромного количества шинигами, но парень был уверен, что справится. Абарай и Хинамори выжидательно смотрели на него. Йоши делала вид, что происходящее ее вообще не волнует и сверлила задумчивым взглядом свою пиалу, Кодзу и вовсе сидел с закрытыми глазами, словно спал. А на самом деле занимался тем же, чем и Кира.
  
  - Нашел, - наконец объявил Изуру через пять долгих минут. - Она в казармах Десятого Отряда. И, судя по всему, там какое-то собрание.
  
  - Может, капитан Айзен дал ей напоследок какое-то задание, и она из-за этого задержалась? - предположила Момо, тоже сконцентрировав внимание на той области Сейрейтея, где располагался Десятый Отряд.
  
  - Пойдемте посмотрим, - пожал плечами Ренджи. - Толку-то тут сидеть?
  
  И, подтверждая слова делом, поднялся на ноги. Путь был неблизким, даже если двигаться при помощи сюмпо, так что даже если Йоко покинет Десятый Отряд немедленно, все равно не придет в ближайшие полчаса. И, раз такое дело, то почему бы не прогуляться? Изуру, видимо, думал так же, потому что последовал примеру друга. Хинамори тоже вскочила, не желая от них отставать. Быстро глянув на Кодзу, который не выражал никаких протестов, девушка только убедилась в правильности задуманного.
  
  - Вы идете, Маэми-сан? - повернулся к Йоши Кира, вопросительно изогнув бровь.
  
  Баунто одарила его не слишком дружелюбным взглядом. С момента их прихода из мира живых, эти двое так и не смогли толком найти общий язык. Йоши все еще не забыла свое поражение в их последнем поединке, а Изуру предпочитал не лезть ей в душу и свести общение к минимуму.
  
  - Да уж куда я денусь, - хмыкнула она, убрав вытащенный Ключ в карман и тоже вставая из-за стола. - Еще заблудитесь без меня.
  
  Учитывая, что Кира знал Сейрейтей как свои пять пальцев, а Йоши жила тут всего месяц, звучало это чрезвычайно забавно, и девушка сама это понимала.
  
  Добраться до казарм Десятого Отряда не составило большого труда. Благо, Изуру действительно хорошо ориентировался в городе, да и друзья за время летних отработок в Пятом Отряде успели выучить места расположения всех тринадцати Отрядов. Но каково же было их удивление, когда вместо ожесточенных переговоров с капитаном Отряда они обнаружили там веселую гулянку. Множество офицеров всех рангов развлекались на полную катушку, пили саке, травили какие-то байки и все в том же духе. На друзей, пришедших сюда, часовые на воротах даже не взглянули. Не иначе, как тоже были навеселе.
  
  Найти среди всего этого балагана Йоко тоже оказалось несложно, но вот состояние Накамуры, которая из принципа не употребляла спиртное, просто поставило ребят в тупик. Девушка обнаружилась в компании Мацумото Рангику почти в самом дальнем конце небольшого парка, в котором и проходила вечеринка. В компании с ними был и Хисаги Шухей, тоже пребывая не в самом трезвом виде. При этом все трое сидели чуть ли не в обнимку и наперебой жаловались на все подряд. На работу, на девушек, на парней, на саке, на жизнь.
  
  - Йоко-чан? - не веря своим глазам, Момо для верности потрясла головой.
  
  Накамура подняла голову и, некоторое время фокусируя взгляд на подруге, вопросительно изогнула брови. Ее лицо при этом приобрело такое дебильное выражение, что Абарай невольно прыснул.
  
  - Чего? - как ни в чем ни бывало спросила Йоко.
  
  - Я... я тебя в первый раз в таком виде вижу... - Хинамори была так растеряна, что ничего другого из себя выжать не смогла.
  
  - А? - Накамура покачнулась, чуть было не рухнув лицом на грудь Рангику, но обошлось. - Да я сама себя в первый раз в таком виде вижу...
  
  - О, так вы друзья Йоко-чан? - на удивление бодрым голосом поинтересовалась Мацумото, а потом несильно пихнула девушку в бок. - Вот видишь, Йоко-чан, они сами к тебе пришли. А ты переживала. Присоединяйтесь.
  
  Судя по лицам, эта идея не вызывала у них энтузиазма, но попробуй останови решительно настроенную Рангику... Через каких-то пять минут Момо и Рангику уже вовсю разговаривали о каких-то женских делах, заливая свои беды саке; Ренджи подсел к Шухею, который из всей этой троицы был наиболее трезвым; Изуру пытался разбудить Йоко, которая нет-нет, да пыталась уложить голову ему на плечо; Йоши же, в отличие от всех, просто уселась рядом, наблюдая за происходящим и словно всем свои видом давая понять, что у нее все под контролем. От саке, любезно предложенного Мацумото, она, впрочем, отказываться не стала, но за многие годы своей жизни она научилась не пьянеть от столь ничтожного его количества.
  
  Все это безобразие длилось, пожалуй, несколько дольше положенного и, возможно, продолжилось бы до самого утра, пока внезапно шум вечеринки не перекрыл громкий, холодный и удивительно знакомый голос.
  
  - Заканчивайте уже! Отбой!
  
  Как ни странно, эти короткие две фразы заставили всех присутствующих повернуться к источнику звука. Хинамори, едва разглядев говорившего, тут же расплылась в улыбке и, соскочив с места, кинулась обнимать Тоширо. Гулянка как-то сама собой прекратилась, и теперь все наблюдали, как беловолосый парнишка отчаянно пытается отбиться от Момо.
  
  - Широ-чан, я так соскучилась! - приговаривала она, стискивая его в стальных объятьях и грозясь такими темпами переломать бедному все ребра. - Я совсем заработалась, и все забывала к тебе зайти. А ты так подрос!
  
  - Отстань от меня, глупая Момо! - вопил он, всеми силами пытаясь вырваться. - Ты что, пьяна?!
  
  Ситуацию спас капитан Десятого Отряда, выйдя из-за дерева, когда Хитсугая уже начал синеть от недостатка кислорода, а Хинамори, казалось, только вошла во вкус. Иссин Шиба был рослым молодым человеком лет двадцати пяти с виду, с короткими черными волосами и удивительно добрым открытым лицом. За происходящим он наблюдал с этакой ехидной усмешкой и одновременно с одобрением. Когда Тоширо наконец был спасен, он лишь потрепал его по волосам, отчего Хитсугая сделал еще более недовольное лицо.
  
  - Я смотрю, лейтенант Рангику, мои уговоры на тебя не действуют, - заговорщическим шепотом, который, впрочем, было слышно абсолютно всем присутствующим, проговорил капитан. - И вместо того, чтобы работать, ты опять веселишься.
  
  - Чья бы корова мычала! - возмущенно ответила та, хотя было прекрасно видно, что на самом деле оба просто ломают комедию. - И это мне говорит человек, весь день провалявшийся на крыше, вместо того, чтобы работать!
  
  Присутствующие понемногу начали расходиться, понимая, что вечеринка окончена. Да и поздно уже было. А то, что завтра выходной, не отменяло режима. Словно не замечая этого, капитан и лейтенант Десятого Отряда начали препираться и чуть ли в драку не лезли. Тоширо только тяжко вздохнул и трагическим жестом закрыл ладонью лицо.
  Примечание к части
  
  Кому не сложно, оцените, пожалуйста, этот фик и черкните пару строчек: https://ficbook.net/readfic/3212907
  
  Автор и я будем очень благодарны.
  Том 2. Глава 4. Личные проблемы
  
  - О, вы сегодня рано освободились, - улыбнулась Йоко, когда, выйдя из своего кабинета часов в пять, наткнулась в коридоре на Изуру. При этом у него было лицо человека, у которого появились серьезные личные проблемы, что никак не могло ускользнуть от внимания Накамуры. Впрочем, уже в следующую секунду он согнал с лица выражение глубокой задумчивости.
  
  - Ты, я смотрю, тоже, - заметил Кира, мельком заглянув в кабинет.
  
  - А что делать-то? - пожала плечами девушка, когда они пошли дальше по коридору. - Отчеты я разобрала еще утром. Хотела вчера отнести вот эти капитану Айзену, а он куда-то исчез, - Йоко повертела перед собой несколько отчетов и лишь покачала головой. - Сказал, что у него какие-то дела. Я думала, он хотя бы под вечер вернется. Не вернулся.
  
  - А сейчас вроде на месте, - заметил Изуру. - По крайней мере, я его сегодня видел. Пойдем зайдем.
  
  - Мы туда и идем, - усмехнулась Накамура. - Если ты еще не заметил.
  
  Капитан Айзен действительно был у себя в кабинете и, зарывшись с головой в какие-то бумаги, выглядел человеком, у которого нет ни одной свободной минутки. Впрочем, стоило Йоко зайти внутрь, как он тут же отвлекся от документов и, кажется, был чрезвычайно этому рад.
  
  - Вот вчерашние отчеты, капитан, - Йоко протянула ему принесенные бумаги, которые он тут же отложил на дальний конец стола. - Вечером я зайду, как обычно.
  
  - Не стоит, - покачал головой Айзен. - Меня не будет. Обсудим их завтра.
  
  - Как скажете, - кивнула она. Девушку ужасно подмывало спросить, что же за дела такие внезапные вдруг начали наваливаться на капитана, но она уже в который раз напомнила себе, что не ее это ума дело.
  
  - Более того, меня не будет завтра почти весь день, - добавил капитан. - Так что все дела будут на тебе. Судя по результатам, ты уже полностью освоилась с работой, посему беспокоиться мне не о чем. А пока можешь идти отдыхать.
  
  - Это приказ? - улыбнулась ему в ответ Йоко.
  
  - Дружеский совет, не более, - от его загадочной полуулыбки у Накамуры по спине внезапно поползли мурашки. - Иди, тебя ведь ждут. - Капитан выразительно кивнул на дверь, и когда Йоко, поклонившись на прощание, двинулась на выход, неожиданно добавил: - А к Кире-куну присмотрись, мальчик-то правильный.
  
  От этих слов Накамура дюже смутилась. Она ведь на Изуру и не смотрела до этого, как на молодого человека. Друг, не более. Да и вообще ей казалось, что Готэй 13 - не самое подходящее место, чтобы крутить романы. И эти слова капитана Айзена вызвали у нее чуть ли не разрыв шаблона. Но поскольку Кира действительно ждал ее в коридоре, Йоко поспешно взяла себя в руки. Всему свое время.
  
  Шли они молча. Йоко старательно пыталась не думать о недавнем разговоре с капитаном, а Изуру, видимо, не хотел влезать в ее размышления, хотя девушка предпочла бы, чтобы он сделал именно это. Наконец, устав мучиться, она сама начала разговор, пытаясь найти нейтральную тему.
  
  - А где, собственно, все?
  
  - Ну, Хинамори и Маэми-сан сбежали куда-то сразу после патрулирования, - начал Кира. - Они вообще в последнее время проводят вместе очень много времени. Секретничают о чем-то.
  
  - Оно и неудивительно, - вздохнула Йоко. - Я все время пропадаю в Отряде... В Академии-то мы всегда были вместе. А сейчас, кроме Йоши-сан, ей и поговорить не с кем.
  
  - Да уж, - согласился он. - Я и Абарай явно не подходящие слушатели для женских секретов.
  
  - Это был сарказм? - улыбнулась Накамура.
  
  - С чего бы? - вернул ей улыбку Изуру, а потом продолжил. - Впрочем, где Абарай, я тоже не знаю. С ним вообще тут произошла не слишком приятная история, - он на несколько секунд замолчал, словно обдумывая, стоит ли вообще что-то говорить, но так как Йоко сверлила его пристальным взглядом, требуя деталей, все же решил выложить все как есть. - Мы сегодня Сейрейтей патрулировали, ну и встретились на одной из улиц с Кучики-сан...
  
  Йоко только вздохнула, не зная, что тут сказать. Она прекрасно понимала чувства Ренджи, ведь они с Рукией были наиболее близки. Как-никак, друзья детства. И одно дело - знать, что она живет где-то далеко, и поэтому вы не можете видеться, и совсем другое - встретиться вот так на улице и не иметь права даже просто поговорить. Неудивительно, что после такого Абарай решил побыть один.
  
  - Как бы там ни было, - голос Киры вырвал Йоко из тягостных размышлений о судьбе Ренджи, - раз уже все разбежались, может, сходим куда-нибудь? Как ты помнишь, на обед нам давали этот ужасный омлет, который и едой-то назвать нельзя. Так что я не против плотно поесть.
  
  - Ну, пойдем, - пожала плечами Накамура и на миг скривилась, потому что в голову опять полезли ненужные мысли.
  
  "Черт бы вас побрал за такие шуточки, капитан Айзен", - про себя проворчала она, пытаясь заткнуть внутренний голос, который ехидно вещал, что такими темпами в Готэй 13 скоро начнут говорить о том, что они с Изуру встречаются.
  
  
  
  
  
  
  Когда они вернулись домой, выяснилось, что Ренджи уже пришел и сейчас сидит в гостиной, гипнотизируя пиалу с чаем. Кодзу только вздохнул, поведав ребятам, что Абарай так и не выпил ни одного глотка, как бы старичок ни пытался его взбодрить.
  
  Решив не тревожить его глупыми разговорами, Кира и Накамура не стали к нему присоединяться. В конце концов, попить чаю можно не только в большой гостиной.
  
  И Ренджи был им за это благодарен, хотя и не подал виду, что это так. Вернее сказать, он вообще не дал понять, что заметил их приход. Меньше всего парню сейчас хотелось отвечать на бесконечные вопросы и выслушивать заверения, что "все будет хорошо" и "все как-нибудь образуется". Невольно он вспоминал свою недавнюю встречу с Рукией и впервые за долгое время задумался, не оказал ли он своей подруге медвежью услугу, убедив принять предложение Кучики Бьякуи. Когда Рукия тогда огорошила его этой новостью, Абарай об этом как-то не задумывался. Просто представить не мог, что жизнь в благородном клане может быть несчастливой. Поэтому тогда он без раздумий отмел все сомнения подруги по этому поводу.
  
  Но встретившись с ней сегодня, Ренджи не заметил в ее глазах ни удовлетворения жизнью, ни радости. Складывалось впечатление, что ее жизнь в клане Кучики стала еще более несчастной, чем была в Руконгае. А еще в ее взгляде была тоска. И Абарай был почти уверен, что ему это не показалось. Выходит, она тоже скучает по нему и по остальным, но понимает, что пути назад нет и изменить текущее положение дел невозможно.
  
  Парень сам не заметил, как его мысли постепенно переключились с проблем Рукии на Кучики Бьякую. Ведь это он предложил ей вступить в благородную семью. Но зачем? И с какой целью? Разумеется, если спросить его напрямую, он не ответит. Спрашивать его приближенных тоже бессмысленно. Совершенно внезапно ему в голову ударила безумная во всех отношениях, но от этого не менее заманчивая идея. Что если одолеть его в честном бою и тогда узнать о причинах? Не факт, конечно, что и тогда глава клана все расскажет, но попытаться определенно стоило. Разумеется, о том, чтобы идти сражаться прямо сейчас, не могло быть и речи. Абарай, представив себе эту картину, невольно криво ухмыльнулся. Значит, ему позарез необходимо стать сильнее. А это, в свою очередь, значит, что надо найти того, кто согласится его тренировать. Просить об этом Йоко уже было не вариант - учитывая, какой взмыленной она возвращается по вечерам домой, ей определенно не до этого. Ренджи призадумался об этом. Первым в списке кандидатур был Шимура Юнами, третий офицер Отряда. С него-то парень и решил начать.
  
  Немного приободрившись от этого решения, Абарай с трудом переборол желание немедленно отправиться в казармы. С этим вполне можно было повременить до завтра. А сегодня ему просто позарез был необходим нормальный отдых. Странно. Пока он учился в Академии и выполнял задание по нейтрализации баунто, он не помнил, чтобы хоть раз ему приходилось жаловаться на усталость. А стоило в полной мере поступить на службу, как он жадно хватался за любой шанс отдохнуть. Это парню, привыкшему вкалывать на тренировках чуть ли не двадцать часов в сутки, совершенно не нравилось, и он намеревался исправить этот прискорбный факт как можно скорее. Но не сегодня... Определенно не сегодня... Сегодня надо отдохнуть...
  
  Залпом выпив уже остывший чай, Ренджи рывком вскочил на ноги и, отвесив положенный полупоклон Кодзу, направился к себе в комнату, собираясь проспать, как минимум, часов пятнадцать. По пути он невольно представлял себе свой бой с капитаном Кучики. Разумеется, все складывалось не в его пользу, но Абарай неосознанно обдумывал различные приемы и атаки, которые могли