Reijii: другие произведения.

What Dreams May Come

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Готей 13 убивает Ичиго. Возрожденный в Уэко Мундо, его дух одержим лишь ненавистью. Куросаки методично уничтожает предателей, утоляя жажду мести. Зверской расправы не избегает и Клан Кучики, чья маленькая представительница становится жертвой изнасилования. Прерванные жизни. Искалеченные судьбы. Где жестокость достигает пределов разумного? С какой частотой стучит мертвое сердце? Что скрывает пустота арранкаров? Какие тайны хранит Хогиоку? Так Вы готовы узнать, куда приводят мечты?.. https://ficbook.net/authors/503638 - сайт автора на ФБ

  Глава никакая. Путешествие на край ночи
  
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Если всадить нож в сердце ребенка, он вынет его и воткнет тебе в глаз.
  
  Джеффри Линдсей
  'Дремлющий демон Декстера'
  
  
  
  
  
  После подавления восстания Айзена Соускэ родной Готей 13 подло предает временно исполняющего обязанности шинигами, придя к неутешительному выводу, что его внутренний пустой может явить в будущем серьезную угрозу для Мира Душ.
  
  Высшим эшелоном власти поставлена задача убить реоку путем имитации несчастного случая - удар в спину на краю высотного здания. Против выступают лишь Кераку Шунсуй, Укитаке Джуширо, Хирако Шинджи, Хитсугая Тоширо. На задание отправлены Кучики Бьякуя, Сой Фон и Сасакибэ Чоуджиро. На первый взгляд все сделано безукоризненно. По возвращении на собрании принято решение сохранить данный инцидент в строжайшей тайне от остальных шинигами.
  
  Куросаки практически полностью теряет реацу, но перед смертью все же узнает непосредственных палачей. Возродившись Вастер Лордом в Уэко Мундо бывший Ичиго, теперь Дааку*, два года скрывается в катакомбах Лас Ночес, а вместе с тем духовная энергия его упорно покидает. Тогда при содействии Киске Урахара рыжий нападает на Улей, где заключен Айзен, и завладевает Хогиоку. Соускэ сходит с ума.
  
  Рукия узнает оскал Джагерджака и очень переживает за Ичиго (ведь ей ничего не известно).
  
  Через полтора часа созвано экстренное собрание капитанов, в погоню за неизвестными арранкарами отправлен Отряд Тайных Операций. Прошло два дня - Куроцучи как раз сообщает командующему, что связь с Сой Фон потеряна, а на веранде кабинета Ямамото уже появляется Дааку. Внизу происходит сожжение второго подразделения, погибает лейтенант первого. И, собственно, бывший Куросаки объявляет Войну Сообществу Душ.
  
  *(Яп. ダーク) Тьма
  
  
  Брюнетка не верит тому, что происходит. Она пытается прорваться к Ичиго, но ее удерживает Абараи по приказу старшего Кучики, который прекрасно понимает, что ЭТО новоявленное существо настроено крайне враждебно. Несколько неадекватное поведение лейтенанта Кучики вызывает определенные подозрения у боевых товарищей.
  
  Во время последующего разговора девчонки с нии-сама тот признается, что лично подал доклад о неконтролируемом пустом Куросаки. Рукия разочарована, подавлена, опустошена. Единственная пощечина как максимум проявления отвращения к поступку вымышленного идеала дражайшего старшего брата, и она уходит из дома.
  
  Проходит три недели. В качестве теста на преданность лейтенанта тринадцатого отряда по отношению именно к Готей 13, ее направляют в Каракуру, где замечены реацу пустых. По приказу лидера Уэко Мундо фрассьоны охраняют его семью. В тоже самое время Их Величество сам отправляется на встречу с отцом. Ишшин активно заливает горе коньяком и не вмешивается в намерения своего сына.
  
  Во время столкновения у дома Куросаки Кучики ведет себя совершенно безумно, решительно отказываясь верить, что перед ней просто пустой. Куросаки чуть не убивает девушку - за нее вступается Карин. Впоследствии некоторые шинигами укрепляются в сомнении по поводу выбора Рукии и приходят к тому, что данная Богиня Смерти находится в группе риска измены.
  
  После этого эпизода Кучики просит Хисаги тренировать ее в фехтовании, чтобы при следующей атаке она смогла защитить себя и не подставлять друзей.
  
  Спустя еще пару недель Шинджи Хирако и Саругаки Хиори пытаются примкнуть к арранкарам, окончательно решив, что нынешняя политика Ямамото зашла в полный тупик, но им 'отказывают': расчленяют и вывешивают изуродованные тела на Холме Сокиоку в Сэйрэйтэй.
  
  В этот же набег Дааку отслеживает обеспокоенный взгляд Бьякуя, направленный на незадачливую Рукию... и настает черед мести аристократу. Для него Куросаки выбирает более изощренный метод - изнасилование с пристрастием его младшей сестры.
  
  К вопросу о том, куда приводят мечты...
  
  
  Глава X. Часть 1. Тот, кто гасит свет
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/9319_63086414
  OST 'REQUIEM FOR A DREAM'
  
  
  ***
  
  
  Все очень просто: один и тот же лист падает снова и снова.
  Но тебе этого мало,тебе нужно еще понять: как, зачем и почему.
  А здесь понимать нечего, да и все равно не понять.
  
  Карлос Кастанеда
  
  
  
  
  
  Беспощадный мрак ночной пустоты неизменно уступает законное место новому дню. За кровавой пеленой заката приходит холодный, неумолимо пронзающий все сущее, свет далеких звезд, чтобы затем медленно таять в теплых лучах алого рассвета. И ничто не в силах помешать этому нескончаемому циклу жизни. Всепоглощающая тьма покорно преклоняется перед ярким солнечным диском и страшится его безграничной силы.
  
  Лишь малая толика предвечной темноты изредка приходит в безмятежный мир тепла и света.
  
  
  
  Сквозь серый занавес небытия в угасающее сознание отчаянно прорывались безликие воспоминания прежней жизни. Изувеченного лица коснулась неясная улыбка. Там, в глубинах ее ускользающей памяти, девушка снова и снова с силой опускает дрожащую ладонь на бледную щеку хладнокровного брата. Острый пьянящий отзвук пощечины чуть приглушают крики ее собственной опустошенной души.
  
  И только этот резкий финальный аккорд сейчас пронзает пространство и время, не позволяя окончательно забыться вечным сном.
  
  А это - моя месть.
  
  Нелепое счастье, что мне удалось врезать ему перед собственной смертью.
  
  Самый решительный поступок за всю ее долгую жизнь в роли младшей сестры главы древнего благородного Клана Кучики.
  
  Бесславный ублюдок. Бездушное чудовище.
  
  Сначала ты изуродовал моего единственного настоящего друга, а теперь и меня, безжалостно продемонстрировав этого свирепого монстра, которого собственноручно вылепил из праха ненависти, злобы и отчаяния...
  
  
  
  - Да тебе понравилось, хаси*?! - Куросаки брезгливо поднял то, что осталось от Рукии за черные влажные патлы, и с интересом беспощадного садиста заглянул в серую пустошь незнакомых глаз. - Э-э... ты чего, уже подохла?! Так не честно! - с наигранной обидой констатировал он, резко отшвырнул сломанную игрушку от себя и с неестественным злорадным хохотом направился прочь из комнаты.
  
  * Самый низкий ранг юдзё
  (Яп. 遊女, дословно
  'женщина для удовольствий')
  
  
  
  ***
  
  
  - Убил?! - Киске удивленно приподнял брови. В каменном проеме показалась знакомая рыжеволосая физиономия. Мгновенно раскрыв свой маленький веер, Урахара с нескрываемой заинтригованностью посмотрел на Короля пустых.
  
  Все это время симпатичный торговец не изменял места дислокации. В тусклом свете немногочисленных свечей блондин неторопливо потягивал пряное сливовое вино. Пока он, казалось, безмятежно наслаждается приятным терпким ароматом, его сознание было далеко от мрачных руин Лас Ночес. Поиск неизменной истины заставлял острый ум мыслить еще быстрее и решительнее. Время критически поджимало.
  
  - Мелкое ничтожество, - пренебрежительно отозвался парень, уже вытираясь рукавом косодэ после изрядного глотка из только начатой бутылки излюбленного лакомства Киске.
  
  Дилетант! Такое доброе вино...
  
  Урахара непроизвольно передергивает от бесцеремонных выходок темного Правителя.
  
  - И что теперь, Дааку-сама? - Киске пристально вглядывается в собеседника, непрерывный анализ сложившейся ситуации активно набирает обороты. Не дожидаясь никакого ответа, шляпник вкрадчиво продолжает. - Сложить ее в подарочную коробочку и с открыткой
  
  'ご遺族の皆様に謹んでおくやみを申し上げますと共に、心より御冥福をお祈り申し上げま'*
  
  *'В это тяжкое время помни,
  мы мысленно с тобой!'
  
  
  отправить прямиком в поместье капитана Кучики? О! Лучше перед этим отдадим тело остаткам Эспада - они из нее что-нибудь более интересное слепят. Помню, неделю тому назад... - торговец с таким энтузиазмом углубился в многообразие изощренных пыток, тщательно подбирая наиболее подходящий вариант, что Дааку в какой-то момент несколько усомнился в здравости собственного рассудка.
  
  - Оживи ее, Урахара, - внезапно для самого себя прервал он.
  
  - Господин, но это решительно невозможно! - Киске в знак абсолютного бессилия развел руками. Выражение мудрых глаз при этом надежно скрывали широкие поля полосатой шляпы.
  
  - Да воткни ее в новый гигай! - невозмутимо предложил парень, незаметно для себя осушив почти всю бутылку.
  
  - Фу-фу, как грубо! - Урахара драматично выдохнул и пару раз махнул веером. - ВТЫКАТЬ, Дааку-сама, это не метод возмездия, - жестко констатировал шляпник. - Нет, - твердо повторил он, холодно смерив рыжего беспристрастным взглядом.
  
  Король пустых театрально приподнял правую бровь.
  
  - Господин мой! - с демонстративным почтением снова обратился к нему торговец. - Нечего поместить в новый гигай. Соболезную Вашей утрате... душа Рукии погибла, - Киске 'сочувственно' положил руку на плечо угрюмого Короля. - Печально, что вы так бездарно растратили шанс на достойное отмщение.
  
  На какой-то краткий миг лицо Куросаки приобрело знакомое выражение.
  
  - А по хуй! - он единым глотком допил содержимое и с хулиганским бесчинством швырнул пустую бутылку в ближайшую стену. - Распорядись, чтобы этот мусор убрали из моих покоев, - покидая унылое помещение, Дааку небрежно бросил последнюю фразу. Находиться в огромной зале стало невыносимо душно. И каждый чертов осколок темного стекла в слабом мерцании огарков свечей отражался до боли знакомым цветом...
  
  Космея Мурасаки...*
  
  *Яп. コスモス紫 (Космея Фиолетовая),
  образ Рукии, созданный Тайто Кубо
  
  
  Король стремительно исчез в сонидо.
  
  
  
  И свет погас.
  
  
  
  
  ***
  
  
  - Да, да, я люблю тебя, - услышал он. - Моя вина,что ты этого не знал.
  Да это и не важно. Но ты был такой же: глупый, как и я.
  Постарайся быть счастливым...
  
  Антуан де Сент-Экзюпери 'Маленький принц'
  
  
  
  
  
  Я никогда не сдавалась. Никогда. Лишь смиренно принимала все, что преподносила жестокая реальность: и дурное, и гораздо дурнее.
  
  Оглядываясь назад, всегда старалась ни о чем не сожалеть. Ведь помимо нескончаемого потока лжи близких, предательства друзей и истощающего душу одиночества, было ведь в этом поганом подобии настоящей жизни что-то действительно подлинное?
  
  Бесспорно - была истинная любовь.
  
  Верная и вечно цепляющаяся за меня, как жалкая дворовая псина в отчаянном поиске своего хозяина. Всегда эта слабость отравляла и без того сомнительную жизнь.
  
  И всегда я искренне любила их.
  
  
  
  Моего милого Ренджи с его вечно юношеской вспыльчивостью и неукротимым желанием доказать свою непременную значимость в этом несправедливом мире. Неустанно борясь за место под солнцем, Абараи никогда не успевал просто умиротворенно понежиться в его теплых ласковых лучах.
  
  Ему всегда хотелось большего. Неутолимая жажда новых рубежей гнала его, как бешенную гончую, навстречу очередным свершениям. Оставляя позади себя лишь клубы серой пыли, Ренджи неистово мчался только вперед.
  
  Всегда.
  
  И в этой безумной погоне незаметно втаптывалась в сырую землю моя по-детски наивная привязанность к любимому безбашенному другу, верному лейтенанту 6-ого отряда Готей 13 Ренджи Абараи.
  
  
  
  Потом мой маленький мир снова перевернулся - я попала в тот самый аристократический Клан Кучики... и теперь в моем убогом существовании появился знатный беспристрастный Бьякуя. Горделивый надменный тиран с трусливой преданностью мертвым клятвам без капли жалости отправивший меня на эшафот.
  
  Нии-сама...
  
  Его холодная расчетливость панически пугала меня. За неделю до того первого злосчастного спуска на грунт, за очередным изысканным ужином, он воодушевленно сообщил, что подобрал для меня 'достойную партию'. На его всегда равнодушном лице впервые появилась торжествующая улыбка. Моим супругом должен был стать капитан 3-его отряда Готей 13 - Гин Ичимару. Наверно, меня, как безродную девчонку из нищего Руконгай, это заявление должно было сделать самой счастливой невестой по обе стороны света. Мой 'благодетельный' брат договорился об этом браке, чтобы обеспечить 'безоблачное будущее' безликой Рукии Кучики.
  
  
  
  А я?.. Я всю ночь проплакала в доме моего доброго капитана Джуширо Укитаке. Как жалкий брошенный котенок, я свернулась клубочком около него, и несколько часов подряд сильные руки нежно гладили по непокладистым волосам, а искренние слова поддержки успокаивали душу, трепетавшую от ощущения неминуемой погибели.
  
  Проснувшись в уютной гостиной от дикого крика озверевшего Бьякуя-сама, я была готова сквозь землю провалиться, уже со страхом рисуя в своей неуемной фантазии осыпающиеся лепестки Сенбонзакура...
  
  И тут мой брат неожиданно получает неслабый под дых от моего же капитана за 'непозволительную дерзость невоспитанного грубияна в гостях у благородных шинигами'. Естественно, 'незамедлительное прибытие ранним утром в доме начальника делает исключительный комплимент горячему рвению служить правому делу'! К тому же, у меня вдруг появляется 'чрезвычайно важное ответственное задание' - тупо мочить пустых в захудалой Каракуре! - куда, собственно говоря, 'уже пора валить, пока твой драгоценный нии-сама не опомнился'.
  
  
  
  И я снова сломя голову бросаюсь в бездну незабываемого мира живых эмоций и ярких ощущений.
  
  И встречаю ЕГО...
  
  Ичиго Куросаки. Подлый мерзавец...
  
  Посмотри, твои руки в моей крови!
  
  ЧТО ты сделал?
  
  КОМУ ты мстил?
  
  Вырви мое еще тлеющее жизнью сердце сейчас... и спаси от бездушного монстра внутри себя... и сохрани. Неужели ты не догадывался, что оно уже давно беззаветно бьется только для тебя? Мое сердце принадлежит лишь тебе, Ичиго. Возьми его, пока в нем окончательно не угасли последние крупицы согревающего тепла. Только этот маленький кусочек жизни ты так и не смог сегодня подчинить своей жестокой воле. И тебе никогда не уничтожить мое неизменное чувство.
  
  
  
  Это больше, чем дружба... гораздо глубже, чем любовь... и бесконечно длиннее, чем смерть...
  
  
  
  Долгими ночами в душном шкафу я мечтала о нашем первом поцелуе... Черт, о моем первом поцелуе! Пусть это навсегда останется несбыточным, неопороченным тобой желанием невинной Богини Смерти... Спасибо, что не отравил мои губы своим отвратительным, разъедающем душу ядом.
  
  Даже сейчас, захлебнувшись в луже собственной крови, я ни о чем не жалею.
  
  Ложь!
  
  Я жалею, что так нелепо умираю после предполагаемой самой счастливой ночи в моей жизни. Мне жаль, что никогда не хватало какой-то толики храбрости, чтобы произнести то самое заветное и сокровенное...
  
  Но страх отступает, и, значит, времени осталось невыносимо мало.
  
  Как просто оказалось прощаться в последний раз...
  
  
  
  Люблю тебя.
  
  
  
  И свет погас.
  
  
  
  
  ***
  
  
  裏には裏がある
  
  ura niwa ura ga aru*
  
  * (Яп.) У обратной стороны
  тоже есть обратная сторона
  
  
  
  
  
  По узкому темному коридору, не обращая абсолютно никакого мало-мальски значимого внимания на неиссякаемые протестующие возгласы, симпатичный блондин в полосатой шляпе резво тащил за тонкое запястье рыжеволосую девушку. Копна огненных волос развевалась вокруг женственной фигурки, подобно языкам пламени, неустанно пронзая гнетущий мрак на их нелегком пути.
  
  - Я не хочу! Она - предатель! - Иноуэ остановилась и топнула стройной ножкой в изящной туфельке. Ее губки трогательно дулись, а обиженные темные глазки испепелили бы наглого шляпника на месте... если бы, конечно, смогли.
  
  Урахара иронично улыбнулся и снова рванул рыжую упрямицу за собой, скрываясь за очередным поворотом.
  
  - Не буду! - Орихимэ не планировала сдаваться.
  
  - Девочка, - мягко начал Киске, - ты представителей бывшей Эспада лечила!
  
  Мелко, господин шляпник!
  
  - Это совсем другое... - жалостно промямлила девушка, отчаянно пряча стыдливый взгляд.
  
  - Конечно! - участливо согласился Урахара. - Именно, она - совершенно другая!
  
  Он внезапно распахнул тяжелую дверь, а Иноуэ уже твердо вцепилась в косяк проема. Собрав последние силы, она отчаянно упиралась всеми конечностями. Урахара устало вздохнул и легонько пихнул ее в бок, что заставило Орихимэ сдать свои шаткие позиции и оказаться-таки в спальне старого друга.
  
  Когда ее карие глаза окончательно освоились в непроглядной темноте унылого помещения, она непроизвольно вскрикнула и с силой зажала собственный рот дрожащими ладонями...
  
  
  
  На грязном каменном полу в луже алой крови лежало неподвижное тело черноволосой шинигами. Вернее, то немногое, что напоминало человеческий облик на фоне тошнотворного вида искалеченной плоти.
  
  - Я отражаю!!! - золотистое сияние вмиг окутало маленькую подругу. Орихимэ сосредоточенно наблюдала, как медленно и тяжело поднимается кровавое месиво из области груди.
  
  Значит, живая... давай, Кучики, ты сможешь! Давай, докажи эти ущербным арранкарам, что твое сердце все равно будет биться! Тебе есть ради кого жить! Не сдавайся, подумай о семье, о друзьях...
  
  Ее мысль горько осеклась, и крупные соленые слезы торопливо покатились из-под полуопущенных ресниц.
  Раскаяние... Единственное, что она сейчас ощущала.
  
  Приняла сторону бессердечной Эспада... Даже не выслушала верного друга, ту самую шинигами, которая несколько лет назад, рискуя собственной жизнью, спасала меня в этом проклятом Уэко Мундо...
  
  - Это кто?! Что за беспощадная тварь?! Кто из этих дохлых недоносков напал?! Урахара!!! - пронзительный вопль наполнил комнату очередной порцией привычного отчаяния. Ей безумно хотелось рыдать. Во весь голос. Навзрыд.
  
  Но не сейчас.
  
  Ей, во что бы то ни стало, необходимо вырвать Кучики из цепкой хватки неминуемой смерти.
  
  Если ты думаешь, что тебе больше незачем бороться за жизнь - я обязательно докажу тебе, что есть, но потом...
  Можешь мне не помогать. Расслабь только душу, и я сама вытащу тебя из этой пропасти.
  Пожалуйста, Рукия, я просто не выдержу,если ты погибнешь...
  Ты мне настолько дорога, и так больно было видеть, что вы сделали с Куросаки...
  Но я больше никогда от тебя не отвернусь!
  Прости меня...
  Зачем он только позволил им притащить тебя сюда?..
  Он же знает, что это за звери...
  Ничего.
  Я вылечу тебя, а Куросаки непременно накажет виновников.
  Синяки сойдут...
  
  Профессиональный взгляд находил многочисленные следы и других пыток.
  
  Ссадины на лице... видимо, удар был очень сильный; скорее всего, она какое-то время была без сознания.
  Сложно сказать, какой степени было сотрясение. Ничего, узнаю. Так, дальше.
  На плечах и спине содрана кожа, словно ее соскабливали... ножом? нет.
  Виднеются и многочисленные неглубокие порезы. Животное? нет... похоже на человеческие ногти.
  О-о-о... кто-то исцарапал ее... довольно яростно, может, в аффекте?
  Повреждена грудная клетка, то есть кожа, мышцы, молочные железы.
  Справа сломаны четыре ребра. Без осколков. Легкие... не задеты.
  Кровоизлияние в затылочной области. Остановлено.
  Мозг... не поврежден. Кости лицевого черепа - норма. Отек снят.
  Ага, кайдо... значит, приходила в сознание.
  
  Иноуэ тяжело выдохнула - на подготовительных курсах она видела подобные травмы лишь в секционной, на судебной медицине. Ей нужно собраться.
  
  Bene dignoscitur, bene curatur.*
  
  * (Лат.)
  Хорошо распознается - хорошо лечится
  
  
  Итак, поехали дальше.
  Характерные следы на запястьях - держали руки. Вывих - устранен.
  Крупные гематомы на плечах, животе, спине - скорее, пинали ногами, чем удары какими-то предметами или о них.
  Перелом шейки бедра - лечится.
  
  Кровотечение внизу живота... повреждены... мутная беловатая жидкость, похожая на...
  
  Иноуэ в отчаянии подняла свои невидящие остекленевшие глаза на Урахара.
  
  
  
  Тот все это время настороженно следил за коридором, изредка бросая одобрительные взгляды на юную целительницу. Он прислушивался к малейшему шороху, слышал гулко раскатывающийся смех арранкаров из другого крыла Лас Ночес, и какая-то далекая поступь неизменно заставляла его напрягаться... но пока все спокойно.
  
  Мудрый торговец словно прочитал этот немой вопрос в полных ужаса карих глазах.
  
  - Это сперма, доктор-сама, - жестко подтвердил Киске. - Ее изнасиловали.
  
  - За что они так с ней? - чуть слышно простонала девушка. - Что за безумные чудовища? - пусть она предала их нового господина, но все уже давно знают, ЧТО она значит для Куросаки.
  
  Господи, когда ему станет известно...
  
  - Это всего одно чудовище, маленькая принцесса, - снова вернувшись к наблюдению за ситуацией извне, Урахара как бы мельком поправил Иноуэ.
  
  - Это сотворил один арранкар?! Да такая сволочь... это сеньор Кот! Конечно! Как я сразу не поняла! Если бы не Шиффер, он и меня тогда... - девушка начала запинаться, на одну лишь секунду представив, что Улькиорра мог и не появиться в ее темнице в нужный момент...
  
  - Знаешь, когда Куросаки узнает...
  
  - Он в курсе.
  
  
  
  Урахара сурово ставит ее в тупик логических рассуждений. Навязчивая мысль еще более ужасающая в своей аморальности, подобно беспощадному грабителю в кромешной тьме пустынной подворотни, стремглав набрасывается на Орихимэ и туго сковывает в обезоруживающей истине. Осведомленность Куросаки могла означать лишь один неотвратимый факт... участие.
  
  
  
  На краткий миг истощающей слабости осознания всего нескончаемого ужаса золотистый кокон Рукии гаснет... и вновь воспламеняется ослепительным насыщенным мерцанием. Таким же, что сейчас заполняет холодным кислотно-желтым блеском широко распахнутые глаза Орихимэ. Ее бледное лицо, будто подсвеченное изнутри все тем же светом, теперь с беспристрастным равнодушием просто существует отдельно от раздирающих душу чувств, ненужных эмоций и несвоевременных переживаний.
  
  Мое истинное предназначение сейчас - восстановить жизнь Рукии Кучики.
  Все остальное придет завтра.
  
  - Как он мог? - в пустоту спрашивают невидящие глаза.
  
  Урахара тяжело вздыхает.
  
  
  ***
  
  
  Послышалась знакомая статная поступь.
  
  Иноуэ нервно облизнула пересохшие губы и в некотором испуге посмотрела на Киске. Глаза снова стали карими... только заплаканные очень.
  
  - Гаси немедленно, но не давай ей шевелиться. Запомни, мы выносим всего лишь труп - живую нам ее не позволят забрать, - энергично дает наставления шляпник. - И еще: ты должна поддержать Куросаки! Запомни - это все только ради спасения Рукии! - уже более мягко заканчивает торговец.
  
  - Дааку-сама... - Урахара отвешивает низкий поклон, загораживая собой проход, чтобы Иноуэ успела адаптироваться к своей 'звездной роли'.
  
  В тоже время, собрав остатки самообладания в тугой узел, лживая маска Орихимэ уже засияла во всем лицемерном великолепии. Ничего не замечая вокруг, она с самой обворожительной улыбкой, без оглядки бросается на шею своему 'герою'.
  
  Ты даже представить себе не можешь, как я хочу придушить тебя, урод!
  
  - Наконец-то, ты отомстил поганым шинигами! - она всем телом прижимается к Куросаки.
  
  Врезать бы тебе между ног, мразь!
  
  Дааку отстраненно смотрит на изувеченное тело Рукии, еще недавно жалобно трепыхавшееся в его хладнокровных руках. И внезапно он устало ощущает, что что-то или кто-то болтается на его шее и звенит, сука, так невыносимо пронзительно.
  
  Черт, я как корова с колокольчиком...
  
  - Ичиго!!! - очередной истерический вопль.
  
  Угу, Иноуэ, конечно... Убейте меня! Моя Немезида...
  
  Какая же ты тварь, Куросаки!
  
  - Ичиго! - назойливо верещала Орихимэ. - Давай отправим этот мусор в Сэйрэйтэй, - она пренебрежительно кивает в сторону Рукии (и незаметно для него контролирует защитный барьер), - представляешь, как вытягивается надменная физиономия старшего Кучики? - и заходится в приступе истерического хохота, изредка бросая заботливые взгляды на подругу.
  
  Наверно, они с Киске одну дурь шаманили...
  
  Мудак-сама!
  
  - Да он Сенбонзакура себе вены вскроет! - не унималась девушка.
  
  Может, полнолуние... Да здесь, блядь, нет полнолуния!
  
  Подонок! Как ты ТАК с НЕЙ мог?!
  
  - А представляешь Абараи?! - Иноуэ визжала, как резаный поросенок. - Его любимая маленькая шинигами... пара стейков для барбекю... Эй, а она что, до сих пор невинной девочкой была? Супер! - Иноуэ пристально смотрит на Куросаки.
  
  Дай мне хоть жалкий повод не набросится на тебя сейчас; скажи, что ЭТО - не ты...
  
  Он напрягся. Сладострастные ощущения брутального коитуса были настолько запоминающимися, что, должно быть, еще довольно долго будут терзать его.
  
  Да, черт ее дери, видимо, хранила себя для кого-то особенного... смазливая кукла! Ты бы могла согревать мне постель неопределенно длительное время... и не только своим телом.
  
  Рьяно тряхнув рыжей гривой длинных волос, он решительно отогнал прочь нелепые мысли.
  
  
  
  Киске прекрасно понимал, что человеческой девушки на большее никак не хватит. Слишком сильны были ее юношеские эмоции, и слишком низкий был уровень контроля. Пока она бессмысленно провоцировала себя на заведомо обреченный жестоким наказанием выпад, шляпник очень аккуратно, будто великую драгоценность, поднял полумертвую шинигами на руки. Но жизнь безудержно угасала в ней.
  
  - Дааку-сама, - начал Киске снова поворачиваясь к Королю пустых, - мне пора на грунт. Если мы не стабилизируем тело, то нам решительно нечего будет отправлять в Сообщество Душ, - и, не дожидаясь 'официального' позволения, шляпник стремительно направился к выходу.
  
  - Валяй! - несколько поспешно объявил Дааку. - Иноуэ, да отвали ты, блядь, уже... пожалуйста, - он небрежно снял девушку со своей шеи.
  
  Та лишь равнодушно пожала плечами и быстрым шагом последовала за торговцем.
  
  Дааку остался один.
  
  
  
  И свет погас.
  
  
  
  
  
  
  Глава X. Часть 2. В сельве нет звезд
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/147236764_165417975
  OST 'ELFEN LIED'
  
  
  ***
  
  
  - Will you let me know if ever the lambs stop screaming?
  - Yes.
  
  Thomas Harris
  
  
  - Вы мне сообщите, если ягнята когда-нибудь замолчат?
  - Да.
  
  'Молчание ягнят'
  
  
  
  
  
  В черном куполе ночного неба робко залегла неглубокая, почти незаметная морщинка. Источая призрачную серую мглу, она медленно расползалась по бескрайнему небосводу. Светало. И в отступающем мраке ночи несмело забрезжил тусклый рассвет. Небеса озарялись скользящей поступью блеклых лучей нового дня, которые медленно проникали сквозь тьму. Золотистые тона плавно сменяла теплая охра, чтобы затем безвозвратно раствориться в утренней прохладе багряного солнца.
  
  Вот и наступил день. Пусть все, что было вчера, там и останется. Сегодня нет места прошедшему. И завтра придет гораздо позже.
  
  
  
  Стараясь смягчить каждый свой шаг, Урахара неизменно твердо ступал по бесконечному безжизненному лабиринту пустынного Лас Ночес. Он прекрасно понимал, что любое неосторожное движение резкой болью будет пронзать истерзанное тело Рукии. Но шляпник все равно неуклонно спешил покинуть одинокую цитадель вечного мрака незамеченным.
  
  Рядом безмолвно двигалась Орихимэ; нервно озираясь, она периодически замирала, готовая в любой момент неумолимо выставить защиту. Девушка все еще очень слабо сражалась, при этом упорно оттачивала технику обороны. Сегодня она сделала очередной невероятный скачок к достижению желанного совершенства. Киске был действительно поражен, когда Иноуэ смогла победить истощающее разочарование в Ичиго лишь дружеской привязанностью к Рукии. Та пустота, образовавшаяся в момент ложного обвинения Кучики, теперь снова заполнялась нежной теплотой.
  
  Урахара не раз был свидетелем многих свершений, которые достигались только с истинной любовью в сердце. И он неизменно убеждался, что у младшей Кучики непревзойденный талант притягивать к себе исключительно одаренные личности. Кажется, незаметно для себя она планомерно формировала сияющий алмазный панцирь, сплетенных воедино: настоящей дружбы, бесконечной привязанности и истинной верности. И ее преданно любили, как впоследствии не менее рьяно и самозабвенно ненавидели.
  
  Причем, все это неистово вертелось в безумном хаосе вечного движения, которое периодически заключало ее саму в сокрушительный эпицентр беснующейся бури. Но она всегда отважно выбиралась из любой пропасти, в которую ее неоднократно без толики сострадания бросали и новые враги, и старые друзья. И всегда уверенно, не преклоняя колена и не опуская рук; всегда с гордо поднятой головой и неизменной надеждой в озорных фиалковых глазах Рукия Кучики твердой поступью продолжала свой нелегкий путь. Только вперед. Никогда напролом. По краю. По лезвию ножа.
  
  Киске всегда поражала та неукротимая неиссякаемая сила маленькой шинигами беззаветно помогать жестокому миру избавляться от кошмарных порождений собственного мрака. Принося с собой лишь малую крупицу предвечного сияния чистой души, она бережно растила ее в глубине ретивого сердца, чтобы потом навсегда отпустить освещать блуждающим огоньком чью-то незнакомую дорогу.
  
  В обжигающем горячем пламени собственной искренности планомерно сгорала и сама Рукия, неизменно возрождаясь из серого пепла... И эта бесконечная гонка между обреченными мирами решительно уносила ее прочь и от Зла, и от Добра. Как яркая звездочка, она срывалась с далеких темных небес, чтобы мерцающим отблеском вновь зардеться в бескрайних просторах равнодушной Вселенной.
  
  Рукия слабо застонала. Иноуэ растерянно взглянула на Урахара.
  
  - Все будет хорошо. Она приходит в себя и просто чувствует боль, - Киске безуспешно попытался утешить грустную целительницу.
  
  
  
  У входа в портал маленькая черная шинигами приоткрыла опустошенные бесцветные глаза. Последнее, что она видела в мертвой пустоши Уэко Мундо, была безобразная торжественно-садистская улыбка уродливой луны. Девушка безжизненно провалилась в сумрак.
  
  
  ***
  
  
  Под спиной что-то ужасно кололось. Рукия резко повернулась на бок и поморщила изящный носик.
  
  Пристрелите меня! Только не будите...
  
  Девушке мучительно не хотелось вставать. Просто выше ее сил было оторвать собственную задницу от неудобной, но, по крайней мере, горизонтальной поверхности. Она с некоторым трудом приоткрыла заспанные мутно-фиолетовые глаза и снова крепко зажмурилась от яркого света.
  
  Вдруг кто-то с подозрительной заботой начал умывать ее лицо теплой склизкой губкой.
  
  - Мерзость... - она невольно скривилась и отмахнулась от 'благодетеля'.
  
  - И я рад тебя видеть, - весело прозвучало в ответ.
  
  - Кон?! - в полном недоумении Рукия подскочила и столкнулась с добродушной мордой золотистого ретривера.
  
  С минуту она решительно сопоставляла имеющиеся факты в любой мало-мальски логичный вывод. Ее безуспешные потуги жалкого подобия мозговой деятельности были бестактно прерваны другим существом.
  
  - Здравствуй, чаппи... - она в полном отчаянии посмотрела на белого кролика. - Только не доставай карманные часы... я свои бредовые идеи больше не поощряю...
  
  Тишина.
  
  - Все! Я разговариваю с кроликами и собаками... Да, нехило так мою голову приложили... - брюнетка снова легла на землю.
  
  - Это Кон, - серьезно поясняет чаппи.
  
  - Да, это я, - подтверждает собака.
  
  - А я - принцесса Лея, - ворчит Рукия. - Причем под LSD.
  
  - Это морфин, - поправляет кролик.
  
  - Зачем мне обезболивающее, чаппи? Мне ведь не больно.
  
  - Разумно, - соглашается он. - Но никакого 'чаппи' здесь нет.
  
  - Ха! А кого тогда я вижу? - парирует девушка.
  
  - Всего лишь галлюцинация.
  
  - А собака? - уже с тревогой спрашивает Рукия.
  
  - Я - Кон!!! - рычит ретривер.
  
  - Кон действительно настоящий. Ты готова проснуться? - заботливый голос иллюзорного чаппи внушал ей доверие.
  
  - Ну, да...
  
  
  
  Рукия почувствовала несильный толчок в лоб... и жестокие картинки недавних событий стремительно замелькали перед ее неясным внутренним взором, как яркие огни встречных машин на автостраде.
  
  
  Удар... Ичиго... Уэко Мундо... Кровь... Удар... Стон... Рваное косодэ... Удар...
  Кровь... Крик... Красные глаза... Боль... Хищный оскал... Стон... Кровь...
  Боль... Крик... Удар... Кровь... Стон... Ичиго... Луна... Боль...
  
  
  
  Со звериным ревом первобытного ужаса Рукия молниеносно поднялась на мягкой постели. В широко распахнутых глазах застыли непрошеные слезы, обескровленные губы предательски дрожали от пережитого кошмара. Маленькое сердечко бешено колотилось, и невыносимая боль безжалостно пронзала искалеченное тело. Голова мучительно кружится, и все торопливо плывет перед остекленевшими глазами, она остро ощущает тошноту, неумолимо подкатывающую к горлу. Нервно сглатывает слюну, облизывает пересохшие губы.
  
  Только не это, пожалуйста...
  
  В панике она шарила глазами по ТОЙ самой комнате... и с превеликим облегчением поняла, что нет никакой комнаты, по крайней мере, ЕЕ в ней больше нет.
  
  
  
  В ногах, задорно виляя озорным хвостом, примостился тот самый золотистый ретривер.
  
  Милый гигай.
  
  Рукия с интересом оглядывается по сторонам и вдруг заворожено замирает в искреннем восхищении. Посреди бесконечного благоухающего сада изящных вишен стояла ее белая резная кровать с невесомым балдахином. Шифоновый тюль пастельных тонов в томном дыхании вздымается под легким дуновением теплого ветра. В воздухе таял чарующий аромат цветущей сакуры. Белые и розовые лепестки, словно маленькие бабочки, кружатся в изысканном медленном танце и с внезапным порывом беспечного ветра уносятся прочь.
  
  Ханами...
  
  Несколько в стороне от ее райского ложа находится небольшой деревянный домик с просторной верандой. Слева от массивной входной двери стояли уютные садовые качели, заваленные многочисленными цветными подушками. Напротив - большой стол, накрытый клетчатой скатертью, и несколько старых плетеных кресел. Под покатым карнизом аккуратно развешены бумажные фонарики.
  
  И наконец, она заметила, что рядом с ней на постели сидит Орихимэ, чуть поодаль на небольшом диване из ротанга расположился Урахара. Его несравненная полосатая шляпа была глубоко надвинута на прозорливые глаза, что создавало ложное впечатление о полуденной дремоте торговца.
  
  - Привет, - немного рассеянно произносит Иноуэ. - Как ты? - осторожно продолжает она. В карих глазах угадывается искреннее беспокойство.
  
  - Еще жива... - Рукия глубоко вздохнула и снова откинулась на мягкие подушки. - Спасибо, что вытащила оттуда, - она взяла руки Орихимэ в свои и крепко сжала.
  
  - Госпожа Кучики! Так, между прочим... я тоже участвовал в операции по спасению маленьких шинигами из Лас Ночес, - с почти искренним негодованием доносится из-под знакомой шляпы. - Да, дела... а совсем недавно меня в ранг чаппи повысили...
  
  - Господин Урахара, Вам я особенно благодарна, - Рукия попыталась привстать, но Киске уже спешно подходил к ней. - Это ведь подвал?
  
  - Естественно! Правда, обычно все бывают немного восточнее - на тренировочной площадке. Здесь крайне редко появляются гости, - он внимательно посмотрел на Рукию, с интересом подмечая, что девушка довольно быстро идет на поправку. - На юге - горячие источники. Там обычно... да неважно... а вот на севере... Ох! Ну просто никак мои ленивые руки до севера не дотянутся, - он насмешливо покачал виноватой головой.
  
  - А я давно здесь? - решилась осведомиться Рукия, удрученно предвкушая новость о многолетней коме. В памяти уже тихо звучал старый заезженный мотив 'Twisted Nerve'*...
  
  * http://mixpromo.ru/track/8236661_71387854
  OST 'Kill Bill'
  
  
  - Два дня, - Киске сказал это так, будто это было совершенно естественно.
  
  - Всего два дня?! - у шинигами в больной голове никак не укладывалось его сомнительное заключение.
  
  - О-о-о, Иноуэ, она нас явно недооценивает, - в тоне снова появляется наигранная обида. - Рукия, не волнуйся - это нормально. Несколько скорее, чем ожидалось, при этом вполне...
  
  - Спасибо, - только и смогла выдохнуть растроганная девушка, с благодарностью вглядываясь в добрые лица своих храбрых спасителей.
  
  - Рукия, теперь послушай. Пока ты можешь отдыхать, но вечером будет необходимо поговорить с остальными. За последние несколько дней произошло достаточное количество разнообразных событий.
  
  
  
  Урахара и Иноуэ вскоре ушли, а Рукия все же почувствовала некоторую усталость. Она завернулась в теплое одеяло и с упоением прикрыла фиалковые глаза.
  
  - Да залезай ты уже... - она тихо окликнула Кона, который в замешательстве переминался на лапах у ее постели.
  
  - О! Госпожа Кучики сама меня приглашает, - он резво запрыгнул и улегся в ногах.
  
  - Не искушай судьбу, пес, - пригрозила новая хозяйка.
  
  Тем временем ретривер осторожно подполз к ее бледной руке и преданно уткнулся в нее мокрым носом. Рукия уже сквозь пелену тревожного сна перебирала тонкими пальцами шелковистую шерстку за ухом собаки. Кон довольно заурчал.
  
  
  ***
  
  
  Когда она снова проснулась, наступили сумерки.
  
  Уже и фонари зажгли.
  
  Пряный аромат вишневого цвета мягко разбавляла свежая прохлада весеннего вечера. Девушка медленно встала с постели, и босые ступни моментально утонули в густой траве. На ней была надета довольно короткая майка, истерически-розовый цвет которой прорезала серебристая надпись: 'Кролик, сука, тоже личность'.
  
  Даже не хочу знать кто...
  
  Также Рукия была немного смущена черными спортивными штанами, которые очень непривычно облегали попу.
  
  ... все же я хочу знать: КТО это придумал...
  
  У ее ног нетерпеливо вертелся Кон. В пасти он держал миниатюрные балетки и суетливо вилял золотистым хвостом.
  
  - Спасибо, солнышко, - в умилении проворковала Рукия и ласково потрепала пса за ухом. Кон довольно зажмурился.
  
  - Нас ждут, пойдем, - ретривер смог-таки прервать порыв нежности хозяйки и стал упорно подталкивать ее вперед своим навязчивым носом.
  
  Рукия печально улыбнулась. Ей крайне не хотелось сейчас находиться даже в обществе близких, а может, и не очень друзей. Она переживала, что обязательно будут различные вопросы, конечно в пределах разумного, тем не менее, вспоминать этот жуткий кошмар непременно придется, а значит, она снова окажется в той комнате. Она поспешно замотала головой, рьяно прогоняя абсолютно ненужные мысли прочь. И внезапно искренне удивилась, когда почувствовала, что ее короткие волосы стали ощутимо длиннее. Теперь они женственно обрамляли покатые плечи.
  
  Интересно...
  
  
  
  Настойчиво подгоняемая Коном, Рукия неторопливо двинулась в сторону домика, но вдруг кардинально изменила направление... и... стремительно побежала. Ошарашенный пес быстро рванул за Кучики. А она яркой молнией уже сверкала в шумпо. Ее звонкий смех веселым эхом разливался по цветущему саду. Она неожиданно исчезала в белых цветах сакуры, чтобы внезапно появиться сидя на ветке яблони. Ретривер отчаянно гонялся за ней, при этом совершенно безуспешно. А девушка продолжала беззаботно смеяться.
  
  И вот ей наскучили игры в кошки-мышки, к тому же с полным отсутствием шансов у собаки, и она, легко сломав тонкую ветку, поманила пса к себе. Раззадоренный неожиданной забавной игрой, Кон призывно лаял и припадал на передние лапы. Его хвост золотым лучом прорезал вечерние сумерки в бешеном ритме. В какой-то момент стало неясно: собака ли виляет хвостом, или совсем наоборот! Это окончательно захватило увлеченную парочку. Наконец, она бросила долгожданную палку золотистому ретриверу.
  
  - Я больше не воспользуюсь шумпо, честно! - страстно заверила Кучики вслед убегающему за добычей Кону.
  
  Рукия сама себе удивилась, но, повинующаяся внезапному душевному порыву, она вновь чувствовала себя освободившейся... но еще не свободной. ТОГДА ей не удалось укрыться от зверских мучений, но в этот миг она могла обогнать даже вольный ветер, оставляя далеко позади отчаянно щемящую боль в истерзанной груди. Заветный побег теперь свершен.
  
  И эта страница перевернута...
  
  Рукия грациозно спрыгнула на землю и снова пустилась вдогонку за четвероногим другом.
  
  
  
  В глубине сада, немного поодаль от деревянного дома, в старом плетеном кресле-качалке под незатейливый мотив давно забытой песни Scorpions про ветер перемен* за беззаботной игрой миниатюрной девушки и ее золотистой собаки внимательно наблюдал Урахара.
  
  * http://mixpromo.ru/track/5685945_99757878
  'Wind Of Change'
  
  
  Да, девочка в свое время подавала большие надежды, но я даже предположить не мог насколько ТОТ выбор оказался верен. Все, что она смогла вынести за последние дни, должно было бы сломать ее, как щепку, ну или, по крайней мере, сломить волю к жизни, вырубить сознание на несколько недель и убрать с поля боя на месяцы...
  
  А она скачет, как безумная! Да еще и ее невероятная скорость... Богиня Мгновенной Поступи не успеет сделать и жалкий шаг, как черная Богиня Смерти уже окажется на финише дистанции. Это ее новая способность?! Или желание сбежать было настолько сильным (хотя это бесспорно), что ее до сих пор не отпустило (хотя и это очевидно)?
  
  Что же произошло с ней на самом деле?
  
  
  
  Ход его недолгого анализа картины происходящего был скоропостижно прерван небритым черноволосым мужчиной, бесшумно подкравшимся сзади.
  
  - Ты чего, педофил несчастный, бесстыже пялишься на мою старшую дочку?! - заорал прямо в ухо Киске бывший капитан 10-ого отряда.
  
  От неожиданности Урахара неуклюже навернулся со своего уютного кресла. Перед ним возникла самодовольная улыбка Куросаки-старшего.
  
  - Как она? - незамедлительно протягивая руку, спросил Ишшин. Вид у него был крайне озабоченный.
  
  - Сам не видишь?! - несколько обиженно бросил Киске. - Носится, как ненормальная... Выпишу с нарушением режима!
  
  - Девочка моя... - чуть слышно, с безграничной теплотой в дрогнувшем голосе, произнес Ишшин. - А как... гм... мой... 'сын карнавала'*? - как можно более безразлично он попытался продолжить разговор.
  
  * как правило, умственно отсталые дети,
  зачатые в состоянии алкогольного опьянения
  
  
  Урахара демонстративно распахнул свой неизменный веер и сделал несколько театральных взмахов. Эмоции на его лице снова были надежно укрыты от окружающих.
  
  - Да, наша малышка поражает здоровым румянцем на мертвенно-бледных щеках! Но она резво, даже очень, Ишшин, восстанавливается. Честно признаться, совсем не ожидал... - всего на секунду серые глаза Киске открыто смотрят в лицо бывшего шинигами, но в это краткое мгновение, кажется, многое проясняется для них. - Что же до 'Черного Властелина'... последний раз в их склеп заглядывал вчера... все тихо. Готей пока тоже ровно сидит. Твой, кстати, активным 'поиском истины' занят, и НИКТО ни о КОМ не спрашивал.
  
  - Понятно... слушай, когда мне вчера все сообщили... я немного не уловил, - неловко замялся Ишшин, - Ичиго ее, что обидел... ну... как мужчина?
  
  - Куросаки, со всем уважением к вашему семейству, я бы никогда не назвал его поступок мужским, - Киске вновь посмотрел на резвящуюся Рукию. - Но, в общих чертах, да. Он жестоко надругался над Кучики.
  
  - Наверно, слишком часто ему от меня по голове перепадало... совсем поганцу мозги вышиб... - растерянно сказал Ишшин, наблюдая, как маленькая девушка проворно сражается с ретривером за палку. Наконец, ловко вырвав добычу из пасти собаки, она с искрящимся смехом снова скрылась в шумпо.
  
  
  
  - Или слишком мало! - рядом с мужчинами, будто из воздуха, возникла Йеруичи.
  
  Прекрасное лицо Богини Мгновенной Поступи искажала неподдельная ярость. Она и в самом жутком кошмаре представить себе не могла, что в итоге приложит свои силы и таланты к становлению нового арранкара. Из дальнейших размышлений ее вернул в реальность переливчатый смех и пронзительный лай. Она внимательно посмотрела на источник шума, привлекшего ее внимание. Выражение ожесточенного лица внезапно преобразилось: губы тронула игривая улыбка, а в миндалевидных глазах сверкнул озорной блеск.
  
  - Это что?! - Шихоин не верила тому, свидетелем чего являлась. - Это - Кучики Рукия?..
  
  - Она самая! - с нескрываемой усмешкой отозвался Урахара. - Быстрая, верно? О! Или ты даже не заметила, насколько молниеносно она двигается?! - издевался симпатичный торговец.
  
  - Вздор! Резвая и только... - неуверенно отмахнулась смуглая женщина, отчаянно пытаясь поймать ВСЕ движения маленькой шинигами. - Куда ей до Богини Скорости...
  
  - Ой-ой! Кто-то может мне бутылку доброго саке проиграть...
  
  - Да я сама из блюдца саке лакать буду, если она меня в ближайшие лет сто превзойдет! - в порыве выпалила Йеруичи.
  
  - Все! Брейк! - Ишшин не выдержал, как бесстыдно мучают бедную Кошку. - Мальчики - налево, девочки...
  
  
  
  - ... уже здесь, - без тени каких-либо эмоций в монотонном голосе закончила Карин. - Что, в первом тайме гол забил Ичиго? - она даже не догадывалась, сколь символично это прозвучало. - Не пойдет. Я научу ее, как врезать пенальти так, что скрещенные руки не спасут его...
  
  - Очень метко, мое солнышко! - Ишшин торопливо прервал дочку. - Даже не представляешь насколько...
  
  - Карин! А обязательно бить Ичиго? - к ней подошла грустная Юдзу. - Может, они вовсе несильно подрались... - в ее печальных глазках теплилась слабая надежда, и она вопросительно посмотрела на Урахара.
  
  На суровом лице Ишшина заиграли желваки. Шихоин вдруг с невероятным интересом начала разглядывать свою обувь, ведь недавняя реклама кроссовок обещала 'непревзойденные результаты'... только она фирму никак не могла припомнить. Лишь Киске непринужденно улыбался.
  
  - Юдзу, маленькая глупышка! Да они и подраться... гм... не успели! Мы Рукию оттащили вовремя. Хвала Богам! Кажется, она его по голове слегка кидо звезданула, да и все, собственно. Но и голова-то не болела, думаю... - тщательно подбирая слова, чтобы не обмануть наивного ребенка, прояснял ситуацию Урахара.
  
  'Мозгов ведь у моего ушлепка нет!' - подумал Куросаки-старший.
  
  
  
  Из дома с подносом, уставленным различными аппетитными яствами, появилась рыжеволосая красавица.
  
  - Добрый вечер!
  
  - Иноуэ! - с облегчением выдохнула Йеруичи и решительно направилась к ней в поисках спасения от этого невыносимо тяжелого разговора.
  
  Незаметно для окружающих маленькая темноволосая фигурка Карин исчезла среди цветущих вишен.
  
  
  
  Девочка чувствовала себя очень странно. И страх потери, и неловкость перед мерзкой ситуацией, и Бог знает, что еще смешалось в ее душе в тягостную ношу. Она сильно нервничала, мучительно пытаясь собрать остатки уверенности и выпрямить спину, но это никак не удавалось, будто груз ответственности за безумные выходки родного брата неизменно ложился и на ее хрупкие плечи. Девочка ощущала всю невыносимую трагичность кошмарного инцидента между двумя близкими ей людьми...
  
  Однажды она случайно проследила за пристальным, полным бесконечной привязанности взглядом Ичиго - тогда он с искренней нежностью наблюдал за своей шинигами, которая старательно вырисовывала уродливых чаппи в очередном кошмарном альбоме. А потом Карин воочию ощутила леденящий холод острого лезвия и увидела неистовую ярость абсолютно чужих черных глаз... безжалостно обращенных к той же самой девушке.
  
  Когда он перестал заботиться о Кучики?
  Почему считает, что она убила его?
  И какого черта, она считает точно также?!
  
  
  
  Рукия умиротворенно лежала на спине под раскидистой цветущей яблоней. Ее тонкие руки были закинуты под голову, а ноги согнуты в коленях. Она мурлыкала себе под нос что-то мелодичное, Кон старательно шкурил свою палку. Когда к ним бесшумно подошла Карин, он весело забил хвостом по зеленой траве.
  
  - Сестрица... - пес уже лениво поднимался с земли.
  
  - Прыгнешь - лапы переломаю, - жестко отрезала Карин.
  
  ... 'руки на хрен отрублю'...
  
  Рукию непроизвольно передернуло.
  
  Неужели семейное?
  
  Шинигами села и с интересом посмотрела на девочку - та была явно обеспокоена.
  
  Действительно, с чего бы это...
  
  Карин опустилась рядом. Обе молчали. Неизвестно, кто чувствовал большую неловкость. Кон настороженно переводил озабоченный звенящей тишиной взгляд то на одну, то на другую.
  
  - Как дела в школе? - Рукия сама себя шокировала собственным идиотским вопросом.
  
  - Нормально, - Карин искоса посмотрела на растерянную девушку.
  
  - Клево! - шинигами окончательно поняла, что в конкурсе дебилов у нее совершенно нет конкурентов. - А по...
  
  - Он хотел убить тебя? - собравшись с духом, девочка испуганно взглянула в огромные фиолетовые глаза.
  
  Рукия настороженно напряглась. В памяти болезненно проступала резаная ножом на истерзанном сердце фраза...
  
  'Ты моя месть'.
  
  - Думаю... да, - отстраненно ответила она.
  
  - Рукия, он тебя сильно... ну, ты сильно пострадала? - уже неуверенная в желании услышать ответ, продолжила Карин.
  
  - Как сказать... - Рукия почувствовала, что к горлу подкатывает тошнота.
  
  В воздухе снова ощущается смрад мужского пота и собственной крови; она слышит тяжелое прерывистое дыхание. Кажется, вновь обретенный шаткий мир с грохотом рушится, пространство неумолимо сужается, и окружающая серая пустыня возводит вокруг нее мощные стены ненавистной комнаты. В невидящих реальность глазах появляется обреченность и паника. Леденящий всепоглощающий страх заставляет дрожать.
  
  Еще один миг и слезы беспомощности в немом крике вырвутся наружу. Девушка отчаянно начала хватать ртом воздух, понимая, что там, в душной камере ее бесконечной пытки, она не сможет сделать даже единственный вздох... Над ее миниатюрным телом уже чернел потолок до боли узнаваемого помещения. Пространство неотступно смыкалось...
  
  Я не хочу... нет... нет... пожалуйста!
  
  И ярая волна внезапно схлынула.
  
  Рукия искоса посмотрела на девочку, та явно ничего не заметила.
  
  Значит, длилось гораздо короче, чем ощущалось...
  
  - Карин. Было больно. Тогда. Сейчас просто ломит, как... как если бы кто-то нечестно играл в футбол и намеренно подрезал тебя. Падаешь, хватаешься за ушибленную ногу, катаешься по полю и воешь от нестерпимой боли... и потихоньку она отступает, но продолжает неприятно тянуть. Потом проявляется синяк, да и он со временем сходит. Просто обидно, что ты играешь честно... а... - Рукия запнулась.
  
  - А таким гондонам выдают красную карточку, а потом вышвыривают на... - Карин сжала кулаки.
  
  - Нет. Они просто не умеют играть по правилам... и с ними, в конце концов, перестают общаться, - Рукия задумчиво посмотрела на опадающие лепестки. - Надеюсь, ты закончила допрос?
  
  - Что он сделал?
  
  - Хотел мне сердце вырвать! Хотя куда ему... получить мое сердце! - и вдруг она со смехом набросилась на девочку, весело щекоча мелкую сестренку. - Ха! Куда Ичиго со мной справиться!
  
  Карин, безумно хохоча до боли в животе, все же смогла вырваться и крепко обнять Рукию. Шинигами погладила ее темноволосую макушку и услышала робкий всхлип.
  
  - Эй... тише, все хорошо. Я жива, и твой брат не пострадал... Солнце мое, не плачь, пожалуйста... - девушка растерялась. Она сильнее прижимала ее к себе, нежно обнимала и отчаянно сдерживала собственные рыдания.
  
  - Они его по-другому зовут, - Карин протяжно выдохнула и перестала реветь. - Рукия, прости, что тогда у нашего дома ему не врезала, чтобы он навсегда запомнил... - девочка с сожалением посмотрела в милое лицо старшей подруги.
  
  - Тебе не за что извиняться. А вот я прошу прощения, что не поблагодарила тебя раньше за то, что спасла меня в ту ночь. Спасибо, Карин, - Рукия с чувством сжала ее ладонь. - Ладно, уверена, нас уже заждались...
  
  Они поднялись с мягкой травы и неторопливо направились навстречу дружелюбному мерцанию фонариков под крышей небольшого деревянного домика.
  
  
  
  - Знаешь, Карин, а я и не запомнила новое имя Ичиго... - казалось, она обращается к девочке, но прозвучало это в бесконечную темную пустоту.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/-19117600_81883897
  OST 'THE SILENCE OF THE LAMBS'
  
  
  
  ***
  
  
  Uma vingança que nunca é saciada,porque se dirige contra a própria vida.
  
  Paulo Coelho
  
  
  И никогда не утолить нам жажду мести, ибо она направлена против самой жизни.
  
  'Дьявол и сеньорита Прим'
  
  
  
  
  
  После полуночи запасы саке изрядно истощились, и полубессознательное тело рыжего арранкара с шумным грохотом упало на большую кровать. Последнее, что он запомнил в тот долгий вечер - это были мрачные тени, зловеще выползающие из дальних углов безликой серой комнаты и тянущие к нему длинные узловатые пальцы.
  
  
  
  Бред...
  
  Он снова сидел на вертикальной поверхности огромного здания. Сверху, или вернее сбоку, тягостно до отвращения нависали черные грозовые тучи. И холодный проливной дождь безжалостно обрушился на проклятый мир. Промозглая сырость заставляла дрожать крепкое тело. Внутри зарождалось какое-то новое мерзкое чувство, что-то болезненно давило и невыносимо жгло его в беспощадном пламени собственного сознания.
  
  Вдруг до его слуха донеслось приторное хихиканье. Знакомое до тошноты, но уже позабытое. Дааку нехотя повернул тяжелую голову к источнику звука. Перед ним в грязно-белых одеждах арранкара с неизменной хищной желтизной пустых черных глаз стоял Хичиго. Издевательская улыбка придавала мраморному лицу неприятный до безобразия вид.
  
  - Мой Король! - с придыханием приветствовал он, демонстративно опустившись на одно колено и преданно поклонившись 'господину'. - Облажался, рыжий?! - вдруг наглые глаза пристально уставились на Дааку.
  
  Скотина!
  
  Король Уэко Мундо медленно поднялся и размеренно направился к альтер-ублюдку. Упругие капли дождя беспощадно били по суровому лицу, поднялся сильный ветер, и одежды готовых к смертельной схватке мужчин развивались подобно боевым знаменам. Подойдя ближе к Хичиго, Дааку заметил в его мертвенно-белых руках небольшую черную коробочку, аккуратно перевязанную яркой алой лентой.
  
  - Что у тебя, Белоснежка? - Дааку кивнул в сторону двойника.
  
  Тень отца Гамлета...
  
  - Моя истина... - зловеще прошипел альбинос, прикрывая свое бесценное сокровище от Короля.
  
  - Хочу взглянуть! - безапелляционно заявил Дааку и жестом потребовал коробку. К его собственному удивлению, Хичиго безропотно отдал свою драгоценную вещицу.
  
  Неожиданно для себя Дааку бережно, словно боясь повредить что-то поистине важное и значимое, принял дар. По холодным ладоням арранкара стало разливаться трепетное, приятно согревающее кожу тепло. Уставшее тело наполнялось умиротворением. Казалось, ему удалось поймать последний закатный лучик ласкового весеннего солнца, который жалобно метался в сильных руках, но неизменно ускользал в подкрадывающемся сумраке ночи.
  
  Дааку невольно улыбнулся. Ему нравилось это странное ощущение. Он с озорными искрами в глазах аккуратно снял алую ленту и открыл манящую коробочку...
  
  На побледневшем лице застыл давно позабытый ужас: посреди черных стен картонного подобия гробницы слабо билось живое сердечко...
  
  Такое маленькое и хрупкое... Жестоко обошлись с обладателем...
  
  Дааку осторожно вынул нежное сердце, и, к его собственному изумлению, оно неожиданно замерло в мужских руках. Потом внезапно забилось в невероятном ритме, будто в отчаянной попытке непременно избежать тягостного прикосновения. Спустя какое-то время темп начал снижаться, пока маленькое сердце не стало биться с адекватной частотой, но затем это ровное биение начало угасать, становясь все медленнее и слабее.
  
  Еще стук... и еще...
  
  И сердце остановилось... и бесчисленные хаотичные конвульсии захватили погибающую частицу... сердце вдруг разорвалось, и алая кровь омыла дрожащие руки бывшего Ичиго Куросаки. Он, как завороженный, пристально вглядывался в последние мгновения яростной агонии маленького хрупкого комочка...
  
  Теперь арранкар держал в своих ладонях лишь серый прах, который в единый миг безжалостно унес прочь водяной вихрь мрачных небес альтернативного мира. Из тьмы собственных внезапных размышлений его резко вырвал звериный вопль Хичиго.
  
  - Ты убил ее, Король! - глаза двойника были полны неподдельного ужаса.
  
  
  
  Дааку очнулся липкий от пота. Пронзающий холод сковал негнущиеся пальцы. В попытке согреть их, Король поднес ледяные ладони к губам, но вместо горячего согревающего потока он глубоко вздохнул и ощутил дикий запах пролитой крови с нотками невесомого, почти неслышного аромата ЕЕ духов...
  
  
  ДЕНЬ ПЕРВЫЙ
  
  
  За каменным столом огромного зала вальяжно развалившись в обшарпанном кресле, Гриммджоу смаковал каждый глоток отличного саке. Хотя вчера Дааку изрядно подчистил его нескромную коллекцию, но не все пропало!
  
  Джагерджак с некоторым подобием томного вожделения разглядывал окружающих женщин. Сегодня 'особого внимания' была удостоена Тиа. Его фривольный взгляд скользил по откровенному жакету, который порождал в нем вполне здоровый интерес и неизменно подстегивал к каким-либо попыткам избавить Харрибел от этого совершенно ненужного клока белой ткани. Он хищно облизнулся, представляя порнографические картины в развращенном воображении.
  
  
  
  Тиа не выспалась. Ее отрешенные глаза с пренебрежением смерили синеволосого арранкара в жестком формате: 'дрочи, уебок'. Но она, как обычно, смолчала. По большей части ее это не беспокоило. Приказов свыше сегодня пока не поступало, и Король еще не появлялся. Делать было до безумия нечего.
  
  Как и сегодня, ей все чаще вспоминались дни прошлой, земной жизни. И жестокая память с неизменным постоянством предлагала ей окунуться в пережитый омут невыносимой боли и нескончаемых страданий. Она снова и снова в долгих печальных видениях представляла своих малышей.
  
  Отчетливо помнила светло-русые макушки и шаловливые глазки цвета первой весенней травы. Помнила беззаботный детский смех, который теперь раздавался тяжелыми гулкими ударами в каждой частице ее сознания. Тоска порой была настолько невыносима, что пустая дыра в ее животе не могла поглотить и вырвать это жестокое ощущение утраты смысла существования.
  
  Помнила она и отчаянный свист тормозов, и собственный обезумевший крик, и тот самый ужасающий звук, навсегда пронзивший память, когда маленькое тельце глухо падает на серую поверхность асфальта... и безобразную, слившуюся воедино, красную лужу крови собственных детей... близнецам не было и трех лет...
  
  И мир замер.
  
  И продолжил снова вертеться, но уже без ее участия. В конце концов, она погибла: незримая пустота или вечное безумие поглотило ее жалкое подобие жизни. Обвитая мощной длинной цепью, она приковала себя к мраморным надгробным плитам и не желала покидать то бессмысленное, убивающее израненную душу ощущение незримой связи с умершими детьми.
  
  А тьма безжалостно опустошала ее, неуклонно уводя в бешеной поступи в серый мир пронзающего холода и непроглядного мрака. Она надела непроницаемую маску, будто навсегда запечатав беспомощный крик, чтобы никто больше не знал ее слабости... даже она сама. Тиа Харрибел: всегда хладнокровная и бесстрастная, безразличная и бесчувственная. И всегда с невидимой пеленой бесконечной боли, затягивающей зияющую пустоту в животе арранкарки.
  
  Похожая на безликую тень, блондинка каждый день просыпалась в собственном кошмаре, в котором затем и бродила по серым пескам Уэко Мундо. Больше ее ничего не могло вывести из себя. Все ей было безразлично. Она лишь самозабвенно исполняла чью-то волю, навсегда лишившись собственной...
  
  Тиа сделала глубокий глоток из треснувшей чашки с какой-то ржавой жижей и, как обычно, молча покинула невзрачное помещение.
  
  
  
  Нелл в состоянии глубокой задумчивости все время сидела у окна. Она остро чувствовала, что ее...
  
  ... друг, наверное... да! именно друг!
  
  ... погряз по уши в затягивающей его вязкой трясине. Хоть Нелл и не удалось увидеть Дааку сегодня, но давящее ощущение не то пустоты, не то его опустошенности, изводило девочку. Она чувствовала, что до вчерашней дикой вылазки все шло своим чередом, почти как хорошо отрепетированная пьеса с вполне допустимыми элементами импровизации. Вся безграничная одержимость жаждой мести, вечно поганое настроение, идиотские разборки с припизднутым на всю голову Гриммом... но теперь она ощущала что-то болезненно значимое, что-то навсегда потерянное для него. Нелл казалось, что сейчас она действительно чувствовала, как старая рана кровоточит вновь.
  
  Но что это за рана?..
  Неплохо было бы у господина шляпника поинтересоваться об этом.
  Старый пройдоха опять внезапно исчез...
  
  Из невеселых умозаключений Нелл бесцеремонно вывела очередная довольно убогая шутка Джагерджака. Она брезгливо поморщилась и вышла практически следом за Харрибел.
  
  
  
  Синеволосый арранкар уныло наклонил голову набок. Он почти заскучал без основного зрительского состава, да и остальные незаметно разошлись. Гримм уже и сам собирался уйти отсюда к чертовой матери...
  
  Ну, хоть кого-нибудь доебать этим гребаным утром!
  
  ... как в огромном дверном проеме появился Дааку. Гриммджоу неуклюже поперхнулся остатками редкостной гадости в бокале, когда увидел еле узнаваемого Короля пустых. Выражение лица, точнее полное его отсутствие, до безумия напоминало вечно апатичного Шиффера - никакого, даже жалкого подобия поверхностных эмоций, никаких (хоть самых убогих и низменных!) желаний.
  
  Да здравствует похмельный синдром во всем своем тошнотворном великолепии!
  Жизнь не равна и, сука, несправедлива!
  
  - Кофе? - Джагерджак отчетливо осознавал, что если сейчас не поглумится над Дааку, то он никогда себе этого не сможет простить...
  
  - Отъебись, - на автомате прорычал Король, медленно проходя мимо него. - Че ты спросил? - вдруг он резко остановился и обернулся на перекосившегося арранкара.
  
  - Спросил, блядь, 'ко-фе хо-чешь'? - скандировано огрызнулся Гриммджоу. - Твоя Земляная Крыска принесла вчера банку, а потом хвостиком махнула, и съебался, мудак, на хуй! Завтракает в Сэйрэйтэй?! - Гримм искал хоть что-то отдаленно напоминавшее чистую чашку - безуспешно.
  
  - Киске? Да кого волнует... - он сделал глубокий глоток из бокала Джагерджака, и судорога отвращения пробежала по изувеченному саке лицу.
  
  Синеволосый арранкар с трогательным сожалением попрощался с остатками спиртного. Но что действительно волновало его, так это погребальное настроение Дааку. Похмелье, естественно, херня не из приятных, но чтоб так арранкара плющило...
  
  За эти пару лет Гримм успел лицезреть бывшего шинигами в состояниях различной непотребности. Теперь же перед ним стояло убогое подобие недоарранкара. Ему стало по-настоящему тоскливо. Перспектива провести день в роли лучшего друга начинающего алкоголика, его совершенно не прельщала.
  
  - Дааку, с кем ты бухал вчера?! - ну, это хоть логично было бы: пусть тот с ним и играет в мать Терезу!
  
  - Один, - Король немного отпил из бокала и снова непроизвольно поморщился от мерзкого вкуса.
  
  
  
  Поистине великолепный кофе варила для него маленькая заботливая Юдзу. Терпкий, с приятной горчинкой и ароматный до обонятельного экстаза, обжигающий тело и дающий бесконечные силы для новых свершений. Ему вспомнилось то поистине счастливое, безвозвратно ушедшее время, когда вкусный завтрак с неизменным постоянством ждал его на столе в уютной кухне...
  
  Когда пряный запах только что сваренного черного кофе наполнял все уголки немногочисленных комнат на первом этаже, подступал к небольшой лестнице и неуклонно устремлялся вверх; и там, в его бывшей спальне всегда покорно растворялся в неземной кристальной свежести L'eau D'Issey, которая мистической дымкой окутывала таинственную гостью его старого шкафа...
  
  Он яростно встряхнул головой. Это лирическое отступление превращалось в бесполезное воспоминание, ускользающее в его далекой прежней жизни.
  
  Все проходит...*
  
  * Часть надписи на перстне царя Соломона
  
  
  Гриммджоу уже с нескрываемым беспокойством внимательно следил за умиротворенным, с оттенком неподдельной имбецильности, выражением лица Дааку. Он теперь ясно осознавал, что как только Король окончательно спятит от той умопомрачительной дури, которую в охрененном количестве злоупотребил вчера ночью, сам Гримм в истинных мучениях сдохнет от непреодолимой скуки!
  
  И вдруг обреченный на верную смерть взгляд Джагерджака совершенно случайно заметил на изрядно помятых белых хакама довольно характерную смесь пятен...
  
  - Так ты с девками кувыркался всю ночь! Блядь... я уж реально... - Гримм с огромным облегчением выдохнул, будто ему метко воткнули живительный шприц с адреналином прямо в умирающее сердце.
  
  My Heart Will Go On, мать его!
  
  - Кого из баб завалить удалось? - синеволосый арранкар был полон нездорового нетерпения относительно пошлых и, желательно, развратных подробностей сексуальных приключений Дааку.
  
  - Отъебись, - непроницаемое лицо бывшего Куросаки на долю секунды утратило утреннее самообладание близким приближением к запретной даже для собственного сознания теме. Молниеносно перегруппировавшись, Король вновь облачился в маску неприкосновенной отчужденности.
  
  - Да брось, Дааку! Вчера такая смачная пизделка была. Хорошая схватка всегда заводит, и возникают иные потребности. Я ночью с этой... блядь, как там ее... да один хер, как ни назови - заебись было! - самодовольная улыбка наполнила жесткое лицо Гриммджоу подобием почти романтически мечтательной удовлетворенности. - Бля, а у тебя вид, будто не ты девку перепихнул, а тебя самого всем Готей в очередной раз в жопу оттрахали! - он заржал во всю глотку, и громкое эхо безумного припадка истерического хохота стремглав уносилось прочь в бесконечный лабиринт Лас Ночес. - И кстати, где мелкая черная сучка-ши...
  
  
  
  В вечном сумраке унылой залы с бесшумным выпадом яростной катаны, когда стальное острие уперлось в горло противника, сверкнули беспощадные черные глаза Короля.
  
  - Джагерджак... еще одно слово и я позволю тебе лично ощутить разницу между 'членом в жопе' и 'в жопе членом'... Улавливаешь? - беснующиеся волны разбушевавшейся реацу оплетали мрачной тугой паутиной ошалевшего синеволосого арранкара.
  
  Гриммджоу пристально вглядывался в неожиданные перемены знакомого приятеля. Проблемы самоконтроля с неизменным постоянством преследовали Дааку, но чтобы он с пол оборота утратил самообладание из-за той шинигами...
  
  С кем ты резвился, Король пустых?!
  
  В следующее мгновение, поглощенный собственным безрассудным гневом, Дааку резко отлетел к противоположной стене и с неимоверным грохотом столкновения с мощным препятствием рухнул на пол.
  
  - Бля, я этому мудаку кофе предлагаю, а ты, сука... охуел вконец?! - Гримм уже принял боевую стойку и выставил перед собой катану. С всепоглощающим азартом прирожденного геймера он жадно ожидал ответного нападения.
  
  А жизнь налаживается!
  
  Дааку уже стоял на ногах. Он демонстративно медленно повернул голову на бок и с саркастичной улыбкой сплюнул кровь.
  
  - Иди сюда, уебок!
  
  
  
  Через несколько минут были утрачены скудные остатки столового сервиза, немногочисленные предметы старой мебели навсегда канули в лету в виде бесформенных груд мусора и пыли, каменная столешница дала зияющую трещину в середине огромного стола, и два совершенно очумелых в полной отдаче бою игрока продолжали ожесточенную схватку.
  
  В самый разгар жесткого экшена и к финальному этапу тотального уничтожению гостиной вернулась маленькая Нелл. Приблизительно оценив урон безбашенного поединка явно обдолбанных арранкаров, она предусмотрительно приняла верное решение остаться в безопасных окопах у входа. К тому же оттуда огненная линия фронта была, как на ладони.
  
  Следом за ней появилась Тиа. Ее правая бровь в театральном изумлении поднялась вверх, в зеленых глазах угадывалось непринужденное любопытство.
  
  - Давно развлекаются? - Харрибел устало кивнула в сторону жуткого погрома.
  
  - Мне кажется минут шесть... - девочка в очередной раз невеселым взглядом тщательно осмотрела разрушенное помещение и скорчила обреченную, предвкушающую долгую последующую уборку, гримасу.
  
  - Словесная прелюдия была? - Тиа заняла удобную позицию с противоположного края проема, и теперь снова ее невозмутимый взгляд с пренебрежением скользил по воодушевленным неистовой дракой арранкарам.
  
  - Пока я здесь нахожусь - только бессвязная ненормативная лексика, - в ее голосе улавливались нотки по-детски искреннего разочарования.
  
  - Говорят, Урахара ночью рыжую приводил, - Харрибел оценивающим взглядом опытного тренера смерила очередной выпад Дааку. Губ коснулась еле заметная улыбка. - А увел двоих.
  
  - Да... - неуверенно пожав маленькими плечиками, Нелл ловко увернулась от увесистой изуродованной боковины излюбленного кресла Джагерджака и под дикий вопль последнего, сопровождаемый разнообразными красочными эпитетами в адрес Короля Уэко Мундо, продолжила. - Я слышала, что вчера сюда КТО-ТО черноволосую нано-шинигами приволок...
  
  Нелл искоса бросила беглый показательный взгляд на разъяренного Дааку, и Тиа понимающе прикрыла зеленые глаза, может, чуть дольше, чем моргнула бы, при этом точно незаметно даже для самых нелепых подозрений.
  
  - Нелл, тебе тоже не удалось вчера поговорить с ним про того шинигами? - Тиа задумчиво посмотрела на девочку, с любопытством следившую за ходом снижающей обороты драки.
  
  - Собиралась, но шляпник-то и остановил, - Нелл отвлеклась от изрядно потрепанных арранкаров и повернулась к Тиа. В немного наивных глазах ребенка теплилась слабая надежда, и она спросила. - Слушай, думаешь теперь он успокоится?
  
  - М-мм... не думаю, - Харрибел снова заняла пост стороннего наблюдателя за боевой ареной.
  
  - Объяснишь? - не унималась Нелл.
  
  - Он не успокоится. Он будет мстить. Вопрос - как и кому дальше? - она нехотя повернулась к ничего непонимающей девочке. Что-то теплое, отдаленно напоминающее заботливую улыбку близкого человека освежило толикой доброты смягчившееся лицо Тиа. - Посмотри за ним внимательнее, загляни в его сущность: КТО с КЕМ сейчас сражается?
  
  Нелл последовала ее совету, и неясные сомнения заставили ее увидеть обратную сторону обратной стороны. Она протяжно выдохнула и уже собиралась озвучить свой главный вопрос, но растерянно оглядевшись, заметила, что Харрибел решительным шагом направляется к арранкарам.
  
  
  
  Всполохи оранжевого и голубого цвета то и дело мелькали в сонидо.
  
  - Девочки! Может, хватит уже друг дружке носики пудрить, а? Новости есть.
  
  - Пошла на хуй, Харрибел! - огрызнулся Гримм и получил мощный толчок под дых цукой* катаны.
  
  * рукоять катаны
  
  
  - Заткнись, уебок! Больше уважения к даме! Бля... - резкий удар синеволосого арранкара по челюсти в очередной раз заставил Дааку сплюнуть кровь.
  
  - Кончили? - равнодушно спросила Тиа.
  
  - Хочешь посодействовать, милая? - Гриммджоу расплылся в скабрезной улыбке.
  
  
  
  
  
  Глава X. Часть 3. К северу через северо-запад
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/6783190_53279277
  Сranberries 'Zombie'
  
  Очередная жизнь угасла -
  Малыша медленно уносят.
  Насилие сменяет тишина...
  Кто совершил ошибку?
  
  Взгляни, это не я, даже не моя семья...
  В твоей голове ожесточенная война,
  Бесконечные атаки, ядерные взрывы,
  Жуткие бомбы, беспощадное оружие...
  Прорываются в опустошенное сознание,
  
  Твою голову захватили зомби.
  Что у тебя внутри - зомби?
  
  Еще один родитель разбит -
  Сердце жестоко обманули,
  Когда насилие сменила тишина.
  Это только моя ошибка...
  
  Извечная тема... в пустом сознании
  Продолжается ожесточенная война и
  Бесконечные атаки, ядерные взрывы,
  Жуткие бомбы, беспощадное оружие.
  Хладнокровные и убийственные...
  
  Твою голову захватили зомби.
  Что у тебя внутри - зомби?
  
  
  ***
  
  
  Первая волна сбивает тебя с ног, и ты катишься, катишься, катишься, но не захлебываешься - даже если стараешься захлебнуться.
  
  Вторая волна подстерегает тебя, когда пытаешься подняться на четвереньки, и во рту становится солоно, но ты еще жив - даже если уже готов умереть.
  
  Третья волна накрывает тебя с головой, и ты думаешь: это и есть конец, потому что это на самом деле - конец.
  
  Макс Фрай 'Гнезда Химер'
  
  
  
  
  
  ДЕНЬ ВТОРОЙ
  
  
  На одиноком скалистом утесе среди угрюмых надгробий безвольно утопая в густой душистой траве, лейтенант 6-ого отряда Готей 13 старательно складывал мрачные пазлы безумной реальности, кропотливо копаясь в вонючей гнили отборного мусора собственной памяти.
  
  Уже донельзя привычный для измученных шинигами зловещий визг очередной сирены обреченно провозгласил повторное в тот день проникновение в Сэйрэйтэй. Вчерашнее ожесточенное столкновение с ублюдками из Уэко Мундо закончилось до безысходности плачевно для самоотверженных бойцов прославленного Готей 13. Нелепое предательство вайзардов с роковыми для них же последствиями. Поистине отвратительной смертью погиб капитан Маюри вместе со своим безмолвным питомцем Нему. В стремительном и неизбежном развитии новой жестокой резни, все теряли друг друга из вида и пропадали в неистовой свистопляске, под режущие слух победные возгласы пустых уродов.
  
  Абараи только помнил, как сквозь отчаянные крики умирающих в неимоверных мучениях товарищей, до него донесся полный неподдельного бессилия вопль своего всегда сдержанного капитана. Его благородное лицо исказила гримаса первобытного ужаса, и бессвязные, лишенные всякой логики команды хлынули на лейтенанта в нескончаемом потоке бесчисленных слов и хаотичных жестов.
  
  Пытаясь уловить хоть какой-то, пусть самый незначительный смысл в этой безумной тираде, Ренджи смог различит лишь одно имя, которое и вырвало красноволосого Бога Смерти из обреченного в своей бессмысленности оцепенения...
  
  Рукия...
  
  Когда до Абараи дошли убогие попытки капитана Кучики указать на смертельную опасность, вплотную приблизившуюся к хрупкому созданию, стало слишком поздно что-нибудь изменить...
  
  Его шокированному взгляду предстала невероятная в своей отвратительной реальности сцена, от которой горячая кровь стыла в жилах. Бывший исполняющий обязанности шинигами Ичиго Куросаки безжалостным ударом по нежному, искреннему в вечной преданности лицу вырубает сознание маленькой черноволосой девушки.
  
  Ее стройное тело безжизненно, как трепещущий в порыве холодного осеннего ветра золотистый листок легко опадает в беспощадные руки одержимого пустого монстра, превращаясь в тривиальный трофей извращенного коллекционера. Опустошающий мрак проник в отравленную собственной неимоверной болью душу Ренджи Абараи, лейтенанта 6 отряда поистине проклятого Готей 13.
  
  Не разбирая ничего вокруг, напролом сквозь смрад и пламя ужасающей войны, неизменно мимо продолжающихся кровопролитных схваток с арранкарами, Абараи с преданностью сторожевого пса в стремительном шумпо мчался на помощь лучшему другу. В паре мгновений от заветной цели на его неуклонном пути внезапно возник арранкар, нагло ухмыляющийся в своем мнимом превосходстве. Молниеносным выпадом дзанпакто ненавистное препятствие оказалось разрубленным пополам, и кровь врага омыла острие разящего меча.
  
  
  Сгорая в рыжем пламени длинных волос, маленькая черная шинигами податливо покоилась в крепких объятиях бездушного садиста. Она беспомощно исчезала из Мира Душ, решительно уносимая прочь в адском сонидо свирепого арранкара.
  
  И Дьявол забрал покорного невинного ягненка с алтаря зверского жертвоприношения вечному безумию.
  
  
  
  Безвольно выпустив катану из холодных обескровленных рук, меч с противным лязгом полного поражения упал на землю.
  
  Это конец... Яркая недостижимая Звезда... я снова не удержал тебя...
  
  Абараи понимал всю жестокую обреченность ее положения. Невыносимой тяжестью его истязала собственноличная неудачная попытка вырвать беззащитную наивную Рукию из лап озверевшего чудовища. Вокруг продолжалась теперь уже бесцельная для него кровавая схватка, а Ренджи с остекленевшими глазами застыл в восковом оцепенении, отрешенно уставившись в пустоту, которая мгновением назад поглотила близкую подругу.
  
  
  
  Мощный удар в спину заставил коматозное тело Абараи упасть на подкосившиеся колени. Истекая горячей кровью, он отчужденно смотрел на тускло-красное лезвие катаны, бесшумно пронзившее татуированную грудь.
  
  - Неплохо... для слабого лейтенанта, - тихо обратился к нему насмешливый, кажется, женский голос.
  
  Меч резко выдернули. Абараи отчаянно взвыл не то от ужасной боли, не то от жалкого ощущения никчемности собственной жизни в потерянной надежде на спасение дорогой ему девушки. И его приближающаяся смерть стала лишь недостойным завершением беспечного существования.
  
  Только другая, неумолимо ускользающая во мраке вечной ночи, жизнь имела истинное, самое важное для него значение. Он тяжело уперся правой рукой о твердую землю, чтобы полностью не упасть от покидающих его сил перед очередным безликим противником. Сейчас он ясно осознавал, что всегда яростно боролся лишь с тенью... в призрачных лучах мистического сияния той яркой Звезды...
  
  Рядом с его умирающим телом неспешно и с неизменным достоинством в какой-то саркастической пародии опустилась на левое колено светловолосая арранкарка. Она пристально вглядывалась в его бледнеющее лицо, сталкиваясь только с внутренней всепоглощающей пустотой теряющего силу духа шинигами.
  
  И не было в ее зеленых глазах ни жажды крови, ни желания поиздеваться над глупым поражением из-за собственной неосторожности... при этом Ренджи неожиданно отчетливо для собственных предубеждений смог увидеть в них обезоруживающее в своей простоте понимание.
  
  - Ради чего ты подыхаешь, шинигами? - почти бесстрастно спросила женщина.
  
  - Ради... - его неуклонно погружало в вечный сон. Сознание покидало Абараи, отставляя в туманном сумраке сбивающихся в единый бессмысленный конгломерат мыслей и бессвязных образов. И давясь тошнотворным ощущением металлического привкуса собственной крови, он слабо произнес. - Ради мечты, пустая.
  
  Тиа Харрибел уже занесла катану для последнего разящего выпада... но так и не опустила ее в сокрушающем ударе.
  
  - Наверное, ты прав... - задумчиво заключила она, и без тени сомнения, даже не оборачиваясь, молниеносно всадила острие меча в нападающего сзади. Лезвие глубоко вошло в чью-то плоть, послышался глухой шум упавшего тела. Она на миг прикрыла глаза. - Я - Пустая. И я подарю тебе возможность погибнуть ради мечты... В одиночестве, шинигами.
  
  Уже невидящим взглядом, окончательно утратив чувство реальности, полностью лишившись способности ориентироваться в сути происходящего, он провожал в черную гарганту зеленоглазую арранкарку, закутанную в мрачный белый саван. И она ушла.
  
  Лейтенант 6 отряда Готей 13, Ренджи Абараи потерял сознание.
  
  
  
  И сейчас под мирным лазурным небом, вдыхая полной грудью душистый аромат полевых цветов, Ренджи с невыразимой ненавистью проклинал и свою единоличную трагическую ошибку, и бездушного в первозданной жестокости Короля Уэко Мундо, и подлое многоликое предательство Бьякуя Кучики, и весь, чертов, насквозь прогнивший Готей во главе с маразматичным командующим.
  
  Позняк метаться...
  
  Рукию из Клана Кучики, лейтенанта 13 отряда пресловутого Готей 13 официально обвинили (и негласно признали виновной) в измене. Буйное помешательство капитана Кучики в ту ночь по нелепой случайности привлекло к себе слишком много ненужного внимание. В тот самый момент, когда Абараи осознал весь зловещий ужас происходящего, это не смогло укрыться и от других, более поверхностных в рассуждениях и, как неизбежное следствие, ошибочных в выводах проводников душ.
  
  И убогая трактовка вырванного из трагической пьесы единственного действия, пропущенная через призму извращенного сознания старого безумца, 'абсолютно' подтверждала ее 'предательство'.
  
  Справедливый и беспристрастный командующий 'Всея' Сэйрэйтэй четко видел собственными глазами, как паршивую девчонку Кучики нежно сжимал в крепких объятиях бывший исполняющий обязанности шинигами Ичиго Куросаки, а ныне преступный арранкар Дааку... Куросаки...
  
  
  
  Абараи очнулся в унылой больничной палате от невыносимо болезненного в своих реалистичных переживаниях ночного кошмара только через сутки, и в тусклом свете холодных звезд за окном он с прискорбием понял, что не спал той ночью...
  
  
  
  
  ***
  
  
  Благородный человек выше обид, несправедливости, горя;
  он был бы неуязвим, будь он чужд состраданию
  
  Жан де Лабрюйер
  
  
  
  
  Бесстрастный согласно своему аристократическому положению капитан Бьякуя Кучики был охвачен диким ужасом единственной ясной мысли о неминуемой гибели своей названной младшей сестры. Когда он увидел это крохотное родное создание в безжалостных руках рыжего арранкара, то внезапно почувствовал острую боль в мощной груди... слева.
  
  Там, где забота о милой трогательной девочке, запоздалая в забвении на сорок долгих одиноких лет, вновь заставила остывшее к простым человеческим эмоциям сердце неустанно биться в такт незамысловатому ритму маленьких радостей обычной жизни.
  
  И вот она, наивная! Ни на миг не отрывая огромных фиалковых глаз, без тени страха или сомнения, дерзко смотрит на изощренного в жестокой мести свирепого монстра, а видит того же доброго, вечно угрюмого рыжего парня из Каракуры, который неоднократно храбро боролся за нее и всегда спасал...
  
  Для нее в этот тихо ускользающий в небытие момент, все грани реального стерты, есть только дорогой преданному сердцу друг. Живой друг! Под отчаянной защитой собственного сознания, она никогда не сможет понять, что огромный, всепоглощающий в пламени равнодушия ком, сплетенный искушенным в болезненном безумстве животного садизма арранкаром из неутолимой жажды мести и непреодолимой ненависти... неуклонно летит прямо в нее. И все...
  
  Капитан из гордого древнего Клана готов был покорно умолять, чтобы расчетливый Король пустых забрал, вместо ни в чем не повинной Рукии, его собственную жизнь. Пытки, мучения, боль, страдание - все это неизменно меркло в теплом мерцающем свете единой маленькой искры, ярко вспыхнувшей согревающим очерствевшую душу горячим пламенем в пустынном промозглом поместье Кучики много лет тому назад.
  И этот последний, догорающий в тлеющей надежде, лучик живительного света беспощадно отнимают, чтобы зверски уничтожить в сером сумраке мертвого мира пустых демонов.
  
  Но он не мог сделать даже жалкий вздох. Тело вдруг стало неимоверно тяжелым, и неведомая темная сила захватила все его существо, безраздельно властвуя над убогими попытками совершить осознанное действие. Скованные движения вырывались из-под тотального контроля в виде хаотичных нелепых выпадов теперь совершенно чужих рук.
  
  Бессвязные мысли путались, и обрести единое целенаправленное мышление он не мог. В немигающих глазах болезненно отражалось, как рыжий арранкар в триумфальном приступе снедающей ненависти и неистовой злобы грубо сжимал хрупкую Рукию в железной хватке... И казалось, что этот призрак вечной ночи навсегда уносит самое дорогое из его жизни в мир обреченных теней через зияющую дыру гарганты.
  
  
  
  Сквозь пелену тумана, опустившегося на его глаза, он смутно видел или больше ощущал, что на него с каким-то далеким победным кличем яростно бросился синеволосый арранкар, напоминающий серийного убийцу в неистовом поиске утоления собственной жажды крови. Но окаменелое изваяние капитана Кучики с уродливым отпечатком трагической потери и тяжелой скорби только безмолвно смотрело в черную пустоту, где мрак безжалостно поглотил его названную сестру.
  
  ... и это пройдет.
  Вечный сон станет лишь необратимой панацеей для бессмысленного существования в первозданной тьме...
  
  И неожиданно кто-то стремительно отражает уготованный ему смертельный удар. Слух режет лязг сцепившихся в решающей для его жизни схватке яростных мечей.
  
  Джуширо Укитаке...
  Зачем?..
  
  Он устало чувствует, как некстати подгибаются ватные ноги, издалека с эхом доносятся неразборчивые обрывки фраз капитана 13 отряда...
  
  Кажется, его волнует судьба своего маленького лейтенанта...
  
  Но все это где-то там... И сейчас никак не связано с ним...
  
  Агония началась, и спутанное сознание неизбежно ускользает во мраке безумия. Расщепляющийся рассудок становиться тяжким бременем для опустошенного разума. Невыносимая боль пронзает снова и снова незримым клинком, и ненависть к своему собственному непростительному просчету сдавливает пересохшее горло в удушающем приступе.
  
  Он готов к смерти, даже жаждет ее умиротворяющее спокойствие, но одна, не позволяющая окончательно сдаться, мысль вселяет слабую надежду на невероятное спасение младшей сестры.
  
  
  
  Из психологического коллапса его бесцеремонно извлекает очередная чужая воля. И теперь обмякшее тело кто-то куда-то отчаянно тащит, будто это на пределе возможностей неизвестного благодетеля.
  
  А может, и врага... Кому это теперь важно?
  
  Перед серыми глазами в бешеном ритме мелькают скандированные картины окружающего кровавого ужаса. Запах горелой плоти рвотными позывами отдается внутри. Отчетливее слышатся стоны погибающих шинигами, и из рассеивающегося тумана нечеткими очертаниями медленно вырисовывается женская рука.
  
  Он вдруг чувствует острую боль на щеке, и несмело проведя по ней дрожащей ладонью, ясно ощущает горячие струйки крови от неглубоких порезов. Кучики, как завороженный, внимательно смотрит на свою испачканную руку и никак не может понять истинную суть происходящего.
  
  - Малыш, Бьякуя... - пронзающие душу миндалевидные глаза окончательно прорывают полупрозрачный занавес, и сознание беспрепятственно возвращается в изнеможенное тело. - Ты позволил себе непростительную слабость... - и только надменное презрение в испепеляющем долгом взгляде.
  
  - Йеруичи... он забрал мою Рукию... - это был финальный приговор самому себе и его жалкой участи стороннего наблюдателя. Он не винил свое прошлое, что не избавился от заносчивого щенка раньше, что позволил впечатлительной девушке так жестоко обмануть себя; лишь о том, что не уберег ее от не предсказанных последствий, от собственной убогой глупости...
  
  - Эй! Мы вернем твою Рукию живой! - Шихоин резко, но очень комично для ее скромных по сравнению с ним размеров, трясет его за большие плечи, и неожиданная по-приятельски непосредственная поддержка становиться первым решающим шагом на предстоящем пути в Уэко Мундо.
  
  Подарив несмелую надежду, Богиня Мгновенной Поступи грациозно ускользает в шумпо, бесстрашно возвращаясь в гущу кровавых сражений.
  
  И ему внезапно становиться неимоверно тяжело стоять, и он малодушно падает в желанное забытье.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Когда кошка заводит человека, тому ничего не остается, как только с этим смириться.
  
  Томас Стернз Элиот
  
  
  
  
  Йеруичи задумчиво смотрела на фантомные, все еще дымящиеся в искалеченном воображении угли, навсегда жестоко запечатленные в болезненной искаженности собственной памяти. Там, в жутких предсмертных муках безвозвратно обрели вечный покой ее подруга и ее друзья. Один ученик равнодушно устранил другого, а теперь и наоборот. Круг нелегкой жизни неизменно замыкается в сдавливающее кольцо, и никому из него уже не выбраться.
  
  Свора тупых гончих в нелепой погоне за ускользающей истиной...
  
  Она с невероятной силой сжала кулаки, и ни одна скупая слезинка не упала из ожесточившихся глаз. Сейчас не лучшее время поддаваться на жалкую провокацию скорбных эмоций... это чуть позже.
  
  У нее были многочисленные вопросы, которые она теперь отчетливо поняла с КЕМ именно нужно обсудить.
  
  
  
  
  ***
  
  
  А четвертая волна уносит тебя в открытое море, и ты вспоминаешь, что всегда был рыбой.
  
  Макс Фрай 'Гнезда Химер'
  
  
  
  
  Прошло около получаса печальных раздумий Абараи, когда на том же самом одиноком скалистом утесе послышалась решительная поступь Бьякуя Кучики. Он неспешно с неизменным достоинством приближался к своему хмурому лейтенанту. Немного помедлив, Ренджи все же поднялся и сухо приветствовал непоколебимого капитана незначительным поклоном.
  
  Кучики молчал: новости с собрания разнеслись довольно быстро, и, к сожалению, ему решительно нечего было добавить. Командующий лишь дополнительно сообщил капитанам о том, что всех самовольно нарушивших приказ о ненападении на Уэко Мундо ждет трибунал, также как и предательницу Рукию Кучики.
  
  Несправедливый приговор формально был вынесен и утвержден. И если каким-то немыслимым чудом ему все же удастся найти сестру живой и вырвать из лап рыжего монстра, то неизбежно трудная дорога домой снова приведет ее в Башню Раскаяния перед унизительной публичной казнью.
  
  Никто не желал, за малым исключением пары офицеров, некоторых лейтенантов и нескольких капитанов, рискуя в смертельно опасной схватке собственными жизнями, возвращать Кучики-младшую даже для 'справедливого' суда назад в Сообщество Душ. Судьба изменников никого не волнует. Вот если ее удастся захватить на нейтральной территории, ну, скажем, в Каракуре, то можно попытаться осуществить возвращение подлой беглянки.
  
  Ямамото с несгибаемым упорством стоял на своем. Любые в исчерпывающем объеме доводы, предоставляемые свидетельствовавшими в пользу Рукии капитанами 6 и 13 отрядов, были безапелляционно отвергнуты, как 'неадекватное отношение к близкому человеку, в котором незаметно исчезают грани добра и зла, и видится лишь хорошее, но не реальное положение дел' и так далее.
  
  Весь монолог командующего занял порядка сорока минут, и к концу его все сомневающиеся относительно того, что на самом деле представляет собой лейтенант 13 отряда, окончательно убедились в абсолютной добровольности ее стремительного бегства в мертвый мир арранкаров. Ему удалось донести до сознания практически каждого шинигами несокрушимую мысль, что никакое 'спасение', на котором так настойчиво настаивает опозоренный не в первый раз малодушной выходкой младшей сестры капитан Кучики, изменнице Рукии Кучики не требуется.
  
  И теперь становиться настолько очевидно, что весь этот ночной кошмар был тщательно спланирован и затеян, только чтобы помочь сбежать безнравственной девчонке...
  
  Напоследок, командующий Готей 13 выразил искреннюю надежду, что на данном инциденте недолгая, но кровопролитная война закончится. Новый Король пустых останется со своей такой же пустой Персефоной в темной цитадели, и благородные шинигами смогут продолжать преданно служить правому делу - мужественно защищать невинных людей и освобождать заблудшие души из Уэко Мундо.
  
  
  
  - Как тебе известно, - лишенным эмоций голосом вкрадчиво начал капитан, - Рукии заказан путь в Сэйрэйтэй. Теперь она во всеуслышание провозглашена виновной в соучастии в предумышленном убийстве, по меньшей мере, половины погибших от рук арранкаров шинигами, - он тяжело выдохнул и задумчиво посмотрел на безоблачное мирное небо над головой. - Мое свидетельство в пользу насильственного похищения Рукии объявили 'жалкой попыткой восстановить подорванный авторитет Клана Кучики', а капитан Укитаке 'запутался в непредсказуемо лживом поведении насквозь прогнившего лейтенанта', и ему уже недвусмысленно намекнули о 'подборе более достойного кандидата на освободившийся пост'. Ямамото непреклонен. Я бессилен против него...
  
  - Но я тоже видел! - Абараи со всей ненавистью к непроглядному идиотизму сложившейся ситуации ударил кулаком по земле. - Да что здесь творится! Рукия в жестоком плену у этого морального урода, а мы ни черта не делаем, чтобы ее вызволить из склепа Лас Ночес?! - он, наконец, смог открыто посмотреть в, казалось, ничего не выражающие глаза Бьякуя. - Капитан, я должен...
  
  - ... мы должны, Абараи, - Кучики встретил его призыв твердой поддержкой, что в конечном итоге придало дополнительную изрядную порцию новых сил им обоим. - Мы с тобой должны спасти ее. Я столько раз делал неправильный выбор: то во имя безликой призрачной идеи, то во имя пресловутой чести Дома Кучики или просто по тривиальному долгу шинигами. И все это, как бы эгоистично не прозвучало, в итоге приносило мне только боль. Больше я не стану ставить что-то превыше своих собственных, единственно верных для меня убеждений и, - он немного помедлил, сглатывая давящий ком в горле, - благополучия моей младшей сестры. И на первом месте всегда будет ЕЕ счастливая жизнь.
  
  Ренджи, тупо пришибленный неожиданной откровенностью Кучики-старшего, смотрел на своего капитана в некотором недоумении... Теперь перед ним стоял незнакомый до этого момента, при этом истинный пример для подражания, к образу которого так долго и неустанно стремился сам Абараи.
  
  - Капитан, но нам обязательно понадобиться помощь... - несмело начал красноволосый лейтенант.
  
  
  
  - ... и я помогу вам, - приторно нежно и вместе с тем твердо промурлыкала изящная черная кошка, внезапно появившаяся из ничего.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Самое страшное во Вселенной не то, что она враждебна, а то, что она безразлична.
  
  Стэнли Кубрик
  
  
  
  
  Закат окрасил скучные стены просторного кабинета командующего кровавым пламенем угасающего алого солнца. Воздух наполняла вечерняя свежесть, и пожилой шинигами устало потягивал крепкий зеленый чай, уютно расположившись в старинном удобном кресле за буковым столом.
  
  На его отполированной лаковой поверхности грузно лежала древняя рукопись, и, медленно перелистывая ветхие страницы, он периодически делал небольшие заметки в черный кожаный блокнот. Когда чашка опустела, Ямамото с некоторой леностью потянулся к керамическому с замысловатыми узорами чайнику, и с предвкушением новой порции подлил ароматный золотистый напиток.
  
  - Вот и скоротал долгий вечер...
  
  Сейчас его прагматичные размышления занимала дальнейшая судьба Сообщества Душ. Он сурово предавал бесстрастному анализу сомнительные методы неуравновешенного арранкара, в которых неизменно находил и собственную выгоду.
  
  
  
  Среди притворного покоя раздался негромкий стук в дверь.
  
  - Проходи, - не поворачивая седой головы, Ямамото приказным тоном обратился к гостю. - Ты опоздал, - с укором констатировал он.
  
  - О! Прошу меня извинить, Ямамото-сама... Кассу закрывал, - в малиновых лучах тающего за недостижимым горизонтом солнца в кабинете командующего Готей 13 стоял Киске Урахара.
  
  - Чаю? - равнодушно предложил хозяин.
  
  - Как это любезно с Вашей стороны, господин. Верчусь целыми днями, как пчелка, а здесь сама атмосфера предполагает старую добрую чайную церемонию, - моментально распахнув изящный веер, он с комичностью престарелой кокетки сделал несколько легких взмахов.
  
  Властным жестом указав на соседнее кресло, негромко хмыкнув и что-то нечленораздельное пробурчав себе под нос, Ямамото тяжело встал и ненадолго покинул своего долгожданного гостя.
  
  Тем временем шляпник вальяжно занял выделенное для него место, и прозорливый взгляд серых глаз устремился через большое распахнутое окно в витиеватые лабиринты бесчисленных улочек Сэйрэйтэй. Отсюда шинигами там казались маленькими ничтожными букашками. Он загадочно улыбнулся очередной сомнительной мысли, и чуть глубже надвинул на глаза бессменную шляпу.
  
  Командующий все в том же медленном ритме появился в сопровождении незаметной прислуги, которая поспешно, но чрезвычайно бережно убрала ценные для господина тексты на выделенную под них полку, моментально сервировала стол и уже разливала терпкий чай. Она быстро поклонилась и вышла из кабинета хозяина.
  
  - Из Вашего окна открывается прекрасный вид на великолепный Сэйрэйтэй, - Киске немного отпил из своей чашки и заворожено посмотрел на темнеющие небеса.
  
  - Да, красиво, - Ямамото сделал глубокий глоток, наслаждаясь каждой каплей живительного напитка. - Задуманное осуществилось? - в голосе таилось тщательно маскируемое старческое нетерпение.
  
  Киске уныло перевел разочарованный взгляд на грешную землю и веером неопределенно указал вниз.
  
  - Мне нужны абсолютные доказательства, Урахара, - сдержанно, но требовательно заявил командующий.
  
  - Да-да, я понимаю... Излишне отмечать, что она поистине бесценна? - алчная улыбка обезобразила лицемерное лицо симпатичного торговца.
  
  
  
  И холодная сталь мудрых глаз незаметно для собеседника сверкнула неистовой ненавистью под широкими полями полосатой шляпы.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Существует миллион потенциальных препятствий.
  Нужно отбросить их все.
  
  Поппи Брайт 'Изысканный труп'
  
  
  
  
  Новолуние. По мрачным покровам далеких небес беспорядочно рассыпались миллиарды загадочных звезд, и в их холодном призрачном мерцании тревожным сном забылся усталый Сэйрэйтэй. Под покатыми крышами безликих казарм несмело горели красные фонарики, бросая тусклые отблески на мощеные дорожки. Легкая еле слышная поступь уверенно прорезала печальную траурно-мертвенную тишину.
  
  Далеко за полночь в величественном поместье Клана Кучики таинственный гость в длинном черном плаще с капюшоном, бестактно толкнул, безмятежно спящего на полу лейтенанта 6 отряда, и молниеносно уклонился от резвого оборонительного удара.
  
  Затем на новоприбывшего стремительно обрушился еще один резкий, но предсказуемый выпад, и, довольно унизительно промахнувшись, гибкая женская фигура была осторожно, насколько это было возможно, отброшена в несмелые объятия первого противника.
  
  А с презрением в надменных глазах в дверях появился и сам хозяин дома. Поглощенный неистовой ненавистью, он внимательно смотрел на нежданного визитера.
  
  Не снимая с головы полностью скрывающий лицо капюшон, ночной гость вынул из-под него хорошо знакомую бело-зеленую шляпу, комично помахивая ей в знак примирения.
  
  - Я тоже скучал! - с веселой непосредственностью заключил Киске. - Кучики-сан, пришел сообщить, что Ваша младшая сестра жива, - серьезно обозначил он. - Сейчас ей НИЧТО пока не угрожает, но прежде всего в интересах ЕЕ собственной безопасности, малышке Рукии временно оставаться у меня, - нетерпящим возражений тоном констатировал шляпник и с дерзким вызовом посмотрел в серые глаза невозмутимого старшего брата его маленькой подопечной.
  
  - Благодарю Вас, господин Киске... Вы спасли этим несколько жизней, - из бесстрастного Бьякуя будто выпустили весь воздух, и он устало опустился в ближайшее кресло.
  
  - Урахара, это лучшее, что мне удалось услышать за несколько гребаных недель! - лицо Ренджи озарила трогательно-счастливая улыбка. Преисполненный искренней благодарности, он низко склонил голову, опустошенную самой радостной и невероятной новостью.
  
  - Спасибо... - тихо прошептала Йеруичи. Она вмиг оказалась рядом, чуть сильнее сжав его теплую ладонь.
  
  - Ох! Слушал бы вас до рассвета, да времени катастрофически мало... - внезапно торговец запнулся.
  
  - Подожди, Киске... Сирена?.. Как?.. - Урахара бессовестно прервало воодушевленное недоумение Абараи, который теперь с искренним любопытством вглядывался в новый обезличивающий плащ шляпника.
  
  - Про это тоже. Но сначала... - выдерживая многозначительную паузу, и, заполучив пристальное внимание трех недоуменных пар глаз, он торжественно расплылся в самодовольной улыбке.
  
  
  
  
  ***
  
  
  The Truth Is Out There*
  
  * Истина где-то рядом
  
  
  'The X-Files'
  
  
  
  
  НОЧЬ
  
  
  За изувеченным столом пустой залы в меланхоличном ареале тягостных раздумий расположился, усталый от бесконечной беготни крайне долгого дня, Киске Урахара. Его незаметное присутствие в темном разгромленном помещении выдавал лишь алый подрагивающий огонек сигареты.
  
  Поглощенный собственными, скрытыми ото всех мыслями, его по-настоящему пытливый ум, казалось, решал глобальные проблемы как минимум мирового масштаба. Он был настолько далек от мрачного Лас Ночес, что больше походил на выцветшую блеклую тень, бесплотного призрака в ночной тиши.
  Сознание неуклонно углублялось в безбрежный омут воспоминаний, и размытые годами образы всплывали перед серыми затуманенными глазами. Тщательно обдумывая следующий ход, Урахара сделал глубокую затяжку и выпустил колечко белесого дыма, мгновенно растаявшего во тьме.
  
  - Дааку-сама... - приторно-почтительным голосом протянул шляпник, когда шаткая поступь Короля пустых в окружении пары сопровождающих арранкаров несмело переступила незримый порог гостиной.
  
  Гремучая смесь из саке крайне сомнительного качества и низкосортного хаппосю*, резко ударила в ноздри измученного сумасшедшим днем шляпника.
  
  * 'Пенистое саке' (яп. 発泡酒)
  Категория японского пива
  с низким содержанием солода
  
  
  Дегенераты...
  
  - Устали, мой господин, от нелегкого бремени правления? - притворно продолжал Киске, пытливо вглядываясь в угрюмое лицо Короля.
  
  Не обратив ни малейшего внимания на вызывающе наглую издевку, Дааку с шумом упал на чудом уцелевшую каменную скамью, холодная поверхность которой теперь приятно остужала больную голову. Он опустошенно закрыл безразличные глаза.
  
  Плевал, я на вас...
  
  - Нет... тупо заебались... - глухо отозвался из-под стола Джагерджак, который успел умильно свернуться клубочком на полу среди пыльного хлама вчерашних разрушений. Второй арранкар сторожевой собакой уже мирно посапывал у входа.
  
  - Понимаю... - участливо закивал Урахара.
  
  И, небрежно затушив окурок непосредственно о столешницу, он незамедлительно покинул залу, планомерно наполняющуюся громким нетрезвым храпом. С беззаботным лицом придворного шута торговец дал четкое распоряжение невозмутимой Тиа, опрометчиво шедшей ему навстречу, чтобы бахусных завоевателей царства Морфея поскорее рассредоточили по собственным постелям.
  
  
  
  
  Глава XI. Часть 1. Шкурка бабочки
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Nothing is ever certain... It was a cruel phrase that preyed on hope.
  
  Alice Sebold
  
  
  Полной уверенности не бывает... Жестокая фраза, способная обескровить надежду.
  
  'Милые кости'
  
  
  ***
  
  
  Весь этот невероятный в давно позабытой упоительной гармонии вечер Рукия ощутила искреннюю теплоту, с которой на нее открыто смотрели неожиданно ставшие по-настоящему близкими ей люди. Она с умиротворением чувствовала себя новой частицей этого непосредственного радушного общества.
  
  Ишшин радостно встретил свою 'третью дочку' - с распростертыми по-отечески объятиями, и все время неустанно справлялся о самочувствии Рукии, периодически журя ее, то за утраченный аппетит, то по поводу не в меру оголенной поясницы...
  
  Наконец, девушка просто попросила новоявленного заботливого 'папочку' поухаживать за ней и положить 'еще немного риса'... и, если это возможно, помочь ей укрыться 'вон тем шерстяным пледом'. С чувством выполненного долга и довольный собой Ишшин трогательно поцеловал 'старшую дочку' в висок и продолжил оспаривать утопические рассуждения Киске по поводу особенностей этики бизнеса.
  
  Воодушевленная хорошим темпом выздоровления своей любимой пациентки Орихимэ без умолку щебетала про всякую ерунду. Сейчас она переключилась на последние модные тенденции, легко порхая в замысловатой терминологии прет-а-порте, многочисленных именах известных модельеров и стилистов и ее собственных соображений относительно этого увлекательного процесса.
  
  Взахлеб рассказывая изо всех сил сражающейся с невыносимой скукой Рукии про наиболее выгодные для создания неповторимого образа предметы одежды и ультрамодные аксессуары, она упрямо заверяла почти сдавшуюся в ее безраздельное распоряжение подругу, в твердом намерении организовать ей 'самый умопомрачительный шопинг в ее жизни'. Растерянная Рукия могла лишь глупо улыбаться ее искреннему страстному запалу.
  
  Йеруичи привлекала к наиболее активному времяпровождению несколько обленившегося за последние дни Кона (не без добродушного вмешательства в кормление пса чересчур заботливой Орихимэ). С ней вместе эту забавную игру в веселые догонялки с нескрываемым удовольствием дружно поддержали Юдзу и Карин.
  
  Ближе к полуночи все они окончательно вымотались, и с материнской нежностью Шихоин выразила непреклонное желание - самостоятельно устроить их спать в одной из уютных комнат небольшого дома. Орихимэ, ссылаясь на внезапный приступ усталости, торопливо последовала за ними.
  
  
  
  Оставшиеся за столом пожелали измученным девочкам сладких снов. Когда те удалились, то Ишшин, наконец, завершил ироничное повествование про очередной неординарный случай из его веселой практики, и взрыв бешеного хохота породил убийственный приступ массовой икоты. Куросаки просто изобиловал интересными историями. Да и за недолгих пару лет отсутствия в Каракуре Рукии произошло много всего...
  
  Прошло около пятнадцати минут, когда беззаботно смеющийся Урахара встал из-за стола и принялся собирать опустевшие тарелки. Гости участливо помогали ему, и с большим подносом он отправился на кухню.
  
  - Я приготовлю чай, - Киске уже исчез в дверях деревянного дома.
  
  Ишшин неожиданно серьезно взглянул на Рукию, почти неуловимая настороженность в фиалковых глазах все же выдала ее внутреннее напряжение.
  
  - Дочка, - тихо начал он, - есть некоторые новости, в курсе которых ты непременно должна быть... - Ишшин виновато опустил глаза, прекрасно понимая, что это будет нелегкий, даже болезненный для настрадавшейся девушки разговор.
  
  К этому моменту, наконец, вернулся и шляпник с новым громоздким подносом. Рукия незамедлительно помогла ему сервировать стол красивым фарфоровым сервизом. Когда золотистый чай был разлит в три изящные чашки, Ишшин заботливо подвинул вазу с шоколадным печеньем ближе к 'истощенной' Рукии.
  
  - Ну, все! - облегченно выдохнул Киске и поправил шляпу. - Наши баловницы угомонились. Все.
  
  Урахара быстро обменялся многозначительным взглядом с Куросаки-старшим. Тот одобрительно кивнул.
  
  Рукия приготовилась к трудному, вместе с тем неизбежному потоку крайне сомнительной информации.
  
  - Урахара, я готова и слушать, и отвечать... если потребуется, - укрепляясь в собственной решительности, искренне заверила она.
  
  - Отлично! Рукия, начну с главного: Кучики и Абараи поставлены в известность о том, что ты жива и где находишься, - без промедления констатировал Киске.
  
  Девушка, казалось, просто равнодушно пожала плечами, но внимательные собеседники заметили, что ее слегка передернуло.
  
  - Ничего БОЛЬШЕ им неизвестно, - с чувством заверил Ишшин. - Бьякуя сейчас не может встретиться с тобой, чтобы не навлечь подозрение...
  
  - Конечно, понимаю, - с нотками невеселой иронии перехватила Кучики. Она немного отпила из своей чашки, ощущая приятную горячую волну, быстро распространяющуюся по расслабленному телу, и отрешенно откинулась в кресле.
  
  - В том-то и дело, что пока НЕ понимаешь, девочка... - грустно продолжил Ишшин. Они с Киске снова переглянулись.
  
  Рукия начинала опасаться, что дело совсем не чисто. Урахара торопливо распахнул веер.
  
  - Тебя обвинили в измене... - ее будто внезапно окатили ледяной водой, и из дрожащих рук выскользнула чашка.
  
  - Что?! - Кучики не смогла поверить суровым словам. Она с широко распахнутыми от шокирующей новости глазами, как безумная уставилась на Урахара. - В какой, к черту, измене? Кто обвинил? - девушка отчаянно хватала ртом живительный воздух, неминуемо задыхаясь от гневного возмущения.
  
  - Сначала командующий, - Киске уже протягивал ей новую чашку с ароматным чаем. - А потом, как само собой разумеющееся, почти весь Готей... - обреченно подвел печальную черту шляпник.
  
  Он смотрел на младшую Кучики, с нескрываемым сожалением озвучивая в бескомпромиссном миноре финальный аккорд. Но выражение его лица уже надежно скрывала бессменная маскировка.
  
  - Брат поэтому не пришел? - огромные разочарованные глаза предательски заблестели.
  
  - Да. Сейчас нельзя себя обнаруживать. Здесь, конечно, относительно безопасно, но подвал - не крепость. Даже штурм не потребуется, - Киске только беспомощно развел руками. - Так вот. На сегодняшний день в Сэйрэйтэй ты официально объявлена предательницей, сбежавшей с арранкарами в Уэко Мундо. Нападение на тебя видели капитаны Кучики и Укитаке, лейтенант Абараи и командующий. Последний сделал свои умозаключения, а заявления других очевидцев были оспорены, как лиц 'лично заинтересованных'. Смею заверить, что на стороне справедливости еще несколько достойных шинигами. Капитан Кераку даже под малейшее сомнение не поставил слова Укитаке, лейтенант Хисаги - вообще отдельная песня... Капитан Хитсугая с лейтенантами Мацумото и Хинамори в любом случая поддержат тебя при трибунале...
  
  - Что? Суд? Опять?! - Рукия понимала, что скоро непременно спятит. Она демонстративно закатила покрасневшие от напряжения глаза.
  
  
  
  - Естественно! - воскликнула Йеруичи, внезапно материализовавшаяся из ночной пустоты. - А как ты думала? Их саке не пои, лишь бы статистика в Гнезде Личинок не пострадала!
  
  Получив свою порцию бодрящего напитка, она изящно присела в плетеное кресло рядом с Урахара.
  
  - Если бы Улей! - усмехнулся Киске. - С большей вероятностью тебя публично казнят, ни дня не продержав даже в Башне Раскаяния... - серые глаза вдруг прямо устремили проницательный взор в бледнеющее лицо Кучики. - Если найдут сейчас... - шляпник запоздало смягчился.
  
  - За что? - тихо прошептала Рукия. - За что меня казнить? - ее дрожащий голос становился смелее. - Он не спрашивал моего согласия, когда приволок в Лас Ночес! Что, все заранее уверены, что я их предала? Мне даже не собираются предоставить возможность защититься от этой грязи? Просто рассказать, КАК именно все произошло? - она срывалась на истерический крик от болезненного чувства, что ее неизбежно затягивает топкая трясина парадоксального идиотизма.
  
  - Рукия, не выгодно оставлять тебя в живых вне их досягаемости... Это очень старая история... У нас совершенно нет времени на бессмысленные, по сути, лирические отступления. Просто поверь - твоя жизнь, как и смерть, на данный момент одинаково ценны в Сообществе Душ. Поэтому ни брат, ни друзья не могут пока быть рядом. Важно сохранить твое спасение в строжайшей тайне, - Ишшин накрыл ее тонкую руку своей большой ладонью.
  
  Рассказать Рукии обо всем сейчас означало бы загнать ее в непроглядный мрак, лишенный даже малой крупицы надежды, что она не справиться с этим всепоглощающим хаосом.
  
  Кучики безжизненно смотрела на цветущий, полный безмятежного умиротворения сад. И в этом гармоничном созерцании она была готова провести весь недолгий остаток своей обреченной жизни.
  
  А что оставалось?
  Вокруг, насколько хватает глазу, распростерлось море предательства и океан лжи.
  
  - И что? Шинигами получили команду 'фас'? Сезон охоты открыт? - она слабо улыбнулась обескровленными губами.
  
  - Нет... Приказа 'вернуть любой ценой', к великому счастью для нас, не было. И я думаю, что уже не будет. Видишь ли... днем ранее мне удалось посетить Сэйрэйтэй. Там абсолютно уверены, что ты с Королем пустых. А никто, знаешь, даже ради свершения праведного суда не отважился бы пытаться отнять тебя у Дааку. Кроме, несомненно, твоего любящего брата и преданных друзей. И Ямамото еще сохраняет скудные остатки разума не отправлять на верную смерть весь Готей. Эти неоправданные потери ему абсолютно ни к чему, - Киске ниже надвинул излюбленную шляпу.
  
  - Во-первых, Я - НЕ - ЕГО. Во-вторых... - Рукия неожиданно рассвирепела, готовая в любой момент черной фурией броситься на каждого, кто покуситься на ее свободу. Пусть даже в неосторожных выражениях.
  
  - Девочка, но почти все искренне уверены, что ТЫ - ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО - ЕГО! Более того, именно за тобой он и вернулся. У командующего такие невероятные, доходящие порой до высшей степени абсурда, домысливания на этот счет - мне до самого утра и половины не перечислить! - неудачно отшутился Урахара.
  
  
  
  Ишшин с каменным лицом поднялся из-за стола. Все недоуменно уставились на бывшего капитана 10 отряда Готей 13.
  
  - Я знал, что мой сын собирался мстить за свою несвоевременную смерть. Получается, это его справедливое право, но он настолько запутался в источающей его разум ненависти, что уже совершенно не соображал, болван, КОМУ мстил... Когда Ичиго впервые появился у Киске... Спасибо, что рассказал, друг! - с улыбкой посмотрев на старого приятеля, Ишшин склонил голову в поклоне, - я просто попросил его приглядывать за ним. А сам ждал. Ждал, когда мой погибший сын придет поговорить и со мной, не желая никоим образом вникать в его жестокие намерения. После твоей стычки с Ичиго в Каракуре, меня стали обуревать сомнения - есть ли черта, за которую он не преступит и в безумной одержимости не ранит близких? Потом Урахара сообщил, о тебе... Хвала Богам хоть Смерти, хоть Жизни, что ты сейчас с нами, дочка, - он неловко отвернулся.
  
  В фиалковых глазах девушки застыли непрошеные слезы. Рукия моментально рванула к нему и, давясь неуправляемым потоком рыданий, совершенно опустошенно уткнулась в широкую спину своего названного отца.
  
  Ичиго больше нет...
  
  Только они могли в полной мере прочувствовать истинную боль этой утраты. Ишшин медленно повернулся и крепко обнял ее и нежно, как беззаветно любящий отец, и погладил непокорные пряди черных волос.
  
  
  
  - Послушайте, все это очень трогательно, при этом мы не закончили, - Урахара небрежным жестом пригласил их сесть на прежние места. - Не стоит расслабляться. Куросаки-младший уже не молодой своенравный парень из Каракуры. Мальчик успел повзрослеть и ожесточиться. Ну, ради пресловутой справедливости, стоит отметить, что учителя попались исключительные, - выражение лица Киске надежно укрывала полосатая шляпа. - Рукия, пойми меня правильно, - деликатно продолжал он, - у тебя с ним давнишние разборки полетов, но уверен, то, что произошло недавно, навряд ли входило в его 'коварные' планы. Думаю, основная идея состояла в ином.
  
  Все молчали. Эта тема негласно оказалась запретной зоной для публичного обсуждения, по крайней мере, при непосредственной невольной участнице этого инцидента.
  
  Рукия отчетливо понимала, что неоднократно избегать мучительного разговора ей не удастся. Осознание болезненно врывалось в ее измученный разум. Ей предстоял нелегкий выбор: либо она униженно продолжит жалкое существование вопреки этому насилию, либо непременно научится жить полноценной жизнью вместе с тем темным эпизодом...
  
  Чтобы попасть на север, ты должна отправиться на юг.
  Чтобы попасть на запад - нужно пойти на восток.
  Чтобы продвинуться вперед, ты должна вернуться назад.
  Чтобы обрести свет - нужно пройти через тень.*
  
  *Джордж Мартин 'Танец с драконами'
  
  
  - Какая идея? - вкрадчивый голос Рукии решительно прорезал нависшую тишину.
  
  - По крайней мере, убийство в его планы точно не входило... - как ни в чем не бывало, заверил Киске. - Может, вайзардом тебя сделал бы?.. - саркастично пошутил он, внимательно вглядываясь в ничего не выражавшие глаза бледной девушки.
  
  - У него с капитаном Кучики свои дела были... - задумчиво подхватил Ишшин.
  
  - Вот и обделался, - бесстрастно резюмировала Йеруичи, вновь наполняя опустелые чашки зеленым чаем.
  
  - А как мой брат? - Рукия прошептала это практически себе под нос, словно опасалась, что ее услышат и ответят.
  
  - С твоего позволения, - Шихоин потянулась за печеньем, - безвозвратно лишили его чувства вины. Лучше не вникай. Так изощренно мне еще ни разу не удавалось выкручиваться!
  
  - Зачем я нужна командующему? - испытующий взгляд фиалковых глаз вновь сверлил Урахара.
  
  - Для 'особо одаренных' - это отдельная тема! - безапелляционно выразился Киске.
  
  - Ладно, поняла... - отмахнулась она. - А дальше какой план?
  
  - Подождем очередных разборок... Когда-нибудь обязательно поубивают друг друга! Тогда и будем жить долго и счастливо! - он искоса бросил теплый взгляд на Йеруичи, самозабвенно поглощенную активным уничтожением шоколадного печенья.
  
  Умная обезьяна с холма наблюдает, как в долине дерутся тигры.
  
  - Серьезно?! - Рукия скорчила подобие улыбки, но не отступила.
  
  - Для начала тебе необходимо ПОЛНОСТЬЮ восстановиться. Потом предоставим в Готей 13 неопровержимые доказательства твоей невиновности, при этом желательно, чтобы твое поруганное имя отбелили посмертно. Как говориться, нет шинигами - нет проблемы. Снисходительность 'великодушных' правителей сыграет в этом случае на руку: всегда легче дарить прощение мертвому врагу. А когда ты снова вернешься на грешную землю Сэйрэйтэй, то автоматически попадешь под надежную, в некоторой степени, защиту Сообщества Душ. К тому времени, думаю, и арранкары успокоятся. И снова: все мы будем жить долго и счастливо! - торжественно провозгласил шляпник.
  
  - Охотно верю! Ваш Дааку уже задувает цветные свечки на праздничном торте в честь свершенной мести! А потом вдруг узнает, что я - живая... Осерчает Дааку, и полетят клочки по закоулочкам! - нараспев протянула Рукия. - К тому же мой брат окажется в опасности, получается, ему-то рыжий пустой не отомстил...
  
  - Ты о чем? - Йеруичи отвлеклась от упоительного пиршества, и с любопытством посмотрела на Рукию.
  
  - 'Скажи спасибо брату'! - горькая улыбка чуть коснулась пересохших губ.
  
  Из последних сил стараясь не разрушить шаткие постройки оборонительной крепости от собственной памяти, она, не сказав больше ни слова, неторопливо удалялась в благоухающую вишневым цветом постель.
  
  
  
  В неловком молчании допив остывший чай, и озадаченный хозяин, и его усталые гости отправились в тот же домик, где уже давно мирно спали Юдзу с Карин и Орихимэ.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/81759925_88661062
  
  Evanescence 'Whisper'
  
  Поймай меня, если я упаду...
  Скажи, что все закончилось.
  Разговариваю с пустотой,
  Одиноко погружаясь в себя...
  Это неуклонно сводит с ума...
  
  Я знаю, что могу унять боль,
  Навсегда освободиться...
  
  Не оборачивайся назад,
  Не замыкайся в страданиях).
  Не пытайся спрятаться,
  Пусть они ищут тебя).
  Не закрывай свои глаза,
  Бог знает, что будет дальше).
  Не отворачивайся от света,
  Никогда не умирай).
  
  Меня пугает то, что я вижу.
  Не отпускают горькие мысли,
  Что все только начинается...
  Я парализована страхом
  Ожидания очередного удара,
  Но слезы добьют раньше...
  
  Я знаю, что могу унять боль,
  Навсегда освободиться...
  
  Не оборачивайся назад,
  (Не замыкайся в страданиях).
  Не пытайся спрятаться,
  (Пусть они ищут тебя).
  Не закрывай свои глаза,
  (Бог знает, что будет дальше).
  Не отворачивайся от света,
  (Никогда не умирай).
  
  Падшие ангелы у ног,
  Слышу шепот...
  Смерть рядом, мне страшно...
  Вечное забвение, манящий покой.
  Поддаться искушению?
  Поскольку конец близок, я начинаю
  Отрекаться от всего, что любила
  Поднимаюсь, чтобы упасть во мрак...
  
  
  ***
  
  
  Рукия долго лежала, наблюдая, как нежные лепестки сакуры легко осыпаются на землю. В ее изнеможенном сознании в хаотичном беспределе смешались множество противоречивых мыслей. И она отчаянно старалась их лучше понять и систематизировать для последующего анализа.
  
  Что я имею?
  
  'А'. Меня презирает подавляющее большинство шинигами за преступления, которые я не совершила.
  Многообещающее начало!
  
  'В'. При этом брат готов был плевать на запреты и собственную жизнь, чтобы спасти меня. Странно, но только теперь я действительно ощущаю, что у меня есть настоящий старший брат... К тому же, и капитан Укитаке, и Хисаги, и, конечно, Ренджи на моей стороне.
  Это явно положительный момент!
  
  'С'. Обратная сторона... Значит, смертельная опасность будет угрожать и тем, кто окажется непосредственно рядом.
  Заманчивая перспектива!
  
  'D'. Лично в моем трупе оказались заинтересованы: сам командующий Ямамото (даже боюсь предположить...) и одержимый пустотой Дааку ('скажи отцу, чтоб впредь предохранялся!'). Хотя, по словам всезнающего Урахара, у рыжего были более изощренные намерения относительно моей скромной персоны. И здесь снова фигурирует нии-сама... Беспринципный мерзавец решил, прежде всего, ему жестоко отомстить... а я?.. в роли второго плана?.. фамильная безделушка Клана Кучики, которой готовы безнравственно манипулировать, триумфально шествуя к безоговорочной победе.
  'Мы в восхищении!'
  
  И... я осталась одна...
  
  Те, кто могли предать, уже предали;
  кто решил снова вернуть старую дружбу - я никогда не отказывалась от своих друзей, даже выставляя себя непроходимой идиоткой перед всеми...
  
  Что происходит?
  Во что меня превратили?!
  
  Единственный человек, всегда готовый идти ради меня до конца... безвозвратно потерян в сумасшедшем вихре безжалостных событий.
  
  И я бессильна что-либо изменить...
  
  ...но я должна поговорить с НИМ!
  
  Ее несмелая неожиданная уверенность укреплялась с каждой секундой, пока маленькая черная шинигами торопливо сбегала из прекрасного замка романтических грез в беспощадный мир обреченной реальности. Она стремительно исчезла в шумпо, и только молочно-белые цветы сакуры уносились вслед за ней - прочь из сумрака темной ночной тишины.
  
  У выхода в магазин, она стянула один из знаменитых в определенных кругах плащей Урахара и полностью облачилась в неброское одеяние. Рукия, одухотворенная безграничной свободой, чувствовала себя сказочной Алисой в бесконечном беге за белым кроликом. И шинигами, решительно выдохнув, бесшумно открыла тяжелую дверь люка.
  
  
  
  Она четко осознавала, что сейчас ей придется упасть вверх.
  
  
  ***
  
  
  Бедняжка Орихимэ чувствовала себя как минимум подло. Она незаметно выскользнула из своей спальни и затаилась за кустами розового шиповника с торца деревянного домика. За все время непродолжительного разговора, девушка внимательно ловила каждое слово и каждую не озвученную эмоцию. Сначала она самозабвенно помогала Рукии из-за отравляющего чувства вины, но потом она поняла, что ей ЭТО не нужно... Она просто хотела быть рядом с доброй подругой.
  
  До конца!
  
  И вот стройная фигурка Иноуэ, выбиваясь из последних сил, быстро бежит вслед за неумолимо удаляющейся шинигами, попутно пытаясь сообразить, насколько безрассудную выходку задумала, явно тронувшаяся умом, Кучики?..
  
  
  ***
  
  
  - Я не собираюсь больше ждать! - огненно-красные волосы покорно развивались под яростными порывами ветра.
  
  - Ты поступаешь не обдуманно! - призывал к благоразумию высокий статный мужчина в белом хаори поверх черного кимоно.
  
  - Я поступаю как должно! Ей нужна защита, - парень был непоколебим в принятом решении.
  
  - Можно все испортить! Ты подставишь Рукию под удар! - оппонент неизменно твердо ступал рядом.
  
  - Ошибаетесь... Я отправляюсь отразить удар! - он резко остановился и уверенно взглянул на собеседника. - Я не позволю причинить ей боль, - и без промедлений продолжил свой путь.
  
  - Это - приказ, лейтенант! - капитан устал от его глупых пререканий.
  
  - Спасибо, что напомнили, - Ренджи решительно снял шеврон с левого плеча и с облегчением, вручив его бывшему начальнику, мгновенно скрылся в шумпо.
  
  - Я проклят! Меня разжаловали в няньки... - Кучики с задумчивой улыбкой представил печальные последствия этого опасного выпада, но все же направился следом за Абараи.
  
  Ветер переменился...
  
  
  
  Поглощенный предвкушением радостной встречи, он так и не заметил среди неясных ночных шорохов тайных соглядатаев.
  
  
  ***
  
  
  Очнувшись среди непроглядной черноты от непреодолимой жажды в состоянии полной разбитости, Дааку так и не смог больше забыться тревожным сном. Он прикрывал отяжелевшие веки, но неизменно продолжал видеть ее потухшие фиалковые глаза. Король пустых с превеликим трудом повернул, раскалывающуюся от боли, голову к одинокому окну. И из бездонных песчаных глубин унылого Уэко Мундо в его истинную, опустошенную сущность снова проникал пристальный мертвый взгляд... безжалостно погубленной им шинигами.
  
  Когда той дикой ночью Урахара навсегда уносил ее растерзанное тело, из-под грязной тряпки погребального савана невольно выскользнула маленькая ножка с синеватым оттенком обескровленной кожи. Она безучастно покачивалась в такт торопливых шагов Киске, смиренно дирижируя незримым оркестром, печально исполняющим трагичный 'Requiem for a Dream'.
  
  Рукия Кучики и Дары Смерти!
  
  '...подумай о других, обычных рядовых. Ни в чем не повинных душах, кто просто ничего не знал...'
  
  Всегда и везде самозабвенно лезет спасать мир, сгнивший в собственных позорных отбросах.
  
  Неудержимая в бессмысленной идее сделать его хоть немного светлее.
  
  Наивная идиотка!
  
  Он понимал, что смог сломить сильную волю, хотя речь шла всего лишь о жалкой девчонке, которая ни в чем не желала ему уступать.
  
  Мерзавка! даже не сделала ни одной жалкой попытки себя оправдать.
  
  Всегда убегает от собственных чувств.
  
  Сама беспристрастно признает себя виновной, и сама же выносит 'справедливый' приговор...
  
  Только в этот раз я... превратился в палача крохотной 'железной леди' в черном кимоно...
  
  
  
  - Что теперь? - со слабым оттенком безнадежного поражения в голосе, обреченно спросил Дааку у ночной мглы.
  
  
  
  Но серая безликая пустота песков Уэко Мундо безразлично взирала на нового Короля пустых, бывшего и.о. шинигами Ичиго Куросаки, холодным свинцом знакомых до боли глаз...
  
  
  ***
  
  
  - Киске! Кучики нет! - Йеруичи с силой толкнула плечо шляпника.
  
  - Как? - мгновенно очнувшись ото сна, Урахара ошеломленно уставился на Шихоин.
  
  - Где Рукия? - из-за двери послышался рассеянный голос Ишшина.
  
  - Орихимэ тоже пропала! - раздался жалобный всхлип Юдзу.
  
  - Чего им понадобилось среди ночи?! - недовольно пробурчала сонная Карин.
  
  - Господин Урахара, след ведет наверх... - в комнату заглянул тяжело дышавший ретривер.
  
  В оцепенении они лишь тупо переглядывались друг с другом...
  
  
  
  И в единый миг закрутилась сумасшедшая свистопляска. Снова разбежавшись по своим спальням, они судорожно принялись одеваться, в то время как призывно лающий Кон безучастно мельтешил между ними. Быстро двигаясь, казалось, наперегонки друг с другом они в том же объединяющем запале стремительно мчались к заветному выходу из подвала.
  
  - Она мой плащ сперла! - у серого невзрачного люка Киске неожиданно обнаружил пропажу.
  
  - Пусть лучше в нем по Каракуре, бестолочь, носится! - невесело констатировал Ишшин, успокаивая, прежде всего, самого себя.
  
  - Вот, папуль! А ты считал, что самый тупой из нас - Ичиго... - Карин укоризненно посмотрела на отца и плюхнулась на траву.
  
  - А куда они пошли? - тихо поинтересовалась Юдзу, присевшая рядом с сестрой.
  
  - Еще не знаю, но двигались они по отдельности, - принюхавшись к земле, заключил Кон и устало улегся между ними.
  
  Киске напряженно уставился в пустоту. Ответ не кроется в глубине, простое объяснение совсем рядом, почти на поверхности.
  
  - Стоп! Нам нужно успокоиться и подумать! - громко сказал Урахара. - Куда Рукия могла отправиться? Получается, что Иноуэ шла за ней...
  
  - Может к нам домой... - нерешительно предположила Юдзу.
  
  - Нет, там эти ушлепки Ичиго ошиваются! - отмахнулась Карин.
  
  - А если к Иноуэ? Хотя зачем?! - вслух рассуждала Шихоин.
  
  - Именно... - в озарении перехватил Киске, - Рукии нечего там делать. Сбегать КУДА-ТО она не стала бы. У нее есть совершенно определенная цель!
  
  Не ищите 'следы древних', ищите то, что искали они.*
  
  * Мацуо Басё
  
  
  - Но какая? - недоуменно поинтересовалась Йеруичи, вглядываясь в Урахара. Она просто была не в состоянии понять, что толкнуло вполне адекватную девушку на безумство.
  
  Подобным идиотизмом страдают только влюбленные женщины...
  
  
  
  Ишшин тем временем никак не мог сосредоточиться на основной проблеме. Первобытный страх за 'третью дочку' пожирал удрученного отца изнутри. Он искренне пытался вырваться, наконец, из тягостного плена безнадежных опасений, и начать думать только о том, где сейчас искать маленькую глупую шинигами.
  
  Мысли неудержимо ускользали и путались, теряя последнюю логическую нить. Он думал о различных вариантах, систематично перебирал в памяти все возможные места в Каракуре, тщательно соотнося с теми, где Рукия могла бы когда-то побывать.
  
  Те, в которых ей нужно что-то вспомнить... или что-то пережить вновь...
  
  Ему отчаянно хотелось курить.
  
  - Киске, сигареты есть? - он устало обернулся на друга.
  
  - Ты же не куришь? - Урахара протянул ему пачку.
  
  - Курю, - равнодушно ответил Куросаки. - Теперь очень редко, правда...
  
  
  
  И внезапно его осенило.
  
  - Я знаю, где они!
  
  
  ***
  
  
  Твердая поступь пронзала давящую тишину пустынных темных коридоров и гулким эхом разносилась по одинокой цитадели. Обеспокоенная женщина неуклонно следовала к своей цели. В зеленых глазах полыхала искренняя тревога за господина. Шинигами, с которым она случайно столкнулась в Сэйрэйтэй, оказался необычайно силен, несомненно, он отнюдь не единственный в своем роде. Ублюдок Гриммджоу, тоже не без энтузиазма оценил технику владения мечом худощавого светловолосого капитана, с которым сцепился в неистовой схватке.
  
  Тех шинигами наполняла достойная как минимум восхищения идея защитить, спасти жизнь другого, а нас что? - пустота! Подобные сражения всегда обречены на неминуемое поражение. Неужели армию с легкостью пустят в расход ради все той же пресловутой мести за одного чахлого солдата?
  
  Тогда, это действительно становиться плачевно... для Готей... Нам нечего терять, мы тупо нападаем, а им - есть, они вынуждены обороняться!
  
  Сейчас, когда они, нарушив Его запрет, опрометчиво проникли в Каракуру, может, конечно, остатков благоразумия им и хватит, чтобы не соваться к семейству Куросаки, но какая бы причина не заставила Богов Смерти спуститься в Мир Живых, Дааку-сама при любом раскладе расценит это как наглый вызов.
  
  
  
  Она настолько глубоко погрузилась в собственные сомнительные умозаключения, что даже не заметила, как с внушительной силой резко захлопнула открывающуюся дверь, которая тотчас унизительно врезала по ошарашенному лицу синеволосого арранкара.
  
  - Да какого здесь творится?! - потирая ушибленную переносицу, гневно прорычал Гриммджоу.
  
  - Пошел к чертовой матери! - невозмутимо бросила Харрибел и скрылась за поворотом.
  
  Он не мог оставить эту выходку без должного внимания, поэтому последовал за ней. А решительная женщина продолжала поиски. Поравнявшись с очередной открытой дверью, она заглянула в скудно обставленную комнату.
  
  - Нелл, где Дааку-сама? - Тиа окликнула девочку, которая что-то увлеченно разбирала на полу.
  
  - У себя... а что произошло? - в глазах маленького пустого появилась растерянность.
  
  - Шинигами в Каракуре! - не задерживаясь, Харрибел отправилась в подсказанном направлении.
  
  - Ох! ты ж блин... Удачи! - крикнула вслед озадаченная новостью Нелл.
  
  - Она здесь не причем! - отозвалось глухое незримое эхо.
  
  
  
  Перед 'покоями' Короля, блондинка протяжно вздохнула и несколько нерешительно постучала в дверь. Рядом, опершись о холодную стену, стоял ухмыляющийся Гримм.
  
  - Чего лыбишься, Джагерджак? - ей только его плоских шуток не хватало.
  
  - Бля, всегда считал тебя фригидной стервой... а ты, оказывается, горячая штучка...
  
  - Что надо? - от жестокой расправы Гриммджоу спас недовольный голос Дааку.
  
  - Господин, позволите? - Тиа снова переключилась на свое дело.
  
  - Входи, - равнодушно пригласил Король пустых.
  
  
  
  В комнате царил полумрак. Дааку расслабленно растянулся на постели. Он без особого интереса посмотрел на арранкаров.
  
  - Господин, поступило сообщение от фрассьон. В Вашем городе шинигами, - не заставляя его долго ждать, бесстрастно констатировала Тиа.
  
  И сколько же я успел согрешить в земной жизни, что проклятье не отпускает меня и в Уэко Мундо?
  
  Он лениво поднялся и устало посмотрел в окно.
  
  - Слушай, а каким Богам молятся Боги Смерти? - неожиданно спросил он.
  
  - Не знаю, - Тиа недоуменно обернулась на Гримма, но тот лишь повертел указательным пальцем у виска.
  
  - Напомни мне перед их смертью сообщить, что явно не тем... - зловеще усмехнулся рыжий арранкар. - Дорогая, не откажи в любезности составить мне приятную компанию в увлекательном путешествии на грунт... - Король подошел к Харрибел и с галантность истинного джентльмена взял окончательно сбитую с толку женщину под руку.
  
  - Дааку-сама... - несмело обратилась подошедшая Нелл.
  
  - Малыш, а тебе, чью голову подарить на Walpurgisnacht*? - он с наигранной трогательностью погладил ее по зеленым волосам.
  
  * Бельтайн (кельт.)
  Ночь на Ивана Купалу (славян.)
  Шабаш ведьм (средневек.)
  Языческий праздник
  с 31 мая на 1 июня
  
  
  - Можно мне тоже с Вами? - она с надеждой посмотрела на Дааку.
  
  - Нет, - непринужденно отказал Король пустых. Не обращая внимания на затаившуюся обиду в ее заблестевших глазках, теперь он обратился к Джагерджаку. - Собери арранкаров. А то вконец очумели от безделья.
  
  Гриммджоу злорадно улыбнулся и зашагал прочь.
  
  - Сколько шинигами? - Дааку снова перевел взгляд на Тиа.
  
  - Сначала пришли двое, - равнодушно сообщила она.
  
  - Сначала?.. А это уже действительно любопытно... Продолжай, - в черных глазах промелькнул коварный интерес.
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/32462726_108341542
  
  'Woland Theme'
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XI. Часть 2. С широко закрытыми глазами
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Всякая деловая мера по отношению к кому-то - личный выпад.
  
  Каждый кусок дерьма, который человеку приходится глотать каждый божий день, есть выпад против него лично.
  
  Называется - в интересах дела. Пусть так.
  
  Но все равно - сугубо личный выпад.
  
  
  И хочешь знать еще кое-что?
  
  С теми, кто воспринимает несчастный случай как личное оскорбление, несчастные случаи не происходят.
  
  
  Марио Пьюзо 'Крестный отец'
  
  
  ***
  
  
  Свобода опьяняла ее. Сейчас, когда она безвозвратно вырвалась из душного плена собственных иллюзий, Рукия ощутила ту потерянную в бесчисленных ужасах последних недель частицу себя, которая неизменно помогала ей выживать.
  
  Она неторопливо брела по знакомым ночным улицам Каракуры, с каждым маленьким шагом приближаясь к заветной цели. Придерживая тонкими пальцами белый капюшон ее защитного одеяния, девушка решительно двигалась вперед, навстречу новому испытанию.
  
  Рукия понимала, что ей предстоит пройти через невыносимую боль и страдания. Но также она и принимала то, что ей необходимо именно ПРОЙТИ, и затем неуклонно двигаться дальше.
  
  Когда хватаешься голой рукой за раскаленный чайник, то резко отдергиваешь ее, а потом дико орешь, проклиная собственную беспечность. И вместе с этим истошным воплем всегда уходит и большая доля обжигающей боли. Поэтому обязательно нужно кричать! Необходимо выплескивать эту черноту, чтобы не раствориться в ней, чтобы покорно не смириться с этим.
  
  Чтобы в конечном итоге просто пережить ее... а потом продолжать уготованный тебе путь с уродливым шрамом, который в очередной тяжелый момент по-приятельски напомнит тебе, что ты всегда способна выжить, во чтобы то ни стало. В какую бы грязь тебя не бросила немилосердная судьба - ты всегда выплывешь и с чувством собственного достоинства продолжишь идти по нелегкой дороге... до самой смерти.
  
  Рукия подняла огромные фиалковые глаза к звездному небу. Луны не было. Но это не умоляло трепетной красоты ночных небес. Завороженная, она пристально вглядывалась в бесчисленные вереницы далеких созвездий, и млечный путь казался ей узкой тропинкой среди бескрайней сияющей чащи мерцающих огней.
  
  Так в тусклом свете уличных фонарей она медленно брела на одну из самых важных встреч в своей жизни.
  
  Еще немного... и все закончится...
  
  За время ее неспешной прогулки, Орихимэ без труда нагнала подругу. Странно, но теперь она могла чувствовать ее так же хорошо, как пару лет назад безошибочно ощущала присутствие Куросаки. Поэтому Иноуэ позволила себе не опасливо красться по пятам, а дать Рукии небольшую фору, чтобы и не попасться ей на глаза, а в случае необходимости в течение короткого срока оказаться рядом.
  
  
  
  Миниатюрная шинигами отчаянно петляла, будто толком не знала дороги. К ее собственному огорчению, она действительно успела позабыть если не все, то очень многое. Главное, она прекрасно помнила те чувства, которые в свое время зародились именно здесь.
  
  Сейчас среди пустынных улиц заснувшего города, проходя мимо уютных малоэтажных домов, ей до щемящей боли в истерзанном сердце хотелось снова очутиться в том самом шкафу, где когда-то она была по-настоящему счастлива. Еще раз взглянуть в родные глаза близкого друга...
  
  Но это теперь было совершенно невозможно - и горящие янтарем глаза превратились в черные угли, и ее друга больше нет.
  
  В душу предательски закрадывалось ощущение безысходности. Рукии вдруг захотелось безвольно упасть на серый асфальт и горько заплакать от жалости к самой себе.
  
  Наверное, впервые за ее долгую жизнь, ей стало абсолютно наплевать на все нескончаемые, порой абсурдные проблемы этого мира, только отравляющее сострадание к собственному разбитому сердцу имело сейчас истинное значение.
  
  Но она продолжала двигаться вперед. Несгибаемая в решительном намерении пройти этот исковерканный путь, она твердо ступала в выбранном направлении.
  
  
  ***
  
  
  Чудаковатая компания, торопливо двигалась по безлюдным тротуарам уснувшей Каракуры. То появляясь в тусклом круге света уличных фонарей, то снова ненадолго скрываясь в сумраке ночи, они быстро бежали за Рукией. Так и играя в безрадостные прятки с мрачными тенями, они неуклонно следовали за шинигами.
  
  Практически приблизившись вплотную к месту предполагаемого назначения, они взяли, особенно желанный для некоторых, короткий тайм-аут. Запыхавшиеся, они не сговариваясь, все разом остановились у могучего ствола вековой липы, дающей начало тенистым посадкам за каменной стеной.
  
  - Чего ждем? - недовольно спросила Йеруичи, которую ничуть не утомила ночная пробежка.
  
  - Я лично миску холодной воды, но соглашусь и на лужу... - Кон высунул посиневший язык и облегченно растянулся на ухоженном зеленом газоне.
  
  - Заткнись, меня сейчас стошнит! - темноволосая девочка скорчила удрученную гримасу. Бег только освежил ее запутавшиеся мысли.
  
  - Может тебе тоже стоит прилечь, Карин? - заботливо предложила ей Юдзу, когда устроилась рядом с ретривером и нежно принялась гладить выбившегося из сил пса по золотистой спине, отчего разомлевший Кон довольно заурчал.
  
  - Перекур? - издевательски поинтересовался Киске, дыхание которого даже не участилось, пока он неоднократно обходил Шихоин в этом позднем спринте.
  
  Он неспешно подошел к своему полуживому другу.
  
  Согнувшись пополам и опершись о травмированные сумасшедшим бегом колени, Ишшин обливался седьмым потом. Мысленно проклиная себя за беспробудную лень (незаметно пришедшую вслед за долгой депрессией после смерти сына, и щедро подкрепляемую отсутствием привычных профилактических стычек с последним), он дал себе слово чести...
  
  ... что в этот раз действительно навсегда откажется от вкусных, то есть крайне вредных продуктов, завтра (вернее уже сегодня!) сделает ЭКГ и анализ крови на холестерин, а следующий выходной день обязательно проведет в тренажерном зале! Куросаки-старший с искренней ненавистью поднял карие глаза на ухмыляющегося Урахара.
  
  - Дай только отдышаться, дорогой Киске... - в угрожающем голосе Ишшина мелькали ироничные нотки.
  
  Небритый мужчина озорно улыбнулся и тотчас изловчился на стремительный выпад... Деревянные сандалии Урахара неожиданно оказались выше уровня полосатой шляпы, все еще скрывающей симпатичное лицо торговца, с шумом упавшего на мягкую траву неподалеку от испуганных Юдзу и Кона. Он весело рассмеялся.
  
  - А я уж решил тебя списывать, - без обиды принимая поданную приятелем руку, Киске легко поднялся с земли. - Озвучишь свои дальнейшие предположения, Куросаки?
  
  - Я уверен, что малышка Рукия вон там! - Куросаки решительно указал вглубь темной аллеи. - Пойдем... потихоньку.
  
  
  
  Несколько погрустневшие, они снова двинулись вслед за твердой поступью Ишшина. Через несколько минут в поле зрения появилась и опечаленная Орихимэ. Девушка устало прислонилась плечом к шершавой коре высокого дерева и сосредоточенно наблюдала за маленькой молчаливой подругой, которая находилась метрах в восьмидесяти от нее. Темно-карие глаза Иноуэ блестели от застывших в них слез.
  
  - Вы долго нас искали? - она робко повернулась и, растерянно улыбнувшись, виновато посмотрела на сплоченную в осуждающем порыве компанию. - Просто, я заметила, что с ней что-то не так ... в смысле ОПЯТЬ что-то не так... Времени бить тревогу не оставалось, и я была уверена, что Кон нас найдет, - она ласково взглянула на 'улыбающуюся' морду золотистого ретривера.
  
  - - Ну, ладно, Рукия все еще не здорова, но ты?! Что за подростковое безрассудство? - неожиданно смягчившаяся Йеруичи быстро подошла к рыжеволосой девушке и по-дружески приобняла ее.
  
  - Знаете, сейчас я абсолютно уверена, что поступила бы точно также. Теперь мне стала понятна причина ее побега, - Орихимэ медленно обернулась на небольшую одинокую фигурку, окутанную призрачным мерцанием далеких звезд.
  
  
  ***
  
  
  Окрыленный долгожданной встречей с бесконечно дорогой ему девушкой, Ренджи нетерпеливо мчался в шумпо по безликим улицам безразличного к его упоительному счастью, города... пока неожиданно не уперся в мощную стену надменного спокойствия в стальных глазах его бывшего капитана. Кучики медленно выходил из тени и неумолимо надвигался на красноволосого шинигами.
  
  - Ты похож на псовую борзую в бешеной погоне за неуловимым зайцем, - он смерил опешившего ронина пренебрежительным взглядом и осторожно передал ему лейтенантский шеврон. - Абараи, если ты еще раз по вине собственной невменяемости это СЛУЧАЙНО обронишь, как я искренне полагаю, то незабываемое ханами Сенбонзакура станет для тебя последним любованием цветения в этой жизни, - спокойно заверил Кучики.
  
  Ренджи внимательно разглядывал, казалось, бесполезную деревяшку, и отчаянно соображал, что хорошего дала ему эта воинская реликвия? Он многие годы тому назад безрассудно потерял единственную подругу, бездумно посвятил свое одинокое существование тем возвышенным идеалам, в которых теперь так жестоко разочаровался... Но, тем не менее, он учтиво поклонился своему капитану, небрежно возвращая обесценившийся для него шеврон на прежнее место.
  
  - Так я и предполагал, - равнодушно заметил Кучики. - Что ты сейчас чувствуешь? - неожиданно спросил он, с интересом наблюдая за изящным кружением ночных мотыльков в блеклом свете уличных фонарей.
  
  - Э-э... Ничего... - Ренджи остолбенел. Может, подумал лейтенант, он забыл о благодарности?..
  
  - И я - НИЧЕГО ... ни в магазине Урахара, ни здесь, - с сожалением констатировал Кучики.
  
  Абараи сразу и не сообразил... Он тоже вначале успел побывать в знакомом подвале, а потом как безумный понесся на поиски чудом спасшейся девушки...
  
  А куда, собственно, я бежал?..
  
  Внезапно в его бурную мозговую деятельность ворвалось болезненное осознание, что ВООБЩЕ не ощущает ни толики ее реацу, словно маленькая шинигами просто перестала существовать в этом мире...
  
  Я не успел?! Рукию снова захватили арранкары? Или просто убили на месте? А тело?..
  
  Он чувствовал, что твердая почва стремительно ускользает из-под внезапно отяжелевших ног. Его трагические размышления решительно прервала более логичная цепочка детальных рассуждений Кучики.
  
  - Урахара нас не обманул. Я точно уверен, что Рукия была в его доме. Следов погрома от схватки, неминуемо последовавшей бы за внезапным вторжением воинствующих арранкаров, в подвале мы не обнаружили. Из этого обнадеживающе выходит, что, по крайней мере, оттуда мою сестру никто не похищал. Куросаки-старший (по информации, которой щедро поделился Киске) не стал бы забирать ее под собственную опеку - неоправданный риск. Прятаться Рукии негде... - Бьякуя отрешенно замолчал, при этом мысленно не прекращая поиски других возможных вариантов развития событий.
  
  - А если она вовсе и не прячется?! - внезапное озарение Ренджи, бесцеремонно вырвало капитана из глубокой задумчивости. - Зная Рукию, она скорее пожертвует собой, чем подставит под угрозу жизни близких. Если она будет твердо убеждена, что рыжий мудак, тупо растерзав ее, прекратит этот чудовищный холокост шинигами, то без тени сомнения самоотверженно бросится на острые пики арранкаров... ей осталось лишь обнажить свое существование... - потухшие глаза
  Абараи безжизненно смотрели сквозь Кучики.
  
  Бьякуя не подал ни малейшего вида, что слушал, а тем паче, услышал суровую тираду вспыльчивого лейтенанта. Но он, к собственному сожалению, понимал, что в этом эмоциональном выпаде есть некоторый смысл. На благородном лице упруго заиграли желваки. Такое было вполне допустимо для жертвенного духа храброй до безрассудства и по-настоящему упрямой, но вместе с тем бесконечно наивной Рукии.
  
  Вдруг их практически одновременно, будто что-то резко кольнуло... Странное ощущение внезапно пронзило замершие в неясной надежде сердца. Поникшие глаза неумолимо наполнялись неведомой силой. И это обескураживающее чувство стало неизменно укрепляться, целеустремленно взывая к опустошенному разуму обеспокоенных мужчин...
  
  В некотором изумлении они уставились друг на друга, пока сомнительная настороженность не трансформировалась в твердую убежденность.
  
  
  
  Где-то далеко в беспросветной мгле ночного города забрезжил тусклый огонек слабеющего свечения ее реацу... и шинигами молниеносно скрылись в шумпо.
  
  
  ***
  
  
  Черная гарганта безжалостно прорезала безмятежные небеса мирно дремлющей Каракуры. В воздухе витало напряженное ожидание необратимой опасности.
  
  - Хиленькие реацу... - зловеще послышалось из-под обезличивающего капюшона одного из арранкаров.
  
  - Это не интересно... Только трое... - раздосадовано заключил Джагерджак. - На хуя мы явились таким составом?!
  
  - Вы довольствуетесь малым, - ровно отозвалась Харрибел. - Их отнюдь не трое, вероятно, те просто находятся в одном месте, остальные, видимо, рассредоточены по городу. И кстати, вы улавливаете именно 'хиленькие' скопления единичных энергий, среди этой троицы находится тот самый шинигами, с легкостью расчленивший одного из нас.
  
  - Этот уебок был жалким слабаком, раз позволил себя убить... не в счет! - грубый возглас был непоколебим в недооценке противника.
  
  - Мадам права, - вступился Гриммджоу. - Те немного сильнее остального сброда. Их не стоит сразу списывать... можно будет и поиграть! - он был полон решимости развеять удручающую тоску.
  
  - Как заманчиво, - с нескрываемым безразличием произнесла Тиа.
  
  - Что фрассьоны сообщили? - в голосе Бамбиетты прослеживался явный интерес.
  
  - Пришли двое. Спустя несколько минут еще. Сколько именно - не знают. На дом семьи Короля никто пока не покушался, - бесстрастно резюмировала Харрибел.
  
  - Мы пришли тупо замочить гадов, или полностью вникать во все ненужные подробности? - недовольно заметил Баззби.
  
  - Мы пришли воздать должное эпидемии идиотизма в Сэйрэйтэй. Господин четко объяснил тем шинигами, чтобы они и им подобные впредь не появлялись в Каракуре. Получается, Готей явно мучается тяжким недугом - раз они решительно ослушались Короля Уэко Мундо. Значит, мы пришли их милосердно исцелить от собственного безумия, - спокойно констатировала Тиа.
  
  - А как же месть Дааку-сама? - не унимался он.
  
  - Этого он не упустит! Единолично проглотит свой десерт! - ехидно посмеиваясь, вставил Джагерджак.
  
  - А мы решили неукоснительно следовать за новым Королем пустых, - невозмутимо поддержала Харрибел.
  
  - Тогда, какие дальнейшие действия, Дааку-сама?
  
  
  
  В оцепенелой отрешенности Король сосредоточенно вглядывался в чернеющую пустоту долгой ночи. Он внимательно ловил каждый незримый шорох, еле ощутимую эмоцию, любое неопределенное подозрение, абсолютно все безликие колебания пространства, беспощадно ускользающего в вечное небытие... отчаянно пытаясь найти заветный источник зародившегося недоверия к бескомпромиссному разуму...
  
  В нем сравнительно медленно, при этом неизменно стойко формировался явный конфликт давно позабытых внутренних переживаний и решительных порывов. И где-то в глубине непроглядного мрака мертвого сердца несмело забрезжил тусклый рассвет.
  
  Призрачная иллюзия предательски тлела в угасающих углях утраченных чувств. Не раздражающая, но трепетно волнующая догадка ослепляющей вспышкой озарила незримую дыру в груди пустого... но Дааку безжалостно подавил безумное заблуждение собственного сознания.
  
  - Они стекаются на запад, - он небрежно указал направление. Жесткое выражение лица Короля приобрело обезображивающий садистский оттенок. Губы чуть тронула саркастичная улыбка. - Место кровавой бойни обозначено предельно точно... и, черт их дери, настолько символично!..
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/50027939_110864258
  
  You used to captivate me by your resonating light,
  Now I'm bound by the life you left behind.
  Your face it haunts my once pleasant dreams,
  Your voice it chased away all the sanity in me.
  
  These wounds won't seem to heal,
  This pain is just too real,
  There's just too much that time cannot erase.
  
  When you cried, I'd wipe away all of your tears.
  When you'd scream, I'd fight away all of your fears.
  And I held your hand through all of these years,
  
  But you still have all of me.*
  
  *Evanescence 'My Immortal'
  
  Давно ты пленил меня внутренним мерцающим светом.
  Сейчас я связана с той прежней жизнью, что ты оставил далеко позади.
  
  Твое лицо преследует мои кошмары,
  Твой голос помутил мой разум.
  
  Эти раны не исцелить.
  Эта боль действительно реальна.
  Этого так бесконечно много, что не сможет уничтожить даже время.
  
  Когда ты плакал, я смахивала твои слезы.
  Когда ты кричал, я прогоняла прочь все твои страхи.
  Я поддерживала тебя долгие годы,
  
  И до сих пор я всецело принадлежу тебе.
  
  
  
  ***
  
  
  Маленькая черная шинигами робко толкнула кованые ворота старого кладбища, и со зловещим лязгом они безропотно отворились. Рукия в недолгом замешательстве стояла перед узкой тропинкой. Она неумолимо ускользала в мрачной чаще темных сучковатых деревьев и траурно-прекрасных розовых кустов.
  
  Отчаянно превозмогая собственные страхи, Кучики нерешительно вступила на трудный путь. Печальная девушка внезапно поняла, что именно теперь она искренне боится этого... действительно боится, что сейчас ей неминуемо придется вынести необратимый приговор своему вечному одиночеству одним единственным 'прощай'.
  
  И она несмело последовала на заключительную встречу с самым дорогим, чтобы потом навсегда отпустить. Под мелодичный шелест первозданной листвы Рукия бесшумно скрылась в шумпо.
  
  Неустанно прорываясь сквозь ночную мглу, Кучики прилагала неимоверные усилия, чтобы не сломаться от сдавливающей еще бьющееся сердце боли. Она неистово мчалась наперегонки с яростным ветром, торжественно обгоняя его. Пусть ей никогда не скрыться от этого отвратительного кошмара, но все же временное укрытие она обязательно отыщет!
  
  Невысокая девушка утопающая в бесформенном балахоне в бешеном темпе уносилась прочь от омерзительной бессмысленности настоящего. Она наивно мечтала о сказочной дороге из желтого кирпича, которая как по волшебству привела бы ее назад в далекое безгранично счастливое прошлое.
  
  Ей смутно грезились до боли родные карие глаза, в которые она с трепетной нежностью желала снова взглянуть. Но и в светлый мир призрачных фантазий безжалостно явилась всепоглощающая тьма и жестоко уничтожала теплое янтарное свечение в чудовищном черном мраке совершенно чужих глаз...
  
  
  
  Кучики вдруг резко остановилась и замерла. Внезапно ВСЕ в бесконечной Вселенной утратило свою значимость.
  
  Я пришла, Куросаки...
  
  Она откинула капюшон и устало опустилась на колени, будто из нее неожиданно выпустили весь воздух. Беспощадная надпись на черном граните мрачного надгробия вызывала нестерпимую боль в израненном сердце. Прозрачные слезы истощающей беспомощности застили невидящие глаза.
  
  В этот миг ей было абсолютно безразлично, сколько невинных и сколько действительно заслуживающих смерти шинигами безжалостно прокрутили в кровавой мясорубке последних недель... И сколько еще неизменно падет в свирепом пламени кровожадной войны...
  
  ... сейчас она полностью растворилась в душераздирающей лебединой песне по одному единственному парню...
  
  - Ичиго! - яростный крик мучительного отчаяния прорезал мертвую тишину.
  
  Будто отгораживаясь от чудовищного окружающего ужаса, она бережно обняла себя за узкие плечи, словно старалась поддержать и утешить... В затуманенное истинным горем сознание хаотично врывались обрывки жестоких фраз и жестких прикосновений. Фантомная боль вдруг стала настолько реальной, что сводила с ума. И невыносимая мука, погребенная под жалкими осколками разбитого сердца, вновь безвозвратно превращалась в ничто...
  
  
  ***
  
  
  Напротив Киске Урахара и Ишшина Куросаки в сени чернеющих деревьев по другую сторону от плачущей Рукии неожиданно возникли два высоких темных силуэта. И внезапно они замерли в оцепенелом изумлении. Шинигами беспомощно остановились, внимательно вслушиваясь в неразборчивые стенания миниатюрной девушки с растрепанными черными волосами, которые мягко ниспадали на покатые подрагивающие плечи.
  
  Она отдаленно напоминала израненного беззащитного зверька, чудом спасшегося из жестоких лап изголодавшегося хищника, но все же неминуемо загнанного в угол убийственной агонии. Скупая слеза скатилась по хладнокровному лицу Кучики-старшего. Он с прискорбием отвел полные горького сожаления глаза. Абараи, наоборот, продолжал упорно смотреть только прямо, неустанно подавляя в себе удушающее желание, приблизиться к настрадавшейся подруге.
  
  
  ***
  
  
  Рукия касалась мертвенно-бледной щекой гладкой поверхности памятника, ничего не ощущая дальше своего слабеющего тела. Шинигами отчаянно цеплялась за равнодушный холодный камень. Она уже давно не пыталась сдержать нескончаемый поток солоноватых слез, нестерпимой боли которого, казалось, никогда не суждено больше иссякнуть.
  
  По ее тонким ледяным пальцам обжигающими струйками сочилась алая кровь. Девушка очень сильно сжимала в руках небольшой букет нежных роз с острыми шипами. Цветы были беззастенчиво похищены у безмолвных кустов, живой изгородью обрамлявшей печальную дорогу, по которой она стремительно двигалась к ЕГО могиле. И сейчас белые лепестки раскрывшихся бутонов трагично окропляли кровавые капли исцарапанных ладоней.
  
  - Почему?! Почему?.. Столько раз, рискуя собственной жизнью, ты самоотверженно спасал нас, а они так подло забрали ее... - единичные угасающие всхлипы изредка срывались с дрожащих губ.
  
  
  ***
  
  
  С севера надвигался неистовый вихрь, который внезапно рассеялся в темной аллее ярдах в пятидесяти позади хрупкой фигурки младшей Кучики. Вместе с оседающими клубами серой пыли обнажались звериные оскалы бездушных арранкаров, плотной завесой окруживших маленькую черную шинигами со стороны неприкрытой спины. Капюшоны небрежно отброшены назад, в безумных глазах лишь неутоленная жажда расправы...
  
  Но вместо решительного приказа Короля пустых предать беспощадной смерти убогих врагов, некоронованный Повелитель Уэко Мундо отрешенно наблюдает за ничтожной малявкой, абсолютно ничего не предпринимая при этом.
  
  Жива.
  
  
  ***
  
  
  А Рукия вообще никого и ничего не замечала и не ощущала, кроме неотвратимого приближения к запоздалому прощанию. Она старательно вытерла влажные глаза окровавленными руками и вдруг несколько истерически засмеялась собственному глупому поступку.
  
  - Ичиго, я, честно признаться, пришла поговорить с тобой, - после короткой паузы она серьезно продолжила, - вернее, прежде всего, извиниться перед тобой. Прости меня, пожалуйста... - она виновато поклонилась безмолвному надгробию. - Мне было так страшно спуститься к тебе. Думаешь, меня останавливал приказ? - ерунда! Просто не хотела тебе мешать жить нормальной жизнью, боялась случайно оговориться о своих настоящих чувствах... - она несмело подняла заплаканные глаза к безлунным небесам, и трогательная улыбка озарила ее грустное лицо. - И в этом была моя ошибка... я не защитила тебя! - из фиалковых глаз снова заструились непрошеные слезы. - Я одна виновата перед тобой... и твоей семьей... - она безжизненно поникла, но, тяжело вздохнув, опять заговорила. - И прости, пожалуйста, тех, кто исполнил ТОТ приказ. Мой брат... он... он превыше всего ценит долг, даже выше собственных убеждений. Однажды он пошел против всех, но в конечном итоге все равно потерял Хисану... - она неловко запнулась и с чувством продолжила. - Пойми, я не пытаюсь оправдать его ужасный поступок... но поверь мне, желанная месть свершилась... - Рукия жалостно всхлипнула и крепко обхватила себя за опущенные плечи.
  
  
  ***
  
  
  Дааку с непроницаемым лицом оставался в тени. Харрибел незаметно скосила лишенные эмоций глаза сначала на невозмутимого Короля пустых, а потом неспешно перевела глубокий взгляд с оттенком искреннего понимания на одинокую шинигами.
  
  Джагерджак же внимательно следил за иными противниками.
  
  
  
  Бьякуя Кучики смерил арранкаров холодной сталью презирающих глаз.
  
  - Я убью этого подонка, - категорично прошипел Ренджи, готовясь к молниеносному наступлению, и внезапно бесшумно опал на землю.
  
  Позади его усмиренного тела возвышалась грациозная фигура Шихоин. Особенно довольная 'сногсшибательным' эффектом своего ловкого выпада, она медленно поднесла указательный палец к губам, безмолвно призывая капитана 6 отряда к сохранению тишины. В миндалевидных глазах Кучики отчетливо увидел дружеское сочувствие.
  
  
  
  Тем временем Урахара напряженно обдумывал идеальный план массового побега ... со всех трех фронтов. Малышка Юдзу почти неслышно плакала на коленях полностью опустошенной Орихимэ, в потухших глазах девушки не осталось больше ни единой слезинки. Карин отчаянно сжимала готовые к незамедлительному нападению кулаки, мысленно повторяя самые грубые из известных ей ругательств. Рядом с ней злобно скалился ретривер. Только Ишшин Куросаки, казалось, оставался невозмутимым. Он отрешенно превращал в серый пепел очередную сигарету.
  
  
  ***
  
  
  - Ичиго, ты должен знать, что Ренджи тоже не был в курсе, да и никто из лейтенантов ... кроме одного, - тихо прошептала Рукия. - И не все капитаны, как выяснилось, поддержали эту бредовую идею... Кераку, Укитаке, Хитсугая и... Хирако... - очередной взрыв истошного плача отчаянно сотряс напряженное пространство. - И знаешь, мне так хотелось, чтобы ты был жив! И только для меня... - сквозь слезы продолжала Рукия. - Куросаки - ты единственный кто мог спасти меня от... от... - полностью поглощенная своими чувственными переживаниями, она безжизненно распростерлась на мрачной могиле.
  
  Девушка безвольно содрогалась всем телом, покорно выплескивая всю пережитую боль. И теперь она окончательно смирилась с тем, что никогда не сможет проститься с НИМ.
  
  Кем бы ты ни был...
  
  
  ***
  
  
  Обстановка неуклонно накалялась. Все выжидали, и никто не осмеливался выйти из тени.
  
  Вдруг тьма начала неистово сгущаться. Бьякуя Кучики стремительно исчез в шумпо, и уже твердо стоял возле своей младшей сестры. Через какое-то мгновение к нему решительно присоединились вовремя очнувшийся Ренджи, благоразумный Киске, с виду спокойный Ишшин и отважная Йеруичи. Глаза Орихимэ вмиг наполнились золотистым светом, и непроницаемый барьер теперь надежно защищал напуганных девочек и Кона.
  
  - К нам гости, господа! - саркастично констатировал Урахара.
  
  - Готов их достойно встретить, - Кучики-старший с ненавистью смотрел на знакомые лица, медленно выплывающие из мрака.
  
  - Что я пропустил? - еще несколько очумелый Абараи, не задумываясь, принял боевую стойку.
  
  - Ох! ты чертова ностальгия... - мечтательно произнес Ишшин, обнажая знакомый меч.
  
  - Ах! Вы, старые мерзавцы! Будто этих ста лет и не было... - с томным сожалением резюмировала Шихоин.
  
  
  ***
  
  
  - Не будем их отвлекать! - хищная улыбка Дааку скрылась под капюшоном. Реацу арранкаров мгновенно растворились в ночной тиши.
  
  
  ***
  
  
  - Мы пришли покарать преступницу. И ее сообщников, - громко и беспристрастно оповестил командующий Готей 13.
  
  Он первым выступил из пустоты мрачной ночи. В черном оседающем тумане за ним следовали слепо преданные ему капитаны и лейтенанты, далее отважно двигались офицеры. Несколько позади неспешно брели действительно обеспокоенный Укитаке и Кераку, чье открытое выражение лица оставалось как всегда безмятежным.
  
  Капитан 13 отряда вглядывался в окружающее пространство с пристрастием, пока, наконец, не обнаружил искомый объект, небольшим комочком свернувшийся у гранитного надгробия. Он с горечью скользнул полным сострадания взглядом по содрогающейся от плача фигурке, потом вверх... И облегченно прикрыл усталые глаза, когда увидел старшего Кучики, грозно возвышающегося над маленькой сестрой.
  
  - Справедливый Готей 13 слишком поспешен с выводами, - без тени привычной иронии подчеркнул Киске. - Будут ли столь любезны господин командующий и присутствующие здесь шинигами и позволят ли помочь вам разобраться в том роковом инциденте?
  
  Боги Смерти неумолимо надвигались на их скромный оборонительный кордон.
  
  - Я не стану повторять дважды, Урахара. Предательство настолько очевидно, и назад пути больше нет, - повелительно заключил Ямамото. - Капитан Кучики, Вы со своим лейтенантом незамедлительно возвращаетесь в Сэйрэйтэй в сопровождении конвоя, разумеется, - он перевел гневный взгляд на Бьякуя и Ренджи.
  
  - Благодарю за приглашение, господин командующий. Но мы несем свою службу именно здесь, - недрогнувшим голосом ответил Кучики, опережая необдуманный выпад разъяренного Абараи.
  
  
  
  ***
  
  
  - Дааку, какого дьявола здесь твориться? Мы-то чего, мать их, ждем?! - Джагерджак совершенно терял хрупкую связь с этой реальностью и несколько обескуражено смотрел на Короля.
  
  - Гримм, тебе попкорна на этом сеансе не хватает? - невозмутимо уточнил рыжий. - Думаешь, тупо поубивают друг друга, и ты в обломе останешься?
  
  - Эй, посмотрите на мелочь... - тихо посоветовала Тиа. Она ни на секунду не сводила задумчивых глаз с черной девчонки, которая не так давно перестала, наконец, дико рыдать, а теперь даже подняла растрепанную голову.
  
  
  ***
  
  
  - Вы забываетесь, капитан... - угрожающе продолжил Ямамото. Его глаза неистово сверкали из-под седых бровей. - Вам стоит более тщательно обдумывать каждое сказанное слово, ибо 'честь' аристократического Клана Кучики уже изрядно запятнана позорными выходками руконгайки.
  
  
  ***
  
  
  - Ну, и не больше, чем наша... - неслышно прошептал Укитаке и мгновенно скрылся в шумпо.
  
  - А вишневое вино за вредность дают? - с искренней надеждой уточнил Кераку, внезапно возникший рядом со своим старым другом около немногочисленного отряда стойких часовых маленькой шинигами. - Доброй ночи, дамы и господа, - он легко коснулся соломенной шляпы в приветственном жесте.
  
  - Непременно! Правда на наших, а теперь, собственно, и ваших похоронах! - с улыбкой заверил Урахара.
  
  - Какой план? - глухо поинтересовался Укитаке.
  
  - Как всегда: спасти Рукию, - невозмутимо отозвался Кучики.
  
  - Достойно, - снова вклинился Кераку. - А вопрос выживания уже не актуален? - он пессимистично взглянул на Киске.
  
  Тот лишь равнодушно пожал плечами.
  
  - Мысль ясна...
  
  
  ***
  
  
  - Довольно пустых разговоров, - огромный столп ослепительного света вдруг яро озарил непроницаемую темноту угрюмой ночи, и безграничной силы ударная волна неистовым шквалом обрушилась на отступников Сэйрэйтэй, жестоко отбросив неугодных людей и шинигами назад.
  
  Они с оглушительным треском врезались в могучие стволы вековых деревьев, отчаянно путались в разросшемся кустарнике и с шумом падали на твердую землю... и снова стойко поднимались, чтобы бесстрашно принять неизбежный бой.
  
  Устояла только окутанная внутренним сиянием Орихимэ. Золотые глаза неизменно ярко мерцали во тьме, и ее подопечным пока ничего не угрожало. Но им всем теперь беспощадно преграждал путь мощный энергетический барьер, созданный Ямамото, безжалостно отстраняя эту сплоченную в едином порыве компанию от маленькой черной шинигами.
  
  
  ***
  
  
  - Огонь - девчонка... - заворожено произнес Гриммджоу, лукаво рассматривая Иноуэ.
  
  Дааку лишь несколько удивленно приподнял одну бровь. Жесткий взгляд черных глаз целенаправленно осматривал пострадавших, и, наконец, Король пустых отыскал своего упорного отца, настырно продирающегося сквозь витиеватые заросли диких ягод, что его в принципе устроило. На суровом лице появилось кривое подобие умиротворенной улыбки.
  
  Но вдруг рыжий арранкар отвлеченно уставился в незримую пустоту. Невесомый мираж, что-то совершенно неуловимое... полупрозрачная тень мимолетно скользнула совсем близко. Он сделал молниеносный выпад, но в его мускулистой руке оказался всего лишь светлый балахон юркого 'призрака'. Знакомая хрупкая фигурка бесстрашно мчалась к жаждущей неумолимой расправы 'святой инквизиции'.
  
  Это вообще лечиться?!
  
  
  ***
  
  
  Младшая Кучики внезапно очнулась от собственных пронзительных стенаний. Сейчас ее измученный разум твердо осознал, ЧТО в данный момент происходит вокруг нее. Рядом девушка с трепетом ощущала родные реацу близких, а в нескольких метрах поодаль стояла 'официальная' делегация из Сообщества Душ. И бескомпромиссное время не предоставит больше даже краткую отсрочку.
  
  Слезы тотчас иссякли, и она судорожно представила немилосердные последующие события в судьбе дорогих ее сердцу заступников. Ямамото источал лишь слепую ярость ... и как только преданные защитники оказались далеко, чтобы воспрепятствовать ей, Рукия мгновенно рванула через обезличенную свору кровожадных арранкаров навстречу чуждому теперь Готей.
  
  - Я - не предатель! - неожиданно возникнув в нескольких шагах перед командующим, она решительно посмотрела ему прямо в глаза... и абсолютно ничего не увидела в них. Теперь она окончательно поняла, что страшнее лютой ненависти пустого стало серое безразличие, полностью обесценивающее все сущее в глазах шинигами. - Меня захватили силой.
  
  - Вы сопротивлялись, лейтенант? - спокойно спросил Ямамото.
  
  Его в отличие от остальных нисколько не шокировала бешеная скорость ее Мгновенной Поступи. Равнодушно взирая свысока на маленькую девушку, он, тем не менее, методично подмечал все удивительные перемены в ее истощенном тельце.
  
  - ВЫ СОПРОТИВЛЯЛИСЬ? - громко повторил командующий, не терпимый ни к каким возражениям или оправданиям.
  
  - Нет! - чересчур эмоционально выпалила девушка. - Но ... - Рукия до хруста в костях сжала небольшие кулаки, - я была без сознания!
  
  - Как вы это допустили? - монотонно продолжает Ямамото.
  
  - На меня напал пустой, - резко ответила девушка.
  
  Она прекрасно понимала, что лучше потеряет достоинство лейтенанта, чем безрассудно утратит контроль над своими необузданными чувствами.
  
  - Как вы сразились с ним? - хладнокровно допрашивал Ямамото.
  
  - Я не сражалась, - ее голос предательски дрогнул.
  
  - Почему? - с интересом продолжил командующий.
  
  - Я... я не могла... Я думала, что где-то внутри пустого был мой друг... - она рассказала истинную правду тихим заплетающимся от сдавливающей боли голосом.
  
  - Получается, что вы поверили бывшему и.о. шинигами Ичиго Куросаки, а не своим нынешним товарищам в Готей 13? Мы правильно поняли? - дальновидный старец неумолимо загонял ее в угол.
  
  - Я ошиблась... - Рукия обреченно опустила поникшие плечи.
  
  Промозглый ветер упругими порывами вонзался в обнаженный плоский живот, руки покрылись бесчисленными мурашками, и свое 'уютное' одеяние она случайно обронила в логове ядовитых змей. Ей было невыносимо холодно, до исступления.
  
  - Значит, вы поверили врагу?! - все настойчивее упорствовал Ямамото.
  
  - Да, - она безжизненно закрыла глаза.
  
  И это не было жалкой покорностью, но смиреной расплатой за невинную доверчивость, подставившую теперь под неминуемый удар столько жизней.
  
  - Допустим, это действительно исключительно ваша опрометчивость, - неожиданно участливо согласился оппонент. - Тогда поясните: как вы выбрались из 'заточения'?..
  
  
  ***
  
  
  - Вот ублюдок! - Шихоин с силой ударила по незримому щиту.
  
  - Ей не справиться... - горько заключил Кучики.
  
  - Она не расскажет о нашей с Иноуэ помощи... и соврать как следует не сможет... - Киске внимательно следил и за шинигами, и за арранкарами.
  
  - Рукия и не станет! - в один голос заявили Абараи и Укитаке.
  
  - Nuestra Señora de Guadalupe*... ей и не нужно, - спокойно подвел неожиданный итог Куросаки-старший.
  
  * (Исп.) Пресвятая Дева Гваделупская
  
  
  Все с нескрываемым любопытством уставились на него.
  
  
  ***
  
  
  - Мне повезло! - честно призналась Кучики. - Меня просто отпустили, - она дерзко посмотрела на невозмутимого командующего Готей 13.
  
  -'просто отпустили'? - скептически уточняет он.
  
  - Не просто, - Рукию снова начало подтрясывать.
  
  Неукротимая тошнота подступала к горлу, отяжелевшая голова внезапно закружилась, серую туманность огромных глаз заволакивала парализующая чернота.
  
  - Что произошло? - бесстрастно спрашивает командующий.
  
  - Я стала его местью ... а затем меня отпустили, - она остро чувствовала, что неминуемо сломается под непреклонным жестким гнетом.
  
  - Отвечайте, лейтенант. Смелее! - лживо подбадривал Ямамото.
  
  - Я не могу... - еле слышно прошептала она.
  
  - Почему?
  
  - Это выше моих сил... - трогательная слезинка робко скатилась из-под опущенных ресниц подавленной шинигами.
  
  
  ***
  
  
  - А дряхлый старик еще больший мудак, чем мне показалось в начале, - Тиа сейчас умопомрачительно хотелось кого-то конкретного зверски расчленить или тупо покромсать на куски.
  
  - Да... действительно... мудак... - задумчиво согласился Дааку.
  
  
  ***
  
  
  - Давайте вместе подведем итог: вы не сопротивляетесь, когда вас 'похищают', вы отказываетесь сообщить, что делали в Уэко Мундо, рассказываете, что вас якобы 'просто отпустили', но потом все же приходите на могилу своего мучителя, чтобы незабвенно оплакивать его. Выходит, что вы - лицемерный лживый предатель?
  
  - Это не так!
  
  - Не позорьте своего брата! Вы уже сделали достаточно для своих 'друзей', - он небрежно кивнул в сторону барьера, и, подойдя ближе, вкрадчиво продолжил. - Вас казнят. Незамедлительно. Но я позволю вам решить, КОГО вы потащите за собой, - он выдержал многозначительную паузу, после которой произнес что-то настолько тихо, что услышать его слова могла лишь маленькая беззащитная шинигами... и обостренный слух арранкаров.
  
  'Не сопротивляйтесь неизбежному, и я пощажу ваших друзей. Вам понятно?' - слишком сурово звучало его великодушное предложение.
  
  
  ***
  
  
  - Слушай, а дедок херачит ее ниже пояса. Была бы мужиком - уже колокольчики вовсю звенели! - заржал Гримм, но тут же подавился собственным смешком, резко получив неслабый под дых от Харрибел.
  
  - Это нечестный бой. Здесь неуместны твои садистские издевки, Джагерджак, - безапелляционно констатировала она.
  
  
  ***
  
  
  Миниатюрная девушка отрешенно уставилась сквозь хладнокровного Ямамото. По мертвенно-бледным щекам Рукии отчаянно струились прозрачные слезы. Она медленно обернулась на энергетический капкан, сдерживающий яростные порывы верных друзей и невидящими глазами с горечью вглядывалась в родные лица. Надежда безвременно покинула ее все еще бьющееся сердце, панический страх решительно завладел чувствами и разумом.
  
  - Я никого никогда не предавала. Я просто ошиблась. При этом моя истинная вина гораздо больше ... исключительно за это я и должна понести справедливое наказание. Но, умоляю Вас, казните только меня, - она покорно опустилась на колени и обреченно склонила голову, с готовностью освобождая тонкую шею от длинных прядей черных волос.
  
  - Рукия Кучики, бывший лейтенант 13 отряда Готей 13, вы признаетесь виновной в измене. Вам вынесен смертный приговор. Вы что-то хотите еще сказать?
  
  - Да, - она говорила нарочито громко, чтобы информация непременно дошла абсолютно до всех. - Пусть на этом все закончиться: НИКТО из моих близких не должен больше страдать.
  
  Она устало закрыла неземные фиалковые глаза. И последняя одинокая слеза легко упала из них. Командующий незаметно кивнул и безучастно отошел в сторону. Несколько доверенных офицеров со своими дзанпакто неуклонно надвигались на сломленную девушку.
  
  
  ***
  
  
  Неистово сражаясь с непробиваемой стеной, отчаянно кричали преданные друзья, но она их больше не слышала. Она смиренно ждала своей неизбежной участи.
  
  
  ***
  
  
  Все недолгое время, проведенное этой ночью у собственной могилы, Дааку внимательно наблюдал, неустанно искал иной, более глубинный смысл в каждом произнесенном слове, каждом жесте, каждой неясной эмоции... И вопросов возникало много больше, и они жадно требовали исчерпывающих ответов.
  
  В этом еще предстояло тщательно разбираться, а пока он окончательно убедился лишь в одном: смертельная опасность угрожает ЕГО маленькой черной шинигами. Дааку остро чувствовал, что неистовый хаос неминуемо и беспощадно поглотит крохотную частицу единственного настоящего света в кромешной тьме его внутренней пустоты.
  
  И в этот решающий миг вдруг стало всецело наплевать на сомнительное предательство Рукии Кучики, но если он сейчас не поймает упавшую с мрачных небес, искрящуюся в призрачном хладном мерцании, звездную Космею Мурасаки, то навсегда утратит что-то гораздо большее... даже больше чем трагически прерванная собственная жизнь пару лет назад...
  
  Король пустых стремительно исчез в сонидо.
  
  
  ***
  
  
  Кто-то неумолимо занес карающий меч... и в бесстрашно распахнутых фиолетовых глазах все внезапно побелело...
  
  Умирать легко... даже еще легче...
  
  И она свободно вдохнула полной грудью... и вдруг искренне изумилась, что все еще может дышать... и до боли знакомый мускусный запах резко ударил в нос.
  
  Нет...
  
  
  
  Несколько шинигами замертво упали к ее подкосившимся ногам. Широкая спина в светлом плаще решительно загораживает хрупкую девушку от беспощадных палачей. Непокорные рыжие волосы беснующимся пламенем развиваются на яростном ветру, а мощная рука твердо сжимает ее тонкое запястье. И ошеломленная Рукия, наконец, полностью понимает, что ей больше никогда уже не вырваться из этого жесткого плена.
  
  - Деда Яма, ты себя снова дискредитируешь... Хотел убить жалкую девчонку, но не удосуживаешься СВОЙ меч поднять? Радикулит, как я полагаю?! - бесцеремонно окликнул командующего саркастичный голос Короля арранкаров.
  
  Твердая поступь неспешно возвращающегося в Сообщество Душ Ямамото вдруг дрогнула. По безликим рядам шинигами судорожно пробежал неловкий шепоток. Все ждали только распоряжения командующего. Снова неприкрытые лица арранкаров были менее выразительны в эмоциональном плане, при этом изрядная доля ахуя наложила впечатляющий отпечаток и на них.
  
  Ишшин медленно потушил сигарету и легко прошел через внезапно разрушенный барьер. За ним спокойно последовал Киске, увлекая за собой ошарашенную Шихоин. Окончательно вернувшись к здравому рассудку, Кучики-старший неуклонно направился за ними. Несколько позже пришли в себя и Абараи с Укитаке. А Кераку, собственно говоря, и не терял самообладание практически наравне с премудрым шляпником. Глаза Орихимэ снова вернулись к естественному шоколадному цвету, и сбитая с толку, девушка рассеянно опустила напряженные руки - золотой свет погас. Искренне удивленные Карин и Юдзу детально разглядывали новое амплуа своего брата, но с их ракурса явных изменений обнаружено не было. Кон неуклюже повернул лохматую голову на бок и застыл в полном недоумении.
  
  
  
  А Рукия неожиданно для себя предательски ощутила, что теперь сама отчаянно цепляется за знакомую руку неизвестного парня и безвольно вваливается в парадоксальный транс.
  
  - Соскучилась, Мелкая? - непринужденно бросает через плечо Дааку.
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/136451176_170955778
  
  Skillet 'Awake and alive'
  
  Я объявил войну целому миром,
  Всем, кто затащил меня во тьму.
  Я сражаюсь за свои убеждения,
  Но выскальзываю из твоих объятий.
  
  Все труднее сохранять рассудок,
  Мои силы постоянно истощаются,
  Я чувствую твое дыхание...
  
  Я очнулся и ожил!
  Знаю, во что верю в глубине души!
  Настал мой час - буду делать абсолютно все, что пожелаю!
  Моя жизнь здесь и сейчас: отстоять свое, не сдавать позиций!
  Теперь знаю, во что верю в глубине души!
  Я очнулся и ожил!..
  
  Я в состоянии войны с этим миром,
  Потому что не подчинил им свою жизнь.
  Я принял решение: что бы ни случилось,
  Душа не продается и не покупается.
  
  Когда мои убеждения слабеют,
  И, кажется, что руки опускаются,
  Я снова чувствую твое дыхание...
  
  Я очнулся и ожил!
  Знаю, во что верю в глубине души!
  Настал мой час - буду делать абсолютно все, что пожелаю!
  Моя жизнь здесь и сейчас: отстоять свое, не сдавать позиций!
  Теперь знаю, во что верю в глубине души!
  Я очнулся и ожил!..
  
  Просыпаюсь, просыпаюсь...
  Просыпаюсь, просыпаюсь...
  В темноте... и ты мне снишься...
  В этих объятиях я чувствую твое дыхание.
  Следи за сердцем, которое я верну.
  Мне суждено спасать тебя... вечно...
  
  
  
  
  Глава XI. Часть 3. Умри, но не сейчас
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  ... every time I see you, you seem to go out of your way to make me feel like a complete idiot.
  And you really needn't bother: I already feel like an idiot most of the time anyway - with or without you...
  
  Helen Fielding
  
  
  
  ... по-моему, вам нравится выставлять меня круглой дурой всякий раз, когда мы встречаемся. Напрасно стараетесь: я и так чувствую себя идиоткой почти постоянно - и с вами, и без вас...
  
  'Дневник Бриджит Джонс'
  
  
  
  
  
  Необъятный купол черных небес размеренно заволакивали мглистые тучи. И эти надменные серые полчища свысока взирали на убогую суету никчемного мира. Невыразительные в монотонном однообразном движении, холодные и безразличные, они угрюмо затягивали бескрайнее небо глухим давящим туманом.
  
  Прохладный ночной воздух ненавязчиво дополнял чарующий аромат диких роз. В ярых порывах беснующегося ветра шаловливо шуршала молодая листва, но этот приглушенный шепот трагически тонул в немом напряжении окружающего пространства.
  
  Вот единственный призрачный отблеск одинокой далекой звезды смог вырваться из-под тяжкого гнета дождливых облаков. И яркий блик его лениво скользнул по окровавленному лезвию беспощадного меча Короля Уэко Мундо. На ожесточенном лице хищно играла кривая улыбка, в бездонном омуте черных глаз гневно зияла неутолимая ярость. Его воинствующие арранкары алчно ждали начала кровопролитной схватки.
  
  
  ***
  
  
  Преданные защитники маленькой шинигами уверенно занимали утраченные позиции все у того же печального гранитного надгробия.
  
  - Что там твориться? - раздраженно поинтересовалась Карин, когда успела поравняться с потерянной Орихимэ.
  
  - Кажется, невероятное... Куросаки только что спас жизнь Рукии... - чуть слышно отозвалась она.
  
  - И что? Наградим его Киккасе*? - подозрительный взгляд темноволосой девочки настырно буравил массивную спину старшего брата.
  
  * Высший Орден Хризантемы (Яп. 菊花章)
  Самый старший из японских орденов
  
  
  - Может, опомнился? Наконец... - неуверенно заключила Иноуэ. Это явно выходило за рамки ее сумбурного понимания.
  
  И все это ОН?!
  Тогда или у него синдром множественной личности, или я на верном пути к шизофрении...
  
  - Наверно, стоит дать ему шанс, а Карин? - тихо предложила Юдзу, за которой шаг в шаг крался золотистый ретривер.
  
  - Не заслужил еще! - категорично вставила Шихоин и утомленно оперлась о холодный памятник.
  
  - Поддерживаю, - Кучики надменно устремил гневный взор на рыжего арранкара. Его методично изводила лютая ненависть.
  
  - Капитан, мы же знаем Ичиго Куросаки и с другой, более достойной стороны. Я бы не исключал возможность очередных перемен, - миролюбивый Джуширо по-приятельски похлопал товарища по плечу.
  
  - Дорогой Укитаке! Стороны, полностью согласен, разные, но суть остается неизменной. Перед нами еще одна неудачная вариация на тему 'апгрейд пустого'... к моему искреннему сожалению, - серьезно произнес Кераку с несвойственной ему меланхолией в голосе.
  
  - Только не надо драматизировать! Действительно, новая ступень эволюции арранкара. Необходимо, в конце концов, уже смириться с этой необычной модификацией и ПОКА просто наблюдать, - Урахара чуть глубже надвинул бессменную шляпу.
  
  - И вот так запросто, позволить ему забрать Рукию?! - раздраженный тон Абараи уверенно переходил на крик. Он был в бешенстве.
  
  - Неплохая идея, кстати! - вдруг оживленно заметил Ишшин.
  
  - Видимо, я ослышался... - в неподдельном замешательстве Кучики резко повернул голову и прямолинейно взглянул в добродушное лицо старшего Куросаки.
  
  - Именно, Ишшин! Совершенно точно! - с внезапным воодушевлением поддержал Урахара.
  
  - Вы, верно, бредите, господа? Или исключительно от меня бессовестно скрывают вино? - Кераку встревожено посмотрел на бывших капитанов.
  
  - Ни в коем случае! - единогласно отозвались они.
  
  - Я не позволю, - Бьякуя уже коснулся лиловой цуки своего меча.
  
  - Отлично! - Урахара подошел к нему. - Даже если сейчас каким-то невообразимым чудом удастся приблизиться к Рукии, то либо нас в противоестественной форме пылко поимеет вся королевская рать, либо родной Готей фанатично принесет себе же в жертву. Поэтому пока кто-нибудь более разумной идеей не разродиться, будем щедро пользоваться бредовыми плодами моего скудного ума. Как бы комично это не прозвучало, но придется все-таки свыкнуться с той мыслью, что Ичиго Куросаки на данный момент - ее последняя надежда!
  
  
  
  Страстную тираду вошедшего в раж Киске неожиданно прервал до боли знакомый жалобный писк.
  
  - Негодяй! - воинственно закричали близнецы и без промедления рванули на выручку названной старшей сестре, но Кераку с Шихоин тотчас перехватили их горячий порыв.
  
  - Этим и ограничимся! - Йеруичи крепко сжимала их в объятиях, пока они захлебывались оскорбительными проклятиями.
  
  Бьякуя демонстративно приподнял одну бровь. Его испепеляющий взгляд сначала поразил полосатую шляпу Урахара, а затем снова обратился к рыжему отморозку.
  
  - Может, он несколько грубоват... - сконфуженно начал оправдываться Ишшин, когда в следующее мгновение послышался щемящий душу плач все той же несчастной шинигами. Стальные глаза негодующего Кучики медленно расширялись.
  
  - Ну, по крайней мере, ее прелестная головка благодаря Его Величеству пока на плечах... - поспешно подхватил Киске.
  
  - Он - монстр, - озлобленно заявил Бьякуя.
  
  - О, да... Собственный Франкенштейн Сэйрэйтэй! Ваша запатентованная разработка! - с чувством подтвердил невозмутимый торговец.
  
  - Кучики! - раздраженно окликнул Ишшин. - Послушай, я уже потерял единственного сына, теперь ученый... НИ ОДНУ из своих дочек я НИКОМУ не отдам на растерзание! Даю слово чести - я верну Рукию.
  
  
  
  - Так... одна, вторая... секунду, а где еще девчонка? - Кераку рассеянно озирался по сторонам.
  
  
  ***
  
  
  Рукия еле слышно что-то неразборчиво прошептала. В ее потухших широко распахнутых глазах сурово зиял первобытный ужас. И не свершенная казнь теперь казалась безвозвратно упущенной возможностью на поистине милосердное избавление от тошнотворного предвкушения скорого продолжения кошмарной пытки. В неспособном даже к подобию разумной деятельности мозге неустанно вертелись обескровливающие мысли относительно мстительных намерений пустого.
  
  - Нет, я не скучала, урод, - от ощущения абсолютной безысходности Рукия решительно сделала опрометчивую попытку освободить зажатую в железной хватке руку, но лишь жалобно взвизгнула от новой порции уже знакомой боли и сокрушенно опустилась на колени.
  
  - Не раздражай меня, сучка, - когда Дааку грубо сжал ее тонкое запястье, то неожиданно услышал легкий хруст и несколько обескуражено обернулся на свою бледную заложницу. - Пожалуйста.
  
  Прозрачные слезы безропотно заструились из-под опущенных ресниц. Девушка отчетливо понимала, что ей неминуемо грозит зверская расправа. Вдруг она бешено задрожала всем телом, и неистовая истерика стремительно накрыла ее беспощадными волнами. Редкие всхлипы неумолимо складывались в пронзительные вопли, ей мучительно не хватало воздуха. Ее огромные мглисто-серые глаза отрешенно закатились, и маленькая шинигами только истошно кричала и рьяно вырывалась из омерзительных лап свирепого чудовища.
  
  И в этом беснующемся вихре она окончательно утратила контроль над собой: явно помутившаяся рассудком Кучики отчаянно впилась зубами в рукав белоснежного косодэ Короля арранкаров...
  
  - Идиотка! - с бравурным смехом отозвался Дааку. Его искренне позабавила ее мятежная выходка, он ловко вывернул собственную руку, при этом тотчас перехватив настырную девчонку за тонкую шею. - Лучше? - участливо осведомился Король, немного сдавив ей горло.
  
  Если одно слово не образумило, не образумят и десять тысяч.
  
  Ее стройные ноги беспомощно болтались в яростных порывах ледяного ветра на расстоянии метра над землей. Рукия изо всех сил соображала, как ей теперь выпутаться из непроходимого абсурда сложившейся ситуации. Она уже безвольно проваливалась в беспросветный мрак его черных сверкающих глаз, когда безумный пустой неожиданно отпустил ее, и задыхающаяся Кучики, наконец, смогла сделать желанный вдох.
  
  - Полегчало? - Дааку с интересом посмотрел на искрящуюся неистовым гневом девушку.
  
  - Да... ты такой заботливый... - хрипло огрызнулась она, и ядовитая улыбка вновь озарила самодовольное лицо Куросаки.
  
  
  ***
  
  
  Самоотверженная Орихимэ бесстрашно откликнулась на душераздирающие стенания Рукии. Слабая девушка храбро бросилась навстречу беспощадному зверю, пытаясь положить конец его жестоким действиям по отношению к своей подруге. Она вмиг создала золотистый щит и уже направила энергетический поток на трепыхающуюся, словно пойманная бабочка, Кучики, но была с легкостью повержена преградившим ей путь синеволосым арранкаром.
  
  Джагерджак непринужденно отшвырнул женственную фигурку Иноуэ прочь, и она стремительно отлетела на несколько футов к мраморной плите чьей-то безликой могилы. С силой ударившись о холодный камень, девушка нерешительно коснулась ушибленной головы. Из области правого виска по растрепанным волосам вязкой горячей струйкой сочилась кровь... но Орихимэ отважно поднялась и непреклонно направилась на ухмыляющегося Гриммджоу.
  
  Иноуэ не оставляла себе малодушного права сдаваться. Она была полна непоколебимой решимости - во что бы то ни стало, помочь попавшей в скверную западню Рукии.
  
  Немного удивленный Джагерджак с неимоверным любопытством наблюдал ее жалкие потуги. Попутно он бесстыдно пялился, как алые капли крови неспешно ускользают в соблазнительный вырез ее откровенного платья.
  
  - Иди ко мне, Солнышко! - его фривольная улыбка приобрела плотоядный оттенок.
  
  Когда шаткая поступь упорной девушки вновь достигла арранкара, он резко схватил ее за рыжие волосы и с садистским смехом притянул к себе. Гримм не отрывал вожделенного взгляда от ее аппетитных форм, и его покрытая многочисленными шрамами рука уже плавно скользила по изящной коленке. Шоколадные глаза Орихимэ застила неудержимая паника. Она судорожно глотала обескровленными губами воздух, абсолютно не в силах совладать с нахлынувшими воспоминаниями.
  
  - Довольно, - твердо пресек пошлые поползновения синеволосого арранкара Король пустых.
  
  Тогда Джагерджак равнодушно пожал широкими плечами, и в тот же миг испуганная добыча неуклюже приземлилась на мягкую траву. Ни на секунду не сводя с него пристального взгляда, Иноуэ медленно отползала назад.
  
  
  
  Дааку искоса взглянул на маленькую черную бестию, которая после недавнего приступа удушья теперь смиренно откашливалась у его ног.
  
  У дрянной девчонки напрочь отсутствует инстинкт самосохранения,
  раз ее сумасбродную голову вновь посетила нелепая мысль к такому убогому нападению.
  
  Что за бред?! - тупо, блядь, кусать руку, которая тебя же спасает?!
  
  Это по-женски...
  
  А еще Принцесска с ума сходит...
  
  
  ***
  
  
  Пауза упорно затягивалась, и изумленные шинигами недоуменно вглядывались в морщинистое лицо своего всегда справедливого командующего, но громогласного приказа к нападению все никак не поступало. Некоторых настораживала неадекватная реакция Рукии относительно неожиданного спасения ее жизни Королем пустых, наряду с этим ясно смущало и ее непредсказуемое появление на могиле врага. Так или иначе, но они стали нерешительно задумываться: насколько искаженно был интерпретирован тот роковой инцидент с непосредственным участием лейтенанта 13 отряда тремя днями ранее?
  
  Другие с завидным упорством и холодным презрением определенно отказывались верить в то, что Кучики стала бессильной жертвой трагических обстоятельств. Незамедлительная защита своей преданной приспешницы бывшим Ичиго Куросаки безоговорочно подтверждала факт низменной измены, в котором, собственно, сумбурно призналась и сама Рукия. Вместе с тем деспотичное обращение Повелителя Уэко Мундо с бесправной девушкой настойчиво подкрепляло навязчивою мысль именно об ее насильственном похищении, чем организованный арранкарами побег.
  
  И мнения Богов Смерти теперь разделились. При этом непоколебимый авторитет исключительно безгрешного Генрюсай Ямамото уже необратимо подорван. Абсолютная убежденность в подлом предательстве Рукии Кучики неуклонно сменяется совершенно иными умозаключениями.
  
  
  ***
  
  
  - Ах ты ж ебаный ты ж на хуй! - захлебываясь приступом маниакального смеха, резюмировал Гриммджоу, внимательно изучая еле незаметные метаморфозы на лице дряхлого предводителя шинигами.
  
  - Рыцари без страха и упрека, - безучастно отозвалась Тиа.
  
  - Чего мы опять ждем? - Гранц терял скудные запасы терпения.
  
  - Блядь, да не зуди ты! Достал, как баба ноешь! - рыкнул Баззби.
  
  - Не дергайтесь, вы, недоноски... - Гримм снова категорично оборвал очередную попытку Орихимэ подняться, грубо придавив ее ногой к земле. - Бля, женщина, вот вообще сейчас не высовывайся!
  
  
  ***
  
  
  Тем временем Ямамото на долю секунды утратил привычное самообладание, но уже в следующий миг решительно обернулся на бесцеремонного в своей обычной наглой манере пустого. Командующий смерил его уничижительным взглядом, при этом всецело отдавая себе отчет в незавидном положении как Готей 13, так и непосредственно себя лично. Он, казалось, равнодушно, даже несколько флегматично, смотрит на Куросаки, но глубоко внутри идет яростная борьба собственных меркантильных интересов.
  
  Пытаясь максимально достойно завершить этот неожиданный поворот роковых событий, и самым разумным выходом ему неизменно видится классический вариант английского отступления. Но больше это не допустимо.
  
  - Ты снова выполняешь 'нашу работу'? - командующий надменно двигался навстречу арранкару.
  
  - Отнюдь, - Дааку даже не смотрит в его сторону.
  
  - Ты защищаешь своего единомышленника? - Ямамото сделал знак своим подчиненным не сдавать позиции.
  
  - Дико сомневаюсь... - Король задумчиво опускается на одно колено перед своей жертвой.
  
  Он с безразличием поднимает перепачканное лицо за подбородок и властно заглядывает в фиалковые глаза: в них сосредоточена неистовая злоба, ненавистное бессилие, желание вырваться и еще множество неизведанного, непонятого, упущенного... и вдруг он понимает, что они вновь того самого незабываемого упоительного цвета.
  
  - Тогда зачем тебе это? - подчеркнуто презрительно командующий кивнул на миниатюрную фигурку черной шинигами.
  
  
  
  Дааку несколько неохотно отстранился от умиротворенного созерцания своей блудной пленницы и резко выпрямился. Наконец, он с нескрываемым пренебрежением удостоил внимания и пришибленный Готей.
  
  - С вами, конечно, безумно весело! Но у меня на эту ночь настолько обширная программа!.. - Король арранкаров непринужденно закинул свой брыкающийся трофей на плечо и игриво шлепнул по упругим ягодицам. На жестком лице проступила многообещающая улыбка, когда его торжествующий взгляд отыскал в безликой толпе остекленевшие серые глаза капитана 6 отряда.
  
  
  ***
  
  
  - Он не посмеет! - Ишшин сурово посмотрел на сына.
  
  - Что он от нее хочет, Карин? - боязливо спросила Юдзу.
  
  - Того же, видимо, что и всегда... извращенец! - девочка с силой сжала кулаки и смиренно ожидала удобного случая, чтобы улизнуть незамеченной.
  
  - Я убью его, - хладнокровно произнес Кучики.
  
  - Было уже, капитан. Не стоит больше экспериментировать, - лишенным эмоций голосом отрезал Урахара.
  
  - Он не серьезно... он больше не тронет Рукию! - Йеруичи исступленно прикрыла дрожащие губы узкой ладонью.
  
  - Что ты этим хочешь сказать? - Кучики в леденящем оцепенении повернулся на ее негромкое бормотание.
  
  
  
  Но его последний вопрос так и остался без ответа.
  
  
  ***
  
  
  Грянул раскатистый гром. Ослепляющей зарницей сверкнула молния. Беспросветные небеса в единый миг разверзлись над тленным миром, и проливной дождь обрушился на них глухим финальным занавесом. Когда новое бледно-серебристое сияние на несколько секунд озарило пасмурное небо, в нем появились знакомые маски разъяренных вайзардов.
  
  - Непостижимо! Великий и Ужасный Урахара опять своим Страшилам забыл мозги подарить... - Дааку небрежно сбрасывает Рукию с плеча. - Знаю, в тебе еще теплиться жалкая надежда, что ты сможешь спрятаться от меня. Надежда есть - шансов нет... Поэтому сделай одолжение нам обоим - тупо жди здесь, - он резким движением отшвырнул от себя девушку, и она с отвратительным треском врезалась в ближайшее дерево.
  
  
  
  - Ты поплатишься за гнусное убийство Саругаки и Шинджи, Куросаки! - злобно прошипел Аикава.
  
  - Меня бессовестно оклеветали! Я только препарировал их, а сдохли они уже самостоятельно... несколькими часам позже! - цинично заметил Король Уэко Мундо и рванул ввысь.
  
  
  ***
  
  
  В бесформенном черно-белом конгломерате полностью смешались шинигами, вайзарды и арранкары. Яркими вспышками кидо прорезалась ночная мгла. Им противостояли красные всполохи серо пустых. Яростные мечи с пронзительным лязгом сталкивались в решающих сватках. Пределы жестокости неумолимо распространялись далеко за крайние рубежи лицемерного подобия чести. Необратимо стирались последние оплоты благоразумия.
  
  Ликующее пламя беспощадной войны ненасытно требовало бесконечные жертвоприношения. Кровь алыми уродливыми брызгами окропляла руки свирепых убийц, за которыми тянулся нескончаемый легион изуродованных тел. Неустанно набирая обороты, эта зверская резня уносила все новые и новые жизни.
  
  На пике безумия уже стало совершенно безразлично враг перед тобой или союзник. Со зловещим ревом непрекращающиеся удары острых катан рассекали плоть. И снова тошнотворная гниль обезображенных трупов, снова предсмертные стенания поверженных, снова триумфальные кличи победителей неистово сплетаются в единой всепоглощающей ненависти.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/21455635_81120304
  
  Rammstein 'Asche zu Asche'
  
  
  Warmer Körper - heisses Kreuz
  Falsches Urteil - kaltes Grab
  Auf dem Kreuze lieg ich jetzt
  Sie schlagen mir die Nägel ein
  Das Feuer wäscht die Seele rein
  Und übrig bleibt ein Mundvoll Asche
  
  Ich komm wieder in zehn Tagen
  Als dein Schatten und werd dich jagen
  
  Heimlich werd ich auferstehen
  Und du wirst um Gnade flehen
  Dann knie ich mich in dein Gesicht
  Und steck den Finger in die Asche
  
  Asche zu Asche
  Und Staub zu Staub*
  
  
  * Горячая плоть. Огненный крест.
  Несправедливый приговор. Сырая могила.
  Я распят, и они вбивают в меня гвозди.
  Пламя очистит душу, и остается горстка пепла.
  
  Я вернусь на десятый день.
  Тенью буду преследовать тебя.
  Тайно воскресну, а ты замолишь о пощаде.
  Тогда я склонюсь к твоему лицу и всажу палец уже в твой прах.
  
  К пеплу пепел.
  И прах к праху.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XI. Часть 4. Если наступит завтра
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  It comes down to a simple choice - get busy living or get busy dying.
  
  Stephen King
  
  
  
  Все сводится к очень простому выбору: занимайся жизнью или занимайся смертью.
  
  'Побег из Шоушенка'
  
  
  
  ***
  
  
  В нескольких шагах от Рукии бездыханно лежала чуть живая Иноуэ. Кровотечение из раны усиливалось, лицо застыло мертвенно-бледной маской. Кучики без лишнего промедления использовала кайдо, и Орихимэ уже через пару минут устало открыла глаза.
  
  - Ты живая! Он не ранил тебя? - с искренней заботой в дрожащем голосе сразу же спросила Иноуэ и внимательно осмотрела ее запястье.
  
  - Пустяки! - беспечно отмахнулась шинигами.
  
  - Нужно найти наших и поскорее выбираться отсюда! - Орихимэ быстро поднялась, но тут же пала ниц, ловко уклонившись от алого сгустка энергии. - Мазила, - рассерженно пробурчала девушка, но уже следующий пурпурный всполох безжалостно подбросил ее, как тряпичную куклу, и бесцеремонно откинул далеко за пределы поля боя.
  
  
  ***
  
  
  Очередной столп разрушительного кидо в один момент грубо разбросал сплоченную команду людей и шинигами в разные стороны.
  
  - И где все остальные? - глядя на удаляющуюся спину старшего Куросаки, поинтересовался Укитаке.
  
  - Кучики с Абараи уже умчались на поиски Рукии, - Кераку усердно выбирался из разросшегося кустарника, при этом капитан с мечтательным видом успевал наслаждаться дивным ароматом его желтых цветков.
  
  - Йеруичи видимо с девочками Ишшина, - логично предположил Урахара и спокойно достал долгожданную сигарету, которая вдруг неловко выпала из его застывших рук.
  
  - Я здесь! Кто звал? - Шихоин шла прямо ему на встречу.
  
  
  
  Теперь все с тревогой озирались по сторонам. Ни близнецов, ни собаки поблизости не было.
  
  - Да где же они? - срывающимся голосом шептала Йеруичи.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Снежок в лицо - бесспорно идеальное начало верной дружбы.
  
  Маркус Зузак 'Книжный вор'
  
  
  
  
  
  Ударная волна уверенно сметала абсолютно все на своем безудержном пути. Карин вовремя схватила хнычущую сестру, которая от страха крепко вцепилась в густую шерсть поскуливавшего пса. Их резко отбросило довольно далеко от остальных, и темноволосая девочка, грубо цыкнув на своих малодушных подопечных, теперь с чувством призывала их к сохранению спокойствия, и они осторожно поползли к ближайшим тенистым зарослям.
  
  Неистовый ливень уже сменился семенящим дождем, а еще через пару минут совсем угомонился.
  
  - Нам бы брата найти... - неуверенно проронила Юдзу, упорно освобождая застрявшую ногу из чавкающей грязной жижи.
  
  - Отлично! Ищи, где крови побольше! Зуб даю, что он там! - ехидно отозвалась Карин, которая практически достигла потенциального убежища.
  
  - Я боюсь... - всхлипнула светловолосая девочка, подтягиваясь к ней.
  
  - Я тоже... - что-то неладное почуяв в воздухе, неосознанно поддержал Кон.
  
  - Да заткнитесь, блин, уже оба! Какой вам Ичиго?! Нам Рукию с Орихимэ отыскать нужно! Хотя может, вы и правы - они все вместе...
  
  Не успела она закончить свои размышления, как их снова отшвырнуло прочь от спасительных кустов.
  
  
  
  'Отшвырнули...' - быстро пронеслось в ушибленной голове Карин.
  
  Девочки с трудом приходили в себя, вокруг них в дикой панике мельтешил золотистый ретривер, отчаянно пытаясь вернуть их угасающие сознания в страшную реальность.
  
  Вдруг раздался угрожающий рык, сопровождаемый парой ненормативных ругательств, потом злобный лай, планомерно перешедший в жалобный вой, а затем девочки услышали протяжный взвизг. Сотрясаемый ярой агонией, полумертвый пес аморфной массой глухо упал рядом с ними.
  
  В туманном мареве ускользающего пространства темноволосая девочка заметила, что ее сестра уже практически лишилась чувств. Из ее разбитых в кровь губ еще доносился приглушенный лепет. Но стойкая Карин решительно не собиралась вот так сдаваться, при этом ее тщедушная попытка подняться не увенчалась успехом. Обмякшее тело отказывалось слушаться, и ей было совершенно невыносимо ощущение собственного бессилия.
  
  Будто сквозь призрачную пелену она смутно различала черные силуэты, проступающие из ночной мглы.
  
  Шинигами...
  
  '... лучше убить зло до первых проявлений...'
  
  '... мелюзга Куросаки...'
  
  '... грязное отродье...'
  
  '... привет братцу!'
  
  
  
  - Папочка... - еле слышно простонала Юдзу.
  
  - Ичиго, - чуть громче позвала Карин.
  
  До них еще доносился мерзкий смех, который робко таял где-то вдалеке. Никто не откликнулся на их слабый призыв. И последняя надежда необратимо покинула юные сердца. Над их изнеможенными телами убийственно сверкнула разящая катана.
  
  Вдруг Карин почувствовала жуткий холод, жестоко сковывающий до ломоты в костях, и прозрачная стена кристального льда милосердно загородила изумленных сестер от неминуемой гибели. Перед тем как окончательно провалиться в зияющий мрак, Карин увидела приближающуюся фигуру невысокого шинигами с взъерошенными серебристыми волосами.
  
  - Тоширо... - она смущенно улыбнулась и потеряла сознание.
  
  
  
  - Снизойди с ледяных небес, Хериммару! - Хитсугая лишь краем глаза уловив смертельную опасность, грозно нависшую над уязвимыми поверженными подростками, и без излишних раздумий отправился им на помощь.
  
  Он легко отразил убогие выпады нескольких очумелых офицеров 3 отряда, когда заметил размеренную поступь их капитана. Почерневшие глаза одержимого внутренними демонами вайзарда до основания заполняло необоримое желание кровожадного возмездия.
  
  - Они же сестры этого ублюдка-Куросаки! Разве ты не понимаешь? У них тоже есть сила! Он может ее развить! - безапелляционно начал Роджуро, медленно подступая к ним.
  
  - Это не повод, Оторибаши! Проводники душ не имеют права убивать людей! - капитан 10 отряда непоколебим. Его меч готов в любое мгновение отстоять невинные жизни.
  
  - Вполне достаточный повод! Он растерзал наших, как дикий зверь! - с ненавистью прошипел озлобленный оппонент.
  
  - Так и разбирайся с ним! Я никогда не допущу несправедливой казни безобидных девчонок! - не отступал Хитсугая.
  
  - Тоширо?! Решил в одиночку помериться духовной силой с вайзардом?! - театрально рассмеялся Роз.
  
  - Что значит 'в одиночку' - я же успела?! Мы вместе! - уверенно заявила слегка запыхавшаяся Мацумото, ловко спрыгнувшая откуда-то сверху.
  
  - Все-таки подняла свою ленивую задницу, Рангику? - несколько раздраженно отметил капитан, с укором оборачиваясь к своему несобранному лейтенанту.
  
  - Ладно уж Вам! С грудью-то гораздо тяжелее было! - с улыбкой парировала она.
  
  - Отойди, Мацумото! - к воинствующему Оторибаши присоединился и его верный лейтенант.
  
  - Кира?! Это всего-навсего несмышленые дети... - растерянно сказала молодая женщина, когда подняла изумленные лазурные глаза на знакомого товарища.
  
  - У меня приказ, Рангику! - блондин смерил ее холодным взглядом.
  
  - Знаешь, - она понуро уставилась сквозь мрачных проводников душ 3 отряда, - а иди ты к черту, Изуру Кира! Рычи, Хайнэко! - она стремительно ринулась в бой, и дымное облако серой пыли беспросветно окутало и шинигами, и вайзардов.
  
  
  
  Пока бешеная схватка без устали набирала обороты, из тени тихонько вышла небольшая фигурка в черном кимоно и осторожно похлопала недвижимых девочек по бледным щекам. Но внезапно ей туго зажали рот.
  
  - Только не ори, Хинамори, - вкрадчиво посоветовал женский голос. - Я уберу руку, и тебе хватит благоразумия не привлекать внимание. Договорились? - в ответ Момо быстро кивнула.
  
  - Госпожа Шихоин! Я должна им помочь, пожалуйста... - с надеждой взмолилась она.
  
  - У меня та же самая проблема! Лечить можешь? Отлично! Займись тогда Коном и скажи ему потом, чтобы искал меня.
  
  - Хорошо. Простите, а Вы можете объяснить, что вообще здесь твориться?.. мы уже сражаемся со своими же друзьями... - неожиданно спросила девушка.
  
  - Рядовая война... В принципе, все как обычно, - равнодушно пожала плечами Йеруичи, решительно подняла раненых детей и стремглав скрылась в шумпо.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Его взгляд залатал дыру в самом центре моего существа.
  
  Джонатан Сафран Фоер 'Жутко громко & запредельно близко'
  
  
  
  
  
  Кенпачи Зараки неустанно искал себе достойного противника. Он хаотично бегал то нанося удары мечом, то в рукопашной схватке. Несколько раз в пылу своей патологической страсти к сражениям, он даже неосторожно ранил своих. Вдруг он совершенно случайно наткнулся на что-то действительно стоящее. Ловко лавируя между разлетающимися кусками мертвой плоти, он рьяно спешил к первоисточнику жуткой бойни. В эпицентре этого кровопролитного кошмара проворно орудовала свирепой катаной смуглая девица с горящими зелеными глазами.
  
  - Свежее мясо. Что будем готовить? - она оценивающе посмотрела на здорового капитана и равнодушно вынула окровавленный меч из изуродованного трупа.
  
  - Ничего, сгнившие отбросы не пригодны к употреблению! - Зараки с непередаваемым отвращением сплюнул в ее сторону. - Падаль!
  
  - Не хами, одноглазый, - Харрибел сухо улыбнулась и в мгновении ока растворилась в сонидо.
  
  Острое лезвие ее катаны еле ощутимо скользнуло по давнишнему шраму на лице опешившего мужчины. Он не верящими глазами вглядывался в вязкие алые капли, с противным плеском ударяющиеся о белое хаори.
  
  - Стерва! - капитан 11 отряда Готей 13 поспешно утерся, но лишь размазал теплое месиво из грязи, пота и крови по собственному лицу.
  
  - Козел с бубенцами, - женщина с безразличием смотрела на звереющего противника.
  
  Тиа хищно прищурилась и продолжила атаку. Их яростный бой длились всего несколько минут, когда в поле зрения ее, неожиданно потемневших от ужаса глаз, оказались две худощавые девчушки, крепко сжимающие друг друга в объятиях, и абсолютно обезумевшие шинигами, готовые безжалостно убить эти ангельские создания.
  
  
  
  И в этот роковой миг ее стремительно подхватывает бездушный вихрь собственной памяти... и она уже снова бессильно опускается на колени, с гулким хрустом разбивая их о твердый асфальт, перед маленькими телами СВОИХ мертвых детей.
  
  Понятия 'здесь' или 'там' больше не существует. Грани реальности окончательно стерты. Она безвозвратно теряется среди мучительных образов жестокого прошлого.
  
  
  
  Кенпачи с негодованием посмотрел на полностью слетевшую с катушек арранкарку. Добивать беспомощного участника поединка не в его правилах, и он решительно сворачивает в другую сторону на поиски нового, более адекватного противника, но перед его ошарашенным взглядом предстает внушительная гора искромсанных трупов боевых сослуживцев, и в ярости он несколько раз пронзает ее застывшее тело своим дзанпакто.
  
  Она, медленно захлебываясь собственной кровью, с неимоверным усилием вытянула дрожащую руку, будто указывала на что-то, и с шумом изрыгнув, казалось, последние отвратительные багровые сгустки, сокрушенно упала на землю.
  
  
  
  Неутомимый Абараи галопом мчался в шумпо, когда мимолетно перед ним пронеслась безликая сцена уже привычной за эту беспросветную ночь казни. Он вдруг узнал в побежденной арранкарке ту самую, по необъяснимым причинам пощадившую его несколько дней тому назад. Чертыхнувшись, он резко меняет направление.
  
  
  
  Только капитана 11 отряда снова занес катану в смертоносном выпаде, как какой-то бешеный красный всполох бесцеремонно вырвал почти издохшую девку из-под финального удара.
  
  
  
  Лейтенант 6 отряда аккуратно уложил исколотое тело молодой женщины под пушистые ветви небольшой изогнутой сосны.
  
  - Эй... - тихо позвал Ренджи. - Ты здесь еще, Пустая? - он пристально посмотрел на арранкарку.
  
  - Там... дети... я не могу... помоги... - Тиа почти незаметно отвела указательный палец, сил на что-то большее ей мучительно недостает. Абараи внимательно оглядывается по сторонам и видит, как Хитсугая с Мацумото рьяно сражаются за дочек старшего Куросаки.
  
  Это Кира... и его капитан... и... да быть этого не может?!
  
  - Не волнуйся, их защитят! - небрежно бросает парень, сосредоточенно наблюдая, как к ним присоединились прежний лидер 12 подразделения и капитан 13 отряда.
  
  - О... лейтенант! - тихий голос полон насмешки, но на умиротворенном лице проступило кривое подобие улыбки. Харрибел отчаянно пытается поднять правую руку и отдать честь. - Дай уйти в бою... как должно вои... - и резко обрывается на полуслове.
  
  - Перебьешься. Будешь жить... и страдать. Как все, - неотрывно следя за ожесточенной схваткой, злорадно огрызается Ренджи.
  
  
  
  - Вконец сдурел?! - придя в себя после несанкционированной выходки бестолкового Абараи, Кенпачи с интересом таращился на 'душераздирающий' эпизод спасения врага из Уэко Мундо.
  
  - Она меня не добила, когда я умирал от ран, - спокойно сообщил красноволосый шинигами. - Я буду драться вместо нее. Вас устроит такой расклад, капитан Зараки? - он твердо посмотрел прямо в азартные глаза потенциального противника.
  
  - Как пожелаешь... Ну, собственно, прощай, Абараи, - и скуластое лицо расплылось в кровожадной улыбке.
  
  
  
  С большей вероятностью, если бы Ренджи катастрофически не спешил на поиски Кучики и Иноуэ, то непременно бы проиграл этот неравный бой. Но других вариантов больше не было... и он победил.
  
  - Э, лейтенант, забирай своего благодетеля, - с нескрываемой издевкой заявил Кенпачи, с трудом поднимаясь с мокрой травы.
  
  Абараи бросил задумчивый взгляд на Харрибел, молча вонзил Забимару в ножны и исчез в шумпо.
  
  
  
  Несколько позже над Тиа, неотвратимо покидающей этот мир, медленно склонилась одинокая фигура в черном плаще, и исцеляющее кидо живительным эликсиром проникло в умирающее тело арранкарки.
  
  
  
  
  ***
  
  
  В кактусах есть какое-то упрямство. Им приходится пробиваться через несколько кубических метров камней. Солнце не хочет, чтобы они росли, ветер пустыни не хочет, чтобы они росли, засуха не хочет, ночные заморозки не хотят. И все равно они пробиваются наверх. Они ощетиниваются своими колючками, прячась за своей плотной оболочкой. И не сдаются ни на миллиметр. Я чувствую к ним симпатию.
  
  Питер Хёг 'Смилла и ее чувство снега'
  
  
  
  
  
  - Нет! - Рукия метко запустила искрящийся шар кидо, который полностью заключил Гинрей Кучики в непробиваемую броню, и, сверкнув огненной молнией в шумпо, она уже уверенно стояла у поверженного статного мужчины, нелепо загораживая его своей тщедушной фигуркой.
  
  Дерзкая предательница вдруг поворачивает свою растрепанную чернявую голову, и влажные патлы портят и без того невыразительное лицо его узаконенной внучки. А Рукия с детской непосредственностью открыто смотрит на своего названного родственника.
  
  Меньше всего Гинрей Кучики ожидал сейчас увидеть невзрачную приемную сестру Бьякуя, убого облаченную в рваные людские обноски, которые недопустимо оголяют ее истощенное тельце. Она выглядела как беспризорная девчонка из нищенского Руконгай, а на ее чумазом лице робко зияла неуместная улыбка.
  
  Вот это и есть последнее наследие аристократического Клана Кучики: бездомная замарашка и родной внук, который всецело позабыв о чести и долге, готов незамедлительно сложить знатную голову ради жизни жалкой бродяжки?!
  
  Мои недостойные потомки...
  
  
  
  - А, очередная потаскушка Дааку-сама! - едко 'приветствовала' Лоли, оценивающе разглядывая сомнительные особенности телосложения чахлой шинигами.
  
  - Временно-Исполняющая-Обязанности-Подстилки-Короля! - звонко отчеканила Меноли.
  
  Рукия решительно распрямила покатые плечи. Ей было невыносимо унизительно выслушивать эту мерзкую грязь, еще и в присутствии благородного дедушки старшего брата.
  
  Все! С меня хватит!
  
  - Ревнуете, дырявые пустышки? - с неожиданным сарказмом парировала она.
  
  - Нет, дрянь, - злобно огрызнулись ошарашенные арранкарки. - Твоих гребаных родственничков истребляем! Хочешь понаблюдать, сука?
  
  - Легче, невоспитанные хамки, Кучики-сама не терпит грубости, - тонкими пальцами Рукия грациозно рассекла воздух, сотворив мерцающий изящный узор, и белоснежный сгусток чистой реацу беспощадно отбросил врагов назад.
  
  
  
  Она мгновенно падает на колени и по-доброму смотрит на бывшего главу дворянского Клана.
  
  - Как Вы, Гинрей-сама? Вы ранены!.. - девушка с искренней заботой протягивает к нему дрожащие ладони, но Кучики брезгливо отталкивает ее.
  
  - Да как ты посмела! Мы приняли тебя в приличную семью, а ты, безродная девчонка, подло предала нас? И теперь с невинными глазами устраиваешь это показательное выступление?! Никто не видит тебя и не воздаст должное твоей блистательной лицемерной игре! - гневно заявил он.
  
  - Г-Гинрей-сам-а-а... я не понимаю Вас... - она с широко распахнутыми глазами вглядывается в его искаженное сердитое лицо.
  
  - Зато я окончательно уразумел. Ты, как распутная девка, обесчестила себя в постели арранкара! Мне противна одна мысль, что ты носишь нашу фамилию. Даже не позволяй себе обращаться ко мне... хаси, - он произнес это с таким немыслимым презрением, что ей ничего не оставалось, как безропотно убрать поникшие руки.
  
  - 'Хаси'... - с грустью повторила Рукия.
  
  В фиалковых глазах предательски застыли немые слезы, но она строго запретила себе эту бессмысленную слабость. Она просто пришла защитить одного шинигами из рода своего названного брата, и ей сейчас некогда отвлекаться на оскорбительные предубеждения.
  
  К тому же, ее больше никто и никогда не сможет ранить сильнее, чем рыжий маньяк из Уэко Мундо.
  
  - Вставайте, Кучики-сама, - девушка бесцеремонно закидывает его руку себе за шею и настойчиво пытается поднять возмущенного мужчину. - Не тратьте силы на меня, Вам нужна помощь, когда...
  
  Вдруг ее речь трагически пресеклась.
  
  
  
  Меноли с остервенелым ревом грубо заламывает ее тонкие руки за спину, отчетливо слышится противный хруст костей, в то время как Лоли с неистовой силой врезает коленкой в солнечное сплетение.
  
  Они бесшумно налетели, как необузданные фурии, в ярости осыпая ее бесконечными ударами, сопровождаемыми ужасающими подробностями жестокого насилия, совершенного над ней в Лас Ночес.
  
  - Тебе хана, тварь! - Маллия нещадно рвала густые волосы.
  
  - Ты визжала как резаная свинья, когда он засаживал тебе! - Аивирн наотмашь била по лицу.
  
  - Мы слышали, как ты умоляла: 'Ичиго... остановись... пожалуйста'! Жалкое ничтожество! - Меноли с ноги вмазала по пояснице.
  
  - Все ставки делали, успеет ли он кончить, пока ты не подохнешь! - Лоли неустанно продолжала осыпать ее бесконечными пощечинами.
  
  - Ага, только полосатый помешал! - Маллия с диким смехом ударила по коленям, которые с жутким скрежетом почти вывернулись в обратную сторону.
  
  - Но ты бы сто пудово окочурилась! Вся изодранная, как гондон Джагерджака после пьяной оргии! - с безумным садизмом Аивирн всадила свою катану в живот безропотной жертве. - А спермы сколько... наверно, только кровищи больше было! - и пристально вглядываясь в фиолетовые глаза, она с нескрываемым удовольствием провернула острое лезвие.
  
  
  
  С чувством выполненного долга кровожадные арранкарки теперь неторопливо направлялись к седовласому Кучики.
  
  - В сказке сначала волк съел бабку! - недовольно заметила Лоли.
  
  - У нас этой гадины нет! Поэтому наш волчара сначала пожирает внучку, Ок? - невозмутимо предлагает Меноли.
  
  - А теперь проглотит и дедка! - Аивирн с задором хлопает в ладоши.
  
  
  
  В течение всей мучительной пытки Рукия ни разу не издала ни единого звука, даже не дрогнула когда меч зверского палача безжалостно проткнул ее насквозь. Она стойко сносила все беспощадные побои. Она упорно не растрачивала силу на бесплодный гнев. Ни в коем случае! Ей отчаянно нужно было только время...
  
  Когда свирепые истязатели повернулись к ней спиной, обескровленными руками Кучики принялась стремительно формировать бледную сферу, которая беспрекословно созревала в ее маленьких ладонях и, как по волшебству, превращалась в сочное 'наливное яблочко'.
  
  
  
  - Эй, идиотки! - словно из самого пекла Преисподней спокойно позвал тонкий голос с жестким металлическим оттенком. Как только живодерки оглянулись на нее, Рукия вкрадчиво продолжила. - Там потом охотник пришел...
  
  И необъятной мощи удар подобно сияющей комете обрушился на арранкарок, которые стремглав отлетели в самую гущу общего боя.
  
  
  
  Она устало опустилась рядом с самым старшим Кучики. Тело ужасно ныло, но это не беспокоило ее. Рукия вдохнула поглубже и отважилась на несоизмеримо более храбрый поступок, чем противостояние пустым...
  
  - Умоляю Вас, не рассказывайте нии-сама тот бред, который несли эти сумасшедшие.
  
  
  
  Он изумленно посмотрел на измотанную схваткой девушку, будто видел ее впервые в жизни. Он никогда толком не обращал никакого внимания на крохотную безликую тень, которая незаметно скользила по их родовому гнезду уже не один десяток лет. Полной неожиданностью для него явился тот чудовищный эпизод...
  
  В этой юной девушке есть прочный несгибаемый стержень. Она самоотверженно жертвовала собой, чтобы спасти старого шинигами, который без зазрения совести опустился до незаслуженных оскорблений, а ее истинная добродетель оказалась много выше всех ничтожных распрей; и сейчас эта девочка преданно оберегает душевный покой моего внука...
  
  Кто же ты такая на самом деле?..
  
  - Даю слово, Рукия, - он неожиданно крепко сжал ее миниатюрную ладонь.
  
  
  
  - Отойдите, лейтенант! - как гром среди ясного неба прозвучал приказ капитана 4 отряда. Она медленно приближалась, неумолимо нарушая их 'семейную идиллию'.
  
  - Унохана-сама, моя внучка спасла меня, - твердо заметил Гинрей.
  
  - Понимаю, но ей лучше уйти. Рукия, спешите, а я позабочусь о Кучики-сама, - губы женщины тронула мимолетная улыбка, но она осталась непреклонна.
  
  
  
  - Кажется, мы сделали весьма поспешные выводы, капитан.
  
  - Да, господин. Потерпите...
  
  
  
  Это было последнее, что она услышала, бесшумно растворяясь в пространстве.
  
  
  
  
  ***
  
  
  У меня есть работа, секретарша, и пара барменов, чье материальное благосостояние зависит от меня.
  Я не хотел бы их разочаровать, позволив себя немножечко убить.
  
  'North by Northwest'
  
  
  
  
  
  Грациозно кружась в неведомом, удивительно изящном танце высокий шинигами в соломенной шляпе пластично вальсировал к своей единственной и неповторимой цели.
  
  - Доброй ночи!
  
  - Мое почтение, коллеги!
  
  - Нижайше прошу извинить!
  
  - Благодарю Вас за приглашение!
  
  - К глубочайшему сожалению, чрезвычайно спешу!
  
  - И вам того же, господа!
  
  Непосредственный капитан в расписанном яркими красками хаори игриво скользил мимо бесконечных кровавых схваток в решительном намерении найти своего ответственного, но непослушного (как он искренне полагал) лейтенанта.
  
  
  
  Нанао в очередной раз лишилась заветных очков и теперь судорожно ползала по влажной траве в поисках этих самых спасительных линз в роговой оправе. Еще минуту назад она храбро сражалась с причудливым бугаем, но, неловко поскользнувшись, пробегая по его потной проплешине, она с оглушительным провалом утратила один из органов чувств... фигурально выражаясь.
  
  И вот новый сокрушительный выпад огромного монстра заставил невезучую Исэ вновь потерпеть фиаско.
  
  - Я раздавлю тебя, как букашку, чертова шинигами! - перед неуклюжим поражением, ей все же удалось бойко ткнуть своим дзанпакто в жирную задницу нападавшего.
  
  - Сначала поймай, верзила! - пискнула она, отлетая в дремучие заросли терновника. Видимо, где-то там девушка и 'потеряла зрение'.
  
  - Слепая крыса! Не страдай, я все равно собирался тебе выколоть глаза, - свирепствовал арранкар.
  
  
  
  - Как я вас понимаю... - лирично донеслось позади необъятной туши.
  
  - Че?! - отозвалась недоумевающая тварь.
  
  - Капитан Кераку! - ликовала Нанао.
  
  - Согласен! У нее божественные глаза... хотя, это совершенно не удивительно - она же самая настоящая Богиня... Смерти! - с чувством завершая свою эскападу, неунывающий Шунсуй обнажил духовный меч.
  
  - Ты кто? - принимая боевую стойку, уточнил арранкар.
  
  - Дракон в пальто!
  
  Хвала Дионису!
  Неужели алкогольная энцефалопатия у кого-то началась раньше меня?..
  Не перепились еще богатыри - добры молодцы в Уэко Мундо...
  
  - Ты за девкой пришел, чмо? - бугай уже четко осознавал свою умственную неполноценность.
  
  - Позвольте заметить, что меня гораздо чаще называют мачо! - Кераку искренне забавлялся своим крайне 'сообразительным' собеседником.
  
  - Насрать! Дерись, гнида! - неистово заорал взбешенный арранкар.
  
  - А давайте для разнообразия померяемся IQ? - не унимался Шунсуй, молниеносно отклонившись от смертоносного удара.
  
  - Я тебе глаз на жопу натяну, уебок! - меч врага обрушился в миллиметре от капитана.
  
  - ... да гори оно все синим пламенем! А может, по коньяку?.. - шинигами с такой неподдельной надеждой посмотрел в ошалевшее лицо пустого, и, не дожидаясь ответа, с силой всадил в его здоровенную ступню свою катану, - ... ну, нет - так нет!
  
  Арранкар взвыл от унижения и бросился в атаку. Кераку шаловливо подмигнул смущенному лейтенанту с умильно порозовевшими щечками, и скрылся в мгновенной поступи, увлекая за собой пустого.
  
  
  
  Битва длилась сравнительно недолго. И капитан 8 отряда Готей 13 уже возвращался к милой Исэ, задорно размахивая палкой с белыми хакама арранкара, словно знаменем.
  
  - Поверь, дорогая, ты не захочешь узнать подробности! - шутливо опередил ее Шунсуй. - Лучше ты мне вот что скажи, кроткая Наночка, как ты выбралась из комнаты - я ведь запер дверь... и даже не пил с самого утра, чтобы не забыть это сделать! - он с улыбкой протянул утраченные очки.
  
  - Я украла ключ... - скромно призналась она.
  
  - Яре-яре, проказница моя! Ведь можешь, когда хочешь! - он искренне рассмеялся ее маленькому подвигу. - И еще один момент, родная: будь добра, прижми свою круглую попку поближе к моей...
  
  - Капитан Кераку!
  
  - На нас сейчас нападут справа... - серьезно объявил он, - ... и слева тоже нападут, лейтенант Исэ! Кстати, а ты о чем подумала?!
  
  
  
  
  ***
  
  
  Мне кажется, в тебе что-то есть.
  А может, наоборот, чего-то нет...
  Хотя, наверно, это одно и то же.
  
  Харуки Мураками 'Страна Чудес без тормозов и Конец Света'
  
  
  
  
  
  Орихимэ упорно двигалась вперед. Все безумство происходящего вокруг до жути напоминало ей рядовой туповатый слэшер типа 'Я знаю, что вы сделали прошлым летом': 'в главной роли И. Куросаки, остальные - массовка. Чрезмерное обилие 'кетчупа', безграничная жестокость и полное отсутствие смысла. 'Оскар' вручают тому, у кого еще не сломаны или не обрублены руки, которыми счастливчик и заберет заслуженный приз!'
  
  Ей неизменно казалось, что этой кромешной тьме извращенного настоящего никогда не будет конца. Пламя лютой войны с жадностью пожирало безымянных рабов, и они фанатично сгорали в блаженном огне собственной паранойи.
  
  В ней активно укреплялась прискорбная мысль, что самый натуральный Ад мигрировал именно сюда, в родную Каракуру, и решил обосноваться здесь навеки. Он пустил могучие корни, которые беспрестанно прогрызали грунт, чтобы никто и никогда не смог выкорчевать семена первозданного Зла.
  
  Она отказывалась примириться с тем, что теперь заполняло ее реальность. Целый мир самозабвенно превратился в сущий кошмар. Тот ужас, о котором бояться говорить вслух, даже вполголоса, может, изредка перешептываясь на полутонах, но не более, сейчас истошно вопил во всю глотку!
  
  Иноуэ медленно пробиралась сквозь кустистые заросли, решительно преодолевала непроходимые чащобы, недоумевая при этом - откуда вообще они взялись посреди кладбища?! Она часто поскальзывалась на мокрой траве, порой падала, но упрямо поднималась и твердо шла дальше.
  
  Двигаться приходилось украдкой, очень тихо и крайне осторожно, стараясь не привлекать к себе ровным счетом никакого внимания. Рваться на пролом у нее не было ни единой возможности, и обходить передовую ей предстояло по непроторенной дороге.
  
  Орихимэ бесконечно устала, окончательно вымоталась и почти пала духом. Некогда (точнее еще вчера) ее одежда представляла собой легкое нежно-зеленое платье, изящно обрамляющее красивую грудь и мягкими волнами струящееся от тонкой талии до середины колена. На ногах - незамысловатые балетки кремового цвета. В этом милом наряде девушка походила на загадочную лесную нимфу, прекрасную эльфийскую деву, сошедшую со страниц эпического фэнтези.
  
  Сейчас, напротив, она больше напоминала Золушку в начале первого. Фарфоровое лицо перепачкано практически до неузнаваемости, рыжие волосы в полном беспорядке, оголенные участки кожи испещрены царапинами, местами даже глубокими порезами, подол изодран, обувь утрачена.
  
  
  
  - Смотри! Это же Принцесска Шиффера! - неожиданно раздалось позади нее.
  
  Орихимэ тревожно обернулась.
  
  - Меня ждет 'мирная смерть'*... - чуть слышно прошептала она и бросилась прочь.
  
  *Рeace death
  
  
  Иноуэ услышала издевательское улюлюканье, и уже в следующую секунду пустые варвары настигли ее. Четверо обитателей Уэко Мундо окружали беззащитную девушку. Их темные глаза наполняло необузданное желание.
  
  Похотливые взгляды блудливо шарили по дрожащему от страха телу, порождая в больном сознании все более и более непристойные картины. Искушенная в абсолютном разврате фантазия сладострастно выводила скабрезные образы, неустанно трансформируя их в тривиальные мужские потребности. А перед ними сейчас новая смазливая игрушка, и что, пардоньте, мешает отыметь эту ничтожную заразу по полной программе?!
  
  
  
  Иноуэ хорошо помнила этот леденящий душу взгляд. Только тогда это были два холодных голубых глаза, в которых отчетливо зияло алчное вожделение, стремление полного подчинения своей воле, чрезмерно приправленное тандемом из собственного превосходства и эмоционального унижения жертвы. Это была извращенная прихоть, где насилие как таковое не являлось ни целью, ни результатом игры. Оно стало ее единственным правилом.
  
  Потом появился беспристрастный Улькиорра, хотя в конечном итоге разнесла Джагерджака Тиа Харрибел. Она жестко отделала мерзкого подонка, напомнив напоследок, что не все 'конечности' арранкаров способны к регенерации.
  
  Убедившись, что физически девушка не пострадала, вернее 'жизнедеятельность человеческого организма', невозмутимый надзиратель спокойно проронил уже у выхода из ее мрачной темницы: 'Я не спрашиваю тебя, женщина. Я знаю - теперь ты боишься'.
  
  И он ушел. А она боялась.
  
  Позабытые ночные кошмары неумолимо обретали плоть. Перед остекленевшими карими глазами хаотично мелькают безликие картинки с явным преобладанием изуродованного тела Рукии в луже собственной крови и хищный взгляд Джагерджака. Остальное пустая суета.
  
  
  
  Она не станет сопротивляться, потому что им это понравиться. Она не закричит, не позовет на помощь, ведь это только раззадорит пыл арранкаров.
  
  Ее по-скотски швыряют на землю. Бесцеремонно сдирают остатки тряпок, сопровождая это развязное действо нецензурными 'комплиментами' и крепкими заверениями в том, что именно они собираются с ней делать.
  
  
  
  Они уже скоро начнут... и кончат. Необходимо просто перетерпеть: как в детских считалочках - повторять 'один, два, три, четыре', и все когда-нибудь прекратиться. Они получат свое удовлетворение, и, надеюсь, бросят здесь. Терпеть.
  
  Только жутко противно, когда наглые руки грубо тискают тело и предательски тошнит, когда чувствуешь солоноватую гниль на губах, и становиться просто невыносимо, когда ЭТО насильно загоняют тебе глубоко в горло. Давишься, задыхаешься от отвратительной вони, на рвотном позыве отплевываешь обильную слюну, непроизвольно текут слезы.
  
  Потом какое-то пакостное убожество широко разводит твои ноги и безнаказанно пялится на тебя, а ты чувствуешь лишь полное бессилие и истощающее душу унижение.
  
  Невозможность противостоять!
  
  Слабость, никчемность...
  ... и теперь ты ощущаешь шершавый палец с обгрызенным ногтем внутри себя...
  ... и лишь крепче стискиваешь зубы...
  ... отчаянно сжимаешь челюсти...
  
  Но предательски срываешься!..
  
  ... и скулишь как сука, и умоляешь о пощаде...
  ... и получаешь хлесткий удар по лицу...
  ... сейчас ты еще и собственной кровью захлебываешься...
  ... и они с нескрываемым удовольствием упиваются твоей беспомощностью...
  
  ... а мозолистый палец снова и снова вонзается...
  ... причиняет нестерпимую боль...
  ... но ему не суждено прорвать тонкий барьер...
  ... теперь ты с ужасом понимаешь, что это только на старте...
  
  И начинается бранный 'конфликт интересов' - кто из ублюдков первым вспорет твое лоно...
  и никто уже не держит тебя руками,
  но мрачное духовное давлением беспощадно втаптывает глубоко в скверное месиво грязи...
  
  Ты малодушно помышляешь о скорейшей смерти...
  ... закрываешь заплаканные глаза...
  ... и сквозь опущенные веки ты почти не чувствуешь приглушенное мерцание алого серо...
  Ты больше не слышишь гнусные оскорбления и бесконечную ругань...
  
  
  
  ...только робкие вздохи беспечного ветра и тихий шелест юной листвы...
  ... неизменно чувствуешь упоительный сочный аромат зеленой травы и незатейливых полевых цветов...
  ... где-то несмело стрекочет цикады...
  так мило...
  ... можно навсегда уснуть здесь...
  ... ведь ты больше все равно не сможешь подняться...
  
  
  
  ... И вот побеждает сильнейший...
  ... и каждой клеточкой ты неумолимо ощущаешь его размеренную горделивую поступь...
  
  ... альфа-самец...
  
  
  
  И вдруг мнимое смирение круто оборачивается классической истерикой. Она мигом сворачивается в маленький клубочек, отрешенно закрывает лицо руками и судорожно плачет. Женская неврастения по всем канонам жанра - ничего личного. Всплеск нахлынувших эмоций - и только. Страшно, обидно, отвратительно, невыносимо - стандартный букет.
  
  
  
  Джагерджак по-настоящему растерянно уставился на рыдающую девушку. Он четко знал: как и куда всадить катану, чтобы враг подыхал самой унизительной и мучительной смертью, понимал поведение противника в бою, был способен просчитывать его на несколько ходов вперед. А порой наоборот, мог необузданно кромсать всех без разбора - тупо в свое извращенное удовольствие...
  
  Но что делать со слабой девчонкой в маниакальном припадке - Гриммджоу совершенно не представлял.
  
  
  
  Он медленно приблизился к Орихимэ.
  
  - Неужели я испортил первое свидание, женщина? - с привычным сарказмом в знакомом до боли голосе интересуется у нее 'победитель'.
  
  - Ты?! - совершенно сбитая с толку Иноуэ вмиг приняла наиболее целомудренную позу, насколько это вообще было возможно при данных обстоятельствах, и отчаянно озиралась по сторонам в поиске любого подобия одежды. - Ты спас меня?!
  
  - Не обольщайся. Задолженность, - он безразлично пожал плечами и небрежно бросил ей свой плащ. - Плюс проценты, - Джагерджак смерил самодовольным взглядом поверженных арранкаров, которые теперь крайне вяло поднимались с земли.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/33160800_111531857
  
  Rammstein'Engel'
  
  
  Кто в прежней жизни был паинькой,
  Тот обретет благодать после смерти.
  Но тебя мучает один и тот же вопрос:
  Почему среди серых туч лишь пустота?
  
  И разверзнуться небеса,
  Обнажая ангелов в вышине,
  Испуганных и одиноких.
  
  Видит Бог, я не хочу быть ангелом!
  
  Где-то там, таясь за линией горизонта,
  Ангелы совершенно недосягаемы.
  Робко цепляясь за мириады звезд,
  Отчаянно страшатся пасть на землю.
  
  И разверзнуться небеса,
  Обнажая ангелов в вышине,
  Испуганных и одиноких.
  
  Видит Бог, я не хочу быть ангелом!
  
  
  
  
  ***
  
  
  ...правильность или неправильность принятого решения не всегда очевидны,
  порой приходится выбирать между неправильным и неправильным,
  потому что правильного решения не существует...
  
  Терри Пратчетт 'Carpe Jugulum. Хватай за горло!'
  
  
  
  
  
  Бьякуя Кучики двигался уверенно и ровно. Он был всецело поглощен предстоящим освобождением своей младшей сестры, все остальное его ничуть не волновало, но невероятный случай заставил капитана 6 отряда несколько задержаться, временно свернуть со своего пути.
  
  И вот сейчас, когда сомнительный инцидент был полностью исчерпан, к нему снова присоединился вездесущий шляпник. Вскоре их торопливо нагнали и остальные. Пока все четко развивалось по ново утвержденному плану.
  
  - Где мои дети? - сразу поинтересовался Ишшин.
  
  - Все в полном порядке! Карин и Юдзу под бдительным сопровождением Шихоин и Абараи уже давно вернулись домой. Твой сын... ну, Их Величество крайне сложно не заметить... и вопрос его безопасности теперь не актуален, а Рукия... вот ее просто невозможно отловить! - глухо донеслось из-под капюшона.
  
  - Ты опять скрываешься, Урахара?! - как-то разочарованно спросил Кераку, заметив его обновленную экипировку.
  
  - Ни в коем разе! Всего лишь избегаю лишнего внимания, - с незаметной улыбкой пояснил торговец, плотнее закутываясь в свой черный плащ.
  
  - ТАМ все прошло без эксцессов? - с некоторой тревогой уточнил Укитаке.
  
  - Абсолютно, - без эмоций отозвался Киске.
  
  - Значит, теперь к командующему? - небрежно бросил Шунсуй.
  
  - Да. Только без меня. Удачи, господа, - Куросаки чуть кивнул головой и резко свернул в другую сторону.
  
  
  
  Ямамото безучастно взирал на методичное уничтожение своего любимого детища преступной шайкой из нескольких арранкаров. Когда прибыли вайзарды, тусклый луч последней надежды одиноко забрезжил над Готей 13, но даже их внушительных сил трагически не хватало. Да ради справедливости стоит отметить, что явились эти мнимые союзники исключительно за своим личным возмездием. И то, их рьяные попытки расквитаться с бывшим Куросаки, с неимоверным грохотом разбивались при столкновении с необъятным потоком его черной реацу... Они были обречены. Как, собственно, и Боги Смерти.
  
  Необходимы более совершенные воины... или оружие. Или слабость противника.
  
  На становление новой армии уйдет бесконечно долгое время.
  
  Гонка вооружений?
  Создание очередного Хогиоку?! - не менее длительно и кропотливо, ко всему прочему нестабильно и неуправляемо.
  
  Возможно, уязвимость неприятеля?
  Хотя рассуждать об этом бессмысленно: чего нет - того нет!
  А его редкие привязанности, при всем желании не представляется использовать в подобных целях.
  
  Остается лишь девчонка...
  
  
  
  Неожиданно в поле зрения командующего оказалась неординарная компания из четверых отступников.
  
  - Думал, ты не посмеешь явиться, Урахара, - пренебрежительно произнес он.
  
  - Приятно и Вас застать в добром здравии, Ямамото-сама! - приторно выдавил из себя дальновидный торговец.
  
  - Зачем явились? - показательно безразличным тоном спросил командующий.
  
  - Ямамото-сама, необходимо отозвать шинигами. Сейчас это еще возможно, - твердо заявил капитан 8 отряда.
  
  - Господин командующий, проявите снисходительность, остановите бой, - к нему уверенно присоединился и капитан 13 подразделения.
  
  - Уводите, Готей... пока остались те, кого спасать, - решительно поддержал лидер 6 отряда.
  
  - Слишком смело для малахольных предателей, не находите, уважаемые капитаны? - жесткая ирония улавливается в каждом озвученном слове их верховного командира.
  
  - Я готов отвечать за свои действия. Как перед Готей 13... так и перед Советом 46-ти, - Шунсуй смотрел прямо в серые глаза военачальника, фактически бросая ему дерзкий вызов.
  
  - Мы все готовы, - холодной сталью отдает голос Бьякуя.
  
  - Значит, предаете собственные интересы во имя всеобщей цели? - он испытующе вглядывался в ничего не выражающие лица.
  
  - Если Вы имеете в виду лейтенанта 13 отряда, то стоит принять во внимание неоспоримый факт, что данная ситуация окончательно зашла в тупик. Слишком много и противоречивых, и откровенно абсурдных выводов было сделано за эти злосчастные дни. Клан Кучики в любом случае будет настаивать на рассмотрении ее дальнейшей судьбы Советом старейшин и судей, - спокойно изложил Бьякуя Кучики.
  
  - Здесь нет места предательству, Ямамота-сама, - вкрадчиво замечает Урахара, - только здравый смысл. Ваши доблестные бойцы уже выбились из последних сил - выбор между жизнью и смертью находится исключительно в Вашей власти.
  
  - Бежать с позором?! Вы хотя бы отдаете себе отчет, что именно предлагаете?! - глаза командующего гневно сверкнули из-под кустистых бровей.
  
  - Не бегите с позором тогда, когда можно уйти с достоинством и надеждой, - невозмутимо предложил Кераку.
  
  - Мы лишь просим пощадить своих товарищей, - Джуширо говорил с неподдельной добротой.
  
  - Сколько осталось капитанов? А лейтенантов? Завтра на вакантные места в Готей наберут первокурсников? Или 'завтра' погибнет уже сегодня? - Киске бросил мимолетный взгляд на мрачные небеса.
  
  Там беспечно играли в кошки-мышки арранкары и вайзарды. Одни искренне наслаждались этим процессом, а другие, терпящие неминуемое поражение, еще больше озлоблялись, и бессильная ненависть застила их ослепленные глаза.
  
  
  
  Командующий молчал. Они все молчали.
  
  
  
  Ширк-ширк.
  И в этот скорбный миг крохотная незаметная точка возникла высоко в ночном небе.
  
  
  
  Казалось, Ямамото сосредоточенно следил за беснующимися световыми отблесками, которые подобно шаровым молниям, без устали пронзали сумеречное пространство.
  
  
  
  Ширк-ширк.
  Неустанно прорезая смрадный воздух, маленькая клякса неумолимо устремлялась к земле.
  
  
  
  По отрешенному морщинистому лицу совершенно невозможно было понять, о чем он размышлял. Лишь размытые признаки тягостного напряжения.
  
  
  
  Ширк-ширк.
  Тонкая алая нить испещряла незамысловатым узором ее черные крылья,
  в невесомом трепетании которых остро ощущалась неясная тревога.
  
  
  
  Капитаны с замиранием сердца ожидали вынесения конечного приговора Готей 13.
  
  
  
  Ширк-ширк.
  Плавно она приобрела тоскливые очертания адской бабочки...
  
  
  
  ...и обезображивающей стигмой заклеймила мозолистую руку дряхлого военачальника.
  
  Его равнодушие медленно сменяется презрительным недовольством. Горделивым взглядом он свысока взирает на непреложное послание. Выражение лица искажено бурей различных эмоций - от обычного потрясения до ярого гнева.
  
  И только Урахара свободно подмечает, что за этим отчаянно маскируется предчувствие неизбежного краха... и полное бессилие что-либо изменить.
  
  - От Совета 46-ти. Приказ к отступлению. - Ямамото вынужден незамедлительно покинуть Мир Живых.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Она необыкновенная женщина. Она невменяемая психопатка, а такие способны на все.
  
  Иоанна Хмелевская 'Что сказал покойник'
  
  
  
  
  
  Рукия словно одержимая неслась напролом сквозь кровавый туман дикого побоища. Она решительно отбросила все стереотипные предрассудки и беззаветно защищала презирающих ее Богов Смерти. Маленькая черная шинигами ловко применяла как защитное, так и разрушительное кидо и бешеным аллюром ускользала в шумпо, поэтому узнать в ней какое-то подобие живого существа было фактически нереально. Эта была ее собственная игра теней.
  
  Неуловимым отблеском беспрестанно мелькая среди пестреющего буйства красных красок, Рукия отчаянно старалась спасти как можно больше проводников душ. А они гибли как расходное пушечное мясо, и рьяно ненавидели 'поганую Кучики', но никак не доблестного командующего, волей которого превратились в поголовье немого скота...
  
  Соотношение сил сторон было катастрофически несоизмеримо. Всего десять капитанов, и-то не абсолютное большинство сражается именно с арранкарами, практически все лейтенанты и офицеры, рядовые... неоспоримо терпят сокрушительное поражение в жесточайшей войне даже с парой десятков кровожадных пустых.
  
  Рваная рана в ее животе саркастично зияет в циничном подобии дыры на обитателе Уэко Мундо. Алая кровь непрерывным потоком сочится из ее изможденного тела, но мужественная шинигами настырно продолжает свою незримую борьбу. Парадоксальная выносливость окончательно преступила все грани разумного, при этом пределы невозможного остаются нерушимы.
  
  И Кучики с искренним сожалением покинула линию огня. Мимолетной дымкой она незаметно растаяла в тенистой сени раскидистого бука. Там девушка неожиданно обнаружила свой потерянный плащ, скрывающий реацу, который незамедлительно накинула себе на плечи.
  
  Рукия осторожно приложила мертвенно-бледные ладони к своему кровоточащему увечью, но магия демонов мучительно отказывалась сотрудничать. Тогда девушка без колебаний сняла с себя майку, и крепко прижала ее к ране.
  
  Кучики упорно клонило в сон, и она не сопротивлялась. Устало опершись спиной о шершавый ствол, Рукия, совершенно не отдавая себе отчет в происходящем, тихо умирала от массивной кровопотери. Силы безудержно покидали миниатюрное хрупкое тело.
  
  
  
  Из мрачного небытия ее резко выдернул противный металлический скрежет. Она с отвращением поморщилась и моментально обратила тускнеющие фиалковые глаза на источник этого шума.
  
  И внезапно ее разбитых губ чуть коснулась трогательная улыбка.
  
  Приложив неимоверные усилия, Рукия все же смогла подняться. Девушка почувствовала пронзающую боль и перевела угасающий взгляд к обнаженному ранению... а потом вниз, на вязкое багряное болотце, образовавшееся за недолгое время ее отключки.
  
  
  
  И брюнетка в отчаянии понимает, что крови у нее осталось уже гораздо меньше, чем явно неполноценных мозгов, раз она доверчиво направляется к последнему оплоту призрачной надежды.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/-5070815_75206013
  
  Aqua Timez 'Alones'
  
  
  Твои тусклые крылья теперь сложены -
  Просто усталость от небесной синевы.
  Не заставляй себя улыбаться кому-то,
  А сделай это только для самой себя,
  И улыбка должна быть искренней.
  
  Одиночество вновь настигает мою душу,
  Свеча догорает, как старинный канделябр.
  Больше не должно быть того, что есть.
  
  Почему все это оказалось погребено
  Теперь в пустоте несказанных слов?
  Я даже сейчас не понимаю.
  
  Пока абсолютно свободны наши мечты,
  Нет и никакой нужды в других небесах.
  Даже если я не могу забыть все 'вчера',
  Я все равно буду двигаться в завтра!
  
  Твои тусклые крылья теперь сложены -
  Просто усталость от небесной синевы.
  Не заставляй себя улыбаться кому-то,
  А сделай это только для самой себя,
  И улыбка должна быть искренней.
  
  Внутренние предубеждения и конфликты,
  В которые действительно легко поверить.
  Как лепесткам цветов в зеркале, которые
  Навсегда останутся только отражением.
  
  Мой голос кажется напряженным -
  Чтобы не закричать от безумства.
  Я ненавижу все это!
  
  Время никогда не стоит на месте,
  Раны скоро превратятся в рубцы.
  Может, не стоит жить в ожидании,
  Когда это, наконец, произойдет?
  Ты прекрасна...
  Ты ускользаешь...
  
  Молитвы дрожат под лучами солнца,
  Устремляются вниз, чтобы растаять.
  Это примерно также,
  Как не думать о том, кого любишь -
  По-настоящему невыносимо...
  
  Иногда весь этот огромный мир
  Кажется сверкающим шаром...
  Когда твои глаза смотрят ввысь.
  А если взгляд опускается вниз,
  Как будто тонет,
  Земля впитывает слезы...
  
  Почему всегда преследует одиночество?
  Не старайся взять на себя все это одна.
  Почему всегда преследует одиночество?
  Только постарайся принять все это
  С мужеством.
  
  
  
  
  
  Глава XII. Часть 1. Над пропастью во ржи
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Есть победы, ведущие в тупик, и поражения, открывающие новые пути.
  
  Паскаль Брюкнер 'Горькая луна'
  
  
  
  
  
  И наступила мертвая тишина. Не глухая и давящая, не звенящая и напряженная... а просто всепоглощающая ночная тишь, какой, собственно, ей и предначертано быть испокон веков. Первозданное Ничто. Квинтэссенция бытия.
  
  
  
  Мрачное городское кладбище внезапно опустело. Фактически в одно краткое мгновение разгромленное воинство шинигами безропотно покинуло угрюмое поле беспощадного сражения. Вместе с ними в родной Сэйрэйтэй, хоть и без пылкого желания, но все же проследовали приниженные вайзарды, которых изрядно усмирил плачевный исход их запланированного свершения праведного возмездия. В этом крайне сомнительном тандеме ясно прослеживалась взаимная неприязнь, четко сформулировавшая потенциальный слоган для предстоящей кампании: 'Против кого дружите?'.
  
  И теперь среди скорбных могил и тенистых немых аллей старого погоста только арранкары без особого энтузиазма ожидали дальнейших распоряжений своего рыжего предводителя. Раздосадованные скоропостижным бегством убогих противников прямо на пике отменного побоища, они пребывали практически в полном составе, при этом двое из присутствующих оказались довольно серьезно ранены.
  
  Дааку обособленно стоял возле собственного гранитного надгробия, где еще не так давно в безутешных рыданиях содрогалось субтильное тело маленькой черной шинигами. Он задумчиво вглядывался в увядающие бутоны молочно-белых роз, щедро окропленных алыми перлами крови младшей Кучики. Нежные цветы были аккуратно сложены в изголовье безмолвной могилы.
  
  Ты неисправима... Мелкая.
  
  За все время скучного, на проверку, и бесцельного, по своей сути, боя с вайзардами Король пустых случайно заметил ее хаотичные перемещения в стремительном шумпо. В тот недолгий миг Рукия больше напоминала ему беснующегося солнечного зайчика, чем истинную Богиню Смерти.
  
  И этот крохотный осколок желтого небесного диска бешено излучал собственное неистовое сияние, которое неустанно переливалось различными оттенками ярых вспышек оборонительного кидо и атакующего серо. Ее кристально-чистый внутренний свет неумолимо превращал окружающую ночную мглу в ослепительный всепобеждающий рассвет, и предвечная тьма повержено склонялась перед грациозной поступью изящных ног.
  
  Совершенно неожиданно Дааку поймал себя на том, что просто улыбается этому лучезарному мерцанию - без привычного сарказма и стандартной порции желчи, но не было в его улыбке ни радостного умиления, ни доброй симпатии... только мимолетное ощущение умиротворения посреди адского пламени кровавой войны.
  
  Маленькая шинигами неосознанно подарила Королю Уэко Мундо давно утраченную гармонию, за которую прямо сейчас сама яростно сражалась как с верными врагами, так и с заклятыми друзьями... но уже в следующий момент вновь обретенная девушка бесследно исчезла из его поля зрения.
  
  
  
  К Дааку медленно приближались арранкары. На знакомых лицах дублирующей маской застыло некоторое недоумение. Он вдруг подумал, что никогда не провозглашал себя Королем, а они всегда заявляли, что больше не станут исполнять чужие приказы. Так или иначе, его сплоченная общими интересами команда теперь предстает на обозрение противников нерушимой монолитной стеной, перед которой неизменно пасуют и 'доблестные' шинигами, и уязвленные вайзарды, и, черт знает, кто еще.
  
  Он пристально смотрел в глаза, казалось, каждого из тех, кто уверенно последовал за ним. И любой арранкар с непоколебимой решимостью отвечал ему таким же прямым подлинным взглядом. Всех неизменно объединяло упорное нежелание мириться со своим вынужденным положением.
  
  Когда прежняя жизнь трагически, в подавляющем большинстве, закончилась, то на извечной границе двух миров, в индивидуальных чистилищах их души наотрез отказались поступиться личными привязанностями, уже тогда проявляя свою ощутимо сильную, но еще не темную сторону. Они все равно продолжали существовать в Мире Живых, не приняв новую участь со смирением, не захотев пренебрегать нерешенными проблемами. Дааку всецело разделял подобные убеждения, уважал их выбор. Видимо, арранкары мыслили аналогично.
  
  - Харрибел где? - сухо поинтересовался Король пустых, когда заметил Баззби.
  
  - Хрен ее знает, - разминая скованную заклинанием кидо руку, озлобленно ответил тот.
  
  - А наш НеЯмми? - Дааку утомленно зевнул.
  
  - Этого какой-то розовый гондон отделал, - как-то неохотно сообщил высокий арранкар с длинными пепельными волосами из недавнего пополнения их рядов. - Еще... тот гад велел передать... - совершенно сникнув, замялся он.
  
  - Внимательно, - лишенным эмоций голосом, притом требовательно, произнес Дааку.
  
  - Он сказал... чтобы Вы 'закусывали в следующий раз сами... а не кормили своих гремлинов после полуночи'...
  
  - Кераку. Понятно. А Гриммджоу? - он с кривой улыбкой снова посмотрел в гомонящую толпу.
  
  - Пока не видела, - с сожалением проронила Бамбиетта.
  
  - Черт бы его побрал, всего одну девчонку найти... - Король пустых показательно воззрился к темным небесам. - Где еще четверо?
  
  - Соску отодрать напоследок решили! - сказал кто-то и смачно хохотнул.
  
  - Какую? - Дааку придал голосу максимально безразличный оттенок, но смутные подозрения все же имели место быть. - Шинигами?
  
  - Вроде, она с другими, - несколько неуверенно озвучил худощавый арранкар, искоса поглядывая на Короля. - Ну, ту, которую Гримм...
  
  
  
  И рядом с ним уже стоял Дааку. Его черные глаза источали неистовый гнев.
  
  - Скажи-ка мне, любезный, куда направились эти ебаные камикадзе? - вкрадчиво спрашивает он, извлекая катану из ножен.
  
  
  ***
  
  
  Иноуэ шла невыносимо медленно. Девушка неуклюже путалась в широких полах непомерно большого балахона. К настоящему моменту она успела окончательно изранить босые ноги и остро чувствовала, что устала, буквально как собака - только мучительное желание забыться сном... или ударом по голове... но чтоб верняк! При этом Орихимэ упрямо двигалась вперед.
  
  Джагерджак тоскливо тащился рядом. Вначале, когда он без лишних объяснений резко завалил ее на плечо, Иноуэ начала так истошно верещать, что 'реально сдохнуть можно' было. Теперь он вынужден плестись в одном убогом ритме с ее мышиной поступью.
  
  'Слабая беззащитная девушка'...
  Сирена, мать ее, гребаная!
  И не вырубишь мерзавку...
  
  Угрюмо замыкали их траурную процессию молчаливые пустые, униженные и оскорбленные бешеной атакой Гримма. Джагерджака они всегда откровенно недолюбливали, а сейчас уже искренне ненавидели.
  
  Внезапно синеволосый арранкар резким движением остановил растерявшуюся Орихимэ и крепко взял за плечи. По ее спине непроизвольно пробежала стремительная волна опасливой дрожи.
  
  - Женщина! - он строго посмотрел в распахнутые карие глаза. - Запомни, его зовут Дааку. Слышишь? Дааку-сама!
  
  - Мне не интересно, - равнодушно заметила она, попытавшись сбросить его руки.
  
  - Как сказать... - Гримм криво ухмыльнулся, кажется, даже не заметив ее решительного порыва. - Его хорошее настроение не так опасно для жизни, как плохое. Может, у тебя есть крохотный шанс повлиять на судьбу своей подружки? - завуалировано предположил он.
  
  - Как?! Просто 'Дааку-сама'? Без: 'Ваше Превосходительство Государь Всемогущий'? - нервно съязвила Иноуэ.
  
  - Обожаю умных женщин! - Джагерджак от души захохотал. - И еще - лучше не посвящай никого в подробности, - он небрежно кивнул назад.
  
  - Почему?
  
  - Предчувствие.
  
  Давай, паразитка, только попробуй опустить нас до уровня тупых шинигами, чтоб мы еще и со своими из-за очередной бабы пиздились на смерть!
  
  - Значит, Рукия снова у него? - она вдруг взглянула в голубые глаза арранкара с такой трепетной мольбой, что Джагерджаку стало до жути не по себе.
  
  - Надеюсь... - пробурчал он.
  
  
  
  В этот момент они как раз вышли под блеклый свет уличных фонарей... и сразу предстали перед знакомой физиономией Короля Уэко Мундо.
  
  Помяни черта...
  
  - Что с ее лицом? - Дааку быстро подошел к бывшей школьной приятельнице и несколько грубовато взял ее за подбородок, бесцеремонно поворачивая рыжеволосую голову в разные стороны. Иноуэ стояла, как вкопанная. Она с тщательно скрываемым отвращением прямо смотрела в бездонные угольные шахты глаз нового Куросаки.
  
  Господи, 'Терминатор: судный день'...
  
  - Я ее соблазнял! - Гримм пошловато подмигнул Орихимэ. - Удивительная женщина! - и он плавно, но довольно настойчиво, притянул девушку к себе.
  
  - Это не так, - внезапно воскликнула она и бойко отпихнула Джагерджака, - Дааку-сама.
  
  Король беспристрастно смерил оценивающим взглядом ее размозженный нос.
  
  - Гриммджоу защитил меня, - Иноуэ трогательно положила тонкую ладонь на обнаженный торс синеволосого арранкара.
  
  Он тихо захлебывался истерическими смешками, но, когда шоколадные глаза, преисполненные неподдельной благодарности взметнулись к его конвульсирующему лицу, Джагерджак неожиданно для самого себя замер... и тут же закатился в новом приступе хохота. А четверо пустых позади лишь напряженно переглядывались.
  
  - Ales пиздец моей репутации! Спасибо, блядь, тебе огромное, женщина! - он снова схватил ее и демонстративно расцеловал в раскрасневшиеся щеки. - Ты какого дьявола творишь? - в процессе прелюбодеяний тихо поинтересовался он. Орихимэ молчала.
  
  - Кто напал? Вайзарды? Арранкары? Шинигами? - на лице Дааку не дрогнул ни один мускул.
  
  Давай, Иноуэ, хоть убедительно врать, наконец-то, поучись!
  
  - Нет... - неопределенно ответила она и потупилась в землю. - Звери какие-то... как секта: одеты однотипно, морды бледные. Кто ночами по кладбищу шастают: готы или эмо?
  
  Не взбеси ближнего своего... только не взбеси ближнего своего...
  
  - Люди? - Дааку показательно приподнял бровь.
  
  Ну, до пальмовой ветви пока далеко, хотя вполне терпимо!
  
  - Нет, - и Орихимэ уверенно, даже вызывающе, направила взгляд полный неистовой ярости на рыжего арранкара. - Это нелюди... отморозки, подонок, ублюдки, сволочь, мерзавцы, тварь... - девушка запоздало осеклась и сконфуженно опустила поникшие глаза. Видимо, она лишилась и остатков разума, и контроля над чувствами одновременно.
  
  Он меня закопает. Живьем.
  
  - Бедное дитя! - с надрывом вклинился новоявленный 'защитник', активно изображая трагическую скорбь на искаженном лице. - Сколько ужаса пережила наша невинная принцесса, пока народ вокруг всего-навсего тупо расчленял друг друга! - и в который раз за эту сумасшедшую ночь, уже совершенно обыденным жестом, Джагерджак опять заключает ее в стальные объятия. - Умница, отличную могилку выкопала... А я уже к твоей заднице так привязался... - еле слышно иронизировал он.
  
  - Много текста, Иноуэ, - Дааку с безразличием сделал знак четверым арранкарам подойти ближе. - ОСНОВНУЮ мысль я четко уловил, - жестко добавил рыжий, когда девушка снова повернулась к нему. - Ваших рук дело? - сдержанно уточнил Король у подошедших. - Кстати, только рук, Иноуэ?
  
  Орихимэ, всхлипывая, неосознанно уткнулась в Гриммджоу. Он в полном недоумении пожал плечами и призывно кивнул Дааку - 'и что делать?'. В ответ тот сложил открытые ладони вместе и направил на девушку, а потом безучастно развел руками: 'это твоя проблема'. Губы новоиспеченного телохранителя скривились в скабрезной улыбке.
  
  Тогда Король пустых, резко выдернув волос, демонстративно отпустил его в свободное падение и катаной указал на горло Джагерджака - получилось что-то вроде - 'если хоть один волос упадет с ее головы, ты лишишься собственной'. Гримм небрежно отмахнулся, сжал кулаки, согнул руки в локтях и подал на себя в характерном пошлом движении, а затем насмешливо хмыкнул. Дааку ультимативно провел ребром ладони по шее, потом указательным пальцем постучал по виску в формате 'не забывай и думай'.
  
  Пока разыгрывалась их сочная пантомима, все остальные арранкары беззвучно угорали.
  
  - Я не знал, что она нужна! - неуместно борзо начал один из нападавших.
  
  - Сомневаюсь, - индифферентно не согласился Король Уэко Мундо.
  
  - Мы бы никогда...
  
  
  
  - ... не оставили свидетельницу в живых, - хладнокровно отозвалось откуда-то сзади.
  
  К ним неспешно приближалась Харрибел в совершенно неожиданном сопровождении неунывающего шляпника.
  
  - Урахара! - рыжий арранкар тотчас оживился, и его губы расплылись в злорадной улыбке.
  
  Потанцуем с бубном?
  
  - Дааку-сама, - с притворным почтением приветствовал Урахара. - Могу помочь Вашей подруге с ее лицом? - когда Орихимэ услышала знакомый голос, то сразу отвернулась от Гриммджоу, выставляя на обозрение торговца свою травму. При этом девушка почему-то не решалась покидать Джагерджака.
  
  - Да. Можешь.
  
  Киске незамедлительно подошел к ней и осторожно дотронулся до повреждений.
  
  - Перелом со смещением. Чьи заслуги? - презрительно уточнил он. - Что еще произошло? Рукия здесь? Все будет быстро и практически безболезненно, - скороговоркой спросил шляпник.
  
  - Здесь ничего... не произошло, кроме того, что напали арранкары, и спас... тоже арранкар. А остальные... кости не сломаны? - тщательно подбирая слова, озвучила она.
  
  - Все они в порядке: не раздроблены и на своих местах! - серые глаза утвердительно моргнули. - Не волнуйся, все будет хорошо, - и Киске направил кайдо четко в место перелома.
  
  - Ай! - Иноуэ вскрикнула от резкой боли и бессознательно вонзила длинные ногти в накаченную грудь арранкара. - Ой! Я нечаянно... - она поспешно убрала руку и, рассеянно улыбнувшись, посмотрела на Гримма, лицо которого в тот момент было напрочь лишено какого-либо выражения. - Извини, пожалуйста.
  
  Я сейчас кончу...
  
  
  
  - Урахара реально попал... - в это самое время Король Уэко Мундо смерил торговца испепеляющим взглядом.
  
  - Прошу Вас, Дааку-сама. Они мне жизнь спасли, - с опаской вступилась Харрибел.
  
  - И давно столько почтения одному Урахара?! - саркастично поинтересовался он.
  
  - Часа два или три. Но не только ему, - более спокойно ответила Тиа.
  
  - Кто же еще был так добр к тебе? - с иронией уточнил Дааку.
  
  - Шинигами. Лейтенант с красными волосами отразил смертоносный удар, - уже абсолютно невозмутимо произнесла арранкарка.
  
  - Абараи, - с каменным лицом и предельно сдержанно конкретизировал бывший Ичиго Куросаки.
  
  - Что дальше? - уклончиво спросила зеленоглазая женщина.
  
  - Свободны. Все в Лас Ночес, - приказ звучит предельно ясно. - Командование временно на тебе, Харрибел.
  
  - Как скажете, Дааку-сама, - блондинка почтительно склоняет голову.
  
  - Будешь заниматься ранеными, Иноуэ, - его неожиданный тон не терпит никаких возражений. Рыжий арранкар смотрел на девушку тяжелым давящим взглядом, пока Орихимэ покорно не озвучила необходимое 'да'. - Потом ты сразу вернешься домой, - чуть мягче добавил он.
  
  - Джагерджак! За безопасность сеньориты Докторицы отвечаешь лично! - в жестком голосе Короля ощущается явная угроза.
  
  - Jawohl, mein Führer*! - Гриммджоу резко выбрасывает правую руку вперед где-то под углом в сорок пять градусов.
  
  * 'Так точно, мой Вождь!'
  Сленг Третьего Рейха
  
  
  - Тиа, и еще одно, - многие арранкары уже исчезли в гарганте, а Харрибел молниеносно вернулась к Дааку. - Те дебилы, которые напали на Иноуэ, Гримм все объяснит, в твоем полном распоряжении. Я верю в твои исключительные таланты и врожденное благоразумие, - она коротко кивает и, озадаченная, уходит за остальными.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Трудно стало работать. Развелось много идиотов, говорящих правильные слова.
  
  Юлиан Семенов 'Семнадцать мгновений весны'
  
  
  
  
  
  Урахара держался непринужденно. Шокировать беспринципного арранкара, естественно, не удалось, но добиться изрядной доли замешательства в его расчетливом мозге - это было, безусловно, сильно.
  
  Притом, не стоило и слишком обольщаться. Первые семена сомнения попали на весьма благодатную плодородную почву, однако дальнейшие умозаключения одержимого Короля пустых сокрыты в туманном мареве будущего. Правда, с большей вероятностью недалекого.
  
  
  
  Тем временем Дааку, решительно отвлекшись от абсолютно бесплотных на данный момент размышлений, снова обратил повышенное внимание на Киске.
  
  - Значит, предал? - испытующий взгляд Короля Уэко Мундо яростно буравит шляпника.
  
  - Дааку-сама, не смотрите на меня, умоляю, как обманутая девица - я Вам в верности и не клялся, - с невозмутимой улыбкой отзывается он.
  
  Откуда эта нездоровая самоуверенность?
  
  - Шинигами решил спасти? Солгал? - порывистые всполохи черной реацу чуть завиднелись в сумеречном ареале арранкара.
  
  - Шутить изволите, Ваше Величество? В процессе секции как-то оживилась... - рассеянно пояснил Киске.
  
  - Почему не сообщил? - темная энергия неуклонно крадется к беспечному Урахара.
  
  - Так не спрашивали. Что я? по всякой Мелочи Вас отвлекать буду?.. - неподдельное удивление озарило симпатичного торговца.
  
  - Умные все стали - на хуй некого послать! - и мрачная духовная сила медленно наползает на безмятежного блондина, неотвратимо заключая его шею в сдавливающее кольцо. - Куда же ты теперь спрятал девчонку?
  
  - Я бы ответил, - хрипло отзывается Киске, - только так сложно говорить, когда столь настойчиво зажимают связки... - он планомерно начинает задыхаться, и Дааку резко отпускает его. - Вы будете смеяться, мой господин, но я с подобным интересом шел к Вам... - торговец с наигранной обескураженностью посмотрел в ожесточенное лицо рыжего арранкара.
  
  - Нарываешься... ведь я могу и помочь в твоей очередной суицидальной попытке... - в черных глазах уже отчетливо тлели ярые искры демонического огня, которым, к счастью, не суждено было разгореться в полноценное адское пламя.
  
  
  
  - Ичиго! Мальчик мой! - неожиданно ласково окликнул Ишшин.
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/2741171_141054900
  
  Kansas 'Carry On My Wayward Son'
  
  
  Когда поднимаешься над земной суетой,
  Чтобы понять, что здесь твориться,
  Я взлетал все выше и выше,
  Пока не стало слишком высоко.
  
  Хотя глаза могут видеть, но я слеп.
  Хотя мозг думает, но я безумен.
  Я слышу голоса, словно во сне,
  Мне кажется, как они говорят...
  
  Развлекайся, мой настырный сын!
  Когда закончишь - наступит мир,
  Дашь утомленной голове отдохнуть.
  Только не хнычь...
  
  Маскировка под человека мысли...
  Спектакль будет событием сезона!
  А если у меня претензия на мудрость, хорошо,
  Это априори означает, что я ничего не знаю.
  
  В море бурные волны различных эмоций.
  Меня штормило, как корабль в океане.
  Я взял курс по ветрам судьбы,
  Но голоса вновь говорят...
  
  Развлекайся, мой настырный сын!
  Когда закончишь - наступит мир,
  Дашь утомленной голове отдохнуть.
  Только не хнычь...
  
  Развлекайся, ты всегда будешь помнить.
  Развлекайся, ничто не сравниться с властью.
  Кажется, что в жизни больше нет пустоты...
  И, безусловно, перед тобой отворят врата рая!
  
  Развлекайся, мой настырный сын!
  Когда закончишь - наступит мир,
  Дашь утомленной голове отдохнуть.
  Только не хнычь...
  
  
  ***
  
  
  Старший Куросаки размеренно двигался навстречу младшему. После трагической гибели он видел своего бунтаря месяц тому назад, когда немилосердная судьба вдруг щедро возвратила скорбящему родителю его родного сына. По крайней мере, некоторую часть...
  
  В то время Ишшин регулярно снимал стресс в тесной компании двух добродушных капитанов - Моргана и Блэка*, после чего, собственно, их двухлетней дружбе и пришел заслуженный конец, поэтому той ночью поговорить с Ичиго нормально так и не удалось... а сейчас эта перспектива кажется еще более недостижимой, чем прежде.
  
  * Captain Morgan (ром)
  Captain Black(сигариллы)
  
  
  - Ты просто идиот, сынок! - прямо начал бывший капитан шинигами. Лицо его светилось доброй улыбкой, в карих глазах сиял радостный блеск.
  
  - Прости, что разочаровал, па, - Король Уэко Мундо мгновенно достиг своего веселого старика и учтиво поклонился, как будто принося 'искренние' извинения.
  
  - Черт с тобой! - шутливо отмахнулся старший Куросаки и крепко обнял его. - Не бери в голову, хотя ты этим себя и так не утруждаешь! - он с чувством похлопал своего парня по широкой спине и отстранился, с гордостью осматривая внушительные изменения комплекции 'растущего организма'. - Ты меня всего-навсего опозорил! - неизменно любящий отец задорно взъерошил рыжие жесткие волосы своего все еще бестолкового отпрыска.
  
  А разве могут наши дети быть какими-то другими?!
  
  - Чем? Тем, что мщу за собственное убийство? - Дааку с нахлынувшей ностальгией сносит все позабытые придирки и колкости. - Брось, па!
  
  - Твое непреложное право - лично я только 'за'! - Ишшин с лицом Фемиды демонстративно положил ладонь себе на грудь. - При этом ты пошел против семьи! Ты обидел мою ТРЕТЬЮ дочку, мальчик мой... - в следующий миг Куросаки стремительно отвешивает сыну чистосердечный подзатыльник. В мрачных глазах Дааку что-то мимолетно проблеснуло, словно ветер подул на тлеющие угли, но он твердо взял себя в руки.
  
  Только не начинай эту игру...
  
  - Ты ударил Короля?! - с придыханием вклинился Урахара, судорожно обмахиваясь своим бессменным веером. Премудрый взгляд надежно скрывает бело-зеленая шляпа.
  
  - Я что похож на психа?! Не отвечайте хором! - с чувством опередил их Ишшин. - Врезать Коронованной особе - это сущее безумие, а вот легонько пожурить собственного раздолбая - банальное воспитание. Рассуждая же в общем, без учета степени родства... Если бы Король мне врезал - это жестокая тирания, а что я ему - истинная демократия! 'Yes We Can!'* - напоследок парирует он и все с той же открытой улыбкой неспешно извлекает верный дзанпакто из ножен.
  
  * 'Да, мы можем!'
  лозунг первой президентской кампании Барака Обама
  
  
  - Анархия, дорогой отец, - с издевкой поправляет рыжий и с не меньшим энтузиазмом обнажает катану.
  
  - О! Посмотри, Киске, малыш пытается думать! Растет мой дауненочек... - со светлой трогательной грустью вздыхает бывший капитан 10-ого отряда и делает первый полу-разминочный выпад.
  
  - Давай по пунктам, па, - Дааку легко отражает сомнительную атаку. - Во-первых, я забочусь о своей семье, - он ловко увернулся и от более значительного бокового удара, - а во-вторых, у меня только две сестры!
  
  - Не гони мне, рыжий! О твоих близких только шинигами и Кон заботятся! Но никак не ты сам... - и снова Куросаки-старший стремительно бросается в наступление.
  
  А оболтус-то хорош... подновился с примочкой Киске...
  
  - Просветишь? - младший уверенно дает стойкий отпор, активно подавляя беснующуюся темную реацу.
  
  - Пока ты, онре*, в Warcraft со своими орками online режешься, твои 'враги' самоотверженно друзей спасают! - очередной лихой выпад дзанпакто бывшего капитана Готей.
  
  * (Яп.) 怨霊 онрё:
  Обиженный дух,
  вернувшийся в мир живых ради мести
  
  
  - Откровенное замаливание грехов - надеются на милосердную пощаду, хитрожопые ублюдки! - взбешенный арранкар мастерски ставит блок и молниеносным движением отшвыривает отца прочь. Поединок, казалось, необратимо терял игровую направленность.
  
  Блядь, па!!!
  
  - Повторю: ТЫ ИДИОТ! - Ишшин внезапно нападает слева, и матерым ударом яростного меча вмазывает своему бандиту в солнечное сплетение... каширой*, естественно.
  
  * колпачок на конце рукояти катаны
  
  
  Дааку резко сгибает мускулистый торс, но уже в следующий миг выпрямляется, на губах во всем великолепии расцветает ядовитая улыбка.
  
  - Ты сейчас серьезно, па?.. - Король с азартом начинает новую атаку. - Ты им веришь? - в самый последний момент бывший шинигами ловко уклоняется от достойного выпада.
  
  - Да, сын, - честно признается он, - некоторым, - неумолимо следует виртуозное нападение.
  
  - Расскажешь, вдруг до глубины души растрогаюсь?.. и букет орхидей в благодарность отправлю! - язвительно замечает Дааку и в стремительном прыжке делает искусный выпад.
  
  - Я, по-твоему, похож на 'Вестник Сэйрэйтэй'?! - Куросаки легко отражает атаку своего родного пустого. - Ладно... первый урок - записывай: капитан Тоширо Хитсугая, лейтенанты Рангику Мацумото и Момо Хинамори! - грамотный рьяный удар, но арранкар непринужденно избегает пилотного наставления и смело нападает в ответ. - Потом отправь курьера к капитану 13-ого отряда Джуширо Укитаке! - резко уклонившись, Ишшин со знанием дела устремляет видавший виды меч на Короля... оставляя лишь пустяковый разрез на белоснежном косодэ. - Дальше - лейтенант 6-ого отряда Готей 13 Ренджи Абараи! - рыжий со злорадным удивлением приподнимает бровь, когда цука дзанпакто одним ударом хлестко прошлась по королевской заднице. - Киске Урахара! Йеруичи Шихоин! Орихимэ Иноуэ! Кераку Шунсуй! И... - внезапно Куросаки прервал свой список.
  
  - Кто-то еще? - с дерзкой усмешкой спрашивает Дааку, а в глазах опасно зияет непроглядная тьма.
  
  - 'Кто-то'? - и незатейливый хук справа глухо бьет в челюсть, рыжая голова арранкара еле заметно смещается по воле твердого кулака Ишшина. - Верни мою старшую дочь!
  
  - У меня ее нет, - он говорит абсолютно монотонно, но мерзкая ухмылка так и не сходит с его лица.
  
  - Как?! Да как ты вообще мог проеба... упустить эту девушку?! - мужчина вновь атакует, парень снова блокирует.
  
  И мечи продолжают уверенно наносить неистовые удары...
  
  
  ***
  
  
  Сквозь сумеречное сознание мучительно вторгался пронзительный лязг. Рукия тяжело приоткрыла увядающие фиалковые глаза, в которых неясно отражалась отвратительная причина этого звука.
  
  Вдруг она слабо почувствовала знакомую реацу, и мертвенно-бледное лицо чуть освежила несмелая улыбка.
  
  Изможденная девушка тягостно поднялась с сырой земли. Плащ совсем вымок и теперь ужасно давил на хрупкие плечи, неумолимо клоня ее вниз. Она бешено дрожала от нестерпимого холода, открытая рана противно кровоточила, и каждый неосторожный шаг, каждое порывистое движение отдавалось в угасающем теле острейшей болью.
  
  Но впереди Кучики только видела размытые очертания черной формы шинигами с закрепленным на левом плече капитанским хаори. И этого оказалось вполне достаточно, чтобы не придавать значение другой темной силе и не отступать от намеченной цели. Ее отчаянно мотало из стороны в сторону, но Рукия упорно брела вперед.
  
  - Куросаки... Куросаки... сама... - еле слышно шептала она. - Куросаки-сама! - вдруг девушка вскрикнула довольно громко - мощный удар последовал от Короля пустых.
  
  
  
  Все резко обернулись, а Кучики невыносимо медленно выходила из-под тенистой сени деревьев... Израненная, взгляд затуманенный, поступь шаткая. Наперекор всему она неизменно продолжает свое движение.
  
  - Куросаки-сама... - снова робко зовет почти обескровленная шинигами.
  
  Когда Дааку заметил ее, то ему неожиданно вспомнилось, как несколько лет назад по тем же заросшим тропам он сам возвращался к этой мелкой девчонке после первого серьезного боя с Удильщиком... и арранкар в стремительном сонидо рванул к ней, за ним следом, практически шаг в шаг - Киске с Ишшином.
  
  Кучики уже совсем не могла сфокусировать невидящие глаза, ощущения реацу плавно ускользали прочь, поступь неуклонно стихала, и теперь она не смогла избежать падения.
  
  - Куросаки...
  
  - Рукия! - и Ишшин моментом поймал девушку на руки, фактически в воздухе перехватив ее у несколько ошеломленного Дааку. - Что с тобой? У-у... у нее кровотечение... Киске!
  
  - Дааку-сама, Вам не впервой - помогите освободить ее от одежды! - Урахара уже бережно поддерживает бездыханную девушку под голову, а Король арранкаров с гневным рыком сдирает с нее плащ и отстраненно встает в изголовье.
  
  - Черт! - Куросаки с пристрастием осматривает рваную рану, на скорбном лице проступает бессилие.
  
  - Ишшин, приди в себя! - призывно кричит Киске, отчаянно сражаясь за ее жизнь с помощью кайдо.
  
  - Мы даже вдвоем не вытащим Рукию... - и все же названный отец обреченно присоединяется к реанимации.
  
  
  
  Дааку внимательно посмотрел в неестественно заостренные черты Кучики. Полупрозрачная бледная кожа отдавала синевой, создавая болезненный контраст с черными прядями волос. Внизу живота - отвратительное багровое месиво. Выглядела шинигами, конечно, хреново, но он прекрасно помнил и более отвратительный вид ее миниатюрного тела...
  
  Неужели ты ВОТ ТАК сдашься и сдохнешь?..
  
  В этот миг она, словно ясно уловив ход его жестких мыслей, внезапно покинула иллюзорный мир небытия, и огромные тусклые глаза с неистовым презрением уставились в призрачный мрак его. Долго. Пронзительно. Неотступно.
  
  - Если ты, неблагодарное чудовище, посмеешь еще раз поднять меч против отца - я сама тебе 'руки на хрен отрублю'! - Рукия решительно собрала все оставшиеся силы, но лишь жалкий всполох реацу блеклым отблеском коснулся холодной щеки рыжего парня. Арранкар не шелохнулся, а последняя безрассудная выходка полностью истощила Кучики, и она безвольно вырубилась.
  
  - Нокаут, - с плутовской улыбкой тихо заметил Ишшин.
  
  - Апперкот, - лукавым шепотом поправил Урахара.
  
  - Кровотечение остановилось? - неожиданно участливо спросил Король пустых.
  
  - Состояние очень тяжелое, Дааку-сама, но стабильное. Рана очень плохо поддается... - Киске подозрительно взглянул на приятеля, но они не успевают сгруппироваться...
  
  Молниеносным движением арранкар вырывает мелкую девчонку из-под исцеляющего кидо и направляется прочь.
  
  - Ичиго! - старший Куросаки свирепо окликнул его. - Ты что творишь?!
  
  - Спасаю шкурку твоей дочурки, па, - равнодушно отзывается он и оборачивается к шокированным экс-капитанам. - Иноуэ справиться лучше. Без обид.
  
  - Ичиго, я серьезно! - Ишшин незаметно дотронулся до меча. - Дай мне слово, что Рукия будет в безопасности с тобой.
  
  - Я тоже не шучу. Даю Слово. Будем предохраняться! - с пошловатой улыбкой он открывает гарганту. Одновременно с этим, необоримое духовное давление черным вихрем устремляется к бывшим шинигами, безапелляционно уничтожая возможность к преследованию.
  
  - Ты доведешь меня до инфаркта! Я умру, снова стану капитаном Готей 13 и разнесу твою убогую песочницу в тартарары! Чтобы к утру она была дома! - Куросаки угрожающе сжал рукоять дзанпакто.
  
  - Не паникуй, па... - еще пара мгновений и Король вернется в Уэко Мундо.
  
  - Знаешь, - Ишшин вдруг пристально взглянул в его самодовольную физиономию, - когда твоих сестер пытались убить, что они услышали? - 'ПРИВЕТ БРАТЦУ!'... Так ответь мне, сынок, какого черта, кто-то вдруг решил, что именно они должны отвечать за твои действия?!
  
  Обтекай, идиот мой!
  
  Еле уловимое замешательство тенью скользнуло по лицу рыжего арранкара, прежде чем он окончательно растворился во мраке.
  
  
  
  - Шах и мат?.. - Ишшин устало прислонился к могучему стволу бука.
  
  - Просто шах, - Киске с неподдельным умиротворением вглядывается в беспросветное небо... или сквозь него в бесконечную даль Вселенной.
  
  - Я стану презирать его, если он послушно вернет Рукию. И себя, если он сделает ей больно, - Куросаки тяжело выдохнул и невольно пришел к мысли, что ставки сделаны. Ставок больше нет. - Ладно, подождем до рассвета, а потом в Лас Ночес! - с сомнительной улыбкой закончил он.
  
  - Ты думаешь о том же, о чем и я?! - бурной фантазии шляпника нет предела.
  
  - Если ты о саке, то однозначно - 'да'! Если о плотском, то у меня есть Слово Короля! - Ишшин неизменно верил своему теперь уже Дааку.
  
  - Ты - тронутый садист! Презентуешь алкоголику бутылку выдержанного элитного коньяка и надеешься на... да на что ты вообще надеешься?! - в диком ужасе, тесно граничащим с абсурдным восторгом, срывается профессиональный интриган.
  
  - В семье не без пустого... - отрешенно замечает старший Куросаки.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XII. Часть 2. Кроличья нора
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Куда же денешься, если вечно спереди опасность, а за спиной обман?
  Никуда не денешься. Никуда.
  
  Трумен Капоте 'Другие голоса, другие комнаты'
  
  
  
  ***
  
  
  В огромном невыразительном зале гомонящая свора арранкаров умудрились создать настоящее столпотворение. На выцветшем диване 'по-хозяйски' расположилась Тиа Харрибел. Она сосредоточенно, стараясь не пропустить ни одного слова или звука, чрезвычайно внимательно наблюдала за присутствующими.
  
  Женщина искренне симпатизировала рыжеволосой знахарке, которая, как и было велено, усердно занималась лечением пустых. Тиа с удовольствием отметила, что Орихимэ даже не пытается скрыть свои истинные чувства к 'страждущим' - неприязнь слишком велика, но, судя по всему, ей удалось перевести это лишь в беснующиеся эмоциональные выпады, а не реализовать в терапевтических целях.
  
  Смазливая девица довольно быстро откачала двух действительно тяжелораненых, причем, когда НеЯмми пришел в себя и истошно начал возмущаться, то она настолько доступно изложила неутешительные последствия отказа от необходимых манипуляций, используя из нормативной лексики только несколько предлогов, союзов и местоимение 'ты' в различных модификациях, что даже Джагерджак с восхищением заслушался. И залюбовался.
  
  Все это время Гримм с двусмысленным, в том числе, интересом не спускал с Орихимэ голубых глаз, отслеживал все обращения к ней, тем паче, любые несанкционированные приближения к сеньорите Иноуэ, как 'приговоренный секьюрити', естественно...
  
  Джагерджак участливо разговаривал со словоохотливой девушкой и невнимательно, но слушал. Позволял немного дерзить, вернее настойчиво провоцировал на грубость, по мере ее все-таки скромных возможностей, и с упоением наслаждался достигнутым эффектом. Он несколько больше, чем нужно, проявлял опеку по отношению к земной красотке; неясно только, когда психованный арранкар успел увлечься юной глупышкой?
  
  Остынь, юродивый. ЭТА - не твой уровень - хрен допрыгнешь, но допрыгаешься в конечном итоге.
  
  А Бамбиетту 'смазливая нимфетка' упорно нервировала. И мучительно так нервировала. По ее искаженному неистовой злобой лицу складывалось четкое впечатление, что пустая уже заживо вскрывает несчастную Иноуэ, тщательно потрошит и кропотливо шинкует внутренности. Вспыльчивая арранкарка бросает испепеляющие взгляды то на равнодушного теперь к ее прелестям Джагерджака, то снова на ненавистную мерзкую куклу.
  
  Этим занимательным процессом периодически интересуется и Баззби, видимо, из соображений неожиданных бабских истерик со всеми вытекающими последствиями. Рыжая пока нужна, и Король сейчас не потерпит повторных посягательств на нее, тем более ревнивых разборок. И Бамбиетта может круто пострадать за свою непроходимую тупость.
  
  Также брюнет настороженно следил за новоприбывшими Вастер Лордами в количестве еще тринадцати персон, которые быстро сгруппировались неподалеку от неординарной подруги Дааку-сама. Кто - почти с 'научным' любопытством, кто - с гораздо более приземленными целями, а кто-то - уже и с не дюжим восторгом от ее уникальных способностей.
  
  Бегите, девочки и мальчики, пока не поздно... Баззби-сама вам такой смачный пиздец в качестве боевого крещения устроит...
  
  Рядом с Харрибел что-то яростно обсуждали Лоли и Меноли. Лица изуродованы значительными ожогами от кидо, но за помощью к Иноуэ бестолковые девки отнюдь не торопятся, а лишь трусливо поглядывают на нее, словно чего-то ждут.
  
  Значит, за особые заслуги непосредственно от команды Урахара по мордам получили, и разоблачение сеньоритой Орихимэ им совершенно некстати. Насколько же глупо лезть туда, где даже Дааку-сама пока не разобрался полностью... Больше них, пожалуй, только несостоявшиеся насильники облажались... Ну, что, Принцесса-Сказок-Гримма, посмотрим, чего все это реально стоит?
  
  
  
  Тиа неторопливо поднялась и направилась к Джагерджаку.
  
  - Как успехи? - спокойно спросила она.
  
  - Все. Только симулянты остались, - прошипел он.
  
  - В смысле?
  
  - Смотри, когда рыжая склоняется, у нее буфера выскакивают, поэтому паломники никак и не иссякнут! - Гриммджоу сочно хохотнул.
  
  - Была такая мысль, - равнодушно отозвалась Харрибел. - Это вон та неунывающая шайка? - она с отвращением посмотрела в сторону своего задания. Гримм утвердительно кивнул.
  
  - Кто меня в мой мир вернет? - вдруг послышалось около них, и Орихимэ уже спешно приближалась к арранкарам.
  
  - Ты не закончила, - строго констатирует Тиа. В зеленых глазах угадывается легкое коварство.
  
  - Я уже доделала свою работу. Больше никто не подходит. Что еще? - потихоньку заводится Иноуэ.
  
  - Тогда остается всего пара моментов. Эй! - блондинка грубым голосом окликнула Маллия и Аивирн, а затем томно поманила еще четверых дураков. - Любители бешеного экшена могут удалиться. У нас сеанс незабвенного психологического триллера.
  
  - Ты, кажется, и людей лечишь, - уточнила Тиа.
  
  - Планирую, - без энтузиазма ответила девушка.
  
  - Сочувствую.
  
  - Почему?
  
  - Получается, '...In quascumque autem domus ingrediar ob utilitatem aegrrotantium intrabo...'?* - навязчиво ведет арранкарка.
  
  *(Лат.) ... В какой бы дом я не вошел,
  я войду туда для пользы больного.
  Hippocratis jus - jurandum
  
  
  - Да, - уверенно заявляет Орихимэ.
  
  - Думаешь, их стоит убить? - Харрибел пренебрежительно указала на нападавших.
  
  - Это не мое дело, - Иноуэ нервно вздрогнула, но воздержалась от прочих комментарий.
  
  - Хочу услышать независимое мнение, - упорно настаивает блондинка.
  
  - Мне плевать на них - живых или мертвых, - девушка не намерена сдаваться.
  
  - Ок, - и Харрибел стремительным выпадом катаны перерезает четыре глотки одновременно.
  
  Арранкары тяжело опускаются на колени, давясь и захлебываясь хлещущим красным потоком. Несколько пар обезумевших глаз с ненавистью мечутся между двумя женщинами, но вскоре в них безропотно зажигается жалобная мольба, с робкой надеждой обращенная к бывшей жертве.
  
  - Твой ход, Панацея...
  
  
  
  Орихимэ сжала кулаки до побелевших костяшек. На глазах предательски выступили слезы. К ней тянуться длинные руки, те самые противные мозолистые пальцы... Она неуверенно делает маленький шаг в их сторону, затем решительно смахивает солоноватую влагу с ресниц и твердо произносит самое заветное - 'отражаю'.
  
  - Что это было? - с недоуменной насмешкой спрашивает Джагерджак у Тиа, но так и не получает заветный ответ.
  
  
  
  Массивные двери залы неожиданно распахнулись и с гулким шумом ударили о бесцветные стены. А чахлое окровавленное тельце, окутанное черной реацу, медленно опустилось на каменный стол.
  
  - Рукия! - верная подруга вмиг подбегает к шинигами и без лишнего промедления принимается за единственно важную цель.
  
  - Гримм, потом отведешь Орихимэ на грунт. Убедишься, что она в помещении, и назад не порывается. Да, и если хоть волос... ну, ты помнишь? Так, как только шинигами очнется - у тебя минут сорок, не больше, Иноуэ! - привести ко мне, - Король Уэко Мундо бросил лишенный эмоций взгляд на безжизненную девушку, резко развернулся и в молниеносном сонидо скрылся из вида.
  
  
  
  - А это, блядь, что было?! Я похож на Шиффера? - Гримм ошалело взглянул на Харрибел.
  
  - Нет. На Мери Поппинс, - чересчур громко вклинилась обиженная Орихимэ, вызвав ответную волну истерического хохота. Синеволосый арранкар непринужденно присоединился к массовому припадку. И запомнил.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Вы имеете право хранить молчание.
  Все, что вы скажете, может и будет использовано против вас...
  
  * 'Miranda warning'
  
  * Правило Миранды.
  Юридическое требование
  при задержании в США
  
  
  
  
  
  В необъятных дымно-серых просторах Уэко Мундо безраздельно царствовал извечный мрак, в черном небе тускло сияла немая издевка луны, и в спертом воздухе тревожно повисла скрытая угроза.
  
  Дааку задумчиво смотрел в узкое продолговатое окно, больше напоминающее бойницу. Руки, как и всегда, в карманах, какое-либо выражение на лице фактически отсутствует, губы плотно сомкнуты в тонкую линию, в смоляных глазах - бесконечная пустота.
  
  Наконец, он остался один на один с собой, и впервые, после несвоевременного начала нового посмертного существования, его действительно тяготила эта беспросветная мгла и удручающее одиночество, неумолимо нарастала четкая необходимость в свете. До рассвета оставалось всего несколько часов.
  
  Возможно ли, что Король пустых всецело помешался на своем возмездии, и запредельные волны безудержной реацу стали подобны огромным цунами, безжалостно поглощающими любые формы жизни в зоне поражения? Неожиданно столько вражеских лиц яростно врывались в толерантное к милосердию сознание, совершая уверенные попытки к разгрому устоявшихся постулатов и разрушению сформированных убеждений. Или заблуждений?..
  
  
  
  Шизуха косит наши ряды...
  
  Неужели отец прав?
  Почему он уверенно перечислил стольких проводников душ?
  Как они 'заботятся' о моей семье?!
  Эти убогие шинигами, кажется, всего лишь состоят в группе поддержки нашей жалкой крошки...
  
  Киске?
  Воистину, избавьте меня от друзей, а от врагов я сам избавлюсь! Доброе же утро будет завтра у господина Урахара!
  
  Иноуэ?
  Предположу, что отец имел в виду ее резвую защиту Карин с Юдзу от кидо деды Яма. Приемлемо. Зачет.
  
  Абараи...
  Да к дьяволу Ренджи! Харрибел позже разнесет этот мифический альтруизм.
  
  А остальные?!
  
  Шихоин, из чьей старой доброй подружки я отменные стейки жарил? Она, что ли, беззаветно будет помогать моим родным?
  
  Или недоделанные капитаны, члены фан-клуба имени пресловутой Рукии Кучики? Свою невезучую подопечную - и ту, блядь, спасти ни от кого не смогли! Кучка вонючего дерьма!
  
  Вопрос: откуда там Хитсугая вместе с Мацумото и Хинамори неожиданно нарисовались?
  
  И почему мой отец упомянул всех, даже какие-то невообразимые заслуги Кона приплел, но 'достижения незабвенного нии-сама' по неизвестным причинам игнорировал? Неужели он не был 'добр' к семейству Куросаки?!
  
  И какой или какие пришибленные ублюдки собирались свершить кровную месть над моими младшими сестрами? Да девочки, готовые порвать собственного родного брата на мелкие клочки за любимую названную сестру, в итоге вообще по другую сторону оказались! Они совершенно ничего не знают ни обо мне, ни о мести, ни об убийствах, только с Мелкой при Карин засветился... ну, и о произошедшем здесь они явно в курсе, а теперь... Апофеоз апогея!
  
  Напасть на ни в чем не повинных детей! Ебаный героизм Готей 13! Со мной разобраться лично - кишка, мать ее, тонка, а на маленьких девчонках в отместку грубо отыграться... Когда это вдруг стало приемлемо для 'праведных' шинигами? Хотя предательский нож в спину - их обычная извращенная практика, но целенаправленный удар по уязвимым звеньям прочной цепи?.. Демонстрация превосходящей силы в расправе над самыми беззащитными?! Даже не удосужились своими скудными мозгами найти иную точку приложения, кроме откровенной слабости своего врага...
  
  И ход мыслей скоропостижно осекся... а бразды правления решительно вырвало ассоциативное мышление, и, как слепого щенка, беспардонно ткнуло оцепенелую физиономию Короля пустых в жестокую беспристрастную действительность...
  
  '...привет братцу...' Vs. 'скажи спасибо брату' - найди отличия!..
  
  
  
  И поток новых удручающих выводов бескомпромиссно накрыл рыжеволосую голову. Очевидное вдруг стало невероятным, но бесконечно абсурдными. Для него.
  
  
  
  Раздался тихий стук, и, не дожидаясь должного разрешения, тяжелая дверь робко попятилась назад. В темную комнату медленно, словно крадучись, проникали блеклые лучи искусственного освещения коридора, услужливо расстилая мерцающую дорожку, на которую осторожно ступал поздний гость.
  
  Король Уэко Мундо резко обернулся. Он уже готов был жестко размазать по стенке бесцеремонного пустого, вторгшегося подобным образом в его спальню, как внезапно почувствовал, что не в состоянии даже шевельнуться.
  
  В призрачных бликах холодного сияния вдруг растерянно замер крохотный силуэт, но в следующее мгновение стройная фигурка грациозно скользнула в свинцовые сумерки безликого помещения.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/29034754_72251803
  
  Within temptation 'What have you done'
  
  
  I know I'd better stop trying. You know that there's no denying I won't show mercy on you now.
  I know, should stop believing, I know, there's no retrieving. It's over now.
  
  What have you done now!
  
  I've been waiting for someone like you, but now you are slipping away.
  Why does fate make us suffer?
  There's a curse between us, between me and you.
  
  Would you mind if I killed you? Would you mind if I tried to?
  'Cause you have turned into my worst enemy you carry hate that I don't feel. It's over now.
  
  What have you done!
  
  I will not fall, won't let it go. We will be free when it ends.
  
  Знаю, лучше даже не пытаться.
  Ты знаешь, нет никаких сомнений, что я и сейчас не проявлю милосердия к тебе.
  
  Мне уже нужно перестать верить, и прошлого не исправить.
  Все кончено.
  
  Что ты наделал!
  
  Я ждала тебя, а я ждал такую, как ты, но все ускользает.
  Почему судьба заставляет страдать?
  Проклятье между нами, между мной и тобой.
  
  Может, я убью тебя?
  Будешь сопротивляться, когда я попытаюсь?
  
  Мы превратились в злейших врагов. Мне уже плевать на твою ненависть.
  Все кончено.
  
  Что ты наделал!
  
  Я не сдамся, не отступлюсь. Все пройдет, мы обретем свободу.
  
  
  
  И вся былая суета безропотно меркла в преддверии поисков решения более значимой проблемы. Совершенно иная ситуация сейчас волновала его гораздо сильнее, чем остальное. При этом Дааку абсолютно не знал, действительно больше и в мыслях не представлял, что на самом деле хотел получить от своей маленькой черной шинигами.
  
  А Рукия искренне ненавидела зловещий мрак этого замкнутого пространства. Впервые она чувствовала непреодолимое отвращение и к яркому свету, который обманчивой серебристой лентой вел ее на персональный эшафот. Роковые превратности судьбы с убийственным постоянством сталкивали несчастную девушку с бессердечным монстром, но теперь было ужаснее всего пережитого - сегодня она была точно уверена, что произойдет с ней.
  
  Твоя месть превратилась в шквальный огонь, который никогда не выбирает себе конкретную жертву, при этом, у кровожадного дракона, изрыгающего неистовое пламя, всегда есть определенная цель.
  
  - Дааку-сама, другие распоряжения будут? - откуда-то из туманной дали Король пустых услышал ровный голос Харрибел.
  
  - Нет, - дверь аккуратно закрылась, и зловеще клацнул замок.
  
  
  
  Теперь, когда плененная девчонка снова оказалась рядом, он мог признать, что три ночи назад напрочь утратил контроль. Дааку безумно бесила почти апатичная сдержанность его глупой шинигами. Унылое безразличие к себе, к окружающей действительности и, безусловно, непосредственно к нему.
  
  Просто до исступления доводила ее навязчивая погоня за прошлым, за гребаным Ичиго Куросаки, унесенным прочь в кровавых отблесках последнего заката. Ей не было никакого дела до, возрожденного из его же гнилого праха, нового рыжего арранкара, в аспидных глазах которого наивная Кучики неизменно искала только своего мертвого парня. Это необратимо переполняло отупляющим раздражением, гневными отголосками неуместной ревности.
  
  Так и не реализованный план мести был практически идеален, за мизерной, казалось, долей исключения, что черная заноза до сих пор остро вызывала глубоко внутри, в зияющей тьме опустошенной души Короля Уэко Мундо, яростный вихрь человеческих эмоций, который в итоге и составил существенную недоработку в 'совершенной' стратегии.
  
  Рыжий арранкар не стремился ни к фальшивому оправданию, ни к бессмысленному признанию собственного просчета... он целенаправленно возвращался лишь к ней. Этот путь был тернист и долог, в немыслимом хаосе которого все претерпевало категоричную трансформацию.
  
  Неуклонно, через презрение к ее ничтожности - в бескомпромиссное осознание истинной значимости. Сквозь истощающую ненависть к мнимому предательству - в твердое убеждение о наивном неведении. Не минуя парадоксальное раздражение от абсурдного бесстрашия - до ясного понимания причин столь неадекватного поведения.
  
  Король пустых решительно сопоставил все, что испытывал к своей маленькой девчонке: безудержную бурю противоречивых эмоций, упоительный экстаз ощущений, сомнительные, но несомненные, физиологические потребности, захватывающие, неподвластные разуму чувства и крайне изощренные намерения.
  
  Все это было подлинно и непреклонно. Пусть так. Тогда, наряду с этим, стоит сразу четко разграничить обычную сердечную привязанность и его патологическую зависимость, преданное уважение партнера и властное подчинение настырной девчонки, желание нежной близости и неукротимое вожделение, бескорыстную заботу и фанатичное обладание...
  
  И сейчас относительно черной Богини Смерти свободно формировалось самое банальное - 'я хочу тебя'.
  
  Рукия Кучики, воплощение эротических фантазий озабоченного подростка, кто мог подумать, что ты так и не покинула незабвенный пьедестал? Моя сладкая месть...
  
  
  
  А позади, фактически в центре унылой комнаты, стояла чуть ссутуленная фигурка Рукии. Удивительно, как ей удавалось казаться несгибаемой, даже когда опускались кукольные плечики, а лопатки слегка подавались назад? С чувством собственного достоинства младшая Кучики твердо держала себя в руках.
  
  Она обреченно пришла к неутешительному выводу, что варианты развития последующих событий сведены к минимуму - очередное варварское насилие в неведомых пределах извращенной прихоти рыжего предводителя хунты Уэко Мундо, разумеется. Утешение предстоящему кошмару она нашла в тайной надежде, что нельзя принудить того, кто безразличен к происходящему.
  
  Ты не имеешь ни малейшего представления об истинном страдании души, может, изуверские пытки и смогут развеять этот ужас, но вряд ли твоя грубая сила возьмет верх над моим разодранным сердцем, Дааку-сама...
  
  Тем временем, томный взор агатовых глаз Короля пустых плавно скользил по хрупкому телу. Матовое лицо выглядело крайне устало, погасшие фиалковые глаза отрешенно устремились в никуда, пряди темных волос женственно ниспадали на покатые плечи, небольшую грудь соблазнительно скрывало ажурное черное белье.
  
  Его откровенный взгляд жадно спускается к плоскому обнаженному животу с 'пикантным' шрамом книзу, а далее свободные штаны лишают приятного обзора. Затем арранкар неторопливо отошел к импровизированной раковине, небрежно смочил белое полотенце и игриво поманил шинигами к себе.
  
  И кто пытался выпотрошить тебя? Враги или 'друзья'?
  
  Рукия нервно сглотнула, но в этот раз слабое умение владеть собой, к счастью, не подвело - и она, решительно подавив бунтующее чувство несправедливости, смогла преодолеть короткую дистанцию.
  
  Ты убьешь меня хладнокровно... Но я не сдамся тебе. Я не уступлю и не сломаюсь...
  
  Дааку очень осторожно, почти заботливо, стирает запекшиеся кровоподтеки с фарфоровой кожи. Он снисходительно игнорирует ее странную молчаливую покорность, но неосознанно страстно желает причинить физическую боль, чтобы услышать громкий ответный крик, ясно подтверждающий присутствие рядом живого существа, а не искусственной шкурки.
  
  Влажная прохладная материя шаловливо накрывает, распахнувшиеся от неожиданности, глаза, бескомпромиссно предлагая сомкнуть веки. В этот непродолжительный слепящий момент по мимическим мышцам быстро пробегает еле заметная дрожь, невольно вызывающая плотоядную улыбку на циничной физиономии изощренного арранкара.
  
  Сегодня с тобой будет интереснее, Мелкая.
  
  Тебя можно только бояться, чудовище.
  
  Мягкая ткань ласково касается пересохших губ, левая рука парня деликатно держит острый подбородок, и указательный палец фривольно проникает в ее рот, настойчиво вынуждая немного приоткрыть его.
  
  Ты ведь никогда не пробовала, весталка?
  
  Предсказуемо, извращенец.
  
  А широкая ладонь, обернутая в полотенце, уже медленно скользит по тонкой шее, напряженным плечам, при этом, как будто случайно, смахивая черную бретельку. Прерывистое дыхание, учащенный пульс, и две пары сверкающих глаз неистово впиваются друг в друга. Мрачные черные - испытующе, ярко-фиолетовые - с отчаянным протестом.
  
  О чем ты думаешь, шинигами?
  
  Чего ты ждешь от меня, пустой?!
  
  И Дааку вдруг с приторной аккуратностью возвращает интимную деталь на прежнее место. В ее облике словно что-то стремительно промелькнуло - тень закравшегося невероятного сомнения, быть может? Но рыжий не успевает уловить эту мимолетную эмоцию, как снова опускается непроницаемая маска отчужденности.
  
  У тебя нет шансов отказать мне, девочка.
  
  Я даже не надеюсь, что ты остановишься, арранкар.
  
  Затем Король Уэко Мундо с особой чувственностью приступает непосредственно к желанному телу. Он даже сквозь махровую тряпку ясно ощущает, как под его терпеливыми, лишенными пошлого подтекста, прикосновениями лютый озноб сковывает мертвенно-бледную кожу, и яростная судорога распространяется по оледенелой плоти.
  
  Твой страх искушает...
  
  Я не выдержу эту мерзость... снова...
  
  Пустой неспешно обходит излюбленную жертву, гордо вдернутая черноволосая головка которой печально склоняется перед своей неминуемой участью. Неконтролируемая волна испуганного трепета неумолимо нарастает, и потухший взгляд обреченно крадется вслед за полами белого косодэ безнравственного мучителя.
  
  Я хотел убить тебя столько раз... но ты все еще жива, шинигами. Это занимательно... и весьма, родная.
  
  Лучше бы ты прикончил меня несколько недель назад, в Каракуре... быстро и безболезненно.
  
  Его мощная рука тяжело опускается на точеный изгиб поясницы и, немного надавливая, беспрекословно заставляет миниатюрную девушку прогнуть спину и подать ягодицы назад. Она неуклюже теряет равновесие, но, кажется, вовремя успевает схватиться за край кустарного умывальника... Слышится переливчатый плеск воды и звон разбитой керамики, а с последнего предмета верхней одежды Кучики грязевым оползнем стекают мутные неопрятные струйки.
  
  Ты вляпалась, Мелкая!
  
  Только не штаны...
  
  И пустой, как ни странно, спокойно отстраняется от пораженной девушки и быстро подходит к прикроватной тумбочке. Он размеренно наполняет два бокала бренди и командным жестом велит ей приблизиться. Дааку с саркастичной улыбкой протянул ей внушительную порцию 'Soberano', при этом в один большой глоток уже поглотив свою.
  
  Рукия не шелохнулась, ее огромные немигающие глаза пристально смотрели в знакомое лицо бывшего Куросаки. Бесконечный, пронзающий душу, взгляд, но с дымным оттенком горькой меланхолии.
  
  Самое страшное свершилось... и ты бессилен причинить мне большую боль... а значит, стал еще опаснее...
  
  Не обращая на нее практически никакого внимания, он равнодушно пожал накаченными плечами и щедро обновил себе бокал.
  
  Ты ни черта не знаешь обо мне, Мелкая. Но ты здесь и не для сеанса психоанализа...
  
  Король Уэко Мундо вмиг осушил вторую порцию пряного напитка и вновь молча предложил бренди грустной девчонке. Рукия с откровенной неприязнью взглянула в его черные глаза и решительно покачала головой.
  
  Пошел ты, паранормальная ошибка природы...
  
  
  
  - Как пожелаешь, милая... Только мне так хочется уже чем-то заполнить твой бездействующий рот, - все с той же мерзопакостной улыбкой Дааку категорично надавливает на оголенные плечи девушки, и она вынуждено опускается на колени.
  
  Не отводя потерянного взгляда, Кучики тревожно наблюдает, как арранкар неспешно развязывает оби, а тихое шуршание хакама фактически вплотную подводит ее к логическому завершению ночи... и неожиданно рыжий снова протягивает ей нетронутый 'Soberano'.
  
  Не задумываясь ни на секунду, маленькая шинигами, робко прерываясь на периодические тошнотворные порывы, принялась упорно давиться темно-золотистым напитком, под неподдельный, и от этого еще более злорадный, смех Короля пустых. Внутри все ужасно жгло, горло девушка вообще не ощущала, а отравленный желудок мучительно выворачивало наизнанку.
  
  - Впечатляет. Но можно было ограничиться простыми словами, 'дружеской' беседой, например, - глумливо прокомментировал он и непринужденно бросил ей красное яблоко.
  
  Дааку с любопытством смотрел, как Рукия отчаянно пытается показать, что все в полном порядке, а крепкий алкоголь абсолютно не превратился в проблему, требующую дополнительного источника закуски, и изо всех сил сдерживается, чтобы жадно не вгрызаться в сочный плод.
  
  - Ничего не хочешь спросить? Или попросить? - бархатным голосом осведомился арранкар, демонстрируя еще один аппетитный фрукт.
  
  - А мне теперь нужно все время говорить? - она негодующе отвлеклась от спасительной закуски.
  
  Это pick up по-арранкарски?!
  
  Спятил?! Облегчаю участь жалкой заложницы или целенаправленно соблазняю девчонку?!
  
  - Я же не изверг, - Рукия неудачно подавила издевательский смешок, его это снова искренне позабавило, - выбор есть всегда, - он легко извлек остаток яблока из ее холодных ладоней и небрежно швырнул в окно.
  
  - О чем я должна говорить? - как-то несвоевременно начинало вступать в голову, и придумать хоть какую-то безопасную и отвлеченную тему для разговора Кучики совершенно не удавалось.
  
  - Может, о твоем неудачном побеге? - участливо предложил он, устало ложась позади нее на огромную кровать.
  
  - И о каком именно? - истерически засмеялась девушка.
  
  - Обо всех. Я тебя пока не ограничиваю, - любезно озвучил рыжий.
  
  - О-о! Это увлекательная история... - с придыханием отозвалась Рукия. - Вот, в Сэйрэйтэй, к примеру, кто-то считает, что я сбежала, кто-то нет... но лишь мы с тобой, - она беззастенчиво тыкнула в него пальцем, а затем в себя, - знаем правду! - Дааку теперь заметил нежный румянец на впалых щеках.
  
  Малыш подшофе...
  
  Интересно, яблоко было отравлено или нет?.. Бренди по вкусу вполне нормальное... наверное...
  
  - Потом я сбежала отсюда, - девушка с сожалением оглядела комнату. - Вернее, не сбежала, а меня спасли от тебя, - неожиданно ее голова несколько закружилась, и Кучики медленно засеменила к окну. - Потом я сбежала от Кона! Ты видел его гигай?
  
  - Псинка? - с интересом уточнил парень, откровенно разглядывая хорошо сложенный темный силуэт, подсвеченный сзади мистическим лунным светом.
  
  О чем я?! Ты же ничего вокруг не замечаешь, кроме своей мстительной задницы!
  
  - Это золотистый ретривер! - она проворно развернулась, и в блестящих глазах полыхнула неподдельная обида. - 'Псинка'... да, он отличный охотничий пес! Знаешь, как легко он находит палку?! - взбешенная девушка несуразно жестикулировала, видимо, активно передавая максимально полную картину их детских развлечений.
  
  Мелкая, только не покалечь себя.
  
  Меня тошнит от тебя и твоего бренди! От вас обоих... но от последнего сейчас больше.
  
  - Сражен до глубины души. Найти деревяшку на полигоне Урахара - талантливая собака, - саркастично отметил Король пустых и испытующе посмотрел на нее.
  
  А раньше ты по чаппи с ума сходила?
  
  - Нет, не на тренировочной площадке, в другой стороне, - борзо отмахнулась Рукия. - Там чудесный сад, всегда цветет нежная сакура и вечное ханами... кровать с невесомым балдахином, в которой я спала... Еще милый домик и качели, и плетеная мебель, и великолепный чай... - мечтательно перечисляла она. - И деревьев очень-очень много, трава высокая и густая, воздух наполнен множеством запахов, а Кон всегда находил именно ту палку, которую я бросала. Правда, не всегда отдавал... Практически никогда, - честно призналась сияющая девушка.
  
  Шумное дыхание, вздымающаяся грудь, порозовевшая кожа, живые глаза... Ты была счастлива! тогда... в том удивительном погребке шляпника. Спасибо за информацию, дорогая.
  
  - Про твою постель мне даже понравилось. Это предложение? - скабрезно съязвил арранкар.
  
  - Спятил? - в полном изумлении уточнила Рукия.
  
  - Попробуешь отказать?!
  
  Обратный отчет, наивная моя!
  
  - 'Выбор есть всегда', - непринужденно повторила его слова Кучики и, как ни в чем не бывало, продолжила. - А потом я сбежала от Урахара и твоего отца к тебе, то есть не к тебе, а к твоему телу... - она сконфуженно осеклась, а он театрально похлопал по постели рядом с собой. - Черт, не к телу, в смысле, к твоему телу... ну, сюда... а к тому телу, там, - совсем запутавшись, она неопределенно указала вниз, глаза вновь скорбно потухли. Но она сдержалась. - А потом - от них и остальных шинигами к Ямамото. Дальше, от тебя, - новый приступ дурноты опять вынудил девушку повернуться к источнику относительно свежего воздуха.
  
  - Дух захватывает, - ровно произнес арранкар. Ты пользуешься редкостной популярностью. - Что было на кладбище, Кучики? - он медленно поднялся и уверенно двинулся на нее.
  
  - О чем ты? - Рукия спокойно смотрела на бескрайние просторы мертвой пустоши. Каждой клеточкой своего слабеющего тела, она остро чувствовала его неумолимое приближение, но не двигалась.
  
  - Ты говорила правду? - арранкар резко остановился в шаге от ее хрупкой фигурки.
  
  Маленькое преданное сердце, до сих пор жалко трепыхающееся в вязкой грязи у моих ног.
  
  - Я не знаю...
  
  - Приговор мне не был вынесен единогласно? - парень хладнокровно поставил точку над 'i'.
  
  Я полная идиотка...
  
  - Нет. Четверо заявили официально 'против'. Хитсугая. Кераку. Укитаке. Хирако. Из лейтенантов - никто даже не знал о твоей смерти, только Сасакибэ, - женский голос не дрогнул.
  
  - Зачем ты нужна Ямамото? - Дааку грозно нависал над ней.
  
  - Урахара и ото-сама скрывают от меня, - Рукия открыто смотрела на пустого.
  
  Киске... мог и сам догадаться. Но чтобы отец был замешан в кулуарных интригах?..
  
  - Почему все до сих пор нянчатся с тобой, как с маленьким ребенком? Моя семья, например? Ты ведь уже стала взрослой девочкой... - и рыжий арранкар протянул руку и властно взял девушку за подбородок.
  
  - Исключаешь возможность, что не все хотят меня убить? - она ловко вывернулась, и в следующий момент уже прямо стояла у запертой двери. - Давай! Спроси еще! - ее кожа полыхала, глаза заволокла туманная пелена.
  
  - Не вынуждай меня делать то, что я не хочу с тобой делать, - сквозь зубы процедил Король Уэко Мундо.
  
  - ТЫ требовал общения! Отлично! Если больше ничего не жаждешь узнать, может, я спрошу? - дерзко бросила Рукия.
  -
  Срази меня, Мелкая, - бесчувственно резанул он и вмиг достиг несносной девушки. Дааку пристально смотрел в фиолетовые глаза, в которых сурово отражалось только беспощадное чудовище.
  
  Добро пожаловать в мой мир!
  
  - К чему этот спектакль? - неожиданно нежный голос прозвучал тихо-тихо. - Ты собирался убить меня в Каракуре, затем похитил... потом... ты... отомстил... защитил от казни... снова принес сюда и спас жизнь... я правильно понимаю, что будет дальше? - и тонкая ладонь доверчиво коснулась знакомого до боли лица.
  
  Я не хочу потерять тебя снова.
  
  Дааку упруго заиграл желваками. Ему достаточно протянуть собственную руку, чтобы вернуть себе самое удивительное создание, в котором он действительно остро нуждался.
  
  Кто ты, Рукия? Во что я превратил тебя?
  
  Арранкар может сейчас просто поднять единственную светлую частичку и вырвать из этого мрачного ужаса, свободно рассказать всю правду, зная, что крохотная шинигами, и только она, поймет его. Вернее, мог бы...
  
  - Избавь меня от своих глупых истерик, и сними это, - он окончательно развеял последние сомнения, небрежно указав на черные штаны девушки.
  
  Рукия покорно подчинилась. Это было хуже, чем смерть. Она не заплакала - у нее полностью иссякли слезы, а в широко распахнутых фиалковых глазах зияла жесточайшая пропасть разочарования. На омертвевшем теле шинигами оставалось лишь позорное унижение и нескромное белье.
  
  - Когда я вернусь, ты будешь лежать на спине с раздвинутыми ногами. Поняла? - арранкар даже не посмотрел на Кучики, прежде чем дверь с грохотом захлопнулась за ним.
  
  - Да, - без тени эмоций произнесла она и бесшумно скользнула к злосчастной кровати.
  
  На тумбочке все еще оставалось испанское бренди, и Рукия обреченно сделала несколько больших глотков. Бутылка 'Soberano' рьяно добила неживую шинигами, а она, в свою очередь, добила ее. И миллионы сверкающих осколков разлетелись по безликой клетке.
  
  - Я не могу! Не могу! Не могу... - в полном отчаянии девушка бросилась на темные простыни и уткнулась в них мертвенно-бледным лицом. Единственный немой крик глухо утонул в спасительном настиле огромного ложа Короля Уэко Мундо.
  
  
  
  В тусклом сумраке коридора, прислонившись широкой спиной к серой холодной стене, стоял хмурый арранкар.
  
  Ты не понимаешь, да и не знаешь... ты же слишком совершенна для этих миров.
  
  Дааку всего нескольких недель потребовалось, чтобы достичь необоримой силы, ультимативно поставившей вероломный Готей в коленно-локтевую позу, в то же время, и двух лет оказалось бесконечно мало для избавления от дикого необузданного влечения к соблазнительному кусочку белой плоти.
  
  Аномальная потребность в одном ее скромном присутствии в его прежней жизни и, как выяснилось, в настоящей смерти, наполняла бесцветную действительность дополнительной ядовитой тоской по несбывшейся мечте.
  
  Ты всего лишь новая игрушка для постели.
  У меня нет других эмоций.
  Быть не может...
  
  Несколько минут он так и стоял, молча размышляя над всем этим гребаным хаосом. Все запоздало возвращалось на положенные места, а истинные чувства полностью обнажены, но принятые решения, кажется, необратимы.
  
  
  
  Когда Дааку снова вернулся в унылую комнату, то застал младшую Кучики объятую крепким сном. Она мирно лежала на животе, бедра инстинктивно плотно прижаты друг к другу, и чуть слышно дышала устойчивым запахом свежего перегара.
  
  Король пустых смерил ее хищным взглядом, и, на ходу избавляясь от белоснежного косодэ, уверенно приближался к собственной постели. Он осторожно опустился рядом с ней, словно бессознательно боялся тревожить измотанную девчонку, хотя его мощная ладонь вместе с тем уже блудливо заскользила по аппетитным ягодицам, попутно игриво отстраняя узкую полоску ткани соблазнительного белья.
  
  Ее стройное тело пылало обжигающим огнем, и вдруг тонкие руки спящей девушки начали с яростью царапать одеяло, а на фарфоровой коже выступили прозрачные гранулы пота. Черноволосая голова беспорядочно заметалась по подушке, и Рукия в беспамятстве непрестанно что-то бормочет, почти кричит...
  
  
  
  - Прекрати... умоляю, так не должно быть... помоги мне, пожалуйста... не отдавай ему... спаси меня... пожалуйста... останься со мной... защити меня... - и неожиданно она отчаянно вцепилась в него, неистово прижалась дрожащим телом, трепетно повторяя все это, как молитву, снова и снова пытаясь сбежать от преследующего ее ночного кошмара.
  
  - Справишься, - Дааку грубо сорвал с нее последние детали одежды. - Мелкая, ты рядом со своим персональным Фредди Крюгером.
  
  От этого варварского действа она и очнулась. Можно так сказать...
  
  
  
  Шинигами толком не осознавала, что делает - просто знакомый до боли мужской голос.
  
  Куросаки? Ты не погиб?!
  
  Она вообще не улавливала ни плоский сарказм, ни смысла сказанных слов, ни характерного обращения, как вдруг преданная девушка с чувством бросилась на мускулистую грудь.
  
  - Спасибо, - благодарно прошептала она, крепче обнимая 'своего' арранкара. Кучики умиротворенно положила усталую голову на могучее плечо парня, и в этот момент ей было настолько хорошо и спокойно, даже не хотелось открывать глаза, - что ты со мной. Это просто дурной сон. Настоящий ужас... мне снилось, что я потеряла тебя, и ты превратился в пустого, а потом что-то отвратительное... Но все уже позади. Знаешь, я долго не могла рассказать тебе о своих чувствах, - когда девушка робко дотронулась до лица иллюзорного друга, то под собственными пальцами ясно ощутила родные черты... и не заметила чужую маску.
  
  Она распахнула лучистые глаза, в невообразимом аметистовом цвете которых искрилось безудержное счастье. Следом пришло ложное заключение, что это - живой Ичиго с рыжими отросшими колкими волосами и темными янтарными глазами. Только он. И она именно с ним. Тогда маленькая шинигами просто обняла его еще крепче.
  
  - Я так скучала по тебе, - еле слышно призналась Кучики, плавно снова погружаясь в безмятежный сон, но все еще продолжая нежно водить длинными пальцами по накаченному торсу Дааку.
  
  - У тебя стокгольмский синдром, Рукия, - он крайне неохотно завернул наивный предмет своего вожделения в одеяло и несколько отстранился от манящего тела девушки.
  
  
  
  Король Уэко Мундо почему-то не мог разрушить этот трогательный момент, не имел права. И не захотел.
  
  
  
  А где-то далеко позади остались ее поганая семейка и его неутолимая жажда отмщения, поруганная девичья гордость, бредовое предубеждение...
  
  
  
  На передовую четко выступило абсолютное понимание.
  
  Ты моя месть.
  Ты моя слабость.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XII. Часть 3. Основной инстинкт
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  Пожалуйста, не стесняйтесь комментировать!
  
  Уже совсем скоро будет новая глава))
  
  Заранее спасибо.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Эта неделя была для меня очень сложной - в понедельник я обнаружил, что рыдаю во время одной из серий 'Alf'.
  
  Брет Истон Эллис 'Американский психопат'
  
  
  
  
  
  В какой-то момент Иноуэ с удивлением почувствовала, что собственная кисть мирно покоится в широкой ладони Джагерджак, а их пальцы крепко переплетены друг с другом. И когда обнаружила это, то сделала неутешительный вывод, что однозначно не желает, чтобы синеволосый арранкар отпускал ее руку.
  
  На фоне массового помешательства он казался Орихимэ одним из немногих, кто совершенно не потерял способность к сомнительно здравой и в принципе моделируемой мозговой деятельности. Хотя правильнее будет сказать - полностью больного и незакономерного мыслительного процесса, поэтому и прибывал сейчас в своем банальном психопатическом амплуа.
  
  Однако во всем этом Иноуэ неизменно виделось шаткое подобие нездоровой стабильности и некая, совсем крохотная, надежда. Сначала старые друзья-шинигами, будто беспричинно, превратились в злейших врагов, потом все те же новоявленные противники незаметно трансформировались в ранг прежних союзников, а теперь и бывшие недруги в белых саванах неожиданно становятся добрыми приятелями. А кто-то уверенно остается собой - безумным маньяком.
  
  И напрочь запутавшаяся девушка то ли неспешно идет, то ли просто прогуливается, попутно любуясь гаснущими звездами ускользающей ночи, вместе с самым невменяемым и неадекватным парнем из всех, кого она знала... и единственным, которому в этом фантастично-ужасающем стечении обстоятельств, могла, как ни странно, доверять.
  
  
  
  И еще Орихимэ искренне верила, что скоро все непременно образуется, ведь даже аспидные глаза бывшего одноклассника становились чуть светлее, когда он умиротворенно смотрел на младшую Кучики.
  
  Дааку-сама представлял собой много более предсказуемый экспонат чудаковатого театра уродцев Уэко Мундо - рыжий всегда с ума сходил по своей миниатюрной шинигами, а его первые 'ухаживания' просто состоялись с изрядной задержкой, поэтому и привели к таким отвратительным результатам.
  
  Куросаки, только не накосячь сейчас, прошу тебя... Ты сам себе не простишь этого, даже если Рукия сможет.
  
  Иноуэ настолько морально, и аморально тоже, истощили последние сутки, что бояться очередных выходок Гриммджоу уже не было никаких сил. Мучительно хотелось спать, но возможность к этому пока категорично отсутствовала. Оставалось одно незавершенное дело, которое требовало проявления женской хитрости и исключительной сноровки.
  
  
  
  Джагерджак искоса посмотрел на милую коварную улыбочку своей невысокой спутницы и умиленно кривился в ответ ее новым идеям фикс, а других он и не предполагал. У черствого арранкара не было ни жалости к душевным метаниям бедняжки Орихимэ, ни сострадания к пассивной участи стороннего наблюдателя за жестокой войной двух миров.
  
  Гримма безудержно тянуло к незаурядной девушке, упорно вызывающей противоречивое желание к нежному насилию и непреодолимую, феноменальную потребность защитить от всего на свете, кроме, естественно, самого себя. Гриммджоу теперь не мог точно сказать, привлекало ли его больше то, что спереди и выше или то, что сзади и ниже - он с жадностью мечтал получить всю Иноуэ целиком... даже по неведомой ему причине и ее сердце - чистое и бьющееся, живое.
  
  Его неутоленное вожделение к рыжеволосой девушке нарастало вместе с парадоксальным стремлением полностью обладать этой неординарной особой, уверенно вести еще несмышленую малолетку следом за собой. Вернее, чтобы она сама пошла за ним, пока не окажется настолько близко, что сможет свободно двигаться рядом.
  
  Применять духовную или физическую силу Гримму совершенно не хотелось - это в значительной степени снизило бы искомые ощущения и не удовлетворило, в конечном итоге, даже банальные физиологические потребности.
  
  
  
  В этом крайне относительном антагонизме заключалась поразительная возможность на реальное сосуществование. На начальных этапах, когда пара добровольно формирует свои отношения, партнеры, чаще всего, позиционируют себя, как кристально-белые и пушистые, а весь прочий негатив и последующая демонстрация пакостных характеров начинается гораздо позже. Проходит совсем недолгое время, и они жестоко сталкиваются, практически нос к носу, с таким редкостным вонючим дерьмом, что тупо умирают в приступе рефлекторной асфиксии.
  
  Но между этими двумя - нет ни единого скрытого транзакта - синеволосый арранкар сполна показал, фактически, всю свою мерзкую подноготную. Орихимэ, напротив, ничего не обнажала, за малым исключение в виде первобытного страха, скоропостижно ускользающего в небытие, сердечной благодарности за проявленный 'героизм', ну, и собственного прелестного тела. Ведь открывать было больше нечего - остальное лишь мятежные шалости... Только это и заключало в себе невероятный шанс на позитивное развитие будущих событий и потенциальных перемен.
  
  
  
  Наконец, обозначенная дистанция была пройдена, и юная красавица под надежной опекой своего подозрительно мирного чудовища теперь оказалась на пыльных порогах двухэтажного дома. Гарганту Гримм открыл за пару кварталов от пункта доставки Иноуэ по ее же нелогичной, по мнению пустого, просьбе.
  
  - Как насчет прощального секса? - Джагерджак оперся о дверной косяк, нависая над Орихимэ своим прокаченным торсом, и с похотливым выражением лица он резко склонился к ее губам.
  
  - Может, хочешь кофе?.. - Иноуэ бездумно ляпнула первое, что пришло в закружившуюся голову.
  
  Это я предложила?!
  
  - Заманчиво... а может, сразу? - он незамедлительно освободил ей 'спасительное' отступление к замочной скважине.
  
  - Пожалуйста, проходи, - на автомате бросила Орихимэ, указывая в темный холл, - и дай мне несколько минут... - она моментально растворилась в полумраке.
  
  - Не вопрос! - Гриммджоу вальяжно улегся на небольшой диван, провожая плотоядным взглядом стройные ноги, которые в стремительном темпе мелькали по крутым ступеням, ведущим непосредственно в спальню потенциальной любовницы.
  
  
  
  - Высший пилотаж, бестолочь! Просто супер! Пригласить дикого голодного Кота туда, где собираешься спрятать от него же сорок девять килограммов свежей семги! Отличный ход! - Иноуэ хаотично потрошила огромный шкаф в последней надежде найти что-нибудь напрочь лишенное сексуального подтекста.
  
  
  
  - Где обещанное, женщина? Если думаешь улизнуть - вперед... но когда поймаю - накажу! - недовольно послышалось снизу. - А ларчик просто открывался, да, Пандора?.. - самодовольно процедил пустой уже в полголоса.
  
  
  
  - Не в этой жизни, Казанова чертов, - сквозь зубы прошипела она. - Я очень-очень скоро, Джагерджак... сама, - крикнула девушка, а потом быстро метнулась в ванную.
  
  Пусть потом подавится своими пошлыми шуточками про душ, но если она, сию же секунду, не смоет с кожи невыносимый конгломерат из грязи и крови, то непременно задохнется. Извечный выбор '...быть или не быть...' в этот раз предельно очевиден.
  
  - Давай, сосредоточься! Да где же, блин?.. - Орихимэ уже облачилась в бесформенный длинный халат и теперь отчаянно копалась в навесном шкафчике над раковиной, пока вдруг не обнаружила любопытнейшие таблетки. - А это, каким ветром занесло?.. Еще лучше! И не так унизительно, как слабительное! - воодушевленно провозгласила она, и вмиг лицо озарила триумфальная улыбка.
  
  
  
  Иноуэ практически кубарем скатилась с лестницы к своему неожиданному, даже нежеланному, гостю. Вихрем, пронесшись мимо изумленного ее нездоровым ажиотажем арранкара, лучезарная девушка рванула к кухонному гарнитуру.
  
  - Знаешь, у меня есть кофе. Будешь? Чай был - зеленый, очень вкусный - но закончился, к сожалению... Еще какао... хотя его тоже больше нет. Подожди! Может, хочешь... ой, ну и запах... Где-то лимоны... Фу! Плохая идея. О! Конфеты! И кофе! - без умолку тараторила она, кропотливо изучая съедобный и несъедобный ассортимент, в то время как Гриммджоу разочарованно оглядывал на ее до тошноты тоскливый наряд.
  
  - А покрепче?.. - с искренней мольбой поинтересовался он.
  
  - Могу эспрессо сварить, - как ни в чем не бывало, отозвалась наивная хозяйка.
  
  - Не сомневаюсь, - буркнул парень.
  
  - Чего? - рыжеволосая макушка показалась из-за дверцы холодильника.
  
  - Ничего.
  
  
  
  В конце концов, все приготовления были, с горем пополам, завешены и Орихимэ уже разливала терпкий ароматный напиток. Сначала вежливо предложила изящную чайную пару Джагерджаку, удрученному долгой церемонией, потом осторожно взяла свою.
  
  - Можно мне спросить? - робко попросила она, когда арранкар сделал первый опасливый глоток.
  
  - Легко, - непринужденно разрешил он, активной мимикой отдавая должное ее кулинарному таланту... в том числе.
  
  - Как ты умер? - девушка тревожно посмотрела на замысловатые настенные часы.
  
  - Мне стреляли в живот, - равнодушно поведал пустой и поднес чашку к губам.
  
  - Кто?! - предметы фарфорового сервиза чуть не выпали из дрожащих пальцев Иноуэ.
  -
  Убийца, - ровно продолжил Гриммджоу. - Сваришь капучино, женщина? - он сделал внушительный глоток. По крайней мере, выглядело это именно так.
  
  - Да, конечно... - рассеянно пробормотала она и отправилась к кофемашине, даже не заметив, как предприимчивый арранкар молниеносным движением поменял их чашки местами, и резво осушил порцию бездарной интриганки.
  
  - За что тебя застрелили? - вернувшись через минуту, рыжая девушка протянула ему горячий бокал.
  
  - За 'фантазию'!
  
  - Не понимаю... - Орихимэ часто хлопала ресницами.
  
  - Тогда я жил в Токио. Получил достойное образование, IT, и самозабвенно трудился на славу отечества, да и не только, в 'Square Enix Holdings', - с оттенком меланхоличной гордости рассказывал Джагерджак, медленно потягивая десертный кофе. - Занимался частично разработкой, но в основном программным обеспечением и поддержкой JRPG. И довольно успешно, - аггравированно тоскливым тоном заметил он, понуро склоняя синеволосую голову.
  
  Сладкая моя дурочка! Решила с шулером в покер сыграть... ты же, Солнышко, последних трусиков лишишься. Хотя от твоих бесполезных трепыханий это уже не зависит...
  
  
  
  Иноуэ грустно смотрела на Гримма, с искренним состраданием проникая в его печальное прошлое. Размеренный мужской голос внушал неподдельное доверие, и она уже почти не отдавала отчет в том, что спокойно пила черный кофе вместе с ним, словно с близким другом, а не притворно осуществляла свой недавний замысел.
  
  - Всегда таскал с собой гребаную кучу флэшек - для отвода ненужных глаз. Но лишь одна мразь знала, где именно я хранил игровую механику. Эта лживая сука меня и продала, - он трагично всхлипнул, когда понял, что иным способом не замаскировать неуместный смешок.
  
  - Тебя предала девушка?! - Орихимэ чуть не пролила содержимое чашки, и спешно решила допить его - от греха подальше.
  
  - Получается... - Гриммджоу будто отстраненно смотрел в шоколадные глаза чувствительной подопечной.
  
  - Ты любил ее? - Иноуэ ужаснулась собственному откровенному вопросу и быстро уткнулась в скудные остатки своей порции.
  
  - Она отлично трахалась! - чересчур задорно для минорной демонстрации отозвался Гримм. - И сносно готовила, - с любопытством изучая ее смущенно-возмущенную мимику, добавил он.
  -
  И ты стал пустым из-за нее? В смысле, привязанность к невесте... или месть ей?.. - чуть слышно проронила Орихимэ, бесконечно коря себя за неожиданный повышенный интерес к его противоречивой персоне.
  
  Эта сторона неуравновешенного арранкара всегда была вне зоны доступа, и теперь Джагерджак казался наивной девушке не просто защитником способным на сострадание, но и вполне обычным парнем, который в земной жизни тоже хлебнул сполна.
  
  - Мы только спали вместе. А месть - не мой профиль. Должность Садако Ямамура* занята. Поэтому, ни первое, ни второе. Есть, точнее, была, другая... - если опустить все краски, которые Гримм совершенно намеренно сгущал для своей преданной слушательницы, но ключевые моменты его смерти были правдивы.
  
  *Кодзи Судзуки 'RINGU'
  
  
  При этом, рассказывал он об этом впервые, искренне стараясь вспоминать исключительно то, что действительно тогда происходило.
  
  - Ты изменял?! - послышался звук разбивающегося фарфора - Орихимэ так и не удалось сберечь любимый сервиз в полном объеме. Вдруг романтический рыцарский образ моментально померк, и перед расстроенной дамой вновь сидел циничный синеволосый арранкар.
  
  - Да я сейчас вообще не о бабах! - Гриммджоу испытующе смотрел на недоумение и, будто, разочарование, ясно отражающихся во взгляде Иноуэ. - У меня было более серьезное увлечение, - уклончиво продолжил он.
  
  - Какое?.. - в робкой надежде спросила она, а карие глаза воззрились на Гриммджоу с подсознательной просьбой на повествование о чем-то добром и безвинном.
  
  - Дрифт, - с ностальгией в обволакивающем голосе произнес пустой. - Mazda RX-7 Veil Side Fortune. Система управления двигателем: APEXERA FC. Комплект Турбо HKS T04Z. Трубы промежуточного охлаждения по заказу. Гоночные свечи зажигания NGK. Топливный насос от Nissan Skyline GT-R. Углеродистая Муфта ATS. Цвета: черный, - он в упор посмотрел на зачарованную девушку, понимая, что смысл она все равно не улавливает, а должное впечатление этот набор мистических звуков производит; оставалась лишь совсем маленькая, но значительная деталь, - и оранжевый*... - Джагерджак протянул испещренную шрамами ладонь и нежно коснулся еще влажного локона рыжих волос. - Оранжевый Жемчуг Заката, - с чувством выдохнул он непосредственно в приоткрытые губы Орихимэ.
  
  * Описание машины Хана Сол-О, персонажа из фильма
  'The Fast and the Furious: Tokyo Drift'
  
  
  Пришел. Оттрахал. Победил.
  
  - Ты - гонщик?! - Иноуэ понимала, что это - фактически конец. Перед ней настоящее воплощение мечты любой нимфетки: спасение чести девушки от преступников, иллюзорный мир компьютерных игр, нелегальные уличные ралли, душещипательная история жизни и смерти...
  
  Слава Богам, что я уже вышла из этого возраста!..
  
  - Вот как-то та-а-а-к... - протяжно выдавил Гримм и внезапно откинулся назад.
  
  Ладно, будем считать, что первая часть твоего 'блестящего' плана кое-как удалась, женщина. Теперь хладнокровно расчленишь и потом зароешь в саду под сакурой?
  
  
  
  Иноуэ громко вскрикнула от неожиданности, а потом сконфуженно осеклась, припомнив, что это недомогание - дело ее собственных рук. Она заботливо положила подушку под синеволосую голову уже похрапывающего парня и накрыла его шерстяным пледом. Потом убрала посуду и снова подошла к нему.
  
  - Извини, что я поступаю так, но ты ведь не позволишь мне уйти по доброте душевной?.. - она ласково провела по жестким волосам Гримма, словно убаюкивала маленького ребенка. - Я только расскажу обо всем Урахара и старшему Куросаки про Рукию и сразу вернусь. Ну, чтобы твой приказ от нашего коронованного придурка был, как бы, выполнен... - в собственное оправдание добавила девушка, аллюром устремляясь назад в спальню.
  
  Орихимэ быстро сбросила халат и в ужасе обнаружила, что весь многочисленный гардероб, с помощью ее недавних усилий, теперь громоздкой кучей располагался прямо в центре комнаты. Она натянула на себя первую попавшуюся майку и удрученно опустилась на колени. Девушка уткнулась в разноцветные тряпки, пытаясь выудить из этого вещевого болота, только один лишь спортивный костюм.
  
  
  
  Тем временем, в дверном проеме уже появился, весьма довольный собой, Джагерджак. Устало прислонившись к стене, он неторопливо наслаждался свежей порцией экспрессо, без примеси снотворного в этот раз, и соблазнительным видом ее аппетитной оголенной попки.
  
  
  
  - Вот ты где! - вдруг Орихимэ прогнула изящную спину, и немного протиснулась под кровать, чтобы извлечь найденную экипировку, совершенно не подозревая, насколько откровенный обзор открывается сзади.
  
  - Ты делаешь мне предложение, от которого я не могу отказаться... - томно оповестил о своем присутствии Гриммджоу.
  
  Внутри нее все тотчас похолодело, по оцепенелому телу стремительно прокатилась судорожная волна, но ошарашенная девушка все же резво выползла навстречу новой напасти... лицом.
  
  - Как такое возможно?.. - недоверчиво шептала она, даже не решаясь взглянуть на него.
  
  - Что я бодрствую?! - язвительно уточнил Гримм. - Ты считаешь, что Я не узнаю 'насильник'*? - он многообещающее ухмыльнулся и аккуратно притворил дверь. - Расслабься... и постарайся получить удовольствие.
  
  * Flunitrazepam (Rohipnol, Primum, Hypnodorm, Sedex, Roofies),
  одно из сленговых названий - R2, относится к классу
  транквилизаторов группы бензодиазепина. Таблетки белого цвета
  с горьковатым привкусом,прекрасно растворимы в воде, спирте.
  Отличительной особенностью лекарственного средства является
  его выраженное снотворное действие. Сон чаще всего наступает
  через 20 - 40 мин. после приема и длится 6 - 8 ч.
  
  Употребление препарата в комбинации с алкоголем и/или
  опиатами может привести к провалам в памяти. Благодаря этому
  эффекту Флунитразепам снискал себе славу в формате
  'date rape drug'. Подвергшись воздействию препарата, жертвы
  изнасилования и других противоправных актов, как правило,
  не могут вспомнить деталей происшедшего.
  
  
  - Не делай ЭТОГО! - отчаянно вскрикнула Иноуэ. Ее дрожь продолжала усиливаться, пока опаснейший хищник размеренной поступью приближался к ней, на ходу сбрасывая косодэ.
  
  - У меня, исключительно благодаря тебе, женщина, теперь реальные проблемы с чистыми намерениями к твоей заднице... - лицо пустого исказила наигранная страдальческая гримаса, когда он указал на 'весомый аргумент'.
  
  - Ты не можешь снова превратиться в монстра... - сверкающие лазурные глаза доводили Орихимэ до исступления. - Так не должно быть...
  
  - Да ладно! Я же среднестатистический психопат. Не сказочный герой, а настоящий злодей, прекрасная принцесса. И догадываешься, что такие монстры делают с добропорядочными девочками? - в бархатном голосе прослеживалась скрытая угроза.
  
  - Конечно, мне удалось спасти одну такую, - Иноуэ обреченно отползала от арранкара.
  
  - Дар целителя может оказаться весьма кстати - я уже сутки веду с тобой монашеский образ жизни и скоро тупо сдохну от сперматоксикоза! - задорно отозвался Гриммджоу. - Излечи меня, женщина! - безапелляционно продолжил он.
  
  - Не насилуй меня, умоляю, - в распахнутых глазах потенциальной жертвы застыли жалостливые слезы.
  
  - Есть альтернатива?! - с шутливым скепсисом уточнил Джагерджак.
  
  
  
  Женщина, да соображай уже быстрее!
  
  Гриммджоу стоял перед Орихимэ, и мощная рука ласково касалась огненного каскада волос, плавно соскальзывая к ее затылку, а потом широкая ладонь требовательно притянула прелестную головку девушки вплотную к характерным складкам хакама.
  
  Если хочешь намекнуть - скажи прямо!
  
  Мраморное лицо Иноуэ исказило окончательное понимание его предложения. Ее мучительно передергивало от одной мысли о подобном решении 'проблемы' пустого, но сейчас, кажется, это стоит считать не самым ужасным из возможного. Невероятных усилий ей стоило САМОЙ протянуть руку и развязать черный оби. Джагерджак театрально приподнял бровь.
  
  Внушительный фаллос арранкара теперь упирался непосредственно в обескровленные губы девушки. Она сделала небольшой вдох, и мускусный запах наполнил ее ощущением безвыходности. Орихимэ застыла в оцепенении, полностью лишенная какого-либо шанса даже пошевелиться.
  
  - Чего ты ждешь, женщина? - сдержанно спросил Гриммджоу, но мужское терпение было на исходе.
  
  - Прекрати называть меня так. Мое имя - Иноуэ Орихимэ, - холодно заявила она и брезгливо принялась за дело.
  
  
  
  В горячем рту творился настоящий хаос, сумасшедшее возбуждение превращало арранкара в дикого зверя. Он яростно рычал, когда неожиданный талант прекрасной девушки дарил ему искомое наслаждение. Ее проворный язык, полные губы, тонкие пальцы... Фарфоровая кожа, трепещущие ресницы... Редкостное рвение и исключительное смиренное преклонение...
  
  Минуты через четыре Джагерджак покрылся испариной, хриплые стоны вырывались с грохочущим рокотом из мускулистой груди, пальцы зарывались в густые мягкие волосы, ненавязчиво корректируя темп движений ее головы. А в следующий миг, пустой крепко схватил маленькую любовницу за рыжие пряди и, полностью подчинившись животным инстинктам, грубо вынудил вобрать габаритный член на всю длину.
  
  
  
  Орихимэ попыталась воспротивиться такому бешеному вторжению, но в тот же момент почувствовала солоноватый привкус, возвестивший об оргазме Гримма.
  
  - Неплохо для неопытной малолетки, - он резко отпустил ее и уже завязывал черный оби, когда звук проглатываемой жидкости, заставил вновь воодушевленного арранкара пожалеть о своем поспешном помиловании.
  
  
  
  Иноуэ чувствовала себя опустошенно. Произошедшее совершенно не укладывалось в ее понимание 'классического' насилия. При этом данный инцидент выходил далеко за пределы представления об оральном сексе по обоюдному согласию. Так или иначе, но где-то внутри уверенно формировалось спастическое тошнотворное ощущение.
  
  - А если бы я не согласилась?.. - еле слышно осведомилась девушка, сбивчивый голосок звучал, словно из подземелья.
  
  - Хочешь повторить или как? - синеволосый арранкар резво, но довольно осторожно поднял женственное тело и бережно опустил на кровать.
  
  - Мне дурно, - безжизненный взгляд Орихимэ уставился в одну точку, а бледнеющее лицо теряло привычную эмоциональность. - Кажется, я отравилась.
  
  - Своим же ядом! - со смехом поддержал Джагерджак, аккуратно освобождая юную красавицу от очередных совершенно лишних шмоток - то есть решительно от всего, что было на ней надето.
  
  - Что?.. чем?.. - матовые карие глаза уже с трудом фокусировались на Гримма.
  
  Иноуэ и сама не заметила, как внезапно, напрочь дезориентировавшись в собственном восприятии ритма времени, оказалась под легким покрывалом в тесном контакте с абсолютно беспринципным парнем.
  
  Скудные остатки крови прильнули к щекам, когда она непосредственно сквозь тонкое постельное белье ясно почувствовала подобное перераспределение и в нем, вернее в конкретном органе его мужского организма.
  
  - 'Rohipnol'. Ты выпила приготовленный для меня кофе, - спокойно поведал Гриммджоу.
  
  - Я пыталась сбежать, - с пересохших губ срывался заплетающийся шепот, - и это было обещанное наказание?..
  
  - Да, эти мелкие, а главное, бездарные пакости заслужили... небольшого... гм... наставления на путь истинный! Солнышко, ты просто вынудила стать твоим личным сэнсэем по дисциплинарным вопросам! - с чувством заключил пустой.
  
  - Я искупила вину?.. - Иноуэ жизненно важно было узнать его дальнейшие намерения.
  
  - Давай объективно, рука арранкара Vs. притязания арранкарок. Получается, 1:1. Ты лечила моего противника Vs. я разогнал твоих 'ухажеров' - 2:2. Пыталась накачать снотворным Vs. в итоге сделала... выводы... Пока 3:3! - Джагерджак крайне неохотно поднялся с ее постели и медленно двинулся в сторону двери. - Мое задание завершено - в ближайшие часов пять - семь ты точно никуда не рыпнешься!
  
  - Значит, ничья... - рыжеволосая девушка облегченно выдохнула и забылась наркотическим сном.
  
  
  
  - А вот сейчас уже 3:4... в мою пользу, Иноуэ... Орихимэ... - Гриммджоу криво ухмыльнулся вновь обозначившей себя физиологической потребности и, чертыхнувшись, мгновенно скрылся в сонидо.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/-11453392_74496485
  
  George Thoroughgood 'Bad To The Bone'
  
  
  Когда я появился на свет,
  Медсестрички собрались вокруг
  И с умилением смотрели
  На ЧУДО, которое родилось.
  
  Но старшая сестра велела:
  'Оставьте этого парня в покое'.
  Она сразу врубилась, что
  Я плохой до мозга костей!
  
  Плохой до мозга костей!
  
  Я разбил тысячи сердец
  До того, как встретил тебя.
  Но мне нужно еще больше, детка,
  Пока не настал конец!
  
  Хочу быть твоим 'котенком',
  Твоим, и только твоим.
  Но скажу честно, дорогая;
  Я плохой до мозга костей!
  
  Плохой до мозга костей!
  
  Богатая женщина просит подаяние,
  Добропорядочная будет воровать,
  На щеках пожилой зардеет румянец,
  Малолетка станет дико визжать!
  
  Когда я выхожу на улицу,
  Знать уступает мне дорогу.
  Каждая моя любовница
  Остается удовлетворенной!
  
  Плохой до мозга костей!
  
  Хочу сказать тебе, киска,
  Все мои желания исполняются!..
  И повторю тебе, дорогая, что
  Я плохой до мозга костей!
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XII. Часть 4. Кожа, в которой я живу
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  С весенним праздником!
  Спасибо всем за отзывы!
  
  
  
  а.
  
  Доброго времени суток, Vika-san и Лоли Куросаки!
  Девушки, спасибо большое за ваши всегда участливые отзывы.
  Для меня это огромная доля позитива, просто дружеская поддержка, стимулирующая выкладывать на сайте новые текстовые зарисовки.
  Искренне надеюсь, что и эта часть главы будет интересна.
  Позвольте, посвятить ее именно вам, Vika-san и Лоли Куросаки)
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/14145545_91038047
  
  QUEEN'The Show Must Go On'
  
  
  Почему мы существуем в пустоте небытия?
  Мелькают пространства - я осознаю, нас уносит за пределы...
  Все дальше и дальше!
  А хоть кто-нибудь знает, что там искать?
  
  Новый герой - еще одно безумное преступление.
  В тени кулис, в софитах сцены
  Держитесь рассудка!
  Желаете проникнуть в абсолютную суть?
  
  
  Шоу должно продолжаться!
  Шоу должно продолжаться!
  Внутри бьется живое сердце,
  Искусственная маска разрушается,
  Но улыбка бессмертна.
  
  
  Что бы ни случалось, я полагаюсь на волю судьбы.
  Нестерпимая боль возвестит о гибели любви...
  Снова и снова...
  И разве пришло понимание истинного смысла?!
  
  Постоянно размышляю, почти достиг своей цели.
  Путь извилист, и скоро будет крутой поворот.
  Внешний мир разгорается в лучах рассвета,
  А вечный узник мрака жаждет полной свободы.
  
  
  Шоу должно продолжаться!
  Шоу должно продолжаться!
  Внутри бьется живое сердце,
  Искусственная маска разрушается,
  Но улыбка бессмертна.
  
  Душа мерцает красками, как крылья бабочек,
  Сказки прошлого сбываются в настоящем!
  
  Я могу взметнуться ввысь, друзья мои...
  
  Шоу должно продолжаться!
  Шоу должно продолжаться!
  
  Всегда с насмешкой!
  Никогда не отступаю!..
  Это бесконечная история!
  На самой вершине!..
  И способен на большее!
  
  Шоу должно продолжаться!
  
  
  ***
  
  
  - Можно? - учтиво осведомилась вежливая гостья.
  
  - Да... конечно, - слабо отозвался апатичный голосок хозяйки комнаты.
  
  Подавленная арранкарка тихо лежала на своей небольшой кровати в виде аккуратного умильного комочка. Тусклые оливковые глаза с особым пристрастием изучали серые камни противоположной стены, но мгновенно отвлеклись от этого 'увлекательнейшего' занятия, когда в дверном проеме показалось смуглое лицо светловолосой пустой.
  
  - О чем грустишь? - участливо спросила Харрибел, неспешно проходя внутрь унылых покоев.
  
  - Обо всем. И сразу, - невесело сообщила Нелл. Теперь она с надеждой смотрела на безмятежную старшую наставницу.
  
  - Не бойся. Ничего плохого пока не случилось, - Тиа деликатно присела на самый край еще не разобранной постели.
  
  - Мне бы твою уверенность... - расстроенная Неллиэль вяло приподнялась и сразу же лениво откинулась на мягкие подушки.
  
  - Дааку-сама все поймет. И не станет ни в чем обвинять, - невозмутимая женщина нежно погладила ее по бирюзовым волосам.
  
  - Вот это новость! Просто сенсация! 'Понимание' - стало стороной смерти Короля Уэко Мундо! - саркастично хмыкнула Нелл Ту.
  
  - Ты сегодня ночью здесь кого-нибудь видела? - блондинка спокойно перевела тему разговора.
  
  - Никого. А что-то еще произошло? - вдруг оживилась арранкарка.
  
  - Кроме полного сумбура, в котором нужно будет долго разбираться, то можно считать, что ничего особенного больше и не случилось, - с улыбкой заметила Харрибел.
  
  - Ну да, - устало выдохнула Одельшванк и снова приняла горизонтальное положение.
  
  - Тебе стоит отдохнуть, - и Тиа незамедлительно покинула чужую спальню.
  
  
  
  
  ***
  
  
  - Неужели нет никого, кто бы мне помог по-настоящему?
  
  - Есть, наверно. Прежде всего ты сама.
  
  Фрэнсис Скотт Фицджеральд 'Ночь нежна'
  
  
  
  УЭКО МУНДО. РАНЕЕ
  
  
  - Сколько ей лет? - неожиданно спросила Харрибел, пристально всматриваясь в удаляющуюся несуразную парочку.
  
  - Восемнадцать, кажется, - неуверенно ответила Кучики, поникшим взглядом провожая несчастную Иноуэ в сопровождении пошловатых шуточек Джагерджака. Крайне сомнительное настроение дополнительно усугублялось искренними переживаниями за подругу и ее, нездорового на всю голову, синеволосого телохранителя.
  
  - Нам тоже пора, - Тиа, естественно, заметила тревожное волнение в округлившихся глазах шинигами, но предпочла пока смолчать о своих мыслях по этому поводу.
  
  - Спешу, - холодно изрекла Рукия и слишком резво для того, чья душа еще минут двадцать назад, находилась неведомо по какую сторону бытия, спрыгнула с каменной столешницы.
  
  
  
  Под бурное перешептывание оставшегося сброда арранкаров, они тотчас покинули мрачную залу. Душный воздух смердел жгучей ненавистью и яростной злобой, приправленной незначительной толикой пессимистичной безвыходности.
  
  В Лас Ночес абсолютно все казалось давящим и унылым. Этот хмурый склеп представлял собой последний полуразрушенный притон беспросветной мглы, где слабая надежда всегда тонула в океане отчаяния, а веру в торжество справедливости неминуемо поглощал первозданный страх.
  
  Тускло освещенный коридор уводил их в бесконечный слепой лабиринт, изобилующий многократными поворотами и безликими дверьми. За очередным изгибом серых стен, Харрибел ощутимо ускорила шаг и несколько резковато свернула в какой-то темный сырой тоннель.
  
  
  
  - В спальне мозг работает исключительно по гендерному признаку... и, кстати, в женскую пользу. Обстоятельный спич разумного существа способен мирно урегулировать любой конфликт, в том числе даже по вопросам собственного выживания, - неожиданно высказалась она.
  
  - Не тот случай, - сквозь зубы процедила черноволосая девушка, стараясь вообще не представлять скорбное завершение этой жуткой ночи.
  
  - Сильно ошибаешься. У тебя есть множество преимуществ. Основное - откровенность. Это всегда внушает доверие и располагает к себе. Если трогательная речь на кладбище шла от сердца, то у Дааку-сама и так нет ни единого шанса... Там, - подозрительно участливая арранкарка непринужденно кивнула на массивную дверь метрах в десяти от них, - всего лишь мужчина... и достаточно просто сказать то, что он хочет услышать. Подумай об этом. На досуге, - невозмутимо пояснила она.
  
  - Я последнее время сильно не ошибаюсь. Только очень сильно, - ровно констатировала Кучики.
  
  - Кто знает, - Тиа равнодушно пожала плечами.
  
  - Звучит не убедительно, - шинигами испытующе посмотрела на нее, судорожно пытаясь вникнуть в явный абсурд этой беседы.
  
  - Если вдруг сломается ЕГО любимая кукла, то расстроится всего-навсего испорченный мальчишка, а вот соответствующие разборки полетов устроит уже Их Величество, - спокойно поведала Харрибел.
  
  - Какой смысл давать 'милосердные' рекомендации, которые якобы помогут вашим же врагам? Бонус постоянным пленникам мира пустых? Где ВАША выгода, 'добрая госпожа'? - с сарказмом в голосе поинтересовалась Рукия.
  
  - Когда эти жертвы экспериментов Хогиоку справляли твои пилотные поминки - мне в хлам разнесли полцитадели, 'любезно' поставили в ежедневные и еженощные обязанности разгребать пьяные дебоши, и напрочь лишали полноценного сна трое суток подряд, - детально уточнила молодая женщина. - С какой широтой размаха Король Уэко Мундо будет переживать этот процесс повторно - даже представлять не желаю, - честно призналась она.
  
  - Получается, Вы ЛИЧНО заинтересованы в моей жизни?.. - каждое слово девушки было пропитано редкостным, но предсказуемым для блондинки скептицизмом.
  
  - Кажется, мыслительная деятельность началась. Похвально, - сухо заметила та, снова выходя на блеклый свет.
  
  - Мне больше нечего ему сказать, - уверенно резюмировала миниатюрная шинигами.
  
  - Молчание, порой, оставляет совершенно ненужный полет фантазии, - рассудительно отозвалась Харрибел, - притом, что и бездумный разговор, превратившись как в скучную проповедь по типу лирической баллады о добре и зле, так и в пристрастный допрос с обвинительными элементами и оправдательными отступлениями, может закончиться летальным исходом. Проблему сознательного выбора тактики еще никто не отменял, - твердо подытожила она.
  
  Рукия попыталась было что-то возразить, но зеленоглазая арранкарка была непреклонна.
  
  - Не нужно тратить время на бессмысленные протесты - Король пустых ждет ВАС... и очень давно... - губы Тиа тронула кривая улыбка.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Но не становится ли событие тем значительнее и исключительнее, чем большее число случайностей приводит к нему?
  Лишь случайность может предстать перед нами как послание.
  Все, что происходит по необходимости, что ожидаемо, что повторяется всякий день, то немо.
  Лишь случайность о чем-то говорит нам.
  
  Милан Кундера 'Невыносимая легкость бытия'
  
  
  
  КАРАКУРА. РАНЕЕ
  
  
  Харрибел отчетливо чувствовала дыхание неминуемой смерти на обескровленных щеках. Ее охватил лютый озноб, и мышечная судорога быстро распространялась по остывающему телу. В наполовину прикрытых глазах обосновался зияющий мрак. В голове частыми ударами тысячи молоточков звучал протяжный звенящий гул, неумолимо сменяющийся полной непроницаемой глушью.
  
  Наконец, пришло время забвения. Она искренне надеялась на это. Нигде тоскующая женщина не могла обрести покой. Свобода от земных страданий обернулась лишь пустотой мертвого мира. И превратиться в абсолютное ничто - единственный выход из ее вечного кошмара.
  
  
  
  Но неожиданно сквозь полуопущенные золотистые ресницы начали проступать размытые силуэты.
  
  Кажется, трое...
  
  Один из них участливо склонился над ней, демонстрируя более четкие контуры черного балахона, из-под капюшона которого теперь вырисовывались и узнаваемые черты мужского лица с характерным бело-зеленым пятном на лбу.
  
  Урахара... твою же ж мать!..
  
  А уже в следующий момент Тиа ощутила в многочисленных ранах ласкающее тепло кайдо. Арранкарка отчаянно пыталась угадать личности и других компаньонов, но они стояли чуть поодаль.
  
  
  
  Тем временем, к ней медленно возвращался утраченный слух. На фоне призрачного эхо, доносящегося с поля сражения, в ушах тихим шепотом отдавались обрывки странного разговора. Чтобы вникнуть в предмет этого обсуждения и не раскрыть себя, она смиренно закрыла зеленые глаза.
  
  - ... вообще, в своем уме?! - премудрого шляпника явно что-то шокировало.
  
  - Да, - спокойно ответил довольно приятный мужской голос.
  
  - Давно увлеклись киднеппингом? Планируете бартер? - с издевкой поинтересовался Киске.
  
  - Меня не похищали, - третий спутник жалобно хныкал.
  
  Женщина или ребенок?..
  
  - Я не опущусь до подобного уровня: манипулировать маленькой девочкой недостойно, - флегматичный тон оппонента чуть изменился, может, добавилась некоторая доля надменности.
  
  - Для детского возраста - слишком хорошо развиты... гм... округлости, - подавился нервным смешком торговец.
  
  - Акселерация, - его собеседник был предельно равнодушен.
  
  - Как ЭТО вообще оказалось под Вашей опекой? - почти срывался Урахара.
  
  - Я не помню... - расстроено произнесла...
  
  ... Нелл?!
  
  - Ты звала на помощь, пустая, - ни одной эмоции в холодном голосе.
  
  - И Вы самоотверженно откликнулись на вражеский зов? - саркастично уточнил шляпник.
  
  - Я слышал только истошные писклявые крики, когда заметил офицеров из 11 отряда, устроивших безрассудное линчевание над этим существом, которое внезапно вцепилось в меня, как клещ, - толика брезгливости несколько повысила громкость пояснений.
  
  - Я не помню... - снова заскулила Неллиэль.
  
  - Перепутала белое косодэ арранкаров с капитанским хаори?! - повеселевшего Киске понемногу отпускало.
  
  Капитан... это значительно сужает круг. Было тринадцать, явно не Ямамото и не тот, с кем я дралась, минус выбывшие из рядов Готей, получается - восемь. Трое ошивались непосредственно с продажным торговцем... Кто же, блядь, этот добрый самаритянин?!
  
  - Тривиальный аффект: девочка была насмерть перепугана. Из ее шепелявых воплей стало понятно только то, что она сбежала вслед за рыжим ублюдком, а идиоты Зараки... так и остались идиотами Зараки. Если бы их олигофренические выпады заметили пустые - с Вашей неуемной фантазией не составить никакого труда представить возможные последствия их трагикомичного сумасбродства. Поэтому мне и пришлось самостоятельно разогнать этот доморощенный Ку-клукс-клан, - практически на одной ровной ноте высказался шинигами. - Ее нужно поскорее убрать отсюда.
  
  - Вряд ли Дааку-сама впечатлит Ваше щедрое предложение... Тешите себя бесплотной надеждой, что он, как только узнает о Вашем благородном выпаде, тут же растрогается и в порыве раскаяния вернет нашу малышку? - испытующе спросил Киске.
  
  Кучики... Бьякуя?! о-о-ой... бля...
  
  - Ничего личного - лишь здравый смысл. Я надеюсь, что мое имя вообще нигде не будет фигурировать. Поскольку это чудо природы даже не догадывается, с кем имеет дело, а в Вашем благоразумном молчании я уверен, - твердо заявил он.
  
  - Вы выбрасываете королевскую масть*... Мы сможем нанести ответный удар, - воодушевленно 'искушал' Урахара.
  
  *Royal Flush - частный случай
  Straight Flush,самой старшей покерной
  комбинации, состоящий из пяти карт одной
  масти,идущих подряд по достоинству,
  например: Т♠ К♠ Д♠ В♠ 10♠
  
  
  - Благодарю покорно. В азартные игры с неуравновешенными отморозками не играю, - презрительно подвел итог капитан. - Верните, пожалуйста, 'сокровище' в родной террариум к законному опекуну, и забудем, наконец, об этом недоразумении.
  
  - Я не хочу уходить! Я никого не знаю, кроме Вас! - звонко оповестила маленькая арранкарка.
  
  - Ошибаешься. Просто не можешь вспомнить. Там, - недолгая пауза, видимо шинигами показывает на что-то или кого-то, - твои приятели. Будет лучше для всех, если ты незаметно вернешься в Уэко Мундо.
  
  - Незаметно?! - вдруг захохотал шляпник. - Да она же повзрослела лет на десять и потеряла память! У Дааку-сама периодически возникают серьезные проблемы с мозговой деятельностью, но на оптические и акустические расстройства пока жалоб не поступало!
  
  - Согласен на самые неадекватные предложения, - без энтузиазма сообщил оппонент.
  
  - Ни одного нет, - шумно выдохнул торговец. - Ваша взяла: стоит поскорее отвести Нелл в Лас Ночес, а то ненароком застукают в ее милом обществе... потом слухов не оберешься...
  
  - Уверен, что подпорченная репутация отнюдь не худший вариант очередной порции возмездия, - с меланхоличным оттенком резюмировал, чертов, приятель Урахара.
  
  - Не пойду, - уверенно стояла на своем бывшая Трэс Эспада. - Я останусь с Вами.
  
  - Неллиэль, скоро воспоминания вернуться, и ты во всем сможешь разобраться. Сейчас господин Урахара любезно проводит тебя домой. В противном случае, придется применить более жесткие меры. А мне совершенно не хочется вести себя грубо с такой смышленой девочкой, которой понадобиться всего пара секунд, чтобы принять единственно правильное решение - незамедлительное возвращение к добрым друзьям и истинным покровителям. Так, мы договорились? Верно, Неллиэль? - враг вкрадчиво расставил приоритеты.
  
  - Хорошо, - неожиданно кротко сдалась Нелл Ту. - Только мне нужно... ну... - смущенно замялась она.
  
  - Жду здесь через минуту. Но не уходи далеко, - на правах 'социального работника' напутствовал шинигами.
  
  - Вы не думали о том, чтобы завести собственных детей? Просто больно смотреть, как исключительный дар общаться с подростками, так жестоко предают забвению! - задорно поддел шляпник.
  
  - Чрезвычайно остроумно.
  
  - А вот и наша деточка... Оставляю блондинку на Ваше попечительство! - и послышалась быстро удаляющаяся поступь.
  
  
  
  Вдруг тело Харрибел резко выгнулось, точно через него одномоментно прошел разряд нескольких молний, и молодая арранкарка почувствовала мощный поток духовной энергии, который яростно вторгался в каждую клеточку всего ее существа.
  
  - Сеньора, Вы крайне неправдоподобно притворяетесь глухой. Отработайте, при случае, свою слишком выразительную мимику, - вдруг капитан обратился теперь непосредственно к ней.
  
  - Сеньорита, - Тиа устало приоткрыла зеленые глаза, но яркая вспышка реацу заставила ее беспрекословно совершить обратное движение.
  
  - Не стоит обращать на меня внимание, - равнодушно посоветовал новый знахарь.
  
  - Предпочитаю знать 'благодетеля' в лицо, - хладнокровно солгала она.
  
  - Излишне. Не сомневайтесь в моей 'доброте' - для меня не большее удовольствие лечить арранкарку, чем для Вас получать помощь от шинигами, - невозмутимо произнес Бьякуя. - Давайте, я просто облегчу Ваши страдания...
  
  
  
  И ЭТО он считает 'страданиями'?! Охренеть!
  Тактильные ощущения ничто в сравнении с кровоточащими язвами в душе!
  Изнеженный мерзавец!.. Боль...
  Это пустые! Это отец Дааку-сама! Это маленькая Кучики, наконец! Но не ее брат...
  Знает ли он, что такое быть сильным, всегда скрывая свою слабость?
  Трусливо прятаться за маску сдержанности, когда фантомное сердце каждый день мучительно разрывает на части? Да...
  
  - ...что ВАМ известно о МОЕЙ душевной боли? - Харрибел и не заметила, как озвучила свою последнюю мысль.
  
  
  
  - Немного, - неожиданно ответил капитан. - Кажется, Вы потеряли ребенка, - лишенным эмоций голосом продолжил он.
  
  - Кто Ваш осведомитель... господин Кучики? - давясь ненавистью и унижением, прошипела женщина. Ее глаза гневно сверкали. При этом она полностью осознавала, что мифического информатора нет и быть не может - арранкарка никого и никогда не посвящала в свою прежнюю жизнь.
  
  - Урахара всегда отзывался о Вас, сеньорита Харрибел, как об умной женщине. Признаться, и не сомневался в проницательности торговца. Меня не интересуют ни придворные интриги, ни сбор сплетен. Не стоит оскорбительно недооценивать мой собственный разум, о котором Вы имеете весьма скудное представление, - предельно спокойно уточнил Бьякуя.
  
  - Готова выслушать Вашу версию получения данных сведений, - сдержанно предложила блондинка.
  
  - Хорошо. Это было несложно. Дыра 'минусов', как правило, находится на торсе. Вашу не видно даже теперь, в условиях вынужденного обнажения тела. Скрыт лишь самый низ живота. В этой проекции у женщин располагается матка, выходит, что зияющая пустота символизирует... утраченное материнство. Ваша сторона смерти, насколько помню, обозначает 'жертвенность', что косвенно свидетельствует о жертвоприношении, так или иначе - значительной душевной травме. Например, гибели ребенка... Сегодня мой лейтенант, Ренджи Абараи, рассказал, при каких обстоятельствах Вы отвлеклись от сражения с Кенпачи Зараки. Это так же приводит к определенным выводам. И последнее, учтите, что сейчас именно Вы сами и подтвердили мою догадку, - медленно подвел Кучики. - Сын? Дочь?
  
  Харрибел молчала. Ее снова уносило в прошлое.
  
  
  
  Когда близнецы умерли, Тиа ощущала непреодолимую потребность только в полном одиночестве и тишине. А после похорон в ее доме постоянно кто-то присутствовал, неизменно 'поддерживал'. На нее низвергали бесконечные потоки психологических и эзотерических трактатов о смысле жизни, поиске новых целей, познании себя и прочей дешевой философии, тесно граничащей с софистикой. Страдальческие физиономии раздражали, утешительные слова резали слух, а 'понимающие' взгляды просто доводили до бешенства.
  
  Как могут ПОНЯТЬ ее истинное горе те, чьи дети живы?
  
  Она чувствовала себя отвратительно и планомерно стала скрываться и от родных, и от друзей. Чаще задерживалась в клинике, оставалась на внеочередные дежурства. Потом поняла, что забыться в работе все равно не удастся. К этому времени при виде домочадцев женщину устойчиво начинало тошнить, пациентов она искренне ненавидела, к друзьям полностью охладела.
  
  Тиа 'поселилась' на кладбище. Все свободное время она посвящала погибшим детям: занималась благоустройством могилы, 'общалась' с их душами, постоянно рассказывая о нестерпимой муке потери. Это продолжалось до того болезненного момента, пока однажды тонкие 'голоса' вдруг решили сами обратиться к ней. Затем несчастную женщину начали преследовать 'видения', и сложный поток галлюцинаций неумолимо нарастал.
  
  Если ты разговариваешь с Богом - это молитва, если он с тобой - шизофрения.
  
  Харрибел прекратила свои регулярные бдения и попыталась вернуться к подобию обычной жизни. На пару месяцев все вроде бы нормализовалось, но потом образы призраков снова вернулись. Тогда Тиа поняла, что рано или поздно медицинский халат с нее снимут и заменят смирительной рубашкой... и она с помощью упаковки каких-то барбитуратов в одночасье избавилась от этой перспективы...
  
  
  
  - Дочери. Двойняшки. Сейчас бы им исполнилось по шесть лет. В середине осени, тридцать первого октября. Первая - Амайя - 'вечерний дождь', вторая - Мизуки - 'красивая луна'. Роды начались в жуткий ливень, а ночью стихия угомонилась, на небе засиял серебристый диск. Я называла их Майя и Мики. И они были единственным настоящим счастьем, пока та машина... - ее голос предательски задрожал.
  
  - Мне жаль, - и Кучики говорил искренне. - Я не могу понять Вас в полной мере, но ощутить отголоски этой боли, к несчастью, в состоянии. Простите, что все так... вышло, - виновато добавил он.
  
  - Вы сожалеете. Как трогательно. Тогда зачем решили задеть за живое? Потребность в самоутверждении? Понятия 'удар ниже пояса' и 'врагу не пожелаешь' не знакомы? - тихо спросила измученная арранкарка. - Рукия балансирует между мирами, и Вы, кажется, тоже не безразличны к ее судьбе. Ваши страдания - лишь ничтожная частица моих, поэтому заранее сочувствую, если Вам предстоит пройти через подобное.
  
  - Странно... - вдруг задумчиво произнес Бьякуя, пристально вглядываясь в лицо Тиа.
  
  - Что конкретно? - она с подозрением перевела свои зеленые глаза на шинигами.
  
  - Странно, что в Вас я увидел себя.
  
  Блондинка ощутила легкий укол где-то в области шеи, и вмиг вырубилась, только смутно предполагая, что конкретно Бьякуя Кучики имел в виду.
  
  
  
  - Просыпайтесь, - Урахара осторожно похлопал Тиа по прохладной щеке. - Как себя чувствуете, Харрибел? Не проявились ли побочные эффекты от НАШЕЙ дружной реанимации в виде приступов антероградной амнезии*? - испытующе спросил он.
  
  *Расстройство памяти, характеризующееся
  невозможностью вспомнить события,
  имевшие место непосредственно
  после получения травмы
  (как один из вариантов)
  
  
  - Это, судя по всему, будет дебютный эпизод, - женщина уверенно поднялась с земли, игнорировав протянутую ей руку.
  
  - Вы поразительно догадливы! И, вообще, слишком ценны, как для Дааку-сама, так и для всего Уэко Мундо! - неунывающий Киске в знак уважения снял перед арранкаркой бессменную шляпу.
  
  - Вам не страшно одновременно служить двум враждующим сторонам? - блондинка внимательно посмотрела в серые глаза Урахара.
  
  - Я всего лишь симпатичный бизнесмен, изредка приторговывающий бредовыми идеями! А работаю я исключительно на себя! - весело отозвался он. - Кстати, понравился коллегиальный сеанс терапевтического кидо?
  
  - Безумно - и теперь преисполнена благодарности. Досадно, что память, как выяснилось, подводит, - без эмоций ответила Тиа.
  
  - Ограничимся пока проявлением признательности только моей скромной персоне. Когда-нибудь все непременно вспомниться... может, уже и завтра отпустит, - как ни в чем не бывало, сказал шляпник.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Он не человек, у него нет права на мою жалость.
  Я отдала ему сердце, а он взял его, насмерть исколол и швырнул мне обратно.
  
  Эмили Бронте 'Грозовой перевал'
  
  
  
  
  
  Рукия все же понимала, если затуманенный алкоголем разум срочно что-то путное не предпримет, то Дааку вновь хладнокровно проведет ее по семи кругам Ада... И внезапно шинигами обнаружила, что опьянение очень быстро выветривается, словно одно навязчивое желание соображать здраво, могло, как по волшебству, нейтрализовать растормаживающий эффект бренди. Но произошло именно так.
  
  Богиня Смерти резко поднялась с неуютной постели. В промозглом пространстве угрюмой темницы никого кроме нее не было. Мерзкий арранкар покинул спальные покои минут пятнадцать тому назад, и девушку не покидало стойкое ощущение, что в ближайшее время он не почтит ее своим королевским вниманием. И вот младшая Кучики осталась, наконец, пусть и на вражеской территории, но в долгожданном одиночестве.
  
  Вчера в миг финального обнажения сердечной слабости девушка полностью растворилась в очередном конфликте эмоциональных переживаний, толком не представляя те конкретные моменты, где бессознательно подчинялась душевным порывам, а где целенаправленно являла излишнюю откровенность.
  
  Так или иначе, но произнесенные ночью слова сдержали свирепого зверя от нового агрессивного нападения. Правда, шинигами пока не могла понять какие именно. Или больше в принципе не хотела понимать его...
  
  Рукия вечно волновалась за кого-то, храбро сражаясь с несправедливостью, преданно оберегая монументальные постулаты. Безудержная потребность защитить чужую жизнь, незаметно превратилось в смысл собственной. Все последние недели в потаенных уголках ее сознания теплилась наивная надежда, что и в глубине беспощадного монстра запечатана чистая душа доброго парня. Но она лишь отчаянно изводила себя, предпринимая тщетные попытки вызволить его из несуществующего плена.
  
  Теперь шинигами уже была на сто процентов уверена - роковое заблуждение состояло в том, что никакой внутренний демон никогда не одерживал победу над человеком, а бывший друг совершенно не нуждался в ее спасении. Он самостоятельно уничтожил неуправляемого Хичиго и перенял напоследок всю его патологическую жестокость.
  
  Два года назад внешние обстоятельства просто указали Куросаки, возрожденному после смерти в мире теней, возможные варианты. При этом окончательный выбор сделал уже он сам, когда отдал явное предпочтение Тьме, напрямую выступив по стезе разрушения. Только кровожадные идеи мести обрели новую плоть, когда пустой решил стать арранкаром и целенаправленно воплотить тогдашние планы в сегодняшнюю кошмарную реальность.
  
  В изнеможенном сознании маленькой Кучики внезапно померк знакомый образ и самого Ичиго, и его альтер-эго... Прошлое больше не заключает ее тело в тугие оковы оцепенения, а пространство настоящего медленно заполняется одним единственным, сочетающим в себе одновременно и мрак озлобленного духа, и угасающий свет временно исполнявшего обязанности шинигами...
  
  ...Дааку-сама... Король Уэко Мундо...
  
  Сейчас она мучительно призналась самой себе, чего действительно боялась все это время... отнюдь не жуткое чудовище, а только рыжего парня и своего предательски тлеющего чувства к нему. Абсолютно недосягаемого, неподвластного разуму, оказавшегося несравнимо выше всего пережитого ужаса.
  
  Рукия вплотную приблизилась к болезненной мысли, что ненависть полностью иссякла, а жалость поглотило разочарование. Невозможно было питать лютую неприязнь к одному отдельно от другого, равно как и наоборот. Ведь это единое существо, необъяснимая привязанность к которому бессмертна.
  
  ...все тот же неисправимый идиот...
  
  Притом Кучики не собиралась так просто капитулировать в качестве ничтожной заложницы Лас Ночес. Это заставляло ее посмотреть на сложившуюся ситуацию и с обратной стороны...
  
  Измученный рассудок постепенно занимал исходные позиции. И панический страх непосредственно перед собственными непредсказуемыми эмоциями, который методично в течение нескольких недель подряд сводил шинигами с ума, вдруг резко отступил. У нее появился выбор.
  
  'Запомни - есть два вида боев: чтобы сохранить жизнь и чтобы сохранить гордость'.
  Капитан Укитаке... для меня теперь существует только одно сражение, в котором придется отстоять и то, и другое. Но для начала я хочу вернуть свободу.
  
  
  
  Неожиданно из-за двери отчетливо донеслась чья-то тяжелая поступь. Рукия инстинктивно напряглась, когда безликая реацу неузнанного арранкара на несколько секунд задержалась возле комнаты и затем стремительно пронеслась мимо.
  
  Дырявые головорезы!
  
  Девушка не нашла даже изодранных остатков своей одежды, поэтому наспех завернулась в темную простынь и осторожно покинула проклятую спальню.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Я просто утратил способность наслаждаться разрушением.
  
  Эмили Бронте 'Грозовой перевал'
  
  
  
  ***
  
  
  За необъятным столом огромной залы сидел Дааку-сама, оценивающий взгляд которого размеренно скользил по решительно настроенным на вступление в боевые ряды Лас Ночес физиономиям тринадцати новоприбывшим Вастер Лордам. Для чего эти человекоподобные особи сдались ему именно сейчас, рыжий арранкар пока не знал, при этом отказывать пустым добровольцам также не входило в стратегические планы. Следующий ход 'бравого' Готей вместе с одержимыми вайзардами может оказаться вполне пристойным, особенно на жалком фоне предыдущего необдуманного выпада.
  
  Определившись с этим, Король Уэко Мундо властным жестом подозвал Баззби, предлагая ему самостоятельно выявить потенциал и провести должный отбор этих кандидатов, так как его способность к качественной мозговой деятельности не вызывала в настоящий момент никаких сомнений. В радикальном отличие от собственной.
  
  
  
  Львиную долю мыслительного процесса бывшего Куросаки занимала маленькая узница его спальни, по совместительству ее же камеры, пытающаяся вырваться из цепких лап ночного кошмара. Ему так и не удалось уснуть в присутствии Рукии: она периодически рьяно металась по постели, иногда громко вскрикивала, отчаянно звала на помощь...
  
  
  
  Дааку можно было утихомирить беснующуюся девчонку обычным способом - вырубить на хрен!.. раньше, но не сейчас, когда очередные неосознанные излияния затравленной шинигами индуцировали в безжалостном холодном монстре давно забытое сострадание.
  
  Признать факт неравнодушия в иной формулировке он, по крайней мере, пока, не мог себе позволить. Иначе пришлось бы неизбежно принимать и прочее... как минимум запоздалое сожаление о необратимости сотворенного с ней. Или еще глубже.
  
  Действуя исключительно по наитию, арранкар мгновенно пресек всю моторную активность Мелкой, полностью накрыв ее субтильное тельце внушительными габаритами своего, жестко прижимая еще подергивающуюся Богиню Смерти непосредственно к темной постели.
  
  Спустя секунд сорок она полностью успокоилась, тогда рыжий снова лег рядом, но в этот раз, неожиданно для самого себя, заключил сонную девчонку в крепкие объятия. А младшая Кучики снова доверчиво уткнулась в прокаченную грудь свирепого чудовища, словно в своего плюшевого чаппи.
  
  Теперь это вдруг оказалось выше его сил... и в настоящее время прагматичный рассудок формировал тяжелое решение...
  
  
  
  К нему неспешно приближалась Харрибел, внимательные зеленые глаза подмечали ярую борьбу на лице господина, абсолютно незримую для остальных, но предельно очевидную для нее.
  
  - Дааку-сама, - светловолосая женщина слегка склонила голову.
  
  - Сядь, будь любезна, - он небрежно кивнул на стул подле себя. - Есть вопрос, который тебе необходимо прояснить.
  
  - Чем могу служить? - ее тон выражал предельную готовность к любому распоряжению.
  
  Практически...
  
  - Давно у Абараи слабость к блондинкам, не слышала?! - саркастично осведомился рыжий, с особым пристрастием всматриваясь в лишенное эмоций лицо Тиа. - Почему он вдруг спас твою задницу?
  
  - Когда мы в последний раз нападали на Сэйрэйтэй, мне удалось его ранить, но я предпочла не добивать, - равнодушно пояснила арранкарка. - Потом на кладбище в бою с одноглазым капитаном я потерпела поражение. Видимо ответное спасение моей жизни для этого мальчика превратилось в понятие чести.
  
  - Не исключено, - с некоторым прискорбием отметил Король Уэко Мундо. - А с какой радости ты пощадила этого ублюдка? - требовательно продолжал он, в аспидных глазах медленно разгоралось раздражение.
  
  - Я не привыкла убивать настоящих воинов, как скот. Молодой лейтенант показал себя, как сильный противник, но его внимание занимала некая, как он выразился, 'мечта', из-за которой парень с безразличием и подставился под мой удар. Что оставалось? Просто забрать жизнь того, кто позволил душевной уязвимости взять верх над физической? Это не пощада, мой господин. Это чувство собственного достоинства, - невозмутимо ответила Харрибел.
  
  Ты слишком умна, дорогая, чтобы так откровенно и рискованно проводить параллели со мной и крошкой-шинигами... или это уже я сам?.. ослышки по Фрейду, так сказать...
  
  
  
  Джагерджак быстро достиг комнаты Короля Уэко Мундо, в которой его, судя по духовному давлению, черт подери, не оказалось. И в сонидо унесся дальше.
  
  
  
  - Лимон съешь, Ромео, - с пренебрежением посоветовала блондинка, когда подозрительно удовлетворенная, на первый взгляд, физиономия Гриммджоу буквально озарила скучную тронную залу.
  
  - Э, нет... атрибутикой дружеских посиделок сыт по горло! - беспечно отозвался он, даже не среагировав на новое обращение.
  
  - С Иноуэ все в порядке? - сквозь зубы процедил рыжий арранкар, заранее ожидавший очередного подвоха от душевнобольного ублюдка, а сейчас самодовольство Гримма вообще не вызывает никаких сомнений.
  
  - О, да... - промурлыкал голубоглазый пустой, в демонстративной усталости растянувшись на жестковатом диване, - с ней все по порядку...
  
  - Послушай, Дон Жуан припизднутый, ты не забыл про мои наставления?! Дай мне хоть жалкий повод, Джагерджак, снести, на хуй, твою тупую башку! - не выдержал Король и резко поднялся со своего кресла.
  
  Давай, уебок, не подкачай!
  
  - Дыши, блядь, Дааку, как там тебя, 'сама'! Девчонка жива, здорова... С кофейком, откровенно говоря, хулиганит... А в остальном: высокобелковая диета, крепкий сон... - уклончиво вел Гриммджоу, но предусмотрительно держал правую руку на цуке катаны.
  
  - Что ты с ней сделал? - более спокойно продолжил бывший Куросаки, медленно надвигаясь на оборзевшего психа.
  
  - Это чревато последствиями, мой господин... - чуть слышно заметил тонкий голос Тиа.
  
  - У каждой зверушки - свои игрушки! Я его только совсем немного покалечу... честно, - холодно констатировал рыжий.
  
  - Меня не волнуют ваши с ним детские шалости, лишь травматизация гостиной, - тоскливо пояснила женщина.
  
  - Утро добрым не бывает? Не выспался, мой повелитель? - с противной ухмылкой поинтересовался Гримм. - Откуда взялось столько неудовлетворенности?
  
  - Лучше расскажи про Орихимэ... Какого дьявола, ты так радостно выглядишь? - Дааку уже принял боевую стойку. - Старая придурь или новая дурь? Может, щедро поделишься?
  
  - Не вопрос. Наслаждайся, - Джагерджак резво извлек из кармана хакама красный лоскуток ткани и тут же бросил Королю. - Вдохновляет, верно? И, заметь, к дивным локонам на ее прелестной головке не имеет никакого отношения...
  
  
  
  - Послать за гробовщиком? - сухо уточнила Харрибел, лишь искоса взглянув на 'смертный приговор' Гриммджоу.
  
  Все находящиеся в зале, а это были действительно практически все обитатели Лас Ночес, дружно загоготали. Поединки этих двоих всегда представляли собой отличный остросюжетный экшен.
  
  - Ты - труп, - черные глаза пустого налились кровью, он отшвырнул стринги Иноуэ в сторону и исчез в сонидо.
  
  - Она была согласна! Даже сама меня раздела, затейница! - не унимался синеволосый арранкар, пока ловко отбивался от яростных атак Дааку.
  
  - Заткнись, а то подыхать будешь долго и мучительно! - гневно угрожал Король Уэко Мундо.
  
  - Не ори, твое, бля, величество, а то листики на лавровом венке завянут! - противник с непередаваемым удовольствием издевался над разъяренным приятелем. - Когда праведником-то стал? Девку-шинигами под ноль разделал и даже кончить не успел?!
  
  - Не лезь не в свое дело, урод гребаный! - рыжий неумолимо терял контроль, черная реацу быстро заволакивала окружающее пространство.
  
  - Или с застежкой лифчика не справился? Или запас R2 не вовремя иссяк... вместе с коллекцией бренди?! - оборона Гримма уверенно слабела, но скабрезный рот упорно не закрывался.
  
  
  ***
  
  
  В длинном коридоре позади Рукии раздавался противный металлический скрежет, который явно не сулил ничего хорошего. Она поспешно обернулась на острый пронзительный звук и невесело улыбнулась обезображенным лицам недавних знакомых. Лоли и Меноли размеренно надвигались на нее, устрашающе, как они, судя по всему, считали, испещряя остриями катан каменные стены, оставляя за собой глубокие уродливые порезы.
  
  Кучики решительно распрямила обнаженные плечи и предельно спокойно пошла навстречу озлобленным арранкаркам. А в сверкающих аметистовых глазах неожиданно зажглись крошечные искры гнева. В бесшумной поступи ее босых ног ощущалось неоспоримое превосходство. Идеальная осанка свидетельствовала в пользу более высокого положения, чем бесправная жертва, а длинный черный шлейф, вальяжно волочившийся за импровизированным одеянием, уверенно возводил образ маленькой пленницы в совершенно иной статус.
  
  - Чего пялишься, дрянь? Не боишься поплатиться за эти шрамы? - Аивирн остановилась в нескольких метрах от черной шинигами и нарочито медленно провела рукой по обожженной щеке. Маллия ни на шаг не отставала от нее.
  
  - Наивные шестерки, - равнодушно начала младшая Кучики, - у вас серьезная конкуренция по части 'справедливого' возмездия. Навряд ли меня впечатлит кто-то меньший, чем ваш Король.
  
  - Попробуем? - Лоли испытующе смотрела на дерзкую суку, не в первый раз поражаясь ее невозмутимому тону. - Возомнила себя официальной фавориткой?
  
  - Нет, - лишенным эмоций голосом отрезала девушка. И ослепительный всполох насыщенной алой реацу, непроизвольно вырвавшийся из ее груди, жестко впечатал обеих арранкарок в противоположную стену.
  
  
  
  Рукия немного растерялась от этого неуправляемого выпада, но, молниеносно сгруппировавшись, уже была готова стремительно рвануть прочь, как вдруг тихое эхо оваций мелодично наполнило тусклый тоннель.
  
  - Малыш Бьякуя будет тобой гордиться! - шинигами вздрогнула от неожиданности, но на уровне широко распахнутых фиолетовых глаз никого не было видно. Она опасливо посмотрела наверх, где практически над дверью спальни Короля пустых в районе узкой балки под самым потолком заметила яркий отблеск золотистых глаз.
  
  
  ***
  
  
  Из сомнительного диалога неистово сражающихся арранкаров, один четко уяснил, что бывшая одноклассница 'действительно слегка перегнула палку', в трактовке несостоявшейся шестифутовой жертвы - 'охуела, сука неблагодарная'; к ней не применяли силу - лишь 'мягко подтолкнули к искуплению морального ущерба'.
  
  Другой окончательно запомнил, что формулировка 'недотраханный долбоеб' этого реально недотраханного долбоеба не устраивает, а его новую пассию не стоит называть 'подружкой'... Вот, вообще того не стоит! По крайней мере, при нем!
  
  В подтверждение пакта о ненападении оба получили свои 'почетные знаки' помимо стандартного набора кровоточащих порезов, бесчисленных ссадин, привычных ушибов и массивных гематом: синеволосый - сломанную левую руку, рыжий - разбитый нос.
  
  Теперь они практически без удовольствия потягивали сливовое вино за отсутствием более крепкой альтернативы. А Тиа раздраженно оценивала погром, тайно мечтая раздробить их еще нетронутые кости. В конечном итоге, чтобы не искушать судьбу, она, молча, покинула общество изрядно помятых арранкаров.
  
  
  
  Неожиданно из коридора донеслись отголоски сочной нецензурной перебранки, звонкий лязг скрещенных мечей, шумные приземления тел, глухие стоны поверженных.
  
  - Это что, мать вашу, за фэйс-контроль, покемоны недоделанные?! - Дааку скривился в улыбке, когда громогласный выпад родного отца взревел над прочим, и мгновенно исчез в сонидо.
  
  - Куросаки, ты кого сейчас оскорбить пытаешься?! Хогиоку, я уверен, сделал все, что мог!.. но приготовление конфетки и от ингредиентов зависит... - не менее громкое оправдание Урахара Король Уэко Мундо слышал уже непосредственно в гуще потасовки.
  
  
  
  - Па, Киске? У них же приказ... - он непринужденно распахнул тяжелые двери, гостеприимно приглашая пройти внутрь. - Чем обязан столь раннему визиту?
  
  - Мое почтение, Дааку-сама! - учтиво приветствовал шляпник, незамедлительно раскрыв извечный веер.
  
  - Дааку, сынок! - Ишшин тут же убрал дзанпакто в ножны и с удовольствием обнял своего рыжего арранкара. - Дать минуту на размышление или три попытки, чтобы стала ясна причина нашего 'столь раннего визита'?!
  
  - Я прямо разрываюсь! - так же насмешливо отозвался младший Куросаки. - Есть одна Мелкая... идея, но настолько абсурдная... Ведь, если гипотетически предположить, что вы собираетесь вернуться на грунт, случайно прихватив с собой кого-то...
  
  - ... гипотетического? - весело осведомился Киске. - Ни в коем разе! Только конкретная Мелочь, которую можно совершенно незаметно вынести... гипотетически!
  
  - Кстати, да! - участливо подтвердил отец. - Есть несколько вариантов.
  
  - Сейчас сдохну от любопытства, - Дааку занял первоначальную позицию во главе каменного стола, любезно предлагая своим гостям расположиться поудобнее. - Полон внимания.
  
  - Первое: Рукия лично подтвердит, что ты, мальчик мой, тупо не облажался на 'втором свидании', и она согласна на третье... - рыжий парень театрально приподнял бровь. Гримм подавился убогим смешком. - Или ничего подобного не происходит - тогда просто заберу свою дочку домой, - лицо Дааку приняло серьезное выражение, и он понимающе закивал, Гриммджоу затаил дыхание и с нарастающим интересом ожидал третьего варианта. - И пункт 'С', очень похож на предыдущий, но! Моя девочка испугана, и, не приведи Пресвятая Дева Гваделупская, озвучит что-то дополнительно усугубляющее твое и так незавидное положение. Тогда я тебя высеку розгами, смоченными в соленой воде, - уверенно сообщил Ишшин.
  
  - Да-да, я понимаю... - участливо произнес пустой, а в черных глазах уже мерцали озорные вспышки.
  
  - Сынок, у тебя еще одна проблема, - старший Куросаки по-доброму положил ладонь на плечо арранкара и с сожалением посмотрел в размозженную физиономию, - если это все же последняя статья... и когда об этом узнают наши младшенькие девочки, то мы будем в скором времени говорить о твоем личном присутствии в экспозиции 'Body Worlds'. Карин, кажется, уже связалась с Гюнтером фон Хагенс*...
  
  *Немецкий анатом, который изобрел технику пластинации,
  чтобы сохранять живые организмы. Является создателем
  знаменитой выставки человеческих тел и их частей.
  
  
  - У Вас такие разносторонне одаренные сестры, Дааку-сама, - на распев протянул Киске. - Сегодня, к примеру, Юдзу...
  
  
  
  - Господин! - кареглазый арранкар с чрезмерным энтузиазмом почти снес с петель массивные двери гостиной. - Ситуация за пределами Лас Ночес требует Вашего присутствия. Срочно!
  
  
  ***
  
  
  В формате однообразного поиска заветного выхода представительницы двух Благородных Домов Сэйрэйтэй безрезультатно метались еще около семи минут, но не достигали жизненно необходимой цели.
  
  За это время Шихоин успела рассказать маленькой шинигами фактически все, что произошло в Каракуре этой ночью: правда, она толком не знала про Иноуэ - лишь те скудные факты, которые поведал Урахара, а в остальном информация была сравнительно полной - либо непосредственно из первоисточников, либо от того же премудрого шляпника.
  
  Повсюду чувствовались многочисленные духовные давления арранкаров, но никто больше не попадался на их пути. И сейчас бывших бойцов Готей 13 уже стала откровенно тревожить зияющая одинокая пустота бесконечного лабиринта мрачного Лас Ночес.
  
  
  
  Но вот сквозь нависшую тишину им послышались какие-то далекие порывистые возгласы, словно военачальник отдавал приказы подчиненным за пределами помещения. И судя по обилию ненормативной лексики, при произношении которой резко увеличивалась громкость звучания, речь шла о тренировке бестолковой абитуры.
  
  Обнадежено переглянувшись, Рукия и Йеруичи осторожно устремились к источнику все нарастающего шума в последней надежде, что где-нибудь поблизости окажется проход между катакомбами подземелья и открытым пространством. Они очутились перед новой безликой нишей, из круглого отверстия в осыпающемся потолке которой и исходят эти сбивчивые звуки.
  
  
  - Да как Киске удается ориентироваться в этом Диснейленде?! - с негодованием выпалила Йеруичи, проворно выбираясь из бесконечной вертикальной расщелины на песчаную пустошь мертвого мира.
  
  - Госпожа Шихоин, не хочу показаться пессимисткой, но почему Вы... - опасливо озираясь по сторонам, начала маленькая шинигами, которая как-то совершенно неожиданно первой оказалась на пыльной поверхности Уэко Мундо.
  
  - Йеруичи, Рукия, просто Йеруичи! - опять недовольно поправила она, брезгливо стряхивая остатки паутины с одежды.
  
  - Йеруичи, почему ты одна пришла сюда? Думаешь, наших сил хватит? - Кучики устала пытаться соблюдать субординацию и прямо посмотрела на молодую женщину.
  
  - О!.. забыла сказать... со мной еще Киске с Ишшином... вернее, я с ними! И кто говорит о силе? Наше основное преимущество - это скорость! - как само собой разумеющееся подытожила Шихоин.
  
  - Отлично! Значит, у Урахара есть четкий план? - воодушевленно спросила Рукия.
  
  - Ну, то, что они придумали после бессонной ночи и бутылки саке, очень лестно с твоей стороны окрестить планом, но определенную и, в принципе, вполне логичную стратегию экс-капитаны все же разработали, - Йеруичи открыто встретилась с пронзительным взором фиолетовых глаз.
  
  - Какова последовательность наших действий? - после ее неутешительных комментариев погрустневшая девушка начала несколько сомневаться в успехе операции.
  
  
  
  - Воспользоваться преимуществом и быстро убраться отсюда, - холодно ответила Богиня Мгновенной Поступи, когда неожиданно заметила, что вооруженная компания из шести пустых пристально вглядывается в место их дислокации.
  
  - Поздно, - безжизненно отозвалась младшая Кучики, обреченно ощущая, как холодное острие катаны чуть впивается между шейными позвонками, полностью лишая возможности даже шевельнуться.
  
  Йеруичи в неподдельном ужасе обернулась на Рукию, сзади которой стояли еще восемь ухмыляющихся арранкаров... в плащах Урахара, скрывающих духовное давление.
  
  Блеск!.. Киске!
  
  
  
  Баззби-сама довольно легко узнал в одной из шинигами ту самую субтильную девку, которую под утро лично приволок Король Уэко Мундо. Памятуя недавний сомнительный опыт четырех своих бойцов с рыженькой целительницей, брюнет рассудил, что на всякий случай не стоит экспериментировать ни с борзо заявившейся бабенкой, ни, тем паче, с этой тщедушной штучкой непосредственно. Но и оставить данные особы на произвол судьбы тоже неудачная идея.
  
  - Взять живьем, - дал четкое указание командир. Часть подопечных он тут же отправил во фронтальное наступление, а остальных повел с тыла сам.
  
  
  
  Теперь команда Вастер Лордов медленно заключала темноволосых женщин в сжимающееся кольцо. На свирепых физиономиях новобранцев зияла бешеная жажда крови, и они со смиренным трепетом ждали следующего указания от господина, чтобы, наконец, приступить к желанной расправе.
  
  А Богини Смерти настороженно смотрели на свору агрессивно настроенных врагов, мучительно представляя дальнейшее развитие событий.
  
  - Король будет в ярости, - спокойно известил Баззби, а проникновенный взгляд с особым пристрастием изучал Рукию.
  
  Так это и есть 'Черная Королева'?..
  
  
  
  - Тогда лучше скажи своему питомцу убрать меч, к чертовой матери, - криво улыбнулась Харрибел, внезапно возникшая из ниоткуда. Зеленоглазая арранкарка неспешно подходила к Вастер Лорду позади младшей Кучики.
  
  - Они пытались сбежать, - сухо уточнил брюнет. Поведение Тиа настойчиво выводило его из себя.
  
  - Мне не надо объяснять - ЕМУ подготовь речь, - невозмутимо парировала молодая женщина. - Деточка, положи лучше острую сабельку - ты можешь пораниться, - и пока опешивший пустой бездумно отвлекся на унизительное оскорбление, она ловким движением выбила из его руки катану, одновременно с этим отшвырнув миниатюрную шинигами на значительное расстояние в противоположную от них сторону.
  
  По бледнеющему лицу Баззби скользнула тень недоумения. В тот же миг Шихоин, воспользовавшись кратким ступором остальной своры, молниеносно пропала в шумпо, а Рукия, соответственно, успела исчезнуть мгновением ранее.
  
  - Вернуть! - отряд потенциальных арранкаров уже стремительно мчался исполнять новое задание 'отборочного тура', безрезультатно пытаясь настигнуть неуловимую добычу. - Ты за нее ответишь, Харрибел, - озлобленно пригрозил мужчина.
  
  
  
  - Непременно, - вдруг подтвердил леденящий душу голос Короля Уэко Мундо.
  
  Маниакальный азарт Гримма, предвкушающего веселый разнос будущих рядовых, теперь ярко контрастировал с показательной апатией присоединившейся к нему Тиа, искусно маскирующей живой интерес к еще одной личности из Клана Кучики.
  
  На суровом лице отца семейства Куросаки упруго играли желваки, рядом стоял Урахара, беспокойство в глазах которого было полностью спрятано под бело-зеленой шляпой. Обменявшись неоднозначными взглядами, они в рьяном шумпо рванули наперерез.
  
  
  
  - Джагерджак, отгони Вастер Лордов! - тоном абсолютно не терпящим возражений, распорядился Дааку.
  
  - Почему я?.. - возмущенно выдохнул синеволосый арранкар, вихрем исчезая в сонидо.
  
  - Харрибел! - довольно громко окликнул рыжий, внимательно наблюдая за зрелищным столкновением посреди угрюмой пустыни.
  
  - Господин, - блондинка вмиг очутилась рядом.
  
  - Открой им гарганту, - холодно приказал он. - Убей любого, кто будет угрожать жизни Кучики.
  
  - Что?! - молодая женщина исступленно замерла.
  
  
  
  В серо-голубом небе мертвого пространства разверзлась черная дыра. В этот момент Король Уэко Мундо задумчивым взглядом провожал ускользающий силуэт маленькой шинигами, которая лишь на одно мгновение обернулась и встретилась увядшими фиалками растерянных глаз с черной пропастью его странного взора.
  
  ... ты не запер дверь?..
  ... да, я знаю.
  
  И Космея Мурасаки окончательно пропала в зияющей пустоте. Вслед за ней на грунт вернулись как прежние стражи, так и еще не свыкшаяся с новой ролью Харрибел. Проход сомкнулся.
  
  - Прочь, - арранкары, молча, вернулись в Лас Ночес.
  
  
  
  Долгая ночь вплотную приблизилась к неизбежному финалу. Необъятный купол мглистого неба яростно прорезали искрящиеся отблески наступающего утра, в алом пламени которых неспешно догорали последние холодные звезды.
  
  Вместе с ними покорно тлела пепельно-серая луна. На бескрайних просторах далекого небосвода томно редел отступающий мрак, и стыдливым румянцем багровела извечная свинцовая пустота. В призрачной дымке игриво мерцали ускользающие оттенки золотистого рассвета, безустанно сменяя недавние кроваво-красные цвета нежной терракотой.
  
  В который раз всепоглощающая тьма покорно приклоняется перед солнечным диском...
  
  ...и черными небесами неизменно овладевает знакомый ярко-рыжий свет нового дня.
  
  
  
  - Спятил? - равнодушно броcил Гримм, спокойным шагом возвращаясь к тусклым руинам полуразрушенной цитадели и устало оглядываясь на каменное изваяние Дааку.
  
  Все та же непроницаемая маска на лице, руки в карманах, но туманный взгляд обреченно блуждает среди праха стальных песков Уэко Мундо.
  
  - Отпустил.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/14360783_39662328
  
  High and Mighty Color 'Ichirin no Hana'
  
  
  Есть только ты, как и должно быть.
  Никто не сможет сравниться с тобой.
  Только не умирай, одинокий цветок!
  
  Лишенный солнечного света
  Бутон, распустившийся во тьме.
  Там, где не хотелось цвести,
  Но ты не вырвалась из плена.
  
  Отпусти чувства, как лепестки...
  
  Я прекращу все страдания и заберу твою боль!
  Довольно слез... улыбнись мне, одинокий цветок!
  
  Впереди ждет смерть, напоследок хочу лишь
  Посмотреть в твои невинные глаза... еще раз.
  И стать... твоим хранителем!
  
  Даже в жестокое время, когда друзья превращаются во врагов,
  Я до последнего вздоха буду защищать тебя от всего мира!
  
  Ты должна догадаться, что в пустоте никого нет,
  Ты должна понять, что завтра уже не наступит.
  Ты должна догадаться, что в пустоте никого нет,
  Ты должна понять, что завтра уже не наступит.
  
  Время понять, что...
  Ты должна догадаться, что...
  Понять, что в пустоте никого нет.
  
  Есть только ты, как и должно быть.
  Всегда в моем прошлом, навсегда в будущем.
  
  Даже в жестокое время, когда друзья превращаются во врагов,
  Я до последнего вздоха буду защищать тебя от всего мира!
  Только не сдавайся, одинокий цветок!
  
  Ты должна догадаться, что в пустоте никого нет,
  Ты должна понять, что завтра уже не наступит.
  Ты должна догадаться, что в пустоте никого нет,
  Ты должна понять, что завтра уже не наступит.
  
  Время понять, что...
  Ты должна догадаться, что...
  Понять, что в пустоте никого нет.
  
  
  
  
  
  
  Глава XIII. Часть 1. Пятьдесят оттенков свободы
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  Очень извиняюсь за столь длительное отсутствие.
  
  Надеюсь на понимание.
  
  Пожалуйста, не стесняйтесь комментировать и критиковать!
  
  Заранее спасибо.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Убийство было всегда, так устроен мир. Но от этого было не легче.
  Да, на свете есть много плохого. Убийство, насилие и чудовищные деяния.
  И все это во имя добра. Добра, обагренного кровью.
  
  Стивен Кинг 'Темная Башня'
  
  
  
  
  
  Ночь прошла в траурной, практически невыносимой тишине, словно непроницаемый купол полностью накрыл огромный широ Сообщества Душ. Искусственный вакуум внутри него был насыщен удушающим запахом пролитой крови, с мерзким, до ощущения подступающей тошноты, привкусом горького отчаяния и абсолютной безысходности, которые насквозь пропитали как грязно-белые хаори капитанов, так и черные кимоно остальных, чудом уцелевших бойцов некогда величественного Готей 13.
  
  Роджуро Оторибаши методично опустошал очередную бутылку коллекционного саке, в последней надежде справиться с отвратительными воспоминаниями о собственноручном скотском выпаде. Отвращение к самому себе, презрение к своему низкому поступку, вступившему в яростный конфликт с внутренним благородством, не позволяли ему прямо взглянуть в осуждающие глаза друзей.
  
  Лав Аикава равнодушно делился информацией, полученной от палачей Хирако Шинджи и Хиори Саругаки, с капитаном Мугурума и его бывшим лейтенантом Маширо Куна. Хачиген Ушода, молча, внимал новые подробности этого инцидента, изо всех сил пытаясь найти хоть какое-то более нравственное объяснение аморальным действиям погибших соплеменников, а Лиза Ядомару отрешенно размышляла об истинном предательстве.
  
  
  
  Черное покрывало небес, напрочь лишенное как звездного, так и лунного света, медленно затягивали свинцовые тучи, которые, без сомнений, в самые ближайшие минуты намеревались разверзнуться над печальным миром мощным ливневым потоком.
  
  Кенпачи Зараки чуть ли не впервые в жизни монотонно изводила бессонница. Он усердно искал разумное оправдание совершенно осознанному желанию добить противника, по сути, полностью утратившего способность к обороне. Но не мог. Это стало для бравого капитана 11 отряда настоящим преступлением против воинской чести, а заслуженным наказанием явился последующий жалкий проигрыш мальчишке-лейтенанту, оказавшемуся на поверку гораздо сильнее, чем можно было себе представить.
  
  
  Наконец, первые слезы дождя нерешительно посыпались на Сэйрэйтэй, ритмичной дробью постукивая по серым булыжникам витиеватых улочек и покатым крышам казарм. И какая-то давно забытая тоскливая мелодия скорбной молитвой о павших чуть слышно звучала в такт непогоде.
  
  Хитсугая пребывал в вынужденном бодрствовании, хотя все еще не оставлял тщетных попыток найти более удобное положение на жестком диване, чтобы наконец-то отдохнуть. Помимо изводящей мышечной боли, его постоянно отвлекало и 'милое' посапывание пьяной Рангику, которая вот уже больше часа крепко спала в комфортабельной спальне своего гостеприимного капитана.
  
  По возвращении в мир душ он опрометчиво предложил ей НЕМНОГО саке, а Мацумото беззастенчиво вылакала почти летальную дозу излюбленных 'антидепрессантов', и глубокий сон погрузил вымотанное тело женщины в полукоматозное состояние... непосредственно на этом проклятом диване. Тогда Тоширо ничего не оставалось, как уступить неожиданной гостье еще и собственную комнату.
  
  
  
  Водяной поток упругими струйками сбегал по зеленой листве и игриво терялся в высоких травах, подобно опытному знахарю, что втирает чудодейственный эликсир, с заботой врачуя как новые, так и былые раны. И Рэцу Унохана точно знала, что все на свете поддается исцелению.
  
  Когда разрушение сменится созиданием, когда насилие беспрекословно предадут забвению, прежде всего, в собственных душах, а катаны будут обнажаться лишь для защиты, но не в нападение... тогда прежние палачи превратятся в настоящих хранителей. Жестокий враг обретает силу доброго друга. Вновь. Выбор только за ним. Капитан Унохана была твердо убеждена в этом.
  
  
  
  Саджин Комамура долго сидел у настежь распахнутого окна, отстраненно наблюдая за пасмурными небесами, без устали низвергающими ледяной дождь, словно намереваясь полностью смыть чудовищные преступления этой ночи... или бесконечной череды всех прошлых ночей. Водная стихия испокон веков не разделяет мир на грешников и праведников, только лишь очищает дальнейший путь тем, кто собирается выступить вновь.
  
  
  
  В одной из многочисленных комнат поместья Клана Кучики мерцал приглушенный свет старинной лампы, бросая несмелые отблески на кипу бумаг, полностью застилающих поверхность письменного стола. Пара серо-голубых глаз сосредоточенно вглядывалась в очередной испещренный чернилами документ, периодически делая некоторые пометки на отдельный лист.
  
  Иногда их задумчивый взор устремлялся сквозь ливень куда-то вглубь цветущего сада, словно в поиске чего-то, незаметно ускользающего среди мрачных теней.
  
  Одинокий силуэт Кучики еще долго виднелся в окне.
  
  
  
  Под утро дождь прекратился, и долгожданный рассвет застал Ямамото в короткой пешей прогулке из резиденции Совета 46 к себе в кабинет. Несколько часов тому назад он получил важную информацию, которая и стала единственной причиной, моментально отозвавшей Готей 13 с кладбища... во всех смыслах.
  
  По прибытии в Сэйрэйтэй, как и требовал четкий приказ, командующий незамедлительно направился к старейшинам за официальным разъяснением необходимости такого позорного бегства из Каракуры и, собственно, детальным указаниям к последующим действиям; но предоставили вниманию Ямамото много больше того, что он никак не ожидал даже при самом неудачном раскладе.
  
  
  ... сейчас Мы ведем речь непосредственно о превышении должностных полномочий по отношению к временно исполняющему обязанности шинигами Ичиго Куросаки. Обвинение в ПРЕДУМЫШЛЕННОМ УБИЙСТВЕ Вам пока не предъявлено.
  
  
  
  Еще некоторое время спустя знакомое помещение для собраний капитанов заполнилось понурыми проводниками душ.
  
  Траурные лица присутствующих были до безумия похожи на высеченные из камня изваяния, которые лишь на считанные секунды принимали более участливое выражение, замогильным голосом произнося имена погибших из своего отряда, но Ямамото пребывал вне сострадания к рядовым и офицерам, а основная воинская мощь армии Сэйрэйтэй осталась в том же составе.
  
  И командующий уже даже не пытается вслушиваться в их монотонные речи. Гулкое эхо настоящего медленно тускнеет, придавая фоновый оттенок собственным воспоминаниям. Сейчас в сознание неумолимо вторгаются призрачные картины из прошлого, тихими отголосками звучат обрывки давно произнесенных фраз.
  
  
  ДВА ГОДА НАЗАД
  
  
  - Реоку, без сомнений, доказал преданность и героизм, но его агрессивное альтер-эго являет собой потенциальную опасность как для мира живых, так и для Сообщества Душ.
  
  - И мне очень важны эти сведения, капитан: все, что Вам известно о неконтролируемой пустификации Ичиго Куросаки необходимо систематизировать и представить Совету 46.
  
  - Я подготовлю доклад. Уверен, что старейшины найдут способ освободить Куросаки и остановить трансформацию в 'минус'.
  
  - Без сомнений...
  
  
  
  - Мы считаем, что Ваши опасения не стоит полностью исключать, при этом рассуждать о подобных методах предотвращения лишь теоретически возможной угрозы... это ни при каких обстоятельствах не может стать достаточным обоснованием к уничтожению невиновной души.
  
  - Мы настоятельно рекомендуем Вам уделять пристальное внимание дальнейшей жизни бывшего исполняющего обязанности шинигами в Каракуре.
  
  - В удовлетворении просьбы о смертном приговоре отказано. С настоящего момента дело Куросаки передается в юрисдикцию командующего Готей 13.
  
  
  
  Через пару недель Ичиго убили. Ямамото не собирался рисковать: контролировать своевольного отпрыска Ишшина Шиба никогда не удавалось, а позволить подобной духовной силе развиваться - чревато печальными последствиями, что к настоящему моменту уже было доказано многократными событиями.
  
  Командующий единолично принял решение устранить бывшего временного шинигами. И самым разумным вариантом стал тщательно спланированный несчастный случай - ведь никому не избежать превратностей судьбы...
  
  А блестящая идея с утаиванием факта гибели Куросаки, без дополнительных политических ухищрений принятая на последующем заседании капитанов Готей 13, стала эпилогом удачного стечения обстоятельств...
  
  
  
  - Это Вы не выполнили приказ!
  
  - Не было дано четких указаний, что ИМЕННО Я должен убить реоку. Одно присутствие на таком задании превратило меня в преступника. Незамедлительно готов предстать перед старейшинами...
  
  - Много громких слов, капитан! Благодарите своих коллег за исполнительность... и молчание... в уважение к Вашему Клану. Больше мы не затронем эту тему...
  
  
  Лицо Кучики как всегда безучастно. Горделивый взгляд смотрит в упор слишком надменно, но тогда в нем еще теплилось доверительное уважение к своему военачальнику, непоколебимая вера в мудрость и справедливость правителей Сэйрэйтэй.
  
  Аристократ до мозга костей... ты слишком слаб для сильных решений, слишком благороден для роли наемника. Чистая стратегия, но не грязная работа.
  
  
  ШЕСТЬ НЕДЕЛЬ НАЗАД
  
  
  - Воссоздать Хогиоку?! Это всего лишь НИИ, господин командующий, а не 'Фабрика Грез'!..
  
  - У меня мало времени, Куроцучи! За информацией обращайтесь на восьмой уровень Гнезда Личинок!
  
  - Серьезно?! Консультироваться у сумасшедшего?!
  
  - Делайте, что пожелаете! Исцеляйте, калечьте, пытайте... если того требует долг истинного ученого...
  
  
  
  - Айзен сбежал в Лас Ночес. Будет лучше, если там он и сгниет. Сделайте все тайно, как и положено 2 отряду. Официально Вы со своими подчиненными отправляетесь на поиски арранкаров.
  
  - Я поняла Вас, Ямамото-сама...
  
  
  ПОЧТИ ШЕСТЬ НЕДЕЛЬ НАЗАД
  
  
  Задумчивый взор тускло-серых глаз усталого старика плавно скользит сквозь пространство и время, сознание продолжает путешествие по уголкам памяти, когда на веранде собственного кабинета появился рыжий арранкар в сопровождении своих новоиспеченных яростных приспешников.
  
  Ультимативный вызов всей армии Сэйрэйтэй, персональный приговор для главнокомандующего. В тот момент Ямамото искренне пожалел, что двумя годами ранее лично не отправился на поиски перерожденного Куросаки в бескрайнюю песчаную пустошь Уэко Мундо. И вдруг в обреченном взгляде серого кардинала Сообщества Душ мелькнула искра надежды...
  
  Гм... любопытный парадокс... слишком показательное безразличие, Ичиго... Ожесточенный пустой, готовый разорвать на куски, испепелить, расчленить, уничтожить своих непосредственных убийц... равно, как и всех остальных шинигами... всех... кроме маленькой девчонки из Дома Кучики... Действительно, очень интересно...
  
  
  ТРИ НЕДЕЛИ НАЗАД
  
  
  - Теперь ты переметнулся к арранкарам?
  
  - Господин Ямамото! Это обостренный инстинкт самосохранения, который, судя по вчерашнему инциденту в Каракуре, напрочь отсутствует у Ваших проводников душ!
  
  - Есть предложение, Урахара.
  
  - Полон внимания, мой господин...
  
  
  ***
  
  
  
  
  Есть только время.
  
  Время, которому подвластно все в этом мире.
  
  Бескрайнее пространство бытия, где душа обретает бессмертие, и где в прах обращается мертвое тело.
  
  Время, в котором тени прошлого создают иллюзию будущего...
  
  Каждый что-то знает о своем времени, проживает судьбу, которую должен прожить, но никто и никогда не узнает ее тайн раньше положенного срока.
  
  Бесконечные вереницы несбывшихся надежд и жестокой реальности, когда суету дня сменяет ночная тишь, когда свет исчезает во мраке...
  
  Время, когда твориться история настоящего...
  
  
  Есть только время, которое хранит тайну всех судеб.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Все происходит у вас на глазах, но вам и в голову не приходит задаться вопросом - а что же, собственно, происходит?
  
  Исигуро Кадзуо 'На исходе дня'
  
  
  
  
  
  С потолка постоянно сочилась влага. Капли резво срывались и с пакостным плеском ударялись о каменный пол. Не то, чтобы это было единственное, что создавало дискомфорт, но в тишине окружающего пространства подобный звук казался гораздо громче, словно над ухом с определенной периодичностью духовое ружье производило очередной залп. И так несколько часов подряд.
  
  Помимо раздражающего воздействия водных эффектов, здесь ощущалась промозглая сырость, спертый воздух затруднял дыхание. Светло-серые стены в некоторых местах покрывал бурый налет, скорее плесень. По внутренним углам убогого помещения располагались низкие блоки, которые служили, в том числе, упрощенной вариацией спального места. Фасад камеры выполняли массивные прутья железной решетки.
  
  - Сейчас бы чашку кофе с коньяком... - мечтательно произнес Кераку, неспешно поднимаясь со своего 'ложа'. Чувствовал он себя вполне отдохнувшим, может, только спина несколько тянула.
  
  - Согласен, порция бренди не помешает, - Кучики стоял, опершись о дальнюю стену, и отрешенно смотрел на подрагивающее пламя свечи, одиноко притаившееся в нише напротив. - А лучше несколько порций, - после короткой паузы добавил он.
  
  Вид у капитана 6 отряда был довольно паршивый. На правой щеке зияла глубокая резаная рана, которая при отсутствии целебного кидо непременно затянется уродливым шрамом. Некогда белоснежное хаори перепачкано алыми пятнами крови. В основном Харрибел. И он снова вспомнил лечение светловолосой арранкарки, которую так нелепо обидел.
  
  Бьякуя поступил жестоко, пусть и безрассудно, когда неосознанно спровоцировал несчастную Пустую на эмоциональный выпад. Ему стоило, по крайней мере, предположить подобную реакцию. В тот момент перед Кучики лежала самая обыкновенная травмированная женщина... вернее, далеко не обыкновенная, и он действительно не собирался делать ей больно, но все же причинил боль.
  
  Это было неправильно и несправедливо. Теперь брюнет искренне считал себя виноватым перед Тиа. Мужчину унижало бессилие что-либо изменить... Харрибел, по сути, не была его врагом, ведь в этой войне у него есть только один враг.
  
  - Что ж, и мне нравится! Но я бы предпочел ограничиться черным кофе. И довольствовался бы всего одной чашкой, - Укитаке грустно улыбнулся. Он тоже выглядел неважно. Подобное заключение лишь дополнительно подорвало его слабое здоровье.
  
  - Какие планы на сегодня? Думаете, нас скоро амнистируют? - наигранно весело поинтересовался Кераку, разминая затекшую шею.
  
  - Не исключено, - равнодушно отозвался Кучики. Собственная участь волновала его исключительно как защитника Рукии. Самое дорогое для него существо теперь мечется между двух враждующих миров, а старший брат, который обязан быть рядом и оберегать младшую сестру решительно от всего, что представляет для нее угрозу, в данный момент оказался запертым в клетке, как обычный преступник.
  
  - Бьякуя, тебе следует немного поспать, иначе ты моего лейтенанта при встрече насмерть испугаешь, - Укитаке с искренним беспокойством посмотрел на апатичное лицо приятеля. Не то, чтобы они были друзьями, но последние годы сблизили этих шинигами, точнее, в большей степени их объединяли тайны прошлого и забота о сохранности будущего.
  
  - Да, а то к Рукии-тянь одни уроды последнее время являются! - поддержал Шунсуй. - Воистину, Бог Смерти! Представляю, если бы ты мне только приснился в таком состоянии, я бы потом засыпать боялся...
  
  - Если ты хочешь сказать, что видишь меня во сне, то я сам стану бояться засыпать. Особенно в твоем присутствии, - невозмутимо парировал Кучики.
  
  - О, Джуширо, а ты утверждал, будто Бьякуя стал занудой... - непринужденно засмеялся Кераку.
  
  - М-да, тот еще остряк, - маской хладнокровия Укитаке не обмануть.
  
  
  
  В отдалении послышались какие-то голоса, вначале вроде один спорил, а потом не то уступил, не то подчинился. Второй говорил монотонно, словно рассказывал оппоненту очевидные истины, не требующие ни эмоциональной окраски, ни повышения голоса для расставления акцентов. Раздался скрежет замка, скрип открывающейся двери. Шаги. Двое.
  
  
  - Хорошо устроились господа, - если бы лицо Бьякуя сейчас не было видно, то его сокамерники готовы были поклясться, что столь надменный тон может принадлежать только Кучики.
  
  В принципе, они практически не ошиблись. По коридору шел старший представитель аристократического Дома в самом невероятном сопровождении.
  
  - Лиза-тянь! - изумленно выдохнул шинигами в грязно-розовом хаори.
  
  - Давайте без фамильярностей, Кераку, - деловито заявила брюнетка.
  
  - Госпожа Ядомару, тогда и Вы, будьте так любезны, проявить уважение к бывшему капитану, - его глаза озорно блеснули из-под полей соломенной шляпы.
  
  - Именно этим и занимаюсь, - несколько обиженно сказала она и деловито поправила свои очки.
  
  - Достаточно, господа. И дама, - без эмоций прервал Гинрей Кучики. Его серо-голубые глаза с некоторым недовольством оглядывали недоверчивые лица заключенных. - Речь действительно пойдет о бывшем руководстве отрядов.
  
  - Оджии-сама, Вы располагаете сведениями с собрания? - более участливо спросил его внук, уже стоящий возле решетки.
  
  - Да, Бьякуя. Во-первых, к Готей 13 присоединились вайзарды, - он кивнул в сторону Лизы, которая изобразила комичное подобие реверанса. - Соответственно, во-вторых, произошло и перераспределение занимаемых должностей. Капитаном 12 отряда стал Аикава, 5 - Ушода, капитан 6, - Гинрей пристально посмотрел на младшего Кучики, - временно отстранен, как и все вы, господа, - он вновь удостоил одним коротким взглядом сразу всех экс-капитанов, - поэтому его пока возглавлю я, 8 - Лиза Ядомару, 13 - Маширо Куна.
  
  - Господин капитан 6 подразделения, есть ли более конкретные сроки у нашего временного отстранения? - Бьякуя смотрел на старшего представителя своего Клана с искренним сомнением.
  
  - Думаю приблизительно столько же, что и дело... моей внучки, Рукии, - губы седовласого мужчины коснулась еле уловимая улыбка, трогательная и теплая, какая-то по-настоящему родная...
  
  - Вы подали прошение по оправданию Рукии? - вопросительно вскрикнули сразу три голоса.
  
  - Естественно. Мою фамилию столько раз смешивали с грязью. Достаточно. Пора это прекратить. К тому же девочка нуждается в юридической защите, пока одна часть ее опекунов занимается реальной заботой, а другая мотает срок. Кстати, мне удалось добиться для вас освобождения из-под стражи, - при этих словах он достал ключ и открыл камеру. - Прошу, господа арестанты.
  
  
  - Значит, вайзарды намерены отомстить Куросаки и поддержать Ямамото? - вдруг осторожно спросил Укитаке, выходя из сырой темницы последним.
  - Мы решили помочь спасти Готей 13, - многозначительно улыбнулась Ядомару.
  
  
  К этому времени они покинули Гнездо Личинок. Представители Клана Кучики довольно резво двинулись через мост и затерялись под тенистой сенью вековых деревьев, а ныне действующий руководитель и два бывших капитана других подразделений прошли по живописному уголку природного парка Отряда Тайных Операций в сторону территории 3 дивизии.
  
  
  - Лиза-тянь, пардон, мой капитан, так теперь я в Вашем подчинении? - мужчина слишком откровенно разглядывал свою начальницу.
  
  - Да, мой бывший капитан, и Вы сразу получаете первое задание, - в уничижительном взгляде Ядомару отчетливо читалось: 'Это мое последнее японское предупреждение!'.
  
  - Всегда готов служить, моя госпожа, - будто не заметив ее реакции, Кераку мгновенно опустился на одно колено и поцеловал руку Лизы.
  
  - Не задавать свои идиотские вопросы, пока Роджуро Оторибаши не задаст свои, - темноволосая девушка вдруг заговорила очень тихо, подозрительно озираясь вокруг. - Укитаке-сан, к Вам у меня несколько иная просьба. Спрашивайте как можно больше, чтобы полностью вникнуть во все детали сложившейся ситуации.
  
  Джуширо, молча, кивнул, стараясь даже не пытаться предполагать смысловую нагрузку данного визита.
  
  
  
  - Бьякуя, сегодня творятся еще более странные вещи, нежели вчера, - лишь, когда дверь в дом закрылась, Гинрей заговорил снова. Он устало опустился в кресло, и теперь его внук заметил следы бессонной ночи на тревожном лице пожилого мужчины.
  
  - Что происходит, оджии-сама? Почему Рукия вдруг удостоилась Вашего внимания? - брюнет сидел напротив, стараясь сохранить объективность и здравость рассудка.
  
  - Она спасла мне жизнь, и, - старший Кучики тяжело выдохнул, - вообще многое прояснилось. К тому же час назад меня посетила госпожа Йеруичи. Рукию серьезно ранили, но ее уже исцелила земная подруга, - неожиданно он замер, словно что-то припомнил, но с секунду не решался озвучить, - по приказу пустого Ичиго. В Уэко Мундо...
  
  - Моя сестра опять оказалась в плену этого подонка?! - Бьякуя не верил тому, что слышал, причем в большей степени очередной порции 'милосердия' рыжего.
  
  - Нет... И сейчас Рукия под надежной защитой Ишшина Куросаки и Киске Урахара. Кстати, некая арранкарка помогла ей бежать - освободила от стражей и открыла гарганту для них с Шихоин-доно...
  
  - Харрибел, скорее всего... - задумчиво озвучил бывший капитан 6 отряда. В этот момент его облик слегка изменился, приобрел какое-то противоречие...
  
  - Ладно, обо всех подробностях можешь узнать лично у своей сестры, - подобный взгляд внука Гинрей не видел полсотни лет.
  
  - Могу?! - с иронией уточнил Кучики.
  
  - Да, Бьякуя, верно. Ты отстранен от должности, но не от долга проводника душ своего подразделения. Поэтому пока мне придется принимать решения относительно подчиненных вообще, и тебя в частности. К сожалению, больше не могу уделить тебе время: уверен, тебя заждались на грунте, а меня на собрании капитанов. И, кажется, Шихоин-доно еще упоминала про день рождения младших детей Ишшина Куросаки... - мужчина немедленно проследовал к двери.
  
  - Подожди, ведь собрание уже было? - вдруг несколько растерянно окликнул брюнет.
  
  - Я подобного не высказывал. Видишь ли, утром состоялось очередное заседание Ямамото, а собрания капитанов за всю историю Готей 13 еще ни разу не было в принципе, внук мой...
  
  Кучики Бьякуя некоторое время смотрел вслед своему новому руководителю, и что-то начинало вырисовываться, но пока крайне запутанно и туманно...
  
  Необходимо немедленно поговорить с Киске. Со всеми, кто помог Рукии. Лично. Пора в Мир Живых... но через Руконгай...
  
  
  ***
  
  
  Вещи не такие, какими они кажутся. Мы никогда не узнаем всех деталей.
  Поэтому не стоит судить о том, что произошло или происходит с нами.
  
  Деннис Лихэйн 'Остров проклятых'
  
  
  
  
  
  Отголоски тяжелой поступи Короля Уэко Мундо гулким эхом разносились по извилистым коридорам цитадели, безропотно утопая в мрачной пустоте. Дааку со вчерашнего дня терзало сомнение относительно адекватности собственных суждений и действий, поверхностном представлении о происходящем, в частности о поступках других - врагов ли, друзей... или наоборот.
  
  
  Ему вспомнилось, как прошедшей ночь Аикава искренне ошалел от выходки вайзардов 5 отряда - для Лава они оказались чуть ли не большими изменниками, чем для него самого. Брюнет на миг потерял самообладание. Видимо, ему эта ситуация была представлена исключительно в черно-белом формате, где сразу понятно - вот он - точно хороший, а вот, прошу не любить и не жаловать, реально плохой.
  
  И в разгар яростного поединка с Куросаки Аикава неожиданно опустил меч и обратился к своему противнику, как к старому приятелю, высказывая идею двойного предательства - сначала Хирако ничего не сделал для защиты Ичиго, а потом запросто оставил свой отряд, напрочь утратив понятие о чести проводника душ.
  
  Тогда искренне ошалел и пустой. А в следующий момент прозвучал приказ к отступлению, и свободные от обязательств вайзарды все же отправились следом за своими соплеменниками в Сэйрэйтэй.
  
  
  Королю Уэко Мундо предстояло расставить приоритеты и разобраться, в конце концов: кто сейчас является его мишенью, кто решит выступить вместе с ним, кто против него. И где окажется де...
  
  
  - Дааку-сама, - позади него вдруг оказался худощавый арранкар с заостренными чертами лица, блеснули стекла небольших линз в прямоугольной оправе.
  
  - Не сейчас, Гранц, - раздраженно рыкнул рыжий, исчезая за новым поворотом.
  
  - Конечно, Дааку-сама, - тихо заметил Заэльапорро и ядовито улыбнулся. - Мы ведь никуда не торопимся...
  
  
  
  - Что теперь? - Баззби старался сохранить хладнокровие, но страх за собственный зад придавал определенные подрагивающие нотки голосу.
  
  - Ждем... - за ним стояла Бамбиетта, искоса бросая обиженные взгляды на Джагерджака, который, судя по интимному трофею, все же смог уложить свою сучку на лопатки.
  
  Кобель!
  
  - Чего, блядь, Страшного Суда?! Баззби, на хера тебе его телка сдалась?! - выражение лица Гриммджоу отличалось исключительной наглостью. - Ах да, обеих баб ведь у тебя Трэс Эспада увела... - чувство меры - полным отсутствием. - Вот, бля, а с виду такая тихоня... - а чувство сарказма поразительной целкостью.
  
  - Она тут не причем! - огрызнулся брюнет. Список 'Убить при первой возможности' теперь возглавлял синеволосый ублюдок.
  
  - Ну, да... блондинки по жизни не при делах! - Джагерджак все же сорвался на ржач, планомерно инициируя остальных арранкаров.
  
  
  
  Под аккомпанемент повальной истерики в зал вошел их рыжий лидер. И в один миг все стихло. Настроение Короля Уэко Мундо оставляло желать лучшего. Гораздо лучшего.
  
  Вообще последние события заставили задуматься о последствиях общую массу пустых, лишь сравнительно небольшая часть пребывала в состоянии крайней степени шока, и единицы реально понимали, чем на самом деле это чревато.
  
  Дааку, молча, прошел сквозь толпу, только успевающую расступаться перед волнами его мрачного духовного давления, и занял положенное место во главе огромного стола.
  
  - Маллия, Аивирн! Как вы умудрились испоганить свои милые личики? - по воле случая внимание парня привлекла парочка потрепанных арранкарок.
  
  - Дааку-сама... это... как ее... эта ... - Лоли отчаянно пыталась соврать что-то путное. Ее начинала бить мелкая дрожь.
  
  - Мы не знали... - Меноли не менее отчаянно готова была сознаться, но голос словно отказывался обнажать правду.
  
  - О-о, сгораю от любопытства, - хищно улыбнулся рыжий, откидываясь на спинку кресла.
  
  - Она первая напала! - не выдержала Лоли.
  
  - Она считает, что ей все можно! - поддержала подруга, но обе притом неуклонно пятились назад...
  
  - Бля-я-я-дь... так вот почему вы к Иноуэ не подошли! Баззби, смотри, кто-то облажался больше тебя! - Гримм довольно громко 'поделился' своими мыслями с обществом, садистски предвкушая наказание девок.
  
  У Дааку к этому открылся посмертный талант!
  
  - Что произошло? - а в сознании Куросаки всплывало лишь кровавое месиво на миниатюрном теле, угасающий фиалковый взгляд, неизменно скользящий в небытие. Угольные шахты глаз бывшего исполняющего обязанности шинигами проваливались все глубже в пустоту, а на суровом лице упруго играли желваки.
  
  - Дааку-сама... - Лоли беспомощно оглядывалась на Меноли. - Мы не знали, что та тварь нужна Вам... - и в следующее мгновение мощная рука сковала горло и резко оторвала несчастную от пола.
  
  - Дааку-сама! - брюнетка тут же бросилась в ноги, с прискорбием понимая, что их участь предрешена...
  
  
  А темная реацу разливалась по зале, как нефтяное пятно по морским водам, как ядовитая змея тихим шепотом шипела в натянутом пространстве: '... я с-сдес-сь... с-смерть с-совс-сем блис-ско... уш-ше с-сдес-сь ... я поглощ-щу ваш-ши душ-ши...'
  
  Духовное давление было столь велико, что воздуха не хватало абсолютно всем... Даже самому Королю, который сейчас душил лишь собственную потребность, по воле случая озвученную арранкарками.
  
  Нужна.
  
  - Да, пригодится, - вдруг подозрительно спокойно согласился он, разжав стальную хватку. - Не трогать девчонку.
  
  
  Только шесть арранкаров знали, что маленькая шинигами оказалась в плену Лас Ночес не в первый раз...
  
  Лишь четверо из них смогли понять ее подлинную значимость для него...
  
  Черная Королева Уэко Мундо...
  
  Баззби скептически ухмыльнулся.
  
  'Отпустил'... кретин!
  
  Джагерджак презрительно фыркнул.
  
  Ичиго...
  
  Одельшванк поглубже натянула капюшон плаща, маскирующего реацу, с сожалением думая о том, что Харрибел сейчас нет рядом...
  
  
  
  - Я привык, что вопросы задают прямо. Только при соблюдении этого условия на них получают конкретные ответы, - Куросаки смотрел на всех и видел каждого.
  
  - Что будет теперь, Дааку-сама? - Баззби вышел вперед. Его темно-карие глаза в упор смотрели на предводителя арранкаров.
  
  - Теперь?.. - задумчиво повторил рыжий. - Отмена визового режима в Сообщество Душ.
  
  - Вы собираетесь захватить власть в Сэйрэйтэй?! - с благоговейным трепетом спросили сразу несколько голосов одновременно.
  
  По рядам пустых пробежал невнятный гомон. Пауза правителя чуть затянулась.
  
  - Почему бы и нет?! - Дааку изобразил самое непринужденное выражение лица, на которое только был способен. - Меня, например, порядком достала визгливая сирена при нашем появлении, пусть уж тогда фанфары будут звучать!
  
  - А это как вяжется с понятием мести конкретным личностям? - робко спросила Бамбиетта. Может, она что-то недопоняла сейчас?.. Или тогда?..
  
  - Ничего личного и конкретного, - рыжий смерил ее снисходительным взглядом. Баззби улыбнулся одними уголками губ. - Двоих исполнителей мы наказали, Бьякуя Кучики - сейчас в эпицентре процесса, но остался руководитель проекта 'Kill Kurosaki' и 46 заказчиков, - повсюду слышалось одобрительное бормотание, даже единичные аплодисменты.
  
  - Разве мелкая девка не стала возмездием этому Вашему убийце? - в тоне светловолосого арранкара звучали явные нотки сомнений.
  
  - Э, нет... - Дааку отметил его чрезмерную участливость. - Девчонка - банальная блажь. Я хочу ее. Обстоятельство, что попутно это доставило ему... э-э... некоторый моральный дискомфорт, - скабрезное гоготание оглушило залу, - не принимается к зачету...
  
  - А остальные шинигами? - вступил новый голос.
  
  - Будем считать - случайные жертвы, - равнодушно обронил Король Уэко Мундо. - Мы гораздо сильнее шинигами, поэтому тупо заниматься сокращением численности Сообщества Душ - да на хуй надо! Учтите, что потом придется самым тривиальным способом восстанавливать мировой баланс! Затрахаетесь, парни! - очередной взрыв хохота, ведь перспектива была довольно заманчива...
  
  - Когда планируем атаку? - темноволосая голова Баззби-сама обреченно склонялась.
  
  Сейчас Дааку озвучит что-то вроде 'вчера'...
  
  - Это ты мне скажешь, - и в карих глазах тренера крупными буквами читалось 'уж кто бы сомневался...'. - Подготовка новых бойцов - снова на тебе, остальными займется госпожа Харрибел. Позже.
  
  Контроль над Сэйрэйтэй. Контроль над проводниками душ. Контроль над Кланом Кучики...
  
  - Мне нужен их страх! Мне нужна полная капитуляция Готей 13! Мне нужна ваша победа! - Дааку говорил громко, четко произнося каждое слово.
  
  И его поддерживали! Рыжий пристально смотрел в глаза пустых, словно проверяя их убеждения на прочность, и каждый отвечал ему так же прямо, решительно, непоколебимо. На Дааку были обращены взгляды, полные уважения и признания, знакомые лица арранкаров выражали готовность следовать за своим абсолютным лидером. Король, вокруг которого не было подчиненных, лишь преданные соратники, сплоченные в единых намерениях. Легион, способный заковать врагов в кандалы, кого никогда не удастся сокрушить, перед кем неизменно преклонится Сообщество Душ.
  
  Именно сейчас он ощутил себя среди друзей...
  
  
  
  Нелл решила не афишировать свое новое амплуа, по крайней мере, пока. Девушка спокойно рассудила, что пустые никогда, в общем-то, не обращали внимание на ее реацу, наверное, даже не воспринимали ее саму, как равную, и, следовательно, сейчас рисковое предприятие может оказаться успешным.
  
  Она незаметно проскользнула в общую залу, где ей все же удалось остаться без внимания. С появлением Куросаки, шансы обнаружить себя возросли, но так и не достигли критического уровня. Плащ, скрывающий духовную силу, предоставил возможность услышать и свежие новости, и последние решения Короля.
  
  Из разговоров более или менее стало ясно, что Тиа спасла Рукию Кучики и сбежала на грунт, Дааку-сама решил их не преследовать, а Джагерджаку досталась Орихимэ Иноуэ...
  
  Ну, и совсем скоро будет настоящая Война...
  
  Благодаря полученной информации Неллиэль отважилась на еще большее безрассудство. Она растворилась в сонидо вслед за Дааку, буквально в считанные мгновения покинула Лас Ночес, а спустя пару минут и Уэко Мундо...
  
  
  
  - Слушай, Дааку, а какого хуя, ты спустил свою сучку с поводка? - синеволосый не может промолчать... просто не может!
  
  - Если сучка, Джагерджак, преданна своему хозяину, тогда временная 'свобода' лишь укрепляет ее привязанность к нему, - сдержанно процедил Куросаки.
  
  - А, может, просто вечером запланирован ужин с родителями? - Гриммджоу, кажется, решил доконать Его Величество.
  
  - А, может, ты сейчас еще договоришься до того, что завтра я собираюсь к Бьякуя просить ее руки?! - скабрезный оскал исказил лицо рыжего.
  
  - Я все понял... Кстати, что там за дела у Гранца? - устало спросил Джагерджак, когда они достигли лаборатории.
  
  
  
  - Вам понравиться, господа, - дверь резко распахнулась, в низком проеме возникла самодовольная физиономия безумного ученого... а за его спиной нарисовался подобный тип... только из вражеского стана...
  
  Куроцучи, прикованный цепями к стене. Краска теперь смыта с бледного лица, которое обрамляли сальные пряди синего цвета. Одет он был как арранкар. У его ног чуть слышно скулила съеженная черноволосая девушка, со следами жесткого насилия на обнаженном теле.... Взгляд Маюри обреченно смотрел на изувеченного питомца...
  
  Все произошло очень быстро. Одним движением перерубив металлические путы, катана Короля тут же ограничила попытку Заэльапорро совершить движение в сторону жертв. Кайдо капитана 12 отряда уже мощным потоком врывалось в умирающую Нему.
  
  - Я не понимаю... - сдавленным от ненависти голосом зашипел Гранц.
  
  - Кстати, да... - на редкость серьезно поддержал Джагерджак.
  
  Дааку смотрел на бессильного творца, единственное создание которого пострадало за преданность, за исполнение приказов, а в конечном итоге, только за то, что просто оказалось не на той стороне...
  
  Так могло произойти с Карин, с Юдзу... если бы их не защитил кто-то из моих нынешних врагов...
  
  - Достаточно пытать невинных, - точки над 'i' расставлены.
  
  - Что тебе угодно взамен Куросаки? - в реальность его вернул обнадеженный голос шинигами.
  
  - Во что ты оцениваешь жизнь своего лейтенанта? - окончательно придя в себя, уже жестко спросил Дааку.
  
  - В собственную.
  
  - Договорились. Гранц, девку отправь в Сэйрэйтэй... - арранкар повернулся спиной и направился к выходу.
  
  - А что ты хочешь за мою жизнь? - послышалось вслед. Тон приобрел знакомый деловитый оттенок.
  
  - Давай сначала... - и триумфальная улыбка чуть коснулась губ Дааку.
  
  
  ***
  
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/14503654_125030392
  
  Katie Knight & Adams 'Riding on the rocks'
  
  
  Кажется так давно...
  Мир, приютивший нас, теперь ускользает
  Вслед за ночью...
  И мы сожгли крылья и заблудились в полете,
  И мы сожгли крылья и заблудились в полете.
  
  Не говори, что все кончено,
  Все желания и мечты.
  Не говори, что это ничего не значит,
  Я все чувствую в твоем дыхании.
  
  Теперь мой путь пролегает где-то посередине...
  Суровые ветра возвращаются в море...
  Наблюдаю.
  И со скалистых фьордов мне открывается твое будущее,
  И со скалистых фьордов мне открывается наше будущее...
  Со скалистых фьордов.
  
  Не говори, что все кончено,
  Все желания и мечты.
  Не говори, что это ничего не значит,
  Я все чувствую в твоем дыхании...
  В твоем дыхании.
  
  О, я устремляюсь вниз и не могу остановиться...
  Со скалистых фьордов...
  
  Не говори, что все кончено,
  Все желания и мечты.
  Не говори, что ты не любишь меня,
  Я все чувствую в твоем дыхании...
  
  Все ночи плодородного лета,
  Вся пустота весенних дождей,
  Все одиночество долгой зимы...
  Наш путь ведет сквозь огнь...
  Наш путь.
  
  И догорает дикое пламя,
  И догорает дикое пламя...
  Но все же мы мчимся....
  Со скалистых фьордов...
  Со скалистых фьордов.
  
  
  ***
  
  
  
  
  Mourning something that never was - my dashed hopes, dashed dreams, and my soured expectations...
  
  E. L. James
  
  
  
  Глупо горевать о том, чего не было, - о несбывшихся надеждах, разбитых мечтах, обманутых ожиданиях...
  
  'Fifty Shades of Grey'
  
  
  
  
  
  Необитаемая тусклая серая пустыня простиралась далеко вперед, по свинцовому небу медленно скользили тучи, но почти у линии горизонта на фоне этого убогого простора угадывалось одинокое цветное пятно. Словно неведомый художник только приступил к своему меланхоличному холсту, осторожно коснувшись самым кончиком тонкой кисти и окропив эту тоскливую пустошь первым мазком.
  
  Рукия упрямо двигалась вперед. Миниатюрное тело наполняла неведомая сила, благодаря которой изнеможенная девушка непреклонно ступала навстречу яркой кляксе вдали. Сейчас ей было действительно важно, во что бы то ни стало, добраться до этого места, где в призрачной дымке как будто мерцали языки пламени.
  
  Внезапно поднялся яростный вихрь. Блеснула молния, послышался раскатистый гром. И черные грозовые тучи безжалостно обрушились на лейтенанта 13 отряда проливным дождем. Промозглый ветер пронизывал до костей, ее била дрожь.
  
  Холодно. Ужасно холодно.
  
  Мокрое полотно противно облепляло тело, шлейф грязными лохмотьями волочился за ней, и Кучики неуклюже спотыкалась. А внутри, где-то в глубине души формировалось какое-то отвратительное ощущение, предчувствие чего-то неотвратимого...
  
  Если стихия не проявит милосердие, то я обречена замерзнуть здесь насмерть...
  
  Когда ей оставалось метров двести до цели, Рукия жалобно вскрикнула и исчезла в шумпо. Перед взором Кучики в черных одеждах шинигами лежало тело знакомого до тошноты арранкара, с его неизменным хищным оскалом, рыжими патлами и пропастью аспидных глаз.
  
  Девушка осторожно протянула маленькую ладонь, робко коснувшись Ичиго.
  
  Холодный... Мертв?..
  
  - Нет!!! Хогиоку... Бессмертие... прекрати это фарс, Куросаки!!! - сверкнула молния, и Богиня Смерти, что было сил, ударила пустого по щеке. Последовал раскат грома... Камень в его груди источал тусклое свечение, словно догорал...
  
  Значит, ты еще живой...
  
  - Не уходи, прошу тебя, Дааку... - и Рукия вложила всю свою нежность, которую питала к нему несколько лет, в единственный поцелуй, трогательный и невинный... словно это могло вырвать его из оков смерти... Парень не шелохнулся.
  
  
  Вдруг Кучики почувствовала еще чье-то присутствие. К ней приближались сзади.
  
  Готей.
  
  - Лейтенант, ты так и не научилась выбирать друзей, - желчно заметил мужской голос.
  
  - Тоширо Хитсугая... - прошептали обескровленные губы.
  
  - Любовников, - с отвращением уточнила Мацумото.
  
  - Рангику ... - острая боль пронзала грудь.
  
  - Как низко пали Кучики, - казалось, Кира истязали рвотные позывы.
  
  - Изуру... - потухший взгляд обреченно скользил по толпе.
  
  - Она опозорила целый Клан, - угрожающе блеснул меч командующего 7 дивизией.
  
  - Капитан Комамура... - кожа приобретала мраморный оттенок.
  
  - Оскорбила благородную семью, - в унисон, словно прочтя мысли друг друга, крикнули оба третьих офицера ее бывшего отряда.
  
  - Кионэ... Сентаро... - ноги предательски подкашивались.
  
  - Сначала путалась с человеком, - нежный голосок наполняла подлинная неприязнь.
  
  - Момо...
  
  Я не сломаюсь!..
  
  - А сейчас бегает за арранкаром, - раздался издевательский смех.
  
  - Капитан Зараки...
  
  - Как жалкая собачонка, - хихикала Кусаджиси.
  
  - Ячиру...
  
  - Просто тряпка, - брезгливо сплюнул Мадарамэ.
  
  - Иккаку...
  
  - Ужас, - Аясегава пренебрежительно кивнул в ее сторону.
  
  - Юмичика...
  
  - Дрянная девка, - зловеще прошипел Иба.
  
  - Тэцудзэмон...
  
  - Так унизить себя, - равнодушно произнесла Рэцу Унохана, а лейтенант Котэцу лишь осуждающе покачала головой.
  
  - Капитан Унохана... Исанэ... - глаза блестели.
  
  - Предатель, - жестко констатировал Роджуро.
  
  - Капитан Оторибаши... - упругие капли дождя беспощадно били по лицу.
  
  - В точку, - согласился Кенсэй.
  
  - Капитан Мугурума... - волосы развивались в потоке ледяного ветра.
  
  - Возмутительно, - вступила молодая девушка.
  
  - Нанао...
  
  Зачем они здесь?..
  
  - Пригрели змею, - хладнокровно подчеркнул Хисаги.
  
  - Шухей...
  
  Только не ты!..
  
  
  А потом Рукия заметила и Кераку с Укитаке, и Гинрей Кучики, и...
  
  - Ренджи...
  
  Не смей плакать!
  
  - Нии-сама... - ни одна слезинка не упала из фиалковых глаз.
  
  
  - Это уже труп, - и вперед вышел командующий Готей 13. - Все кончено. Отдай тело, хранящее Хогиоку...
  
  - Я не позволю, - словно в забытьи Богиня Смерти обнажила изящную катану, и снова искрящийся взгляд полон решимости идти до конца... - Никогда! Танцуй, Соде но Шираюки...
  
  - Стриптиз, пожалуйста... - вдруг донеслось из-за спины.
  
  
  
  Полдень был просто чудесным. За окном мелодично щебетали беззаботные птицы, по лазурной глади небес неспешно плыли белоснежные облака. Сквозь не задернутые шторы в спальню проникали теплые солнечные лучи, ласково скользившие по нежному лицу пробуждающейся Рукии. Что-то совершенно дикое было в этих ускользающих грезах.
  
  Ладно, Готей ее ненавидит, пусть будет вариантом нормы.
  Но Бьякуя... уже тянет на легкую девиацию*...
  
  *От лат. deviatio 'отклонение', от гл. deviare 'уклоняться в сторону'.
  Отклонение в поведении человека от общепринятых,
  наиболее распространенных и устоявшихся норм,
  того, собственно, что считается в обществе нормальным.
  
  
  А целоваться с Куросаки - даже во сне! - это действительно серьезная перверсия* подсознания...
  
  *От лат. perversio - 'переворачивание'.
  В высшей степени неестественное поведение,
  тотальное искажение, полный уход от нормы,
  постановка 'с ног на голову'.
  
  
  Сейчас же, окончательно вернувшись в реальность, Кучики обреченно понимает в ЧЬЕЙ комнате находиться, и ЧЬЯ постель согревает ее тело... щеки мгновенно зарделись, а дыхание предательски сбилось...
  
  С ума сойти!
  
  
  Несколько часов назад обнажилось уязвимое место блондинки - мозг... Урахара все же достал непробиваемую арранкарку нудным, бесконечным повествованием о благоустройстве Мира Живых в целом, и Каракуры в частности... прямая атака, обращенная исключительно на Харрибел, доконала ее.
  
  Поиск тишины и покоя, и гостеприимное предложение Ишшина, естественно, привели Тиа и Рукию в уютный двухэтажный дом, до боли знакомый дом... Где под бдительной опекой фрассьонов уже просыпались Юдзу и Карин, а Рукия сразу уснула на диване в гостиной. В этом она была абсолютно уверена!
  
  
  Она резво откинула одеяло и недовольно усмехнулась, но даже не удивилась виду лежащего на стуле спортивного костюма убийственно-розового цвета.
  
  Орихимэ...
  
  Шинигами быстро поднялась с кровати и яростно взъерошила черные волосы. Наспех умывшись, она торопливо устремилась вниз по лестнице. В холле было мрачновато, за кухонным гарнитуром раздавалось какое-то шуршание, послышалось что-то определенно напоминающее слово 'блядь'...
  
  Наверно, девочки уже ушли, а Харрибел пытается сломать кофемашину...
  
  - Послушайте, может, обойдемся без кофе, а? Разве нам не будет безопаснее в подвале Урахара? - девушка протяжно вздохнула, здесь на нее будто что-то нестерпимо давило, и Рукия поскорее мечтала убраться отсюда. Она спокойно двинулась к выходу.
  
  - А как же приличия? - с отчетливой насмешкой окликнул грубый мужской голос из темного угла.
  
  - Нет, спасибо. Я... - когда Кучики уже открыла входную дверь, до нее вдруг дошел смысл происходящего... Она мгновенно обернулась, лицом к лицу, вернее к обнаженному телу, столкнувшись с рыжим арранкаром, который вчера...
  
  
  Спас мою жизнь, причем пару раз точно.
  Приговорил к казни и похитил.
  Напоил, затащил в постель и, кажется, не насиловал...
  Потом 'великодушно' освободил...
  А теперь все с той же пошлой ухмылочкой держит изящную чашку, источающую божественный, кстати, аромат?!
  А еще он мне снился... притом, что не был главным злодеем кошмара...
  
  
  - Господи... - обреченно прошептала она.
  
  - Нет-нет, я - исчадье ада... - невозмутимо поправил Дааку, явно наслаждаясь ситуацией. - А что там со стриптизом, дорогая?.. - он сделал глубокий глоток, не сводя с нее вожделенных глаз.
  
  - Да как ты смеешь? Знать тебя не желаю! - шинигами выкрикнула все это на одном дыхании, и пока Их Королевское Величество пребывали-с в ступоре, поражаясь этому искреннему, но крайне неуместному выпаду, она моментально покинула дом, напрочь забыв про возможности шумпо, но зато громко хлопнув дверью.
  
  Эффектно, Мелкая, но опрометчиво...
  
  Естественно, что не успела Рукия выйти за ворота, как вновь уперлась в накаченный мужской торс.
  
  - Страх потеряла, лейтенант? - с издевкой спросил пустой и, как ни в чем не бывало, забросив растерянную девушку на плечо, вновь направился в помещение.
  
  Теперь Кучики безучастно покачивалась в такт его поступи, попутно размышляя о цели этого визита.
  
  Кажется, я попала...
  
  - Пошел к дьяволу, Дааку-сама!
  
  - Хорошо, но ты со мной!..
  
  
  
  
  
  
  Глава XIII. Часть 2. Ветер сквозь замочную скважину
  
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  И снова доброго времени суток!
  
  Пожалуйста, не стесняйтесь комментировать и критиковать!
  
  Заранее спасибо.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Возможно, это наша судьба, проклятье, - никогда не знать и не понимать друг друга.
  Мы создаем свое мнение о другом, основываясь на его словах и поступках,
  и получается хрупкая конструкция, почти мираж, существующий только в нашем сознании.
  
  Рик Янси 'Ученик монстролога
  
  
  
  
  
  Тусклые призраки ночи растаяли с приходом рассвета, а яркое утро разгоралось прекрасным солнечным днем. После проливного дождя капли росы искрились горным хрусталем, высокая трава приобрела мерцающий изумрудный блеск. Цветы сливы распускались в россыпи лунных камней, и смарагдовая листва источала абсолютную свежесть.
  
  Драгоценный праздник гармоничного созидания нарушал лишь пронзительный лязг скрещенных клинков вперемешку с многочисленными проклятьями в самые различные адреса.
  
  
  
  - Протрезвей, Мацумото! - Хисаги легко отразил удар в тот же самый миг, когда отшвырнул невменяемую женщину в сторону.
  
  В несобранности Рангику действительно был виноват алкоголь, только теперь в формате похмельного синдрома. При этом разобраться с Кира стало для нее делом чести, поэтому собрав все остатки сил и внимания, лейтенант 10 отряда кое-как сгруппировалась, и предполагаемого падения не состоялось, а уже в следующий момент она решительно рванула в бой.
  
  - Не лезь в это, Шухей-кун! Я надеру его тощую задницу, чего бы мне это не стоило! - ее безрассудству нет предела.
  
  - Хисаги, ты считаешь, что я не вижу, что она все еще пьяна! Или думаешь, я хладнокровно покалечу товарища?! - Изуру говорил это слегка обиженным голосом, когда делал выпад против Шухей. Их мечи яростно схлестнулись в паре метров от земли.
  
  - Я знаю, что ты повел себя, как полная мразь, раз напал на беззащитных детей! Что тебе стоит обидеть женщину?! - несправедливость вызывала у брюнета лишь презрение, а его дзанпакто в таких случаях действовал с ним заодно.
  
  - Да, Кира-сан, ты просто редкостная сволочь! - с едкой усмешкой вставил Абараи, преграждая путь разъяренной бестии, которой вновь помешали выплеснуть свое негодование к сослуживцу.
  
  - Иди к черту, 'красный ананас'! - зарычала она, на этот раз безуспешно пытаясь прорваться через Ренджи.
  
  - Я исполнял приказ моего капитана! - что - правда, то - правда - блондину этот поступок был даже более ненавистен, чем этим троим. Поэтому его выпады носили чисто формальный характер, по крайней мере, когда не становились оборонительной реакцией от рыжеволосой Немезиды, а сейчас и ее новоиспеченных телохранителей.
  
  
  
  - Решил поставить на место изменников? Уважаю! - справа от лейтенанта 6 отряда, словно из воздуха нарисовалась неразлучная парочка офицеров 11 дивизии.
  
  Абараи устал стоять в стороне, но до этого момента противник был лишь один, поэтому оставалась только нянчиться с Мацумото, зато теперь...
  
  - Иккаку... Юмичика... вашу ж мать! - предвкушая интересный бой, 'приветствовал' он - в одной руке цука Забимару в другой запястье вырывающейся Рангику.
  
  - О! Изменяете своей благородной Малышке, мальчики? - Аясегава небрежно указал мечом на бодигардов красавицы-шинигами.
  
  - Мадарамэ, не вмешивайся! - раздраженно прошипел Кира, ведь речь совсем не об этом, и данный спектакль нужно заканчивать, а не начинать... Ну, они же все были на одной стороне... Готей.
  
  - Позняк метаться! - крикнул красноволосый Бог Смерти и нанес нехилый удар по надменности Юмичика.
  
  - Ты охренел, скотина! - под глазом последнего 'красовался' эффектный узор в форме сердечка!
  
  - Тебе не нравится, Нарциссик? Я разукрашу твою холеную мордочку до неузнаваемости, а эта 'валентинка' всегда будет напоминать о безответной любви к собственному непрезентабельному отражению, ушлепок!
  
  - Я убью тебя! - вытирая кровь рукавом кимоно, заорал Аясегава, почти срываясь на визг.
  
  - Оставь его, сам сдохнет от тоски, когда казнят изменницу Кучики! - злорадствовал Мадарамэ, с превеликой нежностью поглаживая блестящее острие катаны.
  
  Чертовы предатели!
  
  Особенно он сейчас ненавидел Бьякуя Кучики, который вчера не дал, сука, разобраться с арранкаркой.
  
  - Не касайся Рукии, она не заслужила такого дерьма! - сумасбродство на данный момент окончательно взяло верх над рассудком, и Рангику попыталась ударить Абараи ниже пояса...
  
  - Мацумото, уймись! - яростный мужской голос взорвал слух молодой женщины, ведь буквально доля секунды спасла его обладателя от одного из самых болезненных и унизительных поражений.
  
  - Эти мудаки будут безнаказанно оскорблять вашу подругу?! - праведный гнев захлестывал сознание шинигами. - Слабаки!
  
  - Мацумото, заткнись! - на отчаянную Богиню Смерти не менее отчаянно кричали уже двое.
  
  - Я сначала им накостыляю, а потом вам... ой! что-то мне фигово... - неожиданно она схватилась за живот и, корчась в рвотных позывах, опустилась на четвереньки...
  
  - Условие - эту не трогать! Пусть сражение будет честным! - Кира очень волновался за приятельницу.
  Как ее угораздило так наклюкаться вчера?..
  
  - Согласен. А то ее округлости сильно отвлекают! - скабрезно заметил Иккаку, который вступил в долгожданный поединок с Ренджи.
  
  - Да, бабе здесь не место, хотя меня Мацумото совершенно не волнует... - нарочито подчеркнуто высказался его приятель. Жаль, что не очень убедительно прозвучало.
  
  - Ты про что? - прелести Рангику прошли однозначно мимо Шухей...
  
  - А я симпатизирую... - смело, но крайне необдуманно бросил Изуру, а потом добавил, - в смысле ей... - опять сомнительно получилось, - всей... - вот лучше бы промолчал, честное слово.
  
  - Да, хороша чертовка! - со смехом поддержал Абараи. - Задница - просто отличная!
  
  - Хватит обсуждать меня, вы, долбаные сплетницы! Деритесь, как мужики! - выпалил предмет их споров в момент недолгой передышки от недуга.
  
  - Мацумото, отвали! - теперь заорали одновременно все пятеро.
  
  
  
  - Молодые люди, резко извинились перед такой очарова... о-у... тебя тошнит, моя радость?.. - брови Шунсуй-сан удивленно приподнялись, когда его компания внезапно появилась из шумпо.
  
  - Что Вы, капитан Кераку? Я уже тут просто... блюю! - очередной тайм-аут позволил ей поднять позеленевшее лицо, и затем Рангику снова уткнулась в спасительные заросли.
  
  - Капитан Кераку! - парни вновь выступили синхронно.
  
  - Он больше не капитан, идиоты! Но его реацу во сто крат сильнее всех ваших вместе взятых! Поэтому дружно послушались господина бывшего капитана! - Лиза говорила презрительно и раздраженно.
  
  - Ты здесь кто есть? - необдуманно бросил Мадарамэ, - полупустая ошибка природы?!
  
  - Я сказал принести извинения лейтенанту Мацумото, а теперь таким же сплоченным коллективом, попросили прощения у ВРЕМЕННО ИСПОЛНЯЮЩЕЙ ОБЯЗАННОСТИ КАПИТАНА 8 ОТРЯДА ГОТЕЙ 13, ГОСПОЖИ ЛИЗЫ ЯДОМАРУ! - Кераку как будто одномоментно отвесил пять внушительных подзатыльников.
  
  - Э-э... вот бля... - в унисон озвучили участники заварушки.
  
  - В Сэйрэйтэй опять с этой должностью 'временно исполняющих обязанности' связались?! Да на ней же проклятье! - возмущалась Мацумото, шатко поднимаясь на ноги.
  
  - Это на вайзардах проклятье, придурки! 'Ошибки природы', говоришь? А я ведь в том числе и твою жопу от подручных Айзена спасала, свинья неблагодарная... - катана строгой брюнетки плашмя прошлась по пятой точке Иккаку.
  
  
  
  - Мне очень жаль, что солдатики Кенчика так бессовестно облажались, капитан Ядомару. Позвольте мне лично вправить им мозги? - из-за деревьев показалось обманчиво ангельское личико Кусаджиси.
  
  - Не-е-е-ет!!! - офицеры знали, что принять наказание от рук лейтенанта 11 отряда равносильно смерти.
  
  - Пожалуй, вынуждена отказаться от твоего предложения Ячиру-тянь, пусть этим займутся наши экс-капитаны, а то подохнут от безделья... Шунсуй, господин мой, решите вопрос с офицерами по поводу хамства по отношению к женскому полу и нарушения субординации... - Лиза обернулась на Кераку.
  
  - Всем достанется за драку, а Мацумото-тянь персонально получит Antabus*. Я уловил Вашу мысль верно, капитан? - с беззаботной улыбкой уточнил повелевший шинигами.
  
  * Disulfiram (Antabus) применяется в лечении хронического алкоголизма.
  Действие препарата основано на блокаде фермента, участвующего в метаболизме
  этилового спирта. В организме пациента накапливается токсический метаболит этанола,
  вызывающий мнимое 'чувство смерти' (приливы крови к лицу, тошноту, рвоту,
  ощущения сильного сердцебиения, понижение артериального давления и т.п.),
  что приводит к условно-рефлекторному отвращению к вкусу и запаху спиртных напитков.
  
  
  
  
  - Абсолютно! Господа начальники этих даунов, вы не будете против? - громко спросила девушка в очках из роговой оправы, холодно глядя на дом командующего 3 отряда, из окон которого теперь появлялись знакомые лица.
  
  - Нисколько! Зря ты, Лиза-сама, услуги Ячиру отвергла... - засмеялся Кенпачи, с наигранно скорбным видом помахивая своим подчиненным 'bye-bye!'. - Кераку, без обид!
  
  - Ерунда! - капитан равнодушно махнул рукой.
  
  - Хисаги! Кира! Даже вникать не стану! - громогласно прорычал Мугурума. Оторибаши, казалось, даже не утруждал себя подобными мелочами. - Укитаке, Вас можно просить заняться ими? - снисходительно посмотрев на поникшего Киру, озвучил он.
  
  - Не волнуйтесь, я постараюсь скорректировать их поведение... - искренне заверил добродушный Джуширо.
  
  - Ты опохмелялась! - взревел Хитсугая, прекрасно понимая, что часть вины лейтенанта находится исключительно на его совести.
  
  - Спокойно, Тоширо-кун! Раз ты так просишь, приведу ее в чувства! - Кераку уже поддерживал Рангику за талию, пока ее тело отчаянно клонилось к земле.
  
  - Я вообще-то не просил, но спасибо... - пробурчал капитан 10 подразделения, скрываясь за шторой.
  
  
  
  - Прошу наказать моего лейтенанта только за внимание... - наконец, сухо сказал старейшина древнего Клана.
  
  - Гинрей-сама?! А капитан Кучики... младший?.. Какое внимание? - скороговоркой затараторил Ренджи, смутно врубаясь в суть происходящего.
  
  - Да, это я. Твой экс-капитан Кучики сослан мной на грунт, Абараи, - предельно спокойно вводил в курс дела новый руководитель. - И последнее - никакое! Посмотри на кисть Мацумото, мальчик мой... будь внимательнее к дамам. Кераку-сан, отправьте его потом к Бьякуя-сама, а лучше проводите лично, от греха подальше... - Шунсуй учтиво кивнул. - Пора господа... - и седовласый мужчина с чувством выполненного долга направился к месту первого собрания без участия главнокомандующего Готей 13.
  
  
  ***
  
  
  Ты же знаешь, я никогда не думаю. Для этого я слишком умен.
  
  Альбер Камю 'Калигула'
  
  
  
  
  
  На раскаленном диске электрической плиты что-то глухо мычало и периодически звонко подбрасывало крышку, все норовя вырваться на свободу, но так и продолжая вариться в пределах металлической кастрюли. В кухне было очень накурено, и сквозь мглистую завесу мало что можно было разглядеть.
  
  - Думаешь, все получиться? - искоса поглядывая на кулинарный шедевр шляпника, со скепсисом в голосе спросил Ишшин.
  
  - Это рецепт я спер у самого мастера зельеварения! - отшутился симпатичный торговец, выпуская очередное колечко сизого дыма.
  
  - 'Киске Урахара и Кубок Огня'! Японская версия профессора Снэгга! - аж прослезился его черноволосый друг, распечатывая новую пачку.
  
  - Давай, глумись, отец 'Врага Народа', - презрительно фыркнул обиженный оппонент. - Тебе вчера самому-то удалось решить вопросы с Бьякуя-сама?
  
  - Угу, - не отвлекаясь от процесса, изрек Куросаки.
  
  - И?! - раздражался Урахара, все же несколько опасливо приближаясь к плите.
  
  - Частично поддержал, - уклончиво ответил Ишшин, извлекая неизвестно какую по счету сигарету. - Заявил, что требуются 'веские аргументы' и 'УВИДЕТЬ собственными глазами'...
  
  - Понятно... - резюмировал шляпник. - А что твой дауненок, не догадался еще про скрытые возможности Хогиоку? - ухмыльнулся он, надевая поварские рукавицы.
  
  - Ты ей эту дрянь часов десять не давал! - 'вдруг' снова вспомнил бывший шинигами, стараясь перевести злободневную тему об интеллекте первенца. - Какой толк?
  
  - Откуда в тебе осталось столько желчи? Я думал, что все на твоего сынишку израсходовалось! - парировал Киске. - Рукии стало легче! Значит, мой фирменный зеленый чай приносит свои плоды!
  
  - Главное, чтобы этот отвар не вызывал бесплодие! - Куросаки отчаянно шарил по обеденному столу в поисках зажигалки.
  
  - Что, старый дурак, с маленькими арранкарчиками уже понянчиться хочется? - с чувством поддел Урахара, предельно осторожно перемещая свое сомнительное творение на веранду.
  
  - А если 'да'?! - Ишшин сделал долгожданную затяжку, неспешно выходя следом за блондином.
  
  - А если твой идиот-сама опять облажается, и наша девочка, вот просто в порядке дикой фантазии, ответит 'НЕТ'? - торговец уже вальяжно разместился среди мягких подушек, намеренно занимая все качели. - 'Twisted by the dark side, young Skywalker has become. The boy you trained, gone, he is, consumed by Darth Vader'*, - небрежно сместив полосатую шляпу на глаза, Киске с выражением процитировал 'Star Wars'.
  
  * Растлению темной стороны юный Скайуокер поддался.
  Мальчика, что учил ты, нет уже.
  Поглотил его Дарт Вейдер.
  
  
  - 'Your lack of faith disturbs me'*! Йода доморощенный! - небритый брюнет бестактно сбросил бессменную маскировку приятеля и с вызовом заглянул прямо в мутно-серые глаза. - А кто он ТЕПЕРЬ: Ичиго Скайуокер или Дааку Вейдер?!
  
  *Ваш недостаток веры меня тревожит.
  
  
  - Раз ты так ставишь вопрос... то скорее Дарт Куросаки... - Урахара, молча, вернул шляпу на место, хотя из-под бело-зеленых полей, словно что-то опасно сверкнуло.
  
  - Ты мне фамилию Масаки не вмешивай! - Ишшин невозмутимо повторил свой жест и с озорной улыбкой обнажил катану.
  
  - Мое мнение... да черт с ним! А как ты думаешь, Бэнихимэ?.. - лениво промурлыкал Киске. - 'May the Force be with you!'*, - напоследок добавил он.
  
  *Да прибудет с тобой Сила!
  
  
  
  ***
  
  
  It's not easy being drunk all the time. Everyone would do it, if it were easy.
  
  Tyrion Lannister
  
  
  
  Не так-то просто все время пить, будь это легко - все бы так делали.
  
  'Game of Thrones'
  
  
  
  
  
  - Что за хрень?! - перед Мадарамэ лежал чистый лист бумаги, самая обыкновенная чернильница, перо и стеклянный сосуд с прозрачный жидкостью. Точно такой же инвентарь находился и у остальных провинившихся.
  
  - Это - лучшее саке Японии, бестолочь-сан! На какие жертвы только не пойдешь ради спасения будущих поколений! - с чувством пояснил Кераку.
  
  - Что Вы задумали?.. - Мацумото уже гипнотизировала бутылку, вернее она ее.
  
  - Он занимается вашим воспитанием, пренебрегая всеми педагогическими рекомендациями! - недовольно вмешался Укитаке, сидя несколько позади в кожаном кресле. Джуширо явно не желал иметь какое-либо отношение к подобному действу.
  
  - Зато я гарантирую результат! - с улыбкой парировал черноволосый экс-капитан, щедро наполняя маленькие стаканы своих подопечных. - А теперь, мои накосячившие мальчики и девочка, наш первый тост - за Готей 13!
  
  Дважды просить ему не пришлось. В один глоток стопки были полностью опустошены.
  
  - Молодцы!
  
  - А закуска? - со скривленным выражением поинтересовался Юмичика, не заметив ассорти суши на отдельном столе.
  
  - Крадет градус! - выпалила Рангику, вдыхая сладковатый аромат масла дерева ши с пряди собственных волос.
  
  - Верно, Мацумото-тянь! Умница! - в восхищении произнес Шунсуй. - А теперь, дружно написали мне по пять строк про то, что для вас значит быть проводником душ под заголовком... гм... 'Последний шинигами боевика'!
  
  - Чего?! - на недоумевающем лице Иккаку появилась характерная гримаса.
  
  - Мадарамэ-кун, если твой IQ ниже среднестатистического - изобрази меньше... Никто ведь не будет над тобой смеяться! - издевательским тоном заверил Гражданин Начальник в розовом хаори. - Даю три минуты! Schnell*!
  
  * (Нем.) Быстро
  
  
  - Пожалуйста, пусть каждый зачитает по предложению, - донеслось из угла, где расположился Джуширо.
  
  - Быть шинигами - это, прежде всего, значит стоять на страже высшего закона - спасения душ.
  
  - Спасибо за главный постулат, Мацумото-сан! - поблагодари Укитаке.
  
  - Моя работа должна базироваться на воинском долге.
  
  - Отлично сказано, лейтенант Кира! - послышалось из-под соломенной шляпы.
  
  - Мой дзанпакто не различает 'плюсы' и 'минусы', а лишь делает свое дело.
  
  - Доступно и лаконично, Иккаку Мадарамэ! - похвалил Шунсуй.
  
  - Мне оказана великая честь защищать Добро ценой собственной жизни.
  
  - Прекрасно, Аясегава-сан! - заметил бывший руководитель 13 отряда.
  
  - Мне ведома надежда только в торжество справедливости.
  
  - Замечательно, Хисаги-кун! - Кераку дружески похлопал по крепкому плечу лейтенанта капитана Мугурума.
  
  - Мой истинный долг - защищать, а не судить.
  
  - Абсолютно точно, Ренджи Абараи! - Укитаке с чувством пожал руку лейтенанта своего приятеля.
  
  - Так... выпили быстренько за своих непосредственных командующих, которые вложили в ваши головы исключительно правильные мысли! Джуширо, позволь мне поднять стопку за тебя! - в приветственном жесте кивнул Кераку.
  
  - Пожалуйста-пожалуйста! Ни в чем себе не отказывай, дорогой друг! - засмеялся Укитаке.
  
  - Так... все там?.. усложним задачу: сорок слов в формате 'Загадочная история Ичиго Куросаки', - отдал очередной приказ временно отстраненный начальник 8 дивизии. - Отлично, - крикнул он через пару минут, с упоением зачитываясь новыми шедеврами, - жаль только, что Рангику-тянь... отравилась суши... - небритый брюнет сочувственно посмотрел на спящую красавицу.
  
  В подобном времяпровождении компания провела еще с четверть часа. Выяснилось, что все изложенные на бумаге рассуждения довольно похожи. Теперь в процессе принимал активное участие и второй экс-капитан, за исключением употребления спиртного на рабочем месте.
  
  - Далее, - продолжил он, - 'Тринадцать друзей Кучики'!
  
  - Речь пойдет о его лейтенанте... только - тсс... - заговорщически пояснил Кераку, делая глоток саке уже непосредственно из бутылки.
  
  Прошло несколько минут, прежде чем огненная жидкость изменила дислокацию, практически полностью переместившись в мужские организмы.
  
  Рукия из подлой изменницы превратилась в 'охеренную телку', а, самое главное, 'невиновную... бля буду...'. Это заслужило сразу семь тостов!
  
  Дааку вышел из рядов 'полных придурошных отморозков' в строй 'полудурки Уэко Мундо'. За него пили, не чокаясь.
  
  А Готей сейчас точно 'нуждается в адекватных трезвых бойцах'... и снова звон стекла в поддержку армии Сэйрэйтэй.
  
  - Ладно, каждый - по два слова о себе, - Шунсуй выдохнул и выпил последнюю порцию - его примеру немедленно последовали остальные... и спустя тридцать секунд он собрали каракули храпящих парней. - Опаньки!.. Джуширо, ведь все как один написали истинную правду: 'Я - идиот'! - бравурно объявил Кераку, неуклюже пикируя на бамбуковую циновку - капитанский диван уже занимала Мацумото.
  
  
  
  - Укитаке, как это понимать?.. - спокойный голос новопришедшего выражал исключительное презрение.
  
  - Жестокая расправа за незначительную провинность. В духе современного менеджмента старика Ямамото, - уверенно ответил Джуширо, когда Бьякуя вступил на порог гостеприимного дома Шунсуй-сан.
  
  - Е-мое, Кучики! Как там Рукия? - участливо спросил сероглазый надзиратель, отчаянно пытающийся сфокусировать взгляд.
  
  - Ты накачал их, Кераку-сан?! - следом появился Хитсугая, брезгливо оглядывая своего лейтенанта.
  
  - И что только не сделаешь ради родного Готей!.. - голова Кераку ужасно раскалывалась...
  
  - Самоотречение на лицо, - равнодушно заметил аристократ. - Нет, я пока не был у Рукии. Тоширо-сан, Укитаке, помогите мне транспортировать этот сброд в подразделение кидо. Абараи и Хисаги очень ждут на грунте. Пусть с особым пристрастием подвергнут их желудки промыванию... Кстати, Шихоин-доно передала приглашения от Ишшина Куросаки, - он с легкостью подхватил подмышки приятелей своей сестры и направился в лазарет.
  
  - Конечно, - отрешенно кивнул Хитсугая, взваливая на себя Мацумото и Кира.
  
  - Да, и нужно Ханатаро привлечь - их бы покапать, - добродушно предложил Укитаке, размещая недвижимые тела офицеров Зараки за спиной.
  
  - This is the end... Hold your breath and count to ten*, - с чувством затянул Кераку. - Feel the Earth move, and then hear my heart burst again... - и дверь за ним бесшумно захлопнулась.
  
  http://mixpromo.ru/track/39012745_291652738
  
  * OST 'Skyfall' by Adele
  
  
  Это конец...
  Задержи дыхание и сосчитай до десяти.
  Почувствуй вращение Земли, в то время как
  услышишь, что мое сердце взрывается вновь.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  Do not take revenge... but leave room for wrath...
  
  Katie Carter
  
  
  
  Не опускайся до мести... лишь выпусти гнев...
  
  'Я Плюю На Ваши Могилы'
  
  
  
  
  
  Арранкар теперь уверенно нес вверх по лестнице уже брыкающееся тело шинигами, со смехом удерживая в крепких объятиях. При перемещении Рукии с плеча, кстати, подозрительно равнодушной к происходящему, его мощная ладонь плотоядно скользнула по узкой девичьей спине вниз, к ягодицам, в чересчур прозрачном намеке сжав упругие мышцы...
  
  Она полностью застыла, словно впала в транс, затем издала жалобный писк, а потом начала яро вырываться, искренне проклиная все стадии пустификации Куросаки в самых смелых выражениях.
  
  Азарт завоевателя разжигал внутри рыжего низменное желание... развратное до предела, поглощающее все разумное в единственном жестоком порыве овладеть девчонкой немедленно...
  
  ... сейчас... здесь... черт!
  
  Или Дааку потребовалось изрядное усилие воли, чтобы ограничить даже подобную 'невинную ласку', или тайное искушение услышать ее стыдливый стон в скором будущем, но никак не отчаянный крик, которого он непременно добьется в данный момент. Но теперь Король Уэко Мундо не собирался довольствоваться ничтожно малым, когда был в состоянии получить гораздо большее - ВСЕ, без остатка и очень надолго. Навсегда.
  
  - Ты испытываешь оргазм? Сопли, слезы, слюни и судороги... впечатляет, - предельно сухо подытожил арранкар, перехватывая Кучики за хрупкую талию, при этом успев заметить неподдельное смущение маленькой мятежницы.
  
  - Ты... как ты... я... да я никогда не буду испытывать ЭТО! - Рукия выгнулась в новой попытке к желанной свободе, а Куросаки небрежно толкнул дверь собственной комнаты, так и не обратив должного внимания на ее выпад.
  
  - Оскорбляешь? - саркастично уточнил Дааку, выпуская невесомое тело Кучики из своих объятий.
  
  Шинигами не переставала удивлять арранкара своей патологической искренностью, особенно этот выразительный румянец, насколько робкий, настолько же и яростный. Абсолютно бесхитростное и, в сущности, доверчивое создание, вызывающее мучительное желание защитить, пусть даже ценой жизни, во что бы то ни стало уберечь от тотальной несправедливости поганого мира, населенного подлыми ублюдками.
  
  Конечно, это все на фоне былых приземленных мучений обычного пятнадцатилетнего исполняющего обязанности проводника душ.
  
  - Идиот! - Рукия бросила на захватчика испепеляющий взгляд, прежде чем вихрем скрылась за дверью... шкафа... под задорный смех рыжего.
  
  Затем он плотно задернул старые тускло-изумрудные шторы - темнота помогала ему сосредоточиться, а все светлое, как выяснилось, его бесконечно отвлекало.
  
  Рукия никак не могла понять какого черта с ней твориться... Этот варвар всего несколько дней назад разрушил ее жизнь до основания, зверски изуродовал душу... и подверг самой чудовищной пытке: лишил мечты...
  
  Однако Богиня Смерти отдавала себе отчет, что и ее жизнь к тому времени представляла собой лишь жалкую пародию на существование, ее душа...
  
  ... там давно зияла кровоточащая рана,
  а арранкар разодрал другую, одновременно предав рубцеванию прежнюю.
  
  В итоге, где принципиальная разница - смерть друга Vs предательства врага?
  
  Эту боль нельзя противопоставить ничему - боль потери не соизмерима ни с чем...
  
  а иллюзия?.. разбилась о реальную действительность, как и должно быть.
  
  Ничего страшнее девушка и представить не могла: ведь тогда из всего этого выходило, что, пусть в самом извращенном формате, но Куросаки снова спас ее?..
  
  ... в самом извращенном формате.
  
  - Моя смятая постель... все решат, что у нас роман, лейтенант, - пустой устало прислонился спиной к единственному выходу ее заветного убежища.
  
  - Твоя БЫВШАЯ постель... - злобно буркнула Рукия, резко раскрыв дверцу деревянного окопа. - А-а-а!
  
  - Эй!.. - рыжий совершенно не пытался предотвратить ни свой 'провал' вовнутрь, при котором излюбленная полка девчонки СЛУЧАЙНО разлетелась в щепки, ни, тем паче, падение самой Кучики, явно неудачно сгруппировавшейся и теперь сидящей непосредственно на чем-то твердом... - Я тоже скучал, - пошловато облизнулся пустой, когда бедра девушки вновь оказались в поле осязания.
  
  - Послушай, Дааку, я не стану терпеть то, что ты хочешь сделать! - поправляя ворот куртки, словно ямочка в основании шеи, а только это - ну очень-очень-очень натянуто - можно было отнести к декольте ее одеяния, могла служить сексуальной провокацией.
  
  В маленькой ладошке зрела снежно-белая сфера. Фиолетовые глаза метали молнии, миниатюрное тело слишком напряжено, равно как и воздух, наполнявший пространство шкафа.
  
  - Неужели? - одна бровь Куросаки театрально приподнялась. - Но мы снова в моей комнате, снова наедине, и снова... так близки... Может, придумаешь что-то повеселее шалостей с энергетическими мячиками?
  
  Рукия изо всех сил старалась собраться, поверить в себя и приготовиться к сражению. Здесь ничего не пугало ее, здесь все было по-другому. И сейчас перед ней уже не воплощение Вселенского Зла, а парень, вернее, мужчина... который открыл на нее сезон охоты!
  
  - Хорошо! Дуэль! - в его взгляде появилось что-то беззастенчиво вызывающее. Меньше всего арранкару нужно было сейчас пугать девчонку - он пришел с совершенно иной идеей, поэтому Куросаки резво встал на ноги, снял с себя Рукию и демонстративно отступил к окну.
  
  - Вперед, Мелкая! - руки сложены на груди, мощное плечо охотника подпирает стену напротив знакомой норки, а затравленный кролик храбро ждет выстрела. Или нет.
  
  Дааку ловил себя на том, будь он снова проклят, но Рукия подарила ему настоящий мир посреди пламени войны, когда на кладбище он сражался за НЕЕ, только уже не как за бывшего друга. Там Куросаки вновь видел врага, самого востребованного врага во Вселенной, потерять которого, причем 'на бис', будет гораздо сложнее, чем пережить предательство друга, к тому же мнимое. Арранкар даже не задумывался о том, что сейчас отстраненно улыбается ей.
  
  - Мерзавец! - брюнетке эта усмешка показалась с подтекстом, и она все же нерешительно, но запустила сгусток кидо в Их Величество.
  
  - Моя очередь... - Куросаки равнодушно отбросил шар, но вдруг ощутил некоторое жжение. - О-о... можно нарушать правила? - в области правой ключицы зиял свежий ожог, - согласен, - Рукия уже запустила новое заклятье. - А в гневе ты страшна, Мелкая! - он бессовестно издевается над ее атакой, будто девушка пускает мыльные пузыри.
  
  Кучики переполняла ярость бессилия. Ведь еще ни разу она не нападала на него: месяц назад врезала цукой катаны, тогда... использовала кидо, чтобы отвлечь... но не противостояла ему по-настоящему; на погосте лишь вырывалась, потом что-то попыталась изобразить перед обмороком, но не удалось... вчера, вообще, вела себя настолько сдержанно, что просто голова шла кругом... вот, как сейчас...
  
  
  
  - Пошел ты! - словно в потоке резвого весеннего ветра, под изящную мелодию старинного вальса Кучики увлекали в страну грез. Трогательно и легко, как будто одинокий лепесток сакуры сорвался со своего уютного цветочного ложа... прочь... навстречу удивительной истории...
  
  Дааку молниеносно рванул назад и, тревожно подмечая нежно-салатовый оттенок на миловидном лице шинигами, подхватил бесконечно желанную девушку в объятия, точно за сотую долю секунды до столкновением с полом.
  
  Арранкар бережно опустил податливое тело на мягкую постель.
  
  ... а знаешь, шинигами, сколько раз за те несколько жалких недель,
  что мы делили мою спальню, я укладывал тебя именно в эту кровать?..
  
  лишь в фантазиях, естественно...
  
  сколько раз сходил с ума от твоей критической близости и катастрофической недоступности?..
  
  сколько раз я хотел предложить тебе другие отношения, Мелкая?..
  
  ... а сколько раз, Богиня Смерти, ты сама готова была ответить 'да' живому парню?..
  
  
  
  Дааку медленно перевел отстраненный взгляд на письменный
  стол, где в прошлый раз лежала 'Буря'.
  
  Странно, вряд ли Юдзу убрала ее - все оставалось по-прежнему - если только кто почитать взял?..
  
  Арранкар подавился смешком, когда лишь на миг представил Ишшина с подобным произведением в руках.
  
  Забавно. Хотя, чем черт не шутит!..
  
  Он вмиг метнулся в комнату отца, искренне поражаясь собственной находке - пьеса Шекспира действительно лежала на подушке. Куросаки осторожно взял книгу, чтобы не выпала чужая закладка, которая, по воле нелепого случая, привлекла к себе дополнительное внимание.
  
  На пожелтевшей от времени бумаге располагалось лишь одинокое изображение цветов космеи с темно-фиолетовыми лепестками, по правому краю несколько столбцов хайку Танэда Сантока.
  
  - Никого кругом - шелестят под ветром космеи... - в романтической задумчивости прочитал Дааку и застыл в оцепенении, когда перевернул незатейливую на первый взгляд открытку.
  
  Арранкар еще раз усмехнулся, и аккуратно вернул все на свои места. За исключением закладки, естественно.
  
  
  
  - Чем ты питаешься? - пустой задал вопрос без особого интереса к ответу, стараясь дополнительно стимулировать помутившееся сознание Рукии возвратиться в мир.
  
  - Яблоками! - на секунду девичьих губ коснулась удивительно прекрасная улыбка, открыто обращенная непосредственно ему, как вдруг все смерклось.
  
  И Свет погас...
  
  - Холодные закуски...да, пить ты, дурочка, не умеешь! - Дааку сделалось не по себе от мглистой пустоты потухшего взора, хотя желчно иронизировать это ему тоже не помешало.
  
  - Ты, - взгляд рассерженной шинигами еще больше потемнел, - напоил меня! И предложил яблоко!
  
  - Не старайся сделать из меня Змия! Это у тебя зверский аппетит! - мужская ладонь слишком чувственно заскользила по бледной щеке, невыносимо медленно убирая упрямую прядь с ее лица. - Как ты сейчас себя чувствуешь? - вдруг голос приобрел обескураживающие нотки искренней вовлеченности, а его обладатель низко склонялся над маленькой девчонкой, отчаянно пытающейся сейчас глубже вжаться в подушку.
  
  Ты испытала животный ужас, когда лишь частица его гневной мести, дотронулась до тебя...
  
  Твое тело дрожало, подобно крыльям бабочки, которую заключили в тиски пальцы мучителя,
  когда яростные волны невероятной ненависти жестоко истязали тело...
  
  ...и совершенно теряешься, когда пылающая нефть его глаз согревает твою душу?..
  
  - Зачем ты пришел? - это вырвалось само собой. От страха. От необратимости происходящего...
  
  - Тебе нужно было расслабиться, - горячее дыхание обжигало обескровленную кожу. Арранкар чувствовал, что у него фактически нет шанса устоять... - А мне - спасти кофеварку! - он вдруг крайне резко отстранился.
  
  - Мразь... - тихо прошипела снова слабеющая Кучики, ловя себя на том, что жестокие воспоминания играют с ней в милосердные прятки...
  
  - Родная, не начинай, я все-таки пришел сделать тебе предложение, - Дааку безапелляционно увлекал девушку за собой. Прочь из комнаты в узкий коридор и вниз по лестнице.
  
  - К-какое п-предложение?.. - неумолимо задыхалась шинигами, пока арранкар, будто небрежно толкнул ее в кресло у обеденного стола, а сам направился за кофе.
  
  - Давай все обсудим в спальне. Там это доставит нам гораздо больше удовольствия, - рыжий невозмутимо протянул девушке чашку.
  
  - Здесь, - пустой с усмешкой наблюдал, как в панике расширяются фиалковые глаза, как она изо всех сил пытается взять контроль над собой...
  
  - Так, стоп! Я вчера ночью дал слово отцу, что не причиню тебе вреда, - ... и Дааку знал, насколько это бывает сложно иногда, а порой просто невозможно. На собственном опыте.
  
  Когда ты перестанешь врать СЕБЕ, Куросаки?!
  
  - Ты... ты... - кажется, шинигами опять теряет реальность.
  
  - Не волнуйся, я не позволю тебе наделать глупостей, - в аспидных глазах разгоралось неистовое пламя.
  
  Не спугни ее...
  
  
  
  - Чудовище! - брюнетка без зазрения совести плеснула кофе в ненавистного арранкара. С чувством и без смысла.
  
  - Бля, так вот каким образом воспитанная девочка из аристократического клана благодарит за гостеприимство?.. - бурые капли горячего напитка резво стекали по суровому лицу на белоснежное косодэ, которое было напрочь испорчено.
  
  - Спасибо за кофе, Куросаки, - на кроваво-красном горизонте самого ближайшего будущего отчетливо маячили последствия ее безрассудства.
  
  - Твое 'спасибо' в постель не уложишь, дорогая, - Дааку одним движением сорвал грязную ткань, полностью обнажая мускулистый торс.
  
  - Что ты хотел предложить? - хладнокровный женский голос поставил рыжего в тупик, но она серьезно продолжила, - дело ведь не только в сексе, которому ты пришел меня подвергнуть? Я повторю вопрос, пока ты не напал: что ты хочешь предложить, Дааку-сама?
  
  - Сексу невозможно 'подвергнуть', можно только заняться. Вместе, - Король Уэко Мундо тяжело выдохнул, казалось, что каждое слово давалось с трудом. - А в тот раз я подверг тебя только насилию. Один, - он пристально смотрел на нее, вернее, в невидящие матовые стекляшки, фиолетовый оттенок которых вмиг растворился в двух горстках серого пепла. - Сексом ты еще не занималась, Ру. По крайней мере, со мной ни разу, - цинично закончил парень.
  
  - Не твоя проблема, Ичи, - это имя девушка произнесла с не меньшей желчью. Немигающий взор испытующе вглядывался в полуобнаженного арранкара. Высокий молодой мужчина с красивым лицом, притягательным телом и черной душой. - Так что ты предлагаешь?
  
  - Я лично предлагаю это исправить, - губы пустого тронула, как показалось шинигами, садистская улыбка. - Сделка.
  
  - Мне нужны условия, - чтобы не придумал рыжий отморозок, Кучики не отведет глаз, а главное выиграет время...
  
  - Если ты попросишь меня, я не трону ни одной невинной души, ни в Сэйрэйтэй, ни в Руконгай, - Дааку с особой тщательностью подбирал фразы, чтобы не использовать против нее откровенную ложь, при этом избежать 'сердечного' признания в единственной правде среди бесконечного блефа.
  
  - Скажи мне, - Рукия шумно сглотнула. Арранкар лишь обнажил ее уязвимость, но пока не нанес удар. Пока.
  
  - Если ты попросишь меня... и если согласишься быть моей, я пощажу Сообщество Душ, - теперь арранкар обнажил и собственную уязвимость.
  
  - Мое 'прошение' нужно подать в твою постель? - выражение на бледном лице девушки подозрительно отсутствовало. Она поставила чашку и, на ходу расстегивая молнию, вступила на крутые ступени лестницы, теперь уводящие ее вверх.
  
  - Да, Мелкая, - Дааку смотрел как завороженный, когда изящно обнажилось вначале одно плечо, потом маленькая ладонь плавно последовала к другому, и куртка цвета фуксия робко упала вниз на бедра, демонстрируя жаждущему взору узкую спину, тонкую талию... и шинигами медленно повернулась... прикрывая грудь этой проклятой истерически розовой тряпкой!
  
  - Эротично... - скрипнула половица, а Король Уэко Мундо в мгновении ока достиг ее.
  
  - Если я в этот раз сделаю что-то не так... - Кучики будто смущенно потупилась.
  
  - В этот раз Я сделаю все так, Рукия, - рыжий пребывал на пределе возможностей сдерживаться. Вожделение упорно перерастало в одержимость.
  
  - Не сомневаюсь... Мерзавец...
  
  
  
  Все произошло внезапно.
  
  
  
  Сначала раздался оглушительный визг...
  
  - Остановись!
  
  ... Мелкая?!
  
  Пронзительный боевой клич и шквальная атака в спину...
  
  - Ты долбаный извращенец!
  
  - Ичиго, так нельзя обращаться с Рукией!
  
  ... Карин и Юдзу?!!
  
  Потом истошно заорала какая-то девчонка... и точное попадание в затылок сгустка лимонно-желтой реацу...
  
  - Куросаки, немедленно прекрати! Пожалуйста...
  
  ... Иноуэ?..
  
  Отборный мат и нехилое кидо, вернее довольно мощные удары...
  
  - Как ты... посмел, ты... опозорить имя отца, ты... дом своих родителей, ты...?! Ишшин тебя выпорет, подонок!
  
  ... Шихоин... Йеруичи-доно...
  
  Замыкала делегацию невозмутимая Харрибел. Блондинка стояла в дверном проеме, удерживая за шкирку злобно рычащего золотистого ретривера, видимо, пойманного уже в прыжке.
  
  - Поистине, королевское представление, Дааку-сама... - отстраненно заметила Тиа и зевнула.
  
  Получается, что Мелкая почувствовала их приближение раньше,
  намеренно отвлекла...
  и одержала победу?
  
  - Ты совершенна, Рукия... - тихо восхищался он.
  
  - Нет! - словно в беспамятстве металась Кучики.
  
  - Очень натурально изображаешь испуг... о! и слезы выступили на глазах. Умница, провела, как младенца... только в одном промахнулась, - эти слова Дааку прошептал, чуть касаясь губами мочки ее уха, - наивная моя... от тебя пахнет желанием... и трусики влажные... Ладно, солнышко, отдыхай до заката... ПОВЕРЬ, ночью тебе эта возможность не представиться, - арранкар со смехом исчез в сонидо.
  
  
  А Рукия уже поверила.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/-33321358_137220224
  
  30 Seconds to Mars 'Bad Romance' (cover)
  
  
  Одержимость порочными отношениями...
  
  
  Хочу чувствовать твою любовь, твое влечение.
  Хочу видеть тебя с открытым ртом и на коленях.
  
  Мне нужна твоя любовь.
  
  
  Хочу ощущать твою страсть, твои прикосновения.
  Хочу одеть повязку на глаза и отшлепать ремнем.
  
  Мне нужна твоя любовь.
  
  
  Я хочу любить тебя и требую свой реванш.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  Я хочу любить тебя, это будет твоя месть.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  
  
  Одержимость порочными отношениями...
  
  
  Хочу насладиться твоим трепетом, твоей капитуляцией.
  Хочу исключительную покорность пока ты в моей власти.
  
  Мне нужна твоя любовь.
  
  Хочу познать твое безумие, твой чувственный поцелуй.
  Хочу затащить в постель и довести до помешательства.
  
  Мне нужна твоя любовь.
  
  
  Я хочу любить тебя и требую свой реванш.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  Я хочу любить тебя, это будет твоя месть.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  
  
  Одержимость порочными отношениями...
  
  
  Я хочу влюбить тебя и требую свой реванш.
  Я хочу любить тебя и не хочу быть другом...
  
  Я не хочу быть другом...
  
  Я хочу любить тебя и требую свой реванш.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  Я хочу любить тебя, это будет твоя месть.
  Я и ты можем создать порочные отношения.
  
  
  Одержимость порочными отношениями...
  
  
  Глава XIII. Часть 3. Крадущийся тигр, затаившийся дракон
  
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  И снова доброго времени суток!
  
  Пожалуйста, не стесняйтесь комментировать и критиковать!
  
  Заранее спасибо.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/21736176_109350352
  
  YUI 'Rolling Star'
  
  Мое терпение на исходе.
  Пора сказать то, что хочется.
  В сумерках я иду домой с автобусной остановки,
  Говоря вслед печальным прохожим - 'Bye, Bye, Bye'.
  
  Готова Принять Бой...
  Oh! Oh!
  
  Мир, о котором я мечтала,
  Где спокойно и нет войн,
  Где, как правило, беспокоят лишь
  Мелкие неприятности и рутина.
  
  Эта вереница Угасающих Дней!
  
  Если упадешь, потом поднимешься,
  И каждый раз ты будешь улыбаться,
  Словно успел в заднюю дверь автобуса -
  Ты игриво подмигиваешь сам себе!
  
  Я должна твердо доверять тебе!..
  Oh! Oh!
  
  Настоящая Любовь, что грезилась мне,
  Любовники, которым предначертано быть вместе.
  Пусть настало время, когда нам не суждено встретиться,
  Но я продолжаю верить...
  
  Даже в такие Одинокие Дни!
  
  Oh... Yeah...Yea...
  Однажды ты обязательно найдешь свой Путь!
  
  Oh... Yeah...Yea...
  А в пыли у дороги будет ждать Угасающая Звезда!
  
  Мне больно, что ты больше не улыбаешься,
  Неужели нет никакого способа спасти тебя?
  
  Теперь нет смысла во лжи,
  Все это...
  Вся Моя Любовь...
  Кажется, мне не справиться.
  
  Мир, о котором я мечтала,
  Где спокойно и нет войн,
  Где, как правило, беспокоят лишь
  Мелкие неприятности и рутина.
  
  Эта вереница Угасающих Дней!
  
  Oh... Yeah...Yea...
  Однажды ты обязательно все поймешь!
  
  Oh... Yeah...Yea...
  Однажды ты обязательно найдешь свой Путь!
  
  Oh... Yeah...Yea...
  А в пыли у дороги будет ждать Угасающая Звезда!
  
  
  
  
  ***
  
  
  This shit just went from mission impossible to mission in freaking sanity!
  
  Roman Pearce
  
  
  Это уже не миссия невыполнима, это миссия, мать ее, невменяема!
  
  'Форсаж 5'
  
  
  
  
  
  Чувствуя себя практически испанским гальго*, намотавшему несколько километров в продолжительном забеге, и которому, наконец-то, удалось полностью раствориться в томной неге сиесты. Проведя все утро в совершении многочисленных...
  
  *(Исп.) Борзая
  
  
  ... утомительных... отвратительных...
  
  ... а главное, абсолютно бестолковых рейдов по жутким магазинам Каракуры, теперь он лежал на зеленой лужайке под раскидистым деревом, и его тело медленно погружалось в заслуженный сон.
  
  - Кон, - сейчас ретривер искренне возненавидел собственное имя, которое так бестактно вырвало его из царства Морфея. Он неохотно поднял свою косматую голову.
  
  - Уйди, - когда Карин оказалась в паре шагов от собаки, золотистая морда смерила ее недовольным взглядом и вновь расположилась на передних лапах.
  
  - Мечтаешь нагадить на придверный коврик Ичиго, животное? - уголки девичьих губ чуть скользнули вверх, когда она медленно опустилась на мягкую траву. - Не стоит так бурно на все реагировать.
  
  - Ты ему хотя бы врезала... - оскорблено отозвался пес.
  
  - Хорошо, что госпожа Тиа тебя сдержала - уверена, что ты порвал бы этого недоноска! - энергично подбадривала младшая Куросаки, нервно теребя в пальцах вишневую веточку. - Мы еще вместе ввалим ему за Рукию!
  
  - Знаете, а мне кажется, что Ичи-нии не специально... - рядом появилась Юдзу со своим крайне нездоровым, по мнению Карин, пацифизмом.
  
  - Ага, бедненький арранкар споткнулся в сонидо и чуть не упал! Благо, ухватился за шинигами, да?! - презрительно фыркнула сестра, с треском переломив ни в чем не повинный прутик.
  
  - Нет, Карин, я о другом... - теперь девочка ласково поглаживала Кона по шелковистой шерсти, раздражение которого исчезало, как по-волшебству, с очередным движением ее нежной руки. - По-моему, он просто боится признаться...
  
  - ... что совсем одичал от патологического влечения к Рукии?! Есть куча вариантов получить от девушки желаемое на редкость банальными, но более законными методами - если не утонченным романтическим ухаживанием, то классическими правилами съема! Все то, что делают нормальные парни для решения своих физиологических потребностей! А этот кретин ведет себя как невменяемый сексуальный маньяк! - яростно возмущалась юная брюнетка, активно жестикулирую перед несколько растерявшейся Юдзу.
  
  - И что они делают?.. - настороженно втягивая ноздрями незнакомый подозрительный запах, и незаметно озираясь по сторонам, поинтересовался пес. - Судя по его, как ты говоришь, 'физиологическим потребностям', мать-природа - та еще зараза с явными садистскими наклонностями! - с чувством выпалил золотистый ретривер.
  
  - Ну, да... - неуверенно начала светловолосая Куросаки, - мальчики, наверное, чаще дарят букеты цветов, шоколадные конфеты, плюшевые игрушки... - притом по поводу последней части дебатов ей было абсолютно нечем крыть.
  
  - ... дурацкие 'валентинки' с лживыми признаниями в вечной любви! - с желчным энтузиазмом подхватила Карин.
  
  - А вдруг Ичи именно сейчас обманывает... в том числе и самого себя... - совсем робко предположила Юдзу, как вдруг обе девочки отвлеклись на Кона, неожиданно издавшего грозный рык и практически мгновенно сорвавшегося в восточном направлении. - Чего это с ним?..
  
  Они удивленно переглянулись, и быстро устремились следом.
  
  
  
  А лапы ретривера уже вступили на пыльный грунт тренировочного полигона, и у одного из красно-коричневых валунов он заметил существо в плаще, скрывающем реацу... но не запах духовной энергии.
  
  - Зачем пришел, пустой? - Кон смутно представлял, что он сможет противопоставить силе неизвестного арранкара, но пропустить непрошенного гостя к своим близким не планировал.
  
  - Подскажи, пожалуйста, мне нужны господин Урахара и Тиа Харрибел, - как-то слишком стеснительно и вежливо, для пришедшего уж точно не с добрыми намерениями (ведь речь идет о зомби из Уэко Мундо!), спросил тихий голос. - И Дааку-сама.
  
  - Брата нет... - позади собаки теперь стояла Карин, чье откровенное нерадушие эхом разносилось по подземной пустыне.
  
  - А другие? - будто облегченно выдохнула девушка и быстро отбросила капюшон, демонстрируя огромные оливковые глаза.
  
  - Здесь, - по-доброму ответила вторая, чуть запоздавшая, девочка. Я - Юдзу Куросаки - младшая сестра Ичиго.
  
  - Нелл Ту Одельшванк, бывшая Трэс бывшей Эспада, рада с вами познакомиться! - арранкарка в оправе пышных бирюзовых волос достигла подростков в один прыжок и энергично пожала их руки. - Простите, что без приглашения, но мне необходимо поговорить с Тиа. Это очень важно!
  
  Кон уже собирался воспользоваться своим необъятным запасом ненормативной лексики, намереваясь доступно объяснить неадекватной пустой, что ни ей, ни этой ее злобной приятельнице-блондинке нечего делать в резиденции шинигами...
  
  Карин задумала примерно то же самое, за исключением нападок на Харрибел, против которой она, естественно, ничего не имела, а даже наоборот.
  
  Сегодня арранкарка отстояла покупку платья, которое Шихоин посчитала 'слишком вызывающим для пятнадцатилетней нимфетки'. Точнее вначале позволила Йеруичи приобрести эти жуткие кукольные наряды с невообразимым количеством бантиков, цветочков и еще какой-то розово-сопливой пакости (даже Юдзу попыталась взбунтоваться!), а потом хладнокровно сожгла тряпичный хлам своим серо...
  
  И, как ни в чем не бывало, протянула ей и ее сестре новые пакеты, и именно с тем, что девочкам понравилось. А потом абсолютно непринужденно усмирила праведный гнев Шихоин: 'Будьте терпимей к подростковым шалостям. Вспомните себя в переходном возрасте - через год они сами это уже не наденут, к тому же сегодня их день рождения'.
  
  
  Так или иначе, но брюнетка даже не успела произнести 'жаль, что Вы наконец-то уходите!', как прозвучало неожиданное предложение Юдзу.
  
  - Пожалуйста, мы с удовольствием проводим Вас, ведь нам будет очень приятно познакомиться с подругой Ичи, Урахара-сан и госпожи Харрибел!
  
  
  
  Тем временем на уютной веранде к компании бывших капитанов Готей 13 присоединился Johnnie Walker*. Сначала мужчины пытались занять твердый нейтралитет, так как сопротивляться неудержимым порывам столь агрессивно настроенной особи женского пола было чревато травматическими последствиями.
  
  * Шотландский виски
  
  
  Шихоин уже высказала довольно много по поводу поведения младшего Куросаки, хотя и далеко не все, что собиралась. И в эпилоге этой громкой тирады Йеруичи сформулировала последнюю мысль предельно ясно: если никто не согласится ассистировать ей при оперативном вмешательстве в интимную сферу Ичиго, то она его кастрирует самостоятельно!
  
  - Мне надоело принимать соболезнования по поводу этого рыжего ушлепка! В таком возрасте риск инфаркта по определению зашкаливает, а в моем случае придется еще и неустойку платить Богам Смерти! - вдруг Ишшин решительно ударил кулаком по столу и поднялся с ротангового кресла.
  
  - И куда ты? - без эмоций уточнил Киске внимательно наблюдая за вполне предсказуемой реакцией друга.
  
  - Необходимо как-то решать проблему абортов в возрасте ста пяти недель после погребения! - с чувством заключил брюнет, напряженно прислушиваясь к странным всхлипываниям, доносящимся из-за деревянной двери.
  
  - Это не смешно! - Шихоин еле сдерживалась, чтобы не врезать обладателю столь 'бесценного' генофонда, по крайней мере, передающегося с Y-хромосомой. - Твой ублюдок ее совратил!.. почти...
  
  - Почти?! - и внезапно патологически везучий на неординарных отпрысков отец застыл в благоговейном трепете, на небритой физиономии нарисовалась полудебильная улыбка.
  
  - Ты сдурел?! - изящная женская ладонь, молниеносно прочертившая ногтями по мужской щеке несколько кровавых полос, резко заставила Ишшина принять более сдержанное выражение, чем совершенно неуместное подобие гордости за аморальные похождения рыжего героя-любовника.
  
  - Яре-яре, спрячь свои коготки, моя дорогая! - озорной взгляд Урахара снова прячется за шляпой, которую она точно когда-нибудь без сожалений уничтожит. - Да наш друг просто не в себе от горя! Представь, что творится в воспаленном мозге несчастного родителя, чей единственный...
  
  - Йеруичи-доно! Помогите мне! - вдруг входная дверь гостевого дома настежь распахнулась, и в первоочередную проблему превратился жалобный оклик Орихимэ.
  
  - Урахара, Куросаки... но мы еще вернемся к этому разговору! - бросила напоследок Богиня Мгновенной Поступи, незамедлительно последовав на помощь уже почти рыдающей девушке.
  
  - ... сын никак не может уломать влюбленную в него же глупышку! - с нотками театрального разочарования закончил Урахара.
  
  
  
  Но, как ни странно, по мере удаления Шихоин показательно серьезное выражение лица Ишшина трансформировалось в триумфальное самодовольство, а вот неестественно натянутая улыбка Киске вдруг померкла в полном унынии.
  
  - Беспристрастная госпожа! - старший Куросаки весело позвал Харрибел, которая будто отрешенно стояла у резных перил, скрестив руки на груди. - Будьте любезны, станьте свидетельницей его проигрыша! Кажется, этот жулик планирует меня провести...
  
  Блондинка теперь с несвойственным интересом наблюдала за яростным спором Рукии с Орихимэ и Йеруичи относительно буквально 'жизненной необходимости показать себя сильной, той которую НИКТО не сможет сломить!'. Это по искренней убежденности внештатной докторицы Уэко Мундо, требующей немедленно переодеться к празднику во что-то 'идеально подходящее, чтобы рыжий подонок захлебнулся собственной слюной!'.
  
  - Где моя конфетка? - сухо отозвалась арранкарка, медленно поворачиваясь к мужчинам.
  
  - Там же, где и мой законный выигрыш, - живо сообщил отец Дааку-сама, - у этого пройдохи!
  
  - Наличными? - с нехарактерным минорным оттенком в голосе вклинился унылый торговец - он уже давно не терпел подобные убытки.
  
  - Коньяком! Как договаривались! - Ишшину теперь оставалось лишь получить свой приз. - Говори, давай, Урахара-сан!
  
  - С меня ящик 'Courvoisier*'... - тихо прошипел тот.
  
  * Марка французского бренди
  города Коньяк департамента Шаранта
  
  
  - А по поводу чего спорили? - несколько более участливо спросила Тиа, мысленно прикидывая, какой процент снять с такого сокровища за услуги 'независимого наблюдателя'.
  
  - Это очень любопытно... - светловолосая арранкарка в замешательстве посмотрела на старшего Куросаки, когда он галантно подхватил ее под локоть и подвел к плетеному креслу, уже спокойно проясняя ситуацию. - Господин Пессимист ставил на черное - НАШ Казанова напугает мою дочку, а я, преданный друг оптимизма, на красное - соблазнит, и в итоге...
  
  
  - Вступите в клуб реалистов - победило зеро, - сочувственно подытожила Тиа. - Дааку-сама не удалось ни то, ни другое: ваша крошка, поверьте, уж точно не испугалась, а попытка Их Величества развести ее на близость с треском провалилась. Примите мои соболезнования, господа...
  
  
  
  В тот же миг дверь опять открылась, обнажая занимательное представление, планомерно покидающее гостеприимные стены помещения.
  
  - НЕТ! НЕТ! И снова: 'НЕТ'! - Рукия уже более выразительно, ибо это происходило в четвертый по счету раз, отклонила предложение Иноуэ, которая еще утром приобрела изысканный вечерний туалет для своей подруги.
  
  - Госпожа Шихоин, - Орихимэ в поисках хоть какой-нибудь помощи обернулась на Йеруичи.
  
  - Прости, солидарна с Кучики - в нем просто невозможно бегать! - конечно, бывшая Богиня Смерти не могла уловить, почему черноволосая девушка так отчаянно сопротивляется этому подарку, ведь наряд представлял собой нечто вполне пристойное, но сейчас гораздо важнее было переманить Кучики совершенно на другую сторону.
  
  - Я не собираюсь бегать! - теперь Рукия рьяно оборонялась на двух фронтах. - Лучше тренироваться в технике боя!
  
  - Лучше примерить! Только взгляните! - Иноуэ, как будто в неоспоримое доказательство нелепости всех их выпадов вместе взятых, изловчилась приложить тонкую материю к спортивному костюму Рукии, и даже ее собственное лицо озарилось восхищенной улыбкой. - Идеально!
  
  - Конечно! Нет предела совершенству... шумпо - правильный выбор! - Богиня Смерти с длинными фиолетовыми волосами, напрочь игнорируя доводы своей оппонентки, целеустремленно переводила тему.
  
  - Мне нужен бан-кай! - настойчиво протестовала Кучики, безапелляционно отмахнувшись от нежного шелка.
  
  - Тебе нужен психиатр! - единственное, что смогла выдавить из себя шокированная Орихимэ, понимая, что все это время предлагала рисовый пирожок тому, кто мучается от нестерпимой жажды...
  
  - Так, хватит! Твой выбор катастрофически не велик: либо в платье, либо в смирительную рубашку! - вдруг Кошка искренне поддержала Иноуэ, теперь уже пытаясь отгородить свою маленькую подопечную от очередной безумной идеи.
  
  - Мне нужно защитить Сообщество Душ! Йеруичи, помоги мне достигнуть большего уровня! - решительно упорствовала шинигами, не обращая никакого внимания на их тщетные старания.
  
  - Спасибо, уволь! Однажды я уже тренировала умалишенного - фиговый из меня сэнсэй! - честно призналась Шихоин. - Оставь эту ерунду!
  
  
  
  - Может, маска вайзарда? - с озорством предложил Урахара, тихо обращаясь к Ишшину.
  
  - Или рекуресьон?.. - в ответ старший Куросаки подавился истерическим смешком.
  
  - Обретая духовную энергию, важнее остаться собой и сохранить душу, - задумчиво произнесла Харрибел. - Вы всегда так глупы или сегодня особый случай? - неожиданно она с вызовом обратилась к нападающим на Рукию женщинам.
  
  
  
  - Что!? - остолбенела Йеруичи. Сначала тот утренний инцидент, сейчас эта дикость...
  
  А зомби здесь тихие... были до появления Ичиго...
  
  - Ваш здравый смысл сейчас не уместен. Давайте воспользуемся моим, - равнодушно бросила блондинка. - Думаете, что шумпо быстрее сонидо? Серьезно?
  
  - Давай проверим! - Шихоин задели за живое. Обстановка накалялась.
  
  - Если перерезать сонную артерию - какую скорость сможет развить шинигами? Или Кошка? - без особого интереса к ответу спросила Тиа, и лезвие меча арранкарки вдруг скользнуло в одном миллиметре от шеи оппонентки.
  
  - Сравнительно невысокую, - пустая в тот же миг ощутила, как острие Киридзи Богини Смерти легко коснулось ее смуглой щеки, даже не оставив царапины. - Не стоит так больше делать.
  
  - Вот видишь - мы в паре секунд от сражения, и ни одна не собирается бежать спринт... - Тиа мгновенно вонзила катану в ножны за спиной. - У нас два варианта. Согласиться со мной, или еще немного поспорить и согласиться со мной.
  
  - Ваш Король хладнокровно всадил копье в грудь лейтенанта Сасакибэ, заживо вскрыл двух вайзардов, без зазрения совести сжег мой бывший отряд, чуть не прикончил ее саму... А теперь ты хочешь, чтобы ОНА вступила с НИМ в поединок?! - в желтых глазах шинигами плавилось золото, но женщина, тем не менее, уже убирала 'Темный Клинок' назад в кроссовок.
  
  - Не волнуйтесь, я его не обижу, - с невеселой усмешкой вставила Рукия. - У меня и дзанпакто нет...
  
  
  
  - Разрушительный потенциал каждого безграничен! - вдруг все услышали озорной голосок - с востока к ним приближалась Неллиэль, на руках которой мирно посапывал заласканный ретривер.
  
  Кажется, после безвременной кончины Бавабава, она, наконец, нашла существо, готовое принять всю ее любовь и заботу.По обе стороны от нее шли близнецы. Юдзу о чем-то звонко щебетала с пустой, как с лучшей подругой, да и Карин сменила к этому времени гнев на милость, даже периодически участвуя в их беседе.
  
  - Одельшванк... какого дьявола ты здесь забыла? - на краткое мгновение Харрибел потеряла самообладание.
  
  - Нелл-тянь! Как здорово, что ты пришла! Для тебя тоже подберем платье! - искренне обрадовалась Иноуэ.
  
  - Так-так, а Дааку-сама в курсе Ваших похождений, моя юная госпожа? - Киске быстро раскрыл веер.
  
  - Надеюсь, что нет, - Тиа пришла в себя, уже мысленно прорабатывая различные варианты развития событий.
  
  - Я, наоборот, все вспомнила! Ну, почему сбежала в первый раз... - девушка смущенно улыбалась, отчаянно стараясь не смотреть на строгую арранкарку.
  
  - Сгораю от любопытства, - сухо обронила та.
  
  - Ичиго ведь собирался вернуть эту безделушку Кучики... - потупившись в землю начала Неллиэль и, бережно положив новоиспеченного питомца у своих ног, извлекла из-под полов мантии...
  
  - Соде но Шираюки! - не веря своим глазам, вскрикнула Рукия.
  
  - Ни в чем себе не отказывай! - арранкарка осторожно передала ей меч.
  
  - Не сходится. Дааку-сама считал девчонку Кучики мертвой, - ровно добавила Харрибел.
  
  - Да нет же! - Нелл поняла, что выразилась не точно. - Он хотел отдать катану не Рукии, а господину Бьякуя...
  
  - Мой бандит... отдать ЕМУ?! - рассмеялся старший Куросаки.
  
  - Видимо, не совсем верно в данном случае сказать 'отдать'... - вежливо поправила Юдзу. Карин невероятным усилием воли удержала свой комментарий.
  
  - Ладно, ясно. Но почему тогда ты сама этого не сделала? - Шихоин ведь тоже была в курсе ночного происшествия.
  
  - Я вчера забыла взять его с собой - увидела меч, подумала, что надо передать Ичиго и скорее побежала за ними... - виновато озвучила Нелл Ту.
  
  - Сначала сделать... и потом не думать... - Орихимэ по жизни с таким девизом.
  
  - Мило, - одновременно обронили две смуглые женщины.
  
  - Все - брейк! Вы будете учить меня или нет?! - неожиданно вмешалась Рукия. Ее терпение было на исходе.
  
  - Приготовься, начнем на счет 'три', - блондинка смерила ее боевую стойку уничижительным взглядом и сделала молниеносный выпад, немилосердно отшвырнувший оторопевшую шинигами вглубь цветущего сада.
  
  - Ты и 'раз' не сказала!.. - и оттуда же следом послышался обиженный голос Кучики.
  
  - Блефовала. С арранкарами часто бывает... неужели еще не догадалась? - холодно произнесла Харрибел и растворилась в сонидо.
  
  
  
  - Киске! Ты в курсе, что 60-е давно миновали, и в наше время нельзя так запросто подмешивать дамам LSD! - наконец, в полный голос засмеялся Куросаки и щедро наполнил два бокала французским бренди. - Сущее безумие!
  
  - Действительно, что рискованнее: вечно рисковать как безумная или однажды последовать совету той, что рискнула пойти на безумство?.. - торговец надвинул шляпу глубже на глаза и в один глоток выпил порцию коньяка.
  
  
  
  
  ***
  
  
  What does it profit a man if he gain the whole world and lose - how does the quotation run?
  His own soul?
  
  Oscar Wilde
  
  
  Что пользы человеку приобрести весь мир, если он теряет... как дальше?
  Да, если он теряет собственную душу!
  
  'Портрет Дориана Грея'
  
  
  
  
  
  Пустынные коридоры. Тусклый свет во мраке подземелья. Снова извилистый лабиринт Лас Ночес круто изгибается вправо, затем влево... и в очередной раз упирается в тупик. По шершавому камню стен скользят редкие тени, то проявляясь в искусственном освещении немногочисленных ламп, то пропадая в кромешной темноте какой-нибудь ниши.
  
  Из общей залы доносятся приглушенные голоса - рьяное обсуждение надвигающегося сражения новоиспеченного Cuarenta Conquistadores*, как арранкары теперь себя называют. Реацу пустых практически необорима, ее можно сопоставить разве что с их неутолимой жаждой подчинения Сэйрэйтэй.
  
  
  *(Исп.) Сорок Завоевателей
  
  
  Дааку вернулся в Уэко Мундо в прекрасном расположении духа, ведь его ставка сыграла - Мелкая осталась под нужным впечатлением. Чересчур отзывчивая шинигами, с большей долей вероятности проведя некоторое время в утрированно горестных раздумьях, все же придет к выводу, что принести в жертву собственную душу будет единственно правильное решение. Она в конечном итоге смиренно примет это как должное.
  
  Притом он прекрасно понимал, что остается очень незначительный шанс, и девчонка может взбунтоваться, продолжить сопротивляться неизбежному, тогда уже с ее 'легкой подачи', рыжий получит, пусть и совершенно формальную, отмашку к расправе над проводниками, многие друзья падут в предстоящей войне.
  
  Довольный собой Куросаки теперь пришел к желанному выводу, что у нее нет ни единого шанса противостоять ему. Предложение сдаться прозвучало слишком бескомпромиссно, даже ультимативно, поэтому ее однозначное 'да' лишь вопрос сравнительно небольшого времени, не исключено, что и парочки забавных стычек с ним. Все же речь идет о ЕГО Рукии - самой упорной и безрассудной девушке во Вселенной!
  
  Но в принципе арранкару сейчас абсолютно наплевать на ее согласие как таковое, и тем не менее покорность черноволосой Богини Смерти, бесспорно, доставила бы Их Величеству гораздо больше приятных моментов, равно, как и его неофициальной фаворитке, в противовес очередному тщетному мятежу.
  
  Хотя нет - это все же обсуждаемо!..
  
  Самое главное, что внутренняя капитуляция девчонки настолько явно отразилась утром в фиолетовых глазах, что в данный момент нелепо отвлекаться на переживания по поводу выбора шинигами, которая и так при любом раскладе будет принадлежать арранкару.
  
  Смерть удалась!
  
  
  
  Куросаки плеснул в бокал бренди, и устало откинулся в кресло. Теперь эти обеденные посиделки напоминали ему сказку Кэрролла про Алису, в роли чокнутого Шляпника - Куроцучи.
  
  После исцеления тела своего лейтенанта, Маюри занялся ее воспоминаниями, полностью удалив трагические фрагменты. Данная мера была еще и вынужденной - ведь исполнение задания Дааку-сама требовало не только знаний и умений самого шинигами, но и присутствия надменного очкарика, который чуть не погубил приемную дочь Куроцучи.
  
  И вот все готово к атаке. Он провел ряд процедур, благодаря которым, новая сила арранкаров даже ни в какое сравнение не идет с представителями прежней Эспады. Вверенные ему пустые легко перенесли трансформацию, и все обитатели цитадели смогли достигнуть на первый взгляд своего максимального уровня.
  
  По поводу доверия, то Маюри-сан не воспринимался им как подлый изменник, насколько рыжий представлял этого ученого, того волнуют лишь эксперименты, а его сердечная преданность Сэйрэйтэй - миф, впрочем, как и нынешняя покорность. Куроцучи ценит лишь собственную жизнь и женскую особь, плод научных трудов. Сейчас он работает только на это.
  
  - Куросаки-сама? - как раз учтиво обратился тот, занимая свободное кресло по левую руку Короля, который словно и не среагировал на бывшее имя.
  
  - Меня нет. Спасибо за понимание, - равнодушно заметил арранкар, протягивая новому собеседнику испанский бренди. Он чуть приклонил голову в знак благодарности, но поставил бокал на край стола - не время. - Сколько моих осталось преобразить?
  
  - В твоем списке значатся еще некая Тиа Харрибел и Нелл Ту Одельшванк, - Маюри словно собирался с силами, желтые глаза выражали чрезвычайное сомнение.
  
  - Отлично. А Гриммджоу Джагерджак? - Куросаки не подал виду, что догадывался о его опасениях.
  
  - Этот уже в последней фазе - введение стабилизатора. Знаю, что несколько запоздал с вопросом, но что будет с шинигами после захвата? - мужской голос был напрочь лишен эмоциональной окраски. В нем было лишь напряжение.
  
  - Кто тебе нужен в качестве лабораторной крысы? - хладнокровно уточнил рыжий, делая очередной глоток, обжигающая жидкость наполняла тело приятным теплом. Не хватало лишь человеческой спальни, камина с треском горящих поленьев, звериной шкуры и обнаженной женщины. Желательно брюнетки.
  
  - В смысле, как ты намерен поступить с пленными, Дааку-сама? - на свой страх и риск озвучил шинигами.
  
  - Никак. Одно принципиальное изменение - у вас сменится контролирующая инстанция. Мне не нужен ни бардак, ни излишнее внимание моего 'коллеги' из параллельного измерения, поэтому подавляющее большинство выживет. Исключениями станут 47 ублюдков, - арранкар внимательно наблюдал за залом, но никто ровным счетом не обращал на них внимания - 'господин Капитан' уже стал своим в доску. - Странно, что ты так ВДРУГ спохватился об их судьбах.
  
  - Я не желаю зла шинигами, Куросаки-сама. Знаешь, старик Ямамото держит всех капитанов, как говорят твои соратники, буквально за яйца. По большому счету, жестокая расправа со вторым отрядом была на руку командующему - при всей неукоснительной исполнительности их руководительницы, она всегда оставалась искренне верна исключительно своей мятежной наставнице. Два вайзарда? - но сейчас, как я слышал, их получилось несколько больше. Его лейтенант... да что значит одна смерть в сравнении с тысячами?! - Куроцучи залпом осушил бокал.
  
  - Продолжай, - Дааку стали интересны подробности.
  
  - Тайные операции - чертова бездумная солдафонка, которая никак не могла смириться, что писает сидя! Старик 'восхищался' ее неадекватным феминизмом! Вайзарды хотели вернуться к прежней, так и не прожитой жизни... а, пожалуйста! Командующий восстановил былые полномочия! Унохана замаливает грехи - здесь сыграло его 'понимание'. Кучики - у аристократа пунктик по образцово показательным выступлениям. Не беда! Можно сделать ставку на Имя Клана! С Комамура и так все ясно. Ямамото всегда поощрял пьянство Кераку, равно как и убежденность Укитаке по поводу слабости здоровья - два самых сильных шинигами, а значит, эти двое первые претенденты на должность, поэтому их надо держать очень близко! Тоширо Хитсугая до сих пор верит в торжество справедливости - шикарно! Называется, подай идею в должном оформлении, и думать значительно меньше, чем в случае Бьякуя! Зараки... ну, сам знаешь насколько просто закрыть потребности этого мясника. А меня он крайне редко ограничивал в исследованиях...
  
  - К чему исповедь, капитан? - если разговор устремиться в сторону 'сохрани и помилуй Сэйрэйтэй'... то он станет парадоксально коротким.
  
  - Когда Хогиоку украли, то Генрюсай Ямамото сразу понял, КТО явился за Разрушительным Камешком. Мне было вверено привлечь к сотрудничеству Соускэ для синтеза нового, так, кстати, и удалось создать то, что теперь послужило для модернизации твоим арранкарам. Но я упустил Айзена... в наказание командующий уничтожил Нему... Лишь утратив что-то, можно понять, насколько это истинно бесценно для тебя. Я смог восстановить ее. А этот маразматик сказал, что теперь раскусил и мою подлинную слабость, - его дрожащая рука только потянулась к 'Soberano', но Куросаки уже успел перехватить инициативу, вновь наполнив бокал шинигами. В этот раз всклень.
  
  - Дальше, - сейчас он как никогда разделял мнение Маюри обо всем этом.
  
  - Как и тебе, мне нужна месть... но только одному, - и в глазах капитана осталось только голое разочарование.
  
  - Спасибо за сведения. Повторю - кромсать всех и вся мы не станем. Должностные рокировки тебя не коснутся. Все, что останется от деда Яма - отправится на твой секционный стол, - Куросаки встал и жестом пригласил Куроцучи следовать за ним.
  
  
  
  - Девчонка! Дай мне... да, именно, - Заэльапорро никак не мог привыкнуть к 'перепрошитому' созданию, которое теперь из всех сил старалось помочь, схватывало буквально на лету, а главное, смотрело на него без страха. Он смог еще раз убедиться в исключительном таланте шинигами, подарившем жизнь, в каком-то смысле, такой уникальной особи.
  
  Он с интересом наблюдал, как Нему расторопно перемещалась по лаборатории, практически мгновенно выполняя приказы арранкара добавить тот или иной ингредиент в тот или иной раствор. Проведя здесь в качестве помощницы почти четыре часа, она уже неплохо ориентировалась в его кабинете.
  
  Гранц в принципе счел ее довольно привлекательной, особенно когда миленькая брюнеточка поднимала с пола какой-нибудь, как правило, намеренно оброненный им, предмет, эротично прогибая спину, но не сгибая стройных ног.
  
  - Даже не думай, - настоятельно посоветовал Баззби, вдруг поймав соответствующий взгляд соплеменника, устремленный на короткое белое платье Нему (по старой традиции Лас Ночес).
  
  - Я ее голой видел! - словно в оправдание заорал Заэльапорро, а лейтенант 12 отряда от неожиданности разбила сосуд с сине-зеленой жидкостью.
  
  - Хуйня, женщина! - беззаботно махнул Джагерджак, призывая не реагировать на это. Он только покинул свою колбу, обернув вокруг бедер полотенце. - И, кстати, тогда она была, как подопытная морская свинка.
  
  - А теперь вот собираюсь оттрахать эту 'морскую свинку'! Вам жалко?! - пока Нему спешно подбирала темные склянки, Гранц откровенно раздевал ее вожделенным взглядом.
  
  - Если ты, убогое подобие ученого, рискнешь выступить с подобным при ее 'биопапике', то он создаст морскую свинку, запрограммированную трахать тебя, пока не сдохнешь, - Гримм с садистским удовольствием похлопал оппонента по плечу.
  
  
  
  - Баззби-сама! Заэльапорро-сама! К Вам Маюри-сама и Дааку-сама. Гриммджоу-сама, как Ваше самочувствие? - Нему уже учтиво кланялась входящим.
  
  - Бля, да смени пластинку! - синеволосый арранкар больше не мог выносить ее патологическую вежливость! - Слушай, сделай что-нибудь с этой заводной куклой! - почти умоляюще обратился он к капитану 12 отряда.
  
  - Дааку-сама! А если КТО-ТО вдруг не выдержит быстрого подъема духовной энергии и погибнет?.. Скажем, ему мозг расплющит от нового давления?.. - Маюри в данный момент готов был расчленить пустого синеволосого уродца!
  
  - Я тебя умоляю Куроцучи! Какой мозг?! - в театральном недоумении отозвался Король.
  
  - Его правда... Наш Стич не обременен данным органом - поддержал Баззби.
  
  - Эй, легче! - Джагерджак незаметно шарил по комнате в поиске своей одежды.
  
  - Вам тяжело, Гриммджоу-сама? - взволнованно пролетала девушка, резво метнувшись к арранкару и приложив тонкую ладонь к его абсолютно холодному лбу.
  
  - Убейте меня! - тот в отчаянии устремил взгляд к потолку.
  
  - Нет-нет! Не говорите так, Гриммджоу-сама! - участливо сказала Нему, преданно заглядывая в глаза 'болезного'.
  
  - Блядь!!!
  
  - Нему, подойди, - неожиданно обратился Куросаки.
  
  - Что угодно, Дааку-сама? - лейтенант Готей 13 вмиг достигла его, вновь уважительно склоняя голову.
  
  - Ты выглядишь уставшей. Они загоняли тебя. Ступай, - безапелляционно распорядился он.
  
  - Куда, господин? - девушка ждала лишь точных координат.
  
  - Как выйдешь - сразу налево, третий поворот - снова налево. Через пять дверей будет ниша, а после разветвление коридора - ты уйдешь направо. Первая дверь - твоя. Спросишь Бамбиетту - скажешь от меня - пусть проводит тебя в комнату этого пациента, - Куросаки действительно счел ее вид изможденным. - Исключительно выспаться, Куроцучи, - добавил он, обернувшись на остолбеневшего капитана.
  
  - Ты охренел! - а Гримм как раз только вышел из ступора.
  
  - Ты против, Стич-сама? - издевательски подхватил брюнет.
  
  - Лови! - Джагерджак тут же бросил ключ от собственной спальни. Перспектива терпеть назойливую сиделку была более удручающей, чем временно приютить ее в своей постели. По крайней мере, для сна.
  
  - Спасибо, Гриммджоу-са... - снова послышался благодарный голосок.
  
  - Иди уже! - Нему моментально исчезла в шумпо.
  
  
  
  - Гримм, вали к Урахара за Харрибел. И нужно Нелл найти. Остались лишь они, - Дааку задумчиво всматривался в приборы, до щемящей боли в груди, напоминающие медицинскую технику в клинике отца.
  
  - Супер! А положенная 'реабилитация'? - Джагерджак сейчас на ходу завязывал черный оби.
  
  - Друг мой, как говорил мой бывший друг: 'Трудно собирать выбитые зубы сломанными руками' *, - Куросаки расположился на одном из кресел, очень похожих на те, что устанавливаются в стоматологических кабинетах.
  
  * Ренджи Абараи
  
  
  - А мой знакомый любил повторять: 'Сволочь - это состояние души' *, - кажется, право на заключительную фразу - точка фиксации Гримма.
  
  * Гин Ичимару
  
  
  - И приведи нашу Принцесску - пускай доделает работу, а то не могу больше кислые рожи Лоли и Меноли видеть - скоро оскомину набью, - рыжий решил игнорировать последние слова этого идиота.
  
  - Кретин! - а это в свою очередь особенно бесило синеволосого. - Когда с дурами связываешься, то кто-то один раз глотает, а кто-то потом до хрена всего расхлебывает! - 'уел' Гриммджоу.
  
  - Верно, нельзя заниматься сексом с тем, кто глупее тебя. Чревато последствиями, - вскользь заметил Баззби.
  
  - Ну, положим, неоднократно, - Куросаки холодно поправил одного. - И проблем мне лично они не доставили. Кстати, спасибо за информацию, обязательно передай это напутствие Иноуэ! - Король повернулся ко второму.
  
  - Иди в задницу! - Гримм уже стоял в дверном проеме.
  
  - Осторожно, Джагерджак! Мысли материальны... - съязвил Заэльапорро.
  
  - Гранц, ушлепок! Это для тебя - мальчик или девочка - какая В ЖОПУ разница! - и под задорный смех присутствующих арранкар скрылся во мраке катакомб.
  
  
  
  - Слушай, а кого здесь окрестили 'Черной Королевой'? - под шумок спросил Маюри.
  
  - Рукию Кучики, - на лице Баззби появилась сомнительная улыбка.
  
  - Незначительная пешка вдруг превратилась в важную Королеву?.. - хмыкнул Бог Смерти.
  
  - Думаю, Настоящая Королева всего на несколько часов стала жалкой разменной пешкой, - после небольшой паузы констатировал брюнет и благоразумно отказался от дальнейших комментариев.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Good judgment comes from experience and a lot of that comes from bad judgment.
  
  Arthur Bishop
  
  
  
  Толковый выбор приходит с опытом, а к нему приводит выбор бестолковый.
  
  'Механик'
  
  
  
  
  
  Шершавые стволы и изумрудные кроны плодовых деревьев оплетали многочисленные гирлянды солнечных ламп, которые с приходом темноты непременно разгорятся мерцающей россыпью ярких огней. Некоторые ветви украшали грозди воздушных шаров преимущественно в виде алых сердец - целый час был потрачен Ишшином и Киске в нудное наполнение их гелием.
  
  Орихимэ и Юдзу усердно занимались сервировкой столов, в основном расположившихся на аккуратно подстриженной лужайке возле дома. В центре каждой обеденной группы возвышалась хрустальная ваза с букетами полевых цветов, а на белоснежных скатертях уже не осталось свободного места - все было заставлено разнообразными яствами, источающими аппетитный аромат.
  
  Музыкальное сопровождение находилось в юрисдикции госпожи Шихоин. Перво-наперво, по настоятельной просьбе ее Киридзи мужской состав, все в тех же двух унылых лицах бывших готеевцев, установил колонки прямо на веранде, а пункт управления аудиосистемой Йеруичи распорядилась переместить из дома несколько поодаль под снежную сень сакуры. И там же Карин с увлечением участвовала в подборе репертуара, методично перекидывая нужные композиции с планшета.
  
  В каком-то смысле к сильной половине присутствующих относился и незабвенный Кон, которого сначала привлекли к частичной занятости в роли подносчика пультов и шнуров. Затем Нелл решила отгородить 'совсем выбивающегося из сил песика' и по принципу бартерного обмена вызвалась помочь Богине Мгновенной Поступи, с невероятным рвением выполняя за четверолапого симулянта его работу.
  
  
  
  И вот все приготовления, наконец, готовы к двойному празднику - день рождения близнецов Куросаки и спасение Рукии Кучики. На веранду снова вышли представительницы прекрасного пола, дружно облаченные в элегантные вечерние одеяния.
  
  Насыщенный кобальт бального наряда Орихимэ исключительно гармонировал с медными волосами. Она походила на настоящую сказочную принцессу. Женственную фигуру Йеруичи удачно подчеркивало шафранно-золотистое коктейльное миди с парчовой накидкой на аристократически покатых плечах.
  
  Туалеты девочек представляли собой довольно короткие пышные юбки с яркими корсажами - нежно-персикового оттенка у Юдзу и кислотно-апельсиновая вариация у Карин. Для Нелл было подобрано длинное платье на тонких бретелях в пастельно-розовых тонах, но не излюбленного истерического цвета Иноуэ - фуксия - как обычно получала Рукия. Ишшин и Киске после непродолжительных споров окончательно смирились с официальными черными смокингами.
  
  Теперь всем сплоченным коллективом они устремились на громкие отзвуки эхо, доносящегося из глубины благоухающего сада, где у небольшого живописного пруда все еще продолжался первый, собственно, урок Рукии.
  
  
  
  Под изящное кружение опадающих лепестков на шатком мостике, переброшенном через темные воды, два сверкающих лезвия необузданно схлестывались в яростной схватке. Шинигами с поразительным мастерством уклонялась абсолютно от любой атаки арранкарки - ее скоростной режим выходил за пределы возможностей как шумпо, так и сонидо. В принципе, Харрибел была довольна великолепной реакцией Кучики, при этом более опытная в технике боя женщина понимала и то, что шинигами никак не могла раскрыть иные таланты.
  
  Взмывая в искусственную солнечную высь, Рукии удавалось с успехом противостоять нападению пустой, отражать даже серьезные, отнюдь не тренировочные выпады. Но Кучики решительно ни разу не наступала сама. Тиа целеустремленно выводила девчонку из себя, но та словно настолько зациклилась на мечтах об утопическом бескровном мире, что, судя по всему, и обнажение катаны носило только оборонительный характер.
  
  - Чего ты добиваешься? - Тиа мимолетом наблюдала сражения брюнетки несколько раз, но и в те моменты Рукия обязательно прикрывала чью-то спину, и лишь однажды, насколько помнила Харрибел, это была ее собственная шкурка. В остальных случаях - исключительно замешкавшиеся товарищи по Готей.
  
  - Бан-кай! - Кучики и сама осознавала, что беспричинно поднять Соде но Шираюки не сможет, а новоиспеченный сэнсэй ждет гораздо большего, чем детские шалости.
  
  - Такая техника, сколько ее видела, использовалась проводниками душ не для защиты других, а для сокрушения врага. Хотя нет! - твой рыжий парень высвобождал меч, чтобы спасти мир от Айзена! - арранкарка намеривалась прощупать и эту зыбкую почву. - Хочешь пойти по его стезе?
  
  - Никогда! - Рукия вдруг словно обезумела. - И, вообще, зачем тебе учить меня? Мне ведь придется использовать полученные навыки против арранкаров!.. - и даже сама не заметила, как хладнокровно всадила острие в плечо блондинки. - Прости...
  
  - У меня приказ к сохранению твоей бестолковой головки. Если ты научишься справляться со своими проблемами самостоятельно, то я тоже более чем справлюсь с моим заданием. И умоляю, не обольщайся по поводу своего боевого потенциала в предстоящем сражении с армией Уэко Мундо, - Харрибел, будто внутренне улыбнулась, когда девчонка смогла так ловко нанести долгожданный удар, хотя внешне смуглое лицо выражало исключительное безразличие. - Научись ценить, прежде всего, собственную жизнь, чтобы, раз ты так настаиваешь, иметь возможность защитить ваше хиленькое сообщество. Твой меч - не теннисная ракетка. Когда ты устанешь отбиваться и выдохнешься, то тебя убьют. А потом с большей вероятностью уничтожат и тех, кого ты так отчаянно пытаешься спасти, - зеленые глаза были обращены на бледное лицо шинигами, но вдруг пустая неожиданно замерла и зажмурилась, словно пытаясь сосредоточиться на интуитивных ощущениях.
  
  
  
  - Харрибел-сан, кто к нам пожаловал? - удрученно спросил шляпник, такой эффектный бой двух красивых женщин безвозвратно канул в лету! Он направил поток кайдо на кровоточащую рану блондинки.
  
  - Киске, плащ! - грубо потребовала она, словно и не слыша слов торговца. Сейчас это был вопрос безопасности Нелл - пока арранкарка не придумает адекватное объяснение трансформации Одельшванк, по возможности избегая имени Кучики, то Королю Уэко Мундо лучше оставаться в неведении произошедшего вчера курьеза.
  
  - Он легко почувствует ее реацу! - Орихимэ испуганно озиралась по сторонам, искренне поражаясь новому ощущению, позволившему конкретизировать присутствие настолько малознакомой личности.
  
  - Не та проблема. Джагерджак наравне с Дааку-сама злоупотреблял саке тремя днями ранее... - участливо констатировала Неллиэль.
  
  - Отличная мысль! Скажем, что 'белочек' на этих алкоголиков уже не хватает - их теперь арранкарчики посещают! - съязвила Карин. Шихоин засмеялась в голос, Ишшин поперхнулся смешком, Урахара спрятал улыбку за веер.
  
  Тем не менее, полностью закутанная в мантию Нелл Ту осталась на месте, а другие уверенно двинулись навстречу посланнику Лас Ночес.
  
  
  
  - Что пришел? - сухо обронила Тиа, когда, уже подойдя к дому, заметила, как Гримм 'дегустирует' виски.
  
  - Собирайся, у нас водные процедуры - ты и Одельшванк только остались. Кстати, ее нигде нет, - пустой осушил очередную порцию и с интересом взглянул на этикетку.
  
  - Куча тупых мужиков не в состоянии найти одну маленькую девочку?.. - апатично уточнила блондинка. - Да, в Лас Ночес ничего не меняется.
  
  - И эта женщина отправиться со мной! - сейчас Джагерджак только слюной не капал, его горящие синие глаза были устремлены на юную любовницу. Что немаловажно, не на отдельные прелести, а на всю девушку в целом. - Ой, блядь, уж прости... Орихимэ.
  
  - Что ты себе позволяешь? - Рукия хоть и знала об альтруистичном поступке Гриммджоу в защиту чести подруги, но никто не давал аморальному психопату запросто называть ее по имени, словно они давнишние приятели.
  
  Или больше?..
  
  - Не зуди, Кучики, - не сводя томного взгляда с рыжеволосой целительницы, промурлыкал арранкар. - Мы с ней стали очень близкими друзьями...
  
  - Иноуэ, что сделал этот подонок?! - Рукия даже боялась подумать о том, что мог сотворить пустой урод!
  
  - Ничего особенного, - Иноуэ, как зачарованная, смотрела на Гримма, конечно дело и не в поцелуе, и не в первом оральном сексе...
  
  ... тогда дело в нем?!
  И... и... и когда я успела влюбиться?..
  Стоп, я что, сказала 'любовь'?
  Ой-ой... мне конец...
  Я ведь не Изабелла, а он точно не Эдвард...
  
  - O tempora, о mores!* - на Харрибел словно снизошло озарение. - Теперь ЭТО вы называете 'ничего особенного'?! - вот та недостающая деталь, которая однозначно заставит Кучики биться в полную силу.
  
  Дожили! Из логического тупика меня вывел Джагерджак! Куда катится наш гребаный мир?!
  
  * (Лат.) О времена, о нравы!
  Марк Туллий Цицерон
  
  
  
  
  - Он принудил тебя к... к... мразь! - закричала Рукия, когда Орихимэ стыдливо потупилась в землю. Ради справедливости стоит отметить, что Иноуэ смущал лишь абсолютно невероятный отклик собственного сердца, а то, что спросила Кучики, пролетело мимо нее. - Я убью тебя! - шинигами в молниеносном прыжке практически вырывает верный дзанпакто из ножен.
  
  - В очередь, неугомонная дура! - саркастично поправил Гримм и с искренней непосредственностью обнажил катану.
  
  - Мудак! - черноволосая девушка решительно наносит гневный удар.
  
  - Чего бесишься? Как и твой рыжий мучаешься от неудовлетворенного желания?! - противник с невероятной легкостью отражает первое нападение.
  
  
  
  - Стоять, - в принципе мужчины и не шелохнулись, но и меч Харрибел преграждал путь исключительно женскому составу. - Чтобы казаться полным дебилом, необходимо быть как минимум умным. Джагерджак не пойдет на откровенный идиотизм.
  
  - Естественно! - живо поддержал Киске.
  
  - Чаю? - а Ишшин с уже расторопно отодвигали стулья для столь очаровательных особ в новоиспеченном зрительном зале.
  
  
  
  Звонкий лязг ударяющихся друг о друга мечей, разящие выпады и непробиваемые блоки, как миниатюрного лейтенанта, так и шестого номера бывшей Эспады. Рукия отлично справлялась со сложными маневрами, которым обучила ее арранкарка, движения, бесспорно, характеризовались исключительной точностью, плюс безукоризненная оборона, да и желанная блондинкой атака теперь на высоте.
  
  'Королевская Крошка' отнюдь не так беззащитна, как считают наши общие знакомые!..
  
  Попеременно они проворно избегали значительных травм, а потом стремительно бросались в очередное ярое наступление. Кучики уверенно давала твердый отпор арранкару, притом, что темная реацу последнего, казалось, была соизмерима со всем духовным давлением Готей 13 вкупе, но она стойко продолжает бой... как будто и ее беснующаяся энергия достигла новых горизонтов...
  
  Если Куросаки смог добавить своим пустым головорезам хоть толику подобной Гриммджоу силы - шинигами обречены!..
  
  Время шло. Бешеный ритм поединка уверенно двигался к скорому финалу - выносливость неизменно отличает обратная пропорциональность интенсивности.
  
  Снова краткий 'обмен любезностями' - Рукия пришла к единственному выводу, что арранкарка явно преувеличила степень виновности Джагерджака, а тот в ответ с пошловатой улыбкой сообщил, что 'бля, некоторые предпочитают и погорячее! Признайся, малышка!'.
  
  Затем не заставила себя ждать и свежая порция матерых ударов, жесткие нападения арранкара сменяли не менее виртуозное выпады шинигами. И неумолимая череда атак продолжается.
  
  - Блядь, достала! Да нравится она мне! Улавливаешь?! Нра-вит-ся! - скандировано прорычал доведенный до предела девчачьим расспросом Гримм. К тому же и шин-кай Соде но Шираюки произвел на него должное впечатление, того и гляди Мелочь провозгласит 'бан-кай!', и придется встречаться с ее бледной поганкой в каком-нибудь леденящем душу северном танце с бубном! И не ранить Королеву Лас Ночес при этом...
  
  - Что?.. - Кучики точно впала в транс, и в следующий миг пустой молниеносным движением голой руки выхватывает дзанпакто, отшвыривает его в сторону несколько недоумевающей публики и сбивает застывшее тело девушки с ног.
  
  - Слушай, если Дааку разрешит прикончить тебя - вызовусь лично! Спасибо за бой! Супер! - и, повергая зрителей в полный шок, равно, как и, вернувшуюся к реальности Кучики, протягивает ей отрытую ладонь, неожиданно предлагая помочь встать.
  
  - Хорошо, что мне ЕГО позволение не требуется, чтобы при следующем нападении на Сообщество Душ надрать тебе зад! - брюнетка, как ни в чем не бывало, подает ему свою руку. - Спасибо.
  
  
  
  - Девочки! Вы готовы? - теперь Джагерджак обернулся на присутствующих.
  
  - Нет. Бери Иноуэ, а я сначала в Лес Меносов, там у Одельшванк есть пара друзей, а потом вместе с ней в лабораторию, - обстоятельства складывались как нельзя лучше.
  
  Раз духовное давление Гриммджоу поднялось на ТАКОЙ уровень, то, значит, Дааку-сама заключил сделку с капитаном шинигами.
  А если апгрейдом занимается раскрашенный шут, который даже смутно не представляет, в каком состоянии была Нелл, то ее нынешний образ будет прекрасно объясним!
  
  
  
  
  Глава XIV. Часть 1. Достучаться до небес
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  Доброго времени суток!
  
  Часть получилась объемная... и эмоциональная.
  
  Поэтому присутствуют четыре мелодии...
  
  Очень надеюсь, что Вам понравиться.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  War must be, while we defend our lives against a destroyer who would devour all; but I do not love the bright sword for its sharpness, or the arrow for its swiftness, or the warrior for his glory. I love only that which they defend.
  
  'The Lord of the Rings' J. R. R. Tolkien
  
  
  
  Войны не миновать: на карту поставлены наши жизни, ибо Враг стремится поглотить всех и вся. Но я не могу сказать, что люблю остроту сверкающего меча, стремительный полет стрелы ради них самих, не могу сказать, что в воине ценю прежде всего воина, а потом уже человека. Я люблю только то, что защищают эти мечи, стрелы и воины.
  
  'The Return of the King', containing Book IV
  
  
  
  
  
  За спиной статного мужчины бесшумно затворились массивные двери наземной части огромного комплекса Резиденции Совета 46. Он неспешно пошел вперед по пыльным булыжникам мощеной площади, следуя по направлению к дому. Серые глаза устало скользили по однообразному пейзажу узких улочек и невыразительных строений. Периодически он чуть склонял свою голову в ответ на учтивые приветствия изредка встречающихся шинигами.
  
  И вот теперь, наконец, ступая за ворота собственного поместья, Бог Смерти почувствовал знакомые реацу, но все в том же медленном ритме продолжил движение в сторону сливового сада. Там, под цветущими кронами деревьев старший представитель древнего Клана обнаружил своего встревоженного внука во вполне предсказуемом обществе - исключительно друзей.
  
  - Вам удалось, оджии-сан? - с несвойственным нетерпением в голосе спросил Бьякуя. В глубине серых глаз таился предательский страх, что предприятие потерпело фиаско. Так же, впрочем, смотрели и остальные.
  
  - Много больше, чем вы надеялись, - несколько надменно прозвучал ответ. - Для начала, вот приказы о восстановлении Ваших полномочий. Кераку-сан, - Гинрей забрал со стола уже вскрытую бутылку изысканного вишневого вина, кстати, из личной коллекции Дома, положив вместо нее перед небритым брюнетом желанную бумагу. - И Ваших, господин Укитаке, - тот дремал в кресле рядом, но вмиг встрепенулся и быстро кивнул в знак благодарности, принимая свой документ. - Да, внук мой, и твой, - он подал лист постановления, полностью испещренный печатным текстом, младшему Кучики.
  
  - Благодарю! - хором ответили сразу три 'новых' капитана.
  
  - Принимается. Еще по поводу Рукии, - когда речь зашла о девушке, тон бывшего главы Клана заметно смягчился. Губы тронула теплая улыбка.
  
  - Вы смогли добиться ее оправдания?! - на многих лицах искрилась настоящая сердечная радость, у некоторых, кто находился ближе, она неожиданно сменилась искренним недоумением. - Подпись...
  
  - О, Боги! давайте отложим этот разговор - поверьте, не первостепенное событие. К тому же настолько старое... - аристократическое происхождение и зрелый возраст позволяли этому шинигами небрежно отмахнуться от продолжения несвоевременных расспросов.
  
  Как дети малые...
  
  - Даже боюсь заглядывать в 'Вестник Сэйрэйтэй', - если подобное старший Кучики счел не значимым, то самые важные известия сегодняшнего дня явно заставят Тоширо Хитсугая выпить вместе со своим лейтенантом не одну стопку доброго саке... вечером.
  
  - Главная новость - это отстранение от должности Ямамото, - кажется, такой же шок Готей пережил, когда Ичиго Куросаки несколько недель назад объявил войну Сообществу Душ. - Правда, лишь со следующего дня, - довольно громко изрек Гинрей-сама, ибо уже абсолютно не сомневался, что данное сообщение напрочь оглушило публику.
  
  - Что п-послужило п-поводом? - вдруг поперхнулся совершенно растерянный Кира Изуру. Отряд кидо, конечно, довольно талантливы, но не волшебники, и последствия борьбы с 'зеленым змеем' все еще тошнотворно напоминали о себе.
  
  - Начну с того, что причиной явилась преступная политика господина командующего после возвращения арранкара, ранее исполняющего обязанности шинигами. Которая стала чрезвычайно настораживать старейшин как относительно дальнейшей судьбы Сообщества в целом, так и своих жизней в частности, - голос прежнего главы старейшего рода искажало гневное презрение. Джуширо Укитаке даже искреннее засомневался: к кому из двух упомянутых личностей в большей степени?..
  
  - И?! - бестактно вклинился Мадарамэ, за что, тут же и получил знатный подзатыльник от Ячиру Кусаджиси.
  
  - Фактически он подставил весь Готей, когда отдал приказ к уничтожению сына Шиба, на который Совет наложил вето, - седовласый оратор не удостоил вниманием воспитательный процесс в 11 отряде. - Поэтому после продолжительных размышлений и здравых доводов вашего покорного слуги было принято окончательное решение 'о признании Генрюсай Шигекуни Ямамото виновным в фальсификации документов и предательстве собственных подчиненных'! А главное, 'в предумышленном убийстве человека'.
  
  - О! Наш старичок отправиться в Улей? - бодро вставила девочка с розовыми волосам, милосердно прекратив резво отвешивать нехилые тумаки по лысой голове. И тут же ощутила твердость земли под своими ногами, когда в качестве дисциплинарной меры 'строгий' опекун снял ее с массивного плеча.
  
  - Нет, - офицерско-лейтенантский состав подчиненных Кенпачи Зараки уже начал немного надоедать окружающим. - Весь этот балаган, наконец-то, привлек пристальное внимание Короля Душ, поэтому завтра к нам пришлют часть Королевской Охраны, и он отправится на дальнейшее разбирательство. Беспрецедентный случай, - тихо закончил старший Кучики.
  
  - Гинрей-сама, а то, что говорят про капитана Комамура... это - правда? - участливо поинтересовался Шухей Хисаги, ему сегодня в некотором роде повезло - его отрезвлением занимался Ханатаро, второй шинигами, после Мацумото, естественно, по свежим сплетням Сообщества Душ.
  
  - Если то, что Саджин-сама следующим утром также будет находиться в составе конвоя, тогда, чистейшая, - ровно отозвался приемный дедушка Рукии. - Тэцудзэмон Иба получил серьезное ранение, к сожалению не совместимое с несением службы, поэтому в виде исключения переводят их двоих, только Комамура в качестве Королевского Стража, а его лейтенант будет заниматься канцелярской работой, - некоторые неосознанно раскрыли рты, особенно широко Юмичика, демонстрируя крайнюю степень удивления.
  
  - Апофеоз апогея! - с ним мог посоревноваться разве что Ренджи Абараи. - И кто займет пост капитана 7 отряда? - без задней мысли, вернее вообще без них, спросил парень.
  
  - Я рекомендовал этого шинигами, - его бывший капитан, будто небрежно передал бумагу с официальным утверждением в жаждущую толпу.
  
  - Кого?! - сейчас документ находился в руках Бьякуя, по обе стороны которого обозначились мраморно-белые лица руководителей 13 и 8 подразделений.
  
  - Менее эмоционально, господа. А то присутствующие ненароком решат, будто вы не доверяете компетентному мнению непосредственно состава из 46 старейшин, - шутливо заметил седовласый мужчина.
  
  - Самую малость, - искренне признался ошарашенный внук.
  
  - Что ж, честно говоря, когда речь зашла о судьбе 6 отряда, меня также терзали сомнения, - с усмешкой заявил Гинрей Кучики.
  
  - Как я Вас понимаю! - откровенно рассмеялся добродушный Укитаке Джуширо, знакомясь с иным, не менее занятным назначением.
  
  - Кстати, на эту должность, помимо моей личной рекомендации, Совет получил еще две, - старший представитель аристократического Дома выдержал недолгую паузу. - От капитанов Зараки и Кераку.
  
  - Я был в хлам! - в оправдание крикнул Шунсуй, когда гневный взгляд Бьякуя словно намеревался испепелить приятеля.
  
  - Нельзя саке водкой закусывать! - с язвительной улыбкой обронила Рангику-сан.
  
  - А что на меня все так вылупились?! - гаркнул Кенпачи, когда обществу вдруг потребовалось и его объяснение. - Главное, наличие силы и храбрости!
  
  - Не менее важно для капитана наличие сдержанности, - задумчиво произнес Роджуро Оторибаши.
  
  Репутация нового капитана может быть и запятнана - но лишь стремлением к справедливости, а не собственноручно изгажена безрассудной низостью... как моя.
  
  - Все слишком запуталось, - Кенсэй Мугурума положил постановление о руководителе 7 отряда на стол.
  
  - Настали непростые времена, поэтому приходится принимать сложные решения, - с чувством поддержал Хачиген Ушода, ознакомившись с именем новоиспеченного 'коллеги'.
  
  - Потрудитесь на досуге прочитать всю информацию, изложенную мной в данных документах. Ладно, пора отпускать ваш шапито на грунт, - оджии-сан вновь посмотрел в апатичное лицо капитана Кучики, правда, теперь медленно розовеющее. - Бьякуя, это подарок для моей внучки, - он подал молодому мужчине бумажный пакет. - Будь добр, передай на словах, что я искренне надеюсь в самое ближайшее время увидеть нашу девочку дома, - затем Гинрей протянул еще два праздничных свертка, перевязанных золотистыми лентами. - А здесь скромные безделушки для дочек Ишшина Куросаки. От всех вас, кстати.
  
  - Спасибо, но мой тайчо позаботился и сам! - игриво заметила Мацумото, локтем подпихивая Хитсугая, который в данный момент был готов сквозь небо провалиться.
  
  - А кто теперь возглавит Готей, Гинрей-сама? - со всей серьезностью спросил Бог Смерти в соломенной шляпе, когда подавляющее большинство уже покинуло стены поместья. Рядом, молча, стоял командир Рукии.
  
  - Это место вакантно, - ответил седовласый Кучики. - Сначала необходимо разрешить затянувшийся конфликт с арранкарами.
  
  - Вас не тревожит, что если нас постигнет неудача, основным претендентом будет фигурировать личность бывшего Куросаки Ичиго? - как-то странно поинтересовался другой Кучики. Без обычного презрения, что ли.
  
  - Абсолютно спокоен по этому поводу, - Гинрей-сама именно таким, собственно, сейчас и воспринимался.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/1177766_22819306
  
  Within Temptation 'A Dangerous Mind'
  
  
  Я ищу ответы; здесь что-то происходит...
  Я следую за знаками, приближаюсь к огню.
  
  Страшно, потому что скоро ты обнажишь опасные мысли!..
  
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Улыбаешься, а я знаю, что кроется за этим.
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Рядом с тобой я чувствую, как замирает душа...
  Душа...
  
  Я ищу ответы на не заданные вопросы.
  Проклятье осведомленности, покоя нет.
  
  Твой истинный цвет словно предупреждает - ОПАСНОСТЬ!..
  
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Догадываюсь о том, что ты хранишь в душе.
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Никакого милосердия, лишь разрушение.
  Лишь разрушение...
  
  Мне просто нужно понять,
  Пока не слишком поздно,
  Как спастись от тебя?..
  
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Догадываюсь о том, что ты хранишь в душе.
  Это отражается в глазах - тайные желания.
  Никакого милосердия, лишь разрушение.
  Лишь разрушение...
  
  
  
  
  ***
  
  
  Mockingbirds don't do one thing but make music for us to enjoy. They don't eat up people's gardens, don't nest in corncribs, they don't do one thing but sing their hearts out for us. That's why it's a sin to kill a mockingbird.
  
  Harper Lee
  
  
  Пересмешник - самая безобидная птица, он только поет нам на радость. Пересмешники не клюют ягод в саду, не гнездятся в овинах, они только и делают, что поют для нас свои песни. Вот поэтому убить пересмешника - грех.
  
  'To Kill a Mockingbird'
  
  
  
  
  
  - Значит, снова приволок свою девку? - Бамбиетта презрительно фыркнула, когда Гриммджоу вышел из временного кабинета, где в данный момент находилась земная целительница.
  
  - Да, вернулся вместе с Орихимэ Иноуэ, - подчеркнуто ответил тот, аккуратно притворив тяжелую дверь.
  
  - На фига? - как будто арранкарка не была в курсе распоряжений Дааку-сама!
  
  - Будет исправлять то, что сделала ее подружка с рожами Аивирн и Маллия, - равнодушно сообщил Джагерджак.
  
  - А лечить твой спермотоксикоз тоже входит в ее новые обязанности? - съязвила черноволосая пустая, неожиданно обвив руками накаченную шею.
  
  - Даже и не знаю... - губы парня тут же оказались у ее полуоткрытого рта, дыхание обжигало, и долгожданный поцелуй, казалось, неминуем... - но точно не в твои, дорогая! - Гриммджоу резво освободился из навязанных объятий. При этом его лицо озарила наглая усмешка, а ее исказило непередаваемое разочарование, быстро сменившееся лютой ненавистью.
  
  - Пошел на хрен! - оскорблено прошипела Бамбиетта, провожая гневным взглядом широкую спину синеволосого мерзавца.
  
  - Сама сходи, дура! - темно-карие глаза гневно сверкнули, а он уже исчез во мраке коридора.
  
  
  
  Комната была несколько маловата в сравнении с прочими помещения Лас Ночес, но в отличие от других, эту можно назвать даже более уютной. Широкий диван с неброской обивкой располагался в нише справа, по обе стороны от него находились две низкие тумбы, напротив - круглый буковый стол, окруженный резными стульями, в центре композиции - изящный графин с прохладной питьевой водой и пара хрустальных бокалов.
  
  По серым стенам тускло мерцали отблески немногочисленных бра, верхнего освещения не наблюдалось. Минут пять Орихимэ провела в одиночестве. Потом пришли, как ни странно, ведь Джагерджак уверил ее в обратном, но вполне узнаваемые физиономии. Пустые безмолвно заняли позиции - сначала Иноуэ старательно ретушировала травмы одной, затем приступила к кропотливому восстановлению второй.
  
  Мало-помалу завязалась натянутая беседа, которая планомерно разбавляла принужденность всех троих участвовать в терапевтическом процессе, обременительном по большому счету для каждой.
  
  - Потерпи... немного неприятно, но совсем скоро я закончу, - ласковый голосок нежно уговаривал строптивую пациентку, а ладони уверенно источали золотистое сияние.
  
  - Мне ничуточки не больно, Принцесска. Просто противно, что нас даже не спросили, направив к тебе, - грубо уточнила арранкарка, брезгливо передернув плечами, словно к ней вот-вот прикоснется прокаженная.
  
  - Что за глупость? Какая разница кто устранит проблемы вашей внешности? - Орихимэ обезоруживающе улыбнулась и ближе склонилась к ее покрасневшей коже, высматривая совсем мелкие шрамы.
  
  - Ты подруга этой шлюхи Кучики, которая бессовестно вмешалась в наши отношения! - упорствовала блондинка, но тем не менее продолжала смирно сидеть под ярко-желтым свечением.
  
  - ОН принадлежал НАМ, пока та мелкая дрянь не появилась! - почти с детской обидой добавила брюнетка. Стоит отметить, что пустые уже ввели ее в курс дела.
  
  - И опять задам такой же вопрос: 'Что за глупость?', - Иноуэ спокойно убрала руки - пластика прошла успешно. - Ичиго всегда по-настоящему был привязан лишь к единственной девушке. Ее место никогда не сможет занять никто другой, - безапелляционно констатировала она, вставая с дивана. - Ну, или другие... - бывшую одноклассницу немного смущали такие интимные подробности жизни, вернее, смерти друга.
  
  - С чего ты так в этом уверена?! - сейчас обе арранкарки недоуменно уставились в непринужденное лицо Иноуэ.
  
  - Гм... будете смеяться, но было время, когда Ичиго мне очень нравился... - вновь ее губы тронула легкая улыбка, и, несколько смутившись, она резво отошла к распахнутому окну, стараясь вдохнуть поглубже, чтобы ненароком не наговорить лишнего про свое новое увлечение...
  
  Господи, ну почему мне нравятся только ТАКИЕ?!
  
  - Да ладно! - недоверчиво послышалось сзади.
  
  - Честно! По крайней мере, тогда я так думала... но его сердце безраздельно принадлежало ей одной. Всегда. Вы понимаете, о чем я? - когда Орихимэ снова обернулась, то неожиданно обнаружила, что две ее собеседницы о чем-то тихо, но притом довольно яростно перешептывались. Видимо, они тоже не планировали откровенничать.
  
  - Ха! Новость! Уже каждый пустой Уэко Мундо в курсе!.. - все же выпалила Маллия.
  
  - Неужели?.. - Иноуэ задумчиво отвела взгляд в сторону, словно что-то отчаянно сопоставляла в собственной памяти.
  
  - Сущая. Сегодня на собрании он чуть не уничтожил нас за то, что мы всего-навсего ночью дрались с ней в честном бою, а потом приказал не трогать эту штучку, типа 'пригодится'... - в подтверждение слов напарницы вмешалась Аивирн.
  
  - Если вы напали вдвоем, то данное сражение больше жульничеством попахивает! Но если учесть, что пара арранкарок проиграла всего одной шинигами... - уклончиво намекнула рыжеволосая. Достаточно с нее сегодня анализа работы сердца - что своего (с этим вообще - засада!), что чужого (а здесь сам пустой ногу сломит... или голову потеряет...).
  
  
  
  - Не волнуйся, больше этого не повториться! - вместе с ворвавшимся промозглым ветром донеслось из-за открывающейся двери.
  
  - Маюри Куроцучи... Вы живы?.. - тут Орихимэ неловко пошатнулась, но упасть ей не дала молниеносная поддержка Лоли - та расторопно подхватила ее под локоть. Меноли в этот миг уже наполнила бокал прохладной водой.
  
  - Нет-нет, что ты! Я - его призрак! - ехидничал шинигами, поспешно ликвидируя сквозняк. - Но если еще раз не добавишь перед моим именем 'капитан', то и это привидение сможет проучить тебя, невоспитанная девчонка! - затем он, как старый противный дед, погрозил ей пальцем.
  
  - П-простите... - девушка немного заикалась. Еще несколько подобных инцидентов и она точно свихнется. Последние сутки превратились во что-то из ряда вон выходящее! Один Джагерджак чего значит!
  
  А он что-то для меня значит?! Меня уже сегодня посещала мысль, что это - конец?..
  
  - Проехали. Как успехи? - небрежно махнул Куроцучи, пристально осматривая преображение арранкарок, надеясь найти хоть малейший изъян... тщетно.
  
  Вот бы исследовать эти чудные способности в стенах моей лаборатории в Сэйрэйтэй... Возможно позже...
  
  - Все... - облегченно выдохнула Иноуэ, пытаясь вырваться из плена безрассудного потока идей в собственной рыжеволосой голове.
  
  - Спасибки, Орихимэ-тянь! - может, и без особой признательности за возвращение прежнего облика, но все же арранкарки выразили целительнице свою благодарность.
  
  - Рада, что смогла помочь, - а щеки Орихимэ горели смущенным румянцем, как-то для нее все еще была не привычна должность медицинского специалиста по пустым, которой ее столь внезапно 'наградил' Куросаки Дааку.
  
  
  
  - А-а... э-э... Вы освободились? - прежде чем Аивирн и Маллия успели покинуть чуднУю залу, в дверном проеме показался новый, совершенно нежданный визитер.
  
  - Я... я... - девушка действительно испугалась, когда в комнату вошел НеЯмми - она вчера довольно жестко, по крайней мере, со своих позиций, отчитала его в процессе лечения.
  
  Ведь он не поквитаться явился?.. Да?!
  
  - М-м... гм... как бы... вот... - в крупных руках здоровенный арранкар держал прекрасный букет кварцевых, под стать местным деревьям, цветов, чем-то напоминающих обыкновенные розы из Мира Живых. - Это - Вам, госпожа. Ну, за то, что подлатали мое брюхо... Иноуэ Орихимэ, - он почтительно поклонился.
  
  - Не за... - ее растерянности нет предела, она осторожно приняла подарок. Сейчас этот огромный пустой вдруг до жути был похож на Хачиген-сан...
  
  - Тут, это... еще пришли... - девушка так и не смогла оправиться от невероятного поступка одного арранкара, как он оповестил о приходе других.
  
  - Вы?! - карие глаза обреченно воззрились на тех самых пустых, от которых ее защитил Гриммджоу.
  
  Если они по мою душу, то господин Куроцучи и остальные вступятся за меня?!
  
  - Уж прости, женщина... кто ж знал, что ты старая знакомая Короля?! - очередная кристаллическая охапка была очень аккуратно перемещена в окоченевшие ладони Принцессы. - То есть молодая...
  
  - В смысле, такая свеженькая! - с чувством поправил странный арранкар с зелеными прядями на черных волосах.
  
  - И аппетитная! - поддержал третий, чей взгляд снова разгорался сексуальным желанием.
  
  - Я... я... - Орихимэ почти потеряла дар речи, ее начала бить мелкая дрожь - тогда последний резво усмирил неуместный пыл приятеля сильным ударом под дых, придя к выводу, что лучше он вернет товарища в суровую реальность, чем Дааку-сама... или того хуже - неуравновешенный надзиратель этой Женщины...
  
  - Она под впечатлением от вашего красноречия, ребятки! - это заметил и Маюри, незаметно нащупывая рукоять Ашисоги Джизо под белоснежным хаори. - Теперь будьте любезны, закройте дверь с обратной стороны - у нас консилиум, - он указал катаной в соответственном направлении.
  
  - Чего? - НеЯмми, может, и поднабрался светских манер, но точно не ума.
  
  - Вон отсюда! - рассержено рявкнул шинигами, просто на дух не переносивший олигофренов.
  
  - Ага, понял,- наконец, все обитатели Лас Ночес резво покинули помещение.
  
  
  
  - Что это с арранкарами? - Иноуэ сделала небольшой глоток, постепенно разум избавлялся от пережитого шока. - Они ведь ЗЛОБНЫЕ?! - тонкие пальцы скользили по сверкающим бутонам.
  
  - Не совсем верно, Орихимэ-тянь, - капитан 12 отряда тоже приложился ко второму бокалу, хотя его больше мучил банальный сушняк. - Скорее ОЗЛОБЛЕННЫЕ. Минусы - это падшие плюсы, которые лишаются сердца. Они рождаются из мучительной привязанности, со временем утрачивая все чувства: как добрые, так и не очень. У них остается лишь истощающая пустая боль. Это есть двойственность нашей души.
  
  - Я понимаю, но почему они только теперь вспомнили об их этой 'доброй' стороне?! - вроде и логика присутствовала в словах Бога Смерти, но все это казалось областью научной фантастики, далеко за пределами разумного.
  
  - Каюсь, моя заслуга, - Маюри поднял вверх ладони, театрально признавая свою 'вину'. - Мне было поручено развить их способности, а так как арранкары сочетают в себе и свойства шинигами, и пустых, то, соответственно, некоторые получили дополнительное развитие первых, подобное мы с тобой только что наблюдали, а в других окончательно взяла верх темная доминанта. При этом колоссальную силу получили обе подгруппы.
  
  
  
  - Какая занимательная беседа! - желчно заметила медленно входящая Бамбиетта. - А что же стало с Джагерджаком? - вот в ней точно преобладал отрицательный знак.
  
  - Усилился психоз... со всеми вытекающими последствиями... - Куроцучи испытывал к данной особе искреннюю неприязнь, чуть ли не большую, чем к предмету ее вопроса. - Что надо?
  
  - Сеньорита Доктор должна еще кое-кого увидеть, - с показательным безразличием сообщила пустая, устало вздыхая.
  
  - До свидания, господин капитан 12 отряда Готей Маюри Куроцучи! - Иноуэ даже не подозревала, что стала камнем преткновения у неразделенной 'любви' двух арранкаров.
  
  - Зачем же настолько официально?.. Можно проще - капитан Куроцучи, Орихимэ-тянь, - снизошел шинигами, вновь стремительно осушая бокал воды.
  
  
  
  - И как у тебя с Гриммджоу? - равнодушно спросила арранкарка, когда через несколько минут туннель круто повернул направо и устремился чуть вниз.
  
  - Все нормально... - девушка опасливо озиралась по сторонам, даже не придав особого значения ее неожиданному любопытству.
  
  - Странно, обычно бабы намного эмоциональней описывают секс с ним! - бессознательно прокололась брюнетка, замедляя шаг.
  
  - Между мной и Джагерджаком ничего нет! - теперь Иноуэ отвлеклась от мрачных мыслей.
  
  - Ой! Няшка-скромняшка! Тогда чьи это трусики, мисс забывчивость? - пустая триумфально швырнула Орихимэ белье.
  
  Дрянь!
  
  - Мои, но это тебя вообще не касается, - Иноуэ чуть ли не впервые в жизни не позволила эмоциям взять верх на благоразумием, молча, решительно скрывая минорные чувства, убрав злосчастные стринги в лиф платья.
  
  - Как будто я не знаю! Твой бой-френд их всему Лас Ночес продемонстрировал! - саркастично захохотала темноглазая арранкарка.
  
  - Зачем? - вопрос был задан вслух, но по отношению к Бамбиетте его можно было считать риторическим.
  
  Почему?.. ты просто посмеялся... или зашел дальше, пока я была под действием флунитрозепама... и воспользовался мной?..
  
  - Наивная девка! У него есть только одно руководство к действию - хорошие привычки продлевают жизнь, а плохие делают ее приятной! Кстати, вот очередное доказательство... - и пустая ревнивица резко распахнула дверь, у которой они остановились.
  
  Низкая месть особенно сладка!
  
  
  
  На огромной кровати, заполняющей практически все пространство минималистичной спальни, мирно покоилось обнаженное женское тело. Толстая черная коса лежала вдоль точеной спины, девушка тихо постанывала.
  
  - Гриммджоу-сама?.. - вдруг она обернулась на них, потирая заспанные глаза, но арранкарка тут же скрылась в сонидо, прихватив с собой восковую фигуру Химэ.
  
  Наверно, это комната Гримма... а эта - новая пассия... Какая же я дура!..
  
  Они точно пролетели весь Лас Ночес, пока, наконец, не проникли через затхлую шахту на песчаную поверхность Уэко Мундо. Снаружи дул шквальный ветер, чему Иноуэ была чрезвычайно рада - слезы срывались с ресниц и мгновенно высыхали в воздушном потоке, а красные глаза можно объяснить пыльной бурей.
  
  - Меня не волнует Джагерджак, - голос Орихимэ теперь звучал, словно из преисподней, ведь она была полностью уничтожена предполагаемыми поступками Гриммджоу. - А если фетишизм приобрел публичную форму, то забавно, что его привлекли исключительно МОИ трусики! Неужели ваши пустышки не носят красное?! - с вызовом огрызнулась она.
  
  - Что ты возомнила о себе, рыжая подстилка! - катана Бамбиетты чуть не перерезала ей глотку, когда острому лезвию преградило дорогу другое.
  
  
  
  - Не лезь к ней, сука! - взревел НеЯмми, жестоко отшвыривая ее к стене, где при столкновении с бетоном раздался противный хруст костей. Левая рука, которая стала первой точкой соприкосновения с твердой поверхностью, была раздроблена, и хотя очень шатко, но арранкарка все же поднялась на ноги.
  
  - Когда Джагерджак узнает об этом, то тебя не опознают! - а возле нее уже стояла Маллия, поигрывая своим мечом.
  
  - Он ведь у нас не злопамятный - сделает зло и забудет... - рядом неизменно Аивирн.
  
  - Спасибо... вам всем, но все же откройте, мне, пожалуйста, гарганту, а то я опоздаю на праздник... - Иноуэ слабо улыбнулась спасителям, но больше она не выдержит ничьего общества... Хотелось только закутаться в плед и заплакать.
  
  - Катись ко всем чертям, мерзавка! - эхом отдавалась последняя фраза подлой брюнетки в темном проеме перехода миров, заглушенная и порывами свирепого ветра и, кажется, новым ударом двойника Ушода...
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/337326_289398
  
  UVERworld 'D-tecnoLife'
  
  
  Печали, которые никак не отпускают,
  Душевные раны трудно исцелить.
  Оставь эту боль, прошлого не изменишь,
  Только не отказывайся от жизни!
  
  Я буду держать тебя за руку.
  
  Может, когда-нибудь мне суждено потерять это,
  Потому что слишком сильно пытаюсь сохранить.
  Улыбка меркнет...
  Даже если мой голос превратиться в эхо,
  Даже если меня захватит вихрь времен,
  Я найду тебя!
  
  Печали, которые никак не отпускают,
  Душевные раны трудно исцелить.
  Не говори, что перестала улыбаться.
  Не говори! ненавижу твое 'нет'!
  Будущее еще не определено.
  В этом есть истинный смысл,
  Сейчас все уже не плохо,
  А наступят лучшие дни!
  
  Словно кто-то ржавеет.
  
  Заставляет чувствовать себя пустым.
  Ты сказала, что предпочитаешь быть в одиночестве.
  Излишняя опека и здравый смысл иногда невыносимы.
  Ты оказываешься заложницей такой 'заботы'.
  
  Я держал твою руку,
  Мое стремление к доброте...
  ТЫ ПОМНИШЬ?
  Через страдание
  Мы взрослеем...
  УПРАВЛЯЙ СВОЕЙ ЖИЗНЬЮ !
  
  Печали, которые никак не отпускают,
  Душевные раны трудно исцелить.
  Не говори, что перестала улыбаться.
  Не говори! ненавижу твое 'нет'!
  Будущее еще не определено.
  В этом есть истинный смысл,
  Сейчас все уже не плохо,
  А наступят лучшие дни!
  
  КАК Я МОГУ УЗНАТЬ ЦЕНУ ЖИЗНИ?
  Исчезновение... ТЫ ЕДИНСТВЕННАЯ...
  
  Не говори, что перестала улыбаться.
  Не говори! ненавижу твое 'нет'!
  Будущее СКОРО проясняется.
  Потому что, в этом есть смысл,
  Давай вместе оставим боль в прошлом.
  Только не отказывайся от жизни!
  
  ЛУЧШЕ ЗАБУДЬ ОБО ВСЕМ!
  ПОМНИШЬ... НАШУ ПРЕЖНЮЮ ЖИЗНЬ?
  ЛУЧШЕ ЗАБУДЬ ОБО ВСЕМ!
  ПОМНИШЬ... ДАЖЕ ЕСЛИ МЫ НЕ ВЕРНЕМСЯ...
  
  Искажение памяти...
  Все станет ясно, когда наступят лучшие дни!
  
  
  
  
  ***
  
  
  I started to think about time, and how it keeps moving and draining and flowing forever forward, seconds into minutes into days into years, all of it leading to the same place, a current running forever in one direction. And we're all going and swimming as fast as we can, helping it along. My point is: maybe you can afford to wait. Maybe for you there's a tomorrow. Maybe for you there's one thousand tomorrows, or three thousand, or ten. But for some of us there's only today. And the truth is, you never really know.
  
  Lauren Oliver
  
  
  Я начала размышлять о времени, о том, как оно движется, утекает, вечно катится вперед, секунды сливаются в минуты, минуты в дни, дни в годы, стремясь к единственной цели, - поток, вечно несущийся в одном направлении. И мы бежим и плывем вместе с ним, поспешая, что есть сил. Я имею в виду вот что: возможно, вам некуда торопиться. Возможно, вы проживете еще день. Возможно, еще тысячу дней, или три тысячи, или десять. Но для некоторых из нас завтрашний день не наступит. И на самом деле заранее никогда не знаешь.
  
  Лорен Оливер 'Прежде, чем я упаду'
  
  
  
  
  
  Ишшин и Киске встречали гостей непосредственно в стенах магазина, под шумок мужчины успели переодеться в прежнюю форму времен службы в рядах Готей. Вначале планировалось 'предлагать' всем оставлять свои мечи здесь, но потом эту идею отвергли в связи с полной абсурдностью.
  
  Во-первых, подавляющее большинство воспримет данную меру минимум как личное оскорбление, например, Кучики Бьякуя. Другие, в их числе, скорее всего, окажется Зараки Кенпачи и друзья младшего Куросаки, просто пошлют по заранее известным координатам, а прочие, подобные тому же Кераку Шунсуй, неизменно напьются вдрабадан... и не будут представлять угрозу для общества... К тому же такие способности, как кидо и серо никто не отменял!
  
  - Вечер добрый! - с чувством здоровался один.
  
  - Рад тебя видеть! - другой расплывался в улыбке, пожимая руку очередного капитана.
  
  - Пожалуйста, проходите! - периодически кокетливо обнажая то правое, то левое плечо, на правах главного администратора мероприятия приглашала Шихоин.
  
  В подобных выражениях троица шинигами и приветствовала званых посетителей. А на нижнем ярусе всех встречали именинницы, попутно внимая лишь возгласаи восхищений по поводу внешнего вида, притом сердечные поздравления и вручение подарков дожидались торжественной части.
  
  Изначально планировалось, что эта функция ляжет на Иноуэ, но девушка, как ни странно, задерживалась, хотя никто особо не волновался на ее счет, ведь Дааку не допустит, чтобы кто-то снова покусился на внештатного доктора Уэко Мундо.
  
  Поэтому сейчас этим и занимались Юдзу с Карин, которая, кстати, почему-то пребывала в крайне сомнительном настроении, но тем не менее все же согласилась 'взять оборону на себя'. Кучики, напротив, старалась изо всех сил оттянуть момент встречи со своими боевыми товарищами, придумав вполне благовидный предлог - все же день рождения близнецов, и пусть первые пожелания счастья получают они. Брюнетка пыталась незаметно отсидеться в стороне, на месте ди-джея.
  
  Кстати, благодаря собственному неумению обращаться с техникой, колонки оглушали весь подвал. И помимо и так повышенного интереса к ее персоне, она довольно быстро привлекла внимание практически всех собравшихся проводников душ.
  
  
  
  - Рукия! - радостно взревел Ренджи, когда приметил единственное черное пятно среди живой беседки из цветущих деревьев белоснежной сакуры. Парня переполняли эмоции, он моментально достиг подруги, и, даже не замечая ее яростных протестующих движений и нескольких 'бака!' в его адрес, буквально скомкал миниатюрную шинигами в крепкие объятия.
  
  - Абараи, ты ей ребра сломаешь! - тут же вмешалась Рангику, бесцеремонно вырывая девушку из железной мужской хватки. - Кучики! - которая лишь успела выдохнуть после друга, как оказалась во власти приятельницы. Рыжеволосая Богиня Смерти тоже неслабо обрушилась на несчастную.
  
  - Хватит, - на очереди был Шухей Хисаги. Он, без сомнений, не позволил себе столь панибратского отношения, максимумом выражения теплых чувств явилось то, что брюнет ненавязчиво приобнял девушку и по-дружески похлопал по спине.
  
  А затем на горизонте нарисовалась Ячиру Кусаджиси... ее экстремальная демонстрация череды сбивчивых восхищений мужеством Рукии, наряду с не менее бурными действиями, соизмеримыми только с тисками Ренджи, почти доконала маленькую Кучики!
  
  
  
  - Прочь от моего лейтенанта! - внезапно подобному черноволосую шинигами подверг и Укитаке, разве что гораздо нежнее. - Как ты?
  
  - Все хорошо, я так рада вас видеть! - в фиалковых глазах застыли слезы счастья, а ведь она искренне боялась, что все так и не изменили мнения о ее 'предательстве', но оказалось, что далеко и не все считали произошедшее с ней предательством.
  
  - Ой, Рукия-тянь! Как приятно лицезреть нашу юную представительницу прекрасной половины шинигами в добром здравии! - бархатным голосом проворковал Кераку, вмиг достигнув, уже смирившийся со звездной ролью, девушки. - Вы само очарование, моя милая, - резво взяв напряженную ладонь, и, не отрывая гипнотизирующего взгляда от изумленного лица, он уже склонялся в поцелуе к тыльной стороне тонкой кисти.
  
  
  
  - Не вынуждайте меня переломать все ваши пальцы, дамы и господа, - до боли знакомый голос возвестил о своем присутствии. Развевающиеся полы черного кимоно разбавляла опадающая пастель вишневых цветков.
  
  - Нии-сама!!! - это казалось вспышкой... скачком во времени! Шумпо младшей Кучики вообще никто не заметил, когда она неожиданно возникла около своего аристократа.
  
  - Здравствуй, Рукия, - церемонию приличий старший брат оставил до лучших времен, когда перестанет изводить первобытный страх за ее судьбу. Собственно, объятия Абараи и остальных теперь казались сущей ерундой...
  
  
  
  - Так! Кто-нибудь - с грудью попышнее! - отвлеките Бьякуя, пока в этой малышке еще теплится жизнь... - лукаво подмигивая Рангику, уже с полупустым бокалом вина к чете Кучики приближался Киске. - Капитан Кераку, как мило, что ты самостоятельно разобрался в моем ЛИЧНОМ баре!
  
  - Наслаждаюсь твоим гостеприимством в полной мере, чтобы не оскорбить щедрого хозяина!
  - парировал небритый шинигами в розовом хаори, открывая новую бутылку из впечатляющих запасов шляпника.
  
  - Замечательная идея! Если у кого-то возникнет желание назвать нашу дегустацию пьянкой - вычеркнем его из круга истинных ценителей! - игриво поддержал приближающийся Ишшин.
  
  - От Парижа до Находки с водкой лучше, чем без водки! - самоотверженно добавила лейтенант 10 отряда. Сегодня она с удовольствием сменила военную униформу на откровенное мини, расшитое розовыми пайетками, а варадзи - на изящные туфли с высоченными шпильками. Кажется, эффектная женщина намеревалась сегодня свести с ума и друзей, и врагов...
  
  - Мацумото, я устал воспитывать тебя! Обнаружу нетрезвой - будешь месяц мыть казармы! - следом предстал взору и ее незабвенный тайчо.
  
  - Нечестно! - рыжеволосая надула пухлые губки и показательно отвернулась.
  
  - Жизнь в принципе не справедлива, - равнодушно заметил парень с серебряными волосами.
  
  - Тоширо! - а вот сейчас настроение Карин уверенно набирало обороты...
  
  - Капитан Хитсугая, - сдержанно поправил он.
  
  - Зануда, - брюнетка демонстративно сложила руки на груди.
  
  - Что за детские игры?! - Рангику резво протянула им пару, словно возникших из воздуха, фужеров. - Возьмите шампанское, свечи...
  
  - Мацумото! - крикнули два ее капитана одновременно.
  
  - Чего опять?! - красивое лицо выражало искреннее непонимание.
  
  - Она несовершеннолетняя! - опять синхронно пояснили они.
  
  - Совсем рехнулись! Оба! - молодая женщина сочувственно похлопала по плечу младшей Куросаки и мгновенно отвлеклась на шутку Кераку по поводу похмельного синдрома.
  
  
  
  - Как Вы с ней справлялись? - Тоширо обреченно посмотрел на Ишшина.
  
  - Никак. Встретил Масаки... и сбежал на грунт... - честно признался мужчина, вручая потенциальному избраннику дочери 'Martinelli's'*.
  
  *американский безалкогольный яблочный сидр
  
  
  
  
  - Эй! Где в вашей забегаловке наливают настоящее саке? - Зараки выглядел вполне довольным, но не хватало достойных соперников в партии 'Ужрись со мной на хрен!'
  
  
  - Отряд номер 11, как приятно снова видеть ваши ро... родные лица! - Киске засвидетельствовал свое 'почтение'. Как он не заметил их на входе?!
  
  - Скажи мне все, что ты обо мне думаешь, и я скажу не только кто ты, но и кто все твои предки, - с вызовом ответил Мадарамэ Иккаку.
  
  
  
  - Вы что ругаться пришли? - тут вмешалась и Рукия - достаточно с нее глупых разборок!
  
  - Она такая борзая стала после того как сняли Ямамото? - шутливо предположил Абараи, предлагая ей попробовать изысканное красное вино.
  
  - Что?! - девушка так и остолбенела. Какой алкоголь? - ее и так нехило пробрало.
  
  - Да, Куросаки признали жертвой, а командующего - преступником, - с характерным скепсисом заметил старший брат, пресекая порыв красноволосого Бога Смерти и уничижительным жестом отклонив бордо.
  
  Особенно невыносимы идиоты, которые смотрят на тебя как на равного.
  
  - Вот такие метаморфозы творятся с бывшими героями, - а тот равнодушно проигнорировал немое предостережение старшего брата, не только поместив бокал в ее похолодевшие ладони, но и препроводив руки до губ... В общем-то начало было положено...
  
  - Бывших героев не бывает, лейтенант Абараи, - тихо заключила брюнетка, ведь думала она лишь о несвоевременной гибели Ичиго.
  
  'Герой - самая короткая профессия на свете'... ведь ты даже не мог предположить, насколько окажешься прав, Куросаки...
  
  
  
  - Ошиблась, Рукия-тянь. А, может, по 'XU-XU'*? - Шунсуй с улыбкой указал на бутылку с обозначенным напитком, а уже в следующий миг ей вручил хрустальный фужер наполненный всклень.
  
  * Немецкий клубничный ликер
  
  
  - Впрочем, как и совет 46, утвердивший его на должность капитана седьмого подразделения, - голос Бьякуя звучал отстраненно, но выходка Кераку не замеченной не осталась.
  
  - Ренджи... как здорово! А Комамура Саджин?! А Тэцудзэмон Иба? - девушка мгновенно отвлеклась от своих печалей, искренне радуясь за друга.
  
  - В бодигарды Короля Душ, - кажется, он намеревался в деталях рассмотреть ханами Сенбонзакура, раз вновь протянул темно-рубиновое бордо. - Туда же, но в качестве секретаря.
  
  - А кто будет твоим лейтенантом? - с любопытством продолжала Кучики, теперь не отказываясь и от грозди зеленого винограда, заботливо преподнесенной неунывающим капитаном отряда с эмблемой в виде ириса.
  
  - Я, - очередь удивить достигла и Хисаги Шухей. Темно-серые глаза смотрели открыто.
  
  - О-о... - несколько неопределенно отреагировала она на специфичный, даже слегка неуравновешенный тандем двух самых неудержимых борцов за справедливость, только сейчас замечая, что практически все планомерно разбрелись по саду. Кто-то уже дошел до кондиции и танцевал...
  
  - Вот видите, только у двух Кучики наши назначения вызывают сомнения! - Абараи задорно растрепал прическу девчонки и с усмешкой обернулся на своего приятеля с цифровой татуировкой на щеке.
  
  - Из трех, - ровно констатировал Бьякуя, но все же загородил сестру от новоиспеченного капитана, демонстративно встав между ними. Спиной к Ренджи, естественно.
  
  - Нии-сама, а Ваш лейтенант?.. - девушка подозрительно взглянула в сине-серые глаза брата.
  
  - Великолепно. Исполнительная и своенравная Лиза Ядомару. Не все постановления Совета 46 одинаково полезны, - в его взгляде ощущалась откровенная обреченность.
  
  
  
  - Бьякуя ты слишком критичен... - а к их компании вновь присоединился Джуширо, наряду с остальными позволив себе чуть больше саке, чем обычно.
  
  - Капитан Укитаке, а что с моей должностью? - что никого уже давно не удивляло, Рукия поинтересовалась собственной судьбой лишь в последнюю очередь.
  
  - О повышении не может быть и речи! - с переигранной серьезностью изрек шинигами, неловко икнув.
  
  - Значит, я снова лейтенант?! - это ведь подтверждало более значимый факт...
  
  - Конечно, восстановление в правах и обязанностях! Тебя оправдали! - веселый тайчо ласково погладил непослушные черные пряди.
  
  - Меня больше ОФИЦИАЛЬНО не считают предателем? - и не было границ ее ликованию! Фиалки глаз засияли, точно первые звезды в ночном небе, губ коснулась трогательная улыбка.
  
  
  
  - Дурочка! Никто тебя и не считал предателем... - Абараи словно наслаждался каждым действием, которому теперь не мог помешать равный по званию Кучики. Парень изловчился опять обнять свою подругу. - Кстати, зачем тебя похитил Куросаки?
  
  - А ты за словом в мозги не лезешь, - плевать на самоутверждение парня, но приставать к Рукии с подобным... Бьякуя мгновенно вывернул его руку, жестко заломив назад.
  
  - Он решил через меня отомстить нии-сама за свое убийство, - но тут же вмешалась и младшая сестра, в беззвучной просьбе положив крохотные ладони на широкие плечи мужчин.
  
  - Это допрос? - теперь к ним снова примкнул Ишшин, чье негодование не знало предела.
  
  Вот почему моя 'третья дочка' заводит близких друзей в рядах дебилов?! Не Ичиго, так Ренджи! Тьфу!
  
  - Все хорошо, ото-сама... Дааку... мы сильно подрались.
  
  Во-первых, было бы вернее сказать 'терпимо'.
  Во-вторых, я ведь все же смогла воспользоваться кидо.
  Против правды ложь бессильна...
  
  - Замысел без умысла называется вымыслом, - недовольно потирая запястье, исключительно для ее ушек прошептал красноволосый Бог Смерти. Она может многих провести, кроме него. - Знаю, арранкар разбил твое сердце.
  
  Вдребезги, капитан... вдребезги!
  
  
  
  - Господин Куросаки... - вдруг к названному отцу Рукии обратился Кира, которого в последнее время постоянно преследовало мерзкое чувство перевыполненного долга. - Здесь Оторибаши-сан... и остальные вайзарды...
  
  - Кажется, им приглашения никто не отправлял? - словно из воздуха материализовался Киске, в кой-то веки обескуражено выглядывая из-под шляпы.
  
  - Совершенно верно, лично меня не звали, - из-за деревьев, непринужденно насвистывая, выходила женственная фигура нового лейтенанта 6 отряда. - О! Привет, Кучики! - может, он когда-нибудь и привыкнет к этой особе, но сейчас серые глаза удрученно закатились.
  
  - Именно поэтому они просят встречи у магазина... - тихо продолжил Изуру.
  
  - Пусть заходят поскорее. Ичиго должен появиться с минуты на минуту... - торопливо распорядился старший Куросаки, а то закончатся их посиделки массовым убийством...
  
  К тому же Роджуро облажался-то разок... да и быстро смог побороть ярость. Конечно вначале при помощи Хериммару Хитсугая и Хайнэко Мацумото, и Бэнихимэ Урахара, и еще дзанпакто Укитаке, а потом под 'чутким' руководством Ушода и Мугурума, но, в конце концов, САМ опустил свой меч, отказавшись от мести...
  
  А вот мой сынок лажает с завидной периодичностью - это ведь не повод поменять замок в его комнате?!
  
  В течение четверти часа интенсивной беседы Ишшина с Розом и остальными, были улажены абсолютно все прошлые разногласия, а попутно и вопрос размещения трех бутылок 'Courvoisier'. Еще помня пристрастия бывшего капитана Шиба, вайзарды намеренно принесли коньяк с собой.
  
  
  
  Арранкаров ждали положенные пятнадцать минут от назначенного времени. Достаточно. И вот наступила официальная часть. Вначале были вручены подарки от отца и самых близких друзей семьи Куросаки - Урахара и Шихоин.
  
  По порядку: страшная мифическая Кицунэ*, кулинарная книга, годовой абонемент в фитнесс-клуб. Это для Юдзу.
  
  *(Яп. 狐) В японском фольклоре эти животные обладают
  знаниями, длинной жизнью и магическими способностями.
  
  
  Аналогично по Карин: не менее страшный сказочный Тануки*, практическое руководство по айкидо, идентичная именная карточка.
  
  *(Яп. 狸) - традиционные японские звери-оборотни,
  символизирующие счастье и благополучие.
  Обычно описываются в виде енотовидных собак.
  
  
  Рукия: просто ужасный заводной кролик с определенным смысловым подтекстом, толкователь снов, пара отличных кроссовок!
  
  Приглашенный Готей преподнес близнецам два серебряных колье с тринадцатью подвесками в виде соответствующих эмблем всех отрядов, например: нарцисс в топазе насыщенного лимонного цвета, сапфировая стрелиция, подснежник из горного хрусталя, рубиновый цикламен, календула в янтарном исполнении, ландыш был создан из алмаза... уж кто бы сомневался!
  
  Точно такие же цветы, только в формате живых букетов, получила и Кучики. А когда мероприятие снова вернулось в неофициальное русло, брат с улыбкой отдал пакет с подарком от их оджии-сама.
  
  Девушка замерла в изумлении - там лежал тончайший шелковый шарф нежно-аметистового цвета с серебристым отливом.
  
  
  
  
  ***
  
  
  She felt that with her tired mind forcing itself round and round the deeply worn circle of futile thoughts about the mess she was in. She was sick in body and weary in mind and she was standing like a lost child in a nightmare country in which there was no familiar landmark to guide her.
  
  Margaret Mitchell
  
  
  Ей казалось, что она задохнется, голова ее раскалывалась от мыслей, которые она снова и снова гоняла по протоптанной дорожке, тщетно пытаясь разобраться в создавшемся положении. Она была душевно надломлена: ей казалось, что она, словно потерявшийся ребенок, забрела в некий страшный край, где нет ни одного знакомого столба или знака, который указывал бы дорогу.
  
  'Gone with the Wind'
  
  
  
  
  
  Сумерки вступили в законные права. Небеса затянула багряная поволока, солнце тонуло в пламени догорающего заката. Фонарные столбы сияли ярким светом неоновых ламп, по уличным тротуарам шныряли многочисленные прохожие - косвенный признак субботнего вечера.
  
  Люди увлеченно бродили по торговым павильонам, участвовали в веселых конкурсах, с интересом смотрели забавные представления, разыгрывающиеся непосредственно под открытым небом. Кто-то изображал пантомиму, кто-то развлекал публику в костюме клоуна, кто-то жонглировал разноцветными шарами, кто-то нарядился гадалкой...
  
  Поэтому никто не то, чтобы совсем не замечал, но и особого значения не придавал Прекрасной Принцессе, точно сошедшей со страниц волшебной сказки... Некоторых, правда, немного смущал ее заплаканный вид, хотя современная молодежь отдает предпочтение эпатажным образам... Один косплей - безжалостный и беспощадный - чего стоит!
  
  
  
  Апатичное лицо Орихимэ с двумя черными дорожками от растекшейся туши, которое в каком-то смысле можно было сравнить и по выражению, то есть по его полному отсутствию, и непосредственно по эти засохшим струйкам, со стигмами Улькиорра Шиффер... Она шла бесцельно и безучастно, ничего не видя перед собой. Даже не стараясь рассмотреть дорогу.
  
  Какая разница?.. Что я могу увидеть сейчас - лицемерие и ложь, а скроется от глаз чье-то последующее предательство... и чья-то боль?..
  
  Хоть арранкар не клялся в вечной любви, но искусственный сон утром казался девушке лакмусовой бумажкой - Джагерджак не тронул ее! Конечно, он не испытывал к ней серьезных чувств, при этом Иноуэ была искренне уверена, что пустой, несмотря ни на что, на все условности и духовные законы сохранил частицу своего сердца в глубине собственной памяти... Она ведь слышала это ритмичное биение!..
  
  ... когда на кладбище ты защитил от пустых...
  ... когда уберегал от Куросаки, при встрече на его же могиле...
  ... когда отгонял арранкаров в процессе лечения НеЯмми...
  ... когда рассказывал о своей земной жизни...
  ... когда поцеловал меня на пороге моего дома...
  ... когда сегодня не обидел Рукию в бою...
  
  И я, черт побери, точно слышала стук с частотой не меньше ста восьмидесяти ударов в минуту, когда стояла на коленях с открытым ртом перед тобой, Гримм!..
  
  Она неспешно перешла на другую сторону улицы по благосклонному к ней светофору, так и продолжая размышлять, почему сегодня с такой поразительной легкостью выбрасывается то, от чего еще вчера были буквально без ума...
  
  Орхидея, например.
  
  Несколько дней она привлекает восторженное внимание, а сейчас изломанные стебли и увядшие бутоны, как и другие цветы, валяются никому не нужные в серой пыли на дорожной обочине - жалкое зрелище... словно изувеченная жертва серийного убийцы в кювете вдоль скоростного шоссе... мимо несутся машины, даже не успевая заметить мертвое изуродованное тело...
  
  Всегда наступает момент, когда все меняется. Тогда ты неизбежно понимаешь, что именно сейчас все и заканчивается. Навсегда лишившись шанса начаться. В этот миг тебе становиться окончательно ясно - ничего не меняется! Мир опирается на теорию случайностей, а не закономерностей, и все происходит только раз в жизни. Никогда не предоставляя тебе второго шанса...
  
  
  
  Загорелся красный диск... а Орихимэ Иноуэ, даже не среагировав на предупредительный сигнал, выступила на проезжую часть...
  
  
  
  В сумасшедшем вихре смешались: пронзительный визг тормозов...
  
  ... участливые крики толпы: 'Осторожно!'...
  
  ... неистовый вопль водителя огромной фуры...
  
  ... карие глаза вдруг ослепил белый свет...
  
  ... свет в конце ее собственного темного тоннеля...
  
  Она смиренно сомкнула отяжелевшие веки...
  
  
  
  ... а разбитые стекла разлетались миллионами мерцающих осколков...
  
  ... метал машин, сталкивающихся в аварии, издавал ужасно противный скрежет...
  
  ... словно когти неведомого зверя царапали камни башни, где томилась пленница...
  
  ... весь мир тонул в жутком грохоте дорожной катастрофы...
  
  ... с парадоксально минимальным количеством пострадавших...
  
  
  
  - Я обретаю покой... ни боли... ни слез... кажется, мгновенная смерть... - монотонно шептала Красавица.
  
  
  
  - А тебе НЕ КАЖЕТСЯ, что в Сообщество Душ провожают шинигами, а не арранкары?! - позади нее на расстоянии пары шагов стояло Чудовище... руки синеволосый пустой держал в карманах, и именно об его несокрушимую спину ударялись тачки... - Женщина, я не скажу ТЕ САМЫЕ слова. Давай, активируй воображение!
  
  - Ты сделал со мной ЧТО-ТО, пока я спала?! - сейчас руки Гримма крепко обвили тонкую талию, унося Орихимэ прочь от остолбеневшей публики. Ведь в человеческих глазах посреди столкновения авто стояла лишь хрупкая молодая девушка... В соответствии с последними тенденциями Запада, запросто окрестят вампиршей и всадят осиновый кол в грудь!
  
  - Когда я МНОГО ЧЕГО буду с тобой делать, ты не уснешь! - искренне заверил ее Джагерджак, а Иноуэ уже толком не осознавала, что делает, когда решилась обнять его за шею. Сама.
  
  - А что за игры с моим бельем? - она умиротворенно положила рыжеволосую голову на могучее плечо своего спасителя, и в этот момент ей было настолько наплевать... на все... кроме него. Девушка не знала, что так часто скрывает правда, а что порой оберегает ложь...
  
  ... что теперь есть Добро, а что - Зло...
  
  - Мой фетишизм против твоей некрофилии?! - с извечным сарказмом уточнил Гримм, а она была уверена лишь в одном - в мужчине, который пришел за ней!
  
  - Бывший Секста Эспада - Гриммджоу Джагерджак. Сторона смерти - Разрушение, - Орихимэ робко поцеловала его щеку, ощущая под оледеневшими губами оскал маски пустого.
  
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/2449099_76387709
  
  Urge Overkill 'Girl You'll Be a Woman Soon'
  
  
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро
  
  Я так люблю тебя, даже не могут вспомнить сколько раз
  Я был готов умереть за тебя, девочка, а все, что они говорят:
  'Не твой уровень'.
  
  Они никогда не устанут опускать меня в твоих глазах,
  А я никогда не буду знать наверняка,
  Что они вновь выкинут, чтобы разрушить 'нас'.
  
  Не позволяйте им промыть тебе мозг!
  Разве ты не догадывалась...
  
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро.
  Пожалуйста, возьми меня за руку.
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро,
  Скоро тебе будет нужен мужчина.
  
  Все они не в состоянии понять меня до конца,
  Но то, что они говорят, девочка, вонзается, как клинок:
  'Мерзавец'.
  
  Наконец, я нашел ту, которую слишком долго искал,
  Но если они получат возможность разрушить это...
  Конечно, так и случиться...
  
  Детка, я сделал все, что было в моих силах,
  Теперь выбор за тобой...
  
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро.
  Пожалуйста, возьми меня за руку.
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро,
  Скоро тебе будет нужен мужчина.
  
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро.
  Пожалуйста, возьми меня за руку.
  Девочка, ты станешь женщиной... скоро,
  Скоро, очень скоро тебе будет нужен мужчина.
  
  
  
  
  ***
  
  
  The burned hand teaches best. After that advice about fire goes to the heart.
  
  'The Lord of the Rings' J. R. R. Tolkien
  
  
  
  Трудно поверить, что огонь обжигает, пока не прикоснешься к нему. Зато потом все, что тебе скажут об огне, западет в самое сердце.
  
  'The Two Towers', containing Book III
  
  
  
  
  
  Кажется, Рукия успела уделить вполне достаточное внимание всем и каждому, поэтому теперь, когда молодежь развлекалась игрой в прятки, шинигами с чувством выполненного долга решила провести некоторое время этой забавы в уединении. У нее наблюдалась острая передозировка публичным вниманием.
  
  Она не привыкла к такому, и, закутавшись в плащ, маскирующий реацу, украдкой пробралась на качели в дальнем углу веранды. Там шинигами намеревалась отдохнуть от общества.
  
  Девушка немного лукавила самой себе. Основная причина, побудившая ее уйти с линии огня, крылась не в расплывчатом образе безликой толпы, а в конкретной личности... Рукия прекрасно понимала лишь одно - остается единственный шанс на миллион, что ей не только удастся избежать унизительной роли вечной пленницы Лас Ночес, но и помешать арранкару, поработить Сообщество Душ...
  
  Кучики все еще находилась под сильным впечатлением его ультиматума, а печальные раздумья немилосердно подводили к принятию невыносимо тяжелого решения - ей придется заключить сделку с рыжим Дьяволом, отдав ему собственную душу. А сейчас она лишь пыталась подобрать нужные слова, чтобы убедить бунтующее сознание в правильности этого выбора, в конечном итоге мозг обязан смириться с неизбежностью.
  
  Но самый главный парадокс состоял в том, что сердце уже сделало свой выбор, и эпилог данного сомнительного момента, безусловно, предрешен. Рукия плотнее завернулась в мантию и маленьким комочком расположилась на качелях, задумчиво вглядываясь в опускающийся туман.
  
  Вдруг она услышала, как чуть поодаль, то ли прогремел гром, то ли... Кучики пыталась пошевелиться, то тело отказывалось сотрудничать.
  
  
  
  - Должна сказать, что ты оказался абсолютно прав по поводу чувств Рукии, - тихо произнесла смуглая женщина.
  
  - Отлично. Значит, переходим к плану 'В'? - Куросаки был вне себя от счастья.
  
  - Естественно! Йеруичи, а где книга? - Киске вновь прятал выражение лица за веером.
  
  - Я перерыла всю его комнату - ничего! - Шихоин сделала глубокий глоток и поставила бокал на стол.
  
  - Святые Шинигами, а мою? - Ишшин обреченно воззрился на нее.
  
  - А о чьей спальне мы разговаривали? - возмущенно уточнила женщина. - Пьесы в твоем доме нет!
  
  
  
  - 'Хоть боль живая мне причинена,
  Но я держусь за разум благородный
  В борьбе с неистовством. Трудней поступки
  Нам доблести, чем мщенья'*, - Дааку резко опустил капюшон, выходя из гарганты.
  
  *Шекспир 'Буря' Акт V, Просперо
  
  
  
  
  Также поступили и остальные арранкары, вмиг окружив расслабившихся шинигами.
  
  - Эй, капитан Кучики, - и меч Баззби почти упирался в горло безоружного врага, когда совершенно непредсказуемой преградой стало другое блестящее лезвие, мгновенно выбившее катану из его рук. - Тиа... ты спятила?!
  
  - Я при исполнении: 'Убей любого, кто будет угрожать жизни Кучики', - зеленые глаза опасно сверкнули, она готова к полноценному сражению. По бокам длинного алого платья тянулись откровенные разрезы, которые однозначно не стеснят движений.
  
  - Жду, - хладнокровно изрек черноволосый пустой.
  
  - Ваше Величество, я была не до конца откровенна с Вами, - громко сообщила блондинка.
  
  - Моей раной занимался не только Урахара-сан, но и этот капитан, - она, предусмотрительно не отвлекаясь от потенциального противника, обратилась к рыжему.
  
  - Прекратите! Он ведь спас и мою жизнь... Вчера я сбежала из Уэко Мундо... ты забыл ЕЕ меч... Я превратилась именно здесь... А господин Кучики защитил меня от своих же! И не прибегнул к шантажу, чтобы спасти сестру! Дааку-сама, ну хоть что-то это должно значить... - неожиданно взмолилась Нелл, занимая позицию по левую руку от Харрибел, а перед ней уже стоял рычащий ретривер.
  
  - Это излишне, - и вдруг Бьякуя вихрем исчез в шумпо, а в следующий момент, как только швырнул меч обратно законному владельцу, обнажил свой... - Осыпайся, Сенбонзакура.
  
  - Король запретил шинигами появляться в Каракуре! - в ту же секунду взревела Бамбиетта, бросившись на аристократа со спины, но беспощадный сгусток желтой реацу жестко отбросил арранкарку прочь.
  
  - Отрицаю! - гневный взгляд Иноуэ метал молнии. На заднем плане гордо ухмылялся Джагерджак.
  
  - Чего? Да она меня приворожила! - он ответил всем недоуменным лицам - и врагов, и друзей одновременно.
  
  - Ичи-нии! - жалобным голосом позвала Юдзу, которая отчаянно спешила в самую гущу событий.
  
  - Так не пойдет! Иди сюда, засранец, и скажи мне в глаза, что пришел изгадить наш праздник, - гневно поправила опережающая ее Карин. - Ты хоть в курсе, что Хитсугая Тоширо, Рангику, Укитаке-сан и вот они, - девочка на ходу указала на вайзардов, чей ночной поступок был брюнетке до боли понятен, - даровали нам вторую жизнь?! Против них ты привел арранкаров?
  
  А Хериммару послушно ждал команды хозяина, не отпускающего девушку дальше одного шага от себя. За безопасность близнецов также несли ответственность капитаны 9 и 3 отрядов, прочие соплеменники заслоняли телохранителей младших детей бывшего Шиба.
  
  
  
  - Как замечательно Урахара умеет организовывать праздник! - тем временем Кераку спокойно подлил саке полуживому Укитаке.
  
  - Угу, - тот медленно проваливался в сон.
  
  - Зараки, а ты куда намылился? Хватит там и без тебя головорезов... - Шунсуй тщетно пытался почувствовать дислокацию Рукии.
  
  - Да, вон та блондиночка что-то нервничает... пора мне вернуть ей должок, - Кенпачи растворился в Мгновенной Поступи.
  
  - Наши ряды редеют, - затем капитан 8 отряда увидел, как Абараи и Хисаги бросились следом за ним. - Детский сад...
  
  
  
  - Дааку, сынок, вот как-то уже неловко... - Ишшин похлопал своего арранкара по плечу.
  
  - Дааку-сама, сделайте выбор... - Киске готов был поклясться, что тот не слышал и половины его слов.
  
  И пустые с нетерпением ждут дальнейших распоряжений, а Королю, во что бы то ни стало, перед этим необходимо получить только один ответ, и только в утвердительном формате.
  
  Сейчас, пока еще не началась атака. Ты никогда не сможешь стать их палачом. Иди ко мне, родная...
  
  
  
  Как раз в этот момент Кучики обнаружила свое присутствие, уверенно сбросив плащ. Ее обнаженные плечи распрямились, в мерцании аметистовых глаз была непоколебимая решимость, и она грациозно сошла с крутых ступеней навстречу рыжему. В бесшумной поступи ощущалось истинное величие. Нет, она не намерена превратиться в несчастную жертву. На карту поставлены многие жизни.
  
  Кучики гордо прошла сквозь изумленную толпу. Черный шелк строгого спереди одеяния облегал хрупкое тело, а сзади располагался глубокий вырез, открывающий узкую спинку до ягодиц, где соблазнительным бантом заканчивалась шнуровка в тон платью. На тонкой шее был повязан серебристый шарф.
  
  Девушка целеустремленно двигалась к Королю и, достигнув его, протянула ему свою открытую ладонь...
  
  Ставки сделаны.
  Ставок больше нет.
  
  
  
  А неумолимое движение беспристрастного времени вдруг смиренно замирает...
  
  ... краткая доля одной единственной секунды превращается в настоящую бесконечность...
  
  ... целый миг, принадлежащий лишь ЕМУ...
  
  ... чье мертвое сердце рьяно забилось вновь...
  
  
  
  
  - Ну, что, суки, не ждали?! - и сорок мечей молниеносно опустились. Парень коснулся подрагивающей руки брюнетки. - Па, пора рассказать правду про ее жизнь, - Дааку передал отцу открытку с изображением космеи, содержащую незатейливые строки:
  
  'С днем рождения, дочка!
  Йеруичи Шихоин,
  Киске Урахара,
  Ишшин Шиба.
  14 января 1916 года'.
  
  
  
  
  Она недоуменно взглянула на надпись - но все это вдруг решительно перемещалось на второй план. Теперь девушка полностью убедилась, что совершенно ничего не в состоянии с собой поделать - она всегда будет безвольно теряться в присутствии этого арранкара. Единственное, что сейчас по-настоящему занимало измученное сознание - как научиться не реагировать на ритмичное трепетание в собственной груди?..
  
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/81402845_91057782
  
  Paramore 'Decode'
  
  
  Как я могу решить, что правильно,
  Когда ты захватил мой разум?
  Мне не победить, ты терпишь поражение.
  Все время...
  
  Как я могу понять, что мне принадлежит,
  Когда ты постоянно меняешь сторону?
  Но тебе не отнять мою гордость...
  Нет, не в этот раз...
  
  Не в этот раз...
  
  Как мы докатились до этого?..
  Ведь я знала тебя так хорошо.
  Как мы докатились до этого?..
  Кажется, теперь понимаю.
  
  Правда скрывается в твоих глазах,
  Безмолвно срывается с губ,
  Воспламеняется в моей крови,
  Но ты думаешь, я ничего не вижу?
  
  Кто ты за человек?!
  Если вообще человек.
  Кажется, я хочу узнать.
  Сама...
  
  Внутренний крик: 'Я люблю тебя...'
  В мои мысли тебе не проникнуть!
  
  Как мы докатились до этого?..
  Ведь я знала тебя так хорошо.
  Как мы докатились до этого?..
  Кажется, теперь понимаю.
  
  Ты видишь, что мы сделали?
  Выставили себя идиотами...
  Сами...
  
  Как мы докатились до этого?..
  Ведь я знала тебя так хорошо.
  О, да!
  Как мы докатились до этого?..
  Кажется, теперь понимаю.
  
  Кажется, теперь понимаю.
  Кажется, теперь понимаю.
  
  О... есть то, я вижу это в тебе,
  Что может добить меня.
  Мне нужна правда...
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XIV. Часть 2. И вспыхнет пламя
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  Доброго времени суток!
  
  Представляю Вашему вниманию следующую часть.
  
  Очень надеюсь, что Вам понравится.
  
  Продолжаю надеяться на отзывы...
  
  P.S.: в течение недели планирую закончить редакцию третьего эпизода данной главы
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/29304469_124198588
  
  DJ Shadow ft. Mos Def 'Six days'
  
  
  Я чувствую, это закончиться бунтом.
  Я не читаю лживую желтую прессу.
  
  Добейся этого сейчас!
  Добейся этого сейчас!
  
  Добейся, сегодня ночью будет реально паршиво!
  
  Вначале недели
  Послушай, что скажут на саммите.
  Это только понедельник.
  
  Переговоры прерваны.
  Смотри, лидеры выражают гнев.
  Это день Огня и Меча!
  
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  Приди с ним...
  
  Можешь спокойно обедать,
  Когда новость жестко нанесет удар.
  Это только вторник. (Неужели?)
  
  Никогда всерьез не думал, что будет война.
  Просто злая шутка.
  Это День Дурака! (Неужели?)
  
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  
  Завтра будет другой день,
  А сегодня - еще один взрыв!
  
  (Тормозни его!)
  Выстрел!
  Эскалация.
  Дислокация.
  Поколение.
  Рассредоточение.
  Обстоятельства.
  Исчезновение.
  Выстрел!
  Еще один выстрел, один выстрел на поражение.
  Сердце заледенело, а от оружия бросает в жар. (Выстрел!)
  Я не уверен, что они ощущают подобное.
  Я не уверен, что они захотят остановиться.
  Холодное оружие, горячая кровь. (Выстрел!)
  Сердца неубедительны перед оружием.
  
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  
  Слышишь пронзительный свист,
  Даже не зная: жив или мертв.
  Это только четверг. (Неужели?)
  
  Чувствуешь, как содрогается земля,
  Разгораясь пламенем миллиарда свечей.
  Это твой день рождения?! (Неужели?)
  
  Завтра никогда не наступит, пока не станет слишком поздно.
  Наверное, завтра уже наступило, ведь стало слишком поздно.
  
  ДРУГОЙ ДЕНЬ!
  
  До конца!
  
  (Завтра будет другой день!)
  
  Добейся этого сейчас!
  
  Добейся, сегодня ночью будет реально паршиво!
  
  
  
  
  ***
  
  
  And is not our modern history, my brothers, the story of brave malenky selves fighting these big machines? I am serious with you, brothers, over this. But what I do I do because I like to do.
  
  Anthony Burgess
  
  
  Разве вся история человечества - не о борьбе маленьких смелых 'я' против несправедливости сильных мира сего? Нет, друзья, серьезно? Но то, что я делаю, я делаю потому, что это мне нравится.
  
  'A Clockwork Orange'
  
  
  
  
  
  Арранкары были искренне уверены, что на краткий миг в глазах Богов проявилась если не настоящая обреченность, то точно наивысшая степень растерянности. И все это неожиданно доставило множество приятных ощущений, гораздо больше, чем тривиальный эпилог кровавой резни, которая, впрочем, никогда и не могла принести истинное удовлетворение. По крайней мере, в сравнении с нынешней 'шалостью' рыжего предводителя.
  
  Теперь Сорока Мечам стало окончательно ясно, почему Король Уэко Мундо так тщательно продумывал каждый шаг, планомерно и неуклонно продвигаясь к самому пику желанной мести. Все было хладнокровно просчитано и представлено должным образом. Дааку-сама не нужно было отнимать девку своего самого ненавистного убийцы, ведь сейчас на глазах капитана Кучики он поглотил ее душу, забрал в безраздельное пользование, как в назначенный срок Демон получает обещанное по Договору Сделки.
  
  
  
  Суть дела состояла не в мщении за смерть, как таковую, к которой капитан 6 отряда пусть и косвенно, но приложил свои собственные руки. И не в том, чтобы погубить 'благородный' Клан в переносном значении, изваляв аристократическую гордость в грязи омерзительного выпада Дааку-сама несколько ночей назад. Или с тем же непостижимым садизмом уничтожить его маленькую представительницу в прямом смысле... вовсе нет.
  
  Квинтэссенцией становиться гораздо большее. Эту порцию мести Ичиго Куросаки отличает изощренная 'справедливость' - одна отнятая жизнь взамен другой - lex talionis*.
  
  * Право на равное возмездие
  ('око за око, зуб за зуб')
  
  
  
  
  Король Лас Ночес добился своего. Именно сейчас рыжий получил желанный контроль. Мелкая приняла настолько предсказуемое решение, что Куросаки даже особой радости не испытал: помани доверчивого кролика морковкой, и наивный зверек сам запрыгнет в установленную ловушку.
  
  А обескураженный взгляд Бьякуя был обращен лишь на эту хрупкую девушку, безмолвно стоящую рядом с беспощадным монстром, который крепко держит ее обескровленную кисть. Мраморное изваяние нии-сама оказалось фактически бессильно перед таким поворотом событий.
  
  В любом случае, ЭТОТ пустой так и не смог искоренить привязанность к ТОМУ человеку...
  Ты выбрала именно ту судьбу, от которой я тщетно пытался тебя уберечь...
  Необузданная погоня за светом... или оптической иллюзией.
  
  
  
  Умудренные собственным горьким опытом аспидные глаза лениво скользили по непроницаемому лицу официальной фаворитки, смиренно застывшей во времени и пространстве. Точно первый подснежник, рожденный в конце суровой зимы, цветок, которому самой природой уготовано возвещать скорую оттепель... Теперь было трудно поверить, что недавно именно эта Богиня Смерти являлась жалкой заложницей его одинокой цитадели посреди мертвой пустоши. Хотя это всего лишь поверхностная картинка.
  
  Знал он и обратную сторону, где глубоко внутри миниатюрного тельца таится все та же маленькая пленница судьбы, которая храбро вступила в неравный бой. Все шрамы, что уродливо испещрили душу рубцами, остались вне зоны досягаемости сторонних наблюдателей. Только поэтому арранкар и не подверг брюнетку более унизительной, в каком-то смысле, пытке - не предал огласке подробности того, что на самом деле произошло между ними.
  
  
  
  Шинигами старалась придать искусственной улыбке максимальную непринужденность. Теперь и она начинала понимать истинные намерения бывшего Ичиго: с какой целью ей 'подарили' жизнь, зачем было дозволено 'сбежать' из Уэко Мундо... Сейчас она кажется отступницей, которая добровольно принимает вражескую сторону. Грустно получалось: неожиданно посмотреть прямо в глаза правде... Но это только ее проблема. И все свои печали Рукия оставит при себе.
  
  Я заставлю их поверить в этот фарс!
  Никто не должен узнает о нашей сделке!
  Никто не имеет права изменить решение, принятое в миг страха...
  
  
  
  Тоширо ни на секунду не отвлекался от Карин, готовый в любой момент рвануть неугомонную партизанку за шиворот, когда ее тихие угрожающие ругательства исчерпают себя и перейдут в глупейшую атаку. Когда первый выпад будет совершен, пускай и футбольным мячом ЕГО же родной сестры, то начнется всеобщая потасовка. Главное, выиграть бесценное время и позволить другим начать. В конце концов, но ценой собственной жизни вытащить девчонку из надвигающегося кошмара.
  
  Хитсугая чуть заметно подал знак Мацумото, которая тут же поняла, что в случае чего уносить отсюда его подружку предназначается именно ей, а капитан обеспечит их безопасное отступление.
  
  Отличный план, тайчо!
  Нет бы сразу, как я и предлагала, взяли бы шампанское, свечи... и поиграли бы в снежки, где-нибудь подальше от линии фронта!..
  
  
  
  Энергия Иноуэ смогла лишь на краткое мгновение сдержать Бамбиетту. Остальным занялся Джагерджак. Изначально обладая гораздо большей силой, в десятки, или даже сотни раз превышающей возможности взбешенной арранкарки, его мощная реацу теперь хладнокровно сжимала ее глотку, синеющая кожа предрекала довольно скорый конец.
  
  - Пожалуйста... - а карие глаза Орихимэ, уж кто бы сомневался, искрились состраданием. Хотя эти разборки относились к иной категории, но она постарается пресечь даже их.
  
  - Будешь должна, женщина, - Гримм брезгливо отбросил девку прямиком в 'распростертые' объятия Баззби-сама. Вообще не загоняясь по поводу сегодняшнего обнажения или не обнажения меча.
  
  - Смирись, - равнодушно посоветовал тот, презрительно оглядывая жалкий кашляющий комок, скорченный на земле. Теперь его вполне устраивало рассредоточение вверенных подопечных и психически нестабильной арранкарки.
  
  
  
  А для шокированного старшего брата несокрушимой преградой эмоциональному порыву броситься к настрадавшейся сестре, обнять со всей нерастраченной теплотой, вразумить явно запутавшуюся малышку, внезапно становятся две смуглые женщины. Причем одна решительнее другой.
  
  - Хочешь вмешаться? Сейчас?.. - многие годы, проведенные в обществе самого отъявленного интригана, заставляли Йеруичи полагаться на внутреннее чутье, первобытные инстинкты... и здравый смысл, в конце концов!
  
  - О Вашей патологической сдержанности ходят легенды. Неужели - стресс? - изящная ладонь блондинки уверенно накрыла цуку его катаны. - Желаете это обсудить?
  
  - Мечтаю, - он снова пришел в себя, а обе особы удостоились ровного ответа и стремительно скрылись - кто в шумпо, кто в сонидо.
  
  
  
  - Бывший капитан 12 отряда! Скажи, как на духу!.. Ну, какого шинигами, ты моего агрессора подробной инструкцией к Хогиоку снабдил? - Ишшин еле сдерживался, чтобы не разразиться истерическим хохотом, ведь забавного, на самом деле, в сложившихся обстоятельствах было чрезвычайно мало. Чувство юмора сына было чернее его духовного давления!
  
  Подобное, конечно, предполагалось... только уровень реацу пустых чересчур зашкаливает. Той необоримой силы, которой столь щедро одарил арранкаров Ичиго, хватит не только на то, чтобы обратить все присутствующее руководство Готей в прах, но и сжечь Сэйрэйтэй до тла, а пепел развеять над Сообществом Душ снегопадом ядерной зимы. Возможно, это и займет некоторое время, примерно минут шесть... непосредственно до выпадения осадков.
  
  Нервы на пределе. Небритый шинигами отчаянно шарил по карманам в поисках спасительной пачки сигарет. 'Третья' дочка вот совсем не вовремя появилась из укрытия. Как бы он не мечтал о нормальных отношениях своего парня с ней, но недавние факты, да и предстоящее разоблачение тайн более отдаленного прошлого, сейчас негативно отразятся на этой малышке.
  
  Во что бы то ни стало, нужно избежать любого вооруженного конфликта... особенно за Рукию...
  
  - Не тот капитан, - блондинка в красном в этот же миг пронеслась неистовым вихрем, попутно лишив и второго брюнета, напрочь ошалевшего от ее наглости, его меча. Она возникла в коленопреклоненной позе у Повелителя, на вытянутых руках передавая ему катану Баззби и Сенбонзакура капитана Кучики.
  
  - Что?! - а госпожа Шихоин в ту же секунду успела поперхнуться бордо, которое перехватила у арранкара, слишком вжившегося в роль гостя и занявшего ее излюбленное кресло, когда два существа, так и не опустивших до этого времени капюшоны серых плащей, скрывающих реацу, наконец, сделали это.
  
  - Куроцучи-сан! - Абараи и Хисаги от внезапного разоблачения 'покойников' даже отвлеклись от прикрытия спины Кучики, к которому первый бросился по старой доброй привычке, а второй из чувства долга к обязанности следовать за новым капитаном.
  
  Далее, в разгаре нелепейшей операции 'по спасению', Ренджи как-то неожиданно сообразил, что уже не в тему, и тогда, как раз в полном изумлении остановился у взрослой модификации Нелл. Тоже, впрочем, не в тему.
  
  В продолжение действий невпопад на двух новоприбывших придурков рыкнул и Кон, на всякий случай, чем заслужил очередное поощрительное поглаживание по золотистой шерсти. А неуместный выпад красноволосого Бога Смерти, таким образом, непреднамеренно снискал дружескую улыбку у хозяйки пса. Очаровательную, кстати, на редкость.
  
  - Стоять, коммандос доморощенный! Пункт 'Сожжение ведьм - 21:15' в программке Урахара не значился! - громко гаркнул Зараки, стеной преградив путь троим 'идейным' бойцам из своего отряда, как и всегда готовым бездумно рвануть на очередного отщепенца рядов Готей 13. Он прекрасно понимал, к чему все движется. Хоть Шиба и заверил, что его рыжий отморозок дал слово 'не атаковать'... но вот самооборона уже не будет считаться нападением. - Ты ж подох, Маюри?
  
  - Ну, примерно так же, как и официальная версия 'побега' лейтенанта Кучики: если даже и нет никакого предателя или трупа, то его непременно назначит старик Ямамото! - с притворной обидой в голосе заметил 'воскресший' ученый Сэйрэйтэй. - Черта с два! Меня смогли только ранить и ввести в подобие искусственной комы!
  
  - А по подвалу ходили слухи, что тебя убил Заэльапорро Гранц, - Шихоин угрожающе взглянула на интригана. О данной детали он почему-то умолчал. По бело-зеленой шляпе, словно бежала электронная строка - 'Внимание! Внимание! Жулик!'.
  
  - Кажется, о чем-то подобном вскользь писал 'Вестник', но это сущая сплетня, - отмахнулся синеволосый шинигами. - Иногда то, что все считают уже подвергшемся разложению, еще долго здравствует.
  
  - Вы теперь в плену пустых? - Мадарамэ дышал ровно и глубоко. Старательно исполняя рекомендацию начальства: 'сопи, пока кровь носом не пошла!'.
  
  - Скорее в сговоре, - язвительно обронила Йеруичи и дымкой растворилась в шумпо, а затем внезапно очутилась около Ичиго. - Да, Куросаки? - ее фужер чуть прикоснулся к бокалу коронованного пустого, рождая какой-то неестественно траурный звук.
  
  Ублюдок!
  
  - Деловое партнерство, - по лицу рыжего мрачной тенью скользнула насмешка, черная реацу избирательно накрыла Богиню Мгновенной Поступи. Колени молодой женщины безвольно подкосились, тем не менее она выстояла и даже не двинулась с места. - Верно, Урахара?
  
  - Бизнес есть бизнес! Хочешь жить - умей вертеться! - в подтверждение кивнул тот, укоризненно посмотрев в золотистые глаза бывшей руководительницы 2 подразделения - 'ну, что за импровизация?!'. Женщина сделала глубокий глоток и демонстративно отвернулась.
  
  Далее его сосредоточенный взгляд переместился сначала на капитана 8 отряда: 'минутная готовность!' - тот непроизвольно икнул: 'всегда готов!'; затем на его якобы спящего друга: 'отличная игра!' - 'сам не ожидал...'. Потом на Хитсугая: 'держи Карин!' - 'а я чем занимаюсь?!'; на вайзардов - 'уже скоро!..' - все, как один, кивнули. Далее на Абараи - 'о-у... вижу ты занят...' - Ренджи действительно отвлекся на Нелл; на Зараки: 'не калечить!' - 'скучно у тебя!..'. Напоследок торговец безмолвно обратился к Бьякуя Кучики: 'все под контролем!..' - брюнет театрально приподнял одну бровь.
  
  - Опаньки! Куросаки-кун! Сколько лет! - Кераку старательно вспоминал стратегические наставления шляпника, но утомлять все-таки нетрезвый мозг восстановлением в памяти заготовленных реплик было совсем тяжко. Так или иначе, Шунсуй четко представлял, что стоит предпринять и уже вместе с Джуширо предстал перед темными очами Их Величества.
  
  - Ишшин, как подрос твой парень! - Укитаке совершенно намеренно отпихнул лейтенанта 13 отряда непосредственно в зону протекции позади стоящего экс-капитана 10 дивизии. Рукия теперь углубилась в текст открытки из прошлого, словно пытаясь сбежать от настоящего.
  
  - Остряк! - Кераку панибратски похлопал Дааку по плечу - его неминуемо постигла та же участь, что и Кошку. Только вот еще рука горела от свежего ожога, но шинигами в розовом хаори непринужденно продолжил под очередную 'невменяемую' мелодию из коллекции Карин - Eminem 'The Real Slim Shady'*. - Маюри-сан, расскажешь, что твориться у него в Уэко Мундо?
  
  *http://mixpromo.ru/track/-12382740_235280503
  
  
  - Ну, как вам сказать... Мрачновато, жутковато, пустые в сонидо нарушают все законы физики... как всегда, видимо, - равнодушно заключил тот. - Что, снова напоил Укитаке?
  
  - Нет, Куроцучи-сан, я не пьян. Просто два типа, - Джуширо указал охаси* на капитанов 8 и 11 дивизий, - влили в меня целую бутылку рисовой водки... и не дали закусить... - но движения шинигами были подозрительно слаженные для субъекта подшофе.
  
  *(Яп. お箸) палочки для еды
  
  
  - Саке, твою мать, закончилось... - Зараки тоже медленно подошел к Дааку. - Куросаки, ты хоть выпивку притащил?
  
  - Господа, есть неплохой бурбон, - Маюри с грохотом опустил на сервировочный стол запечатанный ящик, который секундой ранее ему бросил Заэльапорро. Скорее, правда, швырнул в него.
  
  
  
  - Может, пора разогнать шапито? - Баззби неожиданно материализовался около рыжего предводителя, с поклоном принимая свой меч обратно. И вторую катану Король небрежно передал ему, пренебрежительно кивнув на Бьякуя. Тот мгновенно получил оружие.
  
  - Зачем? Здесь гораздо веселее, чем я предполагал. Пришел увидеть кучку ублюдков, безжалостно истребляющих род Куросаки, но их нет! Удивительно, да, Ваше Сиятельство? - с притворным почтением обратился Дааку и облаком пыли растворился в пространстве. Порывистые всполохи черной реацу завиднелись около аристократа.
  
  - Как Вы наблюдательны, Ваше Величество, - брюнет не шелохнулся, когда серо-синие глаза без остатка поглотила бездонная пропасть возгорающейся нефти взгляда бывшего Ичиго, возникшего точно из небытия. Попутно капитан искоса наблюдал, как Рукия шатко бредет в сопровождении Ишшина Куросаки по направлению к полигону. Он прискорбно улыбнулся им вслед.
  
  А, может, в данных условиях, это и к лучшему...
  
  Арранкар скривился в издевательской усмешке, затем он с интересом посмотрел на вайзардов, плотным кольцом обступившим Юдзу.
  
  - Кажется, моих врагов и среди вас нет? - темная энергия неуклонно крадется по периметру этой группировки недоделанных пустых; тон голоса наполняет все тот же сарказм.
  
  - Уже нет, - Роз устало отбросил светлую прядь с бледного лица, обнажая задумчивость мглистого взора, устремленного исключительно в упор.
  
  Оторибаши удалось справиться с отвратительными воспоминаниями о низком поступке как Саругаки с Хирако, так ответных действиях Куросаки. Лиза деловито поправила очки в роговой оправе и скептически хмыкнула. Маширо отстраненно рассматривала что-то вдали, словно ее это и не касалось вовсе. Кенсэй и Лав подозрительно переглянулись. Хачиген изобразил тусклую улыбку. Все близилось к логичной финишной прямой.
  
  - Я бесконечно благодарен и вам за жизни моих сестер, - теперь Ичиго приближался к 10 отряду, и, мгновенно достигнув Мацумото, церемонно поднес ее обескровленную ладонь для поцелуя. А мрачное духовное давление медленно ползет следом.
  
  - Если разбить тебе губу - пойдет 'голубая' кровь? - даже не задумываясь, саркастично прошипела Рангику, когда пыталась свободной рукой вытащить из ножен катану. - Рычи, Хайнэ...
  
  - Заткнись, Хайнэко, - молниеносно перехватив меч за сверкающее лезвие, Хитсугая вмиг встал между парнем и вспыльчивой подопечной. - Мой лейтенант родом из Руконгай, поэтому даже представления не имеет о правилах обращения к монаршим особам, - сквозь зубы процедил он.
  
  Слишком откровенная провокация, пустой!
  Неужели исчерпал запас фантазии?..
  
  - Ее искренность мила, как никогда, - манерно подыграл Дааку и отстранился с ядовитым смехом, чтобы пообщаться, наконец, с забавной компанией Одельшванк. - Здравствуй, Нелл... у тебя новый... пес?
  
  Испытующий взгляд Короля Уэко Мундо яростно буравил арранкарку, а затем в издевке перешел с озлобленного Кона на Абараи, чей гнев вот-вот вырвется из-под контроля, потом на Хисаги, состоящего в данный момент лишь из истощающей ненависти к бывшему приятелю Рукии, и обратно. Эти трое как-то бессознательно организовали оборонительный кордон перед Неллиэль.
  
  - Да, мой ДРУГ, Дааку-сама, - она смело и открыто, насколько позволяла несоразмерность ее комплекции с широкими плечами двоих новоиспеченных стражей, обратила оливковые глаза на рыжего. - Ты ведь помнишь, ЧТО это значит?
  
  - Смутно, - он громко щелкнул пальцами. - И, вообще, все время забываю, что сегодня мы пришли с миром... - а два арранкара, как по команде, вручили виновницам торжества плюшевые подарки.
  
  
  
  Дааку внимательно наблюдал, как будут разворачиваться события, и, главное, услышал абсолютно всех. Значительная часть намеков и отца, и его пройдохи-приятеля, к сожалению, а, может, к счастью, но подтвердилась.
  
  Вот, чем Пустой не шутит!
  Значит, все вы оказались не полными тварями...
  Ладно, потом разберемся, что делать с покаявшимися грешниками...
  
  
  
  - Ичи-нии! - Юдзу со слезами улыбнулась Дааку. Она мечтала лишь покинуть лагерь вайзардов и нежно обнять своего 'ожившего' брата.
  
  - Я тронута! - презрительно фыркнув, вторая сестра жестко взяла огромного пушистого зверя за хвост и показательно опустила к ногам.
  
  
  
  - Если не хочешь портить отношения с одержимым - не мешай ему развлекаться, - спокойно обронил Кераку, отстраненно наливая уже неважно какой алкоголь в свою стопку. - Рукию увели. Сейчас начнется шоу, - он устало вглядывался в нетерпеливые лица обитателей Уэко Мундо.
  
  - Твоя правда, - также ровно поддерживает друга Укитаке, в том числе и в культуре питья. - Перед эвтаназией кислородную маску не надевают! - шинигами уже незаметно касался дзанпакто.
  
  - Добро обязательно победит зло. Поставит на колени и зверски убьет, - Зараки в один присест осушил полбутылки вышеупомянутого бурбона. Напряжение неуклонно нарастало.
  
  
  
  - Абсолютно справедливо, - в жестком голосе Короля ощущалась явная угроза. Злорадная усмешка засияла во всем великолепии.
  
  - Что ты несешь?! - с нарывом заорала Йеруичи, по ее мнению отпрыск Шиба бредил. Возможно, под действием LSD Урахара.
  
  - Расслабься, - Куросаки на этот раз сам поднял бокал в знак приветствия всех присутствующих. - Предлагаю всем нам пока забыть о прошлых... гм... как это?..
  
  - Разногласиях, - монотонно предложил Кучики, неожиданно присоединяясь к их несуразной компании. Рука заблаговременно покоилась на гарде меча.
  
  - Да, именно 'разногласиях' в таких щекотливых вопросах, как справедливость и подлость, честь и безнравственность, даже жизнь и смерть, в конце концов, - многозначительно продолжил Дааку, внимательно оценивая стратегическую обстановку.
  
  Терпение.
  
  - Значит, Ичиго, твое возмездие закончилось?.. - недоверчиво спросила Карин, кажется, понимая, к чему клонит старший брат. Мир для нее не просто перевернулся, а свернулся трубочкой и жестко настучал по голове!
  
  - Эпилогом моей мести станет их унижение... - Дааку размеренно сделал глоток, под те же обескураженные взгляды своих былых друзей, - ... унижение признать, что на скудные силы Готей 13 в нынешнем составе не стоит возлагать особых надежд... разве, кто-нибудь пожелает опровергнуть этот факт... Ну, смелее...
  
  
  
  И предельная выдержанность шинигами поразительно резво покинула их. В сознание чуть ли не со скоростью света проникала единственная мысль, что абсолютное поражение неминуемо. Мощные потоки реацу пустых буквально вдавливают тела в грунт, при этом стойкости доблестным воинам, закаленным в бесчисленных битвах со Злом вселенского масштаба, как и прежде, не занимать.
  
  Упомянутую выше обреченность в мгновение ока с завидным азартом сменили уверенные боевые стойки. Пусть обитатели Мира Теней достигли необоримого для них уровня, пусть шанс выжить приобретает явно отрицательное значение, но силы Готей 13 еще, безусловно, хватит на то, чтобы встретить свою смерть с верным дзанпакто в руках и без сожаления.
  
  С неизменным достоинством, наконец, как погибала и Эспада. Это заслужило подлинное уважение со стороны их врагов, правда, искусно маскируемое.
  
  
  
  - Считаешь, что вы 'особенные'? - Абараи вдруг в упор посмотрел на бывшего приятеля и молниеносно извлек Забимару из ножен.
  
  Начало положено. Дааку равнодушно пожал плечами.
  
  - Арранкары не особенные, - Нелл сжала его свободную ладонь, словно пыталась поддержать. Она бесхитростно заглянула в янтарно-карие глаза, стараясь вытащить парня из захлестывающего потока. Ведь она никогда не искала новых врагов. И всегда напрочь отказывалась верить в то, что Дааку-сама предали его настоящие друзья, такие как Рукия-сан или Ренджи-сан.
  
  Где сторона справедливости?! Все одержимы убийствами... а я?..
  
  - Но они и не мусор на задворках Уэко Мундо, - Орихимэ перевела заботливый, почти нежный взгляд с неразлучной парочки своих взбалмошных пациенток на смущенно потупившегося здоровяка НеЯмми.
  
  А в конечном итоге открыто прильнула к мускулистому торсу своего синеволосого мужчины. Эта Вселенная полна опасностей, в ней слишком много ужаса и вместе с тем много и прекрасных вещей. Нет такого уголка, где любовь не знает горя, но именно от этого чувства становится только сильнее. Девушку не покидало ощущение, что она присутствует на закате Мира... тогда лучше погибнуть рядом с тем, кого полюбила. И пламя Ада неожиданно превращается в последний оплот ее кратковременного Рая...
  
  - Мы просто существуем по другую сторону Света, где правит Тьма, - Харрибел вдруг опустилась перед Бамбиеттой на колени, заботливо помогая заплаканной брюнетке встать. Пусть и в извращенном формате, но она лишь увлеклась чужим парнем. Ей было жаль девушку. Тем не менее, катаны мгновенно обнажили обе.
  
  - Мы просто есть, - Баззби чуть кивнул в благодарность Тиа. Видимо, его вечная протекция плохо повлияла на избаловавшуюся арранкарку. Может, у блондинки получится вправить ей мозги на место. И его оружие оказалось теперь наготове.
  
  - А то, что случается, просто случается, - задумчиво добавил Кучики, пристально вглядываясь в загадочную женщину, как ни странно, но все еще не перестающую его изумлять. Сенбонзакура источал призрачно-розовое мерцание.
  
  Предать смысл моей жизни, то же самое, что сыграть гвоздем по металлу Вагнеровский 'Полет Валькирий'...
  
  
  
  Благоразумие кануло в лету. Какое-то ускользающее мгновение до схватки. Яростные мечи через долю секунды столкнуться в решающем поединке, издавая пронзительный смертоносный лязг, а яркими вспышками кидо шинигами и серо пустых озариться безликая мгла.
  
  - Видимо, Вы запамятовали, Дааку-сама, что обещали вести себя прилично не только своему отцу... - премудрый взгляд чересчур информированного торговца надежно скрывает бело-зеленая шляпа. Пределы его спокойствия не рушимы.
  
  - Действительно, - с невозмутимой улыбкой констатирует рыжий лидер, - но мои друзья ни на что подобное не подписывались, - он в сопровождении Шихоин и Урахара целеустремленно направился прочь.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/5564423_112376629
  
  Paula Fernandez 'Dust In the Wind' (cover)
  
  
  Пыль на ветру...
  Все обращается в пыль на ветру.
  
  Я закрываю глаза
  Лишь на мгновение, и оно ускользает.
  Все мои мечты
  Проносятся перед глазами, так странно.
  
  Пыль на ветру...
  Все обращается в пыль на ветру.
  
  Эта забытая мелодия,
  Лишь капля в бесконечном море.
  Все, что мы делаем,
  Разрушает мир, но никто не признается.
  
  Пыль на ветру...
  Все обращается в пыль на ветру.
  
  Не грусти,
  Ничто не вечно, только небо и твердь земная.
  Все проходит,
  Нечего предложить за еще один миг жизни.
  
  Пыль на ветру...
  Все обращается в пыль на ветру.
  
  
  ***
  
  
  Она казалась сотканной из тени; ровно столько плоти, сколько нужно, чтобы слегка наметить пол;
  комочек материи, светящийся изнутри; большие глаза, всегда опущенные долу,
  словно душа ее искала предлога для своего пребывания на земле.
  
  Виктор Гюго 'Отверженные'
  
  
  
  
  
  Рукия утратила детское воспоминание о лице того мужчины. Гулким протяжным эхом лишь его добрый успокаивающий голос вторгается сейчас из ее прошлого в настоящее, сознание неумолимо тускнеет, тихим фоном звучат обрывки старой притчи...
  
  
  
  - Весенний ветер резво мчится среди темно-зеленой бамбуковой рощи, пронзая пустоты между стволов, налитых влагой и свежестью. Он стремится, как можно скорее покинуть этот гармоничный храм природы и обрести желанную свободу; там, высоко в небе рассыпаны мириады мерцающих созвездий, а внизу мир дремлет под пестрым покровом луговых цветов.
  
  Упругий воздушный поток вырывается на волю, вздымает очередным хлестким порывом крохотные крупинки с благоухающего поля, которые теперь беспечно уносятся вслед за тем самым ветром. А потом все вдруг стихает, словно в странном до жути ритуале предания новорожденных семян земле.
  
  Маленький росток упорно карабкается вверх, сквозь немилосердный каменистый грунт, в отчаянном противостоянии холодной ночи и свирепым северным ветрам, без капли живительного дождя... никогда не сдается, несмотря ни на что! Ведь каждый день его встречают ласковые лучи летнего солнца, ради которых бутон расцветает во всем великолепии в мистическую черную хризантему.
  
  И кажется, все хорошо, все, наконец, получилось. Пока единственная искра случайного костра равнодушного путника не выжжет ее до тла... а горстку серого пепла снова забирает тот самый ветер, безвозвратно уничтожая даже память об этом одиноком цветке. Наступает осень...
  
  - А, кто погубил хризантему?! - глаза мужчины хитро сверкнули. - И почему?!
  
  - Ветер. Ведь именно он выбрал ее, а не она его. Именно он украл ее судьбу - расти на цветочном поле среди друзей. И спрятал в скалах. Потом пытался вырвать с корнем. Но самое главное, ветер развеял даже память о хризантеме, - ей казалось, что просто глупо объяснять взрослому такие очевидные вещи!
  
  - Ясно... а что тогда путник? - тот испытующе заглянул в серьезное лицо девочки.
  
  - Бака! Если уж решил поиграть с огнем - не дай ему выиграть! - железная логика ребенка заставила мужчину от души посмеяться.
  
  
  
  Младшая Кучики словно пребывает в трансе - она никак не может догадаться - зачем ей сунули чьи-то старинные поздравления. Мертвенно-бледная кисть цепко сжимает видавшую виды открытку с черно-белым изображением, отчаянно пытаясь вникнуть в несколько незатейливых строк, но ничего не получается.
  
  Так наивная девчонка в очередной раз превращается в несчастную добычу. И преднамеренно. Парень прекрасно понимает, что именно сейчас, когда ее тускло-фиолетовые глаза бегло скользят по небольшому желтоватому клочку бумаги, снова и снова растворяясь в странном тексте, он совершенно сознательно выбивает палку, захлопывая этот ящик.
  
  
  
  В полумраке уютной гостиной знакомого двухэтажного дома алые подрагивающие огоньки двух сигарет чуть слышно шуршат при новых затяжках. Среди мглистой завесы дыма за резным дубовым столом в меланхолии раздумий расположились Урахара и Куросаки. Шихоин стоит поодаль от них, опираясь обнаженным плечом о дверной косяк. Руки скрещены на уровне груди, соболезнующий взгляд изредка устремляется на брюнетку, но в основном обращен в деревянные половицы под ногами.
  
  Дааку-сама вальяжно откинулся на спинку огромного мягкого кресла, властно увлекая Рукию к себе на колени, но та настолько ловко использует шумпо, что никто из шинигами не смог разгадать его первоначальных намерений, а лейтенант 13 отряда, как само собой разумеющееся, уже спокойно сидит на широком подлокотнике. Арранкар сомнительно ухмыляется, но снисходительно не настаивает на большей близости. Пока.
  
  - Эта дверь была не просто так закрыта! - Ишшин и Киске говорят одновременно, слишком серьезно и напряженно. Йеруичи молчит. Поглощенная собственными, скрытыми ото всех мыслями, она думает о последствиях для Рукии, загнанной в угол.
  
  Что ты затеял, рыжий подонок?..
  
  - Чудесно. А теперь она не просто так открыта, - зловеще улыбается пустой, демонстрируя хищный оскал.
  
  - Прекратите, пожалуйста! Расскажите! Что все это значит?.. - Кучики решительно собрала все оставшиеся силы, чтобы не завопить от нестерпимой боли в черноволосой голове, где кто-то уж очень усердно пытался вбить гвоздь в кости черепа, садистски напевая при этом: 'Тебе все и всегда врут! Все и всегда! Да!'
  
  - Долгая история, - Урахара делает глубокую затяжку и выпускает колечко белесого дыма, мгновенно растаявшего в пространстве.
  
  - Слишком, - Куросаки-старший тщательно обдумывает следующий ход, без особого желания потягивая виски.
  
  - Зато - чрезвычайно интересная! - с плутовской усмешкой констатирует Король, испещренная шрамами рука фривольно поглаживает тонкий шелк в проекции бедра девушки.
  
  - Ты уже знаешь? - она, словно и не замечает, и не ощущает, а соответственно, и не обращает никакого внимания на действия арранкара, который в конечном итоге раздраженно отстраняется, так и не добившись хоть какой-нибудь реакции миниатюрной брюнетки.
  
  - Ага, - показательно безразличным тоном отвечает рыжий. - Может, выпьешь для храбрости? - глумливо предлагает он, непринужденно протягивая бутылку с коньяком.
  
  - Достаточно, - в следующий миг его отец стремительно вырывает 'Courvoisier' у несколько ошеломленного Дааку. - Киске, давай твой чай...
  
  
  
  Шихоин уже спешно разливает довольно ароматный напиток. Затем она осторожно перемещает фарфоровую пару в ледяные ладони Рукии, перед затуманенными глазами которой зияет глубокая пропасть неясных подозрений. Потом 'вежливо' предлагает остальным, и, даже не удосуживаясь дождаться ответа, равнодушно пожимает покатыми плечами и возвращается на исходную позицию.
  
  - Помнишь, как Хогиоку оказался у тебя? - уклончиво ведет премудрый шляпник, когда брюнетка немного отпила из своей чашки, ощущая приятную согревающую волну, быстро распространяющуюся по напряженному телу.
  
  - Да, через Ваш гигай, когда я познакомилась с... - Кучики сложно назвать Куросаки прежним именем, - со всеми вами... Наверно, это было разумно - спрятать Камень Разрушения от Айзена Соускэ таким способом - ведь земная оболочка медленно, но верно лишала меня духовной силы... - почему-то ей уже кажется, что она не совсем готова к неизбежному потоку крайне сомнительной информации, но все же опасливо задает вопрос, напрашивающийся сам собой. - Хотя я никогда не могла понять: по каким критериям Вы сделали выбор в пользу меня?
  
  - Единственный выбор, который я сделал тогда - это не препятствовал решению самого Хогиоку. Вы когда-нибудь задумывались: как маленький ребенок смог выжить в одиночку в Руконгай? Отвечу - этот ребенок был не один...
  
  
  http://mixpromo.ru/track/3582266_68413645
  
  Art Of Noise 'Moments In Love'
  
  
  Под размеренным повествованием Урахара, к которому в скором времени присоединились и Йеруичи с Ишшином, реальность неуклонно утопает в безбрежном омуте прошлого, а размытые годами образы складывают выцветшую мозаику давно минувших событий.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XIV. Часть 3. Зыбучие пески времени
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  L.b.s.
  
  Доброго времени суток!
  
  Прошу любить и жаловать... вариация на тему 'Маятник прошлого'.
  
  Для меня эта часть одна из тех, в которых концентрированы самые смелые идеи.
  
  Надеюсь, вам будет интересно читать.
  
  Буду чрезвычайно рада критике.
  
  Заранее спасибо!
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/42084516_89728911
  
  SID 'Ranbu No Melody'
  
  
  Тихо - тихо. Задерни шторы.
  На заре пробуждения жизни вспыхнуло лазурное пламя.
  
  Мрак простирается насколько хватает взора, и конфликты продолжаются день ото дня.
  Удел бессилия, что ничего не знает о разрушении, но мы стремимся
  Разорвать эту эпоху совершенно новыми клыками.
  
  Тихо - тихо. Задерни шторы.
  На заре пробуждения жизни вспыхнуло лазурное пламя.
  В день, когда мы встретились, я понял: 'Ты та, кого я хочу защитить'.
  Предпочитаю уничтожить врагов прежде, чем они нанесут удар по мне.
  
  Осознав всю тяжесть необдуманных слов, я стремился
  Трансформировать сомнение в уверенность.
  
  Так мучительно. Словно дьявольское искушение, это вынуждает помышлять о побеге, будущее
  Далеко от того, о котором мы мечтали.
  Мы всегда поднимали бунт, не выбирая момент, не обращая внимание на чужие насмешки.
  Тогда не было никакого страха, верно?
  
  Тихо - тихо. Задерни шторы.
  На заре пробуждения жизни вспыхнуло лазурное пламя.
  В день, когда мы встретились, я понял: 'Ты та, кого я хочу защитить'.
  Предпочитаю уничтожить врагов прежде, чем они нанесут удар по мне.
  
  Сокровище. Великая ценность. Ничто кроме не имеет значения.
  Частицы бытия создали окружающий мир задолго до меня.
  Я буду консолидировать все это и верну тебя, и не отпущу.
  Мелодия дикого танца, который никогда не прекратиться.
  
  
  
  
  ***
  
  
  СЭЙРЭЙТЭЙ. ГДЕ-ТО СТО ДЕСЯТЬ ЛЕТ НАЗАД
  
  
  В этом мире нет ни правды, ни лжи. Есть только факты.
  
  Айзен Соускэ
  
  
  
  
  
  Полнолуние. Бескрайнее покрывало темных небес беспорядочно усыпано миллиардами далеких звезд, в чьем хладном мистическом мерцании тревожный сон захватил обитателей величественного Сэйрэйтэй. Под покатыми крышами одноэтажных бараков кровавыми пятнами горели фонарики из рисовой бумаги, робко бросая тусклые отблески на мощеные дорожки. Мгновенная Поступь стремительно прорезала ночную тишину.
  
  Чуть за полночь немногочисленная группа таинственных существ в длинных черных плащах с капюшонами украдкой пробиралась вдоль массивной крепостной стены. Молниеносно был нейтрализован замешкавшийся страж, и его напарник не сумел уклониться от другого резвого удара. Теперь путь был свободен.
  
  - Да шевелитесь! - недовольно ворчала предводительница отряда отступников. Сейчас понятие 'медленно' в женском сознании заметно набирало скоростной режим. - Киске, и угомони своих питомцев, - жалобное бормотание скулящих баб за спиной незадачливого ученого доводило до исступления. - Капитан Шиба, помоги с этим толстяком, - тот быстро сменил ее ношу на более легких вайзардов.
  
  - Шихоин, ведь это южные ворота, но покинуть Сэйрэйтэй нам можно лишь через западные... - робко начал блондин, искренне боясь навлечь на себя очередную порцию праведного гнева скорой на расправу аристократки.
  
  - Наша дорога пролегает через Инузури, - Йеруичи сейчас было не до того, убраться бы из этого злосчастного террариума без лишних проблем.
  
  
  
  Мимолетной дымкой 'преступная' команда незаметно растаяла в тенистой сени раскидистой буковой рощи. Их временный портал, заранее организованный с участием Дома Шиба, располагался уже совсем близко. Еще пара захолустных кварталов, и они достигнут-таки желанного спасительного выхода из жестокого Сообщества Душ в, несомненно, более позитивный Мир Живых.
  
  - Скорее! Нас с самого утра ищут! - сурово подгоняла бывший командир Отряда Тайных Операций.
  
  - Я сообщил Мацумото, что вы уже сбежали в параллельное измерение. Так что сейчас слух точно достиг каждой пары ушей Готей 13, - небритый брюнет прекрасно справлялся с подопечными на закорках, но им этот побег давался катастрофически трудно.
  
  - Киске... - вдруг Йеруичи резво обернулась к замыкающему их шествие, но решительно его не обнаружила - только три коматозных женских тела, как попало лежащих в дорожной пыли, - Где он?! - смесь ярости и отчаяния наполняли ее шипение.
  
  - Шел за тобой, - с издевкой заметил Хирако, которому до жути осточертели подобные бабенки...
  
  - Твою ж дивизию! - Шихоин небрежно сбросила Шинджи и Лава с затекших плеч. - Цукабиши-сан, справишься? - и призывно кивнув Ишшину, аристократка вместе с ним мгновенно скрылась в рьяном шумпо.
  
  
  
  - Есть другие варианты?! - уныло спросил им вслед Тессай, теперь занятый перераспределением собственной нагрузки, благо несколько вайзардов худо-бедно, но смогли передвигаться самостоятельно.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ИНУЗУРИ. В ТОЖЕ ВРЕМЯ
  
  
  Даже тогда, когда что-то не получается, надо идти дальше.
  
  Арисава Тацуки
  
  
  
  
  
  В мрачных лабиринтах убогих однотипных сарайчиков неспешно брела молодая брюнетка. Упрямая прядь ниспадала на бледное лицо, мглистые кристаллы огромных глаз наполняли не пролитые слезы. Старое потрепанное кимоно испещряли асимметричные заплатки, рукава изодраны, подол собрал на себе всю уличную грязь Рукона.
  
  Ей дико хотелось пить - хоть глоток из лужи, но дождя очень давно не было. Она безумно устала, израненные босые ступни отчаянно ныли при каждом новом шаге. Пару часов назад ту хибарку, где она смогла просуществовать в относительной безопасности несколько дней, захватили какие-то уроды - ей чудом удалось вырваться живой и невредимой.
  
  А сейчас нужно хоть как-то организовать ночлег, еще немного и Хисана просто упадет ничком на землю и вырубится. Изможенная девушка уже засыпала на ходу, когда из небытия ее резко выдернул пронзительный жалобный писк.
  
  - Ну, детка, не плачь, я что-нибудь обязательно придумаю... - на руках брюнетки хныкала на вид полугодовалая малышка, запеленованая в грубую холщовую ткань. - Мы справимся, Рукия... Я позабочусь о твоем будущем, обещаю...
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  ТАМ ЖЕ. ТОГДА ЖЕ
  
  
  Если я сказал - не брал, значит - не отдам!
  
  Урахара Киске
  
  
  
  
  
  Камень Разрушения еще нужно было содержать в темнице, но он, словно по воле роковой безрассудности, просто лежал в кармане кимоно. И в абсолютно неподходящий момент вдруг покинул тканевую темницу одежд несправедливо обвиненного капитана.
  
  Вначале этой совершенно непредвиденной активации несчастный изобретатель даже не заметил прозрачно-лазурное мерцание под полами плаща, только лишь когда переливчатый шар озарил непроглядную мглу ярким слепящим сиянием и стремительно вырвался на свободу.
  
  Урахара мгновенно оставил вверенных ему особ и в самом быстром шумпо, на которое только был способен, вихрем рванул за ним вдогонку, но своенравное творение, словно блуждающий огонек фэйри, резво ускользало прочь, прорезая ночной Руконгай своим мистическим отблеском.
  
  Небритый блондин торопливо двигался по безлюдным закоулкам уснувшего Двора Скитающихся Душ. В некоторых окнах светилось подрагивающее пламя жалких свечных огарков, кое-где под полуразвалившимися крышами различалось тусклое свечение уличных фонариков, а мерцающая неземным светом сфера неуклонно уносилась далеко вперед, то мимолетным бликом обнажая себя, то вновь скрываясь в мрачном сумраке.
  
  Казалось, Хогиоку обладал собственной волей, и именно она сейчас гнала его в неопределенном, на первый взгляд, направлении. А Киске тем временем следовал за Камнем Разрушения по пятам, хотя уже неминуемо проигрывал в этом безумном спринте.
  
  На очередном повороте Урахара пронесся по внутреннему кругу, когда неожиданно взбесившийся Хогиоку летел по большему радиусу. Он фактически вплотную приблизился к ускользающему шару, мужская рука практически схватила его, но вдруг... блондин неловко поскальзывается, тотчас падает лицом в смердящие помои у чьего-то обшарпанного жилища и безжизненным взглядом провожает более удачливого 'противника'...
  
  Киске обреченно поднялся, но уже спокойно побрел вперед, полностью лишившись шанса угнаться за ним.
  
  
  
  Все теперь принадлежало исключительно господину Случаю...
  
  Урахара не планировал подобный исход, ни когда обнаружил изувеченных Айзеном шинигами, ни когда его вместе с ними отдали под трибунал... ни тем паче сейчас, когда всякая надежда, увы, утрачена...
  
  
  
  - ЧТО ТЫ ТАКОЕ?.. - вдруг срывающийся тонкий голосок решительно вырвал блондина из печальных раздумий. Киске мгновенно кинулся на отчаянный вопль. - Рукия! НЕТ!!!
  
  
  
  В наполовину разрушенном пустующем помещении в сгорбленной позе сидела мертвенно-бледная девушка, обескровленные губы, словно в трансе шептали мантры, красивое, должно быть, лицо исказила гримаса первобытного ужаса. Вдруг Хисана заметила Урахара и ее невидящие глаза широко распахнулись. Внезапно она дернулась, словно в судорожном припадке и, молча, вышла вон.
  
  Киске, пристально вглядываясь, осторожно приблизился к грязному холщовому кульку, мирно лежащему у стены, из которого периодически показывался Хогиоку. Урахара торопливо отбросил капюшон, опасливо склоняясь над ерзающим свертком, а затем в полном недоумении замер...
  
  Маленькие пальчики девчушки будто направляли Камень Разрушения по своему собственному усмотрению, словно полностью руководили траекторией движения, или он позволял ей так думать, а светло-аметистовые искрящиеся глазки не выпускали мерцающий шар из виду.
  
  Она довольно агукала и периодически заливалась смехом, когда Хогиоку легонько приземлялся на кончик курносого носика и снова вспархивал над ней, точно ночной светлячок. Иногда Рукия раскрывала ладошку, вскользь касаясь гладкой поверхности, но ни разу не постаралась схватить. Между ними неожиданно установилась какая-то связь...
  
  Потом малышка сладко зевнула и как будто помахала новоиспеченной 'няньке'. Камень спокойно замер в воздухе, и начал тускнеть, превращаясь для своей крошки в подобие ночника, и как только ребенок тихонько засопел, Хогиоку тут же растворился в пространстве, а розовая ручка девочки вдруг засветилась приглушенной лазурью.
  
  Урахара смотрел на невероятный тандем, как завороженный. Это было и удивительно и устрашающе одновременно... Что именно здесь произошло было слишком непостижимо даже для Киске, Камень Разрушения единолично выбрал не то вместилище для себя, не то, наоборот, решил оказать протекцию этой малютке. При этом их судьбы навсегда переплелись.
  
  Урахара аккуратно поднял Рукию и исчез в Мгновенной Поступи - знакомые реацу были уже совсем близко, следовало побыстрее двигаться навстречу.
  
  Что я им скажу?..
  
  
  
  - Не время заводить знакомство... какого черта?.. - первым Киске встретил ошалевшего Ишшина, наверно, его спутники решили охватить большую территорию и разделились, пока дислокация двенадцатого капитана оставалась под надежной защитой плаща, скрывающего реацу.
  
  - Шиба, это не я... - в конечном итоге оставалось говорить только правду. - Хогиоку сам выбрал девочку... как сосуд... - и ничего кроме правды.
  
  - Это Шихоин-доно точно разъярит... - он с накатившей нежностью посмотрел на умильную малышку, трогательно улыбающуюся во сне. Крохотные кулачки периодически сжимались, а ротик чуть приоткрывался, словно она просила кушать.
  
  - Урахара! - Йеруичи буквально следом вылетела из шумпо, как метеорит.
  И вот золотистые глаза этого самого небесного светила уже яростно выбуравливаются в растерянного блондина, который неосознанно крепче прижимает Рукию к себе.
  
  - Хогиоку САМ проник в нее, - заплетающимся языком промямлил Киске, а аристократка смерила его испепеляющим взглядом, лишь на миг задержавшись на маленьком тельце, сейчас тускнеющее голубоватое сияние исходило уже из области грудины ребенка.
  
  - Значит, вы оба с ним рехнулись! - внезапно Киридзи представительницы Древнего Дома угрожающим холодом сверкнули в сумраке. - Резко достал свою побрякушку, и погнали!
  
  
  
  И снова вмешался все тот же Случай-сама...
  
  Шихоин просто насторожил шорох в темном углу грязной подворотни, возможно, там копошилась обычная полевка - истерическое обострение 'звериных' инстинктов.
  
  Ненавижу крыс!
  
  Ишшину на нервной почве почудилась далекая поступь, словно чьи-то варадзи врезались в пыльный грунт, и дзанпакто был моментально изъят из ножен.
  
  Погоня!
  
  А Урахара благодаря этому уверился в том, что невинное существо сейчас просто заживо вскроют...
  
  - Она моя дочь!
  
  Ну, и пусть, что самая глупая ложь... как говорится, чем невероятнее, тем убедительнее...
  
  Может, когда-нибудь я научусь получше...
  
  
  
  - Заберем ребенка с собой, - внезапно Йеруичи смерила безразличным взором того, ради кого, собственно, приняла участь изгнанницы. Ей казалось, что только что она получила буквально плевок в лицо. Ведь их дружба длилась уже столько лет... а еще они спали последние два года. - Не смею спорить с Хогиоку.
  
  
  
  - Ты знаешь, как зовут это Чудо? - по-доброму спросил Шиба, когда они вступили на твердый грунт Мира Живых.
  
  - Рукия... - устало выдохнул экс-капитан, безнадежно всматриваясь в клубы пыли, где секундой ранее растворилась Богиня Мгновенной Поступи.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ТОКИО. НЕДЕЛЮ СПУСТЯ
  
  
  Одно неловкое движение, и вы отец.
  
  Куросаки Ишшин
  
  
  
  
  
  Посреди ухоженного сада располагался неглубокий заросший пруд. Зеленые листочки задорно шелестят под легким дуновением теплого ветра. Повсюду насажены разнообразные цветы, то объединенные в пышные клумбы, то одиноко распустившиеся в стороне от них. В воздухе таял чарующий аромат пионов.
  
  За деревьями притаился небольшой деревянный минка*. Две широкие пологие ступени подводят вплотную к массивной входной двери. А дальше в светлый холл с низким прямоугольным столом посередине, в приподнятом полу справа сооружен встроенный очаг.
  
  *(Яп. 民家) - японский дом, встречающийся
  в наши дни в сельской местности
  
  
  Пройдя через фусума*, попадаешь в минималистичную гостиную, больше всего поражаясь полному отсутствию какой бы то ни было мебели. Лишь обнаженное дерево опорных столбов и стропил, потолок из выструганных досок, решетчатые переплеты седзи, рисовая бумага которых мягко рассеивает пробивающийся снаружи свет.
  
  *(Яп. 襖) - скользящая дверь в виде обклеенной
  с двух сторон бумагой деревянной рамы
  
  
  Под разутой ногой слегка пружинят татами - жесткие, пальца в три толщиной маты из простеганных соломенных циновок. Пол, составленный из этих золотистых прямоугольников, совершенно пуст. Пусты и стены. Нигде никаких украшений, за исключением ниши, где висит свиток с каллиграфически написанным хайку Танэда Сантока, а под ним поставлена икебана.
  
  В большой васицу, традиционной комнате, все еще расстелены два бежевых футона. Один из них завален многочисленными разноцветными подушками. На другом лежит маленькое дитя, она довольно играла после утреннего кормления.
  
  - Проблема не в том, что, в наших мыслях отсутствует логика, а в том, что в большинстве из них присутствует идиотизм. Как Шихоин-доно? - Ишшин изредка поглядывал на Рукию, которая столь неожиданно стала значимой персоной и в его жизни.
  
  - Я собирался ей все объяснить... но она исчезла сразу по выходу из Прохода Миров, - Киске говорил уныло и сонно.
  
  Слава Богам Смерти, что сподобились назначить отряд Шиба контролировать этот город, теперь приятель может здесь часто появляться, а значит, помогать и с ночными бдениями избранницы Хогиоку... будь он не ладен!
  
  - Ладно, все образуется... А что будет с Рукией? - брюнет резво подскочил к девочке, когда та немного срыгнула и захныкала, но мгновенно успокоилась в его объятиях.
  
  Маленькая ручка вдруг цепко вцепилась в его указательный палец, а огромные глаза настолько пронзительно посмотрели на шинигами, будто ей все было ясно, будто она выражала благодарность за то, что они не бросили ее...
  
  - Будем о ней заботиться, пока Айзен не разлучит нас! - к нему неспешно подошел вымотанный Урахара и подал чистую салфетку. Пора было начать с иронией оглядываться на извечные проблемы, что и вселенского размаха, что и теперь собственного шестимесячного Микрокосма с выразительными глазками цвета мурасаки.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ОСТРОВ ХОККАЙДО. СТО ЧЕТЫРЕ ГОДА НАЗАД
  
  
  Скажи мне, кто твой друг, - и я тебе про него расскажу такое...
  
  Мацумото Рангику
  
  
  
  
  
  День медленно клонился к вечеру, ярко-желтое солнце тонуло в синеве глубин. Морской бриз уверенно возвращался к месту рождения. Все пространство вокруг наполняла удивительная гармония, непостижимая безмятежность. Над мерцающей поверхностью воды пролетали чайки, чьи изредкие крики эхом разносились по пустынному побережью.
  
  Песчаный пляж был разрисован многочисленными вариациями из жизни кроликов - 'папы' вчера познакомили 'дочку' с творчеством Льюиса Кэрролла, поэтому она сегодня требовала обращаться к себе не иначе как 'Алиса' и, собственно, ушастые зверьки теперь сопровождали все ее развлечения.
  
  Рукия продолжала кропотливое рисование по линии прибоя, наглядно знакомя их неразговорчивую гостью со своей семьей.
  
  - Что значит 'НАША'?! - Урахара смеялся до слез, наблюдая с веранды и за неуемной художественной активностью девочки и за растерянной молодой женщиной одновременно. - Ишшин, ты уладил мои проблемы с Йеруичи, сообщив, что малышка Ру - наша с тобой дочурка?!
  
  - Ну, да... - вдруг брюнет разразился бешеным хохотом, сообразив, наконец, как это прозвучало для любовницы приятеля.
  
  - Между нами все кончено, Шиба! - блондин кокетливо - театрально стукнул друга по голове своим новым аксессуаром - на редкость невзрачным сэнсу*. - Йеруичи-доно! Мое сердце свободно!
  
  *(Яп. 扇子) - складной веер из
  специальной прочной бумаги
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  КИОТО. ПРОШЛО ПАРУ ЛЕТ
  
  
  Сильные пожирают слабых.
  
  Их пожирают не потому, что они слабые... а потому, что их слишком мало.
  
  Хищниками, в конечном счете, становятся те, кого больше.
  
  Докугаминэ Рирука
  
  
  
  
  
  Девочка резво выбралась через распахнутое настежь окно из небольшого одноэтажного домика, стремительными перебежками мелькая между могучих стволов вековых лип. Она тяжело дышала, иногда останавливалась, скрываясь за очередным громоздким деревом, и опасливо оборачивалась на преследователей.
  
  Вдруг слева показалась физиономия Ишшина, рванула вправо - Киске, а непосредственно перед ней - Йеруичи.
  
  - Не надо! - жалобно взмолилась Рукия, бросая косые взгляды на бутылочку с микстурой от кашля.
  
  - Это не больно! - безапелляционно констатировала Шихоин, протягивая ложку с лекарством.
  
  - Противно... - девочка покорно выпила приторно-лимонный напиток и поморщилась. - Спокойной ночи, - а потом понуро поплелась в дом.
  
  - Про 'Страну Чудес'? - женщина положил руку на маленькое детское плечико.
  
  - Угу.
  
  - Дочка, до завтра. Мне... на работу, - а Шиба нежно поцеловал в щечку.
  
  - Угу.
  
  
  
  - Ты привязалась к ребенку, - тихо заметил Урахара, медленно надвигая недавнее приобретение - отвратительную бело-зеленую панаму - глубже на глаза.
  
  - Естественно! Теперь она и моя! Моя Шихоин-доно! - когда Рукия уснула, вместе с Алисой падая в кроличью нору, Йеруичи выскользнула из спальни, легонько задвинув фусума.
  
  Рисовая бумага была полностью заштрихована акварельными красками. Те звери, что девочка изобразила на них неделю назад, она нарекла 'чаппи' - мутация на тему зайцев. Видимо, именно от них впоследствии произошли не то покемоны, не то хоббиты... По крайней мере, самые страшные из них.
  
  - А семью будешь посвящать? - шутливо поинтересовался Киске, предлагая уставшей женщине горячий зеленый чай.
  
  - Нет. Ямамото натравил своих церберов. Весь Клан уничтожен, - золотистые глаза вмиг наполнились слезами, которым не суждено было пролиться.
  
  - Соболезную. Когда Рукия подрастет - она сможет стать грозным оружием, - теперь взор Урахара надежно скрыт от собеседника, а по голосу невозможно понять, какие эмоции он испытывает на самом деле.
  
  - Никогда, - чашка вдруг вдребезги разлетелась о стену. - У нее будет нормальная жизнь. Хватит проливать кровь.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ОСАКА. ЧЕРЕЗ ВОСЕМЬ МЕСЯЦЕВ
  
  
  Мы с тобой легкой смертью не умрем.
  
  Шихоин Йеруичи
  
  
  
  
  
  - Айзен возобновил поиски Хогиоку, - Ишшин резво развел седзи, проходя в загроможденное помещение.
  
  - Снова переедем, - Шихоин предательски смотрела на не распакованные тюки.
  
  Я прямо разрываюсь!
  
  - Он вышел на след Урахара, - вкрадчиво сообщил брюнет. - Он найдет вас.
  
  - Я справлюсь, - Йеруичи с чрезмерным усердием принялась запихивать вещи обратно.
  
  - Ошибаешься, - следом явился и шляпник.
  
  - Я не отдам ему мою девочку! - женщина яростно сжала кулаки, демонстрируя готовность даже к рукопашной схватке.
  
  - Нашу, - обиженно поправил Шиба.
  
  - Правильно! - невозмутимо вклинился Киске. - Вернетесь в Руконгай вместе!
  
  - Под самый нос близорукого?! - Йеруичи просто не верила собственным ушам и так и застыла на месте.
  
  - Именно! - неунывающим голосом подтвердил Урахара. - Там Соускэ уже все прочесал, вы будете в безопасности, - он тут же облачился в знакомый длинный плащ. - Только Рукии придется забыть нас...
  
  - Я останусь с ней, - в свою очередь и Шихоин высказала определенное условие.
  
  - Мы все будем рядом, - заверил Ишшин.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ИНУЗУРИ. ПЯТЬДЕСЯТ ЛЕТ НАЗАД
  
  
  Ты проиграл тогда, когда выбрал меня своим противником.
  
  Кучики Бьякуя
  
  
  
  
  
  За группой уличных беспризорников отчаянно гнался торговец питьевой водой. Только что эти малолетние преступники украли несколько бурдюков, а он, во что бы то ни стало, намеревался их вернуть.
  
  - Держи гаденышей! - визгливо кричал мужчина в неприлично коротком кимоно, усердно расталкивая любопытную толпу. - Стойте, или вам хана! - дети резво свернули в безлюдный проулок. - Все, сейчас я вас точно покромсаю!
  
  - Плохо дело, Ренджи! - мальчик с темно-русыми волосами уже предвкушал их невеселый финиш, когда заметил оружие в руках взбешенного 'бизнесмена'.
  
  - Заткнись и шевелись! - впереди алым пламенем сверкал конский хвост другого пацана.
  
  - Черт тебя раздери! - и вдруг их преследователь неуклюже растянулся посреди дороги, предательски откашливая серую пыль.
  
  - К-кто это? - еще один воришка удивленно уставился на мелкую брюнетку, ловко подрезавшую разъяренного торговца.
  
  - Сюда, за мной! - приказным тоном бросила Рукия и рванула прочь.
  
  
  
  - Я прикончу вас, голодранцы, - мужчина попытался встать и продолжить погоню, но чья-то мощная реацу лишь глубже вдавливала тело в грязь, а опасливый взгляд уперся сначала в варадзи, а потом в горстку монет упавших рядом с ними. Он просто не смел поднять перепачканное лицо, искаженное от благоговейного страха...
  
  - Этого хватит за твои убытки? - деловито спросил шинигами с закрепленным на левом плече капитанским хаори, так и оставшись инкогнито.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ТАМ ЖЕ. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ДНЕЙ
  
  
  Если бы я была дождем, что соединяет небо и землю, вечно далекие друг от друга,
  
  смогла бы я соединить два сердца?
  
  Иноуэ Орихимэ
  
  
  
  
  
  В трущобах 60 района случилось просто беспрецедентное событие - благородный шинигами женился на простой девушке из Руконгай. Толпа ликовала, провожая счастливицу в лучшую жизнь. Все стояли по обе стороны улицы, было жутко тесно, но никто не желал пропускать столь неординарное зрелище, когда знатный Проводник Душ лично явился за своей избранницей. И сплоченная команда детей из 78 зоны была просто обязана это увидеть!
  
  - Дай мне посмотреть, Ренджи! - а Рукия ну никак не могла подпрыгнуть выше своих новоиспеченных друзей.
  
  - Убери свою глупую кошку, - мальчик с красными волосами был явно не в восторге от ее черного питомца.
  
  - Она - умница! - брюнетка тут же погладила свою четвероногую спутницу. - А то, что она СЛУЧАЙНО...
  
  - Хватит! - резво прервал ее оправдания Абараи. - Гляди, просто красавица... - и позволил чуть высунуться из-за его спины.
  
  - И ее жених... - рядом стояла девчонка постарше, которая была напрочь сражена статным брюнетом. - Разве шинигами из Сэйрэйтэй могут брать в жены обычные души? - скептически продолжила она, оценивая невыразительную и почему-то печальную невесту.
  
  - Этот еще и аристократ! - в его черных волосах Ренджи заметил кенсейкан.
  
  - Вот бы кто-нибудь полюбил меня так же сильно, чтобы нарушить ради меня все законы... - мечтательно произнесла их голубоглазая подруга.
  
  - Тогда в тебя влюбиться преступник! - равнодушно парировала Рукия. - Лично мне вообще никто не нужен!
  
  - А мы?! - вмиг переполошились трое ребят, озадаченно уставившись на приятельницу.
  
  - Только вы, мои друзья! - брюнетка искренне улыбнулась им, а те пялились в ответ, как зачарованные.
  
  - Просто ты тощая и противная! - Абараи что-то не впечатлили эти сомнительные переглядки. - Да кто на такую клюнет?! - он смерил Рукию лживой издевкой. - Какой-нибудь Рыжий, разве что...
  
  
  
  
  ***
  
  
  АНАЛОГИЧНО. ЧЕРЕЗ НЕСКОЛЬКО ЧАСОВ
  
  
  - Ты? Как?
  
  - Как я еще жив? И вправду как?!
  
  Урахара Киске и Льярго Ямми
  
  
  
  
  
  Под ногами желто-оранжевое покрывало окутывало все пространство между засыпающими деревьями, которое теперь тихо шуршало палой листвой. Тусклый свет практически не дарил тепло, но медленно исчезал за линией горизонта. В прохладном воздухе вовсю ощущалось дыхание полновластной осени. Вечерняя встреча состоялась в отдаленной лесополосе 80 района.
  
  - Пора прощаться, - Шиба невесело улыбнулся своим друзьям.
  
  - Айзен не найдет Хогиоку, раз уже полвека безуспешно ищет, - Кошка недовольно задергала хвостом, когда обернулась на капитана 10 отряда.
  
  - Правильно, - подозрительно легко поддержал Киске. - Ведь про существование Рукии никто не знает, а про твой облик уже многие наслышаны. Ты рассекретишь нашу аферу, - спокойно продолжил он. - Она сильная. Она стравится.
  
  - Я не отдам ее без бой-й-а... а... - Йеруичи угрожающе ощетинилась, но вмиг хищный оскал приобрел неестественное выражение, и черная шкурка безвольно опала в руки Урахара.
  
  - Уверен, что подействует? - Ишшин всегда сомневался во всех изобретениях шляпника. Он склонился над вырубившейся животной модификацией Шихоин в надежде, что укол Киске не лишил ее жизни. Она дышала поверхностно.
  
  - Да. Ты же забыл вчерашнюю пьянку... - обиженно напомнил приятель, с чувством выполненного долга направляясь обратно к порталу.
  
  - Одна ночь, Киске! - Шиба считал, что просто необъективно сравнивать такие диаметрально противоположные временные отрезки. - А тут сколько лет?!
  
  - Я собираюсь заменить ей память, - спокойно сообщил оппонент. - Точнее удалить один Мелкий элемент.
  
  - А если узнает?.. - Ишшин знал, что вопрос дурацкий - ведь о последствиях... ой! как несложно было догадаться.
  
  - Ладно... сначала напишу завещание, но потом все равно сделаю, как решил, - 'снизошел' Урахара.
  
  - Слушай, только не поступай так со мной... - по их первоначальному плану девочку следовало оставить в покое всем, не достаточно было устранить только Шихоин, к поиску которой Соускэ сейчас привлек все свои связи, прорабатывая очередную версию местонахождения Хогиоку именно с этой женщиной.
  
  - Конечно! - Киске в конечном итоге пришел к тому, что это опасно - полностью потерять 'дочку' из вида, но и помогать теперь следовало еще осторожнее. - Ты чего паришься? Ты вообще всегда был вне подозрений очкарика!
  
  
  
  
  ***
  
  
  ПОМЕСТЬЕ КУЧИКИ. ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО ДЕСЯТЬ ЛЕТ СПУСТЯ
  
  
  Нет мира без жертв...
  
  Харрибел Тиа
  
  
  
  
  
  Белые и розовые лепестки, словно маленькие бабочки, кружатся в изысканном медленном танце и с внезапным порывом беспечного ветра уносятся прочь. В воздухе таял чуть слышный аромат распустившихся бутонов сливы. Напротив бесконечно благоухающего парка, прямо на открытой веранде расположился белый футон.
  
  Иногда задумчивый взор молодой женщины устремлялся сквозь время и пространство куда-то вглубь цветущего сада, словно в поиске чего-то, незаметно ускользающего среди мрачных теней иного мира.
  
  Тонкая рука слабо цепляется за ладонь своего господина, мглисто-серые глаза неестественно закатываются, а кисть безжизненно опадает вниз.
  
  
  
  - Как Хисана? - сначала Гинрей-сама не заметил, что все кончено. Лишь подойдя ближе, он увидел, как безутешный супруг с горечью накрывает тело усопшей белоснежным саваном.
  
  - Ее больше нет, - голос внука полон апатии. Глаза отстраненно уставились в одну точку.
  
  - Выполнишь последнее желание своей жены? - оджии-сан крепко сжал его плечо.
  
  - Да, - это все, что у него останется в память о любимой.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ИНУЗУРИ. ТОГДА ЖЕ
  
  
  Неважно, что люди говорят, кем тебе быть, важно то, кем ты хочешь быть.
  
  Ушода Хачиген
  
  
  
  
  
  Шквальный ветер безудержно вздымает полы кимоно, взъерошивает прямые волосы. Рукия обреченно смотрит с края скалистого утеса вниз, на уныло тающий в закатном мареве ненавистный Рукон, куда до тошноты противно сейчас возвращаться на ночлег. Кажется, гораздо легче отдаться во власть свободного падения и навсегда исчезнуть вслед за погибшими товарищами. Упасть во мрак, в котором и раствориться навечно.
  
  Позади миниатюрной девушки стоит крепкий красноволосый парень, и ей отчетливо слышно частое биение его ретивого сердца, которое скорбит в унисон с ее собственным. Теперь на поросшей новой зеленой травой вершине располагаются три земляных холмика, три могилы друзей их далекого детства. Все кончено, прежняя жизнь уже не вернется.
  
  Темно-аметистовые глаза медленно скользят по убогим постройкам, где-то видна кровопролитная драка, слышатся немилосердные удары палок, отчаянные крики о помощи... и она решительно понимает, что очень хочет защитить тех, кто терпит неминуемое поражение. Пальцы непроизвольно сжимаются в тугие кулаки так, что костяшки белеют. Но тут же приходит и осознание, что это лишь один трагический эпизод из бесконечной череды жестокости...
  
  Как охватить их все?..
  
  Огромные фиалки обреченно поднимаются к безразличным небесам, где неспешно крадется последний солнечный луч, озаряя теплым мерцанием величественный широ...
  
  - Давай станем шинигами, - именно так Рукия сможет предотвратить значимо большую часть несправедливости, чем периодически вступая в поединки с единичными проявлениями Зла.
  
  - Хорошо, - Ренджи никогда не отпустит брюнетку от себя, ведь из его названной семьи остается лишь маленькая хрупкая девушка, ставшая за эти годы по-настоящему родной.
  
  
  
  Поглощенные собственными надеждами, они, естественно, совершенно не замечают среди густо посаженых деревьев тайного соглядатая. Небритый Бог Смерти лишь бесшумно покачал головой покрытой капюшоном маскирующего плаща в знак полного не согласия с подобным выбором несмышленых юнцов.
  
  
  
  
  ***
  
  
  МАГАЗИН УРАХАРА. ЧЕРЕЗ ГОД
  
  
  Даже если вы идете разными путями, всегда хорошо, когда у тебя есть друг.
  
  Укитаке Джуширо
  
  
  
  
  
  - Мы пропали... Рукия... зачислена в Готей 13! - Ишшин ворвался в накуренную кухню, как молния.
  
  - К-как?! - очень редко новости заставляли шляпника падать со стула - обычно он занимался обратным.
  
  - Бьякуя Кучики! - тут же выпалил Шиба, нагло перехватывая бокал коньяка у приятеля, продолжающегося удивленно пялиться, как брюнет делает глубокий глоток. - Ходят слухи, что наша малышка как две капли воды похожа на его покойную супругу.
  
  - А в каком она отряде? - Урахара, наконец, пришел в себя и уже судорожно обдумывал их дальнейшую тактику.
  
  - Мне пришлось просить Джуширо... - небритый мужчина тонко намекал, что в этом заговоре участвует не только их троица.
  
  - Ты все рассказал?! - еще секунда и премудрый торговец лишится самообладания напрочь.
  
  - Выхода не было! - Ишшин прямо посмотрел на Киске. - Ведь рядом со мной ей нечего делать! Айзен и Ичимару совсем близко.
  
  - Ладно, Укитаке не позволит ее обидеть, - смиренно согласился Урахара. - Да и мало кто решится вынудить капитана 13 подразделения продемонстрировать бан-кай, - с невеселой улыбкой констатировал он.
  
  - Еще лейтенант... - не совсем благодатная почва для очередной порции, но лучше сказать сейчас.
  
  - Каен Шиба?! - дрожащей рукой Киске потянулся к пачке и прикурил новую сигарету непосредственно от предыдущей.
  
  - Чтобы Джуширо лишний раз не привлекал внимание опекой к обычному офицеру... - небритый брюнет виновато потупился.
  
  - Ага, 'обычному'! Рукия Шиба - Урахара - Кучики - Шихоин-доно!.. - неожиданно оба нервно захохотали.
  
  
  
  
  ***
  
  
  КАРАКУРА. ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ДВАДЦАТЬ ЛЕТ
  
  
  Повторяется ли история, или она просто есть?
  И если это круг, следует ли нам его разорвать или оставить все, как есть?
  
  Кучики Рукия
  
  
  
  
  
  - Мы пропали... Рукия... - в кои-то веки Ишшин пришел со своей бутылкой французского бренди, правда, как ни в чем не бывало, употребляя коньяк из горла еще на улице.
  
  - Где-то я ЧТО-ТО подобное уже слышал... - игриво подхватил Киске, с недвусмысленным намеком протягивая приятелю пару бокалов.
  
  - Помнишь мою Масаки? - Шиба не стоило просить дважды, и они моментом осушили по порции, а Ишшин неожиданно вместо закуски закурил сигарету.
  
  - 'Твою'?! - Урахара пока не разобрался, чему он не верит больше - глазам или ушам.
  
  - Я женюсь на ней! - торжественно сообщил капитан 8 дивизии, убирая пачку в карман.
  
  - На квинси?!
  
  Точно ушам!
  
  - Я люблю ее! - безапелляционно заявил Ишшин.
  
  - Достойная отмазка!
  
  А зрительные глюки в этом случае были бы куда лучше!
  
  - Мне пришлось просить Кераку... - Шиба считал, что раз уж повелось за Рукией по два опекуна в непосредственной близости, то непременно стоит продолжить эту добрую традицию.
  
  Вот спокойнее мне так!
  
  - Где-то я и что-то подобное уже слышал... - Урахара легонько постучал по бутылке.
  
  Да наливай ты уже...
  
  
  
  
  ***
  
  
  ПОДВАЛ. ТРИ ГОДА ТОМУ НАЗАД
  
  
  Мне все пофиг. Но если нужно вступить в бой, я буду стоять до последнего.
  
  Кайот Старк
  
  
  
  
  
  Ремонт нельзя закончить. Его можно только прекратить. Чем Урахара и занялся, так и не приспособив северную часть подземелья под что-то конкретное. Притом запад основательно завораживал. Маленький деревянный дом, прелестный ухоженный сад с 'климат - контролем' в лучших традициях изобретателя, плетеная мебель... В общем все внешнее убранство напоминало его первое земное жилище в Токио.
  
  Последние пару десятков лет двое проводников при службе и двое 'в отставке' научились прекрасно ладить друг с другом. Общение включало в себя и веселые рассказы о прошлой и нынешней жизни Рукии-тянь, о делах Сэйрэйтэй, о семействе бывшего Шиба, о выборе саке, в конце концов...
  
  Но эта встреча резко отличалась от прочих. Во-первых, сначала решили полностью отказаться от алкоголя, так как проблем было предостаточно и для трезвых голов. Время катастрофически поджимало, а решать вопросы следовало как можно скорее. Таким образом, 'команда быстрого реагирования' предпочла ограничиться крепким зеленым чаем.
  
  - Айзен вычислил дислокацию Хогиоку, - в этот раз роль буревестника исполнил Укитаке. Его болезненно-бледное лицо полностью соответствовало поникшему голосу.
  
  - Воистину гений... сто лет искал! - Киске тут же извлек потрепанный бумажный веер и распахнул его. - Спасибо, GPS-сама!
  
  - Какие предложения? - а в воспаленном мозге Куросаки уже прорабатывался план эвакуации 'третьей' дочки из Сообщества Душ...
  
  - Кстати, да... этот мерзавец решил по-тихому все провернуть - Кучики сегодня проговорился, что Ичимару просит ЕЕ руки, - сильно напрягала непривычная серьезность Кераку. Он был не многословен и выглядел довольно загруженным.
  
  - Отлично! - на Урахара точно снизошло озарение! Он, как ошпаренный, вскочил со стула. - Укитаке, отправь Рукию со срочным поручением на грунт! Пусть охотится на пустых в Каракуре! А тут мы ее сами спрячем! Есть один интересный гигай... - монолог длился минут пятнадцать, и благодаря этой речи все приняли задумку трезвого торговца за вполне сносную.
  
  Было понятно, что пока капитан 5 отряда не намерен нападать публично, значит, это вопрос лишь недостаточности его силы, и, как следствие, выигрыша их времени. Которое, как раз потребуется Киске для усовершенствования гигай, полностью блокирующего способности шинигами. Джуширо сказал, что задание для Рукии будет оформлено на несколько месяцев.
  
  
  
  Кто ж тогда знал, что их общий знакомый уничтожит этот документ, ну, перед расправой в Резиденции Совета...
  
  
  
  - Точно! И познакомим ее с Ичиго! - Ишшин оживился настолько, что все же достал из кармана металлическую фляжку с выдержанным французским бренди.
  
  Собственно, на это все и рассчитывали - главное, чтобы кто-то стал зачинщиком, а коньяк найдется!
  
  
  
  
  ***
  
  
  ПАРК КАРАКУРЫ. ПРИМЕРНО ТОГДА ЖЕ, ТОЛЬКО ПОСЛЕ АРЕСТА РУКИИ
  
  
  Чем больше на тебя смотрю, тем больше верю Дарвину.
  
  Джагерджак Гриммджоу
  
  
  
  
  
  Картина была на редкость неординарная, вернее, вообще попахивала явной невменяемостью! На широкой скамье в тени раскидистого дерева сидела обыкновенная черная кошка. Взгляд золотистых глаз источал неописуемое пренебрежение.
  
  А на коленях около нее стояли двое странных мужчин, их сомкнутые ладони формировали молитвенный жест, словно раскаявшиеся грешники отчаянно вымаливали себе прощение. Блондин даже снял бело-зеленую шляпу, а брюнет застегнул медицинский халат, в котором в спешке покинул клинику минут пятнадцать назад.
  
  - Йеруичи! Это очень важно! - взывал к милосердию Киске, проходящая мимо дама с опаской посмотрела на этот необычный процесс и резво зашагала дальше.
  
  - Мяу, - в интонации было что-то такое, что можно было вполне расценить за 'наплевать'. Кошка спокойно начала умываться.
  
  - И, поверь, нам очень стремно просить тебя о помощи... - честно признался Ишшин, догадываясь, что смерть их будет медленной и мучительной. И довольно скорой.
  
  - Мяу?.. - она неожиданно любезно отвлеклась от водных процедур, а миндалевидные глаза чуть прищурились: 'С чего бы это?..'.
  
  - Мы тебе врали, - первое, что сделал торговец, это глубоко вдохнул и спешно раскрыл свой видавший виды веер, прекрасно понимая, что за несвоевременную правду лично он огребет по-полной...
  
  - Мяу! - что и требовалось доказать! Йеруичи, мгновенно расцарапав его излюбленный кордон, вцепилась непосредственно в интригана.
  
  Шляпник юрко катался по земле, стараясь позволить обманутой и выплеснуть весь негатив, и избежать значительных телесных повреждений при этом. В конечном итоге отнюдь не все планы свершились.
  
  - Он вчера забыл покормить эту зверюгу! - рассеянно пояснял Куросаки изумленным прохожим, пока его друг самоотверженно принял удар на себя... хотя пару кадров на телефон все же успел сделать, когда тем же занималась и группа американских туристов.
  
  
  
  И вот самая концентрированная порция гнева исчерпала себя, а Шихоин удалось-таки пригласить в магазин, чтобы больше не шокировать простых смертных. К слову сказать, и шляпнику потребовалась первая медицинская помощь.
  
  - Ты помнишь Рукию? - Ишшин методично воспроизводил в памяти элементарные навыки кайдо, поэтому Йеруичи и согласилась принять человеческий облик - чтобы не слушать притворные постанывания своего бывшего.
  
  Благо есть в жизни стабильность - ПРИДУРКИ!
  
  - Кучики? - она с легкостью исправляла то, что сотворила. Причем абсолютно без угрызений совести.
  
  - Не совсем... ты назвала ее 'Шихоин-доно'... - на лице молодой женщины решительно не было ни удивления, ни изумления, ни ошеломления - тупо шок. В высшей степени.
  
  Собственно, как только экс-капитаны смогли более или менее привести Йеруичи в чувства, то начался сложный разговор... с предсказуемым стартом, аналогичным утреннему инциденту с примесью кидо, айкидо и самого обычного мордобоя. Правда, ее роль в жизни малышки пока была предельно минимизирована в периодические гостевые визиты. На всякий случай.
  
  
  
  - Черт с вами, живите... - госпожа Шихоин изловчилась направлять лечебную составляющую Пути Демонов с двух рук - большего эти двое явно не заслуживали! - Лишь один вопрос: почему Хогиоку выбрал именно ее? - эту Кошку любопытство точно не погубит!
  
  - Этот Камень уважает силу. Он последует только за тем, в ком увидит соответствующий потенциал. И преклонится перед этой силой... - Урахара взвешивал каждое слово, ведь вновь обретенное лицо все еще было в зоне действия его скорой на расправу подруги. - К тому же Хогиоку отнюдь не разрушитель, а созидатель.
  
  - А Рукия очень храбрая и отзывчивая, - с чувством заверил Куросаки, чей правый глаз теперь немного приоткрылся - гематома уверенно спадала, - ее желания лишены личной выгоды, они направлены на благополучие других... - небритый брюнет уже через несколько секунд резво заморгал. - Поэтому он преклоняется не перед ее духовной силой, а непосредственно перед ней, как перед сильной духом, - уже улыбаясь всеми зубами, резюмировал он.
  
  - Знаешь, эта история напоминает кельтскую легенду о Короле Артуре про 'Меч в Камне', - Шихоин закончила с ними практически одновременно, а теперь в задумчивости пригубила вишневое вино. - Маленькая Кучики 'просит' для других, поэтому все и исполняется. Но ее жизнь, как я понимаю, он может и не спасти... - это были именно рассуждения вслух - с Урахара аристократка говорить пока напрочь отказывалась. - Если она утратит волю к жизни, то потребуется искреннее желание ее настоящих друзей, чтобы не дать ей умереть... Ладно, кого нужно научить сражаться?.. - и как в воду глядела.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ГДЕ-ТО НА ТЕРРИТОРИИ ТРИНАДЦАТОГО ОТРЯДА. АНАЛОГИЧНО
  
  
  Хочу хорошей жизни, а мне почему-то устраивают только веселую...
  
  Куросаки Ичиго
  
  
  
  
  
  - А если реоку облажается? - Шунсуй соображал крайне туго после вчерашней пьянки с Хисаги и Мацумото.
  
  - Урахара объяснил про Печать, - Джуширо сочувственно протянул ему капсулу с лекарством, которое еще утром его третьи офицеры выпросили у 4 отряда.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ПОМЕСТЬЕ КУЧИКИ. ПОСЛЕ НЕСОСТОЯВШЕЙСЯ КАЗНИ
  
  
  Теперь я понял. Ее рука, что тянется ко мне - и есть душа...
  
  Шиффер Улькиорра
  
  
  
  
  
  Родовое гнездо древнего Клана сверкало великолепием. Абсолютно любой предмет интерьера наполняла утонченная изысканность и явное богатство, что старинной мебели, что многочисленных антикварных аксессуаров. Данная комната была в европейском стиле, относящимся к классической французской богеме.
  
  Незаметная прислуга моментально сервировала стол фамильным сервизом, пока хозяин дома навещал свою раненую сестру в ее спальне. Гости тем временем терпеливо ожидали его за чашкой исключительно дорогого, судя по насыщенному вкусу, чая 'Улун'.
  
  Когда Бьякуя-сама появился, то Урахара без лишнего промедления начал свое повествование о маленькой брюнетке под грифом 'совершенно секретно'.
  
  - Значит, Хогиоку принадлежит Рукии? - правая бровь капитана Кучики театрально устремилась вверх, когда обстоятельный спич Киске завершился.
  
  - Как бы да... - неопределенно подтвердил тот, планомерно надвигая шляпу поглубже на хитрые глаза, и с чувством выполненного долга принимаясь на аппетитный десерт.
  
  - Прискорбно осознавать, что Клан Кучики обокрали, - с непроницаемым лицом уточнил нии-сама, вдруг поднявшись со своего кресла. - Было чрезвычайно интересно, но срочные дела лишаю меня возможности составить вам компанию на большее время, - как-то слишком неубедительно все это прозвучало, но ни Урахара, ни тем паче Шихоин, и не подумали пренебрегать 'радушием' аристократа, пока не попробуют весь ассортимент пирожных.
  
  - Это, по-твоему, должная забота о нашей 'дочке'? - а Куросаки был просто вне себя от гнева. Он принципиально не притрагивался к сладкому.
  
  - Тихо! - злобно шикнула Йеруичи, изо всех сил напрягая слух.
  
  
  
  - Дежурить по двое у всех выходов из дома. По периметру поместья на каждые триста метров должен быть страж. Вы и Вы - ни на шаг от покоев юной госпожи Кучики. Докладывать о ее самочувствии ежечасно, - голос старшего брата не терпел возражений.
  
  - Да, господин Кучики, - с чувством выдохнули подчиненные, - там еще Ваш лейтенант и рыжий реоку...
  
  - Саюри-сан, распорядитесь выкопать яму метра в два глубиной. Там, в конце сада, - как ни в чем не бывало, попросил Бьякуя.
  
  - З-зачем, мой господин? - хотя определенные подозрения у старшей служанки были...
  
  - Чтобы уберечь Рукию-сама от двойной порции идиотизма...
  
  
  
  - О, больше, чем забота, - сейчас премудрый торговец раскрыл и незабвенный веер. - Бьякуя-сан, наконец, понял, что наша крошка не тень его Хисаны... а нечто совершенно особенное, - складывалось четкое убеждение, что дело было не просто в утаивании своих эмоций, сколько в банальном раздражении окружающих.
  
  - Новая реликвия Дома?! - и в данный момент Ишшин был этому живым примером. Они с Шихоин понимающе переглянулись.
  
  - Естественно! Только теперь он будет и оберегать, и изучать ее, а сам знаешь, кому удается узнать Ру поближе, тот начинает бесконечно ею дорожить... У этих аристократов нет шансов... - весь его предыдущий монолог для капитана 6 отряда преследовал именно эту цель.
  
  
  
  
  ***
  
  
  КАБИНЕТ КОМАНДУЮЩЕГО. ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО МЕСЯЦ НАЗАД
  
  
  С этим мальчиком будьте поласковее.
  
  Вы имеете дело с крайне чувствительным, легко возбудимым гаденышем.
  
  Зараки Кенпачи
  
  
  
  
  
  Солнечные лучи окрасили серые стены просторной веранды кабинета командующего алыми бликами ускользающего дня. В воздухе царила унылая обреченность, двое шинигами устало потягивали крепленую сливовую настойку, уютно расположившись в удобных кожаных креслах за круглым столом.
  
  Когда бокалы опустели, Урахара с некоторой леностью потянулся к бутылке темного стекла, услужливо подливая седовласому старцу новую порции ароматного рубинового напитка.
  
  - Это так щедро с Вашей стороны... - кровавая пелена заката стала подходящим фоном для подобной беседы. Киске особенно тщательно подбирал нужные фразы и строил из них осторожные предложения. - Отдать благородную девицу в безраздельное пользование Дааку-сама... хотя, в его власти сделать это без Вашего благословения, - сейчас прагматичный рассудок занимала лишь дальнейшая судьба предмета их 'делового' разговора.
  
  - Верно, Урахара. Хочет девку - пусть берет, - будто не замечая последнего пункта, Ямамото пытается договориться мирно. Ведь шляпник декламирует себя исключительно как пресс-атташе рыжего арранкара.
  
  Командующему по жизненным показаниям необходимо урегулировать военный конфликт. Он уже стар, реацу, как говориться, не та, и если ему не удастся решить проблему с Лас Ночес в кратчайшие сроки, то повторный визит в параллельное измерение Генрюсай-сама совершит уже с рапортом об отставке, или под вооруженным конвоем, если произойдет утечка информации об убийстве Куросаки. Жизни шинигами его вообще сейчас не волнуют. - Но может, тебе нужна эта война?
  
  - Нет. А вдруг Куросаки Ваше предложение не устроит?.. - торговец изображал крайнюю заинтересованность в условиях, о которых даже заикаться рыжему не собирался... только любой ценой предотвратить их общение напрямую, вдруг, чем пустой не шутит, Их Величество согласятся... Тогда вытащить Рукию будет невозможно...
  
  Вообще, эта афера была задумана, чтобы лишь уберечь малышку от двоих хладнокровным ублюдков - у одного нездоровый юношеский максимализм, у другого - крайняя степень старческого маразма... Поэтому приходилось откровенно врать командующему, намекая, что ему очень хочется вернуть утраченное положение и привилегии для себя и Шихоин в обмен на двойную игру; и второму - что полностью поддерживает его бредовые идеи...
  
  - Постарайся, Киске... - напоследок напутствовал пожилой шинигами, затворяя дверь за тайным 'агентом'.
  
  
  
  
  ***
  
  
  ДОМ КУРОСАКИ. СПУСТЯ НЕДЕЛИ ТРИ
  
  
  Казалось, что нам peace death... а оказалось, что не казалось.
  
  Эспада
  
  
  
  
  
  - Давай налью, друг! - взгляд карих глаз отчаянно пытался поймать фокус, чтобы добраться-таки до излюбленного алкоголя - ведь грамм сто бренди еще оставалось.
  
  - Печень? Печень мы подлечим! А вот трезвость иссушает наши души! - Киске казался, как обычно, беспечным шутом, но на самом деле мужчина был вне себя от ощущения бессилия. Сегодня именно он не смог уберечь 'дочку' от арранкара.
  
  - Господин Урахара? - из плотной завесы сигаретного дыма нарисовалась недоумевающая физиономия ретривера, золотистая шерсть, кажется, встала дыбом, будто ощущая надвигающуюся грозу шестым чувством.
  
  - Что происходит? - а следом и изумленное лицо Орихимэ, за которой того, собственно, и отправляли.
  
  - Иноуэ, солнышко, будь любезна, отведи Кона к девочкам и подождите там, а то мне в данный момент некогда... - все так же невозмутимо попросил блондин и спокойно добавил, - ... я сейчас в ярости.
  
  - Не орите... голова... - слабо промямлил Куросаки, крайне неохотно вставая со стула.
  
  - Капитан Шиба! - вдруг действительно громогласно крикнул экс-ученый Сообщества Душ.
  
  - Я! - командным голосом откликнулся небритый брюнет. - В смысле, чего надо?.. - устало продолжил он.
  
  - Твой сынишка снова напал на Сэйрэйтэй... - Киске быстро ввел туго соображающего единомышленника в основные детали.
  
  - Рукия у него... - вмиг протрезвевший Ишшин обреченно уставился в темное окно, - я пойду с тобой!
  
  - Нет, не угадал. Дааку не отдаст ее жизнь. Никому. Поэтому 'за смертью' отправляюсь лишь я и Орихимэ-тянь. А ты будешь сидеть пока на заднице ровно и искренне молиться о том, чтобы сдохнуть от беспробудного пьянства раньше, чем узнаешь, что сотворил с нашей девочкой твой отморозок...
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/4827377_62114969
  Joe Harnel 'The Lonely Man'
  
  
  
  Вдруг шляпник с размаха запустил бутылку коньяка в ближайшую стену, словно в едином порыве конгломерата злости и отчаяния... Осколки темного стекла сверкали в слабом мерцании настенных бра, как последние звезды гаснут в туманном мареве предрассветного часа.
  
  
  
  
  
  Примечание к части
  
  
  Очень надеюсь, что Вам понравилось)
  
  Повторюсь, что буду чрезвычайно рада Вашим комментариям и критике.
  
  Заранее спасибо.
  
  С уважением, Reijii
  Глава XV. Девушка, которая взрывала воздушные замки
  
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.net/track/20382_286741264
  
  Nightwish 'Nemo'
  
  
  Я навсегда останусь собой - одной из тех, кто заблудился.
  Одной из тех, кто лишился имени, лишился искреннего сердца, как путеводной звезды.
  Я навсегда останусь собой - одной из тех, кто лишился имени.
  Эти границы - последняя попытка найти утраченную линию судьбы.
  
  О, как мне необходим успокаивающий дождь,
  Хочу лишь вновь научиться мечтать.
  Мое нежное сердце исчезает во мраке,
  Во имя надежды я отдам все.
  
  Мой цветок, увядший между вторым и третьим эпизодом,
  Распустился всего на один миг, унося мои ошибки прочь.
  Иди во тьме, усни с ангелами, обратись к прошлому за помощью,
  Дотронься до меня с любовью и назови мое настоящее имя.
  
  О, как мне необходим успокаивающий дождь,
  Хочу лишь вновь научиться мечтать.
  Мое нежное сердце исчезает во мраке,
  Во имя надежды я отдам все.
  
  Раз и навсегда, один лишь раз.
  Никто... мое имя в вечности.
  
  Никто отправляется домой.
  Никто отпускает.
  
  О, как мне необходим успокаивающий дождь,
  Хочу лишь вновь научиться мечтать.
  Мое нежное сердце исчезает во мраке,
  Во имя надежды я отдам все.
  
  О, как мне необходим успокаивающий дождь,
  Хочу лишь вновь научиться мечтать.
  Раз и навсегда, один лишь раз.
  Никто... мое имя в вечности...
  
  
  
  
  ***
  
  
  - No, - I say, - it's fine.
  'Put a gun to my head and paint the wall with my brains'.
  - Just great, - I say. - Really.
  
  Palahniuk Chuck
  
  
  - Нет, нет, все отлично, - говорю я.
  'Приставил бы кто мне пистолет к виску и размазал бы мозги по стене'.
  - Все в полном порядке, - говорю я. - Честное слово.
  
  'Бойцовский клуб'
  
  
  
  
  
  - Я... я... пожалуйста... мне необходимо побыть одной, - сказано было предельно вежливо, притом ее слова, словно звучат в нависшей тиши леденящим душу отголоском - 'убирайтесь отсюда'.
  
  Мертвенно-бледное лицо брюнетки остается непроницаемо. Нет ни проявления чувств, ни какого бы то ни было выражения. Лишь абсолютная индифферентность, квинтэссенция апатии.
  
  Урахара, естественно, предполагал подобную ответную реакцию, только все равно искренне рассчитывал на меньшую эмоциональную обостренность.
  
  Йеруичи теперь, при условии полной осведомленности, по-настоящему разрывается между желанием нежно обнять утраченное приемное чадо и хладнокровно задушить рыжего арранкара собственными руками, но она отчаянно сдерживает яростные душевные порывы... и уходит первой.
  
  Ишшин искоса вглядывается в своего парня и, стараясь отрешиться от тревожных мыслей и соответствующих комментариев одновременно, нехотя следует к выходу за Киске и его бывшей пассией.
  
  Дааку лениво поднимается с кресла. Его черные глаза задумчиво скользят по отстраненной маске девичьего лица. На единственный краткий миг взгляд Куросаки вдруг приобретает странное выражение, как будто ветер вдруг подул на угасшие угли бездонных шахт, и забытое шафаранно-карее пламя вспыхнуло вновь...
  
  ... но мимолетное настоящее уже предательски ускользает в забвение прошлого...
  
  - У тебя есть шесть минут. Максимум, - властно распоряжается Король пустых и скрывается из поля зрения лейтенанта 13 отряда под аккомпанемент громкого хлопка закрывающейся двери.
  
  
  
  Кучики снова захотелось сбежать. Мучительно. Просто до исступления. Сбежать, хоть куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Девушка была искренне убеждена, что ей никогда не скрыться от отвратительного кошмара, чьей безвольной заложницей она сейчас оказалась. В данный момент брюнетку захлестывало жестокое разочарование.
  
  Рукия стремительно накинула потрепанную мантию, скрывающую реацу, и выскользнула из давящей атмосферы теперь невыносимо чуждого дома через небольшое окошко, смотрящее на аккуратно подстриженный газон соседних построек. Маленькая шинигами мгновенно растворилась в бешеном темпе шумпо.
  
  
  
  В вечном безумстве хаотичного движения, которое сейчас заключает в сокрушительный эпицентр Богиню Смерти, скандировано мелькают блеклые кадры, как режущие взгляд вспышки ксеноновых фар встречных машин на скоростном шоссе, глухо доносятся обрывки услышанных фраз, вырванные из общего контекста...
  
  Айзен... Тотальный контроль... Никто не должен знать...
  Камень Разрушения... Наблюдение... Отдать девку...
  Тайна... Слежка постоянно... Ложь во благо...
  
  Внутреннее свечение лейтенанта 13 отряда Готей обреченно догорало в неистовом пламени собственных заблуждений, но в этот раз без единого проблеска надежды на возрождение из серого праха. Ей казалось, что все решительно возвращается на положенные места. Бесконечная погоня за истиной в конечном итоге загнала девушку в полный тупик. Только обезоруживающая подлость истощает потерянную душу.
  
  Только тотальная несправедливость...
  Только отвратительная мерзость...
  
  Фактически, Камень Разрушения возвел существование Кучики на символический пьедестал, который, на самом деле, явил собой лишь кровавый алтарь жертвоприношения. Те, кого Рукия искренне считала своими настоящими друзьями, столько лет гнусно скрывали тайны ее прошлого, а собственная жизнь приобрела ценность только благодаря роковому стечению обстоятельств.
  
  Напрочь запутавшаяся брюнетка так и не различила среди долгой истории своей утраченной судьбы, что даже вначале именно она, та самая маленькая девочка, стала действительно значимой для Шиба, Урахара и Шихоин. Именно она, а не мистическая сфера внутри ее души.
  
  Ведь на место восхищения способностями Хогиоку пришло подлинное, сердечное умиление крохотным ребенком. Затем возникла глубокая привязанность, которая стремительно трансформировалась в беззаветную отеческую любовь и заботу. Спустя пару лет и материнскую.
  
  Потом вслед за одними часовыми явились другие, все также проникаясь к храброй и доброй Рукии, обладающей неудержимым рвением сражаться под лозунгом 'world peace', искренней симпатией и уважением.
  
  
  
  Упорно прорываясь сквозь полночный мрак, Богиня Смерти прилагала неимоверные усилия, чтобы жгучая боль не смогла окончательно добить истерзанное сердце, уже давно раздробленное на мелкие осколки. Кучики беснующимся вихрем мчится в ледяном воздушном потоке, превозмогая пределы возможного, ведь так хочется упасть навзничь и поддаться на провокацию бесполезного сожаления.
  
  
  
  Неукротимая сила маленькой девушки медленно таяла. Жестокий мир поглотил ее чистый свет во мраке реальности. Через несколько кварталов брюнетка смогла почувствовать себя в относительной безопасности, вернее, в одиночестве от всех и всего. Может, уже и не в таком желанном одиночестве, но теперь вынужденном.
  
  Сейчас шинигами неторопливо брела по ухоженным улочкам заснувшего города. Придерживая тонкими пальцами белый капюшон защитного одеяния, она шла бесцельно, только чтобы избавиться от бессмысленности настоящего.
  
  Посреди пустынной дороги между очередными типовыми двухэтажными коттеджами, ей совершенно не представляется дальнейший Путь. Но Рукия продолжает двигаться вперед.
  
  Прочь!
  
  Кучики вдруг останавливается и задумчиво поднимает огромные глаза к зияющей тьме небес, щедро усыпанных алмазной россыпью звезд. Зарождается новая луна. Девушка пристально вглядывается в бесчисленные вереницы мерцающих созвездий, словно что-то пытаясь разглядеть в этой далекой чаще. Черные волосы покорно развеваются под яростными порывами вольного ветра.
  
  Она отрешенно размышляла об истинном предательстве, которое оказалось более низким и безнравственным. Даже хуже. Сознание ускользало в небытие, окружающий мир проплывал перед затуманенным взором. В душе планомерно укреплялось ощущение безысходности. Ей никогда не выбраться из бездонной пропасти, куда без толики сострадания ее сбросили...
  
  ... удар в спину...
  
  
  
  И мгновенно сработала ассоциативная память - Рукия подумала о смерти Куросаки Ичиго. Брюнетка всегда панически боялась необъяснимого понимания поступков рыжего арранкара, а тем паче отождествления себя с ним, ведь была и обратная сторона этих страхов.
  
  Среди бесконечности лжи друзей только он несколько недель тому назад честно предупредил ее у истока этой молчаливой улочки, у собственного дома, когда от казни уберегла Карин: ' Я твой Враг'.
  
  Жестко. Четко. Без недомолвок.
  
  
  
  В невидящих глазах быстро пронеслись жуткие воспоминания о зверском насилии, которому ее подверг Король Уэко Мундо... и вдруг безропотно померкли в сравнении с милосердным притворством опекунов длинною в долгий век. Многочисленные 'родители' и защитники зашли гораздо дальше, чем арранкар... они вдребезги разбили хрупкое сердце отнюдь не жестокой правдой, но лицемерными интригами.
  
  Шинигами на миг показалось, что лучше предпочесть превратиться в послушную пленницу Лас Ночес, где ее роль предельно ясна, лучше подчиниться изуверу, чем смириться с лживостью 'друзей'. Мучительно, но приходилось признаться самой себе, что рыжее чудовище, Дааку-сама, вновь оказался одним единственным, кто никогда не скрывал своих истинных намерений.
  
  
  
  В блеклом свете уличных фонарей в изящный танец крохотных мотыльков неожиданно вторглась контрастная особа. Тонкая алая нить испещряла витиеватым узором невесомые крылья адской бабочки, которые покорно трепетали в порывах ветра.
  
  Седзи тоскливо раскрылись перед Рукией, а яркий свет иного мира хлынул в ночную мглу... и погас. За спиной миниатюрной девушки в бесформенном обезличивающем балахоне бесшумно затворились скользящие двери.
  
  
  
  Теперь модельные туфли утопали в ржавой дорожной пыли западного Рукона. Кучики неспешно шла вперед по бесчисленным закоулкам, петляя в неопределенности так и не выбранного направления. Изредка на ее пути встречались скитающиеся души, которые, как никогда, коррелировали с ее собственным состоянием.
  
  Фиалковые глаза устало скользили по однообразному пейзажу узких витиеватых улочек и убогих нищенских построек. Ощущение предательства стойко преследовало Кучики, сковывая изможденное сознание в цепкие тиски.
  
  Точно также как, когда нии-сама утаил убийство Ичиго. Пусть ложь, как таковая, и отсутствовала в его низком поступке, но и последующая пощечина девушки символизировала лишь утраченное уважение к вымышленному идеалу старшего брата.
  
  Что происходит и в данный момент - вновь обретенная приемная семья перестает быть тем самым фундаментальным тылом, где есть непоколебимая уверенность в завтрашнем дне и, главное, есть элементарное доверие. Знакомые образы нескольких 'родителей' уверенно меркнут в настигающей внутренней тьме. Мимолетная иллюзия преданных друзей неуклонно тает во мгле мутно-серого взора.
  
  
  
  Наконец, Рукия достигла самой неблагополучной части 78 района, где распространялось горькое отчаяние и абсолютная безысходность, насквозь пропитавшие незримый купол, отделяющий данное пространство от остального сообщества.
  
  Черное небо над поникшей головой брюнетки затягивали свинцовые тучи, тусклое мерцание одинокой луны исчезало в надвигающейся грозе. Беснующийся ветер безропотно смолк в траурной тишине, и первые слезы дождя скорбно окропили Руконгай. Тоскливая дробь застучала по серой черепице крыш, сухая земля жадно впитывала водяные ручейки. Пасмурная высь низвергала крупные капли зарождающейся бури, под ногами начинала чавкать грязная жижа.
  
  Это было до боли похоже на духовное измерение прежнего Куросаки.
  И Богиню Смерти подташнивало от очередных совпадений.
  
  Небеса очень скоро обрушились мощным ливнем, наполняя Инузури промозглой сыростью. Плащ мгновенно вымок и теперь ужасно давил на хрупкие плечи, неумолимо клоня девушку вниз. Тело бешено дрожало от нестерпимого холода.
  
  Руки безвольно опускались, ноги сводила судорога, как будто она тонула в морской пучине; черноволосая голова понуро склонилась, а отчаяние заполняло фиолетовые глаза. Но Кучики твердой поступью продолжает свой нелегкий путь по самому краю, по острию ножа.
  
  Вперед...
  
  Маленькая шинигами вдруг резко остановилась у обветшалой хибары и замерла, как вкопанная. Это был тот дом, где несколько лет она провела вместе с другими брошенными детьми. Отчаянно превозмогая собственные страхи, брюнетка нерешительно толкнула шаткую дверь, повисшую на одной петле, которая отворилась со зловещим скрипом.
  
  В темный холл медленно, словно крадучись, проникали блеклые лучи уличного освещения, услужливо расстилая тусклую тропу. Рукия в недолгом замешательстве стояла перед узким входом в мрачное помещение, своей 'кроличьей норой', и потом скрылась во тьме.
  
  
  
  Деревянные половицы мансардной комнаты в большинстве своем покрывал внушительный слой пыли. Четыре опорных столба формировали внутренний квадрат, в центре которого располагалось подобие догорающего очага. Справа от прорубленного окна лежала вязанка сосновых дров, видимо, совсем недавно кто-то остановился здесь на ночлег.
  
  Богиня отстраненно прикрыла потухшие аметисты глаз, внимательно вслушиваясь, как мирно потрескивают хвойные поленья, безжалостно пожираемые языками пламени. Звук разрушения, рожденный в яростном огне, вдруг внушил ей подлинное доверие, она прекрасно понимала, что это всего лишь жесткий закон природы - сильный априори уничтожит слабого. Третьего не дано.
  
  В искалеченном воображении всплывает аналогичный отголосок, так же в ночной тиши сливового сада поместья Кучики стрекочут цикады... И все, что было когда-то запечатано в темнице собственной памяти неуклонно искажается. Пространство словно замыкается в сдавливающее кольцо, и ей из него уже никогда не выбраться.
  
  Брюнетка с невероятной силой сжала маленькие кулаки, и ни одна слезинка не скатилась по бледной щеке. В измученное сознание вновь вторгался знакомый образ пустого монстра, который совсем скоро явиться за ней, чтобы поиздеваться, унизить, надругаться...
  
  А что она может сделать?.. она всего лишь заблудившаяся девушка...
  
  ... девушка, которая исчезала во Тьме...
  
  
  
  
  ***
  
  
  The only way of discovering the limits of the possible is to venture a little way past them into the impossible.
  
  'Second Law'
  
  
  
  Единственный способ обнаружения пределов возможного состоит в том, чтобы отважиться сделать шаг в невозможное.
  
  Артур Кларк
  
  
  
  ***
  
  
  Черно-белый монолит, в котором было уже совершенно безразлично враг перед тобой или друг, подвергался деструкции. Острые катаны с пронзительным лязгом сталкивались в поистине невероятных поединках. Равнодушная ночная мгла без устали прорезалась алыми всполохами серо арранкаров. Яркие сферы Магии Демонов держали твердую оборону.
  
  Пределы абсурдности неумолимо ускользали в небытие, борзо стирая последние оплоты здравого смысла. На стороне реацу Уэко Мундо был явный перевес, но гордость проводников душ не желала капитулировать. И каждый защищал общепринятые постулаты иногда отнюдь не характерными методами.
  
  ***
  
  Никто из вайзардов не нападал на арранкаров, потому что всех в той или иной степени изводило чувство вины за то, что в свое время они не вступились за Куросаки Ичиго, но и оставался долг перед Готей, 5 отряд которого осиротил подлый идиотизм Хирако. Все, как один, теперь отражали нападения на лейтенантов, которые были совершенно не в состоянии сопротивляться захватчикам.
  
  - Добро пожаловать в партизанский клуб! - призывно кричит Лав Аикава Кенсэю Мугурума, который тем временем отражает атаку пустого, напавшего на его бывшего лейтенанта.
  
  - Что за игры затеял Ичиго? - катана строгой брюнетки в очках из роговой оправы плашмя проходит по пятой точке арранкара, покусившегося на Момо Хинамори.
  
  - Надувательство! - раздраженно шипит Маширо Куна, ловко спасая Изуру Кира от вражеского выпада. - Их реацу используется максимум на треть от возможной!
  
  - Это тебя унижает? - Роз Оторибаши дает достойный отпор обитателю Лас Ночес, который угрожал Нанао Исэ.
  
  - Есть немного, - удрученно вклинивается Хачиген Ушода, врачуя пострадавших обеих сторон.
  
  ***
  
  - Сдавайся! - ультимативно заявил брюнет, похожий на серийного убийцу из классического слэшера. Колокольчики злорадно позвякивали.
  
  - Нет! - в унисон сопротивлялась четверка незадачливых вражеских бойцов.
  
  - Я не намерен брать пленных, - спокойно оповестил Кенпачи, без толики сострадания вглядываясь в раскрасневшиеся лица пустых.
  
  - Я могу... - как-то неуверенно ответствовал один из оппонентов, - бля... что-то больше не могу...
  
  - Я тоже пас...
  
  - Где, мать вашу, уважение к собственным дзанпакто?! Не сметь блевать на мечи! - с самодовольной усмешкой отчитал Зараки, доказывая их печеночную недостаточность за ящиком бурбона.
  
  
  
  - Ты не сражаешься?! - вдруг рассмеялся подошедший Укитаке, не сводя серых глаз с коматозников, которые теперь ничком пали к ногам победителя.
  
  - Это не война, а цирк на выезде! Куросаки привел их поглумиться, но не убивать, - с сарказмом поясняет капитан 11 отряда. - Поэтому мне остается тупо бухать!
  
  - Да, если бы распоряжение было уничтожить шинигами, то нас всех перерезали еще минут пятнадцать назад, - невозмутимо подмечает Кучики и устало опускается в ротанговое кресло.
  
  - Исключительная военная стратегия! - небритый брюнет в расписном хаори трогательным взглядом смотрел на пустые бутылки, в сердечной скорби прощаясь с выпитым алкоголем. - Кажется, арранкары нашли реально достойного противника.
  
  - Я - оружие массового поражения! Из сорока клонов Эспады, лично мне удалось уничтожить уже восемь, - громко констатировал Зараки.
  
  - Охотно верю, - спокойно поддерживает Джуширо, - но вот он, - пепельный блондин гордо указывает на капитана 8 подразделения, - два месяца назад за вечер отравил саке офицерский состав пяти дивизий... твоей, кстати, в том числе, - напрочь минимизируя заслуги обескураженного боевого товарища.
  
  ***
  
  - В очередь, скотина невоспитанная! - копна медных волос развивается вокруг женственной фигурки, подобно языкам пламени, а Мацумото молниеносно отражает мощный удар. - Ай! Мой ноготь... ты покойник... - и разъяренная Рангику моментально исчезает в шумпо.
  
  Среди арранкаров она вдруг стала пользоваться чрезвычайной популярностью. Фривольные взгляды скользили по откровенному наряду, который порождал в некоторой части вражеской армии вполне предсказуемый интерес и неизменно подстегивал к каким-либо попыткам избавить красавицу от этого совершенно ненужного отреза жутко-розовой ткани.
  
  Поэтому несколько пустых сейчас отчаянно ищут ее внимания самым необычным способом pick up - нападают в формате 'кошки-мышки', целенаправленно увлекая в чащу вишневого сада...
  
  
  - Черт вас всех подери! - теперь молодая женщина медленно пробирается сквозь кустистые заросли шиповника, неожиданно оказываясь в некотором отдалении от основного поля боя.
  
  - Детка, а в постели ты такая же ретивая? - издевательский смешок слева, и намеренно углубленный разрез на бедре теперь обнажает соблазнительное кружевное белье. Мацумото резко оборачивается, но противник уже растворяется в сумраке сонидо.
  
  - Просто огонь... - послышалось откуда-то сверху, и одна бретелька платья мгновенно перерезана. Лазурные глаза широко распахиваются. Она опасливо смотрит вверх, где на сучковатой ветке раскидистой яблони замечает отблеск алчного взора.
  
  - Дерись, мразь! - шинигами вздрагивает от омерзения, но тут же решительно берет себя в руки. Тонкая кисть крепче сжимает рукоять катаны. И в следующий миг Богиня Смерти уже взмывает ввысь и совершает блестящий выпад. По своим меркам...
  
  - Солнце, ну, чего грубишь? - пустой с легкостью уклоняется от смертоносной атаки и непринужденно отшвыривает прекрасную противницу в раскидистые объятия ближайшего дерева.
  
  - Мы лишь собираемся доставить тебе удовольствие! - но другой арранкар милосердно преграждает путь аппетитному телу. Правда, попутно успев ущипнуть Рангику за попку.
  
  - Пошел к чертовой матери! - лейтенант 10 отряда, после столкновения с несокрушимым противником, неуклюже приземляется на мягкую траву, но резво поднимается, отважно выставляя перед собой катану.
  
  - Не искушай судьбу... давай просто развлечемся, - вдруг кто-то подло нападает сзади и жестко заламывает руки. Хайнэко безвольно падает и обреченно вонзается в землю.
  
  - Я тебя вскрою и сделаю славный гуляш! - Мацумото рьяно пытается освободиться... отчаянно и, к сожалению, тщетно.
  
  - Мужики, она еще и готовит!.. - Рангику слышит издевательское улюлюканье. Страх медленно зарождается в ее сердце.
  
  - Если вы меня хоть пальцем тронете, клянусь, вырежу вас, гондонов, поодиночке! - угрожающе шипит шинигами, в глубине души понимая, что навряд ли ей сохранят жизнь.
  
  - Не клянись - умрешь проклятой, - а рука другого потенциального насильника уже плавно скользит по манящему декольте.
  
  - Или будешь сидеть на цепи, как и положено суке, - хладнокровно сообщает еще один.
  
  - Отвали, сволочь! - жертву резко разворачивают и жадный мужской рот впивается в пухлые губы.
  
  - М-мм... как стопка горячего саке на утро после ночного кутежа! - он смачно облизывается, а молодая женщина брезгливо сплевывает. - Попробуйте...
  
  - Дрянь! - а следующий мгновенно отскакивает, точно ошпаренный. - Она меня укусила! - и Мацумото получает хлесткий удар по лицу.
  
  - Ты на коленях будешь умолять прикончить тебя! - на ее щеке теперь зияет кровавая ссадина, но на желание противостоять до конца это никак не отражается.
  
  - Чтобы поставить арранкара на колени, тебе, Богиня, придется встать на четвереньки! - скабрезное гоготание оглушает шинигами.
  
  
  
  - Достаточно, - внезапно властно приказывает довольно приятный мужской голос. - Вам мало приключений с женщиной Джагерджака? Серьезно?! - добычу незамедлительно отпускают. - Убирайтесь, кретины, - а траурная процессия пустых, уже покорно возвращается назад, благоразумно не осмелившись перечить.
  
  - Ты кто? - огрызнулась спасенная, на этот раз безуспешно пытаясь прорваться через новую напасть. - Местный авторитет? Благородный бандит?!
  
  - Я тот, кто предпочитает вести честный бой, - невозмутимо сообщает высокий арранкар с темными глазами. - Можешь не благодарить. Пошли, - устало заключил мужчина, предлагая ей открытую ладонь.
  
  - Перебьешься! - пренебрегая всеми правилами хорошего тона, отмахнулась она. - Лейтенант 10 отряда Готей 13, Мацумото Рангику, - в запале рычит рыжеволосая, готовясь к очередному нападению, - шинигами не сдаются...
  
  - Вот, и договорились, Кувшинка, - но ее эмоциональной тираде так и не суждено было разразиться в полном объеме из-за одного удара наотмашь. Баззби непринужденно закидывает лишившуюся чувств женщину на плечо.
  
  ***
  
  - Вали к своим дружкам, - каким-то невероятным стечением обстоятельств, но начинающий капитан Готей 13 сражается спина к спине с самой пацифистской арранкаркой из всех. - Мне не нужна твоя помощь!
  
  - Я только пытаюсь закончить поскорее этот беспредел! - обиженно вскрикнула девушка с бирюзовыми волосами, немилосердно отшвыривая очередную порцию воинов Дааку-сама. - Ренджи-сан, берегись!
  
  - Спасибо, не надо! - Абараи легко отражает удары офицерско-лейтенантского состава 11 отряда, предназначенные для Одельшванк, когда острие меча Мадарамэ с невероятной силой резануло по белоснежному хаори, оставляя уродливый разрез на татуированной груди.
  
  Золотистый ретривер инстинктивно скалиться, бесстрашно загораживая Нелл Ту собственным телом. Но новоиспеченная хозяйка одним стремительным выпадом выбивает все дзанпакто нападавших обеих сторон одновременно и уже в бессилии опускается на колени перед истекающим кровью парнем.
  
  - Отличный был бой, - он бесстрастно смотрит в огромные оливковые глаза, всклень наполненные искренним состраданием.
  
  - Глупая война... - ее дыхание учащается, рука непроизвольно тянется к мертвенно-бледной щеке.
  
  - Парадокс... Милая Эспада, - еще не утратив чувство реальности, капитан крепко сжимает изящную ладонь.
  
  
  - Опять подставился? - рядом уже стоит блондинка. Ее обычно невозмутимое выражение лица искажает восторженный гнев.
  
  - Он защищал меня... - сквозь слезы шепчет Неллиэль.
  
  - Госпожа Харрибел... позови, пожалуйста, Иноуэ-сан... у меня больше нет ни времени, ни желания умирать, - со странным подтекстом вклинивается Абараи и теряет сознание.
  
  - Тиа, нужно остановить все это... - Одельшванк теперь окончательно понимает позицию врагов. - Дааку ошибся... - и стремглав срывается на поиски целительницы.
  
  - Не в первый раз. Но для него это не повод передумать, - резонно замечает ей вслед смуглая арранкарка. - Сложить оружие, - громогласный приказ ощутимой волной распространяется по подземелью. Из тени выходит госпожа Серый Кардинал Лас Ночес.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Человеку непростительно считать, что одними пустыми сожалениями он сможет исправить ошибки прошлого.
  
  'エルフェンリート'
  'Elfen Lied'
  
  
  
  
  
  Долгий вечер плавно испарялся в небытие, время неуклонно двигалось к полуночи. Воздух наполняла свежая прохлада. В необъятном темном покрывале небес безраздельно царствовала немая опасность, в бесплотном пространстве нависла скрытая угроза.
  
  Казалось, что сквозь ночную мглу из чернеющего омута прошлого медленно выползали безликие тени, посланники потустороннего мира, словно заботливо сопровождая кого-то, кто ускользал в иное измерение.
  
  
  
  Куросаки держался обособленно. Вокруг парня словно сформировался ощутимый мрачный ореол, который не вызывал ни малейшего желания нарушать границы закрепленной территории. Не то, чтобы его беспокоило состояние Кучики, но что-то отчаянно вертелось в рыжей голове, не отпуская ни на йоту. Уверенность, что в пустоте ничего нет, безжалостно подавляла безумное наваждение, что все же есть...
  
  Где-то в потаенном уголке сознания упорно подавала тревожные сигналы навязчивая идея, что весь этот фарс аморален чуть ли не в большей степени, чем то, что он сделал со своей преданной девчонкой несколько дней назад. Тогда спектакль был разыгран исключительно ради мести Бьякуя, но сейчас пределы разумного преступались лишь для маленькой шинигами.
  
  Дааку в оцепенелой напряженности оглянулся на свой бывший дом, сосредоточенно всматриваясь в его дымно-серые очертания. Странное ощущение внезапно пронзило насквозь - в незримой дыре арранкара, будто что-то резко кольнуло. Руки, как и всегда, в карманах, хищная ухмылка чуть скривила губы, в смоляном взгляде - нездоровый азарт.
  
  В некотором изумлении он уловил чуть слышный шорох, будто тихое шуршание тончайшей шелковой материи, и сомнительная настороженность мгновенно трансформировалась в твердую убежденность. Почувствовали ускользание реацу Рукии, кстати, и все остальные.
  
  
  
  - Зачем, Дааку, - хриплый голос Ишшин исказила неподдельная злоба, а суровое лицо арранкара притворное непонимание, - ты вынудил нас устроить ей информативную экскурсию? - в следующий миг твердый хук старшего Куросаки мощно бьет в челюсть собственного отпрыска, рыжая голова которого тут же смещается в противоположную сторону. - Не достойно... мальчик мой...
  
  Бывший Шиба разочарованно махнул рукой и только собрался закурить, как обнаружил, что сигареты совсем некстати закончились. Небритый шинигами с чрезмерной силой скомкал пачку и швырнул в мусорный бак.
  
  - Весомый аргумент, - парень демонстративно сплюнул кровь. - Хотя я всего лишь предоставил вам возможность рассказать Мелкой правду, па, - он даже не смотрит на отца. Сарказм наполняет обманчиво бархатный голос, но в аспидных глазах ничего не меняется. Сравнительно медленно, при этом неизменно стойко, формировался явный конфликт интересов. - А твой нокаутирующий комментарий, Урахара?
  
  - Боюсь повториться, но Вы ВСЕ ЕЩЕ слишком глупы, Дааку-сама, - шляпник говорил на редкость серьезно.
  
  Прямой взгляд блондина в кои-то веки в упор буравил Их Величество. А Шихоин, как ни странно, но совершенно неучастливо отстранилась от разговора. Непроглядный мрак недвижимого взора тлел смутным сомнением, стоит ли подключаться к очередной афере ее приятелей?..
  
  - Почему наш драгоценный Хогиоку позволил насилие над своей Крошкой? - арранкар с особым пристрастием смерил названных родственников младшей Кучики испытующим взглядом.
  
  Это тема занимала лидера арранкаров, как никакая другая. Еще не чувство вины терзало незримую черную дыру, но уже не просто запоздалое сожаление. Что-то, что можно было наречь сердечной привязанностью, при одном маленьком нюансе... у пустого ведь нет сердца.
  
  - Хогиоку немного растерялся, как исполнить ваши желания, - неожиданно вклинилась Йеруичи, ей умопомрачительно хотелось кого-то конкретного зверски расчленить, а кого-то другого вырвать из груди первого и размозжить о мощеную дорожку к дому. - Вы с ней оба хотели близости... по-разному... - холодно уточнила она, - но каждый из вас.
  
  - Да, - как ни в чем не бывало, поддержал Киске, вновь скрываясь за бело-зеленой экипировкой. - Камень Разрушения, в некотором роде, разумный, но не Зигмунд Фрейд! - с нервным смешком подметил торговец. - Он чувствовал привязанность, влюбленность... - на весьма логичной ноте подытожил Урахара и спокойно предложил другу желанную сигарету.
  
  - Каюсь, - Дааку в знак 'абсолютного поражения' развел руками. - Девчонка мне нравиться... в определенном смысле, - он равнодушно пожал широкими плечами, - но я не люблю ее, - безразлично резюмировал рыжий.
  
  - Заметно, - недовольно хмыкнул Ишшин, смакуя долгожданную затяжку. - А вот она наоборот: ты, идиот, ей ни хрена не нравишься... - предельно спокойно продолжал отец, - и любит она тебя вопреки старому доброму здравому смыслу... - а теперь толика раздражения несколько повысила громкость повествования.
  
  - Она единственная, кто не смирился с Вашей пустой, во всех отношениях, модификацией. Рукия наивно верила, что в глубине беспросветного мрака озлобленного арранкара, еще не угас свет временно исполнявшего обязанности шинигами... - практически на одной ровной ноте высказался бывший капитан 12 отряда. Просто этот 'экспромт' был частью его очередной интриги.
  
  - Поэтому Хогиоку ПОЗВОЛИЛ тебе похитить Рукию, - злорадно промурлыкала женщина с фиолетовыми волосами, в тоне ощущается искренняя неприязнь.
  
  - Тот монстр, с которым ты познакомил 'дочку', лишил ее воли к жизни, - участливо перехватил Ишшин, мечтающий лично провести своему первенцу специфическую спа-процедуру: выпороть розгами, смоченными в морской воде!
  
  - Ну, да... 'смерть' ей к лицу! - желчно парировал Дааку. - А почему же она не сдохла? - видимо, сейчас он даже не догадывался, что его собеседники вот-вот достигнут точки кипения.
  
  - Есть те, которые не хотят жить. И есть такие, которые хотят умереть, - с сожалением поведал небритый шинигами, устало облокотившись о белый забор, при этом мысленно не прекращая поиски возможных вариантов развития событий. Техника НЛП господина Пройдохи ему была прекрасно известна. - Никто из вас не мечтал о ее смерти на самом деле.
  
  - Буквально Вашими молитвами... Рукия получила бета-версию Мгновенной Регенерации, длинные волосы... Кстати, именно ВЫ предпочли, чтобы она выжила... Камень признал в Вас господина, значит, Ваши желания - закон, - Урахара говорил медленно и осторожно, с расстановкой приоритетов. - А талант к шумпо... ну, что мне ВАМ рассказывать, насколько сильным было ее желание сбежать из королевских покоев... - хоть по лицу жулика невозможно было уловить его отношение к происходящему, но интонационные акценты были предельно ясны. - Хогиоку один лишь раз спас юную Кучики самостоятельно - когда Айзен доставал его из ее души. Ведь как только Вы проделали с Соускэ подобную процедуру - он, прямо скажу, окончательно слетел с катушек, а наша девочка, что? - восстановилась через пару месяцев!
  
  
  
  - Зачем ты вообще ТОГДА пытался соблазнить Рукию? - и вдруг, практически на фоне 'ясного здоровья', цука дзанпакто Ишшина хлестко прошлась по монаршей заднице, абсолютно намеренно провоцируя скандал.
  
  Вмиг троица экс-проводников обнажает мечи.
  
  - Жестоко ошибаешься,- Куросаки с неподдельным удивлением приподнял бровь. - Даже не пытался, - пренебрежительно произнес он.
  
  Темная реацу моментально подавляет неуклюжий мятеж. Мышцы бунтарей сводит судорога. Катаны с противным лязгом падают на твердый асфальт, вместе с их обладателями. Три пары глаз заговорщически переглядываются.
  
  
  
  - Идем по запасному сценарию, 'Тарантино'? - с плутовской улыбкой поинтересовался Ишшин.
  
  - Операция 'Бесславные Ублюдки'?.. - тихонько уточнила Йеруичи.
  
  - Мне больше импонирует обращение 'Спилберг', и работаем под грифом 'Люди в Черном'... там happy end... как ни как... - лукавым шепотом поправил Урахара.
  
  
  
  - Облажаться боялся? - не унимался старший Куросаки, крайне вяло поднимаясь с земли.
  
  - Я мстил ее брату, - небрежно бросил Король и смерил самодовольным взглядом поверженных 'родителей' Мелкой, которые теперь дружно растирали скованные кисти.
  
  - Так значит?! - борзо продолжил неунывающий отец. - Догадывался, подожди... сейчас... - он что-то упорно искал под полами кимоно, - вот... это тебе! - и с улыбкой извлек оттуда бумажный вариант 'KIZUNA'*.
  
  * (Яп. 絆~恋のから騒ぎ~)
  манга и аниме жанре яой
  
  
  - Спятил?! - рыжий разразился неестественным хохотом, брезгливо отшвыривая подарок.
  
  - Нет, я рассудил... - наигранно-обиженно отозвался бывший Шиба, а потом едко продолжил. - Раз ты, щенок похотливый, занимался с ней сек... даже язык не поворачивается обозвать твои отклонения в жанре хоррор-БДСМ сексом! - гневный тон исказил образ добродушного шинигами до неузнаваемости. - Так вот, в момент своей брутальной выходки, ты, получается, о другом мужике думал?! и кто ты после этого?.. самэ или укэ?- а теперь озорной голос вновь невозмутимо возвращал мужчину в привычное состояние.
  
  - Не начинай, па... - еще посмеивался Дааку, - позняк метаться... девчонка отлично справ...
  
  - Что ВЫ намерены делать дальше? - бестактно прервал Урахара - трагикомический эпизод немного уводил рыжего арранкара от основной идеи спектакля.
  
  - Ответь, - в поддержку Шихоин сурово посмотрела на противника.
  
  - Заберу в Уэко Мундо. Когда надоест, непременно верну, - жесткая ирония улавливалась в каждом озвученном слове.
  
  - Нет, - твердо заявила экс-руководитель 2 отряда.
  
  - О?.. меня кто-то остановит?.. - ядовитая улыбка отравляла молодое мужское лицо.
  
  
  
  - Не повторяй наших ошибок, сынок... - тихо посоветовал отец, разъясняя их общую позицию, - не отпускай ее. Никогда, - он бережно передал парню пожелтевшую открытку с изображением одинокого цветка космеи. - Ты ведь знаешь о тех ужасных снах, что каждую ночь рождают ее кошмары?.. естественно, знаешь... Ты уже точно слышал, как отчаянно она зовет 'Ичиго' на помощь... - многозначительно подвел итог Куросаки-старший.
  
  Действуй, Казанова!..
  На нашем фоне сейчас чертовски сложно лохонуться...
  
  - Я больше не 'герой' и теперь играю по другим правилам, - с раздражением отозвался бывший временный шинигами.
  
  - Заметила, император, ты, хренов! - а Шихоин напрочь вышла из роли и сорвалась. Острие Киридзи со свистом пролетело буквально в миллиметре от аспидных глаз. - Если хочешь мнение женщины - ты паскудная мразь, - Шихоин на самом деле было невероятно сложно НЕ попасть в цель. - Если воина - слабак, потому что нашел, если вовсе искал, самую очевидную точку приложения к старшему Кучики, - от второго клинка пустой уже увернулся самостоятельно, - самую беззащитную и легко доступную.
  
  И в этот момент лаковая туфля мощно ударяет под дых рыжему. Он тут же ловит стройную щиколотку и переворачивает взбешенную аристократку вверх ногами, но это ничуть не усмиряет ее пыл.
  
  - У девочки необъяснимая привязанность к такому мудаку, - стальная хватка разжимается, а женщина падает в объятия вовремя подоспевшего Киске. - Если мнение родителя, то мне было бы стыдно за тебя, - внезапно предельно сдержанно продолжает она и прячет честно украденную у арранкара открытку. - А если отвлеченно, то имя Дааку-сама у всех ассоциируется с избитым клише - 'непроходимый идиот', так как самостоятельно лишил себя самого преданного и верного друга, - и с чувством завершает свою эскападу.
  
  - Если бы меня волновало мнение других людей, то я давно бы уже покрасил волосы в другой цвет, - сквозь зубы процедил Куросаки.
  
  - Рыба гниет с головы, а Вы, как и все собственно, решили чистить ее с хвоста. Разделать по-полной, так сказать... вот только начали, мой господин, с приготовления сашими из малька нишикигои...* - вдруг Урахара резко вырывает трофей Кошки, немного придушив Йеруичи ее же собственным золотистым палантином, и с учтивым поклоном возвращает Королю.
  
  * (Яп. 錦鯉) Парчовый карп - декоративные
  одомашненные подвиды Cyprinus carpio
  
  
  - Все? - лишенным эмоций голосом спрашивает Куросаки. - Все высказались? - нефтяной взор плавно скользит по обескураженным лицам присутствующих. Кажется, что шоу провалилось - на первый взгляд пустой остается пустым. - Аудиенцию объявляю закрытой! - а в пространстве разверзлась гарганта.
  
  - Куда ты? - довольно громко окликнул Ишшин.
  
  - Уговорили. Пойду совершу пару подвигов... но не больше... - равнодушно отзывается парень и оборачивается к шокированным экс-капитанам. - Я ей опять скажу, что 'пришел сюда, чтобы спасти тебя, мне безразлично хочешь ли ты или нет...'. Она опять будет орать на меня... А я отвечу, что 'спасу тебя даже, если придется тащить насильно. С этого момента ТВОЕ мнение ничего не значит...'. Когда все это кончится?..
  
  Прежде чем рыжий окончательно растворился во мраке, проницательный торговец воодушевленно отметил еле незаметные метаморфозы в беспросветной мгле смоляных глазах.
  
  
  
  - Я его с дерьмом сожру... - угрожающе шипит Кошка.
  
  - Отравишься! - единогласно отозвались мужчины.
  
  - Да и зачем?.. Этот щенок отправился зализывать раны, которые сам же нанес... - Ишшин устало сел на бордюр, прислоняясь спиной к фонарному столбу.
  
  - Отношения, как МКП. Чтобы двигаться вперед мы используем передние передачи, а порой нужно врубить заднюю и вдавить педаль до отказа, - Киске с неподдельным умиротворением вглядывается в одинокое безлунное небо.
  
  - Говорят, что в каждом законченном цинике живет несостоявшийся романтик, - отрешенно замечает Йеруичи. - Пойдемте, господа миссионеры, обратим остальных арранкаров в нашу коньячную веру и отпустим их грехи...
  
  
  
  
  ***
  
  
  You couldn't hit a lake if you were standing on the bottom.
  
  Charlie
  
  
  
  Невозможно переплыть озеро, если оставаться на дне.
  
  'Долгий поцелуй на ночь'
  
  
  
  
  
  Одинокая фигурка маленькой пленницы судьбы оцепенело стояла на крыше бывшего родного дома посреди полуразрушенного квартала. Непроницаемое лицо жалкой заложницы сурового рока застыло во времени и пространстве. А в душе предательски таилось обреченное предчувствие, которое безрассудно вступило по непроторенной стезе.
  
  Точно крохотная дневная бабочка не нашедшая укрытия в подступающей ночной тьме.
  Последняя крупица света, ускользающая в призрачном сумраке.
  
  Девушка пристально смотрит, как будто в мрачное ущелье. Где отчаяние и надежда похожи, как две капли воды. Размеренно перетекая друг в друга, сливаясь в единое целое, естественную амальгаму, разделить которую никто не властен.
  
  Скалистая бездна, что открывается с крутого утеса, ничего не таит от угасающего аметистового взгляда. Апатичный взор устремляется сквозь ночь за пределы бытия. Брюнетка чувствует, что бесконечно устала сражаться за этот мир, оно того больше не стоит, и только мучительное желание забыться вечным сном.
  
  Рукия медленно поворачивается спиной к зияющей пропасти. Миниатюрная шинигами смиренно прикрывает увядшие фиалки глаз, с прискорбием принимая трагическую участь.
  
  Всего один миг... всего один шаг...
  ... никто не нанесет удар, никто не толкнет...
  ... потому что это свершалось неоднократно...
  ... на протяжении целой жизни.
  
  Изящное тело обреченно устремляется вниз.
  
  Как падающая звезда, что мерцающим отблеском срывается с темных небес, чтобы навсегда погаснуть в бескрайних просторах равнодушной Вселенной.
  
  
  
  Абсолютно все кажется давящим и хмурым. Смрадный воздух Инузури наполняет яростная ненависть и жгучая злость, приправленная толикой избитого пессимизма. Куросаки слышит противный плеск дождевых капель, что в минорном ритме ударяются о белое косодэ, длинные рыжие пряди развеваются в порывах шквального ветра. Он догадывается, где может скрываться Кучики и уверенно движется к намеченной цели.
  
  Унылый минка представлял собой последний склеп беспросветной мглы, где истощенная вера Рукии обреченно тонула в океане торжества извращенной справедливости бывшего Ичиго.
  
  Жестокий финал.
  
  Скулящим комочком шинигами лежит на краю крыши, тихие всхлипы прорезают монотонный гул ливня, словно девушка вдруг стала частью его прежнего внутреннего мира. Огромные волны отчаяния накатывают, с невероятной силой обрушиваясь на миниатюрную Богиню Смерти, а она даже не предпринимает какой-либо попытки воспротивиться эмоциональной стихии, брюнетку уверенно топит безразличная стремнина...
  
  Дааку понимал, что с ней происходит.
  Единственный, кто в данный момент может понять.
  Арранкар знает, что именно чувствует девчонка.
  Что за невыносимая боль заключает Рукию в несокрушимые кандалы.
  
  Друзья нанесли подлый удар, лишающий права на жизнь... личный опыт.
  
  Кучики никогда не справиться, но даже если она каким-то чудом и не размозжится о твердую поверхность собственного иллюзорного асфальта, то Мелкую поглотит та
  же пустота, что двумя годами ранее предала Куросаки Ичиго забвению.
  
  Король знает буквально каждый дюйм этого пути.
  Каждую шероховатость этого черного асфальта, о который с гулким хрустом разбился он сам. Вдребезги.
  
  Знает, как краток миг падения.
  Знает, что свет погаснет.
  Знает, что в пустоте ничего не будет...
  
  ... и ничего кроме пустоты не будет...
  
  И арранкар знает, что не хочет этого допустить.
  
  Никогда.
  Только не с ней.
  
  
  
  Рыжий мгновенно достиг брюнетки, и широкие мужские ладони уверенно ложатся на хрупкие девичьи плечи. Одним резким движением Дааку вырывает ее из угрюмой темницы нахлынувших печалей.
  
  Прочь!
  
  Блеснула молния, послышался раскатистый гром. Мертвенная бледность сделала Рукию похожей на обитательницу Уэко Мундо, на призрака с цепью на месте сердца. Девушка беспомощно трепыхается, словно пойманный мотылек, под хлестким дождем, в пронизывающем до костей ветре, а покрытая многочисленными шрамами рука Куросаки крепко держит обе тонкие кисти.
  
  - Убирайся... пожалуйста! - навзрыд кричит девчонка, отчаянно пытаясь спрятать заплаканное лицо от настойчивого взгляда нефтяных глаз.
  
  - Я пришел за тобой, Мелкая... - с наиграно мерзкой насмешкой отзывается рыжий.
  
  Арранкар демонстрирует хищный оскал, когда угольные шахты, наконец, встречаются с туманной серостью ее взора. Пустой властно проводит свободной ладонью по обнаженному покатому плечу, вожделенно ведет по спине, медленно спускаясь вслед за атласной шнуровкой к узкой талии и ниже, намериваясь развязать бант, словно ребенок растягивает удовольствие перед тем, как открыть рождественский подарок.
  
  - Не смей! - беспроигрышный ход тут же приводит Кучики в чувства.
  
  Брюнетка ловко изворачивается из стальной хватки, вернее, из заблаговременно ослабленной, и внезапно обнажает изящную катану. Миллиардом мерцающих свечей озаряется нависшая свинцовая тьма.
  
  Дааку-сама с интересом смотрит на искрящуюся неистовым гневом девушку, которая стремительно бросается в пилотное наступление.
  
  - Это вызов, мой лейтенант?! - с издевкой спрашивает Куросаки, а в глазах шаловливо зияют озорные огоньки.
  
  - Я ненавижу тебя! - дерзко рычит Рукия, пустой мастерски ставит непробиваемый блок.
  
  - Дико сомневаюсь... - парень задумчиво заглядывает в фиалковые глаза.
  
  В них сосредоточена неистовая ярость, обреченное бессилие, мучительное желание одолеть врага... и еще множество неизведанно прекрасного, упущенного... И вдруг Король Лас Ночес замечает, что они вновь того самого незабываемого, поистине упоительного цвета мурасаки, а очередной лихой выпад дзанпакто возвращает арранкара в реальность.
  
  - У тебя нет никакого права на сомнение! - Кучики взбешена до предела.
  
  Молниеносным движением Соде но Шираюки шинигами делает виртуозный маневр, противник уверенно дает стойкий отпор, активно подавляя беснующиеся всполохи реацу.
  
  - Забавно получается... выходит, только мы с тобой всегда говорили друг другу правду?.. - уклончиво ведет пустой, на губах во всем великолепии расцветает ядовитая улыбка, а неугомонная брюнетка нападает справа.
  
  Грамотный удар, но Куросаки непринужденно избегает его и спокойно отражает последующий. Рыжий в некотором замешательстве приподнимает бровь, когда дзанпакто одним ярым выпадом оставляет зияющий порез на белоснежном одеянии. Король с неуместной гордостью наблюдает новую технику атаки официальной фаворитки. Настырная девушка вновь рьяно бросается в наступление, парень снова невозмутимо блокирует.
  
  - Да! - в запале объявляет Рукия, лезвие меча угрожающе сверкает, готовясь к очередному удару. - Я никогда не лгала тебе!
  
  - Тогда просто повтори, что ненавидишь, дорогая... - провокационно предлагает Дааку-сама.
  
  В решающий момент бывший шинигами растворяется в сонидо, резко уклоняясь от очередного достойного нападения. В стремительном прыжке пустой делает искусный выпад, выбивая серебристый дзанпакто из дрогнувших рук и вонзая свой собственный меч в черные ножны.
  
  - Прекрати меня мучить... я ничего не чувствую, 'дорогой'... - вдруг пронзительный отголосок пощечины прорезается сквозь звук ниспадающего ливня.
  
  Кучики не верит, что смогла осуществить подобное, а ледяные ладони снова и снова с силой опускаются на суровое лицо Врага. Прозрачные слезы безвольно заструились по бледным девичьим щекам.
  
  Куросаки стоит покорно, даже не шелохнувшись.
  Король Уэко Мундо, молча, сносит вереницу эмоциональных атак.
  Арранкар начинает говорить абсолютно монотонно, но циничная ухмылка так и не сходит с лица.
  А брюнетка неожиданно теряется и замирает, словно боится...
  ... что Дааку догадывался о ее отнюдь не просто дружеской привязанности с самого начала.
  
  - Есть замечательная фраза, авторство которой кому только ни приписывают, но лично я убежден, что такие мудрые слова мог написать только один человек:
  'Невозможно любить, а потом ничего не чувствовать.
  Либо ты врал тогда, либо ты врешь сейчас'.*
  
  *Омар Хайям
  
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/29907492_60733095
  
  Groove Coverage 'Poison' (cover)
  
  
  Жестокий мучитель.
  Кровь холодна как лед.
  Один взгляд может убить.
  Моя боль лишь заводит тебя.
  
  Хочу любить, но мне лучше держаться от тебя подальше.
  Хочу быть с тобой, но все чувства призывают остановиться.
  Хочу поцеловать тебя, но я хочу этого слишком сильно.
  Хочу ощутить твой вкус, но твои губы - это ядовитое зелье...
  
  Яд, проникающий в мои вены.
  Яд, я не хочу разорвать эти цепи.
  
  Губы... так горячо....
  Поставил капкан, я попалась.
  На коже выступила испарина,
  Черное кружево влажное....
  
  Твой голос заставляет меня дрожать всем телом...
  Хочу вонзить ногти и услышать, как ты кричишь мое имя.
  Не должна прикасаться к тебе, но ты уже стал частью меня.
  Хочу поцеловать тебя, но твои губы - это ядовитое зелье...
  
  Яд, проникающий в мои вены.
  Яд, я не хочу разорвать эти цепи.
  
  Проникающий в мои вены...
  Яд, сжигающий мои вены.
  
  Один взгляд может убить...
  Моя боль лишь заводит тебя...
  
  Хочу любить, но мне лучше держаться от тебя подальше.
  Хочу быть с тобой, но мои чувства призывают остановиться.
  Хочу поцеловать тебя, но я хочу этого слишком сильно.
  Хочу ощутить твой вкус, но твои губы - это ядовитое зелье.
  
  Яд, проникающий в мои вены.
  Яд, я не хочу разорвать эти цепи.
  Яд...
  
  
  
  В следующее мгновение Правитель Уэко Мундо равнодушно закидывает поникшие руки шинигами себе за плечи и растворяется в адском сонидо. Безжизненное тело покорно сгорает в рыжем костре длинных волос, Дааку уверенно уносит стройную фигурку прочь, и беззащитная девушка смиренно покоится в крепких мужских объятиях.
  
  Когда они оказываются внутри дома, Куросаки осторожно отпускает невесомую Кучики. Парень мгновенно избавляется от белоснежного косодэ, полностью обнажая мускулистый торс, затем приходит черед развязывания черного оби, хакама бескомпромиссно опускаются к ногам. Потом арранкар бесцеремонно срывает мокрый шелк вечернего платья, испепеляя соблазнительный силуэт хищными глазами.
  
  Рукии больше не скрыться от своих ночных кошмаров. Горячая кровь стынет в жилах, но ведь это она сама подписала этот приговор, когда сегодня вечером согласилась на сделку с Дьяволом.
  Брюнетка ведь уже знала, ЧТО ее ждет... шинигами встретила всю жестокость Мира Тьмы один на один. И все равно должна отдаться во власть монстра, чтобы спасти родной Готей 13... Девушке вдруг захотелось безвольно заплакать от жалости к собственной участи.
  
  Томный взор молодого мужчины жадно скользит по миниатюрному телу, которое молниеносно сворачивается в клубочек. Матовые фиалки обращены в никуда, тонкие кисти стыдливо прикрывают небольшую грудь, каскад агатовых волос обрамляет покатые плечи. Под этим откровенным взглядом ей становится жутко. Кучики ясно чувствует, что к горлу подкатывает спастическая тошнота.
  
  - Я хочу тебя, - безапелляционно констатирует рыжий.
  
  Аспидные глаза всклень наполнены первобытным вожделением. Мир неотступно замыкается. В воздухе снова ощущается мускусный запах. Рукия слышит тяжелое прерывистое дыхание, агрессивный гортанный рык.
  
  Кажется, твердое намерение посвятить свое существование извращенной одержимости Их Величества с грохотом разрушается, будто огромную скалистую глыбу взорвала ядерная бомба, оставляя лишь пыль и призрачные тени.
  
  Брюнетка судорожно начала хватать воздух ртом. В невидящих мутно-фиолетовых глазах появляется неконтролируемая паника. Животный страх заставляет бешено дрожать окоченелую плоть. Слезы беспомощности в немом крике вырываются наружу. Окружающее пространство неумолимо сужается, словно подталкивая испуганного кролика в лапы кровожадного зверя.
  
  - А как же мирный договор?.. - Куросаки точно способен читать мысли, - '... подумай о других, обычных рядовых. Ни в чем не повинных душах...', - и жестокие слова в тишайшем шепоте проникают в ускользающее сознание Кучики.
  
  Прозрачные капли безропотно струятся из-под полуопущенных ресниц. Девушка отчетливо понимает, что ей грозит очередная сексуальная пытка, но у нее больше нет ни права оказать сопротивление... да, и ни единого шанса...
  
  Дааку-сама резко хватает испуганную фаворитку за талию и притягивает к себе. Мощная ладонь блудливо скользит по аппетитным изгибам, он чуть касается губами мочки ее уха, спускается по белой шее к ямочке у основания, в чересчур прозрачном намеке сжимает аккуратную грудь, а девичьи руки инстинктивно пытаются оттолкнуть прокаченный торс арранкара.
  
  - Так не пойдет, - вдруг темная реацу, точно ядовитая змея, туго обматывает нежные запястья, и Кучики оказывается привязанной к одному из опорных столбов на расстояние пары футов над деревянным полом. - Ты принадлежишь МНЕ, Мелкая. Ты должна была уже понять.
  
  - Я не смогу вытерпеть эту боль снова, - обречено поясняет Рукия.
  
  На непроницаемой маске Короля Уэко Мундо упруго играют желваки. Это 'свидание' представлялось молодому мужчине несколько иначе. Реакция шинигами заводила в абсолютный тупик, ведь сейчас не было ничего, что могло бы напомнить брюнетке о прошлом инциденте... и вмиг ход логической цепочки выводов скоропостижно осекается...
  
  ... ну, кроме меня, естественно...
  м-да... тогда придется найти иную точку приложения...
  
  Суровое лицо искажает плотоядная усмешка, но указательный палец, обернутый в материю оби, неожиданно ласково стирает солоноватую влагу с мертвенно-бледной кожи. При этом твердый фаллос ультимативно упирается в плоский живот, а черный пояс Куросаки шаловливо накрывает огромные испуганные глаза, мимические мышцы сводит еле заметная судорога, невольно вызывающая хищный оскал одержимого любовника.
  
  - Давай, Мелкая, это будет интересно... - азартная улыбка приобретает фривольный оттенок.
  
  Рыжий медленно проводит тыльной стороной кисти по узкой девичьей спине вниз, чувственно скользя по аппетитным ягодицам, а шинигами смиренно приготовилась к жестокому проникновению.
  
  Но вместо этого, совершенно неожиданно, Дааку приподнимает упругую попку на иной уровень. Арранкар настойчиво разводит стройные ноги, не сводя завороженного взгляда с обнаженной плоти, маленькие ступни теперь упираются в мускулистые плечи.
  
  Между собственных бедер Кучики неожиданно ощутила его язык, творящий настоящий хаос, и невероятный отклик желания превращает податливое тело в натянутую струну. Опытные руки дразнящее изучают горячее лоно Рукии, осторожно проникая между половых губ, приоткрывая сокровенные тайны, все еще невинной девушки...
  
  Жадный рот устремляется вглубь, словно пытаясь поглотить искушающий кусочек дрожащего естества, впитать соблазнительный аромат ее вожделения. Большой палец ритмично массирует клитор, искренне наслаждаясь производимым эффектом.
  
  - Что это?.. - робкое трепетание густых черных ресниц незаметно под черной повязкой.
  
  В аспидных глазах Короля Уэко Мундо разгоралось неистовое пламя, разжигая внутри отзывчивой брюнетки вереницу самых низменных желаний. Фарфоровая кожа шинигами покрыта испариной, влагой, неустанно сочащейся из сосредоточения женственности, а она инстинктивно выгибается навстречу Куросаки, стремясь раствориться в абсолютном экстазе.
  
  - Это обратная сторона обратной стороны, - откуда-то из туманной дали Кучики слышит триумфальный голос арранкара.
  
  Где-то внутри ее существа формировался тугой узел.
  Эпицентр бессознательного влечения, неуклонно набирающего обороты.
  
  Все пережитые страхи, вся боль планомерно тает в сбывающейся мечте.
  Девушка неминуемо теряет ощущение реальности, а из груди вырывается протяжный стон...
  
  А в следующий миг, первая раскатистая волна проносится по разгоряченному телу, словно музыкант проводит талантливой рукой по всем клавишам фортепиано, рождая чарующую переливчатую мелодию.
  
  - Я дал слово не принуждать тебя, - мужская ладонь плавно заскользила по стыдливому румянцу, во внезапной отчужденности срывая оби с растерянного девичьего лица. Жгут темной реацу исчезает в небытие...
  
  Аметистовые глаза распахиваются от неожиданности...
  Фактически, пленница освобождена...
  
  ... но уже не свободна...
  
  Мглистый взор пронзительно вглядывается в угольные шахты, в которых стремительно промелькнуло что-то знакомое...
  
  Словно тускло забрезжил янтарный отблеск ...
  
  Брюнетку поражает тень закравшегося сомнения.
  Маленькая шинигами смотрит, как зачарованная, точно впадает в транс.
  
  Как охровый листок, трепещущий в порыве осеннего ветра, Рукия легко ниспадает в объятия Дааку-сама, который теперь терпеливо ждет на полу, подпирая спиной деревянный столб, несколькими мгновениями ранее удерживающий ее саму.
  
  - Помоги мне... - вдруг несмелый голос приобрел обескураживающие нотки, а его обладательница низко склоняется над искушающим монстром.
  
  Куросаки собрал всю волю в кулак, чтобы дать девчонке время, чтобы жестоко не наброситься на нее, не отпугнуть, но физиологичная потребность, поглощает развращенный рассудок, в единственном порыве овладеть немедленно... он уже искренне проклинает эту акцию милосердия...
  
  Кучики нервно сглатывает, чувственно облизывает обескровленные губы...
  До безумия желая вкусить запретный плод...
  
  Прекрасно понимая, что его яд отравит ее.
  Отчетливо чувствуя, что настоящая пытка происходит именно сейчас.
  Когда слабость собственного сердца тотально обнажена...
  ... и предательски ощущая, что не в состоянии ничего поделать с собой.
  
  Прерывистое дыхание, учащенный пульс, и сверкающие взгляды испепеляют этих двоих.
  
  Брюнетка отрешенно прикрывает мутно-фиолетовы глаза...
  ... робко целуя устрашающий оскал маски пустого...
  ... и первый поцелуй мгновенно превращается во что-то необузданное...
  
  Губы яростно вонзаются друг в друга, как острые мечи, неосознанно кусая, причиняя совершенно иную, сладкую боль, узкие ладони зарываются в жесткие рыжие волосы, а черные шелковистые пряди проскальзывают между его пальцев.
  
  Страстное желание достигает пика, и Богиня Смерти решительно опускается на вертикальный каменный фаллос, вбирая всю длину габаритного члена, словно приручая изголодавшегося зверя.
  
  Границы разумного стирались...
  Рукия отдалась единственному мужчине...
  Наступало долгожданное время забвения прошлого.
  
  Дааку не отрывал вожделенного взгляда от ее точеных форм, и его широкая ладонь уже жестко сжимала небольшую грудь. Соски тут же вздернулись манящими ягодами спелой земляники. Арранкар ненасытно впивался в изысканный деликатес, поощряя шинигами совершить характерное движение.
  
  И брюнетка, полностью подчинившись животным инстинктам, чуть подает бедра вверх, грохочущий рокот вырывается из мускулистой груди пустого. Его руки алчно скользят по миниатюрному телу, лаская, как великую драгоценность, возводя образ девчонки в заветный трофей одержимого коллекционера.
  
  Бессознательное подчинение душевным порывам превращает их в единый конгломерат не пережитых эмоций. Фрикции становятся быстрее и увереннее. Хриплые стоны Рукии срываются с обескровленных губ, мгновенно сливаясь с гортанными рыками Короля Уэко Мундо, и призрачным эхом исчезают во мраке комнаты.
  
  Кучики уже четко представляет к чему стремиться, а Куросаки ненавязчиво корректирует темп пылких движений, дарящих обоим искомое наслаждение. Как будто они были совершенно одни в безбрежности бытия... вне времени и пространства.
  
  Девушка не может ни о чем думать: ни о превратностях судьбы,
  ни о лживом прошлом, ни об абсурдном настоящем, ни о сомнительном будущем...
  
  Все, что случилось до этой секунды, уже превратилось в историю,
  а все, что произойдет позже - историей станет.
  
  В изнеможенном сознании маленькой шинигами внезапно померкло все...
  
  Этого Мира больше нет...
  Кровожадной Войны больше нет...
  
  НИЧЕГО БОЛЬШЕ НЕТ...
  
  Только рыжий дьявол...
  И ее собственный внутренний демон, под стать истинной сущности бывшего друга.
  
  Прошлое больше не заключает разгоряченные тела в цепи, а внутренний свет неумолимо озаряет непроглядную мглу двух опустошенных душ ослепительным рассветом одновременного оргазма...
  
  Любовники неистово бьются в упоительном экстазе, воскрешаясь из серого пепла...
  Обретая свободу...
  
  
  
  - Что теперь будет? - доверчивый голос звучит предельно тихо, и Богиня Смерти с замиранием сердца смотрит на арранкара, окончательно принимая всю безрассудность привязанности к нему. - Ты откажешься от захвата Сообщества Душ, Ичиго?
  
  Король Уэко Мундо лениво отстраняется от хрупкой фигурки. Он непринужденно облачается в белоснежные хакама и завязывает черный оби, одновременно протягивая ей свое довольно длинное косодэ. Брюнетка печально оглядывает изодранное одеяние, от которого нетронутым остались лишь атласная лента и серебристый шарф. Тогда она нехотя накинула предложенную парнем альтернативу, вдвое запахнувшуюся на миниатюрном теле.
  
  - Мирный договор еще рано подписывать, - неожиданно отчужденно отзывается пустой. - И, кстати, меня теперь зовут Дааку, - бразды правления вдруг властно перехватила неуместная, просто отупляющая ревность, - а для тебя, Мелкая, Дааку-сама, - рыжего переполняет бешеное раздражение к бесконечной погоне брюнетки за гребаным Куросаки. - А ты с кем трахалась? - невыносимо бесчувственно резанул арранкар.
  
  
  Во вмиг потухших кристаллах аметистовых глаз вновь сурово отражается лишь беспощадное чудовище, растерянный взгляд Кучики тонет в черных омутах. Ощущение безысходности подступает вплотную. Девушку методично изводит презрение к собственному эмоциональному импульсу.
  
  Значит, Война продолжается...
  
  - Тогда я расторгаю и нашу сделку, - тонкая кисть уверенно подняла с пола Соде но Шираюки.
  
  До этого момента Рукия толком не представляла, чего хотела, поэтому, видимо, и получала всегда то, чего точно не хотела... Измученный рассудок шинигами постепенно занимал прежние рубежи.
  Теперь пришло робкое осознание, что во всех этих злосчастных событиях есть то, чего ей не достает для реализации новой безумной идеи.
  
  - Идиотка! - Король Лас Ночес разразился бравурным смехом, с азартом обнажая катану, а подавленная брюнетка секундой ранее скрывается в шумпо...
  
  
  
  Девушка, которая исчезла в вечерних сумерках.
  Девушка, которая познала Тьму безлунной ночи,
  Девушка, которая оказалась во власти затмения.
  Девушка, которая решила остановить рассвет...
  
  
  
  Защитить друзей...убить врага...
  
  
  
  Одно мгновение...
  
  ... ни лязга мечей...
  
  ...ни брызг крови...
  
  ... и все закончилось.
  
  
  
  Дааку театрально приподнимает бровь, равнодушно взирая на реальную черную дыру в собственной грудине, массивное тело с шумом ударяется о пол.
  
  А маленькая распахнутая ладонь Богини Смерти озаряется утраченным лазурным мерцанием.
  
  - Верно, Куросаки, я лгала... я чувствовала... до этого момента, - шинигами уже растворилась во мгле оконного проема, когда смысл сказанных слов проник в умирающее сознание арранкара.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Fortune knocks at every man's door once in a life,
  but in a good many cases the man is in a neighboring saloon and does not hear her.
  
  Раз в жизни фортуна стучится в дверь каждого человека,
  но человек в это время нередко сидит в ближайшей пивной и не слышит стука.
  
  Mark Twain
  
  
  
  
  
  Вечер неуклонно близился к ночи, искусственные звезды безразлично смотрели с темного потолка. Мерцающие вереницы солнечных гирлянд весело разгорались россыпью разноцветных огоньков в густых кронах садовых деревьев. Под изящное кружение опадающих лепестков цветущей сакуры воздушные шары отчаянно стремились ввысь. Но они были надежно закреплены - алые ленты туго оплетали тонкие стволы.
  
  Все медленно успокаивались, ведь вариантов было катастрофически мало. Или под действием алкоголя, вернее, без всякого сомнения, несколько разрядившего напряженную атмосферу, или как-то все само к этому предрасполагало, так или иначе, но конфликт был практически сглажен. И временное перемирие было довольно быстро достигнуто.
  
  - Это что за шоу, мистер Спилберг? - Шихоин не верила тому, свидетелем чего являлась.
  
  - 'Война Миров', да, Стивен-сама?! - с нескрываемой усмешкой подхватил Куросаки.
  
  - Скорее 'День Независимости'! - с облегчением выдохнул Урахара.
  
  ***
  
  http://mixpromo.ru/track/6368038_46831811
  
  Erreway 'Tiempo'
  
  
  Для тех, кто чувствует себя одиноким,
  Тех, кто считает, что напрочь запутался.
  Для тех, кто достиг своего предела.
  
  Для тех, кто опустился на самое дно
  И искренне уверен, что все кончено.
  Для тех, кто утратил волю к жизни.
  
  Впустить мечту, больше нечего.
  Творить судьбу с чистого листа.
  Время измениться, время начать!
  
  Время перемен, дождя, солнца.
  Время заняться любовью.
  Время...
  Время финального боя, хаоса.
  Время заняться любовью.
  Время...
  
  Для победителей, кто проигрывает.
  Для воинов, кто остался без войны.
  Для тех, кто сражается с реальностью.
  
  Для тех, кто отказывается от выбора,
  Для тех, кто боится закрытых дверей.
  Тех, кто пал и кто все еще рядом.
  
  Впустить мечту, больше нечего.
  Творить судьбу с чистого листа.
  Время измениться, время начать!
  
  Время перемен, дождя, солнца.
  Время заняться любовью.
  Время...
  Время финального боя, хаоса.
  Время заняться любовью.
  Время....
  
  ***
  
  - Лоли, пасуй! - футбольный мяч на бешеной скорости прорезал пространство. - Юдзу, не лезь! - Карин мгновенно толкнула замешкавшуюся сестру, но перед ней с садистской ухмылкой возвышался синеволосый арранкар, а мяч каким-то чудом перехватила бывшая одноклассница Ичиго. - Орихимэ, отвлеки своего психопата! - не растерялась брюнетка.
  
  - Как?! - с надрывом спросила Иноуэ, отчаянно прижимая мяч к груди, что и требовалось Карин, ведь Гримм уже ни черта не соображал: охотится ли он за одним шаром или двумя полушариями...
  
  - Джагерджак! - взревел Тоширо, проникая в суть вопроса.
  
  - Гол! - а тем временем Меноли ловко забила в ворота, которые охранял пустой.
  
  - Твою ж мать! - гаркнул НеЯмми, и недовольно посмотрел на парней. Вот наплевать кто ты - 'плюс' или 'минус', ведь и те, и другие сейчас вхолостую проигрывают девчонкам!..
  
  - Бинго! - смеялась Ячиру. - Тотальный разгром мужского состава объединенной сборной Сэйрэйтэй и Лас Ночес женской ассоциацией шинигами и арранкаров! Дай пять! И их родственников! - она подала открытые ладони Юдзу.
  
  - Кстати, Хитсугая, а что вообще делают капитаны? - Гриммджоу придал тону максимально заинтересованный оттенок, отчаянно стараясь отрешиться от пошлый мыслей по поводу округлостей Химэ.
  
  - Проигрывают в футбол! - самодовольно резюмировала Карин. - А-а-а!!! Мой мяч! - а Тоширо и Гримм тут же перехватили игру в свои ноги. - Ну, я вам...
  
  - Что, братику пожалуешься?! - издевался Джагерджак, ловко лавируя между взбесившейся девчачьей командой.
  
  ***
  
  - Что это?.. - Рангику медленно приходила в себя, отчаянно пытаясь сфокусировать синие глаза на ящике Johnnie Walker в мужских руках. Еще слабое тело было заботливо размещено на садовых качелях, заваленных многочисленными цветными подушками.
  
  - Так... месть, - равнодушно пожал плечами Баззби, оценивающим взглядом скользя по соблазнительным изгибам.
  
  - Мне?! - шокировано вскрикнула Богини Смерти, резво потирая левую скулу, которая оказалась уже восстановленной.
  
  - Нет, - деловито уточнил арранкар. - Вон, видишь, тех парней, которые... которые 'были очарованы твоей красотой'? Хочешь реванш? - воодушевленно искушал брюнет.
  
  - Чушь какая!.. - рыжеволосой шинигами это кажется, как минимум подозрительным. - Это все?!
  
  - Обожаю умных женщин! Еще я планирую напоить тебя и, собственно, переспать с тобой, - честно признался пустой, в темно-карих глазах заплясали озорные огоньки.
  
  - Неужели?! - Мацумото изобразила театральное удивление. - Был у меня такой ухажер, хороший парень, жаль, рано умер от цирроза...
  
  ***
  
  - Хлюпик, - лейтенант непринужденно опрокинула очередную стопку вискаря, с пренебрежением оглядывая бездыханное тело Ренджи, которому раньше нее удалось забыться алкогольным сном.
  
  Зная практически досконально способности своего организма, она все-таки решила поставить арранкаров на место самым беспроигрышным способом. Реацу у них объективно больше, поэтому 'катанами мериться' - только себе дороже, а вот подорвать их самомнение изнутри, причем в буквальном смысле, собьет с этих дырявых спесь. На досуге еще следовало сказать 'спасибо' их руководителю...
  
  Все было представлено как тривиальный покер, только ставки в виде выпитых стопок. Может, она и не очень сильна в картах или блефе, но перепить нескольких пустых мужиков - не та проблема! Правда, вместе с этим пришлось пожертвовать и некоторыми проводниками.
  
  Первым ее покинул Аясегава, но прежде чем лечь под исцеляющее сияние Орихимэ, он хотя бы захватил с собой сущего слабака из стана врагов. Следом она проводила Кира, который даже не заметил, пока накачивал арранкара, что следовал за ним буквально по пятам, поэтому блевать они уходили уже вместе.
  
  Мадарамэ и новый капитан 7 отряда тупо нажирались в свое удовольствие, а значит, не содействовали ее намерению, поэтому их ей также пришлось споить побыстрее, попутно вырубились еще пара пустых.
  
  
  
  - Госпожа Мацумото, верно? - робко поинтересовалась подошедшая Одельшванк.
  
  - Ну?! - небрежно отозвалась Рангику, пытаясь сообразить, что нужно арранкарке, которая полчаса назад отказалась мериться гепатоцитами. У лейтенанта, в конце концов, важное дело, ей некогда отвлекаться.
  
  - Где капитан Абараи? - оливковые глаза Неллиэль бесхитростно смотрели на забавную особу, которая таким странным способом непреднамеренно снискала себе репутацию не только 'смертоносной красотки', как уже окрестили некоторые, но и 'реального пацана', как непременно скажут ее собутыльники, когда придут в себя.
  
  - Позорит шинигами дефицитом АДГ*, если бы не Шухей, то вообще некому было бы постоять за честь 7 отряда! - с нескрываемым отвращением сказала Мацумото, триумфально демонстрируя Хисаги комбинацию из четырех пальцев.
  
  *фермент класса дегидрогеназ,
  катализирующий окисление спиртов
  
  
  Я этих пустых сделала!
  
  Тот как-то странно ухмыльнулся... и показал пару раз по пятерне.
  
  Веду я!
  
  - Ему не хорошо?.. - вдруг Нелл заметил предмет своего поиска, свернувшийся внушительным, но умильным комочком под столом.
  
  - Что ты! - резво отмахнулась Рангику. - Как раз наоборот - Ренджи ведь пьян в дребадан!
  
  - Может, ему помочь?.. - тихо предложила арранкарка.
  
  - Да, пожалуй, оттащи этого слабака с глаз долой! - словно угадав ее мысли, шинигами решила избавиться от двух проблем одновременно.
  
  Прошло меньше минуты, прежде чем Неллиэль удалось извлечь Абараи из укрытия. Кон все это время скептически фыркал, полагая, что капитанским обществом можно и пренебречь, а уделить все внимание и заботу только ему.
  
  
  
  - Сплетничаете, девочки? - между тем к ним приближалась новая неожиданная особа.
  
  Зеленоглазая драгоценность Уэко Мундо шла с неизменным достоинством, привлекая к себе восторженные взгляды соплеменников, которые первый раз в жизни видели перед собой не универсального солдата, но настоящую женщину.
  
  - Харрибел-сан? - Мацумото удивленно пялилась на арранкарку, в руках которой мирно покоился 'Courvoisier'.
  
  - Предлагаю партию, - без эмоций оглядывая трофеи фукутайчо 10 отряда, блондинка в красном решила хоть как-то развлечь и себя, например, сбросить рыжеволосую с пьедестала самой спиртоустойчивой представительницы слабой половины.
  
  - Почту за честь, - Рангику молниеносно выплеснула содержимое бокала.
  
  - Замечательно... - губы Тиа расплылись в ядовитой насмешке, ведь наивная Богиня Смерти еще не знала, на что идет, - погнали?
  
  - Легко! - непринужденно обронила шинигами.
  
  
  
  - Ты убила лейтенанта Хитсугая? - весело гаркнул Кенпачи, подходя к Харрибел и оглядывая рыжеволосую женщину, что безвольно похрапывала в собственной тарелке.
  
  - Хладнокровно, - арранкарка равнодушно коснулась кисти проигравшей - пульс хорошего наполнения, ровный. И зеленые глаза испытующе смотрят на очередного противника.
  
  - Слушай, блондинка, сорвался я тогда, прям как пустой, - шутливо констатировал Зараки. - Может, реванш?
  
  - Поддерживаю, капитан, - без энтузиазма ответила Тиа, которая немного, но уже загрузилась.
  
  - Вина? - участливо предложил брюнет - перед ним все-таки дама...
  
  - Недооцениваете, - несколько обиженно хмыкнула Харрибел, - я пью только французский бренди.
  
  
  
  - Ты, Тиа, отличная баба! - раздалось мелодичное позвякивание, когда Кенпачи вышел из-за стола. - Надо еще проставится Абараи, что такую телку подогнал! - он игриво подмигнул полуживой женщине.
  
  - Зараки, после двух литров коньяка ты мне кажешься просто очаровательным, - с сомнительной улыбкой отозвалась пустая, опрокидывая явно лишнюю рюмку, - но за 'телку' я с удовольствием набью тебе морду, - и еще одну, воистину решающую для координации движений.
  
  - Мне?! одиннадцатому капитану Готей 13?! - с сарказмом заржал мужчина в белом хаори, когда арранкарка шатко поднялась и приняла боевую стойку... - Да, не упади, - а затем неудачно попыталась нанести удар.
  
  
  
  - Не волнуйся, это исключено, - но не успел собутыльник подхватить свою белокурую приятельницу, как за него это сделал другой проводник.
  
  - Кучики! - тайчо 11 дивизии несколько обескуражено смотрел на невозмутимого аристократа, которого, казалось, вообще не волновало ни его мнение, ни остальных участников посиделки. - Я ж эту дамку почти закадрил!
  
  - Ты накачал ее, - Бьякуя закинул податливые женские руки себе за шею. - Если оставить леди в подобном состоянии в твоем обществе, то мои действия будут приравнены к преступной халатности, а твои к насилию над личностью, - напоследок заметил он и резко направился прочь.
  
  ***
  
  Немного поодаль от деревянного дома за одной из праздничных обеденных групп сидела знакомая компания.
  
  - Как отреагировала Рукия? - Кераку про между прочим пытался узнать это. Вдруг его внимание привлекли две темноволосые девушки, словно растворившиеся в общении друг с другом: лейтенант собственного отряда и вторая, в аналогичной должности в 6 подразделении.
  
  Должен был и раньше догадаться, почему обе мне регулярно отказывали...
  
  - Ну, вполне предсказуемо... - честно признался Урахара, тотчас вооружившись старым веером. Он в кой-то веки без особого интереса рассматривал первое 'дружеское' взаимодействие между шинигами и арранкарами.
  
  - Значит, замкнулась в себе, - ровно резюмировал Укитаке, увлеченно вслушиваясь в очередную рок-балладу Карин.
  
  - Да, она попросила оставить ее одну, - с мнимым спокойствием в голосе уточнила Шихоин. - И вернулась в Сообщество.
  
  - А где Их Величество? - теперь не основная, конечно, проблема, но все еще не маловажная для капитана 6 отряда.
  
  Бьякуя старался отвлечься от печальных переживаний за очередной безумный поворот в судьбе Рукии и методично отслеживал перемещение арранкарки с бирюзовыми волосами, за которую благодаря невообразимому стечению обстоятельств теперь чувствовал ответственность.
  
  - Отправился за твоей сестрой, идиот... - мимолетом заметил Куросаки.
  
  - Что ж так самокритично?! - с ожидаемым цинизмом спросил симпатичный торговец. - Пятьдесят процентов сынишки на совести его папульки! - он выдавил на лице жалкое подобие улыбки.
  
  - Харрибел что-то не видно? - Ишшин решил не продолжать ненавистной темы и щедро плеснул заблаговременно припрятанный коньяк в несколько бокалов.
  
  - Она отдыхает, - с привычной непосредственностью сообщает Кучики, кивком благодаря за французский бренди.
  
  - Не устояла перед аристократическим обаянием?.. - с улыбкой предположил Шунсуй, вызывая недвусмысленный смех друзей. Лишь один выразительно закатывает стальные глаза.
  
  ***
  
  Вдруг пронзительно-яркий свет озаряет подземелье, а из седзи возникает знакомая фигура.
  
  - Капитан Кучики! Госпожа Рукия!.. - встревожено кричит Ханатаро, тут же устремляясь назад.
  
  И решительно все мгновенно бросаются следом.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Рано или поздно наступает момент, когда ваши пути расходятся.
  Каждый выбирает свою дорогу, думая, что когда-нибудь они вновь сойдутся.
  Но со временем они становятся все дальше.
  
  Сначала ты считаешь это нормальным.
  'Вы ведь созданы друг для друга; ведь рано или поздно все вернется'.
  
  Однако этого не происходит.
  Вместо этого наступает зима.
  
  И ты вдруг понимаешь, что все кончено. Раз и навсегда.
  И в этот момент, ты понимаешь, что некоторые вещи случаются всего раз в жизни.
  И не важно, как сильно ты будешь пытаться почувствовать это снова.
  
  Ты больше никогда не поднимешься на три метра над небом...
  
  
  Federico Moccia'Tres metros sobre el cielo'
  
  
  
  
  
  Дождь прекратился. На черном небосводе вновь засияла молодая луна, далекие звезды вторили ей призрачными отблесками. Мертвую тишину Холма Сокиоку прорезали тихие всхлипы одинокой девушки. Она абсолютно не представляла, как справиться с отвращением, что сейчас заполняло все ее существо.
  
  Словно огромная волна хлестко обрушилась на мирный берег, безжалостно уничтожая хрупкий замок из золотистого песка, унося крохотные крупицы шаткого мира в неизведанные глубины темных вод.
  
  Линия судьба неожиданно завязалась в тугой узел, затем преобразовалась в спираль, перекрутилась и диаметрально сменила направление, предлагая последовать новой стезей. Единственный вопрос, какой?
  
  И сейчас шинигами оказалась заточена в персональный Ад, лишь отчаянно мечтая превратить все случившееся в не случившееся.
  
  Яркое мерцание Хогиоку пронзало бледную кожу, словно пытаясь отвлечь свою маленькую госпожу, загородить от надвигающегося мрака.
  
  Кучики напоминала израненного зверька, загнанного в угол. Рукия тихо плакала, обреченно уткнувшись в острые коленки. В опустошенное сознание хаотично врывались обрывки грубых фраз и нежных прикосновений. Фантомная боль вдруг стала настолько реальной, что планомерно сводила с ума. Она бережно обняла себя за подрагивающие плечи, словно старалась поддержать.
  
  
  
  Вдруг темнота начала сгущаться. В бесплотном наползающем тумане словно промелькнул высокий силуэт, одновременно поднялся странный локализованный ураган, который внезапно рассеялся в нескольких шагах от хрупкой фигурки. Вместе с оседающими клубами серой пыли обнажился массивный торс в белом косодэ...
  
  ... нет... это хаори...
  
  - Фукутайчо Кучики, уже сменили форму шинигами на одежды арранкаров? - желчно оповестил бывший командующий Готей 13 о своем присутствии.
  
  - Господин Ямамото, - по привычке обращается брюнетка, устало поднимая потухшие фиолетовые глаза на экс-руководителя, - что Вам угодно? - а закаленный взор мгновенно оценивает стратегическую обстановку.
  
  - О, просто люблю погулять под луной. Дивная ночь, верно? - спокойно спросил Генрюсай.
  
  - Может быть, - девушка равнодушно пожала плечами и резво поднялась на ноги. - Что Вы хотите, Ямамото-сан? - нарочито подчеркнуто спросила Богиня Смерти.
  
  - Вы забываетесь, лейтенант, - сквозь зубы процедил седовласый шинигами. Обстановка неуклонно накалялась.
  
  - Вас ведь отдали под трибунал, верно? - твердо парировала Рукия. - Так какого обращения Вы ждете? - тонкий голос наполняла непривычная дерзость, словно она сознательно провоцировала нападение.
  
  - Должного, - повелительно ответствовал Ямамото. - Завтра еще не наступило, - мощная рука крепко сжимает цуку дзанпакто.
  
  - Хорошо... но тогда подскажите мне, каким именем наречь преступника, убившего невинного? - без эмоций уточнила Кучики. - Или как величать командира, хладнокровно подставившего свою армию под удар? - брюнетка до хруста в костях сжала небольшие кулаки. - И каким термином лично Я должна пользоваться, говоря о том, кто собирался принести меня в жертву врагу?! - вдруг ее голос предательски дрогнул.
  
  Горящие гневом аметисты испытующе вглядываются в морщинистое лицо, чье суровое выражение совершенно обезображивает ненависть. В безумных глазах командующего зияет неутоленная жажда расправы над пешкой, что не смогла выиграть тщательно проработанную партию. И сверкающее лезвие Рюджин Дзякка мгновенно извлекается из ножен.
  
  
  
  - Не усугубляйте свое положение, Ямамото, - невозмутимо посоветовал статный мужчина, уверенно выступая из пустоты ночи. Непроглядный мрак преклонялся перед горделивой поступью.
  
  - Кучики... какая встреча, - показательно безразличным тоном приветствовал экс-командующий, устремляя озлобленный взор на старшего представителя Благородного Дома.
  
  - Да, - спокойно соглашается собеседник. Рукия никогда не видела шумпо дедушки нии-сама... и сейчас тоже не заметила, а аристократ уже стоял прямо перед ней. - Здравствуй, милая, - мужской голос наполняла сердечная теплота, - рад, что тебе понравился подарок, - уголки губ чуть тронула улыбка.
  
  - Очень, - смущенно отозвалась брюнетка, - спасибо Вам, Гинрей-сама.
  
  - Лучше, оджии-сан, - неожиданно попросил он.
  
  
  
  - Трогательно, Кучики. Неужели, решили стать для замарашки из Руконгай дедушкой? - с издевкой поинтересовался старик, плавно приглаживая длинную густую бороду.
  
  - Не стоит опускаться до подобной низости, Ямамото... и не стоит недооценивать противника, - Гинрей вновь удостоил одним коротким взглядом выжидающего оппонента. - Конечно, прежде всего, я здесь в качестве законного опекуна своей внучки. Но к этому я в данный момент еще и представляю Совет 46.
  
  - Ты - старейшина?! - Генрюсай на долю секунды утратил привычное самообладание, забывая об элементарных традициях.
  
  - Да, - холодной сталью отдает ровный голос.- Неужели, Вы считали, что меня отправили в отставку?.. - недоверчиво уточнил бывший капитан 6 отряда. - Непостижимо!.. - он выдержал многозначительную паузу. - Меня назначили Руководителем Совета больше полувека назад. Но я сразу же взял длительный отпуск, - предельно невозмутимо излагал Кучики. - И моя должность ждала своего покорного слугу несколько десятилетий, - на всякий случай и его рука незаметно касается гарды меча. - А два года назад Айзен, как Вы прекрасно помните, значительно сократил численность Резиденции... и мне пришлось принимать бразды правления новой командой, - вкрадчиво объяснял Гинрей. - Это я запретил казнь Куросаки Ичиго, - монотонно продолжает старейшина. - Это я дал Вам шанс не совершить подобной ошибки впредь, но Вы совсем выжили из ума, раз посягнули на жизнь юной госпожи Древнейшего Рода... - и виновато оборачивается на миниатюрную шинигами.
  
  - Кучики, Вы защищаете эту девку, - подчеркнуто презрительно бывший командующий кивнул на маленькую восковидную фигурку, - как член Совета 46?! - с ядовитой усмешкой добавил он. - Да на ней же тряпки пустых! - едко констатирует старик. - Ее распутство позорит Ваш Клан!
  
  - Придержите язык, - категорично предупреждает седовласый шинигами, - я не намерен терпеть неподобающее отношение к Рукии Кучики-доно, - беспристрастно резюмирует он.
  
  - И что Вы предпримете? - жесткое выражение лица Ямамото приобрело обезображивающий, садистский оттенок. - Шумпо? - губы скривила саркастичная ухмылка. - Мгновенная Поступь против МОЕЙ силы?
  
  
  
  Девушка безжизненно, в оцепенелой отрешенности, вглядывалась в чернеющую пустоту долгой ночи. Очередные тайны, старые интриги... она чувствовала, что бесконечно устала размышлять над правильностью и неправильностью чужих поступков. Это всего лишь банальная политика, куда ей точно не стоит вникать.
  
  Основную мысль Рукия уловила предельно четко: оджии-сама вступился за нее, и Совет не поддержал идею казни Ичиго, а значит, сейчас перед Брюнеткой стоит единственный виновник ее трагедии. Тот самый ветер, что вихрем унес хризантему ее детских сказок, лишив права на уготованную судьбу.
  
  Тот, кто отнял жизнь рыжего реоку.
  Тот, кто опосредованно создал нового арранкара.
  Тот, кто пустил в расход собственную армию.
  
  Тот, кто гасит Свет.
  
  
  
  Невыносимая мука, погребенная под жалкими осколками разбитого сердца, снова сковала в цепкие тиски. Девушке вдруг стал настолько ненавистен этот ублюдок, что где-то внутри собственного притаившегося мрака начала формироваться необъяснимая потребность избавиться от него...
  
  Словно шинигами превращалась в пустую... Ее душа чернела, неожиданная тьма застила глаза. Она как будто слышала пронзительный лязг цепи, туго обматывающей безразличное к происходящему тело, а ненасытные рты уже пожирали конечные звенья, уничтожая пути к отступлению.
  
  - Я вызываю Вас, - ни одной эмоции в холодном голосе. Брюнетка неспешно вышла из-за широкой спины старшего Кучики.
  
  
  
  И в тот же самый момент звенящее пространство прорезали гарганты, открылись седзи. Со всех сторон неумолимо подступали храбрые покровители. Все взгляды друзей наполняет тревога, враги смотрят с воодушевлением.
  
  Под кордоном из вайзардов и Тоширо Хитсугая впереди шли решительно воинственно-настроенные близнецы. Старый урод отнял их старшего брата, а теперь покушался на жизнь Рукии. Карин вновь тщательно выискивала нецензурные слова из готовой к плодотворному сотрудничеству памяти. Боязливый пацифизм Юдзу уступал место зарождающейся агрессии. Их неторопливо нагнал шокированный отец.
  
  Урахара торопливо шел следом, продолжая неустанно следить за старым командующим, который, к слову, никогда не вызывал у него ни особой симпатии, ни тем паче доверия, а сейчас Киске крайне беспокоило его полное бездействие. Шихоин держалась по правую руку от шляпника. Она инстинктивно ощущала намерения бывшего руководителя, и опасливо переводила обеспокоенный взгляд с него на 'дочку' и назад.
  
  Нии-сама двигался ровно. Он был всецело поглощен предстоящим сражением своей младшей сестры, все остальное его ничуть не волновало. Может, за исключением непроницаемой блондинки с обнаженным мечом, шедшей рядом.
  
  Абараи был полон беззаветного желания убить тирана.Одельшванк полностью поддерживала нового приятеля.
  
  Жидкое золото плавилось в глазах Красавицы, а оскал Чудовища разгорался знакомым азартом.
  
  Баззби оценивающе смотрел на тщедушную фаворитку, прикидывая, как должным образом защитить избранницу предводителя. Удивительно, но немного протрезвевшая Кувшинка составила компанию именно арранкару.
  
  Укитаке растерянно смотрел в настороженное лицо капитана 1 отряда, с завидным упорством отказываясь верить, в реальный абсурд этого инцидента с участием его наивной фукутайчо. Кераку, собственно говоря, ничего не думал. Он наблюдал. Зараки в кой-то веки, напротив, анализировал.
  
  
  
  А маленькой Кучики было решительно наплевать. Внезапно все ее существо пропитала жгучая ненависть. Сдерживающих оков больше нет. Только ярость, упорно прорывающаяся во внешний мир. Гнев, что придает непреклонность. Злость, что поддерживает дух. Она жаждала только мести за несвоевременную смерть друга и за вынужденное убийство врага. Ничего кроме.
  
  - Ты-бросаешь-МНЕ-вызов?! - Ямамото не верил своим ушам.
  
  Глупая бездарная девка-лейтенант осмелилась на поединок с самим командующим Готей 13?
  С тем, кто всегда жестоко подавлял любой мятеж?
  С тем, кто в конечном итоге нашел бы способ расправиться и с хунтой арранкаров?
  
  - Да, - в тоне ощущается нездоровая уверенность. Соде но Шираюки покорно ждет команды. - Разве Вы не расслышали?
  
  - Дерзкая девчонка! - огромный столп яростного огня вдруг озарил непроницаемую темноту угрюмой ночи, заключая в эпицентре лишь крохотную отступницу, а безграничной силы ударная волна неистовым шквалом обрушилась на остальных, жестоко отбросив и арранкаров, и шинигами к обрывистым границам Холма Сокиоку.
  
  
  
  Демоническое пламя настигает свою жертву. Жадные языки погребального костра обжигают мраморную кожу, начинают лобзать стройные ноги. Тошнотворный запах жженой плоти. Ярое кольцо неуклонно смыкается, но сердце продолжает биться... хотя еще одна жалкая секунда и Рукия погибнет...
  
  Ей кажется, что она находится на краю зияющей пропасти, где чуть пошатнуться, значит фактически упасть. Девушка пристально вглядывается в разверзнувшуюся пасть иллюзорного дракона. Далекие недра наполнены адским огнем. Там, в глубине, разгорается настоящая буря, а на поверхности только абсолютная пустота.
  
  - Помоги мне, пожалуйста... - тихо шепчет брюнетка своему мерцающему покровителю, а Хогиоку живо устремляется вглубь, наполняя душу необоримой реацу. - Бан-кай...
  
  Мгновение превращается в вечность.
  Тонкие руки распахиваются, как крылья ангела, падшего ангела.
  И миниатюрное тело взмывает ввысь, пронзая темное пространство ослепительной вспышкой.
  
  А духовное давление неожиданно приобретает лазурный оттенок. Холодный и угрожающий. Начинается снегопад. Огромные пушистые хлопья грациозно кружатся и робко оседают на ржаво-коричневой поверхности холма, как лепестки сакуры в период ханами. В считанные секунды образуется мягкий белый покров, закутавший землю, словно уютным шерстяным пледом.
  
  Кучики, если ЭТО все еще она, легко парит в морозном воздухе в миллиарде мистических снежинок, которые прядут вокруг стройной фигурки ажурную паутину, облачая миниатюрное тело в тончайшее белое блио. Наряд мерцает, словно соткан из лунного света, что сейчас равнодушно взирает с далеких небес, наблюдая становление Хакка но Тогамэ.*
  
  * (Яп.白霞罸)
  Осуждение Белой Мглы
  
  
  Кожа покрывается инеем. Широко распахнутые кристаллы цвета мурасаки приобретают свинцовый оттенок. Серебристый каскад волос пронзает отблеск драгоценного цветка космеи.
  Длинные локоны ниспадают до талии и мгновенно вздымаются в неистовом вихре, сопровождающем теперь абсолютно любое движение, словно холодные лучи недосягаемой звезды.
  
  А на непроницаемом лице формируется костяная маска, полностью закрывающая безразличный взор, как повязка слепой Справедливости... ведь чтобы ВИДЕТЬ ей больше не нужны глаза.
  
  Новорожденное существо одержимо одной целью - уничтожить врага. Того кто не достоин существования даже в клетке... того, кто лишил беззащитную девчонку сокровенной мечты.
  
  Внезапно спокойная пороша сменяется снежным бураном. Поземок преобразуется в неистовую метель, поднимается колкая вьюга. Никто уже не в состоянии ничего разглядеть дальше нескольких дюймов. Протяжный вой оглушает, как рев мифического зверя, что вырвался на свободу и жаждет расправы над захватчиком.
  
  Мир содрогается, точно беснующиеся цунами стремительно обрушиваются на присутствующих, жестко вдавливая в грунт, но защищая от жара Преисподней. И застывают монолитным айсбергом, заключая все живое в свои сети. Окружающее пространство вмиг обращается в лед.
  
  У Богини только несколько секунд, чтобы замороженные сердца шинигами и арранкаров забились вновь. Но даже этих мгновений ей слишком много.
  
  Скорость?..
  
  Это уже не тот термин, который справиться со всеми характеристиками шумпо, что устремляется далеко за пределы досягаемости, куда-то в иное измерение, где духовные законы этого мира больше не властны.
  
  Рукия пребывает вне времени... вне пространства...
  Или она сама и есть это время и пространство...
  И эта стихия вплотную подходит к приговоренному...
  
  Соде но Шираюки уже занесена для единственного разящего выпада...
  
  Она слышит частое дыхание, хрипы, редкие удары...
  Каждой клеточкой ощущая первобытный страх противника...
  Перед ней сейчас только жалкий трусливый старик.
  Не хладнокровный убийца и не подлый предатель...
  А лишь чахлый шинигами, судорожно озирающийся по сторонам...
  
  Он тщетно пытается обнаружить Палача.
  И обреченно понимает, что не в состоянии ни узреть, ни ощутить.
  Ведь угроза - это само бытие...
  
  Пронзительный агонизирующий взгляд...
  
  И Кучики не может опустить катану.
  И лезвие меча вонзается в бетон.
  
  Маска дает маленькую трещину...
  И раскалывается на миллиарды частиц, мгновенно рассыпающихся в пыль на ветру.
  
  Глыба льда медленно тает, покорно освобождая своих пленников.
  А перед изумленным сообществом предстает не Черная Королева Уэко Мундо.
  Но Снежная Принцесса Сэйрэйтэй, окруженная призрачной свитой морозных кристаллов, которые вновь мирно кружатся над всем сущим.
  
  Рукия не обратилась во Тьму.
  
  - Спасибо, - девушка вновь одета в свою обычную форму шинигами, на плече лейтенантский шеврон, словно восставший из пепла, - и прощай ... - Хогиоку покидает брюнетку, понимая, что больше Света, чем в ней уже есть, он дать не сможет, и мгновенно обращается в ничто.
  
  
  
  Ямамото повержен. Унижен. Уничтожен...
  
  И все это совершила с командующим Готей 13 жалкая девка арранкара...
  ... чья спина опрометчиво открыта...
  ... а ему больше нечего терять...
  
  
  
  Катана с отвратительным звуком вонзается в плоть...
  
  
  
  - Отвали, - мгновенный выпад, и старик бесшумно соскальзывает в мрачную пропасть.
  
  Бывший командир судорожно соображает, что происходит...
  ... на его мече ведь была кровь?!
  ... а сейчас чей-то дзанпакто торчит из собственной груди...
  
  Но этот анализ длиться недолго:
  
  Генрюсай Шигекуни Ямамото разбивается об отвесные склоны скалы...
  ... навсегда исчезая из Сообщества Душ.
  
  
  
  А Кучики уже подхватывает раненое тело СВОЕГО Короля.
  На массивной шее зияет глубокий разрез, алая жижа упругими струйками сочится наружу.
  Куросаки с легкостью принял смертельный удар на себя...
  
  
  ... отдавая жизнь за НЕЕ.
  
  
  Прекрасно осознавая свой выбор.
  
  
  Губы вытянуты в тонкую линию, а самые уголки чуть крадутся вверх.
  Но вмиг кровь заполняет рот, каждой клеточкой чувствуется ее металлический привкус.
  И молодой мужчина вновь захлебывается этой мерзостью, рассудок наполняет туман...
  
  Последний всполох черной реацу монолитной стеной отгораживает двоих бывших друзей от засуетившегося мира. Арранкар не желает, чтобы кто-то на этот раз мешал сбываться его мечте.
  
  - Эй... Мелкая... помнишь, ты рассказывала мне про пустых, - нефть уже недвижима.
  
  - Да, Дааку-сама, - фиалковые глаза застит поток слез.
  
  И девушка невероятно рада этому факту.
  
  Рукия избавлена от того, что запечалится в ее воспоминаниях навечно.
  Он умрет, а ей придется с этим жить. И словно скорбную молитву Кучики шепчет.
  
  - Пустые едят души вовсе не потому, что проголодались.
  
  Память уносит сознание прочь.
  Восприятие растворяется в небытие.
  
  - Они едят души, чтобы избавиться от боли.
  
  А пятнадцатилетний парень вновь глухо падает на серую поверхность того самого асфальта,
  с безразличием вглядываясь в безобразное багряное болотце.
  
  - Пустые - это падшие души.
  
  Кожа содрана и клоками свисает с подросткового торса.
  Кости раздроблены.
  
  - Души, которые проводники не препроводили в Сообщество.
  
  Лицо превратилось в уродливое месиво.
  Невидящий взор устремлен в никуда.
  
  - Изломанные души...
  
  Бесчисленные хаотичные конвульсии парализуют мышцы.
  Агония началась.
  
  - Души тех, кого в свое время не уберегли от пустых.
  
  Мозг поврежден и боли больше нет.
  Сердце замирает, ритм сбивается.
  Темп угасает, становясь все медленнее и слабее.
  Еще стук... и еще...
  
  -Такая душа опускается, теряет свое сердце и превращается в пустого.
  
  Смерть скучна и однообразна.
  Только теперь рыжая голова смиренно покоится на родных коленях.
  А Космея Мурасаки ласково гладит непокорные жесткие волосы.
  
  - А потом... чтобы восполнить пустоту на месте сердца, эта душа отправляется на поиски тех... - голос предательски осекается, - кого некогда больше всего любила... - брюнетка понимает, что рыжего больше нет.
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/13989045_82766482
  
  Linkin Park 'Leave out all the rest'
  
  
  Однажды мне приснилось, как я исчез.
  Ты была охвачена настоящим ужасом,
  Но никто не пожелал даже выслушать,
  Ведь им абсолютно наплевать на нас.
  После пробуждения пришло осознание,
  Что я на самом деле теряю в конце пути.
  
  Если ты задашь вопрос, я хочу, чтобы ты узнала.
  
  Когда наступит мое время,
  Забудь зло, которое я совершил,
  Просто помоги отпустить те немногие
  Причины, которые до сих пор удерживают.
  Постарайся избавиться от ненависти,
  А когда справишься с чувствами,
  Вспомни настоящего меня,
  Все остальное пустота...
  Все остальное пустота...
  
  Тебе больше не нужно бояться,
  Я окончательно понял, что сделал
  И потерпел решающее поражение.
  Сила только внешняя сторона,
  В глубине души та же слабость.
  Я никогда не был идеальным,
  Впрочем, в этом мы похожи.
  
  Если ты задашь вопрос, я хочу, чтобы ты узнала.
  
  Когда наступит мое время,
  Забудь зло, которое я совершил,
  Просто помоги отпустить те немногие
  Причины, которые до сих пор удерживают.
  Постарайся избавиться от ненависти,
  А когда справишься с чувствами,
  Вспомни настоящего меня,
  Все остальное пустота...
  Все остальное пустота...
  
  Забываешь
  Всю боль, что так искусно скрывается внутри твоего сердца.
  Притворяешься,
  Что кто-нибудь другой сможет спасти меня от самого себя.
  Я не такой, как ты.
  
  Когда наступит мое время,
  Забудь зло, которое я совершил,
  Просто помоги отпустить те немногие
  Причины, которые до сих пор удерживают.
  Постарайся избавиться от ненависти,
  А когда справишься с чувствами,
  Вспомни настоящего меня,
  Все остальное пустота...
  Все остальное пустота...
  
  Забываешь
  Всю боль, что так искусно скрывается внутри твоего сердца.
  Притворяешься,
  Что кто-нибудь другой сможет спасти меня от самого себя.
  Я не такой, как ты.
  
  Я не такой, как ты.
  
  
  
  
  
  
  
  Глава XVI. Часть 1. Мир в ореховой скорлупке
  
  
  
  
  
  
  L.b.s.
  
  Доб-ро-го вре-мени су-ток!
  
  Продолжение немного вышло за рамки эпилога и трансформировалось в новую главу, состоящую из двух частей)
  
  В любом случае на-де-юсь, что читать бу-дет ин-те-рес-но!
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/488413_957836
  
  Metallica 'Unforgiven II'
  
  
  Ляг рядом со мной и расскажи, что они наделали.
  Произнеси слова, которые я хочу услышать, изгони демонов.
  Дверь пока закрыта, но распахнется перед твоей истиной.
  Если ты сможешь понять меня, то и я смогу понять тебя.
  
  Ляг рядом со мной под этими злорадными небесами.
  В мрачные дни, под покровом ночи, мы парализованы.
  Дверь с треском распахнется, но светлые лучи не проникают.
  Черное сердце испещрено рубцами, а солнца больше нет.
  Нет, никакой свет не озаряет.
  Нет, солнца нет.
  
  То, что я чувствовал, что я узнал,
  Листая страницы, обратилось в камень
  За дверью; должен ли я открыть это тебе?
  То, что я чувствовал, что я узнал,
  Осточертело, и я остался в одиночестве.
  Ты будешь рядом?.. ведь я буду ждать тебя.
  Или ты тоже не прощенная?
  
  Ляг рядом со мной, я не сделаю тебе больно, клянусь.
  Она любит меня, или нет, но никогда не влюбится вновь.
  Она лежит рядом со мной и останется здесь, когда я уйду.
  Черное сердце испещрено рубцами; да, она останется, когда я уйду.
  Да, она останется здесь, когда я уйду.
  Абсолютно уверен - она останется здесь.
  
  То, что я чувствовал, что я узнал,
  Листая страницы, обратилось в камень
  За дверью; должен ли я открыть это тебе?
  То, что я чувствовал, что я узнал,
  Осточертело, и я остался в одиночестве.
  Ты будешь рядом?.. ведь я буду ждать тебя.
  Или ты тоже не прощенная?
  
  Ляг рядом со мной, расскажи, что я наделал.
  Дверь закрыта, как и твои глаза, но теперь я вижу солнце.
  Но сейчас я вижу солнце.
  Да, я снова вижу его.
  
  То, что я чувствовал, что я узнал,
  Листая страницы, обратилось в камень
  За дверью; должен ли я открыть это тебе?
  О, что я чувствовал, что я узнал,
  Осточертело, и я остался в одиночестве.
  Ты будешь рядом?.. ведь я буду ждать тебя.
  Или ты тоже не прощенная?
  
  О, что я чувствовал, о, что я узнал.
  Я возьму этот ключ и спрячу в тебе,
  Потому что ты тоже не прощенная.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Будущее стремительно мчится на тебя. И пока оно не умчалось прочь, у тебя есть одно-единственное мгновение, чтобы превратить его в достойное прошлое. Мгновение за мгновением будущее мерцает в твоей руке. Если ты не сумеешь поймать, не разрушив, у тебя не останется ничего за спиной. Твоя цель - оставить свой отпечаток на этих разрозненных кусочках будущего, которые, соприкоснувшись, перерастут в быстро исчезающие кусочки прошлого.
  
  Рэй Брэдбери 'Кладбище для безумцев'
  
  
  
  
  
  Казалось, словно пространство накрыла поволока тумана. Плотная и густая завеса, как сигаретный дым, что окутывает посетителя в дверном проеме захолустного притона. Сквозь нее окружающая действительность походила на блеклую пародию самой себя. Убогая копия, снятая со старой тусклой матрицы, что с огромной натяжкой можно принять за оригинал. Все стремительно поглощала тотальная серость, размеренно наползающая из вечного ничто.
  
  Смрадное дыхание смерти противно расползается по хладной коже, настырно проникая в заостренные ноздри. Мышечное окоченение распространяется быстро и уже достигает мраморного лица. В черных шахтах прочно обосновалась истинная пустота. По инерции еще не погибших нервных волокон в ушах звучит протяжный гул. И этот же садистский импульс заставляет ощутить финальную боль.
  
  Кровотечение практически остановилось, вернее, исчерпало физиологические ресурсы. Первые порции брызгали безобразным фонтаном, но давление заметно снижалось. Упругие струйки сливались в ярые ручейки, проворно сбегающие по широким обнаженным плечам. Все замедляясь, но непрерывно, точно совершая варварское жертвоприношение, они формировали багряную лужицу. А теперь лишь тонкие алые подтеки робко сочатся из уродливого разреза на мускулистой шее, траурно срываясь мутно-красными кляксами на белоснежную поверхность холма.
  
  Мир укрыт пушистым покрывалом, сотканным из миллиарда миллиардов снежинок, искрящихся в звездном свете. Ветер неожиданно стих, наступила давящая тишина. Магические кристаллы мирно оседают и мгновенно тают на массивном торсе арранкара и маленьких ладошках шинигами, которая нежно обнимает неподвижное тело.
  
  Дааку пристально смотрит, будто со стороны, будто на собственный гигай, медленно переводя угасающий взгляд на хрустальные глаза Кучики, что дали незаметные трещины, рождая ненавистную ему матовость. Девчонка щемяще скулит, еще предательски чувствуя мрачную реацу, что неумолимо ускользает прочь, навсегда покидая ее.
  
  Рукия что-то сбивчиво бормочет, но парень уже не улавливает суть происходящего, хотя прекрасно помнит ту историю про 'минусы', что сейчас, видимо, она рассказывает вновь. Все это были не более чем невнятные обрывки фраз, которые только душераздирающими воплями пронзали агонизирующее сознание. И внезапно пустой смог разобрать среди всего этого вербального хаоса то, что в принципе ожидал.
  
  - Я никогда не прощу тебя... - на искаженное страданием лицо опустилась незримая маска, предназначенная оградить ее обладательницу от скверной реальности. Огромные глаза походили на угли, покрытые серым пеплом, прахом былого костра, утраченной жажды жизни. Когда ОН уйдет, то ВЕСЬ мир утратит смысл. Ничего не останется, что сможет хотя бы поддерживать в этом раздавленном комочке даже жалкий аналог существования. - Ты не имел право так поступить со мной!
  
  Эй! Мне сейчас настолько наплевать на твое 'прощение', дорогая.
  Так что сомкни губки и не порть, мать ее, романтику момента!..
  
  А брюнетка вдруг срывается во всю глотку, начинает истошно кричать, как раненый зверь, которому секундой назад вырвали сердце, отчаянно плакать, планомерно переходя на булькающее хрипение. Дрожащие руки крепче прижимают рыжеволосую голову к плоской груди, ритмично покачиваясь, словно в трансе, непрерывно убаюкивая бывшего Куросаки, как уснувшего ребенка, все продолжая выплескивать бушующие эмоции, нескончаемый поток стенаний.
  
  
  
  Тем временем преданная армия уже обступила Короля Уэко Мундо несокрушимой стеной, лезвия мечей вмиг угрожающе озарили ночь. Если подобие духовной энергии еще теплится в обреченном теле, то их единственный долг - не позволить добить своего законного лидера, как бесправную немощную тварь. Но вроде никто из неприятельского стана и не предпринимает, каких бы то ни было, попыток напасть и растерзать.
  
  Все Боги с подозрительно скорбной миной, молча, наблюдают за его трагическим эпилогом, даже не касаясь гард дзанпакто. Вперед выступает статная фигура Гинрей Кучики. И явно в приказном жесте он обращается вначале к своим единомышленникам, которые мгновенно покидают холм, а затем оборачивается и на инакомыслящих персон.
  
  Навстречу без тени сомнения выходит Харрибел, отдавая, судя по всему, подобные распоряжения относительно теперь уже ее подчиненных непосредственно для Баззби. Взор женщины безразличен. Еле заметно подрагивают обескровленные губы, декларируя новую позицию обитателей Лас Ночес, а седовласый руководитель Совета 46 лишь поддерживающее кивает в ответ. Кажется, они достигают определенного консенсуса.
  
  Карин крепче сжимает кулаки, чтобы не поддаться на провокацию захлестывающих эмоций. Юдзу обреченно хнычет, даже не пытаясь унять горе. Орихимэ, лишенная как слез, так и чувств, стоит рядом с ними и непроницаемой Шихоин, как каменная статуя. Йеруичи что-то мимолетом спрашивает у Киске, и потом, заручившись одобрением последнего, скрывается в вихре шумпо вместе с вверенными девицами.
  
  
  
  В итоге около умирающего остаются лишь два экс-капитана, пара представителей аристократического Клана, смуглая блондинка, оцепенелое изваяние Нелл Ту и Гриммджоу, чей взгляд абсолютно ничего не выражал. Подозрительно больше, чем ничего.
  
  Бывший руководитель 10 отряда, кажется, предельно сдержанно просит того о чем-то. В этот же миг Джагерджак беспардонно вырывает Рукию из замкнутых на рыжем объятий и с силой, напрочь не соразмерной тщедушной комплекции шинигами, отшвыривает к ото-сан. В следующий момент Тиа уже набрасывает на тело Короля плащ Урахара, искоса взглянув в застывшую физиономию молодого мужчины.
  
  Ждешь распоряжений?! Уж прости, подыхаю!..
  
  Мелкая начинает бешено биться, как пойманный в силки кролик, но названный родитель, будто не восприимчив к ее яростным попыткам не покидать его сына. И вдруг Рукии каким-то чудом удается врываться, почти проникнуть сквозь кордон пустых... крохотные пальчики уже тянутся к другу, но тонкое запястье молниеносно перехватывает участливая Харрибел, а ее не терпящий возражений апперкот резво возвращает девчонку в 'лоно семьи'. Правда, уже в полу бездыханном состоянии.
  
  Из вдернутого носика медленно струится кровь, черные патлы спутанных волос уродливо обрамляют зареванное лицо. По небритой щетине старшего Куросаки катится скупая соленая капля. Тыльной стороной кисти он нежно стирает алые подтеки с мертвенно-бледных щек маленькой Кучики, ласково уговаривая смириться. И она неожиданно успокаивается в родных руках, утыкается в белое хаори, больше не оказывая сопротивления. Тогда Ишшин бережно передает еще подрагивающее от всхлипов тельце девушки оджии-сама.
  
  Последнее, что ей удалось заметить, был погребальный саван парня. Изнеможенная шинигами провалилась во мрак.
  
  
  
  Нескончаемый цикл жизни понижает передачу. Воздух наполняет промозглая сырость, будто лежишь на дне каменного колодца, уверенно трансформируясь в Садако Ямамура. Повторно, кстати. Своды этой гробницы тяжелого свинцового цвета, равно, как и небо высоко над землей. Получается такой редкостный бесперспективняк. Лишь лимонная улыбка луны издевательски оттеняет эту стальную жесть.
  
  Черноту небес настойчиво пронзает далекий холодный блик. Неспешная призрачная поступь, словно неглубокая морщина в толще бескрайней мглы, заключающая теперь внутреннюю тьму арранкара в непроницаемый кокон. Аметистовые тона размеренно сменяют другие, неземной красоты оттенки, и манящим первозданным мерцанием увлекают опустошенную душу за собой, на встречу совершенно иного рассвета.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Do not meddle in the affairs of wizards, for they are subtle and quick to anger.
  
  'The Lord of the Rings' by J. R. R. Tolkien
  
  
  
  Не лезь в дела мудрых. Понять - не поймешь, а хлопот не оберешься.
  
  'The Ring Sets Out', containing Book I
  
  
  
  
  
  Гинрей равнодушно оглядывал тускло-малиновые стены замкнутого помещения, лишенного окон. Он с презрением взирал на одинокий стул с высокой спинкой в центре, ясно представляя, как две шеренги шинигами выстраиваются по обе стороны: в чрезмерно показательной субординации, будто новобранцы на плацу. Судя по всему, старик Ямамото лишний раз старался доказать всем и вся важность своей никчемной персоны, создавая гнетущую атмосферу. Все, в принципе, то же самое, что и сто лет назад, только в запредельном контрасте между положением капитанов и их командира.
  
  Каждой клеточкой кожи Кучики ощущал фантомное давление бывшего командующего, словно сам воздух был насквозь пропитан его мнимым присутствием. Видимо, подобное чувствовали и починенные еще при жизни Генрюсай, когда приходили сюда на очередное военное собрание. Седовласый мужчина пришел к выводу, что у дряхлого маразматика просто обострилась патологическая потребность в демонстрации власти.
  
  Заседание должно было начаться в шесть утра. Гинрей-сама явился заблаговременно, поэтому сейчас уже давал многочисленные распоряжения расторопной прислуге: обеспечить весь высший состав Готей 13 посадочными местами, разместив их непосредственно на открытой веранде, а не в 'этой убогой клетке'. Так же ему требовался большой овальный стол и полноценный завтрак: 'навряд ли, проспав менее пяти часов, кто-то позаботится о своем желудке'. И, естественно, необходимо было заварить листовой зеленый чай, 'а персонально для господина Кераку сварить крепкий кофе'.
  
  
  
  - Рад, что у всех вас очень не дурно развита пунктуальность, - небрежно кивнув капитану в соломенной шляпе, чья шаткая походка только подтверждала догадки старейшины относительно востребованности экспрессо. - У нас несколько важных вопросов, - аристократ сделал глубокий глоток из фарфоровой чашки. - Во-первых, кулинарный талант Рин-сан, - и взял в руки палочки, чтобы личным примером подвигнуть несколько опешивших шинигами к утреннему приему пищи.
  
  Шунсуй, единственный, кто совершенно не растерялся, мгновенно осушил содержимое керамического бокала. Вслед за ним из кратковременного ступора выбрались Кенпачи и Маюри. Джуширо, по аналогии, принялся за порцию диетических каппа-ролл. Дважды не пришлось просить Ренджи и Тоширо - парни вообще не помнили вкуса пищи, только пряный привкус бренди из обнаруженной ночью заначки Рангику.
  
  Рэцу, ее мало чем можно было удивить в принципе, с удовольствием составила компанию Хачигену и остальным вайзардам, женская половина которых восприняла идею завтрака с энтузиазмом, а мужская - с сомнением. Кусок, как говорится, не лез в горло лишь капитану 6 дивизии. Он был поглощен собственными размышлениями.
  
  - Будьте любезны, передайте мою искреннюю благодарность госпоже Танку, а нашим гостям - принесите десерт, пожалуйста, - через несколько минут обратился старейшина к миловидной служанке, которая резво поклонилась и тут же направилась к выходу. - Вторая повестка дня - суверенитет Уэко Мундо.
  
  - Конечно, эти зомби не виноваты во всех проблемах Сообщества Душ, но, черт побери, в подавляющем большинстве! - вдруг поперхнулся ломтиком лосося совершенно застигнутый врасплох Абараи. - А теперь - так просто забудем обо всем?! - красноволосый Бог Смерти с искренним беспокойством скользил прищуренными карими глазами по невозмутимому лицу приемного дедушки Рукии. - Может, и массовый Обряд Погребения проведем?!
  
  - В противном случае война продолжится, - флегматично резюмировал мудрый глава Совета, даже не удостоив вниманием весь неуместный эмоциональный выпад недальновидного начальника 7 отряда. - Никаких несанкционированных визитов в Мир Пустых больше не будет, - подчеркнуто закончил он.
  
  - Значит, опять пострадает Каракура, - невесело заключил Тоширо, вспоминая храбрую девчонку, которая отлично играет в футбол. Чтобы не отчудил ее пустой братишка, зародившаяся дружба с Карин Куросаки была неоспоримым позитивом среди безумств последних недель, и превращать родной город подруги в очередное поле духовной битвы...
  
  - Не моя головная боль, капитан Хитсугая, - старший представитель Благородного Дома выдержал недолгую паузу, - а Ваших подчиненных. С сегодняшнего дня 10 подразделение будет курировать этот участок, - сделал официальное распоряжение Гинрей. - Теперь кадровые перестановки. Без руководителей и их заместителей остались первые две дивизии, Отряд Тайных Операций...
  
  - А разве это не одни и те же проводники? - более участливо спросила Унохана, подозревая, что судьба 4 подразделения, находящегося в тесном тандеме с Лечебным Корпусом, может претерпеть подобные изменения.
  
  - Как показывает практика, если совмещать все эти должности, то велика вероятность буквально сгореть на работе, - с горькой иронией ответил седой шинигами. - Предлагаю разграничить данные позиции, - он вновь удостоил одним коротким взглядом сразу всех капитанов. - Далее - 5 дивизия, ведь господин Ушода возглавит Отряд Кидо. НИИ снова будет под 'чутким' руководством Куроцучи-сан.
  
  - Как и моя дивизия, - несколько неуверенно обмолвился Маюри, чуть поерзав в массивном кресле.
  
  - Нет, - как ни в чем не бывало, прервал ход его мыслей Кучики-доно. - Вы перестарались в стремлении сохранить свою жизнь в плену обитателей Лас Ночес. Потому лично у Вас не останется времени на БЫВШИЙ отряд, пока Вы будете подвергать подобному апгрейду реацу проводников, - со всей серьезностью продолжил рассудительный Бог Смерти. - А вот Ваша милая Нему вновь приступит к обязанностям фукутайчо 12 подразделения под командованием Аикава-сан.
  
  - Ты попал! - со злорадным оттенком усмехнулся Зараки, сочувственно похлопав по опустившемуся плечу близ сидящего ученого.
  
  - Готей 13, как и 1 отряд, временно возглавлю я, - как само собой разумеющееся, постановил старейшина. - Вместе со своей внучкой в качестве моего лейтенанта.
  
  - Со всем уважением, Гинрей-сама, но это не справедливо, - Джуширо еле сдерживался от внешних проявлений негодования, когда услышал, что самую дорогую подчиненную так запросто уводят из-под опеки.
  
  - Состояние девочки оставляет желать лучшего, гораздо лучшего. Поверьте, господин Укитаке, для нее в данное время будет спокойнее остаться при своей семье. А пока Рукия Кучики отправлена мной в длительный отпуск: по старой доброй традиции представителей нашего Клана вступать в новую должность.
  
  - Чувствую себя изгоем, - отрешенно заметил родной внук, тщательно изображая наслаждение чайной церемонией. - Кстати, об отщепенцах. У меня есть неопределенные подозрения, что арранкар не умер, - про между прочем бросил он.
  
  - Да?.. а у меня совершенно определенные! - с чувством вступил в разговор Кераку.
  
  - Отправим очередную сыскную команду? - риторически уточнил оджии-сан.
  
  - А можно все оставить, как есть? - Шунсуй незаметно плеснул в свою чашку саке из металлической фляги, которую всегда держал во внутреннем кармане розового хаори.
  
  - Я скажу - нужно, - четко озвучил временный командующий. - Будем решать проблемы по мере поступления.
  
  
  
  - Вижу, поминки в самом разгаре!.. - шутливо прокомментировал торговец в деревянных сандалиях, распахивая двери веранды. Сзади понуро плелся бывший капитан Шиба, на чьем лице преобладали следы тяжелого похмельного синдрома на фоне банальных явлений бессонницы.
  
  - Приветствую Вас, Куросаки-сан, Урахара-сан, - ничуть не шокированный столь ранним визитом подобных гостей, Гинрей в приглашающем жесте указал на свободные места. - Как Их Величество? - мирно продолжил он, пока мужчины занимали позиции.
  
  - Король умер. Да здравствует Король, - предельно бесстрастно ответила входящая следом за ними женщина, чьи мутно-зеленые глаза неспешно скользили по недоумевающим физиономиям проводников, пока не столкнулись со знакомой холодной сталью. Она отчужденно перевела взор.
  
  - Понимаю, - старший Кучики лично помог Харрибел сесть и предложил чай. Тиа вежливо отказалась.
  
  - Но где он реинкарнировал после очередной смерти, госпожа исполняющая обязанности 'Темного Властелина'? - заразительная галантность тут же достигла Кераку. Он резво показал арранкарке сосуд с рисовой водкой. Заручившись одобрительным прикрытием век, может, чуть дольшим, чем обычное моргание, при этом точно незаметным даже для самых нелепых подозрений, он щедро плеснул обжигающий напиток в фарфоровую чашку.
  
  - Вернее, 'арранканизировал', - сухо вставил двадцать восьмой глава Клана. Аристократ вальяжно откинулся на спинку кресла, задумчиво всматриваясь в подрагивающее пламя приветливого солнца, одинокого разгоравшегося посреди безоблачной лазури небес.
  
  - Кто знает?.. - Киске заблаговременно надвинул бессменную шляпу поглубже, активно наполняя свою тарелку аппетитными яствами.
  
  - Уверен, что Вы должны быть в курсе, - вкрадчиво изрек старший Кучики, укоризненно покачав головой: афера капитана 8 отряда была рассекречена.
  
  - Неужели Совет 46 решил перехватить мстительную эстафету моего вспыльчивого мальчугана?.. - Ишшин испытующе взглянул на бывших сослуживцев. - Светлая ему память...
  
  - Отнюдь, - на лице зрелого шинигами не дрогнул ни один мускул, и он ровно продолжил. - Старейшин интересуют лишь дальнейшие действия Уэко Мундо, - а затем обратил пристальный взор на блондинку.
  
  - Спите спокойно, добрые 'плюсы', - Харрибел сделала небольшой глоток и чуть поморщилась. - Злобные 'минусы' поглощены скорбью, к тому же острая потребность в терроризме Сэйрэйтэй отпала, - без дополнительной эмоциональной окраски заверила она.
  
  - Великодушно, - также апатично заметил Гинрей. - Но у меня есть некоторые вопросы к 'усопшему'.
  
  - Ах! Кучики-доно, - Урахара незадачливо поперхнулся, - покойники так не разговорчивы...
  
  - Что ж, если ситуация изменится, будьте любезны известить и нас, - голос оппонента был непреклонен, как и намерения расставить, наконец, все точки над 'i'.
  
  - Непременно, господин командующий, - шляпник расплылся в отрепетированной десятилетиями улыбке.
  
  - О, не награждайте меня чужими должностями! - вяло отмахнулся аристократ, мгновенно подлив ароматный кофе в опустевший бокал Кераку. Тот несколько замешкался и не успел наполнить его саке.
  
  - Место руководителя Готей 13 вакантно? - скептически хмыкнула Тиа, умиленно наблюдая их занятные невербальные игры.
  
  - Да. Мы подбираем достойного, - со странным подтекстом сообщил Гинрей.
  
  - А Ваши доблестные капитаны? - Киске внимательно посмотрел на собравшихся проводников, которые теперь подобным взглядом буравили самого старшего Кучики.
  
  - Тонкий юмор, Урахара-сан! - вдруг искренне рассмеялся тот. - Я почти уверовал в серьезность Вашего предложения, - и чуть не прослезился. - У меня очень мало командующих отрядами, чтобы я разменивал их на статус главнокомандующего. Обстоятельства вынудили даже отстранить некоторых шинигами от воинской службы.
  
  - Например? - продолжил торговец, заговорщически переглядываясь с Куросаки.
  
  - Куроцучи-сан - он важнее сейчас в качестве ученого, - безмятежно поведал пожилой мужчина.
  
  - Почему? Позвольте полюбопытствовать? - без особого интереса спросила Харрибел.
  
  - Маюри-сан в некотором смысле предал своих, наградив Вас изрядной порцией силы, - со спокойной совестью ответил старейшина.
  
  - Дааку-сама убил бы его в противном случае, - констатировала блондинка в оправдание врага, активно маскируя усмешку.
  
  - Не сомневаюсь, - старейшина, будто утомленно зевнул, - но неприятный осадок остался.
  
  
  
  Эта встреча длилась еще минут пятнадцать, а потом одни отправились на донесение полученной информации до своих подразделений, другие возвратились в Мир Живых. Таким образом, на веранде сейчас находились только те, кому явно не хватило отведенного времени, словно между ними оставалась некая недосказанность. Хотя, по сути, все было предельно ясно... или эта самая ясность представляла собой всего лишь вариацию полной туманности.
  
  - Уже уходите, сеньорита? - когда в небе разверзлась полость гарганты, Бьякуя демонстративно отстраненно окликнул Тиа, на миг задержавшуюся на перилах.
  
  - Да, Кучики, - в тихом голосе женщины была еле уловимая нота, напоминающая искреннее сожаление. - Все возвращается на круги своя, - она обернулась на брюнета, как будто хотела что-то напоследок добавить, но предпочла смолчать. Это казалось ей единственно верным решением в данном случае.
  
  - Значит, очередной виток спирали должен вернуть Вас в Сэйрэйтэй? - аристократ, напротив, ничего лишнего говорить не собирался. Только получить последнее подтверждение еще одной догадки.
  
  - Осторожно, капитан, - арранкарка улыбнулась уголками губ. Смарагдовые глаза блеснули в проходящих солнечных лучах. - Вас можно неправильно понять.
  
  - Не сомневаюсь, что мы прекрасно поняли друг друга, госпожа Харрибел, - завуалировано отметил шинигами, медленно приближаясь к ней. При этом он открыто смотрел в индифферентное лицо пустой, как будто мог увидеть много глубже, чем искусственно созданный образ.
  
  - Вы не знаете меня, - жестко резюмировала блондинка, но мгновенно отвела взор.
  
  - Это решаемо, - абсолютно невозмутимо подвел итог Бьякуя, когда черная дыра замкнулась за самой загадочной женщиной из всех, с кем ему довелось общаться.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/3624665_15706497
  
  Shiro Sagisu 'Never meant to belong'
  
  
  ***
  
  
  Наши органы чувств обожают сбивать нас с толку и заводить в тупик, и самые большие обманщики - это глаза. Они искушают нас, заставляют полагаться исключительно на них. И мы уверены, что видим окружающий мир, хотя на самом деле это лишь внешняя сторона. Поверхностная картинка. Мы не должны обманываться. Нужно проникнуть в истинную природу вещей, в их сердцевину.
  
  Ян-Филипп Зендкер 'Искусство слышать стук сердца'
  
  
  
  
  
  Неделю спустя на краю скалистого утеса среди угрюмой свинцовой пустоши стояли две женские фигуры. Шквальный ветер немилосердно взъерошивал густой каскад длинных волос, как оттенка насыщенной бирюзы одной, так и апельсиновые локоны другой. Девушки пристально вглядывались в самую гущу жуткой бойни, где хаотичные удары мечей разбавляла жесткая рукопашная схватка.
  
  - Давно ЭТО с ним, Нелл? - перед ошарашенным взором внештатной целительницы предстала внушительная гора искромсанных тел.
  
  Центральной композицией этого кровавого кошмара выступал знакомый маньяк с горящими голубыми глазами. Он мастерски орудовал катаной, безжалостно расправляясь не только с группой незадачливых меносов, но и попутно вваливая несколькими подопечными Баззби-сама, что шутливо, но явно опрометчиво, обмолвились минут пять назад на тему 'потери близкого друга'... Зря! Действительно, очень зря.
  
  - Сколько я знаю, Секста Эспада всегда такой, - без энтузиазма сообщила арранкарка.
  
  Садистский смех с примесью злорадствующего превосходства синеволосого мужчины тающим эхом разносился в искусственном закате ненавистной песчаной пустыни. Неллиэль внимательно посмотрела на новую приятельницу. Безумная реальность повергала Иноуэ в шоковое состояние, словно она успела напрочь позабыть истинную суть своего бой-френда.
  
  - Ему плохо... - вонючая гниль совершенно дикой бойни, что уже заметно снижала обороты, доводила до противного ощущения тошноты, и Химэ казалось, что сейчас собственный желудок просто вывернет наизнанку.
  
  - Да?.. - за несколько прошедших дней Нелл Ту снова привыкла к жутким стонам случайных жертв, которых практически каждый день подвергал изуверским пыткам пустой мясник. - Тогда тем парням совсем фигово, - поэтому отчаянный визг очередной безликой твари отдался в сознании Одельшванк банальным звонком таймера, оповещающим скорый финал расправы. - Зачем тебе этот психопат, Орихимэ? - она провокационно взглянула на рыжую.
  
  - Я люблю его, - в обычно мягком и заикающемся тоне прослеживались уверенные стальные нотки, и Принцесса была готова упасть во мрак за своим Чудовищем. Девушка рванула вниз по вырубленным в камне ступеням настолько быстро, насколько могла ее человеческая поступь.
  
  - Джагерджак способен лишь разрушить твое чувство, - Одельшванк печально посмотрела вслед наивной старшекласснице, что сейчас очень сильно обожжется... если каким-то чудом не сгорит до тла, и, молча, направилась прочь.
  
  
  
  - Гриммджоу, - лишенным эмоций голосом начала Иноуэ. Она робко подняла широко распахнутые глаза к парню, который сейчас беспощадно отшвырнул так и не добитого противника.
  
  - Слушай, лучше резвенько так... СКРОЙСЯ! - даже не удосужившись обернуться на нее, гневно прорычал арранкар, ловко уклоняясь от разлетающихся кусков мертвой плоти.
  
  Тупые недоноски! Как скотину резать, а не сражаться в полную силу!
  
  - Это говоришь не ты, - Химэ смогла найти в себе притаившуюся решимость, чтобы приблизиться к пустому, вернее, к опустошенному, и храбро протянула чуть подрагивающую кисть. - Успокойся.
  
  - Дури нанюхалась?! - Джагерджак хладнокровно пронзил последнюю жертву своим дзанпакто. - Валите к дьяволу! - ожесточенное столкновение с другими обитателями Уэко Мундо закончилось до безысходности плачевно - те были полностью разгромлены. - И ты, женщина, убирайся! Я не в настроении с тобой нянчиться!
  
  - Гримм! - Иноуэ пронзительно вскрикнула. - У тебя нервное перенапряжение! - осуждающе, даже вызывающе, она направила прямой взгляд сначала на очумевшего от схватки арранкара, потом на поверженных, часть которых была отпущена, а другая навсегда осталась недвижима.
  
  - Напряжение?! - суровый вид молодого мужчины исказила наигранно фривольная гримаса, в бархатном голосе прослеживалась угроза. - Может, жаждешь снять мое НАПРЯЖЕНИЕ?!
  
  Давай, убегай от меня! Прячься... только не искушай...
  
  - Приди в себя! - и Орихимэ залепила хлесткую пощечину - не то за грубость, не то в качестве дополнительного стимула к возвращению в привычное состояние. - Это нормально - испытывать боль, когда теряешь друга! - упорствовала она. - Я хочу помочь!
  
  - О, как?! - задорно отозвался Гриммджоу, поворачиваясь спиной. - Пошла вон! - и вдруг замер, когда услышал, как щелкнула застежка броши на горловине блузки.
  
  - У меня никогда не было... - трогательная улыбка озарила грустное выражение бледного лица девушки, трепещущей лишь от тривиального страха перед неизведанным процессом в общем, но не перед Джагерджаком в частности.
  
  - Я не буду нежен! - вмиг мощный поток реацу сковал застывшее тело красавицы в тяжелые цепные оковы.
  
  Но доверчивая дурочка даже не пыталась вырваться. Иноуэ не боялась Гримма, и если первый секс с ним, пусть брутальный и жесткий, поможет хоть немного облегчить его страдания... она готова разделить с ним эту боль. Душевные раны исцелить несоизмеримо сложнее, чем физические.
  
  Арранкар с гневным рыком срывает унылый верх школьной формы, кружевной бюст, впиваясь в упругую грудь. Грубо подсекает ноги, заставляя упасть на четвереньки, бесцеремонно задирает короткую драпированную юбку. Орихимэ безропотно покоряется его воли, прогибает изящную спину. Широкие ладони жадно скользят по черным плотным чулкам, сжимая юное тело, оставляя синяки. Джагерджак коленкой разводит бедра, длинные пальцы отстраняют полоску стрингов, смачный плевок вместо положенной прелюдии.
  
  Девушка замирает... а избранник вонзает острые зубы в молочное плечо, как хищник, что закусывает самку. Орихимэ начинает истошно орать, надрывно, во все горло. Ей кажется, что большей муки испытать невозможно, все нервные клетки мигрировали именно в эту область. Никаких чувств, кроме нестерпимой боли в плечевом суставе.
  
  Мышцы вокруг сводит судорога, такое яркое ощущение, будто клыки скребут по оголенной надкостнице, соскабливая ее, как кожуру с картофеля. Сама капсула разодрана, густая жидкость сочится наружу, хрящевая прослойка утрачена, а костные поверхности теперь со скверным скрежетом стираются друг о друга...
  
  Как долго это длилось, и что именно произошло, Иноуэ уже не могла понять, но вдруг все закончилось. Джагерджак отстранился от нее, Химэ шатко поднялась на ноги. Кровь заструилась по травмированной руке, и только сейчас девушка заметила подобный мутновато-алый ручеек, игриво сбегающий по медиальной стороне бедра, пропитывая ткань спущенного чулка мускусным запахом спермы.
  
  Когда шоколадные глаза оцепенело воззрились на любовника, ее уже буравили сверкающие морские глубины чужого, но доводящего до исступления, взгляда. Синие волосы ниспадали до ягодиц, рельефную мужскую фигуру обтягивал белый комбинезон с V-образным вырезом и приподнятой черной оторочкой, и острыми шипованными гребнями по предплечьям и икрам. На голове, как спортивная повязка, обозначился иной артефакт маски пустого. Новые эстигмы окрасили в зеленый цвет верхние края ушных раковин, которые удлинились и стали обращены назад. О песчаный грунт ударял мощный костяной хвост.
  
  Орихимэ вдруг подумала, что также прижимает уши и гигай Кона, когда испытывает вину... или кошачья модификация госпожи Йеруичи, когда она бьет своим пушистым хвостиком, выражая крайнюю степень недовольства.
  
  И также внезапно от этих мыслей Иноуэ отвлек Гриммджоу... или какая-то часть его ресурексиона. Существо, похожее на мутированную пантеру, издало жуткий протяжный рык и мгновенно скрылось из вида.
  
  - Я никогда не откажусь от тебя, - тихо прошептала она вслед клубам пыли, вяло собирая свою одежду невредимой рукой. - И буду ждать тебя.
  
  
  
  Нелл сидела на бетонном выступе шахты, ведущей в подземную часть Лас Ночес, и тревожно смотрела на багровеющий горизонт, где, наконец, возникла долгожданная маленькая точка. Пустая резво рванула навстречу в бешенном сонидо. И через минуту достигла знакомой девушки. Или не знакомой: та была похожа на гибрид Банни Цукино и Лисбэт Саландер: Сэйлор Мун с татуировкой дракона.
  
  Один чулок выше другого, но оба изодраны на коленках. Мятая юбка ритмично приподнимается при каждом шаге, обнажая характерные подтеки. Пиджак наброшен на левое плечо, а правое зияет сквозь грязно-белый шелк безобразным месивом. Перепачканная блуза завязана узлом, демонстрируя лишь малую часть синяков и лишь на плоском животе. Иноуэ пытается изобразить тусклую улыбку, но губы не слушаются, и получается выражение издевательской усмешки.
  
  - Изнасиловал? - обреченно осведомилась Одельшванк, оценивая тяжесть телесных повреждений.
  
  - Нет. Мы занимались любовью, - саркастично констатировала Иноуэ, отбрасывая спутанные волосы назад. - Открой, пожалуйста, гарганту.
  
  - Можно составить тебе компанию? - Неллиэль вновь тревожно оглядела Химэ. Что-то, словно сдерживающая нить, предательски оборвалось внутри нее.
  
  - Да, - ровно отозвалась девушка, а в карих глазах затаились непролитые слезы.
  
  
  
  
  ***
  
  
  http://mixpromo.ru/track/1248362_70545435
  
  Roxette 'It Must Have Been Love'
  
  
  Остается лишь шепот на подушке,
  Когда зима опускается на землю.
  Я просыпаюсь в одиночестве
  Тишины спальни... и всего вокруг.
  
  Дотронься до меня... я закрываю глаза и ускользаю за мечтой...
  
  Это была настоящая любовь, но теперь все кончено.
  Это было настоящее счастье, но я потеряла его.
  Это была настоящая любовь, но теперь все кончено.
  С момента прикосновения до того, как время истекло.
  
  Можно поверить, что мы вместе,
  Что ты заключаешь меня в объятия.
  Но я превращаюсь в каплю воды,
  Маленькую слезинку на твоей ладони.
  
  В этот суровый зимний день я ускользаю за мечтой...
  
  Это была настоящая любовь, но теперь все кончено.
  Это было все, в чем я нуждалась, но все это исчезло.
  Это была настоящая любовь, но теперь все кончено.
  С момента первого прикосновения...
  
  Все унесла река... Все развеял ветер...
  
  
  
  
  ***
  
  
  ... now I know that our world is no more permanent than a wave rising on the ocean. Whatever our struggles and triumphs, however we may suffer them, all too soon they bleed into a wash, just like watery ink on paper.
  
  Arthur Golden
  
  
  ... сейчас я знаю, что этот мир не более постоянен, чем волна, поднимающаяся над океаном. Каковы бы ни были наши победы и поражения, мы должны пережить это, потому что очень скоро поднимется новая волна, и выцветут чернила на бумаге.
  
  'Memoirs of a Geisha'
  
  
  
  
  
  Все двигалось своим чередом. Днем Рукия старалась не покидать пределов спальни. Ей не хотелось ни видеть, ни слышать решительно никого из близких. Несколько раз она случайно сталкивалась в пустынных коридорах огромного поместья с оджии-сама то в лучах алого рассвета, когда Гинрей направлялся в Резиденцию, то на минорной ноте заката, по возвращении домой. Дедушка, молча, кивал, ни о чем не спрашивая, лишь печально улыбаясь вслед.
  
  Бьякуя отчетливо чувствовал ее психологический коллапс и даже не пытался вторгнуться в это уединение. Просто по утрам под чутким контролем главной горничной лично готовил омлет с гарниром из свежих огурцов, не настаивая на большем. Не навязывая свое общество, не претендуя на дружеские беседы по душам. Он смиренно ждал, пока у самой девушки возникнет потребность в подобном разговоре.
  
  На второй день после исчезновения Хогиоку, ближе к обеду, объявилась троица приемных родителей. Тогда старшему брату пришлось потакать афере брюнетки и подтвердить, что та 'в данный момент очень слаба и не может ни с кем общаться', хотя в некотором роде в этом была и доля правды. Около пары суток Рукия практически ничего не ела - вроде что-то и ковыряла, притом только в тарелке с завтраком, но чрезвычайно мало - организм абсолютно ничего не принимал. Нервы, видимо.
  
  Тогда же капитан Абараи пытался штурмом взять непреступную крепость Клана Кучики. Бан-кай, равно, как и разрушительное кидо, в течение получаса фактически исчерпали себя. Поэтому все закончилось банальным мордобоем с примесью ненормативной лексики: красочной оценкой параметров интеллекта одного и крайне уничижительной характеристикой по отношению к зашкаливающему снобизму другого.
  
  Пресечь эту нелепейшую баталию вызвались непосредственно Кераку с Укитаке. Зато данный прецедент напрочь отбил желание лейтенантского состава Готей 13 даже отважиться справиться о самочувствии настрадавшейся представительницы Дома, не то что просить ее заносчивого брата о вежливом гостевом визите.
  
  
  
  Тоскливо тянулись дни, которых Рукия толком и не помнила - что-то серое и беспросветное, в полузабытье тревожных грез, потом приходили вечерние сумерки, за ним - Тьма. Поначалу врываясь в потоке слез, далее через полное безразличие к окружающей действительности, затем она подкрадывалась со страхом одиночества.
  
  Во второй половине мая все кардинально изменилось. Неожиданно. С модификации реацу: от всегда белой до бледно-розовых всполохов в малиново-красную. Брюнетка с ужасом поняла, что начавшийся на Холме Сокиоку процесс пустификации, уверенно набирает обороты, словно его активировала неведомая магия. Тогда пришлось сделать вылазку на грунт, если кто-то и мог ей помочь, то только первая названная семья.
  
  Двое отцов отреагировали вполне нормально, правда, немного сдержаннее, чем ожидалось. Ишшин нервно курил, смутно представляя, как воспримут трансформацию 'третьей дочки' в Сэйрэйтэй. Зато Киске теперь нашел вполне разумное объяснение появлению костяной атрибутики в бан-кай. Йеруичи даже дослушать до конца не пожелала и исчезла, а появилась минут через сорок, преподнося старинную реликвию Клана Шихоин - шерстяной прототип плаща Урахара, чтобы пока сохранить данную информацию в тайном формате, а не делать из этого секрет Полишинеля.
  
  
  
  Весь дом уже давно мирно спал, но Мелкую вновь изводила удручающая бессонница. Методично. Последовательно. Каждую проклятую ночь. Сейчас, когда старинные часы пробили двенадцать гулких траурных ударов, девушка все же решила подняться с постели и выйти в сад. Только вдохнуть полной грудью глоток свежего прохладного ветра и постараться отбросить все кошмары и переживания прочь. Хоть не надолго.
  
  Маленькая шинигами сидела в углу просторной веранды с чашкой фруктового чая, источающего дивный аромат. Основной вкусовой нотой звучала терпкость черной смородины, что бередила в памяти какие-то позабытые детские ощущения. Может, Кучики всегда любила именно эту ягоду...
  
  ... или нет?.. Или какая разница - КТО, КОГО и КОГДА любил?
  
  Пару лет тому назад Рукия объясняла необычное трепетание в груди при виде рыжего реоку искренним восхищением отважным неофициальным проводником душ в Каракуре. Потом это была 'просто разлука с земным приятелем', не более того... Герой, который после победы над Айзеном должен был жить долго и счастливо в своем нормальном мире, без призрачных теней...
  
  ... без моей жалкой тени.
  
  Затем брюнетка горько оплакивала насильственную смерть друга, навсегда потерянного, 'но только друга', убеждала она себя. Ведь любовь пришлось укрыть за маской, как у новорожденного мстительного врага, пустого, что, правда, уже не имело никакого значения.
  
  Девушка окончательно приняла и смирилась с волей своего сердца, лишь умирая в луже собственной крови, сквозь поволоку настигающего тумана наблюдая за мутно-красными уродливыми кляксами, срывающимися с перепачканных рук зверя на каменный пол. Ощущая, что выжжена изнутри, отравлена разъедающим ядом. И отнюдь не жестоким насилием...
  
  А теперь все это превращалось в блеклые воспоминания, что будут медленно тускнеть и тускнеть, пока полностью не растворятся в небытии. Навсегда останется лишь одно истощающее чувство, которое сейчас целенаправленно сводит с ума и безжалостно подводит к персональному эшафоту: настоящая любовь никогда не отпускает... и не уходит бесследно.
  
  
  
  Сливовые деревья, как ни странно, но все еще цвели, воздух наполняло их нежное благоухание. Чарующее, гармоничное и умиротворяющее. Шелковистые лепестки уныло осыпались на зеленую газонную траву, словно стайка бесцветных мотыльков, которая кружилась в причудливом танце в матовых отблесках бумажных фонариков по периметру покатой крыши.
  
  Огромная луна была похожа на прожектор, как в тот памятный вечер, когда яркое свечение неоновых ламп освещало искусственный каток в Каракуре. Только там и тогда это были заботливые попутчики первого скольжения по тонкому льду, а теперь - одинокий немигающий глаз, способный, казалось, проникнуть в самую суть, в сокровенные уголки души, вернее, в тотальную пустоту этой души.
  
  Где-то в густых зарослях терновника стрекотали цикады, у которых, судя по всему, напрочь сбился биоритм, или погожая весенняя ночь заставляла искренне уверовать, что сейчас только затянувшийся вечер. Иногда в этой монотонной песне раздавался легкий плеск - золотые карпы нии-сама резвились в живописном пруду по тем же причинам: все запутались в бесконечной череде света и тени.
  
  Кучики грустно улыбнулась, маленькие ладони аккуратно поставили фарфоровую чашку на отполированный пол. Скрипнула деревянная половица, ажурная шерстяная шаль упала вниз, а девушка взмыла ввысь и моментально достигла массивного векового бука у самого каменного ограждения поместья.
  
  Уютно расположившись в раскидистых ветвях, под томный шепот молодой листвы она долго сидела в ночи, гипнотизируя недвижимым взором холодный диск, еле слышно всхлипывая о Солнце, что теперь не обожжет... но и никогда больше не согреет.
  
  Нет, это уже не было ни первое увлечение наивной девчонки, которой нравился вспыльчивый упрямый подросток, погибший еще два года назад. И не патологическая привязанность к озлобленному монстру, в котором она отчаянно искала остаточный свет, в то время как он поглощал ее собственное чистое сияние в своем мраке.
  
  Но именно в этом суровом арранкаре сохранилась частица шинигами, крохотный уголек, который напоследок, точно в насмешку, неожиданно вспыхнул яростным костром и озарил непроглядную тьму черного сердца. Изгнал страхи, вытащил из пропасти, отнял у смерти... Единственный мужчина, которого она всегда любила, несмотря ни на что, по кому предстояло тосковать всю оставшуюся жизнь.
  
  Это несправедливо и... невыносимо, когда накатывают волны воспоминаний. Неожиданно. Никогда не будет никаких предзнаменований судьбы. Заранее известен лишь единственный факт - когда-нибудь непременно волна обрушится снова. И даже жалкие несколько мгновений станут мучительной пыткой. Но выход есть всегда. Если прошлое ворвалось в настоящее, нужно без сожаления отказаться от этого, не позволив взять власть над реальностью, и не погрузиться в темный омут памяти, где скрывается лишь пустота.
  
  
  
  А позади миниатюрного женского силуэта, точно подсвеченного призрачным светом, на крыше дома стояла высокая широкоплечая фигура. Мужчина был облаченный в длинный черный плащ, обезличивающий реацу, и пристально смотрел на Луну, как завороженный.
  
  Незамеченный, он мысленно ловил каждую слезинку, что скатывалась из-под опущенных ресниц и срывалась вниз. И до исступления ему хотелось приблизиться к ней, обнять, утешить... и лишь бессильно сжимая кулаки, понимая, что никакие слова, насколько бы искренними они ни были, ничего не изменят.
  
  - Хватит жалеть себя, лейтенант! - наконец, капитан 8 отряда не выдержал и рванул к девушке. - Черт, Рукия... твоя реацу... - и несколько опешил, когда вблизи ощутил странное духовное давление, до умопомрачения напоминающее силы Эспада.
  
  - Заткнись, пожалуйста! - Кучики некогда было удивляться ни визиту Абараи, ни его совершенно ненужной в данный момент сообразительности. - Чего надо? - брюнетка мгновенно исчезла в шумпо и уже спешно закутывалась в 'мамину' шаль, скрывающую незримую энергию.
  
  - Удостовериться, что все в порядке... - растерянно произнес друг, настигая ее.
  
  - Ренджи, нии-сама, кажется, запретил тебе?! - раздраженно огрызнулась маленькая шинигами, но все же она была искренне рада его появлению.
  
  - А твой оджии-сама, наоборот, дал задание вытащить тебя, - весело оповестил тайчо, небрежно сгребая миниатюрное тельце в крепкие объятия.
  
  - Зачем? - вихрь Мгновенной Поступи тут же подхватил обоих и умчал куда-то на запад, за пределы стен поместья, да и самого широ Сэйрэйтэй.
  
  - Не трусь, твой апгрейд останется нашей тайной! - парень озорно подмигнул, уже спокойно шествуя по воздушному пространству над Руконгай.
  
  - Кто трусит?! - недовольно пробурчала девушка, внимательно вглядываясь в рыжее пятно внизу, к которому они приближались.
  
  
  
  Яркие искры поднимались над языками бушующего пламени и робко таяли в темной вышине. Оранжевыми всполохами огня разгорался большой костер, расположившийся на песчаном пляже. По зеркальной глади реки безмятежно плыли кристаллы серебристых цветов. Они походили на мерцающие звездчатые сферы, наполненные внутренним светом. Оказавшиеся во власти течения, темные воды уносили их прочь, неуклонно вперед, где тусклые очертания поглощал мрак майской ночи.
  
  Мирный поток струился уже не в каменной окантовке искусственных берегов городского квартала, а в природной оправе желто-коричневых крупиц суши и бамбуковых рощиц. Огромные соломины тянулись к небу, достигая высотой до двадцати метров. В верхней части пластинчатые стволы были сильно разветвлены и шумно покачивались под порывами взбалмошного ветра. Сочные заостренные листья мелодично шуршали им в такт, рождая мистические напевы.
  
  На побережье были установлены еще несколько более аккуратных очагов, служивших подобием земных мангалов. За одним из них миролюбивая Юдзу вместе с воинствующей Ячиру контролировали кулинарные этюды Иккаку и Юмичика, которые буквально душу вкладывали, вернее, их фукутайчо, как маленький демон, принуждала этих двоих к подобному жертвоприношению. Когда форель подгорала, розововолосый бесенок тыкал своих подопечных вилкой, будто дьявольскими вилами.
  
  У другого костерка непосредственно приготовлением жареной рыбы занимались Ишшин и Киске, а руководителем процесса выступала госпожа Йеруичи, поэтому (и только поэтому!) у экс-капитанов все получалось безукоризненно. Ведь в противном случае праведный гнев разъяренной Кошки может соперничать лишь с каким-нибудь стихийным бедствием, тайфуном, например.
  
  Сплоченным коллективом из четырех вайзардов - командующих подразделений - Роз, Лав, Кенсэй, Хачиген, и равного числа аналогичных по должности шинигами - Куроцучи, Джуширо, Шунсуй, Кенпачи, под ящик отличного саке они с удовольствием уничтожали неудачные творения офицеров отряда последнего.
  
  Тоширо увлеченно спорил с настырной Карин, которая была готова в любую секунду с кулаками набросится на оппонента: в лучших традициях семейства Куросаки! А на импровизированной сцене с бессмертным испанским творением Лары Фабиан про 'любовь всей жизни' выступала несравненная Рангику-сан под аккомпанемент талантливых гитар Шухей-кун и Изура-кун. Подозрительно трезвая, при этом по-настоящему счастливая, словно нашла для настроения новый допинг.
  
  Лиза, Маширо, Момо, Исанэ, Нему и Нанао уже потихоньку работали над очередным выпуском 'Вестник Сэйрэйтэй', каждая по своей теме: 'Мужская логика: миф или реальность?', 'Девять способов стать пофигистом', 'Ледяной Дракон: футбол на грани фола', 'Чем лечить желудок после ужина в 11 отряде?', 'Открытие века: арранкары, как тупиковая ветвь эволюции пустых' и 'Терапия проблем зависимости. Быстро, качественно, недорого - выберете два пункта'.
  
  
  
  В полном одиночестве и чуть поодаль на небольшом травянистом островке, где рассыпались уснувшие бутоны одуванчиков, сидел нии-сама. Он отсутствующе всматривался в бледно-желтый диск, на который медленно наползали свинцовые облака. Мужчина выглядел спокойным, даже умиротворенным. Сомнительное предприятие увенчалось очень скорым успехом, и уже сегодня утром он должен будет нанести визит в Хокутан.
  
  - Брат... это твоя идея? - губ девушки коснулась трогательная улыбка. Прежде чем присоединиться к организованному для младшей Кучики пикнику, она, наконец, решила поговорить с аристократом.
  
  - Моя и оджии-сан. У тебя сомнительный рацион, Рукия, - Бьякуя перевел задумчивый взор на сестру.
  
  - Когда ты догадался о моих проблемах? - брюнетка ловко подбросила камешек, образовавший несколько небольших кругов на воде.
  
  - Неделю назад, когда увидел маску пустого, - глава Клана неспешно поднялся и предложил ей руку. - Но я не считаю, что это - проблемы, - а она, не задумываясь над символикой слов, вложила в его открытую ладонь свою крохотную кисть. - Надеюсь, эта шайка нас не отравит, - сейчас выражение двух пар глаз было полностью идентично - фамильный скепсис.
  
  
  
  
  ***
  
  
  Мне не нравится жить в мире, где правильные поступки так редки, что начинают считаться добрыми.
  
  Джонатан Кэрролл 'По ту сторону безмолвия'
  
  
  
  
  
  Последний майский вечер выдался приятно теплым и гармоничным. Воздух пропитал незатейливый аромат луговых цветов с сочными нотами зеленых трав. Посреди ухоженного сада кружилась беззаботная стайка детей и подростков, которые весело резвились, то прячась за живой изгородью диких роз, то на аккуратно подстриженном газоне просто играя в мяч, что предусмотрительно принесли Карин и Юдзу.
  
  Вначале Рукия тоже принимала участие в этих забавах, но очень скоро очередной приступ недомогания вынудил ее покинуть их чрезмерно активный кружок по интересам. Девушка оставалась бледна и сонлива, по-прежнему плохо питалась, но перестала бродить по ночам. Вообще, она стала более терпима к своим горестям, стараясь чаще откликаться на радости других. И сейчас, завернувшись в полюбившуюся шаль, брюнетка мирно дремала в холщовом гамаке, натянутом между крепких стволов вековых лип.
  
  Ее место тут же необдуманно занял Ренджи. В отличие от нээ-сама, роль которой сводилась лишь к периодическим подачам, здоровенного парня сразу назначили вратарем и принялись безжалостно атаковать, как маленькие пираньи, в чьи немилосердные объятия попал незадачливый крокодил. Восторженные кличи нападавших смешивались с шутливыми комментариями красноволосого шинигами в адрес феноменальной девчачьей меткости.
  
  
  
  На открытой веранде за дубовым столом сидели несколько капитанов и временный командующий Готей 13. Укитаке и Кераку упорно отстаивали свою точку зрения относительно недавних событий с маленькой Кучики. Им сдержанно оппонировали Урахара с Куросаки. Шихоин изо всех сил старалась реагировать на эти умозаключения нейтрально.
  
  - Как давно мы не слышали здесь детский смех, - старейшина неторопливо наслаждался 'Улун', с теплой улыбкой всматриваясь в шайку беспечных озорников, словно его волновало исключительно их будущее, а не судьба всего Сообщества в целом.
  
  - Да, оджии-сан, поместью этого не хватало, - рядом расположился внук, чей задумчивый взгляд умиротворенно скользил по юным сорванцам в компании его бывшего лейтенанта, явно 'развитого не по годам'. Некоторые в данный момент уже оставили попытки заставить несокрушимого тайчо капитулировать и теперь пытались довести до инфаркта зашуганных парчовых карпов в неглубоком пруду. Неважно, в какой по счету раз в течение уже двух недель.
  
  - Йеруичи-доно, введите, пожалуйста, в курс дела и остальных, - Гинрей с некоторой леностью потянулся к чугунному чайнику и наполнил опустевшую чашку еще одной порцией золотистого напитка.
  
  - На горизонте маячит новая угроза, - серьезно оповестила она, подливая молоко в стеклянный стакан и придвинув блюдо с шоколадными крекерами ближе к себе.
  
  - Хуже, чем мой сын?! - с сарказмом спросил Ишшин, извлекая из пачки очередную сигарету и нервно дергая колесико зажигалки. - Пусть земля ему станет пухом... - с придыханием закончил он, выпуская колечко сизого дыма.
  
  - О, гораздо, - с неподдельным энтузиазмом заключила Кошка, будто минувшие выходки его рыжего отпрыска были так - мелкими неприятностями, а реальные проблемы начинались именно сейчас.
  
  - И что будет? - недоверчиво поинтересовался Шунсуй, уныло разглядывая остывший кофе в своем бокале. Кучики-доно ввел 'усовершенствованный сухой закон' персонально для господина руководителя 8 подразделения - ему было запрещено пить, когда остальные его не поддерживали.
  
  - Война, - со скорбным оттенком ответил Киске, даже сняв при этом бело-зеленую панаму и с раздражением швырнув ее на стол. - Что-то уже намечается в отдаленных районах Руконгай, но пока лишь разведка, - напряженный голос звучал в каком-то обреченном формате, словно в подтверждение сообщения приятельницы.
  
  - Если кто-то начинает скалиться, то очень скоро этот кто-то непременно вцепится в глотку, - всегда добродушный Джуширо в кои-то веки изменил привычному пацифистскому образу. - В любом случае нужно быть во всеоружии, - видимо, он тоже испытывал чувство солидарности к мнению торговца.
  
  - И у кого ума хватит посягнуть на Сэйрэйтэй теперь? - капитан в соломенной шляпе с сомнением посмотрел на сослуживца, ловко перехватив футбольный мячик, несущийся прямо в него. - После апгрейда Куроцучи нам можно не загоняться! - и сделал ответный пас, заставив увлекшихся футболисток ринуться на поиски незаменимой игрушки в чащу сливового сада.
  
  - Согласен, это не повод для настоящей паники, - резонно заметил двадцать восьмой глава Клана, сделав глубокий глоток ароматного чая, а его сознание уже пребывало где-то далеко за пределами надежных стен родного дома. - Но расплата за прошлые грехи Готей 13.
  
  - Квинси?! - в унисон вскрикнули все, кроме троицы аристократов и, как всегда, прекрасно информированного Урахара.
  
  - Поразительная интуиция, - равнодушно констатировал старейшина, искоса наблюдая за Кераку, активно искушающего Куросаки припасенной бутылочкой бренди.
  
  - Тогда давайте предложим союз арранкарам, - как само собой разумеющееся, бросил Шунсуй, а небритый брюнет в тот же миг, к великой радости последнего, поддался на уговоры.
  
  - Пустым нет дела до проблем шинигами, - презрительно фыркнула Шихоин.
  
  - Смею заверить, что скоро будет, - тут же вклинился Киске, спешно надвигая излюбленную шляпу на хитрые глаза. - К тому же в данных обстоятельствах Харрибел-сан вряд ли откажет...
  
  - Это не обсуждается, - в голосе Бьякуя вдруг появились жесткие стальные нотки, что были способны пресечь абсолютно любые, даже непреднамеренные, попытки оспорить его позицию. - И кто жаждет отправиться на переговоры?.. - спокойно продолжил он, поднимаясь из-за стола.
  
  - Риторический вопрос, - с чувством подчеркнул временный командующий, приветливым жестом приглашая детей перекусить, пока Йеруичи еще не уничтожила весь запас печенья.
  
  - Хорошо, - флегматично согласился внук, - кто составит мне компанию кроме Абараи?
  
  - А почему я?.. ах ты ж черт! - Ренджи опрометчиво отвлекся на последнее высказывание и получил знатный гол от ликующей Карин.
  
  - Вас, капитан, не жалко, - невозмутимо пояснил Кучики.
  
  
  
  
  Примечание к части
  
  
  Напоминаю о важности обратной связи: пожалуйста, пишите отзывы!
  
  За-ранее спа-сибо!
  Глава XVI. Часть 2. Солнце полуночи
  
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  L.b.s.
  
  Доброго времени суток!
  
  Вот, мы с Вами и подошли, наконец, к финалу 'What Dreams May Come'.
  
  В который раз очень надеюсь, что данная часть текста придется Вам по душе.
  
  Огромное спасибо за дружескую поддержку и внимание.
  
  
  С уважением, Reijii.
  
  
  
  
  
  ***
  
  
  - Напиваться можно, если очень нужно. Только напиваться нужно водкой. Коньяк, вино - это все для сердца.
  
  - А водка для чего?
  
  - Для души. Если совсем уж сильно болит.
  
  Сергей Лукьяненко 'Ночной дозор'
  
  
  
  
  
  БОЛЬШЕ ДВУХ ЛЕТ НАЗАД, КАРАКУРА
  
  
  http://mixpromo.ru/track/53450719_97180159
  
  Patrick Nuo 'She's Like The Wind' (Cover)
  
  
  Она как ветер, что шелестит листвой.
  Она ускользает в ночь вслед за мной.
  Она ведет меня в лунном свете, чтобы сжечь на рассвете.
  Она забрала мое сердце, но даже не поняла, что наделала.
  
  Чувствую дыхание на своем лице, ее тело так близко.
  Не могу посмотреть ей в глаза, мы из разных миров.
  Какой же я идиот, верить, что способен удержать ее.
  Она как ветер...
  
  Вглядываюсь в зеркало и вижу отражение
  Молодого парня и его несбывшуюся мечту.
  Лишь обманываю себя, что она остановит боль.
  Жизнь без нее просто доведет меня до безумия.
  
  Чувствую дыхание на своем лице, ее тело так близко.
  Не могу посмотреть ей в глаза, мы из разных миров.
  Какой же я идиот, верить, что способен удержать ее.
  Она как ветер...
  (Какой же я идиот)
  Она как ветер...
  
  
  
  
  Сколько лет еще ждать до легальной дегустации мини-бара отца?!
  
  Шинигами ускользала катастрофически медленно. Вначале растаяли миниатюрные ножки, облаченные в таби и варадзи, вслед за ними призрачная дымка окутала тонкие щиколотки; туман уплотнялся, плавно поглощая полы черного кимоно, хакама; размеренно двигался дальше, к проекции острых коленей, бедер... и выше...
  
  Рыжий реоку молча наблюдал за печальным эпилогом их случайной встречи. Кучики была самой удивительной девушкой, стремительно ворвавшейся в его рутинные будни, как комета, что серебристым всполохом пронзает ночь, как вспышка падающей звезды, при появлении которой загадываешь самое сокровенное желание. Но мечтам не всегда суждено сбываться. Порой они заводят в глухой переулок с обшарпанной стеной из красного кирпича. Как сейчас.
  
  Черт!.. Только не смотри! Не смей! Я же сорвусь!.. Я не хочу отпускать тебя! Я не смогу без тебя, Мелкая! Ты понятия не имеешь, какое место занимаешь в моей жизни. В моей душе. Ведь я всегда сражался только за тебя. Серьезно, мир спасать, конечно, здорово, но он мне на хрен не сдался без тебя!
  
  - Я должна уйти... - вдруг Кучики резко вскинула голову, а аметистовый взор отчаянно вонзился в искусственно отчужденный янтарный взгляд Куросаки. Ей было невыносимо больно.
  
  Я же просил не смотреть?.. Твои глаза похожи на цветы космеи... да, две мерцающие галактики оттенка мурасаки... Чего ты ждешь, Рукия? У нас нет шансов, и сказать тебе искреннее 'люблю' - теперь жестоко!..
  
  - Что это? - а на широкой ладони парня в тот же момент оказался маленький желтоватый бумажный конверт с изображением радиоактивных чаппи-последствий ядерного взрыва. - Очередная шифровка?
  
  - В каком-то смысле, - бледная фарфоровая кожа, печальное лицо, совершенно лишенное выражения, но обескровленные губы чуть тронула тусклая улыбка... И шинигами исчезла... Единственное, что Ичиго почувствовал напоследок - робкое касание дрожащей девичьей кисти к своей холодной щеке.
  
  Бред, я столько раз одерживал победу. Без страха. Иногда даже без смысла. А теперь такое глупое поражение.
  
  
  ЧУТЬ ПОЗЖЕ, ВСЕ ЕЩЕ КАРАКУРА
  
  
  http://mixpromo.ru/track/3511488_106503545
  Shiro Sagisu 'Stand Up, Be Strong'
  
  
  Смерть не так нежна и красива, как, например, думают о ней малолетние суицидники: безграмотно перерезав сосуды на запястье, чтобы 'уснуть' в ванне собственной крови. Готическая романтика... если так сразу не ясно! Только парадокс в том, что забыться сном не удастся... сознание затуманено, но не отключено, мышечная слабость... и одурманенная голова погружается под воду, но силы всплыть еще есть. А если и нет, то суждено тупо захлебнуться, причем в первобытном страхе. Безусловные витальные рефлексы.
  
  Кстати, жидкой среды среднестатистического человеческого организма порядка всего четырех-пяти литров, а в ванне их все триста. Такой разбавленный оттенок называют 'цвет мясных помоев'. И таким образом погибает личность?.. черта с два! так подыхает кусок гнилого белка.
  
  В общем, даже извращенной ласки от Костлявой ждать не придется. Смерть задушит хладнокровно, как змея. А иллюзорное понятие 'медленно ускользнуть в небытие' превратится в вечность. Останется лишь смиренно думать о былом... и в результате этого анализа (ведь заняться будет реально нечем, а умирать от скуки не планировалось!), многое вдруг перестает казаться обреченным и безысходным.
  
  И такая роковая нелепость!.. физических возможностей, чтобы вылезти из акрилового корыта, уже совсем нет. Да, к тому же, когда резали вены, щедро черканули и по сухожилиям - в состоянии аффекта еще и на обеих руках, а теперь распаренные пальцы висят, как сморщенные пенисы в душевой дома престарелых. И, собственно, это все. Финиш.
  
  Твари... лицемерные ублюдки... Занятная, мать вашу, инсценировка! Могу считать убийство за комплимент?! Оценили, скоты, уровень духовного давления! Ну, и что на повестке дня? В кого я превратился?! Вастер Лорд с дырой в груди?.. Вернее сказать, кем они меня сделали, отморозки! Мое тело... окровавленные раздробленные осколки мечты о нормальной жизни.
  
  А это что, бля, за реацу?.. Письмо. Письмо Рукии, зажатое в окостеневающей руке. Лучше уж бы бутылку бренди подарила! Хотя все равно вдребезги! Или, может, девчонка пыталась предупредить о планах гребанного Сообщества Душ? Да кого это теперь волнует?! Почитаю. На досуге. У меня впереди вечность... а вот их дни сочтены...
  
  
  ПАРУ МЕСЯЦЕВ НАЗАД, КАБИНЕТ КОМАНДУЮЩЕГО
  
  
  http://mixpromo.ru/track/10781310_85055816
  Shiro Sagisu 'Ignorance'
  
  
  Мелкая ... какая неожиданная встреча!.. Что сейчас вопишь и надрываешься?! Ведь добрый реоку не услышит - он сдох. Скажи: 'Привет, пустой!' А... ты не можешь - Абараи слишком сильно сдавливает ребра... Ну, твой дражайший нии-сама абсолютно прав: теперь Я - Враг, уже не потенциальная угроза прошлого, но настоящего и вполне обозримого будущего!
  
  Так что, Рукия, наслаждайся, как обошлись со мной наши общие 'друзья', какого монстра они сотворили! Кстати, чувствуешь жар костра? Только представь, что в эти мгновения ощущает Карательный Отряд!.. Да, тебя убивают, а ты ни хрена не можешь сопротивляться смерти! Лучше скройся из этого проклятого мира... исчезни навсегда... пока еще можешь!
  
  
  НЕСКОЛЬКО НЕДЕЛЬ НАЗАД, КАРАКУРА
  
  
  http://mixpromo.ru/track/71670608_106470278
  Shiro Sagisu 'Power To Strive'
  
  
  Цука?! Ты реально до сих пор веришь в Свет?! Наивная идиотка! Я - Тьма!.. не играй со мной, но бойся меня. Слезы?! Тебе действительно не верится, ЧЕМ я стал? Или просто больно падать на асфальт? Мне тоже было фигово, фукутайчо. Беги... и смирись, наконец, девочка. В противном случае я убью тебя... Хотя... точно! Давай проявим снисхождение к твоей никчемной шкурке - я просто воткну в тебя дзанпакто, и ты больше не увидишь ни одной жестокой расправы?..
  
  Карин!.. Это ж милосердие, мать его... ну, не судьба, Космея... и до встречи!
  
  
  ЧУТЬ ПОЗЖЕ, УЭКО МУНДО
  
  
  http://mixpromo.ru/track/52061_97035148
  Shiro Sagisu 'Nothing Can Be Explained'
  
  
  Ты... какого дьявола ты была одна?! Что после моего убийства, некому защитить тебя?! Жалкие недоноски! Подали мне девку, как посмертный подарок, только алую ленточку реацу бантиком не перевязали... Кстати, а что было в твоем прощальном конверте? Где, черт подери, он?.. ага!.. о-у... моя родная, настолько банально - открытка в форме сердца... так по-детски трогательно... Сейчас подохну от умиления!
  
  Арранкар лениво раскрыл последнее послание шинигами и щедро плеснул саке в бокал. Осушил залпом, налил вторую порцию, все еще не отрывая взгляд от символов кандзи, аккуратно выведенных кистью в правом верхнем углу. Угольные глаза медленно заволакивала багряная поволока, губы выпрямлялись тонкой линией. Затем из свободной широкой ладони вырвалась единственная искра мрачной энергии, подобной той, что спалила до тла лейтенантский шеврон пару часов назад, а теперь мгновенно обратила и незатейливую картонку в прах.
  
  Но столбец из трех иероглифов 有難う* рыжему так и не удалось уничтожить... Сгорая в реальности, эти одновременно выжигались где-то глубоко внутри него, как гравюра на деревянной дощечке. Дааку знал, что скоро душа Рукии возродится из пепла, и ее новое воплощение даже не вспомнит об этом мерзком кошмаре. А он останется в нем жить. Навсегда.
  
  * (rōmaji) Arigatō
  
  
  
  ВНЕ ВРЕМЕНИ И ПРОСТРАНСТВА
  
  
  http://mixpromo.ru/track/-18951371_116912730
  Shiro Sagisu 'Soundscape To Ardor''
  
  
  Каждому свой ад. Месть - это обнаженное острие меча, без гарды и рукояти. Используя подобное оружие, ты всегда погружаешь руки в собственный кровавый омут, ведь в первую очередь ты обречен ранить себя. Но это только начало. Последующие мысли чаще доставляют гораздо больше дискомфорта, чем предыдущие действия. И мечта о торжестве справедливости в конечном итоге приводит в тупик.
  
  Она простила насилие, но не смерть... Как девчонке это удалось? Серьезно как?! Мне бы подробную инструкцию! Хоть ссылку на алгоритм и планшет с 3G модемом! Говорят, от любви до ненависти всего один шаг - так какого дьявола Рукию швырнуло в обратном направлении?! Или, может, она вообще никогда не двигалась? Ей было наплевать: реоку или арранкар? Для шинигами всегда было важно лишь то, что я есть?.. как и мне вдруг понадобилось, чтобы Космея просто была...
  
  Да, хреновая ситуация поставила пятнадцатилетнего меня перед хреновой альтернативой, поэтому хреново я тогда и выбрал. Долбанные незавершенные дела... И кто я сейчас? Искалеченный онре с претензией на реальное возмездие мифической Немезиды?! С одной поправкой... теперь на скамье подсудимых оказался я сам. Ведь на данный момент моя единственная проблема заключается лишь в том, что никто не в состоянии презирать меня больше, чем я сам презираю себя.
  
  Так или иначе, но окончательно сдохнуть, к сожалению, не удалось. Трансформироваться в 'плюс' тоже. И 'минус', к слову, получился уже не тот. Совсем не тот! Радости от такого существования нет и быть не может. По определению. Справедливость же оказалась в том, что Мелкая заслужила спокойную жизнь, а я даже смерти не заслужил. Да что там, даже склянку рисовой водки!..
  
  
  
  
  ***
  
  
  For the world is changing: I feel it in the water, I feel it in the earth, and I smell it in the air.
  
  'The Lord of the Rings' by J. R. R. Tolkien
  
  
  
  Мир меняется. Я чувствую это в воде, чувствую это в земле, ощущаю в воздухе.
  
  'The End of the Third Age', containing Book VI
  
  
  
  
  
  Пустота. Насколько хватает глазу лишь свинцовый песчаный грунт, темное небо и кривая ухмылка луны. Лютый холод пронизывает до костей и повергает мышцы сначала в дрожь, а потом парализует оледеневшее тело. Кристаллоидные ветви кварцевых деревьев упруго покачиваются в такт шквальному ветру. Серые катакомбы Лас Ночес уныло возвышаются над проклятым миром.
  
  Теперь блондинка скована привычной апатичностью, и непроницаемая маска отчужденности, как незримая реликвия внутренней пустоты, опять надежно скрывает боль утраты. Этой женщине вечно суждено пребывать в клетке собственного кошмара, просыпаться от визга тормозов... вновь и вновь теряя смысл жизни. Каждую ночь кутаться в одеяло и отчаянно орать в подушку, чтобы выплескивать бесконечное страдание, тотальную обреченность ее бытия.
  
  Верная псина Нелл Ту мирно похрапывает рядом с Тиа в соседнем кресле, пока хозяйка, наверное, старается исцелить земную подругу от затянувшегося депрессивного эпизода. Безразличный взор неторопливо крадется по толпе. Гриммджоу не видно. Видимо, до сих пор носится в образе ресурексион по дебрям Леса Меносов.
  
  Невменяемый ублюдок, который никак не может договориться с фантомной совестью!
  
  Бамбиетта держится в стороне от общества, исключение составляют лишь Маллия и Аивирн. Им удается иногда общаться с брюнеткой, вот как сейчас, но формат их психотерапии составляет база дешевого вискаря, чем эти дамки и пытаются накачать приятельницу, пока та тем временем с упоением раздевает незадачливых партнеров по игре в покер.
  
  Очередные сомнительные вариации на тему дружбы.
  
  Испытующий взгляд зеленых глаз размеренно скользит по тупеющим от безделья физиономиям. Харрибел абсолютно осточертела убогость такого бесцельного существования. Приказов свыше больше не поступает. Притом и Боги Сэйрэйтэй не рискуют лезть в Уэко Мундо с разборками полетов, и мрачная полуразрушенная цитадель, которая и всегда-то была обособленна от прочих миров, а теперь, кажется, окончательно предана забвению.
  
  Раньше черный пиар был нужен лишь Дааку-сама - остальным арранкарам все это как-то на хрен не сдалось.
  
  Баззби нет в зале, равно, как и его новой пассии, что сейчас, должно быть, отсыпается в спальне любовника после бурной ночи. А он развлекается снаружи, увлеченно натаскивая подопечных, хотя не тренировочных сражений вроде не предвидится. Правда, на днях брюнет совершил несанкционированную вылазку в Руконгай, святая традиция джентльмена, а потом доложил о появлении странных реацу... но это мигрень Сообщества Душ.
  
  По крайней мере, пока.
  
  - Скажи Баззби-сама, чтоб отпускал своих рабов, - блондинка властно окликнула здоровяка НеЯмми и медленно поднялась с кресла. - Этот лязг действует нам на нервы, - женщина уже достигла выхода, когда с умилением оглянулась на золотистого ретривера, который ритмично дергал задними лапами, щетинил морду и поскуливал - не иначе как охотился во сне.
  
  - Госпожа Харрибел... - вдруг какой-то ошалевший пустой с внушительной силой распахнул массивные двери помещения, чуть не врезав по смуглому лицу Тиа. - Там не учения... - он резво припал на одно колено, виновато склоняя голову, - пришли шинигами.
  
  - Зачем?.. - устало выдохнула бывшая Трэс Эспада и неспешно направилась на смотровую площадку верхнего яруса Ночной Дворца.
  
  
  
  - В сторону, господа! - Шунсуй легко отразил удар одного нападающего в тот же самый миг, когда грубо отшвырнул второго в противоположную сторону.
  
  - Не стоит, - во избежание серьезного травматизма мирно предостерег Джуширо, а лезвие дзанпакто угрожающе скользнуло в одном миллиметре от шеи третьего неопытного стража шахты.
  
  - Вообще не стоит! - искренне рассмеялся Абараи, жестко впечатывая сразу двух разъяренных противников в песчаный грунт. - Куроцучи-сан не только ваши силы поднатаскал!
  
  Буквально через пару мгновений из урагана сонидо возникли: Заэльапорро, Джагерджак и Одельшванк. Этого было вполне достаточно, чтобы вышвырнуть незваных гостей с закрепленной территории. Ученый деловито поправил очки в прямоугольной оправе, психопат характерно оскалился, а девушка подняла оливковые глаза на знакомого красноволосого шинигами. Огромные выразительные кварцы печально сверкнули в извечном сумраке, как холодные звезды, что сорвались с небес.
  
  - А, Милая Эспада!.. - Ренджи неосознанно улыбнулся ее появлению, Нелл незаметно ответила тем же, а два других бывших представителя вышеуказанной хунты настороженно переглянулись. Гриммджоу даже брезгливо передернуло: натурал до мозга костей совершенно не жаждал подобных эпитетов в свой адрес от мужика.
  
  - Что за идиотизм привел вас? - а Баззби с вальяжной, истинно тренерской леностью, наконец, вышел из тени и двинулся вслед за приятелями и своими нескладными бойцами.
  
  - Они нас недооценивают, - наигранно обиженно проронил Киске, оборачиваясь на спокойного аристократа, как ни странно, но неторопливо шедшего позади всех. Развевающиеся полы черного кимоно ярко контрастировали с белоснежным хаори.
  
  - Я вас даже не воспринимаю, - честно признался арранкар, с издевательской ухмылкой извлекая катану из ножен. - Две минуты форы.
  
  - Минута пятьдесят девять, - с садистской насмешкой вставил Джагерджак, предвкушающий веселый разнос этих заблудившихся божков.
  
  - Баззби-сама, мы пришли с миром! - шляпник мгновенно поднял руки в сдающемся жесте, все это время, не в пример прочим, даже не касаясь гарды Бэнихимэ.
  
  - Ты явился с врагами, Урахара! - Гранц всегда недолюбливал его пронырливую персону.
  
  - Минута тридцать две, - с маниакальным азартом провозгласил синеволосый пустой, которому было решительно наплевать на всех и вся.
  
  - Насколько мне известно, это не в Вашей компетенции, - Киске говорил предельно учтиво, но явно провокационно по отношению к брюнету, в чьих глазах завиднелись всполохи гнева.
  
  - Ты нарываешься, торгаш! - тот вихрем бросился в наступление, но острие меча резануло лишь полосатую панаму, что двумя соразмерными половинками упала по разные стороны от ее невозмутимого обладателя. Подобное часто проделывал Ишшин, поэтому запас идентичных головных уборов был неиссякаем.
  
  - Сорок секунд! - Гримм сорвался на ржач во всю глотку. У Заэльапорро чуть вздернулись самые уголки рта. Неллиэль виновато потупилась.
  
  - Пригласите, будьте любезны, Харрибел-сама, - а Урахара снисходительно сделал вид, что ничего такого, собственно, и не произошло. - Пусть Ваша Госпожа нас рассудит, - и уничижительно посмотрел в багровеющее лицо темноволосого арранкара, в который раз подчеркивая, что лидером является отнюдь не он.
  
  - Ей некогда заниматься такими ничтожествами, - желчно парировал Баззби. - Шесть секунд.
  
  Напряжение достигало апогея. Гранц уже три недели мучился от скуки без интересных материалов для исследований. Джагерджак демонстративно сплюнул в сторону проводников. Одельшванк не желала ввязываться в драку, но выбора не оставалось. Абараи, Кераку и Укитаке незамедлительно организовали оборонительный кордон, словно намеревались защищать Кучики. Урахара беспечно насвистывал какую-то незатейливую песенку...
  
  
  
  Изумрудные глаза тускло мерцали во мраке. Строгое длинное платье облачало притягательную фигуру. Ученый Сэйрэйтэй, уже по личной просьбе новой руководительницы Ночного Дворца, согласился провести пластику костного оскала, и теперь остатки прежней маски обозначались лишь в виде аккуратного ожерелья вокруг шеи. На бетонной поверхности полуразрушенного тронного зала Айзена появилась Харрибел.
  
  Статная поступь гулким эхом отдавалась в немом пространстве. Невзрачные обшарпанные стены, потрескавшаяся плитка под ногами, высокий потолок над головой. У самого края балкона Тиа остановилась. Вернее, замерла в оцепенении, пристально вглядываясь в аристократа... то есть за него. Сердце неожиданно бешено застучало, дыхание предательски сбилось, словно она пребывала на грани смерти...
  
  ... или жизни?..
  
  - Нет! - надрывно сорвалось с дрожащих губ несчастной женщины. Она бросилась к месту назревающего сражения, демонстрируя высший пилотаж возможностей сонидо, на который только была способна арранкарка, стремящаяся к своим некогда утраченным детям.
  
  Никто не понял, как быстро привычный мир перевернулся, а Харрибел уже снова бессильно опускается на колени, утопая в холодном песке перед маленькими русыми макушки, что боязливо показываются из-за спины капитана 6-ого отряда. Тиа чуть слышно всхлипывает, закрывая тонкими ладонями растерянное лицо, будто боится, что все это лишь плод беспощадного воображения, приступ безумия.
  
  
  
  - Ах, разве не чудесно?.. - трогательно проворковал Джуширо, галантно предложив очаровательной молоденькой арранкарке согнутую в локте руку. - О! Не смею мешать... - вдруг многозначительно закончил он.
  
  - Кучики-сама очень добр! - ведь Неллиэль уже немного смущенно, но приняла довольно предсказуемое приглашение Ренджи.
  
  - Ага, одних детишек хладнокровно убивает, других спасает! - Гримм недовольно фыркнул, переводя презрительный взор с одной бестолковой эмоциональной бабенки на другую.
  
  - Джагерджак-сан, - с мерзко приторным оттенком обратился проницательный Киске, - ну, не будьте столь критичны! - и под ошарашенное выражение физиономии Гриммджоу он по-приятельски, но довольно сильно, похлопал пустого по широкой спине. Видимо, намереваясь выбить максимум дури. - Мне с Ишшином пол ночи потребовалось на кидо-протезирование сустава, а 'сволочью' наша пациентка ту ведь действительно СВОЛОЧЬ так и не окрестила. Хотя, поверьте, мы изо всех сил старались ее образумить, - и блондин бережно подал ему голубую заколку. Гримм будто равнодушно пожал плечами, но внезапно шиповидные гребни на предплечьях непроизвольно втянулись.
  
  - Господа, а не пора ли нам начать переговоры? - Шунсуй тут же извлек из-под розового хаори бутылку выдержанного коньяка, а Заэльапорро с воодушевлением кивнул в сторону Лас Ночес.
  
  - Ловкий ход, Урахара! - Баззби намеренно замедлил шаг, чтобы поравняться с предприимчивым пройдохой, который замыкал их шествие. - Нарушить договоренность по 'уважительным причинам'! - в каком-то смысле это прозвучало, как комплемент.
  
  - Нижайше прошу простить за назойливость, - громко и обманчиво вежливо начал торговец, а потом уже тише и совсем без толики уважения продолжил. - Но позволь напомнить тебе, Базз, что одежда арранкаров включает в комплект ЧЕРНЫЙ оби, а не белый от лейтенантской формы шинигами, - шляпник абсолютно незаметно для остальных снял длинный рыжий волос с рукава косодэ. Нокаутирующий финальный выпад.
  
  
  
  - Почему она плачет, Бьякуя-сама? - две пары шаловливых глазок цвета первой весенней листвы внимательно изучают недвижимую блондинку. Странно, но она до сих пор кажется незнакомой. - Ей грустно?
  
  - Это слезы счастья, - брюнет ласково погладил головки двойняшек. - Ваша мама просто не ждала нас, - и чуть подтолкнул детей вперед.
  
  - Так эта госпожа и есть наша мама?.. - конечно, оджи-сан уже рассказывал о том, к кому поведет их. - Мама... - но почему-то девчушки оказались совершенно не готовы к этой встрече. - Мамочка! - как внезапно мгновенно бросились к Харрибел, участливо стирая солоноватые капли со смуглых щек, нежно обнимая, ища недостающего тепла для себя и неосознанно возвращая смысл жизни для нее.
  
  - Майя... Мики... - тихо шептала Тиа, крепко прижимая близнецов к груди, - Кучики... Вы... Вы... - и планомерно возвращаясь в границы реальности, - как Вы нашли моих детей?..
  
  - Я бессовестно богат, - всегда надменный аристократ возвышался над воссоединившейся семьей.
  
  Тем не менее, он учтиво поклонился и неспешно направился вслед за приятелями. Конструкция была нерациональной, как, собственно, и вся чувственная сфера. Хотя больше полувека назад что-то подобное отлично справилось с поставленной задачей. Мужчина сомнительно улыбнулся и мысленно начал обратный отсчет от десяти.
  
  Девять...
  
  А Харрибел испытывала непреодолимое желание сказать ему самое банальное 'спасибо', только не смогла вымолвить ни слова, словно сознательно испугалась, что этим логично поставит точку в их...
  
  ... 'что'? - отношениях?! Нелепая вереница коротких встреч и ничего не значащих разговоров... олицетворение невероятной случайности знакомства... и чего-то большего в пронзительных долгих взглядах...
  
  - Как я могу благодарить Вас? - много большего и глубокого. Того, что невозможно было отпустить, даже не попытавшись удержать.
  
  Один.
  
  - Чашкой крепкого кофе. Утром, - безапелляционно заключил капитан 6-ого отряда Готей 13.
  
  
  
  
  http://mixpromo.ru/track/22257540_112807384
  
  Sting 'Shape of my heart'
  
  
  Он тасует карты, словно медитирует.
  И те, с кем он играет, не подозревают,
  Что его цель состоит не в выигрыше.
  Даже не в амбициях.
  
  Он тасует карты, чтобы найти ответ.
  Сакральную геометрию случайности.
  Скрытый закон вероятного исхода.
  Финальное жете танца цифр.
  
  Я знаю, что пики - клинки воина.
  Я знаю, что трефы - орудия боя.
  Я знаю, что бубны - лишь монеты.
  А мое сердце хранит другие образы.
  
  Он может начать с валета бубнов.
  Он может заложить пиковую даму.
  Он может скрывать короля в руке.
  Когда это удается.
  
  Я знаю, что пики - клинки воина.
  Я знаю, что трефы - орудия боя.
  Я знаю, что бубны - лишь монеты.
  А мое сердце хранит другие образы.
  
  Если я скажу, что люблю тебя,
  Ты, может, и не поверишь мне.
  У меня нет нескольких масок.
  Только одна.
  
  Те, кто много говорят, ничего не знают.
  Значение таких персон обесценивается.
  Как и тех, которые часто гневят судьбу.
  Тех, кто упускает свой шанс.
  
  Я знаю, что пики - клинки воина.
  Я знаю, что трефы - орудия боя.
  Я знаю, что бубны - лишь монеты.
  А мое сердце хранит другие образы.
  
  
  
  
  ***
  
  
  - У нас для тебя дело.
  
  - Уверен, оно мне не понравится.
  
  - Понравится. Перед тобой откроется новая жизнь.
  
  - Еще одна жизнь? О нет, только не это.
  
  Дуглас Адамс 'Автостопом по галактике'
  
  
  
  
  
  Мощные корневища прорезаются из-под каменистой поверхности, переплетаются между собой канатами прочной паутины, а затем переходят в единый монолитный ствол с утраченным началом и конечной кроной уже далеко за пределами подземелья. Минеральные деревья образуют мрачный лес, то группируясь в дремучие непроходимые чащи, то одиноко возвышаясь над пыльным грунтом, словно демонические свечки на алтаре сатаны.
  
  Угловатые конусы, как натечные хемогенные отложения, сталактиты, растущие со дна карстовых пещер, тянутся навстречу дымным сгусткам под сводом. Сливаясь с местными подобиями сталагмитов, свешивающимися с потолка в виде сосулек, они формируют кварцевый конгломерат. Создается впечатление, что оказываешься в заброшенном склепе, где можно найти обглоданные груды костей, среди которых обреченно шарят безликие гиллианы и звероподобные адьюкасы, духовные отбросы Уэко Мундо.
  
  Жуткий холод. Спертый воздух и вечная тьма. Повсюду распространяется запах гниения мертвой плоти, и ощущение обреченности захватывает, первобытный страх поглощает разум, лишая возможности на спасение от настигающего внутреннего кошмара. Здесь располагается тайный мир со своими скелетами в известковых 'шкафах', сети естественных полостных образований, похожих на гроты в скалистых утесах на поверхности.
  
  Но одна из однотипно убогих пещер теплится жизнью, вернее, жалким подобием существования. Какое-то неизвестное растение служит топливным материалом, и рыжее пламя маленького незаметного костра подрагивает на серых камнях диким призрачным танцем. В самом дальнем углу расщелины на видавшей виды шкуре лежит молодой мужчина, укрытый выцветшим клетчатым пледом.
  
  Пустой навсегда останется только 'пустым'.
  
  
  
  - Почему, черт подери, не в Лас Ночес? - возмущенно выдохнул Гримм, небрежно перемещая бывшего Ичиго с массивного плеча на шероховатый пол, но потом все же передумал и опустил полудохлого приятеля на изъеденный молью, вернее, здешней модификацией данного насекомого, меховой настил.
  
  Боги вознаградят тебя за доброту!..
  
  - Шумно, - сухо резюмировала Тиа, плавно двигаясь следом. - Проще перерезать всей свите глотки, чем сдержать радость восторга и праздник бессмертия их господина, - зеленые глаза оценивающе осматривали новое пристанище рыжего, которое в мгновение ока организовал Баззби. - А Дааку-сама нужен покой, - той памятной майской ночью тело 'усопшего' транспортировали в Лес Меносов, где и решили временно содержать, на всякий случай.
  
  Спасибо, дорогая фея-крестная!..
  
  - Его Величеству чрезвычайно повезло с такими исключительно преданными друзьями... - нараспев затянул неунывающий Киске, пребывая в неуместно приподнятом настроении, как будто его вообще не волновала жизнь младшего Куросаки, - ... отзывчивыми, прозорливыми... - с этими словами шляпник спокойно извлек из пачки неизвестно какую по счету сигарету. Для Ишшина, естественно.
  
  Подмазываешься, жулик? Очередное обострение хронического аферизма?!
  
  - Урахара-сан, где Хогиоку? - бестактно оборвала его неподходящие комментарии всегда сдержанная блондинка, что сейчас довольно бездарно пыталась замаскировать искреннюю тревогу за состояние недееспособного лидера.
  
  Кстати, да... ГДЕ?!
  
  - Пожалуйста, - торговец почтительно склонил голову, вдруг свободно извлекая блудную мерцающую сферу из бокового кармана зеленой туники. - Сами желаете внедрить? - провокационно добавил он, глубже надвигая на лоб свою полосатую 'визитную карточку', которую, кстати, в Уэко Мундо ненавидели чуть ли не больше, чем в Сэйрэйтэй и в Мире Живых вместе взятых.
  
  Рехнулся?! А пить-то надо бросать...
  
  - Не искушайте, - в ответ молодая женщина смерила Урахара искрящимся, буквально испепеляющим взглядом. - У меня просто непреодолимое желание вставить эту чертову стекляшку самым извращенным способом, но исключительно в его черепную коробку, - она с завидным упорством старалась имплантировать Хогиоку в грудину арранкара, но эти потуги оказались тщетны. - Чтобы заполнить, наконец, реальную пустоту в Вашем сыне, господин Куросаки, - под конец безуспешной деятельности и бурной эскапады Тиа соизволила обернуться на 'убитого горем' родителя.
  
  Бля-я-я-я-дь! Уберите ее шаловливые ручонки к чертовой матери!
  
  - Осторожно, - участливо предостерег тот, - наукой доказано, что коматозники все слышат, - уже беспардонно лакая коллекционный бренди непосредственно из горловины бутылки темного стекла... Явно за здоровье своего отпрыска.
  
  Ага.
  
  - Надеюсь, - с желчной усмешкой добавила блондинка, вынужденно уступая место другому специалисту. - Но мне не составит сложности и повторить.
  
  Я напомню.
  
  - Дражайшая Королева, - слащаво вклинился Киске, буквально в долю всего одной секунды совладав со своенравным творением. 'Операция' прошла вполне результативно - пара Печатей и Камень Разрушения закрыл зияющую дыру. - Как бы нам ремитировать абсолютную монархию в статус конституционной и избежать беспредела анархии?
  
  Через тиранию! Старые способы - верные способы!
  
  - Баззби уже провел профилактическую работу по пресечению мыслей у остальных обитателей Лас Ночес о предъявлении претензий на МОЙ ВРЕМЕННЫЙ темный трон так, что померк знаменитый 'престольный' хардкор, - Харрибел в очередной раз удрученным взором обвела неуютное помещение. - Ладно, с Вами, конечно, безумно весело, но я вернусь, когда это чудо вернется в сознание, и ему потребуется консультация психиатра, - напоследок она устало кивнула в сторону потенциального пациента кабинета психоаналитика и удалилась, чтобы хоть немного подремать перед ранним визитом в Сообщество Душ.
  
  Отлично! Реанимация, реабилитация... а, может, гуманней сразу кремация?!
  
  - Я останусь, - Нелл не поддержала компетентное мнение профессионала в подобных вопросах. Она выглядела задумчивой, даже безразличной, по крайней мере, ко всем, кроме неподвижного, словно спящего, парня. Девушка робко опустилась рядом, заботливо укрывая его шерстяным одеялом.
  
  Черт, да на фига?!
  
  - А мне что делать?! - раздосадовано спросил Джагерджак не то у старшего Куросаки, не то у его приятеля. Он стоял, подпирая массивным плечом холодный камень стены.
  
  Изыди, демон!
  
  - Охраняйте эту обитель, шушеру отгоняйте, - невозмутимо предложил симпатичный торговец, уже разместившись около Дааку со странным контейнером, всклень набитым медицинской атрибутикой.
  
  Обойдусь без невменяемого бодигарда.
  
  - Я сдохну от скуки... я привык сражаться с равными противниками, а слабаки меня выводят из себя! - перспектива провести неопределенно долгий срок без привычных поединков с рыжим, который снова 'решил поиграть в героя и при этом, сука, проиграл', ни капли не прельщала. А только упорно раздражала.
  
  Я от здешних 'Лесных эльфов' тоже не фанатею!
  
  - Пока мой сын не сможет составить тебе душевную, точнее душевнобольную, компанию, - Ишшин неожиданно резво отстранился от коньяка и присое