Гебриел: другие произведения.

1.Во мне нет света

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Маньяками не рождаются, маньяками становятся. Таков путь одного Узумаки. Человека без чувств, без морали, без совести и милосердия...живущего под кодексом:"Во мне нет света."

  Предисловие
  
   Долина завершения уже близко. "Киба, Чоуджи, Нейджи, Шикамару и Ли... Я благодарен вам, ведь вы помогли мне пройти этот путь. Ваши жертвы не напрасны." Последний рывок, и Наруто оказался на голове одной из двух статуй, стоящих по бокам крупного водопада. Наруто стоял на голове Хаширамы Сенджу, а в десяти метрах от него на голове Учихи Мадары стоял Саске, повернувшись к джинчурики спиной. Как забавно всё сложилось.
  - Эй, Саске! - Учиха обернулся на зов своего друга. Проклятая печать расползлась от шеи до левого глаза. Пустой взгляд, опущенные уголки губ, но как только он поймал на себе взгляд Наруто, на лице появилась широкая, преисполненная неподдельного счастья улыбка, а печать тут, же отступила. - Ты пришёл, Наруто.
  - А ты сомневался? - Они спрыгнули со статуй, и пошли друг к другу навстречу, перейдя со скалистого пола на воду. Между ними осталось меньше метра, когда Саске достал из заднего кармана красный свиток.- Ну, что, начнём?
  - Давно пора.
  
  ***
  Три дня назад. Полночь.
  
   Кто-то как сумасшедший долбил в дверь, от чего Наруто вскочил с постели. Потирая глаза, блондин подошёл к входной двери и провернул ключ в замке. Саске с такой силой толкнул дверь, что она едва не слетела с петель, после чего споткнулся о порог и рухнул на ошарашенного Наруто. Учиха тяжело дышал, вдавливая Узумаки в пол. Его глаза расширились, а на щеке виднелся след от удара. Да и вообще, видок у Саске был какой-то побитый.
  - Саске, ты что, с ума сошёл?
  - Заткнись! Боже, Наруто, как же я вляпался! За мной пришли, понимаешь? Серьёзные люди, прихлебатели Орочимару, мать его! Мне не выкрутиться, слышишь?!
  - Бля, да успокойся! Мало того, что я ничего не понимаю, так ты ещё и заплевал меня всего. Объясни всё по порядку.
  - Да я же говорю: ко мне пришли люди Орочимару, так называемая Четвёрка звука. Они сказали, что если я хочу обрести силу, то должен уйти с ними. Сказали, что только так я смогу убить брата.
  - Итачи? Погоди, но ведь ты и так силён! С чего ты решил, что без помощи Орочимару тебе не удастся расправиться с братом своими силами? Мы ведь не стоим на месте. Каждый день тренировок делает нас сильнее.
  - И я так думал, до тех пор, пока эти четыре урода не выбили из меня всю дурь! Они едва ли на год старше меня, но уровень их сил такой же как у любого джонина, если не выше. Я попросту не смогу достичь таких результатов, если останусь здесь!
  - Так ты хочешь уйти?- Наруто слегка закусил нижнюю губу.
  - Нет, не хочу, но я должен. Иначе нельзя.
  - Тогда, почему ты пришёл ко мне? Что я могу сделать? Заставить тебя остаться? Едва ли у меня хватит силёнок.
  - Я пришёл, потому, что ты единственное, что меня здесь держит. Ты мой лучший друг, ты понимаешь меня, - у Саске полились из глаз мелкие слёзы. - Я не могу уйти, если это означает, что мы больше никогда не увидимся!
  - Саске... Я...
  - Заткнись! Я ещё не закончил. Ты тот, кто помогает мне жить, и если это наша последняя встреча, то лучше убей меня прямо сейчас! Лучше умереть, чем утратить то единственное добро, что существует в моей жизни. Но я должен убить Итачи, и если для этого мне каким-то образом нужен ты, то я скорей уж вырублю тебя и потащу с собой на руках через все проклятые леса прямиком к Орочимару, - слёзы Саске падали на щёки Наруто, стекая по ним вниз, оставляя за собой мокрые дорожки.
  - Саске!
  - Ну что?! Я и так себе противен, после всего того, что я наговорил! Ну давай, скажи, что я больной на голову, что я на тебе помешался, что я голубок, в конце концов! Волей-неволей, но ты...
  - Хочешь, я уйду с тобой? - Наруто прервал расчувствовавшегося Учиху, а от его слов глаза Саске едва не вылезли из орбит.
  - Что? Ты-ты-ты что?
  - Саске, ты не прав, если думаешь, что я готов так просто отпустить тебя, ведь для меня наша дружба значит ровно столько же, если не больше. Единственное отличие между нами в том, что мне не стыдно говорить об этом. Если для тебя это важно, я без раздумий уйду вместе с тобой.
  
  Саске молча встал с блондина и тут же сел на пол, уткнувшись спиной в стену. Наруто сделал примерно то же самое, у противоположной стены. Они оба тяжело дышали, словно только что пробежали марафон. Саске прервал минутную тишину:
  - А мы те ещё психи.
  
  ***
  
  20 минут спустя.
  
   Четверо людей из деревни звука стояли на границе Конохи. Они дожидались избранника Орочимару, и через пару минут, он пришёл, да ещё и с компанией. Вместе с ним пожаловал блондин, одетый в походную одежду. Они оба были с рюкзаками и без своих бандан. Парень с накрашенными губами выставил указательный палец в сторону джинчурики:
  - Кто это с тобой? - Учиха и Узумаки переглянулись прежде чем первый ответил. - Он друг и к тому же, джинчурики. И он пойдёт со мной. Для Орочимару, он будет бесценной боевой единицей, а если вы так не считаете то... - крашенные губы скривились в улыбке, после чего ниндзя звука достал из кармана красный свиток и швырнул его Саске. Он недоумевающее взглянул на всю эту странную четвёрку, требуя объяснений своим взглядом.
  - Орочимару-сама всё предусмотрел. Согласно его плану в такой ситуации как эта, Саске-сама должен уйти с нами, а ты, - он вновь посмотрел на Наруто, - ты организуешь погоню за нами. Мы сделаем всё, чтобы отделить Наруто-куна от основной группы преследователей и как только это случится, вы двое встретитесь в месте под названием "Долина завершения". Знаете, где это? - Они кивнули, а Саске повертел свиток в руках:
  - А зачем нам нужен свиток?
  - Сами поймёте, когда используете его.
  Так, Саске ушёл, а Наруто остался. На следующий день, он вместе с группой друзей отправился на поиски Учихи. Один за другим, члены группы поиска отделялись друг от друга, давая шанс остальным. В конце концов, остался лишь Наруто. Он встретился с Саске в условленном месте, и так мы пришли к тому, с чего начали.
  Мы убьём друг друга
  
  Саске развернул свиток, и в ту же секунду произошёл "хлопок" и из него вырвался столб белого дыма. Когда он рассеялся, Узумаки и Учиха увидели нечто поразительное: Перед ними, на месте свитка лежали два человека, которые являлись их точными копиями. Блондин и брюнет, в точности того же роста, телосложения с тем же оттенком кожи что у Наруто и Саске, но в отличии от оригиналов, эти двое были связаны по рукам и ногам и одеты в одинаковую, серую одежду. Наруто подскочил к своей копии, затем к копии Саске, дал им пару пощечин, раскрыл веки. Ноль реакции.
  - Они без сознания. Ничего не понимаю. У того, что похож на меня даже есть полоски на щеках. И что нам с ними делать? - Саске в ступоре подошёл к своему двойнику и пару раз пнул его в плечо.
  - Откуда я знаю? Мистер женственные губки сказал, что мы всё поймём, но я не знаю, что и думать. - Брюнет сел на скалистый пол, а джинчурики и вовсе лёг возле своего клона. Он взглянул на статую Хаширамы, стоящую в боевой позиции. Вспомнился отрезок из учебника по истории, о двух шиноби из клана Учиха и Сенджу, которые жили больше ста лет назад. Мадара и Хаширама, основатели Конохи, лидеры своих кланов и наверняка, как Наруто всегда считал, они были друзьями. До тех пор, пока не сразились здесь, в этом самом месте. Никто не знает, с чего начался их конфликт, но все знают, чем он кончился. Учиха Мадара погиб в этом бою, а место их сражения назвали Долиной завершения". Эти мысли зародили в голове Наруто идею, безумно простую мысль, которая является идеальным выходом из ситуации.
  - Мы убьём друг друга!
  - Наруто, ты меня пугаешь. Сильно.
  - Орочимару дал нам двойников, чтобы мы инсценировали собственную смерть. Ты только подумай! Нас никто не будет искать, через пару лет, никто и не вспомнит о нашем существовании. В истории мы останемся лишь двумя недотёпами, которые убили друг друга. Мы просто исчезнем. - Саске не смог сдержать улыбки, задумавшись о такой перспективе.- Наруто, не думал, что скажу это, но ты гений! Достань-ка десяток взрывных печатей и кунаев.- Узумаки порылся в карманах и достал оружие. Саске взял пять из них себе, остальные оставил Наруто. Он подвязал печати к кунаям, а Узумаки последовал его примеру. Затем, Учиха швырнул свои лезвия в разные стороны, и как только они достигли целей, произошла серия взрывов, град камней взлетел в воздух и упал в реку, а так же на двойников и оригиналов. Наруто сделал то же самое, стараясь не задевать статуй. Настала очередь клонов. Саске встал возле своей копии, а Наруто возле своей. Учиха создал в своей руке чидори, а Наруто сделал расенган. У обоих руки дрожали. Они пытались унять дрожь, но что-то внутри их самих, не позволяло осуществить задуманное. Свободной рукой, Наруто вытер со лба капли пота.- Господи! Это всё очень нездорово! Помнится, мне что-то похожее снилось в кошмарах.
  - И не говори! Может махнёмся?- Наруто пожал плечами. - Давай. - Они поменялись местами, и дрожь прошла. - Ну вот, совсем другое дело. - Узумаки уже собрался вдарить расенганом по двойнику Саске, но тот остановил его. - Подожди. Мы должны поменяться с ними одеждой. Люди знают, в чём мы пришли сюда. Это вызовет подозрения, если мы вдруг окажемся в одинаковой одежде
  - Ты прав. Ладно, скидываем шмотки с себя, меняемся с ними. И не забудь про бандану.- Они сняли свою, уже приевшуюся одежду. Оба были в неплохой физической форме, хотя, довольно далёкой от идеала. Наруто первым надел серую форму, затем, то же самое сделал Саске. Наконец, они смогли всерьёз заняться своими клонами. Саске пробил плечо фальшивого Наруто своим чидори, а блондин выпустил расенган в живот двойника брюнета. Затем, каждый из них достал по кунаю, они нанесли по ещё живым клонам несколько ударов. Наруто сделал длинный надрез по глазам двойника, так, чтобы его глаза оказались полностью уничтожены. Этот удар, стал для "Саске" последним.
  - Чтобы никто не узнал, что этот Саске не обладал шаринганом.
  - Правильно.- Они вложили кунаи в руки испустивших дух двойников и положили их друг рядом с другом. Омыли руки от крови в реке. Её было очень много. Странно, но их совсем не мучила совесть, за две загубленные жизни. Прежде чем уйти, они в последний раз взглянули на общую картину, которую они здесь создали. На памятники двух давно ушедших легенд, на следы взрывов, на два потрёпанных тела. Неплохо получилось. Вскоре, долина осталась позади, словно она ушла в прошлое. Пару минут, они шли молча, не глядя друг другу в глаза, пока Наруто не решил сказать одну важную вещь.
  - Саске.
  - Что, Наруто?
  - Давай поклянёмся друг другу, что мы не совершим той ошибки, что допустили Мадара и Хаширама, а до них и другие. Давай поклянёмся друг другу в том, что наша дружба не закончится смертью одного из нас. Мы ведь никогда не убьём друг друга?
  - Конечно. Обещаю, что этого не случится, Наруто.- Пошёл дождь. Два друга не торопясь шагали под этим тяжёлым ливнем, двигаясь навстречу своему, покрытому тьмой будущему.
  Мы уже пришли?
  
  - Мы уже пришли?
  - Нет.
  - Мы уже пришли?
  - Нет!
  - Ну может быть мы уже пришли?
  - НЕТ!!! Наруто ты меня бесишь!
  - Я тебя бешу? Уж прости! Мы три дня топаем, а вокруг один лишь лес, лес, лес и ещё раз, сука лес! У меня уже в глазах рябит.
  - Мы пришли. - Саске показал взглядом но крошечную хижину, внутри которой оказался подземный ход.
  - Аллилуйя!
  ***
  Кабуто сильно удивился, что Саске пришёл не один, но без особых задержек отвел двух уставших парней в большой зал, в центре которого стоял трон, а на троне сидел сам змей во плоти. Правда, его лицо было покрыто бинтами и лишь правый глаз оставался открытым, но и этого было достаточно, чтобы признать в нём легендарного санина. - Я знал, что вы придёте вместе. Неразлучные друзья, Наруто-кун и Саске-кун. Рад вас видеть. - Наруто встал на колени перед санином, отдавая ему должное почтение.- Могу я у вас кое-что спросить, Орочимару-сама?
  - Да. Спрашивай что хочешь, и на любой вопрос ты получишь честный ответ.
  - Как вам удалось создать столь точные копии нас с Саске? То есть, я понимаю, что медицинские техники на многое способны, но то, что я видел, было за гранью всякого понимания. Я смотрел на своего двойника, понимал, что это не я, но всё же, в какой-то момент мне даже показалось, что я смотрю в зеркало, и вижу там своё отражение.
  - Так тебя интересуют такие вещи? Не ожидал. При нашей последней встрече ты проявил себя как довольно недалёкая личность. Впрочем, те двойники, что ты видел - работа Кабуто. Если хочешь научиться чему-нибудь подобному, для начала тебе стоит поговорить с ним. - Кабуто смущённо поправил очки.- Наруто-кун, я уверен, что ты быстро достигнешь в этом успехов. А пока, отправляйтесь в свои комнаты. Идите дальше по коридору, пока не увидите две комнаты, расположенные друг напротив друга, под номерами 13 и 14. - Саске надменно ушёл, а Наруто слегка поклонился Орочимару и последовал за Учиха. Орочимару остался наедине с Кабуто и потёр забинтованный подбородок.
  - Как интересно всё складывается. Молодой и самоуверенный Учиха, который отстранён от всего, и юный, но как выяснилось, умный и почтительный не по годам джинчурики, да ещё и член клана Узумаки. Очень интересно.
  ***
  Ночь была тяжелой. Наруто никак не мог уснуть на каменной кровати и всю ночь провёл в попытках устроиться поудобнее, а потому, когда Кабуто пришёл разбудить его в пять утра, джинчурики уже не спал. Очкарик решил устроить небольшую экскурсию и показать наиболее важные места. Он показал им главную лабораторию, в которой было полно разных заспиртованных органов и мелких животных. Кабуто пообещал Наруто, что сегодня же научит его паре медицинских премудростей. Затем, была некая библиотека, заполненная древними книгами о запретных техниках, тренировочный зал и наконец, оружейная. - Раз уж есть возможность, я бы хотел предложить вам обоим выбрать себе своё личное оружие. Это необходимая мера, так как с кунаем или сюрикеном умеет обращаться каждый шиноби, а если у вас будет своё, уникальное оружие, то это даст вам большое преимущество. Не стесняйтесь и выбирайте. - Саске быстро подобрал себе оружие. Он выбрал длинную, тонкую катану с тёмно-синей рукоятью.
  - Кусанаги. Удобное, одноручное оружие. Легко лежит в руке. И оно, как и любое другое оружие в этой комнате является чакро-проводящим. - Наруто же долго не мог решить, что ему больше подходит. Каждый инструмент для убийства по-своему уникален и интересен. Узумаки чувствовал себя, словно ребёнок в магазине игрушек. Тут, на глаза ему попались две красные косы, связанные друг с другом длинной чёрной цепью. Каждая коса была примерно в метр длинной и обладала массивным изогнутым лезвием. Это была любовь с первого взгляда. Как только джинчурики коснулся их рукоятей, в руках появилось какое-то новое чувство. Наруто ещё никогда не испытывал подобного. Словно кто-то, наконец, вставил в часы недостающую шестерёнку, и они вновь начали тикать. Кабуто странно улыбнулся, когда увидел, с каким трепетом джинчурики сжимает рукоять косы.
  - О, я хорошо знаю это оружие. Это близнецы. Они так же известны как "кровавые близнецы", "убийцы из тумана", "кровопийцы" и ещё с десяток других имён. Они принадлежали одному древнему клану, жившему в деревне скрытого тумана, и передавались из поколения в поколение. Говорят, что они прославят того, кто возьмёт их в свои руки. Правда, освоить технику боя с ними, довольно тяжело.
  - Я думаю, что это оружие мне подойдёт. Всё, решено, близнецы мне послужат. - Кабуто дал двум новоиспечённым нукенинам возможность выбрать самим, чем им сейчас заняться. Саске сразу пошёл в библиотеку, изучать новые техники, а Наруто попросил Кабуто научить его чему-нибудь из медицины. Они вернулись в комнату уставленную сосудами с заспиртованными штучками. Кабуто показал ему набор хирургических инструментов, состоящий из десятка скальпелей, костной пилы и разных швейных иголок странной формы. - Не хочешь попрактиковаться в применении? У меня есть пара крупных животных, с которыми ты мог бы...
  - Нет. Начнём с человеческого тела. Дайте мне толковый учебник по анатомии и скажем, мужчину средних лет. Желательно, ещё живого.- У Кабуто от этих слов едва линза в очках не треснула.- Наруто-кун, тебе не стоит вот так сразу начинать с человека. Поверь, между тем, чтобы отнять жизнь на поле боя и тем, чтобы сделать это в лаборатории есть большая разница. Ты уверен, что сможешь сделать это?- Наруто рассмеялся.- Кабуто, ты знаешь, что ради того, чтобы попасть сюда, я отправил пятерых своих ближайших друзей на верную смерть, а затем, жестоко убил ни в чём неповинного двойника? Достань мне живого человека, и мы проверим, смогу ли я.
  ***
  День близился к концу. Наруто только что вышел из лаборатории, весь, с ног до головы забрызганный кровью. Вид у него, как ни странно, был умиротворенным и даже довольным. Вслед за ним вышел Кабуто, поправлявший свои очки. Он никак не мог отойти от того, что только что видел. Блондин, стоявший перед ним, мальчишка двенадцати лет, только что чисто инстинктивно сделал то, чему другие учатся годами. Кабуто до сих пор помнит своё первое вскрытие, которое он к тому же проводил на уже мёртвом человеке. Помнит, как дрожали его руки, помнит, как звук разрезавшейся плоти вызывал приступы рвоты и помнит, как целый месяц его мучили дурные сны. Но у Наруто... у него всё было не так. Точные, методичные движения скальпелем, звук капающей крови и неизменная, хищная улыбка на лице Узумаки. Человек в очках вытер вспотевший лоб тыльной стороной ладони, а затем удивлённо взглянул на неё. " Холодный пот? Кто бы мог подумать, что человек вроде Наруто доведёт меня до такого?"
  - Кабуто. - Тот слегка вздрогнул, услышав холодный голос джинчурики.
  - Что, Наруто-кун?
  - Мне бы умыться не помешало, одежду сменить. А ещё, я голоден. Куда мне стоит идти, чтобы получить всё это?
  - Эм... Всё просто. Иди прямо, сверни налево на третьей развилке и иди дальше до тех пор, пока не увидишь идущие вверх ступени. По ним, ты выйдешь из убежища с чёрного хода, а оттуда рукой подать до небольшого водопада. Там ты сможешь привести себя в порядок, а когда закончишь, возвращайся в главный зал. В нём у нас своего рода столовая. Завтрак в 5:30, обед в 12:00 и ужин в 18:00. Там же, ты вместе с Саске получишь новую одежду. Запомнил? - Блондин молча ушёл в указанном направлении и только тогда Кабуто смог вздохнуть свободно.
  ***
  Саске, Орочимару и Кабуто уже сидели за большим столом, уставленным различными блюдами. Наруто задерживался. Кабуто сидел и постукивал пальцами по столу, постоянно усиливая силу ударов. Саске смотрел на него с раздражением, а Орочимару скорее был заинтересован его необычным поведением. В конце концов, очкарик начал стучать так сильно, что вода в стаканах, стоявших на столе начала рябить, и Орочимару решил вмешаться. - Кабуто, тебя что-то беспокоит?
  - Да... Дело в Наруто-куне. Он меня, как бы это сказать... поражает.
  - В каком смысле? Он странно себя ведёт?
  - Нет! Нет... ну, не совсем. Он провёл вскрытие. И не просто провёл, а сделал всё без единой ошибки, прямо как по учебнику. Думаю, он будет очень способным учеником.
  - Тогда, в чём проблема? Судя по твоим словам, всё просто отлично.
  - Да. Вот только он вскрыл человека. И, по его же просьбе, живого. - Змеиный глаз санина расширился, веки сощурились в некоем экстазе.- Вот как. Это весьма любопытно. Думаю, нам стоит понаблюдать за ним. Может, это ничего и не значит, но лучше проверить.- В этот момент в зал вошёл Узумаки, уже отмывшийся от крови. Только на одежде осталась пара капель, которые не удалось оттереть. Саске пил гранатовый сок, когда его друг вошёл, и когда Учиха увидел Узумаки в крови, он случайно сплюнул всё то, что было у него во рту. Наруто же, как ни в чём не бывало, подошёл к столу и сел напротив своего испуганного друга. Орочимару подал знак Кабуто, и тот вышел из зала в соседнюю комнату, а через мгновение вернулся с двумя мешками с одеждой, катаной кусанаги и косам близнецами. Очкарик подошёл к Саске, отдал ему один мешок и кусанаги, затем, отдал Наруто оставшийся мешок и косы. Орочимару сказал им, что как только они закончат с трапезой и отправятся в свои комнаты, у них будет возможность примерить новую одежду и снаряжение. Первым, с едой покончил Удзумаки. Он ушёл к себе, а когда и Саске собрался уходить, Орочимару попросил его на секунду задержаться.
  - Саске-кун, у меня для тебя есть небольшое задание. Я хочу, чтобы ты следил за Наруто, и докладывал мне о любых странностях. Ты понимаешь, почему я прошу тебя об этом?
  - Думаю да. Наруто и меня беспокоит.
  Безчувственный
  
  Первые три месяца пролетели быстро. Орочимару избавился от повязок, скрывавших его лицо, а Наруто и Саске постепенно привыкают к их новому образу жизни. Каменные постели, ранние подъёмы и изнурительные тренировки кажутся вполне обычным делом. Теперь они носят новую униформу, состоящую из тёмно-синего пояса из толстой верёвки, тонких чёрных брюк и своего рода рубашки с очень широкими рукавами. У Саске на спине знак клана Учиха, а у Наруто клана Узумаки. А ещё, на спине Наруто находятся перекрёстные чехлы для близнецов, цепи от которых тянутся к рукам и скрываются под широкими рукавами. Каждый день стал похож на предыдущий. С самого утра нукенины тренируются в спарринге по несколько часов. Иногда, пожалуй, они слишком уж серьёзно относятся к этим сражениям. Частенько доходит до кровопролития. Вот и сегодня, не исключение. Саске уничтожил тех десятерых теневых клонов, которые на него навалились. От этого помещение заполнилось белым дымом. Брюнет активировал шаринган и увидел в дыму быстро движущееся очертание Узумаки. Это спасло его, потому как Саске успел поставить блок своим кусанаги и спасся от разрезавшего дым удара красной косы. В момент, когда они скрестили клинки и приблизились друг к другу, Саске увидел каменное, холодное выражение лица своего противника. В последнее время, у него всегда такое лицо. Взгляд джинчурики упал на рукоять катаны. Саске держится за неё двумя руками, хотя это и одноручное оружие. Это вызвало лёгкую ухмылку.
  - Что, великоватое оружие ты себе выбрал, а? Дружище?
  - Кто бы говорил! Ты на фоне своих близнецов ещё больше на карлика становишься похож!
  - По крайней мере, я способен держать своё оружие одной рукой, а у тебя, как я погляжу, силёнок маловато?- Учиху взбесили слова джинчурики, он усилил напор, от трения между косой и катаной зародились искры. Саске оттолкнулся от земли и выбил косу из рук Наруто. Правда, он не смог затормозить лезвие, и случайно провёл его кончиком по лицу Узумаки. Тот отскочил к стене, зажав лицо ладонями, а Саске бросил кусанаги и рванулся к раненому напарнику. - Наруто! Боже, что я наделал!!! Ты как?! Стой здесь, я сейчас приведу Кабуто, и он тебе поможет!
  - Не нужно. - Голос джинчурики был совершенно спокойным. Он убрал руки с лица и Саске увидел глубокий надрез, пересекавший всё лицо джинчурики по диагонали. От туда лилась кровь, попадая в широко раскрытые глаза и на скривившиеся в ухмылке губы. Зрелище, мягко говоря шокирующее.
  -То есть как это не нужно? Ты же кровью истекаешь!!! - Наруто поднес ладонь к лицу и, расширив пальцы, начал выпускать из них поток белой чакры.
  - Это хорошая возможность потренироваться в медицинских техниках. Даже шрама не останется.
  - С тобой точно всё будет в порядке?- Узумаки кивнул. - Слава богу. Прости меня, я не хотел, чтобы дошло до такого.
  - Я знаю.
  Со спаррингом покончено. Время теоретических занятий. Они вместе ушли в библиотеку, где занялись изучением техники, с помощью которой можно пропускать стихийную чакру через оружие. У Саске уже была стихия молний и огня, когда они прибыли к Орочимару, а недавно и у Наруто обнаружилась своя стихия. Стихия ветра. Вновь и вновь перечитывая записи о практическом применении чакры стихий, они тут же пробовали эти знания на практике.
  - Знаешь, когда мы оба научимся использовать чакру как продолжение лезвия, я легко буду побеждать тебя в наших сражениях, хе-хе.
  - Это ещё почему?!
  - А ты забыл? Ветер мощнее, чем молния. Я несомненно буду круче тебя.
  - Мечтать не вредно! В любом случае, нам понадобятся ещё неделя на освоение этой техники. Она очень нам пригодится.
  Вечернее время, полностью свободное. Саске обычно тратит его на отдельные тренировки с Орочимару, а Наруто уходит к Кабуто в лабораторию. В последнее время, Кабуто по настоящему боится своего нового ученика, который так быстро осваивает всё то, чему его учат. В этот раз, Наруто просто превзошел все пределы и выучил новую разновидность исцеляющих техник за 30 минут, после чего ушёл на прогулку, оставив шокированного Кабуто наедине с собой.- Похоже, что скоро мне будет нечему его учить. Что за поразительный ребёнок.
  Наруто решил воспользоваться тем, что Саске не знает о том, что Узумаки уже свободен. Он пошёл в покои Орочимару, место, где тот обычно беседует с Саске. Джинчурики услышал приглушенные голоса и приложил ухо к дверям. Саске что-то докладывал своему учителю, но делал это довольно тихо, так, что джинчурики пришлось напрячь слух.
  - ...я его ранил, а он даже не рассердился на меня. И столько крови... Казалось, я сильнее него был расстроен.
  - Но ведь он исцелил свою рану. Может быть, он просто уверен в своих силах?
  - Я не знаю. Это уже не первая странность. Ты ведь за эти три недели с ним практически не разговаривал. Ты не знаешь, каким он стал.
  - Как раз наоборот, я думаю, мне известно в кого он превращается. В человека, лишённого эмоций, а может, он всегда таким был.
  - Не может этого быть! Он ведь вечно надо мной подшучивает, смеётся. Человек который ничего не чувствует на такое не способен.
  - Чтобы обладать чувством юмора, не нужны эмоции. Завтра, я хочу кое-что проверить. Лучше готовься, это будет нелегко. А теперь иди спать.- Наруто быстро ушёл к себе, так что Саске не застал его подслушивавшего их разговор.
  ***
  С утра Орочимару пришёл к нукенинам и попросил их взять с собой оружие и идти за ним. Он вывел их через чёрный ход к водопаду. Там, к их превеликому удивлению, расположился целый отряд из шиноби. У всех них на протекторах был символ деревни звука. Змеиный санин встал среди этих шиноби и начал излагать общую ситуацию.
  - Здесь находятся сто преданных мне солдат, которые будут сражаться с вами двумя на смерть. Ваша задача состоит в том, чтобы выжить и обезвредить всех своих противников.
  - Ты рехнулся? Мы с Наруто конечно стали чуть-чуть сильнее, но против сотни шиноби у нас нет ни шанса. У них всех свои техники и свой стиль боя! Так как же... - Наруто положил левую руку на плечё Саске, а правой достал одну из своих кос.
  - Давай же, Орочимару. Отдавай приказ, спускай на нас своих псов. Давай. Наконец-то, я смогу подраться в полную силу.
  - Наруто, остановись! Нас из-за тебя убьют!!! - Наруто был спокоен, но Саске захотел провалиться под землю, лишь бы не видеть во взгляде своего лучшего друга жажду убийства. Наруто достал второго близнеца и встал в боевую стойку.
  - Хватит ПМСить , Саске. Если ты боишься, можешь уходить отсюда. Я сам справлюсь, можешь на меня рассчитывать.
  - Ну уж нет! Я не позволю тебе умереть такой глупой смертью! Будем драться вместе. И, ты прав. Отдавай приказ, Орочимару. - Санин ухмыльнулся и махнул рукой. В ту же секунду, все ниндзя бросились в бой.
  ***
  Вся поляна была усеяна неподвижными шиноби, кунаями, сюрикенами и, конечно же, кровью. Наруто стоял и вытирал её с одной из кос, а Саске, будучи раненым в ногу, сидел на земле. Орочимару закончил осмотр побеждённых бойцов и попросил Наруто залечить раны Саске. Тот создал теневого клона и сказал ему выполнить просьбу санина, а сам продолжил чистить своё снаряжение.
  - И так, подведём итоги. Вы оба отлично справились, а особенно сильно меня порадовал Наруто. Саске, ты уложил 47 противников, использовал приёмы основанные на техниках молний и огня, и что особенно важно, ты никого не убил. Наверное, тебе пришлось сильно постараться, чтобы не нанести им смертельных ранений. Наруто... Ты убил всех оставшихся. - Саске вдруг почувствовал первобытный ужас, когда понял, что он сидит среди людских трупов. Он присмотрелся, и наконец, увидел, насколько ужасны последствия их боя. Всюду лежали отрубленные части тел: руки, ноги, целые половины, чьих-то тел. "И это сделал Наруто?" - Ты использовал расенган, который создал одной рукой. Большой успех! К тому же, в какой-то момент, ты даже пропустил чакру ветра через свои косы... в отличие от Саске.- Орочимару смерил взглядом брюнета, который уже собрался громко сматернуться.- Есть одна вещь, о которой я хотел бы тебя спросить, Наруто.
  - Какая, господин Орочимару?- Саске сморщился от такого почтительного обращения к столь отвратительной личности.
  - Почему ты не использовал теневых клонов? Мне казалось, это одна из твоих наиболее часто используемых техник.
  - Я хотел сделать всё сам.- Эти слова словно пронзили Учиху.- Хотел разрезать врагов своими руками, хотел ощутить кровь на своей коже, хотел услышать их крики своими ушами.- Узумаки был всё так же холоден в лице. Пошёл дождь, смывавший с земли людскую кровь. Волосы Наруто намокли и стали гладкими, как и причёска Саске. Орочимару улыбаясь, подошёл к джинчурики вплотную и наклонился так, что они стали почти одного роста.
  - Ты должен кое-что сделать прямо сейчас.
  - И что же?
  - Используй покров биджу.
  - Зачем? Я ведь могу ранить вас двоих.
  - Выполняй! - Наруто всё так же спокойно закрыл глаза и сосредоточился. Он собрался было войти в свой внутренний мир, но Орочимару ударил его в живот и Узумаки попросту не успел попросить у Кьюби немного чакры. Саске вскочил на ещё не окрепшие ноги - Орочимару, что ты делаешь!? Зачем ты его бьёшь, он ведь ещё даже твоё поручение не выполнил!
  - Затем, что я попросил Наруто использовать покров биджу, который основан на негативных эмоциях, а не просто просить у своего зверя чакры.- Он нанёс ещё три удара по грудной клетке джинчурики, который даже не пытался защищаться.
  - Ну что, Наруто? Ты зол? Ты хочешь причинить мне боль, хочешь уничтожить меня? - Ещё удар по почкам.
  -Нет, господин. - Саске шокировано смотрел за тем, как улыбающийся Орочимару избивал своего, не оборонявшегося ученика и, как на лице этого ученика не дрогнул ни один мускул, даже когда санин бил его по болевым точкам. Орочимару наконец перестал его бить и взглянул в всё те же холодные глаза. - Ты ничего не чувствуешь, верно?
  - Похоже, что да. - Нукенин сплюнул кровь. Орочимару, кажется, был сейчас настолько заинтересован поведением Наруто, что в воздухе буквально можно было почувствовать эту нездоровую одержимость. Резко Орочимару выхватил кунай и метнул его в растерявшегося Саске. Учиха зажмурился, а когда открыл глаза, он увидел перед собой Наруто, стоявшего буквально в сантиметре от него. Кунай вошёл в спину джинчурики по самую рукоять. Саске смотрел в его холодные глаза и сейчас, увидел в них что-то новое. Первое слово, которое пришло ему в голову - грусть. Эмоция. "Ему плевать на себя, но когда дело касается меня, он находит в себе чувства и жертвует собой? Ненавижу его! Что же он за человек такой! Проклятый психопат! Ненавижу, ненавижу этого психопата!!!" Саске не сдержался и со всей дури ударил по раздражавшему его лицу. Наруто упал на спину и кунай ещё сильнее вдавился в его тело, а Саске одновременно вдавил его коленями в землю и снова ударил его по лицу. Из носа Узумаки хлынула красная струйка, а Учиха продолжил его бить. Удары левой и правой, один за другим, а Наруто приоткрыв рот, смотрел на него снизу вверх .
  - Почему? Почему, Наруто!? Зачем ты бросаешься своей жизнью?!! Ты решил, что моя жизнь ценнее твоей!? Идиот!!! - Саске продолжил вбивать лицо джинчурики в землю, пока Орочимару не схватил его за руку. Джинчурики каким-то чудом ещё был в сознании и наблюдал за ними двумя, желая знать, что будет дальше.
  - Успокойся, Саске-кун. Ты не видишь сути. Наруто защитил тебя инстинктивно, потому, что ты важен ему. Ваша дружба, это та единственная часть его жизни, которая связана с эмоциями. Он всё-таки что-то чувствует. - Саске уже не мог сдерживать свои слёзы, хлынувшие из чёрных глаз. Он схватил Узумаки за грудки, вглядываясь в его каменное лицо. - Что же я сделал с тобой, Наруто? Зря я позволил тебе уйти со мной. Это из-за меня ты стал таким.
  - Ты ни в чём не виноват, Саске. Это всё я. Я всегда был таким. Улыбался, когда это нужно, грустил, когда это правильно.
  - Не ври мне! Я точно знаю, это я уничтожил тебя как личность...
  - Нет. Вот, смотри, я докажу тебе.- Наруто вдруг покраснел, и стыдливо опустив глаза вниз, произнес. - Сакура-чан... пойдёшь со мной на свидание? Какаши-сенсей, вы вечно опаздываете, датебаё! Не прощу! Я никогда не прощу тебя! Бабуля Цунаде, ну неужели вы не можете дать мне другое задание? Научи меня какой-нибудь крутой технике, Джирая.- Произнося каждую фразу, Наруто менял выражения лица, словно маски. Саске вдруг перестал чувствовать к нему ненависть, осталась одна лишь жалость.
  - Но с тобой... С тобой Саске... всё не так. Я чувствую, рядом с тобой. Мы связаны. И я не лгал, когда сказал, что наша дружба это всё для меня. А защитил я тебя, потому, что без тебя, в моём существовании не будет смысла. Я ведь всего лишь пустая оболочка, в моей смерти не будет ничего трагичного, в отличие от твоей. - Саске притянул Узумаки к себе и обнял его, тихо шепча бесконечные "прости". Орочимару поднял их обоих на ноги и занялся ранами Наруто. - Думаю, я смогу помочь тебе, Наруто-кун. С этого дня, вы оба ежедневно будете обучаться у меня. Впереди у нас два года, на то, чтобы сделать из вас сильнейших мира сего.
  Череда странных событий
  
  Наруто был раздет до пояса и отжимался. Мышцы на его спине были сравнимы, разве что со скалой, а золотисты волосы достают до самого пояса. За те полтора года в убежище, он здорово вымахал. Рост под два метра, на десять сантиметров выше Саске. Столько ниндзюцу изучено, столько врагов повержено. Наруто предавался этим воспоминаниям и тут же вспомнил, что Кабуто просил его зайти. Он быстро оделся и побежал в столь хорошо знакомое ему место. Эх, сколько же вскрытий ему довелось провести. Сколько ядов и противоядий было создано. А все те прелестные наркотики, которые он создал. Когда-нибудь, я их всё-таки попробую. Он вошёл в лабораторию и ощутил ставший привычным запах хлороформа. Там, его ждали Кабуто, Саске и Орочимару. - С чего вы все собрались здесь? - Кабуто поправил очки и слегка покраснел. - Наруто-кун... Сегодня особенный день для тебя. Я с гордостью хочу сказать, что с этого дня, я больше не являюсь для тебя наставником. Ты выучил все известные мне и почти все известные Орочимару-саме медицинские техники. Твои умения безупречны, и в честь этого, мы решили кое-что тебе подарить.- Саске загадочно улыбнулся.- На мой взгляд, это надо было сделать уже давно. Орочимару, наконец даст тебе проклятую печать. Ту самую, что я получил два года назад. Ты готов?
  - Ещё бы. Что же Вы так долго это откладывали, Орочимару-сенсей?
  - Я не был уверен, что ты выживешь, если я это сделаю. До сего дня. Ладно, начнём.- Орочимару подошёл к блондину и укусил его за шею. Было чертовски больно, от чего Наруто упал на колени и схватился за место укуса. Он вдруг дико засмеялся.- Надеюсь, я от тебя сифилис не подхвачу. Или ещё чего похуже.- Теперь уже Орочимару не смог сдерживать смех. Джинчурики упал на спину и весь изогнулся. Кабуто хотел поднять его на ноги, но блондин откинул его от себя, отшвырнув в стену.
  - Н-не подходи ко мне! Что-то не так. Я чувствую, как проклятая печать пытается вырваться из моего тела! Кха-кхах... как же больно... я теряю контроль над собой... - Глаза Удзумаки закатились, а руки трансформировались, стали серыми и покрылись острыми чешуйками.
  - Орочимару, это нормально?
  - Нет, слишком быстро трансформируется. Нужно срочно его остановить. - Санин попытался связать обезумевшего джинчурики с помощью змей, вылезших из его рук, но Наруто легко порвал их на части. Взмахом руки, он создал поток воздуха, прижавший Орочимару и Учиху к стене. Затем он подошёл к Кабуто и сдавил его за горло. Он вдруг начал говорить что-то на никому незнакомом языке. Зрачки Кабуто сузились и из глаз потекли чёрные слёзы, похожие на чернила. Они стекли по щекам, и когда с каждой щеки на пол упала маленькая чёрная капелька, полосы от этих слёз превратились в буквы. Наруто на секунду замолчал а затем сказал - Теперь ты свободен от гнёта Сасори. Он опустил потерявшего сознание Кабуто на землю, и в то же мгновение его глаза и руки пришли в норму. У Удзумаки начался приступ рвоты, во врёмя которого на пол из его рта упал комок красной, пульсировавшей плоти. Саске сам едва не проблевался от этого зрелища.
  - Что это чёрт возьми такое?
  - Похоже, это и есть проклятая печать, только она каким-то образом обрела физическое очертание. Понятия не имею, из-за чего всё это произошло.
  - Ладно, допустим. Но что за фигня произошла с Кабуто? Было похоже на какой-то сеанс экзорцизма. - Наруто наконец полностью пришёл в себя и отдышался. - Я снял с него печать, которую поставил человек по имени Сасори. Когда я был под властью проклятой метки, я каким-то образом увидел это в нём. Не знаю, как я это сделал, но сразу после этого, печать вышла из моего организма. Она словно не совместима с моим телом.
  - Сасори говоришь? Мне знакома эта его техника. Если ты прав, то Кабуто мог в любой момент оказаться под его контролем. То, что ты сделал просто поразительно.
  -У меня сейчас такое чувство, словно кто-то меня наизнанку трижды вывернул. Не так я себе представлял день, когда ты дашь мне проклятую печать. Придётся немало дури скурить, чтобы забыть об этом кошмаре. - Наруто опёрся о каменную стену и, тяжело передвигая ноги, но Саске быстро к нему подскочил и положил свободную руку джинчурики себе на плечо.
  - Разбежался блин! Ты ведь на ногах едва стоишь, а я самоедство терпеть не могу.
  - Не нужно. Я и сам спокойно дойду.
  - Заткнись и топай! Балбес ты жалкий !- Саске кое-как дотащил друга до его комнаты, снял с него всё лишнее снаряжение и уложил его на кровать.
  - Хух, ну ты и тяжёлый боров. Впрочем, и я не лучше. Пора бы уже Орочимару выделить нам комнаты побольше. Где ты держишь снотворное?
  - В верхнем ящике стола. Маленькие зелёные таблетки в стеклянной баночке. - Саске порылся в ящике и достал оттуда необходимые медикаменты. Он протянул Удзумаки две таблетки, а затем принёс ему бутылку с водой.- Вот, запей и ложись спать.
  - Я тут подумал: наверное, Орочимару сейчас не до этого. Ты ведь тоже заметил, что его состояние ухудшилось. Скоро ему понадобится новое тело. Ты уверен, что хочешь этого?
  - Если только так я смогу убить брата, то да. Я живу только ради этого.
  - Ясно. Знаешь, мне кажется, я буду скучать по тебе, Саске.
  - Эй, ты молодец, слышишь? За эти полтора года ты стал гораздо лучше разбираться в человеческих чувствах. Нам ведь удалось сохранить нашу дружбу и даже укрепить её. Теперь мы напарники. Вместе, мы непобедимы.- Удзумаки зевнул. Снотворное начало действовать.- Спасибо, Саске... ты всегда мне помогаешь... В отличии от меня, ты - добрый. - С этими словами, джинчурики отключился.
  Наруто снится сон, что довольно странно, ведь он под снотворным. Сон вышел действительно странным. Во сне, он видел голову деревянной собаки, а, нет, не собаки, а собак. Много. Они напоминали тотемы, только довольно необычные по своей структуре. Их шеи тянулись на несколько метров, а начинались они из руки незнакомого Наруто человека. На нём был жилет чунина и протектор Конохи. "Кто ты такой?" - единственная мысль, пришедшая в голову Удзумаки. Сон плавно перешёл к другому животному, к какой-то птице, только чёрно-белой. Она выглядела нарисованной, но на ней сидел юноша, чем-то похожий на Саске. Одет он был довольно странно. Жилетка едва прикрывала его грудь, а бледный живот полностью открыт. В его руках была кисточка и свиток. Последняя часть сна заключалась в девушке с розовыми волосами. На ней чёрные перчатки, красный топик и тёмные шорты. Она бежит куда-то, а её правая кисть покрыта голубой чакрой. Кого-то она мне напоминает. Вдруг, Наруто проснулся от звука громкого взрыва. С потолка посыпалась пыль, стены затряслись. Удзумаки встал на ноги. В голове ещё слегка шумело, но ничего, скоро действие таблеток пройдёт. Схватив близнецов, он на ходу одел их и побежал к Саске. Тот на ходу одевался. - Что случилось, Саске? На нас напали?
  - Не знаю. Да ещё и Орочимару и Кабуто ушли куда-то больше восьми часов назад.
  - Подожди, а сколько я спал?
  - Два дня. Я наверное переборщил со снотворным, да? - Они оба пошли по коридору, в поисках места, где произошёл взрыв.
  - Нет. Дело в другом. Сейчас не до этого. Судя по всему, взрыв был прямо над нами.
  - Выйдя через главный или чёрный ход, мы только время потеряем!
  - Ну, умный в гору не пойдёт, умный гору обойдёт. А тот, кто умён и силён и вовсе её насквозь пройдёт. - Наруто создал в своей руке обычный расенган и начал его увеличивать.
  - Ты же не собираешься...
  - Собираюсь, уж поверь мне. А теперь отойди-ка, Саске. - сфера в руке джинчурики достигла размера схожего с ростом человека, и в то же мгновение блондин оттолкнулся от пола, выставив руку с расенганом по направлению к потолку.
  
  Комья земли взлетели в воздух, а в том месте, с которым соприкоснулся расенган, появилась огромная воронка, из которой выпрыгнули две фигуры. Какаши подал сигнал, и команда Љ7 собралась вместе, готовясь к битве. В воздух поднялась пыль, а когда она рассеялась, шиноби Конохи глазам своим не поверили. Перед ними стояли два человека, которые почти два года как мертвы. Конечно, они здорово изменились, но это были всё те же Наруто и Саске. Какаши и Сакура вошли в ступор, а двое других шиноби толком не знали как себя вести. Наруто достал обе свои косы, Саске положил руку на кусанаги. Блондин начал говорить первым.- Вы кто мать вашу такие и что вам здесь нужно? Какаши, это ты что ли? Ну точно, Какаши! Кто бы мог подумать, что мы вновь с ним увидимся, а Саске?- Тот ухмыляясь кивнул. Сакура упала на колени и что-то забормотала. По её щекам в три ручья текли слёзы. Какаши ещё удавалось держать себя в руках. - Наруто?.. Саске? Но ведь вы же погибли ещё тогда, в долине завершения! Как вы можете быть живы!?
  - А разве так сложно догадаться? Мы с Саске инсценировали нашу смерть, и ушли из деревни, оставив её позади.
  - То есть всё это было...
  - Шуткой? Ложью? Да. Именно так.
  - А вот меня интересует, одно: если все думали, что мы оба мертвы, зачем вы сюда пришли?
  - Чтобы найти и захватить Орочимару. Наш разведывательный отряд не покладая рук трудился, чтобы узнать о его местонахождении. - Паренёк, похожий на Саске достал свиток и кисточку, за пару секунд нарисовал что-то и сложил печати. Из свитка вырвалась нарисованная птица, и художник запрыгнул на её спину. - Данзо-сама был уверен, что вы оба живы. Согласно его инструкциям, в случае если я обнаружу вас, я должен убить Учиху Саске и захватить Удзумаки Наруто. Я всего лишь выполняю его волю. - Нарисованная птица рванулась в сторону Саске, и он, вместе со своим нежданным противником отдалился от основной группы. Какаши крикнул ему вслед - Сай, подожди! Ты что, знал, что они живы? Сай! Проклятый прихвостень Данзо! - Какаши рванулся вслед за Саем, но Наруто за долю секунды оказался перед своим старым учителем и ударил его тыльной стороной своей косы, откинув его назад на пятнадцать метров. Человек с коричневыми волосами подхватил растерявшегося Какаши. - Какаши-семпай, соберитесь пожалуйста. Я не знаю, кто этот блондин и откуда вы его знаете, но он явно очень силён. Я не справлюсь с ним один.
  - Я знаю, Тензо! Всё пошло не так, как должно было. Мы должны остановить Сая, пока он не наделал глупостей. - Наруто встряхнул цепь своего оружия, от чего чунин и джонин поневоле обратили на него внимание . - Не хочу вас прерывать, но думаю, мне стоит рассказать вам кое-что. Тот паренёк, что сражается с Саске - у него нет ни шанса. Хотя, не волнуйтесь, он обязательно выживет. Саске всегда был слишком добрым. Это его единственная слабость. Так что, можете не переживать за жизнь этого неудачника. Лучше, беспокойтесь за свои жизни, ведь, в отличии от Саске, я не щажу никого. Никогда. - Джинчурики улыбнулся так, что его лицо стало похоже на звериную морду. Глаза налились кровью, некоторые зубы превратились в клыки. Он хищно облизнулся, и ринулся в бой.
  Голая правда
  
  Какаши отбил первый удар косы своим кунаем. Наруто использовал всего одну косу, но даже при этом джонину было очень тяжело обороняться. Джинчурики дёрнул за чёрную цепь, и она, изогнувшись, со звоном врезалась в грудь Какаши. Тот вскрикнул от боли и из последних сил защитился от очередного вертикального удара легендарного оружия. Кунай и коса соприкасались друг с другом, так, что Какаши и Наруто оказались вплотную друг к другу. Наруто даже не напрягался, в то время как рука сына Белого Клыка Конохи сильно дрожала. Наруто заговорил с ним, но голос получился неестественно охрипшим и басистым, не свойственным шестнадцатилетнему подростку. - Что такое, Какаши? Почему ты не используешь свой шаринган? Давай же, хватит позориться.
  - Я не стану сражаться с тобой в полную силу, Наруто. Что бы там ни было, ты мой ученик и я несу за тебя ответственность
  -Несёшь ответственность? Ладно, тогда скажи, та плоскогрудая девчонка, что плачет за твоей спиной, это ведь Сакура? Тогда неси и за неё ответственность. - Нукенин достал вторую косу и швырнул её вперёд, управляя ей с помощью цепи, он направил её в сторону не двигавшейся Cакуры. Какаши хотел защитить девушку, но он был слишком далеко от неё. Да и Наруто бы всё равно ему этого не позволил. Но, почему-то, вместо звука разрезавшейся плоти, Узумаки услышал лишь треск ломающегося дерева. Харуно осталась жива лишь благодаря тому, что Тензо защитил её своим мокутоном. Из его руки вырвались десятки голов деревянных собак, которые затормозили атаку Наруто и спасли девушке жизнь. Вдруг, блондина словно пронзило "Всё в точности как в моём сне. Что это? Дежавю? Не понимаю". Использовав дымовую завесу, Какаши освободился от Наруто и приблизился к сходившей с ума Харуно. - Тензо, используй древесного клона и уведи отсюда Сакуру. Ей не стоит это видеть. - Из тела обладателя мокутуна начали расти толстые ветки, которые соединялись и обретали человеческий облик. Через минуту они превратились в точную копию Тензо, которая подхватила Харуно на руки и быстро скрылась. Какаши закрыл глаза и поднял повязку со своего шарингана.
  - Как я уже сказал, я несу за тебя ответственность, Наруто. В тебе не осталось добра, твоя жизнь преисполнена болью, и как твой учитель, я обязан избавить тебя от этого жалкого существования. Приготовься к смерти. - Он открыл оба глаза и Наруто увидел, что шаринган Какаши изменился с их последней встречи. "О, мангёкё шаринган. Это будет весело"
  ***
  Саске стоял над поверженным Саем. Тот лежал в луже своей крови и чернил, оставшихся от птицы. Сай смотрел Саске в глаза, и тот вдруг понял, что взгляд его врага один в один похож на взгляд Наруто. Он пустой. - Ты тоже ничего не чувствуешь, верно.- Сай сплюнул кровь. - Конечно... Эмоции отвлекают... Тот кто не испытывает чувств, свободен от проблем этого мира... и... всегда делает то, что должно... - Сай потерял сознание, а Саске убрал катану обратно в ножны и направился на поле боя. "Хотел бы и я ничего не чувствовать. Жизнь стала бы намного легче."
  ***
  Тензо поставил ладонь на землю и из неё стали расти деревянные столбы, которые всячески атаковали Наруто и не давали ему сосредоточиться на бое с Какаши. Они оба двигались с невероятной скоростью, от чего для Тензо два сражавшихся перед ним человека сейчас были похожи на цветные пятна. Какаши создал в каждой своей руке по райкири и защищался от ударов Наруто голыми руками.
  -Не советую тебе этого делать, Какаши. Не ты ли говорил мне, что шиноби должен думать на десять шагов вперёд?- Узумаки говорил, не прекращая боя, делая многие движения чисто машинальными.
  - О чём ты? От твоих кос тяжело защищаться мелким оружием вроде куная. Поэтому, я превратил свои руки в оружие.
  - Но ты не подумал о том, что я могу обладать чакрой ветра. - Какаши понял в чём дело и случайно замер на мгновение. Кроваво красные косы покрылись светло-зелёной чакрой и лезвие стало ещё от этого длиннее. Наруто замахнулся и только этим создал чудовищный порыв воздуха. - Тебе пиздец, КАКАШИ!!!- Удар получился настолько мощным, что даже та защита, которую создал Тензо, из своих деревянных столбов была сметена словно, её и не было. Какаши исчез в этом порыве сжатого воздуха и зелёной чакры. "Первый пошёл". Джинчурики воспользовался тем, что Тензо не смог удержаться на ногах и был оттеснён к крупному дубу. Наруто оказался прямо перед обладателем мокутона и ударил его кулаком по лицу, так что изо рта последнего вылетел сгусток крови и что-то ещё. Зуб. Наруто замахнулся для финального удара и в этот момент, время словно замедлилось. Наруто видел, как под кожей чунина что-то зашевелилось, а затем из его левой руки вырвалось "дерево", которое скорей уж походило на какое-то щупальце. Оно потянулось к джинчурики и так уж вышло, что его кулак врезался прямо в это уродство. Тензо заорал от боли и забился в судорогах. Наруто хотел было спросить, что за херня, как вдруг и его тело пронзила чудовищная, всепоглощающая боль. Щупальце залезало под кожу джинчурики, постепенно скрываясь там. Когда оно до конца забралось в тело, Узумаки продолжил стоять неподвижно, отходя от приступа боли. Тензо вроде не так сильно досталось, он быстро встал на ноги и вытер с подбородка набежавшие слюни. Из под земли вдруг выскочил весь израненный Какаши и заорал. - Давай, Тензо!
  ***
  Наруто лежал в каком-то прекрасном месте. Он смотрел на золотистые лучи солнца, проникавшие сквозь густую листву. Красота... Так тепло. Хочется спать. Джинчурики протяжно зевнул и закрыл глаза. Вдруг приятную тишину разрезал голос девятихвостого.
  - Тут и впрямь красиво, но ты должен прийти в себя, Наруто. - Джинчурики медленно встал и огляделся вокруг. Он был в прекрасном лесу, в котором всё было наполнено жизнью. Деревья, поющие птицы, мелкие животные. Прямо идиллия, вот только была одна незначительная деталь, которая портила всю картину. Посреди этого леса сидел Кьюби, положивший голову на скрещенные передние лапы. Он чему-то улыбался. Если бы Наруто что-то чувствовал, он бы наверняка дико удивился, или же закричал, но он просто ещё раз зевнул.- Привет Кьюби. Где это мы?
  - Не узнаёшь? Это твоё подсознание. Ты частенько здесь бывал, правда раньше здесь была моя клетка, а окружение было более мрачным.
  - А чё так? У меня в голове что, евроремонт провели?
  - Я бы объяснил, да нет времени. Ты должен вернуться в реальный мир пока ещё не поздно.
  - Не-а. Мне и здесь хорошо. Дай хоть виды заценю.
  - Ты что, не слушаешь, что я тебе говорю? Если ты сейчас же не очнёшься, Какаши убьёт тебя. Он спрятался под землёй и выжил, а сейчас собирается использовать на тебе очень мощную технику. Поторопись!
  - Да не кипятись ты, Курама.- Демон лис удивлённо раскрыл пасть. - Как ты меня назвал?
  - Я назвал тебя Курамой. Разве, тебя не так зовут?
  - Меня-то как раз так и зовут, но откуда ты узнал моё имя?
  - Я... не знаю. Ладно я погнал. Объяснишь мне всё сразу, как я закончу с этими чудиками, ладно?- Наруто вышел из своего внутреннего мира, оставив биджу в раздумьях о далёком прошлом.
  ***
  Какаши напряг все оставшиеся силы и смог создать своего рода чёрную дыру в том месте, где находилось сердце Узумаки. Она расширялась и начинала затягивать блондина внутрь себя. Наруто очнулся в тот же момент, когда эта техника заставила трещать его рёбра.- Да вашу ж мать! Вам не кажется, что это уже слишком большое количество боли для одного дня?- Наруто хотел как-то уклониться, но увидел, что его ноги увязли в размягчившейся земле до самых колен. "Дотон? Чёрт, мне не выбраться. Эх, придётся снова использовать ту технику". Она разрослась, пространство вокруг неё начало искривляться. Воздух пронзил звук рвущейся плоти джинчурики и пространственно-временная техника поглотила левую руку и большую часть тела джинчурики, оставив огромную дыру. Ещё секунду Наруто стоял неподвижно, затем упал на колени, и растянулся на земле. Какаши и Тензо очень тяжело дышали. Их силы почти полностью иссякли. Тензо позволил своему семпаю опереться о его плечо и они, повернувшись спиной к изуродованным останкам нукенина, пошли к тому месту, где должна сейчас быть Сакура. Они прошли метров пятьдесят, прежде чем обладатель мокутуна осмелился что-то сказать.- Семпай, вы поступили правильно. Он стал настоящим чудовищем
  - Я знаю. И всё же, от этого, мне ничуть не легче.
  - Эй, Наруто! Долго ты ещё будешь прохлаждаться? - Шиноби Конохи оглянулись и увидели Саске, стоявшего возле тела блондина. Он говорил с ним, так, словно он ещё жив.- Наруто блядь! - Учиха пнул джинчурики, и Какаши даже показалось, что после этого, его останки вроде как начали шевелиться.- Что, больно да? Нефиг было расслабляться и допускать такое. Давай вставай. Я нашел наших пропавших знакомых, и теперь мы только тебя и дожидаемся.
  - Да как ты можешь? Наруто мёртв, имей хоть каплю достоинства!- Резко изо рта "мёртвого" джинчурики высунулась чья-то скользкая, мертвецки бледная рука, а за ней, последовала и вторая. Они начали медленно растягивать его, и вскоре из этого рта одним рывком вылез Узумаки Наруто, собственной персоной, без единой царапины. Он был весь покрыт этой странной слизью и к тому же был абсолютно голым. Получилось так, что выскользнув изо рта своих останков, он проехал по земле ещё пару метров.
  - Я родился!- Саске со всей силы пнул голого шутника по голове, но тот не обратил на это никакого внимания. - Шучу-шучу. Ну что Какаши, как видишь, я уже и не мёртв. Так ты думал убить меня этим? Да, честно скажу, ты так заинтересовал меня своей новой техникой, что я даже позволил тебе осуществить задуманное, лишь бы взглянуть на то, как она работает. Правда, мне пришлось опять "сбросить кожу", но ничего, оно того стоило. - Какаши стало так мерзко смотреть на своего бывшего ученика, что он даже проблевался. Всё бы ничего, да только джонин скрытого листа как всегда был в маске, от чего всё содержимое его желудка сначала прошло сквозь неё, а уже потом коснулось земли.
  - Вот ведь неприятность. Ты уж прости, Какаши.
  - Господи, ты с ним меньше часа провёл, а уже довёл бывалого шиноби до рвоты. И всё-таки ты отвратителен. Хочешь их добить, прежде чем мы уйдем отсюда?
  - Ты ведь знаешь, что при всём своём желании, ближайшие пару дней я не смогу с кем-то биться. Так что, уходим отсюда. - Наруто снял со своей прежней оболочки близнецов. - Кстати, а как мы уйдём-то?
  - Ну, мы ведь умные и сильные.- Саске пару раз топнул ногой и земля под их ногами задрожала.
  - Надеюсь это не то, о чём я думаю?
  - Именно то, дружище!- Из под земли, прямо в том месте где стояли нукенины вырвалась огромная змея и сделала это так, что Учиха и Узумаки оказались прямо в её пасти. Прежде, чем она захлопнулась, Наруто изо всех сил заорал.- Только НЕ ЭТО!!! - Пасть змеи захлопнулась, и она вновь уползла под землю, оставив двух уже совсем ничего не понимавших шиноби Конохи собирать свои вынесенные мозги по кусочкам.
  Эмпат?
  
  Змея несла в себе нукенинов больше часа, пока наконец не выплюнула их на открытом лесном участке. Они поднялись на ноги и Наруто смог детально её рассмотреть. Она имеет фиолетовую окраску с черными узорами в виде колец, располагающимися на теле и четыре рога на голове.- Манда? Как ты его уговорил на сотрудничество?
  - А я и не уговаривал. Использовал на нём шаринган, вот он и выполняет все мои приказы. Ладно, пусть ползёт в свою нору. - Змеиный босс исчез в дыму, а Наруто протянул Саске свою склизкую руку. - Дай пять, Саске.
  - С чего это вдруг?
  - Ну как же? Мы ведь с тобой прямо в Манде сегодня побывали. Сразу оба, а я ещё и голый. Если уж это не повод для радости, то я вообще ничего не смыслю в чувствах.
  - Завязывай со своими шутками и прикройся. - Учиха швырнул блондину в несколько раз сложенный плащ, который он хранил в нагрудном кармане. Господи, от нас несет, как от... даже не хочу это вслух произносить. Скорей идём к Орочимару.
  - А где мы вообще?
  - Где-то на границе Страны Огня. Очередное убежище, только ещё больше. А вход вон там.- Брюнет указал взглядом на большой каменный колодец, на котором висела табличка "опечатан". - Я уже привык к старому жилищу.
  -Я тоже, но что поделаешь. Правда, Орочимару сказал мне, что это место особенное. - Ниндзя отступники подошли к колодцу и без раздумий прыгнули в него. 2,5 секунды, полёт не долгий. Под землёй оказалась целая система катакомб, которые тянулись на многие мили. Саске знал дорогу, а Наруто просто следовал за ним. - А когда ты успел встретиться с Орочимару? Ты ведь говорил, что он ушёл с Кабуто в неизвестном направлении.
  - Ну, я не встретился с ним лично. Он прислал ко мне змею посыльного, которая доставила его сообщение. В нём были указаны координаты этого убежища и описание того, как пройти сквозь катакомбы. А ещё, там было написано, что уходил он на особенную миссию, как-то связанную с акацуки и однохвостым джинчурики.
  - Гаара? Интересно, что за миссия такая, которая связана с Казекаге деревни песка?
  - Вот у него и спросишь. Мы на месте. - Они оказались перед большими деревянным воротам с железными ржавыми ручками. Открыв их, они вошли внутрь помещения с очень высокими потолками и широкими коридорами. Конечно, в этом месте было немало вещей, делавших его похожим на прежнеё убежище, но если говорить о размерах, то разница была колоссальной.- Ты чувствуешь это? - Джинчурики вдохнул полной грудью. - Воздух влажный. Рядом должен быть подземный источник воды.- Саске вскоре привёл Узумаки к двери, за которой находился змеиный санин и его ближайший подопечный. Орочимару лежал на огромной постели, по пояс, накрытый объёмным одеялом. Он постоянно кашлял и сплёвывал кровь, а Кабуто подавал ему салфетки и обезболивающие. Кабуто не обернулся к пришедшим посетителям, но всё же, начал разговор. - Орочимару-сама был очень обеспокоен, после того, как ты избавил меня от дзюцу Сасори. Господин решил вмешаться в дела акацуки. Он нашёл убежище, в котором они удерживали Казекаге. Состоялся бой, в результате которого Сасори погиб, а Казекаге спасён. К несчастью, запечатывание однохвостого не удалось остановить.
  - Гаара что, был в плену у акацуки? И вы его спасли, однако Шукаку всё же запечатан?
  - Да, но Орочимару-сама быстро слабеет. Битва с Сасори отняла у него много сил.- Саске недоверчиво покосился на санина.- И как же ты управился так быстро? Ты чего-то не договариваешь, не так ли?
  - Саске-кун, надеюсь, ты понимаешь, что перед тобой сейчас сильнейший из легендарной троицы? Прояви хоть каплю уважения.
  - Ладно, мне всё равно. Как бы то ни было, Наруто сегодня сбросил кожу, ему нужно время и лекарства, чтобы восстановить силы, так что займись им. В конце концов, это всё, на что ты годишься. И ради всех биджу вместе взятых, покажи нам, где в этой норе можно смыть с себя содержимое желудка змеи.- Атмосфера становилась слишком напряжённой, но Кабуто таки нашёл в себе силу воли, и просто встал и попросил нукенинов следовать за ним. Саске пошёл вместе с Кабуто, а джинчурики остался со своим учителем. Оромимару-сенсей, Я должен рассказать вам о том, что произошло во время боя с Какаши.
  ***
  Даже при всех тех мучениях, что испытывал змеиный санин при каждом телодвижении, он никак не мог прекратить смеяться как сумасшедший. Его смех был похож на звук бьющегося стекла, сопровождаемы характерным бульканьем и кашлем. Удзумаки стоял в сторонке до тех пор, пока Орочимару не начал понемногу успокаиваться.
  - Теперь всё ясно! Какая удача. Никогда не думал, что на свете ещё остались такие люди как ты. Не удивительно, что проклятая печать не прижилась!
  - Не желаешь посвятить меня в свои мысли?
  - Ты - эмпат*, Наруто. Причём первый эмпат за последние 120 лет.
  - Эмпат? Звучит как оскорбление.
  - Это своего рода кеккей генкай, но он не похож на все остальные. Он не передаётся по наследству, хотя, чтобы стать его обладателем нужно в какой-то степени быть связанным с одним человеком, первым эмпатом в мире - Рикудо Санином.
  - Погоди, то есть я потомок мудреца шести путей? Бред. Этого просто не может быть. Он ведь жил больше десяти тысяч лет назад, и чтобы я оказался его наследником, должно произойти чудо.
  - Раньше и я не верил в истории об этом даре, но теперь всё сходится. Ты член клана Удзумаки, что делает тебя родственником Сенджу. Так почему бы не предположить, что через Сенджу ты оказался, связан и с мудрецом. Наверняка проклятая печать активировала в тебе скрытые силы, ведь она напрямую с ним связана. К тому же полоски на твоих щеках это не просто какой-то дефект кожи. Во многих трактатах говорится, что Рикудо санин обладал схожим узором. - Наруто сделал максимально скептическое выражение лица и стал сверлить Орочимару взглядом.
  - Вижу ты мне не веришь. Ну ничего, я тебе покажу кое-что, и ты сразу всё поймёшь.
  
  Орочимару шёл очень медленно, каждый шаг давался ему с трудом. Он повёл джинчурики в подвал. Казалось, что ступени, ведущие глубже под землю никогда не закончатся, и чем дальше они заходили тем прохладнее становился воздух. Пока джинчурики и санин шли по лестнице, их путь освещался редкими факелами, висевшими на стенах, но когда она кончилась, они попали в подземную пещеру без единого источника света. За то время, что Наруто провёл с Орочимару, его зрение обострилось, тьма стала привычной средой обитания. Он видел, как с потолка стекали струйки воды, ударяясь о неровный пол и звук, получавшийся при этом, эхом разносился по пещере. - Вам бы здоровье поберечь, сенсей. Я ведь уже сказал, что чтобы Вы не хотели мне показать, это может подождать и более подходящего момента. - Орочимару его совсем не слушал, продолжая идти вперёд, словно мотылек привлечённый светом.- Его называют мудрецом шести путей, потому, что достигнув совершенства в шести составляющих искусства шиноби, он отбросил человеческую сущность, пробудил подлинный ринеган и стал богом. Первый и сильнейший шиноби этого мира. По крайней мере, так гласит история. Но из-за этого возникает вопрос, почему до сих пор, ни один человек не смог достигнуть хотя бы отдалённо схожих высот? Истина в том, что человек физически и психически не способен сочитать в себе больше трёх путей одновременно. Но Рикудо Санин не человек, он эмпат, а это всё меняет.
  - Простите, но позвольте заметить, что Вы так много говорите об эмпатии, однако до сих пор толком не объяснили, что она из себя представляет.
  - Эмпатия это шанс. Шанс достичь предела совершенства. С момента, как эмпат активируется, его тело, душа и разум меняется, становятся сильнее. Его начинает тянуть к силам, связанным с шестью путями и некоторым отдельным способностям.
  - И всё равно я не понимаю, в чём заключается сила эмпата. Это слишком сложно для меня.
  - Вот тебе пример твоих новых сил: во время близкого контакта с человеком, владевшим древесной стихией, ты вобрал в себя его силы и теперь, ты можешь использовать и усиливать их. А ещё, в своих снах ты видишь будущее, а со временем пробудится и генетическая память.
  - То есть мокутон это один из шести путей, и теперь я могу им управлять?
  - Нет, это не совсем так. Впрочем, ты и сам сейчас всё поймёшь. - Они подошли к небольшому озеру, вода в которое поступала через сливавшиеся воедино ручьи.
  - Встань на воду и сконцентрируй чакру. - Наруто послушно пошёл вперёд и когда он оказался на середине озера, начал концентрировать чакру. Вода вдруг забурлила, со дна озера на поверхность стали подниматься сотни пузырьков воздуха, а мгновение спустя, вода менять оттенок. Она становилась ярко-голубой и от этого казалась мутной. И говоря ярко, имеется в виду, что она светилась. Её голубоватый свет рассеял тьму, словно кто-то включил ультрафиолетовую лампочку. Из воды показались три массивных объекта: Две ладони, поставленные вплотную друг к другу и огромная голова, созданные из неизвестного джинчурики материала. Ладони были размером больше человека и обладали узором в виде спирали. Голова же представляла из себя портрет какого-то божества. Она обладала приглаженными назад волосами, сделанными из толстой проволоки, круглым контуром лица и вполне обычным носом. Узор его глаз был похож на рябь на воде, на щеках находились три полосы, такие же как у Наруто, и всю эту картину дополняли два маленьких рога, торчащих изо лба статуи. Удзумаки не мог отвести взгляда от этого чуда, а Орочимару начал рассказывать о том, как он обнаружил это место.- Во время третьей мировой войны, над этим самым местом сразились два крупных отряда. Должно быть, чья-то взрывная печать взорвалась, или же кто-то наступил на мину. Я точно не знаю. Так вот, после этого боя обнаружилась дыра в земле, которая вела в сеть подземных катакомб. Меня заинтересовало это место, и когда я ушёл из деревни листа, оно стало моим первым убежищем. Постепенно расширяя его, я обнаружил и эту пещеру. Статуя, которую ты видишь, это самый детальный портрет Рикудо санина из всех, что только можно найти, хотя наверняка и он далёк от действительности. Это ведь свойственно людям, всё преувеличивать. Не мог бы ты взглянуть на ту часть, что скрывается под водой?- Наруто нырнул и увидел туловище статуи. Оно было покрыто необычными татуировками, словами на мёртвом языке. Правда была и одна знакомая Наруто деталь, которую он довольно часто её видел.На плечах и груди Рикудо находились отметины, точно такие же, как те, что он видел в шарингане Саске. Всего их было шесть. "Совпадение?". Удзумаки вынырнул на поверхность. - Что это такое?
  - Пророчество, а может инструкция, или же личное послание? Фамильный рецепт яблочного пирога, или автобиография? Я не знаю. Только эмпат может понять смысл этого.
  - Тогда я не эмпат. Мне неизвестен этот язык, и я ни слова не понимаю. - Орочимару вновь захохотал своим безумным смехом. - А ты и не должен это читать. Просто ложись на ладони Рикудо санина и открой свой разум.
  
  
  *- Эмпатия это неестественно сильно развитое умение понимать и имитировать чужой психологический портрет, подражать кому-то. Я придал этому слову немного другой смысл, но оно всё же подходит для этого фанфика.
  6 путей рикудо
  
  Наруто погрузился в сон. Это было довольно необычно, учитывая, что он заснул в ту же секунду, как лёг на большие ладони и закрыл глаза. Джинчурики снилось новое видение будущего, в котором он видел целую армию шиноби, в которой, судя по форме, состояли солдаты из всех пяти главных скрытых деревень. Пусть они носили разную одежду, у каждого на бандане было выбито слово "шиноби", что делало их товарищами. Резко вся та стотысячная армия бросилась на неведомого врага. Наруто увидел, как облака над головой становятся багровыми, закрывая яркое солнце. Вдруг откуда-то издалека, в войско полетела чёрная сфера, по размеру сравнимая с биджу. Когда она коснулась земли, её чёрная оболочка покрылась трещинами, через которые прорезался ослепляюще яркий свет, а затем, когда оболочка полностью исчезла, произошёл чудовищный взрыв, во время которого вся армия шиноби и многие километры вокруг исчезли в этом свете. В воздух поднялось тёмное облако пыли и обжигающего пепла, в котором зашевелилось что-то. В дыму стало видно очертание существа, больше которого Наруто ещё не видел в своей жизни. Оно было больше чем Манда, Гамабунта, Кацуя... Да что там, оно было даже больше, чем все хвостатые звери вместе взятые. За его спиной хаотично двигались десять хвостов, а подобие лба разрезала изогнутая горизонтальная полоса, которая раскрылась и оказалась глазом с узором в виде ряби на воде. " Эта тварь владеет ринеганом?". Десятихвостый устремил свой взгляд в небо, из его глаза вырвался луч энергии, который рассеял тучи и устремился в Луну. Когда он коснулся её, спутник Земли преобразился, на нём появились четыре точки, а привычный бледный свет сменился на красный. Луна словно превратилась в шаринган. Стоило Наруто взглянуть на этот шаринган, и его тело пронзила чудовищная боль, а голова словно собралась взорваться. Блондин пытался закричать, но не услышал собственного голоса, только рёв зверя. Он изо всех сил зажмурился и зажал уши, и боль ушла. Он снова открыл глаза, но на месте десятихвостого, он увидел человека, лицо которого было скрыто от глаз с помощью какого-то дзюцу, искажавшего контуры его. Это человек заговорил с блондином. - Ты должен не допустить, чтобы это произошло.
  - Но как? И что это вообще такое?
  - Пройди шесть путей, и истина откроется тебе.
  - Но я понятия не имею, как их проходить, и что они вообще из себя представляют!- Незнакомец тяжко вздохнул, сложил пару печатей и на груди и плечах Наруто появились шесть отметин, таких же, как те, что были у статуи, а помимо них, появился ровный круг на середине груди, чуть ниже остальных отметин.Человек начал давать каждой отдельной точке название, после чего они подсвечивались.
  - Это печать шести путей. С её помощью, ты сможешь отслеживать открытие новых путей. Когда откроешь все шесть, печать должна будет выглядеть так же, как сейчас. Сила младшего брата открывает "путь жизни", а сила старшего - "путь смерти". Прими плоть их отца, и ты узришь "путь демонов". Стань един с биджу, и откроется "путь единства". Получи божественный дар, и откроется "путь праведника". Последний путь, "путь просветления" открывается лишь тому, кто познал все предыдущие пути и готов принять свою судьбу, такой, какая она есть. - У Наруто глаза округлились, а рот стал похож на прямоугольник, когда незнакомец замолчал.- Погоди, а что насчёт круга который на груди?
  - Его появление будет означать, что ты готов сразится с Джуби, он появится после активации предыдущих путей, если ты станешь достаточно силён. Ты эмпат, тебе суждено всё изменить, и потому, просто полагайся на свои инстинкты. Если сделаешь всё правильно, станешь богом и спасешь человечество, а если провалишься... то людей ждёт судьба, в разы хуже смерти. А теперь, тебе пора проснуться. - Он щёлкнул пальцами и Наруто сразу исчез из мира грёз. - И передавай Кураме привет.
  ***
  Наруто только что рассказал Орочимару о своём сне, и теперь тот задумчиво потирал подбородок. Он подошёл ко всё ещё сидевшему на каменной ладони блондину и снял с него ту единственную часть одежды, что прикрывала нагое тело.
  - И почему у меня такое чувство, словно я всегда знал, что этим всё закончится?- Орочимару начал осматривать тело джинчурики на предмет изменений.
  - Замолчи.
  - Нет, серьёзно! Ты, я, холодная пещера и обнажёнка. Всё как по учебнику.
  - Я сказал, замолчи! С тобой только что говорил сам мудрец, а ты ведёшь себя как ребёнок.
  - Близкий контакт третьего уровня в отношениях учителя и ученика. - Орочимару нашёл одну крупную чёрную печать на плече Наруто, и ещё одну прямо на его груди, но она почему-то проявилась лишь наполовину.
  - Замолчи, или я прикажу змеям залезть во все твои отверстия, после чего ты не сможешь и слова произнести из-за крайне неприятных ощущений!
  - Так вот как Вы это делаете, сенсей? Я конечно ожидал экзотики, но чтобы так! - Орочимару демонстративно выпустил из своих рук сотни крошечных змей, которые готовились к атаке. - Всё-всё, умолкаю.- Санин поставил указательный палец на ту печать, что располагалась на плече джинчурики. - Если я всё правильно понял, эта печать означает "путь жизни", ты активировал её, когда поглотил силу человека по имени Тензо.
  - А что означает сила двух братьев?
  - Это часть истории кланов Сенджу и Учиха. Согласно этой истории, у мудреца шести путей было два сына. Старший сын унаследовал от своего отца сильнейшее додзюцу, а младший получил мощную физическую силу, а так же невероятную жизненную энергию, благодаря которой он стал долгожителем и научился создавать из своей чакры деревья. От этих двух братьев и пошла родословная Учиха и Сенджу. Младший брат, можно сказать, создавал своими техниками жизнь. Это объясняет, почему данный путь называется "путём жизни". А вот это - Санин переставил палец на не завершённую печать.- символизирует "путь единства". Только он завершён лишь наполовину. Интересно, почему? - Узумаки накинул свой плащ и спрыгнул со статуи. - Уверен, ты разберёшься, в чём тут дело. Думаю, ответ можно найти у Кьюби. Ладно, идём отсюда. Утро вечера мудреней. - Змеиный санин ещё пару минут стоял, глядя в спину уходящего Удзумаки. "Та чакра, что скрывается в нём просто великолепна. Она великолепна! Никогда ещё я не хотел завладеть чьим-то телом так сильно, как сейчас. Если вся его сила станет моей, мне даже не придётся менять тела каждые три года, я стану по-настоящему бессмертен! Не долго осталось ждать."
  ***
  Пять дней спустя, у ворот Конохи.
  - Знаешь, Котетсу, я уже устал от работы хранителя врат.
  - М? почему, Идзума? - Котетсу смотрел на ясное утреннее небо и думал о том, что облако на которое он смотрит похоже на сюрикен.
  -А ты подумай сам. Три года здесь торчим, и никакого повышения, никакой прибавке к зарплате, ничего нового. Долго мы ещё будем мальчиками на побегушках?
  - Ну не знаю, а как же то, что мы работаем на свежем воздухе и бесплатные бич пакеты раз в месяц получаем и... ох ты ж ёбаное карапучело! - Катетсу как ошпаренный побежал к трём шиноби, которые подходили к воротам со стороны границы. Это были Сакура, Какаши и Тензо, грязные, раненые и сильно обезвоженные. Какаши был особенно плох, весь в порезах и запёкшейся крови. Сакура бы залечила его раны, если бы ей было дело до чего-то в этом мире. По крайней мере, такой у неё был взгляд. А Тензо и вовсе было тяжко до одурения. Ему пришлось одновременно стать опорой и для раненого Какаши, и для пребывавшей в полубессознательном состоянии Харуно. Идзума заметил их чуть позже и тоже подбежал к полуживым шиноби. - Что с вами стряслось?!
  ***
  Какаши лёг в больницу, Тензо пошёл бухать а Сакура... Сакура пошла бухать в подпольный алконафтовский клуб, потому что ей ещё нет восемнадцати лет. Тсунаде пришла навестить Какаши, чтобы расспросить о произошедшем во время этой миссии.
  - Рассказывай всё как есть, Какаши. Хватит таиться.
  - Я как бы ни знаю, с чего начать. Ситуация весьма, эммм, щекотливая.
  - Знаешь, в таких ситуациях очень полезно изложить всё, что у тебя на уме одним предложением. Давай попробуй!
  - Я эм... ну...
  - Давай же, что такого ты можешь сказать, что удивит ветерана третьей мировой войны?
  - Ну ладно. - Джонин сделал очень глубокий вдох, чтобы его хватило на все слова. - Наруто и Саске живы, они сымитировали собственную смерть и провели последние полтора года у Орочимару, где обучались омерзительным, но невероятным техникам, а человек по имени Сай оказался шпионом Данзо, правда теперь я не уверен, что это важно, так как Сай пропал после боя с Саске, а Наруто пытался убить Сакуру, чуть не убил меня и сделал что-то непонятное с Тензо, а ведь он даже не в полную силу дрался, что означает, что они оба просто чудовищно сильны. Хух. - Под конец Какаши стало не хватать воздуха, из-за чего его голос стал тихим и писклявым. Лицо Тсунаде стало сморщенным, словно она лимон лизнула.
  - Да-а. Неожидано. Ты не говори об этом никому, а то мало ли чем это обернётся.
  Странная родственница
  
  Ещё один месяц минул. Орочимару всё так же болеет, но теперь он тратит каждую секунду своего времени на расшифровку послания Рикудо. Наруто восстановил свои силы и обрёл новые. Он научился использовать стихию дерева, воды и земли, а так же теперь умеет делать несколько необычных трюков, которые он пока хранит в тайне. Саске практически никак не отреагировал на слова своего друга о том, что с ним разговаривал мудрец шести путей, так как скептицизм Саске был даже сильнее, чем у Наруто. Сегодня Орочимару позвал Узумаки к себе, со словами о том, что он узнал кое-что важное. Наруто вошёл в покои санина. Теперь он носил новую униформу, которая состояла из чёрных джинсов и сетчатой футболки, через которую был виден стальной пресс. У Орочимару было невероятно довольное лицо.
  - Наруто-кун, у меня для тебя хорошие новости. Я понял, как ты сможешь пройти ещё два пути. Честно говоря, это было не так уж сложно, учитывая, сколько древних книг я прочитал и...
  - Давай ближе к делу, ладно?
  - Разумеется. И так, что нам уже известно? Путь жизни уже открыт, благодаря силам Сенджу, значит, путь смерти откроется, если ты заберёшь силу Учиха.
  -Легко сказать, да трудно сделать. В мире осталось лишь два человека из этого клана: Итачи и Саске. Я понятия не имею о том, где находится Итачи, а у Саске я ничего забирать не буду. Что ещё?
  - Кажется, я знаю, как пройти путь демонов. В послании говорилось о плоти отца, и я думаю, что здесь речь идёт о самом Рикудо санине, и технике, которую мы привыкли называть проклятой печатью.
  - Но ведь ты уже пытался дать мне её, и как видишь, ничего из этого не вышло. Да и причём здесь проклятая печать?
  - Верно, мне не удалось привить её тебе до конца, но на какое-то время ты всё же смог овладеть ей. И, как я уже сказал, проклятая печать это лишь название, которое я дал этой технике. Её изначальное происхождение остаётся тайной, которую мне до сих пор не удалось раскрыть, однако, я точно знаю, что она связана с Рикудо санином. Видишь ли, несколько лет назад, я встретился с одним удивительным человеком, который мог изменять своё тело, придавая ему нужную форму, вес и свойства. Его звали Джуго, и на основе его ДНК, я смог создать технику, дающую людям схожие возможности. Так на свет появилась проклятая печать, но это не одно и то же. Я нашёл информацию о клане Джуго, согласно которой, умение, которым он обладает, принято называть "обличием мудреца". Не хилое совпадение, не так ли?
  - Думаешь, эта способность передалась им по наследству от прародителя всех шиноби?
  - Вполне возможно. К тому же, это объясняет, почему ты не слился с печатью. Проклятая печать, в отличие от обличия мудреца, является неестественной техникой, созданной в лабораторных условиях. В ней осталось слишком мало ДНК Рикудо, поэтому твоё тело отвергает её. Но если ты встретишься с Джуго, у тебя будет шанс заполучить чистую, нетронутую технику от начального носителя, и если всё пойдёт как надо, активируется путь демонов.
  - Ну и отлично же. Давай, говори где Джуго и мы с Саске им займёмся.
  - Всё не так просто. Джуго раньше находился в южном убежище, но сбежал оттуда больше года назад, и с тех пор скрывается где-то в стране Огня.
  - И как тогда я его найду? Он ведь может быть где угодно.
  - Именно по этой причине я и пригласил сюда одну, эм... необычную особу. Карин, входи.- Стоило ему это сказать, и в комнату вошла бледная девушка с красными волосами, доходившими до пояса и такими же красными глазами, скрытыми за строгими очками. Наруто почему-то показалось, что он её уже где-то видел, но он не обратил на это особого внимания. Девушка казалось чем-то раздраженной, от чего её тонкие брови были слегка приподняты. - Знакомься, Наруто-кун. Это Карин Удзумаки, и она поможет тебе в поисках Джуго.
  - Она из клана Удзумаки? То есть мы с ней родственники? - Карин пропустила слова блондина мимо ушей и обратилась к Орочимару. - С чего ты взял, что я буду помогать этому чморю? Моя обязанность присматривать за заключенными и в ищейки я к тебе не нанималась.- Орочимару страдальчески закатил глаза, а Наруто вдруг положил руку на плечё Карин и, сделав максимально миленькое лицо, какое он только мог сделать, сказал.
  - Ну ради меня, сестрица! - Тут же кулак девушки врезался в переносицу джинчурики, отправив его в полёт. У парня хлынула кровь из носа, но он не стал её останавливать. Сила жизни и так всё излечит. - А ты с огоньком, как я погляжу. Уверен, Саске будет рад, что нашу суровую, нездоровую, сумасшедшую мужскую компанию наконец-то разбавит пусть и плоское как доска, но всё же существо женского пола.
  - Как ты меня назвал?! Погоди... САСКЕ ЗДЕСЬ?!! И если я помогу тебе найти Джуго, я стану членом вашей команды?! - Наруто не понял её поведения, но всё же ответил.
  - Да, разумеется.
  - И я буду выполнять миссии ВМЕСТЕ с Саске? Постоянно находится рядом с ним, помогать ему в бою и спать с ним под одной крышей?!!!!!!
  - Вообще-то, ты забываешь, что мы будем командой из трёх человек, но да, всё будет именно так.- Наруто присел возле Орочимару. Карин вся сияла от этих мыслей.
  - А вот допустим, после сложной миссии Саске захочет сходить на горячие источники, как ты думаешь, он позволит мне потереть ему спинку??? - Наруто хотел было сказать что-то вроде "Ты чё, больная на голову?", но змеиный саннин вовремя это заметил и ткнул блондина локтём по рёбрам, от чего у Наруто включился "внутренний автор".
  - Разумеется Саске позволит тебе сделать это! Только представь: ты и Саске, вдвоём на горячих источниках. Ты возьмёшь мягкую губку и зайдёшь к нему за спину, начиная легкими движениями проводить по его широким плечам.- При каждом слове Наруто, девушка хищно облизывалась и закатывала глаза в экстазе. (представляете каково было бесчувственному Наруто лицезреть эту картину?:) - Затем, когда ты потрёшь ему спину, он нежно прошепчет: Ещё, Карин-чан. Ты перейдешь к его рельефной груди, и при каждом твоём движении Саске будет томно вздыхать. Ты медленно будешь опускаться всё ниже и ниже, пока ... - У Карин по подбородку начали стекать слюни, а из носа вырвался фонтан крови, прилившей к голове от возбуждения. Она как сумасшедшая выбежала из покоёв Орочимару и на ходу прокричала. - Встречаемся завтра на рассвете! Я этого Джуго в два счёта найду!!! - Наруто удивлённо спросил у своего сенсея.
  - Это чё такое было? Да ведь Саске ей голову отрежет своей катаной, если она спросит у него что-то подобное.
  - Знаешь, меня куда больше удивляет тот факт, что ты сходу такой интересный сценарий ей выдал! Что, небось, сам частенько грешил шаловливыми фантазиями?
  - Не меряйте всех по себе, сенсей.
  - Кстати, ты спросил у Кьюби, почему печать единства проявилась лишь на половину?
  - Спрашивал сотни раз, но Курама всё время твердит, что не знает.
  - Курама?
  - Так его зовут. Я думаю, что генетическая память начинает пробуждаться.
  ***
  Наруто и Саске только что вышли из убежища, и их глаза ещё не привыкли к яркому рассветному свету. Девушка из клана Удзумаки ждала их с до отказа наполненным рюкзаком. Прошлой ночью джинчурики предупредил обладателя шарингана, что его дальняя родственница весьма странная. Если бы Орочимару объяснил Наруто, что её поведение называется влюблённостью, джинчурики бы боле грамотно описал поведение Карин. Она сразу покраснела, когда увидела брюнета, и приставила два пальца к правой линзе очков. ( Она всегда так делает, когда нервничает.) - Саске привет, меня зовут Карин, но ты наверное и так это знаешь... ха-ха-ха! Прости, я так нервничаю.
  - Знаешь, я ведь тоже здесь. Почему бы не поздороваться с братом? Или кто я там тебе?
  - А, и ты здесь... Насруто.
  - Меня зовут Наруто, дура ты плоская.
  - Ещё раз меня так назовёшь, и я...
  - И что? Ты, возможно подумала, что тот удар, что ты нанесла мне вчера означает, что ты способна делать всё, что в голову придёт, но поверь, я не из терпеливых людей.
  - Так ты что же, убьёшь свою родственницу? А совесть не замучает? - Карин была язвительна, а Наруто как всегда холоден и груб.
  - Нет. Скажу даже больше, не будь ты нам нужна ради поисков Джуго, и я не задумываясь бы тебя сожрал и глазом не моргнул. - Саске старался хранить нейтралитет, но не выдержал.
  - Девочки, девочки! Ваша братско-сестринская перепалка это конечно очень мило, но может, уже отправимся на поиски этого засранца?
  - Конечно Саске! Я поведу вас.
  - Да пофиг.
  ***
  Карин вскоре привела свою команду к Южной тюрьме для особо буйных жертв экспериментов, место, где Джуго провёл пять лет. Она говорила, что чтобы напасть на его след, ей нужно побывать в месте, где он проводил много времени и тратил чакру. Они и стояли в паре километрах от Южной базы, и решили обговорить план действий. Наруто и Карин сейчас заговорили впервые, с момента как они выдвинулись в путь.
  - Ну что, Карин, излагай.
  - Да... Саске. Кхэм, и так, Джуго находился в одной из камер Южной тюрьмы. Проблема в том, что я понятия не имею, в которой.
  - А разве ты не можешь найти его камеру с помощью своих техник сенсора?
  - Да ни черта она не может, Саске. Вот спорим?
  - Я не виновата!
  - Вот видишь?
  - Пойми, Джуго давно покинул это место, его чакра попросту постепенно выветрилась! К тому же все, абсолютно все заключённые этой тюрьмы обладают проклятой печатью, что делает их во многом схожими с ним. Он конечно сильнейший из них всех, но опять-таки, след его чакры почти исчез.
  - И что нам делать, Карин?
  - Мы должны осмотреть каждую камеру, и та, что будет пустой и есть жилище Джуго.
  - Отстойный план, систер. Слишком долго и нудно.
  - Можно подумать, у тебя есть план получше!
  - Вообще-то есть, просто я тебе о нём не расскажу.
  - Ну да, конечно.
  - Наруто, уверен, другого выхода нет. Карин мастер в своём деле, и если она говорит что так надо, просто доверься ей. Хватит на неё давить и дай ей шанс. - "Саске, ты такой мужественный, ахх... Всё, решено, я справлюсь с этим!". Троица направилась вперёд, навстречу пристанищу проклятых.
  ***
  Группа разделилась, Саске пошёл прямо, Карин направо, а Наруто налево.
  Саске.
  Он попал в сеть коридоров, похожих на больничные, только на стенах была потресканная штукатурка и ржавые подтёки. Люди находившиеся в клетках были довольно тощими, и как только они замечали проходившего мимо Учиху, они начинали что-то торопливо говорить и высовывать свои, не редко изуродованные руки сквозь отверстия в клетках.
  - Эй пацан, слышь, спаси нас! Ты не представляешь как здесь отстойно! Тюремные надзиратели приходят раз в месяц, а еды оставляют на одну неделю, понимаешь?!! Мы уже друг друга жрать начинаем!
  - Я хотел бы вам помочь, но боюсь это не в моих силах. К тому же, если всё так плохо, почему вы не сбегаете? У вас ведь есть проклятые печати, так используйте их.
  - Мы не можем! Эти клетки особенные, их нельзя разрушить физическими атаками!
  - Помогать я вам не буду и точка, но не потому, что не хочу, а потому, что не могу.
  - Ну и пошёл ты на хер, пацан!
  Карин
  Карин попала в то крыло, в котором находились особенные жертвы экспериментов, которые постоянно находились с первым открытым уровнем печати. Она проходила мимо десяток камер, и из каждой ей в след доносился комплимент касательно пятой точки. Она вскоре упёрлась в тупик, и уже собиралась уходить, когда из последней клетки в этом крыле вырвался раздвоенный голос заключённого.
  - Эй, куколка... - Карин подошла к камере и заглянула туда, но не увидела ничего из-за того, что там было слишком темно.
  - Кто тут? Ау-у!
  - Тут я, куколка. Скажи, как тебя зовут?
  - О, хочешь знать моё имя, да? Меня зовут "мадмуазель пошёл к чёрту, уродец"!
  - Интересное имя! А вот меня зовут Исариби.
  - А я твоё имя и не спрашивала. - Исариби подскочил к клетке, и она увидела его красное, покрытое рубцами лицо.
  - Ты запомнишь это имя на всю жизнь, после того как я сожму твою шею в своих ладонях, затащу к себе в клетку, раздену и хорошенько взъерошу тебе пёрышки.- Карин изобразила страх.-Ой как страшно!!! Погоди, нет, не страшно, ведь в отличии от тебя, я - на свободе! Гха-ха-ха-ха-ха!
  Наруто
  Он почти сразу погрузился в собственное подсознание, и уже давно не обращал внимания на заключённых. Лес его души как всегда поражал своей красотой, а Кьюби здесь особенно нравилось. Прямо сейчас, девятихвостый лежал на спине и сладко потягивался.
  - И всё-таки, мне кажется, ты меня обманываешь.
  - Да как ты смеешь, слабоумный мальчишка? Если я говорю, что не знаю, почему печать единства не полноценна, то так оно и есть!
  - Ну, ты просто постарайся вспомнить, что произошло в день, когда тебя во мне запечатали.
  - Я уже сотни раз это делал, но каждый раз, когда я пытаюсь что-то об этом вспомнить, перед глазами всё расплывается.
  - Ты такой бесполезный. - Наруто вернулся в реальный мир, и увидел вход в комнату с табличкой "Главный компьютер". Он вошёл туда, и увидел здоровый монитор и клавиатуру, с сотнями разных кнопочек. Его внимание привлекла большая красная кнопка, на которой белыми буквами было написано "Аварийное открытие всех камер, ни в коем случае не нажимать без особой причины", и зелёная кнопка с микрофоном. "Есть у меня план, и получше твоего. Он вернулся к клавиатуре и надавил на зелёную кнопку, начал извещать заключённым. - И так, здравствуйте, дорогие лабораторные крысы Орочимару. Сейчас, я стою у главного компьютера, и собираюсь открыть все клетки. Но, не поймите не правильно, единственная вещь, от которой я собираюсь вас освободить, это ваша никчёмная, жалкая жизнь. Готовы, или нет, я иду. - Раздался звук сирены, и все те несчастные, что здесь жили, обрели долгожданную свободу.
  На бранном поле всякое случается
  
  Боже, что творилось в широких коридорах Южной тюрьмы! Подопытные просто с ума посходили от радости. В буквальном смысле. Люди начали выходить на второй уровень печати и набрасываться друг на друга, превратившись в всевозможных чудовищ. Наруто видел, как люди-раки раздавливали черепа в своих клешнях, как похожие на крокодилов существа проглатывали врагов целиком, разбрызгивая кровь повсюду, и как все эти ужасные картины смерти терялись среди сотен других, куда более ужасных, и от этого из глубин разума джинчурики вновь поднялась жажда крови, заполняющая пустоту его души.
  - Эй, садомиты! - Голос блондина эхом пронёсся по левому крылу, так, что все заключённые, позабыв о мясорубке, уставились на него. Наруто воспользовался общим замешательством и швырнул близнеца в ближайшего противника, пробив его грудь, и придавив к полу. Он дёрнул за цепь и рванулся вперёд, прямо в полёте срубив головы ещё трёх обратившихся мужчин. Когда нукенин оказался возле первого им убитого и успел вытащить из него косу, десятки заключённых начали одновременно атаковать. Наруто быстро начал терять тактическое преимущество, ведь за каждым отбитым ударом следовали десятки новых, а на место убитого врага вставали другие. Блондин не успел поставить блок, и парень синим хитиновым слоем кожи ударил его в грудь. Дыхание перехватило, на языке почувствовался стальной привкус и джинчурики упал на колени. Заключённые не упустили своего шанса, и все разом навалились на него, создав сферу из людей, в центре которой был Наруто.
  - Футон: Хаотичные порывы воздуха. - От Эмпата во все стороны разошлась мощная техника стихии ветра, создавшая сеть разных потоков воздуха, наложившихся друг на друга и разрезавших всё на своём пути. Все те, кто был на расстоянии пяти метров от Наруто, превратились в груду мяса, нашинкованного на мелкие, скользкие от людской плазмы кубики магги*. Остальных просто отбросило от него в разные стороны, оставив десятки мелких порезов. Некоторые из подопытных даже вскрикнули, увидев джинчурики, стоящего по самые щиколотки в человеческих кубиках быстрого приготовления.
  - Слишком просто. Даже чакру на вас тратить не хочется. Ну да ладно, сегодня я буду великодушным, и покажу такому жалкому отребью как вы технику, которую люди не видели со времён первого хокаге. Наслаждайтесь и умрите красиво. - Наруто сложил руки в замок, сконцентрировав чакру воды и земли.- Мокутон: Лес призраков.- Из пола стали стремительно расти широкие изогнутые деревья, которые понемногу начали занимать свободное пространство коридора и расталкивать заключённых, поделив одну большую группу людей на две, боле маленькие, затем на четыре, на восемь. Один из заключённых с хохотом выкрикнул.- И это твоя мощнейшая атака?! Пара деревьев? - Эмпат не обратил на него никакого внимания, и не разжимая ладоней, произнёс два слова.
  - Второй цикл. - Тут же, из пола стали расти новые деревья, на этот раз, в два раза быстрее, чем предыдущие. Теперь, групп становилось всё больше, в геометрической прогрессии. Вскоре, в каждой группе остался всего один человек, и то едва помещавшийся среди плотно поставленных друг к другу стволов. Наруто вдруг хищно улыбнулся, а те, кто поняли что сейчас произойдёт, хором заорали. - Нееет!!!
  - Третий цикл. - Новые деревья не выросли, но зато старые стали увеличиваться в размерах, тем самым сближаясь друг с другом и дробя всё, что им мешало. Раздался хруст тысяч костей, звук крови проливающейся сотнями литров и дикие крики несчастных. Один из шиноби успел просунуть руку в щели между стволами, и до последнего мгновения своей жизни, он тянулся к создателю адской техники, а когда деревья полностью сомкнулись, его рука упала на землю и несколько раз дёрнулась, прежде чем окончательно умереть. В момент, когда последний подопытный испустил дух, Наруто почувствовал, как снова приходит хорошо знакомая опустошенность.
  Саске.
  В момент, когда все клетки открылись, и толпа проклятых шиноби ринулась на него, той единственной мыслью, которая пришла Брюнету на ум в момент крайнего шока и полного охренения стало "Вот я знал, что так и будет!". Саске выхватил катану и активировав шаринган, оказался за спинами недоумевавших врагов, а через мгновение, десять из них упали без сознания, получив по одному порезу в одном и том же месте. Саске оказался в центре вражеских сил и произнёс. - Чидори Нагаши! - От него пошла волна крошечных взаимосвязанных молний, которые за раз вырубали любого, кого коснутся. Учиха встал к побеждённой половине врагов спиной, и, на всех тех, кто остался, использовал технику.
  - Катон: Великий огненный шар! - В результате получилось, что правая половина заключённых дымилась потому, что их ударили током, а левая потому, что их полили огнём.- Это было не сложно. Чёрт, я ведь забыл про Карин! Она ведь ничего, связанного с боем не умеет делать. Нужно срочно бежать к ней, а не то её убьют или чего похуже сделают. - Так, Саске стал единственным созданием, которое прибывало в сознании, во всём главном крыле.
  ***
  Карин так громко смеялась над заключённым, который грозил ей пёрышки взъерошить, что и не заметила звука сирены и открытия камер. Исариби улыбаясь схватил её за горло и затащил в своё "гнёздышко". Карин лишь тогда опомнилась и начала кричать, но Исариби заткнул ей рот своей рукой. "Фу, ну и вонища исходит от его рук! Да и вся чакра этого ублюдка словно состоит из помоев!"
  "Нет, только не так! Это должен быть Саске. Должен! Саске, умоляю тебя, если есть в жизни справедливость, спаси меня!". По камере пролетела тень, а мгновением позже, Исариби упал без сознания. Карин потеряла равновесие и чуть не упала, но брюнет успел её подхватить.- Ты как? Не ранена?- Она смотрела на своего спасителя так, словно увидела в его глазах ответы на все существующие в мире вопросы, и не в силах сопротивляться минутной слабости, погладила Учиху по щеке.- Со мной всё в порядке, Саске-кун.
  - Скажи, он ведь не...?
  - Нет, конечно, нет. Не волнуйся, ты всегда будешь для меня тем единственным, кто...- От таких слов, Саске сразу охладел и позволил девушке упасть. - Давай приведи себя в порядок и иди к тому месту, где мы разделились на трое.
  ***
  Наруто уже ждал их на развилке, весь в кровище. Карин подбежала к нему и со всей силы ударила по подбородку, но он даже не шелохнулся, в отличие от прошлого раза. Она замахнулась для следующего удара, но джинчурики не глядя блокировал его.
  - Какого чёрта ты натворил, придурок?!! Из-за тебя мы все могли погибнуть.
  - Ты.
  - Что я?!
  - Не мы, а ты могла погибнуть. К тому же, что тебя не устраивает?
  - И ты ещё спрашиваешь? Да меня из-за тебя тут чуть не обесчестили!
  - Не велика потеря, сеструха. - Карин опять замахнулась для удара, но на этот раз уже Саске ей помешал.- Карин, успокойся. Дай Наруто всё объяснить, уверен, что всему этому есть простое логическое объяснение.
  - А ты-то почему так спокоен? Саске, хватит его защищать! Он нам только всё портит! Когда ты наконец-то избавишься от этого надоедливого мудилы? - Брюнет приставил катану к губам Карин так быстро, что она опомнилась, лишь когда лезвие прошлось по верхней губе.
  - Не распускай свой язык, если не хочешь его лишиться, поняла?- Она кивнула.- Прекрасно. И так, Наруто, начинай.
  - Своим поступком я убил сразу трёх зайцев одним выстрелом. Во-первых, я, не без твоей помощи, разумеется, отчистил Южную тюрьму от мусора, который скапливался в течении десяти лет. Во-вторых, я понял, что как боец, Карин - полный ноль, и в третьих, я многократно упростил поиски клетки Джуго.
  - Упростил? Да ведь ты в тысячу раз хуже сделал! Теперь, буквально каждый миллиметр этого места пропитан однородной чакрой, а все клетки пусты. Как нам найти ту единственнцю, в которой он жил?
  - А вот как. - Эмпат щёлкнул пальцами и сев в позу лотоса, начал концентрироваться.- Одна из возможностей пути жизни заключается, в умении поглощать чакру из чего-либо. Не важно, будь то человек или место, с помощью этого умения, я впитаю всё без остатка. Кстати, Саске, ты опять никого не убил?- Тот кивнул.- Прости, но ты зря старался. После того, как я проглочу их чакру, они всё равно все умрут от обезвоживания, ведь чакра, есть сила жизни.
  - То есть, когда ты закончишь с поглощением, в этом месте не останется никаких следов пребывания всех тех заключённых, с которыми нам довелось сегодня сразится, и Карин легко сможет найти камеру Джуго?
  - Почти. Единственное, в чём ты не прав это то, что следы их пребывания останутся. Я имею в виду останки. Ну знаешь кровь, кишки, кости и изуродованные тела. - Родственница джинчурики прямо вся позеленела от его слов, и Наруто это заметил. И так, как только эмпат достиг нужного уровня концентрации, из всех уголков тюрьмы в его тело стала вливаться голубая чакра. Это было даже как-то красиво, если забыть о том, скольких жизней стоит такое зрелище. Чем-то этот поток энергии походил на млечный путь, а Карин, будучи сенсором и вовсе пребывала в неясном восторге от такой техники. "Он словно отчистил их чакру от всего того плохого, что в ней было. Осталась лишь чистая жизненная энергия. Поразительно...". Она решилась потрогать эти потоки, и когда сквозь её руку стали проходить волны тепла, Карин почувствовала такой прилив сил, словно усталости и не было. Вскоре, вся чакра вошла в тело Наруто, и Карин сразу узнала то место, где находится клетка Джуго.
  ***
  - Так, кажется... я нашла его.
  - Как, уже?
  - Да. Это странно, но похоже, что Джуго находится в 250 километрах отсюда.
  - Да уж, не далеко ушёл наш друг.
  - Вот видишь? Я всё сделал как надо.
  - Даже если и так, это ничего не меняет. По твоей вине, со мной могли такое сделать, а ты даже прощения у меня не попросил. - Джинчурики спокойно подошёл к Карин и резко схватил её за грудки, оторвав от земли на десять сантиметров. - Прощения? А разве ты заслуживаешь того, чтобы я извинялся перед тобой?
  -Отпусти! Мне же больно!
  - Верно, тебе больно, но позволь мне научить тебя кое-чему. Взгляни на меня. Что ты видишь? - Девушка осмотрела эмпата и злобно сказала сквозь зубы. - Кровь. Ты весь в крови людей, которые отдали жизнь ради твоей личной выгоды!
  - В точку, сестрица. А теперь, посмотри на Саске. Крови совсем немного, но она всё же есть. А теперь, позволь сказать, что я вижу перед собой. Я вижу девушку, которая выжила в массовой бойне и при этом осталась чистой. Ни единой капельки, подтёка или даже царапины. Ничего нет. Скажи, ты вообще хоть как-то участвовала в сражении, или Саске сделал за тебя всю работу?- Карин стыдливо опустила взгляд, и Наруто поставил её на ноги.- Я так и думал. Научись постоять за себя, иначе умрёшь молодой, ведь рядом не всегда будет кто-то, кому до тебя есть дело. Ладно, пойдём отсюда. Путь демонов ждёт.
  Путь демонов
  
  Команда отступников добралась до местонахождения Джуго лишь к полуночи, и к всеобщему удивлению, там обнаружилась целая деревня, населённая обычными людьми и торговцами. На каждом углу стояли какие-то лавки, забегаловки и киоски, а на большинстве домов висели светящиеся вывески, типа "Отель белая ива", ресторан "Япоша" и т.д. и т.п.
  - Кто-нибудь в курсе, откуда взялась вся эта хренова идиллия?
  - На карте этого места нет. Странно. Эй Наруто, спроси у вон того мужика кто здесь главный и где мы можем передохнуть.
  - Да-да, господин начальник. - Эмпат подошёл к собиравшему свои пожитки старичку, и задал ему пару вопросов. Он сильно удивился, от чего та огромная складка морщин, что свисала со лба на глаза расправилась, и омолодила его лицо лет на 20.
  - А вы разве не знаете? Эту деревню основал Годжу-сама! Знаете это довольно интересная история, хе-хех!
  - Слушай, старик, мне не нужна история твоей жизни, ok? Теперь скажи, где мы сможем ночь скоротать.
  - Простите, сэр. Что же до ночлега, у нас огромный выбор отелей и гостиниц. Приезжим особенно сильно нравится "медный замок", там отличные горячие источники и прекрасное обслуживание.
  - Ага, бывай старик.- "Хм, Гуджо значит? Я не верю в такие совпадения". Наруто вернулся к своей команде, но почему-то, рассказал лишь о месте, где они могут скоротать ночь.
  ***
  Карин проснулась от холодного порыва воздуха, исходившего из открытого настежь окна. Она включила свет, и увидела сидевшего на кресле Саске, который вглядывался в ночные огни через это открытое окно. Узумаки встала с постели, и расправив свою клетчатую пижаму, подошла к своему возлюбленному.
  - Саске? Почему ты до сих пор не спишь?- Она оглядела их номер, и поняла, что кое-чего не хватает.- И где Наруто?
  - Он ушёл сразу, как мы заснули. Подумал, что я не замечу, но как видишь, ошибся.
  - Что за глупый поступок. Второй час ночи, нормальным людям пора спать.
  - Он не может.- Девушка закрыла окно, и присела на подоконник. - Что?
  - Он не может заснуть уже три недели из-за своих снов. Наруто говорил, что каждый раз, когда он закрывает глаза, к нему приходят видения будущего, и они его... удручают.
  - Наруто видит будущее? Да кто он вообще такой? Он не спит, его техники, стихия дерева, стиль боя и чакра, всё это создаёт такое впечатление, словно он не человек.
  - Может и так, но не думай, что ему всё даётся легко. Чтобы не спать, он принимает мощные наркотические средства, а стихия дерева отнимает много сил, которые он может восстанавливать, поглощая чакру других людей в чудовищном количестве.
  - что за история с шестью путями? Всё что мне известно это то, что для их открытия надо найти Джуго, но если честно, я считаю что это какая-то секта или вроде того. Впрочем, если это секта, то Наруто там самое место. - Учиха смирил её строгим взглядом. - Саске, ты мне конечно нравишься, но тот факт, что ты не признаешь, что Наруто - жестокий убийца и психопат, делает из тебя посмешище.
  - Да что ты понимаешь? Мы оба знаем, кем мы являемся. Я мститель, и я сотру в порошок любого, кто встанет на моём пути, потому, что однажды у меня отняли всё, и осталась лишь боль и сожаления. Но Наруто, ему ведь даже хуже! Он прекрасно понимает, что ему никогда не стать в полной мере нормальным, но собственно, каким образом он мог бы быть другим? Родителей никогда не было, все смотрели на него с ненавистью лишь за то, что в нём запечатали демона лиса, и каждый день новый приносил одни лишь страдания. Наверное, именно так он решил избавиться от эмоций, выбросить их из своей жизни и мир сразу стал сносным. Чёрт возьми, да ведь я мог оказаться на его месте! Мог закрыться, мог опустеть изнутри, ведь так я бы не чувствовал ненависти! Но к счастью, я познакомился с ним, человеком, на фоне которого моя жизнь просто преисполнена счастьем, радугой и долбаными единорогами. И вот тогда, в момент нашей встречи, появилась связь, благодаря которой я не сдаюсь, я продолжаю жить, ведь теперь, помимо боли я могу чувствовать другие чувства. Верность, преданность, в какой-то мере счастье, желание помочь, словно у меня вновь есть семья. Жаль только, что к моменту нашей встречи, Наруто уже закрылся от всех, но мне на это наплевать! Кстати, хочешь знать самое интересное? Даже при всём своём хладнокровии и пофигизме, Наруто делает всё возможное, чтобы пройти шесть путей, потому как от этого, если верить его словам, зависит судьба всего человечества. - Карин вдруг почувствовала вину за все те слова, которыми она пыталась обидеть своего родственника, и в какой-то момент, даже почувствовала на себе те взгляды, о которых ей говорил Учиха.
  - Саске... прости... я не знала. - Он вздохнул и немного успокоившись, сказал. - Ничего. Давай спать, а Наруто пусть бодрствует столько, сколько ему будет угодно.
  ***
  Эмпат сидел за барной стойкой, и опрокидывал уже десятый стакан саке. Люди понемногу расходились по домам, иногда испуганно обращая внимание на ругань между барменом и четырнадцатилетним подростком.
  - Наливай ещё.
  - Нет! Я и так закон нарушил десять раз подряд, одиннадцатого уже точно не будет!
  Спустя ещё десять порций огненной водички.
  - Наивай усё... ик! Ой, нээ с мну уэ атит.
  - Слава самбуке! Эй, ты куда пошёл? А деньги???- Наруто не оборачиваясь махнул рукой.- За сёт зави...заи... Бляяя! О-о-оче, бсплатно!!! - Он, шатаясь, поплёлся из ночного заведения, сопровождаемый трёхэтажным матом и... высоким человеком с длинными рыжими волосами. "Ну наконец-то мне удалось привлечь его внимание. Тоже мне, основатель деревни, позволил ребёнку бессовестно бухать в пяти метрах от себя". Курама прорычал "Зачем ты это делаешь, Наруто?
  - Чтобы пройти путь демонов, разве не ясно?
  - Но зачем делать всё в тайне от своих товарищей?
  - Так интересней. Кстати, ловко я придумал, а? Выяснить, где находится наш "Гуджо" было не сложно, ведь, в конце концов, он знаменит. Оставалось лишь прийти к нему, напиться, матернуться пару раз, и та-да, основатель деревни захотел со мной поговорить. Осталось только завести его в тёмный уголок и пришить". Джуго одёрнул задумавшегося Наруто за плечо, развернув лицом к себе.- Зря ты так, парень. О родителях бы подумал, они ведь наверняка уже тебя обыскались.
  - Поверь мужик, меня никто никогда не ищет.
  - О-о-о, я понимаю. Детство без семьи, полная свобода, я могу делать всё, что захочу, так ведь? Как зовут?
  -Наруто. Даже если и так, то, какое тебе до этого дело? - Джуго ухмыльнулся. - Я ведь в точности такой же, как ты. И как человек, проживший жизнь, я обязан тебя остановить, пока ещё не поздно. - "Вот это прикол! И этот парень хочет читать мне нотации? Убью ка я его прямо сейчас". Вдруг в десяти метрах от них кто-то вскрикнул. Бомж наступил на битое стекло и сев на землю, стал осматривать раненную ногу. От большого пальца до пятки стекала багровая капелька. Джуго уставился на неё тяжело дыша, а от его шеи по телу стал ярким пламенем распространятся облик мудреца, покрывший правую половину лица и руку чешуйками. Он сразу изменился в лице, глаза наполнились безумием и, прежде чем Наруто успел среагировать, Джуго пулей сорвался с места, подняв в воздух облако пыли. Когда пыль рассеялась, джинчурики увидел, как обезумевший парень одним ударом преобразовавшейся руки раскрошил голову несчастного бездомного. - УБЬЮ! Наконец-то я снова убью!!! Хочу больше, больше крови! Больше, больше, БОЛЬШЕ!!! - Наруто наблюдал за его поведением так, словно это было какое-то редчайшее астрономическое явление, которое он больше никогда не увидит. "Он... и вправду... такой же как я. Кровь сводит его с ума, уничтожает как личность. Неужели, такое будущее ждёт и меня?
  -Наруто, чего ты ждёшь? Используй свой шанс и убей его, пока он не полностью трансформировался!". Эмпат достал из кармана тонкую трубку и, нацелившись на Джуго, дунул в неё. Оттуда вылетел маленький красный дротик, который угодил прямо в шею маньяка, после чего его глаза закатились, и он потерял сознание. Облик мудреца тут же отступил, а Наруто достал свою косу и подошёл к беспомощному противнику.
  ***
  Основатель никому не известной деревни очнулся на хирургическом столе, примотанный к боковым поручням за руки и ноги. Наруто стоял напротив него, и готовил шприц, наполненный оранжевым медикаментом для укола. Джуго выглядел испуганным до смерти.
  - О боже, боже, боже... Слушайте, я не знаю чего Вы хотите, но умоляю Вас, не убивайте меня!
  - Наверное, то же самое тебе говорили все твои жертвы. Разве ты отвечал на их мольбы? - Рыжеволосый парень сразу перестал испытывать страх, во взгляде осталось лишь огромное чувство вины. - Так ты знаешь?
  - Конечно, я знаю, ты ведь прямо при мне старика какого-то завалил. - Джуго весь изогнулся. - Я опять кого-то убил? Когда же это закончится?! Слушай, мне жаль, что так вышло, но я не виноват. Каждый раз, когда я вижу кровь, внутри просыпается это чувство... опустошённости, жажды...
  - Голода.- Джуго удивлённо раскрыл глаза. - Да! И потом, я уже не контролирую себя, до тех пор, пока голод не будет утолён. Хотя, ты, наверное меня не понимаешь...
  - Я прекрасно тебя понимаю. Я в точности такой же, хотя нет, я ещё хуже. Но, увидев тебя, я вдруг понял, что ещё есть надежда. - Наруто ввёл шприц в вену на руке своего пациента, и вдавив поршень до конца, развязал его. Тот удивлённо спросил. - Что это?
  - Успокоительное. Чтобы ты не трансформировался во время наших тренировок.
  ***
  Солнце уже давно взошло, и Карин вместе с Саске отправилась по следу чакры Джуго. Как ни странно, она привела их в большое округлое здание, в котором, по словам горожан, жил основатель деревни. Продолжая идти за чакрой, они подошли к кабинету этого самого основателя, у дверей которого стояли два мордоворота охранника. - Гуджо-сама велел нам никого не впускать.
  - Да?- Саске активировал шаринган и посмотрел им в глаза. - Ну так я велю вам идти отсюда куда подальше. - Охранники тут же сорвались с насиженного места и поплелись куда глаза глядят, словно парочка безобидных таких зомби. Учиха и Узумаки вошли в вполне обычный кабинет с большим столом, шкафом и креслом. Здесь Карин сильней всего ощущала присутствие Джуго. Саске подошёл к столу, и увидел, что на одном из его ящиков висит массивный замок. Он пропустил сквозь кусанаги молнию и легко его срезал, правда, вскоре он сильно пожалел о том, что обнаружил внутри. Там лежал дневник, украшенный вырезками из газет.
  "Дневник Джуго"
  Несомненно, основать деревню было хорошей идеей. Столько людей вокруг, столько жизни... никто не обращает внимания на смерть. Разумеется, были и свои трудности, касательно того чтобы всё организовать, но у меня всё получилось. Я заполучил в свои руки огромный загон для скота, которого даже на карте нет! Теперь, я могу хоть всех здесь убить, а никто и не спохватится. Не то, чтобы я хотел убивать, но чёрт возьми если уж умеешь что-то, то делай это хорошо.
  Дальше шла череда ужасающих статей о нападениях таинственного животного, изуродованных трупах и каждая последующая фотография и строка, вызывали у Учихи всё большую ненависть и отвращение. Девушка, у которой вырвали горло, три маленьких мальчика, лишённые языков, чьи головы были насажены на ветки деревьев... женщина, забитая насмерть в собственной ванне, содержимое живота которой разложили по полочкам для шампуней и мыла. Карин заметила, как руки Саске начали трястись от злобы, поэтому она захлопнула омерзительную книгу и швырнула её в дальний угол комнаты. - Не нужно больше смотреть. Давай просто пойдём дальше по следу, и убьём это чудовище.
  ***
  Наруто провёл Джуго в палату одного коматозника. На его лице была годовая щетина, а единственным признаком жизни являлось лишь тихое пиканье пульса. Джуго боялся даже подходить к нему, из-за своей жажды, но эмпат заставил его приблизится.
  - Познакомься, это Комун Сэгаи, ему сейчас 47 лет, из них 1 год он уже провёл в коме. У него нет родных, потому отключить от аппарата его нельзя.- Джинчурики достал кунай и сделал крошечный порез на щеке коматозника. "Кровь. Она сводит нас с ума. Но сейчас, возможно, мы оба найдём для себя покой". Маньяк весь затрясся, а Наруто зашёл к нему за спину и положил свои руки ему на виски. - Ты хочешь убить его?
  ***
  Парень и девушка бежали в сторону городской больницы, подгоняемые поднявшимся ветром. Огненные волосы Карин красиво веялись в воздухе, так, что у Саске иногда дух захватывало. У девушки широко раскрылись глаза и она не прекращая бежать сказала.
  - Саске, это странно, но... Прямо сейчас, чакра Наруто и Джуго пересекаются.
  - Неужели они уже сражаются? Проклятье, надо спешить!
  ***
  - Хочу, очень хочу! Моё тело, опять начинает меняться, прошу, уведи меня отсюда как можно скорей.
  - Нет, не уведу. Думаешь, я не хочу убить его? Ты сейчас олицетворяешь моё будущее, в котором я потеряю контроль, буду крошить всех направо и налево. Но если я помогу тебе обрести контроль, то и сам уже никогда не потеряю его, так что думай. Ищи лазейки, способы, думай о причинах его не убивать.
  - Я пытаюсь, но единственное, что приходит мне на ум это то, что я должен освободить этого несчастного! Я не знаю... как... мне... Кха! - Обличие мудреца начало по миллиметру забирать тело Джуго, а Наруто сдавил его голову в висках. - Хватит трусить! Представь себя на его месте! Он был кем-то рождён, прожил достойную жизнь и оказался заперт в собственном теле, но он жил не ради того, чтобы ты утолял ей свою жажду! - В голове эмпата словно что-то щёлкнуло, пустоту начало заполнять тепло, и в точности то же самое он увидел в глазах Джуго. Печать отступила, и Джуго прослезившись, засмеялся. В это мгновение Саске вломился в палату с катаной на перевес, но увидев общую картину, тут же выронил его из руки. - ЧТО мать вашу здесь происходит?
  - Саске? Погоди, я знаю, на что это похоже, но мы просто помогаем друг другу.
  - Помогаете, значит? Ты хоть понимаешь, кто стоит рядом с тобой?! Джуго - массовый убийца, маньяк, чудовище! Если забыть о Итачи, то ещё никого я не хотел убить так сильно.
  - А что насчёт меня м? Я ведь такой же как он, только я контролирую все свои действия! Пойми, только что я нашёл в себе и в нём кое-что, чего раньше там не было, нужно лишь ещё немного времени и мы...
  - У тебя с этим ублюдком нет ничего общего! - Учиха вновь поднял лезвие и занёс руку для удара, а Карин схватила его за запястье, не давая свершить задуманное.
  - Саске-кун, подожди! Признай, что в словах Наруто есть доля истины!
  - ОТПУСТИ! - Саске вышел на первый уровень печати и оттолкнул девушку в сторону. Она стукнулась головой, потеряла сознание и опустилась на пол, оставив на стене размытый красный след. Джуго с ужасом смотрел на это пятно, глаза закатились и печать полностью переродила его тело. Наруто понял, что Джуго сейчас сделает и успел оказаться возле беззащитной Карин на мгновенье раньше, прежде чем тот нанёс первый удар, который пришёлся прямо в открытый для атаки живот эмпата. Рука носителя пути демонов вошла в тело джинчурики, тот вскрикнул и выпустил изо рта сгусток потемневшей крови. Джуго с безумным смехом занёс руку для второго удара, но Саске каким-то образом смог подавить его атаку и они оба выпали в окно, оставив двух раненых шиноби из клана Узумаки лежать на полу.
  Теперь понятно, зачем Саске вместе с Джуго выбросился в окно, покинув больницу. Дело в том, что Учиха успел выйти на второй уровень проклятой метки, и теперь использовал свои демонические крылья, чтобы подняться в воздух. Из рук он выпустил змей, которые связали его дёргавшегося врага, хотя едва ли это надолго его задержит. Четыре мощных взмаха крыльями, и вот, они оказались над безымянной деревней на высоте птичьего полёта. Саске разжал свою хватку, и в тот момент, когда Джуго пребывал в невесомости, Учиха с невероятной скоростью взлетел ещё выше в небо, а потом резко врезался в грудь Джуго двумя кулаками, укорив их падение. Наверное, люди, заметившие это подумали что сейчас на город упадёт метеор, в прочем разница получилась несущественной. Джуго взревев врезался спиной в землю и оставив там воронку в пять метров, а Саске воспользовавшись возможностью создал чидори. В плечах Джуго появились два отверстия, в которых начали собираться ярко-зелёные сферы, в выстреле которых, брюнет исчез. Джуго встал на ноги и начал кружится на месте, принюхиваясь, словно собака.
  - Ну же! Выходи поиграть, парень! Не думай, что сможешь спрятаться от меня, я за милю чую твой страх. - За спиной безумца послышался шорох, и он с разворота пустил туда очередной заряд чакры, стерев целое здание. Люди с криком покидали деревню, но Джуго всё же услышал голос Саске, доносившийся откуда-то с воздуха. - Я не прятался, я ждал, пока люди уйдут. Катон: Дыхание дракона! - С небес на площадь рухнул шквальный поток огня, принявший очертание дракона и поглотивший всё, чего коснулся. Используя шаринган Саске смог увидеть, как Джуго рванулся на него из пламени, весь почерневший от ожогов, и благодаря этому он выставил указательный и средний палец вперёд, выпустив из него копьё молнии. Учиха целился в сердце, но промазал и пробил Джуго лёгкое, а тот даже не обратил на это внимания и продолжил сближаться с Саске, насаживая себя на лезвие чакры и увеличивая свою рану. Саске не ожидал такого, в результате чего они оба упали, пробив крышу соседнего общежития. Брюнет оказался прижат к стене силой своего противника, и когда тот собрался нанести завершающий удар, Саске оказался не в состоянии блокировать. Наруто двигался на пределе своих возможностей, из-за чего он снёс стену того самого общежития, просто ворвавшись в окно. Он успел защитить своего друга, но в результате Джуго вонзил в его грудь свои когти, медленно углубляя ранение и приближаясь к сердцу. Узумаки обеими руками пытался сдержать лапу психопата.
  - Джуго, вспомни о том, что я тебе говорил!.. Ааа! - Ещё чуть-чуть, и джинчурики конец.
  - Я вырву тебе сердце и сожру его, а твой друг будет смотреть!
  - Вспомни!.. Я... не для того прожил жизнь...
  - Чтобы ты утолял ей свою жажду... Наруто? - Печать оставалась на своём месте, но теперь взгляд Джуго стал осознанным. - Поверить не могу! У тебя действительно получилось, ха.. - Джуго не успел, как следует обрадоваться, так как из-за спины Наруто, пройдя в миллиметре от шеи джинчурики в его голову, прямо между глаз вошло уже знакомое копьё молний. Для Узумаки, всё было словно в замедленной съёмке: из округлой дыры в голове Джуго, струйкой прыснула кровь, часть которой попала на губы эмпата. Обличье мудреца начало сползать в ту руку, которая находилась в груди Наруто, и в конце концов, перешло к своему новому владельцу. Путь демонов открылся, от чего появилась новая отметина, сопровождаемая болезненным жжением, а когда Джуго упал, Наруто обернулся в ту сторону, откуда происходила атака молнии, не обращая внимания на то, что тем самым он создаёт порез на своей шее. Саске был едва жив, отключил шаринган, проклятую печать, один глаз и вовсе заплыл, но при этом на его лице можно было увидеть умиротворённую улыбку, от которой, разрушая все те перемены, что произошли сегодня, вернулась пустота. "Саске убил Джуго. Убил впервые, с тех пор как мы имитировали нашу смерть. Для него, это лишь крошечный шаг во тьму, а для меня - причина задуматься. Может ли получится что-то хорошее, если объединить двух убийц? Не важно, будь то учитель и ученик, или же два лучших друга, наверное, для одного из них, это всегда будет заканчиваться одинаково..." Наруто уставился в своё отражение в набежавшей из головы Джуго чёрную лужицу "...вот так".
  Бессмертных тоже можно победить
  
  Дорогие читатели, должен вас предупредить, что в этой главе присутствует такое чудо, как Хидан, а его диалоги как известно, лучше не читать людям с сердечными заболеваниями, глубоким чувством морали и т.д и т.п., а так же настоятельно рекомендую убрать куда-нибудь всех детей и беременных женщин в радиусе 1 км. Приятного прочтения.
  
  Курама сидел в позе лотоса, на маленьком островке суши, среди озера, которому не было видно конца края. Наруто лежал в холодной воде и смотрел вверх, на собиравшиеся тучи.
  - Я сплю?
  - Вроде того. После открытия пути демонов, ты отключился.
  - А где же лес? Там так тепло и хорошо было, а здесь как-то депрессивно.
  - Это всё последствия открытия нового пути. Впрочем, тебе сейчас не до этого. Встречай гостей, малыш. - Кьюби указал взглядом вперёд, и когда Наруто встал на воду, он заметил того же человека, что поведал ему о шести стезях. Его лицо всё так же, как и раньше, было искажено.
  - Здравствуй, мудрец.
  - О, так ты догадался о том, кто я. Молодец, делаешь успехи, не говоря уже о пути демонов. И как ощущения? Чувствуешь прилив сил?
  - Едва ли. Голова раскалывается, всё тело болит. И вообще, ты что, пришёл только, чтобы спросить, как я себя чувствую?
  - Вообще-то нет. Просто есть кое-что, что ты должен узнать. Входи, он ждёт тебя. - Перед Наруто появился здоровый кот, состоящий из синего пламени, за спиной которого были два хвоста.
  - Двухвостый, это кот?
  - Привет, Наруто-чан! - Голос был такой мягкий, игривый.- Поправка, не кот, а кошка? Ну прикольно.- Кьюби помахал своей хвостатой сестре. - О, и ты здесь, Курама-чан. Как поживаешь?
  - Мататаби, не отвлекайся, пожалуйста. Зачем пожаловала?
  - Точно! Наруто-чан, я пришла просить тебя об одной услуге. Я хочу, чтобы ты разобрался с двумя очень нехорошими людьми, из-за которых погиб дорогой мне человек.
  - Продолжай.
  - Ну, я не так уж много о них знаю, но дело в том, что из-за них, меня запечатали, а моя хозяйка погибла. Они члены акацуки, и оба обладают весьма необычными способностями. Один из них, невысокий парень с пепельными волосами. Жуткий грубиян, и к тому же до невозможности тупой! Правда, похоже, что он бессмертен. Одно из преимуществ религии Джашина, будь осторожен и не давай ему пить твою кровь. Второй, ему около сорока - наоборот, высокий. Носит маску на лице, так, что видны лишь его зелёные глаза с красными склерами. Циник, сразу видно! Только и болтает, что о деньгах, но его легко разозлить. О его стиле боя я знаю лишь, что он владеет стихией земли. Разберись с ними, ладно? - Рикудо санин отослал Ниби в реальный мир и сложил череду печатей.- Проснёшься ты уже на месте. Хотел бы я дать тебе отдохнуть, но дело срочное.
  - Так ты что, можешь просто взять и доставить меня, куда тебе будет угодно? А раньше так сделать не мог? Мы бы кучу времени сэкономили.
  - Ты должен сам преодолевать сложности на своём пути. В этот раз, я лишь делаю небольшое исключение, ради Мататаби.
  - Затрахал уже говорить загадками. И лицо своё прячешь, хотя я и так знаю, кто ты такой. Вот скажи, как я могу тебе доверять?
  - А у тебя выбора особого нет. - Наруто открыл глаза и глубоко вздохнул. Вокруг было темно, сыро, слышалось, как где-то над ними капает вода, возможно, шёл дождь. Наруто достал из кармана шашку, надломил её, и она стала испускать яркий жёлтый свет. Он был на каменном полу в сырой пещере, а рядом с ним лежали Карин и Саске, тихонько посапывающие друг возле друга. Саске выглядел хорошо, намного лучше, чем во время их последней встречи. "Кто его вылечил? Я же в отключке был". Джинчурики взглянул на свои руки и грудь. Всё его тело покрыто бинтами, сверху на которые кто-то надел халат из гостиницы, где они ночевали. Тёмно-синий, тонкий, шёлковый, с вышивкой в виде двух красных розочек возле бедра. "Что за чушь? Смысл был меня бинтовать, если есть исцеляющий фактор?" Наруто слегка приподнял бинты, и к своему удивлению увидел четыре отверстия в груди от когтей покойного Джуго, и едва затянувшуюся рану на животе. "Прелестно! Сила Джуго не даёт мне юзать исцеление в полной мере. Судя по тому, как затянулись края ран, с момента открытия стези демонов прошло часов пять. Мне почти жалко этих двоих, они ведь ещё толком отдохнуть не успели. Ладно, пора вставать".
  - Рота подъём! - Нукенины вскочили на ноги, спросонья выхватили свои кунаи и хором выкрикнули. - Что? Кто?! Наруто!?? Ох ты ж, где это мы?
  - И вам доброе утро. И так, с прискорбием сообщаю вам, что по воле судьбы, а также огромной хвостатой кошки и прародителя всех шиноби, нас забросило хрен знает куда, и теперь нам втроём придется пару часиков пострадать, ради смерти двух членов акацуки. Религиозного распиздяя с языком без костей, и денежного мешка с милыми глазками.
  - Да ты издеваешься? Я спать хочу, Карин и вовсе всю чакру потратила, спасая мою жизнь, не говоря уже о том, что ты серьёзно ранен. Какие уж тут бои с акацуки, если мы настолько далеки от нормы?
  - Слушай, я тут ничего не решаю. Мне дали указания, и я их выполню. Если устали, можете валить отсюда. - Блондин бросил своим сонным товарищам по две красные пилюли, и по одному крошечному наушнику с встроенным микрофоном. - Это специальные солдатские пилюли, съешьте их, и наденьте микрофоны, они нам понадобятся. На что там Карин потратила чакру?
  - Девушка демонстративно закатала рукава, показывая джинчурики след от человеческих зубов.
  - Это мой особенный вид медицинских ниндзюцу, исцеляет любые раны за счёт высасывания чакры. Я бы и тебя исцелила, но ты был без сознания, и укусить меня не мог. Подожди пару минут, я восстановлю силы и приведу тебя в порядок.
  - Обойдусь. Лучше используй свои навыки и проверь, где находятся наши цели.
  - Уже проверила. Они впереди, в километре от нас.
  - И кто бы мог подумать, что ты окажешься такой полезной? - Она слегка покраснела и увела взгляд вниз. - Ладно, пора обсудить наш план действий.
  ***
  Бессмертные напарники сидели за маленьким круглым столиком, на котором стояла одна зажженная свечка и кейс, хранивший в себе известную сумму. Какузу держал руку на кейсе и постукивал по ней пальцами, в то время как Хидан тщетно пытался немного подремать.
  - Какузу! Сколько можно, а? Ложись спать и прекращай сверлить меня взглядом, засранец!
  - Если я засну, кто знает, что может случиться с моими драгоценными деньгами?
  - Ну, ты маразматик! Об этом месте знаем только мы с тобой!
  - Я в курсе.
  - Так ты не доверяешь мне? Я ведь твой напарник, и единственный человек, который способен терпеть твоё блядство!
  - Доверять можно только деньгам.
  - Да ты затрататал меня в конец! Проклятый безбожник, Джашин точно тебя покарает!
  - Быстро же ты забыл о том, кто пришил тебе башню на место. Едва ли твой Джашин собственноручно это сделал, я прав? Если бы не я, Сарутоби Асума отнёс бы твою голову в Коноху, а насколько я помню, у них там есть особенный человек, который умеет вести допросы.
  - Зато я этого бородача принёс в жертву своему Богу, а ты даже его тело с собой не утащил, ради своих любимых денежек! Что такое, сноровку теряешь?
  - Когда-нибудь, я убью тебя.
  - Можно мне присоединиться к вашей беседе? - Из тьмы к ним вышел высокий брюнет с катаной.
  - Кто ты такой?
  - Учиха Саске. Мы не знакомы, я прав?
  - Учиха значит... А за твою голову назначена награда?
  - Какузу, ты опять начинаешь страдать своей пиздоболией?
  - Вопрос странный, но я на него отвечу. Нет, моя голова не имеет никакой финансовой ценности.
  - Тогда нам с тобой не о чем разговаривать. - Саске взглянул на кейс.
  - Ответь и ты на мой вопрос: сколько там денег?
  - 30 миллионов рьё. Даже не смотри на них, все эти деньги принадлежат акацуки.
  - Парень, не слушай этого богохульника! Я-то знаю его схему, по которой он оставит половину денег в каком-нибудь тайнике, а нашему лидеру скажет, что было всего 15 миллионов. Гандурас, каких ещё свет не видывал, честное слово! Я уже давно мечтаю отправить его к Джашину-саме.
  - Ну, вот я и нашёл фанатика и скрягу, что делать будем? - Саске связался с Наруто через микрофон, откуда послышался голос с помехами.
  - Разозли их, заставь выйти на открытое пространство, а там уже по ходу дела разберёмся.
  - Понял. - Учиха взмахнул рукой, свеча погасла, Хидан матернулся, а когда Какузу вновь её зажёг ни кейса, ни Саске уже не было. Из тела старейшего члена акацуки вырвались чёрные нити, сорвавшие его маску и плащ.
  - За ним!!!
  ***
  Саске едва успел выскочить из пещеры, а вслед за ним оттуда вылетел шар из огня. Он сжимал в одной руке кусанаги, а в другой кейс, которым он отбил удар косы Хидана. Бессмертный оттеснял Учиху, в то время как не на шутку рассерженный Какузу оказался за спиной своего напарника, и объединив маски ветра и огня выкрикнул. - Катон: Дробление черепов! - Хидан засмеялся, готовясь к побочному урону стихии огня.
  - Суйтон: Великий барьер. - На пути к Саске встала высокая стена воды, которая накрыла пламя Какузу и создав паровую завесу. Когда пар рассеялся, возле Саске уже стояли остальные члены их команды. - Вот это я понимаю, разозлил. Ну что, Карин, рассказывай.
  - Парень с косой никакими стихийными дзюцу не владеет, особой опасности, на мой взгляд не представляет. А вот второй... у него словно пять разных источников чакры в теле, и каждый обладает отдельной стихией на высшем уровне. К тому же, его тело словно состоит из нитей.
  - Надо же! Неужели нам довелось встретиться обладателем Джионгу? Какая удача, Орочимару будет рад. - Саске хотел отдать деньги своему другу, но тот не принял его предложение. - Нет, ты должен оставить их у себя, иначе наш сердечный друг потеряет к тебе интерес.
  - А разве это плохо? С противником вроде него довольно тяжело драться в одиночку.
  - Нет, Саске. Он твой противник на сегодня и я скажу тебе почему. Как ты заметил, этот парень уже использовал 4 стихии. С ним связаны четыре маски, олицетворяющие воду, огонь, ветер и молнию. Но одной, последней маски я нигде не вижу, а значит...
  - Пятый - земля. И он находится внутри основного тела, верно? Он слаб к моим атакам, основанным на молнии.- Какузу не рвался в бой, он со своим старческим интересом наблюдал за молодёжью. - Весьма не плохо, малыши. Хороший анализ, да и осведомлены вы не так уж плохо, раз знаете название моей техники. Вот только есть одно: у меня пять сердец, а потому и убить меня нужно пять раз. Уничтожите сердце, связанное с землёй, и я тут же заменю его другим, и вы потеряете ваше мнимое преимущество. Можно конечно попробовать уничтожить все пять сердец одним ударом, основанным на молнии, но это попросту не возможно. - Наруто и Саске переглянулись. - Знаешь Саске, похоже, его техники огня очень мощные. Чувствуешь, как нагревается атмосфера? - Учиха взглянул на сгущающиеся тучи. - С первым ударом молнии все сердца Какузу остановятся.- Джинчурики вытащил одного близнеца, воткнул его рукоять в землю и слегка сдавил её, после чего коса выросла в разы, достигну высоты в несколько десятков метров, так, что оружие стало напоминать антенну. То же самое Наруто сделал и со второй косой, установив её немного подальше. Хидан наконец решил поучаствовать в сражении и швырнул своё оружие в блондина, понадеявшись на то, что тот остался безоружным. Тот легко уклонился и, схватив трос косы Хидана, рванул его на себя, оторвав прислужника Джашина от земли.
  - А ты очень неуклюжий, как я погляжу. - Когда Хидан оказался достаточно близко, Наруто почти за секунду создал расенган и выпустил его в живот бессмертного, при этом отпустив трос.
  - Зарублю нах!.. - Хидан не ожидал, что маленькая голубая сфера отправит его в полёт словно пресловутая "Безжалостная сила". Бессмертный исчез из поля зрения, а Какузу начал посылать в Саске свои комбинированные атаки огня и воздуха. Наруто подхватил Карин на руки и ушёл с ней за своим противником, уводя родственницу с линии перекрёстного огня.
  - Твой друг слишком самоуверен. Он остался безоружным против человека, который специализируется на холодном оружии. - Большинство атак Какузу просто улетали в небо, некоторые поджигали деревья. Саске не переходил в наступление, только продолжал уклоняться от огня. - Ему оружие уже не нужно. Для Наруто, этот матюкошник не представляет никакой угрозы. Мне даже жаль его, учитывая, что Наруто с ним сделает.
  - Да, я уже понял это. Как только я увидел этого светловолосого парня, почему-то сразу подумал о моём старом знакомом, Хашираме Сенджу. Хотя нет, он куда больше похож на Учиху Мадару.
  - Ты явно прожил слишком долго. Я исправлю это.
  ***
  - Наруто... я тут хотела тебе сказать...
  - А подождать это не может? - Джинчурики приходилось одновременно защищать Карин и не позволять Хидану порезать его. Известно, что может случится, если тот раздобудет хотя бы капельку крови. - Нет, не может! Я хотела поблагодарить тебя за то, что ты спас мне жизнь тогда, с Джуго. Ты ведь и сейчас это делаешь... Думаю, я стала немного лучше тебя понимать и...
  - Блядь, целуй его или заткнись нахуй! Не мешай мужикам драться!
  - Завались и умри, извращенец! - Хидан совсем отвлёкся , его движения стали отстранёнными, так что теперь Наруто лишь наблюдал за боём двух матёрых матершиников.
  - Шмара!
  - Мазохист прожжённый!
  - Ты у меня дождёшься зачётного отхлебона бля!
  - Ну попробуй, я из тебя зайку-однояйку сделаю!
  - А ну все заткнулись!!! Хватит языками чесать, или я вас обоих порешу и соединю ваши мозги, создав первый в мире словарь матов! - Он забросил Карин на верхушку дерева одной рукой, заставив её выкрикнуть ещё 10 особенных словечек. Она визжала, изо всех сил держась за ветки.
  - Пора становиться серьёзней. Раз уж ты из акацуки, на тебе я и попробую свои новые силы обличия мудреца. Если ты и вправду любишь боль, лучше приготовься.- От печатей на груди начали расходиться чёрные круги, которые соединялись друг с другом, меняя тело Наруто. Кожа стала белоснежно-белой, длинные волосы почти мгновенно выпали, сократившись до той же длины, что была у джинчурики когда он ещё был обычным генином, но теперь его причёска ёжика стала ещё более колючей. При каждом его движении, суставы хрустели, а когда эмпат ухмыльнулся, стал виден ряд острых как бритва клыков. Хидан замахнулся на Наруто косой, но тот выпустил из своей кисти оружие, напоминающее кинжал, но оно состояло из плоти джинчурики, возможно кости. Когда коса и кинжал соприкоснулись, в воздухе почувствовалось чудовищное давление чакры, коса сломалась отделив три лезвия от рукояти, плащ и бандана Хидана разорвались по горизонтали на две почти равные части. Бессмертный отшатнулся от своего оппонента и уставился на своё сломанное оружие. - Кто ты такой? За каким хреном вы вообще пришли?- Бандана упала на землю, обнажив грубый шов на шее бессмертного.
  - Рикудо санин попросил меня убить вас. Это всё, что тебе нужно знать.
  - Так ты поклоняешься мудрецу шести путей?
  - Нет. Я не поклоняюсь ему. Я даже не верю в него.
  - Как это?
  - Я точно знаю, что Рикудо санин существует, и я почти уверен, что Джашин тоже реален, но ни в того, ни в другого я не верю. Это сложно объяснить, но если вкратце, то, на мой взгляд, знать что-то и верить во что-то это два понятия столь же далёкие друг от друга, как небо и земля.
  - С такими взглядами на мир, жизнь быстро становится скучной.
  - А она и так скучна. Хотя, люди вроде тебя и твоего напарника делают её в разы интересней. Впрочем,- Наруто взглянул на облака, собирающиеся над тем местом, где сейчас находится Саске и Какузу.- после вашей смерти всё вновь становится серым и не интересным.
  - Да пошёл ты! Я бессмертен, Джашин-сама сделал меня бессмертным! А Какузу и вовсе скоро стольник исполнится!
  - О своём напарнике можешь уже не беспокоиться, ему осталось жить меньше минуты.
  ***
  Саске прыгнул на косу, которую ему оставил Наруто и, создав в своей руке обычный чидори, направил её в небо
  - У моей техники есть два простых условия. Первое: нужно чтобы погода сочетала в себе все элементы, необходимые для зарождения молнии. Этого можно достичь, при помощи техник огня, направленных в атмосферу. Второе условие: я должен занять наивысшую точку на всей территории атаки, так как молния чаще всего бьёт в места, расположенные на высоте. Такую точку мне дал Наруто, пожертвовав своим оружием. Мы давно оснастили его близнецов всем необходимым, превратив косы в антенны, притягивающие молнии. - Какузу почему-то не предпринимал никаких действий. Просто стоял на месте и смотрел на своего противника, возможно почувствовав, что изменить уже ничего нельзя, а может, он просто решил поддаться Саске, устав от своей долгой жизни. Из облаков в руку Учихи начали поступать разряды, которые концентрировались и вскоре они обретали форму дракона, готовящегося к атаке. - Эта техника называется Кирин, и она воплощает саму молнию, от неё нельзя увернуться или защититься, а выжить после её попадания невозможно. Прощай, Какузу. - Дракон взревел и набросился на обладателя Джионгу, осветив всё вокруг своим электрическим светом, а затем, сразу исчезнув, он оставил побеждённого Какузу на земле, лежать в середине огромной воронки. Саске спустился к умирающему Какузу, желая удостовериться, что все сердца уничтожены. На земле валялись осколки масок, пучки чёрных нитей и четыре не бьющихся сердца, окутанных этими нитями. Последнее, пятое сердце очень медленном билось и постепенно угасало, а с каждым его ударом зрачки Какузу расширялись и сужались. Саске собрался уходить, позволив своему противнику спокойно отойти в мир иной, но тот тихо его окликнул.
  - Знаешь, малыш... Я ведь всю свою жизнь провёл, зарабатывая деньги. Я убивал за деньги, спасал за деньги, копил их, но я только сейчас понял, что я никогда их не тратил. Никогда. А ведь я начал их зарабатывать, потому что у меня была мечта, цель. Сейчас, я уже и не помню, какой она была, но я продолжал их копить, просто потому, что это всё, что я умею. Но я увидел вас троих. Вы молоды, каждый из вас чего-то желает, стремится к своей цели, и я хочу вам помочь. Назовём это жалкой прихотью умирающего, одинокого старика. - Из бьющегося сердца какузу вылез маленький свиток. - Возьми его... Там всё, что я накопил за свою жизнь... пообещай мне, что всё до последнего рьё вы потратите на свои, прекрасные, эгоистичные, недостойные... а может быть великие мечты... - Последний удар, и сердце остановилось, а взгляд Какузу опустел.
  - Обещаю.
  ***
  - Ну вот и всё. Теперь твоя очередь, Хидан. - Костяной кинжал со скоростью пули вылетел из кисти Наруто и пробил грудь Хидана насквозь, оставив там дыру, как в диснеевском мультфильме.
  - Больно блядь!!!
  - Наслаждайся. - Джинчурики исчез, подняв в воздух облако пыли, а через секунду врезал ногой по спине бессмертного, прибив того к земле и проехавшись на теле своего врага по камням, оставив за собой кровавый след. Поднял ошарашенного Хидана на ноги, врезал по животу, оттеснив к большому дереву и выпустил из руки змею, не похожую ни одну из тех, что он когда-либо использовал. Она была намного больше обычных, покрытая крупными чешуйками такого же белого цвета, как и её владелец, только с красными крапинками. Её голова усеяна мелкими рогами, а пасть, казалось, не имела каких-либо ограничений, касательно того, насколько широко она могла открыться. Она заглотнула ноги бессмертного, тот с диким ором начал бить по её голове кулаками, но змея не обращала на это внимания, продолжая проталкивать его в свою глотку, сантиметр за сантиметром. - FUCKING BITCH!!!
  - Ори сколько влезет, это ещё никому не помогало. Насколько я понял, путь демонов изменяет не только меня, но и все мои техники, змей в том числе.
  - Чувак, не убивай меня, я тебе пригожусь, обещаю! - Змея дошла до пояса.
  - Ты ведь бессмертен, сыкун. Я не могу тебя убить. Я просто облегчаю себе задачу, так мне будет намного проще доставить тебя к Орочимару, может быть, даже об акацуки что-нибудь узнаем. - Правая рука и большая часть груди и шеи оказалась в змее, теперь одна лишь голова и левая рука торчали из её пасти. Она напрягла все свои мышцы, и одним мощным укусом отделила голову и руку от той части тела, что стала её едой. Голова бессмертного упала на землю, рядом с рукой и очень громко прокричала. - Хлебанный в рот, неужели опять?! - Наруто отпустил змею, и та уползла восвояси, переваривать свой обед. Джинчурики подошёл к руке, снял с неё кольцо с надписью "Три" и одел на указательный палец левой руки. Подошёл к голове и поднял её за волосы, собрался уходить. Карин всё видела и потому, слезла с дерева и поспешила к Саске, поняв, чем она сможет порадовать своего родственника.
  ***
  Саске вертел в руках свиток Какузу и что-то шептал, находясь в каком-то счастливом шоке. Девушка из клана Узумаки пробежала мимо него, не заметив его состояния. Она подошла к останкам Какузу, сняла с его руки кольцо "Север" и только потом заметила, что Саске не в себе. - Саске, что с тобой?
  - Ты не поверишь но кажется, теперь мы баснословно богаты. Какузу оставил нам деньги.
  - Подожди, о каком количестве денег идёт речь?
  - С учётом тех денег, что в кейсе, по предварительным подсчётам здесь примерно... 1,5 миллиарда рьё.
  - Сколько??? О, Боже мой! Мы богаты!!! Ха-ха-ха!
  - Я знаю! - Они обняли друг друга и одновременно засмеялись в счастливой истерике и заплакали. Как только первичный шок прошёл и они поняли, что находятся в объятиях друг у друга, появилось лёгкое смущение, их взгляды встретились, но отпускать друг друга они не собирались.
  - Вы закончили? - Наруто оказался рядом с ними. Его тело пришло в норму, но волосы так и не отросли, они остались короткими. Он помахал перед ними тем, что осталось от Хидана.
  - Наруто, вот, держи. - Девушка протянула джинчурики кольцо и сама одела его на средний палец левой руки, так как Наруто держал в правой руке голову Хидана, и не мог сам это сделать.
  - Спасибо, Карин. Я должен перед тобой извиниться, ты и вправду очень полезный член команды. - Та обрадовалась и засмущалась, а Наруто заметил это, и решил воспользоваться случаем.
  - Могу я попросить тебя о ещё двух одолжениях?
  - Да, конечно...
  - Исцели мои раны, пожалуйста. - Девушка удивлённо протянула ему руку, тот её укусил, поглотил немного чакры и снял свои бинты. Все раны исчезли. - И ещё кое-что. Я видел твой рюкзак, и он довольно большой. Скажи, у тебя там случайно нет какого-нибудь набора посуды? Ножи, ложки вилки и всякое такое?
  - Есть. Я взяла с собой пару вещей, на всякий случай. А как ты узнал?
  - Интуиция. В общем, мне понадобиться одна штучка, и я уверен, что она у тебя есть.
  ***
  Саске запечатал тело Какузу в специальном свитке, а Наруто решил допросить Хидана, прежде чем вернуться в убежище. Он поставил говорящую голову на землю и сел перед ней, сделав как можно более серьёзное выражение лица.
  - Начнём с простого. Я видел швы на твоей шее, тебе недавно уже отрубали голову? Кто?
  - Мужик из Конохи, один из 12 защитников феодального лорда. Он уже мёртв.
  - Как его звали?
  - Касума, или как-то так... А, точно, его звали Асума. Он что, был твоим другом?
  - Просто знакомый. Так, теперь к более важному: Кто из акацуки займётся поимкой Санби? Где он находиться? Какова ваша цель?
  - Акацуки своих не выдают.
  - Говори, или хуже будет.
  - Куда уж хуже? Я же голова от тела отделённая, что ты мне сделашь?
  - Ну, если честно, то ещё неделю назад я бы достал свои инструменты, электроды, уколы там всякие и устроил бы тебе допрос с пристрастием, но я изменил свои методы. Теперь я работаю в команде, а потому, я обойдусь лишь этим. - Наруто достал из-за спины стальную гладкую доску, с прорезями по всей её поверхности. - Это ещё что за хрень?
  - Это - тёрка для сыра, которую мне любезно одолжила Карин, и я не побоюсь ей воспользоваться.
  - Блефуешь!- Джинчурики поднял голову и поднёс её к резке. - Позволь я опишу тебе, как всё будет: В начале, я прижму твоё лицо к гладкой металлической поверхности, держа за волосы на затылке. Затем, я начну двигать тебя вперёд и назад. Медленно. При этом тёрка будет отрезать от тебя сотни маленьких кусочков, слой за слоем, миллиметр за миллиметром. Когда твои веки полностью сотрутся, очередь дойдёт и до глаз. Как только твои глазницы опустеют, я поставлю тебя на место, и начну скармливать тебе твою нашинкованную плоть с помощью маленькой чайной ложечки. Если ты выдержишь всё это и не расколешься, я поверю в то, что акацуки своих не выдают, ты станешь мне не нужен, и я запущу в твои глазницы двух змей и отдам им приказ устроить в твоём мозгу званый ужин. Им понадобиться минут двенадцать, чтобы...
  - Ладно, Ладно! Я всё скажу! Поимкой трёххвостого займутся Дейдара и Тоби. Он скрывается в озере, возле деревни горячих источников. Насчёт цели, всё, что я знаю это то, что наш лидер хочет объединить всех биджу в одно существо!
  - И воскресить десятихвостого, это я и так знаю. Но зачем ему это?
  - Да не знаю я! Я в акацуки недавно! Слушай, я всё сказал, всё как есть. Ты же не станешь делать со мной все свои приколы, так?
  - Не боись, ты нам нужен в целости и сохранности, к тому же ты оказался сговорчивей, чем я думал. Да и места ты много не занимаешь, куда-нибудь мы тебя определить сможем.
  
  Глава получилась очень большой, почти 4000 слов, так что если обнаружатся какие-то недочёты и туманности - напишите и я постараюсь это исправить.
  Семья
  
  - Да здравствует заслуженный отдых!- Карин вышла из кабинета Орочимару, в след за парнями. Санин был очень доволен, когда заполучил в свои руки двух членов акацуки, пусть один из них и был мёртв, а другой представлял из себя голову, отделенную от тела. Он решил дать команде отдохнуть пару дней и предоставил им полную свободу, не ограниченную рамками убежища. Карин только сейчас заметила, что Наруто и Саске выглядят чем-то расстроенными, поникшими.
  - Что с вами, ребята? Мы ведь столько всего сделали: Отчистили Южную темницу, избавили мир от Джуго, обезвредили сразу двух членов акацуки, мы заполучили в свои руки огромную сумму денег! Мы крутая команда, чёрт возьми! Давайте отметим?- Наруто смотрел себе под ноги пустым взглядом, и спокойно заговорил с ней.
  - Так ты не заметила, да?
  - Чего не заметила?
  - Запаха. - Саске тоже подключился к разговору, но в отличие от эмпата, он был очень расстроен.
  - Тело Орочимару начинает разлагаться. Это означает, что в скором времени ему понадобиться новый сосуд. У Саске осталось от силы дней десять, и два дня свободы нихрена не скрашивают ситуацию. Как ты думаешь, уместна ли радость в такое время?
  - Подожди... Но как же?.. Саске станет новым сосудом Орочимару?
  - Агась. Орочимару натянет Саске, как какой-то парадный костюм и заполучит в свои руки шаринган. Его мечта исполнится, и это тело станет для него последним. Он сам говорил, что если член клана Учиха станет его вместилищем, ему не придётся больше менять сосуды.
  - Но ведь это не справедливо... не справедливо...- Карин начала плакать. Саске стало жаль её, и он прижал девушку к себе и вытер с её щек слезинки. - Ну что ты? Я ведь знаю, на что иду. Я смирился с судьбой, и ты должна сделать то же самое. В конце концов, раз уж у меня осталось всего десять дней, я имею право решать, какими они будут. Последняя вещь, которую я хотел бы сейчас видеть - слёзы. - Карин понемногу успокаивалась, шмыгая при этом носом.
  - Даю вам полчаса на то, чтобы переодеться, а после этого возьмём с собой деньги Какузу, найдём дорогой отель и отожжем там, как следует. Повеселимся, отдохнём. Как считаешь, Наруто?
  - Это твоя жизнь, Саске. Если ты решил потратить свои последние дни на пьянки и веселье, то единственное, что я могу сделать это поддержать тебя. Мы все живём один раз.
  - И все умираем.
  - Но некоторые значительно раньше других. Ты тому доказательство. - Джинчурики и Карин пошли в свои комнаты, а Саске крикнул им вслед. - Не берите с собой никакого оружия! Хватит с нас драк.
  ***
  - Ну, вот мы и на месте. Я поискала на картах и разных записях, и везде это место указано как лучшее из лучших. Денег стоит бешеных, но оно того стоит, поверьте. Еда, выпивка, экзотика, горячие источники и лучшие номера. Вот что нам может предложить отель "Цветущая Сакура". - Карин с гордостью указала пальцем на стоящее перед ней красивое массивное здание, оформленное в древне-японском стиле. От него отходило другое, одноэтажное помещение без крыши, над которым витал пар.
  - Сакура? Интересное совпадение.
  - О чем ты, Наруто?
  - Так звали одну девушку, которая раньше была с нами в одной команде. Мы тогда ещё были обычными генинами, и Сакура была влюблена в Саске без памяти! - У Саске брови встали домиком, когда он понял, о чём сейчас пойдёт речь.
  - Не нужно ей о таком рассказывать!- Наруто ухмыльнулся и изобразив смущение, продолжил говорить, имитируя женский голос.
  - "Саске-кун, я так рада, что мы с тобой будем работать вместе!", "Саске-кун, а у тебя есть девушка?", "Саске-кун, давай постараемся сегодня!".
  - Прекращай уже! Не видишь, Карин неприятно такое слушать.
  -"Саске-кун, зайдёшь на палку чая?".
  - Не было такого! И вообще, может быть, Сакура и была в меня влюблена, но из нас двоих ты единственный, кто отвечал на её чувства взаимностью. - Карин почему-то расстроилась от этих слов ещё сильнее, чем прежде, но постаралась этого не показывать.
  - Я уже сотню раз тебе говорил, что всё, что я делал в Конохе было частью маскировки, притворством.
  -А я слышал это уже сотню раз, но никогда в это не верил. - Троица вошла в отель и словно окунулась в сказку. Первый этаж был рестораном, много людей, все шикарно одеты, смеются и пьют, а смазливые официантки-гейши приветливо улыбались каждому встречному. К подросткам подошли два высоких охранника и галантный усатый шатен в жилетке.
  - Сожалею, но я должен предупредить вас, что наше заведение открыто только для взрослых. Могу я спросить, сколько вам полных лет?
  - Отвечу вопросом на вопрос, сколько тысяч рьё будет стоить конец этого разговора? - Учиха протянул мужчине две толстые пачки денег. - 100 хватит? - Тот сразу улыбнулся во все 32 зуба и щёлкнул пальцами, после чего охранники спокойно ушли. - Господа, простите мне мою близорукость, я не сразу понял, что предо мной стоят три прекрасных взрослых человека. Добро пожаловать в Цветущую Сакуру, где любые желания исполняются! Как вы желаете, чтобы мы к вам обращались?
  - Меня зовут Учиха Саске, рад познакомиться.
  - Карин.
  - А я Наруто. Вас я буду называть Пентюх, договорились?
  - Наруто! Не груби человеку, это всего лишь часть его работы.
  - В этом месте деньги решают всё. Я могу прямо сейчас поиметь Пентюха на глазах у всех этих людей, а когда я закончу, он просто предъявит мне счёт, после оплаты которого предложит мне второй раунд, за ту же цену. Я прав, Пентюх?
  - Абсолютно правы, Наруто-доно. Выбирайте любой столик, какой понравится и заказывайте всё, что захотите. Если что-то понадобится, позовите... эм.
  - Пентюха?
  - Именно. - "Взрослые" люди сели за круглый стол, к ним тут же подошла официантка приняла заказ и ушла, а через минуту вернулась с четырьмя бутылками саке, тремя гранёными стаканами, огромной порцией рамена, рисовым пирогом и тарелкой жареных лепёшек. Наруто в первую же очередь схватился за бутылку и налил в каждый из стаканов до самых краёв, не обращая внимания на возгласы Карин о том, что она так много пить не собирается.
  - Пей, или я оба употреблю. - Та с неохотой взялась за стакан, а Саске уже давно это сделал.
  - Ну чтож, Саске, предлагаю выпить за молодость нашу несчастную, как оказалось, впустую загубленную ради твоей мести брату. Кампай! - Карин вся съежилась от неприятного вкуса алкоголя, а Саске и Наруто оба выпили с закрытыми глазами, после чего начали сверлить друг друга взглядами. Учиха ухмылялся, хотя было видно, что он очень зол.
  - Между первой и второй перерывчик небольшой, да, Наруто? - Стаканы вновь наполнились.- Давай выпьем за тебя? За человека, который не пощадит даже самых близких на своём пути к цели. До дна! - Вторая пошла. Атмосфера накаляется, Карин быстро пьянеет и уже сама наливает и себе, и своим компаньонам, пролив большую часть саке мимо, на что она не обратила никакого внимания.
  - А я предлагаю выпить за первую мою встречу с Саске-куном. Давно это было, он наверное уже и не помнит об этом.
  - А мы что, встречались раньше? Когда?
  - На экзамене на чунина, в Лесу Смерти. На меня тогда медведь напал, а ты меня спас. Вы такие хорошие мальчики! Всегда меня спасаете.
  - Быстро же ты пьянеешь, сестрица.
  - И то верно! Но подумать только, вы ведь мне жизнь уже не один раз спасли. Всё, решено! Выпьем за людей, готовых жертвовать собой ради других. - Ещё парочка колких тостов и первой бутылке пришел неизбежный конец. Теперь уже каждый взял себе по бутылке, и начал отпивать из неё вне зависимости от того, произносит ли кто-то тосты.
  - А вот я выпью за Карин. За нового члена семьи! За тебя сестрица.
  - Карин, ты не так много о нас знаешь, предлагаю восполнить пробелы. Спрашивай что хочешь, ответим всё как есть.
  - Ну ладно. Что за история с Рикудо санином?.. Я что-то не въехала.
  - Да ничего особенного. Я просто потомок мудреца шести стезей, которому выпала сомнительная радость видеть будущее. Каждый раз, когда я ложусь спать, ко мне приходят видения того, как десятихвостый, существо, объединяющее в себе 9 биджу, погружает весь мир в Бесконечное Цукуёми. Я должен открыть 6 путей, чтобы остановить это, хотя, по правде сказать, мне начинает казаться, что я не стану этого делать.
  - Почему? Не хочешь спасать мир?
  - Просто я устаю от всего этого. Бессонные ночи не идут мне на пользу.
  - В твоих руках судьба целого мира? Круто. Так, а расскажите мне о Сакуре ещё немного.- Наруто молча вскочил из-за стола и пошёл в неизвестном направлении, оставив Саске и Карин наедине.
  - Куда это он?
  - Да плевать. Хочешь знать о Сакуре? Хорошо, слушай. Сакура Харуно это девушка из Конохи, которая меня полюбила, хотя толком даже не знала, кто я такой. Нам с Наруто постоянно приходилось вытаскивать её из передряг, так как сама она за себя постоять была не в состоянии. Слабая, беззащитная девочка, которая постоянно плакала. Она меня так сильно раздражала.
  - Однако, ты говоришь о ней с нежностью. Слова противоречат правде. Тебе желанно то, к чему питаешь отвращение.
  - Хм...
  ***
  - Пентюх, ты где?
  - Здесь, Наруто-данна. Чего желаете?
  - Хочу заказать два номера люкс. Дайте мне, один самый дорогой номер для молодожёнов, а другой для холостяка. Пусть во втором будет полный мини-бар и самый большой телевизор, какой у вас только есть. И ещё они должны быть друг напротив друга. Запомнил?
  - Уже оформляю заказ. Это будет стоить...
  - Ой, не надо о деньгах, ладно? Просто дай мне ключи и всё тут.
  - Вот, держите. Надеюсь, Вы хорошо проводите время. Может быть, желаете провести эту ночь в компании? Наши девушки помогут Вам заснуть сном младенца, я гарантирую.
  - Нет! Не хочу я спать никаким сном! Боже...
  ***
  - О, ты вернулся. Мы уже было подумали, что ты ушёл в убежище. - Наруто сделал глубокую затяжку и пустил облако дыма в своих друзей. - Ты издеваешься? Я за сигаретами ходил.
  - Ты что, куришь? Это же вредно для здоровья.
  - Я делаю что захочу. - Ещё одна затяжка. - Это круто.
  - Как знаешь. Тебе тут официантки оставили кое-что. - Саске протянул блондину пять салфеток с разными номерами комнат. - Симпатичные такие. Не думал, что ты окажешься таким популярным среди прекрасного пола. - Карин надула щёки, словно у неё конфету отняли.
  - Глупые девушки! Они работать должны, а не к людям клеиться! К тому же я уверена, что Наруто не из тех людей, которые ищут приключений на одну ночь с какими-то простушками. - Джинчурики молча скомкал салфетки и бросил их в тарелку с раменом. - Хватит уже сидеть. Пошли на горячие источники, париться будем.
  - А они...
  - Да, Карин Они смежные. Девочки и мальчики моются вместе.
  - Яху!
  ***
  - Ох, хороша водица! - Карин сидела по шею в воде, рядом с Саске, а Наруто расположился в дальнем углу каменного бассейна и ждал. К нему подошёл Пентюх, державший в руках стеклянный сосуд от которого отходили две трубки. Удзумаки протянул тому очередную пачку денег и, приставив трубку к губам, вдохнул из неё дым, который он стал выпускать кольцами.
  - Что это? Кальян?
  - Он самый, только со специальными ингредиентами. Очередная вредная привычка, которой я безвольно потакаю. Не стесняйтесь, тут на всех хватит.
  Спустя тридцать минут.
  Саске плавал на животе, опустив лицо под воду, и пускал пузыри воздуха. Наруто просто сидел и смотрел на звёздное небо, ну а Карин уже в десятый раз прыгала в воду бомбочкой. Когда она вынырнула, полотенце, отяжелевшее от воды, случайно свалилось с неё, и в результате, девушка предстала перед Наруто абсолютно голой. Тот удивлённо смотрел на неё оценивающим взглядом, без единого следа смущения, от чего Карин не сразу опомнилась и прикрыла важные места руками. - Блин, Наруто, постыдился бы хоть немножечко!
  - А чего мне стыдится? Я голых людей почти каждый день вскрываю. Я никогда не обращал на такие вещи особого внимания, уж поверь.
  - Ну да, конечно! Видела я, как ты на меня посмотрел, развратник.
  - Дело не в этом. Просто, ты мне кого-то напоминаешь, вот я и смотрю на тебя, пытаюсь вспомнить, кого именно. У тебя от воды волосы распрямились, а от этого ты ещё больше становишься на кого-то похожа. Смущаешься? Ладно, я больше не буду.
  - Нет, постой. - Карин медленно убрала руки. - Я знаю, что ты не стал бы о таком врать, так что можешь смотреть. Мы ведь родственники, нам не стоит стесняться друг друга. Просто... твой взгляд всегда меня немного пугает. - У девушки было довольно худое телосложение, слегка выпирающие ключицы и при всём этом, на удивление спортивные ноги с широкими бёдрами.
  - Страх перед моим взглядом? Интересно. Можешь рассказать, чем мои глаза тебя пугают?
  - Твои глаза смотрят на это мир совсем не так, как остальные, более отрешённо, безразлично. Они такие большие и имеют цвет чистого неба. От них исходит неясное мне сияние, и когда тень падает на твоё лицо, глаза это единственное, что остаётся на виду. Это взгляд идеального убийцы, взгляд вызывающий ужас, но, тем не менее, манящий и взывающий к людским душам.
  - Ну ты дала жару.
  - Ты ещё не знаешь, какими словами я могу описать твою чакру.
  - Как-нибудь в другой раз, ладно? Думаю, пора вытаскивать Саске, а то он уже тридцать секунд, как пузыри перестал пускать.
  ***
  Кое-как оттащили пьяного Саске на нужный этаж, и теперь Наруто безуспешно пытался открыть дверь их номера.- Тебе наверняка понравится. У вас с Саске шикарный номер, насколько я понял.
  - А ты что, не с нами будешь?
  - Я буду напротив. - Дверь наконец поддалась и открылась, Наруто помог девушке занести Саске в номер и положить его на огромную кровать. - Вот это номер! Я в таких ещё не бывала.
  - Самый дорогой, какой есть. В общем спокойной ночи, приятных снов и так далее.
  - А ты что делать будешь?
  - Не знаю точно. Накурюсь, напьюсь, вколю себе адреналин и буду всю ночь пересматривать фильмы "Звонок" и "Синестер", лишь бы не заснуть.
  - Что, не хочешь видеть будущее?
  - Ты даже не представляешь, насколько всё плохо в моих снах.
  ***
  Наруто проснулся весь в холодном поту. По телевизору сейчас показывали, как из колодца вылезает девочка с длинными чёрными волосами. "Проклятье, я всё же заснул. Проспал всего девять минут, но у меня такое чувство, что на восстановление моей психики после такого уйдут девять лет. Надо срочно выпить". Блондин достал из минибара бутылочку бурбона и осушил её за три больших глотка. Пить хотелось ужасно, да и лицо помыть не помешало бы. Наруто пошёл в ванную комнату, провернул синий рычаг и подставил лицо под струю ледяной воды. Когда он поднял взгляд на зеркало, джинчурики показалось, что что-то не так с его отражением. Наруто помахал перед своим отражением рукой, но оно не повторило его действий. Зеркальный Удзумаки стоял и смотрел на настоящего, при этом ухмыляясь.
  - Хватит, прекрати улыбаться. - Отражение начало тихо смеяться.
  - Прекрати! - Смех становился громче, эхом разносясь по всему номеру. У Наруто задрожали руки.
  - Оставь меня! Тебя нет, слышишь?! Ты не настоящий, ты у меня в голове, очередная галлюцинация!!!
  - И это делает меня более чем реальным. - Блондин закричал, сорвал со стены зеркало и швырнул его в ванную, разбив вдребезги. Стоило ему немного успокоится, и джинчурики посмотрел на то место, где висело зеркало. Под зеркалом скрывалась белая стена, на которой кто-то написал красным цветом слово "Убийца". Наруто выбежал из ванной, подлетел к дверям и собрался было сбежать из номера, но когда он открыл дверь, перед ним оказалась Карин, которая видимо никак не могла решиться и постучать. - Наруто? Я тут этого... ну, знаешь... того...- Девушка смотрела в пол и переминалась с ноги на ногу. Наруто сразу успокоился, увидев знакомое лицо.
  - Хочешь зайти? - Карин громко выкрикнула. - Да! - и прошла вслед за блондином. Она посмотрела на общую обстановку. Огромный телевизор показывает ужастики, на полу лежат пустые бутылки и в номере пахнет дымом. - Не думала, что ты говорил про это всерьёз.
  - Ну, так зачем ты пришла? Проверить, как я? - Девушка была одета в белый халат и, собравшись с духом, она развязала пояс и сбросила его с себя, вновь оголившись перед блондином.
  - Что ты делаешь?
  - Наруто... ты мне нравишься, меня к тебе тянет. Я думаю, это называется любовью.
  - Я думал, ты влюблена в Саске. Что, узнала, что он всё ещё любит Сакуру, и решила взять себе утешительный приз по имени "Наруто"?
  - Это не так. Просто, когда ты рядом, я чувствую, что у меня есть семья. Ты меня защищаешь, подшучиваешь, подбадриваешь. Ты быстро стал для меня как старший брат, и может быть это и странно, но я хочу провести хотя бы одну ночь с тобой.
  - Я ведь ничего не могу тебе предложить. У меня даже эмоций нет, и ты это знаешь. Влюбляться в человека, который даже не может ответить на твои чувства это полное идиотство.
  - Я знаю, но... -Карин подошла к Наруто, взяла его за руки и нежно поцеловала в губы. - я никак не могу устоять.
  А утро так хорошо начиналось
  
  Карин опустила руки за спину джинчурики и притянула его к себе так, чтобы её губы оказались напротив его шеи. Поцелуй, горячий и мягкий, дрожащее, теплое дыхание. "Щекотно. Интересно, она дрожит, потому что ей страшно, или это что-то другое?". Эмпат слегка отстранился от своей родственницы и положил ладони на её щёки. Румянец сейчас так сильно гармонировал с цветом волос девушки, которая отчаянно пыталась отдышаться. "Её рот слегка приоткрыт. Выглядит... вызывающе". Снял с неё очки и впился в мягкие губы, заставив Карин вскрикнуть от удивления. Когда их языки соприкоснулись, девушка зажмурилась и задрожала ещё сильней, чем прежде, а Наруто продолжал смотреть, как меняется её лицо. Карин буквально разорвала футболку эмпата и, прижавшись к нему всем телом, стала оттеснять парня к кровати, не отрываясь от поцелуя. Вот они упали на кровать, воздуха стало не хватать, и голова закружилась, но остановиться было невероятно тяжело. Наруто резко уложил её на спину, а сам оказался сверху и всё тем же оценивающим взглядом начал осматривать влекущее его тело. При её частых вздохах можно было увидеть быстро исчезающий пар, а в глазах читалось невероятное смущение. Огненные волосы спадали на маленькую грудь, прикрывая розовые соски, а кожа на животе была особенно гладкой и нежной. Парень только сейчас заметил, что Карин обеими руками прикрывала своё особое место.- Не смотри... таким взглядом... туда. Пожалуйста.- Наруто как-то странно ухмыльнулся и, опустившись к её ключицам, стал ласкать её, постепенно опускаясь ниже, к груди, вызывая стоны удовольствия. Полностью раздевшись, он медленно раздвинул ей ноги и начал осторожно проталкиваться внутрь. "Она кричит. Громко. Ей больно. Мне остановиться?"
  -Даже не думай! Не волнуйся за меня... Мы ведь Удзумаки... мы сильные.- "А у неё хорошая интуиция". Наруто перестал сдерживать себя, и стал двигаться под громкие стоны и скрип кровати, постепенно усиливая темп. Карин изо всех сил старалась не кричать, закусив губу. Заметив это Наруто сел, притянул девушку к себе и, прижавшись к ней, тихо прошептал над ухом.- Не надо себя истязать. Я ведь парень, можешь разделить со мной боль.- Джинчурики положил ладони ей на бёдра, а Карин опустила руки ему за спину и вдавила в неё свои пальцы, расцарапывая кожу блондина до крови. Теперь уже девушка сама начала двигаться, тяжело дыша и постанывая. Она плакала, и хоть Наруто и не мог сказать наверняка, он был уверен, что это не просто слёзы боли.
  ***
  Карин мирно посапывала, положив руки под голову и растянувшись на большую часть постели. Солнечные лучи упали на её щёчку, от чего она со счастливой улыбкой открыла глаза. Наруто лежал напротив и смотрел на неё не мигая. Он так и не лёг спать этой ночью.
  -Наруто... ты - чудо.
  -Смешно. Слушай...- Они почти не двигались, просто смотрели друг на друга.
  -Что-то не так?
  -Ты вчера кое-что мне сказала. В тот момент, когда ты уже засыпала, ты сказала, что я хороший человек. Это было так странно...
  -Но это правда. Ты очень хороший, просто с тобой случилось много плохого. Пусть ты и разучился быть добрым к незнакомым людям, но со мной и Саске, со своей семьёй ты становишься лучше. Жертвуешь собой, защищаешь, заботишься о нас.
  -Ты обо мне слишком хорошего мнения. Например, в этот раз я сделал тебе больно.- Наруто показал на крупные красные пятна на белой простыне, после чего Карин сразу накрыла их ладонью.
  -Это ведь не моя кровь.
  - Не хотела, чтобы ты узнал.
  -Могла и предупредить. Я бы был нежнее.
  -Не забивай себе голову!- Карин села и положила подушку себе на колени, собирая волосы в хвост.- Мне прошлой ночью было хорошо, понимаешь? Хо-ро-шо! А ты что, не чувствовал того же?
  -Нууу...- Блондин хитро улыбнулся и потёр подбородок.- Скажем так: учитывая, что это был твой первый раз, у тебя явный талант к этому делу.- Карин со смехом швырнула в него подушку.
  -Да иди ты!
  -Куда?- Наруто отбросил подушку обратно.- К Саске! Серьёзно.
  -Зачем? Мне и тут хорошо.
  -Во-первых: Я за Саске волнуюсь. Он вчера был просто адски ужрат, лучше проверь его.
  -Есть такое дело. Видимо выдержка касательно бухла это наследственный талант клана Удзумаки, но не Учиха. Так, а ещё какие причины?
  -Ещё, тебе стоит поговорить с ним. Тебе ведь тяжело согласиться с его решением? Ну так иди и выскажись! Главное - не сдерживайся. Прошлой ночью... у тебя это хорошо получалось.
  -С Саске ЭТОТ способ не сработает. Ну ладно, я попробую. А ты что делать будешь?
  -Ванную приму.- Удзумаки подняла с пола халат и направилась в сторону ванной, а Наруто крикнул ей в след.- Не ходи в ванную!
  -Почему это?
  -Я там зеркало разбил. Порежешься ещё. Лучше прими душ.- Карин тепло улыбнулась.- Вот видишь? Ты снова обо мне заботишься.- "Если бы всё дело было в этом".
  ***
  Мда-а, у Саске всё и вправду было плохо. Учиха сидел на полу и протирал виски, дёргаясь как ужаленный каждый раз, когда секундная стрелка на настенных часах тикала. Наруто демонстративно повертел в руках две бутылочки пива.- Я тебе опохмелиться принёс.
  -Ох, спасибо тебе, Боженька!
  -Ты же знаешь, что я атеист?
  -Меньше слов,- Учиха открыл бутылку и сделал большой глоток.- больше пива. А ты чего без верха ходишь? И Карин где?..- Саске увидел, как губы джинчурики на долю секунды скривились в улыбке, после чего Учиха широко раскрыл рот в изумлении.- Не может быть!
  -Может, уж поверь.- Брюнет вскочил на ноги, подошёл к своему другу и, смеясь, похлопал его по плечу.- Поздравляю! А ведь правду говорят, что в тихом омуте черти водятся! Слушай...- Саске перешёл на шёпот.- Она же с тобой кровными узами... Не думаешь, что это слишком?
  -Сказал человек из клана, в котором люди веками заключали союзы с дальними родственниками, чтобы не разбавлять свою драгоценную голубую кровь.
  -И то верно. В любом случае, я знаю, что для тебя это был большой шаг. Горжусь!
  -Эм, спасибо, наверное. Я, правда, рассчитывал поговорить о другом.- Наруто сделал небольшую паузу.- Это насчёт Итачи.- Саске сразу нахмурился.- Не начинай, Наруто.
  -Позволь мне высказаться, пожалуйста. Ты знаешь,- Наруто поднёс левую руку к глазам Учихи, показывая кольца побеждённых акацуки.- зачем я одеваю эти украшения?
  -Нет.
  -Это трофеи. Знак того, что я на два шага ближе к цели. Я должен остановить погружение мира в Вечное Цукуёми, а кратчайший путь к этому - смерть всех членов акацуки. Итачи один из них. Если ты доверишься мне, обещаю, кольцо твоего брата займёт своё заслуженное место.
  -Может ты и победил Хидана, но против Итачи у тебя нет ни единого шанса. С ним справится только Учиха. Только я.
  -Не правда. Я сильнее тебя, к тому же для открытия пути смерти мне нужен шаринган. Здесь ведь дело не во мне, да? Прошу, объясни, в чём причина столь сильного желания личной встречи с братом?
  -Всё дело в мести! Наруто, этот ублюдок уничтожил мою семью, и он умрёт от моей руки и никак иначе!
  -Саске, но ведь это мы твоя семья. Я, Карин, Кабуто, даже Орочимару... Мы живые люди, а не призраки прошлого. Я знаю, что ты чувствуешь, но пойми, ты не прав.- У Саске аж вена проступила на лбу от таких слов, а спокойный тон Наруто лишь подлил масла в огонь.
  -Понимаешь, что я чувствую?! Что ты понимаешь, что?! Ты понятия не имеешь о том, что такое семья, о том, что такое чувствовать! Ты каждый день плюёшь на человеческую жизнь, а всё, что ты знаешь об эмоциях, ты буквально вытащил из людей под пытками! За эти годы ты стал мне просто омерзителен.
  -Не ты ли говорил, что я единственный, кто понимает тебя? Что изменилось?
  -Я смог беспристрастно взглянуть на тебя и твои действия, когда встретил Джуго. То как он вёл себя... В действиях маньяка-убийцы я разглядел твоё отражение, и наверное, это стало началом конца для нашей дружбы.
  -Ты ведь убил Джуго, в момент, когда я нашёл для него выход из ситуации. Со мной ты так же поступишь? Или тебя удержит когда-то данное обещание?
  -Знаешь, я уже не уверен на этот счёт. И давай не будем забывать о том, почему я позволю Орочимару забрать моё тело, ладно? Твоя жизнь даётся мне слишком дорогой ценой!
  -О чём ты?
  -О Мангёкё Шарингане! Убей я тебя тогда, в Долине Завершения и сейчас я мог бы послать Орочимару на три весёлые буквы, поджигая его чёрным пламенем и мучая в Цукуёми!
  -То есть я виноват в том, что ты умрёшь?
  - Я перестану существовать ради того, чтобы ты остался жив, хотя теперь я уже не уверен, что оно того стоит! Ты плохой человек, после смерти которого в целом мире не пискнет ни один радар, за исключением меня и Карин.
  -Вот только ты забываешь, что моя смерть означает гибель всего человечества.
  -Да брось ты! Конечно, удобно прикрывать свои поступки за благой целью, но в конечном итоге тебе придётся признать, что ты просто ищешь для себя новые силы, уничтожая всё на своём пути и прикрываясь нелепым пророчеством!- Удзумаки опустил взгляд вниз, поставил вторую бутылку пива на пол и просто вышел, осторожно закрыв за собой дверь. Он не знал, что делать в ситуации, когда весь твой маленький, хрупкий мир начинает разваливаться изнутри. Единственной мыслью, пришедшей на ум, стало "бегство".
  ***
  В момент, когда блондин оказался в коридоре, конечности отяжелели, а на глазах резко упала пелена. У Наруто сложилось впечатление, что он снова спит, но при этом он продолжал стоять на ногах, видеть окружение, хоть его взгляд и был затуманен какой-то невидимой призмой. По стенам коридора начала струйками стекать вода, потоки которой стекали на пол. Одна капелька упала на кончик носа джинчурики. Он поднял взгляд вверх, увидел расползающееся по потолку тёмное пятно. До него донёсся звук того, как толща воды движется к нему навстречу, разрушая всё на своём пути. Потолок не выдержал и с треском прорвался, позволив ледяной воде захлестнуть помещение и прибить Наруто к полу. Блондин оказался на дне целого озера, до дна которого доходили лишь несколько лучей солнца. Наруто взглянул вниз, на тёмное дно. Оттуда периодически поднимались большие пузыри воздуха, словно какое-то животное дышало под водой. Вдруг, сквозь тьму прорезался жёлтый свет от огромного раскрывшегося глаза. Существо колоссальных размеров стало подниматься на поверхность, и Наруто понял, что перед ним сейчас находиться биджу. "Трёххвостый, одноглазая мать её черепаха! Надеюсь, он не голоден". Санби увидел своего посетителя, раскрыл пасть и взревел так громко, что у Наруто кровь пошла из ушей. Ему показалось, что биджу отчаянно просил его о помощи, но с уверенностью сказать было нельзя, может быть это был простой рык. Удзумаки схватился за уши и зажмурился, а когда он открыл глаза, всё вернулось в норму. Он вновь оказался в коридоре дорогого отеля, на том же месте, где и прежде. Блондин пару раз моргнул, не понимая, что только что произошло. Столько разных вариантов, обрывков мыслей, всё смешалось в один не продолжительный монолог.
  -Сон? Но я не спал. Может, это было очередное видение будущего, просто теперь я и наяву их вижу? Или же, это галлюцинация, из-за нехватки полноценного отдыха? Но ведь всё казалось таким реальным, такое чувство, словно я...- Наруто закашлял. Сначала это было лёгкое першение в горле, но оно усиливалось, не давало парню вздохнуть. Он кашлял всё чаще, до тех пор, пока наконец не выкашлял воду, попавшую ему не в то горло.- ...действительно был в том озере.
  Девушка из клана Удзумаки сидела на постели и вытирала мокрые волосы полотенцем. Человек, с которым она провела прошлую ночь, вошёл в номер сильно обеспокоенным и слегка рассеянным.
  -Карин, я... я должен уйти.
  -Зачем? Погоди, ты что, с Саске поссорился?
  -Я не знаю. Мне... нужно побыть одному, обмозговать кое-что.
  -Но куда ты пойдёшь? Мы ведь только отдыхать начали, да и не лучше ли побыть с нами?
  -Оказалось, что в раю всё не так хорошо, как казалось. Лучше я пойду за трёххвостым, это сейчас важнее всего.
  -Но до Деревни Горячих Источников три дня пути. С учётом того, сколько времени осталось у Саске и того, что дорога туда-обратно займёт шесть дней на поимку Санби у тебя останется меньше двух дней! Ты силён, безусловно, но даже для тебя это слишком!- Наруто не слушал её. Он просто открыл окно и прежде чем Карин успела что-либо понять, он тихо сказал ей - Надеюсь, я успею. Береги себя, и присмотри за Саске, ладно?- и выскочил в него, оставив Карин одну. Хоть она и расстроилась из-за того, что он ушёл, мысль о том, что Наруто оставил её "за старшую" приятно согрела сердце.
  ***
  -Если ты действительно хочешь поймать трёххвостого,- Орочимару весь вспотел и часто кашлял. - тебе придётся поторопиться. У меня осталось мало времени.
  -А я-то тут причём? Саске и без меня сможет своё тело тебе отдать.- Орочимару злобно сверкнул глазами и сел на постели.- ТЫ БУДЕШЬ ЗДЕСЬ ЧЕРЕЗ ВОСЕМЬ ДНЕЙ ПОТОМУ, ЧТО Я ТАК СКАЗАЛ!!!- Такой крик Наруто довелось услышать впервые. У Орочимару кровь полилась из носа, ушей, рта и даже из глаз.- Ладно, ладно. Обещаю, что я уложусь в сроки, только успокойся!- Санин глубоко вздохнул и снова лёг.- В любом случае, тебе понадобиться помощь. Кабуто, приведи ребёнка и придурка.- Очкарик ушёл, а через десять минут вернулся с ребёнком лет десяти с длинными светлыми волосами до пояса и маленьким мешком, внутри которого что-то шевелилось.
  -Познакомься, Наруто-кун, это- Кабуто посмотрел на ребёнка.- Юкимару. Он особенный ребёнок, с его помощью ты легко сможешь найти Санби. Просто приведи его как можно ближе к озеру и вколи ему мощный стимулятор нервной системы.
  -Какие камелии тебе больше нравятся?
  -Камелии? Красные, наверное.
  -Красные камелии это плохо. Белые это хорошо.- Мальчик засмеялся, а Наруто вопросительно взглянул на Кабуто.- У Юкимару редкая форма аутизма, но не волнуйся об этом.- Мешок начал дёргаться ещё сильнее, и Кабуто раздражённо засунул в него руку и вытащил оттуда отрубленную голову с заклеенным ртом.- С ним ты уже знаком.
  -О, да. Здорово, Хидан.- Бессмертный что-то громко пробубнил, но сквозь пластырь до Наруто донеслось лишь что-то вроде "Охаинсуканаюха!"
  -И зачем мне нужен этот бессмертный каламбур? Нет, говорящая голова это конечно очень весело, но какая от него польза?
  -Он поможет тебе опознать членов акацуки, в том случае, если ты их встретишь. Правда ведь, Хидан?- Кабуто сделал улыбку безумного учёного, после чего прислужник Джашина всеми возможными способами стал выказывать своё согласие. Кабуто протянул Наруто чёрный плащ с капюшоном и пояс, к которому была прицеплена тонкая цепочка. Как только джинчурики надел свою новую униформу, Кабуто опустился к поясу, взялся за цепочку и приколол к ней Хидана за ухо, словно это какая-то серёжка. Креативненько получилось. На прощание Кабуто настоятельно порекомендовал не снимать со рта Хидана пластырь.
  ***
  Первые тридцать минут Юкимару молча следовал за блондином, периодически оборачиваясь на "чудеса природы" типа зарослей камыша, красивые облака в виде камелии или пролетавшую мимо муху. Вскоре ребёнок задал своему временному опекуну вопрос.-А куда мы идём? Я бы хотел пойти домой, но я не знаю, где мой дом.
  -Нет, мы идём на очень важную миссию. Уверен, после её окончания ты сможешь идти на все четыре стороны, но пока что, нам придётся потерпеть друг друга. А цель же нашей миссии состоит в том...- Наруто обернулся в поисках Юкимару, но никого не увидел за своей спиной.- ...чтобы тебя не убить.- Хидан долго смеялся в пластырь.
  ***
  "Хлебать, какая прелесть! Он увидел лягушку, и случайно отстал от нас, наблюдая за её красотой. А теперь он говорит обо всём подряд. Я одел беруши, но даже так я могу понять, о чём он говорит"
  -Как ты думаешь, откуда берутся красные камелии? Они такими становятся со временем, или же они всегда были красными? Я хочу увидеть, как белая камелия превращается в красную. Нет, пожалуй, я всё же не хочу увидеть красную камелию. Красная камелии это плохо. А ты какую камелию хотел бы увидеть.- Терпение эмпата лопнуло спустя примерно 2000 камелий.
  -ААА! Всё, не могу больше!- Рывком сорвал с губ Хидана пластырь, тот даже прослезился от радости.- Чувак, спасибо! Хух, как же приятно снова что-то говорить.
  -Только у меня одно условие: Говори с Юкимару. О чём угодно, о политике, о женщинах, о матах, главное, чтобы он мне мозг больше не выносил.
  -Хм... Ну ладно. Слышь, малыш!- Юкимару увидел болтающуюся на цепочке голову.- Это Вы мне?
  -Да - да, тебе! Хочешь поиграем?- Наруто хихикнул. - Знаешь, я бы с радостью поиграл с тобой в футбол, Хидан!
  -Завались! Не мешай процессу обучения ребёнка мля! Так вот, Юкимару, играть мы будем в угадайку. Умеешь?
  -Да, кажется да.
  -Ну вот и отлично. Так, начинаем. Эм... О! Как встанет - до неба достанет.
  -Радуга?
  -Чё? Нет! Правильный ответ - хуй! Так, вот ещё одна. Без рук, без ног на бабу скок!
  -Коромысло?
  -Да нет же! Не коромысло, а Хидан! Ну, блин, я же и без рук, и без ног, но на бабу я всегда готов набросится! Тебе ещё учиться и учиться. Слушай следующую...- "Господи, помоги мне".
  Страх и истинный гнев, давно забытые друзья мои
  
  Дейдара сидел за столиком и жевал конфетки в шоколадном соусе, потягивая чай со льдом через трубочку. Какой-то парнишка в капюшоне распахнул входную дверь кафе, впустив в маленькую комнатку прохладный вечерний воздух. Он снял капюшон, открыв доходящие до плеч золотистые волосы, торчавшие ёжиком, бледное лицо с полосками на щеках и глубокие голубые глаза, в которых что-то таится. Он посмотрел на Дейдару и без каких-либо приветствий и раздумий, сел напротив. К нему подошла девушка на вид лет шестнадцати, племянница хозяина кофе.- Чего желаете, сэр?
  - Принесите мне всё то, что заказывал мой друг. - Он указал на Дейдару. Она кивнула и убежала на кухню, оставив очень заинтересованного ценителя искусства наедине с девятихвостым джинчурики. Наруто повертел на своих пальцах кольца, намеренно обращая внимание Дейдары на тот факт, что его молчаливый посетитель носит знакомые ему украшения двух побеждённых товарищей. Становится всё интересней и интересней! Дейдара сдался первым и наконец-то спросил:
  - Кто ты?
  - Я каждый день задаю себе этот вопрос. Самый простой ответ, я - Узумаки Наруто.
  - Мммм. Простота лишь украшает совершенство.
  - Но детали его формируют. Хочешь узнать детали? Тогда дай мне десять минут спокойно поесть, это были три чертовски тяжёлых дня в пути.
  ***
  Спустя ровно десять минут, Наруто прикончил свои конфетки, допил чай и заговорил:
  - Стоит начать с того, что я джинчурики, носитель Кьюби, что автоматически делает меня вашей целью, а потому, позволь спросить: сможем ли мы продолжить наш диалог, или мне убить тебя прямо сейчас? Я ведь могу, и ты это знаешь.
  - Мммм... Сурово! Ну, девятихвостый по сути не моя цель. Я охочусь на Санби, так что мы можем ещё поболтать. Охота на трёххвостого привела меня сюда, а зачем пришёл ты?
  - Я тоже ищу его. По крайней мере, так я сказал своим друзьям, когда уходил от них. Но на самом деле, это ложь. Истинная причина, она где-то здесь. - Наруто ткнул указательным пальцем в висок.
  - Тебя явно что-то гложет. Я в этом хорошо разбираюсь, уж поверь.
  - Почему? Ты психолог?
  - Нет! Просто я уже видел взгляд как у тебя, у одного моего знакомого. Его звали Сасори и он...
  - Умер? Я в курсе. Вообще-то, его убил Орочимару, мой друг. Ты уж прости.
  - Вот как... Знаешь, для Сасори, смерть была избавлением. Интересно, а про тебя я могу сказать то же самое? По твоим глазам, я могу сказать, что тебе больно. Что ты сделал?
  - Тут речь идёт скорее о том, чего я не сделал. За один день, я ухитрился разрушить дружбу, к которой мне пришлось идти целых семь лет. Я не смог понять чувства своего друга, а девушку, которая смогла полюбить меня таким, какой я есть, я оставил одну, не смотря на то, что она просила меня остаться. А теперь, я и вовсе сбежал от проблемы, ухватившись за мысль о том, что поимка Санби сейчас имеет некий приоритет. - Дейдара удивлённо развёл руками. - Но что мешает тебе попросить прощения? Все мы люди, у нас есть право на ошибку!
  - Это сложнее, чем кажется.
  - Почему?
  - Мы ещё не достаточно близки, чтобы говорить на такие темы.
  - Мы сидим здесь, едим и разговариваем, а ведь альтернативой этому является бой не на жизнь, а на смерть! Если это не делает нас друзьями, то, что же сделает?
  - Сотрудничество. Мы можем друг другу помочь. У меня есть инструмент, с помощью которого я смогу вытащить нашу большую черепашку на сушу, а у тебя, насколько я знаю, есть техники, которые прекрасно подходят для боя с биджу, не запечатанным в человеческом теле. Предлагаю сделку: Я достану Санби из потустороннего измерения, а ты поможешь мне его оглушить. Кому он достанется - вопрос, ответ на который найдётся сам собой, со временем. Договорились?- Узумаки протянул художнику руку, в знак заключения соглашения. Дейдара ощутил внутренний конфликт. Та часть его разума, что связана с акацуки приказывает отказаться от сделки, потому как "Акацуки с джинчурики сотрудничать не могут!", в то время как голос вдохновения поёт "Это будет так поэтично! Союз двух противоположных сил - столь краткий и мимолётный, конец которого ознаменует взрыв эмоций. Столь артистичный отголосок искусства, мммм". Секунда размышлений, после которой Дейдара с улыбкой сжал широкую ладонь своего союзника.
  - Договорились! Когда приступим к работе?- Наруто встал на ноги и расправил складки на своей одежде.- Как только заберём Юкимару и Хидана с того места, где я их оставил.
  - Хидан жив? И кто такой Юкимару?
  - Парнишка, который может достать трёххвостого из потустороннего измерения. Хидан не то, чтобы жив, он лишь болтливая голова, которую я отрубил от тела и притащил с собой. Он рассказал мне о тебе, и, как ни странно, поладил с Юкимару, поэтому я оставил их присматривать друг за другом. Юкимару на камелиях помешан, так что я проявил своего рода доброту.
  - В смысле?
  - Я случайно нашёл поляну, на которой растут эти несчастные цветы. Она не далеко от озера Санби. Так вот, я достал верёвку и привязал Юкимару за ногу к одному из деревьев на той поляне. Не смотри на меня так. Я же не одного его оставил, с ним Хидан, а это уже что-то.
  - А ты здорово ладишь с людьми! Впрочем, я не лучше. Я-то думал, что Санби просто прячется где-то на дне озера, поэтому я взял своего напарника, его зовут Тоби, заплыл с ним на середину озера и дал ему пинка под зад. Он, правда, плавать не умеет, но я ему так сказал: Пока Санби не найдёшь, из воды даже не думай вылезать, иначе я тя взорву к чертям собачьим! Зря я наверное так с ним...
  - Точно! Твой напарник, совсем про него забыл. Он не станет на меня нападать?
  - Тоби? Нападать? Не шути так! Он самый добрый парень из всех, кого я только знал, хоть и с ветром в голове.
  - Давай всё же поторопимся, у меня дурное предчувствие...
  ***
  Юкимару смотрел на белые цветки, слушая рассказы лежащего на земле Хидана о былых временах. Становилось темно и холодно, где-то далеко завыли волки, но разве это важно? Тем, у которого нет дома, довольно тяжело испытать страх перед чем-либо. Звук хрустнувшей ветки отвлёк ребёнка от собственных мыслей. Он обернулся и увидел человека в оранжевой спиральной маске с прорезью для левого глаза и чёрном плаще с красными облаками. Хидан удивлённо присвистнул.- Тоби, ты ли это? Как же я рад тебя видеть!
  - Хидан-сан? Какой Вы низенький!
  - Пошёл ты!
  - Кто этот дядя?
  - Это мой друг, его зовут Тоби и он отличный парень!
  - Кто этот мальчик, Хидан-сан?
  - Его зовут Юкимару, он может контролировать трёххвостого, представляешь?
  - Вот так чудо! - Тоби приблизился к Юкимару и погладил его по голове. Тот смотрел на носителя маски со своей, детской наивностью и добротой.
  - Отойди от ребёнка, упырь. - Дейдара и Наруто вышли на поляну. Дейдара взглянул на джинчурики, не понимая, с чего такая агрессия. Тоби развернулся на голос Узумаки, но запнулся о свой край своего плаща и упал маской в грязь. Скульптор рассмеялся над своим напарником, а Наруто лишь сурово взглянул на этого клоуна. - Вот видишь? Всё как я и говорил, Тоби забавный и добрый, просто немного глупый. Да, Тоби?- Тот поднялся на ноги и стряхнул с себя комья земли, после чего весёлым ребяческим голосом сказал. - Совершенно верно, семпай! Тоби хороший мальчик! А кто это с Вами?
  - Узумаки Наруто, он джинчурики Кьюби, и мы с ним сотрудничаем. Ты не против, верно?
  - Я только рад, семпай! Не поделитесь со мной информацией о том, как Юкимару связан с Санби?
  - Хрена я тебе чё скажу, пока ты не снимешь маску.
  - Наруто!- Дейдара пихнул Узумаки в плечо, но тот не отрывал взгляда от человека-апельсина.
  - Зачем Вам это, Наруто-семпай? Я простой парень, моё лицо ничего вам не скажет.
  - Можешь свою лапшу кому угодно на уши вешать, но со мной это не сработает. Я вижу тебя, и вижу насквозь. Скажи, Тоби, зачем член клана Учиха прячет своё лицо за глупым именем и маской лжи и вежливости?- Дейдара подавился воздухом, услышав в одном предложении слова "Учиха" и "Тоби".
  -Что ты несёшь?.. Не может быть, чтобы Тоби был одним из этих проклятых Учиха...
  - Чтож, похоже, что теперь я могу не притворяться. Не думал, что меня будет так легко раскусить. - Голос Тоби сразу изменился, стал холодным и высокомерным, от чего у Дейдары по спине пробежал холодок. Человек в маске отпрыгнул назад и в одно мгновение оказался за спиной неподвижного Юкимару. Одной рукой он схватил мальчика за волосы, а другой поверну его лицо к себе, так, чтобы их взгляды встретились. Из прорези для глаза стало исходить красное свечение, после чего Юкимару обмяк в руках обладателя шарингана. Хидан закричал, но ничего не смог сделать, из-за своего небоеспособного состояния. Ему оставалось только смотреть.
  - Узумаки Наруто, насколько тебе важна жизнь этого ребёнка? Сможем ли мы спокойно поговорить, если я сохраню ему жизнь, или же сражения не избежать?
  - Прекрати, Тоби! Акацуки так не работают, не смей угрожать детской жизни, мммм!
  - Не лезь, Дейдара. Не забывай, кому ты служишь. Так каков твой ответ, Наруто?
  - Мне...- Джинчурики перевоплотился в обличие мудреца.- на этого ребёнка... - Выпустил из каждой руки по одному изогнутому костяному мечу.- наплевать.
  - Я так и думал. - Тоби вновь посмотрел Юкимару в глаза и тут же отскочил от него, так как Наруто швырнул один из своих мечей в цель, и если бы Тоби не успел вовремя среагировать, ему бы снесло голову. Юкимару упал на колени, глаза закатились и в момент, когда воздух пронзил его душераздирающий крик, вокруг мальчика появился мощный поток голубой чакры, устремившийся в небо. Со стороны озера подул сильный ветер, начал появляться густой туман.
  - Проклятье. Трёххвостый пробуждается, слишком рано. Дейдара, мне нужна твоя помощь. Дейдара?- Наруто взглянул на своего временного напарника. Тот пребывал в каком-то шоке, снова и снова повторял слова "Этого не может быть! Не может... они не могли меня предать. Акацуки не предают друг друга!" и мял в руках белую глину. - Дейдара бля! А ну соберись, сучара!- Эмпат влепил Дейдаре такую пощечину, что упал на пятую точку и стал потирать горящий огнём след от ладони на левой щеке. Он тут же пришёл в себя и встал на ноги, проглотив взрывчатый материал своими ртами.-Прости. Что мне делать, Наруто? - Тоби предстал перед своими противниками и покачал головой.- Дейдара, ты - член организации акацуки, ты подчиняешься нам. Если ты поможешь Наруто, ты станешь дезертиром, предателем. Ты осознаёшь, какими будут последствия твоего решения?
  - Мммм... Я уже всё решил. Уж лучше, я стану дезертиром и приму покровительство того, за кем я хотел бы последовать, чем ещё хоть на секунду останусь с тобой в одной организации. И это не предательство, как ты выразился. Вы первыми меня обманули.- Подрывник снял свой плащ и бросил себе под ноги, оставшись в тёмно-синей футболке и штанах того же цвета. Он снял своё кольцо с надписью "синий" и надел его на указательный палец левой руки Наруто, после чего привстал на одно колено и приложил руку джинчурики к своему лбу, смиренно опустив голову.- Я клянусь в верности тебе, Узумаки Наруто. Отныне, моя жизнь в твоих руках, и ты волен распоряжаться ей как пожелаешь. Отдавай приказ.*
  - Встань с колен, художник.- Дейдара удивлённо поднял взгляд на лицо своего нового господина. За все эти годы, никто так и не назвал его художником. Для людей, Дейдара всегда оставался чудаком, подрывником, нукенином, но сейчас, впервые за всю его жизнь, кто-то нашёл достойное определение его личности. Наруто положил руку на плечо потерявшего дар речи Дейдары и спокойно сказал. - Теперь, ты с нами, но ты не присоединяешься к очередной организации, нет. Я принимаю тебя в семью. А семья не сковывает тебя никакими клятвами. Ты всегда свободен уйти, ясно?- Дейдара прослезился от приятного чувства тепла, наполняющего сердце, и с улыбкой сказал. - Да!
  - Отлично. А теперь, будь так любезен, забери отсюда Хидана и поднимись в воздух. Проверь озеро, если увидишь Санби, отвлеки его. Уведи подальше от этого места. Я быстро здесь закончу и присоединюсь к тебе. Покажи этой хвостатой черепахе, свое искусство.
  - Есть! - Появилось белое облако дыма, из которого Дейдара вылетел верхом на глиняной птичке с широкими крыльями. Пролетел мимо Тоби, подхватил бессмертную голову и, на секунду обернувшись на своего бывшего напарника, в момент, когда время словно замерло, он тихо сказал. - Прощай, Тоби. - Тот не стал на него оборачиваться и лишь сухо ответил.- Прощай, Дейдара. Ты свой выбор сделал, хоть я и немного разочарован им.
  - Мммм.- Подрывник улетел за Санби, а человек в маске театрально похлопал в ладоши.
  - Отличный ход, Наруто. Просто великолепно! Сыграть на эмоциональной нестабильности Дейдары, и переманить его на свою сторону. У тебя большое будущее.
  - Я сказал ему правду. По крайней мере, я хочу, чтобы мои слова оказались правдой. Ты же, с самого начала водил его за нос, не удивительно, что Дейдара вас кинул.
  - Предавший единожды обречён предавать снова и снова. Ты так не считаешь?- Ответом на вопрос человека-апельсина стал второй костяной меч, на этот раз, пролетевший в сантиметре от его плеча. Наруто сложил руки в замок, и из земли под ногами Тоби вырвались длинные каменные шипы. Он сорвался с места и побежал к джинчурики, уклоняясь от его атаки стихии земли. Наруто и не рассчитывал, что столь простая техника сможет нанести хоть какой-то вред члену клана Учиха, но, как ни странно, Тоби было тяжело оставаться невредимым, а каждый следующий шип был всё ближе к своей цели. Вот оранжевый Учиха оказался вплотную с джинчурики и, выхватив кунай левой рукой, он ткнул лезвием в грудь блондина. Узумаки злорадно ухмыльнулся, когда Тоби увидел, что кунай не оставил на бледной коже ни одной царапины, она даже не прогнулась под натиском Учиха. - Наивный. Путь демонов не так-то просто пробить. Попался, словно какой-то генин, ну честное слово. - Очередной шип пробился сквозь землю между Узумаки и Учиха и пробил руку Тоби насквозь. Наруто понадеялся на то, что его враг сейчас не сможет двигаться с прежней мобильностью и собрался перейти в наступление, как вдруг, произошло нечто странное. Тоби просто увёл свою левую руку в сторону, освободившись от каменного кола. Он не ломал штык, не вытаскивал его, корчась от боли, он не отрубал руку, словно дикий зверь, попавший в капкан. Просто увел в сторону, словно его тело было не осязаемо, а на том месте, где кол вошёл в руку, не осталось никаких следов повреждений, даже в дыры в рукаве плаща не появилось. Тоби замахнул кулак правой руки для нового удара, а Наруто решил, что нет причин для опасений, в конце концов, раз уж заточенная сталь не может ему навредить, то какой смысл в нелепом страхе перед обычной рукой. Костяшки кулака врезались блондину в переносицу, и тут началось самое интересное. Удар получился просто нечеловечески мощным, под его сокрушительной мощью, несколько костей в переносице джинчурики громко хрустнули, из носа фонтаном хлынула густая кровь. Наруто оступился, его голова запрокинулась и он увидел летящие в воздухе алые капли. "Странно. Я был уверен, что мне удалось достать его руку своей последней атакой. Да и этот удар... А он силён. Я ещё не встречал человека, способного голыми руками пробиться сквозь бронированную кожу". Блондин отпрыгнул от Тоби и вытер кровь рукавом. - Кто ты такой? Ты ведь не простой фрукт, я прав? - (Конечно, не простой, он же апельсин!:)))
  - Я Учиха Мадара.
  - Да неужели? Затроллить меня вздумал? Мадара давно мёртв.
  - Ты не веришь, что я могу быть человеком, который погиб задолго до дня твоего рождения, а я не верю, что тебя с Дейдарой что-то объединяет. Правда, понятие относительное.
  - Нас с Деем связывает одна безумно простая вещь. Поиски совершенства. Для него, совершенство это взрыв, а для меня... для меня совершенство скрывается в ряби на стальной воде.- Всё это время Юкимару кричал без остановки, и Наруто с раздражением закатил глаза.- Ты можешь заткнуться, пожалуйста? Ах, да, ты ведь утратил дар речи. Обидно. Было намного менее шумно, когда ты просто трепался о камелиях.
  - Не отвлекайся!- Тоби вновь оказался возле Наруто, но на этот раз, тот попробовал блокировать атаку акацуки. В решающий момент, по какой-то необъяснимой причине, руки джинчурики дрогнули, он пропустил очередной хук правой. "Что это?". Тоби оказался за спиной эмпата и нанёс удар по позвоночнику, от чего по телу распространилось секундное онемение. "Почему я не могу унять дрожь в руках? Что это за странное чувство? Словно что-то холодное окутывает меня изнутри...". Почки изрядно пострадали, началось внутреннее кровотечение, и теперь уже плазма хлестнула изо рта. "Звук. Столь громкий, отдающийся стуком в висках. Это же моё сердцебиение. Почему оно такое частое? Я никогда не слышал ничего подобного. Где же извечные 60 ударов в секунду? Что со мной происходит? Столько вопросов без ответов".
  - Ты боишься меня, Узумаки Наруто?
  - Хрень! Я не боюсь тебя, я ничего не боюсь. Я ничего не чувствую!!!
  -Но твой голос дрожит, дитя. Думаешь, ты особенный?
  -Я знаю, что я особенный. Я самый особенный, а ты лишь жалкий кусок дерьма! - Тоби собрался пройтись по рёбрам джинчурики. Когда он только сжал руку в кулак, Наруто с неясной ему злобой пнул акацуки ногой в живот, и тут же понял, что и в этот раз его атака прошла тело Тоби насквозь, не оставив на нём и царапины. А вот рука Учихи оказалась более чем осязаемой, в этом Наруто смог убедиться в момент, когда грубые пальцы сдавили его горло. Тоби притянул эмпата к себе, так, чтобы их лица оказались друг напротив друга. Красный свет исходящий из прорези пробуждал в джинчурики нечто давно забытое. Одно единственное чувство, которое, пожалуй, всегда будет в моде. Всепоглощающий гнев. А гнев, как нам всем известно, толкает людей на непредсказуемые поступки. Наруто засмеялся как сумасшедший, его зрачки стали ярко-красными, волосы отросли до самого пояса, стали такими же красными, а часть его тела покрыла бурлящая демоническая чакра. Изо лба носителя Кьюби вырвался длинный изогнутый рог, который пробил маску и голову Тоби насквозь, прямо промеж глаз. По этому самому рогу сползла багровая капелька, которая продолжила свой путь по лбу джинчурики, скатилась по его щеке и наконец, попала на верхнюю губу. Наруто вкусил крови своего смертельно раненого врага, после чего засмеялся ещё безумнее, чем прежде. - Теперь ясно, почему твоя правая рука настолько сильна! Вся правая часть твоего тела состоит из клеток Хаширамы Сенджу, что даёт тебе невероятную физическую и жизненную силу. Мадара? Не смеши меня! Теперь, я знаю, что тебе всего тридцать лет! И ты меня дитём называешь? Посмешище!
  - Н... но... как?..
  - Кровь. Твоя кровь рассказала мне кое-что... А ты разве не слышишь её шёпот?
  
  
  *-я просто решил, что у акацуки, как и у любой другой организации должна быть своя клятва в верности. Когда-то, Дейдара поклялся лидеру акацуки, а теперь, он сделал это с Наруто. Дейдара у нас эмо, только почти всегда позитивный. Этакий парадокс.
  Ты пришёл
  
  Дейдара заметил движение среди густого тумана благодаря устройству на своём глазу и приказал своей птице опуститься пониже, к тёмной глади воды. Глиняное творение коснулось воды кончиками свих когтей и стало медленно парить над озером, среди давящей тишины и воздуха, пропитанного звериной чакрой. Хидан тихонько скулил, словно щенок, которому отдавили лапку, что сильно раздражало подрывника. - Ну что ты скулишь? Чего боишься?
  - Неужели непонятно?! Я смотрел "Челюсти", и точно знаю, что туманы и тихие воды до добра не доводят! Бля, ну пожалуйся, поднимись в воздух!!!
  - Ты - бывший член акацуки, бессмертный прислужник тёмного бога, но при этом ты боишься воды? Чудно!
  - Я боюсь не воды, а того, что в ней скрывается! - Раздался громкий звук, похожий на пение китов, из воды начали подниматься пузыри воздуха. - Ты это слышал?
  - Да. Он идёт. - В одно мгновение из озера вырвался зверь покрытый шипами, чьё тело было настолько огромно, что своим появлением он создал целое цунами. Этот зверь подобен черепахе, чья голова, как и тело, одета в панцирь, а за его спиной три хвоста, поднимающиеся высоко в небо. Дейдара не успел вовремя остановить свою птицу, из-за чего она едва не врезалась в голову трёххвостого. Подрывник оказался прямо перед огромным глазом биджу, и увидел в нём своё отражение, и вот, они посмотрели друг на друга, но Дейдаре казалось, что хвостатый зверь не видит перед собой ничего. Разум Санби сейчас помутнён, его действиями управляет гнев Юкимару, и от чего-то скульптор испытал жалость к этому зверю, который подчинился мальчишке. Трёххвостый ударил одним из своих хвостов по глиняной птице, но та ловко увернулась и поднялась в небо. Как только цель исчезла из его поля зрения, Санби замер, словно заснул. У Дейдары появился шанс для атаки, но он не стал его использовать.
  - Какого хрена ты ждёшь? Взрывай же!
  - Я не стану нападать на беззащитного противника. Это не мой стиль.
  - Какой ещё стиль? Это ведь биджу, с ними все средства хороши. Наруто ведь сказал тебе отвлекать его, так выполняй!
  - Мммм. - Дейдара слепил маленькую бабочку в Санби. Слабый взрыв, таким даже генину не навредить, но этого достаточно, чтобы привлечь внимание биджу. Тот сразу зарычал и открыл пасть, обнажив идущие в три ряда зубы. Вода крупными каплями собралась в сферу возле его пасти, после чего с невероятной скоростью полетела в Дейдару, а за ней последовала ещё дюжина таких же. Подрывнику пришлось летать вокруг Санби, опережая его атаки на доли секунды. От такой скорости Хидан едва не выпал за "борт" глиняного творения. - Дейдара мать твою!!! Сделай что-нибудь, пока он нас не сбил!
  - Не мешай моему искусству! Я и так стараюсь сводить его атаки на нет, чтобы Наруто не попал под удар. Некогда мне о тебе заботиться!
  - Да это же бесполезно! Вокруг сплошной туман, даже трёххвостого едва видно. Я лично без понятия, в каком направлении находятся Наруто и Юкимару.
  - Будем надеяться, что с ними всё будет в порядке.
  ***
  Тоби обмяк, повис на роге, идущем изо лба джинчурики, словно куртка на гвоздике. Чакра Кьюби продолжала покрывать тело Узумаки, закипая и обжигая его кожу. - Не останавливается... Почему она не останавливается?! Почему путь демонов не отступает? ПОЧЕМУ Я ТАК ЗОЛ?!! Он ведь уже мёртв, так смысл мне злиться на мертвеца?
  - Не торопи события, мальчик. - Пальцы Тоби дрогнули в конвульсии, после чего его руки рывком вцепились в шею блондина. Носитель маски всё ещё был жив, может из-за клеток Хаширамы, а может он просто отказался умирать. Наруто вновь ощутил прежнее оцепенение, тот страх, который не даёт ему шевельнуться, мешает бороться за жизнь. Тоби всё сильней сдавливал его горло, у Наруто начали закатываться глаза, а слова, что он слышал отдавались в голове эхом.
  - Послушай меня, Удзумаки Наруто и послушай очень внимательно. Ты особенный, это верно, теперь я хорошо это вижу, но знай, скоро наступит день когда ты поймёшь, что в этом мире ты такой не один. Ты такой же, как я, такой же как Мадара, и ещё несколько людей, чьи амбиции были за гранью этого мира. Думаю, мы можем стать друзьями, если ты этого захочешь.
  - Я... не такой... как ты!
  - Такой, просто ты этого ещё не осознал. Что с тобой, Наруто? Почему ты не борешься за жизнь? Или ты собрался умирать?
  - Это... ты должен... мне сказать. Почему... я так тебя... ненавижу? Я ведь даже тебя не знаю...
  - Это загадка! Разгадаешь её раньше времени, и наш с тобой танец окончится, так и не начавшись.
  - Но ведь... я и так... могу умереть. Дай мне... подсказку.
  - О, конечно, конечно! Вот моя подсказка, надеюсь, ты поймёшь её смысл: те, кто нарушают правила в мире шиноби считаются мусором. Но те, кто бросают своих товарищей - даже хуже мусора. - В памяти джинчурики пробудились давно забытые воспоминания о словах, которые когда-то сказал сын Белого Клыка Конохи. - Причём здесь Какаши? - Хоть Тоби и был в маске, Наруто буквально чувствовал, что под ней скрывается надменная улыбка. - Причём здесь Какаши?! - Одна из бомб хвостатого, посланная трёххвостым сломала несколько деревьев и с оглушительным звуком врезалась в двух врагов, стоявших вплотную друг к другу. В воздух на несколько десятков метров поднялись капли воды, которые упали на землю дождём. Наруто лежал один, в луже кровавой воды, а Тоби пропал. Его рог обломился, из места надлома хлестала кровь, поток которой многократно усилился в момент, когда джинчурики согнулся пополам и начал радостно смеяться, откашливая заполнившую лёгкие воду.
  - Тхахаха! Вот это я понимаю, в яблочко! Тха! Ха-ха... кха-кха... хотя, без побочного урона не обошлось. Нельзя приготовить омлет, не разбив пару яиц. Ха-ха-кха-ха!!!
  "Завязывай со своим психозом, Наруто! Исцеляй свои раны, пока концы не отдал.
  - Явился не запылился! Может объяснишь, как так вышло, что я смог использовать покров биджу?
  - Ты разозлился, что тут ещё сказать. Давай, лечи свои раны и вставай.
  - Всего лишь пара царапин, чего ты заладил?
  - На ногу свою посмотри, дубина!" - Лишь сейчас Наруто увидел окровавленную кость, торчащую из правого бедра. Потрогал её пальцем, готовясь к чудовищной боли, но, вместо неё ощутил абсолютное онемение. "Совсем не больно. Вообще ногу не чувствую.
  - Это не хорошо, не так ли? Впрочем, неважно. Кое-что ты всё ещё можешь сделать, даже в своём искалеченном состоянии.
  - Что например? Открытый перелом бедренной кости, это всё равно, что без ноги остаться.
  - Мальчишка этот, Юкимару. С ним нужно что-то делать. Пока он в таком состоянии, с трёххвостым будет сложно справиться. Позаботься о нём.
  - Ты же знаешь, что в моём понимании слово "позаботься" несёт несколько другое значение.
  - Я знаю.
  - И что ты предлагаешь? Мне убить его? Ибо мне лень искать другие способы помочь ему.
  - Я предлагаю сделать то, что ты умеешь делать лучше всего. Даже в лежачем положении ты способен подарить этому ребёнку прекрасную смерть. Закат жизни среди камелий, разве не этого он всегда хотел? Его мозг уже спёкся, так что можно назвать это милосердием.
  - Да мне как-то пофигу. Смерть не выбирает: и старых и молодых забирает". - Выпустил красивый костяной кинжал из запястья и в последний раз взглянул на Юкимару. - Давай до свидания, парниша. - Вот крик Юкимару и прервался. Кинжал прошёл его голову насквозь и через секунду мальчик упал на колени, а ещё через одну на живот. Его потухший взгляд упал на белый цветок камелии, который постепенно окрашивался в алый цвет, из-за упавших на него капель крови. Белая камелия стала красной.
  ***
  Трёххвостый остановился в тот миг, когда контроль Юкимару исчез. Он словно пробудился ото сна, и теперь ему ничто не мешало свободно мыслить.
  - Наконец-то, я свободен!
  - Пиздец! Говорящая черепаха!!!
  - Хватит материться, мммм! Рад что ты освободился, теперь мы сможем сразиться понастоящему.
  - Хо, очередной человек жаждет битвы со мной... Как зовут тебя, человек?
  - Дейдара, подрывник. Представься же и ты мне, биджу.
  - Исобу, трёххвостый зверь. Рад нашей встрече.
  - Взаимно, мммм. Начнём! - Дейдара выпустил в Исобу двух быстрых глиняных птиц, а сам оказался над ним и сбросил несколько десятков глиняных пауков. - Взрыв! - Трёххвостый исчез в чёрном дыму, а когда тот рассеялся, оказалось, что Санби защитил своё тело хвостами, от чего те покрылись грязью и сажей. - Теперь моя очередь. - Исобу создал сферу воды, но он не стал стрелять ей в Дейдару. Вместо этого, из сферы вырвалась тонкая струя, словно из водяного пистолета, и напор этой струи был таким мощным, что она разрезала всё, чего коснётся. Птица Дейдары была недостаточно быстра, из-за чего струя задела её крыло, почти полностью его отрезав. Глиняное творение сильно сбавило ход, хоть подрывник и постарался восстановить крыло, одновременно с этим создав медузу, которая упала в воду и поплыла к Санби. В этот раз он даже не стал защищаться, позволив медузе взорваться прямо у себя под носом.
  - Что такое?! Я ведь знаю, ты можешь атаковать намного сильнее! Бей же в полную силу, подрывник!
  - Моя цель захватить, а не убить! Если я буду сражаться в полную силу, ты не переживёшь этот бой. - Исобу с оглушительной громкостью рассмеялся. - Но иначе ты не сможешь победить меня! Поражение от человека, который сдерживает свою силу, я просто не приму. - Глаза Дейдары расширились, после чего он добродушно улыбнулся. - Я всё понял. Чтож, приготовься! - Исобу широко раскрыл пасть и начал собирать воду в сферу для новой атаки, а Дейдара встал на своей птице и приподнял Хидана за волосы. - Хидан, а ты плавать умеешь?
  - Ты издеваешься? Я же голова мать твою! Естественно я не умею плавать, дибил!!!
  - Очень плохо. Ну ладно, чай не утопнешь.* - Птица на полностой скорости полетела навстречу Исобу, который всё ещё готовился к атаке. - Что ты творишь?!!
  - Я иду на таран, заткнись и наслаждайся!!!
  - Нет! Нет, нет, нет, нет!!!
  - Да! Да! ДА! - В последний миг Дейдара спрыгнул в воду, преджде чем его творение залетело в пасть Исобу, пробив водяную преграду. Тот по инерции захлопнул пасть, но было уже поздно. Подрывник вынырнул из воды, держа Хидана в одной руке, а другой он сложил печать. - Взрыв! - Послышалось хоть и приглушенное, но всё же ужасно громкое "БДЫЩЩЩ" после чего у трёххвостого изо рта повалил дым. - Я... проиграл?..
  - А я победил! Искусство это взрыв, мммм!
  ***
  Дейдара подбежал к лежащему на земле джинчурики, у которого появился уже третий хвост.
  - Наруто, ты как? Эй?
  - Жить буду. Что там с Санби?
  - Побеждён и ожидает своей судьбы в смирении. Его вообще-то зовут Исобу. А что с Тоби, и с тем мальчишкой?
  - Тоби сбежал. А Юкимару мёртв. Я убил его. Что, какие-то проблемы?
  - ...Нет. А что с Исобу делать будем? Забрать его с собой мы не можем, но и оставлять его тоже нельзя. Я бы мог попробовать использовать свои творения в качестве способа передвижения для него, но это займёт очень много времени.
  - Времени у нас нет! Я должен вернуться домой за оставшиеся пять дней, иначе всё будет кончено.
  - Но почему?
  - Расскажу, как только с Исобу разберёмся. Помоги мне, я самостоятельно на ногах не смогу стоять, но будь осторожен, чакра Курамы жжётся, словно раскаленная сталь.
  ***
  Дейдара доставил Наруто к Санби и тот сел на спину хвостатому зверю. Удзумаки помолчал пару минут, обдумывая дальнейшие действия. - Единственный вариант, какой я вижу - запечатать Исобу в человеке. Ты станешь джинчурики, Дейдара.
  - Я?!
  - Ну не я же! У меня уже есть свой биджу, это тот самый случай, когда два в одном поместиться не могут. И не Хидан, по понятным причинам. Биджу обычно запечатывают в детях, но придётся сделать исключение. Разденься до пояса и ложись на спину.
  - Немного мужской дружбы, да?
  (Наруто и Дейдара, хором.) - Заткнись, Хидан!
  ***
  В подсознании Наруто.
  - Повезло, что ты сейчас можешь использовать покров биджу. Чтобы запечатать Исобу, тебе понадобится огромное количество чакры.
  - Я знаю. Думаю, что трёх хвостов недостаточно. Как мне увеличить их количество?
  - Нужно сконцентрироваться на негативных эмоциях. После четвёртого хвоста я возьму твоё тело под свой контроль, и начну запечатывание. Как только чакры станет достаточно, я скажу тебе остановиться. Лучше приготовься, это будет больно.
  - Поехали. - "Человек в маске, называющий себя Тоби. Я ненавижу его всем сердцем, хоть и не знаю за что". - Отлично, Наруто. Появился четвёртый хвост, продолжай. - "Каждый раз, когда он оказывается слишком близко ко мне, я чувствую беспомощность. Чувствую слабость, страх. Это мне просто отвратительно". - Пятый. Остался ещё один. - "Такое чувство, словно он что-то у меня забрал. Лишил меня чего-то бесценного". - Так, всё, хватит. Шести более чем достаточно. - "Он заставляет меня терять самообладание, испытывать ненависть, а ведь ещё вчера я был по определению неспособен чувствовать". - Проклятье, появился седьмой хвост! Остановись!!! - "Почему в груди так больно, когда я смотрю на него? Эта боль разъедает меня изнутри".
  - Восемь?! Кто-нибудь, остановите это, пока ещё не слишком поздно! - Словно откликнувшись на мольбы Курамы, появился человек с длинными жёлтыми волосами в белом плаще с короткими рукавами. На его спине надпись "Тень огня четвертого поколения", что, по сути, означает четвёртый хокаге. Своим появлением он тут же отвлёк Наруто от мыслей о злобе.
  - Здравствуй, Наруто.
  - Четвёртый хокаге? Что ты тут делаешь?
  - Это долгая история, а времени у нас мало. Давай начнём с того, что меня зовут Минато, и я...
  - Ты мой отец? Я и так в курсе. Скажи, и давно ты здесь?
  - С того самого дня, когда ты родился. Со дня запечатывания Кьюби в тебе.
  - И чего тебе от меня надо, после стольких лет разлуки? Решил наконец поучаствовать в жизни своего сына? Похвально. Хренов отец года!
  - Не надо так...
  - А как надо? КАК??? Просвети меня, о мудрейший мудила. Хотя нет, лучше молчи, даже разговаривать с тобой не хочу.
  - Почему?
  - Да потому, что я знаю, что ты не мой отец. Ты лишь его проекция, созданная из чакры. Разговоры с тобой мне ничего не дадут, если уж я и выскажусь кому-то, то только настоящему четвёртому хокаге, а не его жалким подделкам, которыми он решил заменить мне отца. С другой стороны, учитывая, что ты всего лишь чакра, обретшая форму, думаю, ты сможешь кое-что для меня сделать. Путь жизни позволит мне поглотить тебя и узнать о том, что произошло в день моего рождения. Ты разделишь со мной свои последние воспоминания, и принесёшь мне хоть какую-то пользу.
  - Если это то, чего ты хочешь, так тому и быть. Но позволь мне восстановить печать, прошу тебя.
  - Делай что хочешь, только побыстрей пожалуйста. - Минато за пару секунд восстановил печать и на прощание обнял своего сына, после чего он вновь превратился в чакру и соединился с Наруто. До Удзумаки дошло лишь одно воспоминание, но оно имело огромную ценность. Он узнал, что Минато запечатал в нём лишь половину девятихвостого. Другая часть запечатана в самой душе четвёртого хокаге, а это объясняет, почему путь единства неполноценен. Попрощавшись с проекцией четвёртого, Наруто вернулся в реальный мир.
  ***
  Он лежал в какой-то пещере, а рядом с ним сидел Дейдара и лежал Хидан. Все его раны исцелились благодаря чакре Кьюби. У подрывника на животе красовалась печать, обладающая таким же видом, как ринеган. Наруто не был уверен, но кажется эта техника стала известна ему, благодаря генетической памяти.
  - О, проснулся наконец! Я был уверен, что ты очнёшься!
  - Проснулся? Погоди, сколько я спал.
  - Ну, во время запечатывания Санби ты чуть не погиб, а когда запечатывание завершилось, ты отрубился, и был в отключке эм... три дня.
  - СКОЛЬКО? Нет... Только не это! Неужели, я опоздал? Неужели всё так закончится?
  - Может расскажешь, в чём дело?
  - Хочешь знать в чём дело? Слушай! Я должен был уложиться в восемь дней, потому как иначе, мой лучший друг умрёт, а я даже попрощаться с ним не успею. Дорога заняла три дня пути, ещё сутки мы потратили на поимку Санби, после чего, я должен был как можно скорей уйти домой, ведь дорога обратно это ещё три дня пути. У меня же теперь остались лишь одни сутки на то, чтобы вернуться домой. Это просто невозможно! - Наруто думал, что он сейчас заплачет, но вместо этого Удзумаки лишь закрыл лицо ладонями и завыл.
  - И это всё? Что за мелкие глупости! Мы ещё успеем.
  - Слишком поздно.
  - Для друзей нет такого понятия, как слишком поздно.
  - О чём ты?
  - Наруто, ты забываешь о том, кто перед тобой сидит. В акацуки я был вторым по скорости перемещения на большие расстояния, и если у тебя дорога заняла три дня... - Дейдара создал новую птицу, более крупных размеров чем прежде. - ...то я легко преодолею её за шесть часов!
  ***
  Саске ждал у входа в убежище. Он сидел здесь с самого рассвета, в ожидании своего друга. На горизонте показалась большая белая птица, а когда она приблизилась, Саске смог разглядеть очертания двух блондинов, стоявших на её спине. - А вот и ты. - Птица резко затормозила, проехавшись по земле до самых ног Учихи. Наруто спрыгнул с птицы, и подошёл к брюнету.
  - Ты пришёл, Наруто.
  - А ты сомневался? - Они похлопали друг друга по плечам, а затем, без всякой злобы, с улыбками на лицах врезали друг другу. Саске ударил в плечо, а Наруто по переносице, после чего оба схватились за места, в которые их ударили. - Мой нос! Ладно, полагаю, я это заслужил.
  - Как и я впрочем. На том и условились?
  - Естественно!
  
  * - Означает не утонешь, для тех, кто не понял
  Ученик змея
  
  - А это ещё кто? - Саске уставился на Дейдару, который всё ещё молчал.
  - Его зовут Дейдара, он бывший член акацуки.
  - И ты привёл его сюда? Откуда такое доверие к своим врагам?
  - Что тебя не устраивает? Он специалист по техникам дальнего боя, благодаря его творениям мы сможем за короткое время передвигаться на дальние расстояния, к тому же он многое знает об акацуки и Итачи. Мы только выиграем, если примем его в свои ряды.
  - Как знаешь, но я буду следить за ним.
  - Хорошо. Дейдара, забери Хидана и выбери любую комнату, какая понравится.
  - Мммм. - Подрывник ушёл вглубь убежища, а Наруто вместе с Саске пошли немного в другом направлении, в комнату Карин. Дейдару Саске воспринял со скрипом, но радость от того, что его друг всё же успел, пересиливала недоверчивость. - Ты скучал по ней? По нам?
  - Конечно. Если с вами что-то случится... я умру.
  - Не смей так думать! Ты же знаешь, со мной сегодня кое-что случится.
  - Знаю. Не будем о грустном. А чем Карин занималась, пока меня не было?
  - В основном она просто ждала тебя у входа в убежище, но сегодня ей не хватило на это сил. Её очень напугала мысль о том, что ты так и не придёшь. Она тебя любит, сильнее, чем я мог бы себе представить. А ты её любишь?
  - Нет. Не так, как парень любит девушку. - Саске дал блондину мощный подзатыльник. - Ну, вот что ты за ебанатик такой? Карин тебе идеально подходит, хватит бежать от своего счастья!
  - Но я ведь не желаю с ней расставаться, это уже лучше, чем ничего. - Они оказались у комнаты Карин, и Саске как пуля побежал прочь. - Ты куда? Не пойдёшь со мной?
  - Поверь мне, сейчас я в роли третьего лишнего. - Учиха с улыбкой помахал рукой и скрылся за поворотом. Наруто лишь пожал плечами и приоткрыл дверь. Девушка сидела в на кровати и вертела очки в руках, опустив печальный взгляд на собственные руки. Наруто осторожно открыл дверь, так, чтобы она не заметила, и зашёл ей за спину. - Ну привет, юная Узумаки. - Услышав знакомый холодный голос, она резко развернулась и тут же припала к губам джинчурики. Лишь когда воздух закончился она прервала поцелуй. - И тебе привет, братец.
  - Не перегнула ли ты палочку?
  - От чего же? Мы связаны кровными узами, и ты на год старше меня. Пусть мы и занимаемся с тобой тем, чем занимаемся.
  - Слово "занимаемся" подразумевает, что мы делаем это регулярно. У нас ведь секс был всего один раз. - Горячая ладонь Карин нырнула под плащ джинчурики и опустилась вниз, нащупав внушительный мужской орган. - Я как раз собираюсь это исправить!
  ***
  Кабуто готовил лекарства для своего господина. Орочимару был как никогда плох сейчас, когда его тело достигло своего предела. Тусклый свет свечей особенно сильно подчёркивал проступившие вены и пожелтевший оттенок кожи, а безумные глаза змеиного санина выражали безумную жажду своего великого перерождения. - Ещё немного... Совсем чуть-чуть!
  - Время наконец-то пришло? С вашей первой встречи прошло уже два года. Похоже, что генин, который смог пробудить в Вас жажду крови наконец-то вырос достаточно.
  - Сила, которую он использует против своих врагов, невероятно хороша. Он подходит, раз смог использовать её в столь юном возрасте. Нет, даже не так, он единственный, кто мог бы стать моим новым сосудом. Вот, в чём я всегда был убеждён. Из-за бремени, которое он несёт, мой ученик обязательно придёт ко мне. Придёт ради силы.
  - Именно поэтому Вы продолжали следить за ним со стороны на протяжении всего экзамена на чунина, верно, Орочимару-сама?
  - Ты про разрушение Конохи, в котором я принял участие? Ха! В любом случае, я посчитал, что будет некрасиво так просто уйти, не дав своей деревне знать о том, что я навестил её.
  - В любом случае, позволить ему остаться в деревне, до конца экзаменов было разумным решением.
  - Видимо так. Тот бой, за которым мне довелось наблюдать, была воистину великолепен. Кто бы мог подумать, что за столь короткий срок его сила настолько возрастёт. Он прямо-таки прыгнул выше головы. В тот день я понял, что его больше ничто не сдерживает в Конохе.
  - Однако, жертва, которую Вам пришлось принести, была слишком высока. Бой с третьим хокаге стоил Вам рук, и почти всех тех техник, что вы изучили.
  - Этот проклятый старикашка? Плевать я на это хотел! Мои руки - лишь малая цена, которую мне принести, но сейчас... сейчас, всё идёт как надо! Я как никогда близок к своей цели!!! Кха-кха-кха! - Орочимару сплюнул кровь, а Кабуто протянул ему стакан с лекарствами. - Орочимару-сама, если я не дам Вам препараты десятой категории, это тело... Подождите немного. - Кабуто ушёл, сопровождаемый зловещим хохотом.
  ***
  Очкарик со всех ног бежал в хранилище наиболее мощных препаратов, из-за чего он случайно налетел на блондина с длинным хвостом, который нёс голову фанатика Джашина. - Прости, Наруто-кун! Ой... Ты не Наруто. Кто ты? - Кабуто покрыл свои руки лезвиями из чакры и встал в стойку.
  - Не кипешуй, братиш. Моё имя Дейдара. Я новичок.
  - Какой ещё новичок? Орочимару-сама не упоминал о новеньких в наших рядах.
  - А меня не Орочимару принял. Я здесь по собственной воле, и воле Наруто-данна, разумеется. Он раскрыл мне правду об акацуки, и я покинул эту организацию, и отныне служу лишь Наруто-данна.
  - Откуда мне знать, что ты не шпион акацуки? Насколько сильно Наруто-кун тебе доверяет?
  - Учитывая, что он запечатал во мне Санби? Думаю, его доверие весьма велико.
  - Он сделал из тебя джинчурики? Я под впечатлением. Но что ты здесь делаешь?
  - Искал место, куда я смог бы пристроить Хидана. Для меня, он слишком шумный собеседник.
  - Не волнуйся об этом. У меня для него есть прекрасный уголок. - Кабуто сверкнул своими очками, а Хидан с усмешкой спросил.- Что, опять в банку со спиртом?
  - Именно! И в этот раз, будь так любезен, не пей её содержимое! Сколько раз я тебе объяснял, что тому, у кого нет тела, не нужно пить.
  - Но это же дело принципа! - Кабуто взял бессмертного в свои руки и скрылся, оставив Дея в небольшом ступоре. Он постоял пару минут, после чего медленно поплёлся в свою комнату. Он резко распахнул дверь и упал на постель, закрыв лицо руками. - Ну и как тебе тут у нас? Нравится? - Дейдара открыл глаза и увидел, что у края его постели сидит брюнет, проводящий пальцами по краю своего лезвия. - Безмерно, Саске-данна.
  - Тхах! Что это блядь? Я младше тебя, так зачем такая формальность.
  - Я уважаю Вас, и уважаю Наруто-данна. Тут возраст не имеет значения. - Саске за долю секунды приставил кусанаги к шее джинчурики Санби. - Лезвие. Мне стоит окрасить его твоей кровью?
  - Не знаю, Саске-данна. А вы хотите этого?
  - Не знаю. Знаешь, думаю у меня проблемы с доверием. Ты ведь предал свою организацию? Так почему бы не предположить, что и нас ты предашь?
  - Семью не предают. Ей остаются верны до конца.
  - Так ты считаешь, что мы твоя семья? Мы ведь даже не знаем друг друга.
  - Ошибаетесь. Наруто-данна рассказал мне о Вас, а так же о Карин и Орочимару. - Саске слегка скривил губы. - И что же он тебе рассказал?
  - Если Вы хотите знать, не рассказал ли он о том, что Вы станете новым сосудом для Орочимару, то знайте, он рассказал. - Брюнет бросил катану и схватил Дейдару за шею, вдавив его в стену. - Я хочу, чтобы ты послушал меня внимательно, максимально внимательно. Скоро мне придётся покинуть моих друзей, ради цели, ради бремени, которое я несу, и похоже, что ты займёшь моё место. Станешь ли ты неотъемлемой частью команды? Окажешься ли ты достаточно ценной фигурой? Меня эти вопросы не волнует. Главное, чтобы ты был верен нам. Если по твоей вине хоть один волосок упадёт с головы Наруто или Карин, клянусь я приду за тобой с того света, и поверь мне, Дейдара, ты позавидуешь мертвецам. Мы друг друга поняли?
  - Более чем.
  - Хорошо. - Саске отпустил подрывника и собрался уходить, но когда его рука коснулась дверной ручки, Дейдара с прежним уважением в голосе спросил. - О Вас я знаю всё, но о Наруто-данна мне, к несчастью, ничего не известно. Вы ведь его друг детства, Вы хорошо его знаете. Может быть, расскажите мне о том, каков же Узумаки Наруто? - Саске молчал пару минут, после чего, не оборачиваясь, ответил: Лучше тебе не знать.
  - Мммм. - Учиха вернулся в свою комнату, где горела одна единственная свеча, сел и закрыл глаза, отчищая свой разум от лишних мыслей.
  ***
  Наруто лежал на спине и медленно вдыхал сигаретный дым, не обращая внимание на то, что у Карин, лежавшей на его груди, от этого глаза слезились. Он долго молчал, готовясь сказать ей нечто важное, и с каждой новой затяжкой желания говорить становилось всё меньше и меньше и меньше. Пришлось собрать всю силу воли в кулак, и с некой заторможенностью в голосе выдавить из себя одно слово, после которого хранить молчание стало, по сути, невозможно. - Знаешь...
  - Что?
  - Во время запечатывания Исобу кое-что произошло и... я встретился со своим отцом.
  - А? А кто твой отец?
  - Четвёртый хокаге, Намиказе Минато.
  - Что?! Твой отец - хокаге?! И ты так спокойно об этом говоришь?!
  - Если ты не заметила, я обо всём говорю спокойно.
  - Подожди... Но ведь четвёртый хокаге умер.
  - Думаешь, я не в курсе? Я встретился не с самим четвёртым, а с его проекцией, созданной из чакры.
  - И давно ты знал о том, что Жёлтая Молния Конохи - твой папаша?
  - Если тебе нужно назвать конкретное число, то об этом я знаю уже два года. Орочимару почти сразу мне рассказал о том, кто мой отец.
  - Ну и каково это, встретиться с ним спустя столько лет?
  - Честно говоря... мне было противно.
  - Почему?
  - Дело в том, что в момент, когда я взглянул четвёртому в глаза, единственной, безумно простой мыслью, захлестнувшей мой разум, стало "Карин была права".
  - Причём здесь я?
  - Когда мы были в отеле, и лежали в кровати, примерно так же, как сейчас, ты мне кое-что сказала. Ты сказала, что я хороший человек, просто со мной случилось много плохого. И вот, взглянув в глаза четвёртому хокаге, я понял, что ты была права. Я ведь прекрасно понимаю, что я безумен и кровожаден, что я жесток и многим омерзителен. Но разве мог бы я стать другим? Нет. Если слишком много дерьма смешивается в одном человеке, из этого явно не выйдет ничего хорошего. Но если задуматься, какой эпизод моей жизни можно назвать худшим? В какой конкретный момент я стал таким, какой я есть?
  - Я не...
  - Я тебе отвечу. В день, когда во мне запечатали Кураму. Не случись этого, и всё было бы по-другому. Но ведь, это не Кьюби виноват в том, что его запечатали именно во мне, он себе джинчурики не выбирал. И это не моя вина, я добровольцем не вызывался. Единственный, кто в этом виноват, это мой отец, человек, который одним поступком поставил крест на жизни собственного сына.
  - Но ты не можешь винить его. Кто знает, вдруг у него не было другого выбора?
  - Выбор есть всегда. Если бы он нашел выход из ситуации, всё было бы другим, я был бы другим. Я был бы счастлив... беспечен, беззаботен, я бы гордился тем, что мой отец был великим человеком. Я завёл бы нормальных друзей, нашёл бы себе достойноё занятие... возможно даже, стал бы пятым хокаге. Я бы любил жизнь, и на худой конец, я смог бы хоть раз спокойно выспаться, так, чтобы меня не преследовали видения будущего. А вместо этого... мне досталась эта изувеченная пародия на жизнь... этот кокон, эта тюрьма, эта золотая клетка, в которой я заперт. Я так хочу освободиться, хочу распахнуть клетку, хочу стать свободным. - Джинчурики горько ухмыльнулся, сделал последнюю затяжку и потушил сигарету о собственную ладонь. Карин шмыгнула носом, от чего блондин тепло ей улыбнулся. - Всё ещё глаза слезятся от дыма?
  - Дым здесь не причём... Просто... просто мне тебя... мне... - Девушка в конец разревелась, уткнувшись лицом в плёчо Узумаки. - Ну что ты плачешь? Терпеть не могу, когда люди льют слёзы над ерундой.
  - А как я могу оставаться равнодушной к таким словам? Это ведь не ерунда, это твоя жизнь!
  - А разве это не одно и то же? - Наруто встал, накинул свой плащ и оставил Карин одну.
  ***
  - Зачем ты пришёл? - Саске говорил, не открывая глаз. Он знал, что Наруто в его комнате, ведь эту походку ни с чем не спутаешь. Наруто встал возле почти полностью расплавившейся свечи, воск от которой струйками стекал на деревянный пол.
  - У тебя свечка догорает. Я пришёл поставить новую. - Учиха всё же решил взглянуть на своего посетителя, который уже поджигал фитиль красной свечи. - Это метафора?
  - Не знаю. А ты видишь в этом метафору?
  - Во всём можно её увидеть. Ты говоришь о догорающей свече, а складывается такое впечатление, словно ты говоришь о моей жизни. Она ведь, как и эта свеча, подходит к концу. В этом же контексте, можно предположить, что новая свеча это способ продлить мою жизнь. Ты пришёл, чтобы продлить мою жизнь. - Они оба говорили с долей печали в голосе, как два друга, которые готовятся к расставанию.
  - А ты хочешь, чтобы я её продлил?
  - ...Нет. Всё ведь уже решено.
  - Действительно.
  - А почему твоя свеча красная? Это намёк на кровопролитие?
  - Нет. Это всего лишь случайность. Свеча это свеча, и ничего более. Метафора... Столь гибкое орудие. Но, каждый видит в разных вещах разные отголоски реальности. Ты считаешь, что жизнь это догорающая свечка? А мне кажется, что жизнь - это поезд.
  - Почему, Наруто?
  - А разве не очевидно? В самом начале пути, когда поезд приходит в движение, всё кажется таким необычным, живым, во всём видишь некую загадку, тайну. Со временем, ты привыкаешь к тому, что тебя окружает, и вещи, когда-то вызывавшие трепет и восторг, перестают приносить какие-то особые эмоции. Затем, если тебе повезёт, рядом с тобой сядет человек. Не важно, мужчина это, или женщина, рано или поздно вы с ним заговорите. Всё начнётся с простого приветствия, обмена любезностями. Короткие беседы превратятся в душевные разговоры, наполненные смехом и слезами, и вот, ты и сам того не заметив, обрёл друга. Ты можешь говорить с ним обо всём, в конце концов, это ведь твой товарищ, у которого ты можешь многому научиться. И вот за всеми этими беседами, люди часто забывают одну извечную истину.
  - И какую же?
  - Рано или поздно, дорога закончиться. И чаще всего, ты и твой друг выйдите на совершенно разных остановках. - По щеке Саске сползла одна крупная слеза, он подошёл к Наруто и заключив его в крепкие объятия, начал шептать - Прости меня, Наруто! Прости за всё, чем я когда-то тебя обидел, порой я веду себя как настоящий придурок. Ты... ты ведь за всё это время ни разу меня не оскорбил, всегда говорил от чистого сердца, а я такого тебе наговорил. Ты простишь меня?
  - Конечно прощаю. Дружба, это священный союз. Друзья всегда прощают друг друга.
  - Друзья всегда честны друг с другом. Ты самый лучший, и я хочу, чтобы ты всегда помнил об этом. Я тебя люблю!!! - Произнося последнее слово, Саске перешёл на рёв, после которого из его глаз уже в три ручья хлынули слёзы. Наруто проронил всего одну слезинку, но и этого было достаточно, чтобы понять, что он чувствует. - Это одновременно самое прекрасное, и самое гейское, что я когда-либо слышал в своей жизни!
  - Сучёнок! Чтоб у меня язык отсох! Хотя нет, я всё сказал правильно, и я готов повторить это ещё тысячу раз. Я люблю, люблю Узумаки Наруто, этого проклятого сучёнка! Прощай, Наруто, встретимся на том свете.
  - Прощай, друг мой.
  ***
  Кабуто наклонился над ухом змеиного санина. - Он идёт, Орочимару-сама.
  - Отлично! Я знал, что всё будет именно так, знал!
  - Орочимару-сама, если всё пойдёт по плану, не только пятеро каге, но и весь мир содрогнётся перед величием, которое Вы обретёте.
  - Всё пойдёт по плану! Нет никакого если, нет ни единого шанса на то, что что-то изменится. С самого начала я знал, что те тёмные желания, что управляют его поступками, приведут его сюда, в эту комнату! Никто не подошёл бы на роль его учителя лучше, чем я! Никто не способен понять ту тьму, что сидит в его сердце так, как я! - Дверь медленно, со скрипом открылась, и в комнату вошёл новый сосуд для души легендарного санина.
  - ТАК ИДИ ЖЕ КО МНЕ, НАРУТО-КУН!!!
  - Уже иду, сенсей.
  Пугливый котёнок
  
  Саске проснулся с чудовищной головной болью. Он лежал на полу в своей комнате, наполненной странным запахом, напоминавшим смесь из медицинских лекарств и каких-то трав. С трудом учиха сел, в глазах всё поплыло, но кое-что Саске всё же смог разглядеть. Красная свечка, которую вчера оставил Наруто, только что потухла, а большая её часть превратилась в бесформенную лужу воска. - Что... произошло? - Резко сработал будильник и раздался пронзительный писк, после чего Саске схватил с кровати подушку и вжал её в своё лицо. "Что за чёрт?! У меня такого похмелья ещё никогда не было! Боже, даже думать больно! Минуточку... БУДИЛЬНИК ЗВОНИТ!??". Брюнет отшвырнул подушку в дальний угол комнаты и схватил будильник в руки, с ужасом взглянув на циферблат. - Шесть мать их утра?!! Бляяяя!!!!! - Впервые за всю свою жизнь Саске закричал так громко. Он вскочил с полу на ослабшие ноги и едва не рухнул на живот. Опершись о стену, Учиха сделал несколько глубоких вдохов, пытаясь справиться с внезапным приступом тошноты. - Что произошло прошлой ночью?! Я ведь должен был в полночь прийти к Орочимару, я просто не мог проспать! Так, надо вспомнить, что вчера было... Я пришёл в свою комнату... потом пришёл Наруто... мы поговорил, а дальше-то что было?!! Господи, как же тяжко думать... - К горлу подступил комок, Саске схватился за живот и упал на колени, после чего его обильно стошнило бесцветной жидкостью. Сразу стало чуть легче, он уже более уверенно встал на ноги и медленно поплёлся в покои Орочимару, всё так же опираясь о стену. - Почему Кабуто меня не разбудил? Орочимару ведь должен был забрать моё тело, да и времени у него было в обрез. Неужели, Орочимару умер?.. Нужно спешить! - Вот Учиха оказался у большой деревянной двери и с силой толкнул её вперёд. Картина, ожидавшая его в этой комнате была воистину ужасна: стены, пол и потолок этой комнаты покрыты странной чёрной слизью, на большой постели лежит сброшенная кожа Орочимару, рот которой очень сильно растянут. От рта этого изуродованного тела тянется след из свернувшейся крови, который неожиданно обрывался в середине комнаты, а возле постели лежит неподвижное тело, свернувшееся в позе эмбриона. Саске пробила невероятная дрожь, он произвольно оступился и почувствовал под ногами сухой хруст. Саске поднял с пола белую тряпку, в которую было что-то завёрнуто. Он открыл этот свёрток, и тут же с криком уронил его. В белый платок кто-то положил отрубленную руку, с ногтями, покрашенными в чёрный цвет. И это была не обычная рука! На вид, ей лет пять, но она не сгнила, а высохла, словно жук или бабочка, приколотая иголкой. Под весом Учихи, пальцы этой конечности покрошились и отделились от кисти, но Саске всё же смог отчётливо разглядеть след от кольца на мизинце. - Что за чертовщина? - Брюнет осторожно обошёл отрубленную руку и приблизился к телу, которое сейчас привлекало его внимание. Оно лежало на животе, так, что Учиха не мог разглядеть его лицо. Дрожащими руками он развернул его на спину, и узнал в нём своего старого знакомого. Это был Кабуто, хоть он и не был сейчас похож на себя: волосы, которые обычно завязаны в хвост сейчас были растрёпаны и слиплись от пота, крови и чёрной слизи, очки разбиты, некоторые стёкла от линз застряли в коже на его щеках, но это ещё не самое страшное. Он похудел! Причём сбросил килограммов двадцать, от чего бедный очкарик стал похож на зомби. Его глаза закрыты, а грудь не шевелится.
  - Кабуто?.. Ты умер? Эй, Кабуто! - Правая рука Орочимару резко вдохнула, широко распахнув глаза. Учиха с криком выхватил кусанаги, готовясь к атаке живых мертвецов, но с большим усилием смог сдержать свой порыв. - Кабуто, я тебя ненавижу, тупорылый наркоманский задрочер!!! Хух, у меня из-за тебя чуть сердце из груди не выпрыгнуло! Скажи же, что здесь произошло? - Кабуто вдруг улыбнулся жуткой улыбкой, но не произнёс ни слова.
  - Кабуто, не молчи!
  - И увидел я зверя... - Кабуто говорил шёпотом, но с каждым словом его голос становился всё громче. - Зверь тот скрывался за обликом человеческим, но в нём не было ничего людского. Душа его едина с лисицей огненной, а разум съедаем чёрной жаждой крови людской, и способностью бесконечно желать. Зверь этот, желал обрести свободу от мира сего, и оторваться от земли, поднявшись к небесам. Но желание это, до сего дня было лишь мечтой несбыточной. - Саске с недопониманием слушал своего безумного собеседника, едва сдерживая желание заткнуть ему рот. Учиха осторожно коснулся лба Кабуто, и едва не обжёгся.
  - Кабуто, у тебя температура за сорок! Ты бредишь, слышишь? Успокойся, пока у тебя мозги не спеклись! - Учёный отбросил руку Учихи резким ударом тыльной стороны руки.
  - И увидел я другого зверя! И ползал тот зверь по земле, будучи человеком, змее уподобившимся! Он сбрасывал кожу снова и снова, надеясь отрастить крылья и научится летать подобно дракону, жертвуя всем ради этого желания! И встретились два зверя, и приклонили колени друг перед другом, и заключили договор! И обменялись друг с другом властью своей, и желаниями, и силами своими, сливаясь во едино! И узрел я третьего зверя, возвышающегося над всеми другими! В правой руке своей он держал пять теней и пять столбов мира сего, а в левой - власть великую, и силу, и ненависть собственную! И назвался тот зверь драконом и лисицей и человеком, но не одно из этих слов не подходит, дабы описать его! Ибо он проклят, и прокляты враги его, и будут наказаны они, поглощённые тёмной злобой этого демона!!! - Саске лишь с презрение отстранился от этого безумца и со всех ног выбежал из комнаты, оставив Кабуто наедине с его безумием. "Сумасшедший! Проклятый мозгоёб... Нужно найти Наруто, может быть, он что-то знает об этом?". Саске быстро добрался до комнаты Узумаки и влетел туда на полном ходу.
  - Эй, Наруто! Ты не поверишь, что я только что видел! - Саске не успел как следует осмотреться, закрывая за собой дверь и лишь когда он не услышал никакого ответа, Учиха переспросил.
  - Наруто? - Он с удивлением обнаружил, что постель Наруто уже заправлена, а дверцы шкафчика настежь открыты. Саске заглянул туда, и понял, что кто-то в спешке собрал все вещи: всевозможные лекарства, одежда, набор скальпелей, шприцов, оружия и специальных хирургических инструментов. Всё исчезло. - Ничего не понимаю. Он что же, ушёл на какую-то миссию? Нет, не мог же он так просто взять и уйти, не предупредив меня! Да и не стал бы Наруто брать с собой все свои вещи. Стоит сходить к Карин. Вдруг они решили жить вместе? Зная Наруто, не думаю конечно, что такое возможно, но всё же... - Учиха пошёл в комнату девушки, на этот раз, довольно медленно. Движения сковывал неясный страх над тем, что и там его никто не встретит. И вот, там его ждала до боли знакомая картина. Всё в точности так же, как у Наруто. Заправленная постель, пустые шкафчики, от этого сердце сковывало льдом. "Так, не нервничаем, не нервничаем! Пойду к Дейдаре. Он мне не нравится, но выбора нет".
  Как вы думаете, что же ждало его в комнате Дея? Всё та же опустошённость? А вот и нет! На постели подрывника лежал белый глиняной клон, положивший ногу на ногу. Он оттянул ниже веко на правом глазу, и показывал своему посетителю язык. Саске с психу разрезал скульптуру на сотню маленьких кусочков. - Он издевается?! Шутник хренов, как только я его найду, в капусту порублю. А найду ли я его? Вдруг, они меня бросили? Но... зачем? Я что-то не так сделал? И, что во имя Ками-самы произошло с Орочимару? Не понимаю. Ничего не понимаю! - Саске побежал к главному выходу из убежища, сбиваясь с ног и сжимая кулаки до крови. Мысли путались и смешивались, от чего брюнет непроизвольно начинал плакать. "Могли ли они меня бросить? Стал ли я им не нужен, или же, я их чем-то обидел? Наверное, всё дело в моём поведении. Я ведь буквально заставил их наблюдать за тем, как я загоняю себя в могилу ради собственной мести... Требовал ли я слишком многого? Разрушил ли я узы, которые нас связывали собственным эгоизмом? Разумеется да... Как дошло до такого? В какой момент всё так обернулось? Почему я никогда раньше не задумывался о таких вещах? Если я снова увижу их... увижу его... обещаю, всё изменится, я изменюсь. Я никогда ни о чём тебя не просил, но сейчас, прошу тебя, умоляю, позволь мне увидеть Наруто хотя бы ещё один раз!". Учиха распахнул входные двери и солнечный свет на мгновение ослепил Саске, от чего он на мгновение зажмурился. Когда брюнет открыл глаза, в пространстве постепенно вырисовывались элементы окружающей среды, а так же образ высокого человека стоявшего к Учихе спиной, чьи длинные пшеничные волосы доходили до пояса.
  - Наруто? Наруто! - Саске положил руку на плечо Узумаки и рывком развернул его к себе. - Ты не представляешь, как же я рад тебя ви... - Саске остановился на полуслове, когда увидел лицо своего друга. Бледная кожа, по три полоски на каждой щеке и довольно круглые черты лица. Всё это осталось неизменным, но вот глаза... глазя его были уже совсем другими. Тёмно-синие тени, удлинявшиеся и заостряющиеся к самому носу, а зрачки были золотистого цвета с тонкой горизонтальной полоской посередине. На Саске смотрели глаза Орочимару. Саске с криком отбросил от Узумаки руку и оступившись, упал на пятую точку, после чего истерически отполз от Наруто на несколько метров. Тот искренне улыбнулся, развернулся к Учихе и присел возле него на корточки. Саске весь покрылся холодным потом, когда Наруто протянул к его лицу руку, и замерев на секунду, хриплым голосом прошипел. - Саске-кун...
  - ААААА!!!! Не-не-не-не... Не подходи ко мне! - Вдруг, Наруто дал Учихе щелбан, тот сразу перестал кричать, после чего, джинчурики громко рассмеялся, затем моргнул, открыл глаза, которые вновь стали голубыми, и заговорил уже своим голосом.
  - Что, испугался? Пугливый котёнок!
  Компенсация с процентами
  
  - Ну что? Что ты хочешь мне сказать? Что я классно выгляжу? - У Саске зубы стучали, он не мог выдавить из себя и слова, в то время как Наруто был как никогда весел и жизнерадостен.
  - Ну признай же! Я знаю, что ты хочешь меня расцеловать!
  - К-к-к-какого хуя ты натворил? Что ты сделал с Кабуто? Где все? Где Орочимару? - Узумаки удивлённо приложил руки к груди. - Он здесь. Во мне. Неужели не ясно? Он стал частью меня, так что, нас теперь трое. Есть я, есть Курама и есть Орочимару. Они все во мне. Это странно, ты не находишь? Я чувствую себя переполненным автобусом, который проседает под весом пассажиров, страдавших ожирением.
  - Да что ты несёшь? Объясни человеческим языком, что произошло прошлой ночью?!
  - Но ведь я уже всё тебе рассказал. Ты что, не помнишь?
  ***
  Прошлой ночью, в тот момент, когда Наруто пришёл к Саске.
  - Прощай, Наруто!
  - Прощай, Саске.
  - Знаешь... меня что-то в сон клонит... Капец, как спать хочу.
  - Я знаю. Видимо, ЭТО начало действовать.
  - Ты о чём?
  - Свеча, которую я принёс. Она особенная. Пока она горит, выделяется особенный невидимый сонный газ. Ты скоро заснёшь крепким сном, а проснёшься с небольшим похмельем.
  - Вот... как... - Саске начал терять равновесие, падая на спину, но Наруто подхватил его, и аккуратно положил его так, чтобы Учиха не ударился головой. Пока Саске ещё пребывал в сознании, Наруто стал быстро шептать. - Хочу, чтоб ты знал, этой ночью я приду к Орочимару и совершу небольшое преступление против природы. Я впущу его в своё тело, но и сам я никуда не денусь. Проверим, поместится ли два в одном. И, если я не справлюсь, и всё пойдёт не по плану, знай, мне правда жаль. Я бы сказал тебе прощай, но мы ведь уже это сделали.
  - Ты... такой ужасный... козёл.
  - Я знаю.
  ***
  - Зачем ты это сделал? ЗАЧЕМ?! Это ведь я должен был стать сосудом для этого старого извращенца!
  - Затем, что я видел три варианта будущего: В первом, ты отдашь своё тело Орочимару и умрёшь. Во втором, ты восстанешь против Орочимару, но тогда, он умрёт. А третьим вариантом, был я.
  - То есть, по-твоему, я что же, должен тебе спасибо сказать?!
  - Ну, дело твоё. Можешь спасибо сказать, а можешь руку пожать... А может, обнимемся? Как тебе больше нравится, котёнок? - Саске всё никак не мог понять, издевается ли Наруто, или же, он сейчас серьёзен. - Что с тобой стало, Наруто?
  - Не знаю, котёнок. Может быть, я сумасшедший? Как считаешь? Тебя не устраивает моё безумие? Или оно тебе нравится? Или ты боишься меня? Странные мысли. Фрагментирующиеся мысли. Мои мысли, и... его мысли. - Глаза джинчурики вновь стали змеиными, и он с ухмылкой провёл по щеке Саске тыльной стороной ладони, в ответ на что, Узумаки получил удар ногой по лицу.
  - Что же Вы со мной делаете, Орочимару-сенсей? Молчание. Вы вообще как, живы там? Как вам во мне, просторно? Пф!
  - Хватит мне мозг сносить, засранец! Позволь мне подвести итоги. Ты меня отравил! Ты меня обманул! Ты поглотил душу Орочимару, и теперь ведёшь себя как пролетевший над гнездом кукушки!
  - О, да! Всё как-то так!
  - Ты... ты!
  - Что?
  - Да ты хоть понимаешь, что ты - пидар несчастный!
  - Смешно! Прямо айс!
  - Ты же мне всю жизнь сломал! Теперь, благодаря тебе у меня нет ни Мангёкё шарингана, ни силы Орочимару! У меня нет ничего, что я мог бы использовать против Итачи! Прости за мой французский, но при таком раскладе мне остаётся разве что, хуйца соснуть!
  - А у кого? У меня, или у себя?
  - Наверное, у тебя!!! У себя боюсь, не дотянусь! Ну давай, снимай трусы!!! - Наруто вдруг удивлённо взглянул на лицо Саске, после чего он вновь улыбнулся. - Саске, у тебя что-то на лице. Надо же, как по часам появился!
  - Что?! - Учиха провел рукой по лицу и взглянув на неё, он увидел кровь. - Что за хрень?!!
  - Ну-ну, не стоит быть столь неуважительным! Это ведь твой Мангёкё шаринган пробудился.
  - Ман... гёкё? - Наруто порылся в кармане своего плаща и швырнул Саске маленькое зеркало. Учиха взглянул в своё отражение, и увидел кровавые слёзы на своих щеках. Глаза же его, полностью изменились, на месте привычного красного зрачка с тремя запятыми, он обнаружил шестиконечную звезду с точкой посередине. - Что за нах?!! Я ведь не убивал своего лучшего друга! Я не убивал тебя!!! Что это значит?
  - Это был мой эксперимент. За время пребывания в убежищах Орочимару, я изучил 3271 досье членов клана Учиха. Изучал я их крайне методично, каждую ночь тратил на это чтиво по три часа. И вот, я заметил одну странность. Некоторые члены клана Учиха, те, что были в АНБУ, на длительное время покидали деревню, и оказывались в полной изоляции. Вдали от всех родственников, друзей и знакомых, они попросту не могли убить своих лучших друзей, однако, возвращались они из этой изоляции уже с Мангёкё шаринганом. Как же такое могло произойти? И вот, я поднял справки, и обнаружил, что в момент их отсутствия, умирал кто-то тесно связанный с этими Учиха. Умирал, по естественным причинам, от сердечного приступа, или же выполняя какое-то задание. Естественно, всем друзьям и родственникам умершего приходило извещение о смерти и похоронах, и Учиха - не исключение. На основе этих фактов, я создал теорию: Мангёкё шаринган активируется не только в момент, когда человек из клана Учиха убивает своего лучшего друга. Иногда, достаточно просто неожиданно узнать о том, что твой лучший друг умер, и если эмоциональный всплеск окажется достаточно сильным, эффект будет таким же, как от убийства друга. Увидев эти змеиные глаза, ты решил, что я умер, а общее напряжение лишь дополнило картину.
  - И когда ты начал планировать этот день?
  - Год назад, когда Орочимару сказал, что хочет завладеть моим телом, а не твоим. Не уверен... Хотя, должен признать, тот факт, что твой МШ активировался меня очень радует! Как оказалось, я действительно очень дорог тебе, котёнок!
  - А что бы ты стал делать, если бы всё пошло не по плану?! Если бы мой МШ не пробудился?!!
  - Ну, шансы были пятьдесят на пятьдесят, я не мог с уверенностью сказать, что же случится в этот день, так что, запасного плана у меня попросту не было. - Саске вдруг зашёлся в истерическом смехе, одновременно смеясь и рыдая кровавыми слезами. - Хахаха-ха!!! Почему я смеюсь? Тха-ха-ах-хаха!
  - Это эйфория. Дыши глубже, скоро пройдёт.
  - Знаешь что... - Саске резко раскрыл глаза, поток крови усилился и в том месте, где стоял Узумаки, загорелось чёрное пламя. - иди-ка ты в жопу, Наруто!!! - Джинчурики легко увернулся от этой атаки, и начал говорить голосом учёного, следившего за ходом эксперимента. - Так, от стадии эйфории ты перешёл к гневу. Быстро растёшь, хотя, на твоём месте, я бы не стал использовать Аматерасу столь небрежно.
  - Завались! Я тебе не какая-нибудь лабораторная свинка!
  - Ну серьёзно, завязывай уже, ты навредишь своему зрению. - Чёрное пламя быстро охватывало территорию, создавая вокруг Учихи кольцо огня. Наруто изменил форму своего тела, превратив ноги в змеиный хвост, благодаря чему, ему было легко уклоняться от Аматерасу. Одним коротким движением он подполз к Саске за спину и, на свой страх и риск, закрыл ему глаза ладонями.
  - Успокойся. Всё хорошо. У тебя есть Мангёкё, у меня сила Орочимару, твою месть Итачи никто не отменял. Постарайся расслабиться. Так, отлично, а теперь, погаси пламя, пока мы не сгорели заживо.
  - Чего?! И как я должен его гасить?
  - Так же, как и разжёг!
  - Я ведь это не произвольно сделал, как по-твоему я должен потушить этот проклятый огонь?!
  - Ну я не знаю! Ты же нас в ловушку загнал, так что теперь, не вздумай прикидываться валенком! Тебе правила напомнить? Аматерасу может гореть в течение семи дней, и он сожжёт всё, чего коснётся. Неприятная перспектива, не так ли?
  - Нашёл время для шуток! Что делать будем?
  - Ну, раз уж погасить Аматерасу ты не можешь, думаю, единственное, что мы можем сделать, на скорую руку состряпать завещание и приготовится к довольно-таки дебильной и болезненной смерти. Или же, можно сделать так. - Наруто достал из кормана микрофон и приложил его ко рту. - Дейдара, ты нас видишь?
  - Да, Наруто-данна. Положение у вас скверное. - Из этого устройства донёсся искажённый голос скульптора.
  - А то я не знаю. Сможешь нас вытащить?
  - Разумеется. - Тут же к земле опустилась глиняная птица, откуда Дейдара с улыбкой протянул руку помощи. Наруто забрался первым, ну а Саске хоть и со злостью, но всё же доверился подрывнику. Птица поднялась в воздух, и теперь, оставалось лишь наблюдать за тем, как чёрное пламя поглощает убежище. Наруто с печалью в глазах взглянул на это зрелище.
  - Скажи, а Кабуто остался в комнате Орочимару?
  - Да...
  - Бедняга. Он ведь лишился рассудка, увидев, как работает техника объединения душ. Жаль его. В его нынешнем состоянии, у него нет и шанса на спасение. Покойся же с миром, Кабуто.
  - А где Карин? С ней всё в порядке?
  - Да. Она летит на отдельной птице. Вон она, видишь? - Джинчурики указал пальцем куда-то в сторону, и вскоре, Учиха смог разглядеть девушку, летевшую на глиняной сове. Рядом с ней лежали несколько под завязку набитых рюкзака и чемодана. Карин весело помахала им рукой и что-то крикнула, но до Саске донеслись лишь обрывки фраз.
  - И куда мы теперь пойдём?
  - Мы вернёмся в Коноху. Рано или поздно, это должно было произойти. Получив силу Орочимару, я овладел техникой Эдо Тенсей, и теперь, я смогу вернуть к жизни одного человека, и забрать у него то, что по праву моё.
  - Мы воскресим твоего отца?
  - Да, именно. Именно за этим, мне и нужен был Орочимару.
  - Так вот почему тебя так волновало, останется ли Орыч в живых!
  - Нет, блин, я пустил его в своё тело исключительно ради возможности бесконечно удлинять свой язык! Буээээ! - Наруто демонстративно выпустил свой язык метров на пять.
  - Ну всё, хватит уже! Выбешиваешь ты меня дико!
  - Но ведь, я тебе всё компенсировал, вернул должок с процентами, так сказать. Прощаешь, за мою ложь?
  - Прощаю. Мы ведь, всё, что угодно можем друг другу простить. Чёртовы друзья психопатики. К тому же, похоже, что мне грех жаловаться.
  ***
  В полночь, когда Наруто пришёл к Орочимару.
  - Уже иду, сенсей. Вы готовы?
  - Я всегда был к этому готов. Кабуто, будь так добр, принеси Наруто мой подарок.
  - Сейчас, Орочимару-сама. - Кабуто ненадолго ушёл, а вернулся уже с белым свёртком. Он протянул его Наруто. Тот с трепетом уважения развернул его, увидев руку Орочимару, на мизинце которого было кольцо акацуки. - Хо... Так вот оно какое, сенсей. Могу ли я...
  - Естественно. Оно теперь твоё, ведь, что ни говори, ты меня превзошёл. Если бы всё сложилось немного иначе, и я стал бы для тебя врагом, сегодня я бы умер от твоей руки. Надевай. - Наруто осторожно снял его и одел на мизинец левой руки.
  - Я всё хотел тебя спросить, почему для тебя так важны эти кольца?
  - Хм. Даже не знаю... Это моя коллекция. Мои друзья и враги, которых я держу максимально близко к себе. Хидан, Какузу, Дейдара, а теперь ещё и Вы, Орочимару-сенсей. Я словно собираю кусочки ваших душ, и пока все десять колец не займут свои места, игра обязана продолжаться.
  - Игра? Забавный ты парень. Надеюсь, что ты переживёшь эту ночь.
  - Почему для Вас это имеет значение?
  - Потому, что за твоей игрой приятно наблюдать. Пора начинать. Раздевайся. - Джинчурики послушно сбросил свой плащ и приблизился к санину. Тот с трудом встал с постели и подошёл к Узумаки вплотную. - Должен тебя предупредить, у этой техники есть серьёзные побочные эффекты.
  - Да неужели? И почему меня это не удивляет?
  - Изменение пигментации кожи и глазной сетчатки, бессонница, приступы эпилепсии, панические атаки, неестественные боли. И самое главное... безумие. Периодические скачки агрессии и жестокости. Учитывая твоё нынешнее состояние, я не могу точно сказать, как всё сложится.
  - Отступать поздно. Это ради Саске, ради спасения мира и, ради меня. Не об этом ли дне Вы так долго мечтали, сенсей? Так смейтесь же! Не вздумайте сомневаться в своих действиях.
  - Как знаешь. - Орочимару снял ограничения, сдерживавшие его душу в этом теле, и тут появился образ огромной белой змеи, внутри которой стоял санин. Изо рта санина высунулись две руки, состоявшие из тёмно-синей чакры, принявшей очертания человека. По сути, это и есть душа Орочимару. Вот, она полностью покинула своё физическое тело, оставив лишь сброшенную кожу.
  - Сейчас, Наруто! - Душа санина говорила раздвоенным голосом, но всё же, он сохранил прежнюю охриплость. Узумаки сконцентрировал чакру на кончиках пальцев, создав ключ от своей печати. Он с силой вдавил пальцы в свой живот и провернул ключ, частично открыв печать. С неё струйкой стекли чернила, а в центре живота появилась чёрная дыра, главный вход в душу Наруто. Орочимару подбежал к Узумаки и резко протолкнул правую руку в открывшуюся печать. Джинчурики до крови закусил губу, чтобы не кричать от боли, в то время как санин начал что-то говорить на неясном Наруто языке, медленно проталкивая руку, сантиметр за сантиметром. Вот, его рука уже вошла по плечо, и Узумаки не выдержал. - Быстрее, Орочимару!!!
  - Потерпи ещё немного! - Змеиный санин полностью пролез в его тело, после чего, из расширившейся до невозможности печати фонтаном стала хлестать чёрная слизь, состоявшая из смеси чернил и крови. - Закрывай, Наруто! - Джинчурики протянул дрожащую руку к печати, но замер от боли, когда чёрная слизь начала раздуваться, словно мыльный пузырь. Пузырь становился всё больше, и с каждой секундой Наруто было всё тяжелее оставаться в сознании. Кабуто решил сам закрыть печать, подбежал к Наруто, и создав ключ, решительно сунул руку в дыру. Боль была такая, словно он сунул руку в раскаленное железо. "Неужели, Наруто сейчас чувствует нечто подобное всем телом?!". Печать начала ЧАКРУ БЛЯ!*, Кабуто, он стремительно худел, под глазами появились мешки. Чудовищным усилием воли он всё же смог закрыть печать, после чего пузырь слизи взорвался, забрызгав всю комнату. Кабуто отлетел в стену, а Наруто с трудом устоял на ногах, в своём бессознательном состоянии.
  - Запечатывание завершено... Спасибо, Кабуто. Я бы тебя подлатал, но... боюсь у меня слишком мало времени. Нужно собирать вещи, и... не уверен на счёт того, как долго я смогу оставаться в своём уме. Прощай, будем надеяться, что ты останешься жив.
  ***
  "По крайней мере, в его смерти был хоть какой-то смысл".
  * Почитайте комменты и всё поймёте.
  Открывайте, это... А, не важно!
  
  В полночь вся наша расчудесная команда была уже практически в Конохе. Дейдара приземлил своих птиц в лесу, всего в одном километре от Деревни Листа, и теперь оставалось лишь позаботиться о маскировке. Наруто сделал несколько фальшивых лиц для себя, Саске и Дея, и сказал приложить их к коже и пригладить края, чтобы они смогли принять нужную форму. Себе он сделал лицо, практически такое же, как было у Орочимару, за исключением глаз и впадин на щеках, а волосы покрасил в чёрный цвет и состриг под ёжика, так как это не привлекает особого внимания. Саске он дал лицо с немного женственными чертами, из-за чего, естественно, не обошлось без сканадала.
  - Почему я должен быть на девочку похож?! Это выглядит неестественно!(Саске- С)
  - А по-моему, тебе очень идёт. Пойми, я обязан изменить твоё лицо, но у тебя контуры слишком женственные. Любое другое лицо на тебе бы плохо держалось.(Наруто - Н)
  - Саске, тебе правда очень идёт!(Карин - К)
  - Как знаток искусства, уверяю тебя, лучшего лица я ещё не видел, мммм. - Подрывник даже не скрывал своей насмешки, но, теперь у Саске попросту не осталось другого выхода, кроме как принять свой новый облик. Дейдаре досталось лицо, чем-то напоминавшее Гаарино, только без мешков под глазами. Хвост он распустил, так что теперь его прямые волосы лежали на плечах.
  - Так, теперь, нужно обговорить план действий. В Коноху мы пришли надолго, нам придётся задержаться здесь на два месяца, так как техника, которую я использую, потребует особых условий, да и в использовании Эдо Тенсей мне придётся потренироваться. Насколько мне известно, Какаши рассказал Пятой о том, что мы живы, но она не придала эту информацию огласке, а потому, мы должны скрывать наши личности. Дей, твоё лицо есть в списке самых разыскиваемых преступников, а я и Саске уже два года как официально мертвы, надеюсь, вы понимаете, зачем нужны такие меры предосторожности. НО, есть два человека, с которыми нам придётся поговорить от своего имени, а значит, им мы раскроем свой секрет. Хатаке Какаши и Цунаде Сенджу.(Н)
  - Ты уверен? Зачем нам раскрываться им, они ведь наверняка создадут нам большие проблемы.(С)
  - Цунаде я должен всё рассказать, так как мне потребуются некоторые ресурсы Деревни Листа, доступ к которым имеет только Пятая Хокаге. Какаши же, знает кое-что, что мне нужно, и я выведаю это у него, даже если мне придётся сломать каждую кость в его теле. В случае, если они вздумают поднять тревогу, у тебя есть Мангёкё Шаринган, так что уверен, с его помощью ты сможешь внушить им что-нибудь.(Н)
  - А если это не сработает? - Карин задала вопрос, хотя через секунду она поняла, что не хочет узнать ответ, но было уже поздно. - Тогда мы просто убьём их. Тебя что-то не устраивает?
  - Нет, просто...(К)
  - Ну вот и отлично. Не знаю как вы, а я буду жить в своей старой квартире.(Н)
  - Я вернусь в свой фамильный дом.(С)
  - Тогда мы с Дейдарой снимем комнату в какой-нибудь гостинице. - Карин говорила с грустью в голосе, так как ей хотелось жить вместе с Наруто, но она знала, что ему это будет доставлять неудобства. Да и к тому же, учитывая, что он собирается учиться возвращать жмуриков к жизни, перспектива быть съеденной зомби её совсем не радовала.
  - Хорошо. Как только войдём через главные ворота, сразу разделимся. И помните, никому не говорите о том, кто вы такие. Тебя это особенно сильно касается, Саске.(Н)
  - А чего сразу я-то?!(С)
  ***
  Через десять минут Наруто уже стоял у дверей своей старой квартиры, откуда доносилась громкая музыка. Узумаки постучал, раздался шум падающих вещей и к глазку кто-то прильнул.
  - Вы кто такие? Я вас не звал, идите на хуй! - Голос мужчины был просто дико уторченым, ужратым и обдолбаным. "Они что, устроили в моей квартире наркопритон? Я оскорблён".
  - Откройте, у меня есть бумага, подтверждающая, что Вы живёте здесь незаконно.
  - Пошёл в жопу! - Мужчина ушёл, но Наруто снова постучал.
  - Открывайте, это военкомат.
  - Пошёл в жопу!!!
  - Откройте, это подарки от эльдорадо!
  - Нет!
  - Откройте это подарки от...
  - Нет!
  - Откройте!
  - Ты милиционер?!
  - Открывай это грёбаные подарки от...
  - Нет!
  - ОТКРЫВАЙ СУКА! Это моя квартира блять!!!
  - Ха-ха-аха-ха!.. Нет! - Тут Наруто психанул и выбил дверь с ноги, откинув стоявшего за ней наркошу в стену. Тот сразу сделал огромные глазища и начал нести какую-то бредятину.
  - Вышел быстро блять! Нет, чего тебе надо свали отсюда блять! Чё те надо у меня дома?!!
  - Это мой дом гавнарь!
  - Дверь мне сделал блять! Дверь мне сделал бл... - Мужик не успел закончить предложение, так как Наруто свернул ему шею, после чего он поставил дверь на место, и приказал своей змее съесть тело наркомана. "Змею жалко, отравится ведь". С такими вот мыслями, всю оставшуюся ночь Наруто прибирался в своём новом-старом жилище, выбрасывая оттуда пустые бутылки, использованные шприцы и упаковки из-под сникерса.
  ***
  Саске вошёл в то самое додзё, где когда-то была убита вся его семья. Было больно смотреть на засохшие следы крови на полу, но тем самым он напоминал себе о том, что Итачи заслуживает смерти. Воспоминания о той ночи нахлынули с новой силой. Хотелось сжечь целый мир в чёрном пламени, лишь бы не чувствовать эту боль, но в то же время, она заставляла держаться за всё то хорошее, что есть в жизни Саске.
  - Я клянусь, история никогда не повториться. Что бы ни было, я защищу их, даже ценой своей жизни.
  ***
  Карин и Дейдара поднялись на второй этаж гостиницы, и, прежде чем разойтись по разным номерам, скульптор протянул девушке маленькую глиняную фигурку. Это была копия Наруто, только с большой головой и маленькими ручками. Взглянув на неё, Карин невольно рассмеялась.
  - Ты ведь хотела провести эту ночь с ним, вот я и решил исполнить твоё желание. Не нужно расстраиваться, если он не проявляет особой привязанности, в глубине души, он всё же дорожит тобой, знаю по личному опыту, мммм. Сасори вёл себя точно так же, но я всё же был дорог ему.
  - Спасибо, Дейдара! Ты такой добрый...
  - А ещё я странный. В конце концов, эта фигурка, как и любое другое моё творение должна взорваться, рано или поздно. Если попадёшь в беду, оторви от неё кусочек и брось её в противника. Ровно через семь секунд она взорвётся.
  - Спасибо, учту. И не волнуйся насчёт того, что ты странный. По сравнению с Наруто, ты просто ангел. Забавно, ты ведь даже летать умеешь, благодаря своим умениям.
  - Таким уж я родился. Хе-хе! У каждого ведь свои тараканы в голове...
  Глава, написанная на iPad, или же господи, как же я задолбался исправлять авто исправления!!!
  
  Кто-то несколько раз надавил на дверной звонок, прерывая сладкие сны Карин. Потирая глаза и зевая, она открыла своему раннему посетителю дверь. Там её ждал Наруто, правда, она не сразу узнала его из-за смены внешности.
  - Наруто? Что ты здесь делаешь, в такую рань? - Джинчурики слегка замялся, прежде чем ответить, словно ему задали интимный вопрос. - Прогуляемся? - Уж чего-чего, а такого предложения девушка никак не ожидала.
  - Д-да, с радостью! Только, подожди минутку, я переоденусь. - Узумаки одобряюще кивнул и вышел за дверь, оставив Карин наедине с приятными мыслями. "Он зовёт меня на свидание? Да нет, быть такого не может! Наверняка, ему просто нужна моя помощь". Карин одела джинсы, доходившие до колена, и розовую футболку с открытым животом, после чего она присоединилась к джинчурики. - Куда пойдём?
  - В одну забегаловку. Я раньше там часто обедал, насколько мне известно, она всё ещё работает. - Узумаки залилась краской, но в ответ лишь улыбнулась ему. Шли они молча, чувствовалось, что Наруто чем-то обеспокоен, возможно даже нервничает. Блондин привёл девушку к маленькому ресторанчику с большой вывеской "Ичираку рамен". Посетителей практически не было, так что парочка легко нашла себе место. - Дядя! - Наруто произнёс это с привычной беззаботностью в голосе, а несколько секунд спустя, из кухни забегаловки на зов вышла девушка с длинными коричневыми волосами, в шапочке повара и белом фартуке. Она улыбнулась посетителям, хотя в её глазах читалась большая печаль. - Добро пожаловать! Чего желаете?
  - Здравствуйте, а где старик Ичираку? - У девушки сразу в глазах появились слёзы, которые она машинально смахнула сглаз. - Он болен... уже давно... Врачи не могут ему помочь, в больнице лишь облегчают страдания.
  - Вот как... Чтож, тогда мне супер большую порцию рамена, а Карин... Что ты будешь?
  - Даже не знаю...я ведь рамен редко ем.
  - Дайте ей меню, пожалуйста. - Дочь Ичираку протянула девушке книжку в кожаном переплёте, после чего она ушла на громкий зов одного из клиентов. Карин быстро пробежала взглядом по длинному списку блюд, и тут, она заметила в этом списке одно хорошо знакомое слово. Узумаки несколько раз моргнула, проверяя, не привиделось ли ей, но слово осталось неизменным.
  - Солнышко, взгляни-ка сюда.
  - Как ты меня назвала? - Карин только сейчас поняла, что она случайно дала своему возлюбленному прозвище, и, боясь его реакции, она прикрыла рот ладонью, словно сказанные слова можно было поймать и не дать им долететь до ушей джинчурики. - П-п-прости! Сама не знаю, что на меня нашло!
  - Нет, всё нормально. Называй меня как хочешь, такие вещи меня не волнуют. На что я должен посмотреть? - Карин ткнула пальцем одну из строчек, и Узумаки, не веря своим глазам прочитал "Рамен Узумаки Наруто".
  - Действительно странно. Эй, сестрица Ичираку!
  - Ваш заказ уже готов! Что-то не так?
  - Откуда взялось название этого блюда? - хозяйка ресторана взглянула на название и, сделав важный вид и держа руки за спиной, начала свой "эпический" рассказ. - Оно названо в честь одного прекрасного ребёнка, который отдал жизнь ради общего блага.
  - Хо, и что же сделал этот прекрасный ребёнок?
  - Он сразился с своим лучшим другом, который предал Деревню Листа и ценой своей жизни, он одолел его!
  - И что это за герой такой, который убивает своих друзей?
  - Вы не понимаете! Если бы Наруто позволил Саске уйти из Конохи, и если бы Деревня Звука заполучила в свои руки ребёнка из клана Учиха, всё кончилось бы четвёртой мировой войной!
  - Надо же, а я и не думал, что я такой хороший...
  - Простите, что Вы сказали?
  - Да так, ничего. Ну что, Карин, что будешь заказывать?
  - Я хочу попробовать рамен Наруто, хи-хи! - Пару минут спустя, перед Карин поставили чашу с лапшой, на которой из всевозможных вкусняшек выложили лицо, отдалённо напоминавшее нынешнее лицо Наруто. Карин, с улыбочкой Чеширского Кота начала уплетать свой заказ. - Вкуснота! Тебе тоже нужно это попробовать!
  - Ни за что! Во первых, эта херня совсем на меня не похожа! Во вторых, это просто убого! В третьих, есть себя я согласен лишь в том случае, если окажусь прикованным цепью к трубе в сортире, лишенный пищи и воды!
  - Ну и ладно, всё равно мне больше достанется! Так о чём ты хотел со мной поговорить?
  - О родителях. Кем были твои родители? Ты любила их? Они любили тебя? - От таких вопросов Карин даже подавилась, после чего она уставилась на джинчурики поражённым взглядом. - Почему ты спрашиваешь?
  - Я много думал о том, что я стану делать, когда встречусь с отцом. У меня ведь никогда не было семьи, я не знал родительской любви... Я не хочу причинять ему боль, но каждый раз, когда я думаю о Минато, или даже представляю его лицо, мне хочется дать ему в ухо. Меня преследует это чувство. Вот я и решил спросить у человека, который рос в семье, какого это. Может быть, так я пойму, как мне себя вести, а то я себя как слон в посудной лавке чувствую. - Наруто не смотрел девушке в глаза, для него говорить о таких вещах было постыдно. Карин повертела в руках монетку, не зная, что лучше ответить. - Наруто, я хотела бы тебе помочь тебе, честно, но, боюсь, что в таких вопросах я ужасный советник... Мои родители умерли, когда мне было всего три года, я о них ничего толком не помню. До двенадцати лет я была под опекой нашего клана, но едва ли это можно было назвать настоящей семьёй. Девочка, которая только и умеет, что отслеживать врагов по чакре, вот кем я была для своей родни. А во время экзамена на чунина, меня нашел Орочимару, и предложил уйти вместе с ним. Я согласилась без особых раздумий. Прости...
  - Не извиняйся! Это я должен просить прощения, пристав со своими шизанутыми вопросами.
  - Наоборот, это более чем нормально, раз тебя волнуют такие вещи! Слушай, может я и не могу тебе помочь, кое-что я всё же сделать могу. - Карин быстро достала из кармана своих штанов слегка выцветшую фотографию, на которой женщина в очках, с огненно красными волосами, на вид лет двадцати, держит на руках новорождённую девочку с такими же коротенькими красными волосиками. Глядя на эту фотографию, Карин тепло улыбнулась. - За исключением зрения и волос, это единственное, что мне досталось от мамы. Возьми её.
  - Уверена?
  - На все сто. - Наруто взял фото и провел кончиком пальца по её гладкой поверхности. Перед глазами вдруг всё поплыло, а секунду спустя, Карин начала говорить, но Наруто слышал её как в замедленной съёмке. Простой вопрос " Ты в порядке?" Эхом разнесся в голове Узумаки.
  - Я... Я не... Я не... знаю - Джинчурики ощутил знакомый металический запах.
  - Наруто, у тебя кровь идёт носом!
  - Твою мать, началось! Слушай, спасибо за фотку, но я должен уйти отсюда... Уйти как можно дальше! - Эмпат резким движением вложил фотографию в руку Карин, оставил на столе деньги и, как ошпаренный, убежал прочь. Наруто бежал до тех пор, пока он не оказался в лесу, вблизи Конохи. Температура у него быстро росла, а под кожей словно ползали черви. Хотелось сорвать с себя лицо, в голове мутило. Рык Курамы вызвал агонию.
  "Не сдерживай это. Боль будет только усиливаться, если ты не позволишь душе Орочимару вмешиваться в твоё сознание.
  - Твой план просто гениален! Вот только, если я поддамся вспышке агрессии, я почти наверняка привлеку к себе внимание. Вся конспирация полетит к чертям собачьим. Орочимару предупреждал о побочных эффектах, если я всё правильно понял, то в своём состоянии я сейчас убью первого встречного.
  - Тогда, создай себе какую-нибудь клетку, или барьер. Главное, переждать вспышку, а дальше мы что-нибудь придумаем. Я постараюсь помочь тебе подержаться достаточно долго".
  - Дотон: Нерушимая защита. - Вокруг Узумаки вырос купол со стенами, толщиной в десять метров. - Мокутон: Пленник лиан. - с потолка купола на землю опустились тысячи лиан, которые крепко связали ослабшего Наруто по рукам и ногам. "Почти всю чакру я потратил, этого должно хватить, чтобы сдержать меня здесь. К тому же, в этом лесу часто тренируются, не думаю, что кого-то удивит моя техника. Ты точно сможешь мне помочь?
  - Точно. Радуйся, что ты успел себя запереть. Что-то мне подсказывает, что в следующий раз, всё кончится куда более плачевно!". Ответить Наруто уже ничего не смог, так как он уже впал в безумие, повиснув на сковывающих его движения лианах и опустив голову вниз. Как оказалось, когда рядом нет никакой жертвы, ведёт он себя довольно тихо, вот только изредка начинает хрипло смеяться или напевать себе под нос "Мистера Сендмена". Почему именно на эту песню пал выбор обезумевшего Наруто? Просто эта песенка ему всегда нравилась.
  Последствия двух лет скорби
  
  Карин разволновалась за Наруто, пошла к нему домой, но, никого там не обнаружив, решила сходить к Саске. Дверь, Учиха открыл в приподнятом настроении, и как только девушка вошла вглубь додзё, она увидела Дейдару, который сидел на полу и, держа в руках геймпад, как Бог лупил по врагам в GTA на консоли, подключённой к здоровенному телику. Вот уж кого-кого, а Дея Карин никак не ожидала здесь увидеть. Джинчурики треххвостого повернулся к девушке и беспечно помахал ей рукой, после чего он вернулся к игре. Узумаки наклонилась поближе к Саске и тихонько спросила:
  - А как Дейдара здесь оказался? Мне казалось, что вы с ним не ладите... - Учиха вымученно вздохнул. - В общем, всё началось сегодня утром... Я всю ночь здесь просидел, боялся встретить кого-нибудь из старых знакомых, вдруг они меня узнают. Стало адски скучно, вот я уже решился прогуляться немного, но вдруг, Дейдара постучался ко мне. Я открыл, а он там стоит с такой кучей разных коробок с техникой, что за ними его лица было не видно. Телик припёр, диагональ 150 см, консоль четвёртую, игры там всякие на неё, фена три, не знаю на кой хер он их принёс. Я ему слова сказать не успел, а он уже ввалился ко мне. Сказал, что по деревне проходит лотерея, и он там большой куш сорвал. Я у него спрашиваю:
  -" А ко мне-то ты зачем пришёл?!"
  -" Будем откровенны, Саске-данна, мы друг другу не симпатичны, но в мире есть только одна вещь, которую парни любят делать в одиночку, и игры на пихе к этому не относятся". Вот так как-то он и прописался здесь, мы с ним уже пятый час подряд задротничаем, сдружились даже. Друг за друга горой встанем!
  - Точняк! - У Карин сложилось такое впечатление, словно она в мужское общежитие попала. Саске тоже присоединился к игре, и только сейчас спросил: - Так чего ты хотела-то?
  - Я Наруто ищу. Ему совсем плохо стало, я подумала, что он к тебе пошёл, но вижу, что я ошиблась. Не знаете, куда он мог пойти? - Саске ненадолго задумался, перечисляя в голове все возможные варианты. - Ну, мест, куда он бы пошёл в такой ситуации много, но в больнице его точно нет. Наруто не из числа людей, которых сильно беспокоит его здоровье. Да не переживай ты за него! Он у нас парень крепкий, оклемается. Посидишь с нами? Поиграем, поболтаем, как тебе предложение? - Карин пожала плечами и сняла обувь, после чего она присела рядом с геймерами. - А что за две вещи, которые парни любят делать в одиночку? - Дейдара и Саске хитро ухмыльнулись. - Ну, её вообще-то делают не только парни, но и девушки. Все это делают!
  - Так, вам определённо нужно найти себе девушек!
  - А у Дейдары уже есть девушка.
  - Правда?! - Подрывник сухо кивнул, не отвлекаясь от игры. - Внучка Цучикаге. Мы с ней с детства знакомы. И, девушка, это громко сказано...
  - А что так? Не разделённая любовь?
  - Ну, скажем так, когда я покинул Деревню Камня, я немножечко взорвал свою деревню. Раненых не было, но так уж сложилось, что большая часть взрыва пришлась на Академию, в которой мы с ней учились.
  - Ты что, детишек взорвать хотел?!
  - Да завались ты! Это было грёбанное воскресение, в тот день в академии вообще людей не было, а меня это место просто вымораживало. Вот я и решил, что раз уж я становлюсь отступником, то, по крайней мере, уйду с музыкой! Куротсучи правда решила, что я это ей назло сделал, и вот, с тех пор она на меня дуется.
  - А помириться ты с ней не пробовал?
  - Пробовал.
  - И как, получилось?
  - Скажем так, Куротсучи вдохнула в фразу "Я тебе яйца в пузо затолкаю!" новый смысл.
  ***
  Наруто почувствовал, как ему на лицо падают холодные капельки. Узумаки открыл глаза, и тут ему на лицо вылили ведро ледяной воды. Блондин зажмурился, а когда открыл глаза, увидел девочку лет двенадцати, которая испуганно смотрела на лежавшего на земле джинчурики. У неё были глаза серо-голубого цвета и прямые каштановые волосы. Над её головой раскинулись ветки деревьев, сквозь листву которых проникали яркие лучи солнца.
  - Ты ведь Хьюга?
  - Хьюга Ханаби, если Вам интересно. Вы как, здоровы?
  - Который час?
  - Полдень. Вам помочь встать?
  - Обойдусь. - Наруто поднялся на ноги и отряхнул со своего плаща пыль. - В отключке я был часа три... Странно, вроде бы недавно ел, а уже слона сожрать готов. Ты сестра Хинаты, дочь Хиаши, так? - Девочка удивлённо подняла брови.
  - Мы знакомы?
  - Не совсем. Батя твой дома?
  - Извините, но папа учил меня не отвечать на такие вопросы незнакомым людям.
  - А обливать незнакомых людей водой он значит разрешил? - Ханаби постыдно опустила взгляд вниз. - Я ведь за Вас беспокоилась. Могли бы и спасибо сказать.
  - Спасибо! Этого достаточно? А насчёт того, что мы не знакомы, это можно легко исправить. Я твоё имя знаю, а меня зовут Ичимару. Мне бы с твоим отцом надо поговорить, так что скажи, он дома?
  - Не могу сказать. Простите...
  - Ну что не так-то? Всё ещё не можешь мне доверять? - "Уверен, ты бы доверилась мне, если бы знала, что я обычно убиваю людей, которые не делают то, о чём я их прошу". Узумаки почесал затылок, думая, как же он сможет завоевать доверие своей собеседницы. - Точно! Ты же бьякуганом владеешь! И как, хороша в этом? Слепую зону уже заметила?
  - А Вы откуда об этом знаете?! Это же тайна, не выходящая за пределы нашего клана!
  - У меня недавно появились очень хорошие источники информации. Не суть дела. Так вот, ты, наверное думаешь, что слепое пятно это изъян любого бьякугана, и что исправить это никак нельзя, но это мнение ошибочно. Это можно исправить, причём довольно простым способом. У вас в клане Хьюга бьякуган активируется путём концентрации чакры в глазах. Вы это делаете легко, всё равно, что включить свет. Но это не правильно! Вы все разучились делать это должным образом.
  - Но Вы ведь не Хьюга! Как Вы можете знать о бьякугане больше, чем любой другой из нашего клана?
  - Знаю и всё тут! В общем, слушай: чтобы иметь обзор в 360 градусов без слепых пятен? Тогда старайся представить, что у тебя есть третий глаз. Он всегда закрыт, и чтобы его открыть потребуется очень много времени, упорства, и самое главное - чакры. Начни тренироваться в концентрации чакры в отдельной точке на лбу, как бы пытайся открыть этот глаз. По началу, он будет держаться открытым меньше пяти секунд, но чем больше ты будешь тренироваться, тем дольше это будет работать. Рано или поздно, добьёшься того, что будешь открывать глаз на автомате. Поверь мне, оно того стоит. Если преуспеешь, то тебе откроется целый новый мир, а любое сражение будет казаться фильмом в замедленной съёмке, конец которого ты заранее знаешь. Станешь сильнейшей в клане. - Ханаби вслушивалась в каждое слово, представляя, как ей будет гордиться отец, как она превзойдет Нейджи. Пожалуй, слова Наруто стали конфеткой, которой он смог завлечь маленькую Хьюга. - Погодите, а откуда мне знать, что Вы меня не обманываете?
  - Мои слова легко проверить. Попробуй использовать эту фишку прямо сейчас, и поймёшь, что я не вру.
  - Но Вы сказали, что это потребует много времени!
  - Это в том случае, если ты будешь тренироваться одна, без посторонней помощи. С твоего позволения, я поделюсь с тобой чакрой, а это значительно ускорит тренировки. То, на что у тебя ушло бы больше двух недель, ты сможешь сделать за полчаса. Ну как, хочешь попробовать? - Наруто протянул девочке руку, а та нерешительно взялась за неё. По руке Ханаби распространилось приятное тепло, которое разошлось по венам, достигая каждой точки в теле Хьюга. От Наруто исходил мощный поток светлой энергии, который постепенно переходил к девочке. Вскоре, тепло стало буквально обжигающим, и лишь в этот момент, Наруто подал ей сигнал. Ханаби направила всю накопившуюся чакру в точку на лбу, представляя, что она как бы раскрывает ей веки. Одно большое усилие, и вот, всего на секунду, она достигла успеха. Цвет её зрачков сменился на ярко-красный, с тёмно-синими крапинками. Венки возле глаз проступили, теперь она видела всё намного ярче, детальней, у мира вокруг появились новые грани. Ханаби казалось, что она могла смотреть одновременно во все стороны, без остановки, без слепых зон. Секундная эйфория быстро пропала, когда третий глаз закрылся, и Ханаби, сделав несколько глубоких вдохов, сказала: - Вы кажется хотели встретиться с моим отцом? Так он сейчас дома, я Вас друг другу представлю. Можете считать, что Вы только что заслужили моё доверие.
  - Но ты ведь понимаешь, что ты не можешь рассказывать остальным Хьюга о том, как этим пользоваться? Я научил тебя, но на этом конвейер усиленных бьякуганов закрылся. Всё ясно? Дальше будешь тренироваться сама, в тайне от всех.
  - Безусловно. Это будет нашим маленьким секретиком.
  - Хорошая девочка. - Двадцать минут спустя, они уже были у додзё Хьюга. Несколько членов клана, которые были у входа в додзё, взглянули на Наруто строгим взглядом, в их глазах можно было прочитать "Ты чужой. Уходи отсюда". Вот Ханаби провела Наруто внутрь особняка, где недружелюбных лиц было ещё больше. Несколько коридоров спустя, они оказались в комнате с длинным столом на коротких ножках. Во главе стола сидел Хьюга Хиаши, который уставился на пришедшего без приглашения Наруто, и виновато склонившую голову дочь. - Ханаби, не хочешь представить мне своего друга?
  - Отец, его зовут Ичимару-сан, и он очень мне помог в одном деле. Хороший человек, интересный собеседник, и он жаждет с тобой познакомиться.
  - И как же он тебе помог? - Наруто вступил в разговор. - Ханаби пыталась выучить новый стиль боя, но постоянно допускала одну и ту же ошибку. Я это заметил и подсказал ей, как исправить недочёты.
  - Так Вы знаток Тайдзюцу? Простите, но Вы выглядите слишком молодо для этого.
  - Все мне так говорят. Поверьте, когда будете знать об этом мире столько же, сколько я, поймёте, что возраст не имеет значения. Человек становится взрослым в тот момент, когда он принимает ответственность за свои поступки, а после этого, он начинает стареть.
  - Хм... Должен признать, Вы производите впечатление довольно интересной личности. Скажем так, я заинтригован! Раз уж Вы помогли моей дочери, почему бы нам не пообщаться немного?
  - При одном условии.
  - И при каком же?
  - Скрасим беседу едой. Простите за откровенность, но я очень голоден. - Хиаши ухмыльнулся, а затем, дал Ханаби знак, после которого она ушла. Хиаши на минуту ушёл, а вернулся уже с бутылкой дорогого саке, которую он с звоном поставил на стол. - За откровенность я отплачу выпивкой.
  ***
  Слово за слово, рюмка за рюмку, и вот, сам того не заметив, Хиаши опьянел, а так же нашёл себе нового друга, с которым он по пьяни начал делиться секретами. Наруто, с фальшивым похмельем в голосе начал задавать Хьюге вопросы, на которые тот без промедлений отвечал, периодически вдаваясь в грязные подробности. За час общения с главой семьи Хьюга, Наруто смог узнать обо всём, что только было ему нужно. Что все те, кто пытался спасти Саске два года назад, выжили, что от смерти Сарутоби Асумы многие до сих пор не оправились. В особенности Куренаи и Шикамару.
  - А как Цунаде? Из неё вышёл приличный Хокаге?
  - Ну, как сказать... Хокаге из неё вышел нормальный, но не отличный. Положение дел в деревне сильно ухудшилось, за последние два года, феодал выделяет всё меньше денег... Да и выпивает Цунаде! Хотя нет... не выпивает, а пьёт, как лошадь!!! Раз в месяц устраивает такое... просто жесть! Уже третье казино из-за неё закрыли, поскольку она весь бюджет Конохи на игровых автоматах спускает!
  - Не повезло вам всем.
  - Не то слово! И знаешь что самое смешное?! Только успеем казино закрыть, так она тут же начинает стройку нового начинает! Не знаю, что нам с ней делать... Слушай, я так понял, ты санинами интересуешься?
  - Можно и так сказать. А что, есть что-то интересное о них?
  - Ещё бы! Джирая здесь.
  - Серьёзно?!
  - У него по новой книге кино сняли, так вот он приехал на премьеру фильма.
  - Слушайте, ну спасибо прям огромное! Знали бы Вы, насколько это важно для меня! Если бы не Вы, я бы проморгал самого Джираю. Хиаши-сан, Вы мужик!!!
  - Спасибо... Знаешь, Ичимару... Можно я тебя буду звать просто Ичимару?
  - Как Вам будет угодно.
  - Так вот, Ичимару, сейчас, поговорив с тобой, я в очередной раз убедился в том, что всегда хотел сына. Хотел, чтобы у меня был наследник, человек, с которым можно поговорить о взрослых вещах. А вместо этого мне достались две дочери... Две, ты представляешь?! С Ханаби всё ещё куда не шло, но вот Хината... Она мне уже всю плешь проела! Каждый день она приносит мне сплошные разочарования. Вечно ругается со мной, произносит такие слова, что меня аж в дрожь бросает! О, отлично, помянешь чёрта, он и появиться. - Наруто недоумевающее посмотрел на Хиаши, который активировал бьякуган и смотрел сквозь Наруто, в сторону главного входа. Узумаки вскочил из-за стола и побежал в сторону выхода. Там стояла девушка с длинными синими волосами, одетая в сетчатую футболку без рукавов, с открытым пупком, сквозь которую было ну очень хорошо видно выдающуюся грудь. Джинсы со стразами, из кормана которых тянулся белый провод больших фиолетовых наушников, которые девушка носила на шее. Рядом с ней сидела большая белая собака, а так же парень, который судя по всему, являлся её хозяином. У него были коричневые волосы, довольно сильно растрёпанные, а так же звериные глаза и пара клыков, из-за чего этот парень выглядел как-то дико. Он носил спортивную форму, "Адидасик хренов". - Так, ну ладно, тебя и твою собаку я узнал, Киба, а вот ты кто такая?
  - Нет, ты кто такой мать твою? И что ты делаешь у меня дома? - Из-за спины Наруто вышел Хиаши, после чего девушка вся поникла. - Привет пап... - У Наруто рот застыл в форме огромного прямоугольника, когда он понял, кто перед ним стоит. Хиаши сухо попросил Хинату пойти вместе с ним, а всех остальных он попросил остаться на месте. У Хинаты было такое лицо, словно её ведут на пытку, но она всё же пошла с отцом. Киба как-то подозрительно взглянул на джинчурики.
  - Знаешь, что сейчас будет? - Инузука говорил хрипло, с большой долей грусти в голосе, так что Узумаки сразу заинтересовался этим разговором. - И что же будет?
  - Отец Хинаты наорёт на неё. За всё. За то, что она откровенно одевается, за то, что она сегодня пропустила тренировку в пять утра, за то, что она общается со мной. Она ему что-то ответит, ответит с матом, и, Хиаши завершит разговор единственным известным ему способом. Он ударит Хинату, сильно и без угрызений совести. А потом, она будет неделю оправляться от этого, будет плакать, запрётся в своей комнате.
  - Сурово. - Вот, послышались громкие голоса двух Хьюга, которые постепенно переходили в крик. Киба тяжело вздохнул, после чего он протянул эмпату руку. - Мы не знакомы, верно? - Наруто принял рукопожатие Инузуки, который крепко сжал его руку. - Меня зовут Ичимару, а твоё имя уже знаю.
  - Вот как... А с Акамару ты уже знаком?
  - Ещё бы! Я этого парня ещё щенком видал.- Наруто хотел погладить собаку, но та злобно оскалилась, после чего она щёлкнула клыками в миллиметре от пальцев джинчурики. Эмпат спокойно убрал руку, а Киба ещё суровей, чем прежде посмотрел на него. - Знаешь, я пожалуй пойду. Ты оставайся здесь, если хочешь, но я советую тебе убраться отсюда как можно скорее. Зрелище будет не из приятных. - Киба и Акамару ушли на улицу, а Наруто осторожно прокрался внутрь додзё, оказавшись у комнаты, в которой в самом разгаре шла ссора отца и дочери.
  - Хината, ну сколько ещё ты будешь так себя вести?! Хватит позорить наш клан своим поведением!
  - Да какого хуя ты ко мне каждый день пристаёшь?! Я тренируюсь, я выполняю миссии, я тащу домой деньги! Хули тебе ещё надо?!!
  - Два года я ждал дня, когда ты придёшь в себя! ДВА ГОДА!!! И что из этого вышло?! Ты постоянно прогуливаешь тренировки, всё своё время проводишь с этим дегенератом и его вшивой псиной! Пойми, ты наследница главной семьи Хьюга, не смей об этом забывать!!!
  - Да с тобой блядь забудешь!
  - Ну почему ты не можешь быть как Нейджи?! Или хотя бы Ханаби!
  - О! Так ты думаешь, что Ханаби идеальная дочь? Ну-ну. Запомни мои слова, папочка: когда-нибудь наступит момент, когда Ханаби, в точности, как и я, проклянет свой род. А Нейджи, он ведь уже тебя ненавидит, хоть и не признаёт этого! Так вот, когда Ханаби присоединится к нашему маленькому клубу, ты останешься один. - Тут Хиаши не выдержал и дал Хинате пощёчину, от которой она едва не упала. Девушка рассеяно потёрла красный отпечаток на своей щеке, после чего она ухмыльнулась и убежала в свою комнату. Наруто быстро вошёл в своё подсознание, где он, к своему удивлению обнаружил Кураму, с огромным ведром попкорна, в котором были шарики размером с человеческую голову.
  - Ты где это достал?
  - Наруто, мы в твоей голове, так почему бы не создать закусон из ничего? На вот, попробуй. - Кьюби швырнул в Наруто попкорн, который Наруто едва смог удержать в руках. Узумаки нерешительно попробовал здоровенную вкусняшку на вкус. Вроде вкусно. - А почему именно попкорн?
  - Потому, что вся эта семейная мелодрама, которую мы сейчас увидели практически как по сценарию какого-то фильма. Не хватает только главного героя, который спасёт прекрасную принцессу из лап злостного папаши. Ну как, хочешь стать этим героем?
  - И нах оно мне надо? Какое мне дело до Хинаты?
  - Ну ты и лох! Поможешь ты ей, и тебе сто пудов кое-что обломиться! Ты её грудь хоть видел?
  - Ну ты и животное, Курамыч!
  - Вообще-то, я и есть животное! Лис я, рыжий хитрый и с хвостами. Так зачем ты ко мне пожаловал?
  - Хотел высказаться. Вот смотри, что мы только что увидели? Ссора, между ребёнком и родителем. Вот посмотрел я на это, увидел такое впервые в жизни, и даже обрадовался, что рос один.
  - Ну, не все семьи такие как эта. Моим отцом был Санин, и он был хорошим человеком.
  - Ключевое слово "был". Как по мне, так он мудак полный. Я пашу как конь, выполняю его миссию по спасению мира, а он просто появляется, и начинает меня кулаком в жопу драть, и на каждый вопрос у него простой ответ " У тебя выбора нет.".
  - У него свои причины. Хотя должен признать, после того, как он умер и стал ещё одним божеством, мудаковатость из него полилась как из ведра. Такой уж он человек.
  - Ещё одним? А какие ещё есть?
  - Ну, помимо Рикудо Санина, я встречал Джашина, ещё, были божества, отвечающие за определённые силы природы, а ещё, помню одну богиню, которая вроде как будущее могла видеть. У неё правда нет имени, или же наоборот, имён у неё слишком много... Но это ещё не все божества. В общем, не заморачивайся на этот счёт, лучше реши, что ты будешь делать сейчас. Хочешь, спасай принцессу, хочешь, уходи отсюда. А хочешь, можешь завалить тут всех! Ты же псих, делай, что хочешь, и будь что будет. Главное свали из моих апартаментов. - Наруто помахал девятихвостому рукой и вернулся в реальный мир. Эмпат всё так же незаметно проследовал вслед за Хинатой, приоткрыл дверь в её комнату и увидел, как девушка плачет сидя на постели, и накрыв лицо руками. Наруто осторожно вошёл к ней и присел рядом, понимая, насколько странно он себя ведёт. - И за что он тебя так?
  - Тебе-то какое дело? Я тебя в первый раз вижу, с чего ты решил, что я буду с тобой откровенничать?
  - А почему бы и нет? Как по мне, здесь не помешает человек, которому плевать на всех, и который может беспристрастно взглянуть на вещи.
  - Хочешь знать, за что он меня ненавидит? Да за то, что я люблю одного человека. Люблю и всё тут, и этого уже не исправить. Правда, ещё одной причиной его ненависти является то, что я родилась девочкой. Наверное, это ужасно, но я чувствую, что рано или поздно я убью его... Я плохой человек? - Узумаки медленно опустил руку девушке на плечо и подтянул её к себе так, что она смогла различать его шёпот. - Как по мне, так любой отец, который способен поднять руку на своего ребёнка не заслуживает того, чтобы жить. Но поверь мне, ты не убийца. Если попробуешь лишить Хиаши жизни, это сломает тебя как личность, разрушит твою жизнь. - Хината рассмеялась, горько и тихо. - Я уже сломлена. Уже давно. Эта семья... я долго в ней не выдержу. Терпела всю жизнь, но больше не могу. - Эмпат холодно хмыкнул, после чего дал Хьюге белую таблетку, размером с ноготок мизинца. - Выпей. Снимет боль. Но только физическую. - Наруто вышел в коридор, но прежде чем он покинул додзё, Наруто услышал как Хината его окликнула. - Ты не назвал мне своё имя.
  - Ичимару. - Джинчурики поспешил удалиться прежде, чем появиться очередной собеседник. Солнце уже садилось и прохладный вечерний воздух освежил закипающую от всевозможных мыслей голову. Наруто только успел расслабиться, как вдруг, он почувствовал, как со спины к нему кто-то подошёл. Узумаки стоял с закрытыми глазами, но звука шагов было достаточно, чтобы понять, кто к нему подкрался. - Киба, Акамару, вам от меня что-то нужно?
  - Вообще-то да. - Акамару снова зарычал на эмпата, на этот раз намного громче, чем прежде. Наруто услышал, как Киба демонстративно хрустит костяшками пальцев. - Забавно... Похоже, что я не нравлюсь твоему пёсику.
  - Ты совершенно прав. Видишь ли, Акамару очень чувствителен к запахам. Он за километр чует человека, у которого руки по локоть в крови.
  - Проклятье. Ха! Так и знал, что с этими проклятыми Инузука у меня будут проблемы. Ну давай же. Попробуй меня убить, шавка!
  - Ублюдок! - Акамару превратился в клона Кибы и они оба, синхронно сорвались с места, вращаясь в воздухе с невероятной скоростью, из-за которой напарники выгладели как два огромных размытых пятна. Киба и Акамару врезались в неподвижно стоявшего Наруто, зажав его в клещи и подняв в воздух слой пыли и кучу комьев земли. Как только пыль рассеялась, Инузука обнаружил лишь изорванный плащ, который лежал на земле. Киба поднял эти трапки, и увидел под ними глубокую дыру в земле. - Он сбежал?! Ну здорово!!!
  ***
  Прокопав несколько километров, Наруто, наконец вылез из-под земли, в таком же чёрном плаще что и раньше. У него с собой было несколько запасных, так как Узумаки уже надоело постоянно менять имидж. Хоть джинчурики и двигался по памяти, он всё же смог добраться до единственного открытого казино, какое только было в Конохе. "Почему бы не положиться на удачу? Хиаши сказал, что Цунаде постоянно находиться в таких местах, к тому же уже вечер, вполне может быть, что она сейчас здесь". Внутри казино было шумно, играла громкая музыка, звучали игровые автоматы, смех, всё так банально. Вот только общую игровую идиллию нарушала Цунаде, которая залезла на стол для покера и, с бутылкой наперевес, отплясывала толи чечётку, толи брейк-данс, фиг поймёшь блин. Какой-то ассистент в красной жилетке тщетно пытался остановить Пятую Хокаге, которая сыпала на несчастного парня комплиментами и оскорблениями одновременно. Эмпат подошёл к ассистенту и хлопнул его по спине. - Дальше я сам.
  - Вы с ней не справитесь!
  - Справлюсь, уж поверь. Ты только уйди, и не мешай мне. - Наруто запрыгнул на стол, чем вызвал на лице Цунаде выражение, как у оскарблённого гопника. - Заканчивай, бабуля.
  - Не-не-не! Веселье только началось, меня уже не остановить!
  - А я говорю, заканчивай, БАБУЛЯ. С акцентом на последнее слово. - Цунаде на мгновение начала думать, но затем, снова вернулась в зомби режим. - Цунаде, Ну что ты так, то тормозишь, то не вывозишь! - Наруто сорвал с своей шеи ожерелье Первого Хокаге и потряс им перед глазами Пятой. - Я это! Человек чьё имя начинается на букву Н! Даттебайо!
  - Не может быть... НАРУ... - Узумаки заткнул рот принцессы слизней рукой, после чего он одобрительно кивнул. - Да-да, это я. Только имя моё не отсвечивай! Слушай, ну вот нахера так напиваться? Давай я тебя домой отведу, а потом...
  - Не хочу домой! Хочу зажигать!!!
  - Нет ёпт, ты пойдёшь домой! ПОТОМУ, ЧТО Я ТАК СКАЗАЛ! ПОНЯЛА, СУЧАРА?!!
  - Ты такой скучный... ладно, пойдём. Только, меня что-то ноги не держат, поможешь?
  - Да чтоб тебя черти драли! Ладно! - Цунаде по-хозяйски опёрлась об Наруто, и они потихоньку да помаленьку пошли в сторону особняка Хокаге, места, где Пятой положено спать. "Стыдно признаться, но она действительно тяжёлая! Отъела себе эти огроменные... щёки".
  - Эх напилася я пьяну! Не дойду я до дому!
  - Не смеши людей!
  - Я ведь знала, что рано или поздно ты придёшь... ЗАЯВЛЯЮ ВСЕМУ МИРУ, Узумаки Наруто ВЕРНУЛСЯ!
  - Да замолчи ты уже! Сказал же, не называй моё имя, идиотка! - Вскоре Наруто дотащил уже заснувшую Цунаде до койки, и осторожно положил её на спину. - Боже, ну ты и тяжеленная! Проклятый сто шести сантиметровый сисечный монстр!!! - Узумаки положил ожерелье в карман Хокаге, и собрался уйти, поняв, что сегодня он ничего от неё не добьётся. Наруто уже дошёл до двреи, положил ладонь на дверную ручку и начал её проворачивать.
  - Так и уйдёшь не поздоровавшись? - Эмпат обернулся, и увидел у постели Цунаде седоволосого человека с бородавкой на носу. - Ну здравствуй, Наруто!
  - И тебе привет, Джирая. И это всё? Ты первый адекватный человек, который узнал мою истинную личность, и вот это твоя реакция? "Ну здравствуй"? А где же парад, где фанфары, где троекратное ура?
  - А ты всё шутишь.
  - А ты всё извращаешься. Я смотрю, у тебя вышла новая книга, и даже фильм. И о чём это кино?
  - Фентези. Про параллельную реальность, где всё не так как у нас. С акцентом на романтику, естественно.
  - Не ожидал. Думал будет очередной эро-рассказ. Давно ты за мной следишь?
  - Я следил не за тобой, а за Цунаде. Хотел удостовериться, что она не устроит дебош. Знал бы ты, какое выражение лица было у меня, когда я увидел совершенно незнакомого мне человека, который чем-то похож на моего старого друга Орочимару, и который показал Цунаде ожерелье, в точности такое же, какое было у моего давно умершего ученика. Причём, то самое ожерелье, которого не было на теле Наруто, когда мы его обнаружили! Хотя, теперь будет корректнее говорить "на теле фальшивого Наруто". - Санин присел рядом с храпящей Цунаде и аккуратно стряхнул с её лица пряди волос. - Наруто, а ты знаешь, что случилось, когда все узнали о твоей смерти? И смерти Саске? Хочешь узнать, что конкретно произошло, когда обезумевший от горя Какаши прошел по всей деревне, держа на руках изувеченные трупы двух мальчиков?! Цунаде год приходила в себя, потому как она считала себя виноватой в твоей гибели. И что самое смешное, вроде только всё кончилось, как вдруг выясняется, что вы оба живы. Причем, эту новость нам принёс всё тот же Какаши!
  - И как считаешь, есть ли у меня шанс попросить Цунаде об одном не хилом одолжении, и получить положительный ответ?
  - А если нет? Предположим, что она тебе откажет. Что ты сделаешь? Убьёшь Цунаде? Хочешь знать, откуда я это знаю? Цунаде долго собирала информацию, искала тебя в газетах, под графой о массовых убийствах, снова и снова натыкаясь на горы трупов, так что, мне хорошо известно, каким способом ты решаешь свои проблемы. Интересное чтиво, хочешь почитать?
  - Разумеется. - Жабий санин наклонился и достал из-под кровати синюю записную книжку в твёрдой обложке, на которой чёрным маркером было написано "Мемуары Узумаки Наруто". Джинчурики с трепетом взял тетрадь и пробежал взглядом по некоторым её страницам. - Польщён. Ты не против, если я оставлю это у себя? Вот и отлично. А теперь, если ты не против, я оставлю двух пожилых людей наедине.
  - Постой. Хочешь совет? Я расскажу тебе, как ты сможешь заполучить от Цунаде всё необходимое, а ты взамен пообещаешь не убивать её. Заинтригован?
  - Рассказывай, а там уж посмотрим.
  Извращённые пытки
  
  - Ты уверен, что это прокатит? - Наруто недоверчиво посмотрел на писателя эро-книжек.
  - Да. Поверь мне, он не станет рисковать своей репутацией и сделает всё, что ты ему скажешь, в обмен на твоё молчание. С его помощью, ты сможешь взять Цунаде под полный контроль. Только, советую отложить встречу с ним на какое-то время. Он только завтра появиться в деревне.
  - Поверить тебе? С чего это я должен тебе верить?
  - Иногда нужно просто доверять людям, Наруто.
  - Если ты и вправду так считаешь, то ты просто жалкий идиот, который хочет придать жизни розовый оттенок. Все люди лгут, обманывают, жертвуют другими ради собственных интересов.
  - Но ведь и ты тоже человек. Чем ты лучше других?
  - В отличие от других, я не скрываю своей истинной сущности. Если это всё, то я пожалуй пойду.
  - Подожди! У тебя возлюбленная есть?
  - Нет.
  - Да ладно врать-то! Я уверен, что возлюбленная у тебя есть!
  - Есть девушка, с которой я сплю. Вот это правда. А называть её моей возлюбленной - ложь. Стол есть стол, и он не станет стулом только от того, что люди будут называть его стулом.
  - Ну а друзья есть?
  - Саске и один террорист-подрывник, который стал моим слугой.
  - Значит четверо... Вот, держи. - Джирая протянул Наруто четыре билетика на фильм "Связанные борщом". - Сходи с друзьями в кино. Проведи время весело!
  - Название странное. И, между прочим, нас шестеро, если быть абсолютно честным.
  - Не понял.
  - Ты забываешь про Кьюби, и про своего давнего товарища. Орочимару, скажи Джирае привет. - Глаза джинчурики стали змеиными, а от щеки оттянулся длинный слой кожи, на котором прорезались глаза и рот, появились контуры лица, и вот, пред Джираей предстал некий сиамский близнец с двумя лицами, одно из которых принадлежало Орочимару, а другое - Наруто. Орочимару хрипло вдохнул воздух своим бесформенным носом, после чего он хищно облизнулся.
  - Здравствуй, Джирая. Давно не виделись!
  - Здрав... ствуй... Орочимару? Это и вправду ты?
  - А что такое? Почему ты так удивлён?
  - Ходили слухи, что тебя убили. Я думал, что это сделал Наруто, но вот, ты здесь. Не совсем живой, но всё же...
  - С каких пор ты стал снобом? Мой облик может и внушает дрожь, но это временно. Скоро, процесс обмена завершиться, и я освобожусь от оков, а пока, приходиться довольствоваться каждым вздохом. Убожество! Наруто, зачем ты вытянул меня на свет?
  - Тебе что-то не нравиться? Я тут стараюсь вести себя благородно, устроил тебе свиданку с другом, так что не выёбывайся! Не нравиться на свежем воздухе? Ну так отправляйся в обратно в самый отдалённый закоулок моего разума! - Наруто "всосал" Орочимару, зрачки у него почему-то остались жёлтыми, да и вообще, Узумаки выглядел так, словно только что нюхнул белого порошка. - О да, детка! Ну нравиться тебе доминирование, сучечка? Ты под, а я над, ёб твою!!! - Джирая без колебаний схватил Наруто за волосы, поставил его лицо под свет и раскрыл ему веки, взглянув на огромные зрачки. - Ты что, под кайфом?! Зрачки в девять миллиметров!
  - Ещё нет, но скоро буду! - Наруто вдруг весь изогнулся, схватился за голову и глаза стали нормальными. - Ох тыж! Вот ведь вштырило! Опять начинается. Интервал между приступами сократился, странно.
  - Ты как? Нормально?
  - Нет. До нормы мне сейчас, как до Луны. Впрочем, это не твои проблемы. - Узумаки открыл окно, и, не оборачиваясь, напоследок спросил:
  - Раз уж речь зашла о правде, скажи честно, ты жалеешь о том, что я родился на свет, Джирая? - Минутное молчание, после которого санин грустно улыбаясь, ответил: - Нет, не жалею.
  - Лжец... - Наруто выпрыгнул из окна и неспешно побрёл по ночным улицам, готовясь навестить ещё одного старого друга.
  ***
  Дом Хатаке Какаши, время за полночь, так что джонин уже выключил свет во всех комнатах и лёг спать, как вдруг, он почувствовал, что на него кто-то смотрит. Открыв глаз, Какаши увидел, что к потолку прилип незнакомый ему брюнет, улыбающийся во все тридцать два клыка и буквально пожирающий Хатаке взглядом. Какаши невольно завизжал, как девчонка, но Наруто быстро сориентировался, спрыгнул с потолка на кровать и заткнул Какаши своей ладонью.
  - Пищите прямо как девка, которой вставляет биджу, сенсей. - Какаши прекратил кричать, и эмпат убрал руку, вернув Хатаке возможность говорить.
  - Этот голос... Наруто!!! - Какаши не колеблясь вломил Наруто по носу с кулака, тот откинулся на спину, забрызгав простыни кровью. Какаши достал из-под подушки короткую катану и рванулся вперёд. Проткнул живот Узумаки, но тот никак не отреагировал. Тогда, Хатаке заметил, как тело джинчурики сдувается, оставляя лишь кожу. Наруто стал невероятно хорош в сбрасывании кожи! Теперь, он сумел сделать это буквально за доли секунды, даже не растянув рот своей старой оболочки. От кожи Наруто, по полу тянулся скользкий след, ведущий в коридор, а оттуда - на кухню. Проследовав за слизью, Какаши подошёл к большой белой тумбочке, в которой джонин хранил кухонную утварь. Какаши резко раскрыл дверцу тумбочки, но там никого не оказалось. Воспользовавшись коротким замешательством, Наруто напал на своего бывшего учителя со спины и стукнул его ребром ладони по руке, в которой джонин держал меч. Руку Какащи свела судорога, он выронил лезвие и Наруто обхватил Хатаке за плечи, обездвижив его.
  - Может пора уже успокоиться? Я ведь пришёл поговорить.
  - Хрен тебе!!! - Какаши оттолкнулся ногами от тумбочки и смог освободиться от хватки эмпата, стукнув его лицо своим затылком. Парень пошатнулся, перед глазами начали летать звёздочки, а Какаши схватил его за шею, опрокинул спиной на газовую плиту и начал его душить. Случайно, под руку эмпата попалась сковородка, и он тут же схватил её и ударил Хатаке по голове несколько раз. - Ну неужели нельзя было сделать всё по-хорошему? - Какаши уже потерял сознание, и его развезло на гладком кафельном полу. - Вот же пиздюк!
  ***
  Какаши очнулся от резкого, терпкого запаха, от которого слезились глаза. Это Наруто дал сенсею нюхнуть нашатыря. Какаши кстати, оказался в весьма забавном положении: маску сняли, рот заклеили скотчем, а тело примотали к стулу огромной пищевой плёнкой. А ведь это ещё не всё! Помимо прочего, Наруто снял с Какаши всю одежду кроме розовых трусов с сердечками, на кой-то хрен нацепил на сенсея полосатый галстук, и что самое главное, промежность джонина находилась в каком-то подобии раскрытого капкана, созданного из кухонных ножей и вилок, соединённых в один ужасный механизм, созданный безумным гением. От капкана тянулись тоненькие проводочки, на концах которых были иголки, воткнутые в некоторые участкам мышц Какаши. Хатаке в ужасе уставился на капкан и распахнутыми глазами стал оглядываться вокруг, в поисках Наруто. "О боже! О Господи! СВЯТОЙ ИИСУС НА ЕДИНОРОГЕ, ЕСЛИ ТЫ ЕСТЬ, СПАСИ МЕНЯ!!!". - Ты там что, Богу молишься? - Похоже, Наруто стоял за спиной джонина, но тот не мог повернуть шею.
  - Та-дам! БАМ-ЧИКИ БАМ-БАМ! - Эмпат выскочил перед Какаши в розовой футболке и джинсах, весь вымазанный в шоколаде. Он смотрел на мычащего Какаши вновь пожелтевшими глазами, и облизывался. Наруто вдруг поставил одну ногу на край стула и, взяв руки в замок на затылке и начал притоптывать и напевать Сэндмена. Какаши не мог отвести взгляда от змеиных зрачков, а заметив это, Наруто ухмыльнулся, перестал петь и резко приблизился к Какаши лицом к лицу.
  - Нравятся мои глаза? А ведь как выяснилось, это главный симптом моего безумного режима! И, между прочим, я должен сказать тебе спасибо, ведь как оказалось, я схожу с ума, когда меня раздражают. И скажем так, когда меня пытаются задушить, я немножко злюсь!!! Итак, я погляжу, ты уже обратил внимание на инструмент, закреплённый на твоём паху. Сам собрал, из подручных материалов. Назвал его "Яйцетиски". Принцип действия понятен? Моргни, если да. - Какаши со слезами на глазах заморгал. - Отлично! А хочешь знать, что это за провода, воткнутые в твоё тело? Они реагируют на сокращения мышц и движение чакры. Впрочем, проще будет показать, чем рассказать. - Наруто ушёл, а минуту спустя, вернулся с столиком на колёсиках, на котором лежал такой же капкан. Блондин открыл холодильник, достал оттуда сырое куриное яйцо, и демонстративно положил его внутрь капкана. Затем, он взял проводок и ввёл иглу в плечо. Джинчурики сжал кулак, по проводу пронёсся импульс, и капкан резко захлопнулся, забрызгивая всё вокруг желтком, сопровождаемый приглушенным воем Какаши. Эмпат собрался отклеить пластырь, но прежде, добавил: - Вздумаешь рыпаться, или попытаешься сбежать, или ещё как-нибудь схитрить, и яичница тебе обеспечена, усёк? - Дождавшись мычания, отдалённо похожего на "да", Наруто аккуратно снял пластырь, от которого у Какаши остался багровый оттенок на губах.
  - Что ты удумал? Явился ко мне и устроил тут какое-то карапучело!
  - Я бы на твоём месте не говорил так громко. Когда ты кричишь, у тебя напрягается диафрагма, а значит есть шанс того, что капкан среагирует на это не самым лучшим образом.
  - Просто скажи мне, чего тебе надо. Прошу... - Хатаке говорил вымучено, чуть ли не плача, сдерживая невероятную злобу.
  - Позволь я расскажу тебе сказочку. Правдивую песенку! Жил я спокойно и легко, выполнял миссию по спасению миру, мочил людей, жрал, бухал, трахался, короче, всё было просто великолепно, за исключением бессонницы, да только повстречался мне человек в маске, похожей на апельсин! И вот, с момента нашей с ним встречи, вся моя жизнь летит под откос! Он занял все мои мысли, и теперь, даже если бы я мог, я бы не заснул до тех пор, пока я не узнаю его тайну. Хочешь спросить, причём здесь ты? - Какаши молча пялился на капкан, а Наруто злостно пнул одну из ножек стула, обращая на себя его внимание. - Ну же, спроси!
  - Причём здесь я?
  - Забавно, что ты спросил! Видишь ли, мой оранжевый незнакомец, как выяснилось, из клана Учиха! И что ещё интереснее, в его маске была прорезь, только в правом глазу. И, что вообще пиздец как интересно, его шаринган, и твой шаринган, абсолютно идентичны, и, он может использовать ту технику, которую ты на мне использовал при нашей последней встрече! Не слабое совпадение, верно?!
  - Всё равно не понимаю, зачем ты пришёл. Зачем мучаешь меня? Зачем разрываешь моё сердце своим взглядом, в котором я вижу маленького мальчика, мечтавшего стать Хокаге. ЗАЧЕМ?
  - Затем, что в мире шиноби есть мусор.
  - Что?..
  - Тоби, так его звали, сказал мне ту же фразу, что когда-то давно произнёс ты. Весь этот пафос, про шиноби, друзей и мусор. Сказал, с особой интонацией, акцентируя на этом внимание. - Вдруг, Какаши изменился в лице, широко распахнул глаза и уставился на Наруто, что-то беззвучно шепча.
  - Что? Что-то пришло на ум?
  - Эм... нет. - Неожиданно, джонин ощуитл странную влагу на груди и, опустив на неё взгляд, он увидел как с сосков стекает странная белая жидкость. - Что за нах?!!!
  - А это, мой милый сенсей, последствия операции, которую я провёл пока ты был без сознания.
  - Операцию?!!
  - Да. Ложь. Столь прекрасное орудие. Мы всё врём, хотя, наше тело всегда пытается сказать правду. Лёгкий румянец, опущенный взгляд, нахмуренные брови. Конечно, на такие вещи нельзя полагаться на все сто процентов, но я исправил ситуацию. Теперь, каждый раз, когда ты врёшь, у тебя выделяется молоко!
  - Не может быть!
  - Может, поверь! Вот, например, скажи честно: ты гей?
  - Нет. - В подтверждение слов Хатаке, молоко прекратило течь.
  - Ты хоть раз онанировал на фотку Цунаде?
  - Нет! - Белая жидкость брызнула с удвоенной силой, и тут, Какаши уже просто начал рыдать.
  - Идиотская ложь, учитывая, что я нашёл её фотографию в бикини под матрсом твоей кровати. Ну не плачь. Зато, теперь, у тебя всегда дома будет кружка парного двадцати процентного молочка! А теперь, рассказывай, кто скрывается за маской!
  - Я не знаю!
  - А молоко говорит об обратном! Люди врут, но молоко, оно всегда говорит правду! НЕ может быть, чтобы тебе на ум не пришёл ни один человек, который мог бы быть главой акацуки.
  - Я тебе всё равно ничего не скажу.
  - Говори, а не то тебе хуже будет!
  - Нет.
  - Да ты сука!!! - Наруто психанул и убежал за телефоном, а когда он вернулся, в телефоне уже был набран номер.
  - Кому ты звонишь?!
  - Секретарше Хокаге. Сейчас, ты скажешь ей, что заболел, и берёшь отгул на неделю. Скажешь так, чтобы она тебе поверила, иначе, я активирую капкан. Быстро бля! - Секретарша взяла трубку. - Алло. - Какаши вовремя спохватился, и прислонился к телефону. - Эм... Здравствуйте, это Хатаке Какаши. Передайте госпоже Хокаге, что я заболел, и, наверное, недельку поболею.
  - А чем Вы больны.
  - Ээээ... Корь! Кха-кха, ужасная болезнь! Зря я не сделал прививку, предупреждали ведь меня. Сыпь уже во всех местах проступила.
  - Сочувствую. Чтож, я передам Цунаде-саме, что Вы не придёте. - Девушка повесила трубку, и Какаши облегченно вздохнул. - Ну и зачем я это сделал?
  - Затем, что если ты НЕ хочешь по-хорошему, значит, БУДЕТ по-плохому. Готовься к пыткам!
  - Не ври. Учитывая, что ты ведёшь себя крайне осторожно, не даёшь Цунаде узнать о моей пропаже, ты не станешь пытать меня. Это оставит следы на моём теле и разуме, рано или поздно, о моих пытках узнают, а значит, узнают и о тебе. Ты не станешь меня пытать.
  - Ты прав, вот только, раскрою тебе тайну: пытки бывают разные. - Наруто создал древесного клона. - Он присмотрит за тобой, на время моего отсутствия. Готовься к самым страшным, извращённым, исковерканным пыткам, какие только существуют в природе. Готовься к встрече, с Митараши Анко.
  - Подожди! Наруто, не смей оставлять меня в таком положении! Ты должен снять капкан!!!
  - Я. Ничего. Тебе. Не. Должен. К тому же, мой клон не даст тебе скучать. Поиграете с ним в картишки, посмотрите отчаянных домохозяек и будете ждать, пока папочка не вернётся с работы. Советую всё же подумать о том, чтобы рассказать мне правду. Это бы облегчило мне и тебе жизнь, учитель.
  - Я не стану тебе помогать, не важно, какие бы пытки ты не использовал, потому, что я уже не твой учитель, а ты, не мой ученик. Мы враги. И я тебя НЕНАВИЖУ.
  - Спасибо на добром слове. А мне и не нужна твоя любовь. Мне сука нужно знать, кто такой Тоби! И если ты действительно мне ничего не расскажешь, я вырву твоё сердце, и утромбую его в твою же жопу!!!
  - Ты безумен!
  - Я знаю!!! Впрочем, в какой-то степени, именно эта деревня меня таким и сделала. Адью, молочная фабрика!
  Самогон творит чудеса
  
  Ночь без сна. Это стало чем-то привычным для Узумаки Наруто. Ведь, это так скучно, проводить несколько часов под слабым лунным светом, бродить по пустым улицам. Сейчас, в Конохе, у джинчурики имелся более богатый выбор занятий. К примеру, Наруто провёл полчаса, сидя на лавке в крупном парке, водя взглядом из стороны в сторону, притворяясь, что мимо проходят люди, все чем-то занятые, спешащие по своим делам, не замечающие блондина. Его раньше никто не замечал. Его и сейчас никто не замечает. В Конохе живёт один миллион восемьсот тысяч человек, но о том, что джинчурики вернулся, знают только трое, и они живы лишь потому, что Наруто позволяет им жить. Когда парк поднадоел, эмпат отправился к академии, где он когда-то учился. К месту, где он впервые понял, что он отличается от других, а ещё, что если остальные узнают о том, что он не такой, как все, его отправят в спец-лечебницу. Печальный опыт. Наруто заметил старые качели, сделанные из доски и двух верёвок, которые были привязаны к старому дубу. По-началу, блондин даже не поверил, что это те самые качели, на которых он когда-то проводил уйму времени. Дабы проверить, Наруто приподнял доску и оторвал от её дна небольшую нашивку, поблекшую за долгие годы. Под ней скрывались слова, вырезанные в дереве, зачитав которые, Наруто ощутил приятную ностальгию. Надпись гласила - "Список людей, чью жизнь я хочу отнять". Помниться, Узумаки начал составлять этот список в тот день, когда старшеклассники избили до полусмерти. Первые три имени принадлежали его обидчикам, хоть он уже и не помнил их лиц. Затем, шло имя Инузуки Кибы, которое затесалось в список в тот день, когда Киба начал ежедневно доставать Наруто по поводу и без. Акимичи Чоуджи, человек, который тупо раздражал Наруто тем, что он вечно что-то хомячил. Сосед с третьего этажа, любивший танцевать в обуви для чечётки. Итачи Учиха... Просто потому, что Саске ненавидел своего брата, а значит, Наруто тоже обязан его недолюбливать. Хошигаке Кисаме, который хотел отрезать эмпату ноги. Ну и конечно же, звезда этой коллекции - Харуно Сакура. В целом мире Наруто не знал ни одного существа, более надоедливого, шумного, плаксивого и убогого. Впрочем, список это лишь детская забава, а потому, блондин вернул доску на место, и ушёл восвояси. До восьми часов утра, Наруто тренировался на старом полигоне, а когда другие люди начали приходить на полигон, джинчурики решил продолжить свою самодеятельность. "Нужно следовать плану и наведаться к Анко, но, прежде, придётся спросить разрешения у Саске и Карин, иначе, эти святоши наверняка меня сгнобят". Итак, Наруто сначала зашёл в номера Карин и Дейдары, но там никого не оказалось, так что эмпат пошёл в додзё Учиха. Наруто постучался и подождал немного, но никто ему не открыл, так что парень просто взломал замок и вошёл внутрь. Проходя от комнаты к комнате в поисках своих друзей, Наруто натыкался на разные семейные фото, слой пыли на которых был без преувеличений в сантиметров пятнадцать. Маленький Саске с его родителями и братом, такой счастливый. Казалось бы, эта фотография доказывает, что семья нужна каждому, но учитывая, как всё обернулось, её смысл становиться двойственным. Наконец, Наруто дошёл до большого зала, в котором царил настоящий свинарник. Первым делом, в глаза бросился огромный телевизор, в экран которого был воткнут джойстик. Весь пол усыпан чипсами, конфетами и прочим дерьмом, которым люди губят своё здоровье, из-за чего, двигаясь по залу, Узумаки создавал хрустящие звуки. В паре метров от телевизора стоял кофейный столик шоколадного цвета, на котором спала полуголая Карин, на голове которой был пакет Читоса. Рядом со столом стоял большой диван, на котором расположился Саске, лёжа на животе и уткнувшийся лицом в жесткую поверхность дивана. Дейдару было сложнее всего найти, так как он оказался буквально похоронен под кучей мусора в дальнем углу комнаты, сгорбившись и посапывая, словно пьяный лодочник под проливным дождём. В последний раз оглядевшись, Наруто взял пульт от разбитого телевизора и с опаской включил его. Тот с искрами включился и разбудил спящих. Саске сразу вскочил на ноги, Карин лениво сползла со стола на пол и сняла пакет, удивлённо уставившись на джинчурики, а Дейдара резко разбросал мусор и громко чихнул, из-за чего, из носа скульптора вылетели кусочки чипсов.
  - Впервые вижу, чтобы люди обожрались до белой горячки. - с усмешкой сказал Наруто.
  - Наруто-дана... Рад Вас видеть.
  - С чего бы это? Впрочем, не важно, вставайте и пойдём на кухню, есть разговор.
  ***
  Наруто налил себе и другим чаю и сел за высокий стол. Пока что, воцарилось какое-то напряженное молчание, а когда все сделали первый глоток, Наруто холодным голосом выдал: - Сегодня я изнасилую Митараши Анко.
  - ЧТОООО?!!!!! - У Карин сразу появилась убийственная аура, а красные волосы начали развиваться в порыве гнева.
  - Ты в конец ухуел?!!!!! - Саске поперхнулся чаем и обдал сидевшего напротив него Наруто мелкими капельками чая.
  - Мммм... - Пожалуй, реакция Дейдары была наиболее интересной, так как он как-то слишком тепло улыбнулся и продолжил потягивать чаёк. Постаравшись успокоиться, Саске чуть более спокойно спросил, дрожащим от гнева голосом: - Зачем?
  - Это долгая история...
  - А ты расскажи!!! - Эмпат раздражённо потёр свои светлые брови и тяжко вздохнул. - Анко была подопечной Орочимару-сенсея. Она любила его, а он, по-своему, любил её. Они долго были вместе, Орочимару учил её всевозможным вещам, до тех пор, пока Анко не сбежала в Коноху, после одного инцидента. Конечно, теперь, она его ненавидит да и времени прошло уже прилично, но всё же, я уверен, что сейчас, когда душа Орочимару во мне, стоит мне хотя бы один раз охмурить её, и она станет мне верной рабыней.
  - С чего ты это взял?! - Карин злобно стукнула кулаком по столу.
  - Ты и вправду такая идиотка?! Ты вообще знаешь, что конкретно происходит, когда люди занимаются любовью? Происходит двухсторонний обмен чакрой. На теле Анко есть проклятая печать, печать первого поколения, которая практически полностью состоит из чакры Орыча, которую Коноха запечатала. Вместе с тем фактом, что она когда-то любила его, и что Орочимару был её первым, один половой акт со мной, безо всяких сомнений пробудит прежние чувства, а значит и верность, и похоть, и прочую хрень, которая в комбинации зовётся с любовью.
  - С каких пор ты стал знатоком романтических отношений? Да и вообще, как перепихон против воли может превратить ненависть в любовь?!
  - А мне почём знать? Я так-то даже понятия не имею о том, что значит любить. Я никогда не пытался, не пробовал, и даже не пытался пробовать испытывать какие-то чувства. За всю свою жизнь я даже гнев испытывал лишь трижды. Однако, Орочимару сказал, что только так я смогу подчинить себе Анко, и я ему верю.
  - Даже если и так, зачем тебе это нужно?! - Карин была всё так же непреклонна.
  - Анко нужна мне, поскольку Орочимару обучил её особой технике допроса. С её помощью, я смогу выпытать из Какаши всё, что мне нужно, при этом не оставив на нём никаких увечий. - Саске секунду обдумывал слова эмпата, после чего, он демонстративно активировал Мангёкё Шаринган. - Если ты хочешь что-то узнать от Какаши, почему бы мне не использовать на нём гендзюцу? Он тебе всё как миленький расскажет!
  - Не вариант. У Какаши тоже есть МШ, к тому же, он гораздо опытнее в его использовании. Ты же, несмотря на выше сказанные слова, не умеешь пока использовать ни одну технику своего нового додзюцу. Мой вариант надёжней.
  - Она красивая? - Карин слегка усмирила свой гнев, но, всё же, спросила она с назойливостью.
  - Кто?
  - Анко твоя! Она красивая?!
  - Откуда я знаю? Я её уже два года не видел.
  - А два года назад, она была красивой? - Саске вмешался в разговор. - Ещё бы! У неё всё такое... Да и во время последнего теста на чунина, Наруто с ней заигрывал. - Девушка укоризненно засверлила парня взглядом. - Ах ты похотливое животное! Ты её хочешь! - Карин злостно закусила губу и вдруг облила парня кипятком из своей кружки, в основном, целясь в паховую область. Узумаки вскочил, при этом опрокинув стол, едва сдерживая болезненный стон. - Да в рот мне ноги!.. Вот я знал, что вы так отреагируете. Да, Анко красивая, и это ещё мягко сказано, но поверь мне, даже если бы она была жирной свиньёй, чья промежность напоминает тыкву с прорезями, я бы всё равно с ней переспал, так как это нужно для дела. Однако, если бы секс с Анко не принёс никакого стратегического преимущества, будь она хоть самой красивой женщиной в мире, мой питон к её гадюке и на пол метра не приблизился. И это не обсуждается. Я вообще вам об этом сказал, просто, чтобы вы были в курсе. И вообще, чего вы в четырёх стенах сидите? Пойдём по деревне погуляем. Тут столько всего изменилось, так почему бы не навестить старых друзей.
  - Только не думай, что мы закрыли эту тему...
  - Как скажешь.
  ***
  - Скажешь, куда мы идём? - В компании трёх людей сомнительной внешности, Саске ощущал себя гопником, на которого смотрят все прохожие, что немного нервировало Учиху. - Мы идём в цветочный магазин. Навестим Ино, для начала.
  - Кто это? - Узнав, что они идут к женщине, Карин сразу всполошилась.
  - Наша с Саске подруга детства. Если я правильно помню, магазин её семьи где-то здесь... - В подтверждение слов Узумаки, компания вышла к небольшому магазинчику на углу улицы. Открыв дверь магазина, Наруто задел висевшие у входа колокольчики, но как оказалось, за прилавком магазина никого не оказалось. В нос сразу ударил натуральный запах цветов, что было большой редкостью для таких мест. Синие розы, кроваво-красные маки, ландыши, от всех этих пёстрых цветов рябило в глазах. Наруто бесцеремонно прошёл за прилавок, раздвинул прозрачные шторы, за которыми скрывался проход вглубь здания. Остальные неуверенно проследовал за ним, и вскоре, вышли во внутренний дворик, в котором была расположена небольшая теплица, стёкла которой запотели изнутри, но, всё же, можно было разглядеть чей-то силуэт. Дейдара огляделся вокруг, словно он, вместе с компанией пьяных подростков проник на территорию злобного директора, который в любую секунду может выскочить с двустволкой наперевес. - Не думаю, что сюда можно входить обычным людям... - Наруто вопросительно взглянул на подрывника. - С каких пор нукенины боятся нарушать правила? Поверить не могу, что предо мной стоит бесстрашный подрывник! Подрастерял хватку? Трусишка-подрывнишка!
  - Не неси чушь! Я всё тот же, что и раньше, и сейчас я это докажу!.. - Ударив себя кулаком в грудь, скульптор уверенным шагом зашагал к теплице, и практически влетел внутрь, едва не разбив стеклянную дверь. Остальные члены команды немного помедлили, а секунду спустя, раздался страшный грохот. С слегка злорадным смехом, они проследовали вслед за Деем. Похоже, он шёл так быстро, что попав в теплицу, он не успел замедлить шаг и налетел на девушку, которая поливала цветы из лейки, повалив её на пол так, что вся вода из лейки пролилась на его голову. Наруто и Саске сразу признали в этой симпатичной девушке Ино, так как она практически не изменилась в общих чертах, да и в стиле одежды тоже. - Ай-ай-ай! Вы что, под ноги не смотрите?! Да и что вы все здесь забыли?!!
  - Простите! Я... не... хотел?.. - Последнее слово прозвучало с вопросительной интонацией, хоть Дейдара и не думал ничего спрашивать. - Боже! Ну и когда Вы планируете с меня слезть?
  - Если бы на то была моя воля - никогда. - Дейдара подмигнул девушке, и тут, Саске начал уже неприкрыто ржать над ним.
  - Это Вы так неудачно флиртуете, или у Вас просто нервный тик? - Ино резко оттолкнула от себя подрывника, отряхнула свою одежду и поднялась на ноги. - Повторю ещё раз, что вы здесь делаете?
  - Цветочков купить пришли. Простите моего неуклюжего друга. - Наруто схватил Дейдару за хвостик золотистых волос, и со всей силы дёрнул за него. У Дея проступили слёзы, он завизжал как девчонка, а Узумаки продолжил его мучить, зашёл ему за спину и начал тянуть скульптора за щёки, делая их ярко-красными. Ино оступилась, решив, что к ней вломись какие-то психи. Заметив её реакцию, Саске раздражённо накрыл лицо руками, посчитал до десяти и дал двум борящимся друг с другом парням пендаля. - Теперь уже я должен попросить у тебя прощения за этих балбесов, Ино.
  - Мы знакомы?
  - Н-нет! Я просто слышал о тебе... Не волнуйся, ущерб мы возместим.
  - Какой ещё ущерб? Всего лишь пролитая лейка. Уж лучше цветов побольше купите, если вам так хочется выбросить деньги на ветер.
  - Странная ты продавщица цветов, однако. Не любишь своё дело?
  - Может и так. Покупать что-нибудь будете, или как?
  - А можно ничего не покупать, но дать тебе денег? - Выбора особого не было - покупай, или вали, как говорится. Помимо прочих цветков, в теплице находилась одна большая общая клумба, цветы в которой уже засохли и начали сыпаться. Это привлекло внимание Саске, но он решил не спрашивать какое-то время, поскольку Ино явно была не в духе. Проходя мимо очередного ряда с цветами, Наруто заметил маленькую полочку, на которой стояла фотография в чёрной рамке. На ней был Сарутоби Асума, как всегда, с сигаретой в зубах. Узумаки лишь едва коснулся края фото, как вдруг, Ино подбежала к нему и ударила парня по руке. - Не трогай!
  - Не важно, буду я трогать эту фотографию или нет, если ты оставишь её здесь, она всё равно испортиться. При такой влажности нельзя хранить такие вещи.
  - Я у тебя совета не спрашивала! Покупай цветы и уходи отсюда поживее!!!
  - Я бы купил, но здесь нет того, что мне нужно. В отличие от моих друзей, я не намерен покупать ромашки и прочую ерунду. Мне нужен болиголов, белый аконит, львиный зев и полынь.
  - Мы не продаём отраву.
  - А два года назад, продавали. Любые лекарственные и ядовитые растения всегда покупались именно здесь, у клана Яманака.
  - Может, раньше так и было, но сейчас, когда этот бизнес почти обанкротился, всё что нам остаётся, это продавать розы для парней, которые хотят затащить девушку в постель.
  - А почему вы банкроты? - обеспокоенно спросил Саске.
  - А сам не видишь вон ту кучу засохших цветов? В своём нормальном состоянии, они ярко-красного цвета, с белым отблеском посередине. Называются "рубиновое око". Дорогая штука! Растёт этот цветок только в Деревне Песка, и очень капризен в климате, но даже одного достаточно, чтобы изготовить пилюль на сотню человек, восстанавливающих кровопотерю. Мой клан закупил оптом уже готовых цветов, с расчётом на то, что примерно через месяц наступает период цветения, во время которого рубиновое око распыляет семена. И всё было бы хорошо, если бы во время перевозки цветов, один идиот, занимавшийся перевозкой не предложил другим идиотам сделать привал. Цветы находились в крайне сухом климате на шесть часов больше положенного, из-за чего к Конохе почти все они прибыли уже в виде сухого порошка. Те немногие экземпляры, что просто иссохли мы, держим здесь, но как только и они погибнут, все затраченные деньги улетят в трубу.
  - Эммм... Дай мне секундочку? - Саске отошёл в сторонку с Наруто Карин и Дейдарой, после чего начал говорить шепотом: - Мы должны дать ей денег!
  - Ты что, с ума сошёл?
  - А что тебя не устраивает, Наруто? У нас денег хоть жопой ешь, а у клана Яманака в бюджете брежь!
  - Но они деньги зарабатывают, а мы их только тратим. С момента, когда Какузу отдал нам бабло, мы потратили треть наших денег. Деньги тают, ёпт!
  - Но ты сам сказал, что мы должны навестить старых друзей!
  - Навестить, а не раздавать им лаве! Это как в музее, смотри, но не трогай. Ну, или как в зоопарке: кормить и гладить животных запрещено.
  - Дейдара, Карин, ну вы хоть так не считаете?
  - Я согласен с Наруто-данна. Мы не благотворительная организация.
  - Ну, ты и лизоблюд! А ты что скажешь, Карин?
  - Я здесь никого не знаю, и не могу быть объективной в таких вопросах, но в любом случае, в отличие от всех местных жителей, мы готовимся к войне. Нам деньги нужнее. - Всё же, Учиха заставил своих друзей купить несколько цветов, чтобы совесть не мучила. Карин взяла семь ромашек, Дейдара набрал жёлтых георгинов, Саске и вовсе разошёлся и накупил самых дорогих орхидей, и только Наруто купил четыре розы, две белоснежные, а другие две - угольно-чёрные. Ино не стала задавать никаких вопросов, и получив деньги, с прежней грубостью, выпроводила покупателей. Лишь сейчас, Саске решил спросить: - Наруто, ты что, на кладбище собрался?
  - Угадал. - Пройдя несколько минут в сторону кладбища, Дейдара вдруг застыл на месте, и начал стучать по всем карманам подряд. Явно не найдя того, что искал, Тсукури помчался обратно к магазину. Карин и Наруто окликнули его: - Ты куда?! - Не оборачиваясь, задыхаясь от дикой спешки, Дейдара с надрывом крикнул: - Я глиняные заготовки в цветочном оставил!
  - И что с того?
  - Они взрывоопасны!!! - Так, без особых сопротивлений со стороны друзей, Дейдара скрылся, а остальные члены команды вскоре подошли к высоким воротам кладбища. Наруто со скрипом отварил вход этого жуткого места, и направился вперёд. Саске и Карин следовали за ним молча, то и дело переглядываясь, думая о том, к чьей же могиле они идут. Впрочем, вскоре они подошли у двум надгробиям. Они находились почти вплотную друг к другу, но то, что было слева казалось старым, изъеденным временем, да и вообще, было крайне дешево сделанным. Второе же, наоборот, было украшено замысловатыми узорами, а у изголовья надгробия стояла массивная гранитная статуя ангела с расправленными крыльями. Возле левой Узумаки поставил белые розы, а возле правой - чёрные. Саске наклонился к надгробиям и прочитал имена. Учиха Саске слева и Узумаки Наруто справа. Именно здесь похоронены двойники, которые отдали свои жизни ради судьбоносного побега. - Так вот к кому ты пришёл! А я думал, что ты решил навестить своего отца.
  - Ты шутишь? Все Хокаге похоронены в тайной гробнице, найти которую сложнее, чем волосы на голове Морино Ибики.
  - Эй, подожди секунду! Почему моя могила такая уродская?
  - А ты прочитай, что написано в посвящениях. - На надгробии Наруто было написано столько всего, но наиболее яркими фразами, помимо "Помним, любим, гордимся", можно назвать следующие: "...Ангел земной...", "...рука справедливости...", "...принявший смерть, ради нас..." и, конечно же, "...каждый день молимся за твоё благополучие...". Как всё омерзительно сладостно! В то время как про Саске писали следующее: "Убийца, щенок проклятого клана и враг народа". Причём, помимо тех немногих слов, которые выгравированы в камне, была ещё куча нецензурщины, выцарапанной в камне. "Содомит! Ублюдок! Уёбское чмо, надеюсь, в аду тебе каждый день в задницу засаживают ведро раскалённых гвоздей!!!" А в довершение ко всему этому, кто-то нарисовал на нём знак сатаны. У Саске челюсть упала в ноги и, похоже, обратно подниматься она не планирует. Наруто лишь оскалил свою зубастую ухмылку. - Удивлён? Похоже, все эти клоуны решили, что ты у нас порождение тьмы, вероломно убившее святого и прекрасного меня. Какая ирония, ты не находишь?
  - Саске злой? В этой деревне что, все с ума посходили? Да из всех моих знакомых он самый вежливый и доброжелательный! Он же за всю жизнь пальцем невинного человека не тронул.
  - Видишь ли, сестрица, мы с тобой знаем правду, однако для жителей Конохи, всё выглядит совсем иначе. Ты права, Саске действительно хороший парень, и лишь со мной и некоторыми другими ушлёпками он бывает груб и прямолинеен, однако, в памяти Деревни Листа он навсегда останется предателем и убийцей, а я, как ни странно, буду героем. Те немногие, кто догадывались о том, как всё на самом деле произошло, решили каждый день перед сном просто повторять лживые восхваления и порицания снова и снова, до тех пор, пока не забыли, что это ложь. И теперь, если Коноха отринет эту ложь, останется лишь хаос, в котором исчезнут как плохие, так и хорошие дела. А насчёт того, что он пальцем никого не тронул, это ты так намекаешь на то, что из нашей четвёрки, он единственный девственник?
  - Вот ты паскуда!
  - А это уже не очень вежливо. Как забавно! Парень, который извиняется перед людьми, которых он бьёт, грубит своему лучшему другу.
  - Но согласись, учитывая сопутствующие факты, то, что ты до сих пор мальчик - довольно забавно.
  - Какие ещё факты?
  - Саске, у тебя красивое тело. Тебя хотят все, можешь не сомневаться. Тебя хотят женщины, некоторые мужчины, а впрочем, тебя хотят все мужчины, но некоторым нужно для этого быть под градусом. О тебе думают жёны, в постелях со своими мужьями, о тебе думают пожилые и молодые, так что, при желании, за одну ночь, ты смог бы нажахаться на год вперёд.
  - Не влезай в мою личную, и уж тем более, сексуальную жизнь.
  - Да ладно, Дейдара наверное уже ждёт нас, пойдём обратно к магазину Ино.
  ***
  Тем временем, скульптор вернулся к магазину и заглянул внутрь. Похоже, что Ино опять ушла в теплицу, и Дейдара смог без проблем проверить каждый угол этого помещения. "Вот мне не повезло! Слепил на свою голову птичку, и положил её в карман! Мало того, что она выпала, так ведь эта птичка практически живая, и свободно передвигается куда ей угодно". Мысли Тсукури прервал странный шум, идущий из внутреннего двора. Идя на звук, он вернулся к оранжерее, откуда доносился тихий, женский плачь. Яманака сидела на полу, сжимая фотографию Асумы и заливая её слезами. "Наруто мне говорил, что на этой фотографии её недавно умерший учитель. Кажется... его убил Хидан? Ой, как неловко стало. Надо бы её успокоить". Дейдара вошёл в оранжерею, но Яманака его не заметила. Тогда, он подошёл к ней со спины, присел рядом и положил руку на её плечо. Девушка испуганно вскрикнула, но Дей накрыл её губы поцелуем. "Вот и помог блин. И не осуждайте меня! Я пять лет не был с девушкой! В акацуки всего одно существо женского пола, и она пассивно-агрессивная, эмо-стерва. Господи, и откуда у этой малолетки столько воздуха? Я-то через рты на руках дышу, а она без воздуха уже четыре минуты держится. Может, она уже сознание потеряла? А, нет, языком шевелит. О, чёрт!" Подрывник увидел, что прямо напротив него и Ино, стоит вся остальная компания. Карин смущённо прикрыла рот ладонью, Саске насмешливо скривил бровь, а Наруто расположился в миллиметре от пары, словно пытаясь присоединиться к поцелую. Почувствовав, что партнёр отвлёкся, Ино тоже открыла глаза и едва не откусила Дею язык, увидев рядом Наруто.
  - Добрый вечер, мадмуазель! Не могла бы ты одолжить мне моего друга?
  - Только отойди от меня, ладно?.. - Наруто схватил Дейдару за ухо и оттащил его в дальний угол теплицы. Саске поклонился в знак извинения и вместе с Карин, ушёл за Узумаки. Дейдара уже приготовился к нагоняю, как вдруг, эмпат схватил его за руку и начал судорожно трясти. - Чувак! Уважаю! Мужик, что ещё сказать?
  - Вы не злитесь, Наруто-данна?
  - Не-а. Знаешь, как мне говорил Орочимару? Нет ничего проще окропленного слезами перепихона. Я правда раньше не особо въезжал в его слова, но теперь, думаю, это звучит как-то так: Хнык-хнык-хнык, как хорошо, Дейдара-чан! У-гу-гу, быстрее! Кха-кха-ха, я та-а-ак счастлива!
  - Наруто, даже по твоим меркам, это просто отвратительно! - Саске с рвотным позывом скривился.
  - Дейдара-сан, не ты ли говорил, что у тебя есть девушка?
  - Девушка далеко, а Ино в двух шагах, расстроена, и требует утешения. Слушайте, мне главное, что Наруто-данна не против, а остальное не важно. Наруто-данна, могу я... ну, вы знаете.
  - Без вопросов. Мы, правда, в кино собирались, но у тебя явно дела поважнее. Вот, возьми билет, и сходи, как освободишься. Он действителен только до завтра, так что надеюсь, что ты не планируешь устроить с ней марафон. И, ещё кое-что: раз уж ты с ней решил позабавиться, полагаю, я должен тебя предупредить. Когда-нибудь, возможно даже завтра, я её убью. Ну, или попрошу тебя её убить. Или пытать, или ещё чего похуже. Ты не против?
  - Более чем. Давайте же расстанемся. - Похлопав Дейдару по плечу, компания удалилась так же незаметно, как и появилась, оставив смущенного Дея и ещё более смущенную Яманака, наедине друг с другом. Спохватившись, Тсукури тихонько спросил: - Ты случайно не видела глиняную птичку?
  - Вот, держи... - Ино достала из кармана творение и протянула его скульптору. Когда их руки соприкоснулись, Ино почувствовала что-то влажно и шершавое. Прежде, чем она вновь вскрикнула, Дей показал ей свои рты, которые почему-то, наперекор воле художника, то и дело высовывали языки и лезли с поцелуями. - Прости, обычно я использую их только для создания своих творений, но сегодня, эти обжоры уж слишком распоясались.
  - Эм... А они милые. Но чего это они языки повысовывали?
  - Малыши жаждут продолжения банкета. Только, должен тебя предупредить, у меня есть девушка, у нас с тобой не более чем отношения на один день, и возможно, завтра мы уже будем врагами. Я не хочу тебя разочаровывать, а потому, обещать тоже ничего не буду.
  - Главное, не забудь закрыть дверь, когда уйдёшь.
  ***
  Как оказалось, Джирая снял фильм о странном, загадочном мире, основное действие которого разворачивается в невероятной, сказочной стране, населённой гопниками, мажорами, неисправимыми романтиками и генномодифицированными помидорами. Страна эта зовётся Россией. Страна борщей, родина богатырей, ёбжиков и леблядей. В честь этого фильма, весь кинотеатр заполонили разными сувенирами и стилизованными лотереями. Трое проследовали в один из залов, расположились на мягких кожаных сидениях и приготовились смотреть кино. История про какого-то Сергея, который влюбляется в Анастасию, и в течение всего фильма преодолевает всякие трудности. Наруто захотелось сжечь кинотеатр уже на седьмой минуте, в то время как все остальные зрители, наполнявшие зал не могли оторвать взгляда от экрана.
  - Карин...
  - Не мешай мне смотреть кино.
  - Можешь дуться сколько хочешь, но признай, что ты не вправе на меня обижаться.
  - Ты планируешь мне изменить! Неужели ты и вправду думаешь, что тут не на что обижаться?
  - Какая ещё измена? Я тебе не муж, ты мне не жена, это раз. С Анко я пересплю не потому, что она мне нравится, это два. Когда ты тащила меня в постель, ты прекрасно понимала, что тебя ждёт, это три. Если же ты не знала, это не моя проблема, это четыре. У меня заканчиваются однозначные числа, это пять. Мне продолжать? К тому же, оглянись вокруг! Дейдара изменяет своей девушке, главный герой этого фильма изменяет своей, и только я один спрашиваю у тебя разрешения. - Вдруг, кто-то с дальних рядов швырнул в Наруто ведро попкорна, но оно угодило в Карин. Вслед за попкорном, последовал чей-то грубый голос. - Да заткнитесь вы нахуй, хлопцы! - Наруто быстро отчистил Карин от кусочков пищи и вскочил на сиденье своего стула. - Двенадцатый ряд, девятое место слева. Даю тебе возможность выбирать: либо выйдешь в коридор прямо сейчас, и я забью тебя до смерти как мужчину, либо подождём конца фильма, и тогда, я поступлю с тобой не по-джентльменски.
  - Ишь ты! Альфа-самец нашёлся! Лучше сиди на пятой точке ровно, малолетка!
  - Ты выбрал третий вариант. Выбивание дерьма из твоей туши начнётся через три, два, од... - Карин резко одёрнула эмпата за руку, усадив его в кресло и расположившись у него на коленях, обняв парня и прижав к себе покрепче, одновременно пытаясь удержать парня от очередного безумства и выказывать ему свои чувства физически. - Я тебя прощаю. Ты прав, я знала, что получу, и меня всё устраивает. В конце концов, ты такой, какой есть, и ты меня полностью устраиваешь. Ты честен со мной, и это главное. Поцелуешь меня?
  - Если просишь. - До конца фильма, Наруто и Карин не отрывались друг от друга. Вроде, всё кончилось постельной сценой, в которой Сергей и Анастасия решают пожениться:
  Сергей: Ты согласна... варить мне борщ каждый день?
  Анастасия: Это что, предложение?
  Сергей: Конечно, любимая... - "Слава Богу, всё закончилось!". Наруто вылетел из зал первым, и оказался в туалете, возле одного из писсуаров. Тут, в туалет вошёл ещё один мужчина, тот самый грубиян с двенадцатого ряда. Он явно не узнал джинчурики, и пристроился к соседнему писсуару. Секунду спустя, он уже с облегчением справлял нужду, а ещё секунду спустя, когда Наруто всадил ему складной нож пониже пояса, струя стала красной, мужик заорал, а Наруто помыл руки и вернулся к друзьям. Саске уже куда-то пропал, а Карин попрежнему ждала его у выхода из зала.
  - Ты всё-таки убил того грубияна?..
  - Да. Недовольна?
  - Наоборот. Это всё ты на меня так дурно влияешь...
  - А Саске где?
  - Пошёл играть в лотерею. Ну что, уйдёшь к Анко прямо сейчас, или у тебя ещё есть свободное время?
  - Она уже наверняка пришла домой с работы, так что, мне лучше поспешить. Если ты всё же обижаешься на меня, то дай мне знать, потому как, мне довольно тяжело понять, что ты сейчас чувствуешь. - Карин улыбнулась и легонько толкнула блондина в плечо, а затем поцеловала джинчурики в щёку. - Иди уже, насильник ты мой недоделанный!
  ***
  Учиха сам не понял, как так вышло, что он принял участие в розыгрыше лотереи. Впрочем, ему сейчас было грустно, а от призов, которые он может выйграть, хуже уж точно не будет. Суть лотереи заключалась в том, что участник должен крутить ручку вполне простого устройства, и как только он прекратит, из устройства выскочит маленький шарик. В зависимости от цвета и размера, определится и приз. Призы в этом розыгрыше так или иначе свзаны с фильмом Джираи, от чего, доверие к данной игре сильно падало. Вот, очередь дошла до Саске, он взялся за ручку и начал её крутить, думая о своих проблемах, и с каждой следующей мыслью он крутил рычаг всё сильнее. "Чёртов Наруто! У него есть девушка, ему легко говорить о таких вещах! Проклятый лучший друг... А Дейдара? Он в этой деревне всего два дня, а уже устраивает разврат с Ино! С ИНО!!! Они ведь вообще друг друга не знаю, а по мне она раньше сохла. У меня ведь тоже есть девушка, но Наруто запретил раскрывать свою личность жителям деревни. Даже ей...". Саске нехотя прекратил, и из автомата вылетел крупный красный шарик. Все, кто стояли рядом закричали ему "Ура!", поскольку Учиха выиграл главный приз. Хозяин этого мероприятия протянул брюнету здоровенную бутыль с мутной жидкостью, глядя на которую, Саске поморщился.
  - Что это?
  - Самогон! В России, этот напиток известен своей крепкостью и необычайным послевкусием! Только попробуйте, и все ваши проблемы решаться сами собой! Но будьте осторожны, самогон заставляет людей делать вещи, на которые они обычно не осмеливаются в трезвом состоянии!
  - Ой, да знаем мы ваши разводы! Круче саке, нет ничего!!!
  ***
  30 минут спустя, неизвестно где, куда и почему...
  - Эх, Росисия, я тя люблю! - Саске шёл, размахивая пустой бутылкой, не думая ни о чём. Перед глазами всё плыло, и парню хотелось только одного: как можно скорее, рухнуть в постель. Каким-то чудом, Саске добрался до квартиры, на ходу снял с себя всю одежду, и рухнул на мягкую перину. "Как хорошо дома! Здравствуйте, розовые обои, здравствуй, розовая постелька, здравствуйте, плюшевые мишки!.. Стоп... какие ещё мишки? Какие розовые обои?! ГДЕ Я?!!". Саске с трудом оторвал голову от подушки, и так уж вышло, что его фальшивое лицо отклеилось, и осталось лежать на постели. Учиховец забрёл в чужой дом! Но, в чей же? Бегая взглядом по гарнитуру, Саске заметил до боли знакомую фотографию, на которой был он, Наруто, Сакура и Какаши. - О боги! Неужели, я пришёл к...
  - Саске-кун?.. - Знакомый голос заставил парня резко обернуться. - Сакура?..
  Дуэт джинчурики
  
  Ино уснула прямо на полу террариума, свернувшись калачиком на плаще Дейдары. Скульптору не хотелось прерывать её умиротворённый сон, так что, он оставил всё как есть, и просто тихо уйти. "В конечном счёте, она ведь уже не так расстроена, а значит, пусть и немного странным образом, мне удалось ей помочь. Да и для меня самого, это обернулось парой приятных мелочей...". Как только Тсукури покинул магазин, он почувствовал порыв прохладного воздуха, а поскольку на нём была лишь тонкая сетчатая футболка и не менее тонкие штаны, уже через несколько минут, Дейдара начал стучать зубами. Благо, поблизости находился небольшой ларёк, работавший круглосуточно. - Одну пачку крепких сигарет, пожалуйста. Бррр! - молодая продавщица молча протянула Дейдаре сигареты и взяла с него явно завышенную цену. Да и плевать! Лишь бы согреться поскорее. Подрывник дрожащими руками раскрыл пачки и достал сигарету, присев на лавочке неподалёку. Тсукури огляделся по сторонам и, убедившись, что поблизости никого нет, он достал крошечный кусок глины, прожевал его ртом на руке и слепил паучка размером меньше, чем ноготь на мизинце. Паучок прыгнул на кончик сигареты и с тихим "бам", взорвался. В нос ударил терпкий табачный запах, и Тсукури, блаженно закрыв глаза, сделал затяжку. От этого по телу разошлось приятное тепло, которое Дейдара старался испытывать не слишком часто, лишь в такие моменты, когда у него было особенно хорошее настроение. "Наверное, у меня сейчас ужасно глупое выражение лица, мммм".
  - Добрый вечер, Дейдара. - Тсукури резко раскрыл глаза и увидел рядом с собой Наруто, который сидел, положив ногу на ногу, и тоже с наслаждением потягивал дым из своей сигары. "И как он смог ко мне подкрасться? Готов поклясться, что ещё секунду назад, я не чувствовал его присутствия поблизости...". - И вам добрый, данна. Вы что же, тоже курите?
  - Только когда мне хреново. - а ведь и вправду, у Наруто сейчас было такое измученное выражение лица, что на него даже смотреть страшно. Все эти не свойственные ему морщины, которые складывались в чёрные мешки под глазами. Да и ещё, если приглядеться, можно было заметить длинную царапину, которая идёт от уха Узумаки и обрывается у подбородка. Почему то, Дейдара сразу подумал о песне "Я - солдат", глядя в безразличные глаза своего господина. - Вы как будто с войны вернулись, данна...
  - Ты это к чему? - Наруто повернул голову к Дейдаре, так что скульптор смог полностью рассмотреть его лицо. Помимо царапины, у эмпата от носа к губе тянулся кровавый след, из нижней губы кто-то словно выгрыз кусок плоти, а на лбу виднелась огромная шишка. "И как его накладное лицо ещё держится?" В ответ на вопрос, Дейдара взглядом пробежался по лицу Узумаки и слегка пожал плечами. Тот сразу весело ухмыльнулся, от чего, с пореза на губе с новой силой полилась кровь. - Ах, ты про это! Ну да, это можно назвать боевыми ранами. Анко, как выяснилось, уж слишком хорошо умеет оказывать сопротивление. Проклятая бабища...
  - Вы что же, уже её..?
  - Да. Я с ней закончил. Теперь, очередь Орочимару.
  - Как это? Я думал, что этот змей запечатан в вашей душе, и всё такое.
  - Это довольно сложно объяснить. Как бы сказать... Вот скажи, ты знаешь, как гусеницы превращаются в бабочек?
  - Конечно!
  - Ну, я так и думал. В конце концов, ты ведь творческая личность, а такие, как ты интересуются метаморфозами. Я-то за их превращениями наблюдал в лабораториях, в качестве эксперимента. Вобщем, наш симбиоз с Орочимару можно назвать коконом бабочки. Пока Орочимару находится во мне, я учусь его техникам, стилю боя, поглощаю знания о природах и видах ниндзюцу и гендзюцу. Орочимару же, впитывает свойства клеток моего тела и клеток Хаширамы, тем самым, создавая своё собственное. С каждым днём, он становится всё сильнее, и всё меньше нуждается в нашем симбиозе. К примеру, на данный момент, он уже может покидать моё тело приблизительно на три часа. И вот, у него сейчас есть три часа, чтобы потрепать нашей дорогой Митараши пёрышки. Он сам на этом настоял. Понимаешь? - Дей почему-то нахмурился, достал из сумки на поясе комок глины и слепил меленькую гусеницу, которая заползла на ладонь Наруто. Узумаки с интересом наблюдал за тем, как гусеница выплюнула глиняную нить и начала обвивать её вокруг своего тела. Вскоре она сплела вокруг себя кокон, а секунду спустя, гусеница, уже будучи бабочкой прогрызла себе путь наружу и улетела прочь, оставив изорванный кокон на ладони Наруто. До Наруто быстро дошёл смысл этого маленького спектакля, но, он всё же позволил скульптору высказаться. - Наруто-данна, насколько я понял, Орочимару это гусеница, а вы - кокон. Сначала, гусеница окутывает себя шёлковой нитью, превращается в куколку, потом в кокон, а дальше - в бабочку. Но, если бабочка улетает после своего превращения, то кокон останется лишь коконом, который к тому же рвётся, во время последней метаморфозы. Означает ли это, что и вы тоже... порвётесь?
  - Пф! Дей, нельзя же всё воспринимать так буквально. В данном случае, мы оба - я и Орочимару, станем бабочками, или чем-то подобным... наверное... Блин, из-за тебя я теперь думаю о том, как Орочимару меня изнутри разрывает, прямо как в фильмах про "Чужих". А ещё, я вдруг задумался о мужской беременности... Фу-фу-фу!!! - Дейдара ухмыльнулся и сделал ещё одну затяжку. Вскоре, двое джинчурики докурили первую сигарету, и оба, практически синхронно достали новую. Наруто одолжил подрывнику зажигалку, так что ему не пришлось снова мучатся. - Дей, ты сегодня спать вообще собираешься?
  - Кто бы говорил? Сами-то, сколько уже не спите?
  - Полгода, если не считать краткие моменты, когда я слишком долго держу глаза закрытыми. - Тсукури резко вдохнул воздух от удивления, от чего, сигарета, которую она держала в зубах, залетела Дейдаре в рот. Скульптор подавился и кашлял до тех пор, пока Наруто не хлопнул его по спине со всей силы. Сигарета буквально со свистом пролетела пять метров и врезалась в землю. - Полгода?! Вы полгода не проваливались в объятия Морфея?! Нет, ну это уж слишком! Вам самому что же, не хочется иногда видеть сны?
  - Поверь мне, не хочется. Такие ужасы, которые я вижу в своих видениях, никому не захочется видеть каждую ночь.
  - И что вам снится?
  - Война. А ещё, смерть всех джинчурики, Джуби, объединенная армия шиноби, все члены которой погибли. Кровище, месиво и всё такое. Ничего интересного.
  - А я в ваших видениях есть?
  - Ну, ты там тоже иногда появляешься. Знаешь, мои видения всегда меняются, в некоторых мелочах, ведь будущее не постоянно. Правда, общее очертание всегда остаётся прежним - ты всегда себя взрываешь. А на этом, в принципе, конец.
  - Мммм. Вы случайно не припоминаете, как выглядел мой "последний" взрыв?
  - Хм... Большой такой, километров десять в радиусе. Выглядел как яркая белая вспышка. Шумная ужасно.
  - Это же мой особенный взрыв! Всегда хранил его для особенного случая! Приятно знать, что я умру именно так, как мне всегда хотелось...
  - Всё же, ты немного странный. Ладно, иди уже спать, а то скоро придёт Орочимару, а я не хочу, чтобы ты видел, как он в меня влезает.
  - Какой стесняшка! Ладно, так уж и быть, если хотите, я могу отвернуться, пока вы его в себя впустите.
  - Я сказал, иди спать!
  - Ну мамочка, можно мне ещё чуть-чуть поиграть? - Дейдара издевался над Наруто, закипающим от злости.
  - Вот что ты пристал ко мне? Ты ведь можешь спать, так какого хрена ты со мной болтаешь?
  - Я же не бессовестное чудовище! Вы не спите, значит, и я спать не буду, а то от меня в последнее время вообще никакой пользы. - Наруто ненадолго задумался, после чего он щёлкнул пальцами и ухмыльнулся. - А ведь точно, есть одно дело, в котором мне не обойтись без твоей помощи. Подожди здесь, я за Орычем сгоняю и вернусь. Не уходи никуда! - Дейдара кивнул и проводил взглядом быстро удаляющегося джинчурики.
  Пробежав несколько десятков километров, Узумаки оказался у дома Анко, на пороге которого сидел чем-то расстроенный Орочимару. - Ты рано. - прохрипел он.
  - В данном случае, лучше раньше, чем позже.
  - И то верно. Опоздай ты хоть на минуту, и я бы, скорее всего, превратился в лужу.
  - С Анко, надеюсь, разобрался?
  - Да. Теперь она на нашей стороне.
  - Значит, завтра она будет в нужном месте в нужное время?
  - Не сомневайся. Она ещё завтра прощения просить будет за то, что избила тебя. Ладно, открывай рот. И не делай такую мину, Наруто-кун!
  - Признай, ты ведь от всего этого процесса кайф ловишь. - с этими словами, Наруто открыл рот пошире, ну а дальше... Короче, я не стану это описывать и лишь скажу, что это было противно и крайне неприятно. В последний раз взглянув на окна дома Анко, эмпат поплёлся обратно к скульптору. "Наверное, я никогда не смогу до конца понять человеческое поведение. Как же так вышло, что Анко так легко предала Коноху? Всё дело в том, что она по-прежнему испытывает к Орочимару чувства? Не понимаю я этих людей..."
  Вместе с Дейдарой, Наруто вышел за границу деревни, а там, подрывник слепил большую птицу, после чего, они поднялись в воздух. - Куда летим?
  - К фамильному особняку Узумаки. Судя по словам Орочимару, он довольно далеко отсюда, так что, по воздуху до него добраться проще всего. Вот карта, так что, просто следуй указаниям, и мы скоро будем на месте. - Несколько размашистых движений огромными крыльями, и от Конохи осталась лишь крохотная точка на горизонте. Под нами простирался целый океан деревьев, которые казались особенно красивыми с такой высоты. Небеса сейчас были столь близки, что можно было подумать, что до звёзд можно дотянуться рукой. "Теперь ясно, почему Дейдара так любит свои полёты. К такому не сложно пристраститься". - Ты прямо как птица, Дейдара... - Тсукури обернулся и поймал на себе необычайно умиротворённый взгляд эмпата. - А я и есть птица. Рождённый свободным, рождённый летать.
  - Завидую я твоей свободе. Ты волен делать что хочешь, волен лететь куда пожелаешь. У тебя не перед кем нет обязательств. И всё же, по какой-то неясной причине, ты остаёшься со мной. Не понимаю...
  - Мммм... Не стоит мне завидовать. Каждый может стать такой птицей, и далеко не каждому окажется по нраву такая жизнь. Привыкаешь нигде не задерживаться на долго, перелетать с места на место, а у вас в команде мне нравится. Каждый день можно повеселится, не сомневаясь в том, что завтра с тобой по-прежнему будут верные друзья.
  - Судя по карте, особняк должен быть прямо под нами. - Дейдара посмотрел вниз и собрался пойти на посадку, однако, обернувшись, он не нашёл за своей спиной Наруто. "Не может быть! Он что, спрыгнул?!! Не важно, насколько бы он ни был силён, человеку не пережить падения с такой высоты!". В ужасе, Тсукури ещё раз посмотрел вниз и с трудом разглядел стремительно падающего Узумаки. Со скоростью пули, подрывник подлетел к приёмнику Орочимару и уже собрался приказать птице схватить того в свои когти, как вдруг, разрывая тонкую ткань плаща, над спиной Узумаки... раскрылись крылья. Они были похожи на крылья летучей мыши, только в сто раз больше. Под мощным порывом воздуха, крылья выгнулись, и вот, Наруто уже оказался над головой Дейдары, плавно скользя по воздуху. "Силуэт человека, который умеет летать, на фоне звездного неба и бледной луны... Это - истинное искусство...". Спустя несколько мгновений, они оба уже стояли на земле, а Наруто, резко выгнувшись, втянул свои крылья обратно. Только сейчас Узумаки заметил, насколько пораженно на него смотрит джинчурики трёххвостого. - Что-то не так?
  - Вы... Вы же только что летали! И это вам не какой-то там полёт на спине птицы! Вы летали сами, без какой либо помощи! Откуда у вас взялись крылья?
  - Я не летал. Я всего лишь затормозил своё падение. Это два совершенно разных понятия. А крылья я отрастил благодаря стезе демонов. С помощью этого пути, я могу отращивать любую дополнительную конечность, какую пожелаю. Придавать частям тела свойства, которыми они раньше не обладали. Превращать кости в клинки, укреплять свою кожу, и, отращивать крылья. Путь демонов превращает всё моё тело в оружие. Этакая, живая машина для убийства и выживания. Но, я пока что не всё о нём понял. К примеру, я могу отрастить себе любые крылья, какие пожелаю, но я не могу летать. Только торможу и корректирую собственное падение. Что я только не пробовал, какие бы крылья я не выбирал, взлететь у меня пока не получилось.
  - Не переживайте. Рано или поздно, у Вас всё получится. - Пройдя пару метров вперёд, сквозь густые заросли леса, они вышли к груде кирпичей и досок. Наруто сразу принялся разгребать этот завал, откидывая в сторону кирпичи и пачкая руки в серой пыли. Дейдара тоже не отлынивал, однако, спустя полчаса, он понял, что такими темпами они закончат с раскопками только к утру, а потому, Тсукури решил скрасить время беседой. - Вы любите Карин?
  - С чего такие вопросы?
  - И всё же?
  - Нет, не люблю.
  - Тогда, почему вы такой разбитый? Я думал, что всё дело в том, что Вы чувствуете себя мерзавцем, после того, как изменили ей с Анко.
  - А может быть, всё дело в том, что мне не нравится, когда женщины бьют меня по лицу?
  - Мммм, ну да. Глупо было и спрашивать. Ведь, любому дураку ясно, что объектом вашей любви является другой человек. Учиха Саске, вот тот единственный, кого вы любите. - Наруто схватил одну из досок и с силой ударил ей по ногам скульптора. Тот, ойкнув, упал на спину, и с ухмылкой взглянул на нависшего над ним парня. - Оу! Данна, я и не думал, что Вы такой вспыльчивый. Поймите, я имел в виду братскую любовь, а не...
  - Значит так: если ты ещё хоть раз заикнёшься обо мне и Саске, в следующий раз, я разобью тебе об ебальник кирпич. Рука и кирпич у меня тяжёлые. После такого удара ты уже никогда не будешь таким смазливым, как сейчас. - для галочки, Наруто исцелил его ноги, после чего он дал подрывнику руку и помог тому подняться на ноги. - А теперь, взорви-ка эту груду мусора к чёртовой матери! - с не скрытой долей радости, Дейдара запустил под кирпичи глиняную землеройку. Взрыв поднял в воздух тысячу осколков крохотных камешков, а как только дым рассеялся, джинчурики разглядели опалённую дверь, ведущую в подвал. Внутри этого подвала воздух насквозь пропах плесенью, а как только они вошли внутрь, на полу появился странный узор, от которого исходил свет, как от расплавленного золота. Узор вскоре перешёл на стены, и маленькая комната наполнилась ярким светом. На одной из стен, висел десяток масок, от которых у Дейдары появились мурашки. Наруто несколько минут тщательно осматривал маски, после чего, джинчурики выбрал ту, у которой были рога и открытая пасть с клыками. - Посмотри. - Узумаки швырнул маску Дейдаре, а тот едва не разбил её от неожиданности. В руках, маска казалась на удивление тяжёлой, сделанной из какого-то крайне необычного материала. В подвале было ужасно жарко, однако маска была холодной, как лёд. Но, больше всего, Тсукури заинтересовали зубы маски. Они шли в шесть рядов, все казались острыми, как бритва. Проведя по клыкам большим пальцем, подрывник сразу отстранил окровавленный палец. Наруто посмеялся и забрал у него маску. - Не удивляйся. Этот Бог Смерти всегда голоден. Короче, всё просто, я сейчас одену маску, стану вместилищем для Бога Смерти, разрежу себе живот и выпущу душу моего отца и ещё трёх хокаге на свободу. Твоя же задача заключается в том, чтобы взорвать маску, когда я закончу. По-другому, её снять нельзя. И не жалей взрывчатки, понял? - как только Тсукури кивнул, Узумаки надел маску, и в то же мгновение, над Наруто повис полупрозрачный образ высокого существа в белом балахоне, которое держало в клыках короткий клинок. Повинуясь воле эмпата, Бог взял в руку клинок, после чего, он размашистым движением руки вонзил его в живот. Под стон Бога смерти, из его живота вылетели четыре голубоватые ауры, которые почти сразу растаяли в воздухе. Немного замешкавшись, подрывник бросил в Наруто тридцатисантиметрового авангардного паука, который прилип к маске. - Кац! - жёлтая вспышка в центре завихрения чёрного дыма. "Надеюсь, я не перестарался...". Дейдара обнаружил эмпата на полу. Рядом с ним лежали осколки маски, а на животе красовалась глубокая колотая рана. Кажется, джинчурики не потерял сознание, просто, от столь необычного действия, по телу Узумаки распространилось сильное онемение. Нужно было срочно залечить рану, но рука предательски дрожала, из-за чего, Наруто никак не мог положить её на живот. Дейдара это заметил, и не колеблясь, положил руку Наруто сверху на рану, из которой хлестала кровь. Эмпат быстро исцелился, после чего он осторожно встал на ноги. - В принципе... Всё прошло как надо. Не на что жаловаться.
  - Ну это как сказать!
  - В любом случае, спасибо. Ты хорошо справился. Думаю, завтра мне снова потребуется твоя помощь, а пока, иди спать.
  ***
  Прошлой ночью, Наруто оставил Дейдаре записку, в которой он просил скульптора зайти в восемь утра в зоомагазин семьи Инузука и забрать заказ на имя Ичимару Намикадзе, который нужно принести по указанному адресу. Немного не понимая, о чём шла речь, Дейдара пришёл в зоомагазин и запросил заказ на известный ему псевдоним. Вздохнув, она провела Тсукури в отдельную комнату, где стояла клетка, накрытая сиреневым покрывалом. Услышав шаги, что-то, в этой клетке зарычало и стало метаться из стороны в сторону, сотрясая клетку. - И что под покрывалом, мммм?
  - Ха! Там чистое зло... - Так, с крайне нехорошим предчувствием, установил клетку на тележку с колёсиками, и пошёл к дому, у которого его уже ждал Наруто. - Прежде чем мы войдём внутрь, позволь предупредить: там, внутри этого дома, я держу и пытаю одного человека, и то, что я собираюсь сделать весьма не этично. То, что ты можешь там увидеть, наверняка тебе не понравится, покажется противным. Если не хочешь, можешь не идти со мной.
  - Не-а. Я слишком заинтригован. - Наруто помог Дейдаре пронести клетку по ступеням, и они зашли в дом. Наруто провёл подрывника на второй этаж, где, к своему удивлению, Тсукури обнаружил человека со шрамом на глазу, с заклеенным ртом, пах которого находился в интересном устройстве. Возле связанного стоял клон Наруто, который, похоже, стоял в этом положении уже очень давно. - А почему рот заклеен? - Узумаки обращался к своему клону.
  - Да он мне весь мозг вытрахал! Жалкий нытик!
  - Ясно. - Наруто сложил руки в замок, после чего, клон поставил ноги по ширине плеч и развёл руки. Клон стал покрываться корой, а с каждой секундой, в нём было всё сложнее разглядеть человека. Вскоре, древесный клон превратился перекрёстную дыбу, в форме "Х". Увидев это, Какаши начал яростно что-то орать сквозь толстый слой скотча. - Да-да, Какаши, я знаю. А теперь, будь так добр, заткнись. - Наруто зашёл к Хатаке со спины и надавил ему в небольшом углублении за ключицей. Какаши тут же потерял сознание, а Наруто, со скоростью света разрезал весь скотч и пищевую клёнку, подхватив джонина на руки. - Данна, вы не объясните...
  - Дей, я бы рад поболтать, но через девяносто секунд, Какаши очнётся, а потому, помоги мне его привязать и я всё тебе объясню позже. - джинчурики шустро привязали Хатаке к дыбе, и тот скоро очнулся. - Наруто?.. Так это был не сон...
  - Ой, вот только не надо жаловаться! Ты сам во всём виноват. Ты ведь не хочешь рассказать мне, кто такой Тоби. - Какаши обратил внимание на трясущуюся клетку. - Что там?
  - Там - сюрприз! Специально для тебя купил. - Наруто сорвал с клетки покрывало, и перед Какаши и Дейдарой предстали два мелких свирепых зверька, с чёрной шерстью и белой полосой на груди. Эти твари так яростно кидались на решотки, что даже Наруто присвистнул. - Это тасманские дьяволы. Самые страшные животные, каких я только видел!
  - И зачем ты принёс их сюда? Хочешь пытать меня их видом?
  - Нет-нет-нет! Мои маленькие друзья, это часть демонстрации. С их помощью, ты прекрасно поймёшь, что ждёт тебя впереди, если ты не начнёшь говорить. Это, - Наруто достал шприц с оранжевой жидкостью. - самый ядрёный возбудитель для животных, какой только видел мир. Знаешь, если пролить одну каплю этого раствора на муравейник, муравьи наплюют на правило - спариваться только с королевой, и устроят такую групповуху... Впрочем, проще будет показать на примере этих маленьких злодеев. - Когда Наруто подошёл к клетке, животные сразу успокоились и Узумаки смог без лишних усилий вколоть одному из зверьков дозу. Тот вскоре начал издавать уж очень странные звуки: булькать, хрюкать, дребезжать и брызгать повсюду слюнями. Дьявол вдруг закружился сумасшедшем вихре и "набросился" на вторую особь. Дейдара, пожалуй, с излишним интересом наблюдал за сим актом, то морщась, то закрывая глаза руками, то наоборот, расширяя глаза до предела. Пять минут спустя, он присвистнул и сказал: - Хех, такими темпами, он её до смерти замучает.
  - И после смерти. И после-после смерти. И даже после своей собственной смерти, он едва ли остановится. Анко-чан, подойди. Словно из ниоткуда, Митараши вышла к троице. Как ни странно, она выглядела счастливой. Какаши же недоумевая, смотрел то на совокупляющихся дьяволов, то на Анко. Наруто достал второй шприц, и надменно ухмыляясь, подошёл к Хатаке. - Ну что? Готов раскрыть свои карты? В одной руке у меня твои мучения, а в другой, твоя свобода. Только назови мне имя, и я солью раствор в трубу, развяжу тебя, и сегодня же отпущу. Однако, если откажешься, я вколю тебе препарат, и поверь мне, тебе НЕ ПОНРАВИТСЯ. - Какаши опустил голову и начал беззвучно шевелить губами.
  - Что-что?
  - Н...
  - Чуть погромче.
  - Отказываюсь! Во мне, как и в любом другом шиноби Конохи живёт Воля Огня, и тебе, предавшему родную деревню никогда не сломить мою волю! Трави ты меня хоть сотни тысяч раз!!! Так что, давай! Вкалывай, и посмотрим, что окажется сильнее: твои пытки, или моя воля!!! - Наруто молчал. Он с такой силой сжал в руке шприц, что тот едва не лопнул. Сквозь зубы, Узумаки выдавил: - Т-ты... ТЫ ДУРАК!!! - Наруто с силой воткнул шприц в плечо Какаши, тот вскрикнул, а Наруто, дрожащими руками вдавил поршень до упора. Не оборачиваясь, Наруто поспешил к выходу и перед уходом крикнул: - Анко! Заставь этого глупца говорить используя его нынешнее состояние как тебе будет угодно! Терзай его до тех пор, пока его колокольчики не начнут издавать ультразвук!!! Если понадобится, хоть до смерти его заезди, но заставь его говорить! Иначе, я тебя сурово накажу, поняла?
  - Да, хозяин!
  ***
  Наруто какое-то время шёл по улице, кусая губы и браня Какаши, а Дейдара шёл вслед за ним, пытаясь вставить своё слово. - Наруто-данна...
  - Ну что?! Хочешь сказать мне, что я на голову больной? Так я и сам это знаю! Я бы с радостью стал нормальным, но я не знаю такого способа, который бы мне помог!
  - Да нет же! Я не считаю вас больным на голову!
  - От чего же? Может ещё скажешь, что я абсолютно нормальный?
  - Нет, конечно нет! Вы ненормальный человек, и это факт. Но это хорошо. Поймите, меня ведь тоже все считают сумасшедшим. Мы оба неординарные. Нам приходится нелегко, из-за того что мы не такие как все, но, разве это плохо? Без нашего воображения, мы были бы лишь частью тупой серой массы! Когда над нами смеются, мы должны воспринимать чужие насмешки с гордо поднятой головой, ведь, общество смеётся над теми, кого оно не понимает, и кого не может контролировать! Никто не способен нам помешать до тех пор, пока мы верим в себя! Мы можем стать кем угодно, делать что угодно, и не важно, что скажут другие! Мы с тобой, Наруто!
  - Ты хоть понимаешь, насколько это глупо? Ты предлагаешь мне, гордиться моим уродством?! - Дейдара хотел было что-то ответить, но из карманов обоих джинчурики раздалось тихое пиликание. Дейдара и Наруто достали свои мобильники и увидели, что им пришла СМС-ка от Саске: "Приходите на квартиру Сакуры, есть разговор".
  - О, нет...
  - Кто такая Сакура?
  - Это последний человек на земле, с которым Саске должен проводить время. Он даже не представляет, насколько она опасна.
  У моего друга появилась девушка
  
  На всех парах, Наруто и Дейдара прибежали к дому Сакуры, где, к своему удивлению, они обнаружили Карин. - Ты что, тоже сообщение получила?
  - Ага. А Саске я нашла по следу чакры. Хотя, с другой стороны, он вполне мог бы в своём СМС написать координаты этой треклятой "квартиры Сакуры"! Ну так, в чём весь шухер?
  - Да, долго объяснять! Просто скажу, что наш друг выбрал себе совсем не ту женщину, и мы обязаны его образумить, а Сакуру, в лучшем случае, замочить.
  - А что так? Мне казалось, что у Саске и Сакуры есть потенциал прекрасной пары.
  - Ты не понимаешь. Примерно год назад, я, как бы это сказать, пытался Сакуру... Грохнуть. Самую малость. И вот, я не думаю, что эта девка сильно обрадовалась, когда узнала, что я в городе. Это будет просто чудом, если она ещё не успела нас сдать. Так что, план такой: я выношу дверь с ноги, вырубаю Саске, Дейдара оглушит Сакуру взрывом средней мощности, после чего, мы замотаем её в ковёр и оттащим голубков ко мне на хату. - Карин недоверчиво нахмурила брови, всем своим видом показывая, насколько её не устраивает такой план, но, она всё же спросила: - А мне что делать?
  - У меня, кажется, где-то завалялся надувной бассейн. Зальём туда шоколад, и ты с Сакурой будешь в нём бороться.
  - С какого?!
  - Да нет, я пошутил. Мы сбросим Сакуру с обрыва, а Саске скажем, что она улетела, но обещала вернуться.
  - Да это же ещё хуже! Ну неужели, мы не можем решить всё гуманным путём?
  - К чёрту гуманность! Короче, на счёт три я выношу дверь, а дальше порешаем. - Наруто поднялся по ступенькам крыльца, прижался спиной к двери и подал сигнал остальным. - Раз. Два. Тр...
  - Входите! - Вот же удивился Наруто, когда услышал приглушенный голос Учихи из-за той самой двери, которую он только что хотел выбить. Мысленно ругнувшись, джинчурики осторожно провернул ручку дверей. В доме приятно пахло домашней едой и специями, а ещё с порога, гости услышали, как на кухне кто-то напевает красивую мелодию. На цыпочках, Дей, Карин и Наруто прокрались из коридора в гостиную, где их уже ждал Саске, расположившийся на диванчике. Учиха был одет в темно-синюю юкату, какие обычно одевают на карнавалы, а заметив друзей, он радостно улыбнулся и помахал им рукой. Не успел никто и слова ему сказать, как из кухни выбежала розоволосая девушка. Высокая, красивая, с ясными глазами и нежной улыбкой. Тонкую талию и увесистую грудь отлично подчёркивал розовый фартук, который был чуть ли не единственной одеждой, какую она на себе носила. Наруто впился в девушку полным презрения взглядом, а Саске, притворившись, что он этого не заметил и громко сказал: - Здорово, народ!
  - Здравствуйте, Карин-чан, Дейдара-сан, Наруто-кун. - Ох, и перекорёжило же эмпата, когда Харуно произнесла его имя столь милым голоском! Немного неуверенно, гости поздоровались в ответ. - Привет, ммм.
  - Здравствуйте. Так ты и есть Сакура? - Харуно кивнула, сделав миленькую мордашку. Очередь дошла до Наруто, и теперь, все уставились на джинчурики заинтересованным взглядом. - Здр... Здравствуй... Сакура. - Едва не прокусив губу насквозь, Узумаки всё же заставил себя сказать два слова, ни разу не матернувшись. Сакура спокойно подошла к Наруто, посмотрела в его холодные глаза, и вдруг, обняла джинчурики. Простое объятие, теплое, дружеское, а Наруто манекен, никак не реагируя на это действие, за исключением лёгкой раздражительности на лице.- Я скучала... - прошептала Харуно. У Наруто от такого сразу появились мурашки. "В смысле? Она скучала? По мне?.. Да не, она явно что-то перепутала. Да и какое мне дело?". Харуно отпустила эмпата и облегчённо вздохнула. - Вы наверное голодны?
  Сакура приготовила прекрасное карри к приходу гостей, так что, несколько минут спустя, все уже сидели за низким столиком и уплетали его за обе щеки, нахваливая кулинарные навыки девушки. Все, за исключением Наруто, разумеется. Тот только сидел и поглядывал на Саске, подмигивая ему и всячески намекая, что им стоит поговорить с глазу на глаз, но, либо Учиха не так его понял, либо, специально решил его позлить: - Наруто, ты наверное, хочешь узнать, как мы с Сакурой вновь сошлись?
  - Нет, не хочу.
  - Да брось ты! Не будь букой! Уверен, тебе понравиться эта история. - Саске как-то невзначай опустил руку на плечо Сакуры, видимо, пытаясь ещё сильнее показать, что они теперь пара. С трудом сдержав приступ рвоты, Наруто иронично закатил глаза. - Да что тут может быть интересного? Я даже угадать с первого раза смогу: ты вчера напился до состояния Бориса Ельцина, и тебе вдруг моча в голову ударила, после чего, ты пришёл к Сакуре, она узнала кто ты, ну а дальше, вы совершили ванильный, няшный приняшный половой акт. Я прав?
  - Ого, Наруто-кун, а ты очень хорошо знаешь Саске-куна!
  - Да уж получше, чем ты. - Неловкая минута тишины, во время которой Карин смущённо опустила взгляд вниз, подрывник с интересом наблюдал за Наруто, а Саске и Сакура похоже, вообще всё мимо ушей пропустили, так как, эти двое уже начали кормить друг друга с ложечки. Количество патоки достигает критической отметки, и с каждой секундой Наруто тошнило от всего этого всё больше и больше. "Вот ужас. Эти двое что, спорят сейчас, кто из них кого больше любит? О Боже, они и в прям это делают! Курама, спаси меня!
  - Интересно, как? Я может и великий Кьюби-но Йоко, но не забывай, что из нас двоих, я заперт внутри тебя, а значит, в реальном мире у меня никакой власти нет!
  - Ну не знаю, придумай что-нибудь. Наори на меня! У тебя голос мощный, вдруг повезёт, и ты порвёшь мне барабанные перепонки? Если я оглохну, мне точно не придётся слушать всю эту бурду.
  - А не проще ли тебе просто взять, и сказать, что у тебя с Саске чисто мужской разговор? Даже не знаю, в туалет его под каким-нибудь предлогом затащи, или в ванную, а там, объясни ему, что ты не доволен. Не будь бабой! Если эта дура хоть кому-нибудь расскажет о том, кто ты, это станет концом всему! Сакура представляет угрозу, а уж с угрозами ты разбираться умеешь." Девятихвостому удалось уговорить своего носителя, так что, Наруто встал из-за стола и фамильярно сказал: - Уважаемый Сасуке-кун, не соизволите ли Вы пройти в уборную, в сопровождении меня?
  - Что? Я что-то не понял...
  - В туалет говорю пошли. - Не дожидаясь никакого ответа, Наруто схватил Саске за руку и потащил друга на второй этаж. - Где в этом доме туалет?
  - Прямо по коридору, вторая дверь слева. Может соизволишь пояснить, какого лешего происходит?
  - Не волнуйся, поясню, как только мы с тобой попадём в комнату, где нас не смогут услышать. - Узумаки протащил брюнета по коридору, ввалился с ним в туалет, запер дверь на замок и открыл кран умывальника на полную, после чего, поднял Учиху на ноги. - Начинай. - Сурово рявкнул джинчурики.
  - Чего начинать? Что ты вообще ко мне пристал?
  - Начинай свой рассказ. Я хочу знать, почему ты раскрыл свою личность этой тупой домохозяйке.
  - Не смей оскорблять мою девушку! - Наруто ударил кулаком по стене с такой силой, что зеркало, висевшее над умывальником, упало и разбилось вдребезги. - Отвечай на вопрос!!! Зачем ты раскрылся именно Сакуре?!
  - А что, нельзя что ли? Какое ты вообще имеешь право запрещать мне с кем-то общаться? У тебя же есть девушка, так я что же, мешаю тебе с ней пересекаться?
  - Ты мне горбатого не лепи! Когда мы только входили в деревню, ты помнишь, что я тебе сказал?
  - Ты сказал... - Саске сделал жалкую попытку притвориться, что он всё помнит, но Наруто легко его раскусил и уставился на Саске с ещё большим презрением. - Я сказал тебе: помните, никому не говорите о том, кто вы такие. Теперь вспомнил?
  - Да я и не забывал!
  - Ну тогда, скажи мне, какую часть слова "никому", ты, тупой баран не понял?!! Ладно, прости, я всё понимаю. Мальчику захотелось потрахаться, и он решил пойти к девушке, которая в любую секунду готова раздвинуть ножки. Я всё прекрасно понимаю! Но, почему ты не пришёл ко мне? Я бы отвёл тебя в бордель, нашёл бы девушку с розовыми волосами, и удовлетворил все твои асоциальные фетиши. А если тебе нужна была именно Сакура, на худой конец, я мог бы клонировать её и подарить тебе на день рождение. Япона мать, да ведь существовала сотня вариантов, но из всех, ты выбрал тот единственный, который поставил под угрозу всю нашу конспирацию!
  - Да что ты за человек такой? По-твоему, между женщинами и мужчинами могут быть только плотские отношения? Да и не кати на неё бочку! Сакура не сдаст нас, в этом я уверен!
  - Да? Ты уверен? Ты, кажется, забыл, что я пытался её убить! Я, понимаешь?! Я!!! А сдавая меня, она сдаст и тебя, и Карин с Деем. Ты плюнул на всех и погнался за своей первой любовью, а теперь, эта твоя первая любовь сдаст нас, как бомжиха стеклотару. А, хотя, знаешь что? Плевать я на это хотел. Отныне, Сакура это твоя, и только твоя проблема. Давай-ка ты снимешь с себя этот чудовищный халат, оденешь нормальную одежду, приклеишь обратно накладное лицо, и мы с тобой пойдём на одно крайне важное дело.
  - Прости, но я занят.
  - Чем ты занят? Поеданием стряпни Сакуры? Давай, я не шучу. Снимай это вонючее дерьмо, и пойдём прессовать Шимуру Данзо!
  - Не могу. Наруто, ты ведь уже давно понял, что я не преступник. Я... Я не могу и не хочу причинять боль хорошим людям. Пойми, ты мне как брат, и я знаю, что ты желаешь мне только добра, но все эти убийства, махинации, подкупы и шантажи, вся та каша, которую ты заварил... Я просто не могу в этом участвовать. Я хочу нормальную, семейную жизнь, а с Сакурой, это кажется вполне возможным.
  - Нет, ну ты видишь? Всего сутки провёл в её компании, а уже обрёл какие-то нелепые, никому не нужные принципы! Ладно, как знаешь. Но, будь так добр, ознакомься вот с этим. - Наруто отдал Саске чёрную записную книжку, с вклеенными фотографиями. - Здесь находятся доказательство того, что Данзо связан с Орочимару, совершил ряд тяжких преступлений, а в его правой руке и глазнице находятся шаринганы. Всё ещё не хочешь мне помочь? Заодно узнаешь что-то новое о своём клане. Что, всё так же не заинтересован?
  - Нет. Я прекрасно знаю имя человека, который виноват в гибели моего клана, и мне этого достаточно. Прости... - Узумаки оставил Саске в туалете и спустился обратно на первый этаж. - Карин, Дейдара, вставайте и идём отсюда. - Пожав плечами, скульптор и девушка последовали за направлявшимся к выходу Наруто. Сакура одёрнула эмпата у самых дверей, с всё той же тёплой улыбкой. - Уже уходишь, Наруто-кун?
  - Не зови меня так. Мы друг другу чужие люди, и, как только Саске поймёт, что ты лишь ненужный балласт, я с превеликим удовольствием убью тебя.
  - Что ж, желаю удачи, Наруто-кун. - "Да что с этой курицей? Я только что её оскорбил, а она никак не отреагировала. Впервые такое вижу... Я... Как будто в зеркало смотрю. Фальшивая улыбка, отсутствие всяческих эмоций, и, глаза. Такие холодные. До того дня, когда Орочимару изрядно усугубил моё психическое здоровье, я был в точности таким же. Пустым, отчуждённым. Неужели, у неё тоже какие-то проблемы с головой? Впрочем, опять таки, какое мне дело? У меня своих забот полно, и я не собираюсь тратить время на сопливую, влюблённую парочку".
  ***
  Наруто дал Дейдаре и Карин несколько инструкций, после чего, они заняли свои места вблизи особняка Хокаге, а сам Узумаки проник в пустой кабинет Пятой. Там, он поставил на стол стакан и бутылку с водой, после чего, он расселся на кресле Хокаге и отвернул его спинкой к входу, так, что входя в кабинет, не сразу становится заметно, что за этим креслом кто-то сидит. Джинчурики оставалось лишь ждать, пока не явится Данзо, а рассматривая свою деревню через прозрачные стёкла больших окон, Наруто смог неплохо скоротать время. Внезапно, Кьюби вновь пробило немного поболтать, и он бесцеремонно утащил эмпата в подсознание. Наруто действительно не любил это место. Здесь было уж слишком сыро, с момента открытия пути демонов. Впрочем, Кураме было ещё хуже, ведь он находился в этом месте круглосуточно. Интересно, как он ещё не простудился. - Наруто, ты что это вытворяешь? Почему ты не уладил проблему с Сакурой? Ты ведь заметил, что с ней что-то не так, так, может быть, не стоило оставлять Саске с ней наедине?
  - Да мне по барабану. Пускай делает что хочет. Меня волнуют только мои желания и цели, а на данный момент, Учиха Саске не вписывается в общий план. Мне нужно подчинить себе Тсунаде, а с помощью Данзо, это вполне осуществимое желание. А если обхватить большие спектры, то меня в целом мире заботят лишь три вещи. Личность Тоби, спасение человечества от Джуби и крепкая выпивка. Хотя нет, вру. Четыре вещи - я забыл про убийства.
  - Ты ведь не думаешь так, верно? Признайся, ты ревнуешь.
  - Не неси ерунды.
  - Ревнуешь! И, это нормально. Когда между двумя друзьями встаёт девушка, для одного из друзей, ситуацию можно описать примерно так: её взяли, тебя пнули.
  - Может завалишь уже свою мымрячью, лисью варежку? Я занят, если ты не заметил. Я всего в одном шаге от того, чтобы заполучить в свои руки неограниченную власть над Конохой, но мне нужна тишина.
  - Но согласись, если бы здесь был Саске, ты бы был куда больше рад этой самой власти.
  - Ой, да стихни уже! Психотерапевт недоделанный. - Наруто снова оказался в кабинете, и в ту же секунду, к нему вошёл Данзо, который стучал своей тростью о пол при каждом следующем шаге. Мужчина медленно подошёл к письменному столу, всё ещё не заметив, что в кабинете он не один. Шимура увидел на столе бутылку с водой, и неуверенно взял её в руки. "Ну же, попей. Ты старый, ты только что поднялся на третий этаж, да и в кабинете душно. Хлебни водички, и ты у меня на крючке, старпёр". Данзо всё же решился, налил в стакан воды и сделал несколько крупных глотков. Наруто резко крутанулся на кресле и повернулся к главе корня лицом, включив змеиные глаза и облизнувшись в всем знакомой манере.
  - Ты и не думал, что мы встретимся вновь, да, Данзо? - Шимура удивился до такой степени, что он одновременно уронил и стакан, и трость. - Орочимару? Мне говорили, что ты мёртв!
  - Слухи о моей смерти весьма преувеличенны. - Да, Узумаки пришлось соврать, притвориться тем, кем он не является, но, не мог же он раскрыть свою личность ещё одному человеку. Это был бы уже перебор.
  - Ну так... Зачем пожаловал? И, да, я бы на твоём месте не засиживался на этом кресле. Ученица Хирузена скоро вернётся.
  - Я на это и рассчитываю. Излагаю тебе всё как есть: как только Тсунаде придёт, ты используешь на ней Котоаматсуками, и заставишь её подчиняться мне.
  - Ещё чего! Я не одна из твоих ручных зверушек. Хочешь убить Пятую? Пожалуйста. Хочешь заставить её подчиниться? Да ради Бога. Но делай это сам. А теперь, выметайся отсюда, пока я не вызвал охрану.
  - Жаль слышать такое от тебя. Мне казалось, что у нас с тобой совсем иной уровень отношений, Данзо. В конце концов, именно я нашпиговал тебя шаринганами, так? И, именно я вживил тебе ДНК Первого Хокаге. И, поверь мне, выполнять мои просьбы в твоих интересах, ведь, пока ты приносишь пользу, мы с тобой будем друзьями. А до тех пор, пока мы друзья, компромат, разоблачающий великого главу корня будет лежать там, где надо, в сейфе под семью замками, на дне океана. Но только до тех пор, понимаешь, о чём я? - Данзо сразу покрылся холодным потом, а его узкий разрез глаз расширился до предела. - Ты не посмеешь!
  - Ты хочешь проверить? Лично мне жуть как интересно, как отреагирует общество, когда узнает, что ты помог мне убить Хирузена, Ха? Интересная темка, согласись? А, как им понравится тот факт, что мы с тобой давние приятели, у которых столь необычный опыт общения? Я даже уверен, что некоторых людей стошнит, когда они увидят твою правую руку. Возможно, Корень останется верен тебе, но Хокаге, обычные АНБУ, жители деревни и даже сам феодал... Они тебя просто растерзают.
  - Значит... У меня нет выбора? - Данзо не стал мешкать, и начал разматывать повязку на своём правом глазу. Узумаки уловил на лице Шимуры маленькую ямочку на щеке. Явный признак того, что старикашка хитрил. - Данзо, ты меня дураком считаешь? Я тебя знаю, и могу сказать, о чём ты сейчас думаешь. Ты хочешь использовать глаз Шисуи на мне, верно? Не отвечай, это и умственно отсталому понятно. Вот только, тебе стоит выглянуть в окно, прежде чем принимать такое решение. - Злобно бубня, Шимура приблизился к окнам и начал сосредоточенно бегать взглядом по горизонту. И на что конкретно он должен обратить внимание? Всё как обычно! Полдень, крупная птица парит высоко в небе, на улице много разных людей, а на крыше соседнего дома что-то блестит. Минуточку... Присмотревшись, Данзо смог разглядеть девушку, которая, кажется, наблюдала за ним в бинокль. Девушка с красными волосами помахала главе Корня. - Кто это? Твой человек?
  - Разумеется. Она - лучший сенсор в стране, и, она в состоянии понять, применил ли ты на мне Котоаматсуками. Ты наверное хочешь спросить, какое тебе до этого дело? Всего один сенсор, к тому же, она довольно далеко. И, это бы сыграло свою роль, если бы мы забыли о втором моём человеке. Скажем так, та птица, которую ты наверняка заметил, это не совсем птица. Глиняное, почти одушевлённое существо, управляемое одним не безызвестным подрывником. А теперь, представь четыре тысячи таких же птиц, но микроскопического размера, взрывающихся на расстоянии. Примерно столько нанобомб ты проглотил, попив водички. Так что, можешь всё же попробовать взять меня под контроль, но боюсь, это обернётся для тебя серьёзным гастритом.
  - Я этого никогда не забуду, слышишь?
  - Как тебе будет угодно. Главное, чтобы дела делались, а твоё отношение ко мне никого не волнует.
  - Да ты хоть понимаешь, что люди заметят, если Тсунаде начнёт вести себя странно?! Никому не нужен безвольный Хокаге-овощ!
  - Я не просил тебя ни о чём подобном. Мне не нужно, чтобы её поведение в корне менялось. Просто внуши ей, что она не может мне отказать, вне зависимости от просьбы. Пусть ведёт себя как обычно, только я отныне её босс. В свободное время, пусть занимается своими делами. - Послышался шум у входных дверей, Наруто опять повернулся к Данзо спиной, и в кабинет вошла Тсунаде. - Данзо? Что ты здесь делаешь? Бомбу с краской мне в ящик стола небось засунул, ха-ха-ха! - Шимура помалкивал и явно не мог решить, что же ему делать. "Момент истины, Данзо. Ты ведь любишь власть, так что не выёживайся". Наруто стал ждать условного сигнала от Карин, замерев на этом несчастном кресле и не отрывая взгляда от отблеска стёкол бинокля. Прошло десять секунд, и вот, Карин подняла большой палец вверх. Значит, всё прошло успешно. Карин засекла изменения в потоке чакры Тсунаде и Данзо. - Всё готово?
  - Да. Получи и распишись, Тсунаде теперь у тебя на побегушках. Проклятый змеиный ублюдок! - Посмеиваясь, джинчурики встал и подошёл к Тсунаде. Взгляд у неё был остекленевший, но вполне осознанный. "Неплохо. Но, проверить всё же стоит". - Тсунаде, ты меня слышишь?
  - Слышу, господин. - "Фу... Это явно лишнее".
  - Не зови меня так, ладно? Такс, о чём бы таком мне тебя попросить ради проверки?.. Придумал: убей-ка Данзо! - Глава корня просто нереально удивился, когда кулак Пятой полетел ему в лицо, но когда до столкновения остался буквально один миллиметр, Узумаки крикнул: - Замри! - И Тсунаде послушно остановилось. Данзо оступился на пару шагов, после чего, с озверевшим лицом уставился на ржущего эмпата. - Ну что, убедился? Всё работает как надо.
  - Да, убедился. А теперь, вали нахер, пока я на тебя охрану не натравил. Давай-давай, вали. - Лицо Шимуры... Его просто надо было видеть! Но он всё же подчинился и молча ушёл, обдумывая план мести. Теперь, Наруто уже по-хозяйски уселся на кресло, положил ноги на стол. - Тсунаде, ты свободна. - Хокаге несколько раз моргнула и пришла в себя, начав ошарашено оглядываться по сторонам. - Наруто? Что это сейчас такое было?
  - Это была моя церемония становления Хокаге. Не напрягайся, это тебя не особо касается. Ты ожерелье своё носишь? Я его вернул, если ты не в курсе.
  - Ношу. Спасибо кстати. Ты точно ничего не хочешь мне рассказать? Просто, я вот, хочу задать тебе массу вопросов, но у меня что-то язык не поворачивается.
  - Это потому, что я сказал тебе не париться. Иди, погуляй где-нибудь полчасика, ладно? Хочу побыть один. - Как только внучка Первого Хокаге закрыла за собой дверь, джинчурики начал смеяться. Смеяться без конца, истерически, навзрыд даже. А когда вместе со смехом у него из глаз брызнули слёзы, Узумаки просто завизжал и показал всей деревнё через стекло средний палец. - Выкуси! Ну, признайтесь, вы все, людишки там, на улице, занятые мирской ерундой! Хоть один из вас думал, что Узумаки Наруто станет неофициальным Шестым Хокаге, а?!! Хоть один человек? Да хрен там был! Никто не предполагал, а я вон какой крутой оказался! Нукенины рулят!!! А кем бы я был, если бы не сбежал из Конохи? В лучшем случае, я был бы джонином, если не чунином! - От этого странного монолога его оторвал вибрирующий мобильник. Наруто мягко говоря, не слишком сильно обрадовался и поднял трубу: - Какого тебе надо, Анко?
  - Простите, я не вовремя?
  - Не то слово! Чего тебе надо?
  - У меня тут... Проблемка.
  - То есть?
  - Вот, послушайте - Митараши отсранилась от телефона и приложила телефон к кому-то другому и, Наруто услышал голос Какаши: - Груди это страшно! Груди это страшно! Груди это страшно!!! - Джинчурики едва не оглох от такого, а как только Анко вновь вернулась к телефону, он спросил: - Ты что с ним сделала?
  - Много всякого...
  - И давно он орёт?
  - Минут сорок.
  - Что он за лошок такой? С момента инъекции четыре часа прошло, а он уже бредит. Блин, у кого я учился чёрт возьми? Ладно, сделай перерыв, дай ему попить, накорми чутка, а потом продолжай, и продолжай в режиме нон-стоп, поняла? Сказала, что ты с ним много всякого сделала? Ну, думаю, что ещё много всякого осталось. Вобщем, продолжай, и не звони мне ближайшие 24 часа, поняла?
  - А если позвоню, Вы меня накажете?
  - Накажу, если не прекратишь свои пошлые шуточки.
  - Но мне скучно! Приходите к нам, повеселимся как взрослые! Будет здорово!
  - Я занят! А если тебе скучно, уверен, что у Какаши дома полно книжек и фильмов. Пока!
  - До свидания. - Короткие гудки. От них сразу стало как-то паршиво. "Хокаге я может и стал, но какой в этом смысл, если в такой момент рядом нет лучшего друга? А он сейчас сидит со своей мымрой и уплетает домашнюю еду, обсуждает с ней планы на будущее... Козёл! И я не ревную! Просто, не хорошо это. Саске мой друг, мы с ним с детства вместе. А он предпочёл мне какую-то мутную суку! С каких пор друзья так друг с другом поступают? Видите ли, он оказывается не преступник! Интересно, если ты не преступник, то как так вышло, что ты попал к Орочимару? Что-то ты не особо жаловался за все эти годы, что тебе не нравиться то, что я людей направо и налево кромсаю. А тут на тебе: не успел и дня с Сакурой провести, и сразу стал "порядочным гражданином". Ну сто пудов, это она его уговорила! Не понятно только, что мне с этим делать? Рассорить их? Не плохой план конечно, но, я же не могу просто ввалиться к ним домой и сказать "Выбирай, либо она, либо я"?". - Тсунаде! - Хокаге пулей влетела в кабинет и замерла, в ожидании нового приказа.
  - Мне нужны АНБУ. Причём такие, чтобы глазом не повели, не пискнули и даже не шелохнулись, не важно, что бы я с ними не сделал.
  - Ясно. Сколько нужно?
  - Много. Человек двенадцать, причём, прямо сейчас.
  - Подожди минутку. - Она ушла, а ровно минуту спустя, она пришла с толпой людей в масках, в одинаковой форме. Не задавая абсолютно никаких вопросов, они в полной тишине проследовали за Наруто. Он провёл их по всей деревне до своей квартиры, ловя на себе взгляды прохожих. В тесноте да не в обиде, тринадцать человек всё же смогли поместиться в однокомнатной квартирке. Наруто построил их в ряд у стены, разбил на пары и начертил на полу ритуальный рисунок, развернул на нём несколько десятков очень древних свитков и приготовил тетрадку для записей. Джинчурики взял холодный скальпель в недрогнувшую руку, подошёл к человеку в маске кота и вдавил лезвие ему в грудь, после чего, шустрым движением, провёл скальпель вниз. Почти мгновенная смерть, пусть и кровавая. АНБУ простоял ещё пару мгновений и упал, когда несколько жизненно важных органов выпало на пол. Тсунаде подобрала людей как надо, с идеальной выдержкой. Наруто подобрал печень покойника и положил её на середину одного из свитков, сложил печати и совершил нечестивое воскрешение. Из свитка начали вылетать маленькие листки бумаги, которые стали облепливать другого АНБУ, постепенно поднимаясь от ступней к голове. Лишь когда бумага начала перекрывать отверстия для глаз в его маске, неизвестный шиноби издал сдержанный стон. Теперь, Наруто с интересом наблюдал за объектом своего опыта, кожа которого посерела, а местами, потрескалась. Мертвяк сделал очень шаткий шаг вперёд, к Наруто, поднял одну руку и вытянул её вперёд, и вдруг, его рука начала сыпаться на крошечные кусочки. Ещё один стон, но куда более протяжный, после которого, его ноги тоже превратились в порошок, а упав на живот, он целиком перешёл в газообразное состояние, подняв столько пылищи и ещё какой-то дряни, о которой едва ли хотелось задумываться. Узумаки сделал первую запись: "Прошёл один шаг. Всего один. Сколько он продержался, секунд семь? Я даже печать подчинения в него поместить не успел. Чтож, будем продолжать пробовать". К четвёртой попытке, у Наруто осталось ещё четверо живых АНБУ, четыре горстки пыли и один полумертвый, четыре совсем мертвых, и такая куча кишок и органов, что владельцы мясных магазинов бы обзавидовались. Воскрешённый пока держался, если можно так выразиться. Новая запись:"Такс, проведём общую оценку по десятибалльной системе. Внешний вид на четвёрку, мертвее мёртвого, но в то же время жив. Координация на двойку, едва стоит на ногах, жмурик. Интелект? Хм, ну, если нелепое мычание можно назвать интеллектом, то я бы дал максимум ноль целых три десятых. Посмотрим, как всё пойдёт, после установления печати". Наруто взял кунай с голубой бумажкой, на которой были какие-то неразборчивые надписи, и подошёл к воскрешённому.Он протянул к нему руку, но как только он это сделал, мертвец рыкнул, сорвал с себя маску и вцепился зубами в участок плоти между большим и указательным пальцем джинчурики, причём, он сжал зубы так сильно, что не успел Наруто и опомниться, как новоявленный зомби отстранился от его руки, оставив на месте своего укуса кусок рваного мяса, из которого хлестала кровь. Наруто, даже не то что с криком, с гортанным рёвом ударил каннибала по голове кулаком, от чего, та попросту слетела с плеч, а обезглавленное тело, похоже даже не думало падать. - Ты больной на голову, воскрешённый ублюдок! Здесь тебе не ходячие мертвецы, не смей кусаться, сволочь! - Как будто та голова, что валялась на полу и открывала и закрывала рот, могла ему что-то ответить. Один из четырёх оставшихся АНБУ поднял руку, словно они были на каком-то школьном уроке. - Могу я сказать?
  - Говори уже, раз начал.
  - Тот, кого ты воскресил... Он, как бы, любителем мяса с кровью был. Ну, при жизни, разумеется. Может, в этом всё дело?
  - Ты издеваешься? Нет, серьёзно, ты ведь шутишь, да? Просто, я не вижу другого объяснения тому, что член элитной группировки АНБУ сморозил такую ерунду. В любом случае, этот кусачий шустрик мне даром не нужен. Ты случаем не веган? Среди вас есть вегетарианцы? - Один из четверых бездумно поднял руку, и только потом понял, насколько он ступил. "Этот парень явно стал бы лауреатом премии Дарвина". - Значит ты следующий. Проверим эту фантастическую теорию о любителях мясца с кровушкой. - Как ни странно, все последующие попытки воскрешения были куда более удачными. Воскрешенные теперь просто стояли, в ожидании приказов, или каких-то действий. И, дело было не в том, что они любили съесть при жизни, просто, Наруто явно что-то до этого делал не так, но что именно? Впрочем, какая разница, если теперь всё идёт как надо? После помещения нужных печатей, к воскрешенным возвращалась память и личность, они начинали сыпать вопросами типа "Что произошло?! Как я здесь оказался?! Я что, умер?!!", и это изрядно надоедало. Примерно через час, у эмпата закончился "материал" для экспериментов, да и чакры поубавилось, как впрочем и желания продолжать играть в Франкенштейна. И всё же, надо было продолжать тренироваться в использовании Эдо Тенсей, иначе, С воскрешением Четвёртого Хокаге могут произойти непредвиденные казусы, а это стало бы большой проблемой. Так, в течение последующих двух дней, Наруто только и делал, что приходил к Тсунаде, забирал у неё несколько человек, отводил их к себе, убивал, воскрешал, а дальше всё с начала. Изредка к нему заглядывали Дейдара и Карин, приносили еду, спрашивали как дела и рассказывали о Саске и Сакуре. И, как бы Узумаки не пытался себя убедить в том, что его это ни капельки не волнует, каждый раз, когда он слышал имя Харуно в одном предложении с Саске, у него в глазах от злости начинало рябить. А ведь за эти дни, Учиха так ни разу и не пришёл к нему, не навестил, не спросил как дела. Чтобы хоть как-то отвлечь себя от негативных мыслей, Наруто решил проведать Какаши, ведь он за всё это время больше не получал сообщений от Анко, да и эффект того зелья, которое Хатаке "испил" уже должен был пропасть. В доме джонина, Наруто сразу встретила Митараши, одетая в типичную униформу горничной. А ведь в её слова о том, что она нашла эту одежду в шкафу у Какаши легко можно поверить! Анко отвела Наруто в комнату, где она допрашивала джонина. Он спал, выглядел истощенным, да и по внешности он сейчас напоминал какую-то квашню. Анко сказала, что он пока не рассказал правду о Тоби, но он уже на грани, и теперь, нет необходимости в пытках. Достаточно просто дать ему время всё обдумать, слегка промариноваться в собственном соку, так сказать. Но, А как только Наруто решил уйти, убедившись, что всё в порядке, зазвонил домашний телефон. Узумаки взял трубку: - Алло.
  - Здравствуйте, это Хатаке Какаши? Вы звонили мне неделю назад и сказали, что больны. Как скоро Вы выйдите на работу? - "Твою мать! Я ведь совсем про это забыл! И когда это неделя успела пролететь? Какаши, просыпайся!" джинчурики дал Хатаке пару пощёчин, но тот только сильнее захрапел. "Да ты издеваешься! Так, надо срочно что-то наврать, что-то правдоподобное, чтобы не задавали лишних вопросов, да и отгул его ещё как минимум недели на три продлили! Ну почему в такие моменты меня подводит фантазия?! Так, я просто успокоюсь, и буду уверенно говорить всё, что только в голову взбредёт. Надеюсь, сработает". - Простите, но сейчас Какаши не может подойти к телефону.
  - Почему?
  - Он пьян. Мы празднуем его... Мальчишник! Завтра, Хатаке Какаши женится.
  - Правда?! На ком?! Впервые слышу! - Видимо, женщина, которая звонила была старой приятельницей Какаши.
  - На... На Митараши Анко! Да-да, с завтрашнего дня, Какаши и Анко станут супружеской парой. А там ещё медовый месяц, все дела, ну, Вы понимаете. Так что, боюсь, в ближайший месяц, он на работе не появится.
  - А на какое время назначена свадьба? Могу я прийти?
  - Да, разумеется. Завтра, с одиннадцати часов утра начнётся свадебная церемония. И позовите всех друзей, какие только есть у Какаши и Анко. Вся деревня должна быть в курсе. Справитесь?
  - Разумеется! - Женщина окончила разговор, и, наверняка, побежала рассказывать всем эту новость. Анко, одновременно счастливая и обескураженная, посмотрела на Наруто. - Вы серьёзно?!
  - Похоже, что да. Теперь, мне предстоит уйма работы, учитывая, что я должен организовать свадьбу за один день. И кто меня за язык дёргал?
  Червивая вишня
  
  Саске попивал кофе и постукивал пальцами по столу. Сакура ворковала у плиты, напевала что-то и готовила завтрак. Всё это так не привычно: вкусная, горячая еда каждый день, дом, откуда нет нужды уходить, любящая девушка. К такому быстро привыкаешь, в особенности, после двух лет жизни в убежищах Орочимару. Однако, нельзя забывать и о приятных моментах той жизни. Наруто, проведённое вместе с ним время, шутки, веселье, розыгрыши. "Нельзя так просто отказываться от него. Я ведь, его единственный друг, и ему тяжело принять тот факт, что я меняю свою жизнь. Думаю, нам просто нужно хорошенько поговорить, и всё образумится". - Сакура, как ты относишься к Наруто? Только, ответь честно, ладно? - Харуно немного удивлённо взглянула на Учиху, и не долго думая, ответила: - Хорошо. Даже очень хорошо. А что?
  - Ну, знаешь, мне казалось, что между вами есть какое-то напряжение... Я знаю, у него бывают... Как бы сказать, "срывы", но, ты же понимаешь, что он безобиден, да? Ты можешь его не бояться, клянусь.
  - Конечно! Я и не думала его бояться! Да и вообще, если честно, Наруто-кун довольно милый. Было бы здорово, если бы мы с ним стали друзьями.
  - Я тоже так думаю. Может, стоит пригласить его к нам на ужин? Сможем наладить контакт, если ты не против, конечно.
  - Я только за! И Дейдару с Карин-чан позови. Будет весело! - Доев завтрак, Саске использовал обычное хенге, слегка сменил внешность, и вышел на улицу. И сразу обратил внимание на то, что группа из семи людей куда-то бежит, улыбаясь и громко обсуждая какую-то свадьбу. Среди этих семи людей, Саске узнал Гая, который кажется ревел в три ручья и громко выл: - Какаши, ну как ты мог выбрать себе спутницу жизни и не предупредить меня?!! Мы ведь вечные соперники, а ты даже в шаферы меня не назначил!!! - Какой-то мужчина похлопал толстобрового сенсея по плечу: - Да не расстраивайся ты так, Гай! Он ведь никому не сказал, да и в шаферы себе выбрал какого-то Ичимару. Кто это вообще такой? - "Вот так новость! Наруто устраивает Какаши свадьбу? Что-то, у меня плохое предчувствие. Лучше мне присоединиться к Гаю и всё разузнать". Оказывается, в Конохе есть самая настоящая церковь, причём церковь, переполненная людьми настолько, что Саске едва смог протиснуться внутрь, сквозь общую давку. Сама свадьба ещё не началась, невеста и жених сейчас были непонятно где, но Учиха быстро нашёл человека, которого он искал. Наруто сидел на стуле, возле трёхметрового торта, в смокинге, с галстуком-бабочкой и прочими мелочами, даже с розочкой, приколотой к карману. Когда Саске подошёл к нему, эмпат ухмыльнулся. - Саске, ты одет не по ситуации. Свадьба всё-таки!
  - Наруто, я чего-то не знаю? С каких пор ты стал организатором свадеб? И как так вышло, что Какаши позволил тебе здесь появиться? В смысле, всё, что я знаю, так это то, что ты решил раскрыть ему свою личность, а сегодня, ты уже его шафер?
  - Это очень долгая история, и, если вкратце, то, я в течение недели пытал Какаши, а свадьба, это просто прикрытие.
  - Да не гони!
  - Я и не гоню. Пойдём, кое-что покажу. - Наруто отвёл Саске в небольшую подсобку, где обнаружился и сам виновник торжества. На Какаши вновь была его маска и дорогой костюм жениха, а сам Хатаке выглядел ухоженным, с приглаженной шевелюрой и уж очень весёлым выражением лица. Наруто взял джонина за локоть и подвёл его к Саске, чтобы Учиха смог получше рассмотреть своего экс сенсея. - А это что, свадьба? - У Хатаке был пьяный голос, но от него совсем не пахло алкоголем. - Да, Какаши, это свадьба. - Наруто сказал это с таким выражением лица, словно он уже в миллионный раз отаечает на вопрос Какаши.
  - А я приглашён?
  - Да, ты приглашён. Это твоя свадьба, ты жених, и прекрати наконец спрашивать!
  - Правда? Хи-хи-хи! А я и не знал! - Саске посмотрел на Наруто ничего не понимающим взглядом. - Что ты сделал с Какаши-сенсеем?!
  - Подсыпал ему в воду галоперидол и ещё парочку весёлых таблеток. Пусть он и под мухой, думаю, слова "согласен" мы от него добиться сможем. Иначе, он бы сейчас кричал что-то вроде "Помогите, меня похитили и пытали семь дней!". Давай готовься, тебе через три минуты ещё Анко к алтарю нужно будет сопровождать.
  - Почему я? Насколько я понял, это ты у нас шафер.
  - Ты путаешь шафера с отцом невесты. У Анко нет никаких близких родственников, так что, не важно, кто будет вести её под венец. Я и так веду Какаши, а ты, раз уж пришёл, помоги мне с невестой. Она в соседней комнате.
  - Я вообще-то поговорить с тобой хотел.
  - Как со свадьбой разберёмся, так и поговорим. Ну всё, ты иди к Анко и жди, пока музыка не начнётся, а потом выводи её к алтарю. Я на тебя полагаюсь. - Не успел Саске и отказаться, как Наруто вытолкал его за дверь, а сам остался наедине с одурманенным Какаши. "Так, нужно просто успокоиться. Всё нормально. Наруто есть Наруто, и, он ведь никого здесь не убил, а это уже хорошо... Или нет?".
  
  Митараши чудесно выглядела: белое платье, каблуки, прозрачная фата, заколка в волосах, с несколькими маленькими белыми цветами. Счастливые глаза, даже слишком счастливые. "Она ведь понимает, что это по сути фиктивный брак?". - Анко.
  - Саске. Наруто всё тебе объяснил?
  - Да, но, не скажу, что я это одобряю. А чего ты такая счастливая?
  - Я же выхожу замуж!
  - Понарошку!
  - А какая разница? Свадьба, даже фальшивая, это повод для радости! Было бы грустно, если бы мне пришлось выйти за того, кто мне не нравится, но, Какаши славный человек, так, почему бы и нет? Куй железо пока горячо! У нас с Какаши вполне может что-то получиться, и я не собираюсь упускать этот шанс. Пусть, у нас с самого начала не особо всё заладилось, всё ещё можно исправить. - Заиграл марш Мендельсона, Анко взяла Саске за руку и они вышли обратно в зал. Дорожка из красного ковра вела к алтарю, где уже стоял Наруто, Какаши и священник. Все смотрели на Саске и Анко, от чего, становилось немного не по себе. Они зашагали вперёд, и Саске увидел оркестр в дальнем углу зала. О, это было что-то с чем-то! Целая орда клонов Наруто, все играли на разных инструментах, в такт друг к другу, а руководил ими Наруто-дирижер, который размахивал руками, с выражением лица как у Муссолини. "И когда он научился играть на всех этих инструментах? Впрочем, впечатлиние производит мощное, надо признать". Дальше, почти всё как обычно:
  - Согласна ли ты?
  - Конечно, согласна! - Анко даже слезу пустила.
  - Согласен ли ты?
  - Без базара, в натуре, полностью согласен! И это однозначно! - Ну, что тут сказать, могло быть и хуже. Как только Анко и Какаши окольцевали друг друга и даже поцеловали друг друга, оркестр Нарутовцев резко перешёл от церемониального марша к дискотечным темпам, люди по инерции рванулись в пляс, а Какаши закрутил Анко в каком-то сумасшедшем ритме. - Пляшут дяди, пляшут тёти, пляшут все и вся и всё!!! - В общей суматохе, Узумаки отошёл обратно к столу с тортом, позвав с собой Саске. - Ты устроил классную свадьбу. Всё как полагается, и даже лучше. Не ожидал.
  - Надеюсь сам ты об этом ещё не думаешь?
  - А что? Свадьба, это прекрасно. Может даже сегодня ей предложение сделаю... Что это ты смотришь на меня с такой тревогой?
  - Я за тебя волнуюсь. Брак, это конец жизни.
  - А я считаю, что это начало.
  - Армагеддон.
  - Перерождение!
  - Ограничение.
  - Порядок!
  - Подчинение женщине.
  - Обычная человеческая семья, супружеская жизнь, дети, в конце концов! А не смерть в одиночестве.
  - Когда ты женишься на Сакуре, я умру один? Чтож, уж лучше смерть в одиночестве, чем жизнь в вечных мучениях.
  - Вот тебе обязательно всё портить? В любом случае, сегодня, ты приглашен к нам на ужин. В пять часов вечера. Приходи, и веди себя по-человечески. Придёшь пьяным, и я тебе нос сломаю.
  - Саске, я себя по-человечески вести не умею. - В подтверждение своих слов, Наруто поставил подножку проходившему мимо Гаю, из-за чего тот улетел лицом прямо в торт, пробил его насквозь, пролетел через весь стол и сбил с ног Ируку, который в свою очередь выронил бокал с шампанским из рук, тот улетел в спину ещё какому-то верзиле, и, не успел никто опомниться, как началась массовая драка. Наруто надменно ухмыльнулся, а Саске раздражённо ткнул джинчурики в плечо. - Приходи, понял?
  - Да-да. - Как только Учиха ушёл, Узумаки выпил бокал шампанского, досчитал до трёх и ввязался в царившую в церкви драку, зазывая всех тех, кто ещё не принял в ней участие: - КТО УЙДЁТ ДОМОЙ С НЕБИТОЙ РОЖЕЙ, ТОТ НЕ МУЖИК!!!
  ***
  Наруто пришёл последним, когда все уже приступили к трапезе. Эмпат явился в своём смокинге, но с одним оторванным рукавом, и, что не удивительно, с побитой рожей. Узумаки занял своё место, но есть не стал, а только наблюдал за тем, как Саске недоверчиво на него поглядывает, Карин просто кушает, а подрывник явно жаждет зрелищ.
  - Сакура, ты у меня такая умница, столько всего наготовила. Спасибо тебе большое!(С)
  - Не за что, Саске-кун.(Сакура)
  - А знаете, что говорят про женщин, которые только и делают, что готовят? Про таких говорят, что едой, они пытаются заполнить пустоту в своих сердцах.(Н)
  - А что говорят про мужчин, которые много убивают, Наруто-кун?(Сакура)
  - Говорят, что у таких мужчин большие пенисы. Хочешь проверить?(Н)
  - Наруто!(С)
  - А он в чём-то прав, ха-ха!(К) - Сакура взяла зубочистку и закусила её в зубах, наверное, чтобы держать язык за зубами. И это было большой ошибкой! Наруто это заметил, и превратил самое обычное действие в новую подколку: - Гляди, Саске. Твоей девушке нравятся зубочистки. Она, наверное, балдеет от твоего прибора.
  - Заткни рот едой, я тебя умоляю!(С)
  - А вдруг она отравлена?(Н)
  - В тебе и так полно яда. Ешь, или уходи!(С) - Нехотя, Наруто машинально съел всё, что было у него на тарелке, практически не пережёвывая пищу. - Кстати, Сакура, а где твои родители? Насколько я помню, это их дом.(Н)
  - Они переехали полгода назад, в жилище, на другом конце деревни, а этот дом стал моим.
  - Ах, вот как! А я уж было решил, что ты убила своих родителей.(Н)
  - Прекрати!(С)
  - Чего вы все орёте, ммм? На мой взгляд, тут всё просто: Наруто хочет Сакуру и Саске, Саске хочет Сакуру и Наруто, ну а Карин явно хочет меня. Всем нам поможет одна большая группову...
  - Заткнись, Дейдара!(Н, С и К)
  - И да, чуть не забыл. У меня есть вполне разумная теория, почему ты влюбился именно в Сакуру. Тебя всегда тянуло к людям, которые о тебе заботятся. Хм, забавно, а кто заботился о тебе самым первым? Кажется, первой о тебе заботилась мама.(Н)
  - Сколько раз повторять, У МЕНЯ НЕТ ЭДИПОВА КОМПЛЕКСА!!!(С)
  - Нет, конечно нет! Первым, о тебе, несомненно, заботился Итачи!(Н) - Саске не смог сдержать гнев после последней фразы джинчурики, вскочил со стула у ударил Наруто кулаком по лицу, от чего тот упал на пол, но сразу поднялся, потирая ушибленную щёку. В принципе, Наруто особо не ожидал другой реакции, но, когда Учиха указал ему на дверь, эмпат даже немного обиделся. - Выметайся! - Саске был просто в ярости, а Карин хотела было встать и заступиться за родственника, но Учиха её остановил: - Нет, не вставай! Наруто пора наконец повзрослеть и перестать портить мне жизнь. А теперь, Наруто, послушай меня. Я меняю свою жизнь. Все люди меняют свою жизнь, кто-то в лучшую, кто-то, в худшую сторону. Но не ты! Ты не меняешься, и, если ты не найдёшь в себе сил для перемен, очень скоро ты отпугнёшь от себя всех людей, которым есть до тебя дело. Если ты не изменишься, до конца своих дней, ты останешься одиноким, несчастным, и в то же время, ничего не чувствующим человеком! Решай прямо сейчас: либо ты найдёшь в себе силы, и тогда, ты можешь сесть обратно. Либо оставайся таким, какой ты есть и уходи отсюда! - Наруто даже не стал дослушивать Учиху до конца, громко хлопнув за собой дверью. Странно, но именно Харуно сразу решила пойти за ним. - Саске-кун, зачем ты с ним так? Он ведь тоже человек!
  - Переживёт, не маленький всё же.
  - А вдруг он что-нибудь с собой сделает? Ты ведь сам говорил, что у Наруто-куна бывают срывы. Я его догоню, и смогу убедиться, что с ним всё в порядке. - Девушка накинула кофту и побежала за Узумаки.
  
  ***
  
  Наруто прошёл всего пару кварталов, прежде чем он почувствовал сильную тошноту. В ушах звенело, пальцы немели, а к горлу неумолимо подступал комок. Джинчурики опёрся рукой о стену забора, возле которого он стоял, и сплюнул. Слюна была синеватого оттенка. "Не хорошо" - единственная мысль, которая пришла в голову.
  - Ты в норме? Выглядишь немного бледным. - Донёсся из-за спины Узумаки голос Сакуры. Наруто не стал оборачиваться, и тяжело дыша, ответил: - А ты выглядишь немного беременной. На хуй ты за мной пошла?
  - Ты помнишь, пару лет назад, перед тем, как весь этот ужас случился, я умоляла тебя вернуть Саске домой?
  - Да... Ты была такой плаксивой сукой. Пассивная, и ужасно тупая... Корова, только без вымени.
  - А ведь ты пообещал мне, что ты вернёшь его. - Сакуре на глаза навернулись маленькие слёзы, когда она вспомнила тот день. Наруто становилось всё хуже, сознание всё сильнее затуманивалось. - Я соврал. Я часто это делаю, если ты не заметила...
  - Но Саске-кун... Почему он ушёл с тобой? Он мог остаться со мной, с девушкой, которая его любит, а не уходить с убийцей, которому на всех плевать. И сегодня, у него бы уже была семья. Но ты всё испортил.
  - Бедная, тупая девочка. Ты отчаянно хочешь верить, что Саске, которого ты знала, или думала, что знала, ушёл из деревни, потому, что я его уговорил.
  - Замолчи! - Впервые за всё то время, что Наруто приходилось наблюдать за Сакурой, она на конец выказывала эмоции, которые, похоже, копились в ней уже очень давно. Она плакала, руки дрожали, губы скривились в болезненной гримасе.
  - Ты так страдаешь. Теперь, я вижу... Злишься, тебе страшно. И ты не хочешь признать, что где-то, очень глубоко, в Саске живёт то же чудовище, что и во мне.
  - Нет! Всё не так! Это ты его заставлял, ты толкал его на преступления, ты увёл моего Саске-куна из Конохи! Ты предал меня, его и всех, кто тебя окружал! ТЫ!
  - Ты была его напарницей, была с ним в одной команде, была его любимой. Но, тем не менее, в отличие от меня, ты не видела ничего дальше своего носа. Не смогла разглядеть боль и ненависть, которые пожирали дорогого тебе человека изнутри. А я это заметил, и помог ему... Стал опорой, другом... И тебе... Никогда... Не заменить меня... - У Наруто подкосились ноги, и если бы Сакура не подхватила его под плечи, Узумаки бы упал. Наруто запрокинул голову и посмотрел в глаза девушки. Холод, отсутствие сочувствия - вот, что он там увидел. - Ты... Отравила меня?
  - Виновна. Смешно! Когда ты сказал, что еда может быть отравлена, ты оказался прав. Ты - яд. И рано или поздно, ты отравишь Саске, Карин и многих других. Но я остановлю тебя. Я всех спасу, Наруто-кун!
  - Ты... Тупая... Психованная... Су...ка... - "Почему губы не шевелятся? Паралич?! Эта сука меня парализовала?!! Как ей удалось? У меня иммунитет, почти ко всем ядам! Этой овце бы мозгов не хватило, сделать достаточно мощную отраву!"
  - Если ты сейчас думаешь о яде, то знай, я сделала его сама. Это правда. Я готовила его специально для тебя, потратила время, силы и деньги, но, как видишь, мне всё же удалось. Видимо, я не такая глупая, как ты думаешь. - Сакура достала свой мобильник и быстро набрала короткое сообщение, после чего, самодовольно улыбнулась, всё так же держа обездвиженного Узумаки. "Чему она рада? Кому отправила СМС? Да будут прокляты эти мобильные телефоны! Ну ничего, скоро, моя кровь выработает антидот, и я верну себе возможность двигаться. Пусть радуется, пока может, безмозглая дрянь!". Но, через несколько минут, к ним вышли пять человек. Четыре шиноби, явно из Корня и... Данзо. Вот, кому Сакура послала сообщение. Мерзкий старик смеялся, постукивая своей тростью. - И снова здравствуй, Орочимару. Или, лучше мне называть тебя Узумаки Наруто? - "О, нет! НЕТ!!! Он всё разрушит! Сакура, вколи мне противоядие! Данзо всё похерит!!!". Шимура с насмешкой сорвал с Наруто фальшивое лицо, после чего, стал смеяться в разы громче прежнего. - Ты молодец, Сакура. Я не сразу поверил твоим словам, но вижу, что ты была права. Можешь больше о нём не беспокоиться. Сегодня, Наруто исчезнет навсегда.
  - Просто, позаботьтесь о том, чтобы его никто не смог найти, и мы расстанемся друзьями. - Харуно и Данзо пожали руки, и четверо выходцев Корня взяли Наруто за руки и за ноги. Куда-то его понесли, далеко, за пределы деревни. В лес, а там, к небольшому озеру. Данзо наклонился к уху эмпата: - Хочу, чтоб ты знал. Я сделаю так, что все узнают о том, кто ты. Я потрачу всё то влияние, что у меня есть, чтобы нарыть на тебя всю грязную подноготную. И уже завтра, каждый житель деревни узнает, что Узумаки Наруто, которого все считали героем, на самом деле массовый убийца и шизофреник. Вот, кем ты уйдёшь из жизни. Ублюдским монстром, коим ты и являешься. - Шимура отстранился от Наруто, и подал сигнал своим людям. Они поставили его на колени и Данзо взял джинчурики за голову.
  - Спокойной ночи. И, прощай. - Он свернул Узумаки шею, после чего, АНБУ с размаху швырнули тело Наруто в воду.
  Приветствие в стиле эмпата
  
  Сакура вернулась к себе домой. Карин сразу подскочила к девушке, с тревожным взглядом. - Где он?
  - Карин-чан, Наруто-кун сказал, что хочет побыть один. Не волнуйся, с ним всё в порядке. Давай-ка ты вместе с Дейдарой-саном останешься на ночь здесь, а завтра, уверена, он вернётся и всё наладиться. Пожалуйста! Мне будет спокойнее, если вы останетесь здесь. Хорошо? - Узумаки неуверенно кивнула, а Сакура улыбнулась ей в ответ. Карин вернулась обратно в гостиную, наклонилась к набычившемуся Саске и шепнула: - Странно всё это. Я не чувствую присутствия Наруто в деревне. Он, где-то за её пределами, и всё это действительно очень странно. Что он там делает?
  - Не знаю. И не хочу знать. И тебе не советую волноваться о нём. Я тебя уверяю, Наруто сейчас точно веселится от души, и он уж точно не думает о нас. Заботиться об эгоистах - не благородное занятие.
  ***
  Со дна озера, на поверхность поднимались маленькие пузырьки. Где-то там, на самом дне, уже двенадцать часов лежало тело джинчурики. Наруто был намного тяжелее обычного человека, а потому, он не всплыл на поверхность. Уже светало, и когда первые лучи солнца проникли сквозь воду, к самому дну, парень раскрыл кроваво-красные звериные глаза. Вода закипела, и на сушу вышел парень, покрытый чакрой Кьюби. За его спиной хаотично двигался один хвост. "Если эти ублюдки хотели меня убить, надо было просто отрубить голову напрочь, а не ломать мне шею. Орочимару вновь меня выручил, с его змеиным гибким позвоночником... Всё рушится. Данзо уже наверняка рассказал обо мне старейшинам, и с Тсунаде снял гипноз. Можно убить его, но это ничего не изменит. А смерть Сакуры... Меня порадует". Узумаки зашагал в сторону деревни. Медленно, и с каждым шагом с Наруто ручьями стекала вода. Через несколько минут, он подошёл к главным воротам деревни. Котетсу и Изума зевали и о чём-то болтали, а потому, они заметили эмпата только когда он уже прошёл мимо них. Изума подбежал к нему и одёрнул шагавшего как зомби парня. - Ты кто такой? О, Боже мой... Наруто?.. Что с тобой? О, ужас... - когда страж ворот увидел голову Наруто, им овладел ступор. Джинчурики взмахнул когтистой рукой, и Изума отлетел в своего напарника со скоростью снаряда. Избавившись от помехи, Узумаки продолжил свой путь. На улицах сейчас было не много народа, но те, кто видел джинчурики кричали в ужасе, кто-то бежал, а кто-то даже узнавал его, а кого-то, при виде его головы стошнило. Деревню захлёстывал хаос, а по среди всего этого, спокойно себе шагал Наруто. Всё, о чём он сейчас мог думать - розоволосая девушка, которую ждут самые жёсткие пиздюли в её жизни. Плевать, что все узнали, кто он. Этого всё равно уже не избежать. А вот и домик этой миловидной особы. Наруто начал барабанить по двери когтем.
  Сакура встала раньше всех, занялась уборкой и весело что-то мурлыкала. Конечно, почему бы не наслаждаться спокойствием и идиллией? Ведь, жизнь хороша, и, если уж в мире существует утопия, то вот она. Девушка услышала стук, весёлой походкой подошла к парадной двери и заглянула в дверной глазок. Странно, но она увидела там чей-то затылок, светлые пряди волос. Харуно открыла, и в то же мгновение покрылась холодным потом, а глаза едва не выпали из орбит. На пороге стоял Наруто, насквозь мокрый, а его голова вывернута на 180 градусов. Чёрная краска смылась с его волос, и лишь в некоторых местах виднелись тёмные волосинки. Джинчурики обхватил свою голову у висков и с громким хрустом провернул её, вернув всё на место. Когда Харуно увидела демонические, но в то же время, привычно холодные глаза, она дрожа сделала несколько шагов назад. - Ты... Монстр? Не человек! Человек не выжил бы после такого! Демон! - У Наруто улыбка растянулась просто до предела. - Камни и трости сломают мне кости, но твои слова не смогут меня ранить. - Джинчурики приближался к Сакуре, а та в свою очередь, продолжала в ужасе отступать. - Знаешь, Сакура, там, на дне озера, всю ночь, единственным развлечением для меня стали фантазии о том, что я с тобой сделаю. У меня богатая фантазия, и единственная проблема в том, что я не могу решить, что конкретно станет для тебя наказанием. Оторвать тебе сиськи? Запустить пятиметровую змею в горячие внутренности? Залить в глаза ртуть? Посадить на долбанную грушу?!
  - Саске! Саске-кун, помоги мне!
  - Не кричи. Ещё рано. В конце концов, ты не переживёшь и трети моих пыток. И тут, меня осенило! Мне не нужно, чтобы ты осталась жива! Если я воскрешу тебя с помощью Эдо Тенсей, я смогу играть с тобой ВЕЧНО. Вот только, чтобы воскреснуть, сначала нужно умереть так что... - Наруто изменился в лице, оттолкнулся от пола с такой силой, что разбил деревянные половицы в щепки, вцепился пальцами в шею Харуно, пролетел через всю прихожую и пробил тонкую стену, отделявшую прихожую от гостиной. По случайности, прямо за этой стеной, на полу, в спальных мешках расположились подрывник и сенсор. Не заметив их, эмпат прошёлся прямо по почкам Дейдары, и продолжил оттеснять беззвучно пищащую девушку. Ещё одна стена, и они уже на кухне. Наруто перекинул Сакуру через стол, впечатав её в настенные шкавчики. Карин и Дейдара уже ломанулись за Наруто на кухню, но он одарил их таким диким взглядом, что они не смели и шагу ступить. - Любой, кто войдёт в эту комнату - покойник! И не смейте пускать сюда Саске! Хоть по голове его огрейте, но сюда он и шагу не должен ступить!!! - Карин с Дейдарой кивнули и поспешили к уже просыпавшемуся Учихе, а Наруто вновь повернулся к Сакуре. Харуно уже начала лечить свои раны, судорожно хватая ртом воздух. - О, нет-нет-нет! Ты отныне моя пациентка, и я не потерплю самолечения, милочка! - Наруто схватил девушку за волосы и преодолев ничтожное сопротивление, оттащил её к холодильнику. Открыл большую дверцу рефрижератора и втолкнул в проём голову Харуно. - Держись крепче, милочка! - Удар, ещё один и ещё. Сакура кричала, билась в истерике под тяжёлой рукой эмпата. Блондину быстро наскучило это действие, и тогда он ещё раз дёрнул её за волосы, повалил девушку, у которой кровь хлестала из ушей на пол. Навалился сверху, одной рукой зажал горло, а другой стал вколачивать свой кулак в её лицо. - Я от тебя и мокрого места не оставлю! Паскуда! Лживая тварь! ШЛЮХААА!!! - Саске оказался за спиной Наруто, схватил его шею и оттащил от едва живой девушки в дальний конец кухни. Саске даже не стал ничего спрашивать, он склонился над Сакурой, упал на колени и дрожа припал ухом к груди Харуно. К сидевшему на полу Наруто приблизились Дейдара и Карин. - Я же просил вас не пускать его. Что сложного то?
  - Тебе легко сказать! Попробуй останови сходящего с ума от волнения человека, который при желании может сжечь тебя в чёрном огне!
  - Ссыкуны. Один грёбанный подрывник, который к тому же джинчурики, и девушка, которая при желании может пустить в ход свои длинные ноготки не смогли встать между Саске и его подстилкой! - Учиха прервал речь блондина, выпустив из кончиков пальцев тонкое копьё молний, которое пробило Наруто чуть пониже плеча. Саске смотрел на него взглядом, полным ненависти, держа в свободной руке безжизненную ладонь Сакуры. - Сердце не бьётся... Её... Её сердце не бьётся. Ты убил её. Убил без причины. - Последние два предложения он произнёс совсем не членораздельно. Наруто спокойно поднялся, и стал осторожно приближаться к Саске, двигаясь с лезвием чидори в своём теле и с каждым шагом насаживая себя на него всё дальше. - Без причины? Без причины говоришь? Прошлой ночью Сакура отравила меня, и когда я не мог даже пошевелиться, она спустила на меня Данзо. Она попросила его избавиться от меня так, чтобы меня никогда не нашли. И Данзо сделал хорошую попытку соответствовать этому стандарту! Он свернул мне шею и сбросил на дно озера. Всю ночь я провёл под водой. Когда Сакура отправляла меня на смерть, она улыбалась. Так что, не говори мне, что я что-то сделал без причины. - Наруто подошёл к Саске вплотную, из его раны понемногу стекала кровь, а Учиха всё никак не решался убрать копьё, только шевелил рукой так, чтобы оно не продвинулось к сердцу джинучурики. Это служило своего рода намордником, который не позволял Наруто кусаться. С условного позволения Саске, Узумаки наклонился к Сакуре и посмотрел на плоды своих стараний: лица у неё, как такового, попросту не было. Наруто сломал все те кости, что только можно было сломать в голове Харуно. Единственное, что уцелело - челюсть, а всё остальное представляло из себя бесформенную кровавую кашу. Блондин разорвал Сакуре штанину и запустил руку под коленную чашечку. - Есть нитевидный пульс. Я бы сказал, что ей осталось минут десять, котёнок. - Наруто высунул длинный язык и насмешливо прошёлся его кончиком по щеке Учихи. Тот злобно отмахнулся от этих мерзких "любезностей". - Не стой столбом! Залечи её раны!
  - Пф! Я не волшебник, котёнок. Ох и прёт же меня сегодня на прозвища! В любом случае, такие раны я залечить не смогу. - Дейдара незаметно слепил многоножку и опутсил её на пол. Она заползла на стену, оттуда на потолок, и сейчас, взрывное членистоногое готовилось спрыгнуть на Сакуру. Саске дёрнул рукой и запустил в многоножку иглу чидори. - Что ты творишь?!!
  - В пекло эту стерву! Она пыталась убить Наруто! Как ты можешь её защищать?
  - Оставь, Дей. Она всё равно покойница. - сказал эмпат, из плеча которого больше не торчало копьё.
  - Ещё один! Мать вашу, имейте совесть! Она умрёт, если мы ничего не предпримем, а она не заслужила такого! Карин, ты ведь можешь исцелять любые раны, давая себя укусить? Прошу, помоги ей! - Узумаки замялась, глядя то на Саске, то на Наруто. - Наруто, что мне делать? Я не хочу, но сделаю, как ты скажешь...
  - Быстрее, она же умирает! При чём здесь Наруто? Я прошу тебя о помощи, а ты просишь его разрешения, как какая-то безвольная шавка!
  - Поступай как хочешь, Карин. - Девушка напряженно кивнула и обидчиво взглянув на Саске, подошла к Сакуре, осторожно приоткрыла ей рот и прислонив к нему руку, обратилась к жалобно смотревшему на неё Учихе: - Саске, я попробую её спасти, хоть мне и противна сама мысль о том, что Сакура сделала нечто столь подлое. Я помогу ей, потому что мы с тобой друзья, но знай, что я этого не одобряю. - Карин пришлось самой сжать на своей руке челюсть Сакуры, но это всё же сработало. С сильным хрустом, кости Харуно стали занимать правильное положение, мелкие проколы в коже затянулись, и уже через пять минут на лице девушки осталась лишь кровь, без ран. Сакура задышала более размеренно, но так и не пришла в себя. Сенсор сильно ослабла, потратив почти всю свою чакру. Саске облегчённо вздохнул, а Наруто хмыкнул и открыл дверь заляпанного в крови холодильника. - У вас сока нет? Апельсинового. Не знаю как вы, ребятки, а я бы сочку хлебнул на дорожку.
  - Какую ещё дорожку? Мы уходим из деревни?
  - Да, Дейдара, мы уходим. Если ты не заметил, я десять минут назад прошёлся по улице без маскировки. Снёс три стены в доме на главной улице, забыв про шум. Данзо знает кто я, так что, земля уже горит у нас под ногами. - Саске подскочил к эмпату и схватился за край его плаща, приставив к его лицу дрожащий кулак. - Я не уйду без неё. Данзо ведь узнал только тебя, так почему мы все должны страдать из-за тебя?! Он охотится за тобой, а не за мной, и уж точно не за Карин с Дейдарой!
  - Не так давно, к нам в убежище Орочимару, вместе с командой Какаши пришёл парень из Корня. И он сказал, что Данзо был уверен в том, что и ты и я живы. По вине твоей возлюбленной, старик узнал обо мне, а значит, он на все сто процентов уверен, что и ты в деревне. Хочешь жить? Тогда слушайся меня. Сакура ещё долго не придёт в себя, а времени у нас мало. Нужно успеть подчистить за собой хвосты, и если повезёт, успеть воскресить моего отца. Хочешь забрать эту шмару с собой? Тогда давай сначала разберёмся с важными делами, а потом, перед самым уходом из деревни, вернёмся за ней. Только решай быстрее!
  - ...Ладно. Оставим её здесь. Но мы ещё вернёмся к этому разговору.
  - Только, я свяжу её. Пойми, оставлять её в живых это огромный риск, так что, я хотя бы ограничу её движения. - Из рук Наруто вылезли две толстые белые змеи, которые обвили Сакуру. - Они будут кусать её раз в два часа. Их яд очень слабый, простое снотворное.
  - Если ты убьёшь её... Хапнешь горя.
  - Да-да, защитник убогих. Пойдёмте, мои извечные френды! У нас полно работы.
  ***
  Наруто дал Дейдаре задание и попросил его прихватить с собой Карин, которая всё ещё не восстановила силы после последнего исцеления. Так что сейчас, Саске и Наруто вместе шли к особняку Хокаге. Наруто заметил, что многие люди смотрят на них упав на колени, рыдая от счастья и улыбаясь. И он решил исправить положение. - ЖИТЕЛИ КОНОХИ! - сказал джинчурики ненормально громким голосом, словно он говорил в громкоговоритель, - ВЫ ВСЕ ЗНАЕТЕ МЕНЯ, И ЗНАЕТЕ САСКЕ. ХОТЯ, ВЕРНЕЕ БУДЕТ СКАЗАТЬ, ЧТО ВЫ НЕ ЗНАЕТЕ О НАС НИЧЕГО КРОМЕ ИМЁН! ДВА ГОДА НАЗАД, МЫ ИНСЦЕНИРОВАЛИ СВОЮ СМЕРТЬ, ОСТАВИВ ВАМ ДВА ТРУПА, С ХИРУРГИЧЕСКИ ПОДПРАВЛЕННОЙ ВНЕШНОСТЬЮ, И ВСЁ ЭТО ВРЕМЯ, ВЫ ОПЛАКИВАЛИ СОВСЕМ НЕ НАС. Я ТОТ, КТО РАЗОРИЛ ЮЖНУЮ ТЕМНИЦУ, УВЕРЕН, ВЫ СЛЫШАЛИ О НЕЙ! И Я КАЖДЫЙ ДЕНЬ, В ТЕЧЕНИЕ ЭТИХ ДВУХ ЛЕТ, УБИВАЛ КАК МИНИМУМ ОДНОГО ЧЕЛОВЕКА, РАЗРЕЗАЯ ЕГО НА ЧАСТИ НА ОПЕРЕАЦИОННОМ СТОЛЕ! А НА ЭТОЙ НЕДЕЛЕ, Я УБИЛ ДВАДЦАТЬ СЕМЬ АНБУ! А САСКЕ УБИЛ НЕСКОЛЬКИХ ЧЛЕНОВ АКАТСУКИ И СЖЁГ ЦЕЛУЮ ДЕРЕВНЮ!!! ТАК ЧТО, ВЫ ВСЁ ЕЩЁ ХОТИТЕ ПРИНЯТЬ ДВУХ БЛУДНЫХ СЫНОВ В СВОИ ЛЮБЯЩИЕ ОБЬЯТИЯ? ИЛИ СБЕЖИТЕ ДОМОЙ, В ПРАВЕДНОМ СТРАХЕ ЗА СВОИ ЖИЗНИ? - Люди почти мгновенно разбежались, а Саске, который молча слушал речь эмпата, непонимающе на него уставился. - Зачем ты соврал? Я убил одного только Какудзу, а ту деревню вообще сжег чисто случайно.
  - Древесная лягушка ядовита, но звери сторонятся её в первую очередь из-за яркого окраса. Скажем так, я сделал твой окрас чуточку ярче, зато, люди не полезут к тебе. Радуйся, на твою долю я приплёл лишь парочку пакостей. - На входе в особняк их ждал крупный отряд АНБУ и людей из Корня. - Подойдёте ещё хоть на один шаг, и мы будем вынуждены начать атаку. - сказал капитан отряда. - Простоите у нас на пути ещё десять секунд, и все, кто находятся в деревне, умрут в мгновение ока.
  - Не блефуй!
  - Не верите мне? Ладно, но больше миллиона жизней будут на вашей совести. - Несколько мгновений отряд стоял неподвижно, но всё же, они расступились, с опаской глядя на нукенинов. Когда Учиха и Узумаки вошли в кабинет Хокаге, там собрались двое старейшин, Тсунаде, Шизуне и Данзо. Все были очень напряжены, Шизуне смотрела на них с ненавистью, пожалуй, куда большей, нежели все остальные. У главы Корня едва не шёл пар из ушей.
  - Здоров! Скучали? А мы вернулись! Причём, давненько! Система охраны в Конохе нуждается нововведениях!
  - Живучий гад. Как ты выжил после вчерашнего?
  - Молчи, старый. Всем молчать. Ничего не желаю слышать от вас, лицемеры. Это односторонние переговоры.
  - Чего вы хотите? - спросила одна из старейшин.
  - Я требую, чтобы вы заблокировали передвижение людей по улицам, и обеспечили мне пропуск в гробницу Хокаге.
  - И с чего ты решил, что мы выполним твои требования? Может ты и силён, но у Конохи есть армия. Ты уже проиграл.
  - Дело в том, что в монументе Четвёртого Хокаге... В статуе моего отца спрятана бомба класса С3, если вы не выполните мои требования, или попытаетесь нас остановить, или сделаете хоть что-нибудь, что мне не понравится, я подам сигнал моему человеку, и он взорвёт бомбу. Лицо Минато, среди этой пятёрки является опорным, так что, если произойдёт взрыв, вся скала обвалится на деревню. И все погибнут. Мы же не хотим этого, верно?
  - Глупый блеф. Думаешь, что теперь...
  - Господи, ну что вы такие недоверчивые? Выгляните в окно, старички! - Как только все прильнули к окну, высоко в облаках, в ста метрах над деревней случился взрыв, чудовищной силы, от которого едва не вылетели стёкла окон особняка. - Ну что, теперь вы поверили? Я не шучу, и советую вам поторопиться с решением. У меня взрывоопасное настроение.
  - ....Дайте нам час, чтобы перекрыть улицы... Только не делайте глупостей.
  - Даю тридцать минут. Стисните зубы и поторопитесь. - Старейшины, вместе с Данзо и Шизуне ушли, оставив Тсунаде, Саске и Наруто наедине друг с другом. Всё это время Учиха боялся смотреть в глаза Пятой, или открыть рот лишний раз. Тсунаде вдруг улыбнулась ему. - Саске, ты так вырос. Ты случайно не знаешь, куда пропала моя ученица?
  - Сакура? Она... Она жива, не переживайте.
  - Тсунаде, твоя ученица - чёкнутая деваха с ветром в голове. Она пыталась убить меня.
  - А ты пытаешься убить нас всех, Наруто.
  - Тебя я убивать никогда не стану, бабуля. Мы ведь друзья. И этой деревне нужен Хокаге.
  - Ты хочешь использовать нечестивое воскрешение на Минато, да? Но так ты осквернишь его память. Это неправильно.
  - А может быть, я хочу осквернить его память? Он сделал из своего сына джинчурики, сделал меня таким, какой я есть, и я готов его воскресить хотя бы ради того, чтобы спросить, за что он так со мной. Ну и вторую половину чакры Кьюби забрать нужно. Пойми, может я и злодей, но я тут единственный, кто пытается спасти мир. - Данзо вернулся и оставил дверь кабинета открытой. - Всё сделано. А теперь катитесь отсюда, мерзкие ублюдки.
  - Слушаемся и повинуемся. - Узумаки подтолкнул Саске к выходу, и через несколько секунд они уже оказались на улице. Абсолютно никого там уже не было. Настоящий город призрак, всего за несколько минут. - Саске, ну что ты такой грустный? Мы же теперь короли! Пойдём скорее батю воскрешать! - Они пошли в сторону монументов Хокаге, так как в той же стороне находится и их гробница. Неспешным шагом, нукенины прошли по длинной каменной лестнице до входа внутрь статуй. Прежде чем войти туда, Саске вдруг рассмеялся. - Знаешь что? Я думаю, что ты всех обманул. В голове Четвертого ведь нет никакой взрывчатки. Ты не станешь убивать никого из своих старых знакомых. Поэтому ты и не убил Сакуру, верно?
  - Пойдём-ка внутрь. - Наруто провёл Саске от головы Первого Хокаге до Четвёртого. На полу внутри статуи стояла крупного размера глиняная скульптура, напоминавшая человека. Учиха узнал стиль Дейдары.
  - Саске, как видишь, бомба реальна. Таков был запасной план. Что же до Сакуры... Рано или поздно, все мы умрём, и я уверен, что Розовая умрёт и без моей помощи, в ближайшее время. И уж тогда, я воскрешу её, и сделаю с твоей девушкой массу грязных вещей. В каком-то фильме из коллекции Орочимару, я видел, как змея толщиной с бедро пухлой женщины залезла человеку в анальное отверстие, а через десять секунд, её голова уже вылезла через рот. Так что, если хочешь, можешь даже жениться на Сакуре, но после её смерти, Розовая станет моей. Не нужно искать во мне светлые стороны, их во мне просто нет. - Эмпат пошёл дальше, вглубь статуи, наклонился к полу и стал прощупывать плиты. Одна из них с шумом ушла вниз, активировав механизм, после чего, внутренняя стена, ведущая глубже в скалу, в которой высечены лица Хокаге. Из потайной комнаты повеяло холодом и туманом. - Входи первым, Саске.
  - С чего это?
  - Я тебе честь оказываю, так что, просто проходи внутрь и поздоровайся с покойниками. - Учиха вошёл в гробницу, на полу которой лежали четыре деревянных гроба, с надписями "Первый", "Второй", "Третий" и "Четвёртый". Наруто открыл крышку четвёртого гроба. Там лежал иссохший труп мужчины в белом плаще, с пламенем на краях плаща и короткими рукавами. В области живота у Минато красовалась сквозная дыра. Блондин достал крошечный молоточек, снял с ноги Минато обувь и приставил молоток к фаланге большого пальца. - Прости, пап. - Саске зажмурился, когда джинчурики одним ударом отделил кость пальца от скелета. - У тебя совсем нет уважения к мёртвым. Они ведь могут и отомстить тебе. - Наруто уже разматывал несколько свитков по полу, когда Учиха сказал это.
  - Мёртвые, значит мёртвые. И всё тут. - На один свиток эмпат положил кость отца, к другому приложил надкушенный палец, и из дыма появился человек в маске АНБУ, который явно дышал, но был без сознания. - Кто это?
  - Один из тех, кто не пускал нас к старейшинам. Ты что, не заметил, как я его вырубил?
  - Нет!
  - Невнимательный. Такс, вроде всё готово. Кусочек мёртвого, один живой, и я. - Печати Тигра, Змеи, Собаки, Дракона и объединение рук в замок, после которое члена АНБУ окружила ритуальная печать, из которой на него устремились сотни бумажных листов. Пока они меняли его тело, человек страшно кричал, но когда всё закончилось, он умолк. Теперь, перед нукенинами лежал сам Четвёртый Хокаге, Жёлтая Молния. - Узумаки поместил в его голову талисман, и Минато постепенно пришёл в себя, взглянув на сына ничего не понимающими потемневшими зрачками.
  - С возвращением, папаня! - Намикадзе едва успел удивиться и слегка улыбнуться, прежде чем колено Узумаки врезалось в его промежность. Если бы у него ещё работали слёзные железы, у Четвёртого бы из глаз брызнули слёзы. - И Добро пожаловать в мир живых, сукин сын!
  Всё перемениться
  
  Сакура всё так же лежала на полу, там, где её все оставили. Змеи сдавливали её так, что она едва могла дышать, и при каждой попытке пошевельнуться, они лишь усиливали хватку. Одна из змей приблизилась к её лицу и стала сверлить взглядом, высунув раздвоенный язык и хватая им частички запахов. "Какой хозяин, такой и питомец. Как до такого дошло? Почему Саске не защитил меня от Наруто? Кто я для него?".
  - Хочешь помогу? - Мужской голос прозвучал так неожиданно, что Харуно бы вскрикнула, если бы змея не сдавливала её дыхание. Прямо перед ней, из другого измерения возник Тоби, в своей оранжевой маске. - Если хочешь, я могу освободить тебя, но взамен, ты должна будешь кое-что сделать. На твоём месте, я бы решал быстрее, ведь, чем дольше ты лежишь здесь, как бревно, тем меньше у тебя шансов, чтобы вернуть Саске. Время уходит. - Сакура изо всех сил пыталась ответить, но вышло лишь сдавленное шевеление губами, во время которого у девушки глаза наполнились ненавистью. Тоби улыбнулся под своей маской. - Полагаю, это значит "да"?
  ***
  - Постой, Наруто! Что это? Ты меня воскресил? Но, как? Зачем? Сколько тебе уже лет?- Минато просто завалил Наруто вопросами, а эмпат, для начала, указал на свитки, лежавшие на полу. - Вот, как я тебя воскресил. Техника второго Хокаге, улучшенная моим учителем и доведённая до совершенства мной. Мне нужна вторая половина чакры Кьюбы, и ты либо сам вырвешь её из своего тела, и вручишь мне, либо я тебя заставлю. В этом главная прелесть Эдо Тенсей.
  - Ты... Что именно ты знаешь о Кьюби?
  - У меня светлая половина его чакры, у тебя - чёрная. Большего мне и не нужно знать. У тебя десять минут на все эти припёхнутые вопросы, а дальше я полностью подавлю твою личность, понял? Задрал уже.
  - ...Так сколько тебе лет?
  - Знаешь, я планировал воскресить тебя через полтора месяца. В день моего рождения. Мне бы исполнилось шестнадцать лет. Я хотел, чтобы в этом была доля поэзии. Но, как видишь, не вышло.
  - Твоя техника... Эдо Тенсей... Это ведь запретное ниндзюцу. Оно требует жертвоприношения... Ты кого-то убил?!
  - Ты даже не представляешь, насколько риторическим можно посчитать твой вопрос! Убил ли я кого-то?! Ну, не знаю! Давай посчитаем: Всё началось, когда мне было девять, когда я впервые убил. Проломил старшекласснику череп камнем. Потом, убил проститутку, которая никак не могла от меня отцепиться. Своего дубликата, когда я покидал деревню. Примерно человек триста, за всё то время, пока был у Орочимару, исключительно ради изучения анатомии. Восемьсот с лишним человек в одной темнице для подопытных. Кучку АНБУ из нашей родной деревни, и конечно, нельзя забывать про бессмертного, которому я отрубил голову, но он всё ещё жив.
  - Сын, не шути так! - Минато нервно засмеялся, но наткнувшись на холодный взгляд Наруто, покрылся холодным потом.
  - Я тебе не сын. И я не шучу. Если не веришь, посмотри мне в глаза, и подумай ещё раз. Слушай, в чём проблема? Это ведь чистая математика. Ты Хокаге, и не пожертвуй ты своей жизнью ради этой омерзительной деревни, ты посетил бы уже пятнадцать моих дней рождений. Пятнадцать подарков от Хокаге сыну. Пятнадцать трехэтажных домов, пятнадцать очень дорогих ноутбуков и телефонов, пятнадцать крошечных личных островов в океане. По-моему, это равноценно второй половине чакры Курамы.
  - Наруто, пойми, человек не сможет справиться со всей чакрой Девятихвостого! Если я сделаю то, о чём ты меня просишь, это тебя погубит! - Джинчурики вновь ударил отца поддых и растягнул молнию своего чёрного плаща до пояса, обнажив печать шести путей возле шеи. - Да не человек я! Я мать его за ногу дери эмпат! И это моя - судьба! - Намикадзе осмотрел отметины на теле Узумаки и пораженно охнул. Четвёртый осторожно коснулся печати кончиками пальцев, и сразу одёрнул руку, словно боясь подхватить заразу. Ещё раз взглянув в глаза сына, Минато тихо произнёс: - Кто же ты?
  - Я не знаю. Время разговоров прошло. - Наруто хлопнул ладонями и глаза Минато потемнели. Находясь в подобии транса, воскресший Хокаге сложил ряд печатей, и его окружил силуэт Бога Смерти. Тот, увидев Наруто, злобно сверкнул глазами и застонал, потирая свой живот, который недавно разрезал джинчурики. - Знаю-знаю, ты злишься, божественный обжора, но боюсь, тебе придётся мне ещё раз помочь. - Наруто заставил Божество запустить руку в живот Минато, и резко рвануть на себя. Смерть несколько секунд тащила огромную призрачную тушу девятихвостого, а после кивка Наруто, одним движением удлинившейся руки, затолкнул её в живот джинчурики. Боль была сильной, но всё же, терпимой. Наруто лишь немного запрокинул голову и с закрытыми глазами, выпустил изо рта облако пара. Но, как только он открыл глаза, джинчурики понял, что он уже не в гробнице, и уж точно не в своём подсознании. Узумаки оказался в помещении, залитом золотистым светом. И Наруто услышал, крик. Хотя, вернее сказать, это был плач ребёнка, который эхом звучал в голове блондина. Плач становился всё громче, и от чего-то, Наруто становилось не по себе. Он уже не мог этого выносить и заткнул уши и упал на колени, но это не помогло, скорее, стало даже хуже чем раньше. Но, когда кто-то положил руки на плечи эмпата, плач ребёнка затих. Джинчурики поднял взгляд и увидел её. Женщина с длинными красными волосам. Отдалённо похожая на Карин, только старше и без очков, с более прямыми волосами и глазами необычного оттенка, похожего на смесь голубого и фиолетового. Она тепло улыбалась ему.
  - Здравствуй, Наруто. Тебе не нравится, когда тебя называют сыном, я права?
  - Да мне как-то пох. - Кушина нахмурилась, но не прекратила улыбаться. - Ругаться не хорошо, ты разве не знал?
  - Дамочка, сколько мне лет, как Вы думаете?
  - Хм... Ты знаешь кто я?
  - Ты женщина, которая родила меня. Узумаки Кушина. - "Чёрта с два я назову тебя матерью". - Выход мне отсюда покажешь, или придётся самому поискать? - Наруто стал оглядывать помещение, не обращая на Кушину, которая начала нервничать ровным счётом никакого внимания. - А ты не хочешь спросить что-нибудь о своём прошлом? Ты только спроси, и я дам тебе все ответы... - Блондин раздражённо надул щёки и встал возле матери, слегка вытянув шею, чтобы их разница в росте стала ещё заметнее. Узумаки несколько секунд изучал лицо женщины взглядом, без единого намёка на радости, или любови, или гнева. - Вот смотрю я на тебя, и понимаю, что передо мной стоит моя мать. Женщина, которая когда-то давно носила меня у себя под сердцем. Которая, возможно, даже любила меня. И глядя на тебя, я в очередной раз убеждаюсь в том, что мне нет до вас с Минато дела. Вы оба мертвы, и я не знаю, как мы с тобой встретились, но не думай, что тот факт, что ты умерла, дарит тебе какое-то распиздатое "прощение". Вы меня бросили, и вот, кем я вырос. И за это, я никогда не смогу вас хоть немножечко полюбить. - Кушина едва сдерживала слёзы в глазах, но услашав последнее слово, Ханаберо заревела как пятилетняя девочка под дождём. Эмпат сначала пытался её игнорировать, всё так же ища потайные выходы из светлой комнаты, но терпение парня быстро лопнуло. - Да заткнись наконец!
  - Но... Я просто... Просто я... - Узумаки, шмыгая носом выдала какой-то поток бессвязных слов, сопровождаемый всхлипываниями. И как не посмотри, а она действительно вела себя как пятилетний ребёнок. То есть, это не были слёзы расстроенной матери, нет! Это скорей уж можно было назвать рёвом школьницы, которая вышла к доске и очень сильно перенервничала. Её хныканье и мямлянье всё никак не унималось, от чего у Наруто на лбу вздулась венка. - Заткнись! Просто заткнись! Завали ротар! Замолчи уже, Господи прости!!! Бля, да мне уже стыдно, что моя мать такая плакса!
  - Это всё ты виноват! Столько всего мне наговорил, вот я и не сдержалась, даттебане!
  - Даттебане?.. Сейчас так уже никто не говорит. Слушай, помоги мне найти выход, а? Хоть раз за всю жизнь, сделай что-нибудь ради своего сына. - Кушина задумалась над словами Наруто, и вдруг повеселела. - Точно! Я знаю, что я могу для тебя сделать!
  - Поможешь найти выход?
  - Нет!
  - Тогда мне пох. - Кушина поджала губу, а эмпат, с ужасом обнаруживший, что вулкан слёз вновь готовится к извержению, едва успел приставить ей палец к губам. - Ну ладно!!! Говори, чего ты там надумала?
  - Я хочу дать тебе то, чего каждый мужчина хочет от своей матери. - Голос Ханаберо стал успокаивающим, на грани шёпота. - И что же?
  - Покой. Ты ведь ищешь покой?
  - Я ищу правду. И силу.
  - В данном случае, это одно и то же. Что скажешь? Примешь руку помощи? - Кушина улыбнулась и прищурилась, протянув сыну руку, а тот недоверчиво на неё покосился. - Вздумаешь что-нибудь выкинуть - пощады не жди.
  - За кого ты меня принимаешь? Я ведь твоя мама, а матери никогда не причинят вреда своему ребёнку. - Всё с той же недоверчивостью, Наруто осторожно коснулся тёплой ладони Кушины. Где-то в далёком участке мозга в этот момент, у джинчурики зародились воспоминания, которые принадлежали не ему, но были напрямую с ним связаны. День, когда Наруто родился. Воспоминание закружилось в каком-то диком темпе и всё смешалось в кучу. Тоби напал на Кушину, когда та была так слаба, завязался бой, между Минато и человеком в маске, воскрешение девятихвостого, и ещё много всего. Но вот, настал переломный момент, когда Кьюби пронзает Кушину и Четвёртого, а с его когтя, на живот младенца падали капли родительской крови. Сказав несколько тёплых слов и запечатав Кураму, Кушина вместе с Минато практически мгновенно умерли, и вот тогда, Наруто пёрешёл от воспоминания матери к своему собственному. Он видел, как убили его родителей, и пусть, это казалось невозможным, новорождённый мальчик понял, что с ними произошло. Казалось, что на этом всё закончится, но перед ним возник Тоби, который дождался момента, когда Намикадзе перестанет быть угрозой и материализовался, чтобы закончить начатое. Но вопреки ожиданиям блондина, акацуки взял его на руки. Маленький Узумаки сразу пронзительно заревел, но Учиха не обращал на это внимания. - Ты особенный. Такой же, как я. И тебе понадобится защита. Люди, они не смогут принять тебя, попытаются изменить, подстроить, под свои законы. А мы ведь этого не хотим, да, Наруто? - Как будто грудной ребёнок мог ему ответить. Тоби коснулся ладонью лба Наруто и стал что-то шептать, на его груди, из под одежды Учихи начал пробиваться яркий свет, в очертаниях которого, джинчурики разглядел печать шести путей, только, практически полностью завершённую. Учиха прервал свой шёпот и в ту же секунду, Наруто перестал плакать. Ему вдруг стало так холодно, пусто, и ничто уже не имело значения. В этот момент, Наруто просто выбросило обратно в реальность, у него ноги подкосились и джинчурики едва не рухнул на пол, но Кушина его подхватила и с тревогой поглядела на сына. - Что ты там увидел?
  - Правду. Я всё понял, теперь, всё ясно! Я знаю, почему я не могу прекратить убивать, и знаю, почему меня никогда не мучает совесть, или жалость. Отец и Курама здесь совершенно не при чём. Это всё Тоби. Он что-то со мной сделал. - Узумаки заметил на лице матери выражение вины, и догадался о её причинах. - Так ты знала? А почему сразу не сказала?
  - Проще было показать, чем рассказать. Пойдём, я тебе кое-что покажу. - Кушина снова улыбнулась и взяла сына за руку. Стена таинственной комнаты сдвинулась, и открылся проход в знакомый затопленный водой коридор. Наруто уже давно здесь не был, с тех самых пор, как Кьюби избавился от своей клетки, но Узумаки мог с уверенностью сказать, что кое-что в этом коридоре сильно изменилось. Он был прямым, и очень длинным, без единого поворота, и по всей длине коридора, по правой и левой стене, друг напротив друга располагались пары дверей. Все двери были из разного материала, и было в них что-то знакомое, но толком не поймёшь, что. Ханаберо повела эмпата за собой, вглубь коридора, и с каждым следующим шагом, освещение становилось всё хуже и хуже, а когда они дошли до самого конца, последняя пара дверей находилась в такой непроглядной тьме, что с трудом верилось, что в мире может существовать нечто настолько тёмное.
  - Где мы?
  - Сам знаешь. Если одним словом - это твоя душа. За каждой дверью - комната, в которой хранится нечто важное. А вот эти две последние двери - самые главные. - Дверь справа покрашенная в красный, с тремя английскими буквами, нацарапанными на ней печатным почерком. "FOX". - За ней Курама?
  - Да, но, тебе не сюда. - Наруто обратил внимание на вторую дверь. Она была покрыта чёрной слизью и пузырилась, постоянно теряя свою форму и обретая её вновь. - Что там?
  - Источник всех твоих несчастий. Человек в маске поместил в тебя это. И боюсь, я не могу с уверенностью сказать, что за ней находится, но в одно знаю точно: что бы там ни было, ему здесь не место. И если хоть на секунду, за всю твою жизнь, у тебя было такое чувство, словно ты не стал бы тем, кто ты есть без постороннего вмешательства, ты должен зайти в эту комнату и всё узнать сам. Мне туда нельзя, и если решишься, тебе придётся идти одному. Может, это наша последняя встреча, так что, я хочу, чтобы ты знал, что бы ты не сделал, и каким бы человеком ты не стал, ты мой сын, и я люблю тебя. - Кушина явно ждала какого-то ответа от Наруто, но тот слегка посерьезнел и сказала ей: - Да ладно тебе. Я быстро вернусь, и мы ещё успеем поговорить. - Дверь из слизи расступилась, когда Узумаки подошёл к ней, а когда он зашёл внутрь, она за ним захлопнулась в. В середине комнаты зажёгся маленький круг света, внутри которого сидел человек, целиком из чёрной жидкости, который был точной копией Наруто. - Привет, оригинал. - прозвучал дребезжащий голос.
  - Так это ты и есть причина моих бед?
  - Не называй меня так! Мы ведь старые друзья, приятели!
  - В таком случае, ничего не хочешь мне рассказать? - Тёмный клон удивлённо приподнял брови и превратил часть своих рук в большой знак вопроса. - А что ты хочешь знать?
  - Ну, для начала, зачем Тоби запихнул тебя в мою голову?
  - А разве не ясно? Чтобы я защищал тебя.
  - Ты? Меня?! Да я тебя в первый раз в жизни вижу. - Двойник расхохотался, брызгая мерзкой слизью во все стороны. - Я имел в виду ментальную защиту, друг. К примеру, ты не сошёл с ума, хотя видел, как твоих родителей жестоко убили. Ты выжил среди убогих людей, которые бы убили тебя, если бы узнали о том, кто ты. А когда Саске уходил из деревни, у тебя был выбор: остановить его, и лишиться друга, или уйти вместе с ним, и стать всеми ненавистным изгоем. И ты выбрал правильный вариант. Выбрал выживание. Хочешь знать, кто я? Я блокатор. И уже почти шестнадцать лет я сижу в этой комнате и блокирую все негативные чувства, оберегая тебя от боли и страданий. Хотя, в последнее время, мне стало трудно. На тебя сваливается столько страха и ненависти... Ты даже не догадываешься о том, насколько часто мне приходится блокировать эти чувства.
  - Странно, ведь по версии Кушины, ты само зло во плоти, которое толкает меня на тёмную сторону!
  -И ты поверил этой женщине? В отличие от неё, я всегда был рядом! И я всего лишь избавлял тебя от мучений, а путь убийцы ты выбрал сам!
  - Лжёшь! - Наруто ударил своего двойника, который не стал сопротивляться и от удара превратился в чёрную лужицу, которая постепенно принимала прежнюю форму. - Я говорю правду! И я не виню тебя! Видит Бог, Наруто, твоя жизнь - предел мечтаний для многих! Ни ответственности, ни совести, ни жалости! Только в такой, ничем не ограниченной жизни есть смысл!!! Почему ты так хочешь стать кем-то другим?! Жестокость - это твоя сущность, и ты не сможешь измениться!
  - Не говори мне о том, чего я не могу! Я не стану доверять Тоби, а потому тебе придётся уйти! - Джинчурики набросился на тёмную слизь и направил большой расенган в лицо блокатора. Тот разлетелся на сотни капель грязи, а секунду спустя вновь стал собой и остервенело ударил своего оригинала в грудь, своей бесформенной рукой. - Убирайся из моей головы! Ты мне не нужен!
  - Я и есть ты, и поверь, я тебе жизненно важен!!! - Барахтаясь в слизи, эти двое могли бы избивать друг друга до бесконечности, но высшие силы решили вмешаться. Незаметно, в комнате появился третий человек , и увидев его, Наруто сразу вскочил на ноги. - Что ты здесь делаешь?!! - Перед оригиналом и двойником стоял Рикудо Санин, с его размытым лицом. - Решаю твои проблемы, мальчишка.
  - И ты зде... - Мудрец щёлкнул пальцами, и тёмный двойник закрыл рот на полуслове. - Помолчи, пешка. Сейчас, у меня разговор с настоящим Наруто, а не с тобой. - Санин взглянул туда, где секунду назад стоял эмпат, а тот уже зашёл ему за спину и вонзил Божеству кунай в спину. Мудрец даже не дрогнул, а джинчурики направил в лезвие чакру ветра и протолкнул его ещё дальше, так, что кунай, вместе с рукой Узумаки вылез у Рикудо Санина из груди. - Что это значит? Зачем ты это сделал?
  - Ты не сказал, что Тоби тоже эмпат, что он убил моих родителей. А ведь эмпатом может стать только твой избранник. Из этого можно сделать вывод, что ты решил устроить игру на выживание между мной и им, и тебе совсем нет дела до того, кто же выиграет. И за это, я убью тебя. - Санин вновь щёлкнул пальцами, и та рука, что пробила его грудь насквозь, вдруг сломалась, а кость пробила кожу и вылезла наружу, а как только Узумаки успел ощутить достаточное количество боли, кость сама встала на место и срослась. Джинчурики схватился за раненую конечность, а Санин повернулся к нему лицом к лицу. Никакой раны на его груди уже не было, даже крови не осталось. - Сожалею, но пока ты не в состоянии причинить мне вреда. И, я ведь никогда не говорил, что ты такой один в целом мире. Или, в твоём крошечном человеческом мозгу могла зародиться убогая мысль о том, что ты какой-то особенный? Ты пустое место, и пока что, ты никто, и звать тебя никак.
  - Пошёл ты!
  - Довольно! Я здесь не ради этого разговора. Ты узнал правду о себе, и хочешь стать более человечным, и я пришёл тебе в этом помочь.
  - С какой стати?
  - Не из доброты душевной, уж поверь. Это станет твоим новым испытанием. Посмотрим, как тебе понравится всё чувствовать. Значит так, у тебя есть минута, а после этого ты проснёшься обычным человеком. - Рикудо Санин собрался вновь щёлкнуть пальцами и исчезнуть, а Наруто бросил ему в след: - Когда я убью Тоби и спасу мир... Ты, и все Боги станут следующими. Передай это им, и запомни сам, ладно?
  - Непременно. - Мудрец исчез, а двойник смог открыть рот и сразу выкрикнул: - Козёл! Нет, ну не козёл ли? Ладно, так, у нас мало времени, и раз уж это может стать нашей последней встречей, позволь тебя предупредить: ты не просто начнёшь всё чувствовать, нельзя избежать и других последствий. Ты начнёшь пьянеть от алкоголя, как все нормальные люди, чаще станешь испытывать голод, тебе придётся время от времени спать и ещё много всего. Всё переменится.
  - Я и так это знаю. - двойник начал таять, превращаясь в чёрный дымок, который быстро рассеивался. Когда от него оставалось всего ничего, блокатор потупил взгляд и опустив голову, сказал на прощание: - Если настанет день, когда мир для тебя поблекнет, найди меня, и я сделаю твою жизнь сносной, обещаю.
  ***
  Кто-то танцевал на груди джинчурики. Это был Саске, делавший массаж сердца, и даже когда Наруто пришёл в себя и начал орать на него, Учиха всё никак не мог прекратить. У Узумаки попросту не было другого выбора, кроме как оттолкнуть брюнета куда подальше. Наруто с трудом перевалился со спины на живот, с плеч на пол упали неожиданно отросшие волосы, а из живота, к горлу блондина стало подниматься что-то крупное. У Наруто закатились глаза, и из его рта вылезла голова огромной белой змеи. Из пасти рептилии высунулись детские скользкие руки, обладатель которых сантиметр за сантиметром выталкивался из змеиной утробы. Это оказался мальчик, на вид, лет десяти, с длинными чёрными волосами, змеиные глаза которого впились в замершего Учиху ледяной хваткой. - Так и будешь стоять, или предложишь своему старому сенсею одежду? - Пока Учиха сотрясал воздух своим диким хохотом, Наруто сплюнул, встал и швырнул Орочимару свой плащ. Учиха наконец вытер проступившие от смеха слёзы. - А ты был на удивление милой школотой, Орочимару! Поделишься секретом, почему ты такой... юный?
  - Долго рассказывать. Но, на ближайшие пять лет, я буду таким. Мои метаморфозы закончены. А сейчас, нужно поскорее покинуть Коноху. Вас уже везде ищут. Вызови Дейдару, пусть заберёт вас отсюда.
  - А ты что, остаёшься?
  - Кто-то должен присматривать за Конохой. - Пока Саске и Орочимару говорили по рации с подрывником, Наруто стал искать воскрешённого Четвёртого. В паре метрах от себя, блондин нашёл тело того, которое он использовал для воскрешения, и отклеившиеся от него листы. Похоже, что техника воскрешения прервалась, когда Бог Смерти отделял от души Хокаге чакру девятихвостого. "Я ведь даже попрощаться с ним не успел... Теперь, я знаю, что он не виноват, что у него не было другого выбора, кроме как запечатать Кураму в своём сыне, но я так и не успел сказать ему, что я практически простил его. Да и с матерью не смог расстаться как надо... Что за чушь! Почему я думаю о таком? Это ведь всё не важно, они мертвы, а я жив, так почему меня волнуют их чувства? Это что... Чувство вины?". - И передайте Дею, что у нас будет одна остановка, перед тем как мы уйдём.
  - Уверен? Времени ведь мало, нас уже наверняка ищут. Зачем задерживаться здесь? - Наруто посмотрел на Саске несвойственным ему взглядом, в котором можно было разглядеть переживания, от чего, Учиха впал в ступор. - Затем, чтобы я всё исправил. И избавьтесь от бомбы.
  ***
  Первая остановка - додзё Хьюга. Толком ничего не пояснив остальным членам команды, Узумаки спрыгнул с глиняной птицы к парадному входу в особняк. Наруто едва ступил на порог дома клана, как к нему выбежал Акамару, оскаливший пасть, а за ним и сам Киба. - Знал, что ты явишься. Я всё думал, что это за знакомый запах исходил от Ичимару, а оказывается, это был ты.
  - Киба, позволь я тебе всё расскажу, всё не так, как ты думаешь!
  - Да нет, всё так. Ты пришёл убить Хинату, да? Но я тебе не позволю. - Инузука выпустил когти, а пёс щёлкнул зубами.
  - ЧТО? Что за бред? Киба, успокойся. - Киба уже оттолкнулся от пола и был готов набросится на джинчурики, но Акамару вдруг встал на сторону Наруто и зарычал на своего хозяина. Киба едва не рухнул лицом в пол от удивления. Акамару всё так же рычал, что-то говоря своему хозяину, а тот изредка кивал, и переводил взгляд на Наруто. Когда их беседа закончилась, Инузука отступил с пути блондина. - Проходи.
  - Что прости?
  - Акамару тебе доверяет, а значит, доверяю и я. Можешь проходить. - Узумаки посмотрел на пса, а тот радостно завилял хвостом и стал подставлять голову под руку эмпата. Наруто улыбнулся и потрепал густую шерсть и, поблагодарив за доверие, пошёл в кабинет главы клана. Каким-то чудом, ему удалось остаться незамеченным, и проникнуть в желанную комнату. Хиаши сидел на полу, спиной к джинчуики, а поскольку Наруто знал о слепой зоне бьякугана, он смог подкрасться к нему. Блондин вовсе не был на кого-то зол, но ему удалось использовать чакру Кьюби, причём, совершенно по-новому. За спиной джинчурики выросли сразу девять хвостов, которые были покрыты оранжевой шерстью, которые со свистом разрезали воздух и схватили Хиаши, как дополнительные руки. Один из хвостов заткнул ему рот, так что глава клана даже закричать не успел, а хвосты были настолько сильными, что несмотря на все усилия, Хиаши оставалось только злобно глядеть на Наруто. Держа главу клана в воздухе, Узумаки расхаживал по кабинету, подбирал некоторые бумаги, а увидев на стене фотографию Хинаты и Ханаби, Наруто с умилением провёл пальцем по рамке фото. - Хиаши, можешь мне не верить, но я здесь не для кровопролитий. Я здесь ради твоей дочери. Видишь ли, я вдруг понял, что когда я ушёл из деревни, я очень многим испортил жизнь, и надеюсь, что у меня есть шанс всё исправить... Вобщем, ситуация предельно простая: ты купишь Хинате отдельное жилье, обеспечишь ей беззаботную жизнь, и больше пальцем её не тронешь, и тогда, с тобой ничего не случиться. Клану соврёшь, что ты понял, что так для неё будет лучше, или что ты в ней окончательно разочаровался, или ещё что, это впрочем, не важно. Всё понял? Моргни два раза, если да. - Хиаши моргнул один раз, но засомневался. - Решай быстрее, или я тебя кастрирую. У тебя в таком случае навсегда останутся только две дочери, а это ведь твой самый страшный кошмар. - Хиаши сразу согласился, что-то мыча сквозь заткнутый рот. - Вот и ладненько! И помни, за тобой будут следить, так что, обмануть меня ты не сможешь. - Хвосты швырнули Хиаши в стену, тот ударился головой и потерял сознание, а Наруто взял один из документов, и написал на обратной стороне листа короткое сообщение, которое он чуть позже засунул под подушку Хинаты. "Прости, что снова ушёл не попрощавшись, больше такого не повториться. Если отец тебя начнёт мучить, будь уверена, он поплатиться. Надеюсь, ты простишь меня. Твой друг, Узумаки Наруто."
  Эмпат вернулся на улицу и схватился одним из хвостов за парящее высоко над землёй творение Дейдары, подтянувшись к нему, как с помощью троса. Скульптор, как и все остальные, был удивлён, увидев такое, и даже напуган.
  - Это ещё что? - Оказавшись на птице, Наруто втянул хвосты обратно. - Сам точно не знаю. Видимо, новая способность, открывшаяся с после получения всей чакры Курамы. Три из шести путей уже пройдены, и это здорово.
  - А что ты делал у Хьюга дома? - Саске очень сильно беспокоился, глядя на друга, который был по-настоящему счастлив, без намёка на злорадство, а такое Учиха видел впервые. Чаще всего, если Наруто и улыбался, то это была кровожадная ухмылка, а тут такое. - Я проявлял заботу о подруге.
  - Ха! В твоём понимании забота это кожаный хлыст и удар по щам!
  - Уже нет, друг мой. Уже нет.
  - Так, ты меня уже пугать начинаешь! Ты случайно головой не ударился? Причём, конкретно так? А главное, теперь мы уже можем валить?
  - Нет. Нужно ещё заскочить к Какаши.
  ***
  Хатаке вместе с Анко, с довольной улыбкой до ушей, шептал ей что-то на ухо, а когда к ним в комнату вошёл Наруто, джонин захотел провалиться сквозь землю, и жалобно взмолился: - Только не пытки, прошу, только не снова!
  - Да не собираюсь я тебя пытать.
  - Честно?
  - Почему все так удивляются, когда я делаю что-то хорошее?
  - Потому что ты никогда не делаешь ничего такого.
  - И то верно... В любом случае, я пришёл, чтобы предупредить вас. Данзо станет искать меня, а это рано или поздно приведёт его к тебе и Анко. Расскажите ему всё, что обо мне знаете, ничего не утаивайте, и надеюсь, что он вас не тронет. А ещё, выпей эти таблетки, - Узумаки отдал джонину три пилюли, - и сможешь врать без молочных выделений. - Какаши даже расплакался, сжимая в руке таблетки, а когда Наруто собрался уходить, растеряно спросил: - И это всё?.. Ты, вроде как, изменился. Всё в порядке?
  - Я узнал, что человек в маске убил моих родителей. Но, раз ты не хочешь мне рассказывать о нём, это твоё право. Прости меня, за всё то, что я с тобой сделал, если сможешь.
  - ...Его зовут Учиха Обито, и он был со мной в одной команде. Нашим учителем был твой отец. И, там была девушка... Рин. Обито любил её, и пожертвовал жизнью, чтобы спасти нас... Так я думал. И я обещал ему, что всегда буду защищать Рин, а в итоге... Именно я её и убил. И теперь, думаю, Обито мстит мне, и всему миру за то, что случилось.
  - Спасибо за правду.
  - Спасибо за свадьбу. - Наруто поспешил покинуть дом Хатаке, но как только он сделал это, на входе к нему выбежала перепуганная Карин. - Наруто, у нас большие проблемы! Сакура, она сбежала! Судя по следу чакры, она сейчас в резиденции Хокаге!
  - И что? Все и так уже знают о нас. Пусть рассказывает им всё, что захочет.
  - Но, кажется, она кого-то убила там! - Наруто сразу посерьезнел. - Скажи об этом Саске, пусть вместе с Дейдарой срочно летят туда!!! - Карин кивнула, и джинчурики побежал к резеденции. Если Сакура убила Тсунаде после того, как Наруто её пощадил, эмпат не сможет себя простить. "Проклятье! Почему мои ноги двигаются так медленно? Открыв уже третий путь из шести, я всё такой же медлительный! Если я хочу убить Обито, а затем и Рикудо Санина, нужно быть быстрее! Ещё быстрее!". Странная боль вдруг пронзила ноги, звук разрывавшейся на части плоти и хруст костей, ступни Узумаки вытянулись в длине, ногти заострились. Штанины порвались по швам, и Наруто увидел собственные ноги, которые превратились в оранжевые лапы с деформированными костями, изогнутыми в нечеловеческой форме. Наруто оттолкнулся от земли и полетел в сторону особняка Хокаге с такой скоростью, что поднялся сильный ветер, и пролетев половину пути всего за один прыжок, словно молния, Наруто с ужасом понял, что он не может затормозить своё движение. Узумаки пришлось снова воткнуть свои хвосты в землю, чтобы остановиться, и, оглянувшись на крошечную точку, которая всего секунду назад была домом Сакуры, джинчурики на мгновенье даже забыл о том, куда только что шёл. - Крутая новая способность! - Опомнившись, Наруто продолжил свой путь и ещё через три таких прыжка, он оказался у особняка. Дейдары ещё и в помине не было. Прицелившись, Узумаки прыгнул с земли в окно резиденции, выбив его и оказавшись внутри. В кабинете всё залито кровью, на столу Хокаге лежат двое старейшин, лицом вниз, а в углу, сидя, повесив голову, сидела Пятая. - Нет... - единственное, что смог сказать джинчурики. Он опустился к Тсунаде на корточки и приподнял её подбородок. Потухшие глаза, по подбородку уже перестала течь, и теперь уже сворачивалась темнеющая кровь. Но не было видно раны. Наруто ещё сохранял какой-то самоконтроль, и осторожно развернул Тсунаде спиной к себе. В затылке была дыра, от лезвия, которое валялось на полу неподалёку. "Убитая ударом в спину, своей же ученицей... Она такого не заслужила. А ведь, я и у неё должен был попросить прощения...". Сам того не заметив, Наруто пустил слезу, закрывая глаза погибшего старого друга. Половица за спиной джинчурики скрипнула и он в мгновение ока развернулся, схватил стоявшую за ним Харуно и оторвал от пола. - Что ты сделала?!!
  - А сам не видишь? - Когда девушка улыбнулась, свободная рука Наруто преобразилась, пальцы стали длиннее, выросли длинные чёрные когти, клочья уже знакомой шерсти. Узумаки хотел вырвать ей сердце, но увидел красный свет в её глазах, и его гнев сошёл на нет. В глазах Харуно светились шаринганы, а это значит, что девушка под гипнозом.
  - Обито, это ведь ты, да?
  - Хо, так ты разгадал мою загадку! Молодец, я в тебе не ошибался! - Так странно слышать из уст девушки голос Учихи.
  -Зачем? Ради Бога, скажи, зачем ты всё это делаешь? Тебе ведь не нужно было убивать никого из этих людей... И моя мать.. И отец! И я сам, в конце концов! Ради чего всё это? В чём цель, м?
  - Ты видимо считаешь меня своим врагом, да? Но, я всего лишь хочу, чтобы ты, как и я познал суть этого мира. Не больше, не меньше... А почему ты до сих пор не убил эту девчонку?
  - Саске мне запретил. - Обито, в лице Сакуры, улыбнулся. - Вот видишь? Тебе что-то запретили, и ты послушался. Не таким тебе суждено стать. Не человеком, который слушается чужих приказов, скованный дружбой, или моралью. И пока ты не сможешь убить меня, или спасти тех, кто тебе дорог.
  - Надоели мне все эти речи! Столько слов, ради оправдания собственной жестокости! Вот я легко признаю, что мне нравится быть жестоким, а ты, и этот чёртов Мудрец несёте столько пафоса, ради своих целей!
  - Ты считаешь меня жестоким? Но ты ещё не видел ничего. И, насколько я знаю, ты избавился от моего маленького подарка, я прав? Так что же, ты почувствовал горечь, когда увидел Пятую такой?
  - ...Да.
  - И оно того стоит? Хочешь, я могу вернуть всё на место. Только попроси.
  - Нет, душевная боль, это часть жизни. И я не стану возвращаться к прежней опустошенности сразу после того, как стал наконец нормальным.
  - Понимаю... Тебе ещё не достаточно больно. Давай это исправим? - Сакура взяла когтистую руку Наруто и рывком вонзила её в свою грудь, так, что Узумаки не успел понять, что произошло до тех пор, пока не почувствовал под своей ладонью затихающее сердцебиение. Очередное, преисполненное непонимания "зачем?" слетело с губ Наруто, но когда это произошло, и вот ведь невезение, именно в эту секунду, в кабинет влетел Саске, выбив дверь. Обито ухмыльнулся, моргнул, и Сакура заняла его место, вернувшись в сознание. У Наруто было такое выражение лица, которое просто невозможно описать словами, когда Учиха выхватил Харуно из его рук и положил её на пол, зажав рану рукой. - Это не я... Саске... Это не я... Не я... - Снова и снова повторял джинчурики, когда брюнет шептал что-то Сакуре, которая не могла сказать и слова, но указывала рукой на Наруто. Узумаки вдруг стало так жутко, когда он увидел кровь на своих руках. "Она умрёт, и тут ей уже даже Карин не сможет помочь. Мои руки в крови моего врага, так почему же меня это совсем не радует? Кровь... Кажется, меня сейчас вырвет!". Наруто согнулся пополам и выпустил изо рта рвотную массу, дрожащими руками вытерая губы, а когда он поднял голову, Сакура уже была мертва, и Саскес криком бросился на джинчурики, повалив его на спину. - Это не я! - Только и успел сказать блондин, но Учиха не стал и слушать. Наруто всё кричал, что это не его вина, когда Саске не издавая ни единого слова, за исключением крика пытался забить его до смерти. На шум, в резиденцию вошли десятки АНБУ, которые окружили блондина и брюнета, достали катаны и приставили их к ним, приказав сдаться. Да только, Саске был в такой апатии, что даже не думал останавливаться. Через окно, выбитое Наруто, в кабинет влетела красная тень, пробившаяся через толпу шиноби к двум лежачим дуэлянтам. Это был Дейдара, с однохвостым покровом биджу. Впервые показав эту форму, Тсукури сверкнул на них красными от злости глазами. - Что вы делаете, ИДИОТЫ?!! - Одной рукой он схватил Саске за шиворот, а другой взял Наруто за длинные волосы, и вновь пробившись через толпу, пулей вылетел обратно в окно, под которым его ждала глиняная птица. Оказавшись на ней, подрывник отпустил парней, почти сразу пожалев об этом, так как Саске снова кинулся на Узумаки с кулаками. - Успокойся! - Дейдара отдал приказ своему творению лететь как можно дальше от деревни, а сам встал между Учихой и Узумаки. Только когда Карин дала Саске пощёчину, тот замолчал на секунду и упал на спину, закрыв глаза руками, а после этого просто заорал. И орал так громко, что даже на том свете его могли услышать. Карин подошла к Наруто, который всё так же бормотал: - Это не я... - и смотрел на свои руки. Она что-то ему сказала, но эмпат её не услышал, только и думая, что о словах своего тёмного двойника. "Всё перемениться". Наруто и представить не мог, что перемены наступят так скоро.
  Мы жаждем катарсиса
  
  Всю ночь Наруто пролежал на полусгнившей постели, не смыкая глаз, не двигаясь, ощущая себя, в какой-то степени, мёртвым. Головная боль, которую беспощадно усугубляла крыса, грызшая стену в течение последних двух часов, уже стала достаточной причиной, чтобы не спать, но, к несчастью, дело было не только в этом. Тошнота, боль во всех суставах, и многое другое. Не отрывая взгляда от потолка, эмпат вытащил из кармана своего изрядно износившегося плаща аккуратно сложенный бумажный конверт. Из конверта он высыпал себе в ладонь одну продолговатую белую таблетку. "Приму сейчас - ломка пройдёт, но потом, начнётся заново. А откажусь, и, рано или поздно, детоксикация закончится. За что мне всегда дают это дурацкое право выбора?". Узумаки услышал, как к его комнате кто-то приближается, и быстро спрятал таблетку под подушку. В дверной проём вошла Карин, в её белом кимоно, с вышивкой клана Учиха на спине и плечах, держа в руке кружку, над которой витал пар. Сенсор улыбнулась парню, который едва смог сесть, чтобы хоть как-то с ней поздороваться. - Я бы постучалась, но у твоей комнаты нет двери.
  - У твоей тоже. - Карин села рядом с джинчурики и подала ему горячую кружку с тёмно-зелёной жидкостью. - И то верно... Давай ты всё же оденешь нормальную одежду? Я уже нашла кое-что твоего размера.
  - Ни за что на свете я не одену на себя Учиховские тряпки. То, что я живу в их старом доме, ещё не значит, что я стану им уподобляться. Тебе тоже не стоит носить на себе их герб. - Наруто отпил несколько глотков и сморщился. "Кислятина".
  - Ну, я не такая гордая, как ты, солнце.
  - Хах! Солнце! О да, наркоман Наруто так и светится от счастья! Что ты мне принесла? На вкус - ужасно.
  - Это имбирный чай. Помогает... - Узумаки залпом влил в себя всё содержимое кружки. - Имбирный чай помогает от ломки? Мне так не кажется.
  - Он снимает тошноту. Я хотела бы помочь чем-то большим, но, это всё, что я могу.
  - Хм... А знаешь, что ещё снимает детоксикационную тошноту? Дурь. Кома. Смерть... - Узумаки в шутку провёл большим пальцем по шее от уха до уха, но увидев, что Карин не на шутку испугалась, стал немного серьёзней. - Прости. Ты тут не причём, и я понимаю, что должен быть благодарен, но, мне просто слишком хреново. - Карин понимающе посмотрела в глаза джинчурики и вытерла ему пот со лба белым платком. - Не извиняйся. Ты имеешь полное право злиться... А ты уверен, что раньше такого не было?
  - Уверен! Я много лет жру таблетки, занюхивал и скуривал всё, что можно и нельзя, но такого ещё никогда не было. Моё тело ещё не диктовало мне свои наркоманские условия. Моё избавление от дзюцу Обито - причина всех моих проблем.
  - Не думай так. Очень скоро, всё образуется. И, чуть не забыла, Дейдара хотел с тобой поговорить. Помочь тебе встать? - Наруто отмахнулся и сам поднялся, после чего, поплёлся к подрывнику. Сенсор всё равно шла рядом, готовясь стать опорой, в случае, если у джинчурики подкосятся ноги. В сравнении с тем додзё, что находится в Конохе, это, конечно, намного больше, но оно полностью сделано из камня, и практически разваливается на части. Учиха, похоже, в спешке покидали это место, так что, когда нукенины пришли, за исключением крыс, их никто не встречал. Тсукури сутками сидел в своей комнате и возился с разными мелочами, пытаясь хоть как-то улучшить условия проживания. Как выяснилось, скульптор не плохо разбирался в разной бытовой технике, а когда Наруто зашёл в его апартаменты, Дейдара возился с средневековым телевизором. У его комнаты тоже не было дверей, так что, сам того не заметив, Узумаки подкрался к подрывнику, и когда он коснулся плеча Тсукури, тот едва не уронил телевизор от испуга. - Вы можете больше так не делать?! Данна, Вам говорили, что Вы просто ужасно выглядите?
  - Да, ты ещё вчера мне об этом говорил. Зачем позвал?
  - Вот зачем. - Дейдара включил телевизор, тот зашипел, а после ещё нескольких манипуляций, заработал один канал, пусть и с сильными помехами. По нему показывали новости о Конохе. Перед камерой стояла женщина в деловом костюме, которая держала в руках микрофон: - Через несколько минут начнётся совет феодалов, где действующий Шестой Хокаге - Шимура Данзо обсудит с феодалами ситуацию с делом о группе отступников, которые три недели назад совершили вероломное нападение на Деревню Листа, убили старейшин и Пятую Хокаге.
  ***
  Дейдара стоял с отвисшей челюстью, а Наруто уже несколько минут смотрел на голубой экран из-под лобья. Блондин схватил телевизор, вырвал его из разетки "с мясом", подбежал к ближайшему окну и со всей силы швырнул в полёт. Увидев, как недельный труд разбили вдребезги, подрывник пришёл в чувства, но не осмелился что-то сказать, так как, что не говори, а ситуация хуже некуда. Казалось, что Наруто испытывал отвращение от увиденного по телевизору, но как выяснилось мгновеньем позже, его просто тошнило. К счастью, эмпат уже стоял у окна, так что, на этот раз, ему удалось прочистить желудок, ничего не запачкав. Дейдара не теряя времени подскочил к Узумаки, но тот оттолкнул подрывника от себя, когда Тсукури попытался придержать ему волосы. Дейдаре оставалось только с жалостью смотреть, как его не так давно обретенный друг вытирает уголки рта рукавом. - Я могу для Вас что-то сделать?
  - Если ты не можешь избавить меня от ломки, не можешь снять награду за мою голову, и не можешь помирить меня с моим лучшим другом, который за последние двадцать дней мне и слова не сказал, то боюсь, ты мне ничем не поможешь. Извини за сломанный телик. - Пока Дейдара смотрел Наруто в спину, эмпат шёл уверенно и спокойно, но как только он покинул комнату подрывника и вернулся в свою, Узумаки сбросил с своей постели подушку и зажал в руке таблетку. Наруто уже давно заметил, что от негативных эмоций боли усиливаются, а от того, что он увидел по телевизору, у блондину уже пена пошла ртом. Блондин опять вспомнил кровавую баню в резиденции Хокаге и приняв решение, закинул наркотик в рот. "Зачем я сделал эту таблетку со вкусом банана?". На мгновение Наруто закрыл глаза в блаженстве, рассасывая дозу, а когда открыл глаза, увидел Карин, прямо перед своим носом. Джинчурики резко выплюнул таблетку, та со свистом пролетела через всю комнату и упала на пыльный пол. У девушки было противоречивое выражение лица. С одной стороны, она расстроена, с другой, ей его жалко. - У тебя ещё есть?
  - Нет. Это последняя. Нычка, на крайний случай.
  - А разве это крайний случай?
  - А разве нет? Только что, совет феодалов повесил на меня убийство Тсунаде и старейшин, плюс Данзо нашёл информацию о каждой моей жертве, и только что, меня объявили массовым убийцей высшего ранга. Нам с Саске даже телевизионные прозвища дали: второе пришествие Мадары и Потрошитель... Здорово, да? По-моему самое время забить на всё болтик и схлопотать передоз.
  - Дело ведь не в этом. Ты хочешь помириться с Саске. И тебе плохо, потому что ты думаешь, что всё безнадёжно. Вот и решил принять дозу. И я тебя не виню, но ты сам попросил меня помочь тебе бросить.
  - Если ты не заметила, Саске меня просто ненавидит, винит в смерти Сакуры. Он со мной даже не разговаривает!
  - Ну а ты попробуй заговорить с ним первым! Сделай шаг навстречу... Извинись, в конце концов!
  - Но я не виноват. Я же уже говорил тебе. Это Обито всё подстроил. В этом и была его цель, поссорить нас.
  - Но это твоя рука оказалась в её теле. Можешь говорить что хочешь, но не притворяйся, что ты совсем не чувствуешь вины. Не упрямься, себе же хуже делаешь.
  - ...Ладно. Он там же, где и всегда?
  ***
  Учиха сидел на плоской крыше заброшенного особняка, свесив ноги по стене. Двухэтажное здание в готичном стиле, посреди километров леса стало вполне неплохим убежищем, как ни странно. Спрятаться на виду - лучшая маскировка. Казалось, что Саске сидит здесь так от заката до рассвета, как статуя. Наруто с опаской приблизился к нему, боясь спугнуть брюнета, словно какого-то голубя. Узумаки сел рядом с Учихой, но тот даже не посмотрел на блондина. "Так, ну и что мне ему сказать? Нужно как-то подвигнуть к беседе, но как?". - Я тут новости посмотрел... Знаешь, Данзо назначили Шестым Хокаге. Вчерашняя шлюха пришла к власти! Если уж это не прогресс...
  - Я ухожу. - "Слава Богу, оно заговорило!"
  - Пойдёшь за припасами? Только будь осторожнее, за нас назначили награду, так что, придётся быть скрытным.
  - Я ухожу из команды. Наверное, покину страну Огня, пока точно не знаю. - Сказать, что у Наруто от таких слов произошёл сбой в системе, значит, ничего не сказать. У джинчурики мгновенно включился пофиг-мод. - Хорошо. Вполне адекватная реакция.
  - Это не реакция, а решение. Я уже давно об этом думаю, и вот, решился. Мне здесь не место, да и за всё то время, что мы вместе, я не приблизился к Итачи ни на шаг. А после смерти Сакуры... Я просто хочу быть один.
  - Всё как по учебнику "Утрата. Первые шаги". Думаешь, что от смены места...
  - Ну вот, началось! Тебя послушай, так никому, кроме тебя самого не бывает больно.
  - Я не говорю, что тебе не больно.
  - Да, ты всего лишь намекаешь, что моя боль ничего не значит.
  - Я говорю, что боль проходит.
  - Твоя прошла? - Учиха надменным взглядом пробежался по лицу Наруто. Впалые глазницы, мешки под глазами, худые щёки и что самое главное, Узумаки закусывал губу, чтобы справиться с наиболее неприятным симптомом детоксикации.
  - Я имел в виду эмоциональную боль.
  - Уж лучше бы у меня ломка началась. Это в сто раз лучше, чем потерять любимого человека.
  - Ты не знаешь, каково мне. Тебя по сто раз в день не рвало, и ты не страдал от адской физической боли.
  - И ты не знаешь. У тебя девушку лучший друг не убивал. Знаешь, я очень многое тебе прощал. Пьянки, звонки среди ночи, убийства, и вся твоя бескрайняя эгоистичность, но это я тебе прощать не собираюсь. Мы больше не друзья. Сегодня я уйду, как только соберу вещи. - Саске ушёл первым, а Наруто ещё долго сидел на крыше. "К Кураме...". Не успел Узумаки и захотеть, как он уже оказался в нужном месте. Кьюби сильно вырос после того, как он вернул себе вторую половину чакры. Он и раньше был огромным, но теперь, это уже совершенно другой уровень. И другие возможности. - Курама, ты мой самый взрослый, а значит, самый мудрый друг, так что, скажи, почему? Почему для меня столь неприемлема мысль о том, что Саске уйдёт? Мы ведь просто друзья, так чего я так убиваюсь?
  - Он тебе гораздо ближе, чем друг. А серийным убийцам очень тяжело расставаться с своими близкими. Поверь, я знаю.
  - Но я уже не такой, как раньше. За три недели я и пальцем никого не тронул.
  - И тебя это устраивает?
  - Нет, но и снова начать убивать я не могу. Теперь я скорей уж просто человек, пусть и не самый обычный.
  - В таком случае, просто отпусти его. Так бы поступил простой человек. Но, на твоём месте, я бы выговорился, перед тем, как он уйдёт. Ты же злишься на него, и не только это. Выскажись ему, пока ещё есть такая возможность. Иначе, какой смысл в том, чтобы чувствовать что-то, но держать всё в себе? - Наруто с трудом встал и дотопал до своей гнилой постели. Карин с надеждой смотрела на него, даже когда тот рухнул на кровать лицом вниз. - Поговорил?
  - Да. Слушай, я немного занят, можешь пока уйти ненадолго? - Сенсор недоверчиво покосилась на джинчурики. - Чем это ты занят?
  - Задрала! Да не стану я принимать дурь! Я занят - это культурная версия фразы уйди к чёрту! - "Только не обижайся! Знаешь же, что я очень раздражителен!". На мгновение, Карин похоже обиделась, но обладая достаточной терпимостью, девушка нашла в себе силы и просто ушла. Эмпату вдруг стало холодно, он задрожал, потирая бока и он зарылся под пропахшее старостью одеяло, но даже это не помогло. "Озноб, ещё один симптом. Всё это так жалко. Я себе противен".
  ***
  Когда Саске зашёл попрощаться, Наруто не нашёл в себе сил, чтобы хотя бы вылезти из-под одеяла. Учихе правда, не было до этого особого дела. - Чтож, пора прощаться. Я взял с собой немного денег, думаю, ты не будешь против. Хотел бы сказать, что я рад был нашему с тобой знакомству, или, что я простил тебя за убийство Сакуры, но боюсь, это не так. Хотел бы я пожелать тебе счастья, но я прекрасно понимаю, что это бесполезно. Сам знаешь, почему. Думаю, самым уместным здесь будет просто сказать "прощай". Прощай, Наруто.
  - Как же ты зае...
  - Что ты сказал?
  - Ты меня заебал! Вечно ноешь, жалуешься, эгоистом меня называешь! Ой, у меня умерла девушка! Несчастный ты наш! Ты вообще не должен был к Розовой ближе чем на десять метров приближаться, мудазвон!!! И всё это дерьмо, и этот насквозь прогнивший клоповник, в котором мы теперь живём, всё это - твоя вина!
  - Поверить не могу, что ты говоришь мне такое после всего того, что я для тебя сделал...
  - А что ты для меня сделал?! Ты меня убил, сука! Не смог удержать своё естество в штанах, переспал с Сакурой, а она сдала меня Данзо, и сегодня, на совете феодалов этот ушлёпок назначил награды за наши головы: Учиха Саске - сто миллионов рьё! Конечно, все же блять хотят шаринган! Тсукури Дейдара - восемьдесят миллионов рьё! Чуть дешевле, но всё равно это астрономическая сумма! Узумаки Наруто - десять МИЛЛИАРДОВ!!! МИЛЛИАРДОВ!!! Каждый феодал пожертвовал по два миллиарда, что по сути, для этих пидаров пустяшная сумма, но даже я готов сам себя им на блюдечке принести за такие бабки! Да у любого человека, от рядового шиноби до крестьянина на меня такой стояк, что он скоро в баобаб превратится!!! И всё это по твоей вине, не говоря уже о том, что если бы ты позволил мне грохнуть Сакуру, Тсунаде осталась бы жива! А ведь она мне дорога была!
  - Поразительно! Даже этот наш с тобой последний диалог ты ухитрился слить в трубу!
  - В рот себе слей, Мадара младший!
  - Да пошёл ты в жопу! Мог бы хотя бы притвориться, что тебе жаль!
  - Жалеть было бы не о чем, если бы ты следовал моим инструкциям!
  - О да, точно! Хай Гитлер, сучара! И Гитлер капут! - Саске приставил пальцы под нос, изображая известные усы, и с какой-то ненормальной приплясывающей походкой зашагал к выходу из комнаты джинчурики. Наруто правда не дал ему и шагу ступить, одёрнув брюнета за плечо, с немного грустным выражением лица, более серьёзным, чем мгновение назад. - Саске, мне жаль, что она умерла. И мне очень жаль, что я фантазировал о том, как я сплю с ней, но... - Эмпат едва успел уклониться, когда тёмно-синяя костяная рука, размером с человека врезалась в то место, где он только что стоял. Аура такого же цвета окружала Учиху, из глаз которого крупными каплями катилась кровь. Вот, из ауры появилась вторая рука, нарисовался прозрачный контур туловища и череп. Этот образ подчинялся воле Саске, а тот определённо хотел причинить Наруто боль. Это можно было увидеть по безумным глазам и трясущимся от гнева кулакам. - Я из тебя всю душу вытрясу!
  - Не ты один научился новым трюкам, со своим Мангёкё Шаринганом, который, между прочим, именно я помог пробудить! В эту игру можно играть вдвоём! - Узумаки специально позволил Сусано схватить себя, а когда оно сжало джинчурики в своих руках, между костяных пальцев выскользнули рыжие хвосты. Со скоростью молнии Наруто освободился от хватки Сусано, прямо в движении полностью завершил трансформацию, покрылся шерстью и стал куда больше похож на лисицу, чем на человека. Только лицо осталось практически прежним, за исключением того, что челюсть сильно увеличилась в размерах и теперь могла открываться до невероятного размаха. Тонкие полосы на щеках расширились и стали ярко-красными. Наруто оттолкнулся от стены, оставив на ней огромную трещину, и врезался в туловище Сусано обеими руками вперёд. Защита Саске треснула по швам, и в какой-то момент он остался беззащитен, но прежде, чем преображённый эмпат успел его ранить, Учиха восстановил Сусано и даже усилил его, нарастив поверх костяной защиты мышечное волокно. Мощный удар соединёнными в замок ладонями абсолютной защиты, и Наруто пробив пол, улетел в подвал додзё. Учиха не раздумывая прыгнул в дыру в полу и оказался в затхлой сети катакомб, находившихся под особняком, где не было и лучика света. Шумиху при всём этом они подняли такую, что за их боем уже наблюдали с первого этажа Карин и Дейдара, которые боялись вмешаться. Множество сфер красного и голубого цвета окружили джинчурики, осветив катакомбы, после чего они соединились в один большой тёмно-фиолетовый шарик, который сжался до размера бейсбольного мячика. Пасть джинчурики открылась до предела, и он с усилием протолкнул по гортани сферу тёмной чакры. Его живот и лицо распухли, и эмпат прорычал меж зубов: - Готовься, сучёныш! - Наруто выплюнул белый луч, который пусть и не смог пробить Сусано, но оно покраснело, как раскаленное железо. Под напором этой атаки, Саске отлетел вглубь катакомб, а Наруто застыл в ожидании. Всё и так слишком далеко зашло, но когда Сусано вышло на новый уровень, покрылось бронёй и выпустило в Наруто стрелу из гигантского арбалета, от которой Узумаки каким-то чудом смог уклониться, соперникам просто окончательно снесло крышу. Джинчурики объединил проклятую печать с чакрой Кьюби, и на секунду буквально растворился в воздухе и просто захлестнул подвал чакрой тёмного цвета. Он словно превратился в волну, у которой были общие очертания головы девятихвостого, и эта волна, громоподобно рявкнув, двинулась на Саске. Учихой тоже овладела некая апатия и он как последний дурак ломанулся к Наруто, выставив вперёд лапы Сусано то ли для защиты, то ли для нападения. Когда две столь мощные силы столкнулись, катакомбы наполнились ослепительным белым светом. Наруто и Саске разбросало в разные стороны - Узумаки, пробив ещё одну дыру, вылетел обратно в свою комнату и влепился в стену, в своём обличии, весь в серой пыли. С Саске в принципе произошло точно то же самое, но он отлетел в в одну из стен катакомб. Эмпат обессилено подполз на коленях к дыре в полу, выкашливая целы килограммы пыли. - Кху-кху-кхах... Ты... Кха... Ты живой? - Минутная драматическая пауза. - Частично... - с эхом донеслось из катакомб.
  - Идти можешь?
  - ...Вполне.
  - Ну тогда вали отсюда на хер, как и планировал.
  ***
  - Нельзя было его отпускать! Наруто, он даже сумку свою тут бросил, а ведь на нас теперь охотятся! За пределами этого дома не безопасно! - Карин помогла Наруто сесть, так как тот уже больше часа лежал у дыры в полу как покойник.
  - Я знаю. Зато, я выговорился! Зашибись получилось, да?
  - Но он ещё не успел уйти слишком далеко. Если пойдём сейчас, успеем догнать. И Дей нам поможет.
  - Нет, я пойду один.
  - Но тебе нужен сенсор! Иначе, ты его не найдёшь.
  - Я и так прекрасно знаю, где он. Прошу, позволь мне уладить всё самому, ладно? Это только между мной и им.
  - Хорошо, как скажешь. Ты уверен в своих силах? На ноги встать сможешь?
  - Да, только, мне нужно немного времени. Дай мне минутку. - Как только Карин ушла, Наруто наконец посмотрел в угол комнаты, где он уже давно заметил перепачканную в грязи таблетку. "Выбора нет, иначе, я никуда не смогу пойти. Ничего, завтра, начну всё заново. Сейчас, главное уладить всё с Саске".
  ***
  Маленький трактир посреди леса, в котором помимо официанток и трактирщика было человек двадцать. Когда Наруто туда вошёл, у всех, кто его увидел глаза повыпадали из орбит. Это так противно, быть популярным. - Да-да, это я. Потрошитель. Тот самый, которого по телику показали. Но давайте будем честны: никому из здесь присутствующих меня не победить, а я просто хочу забрать своего друга. Не мешайте мне, и всё будет хорошо, обещаю. - Из всех посетителей, лишь один человек не обратил на пришедшую знаменитость внимания, и даже продолжил наливать в свой стакан саке из большой бутылки. Он сидел к Наруто спиной. Тёмные волосы и герб Учиха. Не долго же джинчурики пришлось искать своего друга. Узумаки сел перед Саске, когда тот залпом прикончил очередную порцию.
  - Как ты меня нашёл? - У Саске, как и у Наруто на лице было несколько ссадин и ушибов, но при этом, Учиха расплылся в тёплой и пьяной улыбке.
  - Сегодня, твой день рождения. Где же ещё мне тебя найти, если не в единственном баре на ближайшие пятьсот миль?
  - Сегодня? Я и забыл... - Наруто подозвал к себе симпатичную миниатюрную официантку, которая вскрикнула, когда тот просто посмотрел в её сторону. - С-слушаю в-в-вас ,сэр!
  - Хо-хо, сэр? Прикольно. Принеси нам ещё один стакан и бутылку. - Девушка быстро убежала к трактирщику, тот несколько секунд с ней ругался, и Наруто смог расслышать фразу "Эти чудовища нас убьют, если мы не сделаем всё, о чём нас просят".Эмпат усмехнулся, а когда девушка принесла заказ, он нарочно коснулся её руки, когда она передавала ему бутылку. Официантка залилась краской, а Саске, насмехаясь, наблюдал за ребячеством друга. Наруто налил себе и напарнику. - Я угощаю. - Саске выпил, и, вспомнив что-то, рассмеялся. - А ведь так всё и началось!
  - Ты о чём?
  - Первое слово, которое ты сказал мне, когда мы только познакомились - угощаю! Ты что, забыл?
  - Всё я помню. Это ты забыл про свою днюху... Слушай, я хочу попросить прощения. Я повёл себя очень глупо. У тебя умер близкий человек... Опять. И в этом есть моя вина. Я настроил Сакуру против себя, своей жестокостью в обращении, грубостью и прочим. Если бы я просто был немного добрее к ней, всё бы сложилось иначе. Мне жаль.
  - Замолчи, бухни и забей, ёпта. - "Ну как тут откажешь?". Пока Наруто опрокидывал в себя стакан, Саске удивлённо на него поглядывал. - Нару, мне кажется, или ты лицом посвежее стал?
  - "Нару"? Это ещё что за угрёбище? А лицом я посвежее, потому что закинулся.
  - Почему? Я думал, ты хочешь бросить...
  - Хочу, но если бы я не принял, я бы попросту не смог дойти до этого места на своих двоих.
  - Прости...
  - Ты ни в чём не виноват. Я сам себя наркошей сделал. Привык, что меня не ждут никакие последствия, а теперь, когда всё изменилось, я в первый же месяц ухитрился настолько сильно испортить себе жизнь.
  - Ну ничего, мы это ещё исправим... Почти месяц, да? А я только сегодня понял, что у нас с Сакурой всё было намного хуже, чем казалось. В конце концов, она была психопаткой, которая пыталась убить моего друга. А ведь я хотел сделать ей предложение. И она бы точно согласилась. И даже в таком беспроигрышном варианте, я ухитрился всё продолбать. Я жалок.
  - ...А я просрал возможно единственный шанс нормально поговорить с покойными отцом и матерью. Мы с тобой - короли упущенных возможностей. Пью за королей! - Глоток, ещё глоток и всё с начала. - Знаешь, что меня удивляет, Саске? Сакура была эгоистичной, бессердечной, идущей на всё ради своей цели стервой, так почему... О, Чёрт! Ты хочешь спать со мной?! Ну, в смысле, с женской версией меня! Это... Так неожиданно и лестно!
  - Так, я уже слишком пьян, для таких бесед. - Саске уже до такой степени нажрался, что закончив последнее предложение, он облокотившись о стол одной рукой и обнимая бутылку другой. Наруто вспомнил, что остался один важный вопрос, на который даже в своём состоянии Учиха сможет дать ответ. Узумаки потряс брюнета за плечо: - Саске, ну так что, мир?
  - Мир... Отведи меня домой, ладно? - Джинчурики положил немного денег на стол, и допил последнее содержимое бутылки. - Куда я денусь?
  Прыжок
  
  - Что это значит? - Наруто уставился на Саске, укрытого по шею под одеяло и девушку, которую он ещё вчера видел в таверне. Та самая простушка, которая его так боялась. - Ты притащил официантку в убежище? Серьёзно? Быстро встань и подойди ко мне!
  - Я бы с радостью, но не могу, мамочка. - Эмпат проследил за насмешливым взглядом Учихи, и обнаружил синие трусы, висевшие на проржавевшей старинной люстре, прямо над головой джинчурики. - Вы там что, голые? У вас был секс?!
  - Нет, мы просто разделись, залезли под одеяло и всю ночь пожимали друг другу ручки!
  - Так, ты, официантка, не помню, как тебя звать, вставай.
  - Но я стесняюсь!
  - Вставай, охреневшая курва! И простынь не тронь, - официантка, краснея и практически рыдая встала возле Наруто, съёжившись под его оценивающими взглядом. - Саске, ну вот что мне с ней делать? Она знает, где мы живём!
  - Не волнуйся, я всё продумал! Ты её замочишь, и проблема решена, - девушка уже попыталась сбежать, но Наруто схватил её за волосы и хорошенько дёрнул, от чего незваная гостья рухнула лицом в пол. - Саске, я ведь правда убью её.
  - Да, я знаю. Не волнуйся, жаловаться не буду. Даю добро.
  - Это что, какая-то проверка? В последний раз предупреждаю, я ей шею сверну. Ты что, не против?
  - Не-а, ни капельки. - Наруто, улыбаясь, посмотрел на друга, но поняв, что он не шутит, эмпат вдруг не на шутку испугался, с опаской ещё раз посмотрел Саске в глаза, а когда последний не подал ни единого признака возражений, джинчурики вздохнул и перекинул ревущую девушку через плечо, как большой магнитофон, или мешок сахара. Если бы девушка не была до смерти напугана, он бы оказала хоть какое-то сопротивление, но к несчастью, всю прошлую ночь, Учиха то и дело травил ей всякие байки о своём кровавом партнёре, ужасном, как сам Сифилис и жестоком, как Джек Потрошитель.
  - Значит так, я сейчас исправлю твою ошибку, а когда я вернусь, ты должен быть одетым, ясно?
  - Ок, - Наруто пошёл с своим грузом на крышу, радуясь тому, что он просыпается раньше всех, и его никто не видел с голой девкой на плече. Там, он поставил официантку на ноги и скомандовал: - На колени.
  - Пожалуйста, я не хочу умирать!
  - А я не хочу тебя убивать, но у меня нет выбора. Ты представляешь угрозу для моих близких.
  - Я буду молчать, никому и слова не скажу, обещаю! Прошу, поверьте мне! - "Надо её вальнуть. Надо... Надо, надо, надо! Это же чистая математика! Она наверняка натравит на нас каких-нибудь головорезов, придётся опять искать новое жильё, нас могут даже поймать, да Саске мне разрешил. Ну давай, сверни ей шею. Давай. Давай! Что со мной такое?". Руки Узумаки подрагивали, он весь был в холодном поту, и сердце готово было выпрыгнуть из груди. Хотелось отдышаться, словно после изнурительной пробежки. - У меня что... Паническая атака? Я просто не могу решиться! Отпускать, или убивать? Не знаю...
  - Отпустите. Вы сами сказали, что не хотите этого.
  - Хух... Так, я знаю, что надо сделать. Я сейчас подброшу монетку. Если выпадет орёл, ты будешь свободна. Если решка, ты будешь свободна, упасть с крыши и разбиться насмерть, - Монета взлетела в воздух и крутанувшись несколько десятков раз, упала на ладонь блондина, - ...катись к чертям собачьим.
  
  ***
  
  
  - Скажи на милость, с каких пор ты одобряешь убийство?
  - А с каких пор ты их не одобряешь? - Саске перерывал все уголки своей комнаты, в поисках левого шлёпанца. - Мы ведь вчера с тобой об этом поговорили.
  - Правда? Я не помню такого!
  - Ну, мы были пьяные. Но я никогда не забуду твои слова: в море много рыбы, и ты обязан попробовать каждую.
  - Я такое сказал? И нах меня послушался?!
  - Просто, ты раскрыл мне глаза. Хватит быть пай мальчиком. Буду как ты. Холодной к чужим людям, безответственной, похотливой свиньёй!
  - Эй!
  - Я не пытался тебя оскорбить. Это практически похвала!
  - Сомневаюсь!
  - Слушай, просто я осознал, что при моём старом образе жизни, я был несчастен. Мне чего-то не хватает, и я надеюсь... Я искренне надеюсь на то, что немного изменив своё поведение, я смогу это исправить. - Наруто случайно наступил на шлепанец, и бросил Учихе его обувь. - Лови! - Саске выставил руки перед собой и странно замахал своими конечностями, но это не помогло, и шлепанец с силой врезался парню прямо между глаз. Учиха ойкнул, а Наруто подплыл к нему, и раздвинул растерявшемуся другу веки. Зрачок был мутный, практически не реагирующий на движения и свет. - Что ты делаешь? Ты руки сегодня мыл?
  - Саске... Не хочу тебя пугать, но ты слепнешь. Проклятье, я же говорил, не используй Мангёкё! И что с этим делать? Я не умею лечить последствия этого додзюцу, не умею!!!
  - Всё нормально. Я ослеп не в мгновение ока и уже успел всё осознать.
  - Всё не нормально! Твои глаза... Твоя жизнь... Всё это...
  - Не волнуйся. Это моя проблема, а ты и так всё время решал их за меня. Теперь моя очередь.
  - Ты о чём?
  - О твоей зависимости. Слушай, я знаю, что тебе это очень, ОЧЕНЬ сильно не понравится, но, вчера, когда я шатался по округе, я нашёл одно место, и это идеальный вариант для тебя. Правда, придётся тебе на время забыть о своих убеждениях, но, нет худа без добра, да?
  
  ***
  
  
  Церковь. Древняя, деревянная, с покатой крышей и жуткими деревьями, без листьев, совсем иссохшие. На них сидела стая ворон, которые неотрывно наблюдали за прибывшей группой отступников. Каркание смешалось с звоном колоколов, нагоняя напряжение и тоску. Даже небо казалось свинцовым! А Наруто, будучи убеждённым атеистом, смотрел на церковь, с отвисшей челюстью, поскольку, то, что ему предлагают, казалось преступлением против природы.
  - Да вы издеваетесь!
  - Наруто, тебе это нужно. Здесь отличный центр реабилитации для наркоманов!
  - Серьёзно, данна, это может сработать. Почему бы не попробовать?
  - Потому что я ненавижу религию!!!
  - Боюсь, у тебя нет выбора. Хотя бы зайди, посмотри, как там всё внутри. Если откажешься, мы с Дейдарой тебя силой затащим!
  - Я не хочу!
  - Не отказывай слепому! - грязный трюк, но Узумаки не смог ничего ему противопоставить. Саске держался за его руку, опираясь на него, смутно различая всё, что находится у него прямо под носом. На него было больно смотреть, так что, Наруто уступил. Кусая губы, он, вместе со своими мучителями вошёл внутрь. Удивительно, насколько ужасно всё может быть снаружи, но при этом опрятно и уютно внутри. Несколько рядов типичных церковных скамеек, стены, выкрашенные под слоновую кость, общая светлая атмосфера и главный религиозный атрибут, представленный в виде статуи, в человеческий рост, стоявшей посреди зала. Она сразу бросилась в глаза, потому как, в этой статуи было много знакомого. Общие очертания, размытое лицо, и глаза, от которых исходило что-то божественное. В этом храме поклонялись Рикудо Санину, и с трудом верилось, что это просто совпадение. На скамейках сидела дюжина детей, носивших бедняцкую одежду, а мужчина, одетый в монашескую рясу читал им молитву. Он был немного рыхловатым, с недельной щетиной, носил очки, но при этом, казался добродушным. Заметив, что пришли посетители, священник прервал чтение, и немного оживился. - Здравствуйте! Чем я могу вам помочь?
  - У нас тут человек, которому нужна помощь с зависимостью.
  - Кому из вас? - Тсукури и Саске подтолкнули Наруто вперед, прежде чем тот успел сбежать. - Скоты! Ну ладно, падре, давайте скорее с этим покончим.
  - Быстро не получится. Для начала, я хотел бы поговорить с тобой наедине. Не бойся, теперь, всё будет хорошо, - "Меня сейчас вырве-е-ет!". Священник отвёл эмпата в исповедальню, где Наруто сел, задумавшись о том, как всё это глупо, и почувствовал, как его начинает тошнить. - Можешь начинать, сын мой.
  - И что говорить?
  - Расскажи о своих прегрешениях.
  - Боюсь, этот рассказ займёт целую вечность. Без шуток.
  - Тогда, скажи о чём-то таком, что тебя беспокоит. Нужно рассказать о своих проблемах, прежде чем начинать реобилитацию.
  - И, что бы я не сказал, Вы никому не расскажете? - Падре кивнул, а Наруто собрался с духом. - Вы смотрите телевизор? Ну так вот, я человек, которого там сутками показывают, убивший уйму народа. Но, друзья зовут меня просто Наруто.
  - И ты... хочешь поговорить о тех людях?
  - Нет, конечно нет! Меня волнует другое. Видите ли, месяц назад, со мной случилось... Кое-что. И, я сильно изменился. Стал многое понимать иначе, ощущать иначе. Чувство вины, радость, грусть и прочее. А сегодня, передо мной предстал важный выбор. Нужно было решить, убить или отпустить. Это был жизненно важный выбор, а я впал в ступор. И меня это беспокоит.
  - Так, что же ты решил?
  - Ничего! Я бросил монетку! Подчинился воле случая, а это касалось безопасности моей семьи. Понятия не имею, что со мной происходит.
  - И тебе, не было жалко того, о ком шла речь в этом выборе?
  - Ничуть.
  - И, тем не менее, когда речь дошла до убийства, ты не смог этого сделать.
  - На что Вы намекаете? Что я тряпка? Чтож, не буду отрицать, ведь я уже в четвёртый раз пытаюсь завязать с наркотиками.
  - Скажи, ты хоть раз оставлял своего врага в живых, после победы? Или это всегда заканчивалось плачевно?
  - Эм... Нет, такого не было. А что?
  - Думаю, всё дело в том, что тебе нужно научиться милосердию. Воспитать в себе сострадание к людям. Иначе, ты никогда не сможешь понять, как с людьми можно поступать, а как нельзя. Советую тебе пожить здесь, для твоего же блага. Я постараюсь тебе помочь, как с зависимостью, так и с другой твоей проблемой.
  - Не могу сказать, что я рад, но, если я не пройду через это, мои друзья меня сгнобят. Согласен. Но не на долго. Дайте мне минутку, я им сообщу. - Узумаки вышел из исповедальни, и быстро нашёл подрывника, который сидел под дверью, ведущей в подсобку. - Ты что, оставил Саске одного?
  - Он не один, поверьте.
  - В смысле... Не один, в подсобке? Оу...
  - Мммм. - Из подсобки послышался шорох, и Тсукури сразу поднялся на ноги и открыл дверь. Вышла молодая монашка в синем, залитая краской, которая прикрыла лицо рукавами и на всех парах убежала из церкви. Немного отойдя от шока, джинчурики Санби и Курамы посмотрели внутрь подсобки, где на полу сидел Учиха, покуривавший сигаретку. - Ты что, трахнул монашку? Меня не было рядом всего пятнадцать минут, а ты, будучи слепым, ухитрился сбить женщину с праведного пути? Я в ауте. Так или иначе, вам пора уходить. Я здесь всего на неделю максимум, не волнуйтесь. И, Саске, будь так добр, по пути домой, постарайся ни с кем не переспать. Адью!
  
  ***
  
  
  - Эти дети остались одни, их родители либо просто их бросили, либо погибли. Насколько я понял, с тобой произошло то же самое? Ну что, чувствуешь к ним что-нибудь? - Наруто ещё раз оглядел толпу босых ребят, с выбитыми передними зубами и веснушчатых девочек, которые смотрели на него, как на волшебника, горящими от счастья глазами. - Ничего. - К блондину подошёл мальчик, подстриженный под ноль, достаточно низкий, чтобы ходить под стол пешком. - Дяденька, а Вы, правда, ниндзя? Настоящий?
  - Ниндзя-отступник, если точнее.
  - А в чём разница?
  - В том, что я намного круче, и могу делать всё, что хочу.
  - Так Вы что, хотите быть здесь? - Наруто фальшиво улыбнулся, поняв одну простую вещь. "Кажется, я начинаю чувствовать неудобство". - Нет, я не хочу быть здесь. Я терпеть не могу Бога, и меня от этого места воротит. Проблема в том, что я хочу измениться, а у меня ничего не получится, пока я не завяжу с наркотиками. А я с ними не завяжу, если не останусь здесь, у чёрта на куличиках, где у меня не будет доступа к химикатам, грибам, травам, таблеткам и прочему. Однажды я даже сделал дурь из Фейри и жвачки! Ха-ха... Давайте я вам лучше ниндзюцу покажу? - Наруто надкусил палец и призвал пятиметровую толстую змею, у которой был один глаз, забинтованный чёрной повязкой. Священник чуть с ума не сошёл, когда дети с радостными воплями окружили змею, стали прыгать ей на спину, теребить чешую и совать голову ей в пасть. - Это не безопасно!
  - Да бросьте, я всего лишь собираюсь прокатить детишек на одноглазой змее, что тут такого плохого?
  - Ты уверен?
  - Эта змея, самая дружелюбная из всех, кого я знаю. Это же нянька! В год она воспитывает десять тысяч змеёнышей, и никого ещё не убила! Раз уж справилась с ядовитым потомством, то с этими карапузами точно справится! - Пока все дети веселились, одна девочка стояла в стороне от всех, повесив нос. Что-то заставило Наруто с ней поговорить. - Малышка, что-то не так?
  - Я боюсь. Змеи страшные!
  - Не правда! Змеи... страшные, да, есть такое дело. Но есть в них что-то элегантное, ты не думаешь? Хотя, тебе, наверное, меня не понять.
  - Но мне говорили, что настоящие шиноби ничего не боятся!
  - А хочешь, раскрою тайну? Настоящие шиноби глупцы. Страх нужно испытывать, чтобы его преодолевать. Позволишь помочь тебе преодолеть этот страх? - Девочка лучезарно улыбнулась и взялась за рукав плаща джинчурики. "Дети наивны. Дай ребёнку конфетку, и он твой лучший друг на всю жизнь. Почему же, именно среди детей, я чувствую себя каким-то неполноценным? Хотел бы я доверять людям чуточку больше".
  
  ***
  
  
  До самого вечера, Узумаки провозился с детьми, даже не заметив, как пролетело время. Когда киндеры отправились спать, эмпат отыскал священника у алтаря, где тот листал большую книгу, в старом кожаном переплёте. - И как Вы решились присматривать за этой оравой?
  - Скажем так, этого от меня хочет Бог.
  - Под Богом, Вы имеете в виду Мудреца? А если я скажу, что Ваш Бог - мудак?
  - Многие люди пытались меня в этом убедить, и я не в праве их осуждать.
  - Да Вы не поняли! Я его видел, говорил с ним, и точно знаю, что он довольно гадкая личность.
  - Мне казалось, что ты атеист.
  - Так и есть... Это довольно сложно. Я верю, что существуют какие-то высшие сущности, как и верю в то, что они что-то создали в нашем мире. Но, я так же верю, что если с Богом, или Богами что-то случится, солнце не перестанет вставать, жизнь продолжится для всех, и не начнётся конец света. И я уж точно никогда не поверю, что Рикудо Санин следит за тем, молимся мы или нет.
  - А я верю, что в книге, которую я читаю, есть все ответы на все вопросы. И я надеюсь, что я живу по библии, и что я попаду в рай. Остаётся только рассчитывать, на то, что я всё делаю правильно.
  - Знаете, я Вам почти завидую. Вы так уверенны в своих словах. Наверное, это чертовски приятно - верить, что с неба за Вами кто-то присматривает. Это намного приятнее, чем знать наверняка, что Бог существует.
  - Бескорыстной веры тоже не существует. Но, я считаю, что не важно, веруешь ты или нет, делать окружающий нас мир лучше и добрее необходимо.
  - А Вы не побоялись находиться со мной под одной крышей? Я, если честно, очень сильно удивился, когда Вы так спокойно отреагировали на моё присутствие.
  - У всех нас свои демоны. И каждый заслуживает второго шанса. К тому же, дети отлично провели с тобой время. А это о чём-то говорит.
  - Да, дети милые. Они не видят во мне того, что бросается в глаза взрослым людям... Я хочу спать. Покажите мне, где койка.
  
  ***
  
  
  В этот раз, всё было хуже, чем раньше. Боли начались намного раньше, с большей силой. Все уже уснули, когда Наруто не смог больше этого выносить. Резко встал с кровати и тут же пожалел об этом. Стоило изменить угол наклона головы, и потолок начал надвигаться. Каждый шаг требовал усилий, но Узумаки не собирался сдаваться. Хотелось позвать священника, но он не стал будить людей. Доковылял до статуи Рикудо Санина, и сел возле неё. - Признайся, ты наслаждаешься тем, насколько мне плохо. Этого ты хотел? Избавился от дара Обито, только чтобы посмотреть, как я захлёбываюсь в собственной рвоте. У Богов странное чувство юмора, да? - Как будто бездушный кусок камня мог ответить. Нахлынул приступ самобичевания, и джинчурики решил сделать кое-что, исключительно, чтобы ощутить иронию. Блондин встал у алтаря, и поднял тяжёлую книгу. - Если в библии есть все ответы, то давай, вывали их на меня. - Стал листать страницы, постоянно зачитывая отдельные строки и посмеиваясь над ними. Уголок от очередной страницы оказался довольно острым, и Узумаки порезал палец. Несколько крупных багровых капель упали на пол, и Наруто заметил, что они довольно странно растеклись по полу. Капли превратились в крошечные лужицы, но в одном месте, они словно стекали в какую-то щель. Джинчурики достал кунай, и вставил его в пол, в том месте, где должен был находиться люк, и легко его поддел. Крышка из фальшпола отвалилась, и открылась лестница, ведущая в подвал. Появилась интрига, и боль сразу отступила, а джинчурики даже этого не заметил, охваченный интересом. В подвале воняло, и Наруто хорошо знал этот запах. "Тут кого-то убили. Довольно давно. Интересненько. И кого же мы здесь..." ответ не заставил себя ждать, и превзошёл все ожидания. У стены лежали три мешка, обвязанные верёвками, в которых лежали тела. Маленькие. Это бросалось в глаза. Слишком уж маленькие. Детские.
  
  ***
  
  
  Священник мычал и ёрзал, стоя на стуле, в подвале. Наруто надел ему на голову чёрный мешок для смертников, а на шее он затянул петлю. Сделал всё быстро и профессионально, руководствуясь одними инстинктами, так, что служитель церкви даже не понял, что произошло. Узумаки подошёл к нему, и обхватил ноги священника. - Не дёргайтесь, падре, иначе, Вы свернёте себе шею раньше времени. - Узнав, кто вытащил его из постели, священник замолчал, и позволил Узумаки сделать своё дело. Наруто приподнял его за ноги, и поставил на спинку стула, которая прогнулась под весом толстяка. Тот стал шататься, хныкая, а джинчурики сорвал с него мешок. - Что происходит?!
  - Оглядитесь, падре. Вам хорошо известно это место. - Голос Узумаки был зловещим, походящим на шёпот, но чётко слышимым. Это шло откуда-то изнутри. Когда священник понял, где он находится, он вдруг стал таким жалким, раскаивающимся. - Боже, этого не может быть!
  - Может. Это и есть те демоны, о которых Вы говорили? Знаете, я всегда задумывался о профессии священника. Вы все отпускаете людям грехи, но кто же отпускает их вам? Как давно Вы не исповедывлись?
  - Ты не понимаешь! Никто не понимает!
  - Я многое понимаю. Я понимаю синяки, понимаю убийство, и сокрытие тел. Единственное, чего я не понимаю, так это семя.... Мне всегда говорили, что я рождён в крови, в крови я буду жить и в ней я умру, и я в это верил. Но, я всё ещё удивляюсь тому, как такие вещи могут происходить в этом мире.
  - Ты не знаешь, какое это искушение!
  - Я лучше кого бы то ни было знаю, что такое искушение. И как же так вышло, что Вы совершили грех убийства? Вы не боитесь какой-то высшей кары?
  - Нет, не боюсь, потому что я знаю, что Господь меня поймёт. Он Всепрощающ, а эти дети страдали.
  - То есть, Бог простит Вам убийство? Я просто пытаюсь понять.
  - Да, именно!
  - И он простит меня, если я убью тебя?
  - ...Нет. Ведь, ты не будешь раскаиваться в своём грехе.
  - Ни на секунду. А Вы раскаиваетесь?
  - Да. Каждый день. Но, на всё Божья воля!
  - В этом я с тобой соглашусь. Может быть, по его воле ты здесь оказался? На висилице. А ведь, из-за тебя, я начинаю чувствовать себя магнитом для психов. Это обидно.
  - Я не псих!
  - Псих, ещё какой. И ты не раскаиваешься, потому что, ты поступил так же, как я. Я ношу кольца важных для меня жертв, а ты держишь их в своём подвале. И это нас объединяет, мы оба любуемся плодами наших трудов, время от времени. Так что, давай поскорее закончим с тобой?
  - Подожди! Ты же говорил, что хочешь измениться!
  - О, я изменился. Раньше, я бы просто не обратил на тебя никакого внимания. Мне было бы плевать. А я сегодня испытал жалость к детям, которые здесь живут, и мне это в новинку. И, думаю, что Божье проведенье это чушь. Ты здесь и сейчас, только потому, что я этого хочу. Ты умрёшь, опозоренный, и презираемый, потому что я так хочу. А Богу на тебя плевать.
  - Но если ты это сделаешь, Он тебя покарает! Ты отправишься в Ад!
  - Ха-ха-ха! Ты такой забавный! Прыгаешь от одной чуши к другой, с такой верой в свои слова! Да, ты хорош. Чтож, думаю, осталось сделать последний прыжок. Что скажешь? Прыжок веры. Если Богу есть до тебя дело, верёвка порвётся, и я признаю свою неправоту. А если нет, то, можешь умереть с одной приятной мыслью: ты мне помог. Теперь, я буду двигаться дальше, а тебе, желаю счастливого пути. - Наруто пнул ногой ножку стула, и шея священника вскоре хрустнула. Узумаки оставил люк открытым, чтобы завтра, секрет всплыл наружу. "Не знаю, научился ли я милосердию, но, кажется, я нашёл способ справиться с зависимостью. Всё как рукой сняло... Так что, таков мой новый образ жизни? Замочи кого-нибудь, и боль сразу пройдёт? Прекрасно, просто прелесть!". Джинчурики оказался на улице, и не поверил своим глазам. Уже давно стемнело, а вороны всё так же сидят там же, где он видел их в последний раз. Так не бывает.
  - Выходи, хватит прятаться. Я знаю, что здесь кто-то есть. - Вороны слетели с деревьев, закружив вокруг блондина, а из этой стаи, к нему шагнул человек. Плащ акацуки, тёмные волосы с чёлкой, которая спадала на лицо. Выпирающие, тонкие ключицы, и немного истощенные черты лица говорили о том, что этот юноша болен, и, даже шаринган казался тусклым и мутным. Образ Учихи Итачи на всю жизнь входит в память. В особенности, когда этот самый Итачи так приветливо тебе улыбается. - Привет, Наруто-кун. Нам надо поговорить, ты не против?
  Смерть всё меняет
  
  Тело среагировало быстрее, чем разум, и Наруто, с расенганом наперевес, напал на Итачи. Учиха схватил джинчурики за запястье и сдавил кость, от чего пальцы Узумаки напряженно распрямились, и расенган растворился в воздухе. - Я не собираюсь драться, Наруто-кун. Давай остынем?
  - Нет! - Эмпат отпрыгнул от Итачи и сложил одну печать, - Множественное теневое клонирование! - Тысяча клонов со всех сторон набросилась на Учиху, захлестнув брюнета бесконечным потоком ударов. Итачи двигался красиво, это было похоже на плавный полёт птицы. Блоки, захваты, лёгкие, практически ленивые удары, и бесконечные "бам", после которых клоны исчезали в клубах дыма. Наруто хотел истощить силы Учихи, и даже не предполагал, что хоть одна атака достигнет своей цели. Но, Итачи стал пропускать некоторые удары, потом, это стало происходить всё чаще. Настоящий Наруто подал знак остальным, они образовали вокруг Итачи круг, и больше десяти клонов одновременно прыгнули сверху на последнего, схватили его за ноги и за руки, повалили Учиху и прижали его к земле, в то время как оригинал сделал новый расенган, в человеческий рост, и собрался добить его. И, в этот самый момент, Учиха кашлянул кровью. "Не понял. Ни один клон не нанёс ему такого сильного вреда, чтобы кашлять кровью. Что происходит?". Все клоны развеялись, а Учиха, которого больше ничто не поддерживает, упал на живот, где он разлёгся в луже своей крови. Наруто стоял над Итачи, и смотрел, как тот тяжело дышит, как его волосы слипаются в крови. Было в нём что-то такое... Жалкое. От вида Учихи, у Наруто просто опускались руки. А теперь, Итачи ещё и так беззащитно посмотрел на Узумаки, что тому захотелось завыть. - Хочешь поговорить? Хорошо. - Итачи улыбнулся, всё ещё лёжа на земле, от чего Наруто совсем расхотелось продолжать. - Спасибо. Я рад, что ты изменил своё мнение.
  - Не спеши. Для начала, о чём ты хочешь поговорить?
  - Я хочу рассказать тебе правду о клане Учиха. Ведь, ты единственный, кто достаточно разумен, чтобы меня выслушать.
  - Знаешь, Саске уже рассказывал мне правду. В самых неприятных подробностях. Так, с чего ты решил, что мне нужно знать твою версию?
  - Если согласишься поговорить, я отдам тебе глаз Учихи Шисуи. И я расскажу о пути Смерти. Заинтересован?
  
  ***
  
  
  Наруто сидел на полу пещер, куда его отвёл Итачи, и грустно смотрел на брюнета. Ненависть к Итачи пропала ещё полчаса назад, когда тот рассказал о том, как Данзо заставил его убить всю семью. А после того, как Учиха упомянул, насколько больно ему было причинять страдания младшему брату, как сложно было сдерживать слёзы, Наруто забыл обо всё на свете. Узумаки тяжело выдохнул, и постучал кольцами по каменному полу, думая, что же он может сказать.
  - Итачи... Что же ты натворил?
  - Я просто хотел защитить две самые дорогие мне вещи. Мою деревню, и моего брата... Знаешь, в тот день, когда всё произошло... Когда я смотрел Саске в глаза, и чувствовал, как внутри меня умирает душа, единственное, что помогло мне сдержать себя, и не рассказывать ему всю правду, это одна единственная мысль. Мысль о том, что ненависть ко мне, и желание отомстить, помогут ему выжить.
  - И ты считаешь, что это был наилучший выход?
  - Пойми, Саске очень часто присутствовал при моментах... Которые плохо отразились бы на его мнении о родителях. Мы любили наших маму и папу, но, если бы мой брат узнал о том, что они были предателями, одобряющими геноцид, это бы его уничтожило.
  - И ты решил, что убив их, ничего не сказав Саске, ты решишь проблему?! - Итачи виновато ухмыльнулся. - Наруто-кун, после смерти родных, все наши воспоминания об их проступках притупляются, а память о хороших становятся ярче.
  - Ты правда веришь, что зарезав всю свою семью, и подарив Саске объект для мести и ненависти, ты сделал что-то хорошее? Саске до сих пор иногда по ночам умоляет своего старшего братика остановиться... В любом случае, зачем ты мне всё это говоришь? - Итачи достал из своего кармана белый платок, и тихо откашлялся, а когда он убирал его на место, Наруто увидел красные пятна на белой ткани. - Ты умираешь... Вот, в чём всё дело. Рак лёгких, да? И, что-то ещё. Насколько сильно ухудшилось твоё зрение?
  - Гораздо сильнее, чем у Саске. Я даже лицо твоё не вижу. То же ждёт и Саске, если ты не спасёшь его.
  - Но что я могу? - Учиха встал и ушёл вглубь пещеры, откуда он вернулся с свёртком из красного хлопка. Он развернул свёрток перед Узумаки. В нём находились хирургические инструменты: скальпель, марля, расширитель для глаз. Когда Узумаки подозрительно покосился на инструменты, Итачи вновь виновато ухмыльнулся: - Знаю, у меня нет резиновых перчаток, но, насколько я знаю, ты не гнушаешься запачкать руки в крови.
  - И что это значит? Что я должен сделать?
  - В клане Учиха, десятки знали о Мангёкё Шарингане. И только трое, считая меня, знали том, как можно спасти своё зрение. Пересадка глаз. Один шаринган заменяется другим, и слепота отступает навсегда, когда пробуждается Вечный Мангёкё Шаринган. Это меньшее, что я могу сделать для брата.
  - Итачи, при твоём состоянии, малейшая операция тебя погубит. Я не стану убивать тебя! Только не теперь, когда я знаю, как всё было на самом деле! Я больше не убиваю невинных людей! Пойдём к Саске! Расскажем ему всё... Он поймёт! Пойдём!
  - Я не могу! Уже слишком поздно. Я разрушил Саске жизнь, но этот выбор, последний выбор, я сделаю правильно. Ты прав, я совершил страшную ошибку и сожалею об этом, но так уж случилось, и здесь ничего не поделаешь... Так что, забери мои глаза, приди к Саске и скажи, что ты победил меня, и пытками заставил рассказать о Вечном Мангёкё Шарингане. Скажи, что до последнего своего вздоха я жаждал власти и проклинал наш клан.
  - Так ты хочешь, чтобы я стал лжецом и убийцей, сделав за тебя всю грязную работу и избавив от разговора, которого ты так боишься?
  - К сожалению, да. Но, Обито часто рассказывал мне о тебе, и я знаю, что ты стопроцентно рациональный человек, способный на холодные и расчётливые поступки. И ты понимаешь, что сделав всё по-моему, ты избежишь сложностей и получишь свою выгоду, - Наруто поражённо покачал головой, глядя прямо в глаза Итачи, который не увидел, что его слова обидели эмпата. - Извини, но ты неверно проинформирован. Не так давно я сменил статус с холодного психопата на активнейшего холерика. Преодолеваю трудности! - Узумаки сбил Итачи с ног одной подсечкой, а прежде чем Учиха упал, Наруто подхватил его на руки. Брюнет был таким лёгким, а когда Учиха покраснел, удивлённо захлопав своими большими ресницами, Наруто с удивлением обнаружил, что Итачи в чём-то походит на девушку, за этой маской из фальшивых улыбок или колючих слов. - Наруто-кун? Что ты делаешь?!
  - Прости, но мне уже довелось увидеть, как старые обиды и гордыня разрушают великие семьи! Я и мой отец, Хината и её клан! Больше я на это смотреть не намерен, так что, замолчи, и позволь мне всё исправить! Дай мне шанс! И помни, что я прошу разрешения только потому, что я стараюсь быть вежливым, но в данный момент, ты слеп и болен, а значит, у меня есть преимущество, и я легко преодолею сопротивление.
  - Ну... хорошо.
  - Отлично! Вперёд, тигры!
  
  ***
  
  
  Саске оживлённо собирал вещи в походный рюкзак, глаза у него горели огнём, а когда к нему зашёл Наруто, он даже не оторвался от своих сборов. Узумаки запнулся об разбросанные по полу сюрикены и налетел на Учиху. - Что за спешка?
  - Ты не поверишь! Карин уловила присутствие Итачи где-то поблизости. Он здесь, сам пришёл! Как подумаю о том, что мы с ним сделаем, у меня руки от предвкушения трястись начинают. Заставим этого ублюдка страдать, я же знаю, тебе этого тоже хочется.
  - А... Ахаха... Ха... Да... А ты уверен, что оно того стоит? Всё же, мы точно не знаем, как всё произошло. Да и с твоим зрением... Это будет сложно.
  - Нас же двое. Да и Дейдара не откажется помочь. Всё получится, не переживай. - Карин, задыхаясь после стольких коридоров и лестниц за восемь секунд, влетела в двери с растрёпанными волосами.
  - Итачи уже здесь, в здании, в одной из комнат на первом этаже! - Саске выскользнул из рук Наруто, когда тот попытался его задержать, и помчался за девушкой. Знаете, говорят, что перед смертью, у людей пролетает вся жизнь перед глазами? Так вот, с Наруто происходило то же самое. Все воспоминания, связанные с младшим Учихой, в половине из которых, тот был расстроен или зол из-за Итачи. Сейчас, всё зависело от того, что в Саске окажется сильнее: ненависть к брату, или доверие к другу. Хотя, кого мы обманываем? В нём всегда выигрывало первое. Вот, Наруто завернул за угол, и увидел, как Саске стоит перед той самой дверью, и разрывается от захлёстывающих его эмоций. Каких-то десять минут назад, Наруто отнёс Итачи в эту комнату, уложил его на вполне приличного вида кровать, укрыл его одеялом и дал ему обезболивающего. Так что, взору Саске предстал его старший братик, сидевший на постели, как у себя дома. Итачи расплылся в грустной улыбке. - Саске... Жаль, что я не могу тебя увидеть. Хотя, сомневаюсь, что мой глупенький младший брат улыбается. - Младший Учиха затрясся, от злобы, в глазах у него начали лопаться капилляры, и всё это нашло выход в одном безумном крике: - АААААА!!!! - Саске выхватил катану и бросился на Итачи, но Наруто не стал стоять в сторонне. - Руки-змеи! - Из каждого рукава Узумаки, Саске обвили две белые змеи. Джинчурики моргнул, а Саске уже изрубил змей на мелкие кусочки. Наруто нашёл новое решение, смешал чакру Кьюби с проклятой печатью, и у девяти хвостов появились змеиные головы, с яркими оранжевыми глазами. Даже с чакрой молнии, Учихе не удалось нанести им вреда, так что, Саске оказался связан самыми крепкими в мире верёвками, но даже так, Саске не перестал дёргаться. - ОТПУСТИ! СЕЙЧАС ЖЕ, ИЛИ КЛЯНУСЬ, ТЫ ПОЖАЛЕЕШЬ!!!
  - Саске, всё не так...
  - Да мне плевать! Он убил всю мою семью, и ты знаешь об этом! Так какого чёрта ты творишь?!!
  - Но он и есть твоя семья!
  - Он мне никто!!!
  - Может и так, но ты выслушаешь его. Ненавидь Итачи сколько угодно, но позволь мне выполнять свои обязанности. Меня нельзя назвать хорошим человеком, зато, я хороший друг. Я хороший друг, и ты должен прислушаться ко мне.
  - И не подумаю!
  - Значит, мы все будем сидеть здесь, и ждать, пока слова Итачи не дойдут до твоих ушей!
  - Пф... - Появилась минутная тишина, во время которой Итачи неуверенно переводил взгляд с Саске на Наруто и обратно. - Можно... Я начну?
  - Мать твою да! - Хвостами, Наруто перенёс Саске с пола на постель, И специально повернул его голову так, чтобы Учихи смотрели друг другу в глаза, пусть от этого и не было особого толка. - Саске, ты хорошо помнишь тот день, когда всё произошло?
  - Каждую проклятую секунду!
  - А насколько хорошо ты помнишь всё то, что происходило до этого?
  - Что например?!
  - Ты не мог не заметить, как сильно накалилась обстановка в клане, в последние годы.
  - Так ты, поэтому убил отца и мать? Тётю и дядю? Потому что накалилась обстановка?! И знаешь что? Хватит уже притворяться заботливым старшим братом! Дважды ты доводил меня до сумасшествия! ДВАЖДЫ!!! Так с чего ты решил, что я стану слушать тебя снова, если при каждой нашей с тобой встрече, каждый раз, когда ты открывал свой рот, твои слова приносили мне одну только боль?!!
  - С того, что я умираю, и это, возможно, последний шанс рассказать тебе всю правду. Я не прошу прощения, ведь я его не заслуживаю. Я прошу лишь выслушать. - Саске замолчал, не отвечал, и не хотел слушать, но Наруто не дал этому долго продолжаться: - Саске, я вас обоих сейчас задушу. А ты, Итачи, переходи уже к делу! Скажи уже, что ты не виноват!
  - Это тяжелее, чем кажется.
  - Да о чём вы? Эй, посвятите в ваши секреты!
  - ...По приказу нашего отца, я стал шпионить для клана и помогать им, в организации государственного переворота. Фугаку, как и многие другие, хотел свергнуть Хокаге и установить свою монархию в деревне, жестоко расправившись со всеми, кто был не согласен.
  - Подожди, так ты хочешь сказать, что отец был... Кем, предателем?
  - И не только он. Практически все в клане его поддерживали. Помимо меня, единственным человеком, готовым ему противостоять, был Учиха Шисуи. Долго скрывать свою враждебность мы не могли, так что, главы деревни быстро поняли, что клан что-то замышляет. И тогда, они стали искать в рядах АНБУ человека, преданного Конохе, который, в то же время являлся Учихой, посвященным во все тайны. Человека, который, по их мнению, в случае необходимости был готов поголовно перебить всех своих родственников.
  - И они нашли тебя... Так тебя заставили? Я хочу знать, кто в этом участвовал.
  - Третий Хокаге и старейшины обо всём знали, но главную инициативу проявил Данзо... Он унаследовал взгляды Тобирамы Сенджу, а когда дело касалось клана Учиха, Тобирама был... довольно жестоким. Я оказался перед сложным выбором: спасти семью, или деревню, но что-то одно. И, пусть я понимал, что это ужасный выбор, я предпочёл меньший из двух геноцидов.
  - Но ты не убил меня... Почему? В клане было ещё много детей, ни в чём не повинных.
  - Данзо приказал убить всех, без исключений. И всех детей. Но, никого, во всём клане и в целом мире, я не любил так же сильно, как тебя. Я просто не смог. Оставив тебя в живых, я предал сразу и деревню, и клан. Но я знал, что оно того стоило, потому что понимал, что когда-нибудь, ты оправишься, пусть и пройдут годы, прежде чем огромный шрам на твоём сердце, оставленный мной, затянется... Я хотел, чтобы ты продолжал жить, пусть и смыслом этой жизни стала месть. И я хотел, чтобы вся боль ушла в день, когда ты, наконец, убьёшь меня. Прости, что этого так и не произошло, но я слишком слаб, чтобы дать тебе настоящее сражение, которого ты ждал. Но, я всё ещё могу предложить тебе свою жизнь, если это то, чего ты хочешь. - Итачи коснулся лезвия катаны, которую, Саске до сих пор сжимал в руке. Старший Учиха опустил голову и закрыл глаза, а Наруто понял, как ситуация выходит из-под контроля. У Саске снова появилась мелкая дрожь во всём теле. - Я повторюсь в третий раз, Наруто, отпусти меня.
  - Это плохая идея.
  - Сделай, как мой младший брат просит, пожалуйста. - Узумаки постепенно ослабил хватку, и Саске оказался полностью свободен, с оружием, сидя в полуметре от своего заклятого врага. Учиха отбросил меч и припал к груди Итачи, пока тот растерянно хлопал ресницами. - Какой же ты глупый... Глупый Аники... Мы же могли просто сбежать вместе. Всего несколько слов, и я бы пошёл за тобой, куда угодно. А теперь, ты ведёшь себя, как последний мерзавец, ведь, мало того, что я злиться на тебя больше не могу, так я ещё и начинаю себя ненавидеть, за то, что я не смог разглядеть правду!
  - Прости... Не такой жизни я тебе желал. Но, у меня есть шанс немного загладить вину. - Когда Итачи с Наруто переглянулись, Саске вновь ощутил, что ему не всё известно. Джинчурики неуверенно откашлялся. - Да, Саске, у Итачи для тебя есть... Мммм... Прощальный подарок для тебя. Насчёт твоей слепоты. Итачи страдает от того же недуга, и он знает, как тебе помочь. Пересадка глаз. От него, к тебе, путём операции. И всё пройдёт!
  - Значит, я получу его глаза, а он получит мои, так?
  - Вообще-то, нет. Саске, Итачи уже серьёзно болен! У него очень запущенный рак лёгких, он истощен. Пересадка... Обязательно будет иметь трагические последствия. Но ты будешь жить! Разве оно того не стоит?
  - Ты предлагаешь мне убить брата, ради сохранения зрения?! Нет, и думать забудь.
  - Но он всё равно умрёт, и я никак не смогу его спасти. И я тебе ничего не предлагаю! Итачи сам этого хочет. Это добровольное донорство, акт беззаветной любви, самопожертвование. Что в этом плохого?
  - Да ведь просто ужасно! Я только что узнал, что всю свою жизнь я желал зла не тому человеку, и ни ты, ни Итачи не смеете просить меня о таком! Не требуйте от меня невозможного. Я жить с этим не смогу, как вы не понимаете.
  - Ты не сможешь жить слепым! Подумай же, Учиха! Твоя сила в глазах! Тебе это нужно!
  - Мне нужен мой брат!!! - Учиха совсем вышел из себя и, пуская пар из ушей, вышел в коридор. Эмпат посмотрел на Итачи, когда наследник клана подавленно выдохнул. Когда их взгляды встретились, Наруто смог прочитать в мутных глазах Учихи извечное "Я же говорил, что так и будет". - Не волнуйся, пожалуйста. Я с ним поговорю. У меня получится его убедить.
  
  ***
  
  
  - Я всё перепробовал, но он слишком упрям! У вас, красноглазых, это что, наследственное?!
  - Похоже на то. Что конкретно Саске сказал?
  - Помимо всего того, что ты уже слышал?! Сказал, что он достаточно хорошо меня знает, и если я попытаюсь накачать его наркотиками и провести операцию против его воли, сразу, как только он отойдёт от наркоза, он возьмет свою катану, оскопит меня и выколет себе глаза. Чудесно, неправда ли?
  - Какой же он всё-таки глупенький. - Итачи посмотрел куда-то вдаль. Он предался воспоминаниям о прошлом, с приятной ностальгией. - Не хочу тебя прерывать, но у нас есть ОГРОМНАЯ проблема! Твой младший братец слишком сильно за тебя держится! И эта, без обид, безрассудная привязанность может стоить ему здоровья и долгих лет жизни! Я думал что то, что ты умираешь, заставит его прислушаться к нашим словам, но это не так!!! Что нам делать? - Итачи закрыл глаза и задумался. Он постукивал по своему кольцу пальцами, поправлял его, снимал, и крутил в руках. Это помогало направить мысли в нужное русло. Непроизвольно, Узумаки начал делать то же самое, со своими кольцами, и комната наполнилась звуком тихого металлического звона. Итачи открыл глаза, и у него появилось двойственное выражение на лице: он явно составил беспроигрышный план, но, его это сильно расстроило. - Итачи, не томи. Что ты придумал?
  - Мой брат не хочет нас слушать, хоть я и умираю. Значит, умирать не достаточно. Нужно довести мою историю до конца.
  - Я понял твою мысль, и позволь спросить... Почему ты так хочешь страдать?
  - Ну, а сколько мне осталось? Я спрашиваю твоё профессиональное мнение. Сколько в лучшем случае я ещё проживу?
  - ...Неделю, может две, если очень сильно повезёт. Но с чего ты решил, что твоя кончина что-то изменит?
  - Смерть меняет всё. И мы не можем отказать людям, когда они, на последнем издыхании просят о чём-то. Ты знаешь Саске гораздо лучше меня, так скажи мне, если, перед самой смертью, я буду умолять его принять мои глаза, он согласится?
  - ...Да. Это мерзкий, грязный ход, но, да, он согласится... И, ты уверен, что хочешь этого?
  - Я уже очень давно живу с болью. Каждый раз, когда я кашляю, у меня такое чувство, что мои лёгкие выпадут в мои же ладони. Для меня смерть, это конец страданий. А теперь, когда я вижу, какого чудесного друга обрёл мой брат. Я знаю, что он в надёжных руках. Мы оба его любим, и ради него, пойдём на всё. Я не ошибаюсь, так? Ты мне поможешь?
  - Смешно. Я отверг твой первый план, чтобы не становиться лжецом и убийцей, а теперь, пришёл к тому, на чём остановился. Не знаю... Он же меня возненавидит. - Итачи сложил руки, словно он молится Богу о милости. - Пожалуйста! Он не узнает, если мы сделаем всё как надо. Я умоляю! - Узумаки увидел, как по щекам Учихи потекли слёзы, и, столь недавно появившаяся, крошечная стена морали дала трещину, а Итачи её окончательно уничтожил, сказав следующее: - Я больше не могу. Я хочу быть сильнее, но я на пределе. Прошу тебя, помоги мне, и помоги ему!
  - ...Хорошо. Сейчас, тебя укусит змея, с нужным ядом. Не волнуйся, боли не будет. Через десять минут, тебе станет плохо, и я позову Саске. Скажу ему, что тебе стало намного хуже. У вас будет несколько минут, чтобы попрощаться.
  - Спасибо. Ты действительно хороший друг.
  - Я уже в этом сомневаюсь. - Из рукава Наруто, на постель Учихи заползла белая змея, совсем крошечная, которая заползла наследнику клана под плащ акацуки. Брюнет немного дёрнулся, после чего, расслабился, а глаза его впервые перестали выражать угнетение и напряжённость. Как только боль отступила, Учиха стал дышать полной грудью. Итачи поманил кого-то рукой, и ворона залетела в особняк через разбитое окно. Птица села на плечо джинчурики, сверкнув шаринганом, имплантированным в воронью глазницу. - Как я и обещал, глаз Шисуи ты получил... Он тебе понадобится.
  - Зачем? Для активации пути стези смерти нужен Мангёкё Шаринган?
  - Хуже. Две пары Мангёкё. После нашего с Саске обмена, ты получишь ещё и его глаза, так что, тебе останется добыть правый глаз Шисуи. Это будет... не просто. Его забрал Данзо, и без боя он его не отдаст. Старик привык держаться за своё имущество. Но, иначе никак.
  - Что, опять в Коноху? Как же мне это надоело.
  - На твоём месте, я бы поспешил. Обито с каждым днём становится всё сильнее... Он уже захватил пять биджу, время на исходе, и рано или поздно, очередь дойдёт до тебя. Обито нанесёт удар, и лучше тебе быть готовым, иначе, он тебя раздавит. Ты не представляешь, на что он способен. Его одержимость Вечным Цукуёми, жажда власти и годы планирования мести сделали его особенным чудовищем.
  - Я знаю. Я - второй он. Мы с ним одинаковые, и Обито явно не хочет меня убивать. У нас с ним, своего рода отношения. Связь, я бы сказал. И, мы оба наслаждаемся нашей игрой.
  - Дело не в том, в чём вы схожи, а чем отличаетесь. У него нет болевых точек, ему некого терять. А у тебя... болевых точек много. И Обито этим воспользуется, когда ты будешь этого меньше всего ожидать. Так что, надейся, что когда это случится, ты будешь готов... Впрочем... Я тебе доверяю. Ты смог стать для Саске замечательным братом... Будь же таким и впредь... - Итачи покрылся испариной, а веки стали опускаться на глаза. Настал момент. - Я схожу за Саске. Никуда не убегай!
  - Хах... Шутка, для прикованного к постели...
  
  ***
  
  
  Саске сидел возле брата и держал его за руку. Итачи был холодным как лёд, его трясло от озноба. Оставалось всего несколько минут, и Саске дал себе слово не плакать до тех пор, пока брат не закроет глаза в последний раз. Наруто стоял на заднем плане, и боялся, что Саске на него посмотрит, ведь, если это случится прямо сейчас, Узумаки не выдержит и начнёт на коленях просить прощения. "Всё это по моей вине!", эта мысль, похоже, никогда не даст ему покоя. Итачи словно прочитал мысли джинчурики: - Прости меня... Мне так жаль, так жаль... Саске, я так виноват перед тобой...
  - Не надо...
  - Нет, правда... Я должен хоть что-то значимое для тебя сделать... Позволь мне, в последний раз побыть эгоистом... И попросить тебя о том, что кажется тебе таким ужасным...
  - Прошу тебя, прекрати! Сейчас не об этом надо думать. Давай... Подождём, пока тебе не станет лучше. Просто потерпи до завтра!
  - У меня не будет завтра, глупыш... Пообещай мне сегодня, сейчас, что ты возьмёшь мои глаза... Пообещай!
  - ...Обещаю. - Итачи расплылся в счастливой улыбке, и потянулся рукой к лицу младшего брата. Саске оцепенел от удивления, когда Итачи щёлкнул его по лбу указательным и средним пальцем. В этот момент, они улыбнулись друг другу, а секундой позже, рука старшего Учихи обездвижено упала на кровать. Итачи умер, с улыбкой на лице. После этого, Наруто словно попал в немое кино. Саске молчит и тупо смотрит на тело, закрывает лицо ладонями. Вот, он кричит, но не слышно звука, и Узумаки даже этому рад. Учиха заревел, уткнувшись лицом в плечо холодного брата, а джинчурики до смерти испугался, что его змея выползет из плаща Итачи и отравит не того брата. Узумаки оттащил Саске и притянул к себе. Тот не сопротивлялся и рухнул на новое плечо, а Наруто беззвучно просил прощения и поглаживал брюнета по спине. "Поплачь, Саске. Плачь, если это помогает, пока я буду надеяться, что смерть всё меняет".
  Жертвы ненависти
  
  Саске сидел без единого движения и смотрел на тело Итачи. Плакать он перестал после первого часа, и теперь, он просто смотрел, и это было в миллион раз хуже. Наруто чувствовал вину от того, что он уже сделал, и стыд от того, что ему предстоит сказать.
  - Саске... Пора решать. Ты меня слышишь? Саске!
  - А? - Учиха очнулся от ступора, и сделался смертельно уставшим.
  - Мне ужасно жаль, что всё так обернулось но... Решай. Подумай хорошенько и скажи, что ты будешь с ним делать? Он правда хотел, чтобы ты согласился на пересадку.
  - Наруто, мой брат ещё даже остыть не успел!
  - В том-то и дело, что успел. Прошло почти два часа, ты не заметил?
  - ...Не заметил... Хорошо, я согласен. Готовь операционную, или что там у тебя... - такой тихий голос, что Наруто пришлось напрячь уши до предела. - Хорошо, это правильно.
  - Я не закончил. Ты сделаешь пересадку, но, у меня есть к тебе просьба. Это очень важно... И я могу доверить это только тебе...
  - Конечно, проси что угодно.
  - Я хочу, чтобы ты уничтожил тело моего брата. Так, чтобы ничего не осталось.
  - Но... Зачем??? Я думал, что ты его простил... Так почему, ты хочешь это сделать?
  - Я его простил... Чёрт возьми, я не просто простил, я не знаю, как жить дальше! Но, я не хочу, чтобы Итачи кто-то мог воскресить. Я не хочу, чтобы мысль о том, что кто-то может откопать его тело, и снова заставить страдать, посещала меня каждый раз, когда я закрываю глаза. Так что... Уничтожь тело. Сделай что угодно, кремируй, или... Нет, не хочу знать, просто сделай. Прошу тебя.
  - Но, ты не хочешь сам в этом участвовать? Я понимаю твоё желание, но это будет последняя возможность с ним попрощаться... - брюнет грустно улыбнулся, - Наруто, мы с тобой долго жили с Орочимару... Может, ты и в одиночку изучал анатомию, но моя комната была совсем рядом с моргом. Через сколько часов трупы начинают гнить? Через шесть, так? А после операции, я весь день буду валяться в постели, не способный даже на ноги встать. Не хочу, чтобы брат лежал здесь, и дожидался меня. Он заслуживает уйти красиво, таким же, как сейчас... А не уже начавшим разлагаться куском мяса.
  - ...Понимаю... Выйди, пожалуйста. Я возьму глаза Итачи, а потом, мы вместе переместимся в Рьючидо. Там всё стерильно, и у змей есть необходимые вещи. - Учиха пожал плечами и через силу протащил себя через всю комнату, после чего, исчез в коридоре. Наруто не медля снял с Итачи одеяло и расстегнул плащ акацуки. Оттуда выползла змея, но Узумаки искал не её. Во внутреннем кармане, джинчурики нашёл тот красный свёрток, что был предложен ему ранее, и нервным движением, вытряхнул из него хирургические инструменты. Нервы сдавали, тишина сводила с ума и становилось душно. Паника. Так это называется. Глубоко дыша, эмпат взял глазной расширитель и одной рукой раздвинул покойнику веки. Холодно, скользко и противно. А ведь когда-то, это даже доставляло удовольствие. Преодолев рвоту, Наруто всё же зафиксировал глаза и приготовился перейти к следующему шагу. "Насколько я понял, нужно перерезать глазные нервы, а при пересадке, всё срастётся само собой... Что за бред?!! Терпеть не могу рассчитывать на авось! Поэтому, наверное, и нервничаю...". Тремя пальцами, Наруто вытянул один глаз из глазницы ровно настолько, чтобы Узумаки смог увидеть ветви глазного нерва и поднёс к ним скальпель. Рука вдруг резко дёрнулась, и вместо того, добыть шаринган, Наруто вогнал лезвие себе в руку. - Ну что за чёрт! - парень вырвал скальпель из своей плоти, едва не перерезав сухожилия, и упал лицом в одеяло. Лежал, позволяя крови заливать всё вокруг, пока не вспомнил, что за дверью его ждёт убитый горем Учиха. Узумаки сжал раненную руку в кулак и зажмурил глаза, а когда открыл их, боль уже привела его в чувства и немного облегчила ход мыслей. Наруто уже более спокойно повторил прежние манипуляции с глазом, но на этот раз, завершил начатое.
  Тем временем, Дейдара натолкнулся на Учиху, будучи в приподнятом настроении, что автоматически вызвало следующий диалог: - Саске, да на тебе лица нет! Кто-то умер?
  - Мой брат.
  - Оу... Итачи мёртв? Так ты всё же добрался до этого сноба? Ты отомстил за свою семью, и это здорово! Поздравляю!
  - Не с чем. Итачи умер от болезни. И я бы всё отдал, чтобы он снова был жив, ведь, как выяснилось, в известной мне истории всё было совсем не так. Итачи действовал по приказу совершенно другого человека, о котором я никогда не думал.
  - Прости. Я не знал...
  - Ничего... Во мне всегда было столько ненависти к Итачи, и теперь, когда он умер, казалось, что она должна исчезнуть, но, стало хуже. Ненависти стало ещё больше, но теперь, она ни на кого не направлена. И поэтому, она меня гложет... Не знаю, что делать.
  - А тот человек, что заставил твоего брата пойти на убийство... Он ещё жив?
  - Более чем. Он Шестой Хокаге.
  - Тогда, убей его.
  - Но я не хочу... Я всю жизнь гнался за местью, и посмотри, куда это меня привело. Теперь, я понимаю, что месть никогда не даёт никакого облегчения. Так, к чему мне убивать какого-то старика?
  - Мммм... Я когда-нибудь рассказывал о том, как я вступил в акацуки?
  - Нет.
  - Меня заставил Итачи. Он выдвинул мне ультиматум: смогу его победить, и буду волен делать, что захочу, а если проиграю, вступлю в ряды. Но сейчас, я невероятно ему благодарен.
  - Почему?
  - Когда мне было пять лет, моих родителей убили. Они были из разведывательной группы шиноби, и однажды, они узнали какой-то особенно ценный секрет. Секрет, который мог развязать войну. И тогда, один человек, из Скрытого Облака решил взять дело в свои руки прежде, чем они кому-то об этом расскажут. В день, когда всё случилось, мои родители решили отвести меня на ярмарку. Помню, после целого дня веселья, мы шли домой. Ели мороженное, смеялись. А у самого нашего дома, я увидел птичку. Красивую, с необычными, рубиновыми глазками, каких я в жизни не видел. Отвлёкся на неё, и немного задержался на улице. Папа с мамой позвали меня, и сами зашли в дом. И тут, дом взорвался. Человек, который убил моих родителей, весь день провёл у нас дома, пока мы развлекались, и всё это время, он минировал пол в прихожей. Как только они ступили за порог, всё уже было кончено. Так вот, мне повезло, меня взяли в семью Цучикаге, но, всю жизнь я думал о человеке, разрушившим мою жизнь. Когда я стал нукенином, пять лет я потратил на его поиски. Мне просто хотелось взорвать его так же, как он взорвал моих родителей. И вот, я нашёл его дом, пришёл туда, и встретил его сорокалетнюю дочь. Как выяснилось, этот мужчина, человек, которого я ненавидел всю жизнь, убил себя в тот же день, когда убил моих родителей. Взорвал себя. Как думаешь, что я сделал тогда?
  - Не знаю.
  - Я убил его дочь. А у неё был муж, и двое сыновей. И в момент, когда у меня был выбор, убить и их, или просто уйти, я думал всего полсекунды секунды, перед тем, как взорвал ещё трёх человек. На этом, я не остановился, и устроил бомбёжку этой деревни. Погибло больше ста человек. В тот день, мной овладело ощущение, которого я никак не мог понять. Чувство, которое я впервые, за невероятно долгое время, и которое я успел забыть. Я подумал, что это чувство вины, за загубленные, невинные жизни. И, в тот день, я вернулся в свою мастерскую, и решил, что с заходом солнца, я себя взорву. Я был готов на всё, лишь бы избавиться от до ужаса незнакомого чувства, и смерть, казалась единственным выходом. До захода оставалось меньше часа, и вдруг, ко мне явились акацуки. Кисаме, Сасори и Итачи. Мне захотелось жить, хотя бы ради того, чтобы стереть надменное выражение с его лица. Но, когда я проиграл, был такой особенный момент: Итачи стоял перед дырой в стене, и лучи солнца, за его спиной, казались золотом. Тогда, я вспомнил ту птичку, которую видел в пять лет. И я понял, что чувство, которое я испытывал весь день, было облегчением. Мне было очень хорошо, а я даже этого не понимал, так как из-за ненависти, я забыл, какого это, быть счастливым. Так вот, я хочу, чтобы ты понял одно - настоящая ненависть должна найти свою жертву. А смерть какого-то старика иногда может принести облегчение, не смотря на то, насколько омерзительно это звучит. - Наруто вышел из комнаты, заляпанный в своей и чужой крови, держа в руках баночку с жидкостью, внутри которой плавали два шарингана. Увидев, как Учиха морщится, Узумаки спрятал баночку в карман.
  - Саске, ты готов?
  - ...Да. Что нужно, чтобы отправиться в Рьючидо?
  - Вобщем-то, ничего. Просто дай мне руку. - брюнет сделал то, что ему велели, и Наруто опустил свободную ладонь на пол. Коридор завертелся перед глазами, искривился, и двое нукенинов на несколько миллисекунд попали в синее пространство, через которое проходят все призванные существа. Оттуда - в огромную пещеру с округлыми стенами, постепенно переходящими в потолок, усеянными сотнями "этажей", на каждом из которых находились тысячи, если не миллионы змеиных нор, разных размеров. На первом этаже, у одной из таких нор, в пять метров в диаметре, парней ждала девушка. Ну, не совсем девушка. Это была самая настоящая ламия*. Проще всего её было описать сверху вниз. Светлые, вьющиеся волосы, заколотые в хвост, крошечные брови и большие зелёные глаза, с узким зрачком, которые казались ещё больше из-за больших круглых линз очков без ушек. Лучезарная улыбка, обнажающая маленькие пары клыков, выделявшихся среди нормальных зубов. Из одежды, на ней была лишь серая майка, но большего и не нужно, так как сразу после пупка начинался длинный змеиный хвост. Саске немного оторопел, когда увидел вот такое чудо в чешуе, но Наруто подтолкнул его вперёд, к блондинке. Приблизившись к ней, Учиха потёр глаза.
  - Простите, зрение, кажется, меня снова подводит. Кто Вы?
  - Я ассистентка... Вы же Саске-сан? Хочу, чтоб Вы знали, для меня огромная честь...
  - Нель, чтоб тебя черти драли, мы спешим! Операционная готова?!
  - Д-да, господин! Всё как Вы просили. - Саске окончательно потерял смысл всего происходящего.
  - Наруто, что за... Мне это чудится, или у неё и правда..?
  - Да, Саске, у Нель хвост! Она ламия, чего непонятно?
  - Я и не знал, что существует нечто подобное! Почему ты никогда мне не рассказывал о таком?
  - Ты никогда не спрашивал. Да и не мог ты знать об их существовании. Ламии не могут жить в человеческом мире, они приспособлены к жизни только в Рьючидо, а ты здесь раньше не бывал. У тебя ещё будет время с ними пообщаться, ведь, какое-то время, тебе придётся жить здесь, но сейчас, займёмся пересадкой. - втроём, они прошли маленькую комнатушку с горящей масляной лампой, слабо освещавшей капельницу, инструменты и импровизированный каменный стол, на который в несколько рядов настелили пластиковые пакеты. От всего несло спиртом, и, несмотря на то, что он находился в земляной норе, Учиха поразился тому, насколько здесь чисто. Видимо, Нель натёрла миллиард мозолей, пока вычищала это место. Наруто попросил своего пациента раздеться, и сделав это, Саске лёг на стол. Прямо на ходу, Нель стала переодевать блондина, натягивать на его руки синие перчатки, халат, маску. Вышло так, что Наруто дошёл до Саске уже в полном комплекте.
  - Ты готов?
  - Да, начинай. - Нель сразу перетянула предплечье брюнета резиновым жгутом и обтёрла вены проспиртованной ватой. Ввела иглу капельницы в вену, и Саске сразу почувствовал сонливость.
  - Он плакал... - пробормотал Учиха.
  - Что?
  - Итачи... В ту ночь... В Конохе... Мой брат плакал, но я предпочёл этого не заметить... Только сейчас вспомнил... Хочу, чтобы он страдал.
  - Кто? Итачи?
  - Да нет же... Я хочу заставить Данзо страдать, ты меня слышишь?.. Хочу отнять у него всё, хочу, чтобы у него ничего не осталось. Из-за него, Аники пришлось проливать немые слёзы... Ты мне поможешь?
  - ...Почему ты спрашиваешь? Знаешь ведь, что я всегда буду говорить тебе "да".
  - Я же... Под наркозом, бака. - Саске заснул, и Наруто преступил к делу. Расширитель, специальная ложечка, нерв, скальпель, надрез, кровь. Вытаскиваем глазное яблоко, ещё кровь. Марля, марля, марля! И всё с начала. "Почему в жизни всё не бывает так просто? Почему нельзя вырезать всё плохое и ненужное так же легко?".
  ***
  
  Карин с ужасом оглядывала залитую кровью комнату, в которой несколько часов назад, Наруто оставил тело Итачи. Узумаки попросил родственницу о помощи, и она не смогла отказать, но к такому, сенсор совсем не была готова.
  - Меня сейчас вырвет!!!
  - Да ради Бога! Хуже это место уже не станет! Ты поможешь мне перенести тело на улицу, или нет?
  - Хух... Подожди, дай попривыкнуть.
  - Нет времени! Саске просил меня сделать всё вовремя, и я это сделаю, с твоей помощью, или без неё.
  - Ладно, давай. Но обещай, что ты мне всё подробно объяснишь, как только мы закончим! - Узумаки взяли тело за руки и ноги, и понесли его к выходу из разрушенного особняка, в нескольких метрах от которого, Наруто уже подготовил всё для костра. Сложил груду из сухих веток, так, чтобы пламя горело достаточно долго, а теперь, вогрузил Учиху на них. Присутствовал только он, Карин и Дейдара, и Тсукури, кажется, готовился пустить слезу. Пока языки пламени медленно пожирали усопшего, подрывник решился на небольшую речь: - Итачи, мы плохо друг друга знали, не питали друг к другу никаких теплых чувств, но, я узнал правду о тебе, и моё отношение изменилось. Прости, что никогда не спрашивал, всё ли у тебя хорошо, и будь спокоен за Саске. Мы за ним присмотрим. - Тсукури и Карин посмотрели на Наруто, ожидая и от него каких-то слов: - Простите, но я пас.
  - Да брось, ты же хочешь что-то сказать, мы это видим. Давай, не сдерживай себя.
  - Ну... Хорошо. Только, вы должны пообещать, что никогда не скажете об этом Саске.
  - Обещаем.
  - Хм... Итачи, ты быстро завоевал моё доверие, и я от всего сердца старался помирить тебя с братом. Надеюсь, что ты доволен, ведь, всё сработало так, как ты хотел. Саске согласился. Он спасён... Но, я должен попросить прощения, не смотря на то, что я лишь выполнял твою волю. Прости, что я убил тебя, и отнял возможные дни и недели жизни. И знай, что Саске хотел провести с тобой больше времени. - к удивлению эмпата, друзья не стали косо на него смотреть, не стали обвинять и ругать. Они видели, что он был искренен, и этого им достаточно.
  ***
  
  Чуть позже, когда от костра остался лишь прах, к нему прилетела ворона, служившая Итачи. Она лапой вырвала что-то из углей, и сжигая кожу, залетела с предметом в комнату Наруто. Узумаки протянул руку, а птица уронила в неё раскаленное кольцо. Джинчурики совсем об этом забыл, но, когда оно попало в его руки, нукенин понял, что, возможно, Итачи хотел, чтобы его кольцо досталось эмпату. Как только оно остыло, Наруто надел навсегда почерневшее в пламени украшение, думая о том, что отличие этого кольца от других, это знак того, что Итачи не был просто жертвой. И теперь, осталось всего пять свободных пальцев, для людей, которые, в отличие от Итачи, не смогут заслужить прощения.
  * - женщины-змеи из греческой мифологии
  Шикамару
  
  Пролетел ещё один месяц, Саске оправился после операции, и тратил каждую минуту на планирование мести. Вариантов было множество, но, никто не хотел, чтобы жителям деревни причинили вред, да и сама Коноха не должна слишком сильно пострадать, так что, решили пробраться в деревню по тихому, и убить Данзо одним быстрым действием. Люди, которые служат ему освободятся, после его смерти, и вряд ли многие захотят сражаться после этого. Наконец, настал день, когда было решено выдвигаться. Вылетели под покровом ночи, но, когда команда стала приближаться к Деревне Листа, Дейдара, через камеру на левом глазу, разглядел странные огни.
  - Ээээ... Ребята, у нас проблемы!
  - Что там?
  - Вы не поверите... Срочно прыгаем! - Тсукури был настолько потрясён, что все спрыгнули с птицы ещё до того, как успели хорошенько подумать о том, насколько они высоко. Если бы они не были шиноби высокого ранга, это падение стоило бы им жизни, но, всё обошлось. Потерев мгновенно выросшую шишку на лбу, Карин накинулась на скульптора, повалила его на спину и со всей силы отфутболила его пинком по лицу. Дейдара проехал на своей мордашке несколько метров и врезался головой в булыжник, который треснул напополам. - Ты что, с ума сошёл?! Вы, три крепких мужика, но я-то девушка! Никогда больше так не делай!
  - Некогда было церемониться! Я увидел в Конохе такое, что единственным шансом для нас, остаться незамеченными было исчезновение с горизонта!
  - И что конкретно ты увидел?
  - Сами увидите, и всё поймёте. Дальше нужно идти пешком, иначе, нас заметят. И старайтесь не шуметь. - нукенины двинулись в сторону Листа, и через десять минут непонимания и тихого передвижения через лесную чащу, Узумаки и Учиха поняли, что так испугало бывшего акацуки. На стенах, окружавших Коноху появились высокие каменные башни, которые были своего рода маяками, от каждой из которых, в сторону леса исходил луч света, разрезавший ночную тьму на сотни метров. Это были маяки - точки наблюдения, из которых вели свой патруль АНБУ. На всех стенах, в расстоянии между башнями, беспрерывными рядами, неподвижно стояли люди в масках. Ворота Конохи были закрыты. Они внушали страх, своей мертвецкой неподвижностью и холодным сходством во всём, начиная с одежды и заканчивая ростом. А за стенами, даже с этого расстояния виднелась настоящая цитадель. Грубая, мрачная, в ней с ужасным трудом можно было узнать бывшую резиденцию Хокаге.
  - Это что... Коноха??? - Наруто даже стал непроизвольно искать рукой бутылку, потому что он вдруг захотел выпить вискаря.
  - Боюсь, что да...
  - Как дошло до такого? Данзо стал Хокаге всего два месяца назад! В смысле, во что он превратил деревню, которую должен был защищать?!!
  - Такое уродство, что хочется глаза себе выколоть. Можно я его взорву?
  - Нет, придерживаемся основного плана! Заходим, убиваем Данзо, а после этого, постараемся восстановить деревню!
  - Саске, если ты не заметил, там полно АНБУ, которые нападут на нас, как только увидят! Это плохо кончится, будет резня!
  - Ну, значит придётся с этим смириться! У Данзо много людей, но, пока все поймут, что на деревню напали, и пока АНБУ получат от него какие-то указания, мы успеем прорваться внутрь. У нас достаточно сил, чтобы принять бой и победить! И можно сделать так, что пока трое из нас устраивают панику и суматоху, один затеряется в толпе, явится к Данзо и убьёт его. Как только это случится, сражение будет окончено.
  - Но...
  - У тебя другие варианты? Хочешь подождать? А сколько ждать? Ещё месяц? Год? А может, подождём, пока Данзо умрёт от старости? Нет, всё должно закончиться сегодня, и больше ждать мы не будем! Вы со мной? - немного подумав, нукенины согласились. В словах Учихи был смысл. Но, Наруто видел, в каком состоянии был Саске, и его это пугало. Брюнет себя не контролировал, а злость, которая копилась всю жизнь, и умножилась за последние тридцать дней, рвалась наружу. Учиха зашагал в сторону деревни, не боясь прожекторов, а остальные последовали за ним. Учиха моргнул, и увидел мир в кровавых тонах, своим новым шаринганом. И, когда до деревни оставалось всего триста метров, перед Саске, из пламени появился знакомый ребёнок. Орочимару, в его новом обличии. Взбешённый, со звериным оскалом, санин так сверкнул на Учиху глазами, что парень застыл на месте. - Не шагу больше! Здесь граница, за которой установлен барьер! Стоит кому-то переступить эту черту, и Данзо сразу об этом узнает! С помощью этого барьера, он следит за передвижениями всех и каждого! Уйдём в лес, пока нас не заметили, и я вам всё расскажу! - забавно, что Орочимару самым первым вбежал в чащу, а уже тогда, за ним последовали нукенины. Орочимару казался испуганным, впервые его видели таким.
  - Знаете, я вдруг понял, что воспитал двух олухов! О чём вы думали? Я здесь что, единственный, кто видит, во что превратилась Коноха? Теперь, это военный лагерь, где царит тирания и безукоризненная дисциплина, так какого халуя вам взбрело в голову нападать на импровизированный Форт-Нокс в фашистском стиле?!!
  - А почему ты ещё здесь?
  - Я же сказал, что буду присматривать за Листом. И я изо всех сил стараюсь хоть как-то сдерживать Данзо, но я не всесилен. Я же один, и двадцать четыре часа в сутки, мне приходится бороться за жизнь. А вы что здесь делаете?
  ***
  
  - Вот почему мы здесь.
  - Хм... Если хотите убить Данзо, я вам помогу, чем смогу, но учтите, что я и сам скрываюсь, только и могу, что ошиваться возле Конохи и следить за всем, со стороны. Вы скажите, и я сделаю, но учтите это. - стали думать, но без особого успеха. Перебирать все самые абсурдные варианты, но всё оказывалось просто невыполнимым. Если подвести итоги, то нужно было сделать следующее: преодолеть барьер, а оказавшись за его пределами, скрывать своё присутствие, после чего, каким-то образом добраться до Шестого Хокаге, миновав всех его подчинённых . И это ещё учитывая то, отступников всего пять, а АНбУ десятки тысяч. И как не старайся, но нужно признать, что это невозможно. Только, не с таким количеством людей.
  - Орочимару, а ты ещё можешь связаться с Анко?
  - Да.
  - Нужно, чтобы ты, через Анко, передал послание Шикамару. Пусть, она скажет ему следующее "Наруто сказал, что пора вернуть должок. Ему понадобились твои тайные тропы". Сможешь?
  - Без проблем, но, что это значит?
  - Шикамару поймёт. И пусть явится сюда, сразу, как только получит сообщение.
  
  7 лет назад
  
  Шикамару было тогда всего девять, но даже тогда, он был ужасно ленивым. Посреди учебного дня, Нара искал место, где он смог бы отсидеться, подремать, так, чтобы его никто не увидел. Гонимый этим желанием, вундеркинд забрался в заброшенный дом. Об этом месте ходило много нехороших историй, но Шикамару в них никогда не верил. Дом, как и ожидалось, оказался пуст, и Нару разлёгся на старом диване, оставшемся от прошлых хозяев. Сам не заметил, как уснул. А проснулся от того, что кто-то его тормошит. В доме оказалось трое головорезов, от которых воняло так, что глаза слезились. Как только Шикамару собрался закричать, один из них заткнул ему рот руками.
  - Вот это везение! Парни, на нашей улице сегодня праздник!
  - Чего вам надо?! Отпустите, немедленно!
  - Отпустим! Раз пять по кругу пустим, и можешь уходить!
  - Нет!!! Не может этого быть! - бандиты, уже начали расстёгивать ширинки, а тот, что вдавливал Шикамару в диван, стал срывать с него одежду. Мальчик кричал, ревел, у него текли сопли. Не верилось, что всё будет вот так. И, когда Шикамару окончательно осознал, что с ним будет, пришло спасение. Наруто, появившийся словно из неоткуда, без единого звука пронёсся по пыльной комнате, со старой вазой в руках. Джинчурики подпрыгнул на бегу, и прежде, чем кто-то успел среагировать, Узумаки разбил вазу о голову мужчины, что стоял над Шикамару. Из десятков порезов, по голове бандита хлынула кровь, мелкие осколки застряли в коже, а крупные упали на диван, а в след за ними, сверху, на Шикамару упал и сам головорез, придавив его неподъёмным грузом. Наруто схватил в большой осколок, и резко развернулся к двум оставшимся бандитам, взмахнув рукой. У каждого головореза на шеях расползлась кожа, и тогда, хлынула красная жидкость. Оба упали замертво, и тогда, Узумаки скинул с Шикамару ещё живого главаря на пол, и тогда, медлительно, смакуя, подошёл к раненному и с размаху врезал по его голове ногой, сломав череп. Стратег при этом наблюдал за блондином, боясь даже шевельнуться. Он впервые увидел у Узумаки такой взгляд. Не жестокий, или испуганный, что подходило бы к ситуации, а безразличный и холодный. Заметив, как на него смотрел Нара, Узумаки надел маску из сочувственного взгляда и шока, которая скрыла истинную душевную опустошённость. Наруто снял с себя футболку, которую он смог не заляпать в крови, и бросил её вундеркинду.
  - Ты в порядке?
  - Д-да. Ты... Спасибо. Боже, если бы ты не явился... А как ты сюда попал?
  - Мимо проходил, и услышал твой крик.
  - Я тебе жизнью обязан!.. Что нам теперь делать? В смысле... Я не хочу, чтобы об этом кто-то знал! Это же такой позор! На отца свалится миллиард проблем, ещё суд устроят! А до конца моих дней меня будут помнить, как почти изнасилованного! Никто не должен об этом узнать!
  - Ты просишь меня скрыть улики?
  - Нет, что ты... А ты можешь?
  - Да, ты только подскажи мне место, где я мог бы спрятать тела. Есть такое на примете? Нужно такое место, чтобы никто туда не совался, и ни нюх собаки, ни что-то ещё не смогло бы там обнаружить тела.
  - Это просто безумие! Не верю, что это происходит!
  - Так ты отказываешься?
  - Нет... Кажется, я знаю подходящее место. В подвале нашего дома есть ход, ведущий в природные катакомбы. Они тянуться на многие километры, и выход из него находится в лесу, который находится под защитой моего клана.
  - А этими катакомбами не пользуются?
  - Никогда. Там находится странная магнитная аномалия, от которой людям становиться очень плохо, и никто из нашего клана не осмелится туда входить. Собаки к ним на милю не приблизижаются как и сенсоры... Чёрт, я идиот! Как мы протащим туда три трупа?!! И я же весь в крови, мне нельзя ходить домой!!!
  - Успокойся. Вот, возьми, - блондин протянул стратегу ключи на брелке, - сходи ко мне домой, прими душ и возьми одежду, а потом, иди домой. Я приду в гости часов в пять, и сделаем всё. Насчёт средства доставки, я позабочусь.
  - Уверен?
  - Иди-иди. Ключ оставишь под ковриком.
  - Спасибо, СПАСИБО!!!
  ***
  
  Шикомару сходил с ума от ожидания, после того, как ступил на порог своего дома и сразу пришлось врать, что на нём была чёрная футболка и спортивные штаны с самого начала дня. Раздался дверной звонок, ровно в пять часов вечера, и Шикамару заорал: - Я ОТКРОЮ!!! - подбежал к входной двери, и впустил Наруто, который держал в руках четыре тридцатилитровые канистры из жёлтого пластика.
  - Это то, о чём я думаю?
  - Да. Растворил в кислоте.
  - Боже, что мы творим?!
  - Ничего плохого. Ты мне не поможешь? Руки затекают. - Нара взял всего одну канистру, и едва не уронил её. - Как ты такой вес тащишь?
  - Откуда мне знать? Давай, веди в свои тайные тропы. - то, что пока дети пробирались в подвал, родители Шикамару ругались на кухне стало огромным везением, так что, их никто не заметил. Как только они открыли крышку люка в подвале, у Нара и Узумаки уши заложило. - Хочешь, я пойду один?
  - Я и так спихнул всё на тебя. Хоть в этом помогу! - стоило им спуститься вниз по покатому спуску, и создалось впечатление, словно кто-то сжал в руках их черепа. Нельзя было всё бросать прямо здесь, так что, пришлось идти дальше. Попетляв по подземке, мальчики, совершенно обессилившие опустили на землю канистры. В ушах стоял просто убийственный звон, и Наруто пришлось орать, чтобы стратег его услышал: - Я сейчас опрокину канистры, и мы сразу должны уйти! Ни в коем случае не вдыхай! - как только Нара кивнул, джинчурики пнул пластиковые сосуды, те упали и красная, загустевшая кислота стала разливаться и шипеть. Парни дали дёру, чувствуя, что их вот вот вырвет.
  ***
  
  Наруто сразу собрался уйти, хоть Шикамару и уговаривал его задержаться, а когда Узумаки уже стал уходить, Нара не сдержался и одёрнул своего соучастника.
  - Наруто...
  - Да?
  - Я всё никак не могу понять, как ты сохраняешь такое спокойствие? Это странно! Не естественно! В голове не укладывается!
  - Я... Вовсе не спокоен, поверь, мне ужасно страшно. Просто, я всё держу в себе. - Нара понял, что джинчурики ему врёт, но решил, что он ему слишком обязан, чтобы докапываться.
  - А почему ты сделал такое для меня? Мы же даже не друзья, едва знакомы. В чём цель?
  - Ну, теперь, ты мой должник. И когда-нибудь, настанет тот самый день, и я попрошу тебя как-то вернуть долг. В этом вся цель. Но, ты же понимаешь, что о случившемся сегодня никому нельзя говорить?
  - Считаю этот вопрос оскорблением. Я этот день вычеркну из памяти на всю жизнь, никогда и ни с кем о нём не буду говорить, в воспоминаниях от него останется лишь знание о том, что я обязан тебе по гроб жизни.
  Сейчас
  
  С фронта, раздвинув ветки кустарника, к нукенинам вышел Шикамару, вытирая шедшую носом кровь. - Ёу, Наруто. Настал тот самый день?
  Не спасайте меня!
  
  - Как только попадём в деревню, наше присутствие обнаружат, но у нас будет свой малый элемент неожиданности. Наруто, создашь столько теневых клонов, сколько сможешь и разошлёшь их по всей Конохе. Пусть они зайдут в дома всех кланов и уговорят людей поднять восстание. Делай что хочешь, вымаливай прощение за то, что сделал, подкупай их, вобщем, не упускай ни одного боеспособного человека. По моим расчётам, прежде, чем Данзо поднимет полномасштабную тревогу, если отнять то время пока ты и клоны доберётесь до людей, у тебя будет примерно две минуты на разговоры. Придётся приложить фантазию и сказать что-то убедительное. Уложишься?
  - Постараюсь!
  - Так, теперь, Орочимару. Когда люди поднимутся на восстание, ты будешь его лидером. Придётся руководить сражением с АНБУ, а у тебя есть в этом опыт. Карин, на тебя возложена самая важная роль! Никто точно не знает, где Данзо находится, и ты должна будешь найти его. Дейдара, Саске, вы должны всё время перемещаться по Конохе, иначе, люди Данзо получат шанс, чтобы вас захватить, и они этим шансом воспользуются. Всем всё ясно? Хорошо, тогда, спускаемся. - Шикамару сдвинул большой камень, под которым красовалась воронка в земле, ведущая в подземные туннели. Наруто сразу заметил, что Карин покраснела, а взгляд стал немного пустым, и не здоровым. Все уже спрыгнули в яму, а когда и сенсор уже готовилась спрыгнуть, эмпат схватил девушку за руку.
  - Если чувствуешь, что тебе очень плохо, можешь не ходить. Это место губительно для сенсоров.
  - Н... Нет, я смогу. Ты же слышал Шикамару... Вам нужен кто-то, кто найдёт Данзо. Если я не смогу сделать то единственное, на что способна, я стану сама себе противна. - Карин натянуто улыбнулась и спустилась вниз. Наруто вошёл внутрь последним, и ощутил знакомое ощущение в ушах. В десяти метрах впереди, Нара зажёг фонарь, и Наруто догнал своих товарищей, двигаясь на свет. Узумаки шёл по правую руку от Шикамару, и заметил, что на лице тактика читалась глубокая обида.
  - Ты на меня злишься?
  - Конечно злюсь! Наруто, из-за тебя, я, и все те, кто пытался вернуть Саске, чуть не погибли! А то, что вы инсценировали смерть... Как ты мог так поступить? Знаешь, сколько людей плакало на ваших похоронах? Их было, и я Богом клянусь, что сто раз пересчитал, девятьсот восемнадцать. А когда ты с Саске прошёлся по улицам, слёз было столько, что улицы в тот день были словно после дождя. Скажи, я, и все те, кого ты оставил... Хоть к кому-нибудь из нас, ты чувствовал хоть что-то?
  - Да... В мере возможного. Пойми, я совсем недавно изменился, стал человечнее. Сейчас, я понимаю, что причинял вам боль, и я хочу заслужить прощение.
  - И всё же... Был кто-то особенный? Кто-то, к кому ты испытывал настоящие чувства?
  - Ну, был Саске... И ещё кое-кто. - Шикамару удивлённо поднял брови домиком.
  - Правда? Скажи, кто это, и можешь считать, что я тебя простил. Настолько мне интересно.
  - Была девушка, которую, как мне кажется, я любил. Я окончательно замкнулся в пять лет, а до этого была девочка, которая уже стала прекрасной девушкой, образ которой до сих пор вызывает странное ощущение в сердце. Её вечный румянец, кожа, без единого изьяна... Тело. А каждый раз, когда смотришь на её лицо, думаешь о лунной ночи. Тёмно-синие волосы, похожие на ночное небо, и глаза, как две Луны... Она всегда была ко мне так добра.
  - Прости конечно, но я не настолько хорошо знаю внешность всех своих знакомых! Имя, пожалуйста!
  - Хин... - за спиной послышался звук падения, и все разом обернулись. Карин потеряла сознание, из ушей у неё пошла кровь. Саске был ближе к ней, поднял девушку на руки и крикнул: - Поторопимся!!! - ну а дальше, пришлось бежать.
  Шикамару выскочил из люка в подвал своего дома и рухнул на пол. Для него это был уже второй поход по этим туннелям за день, и это вызвало такую слабость, что он захотел уснуть прямо здесь. За ним выскочили Наруто и Тсукури, которые сразу принялись вытаскивать Карин, которую снизу подавал Саске. Забыв про кровь под носом, Наруто сразу померил пульс родственницы и облегчённо выдохнул.
  - Жива. Но валяться без сознания будет ещё долго. Что делать?! - Шикамару, всё ещё лёжа на полу заорал: - Делай всё по плану! Созывай людей, а насчёт Данзо, придумаем что-нибудь! БЫСТРЕЕ!!! Нас уже засекли, теперь, остаётся понадеяться на то, что времени нам хватит! ИДИ! - Наруто, превозмогая ужасную мигрень, выбежал из подвала, и ещё находясь в додзё, использовал теневое клонирование. Тысяча Нарутовцев, от которых ломился пол, оказались в прихожей, и все они едва успели затормозить у самой двери, когда заметили отца Шикамару. Шикаку встал как вкопанный, и вытаращил глаза на ораву голубоглазых. - Что здесь происходит?!
  - Революция! Уйдите с дороги, мы сегодня убиваем Данзо! - Нара раскрыл глаза ещё шире, и с удивлением от собственного поступка, пожал плечами и открыл входную дверь. На лице Наруто читался немой вопрос, на который Шикамару ответил с надеждой и серьёзностью в глазах: - Смотри, не проиграй. Будущее Конохи зависит от смерти этого ужасного человека.
  ***
  Поразительно, насколько сильно Коноха изменилась внутри.В середине главной улицы стоял памятник Данзо, отлитый из меди, а ещё и его лицо оказалось увековеченным на скале Хокаге. Многие здания перестроили, бары, клубы и всё то, в чём нормальный человек мог найти отдушину либо было заброшенно, либо шло под снос. На каждую стену каждого здания наклеены листовки, в стиле Корня. "Эмоции, это слабость. Слабые шиноби этому миру не нужны" - эта фраза особенно сильно бросалась в глаза джинчурики. Хотя, это давало надежду. Ни один из знакомых Наруто никогда не станет защищать такого Хокаге, а это заставит их сражаться против него, если предложить им это. И вот, тысяча клонов, успешно скрывавшихся от глаз АНБУ, патрулировавших улицы, одновременно постучала во все знакомые дома и особняки. Кто-то захотел ударить джинчурики сразу, как только увидел его, и Наруто им это позволял, ведь, в какой-то степени, он заслужил. Но, после первого же смачного удара по лицу, гнев почти всех сходил на нет, и клоны, суматошно извинившись, стали уговаривать старых друзей к действиям. Но, оригинал пошёл к той, перед кем ему было особенно важно извиниться... Снова. Правда, она сменила адрес, и её, Наруто искал дольше других. К счастью, Узумаки смог отыскать дом, в котором ей купили квартиру. Постучал, чувствуя вину за поздний визит, и она открыла дверь. Хината, в голубой пижаме, с трудом продирая глаза предстала перед Узумаки, но увидев, кто к ней явился, Хьюга моментально проснулась.
  - Что ты здесь делаешь?
  - ...Мне нужна твоя помощь.
  - Ну здорово. Ты уходишь и приходишь. Бросаешь всех... - Хината заплакала в три ручья, а в сочетании с тем, как содрогался её голос, Хьюга смогла заставить сердце эмпата сжаться, - Бросаешь меня. И каждый раз... Каждый раз! Каждый раз ты снова приходишь в нашу жизнь, и думаешь, что стоит тебе попросить, и мы всё сделаем! Но, я больше так не могу!
  - Это очень важно. Прошу, послушай! Очень скоро, на улицах станет опасно! Мы готовим восстание, собираемся свергнуть Данзо, а без тебя, нам не справится! Здесь нужен бьякуган, чтобы найти его!
  - Попроси Нейджи!
  - И сунуться в дом, полный Хьюга? Учитывая, что твой отец меня ненавидит?!
  - Да мне плевать! Уходи. - перед носом джинчурики захлопнулась дверь, а когда он захотел постучать снова, рука застыла и не собиралась двигаться. Всё тело контролировало чьё-то дзюцу. Даже голову не повернуть. Наруто взглядом нашёл слева от себя источник своих неудобств. На лестничной площадке стояли Фу и Торуне. Рыжеволосый смотрел на блондина через пальцы, сложенные в форме рамы. Частичный перенос сознания сработал безотказно. Спрашивается только одно - как они нашли оригинала??? Фу заметил удивление джинчурики, и слабо улыбнулся.
  - Не у тебя одного есть сенсор. Прогуляемся? Хотя, что это я спрашиваю? Я же могу просто тебя заставить! - Фу с напарником стали спускаться по лестнице, а Наруто безвольно последовал за ними. В ночи, Узумаки отвели в Корень. Здесь уже никого не было, это место оставили все. Но, Данзо решил оставить его нетронутым, чтобы оно напоминало о том, что когда-то, он жил под землёй, а теперь, сумел пробиться на самый верх. Наруто понял, что его привели на казнь, и стал ждать, что же будет дальше. Торуне поправил рацию, закреплённую за своим ухом, и связался с Шестым.
  - Господин Хокаге, всё прошло благополучно. Узумаки Наруто захвачен... Да. Понимаю... Хорошо. - Торуне отключил рацию и снял перчатки, показав заражённые жуками руки.
  - Господин занят, он сейчас смотрит на Коноху, стоя на своём каменном изваянии, и Данзо-сама заверил, что это самое красивое зрелище в его жизни. Он просто не хочет прерываться, ради того, чтобы наблюдать за твоей казнью. Но он попросил меня сделать твою смерть мучительной. Знаешь что это? Плотоядные жуки. Стоит мне коснуться кого-то голой кожей, и произойдёт заражение. Жуки съедают своих жертв живьём. Выглядит больно. - Наруто вдруг заревел, зубы застучали, словно ему было холодно. В глазах застыл страх, а слуги Данзо смотрели на него с презрением. Торуне стал очень медленно приближаться к Узумаки, и тогда тот дико затораторил: - Не надо! Я не хочу умирать!!!! Не хочу! Слушайте, просто, дайте мне поговорить с Данзо! Дайте всё ему объяснить! Прошу! ПРОШУ!!!!
  - Заткнись! Господин не желает даже видеть тебя. Ты ничего не можешь изменить. - Фу заставил Наруто встать на колени и заливать пол крупными солёными каплями, а Торуне зашёл за спину блондина, готовясь опустить свои смертельно опасные ладони прямо на голову эмпата. Наруто впал в полное отчаяние, но, широко раскрыл глаза, поняв, что есть шанс на спасение: - Я сдам Учиху Саске! Он тоже здесь, в Конохе! Я скажу вам, где он! Всё из-за него! Этого проклятого мстителя! Мне это вообще не нужно! Саске, вот, кто хочет убить вашего Хокаге! - Фу и Торуне переглянулись, и кивнув друг другу, сказали: - Говори.
  - Ну, я точно не знаю где он... - Торуне провёл потемневшей рукой в миллиметре от щеки джинчурики, - Стойте, стойте!!! Я не знаю где он, но в кармане у меня лежит телефон! Если хотите, сами достаньте его, и я смогу с ним связаться! Спрошу, где он! - Торуне несколько раздражённо стал проверять карманы Узумаки, не боясь заразить нукенина через ткань плаща. Нашёл стандартную раскладушку, и спросил: - Какой номер?
  - ... В контактах... "Кискамоясладкая"... В одно слово.
  - Господи-Боже...
  - Это старая история! - Торуне нажал вызов и приложил трубу к уху Наруто, от чего его пальцы оказались в опасной близости с лицом. Абураме включил громкую связь, и после нескольких гудков громких гудков, Саске ответил: - Ну что? Ты нашёл его? - Наруто не ответил, - Нашёл?
  - Да. Гора с лицами Хокаге, портрет Данзо, либо внутри него, либо сверху на нём. Скорее! Бегите к нему! Делайте всё сами! Не тратьте ни секунды!
  - Что случилось?
  - Меня держат в подземке и хотят убить! - Торуне резко отнял от Наруто телефон, но прежде, чем он прервал связь, Узумаки успел крикнуть самое главное: - Не смейте меня спасать! Идите к Данзо! УБЕЙТЕ ЕГО!!! - Абураме кинул телефон в стену и уже почти свернул эмпату шею, но послышался сильный шум, сверху, на улицах деревни. Клич шиноби, крики АНБУ, взрывы. Наруто самодовольно улыбнулся во все тридцать два зуба, и только тогда слуги Шестого Хокаге поняли, что он дурил их с самого начала. Фу побежал наверх, крикнув: - Он всё ещё под моим контролем! Убей его, а я должен помочь Господину! - Торуне пришёл в ярость, утратив, казалось бы, безукоризненное самообладание. Наруто склонил голову, всё ещё стоя в прежней позе.
  - И как я мог забыть, что передо мной стоит мастер актёрской игры? Сколько раз Данзо-сама предупреждал меня о твоих способностях к обману, а я всё не верил. И понимаю, что зря.
  - Ну, это было не сложно. Вы же из Корня, совсем не понимаете, как выглядят настоящие эмоции. Как дети малые. Данзо пропагандирует отсутствие чувств вовсе не потому, что считает, что все шиноби должны быть холодным орудием. Просто, ему проще управлять вами, когда вы совсем ничего не понимаете о мире.
  - Ты, блестящий пример того, насколько сильно этот мир нуждается в таком лидере, как Данзо-сама! И я убью тебя, потому что он меня об этом попросил! А для тебя, всё закончится здесь!
  - Хм... Ты только одно упустил.
  - Что?!
  - Чем дальше от нас твой друг, тем слабее контроль! - Наруто вскочил на ноги и зарядил костяшками прямо по переносице Абураме, который оторопел на мгновение, и это стоило ему жизни. От силы удара, переносица, в том месте, что между глазницами отломилась от черепа, а кулак вогнал её прямо в мозг, вместе с тем, раздробив стёкла, защищавший глаза и изрезав их ими на мелкие кусочки. Торуне отлетел от Наруто, через всё огромное помещение, и врезался в стену метрах в двадцати от блондина. Узумаки знал, какой это был риск, а потому, он закрыл глаза, составил план на случай, если всё плохо, а потом, открыл их, и только тогда посмотрел на свою руку. От костяшек, медленно, но верно, распрострянялось заражение.
  Поздравляю, Саске
  
  Дейдара доставил Саске на головы Хокаге, где скульптор остался витать над землёй, а Учиха направился к Данзо. Тот стоял к нукенину спиной, при всём параде, в одежде главы деревни. Когда между Учихой и Шимурой оставалось всего десять шагов, старик соизволил развернуться. Он уже снял все бинты, освободил руку, полную шаринганов, которые жутко смотрели на Саске и редко моргали.
  - И как так выходит, что, что бы я не делал, как бы не старался, Узумаки Наруто и Учиха Саске всегда ухитряются всё испортить? - На лице Саске не дрогнул ни один мускул. Уверенность в победе и трепет перед долгожданной местью переполняли его, но, лицо не выражало абсолютно ничего.
  - Данзо, советую посмотреть на меня как можно внимательнее. Это последний раз в твоей жизни, когда ты меня увидишь.
  - Самонадеянно.
  - У меня есть все поводы для уверенности в победе. Я знаю об Изанаги, о клетках Сенджу и о глазе Шисуи. Все твои козыри давно выпали из рукавов.
  - Можешь думать, что хочешь, но не надейся, что я больше ни на что не способен. Ну что, с чего хочешь начать? Ты же шёл к этому дню годами. Наверняка придумал что-то особенное.
  - Не сомневайся, - только Шимура успел скептично хмыкнуть, как Саске исчез. Просто испарился, причём, в это мгновение, мимо Данзо пронёсся порыв ветра. Шестой Хокаге решил, что Учиха нападёт на него со спины, и развернулся, выставив блок кунаем. Но, никакой атаки не последовало, и Данзо почувствовал себя немного сконфуженным. И вновь безумный ветер, прямо над головой. Хокаге отпрыгнул от места, куда могли нанести атаку с воздуха, но прежде, чем Шимура успел занять новую позицию, где-то впереди, он увидел маленькую вспышку синего цвета, после чего, он применил технику Футона: - Вакуумные пули! - несколько снарядов воздуха полетели в сторону вспышки, но, в ответ на эту технику, Саске бросил в каждую пулю иглу чидори. Ниндзюцу было подавленно, но как бы Шимура не старался, он не смог разглядеть, откуда прилетели иглы молнии. Дейдара при этом скинул с птицы сотню глиняных шариков, которые с громкими хлопками взорвались, и чёрный дым густой стеной застелил площадку на которой проходило сражение. В этот момент, удар невероятной силы чуть не сбил Данзо с ног, а он так и не увидел Учиху, нанёсшего его. Через всё правое плечо и спину протянулся глубокий порез, от которого по всему телу прошло онемение. Лезвие даже перерубило старику ключицу, и кость теперь торчала наружу. Пришлось использовать Изанаги, но, это стало большой ошибкой. Как только рана исчезла, и началось действие техники, Саске перешёл в настоящее наступление. Нужно было поддерживать технику активной, чтобы шаринганы, один за другим закрывались. Саске проскакивал мимо Данзо на сумасшедшей скорости и наносил порезы один за другим, двигаясь так, что ветер, поднимавшийся при его движении, постепенно превращался в ураган. Данзо только и мог, что растерянно бегать взглядом, пытаться уловить хотя бы один силуэт, и заживлять новые раны.
  - Что, неприятно, да? - голос Учихи разносился эхом, и невозможно было понять, откуда он исходит, - Кто-то, кого ты не видишь, губит твою жизнь. Отнимает всё самое дорогое. И как ни старайся, остановить ты это не можешь! Ничего не напоминает? В точности так же, ты поступил со мной. Но, ты сделал ещё хуже! Ты сбросил всю вину на моего брата!
  - Не строй из себя невинную жертву! Твоя семья заслужила то, что получила, и если уж ты собрался бросить в меня этот камень, то придётся бросать его и в Итачи! В конце концов, это твой брат резал глотки! - Копьё чидори вонзилось в шею Данзо, и изо рта скривившегося старика хлынула кровь. - Кха!
  - Вот так он их резал? Или так? - от той части копья, что находилась в шее Хокаге, разошлись десяток тонких ветвей, прошивших его шею во всех направлениях. Это было похоже не шипастый ошейник, и, чтобы это исправить, пришлось пожертвовать уже шестым шаринганом. Освободившись, Данзо решил использовать технику, которую изобрели специально, чтобы подавлять Учиха. Шимура сложил пальцы в печать, для концентрации чакры, и он сам, вместе со скрывавшимся поблизости Саске, оказался в кромешной тьме.
  ***
  
  Тем временем, на улицах творились массовые беспорядки, во главе которых стоял Орочимару. Люди срывали плакаты, сражались с теми шиноби, что пытались преградить им дорогу, и бесконечно скандировали. Кто-то предался вандализму, но это не важно. Главное, что людей Данзо не пускали на поле боя, чтобы они не могли спасти своего Господина. В ходе этого сражения, пытаясь прорваться, был тяжело ранен и Фу, который ещё не знал о гибели напарника. Беспорядок, безумие, линчевание... Но при этом некий контроль. В организации подобных вещей, Орочимару не было равных. Правда, был один человек, который шёл по переполненной людьми улице не ради вакханалии. Киба с трудом протолкнулся в дом, где жила Хината, и когда девушка, встревоженная уже во второй раз за ночь, открыла ему дверь, Инузука с удивлением принюхался.
  - Наруто что, и к тебе приходил? Ну он шустрый!
  - Не хочу о нём говорить... Так, почему ты пришёл?
  - Ну, ты же слышишь, что творится на улицах? Все участвуют в восстании! И у каждого своя задача. Через Шикамару, мне сказали отыскать Наруто. Он попал в беду, а запах привёл меня сюда. С ним при тебе ничего плохого не происходило?
  - Нет... Подожди! Что с ним случилось?
  - Насколько я понял, его держат в заложниках и вот-вот убьют! Он может и плохой парень, но за короткий отрезок времени, он сделал много такого, за что его можно уважать! Мы обязаны помочь ему! - Хината без всяких слов оттолкнула Кибу, после чего, тот немного грустно посмотрел вслед девушке, которая помчалась спасать маньяка, забыв об обидах... И о том, что она в пижаме. "Она до сих пор его любит... Это хорошо. При таком раскладе, она может снова начать улыбаться. Наруто, не смей умирать сегодня".
  Вся кисть уже стала чёрной, от боли темнело в глазах. Чувство того, как ты медленно превращаешься в еду для насекомых, давило на психику. Левой рукой, оторвал от плаща кусок ткани, и помогая себе зубами перетянул его, на плече, как жгут. Узумаки решил резать по локоть, так, для подстраховки. Джинчурики окружил уцелевшую руку лезвием чакры, приставил её к локтю и замахнулся. Он не сомневался ни на секунду, но, когда лезвие уже вошло в плоть на несколько сантиметров, появилась Хината, схватила эмпата за руку и помешала ему отрезать заражённую руку. Хьюга была так напугана, отчаянна, но при этом, изо всех сил старалась скрыть это. Узумаки, который не смог не умилиться и расплылся в улыбке, но быстро посерьезнел, поняв, что девушка теперь в опасности.
  - Хината... Уходи. Рядом со мной не безопасно, я заражён. Прошу, дай мне отрезать руку. Если повезёт, это поможет.
  - Нет! И думать забудь!
  - Не бойся. За пару месяцев, я регенерирую... И не такие конечности восстанавливал.
  - Не в этом дело...
  - Тогда, в чём?
  - Я... Я вижу чакру в твоём теле. Жуки... Они уже не только в руке. Они распространились по всей кровеносной системе. Ампутация не поможет...
  - Ну... Тогда, брось меня здесь. Бросай... Сама ещё заразишься. Я бы тебя бросил.
  - Это не правда. А если бы и бросил, это ничего не меняет. Я тебя никогда не покину, если ты будешь нуждаться в помощи. Давай, ты же эксперт по выживанию! Подумай о том, как спасти твою жизнь!
  - Это опасно! Ты можешь погибнуть!
  - И что?! Я не откажусь от своих слов, таков уж мой путь ниндзя! Думай!
  - ...Нужно идти к отцу Шино. У него должно храниться противоядие.
  ***
  
  Это ниндзюцу изобрёл ещё Первый Хокаге, и против шарингана, оно было незаменимо. Оно делает зрение жертвы абсолютно бесполезным, а тот, кто его использовал, продолжает видеть силуэт своего врага. Данзо заметил, что Учиха стоит неподвижно, и стал тихо подкрадываться к нему за спину. Из ветра, Шимура создал меч, рукоятью которого стал кунай. Хокаге поднял руку, готовясь нанести удар, но, Учиха вдруг схватил Данзо за кисть и выкрутил ему сустав. Шимура болезненно зашипел, уронив меч, который упал с тихим звоном, а когда это случилось, Саске повернул голову в его сторону. Вокруг закрытых глаз Учихи появились чёрные мешки, с заострёнными линиями, идущими к носу, а губы вытянулись в довольной ухмылке, обнажавшей пару змеиных клыков. От сендзюцу исходило столько силы, а Данзо только сейчас это понял. - Что это ты делаешь? Решил, что я только и могу, что полагаться на шаринган?
  - Что это за чертовщина?!
  - Сейчас объясню. - одним движением клинка, Саске отрубил Данзо руку, и ей же огрел старика по голове. Уже седьмое Изанаги сняло едва начавшуюся боль и вернуло руку на место, но Учиха успел скрыться во тьме. - Последний месяц я провёл в Рьючидо. Там, меня научили использовать чакру природы. Называется "режим отшельника". Он делает меня и мои техники сильнее... - в Данзо полетел шар огня, жара от которого было достаточно, чтобы обжечь кожу Хокаге, даже без прямого контакта. Стиснув зубы, Данзо решил терпеть. Нельзя было тратить драгоценные шаринганы на не смертельные ранения.
  - Осязание обостряется настолько, что я даже чувствую твоё сердцебиение. Глаза мне сейчас ни к чему. - Учиха появился перед Данзо, и между ними началась рукопашная: каждый выпад Саске был похож на укусы змеи, которых становилось всё сложнее избегать. С огромным усилием, Данзо только и мог, что уводить удары сильных рук, так как блокировать их было опасно. Могли сломаться кости. Данзо сильно сдал, и почувствовав это, Саске схватил обе руки Хокаге и со всей силы вдарил по грудной клетке обеими ногами, атлетически оттолкнувшись и отпустив руки соперника, выбив плечевые суставы и раздробив грудную клетку. Это номер восемь. Вот теперь, Данзо наконец понял, насколько безнадёжно его положение, и это вызвало страх. Саске вновь исчез, а Данзо стал метаться, как волчок, дёргаться на каждый шорох и искать Учиху. Когда холодная рука опустилась на плечо Шимуры, у него даже подкосились коленки, а тихий, звучащий как музыка шёпот почти довёл его до сердечного приступа: - Я прямо за тобой. - как только Данзо обернулся, сверху на него упала огромная рука Сусано, которая просто расплющила Хокаге. Данзо использовал девятый шаринган, и остался только глаз Шисуи, но вместо того, чтобы восстановить себя и переместиться в другое место, он залечил раны и остался лежать под рукой духовной защиты. Между костлявыми пальцами Сусано можно было разглядеть кусочек лица Данзо, его правую глазницу и последний шаринган, который перешёл на уровень Мангёкё. Данзо использовал Котоаматсуками на Саске, воспользовавшись своим последним шансом. Вся чакра Шестого иссякла, и тьма понемногу рассеялась. Учиха и Шимура вновь оказались на площадке, над головами Хокаге. Не торопясь, смакуя столь близкую победу, Данзо, сначала, мысленно приказал Саске убрать Сусано, а затем, встав, Шимура заставил брюнета поднести свою катану к собственному горлу. Ещё бы секунда, и для Учихи, всё было бы кончено, но, Шестой успел забыть о том, что Саске пришёл сюда не один. Дейдара, столь редко переходивший в ближний бой, спрыгнул со своего творения и устремился прямо на Данзо. Тсукури повалил Хокаге на землю, и в тот самый момент, когда Шестой отбросил его от себя сильным ударом ноги, подрывник резко вогнал два пальца в глазницу Данзо и рванул на себя. Шимура с криком зажал опустевшую глазницу, между пальцев с напором стала выливаться кровь, а Дейдара тем временем попытался запрыгнуть обратно на опустившуюся к земле птицу, но Данзо поймал скульптора за ногу в прыжке и ударил Тсукури всем телом о каменный пол, сделав в граните несколько трещин. Данзо озлобленно поднял Дейдару на ноги и сдавил пальцами его шею, оторвав подрывника от земли. Шестой уже просто рычал от гнева, весь трясся и всё сильнее сдавливал шею бондина. В одной руке он мёртвой хваткой держал драгоценный шаринган, единственное, о чём просил его данна, а свободную ладонь он опустил на руку, сдавившую его трахею. Ртом, находившимся на ладони, Тсукури с искренним, хриплым смехом, укусил Данзо! Последний вскрикнул и отпустил его, но добавил удар коленкой по рёбрам, от которого Дейдара выпал за пределы площадки и полетел на встречу земле, со скалы Хокаге. Его птица моментально среагировала и на большой скорости полетела вслед, за своим творцом, чтобы поймать его, но, это было не так уж важно. Как только блондин исчез с горизонта, Шимура повернулся к ещё не отошедшему от Котоаматсуками Учихе, но Данзо успел сделать всего один шаг, потому как, поражённо услышал откуда-то снизу: - Кац! - вся жизнь успела пронестись у Данзо перед глазами, когда он увидел, что его правое колено обжимает в своих глиняных лапах паук, размером с футбольный мяч. Взрыв, дым, мелкие камни, разлетевшиеся в разные стороны, всё это предстало взору пришедшему в себя Учихе, но, всё это ничего не значило по сравнению с тем, что произошло дальше. Из дыма, странной, припрыгивающей походкой вышел Данзо, и как только он это сделал, вся нога, пониже колена, с противным, булькающим звуком упала на землю. Шимура шёл, по инерции, прыгая на одной ножке и делая каждый вздох похожим на последний. Учиха не почувствовал к нему жалости, или желания покончить со всем. Наоборот, он захотел немного растянуть последнее действие. Саске возник перед прыгавшим Данзо, с презрением скрестив руки на груди: - Куда ты собрался? - Шимура взизгнул, закашлялся, чуть не упал с единственной поддерживающей его ноги, но смог "обойти" Учиху, который даже ему не мешал. Умиравший от кровопотери, Данзо допрыгал до стены, находившейся на площадке, и упёрся в неё руками. Это была не совсем стена, скорее, часть скалы, которая была здесь всегда, с самого основания Конохи. И это стало для Учихи предметом вдохновения, которое он всё же попытался в себе подавить, и вместо того, чтобы поддаться порыву садизма, Саске решил дать умиравшем старику последний шанс. - Эй, Данзо! - Шестой опасливо обернулся на Саске, стоявшего в десяти метрах позади.- Может, извинишься на последок? Это что, так сложно? Мне это никак не поможет, но, почему ты не хочешь просто облегчить совесть? Признай, что то, что ты сделал, было неправильно. Признай ошибку. - Шимура вдруг противно загоготал.
  - ...В одном... Я уверен... Стоя на краю могилы... То, что я сделал, не было ошибкой... И, когда уходила жизнь, из подлых глазок Фугаку, и я, и Итачи... Мы оба знали, что он получил то, что заслужил. Ровно так же, как и твоя сука мать... - Наконец, Учиха выпустил скопившиеся эмоции, и вся та злость и страдания нашли выход в выжигающих взглядом, красных глазах. Злость не могла больше держаться внутри, она устремилась наружу: - Ты хотел стать для Конохи опорой?! Хотел быть значимым?! Хотел стать её частью?! Чтож, прекрасно! Пляши и пой, Данзо, ибо, кусочек тебя останется частью Конохи навсегда, я гарантирую!!! - от каждого из десяти пальцев Учихи, в Данзо устремились копья чидори, а у каждого копья были десятки своих ветвей, и все они, разом врезались в Шимуру. Поднялось облако пыли, от повреждений в скале, а как только оно рассеялось, Саске узрел плод своих стараний. Всё, возле груды камней возле скалы залито багровой жидкостью, на камнях видны изорванные в клочья одеяния, но тела нигде не было. Оно вошло внутрь скалы, оказалось изрублено, и вогнано глубоко в каменную породу молниями. Неожиданно, с напором и холодным ветром, начался дождь, который вывел Учиху из минутного ступора. Вдруг, стало так легко. Мир стал таким ярким, чистым, ничто не вызывало неприязни. Саске поднял руки вверх, подставив лицо под дождь и, затрясся в разливавшемся по телу блаженстве. Весёлый, полный радости клич Учихи можно было услышать по всей Конохе. К Саске подлетел Дейдара, и они посмотрели друг другу в глаза. Они просто сияли, ведь, оба поняли, что вместе с этим кличем, из Учихи ушла вся боль и ненависть. Оба радовались тому, что отныне, Учиха Саске свободен. Правда, эту идиллию прервала группа шиноби, вскоре прибывшая к нукенинам. Ино, Киба, Шикамару, Орочимару, Какаши, Анко... Вобщем, почти все явились с одновременной радостью и лёгкой тревогой, а Шино выглядел напугано.
  - Что-то случилось?
  - Наруто...
  - Что с ним?!
  - Не бойся, с ним всё хорошо, но он в больнице. Пойдёшь к нему?
  - Даже не спрашивай!
  ***
  
  Узумаки лежал в постели, без сознания, рука его была перевязана, по капельнице в вену вливалась плазма, а рядом с ним сидела Хината, прямо так и уснувшая, с облегчением и смертельной усталостью на лице. Забавно, он здесь не больше двух часов, а кто-то уже принёс ему цветы. На открытке явно что-то приятное, но Учиха посчитал, что не вежливо её читать. К Саске подошла медсестра, которая выглядела чем-то заинтересованной.
  - Вы с ним близки?
  - Я на это надеюсь. А что?
  - Тут такое дело... - медсестра достала записную книжку, - примерно минут десять, будучи без сознания, он стал постукивать пальцем по кровати. Это была азбука Морзе. Я проверила, и, он всё повторял два слова, и при этом, так широко улыбался. Может, вы знаете, что это значит? Мне любопытно.
  - Что за слова?
  - "Поздравляю, Саске"! Наверное, миллион раз повторил. - Саске не смог сдержать добродушного смеха, - Ну, Наруто! Ну ты даёшь!
  16 лет
  
  Наруто очнулся в больничной палате, в полном одиночестве. Через незанавешенные окна пробивался свет фонаря, освещавший вечернюю ночь, а пиканье аппаратов казалось очень громким в пустой комнате. Что-то было не так, Наруто почувствовал это сразу, и его не покидало чувство, словно кто-то за ним следит. Медленно, Узумаки сел, отцепил с пальца пульсометр, снял с груди присоски, с прискорбием обнаружив, что он в был одет в одну из этих богомерзких больничных пижам. Правда, ещё большее впечатление на него произвёл другой комплект одежды, лежавший на тумбочке: белая рубашка, чёрные брюки и пиджак,носки, и дорогущие туфли. Делать нечего, всё лучше, чем щеголять по больнице с голым задом. С лёгким страхом, джинчурики разбинтовал кисть, но, к счастью, с рукой всё было в порядке. Там же, на тумбочке, блондин нашёл все свои кольца, которые он конечно же одел, прежде чем куда-то идти. Наибольшей причиной для опасений послужило то, что в коридоре, в который вели двери палаты, было темно. Все лампочки в больнице словно перегорели. Наруто показалось, что там, в коридоре, пронеслась чья-то тень и тогда, он уже не сомневался в том, что его там ждёт кто-то... Или что-то. "Почему-то вспомнились фильмы ужасов про зомби. Бр-р-р!". Узумаки взял в руки вешалку для капельницы, вооружиашись ей, как битой, и на цыпочках зашагал в коридор. После нескольких шагов в темноту, по правое плечо от себя, джинчурики услышал чьё-то дыхание, и без промедлений, со всей дури жахнул по невидимому врагу. Тут такое началось! Раздалось девчачье "Айййййй!!!!", грохот, падение, и в этот самый момент, включился свет. У потолка висел пятиметровый плакат - "С ДНЁМ РОЖДЕНЬЯ!", а весь коридор был под завязку забит старыми знакомые Наруто, в центре которых он разглядел Саске, державший в руках огромный торт, с шестнадцатью свечками. Возле джинурики, на полу сидела Тен-Тен, потиравшая выросшую на лбу шишку. Все хором проорали: - СЮРПРИЗ!!! - и оставили эмпата, который застыл в боевой стойке, сжимая в руках своё оружие, в таком дичайшем недоумении, что он даже сначала решил, что он галлюцинирует. Где-то внутри сознания, Курама оглушительно расхохотался.
  - Ах вы... Хитрые, хитрые детки! Неужели, сегодня?
  - Ага! Тебе шестнадцать! Уже можно! - в такт словам Кибы, Акамару прогавкал что-то. Впрочем, у этой реплики не было особого смысла, учитывая, что Наруто итак сделал всё то, что можно только взрослым уже в четырнадцать, но, Узумаки обрадовало настроение его друзей. Он не ожидал, что хоть кто-то сможет так непринуждённо к нему относиться, после всего, что было, а тут собралась чуть ли не вся деревня. Все так приветливо ему улыбались.
  - Ребята, вы что, правда на меня не злитесь?
  - Шутишь что ли? Конечно мы злимся! Чёрт возьми, да у всех нас руки чешутся от желания набить тебе рожу! И не обольщайся, завтра, мы тебя всей толпой отпиздим! Но, сегодня твой день рождения, и мы слишком рады твоему возращению, так что, забудем об обидах! Будем отрываться!
  - Что, в больнице? А мы не слишком нашумим?
  - Эта больница построена Данзо. Завтра её снесут, а на сегодняшний день здесь не осталось пациентов. - Учиха, как и все остальные был в смокинге, а все девчонки возле него просто теряли головы. Правда, ещё круче был Дейдара. На нём была чёрная рубашка с короткими рукавами и джинсы того же цвета, и каждый раз, когда подрывник кавайно улыбался, немного сощурившись, и у парней и у девушек, стоявших в радиусе пяти метров шла носом кровь от передозировки кавайности. Саске поставил торт на большой стол, уставленный коктейлями и напитками, и люди как по наитию, начали петь, не оставляя Наруто другого выбора, кроме как задуть свечи: - С днём рожденья тебя! С днём рожденья тебя!!! С днём рожденья, ПСИХОПАТ НАШ! - Саске прокричал последние два слова так громко, что его голос полностью перекрыл всеобщее "Нару-у-уто!", но, Узумаки оценил эту подколку и одним мощным выдохом, задул все свечки. Как только эмпат сделал это, заиграла музыка, началось световое шоу и весь этаж больницы, за несколько секунд превратился в ночной клуб. Ребята явно потрудились на славу, устанавливая разную технику, столы, стулья, еду и выпивку. Саске был беспредельно счастлив проделанной им работе, ведь он был организатором сего торжества.
  - Чего же ты ждёшь, друг мой? Люди ждут от тебя пару слов!
  - Я не думаю, что это так необходимо.
  - Давай, не будь букой! Нам нужна речь! - люди начали скандировать, повторяя за Учихой и буквально выдавливая из блондина столь необходимые им слова. Пожав плечами, Узумаки залез на стол, чтобы все могли его услышать, и ещё раз окинул взглядом своих гостей. Все, с кем он учился в академии, Ирука, Какаши в компании Анко, Шизуне и даже Орочимару. Люди выглядели такими счастливыми, все принесли подарки и ждали момента, чтобы вручить их имениннику. И люди определённо ждали, что этот вечер им запомниться на всю жизнь. У Наруто загорелся огонь в глазах, захотелось оправдать надежды вновь обретённых друзей. - Добро пожаловать на самый адский вечер в вашей жизни! Вполне может быть, что об этой ночи, вы будете рассказывать своим внукам! И в этих рассказах будет много цензуры! Знайте, что люди, достаточно трезвые, чтобы вспомнить своё имя, выпущены отсюда не будут! Ну что, устроим праздник? С бухлом, блекджеком и... Саске, здесь ведь есть проститутки?
  - Парочка найдётся!
  - Праздник с бухлом, блекджеком и шлюхами! Хотите?
  - ДА!
  - Тогда вы попали куда надо! И, да, помните, что Какаши женат... Развращайте его только, когда Анко не смотрит! - Наруто поднял со стола бутылку коньяка, - Вздрогнем!
  - ВЗДРОГНЕМ!!!
  
  ***
  
  
  - А теперь мой, мой! - Какаши протянул джинчурики, сидящему на куче больших и маленьких коробок от подарков, толстый конверт. Наруто с интересом развернул упаковку, поскольку ему правда было интересно, кто что подарит. В конверте находились книги Джираи, причём одну из них, Узумаки видел в первый раз.
  - Не знал, что эросанин выпускал что-то кроме своей пошлятины.
  - Я тоже. Но, вчера он прислал свою самую первую книгу, и попросил передать её тебе... Не хочу показаться наглым, но, можно, я её одолжу? Почитать хочется.
  - В твоём духе, Какаши! Бери конечно. - Хатаке похоже уже давно терпел, и наконец-то получил разрешение, которого он так ждал. Наруто вспомнил, как при их первой встрече, копирующий ниндзя держал книжку в руке точно так же, как сейчас. Дейдара проскользнул к эмпату через толпу и вручил джинчурики маленькую стеклянную баночку, внутри которой, в жёлтоватом растворе плавал глаз Шисуи. Наруто не отрывал взгляда от шарингана, но Узумаки показался Тсукури расстроенным, и подрывник решил извиниться за не самое лучшее качество своего подарка: - Понимаю, вырвал грубо и под корень, но, надеюсь, на что-то ещё сгодится...
  - Дейдара, ты приблизил меня к цели, спасибо тебе огромное. Я твой должник, дружище!
  - Но, почему Вы грустный такой?
  - Я не вижу здесь двух девушек... Особенно важных, дорогих мне людей. Вот и расстраивает меня их отсутствие.
  - А о ком Вы? У меня есть список всех, кто должен сегодня явиться. Может, они просто ещё не пришли?
  - Хината и Карин. - Дейдара достал длиннющую, свернутую трубочкой бумагу и пробежался по списку: - Такс, Инузука Киба, Шикамару Нара, Рок Ли... Орочимару, я, Саске... Зелёный Слоник, левая нога Волочковой, корабль травы... Вот они, Узумаки Карин и Хьюга Хината! Придут, не волнуйтесь! Вы пока развлекитесь, повеселите народ. А то мы такого людям понарассказывали, что Вы теперь просто обязаны всех удивить. - Орочимару даже перестал зажимать в углу подвыпивших молодых... кхэм, людей, чтобы внести свой вклад: - О, Наруто-кун, а покажи им ту шнягу!
  - Ой, ты уверен? В прошлый раз, дело кончилось пожаром...
  - Людям понравится, я гарантирую! Даже я в прошлый раз был удивлён!
  - Тогда, мне нужно как можно больше стаканов и самбуки!
  
  ***
  
  
  Наруто, держа в губах незажжённую сигару, выложил на полу целую пирамиду из граненых стаканов и рюмок, на вершине которой стоял огромный полулитровый бокал. От бокала, ручьями в стаканы стекала самбука, наполняя все сосуды до краёв. На всё дело ушло целых шесть бутылок, и ни одной капли Узумаки не проронил мимо.
  - Саске, огоньку дай! Только, не переусердствуй... Пожалуйста! - Учиха медленно, с показухой сложил наиболее часто используемые печати и выпустил изо рта крошечный шар огня, который прилетел точно в верхний бокал. Алкоголь во всех сосудах загорелся, но, как-то так вышло, что пламя из бокала на секунду поднялось на несколько метров и устремилось прямо в лицо Наруто. Люди вскрикнули, но как только Узумаки стал хохотать, чуть ли не давясь дымящейся сигарой, и убрал руки от своего лица, шиноби и сами стали оглушительно громко смеяться, хватаясь за животы. Мало того, что эмпат приготовил горящую самбуку на сто человек, и при этом зажёг сигару о пламя, он ещё и сжёг себе брови, и теперь выглядел даже смешнее, чем Ли. Узумаки поднял бокал, и последовав его примеру, люди расхватали стаканы, но, блондин вдруг замер, держа его у самого рта.
  - А что это я один всё время больше всех пью?! Дейдара, а ну иди сюда! - Узумаки вручил Тсукури свою "тяжкую" ношу, - Слабо?
  - Да раз плюнуть! - подрывник задул огонь и уже собрался опрокинуть в себя пол-литра, но Наруто его прервал: - Не-не-не! Не всё так просто! Слабо выпить всё это ртом, который на руке? - Тсукури с вызовом хмыкнул, хрустнул пальцами и стал спаивать свою правую ручёнку. Казалось, что рот на ладони подрывника улыбался во все свои тридцать два зуба, жадно глотая самбуку. "ПЕЙ! ПЕЙ! ПЕЙ!" подбадривала его толпа, а бокал всё пустел, в то время как джинчурики Исобу морщился. Допив самбуку, Дейдара гордо поднял руки вверх, на лице появилась кривая, но такая довольная улыбка, люди захлопали ему, после чего подрывник, подобно самолёту, и даже издавая отдалённо напоминавшее звук вращающейся лопасти "Бзююю", полетел куда-то, двигаясь пьяным зигзагом. Саске вышел к Наруто, оба взяли по стакану и чокнулись, но увидев, что к ним идёт Шикамару, решили подождать его.
  - А вот и человек, благодаря которому, мы сегодня веселимся, а не горбатимся на Данзо! - Узумаки всунул Наре третий стакан, - Предлагаю выпить за ДАНЗО! Плохой тебе дороги на тот свет, старик! - троица залпом выпила, и тут Наруто разглядел в толпе ту, кого он так ждал. Хината оделась в красное платье, едва доходящее до колен с тонкими лямками, спадающими с плеч. Девушка одела серебряные серёжки с маленькими рубинами. Узумаки впервые за долгое время видел её такой счастливой, с яркими, горящими жизнью глазами. Вот он, тот лёгкий румянец, который не появлялся на щеках девушки все эти годы. Смущенная общим весельем, немного беззащитная, но при этом так добро улыбающаяся... Такую Хинату Наруто знал и любил, и он был несказанно рад её возвращению. Пока Саске с Шикамару над чем-то смеялись, эмпат, как джентльмен, протянул девушке руку. Хината не смогла сдержать лёгкого смеха, увидев безбровый лоб джинчурики, а последний добродушно улыбнулся в ответ на её реакцию. "Богиня... Вот и настал момент, когда способность что-то чувствовать принесла нечто приятное". Наруто потянул наследницу великого клана за собой, к диванчику, на котором храпел с догорающим косяком во рту, Ирука-сенсей! Учитель академии! Узумаки спихнул его ногой и сел вместе с девушкой, заставлявшей его испытывать нечто новое, неизведанное.
  - Я рад, что ты пришла.
  - Прости, что задержалась. Карин-сан помогала мне подобрать подходящий наряд... Мы с ней успели подружиться.
  - Ммм, какой у неё развратный вкус. - Хьюга залилась краской и инстинктивно прикрыла вырез на груди.
  - П-прости!..
  - Вообще-то, мне нравится. А ты стала такой, как раньше... Почему?
  - Точно не знаю... Думаю, дело в том, что ты вернулся. Теперь, все могут стать самими собой, ведь Коноха станет прежней, с твоим возвращением...
  - Но, ты же знаешь, что я сделал массу... Не самых хороших вещей? Я не тот Наруто, которого вы все знали. И никогда им не был. То была лишь модель поведения, деревенский дурачок, которого никто не принимал в серьёз. Тебя это не беспокоит?
  - Нет. Узумаки Наруто, которого я знала, был самым весёлым человеком во всей Деревне Огня. Человек-сюрприз, смех которого можно услышать за три дома, шиноби, который скрывал ото всех истинные чувства за улыбкой. Так что же изменилось?
  - Хм... Теперь я скорей уж человек-передозировка. - Хьюга тихо прыснула в кулачок, и, увидев её в новом свете, прощающей ему всё, Узумаки окончательно убедился в том, что он влюблен в эту девушку. "День рожденья. Хороший день, чтобы признаться в любви. Но, хотя бы это, я должен сделать правильно", - Хината, я отлучусь на секунду? Никуда не уходи.
  - Хорошо. - Узумаки скрылся в толпе, в поисках Карин, чтобы расстаться с ней. Тут же на его место рухнул Орочимару, удивлённо взглянувший на Хинату.
  - А ты... Ик! Почему не пьёшь?
  - Я-я никогда не пробовала алкоголь! И, кажется, не очень хочу пробовать...
  - Сегодня Наруто шестнадцать лет! Ты наверное пропустила его речь? Он сам сказал... Бля, я уже не помню, что он там сказал. Но, тут принцип один и тот же! Любишь именинника?! Тогда пей! - санин сунул девушке в руки полный стакан.
  - Н-но...
  - Любишь Наруто?! Тогда, до дна пей! - а тем временем, кто-то включил Boom Boom Pow, и Дейдара, как по сигналу, запрыгнул на часто используемый как сцену, стол.
  - Люди! Замечательные люди Конохи! Ой... Как вас много! Ну, я что хочу сказать. Всю свою жизнь, я посвятил искусству! А искусство бывает самым разным! Брутальным и нежным, авангардным, готичным... И вот эта песня идеально описывает моё искусство. Искусство это взрыв, и искусство это...
  - БУМ?
  - Нет, стриптиз! - Тсукури порвал на себе рубашку и по всей больнице пронёсся визг экстаза десятков девушек.
  ***
  Наруто завёл родственницу в ванную комнату одной из больничных палат, чтобы их разговор остался не услышанным.
  - Карин, мы с тобой уже давно застряли в этой "серой зоне". Пора определиться. Думаю, ты согласишься со мной в том, что мы с тобой никогда не подходили под определение влюблённой пары. Мы семья, и я всегда буду оберегать тебя, заботится о тебе, но...
  - Но не любить?
  - Прости... Я... Я не знаю, что ещё сказать.
  - Но... Ты смог полюбить кого-то? Я имею в виду беззаветную любовь. Ты нашёл человека, помимо Саске, для которого найдётся место в твоём сердце?
  - Да. Я уверен в этом.
  - Тогда, я несказанно рада за тебя. Правда.
  - ...Почему?
  - А разве не очевидно? Наруто, я и представить себе не могла, что когда-нибудь, ты сможешь влюбиться. Мне казалось это невозможным. Именно поэтому, я и рада за тебя! Чудеса случаются! Теперь, я могу быть уверена, что ты найдешь своё счастье. Иди же, и признайся в любви! Можешь считать это моим подарком! - блондин обнял девушку и быстрым шагом вернулся на устраиваемую Дейдарой, чуть ли не оргию, а Карин ещё несколько минут стояла на месте, проливая немые слёзы.
  Дейдара уже вошёл во вкус и начал томно расстёгивать ремень. Тсукури был с головы до пояса покрыт следами от помады, со всех сторон к нему тянулись руки. А Дейдара, совмещая лунную походку и раздевание, проходился по уже накатанной дорожке... Накатывая на ходу какую-то другую, белую, порошковую дорожку прямо с тыльной стороны ладони. Наруто вернулся к дивану, но Хинаты там уже не было. Нейджи вёл дочь главы клана к выходу, пока та засыпая на ходу, опиралась на двоюродного брата. Увидев Наруто, наследник побочной семьи поздоровался, не прекращая шагу.
  - Что с ней?
  - Пьяна. Всего один стакан! Даже как-то стыдно...
  - Я её на пару минут оставил! Ну как так?!! Покажи мне человека, который напоил её и я его семь раз отъе...победю!
  - Я бы рад, но я его не видел. Кстати, вот, держи. - Нейджи достал бархатную коробочку, и бросил её в руки джинчурики, - Хината хотела подарить это тебе. Считай это подарком от всего клана. Всё же, это большая честь. - по неясной ему самому причине, Наруто не стал открывать коробочку а просто сунул её в карман брюк. Внезапно, ему стало ужасно одиноко, а ведь вокруг было так много людей. Срочно было нужно найти компанию.
  - А ты не видел Саске? Что-то его нигде нет.
  - Видел! Он выходил подышать свежим воздухом... без штанов. Чтож, весёлой ночи тебе! Завтра у тебя много дел. - Нейджи вышел из больницы, а Наруто решил вернуться к толпе и забрать у народа Дейдару, чтобы скрасить столь неясное одиночество в таком оживлённом месте. Чья-то тяжелая рука похлопала Узумаки по плечу, а когда он обернулся, ему улыбнулась брюнетка с короткой стрижкой из Деревни Камня.
  - Ты не знаешь, где мне найти братика Дейдару?
  - Чего? А ты сама не видишь? - Наруто пальцем показал на уже зарывшегося в чью-то грудь подрывника, и брюнетка злобно сжала кулаки.
  - Спасибо! - внучка Цучикаге подошла к пока ещё не заметившему её скульптору и дёрнула его за хвост, чуть не сорвав с Тсукури скальп.
  - Куротсучи?!!
  - Ну здравствуй, блудный братишка! Что, страшно? И правильно, ведь я тебя сейчас отпобедю во все места! Хренов Казанова!
  
  ***
  
  
  Наруто заперся в ванной, сел в саму ванную с бутылкой и делал крупные глотки. Орочимару дубасил в дверь, уговаривая эмпата выйти и продолжить веселье.
  - Наруто! Наруто, выходи! Тут у меня такое... Ахххх... Ой... Нежнее, Люда, нежнее...
  - На сегодня, с меня хватит.
  - Ты хоть знаешь, сколько сисек я насчитал в этой комнаете?.. ОДИННАДЦАТЬ!!!
  - Оставь меня в покое.
  - Ну выйди! Уау!.. Арбузы, арбузы... Хая-я-йя-хая-я-йя! Кхоо!!!.. О! О! О! О!
  - У тебя инсульт?
  - О, дааа!.. Нет, а что?
  - Ну тогда вали нахер. - змеиный санин хмыкнул и продолжил издавать свои звуки из мира животных, а к Узумаки, через окно стал залетать песок, из которого постепенно формировался человек. Причём, формировался прямо в ванной, напротив джинчурики. Кто мог подумать, что спустя столько лет, Гаара не забудет про особенность сегодняшней даты и пришлёт своего клона в такую даль. Наруто вообще никак не отреагировал, и тупо протянул Казекаге бутылку.
  - Будешь?
  - Я же песчаный клон. Жидкость для меня губительна. Но, спасибо. Давно не виделись, верно?
  - Слишком давно.
  - Я рад, что ты жив. Знал бы ты, как без тебя грустно.
  - И как, нравится тебе быть Казекаге?
  - Шутишь? Скучно, нудно и бесперспективно. А ведь завтра Коноха должна будет представить феодалам нового Хокаге. Я предлагаю тебе предложить свою кандидатуру.
  - Ты же сказал, что это скучно.
  - Но, лучше тебя на эту роль никого нет. Хотя, всё же, тебе вряд ли понравится... А помнишь, как всё было, когда мы в первый раз встретились? Какими мы были...
  - Ещё бы. Ты ведь мой первый знакомый, с схожим складом ума. Мы оба были непредсказуемыми, жестокими, способными на всё, что угодно. А теперь, мы оба стали скучными. И сегодня, мы оба без бровей. Мы так похожи, что даже жутко становится... Знаешь, я всё хотел спросить у тебя...
  - Что?
  - Каково это? Когда из тебя вытаскивают биджу?
  - ...Тебе лучше не знать. Участь, хуже смерти. Такого и врагу не пожелаешь.
  - Но, ты остался жив. В отличие от других.
  - Да... Прости, но я не смог доставить тебе подарок. А ведь я хотел, честное слово.
  - Лучший мой подарочек, это ты!
  - Ха-ха-ха! Ты на секунду стал самым противным гомосеком в мире! Ладно, мне наверное, пора исчезнуть.
  - Нет. Не уходи. Сегодня ведь мой день рожденья. Я не хочу оставаться один. Просто, посиди рядом, хорошо?
  - Хорошо.
  Взгляды, полные призрения
  
  Саске и Орочимару находились в магазине одежды, возле кабинки для переодеваний, в которой их друг всё никак не мог решиться с выбором нового гардероба.
  - Наруто, быстрее давай! Феодал ждёт!
  - Вы будете смеяться! - донеслось за плотной тканью штор.
  - Нам же не пять лет! Не бойся!
  - Ладно, но учтите, что вы сами просили поменьше чёрного... - когда Узумаки вышел, у нукенинов отвиснули челюсти.
  ***
  
  Феодальный совет уже давно собрался, и теперь десяток различных высокопоставленных лиц сидел за длинным столом, в зале заседаний. Люди махали веерами, обсуждали политику, а сам феодал Страны Огня положил голову на руку и раздражённо постукивал пальцами по столу. Он был одет в дорогую белую рясу, седые волосы прикрывал головной убор. Жители Конохи, которые давно должны были присутствовать здесь, опаздывали уже на полчаса, и феодал начинал терять своё терпение. Парадные двери со скрипом распахнулись, и совет оживился, все устремили взгляд в сторону дверей. У Шикамару и Шикаку на данный момент было местами побитые, и слегка опухшие лица, большие мешки под глазами. Но, отнюдь ни это столь поразило политиков, что многие из них едва не попадали со стульев. За этой троицей шли самые опасные преступники Страны Огня. Саске, Наруто, успевший восстановить свои бровки и Орочимару, которого не все сразу узнали из-за его нового, молодого тела. Наруто был в новой одежде, состоящей из белоснежной кофты с капюшоном, в глубокие карманы которых он спрятал свои ладони, и чёрных брюках, на штанинах которых нарисованы золотистые языки пламени. Вот эта тройка действительно выглядела просто ужасно. Нукенины шагали медленно, накренившись вперёд и свесив руки чуть ли не до самого пола. Взгляды потухшие, лица несчастные. Ужаснейшее похмелье.
  - Ч-ч-что о-они здесь делают?! - отступники полностью проигнорировали реакцию людей, без особых приветствий рухнули на стулья и облокотились о стол. Причём, все те, кто сидели с ними на одной стороне повскакивали и прижались к разным углам, словно в зал вошли прокажённые. В отличие от людей из знатных родов, джонины и Шикамару сели рядом с нукенинами.
  - Это покушение?!! Отвечайте нам! - феодал пока молчал, а за него говорили другие деятели.
  - Не грузите... И дайте минералки. - если бы Шикаку не выглядел таким спокойным, люди бы уже давно подняли тревогу.
  - Кто-нибудь объяснит нам, почему государственные преступники спокойно разгуливают, и никто не пытается их задержать? - наконец и феодал вступил в разговор, стараясь вести разговор дипломатично, дабы не навлечь на себя беду.
  - Почему обязательно начинать с того, что мы преступники? Вся деревня уже считает нас героями. Вы что, станете спорить с народом?
  - Но вы убили Шестого Хокаге, я прав?
  - Однако он был диктатором, который, к тому же, применял незаконные методы обучения и запрещённые техники.
  - А как же Пятая Хокаге?
  - Её тоже убили не мы. В её смерти виноваты акацуки.
  - Мы можем поверить вам на слово?
  - Свидетелей у вас всё равно нет. Не станете же вы обвинять нас в преступлениях, которые вы не можете доказать? Это касается каждого преступления, в котором нас якобы уличили. Хоть один человек видел, как я кого-то убил? Или, как Саске прикончил Данзо?
  - Нет, но, в преступлениях Орочимару ни у кого не остаётся сомнений. Чем вы ответите на это? - Узумаки немного замешкался, но Шикамару пришёл ему на помощь: - Орочимару официально перестал быть шиноби Конохи в день, когда он основал Деревню Звука и стал её частью. Наруто и Саске так же были её полноправными жителями, а это означает, что за любое преступление, которое никак не коснулось других деревень, они ответят перед Отогакуре.
  - Хо... А ты собственно кто для этих людей?
  - Я... А я... - эмпат и обладатель Вечного Мангёкё Шарингана и положили руки на плечи Нары.
  - Он наш советник.
  - Вот как... И, что теперь?
  - Ну, раз мы больше не преступники, может кто-нибудь принесёт нам минералки? - феодал с усмешкой хлопнул в ладоши, и один из его приближённых подал новоиспечённым сознательным гражданам по бутылке воды. Когда Узумаки принимал минералку у водоноса, несчастный мужчина дрогнул, а джинчурики улыбнулся. - Бу! - водонос отскочил от блондина и едва не перевалился через стол, а придя в себя, поспешно удалился, зная, что он уже уволен.
  - А теперь... - Наруто прикончил свою минералку, - поговорим о делах. О будущем Листа.
  - А у вас уже есть на него свои планы?
  - Для начала, займёмся перестройкой Конохи. Вернём ей изначальный вид. И, конечно, нельзя забывать о том, что этой деревне нужен Хокаге. Обычно, титул каге получает сильнейший ниндзя в деревне, но, тут появляется дилемма...
  - Какая?
  - Сильнейшие, это я и Саске. Мы абсолютно равны по силе. Нет, вы конечно можете усадить нас в одно кресло Хокаге, но, сев Саске на колени, я дам новый повод для несправедливых, а иногда и справедливых слухов на наш счёт. Нас и так считают заядлыми кунаеглотателями, так что, увольте!
  - Но, Хокаге всё же нужно назначить.
  - Несомненно. А, раз сильнейшего шиноби назначить мы не можем, назначим умнейшего.
  - Хотите поставить на столь важный пост Нару Шикамару?
  - Хотелось бы, но, наш друг слишком ленив для этой должности. Тут в свою роль вступает Шикаку, его отец. - Нара старший склонил голову в поклоне перед феодалом.
  - Для меня, это будет честью.
  - Это ваше окончательное решение? Тогда, я попрошу вас ненадолго нас покинуть. Мы примем решение и вы сможете вернуться и услышать его. - вся компания понимающе кивнула и вышла из зала, закрыв за собой двойные двери. Наруто достал сигарету и несколько раз чиркнул зажигалкой, неосознанно заставив Шикамару с горестью вспомнить об умершем учителе. Несколько минут в коридоре царила полная тишина, пока Наруто выдыхал облака дыма. Вспомнив о том зрелище, которое он ещё недавно увидел, Узумаки хихикнул, а Учиха скрипнул зубами.
  - Ну я же просил тебя забыть о том, что ты сегодня видел!
  - Прости, но это просто невозможно выкинуть из памяти!
  - О чём речь? - подключился Шикамару.
  - Речь о том, как я, в пять утра, лёжа в ванной получил от Саске сообщение: "Мне нужна помощь... Прошу, забери меня отсюда". Я решил, что с ним что-то случилось и поспешил на выручку. Нашёл его в стрип-клубе, без штанов, прикованным наручниками к шесту.
  - Разве он не мог сам освободиться?
  - Не то, чтобы не мог, просто, ситуация была неудобная. Ему пришлось бы либо сломать шест, либо наручники. Наручники стоят пять тысяч рьё, шест - семнадцать. На бабки попадать никто не хочет.
  - ...Тупость.
  - Возможно. Зато, помогает отвлечься от неприятных мыслей... Ты видел, как они на нас смотрели? Мы для них чудовища. Изгои. Скорее всего, они уже думают о том, как бы им от нас избавится. Сейчас они скажут что-то вроде "Заходите, мы приняли решение", мы зайдём, и нас тут же закуют в кандалы и отправят в тюрьму.
  - А если будем оказывать сопротивление, то отправят в тюрьму самую страшную. Такую, где спят стоя, штабелями друг на дружке. - усмехнулся Саске.
  - Не бойтесь. Феодал разумный человек, и не важно, как бы сильно он вас не боялся, он всегда будет искать себе выгоду. На данный момент, гораздо выгоднее иметь вас в союзниках, чем во врагах. Всё будет хорошо, я точно знаю. - Шикаку говорил спокойно и размеренно, от чего становилось как-то спокойнее. Орочимару стоя от всех в сторонке достал две баночки и достал из них с таким трудом полученные шаринганы, которые Наруто ему доверил на хранение. Санин рассматривал красные, померкшие зрачки, облизывался и исходился слюной. Джинчурики заметил поведение бывшего наставника, выбил из его рук четыре глаза и сжал их в своих руках.
  - Не облизывайся на чужое!
  - Ты же понимаешь, насколько мне тяжело сдерживаться? Почему ты до сих пор не использовал все эти глаза и не открыл путь смерти? Ни себе, ни другим, так что ли?
  - Просто не было времени. Ты что, хочешь, чтобы я сделал это прямо сейчас?! Это опасно и может иметь непредвиденные последствия!
  - Делай, или я имплантирую хотя бы один себе! Это же моя мечта! Хватит меня мучить!
  - Вот умеешь ты принуждать людей к поступкам! Ладно, сейчас! - в левую руку Узумаки взял прежние глаза Саске, а в правой, глаза Шисуи. Наруто точно знал, что делать, и стал направлять огромное количество чакры в свои ладони. Сквозь пальцы начал проникать яркий свет, заполнивший весь коридор, а когда Узумаки раскрыл ладони, шаринганов в них уже не было. Они не лопнули, никуда не упали, а просто исчезли. Наруто выглядел в точности, как и раньше, лишь несколько раз моргнул, чтобы избавится от тёмных точек в глазах.
  - Что изменилось?
  - Да... Ничего. Всё вроде, как раньше. Никаких новых сил, или чего-то такого не ощущаю. - Узумаки сжал кулаки, словно пытаясь вернуть шаринганы на место и спросить у кого-то, что это за кидалово. От раздумий блондина отвлек знакомый скрип дверей.
  - Заходите, мы приняли решение. - "И почему меня это не удивляет?". Шиноби вернулись в зал, где до последней секунды шептались государственные деятели. Наруто швырнул не затушенную сигарету на стол, прямо на ценные бумаги. Люди стали заикаться и тушить уже загоревшиеся бумаги, а что же до феодала? Ему было пофиг! Он даже не посмотрел в сторону бумаг, которые стоили миллионы. Вместо этого, пожилой мужчина благородных кровей не отрывал восторженного, немного детского взгляда от шиноби Конохи.
  - Итак, поскольку мы давно знакомы с Шикаку-саном, мы с уверенностью можем сказать, что из него получится хороший Хокаге... Но, появляется простой вопрос: можете ли вы быть уверенны в нём? Вы ему доверяете?
  - Да. Ни на секунду не сомневаемся в нём, его методах, и том, что он принесёт Конохе пользу.
  - Могу спросить, почему? Он как-то завоевал ваше доверие?
  - Он воспитал Шикамару таким, какой он есть. Разве этого не достаточно? Воспитал гения, тактика и преданного друга, который готов ради товарищей на что угодно. Человек, воспитавший такого гения, достоин воспитывать и жителей Конохи. - феодал довольно улыбнулся.
  - Хороший ответ... В таком случае, мы можем назвать Шикаку-сана Седь...
  - Постойте! Насчёт этого, тут тоже есть проблема. Мы считаем, что этому Хокаге не нужно давать какой-то номер. Шикаку будет Временным главой деревни. Заниматься политикой, финансами и прочим... Но, называя его Седьмым, мы только запутаем людей. В скором времени на этот пост встанет другой, уже полноправный Хокаге, которому уже будет смысл давать число. Так же, по мнению людей, Данзо стал позором Конохи, и сама мысль о том, что в истории он останется Шестым Хокаге противна народу. Предлагаю и его номер не засчитать.
  - То есть, следующий Хокаге будет Шестым?
  - С вашего позволения... Вопрос с Хокаге улажен, теперь, к следующему. Есть ещё одна незанятая и необходимая должность. Нужен глава АНБУ. Для этой должности нужен опытный человек, способный руководить дисциплинированными, преданными деревне шиноби. Тот, о ком все знают, и кого люди будут в меру боятся и уважать. Орочимару подходит на эту роль, как никто другой.
  - Вы издеваетесь? Кто захочет быть в подчинении у этого... - санин сверкнул змеиными глазами на мужчину, который осмелился воспротивится, от чего у подручного феодала в горле встал ком. Орочимару перестал сдерживать свою ауру, в зале стало холодно, и люди могли поклясться, что видят за спиной мальчика, которым стал санин, силуэт змеи.
  - Может быть, вы чего-то не поняли? Мы ведём себя вежливо, приводим какие-то аргументы и даём вам вставить своё слово только потому, что у нас похмелье. У нас просто сил проливать вашу кровь нет, меня и вовсе блевать тянет. И, не знаю как Наруто и Саске, а лично я хочу поскорее закончить с этим цирком и нормально отоспаться. И, если вы будете тянуть резину и выдвигать свои условия, я вас всех убью и в огромных баночках заспиртую. Шикаку становится временным Хокаге, я глава АНБУ, и мы все снова шиноби Конохи! Возражения? - от хриплого голоса санина, государственные деятели поёжились на стульях, после чего, хором выпалили: - Возражений нет! - феодал что-то шепнул своим людям, те в спешке выбежали из зала, а минуту спустя, вернулись с тремя протектерами, носящими символ Листа. Узумаки надул щёки, вспомнив, что ему опять придётся носить бандану, от которой он уже успел отвыкнуть, и завязал протектор на своей шее. Орочимару сделал всё по стандарту, просто закрепив бандану на шее, а Саске привязал его к плечу. Шикаку и Орочимару ещё попросили чуть задержаться, а вот троим подросткам позволили идти. И слава Богу! От Орыча исходила такая неприятная энергетика, что даже Наруто его немного испугался. Он лучше других знал змеиного санина, и знал, насколько сильно тот презирал политиков, феодалов и прочих. Оставалось только надеяться, что Шикаку сможет сдержать его в узде. Троица прошла всего три шага от здания, где проходило собрание, как Учиха и Узумаки усмехнулись и дали друг другу "пять".
  - Поверить не могу, что всё сработало! Кто знал, что вернуться в ряды Конохи будет так просто? - спросил наследник клана Учиха.
  - А ведь я такую околесицу нёс, пытаясь нас оправдать! В голове все мои средние познания о законах и правосудии перемешались и, я вообще без понятия, как этот бред ещё и сработать ухитрился! - смех приятелей прервало громкое урчание, доносящееся из живота джинчурики. Шикамару предложил зайти в пельменную, где они бы могли обсудить свои личные дела. Всё же, не обо всём они рассказали феодалу. Есть тайны, которые можно доверить только друзьям.
  ***
  
  Учиха, Узумаки и Нара уже больше двух часов сидели за столиком в закусочной. Еда давно была съедена, и теперь, они тратили время на разговоры, навёрстывая упущенное, рассказывая Шикамару о вещах, происходивших в последние годы. Нара большую часть времени молчал, издавая тихое мычание и обдумывая все слова бывших нукенинов. В пельменной сегодня было особенно людно и шумно, но, троица старалась не обращать на это особого внимания. Шикамару сильнее всего заинтересовала история о Шести Путях Рикудо.
  - Значит, когда в от твоих рук исходил тот яркий свет, ты активировал путь Смерти?
  - Я не уверен. В этот раз, всё не так, как раньше. Я ничего особенного не почувствовал, когда это произошло... Хотя, у печати, на моей груди всё же появилась новая отметина. Это признак того, что всё сработало.
  - Похоже, быть эмпатом это полнейший гемор...
  - В яблочко! - гомон людской болтавни стал ещё громче, и Узумаки с раздражением потёр уши.
  - Кстати, Шикамару, как впечатления? Ты теперь сын Хокаге, хоть и временного. Приятно, должно быть.
  - Тебе виднее. Ты же сын Четвёртого. Тебе это принесло радость?
  - ...Вопрос закрыт. - подавленно сказал блондин, опустив взгляд.
  - Я тоже так думаю. - теперь уже и Шикамару поёжился на стуле от резавшего уши шума, от чего, Наруто стукнул по столу кулаком и вскочил со стула.
  - Люди, вы совсем... - Узумаки замолчал, увидев толпу, собравшуюся у входа в забегаловку. Ужас овладел джинчурики, сердце замерло, а по спине пробежались мурашки, а всё потому, что он увидел ИХ... Глаза тех людей, что неотрывно смотрели на Наруто и Саске. Изучающий, ни на что не похожий, и в то же время, до боли знакомый взгляд. Холодный, чужой, столь плохо сочетавшийся с добродушными улыбками на лицах этих людей. "Почему..? Они так... Смотрят на меня? И почему... Саске и Шикамару кажутся такими довольными?".
  - Что... Происходит? Почему люди на нас пялятся? - прошептал содрогающийся от неясного страха джинчурики. Шикамару сдвинул брови над носом, не веря, что Наруто правда не понимает причины такого поведения.
  - Вы с Саске организовали восстание, стали настолько сильны, что многие сомневаются в том, что вы вообще люди, плюс ко всему, вы выглядите в тысячу раз лучше, чем два года назад! Сложи все эти факты, и вы...
  - ...Популярны. - как только Наруто это сказал, толпа окружила их столик, люди стали требовать автографы, задавать тонны вопросов. Шикамару тоже не остался без внимания, и Нара с Учихой явно были рады тому, как к ним относятся, в то время как Наруто вжал голову в плечи и прикрыл лицо руками, словно это может помочь.
  - Наруто-сан, а Вы правда любите убивать? - вот ведь нашёлся среди всей этой толпы идиот, задавший этот вопрос. Впрочем, посмотрев на этого человека, Узумаки понял, что это не просто какой-то зевака, который решил изводить его неприятными разговорами. Это был мужчина, не так давно, потерявший смысл жизни, Господина, и товарища за один день. Это был Фу, бледный и взмокший, с рукой в гипсе. Его, похоже, лихорадило, но, Яманака нашёл в себе силы, чтобы отыскать джинчурики.
  - Вам понравилось убивать моего друга? Вы хоть его помните? - всё никак не отставал Фу.
  - Я не...
  - Не виноват? Конечно, Торуно ведь держал тебя в подвале! Вот только... Зачем было его убивать? Ведь, ты мог просто его обезвредить. Это же так просто, а со всеми существующими ниндзюцу, обездвижить живого человека не сложно... Тебе просто нравится чувствовать кровь на своих руках, да? - Саске уже собрался выгнать Фу взашей, но, Наруто выбежал из закусочной раньше, ничего не сказав. Фу погнался следом, а Учиха не смог протолкнуться сквозь вновь сомкнувшиеся ряды людей.
  ***
  
  - Наруто-сан, подождите! - Яманака уже откровенно язвил. Сколько он задал колких вопросов? Сотню, не меньше. Вместе с эмпатом, он углубился в город, а поскольку сейчас самый разгар дня, чрезвычайно много народу. Узумаки пытался сбить хвост, прыгая по крышам домов и петляя по узким переулкам, но Фу всегда нагонял его. Впереди, к своему удивлению, Наруто заметил Хинату. Она вместе с Ханаби гуляла по городу, и, похоже, ещё не заметила Узумаки. Джинчурики не хотел сейчас попадаться ей на глаза, и, натянув капюшон на глаза, чтобы никто не увидел его лица, парень решил покончить со своим преследователем прежде, чем тот привлечёт внимание. Он резко обернулся и толкнул не успевшего среагировать мужчину.
  - Оставь меня в покое! - но, как только Наруто коснулся Фу, руку словно обожгло огнём, Узумаки одёрнул ладонь от застывшего Яманаки, и вслед за рукой, от рыжеволосого потянулось голубоватый силуэт, похожий на человека. Фу отшатнулся от джинчурики, силуэт окончательно отделился от тела Фу и слился с Наруто. В голове эмпата с неимоверной скоростью закружились воспоминания, бесконечные эпизоды из чужой жизни. Узумаки словно увидел всю жизнь Фу, его же глазами. От рождения и до сего дня, причём, каждая мысль Яманаки так же передалась джинчурики. И, весь этот огромный отрезок времени пролетел так быстро, за доли секунды. Ощущения пренеприятные, в голове зазвучал церковный набат. Придя в себя, Узумаки увидел Фу, и ужаснулся. Яманака запрокинул голову, его глаза полностью закатились и он покачивался на месте, готовясь к падению. Наруто узнал эти уже наизусь выученные, хаотичные движения без труда. Фу был мёртв. Вот она, сила Смерти. Способность вырвать из человека душу и узнать о нём всё. Все мысли смешались в кучу: "Что делать?! Все решат, что я специально убил его! Не хочу, не хочу снова бежать из Конохи! Сука, ещё и Хината рядом! Она не готова! Не готова, чтобы увидеть эту сторону моей личности!", в итоге, Наруто просто подхватил Фу, не придумав ничего лучше, но, от этого, голова Яманаки запрокинулась ещё сильнее, в положение, на которое не способен живой человек. Кто-то это заметил, раздался массовый крик, и теперь все смотрели на Узумаки, чьё лицо до сих пор не было замечено.
  - Убийство! Прямо здесь, среди дня! Боже... Держите его! - разные голоса, разные, затёртые до дыр, банальные реплики, несущие общий посыл, а Узумаки не мог сдвинуться с места. Он посмотрел, на лица наблюдавших за ним людей, и вновь увидел в их взглядах что-то знакомое, неприятное. Но, увидев тот же взгляд даже у Хинаты, он вспомнил, где он уже его видел. "Точно... Эти глаза. Эти холодные, полные презрения глаза. Я ловлю на себе их взгляды... Всю жизнь. Так на меня смотрели в детстве, и сейчас, когда никто не знает, кто я, это происходит снова... Ты тоже презираешь меня, Хината? Или, если бы ты знала, что это я, твой взгляд стал бы немножко добрее? Больно... Сердце сжимает обида. Неужели, я ничего не могу изменить? Вы всегда будете так смотреть на меня?.. Нет, я точно знаю, что мне ничего не стоит наполнить ваши холодные взгляды ужасом и отчаянием. Разрывая вас на части, превращая в кровавое месиво тех, кто когда-то были людьми, вырисовывая алые узоры на вашей коже, и высекая из уст мольбы о милосердии, я увижу в ваших глазах страх, а не презрение... А ведь, ещё вчера, кто-то из вас улыбался мне. Фальшь, всюду фальшь, в голосе, в улыбках, словах и жестах. Бесит! Но крики, они всегда настоящие, нежно ласкающие мой слух. Ваш смех мне противен... Ненавижу". Странное чувство овладело джинчурики, захотелось крови, и он не стал сопротивляться. Губы скривились в никому не заметной ухмылке, когда Узумаки отпустил Фу, позволив его трупу с шумом ударится о землю, а освободив руки, Наруто потянуля за кунаем. Вдруг, чья-то рука легко легла на плечо джинчурики, и Наруто безразлично обернулся. За его спиной стоял Дейдара, который, похоже, уже давно понял, чьё лицо скрывает капюшон, и теперь, испуганно смотрел на Наруто.
  - Данна... Что с Вами? - голос напарника привёл Узумаки в чувства, тот поражённо расширил глаза, поняв, что он чуть не совершил непоправимое. Ноги Узумаки подкосились, руки задрожали, и поняв, что сам он сбежать не сможет, Наруто жалобно прошептал: - Пожалуйста, забери меня отсюда... - Тсукури кивнул, раздавил в руке дымовую шашку и прыгнул на крышу соседнего здания, оттащив Узумаки за собой. Никто так и не увидел его лица, только Хината ещё долго смотрела двум джинчурики вслед.
  - Со мной... Что-то не так. - сказав это, Узумаки замолк, и до конца дня, не произнёс ни слова.
  Четвёртая мировая война... Конфликты Каге
  
  С назначения Шикаку на пост Хокаге, Коноха постепенно стала прежней, люди оправились от недавнего мятежа, а домам был возвращён прежний уют. С ликом Данзо на скале Хокаге тоже кое-что сделали: ему придали нейтральный вид. То есть, от лица оставили лишь большой овал, который можно было превратить в любое лицо следующего Хокаге. И место экономит, и память о Шимуре делает ещё более незначительной. Орочимару устроился в подземелье Корня, обустроил там лабораторию для экспериментов, и теперь, наслаждался каждой секундой своей жизни. Он всегда питал слабость к трём вещам: власти, подопытным и подземельям. В данный момент, в это прохладное, осеннее утро, глава АНБУ построил новобранцев в ряд и начал вести с ними довольно странную беседу.
  - Кто я?
  - ГОСПОДИН ОРОЧИМАРУ, НАШ ГЛАВА И ЛИДЕР!
  - Не правильно! Я - ваш царь и Бог! Я ваш лучший друг, если будете выполнять все мои приказы, как надо, и худший ночной кошмар, если вы меня разозлите! Я - КАМИ-САМА!
  - ДА, КАМИ-САМА!
  - А кто вы?
  - МЫ - ЗАЩИТА КОНОХИ!
  - А кто вы для меня?
  - ВАШИ ГЛАЗА И УШИ, ВЕРНЫЕ ПОДЧИНЁННЫЕ И ЛИЧНЫЕ СЛУГИ!
  - Кто побеждает всегда и везде?
  - КА-МИ-СА-МА!
  - Кто так же ловок, как змейка в норе?
  - КА-МИ-СА-МА!!!
  - Молодцы, дети!
  ***
  Саске вызвали в резиденцию Хокаге, и пока он поднимался по ступенькам, Учиха задумался о том, что он в последнее время очень редко видится с Наруто, всё же, теперь, у него весь день забит разной работой. За каких-то три недели, Учиха выполнил целых три миссии ранга S, и ещё пять B ранга. Его словно специально заставляли сутками пахать. Брюнету даже собираются поручить команду генинов, а это будет означать только одно - свободного времени останется совсем мало. Хотя, если подумать, Наруто сам избегает общения с Саске, как и с любым другим человеком. Саске пообещал себе проведать его сегодня же, и без стука вошёл в кабинет Шикаку. Всё же, у них были скорее дружеские отношения, нежели деловые.
  - Звали? - Нара отвлёкся от чтения важных бумаг, полжив их в полку своего рабочего стола, и предложил Саске присесть.
  - Да, звал. Появились важные новости, и, думаю, что мне понадобится твоя помощь... Ты слышал о Стране Железа?
  - Пристанище самураев? Слыхал.
  - Намечается собрание Пяти Каге, и оно поведется именно там. В этом холодном крае...
  - Собрание Каге значит? Чтож, это, наверное, хорошо. Вам есть, что обсудить с главами других деревень. Только, не понимаю, причём здесь я?
  - Ты пойдёшь в Страну Железа со мной, - Учиха поперхнулся воздухом, от уверенности в голосе Нары. Он терпеть не мог холод, как и длинные путешествия.
  - Зачем я вам? От меня будет мало пользы в подобных политических делах.
  - Нет, ты не прав. Ты необходим, чтобы защищать его. Наруто.
  - Ему нужна защита... От Каге Великих Деревень? Звучит бредово.
  - От чего же? Ты знаешь, скольких биджу акацуки уже запечатали? ШЕСТЬ, - Саске шокировано уставился на Шикаку, прожигая его взглядом чёрных как тьма глаз - Чудовищное число, не правда ли? Их осталось всего трое. Восьмихвостый, Киллер Би, трёххвостый, Тсукури Дейдара и Наруто. Кто знает, на что пойдут Каге, чтобы остановить это безумие? Продолжат ли они оказывать акацуки отпор, или же, пойдут с ними на сделку? Мы этого не знаем. А у Наруто дурная репутация, и шанс того, что кто-то станет заступаться за него, в случае необходимости, очень мал. Ты его знаешь лучше, чем я, и твои слова будут убедительнее. Сделай это ради него.
  - Эхх... Хорошо. Когда выдвигаемся?
  - Сегодня, через пару часов. И, мы не выдвигаемся, а вылетаем, - в этот момент, в кабинет зашёл Дейдара, с внучкой Цучикаге. Они с Саске теперь носят униформу АНБУ, только без масок, и у Тсукури нет катаны, так как он тупо не умеет её использовать в ближнем бою.
  - Я вас доставлю. Заодно, повидаюсь со стариком Ооноки. Вот же он "обрадуется", узнав, с кем всё это время была его внучка, сбежавшая из дома.
  - Ты же знаешь, что он - обладатель атомного элемента? Расщипит тебя на молекулы и глазом не моргнёт.
  - Не раньше, чем я взорву его, ммм! - Куротсучи пихнула Дейдару локтём в рёбра, стерев улыбку с его лица. После, парочка начала о чём-то браниться, но, Учиха уже их не слушал. Он ушёл в раздумья, продолжая наблюдать за выражениями лиц влюблённых. Они спорили настолько по-домашнему, что их без труда можно было принять за супругов. Вспомнилась Сакура, то недолгое время, на протяжении которого они были вместе, и, к удивлению Учихи, на ум пришло лишь одно слово - сучка. Ни любви, ни жалости он к Харуно уже не испытывал. Пожав плечами, Саске решил использовать возможность и исполнить данное себе обещание.
  - Дей, ты в последние дни виделся с Наруто? - Тсукури хотел сказать, что в последний раз, он был с Узумаки три недели назад, провожая встревоженного джинчурики домой, но, решил не болтать лишнего.
  - ...Давно.
  - Зайдём к нему, перед уходом? Я за него волнуюсь.
  - Давай. - голос Тсукури немного дрогнул, поскольку блондин боялся, что встреча с Наруто не принесет ничего хорошего. Всё же, подрывник не забыл, в каком состоянии был Узумаки во время их последней встречи.
  - И, ещё, я бы хотел, чтобы вы взяли с собой Узумаки Карин. Она прекрасный сенсор, и на совете Пяти Каге, она может нам пригодиться. Будет следить за тем, чтобы там никто не использовал разные трюки.
  - Постараемся её уговорить, - как только шиноби вышли из кабинета временного Хокаге, они в ужасе переглянулись.
  - Блин, я с этими делами совсем про Карин забыл!
  - Я тоже! А ведь Наруто, насколько я знаю, с ней порвал!
  - Ладно, сделаем так: сначала зайдём к Наруто и проведаем его, а уже потом явимся к Карин. Лучше не упоминать его при ней, а то мало ли, вдруг она ещё не оправилась.
  ***
  Саске постучался в квартиру Наруто, но никто не открыл. Следующие несколько попыток так же не принесли результата.
  - Наруто, если ты нас слышишь, то знай, что мы скоро покинем Коноху. Последний шанс нас впустить! - и вновь лишь тишина в ответ. Делать нечего, и подождав ещё несколько секунд, Дейдара и Саске ушли. Всё же, нельзя заставлять Хокаге ждать. Голубоглазый был у себя дома и прекрасно их слышал, но, он не хотел подвергать их опасности.
  - Ты же понимаешь, что это глупо? - обратился девятихвостый к своему джинчурики.
  - Я не хочу, чтобы они пострадали по моей вине. Ты не забыл, что произошло три недели назад?
  - Фу ты убил совершенно случайно, потому что тогда ты ещё не научился управлять путём Смерти! Нельзя винить себя в чём-то подобном!
  - Дело не в этом. То, что случилось после... Я едва не сорвался. Едва не убил целую толпу людей, без какой-либо причины. Такого раньше никогда не было. И будь я проклят, если это повториться, а я не смогу себя сдержать! Скажи, ты можешь с уверенностью сказать, что если я выйду на улицу, из-за меня ничего плохого не случиться? - Курама замолчал и виновато увёл взгляд в сторону.
  - То-то же! А теперь, если ты закончил свои попытки наладить мою жизнь, я приму снотворное и лягу спать. Сомневаюсь, что Саске и Дейдара были моими последними посетителями.
  - Это не может длиться вечно. Продолжишь затворничать и глотать снотворное, как конфетки, и следующие посетители придут к тебе в психушку.
  ***
  Карин же открыла дверь своей квартиры после первого же стука, правда, это едва ли можно было назвать поводом для радости. Сенсор выглядела нездорово, большие мешки под глазами, бледная кожа, растрёпанные волосы, а она к тому же явно только что проснулась, несмотря на то, что уже полдень.
  - Хей, привет! - Саске почему-то сразу заключил ошеломлённую и не выспавшуюся девушку в объятия, - Как ты?
  - Замечательно! Жизнь прекрасна, разве нет? - пока Саске не нарочно отвлёк на себя внимание красноволосой, Дейдара прошёл внутрь квартиры. На кухонном столе стоит почти допитая бутылка виски, а в рюмке, похоже ещё недавно была жидкость.
  - По-твоему такая жизнь прекрасна? С трудом верится.
  - Я просто развлекаюсь, что тут такого?
  - Алкоголизм - не самое лучшее развлечение.
  - Почему мне не верится, что вы пришли, чтобы меня донимать? Что-то случилось, так?
  - Скажи, как ты относишься к путешествиям в дальние, холодные страны?
  - Никак. Я в таких никогда не была.
  - Тогда, спешу тебя обрадовать, меньше чем через час в Страну Железа полетят глиняные птицы, и у одной из них твоё имя на спине.
  - С чего вдруг?
  - В Стране Железа пройдёт совет Пяти Каге, второй, за всю историю, между прочим. И нам не обойтись без замечательного сенсора вроде тебя.
  - А Наруто... Он тоже отправится с нами?
  - Нет. Джинчурики туда не пустят, да и не думаю, что Наруто, с его-то репутацией подпустят к главам Скрытых Деревень.
  - Тогда, я согласна. Чем дальше от него, тем лучше...
  ***
  Джуби медленно надвигался на древнее поселение первых людей. Его огромный глаз уже можно было увидеть с городской площади. Люди паниковали, бежали из города, словно крысы с тонущего корабля, бросая свои дома. Но среди всей этой толпы кричавших людей, двигавшихся к выходу из города, который наоборот, шёл к Джуби, против общего движения. На нём был чёрный балахон с широкими рукавами, лицо скрывал капюшон, а в правой руке он сжимал странный посох. Десятихвостый, словно заметив в толпе этого человека, издал оглушительный рёв, после которого он вырвал из земли валун размером с многоэтажный дом, и швырнул его в Рикудо Санина. Люди вновь закричали, но когда валун почти коснулся площади, Мудрец взмахнул посохом, раздробив его на мелкие камешки и отправив их обратно в Джуби. Один крупный камень по случайности отлетел в стоявшего неподалёку парня, врезался в коленную чашечку, разорвал сухожилия и оставил его без ноги. Тот был настолько шокирован, что даже не закричал, упав на землю и уставившись на уродливый кровоточащий обрубок. Рикудо Санин подскочил к раненому парню и сунул ему какую-то палку.
  - Закуси, если не хочешь остаться без языка. Уж прости, оплошал я немного.
  - Н-нога... Моя нога... - парень уже начал бледнеть, да и Джуби неумолимо приближался к городу.
  - Ты держись, я сейчас всё исправлю, - Мудрец шести путей быстро сел в позу лотоса и соединил ладони на груди. Что-то беззвучно проговорил, едва заметно пошевелив губами, после чего, от него стало исходить золотистое свечение, а за спиной Мудреца появился силуэт Будды. Одну руку он положил на раненую ногу, после чего, свет стал просто ослепительно ярким, а когда он погас... Нога уже была на месте.
  - Ещё раз прости, и, на твоём месте, я бы отсюда убрался. Скоро здесь станет жарко, - окончательно потерявшийся парень в спешке что-то пробормотал и помчался выходу из города, который через несколько минут превратиться в поле боя.
  Наруто широко раскрыл глаза, и ещё какое-то время лежал в постели неподвижно, глядя в потолок. "Сон? Нет, мне сны так просто никогда не сняться. Это должно что-то значить... Так, Рикудо Санин, кажется, помолился божеству, после чего, он смог вернуть человеку потерянную конечность. Это было какое-то ирьёниндзюцу? Никогда о таком не слышал. Хм... Путь праведника. Может, это такая отсылка? Нужно проверить!". Плевать, что уже первый час ночи, Узумаки накинул тёплую одежду и по привычке выпрыгнул в окно, направившись к додзё старого знакомого.
  Конохомару посреди ночи захотелось в туалет, и он, не боясь темноты прошёл по длинным коридорам додзё клана Сарутоби. Весело насвистывая, внук Третьего Хокаге откликнулся на зов природы и уже собрался опустить крышку унитаза, но услышал странный стук у оконного стекла. "Жуть, всё как в страшных фильмах! Так, Конохамару, успокойся, ты уже взрослый!". На цыпочках, шатен приблизился к окну, и, никого там не увидев, облегчённо выдохнул. Но, стоило бедному парню расслабиться, как за окном появилось лицо Наруто, с его пугающими холодными глазками и жуткой улыбкой.
  - Привет.
  - АЙ БЛЯ! Наруто!!! Хух, ты! Да я тут из-за тебя со страху чуть черепашку не родил!
  - Может, впустишь меня?
  - А что тебе мешало войти ЧЕРЕЗ ДВЕРЬ?! Как нормальный человек?
  - Не хотел никого будить. Давай, открывай окно, - думая, что он возможно об этом пожалеет, юноша всё же впустил джинчурики в ванную комнату.
  - Что стряслось?
  - Скажи, у твоего деда не было какой-нибудь необычной библиотеки, или ещё чего такого? Там не хранились записи о необычных ниндзюцу, религиях, Богах?
  - Эм, дай подумать... Кажется, он хранил разные свитки и бумаги, связанные с такими вещами. Но, всё его имущество, связанное с секретными техниками храниться в резиденции Хокаге, под надёжными замками.
  - У тебя есть ключ?
  - Естественно, я же один из его главных наследников!
  - Тогда, прогуляемся?
  - Уже ночь!
  - Но ты же не спишь. Смелее, тебе понравиться! Если я прав, ты мне очень сильно поможешь! А я взамен научу тебя какой-нибудь крутой технике...
  - Договорились! - вместе, они направились в резиденцию, где им хотели преградить путь бравые охранники, но стоило упомянуть имя Конохамару, и те сразу их пропустили. Конохамару всё ухмылялся от того, насколько всё просто благодаря его участию. Так же легко, им удалось проникнуть в хранилище секретных техник. Там, Узумаки и Сарутоби нашли всё, с пометкой "Третий Хокаге", и разложили все эти тонны бумаг на полу. Первые пару часов, они только искали что-то важное, и отсеяв не маленькую кучку свитков, они принялись за детальное чтение. Вскоре, набралась масса упоминаний о том, что всегда существовали люди, которые через различные ритуалы и молитвы, связанные с всевозможными Богами, могли применять необычные ниндзюцу, никому другому не доступные. Наруто счастливо улыбнулся, и был готов расхохотаться.
  - Что смешного?
  - Я был прав! Чтобы открыть путь праведника, нужно принять религию какого-нибудь Бога! Теперь, дело за малым: нужно найти Бога, который примет меня в свои смиренные,! Учитывая, что я атеист, это будет писец как сложно.
  ***
  Даже с глиняными птицами Дейдары, которых пришлось слепить сразу пять, для Шикаку, подрывника, Карин, Куротсучи и Саске, путешествие в Страну Железа длилось несколько дней. Причём, уже в сотне километров от этой страны, заметно похолодало. Потом, пошёл снег, а порывы ветра стали настолько сильными, что птицам стало тяжело двигать крыльями. Пришлось спешиться, и вот так, пешком, стуча зубами, Коноховцы шли ещё час, пока, чуть ли не случайно наткнулись на уходящее под землю покатое здание. Самураи, в их массивной униформе, поклонились перед прибывшим Хокаге, и пропустили их внутрь. Сразу же насторожила эта странная тишина, которая их встретила.
  - Карин, что скажешь?
  - Не считая нас, здесь сейчас четверо очень сильных шиноби, главы Великих Деревень. С каждым из них ещё по два телохранителя, как минимум ранга джонина. Самураев целая куча, но среди них только один представляет опасность.
  - Это Мифуне. Легендарный самурай, с ним нужно быть осторожней.
  Зал, в котором уже собрались Каге прямо-таки излучал недружелюбие. Райкаге был похож на быка, перед лицом которого помахали красной простынёй, Ооноки, кажется, надорвал спину лишь от того, что увидел свою внучку, идущую рука об руку с Дейдарой, Мизукаге при виде Саске плотоядно облизнула накрашенные губы, и только Гаара одарил прибывших шиноби дружелюбной улыбкой. Мифуне казался нейтральным, впрочем, это издержки его профессии. Как только Коноховцы заняли свои места, лидер самураев откашлялся и исполнил свой долг, в качестве "модератора" собрания Каге: - Второе собрание Пяти Каге объявляю открытым! Итак, господа, на повестке дня у нас множество вопросов, но, есть, пожалуй, наиболее важные, а именно: дальнейшие действия, связанные с акацуки и джинчурики восьмихвостого и девятихвостого, а так же наши планы относительно Узумаки Наруто и Учихи Саске...
  - Какие у вас могут быть на нас планы? - Саске, с каменным лицом, выражавшив непоколебимую уверенность в себе, встрял в речь Мифуне. Шикаку хотел толкнуть Учиху локтём в рёбра, за такую дерзость, но тот сверкнул на временного Хокаге активировавшимся шаринганом, от чего, всё желание перечить брюнету, испарилось в одно мгновение.
  - Это лишь фигура речи, Учиха Саске. Постарайся не заострять внимание. Так вот, косательно двух оставшихся джинчурики...
  - А можно мне вставить своё слово? - на этот раз Мифуне перебил подрывник, который вежливо поднял руку, от чего в зале кто-то хихикнул.
  - Ну что ещё?
  - Считая меня, джинчурики осталось не двое, а трое. - у всех Ооноки даже издал какой-то тихий писк от удивления, в то время как Гаара похоже ничему не удивился.
  - Ты - джинчурики?!
  - Ну да. Носитель Санби, ммм!
  - Но мы думали, что трёххвостый уже давно захвачен!
  - Значит, вы ошибались. Многое ли это меняет?
  - МНОГОЕ!!! - Цучикаге стукнул по столу своим маленьким кулачком, - Ты шиноби Скрытого Камня, и пусть ты и омерзительный нукенин с ветром в голове, повёрнутый на ПСЕВДОИСКУССТВЕ, став джинчурики ты обязан вернуться в свою родную деревню! Не позволю, чтобы у Конохи в руках оказались сразу два сосуда для биджу!
  - Что ты сказал, старик?! Ты опять оскорбляешь моё искусство?! Задрал! Вот из-за таких слов, я и ушёл из деревни!
  - И стал акацуки! Почему, вы люди, забываете о том, что перед нами сидит человек, который сразился с Гаарой, и своими руками запечатывал однохвостого! - подрывник вскочил и злобно сжал кулаки.
  - Мои руки сейчас запечатают твой рот, старик!
  - Попробуй, но жди отдачи, босота!
  - Ударь меня хоть раз, и я лопну от смеха, увидев как из твоей столетней задницы наконец-то посыпется песок! - Цучикаге исказился в гримасе, взлетел в воздух с помощью атомного элемента и сложил пальцы в форме квадрата, направив их на блондина. Тсукури, в свою очередь подпрыгнул, на мгновенье поровнявшись с Ооноки и выпустил из рта на руке тонкого глиняного питона, которые обвил старика.
  - Джинтон!
  - Ка!.. - Дейдара так и не успел взорвать своё творение, так как за долю секунды, к делу подключилась Куротсучи, со всей сил ударила парня коленом в лицо, от чего тот с кровоточащим носом отлетел обратно на своё место, а дедушке она дала такую затрещину, что тот потерял концентрацию, и техника элемента атома мигом рассеялась.
  - Ну почему вам всегда нужно ссориться? Мир на грани уничтожения, грядет война, а от этого собрания зависит дальнейший ход событий! Это не то время и совсем не то место для ваших разногласий! Как дети малые! - Дей и Ооноки немного покраснели и старались не смотреть друг другу в глаза, потирая синяки и шишки.
  - Дедушка, я люблю братика Дейдару, смирись и успокойся! Дей, если взорвёшь хоть кого-то из моих родственников... - внучка Цучикаге жутко улыбнулась, - я тебя убью. Понятно?
  - Д... Да.
  - Хм...
  - Дедушка? Не слышу твоего ответа!
  - Да понял я!.. Давайте уже обсуждать безопасность оставшихся джинчурики?!
  - Здравое решение. - Гаара вдруг встал из-за стола и не обращая внимание на удивлённые взгляды, спокойно подошёл к Коноховцам и протянул Саске руку.
  - Прежде всего, хочу лично поздороваться, Саске! Я скучал, честно. - Учиха неуверенно принял рукопожатие Казекаге, а Шикаку по-привычке поклонился перед главой Суны.
  - Господин Казекаге, я понимаю нахлынувшую на вас ностальгию, всё же, вы давно не виделись с Саске, но, давайте не будем отвлекаться?
  - А я и не отвлекаюсь. Саске и Дейдара - ключевые звенья этого голосования, ведь, о планах акацуки им известно больше, чем любому из нас. Они получили незаменимую информацию от Него.
  - От Него?
  - От Узумаки Наруто. Он знает об акацуки всё от и до, и он конечно же поделился этой информацией со своими лучшими друзьями.
  - Это правда? - голос Райкаге резал уши.
  - Ну... В какой-то степени. Я знаю, что лидером акацуки является Учиха Обито... - услышав это, Райкаге с досадой ругнулся в кулак, причём, достаточно громко, чтобы Саске мог услышать слова "как всегда, эти проклятые Учиха". Он не на шутку обиделся, и не решался говорить дальше. Мизукаге томно на него посмотрела, вновь облизнувшись, и не отрывая от него глаз, сказала: - Продолжай, сладенький!
  - Эээ... Так вот, их глава - Обито, и акацуки преследуют лишь одну цель: объединить всех биджу в одно существо - десятихвостого, Джуби, Бога, называйте его как хотите. И его силу они используют, чтобы наложить на человечество Вечное Цукуёми.
  - Что эта техника из себя представляет?
  - Это неотличимое от реальности гендзюцу, которое, отразившись от поверхности Луны, поглотит каждое живое существо на планете, а подпитываясь безграничной силой Джуби, оно скорее всего, будет длиться вечность, - Саске заметил, как сильно ужаснулись люди, узнавшие о своём возможном будущем, но, чтобы быть уверенным, что все всё поняли, он продолжил, - только представьте себе... Вы утратите связь с реальностью, и будете думать, что женщина, которую вы каждый день целуете - ваша возлюбленная, а люди, которые вам улыбаются - ваши друзья. А на самом деле, это будет лишь иллюзией, в которой, вы навеки останетесь одни, окружённые лишь своими плодами воображения.
  - Ужасно...
  - Это безумие! Нельзя допустить этого!
  - Рад, что вы понимаете. Но, надежда ещё есть! Если мы сможем защитить джинчурики от акацуки, все их планы будут разрушены. Вариантов множество, мы можем их спрятать, или поместить под круглосуточную охрану...
  - Насчёт этого, Деревня Облака может не беспокоиться! - Райкаге ударил себя кулаком в грудь, а Саске, который всё ещё злился на него, мысленно сравнил темнокожего с гориллой, - Моего брата мы надёжно спрятали!
  - Лучше надейся на это, Райкаге! - "Что я делаю? Нужно держать язык за зубами и не придираться к нему!".
  - Ты что-то этим хочешь сказать, птенец проклятого клана?
  - Впервые вижу негра расиста. Ты ненавидишь всех Учих без исключения? Тупейший ход мышления...
  - А разве среди вас когда-то были хорошие люди? Ну же, смелее, приведи хоть один пример.
  - Итачи. Мой брат был хорошим... Самым лучшим.
  - Отличный пример! Парень, зарезавший всю свою семью, был хорошим! В вас, неокрепших подростках не осталось ни капли разума...
  - Я бы так не сказал. По-вашему, Казекаге тоже глупец?
  - Он - совсем другое дело. Гений, к тому же джинчурики. У них год жизни, как десять лет. И Би тому яркий пример.
  - Ну, ваш репер всё же во многом уступает одному моему другу. А ведь они оба джинчурики, и Би намного старше него. Это ломает всю твою бредовую теорию, Господин Райкаге!
  - Уж не об Узумаки Наруто ты говоришь? Точно, о нём! Ха-ха-ха! Ну уморил! Хвалю!
  - Что смешного?
  - Чудовище лучше, чем Би? Ничего смешнее в жизни не слышал!
  - Назови его так ещё раз и я...
  - Не нравится это слово? Ну, тогда так: Узумаки Наруто, на мой взгляд, самый настоящий монстр. Он даже не человек, он - бездушный предмет, кусок дерьма. А таких как он, нужно уничтожать. Может, в случае чего, отдадим его акацуки? Это спасёт множество человеческих жизней. Ведь это разумно, - как в замедленной съёмке, Учиха наблюдал за тем, как по лицам Каге пробегает сомнение. "Об этом меня предупреждал Шикаку... Нужно себя сдерживать, просто и спокойно их отговорить, не слишком распыляться...".
  - Не теряйте головы. Это же полный бред! По-твоему, взяв Наруто, акацуки пощадят восьмихвостого?
  - Кто знает?! - "Ну всё, я больше не могу!".
  - Вынь голову из жопы, Райкаге!!!
  - Знай своё место, жалкий сопляк! - "Нужно замолчать! Немедленно заткнуться, иначе, быть беде... Нет, я выскажусь! Я буду защищать Наруто, чего бы мне это не стоило!".
  - Скажи прямо: что ты предлагаешь сделать с Наруто?.. Нет, что ты хочешь сделать с единственной надеждой человечества, человеком, который теряет самого себя, на пути к спасению человечества, но всё равно продолжает идти по нему?
  - Насколько я знаю, если Узумаки Наруто умрёт, умрёт и Кьюби. Это решит проблему!
  - Ублюдок! - Саске направил в катану чакру молнии и бросился на Райкаге, а тот покрылся бронёй молнии и направился Учихе навстречу, разнеся кресло и ту часть стола, за которой он сидел, в щепки. Когда кулак Райкаге и лезвие брюнета почти соприкоснулись, между ними появилась толстая стена из песка. Гаара был на удивление спокоен, и лишь глаза, в которых вдруг появилось сходство с Наруто, выдавали его настрой.
  - Райкаге, даю тебе последнюю возможность одуматься. Если попытаешься навредить Саске, или, уж тем более, Наруто, и пощады можешь не ждать.
  - Ты готов напасть на меня?! ТЫ?! Будучи Казекаге, ты должен понимать, чем это чревато!
  - Ха, о да, я всё понимаю! Знаете, не так давно, Наруто сказал, что я живу скучной жизнью, и это чистая правда. Став Главой Деревни, становишься чересчур ответственным, дальновидным, боишься лишний раз открыть рот... Но сейчас, всё иначе! Война близка, а на ней все способы хороши, и если нужно выбрать чью-то сторону... - Гаара с улыбкой посмотрел на Саске, - я выбираю своих друзей. Выбираю Наруто, а не вас, жалких трусов, которые всегда будут слишком старыми, глупыми или дружелюбными, чтобы идти на рискованные действия! - Саске поразился тому, как сильно слова Казекаге повлияли на Каге. Те, кто был готов поддержать Райкаге теперь ухмылялись собственной глупости, а Саске и сам темнокожий расслабились. Гаара убрал песчаную стену, и Саске решил в знак примирения, пожать руку Райкаге. "Всё верно. Слова здесь решают больше, чем действия, и если сделать всё правильно, мы найдём взаимопонимание". Райкаге крепко пожал руку Учихи... И в ту же секунду он вновь одел доспехи из молнии! Поднял не успевшего среагировать Саске за горло, и заорал на него, забрызгивая лицо брюнета слюной: - Да пошёл ты!
  - Сам пошёл, я прав!
  - Плевать я на это хотел, щенок!!!
  - Ну так давай же, Снуп Дог! Ты нарвался! - Саске пробил руку Райкаге катаной, а темнокожий ударил его в лицо, отбросив вскрикнувшего Саске с такой силой, что брюнет даже пробил стену зала, а потом ещё одну, и ещё. Шикаку схватился за голову, не понимая, как всё это остановить, а Дейдара уже приготовил несколько бомб для Райкаге. Все остальные, кроме Гаары предпочли не вмешиваться. Красноволосый же был готов убить темнокожего, но, увидев что-то в дыре в стене, остановился и усмехнулся.
  - Ха! А Учихи мельчают с каждым годом! Не удивлюсь, если он уже помер! - Райкаге достал из руки катану, словно это какая-то мелкая заноза.
  - Кого это ты... - из дыры высунулась рука Саске, - приписываешь в покойники? - Учиха полностью показался из отверстия в стене, и люди увидели, что в руке брюнет сжимал длинный меч из чёрного пламени Аматерасу.
  - Я!..
  - Убью тебя!!!
  Четвёртая мировая война... Ультиматум Обито
  
  Киллер Би находился на острове-черепахе, посреди океана, где, казалось бы, его никто не достанет. Рядом с ним, на траве сидел Мотои, верный друг, которому можно довериться.
  - Вот ведь скука, твою мать!
  - Может девок поискать, ёу?
  - Би-сан, какие тут девки? Из самок, на острове одна лишь броненосиха, - джинчурики вдруг насторожился, почувствовав чьё-то присутствие. Из лесной чащи, к ним вышел мужчина в оранжевой маске и плаще акацуки.
  - Ты джинчурики восьмихвостого?
  - Прикид твой мне не знаком,
  Но рожу твою, видал я в продуктовом, апельсинка!
  - Да, слыхал я конечно, что носитель Хачиби - идиот, но, не до такой же степени, - Мотои, у которого соображалка работала чуть получше, бросил в Тоби кунай, но тот прошёл тело акацуки насквозь не оставив ни единой царапины.
  - Бесполезно. Физические атаки не действуют на меня.
  - Ты - один из акацуки, да?
  - Ты дико догадливый!
  - Как ты нашёл нас?
  - Ну, это было не просто, надо признать... Но, нет ничего невозможного, если ты обладаешь деньгами. Парочка подкупов, и тебе быстро всё расскажут.
  - Может ты и акацуки, но, приходить сюда в одиночку было большой ошибкой. Один, ты не справишься с Би-саном!
  - Может и так, но... - Обито моментально подплыл к Би, схватил его, и утащил в мир Камуи. Учиха швырнул темнокожего на одну из платформ в этом тёмном измерении, а сам брюнет продолжил висеть в воздухе, - ...Кто сказал, что я один? Остальное оставляю на вас, Нагато, Кисаме! - с этими словами, глава организации переместился в реальный мир. Киллер Би достал катану и приподнял с глаз очки, мешавшие видеть в темноте, царившей в Камуи.
  - Выходите, придурки, полудурки!
  - Это будет ве-е-есело! - Самехада задрожала от возбуждения в руках Кисаме.
  - Сейчас, ты познаешь боль, - во тьме загорелись шесть пар ринеганов, от чего, даже Би, всегда сохранявший спокойствие, покрылся холодным потом.
  ***
  
  - Наруто, ты ещё не устал? - Конохомару расползся на полу библиотеки секретных техник, сжимая в вялых руках кружку с кофе. Они практически не покидали это место, в течение последних двух дней, делали лишь краткие перерывы на сон, еду и туалет, причём, казалось, что Узумаки этими перерывами вообще не пользуется.
  - Конечно я устал, но, что поделать? Мы обязаны продолжать поиски подходящего Бога.
  - День сменяется ночью, а мы по прежнему не нашли ничего подходящего. Одни боги требуют никого не убивать, а поскольку ты шиноби, для тебя это не вариант. Другие хотят, чтобы их проповедники в течении семи лет, а у нас попросту нет этого времени, третьим и вовсе могут поклоняться только женщины!
  - Не забывай ещё про Бога урожая, который требует, чтобы его поклонники раз в год сеяли пшено! Какие они все же требовательные. - Сарутоби усмехнулся, но, почему-то посерьезнел, взглянув прямо перед собой.
  - Знаешь, в следующем году, я стану АНБУ, - эти слова оторвали Наруто от чтения очередного свитка.
  - Хочешь пойти в АНБУ? Зачем? Ты же знаешь, что Орочимару теперь их глава?
  - Именно поэтому, я и решил стать одним из них! Благодаря Орочимару, ты стал таким сильным! Невероятно, чудовищно сильным! Я хочу стать таким же, как ты! Хочу стать сильнейшим шиноби в деревне, сильнейшим из Каге!
  - Хах... Вот как... Ну ты молодец! Достойная цель! Но, знай, ты немного не в его вкусе.
  - Почему?
  - Орочимару не станет по-настоящему обучать тех, кто ему неинтересен.
  - О, то есть по-твоему, я для него недостаточно хорош!
  - Не обижайся, но ты просто не тянешь. Не тот уровень, при котором можно достичь каких-то высот.
  - Скажи прямо! Хватит уже ходить вокруг да около.
  - Другими словами, я считаю тебя слабым. Можешь продолжать ловить своих кошек, но в АНБУ тебе делать нечего!
  - Вот же ублюдок! Я выполнял все миссии, которые мне поручали, ни в чём не уступал своим сверстникам! Даже превосходил их во многом! В Суне скоро пройдёт экзамен на чунина, и я обязательно его пройду! Так чем я хуже тебя?!
  - В твоём возрасте, я уже достиг уровня джонина, а всё потому, что я был воплощением логики, холодного расчёта и я знал, что каждый поступок повлечёт за собой последствия, и не важно, какими бы эти последствия ни бы ли, мне придётся брать на себя ответственность. Я был идеальным шиноби, машиной для убийства, и что самое главное... Я был несчастен... Ты не я, никогда не был, и не будешь таким как я, и ты должен быть этому рад. Этому миру не нужен очередной психопат в лице крошки Конохамару-чана, - Сарутоби с минуту смотрел на джинчурики, не мигая, после чего он встал, совершенно спокойно подошёл к блондину и вылил горячий кофе ему в лицо. Узумаки не закричал, не дёрнулся, только зажмурился, чтобы сберечь голубые глаза. Он напряженно вздохнул, и немного подрагивающей рукой, вытер с лица коричневую жидкость, но глаза почему-то открывать не стал.
  - Думаю, тебе лучше уйти.
  - Согласен!
  - Да нет, ты не понял... Уйди, Конохамару, иначе, я убью тебя. Проклятье, я думал, что то, что ты ребёнок, меня остановит, но... Беги! Беги сейчас же! - Конохамару понял, что блондин не шутит, и от этого он испытал инстинктивный страх. Генин попросил прощения и на всех парах умчался прочь из архива, а Узумаки устало сел на пол, пытаясь замедлить своё бешеное сердцебиение.
  ***
  
  Райкаге и Саске ринулись друг на друга с невероятной скоростью, так, что их уже ничто не могло остановить. Присутствующие шиноби хотели их остановить, но, с появлением Аматерасу, любое вмешательство в этот бой было слишком опасным. Вот, Райкаге подобрался в плотную к Саске! Выпад! Учиха уклоняется от кулака темнокожего так, что тот лишь слегка задевет его волосы, срезав несколько чёрных прядей торчавшей чёлки. От удара Райкаге поднимается самый настоящий вихрь, но Учиха не упускает момента, и с размаху ударяет главу Скрытого Облака мёчом из чёрного пламени в предплечье. В отличие от любого другого меча, этот, проигнорировав броню молнии, как бы обвил руку Райкаге, вместо того, чтобы нанести порез. В результате, вся рука темнокожего, ниже плеча оказалась объята чёрным пламенем. Они на секунду замерли, Райкаге - от шока, а Саске - от того, что не знал, куда нанести следующий удар, и подручные Пяти Каге наконец внесли свою лепту. Канкуро использовал нити чакры, чтобы связать Райкаге, и оттащил его от Учихи, а Даруи взял брюнета в захват со спины, стараясь держать руку, в которой тот держал меч, подальше от себя.
  - Мне больно вмешиваться в сражение столь великих шиноби, но, вы не оставили нам другого выбора.
  - Сейчас тебе будет ещё больнее! - Учиха дёрнул головой, ударив Даруи затылком в переносицу. Темнокожий, от удивления, выпустил его из захвата, и брюнет вновь направился к Райкаге. Темнокожий тоже не терял времени, порвав нити чакры и наплевав на горящую руку, продолжил сражение. На этот раз, Саске ткнул Райкаге мечом в живот, и загорелось всё туловище темнокожего. Даже со своей выдержкой, глава Облака не смог сдержать вопля, упав на пол и начав кататься по нему, словно это могло сбить пламя. Люди были шокированы до глубины души. Неужели, Райкаге повержен? Саске встал над темнокожим, холодно посмотрев на страдающего от адской боли мужчину. Теперь, все смогли хорошо разглядеть лицо Учихи: по щеке сползали кровавые слёзы, а в том месте, где Райкаге задел его волосы, всё же образовалась маленькая ранка, из которой по лбу стекала кровь. Меч Аматерасу исчез из его руки, не оставив на руке брюнета и царапины.
  - Ты как бешеный пёс, Райкаге. Усыпить тебя нельзя, а значит, придётся тебя дрессировать. А я всегда считал, что боль - лучший путь к дисциплине, - Учиха пнул Райкаге по рёбрам, а потом ещё и ещё. Аматерасу не задевало его ног, но продолжало жечь плоть темнокожего. Хладнокровие, с которым Саске наносил удары, просто поражало, причём, Гаара отметил, что он бил в пол силы. На последок, Саске поднял Райкаге за волосы и ударил его коленкой по челюсти. После этого, Саске погасил Аматерасу, оставив Райкаге, практически голым, с слабыми ожогами по всему телу, валяться на полу и сплёвывать кровь. Ши и Даруи помогли Райкаге подняться на ноги, и он, не говоря ни слова, сел на своё место, злобно уставившись на Учиху, который с довольной ухмылкой вернулся к Шикаку и Дейдаре. Мифуне сохранил присущее ему спокойствие, и вновь откашлялся.
  - Вы закончили?
  - Лично я, да. Господин Райкаге, добавки не хочешь? - показал Учихе средний палец и швырнул в него крупную щепку, которая ранее отломилась от стола. Саске, естественно, уклонился, и сквозь смех, проговорил: - Полагаю, я должен радоваться тому, что это не его фекалии! Хах!
  - Довольно! Вы уже достаточно натворили, пора вернуться к делам! Учиха, ты предлагал поместить оставшихся джинчурики под присмотр элитной охраны, и я поддерживаю твоё предложение, - Ооноки, похоже, понравилась проделанная Саске работа.
  - Знаете, одна мысль всё никак не даёт мне покоя... - тихо сказал Шикаку, - акацуки ведь уже давно начали охоту на джинчурики. Так, почему мы забеспокоились только сейчас? Почему не приняли меры раньше? Чего вы все, Великие Каге ждали? Как вы могли не разглядеть угрозу в их действиях?
  - Ты не прав, Хокаге, - Мизукаге всё ещё старалась вести себя формально, - мы с самого начала понимали, что акацуки чрезвычайно опасны. Но, в то же время, мы поняли, что какими бы ни были их цели, для их достижения им нужны все биджу, от однохвостого до девятихвостого. А, поскольку все мы до недавних пор считали, что джинчурики Кьюби мёртв, нам казалось, что всё не так плохо, раз их планы недостижимы. Так что, в какой-то степени, в нашем бездействии виноват ты и Наруто, с вашей маленькой игрой в покойников.
  - ...Мне жаль.
  - Не нужно. Все мы виноваты в том, что происходит. В акацуки состояли шиноби из наших деревень, так что, мы в равной степени виноваты друг перед другом. Кисаме, из моей деревни, Дейдара из деревни Камня...
  - Постой, Мизукаге! Из Деревни Облака никто не становился акацуки!
  - Это ничего не меняет. У каждой деревни есть свои скелеты в шкафах, и то, что во всей истории с акацуки вам удалось не испачкаться, вовсе не значит, что ваша совесть чиста.
  - Но на ком-то грязи определённо больше! Мы все помним о Мечниках Кровавого Тумана!
  - Не нужно всё валить на неё! - Учиха сам не понял, с чего вдруг он решил заступиться за Мизукаге. Наверное, он просто не мог молчать, когда на умных женщин незаслуженно нападают.
  - Я не сваливаю всё на Туман! Я сваливаю всё на вас! На Коноху! На Учиха!
  - Ты всё никак не успокоишься?!
  - Но именно Учиха, один из кланов, основавших Коноху, приложили руку к созданию акацуки. Нельзя это игнорировать. Учиха Обито, Учиха Итачи, Учиха Мадара, Орочимару, Данзо, Учиха Саске, Узумаки Наруто... Такими темпами, шкаф Конохи просто лопнет от спрятавшихся там монстров.
  - Могу я сказать? - все разом уставились на Карин. Она всё это время вела себя так тихо, что все и забыли об её существовании.
  - Говори.
  - Вот я вас всех слушаю, и удивляюсь вашему отношению к Наруто. Монстр, чудовище и прочее. На самом деле, вы понятия не имеете о том, что он из себя представляет.
  - А тебе значит, известно, кто он.
  - В какой-то степени. Он - ребёнок. Ребёнок, с психическими проблемами, обладающий силой, которая ему не подвластна. Не способный остановиться, он уничтожает всё без разбора. Делает ли это его монстром? Не знаю, но, разве могут монстры плакать во сне? - Учиха широко раскрыл глаза.
  - Он что... Плакал во сне? Он что-то при этом говорил?
  - Он звал тебя. А ещё, свою маму... Так вот, я считаю, что Наруто, при всех своих грехах, заслуживает сострадания. Обвинять таких как он - легко, и может даже правильно. Даже я его ненавижу, за то, как он со мной поступил, но, вам-то, Главам Деревень, нужно быть выше этого, - Райкаге от всех этих речей хмыкнул и потёр ожоги, а все остальные молчали, обдумывая слова красноволосой. Вдруг, кто-то захлопал в ладоши, громко, так, что хлопанье эхом разнеслось по залу. И в это же мгновение, посреди зала появился Обито, державший на своём плече Би, который то ли был без сознания, то ли и вовсе умер.
  - Прекрасная речь, Узумаки! Очень похвально! А Наруто в курсе, что ты его ненавидишь?
  - Сволочь, отпусти Би!
  - Если я его отпущу, он упадёт на пол и скорее всего, ударится головой. А, как бы прискорбно это ни было, он нужен мне живым, - Райкаге ринулся на Учиху, но, Обито как всегда просто пропустил его сквозь себя.
  - Два брата дебила, это уже слишком, вам не кажется? А тот факт, что вы не кровные родственники только ухудшает общее впечатление.
  - Зачем ты здесь? - Саске всматривался в глазницу оранжевой маски, пытаясь разглядеть в ней знакомый красный свет.
  - У меня есть объявление для вас, всего мира, и джинчурики треххвостого. Вы думали, что спрятав Хачиби на острове, который, казалось бы, невозможно найти, вы что-то измените, и, как видите, это было ошибкой. Нет места на земле, куда я не проникну. Так что, поимка Наруто, и тебя, мой маленький Иуда, - Тоби показал пальцем на Дейдару, - это лишь вопрос времени. Что же касается вас, Каге, вы не можете мне помешать, зато, можете помочь. Отдайте мне трёххвостого прямо сейчас, и мы с вами разойдёмся с миром. Или же, можете вцепиться в свои ложные надежды и сопротивляться до самого конца. Что скажете?
  - Чёрта с два! - странно, что первым ответил Ооноки.
  - Только попробуй забрать Дейдару, и я не посмотрю на наше кровное родство. Убью и глазом не моргну.
  - Саске, я дрожу как осиновый лист! Чтож, не хотите, как хотите. В таком случае, я объявляю войну. Вам, и вам, и вам, и вам и вам тоже. У меня есть армия, и силы шести биджу. На вас всех хватит.
  - Ты хочешь начать Четвёртую Мировую Войну?!
  - Я уже её начал. И вы дорого заплатите за своё нежелание сотрудничать. Для вас нет места в моём гендзюцу, а значит, вы все должны умёреть. Я об этом позабочусь... - Обито начал возвращаться в Камуи, а Райкаге только и мог, что смотреть, как его брат исчезает.
  - Подожди! Что насчёт Наруто?
  - О, с ним я поговорю самолично, - Учиха полностью исчез, прямо перед тем, как Райкаге пронёсся через место, где он только что стоял. Темнокожий с криком пробил стену, и ту, что была за ней, и так далее.
  - Старик Ооноки... Вобщем, спасибо.
  - Да-да... Что теперь будем делать?
  - Это очевидно, - Саске и Гаара сказали эти слова хором, к собственному удивлению, - в этой войне, у нас один общий враг. И армия у нас тоже будет одна. Единая Армия Шиноби. Мы должны объединиться в альянс. Вы согласны?
  - Да. - Цучикаге улыбнулся.
  - Как можно отказать таким красивым мужчинам? - Мизукаге облизнулась.
  - Спасибо, что озвучили мою мысль. Я бы не сказал лучше, - Шикаку уже обдумывал дальнейшие действия, связанные с альянсом. Оставался ещё Райкаге, но тот, похоже, снёс все стены, какие только есть, и выбрался из здания на свежий воздух. Саске пошёл за ним, на свой страх и риск. Ооноки подошёл к Дейдаре с подозрительным дружелюбием.
  - Дейдара, я знаю, у нас есть свои разногласия, но, может заключим мировую? У меня есть к тебе предложение...
  Райкаге стоял на коленях, в снегу и плакал. Снежинки, касаясь всё ещё горячей от ожогов кожи, мгновенно таяли. Саске наклонился к нему, протянув темнокожему накидку.
  - Ты в порядке?
  - Как будто тебе не всё равно!
  - Но это так. Я знаю, каково это, терять брата. Такого никто не заслужил.
  - Я его не потерял! Ты же слышал, что сказал этот ублюдок в маске! Би ещё жив! МЫ НАЙДЁМ ЕГО!!!
  - Не найдём, и ты это знаешь. На запечатывание биджу уходит три дня, а Обито, вместе с твоим братом может быть где угодно. Скорее всего, он уже начал извлечение биджу из Би. Мы не успеем их найти. Мы уже ничего не можем изменить.
  - Чёрт! - Ракаге бил кулаками о промерзшую землю, повторял проклятия в адрес Обито сотни раз, и Саске позволял ему выпустить пар. Гнев нельзя сдерживать в такие моменты.
  - Мы решили объединиться в единую Нацию Шиноби, чтобы дать акацуки отпор. Решай сейчас, ты с нами?
  - ДА! МЫ ПОРВЁМ АКАЦУКИ НА КУСОЧКИ! ВМЕСТЕ!
  ***
  
  Наруто разбудил запах свежей выпечки, от которой у него прямо во сне потекли слюнки. Узумаки осторожно открыл один глаз: в метре от него стояла Хината, державшая в руках большой пакет с булочками и водой.
  - Ты уже проснулся?
  -...Да.
  - Наруто-кун, что же ты с собой делаешь? У тебя был голодный обморок!
  - Что ты здесь делаешь? - голос Наруто казался колким, взгляд озлобленным. От этого, Хината немного замялась, но постаралась продолжать улыбаться. Наруто было очень тяжело вести себя так, но он ужасно боялся, что если Хината останется здесь, он причинит ей боль. Уж лучше прогнать её, причинив эмоциональные страдания, нежели физические.
  - Конохамару-кун сказал, что ты здесь... Он попросил меня тебя проведать.
  - Идиот...
  - Но, я и сама хотела встретиться с тобой. Последние недели, ты словно избегаешь меня... Это связанно с убийством Фу? - Наруто чуть с ума не сошёл, услышав такое.
  - Что ты знаешь об этом?
  - ...Я знаю, что это был ты.
  - Но, как?
  - Ты забыл, что спрятать своё лицо от бьякугана не так просто. Я никому об этом не рассказывала, честное слово!
  - И каково тебе было увидеть такое? Испугалась?
  - Нет... Мне стало жалко тебя, - вот чего-чего, а такого джинчурики никак не ожидал.
  - Жалко? Меня? Впервые такое слышу...
  - Просто, в тот момент, мне почему-то показалось, что тебе очень больно. Больно от того, как на тебя смотрят.
  - Мне не было больно, Хината... Я просто очень сильно хотел кого-нибудь убить. И до сих пор хочу. Я... У меня, даже не знаю, как это назвать... Зависимость от убийств, что ли. И если потенциальная жертва выскальзывает из моих рук, я себя чувствую, как на иголках. И мне всё равно, кто это будет. Мужчины, женщины, дети. Для меня, все люди равны, до тех пор, пока в их жилах течёт кровь. Она... Сводит меня с ума.
  - Это не правда...
  - Правда. Именно поэтому, тебе не стоит здесь задерживаться. Я не хочу причинить тебе вред, - вместо того, чтобы послушаться эмпата и уйти, Хьюга вновь его удивила, ещё сильнее, чем раньше. Она взяла в руки кунай, и нанесла порез на свой большой палец. Алая капелька упала на пол, а сама Хината, не сомневаясь ни секунду, села рядом с Наруто, протянув окровавленную руку к его лицу. Девушка закрыла глаза, немного покраснев. Её дыхание стало горячим, из приоткрытого рта шёл пар.
  - Ты хочешь убить меня?
  - Н-нет, - Наруто залился краской, молясь, лишь бы девушка прямо сейчас не открыла глаза. "Жесть, у меня стояк... Я настолько жалок?".
  - Вот видишь? Ты слишком строг к себе, Наруто-кун... Ты можешь себя контролировать, просто думай о чём-то, что пересиливает желание убивать. Вот сейчас, как тебе удаётся себя сдерживать?
  - Я себя не сдерживаю! Совсем не контролирую! Просто, сейчас... Я смотрю не на кровь... - и правда, глаза блондина сейчас были очень далеко от пореза на руке Хинаты. Хьюга не поняла, о чём говорит блондин, и уже собралась открыть глаза.
  - Подожди! У меня тут... Вобщем, не надо тебе это видеть.
  - Что случилось?
  - То, что я не хочу тебя убить, вовсе не значит, что я вообще тебя не хочу... - и снова она ничего не поняла. "Что ж за невезение такое?". Наруто, наверное, так бы и сидел, не зная, что сказать, если бы с улицы, в здание не донёсся чей-то крик. "Слава Богу!". Вместе, они выбежали на улицу, и увидели, что толпа людей окружила человека в спиральной маске. Наруто был к такому не готов, и он просто безмолвно уставился на Обито.
  - Жители Листа! У меня к вам предложение! До конца этого месяца, вы должны отдать мне Узумаки Наруто! Если вы сделаете это, если хоть один из вас, хоть как-то мне поможет, я не трону Коноху! Но, если никто не пойдёт мне навстречу, Коноха будет уничтожена! Мы не просто разрушим эту деревню! Мы убьём вас всех поголовно, вырежем целые семьи, от стариков, до младенцев в их колыбелях! Никто не уйдёт живым! Так что, если вам дороги ваши родные и близкие, если вы хотите жить, до конца месяца, выйдите со мной на связь, и предложите свою помощь в поимке девятихвостого! Я не жду от вас ни искренней поддержки, ни преданности! Всё, что мне нужно... - Обито показал пальцем на Наруто, и вся толпа разом уставилась на него, - ...Это он! С вашей помощью или без, я заполучу Наруто! От вас зависит лишь то, кто погибнет вместе с ним. До скорой встречи, - Учиха исчёз, а Узумаки в ужасе понял, что все люди до единого, неотрывно смотрят на него. Вновь, не видя лицо Обито, эмпат был готов поклясться, что тот ухмыльнулся. "Я должен бежать!" не успел джинчурики подумать об этом, как ноги уже понесли его прочь от деревни, прочь от людей, чьи намеренья казались крайне сомнительными.
  - Постой! - одна лишь Хината бросилась его останавливать. Наруто быстро терял скорость, истощение сказывалось, и вот, Хьюга прыгнула вперёд и повалила Узумаки на землю, испачкав его и себя в дорожной пыли.
  - Куда ты собрался?!
  - А разве не ясно?!! Мне нужно бежать из деревни! Ты что, не слышала Обито?! Он сделал жителям Конохи предложение, от которого они не смогут отказаться! Это ультиматум! Либо умру я, либо погибнут все! Как думаешь, что они выберут?
  - Прошу, поверь в нас! Доверься людям!
  - Как? Как я могу вам доверять? Ты, может и готова за меня погибнуть, но откуда мне знать, как поведут себя тысячи людей?
  - Думаешь, тебе одному приходится довериться людям, в которых ты сомневаешься? Наруто-кун, я ведь тоже точно не знаю... И всегда так, во всём. Я верю в свои силы, и силы своих товарищей, но никто не знает, что и как будет... Нужно сделать выбор: довериться людям, и каждый день рисковать, или же сбежать, и до конца своих дней остаться в одиночестве.
  - ...Я понял. Хорошо, я попробую верить в своих товарищей. Не скажу, что у меня получится, но я постараюсь!
  - Отлично! Я очень рада, что ты согласился!
  - Но, в таком случае, что мы будем делать, когда явится Обито? У него хватит сил, чтобы воплотить свои обещания в реальность.
  - Всё просто! До конца этого месяца, ты обязан пробудить ринеган! Это будет не легко, но, доверяя людям, ты и сам не должен их подводить! - "В таком случае, мне срочно нужно продолжать поиски подходящего Бога. Нужен Бог, который не против кровопролитий, праповедником которого может стать каждый и в короткий срок. Бог, молиться которому можно всюду. Бог, чьё существование доказано! Мне нужен...
  - Тебе нужен Джашин! - Курама закончил мысль за джинчурики."
  ***
  
  - Я знаю все его слабые места. Он полностью мне доверяет, и я смогу разработать план, с помощью которого ты сможешь захватить его живым.
  - Отлично, в таком случае, мы заключили союз, - Обито пожал руку брюнета, - но, почему именно ты решил нам помочь? Да ещё и за столь короткий срок?
  - Я сопоставил факты и понял, что принять твою сторону - единственное правильное решение. Я хочу защитить свою семью, и если это единственный выход, я пойду на предательство.
  - В таком случае, с этого дня, можешь считать себя одним из нас... Нара Шикамару.
  Сделка с Джашином
  
  Саске, Какаши, Гай и Нейджи вломились к Наруто в квартиру. Как только Учиха узнал о том, что сделал Обито, он захотел как можно скорее удостовериться в том, что Наруто в порядке. Но, в квартире никого не было. Саске едва не вырвал из шкафа с одеждой дверцы, вытаскивая из него все вещи.
  - Проклятье!!! Походного рюкзака нет на месте! Не может быть, неужели мы его упустили?! Наруто, какого чёрта ты свалил в такое время?!!!
  - Эй, Саске! - Нейджи вышел к брюнету, держа в руках пакет, внутри которого были хлебные крошки.
  - Здесь была Хината-сан. Она должна знать, где сейчас Наруто.
  ***
  
  Узумаки бежал на пределе своих возможностей. Нельзя было терять время зря, до конца месяца остаётся всего пара недель, и он не может подвести людей. Подвести всё человечество. Подталкиваемый этим стремлением, Наруто добрался до последнего убежища Орочимару, в котором ему приходилось жить. Здесь царила разруха. Аматерасу сжигало это место в течение семи дней и ночей, то что теперь, убежище, со всеми этими причудливыми дырами в стенах, напоминало изъеденное червями яблоко. "Надеюсь, что он ещё жив...". Эмпат всё глубже погружался в пропахшую гарью подземку. Вот, он достиг той самой комнаты, где проходил обряд переселения души Орочимару в его тело. На полу, в горстке пепла, лежали почерневшие, оплавившиеся очки.
  - Кабуто... - долго задерживаться здесь было нельзя, всё же, Узумаки пришёл не за этим. Наруто направился в лабораторию, которую, естественно, так же не пощадило пламя. Все исследования, вся многолетняя работа, проделанная Наруто и Кабуто, была уничтожена. В лаборатории находился люк, ведущий в подвал, который по какой-то причине практически не пострадал от огня. Блондин спустился в подвал, и после непродолжительных поисков, отыскал необходимую ему банку. Поднялся обратно в лабораторию, аккуратно достал из банки отрубленную голову и поставил её прямо перед собой.
  - Хидан, ты живой? Ку-ку! - Наруто легонько постучал по лбу бессмертного, и тут он резко открыл глаза.
  - СУКАААА! ЕБАНАТ, КАКОГО ХУЯ ВЫ МЕНЯ ЗДЕСЬ БРОСИЛИ?!!!!!!! А БЛЯ?! ЁБ ТВОЮ МАТЬ ВО ИМЯ ДЖАШИНА, ЧЕРЕЗ ВЕЛИКИЕ АДСКИЕ ВРАТА В РОТАР!!!
  - Полегче! Я ведь вернулся за тобой!
  - Ты просто охренеть какой молодец! Спасибо и чтоб ты сдох!
  - Можешь злиться на меня сколько захочешь, но хотя бы выслушай. Мне нужна твоя помощь и если согласишься, я выполню любую твою просьбу.
  - ...Любую?
  - Ну, если ты попросишь меня убить себя, я откажусь, а в остальном, можешь попросить что угодно. Можешь попросить меня о чём-нибудь прямо сейчас.
  - Хм... Почеши мне нос?
  - Чего?
  - Сам я это сделать не могу, и уже несколько месяцев мучаюсь от того, что у меня что-то чешется!
  - Да нет, я понял, почему ты просишь о таком, просто... Почему ты не попросил меня дать тебе новое тело?
  - А ты можешь?!
  - Сейчас - не могу, но если у нас всё получится, то вполне может быть, - Матсураши расплылся в улыбке до ушей, его взгляд загорелся.
  - Ради возможности снова ходить, я сделаю что угодно! Проси чего хочешь! Хочешь, я стану твоим попугаем? Будешь носить меня на плече! Скажи слово, и я твой Кеша!
  - Спасибо конечно, но мне от тебя нужно нечто совсем другое. Видишь ли, я хочу принять веру в Джашина, - малиновые глаза бессмертного расширились, а улыбка исчезла.
  - И ты хочешь, чтобы я рассказал тебе, как это сделать?
  - Да. Это очень важно, и времени у нас мало.
  - ...Нам понадобятся кое-какие вещи.
  ***
  
  Под руководством Хидана, Наруто приготовил смесь из нескольких редких трав, и добавил в пробирку немного своей крови. Жидкость стала тёмно красной, и джинчурики нарисовал ей на полу ритуальный рисунок Джашина. От зелья исходил странный лекарственный запах, от которого слезились глаза.
  - Теперь, сядь в центре триграммы и медитируй. Если Джашин-сама заинтересуется тобой, он обязательно выйдет на контакт, - что ж, делать нечего, пришлось послушаться Хидана и сесть в эпицентре невыносимого запаха. Наруто казалось, что он сидит так уже несколько часов, а ничего особенного так и не произошло.
  - Да ну, херня всё это, - странно, но от Хидана не последовало никакого ответа. Наруто приоткрыл глаза и увидел, что Матсураши совсем не двигается, даже не моргает, застыв в том же положении, в котором он был, когда Наруто только начинал медитировать. Кроме того, всё окружение приобрело довольно необычный оттенок: всё стало тёмно-фиолетовым, местами - багровым. "Выходит, сработало...".
  - Сработало, смертный, - сердце Наруто едва не выпрыгнуло из груди, когда он услышал Джашина. Этот голос... В целом мире не найдётся слов, чтобы должным образом описать его. А тот факт, что Кровавый Бог прочитал мысли джинчурики, лишь сильнее его испугало. То, что произошло дальше... Такое можно увидеть лишь в ужасном сне. Через трещины в стенах убежища, густым потоком из частично запёкшейся крови, на пол начала стекать отвратительная субстанция. Запах гнили ударил в ноздри, а могильный холод сковал сердце. Не способный пошевелиться от ужаса, Наруто мог лишь смотреть, как кровь стекается к центру комнаты, в один огромный сгусток, который медленно, с чавканьем и бульканьем приобретал форму... человеческого лица. Большой, острый нос, из которого текла кровь, тонкие, невероятно тонкие губы, растянувшиеся в нечеловеческих размеров улыбке от одного острого уха, до другого. Между его, зубов, единственной белоснежной частью во всём лице, виднелись изуродованные человеческие останки. Под нижней губой находилась чёрная бусина, размером с человеческую голову. Длинные, сальные волосы каштанового цвета, спадали на пол, и казались жидкими. Глаза, абсолютно чёрные, не отрывались от джинчурики. Эмпат был не уверен, то ли Хидан находится в трансе, то ли время остановилось, но Матсураши определённо сейчас не видел Джашина.
  - Ну здравствуй, Узумаки Наруто.
  - Ну здравствуй, Бог Страха и Смерти, Джашин, - не то, чтобы Наруто не боялся, как раз наоборот, такого страха он ещё никогда не испытывал, но, по какой-то причине, Узумаки улыбался Джашину в ответ.
  - Чего ты хочешь?
  - Хочу стать твоим проповедником. В отличие от Хидана, бессмертия взамен я просить не стану.
  - Но и с пустыми руками ты уходить тоже не хочешь? Что ж, каждому ведь что-то нужно. Уверен, мне найдётся, что тебе предложить.
  - Хочу научиться исцелять любые раны. Отрубленные ноги, руки, смертельные болезни... Это возможно?
  - Интересный выбор! От тебя, я ожидал чего-то более... агрессивного. Впрочем, каждому своё. Хорошо, получишь возможность исцелять любые раны, но...
  - Есть какое-то условие, я угадал?
  - Условия всегда есть. В особенности, когда идёшь на сделку с дьяволом. Для начала, у этой силы будут ограничения: во-первых, ты не сможешь исцелять самого себя, с помощью этого дара. Только других людей. Во-вторых, исцелить ты можешь только живого человека. Не важно, пусть даже с момента, когда его сердце перестало биться, пройдёт лишь секунда, ты уже не сможешь ему помочь. Ну и в-третьих... И это самое приятное! Ты должен будешь приносить мне жертвоприношения.
  - Может ещё чего желаете, сударь? Кофейку? Денег? Смачного анилингуса?
  - Не понял... Ты что же, хочешь получить у меня что-то даром?! Ничтожество, да нам не о чем разговаривать!!!
  - Я такого не говорил. Сам пойми, я просто не могу приносить тебе кого-нибудь в жертву. У меня нет на это ни времени, ни желания. К тому же, чтобы совершать ритуальные убийства, нужно быть бессмертным.
  - И то верно... А как насчёт того, чтобы продать мне душу?
  - Чего?!
  - Вот как это работает: ты предлагаешь мне свою душу, и если я сочту её достаточно ценной, мы заключим сделку. Ты не должен будешь ни молиться мне, ни приносить жертвы. Но, после твоей смерти, я заберу твою душу, и не важно, каким бы хорошим ты ни был в течение всей жизни, ты попадёшь в Ад.
  - ...А какой он, Ад?
  - Сейчас покажу. В отличие от мнения большинства, я честный Бог, и я никогда не гнушаюсь показать людям, что их ждёт, если они пойдут на сделку.
  ***
  
  Наруто никак не мог унять рвоту. То, что он увидел... Лучше бы он слепо согласился пойти на сделку. Всё лучше, чем увидеть такое. Джашин явно был в восторге от произведенного эффекта. "Неужели, меня ждёт такое, если я соглашусь? Не хочу! Это слишком! Слишком, даже для меня!.. У меня руки дрожат от одной мысли об этом. С другой стороны, если я откажусь, если не смогу пробудить риннеган... Все мои друзья, все, кого я знаю, либо погибнут, либо станут пленниками Вечного Цукуёми... Готов ли я пойти на вечные мучения ради них?.. Впрочем, почему я до сих пор сомневаюсь? Не важно, что будет со мной после смерти, лишь жизнь имеет значение. Моя жизнь, и жизнь всех тех людей, что рассчитывают на меня".
  - ...Я согласен. Ты получишь мою душу.
  - Прекрасно! - Джашин потянул ноздрями воздух и задрожал в блаженном предвкушении, - Ты будешь жемчужиной моей коллекции!
  - Да-да, давай уже покончим с этим как можно скорее, пока я не передумал!
  - Подожди, это ещё не всё. Договор нужно скрепить кровью. Не бойся, не твоей кровью. Есть у меня тут одно не законченное дельце, которое я хочу тебе поручить. Справишься, и можешь считать себя моим проповедником...
  ***
  
  - Хината, когда ты в последний раз видела Наруто?! - Саске, и пришедшие вместе с ним джонины застали девушку дома, за чтением книги.
  - Два дня назад, когда он уходил из Конохи.
  - Два дня?!! Мы отстали от Наруто на целых два дня?!!! Хината-сан, прости за грубость, но какого хуя ты никому не сообщила, что он покинул деревню?!
  - А что в этом особенного?
  - То, что сейчас в Конохе для него опасно! Как думаешь, станет ли он сюда возвращаться?!
  - Он пообещал, что скоро вернётся. Не сказал, куда идёт и зачем, но в его возвращении, я не сомневаюсь.
  - И ты поверила ему на слово?! Наруто слишком умён, чтобы возвращаться! Даже я, будучи на его месте, сбежал бы! - в рации, закреплённой на ухе Саске раздались помехи, после чего оттуда донёсся слышимый только ему голос Карин: - Я засекла Наруто.
  - Что? Где?!
  - Он движется к жилому дому на улице Тобирамы. Точно не знаю, к какому... И вместе с ним какое-то очень слабое, маленькое существо. Никогда ещё не чувствовала такой слабой чакры... - "Но, из всех наших знакомых на той улице живёт только...". Учиха содрогнулся, сорвался с места и скомандовал своему отряду: - Живо за мной! У меня очень плохое предчувствие!
  
  Чуть меньше дня назад, во время разговора с Джашином. (Предупреждаю, тут сейчас будет очень много мата, по формуле "У Наруто истерика+Хидан всегда такой Хидан+Джашин попросил сделать нечто ужасное, и выбора особого нет=пиздец").
  - Видишь ли, Наруто, дело в том, что моя религия имеет ряд заповедей. Они не такие, как у других Богов, но, тем не менее, это всё же правила, которые нельзя нарушать... Если один из моих верующих проклял какого-либо человека, он обязан не просто убить его, но и сделать так, чтобы у этого человека не осталось прямых потомков.
  - К чему ты клонишь?
  - Хидан облажался с последним человеком, которого он принёс мне в жертву. И теперь, дело за тобой.
  - Ты же не хочешь чтобы я...
  - Да, именно. У Сарутоби Асумы осталься живой наследник. Сын.
  - Но как же... Он ведь ещё... Даже не родился...
  - Тем проще, ты так не считаешь? И мать, и приплод, одним ударом.
  - Нет, я не стану этого делать! Кто я по-твоему, чтобы пойти на такое?!
  - Тот, кто в нынешнее время, больше всех необходим человечеству - убийца.
  - Да пошёл ты! Хочешь убить младенца, тогда бери нож и делай всё сам, но меня не впутывай, жертва неудачной пластической операции!!!
  - Как хочешь. Наш договор уже оформлен, осталось лишь его подтвердить. И, в отличие от твоих друзей, которые могут в скором времени погибнуть, я готов подождать...
  - Иди на хуй!!! - когда эмпат выкрикнул последнюю фразу, Бог Смерти уже исчез, не оставив и следа, и в то же время, Хидан пришёл в себя.
  - Как всё прошло?
  - Проснулся, еблоязычная голова профессора Доуэля?! Всё прошло просто охрененно! Главное, ты облажался, а я должен твою работу делать! Заебись, демократия!
  - Ты о чём? И какого ты на меня орёшь?! Я - ИНВАЛИД!
  - Да чтоб тебя толстыми хуями в глазницы отъебли злые германские волки! Ты убил Асуму, а у него, сука, сын есть! Не рождённый ещё даже, сука, сыыыын!
  - ОЙ, бля... Но я же не знал! Что за пиздец, у него же на лбу не было написано, мол, я будущий отец!
  - Ну ты сучара, даёшь! Ты походу родился от траха молдаванина с евреем! Чёткую отмазку придумал: "у него же на лбу не написано"!
  - И что ты теперь будешь делать? Насколько я понял, от этого зависит судьба всего мира, так что...
  - ЧТО?! Чего вы все от меня хотите? Почему я кому-то чем-то настолько сильно обязан, что меня можно заставить убить беременную женщину, тупо списав всё на "так было нужно"?! Что же я такого в жизни сделал?! Где я так накуролилесил?!! - Наруто упал на колени и стал одновременно рыдать, биться головой об пол и материться.
  - У тебя истерика?
  - Да, гений! Она самая! Хотя, какой ты гений? Ты скорей уж Ебгений!
  - Да успокойся ты! Просто подумай о том, что стоит на кону! Ты прошёл столь длинный путь, не смей останавливаться, когда до победы остался всего один шаг!
  - И что это будет за победа такая? Да здравствует Наруто, великий мудак, убивший Куренаи Юхи и её сына... А, ну да, ещё, он мир спас.
  - А кто сказал, что всё будет легко? Наруто, тебе так просто давались все предыдущие препятствия, на пути к цели, а теперь, когда встретилось нечто реально трудное, ты готов сдаться?
  - Раньше, я бы не колеблясь сделал это, потому что не чувствовал угрызений совести!
  - Но таков удел смертных. Преодолевать самих себя, переступать через собственную мораль, ради своих целей! А если ты провалишься, твоих близких ждут одни лишь страдания! Неужели, ты желаешь им этого?
  - Но почему я должен пожертвовать всем, ради других?!!
  - Ради Саске, Карин, Дейдары, ради миллиардов людей, ты просто обязан идти на всё! Иногда, спасти множество жизней может и несколько смертей...
  - Мы что... правда, сделаем это?
  - Выбора нет.
  - Как всегда... Ладно, насколько бы аморально это ни было, я всё же попробую. Не знаю, получится ли у меня, но я попробую! - Наруто поднял Матсураши с пола и положил его в свой рюкзак, направившись обратно в Коноху.
  
  ***
  
  
  Улица Тобирамы.
  - Наруто? Не ожидала тебя увидеть! - Куренаи открыла джинчурики дверь, положив одну руку на сильно округлившийся живот.
  - Куренаи-сан, а я принёс вам подарок! - Узумаки добродушно улыбнулся.
  - А какой?
  - О, это очень особенный подарок, для вашего ребёнка! Он здесь, в моём рюкзаке! Но, для начала, вы меня не впустите?
  - Конечно-конечно, проходи! - Юхи ушла вглубь квартиры, а Наруто вошёл внутрь и запер дверь на засов, - Будешь чай? - донеслось из кухни?
  - О, я здесь ненадолго...
  Всё плохо
  
  У автора выдался очень тяжёлый день, и вот, что из этого вышло.
  
  - Ну, начинай, - Саске сел напротив Наруто, в пустой допросной комнате, где только и было, что стол и два обшарпанных стула.
  - Прежде всего, я должен сказать, что я и так противен самому себе до невозможности. Прошу, не заставляй меня ненавидеть себя ещё больше... Не смотри на меня так.
  - Моё отношение к тебе не изменилось. Как был лучший друг, так и остался. Я просто не понимаю, почему ты был готов пойти на такое? Мой взгляд не выражает ненависти, одно лишь недопонимание.
  - Что ж, вот как всё было...
  Три часа назад.
  В доме Куренаи, Наруто сел на диванчик и стал ждать. Всё же, спешить было некуда, и Юхи смогла уговорить его на кружечку. Пока Куренаи ворковала на кухне, Узумаки смог осмотреться: всё казалось таким комфортным, житейским. Фотографии, Боже, сколько фотографий... На них то и дело мелькали знакомые лица. Асума, Шино, Киба... Хината. "Проклятье, я ведь и забыл, что она - их сенсей... Меня... Снова возненавидят, когда я сделаю это... Я себя возненавижу. Но мир того стоит. Лишь жизнь имеет значение, и не важно, кому придётся умереть, ради всеобщего блага... Я верю в это". Наруто услышал тихий стук и посмотрел в сторону, откуда исходит звук. Пошёл дождь. "Хах, так не вовремя... Банальность, это худшее зло этого мира". Небо заволокли тучи, и комната показалась серой. Из кухни вышла Куренаи, державшая в руках две кружки.
  - Наруто, что с тобой?!
  - А?
  - Ты плачешь... - Наруто коснулся своих щёк. И правда, они были мокрыми от слёз.
  - Не обращайте внимание. Просто сегодня очень депрессивный день... - Юхи села рядом с эмпатом.
  - А что тебя так расстроило? - вместо того, чтобы ответить, Наруто сделал глоток из предложенной чашки, - Не хочешь говорить? Чтож, ладно...
  - Вкусный чай. Куренаи-сан...
  - Да?
  - Можно я задам Вам немного странный вопрос? - Юхи удивлённо нахмурилась, - О чём вы мечтаете?
  - Хм... Думаю, что моя главная мечта - защищать моего короля.
  - Что за король?
  - Об этом говорил Асума, - при упоминании Сарутоби, Куренаи горько улыбнулась, - король, это нечто такое, ради чего, мы готовы пожертвовать жизнью. У каждого человека свой король. Мой король, это... - Юхи коснулась своего живота, тепло посмотрев на него. Наруто немного растерялся, и начал отчаянно искать какую-нибудь другую тему для разговора. "Соберись, тряпка! Не вздумай отказываться сейчас! Нужно заканчивать с ней поскорей, пока я ещё не передумал!". Его взгляд упал на красные маки, стоявшие на подоконнике, - красные... Красиво... Можно посмотреть поближе? - Куренаи кивнула и подошла к подоконнику, собравшись сорвать один из цветков и показать его Наруто. Пока женщина повернулась к Узумаки спиной, блондин запустил руку в рюкзак и сжал рукоять куная.
  - Куренаи-сан, у меня ведь тоже есть свой король. Мой король, это всё человечество. Люди, хорошие, невинные люди... И его защита - моя высшая цель. Ради этого, я должен стать Богом. Так что, в какой-то степени, пробудить ринеган, это и есть моя мечта... И я готов на что угодно, ради этой цели.
  - Даже на нечто плохое? - Куренаи всё ещё выбирала цветок.
  - В особенности на нечто плохое.
  -...А тебе не кажется, что человек человека в маске действует по тому же принципу? Ведь он убивает хороших людей, ради своей цели.
  - То есть, другими словами, мы с Обито одинаковые?
  - Нет, я бы так не сказала!
  - Но раз мы с ним думаем и поступаем одинаково, то в чём разница? - Юхи повернулась к эмпату, держа в руках красный цветок на тонком стебле, и улыбнувшись, протянула его блондину.
  - В том, что ты сражаешься на стороне света, добра. И до тех пор, пока ты не пал так же низко, как Обито, ты будешь особенным, - и тут, Узумаки пронзила мысль. "А что, если именно этого Обито и добивался? Он ведь давно играет со мной в эту садистскую игру, портит мне жизнь и отнимает важные для меня вещи... Вдруг, он хочет сделать меня себе своей точной копией? Я же никогда не трогал младенцев. Они невинны, единственные существа во всём мире, которые действительно ничем не заслужили смерти. А для Обито, это ничего не значит. Ведь он напал на мою мать, когда она была беременна... И я сейчас, в точно таком же положении. Но я не стану таким как он! К чёрту Рикудо Санина, к чёрту риннеган, и человечество к чёрту!".
  - Куренаи-сан, простите, но кажется, я забыл ваш подарок у себя дома. Как-нибудь в другой раз занесу, хорошо?
  - Конечно.
  ***
  - Ну дальше ты и сам знаешь. Только я вышел из дома Куренаи, как меня встретили вы.
  - Мда... А что было бы, если ты не передумал в последний момент?
  - Вы бы нашли Куренаи мёртвой, в крови.
  - Пиздец...
  - Я знаю.
  - И ты хотел продать душу дьяволу, только из-за того, что миру шиноби грозит опасность?
  - А разве это не достаточная причина?
  - Вообще-то нет! Наруто, ты же не единственный человек на земле, способный остановить акацуки! На совете Пяти Каге, было принято решение объединиться в альянс! Впервые в истории! Неужели, объединённая армия шиноби пяти великих стран не сможет остановить Обито и без твоей помощи?
  - А что это изменило? Всего пару дней назад, Обито без каких либо проблем проник в деревню. Если уж вы его одного не можете остановить, то как вы собираетесь сразиться с Джуби?!
  - Это совершенно разные вещи! Теперь, у нас есть план, как помешать ему беспрепятственно проникать в Коноху. И тебя мы защитить сможем!
  - Интересно, как?
  - Ну, это, как бы, не очень тебе понравится...
  - Саске, колись!
  - Приставим к тебе круглосуточную охрану.
  - Начальника, а может, не надо?
  - Таким было условие других Каге. За дверью, тебя уже ждёт спец-команда...
  - Вот ведь счастье, - Узумаки встал из-за стола, и открыл дверь допросной, а Саске продолжил сидеть.
  - И не волнуйся, я никому не скажу, что ты хотел убить Куренаи и её ребёнка.
  - Саске...
  - Это конечно полная жесть, но сомневаюсь, что людям нужно знать о таком.
  - Саске! - Учиха наконец обернулся, и ужаснулся, от увиденного. В дверях стояла Хината, шокировано смотревшая на Наруто. Из глаз лились слёзы, а лицо выражало одновременно страх и ненависть. Наруто хотел что-то сказать, но девушка сбежала прежде, чем он нашёл нужны слова. Саске вскочил со стула, выбежал в коридор и крикнул кому-то: - Какого хрена вы её сюда пустили?!
  Чей-то голос стал оправдываться, но эмпат уже ничего не слышал. Лицо Хинаты стояло перед глазами, а все движения сковывал невероятный страх. Страх потерять её. Наруто стоял, как кукла, с стеклянным взглядом, и только когда Саске вернулся и начал извиняться за всю сложившуюся ситуацию, джинчурики начала приходить в себя.
  - Ради Бога, прости! Кто меня за язык дёргал?! А, чтоб меня!
  - ...Ты что-то говорил о плане, как противостоять Обито, да?
  - Эм... Верно. Мы решили подключить к делу Карин, с её навыками сенсора. Кстати, сходи к ней, она должна разъяснить тебе всё. Ещё раз, прости!
  - Помолчи, пожалуйста...
  ***
  Вообщем-то, команду охраны подобрали добротную. Какаши, пожалуй, был самым полезным её членом. Если Обито захватит Наруто и уйдёт в мир Камуи, Хатаке легко последует за ним, и прихватит за собой ещё нескольких сильных шиноби. А отбивать Наруто у акацуки будут Гай, в качестве силовика, Ли, по той же причине, а так же Ямато, который явно побаивался Наруто, а так же Нейджи и Тен-Тен. И они будут всюду следовать за Наруто, жить с ним под одной крышей и даже в туалет его в одиночку не пустят. Думаю, вы понимаете, насколько сильно это его "обрадовало". Дождь всё ещё продолжался, но Узумаки не обращал на это внимания, и вместе с другими шиноби, шёл к Карин, промокая в дождевой воде. Хидан, по-прежнему лежавший в рюкзаке, злобно бубнил о том, что у него "крыша" протекает. Наруто настолько впал в депрессию от всего сегодняшнего дня, что даже не нашёл в себе сил для удивления, когда увидел, что Карин тренируется в медицинских техниках с Шизуне, исцеляя здоровую рыбину.
  - На кой явился?
  - Очень радушный приём.
  - А чего ты ждал? Припёрся тут со своими хачиками.
  - Какие мы ещё хачики?! - возмутился Хатаке.
  - Заткнитесь, Какаши-сенсей. Не знаю, с чего ты на меня злишься, но Саске сказал, что у тебя для меня есть важная информация.
  - Ах да... Вот, держи специальный пейджер, он тебе пригодится, - Узумаки через чур сильно кинула в блондина маленькую чёрную коробочку с несколькими кнопками и серым экраном, - в общем так: я буду круглосуточно следить за всеми жителями деревни, и как только уловлю присутствие Обито, сброшу его координаты тебе, и Орочимару, чтобы он послал все силы к нему. Ну, ты вроде не тупой, сам понимаешь, как это работает. Хотя, я в этом уже сомневаюсь.
  - Не перегибай палку. У моего терпения есть предел, Карин.
  - Очень страшно!
  - Да что я тебе сделал, что ты так бесишься?!
  - Ты ещё спрашиваешь?! Да ты действительно ничего в людях не понимаешь, не удивительно, что тебя все бросают.
  - Что ты несёшь?
  - Так ты не знаешь? Дейдара скоро покинет Коноху и вернётся в свою родную деревню, а у Саске есть все шансы, чтобы стать Хокаге, а это означает, что скоро вы с ним перестанете видеться. Со мной, ты и сам расстался, ради Хинаты. И как у вас с ней обстоят дела? Не слишком хорошо, верно? - Наруто обиженно посмотрел на родственницу.
  - Какое тебе дело?
  - Никакого. Я просто убеждаюсь в том, что плохие люди не заслуживают счастья.
  - Ну ты и мразь, смотреть на тебя тошно!
  - Так не смотри! - Карин захлопнула дверь, а Наруто держал руку прямо в дверном проёме, из-за чего его пальцы нещадно сдавил под натиском сенсора.
  - Дура, ты мне руку прищемила!
  - Не моя проблема!
  - Психованная сучка, прекрати давить на дверь!
  - Попроси своих хачиков тебе помочь! - эмпат кое-как смог освободить руку, стесав всю кожу на пальцах до крови, и стал дубасить в уже запертую дверь кулаком, забрызгивая её своей кровью.
  - Это у тебя такая травма после нашего расставания?!! Чёртовы душевные дыры?!
  - Уйди! - напоследок, джинчурики пнул дверь ногой, выругался, и поспешил убраться как можно дальше от дома Карин.
  - Куда ты? - спросил Нейджи.
  - Куда-куда, домой!
  - Ой, а Саске что, не предупредил тебя?
  - Ну что ЕЩЁ мне может послать этот долбанный день?!
  - Мы все просто не поместимся у тебя дома, так что, ты на время переезжаешь.
  - Куда?
  ***
  Да чтоб меня Богом в душу! Мало мне было несчастий, так я ещё и переехал в додзё клана Хьюга! Лучше места не могли придумать? Отец Хинаты меня ненавидит за то, что я его избил, а сама Хината меня настолько сильно боится, что даже если бы она всё ещё жила здесь, скорее всего, она бы меня избегала! Худший день в моей жизни! С путём праведника провалился, Дей собирается бросить меня ради своего прошлого, Саске - ради будущего, а Карин бросает меня... Хрен знает почему! - Наруто заперся в крохотной выделенной ему комнатке, которая, судя по всему, раньше была кладовкой, и достал из рюкзака Хидана, с которым он сейчас и разговаривал. Хиаши постарался сделать его пребывание здесь, как можно неудобней, и помимо того, что он поселил джинчурики в комнату с параметрами 2х5 метров, он выделил ему раздолбанную раскладушку и матрас, пружины которого впивались в бока. К тому же, по стене в этой комнате, сочиться какая-то странная бурая хрень, то ли канализация, то ли плесень, то ли вообще, эктоплазма!
  - И ты мне собираешься жаловаться? Ты обещал мне новое тело, а вместо этого, в последний момент решил всё бросить! У меня вообще депрессия начинается, а это чревато рядом последствий!
  - Каких таких последствий!
  - Сейчас узнаешь! Кх-кхэ... - после этого откашливания, Хидан начал говорить с немецким акцентом: - Ла-ла-ла! Ай, свай, драй, вир, фюнф, зекс, зибен, ахт!
  За окном шумит высокая трава!
  И от радости кружиться галава!
  Эта осень нас с ума сведёт опять! Уээх, эта осень нас с ума сведёт опять!
  Ху-ху-хуееее!
  Я скучаю по тебееее!
  Ла-ла-ла-ла-ла-лай-ла-ла! Танцуют звезды и Луна!
  А ты опять сидишь один, а ты всё смотришь из окна!
  Давай пойдём со мной туда, где нет ни снега ни дождя,
  Где мы останемся вдвоём,
  Где будем только ты и ЙА! Пойдём со мною туда, пойдём со мною сюда!
  - Fuck my life...
  
  ***
  
  
  После десяти минут тишины, в дверь Карин снова постучали, она решила, что это опять Наруто и взяв в руки мусорное ведро, прильнула к глазку. На пороге её дома стоял Шикамару, с букетом роз. Сильно удивившись, Узумаки опустила ведро и открыла дверь.
  - Шикамару, ты наверное кого-то ищешь?
  - Вообще-то, я пришёл к тебе, - Нара улыбнулся и вручил ошеломлённой девушке букет.
  - Но... Я не понимаю...
  - Я слышал твой разговор с Наруто, и мне кажется, что тебе стоит с кем-то поговорить. Вот я и решил стать своего рода жилеткой, в которую можно поплакаться.
  - Но разве, тебе не всё равно?
  - Конечно нет! Я просто не могу смотреть на то, как Наруто с тобой обращается! - губы Карин задрожали, из глаз покатились солёные капельки, и она зажала лицо руками.
  - Всё не так! Это я во всём виновата!.. - Шикамару спокойно обнял девушку, позволив ей прижаться к своему плечу.
  - Ну-ну...
  - Я такая глупая! - Нара едва заметно ухмыльнулся, пока Узумаки рыдала на его плече. "Это уж точно. Но план акацуки начинает действовать, благодаря твоей глупости.
  Начало конца
  
  Мда, жизнь Наруто медленно превращалась в настоящий ад. Хидан болтал без остановки, в комнате у него было холодно и тесно и холодно, а за дверью его комнатушки неизменно дежурят джонины. Всё бесит, а вдобавок круглыми сутками идут дожди, из-за чего Хидану постоянно грустно, и соответственно, Матсураши вечно поёт свои дурацкие песни. Вот и сегодняшний день не был исключением, и бессмертная голова начала горланить что есть мочи в семь утра: - СКУТЕЕЕЕР!!! - но он уже успел настолько сильно довести Узумаки, что столь громкий шум уже не мог разбудить блондина. Естественно, Джашинопоклонника это разозлило, вот он и решил, во что бы то ни стало разбудить джинчурики. Хидан сейчас стоял на подоконнике, а изголовье кушетки Наруто было к нему в плотную, так что, Матсураши напряг все его немногие мышцы, какие остались, свалился с подоконника прямо на лицо спящего блондина и при этом выкрикнул: -Джеронимо! - в результате, Хидан оказался лоб к лбу с Наруто, и смотрел в взбешённые голубые глаза с сумасшедшим весельем.
  - С добрым утречком, душка моя! Как спалось?
  - Хидан... Подожди меня здесь минутку, хорошо? - необычайно спокойно и нежно прошептал Узумаки, после чего он положил голову на кровать и вышел в коридор. По обе стороны от его двери стояли засыпающие на ногах Какаши и Гай, а напротив, на стуле сидел Нейджи, казавшийся более бодрым. Он очень внимательно смотрел на джинчурики, от чего блондину стало как-то не по себе.
  - Я могу тебе помочь?
  - Мне нужен молоток и тонкий гвоздь, примерно сантиметров десять в длину.
  - Это связанно с болтливой отрубленной головой, которую ты прячешь в своей комнате?
  - А ты откуда узнал? А, да, точно... Бьякуган же видит сквозь стены. Ты теперь всем об этом расскажешь?
  - Зачем? Меня лично он дико раздражает, так что, я лучше помогу тебе достать молоток и гвозди, и посмотрю, что будет дальше, - Нейджи отвёл Наруто в чулан, где лежали разные бытовые мелочи, где блондин нашел тяжёлый молоток с деревянной ручкой и длинный, покрытый ржавчиной гвоздь.
  - И что ты собрался сделать?
  - Установить тишину в этом доме.
  - Представляю, насколько тебе здесь скучно. Не удивительно, что ты так долго терпел выходки Хидана. Всё же, он - хоть какое-то развлечение.
  - Радует только то, что завтра 31 октября. Обито говорил, что нападёт на Коноху в этот день, если меня никто не выдаст. Будем надеяться, что вы, ребята, готовы.
  - Готовы, можешь не сомневаться.
  - А она... Не приходила? - Хьюга покачал головой.
  - Я не видел Хинату-сан всё это время. Если честно, я уже начинаю за неё беспокоиться...
  - Меня всё равно отсюда не выпускают куда угодно. Мне запрещено появляться в густонаселённых местах, дабы не подвергать людей опасности.
  - Я знаю, но... Впрочем, не важно, - Наруто вместе с Нейджи вернулись к Хидану, а то, увидев в руках Наруто молоток, сразу запаниковал.
  - Н-Наруто, ты чего?
  - Что такое, душка моя? Ты засцал?
  - Не делай глупостей!
  - Не бойся, лоботомия, это не больно! - у Хидана от всего этого начались пять стадии принятия смерти: - Ты этого не сделаешь! - стадия отрицания, пройдена. Наруто подмигнул Нейджи, и тот взял голову Матсураши в руки
  - Убери от меня свои сосиски, я существо всеядное!!! - стадия гнева, пройдена.
  - На самом деле, тут нечего бояться. Это довольно быстрая процедура. Я просто возьму этот гвоздь, и приставлю его чуть выше твоего слёзного протока. Потом, я досчитаю до трёх, ударю по гвоздю молотком, и у тебя "выключится свет". И всё! - Узумаки, вторя своим словам, занёс молоток для удара. Если бы Хидан мог, он бы обоссался в этот момент.
  - Вай, тих-тих-тих! Давай договоримся!!! - стадия торгов пройдена.
  - Раз!
  - Вот же бля... - стадия депрессии пройдена.
  - ДВА!
  - Джашин вас всех анально покарает! - опять вернулся к гневу.
  - И тр...
  - Подожди, - Наруто непонимающе взглянул на Нейджи.
  - Блин, ты такой момент испортил! Что не так-то?
  - Я просто подумал... Ты ведь любишь Хинату?
  - Я... Не знаю. Для людей вроде меня, очень сложно определиться со своими чувствами. И я не могу сказать, испытываю ли я к ней любовь, или это просто сильная привязанность.
  - Прости, не так спросил. Ты очень хочешь увидеться с ней?
  - Да.
  - Тогда, почему ты всё ещё здесь, страдаешь какой-то хернёй, проводя лоботомию в домашних условиях?
  - Я же уже говорил, что меня отсюда не выпустят!
  - И это твоё оправдание? Ты же легко можешь сбежать, для тебя это не составит никакого труда.
  - Это опасно и безответственно по отношению к жителям деревни, и к тому же, если вы меня упустите, все без исключения получат нагоняи. Тебя это не волнует?
  - Для меня, счастье Хинаты-сан важнее. Пожалуй, Саске совершил огромную ошибку, сделав меня одним из твоих телохранителей...
  - А что насчёт меня? - Хидан жалобно посмотрел на Наруто, - Мну будет хорошим, честно-честно!
  - Ладно, живи пока, я разрешаю. Нейджи, если ты правда готов мне помочь... Добудь бутылку саке.
  ***
  
  Вечером того же дня, Наруто с улыбкой на лице вышел из своей комнаты, держа в руках бутылку. Все на него удивлённо посмотрели, а Ямато походу вообще снесло крышу, когда он увидел спиртное.
  - Люди, давайте выпьем?
  - Да нет, ты что? Обито нападёт уже завтра, нам никак нельзя бухать! - у Какаши голос разума прорезался.
  - Именно поэтому, мы просто обязаны выпить. Кто знает, что произойдет завтра? Вдруг, случится самое страшное, и все мы умрём? Что же вы, готовы умереть, не хлебнув на последок? Сомневаюсь, ой как сомневаюсь. Так что, проведём голосование: кто за то, чтобы выпить?
  - Я! - Ямато не думал ни секунды, тупо подняв руку вверх.
  - Я тоже не против. Давайте же согреем нашу кровь силой юности!
  - Если Ли будет пить, то я, как его учитель, просто обязан не отставать!
  - Я за, - Нейджи спокойно поднял руку, повергнув всех в шок. От него, никто такого не ожидал. Какаши всё ещё сомневался, не решаясь взять протянутую ему рюмку.
  - Давайте же, Какаши-сенсей. Не бойтесь, не отравлена, - Какаши пожал плечами и всё же согласился. Вот, все разом чокнулись друг с другом и залпом выпили. Все, кроме Наруто. Он почему-то замер и начал тихо хихикать.
  - Что смешного?
  - Да нет, просто... Хи-хи! Какаши-сенсей, ну что же Вы так? Если я говорю, что не отравлена, это вовсе не значит, что я не лгу! Нельзя принимать каждое моё слово за чистую монету!
  - Вот ведь... Козёл... - один за другим, собравшиеся здесь шиноби начали покачиваться, после чего, попадали на пол, мгновенно уснув. "Часик похрапят, да проснуться. А я успею наведаться к Хинате".
  
  Узумаки выскользнул из особняка Хьюга и направился к дому девушки. Сильно размокшая от дождя земля противно чавкала под ногами, пока джинчурики шёл по ночной Конохе. Вот, он прошёл мимо дома Карин, не обратив на него никакого внимания. А зря... Если бы в тот день, он зашёл к ней, всё бы кончилось совсем по-другому.
  ***
  
  Карин очень сблизилась с Шикамару, и почти каждый день, в течение последнего месяца, он навещал её. И сегодняшний день не был исключением. На этот раз, Нара задержался у девушки допоздна, и не спешил уходить.
  - Хочешь, я приготовлю что-нибудь на ужин?
  - Это было бы здорово. Я пойду, помою руки перед едой? - Карин кивнула, и Шикамару пошёл в ванную. Перед умывальником, в ванной комнате висело большое зеркало, и брюнет мог хорошо разглядеть своё лицо. "Забавно. Я выгляжу так же, как раньше, но на самом деле, я очень сильно изменился. Раньше, я бы никогда не пошёл на предательство, но, мне известно, на что способны акацуки. Не важно, какие бы силы мы им не противопоставили, они всё равно заполучат Наруто. Единственное, что мы можем, это помочь им и спасти множество жизней". Шикамару достал из кармана белый платок и маленькую ампулу. Нара смочил ткань полупрозрачной жидкостью и пошёл к Карин. Девушка мыла на кухне овощи, пока брюнет зашёл ей за спину.
  - Прости, Карин... Ничего личного.
  - А? - Нара прижал платок ко рту сенсора, она растерялась и не успела вовремя среагировать, успела лишь немного дёрнуться, перед тем, как сознание покинуло её. Шикамару осторожно опустил девушку на пол.
  - Всё готово. Дальше, ты сам, - как только Нара это сказал, Обито возник в центре кухни и вытащил из кармана Карин её пейджер. Учиха набрал следующее сообщение и сбросил его Орочимару: "Примерно в пяти километрах к Северу от границы Конохи находится один из акацуки. Похоже, он ранен, и не может двигаться. Не поднимайте шумиху, нам не нужна паника среди народа. Отправляйтесь туда вместе с Саске и Дейдарой, большего и не нужно".
  - Шикамару, тебе лучше спрятаться на время и переждать всё.
  - Всё, как договаривались? Я помогаю тебе, а ты взамен не трогаешь мою семью.
  - Не волнуйся, Я твою семью точно трогать не буду, - Шикамару обратил внимание на то, что Обито сделал акцент на слове "я", но не успел ничего спросить, поскольку последний уже исчез, утащив с собой Карин. Шикамару тоже поспешил скрыться, последовав его совету.
  ***
  
  Наруто и Хината встретились на лестничной площадке её дома. Хьюга была удивлена его появлению, но точно не напугана, что уже радовало.
  - Привет.
  - Наруто-кун?..
  - Ты меня боишься?
  - ...Нет.
  - Но ты хотела бы узнать, из-за чего я пытался убить Куренаи? Хотела бы, чтобы я дал тебе рациональное, полностью оправдывающее меня объяснение?
  - Да, это всё, чего я сейчас хочу.
  - Чтож, сожалею, но разумного объяснения у меня для тебя нет. У поступка, который я едва не совершил, нет оправдания... Забавно, какие мысли приходят на ум, перед тем, как ты идёшь на отчаянный поступок. "Другого от меня и не ждут", "Подумаешь, одним грешком больше", "Другого выхода нет"...
  - Ты... Можешь пообещать, что такого больше не повториться?
  - Не могу. Хотел бы, до безумия хотел, но не могу. Такова моя природа. Не важно, чего бы я не желал, рано или поздно, я уничтожаю всё, что люблю... Поэтому, тебе стоит и дальше меня сторониться! Я жалок, и рано или поздно, я нанесу вред людям, которых больше всего люблю!
  - Ты... Любишь меня??? - Хината покраснела, её бледные глаза расширились, в них отразилось лицо Наруто, который наконец был уверен в своих словах.
  - Люблю! Люблю, но я тебя не заслуживаю! Я никого не заслуживаю!
  - Это неправда!
  - Правда! Знала бы ты, насколько я ужасный человек, не стала бы спорить! Я ведь трус! Я до сих пор не прикончил Обито, потому что, в глубине души, я ужасно боюсь его! Я сбежал из Конохи, потому что боялся жителей деревни, не доверял им! Я хочу завести детей, но не осмеливаюсь пойти на этот шаг, ведь больше всего на свете я боюсь, что мой ребёнок будет таким же, как я! Я просто не вынесу этого!.. Так, как я могу заслуживать любви? Как??? На какой планете найдётся место такому, как... - Хината прервала эмпата, обняв его, крепко прижав к себе. По её щекам непрерывно катились горячие слёзы, падавшие на плечо блондина.
  - Прошу тебя, прекрати... Не нужно больше ничего говорить. Не важно, каким бы плохим ты ни был, не важно, чьи бы жизни ты не погубил, я буду любить тебя! Любовь не нужно заслуживать, она даётся просто так! Для меня, ты - смысл жизни, всегда им был и всегда им будешь! Куренаи, Нейджи, Ханаби, отец, никто из них не имеет значения для меня, только ты! А если, тебе наскучат мои чувства, забери мою жизнь, и я умру с улыбкой на лице!
  - Но... Почему?
  - Потому что я тебя выбрала, - вот такой, простой ответ. Они счастливо посмотрели друг на друга, Хината мило улыбнулась, а Наруто опустил руку ей на затылок и впился в манящие губы, заглушив её шокированный вскрик. Хьюга почти сразу потеряла сознание, а Узумаки, взявший её на руки рассмеялся. "Всё же, Хината остаётся прежней". Джинчурики отнёс Хинату в её квартиру и положил девушку на кровать, а сам сел рядом и стал наблюдать за её сном. Несколько часов пролетели, подобно минутам, и блондин вышел из своего транса, когда лучи рассвета коснулись его лица. Хината всё ещё спала, в джинчурики захотелось выйти на балкон и полюбоваться рассветом. После долгих дождей, солнечный свет казался ослепительно ярким, золотистым. Узумаки хотелось кричать от счастья, но он не мог разбудить Хинату, а потому, держал эмоции в себе, и просто широко улыбался. "Ну что, Обито, вот и наступило 31 число, а всё осталось по-прежнему. Хотя, я не прав... Жизнь стала лучше! Светлее, чем когда-либо! Этот день обязательно станет для Конохи одним из самых счастливых, я это знаю!". Вдруг, по спине джинчурики пробежал холодок. В ушах, по необъяснимой причине, отчётливо стоял голос Хинаты, и слова, произнесённые ею ранее. "Я верю в своих друзей, но никто не знает, как что будет".
  - Какого чёрта... я вспомнил об этом сейчас? - сердце Узумаки сжалось, и он, словно по наитию посмотрел на горизонт, всторону севера. И в ту же секунду, оглушительный рокот пронёсся над Конохой, а там, на горизонте, произошёл мощнейший взрыв, без дыма или огня, который выглядел как огромная белая вспышка. Его форма была искажена, но Наруто, не веря своим глазам, узнал его. Этот взрыв джинчурики видел в своих снах, где Дейдара взрывал самого себя. И снова голос в ушах, на этот раз - подрывника. "Простите, Данна...". Узумаки трясло от мысли о том, что могло произойти, но он отчаянно пытался верить, что с его друзьями всё в порядке. Наруто перешёл в режим Кьюби, усилив свои ноги, и понёсся в сторону взрыва, не зная о том, что из-за того, что он вскоре увидит, бедный эмпат окончательно сойдёт с ума.
  День, когда умерли ангелы
  
  Спертый запах гари и крови наполнил недавное поле боя. Добравшись до места, где произошёл взрыв, Наруто застыл, руки задрожали, а глубоко внутри эмпата что-то дало трещину.
  - Это Ад... - прошептал блондин, после чего его вырвало. В эпицентре взрыва лежал Дейдара. Правая рука и нога, часть туловища и половина лица были настолько обожжены, что его кожа пузырилась, все волосы обгорели, тому же, на его животе проявилась печать, что свидетельствовало о том, что Исобу из него вытащили. В десяти метрах от него лежал другой человек, рыжеволосый, утыканный странным пирсингом, с очень бледной кожей. Опёршись спиной о дерево, на земле сидела синеволосая девушка, с бумажным цветком в волосах, зажавшая рукой рану на боку, из которой медленно вытекала кровь.
  - Ещё один... - прохрипела она, указав пальцем вперёд. - ...Там ещё один. Учиха... - этого слова было достаточно, чтобы заставить эмпата прийти в себя. Он побежал в указанном направлении, и наткнулся на груду поваленных деревьев, под которыми набежала алая лужица. "О, нет!". Узумаки с силой разбросал деревья в разные стороны и с ужасом обнаружил под ними своего друга. Все кости в его теле раздробленны, а глаза... По его глазам провели превели зазубренным оружием, оставившим чудовищную рану. Наруто в ужасе припал ухом к груди Учихи. Пульс, едва заметный, почти угасший. Джинчурики создал несколько сотен клонов, которые подняли его с земли и начали исцелять. Плевать, что такие раны невозможно исцелить обычными медицинскими ниндзюцу, сейчас, нужно просто заставлять сердце биться. Вместе с толпой клонов, снёсших Саске, Наруто поспешил к Дейдаре. Тоже есть пульс, пусть и ещё слабее, чем у Саске. Тут подоспел отряд АНБУ, которых привлёк взрыв.
  - Что здесь произошло?!
  - Не знаю! Но мы немедленно должны доставить Дея и Саске в больницу! - АНБУ удивлённо посмотрели на израненных шиноби, не веря, что их ещё можно спасти.
  - Если простоите без дела ещё десять секунд, я вам ноги к хуям отрублю и вставлю вместо них спички, после чего заставлю кругами бегать!!! - бывалые шиноби, которые уже многое повидали в страхе сглотнули и сказали: - Ждём Ваших приказаний!
  - Возьмите рыжеволосого жмурика и доставьте его в морг, и помогите мне перенести раненых! Дейдару и Саске нужно безостановочно поддерживать медицинскими ниндзюцу, если среди вас есть медики, пусть помогают!
  Клоны вместе с Анбу взяли Саске и Дейдару, а оригинал подхватил Конан.
  - Бесполезно, ты уже не сможешь их спасти...
  - Заткнись, тупая дрянь!!!
  
  ***
  
  
  Врачи несколько часов бились за жизни Тсукури и Учихи, а Наруто мог лишь сидеть в коридоре и ждать, когда к нему выйдет кто-нибудь из врачей, и сообщит новости. Джинчурики знал, что ему предстоит услышать, но он отчаянно старался избавиться от мрачных мыслей. Наконец, к нему вышла Шизуне, вся взмокшая и мрачная. Она села рядом с джинчурики и какое-то время молчала. Они старались не смотреть друг другу в глаза, потому что оба были медиками, и могли понять всё по взгляду.
  - Шизуне... Всё настолько плохо, да?
  - ...Учиха Саке - множественные переломы, в том числе, позвоночник и шейные позвонки. Все внутренние органы ужасно повреждены, к тому же, он лишился зрения... При круглосуточной медицинской поддержке, проживёт ещё неделю... Тсукури Дейдара, ожоги третьей степени на 60% тела, тенкетсу и кейракукей превратились в настоящее месиво. Похоже, что он пытался себя подорвать, но что-то пошло не так. К тому же, из него извлекли биджу, а значит, смерть неизбежна. Протянет ещё дня три, не больше, - Наруто закусил губу и ударил по стене кулаком, разбив костяшки в кровь.
  - Мне жаль... Но, мы ведь живём в столь необычном мире, где всё возможно! Ещё есть надежда на чудо!
  - ...Я не видел в жизни настоящих чудес. И нет надежды на Богов. Мы всегда должны спасать себя сами. Уйдите, и ни на минуту не отходите от них. Я всё исправлю, но мне понадобиться немного времени.
  - Конечно, я лично прослежу, чтобы делали всё возможное...
  - Сестрица Шизуне... Если они умрут до моего возвращения, ты, и все, кто находятся в этой больнице... Отправятся вслед за ними, - у Шизуне холодок по спине пробежал от взгляда джинчурики. Она поспешила вернуться в операционную, а Наруто ещё немного посидел, думая о том, что он может сделать. Узумаки просто сидел и плакал, затем сложил руки у себя на груди и про себя произнёс: "Рикудо Санин, я никогда не просил твоей милости. Я выполнял все твои поручения, и, пусть у нас и были разногласия, ты - мой должник. Ты же можешь их спасти, тебе и пальцем для этого шевелить не нужно... Так почему, ты не поможешь им?!! Прошу тебя! ПРОШУ! Не заставляй меня снова убивать невинных людей!.. Ведь, если ты не ответишь мне, прямо сейчас... Я буду делать всё, что потребуется, не колеблясь... Ну конечно. Тишина в ответ. Как всегда". Наруто встал и направился дальше по коридору, в палату, где лежала Конан, со сдерживающими печатями, не позволяющими ей превратиться в бумагу, привязанная к постели особой верёвкой. Её рана оказалась не глубокой, заштопали за пару минут и всё. Наруто подошёл к ней, всем своим естеством показывая, насколько она ему ненавистна, а девушка злорадно улыбнулась в ответ.
  - Где Орочимару? Где Карин?! Кто вам помогал?!! Говори, сука!
  - И ты думаешь что я... - Наруто отвесил куноичи пощёчину, от которой остался ярко красный след. - Ой, как больно.
  - Я с тобой что, в шутки играю?!! - Наруто схватил ладонь правой руки оторопевшей Конан и сжал её средний палец, на котором было кольцо.
  - Говори!!!
  - Акацуки своих не сдают. Ты не сможешь помешать нам построить мост, ведущий к новому миру! - Узумаки оскалился и резко выгнул палец Конан в обратную сторону. Громкий хруст и крик девушки доставили ему неподдельное наслаждение.
  - Мы только начали, я так могу весь день играть! Так что начинай говорить, блядина!!!
  - Интересно, а сколько дней осталось твоим друзьям? Мы их знатно потрепали, особенно того Учиху, - эмпат истерически захихикал, а в следующее мгновение сделал то, чего Конан с самого начала боялась. Из руки Наруто высунулся костяной кинжал и он резким движением отсёк средний палец от руки куноичи. Она вся выгнулась, срывая голос в крике, а после того, как её постель окропила её же кровь, девушка отключилась. Наруто не стал медлить и опустил руку на голову Конан.
  - Ты всё мне расскажешь, не важно, хочешь ты того или нет! Мне в этом поможет путь Смерти! - рывком, Наруто вырвал из Конан душу, и поглотил все её мысли, всю известную ей информацию. Мысли и фразы разных людей зазвучали в голове, а перед глазами замелькали различные образы.
  
  ***
  
  
  "Вот, поешь... Конан, зачем ты их привела?.. Я мечтаю стать Богом! Став Богом, я избавлю мир от боли! Верно, Конан?.. Джирая-сенсей, Яхико и Нагато в опасности!.. С сегодняшнего дня, я буду обучать вас ниндзюцу... Я люблю тебя, Яхико... Убей Яхико, если хочешь, чтобы девчонка жила!.. Не делай этого!!! Конан, ты - мой ангел..." - так, Наруто просматривал всю жизнь Конан, узнал многое о способностях Пейна и о том, что раньше, Джирая был их учителем. Но сейчас, его волновали недавние события. И он нашёл в них ответы на часть своих вопрсов.
  Незадолго до часа X.
  - Наш человек из Конохи всё подготовит. До того, как он подаст сигнал, ничего не предпринимайте, - Обито объяснял план Нагато, Кисаме, Зецу и Конан. - Нагато, ты используешь Гакидо, и извлечёшь из Дейдары трёххвостого. Используем это тело, как временный сосуд, а уже потом сможем запечатать Санби в Гедо Мазо. Я захвачу Узумаки Карин, и тогда, Наруто сам к нам придёт.
  - Ты в этом уверен? - спросила Конан.
  - Абсолютно. Я давно наблюдаю за ним, и поверь мне, Наруто скорей уж сам погибнет, чем позволит другу умереть. Есть у него такой дефект.
  Час Х.
  Судьба шиноби была предрешена в момент, когда они встретились с акацуки. Кем-то обманутые и преданные, они были совершенно не готовы к сражению с пятью действующими членами преступной организации. Обито забрал Орочимару в Камуи, и не известно, где санин сейчас находится. Саске пришлось сражаться с шестью воплощениями Пейна сразу и с Кисаме вдобавок, а Дейдара не смог скрыться от Конан даже в воздухе, при всех своих летучих глиняных творениях. Зецу в бой практически не вмешивался, он был своего рода резервом. Первым проиграл Саске. Кисаме уловил момент, когда Сусано брюнета дало слабину, и рубанул Самехадой по лицу Учихи, уничтожив его глаза. Одно из тел Пейна, то, что раньше было Яхико, отшвырнул беззащитного Саске в заросли деревьев при помощи Шинра Тенсей, переломав большую часть костей Учихи. Когда с Саске было покончено, Дейдара остался один против пяти бывших коллег. Поняв безвыходность своего положения, Тсукури решил использовать последний козырь и подорвать себя, чтобы Санби им не достался, но, всё пошло наперекосяк. Когда подрывник уже начал взрываться, к нему подскочил Гакидо, поглотил всю ту чакру, что была у блондина, а вместе с ней, биджу и большую часть взрыва. Сражение длилось несколько часов, и им даже удалось уничтожить тело, отвечавшее за исцеление ран, но такой исход был неизбежен. Обито отправлял членов акацуки в Камуи, одного за другим, но когда дело дошло до Конан, он замешкал.
  - Что-то не так?
  - Прости, но кто-то же должен передать Наруто моё сообщение, - не успела Конан понять смысла слов Учихи, как глава акацуки загнал ей кунай между рёбер.
  - Ублюдок!.. Кха!!! - Конан опёрлась спиной о дерево и расползлась по земле, сжимая рану рукой.
  - Передай Узумаки Наруто, что Карин у нас. Мы будем ждать его в Долине Завершения. В конце концов, там всё и началось. И, пусть поторопиться, если хочет вернуть свою подругу... целой.
  
  ***
  
  
  Мозг просто разрывался от мыслей: "Кто же этот человек в наших рядах, который помог им? Жива ли ещё Карин? И если да... То стоит ли мне идти за ней? Это же ловушка, и дураку понятно но, разве у меня есть выбор? Я не могу позволить, чтобы из-за меня погиб ещё один человек. К тому же, это же Карин... Я не выдержу, если она умрёт!". Наруто открыл окно палаты и выпрыгнул на улицу, помчавшись в Долину Завершения.
  Последний рывок и вот, Наруто выбрался из леса, и оказался перед статуями Мадары и Хаширамы. Наруто кипел от злости, ему хотелось как можно скорее встретиться с Обито и прикончить его. Блондин встал в центре озера и начал оглядываться по сторонам.
  - Где ты, Обито?! Хотел меня видеть, так вот он я! Хватит играть в прятки, покончим со всем здесь и сейчас!
  - Хорошо сказано, - Учиха, вместе с Кисаме и пятью Пейнами спрыгнул с головы каменного Мадары, приземлившись рядом с блондином.
  - Где Карин? Если её здесь нет, даже не надейся, что я задержусь тут хоть на секунду.
  - Вот она, - Обито приоткрыл Камуи и вытащил из потустороннего измерения чем-то накачанную девушку, которая смотрела на джинчурики почти закрытыми глазами.
  - Наруто...
  - Не волнуйся, всё будет хорошо. Я мигом здесь управлюсь и спасу тебя.
  - Какая самонадеянность!
  - У меня есть на то причины. Сейчас, из вас троих, только Нагато способен меня победить, но я знаю о его силе и стиле боя всё от и до.
  - Откуда ты можешь знать о таком? - поинтересовался Пейн. Наруто удивлённо посмотрел на него, после чего, хохотнул: - Вот так сюрприз! Обито ничего тебе не сказал, да?
  - О чём? - Нагато уже начинал злиться.
  - Конан попала к нам в руки! От неё, я и узнал всё о тебе.
  - Чудовище, ты пытал её?! Заставил выдать наши секреты?!!
  - Что ты, нет! Конан была верна акацуки... До последней секунды своей бессмысленной жизни. Даю пальчик на отсечение! - Узумаки достал что-то из кармана и бросил Пейну. В руке рыжеволосого оказался палец Конан, но уже без кольца. Наруто кровожадно ухмыльнулся, помахав рукой, чтобы Нагато мог увидеть кольцо Конан на его среднем пальце.
  - МЕРЗКАЯ ТВАРЬ!!! БАНШО ТЕНИН!!! - эмпата начало притягивать к Пейну, но он не растерялся и швырнул в него несколько кунаев со взрывными печатями. Рыжеволосому пришлось отменить технику, поскольку она притягивала к себе и кунаи, и Наруто. Узумаки достал десяток дымовых шашек и взорвал все разом, погрузив всю долину в непроницаемую дымовую завесу.
  - Я так же знаю о том, что у всех твоих тел общее зрение и, как видишь, мне известно, как с этим можно бороться. Вам со мной не справиться! Чтобы меня одолеть, нужна целая армия! - Наруто переместился за спину к не видящему его Кисаме, держа в руке костяной кинжал, созданный благодаря проклятой печати. - Умри! - вдруг кто-то схватил джинчурики за ногу, он не успел нанести удар, а Кисаме среагировал на звук и со всей силы ударил блондина Самехадой. Адская боль и слабость навалились на джинчурики, и он посмотрел вниз, желая понять, кто ему помешал. Его ногу сжимал клон белого Зецу, противно лыбившийся, выглядывая из воды. Но это не всё, вслед за этим клоном, из воды показались и другие, не меньше тысячи, и все они пытались схватить блондина. Да и дым уже начал развеиваться.
  - Проклятье! - У джинчурики ещё оставались две свободные от хватки Зецу руки, когда он увидел в дыму Тендо. Единственное тело Пейна, представлявшее реальную угрозу. Но что он мог сделать? Любая посланная в него атака будет отражена. Тогда, Узумаки решил разделаться с клонами Зетсу. - Суйтон: красный водоворот! - вода начала кипеть и закручиваться в спиральном направлении, унося всех Зецу под воду. Получившийся водоворот казался красным. Освободившись от хватки белых болтунов, призвал крупную водяную змею и натравил её на Кисаме, а сам направился к Обито. "Только бы спасти её, только бы спасти!!!". Когда блондин был от Карин и Учихи на расстоянии вытянутой руки, в него врезалась призванная Пейном птица, с силой ударившая эмпата клювом в живот. Наруто создал ещё по два костяных кинжала и вонзил их в глаза птицы, после чего она исчезла. Зецу становилось всё больше, они появлялись из самых разных мест, а потом все разом бросились на Наруто. Наруто уничтожал их десятками, а то и сотнями, но на месте каждого погибшего, появлялось двое, а любое, даже самое незначительно прикосновение Зецу отнимало часть чакры. Среди всех этих клонов, Узумаки не успел вовремя разглядеть Гакидо. Пухлое тело Пейна схватило Наруто и незамедлительно начало выкачивать из него чакру, а освободившийся от змеи Кисаме не упустил шанса отомстить и снова ударил джинчурики Легендарным Мечом. Сотня клонов Зетсу окружила эмпата со всех сторон, приложив к нему свои руки и также поглощая часть его сил. Вся его собственная чакра уже давно закончилась, и теперь, с каждой секундой, не только Наруто становился слабее, но и Курама.
  Наруто искал взглядом Карин, лишь она его волновала сейчас, и он нашёл её, вместе с Обито и Тендо, вновь стоящими на голове памятника Мадары. Узумаки пригляделся, и с ужасом узнал взгляд Пейна. Такой взгляд появляется у человека, который вот-вот кого-то убьёт. Дальше, всё как в замедленной съёмке: из руки Тендо появляется чёрный обоюдоострый прут, он подносит его к горлу Карин, она что-то шепчет. Наруто удалось прочитать по губам: "Я люблю тебя. Прости, что подвела", после чего, Нагато перерезает девушке артерии на шее. Обито отпускает Карин и она падает в воду с большой высоты. Узумаки не кричит, не плачет, не произносит ни звука, только смотрит на плавающее в воде тело остекленевшими глазами.
  - Воистину, так будет всегда. - Начал Пейн. - Любовь порождает ненависть. Порождает страдания. И даёт познать боль.
  - Скажи, ты любил её? Наверняка ведь любил, я прав? А хочешь знать, по чьей вине она умерла? - Наруто ничего не ответил на вопрос Обито, находясь на грани от потери сознания. - Конечно, её убили мы, но всё это твоя вина. Ты доверился своим друзьям, доверился людям, и из-за этого, все, кого ты считал семьёй - мертвы. Шикамару, человек, которому ты доверился, предал тебя! И со мной ведь случилось точно то же самое! Это доказывает, что мир никогда не измениться, так чем же Вечное Цукуёми так ужасно? Наруто, я ведь правда питаю к тебе симпатию, поэтому, я даю тебе ещё один шанс. Не сопротивляйся, позволь нам запечатать Кьюби! Тогда, мы воскресим тебя, и для тебя будет место в моём мире Вечного Гендзюцу! Пойдём со мной в мир без боли! В мир, где Карин будет жить вечно! Люди, они ведь никогда не смогут тебя полюбить! Такого как ты, такого как я невозможно любить, но в мире иллюзий, мы наконец станем свободными, счастливыми!!! - Наруто что-то устало прошептал, он уже почти умер, и настолько ослаб, что не смог напрягать связки, так что Обито подошёл поближе и прислушался.
  - Ты хочешь использовать Цукуёми чтобы сбежать от всех, сбежать от этого жестокого мира в мир снов... Но вот что я скажу, малыш Обито: сбежать не получиться. Есть только боль. И куда не беги, что не делай, боль НИКОГДА НЕ ЗАКАНЧИВАЕТСЯ. Она будет преследовать нас везде. Нас с тобой. Но, в отличие от мира Цукуёми, в этом мире, я могу не только терпеть боль, но и причинять её. Не важно, что вы со мной сделаете, умру я или нет, я всё равно доберусь до вас. До каждого, кто сегодня был здесь... И я подберу для вас всех самый страшный, жестокий и кровавый конец. Разорву каждого на мелкие кусочки, медленно, выпотрошу кишки и выжгу сердца.
  - Ты не оставил мне выбора, а жаль... Нагато, кончай его! - Гакидо с ещё большим напором стал поглощать чакру, и через несколько секунд, от Наруто к Пейну перешёл сгусток яркой оранжевой чакры. Кьюби был запечатан, а сердце Наруто начало затухать. Как только Гакидо его отпустил, Узумаки упал в воду. Впрочем, клан Узумаки в очередной раз доказал свою живучесть: даже с перерезанным горлом, Карин всё ещё была жива. Вода рядом с ней становилась багровой, но благодаря её низкой температуре, кровь практически не сочилась из раны. Из последних сил, сенсор подплыла к блондину и опустила руки ему на грудь, сосредоточилась, и начала выпускать чакру синего цвета прямо в его сердце. Акацуки ей не мешали, поскольку, им казалось, что всё это бесполезно. "Отлично... Они похоже ничего не знают о моих способностях... Может я и слаба, может, я только и гожусь, что искать людей и исцелять их, но эти две вещи я могу делать как никто другой хорошо... Сейчас, всё зависит от того, хватит ли мне сил, чтобы спасти его жизнь". Кто знает, когда это ниндзюцу использовали в последний раз? Его разработали ещё первые потомки клана Узумаки, а сейчас, оно спасёт жизнь одному из последних. Вот, Карин почувствовала, что сердце эмпата начинает биться быстрее. Теперь, нужно придать душе сил, чтобы она продолжала бороться за жизнь.
  - Наруто, если ты слышишь меня, не сдавайся! - при каждом сказанном слове, кровь всё сильнее текла из пореза на горле девушки. - Ты не можешь сейчас умереть! Сам же говорил, что ты должен убить всех акацуки! Всех до единого!!! Живи, чтобы отомстить им!!! И не забывай о Шикамару! Заставь уёбка пожалеть о том, что он сделал!!! Покажи людям, причинившим тебе боль, что такое страдания!!!
  - Всё, хватит, - с этими словами, Пейн подошёл к Карин и вонзил прут ей в шею, прямо между позвонков. Капля крови, с её замерших губ, упала на губы джинчурики, а глаза поблекли. Очки свалились с носа девушки в воду, оставшись плавать на поверхности. Тендо взял тело Карин на руки и закрыл ей глаза.
  - Я использую её вместо уничтоженного Джигокукидо.
  - Как тебе будет угодно. Пойдём, у нас ещё много работы. Прекрасный новый мир прямо перед нами.
  Падение во тьму
  
  Ад на земле наступает, когда и без того не самые хорошие люди утрачивают те немногие частички света, что были в их душе. Ад наступает, когда люди превращаются в демонов.
  
  
  Куренаи с утра доставили в больницу. У неё начались схватки, и врачи уже готовы были принять роды, но интервал между схватками начал сокращаться, пока они окончательно не прекратились. Юхи сказали, что такое иногда бывает, и нет причин для беспокойства, но всё же, до конца дня ей стоит остаться в приёмном покое.
  
  ***
  
  
  "Доброта - это слабость... Любовь - жалкий самообман. Свободы не существует. Мораль лишь сковывает, обвивает нас толстыми цепями. Но, я обрету свободу. Я больше не скован моралью".
  Наруто открыл глаза, всё так же лёжа на спине в ледяной воде. На губах чувствовался металлический привкус крови Карин, а рядом с ним плавали её очки. Узамки взял в руки очки и ещё долго смотрел на них. "Когда-нибудь, я верну их тебе, Карин". Всё ужасно болело, но эмпат заставил себя встать. Курамы больше нет, а это означает, что он уже не сможет пробудить ринеган. Надежды нет. Никого нет, и у Наруто больше нет причин, чтобы оставаться человеком. Теперь, он может только одно... Губы Узумаки сами по себе скривились в ухмылке, он облизнулся и прошептал: - Жди меня, Шикамару.
  Он вернулся в Коноху в испачканной в крови одежде. Узумаки не говорил ни слова, ни о чём не думал, но на его лице неизменно оставалась улыбка. Та самая улыбка, которую можно было увидеть лишь на лице пациента психбольницы. Впервые за очень долгое время, Узумаки остался совсем один. Ни друзей, ни Курамы, который всегда был рядом, заменяя ему отца, и даже тёмного двойника, подарка Обито не было рядом. Его мысли были ясны, он уже всё продумал. "Разыщу Шикамару и заставлю его страдать. Спасу Саске и Дейдару, и на этом всё. Я больше ничего не должен этому ужасному миру. Скоро Джуби воскреснет, и уже никто не может ему помешать. Конец света уже наступил, так зачем мне быть нормальным?". Наруто зашёл в продуктовый магазин. Люди шарахались от перепачканного в крови блондина с безумной улыбкой, но ему было всё равно. Эмпат направился в алкогольный отдел и набрал полную тележку виски и саке, с которой он подошёл к кассе.
  - Ого! Похоже, у кого-то выдался трудный день? - усмехнулся кассир, который пока ещё не посмотрел на лицо Узумаки, сосредоточив свой взгляд на алкоголе.
  - Я не собираюсь это пить.
  - Тогда... Зачем тебе всё это?
  - Я собираюсь выкуривать предателя. Дядь, ещё, зажигалку, пожалуйста.
  
  ***
  
  
  В клане Нара в тот день было необычайно спокойно. Шикаку смог выбраться из резиденции Хокаге и занимался бумажной рутиной дома, когда ЭТО произошло.
  Наруто ногой выбил дверь, ей расплющило какого-то несчастного парня, стоявшего напротив, и прямо с порога, психопат начал обливать стены и пол алкоголем.
  - Какого?!! - джонин из клана Нара оторопел, увидев Наруто, а тот, вылив первую бутылку до конца, швырнул её в голову парня, вырубив его. Открыл следующую бутылку, вискарь, дорогой, и продолжил всё обливать, при этом истерически хохоча. Поднялась шумиха, и в следующей комнате трое шиноби уже были готовы дать отпор. Трое Нара сложили руки в замки, и их тени заставили Наруто застыть.
  - Шикаку-сан, бегите! - крикнул один из них куда-то в сторону.
  - Знаете, я может больше и не джинчурики, - кожа блондина начла бледнеть, от того что эмпат вышел на второй уровень проклятой печати. - но мне хватит сил на вас троих! Огромные змеи вылезли из рук Наруто и набросились на членов клана Нара. Пока змеи рвали их на части, Наруто преспокойно себе взял в руки ещё две бутылки из сумки и швырнул одну в стену а другую в пол. В следующей комнате никого не было, но в ней, Узумаки буйствовал сильнее всего, заливая всё алкоголем небрежно, так, что и сам весь облился, при этом начиная орать в такт своим действиям. Когда последняя бутылка разбилась о пол, Узумаки достал зажигалку и высек пламя, готовясь спалить всё к чертям. Вдруг появился Шикаку, и его тень обвила бывшего джинчурики.
  - А вот и ты.
  - Наруто, понятия не имею, что произошло и чем я или мой клан могли тебя обидеть, но, пожалуйста, погаси зажигалку и успокойся.
  - А ведь и правда, ты не знаешь. Хочешь, расскажу? Хочешь знать, что твой сын натворил?
  - Шикамару?
  - О да, он самый! Он погубил... всех. ВСЕХ МОИХ ДРУЗЕЙ! Мою семью! Он предал нас, предал Коноху и весь мир!!! Ему никак не может сойти такое с рук!
  - Если это правда... Шикамару - подонок. И он своё получит. Но сейчас, никому не надо гибнуть.
  - Не тебе решать. Прости, но ты каши слишком мало ел, и остановить меня не сможешь! - вопреки технике Нары, Наруто сжал руку в кулак, техника тенивого подражания разрушилась, и Узумаки опрокинул на Шикаку большой книжный шкаф, стоявший вдоль стены.
  - Дело вовсе не в том, чтобы ваш дом сгорел. И не в том, чтобы вы все погибли. Главное, что Шикамару непременно появиться, узнав о пожаре. И вот тогда, начнётся самое весёлое! Ихи-хи-хи-аха! - истерически смеясь, Наруто бросил на пол зажигалку, и вспыхнуло синее пламя, обаявшее весь особняк за считанные минуты.
  
  ***
  
  
  Шикамару сидел в своём убежище - бесхозной квартире, о которой никто не знал, когда позвонила мать и суматошно стала рассказывать о пожаре сквозь рыдания. Нара с трудом разобрал её слова, только и понял, что их додзё сгорело, многие погибли, а отец доставлен в больницу. Брюнет, не задумываясь выбежал из квартиры и направился в больницу, ведь он был уверен, что Наруто уже мёртв и ему ничто не грозит.
  В приёмной ему сообщили, у его отца отравление дымом, но в данный момент его жизнь вне опасности. Нару отправили в палату, где Шикаку лежал в постели, а к его рту была подключена трубка, поставляющая кислород. У Шикамару камень с души упал, когда он увидел своими глазами, что с отцом всё хорошо. Нара сел рядом с отцом, взял его за руку, и сидел так какое-то время, пока не услышал телефонный звонок. Звук исходил от тумбочки, на которой лежал красный телефон-раскладушка. На нём было выцарапано слово "Возьми трубку". Шикамару сначала решил, что его оставил кто-то из медперсонала и не решался отвечать, но телефон всё продолжал настойчиво трезвонить, и любопытство взяло над Нарой верх. Шикамару раскрыл телефон и приложил его к уху. Послышались странные хрипы и, как ему показалось, женский плач.
  - Алло?
  - Привет, Шика, - брюнет мгновенно покрылся холодным потом, услышав голос эмпата.
  - Наруто?! - Шикамару понял, что не стоит вести себя так подозрительно и сменил тон голоса на спокойный, ничем не встревоженный. - Здравствуй, дружище! Ты что-то хотел мне сказать?
  - Хотел спросить, как твой отец? Я его хорошенько отделал, верно? Впрочем, Куренаи достанется ещё сильнее.
  - Слушай, я понимаю, у тебя есть все причины, чтобы меня ненавидеть, но не впутывай её в это!
  - Упси... Боюсь уже поздно.
  - Что ты с ней сделал?!
  - Иди ко мне и сам посмотри. Четвёртый этаж, палата 237. Я сейчас смотрю ей в глаза. Она боится. Ей больно, - голос Наруто стал хриплым, мрачным, внушающим страх, - надо признать, сегодня, я веду себя немного не по-джентельменски... - послышался глухой звук удара, крик Куренаи, а после этого пошли гудки. Шикамару бросил телефон и побежал в названную палату. От одной мысли, что с Юхи и ребёнком Асумы может что-то случится, сердце упало в пятки.
  Нара подбегает к палате Куренаи, и замечает кровавый отпечаток руки на дверной ручке. Дрожащей рукой, Нара открывает дверь, и его вдруг окутывает непередаваемое чувство. Это нельзя было назвать страхом, или плохим предчувствием, да и вообще, это было очень сложно описать. Когда Шикамару увидел Наруто, прижавшего Куренаи за горло к подоконнику большого, открытого настежь окна, увидел его взгляд, искажённое в ухмылке лицо, и эти пустые, безумные глаза, в которых не осталось ничего человеческого. В этот момент, Шикамару показалось, что перед ним стоит сам Сатана. По виску Куренаи из маленькой раны текла кровь, и пусть, Юхи всё ещё была жива, она могла потерять сознание в любую секунду.
  - Пришёл! Аха-ха! Пришёл, чтобы посмотреть, как рушится твой мир!!! - Шикамару хотел броситься на Узумаки, но блондин цокнул и покачал указательным пальцем, напомнив, кто здесь главный. Шикамару поднял руки вверх, демонстрируя, что он не станет нападать.
  - Наруто, прошу тебя, умоляю, выслушай! Просто, послушай!
  - Я весь во внимание! Давай, оправдывайся! Мне жуть как интересно услышать твои объяснения!
  - У меня не было другого выбора! Если бы я не помог акацуки, они бы убили всю мою семью! Иначе было нельзя! - Наруто сдавил горло Куренаи ещё немного сильнее. - У меня тоже есть семья, точнее, была, пока ты не предал меня! А теперь, Карин мертва! Курама МЁРТВ!!! ТАК ЧТО, ПОПРОБУЙ СУКА, СКАЗАТЬ ЕЩЁ ХОТЬ ОДИН РАЗ, ЧТО ТЫ ЧТО-ТО ТАМ СДЕЛАЛ РАДИ СЕМЬИ!!!!
  - Прости меня!!!
  - ПОЗДНО!!! ТЕПЕРЬ, Я ОБЯЗАН СПАСТИ ТО НЕМНОГОЕ, ЧТО ОСТАЛОСЬ ОТ МОЕЙ СЕМЬИ! И СМЕРТЬ КУРЕНАИ МНЕ В ЭТОМ ПОМОЖЕТ!!! НО Я НЕ ОСТАНОВЛЮСЬ НА ЭТОМ! ВСЕХ, КТО ТЕБЕ ДОРОГ, ВСЕХ, КОГО ТЫ ЛЮБИШЬ, Я ЗАСТАВЛЮ СТРАДАТЬ!!! И НАЧНУ ПРЯМО СЕЙЧАС!
  - Не делай этого! Если хочешь мстить, то мсти мне, убей меня здесь и сейчас, но отпусти Куренаи!!!
  - Оу... Прости, ты сам попросил! ПХА-ХА! АХАХ-ХА-ХААА!!! - эмпат истерически засмеялся, крик застрял у Шикамару в горле, он только и успел, что вытянуть руку вперёд, пытаясь схватить Юхи, когда Наруто вытолкнул её из окна четвёртого этажа. - НЕЕЕЕТ!!!
  Шикамару подбежал к окну, Узумаки не стал его останавливать, желая, чтобы Нара увидел плоды его стараний. До последней секунды брюнет не верил, что женщина мертва, пока не увидел тело на земле... Всё в крови. Нара с всепоглощающей ненавистью посмотрел на хохочущего Наруто, схватившегося за живот. С звероподобным рёвом, брюнет бросился на голубоглазого психа, повалил на пол и стал бить по голове, разбивать костяшки в кровь, пытаясь заставить Узумаки прекратить смеяться. Наруто досмеялся до того, что слюна потекла. Ему было весело... Нара устал, совершенно выбился из сил, весь испачкался, но так и не смог заставить Наруто заткнуться. Шикамару смог нанести эмпату серьёзную рану, нанеся глубокий порез на по всем лбу, кровь из которого попадала блондину в глаза, медленно стекая всё ниже. Когда багровая жидкость дошла до губ, Наруто резко перестал смеяться и облизнулся. Взгляд у него сделался ещё страннее обычного.
  - И это всё? - Шикамару оскалился и хотел снова ударить блондина, но на этот раз, психопат не подарил ему такой роскоши. Наруто выскользнул из-под Нары и врезал обеими ногами по его лицу со всей дури, коей в нём сейчас было предостаточно. От такого удара Шикамару отбросило в потолок, он стукнулся головой о потолочную плитку и упал на спину. Теряя сознание, он услышал, как Наруто с кем-то говорит, и как необъяснимо пугающий, не человеческий голос довольно произносит: - Сделка заключена.
  
  ***
  
  
  Саске очнулся на больничной постели и сразу сел, резко вдохнув. Свет лампочек резал его исцелённые глаза, из коридора доносился крик десятков людей.
  - Саске, что произошло? - Учиха повернулся на голос и увидел на соседней койке Дейдару, который так же был исцелён.
  - Я... Я не знаю. Последнее, что помню, это наш бой с акацуки... Как мы оказались в больнице? Как вообще выжили?
  - И самое главное, что творится в этой больнице? Люди так кричат...
  - У меня такое чувство, что в панике, царящей за дверью палаты, виноват Наруто... Давай выберемся отсюда и во всём разберёмся, - Учиха и Тсукури вынули из вен катетеры от капельниц и вышли в коридор, как раз в тот момент, когда обезумевшая от страха медсестра пробегала мимо. Учиха поймал женщину и задал уже давно вертевшийся на языке вопрос: - Какого чёрта здесь происходит?!
  - Ч-ч-чудовище! Там, настоящий демон! - медсестра настолько сильно хотела сбежать, что в какой-то момент даже смогла пересилить Учиху и со всех ног пустилась на утёк. Подрывник и брюнет посмотрели в сторону, откуда она убегала и судорожно сглотнули. Вдоль коридора лежали несколько трупов пациентов, а белые стены окрасились в красное. Кровавые следы вели в отдельную палату, и это выглядело особенно жутко. Шиноби прошли в палату и замерли от увиденного, едва сдерживая рвотные позывы.
  В палате, на больничной койке лежал Шикаку, а точнее, то, что от него осталось. Сверху на нём сидёл Наруто, словно Нара это какая-то подстилка. В руке он сжимал окровавленный скальпель и безостановочно наносил удары по брюнету, устраивая настоящий кровавый дождь. Грудь, живот, лицо, всё пострадало от лезвия скальпеля, а аппарат, стоявший рядом, с постелью лишь подтверждал очевидное. У Шикаку не было пульса, естественно, он уже умер от стольких порезов.
  - Данна... Что вы творите?!! - Дейдара подошёл к Наруто и хотел отобрать у него скальпель, но эмпат полоснул скульптора лезвием по руке, заставив отступить.
  - Не мешай. Я спас вас двоих, сделал невозможное, и даже грохнул ту бабу, чтобы вы, два придурка, жили, так что не смейте мешать мне веселиться!
  - Кого ты грохнул?.. Только не говори мне, что...
  - Да. Куренаи Юхи мертва. Я вытолкнул... Вытолкнул её из окна.
  - О, нет...
  - В очередной раз я убеждаюсь, что Госпожа Судьба обладает самым чёрным чувством юмора!
  - О чём ты вообще?!!
  - Я, наконец, открыл последний из шести путей Рикудо, стал проповедником Джашина и даже продал душу, но уже слишком поздно. Курамы больше нет, я уже не джинчурики, а это значит только одно. Ринеган, он просто... Пуф. Исчез. Испарился. Выскользнул из моих пальцев.
  - ДА ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?!! Если всё так, как ты говоришь, зачем ты убиваешь людей?! Как ты смог выжить, если из тебя извлекли Кьюби?! ААА, Я УЖЕ НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ!!!
  - Карин мертва... - Дейдара и Саске даже забыли дышать, услышав это.
  - Что ты такое говоришь...
  - Это правда. Но, её убил не я. И не акацуки. Это сделал... ОН!!! - окровавленной рукой, Узумаки показал в сторону выхода из палаты, где стоял Шикамару, монотонно покачивающийся и издающий бессмысленный лепет. Пожалуй, единственное, чего хотел Нара сейчас хотел одного - умереть, но Наруто не собирался дарить брюнету это наслаждение. Поэтому, увидев Шикамару, Наруто снова начал кромсать его отца на куски.
  - Эй... Хватит уже! Катон: Горьюка но Дзюцу! - изо рта Учихи, в Узумаки полетел огромный огненный дракон, и блондин исчез в пламени. Наруто выбил окно и выскочил наружу, избежав атаки друга.
  - Множественное теневое клонирование, - тысяча клонов разбежалась в разных направлениях. Дейдара хотел броситься в погоню, но Саске ему помешал.
  - Стой, он хочет нас отвлечь! Лучше займёмся Шикамару, у него сильная травма головы... Всё равно, я знаю, куда Наруто направится.
  - К чёрту этого ублюдка! Он убил Карин!
  - Мы не знаем, как всё было на самом деле! Думаешь Наруто сейчас можно верить?!
  
  ***
  
  
  Проходя по коридору семейного додзё, Хината услышала шёпот из комнаты, где жил Наруто. Она очень обрадовалась, ведь, он так внезапно ушёл с утра. Как и большинство жителей Конохи, Хьюга не знала о том, что происходит. Девушка приоткрыла дверь его комнаты и заглянула внутрь. В маленьких апартаментах едва умещалось странное призванное создание, которое выглядело, как большая мифическая красная голова с огромным ртом, без кожи. В раскрытую пасть существа, Узумаки бросил голову Хидана, и оно начало его пережёвывать. Спустя минуту движений челюстью, существо вновь открыло рот, и оттуда вышел Хидан, полностью восстановившийся, в красном балахоне. Матсураши счастливо улыбался, похрустывая шеей.
  - Хух! Здорово! О, а это что за крошка? - Узумаки обернулся и увидел Хинату. Девушку испугал его взгляд, но она не сдвинулась с места.
  - Наруто-кун, кто этот человек?
  - Хината, отойди от него! - подоспел Саске, с отрядом АНБУ, готовый напасть на друга с катаной, - Так и знал, что ты не бросишь Хидана здесь!
  - Саске-кун, что происходит?
  - Наруто совсем свихнулся! Людей направо и налево косит! Погибли десятки людей, рядом с ним сейчас опасно находиться! - Хината непонимающе взглянула на джинчурики, которого, вместе с Хиданом, в кольцо окружили АНБУ.
  - Это правда. Я уже не тот, что раньше. Я больше не человек. Ты и сама это ощущаешь, да? Смотришь мне прямо в глаза, но не видишь в них Узумаки Наруто. Ты видишь в них кого-то другого, и этот кто-то пугает тебя.
  - Ты остался прежним! Наруто-кун, позволь помочь тебе!
  - Я убил твою наставницу. И тебя убью, если встанешь у меня на пути, - слёзы покатились из глаз Хинаты. Она впала в шок, она не верила, что всё настолько плохо. Её разум отказывался принимать тот факт, что Наруто убил Куренаи, хотя в глубине души, она понимала, что это правда.
  - Но... Я же люблю тебя... - поникшим голосом прошептала девушка, опустившая взгляд в пол, лишь бы не видеть холодную синеву глаз любимого.
  - Нет, не любишь. Меня невозможно любить, - Наруто надкусил палец и начал быстро складывать серию печатей, Саске сразу узнал эту технику, подхватил Хинату на руки и побежал прочь, с криком: - В СТОРОНУ!!! - Узумаки коснулся пола рукой, весь особняк в одно мгновение наполнился белым дымом, и в то же мгновение, нечто колоссально огромное полностью разрушило потолок и крышу додзё, выбравшись наружу. Членов клана Хьюга и АНБУ засыпало досками и черепицей, но кое-кто смог заметить, как из додзё, вслед за самим призванным существом, поплёлся кончик чешуйчатого хвоста.
  - Что... это?.. - едва слышным, похожим на шелест листвы голосом, спросила Хината.
  - Это Манда!
  Змеиный босс выпрямился, приподняв голову над Конохой на несколько десятков метров. Хидан орал как сумасшедший, поскольку, не успел вовремя среагировать и просто схватился за то, что под руку попалось, и теперь, висел на большой высоте в воздухе, держась одной рукой за змеиную ноздрю.
  - Как ты посмел призвать меня, ничтожный смертный?!!
  - Заткнись! - из ладони Наруто высунулся длинный костяной меч, и Узумаки по рукоять вонзил её в голову змеи, пробив твёрдый череп. Манда протяжно завыл, а блондин злобно потеребил рукоять меча.
  - ПОДЧИНЯЙСЯ ИЛИ УМРИ, МАНДА! ДРУГОГО ВЫБОРА НЕ ДАНО!!! Я - ТВОЙ ХОЗЯИН!!! РАЗИВАЙ ПАСТЬ, ЕСЛИ ПОНЯЛ МЕНЯ! - озлобленно ругнувшись, широко раскрыл рот.
  - ААА! Наруто, что мне делать?!!
  - Прыгай внутрь! Снаружи опасно, на нас могут напасть! Манда, ползи к вон тому цветочному магазину!
  
  ***
  
  
  Ино продавала цветы в магазине своей семьи. Дела постепенно наладились и честно признаться, Яманака была очень счастлива. К ней в этот день зашёл Чоуджи, желавший узнать, как идут дела у его подруги. Они мило общались, шутили, как вдруг, здание начало трястись. Через прозрачные стеклянные двери магазина, Акимичи разглядел причину землетрясения, надвигавшуюся на магазин, но не смог закричать. Крик застрял в его горле. Манда снёс стену магазина, просунул свою огромную голову внутрь, и прежде, чем Ино успела что-либо сделать, целиком проглотил её. Чоуджи так и остался стоять, не двигаясь, вглядываясь в ту точку, где только что стояла Ино.
  Манда пополз прочь из деревни, снёс главные ворота и направился дальше. Саске преследовал его, не уступая чудовищной скорости змея, он один мог догнать его. Манда вдруг открыл пасть и оттуда выскочил Наруто, сразу ударив Учиху в живот, отбросив его в дерево.
  - Не преследуй меня.
  - Ино ещё жива?
  - Да. Я её не отдам, можешь и не просить.
  - Я и не собирался... Что будешь делать с Хиданом?
  - Ничего. Как только мы окажемся достаточно далеко от деревни, разойдёмся, как в море корабли.
  - Ты останешься один...
  - Я знаю. Такова судьба. Шикаку мёртв, тебя, скорее всего, назначат новым Хокаге, так что, тебе найдётся, чем заняться и без меня.
  - Не хочу, чтобы ты уходил... Хината будет рыдать. И я тоже.
  - Пусть лучше поплачет над могилой Куренаи.
  - А я бы не прочь пролить слёзы над могилой Карин. Где она?
  - Не знаю. Её тело забрали акацуки.
  - Я всё понимаю, тебе очень больно, как и мне, но...
  - Заткнись, или я убью тебя!
  - Значит, я тебе не нужен? Тебе никто не нужен?
  - Абсолютно.
  - Но мы обещали... Что не будем причинять друг другу боль...
  - Я как всегда врал.
  - Мы клялись, что не станем вторыми Мадарой и Хаширамой!
  - Я намного хуже этих обсосков.
  - Ты говорил, что спасёшь этот мир, и я тебе верил...
  - Я не виноват, что ты такой тупой.
  - Ты разрываешь мне сердце...
  - Плевать. Переживёшь!
  - Ты не сдержал ни одного своего обещания... Почему?
  - Потому что мир полон лжи.
  - Но ведь ты мне как старший брат...
  - ...Я убил твоего брата. Не пытайся меня найти, у тебя не получится. Отныне, я буду двигаться во тьму один, - Наруто прыгнул на голову Манды и вскоре скрылся из виду, а Саске ещё очень долго стоял, парализованный мыслью о том, Насколько же пустым созданием стал его друг.
  Наруто уходил не оглядываясь, уходил, как ему казалось, навсегда. Он не просто сжёг все мосты, он развеял их прах по ветру. Дороги назад уже нет.
  Безумие
  
  Тёмной, холодной ночью, Орочимару, вдыхая прохладный воздух, вернулся в Коноху. Не теряя времени, он поспешил найти Саске, или Наруто, или любого другого знакомого человека. Санин потратил на поиски больше часа, поскольку, он никак не ожидал увидеть Учиху в кресле Хокаге, одетым в соответствующий наряд. Саске приказал накормить санина, который провёл целых три дня в могиле, предоставить ему чистую одежду и одеяло. Орочимару сидел перед столом Хокаге, стуча зубами и пережёвывая онигири, пока Учиха вводил его в курс дела. Орочимару узнал, что натворил Наруто, что Карин погибла, что всех биджу запечатали, что Куренаи ещё сегодня утром похоронили, и наконец, что Шикамару - виновник всех бед.
  - Теперь, хотелось бы услышать, где ты пропадал всё это время?
  - Это всё Обито, мелкий засранец! Он хотел избавиться от меня, но не знал, как меня убить, а потому, он просто забросил меня на другую часть света, а сам, вернулся в Коноху... Саске-кун, мне очень жаль, что всё так обернулось.
  - Мне тоже... Главы всех деревень ищут Наруто, но пока, безуспешно.
  - Не удивительно. Этот ребёнок годами скрывал свою сущность от обычных людей... Мы не найдём его, пока он сам этого не захочет.
  - Это было так странно, руководить похоронами Куренаи, где я был единственным человеком, не проронившим и слезинки. Я просто не смог заплакать, ведь, как бы аморально это не прозвучало, благодаря её смерти, я и Дейдара остались живы.
  - Думаю, по Наруто ты и так проливаешь достаточно слёз.
  - Он ведь... Он не взял ни денег, ни своих вещей. От этого поневоле складывается впечатление, словно он ушёл умирать.
  - Или убивать. Он будет мстить, и не погибнет до тех пор, пока не убьёт всех своих врагов. И вполне может быть, что ему это удастся. Но, как ты думаешь, на кого он переключиться, как только прикончит всех акацуки? Советую вам найти его прежде, чем ему станет всё равно, кого убивать. В любом случае, он уже не может остановиться.
  - Гаара не сдаётся, отчаянно продолжает искать, а Дейдара вернулся в свою деревню, но тоже его ищет.
  - А что насчёт тебя?
  - Я... Я не знаю.
  - А как Наруто разделался с Шикамару?
  - Разделался?
  - Ну, как он его убил? Он ведь убил, так? - Саске словно чего-то смутился, а Орочимару широко раскрыл глаза. - Предатель всё ещё жив?!
  - Я хотел его убить, но феодал запретил. Сказал, что Коноха и без того потеряла главного стратега, лишится ещё и Шикамару - непозволительная роскошь.
  - ...Где вы его держите?
  ***
  
  Орочимару ворвался в здание Корня. Именно там, в темнице, находился Шикамару. Саске не стал его останавливать, поскольку сам желал Наре смерти, и если Орочимару убьёт его, едва ли Феодал не осмелится возражать. Санин распахнул дверь одиночной камеры Шикамару и вошёл внутрь, съедая взглядом сидевшего на полу брюнета. Не говоря ни слова, Орочимару, трясясь от злости подошёл к Шикамару и ударил его ногой в лицо, вдавив Нару лицом в пол, с наслаждением увеличивая нажим.
  - Ты упал так низко, что любой может вытереть об тебя ноги. Ты трус, а потому, я решил, что ты должен умереть. Опарышей нужно давить прежде, чем они превратятся в мух.
  - Ну так дави! Мой отец мёртв, семья от меня отреклась, я даже не рожденного ребёнка Асумы защитить не смог! Давай же, прерви мою жалкую жизнь!
  - Ты готов к смерти, предатель?! Тогда сейчас ты умрёшь! - изо рта Орочимару высунулась рукоятка Кусанаги но Тсугури. Санин взялся за рукоять, полностью вытащил меч из своего тела и занёс его над головой Шикамару. Нара зажмурился, но секунду спустя, открыл глаза и увидел лезвие в сантиметре от своего глаза. Лицо Орочимару озарила улыбка, взгляд стал немного безумным.
  - Нет, я не стану тебя убивать! Жизнь для тебя подобна аду, и я позабочусь, чтобы она длилась долго. Живи и страдай, предатель, - Орочимару дошёл до двери камеры, и с насмешкой произнёс, не оборачиваясь: - Ах да, ты же не в курсе. Наруто похитил Ино. И я достаточно хорошо его знаю, чтобы с уверенностью сказать, что он проделывает с твоей подругой массу болезненных вещей. Пытает её, возможно, а то и хуже... И всё это, целиком и полностью - твоя вина, - Орочимару ушёл, а Шикамару ещё долго лежал на полу и просто орал в истерике.
  ***
  
  Ноябрь. В Деревне Тумана царил неразбериха, люди настолько поглощены подготовкой к войне, что ни на что другое времени не оставалось, а потому, проникнуть в деревню было не сложно. К тому же, сегодня было особенно туманно, что тоже играло не малую роль. Благодаря туману и слабой защищенности деревни, в Скрытый Туман смогли проникнуть сразу два особо опасных нукенина, и оба отправились на местное кладбище.
  Кисаме положил четыре чёрные розы у надгробия. Оно было довольно старым, многое повидала, и от эпитафии, даты рождения и смерти, осталось лишь одно слово, "Хошигаке". Кисаме считал, что у него не осталось человеческих чувств, однако, каждый раз, когда он навещал эту могилу, Мечнику становилось невыносимо больно. Он приходил сюда раз в год, рискуя быть пойманным, а поскольку скоро весь мир погрузится в гензюцу, Хошигаке решил навестить могилу в последний раз. Кисаме уже собрался уйти, оставить это напоминание о прошлом, но, услышал шорох со стороны могил.
  - Кто здесь? - кто-то начал хихикать, причём создавалось впечатление, словно человек, который смеялся, бегал вокруг Кисаме кругами.
  - Покажись, или пеняй на себя!
  - О, ну конечно, КИСАМЕ БИТЬ, КИСАМЕ УБИВАТЬ! ГРРРР!!! - из-за статуи ангела вышел человек в чёрном плаще, который снял капюшон и показал своё искажённое в ухмылке лицо. Многонедельная щетина того же пшеничного цвета, что и его волосы. Голубые зрачки, подрагивающие, и дёргающиеся в нервном тике, веки.
  - Не может быть...
  - Что такое? Привидение увидел? - Наруто, плывущей походкой приближался к Кисаме, обходя могилы, касаясь некоторых надгробий.
  - Ты не можешь быть жив! Мы ведь убили тебя!
  - Только наполовину! Как и обещал, я устрою каждому из вас мучительную смерть, и на кануне грядущего рассвета, я положу конец твоей жизни!.. Но, сначала, позволь заметить, эта могилка, - эмпат показал пальцем на могилу, у которой стоял Кисаме, - она ведь раскрывает сущность большого и страшного человека-амфибии! Знаешь, о тебе сложено столько легенд, а точнее, о твоём рождении. То твою мать укусила акула, когда она была беременна, то это какой-то утерянный кеккей генкай, то на тебя самого в детстве напала необычная рыба, но вот что печально: твоей матери никогда не уделяли должного внимания. Это её могила, да? - Кисаме молчал, не отрывая взгляда от бывшего джинчурики. - ОТВЕЧАЙ МНЕ!!!
  - Её! Какое тебе дело?!!
  - А то, что в истории твоей матери скрываются ответы на многие вопросы. Она сделала тебя таким. Сделала убийцей. Все мы искалечены нашими родителями, но ты и твоя мамочка, это что-то с чем-то! Мне удалось найти кое-какую информацию о ней, и надо сказать, я был приятно удивлён.
  - Замолчи...
  - Она была настоящей шлюхой! Красавицей, это да... Но тупой, доступной... шлюхой, короче! И у неё было много поклонников! Мужчин, которые приходили к ней, и для которых она раздевалась. И они имели её... Во все дыры, да?
  - Заткнись!
  - Ты всё слышал, правда? Слышал её стоны, за тонкими стенами вашего дома? Слышал, как ей доставляло, когда её трахали мужики? Слышал, как она целовалась с ними? Как отсасывала первому встречному, тем же ртом, которым она целовала тебя?.. Она была единственной в мире женщиной, считавшей тебя красивым мальчиком, ведь, такова природа матерей... Но признай, Киса, тебе ведь это нравилось, да? И ты хочешь вернуть её с помощью Вечного Цукуёми, чтобы наконец исполнить свою мечту и нырнуть мамочке в пилотку?
  - АААА!!! - Хошигаке ринулся на блондина, схватил его обеими руками за горло и с силой ударил спиной об очередное надгробие, от чего, оно раскололось надвое. Кисаме сдавил шею Узумаки так, что тот не мог продохнуть, но при этом, бывший джинчурики не прекращал сдавленно гоготать.
  - Закрой свою мерзкую пасть! Ты ничего не знаешь обо мне!!! - Наруто протянул руку к шее Кисаме и резко вогнал пальцы в его жабры. Хошигаке расширил свои крошечные глаза, хрипло выдохнув, когда из пальцев Наруто в его жабры проскользнули маленькие змеи. Кисаме отпустил Наруто и отшатнулся от него, пытаясь вытащить змей из жабр. Наруто сложил руки в замок, под ногами Кисами проросли тернии, обвившие их. Узумаки выхватил длинный костяной меч и хотел снести Кисаме голову, но тот в свою очередь достал из-за спины Самехаду, одновременно отбив атаку Наруто и перерубив тернии. Наруто отбросило в статую ангела, а Хошигаке, наконец, смог избавиться от змей. Кисаме злобно раздавил змей, и Наруто в ту же секунду вновь напал на Кисаме.
  Два невероятно мощных меча встретились в чудовищном спарринге, поднялся мощный ветер, который практически резал кожу. Самехада довольно неповоротлива, и Кисаме пропускал некоторые удары, но все раны почти сразу регенерировали. На лицах врагов появилась практически идентичная, похожая на звериный оскал, улыбка. Настолько они наслаждались боем, настолько сильно их возбуждало кровопролитие. Наруто держал меч одной рукой, а свободной, он создал расенган, и в обход Самехады, ударил им Мечника в грудь. Кисаме отлетел от Наруто на несколько десятков метров, скрывшись в густом тумане.
  Когда Узумаки оказался в том месте, куда должно было отбросить Кисаме, но обнаружил лишь несколько разбитых могильных плит.
  - Кисаме хочет поиграть в прятки? Ну давай поиграем! - мелкие кровоподтеки из ран Кисаме, которые становились всё меньше, привели к озеру, находившемуся на территории кладбища. Туман стал настолько густым, что дальше пяти метров ничего увидеть невозможно, но Наруто не чувствовал страха за свою жизнь. Он не раздумывая ступил на водную гладь.
  - Выходи-выходи, где бы ты ни был! У тебя миндалины устроены так же, как у меня, ты просто не способен убегать от опасности! Тебе нужно сражаться! Я здесь, иди же ко мне и СРАЖАЙСЯ! - из глубин озера на Наруто бросилась акула, полностью состоящая из воды, которой эмпат прямо в воздухе вспорол водяное брюхо. - Ха-хах-ха! Тебе так нравиться убивать, но умирать ты почему-то не хочешь!
  - Мне не нравится убивать. Убивать я ненавижу больше всего, - Кисаме вышел в центр озера, направив на блондина Легендарный Меч.
  - И ты говоришь мне это с таким выражением лица?! Посмотрел бы на своё отражение! - Мечник удивлённо опустил взгляд на своё отражение в воде, поразившись тому, что он увидел: безумные глаза и счастливая, кровожадная ухмылка, выражение лица, в точности такое же, как у Наруто.
  - Это... не я... Это не я!
  - Это ты! НАСТОЯЩИЙ ТЫ! ВОТ ОНА, ИСТИННАЯ ПРИРОДА ЧЕЛОВЕКА! БЕСПОЩАДНЫЕ, ЖАЖДУЩИЕ КРОВИ! ТАКИМИ БЫЛИ ЛЮДИ, ПРЕЖДЕ ЧЕМ РЕЛИГИЯ И НИКОМУ НЕ НУЖНЫЕ НРАВЫ РАЗРУШИЛИ ИХ РАЗУМ И ДУШУ!!!
  - Но подобные люди хуже зверей!
  - В глубине души, все люди до единого так же чудовищны, как и я! Нужно просто вытащить монстра наружу! Сломать человека, но при этом, дать ему повод для жизни, будь то месть, или мир, или же скучная, банальная любовь! А в Вечном Цукуёми, люди окончательно деградируют, ведь именно счастливая жизнь превращает людей в слабых, бесхребетных созданий! В мире грёз, где не существует безумия просто скучно жить!
  - Ты не сможешь помешать нам отправиться в Рай!
  - Ты называешь Цукуёми Раем?!
  - Этот мир жесток, порочен, в нём, шиноби приходится убивать друг друга, убивать собственных товарищей! Этот мир!..
  - ПРЕКРАСЕН!
  - Ты отвратителен!
  - Как и ты!!! Ты - акула, с рождения тебе суждено убивать, это твоя природа!
  - Но, тогда, почему же ты сам убиваешь?!
  - ПОТОМУ ЧТО МНЕ ЭТО НРАВИТСЯ!!!
  - Ясно... Для тебя, уже нет дороги назад. В таком случае, я обязан убить тебя.
  - С радостью посмотрю на твои попытки! - Кисаме нырнул под воду, а минуту спустя, огромная толща воды начала подниматься, обретая форму акулы. Наруто создал двух теневых клонов и поднял обе руки над головой, а клоны начали направлять в его руки чакру. Чакра одного клона была бледно-зелёной, а другого - бурой. В руках настоящего Наруто начал формироваться расенган, размером с человеческое тело, в форме сюрикена, объединявший чакру земли и ветра. В закручивающимся расенгане виднелись тысячи мелких камней. Акула полностью сформировалась и угрожающе раскрыла пасть, готовясь к последней атаке.
  - Давай! Сожри меня! Ах-ха-ха! Давай! Давай-давай-давай!!! НУ ЖЕ! ЖРИ! - всей своей огромной массой, акула рухнула на Наруто, закружив его в водовороте внутри себя. Сквозь стиснутые зубы, всё так же держа в руках расен сюрикен, эмпат не смог сдержать хохота. Стоило акуле начать поглощать его чакру, и в расен сюрикене началась цепная реакция. Мощнейшее ниндзюцу взорвалось внутри водной акулы, вода потемнела от кусочков земли, находившихся в расен сюрикене, а ветер разметал во все стороны мелкие, но при этом невероятно острые камушки. Фактически, и Наруто, и Кисаме оказались внутри сели*, и шансы на выживание у них обоих были близки к нулю. Акула рухнула на сушу, залив всё кладбище грязной водой. Среди этих тёмных лужиц, на холодной земле, корчился от боли Кисаме. Множество рваных ран, всё тело пронизывали камни, вошедшие в плоть на несколько сантиметров. Впереди, всего в пяти метрах лежит Самехада. Спасение столь близко... Стоит коснуться рукояти Самехады, и она начнёт исцелять его раны.
  - Кха-кха... Не рассчитал я силы... Хаха-ха-хахаха! - страх сковал сердце Хошигаке, столь давно забытое чувство. За его спиной стоял Наруто, тоже весь в крови, державшийся за раненое плечо. Ему досталось не так сильно, и он смог устоять на ногах. Пошатываясь, Узумаки подходил всё ближе к Кисаме, а тот отчаянно пытался спасти свою жизнь, ползя к Самехаде. Вот, он уже дополз, потянулся к рукоятке меча... Вдруг перед глазами мелькнуло очередное костяное лезвие, Кисаме даже понять не успел, что произошло, до тех пор, пока все пальцы на его левой руке не отпали от руки, с кровавыми брызгами.
  - АААААГХ!!! СУУУКАААБЛЯЯ!!!!
  - Хе-хе, знаешь, я тут вспомнил, ты когда-то давно обещал отрезать мне ноги. Звучит весело, правда? Не дёргайся, а то разрез получится не ровным! - эмпат занёс меч, и в унисон с криком Кисаме, отрубил ему ноги ниже колен. Кисаме уже не мог кричать, вместо этого, он издавал мучительный, полный боли хрип. - Ты больше не похож на Великого Мечника, Хошигаке Кисаме. Теперь ты просто... Рыба. Протухшая, лишённая чешуи, рыба... Но я думаю, что всё ещё возможно сделать из этой рыбы нечто съедобное!
  Не раненной рукой, эмпат надел кольцо Хошигаке на свой безымянный палец, а самого Мечника он взял за волосы и потащил его в сторону маленького, покатого домика. Это был крематорий...
  ***
  
  Блондин надломил у носа Хошигаке капсулу с прозрачной жидкостью, и Мечник пришёл в себя. Больно, каждая клеточка во всём теле болела. Кисаме оказался привязан к установке, которая заводит гробы в специальную печь для кремирования. Его ноги на скорую руку перетянули жгутом, но это едва ли сможет купить Мечнику много времени. Жить ему осталось минут семь, в лучшем случае. А ведь в печи пылал огонь. Наруто стоял у большого рычага, и ждал, когда до Кисаме дойдёт, что за судьба его ожидает.
  - Господи-Боже... А, мать твою!!!
  - МАТЬ ТВОЮ! ЭТО ПРОСТО ЗДОРОВО! Какая же живучая рыбина мне попалась! Ну чтож, остаётся зажарить её прямо так, живьём! Щепотка соли, чуть-чуть перца и в печь! Готовить полчаса на медленном огне! Жаль, правда, что у меня не так много времени. Мизукаге с минуты на минуту будет здесь, а всё из-за твой огромной акулы, которую за сто километров можно было увидеть. Оставлю ей тебя в качестве презента! Мне жуть как интересно, какое выражение лица она скорчит, увидев в печи почерневшего и обугленного... Ну, тебя!
  - Ты больной ублюдок!!!
  - Хах!
  - Я УБЬЮ ТЕБЯ!!!
  - Если ты всё ещё надеешься на хэппи енд для себя, то ты явно проглядел тот момент, когда я отрубил тебе ноги.
  - И ЧТО?!! ЧТО ЭТО ТЕБЕ ДАСТ?! Почему ты так яро мстишь именно мне!?
  - Потому что ты рядом, и сорваться мне больше не на ком. Пора умирать, Кисаме, - блондин опустил рычаг и механизм направил Мечника в объятия печного пламени.
  - Нет! НЕЕЕТ!!! - Хошигаке ещё несколько секунд кричал, но всё быстро прекратилось. В то же мгновение, что-то потёрлось о ногу эмпата. Это была Самехада, жалобно рычащая перед Узумаки.
  - Ну надо же, ты считаешь, что я - твой новый хозяин? Как мило, - Наруто сказал это с откровенным сарказмом, после чего, пинком забросил Самехаду в печь и запер её на засов. Оружие визжало, словно раненное животное, но внезапно замолкло несколько минут спустя. Узумаки достал маленький, вымокший в воде листок бумаги и кое как написав на нём парочку предложений, положил его на видное место. Всё так же шатаясь, эмпат поспешил убраться с кладбища, да и из самой деревни.
  Чуть позже, вместе с отрядом шиноби, в крематорий вошла Мизукаге. Развернув листок, оставленный Наруто, она обнаружила следующее сообщение:
  "Рыба, наверное, уже немного подгорела, да и в любом случае, я бы не советовал вам её есть. Впрочем, дело ваше! И, не серчайте, это всего лишь остатки моего извращенного юмора. Надеюсь, на скорую встречу, Мизукаге, но сегодня, Вы как всегда меня проморгали".
  Разрушенные планы
  
  Мужчина средних лет нёс небольшой предмет, обёрнутый в чёрную ткань за пределы Деревни Дождя, постоянно оглядываясь в страхе, что его заметят. Отойдя примерно на тридцать километров, оказавшись за пределами техники Нагато, создающей дождь, мужчина крикнул: - Всё как договаривались! Я принёс то, что Вы просили! Где же Вы?
  - Я здесь, - Наруто оказался за спиной мужчины и хлопнул его по плечу, да так, что тот едва не упал, отметив про себя: "Какая же у него тяжёлая рука!". Узумаки же выхватил у мужчины свёрток и развернул его, с трепетом и восхищением. В руках эмпата оказался крупный, увесистый противогаз, с протектором дождя на лобовой части. - Прекрасно, просто прекрасно!
  - Могу я спросить?
  - Спрашивай.
  - Зачем Вам эта хреновина?
  - Эта "хреновина" принадлежала Саламандра Ханзо, и на ней сохранилась его ДНК. Теперь, у меня есть всё необходимое для его воскрешения, а именно - останки нужного мне человека и живая жертва.
  - А кто Ваша жертва? - мужчина нервно сглотнул, а Наруто хихикнул, облизнувшись. - А сам-то как думаешь?
  ***
  
  Чуть позже, Наруто использовал обратный призыв и оказался в Рьючидо. Он регулярно посещал это место как минимум раз в неделю и всегда приходил в одно и то же место. В ту самую комнату, где он пересаживал Саске глаза Итачи. Посреди комнаты, на каменном столе лежала Ино, её распущенные светлые волосы спадали на стол, на глаза ей накинули красную ткань, а к вене на правой руке подсоединили капельницу. Нель ворковала над Яманакой и не сразу заметила бывшего джинчурики за своей спиной.
  - Ты закончила? - если бы у Нель были ноги вместо хвоста, он бы подпрыгнула от удивления. Ламия постаралась как можно добродушнее улыбнуться блондину, в последнее время, её очень пугало его состояние, но ответом на улыбку стало полное безразличие.
  - Почти. Ещё несколько минут, и она придёт в себя. Как Вы и просили, часть её воспоминаний я стёрла. Обо всех событиях последнего месяца она помнить не будет. Благо, в Деревне дождя погода всегда одинаковая, так что, она не заметит, что уже ноябрь. Сейчас, её разум очень восприимчив и пытается заполнить пустующий отрезок времени в памяти. Просто подкиньте ей основу, а новые воспоминания она создаст сама.
  - Отлично. Давай, буди её, время поджимает, - пока Нель делала Ино последний укол, Наруто расслабил все мышцы лица, нацепил маску добродушия и заботы, едва заметную, добрую улыбку, и даже взгляд его сделался несколько человечнее.
  Блондинка открыла глаза, с которых сняли красную тряпку, и медленно села, держась за болевшую голову. По взгляду было видно, что она ещё немного не в себе и пытается собраться с мыслями. Увидев эмпата, она сначала тихо, а потом удивлённо заговорила с ним: - Наруто?.. Что случилось? У тебя щетина?.. Голова ужасно болит!
  - Как, ты ничего не помнишь? - успокаивающим, приятным голосом спросил голубоглазый.
  - Помню, что я была в цветочном магазине, продавала цветы... А дальше, сплошная тьма. Где мы?
  - В убежище. Боже, столько всего произошло, не знаю, как и сказать...
  - Что? Говори же!
  - На Коноху напали акацуки. Многие люди погибли, сама деревня была разрушена до основания. Из всех, мне удалось спасти только тебя.
  - Как... А отец? А Шикамару и Чоуджи?
  - Все мертвы.
  - Не может этого быть...
  - Акацуки не пощадили никого. Даже Куренаи... Ты точно ничего не помнишь? - Ино задумалась, и голова её заболела ещё сильнее. Сознание сыграло с ней злую шутку, вырисовывая, казалось бы, реальные образы вещей, которых на самом деле никогда не было. Спокойный и уверенный голос Узумаки, несколько психотропных препаратов, и вот, перед глазами Ино предстала картина, где человек в чёрном плаще с кровавыми облаками убивает её отца, будто она всё сама видела. Яманака невольно начала рыдать, Наруто выждал несколько минут, после чего, подошёл к девушке и поднял её за подбородок, от чего блондинка перестала на мгновенье плакать.
  - Ты хочешь отомстить им? Решай сейчас, или мы с тобой разойдёмся, и я отправлюсь к акацуки один. Остался Нагато, с ним и сражусь, может погибну, а может и выживу. Ну что? Пойдёшь со мной? - голубоглазай увидел на лице Ино тень сомненья и решил надавить ещё немного сильнее. - Впрочем, зачем я спрашиваю? Ты не боец, тебе духу не хватит выйти против акацуки. И плевать тебе, на смерть родителей, друзей, всех родных. Всё с тобой ясно, очередное ничтожество, - Наруто притворился, что он сейчас уйдёт, про себя досчитав до пяти. "...пять".
  - Подожди! - Узумаки едва заметно улыбнулся, но тут же вновь надел притворную маску доброты и заботы. Его навык к обману возрос за последние дни. Яманака тем временем буквально взмолилась: - Я хочу отомстить! Хочу, чтобы люди, сделавшие это, страдали Прошу, позволь мне принять участие!
  - Это опасно, знай, тебе, возможно, придётся делать вещи, о которых потом всю жизнь сожалеть будешь. Придётся мириться с вещами, которые буду делать я. С ужасными вещами.
  - Что такого ты можешь сделать?
  - Всё, что потребуется. Убивать детей и женщин, стариков и молодых. Но, что бы ни было, если ты пойдёшь со мной, ты не должна отходить от меня ни на шаг. Иначе, умрёшь.
  - Ты... Ты можешь пообещать, что если я пойду с тобой, и буду делать всё, что ты мне скажешь, Нагато меня не убьёт?
  - Боишься за свою жизнь?
  - ...А как иначе?
  - Ну чтож, ладно, обещаю. Обещаю, тебя не убьёт Нагато или кто-либо другой из акацуки. Крест на сердце и чтоб мне провалиться на этом месте, если я лгу. Довольна? Тогда выйди на минутку и дай мне кое-что обсудить с Нель, - как только Ино вышла из тесной комнатки, Наруто с намёком посмотрел на ламию, а когда та поняла, чего он хочет, девушка-змея поспешно достала рюкзак из чёрного брезента и отдала его блондину.
  - Тут несколько доз противоядий от яда Саламандры Ханзо. Они обеспечат полную нейтрализацию яда в крови в течение следующих восемнадцати часов.
  - Спасибо. Ладно, я пошёл, будем надеяться, что мы ещё встретимся, - Узумаки направился к выходу, но стоило ему пройти лишь два шага, как Нель схватила его за рукав плаща. На глаза ламии стали наворачиваться слёзы.
  - Наруто-сан, прошу Вас, не уходите... Вдруг Вы погибните там? Я не хочу, чтобы Вы умерли...
  - Хм... Не бойся, я не погибну сегодня. Ещё не время.
  ***
  
  Ино и Наруто вернулись к месту, неподалёку от Деревни дождя. Они вместе шли в сторону деревни, пока Узумаки на ходу объяснял Ино план: - Мне известна слабость Нагато, и так уж случилось, что техники клана Яманака как нельзя лучше подходят для использования этой слабости. Ты просто делай всё, как я скажу, и всё будет в порядке. Так, ну всё, мы уже достаточно близко, - и правда, до той границе, где начинается дождь, созданный Пейном, осталось меньше километра, эмпат и девушка уже ступили на воду, окружавшую деревню.
  - Вот, прими противоядие, - Узумаки швырнул блондинке пробирку из рюкзака, та едва не выронила её из рук и в спешке выпила прозрачное содержимое пробирки, а эмпат уже сложил руки в замок, и из-под воды всплыл деревянный гроб. Его крышка отпала, и из гроба вышел светловолосый мужчина в противогазе, с чёрными глазными белками.
  - Еу, Саламандра! С возвращением в мир живых! Что, голова плохо работает? Ну ничего, скоро, придёшь в себя.
  - Это... Эдо Тенсей? Богомерзкая техника. Ты за это заплатишь! - Ханзо хотел сорвать с себя противогаз и отравить блондина своим ядовитым дыханием, но эмпат щелкнул пальцами, и рука Ханзо замерла прямо перед противогазом.
  - Ты же знаешь, как это работает, так какой смысл пытаться противиться моей воле?
  - Наруто, кто это? - Яманака непонимающе смотрела на Ханзо. Мда, Ино явно пропускала уроки истории в академии.
  - Это наш козырь. И он будет мне подчиняться, - эмпат сложил несколько печатей, и взгляд Саламандры окончательно помутнел. Воскрешённый надкусил палец и призвал знаменитую Ибусе. Наруто тоже принял противоядие, как только ядовитая саламандра открыла свою пасть. Тёмно-синие ядовитые пары не заставили себя ждать, но как только Ханзо забрался в пасть призванного животного, саламандра скрылась под водой и на большой скорости поплыла в сторону Деревни Дождя.
  - Что сейчас произойдёт? - Наруто не отвечал на вопрос Ино, его глаза вновь налились безумием, он начинал тихонько посмеиваться. - Что сейчас произойдёт?!!
  - СЕЙЧАС САЛАМАНДРА ХАНЗО ПОКАЖЕТ ЖИТЕЛЯМ РОДНОЙ ДЕРЕВНИ, ЧТО ТАКОЕ АД!
  ***
  
  Это был самый обычный день для Амегакуре. Дождь как всегда лил без остановки, но люди уже к этому привыкли. Для них, дождь - частичка их Бога. По залитым водой улицам гуляли люди, вели торги на рынке, многие молились в храмах, построенных в честь Нагато. Прохладный ветер раскачивал золотые колокольчики, висевшие над дверьми одного из таких храмов, от чего они приятно звенели. О да, это был обычный день... Пока всё не изменилось. На главной площади, из глубокого колодца, регулярно подпитываемого дождём, начал подниматься густой синеватый дымок. Игравшие рядом с ним мальчишки решили подойти к колодцу и проверить. В начале, они не почувствовали никаких изменений, но чем глубже дети вдыхали дым, тем слабее они становились. Мощный взрыв разнёс колодец на мелкие камушки, взрывной волной, детей отбросило на несколько метров, а со дна колодца высунулась сначала голова гигантской саламандры, а затем и всё её тело. Из открытой пасти, помимо ядовитых паров, выбрался и Ханзо, смотревший на недоумевавших людей остекленевшим взглядом. Его разум и воля оказались полностью подавлены, теперь, он подчинялся воле безумного психопата убийцы. Времени на то, чтобы отыскать его косу, у Наруто не было, но у Ханзо имеется оружие куда более смертоносное. Воскрешенный протянул руки к своей маске и снял её, небрежно бросив противогаз себе под ноги. Ханзо вдохнул полной грудью, и в этот момент, старик из толпы, который ещё помнил, как выглядит Ханзо, и на что он способен, прокричал: - БЕГИТЕ, ИЛИ МЫ ВСЕ УМРЁМ!!! - и люди побежали, но было уже поздно...
  ***
  
  В самой высокой из всех удивительных по строению башен этой деревни находился Нагато. Настоящий Нагато. Он спал, однако, почувствовав, как гибнут люди, Узумаки открыл глаза. Его лицо не выражало ничего, кроме горя, а дряблые, иссохшие мышцы напряглись.
  - ...Значит, уже началось. Ты не жалеешь невинных людей, да, Узумаки Наруто?.. Но не думай, что я не стану защищаться. У меня есть чем ответить, - с вершины башни спрыгнули шесть тел Пейна, отправившиеся на поиски Наруто и Ханзо.
  ***
  
  Эмпат и Яманака шли по заполненной дымом деревне, где люди гибли буквально на глазах, просто от того, что они дышали. Ханзо не остановился на достигнутом, и прямо сейчас разрушал все встречные ему здания, не оставляя камня на камне. Ино было страшно и тяжело смотреть на гибель людей, она была готова сбежать прямо сейчас, и Наруто это видел. Он не мог упустить свой единственный шанс на лёгкую победу над Нагато, а значит, придётся делать всё, что угодно, лишь бы заставить её остаться.
  - Ты боишься?
  - Н-нет, просто... Я не понимаю, зачем мы это делаем? Это ведь всего лишь люди, ни в чём не повинные! Зачем убивать их?
  - А как ты думаешь, задумывались ли акацуки о том же хоть на секунду?! Они убивали невинных, заставляли моих друзей страдать, так почему мы должны поступать лучше? Или, смерть Куренаи для тебя ничего не значит? Акацуки её не пожалели! Именно Нагато её и убил! Ты совсем не хочешь ему отомстить?! - лжёт и не краснеет, причём, так убедительно.
  - Я хочу! Хочу отомстить!
  - Ну тогда, стисни зубы и терпи! Крови сегодня будет много, и если ты слишком брезгливая, можешь валить! Ясно блять?!
  - Я... Ясно.
  - Отлично! - из дыма, к Наруто выбежал какой-то человек в противогазе, видимо, обычный житель Амегакуре, вооружившийся обычным деревянным шестом. Из руки блондина высунулся костяной меч, одним взмахом которого он снёс мужчине голову, а тело отшвырнул от себя на несколько метров, совсем не испачкавшись. - С дороги, отброс!
  
  Идя на звук взрывов, Ино и Наруто вскоре добрались до Ханзо, который разорял очередной храм, украшенного драгоценными камнями и металлами, основным узором которого являлся рисунок в форме риннегана. Узумаки был доволен проделанной работой по "перестройке" деревни. Ибусе так же была здесь, сделав небольшой перерыв для восстановления запасов яда.
  - Молодец, Ханзо, у тебя настоящий... - Наруто не успел договорить, поскольку был слишком удивлён, когда Ханзо и Ибусе разрезаны надвое невидимым глазу существом. Грудь и всё, что выше, отделились от туловища Ханзо, правая рука оказалась отделена от тела, и вот, он неподвижно упал на землю. Ибусе же срезало всю верхнюю часть черепа, после чего, она исчезла в белом дыму. Блондин уловил некое искривление воздуха, словно ветер натыкается на препятствие, и мгновенно применил на нём ниндзюцу.
  - Футон: Лезвие ветра, - бывший джинчурики выдул мощную изогнутую струю воздуха, которая разрезало скрывавшееся существо, напоминавшее хамелеона, на кусочки. Ответная атака не заставила себя ждать, в блондина и девушку полетела ракета, выпущенная Шурадо. Эмпат подхватил Ино на руки и отпрыгнул в сторону, прежде чем ракета взорвалась в том месте, где он всего мгновенье назад стоял. Из ядовитого тумана вышли все Шесть Пейнов, одним из тел которого являлась Карин. Её волосы приобрели рыжий оттенок, а всё тело усеяно чакропроводящим пирсингом. Глаза, абсолютно пустые, бездушные, в них не осталось ничего от прежней красноволосой девушки, с её ярким и нравственным характером. Наруто поставил Ино рядом с собой, продолжив смотреть на Карин. Тело сенсора подошло к Наруто вплотную, в качестве основного представителя, явно не собираясь нападать. Телам Пейна не нужен кислород, не удивительно, что они спокойно ходили среди ядовитых паров. Узумаки сжал кулаки.
  - Как ты выжил? - холодно спросил обладатель риннегана.
  - Это всё Карин. Она спасла меня. Она была добра, невинна, никому в своей жизни не причинила настоящей боли. И ты её убил.
  - А ты убил Конан.
  - Туше!
  - Только посмотри, что ты наделал. Столько невинных полегло из-за твоей неизмеримой кровожадности. Стольким не суждено погрузиться в мир грёз по твоей вине. А с Кисаме ты обошёлся просто отвратительно..
  - О, тебе кажется, что я был с Кисаме жесток? Лучшее, я приберёг для тебя! Ты у нас столько треплешься о боли, о том, как она может сделать человека сильнее. Сегодня, ты испытаешь достаточно боли, но не столько физической, сколько душевной.
  - Я Бог этого мира. Не жди лёгкой победы.
  - Ты всего лишь фальшивка.
  - А ты бездушный маньяк.
  - Заткнись! - подключилась Ино, - Ты не имеешь права жить! Никогда тебя не прощу!
  - Кто эта девочка? - удивлённо спросил Пейн.
  - Я та, кто убьёт тебя! Я отомщу за отца, за Шикамару и Куренаи!!!
  - Чего? Ты явно что-то путаешь, девочка. И что ещё за Куренаи?
  - Беременная женщина, которую ты убил! - Пейн несколько секунд удивлённо смотрел то на Ино, то на Наруто, после чего, безразлично обратился к эмпату: - Поразительно. Ты запудрил голову этой дурнушке, да? Что ты с ней сделал, поставил какой-то эксперимент?
  - О чём он?
  - Не слушай его. Нагато пытается тебя запутать. Знает ведь, что против клана Яманака он слаб, - Пейн посерьезнел, злобно взглянув на блондина.
  - Не может быть. Ты не можешь знать об этом!
  - И всё же, я знаю! - Наруто ловко схватил Карин за кисть, заломил ей руку и повернул тело сенсора лицом к Ино. Это тело Пейна не имело никаких боевых способностей, да и другие пять всё равно бы уже не успели. - Давай! - Яманака сложила руки в форме рамки, глядя сквозь неё на Карин.
  - Нинпо: Техника переноса сознания!
  - СТОЙ!!! - успел прокричать Пейн, прежде, чем Ино переместилась в тело Карин. Все шесть тел Нагато разом замерли, часто заморгали, словно у них начался какой-то приступ, после чего, взгляд каждого из них стал человечней, добрей. Ино захватила все шесть тел, и теперь, они хором заговорили по её желанию: - Ты был прав, сработало! Я внутри!
  - А Нагато в пролёте, - Наруто все ещё держал Карин за её ледяные руки. Он наклонился к её уху и прошептал: - Такого ты не ожидал, правда? Твоя величайшая сила оказалась твоей величайшей слабостью. Ты, наверное, хочешь знать, откуда мне известен твой секрет? Всё просто: поглотив все мысли и воспоминания Конан, я узнал о твоих способностях очень многое. К примеру, что если в одно из твоих тел попытается вселиться кто-то из клана Яманака, будучи достаточно сильным, он не только овладеет всеми шестью твоими фальшивыми телами, но и настоящим тоже.
  - А что теперь? Я завладела всеми семью телами, но что дальше? - Наруто добродушно улыбнулся и подошёл к настоящей Ино, временно оставшейся без человеческой души внутри. Глаза блондинки закрылись, она немного наклонилась и в любую секунду могла упасть.
  - Теперь, всё будет хорошо! Всё будет просто замечательно! Ты свою роль выполнила, поздравляю! Но, есть одна проблемка... - Узумаки зашёл к Ино за спину, пока та заворожено смотрела на него глазами Пейнов.
  - Какая?
  - ТЫ МНЕ БОЛЬШЕ НЕ НУЖНА, - кинжал Наруто пробил грудь Ино насквозь, пройдя в миллиметре от сердца, и вместе с криком вырвался из её рта, окрасив воду в красное, после чего, Яманака упала. Вслед за ней, пали и тела Пейна, у каждого из которых появилась идентичная рана на груди. У каждого из них, на лице застыло выражение шока.
  - Зачем?.. - на грани жизни и смерти пробормотала блондинка.
  - Ничего личного. Я просто хочу победить Нагато, и эта незначительная жертва облегчила мне задачу. Но, я не задел сердце. Ты и Нагато ещё живы, так что, крошечный шансик у тебя есть.
  Наруто подошёл к телу Карин, методично вытащил из неё весь пирсинг, избавившись от плаща акацуки. Кровь не вытекала из дыры в груди, она уже давно загустела и свернулась. Эмпат достал из кармана очки и осторожно надел их на девушку. Как и обещал, он вернул очки их владелице. "...Глупо всё это. Сентиментальность и лишняя трата времени. Очки не вернут её к жизни, так зачем я это делаю?". Узумаки встал и устремил взор на башню, где сейчас находился Нагато.
  - Осталось совсем чуть-чуть, Нагато. Настало время нам посмотреть друг другу в глаза.
  ***
  
  Нагато тяжело дышал, он вытащил руки из машины, ставшей для него средством для существования, и теперь сжимал ими рану на груди, пытаясь хоть как-то унять кровотечение. Смерть была как никогда близка. Он находился на самом верхнем этаже башни и мог видеть оттуда хаос, царивший в его деревне.
  - Не тяни... кха... Убей уже меня.
  - Убить? Зачем? - спросил появившийся перед ним эмпат. - Твой ангел мёртв по моей вине. Твоя деревня уничтожена мной, твои люди убиты моими руками... Так зачем мне тебя убивать? Какой смысл в том, чтобы отнимать жизнь, если она всё равно ничего не стоит? Да и к тому же, - блондин посмотрел на рану Нагато, - ты и так скоро умрёшь. Хотя, если ты начнёшь меня умолять, если в слезах начнёшь просить о смерти, возможно, я избавлю тебя от мучений.
  - Н-никогда!
  - О, понимаю, тебе всё ещё не достаточно больно. Чтож, надавим на болевые точки ещё сильнее! Как я и говорил, поглотив воспоминания Конан, я узнал о тебе много интересных деталей! Хочешь, расскажу об её грязных мыслишках и секретах?
  - Отправляйся в Ад!
  - Когда-нибудь отправлюсь, а пока, давай поболтаем! И так, Конан, Яхико и Нагато! Грёбанный любовный треугольник! А как ты думаешь, кого из вас она любила больше? Рыжеволосого мальчика, желавшего изменить мир, или же тебя, этакую серую бесхребетную мышку?
  - Конан любила нас обоих по-своему!
  - Да она ненавидела тебя всей душой. Ты, ничтожество, убившее её возлюбленного. Она так и не смогла тебя простить
  - Я тебе не верю!
  - Ну и не верь, мне плевать! Я лишь констатирую факты! Бедная девушка, настолько сильно желала вернуть своего любимого Яхико, что она смогла себя перебороть и осталась с тобой, лишь для того, чтобы в Вечном Цукуёми, она смогла с ним воссоединиться! А ты, жалкий идиотик, не способный отличить ложь от правды, так ничего и не понял! К холодному, безжизненному трупу Яхико она испытывала большую любовь, чем к тебе. А ведь Обито солгал тебе! На самом деле, это он ранил Конан и оставил её умирать, чтобы я смог выпытать из нё информацию! Всю свою жизнь ты прислушиваешься к словам человека, который обманывает тебя!
  - Замолчи!.. Просто закрой рот. Хватит уже.
  - Ну наконец-то ты мне поверил. А теперь, в заключение, хочу сказать тебе вот что: последней мыслью Конан, последним, что пришло ей на ум, стали всего два слова. Два невероятно проникновенных, полных безысходности слова. Последней её мыслью стали слова: "Всё зря". И я Богом готов поклясться, что это самое печальное, что я слышал в своей жизни, - из глаз Нагато покатились слёзы, на лице застыло выражение шока. А Наруто всё продолжал давить: - Бедный, бедный Нагато. Папочку и мамочку убили, друзья тебя не ценили, мечта всей жизни никогда не станет явью, а теперь, на закате своей жизни, ты остался совсем один.
  - Покончи с этим! Убей меня!
  - - ...НЕТ. Если так уж хочешь сдохнуть, вали себя сам. И, после твоей смерти, я заберу себе твой риннеган. Пусть от тебя будет хоть какая-то польза. Может, эта сила и не сравниться с тем, что я обрёл бы, стань я Богом, но на безрыбье... - Нагато с ненавистью посмотрел на блондина, оскалившись. Он сложил руки в замок и сконцентрировал остатки чакры.
  - Я был готов умереть здесь и сейчас, но чёрта с два я подарю тебе такую радость!!! Ты больше не моя головная боль! Теперь, я возложу всё на ЕГО плечи! И мне будет легко! Мне уже легко!!! Гедо: Ринне Тенсей но Дзюцу! - Наруто удивлённо наблюдал за тем, как из пола выросла огромная голова с риннеганом, открывшая непомерно большую пасть, из которой вылетел бледно-зелёный светлый огонёк. Об этом, в информации, полученной от Конан, ничего не было. Сгусток света полетел в пол, прошёл его насквозь и направился дальше, вниз, сквозь многие этажи башни.
  - Что ты сделал?.. КАКОГО ХРЕНА СЕЙЧАС ПРОИЗОШЛО?! - Нагато ухмыльнулся, его волосы на глазах поседели и в тот миг, когда все его волосы стали белоснежно белыми, обладатель риннегана скончался. Всё идёт не по плану, и это доводило эмпата до истерики. Он создал в своей руке расенган, замахнулся и пробил им пол, направившись вслед за огоньком. А затем ещё один пол, и ещё один. Десять этажей, десять полов, в каждом из которых пришлось проделать дыру. В итоге, Узумаки провалился в подвал, тёмный и сырой, по колено залитый водой. Появилось дурное предчувствие, будто за ним кто-то наблюдает. С минуту, Наруто вглядывался в темноту, как вдруг, светящийся в темноте кулак Сусано ударил его, впечатав блондина в стену. Это произошло настолько неожиданно, что эмпат даже не успел ничего разглядеть, на выдохе от боли, Узумаки прохрипел: - Что?.. - и в ту же секунду, последовал ещё один удар. Наруто расшибло всё лицо, он едва не потерял сознание, а после третьего удара, потерял способность нормально двигаться. Создатель Сусано, накачанный высокий человек с длинными чёрными волосами, подошёл к Узумаки и повернул к себе его голову.
  - Кто ты такой? Где я? Какой сейчас год?
  - А ты... Что ещё за... хрен?
  - Отвечай на вопрос.
  - Ты первый... Ха-хах, - у Узумаки уже начали закатываться глаза, а он всё язвил, нервно посмеиваясь.
  - Я - Учиха Мадара. Теперь, отвечай мне.
  - Что за... Бред?..
  ***
  
  Очнулся Наруто уже через несколько часов, во всё том же подвале, весь промокший, с разбитым в кровь лицом, сомневаясь, было ли это всё на самом деле. "Хах! Учиха Мадара! В мире всё еще достаточно безумия!.. Погодите... А что, если...". Наруто сорвался с места и на максимальной скорости вновь поднялся на верхний этаж. Его худшее опасение подтвердилось - Мадара забрал риннеган Нагато, да и кольцо его с собой прихватил.
  - ...Сучара. Умеешь же ты портить все планы, сукин сын. А, какого чёрта я разговариваю с трупом?! Видать уж очень сильно головой приложился!
  ***
  
  Блондин вернулся на улицы Деревни Дождя. Ядовитый дым уже развеялся, теперь, на улицах валялись лишь сотни трупов, однако, Наруто мог слышать редкий шепот, крики и рыдания.
  - Я знаю, что у пятнадцати процентов населения деревни иммунитет к ядам Саламандры! И у меня послание для этих пятнадцати процентов: ваш драгоценный Бог мёртв! Так что, разоряйте храмы, мародёрствуйте, набивайте карманы и убирайтесь отсюда! Или выходите на бой И СДОХНИТЕ!!! - голос Наруто эхом пронёсся по всей деревне, его услышали все, кто был ещё жив. Меньше, чем через десять минут, у каждого храма и места, где можно было чем-то поживиться, собрались мелкие кучки людей, настолько увлечённых, что они даже не замечали бредущего к выходу из деревни эмпата. В обломках одного из храмов, бывший джинчурики отыскал два золотых колокольчика на верёвочке, которые он повесил на поясе. Этого хватит, чтобы оплатить ближайшую гостиницу и еду. Так, немного поживившись, Наруто ушёл из деревни, держась за болевшую голову и не замечая, что за ним увязался хвост.
  ***
  
  Ино с трудом смогла приподнять веки, слабость не давала ей и пальцем шевельнуть. Её грудь перебинтовали, сейчас, она лежала в постели одного из домов Амегакуре, и какой-то усатый седой старик исцелял её рану при помощи медицинского ниндзюцу.
  - Не шевелись. В твоём состоянии, двигаться нельзя ни в коем случае. Чудо, что ты осталась жива, никогда не встречал людей с такой волей к жизни. Скажи, что с тобой произошло?
  - ...Я не помню. Ничего не помню. Я... Кто я?
  Дочь Учихи Обито?!
  
  Через ворота Конохи прошёл высокий беловолосый мужчина, появление которого породило огромное удивление среди людей. Жабий Отшельник, Джирая, который долгое время сотрудничал с Казакаге в поисках Наруто, вернулся в родную деревню. Видимо, появились чрезвычайно важные новости.
  Санин зашёл в кабинет Хокаге, где его уже ждали Орочимару и Саске. у Саске под глазами огромные мешки, волосы растрёпаны а одежда вся смята. Джирая молча поздоровался с Орочимару и сел напротив Учихи, окинув брюнета взглядом.
  - Здравствуйте, Шестой Хокаге-сама, - без какого либо сарказма, с почтением сказал Джирая.
  - К чёрту формальности.
  - Ну, тогда позволь заметить, что ты паршиво выглядишь, Саске. Ты слишком себя нагружаешь, займись собой, деревней, военной подготовкой, в конце концов. Ты теперь Хокаге, у тебя другие приоритеты, в первую очередь, ты должен думать о людях в общем и целом... - Саске наклонился вперёд и схватил Джираю за руку, сильно сжав её и устало посмотрев ему в глаза.
  - Я всё это знаю сам. И я выполняю все свои обязанности, как Хокаге, можешь не сомневаться. Ну а ты, зачем пришёл? Чтобы просто потрепаться? Или что-то ты узнал? Если так, то не молчи! Ты не представляешь, насколько для меня важно найти Наруто. Поговорить с ним, переубедить его!
  - Прости, но я не знаю где он...
  - Ну тогда, какого хрена ты припёрся?
  - Дай мне закончить. Я не знаю, где он сейчас, но пару дней назад, в Деревне Дождя произошло кое-что. Кое-что в духе нашего общего кровожадного друга. Я, Казекаге и большой отряд шиноби Суны, сразу двинулись туда. Когда мы прибыли на место...
  - Что, куча трупов, да?
  - Куча, это мягко сказано. Число погибших исчисляется тысячами. Насколько я знаю, раньше, он так много за раз не убивал. И, там же, было обнаружено тело девушки, по описанию, похожее на Карин. Нагато тоже мёртв, и кто-то забрал его глаза. Может Наруто, а может быть, кто-то другой.
  - ...Карин, можно её доставить в Коноху?
  - Да, этим уже занимаются.
  - Чёрт, а в остальном, выходит, у вас нет ни одной зацепки?! Вы понятия не имеете, где он, да?
  - Не совсем. Видишь ли, мы напали на его след, Гаара прямо сейчас висит у него на хвосте.
  - Но, это же хорошо, разве нет?
  - Да, но тут есть проблема... Мы ведь опоздали на три дня, это понятно?
  - И?
  - Наруто оставил чёткий след, что уже странно, но дело не в этом. Из Деревни Дождя, за ним следовал кто-то ещё. Причём, довольно долго, а после этого, следы Наруто, и человека, преследовавшего его, ведут себя очень странно.
  - Думаешь, между ними был бой?
  - Возможно. Хотя, я сильно в этом сомневаюсь.
  - Почему?
  - Судя по следам, человеком, преследовавшим Наруто, был ребёнок. И я не уверен, жив ли он ещё...
  ***
  
  Эмпат шёл из Деревни Дождя, тяжело передвигая ноги. Из раны над виском маленькими струйками сочилась кровь, а тишину нарушал лишь звон золотых колокольчиков. Он слабел, надо было передохнуть, но блондин не хотел останавливаться. У него больше не было цели, теперь, когда Нагато умер, а риннеган он так и не получил, Узумаки вновь почувствовал опустошённость. "Всё зря..." - эти слова не покидали его разум. За спиной раздался какой-то хруст.
  - Кто здесь? - за одним из деревьев показалась бледная, маленькая детская ладошка, сжимавшая ствол. Кто бы там ни был, это ребёнок, и он боится выходить. - Если хочешь жить, выходи сейчас же. У тебя десять секунд. Раз, два, три... А, в жопу! Девять, десять!
  - Подождите, прошу Вас... - голос, такой мягкий, нежный, буквально ласкающий уши. Стало ясно, что это девочка, ещё до того, как она вышла из-за дерева. Так вот, это была девочка, на вид, лет десяти-двенадцати, но с такими тоненькими ручками и ножками, да и в общем, чрезвычайно тощая. Даже если бы она на носочки встала, эта девочка бы дышала Наруто в пупок, настолько она была низкой. Длинные смоляные волосы доходили ей до пояса, часть спадала на красивое личико, иногда закрывая большие чёрные глаза. В её взгляде было что-то такое... Хорошо знакомое Наруто, только он не мог вспомнить, что именно. На ней из одежды одна лишь розовая майка, едва державшаяся на её плечах, поскольку, она была велика маленькой девочке, и доходила ей до самых колен, напоминая скорей уж платье. В глаза бросались её босые ноги, испачканные в земле от непрерывной несколькочасовой ходьбы. От столь пристального взгляда Узумаки, она дрогнула и отступила на шаг.
  - Зачем ты меня преследуешь? Совсем на голову больная?
  - Н-нет, просто... я просто...
  - Что "просто"? Может, ты просто маленькая дура, которой надоело жить? Иначе, зачем ты пошла за мной от самой Деревни Дождя? Может, ты не в курсе? Я там уйму народа положил, наверное, твоих мамочку и папочку в том числе. У тебя иммунитет к яду Саламандры, а ты решила покончить с жизнью?
  - Нет, мои родители...
  - Да плевать мне, что там с твоими родителями. Повторяю: зачем ты за мной идёшь?
  - У меня никого не осталось, папа давно ушёл из деревни, и я не знаю где он, а всех, кого я знала... Вы их всех убили.
  - Интересно получается. Выходит, ты знаешь, что я сделал, и всё равно идёшь за мной?
  - Вы ведь сами сказали, что у выживших есть выбор: уйти из деревни, или выйти на бой и погибнуть.
  - Уходить из деревни в одиночку, а не вместе со мной! Тупая девка!
  - П-простите...
  - О, Господи-Боже, - Наруто махнул на девочку рукой и пошёл дальше. Он не оглядывался, но знал, что она идёт следом, и это ужасно раздражало. "И чего она так ко мне прицепилась? Ладно, впереди обрыв, который никак не обойти. Там от неё и избавлюсь". Узумаки заметил забавную закономерность: девочка пыталась подрожать его движениям. Если Наруто шёл медленно или, она шла с той же скоростью, а стоило ему остановиться, и она тоже замирала и терпеливо ждала, что же будет дальше. Эмпат с ликованием заметил, что девочка уже сильно устала, того и гляди с ног свалится. И проблема сама решиться.
  Вот, блондин и маленькая брюнетка вышли к крутому обрыву, падение с которого и убить может. Для шиноби, спуститься с такого легко, а вот для обычных людей, единственным возможным вариантом является идти в обход, совершая крюк в несколько десятков километров. Наруто резко обернулся, из-за чего девочка с ним столкнулась и тут же отпрыгнула, суматошно извиняясь.
  - Ниндзюцу владеешь? А впрочем, и так видно, что нет. В общем, я сейчас спрыгну с этого обрыва и продолжу свой путь. Не советую делать то же самое, ты, скорее всего, разобьёшься насмерть, если попробуешь.
  - А Вы... Вы мне не поможете? - она потянула к Наруто ручки, сделав щенячие глазки. У Наруто от удивления чуть глаза из орбит не выпали. "Она что... Хочет, чтобы я её на ручки взял?". Узумаки ухмыльнулся и покачал головой.
  - Ещё чего, - после этого он спрыгнул вниз, ловко оттолкнулся от нескольких попавшихся ему камней и веток, торчавших из обрыва, одно мгновение оказался внизу, самодовольно глядя на замершую в страхе девочку. Та постояла несколько секунд, зажмурилась, и вдруг прыгнула с обрыва. "Во дура" - только и успел подумать Наруто. Казалось бы, для маленькой брюнетки всё кончено, но ей несказанно повезло: когда до земли оставалось не больше десяти метров, она упала животом на толстую ветку, а потом ещё на одну, и в результате, удар от падения вышел не таким сильным. Оказавшись на земле, прямо перед Наруто, она скорчилась от боли, вся выгнулась и закашлялась. От сильного удара по животу, сработал рвотный рефлекс.
  - Знаешь, после Сакуры, ты на втором месте в списке идиоток, - Узумаки окинул девочку взглядом. - Кости вроде целы, везёт тебе. Ну и зачем было прыгать?
  - Если Вы меня бросите, я останусь одна...
  - Ты и так одна. Считай, меня тут уже нет. Встать ты, похоже, не сможешь ещё пару часов, а за это время, я уйду так далеко, что ты уже не сможешь меня догнать. Бывай, - блондин отвернулся от брюнетки, но тут же почувствовал слабую хватку тонких пальцев на своей лодыжке.
  - Отпусти.
  - Не уходите...
  - Я убью тебя, девочка. А эту руку отрежу в первую очередь.
  - Я не хочу оставаться одна. Одиночество... меня пугает.
  - А зря. В одиночестве нет ничего плохого. Когда ты один и доверяешь только себе, плохие вещи с тобой случаются гораздо реже, - эмпат легко освободился от слабой хватки и ушёл не оглядываясь, не обращая внимания на тихий плач за спиной.
  ***
  
  Ещё три часа, Наруто смог пройти без остановки и особых проблем, но рана головы его совсем извела. Было очень неприятно испытывать это бессилие. Когда ты хочешь что-то сделать, но не можешь, потому что тело тебя не слушается. "Остановись. Хватит идти. Залечи рану, если не хочешь сдохнуть", а в ответ от себя же и слышишь - "А разве я не хочу этого? Меня такая концовка устраивает".
  - "Хочешь помереть в глуши?"
  - "А какие у меня варианты? Я понятия не имею, где Обито, риннеган упустил уже дважды, и места мне уже нигде нет. Я столько натворил, стольких подвёл... Как же хочется спать...".
  - "НЕ ВЗДУМАЙ! Уже темнеет, становится холодно! Отрубишься сейчас и можешь уже не проснуться!"
  - "Хватит уже разговаривать с самим собой... Даже для психа вроде меня, это слишком банально...".
  ***
  
  Наруто почувствовал тепло и запах костра. Почувствовал, как кто-то тащит его поближе к огню, роется в карманах, находит в одном из них бинты, и перевязывает ему голову. "Маленькие ладони... Ха, эта мелкая заноза всё-таки догнала меня. Настырная". Наруто схватился за руку девочки, пока та заканчивала перевязку, и открыл глаза. Она вскрикнула, лишний раз насмешив Узумаки.
  - Я разрешал тебе трогать мои вещи?
  - Я-я-я хотела Вам п-помочь! У Вас кровь шла... Я боялась, что Вы умрёте.
  - Ну ты просто... - эмпат заметил, что брюнетка сильно испачкалась, одежда и ноги были в грязи, а на ступнях можно было заметить небольшие кровоподтёки. "Она что, ноги в кровь стёрла?" - от этой мысли, Наруто решил не оскорблять девчонку. - В общем, ты молодец. Спасибо, - девочка прямо засияла от похвалы, словно она слово "спасибо" в первый раз в своей жизни услышала. "Господи, девочка, ну ты прям мечта педобира. Такая наивная, аж страшно за новое поколение стало". - Хорош улыбаться, блин. Раздражаешь.
  - Простите!
  - И извиняться хватит. Тебя моё мнение вообще волновать не должно.
  - Простите!
  - Эхх... Слушай, сколько тебе лет?
  - Тринадцать.
  - Фигасе... Ты всего на три года меня младше, но при этом такая мелочь. Ты почему такая худая? И одежда на тебе явно не детская. За тобой хоть кто-нибудь присматривал, до того, как я пришёл в твою деревню?
  - Нет. После того, как папа меня бросил, я жила одна.
  - А с матерью твоей что?
  - Кажется, она умерла, в день, когда я родилась...
  - Ой, ну заплачь, мне только этого не хватает, чтобы блевануть.
  - Так можно мне с Вами остаться?
  - Я уже говорил, что нельзя... Я сказал, не реви! - уже поздно. У неё уже глаза на мокром месте. - Девочка, люди рядом со мной мрут как мухи! Причём половина из них гибнет от моей же руки. На кой я тебе сдался? Мы с тобой даже не знакомы. Вот, ты моё имя знаешь? Нет, и я твоё не знаю.
  - ...Рин*.
  - Чего? - Наруто вспомнил, что у него на поясе висят золотые колокольчики, взятые из храма. - При чём здесь колокольчики?
  - Я не об этом. Меня зовут Рин, - глаза бывшего джинчурики расширились, он слишком хорошо знал историю Обито, чтобы забыть, с кем связано это имя, он схватил Рин за плечи, от чего та испуганно сжалась. - А клан?! Из какого ты клана?!!
  - Я не знаю, никогда об этом не задумывалась.
  - Ну, а отец твой?! Что ты знаешь о своём отце? Имя, лицо, хоть что-нибудь! - взгляд Рин стал тоскливым, она явно не хотела говорить об этом.
  - Папа всегда носил маску... Я никогда не видела его лица. Я только и помню о нём, что его маска была похожа на апельсин, - не веря своим ушам, эмпат ещё раз осмотрел девочку. Чёрные волосы, чёрные глаза, бледная кожа и выносливость, с учётом её слов означают только одно: перед Наруто сейчас стоит юная Учиха.
  - Немыслимо... Ты его дочь. ТЫ ЕГО ДОЧЬ!!! Дочь Обито! Учиха Рин! Безумный, безумный мир! Нет, правда, ну это же насколько мизерный был шанс на то, что я окажусь именно в твоей деревне, и именно у тебя будет иммунитет к яду Саламандры, и что ты решишься пойти за мной! Насколько же крошечный, микроскопический шанс! - Наруто в спешке пробормотал всё это, вскочил на ноги и закидал костёр землёй, собравшись покинуть своё кратковременное пристанище, пока Рин не находила себе места.
  - Так, что теперь? - ничего не говоря, блондин встал перед ней спиной, нагнувшись.
  - Ну, долго я буду ждать?!! Залезай!
  - Н-но...
  - Планы изменились, твоя жизнь только что стала мне не безразлична! Ты пойдёшь со мной, радуйся! - последнее предложение было не обязательно говорить, Рин уже начала рыдать от счастья. - Меня сейчас правда вырвет, пожалуйста, прекрати реветь.
  - Простите, - сквозь слёзы сказала Учиха.
  - Это будет ОЧЕНЬ долгий путь, - Рин залезла бывшему джинчурики на спину, и он вновь удивился её весу. "Всё же, у неё слабые ноги, к тому же ей теперь больно ходить, так что лучше будет её понести".
  - А куда мы пойдём? - брюнетка улыбалась во все тридцать два зуба, всё ещё шмыгая носом после недавнего плача.
  - Найдём ближайшее поселение, купим тебе нормальную одежду, припасы и прочее, после чего, будем ждать. Если никуда не двигаться, нас рано или поздно найдут, а мне теперь именно это и нужно.
  - Вы так и не назвали своё имя.
  - Наруто. И давай "перейдём на ты". Друзья ведь так друг с другом разговаривают, да, Рин-чан?
  
  
  Это конечно дикий баян, но на случай, если вы не знаете, Рин означает колокольчик.
  Пленённый
  
  Гаара, вместе со своим отрядом двигался по следам Наруто уже несколько часов подряд, и теперь, вышел к небольшой деревушке, прямо посреди леса. Казекаге с счастливой улыбкой обернулся к своим людям, и только сейчас, он заметил, насколько сильно они устали. Всеобщее тяжёлое, сбивающееся дыхание казалось оглушительным.
  - Гаара, людям нужна передышка, - сказала Темари.
  - Ладно, думаю, Наруто переночует в этой деревне, так что, у нас есть время передохнуть. Мы должны быть в полной боевой готовности, так что, Темари, будь так добра, позаботься о том, чтобы все действовали согласно плану.
  - Уже. И не волнуйся, мы почти достигли триумфа.
  - Я боюсь, что теперь, когда мы так близки к Наруто, мы снова упустим его. Не прощу себе, если это случится, - позади отряда послышался хруст веток и возня, вскоре появились шиноби, во главе которых был высокий мужчина средних лет с повязкой на глазу и серьгами из печатей и парень в очках, с большим мечом за спиной, обмотанным бинтами.
  - Здравствуйте, Господин Казекаге, наша Госпожа послала нас вслед за Вами.
  - Мы уже давно вас заметили. Чоуджиро и Ао, я прав? Чего вы хотите?
  - Мизукаге-сама дала нам задание: найти Узумаки Наруто и уничтожить его. Он сейчас находится в этой деревне?
  - Да, но вы его не получите. Только пальцем его троньте, и я покажу вам, на что способен в гневе.
  - Откуда такое рвение в защите преступника?
  - Может, он и преступник, но не вам решать его судьбу. Он житель Деревни Листа, и у Мизукаге нет никакого права решать, жить ему или умереть. Мы захватим Наруто сами, ЖИВЫМ, а вам лучше не стоять у нас на пути.
  - Мы всё понимаем, в конце концов, вы напали на след отступника первыми, а потому, предлагаю начать операцию по захвату Узумаки Наруто одновременно. Тот, кто первым его поймает, решит, как с ним поступить. Чтобы всё было честно, - всё ещё настаивал Ао.
  - Я не собираюсь мериться письками с Мизукаге! Она женщина, что главное, и, если вы не забыли, шиноби скрытых деревень вступили в альянс, где нет никаких соревнований, вроде "кто первым встал, того и тапки"! Как один из Пяти Каге, я требую, чтобы вы немедленно ушли.
  - Простите, но мы подчиняемся только Мизукаге-сама.
  - Вы совсем страх потеряли?
  - Мы передадим Госпоже, что Вы были недовольны её решением.
  ***
  
  После ванной, Рин вышла совершенно чистой, её волосы стали тяжёлыми от воды. Наруто куда-то пропал, оставив на кровати комплект одежды маленького размера: сетчатая футболка, красные шорты, хорошие кожаные сандалии и бежевый плащ, с длинными широкими рукавами и капюшоном, поверх всего этого. У рукава и капюшон били украшены чёрным мехом. Рин не могла оторвать взгляда от дорогой и красивой одежды, а надев её, не прекращая щупала ткань.
  - Нравится? - через открытое окно, Наруто вошёл в номер так тихо и неожиданно, что Рин слишком резко обернулась, запуталась в подоле собственного плаща и рухнула на кровать. Узумаки вздохнул достал из своего рюкзака пластиковую упаковку с быстрозаваримой лапшой и залил её кипятком из недавно вскипевшего чайника.
  - Ты голодна? - ответом на вопрос Наруто стало громкое урчание в животе брюнетки.
  - Где Вы были? - краснея, спросила Рин.
  - В продуктовом магазине, а ещё, отправлял кое-кому письма, - блондин протянул дочери Обито упаковку рамена, и она с таким рвением начала уплетать лапшу, что через сорок секунд, упаковка уже опустела. Рин с улыбкой до ушей развалилась на постели.
  - Ноги у тебя уже не болят?
  - Нет, Ваша мазь мне прекрасно помогла.
  - Ты опять обращаешься ко мне "на Вы"? Уж сколько раз повторял, мы почти одногодки, да и я пока ещё ничем не заслужил твоего уважения.
  - Это не так! Вы меня не бросили, кормите, заботитесь. Такого для меня ещё никто не делал, и если в мире и существует человек, которого я уважаю, это Вы.
  - Я взял тебя с собой лишь потому что ты дочь Обито. Это дало мне новую цель и причину двигаться дальше. Теперь, я просто хочу оказаться вместе с тобой перед Обито и посмотреть ему в глаза. И всё, большего мне не нужно. Всё равно мне не хватит сил его убить, уж точно не теперь, когда в игру вступил Мадара. И я пока не решил, что мне с тобой делать, когда это случится. Может, убить тебя у него на глазах, и наслаждаться его мучениями?
  - Мой отец причинил Вам боль, да?.. Мне очень жаль, что так вышло, - Рин посмотрела на эмпата с истинной горечью и жалостью. Это лишь заставило его улыбнуться.
  - Ха! И как у такого как Обито могла родиться такая добрая дочь? Удивительно.
  - Вы хорошо его знаете? Прошу, если Вам что-то известно об отце, расскажите.
  - Мы очень похожи, оба расчётливые, бессердечные и жестокие. Оба из мести, или просто ради забавы, можем сделать что-то по-настоящему страшное. Его целью является погружение человечества в вечную иллюзию. И он понемногу отнимает у меня всё. Моих родителей, друзей и даже мой разум. Поговаривают, с последним, он особенно преуспел, и его стараниями, я стал тем, кем являюсь. Маньяком и серийным убийцей.
  - Вы им верите?
  - А?
  - Вы верите людям, которые говорят о Вас такое?
  - Да всем плевать, что я там думаю. Ладно, давай спать, время уже не детское.
  - Хорошо, - Рин отвернулась от эмпата и сняла с себя плащ, оставив только полупрозрачную футболку и шорты, а обернувшись, Учиха обнаружила Наруто, уже лежавшего на кровати под одеялом. - В-в-вы что же, рядом спать будете?!
  - Если ты не заметила, в этом номере всего одна двуспальная кровать. Возражения?
  - Нет... - брюнетка залезла под одеяло, и только сейчас заметила, что на Наруто не было верхней одежды, и теперь, можно было разглядеть на его груди и плечах пять крупных чёрных отметин, похожих на томое. Рин несколько секунд заворажённо смотрела на печати, после чего, коснулась одной из отметин рукой. От печатей исходил сильный, не свойственный человеческому телу жар. - Что это?
  - Метка Рикудо Санина, символ того, что его избранник. Это ещё одно сходство между мной и Обито... Дай угадаю, ты не знаешь, кто такой Рикудо Санин? - Рин смущенно кивнула в ответ. - Это Бог. Бог шиноби, который когда-то был человеком. Хороший Бог, справедливый Бог, который отвечает на молитвы своих верных преданных последователей, - Узумаки говорил с таким сарказмом и самоиронией, что даже юная Учиха поняла, что с Рикудо Санином всё в точности до наоборот.
  - Расскажите, что между вами случилось?
  - Скажем так, ни я, ни Рикудо Санин не оправдали наших взаимных надежд касательно друг друга. Мы живём в огромном уродливом мире, где Боги давно от нас отвернулись, и осознание этого факта образовывает в душе пустоту. И я на своём собственном опыте ощутил, что нужно быть осторожнее, с выбором того, чем ты эту пустоту заполнишь. Я вот решил заполнить эту пустоту трупами, и посмотри, кем я стал.
  - Вы убили многих?
  - Не многим больше, если не меньше, чем твой отец. Забавно, ты и я, мы росли без родителей, в похожих условиях, так почему, ПОЧЕМУ мы такие разные? Почему одни люди вырастают добрыми, вежливыми и пугливыми, а другие становятся такими, как я? Дело ведь не в генах, мой отец был хорошим человеком, а твой - убийцей.
  - Нет просто плохих или хороших людей. Вы многих убили, но спасли меня.
  - Психопаты любят острые ощущения, а спасение жизни иногда может быть столь же волнительным, сколь и её прерывание, - Наруто заметил в глазах Рин какую-то смешанную эмоцию, которую он не смог опознать. Она напоминала страх, но не такой, как обычно. Когда Наруто посмотрел Учихе в глаза, она вздрогнула. - Ты боишься меня или что? Странно как-то на меня смотришь.
  - Нет! Просто Вы... Вы не обычный, ни на кого не похожий. Вы меня не пугаете, хоть и должны бы, скорее наоборот, Вы... - "Вот это номер! Да я ей понравился! Мда, это на самом деле грустно, и говорит о том, насколько плохо она разбирается в людях. Нужно это прекратить". Наруто сменился в лице, стал жёстче и схватил замершую Рин за запястие и притянул её руку к своему лицу.
  - Ты спрашивала, считаю ли я, что Обито виноват в том, кто я есть? Раньше, я всё время винил разных людей в своей тёмной сущности. Винил своего отца, жителей Конохи, Кураму, Обито, но я это перерос, и теперь, могу признать, что во всём виноват я сам. Я хочу быть плохим, мне это нравится... - блондин подполз к Рин ещё ближе, так, что она могла почувствовать на себе его дыхание. Рука эмпата коснулась талии девушки, он почувствовал её дрожь и проник под одежду, пробираясь всё выше, к груди. Сам Наруто наклонился к её уху и прошептал: - И я люблю делать очень плохие вещи. Например, воспользоваться добродушием глупой девочки. Я мог бы это сделать без каких-либо угрызений совести, а на утро обо всём забыть, - бывший джинчурики немного отстранился от Учихи, чтобы посмотреть на её реакцию. Эффект оказался полной неожиданностью - Рин закрыла глаза и просто ждала от Наруто действий, немного приоткрыв губки. Её маленькая ладонь оказалась на груди бывшего джинчурики и она вслушивалась в его успокаивающее, хоть инемного пугающее идеально ровное сердцебиение. Узумаки не смог сдержать смех.
  - Аха-ха-ха! Мог бы, но не сегодня! - Наруто убрал руки от брюнетки и повернулся к ней спиной, завалившись на бок.
  - Н-но...
  - Спи давай.
  ***
  
  Рин разбудило крайне неприятное чувство надвигающейся опасности. Она открыла глаза и увидела Наруто, стоявшего у кровати в боевой стойке. Он жестом приказал Учихе не шуметь, указав пальцем на дверь номера, за которой слышался скрип половиц и виднелись тени нескольких людей.
  - Что происходит? - очень тихо прошептала брюнетка, боясь тем самым разгневать эмпата.
  - За нами пришли.
  - Разве, Вы не этого добивались? Вы же хотели, чтобы нас схватили.
  - Это не те люди, которым я готов сдаться. Здесь должен был быть Гаара и его отряд, а это шиноби Тумана. Я их через окно видел. Думаю, будет лучше.... - Наруто не успел договорить, как шиноби выбили дверь, и в номер ворвалось трое мужчин, которые разом бросились на блондина. - Чёрт! - Узумаки схватил Рин за футболку и отшвырнул её к окну противоположной стены. Учиха даже пискнуть не успела, ей только и оставалось, что смотреть за боем. Пока Наруто разбирался с двумя шиноби, третий, тот, что был в очках и имел заострённые, акульи зубы, в ступоре уставился на Рин.
  - Э? Девочка? Ты что здесь делаешь?
  - Не смотри по сторонам, Мечник! - Наруто пинком отправил двух побеждённых шиноби в Чоуджиро, свалив того с ног. Тем временем, выбив окно, в номер ворвался ещё один человек, на этот раз девушка, которая приняла Рин за врага и побежала на неё с короткой изогнутой катаной.
  - Рин! - Наруто бросил Учихе небольшой костяной кинжал, одновременно с этим отправляя Чоуджиро в нокаут расенганом. Рин вскрикнула, схватила оружие и инстинктивно выставила его вперёд, зажмурившись. Девушка из тумана не успела замедлиться и напоролась на лезвие кинжала, вошедшее ей прямо между рёбер. Рин не отпустила клинок, вынув его из тела девушки и отойдя на несколько шагов, не отрывая взгляд от крови, снова и снова повторяя: - Прости, прости, прости! - Узумаки подошёл к ней, с удивлением глядя на плачущую девушку.
  - Эй, ну что ты? - блондин положил брюнетке руку на плечо и та немного успокоилась. - Это всего лишь кровь, не нужно так бояться. Тебе доводилось проливать пакеты с молоком? - Рин часто закивала, не произнося ни слова. - Так вот, в человеческом теле примерно шесть пакетов с молоком, только оно красного цвета. Ты ведь не испугалась бы пролитого молока?
  - Нет.
  - Тогда, одевай свой плащ и давай уходить отсюда. Не бойся, ты её не убила, а значит, не сделала ничего плохого.
  Рин быстро накинула недавно купленный плащ и вместе с Наруто, вышла в коридор гостиницы. Всех других её посетителей уже выгнали на улицу, дабы они не мешали битве. Топот ног, вслед за которым к ним, на второй этаж поднялась ещё дюжина шиноби. Узумаки рукой оттолкнул Рин к себе за спину и сделал несколько шагов навстречу врагам. Он немного наклонил голову и облизнулся, сумасшедшая улыбка не исчезала с его лица.
  - Сколько пушечного мяса и всё это мне одному. Интересно, кого я должен за это поблагодарить? Полагаю, Мизукаге всё ещё не простила мне то особенное блюдо и теперь, решила за это отомстить? - один из шиноби бросил на пол свиток, из которого хлынула вода, а все остальные применили массовую технику стихии воды. Закрученная струя воды, по общей форме напоминающая дракона, ринулась на Наруто, практически полностью заполнив коридор. На ходу, Узумаки немного изменил форму своего туловища, подобно Орочимару, благодаря чему, он легко миновал водного дракона и в одно мгновение оказался в центре небольшого круга из двенадцати шиноби. Узумаки вскинул руки, в каждой из которых было по мечу, и коридор окрасился кровавыми всплесками и кровоподтёками на стенах, полу и потолке. От резни, Наруто отвлёк крик Рин в нескольких метрах за спиной. Ао схватил Учиху и приставил кунай к её горлу.
  - Опусти оружие на землю, живо! - Наруто послушно бросил мечи, после чего, присмотрелся к лицу мужчины.
  - Ах-ха-ха-хааа! Дядь, ну ты дал! Ты что, взял два фантика от конфеты "Гуливер" и нацепил их себе на уши?
  - Наруто... - Рин говорила столь жалобно, как бы извиняясь за то, что её схватили.
  - Молчи! - крикнул на неё Ао.
  - Да, правильно, молчи, слушайся дядьки, любителя угрожать маленьким детям.
  - Где Чоуджиро?
  - Кто?
  - Пацан! Пацан в очках с здоровым мечом!
  - А, этот, он жив, валяется в одном из номеров, без сознания. Я запустил расенган ему прямо в живот, пара рёбер треснула, одно точно сломано, и я почти уверен, что Чоуджиро расстался со своим завтраком, и всё это я с ним сделал только за то, что он заговорил с девочкой, жизни которой ты сейчас угрожаешь. Представь, что я сделаю с тобой, - блондин сделал два шага вперёд.
  - Стой где стоишь, обойдёмся без глупостей.
  - ГЛУПО бесить человека, который является специалистом в причинении боли и обязательном последующем убийстве.
  - Я делаю то, о чём меня просит моя Госпожа, потому что я верю в правильность её решений, и меня не беспокоит моя судьба. А во что веришь ты, Узумаки Наруто? Веришь ли ты хоть во что-нибудь?
  - Я верю, что некоторые просто напрашиваются на то, чтобы их молоко пролили, - глаза Рин расширились, она выхватила полученный от Наруто кинжал и вонзила его в ногу Ао, отбежав в сторону. Мужчина упал на колени, в глазах потемнело от боли, и дар зрения не вернулся до тех пор, пока он не вытащил кинжал из раненой ноги. Первым, что увидел Ао, вернув себе возможность видеть, стало колено Наруто, едва не вбившее нос джонина в череп. Голова Ао запрокинулась и сильно стукнулась о стену за его спиной, после чего эмпат поставил мужчину на ноги и начав наносить беспорядочные удары, развлекаясь и ни в коем случае не повторяясь, то позволяя Ао немного упасть навстречу кулаку, то нанося удары с такой частотой и силой, что джонин практически не отлипал от стены. Закончить всё это блондин решил расенганом, в несколько раз больше обычного, таким, который легко может убить, но как только Узумаки замахнул руку с голубой сферой, кто-то его одёрнул.
  - Неужели это не может подождать?!! - увидев знакомые бирюзовые глаза и кроваво-красные волосы, Узумаки мгновенно переменился, оскал превратился в дружескую улыбку и он тут же позволил потерявшему сознание Ао упасть на пол и напоследок пнул его по голове.
  - Гаара, я очень рад тебя видеть! - как ни в чём не бывало сказал Наруто, протянув Пустыннику руку, но вместо того, чтобы принять рукопожатие, красноволосый Казекаге бросился на блондина с объятиями. Узумаки даже на мгновение насторожился от того, насколько сильно Гаара сжимал его плечи.
  - Больше никогда, никогда-никогда так не делай, ладно?.. Не уходи на битву, в которой ты наверняка проиграешь! Никогда!
  - Знаешь, если ты не скажешь, что тоже рад меня видеть, и продолжишь ко мне прижиматься, будет действительно стрёмно...
  - Прости-прости! - Гаара отстранился, но его всё ещё не отпускала эйфория от окончания почти двухмесячных поисков. - Конечно, я рад тебя видеть! Ты даже не представляешь, насколько!!!
  - Вы - Гаара-сама? - Рин осторожно подошла к Казекаге, всё ещё неуверенная в том, в безопасности ли она.
  - А ты..? - Рин неуверенно посмотрела на Наруто, а тот в свою очередь на Гаару, давая понять, что он всё объяснит позже.
  - Скажи, у тебя ведь был какой-то план, на случай, если я буду агрессивен? План захвата и всё такое?
  - Да, было кое-что. Я раздал своим людям шприцы с мощным транквилизатором, хотел накачать им тебя, после чего, заключить в сферу из песка, своего рода одиночную тюремную камеру, и доставить в штаб Каге.
  - Какой этичный план.
  - Ну, зато простой.
  - А снаружи ещё остались люди Мизукаге?
  - Ещё как минимум десять человек, резерв так сказать. Они так хотели тебя убить, что были готовы устроить конфликт между двумя деревнями.
  - Давай хоть немного их утешим? Из любезности?
  - То есть?
  - Ну, раз Туман хочет, чтобы со мной обошлись жёстко, думаю, дабы не разжигать конфликт, исполним их пожелание. Ты же ещё не растерял актёрский талант?
  ***
  Связанного песком Наруто выбросило из окна второго этажа гостиницы, прямо в центр толпы шиноби из Песка и Тумана. В след за ним, на тонкой платформе из песка, вылетел Гаара, который резкими движениями рук подбрасывал Узумаки в воздух и ударял о землю, конечно, не всерьёз, просто создавая ложную видимость борьбы.
  - Не стойте столбом, используйте транквилизаторы! Я не смогу долго его сдерживать! - Пустынник пригвоздил Наруто к земле, а его отряд опомнился, подоставал шприцы и начал вкатывать эмпату одну дозу за другой. Видимо, он действительно их пугал, поскольку, с количеством успокоительного они явно переборщили!
  - Да хватит уже, интузиастные сучки! Я спкоэн!.. хватит... - Наруто совсем расквасился, растёкся по земле, а Гаара начал создавать вокруг него песчаную сферу, где-то пять метров в диаметре, которую он поднял на несколько метров в воздух. Началось всеобщее ликование, во время которого Гаара смог незаметно прислониться к сфере, чтобы Наруто мог его услышать.
  - Ты там как? Воздух поступает?
  - Ага-а-а...
  - Вижу, успокоительное подействовало.
  - В какой-то степени... Девчонка, она рядом с тобой? - Пустынник огляделся и увидел, как Рин, вместе с Ао, Чоуджиро и ещё несколькими людьми выходит из гостиницы.
  - Нет, но скоро будет.
  - У неё слабые ноги, будет лучше, если ты, или кто-нибудь ещё её понесёт. Она очень важна, проследи, чтобы с ней всё было в порядке.
  Гаара подошёл к Рин, стараясь выглядеть дружелюбно, а она не отрывала взгляда от клетки, в которой оказался эмпат.
  - Что с ним теперь будет?
  - Ничего, мы просто доставим его домой. Есть люди, которые уже давно его ждут. Слушай, я не знаю кто ты, и не заставляю тебя всё рассказывать, мне достаточно того, что Наруто сказал присматривать за тобой, но я обещаю тебе, что ему не причинят вреда.
  ***
  
  Пока клетку с Наруто медленно передвигали по воздуху, к ней хромая подошёл Ао и стукнул по ней рукой.
  - Комфортно там устроился, козёл? - Ао говорил шепеляво и скомкана, так как разбитая и опухшая щека мешала правильному выговору.
  - Не надо так сильно радоваться, - эмпата всё ещё не отпустило, он по-прежнему говорил одурманенным голосом. - Думаешь, важней всего было поймать меня? Не нужно путать приоритеты, Обито и Зецу живы, у них уже есть армия и они не заставят себя ждать.
  - Откуда тебе знать?
  - Я видел всё в своих снах. Поверь мне, любитель фантиков, скоро попрёт такой барагоз, что твоя драгоценная Мизукаге сама попросит, чтобы я засадил ей нож в сердце по самое не хочу, избавив её от страданий. А я буду юлить и торговаться, с улыбкой на лице... Вообще-то, я уже улыбаюсь, меня забавляет ваша странная оптимистичность по поводу грядущего будущего. Вы ведь даже не представляете, какой кошмар нас всех ждёт...
  Часть 50
  
  Наруто почувствовал, как его песчаная темница опускается на землю, после чего, она начала стремительно осыпаться. Яркий свет ударил в глаза, после трёхдневного заточения, во время которого, Гаара не забывал передавать ему еду и воду. Когда глаза привыкли к свету, Узумаки увидел Гаару, который виновато смотрел на него и одними губами прошептал: "Прости", после чего, несколько шиноби навалились на блондина, придавили его к земле и начали надевать на него какую-то странную, серую одежду, поверх той, что уже была на нём. Наруто не винил Пустынника, он прекрасно понимал, что на людях, Казекаге нельзя выказывать привязанность к нукенинам, даже если это его лучшие друзья, а, поскольку, Наруто все бояться, не удивительно, что кто-то решил принять меры предосторожности. Пока над ним проводили эту процедуру, эмпат успел оглядеться: по правую руку от него находилось весьма необычное строение - идеально ровный валун, необычайно огромных размеров, причём, по его виду можно было понять, что внутри он абсолютно полый. Валун закрывал дальнейший обзор, но даже отсюда можно было услышать голоса десятков тысяч шиноби, скрывавшихся где-то позади него.
  Как только смирительную рубашку(а одежда, одетая на Узумаки оказалась именно ею) закрепили и туго перетянули, Наруто почувствовал упадок сил, словно кто-то заблокировал 85% его чакры. Заметив заинтригованность в глазах друга, Гаара пояснил:
  - Это новая разработка, одежда со специальными печатями, подавляющими чакру.
  - Хорошо придумали, - ухмыльнулся блондин. Из-за спины Гаары выглянула Рин, обеспокоенно посмотрев на голубоглазого. Особого времени что-то друг другу сказать им не дали, поскольку, в ту же секунд, на шею Наруто накинули десяток петлей, привязанных к длинным палкам, которые обычно используют на диких животных. На него надели заключительную часть этого костюма, самую жуткую - кожаную маску на ремнях, полностью закрывающую его лицо, начиная с переносицы, оставив одни только глаза открытыми. и повели его к входу в валун. Эмпат с насмешкой наблюдал за тем неописуемым страхом, что испытывали шиноби, ведущие его. Стоило ему просто неожиданно дёрнуться, или посмотреть на кого-то, и тут же начиналась секундная паника. В итоге, блондина затащили в очередную клетку, на этот раз, настоящую, с решетками, сыростью и грязью. Прямо внутри камеры находился деревянный столб, идущий от пола к потолку, к которому Наруто приковали за шею так, что он даже встать теперь не мог самостоятельно. У дверей камеры поставили двух охранников, которые в холодном поту изредка поглядывали на блондина.
  ***
  
  Саске, вместе с остальными Каге прибывал на главном командном посту, где Иноичи заканчивал создание ментальной связи со всеми шиноби объединённой армии. Напряжение достигло своего пика, когда в зал вошёл Гаара, в сопровождении Канкуро и Темари. Гаара казался чем-то крайне озабочен, и это лишь сильнее напрягало всех.
  - Гаара, не молчи, пожалуйста, все и так на нервах, и ты не упрощаешь ситуацию, - Учиха говорил холодно и сурово, как и подабает Хокаге.
  - Мы это сделали. Узумаки Наруто захвачен, - Саске облегчённо выдохнул, но взгляд Казекаге не давал ему покоя. - Что не так?
  - Наруто, он... В общем, вот, - Гаара повернулся боком, и люди смогли увидеть Рин, неуверенно оглядывающую пугающе серьёзных людей. - Она была вместе с ним. Ни имени, ни её истории я не знаю, - Саске понимал, что это важно, но сейчас, он мог думать только о Наруто.
  - Так давай я с ним поговорю, и всё выясню, - Учиха пошёл к темнице. Дейдара при этом был готов взорваться от желания пойти с ними, но он знал, что у него ещё будет свой шанс.
  ***
  
  Вот и он, человек, встречи с которым Саске так жаждал. Сидит на полу, во всей этой грязи, длинные волосы спутались и слиплись, маска лишь сильнее подчёркивала его нездоровый разум, и только глаза остались прежними.
  - Господин Хокаге, мы вынуждены вас попросить не заходить за линию, - Саске непонимающе вскинул брови, заметив начерченную белым мелом линию на полу, в нескольких метрах от решетки, отделявшей его от Наруто.
  - Шутите? Лучше откройте клетку и пропустите меня.
  - Но у нас прямой приказ, никого к нему не подпускать!
  - Наруто из тех психопатов, что режут, а не ссут на своих посетителей. Он не может встать и пошевелить руками, а значит, не опасен. Повторю ещё раз, открывайте.
  Охранники сглотнули и провернули ключ в замочной скважине, открыв Хокаге вход. Саске подошёл к блондину, без опаски наклонился к нему, с горечью глядя в холодные небесные глаза. Перед глазами замелькали события последних месяцев, столь контрастный переход от идиллии к хаосу.
  - Что же ты натворил? - единственный вопрос, который приходил на ум.
  - Ты ненавидишь меня?
  - Нет. У меня было достаточно времени, чтобы остыть и понять, что ты убил Итачи из милосердия, потому что так было нужно.
  - Ты слишком мягкий. Настолько мягкий, что тебя пальцем насквозь проткнуть можно. Чего ты добиваешься? Хочешь, чтобы я понял, что убивать людей плохо? Ну так вот тебе сюрприз: я и так это понял, без твоей помощи. Меня уже не изменить.
  - Ну, тогда притворись, что тебя можно изменить! Завтра над тобой состоится суд, и ты должен, нет, ОБЯЗАН убедить феодальных лордов в том, что ты нам не враг! Спаси свою жизнь, я тебя умоляю!!!
  - Нет. И не проси, пускай феодалы идут нахуй.
  - ТЕБЯ УБЬЮТ!!!
  - Плевать.
  - Не смей! Не смей так говорить! В чём здесь вообще смысл?!! Ты пустился во все тяжкие, положил уйму народу, а теперь просто позволил себя захватить, и готов вот так легко сдаться?! - Учиха схватил Наруто за грудки и притянул его к себе, от чего цепь сдавила шею эмпата.
  - Хочешь мне вмазать, так вмажь. Не будь ты таким ссыклом, давно бы уже меня завалил и покончил со всем этим, - Саске не смог себя сдержать и ударил блондина.
  - И это всё?
  - Зачем ты всё это делаешь?! У тебя же всегда был план, расчётливость это твоя сильная сторона, так используй её!
  - А у тебя самого-то есть хоть какой-то план? Я видел исход этой войны, я знаю, как всё будет, и ваша армия к этому не готова.
  - Мой план состоит в том, чтобы бороться, сражаться за жизнь и свои идеалы!
  - А мой план стоит у тебя за спиной, - Саске обернулся и увидел уже знакомую темноволосую девочку. - Саске, знакомься, её зовут Рин. Учиха Рин.
  - Не может этого быть... - Хокаге не верил своим глазам, не отводя взгляда от родственницы.
  - Может. Это не сон, не иллюзия, это реальность. Поэтому, я и позволил себя захватить. Поверь, сейчас, я именно там, где я хочу быть. Обито обязательно явиться, и когда это случиться, у меня для него будет пара сюрпризов... Рин-чан, давай Саске тебе здесь всё покажет? Вам явно нужно поговорить, - Саске всё ещё не мог прийти в себя, но всё же заставил себя улыбнуться дочери Обито и чуть ли не через силу вывести её из тюремной камеры, поскольку она не хотела отходить от Наруто.
  Узумаки краем глаза заметил движение в тёмном углу маленькой комнатки. Он тихо рассмеялся, после чего, оттуда донеслось тихое шипение.
  - Орочимару-сенсей, я смотрю, Вы превратились в безмолвную тень, всюду следующую за Саске? - тихий, зловещий смешок, после которого, змеиный санин вышел из тени.
  - Я всё же глава Корня, это часть моих обязанностей... Забавная у тебя маска.
  - Это чтобы я не кусался?
  - Нет, чтобы ты не мог сбросить кожу и вылезти через рот.
  - Вы всё продумали, какие молодцы! И темница у вас классная, видно, что не за пять минут построена.
  - Давно известно, что предательство на войне цветёт как цветок. А предателей нужно где-то держать.
  - Кстати о предателях, Шикамару тоже здесь? - Орочимару виновато покосил глаза, а Узумаки зашёлся в гоготе. - Ха-х-х, это замечательно, я на это надеялся! Передай ему привет от меня, ладно?
  - Без проблем. Знаешь, меня не покидает ощущение, что ты хотел здесь оказаться. Это так?
  - Само собой! Всё это часть плана, моего последнего развлечения. Ты же не думал, что я терял время зря, все эти месяцы?
  - Как интересно! И что же ты делал?
  - О, это будет ещё один сюрприз. Скажу только, что я налаживал контакт с дальними родственниками, и у вас скоро будут гости.
  - А могу я... Могу я узнать, как всё будет? Ты же видел в своих видениях, что будет дальше?
  - Только обрывками. Подожди, скоро сам всё узнаешь.
  - Правда?
  - О да, осталось недолго...
  ***
  
  Шикамару содержали примерно в таких же условиях, что и Наруто, та же крохотная камера, с тем же деревянным столбом, но, в отличие от эмпата, из всевозможных мер безопасности, на него были надеты одни лишь кандалы, сковавшие его руки за столбом. Охрану к нему тоже никакую не приставили, да и не нужно было, ведь, он никогда не был экспертом в боях ближнего боя, не способным взломать замок наручников или нанести кому-то серьёзный вред голыми руками. Нара не мог глубоко дышать, а при каждом его вздохе можно было услышать хриплый свист. Причиной тому были несколько треснувших рёбер - плоды стараний Орочимару. Как он всегда любил говорить: "Я ведь его не убиваю, просто немного усложняю ему жизнь".
  Брюнет не спал уже несколько дней, практически не смыкал глаз и всё время следил за проходом перед его камерой, людьми, проходящими мимо и пытался мысленно создать карту этого здания.
  Орочимару подошёл к камере и просунул руки сквозь прутья решётки. Золотистые зрачки засветились невероятной ненавистью, которая появлялась каждый раз, когда он смотрел на Шикамару. Он видел в нём очередную подопытную крысу, от которой очень хочется избавиться.
  - Не спишь? - едва ли не пропел санин.
  - Видно же, что нет, - прохрипел Нара.
  - Наруто передаёт тебе привет, - глаза Шикамару расширились, он случайно вдохнул полной грудью и сразу скривился от боли.
  - Он здесь?!! Вы спросили у него, где Ино?!
  - Нет, да и не думаю, что кто-то спросит.
  - Но как же так?.. - Шикамару готов был зарыдать от бессилия.
  - Это война, и никому, кроме Иноичи нет до этого дела. И дело вовсе не в том, что на Ино всем плевать, просто все уверены в том, что она уже мертва.
  - Но вы ведь этого не знаете!!! Вы не можете знать наверняка, пока не допросите его!
  - Скорей уж Ад замёрзнет, чем Наруто расскажет нам что-то такое, что он желает скрыть. Даже пытки здесь не помогут. Чтож, увидимся вечером, у нас впереди ещё много "веселья", - как только Змей ушёл, Шикамару закусил губу до крови и изо всех сил попытался освободить хотя бы одну руку от наручников, но всё было без толку.
  ***
  
  Саске вёл Рин рука об руку через лагерь шиноби, смотря куда-то вдаль. Мысли путались, и с каждой секундой ему всё сильнее не хватало воздуха. У одной из палаток стояла Хината, примеряя новый жилет и бандану объединённой армии. Учиха был настолько сильно поглощен раздумиями, что случайно налетел на Хьюгу.
  - Саске-кун? В смысле, Хокаге-сама!
  - М? А, Хината... Я занят, прости, - фактически, брюнет даже не замедлился, просто пробормотал нечто, отдалённо похожее на извинение и пошёл дальше.
  - Что-то случилось?
  - Наруто здесь, - столь сухо и безразлично сказал Учиха.
  - Как?.. В смысле, давно? Постой! - Саске уже не услышал девушку, оставив её в смятении. Когда Хокаге произнёс уже ставшее знаменитым имя, среди рядов шиноби начались ярые споры.
  Саске нашёл не занятую палатку, вдали от Каге, Орочимару и прочих посторонних зрителей, куда он и завёл Рин.
  - Слушай, я не знаю... Как и с чего начать этот разговор, но начать в общем-то надо. Меня зовут Учиха Саске, ты понимаешь, что это значит?
  - Мы родственники. А ещё, Вы друг Наруто. Вы можете рассказать мне больше?
  - Для этого, я и привёл тебя сюда. Но ты должна знать, в истории нашего клана не так уж много эпизодов, которыми можно гордиться.
  ***
  
  Узумаки почувствовал на себе пристальный взгляд и открыл глаза. Перед его камерой стояли все каге, кроме Саске, с их ближайшими подручными. Среди них был и Дейдара.
  - Хэ-хэй, привет, Дей! Я бы тебя обнял, но у меня связаны руки!
  - Данна... Я скучал, ммм.
  - Чувствую, что все остальные не будут столь же приветливы... Весёлая у нас ситуация складывается! В камеру к психу пришли: Майк Тайсон, феминистка, гном и Песочный Человек, и все они чего-то хотят от него. Прямо какая-то сказочка.
  - Ставишь себя выше других, мальчишка? - Ооноки едва не позеленел от злости.
  - По крайней мере, умнее других. Вы, тупые олени, посадили меня в клетку и решили, что всё прекрасно? Что парочка стражников, которые кончают в трусы от одного моего взгляда, смогут помешать мне выйти отсюда, если я этого захочу? Вы так и не поняли: не я заперт здесь с вами, вы заперты вместе со мной!!!
  - Молчать! - Мизукаге надавила каблуком на лоб блондина, вдавив его голову в столб. - Хотя бы сейчас, когда война уже на пороге, не веди себя, как дикое животное!
  - Убери от меня свои конечности, поганая сука.
  - Да как ты смеешь!? - Мизукаге хотела отвесить эмпату пощёчину, но замерла, когда поняла, что именно этого он от неё и добивается.
  - Вы понимаете, да? Если я вас оскорбляю, то я просто сумасшедший, зато, если вы меня бьёте, то вы бесхребетные, слабовольные мрази, которые не могут выдержать мои провокации.
  - Наруто, - Гаара заговорил успокаивающим, мирным голосом, - я всё понимаю, ты хочешь превратить всё это в игру, повеселиться и всё такое, но, пожалуйста, как другу, ты можешь ответить мне на пару вопросов?
  - Зависит от их характера.
  - Что ты знаешь об армии акацуки?
  - Ну-с, посмотрим... Примерно двести пятьдесят тысяч белых Зецу, один чёрный Зецу, девять захваченных биджу и Гедо Мазо, а так же Учиха Обито и... - Наруто лукаво сощурился, - ...Учиха Мадара.
  - Ты шутишь?
  - Мадара давно мёртв!
  - НУ КОНЕЧНО, ЕЩЁ ОДИН УЧИХА!!! - Райкаге отреагировал наиболее бурно.
  - Слышь, Джон Кофе блять, давай обойдёмся без твоих, как ни странно, расистских предвзятостей!
  - Именно Учиха всё это начали, из-за них погибло столько людей! Из-за них погиб мой брат!!!
  - Успокойтесь, вы двое! Наруто, объясни пожалуйста, как так вышло, что Мадара жив?
  - Ну... В общем, я разозлил Нагато, и перед смертью, он воскресил его. Мне назло... У него кстати ещё и риннеган в руках оказался... Мда.
  - Беру свои слова назад, теперь, у меня такое чувство, что корнем всех проблем являешься ты! Узумаки Наруто, куда бы ты ни пошёл, где бы ни появлялся, ты везде сеешь хаос!
  - У тебя ко мне что-то личное?
  - Нет, просто ты мне не нравишься, потому что ты безумен и манипулируешь нами.
  - А мне ты не нравишься, потому что ты чёрный, шкафоподобный и тупой, вот так-то!
  - Ещё одно слово и я тебя убью!!!
  - Не раньше, чем я возьму в руки хлыст и покажу тебе, что такое двенадцать лет рабства! Ты у меня на генетическом уровне вспомнишь, как надо собирать сахарный тростник!!!
  - А ведь Саске пытался меня убедить в том, что в тебе ещё осталось что-то хорошее.
  - Ну, видимо он был не прав... Ещё вопросы есть? Нет? Тогда, уходите, - Райкаге с презрением хмыкнул, сделал несколько шагов к выходу, но не смог сдержаться и ударил Наруто ногой с разворота по голове. Перед тем, как тьма легла мутной пеленой на глаза Узумаки, он услышал, как Дейдара в один голос с Гаарой орут на темнокожего Каге.
  ***
  
  Бряцание связки ключей и щелчок замочной скважины, а затем, лязганье открывающейся рещётки. Уже хорошо отложившиеся в памяти звуки, пробудившие бывшего джинчурики. Очередной посетитель, но на этот раз, не из числа важных политических лиц, а кое-кто куда более добродушный. Хината застыла перед блондином, в её глазах застыли слёзы.
  - Я знаю. Я выгляжу жалко.
  - Наруто-кун, ты... - было видно, что Хьюга хочет спросить о чём-то важном, но вскоре, она привычно по-доброму улыбнулась, сменив тему своего вопроса, - ты голоден?
  - Немного, - девушка достала свёрток с несколькими рисовыми онигири и опустилась на колени. Наруто был немного удивлён тому, что Хината без колебаний сняла с него маску и протянула рисовый шарик к его рту.
  - Ты нарушаешь правила, ты же в курсе?
  - Эти правила явно не предусматривают того факта, что ты человек, который должен кушать, - Узумаки тихо съел одно онигири, после чего, серьёзно и строго посмотрел на Хьюгу.
  - Так и будем притворяться, что всё нормально? Тебе есть, что сказать, ведь так?
  - Наруто-кун, я хочу спросить насчёт Куренаи-сенсей...
  - Стоп. Куренаи это закрытая тема, которая уже давно себя исчерпала.
  - Я не об этом. Саске рассказал мне, почему ты так поступил и не мне тебя винить, но я всё же хочу узнать кое-что. Я слышала, ты не собираешься идти на сделку с феодалами, не смотря на то, что завтра тебя будут судить. На суде решат, представляешь ли ты военную ценность и встанешь ли ты на нашу сторону, если мы тебя освободим, и если всё закончиться плохо, скорее всего, тебя казнят... Скажи, это как-то связано с Куренаи-сенсей?
  - С чего ты так решила?
  - После её убийства, ты изменился. Я подумала, что ты винишь себя за её смерть и, поэтому, тебе всё равно, что с тобой будет.
  - Дело вовсе не в этом. Куренаи мертва и только, ни больше, ни меньше, а люди умирают постоянно. Друзья и близкие, родные, любимые, враги, или же совершенно незнакомые люди. И мне вовсе не всё равно, что со мной будет. Пожалуй, есть одно чувство, которое я до сих пор испытываю. Я ужасно боюсь смерти. Того, что меня ждёт после неё.
  - Я слышала о твоей сделке с Джашином...
  - Всё верно. Меня ждёт Ад, в прямом смысле этого слова.
  - Тогда, почему ты не делаешь ничего, чтобы спасти свою жизнь?
  - Я просто хорошо понимаю, что если феодалы захотят, они меня убьют, и не важно, как бы я не старался, что бы я не сделал, их решения не изменить.
  - И ты решил даже не пытаться противостоять им?! Наруто-кун, которого я знала, никогда бы не сдался так легко!
  - Тот Наруто уже мёртв.
  - А вот и нет, - Хината положила ладонь на грудь эмпата и подождав минуту, улыбнулась, краснея. - Шестьдесят. Что бы ты там не говорил, а от смерти тебя отделяют ровно шестьдесят ударов сердца в минуту.
  - Ха... Знаешь, ты... - эмпат заметил кого-то за спиной Хинаты и замолчал, злобно оскалившись. Это был Хиаши, буквально обезумевший от гнева, он подскочил к дочери и ударил её по щеке открытой ладонью.
  - Что ты здесь делаешь?! Ты хоть понимаешь, насколько это опасно?!! Господи-Боже, ты меня с ума сведёшь!!! - глава клана через силу увёл Хинату от Наруто, пока тот молча и отрешенно смотрел в её испуганные глаза. Стражники не заставили себя ждать, сразу после ухода Хьюг, они, поборов в себе страх, вновь надели на эмпата маску.
  ***
  
  Шикамару зажмурился, сжимая в руке большой палец собственной левой руки. "Успокойся. Всё, что тебе нужно сделать, это освободить всего одну руку. Это не так уж сложно, ради Ино, придётся это сделать". Подумав об этом, Нару закусил губу и с болезненным мычание дёрнул большой палец, издавший характерный для вывиха хруст. Так же мыча, он смог вытащить руку, но он не спешил вставать на ноги. Чтобы открыть дверь решётки, нужно притвориться, что он всё ещё не представляет угрозы. Брюнет задержал дыхание, после чего, громко закричал: - Охрана! Мне нужна помощь!!!
  Подмога
  
  Три дня назад, перед тем, как вернуться в гостиницу к Рин, Наруто вышел за пределы деревни, в которой они остановились. Эмпат достал свиток для писем, написал в нём определённый текст, после чего, положил его на землю, надкусил палец и совершил призыв, совмещённый с особой техникой: как только блондин коснулся свитка ещё раз, появилось облачко белого дыма, из которого поползли сотни крошечных змей, к спинам которых были подвязаны уменьшенные копии свитка. Все они исчезли практически мгновенно, расползлись в разные стороны. Вот, какое сообщение Узумаки послал почти тысяче людей:
  "Здравствуйте, уважаемые члены клана Узумаки, такие же, как я. Меня зовут Наруто, возможно, вы слышали обо мне. Дело в том, что я эмпат, надеюсь, вы понимаете, что это значит, и я точно знаю, что возрождение Джуби не за горами. Мы не можем этому помешать, но, как Узумаки, вы обязаны выполнять волю избранника Рикудо Санина. Когда вы получите это сообщение, я уже буду в штабе объединённой армии шиноби. Если до вас дошло моё послание, и вы не желаете оставаться в стороне, придите мне на помощь как можно скорее".
  ***
  
  Охранники Наруто вдруг застыли неестественных позах, хаотично задёргались, сопротивляясь какой-то невидимой силе. Их тени удлинились, протянулись к Шикамару, когда он использовал технику теневого подражания. Дальше, тени протянули к своим обладателям руки и сомкнули пальцы на их глотках. Он не стал их убивать, просто придушил немного, пока они не потеряли сознание.
  Наруто молчал, не звал на помощь и даже не предупредил охрану об опасности. Он наблюдал за тем, как Нара, держась за ноющую поясницу, наклонился к потерявшему сознание шиноби, снял с него связку ключей и открыл замок решетки. Войдя в камеру, он закрыл за собой дверь и подошёл к Узумаки.
  - Здравствуй, Шикамару, - спокойно, безо всяких эмоций сказал блондин.
  - ...Вот, как всё будет: ты скажешь мне где Ино, а взамен... Да простят меня Боги, я тебя освобожу. Плевать мне, что ты будешь делать дальше, можешь хоть всех здесь перебить, но обещаю, что после этого, мы с тобой больше никогда не увидимся.
  - Заманчивое предложение.
  - После этого, обещаю тебе, что мы больше никогда не увидимся. Я всё забуду, всё прощу.
  - Ты? Простишь меня?! Смешно...
  - Где она? Просто скажи мне, и считай, что мы квиты. ГДЕ ИНО?!
  - Тебе придётся... выбить это из меня, - Наруто улыбнулся, а лицо Шикамару исказила гримаса ненависти.
  - Как пожелаешь, - Нара подошёл к стене и отломал торчавший из неё металлический прут. Наруто безразлично хмыкнул и прикрыл глаза.
  - Лучше поторопись, скоро кто-нибудь придёт меня проведать, - да уж, Шикамару не пожалел сил. Снова и снова нанося удары, брюнет постоянно повторял: "Где она?!! Говори, где?!!". Голова Наруто от каждого удара податливо запрокидывалась, а через пару минут, кровь уже ручьями стекала из-под его маски и со лба, застилая глаза. Шикамару взял Узумаки за волосы, заставив его посмотреть на себя.
  - Готов сказать?
  - От... бя... - невнятно пробормотал блондин. Маска, в совокупности с идущей изо рта кровью, мешала говорить. Не раздумывая, Нара снял её с эмпата и наклонился к нему, прислушавшись. - Я говорю, от твоей дохлой подружки сейчас воняет даже хуже, чем от тебя... Ха-ха-ахахаха! - как раз в этот момент, всё это действо увидел Саске и подбежал к решётке, начав быстро перерубать прутья клинком Чидори. Шикамару решил хотя бы покончить с начатым и вновь замахнулся на Наруто, когда...
  Узумаки выплюнул что-то, предмет, размером с ноготок, пулей полетел в лицо Шикамару, и в ту же секунду брюнет с криком схватился за свой левый глаз. Кровь хлынула меж его пальцев, Нара упал и забился в конвульсиях, а когда Саске смог до него добраться, он тут же крикнул: - МЕДИКОВ СЮДА, ЖИВО!!!
  ***
  
  Саске расположился на полу, рядом с Наруто и с насмешкой вертел в руках отмытый от крови зуб Наруто.
  - Убери, это отвратительно, - ухмыльнулся эмпат.
  - Знаешь, кому на самом деле было противно? Бедным медикам, которым пришлось доставать твой зуб из "внезапно опустевшей" глазницы Шикамару.
  - Ты недавно сказал, что нужно бороться за свою жизнь, что я и сделал.
  - Забавно ты истолковал мои слова... Пожертвовать зубом и целостностью своей моськи, чтобы лишить Шикамару глаза. В твоём духе.
  - К утру, у меня вырастет новый, а вот у него, боюсь, нет. Саске... - блондин посерьезнел, собираясь сказать что-то важное. - Насчёт суда... Я согласен пойти на сотрудничество. Сделаю всё, что скажешь, хочешь, буду паинькой, хочешь, сыграю на жалости феодалов, даже слезу пущу, если надо, - Саске растеряно пригляделся к лицу Узумаки, убеждаясь в серьёзности его слов.
  - Ты серьёзно?
  - Угу, - Саске от всей души улыбнулся, едва не закричав от радости. Ещё бы, его друг наконец взялся за ум, он выбрал жизнь.
  - Вот так бы сразу! Но... С чего такие перемены? Ты вдруг снова начал ценить жизнь? Если да, то самое время!
  - Нет. Не ищи какую-то особую причину, это просто моя прихоть.
  - Постой-ка, уж не в Хинате ли дело? Ай-ай-ай, ну негодник!
  - Ой, да заткнись ты, пока я не передумал, - Учиха вдруг лукаво улыбнулся и выбежал из камеры, а через пять минут вернулся с ведром воды и чем-то ещё в своих руках. Прежде, чем Наруто успел что-то сказать, брюнет окатил его ледяной водой. Настроение Узумаки от этого, естественно, не улучшилось.
  - Какого чёрта ты творишь?!
  - Спокойнее. Ты в зеркало давно смотрел? Не пойми не правильно, щетина тебе к лицу, но раз уж мы собираемся в суд, ты должен выглядеть соответствующе. Да и патлы пора состричь.
  - Что, примешь роль заботливой сиделки? Подстрижёшь меня, побреешь, кровь смоешь? Нет уж, увольте, это будет слишком стеснительно и для тебя и для меня.
  - О, тут я решил тебя порадовать, - Учиха отступил, и Наруто увидел стоявших за его спиной Хинату и Рин, с ножницами и бритвой. Увидев, каким сделалось лицо блондина, Саске пояснил: - Рин просилась к тебе, а Хинату даже уговаривать не пришлось. Не кусайся и не шали, ладно?
  - Ну ты...
  - Но-но, не ругайся при детях, - вот так, отмазавшись, Саске выбежал из камеры, прежде чем Наруто успел ещё сильнее на него разозлиться. Рин держала в руках ножницы, а Хината - опасную бритву и порошок, который превращался в пену при контакте с водой. Наруто заметил, что лицо Хинаты было очень красным, как обычно, на первый взгляд, но правая щека гораздо краснее левой, на ней можно было разглядеть чёткий отпечаток ладони.
  - Непростительно, - сначала, Хината не поняла, что Узумаки имел в виду, но заметив, куда смотрит Хьюга, она смущенно опустила взгляд. - Что за отец стал бы бить свою дочь? Хотя, учитывая, что Рин-чан здесь, такой вопрос, наверное, неуместен.
  - О чём Вы? - Учиха не поняла, что блондин намекает на Обито.
  - Да так, ни о чём. Хината, тебе не достанется от отца за то, что ты здесь?
  - Он не знает...
  - Пока что. Меня так и не ввели в курс дела: как будет проходить суд?
  - Тебе зададут ряд вопросов... касательно разных твоих преступлений, и если твоё оправдание сочтут достойным, всё будет хорошо, а если же нет...
  - Чувствую, это будет довольно трудно. Хотя нет, не так, это будет просто НЕВОЗМОЖНО!
  - Всё же, у нас есть маленький шанс. Лучше, чем ничего, Наруто-кун.
  - А эти вопросы, кто их будет задавать?
  - Люди, которых так или иначе касались твои проступки. Я слышала, что даже из Скрытого Дождя кто-то пришёл.
  - ...Я уже говорил, что это будет невозможно?
  ***
  
  Да, на этот раз, Каге уж точно не поскупились. Целых двенадцать джонинов из разных деревень сопровождали Наруто из тюремной камеры в зал суда, как и в прошлый раз, накинув ему на шею петли. Что-то в них было до боли знакомым, но Узумаки не стал на них зацикливаться. А ведь это в буквальном смысле был зал суда! Феодалы занимали лучшие места, сидели столь расслабленно, с веерами, обсуждая будущие награды за героизм, по окончанию войны. "Наивные", - подумал бывший джинчурики. А остальными присутствующими были разные шиноби, преимущественно, из Конохи. Посреди зала стоял очередной столб. "Прелестно. Не успела моя шея отдохнуть от цепей...".
  - Узумаки Наруто, - начал феодал Страны Огня, - ты осознаёшь, где находишься, и что происходит?
  - Вполне.
  - Сейчас, мы хотим выяснить, можем ли мы довериться тебе и позволить принять участие в войне. В первую очередь, нам нужно знать, насколько ты здоров психически?
  - У Наруто, - вступил Орочимару, - имеется ряд психических заболеваний, но это не мешает ему быть важным стратегическим элементом. Он отдаёт отчёт о своих действиях.
  - Хорошо, в таком случае, перейдём к главному: все, здесь присутствующие, если у вас к Наруто есть претензии, вот ваш шанс. В то же мгновение, Наруто увидел целый лес рук. На все вопросы и обвинения, он реагировал спокойно, давал полные, рациональные ответы. Но, надо признать, это его ужасно раздражало - "У нас война, а вы тратите время на меня. Гениально".
  - А как же Куренаи? - все обратили внимание на Кибу. При упоминании имени сенсея, у него в глазах появились слёзы. - Ты её помнишь, а? А её ребёнка? - Наруто не отвечал, чем вызвал возмущение. Наконец, Узумаки поднял голову, лицо его по-прежнему не выражало сожаления, но было видно, что он старается донести свои истинные переживания.
  - Я не стану опускаться до извинений, - от такого заявления, зал наполнился людским бормотанием.
  - Прости, что?!
  - Я не стану опускаться до извинений. Ты, и любой другой человек, которому я причинил боль, заслуживаете большего. Заслуживаете мести. И я обещаю, как только суд окончиться, если я останусь жив, я дам вам возможность на мне отыграться. Не буду сопротивляться, позволю сделать всё, что вы захотите. Поймите, мне правда жаль, в особенности Куренаи, но на кону была жизнь Саске и Дейдары, а я был не в себе. Мои друзья, понимаете? Саске стал Хокаге, Дейдара сыграет свою роль в войне. А что бы мы получили, если бы Куренаи осталась жива? Все бояться сказать нечто ужасное, такое, за что могут возненавидеть, а я вам скажу: сейчас, у нас была бы только отошедшая от родов, не способная сражаться женщина, и грудной ребёнок, такой же бесполезный.
  - А как же то, что произошло в Деревне Дождя?! - на этот раз, это был безымянный шиноби Амегакуре. - Десятки тысяч погибших, ради чего?
  - ...Ну, тут признаю, мой косяк, - Саске захотел треснуть друга по голове, за такой ответ, - но давайте не будем забывать, что так же, в Деревне Дождя, я убил Нагато! Какузу, Хидан, Итачи, Конан, Кисаме, всё это сделали мы с Саске! Методы себя оправдали! - Наруто видел, что на этот раз, его слова не произвели особого эффекта. Феодалы зашептались, Гаара тоже понимал, что ситуация пошла по наклонной.
  - Могу я сказать?
  - Да, Казекаге-сан.
  - В своё время, Наруто мне помог. Если бы не он, я бы до сих пор был жалким сумасшедшим, убивающим людей ради забавы.
  - И как же он на Вас повлиял?
  - Он научил меня надевать "маску". Придумывать для себя ограничения и правила поведения, следуя которым, можно выглядеть нормальным. С годами, эта маска прирастает, становиться частью тебя, и ты и сам не замечаешь, как становишься нормальным.
  - Этого недостаточно.
  - Но это не всё!
  - Гаара, - отчего-то столь грустно и обреченно сказал Наруто, - это бесполезно. Не видишь? Феодалы уже всё решили, их не переубедить.
  - Как Главнокомандующий нашей армии, я поклялся сделать всё, что угодно, ради победы, и если Наруто будет с нами, я верю, что у нас будет шанс победить! Он способен на то, чего обычный человек сделать не может, он знает наперёд, как именно нападёт на нас Обито! Да, он не герой, но нам герой и не нужен!!!
  - Лично я, - Саске достал катану из ножен, - обожаю резать глупцов на кусочки. Троньте Наруто, и я вам продемонстрирую.
  - Вы забываетесь. Узумаки Наруто слишком опасен, он нестабилен и крайне далёк от такого понятия, как человек. Мы не пойдём на такой риск, - феодал щёлкнул пальцами, и двенадцать джонинов, окружавших Наруто, достали своё оружие. Саске бы всё равно не успел оказаться достаточно близко и избавиться от всех одним движением, так что, Наруто просто закрыл глаза, но вдруг услышал басистый мужской голос:
  - Защищайте эмпата! - блондин открыл глаза прямо в тот момент, когда один из джонинов приложил руку к его цепи, сложив несколько печатей, от чего та растеклась по полу. Освободившись, Наруто смог встать, а другой джонин тут же разрезал его смирительную рубашку. Теперь, блондин понял, что казалось ему столь знакомым в этой дюжине: у тех из них, что не были седыми, были красные волосы. Это были члены клана Узумаки. Его родного клана. Загорелый парень, лет двадцати, с длинными красными
  волосами - похоже, их лидер, - поднял руку вверх и громко свистнул, и толпа шиноби, таких же Узумаки, быстро заполонила зал, окружив Наруто.
  - Я уж думал, вы не придёте, - практически пожаловался голубоглазый.
  - Сюда не так легко добраться, прости за опоздание, - лидер клана вышел вперёд, уверенно глядя на феодалов. - Меня зовут Узумаки Мао, я и другие Узумаки пришли сюда по просьбе Наруто. Нас здесь свыше пятисот человек, и все мы подчиняемся ему. Думаю, вы наслышаны о способностях нашего клана и понимаете, что вам же лучше, если мы будем на вашей стороне. Если Наруто уйдёт, мы пойдём за ним, а если навредите ему, у вас появится на пятьсот врагов больше, - феодалы были обеспокоенны появлением третьей силы, а потому, их решение стало единогласным.
  - Хорошо. Пусть Наруто примет участие в военных действиях. Но вы, Казекаге и Хокаге, будете отвечать за него лично. Не теряйте контроль над ситуацией, - блондин, как и люди, которым он был не безразличен, смогли вздохнуть с облегчением.
  
  
  
  Извините, что глава маленькая и немного странная, зато дальше пойдёт экшончик.
  Умереть свободным
  
  Броня, подобная той, что когда-то носили Хаширама и Мадара, алого цвета, с тяжелыми щитками и пластинами, нашитыми сверху на чёрную ткань. На спине находился спиральный символ клана Узумаки. На Наруто, и без того тяжеловесном бойце, эта броня казалась особенно устрашающей. Перед ним развернули большую карту, где обозначили штаб армии шиноби и территорию на несколько сотен километров вперёд.
  - Ты же знаешь, где будут люди акацуки, так помоги нам, - сказал Саске. - Мы решили расположиться здесь лишь благодаря сенсорам, которые почувствовали здесь большую активность, но... двести пятьдесят тысяч Зецу, против наших сто восьмидесяти... Нам понадобиться не малое стратегическое преимущество.
  - И я вам его дам, - Наруто начертил на карте несколько стрелок и обвёл определённые места. - Думаю, всё понятно: стрелки, это места, где мы пойдём в атаку, а обведённые места, это наибольшие скопления Зецу, их нужно обходить. А здесь, - Узумаки указал на часть карты, выходящую к морю, - наше самое слабое место. Зецу будут без остановки поступать оттуда, так как это практически наш тыл.
  - А что насчёт Обито и Мадары?
  - Который час?
  - Почти полдень.
  - Значит, скоро, они будут здесь.
  - Постой, что?!! Они в штаб нагрянут?!
  - Это разумно, - спокойно заявил Гаара. - Переговоры, перед началом военных действий.
  - Неужели, они всё ещё надеяться на мирное улаживание проблемы? Гаара, акацуки чуть не убили тебя, отняли у Райкаге младшего брата, и каждой деревне, без исключения, попортили кровь.
  - Мадара новичок во всём этом, он очень многое упустил, пока был в загробном мире, и не удивительно, что он всё ещё не до конца понял, какова наша ситуация.
  - Так, что скажешь, Саске? Что будем делать, когда акацуки явятся?
  - ...Мы, с Главами Деревень попытаемся выиграть время, притворимся, что мы заинтересованы, а сами попытаемся вытянуть из них информацию. Будем соблюдать осторожность, в случае необходимости, сразу нападём.
  - Как скажешь. У нас осталось пятнадцать минут, до их прихода, пятнадцать минут до начала войны. И что же делать за несколько минут до конца света, который ты не можешь остановить?
  - Так же, как и обычно, - Наруто с ухмылкой вышел из комнаты планирования в практически опустевший зал суда, где его ждал Мао и ещё парочка Узумаки. Взглядом, Наруто приказал им следовать за ним, вальяжно и плавно направляясь к лагерю. Он уже почти вышел на свежий воздух, когда, на очередном коридорном повороте, отскочил назад. Другие Узумаки с интересом сделали то же самое, заглянув ему через плечо. Впереди стояли Киба, Хината и Шино, о чём-то оживлённо говорили... Хината смеялась, пусть и немного грустно.
  - Наруто, что-то не так? - спросил Мао.
  - Она счастлива... Хината счастлива, в окружении других людей, а рядом со мной, она перестаёт улыбаться. Привязанность ко мне делает её несчастной. Через полчаса, люди, в том числе, её друзья, начнут умирать, не хочу портить хоть это затишье, - Наруто развернулся и зашагал в противоположном направлении от Хьюги. Сделав всего пару шагов, блондин наткнулся на Рин и сразу улыбнулся. Приятно было встретить человека, который не смотрит на него с жалостью, сразу чувствуется контраст характеров и ситуаций.
  - Привет. Ты, должно быть, волнуешься перед встречей с отцом?
  - Скорей уж, я просто боюсь. Война, в которой обязательно будет много жертв... Погибнут ли в ней мои друзья? Умру ли я сама? Я не могу перестать думать об этом.
  - Это нормально. Хорошо, что ты боишься смерти, так и должно быть. Кстати, что ты думаешь о Саске? Он хороший парень, согласна?
  - Да, Саске-сан определённо очень добрый, но, из-за этого, его становится жалко. Говорят, что на войне, добрые люди гибнут первыми.
  - У Саске особенный случай. Он большую часть жизни провёл рядом со мной, и пусть, он смог сохранить добро, в нём всё же живёт Тьма. Это моя заслуга, я будто заразил его, и поэтому, я точно знаю, что он выживет.
  - А что насчёт Вас?
  - Разве я похож на человека, который пожертвует собой, ради других? - Рин хотела возразить, когда Наруто вдруг обернулся на какой-то шум, напрягшись. - Они здесь! - предвкушающее пропел блондин, схватил Рин за руку и потащил за собой, к выходу из штаба. Там уже находились Каге, а далеко впереди, можно было увидеть два силуэта, идущих по прямой через весь лагерь. Главы деревень подали своим шиноби соответствующие сигналы, и все солдаты объединённой армии встали в плотные ряды, готовясь в любой момент перейти в наступление. Вблизи, стало видно, что это были не совсем обычные Обито и Мадара, а их проекции, вроде тех, что раньше использовали все акацуки. На Обито была его новая маска и плащ, а Мадара одел броню, всем известную. У Наруто тряслись руки, мощная, ужасающая аура, исходящая от него, стала ощутима всем, а улыбка растянулась, чуть ли не от уха до уха. Каге даже не могли решить, кого они в этот момент боялись сильнее, двух Учих, или эмпата. Рин, в его руках, не смела двигаться, ожидая с трепетом, что же будет дальше.
  - И вновь мы дышим одним воздухом, - спокойно проговорил Обито. Наруто удивлённо вскинул брови, поняв, что его заклятый враг не узнал родную дочь, когда та была отмыта от грязи и прилично одета.
  Мадара: - Должен признать, я счастлив вас видеть. Тебя, прославленный Узумаки, и тебя, мой славный потомок. В вас, я вижу отражения себя и Хаширамы.
  Ооноки: - Чего вы хотите?
  Обито: - Это очевидно. Сдавайтесь, хватит бессмысленных смертей. Все биджу и так уже захвачены, и вы никак не сможете помешать воскрешению Джуби. Процесс уже запущен.
  Гаара: - Будто всё так просто. Люди не готовы пожертвовать свободой из-за ваших совершенно неуместных убеждений в том, что для нас, война уже закончена.
  Мадара: - Мне казалось, что вы, как Главы Деревень, в состоянии повлиять на свой же народ.
  Обито: - Люди - не самые умные создания. Подайте им ситуацию под верным углом, и они проглотят даже полнейшую чушь, искренне веря, что всё будет хорошо.
  Рин: - Ты... Ты правда не узнаёшь меня? - Саске захотелось заткнуть родственницу рот рукой, боясь, что она спровоцирует акацуки, но, ко всеобщему удивлению, Наруто сделал это первым. За секунду он выхватил кунай, приставил его к горлу всхлипнувшей девушки, и в этот момент, у каждого из Каге едва жилка на лбу не лопнула.
  Райкаге: - Отпусти девчонку!
  Наруто: - Что, простите?! Я вижу, как твои губы шевелятся, но не могу понять, что ты там выкрикиваешь!
  Райкаге: - А как же наш план?!!
  Наруто: - Нахер план! Нет никакого плана, ничто уже не наладиться, всё станет только хуже!
  Рин: - Пап... - услышав тоненький, жалобный голос дочери, Обито впал в ступор, поняв, наконец, кто находится перед ним.
  Обито: - Рин?.. Я думал, ты умерла...
  Наруто: - Такая возможность всё ещё есть!
  Саске: - Наруто, пожалуйста, убери оружие! Пожалуйста! Чёрт возьми, она одна из последних Учих! Моя семья!
  Наруто: - Я не могу, ты же знаешь! Не могу остановиться, не могу себя сдерживать, когда рядом ОН!!! - свободной рукой, Узумауки указал на Обито.
  Обито: - Отпусти мою дочь, иначе, ты очень пожалеешь.
  Наруто: - Тха-ха-ха-ха-ха! У тебя сейчас даже нет физического тела, чем ты можешь мне угрожать?!
  Обито: - Чего ты от меня хочешь?!
  Наруто: - Хочу, чтобы ТЫ страдал! Сожалел от того, что ТЫ со мной сделал!!!
  Саске: - Ты ведь не хочешь её убивать!
  Наруто: - Дело не в том, чего я хочу, А В ТОМ, ЧТО ЧЕСТНО!!! Карин не заслужила смерти! Кушина и Минато не заслужили смерти, и Курама тоже!!! Так почему я не могу уравновесить справедливость в этом мире, хоть чуточку?! Ты хоть представляешь, каково это, говорить человеку, которого ты любишь, что всё будет хорошо, зная, что это не правда?! Я знал, что он убьёт Карин, не важно, что бы я не сделал, но я всё равно пообещал, что спасу её!
  Обито: - Я тоже потерял любимую!!!
  Наруто: - А я уже потерял всех!!! И в каждой потери, поголовно, виноват ТЫ!!!
  Обито: - Мне жаль!!!
  Наруто: - Нет, не жаль. Мы оба забыли о том, что такое жалость. Но, возможно, увидев, как жизнь покидает последнего близкого тебе человека, ты вспомнишь.
  Обито: - Наруто, ты прав... Ты прав! Я виноват перед тобой, но прошу тебя, не наказывай мою дочь! Накажи меня! - Мадара нервно посмотрел на своего приемника, заметив, что тот проявляет слишком много эмоций.
  Наруто: - Обязательно, но, позже! Давай же, посмотри в глаза Рин, пообещай, что всё будет хорошо! Солги, как лгал я!!! - никто не ожидал от Рин того, что она сделала в этот момент: брюнетка осторожно положила руку поверх куная Наруто, отодвинув его от своей шеи, и повернулась к эмпату лицом.
  Рин: - Если это то, чего Вы хотите, не медлите. Если считаете, что мой отец заслуживает именно такой кары, я Вам верю. За причинённую боль, мы отвечаем болью, таковы люди. Но, не поймите неправильно, я вовсе не пытаюсь спасти свою жизнь, просто высказываю своё мнение: убив меня, Вы вряд ли что-то измените, лишь ещё сильнее уподобитесь Обито, а такая судьба ещё хуже смерти, - впервые Рин назвала отца по имени, и, к тому же, она говорила о нём с таким холодом и безразличием. Даже Наруто это удивило настолько, что он выронил кунай из рук, а вот на Обито, это воздействовало крайне негативно. Может, это было разочарование от того, что родная дочь считает его чудовищем, или он просто вернулся в своё обычное состояние, но Обито словно отстранился от всего происходящего, ему вдруг всё стало безразлично.
  Обито: - Всё ясно. С вами бесполезно о чём-либо спорить. Чтож, хорошо. Да начнётся война, в которой все, кто не желают познать мир иллюзий, мир без боли и страха, погибнут. Сожалейте о принятом решении до последней капли своей крови, - с этими словами, проекции Мадары и Обито исчезли. В последнюю секунду, воскрешенный Учиха кровожадно ухмыльнулся.
  Саске: - Что же ты наделал, - это был даже не вопрос, просто констатация факта.
  Наруто: - ...Только не говорите мне, что... ГААРА, СРОЧНО ПОШЛИ КРУПНЫЕ ОТРЯДЫ В ТЕ ТОЧКИ, ЧТО Я ПОКАЗАЛ ВАМ НА КАРТЕ! ВЕЛИ ВОЙСКАМ ГОТОВИТЬСЯ К БОЮ! - без лишних слов, Казекаге поспешил к армии шиноби.
  ***
  
  Небо заволокли свинцовые тучи, сильный ветер дул в лица прибывшим на пустырь шиноби. Большой отряд был разбит на более мелкие группы, дабы они могли покрыть большую площадь, а в случае необходимости, пришли бы друг другу на помощь. Холодок пробегал по спине даже бывалого шиноби, напряжение, витавшее в воздухе можно было ощутить физически. Люди не видели врагов, но знали, что скоро, они появятся. И они не заставили себя ждать: впереди, из земли показался сначала один белый Зецу, затем другой, но, вопреки ожиданиям, перед группой оказались всего шесть клонов, причем, все они в какой-то излишней самоуверенности закрыли глаза.
  - Шестеро?.. Что происходит? Вас должно быть намного больше.
  - Да, вы правы, нас немного, - хором, с насмешкой сказали Зецу.
  
  В штабе
  
  Каге стояли рядом с Иноичи, поскольку он установил связь с каждым шиноби в армии и стал своего рода передатчиком информации. Яманака повёл себя, как настоящий профессионал, зная, что сейчас, конфликты с Наруто могут подождать. После нескольких минут давящей тишины, он стал получать сообщения от множества шиноби.
  - Что происходит?
  - Кажется... к каждому нашему отряду приблизилось всего шесть Белых Зецу, и они пока не спешат нападать.
  - В смысле... К каждому лишь шесть? Почему так мало?
  - ...Их глаза. Узнай, видят ли они глаза противника? - Наруто казался излишне взволнованным, и будто молился, чтобы его предположение оказалось ложным.
  - Нет, все Зецу пока держат глаза закрытыми.
  - Быть этого не может! Скажи всем нашим, чтобы немедленно отступили и... - не успел блондин договорить, как раздалась серия мощных хлопков, отдалённо похожих на взрывы. За блондином, Каге выбежали на своего рода балкон, откуда открывался большой угол обзора на поле боя. На разных расстояниях друг от друга, на горизонте, как раз в тех местах, где сейчас находились солдаты, облака из пыли вздымались над землёй.
  - Не верю! Это ведь правда невероятно!
  - Что? Наруто, что твориться? - Узумаки уже явно не особо слушал брюнета, он схватился за голову и зашёлся в диком хохоте. Райкаге сорвался первым, он схватил эмпата за грудки и оторвал его от пола.
  - Если знаешь, в чём дело, то говори!!!
  - Эй, Иноичи! - Наруто проигнорировал Райкаге, даже в глаза ему не посмотрел, - напомни ещё раз, сколько Белых Зецу ты ощущаешь поблизости?
  - Как и раньше, почти четверть миллиона, но теперь, их чакра какая-то другая.
  - Поздравляю, мы в жопе! Всё! Финита ля комедия! Амба! Абзац! Пиздец!!! Там, за стенами этого милого штаба нас ждут двести пятьдесят тысяч обладателей риннегана!
  - Это невозможно!
  - Но это так! Вспомни, как выглядела техника Нагато - Шинра Тенсей! Видишь пыль на горизонте? Ничего не напоминает?
  - Да как акацуки удалось провернуть такое?!
  - Какая разница?!! Сейчас, важнее всего объяснить солдатам, что им делать!
  
  На поле боя
  
  "Каждый из появившихся перед вами противников чрезвычайно опасен и требует особой тактики подавления. Не бросайтесь в бой сломя голову, старайтесь выяснить, который Зецу какой способностью обладает. Тендо - те, что могут отталкивать и притягивать к себе предметы, имеют одну слабость, между их атаками перерыв в пять секунд. Шурадо, создающие разное оружие могут быть уничтожены лишь очень мощными ниндзюцу, ожидайте от них чего угодно. Нингендо и Джигокудо не имеют особой боевой ценности в данной ситуации, они лишь увеличивают обзор связанным с ними Зецу, их уничтожайте первыми. Чикушидо - призывник, тут всё понятно, и наконец, Гакидо, они могут поглощать чакру и любые ниндзюцу. Против них сработает только тайдзюцу и холодное оружие. Чаще используйте дымовые шашки и взрывные печати, анализируйте действия противника и ни в коем случае не теряйте контроль".
  - Легко сказать! - Ли снёс голову очередному Зецу ударом ноги, после чего, отпрыгнул в сторону от взрыва, встав спина к спине с Гаем. Ли и Гай одновременно использовали Великий ураган Конохи, прикончив ещё несколько Зецу. В следующую секунду, им пришлось отскочить в разные стороны, так как в то место, где они только что стояли, с грохотом врезалась призванная Чикушидо птица.
  Среди поднявшейся пыли, Рок заметил странное движение силуэтов, будто толпа Зецу кого-то окружила в кольцо и... встала на колени? Но, когда пыль осела, глазам Ли и сотням других шиноби предстало отвратительное зрелище, от которого к горлу подступила рвотная масса. Белые клоны, с присущим им ребячеством и бессмысленными улыбками поедали раненных солдат. Жадно впиваясь в кровоточащую плоть, вырывая крупные куски мяса, заливая иссохшую землю кровью. Шиноби застыли в ужасе, покрывшись холодным потом, а Зецу, будто специально, ненадолго прекратили нападать, увлёкшись пиршеством. Один из тех солдат, что стали их жертвой, протянул руку к своим соотечественникам, прямо в тот момент, когда в неё вгрызались сразу два Зецу, в кисть и предплечье.
  - Спасайтесь, глупцы!!!! - на последнем слове, ему перегрызли горло, и все разом поняли, в одно мгновение ощутили, что всё то, что происходило ранее - лишь шутка, а настоящий кошмар ждёт их впереди. Новые Зецу стали прибывать с новой силой, а вместе с ними и желание спастись бегством, среди рядов альянса...
  
  В штабе
  
  В течение последних шести часов, раненные и смертельно испуганные солдаты прибывали с невероятной скоростью. При виде своих же людей, Каге теряли самообладание.
  Мизукаге: - Никогда не видела таких ужасных ран...
  Гаара: - Они сбежали с поля боя спустя несколько часов, без приказа и дозволения... Акацуки сломили дух человечества так быстро.
  Ооноки: - Людей сломили не акацуки, а адские страдания товарищей, пожираемых белыми человекоподобными ублюдками.
  Наруто: - Ну спасибо, теперь, из-за тебя, я хочу есть.
  Райкаге: - Если хочешь, я всегда готов сделать тебе стейк с мясом!
  Саске: - Нашли время! Наруто, почему ты не предупредил нас о том, что у Зецу могут быть риннеганы?
  Наруто: - Я не знал. До воскрешения Мадары, война виделась мне совсем по-другому. Видимо, он нашёл какой-то способ передать им своё додзюцу.
  Саске: - Почему они едят людей?
  Наруто: - Это то, чем они раньше занимались. Зецу поедали мертвецов, так или иначе связанных с акацуки, исполняли роль чистильщиков.
  Райкаге: - Но теперь они живых жрут!!! Зачем?!
  Наруто: Откуда я знаю? Чтобы испугать нас, надавить на психику, или просто, потому что могут.
  Гаара: - И что я скажу им? Как внушить в людей надежду, когда в первые же часы боя увидели такое? - Каге лишь виновато опустили глаза, не зная, что ответить. Пустынник тяжело вздохнул и вышел на ораторскую платформу перед армией альянса. Насколько же это было тяжело, смотреть на эту угнетённую толпу раненных, шокированных и даже плачущих шиноби, зная, что среди них находятся и жители Суны, его брат и сестра. Даже после появления Казекаге, гомон и всеобщие перекрикивания не прекратились. И это было так невыносимо, осознавать, что ещё недавно, главной проблемой был разлад между шиноби разных деревень, а теперь, все они настолько сильно сплотились в одном - жажде бегства. Воздух пропах кровью раненых.
  - Я знаю, вы напуганы, но прошу вас, сохраняйте хладнокровие! У нас ещё будет время оплакать погибших.
  - Откуда Вы знаете?! С чего вы взяли, что ещё будет время?! Там, снаружи сейчас настоящий Ад, и если мы вернёмся туда, то все погибнем! Если бы Вы были с нами во время сражения, Вы бы сами это поняли!
  - Да, как Главы Скрытых Деревень, мы должны были быть с вами, возглавить отряды, но полученная нами информация о действиях врага оказалась неверной! Если бы всё шло так, как было запланировано, вам бы не пришлось пережить подобный кошмар и за это, я молю вас о прощении!
  - Можно подумать, теперь, когда мы знаем, что нас ждёт, ход войны измениться в нашу пользу! При всём уважении, Господин Казекаге, мы все видели, как наших товарищей едят заживо!!! Даже ветераны не могут сдержать страх, а представьте, каково чунинам-новичкам?! В придачу, наших врагов намного больше, и все они обладают нечеловеческими способностями! Это уже не битва, это верная и крайне жестокая смерть!
  - У нас нет другого выбора!!! - Саске и Наруто, находясь ближе всех к Гааре заметили, как вокруг красноволочого начинают летать отдельные пещинки, похоже, совершенно не произвольно. Они сразу всё поняли: Гаара был в бешенстве, его доводило до белогокаления то, насколько легко люди сдаются.
  - Выбор есть! Акацуки нам его дали, помните?! Согласиться на жизнь в вечном гендзюцу или умереть!
  - И вы что же... готовы им сдаться? - Пустынник заметил, что многие смотрят на него со злобой, будто бы он и другие Каге в чем-то виноваты.
  - Это лучше, чем смерть! Нам предлагают жизнь в идеальном мире, жизнь без боли рядом с теми, кто нам дороги! Кто сказал, что это плохо?
  - ...Насколько же низко вы готовы пасть, люди? - Учиха и Узумаки наблюдали за этим спором, и глядя друг другу в глаза понимали, что думают об одном и том же: "Наверное, именно этого Мадара с Обито и добивались. Подавить людей неожиданным преимуществом, а затем собрать всех в замкнутом пространстве, посеять в рядах армии раздор. Поэтому, они на время прекратили наступать, дают солдатам время, чтобы сделать выбор, на чьей они будут стороне. Всё же, их целью никогда не было массовое убийство. С этим нужно что-то делать и быстро". Тем временем, среди солдат произошло разделение, и теперь, одна их часть твёрдо желала остаться и биться до конца, а другая уже искала пути для побега. Шум при этом начался такой, что Гаара не мог услышать собственного голоса. Его руки сжались и затряслись, а песок был готов в любую секунду вырваться из сосуда и раздавить всех тех, кто был готов покинуть армию.
  - ВНИМАНИЕЕЕЕ!!!!! - хором прокричали Наруто и Саске, заставив всех на мгновение замолкнуть. - Вот, как мы поступим: все, кто желают сбежать могут уйти! - пусть многие солдаты и желали этого, их всё равно поразило такое решение.
  - Кто дал вам двоим право решать за всех?! - возмутился Райкаге, но его тут же усмирили Мизукаге и Цучикаге.
  - Но прежде, чем вы уйдёте, позвольте просветить вас о том, как же работает вечное Цукуёми! Саске вам всё расскажет!
  - Из того, что мне известно о техниках нашего клана, я вынес следующее: Цукуёми, не важно какое, это не более чем гендзюцу, всё в нём, от земли под вашими ногами, до человека, с которым вы разговариваете, нереально! И тот "Рай", который вы себе навоображали - чистой воды невежество и полный бред! Оказавшись в Цукуёми, вы не встретитесь с теми людьми, которых вы знаете! Вы окажетесь в ловушке, в собственной голове, в окружении "приятных картинок"! Они будут выглядеть, как настоящие люди, которых вы любите, вести себя так же, но настоящих людей в Цукуёми вы уже никогда не увидите!
  - Вы навсегда попрощаетесь со всеми людьми на планете и до конца своих дней, будете жить ненастоящей жизнью! Улыбаться иллюзиям, похожим на ваших друзей, целовать своих любимых, не осознавая, что это всего лишь гендзюцу! Обнимать своих детей, не понимая, что это просто сон!
  - Вероятнее всего, Вечное Цукуёми предусматривает какую-то подпитку физических тел тех, кто в нём заключён, но прибывая в иллюзии вы не сможете двигаться, мышцы в любом случае атрофируются, и через несколько лет, вы уже будете не похожи на людей!
  - Так что, давайте! БЕГИТЕ, СМЕЛЕЕ!!! И пусть бегут все те, кто желают всем своим родным и близким испытать подобную судьбу! - эмпат удовлетворённо заметил, что им удалось повлиять на солдат, и теперь, шиноби замерли, всё ещё не до конца уверенные.
  - Но... Что нам делать? Мы, обычные рядовые шиноби с трудом справляемся с Зецу, но даже если забыть о них, всё ещё остаються Мадара и Обито... Они невероятно сильны, есть ли у нас хоть шанс?
  - Вы разуверились в собственных Каге?
  - Нет, но, Мадара и Обито стали легендами, их все считают настоящими монстрами, ничем не лучше десятихвостого. Невольно начинаешь испытывать страх.
  - Вот как, - Узумаки посерьезнел, его взгляд снова стал пугающе холодным, - тогда знайте, я в точности такой же, как Обито, и в отличие от него, я рядом, и могу сделать вам очень больно, - от спокойного, строгого голоса по cпинам солдат пробежал холодок, кто-то нервно сглотнул. - И, ваша возможность сбежать действует лишь до тех пор, пока мы находимся в штабе. Любого, кто сбежит с поля боя я лично разорву на куски. Ну, что скажете? Кто-нибудь желает уйти? - блондин подождал минуту, но никто не осмелился сдвинуться с места. - Хорошо. И ещё кое-что: не пытайтесь выжить любой ценой, даже если увидите, как гибнут товарищи, продолжайте сражаться. Если мы выиграем войну, ваша жертва будет не напрасной, а если проиграем, весь мир всё равно погрузится в Цукуёми, а это будет означать, что люди, погибшие сегодня, станут самыми свободными людьми на свете, до самого конца жившими настоящим. Я осмеливаюсь просить вас, пожалуйста, умрите здесь! Сохраните свободу! - в штабе повисло гробовое молчание, и Наруто уже решил, что сказал что-то лишнее, когда, кто-то в толпе начал ему аплодировать. Это были Хината, Нейджи, Ли, Гай, Какаши и все те, кто знали его лично, даже Киба, а вслед за жителями Конохи захлопали и все остальные солдаты.
  - Ладно, передохните пару часов, залечите раны. На этот раз, мы с Каге не останемся в стороне, - Гаара улыбнулся настолько счастливо, насколько он мог, глядя на Наруто и Саске.
  - Умеете вы найти с людьми общий язык. Наруто, я так понимаю, у тебя есть план?
  - Типа того. Но, сейчас, я должен принять одну меру предосторожности, - Узумаки отмахнулся от Глав Деревень и вошёл в толпу шиноби, к поисках одной девушки. Отыскав Хинату, Наруто взял её за руку и отвёл в сторону. Хьюга, похоже, всё ещё находилась в ступоре, в её жилет впитались капли чужой крови, но она успокоилась от прикосновений эмпата.
  - У меня есть к тебе одна просьба. Не бойся, я не попрошу о чём-то сложном или плохом, ничего из ряда вон выходящих.
  - Всё, что в моих силах я сделаю.
  - Ты должна остаться здесь, - Хината недоумевающее вскинула брови.
  - Я не могу! Люди из моего клана будут сражаться, я не могу их бросить! Я буду себя ненавидеть, если поведу себя, как жалкая трусиха!
  - Я хочу, чтобы ты осталась и защищала Рин, в случае, если сюда ворвутся враги. Это не трусость.
  - А как же ваша речь? О смерти героев, о том, что сегодня, не так важно спасти свою жизнь?
  - Ты просто не видишь себя со стороны. У тебя руки дрожат, ты бледная, вот-вот сознание потеряешь. Знаю, ты чувствуешь себя хорошо, но это шок, а как только он пройдёт, страх тебя поглотит. Останься, прошу. Жестокая и бессмысленная смерть это не то, чего ты заслуживаешь.
  - Ты просишь меня о невозможном! - Наруто вдруг сжал Хинате плечи так, что ей стало больно.
  - Я прошу тебя вежливо, но могу и заставить тебя остаться. Ты либо останешься в штабе по собственной воле, либо потому что я усыплю тебя, свяжу и приставлю к тебе парочку Узумаки, - за спиной блондина, два члена его клана демонстративно хрустнули пальцами. - Прошу тебя, послушайся меня.
  - ...Чтож, раз от меня ничего не зависит, - Хината немного отстранённо пожала плечами и пошла вслед за подчинёнными Наруто, к Рин, которая находилась в одной из комнат штаба.
  - Ну и чего ты добился, сплавив её? - Саске, похоже, подслушал весь их разговор. Наруто облизнулся, активировал путь демонов, покрывшись характерным рисунком, похожим на рябь на воде. Узумаки изогнул правую руку и под её рукавом можно было заметить странное движение, после которого, из ладони эмпата показалась часть костяной рукоятки, потянув за которую он вскоре вытянул продолговатое оружие, с выражением боли на лице. Оказавшись в его ладонях, кость удлинилась ещё сильнее и изогнулась, заострившись и обретя чёткое очертание огромной косы.
  - Чего я добился? Теперь, мне не нужно сдерживаться, не нужно прятать в себе монстра! Это будет очень весело!
  ***
  
  Дейдара парил высоко над побережьем на глиняной птице и ждал, когда появятся Зецу. Он точно знал, что это произойдёт, ведь так сказал Наруто, а большего, для полной уверенности и не нужно. В ста метрах от моря находился его отряд, доверенный Тсукури лично. Среди солдат была и Куротсучи, и её отец, и многие другие люди, с которыми подрывника что-то связывало. В обеих руках, сложенных лодочкой, он держал несколько сотен глиняных округлых жуков.
  - Давайте же, выходите и узрите моё искусство! - словно по команде, из воды показались головы неудачных клонов Хаширамы, на этот раз, куда больше, чем раньше, сразу несколько сотен медленно зашагали к отряду Дейдары. Шиноби альянса не двигались с места, ожидая приказа командира своего отряда. Один из Зецу посмотрел в небо и с детской наивностью пролепетал: - Птичка!
  - Нет, Зецу, это всего лишь я! Ничего личного, ммм! - Дейдара выпустил из рук бомбы и они посыпались прямо на головы Зецу. - Кац! - почти всех клонов, кроме тех, что использовали путь Тендо или Гакидо уничтожило взрывами, они защитились с помощью Шинра Тенсей и поглащения чакры. После этого, Зецу ускорили шаг, надеясь приблизиться к солдатам до начала второй бомбардировки, но стоило им сделать несколько шагов, как один из Зецу наступил на заготовленную Дейдарой мину, и все остальные разом взорвались. Пять секунд ещё не прошли, Тендо не могли снова использовать Шинра Тенсей и их разнесло на части. Остались только Гакидо, и вот теперь, подрывник подал сигнал всем мастерам тайдзюцу в своём отряде, чтобы они добили противника
  - Ха-ха-ха-ха! Идеально сработало!
  - Тебе там, похоже, весело! - голос Наруто, идущий откуда-то из подсознания Тсукури ударил по барабанным перепонкам.
  - Данна? Как Вы... Через что Вы со мной говорите?
  - Иноичи может связать меня с любым шиноби в нашей армии. Никакого радио, только чистая сила мысли.
  - Удобно, ммм. А у вас как обстоят дела?
  - Не скучно уж точно... Береги себя, ладно? Если взорвёшь себя, я отыщу тебя в Аду и буду мучить до скончания времён.
  - Как скажете. О, ещё прибыли! Простите, мне пора!
  - Удачи, - оборвав связь, Наруто смог сконцентрироваться на сражении. Он, вместе с другими Узумаки, Каге и Орочимару занимались зачисткой большой территории, заполоненной Зецу. Эмпат разрубил идущего на него противника на двое и в ту же секунду пригнулся к земле, поскольку прямо над его головой пронёсся Райкаге, в своей броне молнии и обрушил шквал ударов на стоявшую впереди толпу клонов.
  - Сорок третий! - с азартом заявил темнокожий о количестве убитых врагов. Наруто повалил очередного Зецу на лопатки и вонзил в него косу, а освободившиеся руки сложил в замок: - Мокутон: Лес, выросший на костях, - за считанные мгновения десятки деревьев выросли среди рядов Зецу и начали срастаться друг с другом, давя клонов Хаширамы.
  - Шестьдесят шестой! Эй, Саске, а у тебя сколько? - Учиха использовал режим Змеиного Отшельника, решив, что мелкие сошки не требуют чего-то более серьёзного. Он всё делал быстро, без лишних движений и пафоса, используя Чидори.
  - Вам сколько лет вообще?.. Сто третий. Это ещё что, гляньте на Орочимару, - Змеиный Санин удивлял не количеством убитых врагов, а необычностью исполнения. Он сбросил кожу, приняв уменьшенный змеиный облик, в котором, он забрался в рот одному из Зецу, мгновенно захватил его тело, о чём свидетельствовали сузившиеся золотистые зрачки, и начинал рубить ближайших клонов мечом Кусанаги, не обращая никакого внимания на поучаемые от них раны и укусы. Как только это тело приходило в негодность, он повторял процедуру и перекочёвывал в новое, и всё начиналось по новой.
  В какой-то момент, Наруто не повезло и он оказался рядом с одним Зецу, который использовал Шинра Тенсей. Чтобы его не сбило с ног ударной силой техники, бывший джинчурики вонзил косу в землю, создал большой расенган в свободной руке и рванулся вперёд.
  - По сравнению с тем, на что был способен Нагато, ваши техники ни на что не годятся! - Узумаки выпустил расенган в грудь Зецу, тот издал громкий крик и потерял контроль над Шинра Тенсей. Райкаге немного удивленно посмотрел на блондина.
  - Как ты это сделал?
  - Тут нет ничего сложного, их возможности в десятки раз слабее, чем у настоящих обладателей риннегана, и пробиться через Шинра Тенсей может любой физически сильный шиноби. Сам попробуй, у тебя тоже получится.
  - Сейчас проверим!
  
  ***
  
  
  Через полчаса, на земле лежало столько Зецу, что их общую массу можно было принять за огромный белый ковёр. Наруто наклонился к большой куче тел и вытащил из неё одного, ещё живого Зецу, положил ладонь ему на голову и использовал путь Смерти. Перед глазами эмпата быстро замелькали образы Обито и Мадары, какого-то убежища, Чёрного Зецу и Гедо Мазо. Как только передача информации закончилась, Узумаки поднялся и подошёл к Каге.
  - Узнал что-нибудь важное?
  - Ещё как! Всё дело в оригинале Зецу, от которого пошли все клоны. Мадара использовал передатчики чакры, чтобы наделить его риннеганом. Убьём его, и все остальные Зецу скорее всего лишаться этой силы и перестанут представлять большую угрозу.
  - Ты знаешь, где он?
  - скрывается в пещере, в нескольких километрах отсюда. Он очень важен для акацуки, его будут очень хорошо охранять. Нам лучше добраться туда по воздуху, на земле будет слишком много Зецу. Гаара, Ооноки, сможете организовать нам воздушный транспорт?
  - Без проблем.
  - А что делать нам? - спросил Мао, имея в виду всех пришедших Узумаки.
  - Помогайте другим отрядам и ждите моего возвращения. В моё отстутствие, за судьбу нашего клана отвечаешь ты, Мао.
  - Как прикажете, - Гаара создал песчаную платформу для себя, Наруто и Саске, а Ооноки применил ниндзюцу полёта на себе, Орочимару, Райкаге и Мизукаге. Так, они летели несколько минут глядя на поле боя с высоты птичьёго полёта, повсюду видя сражающихся шиноби.
  В итоге, сильнейшие шиноби оказались у покатой горы, раскинувшейся на большую площадь длинной серией горных хребтов, без какой-либо растительности. Сразу за ней, начинался лес, а у подножья горы можно было заметить несколько уходящих под землю пещер. Стоило им приблизиться, как из-под земли повалили Зецу, быстро заполоняя пространство.
  - Их убежище где-то здесь! Спускаемся! - семь теней приземлились в гущу толпы. К ним навстречу так же вышел Чёрный Зецу, в окружении своих белых собратьев.
  - Пришли поиграть? - прохрипел Чёрный Зецу своим низким, охрипшим голосом.
  - Вы, - обратился Наруто к Каге и Орочимару, - разберитесь с малышами, а я займусь их папочкой! - Узумаки проскользнул через всю толпу, добрался до подножья горы спустился в одну из пещер.
  
  В штабе
  
  Хината сидела за столом, вслушиваясь в доносящиеся из-за дверей голоса разных людей. Рин приветливо, хоть и грустно от осознания того, что началась война, улыбалась Хьюге.
  - Хината-чан, ты чем-то обеспокоена?
  - Да... Мой клан сейчас сражается, и я должна быть с ними, а вместо этого, я сижу здесь. Я понимаю, что так нужно, но всё равно чувствую себя жалкой.
  - Ясно... Так значит, дело в твоей семье, - Хината заметила тоску в глазах Учихи при упоминании семьи и родственников, и покраснела от чувства вины.
  - Прости-прости! Я выбрала крайне неудачный момент для подобных слов!
  - Ничего страшного, не могу же я обижаться на всех людей мира, у которых есть родители. Твои, наверное, очень гордятся тобой?
  - Мама, наверное, гордится, а вот отец... По-моему, он и не любил меня никогда, по-настоящему и, если бы он мог, он бы уже давно избавился от меня, - теперь уже обе девушки были расстроены этим разговором, но в следующую секунду, Рин звонко хихикнула.
  - Похоже, друг для друга, мы худшие собеседницы, каких только можно придумать! - смех Учихи был таким заразительным, что заставил Хинату тоже улыбнуться. Но, как только девушки услышали, как за дверью кто-то упомянул слово "Хьюга", они притихли. Сквозь общий шум, им удалось расслышать, как кто-то обсуждал сложную ситуацию, в которую попали два отряда: "Они находятся на большом расстоянии друг от друга, и им приходится очень нелегко. Они столкнулись с превосходящим их числом Зецу. Во главе этих отрядов члены одного клана, Хьюга Нейджи и Хьюга Хиаши, за счёт этого, они скорее всего продержаться ещё какое-то время, но у нас нет свободных людей, чтобы помочь им".
  Глаза Хинаты округлились, она изо всех сил старалась сдержать желание броситься им на помощь своей семье. Рин несколько секунд смотрела на Хьюгу, после чего, вновь улыбнулась, а взгляд её при это сделался понимающим, ещё более добрым, чем обычно.
  - Делай то, что должна, Хината-чан.
  - Спасибо! - Хината наклонилась к Учихе через стол и крепко обняла её, после чего, в спешке выбежала из комнаты.
  
  На поле боя
  
  Чёрный Зецу обвил Мизукаге корнями деревьев, но Райкаге в ту же секунду перерубил их одним молниеносным движением руки. Воплощение воли Мадары отпрыгнуло от новой атаки темнокожего Каге и схватил стоявшего рядом белого Зецу, выставив его перед собой, словно щит, защищаясь от Огненого Шара Саске. В этом плане, Чёрный Зецу был очень расточителен и использовал белых клонов при любой возможности, защищая свою жизнь. Хокаге уже начал складывать следующую серию печатей, когда на него набросились сразу несколько Зецу, повалив его с ног. Один из белых каннибалов вцепился зубами в запястие Учихи с такой силой, что у него едва не хрустнула кость.
  - Отвалите, больные ублюдки! Чидори Нагаши! - всех Зецу, хоть как-то прикасавшихся к брюнету ударил мощный разряд тока, достаточный, чтобы они задымились.
  Орочимару запустил в Чёрного кунай с взрывной печатью, заставив его подпрыгнуть в воздух на несколько метров, не осознавая, что именно этого от него и добивались. Мизукаге использовала элемент лавы и выплюнула Чёрному Зецу поток магмы под ноги. Он не успел что-либо сделать и угодил ногами прямо в лаву, очень сильно опалив их. Каге довольно ухмыльнулись, в то время как Чёрному Зецу похоже было всё равно.
  - Думаете, что убив меня, вы что-то измените?
  - Нет, не думаем.
  - Тогда, зачем вы это делаете?
  - А почему бы не сделать что-то ради удовольствия? - Орочимару сверкнул на творение Мадары хищными глазами.
  - Забавно. Говорят, змеи бывают довольно вкусными. Как считаешь, это правда?
  - Только попробуй проверить! - санин взмахнул рукой, в которой он держал Кусанаги, и Зецу увидел перед глазами слепящее отражение солнца от лезвия меча, а в следущую секунду, туловище Чёрного Зецу отпало от его ног. Не успел Зецу упасть на землю, как его тело начало стремительно сростаться, соединяясь лианоподобными ростками.
  - Значит, обычные атаки на тебе не работают, - с разыгравшимся азартом сказал Учиха.
  - Глупцы. Я - сама земля, - не вставая с ещё не окрепших колен, Чёрный Зецу запустил руку в почву, и новые корни обвили ноги Мизукаге, Гаары и Орочимару, в то время как Ооноки, Райкаге и Саске успели уклониться. Было видно, что корни сильно сдавили шиноби, причиняя им боль, и всё ещё свободные Каге хотели было освободить их, но Гаара резко вскинул руку, окутав Чёрного Зецу песком и подняв его над землёй, на время лишив его мобильности и возможности атаковать.
  - Цучикаге, используй Джинтон, живо!!!
  - Уже! - Оноки подлетел к Зецу и выставил ладони вперёд. - Джинтон: Генкай Хакури но Дзюцу! - творение Мадары оказалось внутри большого прозрачного куба, понимая, что ему уже не сбежать.
  - Ничего не измениться. Для вас, война уже проиграна, - это были последние слова Чёрного Зецу, перед тем как он исчез в ослепляющей вспышке белого света, расщепившей его на атомы.
  - Теперь, разберёмся с остальными!
  ***
  
  В пещере было не так темно, как ожидалось, кто-то подвесил к потолку множество ламп, и Наруто мог разглядеть впереди фигуру оригинального Белого Зецу, подключенного к какому-то устройству. Приблизившись, Узумаки увидел, что это подобие той машины, которую использовал Нагато, но, в отличие от него, у этого устройства большая часть была органического происхождения и состояла из того же материала, что и тела Белых Зецу. Сам Широ Зецу, похоже, не мог пошевелиться, его тело срослось с этим устройством, похожим на серию подземных корней, уходящих в каменистый потолок пещеры. В его грудь, руки и шею были воткнуты чёрные проводники чакры, а в его глазу, расширенном от мучений, находился риннеган.
  - Помо...ги-и... - в голосе Зецу слышалась боль, его положение действительно доставляло ему страдания. Наруто расплылся в улыбке, едва ли не умиляясь от того, что Зецу попросил его о таком.
  - Я? Помочь тебе?.. А почему бы и нет? Ну давай, скажи, что мне надо сделать?
  - Вытащи... Вытащи их!
  - А, проводники вытащить! Да пожалуйста! - Наруто взялся за прут, торчавший из плеча Зецу и изо всей силы дернул за него, вызвав громкий крик Зецу. - Ой, прости, тебе больно? Хочешь, чтобы я воткнул его обратно?
  - Нет! Нееет!!!
  - Но, мы обязаны проверить! Вдруг тебе станет легче! - блондин резко вогнал прут в то же место, откуда он его достал, по самый наконечник, от чего Белый Зецу запрокинул голову и забился в судороге. - Ай-ай-ай, это никуда не годиться! Похоже, всё же придётся их вытащить!!! - размашистыми движениями Наруто вырывал из плоти неудачного клона Хаширамы проводники чакры один за другим, отшвыривая их в сторону. Зецу визжал, как поросёнок, которого привели на убой.
  - АААААА!!!!
  - Давай же, скажи мне, как больнее!? Когда я вытаскиваю прут... - Узумаки рывком совершил названное действие, - из груди? Или... - эмпат повторил то же действие, но на этот раз, с другой зоной, - из шеи?!
  - Ххх!.. кха... укх... - Зецу просто производил бессмысленые звуки, похожие на хриплое дыхание, хотя он явно пытался что-то сказать.
  - Ого! Похоже, я повредил тебе связки, или что там у тебя? Прощай, былое красноречие! Ху-ха-ха-хаха! Уха! Уха-ха-хо-хо! - Узумаки едва не задохнулся от безумного и крайне неуместного смеха. Когда его "отпустило", эмпат наконец вытащил последний проводник чакры, и глаз Зецу тут же стал прежним. По нему покатилась скупая слеза, первая, и последняя в жизни Белого Зецу. При виде плачущего врага, всё желание смеяться пропало, и эмпат вдруг взглянул на него с презрением.
  - Ты отвратителен, каннибал. Чёрт возьми, да у тебя даже кольца нет!
  - Ты... т...оже...
  - Я пока никого не съел. Сайонара! - одним ударом косы, эмпат разрубил голову Зецу на две половины. На лице клона Хаширамы застыла горькая ухмылка. Узумаки спокойно развернулся и сделал шаг к выходу из пещеры, когда почувствовал за своей спиной уже знакомую мощную ауру, которая до сего момента была полностью скрыта.
  - Уже уходишь? - Наруто с ухмылкой повернулся и увидел Мадару, стоявшего рядом с телом Зецу. Вокруг него виднелся частичный силуэт Сусано, который не поместился бы в пещере целиком.
  - Что, устроишь мне "кровь за кровь"? Отомстишь за Зецу?
  - На самом деле, я хотел сказать спасибо, - Узумаки вопросительно посмотрел на совершенно серьёзного воскрешенного Учиху. Брюнет смотрел на тело Зецу, но его лицо не выражало ни намёка на жалость.
  - Не жалко человека, который служил тебе все эти годы?
  - Зецу не человек. Он, по сути, ниндзюцу. Очень полезное, но в ограниченном смысле. Ему не было места в Вечном Цукуёми, и рано или поздно, я бы и сам убил его. Поэтому, спасибо, что выполнил за меня это заурядное дело... Тебя что-то не устраивает?
  - Нет, что ты. Я уважаю деловые отношения.
  - Хорошо. Ты, в общем-то такой, как Обито и рассказывал.
  - А как же то, что убив настоящего Белого Зецу, я лишил всех остальных риннегана?
  - Это совершенно не важно. Наделение Зецу риннеганом, это всего лишь эксперимент, при чём, довольно удачный. Белые Зецу нужны только для воскрешения Джуби, их общая биомасса послужит частью его тела, а их у нас предостаточно.
  - А как ты вообще передал ему додзюцу? - Мадара закрыл глаза, а когда открыл, шаринган сменился риннеганом. Блондин удивлённо хмыкнул.
  - Один проводник чакры мне, а другой ему, плюс, это устройство, и всё.
  - А зачем вся эта, - Наруто пальцем обрисовал контуры Сусано, - боевая экипировка? С чего вдруг ты сразу во все оружии?
  - Обито так же говорил, что ты опасен, и я ему верю.
  - Нравится в мире живых?
  - Едва ли. С момента моей смерти не изменилось ровным счётом ничего. Да, сейчас, деревни объеденились ради сражения с общим врагом, но стоит нам исчезнуть, и в течение каких-то пяти лет, начнётся новый конфликт, и все эти... цивилизованные люди начнут снова убивать друг друга.
  - Таков ход жизни. Люди объединяются в союзы, затем, они распадаются, и кто-то умирает, а после этого, снова объединяются, и так далее, снова и снова.
  - Глупо, ты не находишь? Зачем жить в таком мире, если мы можем создать свой собственный, лучший? Мир, где никому не нужно умирать.
  - Всё ещё веришь, что меня можно переманить на свою сторону?
  - Я верил в это шестнадцать лет назад и сейчас верю. Хочешь верь, хочешь нет, но мне жаль, что пришлось так поступить с твоими родителями, - Мадара ещё не осознал, что своими словами, он уничтожил последнюю призрачную возможность, чтобы договориться с блондином.
  - Всё это начал ты... - Узумаки до боли сжал свою косу, а Мадара в свою очередь приготовился к бою.
  - И закончу это тоже я.
  Наруто рванулся к непоколебимо стоявшему Мадаре, уклонился от руки Сусано, едва не ударившей по нему, а когда он оказался к Учихе вплотную, брюнет вдруг развеял Сусано, ударил голубоглазого кулаком в живот, подпрыгнул и врезал коленом по его челюсти. Узумаки отлетел назад, перевернулся в падении, ещё раз стукнувшись головой о землю, но тут же поднялся на ноги. Всё происходило так быстро, а каждый удар Мадары был сродни точечному удару кувалдой. Наруто было очень больно, но желание убить Учиху перекрывало боль. В последний раз эмпат чувствовал себя так, когда пользовался чакрой Курамы, только на этот раз, у него нет никакого биджу, и выход ярости приходится давать только своими силами.
  - Это ты спас жизнь Обито?! - Наруто метнул в Мадару кинжал, но тот схватил его в полёт и с удвоенной силой вернул его голубоглазому. Узумаки увернулся и подбежал к брюнету, замахнувшись на него косой, но Учиха выхватил кунай и отбил его атаку.
  - Да, - Мадара начал невероятно быстро наносить удары, не давая блондину возможности атаковать, оставляя зазубрины на его косе. Даже воздух, казалось, стал горячим от таким быстрых движений. Вот, очередной выпад, остриём куная вперед, коса не выдерживает, разламывается, а кунай движется прямо к лицу эмпата, но Узумаки в последнее мгновение выставляет блок ладонью. Кунай выходит из тыльной стороны ладони эмпата, но он успевает схватить Мадару мёртвой хваткой, не смотря на свою рану.
  - Это ты внушил ему идею о мире иллюзий! - свободной рукой, эмпат со всей силы ударил Мадару по щеке, оставив чёткий след от своих колец, но при этом не вызвав ни единого признака боли на лице брюнета.
  - Шинра Тенсей! - использование этой техники показала, насколько разные уровни сил у Нагато и Мадары. Создавшийся порыв ветра, буквально резавший кожу, отшвырнул эмпата, впечатав его в стену, а потолок при этом затрясся и начал осыпаться. - Я ничего ему не внушал. Он сам сделал свой выбор, - Наруто едва смог подняться на подкашивающиеся ноги, после последнего удара.
  - А нападение на Коноху... Это тоже твоих рук дело?
  - Такова была часть плана. Но, тогда, я и подумать не мог, что ребёнок Кушины выживет.
  - Скольких людей ты убил, спасая Обито?! Скольких убил Хаширама, не сумев убить тебя?!
  - Столько, сколько было нужно, чтобы сегодня, мы все были здесь.
  - Если бы не ты, мои родители были бы живы! Всё было бы по-другому, моя жизнь не была бы загублена!!! Мокутон: Рождение древесного леса! - толстые стволы деревьев выросли перед Узумаки, двигаясь в сторону Учихи.
  - Не впечатляет. Мокутон: Рождение древесного леса, - точно такие же деревья столкнулись с теми, что создал Наруто и подавили их. Появился громкий, высокочастотный звенящий шум, от которого закладывало уши, и из-за деревьев вылетел Расенсюрикен, срубил несколько веток и направился к Мадаре. Почти коснувшись Учихи, техника вдруг развеялась за несколько мгновений, после чего, Мадара сложил печати стихии огня. - Катон: Уничтожение, - мощный поток пламени поджёг деревья, и за пару минут, все они сгорели дотла. Мадара прошёл по пеплу к сидящему на полу Наруто, покрытому слоем сажи. Учиха схватил эмпата за горло и поставил его на ноги.
  - Неплохо... Для старика.
  - Если бы я хотел убить тебя, ты бы даже не успел понять, что тебя поразило. А мне лишь нужно было узнать, на что ты способен. Время для смерти наступит чуть позже, - Мадара сдавил шею Узумаки, и Наруто начал терять сознание. - Ах да, Обито просил кое о чём тебе рассказать. Он решил сделать эту игру хоть немного интересней.
  ***
  
  Придя в сознание, Наруто вышел из пещеры, как раз когда шиноби добивали последних Зецу. Саске держался от всех в стороне, сидел на земле и рассматривал свою окровавленную руку, на скорую руку замотанную бинтами.
  - У тебя получилось, да? Минут десять назад, все Белые Зецу лишились риннегана.
  - Вы... Вы что, не видели его?
  - Кого?
  - МАДАРУ!!! Как так вышло, что вы его не заметили?!
  - Постой! Он был здесь?
  - А ты думаешь, почему меня так долго не было? Я сражался с ним, а когда я отключился, он, наверное, ушёл через другой выход.
  - Он силён?
  - Очень. Но, он рассказал мне о том, где искать Обито.
  - Зачем?
  - Я точно не знаю. По его словам, Обито находится в лесу, за этой скалой, в нескольких километрах отсюда.
  - Ему можно верить?
  - Он слишком самонадеян, чтобы врать о чём-то, - Узумаки и Саске услышали чьё-то тяжёлое дыхание и звуки шагов. Увидев, кто пришёл, Наруто едва не прокусил собственную губу насквозь от злобы. Это была Хината, ужасно вымотанная.
  - Что это?.. Что это?! Шутка какая-то?!! - не успела Хьюга ничего сказать, как блондин подошёл к ней и схватил девушку за плечи. - Что я тебе сказал?! Я велел остаться в штабе, помнишь?!!
  - Но, Наруто-кун...
  - Заткнись! Заткнись, ради Бога! Если я услышу от тебя хоть ещё одно грёбанное слово, я тебя сам задушу, ВОТ ЭТИМИ РУКАМИ!!!
  - Да послушай же ты! - Узумаки едва не выполнил своё обещание, остановив свою руку в сантиметре от шеи Хинаты.
  - НУ ЧТО?!!
  - Мои отец и брат сейчас в окружении врагов, и некому им помочь! Я прошу тебя о помощи!
  - У меня нет людей! Всех Узумаки я уже отправил к разным отрядам!
  - Мне не нужно много людей! Хватит и одного сильного шиноби, чтобы кто-то пошёл за Нейджи, а кто-то за Хиаши!
  - Сейчас, я, Каге, Орочимару, все мы пытаемся найти Обито и помешать воскрешению Джуби! У нас нет никаких ЛИШНИХ!!!
  - Почему ты так злишься?
  - Потому что ты меня не послушала!
  - Но, в чём всё дело? Почему ты так не хотел, чтобы я сражалась?
  - Да потому что ты умрёшь, ясно?! Я видел много разных видений, где что-то менялось, но кое-что всегда оставалось прежним: ты умирала на войне! Уж прости, что я не желал тебе смерти!
  - Я... Почему ты не сказал об этом сразу?
  - Как будто бы это хоть что-то изменило! Господи, ты ведь могла просто остаться в штабе... Могла сбежать куда угодно, но вместо этого, ты пришла сюда, и пришла зря. Мы не можем тебе помочь, а значит, тебе придётся делать выбор, кого спасти? Нейджи или Хиаши? Брата или отца? - Хината поражённо посмотрела на Наруто, не веря его словам. Повисла гробовая тишина, пока Хьюга всерьёз задумалась о своём решении. Наруто выглядел таким хладнокровным, словно упивался ситуацией, в которой оказалась бедная девушка. - Да ладно тебе, не притворяйся, что это так сложно для тебя. Мы же оба знаем, что ты спасёшь папочку, даже после того, как он к тебе относился. После того, как бил тебя, унижал, превращал твою жизнь в ад.
  - Ты худший, бессовестный, бессердечный! Ты худший из всех, кого я знаю!!!
  - Зато, я понимаю, как устроен этот мир. А сколько членов клана Хьюга должно умереть, чтобы и ты поняла? - Хината преисполнилась презрением к Наруто, отвесила ему слабую пощёчину и сбежала, не желая больше терять время зря. К эмпату подошёл Саске, всё с всё ещё отвисшей челюстью.
  - Ты что, совсем не чувствуешь боли? Мне бы такой трюк не помешал, - Учиха ещё раз посмотрел на свою руку.
  - Только боль напоминает мне о том, что я ещё жив.
  - Она умрёт, если мы ей не поможем.
  - ...Я знаю. А, Чёрт! - Узумаки сорвался с места и побежал за Хинатой. - Уходите без меня, я догоню вас позже, - вскоре, бывший джинчурики нагнал Хинату, чем её не слабо удивил.
  - Знаю, я дурак. Ну что, решила, кто за кем пойдёт?
  - Нейджи к нам ближе. Если нужно решить, спасти ли одного наверняка, или попытаться спасти двоих и рискнуть, то я выберу первое.
  - Хо, похоже, ты наконец-то выросла.
  ***
  
  Хината и Наруто несли тяжело раненного в голову Нейджи, пока не прибыли на место, где они должны были встретиться с Каге. Такое чувство, что здесь находились абсолютно все Зецу, что оставались в армии акацуки, и все они вели себя крайне странно: шатались, как сомнамбулы и не видели стоявших перед ними шиноби. Но, самым удивительным во всей этой картине было Гедо Мазо, находящееся внутри алого барьера, подобного тому, что когда-то использовал Орочимару. Статуя демона отступника не двигалась, но можно было почувствовать чудовищное давление его чакры.
  - Вы нашли способ снять барьер?
  - Нет. У него нет типичных слабых мест, и Обито нигде не видно.
  - А что с этими Зецу?
  - Убивать их бессмысленно, они находятся в каком-то трансе. Как ты думаешь, что всё это значит? - Наруто ещё раз окинул взглядом всю эту открытую территорию, Белых Зецу и Гедо Мазо, а так же, вспомнил, что ему говорил Мадара.
  - Это сцена грядущего представления. Место, где настаёт пора умирать, - краем глаза, Наруто заметил, как далеко у него за спиной что-то сверкнуло, тело среагировало само, и он за долю секунды оттолкнул от себя Саске, Хинату и Нейджи и развернулся. Присутствующие шиноби услышали свист, который появляется, когда какой-то предмет на большой скорости разрезает воздух. Хината и Саске почувствовали, как мелкие, горячие капли падают на их лица, в воздухе появился знакомый терпкий запах. Они в ужасе посмотрели на Наруто, увидев, как из его спины торчит черный металлический прут, пробивший сердце насквозь. Далеко впереди стоит Мадара и довольно ухмыляется, зная, что одним движением руки, он только что оборвал жизнь эмпата...
  
  Пользуясь случаем, хочу извиниться перед НаруХина32 за то, что я изрядно подпортил ей нервы. Мы друзья, и это здорово, и я не хочу, чтобы мы ссорились из-за чего-либо. Я знаю, что тебе можно довериться и больше не буду хранить от тебя секреты. Спасибо за твою поддержку.
  Всё встало на свои места
  
  Саске в ступоре смотрел на упавшего на колени Наруто, в ушах стоял звук капающей на землю крови его лучшего друга а сердце сжималось от боли, и Хината испытывала в точности те же чувства. Из шока их вывел внезапно охвативший Наруто чёрный огонь. Мадара поджёг его Аматерасу, решив, что просто пробить сердце Узумаки может быть недостаточно. Саске забыл обо всём, о том, он просто хотел спасти блондина, но прежде, чем он успел коснуться Наруто, Гаара схватил Учиху и через силу оттащил в сторону, вместе с Хинатой и Нейджи.
  - Ты сгоришь!
  - Плевать! Я не могу погасить чужое Аматерасу! Не могу помочь ему!!!
  - Тогда, отомсти!!! - голос Гаары дрогнул, и Саске обернулся, чтобы посмотреть на него: Гаара плакал, лицо не выражало эмоций, но по его щекам текли крупные слёзы. Мадара медленно шагал на встречу Каге, всё ещё надменно улыбаясь. От взгляда собственного предка, сердце Хокаге сжалось ещё сильнее. "Больно. Я ненавижу его! ЧЕГО БЫ МНЕ ЭТО НЕ СТОИЛО, Я УБЬЮ ЕГО!!!".
  Pov Наруто
  Кровь. На моих руках кровь. Чья она? Ах, да, точно... моя. Сердце пробито, а боли не чувствую, странно. Впереди, я вижу Мадару. По его щеке тоже течёт кровь. Почему я вижу её везде, именно сейчас? О, похоже, Мадара решил это исправить. Сейчас, я вижу чёрное пламя... Я горю, пластины брони плавятся, а мне всё равно холодно. Я падаю на спину. Падаю в забвение... Неужели, я умру вот так?.. Впрочем, какая теперь разница...
  End of pov
  Эмпат почувствовал на своём лице холодные капли дождя, и это заставило его открыть глаза. Сначала, он подумал, что пришёл в себя, но в следующую секунду понял, что это не так. Это стало очевидно, когда Узумаки посмотрел на небо: оно выглядело серым, не естественно-серым, без единого облака или солнца. Если бы не дождь, Наруто бы и не догадался, что это небо. Он положил руку себе на грудь, ощупав её. Ни раны, ни штыка он не обнаружил, только ровную поверхность своей холодной кожи. Узумаки закрыл глаза от внезапного приступа слабости.
  - Так и будешь лежать? - знакомый, хоть и более суровый, чем обычно, голос. Это был Рикудо Санин, с презрением смотревший на Узумаки.
  - Значит, мне нужно умереть, чтобы увидеть тебя? И, да, я так и буду лежать. Какой смысл вставать? Всё уже кончено. Наверное, это и хорошо. Я устал. Устал от боли, устал жизни, от мира, в котором для меня нет места. Пусть всё просто кончится.
  - Видел бы ты себя. Ноешь, как жалкая баба, - по интонации Мудреца шести путей, можно было понять, что его буквально распирало от гнева. - Небольшое препятствие на пути, и ты уже сдаёшься!
  - Что, прости? - Наруто настолько взбесили слова Рикудо Санина, что он вскочил на ноги и увидел, что он находится на пустыре, среди иссохших десятков деревьев, абсолютно белых. - Небольшое препятствие?! Небольшое?!! Меня убили! Я мёртв!!! Это уже не просто препятствие, это конец! Я уже ничего не могу сделать!
  - Кто тебе такое сказал? - Наруто непонимающе посмотрел на Бога Шиноби, который задал этот вопрос внезапно смягчившимся голосом. - Кто сказал, что смерть, для тебя, это конец?
  - Что ты имеешь в виду?
  - Я могу тебя воскресить. Дам тебе шанс продолжить сражаться. Это в моих силах, - Наруто поражённо уставился на Рикудо Санина, между ними повисла минутная тишина, во время которой, Наруто думал, что ответить.
  - ...Нет.
  - Что??? Ты, видимо, не так меня понял?
  - Да всё я понял. Я сказал нет.
  - Я что-то не пойму, почему ты отказываешься от жизни?
  - Я отказываюсь не от жизни, ясно? Я отказываюсь от тебя! Не хочу иметь с тобой ничего общего!
  - Что я тебе сделал?
  - С тех пор, как мы познакомились, с тех пор, как я начал выполнять твою "ВЕЛИКУЮ МИССИЮ", я потерял всё, что мне было дорого! Я делал всё, о чём ты меня просил, и что в итоге?! Всё, что я хотел защитить, разрушено, втоптано в грязь, всё погибло с тех пор, как я связался с ВЕЛИКИМ БОЖЕСТВОМ!!!
  - Но... Я ведь хочу тебе помочь, - в голосе Рикудо Санина чувствовалась горечь, впервые он выражал какие-то эмоции.
  - Нет! Нет-нет-нет! Зачем?! Какая тебе разница?! Ведь у тебя и так есть всё, что тебе нужно?! Ты мог сделать всё сам уже миллиард раз! Мог убить Обито ещё в тот день, когда он родился! Мог превратить Мадару в горстку пепла, а Гедо Мазо отправить в чёрную дыру! Ты всё это мог, но не сделал! Тебе же насрать на людей, так зачем я тебе нужен!
  - Всё не так!
  - А как?! Вспомни! Ты когда-то сказал, что я пустое место! Что я всего лишь обычный человек, абсолютно ничего не значащий! Так ведь всё было, да? Да?!! Мы с тобой больше года знакомы, а ты так и не показал мне своё лицо! А когда я просил тебя исцелить Саске и Дейдару, в самый сложный момент в моей жизни, ты ничего не сделал!!! Ты даже Кураму не спас, хотя прекрасно понимал, что без него, я никак не смогу пробудить риннеган! И теперь, из-за тебя, я впервые в жизни настолько одинок! У меня нет НИКОГО и НИЧЕГО! Пошёл ты на хер, ясно?!.. Просто, иди на хер...
  - Ясно... Прости меня, Наруто. Ты важен для меня, даже не представляешь, насколько. Позволь, я докажу тебе, - Рикудо Санин провёл рукой по своему лицу, и оно начало обретать чёткие контуры. Через несколько секунд, оно полностью стало видно человеческому глазу: довольно круглое лицо, с немного тонкими бровями и большими глазами, в которых находился риннеган, широкая, хоть и грустная улыбка во все тридцать два зуба, никаких возрастных морщин, да и вообще, Бог Шиноби выглядел очень молодо. Серебристые волосы, и пара плоских, широких рогов, видневшихся среди них, близко посаженных ко лбу, придавали ему необычный, сверхъестественный вид. Но, самым удивительным для Наруто были шесть полосок на щеках Рикудо Санина. Присмотревшись, Узумаки понял, что у него появилось такое чувство, словно он смотрится в зеркало.
  - Ты... Похож на меня?.. - Мудрец снова улыбнулся, кивнув.
  - А ты на меня. Теперь, понимаешь? Ты для меня не просто чужой человек, а нечто большее.
  - Мы родственники? В смысле, я и раньше знал, что клан Узумаки произошел от Сенджу, а те, в свою очередь, от твоих сыновей, но, чтоб настолько... Такое сходство.
  - Раз в тысячу лет, рождался ребёнок, невероятно близкий ко мне по наследственным генам, но все мои предыдущие потомки всё же были не достаточно сильны. И я ждал твоего рождения целых десять тысяч лет, а после этого, наблюдал за тем, как ты растёшь сильным, необычным человеком.
  - Но, почему ты выглядишь так молодо? Насколько я знаю, ты умер уже в преклонном возрасте.
  - Я решил, что тебе будет легче понять, кто мы друг другу, если я буду выглядеть приблизительно на тот же возраст, что и ты. Знал бы ты, как ты напоминаешь мне моих сыновей. Их обоих, и Индру и Асуру.
  - Всегда хотел спросить, а что с ними стало?
  - Асура прожил долгую человеческую жизнь, а Индра... В общем, они оба мертвы. В целом мире у меня не осталось никого ближе тебя, и мне очень тяжело смотреть на то, как ты страдаешь.
  - Но, почему же ты не рассказал мне об этом раньше?
  - Я хотел. Каждый день, я очень хотел показать тебе своё лицо, рассказать о том, что мы родня, но я не мог. У Богов есть всего три простых правила: не сближаться с обычными людьми, не вмешиваться в людские дела и не устраивать ссор друг с другом. Каждый раз, когда я хоть как-то помогал тебе, или даже, просто разговаривал с тобой, я гневил Богов и получал от них соответствующие наказания, а теперь, когда я перешёл все пределы дозволенного... - Рикудо Санин грустно ухмыльнулся, - Скорее всего, меня ждёт изгнание или смерть. Раньше, мне удавалось скрывать моё отношение к тебе через всё то хладнокровие и жестокие слова, но теперь, меня несомненно ждёт печальный исход.
  - Но ты же не сделал ничего плохого!
  - Боюсь, у Богов несколько другие понятия хорошего и плохого... Вот почему, мы должны поспешить! Я не знаю, как скоро они появятся, поэтому, нужно сделать всё прямо сейчас! - Рикудо Санин сложил очень длинную серию печатей и опустил руку на землю. От неё, на земле начали появляться сотни чёрных линий, соединявшихся друг с другом, из которых вырисовывался большой единый круг, примерно в пятьдесят метров в диаметре. От круга начал исходить яркий оранжевый свет, из центра круга начали появляться длинные рыжие хвосты. Как только их стало девять, появился и их обладатель. Наруто не мог поверить своим глазам.
  - Не может быть... Курама?
  - Ты ожидал увидеть кого-то другого? - Кьюби ехидно улыбнулся, а Наруто одновременно смеясь и плача бросился к Кураме и обнял его огромную морду.
  - Как же я скучал по тебе!
  - А я по тебе, родное сердце! Без тебя та-а-ак ску-у-учно!
  - Но, как? В смысле, я думал, ты погиб?
  - Биджу не умирают, глупый. Нас можно только запечатать. Рикудо Санин вытащил меня из Гедо Мазо, хотя, в нём осталось достаточно моей чакры, чтобы воскресить Джуби... Ты натворил столько глупостей, пока меня не было.
  - Я всё понимаю, вы рады друг друга видеть, но у нас мало времени. Дайте мне закончить начатое, - девятихвостый и Наруто кивнули, и Рикудо санин подошёл к ним, положил одну руку на лапу Кьюби, а другую - на живот эмпата. Курама тут же превратился в чистую чакру и перешёл в Наруто, заняв своё законное место.
  - Так, теперь, нужно вернуть тебя в мир живых и... - вдруг, стало очень холодно, дождь прекратился, а за спиной Наруто появился кровавый силуэт Джашина, который на этот раз предстал в обличии человека в красном балахоне. Он схватил Наруто за плечи, хищно облизнувшись.
  - Не так быстро! У нас с тобой сделка, и пора платить по счетам! - прежде, чем Рикудо Санин успел что-то сделать, Бог Крови утащил Наруто за собой и в несколько быстрых рывков, скрылся из виду.
  ***
  
  Тем временем, тело Наруто продолжало гореть, а от него, пламя перекидывалось и на деревья. За несколько минут, Зецу объединились с Гедо Мазо, появился Обито, снял барьер и воскресил Джуби, пока Мадара отвлекал Каге. Рёв десятихвостого заставил шиноби содрогнуться. На его гигантской голове, в сотне метров над землёй, стоял Обито и готовился запечатать Джуби в себе. Мадара хотел пробиться к нему, но Каге и Орочимару его не пропускали.
  - Обито, чёртов ублюдок, что ты творишь?! Это Я должен стать его джинчурики!
  - Давайте будем честны, Мадара-сенсей, Вы использовали меня, а я использовал Вас. Будем считать, что Вам просто не повезло, - за несколько секунд, Джуби затянуло в Обито, Учиха схватился за голову и пронзительно закричал. Это был такой нечеловеческий крик, от него едва не лопнули барабанные перепонки, но прекратился он так же внезапно, как начался. Состояние Обито уравновесилось, его волосы и кожа стали белоснежно белыми, на груди появились чёрные томоэ, а часть его одежды разорвало. Джинчурики десятихвостого окинул отстранённым взглядом людей, смотревших на него, хмыкнул и просто исчез. Понёсся куда-то с такой скоростью, что никто и не заметил его движения, но при этом, появился мощный порыв ветра. Мадара готов был взорваться.
  - Пропустите меня, идиоты! Обито действует не по плану, он спутает мне все карты!
  - О, как мне тебя жаль!!! - Сусано Саске ударило по Мадаре, столкнувшись с защитой из той же техники противника. Воскрешенный Учиха моргнул, и шаринган в его глазах сменился риннеганом, а его Сусано исчезло. Мадара вскинул руку к небу, и из его ладони вылетела маленькая чёрная сфера, скрывшаяся в облаках.
  - Этого вы хотите, да?! Хотите умереть, сражаясь за мёртвого безумца?!
  - Мы сражаемся за людей, и если нам суждено умереть сегодня, мы готовы это принять! Пока мы заняты с тобой, Обито могут задержать наши отряды!
  - Вы правда верите, что можете меня победить? Или, что вся ваша армия сможет сейчас совладать с Обито?!
  - Мы обязаны хотя бы попытаться!
  - Тогда, вы не оставляете мне другого выбора. Отныне, я буду с вами серьёзен, - лес, в котором они находились, начала накрывать тень, от формировавшегося в небе Чибаку Тенсей.
  ***
  
  Джашин связал Наруто массивными ржавыми цепями и бросил его под одним из деревьев. Как бы Узумаки не старался, ему не удавалось разорвать эти оковы. Бог Крови стоял над джинчурики и, похоже, пытался понять, о чём тот сейчас думает.
  - Рикудо Санин ведь не рассказал тебе, что это за место? Это, своего рода, переходная остановка. Место, между миром живых, Раем и Адом. Обычно, сюда попадают люди, висящие на волосок от смерти, или же те, чьи души запечатаны в ком-то или чём-то. Чем дольше человек находятся здесь, тем сложнее ему вернуться в мир живых. Думаю, ты понимаешь, что в моих же интересах, чтобы ты оставался здесь как можно дольше.
  - На карту поставлена судьба всего мира, а тебя заботит только моя душа? Серьёзно?
  - И не пытайся сыграть на моём чувстве выгоды, для меня, важно не количество, а соблюдение заключённого контракта.
  - Я ведь ещё не мёртв, контракт не выполнен!
  - С чего ты взял? Кто сказал, что ты всё ещё жив?
  - Ты сам! Ты же сказал, что сюда попадают люди, которые только близки к смерти!
  - Ты - особый случай. Может, Рикудо Санин приложил к этому руку, но, ты всё же как-то прорвался сюда, уже будучи мёртвым. Так что, мне нужно немного, и мы отправимся в Ад. Ты и сам не заметишь, как это произойдёт: воспоминания станут блеклыми, твоё настоящее, прошлое и будущее, всё это станет для тебя совершенно не важным, и тогда, ты перестанешь цепляться за жизнь, - Джашин посмотрел назад, словно услышал какой-то шум, и с досадой хмыкнул. - Вот уж не думал, что Она явится...
  Перед Наруто появился сгусток ослепляюще-яркого белого света, из которого начал вырисовываться силуэт высокой девушки. Она была одета в белое кимоно с широкими рукавами, обвязанное тёмно-синим поясом, а на ногах у неё были деревянные сандалии. Светлые пшеничные волосы заделаны в хвост, бледная кожа, она была похожа на ангела, только без крыльев, но особенно сильно удивляли её фиолетовые глаза, на всё смотрящие с добротой и пониманием.
  - Что ты здесь забыла?
  - А где мне ещё быть, в такое время? К тому же, я уже давно хотела поговорить с ним.
  - Тс. Ладно, давай, только быстро. И, смотри, без глупостей только, - Джашин нехотя отошёл от Наруто, оставив их наедине.
  - Ты ещё кто? - про себя, Наруто отметил, что ему уже стало тяжело думать.
  - Сложный вопрос. Для начала, я - Богиня, - девушка приветливо улыбнулась эмпату.
  - Вот ведь счастье, ещё одна. Будто двух предыдущих мне не хватило.
  - Нет-нет, что ты! - Богиня виновато замахала руками, став вдруг похожей на беззаботного ребёнка. - Я не похожа на Джашина или Рикудо Санина! Мне даже сражаться ещё никогда не доводилось, я только и умею, что предсказывать будущее, и в случае опасности, от меня не будет никакого толка!
  - Предсказательница?.. Точно, Кьюби мне о тебе рассказывал. Если ты правда предсказываешь будущее, скажи, я выберусь отсюда?
  - Это зависит только от тебя. Ты хочешь жить?
  - Сильнее, чем когда-либо!
  - Тогда, уходи.
  - Ха, как будто всё настолько просто.
  - Всё зависит от желания. Захочешь жить по-настоящему, и никакие цепи не смогут тебя сдержать. Какая у тебя цель? Ради чего ты хочешь вернуться в мир живых?
  - Там остались люди, за жизни которых я отвечаю, и им нужна моя помощь.
  - Все мы в ответе лишь за свои собственные жизни, и даже ты не можешь перекладывать ответственность на себя.
  - Я что, должен наплевать на людей?
  - Нет, но, если желания спасти кого-то недостаточно, тебе нужно нечто большее. Будь то мир, ненависть или любовь, - Джашин вернулся в всё том же неуместно приподнятом настроении, с долей угрозы взглянув на Богиню.
  - Время вышло, - Предсказательница вновь по-детски улыбнулась и кивнула, а перед тем, как уйти, наклонилась к лицу Наруто и прошептала: - Не важно, что бы ни случилось сегодня, тебя ждёт падение, а затем, только если ты этого захочешь, великое возвышение.
  - Ты о чём?
  - Сам скоро поймёшь. И... мне правда немыслимо жаль, что всё так сложится, - очередная вспышка света, и светловолосая девушка исчезла.
  - Постой! Я хочу жить, слышишь! ХОЧУ ЖИТЬ!!!
  ***
  
  Какаши и ещё почти десять тысяч солдат собрались по приказу в месте, куда должен был направится Обито. Люди были так напуганы, в особенности сенсоры: одно только присутствие Учихи поблизости едва не вызывало у них паническую атаку, настолько мощной стала его чакра, после запечатывания Джуби. Все оглядывались по сторонам, не зная, куда смотреть и что делать, чтобы остановить его. Внезапно, с одного из флангов начал доноситься едва различимый, похожий на ультразвук, свист, и все поняли, что это он. Обито даже не пытался скрывать своё присутствие, от чего, шиноби становилось ещё страшнее, до дрожи в коленях.
  - ПРИГОТОВЬТЕСЬ, - скомандовал Какаши, - ГЛАЗОМ МОРГНУТЬ НЕ УСПЕЕТЕ, КАК ОН ПОЯВИТСЯ, - напряжение достигло своего пика, в какой-то момент, сердца всех шиноби одновременно замерли, и в тот же миг, через ряды шиноби пронеслась белая фигура, за которой тут же протянулся след из крови и оторванных частей тел. Не раздалось ни единого крика, все просто застыли в ужасе, силясь выдавить из себя необходимые слова.
  - В АТАКУ! - кому-то всё же удалось пересилить себя и сказать это, хоть как-то подвигнув шиноби к действиям. В ход пустили ниндзюцу, Обито окружили и со всех сторон запустили в него мощнейшие техники Огня, Ветра и Молнии. Учиха даже не шелохнулся, защита из Биджудамы всё сделала сама, окружив Обито чёрной чакрой. Все ниндзюцу ушли впустую, а Обито из защиты перешёл в наступление, прежде чем шиноби успели среагировать, и взрывом от того же Биджудамы убило ещё несколько десятков человек. Джинчурики десятихвостого стоял в центре небольшого кратера, в окружении пепла и останков, шаринган и ринеган в его глазах не выражали ровным счётом ничего. Не сказав ни слова, Обито сорвался с места, пробился в центр толпы и вновь начал сокращать ряды армии.
  - Капитан, отдайте приказ!!!
  - Враг слишком опасен!
  - Нужно отступить, пока ещё есть шанс!
  - Капитан!!! Ждём ваших приказаний! - из подобных обращений уже образовалась целая какофония, а слово "капитан" сливалось во всеобщий крик. Все ждали от Какаши принятия решения, забывая о том, что он тоже обычный человек.
  - Не позволяйте страху подчинить вас! Наша задача - задержать Обито... Нет, задержать джинчурики Джуби до появления Каге, даже ценой наших жизней. Так делайте же то, что велено. Придя сюда солдатами, мы все понимали, что умрём солдатами, - Хатаке встал плечом к плечу с Гаем, в его руке уже появилось Райкири, а его друг начал открывать Восемь Врат, одни за другим, намереваясь дойти до конца...
  ***
  
  Последней атакой Мадары, Орочимару оторвало руку, и ему пришлось уже в двадцатый раз сбросить кожу. Санин тяжело дышал, чакра подходила к концу, ещё немного, и он не сможет нормально исцелять свои раны. Змей обернулся: на земле, позади, лежали Нейджи и Ооноки, по лбу которого медленно стекали струйки крови. Цучикаге с огромным трудом смог остановить падение сразу нескольких Чибаку Тенсей, похоже, заработал смещение позвонков, несколько переломов и сотрясение мозга. Неподалёку от него, полусидя, безвольно повесив голову, лежал Райкаге, с открытыми переломами обеих рук. "Надо бы им помочь, но у меня нет такой возможности... Как же досадно, что здесь нет Кабуто". На ногах, помимо Орочимару, ещё держались Саске, Гаара, Мизукаге и Хината. Последняя была тяжело ранена в правое плечо, её рука совсем не двигалась. Хьюга вдруг замерла, словно услышала чей-то голос, посмотрела в сторону горящего Узумаки.
  - Стой! - Саске попытался схватить девушку за руку, но его ладони были в крови, из-за чего, Хьюга смогла выскользнуть. - Не трогай его! Наруто уже не помочь, он не хотел бы, чтобы ещё и ты пострадала!
  - Так нужно, доверься мне! - оббегая чёрное пламя, Хината подобралась к Наруто настолько близко, насколько могла, но тут, Мадара перебросил своё внимание с оставшихся бойцов на неё. Такова была его цель - убирать слабые звенья, не затрачивая при этом особых сил. Учиха сложил руки в замок, вырастил перед своими врагами несколько рядов близких друг к другу, переплетающихся деревьев, и мгновенно переместился к Хинате. Обладательница бьякугана уже ничего не успела бы сделать, поражение казалось неминуемым, но в последнюю секунду, кто-то появился перед ней и ударил Мадару в живот сферой голубой чакры. Хината не сразу поняла, что произошло, а увидев спину своего спасителя, волосы пшеничного цвета и расенган в его руке, она решила, что это Наруто, но лишь на секунду. Она знала, что тело Узумаки всё так же бездыханно лежит на земле, объятое пламенем. И тогда, Хьюга заметила на белом плаще стоявшего перед ней мужчины надпись: "Четвёртый".
  - Хм-ха-ха-хаа! Умеешь ты удивить! Воскресить Четвёртого Хокаге и явиться в такой момент, я впечатлён и тронут! - Орочимару хитро улыбался, периодически переходя на громкий хохот.
  - Вы же знаете, Орочимару-сама, я скорее теоретик, чем практик. На поле боя, от меня нет особого толка, зато, я могу заставить сражаться других, - появился ещё один мужчина, который подошёл к воскрешенному Хокаге и поравнялся с ним, прикрывая собой Хинату. Саске, от удивления, даже на мгновение забыл о Мадаре, открыв рот и просто уставившись на внезапно явившегося шиноби-медика, которого он сам уже давно считал мёртвым. Но, нет, эта тёмная одежда, жилет с высоким воротником, одетый поверх светлой футболки с короткими рукавами, перевязанный бинтом пояс, пепельные волосы, заплетенные в хвост, пусть и сильно отросшие и спутанные, большие круглые очки, маленькие чёрные зрачки... это, без сомнений был Кабуто. Но, кое что в нём всё же сильно изменилось: начиная от щеки, вся правая половина его тела была покрыта шрамами от ожогов. Кожа стал шершавой, покрытой мелкими впадинами, на правой руке не было ни волос ни ногтей. Было очевидно, что спасение из горящего убежища далось ему дорогой ценой, однако, Якуши улыбался столь приветливо и беззаботно, а, когда он поправил свои очки, Орочимару и Саске окончательно забыли о его увечье, видя лишь старого доброго очкарика лаборанта. Кабуто достал хирургический скальпель, встав в боевую стойку, а Минато переместился к Каге и Орочимару.
  - Делай, что задумала, Хината-чан, мы тебя прикроем, - не оборачиваясь, спокойно произнёс Кабуто. Саске, тем временем, встал поближе к Минато, глядя на Четвёртого виноватым, пропитанным горем взглядом.
  - Я... Я не смогу уберечь вашего сына.
  - Ты ошибаешься. Он не мёртв, ещё нет, я точно знаю. Нам нужно продержаться ещё совсем немного, и всё наладится.
  - Откуда такая слепая вера?
  - Я просто верю в своего сына.
  Хината сложила руки у своего рта, будто старалась перекричать кого-то, глядя на тело Наруто. Она не проронила ни единой слезинки, а голос её не дрожал, звуча ровно и уверенно. Хьюга знала, что сейчас, её слёзы тут ничем не помогут: - Наруто-кун! Наруто-кун, я знаю, ты слышишь меня! Ты нужен нам! Если ты не встанешь, не заставишь своё тело двигаться, я, Саске и все те, кто сегодня сражаются за этот мир, погибнут! Можешь не сражаться за нас, сражайся за себя! Это ведь они! Мадара и Обито, они всё это начали!!! Из-за них, погибло столько людей! Из-за них, гибнешь и ты! Наруто-кун, отомсти им! Отомсти, за смерть товарищей, за загубленные жизни! Не важно, кем ты станешь, человеком, Богом или чудовищем, не смей сдаваться сейчас!!! - Узумаки не шевельнулся, а Мадара начал смеяться, скорей уж раздраженно, нежели злорадно.
  - А вы всё прибываете!
  ***
  
  Глаза Наруто стали стеклянными, он тупо уставился в одну точку на земле перед собой, разум его покидал, а Джашин, пользуясь ситуацией, решил заняться своим любимым делом ещё до прибытия эмпата в Ад - пытками. Но, сейчас, он не мог пытать тело блондина, они находились на нейтральной территории, так что, Бог Крови решил пытать его разум: - Ну как, он изменился, твой мир? Сделал ли ты его хоть чуточку лучше? Или же, всё наоборот, и ты принёс в него лишь хаос?
  - Мммм... - болезненно, почти жалобно промычал джинчурики.
  - Ты хотя бы понимаешь, что я тебе говорю? Впрочем, не важно, я всё равно с тобой поболтаю. Скажи, ты никогда не думал о самоубийстве? По-моему, это был бы самый разумный конец для этой грустной, полной лжи, ненависти и морального уродства истории, под названием "Жизнь Узумаки Наруто". Ты, безумный смертный, который повёл людей за собой на войну, заранее зная, что они все погибнут. Может быть, их жизни отнимет кто-то другой, но, по-настоящему, их убил именно ты. Ты убил их всех, в одиночку погубил всех своих друзей, мужчин и женщин, свою армию и людей, которых ты поклялся защищать. Манипулируя страхом теми, кто хотел сбежать, ты не дал шанса спастись никому. Пожалуй, сегодня, лишь на одно мгновение, по уровню жестокости, ты превзошёл даже меня. Смертный, ответь же мне, ты сожалеешь? - ответом послужила одна скупая слеза, скатившаяся с глаза всё так же молчавшего эмпата. Джашин ухмыльнулся, он уже был готов пожрать душу блондина, когда последний резко напрягся. Глаза Наруто расширились, лицо перекосило от злобы, от него начала исходить мощная чакра. Джашин непонимающе смотрел на то, как Наруто, через огромные усилия, становится на колени. Бог не знал, что до Наруто дошли слова Хинаты, и теперь, разговор с Кьюби в его подсознании лишь подливал масла в огонь:
  - Вспоминай, Наруто! Вспомни о тех, кто тебе дорог, тех, кому ты нужен!
  - Верно... Там мои друзья, я не могу подвести их сейчас...
  - Времени на то, чтобы прохлаждаться здесь и жалеть себя у тебя нет! Вставай, и положи всему этому конец! Заставь Мадару страдать! Переломай ему все конечности, нет, лучше...
  - УБИТЬ ЕГО!!! - Наруто встал, пошатываясь, озлобленно взглянул на Джашина.
  - Почему?.. Почему ты вдруг так изменился?! Что я такого сказал?! - всё ещё будучи скованным, Наруто подпрыгнул к Джашину и ударил его ногой прямо по лицу, повалив Бога Крови на спину. Это был первый случай за несколько тысяч лет, когда смертный человек поднимал на Джашина руку, из-за чего тот, в шоке смотрел в след убегающему Узумаки.
  - Н-не смей уходить от меня!!! Это... Это против правил!!!! ТАК НЕЛЬЗЯ!!!!
  Рикудо Санин стоял там же, где Наруто видел его в последний раз, и найти его не составило никаких проблем. Бог Шиноби, похоже, не был удивлён, он верил, что Узумаки сможет найти в себе силы. Как только Наруто подошёл, Рикудо Санин щелкнул пальцами, и цепи спали с блондина.
  - У нас мало времени, но я должен предупредить тебя кое о чём, выслушай: как только я верну тебя в мир живых, ты должен будешь не просто остановить Обито, но и избавиться от десятихвостого. Когда-то, я разделил его на девять живых существ, и вот, к какому миру нас это привело. Теперь, когда люди знают о том, что есть возможность объединить всех биджу в единое существо, жажда его невероятной силы вспыхнет с новой силой. Страны будут сражаться друг с другом за всех биджу, убивать друг друга, снова и снова развязывая войны.
  - Этому не будет конца.
  - Именно. А потому, ты обязан придумать способ, как всё это остановить. Хотел бы я сказать, что ты должен сделать это любой ценой, но я не могу. Я не хочу, чтобы ты умирал сегодня, но, если у тебя не будет другого выбора, сделай то, что должен.
  - Постараюсь, - земля начала трястись, со всех сторон стал доноситься яркий свет и невыносимый шум, из-за чего, Рикудо Санин с досадой выругался.
  - Чёрт, это Они. Мы не успеваем!
  - Кто?
  - Боги! Нет времени объяснять, просто знай, что то, что они рядом не предвещает нам ничего хорошего! Нужно поторопиться!
  - Постой, теперь, когда все шесть путей открыты, кем я стану?
  - ...Ты станешь для людей последней надеждой. Удачи, Наруто! Для меня было честью направлять тебя на правильный путь, и, прости меня, если сможешь, за то, что я не мог ответить на твои молитвы! - Рикудо Санин положил руку на голову эмпата, от неё исходил жар, тепло жизни, возвращающее Наруто в мир живых.
  ***
  
  Обито вдруг замер прямо посреди сражения и посмотрел куда-то вдаль, сквозь ряды окружавших его шиноби. Никто не осмелился продолжать нападать на него, вцепившись в возможность взять передышку. Кожа Гая сейчас была похожа на раскалённое железо, от неё валил пар, а Какаши, на которого толстобровый джонин опирался, получал ожоги от его прикосновений.
  - А Наруто ещё более живучий, чем я думал. Простите, но вы мне больше не интересны, - сказав это с долей азарта, джинчурики Джуби, с присущей ему скоростью, сбежал. Какаши тут же свалился с ног от бессилия, едва удержав Гая. На красном, выражавшем невероятную боль лице Майто, как ни странно, появилась слабая улыбка.
  - Ха... Ты выиграл, Какаши... - Хатаке непонимающе посмотрел на друга, не в силах сказать что-то, от горя. - Выиграл в нашем соревновании. Ты останешься жив, а это тоже победа... И того, 51/52, в твою пользу... Жаль, что даже открыв Восемь Врат, я не смог сделать ничего стоящего.
  - Это не так. Ты задержал его, сделал даже больше, чем нужно... Ты будешь для всех настоящим героем.
  ***
  
  Как бы шиноби не старались, нанести серьёзного вреда Мадаре им не удавалось, он был слишком силён для них, находился на совершенно ином уровне. Он разорвал тело Минато на две части, и воскрешенному теперь требовалось время, чтобы восстановиться, вырубил Орочимару, Кабуто, Хинату, Гаару и Мизукаге, нанеся им серьёзные ранения. На ногах остался только Саске, кровь стекала по его лбу из глубокого пореза, застилая глаза, его дыхание сбивалось, в то вемя как Мадара едва успел вспотеть. Учихи сжимали в своих руках лезвия, Мадара - кунай, Саске - катану. Рывок, и члены одного клана сошлись в невероятно быстром спарринге, таком, что люди, не обладавшие шаринганом, сейчас, видели лишь два размытых пятна, от скрещения клинков которых летели искры. В какой-то момент, Саске почти удалось вогнать кусанаги в шею своего предка, но, когда острие меча только коснулось бледной кожи Мадары, тот бросил кунай на землю и сомкнул ладони в замок.
  - Шинра Тенсей! - Саске отбросило от Мадары со скоростью снаряда, и, если бы не Гаара, который из последних сил успел подхватить Учиху своим песком, брюнет бы переломал себе все кости, от столкновения с землёй. - Когда же вы, наконец, поймёте, что я не тот, с кем вы должны сражаться? Я не злодей, хоть меня и считают таковым, я просто хочу сделать мир лучше. Это в моих силах, так почему, почему вы упорствуете?! Мы живём в аду, так зачем сражаться за него?
  - Ты не знаешь, что такое настоящий Ад, - сердце Мадары забилось с бешенной скоростью, когда он услышал голос Наруто, человека, которого он лично убил и поджёг. Учиха чувствовал, что кто-то стоит за его спиной, но, стоило ему повернуть голову, как кулак Наруто врезался ему в щеку, едва не свернул шею и отшвырнул Мадару на десять метров.
  Последние пару метров Учиха проехал по земле на спине, мелкие камушки которой разлетелись во все стороны, а некоторые, вошли в спинные мышцы. У брюнета зазвенело в ушах, всё ещё не отойдя от удара, он с трудом смог сесть и уставился на стоявшего перед ним человека, не веря, что это Узумаки Наруто. От Наруто исходил дым, практически вся его одежда сгорела, но, при этом, на теле джинчурики не осталось ни одной раны, на груди появились шесть больших чёрных томоэ, изо лба, у самых волос, торчали два маленьких рога, таких же, как у Рикудо Санина, но, чёрных, а глаза были закрыты. Наруто вдруг ухмыльнулся, и опустил голову, словно оглядывая своё тело, но, при этом, он не открыл глаза.
  - Это никуда не годиться. Не время ходить полуголым, нужно быть более официальным, - Узумаки открыл глаза, и Мадара смог, наконец, увидеть его обновлённые глаза. Это было нечто совершенно новое, не просто риннеган, а скорей уж смесь последнего с шаринганом. Кольца риннегана были усеяны маленькими томоэ, а самый центр зрачка остался голубым. Блондин посмотрел на Аматерасу, горящее в том месте, где он ещё недавно лежал, и чёрное пламя, повинуясь его воле, поднялось с земли и подлетело к Наруто, окутав его с ног до головы. Как только он моргнул, огонь превратился в чёрный плащ, рукава и края которого были разорваны и напоминали языки пламени. То, насколько легко Наруто управлял Аматерасу ещё сильнее напугало Мадару, и воскрешенный Учиха вскочил на ноги, силясь вернуть самообладание.
  - Я же убил тебя! Как такое возможно, откуда у тебя такая сила?! - Наруто проницательно, с намёком посмотрел на Учиху, и тот, задумавшись на секунду, схватился за голову, находясь на грани истерики. - Нет... Нет! Не может этого быть! Не мог Рикудо Санин наделить тебя такой силой! Боги не помогают обычным людям, они всегда к нам безразличны!
  - Он и не наделял. Все шесть путей я прошёл сам, а он просто сложил их воедино. Теперь, всё части мозаики сложились воедино. Теперь, ты будешь бояться меня, - Наруто исчез из поля зрения Мадары, и только благодаря тому, что Учиха заметил вокруг себя увеличивающуюся тень, он смог спастись, отскочив в сторону до того, как Узумаки ударил по нему огромным расенганом из чёрной чакры, - потому что я - воплощение страха. Ты умрёшь от моей руки, потому что я несу смерть всем, кто её заслуживает. - джинчурики быстро среагировал и вновь подскочил к Учихе, ударил его ступнёй в голову, рассёк бровь и оставил диагональный порез по всем лбу. Голова Учихи запрокинулась, но прежде чем его отбросило, Наруто схватил его за длинные чёрные волосы, намотал их себе на руку и резко рванул на себя, выдрав несколько клочьев волос, после чего, врезал по переносице своего врага. Мадара едва не захлебнулся от удивления и крови, которая хлынула из носа с таким напором, что даже попала в рот. В этот момент, брюнет всё же смог вернуть контроль над собственными чувствами, выхватил кунай и обрезал свои волосы, освободившись от хватки джинчурики. Отпрыгнув на пару метров, Мадара, в попытке отдышаться, взглянул на Наруто ещё раз, чтобы предположить его следующий шаг, и, так уж вышло, что за спиной Узумаки, под нужным углом находилось закатное солнце, в лучах которого, блондин стал окончательно похож на божество, и, даже Мадара, на мгновение, проникся уважением к нему, желанием приклониться.
  - Ты захочешь боготворить меня, и это естественно, ибо я и есть Бог, - эти слова окончательно вывели Мадару из себя, в глазах Учихи красным светом загорелся Мангёкё Шаринган, и его окружило Сусано.
  - Ты всего лишь человек! Что ты знаешь о Богах, о мире, обо мне?! НИЧЕГО! Ты всё разрушаешь, губишь работу всей моей жизни!!!
  - Я, как раз таки спасаю людей, пусть и без жертв не обходится. А вот ты положил начало событиям, которые привели к бесчисленному множеству смертей. Ты не достоин жизни, и я избавлю тебя от неё.
  - Ну, попробуй! Ты, бессовестный аморальный ублюдок, покажи, на что способен! - как по команде, Наруто сорвался с места, переместился к Мадаре и выставил руку вперёд. В центре его ладони находилась чёрная сфера, не больше мячика, которая начала вытягиваться, готовясь нанести Сусано удар. Учиха тоже не собирался безвольно ждать, когда его прикончат, и, так уж вышло, что сфера в руке Наруто взорвалась в тот же момент, когда Сусано ударило по джинчурики своей огромной рукой. Учиха и Узумаки исчезли на секунду в вспышке яркого света, а оглушительный рокот взрыва заглушил все звуки. Когда пыль осела, показался Мадара, его Сусано разваливалось на части, быстро исчезая. Сам Учиха зашёлся в кашле, сплёвывая пыль и собственную кровь. В какой-то момент, он думал, что эта техника убьёт его, но, сейчас, воскрешенный сфокусировался на поисках Наруто, который исчез из его поля зрения в момент взрыва.
  Вдруг, из-под земли высунулись руки Наруто, схватили Учиху за ноги, после чего, он и сам показался и ударил Мадару всем телом о землю, и, не дав ему шанса прийти в себя, навалился сверху на Учиху, вдавив его коленями в грудь. Мадара в последнюю долю секунды успел отвернуть голову в сторону, прежде, чем Наруто ударил по ней кулаком. Учиха покрылся холодным потом, когда видел, как в том месте, куда ударил Узумаки, образовалась целая воронка, глубиной в несколько метров. "Если он попадёт в голову, мне конец!". Словно в замедленной съёмке, Мадара видел, как Наруто заносит руку для нового удара, - на этот раз, точно не промажет, - и тут, джинчурики и Учиха встретились взглядами, и Мадара использовал свой последний козырь - Цукуёми. Он хотел погрузить блондина в сильнейшее гендзюцу, но, что-то пошло не так: в момент, когда техника должна была вступить в силу, она будто отразилась от глаз Узумаки, возвратившись к Учихе. Резкая боль пронзила глаза Мадары, он не выдержал и зажмурился, а, когда снова открыл глаза... Всё вокруг изменилось до неузнаваемости. Мир вокруг стал серым, исчезли все следы недавних сражений, и, казалось, что на многие мили вокруг вообще ничего нет, только чистый пустырь и ничего на горизонте.
  - Ну как, нравится моё творение? - Мадара только сейчас заметил, что он уже не лежит на земле, а стоит на ногах, а прямо перед ним находится и Наруто.
  - Что ты сделал?
  - Я взял твоё Цукуёми, перенаправил его и внёс некоторые изменения.
  - Даже обладателям Вечного Мангёкё Шарингана такое не по силам, наверное, это какой-то трюк?
  - Не веришь, что этим гендзюцу управляю я? Ладно, смотри, - Узумаки моргнул, и в тот же момент, ноги Мадары, ниже колен, просто исчезли, словно их никогда и не было. Осознание того, что Наруто говорит правду пришло, когда Мадара упал на землю и почувствовал боль, от того, что стукнулся подбородком. Это действительно настоящее Цукуёми.
  - Считаешь себя умником, да? У любой техники есть слабость, а Цукуёми я изучил досконально, мне ничего не стоит выбраться из него.
  - Выбраться? Глупыш, так ты ещё не понял? Хаха-ха-ха! Это... Это весьма уморительная ситуация!
  - Что смешного? - Мадара старался сохранять спокойствие, но, через чур весёлое, самоуверенное поведение Наруто начинало давить ему на психику.
  - Ты мёртв! И это не метафора, не шутка и никакая не угроза! Ты уже умер, в прошедшем времени!
  - Что за бред ты несёшь? Я здесь, стою перед тобой, разговариваю, дышу, а значит, я живой!
  - После смерти мозг живёт ещё шесть минут, после чего, его клетки начинают стремительно отмирать. Мы в Цукуёми, и твой мозг пока ещё функционирует, вот только, сердце не бьётся. Я убил тебя ещё в тот момент, когда ты зажмурился.
  - Нет... Всё должно быть не так... Это не правильно, невозможно! Я... Я! - Мадара схватился за грудь и тяжело задышал, а Наруто и бровью не повёл, наблюдая за его мучениями.
  - Ты уже почувствовал это, верно? Неприятное чувство, словно ты находишься в очень душном помещении и не можешь отдышаться? Так твой разум реагирует на острую нехватку кислорода. Привыкай, тебе предстоит ощущать это ещё о-оче-е-ень долго. Это ведь, по сути, моё Цукуёми, здесь и правила мои, а учитывая, что до необратимых повреждений твоего мозга осталось примерно шесть минут в реальном мире, здесь, тебе предстоит провести где-то... шестьдесят/семьдесят лет. Прелестно, ты не находишь? В качестве прощального подарка, я позволю тебе на своей шкуре ощутить, каково было бы людям в Вечном Цукуёми.
  - Ты не можешь так поступить со мной! Кто дал тебе право, вмешиваться в мою загробную жизнь?!
  - Богу не нужно ничьё разрешение. А хочешь знать самое забавное? Как только этот наш диалог закончится, и я исчезну, ты обо всём забудешь. Забудешь о нашем разговоре, о том, как ты сюда попал, и что с тобой происходит. Для тебя не будет никаких "до" и "после", останется только "сейчас". Пожалуй, я так и оставлю тебя безногим, на все эти десятилетия. Ты был рождён, чтобы летать, но посмотри, насколько низко я спустил тебя с небес на землю. Прощай, Мадара, и наслаждайся каждой минутой того ада, на который я тебя обрёк, ведь, это моё возмездие. Обито следующий.
  Последняя ложь
  
  Советую читать, слушая The Electro suite OST
  
  Шиноби, до сего момента наблюдавшие за боем Наруто и Мадары, наконец, пришли в себя, после всего увиденного, и, кто-то хромая, кто-то, держась за сломанные рёбра, или, неся на руках слишком серьёзно раненных товарищей, подбежали к Узумаки, видя, как он склонился над Учихой и производил над ним какие-то манипуляции. Подойдя поближе, они услышали звук рвущейся плоти, и увидели брызги крови, вылетающие из головы Мадары. Наруто отвлёкся от своего занятия и обернулся к ним, добродушно улыбнувшись. Его лицо и руки были в крови.
  - Привет, пап, - Узумаки вытер со лба кровь тыльной стороной ладони и бросился на Минато с объятиями. Ни Намикадзе, ни кто-либо другой не ожидали от блондина такого, а Саске даже приготовился выхватить катану, в случае, если Наруто поведёт себя агрессивно. Четвёртый застыл в изумлении, боясь пошевельнуться. - Я так сожалею о том, что я тебе наговорил в прошлый раз.
  - Не нужно. Ты мой сын, и что бы не случилось, я всегда буду на твоей стороне.
  - Спасибо. Можешь мне не верить, но это очень важно для меня.
  - А что это у тебя в руках? - решился спросить Саске у Наруто. Блондин отпустил отца и вытянул руки вперёд, ладонями к верху. Узумаки сжимал в окровавленных пальцах два вырванных глазных яблока, а на большом пальце левой руки красуется кольцо Мадары, которое тот не так давно снял с тела Нагато. Только сейчас шиноби заметили, что у трупа Мадары были пустые глазницы.
  - Глаза Мадары. Они мне ещё пригодятся, не пропадать же добру? - Саске усмехнулся, облегчённо выдохнув и поняв, что Наруто остался прежним, несмотря на сильные изменения внешности. Новый Бог несколько секунд смотрел на Учиху, видя, как тот нерешительно переминается с ноги на ногу, опускает глаза, открывает рот, пытаясь что-то сказать, но тут же отворачивается, и с улыбкой крепко обнял друга. - Саске, я всё тот же, не думай, что став Богом, я начну вести себя по-другому.
  - Ты так меня напугал, - Саске говорил заметно подрагивающим от эмоций голосом, - когда Мадара пробил тебе сердце... Я ощутил примерно то же самое, что и в день, когда Итачи пришлось вырезать наш клан. Эту... опустошенность.
  - Ты же Хокаге, не стоит распускать сопли при всех!
  - Да, ты прав, - Саске отстранился от блондина и смахнул набежавшие на глаза слёзы. Как только Учиха отступил, показалась Хината, которая уже во всю плакала. Ей не нужно было ничего говорить, всё и так было понятно по её глазам, а, когда она поцеловала джинчурики, робко, но, впервые, с такой спонтанной напористостью, Узумаки лишний раз убедился в том, что она его по-прежнему очень любит. Это вызвало довольную, хоть и немного грустную улыбку.
  - Я знала, что ты обязательно выживешь.
  - Ты слишком правильная, - джинчурики сказал это с лёгкой досадой.
  - Ради тебя, я готова измениться.
  - Не вздумай. Меня и так всё устраивает, не хочу испортить тебя... Давайте, я займусь вашими ранами?
  - Сейчас не до этого, Наруто-кун, - Кабуто уже сам встал на колени перед лежавшим на земле Ооноки и держал руки над его рёбрами, направляя в них светло-зелёную медицинскую чакру. - Ты должен позаботиться об Обито, а ранеными займемся мы с Орочимару-сама.
  - Иноичи только что передал, что Обито до сих пор сражался с несколькими отрядами, среди которых был и отряд Какаши, но, примерно в то же время, когда ты вернулся к нам, он просто исчез. Сенсоры нигде не улавливают его присутствия.
  - Зато я прекрасно его чувствую. Нашего малыша Обито сейчас просто распирает от силы.
  - Правда? Ты можешь указать его точное местоположение?
  - Да, но, мы все должны будем туда явиться. Мне понадобиться помощь всей армии, пусть все до единого, даже самые слабые или раненные шиноби соберутся в одном месте. Прямо сейчас прикажите, чтобы все люди стекались в эту точку.
  ***
  
  Армия Альянса потеряла примерно двадцать тысяч солдат, но по-прежнему выглядела внушительно, а как только люди увидели Наруто, почувствовали, как от него исходит непоколебимая вера в победу, в их глазах загорелась надежда. Саске и Гаара окинули взглядом всю ту огромную массу людей, что столпилась здесь, связались с Иноичи, подтвердив, что здесь в буквальном смысле находятся все, и тут, заметили, что сам Узумаки, который еще секунду назад находился в поле их зрения, исчез.
  - Наруто! - Учиха удивился высокому, практически переходящему на крик тону собственного голоса. Он всё ещё не мог прийти в себя после недавних потрясений, и теперь, отсутствие друга едва не доводило его до истерики. - Мы сделали всё, как ты просил! Каждый боеспособный член армии сейчас здесь, мы готовы сражаться с Обито!
  - Извини, но этого не будет, - так уж вышло, что все без исключения повернулись на голос Наруто практически одновременно, увидев блондина в чёрном рваном плаще, в десяти метрах в стороне от армии. Саске на мгновение удивило, как его друг успел так быстро пробраться через многотысячную толпу, но это странное, отстранённое выражение лица Наруто, его пронизывающий насквозь взгляд, внушило заглушающее все другие чувства плохое предчувствие. Саске добрался до блондина и замер в метре перед ним, ощутив, словно что-то мешает ему пройти дальше.
  - Что ты сделал?
  - Я выставил барьер вокруг зоны в десять километров в диаметре. Ровно столько мне понадобиться, чтобы сражаться с Обито, не опасаясь, что я ненароком убью кого-то из наших.
  - Какого чёрта?! Ты же сказал... Ты нас обманывал? Обито ведь там, по ту сторону твоего барьера? А я тебе поверил... Я идиот. Какой же я идиот!!!
  - Не суди себя строго. Я скоро вернусь, обещаю, - Наруто в последний раз бросил взгляд на Учиху и быстро зашагал по направлению к центру барьера. Саске с криком злобы стукнул кулаком по невидимой стене, преграждавшей ему путь, и от места, где его рука наткнулась на препятствие, разошлись своего рода волны, искажавшие видимое глазу пространство.
  - Дейдара!!!
  - Да? - Тсукури вышел из рядов армии шиноби, уже сжимая в руках свою глину.
  - Быстро взлетай, и обыщи барьер, изучи каждый сантиметр, найди хоть какую-то брешь! Используй весь своей арсенал, если потребуется!!! - кивнув, подрывник создал глиняную птицу и взмыл в воздух.
  
  Они идут друг другу навстречу, Обито и Наруто, Учиха и Узумаки. Их разделяет всего десять метров, и с каждым шагом, их всё сильнее захлёстывал, поглощал без остатка кураж, чувство эйфории, на грани нирваны. Их движения идентичны, словно они специально копируют друг друга, и замерли они тоже одновременно, глядя друг другу прямо в глаза.
  - Забавно, - Обито протянул к блондину руку и начал вглядываться в свою ладонь, словно ища в ней какие-то ответы. - Я чувствую, своего рода, разряды тока. Непонятное... притяжение к тебе.
  - Ещё бы. Сейчас, наши силы похожи друг на друга, как две половинки одного целого. Чёрное и Белое.
  - И кто же из нас Чёрный, а кто Белый?
  - Это ты мне скажи. Всё ведь зависит от того, за что мы сражаемся. Скажи же, за что? Ради чего мы убили стольких людей?
  - Я делаю всё, во