Смирнитский Сергей Алексеевич: другие произведения.

Влияние эллинской цивилизации на Ранний Рим

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 4.27*13  Ваша оценка:

  Влияние эллинской цивилизации на Ранний Рим .
  Предисловие.
   Основной целью данной работы будет рассмотрение Римской истории периода царей, ранней и поздней республики, поиск политических, экономических, социальных и культурных влияний эллинского мира. Сложно найти единую, главную проблему данной работы, сама её тема слишком объёмна, чтобы включать в себя лишь один вопрос, требующий разрешения, поэтому подобных проблем будет несколько: "Был ли Ранний Рим полисом, в чём заключается взаимовлияние римской и эллинской культур, в чём причины кризиса обоих полисов?".
   Историю Рима и Эллады большинство историков объединяют в единую Историю Античности. И, поскольку такое объединение считается правомерным, практически все работы, посвящённые истории Рима и Греции так или иначе соприкасаются друг с другом, оказывают друг на друга взаимовлияние, подобно тому как сама Эллада оказывала влияние на Рим и наоборот.
   В качестве источников по данной теме я использовал Плутарха, Гая Саллюстия Криспа, Тита Ливия, Полибия. Все они, несмотря на разное время написания и разные цели, которые они перед собой ставили, по мнению Гаспарова: "Тацит был историк, Плутарх был моралист; Тацит стремился постичь законы истории, Плутарх – законы человеческой души", достаточно объективно описывали Римскую историю, например через призму конкретной личности, как Плутарх. В меньшем объёмё я использовал источники, представленные в "Хрестоматии по истории древнего Рима", таких как Дионисий Галикарнасский, которого Утченко называет "корректором" Тита Ливия; считается, что в изложении событий Дионисий опирался на более правдивые источники. Также мной были использованы законы XII таблиц, очень важный источник по истории Ранней республики.
   Что касается труда Тита Ливия, то в его произведении некоторую проблему создаёт то, что оно носит явно назидательный характер, что очень характерно для большинства римских историков. Лукас Коллинз, автор переложения Тита Ливия на русский язык призывает относится к Ливию "satis constat", что означает – "считать за достоверное".
   Сочинение Гая Саллюстия Криспа "Заговор Катилины" даёт немало информации о ментальности древнего римлянина. Он даёт общую характеристику поздней римской республике и высказывает интересные идеи относительно римской истории в целом. Для данной работы наиболее важным являются некоторые общие мысли Саллюстия, посвящённые характерным особенностям римской ментальности.
   Полибий – один из первых римских историков, который попытался обобщить мировую историю в целом, создав сборник сочинений - "Всеобщую историю". Её ценность прежде всего заключалось в том, что это было одно из самых ранних сочинений исторического характера. Важность этой работы заключается и в том, что даже сам стиль её написания – восхищённое, безостановочное восхваление Римского государства – уже важный фактор, помогающий понять и оценить тот период истории, в который "Всеобщая история" и была написана. "Полибий добросовестно и критически относился к своим источникам, придавая большое значение личному ознакомлению историка с изучаемыми им странами и народами, театрами военных действий, чем был близок к другому великому историку древности Фукидиду".
   К греческим источникам по данной работе, наряду с Плутархом относятся Платон и Аристотель, чьи сочинения я использовал в главе, посвящённой определению полиса.
   В своей работе я активно использовал книгу Теодора Моммзена "История Рима", которая является классической работой на данную тему. Моммзена не упрекнёшь в необъективности, в предвзятом отношении к фактам, словом, его работа безусловно очень близко к реальности описывает Римскую историю.
   Не менее важным для моей работы оказалось сочинение Иоганна Готфрида Гердера "Идеи к философии истории человечества". Этот масштабный труд в частности позволяет сравнить ментальную систему римлянина и грека. Гердер в основном касается общечеловеческих вопросов, он пишет о ментальности, о характерах, нравах людей, сравнивая и делая соответствующие выводы.
   В качестве материала к своей работе я использовал книгу С.Л Утченко "Древний Рим: события, люди, идеи". Автор рассматривает в ней наиболее кризисные моменты в истории Римской цивилизации, такие как заговор Катилины или установление принципата. Эта книга ценна прежде всего тем, что в ней автор пытается сопоставить историю Рима и Эллады, доказывая, что Рим, как и эллинские города-государства, был полисом. Труды И.Л Маяка ("Рим первых царей" – генезис римского полиса), С.И. Ковалёва ("История Рима") и В.Кузищина ("История древнего Рима") дают немало необходимой фактической информации, поэтому также были использованы в данной работе. По греческому кризису полиса наибольшее количество цитат было взято из второго тома "Античной Греции", целиком посвящённой кризису полиса.
   Я разделил свою работу на 6 глав, в первой из которых я кратко определю основные признаки полисной системы, во второй приведу все аргументы за то, что Царский Рим был полисом, во третьей – все контраргументы, в четвёртой опишу устройство раннеримской республики и определю её особенности. Пятая глава целиком будет посвящена культурному взаимовлиянию двух государств; шестая – сопоставлению причин и сущности кризиса полисных политических систем данных государств.
   Все эти главы в целом должны объяснить сущность и роль влияния эллинской цивилизации на Царский Рим и республику.
  
  Глава 1.
  Полис, как политическая система.
   Для того, чтобы доказать был ли Рим полисом, нужно для начала решить, что собственно такое полис и полисное устройство.
   Полис – многозначное понятие, оно например означает "город с сельской округой". Но в этой работе под словом полис будет подразумеваться "форма общественной жизни", полисное устройство. Как таковая эта система подразумевает, что любой гражданин полиса, а это очень почётный и высокий социальный статус, имеет право обрабатывать свой участок земли, воевать и защищать его в гоплитском ополчении, и, будучи гражданином, имеет право голосовать и быть выбранным на общественную должность в родном полисе. Платон считает, что "возникновение полиса как такового обусловлено необходимостью удовлетворения потребностей человека в пропитании, жилище и одежде, потребностей, которые человек в состоянии удовлетворить не единолично, а лишь в сообществе с другими людьми". Полисное устройство в его "Государстве" – самая идеальная политическая система.
   Фукидид в своей книге говоит устами Никия: "полис – это мужи, вовсе не стены и города или корабли". Именно на людях, которые являются носителями полисной ментальности и полисного патриотизма, он и держится. Кроме того полисное устройство – традиция, что очень важно в традиционном обществе.
   Утченко считает, что "полис – единственно возможное и даже единственно мыслимое средоточие государственной жизни, государственных прав и привилегий. Только тот, кто приобщён к полису – как правило, в силу своего рождения – и есть полноправный гражданин, и как таковой только и может принимать более ли менее значительное участие в государственной жизни". Аристотель к основным условиям существования полиса относил пропитание и владение землёй. Полис по Аристотелю не должен быть большим: "Общество, состоящее из нескольких селений, есть вполне завершённое государство, достигшее, можно сказать, в полной мере самодовлеющего состояния и возникшее ради потребностей жизни, но существующие ради достижения благой жизни". Тот же Аристотель особенно тщательно описывает политическую систему полиса, утверждая, что "Человек по природе своей есть существо политическое" , следовательно каждый гражданин полиса должен участвовать в его общественной жизни.
   Каждый гражданин полиса не только земледелец и политик, но и воин, что хорошо видно на примере Спарты: "Необходимость обеспечить за собой приобретённое продолжительной борьбой господствующее положение внутри Лаконики и оградить его от посягательств извне, непрестанное ожидание волнений среди покорённых и рабов, обратили Спарту в военный лагерь, а спартанцев, с их воинственным характером, в постоянную военную дружину" .
   В той или иной степени все приведённые ниже признаки полиса существовали в древнем Риме, однако правомерно ли слово "полис" по отношению к древнему Риму, решат главы, представленные ниже.
  Глава 2.
  Доказательства полисного устройства в Царский период.
   Ранний Рим представлял собой сложно организованную общину, самой мелкой, и одновременно важнейшей ячейкой общества была семья – familiа. "Собственный дом и дети являлись для римского гражданина целью и сутью всей жизни". Глава семьи – pater familias был единственной социально значимой единицей из всей семьи. И, несмотря на то что он имел полное право распоряжаться всеми своими домочадцами "основой любой семьи было нравственное начало". "Единство семьи было так крепко, что даже смерть Pater familias не вполне его уничтожала". В этом случае контроль над семьёй переходил к любому родственнику покойного мужского пола, такой переход назывался tutela – опека. Роль и устройство семейных отношений были крайне важны, Моммзен считает, что "как элементом государства служили роды, основанные на семье, так и форма государственного устройства была как в частностях, так и в целом подражанием семейной".
   Более крупной и не менее важной, чем семья, общинной ячейкой был род (gens), который "был отцовским, экзогамным. Подобно греческому он характеризовался правом взаимного наследования, общим местом погребения, правом принимать в род чужаков, оказывать друг другу защиту и помощь".
   Подобная система существовала в Риме с времён самого его основания. Я не буду пересказывать легенду о Ромуле и Реме, одному из которых – Ромулу приписывают синойкизм народов вокруг Рима (здесь можно провести параллель с Тесеем). Важно отметить, что с самого начала Римской истории появилось разделение населения на патрициев и плебеев. "Народная римская община образовалась из соединения древних родов Ромилиев, Волтиниев, Фабиев и.т.д. Римские граждане называли себя patricii, потому что только они юридически имели отца". "Ромул отделил низших от высших, дал законы и установил, что кому из них надлежит делать: патрициям отправлять магистратуры и жреческие должности, плебеям – возделывать землю, кормить скот и заниматься доходными ремёслами". В данном случае можно легко провести аналогии с греческими гражданами и метэками. Очень важно то, что в Риме, как и в Греции, быть гражданином (то есть патрицием) – почётно и необходимо. Этот феномен гражданства, столь ярко проявившийся в Риме – один из важнейших полисных признаков в этом государстве. "Внутри самого гражданства была полная равноправность".
   Если следовать греческой полисной системе "гоплит – землепользователь - гражданин", то следует признать, что в Риме она существовала, но со своими особенностями – самым почётным хозяйственным занятием, особенно в Царском Риме, было скотоводство: "Проигравший в суде должен был платить "пеню скотом" (sacramentum) соразмерно с ценою предмета тяжбы".
   Однако, при этом, именно земледелие – наиболее важное занятие римлянина. Любовь и уважение к земельному труду – один из основных полисных признаков. В Риме это уважение безусловно присутствовало, оно существовало на базе самых элементарных представлений о жизни. Плутарх пишет в жизнеописании римского царя Нумы: "Всю землю Нума разделил между бедными гражданами, чтобы уничтожить преступления и приучить народ заниматься земледелием – обрабатывая землю, перерабатывать себя. Никакие другие занятия не внушают так быстро горячей любви к миру, как земледельческий труд". Законодательные проекты полумифического царя Нумы тем не менее оказали большое влияние на самосознание римского гражданина. Уверенность в том, что каждый гражданин Рима как полиса должен иметь свой земельный надел привела ко многим войнам, начатым с целью завоевания новой общественной земли – ager publicus. Земельный вопрос оставался животрепещущим и в более позднее время: одной из основных причин республиканского кризиса были именно земельные проблемы; важно также и то, что изменения в отношении к земле были тесно связаны с потерей роли гражданства, то есть с началом кризиса полиса.
   Воинская же повинность являлась важнейшей из гражданских обязанностей. Набор воинов по куриям привёл к тому, что римский легион, особенно в ранней стадии своего развития схож с эллинской фалангой. Однако реформа армии Сервием Туллием заложила основу для создания в Риме в будущем профессиональной армии, что и произошло в Поздней республике, и что никак не укладывается в полисную систему. Набор воинов в Риме также сильно связан с общинной системой государства, важность и огромная роль общины видна хотя бы из того, что "иноземец мог быть принят в общину только по её решению: так было в самые древние времена и так всегда было в Элладе, где в позднее время одно и то же лицо нередко являлось одновременно гражданином нескольких общин". Каждая курия, десятая часть общины, по мнению Моммзена "представляла собой действительное корпоративное единство".
   Если с общинной системой в Риме всё более ли менее ясно – она вполне сопоставима с греческой, то главное, что вызывает сомнения в полисном характере Древнего Рима – это наличие там царей в одноимённый Царский период.
   Заранее оговорюсь, что в этой главе я приведу только те аргументы, которые доказывают ограниченность и отсутствие деспотического характера царской власти в Риме.
   Царь, обладавший верховной властью, не был однако сакрализованной фигурой, как в деспотиях Древнего Востока: "Царь не был для народа богом, а скорее собственником государства". "Было бы большой ошибкой считать римское государственное устройство теократией, понятия о боге и о царе никогда не сливались у италиков так, как они сливались у египтян и у других восточных народов". Роль царя в другом, он хозяин, pater familias огромной семьи, называемой populus Romanus или попросту - римский народ: "Царь был не более как обыкновенный гражданин, поставленный во главе равных ему, как землевладелец над землевладельцами или воин над воинами за свои заслуги или благодаря удаче, но главным образом потому, что в каждом доме должен быть только один властелин". Эта цитата Теодора Моммзена отлично согласуется с другой его мыслью, которую я уже привёл в данной работе – политическая система в Риме схожа с семейной. Формальных ограничений царской власти не было, но Моммзен говорит, что "правовое ограничение царской власти заключалось в том, что царь был уполномочен только применять законы, а не изменять их и что всякое уклонение от закона должно быть одобрено народным собранием". Гай Соллюстий Крисп так описывал политическое устройство Древнего Рима: "Римляне имели согласное с законами правление, имя же ему было "царская власть". Выбранный в преклонных годах и потому слабый телом, но мудрый и потому сильный духом". Важно также понимать, что "царь управлял финансами, но государственная собственность не смешивалась с личной царской собственностью". Наиболее полное определение царской власти в древнем Риме содержится у Дионисия: "Ромул дал царю такие права: чтобы он возглавлял священнодействия и жертвоприношения, чтобы хранил законы и нравы отцов, более важные преступления разбирая сам, а более лёгкие поручая сенату; собирал сенат и созывал народ и имел высшую власть во время войны".
   Наконец ещё один факт, убедительно доказывающий родство политических систем эллинов и Рима: "Если верить Ливию, то в середине V века до н.э. в Афины была направлена из Рима специальная делегация, дабы “списать законы Солона и узнать учреждения, нравы и права других греческих государств". V век был уже временем Римской республики, но если продолжать говорить об исторических параллелях, то можно сопоставить социальную реформу Солона с реформой Сервия Туллия – в обоих случаях это было разделение народа по имущественному цензу.
   В конце этой главы я приведу ещё один аргумент, подтверждающий сходство социально-политических систем Рима и Эллады. Немаловажную роль в определении гражданина полиса является такое понятие как полисная ментальность. И стоит заметить, что ментальность греков и римлян весьма схожы. Для любого грека важным является такое понятие, как Агон – борьба с неизбежностью, роком, смертью. Эта борьба всегда оборачивается поражением, но бороться необходимо, потому что это – жизненная цель и философия; зрелище, приятное богам. Ментальность римлянина была весьма схожа, это очень образно разъясняет Гай Саллюстий Крисп, в своём сочинении "Заговор Катилины": "по-настоящему живёт и наслаждается дарами души лишь человек, который, посвятив себя какому-либо занятию, ищет славы в замечательных поступках и высоких познаниях" . Важным элементом полисной ментальности является любовь к родному городу, полису, способность отдать за него, за его развитие свою жизнь. Эта черта была очень характерна для римлян. "Высшая ценность, которую знает римлянин, - это его родной город, его отечество (patria). Рим – вечная и бессмертная величина, которая безусловно переживёт каждую отдельную личность. Потому интересы этой отдельной личности всегда отступают на второй план перед интересами общины в целом".
   Заканчивая эту главу надо отметить, что я умышленно не говорил в ней о таких важнейших социальных и политических органах Рима как народное собрание и Сенат. О них речь пойдёт в следующей главе.
  
  Глава 3.
  Особенности политической, социальной и экономической системы Римского государства, которые не согласуются или не входят в греческое понятие "полис".
   В этой главе я постараюсь выделить особенности политической и социальной системы в Риме, которые либо не согласуются с понятием "полис" либо, что встречается гораздо чаще, не имеет аналогов в греческой полисной истории.
   В этом контексте очень интересно римское народное собрание – прямой потомок греческого. В отличие от греческого народного собрания, в котором участвовали все граждане полиса, народное собрание в Риме собиралось из представителей курий и было гораздо более организованным и регламентированным: "В одобрительных возгласах эллинских народных собраний также выражалась верховная власть общины, но оттуда было ещё далеко до установленной законом компетенции и до обличённых в установленную форму постановлений римского куриального собрания". Вся политическая система уже царского Рима была значительно более организованной, регламентированной, по сравнению с греческой. В этой регламентации, особенно в царский период, несколько ущемлялись права народного собрания, как законодательного и законотворческого органа. Это не означает полной потери роли народного собрания в Риме, но стоит признать, что в греческих демократических полисах, таких как Афины, власть народного собрания была более весомой, что в Афинах в итоге переросло в "охлократию". Моммзен пишет, что "законы в собраниях принимались по формуле: "lex publica populi Romani" – предлагающая сторона – царь; принимающая сторона – народ". Серьёзным ударом по первоначальному римскому народному собранию – куриатным комицям нанесла реформа Сервия Туллия (VI век до н.э.). Он установил власть нового собрания – центуриатных комиций, набранных по армейским центуриям, что привело к тому, что богатые граждане получили абсолютное большинство в комициях для принятия законов. Зависимость народного собрания от царя была достаточно серьёзной: "все члены общины собирались на место народных собраний, когда царь созывал их". Народное собрание, однако, обладало очень сильной судебной властью (можно вспомнить знаменитое убийство Горацием, героем войны, собственной сестры). Получив смертельный приговор, он "смог обратиться с апелляцией на решение суда к народу".
   Существуют некоторые тонкости общинной организации Царского Рима, о которых я не говорил в первой главе, и которые не встречались в эллинской истории. Я уже упоминал о сложных взаимоотношениях патрициев и плебеев, сравнимых с отношениями граждан и метэков в древней Греции. Плебеи, находящиеся гораздо ниже патрициев на социальной лестнице, могли стать "клиентами" патриция. Получая покровительство своего патрона, плебеи помогали ему средствами: нередки были случаи, когда клиент был богаче своего патрона; возможна была помощь не только деньгами, но и любая другая. Взаимоотношения патронов с клиентами – тема настолько животрепещущая, что всегда существовали законы, регламентирующие эти отношения. Широко известна формулировка одного из законов XII таблиц: "patronus si fraudem fecerit, sacer esto" (патрон, обманувший своего клиента, да будет проклят). Эти отношения просуществовали очень долго, да тех пор, пока плебеи не получили все свои гражданские права. Важно отметить, что первым шагом к получению гражданских прав плебеями, как ни странно были именно законы Сервия Туллия, дающие большую власть богатым членам центурии 1-го разряда, но стоит вспомнить, что среди богатых людей было немало плебеев. Таким образом "этим было положено начало включения плебеев в состав populus".
   В своей работе я не рассказал ещё об одном органе власти, который, на протяжении всей римской истории оставался влиятельной политической силой, это – сенат. "Первоначально сенат – совокупность глав родовых общин, но позже его члены были избираемы царём". Сенат – наиболее традиционный орган власти в римском политическом аппарате: "полномочия совета старшин (сената) основаны на том воззрении, что власть над общиной, составившейся из родов, по праву принадлежит собранию родовых старшин". Не стоит забывать, что Рим, как и любое древнее общество, очень традиционен, а сенат – оплот традиций. Полномочия сената с годами менялись, в самый ранний период царского правления существовало "очень древнее обыкновение, что все свои предложения, с которыми царь намеревался обратиться к народной общине, он предварительно сообщал совету старейшин и спрашивал у каждого из них его мнение". Сенат часто являлся последней инстанцией, через которую проходило какое-либо важное решение; например в случае начала войны, которую одобряет народное собрание, царь, последним обращаются к сенату, со словами: "а о том, как нам получить должное удовлетворение, мы обратимся к совету старейшин" . Кроме того сенат имел право править во время междуцарствия, назначая interrexа, правителя и главу государства и меняя его каждые 5 дней. Именно во время правления interrexа сенат получал наибольшие полномочия – руководство выборами нового царя, которые проходили по куриатным комициям. Сенат нельзя полностью сопоставить ни с одним органом власти в Греции. В Афинах Ареопаг очень быстро потерял власть и был фактически упразднён. Ранний римский сенат больше напоминает спартанский совет старейшин, о роли которого пишет Плутарх: "Государство было не устойчивым, - то усиливалась власть царя, переходившая в деспотизм, то власть народа в форме демократии. Власть геронтов была поставлена в середине, и как бы уравновешивала их, обеспечивая полный порядок и прочность". Фактическая роль этих двух органов во многом похожа, сенат в Риме – также оплот аристократии. Однако в Спарте герусия не имела столь сильного влияния, как сенат в Риме, об этом говорит ответ Ликургу Дельфийского оракула, приводимый Плутархом: "Предлагать законы и сбирать голоса должен ты, окончательное же решение должно принадлежать народу". Если в Риме сенат сумел стать чем-то большим, нежели просто "традиционным органом власти", то в Спарте герусия так и осталась прежде всего "данью традициям".
   Подводя краткий итог, можно сказать, что римский сенат – орган не имеющий прямых аналогов в Элладе, и, следовательно, придающий политической системе Римского государства неповторимость.
   Не так уж очевидна ситуация и с властью царя в Риме. Моммзен пишет: "Его власть (imperium) была всемогуща и в мирных делах и в военных: оттого-то повсюду, где он появлялся в своём официальном звании, впереди него шли вестники (lictores)". А Саллюстий утверждает, что "власть царя была в одно и то же время и неограниченной, и связанной законами (imperium legitimum); она была неограниченной, поскольку всякое царское повеление, справедливое или несправедливое, должно было исполняться безусловно; она была ограниченной, поскольку всякое царское повеление, противоречившее обычаям и не одобренное настоящим сувереном – народом, - не вело ни к каким правовым последствиям". Это определение больше подходит к раннегреческой тирании, но никак не к классической полисной системе. Хотя, реально, в Риме до поздних царей тирании никогда не было, Моммзен считает, что: "одним из самых бесспорных и самых замечательных принципов было то, что государство могло заковать и казнить гражданина, но не могло отнять у него ни сына, ни пахотной земли и даже не могло облагать его постоянными налогами".
   Все эти факты, повторюсь, не отрицают возможности наличия в древнем Риме полисной системы, они лишь ставят эту возможность под сомнение. Принципиально важным является дальнейшее развитие римского общества, так как путь его развития – важный аргумент за или против того, что Рим был полисом.
  
  Глава 4.
  Установление Раннеримской республики и её особенности.
   Я уже приводил в предыдущей главе слова Саллюстия о безграничности царской власти, пусть и в рамках традиций. Подобная система, при появлении царя, способного опереться на армию вполне допускает возможности возникновения власти тиранической, то есть полностью отстраняющей народ от управления государством. Подобное и произошло при последнем римском царе – Тарквинии Гордом. "Тарквиний Гордый достиг престола не путём справедливости, а путём преступления, незаконно". Он был свергнут народом во главе с Луцием Брутом, поводом для этого послужило самоубийство Лукреции, девушки опороченной сыном царя, Секстом. Из всей истории свержения царской власти можно вынести две важные мысли: с одной стороны сама возможность неограниченной власти правителя не очень укладывается в полисные рамки (хотя подобные прецеденты в эллинской истории были, например тирания Гиппия и Гиппарха), с другой стороны свержение царя народом говорит о том, что народ обладал серьёзной силой, позволяющей сместить неугодный ему режим. Авторитет царской власти был настолько сильно дискредитирован Тарквинием Гордым, что слово rex стало употребляться в более позднем Риме не иначе, как ругательное.
   Противоречия между патрициями и плебеями с разных сторон ускорило установление республики. Плебеи всерьёз рассчитывали на получение гражданских прав и списание долговых обязательств, Кузищин пишет об этом так: "Требования плебеев сводились к 3 основным пунктам: 1) допуск плебеев к ager publicus, ограничение патрицианского землевладения, наделение плебеев земельными участками, то есть решение аграрного вопроса; 2) отмена долговой кабалы и ограничение долгового процента; 3) политическое равноправие, то есть участие во всех собраниях и право избрания на все государственные должности". "Должники в оковах и без оков вырываются отовсюду на улицу" ; патриции же прежде всего опасались возможности возобновления царской власти. Установление республики (res publica – "общее дело") далось римскому обществу очень тяжело, прежде всего потому, что это – ломка традиций, смена формы правления. Не случайно, что во время осады Рима этруским царём Порсеной, в Риме было не мало людей, выступавших за возвращение царской власти в лице Тарквиния Гордого – союзника этрусков. Новая власть не устраивала ни патрициев, ни плебеев, вернее не устраивала не сама власть, а то, что она не предпринимала тех действий, которые от неё ожидались. Социальная обстановка в Риме была очень напряжённой: "в городе распространилась сильная паника, и обоюдный страх держал всех в напряжённом состоянии".
   Это первый серьёзный кризис римского государственного устройства, в Элладе подобная конфронтация внутриполитической системы не была редкостью: в Афины не раз прибегала к тирании в подобных случаях (примером может служить тирания Писистрата). Но Рим – не Афины, и его политическое устройство не менялось столь часто, как в эллинском полисе. Кризис в Риме был глубже, однако он привёл и к более глубокой переоценке ценностей, что помогло избежать повторения подобных проблем в ближайшем будущем.
   Состоялись два ухода плебеев из Рима, две сецессии, первую удалось прекратить без серьёзных уступок плебеям (с этим связано знаменитое изречение Менения Агриппы: "В то время, когда в организме человека не было такой гармонии, как теперь, а каждый член имел свою волю, свои речи, все части тела вознегодовали, что их хлопоты, их труды и услуги достают всё для желудка, а он сидя спокойно в середине, наслаждается доставляемыми ему благами; поэтому состоялось соглашение, чтобы руки не подносили пищу ко рту, рот не принимал предлагаемого, зубы не жевали; желая в раздражении своёи усмирить желудок голодом, сами отдельные члены и всё тело исхудали до крайности. Из этого выяснилось, что и служба желудка не лишена значения, что он столько же питается, сколько питает, так как возвращает во все части тела, распределяя равномерно по жилам изготовленную из съеденной пищи кровь, благодаря которой мы живы и сильны"; - таким было понимание роли патрициев в римском обществе). Но, в случае со второй сецессией, патриции вынуждены были уступить и были созданы законы XII таблиц – главный источник по истории раннеримской республики. Именно эти законы, наряду с чуть более поздними законами Валерия и Горация (449 г. до н.э.), Канулея (445 г. до н.э.) и Лициния и Секста (367 г. до н.э.) давали плебеям большинство из тех прав, к которым они так стремились. Только проанализировав законы XII таблиц, можно сделать вывод была ли раннеримская республика полисом или нет.
   Во многих законах XII таблиц явственно проглядываются следы Солоновского законодательства (я уже приводил в этой работе подобное упоминание Тита Ливия). Например 27 закон VIII таблицы: "Члены коллегий имеют право заключать между собой любые соглашения, лишь бы они не нарушали какого-нибудь постановления, касающегося общественного порядка" или 5 закон IX таблицы: "Тот, кто подстрекает врага Римского народа к нападению на Римское государство или предаёт врагу римского гражданина должен быть казнён". Сходство с эллинскими законами соблюдено до мелочей: "Если вдоль соседнего участка выкапывается ров, то нельзя было переступать границы, если ставить забор – то нужно отступать на один фут" по свидетельству Гая "подобное законодательное распоряжение было проведено в Афинах Солоном". При установлении республики консулы пользовались Солоновскими методами, "уничтожив долговые обязательства, мера, которая сделал граждан свободными". Подобные законы – наиболее убедительное доказательство полисного характера Ранней республики, поскольку законы Солона – одни из классических в эллинских полисах. Биограф Солона и одного из виднейших деятелей Ранней республики Публия Валерия Попликолы, Плутарх пишет: "Попликола прославил Солона: он был для него лучшим примером при установлении им республиканской формы правления. Он ввёл в употребление многие законы Солона". Также законы XII таблиц во многом рассеивают сомнения по поводу роли народного собрания в римском обществе: "Впредь всякое решение народного собрания должно иметь силу закона". Общее политическое устройство Рима того времени описано Полибием: "В государстве римлян были все три формы правления, поименованные мною выше (т.е. аристократическое, демократическое и монархическое), причём всё было распределено между отдельными властями и при помощи их устроено столь равномерно и правильно, что никто даже из туземцев не мог бы решить, аристократическое ли было всё управление в совокупности, или демократическое, или монархическое".
   Однако следует признать, что несмотря на все сходства Раннеримская республика не была полисом в полном смысле этого слова. Обращает на себя внимание строгая структурированность римской политической системы. Политическая система Ранней республики представляла собой сложный симбиоз из Сената, центуриатных, трибутных и куриатных комиций и множества отдельных магистратур, таких как консулы, преторы, квесторы. Даже наиболее развитая политическая система Эллады – Перикловские Афины не имели столь разветвлённого законодательного и законотворческого аппарата: "Горациев закон ограждает и консулов и преторов, избираемых при одних и тех же ауспициях, как и консулы, ибо консул именуется судьёй. Но это толкование опровергается тем, что в то время консула именовали не судьёй, а претором". Подобные запутанные взаимоотношения политических магистратур в Раннеримкой республике отнюдь не редкость (здесь можно вспомнить цитату из Моммзена, приводимую мной во 2 главе).
   Вывод: Царский Рим и Раннеримская республика были государствами с политическим устройством полисного типа, сохраняющими в себе большинство черт, присущих полисам в Элладе. Однако некоторые особенности, прежде всего более серьёзная структурированность государственных органов управления, некоторые римские традиции, связанные с царской властью, наконец то, что римляне позаимствовали из законов Солона многое, но далеко не всё, позволяет сказать, что Рим не был полисом в полном смысле этого слова.
  Глава 5.
  Влияние эллинской культуры на римскую в период республики.
   Утченко считает, что "Широко распространённое убеждение относительно тесного родства, даже единства греко-римского мира ни в чём не находит, пожалуй, столь яркого подтверждения, как в факте близости и взаимовлиянии культур". С ним трудно не согласиться. Факт взаимовлияния римской и эллинской культур позволяет объединить историю этих государств в целом в общую историю античности. Задачей этой главы будет показать наиболее яркие примеры греческого влияния на Рим, объяснить причину проникновения эллинских традиций в римский мир.
   Первое, что необходимо отметить, это то, что Рим этнически никогда не был един. Римское население было далеко не однородным, и это серьёзно мешало созданию в Риме собственной, самобытной культуры. "Поэзия римлян была чужеземным растением – оно прекрасно цвело в Лациуме, приобрело более нежную окраску, но не могло завязать новых плодов. Уже carmin saliaria этрусков, их похоронные песнопения, фесценнины, ателланы, театральные представления подготавливали души грубых воинов к восприятию поэтического искусства: вместе с покорением Тарента и других городов Великой Греции были завоёваны и греческие поэты, которые попытались придать большую гибкость и изящество грубому наречию своих победителей при помощи более тонких Муз-покровительниц родного греческого языка".
   О серьёзном проникновении греческой культуры в Рим по мнению Утченко: "можно говорить, имея в виду уже ту эпоху, когда римляне, после победы над Пирром, подчинили себе греческие города Южной Италии (так называемую "Великую Грецию")". Это произошло в середине III века до н.э., поэтому можно сказать, что существует не так много памятников римской культуры в чистом её виде, первоначальном, до усиления эллинского влияния. Именно усиления, поскольку в том или ином виде оно существовало с периода самого основания Рима, и происходило прежде всего от тех самых колоний "Великой Греции".
   Очень важно, что, как пишет Утченко: "Неправомерно изображать проникновение эллинской культуры в Рим как "завоевание побеждённой Грецией своего сурового завоевателя", завоевание мирное, "бескровное", не встретившее в римском обществе видимого противодействия".
   Итак, "В III веке до н.э., особенно во второй его половине, в высших слоях римского общества распространяется греческий язык, знание которого в скором времени становится как бы признаком "хорошего тона" . А поскольку язык – важнейший составляющий элемент культуры, то вместе с ним появляются и другие. Становятся популярными греческие стихи, а также наиболее известные из трагиков: "последними словами Помпея, обращёнными им за несколько минут до трагической гибели к жене и сыну, была цитата из Софокла". Случай этот далеко не единичный, хорошо известны были и другие авторы. Наибольшим почётом, как и в Греции пользовался Гомер: "известно, что Сципион реагировал на известие о гибели Тиберия Гракха стихами Гомера".
   Причина столь высокой популярности всего греческого была в том, что Эллада в то время мировую славу культурной цивилизации. Римляне, которые всегда стремились быть самыми лучшими находились в поиске культурных ценностей. И полное принятие культуры Греции, отчасти позволяло римлянам считать себя эллинами. "Эллин впервые один осмелился смертные взоры против неё [религии] обратить и отважился выступить против" - так пишет о греках Лукреций Кар в своём сочинении "О природе вещей".
   Стоит оговориться, и сказать, что культура пришедшая в Рим была далеко не чисто эллинской – сама Эллада находилась тогда на пути к кризису. Эта была культура эллинистическая, претерпевшая серьёзные изменения под воздействием восточных культур. Отсюда многочисленные восточные культы, вошедшие в римскую жизнь чуть позже, уже в период кризиса республики и новой переоценки ценностей.
   Эллинская культура, хоть и была популярна, нашла множество противников, выступавших за сохранение традиционных культурных ценностей. Важнейшим фактом влияния эллинской культуры на римскую стало принятие в Греции римлян как эллинов: "Эллинистическая культура, собственно говоря, лишь тогда и оказалась принятой обществом, когда она, наконец, была преодолена как нечто чуждое, когда она вступила в плодотворный контакт с римскими самобытными силами". Под "римскими самобытными силами" может подразумеваться не только римская культура в целом, но и личности, формировавшие жизнь в Риме. Особенно это очевидно на примере поздней республики, когда "Лукреций – последователь эпикуреизма, Катон Младший – приверженец не только теории, но и на практике стоического учения, Нигидий Фигул – представитель нарождавшегося в то время неопифагорейства, и, наконец, Цицерон – эклектик, склонявшийся, однако, в наибольшей мере к академической школе". "С другой стороны, в самом Риме непрерывно растёт число греческих риторов и философов. Целый ряд "интеллигентных профессий был как бы монополизирован греками".
   Процесс внедрения эллинистической культуры в Рим – показатель попытки само осознания римского общества. Оно продолжалось долго, и его можно считать более ли менее законченным лишь во время правления императора Августа, после написания "Энеиды" Вергилия, которая окончательно сращивала всё эллинское и римское в единое целое: "Битвы и мужа пою, кто в Италию первым из Трои – Роком ведомый беглец – к берегам приплыл Лавинийским". Большинство биографов Вергилия соглашаются с тем, что книга эта – социальный заказ императора Августа. Но по тому, какой отклик она нашла в Римском обществе можно сделать вывод, что для граждан того Рима эта книга была очень важна – она доказывала прямую принадлежность их к эллинскому миру. Не случайно, Тит Ливий в своей "Истории Рима от основания Города" воспринимает, по сути литературную выдумку Вергилия, как одну из версий происхождения Рима.
   Можно отметить, что параллель с эллинским миром достигается Вергилием не только за счёт сюжета – сама форма произведения сходна с поэмами Гомера, особенно с "Одиссеей".
   Если обобщить литературное влияние Греции на Рим в целом можно сказать, что наибольшим почётом пользовались 5 авторов: Гомер; знаменитая тройка трагиков: Эсхил, Софокл, Эврипид; а также вершина эллинской комедии – Аристофан. Их последователями в Риме стали: Тит Макций Плавт, Публий Теренций Афр, Публий Вергилий Марон, Луций Анней Сенека. Однако существовали литературные области, в которых римляне продвинулись значительно дальше греков: в поэзии (Квинт Гораций Флакк, Альбий Тибулл, Секст Проперций, Публий Овидий Назон); в историографической литературе, которая имела в Риме особое значение и почёт (Тит Ливий, Корнелий Тацит, Полибий).
   Говоря о культуре, я не затронул ещё один важный момент – религиозное влияние эллинов на Рим. Первоначальный римский пантеон богов, по всей видимости был заимствован у этрусков, как у цивилизации более высокой в культурном отношении.
   "Начиная с III века до н.э. на римскую религию очень сильное влияние стала оказывать греческая религия. Римляне отождествляли с греческими богами своих абстрактных богов. Так, Юпитер был отождествлён с Зевсом, Марс с Аресом, Венера с Афродитой, Юнона с Герой, Минерва с Афиной, Церера с Деметрой. Среди многочисленных богов выделились под влиянием греческих религиозных представлений главные олимпийские боги: Юпитер – бог неба, грома и молнии, Марс – бог войны, Минерва – богиня мудрости, покровительница ремёсел, Венера – богиня любви и плодородия, Вулкан – бог огня и кузнечного ремесла, Церера – богиня растительности, Аполлон – бог солнца и света, Юнона – покровительница женщин и брака, Меркурий – вестник олимпийских богов, покровитель путников, торговли, Нептун – бог моря, Диана – богиня охоты и богиня Луны".
   Единственным чисто римским божеством, сохранявшим ещё некоторое время своё влияние был Янус – божество входа и выхода, всякого начала.
   Сходство и переплетение римского и греческого пантеонов можно проследить очень интересным способом: в XIX веке н.э. русский поэт Батюшков взялся за перевод Тибулла, одного из лучших римских поэтов, для которого были характерны религиозные мифологические мотивы. И, при тщательном рассмотрении переводов Батюшкова было обнаружено, что в мифологических сюжетах у Тибулла римские и греческие мифы связывались в единое целое.
   Причиной не замкнутости римского пантеона было то, что "приём новых богов усиливал мощь римлян".
   Но, влияние эллинского пантеона на римский продолжалось не слишком долго, на закате республики происходила переоценка ценностей, в том числе религиозных. Неудовлетворённость религией вызвала появление эллинистических восточных культов, ставших в Риме очень популярными. Прежние римские боги утратили своё значение, например уже упоминаемый мною Янус стал лишь "богом дверей". Поиск новых религиозных ценностей шёл очень долго и завершился в итоге принятием христианской религии, возникшей на рубеже тысячелетий.
   Вывод: Эллинское культурное влияние присутствовало на протяжении всей римской истории. Начавшись с основания Рима из колоний "Великой Греции", оно активно продолжалось в III веке до н.э., после завоевания Римом этих колоний. Не стоит считать этот процесс взаимовлияния культур простым и безболезненным – он продолжался долгое время и был очень непростым. В общем это влияние заключалось в принятии греческого языка, философии, литературы и отождествлении римского и греческого пантеонов.
  
   Глава 6.
  Сопоставление причин кризиса в Риме и Элладе.
   В предыдущих главах мы выяснили, что Рим, как и эллинские государства изначально имел государственное устройство полисного типа. И, как и в случае с Элладой полисное устройство в Риме оказалось в глубоком кризисе и, по сути, погибло. Сравнению причин, повлекших за собой кризис полисного устройства в этих государствах, поиску сходств и различий и посвящена эта глава.
   Полисное устройство в Риме, как и в Элладе опиралась на систему воин – землепользователь – гражданин. Развитие кризиса – это прежде всего разрушение этих трёх единств.
   В Элладе происходило следующее: "В земельных отношениях проявляются новые черты, свидетельствующие о том, что поколеблена была материальная основа полисной структуры – связь гражданского полноправия с земельной собственностью. То, что землю продают не только бедняки, но и состоятельные граждане, что, несмотря на общественное осуждение, нередко в оборот пускали и наследственные земли, что земельное владение стало рассматриваться как источник дохода, равнозначный другим, наконец сама мобильность земельной собственности – лёгкость её продажи и купли – всё это свидетельствует о ломке традиций, которая неизбежно влекла за собой и другие перемены". В Риме борьба за землю была одна из основных причин возникновения кризиса, который во многом заключался в борьбе плебса и земельных крестьян за "общественную землю" - ager publicus: "Богатые, захватив себе большую часть не разделённой на участки земли, с течением времени пришли к уверенности, что её никто никогда у них не отнимет". Ситуация с земельными наделами в Риме и в Афинах была, во многом, сходна. В обоих случаях обиженной стороной выступали крестьяне, разорявшиеся из-за высокой конкуренции с привозным хлебом как в Элладе, или с виллами, в которых использовался рабский труд, как в Риме.
   В Афинах как таковой борьбы за возвращение патриархальной земельной традиции не было. Кризис был слишком глубок и выход из него оказался невозможным – земельный надел потерял свою важнейшую роль и стал лишь предметом "купли-продажи". "Когда ослабевает связь между гражданством и земельным наделом, иссякает один из источников внутриполисной солидарности".
   Борьба в Риме была значительно ожесточённей, и это связано прежде всего с тем, что к моменту кризиса у Рима не было серьёзного внешнего врага, поэтому внутренние противоречия были значительно серьёзней. У Афин такой внешний враг был – Спарта.
   Борьба в Риме привела к принятию в 133 году закона Тиберия Гракха о переделе земельной собственности в пользу крестьян. "Закон Тиберия повелевал отказаться, за выкуп, от незаконного владения землёй в пользу нуждающихся граждан". Важность этого законопроекта трудно переоценить; во-первых само его принятие, совершённое со всеми мыслимыми нарушениями традиционного законодательства уже показывают степень кризиса, во-вторых он окончательно поставил друг против друга оптиматов (сторонников власти сената, нобилитет) и популяров (сторонников Гракхианства, плебс).
   Земельный вопрос стал яблоком раздора в Риме и повлёк за собой другие проблемы: нарушение законодательства, террор как со стороны оптиматов, так и со стороны популяров, потерю уважения к традициям. Полис, как тип государственного устройства в Риме стал просто изживать себя: "В самом римском обществе заключён был раскол, который со временем, рано или поздно, должен был привести к гибели государства, - так было устроено само государство с его нечёткими или неправильно проведёнными линиями разграничения между сенатом, всадниками и гражданами". К этому нужно прибавить сложные отношения Рима с италиками, которые перестали спокойно сносить своё бесправное относительно Рима положение. С законом о предоставлении италикам гражданства выступил брат Тиберия Гракха – Гай. И, во многом из-за этого лишился народного доверия и был убит.
   Надо понимать, что к моменту падения республики, граждан Рима слишком много, настолько много, что ими никак нельзя управлять полисными методами. Расширение Города до размеров империи не могло не сказаться на его государственном устройстве: "В утверждении: "Рим – владыка мира", "Рим – царь народов" – заключено противоречие; ведь Рим был только городом, и строй его был городским строем". Само устройство государства вызывало большие разногласия: "Если мы сосредоточим внимание на власти консулов, государство покажется вполне монархическим и царским, если на сенате – аристократическим, если, наконец кто-либо примет во внимание только положение народа, он наверное признает римское государство демократией". Окончательной смертью полиса стало предоставление италикам гражданства после Союзнической войны (90-88гг.).
   В Афинах кризис был менее заметен, и, напротив, казалось, что полисное устройство ступает на новую, более высокую ступень развития: "в V веке в Элладе наблюдалась эволюция полиса, в результате чего экономические, политические качества переросли полисные рамки. В некотором ограниченном смысле мы вправе говорить о кризисе, а именно о кризисе гражданской общины, социальной структуры, институтов и идеологии полиса". Но причиной, и одновременно следствием кризиса стала Пелопоннесская война. Она, фактически и уничтожила полисное устройство в Афинах.
   Повторюсь, серьёзного внешнего врага у Рима не было. Поэтому, прямую угрозу внутреннему устройству приносили рабские восстания (138 г. – восстание сирийских рабов на Сицилии, чуть позже, уже после тирании Суллы – восстание Спартака); очень важно, что в борьбе за Рим участвовали сами римляне: Сулла, Гай Марий, Цинна, Красс, Помпей, Цезарь. Несмотря на то, что борьба между ними была ожесточённой, она всё-таки не могла разрушить Город как таковой, что в конечном счёте Рим и спасло.
   Поскольку и в Элладе и в Риме происходили военные действия немалую роль сыграли военные реформы в обоих государствах. Во время Пелопоннесской войны впервые стало возможно использование воинов-наёмников, поскольку полисная солидарность и уважение к родному полису было почти полностью разрушено. Изменения в армии не носили характер кого-то законопроекта, но были стихийными и массовыми: "Наёмничество, распространение которого было прямым следствием развивающегося кризиса полиса, в свою очередь являлось фактором, усугублявшим и углублявшим этот кризис".
   В Риме наёмничество было утверждено, как законопроект и положило конец всяким возможным сходствам между фалангой и легионом. Если раньше подобное сравнение ещё было возможно, то теперь всякое сходство было утеряно. Важно другое – если включение наёмников в фалангу её явно не усиливало, так как моральный дух солдат был очень низок, то после реформы Гая Мария (107 г.), напротив, армия стала значительно сильней, сплоченней, каждый легион стал представлять собой единую корпорацию. Армия после реформы по прежнему была предана Риму, то есть как такового кризиса в армии не было.
   В Элладе во многом была утеряна полисная ментальность: любовь, уважение к традициям родного полиса. В Риме этого не произошло – да, традиции были нарушены, но Город всё ещё оставался чем то святым, центром вселенной для любого гражданина.
   Благодаря всем этим факторам Рим не был разрушен, выстоял в этой суровой борьбе и, в результате тяжёлой переоценки ценностей, сумел создать новое государственное устройство, которое стало образцом для всех мировых монархий после Рима.
  Вывод: Рим, как и Эллада пережил серьёзный кризис и крушение государственного полисного устройства. В Риме, как и в Элладе была разрушена система "воин – землепользователь – гражданин". Но, в силу некоторых причин (сохранение уважения к Риму, как к Городу, отсутствие внешних врагов, сильная и преданная городским интересам армия, наконец само существование римлян, борющихся не только за личную абсолютную власть, но и за процветание Рима) привело к тому, что государственная система в Риме не была разрушена, а лишь преобразована в новую, более прочную.
  
  Итоговый вывод работы: Влияние эллинской цивилизации на Рим в период царей и в период республики было очень серьёзным и заключалось в заимствовании римлянами большинства греческих полисных законов (и, соответственно, полисное устройство), тесном взаимовлиянии двух культур, которое ускорило принятие римлян, как эллинов. Однако, с самых ранних периодов римской истории существовали отличия между Римом и его государственным устройством, и эллинскими полисами. Эти различия (наличие сената, меньшая роль народного собрания, отсутствие внешних врагов, особая ментальная система) сыграли огромную роль в дальнейшей Римской истории, помогли Риму выжить и создать новый тип государственного устройства – империю.
  
  
  Библиография и примечания.
  1) Аристотель / "Политика" / книга "Мыслители Греции" / изд. "ЭКСМО-пресс" / г. Харьков / 1999 г.
  2) Платон / "Государство" / собрание сочинений, том 3 / изд. "Мысль" / г. Москва / 1994 г.
  3) Тит Ливий / "История Рима от основания города" в 3 томах / изд. "Наука" / г. Москва / 1994 г.
  4) Плутарх / "Избранные жизнеописания" в 2 томах / изд. "Правда" / г. Москва / 1987 г.
  5) Теодор Моммзен / "История Рима" / изд. РАН / г. Санкт-Петербург / 1997 г.
  6) С.Л. Утченко / "История Рима, события, люди, идеи" / изд. "Наука" / г. Москва / 1969 г.
  7) Полибий / "Всеобщая история" / изд. "Ювента" / г. Санкт-Петербург / 1994 г.
  8) Г.С. Крисп / "Заговор Катилины" / "Античная литература, Рим, антология" / изд. "Высшая школа" / г. Москва / 1988 г.
  9) "Хрестоматия по истории древнего Рима" / составитель: С.Л. Утченко / изд. Социально – Экономической литературы / г. Москва / 1962 г.
  10) Иоганн Готфрид Гердер / "Идеи к философии истории человечества" / изд. "Наука" / г. Москва / 1977 г.
  11) В.И. Кузищин / "История древнего Рима" / изд. "Высшая школа" / г. Москва / 1981 г.
  12) С.И. Ковалёв / "История Рима" / изд. "Ленинградский университет" / г. Ленинград / 1986 г.
  13) Фукидид / "История" / изд. "Ладомир" / г. Москва / 1999 г.
  14) Брокгауз и Ефрон / "Новый энциклопедический словарь"/ изд. "Брокгауз-Ефрон"/ Санкт-Петербург/ 1912г. - 941с.
  
  
  
  
Оценка: 4.27*13  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Белых "Двойной подарок и дракон в комплекте"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников. Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Демина "Вдова Его Величества"(Любовное фэнтези) Е.Флат "Полуночный бал. Игры богов"(Любовное фэнтези) С.Панченко "Warm"(Постапокалипсис) С.Казакова "Жена-королева"(Любовное фэнтези) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"