Смирнова Светлана Валерьевна: другие произведения.

Любовь во мраке. Книга 4. Душа во тьме(общий файл)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Автор обложки Юлия Запорожец Аннотация: Три года... Три года прошло с тех пор как жизнь нанесла жестокий удар. Тот кого она искренне любила безжалостно растоптал ее сердце. Тогда казалось, что жизнь кончена, но Катя нашла силы двигаться дальше. Она применила знания о сверхъестественном в помощи охотнику на вампиров. Только не пошатнется ли ее новая вера после встречи с тем, кого так рьяно пыталась забыть и, казалось, возненавидела?

  

- Любовь - единственная страсть, не признающая ни прошлого, ни будущего. О. Бальзак

  
  

- Любовь - восхитительный цветок, но требуется отвага, чтобы подойти к краю пропасти и сорвать его. Стендаль

  
  

- Разлука для любви - то же, что ветер для огня: маленькую любовь она тушит, а большую раздувает еще сильнее. А.И.Куприн

  
  

Глава 1

  
  - Можно счет? - попросил приятный мужчина в деловом костюме.
  - Конечно. Сейчас принесу, - Катя убрала со столика пустую чашку из-под кофе и блюдце. Прежде чем отнести поднос с грязной посудой на кухню, подошла к барной стойке и кликнула высокому парню в белой рубашке:
  - Рома, посчитай мужчину за четвертым столиком.
  - Ага, пару минут, - кивнул тот.
  На кухне забрала заказ и поспешила отнести молодой паре, расположившейся за столом у окна.
  Сегодня пришлось изрядно побегать. Народу куча. Неудивительно. В субботу днем в их кафе-баре практически всегда полно посетителей. У многих выходной и никто не прочь отдохнуть в спокойной обстановке за чашечкой чая и куском пирожного. Вечерами атмосфера несколько другая, более шумная и зачастую сидит молодежь, заказывая пиво или другие алкогольные напитки. Но все два с половиной года, которые Катя здесь работала, проходили без эксцессов. Один раз пьяные парни едва не подрались, но их быстро разняли и попросили на выход. А если еще и случались конфликты, то довольно мелкие и быстро решаемые. В основном работалось спокойно. Иногда Катя уставала, не высыпалась, ведь приходилось совмещать работу с учебой в университете, но она привыкла.
  Три года назад умерла бабушкина сестра и семье Кати, как единственным родственникам оставила в наследство небольшую двухкомнатную квартиру. Мама и Маша посовещались и решили отдать ее младшей дочери. Посчитали, что той будет полезно сменить обстановку, уехав из города, который пусть и был родным, но слишком много напоминал о не сложившихся отношениях и болезненном разрыве. Катя согласилась, переехала и поступила на исторический факультет, где сейчас успешно училась на третьем курсе. Также пришлось найти подработку. Мать немного помогала с деньгами, но полностью сесть на ее шею совесть не позволяла. Катя работала вечерами после учебы в будни, графиком два через два, чередуясь с однокурсницей. Если смена выпадала в выходные, то иногда выходила и днем. Зарплату платили небольшую, но с учетом высылаемых матерью денег, на жизнь и учебу хватало.
  После смены Катя оделась и вышла на улицу, выглядывая из потока приближающихся машин, синюю "Ладу" десятку. Та не заставила себя ждать и буквально через пару секунд затормозила возле тротуара.
  - Как всегда пунктуален, - сев в салон и пристегнув ремень безопасности, улыбнулась Катя и посмотрела в симпатичное лицо Дмитрия.
  - Мне совесть не позволит заставить ждать девушку, тем более на осеннем ветру, - улыбнулся он, отчего в уголках серо-голубых глаз появились морщинки. После направил машину в сторону Катиного дома. - Ты не обязана это делать. Ведь знаешь насколько все опасно, - произнес серьезно.
  - Ты постоянно твердишь это. Все полтора года, что я помогаю тебе, - смотря на мелькавшие в окне дома и вывески, устало произнесла Катя.
  - Я беспокоюсь. Не всегда все проходит гладко. Ты сильно рискуешь. Охотники порой остаются в проигрыше и умирают, - в который раз пытался достучаться до ее сознания Дмитрий. Но Катю нельзя было переубедить. Она все уже решила год назад и уже не могла иначе. Катя помогала Диме охотиться на вампиров. Нет, она не бегала за упырями с колами, не дралась как ниндзя. Дмитрий обучил ее многим приемам, но до опытного бойца оставалось далеко. Хотя Дима как-то сказал, что она хорошая ученица. Но помощь Кати заключалась не в драке против вампиров. Она играла роль приманки. Они вычисляли упырей в клубах, барах, и Катя знакомилась с ними. Кровосос видел в ней жертву саму плывущую в руки и не догадывался, что охота открыта на него. Дима следил за ними с расстояния. Потом, когда вампир уводил ее туда, где потемнее или старался увести в темный проулок, или вообще пытался увезти на машине туда, где может полакомиться кровью, появлялся Дмитрий. Катя прыскала упырю в лицо баллончиком, наполненным чесночным соком, который действовал на него круче перцовки. Вампиры не выносили запах чеснока, он не давал им дышать и вызывал состояние схожее с приступом астмы. Таким образом убить вампира не составляло труда, что Дима и делал. Иногда план с баллончиком не удавался, и охотнику приходилось сражаться с кровососом полным сил, но пока Дмитрий выходил победителем.
  Дима, несомненно, считал, что Катя вступила на шаткий путь, забрызганный кровью и опасностью, из-за ненависти и обиды к НЕМУ. Якобы Маркус Резенфорд главный корень всего. Но это не так. Да он разбил ей сердце и оставил на нем рубцы, но это не повод теперь мстить всем вампирам, помогая забирать их жизни. Дело в другом, более важном. Они зло, которое каждую ночь питается смертными. Когда-то Маркус открыл Кате дверь в мир, наполненный сверхъестественными тварями. Тогда Катя лишь из его рассказов слышала о том, какие вампиры жестокие по отношению к людям. Но не так давно, год назад, убедилась воочию. Наверное злой рок следует за ней. Все началось с того, что однокурсница затащила ее на праздничную вечеринку в бар, тогда Катя и представить не могла, чем все обернется...
  
  
   * * *
  Полтора года назад.
  - Ух, и повеселимся сегодня! - Оксана, пританцовывая в такт ритмичной музыки, схватила Катю за руку и повела к барной стойке через пеструю толпу молодежи. - Вечеринка супер! Сейчас выпьем, зарядимся алкоголем, а потом уйдем в отрыв. Но прежде познакомлю с Антоном. А вот и он! - однокурсница кивнула в сторону, облокотившегося о стойку парня в светло-голубой рубашке и брюках. Темно-русые волосы, легкая небритость, очки в тонкой оправе - на первый взгляд ничего примечательного, но черты лица правильные и парня можно назвать симпатичным. Даже больше. Что-то располагало к нему.
  - Антоша, привет, это моя однокурсница Катя, - представила их Оксана.
  - Рад знакомству, Катерина, - он поцеловал ее руку и Катя тепло, но натянуто улыбнулась.
  - Будешь текилу? - спросила Оксана, повиснув на Антоне.
  - Ага, - кивнула Катя и оглядела зал, украшенный шариками в форме сердец и прочей разноцветной мишурой, создающей атмосферу празднования дня Святого Валентина. В баре собралось много счастливых парочек, и она чувствовала себя лишней, точно забредшей сюда по ошибке. Сегодняшний праздник не имел к ней никакого отношения уже около полутора лет. С тех пор как Маркус безжалостно растоптал ее сердце и ушел, оставив наедине с разрывающей душу мучительной болью. Поиграл, а после выкинул на помойку. Но она пережила, переболела, смогла снова собрать, склеить себя по кусочкам. Только новых отношений не хотела. Пыталась и не могла. Наверно потому что ставила стену между собой и парнями, закрыла сердце на замок и никого к нему не подпускала. Боялась снова обжечься, быть обманутой.
  В заведение под названием "Лотос" уговорила пойти Оксана. Они учились вместе на одном факультете и за год совместной учебы, успели подружиться. Оксана познакомилась с парнем, и он пригласил на вечеринку. Против присутствия подруги не был, и Оксана потащила с собой Катю, мотивируя тем, что не стоит сидеть и чахнуть дома в одиночестве, когда намечается грандиозная гулянка. Намекнула, что есть отличный шанс наконец-то завести парня. Ведь не все придут парами, некоторые просто повеселиться, выпить и познакомиться с симпатичной девушкой. Оксана часто твердила, что нужно переступить через себя, взглянуть на окружающих парней по-новому, отпустить прошлое, побороть страхи. Катя понимала, что подруга права. Только сердце противилось, оно не хотело вылезать из плотного уютного кокона. Одной лучше. Или все дело в том, что никто из парней, которые пытались завести с ней отношения не могли затмить чертового Маркуса Резенфорда. Эта сволочь яркая личность. Остальные на его фоне кажутся блеклыми, точно нелепые пародии. Да, избаловал он ее. Но радовало хотя бы то, что вспоминался Маркус уже без резкой боли в сердце. Все-таки забыть можно даже глубокую и сильную любовь, особенно если ее затмевает черная ненависть и злоба.
  Они выпили по стопке текилы, потом еще по одной и Оксана потащила танцевать. Положительная, зажигательная энергетика вечера передалась и Кате, заставляя поддаться всеобщему веселью. После уставшие от ритмичных танцев, но довольные вернулись к барной стойке, где их ждал Антон.
  - Дамы, я заказал вам шампанское, - он кивнул на два бокала с искрящимся напитком.
  - Спасибо, - протянула Оксана, чмокнула его в щеку и взяла бокал.
  Катя обхватила ножку второго. Гулять так гулять. Сделала глоток, затем еще один. За непринужденным разговором бокал опустел, и Антон заказал еще. Затем они вновь перешли на текилу. В голове зашумело, мысли начали путаться, ускользать. Все происходящее поплыло сквозь густую туманную дымку. Музыка, шарики, кругом молодежь, смех, улыбки... Провал в памяти и дальше Антон вел их с Оксаной к автомобилю, а потом непроницаемая чернота.
  
   * * *
  
  Катя открыла глаза и увидела темный потолок. Голова разрывалась от боли, и невыносимо хотелось пить. Хорошо же она набралась. С трудом села на постели, бросила взгляд к окну и замерла, перестав дышать. В душу закралось беспокойство. Катя быстро обежала глазами полутемную комнату, освещенную лунным светом, льющимся из панорамного окна. Спальня оказалась совершенно незнакомой. Где она? Взволнованно оглядела себя. Все тоже коричневое платье, в котором была на вечеринке. Немного успокоилась. Скорее всего, они с Оксаной так напились, что Антон не смог узнать адрес и привез к себе. Все просто. Потянулась к выключателю настенного бра, дернула веревочку, но свет не зажегся.
  Встала с кровати и, шатаясь от слабости, прошла в другую комнату. Никого. Обошла всю квартиру - пуста. Свет нигде не зажигался. Что за черт? Вспомнив о сумке, вернулась в спальню. Благо сумка лежала на прикроватной тумбочке. Кошелек, телефон оказались на месте. Мобильник разрядился и выключился. Катя включила его, надеясь, что на звонок Оксане хватит мизерного заряда батареи. Гудки пошли и практически тут же раздался голос рыдающей однокурсницы, вызвав в сердце нешуточную тревогу.
  - Беги! Слышишь, беги! Он убьет тебя! - затем послышался жуткий, разрывающий барабанные перепонки крик, хрип, возня, смех и телефон погас. Он выпал из ослабевшей руки Кати и с глухим стуком упал на пол. Грудь сковало кольцом страха, ладони взмокли. Удушливая волна холода прошлась по телу, дыхание участилось. Куда она снова влипла? Почему не получается жить без приключений? Что с Оксаной? Сама помочь она ей не сможет, нужно быстро выбираться отсюда и звонить в полицию. Катя подняла телефон, прижала сумку к груди и бросилась к входной двери.
  - Катерина, - разнесся по комнате ехидный голос, казалось, он раздавался из каждого уголка квартиры. Сердце заколотилось как у зайца, пойманного в силки. Ужас парализовал каждую клеточку тела. Она знала, кому принадлежит этот голос, кто называл ее так на протяжении всего вечера в "Лотосе". Антон. Что ему нужно? Он маньяк? Но это сейчас интересовало намного меньше. Он в квартире и он нападет, не выпустит отсюда. Но она должна попробовать. Рванула к двери, но Антон вырос перед ней точно скала. Сердце тяжелым камнем рухнуло вниз.
  - Не уйдешь, пташка, - издевательски протянул Антон, протянул руку и провел пальцами по ее волосам. Катя отскочила назад.
  - Не прикасайся ко мне! - процедила сквозь зубы.
  - Я буду делать все что захочу, Катерина, - он схватил ее за волосы и грубо дернул голову назад. От резкой боли на глазах выступили слезы. Как же изменился остроумный и вежливый друг Оксаны. Он вел свою игру, опутывая ложью, а они попались в хитро расставленную ловушку.
  Антон провел ладонью от груди к Катиной шее. Тело покрылось гусиной кожей. Паника накрыла мощной волной, точно цунами сносящей все на пути. Он что хочет задушить ее? В отчаянье, не зная больше что делать, Катя, что есть силы, ударила Антона ногой в пах. Хватка парня ослабла, Катя вырвалась и опустила на его голову, стоящую рядом на журнальном столике вазу. Дрожащими руками распахнула дверь и бросилась бежать к лестнице по коридору с дверьми квартир по обе стороны. В боку быстро закололо, сердце отбивало рваный ломаный ритм, во рту пересохло, дыхание с хрипом вырывалось из легких. Но Катя не переставала бежать, боясь обернуться и увидеть Антона. Здание как назло оказалось высоким, лестница не заканчивалась. Все тело ломило, ноги подкашивались, в голове точно стучал молот. Казалось, за спиной раздаются быстрые тяжелые шаги. На следующем этаже Катя свернула в коридор и понеслась к лифту, в надежде хоть немного перевести дух и оказаться внизу быстрее преследователя. Влетев в лифт, трясущейся от пережитого рукой нажала кнопку первого этажа и прижалась к стене в попытках отдышаться. Не прошло и несколько секунд, как лифт остановился. Ужас липким потоком прошелся по спине, сердце заколотилось так быстро, словно хотело прорвать грудную клетку. Катя несколько раз нажала на кнопку, но лифт так и не тронулся с места. Обхватила голову руками, нервно отмерив шагами свою маленькую тесную камеру. Ее колотил озноб. В голове стучал лишь один вопрос:
  "Это Антон испортил лифт или возникла обычно техническая неисправность?" Она молилась всем святым за второе.
  Услышала как что-то большое, тяжелое рухнуло сверху на кабину лифта. Вжалась в стену, по щекам потекли слезы. Сердце казалось, не выдержит напряжения и остановится.
  Часть потолка проломилась и в кабину упало тело. Катя вскрикнула и закрыла рот рукой. Она узнала Оксану. Некогда белое платье практически полностью пропиталось кровью, на шее зияла чудовищная рана, невидящие широко распахнутые от ужаса глаза, смотрели в пустоту.
  Страшная картина парализовала тело.
  Двери лифта раскрылись, в проеме стоял ухмыляющийся Антон. У него во рту среди прочих зубов бросались в глаза длинные и острые верхние клыки. О, Боже! Вампир...
  Обессиленная Катя сползла на пол и сильнее вжалась в стену. Это конец... Он разорвет ей горло также как и Оксане... Выхода нет...
  - На сегодня я сыт. Мой голод утолила твоя подружка, но ты будешь следующей в списке, когда я вновь проголодаюсь. Поэтому пойдешь со мной, - Антон шагнул в лифт. Снял очки и отбросил их в сторону. - Они мне вообще-то не нужны, кроме как для образа, который я воплотил в охоте на вас. А так у меня идеальное зрение...
  Он дернулся и пошатнулся, но устоял на ногах, и Катя заметила наконечник стрелы в его груди. Антон снова пошатнулся и бесформенной грудой рухнул на пол.
  - Видимо не такое уж и идеальное, - раздался смутно знакомый ироничный голос, и шокированная Катя подняла глаза. Брови поползли вверх. Не может быть. Напротив с арбалетом в руках стоял Дмитрий.
  
  Глава 2
  
  Дмитрий увел ее из того проклятого дома. Привез в ее квартиру. Всю дорогу они молчали. Кошмар закончился, но Катю до сих пор колотил озноб. Теперь она в безопасности, только в чудесное спасение не верилось до конца. А Оксана... погибла. Перед Катей так и стояли мертвые, остекленевшие глаза однокурсницы и кровь... повсюду кровь... Каким зверем нужно быть, чтобы так жестоко убить. "Надо быть психом, вампиром или другой сверхъестественной тварью", - подсказал внутренний голос. Они беспощадные животные. Люди для них мясо. Даже Маркус такой, пусть и не питался людьми несколько лет, но делал это не из жалости, а по личным мотивам. А сейчас должно быть охотиться как и раньше, живя в клане. У него больше нет причин сдерживать себя, свою темную настоящую натуру.
  - Как ты там оказался? - уже в квартире тихо спросила Катя, немного придя в себя. Подошла к окну и плотнее задернула шторы, точно боясь мрака, окутавшего ночные улицы города.
  - После всего...я решил по мере возможностей наблюдать за тобой, чтобы ты не совершала... опрометчивых поступков или как сегодня не попадала в лапы сверхъестественных тварей, - он сел на кресло и сцепил руки в замок на коленях. Его серьезный тяжелый взгляд магнитом приковал к себе. - Я едва не опоздал...
  - Спасибо. Если бы не ты, я была бы уже мертва. У тебя прекрасно вышла роль Ангела-Хранителя, - сказала она и горько усмехнулась:
  - Маркуса рядом нет, но все равно твари подобные ему крутятся вокруг меня. Может это проклятие?
  - Нет, - Дима покачал головой. - Как говорится, не знаем, не бредим. Но стоит раз коснуться, то станешь неосознанно замечать и сталкиваться. Жизнь странная штука и любит подкидывать подобные сюрпризы. Могу научить отличать вампиров от обычных людей, - Дмитрий достал из кармана кожаной куртки прибор, похожий на небольшой бинокль, и протянул ей. - Посмотри в него. Он модифицирован специально, чтобы распознавать кровососов даже в темноте.
  Катя взяла бинокль в руку и поднесла к глазам.
  - Я просто вижу тебя, - она заправила прядь волос за ухо и повертела в руках на первый взгляд обыкновенный оптический прибор.
  - Потому что я человек. Фигуру вампира обволакивала бы черная полоса или правильнее сказать аура. Демоны же во тьме точно в коконе. Есть твари, для которых человеческая внешность маска и этот бинокль показывает их настоящую личину. Незаменимая вещь для охотника. Я дарю прибор тебе. Если будешь снова с кем-то знакомиться, то найдешь момент, чтобы взглянуть на человека через него и узнаешь его сущность.
  - Часто я ощущала в Маркусе тьму, и иногда казалось, видела, различала эту ауру... - задумчиво протянула Катя, присев на диван. - Только сегодня внутри все молчало, я не уловила опасности, - голос дрогнул. На душе потяжелело.
  - Ты не виновата и не могла предугадать события, - серьезно и ободряюще сказал Дмитрий. - У тебя хорошо развито шестое чувство, но и оно порой молчит и дает сбой. Тем более вампиры разные. Одних, особенно обращенных ты никак не распознаешь, если только сама не сверхъестественное существо, например ведьма. А сущность некоторых написана чуть ли не на лбу. Ее пропитан воздух вокруг такого вампира, редкие люди могут это ощутить. Марк чистокровный кровосос, происходящий из древнего, могущественного рода, а его прадед один из старейшин, которые больше тысячи лет назад собрали упырей в кланы и установили порядки, действующие и по сей день. Чем древнее, чище кровь, тем чернее душа. Первые вампиры были еще большим злом, поистине дьявольскими отродьями. Не зря Наташа говорила, что в Маркусе много тьмы. Он достаточно унаследовал от предков.
  Катя поморщилась как от зубной боли и выставила вперед руку, как бы защищаясь.
  - Слишком много на сегодня ЕГО. Не надо больше упоминать... - заныли шрамы на сердце. Из глубины души поднималась ненависть. Катя была уверена, если бы Маркус Резенфорд стоял сейчас перед ней, она бы с превеликим удовольствием вонзила клинок из серебра ему в грудь, чтобы навсегда остановить бесчувственный мотор, перегоняющий кровь. Ведь этот иностранец не просто кровососущая тварь, так еще эгоистичный, циничный, хладнокровный ублюдок! Он убил ее, сам лично столкнул в бездну пустоты и боли. Катя никогда не думала, что способна ненавидеть кого-то столь сильно. Боялась саму себя. Может, общаясь с ним, получила частичку тьмы, стала жестче?
  - Прости, - Дима сел рядом и положил руку на плечи и легонько сжал. Его поддержка всегда помогала, дарила внутренний заряд. Катя безмерно была благодарна Дмитрию. Когда Маркус бросил ее, он вместе с Машей и Сашей вытащили ее из черной бездны, не дали сгнить во тьме. Не часто, но Дима приезжал, интересовался настроением, пытался подбодрить. Это сблизило их. Дмитрий стал точно умным, красивым и сильным старшим братом, которого у нее никогда не было и которого не хватало.
  Катя прижалась головой к его груди, слушая биения мощного сердца и греясь, исходящим от охотника теплом.
  - Я не могу просто жить, зная, что они каждую ночь бродят по улицам и убивают смертных, - произнесла после некоторого молчания. - Не могу сидеть, сложа руки. Если раньше, не вникала в то, как вампиры охотятся, то испытав на своей шкуре, больше не могу оставаться в стороне... Я хочу помогать тебе, убивать их, - сказала твердо и решительно.
  Дима напрягся, его мышцы, словно налились свинцом. Он отстранил Катю от себя и сурово сказал:
  - Это не для тебя война, девочка. Ты молода и должна учиться, потом найти хорошую работу, завести семью. Не стоит влезать в мой грязный муравейник, иначе он сожрет тебя живьем.
  - Я уже одной ногой там! - воскликнула Катя, вскочив на ноги. - Теперь понимаю, почему вампиры оберегают от людей тайну своего существования. Одни зароют голову в песок или забьются от страха в угол, другие захотят бороться против нечисти. А я почти четыре года с момента знакомства с упырем пытаюсь жить нормальной человеческой жизнью, и не получается. Полтора года затишья, а сегодня... Это переполнило чашу терпения. Они чудовища. Я не говорю, что хочу драться против упырей, могу быть приманкой, играть роль жертвы. Если пригодится, стрелять меня научили, спасибо черноглазой сволочи, как выяснилось, ударить тоже могу. Наши прошлые приключения очень помогли показать небольшие способности в самообороне.
  - Катя, это не игрушки. Ты сама знаешь как опасна нечисть, - жестко бросил Дмитрий. - Поэтому выкинь из головы...
  - Я прекрасно это осознаю, но и ты меня пойми... - перебила Катя. Для себя она уже все решила. - Я не смогу жить дальше ничего не делая, - и решила применить хитрость, безотказный вариант, против которого Дима сможет только пойти на уступки:
  - С тобой или без тебя, но я буду охотиться на вампиров!
  Дмитрий глубоко и тяжело вздохнул. Сложил ладони домиком на переносице.
  - Хорошо, - произнес тихо и устало. - Мы попробуем. Но ты будешь следовать любым моим указаниям. Надеюсь, после первой же охоты все желания убивать этих мразей у тебя исчезнет.
  Но желание не пропало и после до настоящего времени они продолжали действовать про вампиров вместе.
  
   * * *
  Настоящее.
  Вечером Катя была готова к охоте на вампиров, как внешне, так и внутренне. Нет, для соблазна вампиров она не играла роль дерзкой обольстительницы, не надевала откровенных вещей. Оставалась собой. Находила поводы для знакомства и упыри клевали. Сразу. Ведь в глазах нечисти она легкая добыча. Еда.
  Сегодня Катя остановилась на свободном, с коротким рукавом сером платье из атласа. Из аксессуаров - черный кожаный пояс. Просто, но со вкусом. Подкрасила глаза, нанесла блеск на губы. Соорудила оригинальную, но незамысловатую прическу. Забрала волосы назад, сделала небольшой начес, наплела несколько тонких косичек, остальные пряди оставила свободными и заколола серебристой заколкой в форме бутона розы.
  - Тут не только вампир клюнет, но и половина клуба, - с полуулыбкой произнес Дмитрий, оперевшись плечом о косяк и скрестив руки на груди.
  - Будешь отшвыривать от меня поклонников, - пошутила она, надевая короткую черную кожаную куртку и заворачивая рукава до локтей.
  - Как обычно, - криво усмехнулся охотник, следя за ней серо-голубым серьезным взглядом. - Держи, - протянул складной ножик с лезвием из серебра. Катя привычно спрятала его за голенище сапога.
  - Чесночный баллончик не забыла?
  - Нет, я положила его сюда, - Катя продемонстрировала Диме черный клатч. Она была спокойна, собрана. Это не первая охота. Страх и волнение давно прошли. Она знала, что делает правильно. На душе умиротворение, точно она нашла себя. Помогает охотнику бороться против вампиров и этим спасает множество людских жизней. - Я готова.
  Охотник обвел ее тяжелым взглядом:
  - Поехали, сегодня потремся в "Фараоне". Это популярный клуб, его посещает много народа, а вампиры любят многолюдные места. Так легче скрывать улики преступлений или правильнее говоря - кровавых ужинов.
  
   Через пятнадцать минут они подъехали к клубу и заняли ожидательную позицию. Через специальный оптический прибор, модифицированный бинокль, рассматривали людей, входящих в "Фараон". Перед охотой нужно выявить объект.
  Прошло полчаса, но ни один вампир не появился. Не все вылазки против кровососов оказывались удачными, упыри не всегда посещали, выбранные охотниками места. Но в этом городе полно вампиров, ведь тут располагался один из их кланом, а именно некого Арсения Кромина, а значит, смысл ждать есть. "Дети тьмы" должны питаться.
  - А вот похоже и наш клиент... - протянул Дмитрий. Катя увидела, вокруг прошедшего мимо их машины парня черные очертания. Несомненно, вампир. Повнимательнее разглядела, чтобы запомнить внешность и потом разглядеть среди других посетителей клуба. По молодежному стильный. Немного взлохмаченные черные волосы, правильные черты лица, джинсы, белая футболка с темным рисунком и такого же цвета ветровка. Катя запомнила его.
  Взялась за ручку двери, как Дмитрий положил ладонь на плечо:
  - Будь осторожна, глупостей не делай.
  - Конечно, - Катя улыбнулась и вышла из машины.
  Оказавшись внутри клуба, начала выискивать глазами вампира, что оказалось весьма сложной задачей. Народу собралось много. Но удача, по всей видимости, сопутствовала ей, и Катя заметила искомого парня у барной стойке. Направилась туда, встала рядом, словно ожидая очередь за выпивкой. Точно невзначай толкнула упыря, заставив повернуться в ее сторону.
  - Простите, я не хотела, - стала оправдываться, изобразив на лице вину. - Тут так много народу, меня кто-то задел, и я не удержала равновесия...
  Парень недовольно нахмурился, но потом скользнул по Кате взглядом, его ярко-голубые, завораживающие глаза зажглись интересом.
  - Ничего, я не злюсь, - громко, чтобы перекричать грохочущую музыку сказал он. - Ты одна?
  - Подружка уехала, оставила в одиночестве, - вздохнула Катя. - Домой не хочется, остается только напиться.
  - Не против моей компании? Я тоже один, - вампир улыбнулся. На первый взгляд улыбка казалась теплой и искренней, но Катя видела в ней хитринку. Кровосос думает, что заманивает в сети жертву, только "еда" сегодня сильно его обломает. - Меня Артем зовут.
  - Катя, - назвалась она.
  - Ты красивая, - заметил он. Вот только этих пустых комплиментов не хватало. Что люди, что вампиры все одинаковы. Катя едва подавила желание закатить глаза или зевнуть. Вместо этого, поддерживая игру, смущенно опустила глаза.
  - Что будешь пить?
  - Мартини.
  Подходила их очередь и, вынув из кармана деньги, Артем в ожидании перевел взгляд на бармена.
  Катя посмотрела на другую сторону барной стойки и застыла, точно получив удар. Пол начал двигаться, уплывать. Со всех сторон наступала темнота, сдавив грудь и сделав тело неимоверно тяжелым. Сердце начало отбивать бешеный ритм, а кровь в висках, стучавшая барабанными палочками, заглушать музыку. Невозможно. Этого просто не может быть.
  Облокотившись о барную стойку, в компании длинноволосой блондинки стоял Маркус Резенфорд. Она не могла ошибаться. Его бы не спутала ни с кем. Статная осанка, уверенный, колючий, насмешливый взгляд. Немного жесткие, но правильные черты лица. В белой рубашке, черном пиджаке и брюках он выглядел сногсшибательно. Даже на расстоянии пары метров Катя чувствовала его притягательность. Этот чертов красавец всегда нравился девушкам. Умел соблазнять. Знал к каждой подход. Психолог хренов!
  Катя поспешно отвернулась и опустила голову. Он не должен ее видеть. Слишком опасно. Пусть ей и хотелось отомстить ему, но с Маркусом просто не справиться. Тут нужен четкий, до мелочей продуманный план.
  Господи, да что вообще этот ублюдок делает в России?! Ведь должен быть в Лондоне. Если только не приехал по делам. Точно... Главу местного клана зовут Арсений, а Маркус как-то упоминал еще тогда, когда им угрожала "не-мертвая" вампирша Софья, что приезжал к знакомому с таким именем решить некоторые вопросы... Черт! Судьба определенно издевалась. Слишком жестоко.
  Катя практически забыла иностранца и почти научилась жить без боли, но сейчас, увидев его вновь, ощутила, как открываются зарубцевавшиеся раны, ноют и сочатся свежей кровью. Грудь точно сковало кольцом с острыми шипами, которые беспощадно вонзались и в без того уставшую от мрака душу.
  Нужно срочно убираться отсюда, пока Маркус занят и не видит ее. Его внимание приковано к блондинке. Та стояла спиной, и Катя не видела ее лица. Интересно кто она? Жертва, очередная вампирская пассия - подстилка на одну ночь, или же их связывает нечто большее... На лице иностранца теплая, ироничная полуулыбка, в глазах несомненно пляшут черти, но никакой холодной саркастичности. Он обходителен и мягок с девушкой. Маска или Маркус искренен? Грудь сковало сильнее, сердце словно заскребли когтями, оставляя длинные и глубокие царапины, на которые тут же сыпали соль. Тупая, ноющая боль, накрыла новой волной, более сильной, чем пару минут назад. К ней присоединились, съедающая заживо тоска по утраченному и обида.
  Ярость затопила остальные эмоции. Хватит! Никакой слабости! Маркус Резенфорд - мразь, ублюдок и эгоист. Наигрался и выбросил. Растоптал точно грязь под ногами. А она живая, она чувствует. Искренне любила его, жила им. Но все в прошлом, в сердце остался лишь холодный пепел от тех чувств. Осталось уничтожить только порой слабо загорающиеся угольки.
  - Что с тобой? Ты вся бледная... Плохо стало? - спросил Артем, озабоченно нахмурившись. Что весьма кстати.
  - Душно, давай уйдем отсюда, - попросила Катя.
  - Конечно, - легко согласился вампир. Еще бы, он думает, для него складывается все как нельзя лучше. Катя не думала прекращать охоту. Подарок Маркусу они все же оставят. Главное только чтобы иностранец не заметил ее, но походу сейчас он был погружен совсем другим, а именно блондинкой в черном платье. Та, высматривая бармена в дальней части стойки, повернулась в сторону Кати. Спутница Маркуса оказалась яркой красавицей с аккуратными, идеальными чертами лица. Больше всего выделялись глаза - глубокие, выразительные. По сравнению с ней Катя почувствовала себя блеклой, неинтересной, простой. Что-то подсказывало, что подружка иностранца все-таки вампирша. По крайней мере, в это хотелось верить. Не хотелось оставлять ему на закуску смертную, нельзя позволить забрать человеческую жизнь.
  Артем повел Катю к выходу, и она поспешила оказаться подальше от Маркуса. Вышли на улицу, и дышать стало легче. Встреча с чертовым иностранцем изрядно вывернула нервы, заставив забыть, что рядом вампир, желающий ею полакомиться. Нужно быть начеку, но не выдавать напряжения. Упырь не должен ничего заподозрить. Надо играть роль жертвы до конца.
  Кожей Катя ощутила колебания воздуха и, поежившись, обхватила себя руками.
  - Замерзла, - с сочувствием бросил Артем, с затаенным плотоядным блеском, смотря на шею Кати, туда, где виднелась голубая жилка артерии. Да товарищ голоден и сильно. - Пойдем, отведу к машине. Я припарковался немного дальше от "Фараона". Тут негде было поставить автомобиль.
  Повел в темный проулок. Вот сейчас нужно быть особо внимательной, иначе завтра найдут ее обескровленный труп. Прошли мимо машины Дмитрия. В салоне темно и ничего нельзя разглядеть, но Катя знала - охотник там.
  Клуб скрылся из вида, вокруг не души. Пустые, темные окна зданий. Хорошее место для убийства. Сейчас начнется. Катя крепче сжала клатч, внутри которого лежал спасительный баллончик.
  - Мы пришли, - тихо протянул Артем, остановившись.
  - Где твоя машина? - спросила Катя, оглядевшись и недоуменно нахмурившись. Собрала волю в кулак. Сейчас ее провожатый откроет сущность сверхъестественного хищника.
  - Тебе автомобиль уже без надобности, - в голосе Артема появился сарказм. Вампир облизнул губы и улыбнулся. В лунном свете блеснули длинные клыки. Катя, изобразив на лице страх, попятилась.
  За долю секунды Артем оказался возле нее и вот уже прижимал к прохладной бетонной стене и отогнул воротник куртки.
  - Ты вкусно пахнешь, красавица, - прошептал он, опаляя кожу теплым дыханием. Катя медленно расстегнула клатч и нащупала баллончик. - Обещаю не делать слишком больно. Я сегодня добрый.
  - А я нет! - она ударила его коленом в пах. Вампир зашипел от боли, Катя выхватила баллончик, но Артем, заметив его, выбил из рук. Вот и непредвиденное обстоятельство. По коже пробежал холодок. Вампир был разъярен. Катя попыталась ударить его вновь, но он пресек попытку, схватил за волосы и отбросил на асфальт. Тело пронзила боль.
  - Долго будешь подыхать, сучка, обещаю, - яростно процедил сквозь зубы. Двинулся на нее. Катя потянулась к сапогу, за голенищем которого спрятала нож, как раздался выстрел. Вампир дернулся и обернулся. Катя увидела, что белая ветровка Артема пропиталась кровью, но, к сожалению, не в районе сердца. Дима попал вампиру в бок. Выстрел вновь рассек воздух, но Артем увернулся от пули. Ловкий и быстрый ублюдок. Катя вытащила из сапога нож и спрятала, чтобы упырь не видел.
  - Так вы охотники что ли? - засмеялся Артем и саркастично пригрозил пальцем, целившемуся в него Дмитрию. - Опусти ствол, урод, или я твоей подружке голову откручу, и поверь, успею прежде чем ты выстрелишь. Грубо схватил Катю за плечо, но она извернулась и со всей силы ударила Артема в грудь, метя в сердце. Вампир замер и растерянно посмотрел на нее.
  - Ты что сделала? - непонимающе прошептал он, изо рта по подбородку побежала струйка крови. Покачнулся и упал. Но не умер, значит, удар не был достаточно точным и смертоносным, хотя в сердце она попала. Тяжело задышал, в голубых глазах застыла боль. Помимо воли в сердце шевельнулось подобие жалости. Упырь все равно умрет, пусть и не сразу. Ему придется помучиться, прежде чем отправиться на тот свет.
  Дима подошел ближе.
  - Ты хорошо справилась и даже впервые практически убила упыря. Ситуация вышла из под контроля, но ты смогла выкрутиться. Только это банальная удача. В следующий раз фортуна может оказаться на стороне врага, - произнес со вздохом. Снова одна и та же пластинка.
  - Ты постоянно это говоришь, - отмахнулась Катя и посмотрела на умирающего Артема. - Добей его, не будем же мы погружать его в багажник, а потом закапывать заживо. Подобное будет совсем бесчеловечно.
  - А сама сможешь? - Дима протянул пистолет. Катя покачала головой. Выстрелить в поверженного врага, когда тот не угрожает, не могла. Рука не поднималась. - Настоящий охотник должен быть способен сделать это, - произнес не без намека на то, что охота для нее плохой выбор. Направил пистолет и щелкнул предохранитель. Артем приподнял окровавленную руку, как бы желая отгородиться от темного дула, несущего смерть.
  - Не надо... - прошептал и закашлялся.
  - Извини, жалость не работает. Да и ты уже практически труп, - Дмитрий положил палец на спусковой крючок.
  - Охотник, опусти пистолет и отойди! Оба отойдите или сделаю из ваших спин кровавое решето, - раздался позади до боли знакомый насмешливый и твердый голос с едва заметным английским акцентом. Внутри все похолодело. Маркус...
  Глава 3
  - Поднимите руки, чтобы я их видел! - жестко продолжал Маркус. Тело оцепенело и подчинялось с трудом, но все же она выполнила приказ иностранца. Это же надо так вляпаться. Но теперь поздно об этом думать. Выхода нет. Судьба вновь столкнула их лицом к лицу, но теперь уже как врагов и сейчас она умрет. Фортуна на стороне Резенфорда младшего. Ублюдок не пощадит. Как же тонка грань между любовью и ненавистью.
  - Вот только тебя здесь не хватало, - громко сказал Дмитрий, повернувшись к Маркусу лицом. Катя так и осталась стоять спиной, и боялась сделать даже вздох. Внутри все натянулось подобно струне, которая в любой момент грозила оборваться. - Какого черта ты не в Лондоне?
  - О, как...Дима, - не особо изумленно протянул Маркус. В его голосе слышалась усмешка. - Вот так встреча. Неожиданно. Обнимемся по - дружески?
  - Пошел к черту, Резенфорд, - в тон ему ответил охотник и сплюнул на землю.
   - Пистолет отбрось в сторону и без лишнего трепа, иначе башку прострелю, - серьезно и угрожающе сказал иностранец. - Живо! - послышался щелчок, спускаемого предохранителя.
   Дима выбросил оружие. Выбора у него не было.
  - Доволен? - сухо спросил он.
  - Более чем, - ядовито бросил Маркус. - А почему твоя напарница не оборачивается? Этикету ее не учили? Девушка, спина и зад охотниц меня не возбуждают, поэтому быстро повернулась! Скрывать лицо смысла нет, я все равно грохну вас обоих.
  Перед глазами заплясали красные точки. В груди тяжело. Едва передвигая ватными ногами, Катя встала лицом к иностранцу и не сразу решилась встретиться с ним взглядом. Смотрела куда угодно, но только не в глаза. Нет, не испытывала вину, что стала охотницей. Просто прошло три года после их разрыва, и Катя боялась, что утонет в глубоком, черном омуте, боялась глупого сердца, которое может предать и возродить былые чувства.
   Маркус стоял напротив с пистолетом, направленным ей в голову и не один. За спиной та самая красавица - блондинка в черном платье. Она с лютой неприязнью смотрела на них, на охотников. При виде ее, несомненно, вампирши, в душе шевельнулся гнев. Неужели новая подружка?
  В воздухе висела звенящая тишина, и Катя нашла силы и встретилась взглядом с ненавистным иностранцем, причинившим ей столько боли.
  Маркус стоял застывшей статуей и, кажется, не дышал. На красивом, аристократичном лице удивление, растерянность и... боль. Эмоции менялись точно переливающиеся картинки в калейдоскопе.
  - Ты... - его голос дрогнул. Черные глаза, похожие на бездонную бездну, опасно сузились, не предвещая ничего хорошего. - Как ты могла? - оскалившись, резко прорычал он. Во взгляде застыла ледяная ярость и презрение.
  - Что посеешь - то и пожмешь, - Катя вскинула подбородок. - Понимаешь о чем я? Что теперь убьешь нас? А как же память о наших отношениях? - вложила в голос столько яда, сколько смогла.
  Лицо иностранца превратилось в бесстрастную мертвую маску.
  - Рот захлопни, или я сам заставлю замолчать, навечно, - тихим, но твердым, холодным тоном бросил он.
  - Маркус, мы должны помочь парню из клана Арсения, - подала голос блондинка и достала из сумочки дамский пистолет. - А ну живо отошли от него! Не понятно, что я сказала?! Быстро и руки не опускать!
  Катя с Димой, переглянувшись, неспешно отступили от тела Артема. Блондинка подошла к нему и опустилась на корточки.
  Маркус не шелохнулся, смотря на происходящее отрешенным, невидящим взглядом, но оружия не опустил. Катя знала, если кто-то из них дернется, попытается причинить вред девушке, то он без промедления выстрелит и не промахнется. Маркус великолепный стрелок.
  - Мы поможем тебе, отвезем домой, - успокаивающе произнесла вампирша, пытаясь зажать рану Артема свободной рукой. Кровь практически насквозь пропитала его одежду. Парень был бледнее мела, его дыхание становилось слабее с каждой секундой. Дрожащими пальцами Артем вцепился в запястье блондинки, как бы ища поддержки.
  - Он не протянет и десяти минут, ты и сама это понимаешь и лучше меня, - сказал Дима. - Ведь слышишь, как затихает биение его сердца. Вы не успеете помочь ему, даже если прямо сейчас погрузите в машину и повезете в особняк.
  - Заткнись! - зло процедила вампирша и, выпрямившись, направила пистолет прямо в лоб охотника. - Еще слово и твои мозги разлетятся по асфальту!
  - От пукалки в твоих руках не разлетятся, - саркастично бросил Дмитрий.
  Блондинка сузила глаза и немного склонила голову на бок.
  - Маркус, можно я пристрелю его? Все равно пора заканчивать, мы итак слишком долго тянем и сюсюкаемся с ними. Парню из клана Арсения нужна срочная помощь.
  Маркус, скользнув тяжелым и мрачным взглядом по раненному вампиру, промолчал. По всей видимости, понимал, что секунды жизни Артема сочтены и спасти его уже нельзя.
  В этот момент Артем закашлялся и вампирша, позабыв об охотниках, вновь опустилась рядом с ним на корточки.
  - Тихо-тихо, - она провела тыльной стороной ладони по его бледной щеке, и он сжал ее пальцы. В глазах вампирши застыло сочувствие. От этой драматичной картины Кате стало не по себе. Уж слишком человечно все выглядело... - Все хорошо.
  Артем попытался, что-то сказать, но изо рта вырвался лишь хрип. Упырь пару раз вздохнул, потом его пальцы, сжимающие руку блондинки, разжались, а глаза закрылись. Он больше не дышал.
  Вампирша поднялась на ноги, направила пистолет на Дмитрия и щелкнула предохранитель.
  - Вот сейчас ты сдохнешь. Вы оба, - на красивом лице каменная маска, в карих глазах холодная решимость.
  - Эмили, не нужно. Опусти пистолет и отойди, - спокойно заговорил Маркус и посмотрел на Катю, намертво приковав колючим взглядом обсидиановых глаз. - А вы уходите. Даю фору, в память наших отношений. Но я буду вас искать и если найду, то убью.
  Катя забыла, как дышать. Не может быть. Он их отпускает? Откуда в этом подонке столько благородства?
  - С ума сошел?! - негодующе воскликнула вампирша. - Какие отношения могли быть у тебя с охотницей?!
  - Эмили, пожалуйста, помолчи сейчас. Не зли меня. Я потом все объясню, - сдержанно произнес Маркус. Он был зол и едва держал себя в руках. Внешне не видно, но воздух буквально вибрировал вокруг него.
  - Уходим, - Дмитрий положил руку на плечо Кати. Не отрывая взгляда от вампиров, поднял выброшенный пистолет. После они поспешили покинуть переулок, оставив Маркуса с блондинкой далеко позади. Голова пустая и тяжелая. Мысли точно заморозились. Но это пока. Потом они оживут, и будут беспощадно атаковать и терзать душу.
  
   * * *
  - Черт ее дери! - Маркус с силой смахнул рукой стопку газет с журнального столика, вместе с пепельницей. Окурки и пепел разлетелись по дорогому ковру. Туда же полетела и антикварная настольная лампа в греческом стиле. От удара об пол часть откололась, и предмет декора и освещения стал безнадежно испорчен. Но Маркус смотрел на устроенный беспорядок равнодушно и без сожаления. Сжал руки в кулаки и тяжело дыша, устало прислонился лбом к стене у окна. Затем ударил ладонью и по обоям пошла трещина.
  Как Катя посмела охотиться на его собратьев?! Этим она пошла против него, предала его! Он никогда не сможет простить ей этого! И более того, руководствуясь долгом перед вампирами, должен найти и убить Катю вместе с чертовым Дмитрием. Что она, мать ее, наделала! Хотя тут он сам виноват, хотел, чтобы Катя возненавидела, пожалуйста. Теперь она обратила гнев против всего его рода. Зря Катенька это сделала, ох зря. Она явно не понимает насколько все опасно и что он теперь с ней сделает... Если найдет... Маркус насильно выкидывал из головы адрес Катиной матери. Так искать он не будет. Сделает вид, что у Кати нет ни матери, ни сестры.
  Чертова девчонка! Три года назад он поступил жестоко, теперь и она ударила в отместку, да так сильно, что воздух вышибла. Он вновь стукнул по стене, образовалась вмятина и посыпалась штукатурка.
  - Только ты можешь крушить все вокруг и при этом оставаться внешне спокойным, хотя внутри злоба и ярость рвут на части. Пожалей чужое имущество, - раздался за спиной голос Эмили. Маркус повернулся к ней лицом. Сестра Джесси сидела на диване, закинув ногу на ногу. Черное платье она переодела на узкие джинсы и блузку. Терпеливо ждала, когда Маркус выпустит пар, успокоится и наконец, объяснит, что произошло в том грязном переулке. - Зачем ты...
  - Отпустил охотников и этим пошел на маленькое предательство? - горько усмехнулся Маркус. Поднял пепельницу, небрежно бросил на столик и опустился в кожаное кресло. Достал из пачки сигарету и закурил. - Я все расскажу, только пообещай, что никому ни слова, даже Джесси, иначе моя голова легко может полететь с плеч, - сейчас он презирал себя как никогда раньше.
  - Ты знаешь, что можешь положиться на меня. Мы друзья. Я умею хранить секреты.
  - Говоришь так, словно в твоей голове накопилась полная чаша чужих тайн, - Маркус улыбнулся уголками губ и вдохнул горьковатый, пропитанный никотином дым. - Ты вправе меня осудить...
  - Ты сам себя больше осуждаешь и чаще не по делу, - заметила Эмили и, подойдя к Маркусу, положила ладони на плечи и начала легонько массировать.
  - Прекрати, - раздраженно отмахнулся он. - Если думаешь, массаж меня расслабит, ошибаешься. Сейчас меня лучше совсем не трогать и держаться подальше.
  - Только не говори, что пока мы считали тебя мертвым, ты крутил шашни с привлекательной охотницей на вампиров. Не похоже на тебя... - Эмили проигнорировала его реплику, но отошла к окну.
  - Она не была охотницей, - голос прозвучал спокойно, но внутри продолжала бушевать буря. Маркус смял недокуренную сигарету в руке и даже не поморщился, ощутив, как та обожгла кожу. Физическая боль ничтожна по сравнению с тем, что творилось в душе. - Когда я познакомился с Катей, она была просто школьницей, скромной и наивной, и не знала о существовании вампиров. Вначале Катя показалась забавной, как диковинный зверек, который еще не появлялся в моем зоопарке. За ней было интересно наблюдать. Только я не заметил, как просто интерес, желание раскрасить серую жизнь потехой, переросло в нечто большее. В то, что сильнее меня, сильнее здравого смысла, - Маркус горько усмехнулся, и провел указательным пальцем по лакированной столешнице. Эмили молча слушала, прислонившись лбом к оконному стеклу. - Оно плотно опутало по рукам и ногам. Заставило играть по своим правилам. Сделало зависимым от простой смертной. Я презирал себя за слабость, но ничего не мог сделать. Тогда я смирился и открыл перед Катей дверь в сердце шире, практически нараспашку. Сучка любовь, вопреки моим желаниям, родившаяся в душе, победила. Но судьба и сюда внесла коррективы, одним движением властной руки разрушила только-только окрепший союз. Я узнал, что мой отец и большая часть клана живы, и не нашел другого выхода, как оставить Катю. Я не просто бросил ее, а унизил, растоптал, показал, что она ничто. Пылинка. Кукла, с которой я вел забавную игру, а затем выкинул за ненадобностью.
  - Но это была ложь, чтобы защитить ее. Позволить через ненависть освободиться от любви и жить с чистого листа, - тихо произнесла Эмили, повернувшись лицом. - Глава клана не обрадовался бы подобному союзу со смертной. Наши законы против. Но все вышло бы по-другому, если бы ты обратил девушку. Томас бы смирился. Но по каким-то причинам ты не захотел...
  - Верно. Не захотел и никогда не стану. Катя превратилась в охотницу, но это не ее. Она способна защищать себя и других, способна учиться технике боя и владения оружием, но слишком жалостлива. Я видел сочувствие в ее глазах, когда умирал Артем, хотя тот без колебаний оторвал бы ей голову, если бы мог. Катя изменилась, это видно, стала жестче, но все равно слишком чувствительна. Охотник должен быть суров ко всем представителям нашего мира. Жалости нет места. Но если Катя чувствует, что делает правильно, убивая нам подобных, то сделай ее вампиром, в убийстве людей она не найдет ничего правильного. Только будет казнить себя, если сорвется и лишит смертного жизни. Я не стал обращать ее, боясь сделать хуже для нее.
  - Да, судьба жестока. Она навечно поставила между вами стену, которая с годами будет становиться толще, а в итоге и вовсе превратиться в непробиваемую преграду, именуемую смертью. Катя состарится и умрет, а тебе уготована вечная жизнь, - с грустью произнесла Эмили.
  - Только думаю, все случится намного раньше, - губы Маркуса растянулись в зловещей и жестокой улыбке. - Да, я не учел некоторых моментов и пусть, поселив в Кате ненависть, хотел как лучше, теперь виноват, породив нового охотника на мой род. Мой долг защищать вампиров и я не могу закрывать глаза на происходящее и позволять Дмитрию и Кате оставаться безнаказанными. Катя перешла черту и я как правая рука главы клана должен отбросить в сторону сомнения и задушить, живущие по сей день чувства к смертной. Когда-то я сказал Кате, что не причиню ей вред, если только она не станет проблемой и угрозой для вампиров. Теперь она угроза. У меня нет выбора, я должен ее устранить.
  - Ты потом пожалеешь... - нахмурилась Эмили. - А изменить сделанное будет невозможно.
  - Но я буду уверен, что поступил правильно. Я нарушил закон, раскрыл смертной тайну сущности, из-за чего подверг опасности наших собратьев. Есть шанс все исправить, и я не откажусь от него, - твердо сказал, сжимая правую руку в кулак с такой силой, что из-под ногтей потекла кровь. Но он не чувствовал боли.
  - Ты хоть слышишь себя, осознаешь, что говоришь? Нет. Ты отгородился от настоящих чувств. Тебя злит, что ради смертной ты переступил закон, а она так тебе отплатила. Но ты сам виноват, хотя хотел как лучше. Все сложно. Ты разрываешься между долгом перед собратьями и чувствами. Каким бы не был твой выбор, в любом случае придется чем-то жертвовать, - Эмили опустилась перед ним на корточки и взяла за руку. - Но не делай ничего сгоряча. Смерть девушки не облегчит душу. Она удавкой затянется на твоей шее и будет с тобой всю вечность.
  - Ты на чьей стороне, Эмили? - сдвинул брови Маркус. - Это что? Женская солидарность?
  - Я на стороне справедливости и размышляю как лучше для тебя, - Эмили присела на край журнального столика.
  - По-твоему, я должен простить Кате убийства нам подобных и разрешить и дальше истреблять наш род? - ядовито процедил он. Слова подруги просто в голове не укладывались.
  - Конечно нет. Расскажи ей всю правду. Уверена она простит тебя и перестанет играть в Баффи - истребительницу вампиров.
  - Как у тебя все просто, Эмили, - поморщился Маркус, чувствуя как внутри снова поднимается волна гнева. - Она убила Артема, и Бог знает сколько еще вампиров. Я не могу спустить это с рук. Итак достаточно спускал Дмитрию Арсеньеву. Хватит. Та жизнь для меня в прошлом. Я хочу жить как раньше, как было до нападения оборотней на нас. Не хочу, чтобы мое сердце занимала какая-то смертная, которой я спасал множество раз шкуру. Да если бы не я, гнила она бы уже давно в могиле. Подумаешь, бросили ее. Если бы все девушки, после того как их кидали, устраивали кровную месть. Вообразила, мать ее, спасительницей от зла. Я покажу ей, какое оно зло без прикрас и масок.
  Подруга хотела, что-то ответить, как дверь открылась, и в комнату вошел отец. Нахмурившись, он оглядел последствия гнева Маркуса.
  - Тебя так сильно разозлила смерть парня из клана нашего друга? - ровным тоном спросил он. - Коришь себя, что не смог поймать охотника?
  - Я возмещу убытки Арсению, - не смотря на главу клана, ответил Маркус. Внутри все сжалось от того, что придется врать. Он ненавидел себя за ложь отцу. Он уже лгал из-за Кати, когда вернулся три года назад в клан, теперь придется вновь.
  - Я не об этом спросил, - мягко напомнил Томас Резенфорд, садясь на диван. Кивнул Эмили на дверь:
  - Оставь нас.
  - Да, господин, - она опустила глаза и покинула комнату.
  - Расскажи снова, как все произошло.
  Маркус вздохнул и откинулся на спинку кресла.
  - Мы с Эмили после клубной духоты, решили прогуляться, подышать воздухом. Почувствовали запах вампирской крови, пришли на его источник и увидели Артема...
  - И никаких следов охотников? Запаха?
  - Ничего, - развел руками Маркус. - Как в воду канули. Я найду его или их, отец.
  - В твоих талантах я не сомневаюсь, - глава клана улыбнулся и поднялся с дивана, буравя сына долгим взглядом. - Арсений сказал, что за последний год пропало около двух десятков вампиров из его клана. Охотник или охотники действовали осторожно, зацепок нет. Но я уверен - ты справишься, не разочаруешь меня и окажешь помощь нашему другу.
  - Сделаю все, что в моих силах, - произнес твердо.
  Глава клана направился к двери.
  - Отдыхай. Я пришлю служанку убрать тут все.
  Отец ушел и Маркус наклонившись, обхватил голову руками.
  Да, он найдет охотников и во всем разберется. Решит проблему. Он обязан это сделать.
  Дал Кате и Дмитрию фору, шанс скрыться и если они не успеют, не смогут убежать, это их проблемы.
   Маркус улыбнулся уголками рта. Он был уверен - искать их долго не придется.
  
   * * *
  Катя положила на кровать раскрытый чемодан и спешно складывала в него вещи. Дима сказал, что нужно срочно уезжать. Далеко за город, на дачу Наташиной дочери, пока та в долгосрочной командировке и поэтому в этом месяце не наведается в загородный дом. К тому же Наташа сказала там в ближней деревне творится чертовщина. За последние две недели странной, внезапной смертью умерло уже трое человек. Знахарка утверждает, что без вмешательства нечистой силы не обошлось. Одним словом скучать не придется, намечается новое дело и возможность отвлечься...
  Дима сказал, что они уедут на время пока все не утихнет, и вампиры перестанут искать. Пока в городе Маркус... Только неизвестно сколько он рассказал о ней вампирам. Стал ли описывать внешность, составлять фоторобот или как они там еще ищут охотников и прочих врагов? Если вампиры будут знать, как она выглядит, то со временем узнают и имя. Тогда... Сердце рухнуло вниз, внутри похолодело, а к спине точно прикоснулись огромным куском льда. Тогда конец... Придется уехать навсегда. Но пугало не это. Мать и Маша. Если Маркус или другие вампиры доберутся до них... Катя никогда не простить себе, если по ее вине прольется кровь самых дорогих людей.
  Катя застыла со свитером в руках, а потом с остервенелым отчаяньем бросила его на кровать. Опустившись на пол, обхватила голову руками.
  Маркус их спокойно отпустил, дал шанс скрыться?! Черта с два он их отпустил! Этот ублюдок знает, что не куда она не денется. Маркус может найти ее в любой момент. Знает куда нажать. Он уже действовал через родственников охотников и большая вероятность, что сделает это снова. Убьет всех без капли жалости, что в душе, что на дьявольски красивом, бесстрастном лице. Уже делал так и тогда не пожалел даже ребенка. Все ради клана, собратьев, которым он предан едва ли не до фанатичности. Ради семьи он прольет океаны крови.
  Нервно усмехнулась. Подумать только. Три года назад она встречалась с Маркусом, чувствовала себя счастливой, находясь рядом с ним. Они через столько прошли вместе. Теперь воспоминания поддернуты туманной дымкой и кажутся произошедшим в прошлой, далекой, ныне больше никогда недосягаемой жизни.
  Когда они были вместе, она всегда пыталась видеть в нем только хорошее, принимать таким, какой есть. Казалось, нашла, разглядела частичку света, но жестоко обманулась. Тьма и холод его души всегда будут съедать все самое теплое и положительное. Так Маркус устроен, воспитан и ничто не изменит его.
  Но все нужно закончить сейчас, чтобы трагедия не стала более масштабной, и не пострадали невинные люди. Будь ты проклят, Маркус Резенфорд. Хочешь моей крови, ты ее получишь.
  Катя поднялась на ноги, кинулась к компьютерному столу и лихорадочно принялась рыться в ящиках. Еще три года назад она удалила из памяти телефона номер иностранца, также как и вытеснила из головы. Но раньше самые нужные номера на непредвиденный случай, вроде потери мобильника, записывала и на бумаге. Перерыв кучу макулатуры, нашла искомый старенький блокнотик. Взглянула на часы. Дима скоро приедет за ней, нужно торопиться.
  Дрожащей, но решительной рукой набрала цифры мобильного Маркуса и, затаив дыхание, прижала трубку к уху. Если этот номер больше не рабочий, то затея пропала... Но гудки пошли. Внутри все напряглось. Катя сильнее стиснула корпус мобильника.
  - И снова здравствуй, любимая. Уже соскучилась? - раздался спокойный с ноткой сарказма голос Маркуса. - Решила сдаться?
  - Ты же сам знаешь, для меня при новой профессии встреча с тобой равносильна смертному приговору. Ты слишком много обо мне знаешь... - произнесла с горькой усмешкой.
  - Я предполагал такой исход, - уже серьезно протянул он. - Встретимся через час в подземной автостоянке на улице Васюкова. И советую попрощаться с мамочкой и сестрой. Сомнительно, что увидишь их еще когда-либо.
  В трубке послышались гудки.
  Катя тяжело вздохнула и прижилась к стене. Она добровольно пошла в темное болото к чудовищу, но все ради родных. Пусть она поплатится, нежели они.
  Катя выдвинула нижний ящик. Под учебниками лежал пистолет и запасной чесночный баллончик.
  Просто так она не сдастся. Пусть не победит Маркуса, но найдет способ уколоть побольнее, сорвать с лица насмешливую ухмылку, либо физически, либо морально.
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Д.Панасенко "Бойня"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) А.Троицкая "Церребрум"(Антиутопия) Н.Семин "Контакт. Игра"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"