Смит Игорь Сергеевич: другие произведения.

Одесса. Живая. Улыбка Бога.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
Реклама:
Читай на КНИГОМАН

Читай и публикуй на Author.Today
Оценка: 6.65*220  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Южная Пальмира, Жемчужина у моря... Что делать, когда человеческая цивилизация поражена вирусом, превращающим людей в мёртвых монстров? Как выжить в этой немыслимой катастрофе? И выстоит ли Одесса в схватке с апокалипсисом? Готовьтесь, атакуют зомби!
    Все персонажи и события вымышлены, всякое совпадение с реальными фактами случайно.
    Книга завершена.

   Глава 1. Проблемы на работе.
  
  '...Перед этой секретной операцией с нами проводилось множество тренингов и инструктажей. Нам говорили, что Одесса в основном населена украинцами и русскими. Но наши специалисты ошибались. Люди здесь гордо именуют себя 'оdessitami'. Они ярые патриоты своего города и гордятся этим. Этот патриотизм прививается им с детства в семье и в школе. На улицах и по местным телеканалам также ведётся систематическая пропаганда. Может это своеобразные отголоски советского прошлого, влияние коммунистов, которых, говорят, в странах бывшего СССР ещё очень много?..'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Для меня всё началось где-то за пару суток до пришествия северного зверя в Одессу.
  В тот день наш новый технарь, Илья Симоненков, в узком кругу более известный как Изя Гольдман, неожиданно зашел ко мне в кабинет прямо во время обеденного перерыва. Я сразу увидел, что Гольдман чем-то взволнован, хотя и пытается это скрыть.
  - Изя, присаживайся, - сказал я ему, - ты что-то неважно выглядишь. Нездоровится?
  - Спасибо, Игорь Алексеевич, - кивнул Изя и присел, выложив перед собой черную папку, - всё в порядке. Просто съел что-то не свежее...
  - Рыбу фиш, наверное, - едва слышно фыркнул я, хотя внутренне уже напрягся.
  Если Изя, которого я знаю более полутора десятков лет, обращается ко мне не при людях по имени и отчеству, значит, произошло нечто важное. И парень не заставил себя долго ждать.
  - Вот, Игорь Алексеевич, - ровно продолжил Изя, вытащив из папки несколько скрепленных листов бумаги, - как вы и просили, я подготовил предложения по техническому переоснащению службы безопасности. Вначале дам краткий анализ по состоянию имеющегося оборудования и спецсредств...
  Я хотел было перебить Изю и поинтересоваться, не сильно ли он заболел. Ведь никакого подобного поручения я ему не отдавал. Но парень, предугадывая моё действие, остановил чуть не сорвавшийся вопрос простым жестом, направив указательный палец левой руки вверх и продолжая при этом монотонно читать текст с разложенных перед ним бумаг. Гольдман что, хочет сказать, что нас слушают?!
  ...- Исходя из этого, - звучал голос Изи, а его левая рука уже достала из внутреннего кармана прозрачную пластиковую коробочку с минидиском и бесшумно придвинула её ко мне, - изношенность основного оборудования составляет не более десяти - пятнадцати процентов. Это достаточно хорошие показатели. Вместе с тем, имеющееся в распоряжении СБ банка оборудование быстро устаревает, становится малоэффективным в сегодняшних условиях, когда на рынке спецсредств появляются всё новые и новые разработки. Например, конкурентам 'Первого морского банка' стали вполне доступны такие специфические изделия, как...
  Изя продолжал читать доклад, а я аккуратно придвинул к себе прозрачную коробочку, под пластиком которой виднелась короткая записка. Нацарапанная корявым Изиным почерком, таким, каким я помнил его ещё по тем далеким временам...
   'Ознакомься с записью! Вслух ничего не говори, тебя слушают. Если понял, попроси меня напомнить технические характеристики на наше оборудование. У тебя менее десяти минут'.
  - Хммм, Изя! - перебил я парня, - а ты не мог бы подробно остановиться на технических характеристиках? Конкретно скажи, что именно в девятой 'Пиранье' не соответствует новым угрозам?
  - Конечно, Игорь Алексеевич, - Изя в первый раз оторвался от бумаг и выразительно посмотрел мне в глаза, - я просто подумал, что вам это будет неинтересно. Так вот, у изделия по паспорту заявлены следующие характеристики...
  Не слушая Изю, я осторожно, стараясь избежать ненужного шума, достал из коробки диск, вставил его в рекодер и сунул наушник в правое ухо. Левое зажал пальцем, чтобы не отвлекаться на бред, который несет сейчас Гольдман. Плэй!
  '...Едва слышимый шорох помех... Гудки и щелчок соединения...
  - Антон Леонидович, здравствуй!
  - Здравствуйте, Семен Аркадиевич!
  - Антон! Давай, излагай, как с кем будет! Деньги проходят мимо, и всё потому, что твои эсбешники сильно глубоко копнули!..
  - Но..., Семен Аркадиевич! Я...
  - Эта линия защищена, не жмись, Шарапов! Ха-ха...
  - Хммм...
  - Антон!
  - Да, Семен Аркадиевич! К полной зачистке предлагаются Шмидт, Симоненков, Фаус и Ложечников. Если их не будет, остальные ничего не докажут, даже если смогут что-то сказать там, куда попадут. Нижельского, Карабина, Столярова и Репкина предлагаю пустить по варианту 'Зона'. Так мы избавимся от всей команды.
  - А чего их так много?
  - В СБ банка всех привел Шмидт. И так или иначе, все эти сотрудники находятся с ним в особых, можно сказать, в доверительных отношениях. Большинство из них Шмидт знает чуть ли не с детских лет. Например, с начальником силового подразделения Ложечниковым и аналитиком Фаусом, Шмидт учился в одной школе. Кроме этого, Ложечников его сосед по дому. Тоже самое и с остальными, работа, дом, учеба или служба. Кроме этого, у всех у них есть общий интерес, экстремальный туризм, пейнт... или, как там его..., а, страйкбол. У них своя команда, достаточна известная в городе. Откуда Шмидт выкопал технаря такого высокого уровня, как Симоненкова, которого он привел в СБ совсем недавно, пока точно установить не удалось. Когда они остаются одни, Шмидт называет его Изей, да и внешность, должен заметить, у Симоненкова специфическая... Но специалист он действительно первоклассный!..
  - Антон! Ближе к телу!
  - Да, Семен Аркадиевич. Человек, которого вы прислали, утверждает, что к проводкам и документам по сути схемы точно докопалась первая четверка. И я вполне допускаю, что вторая также осведомлена как минимум о некоторых аспектах вывода средств... В том числе, и для кого это всё делается! Поэтому я и предлагаю отработать всех восьмерых. В идеале, наиболее опасные во главе с Игорем Шмидтом погибнут в автокатастрофе или, скажем, баллон с газом у них в микроавтобусе взорвется. Специалисты такого профиля есть, предварительные переговоры я провел. Ну, а Шмидта я как-нибудь с Ложечниковым, Фаусом и Симоненковым в одну машину организую. Осталось дело за малым, деньгами... Надо запускать полноценную наружку, отработать маршруты... Уберем первых, других отработать легче будет. Кому ствол паленый, кому наркоту в карман. У нужных людей такой механизм отлажен до автоматизма. Сбоев не будет.
  - А почему всех восьмерых сразу в распыл не пустить? Что уже восьмиместных бусиков не выпускают?
  - Смысл, Семен Аркадиевич? Чисто сработать восьмерых намного сложнее, да и получится гораздо дороже, а результат будет одинаковым. Фирма гарантирует...
  - Это сейчас ты, Антон, гарантируешь! Лучше бы вовремя своего зама попридержал!
  - Кто же знал, Семен Аркадиевич, что он этого Илью приведет...
  - Ладно, Антон, утверждаю твои предложения. Видишь, можешь, когда хочешь. Отлично! Время деньги, а деньги, ха-ха, будут у тебя уже завтра с утра. Работай!..'
  Запись закончилась, но ещё несколько мгновений я так и сидел, тупо уставившись на Изю. Где мы наследили? Гольдман ведь утверждал, что никаких логов в системе не сохранилось. Видимо, всё же технарь ошибся. Или от Лёвина, так резко в австрийское представительство переведенного, волна пошла?.. А Фауст ведь предупреждал, что если Рыбе станет известно о нашей самодеятельности, цацкаться с нами никто не будет...
  Да какая сейчас разница, как нас установили! Выясним! А сейчас надо очень быстро что-то предпринимать, иначе не жить... Знакомый голос Семена Аркадиевича Тюлечкина, одного из учредителей 'Первого морского банка', известного в нашем регионе криминального авторитета по прозвищу 'Рыба' не оставлял в этом сомнений. Ну а Антон Леонидович с говорящей фамилией Козлов, мой непосредственный начальник, каков...
  ...- Игорь Алексеевич! - Изя кашлянул и уставился на меня, - я закончил. Так каким будет ваше решение?
  - Изя, давай договоримся так, - ответил я, в это же время быстро выводя короткое послание для Гольдмана, - на завтра подготовь смету. Мне надо обсудить её с Антоном Леонидовичем, не пойду же я к нему с твоим сегодняшним опусом. Договорились?
  Изя машинально кивнул, хотя в это время быстро читал мою записку.
  - И ещё Изя, - продолжил я, после того как Гольдман толкнул листик бумаги обратно ко мне и вновь утвердительно кивнул, - я же тебя просил, когда мы одни, нет смысла обращаться так официально. Я понимаю, привычка, которую ты привез с родины, хммм, обетованной, и всё такое... Но Илья, мы же знакомы с тобой столько лет!
  - Никак не могу отвыкнуть, Шмидт, - сказал Изя, вставая, - ладно, к завтрашнему утру смета с пояснениями будут готовы. Я пошел?
  - Ага, иди, - согласился я, и добавил, хмыкнув в спину своему давнему другу, - Изя, я в обед обедаю, что и тебе советую.
  - Понял, Игорь Алексеевич, - буркнул Изя и вышел из кабинета.
  Я тяжело выдохнул. Для стороннего слушателя, разговор должен показаться абсолютно обычным и не заслуживающим внимания... Глаза непроизвольно скользнули на листок бумаги, который только что вернул мне Гольдман.
  'В восемь вечера у меня на Шмидта.'.
  Неожиданно вспомнилось, как близкие друзья подтрунивали надо мной, узнавая, что я, Игорь Шмидт, живу на улице, названной в честь мятежного лейтенанта, Петра Шмидта.
  Дед рассказывал, что улица, на которой прошло мое разбитное и безоблачное детство, раньше называлась вроде как Красноармейской, если мне, конечно, не изменяет память. После войны её почему-то переименовали в Шмидта, каковой она благополучно пережила волну возвращений к старым названиям в девяностых. И сейчас, тот кто не видел памятную табличку, где указано имя революционного героя, думает, что сокращение "Л. Шмидта" означает не звание, а имя Леонид или что-то подобное.
  Именно благодаря такому названию улицы, в детстве ко мне прочно прилипло прозвище "Лейтенант Шмидт" или сокращенно просто "Лейтенант". С возрастом всё вернулось на свои места, друзья и товарищи звали меня просто Шмидт...
  Сняв винамп с паузы и услышав, как по кабинету зазвучала легкая и ненавязчивая мелодия, я аккуратно сложил записку в маленький комочек. Невесело усмехнулся, подумав, что в традициях настоящих киногероев, я должен сейчас достать пепельницу и сжечь этот комочек бумаг. Не люблю запах дыма. Поэтому встал, пересек кабинет и открыл неприметную дверь в маленький санузел. Секунда и унитаз жадно проглотил опасную бумажку.
  Теперь надо сделать так, чтобы вся остальная команда узнала о сборе сегодняшним вечером. Скрывать Гольдмана, первоисточника информации по махинациям Рыбы смысла больше нет, тем более всем нам грозит вполне реальная опасность. Вот и будем все вместе решать, каким образом из неё выкрутиться.
  За оповещение в команде исторически отвечал Фауст, к нему я и направился. Кабинет аналитика располагался на втором этаже нашего офиса, занимавшего десятиэтажное здание практически в центре Одессы. Когда-то это был заброшенный долгострой, безмолвный памятник ушедшей эпохи социализма, зиявший провалами окон на спешащих по своим делам пешеходов и автомобилистов. Но в конце девяностых "Первый морской банк", развернувшийся в южном регионе, непостижимым образом стал владельцем этого здания, и уже через пару лет многоэтажка превратилась в закованный в сталь и стекло современный офисный центр.
  Фауст был на месте. Перед аналитиком громоздились привычные груды бумаг, на двух мониторах бегали непонятные цифры. Этот рабочий беспорядок абсолютно не отвлекал Фауста от экрана ноутбука, небрежно расположившегося на банковских документах.
  - Кофе будешь? - бросил мне Олег, на секунду оторвавшись и вновь воткнув свой взгляд в монитор.
  - Буду, - подтвердил я, усаживаясь перед аналитиком.
  Фауст, не глядя, привычно щелкнул включателем кофеварки, расположенной рядом с ним на приставном столике и вновь уставился в монитор.
  - У тебя что-то срочное? - спросил он, не отвлекаясь от экрана и быстро строча пальцами по клавиатуре.
  - Да нет, - ответил я, - на кофе заскочил. Ты, наверное, единственный в этом банке, кто ещё пьет нормальный кофе. Много работы?
  - Как обычно..., - пожал плечами Фауст.
  Щелкнула кофеварка, аналитик стукнул по клавишам ещё несколько раз, потом опустил крышку ноутбука вниз. Встал, потянулся, окинул меня пристальным взглядом и, хмыкнув себе под нос, начал делать нам кофе.
  - Я вот что хотел спросить, Фауст, - сказал я ему, - а не отправится ли нам на выходных на рыбалку?
  - Всей командой? - спросил Фауст не оборачиваясь и тщательно размешивая сахар в одной из кофейных кружек.
  - А чего нет? - продолжил я, - Лера давно приглашал. Его знакомый где-то под Беляевкой пару ставков держит. Половим рыбы, вечером посидим за ухой. Погода наладилась, ночи стоят теплые, самый раз на рыбалку выехать. Возьмем...
  Продолжая рассказывать, какие снасти, приманки и наживки надо взять с собой, я положил на стол аналитика свой айфон с коротким текстом.
  Так что, когда Фауст закончил колдовать с кофе и повернулся ко мне, протягивая кружку, он сразу же заметил телефон и быстро изучил сообщение.
  "Случилось то, что ты предполагал. Вечером в восемь у меня на Шмидта. Оповести всех наших.".
  Аналитик помрачнел, посмотрел на меня и коротко кивнул.
  - Лера говорил, - продолжил я, сделав глоток черного и немного горьковатого напитка, - что даже палатку и спальники брать не надо. Его знакомый прямо на берегу пару гостевых домиков поставил, там и переночуем. Так что, ты как?
  - Да, в принципе, не против, - ответил Фауст, - ребят надо спросить. Может у кого-то уже свои планы есть. Слышал, Обиван вроде новую пассию зацепил? Ребята говорят, гламурную такую... Никак не нагуляется... И где он их находит?..
  Ещё немного поболтав и обсудив с аналитиком ничего не значащие события, я поблагодарил его за кофе и вернулся к себе.
  Где-то через десять минуту айфон пискнул входящим сообщением на скайп. Фауст скинул вызов на встречу всем, продублировав тестовку и мне. Не думаю, что Антон успел поставить на прослушку все наши телефоны, а даже если и так, то в том, что перехватить сообщение по скайпу противник не сможет, я был уверен. Слухи о том, что разработчики открыли протокол скайпа для использования спецслужбами америкосов, да и северного соседа тоже, уже появились. Но в нашей стране всё идет с некоторым запаздыванием и в безопасности такой связи для нас я сейчас не сомневался...
  Суета рабочего дня плавно сошла на нет и ровно в шесть вечера я закрыл дверь своего кабинета, спустился вниз и отправился домой.
  Квартира на Шмидта, оставшаяся мне от родителей, была несомненным преимуществом. Всё под рукой. До офиса пять минут неторопливой езды. Два гастронома на другой стороне улицы, рядом железнодорожный вокзал с удобной транспортной развязкой, до Дерибасовской рукой подать. Поэтому на все предложения продать свою трехкомнатную квартиру, даже за баснословные деньги, я неизменно отвечал отказом. Дом крепкий, хоть и дореволюционной постройки, и разменивать свою квартиру на несколько на поселке Котовского у меня не было никакого желания. Тем более, что в деньгах я совсем не нуждался...
  Быстро проглотив легкий ужин, я спустился в подвал, переоборудованный мной и Пашкой в удобный клуб для наших посиделок.
  Будучи ещё совсем детьми, мы с Пашей облазили все подвалы под нашим домом вдоль и поперёк. И если в одной из частей подвала соседи так и продолжали хранить картошку и всякий хлам, то свои части, приватизированные мной и Ложечниковым в смутные девяностые, мы объединили, снеся хилую фанерную перегородку. В итоге получилась довольно просторная комната, постепенно доведенная нами до ума. При наличии денег и современных материалов, подвал легко превратился в комфортный клуб с удобной обстановкой и действенной вентиляцией. Парни, которых я постепенно собрал вокруг себя и перетянул на работу в банк, тоже оценили удобство этого помещения и приложили свою руку к его облагораживанию. Кто мебелью, кто просто вложился в современный ремонт. Но самое интересное в подвале было другое. Выкупив его незначительную часть, мы с неразлучным другом детства стали не только собственниками ещё одной удобной недвижимости. Нет. Именно тогда, в любознательном подростковом возрасте, мы обнаружили, что подозрительно тонкая стена из ракушечника в дальнем углу подвала скрывает за собой ещё одно большое помещение, имеющее проход дальше, в систему городских катакомб. Не знаю, правда это или нет, но люди говорили, что дореволюционные дома в центре Одессы строили очень просто. Ракушечник вырезали прямо под будущим домом, пуская вынимаемую породу на его стены. Потом эти пустоты по разным причинам соединялись проходами. Собственниками, расширяющими подвалы, контрабандистами, да и революционерами в смутные времена. Как многозначительно у нас говорят, в "те годы"...
  Так ли случилось с моим домом или нет, доподлинно неизвестно. Но как-то был я у одного знакомого на Старопортофранковской, так он мне лично показывал вырубленный в толще ракушечника тоннель, ведущий под дорогой и соседним кварталом к подвалу под домом на другой стороне. Товарищ случайно обнаружил его во время ремонта, вырубая какую-то нишу. После очередного удара зубило просто пробило стену и улетело куда-то вниз. Расширив дыру, товарищ и обнаружил узкую шахту, теряющуюся в темноте. Сгнившая деревянная лестница, непонятный мусор, остатки которых я видел, говорили о том, что тоннель когда-то активно использовался. Товарищ покопался в Интернете и узнал, что прямо по Старопортофранковской до революции проходила граница беспошлинной зоны. И предприимчивые одесситы прорыли немало тоннелей под границей, создав для себя удобные каналы для поступления контрабанды... Конечно, многие из них были найдены и обрушены, таможенники тоже свой хлеб не зря ели. Но некоторые из тоннелей, полуразрушенные от времени, сохранились до сегодняшних дней...
  Нам с Пашей хватило тогда ума, чтобы не лезть в черный провал катакомб. Через годы, перед тем, как недовольный инспектор БТИ обмерил наши подвалы, проход, ведущий в смежное помещение, был нами аккуратно заделан и замаскирован. И теперь мы владели дополнительной площадью, не проходящей по плану здания. Как только наши доходы стали это позволять, мы с другом опять разобрали проход и привели вторую часть подвала в нормальное состояние. В уже наши "те годы", когда рухнул Союз и страну захлестнула волна никем не сдерживаемого бандитизма, в этом подвале некоторое время скрывался один из моих близких друзей. Использовался подвал и как перевалочная база для совсем уж нелегального товара, потом уже я использовал его несколько раз по работе. Ну а сейчас, это было место, где хранились те вещи, которые никто из разумных людей не будет хранить дома.
  Захлопнув за собой мощную дверь с двумя непростыми кодовыми замками, я зажег свет и привычно нажал необходимую комбинацию на пульте управления, казалось бы, вентиляцией. Едва слышно сработал электродвигатель и часть стены в дальнем углу, ничем не отличающаяся от других стен, плавно отошла в сторону, открывая проход в то самое второе помещение.
  До восьми вечера у меня было достаточно времени, чтобы подготовиться к встрече с друзьями.
  Перейдя во второй зал, я закрыл за собой проход простым нажатием на кнопочный пульт, размещенный рядом на стене. Затем включил компьютер, стоявший на одиноком столе посреди помещения и, пока он запускался, направился к дверце сейфа, вмурованного в стену. Щелкнул кодовый замок, и я потянул на себя тяжелую, в рост взрослого человека, бронированную дверь.
  Кроме некоторой суммы денег, здесь хранилось то, что наверняка очень не понравилось бы нашим правоохранительным органам. Оружие. Сначала только наше с Пашкой. Два парабеллума, оставшиеся мне от деда. Потом к ним присоединились три макарова, калаш и два охотничьих огнестрела, приблудившиеся в наши руки в лихие девяностые. Потом... Оказалось, что не только мы с соседом такие умные. И в стране, в которой продажа и ношение боевого оружия запрещены, люди, к которым это самое оружие попадало, уже старались не выпускать его из своих рук. Так что по мере разрастания нашей команды, так мы начали себя называть после того, как действительно увлеклись страйкболом и создали свою команду, постепенно заполнялись и пустые полки этого сейфа. Количество ПМ-ов выросло до полутора десятков, несколько ТТ, пару малокалиберных Марголиных, СВД, затертый, но не потерявший свою убийственную эффективность АК-47, несколько наступательных и пару десятков оборонительных гранат. Отдельно лежали два мосинских обреза и пару самодельных стволов, расточенных под нагановские патроны и изготовленных никому не известными мастерами... Жемчужиной смертоносной коллекции стал маленький дамский браунинг образца 1906 года, непонятно как сохранившийся у родственников одного из нас.
  На отбор необходимого оружия я потратил не более десяти минут, потом засел за компьютер. Надо подготовиться к завтрашнему дню. Есть кое-какие мысли, что нам надо сделать...
  Где-то через минут сорок над проходом в первое помещение загорелась красная лампочка. Значит, в подвал кто-то прошел. Через пару секунд лампочка погасла. Свои.
  Я вернулся к работе. Тревожная лампочка загоралась и гасла ещё пять раз, по мере того, как все члены команды прибывали на точку сбора. Пора выходить.
  Захватив с собой стопку записанных дисков, я разблокировал дверь и вышел в клуб.
  - Я же говорил, что это Шмидт там закрылся, - ухмыльнулся и сказал Паша, - а вы заклинило, заклинило! Игорь, чего тревога-то объявлена? Рыба?
  Я кивнул и глянул на часы. Почти восемь. Щелкнули замки входной двери, затем послышались шаги спускающегося в подвал человека.
  - Я думал, все в сборе, - проговорил удивленный Лера, пока все пялились на лестницу, ожидая увидеть, кто это же к нам пожаловал.
  - Знакомьтесь, - указал я в сторону Изи, остановившегося в начале помещения и щурящегося от перепада света, - наш новый член команды, Илья Симоненков. Многие из вас его уже видели в банке. Илья, присаживайся, нам предстоит сложный разговор.
  Подождав, пока Изя занял свободное место за столом, я присел на свое и выложил возле себя стопку дисков.
  - Пока мы не перешли к делу, из-за которого мы все здесь собрались, - начал я в тишине, пока все рассматривали Гольдмана и с немым вопросом пялились на диски, - я хочу представить вас друг другу, чтобы потом не было неясностей.
  - Итак, Илья, знакомься. - продолжил я, - рядом с тобой сидит Павел Ложечников, начальник ГОБ, группы общественной безопасности банка "Первый морской банк". Тридцать шесть лет, воздушно-десантные войска, основная специализация, как говорит сам Паша, штурмовик. Службу закончил в звании капитана. Две командировки, Ангола и Сьерра-Леоне. Позывной "Гоблин", которым обязан месту сегодняшней работы.
  Илья обменялся с Пашей рукопожатием и оценивающими взглядами.
  - Дальше сидит Олег Фаус, аналитик СБ нашего банка. Тридцать шесть лет, ГРУ министерства обороны, специализация, - я усмехнулся, - аналитик. Последнее воинское звание - майор. На его счету командировка в Эфиопию и Эритрею. Позывной "Фауст", думаю, не нужно объяснять из-за чего.
  - Справа от меня сидит Дмитрий Нижельский, подчиненный Гоблина и, соответственно, сотрудник ГОБ-а банка. Тридцать четыре года, специалист по минно-взрывному делу. Воинское звание старший лейтенант запаса. Командировки в Анголу и Югославию. Дима рассказывает, что везде помогал исключительно с разминированием, но ты ему не верь. Позывной 'Дум'.
  На лице Димона появилась хитрая улыбка.
  После очередного рукопожатия я продолжил.
  - Слева от меня Валера Карабин, сотрудник все того же ГОБ-а. Тридцать восемь лет, воинская учетная специальность - снайпер. Последнее звание - лейтенант запаса. Две неофициальных командировки в Югославию, которые господин Карабин тщательно скрывает от правоохранительных органов нашей страны. Друзьям рассказывает, что воевал на стороне правых сил, - я опять позволил себе усмехнуться, - позывной "Лера".
  - Рядом с ним Сергей Столяров, опять подчиненный Гоблина. Тридцать шесть лет, воинская учетная специальность - механик-водитель БТР. Призвание от Бога и текущая специализация - рукопашник. В недавнем прошлом опер убойного отдела нашего городского управления МВД, капитан милиции. У Сергея обошлось без миротворческих командировок, но в Одессе многие помнят его по работе. Позывной 'СС'. Никакого нацизма, так Серого прозвала местная босота.
  - Дальше сидит Иван Репкин, сотрудник СБ банка. Тридцать пять лет, срочная служба в морских котиках министерства обороны, потом местное подразделение "Альфы". Основная специализация - личник, охрана вип-персон. Звание - майор запаса. Командировка в Ирак. Позывной "Обиван".
  - А это, друзья, - я указал на Гольдмана, - наш новый член команды, повторюсь, Илья Симоненков. По маме - Гольдман. Специалист по телекоммуникациям и компьютерной безопасности. С недавних пор сотрудник СБ банка. Тридцать шесть лет. В девяностые, как это правильно сказать, а..., репатриировался в Израиль, - Изя утвердительно кивнул, - закончил технический ВУЗ в Технионе, имеет докторскую степень по физико-математическим наукам. Я правильно говорю, Илья?
  - В основном, правильно, - улыбнулся Гольдман.
  - Да, добавлю, - продолжил я, - чтобы вы не думали, что Илья самый из нас безобидный. Симоненков в перерывах между учебой успел послужить инженером в армии обороны Израиля. Последнее звание - капитан. Да, чуть не забыл, добавил я через секунду, - позывной, думаю, Илья согласится, "Изя".
  Гольдман утвердительно кивнул.
  - А что, - спросил Лера, - в Израиле в промежутках между учебой можно до целого капитана дослужиться?
  Изя деланно смутился и пожал плечами.
  - Вообще-то служил я не совсем в АОИ, а в военно-морском флоте... И Шмидт об этом прекрасно знает. Темнит, как обычно. А со званием кап-лей, или серен, как там говорят, что, в принципе, соответствует капитану, так получилось... В Израиле бывает.
  - Ясно, - протарабанил пальцами по столешнице Паша, - как в фильме. Абдула, а ты чего здесь? Стреляли... Так и у тебя. Ты как каплеем стал? Бывает... АМАН, тринадцатая флотилия? Или..., - Гоблин с интересом уставился на Изю.
  Гольдман выдал очень правдивое удивление на лице.
  - Ладно, не хочешь, не говори, - разочарованно продолжил Пашка, так и не дождавшись ответа, - а чего же ты тогда в Одессу-маму-то вернулся?
  - Скучно там стало..., - усмехнулся и развел руками Изя.
  - Конечно, - протянул наш знаменитый на весь город СС, - где-где, а в Израиле очень скучно жить... Особенно на фоне постоянной войны с арабами...
  - Ладно, потом расспросите Илью обо всем подробнее, - вмешался я, - скажу сразу, что именно Изя и вытащил тот хвост информации по Рыбе. И..., - я покосился на Фауста, - аналитик оказался прав, когда предупредил о возможных последствиях наших действий. Вот какой разговор сегодня перехватил Илья, - сказал я, вынимая и выкладывая на стол минидиск, - думаю, после него многое для вас станет понятным...
  Тихо щелкнул магнитофон, сигнализируя о том, что запись закончилась, а все так и сидели с напряженными лицами.
  Совершенно внезапно Лера Карабин процитировал тонким голосом:
  - Как много девушек хороших, как много ласковых имен, а я нашел с противной рожей и гадким именем Антон! Вот га...н, а не Антон! - возмущенно стукнул кулаком по столу Лера, - он же тоже замазан и нас слил без всякого сожаления!..
  - Спокойно, Валера, - сказал Фауст, - Шмидт, я так понимаю, ты не зря нас собрал? В смысле не для того, чтобы мы договорились о панихиде? Давай, колись! Ведь ты у нас спец по сложным ситуациям...
  - Да, Олег, - ответил я, - есть у меня некоторые предложения и мысли...
  - Ох, чует моё сердце, - проворчал Ваня Репкин, - опять мне с девушкой расставаться придется...
  - Жизнь покажет, Обиван, - усмехнулся я, - но, как и обычно, тебе отводится самая ответственная задача. Слушайте...
   На следующее утро, приблизительно в девять сорок, мы с Пашей, наконец, оторвались от мониторов в операторской системы видеонаблюдения банка.
  Я вопросительно посмотрел на Ложечникова.
  - Лера не ошибся, - Гоблин ткнул пальцем в замерший на экране видеокадр, - я тоже знаю этого коня в пальто. Это однозначно Гад, человек Рыбы. Заметь, прибыл с кейсом, и только что убыл от Козлова с пустыми руками. Деньги за нашу зачистку прибыли, Шмидт... Работаем?
  - Как договорились, - подтвердил я, - этап первый...
  Мы синхронно кивнули и встали, отодвигая стулья.
  Гоблин чуть усмехнулся и напел себе под нос:
  - Позишн намбер ван, отдыхаю сам! Тум-турум-тум-тум...
  Из комнаты отдыха операторов послышался бурный взрыв смеха. И чем ближе мы к ней подходили, тем сильнее и отчетливее тянуло табачным дымом.
  - Илья, мы уходим, - заглянул туда Паша и добавил для операторов, - парни, вы хотя бы окно открыли! Смолите, как сапожники!
  Из облака дыма вынырнул ухмыляющийся Изя, посерьезнел, обменялся со мной быстрыми взглядами и двинулся вслед за нами на выход.
  - Игорь Алексеевич, - крикнул нам в спину один из дежурных, - хоть нашли то, что искали?
  - Архив уже удален, - мне пришлось остановиться и ответить, - забудь, ерунда. Скоро поставим новоё оборудование и автоматическую систему распознавания номеров, проблема снимется. А то, действительно, на паркинге творится неизвестно что. Увидимся... И окно всё же открывайте!.. Задымили, черти!
  Путь к кабинету начальника СБ не занял много времени.
  По дороге заскочили ко мне, захватили оставленные там вещи, и вот, приёмная Козлова.
  Леночка, новая секретарша Антона Леонидовича, оторвалась от монитора и кокетливо стрельнула глазками в сторону Гоблина, сразу выделив его среди нас.
  - Лена, Антон Леонидович у себя? - поинтересовался я и, дождавшись её утвердительного кивка, добавил, - доложи Козлову о моём желании попасть к нему на аудиенцию.
  Девушка фыркнула и потянулась к телефону.
  - Антон Леонидович, к вам Шмидт, - сказала она аппарату, нажав нужную кнопку.
  - Пусть заходит, - послышался через секунду голос начальника СБ.
  - Проходите, Игорь Алексеевич, - с неимоверно важным лицом сообщила секретарша и с ухмылкой уставилась на небольшой кейс в руке Гоблина, действительно выглядевший комично в руках нашего здоровяка.
  - Мы подождем? - спросил Паша исключительно для проформы и, не дожидаясь моего ответа, тут же направился к ближайшему к секретарше гостевому стулу.
  Изя тоже плюхнулся на свободное место и привычно уткнулся в айпад.
  Я же, не теряя времени, зашел в кабинет своего начальника.
  - Игорь Алексеевич, привет, - коротко бросил Козлов и ленивым движением руки указал на стул перед собой.
  - Здравствуйте, Антон Леонидович, - поздоровался я и, не делая попытки присесть, продолжил - я ненадолго. Вот, только заявления хочу оставить. И пару вопросов обсудить...
  - Не понял, - несколько занервничал начальник СБ, принимая из моих рук несколько листов бумаги, - что за заявления?
  - Мы с ребятами, - пояснил я, пока Козлов вчитывался в первую бумагу, - решили сменить место работы.
  Нахмурившийся начальник СБ дочитал моё заявление, потом быстро пробежал глазами остальные. Затем испытующе уставился на меня.
  - Я не понял, Игорь, - наконец, сказал он, - чего это вы вдруг? Я думал, что мы с тобой сработались, какие проблемы-то? Может зарплата не устраивает? Так этот вопрос решаемый. Всё одно в городе вам лучше работы не найти...
  - Антон Леонидович, этот вопрос для нас уже решенный, - ответил я, - мы хотим уволиться быстро и без проволочек. Вот причина, - я достал из папки и протянул Козлову несколько распечаток. За ними последовал айпад, над которым вчера так долго колдовали Изя и Дум.
  Начальник СБ уставился в распечатку, резко побледнел. От меня не укрылось, как его руки мелко задрожали.
  - Мы натолкнулись на эту информацию совершенно случайно, - продолжил я, - и вполне ясно себе представляем, как отреагирует господин Тюлечкин на утечку такого рода... Все материалы едва уместились на айпад.
  - Я не знал, - делая вид, что потрясен, вскинулся Козлов, - что же вы делаете, ребята? Что же ты не посоветовался, Игорь? Вместе мы бы что-нибудь придумали! Рыба, ты ведь знаешь, страшный человек... А давайте просто сохраним это в тайне, сделаем вид, что ничего не случилось, вы ничего не нашли... Вы соскочите, красавцы, да? А я?! Мне ведь тоже теперь надо уходить!..
  - Антон Леонидович, - внешне я оставался абсолютно спокойным, хотя внутри всё так и кипело, - думаю, что вам ничего не грозит. Вы же вместе с Рыбой работаете! По документам, - я указал на планшет, - это достаточно четко прослеживается. Так что давайте не будем разыгрывать спектакли! Я не я, корова не моя... Детский сад, Антон Леонидович. Хватит! Вы сегодня же подписываете наши заявления у директора. И кроме этого, - я четко следовал своей роли и нагло ухмыльнулся, - вы, Антон Леонидович, позаботитесь о том, чтобы выплатить мне и моим ребятам компенсационные. Или подъемные, назовите, как хотите! Так сказать, из-за неожиданной утраты работы. И сделаете вы это незамедлительно! Ну, а мы, в свою очередь, просто пообещаем, что та информация от нас никуда не уйдет. И, Антон Леонидович, сразу вас хочу предупредить, а вы так и передайте господину Тюлечкину, если на нас откроют охоту, тогда комплекты дивидиэров с аналогичными материалами, - я ещё раз указал на лежащий перед насупившимся начальником СБ айпад, - повсплывают в самых неожиданных местах. Даже в тех, куда ваши, Антон Леонидович, и руки Рыбы не дотянутся. Вот так...
  Козлов медленно распрямился в кресле, затем разжал кулаки и положил руки на подлокотники. Ну-ну... Предсказуемый ты наш!
  - Если я правильно понял, Шмидт, - сказал он, - ты и другие сотрудники СБ, которые получили доступ к конфиденциальной банковской информации, теперь шантажируете меня и требуете выплатить вам какие-то деньги?
  - Можно сказать и так, - не стал спорить я, - что касается денег, то по десятке тысяч нам на человека хватит. Долларов, естественно. Итого, восемьдесят тысяч, небольшие для вас и Рыбы деньги. А наше увольнение, Антон Леонидович, уверен, вы согласуете без проблем...
  - Деньги ты хочешь получить прямо сейчас? - спросил начальник СБ.
  Я кивнул.
  - Хорошо, я согласен, - несколько успокоился и видимо расслабился Козлов, - у меня и нашего учредителя просто не остается другого выбора. Иди, Шмидт, посиди в приёмной, я подготовлю кэш и позову тебя.
  - Только недолго, Антон Леонидович, мы спешим, очень спешим..., - усмехнулся я и вышел из кабинета.
  - Антон Леонидович попросил подождать в приемной, - пояснил я Леночке, отвлекшейся на меня от заигрываний с Гоблином, - у него важный телефонный разговор.
  Секретарша кивнула и тут же опять переключилась на Пашку. Сам же Гоблин, продолжив шептаться и посмеиваться с девушкой, после моих слов незаметно перевел в другое положение маленький переключатель, спрятанный под ручкой кейса, который он так и не выпустил из рук.
  Гольдман отреагировал на ключевую фразу быстрым перестуком пальцев по виртуальной клавиатуре своего украшенного надгрызенным яблоком девайса, даже не глянув в мою сторону.
  Я сделал несколько шагов и присел рядом с Изей, так, чтобы оказаться между ним и входной дверью. Осторожно, чтобы не привлечь внимание секретарши, я вынул из кармана пиджака маленький и аккуратный, телесного цвета беспроводной микроприемник и вставил его себе в ухо. Потом искоса глянул на экран айпада Гольдмана, ожидая увидеть, как спец осуществляет перехват переговоров Козлова. Ага, картина маслом!
  Илья, вместо того, чтобы заняться делом, листал довольно таки откровенные фото обнаженных девушек. Стоп. Я присмотрелся. Интимные фото. И не девушек, а одной, той, которая так мило сейчас щебетала с нашим штурмовиком. Фото Леночки! Но откуда? Ну, Гольдман!
  Я слегка толкнул Изю под локоть, сделав страшные глаза.
  Гольдман недоуменно пожал плечами, быстро свернул окно с фотографиями и поднял второе, перечеркнутое замысловатыми диаграммами и непонятными буквенно-цифровыми наборами символов. Один из этих наборов внезапно замигал, быстро меняя цвет с зеленого на красный и обратно. Изя едва слышно хмыкнул и легко прикоснулся к мигающим символам подушечкой своего указательного пальца. Позер, блин. В приёмнике тотчас щелкнуло, затем послышались гудки вызова...
  '...- Да?
  - Семен Аркадиевич! Это я, Антон. У нас проблемы...
  - Антон, я в аэропорту! Говори быстро, меня уже объявили на посадку!
  - У меня в приемной сидит Шмидт. Он только что был у меня, дал пачку заявлений на увольнение, своё и всех его людей...
  - Как всех?
  - Да, Семен Аркадиевич, всех своих парней, я о них вам говорил...
  - Ну, так какие проблемы? Уволь их...
  - Семен Аркадиевич! Шмидт принес вместе с заявлением планшет с информацией... Да, Семен Аркадиевич, той самой! Он ещё пару распечаток к ней приложил...
  - Антон! Не тяни резину!..
  - Шмидт хочет, чтобы я устроил ему и его людям быстрое увольнение. Ещё он хочет для себя и своих людей по десять тысяч за молчание. Семен Аркадиевич! Шмидт пригрозил, что если кто-то из его людей пострадает, он сольет всю информацию по теме с оффшором...
  - Заткнись! Ты...! Ты...! Где Шмидт? В приёмной сидит? И ты мне звонишь? Нет, ну, ты дебил, Антон Леонидович! С большой буквы дебил! Теперь я понимаю, почему тебя из органов поперли!..
  - Семен Аркадиевич! Зачем вы так? Не волнуйтесь, я обо всем позаботился. Я Шмидта и его вымогательства четко так записал! Можно будет использовать, хотя бы по тому же варианту 'Зона'...
  - А ну, прослушай запись...
  - Сейчас... Сейчас... Ну! Странно, Семен Аркадиевич, но диктофон выдает только помехи...
  - Нет, ты всё же дебил, Антон! Они же тебя... Да... Шмидт, ребятам привет! Антон, рассчитайся с ним! Распечатки в БУМ. Планшет и сам завтра ко мне. Сам знаешь, где и когда! Всё, базар закончен! Нет, ну какой...'
  В приемнике послышался щелчок и голоса пропали. Я усмехнулся и утвердительно кивнул в ответ на взгляд Гольдмана, который всё-таки соизволил оторваться от айпада. Да, мы предполагали, что Рыба и Козлов так или иначе догадаются, что мы прослушиваем их переговоры. Но это тоже было частью плана.
  Я освободил ухо от оперативной гарнитуры, бережно спрятал приемник в карман, потом откинулся на спинку стула и расслабился. Даже прикрыл глаза. Как минимум, у меня есть несколько минут, пока Козлов остывает от разговора с авторитетом, идет к сейфу, достает кейс, тяжело вздыхает и начинает отсчитывать деньги для нас...
  - Леночка, пригласи Игоря Алексеевича ко мне, - несколько по-механически искаженным голосом Козлова выдал минут через пять аппарат связи на столе секретаря.
  Я встрепенулся, встал и вновь зашел в кабинет начальника СБ.
  - Вот деньги, - сухо сказал Козлов, подтолкнув ко мне два пухлых конверта, - надеюсь, вы сдержите своё обещание по той информации. С сегодняшнего дня можете быть свободны, все вопросы я улажу...
  - Конечно, Антон Леонидович, можете поверить, информация от нас не уйдет, - подтвердил я, перекладывая пакеты в свою папку и нисколько не сомневаясь, что Рыба и Козлов в ближайшее время действительно будут решать вопрос... Вопрос, связанный с нашим физическим устранением..., - а я, со своей стороны, надеюсь, что мы больше никогда, Антон Леонидович, никогда с вами не пересечемся. И хотя говорят, что Одесса - большая деревня, держитесь от меня и моих людей, господин Козлов, как можно дальше. Это в ваших же интересах.
  После такой патетики я развернулся и навсегда покинул кабинет начальника СБ, почти физически чувствуя исходящую от него волну ненависти. Что же, первый этап нашего плана выполнен. Механизм запущен. Надо только ещё немного подождать...
  - Ну что, Шмидт? - первым спросил Паша, как только мы вышли из приемной в коридор и направились к лифту.
  - Рыбу мы зацепили, - ответил я, вновь определяя гарнитуру на своё место в ухо, - в Одессе он будет завтра. Козлов приглашен к нему вместе с нашим айпадом. Уверен, что Рыба в первую очередь захочет лично убедиться в полноте и достоверности переданной нами информации. Так сказать, лично оценить нашу угрозу. Дальше дело за Ильей...
  Гольдман расплылся в довольной улыбке.
  - Игорь! Ну, не переживай ты так..., - протянул он чисто с одесским акцентом, - Ти не веришь старому Гольдману? Зря... Изя обещал, что бабушка приедет? Значит, бабушка приедет...
  Гоблин не выдержал и прыснул от смеха в кулак.
  - Илья, - перебил я Гольдмана и повел плечом, всё же испытывая некое неудобство от давно не носимой кобуры, - сейчас не самое лучшее время для шуток. Ты уверен, что достанешь айпад?
  - У тебя всегда не самое лучшее время для шуток, Шмидт, - поморщился Изя и продолжил, поравнявшись со мной, - а смех, кстати, продлевает жизнь. Ладно. Я его достану. Да при нынешнем развитии сетей я этот планшет хоть из Иерусалима достану. Сами увидите. Этот ваш Рыба будет смотреть на экран айпада, а мы через камеру планшета на него. Наивные люди... Почему-то никому в голову не приходит, что если с планшета можно выйти в интернет, то почему на него нельзя зайти из интернета? А?...
  Дилинькнул остановившийся лифт, раскрывая своё хромированное нутро и принимая нас внутрь. Паша, внимательно прислушивающийся к словам Гольдмана, нажал кнопку первого этажа.
  - И зачем эти сложности с активацией через сотовую связь, как вы хотели, - продолжил тем временем Изя, - а так, красота. Сигнал пройдет через пару десятков анонимных серверов и разовых коннектов, и всё. Бум! Если Дум не напортачил.
  - Дум никогда не портачит, - ворчливо произнес Гоблин и уточнил, - так что, Козлов приезжает к Рыбе, они включают айпад, начинают смотреть инфу. А мы нажимаем виртуальную красную кнопку на твоём, Изя, планшете и переходим ко второму этапу, - Пашка ухмыльнулся и напел, - позишн намбер ту, я тебя...
  - Кстати, - вспомнил я о том, чем занимался Гольдман в приёмной, - Изя, ты что за фотки там разглядывал?
  - А, так. Мимоходом телефон вашей Леночки посмотрел, - ответил Илья, - неумно, должен сказать, хранить такие фото.
  - Что? Что за фото? Леночка? Я тоже хочу посмотреть! - встрепенулся Гоблин.
  Потом посмотрел на наши злорадные ухмылки и обиженно протянул:
  - Нет, ну так не честно... А если с меня вискарь?
  - Замётано, - тут же согласился Изя и добавил, глядя, как Паша так и потянулся к его планшету, - эй, товарищ, только виски вперед, да?
  - Узнаю репатриантов, - пробурчал Пашка.
  - Шучу я, шучу, - усмехнулся Гольдман, - от банка отъедим и фото твои.
  Лифт плавно замедлился и остановился. Первый этаж.
  Мы вышли в вестибюль и, не торопясь, направились к выходу.
  - Лера, - произнес я, поднеся правый кулак ко рту, - как воздух?
  - Воздух чистый, Шмидт, - раздался в ухе голос нашего прикрытия, - выходите, всё под контролем.
  Без проблем пройдя через проходную, мы вышли на паркинг и загрузились в гоблиновский 'Паджеро'. Я сел за руль, Паша с Ильей забрались на заднее сиденье. Пока я завел мощный турбированный дизель, Паша в два счета вытащил из спортивной сумки свой полуавтоматический 'Вепрь-12', раскрыл приклад, щелкнул магазином и предохранителем, затем пристроил карабин между ног. И выжидательно уставился на Гольдмана.
  Я хмыкнул и медленно выехал из паркинга. Утренний час пик несколько рассосался, и дорога была относительно свободной, как для напряженного одесского трафика, конечно. Вот всё в Одессе хорошо, и море, и девушки, и солнце, и воздух... Но вот узкие улицы, особенно в центральной части города, всегда доставляли автомобилистам множество проблем...
  Неторопливо достигнув первого перекрестка, я послушно остановился на красный свет. Позади нас, через одну машину, пристроился черный и плотно затонированный 'Круизёр' Леры. М-да... Не самая неприметная машина. Хотя, при том количестве самых разнообразных джипов и прочих навороченных тачек на наших дорогах, даже 'Круизёр' действительно уже почти не бросается в глаза.
  И это ещё хорошо, что Валера Карабин всё-таки взял эту машину, а не приехал, скажем, на своём обычном 'Кайене' или парадно-выходном 'Мустанге'. Просто Лера у нас из очень хорошо обеспеченной семьи. Я до сих пор удивляюсь, как отец Карабина перенес все поездки своего сына в братскую Югославию. Это с учетом того, что старший Карабин, начавший подниматься перед самым развалом Союза, смог, практически не замазавшись с бандитами из девяностых, стать одним из самых заметных бизнесменов нашего города, да и не только его. Торговые точки, предприятия общепита, сельскохозяйственные и продуктовые производства, и ещё много чего папа Карабина планировал передать своему единственному сыну. Но, как я знал, Лера сопротивлялся этому изо всех сил. Ну, не видел он себя бизнесменом. И только в последнее время, когда старший Карабин начал сдавать по причине больного сердца, Лера стал потихоньку браться за семейные дела. И даже из ГОБа банка в ближайшее время уволиться планировал... Так что, всё, что ни делается, всё к лучшему.
  Светофор переключился на зеленый, и я направил машину в сторону центра. С заднего сиденья раздавались восхищенные 'охи' и 'ахи' Гоблина, таки дорвавшегося до просмотра фоток несравненной Леночки...
  И я, убедившись, что всё спокойно и идёт как надо, позволил себе немного отвлечься...
  Итак, что мы имеем. С Козловым и Рыбой всё ясно. Что бы мы им не обещали, в покое они нас не оставят. И я полностью согласен с Фаустом, который настаивал на том, что первый удар бандиты нанесут по нашим родственникам. По родителям, близким любого из нас, без разницы. Наиболее действенная и простая схема. У нас есть компромат на Рыбу. Авторитет дает команду, бандиты говорят 'есть', берут кого-нибудь из наших близких в заложники и выставляют ультиматум. Или мы возвращаем всю инфу, или заложники умирают. Мы, конечно же, возвращаем информацию. Нам говорят спасибо и присылают ухо, палец, или ещё какую-нибудь часть заложника в подтверждение серьезности своих намерений. Мы сдаем ещё пару резервных точек, где хранятся копии. В этот раз нам верят. Но, мы всё равно остаемся ненужными свидетелями. Что сделает Рыба? Зачистит нас? Единовременная гибель восьми здоровых мужиков, это если не учитывать заложника или заложников, по-любому вызовет в массах нездоровый интерес. Оно Рыбе надо? Деньги любят тишину... Гораздо проще убедить нас, это при заложнике-то, признать какое-нибудь левое обвинение с тем, чтобы годик попариться где-то на нарах. Что-то типа того варианта, который Козлов называл вариантом 'Зона'. И не факт, что с неё все из нас выйдут живыми...
  Такое развитие событий нас не устраивало. Поэтому общими усилиями вчера вечером родился некий план противодействия.
  Его нулевой этап был завершен нами ещё до рассвета. Все наши семьи, у кого они, конечно, были на тот момент, родственники и близкие, даже новая девушка Обивана, все в эту ночь отправились на отдых на одну из комфортабельных баз отдыха под Затокой. И ничего, что сезон ещё не начался. И неважно, каких усилий, нервов и игры воображения стоила эта ночь нашей команде. Главное, наши близкие были в безопасности. Обиван, Дум, Фауст и СС обеспечат её в полной мере.
  А у нас, оставшихся в городе для реализации следующего мероприятия, оказались развязаны руки.
  Первый этап мы только что завершили. И главную роль в нем сыграли деньги. Да, эти восемьдесят тысяч, которые сейчас молча лежали на сидении рядом со мной. Именно деньги заставили Рыбу и Козлова решить, что мы такие же, как и они. Что мы, имея на руках компромат, срубим с них по-быстрому деньги и затихаримся, наивно полагая, что бандиты легко забудут о нанесенной им обиде. А для нас главным было в этой ситуации то, чтобы заряженный Думом планшет оказался в непосредственной близости от Рыбы и Козлова. И промежуточные результаты первого этапа это практически гарантируют.
  А второй этап начнется для нас этой ночью. Вернее незадолго до рассвета, когда мы с Гоблином выведем Леру и Изю с другой стороны нашего дома, на улицу Пушкинскую. Там наше появление бандиты предусмотреть не смогут. Оттуда уже пару минут прогулочным шагом до железнодорожного вокзала, где мы сядем в первую электричку на Затоку. А машины и возможную фишку за ними со стороны бандитов оставим у меня во дворе. Пусть ждут от моря погоды.
  В момент, когда айпад в руках Рыбы и Козлова превратится в очищающую плазму взрыва, у нас должно быть железное алиби. У всех восьмерых. Кто из посторонних и совершенно незнакомых нам людей, не связанных ни с одним из нас ни родственными, ни дружескими связями, лучше всего сможет подтвердить, что все мы находились на базе? И плюс ещё одно не менее важное условие. Эти люди обязательно должны быть кристально чисты перед законом и пользоваться безусловным доверием системы правосудия.
  Вариантов, оказывается, море...
  И для организации такого непробиваемого алиби мы должны все оказаться на базе, куда в нужное время будет вызван наряд местных правоохранителей. Причина банальна, нападение, цель которого пока неясна, на одного из отдыхающих. С учетом того, что до начала полноценного сезона ещё далеко, представляю себе удивленные лица копов, когда они обнаружат на базе отдыха всю нашу толпу. И первого потерпевшего нового сезона, Сергея Столярова, которого мы единогласно назначили жертвой из-за его определенной репутации в городе. Мало ли кто бывшему оперу напакостить решил. Тем более, как сказал Фауст, СС умеет разговаривать на том необычном языке, который менты используют между собой.
  С целью соблюсти максимум достоверности и реалистичности, аккуратную гематому на голове Сереги торжественно пообещал поставить Обиван. СС не соглашался на шишку ни в какую. Я уже думал, что придется обойтись без членовредительства, но тогда сама инсценировка нападения теряла весь смысл. И тут улыбающийся Фауст неожиданно заявил, что он согласен со Столяровым. Действительна, гематома не нужна! СС бурно выразил свой восторг по этому поводу. Мы удивленно замолкли. А Фауст продолжил тем временем говорить. Одна шишка не нужна! Надо две!
  СС чуть не подавился от такого коварного удара. Так что пришлось ему согласиться на одну...
  Тот же Обиван гарантировал, что если на предполагаемое место нападения, дорожку между базами на пляж, будет вызвана собака, то она бессильно разведет лапами. А обеспокоенный специалист-кинолог заявит, что негодяи, напавшие на нашего товарища, наверняка использовали какую-то мощную химию, чтобы скрыть следы... Очень редко, но такое бывает. Ничего не поделаешь...
  Самому же СС придется некоторое время симулировать потерю сознания, потом бурно выражать негодование, что кровные враги никак не оставят старого опера в покое. Пока менты будут работать с возможными очевидцами, то есть с нами, пока Сереге сделают освидетельствование и снимут с него показания, пока то, да сё, пройдет немало времени. Зато алиби получится просто железобетонное....
  В той суете никто не обратит внимания на парня с планшетом среди нас. А для Изи расстояние до второго айпада с сюрпризом, как он утверждал, не имело никакого решающего значения. Более того, он также мог по ДжиПиЭсу отслеживать перемещения планшета, чем и планировал дополнительно воспользоваться в ходе второго этапа...
  Но, как говорится, человек предполагает, а Бог располагает.
  Загнав машины во двор, мы поднялись ко мне. Вымотанные практически бессонной ночью, активными событиями первой половины дня, мы пообедали и завалились спать.
  Но мне почему-то сон не шел. Что-то я однозначно упускал из вида. Так, Рыба прилетает завтра, это мы знали точно. Без него в нашу сторону никаких резких движений не будет. Что ещё? Или всё дело в том, что сказал Фауст, перед тем как отправиться на базу...
  'Шмидт. Мы не принимаем в расклады, что у Рыбы могут бать серьезные подельники. Партнеры, которые знают о нас, и которым мы останемся как кость в горле даже после устранения авторитета.'.
  Я тогда отмолчался, но про себя правоту Фауста признал. Глупо надеяться, что после смерти Рыбы и Козлова для нас всё закончится. Но шансы на такое развитие событий были, и приблизительно равные, как в анекдоте о блондинке, пятьдесят на пятьдесят...
  Всё, хватит. Спать!
  Но едва я сомкнул глаза, как кто-то потряс меня за плечо.
  - Гольдман! - возмутился я, обнаружив стоящего рядом с диваном Изю, - тебе, что, делать нечего? Будь человеком, дай красиво отдохнуть!..
  - Игорь, извини, - смутился Илья и протянул мне айпад, - я думаю, тебе нужно взглянуть.
  - Ты что, серен, с ним никогда не расстаешься? - недовольно спросил я, принимая планшет.
  Изя пожал плечами и без слов указал на экран с заставкой ютубовского видеоролика. В левом верхнем углу читается надпись 'Новости', в правом нижнем - эмблема первого российского телеканала.
  Ладно, плэй!
  '...Сегодня в столице зафиксированы несколько странных случаев. Вот видео одного из очевидцев, снятое им час назад на камеру мобильного телефона. Вы видите, как неопрятно одетый человек, явно бомж, встает и, пошатываясь, приближается к людям, выходящим из станции метрополитена. Посмотрите, как неуверенно он идет. Какой у него бессмысленный взгляд. И что же происходит дальше? То, чего никто не ожидал. Бомж внезапно набрасывается на пожилую женщину, спешащую с покупками к своей семье. Смотрите! Он сбивает её с ног... Да! Он кусает, именно кусает бедную женщину за шею! Люди в панике шарахаются в стороны. Очевидец, как и мы потрясен. Видно, как задрожала камера в его руках. А преступник в это время не перестает терзать свою жертву! Женщина кричит и зовет на помощь, судорожно пытается вырваться из рук этого чудовищного монстра. На этом запись обрывается. Но на ютубе уже размещены ещё несколько похожих роликов. Бессмысленные нападения! Что это? Действие какого-то сильного наркотика или спланированная акция новой религиозной секты? Полиция пока затрудняется дать...'
  Я остановил воспроизведение и протянул Гольдману его планшет обратно. Спокойно, Шмидт, спокойно!
  - Изя! Просто выключи айпад и иди, отдыхай, - сказал я ему, - завтра тяжелый день. Это или постановка или другая ерунда. Забудь! Лучше о наших проблемах подумай!
  Я лег обратно на диван и закрыл глаза. Слышал, как Гольдман неуверенно потоптался на месте, буркнул что-то вроде 'Всё же очень, очень странно...', а потом он вышел из комнаты. А я, наконец-то, заснул...
  
   Глава 2. Тревожный брифинг.
  
  '...Когда мы готовились к операции, нам показывали много роликов об акциях протестов против США в странах бывшего СССР. На экране демонстранты сжигали самодельные американские флаги, на котором вместо звездочек-штатов были нарисованы кресты нацистской Германии. Это меня обижало. Ведь это мы, американцы, выиграли для них войну и победили фашистов в Европе и во всём мире! А сейчас защищаем их от террористов. Неблагодарные! Как это меня тогда обижало!.. Мы готовились к худшему, к неприятностям, но, оказалось, всё наоборот. Местные хорошо относятся к иностранцам. Студенты, туристы, отдыхающие из многих, даже самых далёких, стран чувствуют себя здесь как дома. Кстати. Местные уверены, что фашизм победили именно они! Странные расхождения в истории...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  '...- Первый, я семь ноль, - проговорила радиостанция, - объект в квартире. Рядом два человека, женщина и мужчина. Объект вижу четко, могу работать...
  - Всем! Доклад о готовности!
  - Первый, я семь два, объект не вижу...
  - Первый, я ноль три, позицию занял, могу работать...
  - Первый, я ноль четыре, позицию занял. Дверь бронированная, готовность к работе десять секунд...
  - Игорь Алексеевич, - повернулся ко мне Шелест, - снайпер может работать по объекту. Видит его хорошо. Группы захвата заняли позиции.
  Я вздохнул. Надо решать, лучше обстановку и представить себе сложно. Район уже оцеплен, у квартиры, где затаился объект, собственный выход во двор. Если упустим момент...
  - Семён, - сказал я Шелесту, - запроси у снайпера подтверждение.
  - Семь ноль, семь ноль, я первый, - тут же забубнил Шелест в рацию, - подтверди готовность и положение объекта.
  - Первый, я семь ноль, готовность подтверждаю. Объект сидит за столом, смотрит какие-то бумаги. Жду команды.
  Семен машинально кивнул радиостанции и уставился на меня.
  - Что ж, Сеня, с Богом, - решился я и взял рацию из рук Шелеста.
  - Внимание всем. Говорит тройка, всем готовность. Семь ноль, семь ноль, работаешь не смертельно, повторяю, не смертельно по объекту на счет один. Потом держишь остальных. По ним работаешь по ситуации. Как понял, прием?
  - Тройка, я семь ноль. Задачу понял, работаю не летально по объекту на счет один. Потом контролирую ситуацию. Готовность подтверждаю.
  - Говорит тройка. Ноль четыре, ноль четыре, - продолжил я, - взрывайте дверь на счет ноль. Как понял, прием?
  - Я ноль четыре, задачу понял, приступаю к минированию.
  - Говорит тройка. Ноль три, ноль три, начало работы на счет ноль. Как понял, прием?
  - Я ноль три, задачу понял. Бойцы на позиции.
  - Внимание всем, - продолжил я, - даю отсчет! Десять, девять, восемь..., - на завершении отсчета я буквально прильнул к затонированному стеклу микроавтобуса, чтобы увидеть как сработают бойцы группы захвата, замершие сейчас у окон квартиры объекта.
  - ...Один, - на втором окне резко проявилось пулевое отверстие - сработал снайпер, - ноль!
  С внутреннего двора громыхнуло, группа ноль четыре подорвала дверь. Синхронно с этим, бойцы из группы ноль три выбили окна и закинули в них короткие штурмовые лестницы. Миг и группа захвата скрылась в квартире.
  Несколько тревожных секунд и прозвучал первый доклад.
  - Третий, я ноль три. Объекты упакованы. Основной объект ранен в правое плечо... У нас всё чисто.
  - Третий, я ноль четыре. У меня все чисто. Квартира под контролем...
  - Ребята, молодцы, - я вытер вспотевший от напряжения лоб, - иду к вам...
  Я протянул радостному Шелесту рацию и сказал:
  - Семен, давай следователей и понятых, я пошел, посмотрю, что там внутри...
  Рослый альфовец в черном комке, каске и маске с прорезями для глаз, повел было стволом автомата в мою сторону, услышав, как скрипнула калитка во двор. Узнав меня, спецназер тут же опустил оружие, и посторонился, открывая проход в квартиру с сорванной взрывом штатного эластита входной дверью.
  В коридоре в нос резко ударил запах сгоревшей взрывчатки. Я недовольно поморщился, кивнул ещё одному бойцу, встреченному по пути в комнату, откуда доносились звучный голос Вани Репкина, командира группы ноль три.
  Снайпер сработал чётко. Постанывающему объекту, не смотря на рану, уже сковали наручниками руки, а один из альфовцев умело бинтовал ему плечо. Двое других задержанных, связной, который и вывел нас на эту явку, и его непонятно откуда взявшаяся подруга, лежали на полу, держа руки на затылках.
  Обиван, увидев меня на пороге, отвлекся от своих бойцов, которые споро обыскивали задержанных, устало улыбнулся и выдал стандартный жест 'окей'. Ноль убитых или все хорошо, как сейчас используют это выражение.
  - Объект чистый, - сообщил Ваня, - но, думаю, пару стволов у него в квартире наверняка заныкано. Надо смотреть. А у этого кренделя, - Обиван указал пальцем на связного, которого спецназовцы уже подняли на ноги потащили к выходу, - новенький ПММ обнаружился.
  - А дама что? - указал я на девушку, которую начали поднимать двое других бойцов.
  - Чис...
  Обиван не успел договорить.
  Подруга, как мы предполагали, связного, внезапно извернулась, высвободила руку из захвата спецназовца и резко, практически неуловимым движением ударила его ребром ладони в горло. Не прекращая движение, девушка впечатала свой кулак в открытое забрало шлема второго спецназера и выхватила пистолет из его нагрудной кобуры.
  Казалось, само время замедлилось. Женщина с перекошенным от ненависти лицом направила пистолет в Обивана...
  - Б-баамм!!!
  Звонко ударил по ушам выстрел моего штатного ПМ.
  От пули с такого близкого расстояния девушку буквально отбросило на стену.
  Выронив пистолет, она медленно сползла по стене, оставляя на светлых обоях разводы красного цвета. Несколько раз дернулась и затихла, бессильно опустив голову вниз. Так и не закрыв глаза...
  - Какого хрена она делала без наручников? - не сдержался я, опуская свой пистолет и отметив, как предательски задрожала сжимающая его рука.
  Обиван сделал зверское лицо и, не теряя времени на объяснения, склонился над своим бойцом, хрипевшем на полу.
  В комнату, держа оружие наготове, ворвались ещё пару спецназовцев. Сразу оценив обстановку, один склонился рядом с Обиваном над своим товарищем, а второй проверил пульс на шее у девушки. И отрицательно покачал головой.
  Ещё бы. Я и сам видел, что попал в район сердца.
  Расслабились, расслабились... Спецназ называется, твою...
  Альфовцы вывели из комнаты основного объекта. Медики вынесли бойца с поврежденной гортанью. Спецназер, которому девушка пробила в лицо, сам скрылся куда-то от моих глаз подальше...
  А я сидел на стуле и смотрел на мертвую девушку. На светлые локоны, раскиданные на плечах, неловко подвернутую ногу в модных в этом сезоне, с дырками, светлых обтягивающих джинсах. Лет двадцати пяти - двадцати восьми, тридцати точно ещё нет. Ей жить и жить. А я только что её убил...
  - Шмидт, Шмидт! - Обиван потряс меня за плечо, - да брось! Ты же не мог ничего другого сделать...
  Я поднял голову и посмотрел в глаза другу.
  - Думал,- тяжело ответил я, - что мой счет уже закрыт... Зачем ей надо было...
  - Да кто их, фанатиков пой..., - Обиван замолчал, медленно поворачиваясь к трупу.
  А я, не веря самому себе, смотрел, как девушка вдруг пошевелилась, её конечности как-то конвульсивно дернулись, а затем она подняла голову и уставилась на меня и обернувшегося на шорох Обивана мутными, мертвыми глазами.
  - Не может быть..., - ошарашено пробормотал Репкин, поднимая свой автомат.
  От ужаса и неправильности происходящего по моей спине пробежали холодные мурашки.
  Девушка, не отводя от нас своего мертвого взгляда, уперлась руками в пол, подтянула ноги и тяжело встала. И медленно, покачиваясь, сделала шаг нам навстречу.
  - Стой! - скомандовал Обиван, прицелившись в неё.
  Девушка сделала ещё один шаг. И ещё один, поднимая и протягивая к нам скрученные и подрагивающие руки.
  Я вскочил и вытянул в её сторону пистолет.
  - Да стой же ты! - вырвалось у меня.
  Девушка сделала ещё один шаг. С её окровавленной кофточки сорвалась густая рудая капля и звонко шлепнулась на ламинат.
  Мои нервы не выдержали первыми.
  - Б-баамм!!! Б-баамм!!! Б-баамм!!! - звонко выстрелил пистолет в моей руке.
  Пули ударили в грудь девушки, и отбросили её обратно к стене.
  Но это её не остановило! Мертвая, в этом не было сомнений, мертвая девушка сделала судорожное движение, как будто отряхиваясь, оттолкнулась от стены и вновь направилась к нам.
  - Та-та-та! Та-та-та! - застучал короткими очередями автомат Обивана, - та-та-та, та-та-та!
  Б-баамм!!! Б-баамм!!!
  Немного склонив корпус вперед, мертвячка, получая пулю за пулей, упрямо приближалась к нам.
  Почти одновременно у меня и у Репкина закончились патроны. Сил на перезарядку не было. От ужаса происходящего тело как будто закаменело. Её не остановить!
  Сделав к нам ещё пару шагов, девушка выпрямилась и проскрежетала зубами, ощупывая при этом нас своим мертвым взглядом. Затем труп, внешне уже мало напоминающий человека, сделал ещё шаг вперед и, приблизившись практически вплотную, сильным ударом сбил Обивана с ног. Затем мертвячка склонилась ко мне. Не в силах пошевелиться, я ощутил запах свежей крови. А девушка, тем временем, протянула и положила свои руки мне на плечи. Холод, исходящий он них, я ощутил даже сквозь одежду.
  Паника и страх, казалось, вот-вот разорвут моё бешено стучащее сердце.
  Лицо с мутными, белесыми глазами приблизилось ко мне ещё ближе. Девушка хищно обнажила зубы и вдруг издала:
  - Брррр-брррр, брррр-брррр, брррр-брррр...
  Я был уже не в состоянии понимать, что происходит. А девушка продолжила... Петь!
  - И две тысячи лет - война, война без особых причин. Война - дело молодых, лекарство против морщин...'
  Я сильно вздрогнул и проснулся. Весь мокрый, в холодном поту.
  Никогда ещё этот сон не виделся мне в таком варианте...
  Телефон на столике вновь попытался засверлиться в полированную поверхность и издал:
  - Брррр-брррр, брррр-брррр, брррр-брррр... Красная, красная кровь - через час уже просто земля, через два на ней цветы и трава, через три она снова...
  Автоматически отметив, что звонит кто-то из друзей, а 'Звезда по имени солнце' Цоя установлена именно на эту группу, я сграбастал телефон и глянул на время и вызывающего. Полвторого ночи, Фауст!
  Я чертыхнулся и ответил на входящий.
  - Да! Что случилось?
  - Шмидт, это я, Олег, - послышался в динамике возбужденный голос Фауста, - вы новости смотрите?
  - Олег! - взорвался я, - мы спим! Ты ничего не попутал? Мы же договорились! Что за звонки? Базу спалить хочешь?..
  - Игорь, не кипишуй, - возразил Фауст, - ты же знаешь, я бы без причин не звонил. Думаю, наши планы поменяются... Кардинально поменяются! Шмидт, похоже у нас эпидемия...
  - Где, - не понял я, ещё полностью не отошедший от сна, - на базе?!
  - Везде, Шмидт, везде, - нетерпеливо сказал Олег, - это эпидемия или атака биологическим оружием. Заражение, во всяком случае, первично точно через воздух происходит..., - всё же с неуверенностью в голосе добавил Фауст.
  - Так, стоп, - прервал я его, - наши все целы?
  - Да, - подтвердил Фауст, - Обиван и СС сейчас будят всех и переводят в столовую. Дум старается загерметизировать это помещение, но сам понимаешь... Так вот, во втором случае заражение, по-видимому, происходит через укус, через слюну инфицированного...
  - И как проявляется болезнь? - уточнил я. Только эпидемии нам для полного счастья не хватало!
  - Мертвые воскресают..., - выдал Фауст и запнулся.
  У меня перед глазами встали последние мгновения моего сегодняшнего кошмара.
  - Олег, - едва не сорвался я, - вы ничего не пили? У вас там, что, шифер посрывало от перенапряжений!!!
  - Спокойно, Игорь, - продолжил Фауст, - действительно, мертвые оживают. Но только для того, чтобы найти, напасть и убить живых. Мы пока не знаем, что точно происходит. Виктор Федорович, отец твоего Изи, считает, что мертвецы встают под воздействием вируса. Я склонен с ним согласиться... И, Шмидт, - весомо добавил Олег, - эпидемия распространяется очень, очень быстро! В Москве, где только вчера были зафиксированы первые случаи, уже вроде чрезвычайное положение вводят. Там царит настоящая паника! Представляешь, люди, погибшие в результате травм, несчастных случаев, да просто бытовых убийств, в конце концов, вдруг оживают и начинают пожирать всех, кто находится рядом! Родных, близких, детей, родителей! Шмидт, ты представляешь? - голос обычно невозмутимого Фауста сорвался...
   Пока Олег рассказывал, я вспомнил и видео, которое вчера пытался мне показать Гольдман. Да, понятно, откуда вырос мой сон!
  - Фауст, возьми себя в руки! Соберись! Ты нам нужен! Работайте, постарайтесь максимально обезопасить всех наших, - теперь я уже успокаивал нашего аналитика, забившего тревогу, - я поднимаю своих. Перезвоню через несколько минут, готовь предложения, - с этими словами нажал отбой и кинулся одеваться.
  Так, гражданку в сторону. Ночь, судя по всему, предстоит тяжелая, ещё неизвестно, как из Одессы выбираться будем. Вариант с электричкой отпадает, если ситуация настолько серьёзная, как утверждает Фауст, тогда ждать её не имеет смысла.
  Стоп, одежда подождет.
  Метнулся к окнам. Закрывая второе, услышал как невдалеке, в районе улицы Чижикова или Пантелеймоновской, как её сейчас называют приезжие, завыла, удаляясь, сирена. Где-то в стороне вокзала отчетливо стукнули два выстрела. Черт! Действительно, что-то происходит. Я все же закрыл окно и метнулся обратно к шкафу.
  Итак, выбираю камуфляж, им сейчас никого не удивить. Проперовский мультикам, камуфляжная футболка, на ноги надежные берцы Хайкс, патрульная кепка. Покосился на тактическую разгрузку, но вовремя остановился. Пока достаточно.
  Я быстро выскочил в коридор, по пути проверяя и закрывая все окна. В гостевой комнате еле разбудил заспанного Илью, где и оставил его одеваться, а сам метнулся на выход из квартиры. Спускаясь в подвал, где среди прочего не особо нужного имущества пылился стандартный армейский ящик с почти тремя десятками вполне рабочих противогазов, вызвонил Гоблина и объявил срочный сбор по тревоге через несколько минут у себя.
  - Оружие? - лаконично поинтересовался Паша, как будто только что и не спал.
  - Там решим, - ответил я
  - Одежда? - продолжил Гоблин.
  - Я в комке, - сообщил я и добавил, пока Паша не начал уточнять снаряжение, припасы и так далее, - Гоблин, первым делом окна в квартире позакрывай, потом одевайтесь. Давай, Паша, спеши, я потом всё объясню...
  Гоблин хмыкнул и отрубился.
  Хорошо, что противогазы ГП-5 имеют всего несколько стандартных размеров. Отобрав четыре образца, приблизительно подходящих для нас, я побежал обратно наверх, лихорадочно обдумывая, одевать их прямо сейчас или только когда выйдем наружу. Так, Игорь, напрягись, вспомни, от чего эти ГП защищают. Помнится, отравляющие вещества и микробы эти противогазы вроде должны отсекать. Но помогут ли они сейчас? Да, к тому же, толком в них и не переговорить. Так, решено. В квартире обойдемся без противогазов, а для повышения безопасности просто ограничим естественный воздухообмен. Окна металлопластиковые, дверь плотная, вентиляцию сейчас перекрою. А вот на выходе уже придется воспользоваться противогазами. Помогут - не помогут, хуже не будет...
  М-да. Действительно, на базу придется уходить машинами. И каждая минута на счету и остальным противогазы надо отвезти... Да и конспирация, скорее всего, теряет при таких раскладах смысл...
  Чем занять себя, пока на кухню не пришли Гоблин с Лерой? Правильно, я решил сделать кофе. Поставив на конфорку свою самую большую турку, я выдал просочившемуся на кухню Илье батон, нож, сыр и масло. Кофе с бутербродами нам не помешает.
  Когда я прекратил суетиться, выкладывая на стол посуду и сахар, на кухне уже собрались все. Изя закончил возиться с бутербродами и вместе с Пашей и Лерой с тревогой вглядывался в моё лицо. Все явно поняли, что случилось нечто чрезвычайное.
  Глянул на часы. Прошло девять минут. Нормально.
  На плите зашипел, поднимая пену и распространяя одуряющий запах, кипящий кофе.
  - Разливай, - я протянул турку Валере, - я на секунду...
  Новости! Вот о чем говорил и Гольдман вчера после обеда, и Фауст несколько минут назад.
  Я метнулся в комнату за ноутом.
  Вернувшись на кухню, расположил его так, чтобы экран ноутбука был виден всем. Все же гораздо удобней, чем смотреть на планшете. Диагональ-то побольше будет. Затем включил комп и, пока он загружался, набрал Фауста.
  - Олег, ты на громкоговорящей, - сообщил я Фаусту, как только он ответил, - давай вводную, свои мысли и предложения.
  - Итак, парни, - после короткой паузы сказал Олег, - начну с краткой хронологии событий. Без неё для понимания ситуации не обойтись... Первые случаи заражения были зафиксированы в Москве вчера утром. Власти о них, естественно, умолчали. Но уже к обеду информация начала просачиваться в СМИ с форумов, социальных сетей и видеосервисов, на которых пользователи стали публиковать собственные видеозаписи и сообщения об аналогичных случаях. Ближе к семнадцати ноль ноль появились первые месседжи о зараженных и в зарубежных СМИ...
  Как только Олег начал делиться своими наблюдениями, Изя придвинулся поближе к ноутбуку и через минуту мы уже смотрели на ютубе видеоролики, о которых шла речь. И чем больше мы слушали и смотрели, тем больше понимали, насколько чудовищно и угрожающе выглядит реальная ситуация...
  - К вечеру в Москве царила самая настоящая паника. Единичные случаи нападений оживших мертвецов превратились в настоящую лавину неудержимой атаки зомби. Даже выведя на улицы весь личный состав МВД, власти не смогли локализовать очаги заражения. И сейчас ведущие российские СМИ уже говорят о том, что в ближайшее время в столицу и в другие крупные города будут введены войска, - Фауст на секунду умолк, затем продолжил, - лично я думаю, что использование армии также не приведет к желаемому результату. Во-первых, масштабы эпидемии просто огромны, во-вторых, армейцы тоже люди. Они быстро начнут нести потери, особенно подразделения, не имеющие боевого опыта. Затем срочники вспомнят, что у них тоже есть свои семьи, а защищая Кремль, они их не спасут, и начнутся случаи массового дезертирства. За срочниками потянутся и офицеры, ведь речь не идет о защите страны от нападения извне, а свой долг каждый видит по-разному. Конечно, костяк спецподразделений и отдельные части сохранят дисциплину, но погоды они не сделают. В общем, я думаю, что государство в России в таком виде, как мы его знаем, продержится суток трое, максимум неделю. Потом наступит хаос...
  - А какова ситуация у нас? - спросил Ложечников.
  - Паша, подожди немного, - отозвался Фауст, - вначале надо сказать о заразе, которая и вызывает весь этот бедлам. С вашего позволения свои мысли выскажет отец Ильи...
  - Ребята, здравствуйте, - телефон заговорил незнакомым мужским голосом, - меня зовут Виктор, я отец Ильи Симоненкова. Илья, ты как, нормально? Держись, скоро увидимся...
  - Папа, как мама? - спросил у телефона Изя, оторвавшись от ноута и немного смутившись.
  - С мамой всё хорошо, она рядом, - продолжил отец Гольдмана, - не буду занимать драгоценное время, потом поговорим или Изя вам расскажет, в общем, я, смею думать, неплохой вирусолог, а моя жена просто отличный микробиолог. Прямо скажу, о биологическом оружии мы знаем не понаслышке. Есть несколько факторов, которые свидетельствуют о том, что против человечества, возможно, произведена атака крайне вирулентным инфекционным агентом. Обратите внимание, первый эпицентр Москва, потом фактически одновременно случаи заражения начали фиксировать в Лондоне, Париже, Вашингтоне, в других крупнейших городах. Заражение явно имеет искусственный характер и распространяется крайне быстро. Смотрите сами, через несколько часов случаи подъема мертвецов уже отмечались не только в центральных областях, но и в достаточно отдаленных регионах. Такая скорость распространения не характерна для естественных возбудителей. Да и воздействие на организм человека тоже очень показательно. Зараженные, я сейчас вас немного огорчу, так как думаю, что мы все уже заражены, так вот, зараженные не погибают, как было бы в случае применения известных боевых отравляющих веществ. Нет. Его действие заключается в том, что в случае естественной гибели объекта вирус каким-то пока неясным для меня образом модифицирует процессы, протекающие в организме человека и после смерти. Думаю, для вас не будет новостью, что у умершего человека какое-то время продолжают расти волосы, ногти... И это только пример. А вирус вызывает в организме погибшего некое подобие жизни. Мышцы сохраняют эластичность, суставы гибкость... С нашей точки зрения - это бессмысленно. Но... Дальше. Всё видео, которое я просмотрел вместе с Олегом, комментарии свидетелей, всё говорит о том, что ожившие мертвецы не обладают разумом и не способны совершать обдуманные поступки. Однако, одно можно сказать точно, их агрессивность и желание поглощать плоть живых людей свидетельствует о том, что процессы, происходящие в теле ожившего мертвеца требуют каких-то веществ, имеющихся в организмах людей, которые живы! Известные науке болезнетворные штаммы, кроме подавления естественной противовирусной защиты, стремятся создать в клетке максимально благоприятные условия для развития своего потомства. Здесь всё намного глубже. Вирус стремится создать условия своего распространения и вне клетки и организма в целом. Очень странный и необычный механизм. Парни, то, что происходит сейчас, фантастика. Отчасти напоминает события в 'Лиловом шаре' Булычова, когда инопланетяне оставили на Земле лиловый шар - контейнер с вирусом вражды, вызывающим у живых существ непреодолимое желание убивать...
  - Хммм, мне это больше напоминает 'Обитель зла', - сказал Валера Карабин, - не отрываясь от экрана ноутбука, - с этим его, Т-вирусом... Там всё похоже развивалось...
  Виктор Федорович слегка запнулся, но тут же продолжил:
  - Не знаю, не знаю... При поражении бактериальными или вирусными средствами заболевание наступает не сразу, почти всегда имеется скрытый, инкубационный период, в течение которого заболевание не проявляет себя внешними признаками, а поражённый не теряет боеспособности. А мы сейчас наблюдаем крайне мощную и необычную степень способностей инфекционного агента. К тому же, современные стратегические средства биологического оружия используют смеси вирусов и спор бактерий, которые, как правило, не передаются от человека к человеку, чтобы искусственно ограничить территорию действия штамма. Сами понимаете для чего. Так что мне сложно представить, что какое-то государство, а поверьте, для разработки такого вируса требуются колоссальные ресурсы, применило этот штамм для уничтожения всего живого, себя в том числе...
  - Может быть, террористический акт? - послышался женский голос с другого конца линии.
  - Это моя мать, - шепотом пояснил Изя.
  - Очень уж крутые масштабы, - с сомнением произнес Виктор.
  - А если действительно, - Лера вновь оторвался от ноутбука и наморщил лоб, - эти, инопланетяне? Прилетели и Землю для себя зачищают?
  Все промолчали. Через несколько секунд тишины Виктор Федорович продолжил:
  - Я уже порекомендовал Олегу, чтобы ребята не особо усердствовали с герметизацией столовой, в которой они всех нас собрали. Нет смысла. От такого сильного вируса поможет разве что специальный костюм четвертой степени защиты. А в вашей стране их нет. Но я согласен с Олегом, что людям сейчас безопасней находиться вместе... По крайней мере, мы присмотрим друг за другом. Хммм, у меня есть ещё несколько мыслей по поводу происходящего, но все они требуют определенных исследований и наблюдений, ведь ранее ничего подобного в истории просто не было! Ребята, тут Олег показывает, что мне пора закругляться. Думаю, мы скоро увидимся. И берегите себя!.. Изя, держись ребят!..
   Во время этого разговора я сделал как минимум два предварительных вывода. Первое. Человечеству вполне реально светит полный капец. Гаплык, армагеддон, конец света и всё такое... И второе. Противогазы, скорее всего, для нас бесполезны... От вируса, если старший Симоненков прав, они точно не защитят. Печально. А когда Виктор уже прощался, я вдруг увидел на очередном видеоролике нечто очень важное. Так что, пока Фауст ещё не начал говорить, я выдал короткий вопрос, который, тем не менее, оказался в последующем очень важным.
  - Виктор, это Игорь Шмидт, друг вашего сына. Разрешите вопрос?
  - Без проблем, Игорь, - отозвался отец Гольдмана.
  - Пока мы общаемся, - продолжил я, - мы смотрим видео на ютубе. Все те ролики о нападениях мертвецов, о которых вы говорите. На одном видео сейчас четко видно, что группу людей атакует две, по виду, как бы это правильно сказать, не вполне, да что там, вполне не живых, мертвых собак...
  - Да Игорь, вы правы, - подтвердил отец Изи, - действительно, мертвецы встают не только среди людей. Совсем забыл об этом упомянуть.
  - Значит, домашние и дикие животные тоже представляют опасность? - уточнил я, - все? А птицы, рыбы, растения, в конце концов?
  - У меня пока недостаточно информации, чтобы сделать однозначный вывод, - ответил Виктор, - но видео с нападением мертвых собак и крыс в паблике присутствует, что о многом говорит... Опасайтесь всего, опасность может подстерегать с самой неожиданной стороны. Всё, ребята, передаю трубку Олегу...
  - Продвинутые у тебя предки, - шепнул я Гольдману, - вирусолог, микробиолог. Нет, я, конечно, знал, что твои по медицине в Нес-Ционе трудятся, но... Изя, ты от меня ничего не скрывал?
  Илья усмехнулся и шепнул в ответ:
  - Расскажу, раньше не было смысла... В Нес-Ционе расположен Израильский институт биологических исследований, родители там сейчас трудятся... Игорь, давай Фауста дослушаем, я тебе всё позже расскажу...
  Я скептически покачал головой. Следовало ожидать, как же, медицина...
  - ...Вот такие печальные выводы у нашего специалиста, - продолжил Фауст, - теперь давайте вернемся к Одессе. У нас тоже уже началось... Вчера, часов после восьми вечера на одесском форуме появились первые панические сообщения об оживающих мертвецах...
  - Приблизительно в это время прибывает поезд 'Москва-Одесса', - вставил Карабин.
  - Не думаю, что только поезд принес заразу в наш город. Если я не ошибаюсь, авиарейсов 'Москва-Одесса' только около десяти за день. А ещё есть автобусные маршруты, хотя бы тот же 'Санкт-Петербург-Одесса'... Да и мы так и не знаем достоверно, как распространяется вирус. Так вот. Судя по сообщениям, мертвецы оживают в пределах получаса-часа после гибели человека. Такой разбег во времени, видимо, связан с тем, как человек умер. Естественная смерть, несчастный случай или от укусов зараженных. Идём дальше. К двадцати двум ноль ноль количество нападений живых мертвецов уже шло на десятки и они продолжали неуклонно расти. Анализ ситуации показывает, что дежурные наряды милиции, спасатели и медики оказались не готовы к таким событиям. Более того, они ещё больше подтолкнули эпидемию...
  - Каким же это образом? - удивился Гоблин.
  - Да те же скорые начали свозить пострадавших по больницам. В областной на Поскоте из-за этого уже сейчас начался настоящий ад... Так что предприняли наши власти? Губернатор распорядился вывести на улицы весь личный состав милиции, внутренних войск и курсантов нашего юридического университета МВД. И всё сделали, как обычно, через известное место... Представьте себе что могут сделать наряды, вооруженные в большинстве резиновыми дубинками и газовыми баллончиками. Огнестрельного оружия им не выдали! В общем, на этот момент в городе уже твориться бог знает что!.. Шмидт! Вам надо срочно уходить из города. Оставаться там крайне опасно. Если учитывать, что в обычное время в нашем городе по естественным причинам, в результате несчастных случаев и преступлений умирает сто-двести человек в сутки, а теперь прибавьте резко увеличившуюся смертность из-за нападений мертвецов, то вы можете представить, что в Одессе будет твориться уже утром!..
  - А ваша армия? - спросил Гольдман.
  - Изя, да? Я не ошибся? - тут же откликнулся Фауст, - только ты не знаешь, что нашей армии в Украине сейчас всего ничего. Так, для сравнения. Если по самым заниженным данным количество сотрудников МВД Украины сейчас составляет около четырехсот тысяч человек, то армия насчитывает немногим более ста тысяч! И боеспособность многих частей у меня лично вызывает большой вопрос. Так что у нас развитие ситуации с эпидемией мне видится гораздо тяжелее, чем в той же России. Да и территория у нас намного меньше и более населенная. Короче, друзья. Рекомендации. Нам явно необходимо организовать укрепленный пункт и жестко ограничить контакты с внешним миром. Как минимум на первое время, пока хаос не пойдет на убыль по естественным причинам. База отдыха, где мы сейчас находимся, более или менее соответствует требованиям, необходимым для сохранения наших жизней. Территория базы обнесена высоким каменным забором даже со стороны моря, постройки капитальные, кирпичные. С верхних этажей коттеджей отлично просматривается прилегающая местность. Да и сама база расположена между морем и высокой железнодорожной насыпью, которая создает естественный барьер между нами и частным сектором. Тут над столовой даже самая настоящая смотровая башенка есть! Обиван и Дум утверждают, что лучше места пока нечего и искать, и я склонен с ними согласиться. Ребята, всё бросайте и немедленно выдвигайтесь к нам!
  - Олег, а Козлова с Рыбой ты не забыл? - спросил я больше для проформы, так как сам уже понимал необходимость как можно быстрее покинуть город.
  - Да нафиг их! - отозвался Фауст, - они с утра будут заняты совсем другими проблемами. Игорь, я считаю, что утром из города выбраться будет гораздо труднее. Не одни мы такие умные. Информация с форума и соцсетей уже пошла в массы, несмотря на время суток. Кто сообразительнее, постараются покинуть зараженную и опасную Одессу уже сейчас, остальные начнут суетиться с утра. Вам не надо говорить, что будет твориться на наших дорогах, правда? И, Шмидт, нам понадобятся...
  - Боеприпасы, продовольствие, медикаменты, - перечислил я, - мы догадываемся, Фауст, догадываемся...
  - И оружие, - добавил Паша, а Валера кивнул, - и много, много боеприпасов... Если Лера прав и нас ждут встречи с такими же зомбями, как в 'Обители зла', бррр, тогда расход боеприпасов будет просто сумасшедшим...
  - Да, вы правы, - подтвердил Олег, - это первоочередные наши потребности. В принципе, база отдыха достаточно автономна, есть свой электрогенератор, небольшой запас продуктов. А вот скважины, источника воды нет. Но с этим мы как-то на первое время выкрутимся. У нашего хозяина есть автоцистерна, и пока работает водопровод, мы её наполним...
  - Если ты говоришь на первое время, Олег, ты предполагаешь, что подача воды скоро прекратится? - спросил я.
  - Не только воды, - отозвался Фауст, - водопровод, электричество, связь, всё это пропадет в самое ближайшее время. Это в штатах или на прародине Ильи эти службы могут функционировать непредсказуемо долго без человека. А у нас, увы и ах. Как только наша автоматика в лице дяди Пети или инженера Сидорова отойдет от рубильников, всё встанет. А они от них отойдут, спасая себя и своих близких... Информация и следующая за ней паника, распространяются в наше время очень быстро...
  - Ладно, Фауст, мы поняли, - отозвался я, - не будем терять времени. Твои предположения по ситуации берем за основу. Делаем так. Ты, Олег, организуй вместе с парнями наблюдение и охрану. Посторонних на базу не пускайте, наши люди пусть пока побудут в одном месте. Олег, проверьте столовую, чтобы даже грызун не смог в неё попасть без вашего ведома. Бассейн на территории есть?
  - Да, Шмидт, есть, - сообщил Фауст после секундной заминки, - большой... Сейчас пустой. М-да, понял, поставим на заполнение водой сразу после цистерны. Шмидт, а как быть с...
  - Оружие, Олег, - ответил я, не дослушав, - пока используйте охотничье. Зарегистрированное. База отдыха ведь частная?
  - Да, - подтвердил Фауст, - позиция ясна...
  - Хорошо, Олег, - сказал я, завершая разговор, - будем считать, что наше антикризисное совещание завершено. Мы выезжаем немедленно, по пути закупимся по максимуму продуктами и медикаментами. И попробуем решить задачу с боеприпасами. Вопросы есть? Вопросов нет. Всё, Олег, держитесь, скоро будем. Мы на связи!
  Попрощавшись с Фаустом я посмотрел на парней.
  - Вы слышали, что происходит, - сказал я, - не будем терять времени. Быстро собираемся, грузимся и выгоняем машины. Напротив моего дома - круглосуточный гастроном, машины ставим к нему. И, парни, закупаем продукты. Берем высококалорийные и длительного хранения, короче, вы знаете. Работаем попарно. Двое в магазине, двое охраняют машины, так чтобы они без присмотра не оставались. Гривна пока есть. Черт, доллары надо было поменять. Паша, твой дядя Лёша с Книжки ночью баксы меняет?
  - Ну, не знаю, - замялся Гоблин, - как-то ночью я его об этом не просил...
  - Позвони, попроси, - продолжил я, - скажешь, что для тебя вопрос очень важный. Откажет, так и будет.
  - А что, - удивился Гольдман, - в обменнике поменять нельзя?
  - Изя, - я покачал головой, - здесь - это тебе не там. Ты думаешь в Одессе ночью можно в обменнике поменять восемьдесят тысяч? Да ты и днем без предварительной договоренности пару тысяч с трудом скинешь. В общем, Паша, откажет дядя Лёша, все думаем, где нам баксы с пользой пристроить, через пару дней они превратятся в бумажки. После гастронома рванем к ближайшей круглосуточной аптеке.
  - Большая Арнаутская, угол Советской армии, - сказал Лера, - там большая аптека. И недалеко.
  - Подходит, - кивнул я, - там ещё пару банкоматов рядом есть. Перед заходом в аптеку обезналим все карточки. Ну что, решили? Вперед, ребята!
  Паша задержался.
  - Игорь, - спросил он, - а об оружии и боеприпасах ты не забыл?
  - Не забыл, - подтвердил я и ухмыльнулся, - а у тебя есть предложения?
  - Ну, - замялся Гоблин, - оружейные закрыты, ночь на улице, однако... Шмидт, я, конечно, могу повспоминать знакомых, у кого дома пару стволов есть, но проблемы это не решит. Верно? - Паша задумчиво почесал затылок, - могу предложить налет на оружейный на Мини Албанской. Решетку джипом дернем...
  Шутник. Мини Албанской Паша называл улицу Малую Арнаутскую. Соответственно, Большую Арнаутскую он звал Биг Албанской. И всё началось после того, как Валера Карабин, вернувшись в очередной раз из Югославии, рассказал Гоблину, что арнауты и албанцы... Это же одно и тоже...
  Гоблин заинтересовался, и уже сам раскопал инфу, что таки да, одесские улицы Большая и Малая Арнаутские названы так из-за того, что в восемнадцатом веке там поселились албанцы, осевшие в Одессе. Многие из них нанялись на службу в российскую императорскую армию и флот. На Большой Арнаутской поселились высокие албанцы-моряки. Понятно, как назвали улицу, где поселились низкорослые арнауты-пехотинцы...
  - Паша, иди собирай вещи, - я разочарованно махнул рукой, - ты бы сразу предложил оружейку ГСО взять, они нас там месте положат, никуда ехать не придется... Погнали, Паша, погнали! Есть у меня идея, потом расскажу... И дяде Лёше звони!
  
   Глава 3. Таки зомби...
  
  '...В Одессе каждый, кто управляет автомобилем, - таксист. Просто поднимите руку, и первая или вторая машина, резко подрезая сзади идущую, тут же остановится. Скажите куда вам надо или водитель сам спросит 'где ехать?'. Да, так они и говорят, именно 'где'. Местные пояснили, что 'куда' нельзя спрашивать из-за каких-то суеверий, чтобы не 'zakudikivatj' дорогу. А ещё они называют таких частных таксистов 'kastrulja'. Брать за деньги попутчиков означает 'kastrulitj'. Это очень дешёвое такси. Очень часто 'kastrulej' оказывается прилично одетый водитель на дорогой машине. Здесь все зарабатывают деньги тем или иным способом...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Сборы не заняли много времени, ведь мы и так планировали с утра сорваться в Затоку. Я с сожалением окинул взглядом квартиру, накинул сверху комка любимую кожаную куртку и с тяжелым сердцем закрыл за собой дверь. Что-то подсказывало мне, что вернусь я сюда не скоро...
  Когда мы с Изей вышли во двор, Паша с Лерой уже завели двигатели.
  Мы встретились возле джипа Карабина. Я ничего не успел сказать, как где-то вдалеке послышался треск автоматной очереди. Сразу за этим последовали неразборчивые из-за расстояния слова в громкоговоритель. Ребята напряглись.
  На втором этаже зажегся свет, щелкнула открываемое окно.
  - Игорёк, это ты? - послышался скрипучий голос соседки, тёти Руты, - и что вам, мальчики, не спится? Я все нервы себе поистрепала, думала, опять эти ужасные люди залезли в наш двор... Эта молодежь... Вы нам покоя дадите?.. Мы же лежим, отдыхаем, а вы тут двигателем жужжите!.. Игорь? И вы меня слышите?..
  - Тётя Рута, - отозвался я, дождавшись, пока бдительная соседка сделала короткую паузу в своём монологе, - таки это я, Игорь. Мы сейчас отъедем... Спите спокойно...
  Сверху послышался недовольный фырк и хлопнуло закрываемое окно.
  Во время разговора Паша снял с плеча чехол с 'Вепрем', судя по характерной выпуклости в районе магазина, уже заряженного и готового к применению. А Лера, увидев, как я смотрю на оружие Гоблина, вроде как случайно перевел взгляд на приоткрытую дверь 'Круизера'. Конспираторы...
  - Стволы не светите, но держите их наготове, - отреагировал я на эти телодвижения, - Лера, к тебе в первую очередь это относится, а то точно в магазин вместе со своим 'Тигром' пойдешь. Паша, работаем двойками, ты с Лерой, я с Ильей. Ну что, поехали?
  - Игорь, а давай лучше вы с Изей по гастроному отработаете, а мы с Лерой вас прикроем, - предложил в ответ Гоблин, - так толку больше будет, чем попарно суету создавать... Да и в случае чего, огневая мощь у нас побольше будет...
  - Согласен, - признав правоту Паши, без колебаний подтвердил я, - время, парни!
  Гастроном на другой стороне улицы Шмидта жил своей обычной жизнью. Две кассы пустовали, за третьей зевала полная кассирша, сонно переговариваясь с пожилым охранником. И полное отсутствие покупателей...
  Наш милитаризированный вид не вызвал у этой парочки никакого удивления. Впрочем, насколько я помню, рядом живут довольно таки активные поисковики, те самые, которые с металлодетекторами по полям и брошенным хуторам шариться любят. Скупались 'искатели приключений' обычно тоже в этом магазине. Особым шиком среди 'черных археологов', как обзывала их наша пресса, было ношение по поводу выезда, а иногда и без этого, бундесверовского флектарна. Точно такого же, в каком сейчас щеголял Гольдман.
  Охранник гастронома окинул нас с Изей бдительным взглядом, явно узнал меня, я всё же частенько захаживаю в этот магазин, и вернулся к разговору с кассиршей.
  Прихватив по две тележки на скрипучих колесиках, я в первую очередь повёл Изю к прилавку с крупами.
  - Илья, грузи каши, начни с гречки. В случае чего, её даже сырой есть можно, замочил, подождал и готово..., - пояснил я Гольдману.
  - Надеюсь, до этого не дойдет, - хмыкнул Илья и приступил к загрузке тележек.
  Я пристроился неподалеку, заполняя свои тележки тушёнкой, сгущёнкой, галетами-печеньем, пакетами с солью, сахаром... Руки сами делали дело, а в голове крутились мысли о том, как обезопасить себя и близких от страшной беды, ворвавшейся в наш прекрасный город. Мы обязаны выжить, любой ценой!..
  - Ай эм фулл! - комично сообщил Гольдман, подняв вверх правую руку.
  - На кассу! - скомандовал я, и флагманом двинулся на выход.
  Кассирша, мягко говоря, немного прибалдела, с изумлением оглядывая наш караван.
  - В поход, надолго, - лаконично пояснил я, дабы избежать ненужных расспросов.
  Кассирша недоверчиво покачала головой и начала пробивать товары. Подозрительный охранник, ему по должности положено, молча пристроился рядом.
  Потеряв на кассе раза в три больше времени, чем у прилавков, мы, наконец, выкатили тележки из магазина.
  Успокоенный тем, что мы расплатились, охранник вышел за нами следом. Наверное, хотел забрать пустые тележки... Наивный!
  Гоблин и Лера, обозревая окрестности, замерли у машин. И что характерно, и у 'Паджеро', и у 'Круизера' двигатели так никто и не заглушил, а задние дверцы джипов были слегка приоткрыты...
  В то время, пока мы подходили к машинам, по Малой Арнаутской, надрывая двигатель высокими оборотами, быстро пронесся милицейский 'УАЗ', нервно мигая проблесковыми маячками.
  Охранник проследил взглядом за ними, подозрительно оглядел мощную фигуру Паши, посмотрел на Гольдмана, но так ничего и не сказал.
  Пока мы закидывали продукты в машины, где-то опять простучали выстрелы...
   - Блин, ребята, - наконец, не выдержал секьюрити и продолжил, конкретно ни к кому не обращаясь, - сегодня что, внеочередной китайский новый год? Какое-то нездоровое оживление в городе... Обычно так петардами не шалят...
  Мы с Изей переглянулись, но ничего не ответили. Молча, подхватили тележки и вновь направились в магазин.
  В это время со стороны Чижикова послышался встревоженный лай собак, разноголосый визг, и тут же стая здоровенных, как на подбор, бродячих псин резко вылетела на Шмидта и вприпрыжку помчалась в нашу сторону. Мы с Изей невольно тормознули, инстинктивно закрываясь тележками. Моя рука сама потянулись к пистолету... Но доставать его не пришлось.
  Рядом сухо щелкнул предохранитель и собаки, как будто натолкнувшись на невидимую преграду, мгновенно свернули на другую сторону улицы, живым потоком обтекая участок перед магазином, наши машины и Гоблина, изготовившегося к стрельбе из своего двенадцатого 'Вепря'.
  Охранник так и замер с открытым ртом возле входа в гастроном.
  Подвывая от боли и припадая на окровавленную заднюю лапу, в хвосте стаи быстро проковыляла израненная псина, бросив в нашу сторону полный боли взгляд. От кого же так собачке досталось?..
  - Эти псины, блин, задрали! - проворчал охранник, - развелось их, блин, выше крыши! Нет, ребята вы видели? Все здоровенные, калиброванные... Скоро страшно на улицу будет выйти!
  - Выживают сильнейшие, - хмуро бросил в ответ Изя, а Гоблин, убедившись, что собаки скрылись из вида, как ни в чем не бывало, поставил карабин на предохранитель и бережно положил его обратно на заднее сиденье джипа.
  - Странные вы ребята, - продолжил охранник, проследив настороженным взглядом за действиями Паши, - ружье-то охотничье по городу возить заряженным же запрещено...
  - Собак мы боимся, отец, и людей плохих, - ответил я, - а что, есть желание ментов вызвать?
  - Да ладно, я пошутил, - смутился охранник, - парни вы взрослые, и тебя я давно приметил, ты вон, с того дома напротив...
  Илья дернул меня за рукав, взмахом головы указав в сторону входа в магазин.
  - Отец, я там видел у вас на кассе портативный телевизор, - я всё же решил задержаться ещё на пару секунд. Дождавшись кивка охранника, продолжил, - вот тебе совет. Посмотри новости! Многое станет понятным. Извини отец, спешим мы..., - добавил я напоследок и направился вслед за Изей в гастроном.
  - Игорь! - крикнул вслед Паша.
  Я оглянулся.
  Гоблин криво усмехнулся и постучал характерным жестом по шее.
  - Водку не забудьте взять, пригодится...
  - Вот всё у вас русских как не у людей, - пробурчал Изя, войдя в магазин и толкая перед собой дребезжащие тележки, - песец, полный песец наступает, а вы о чём? О водке вспоминаете...
  - Не только о водке, - отозвался я, останавливаясь перед полкой с сухофруктами, - мы и спирта в аптеке наберем. А ты, Илья... Тоже мне, не русский нашелся...
  - Я - одессит! - не растерялся Гольдман, загружаясь какими-то коробками, - я люблю вино, море, солнце...
  Ещё два раза мы отоварились в гастрономе, приведя продавщицу в полнейшую прострацию.
  Ещё бы... Два ящика водки, ящик коньяка, коробки сникерсов, супы разводимые, опять каши, шоколад в плитках, фасованные орехи, изюм, литровые банки с медом, измельченные приправы и отдельно цельные специи, чай, кофе, растительное масло...
  Мы даже запыхались, загружая всё это добро в тележки, потом выгружая на прилавок, вновь загружая в тележки, а затем перекидывая продукты в машины. Но, понимая, насколько важно сейчас запастись всем необходимым, мы действовали быстро и эффективно.
  Где-то минут через пятнадцать, в магазине появились два хмурых мужика, подхватили свободные тележки и тоже начали забивать их продуктами.
  Охранник всё-таки посмотрел первый попавшийся выпуск новостей и, дождавшись пока мы в очередной раз рассчитаемся, начал что-то втолковывать кассирше. Но та только отмахнулась. Громко обозвав её дурой, пожилой секьюрити вышел вслед за нами и нервно закурил.
  Нервно затягиваясь табачным дымом и глядя, как мы продолжаем забивать машины упаковками и коробками, он не выдержал и громко спросил:
  - Ребята, блин, так что происходит? Вы так таритесь, как на войну собрались... Да и по телевизору какой-то бред несут... А эта толстая коза вообще не в адеквате, ржёт с меня... Дура!
  - Отец, - ответил я, закрывая плотно забитый багажный отсек 'Паджеро', - то, что передаю по новостям, это не бред. Беда пришла, отец... Эпидемия! - охранник поперхнулся дымом, закашлялся, выронил сигарету и перекрестился, - уходить надо из Одессы, завтра всё плохо будет...
  Тут Паша, уже севший за руль, нервно посигналил.
  Кивнув на прощание побледневшему и продолжающему кашлять охраннику, я запрыгнул в машину.
  - За лекарствами! - скомандовал я Гоблину. Мотор зарычал, и джип рывком тронулся от магазина, быстро набирая скорость. Позади тут же пристроился 'Круизер' Леры.
  Без четверти четыре, я глянул на часы, нормально идем. Так, какие нам нужны лекарства? Надо было раньше позаботиться о списке...
  - Дядя Леша не отвечает, - сообщил Паша, не отрывая взгляд от почти пустынной ночной дороги, - морозится...
  - Да и забей на него, - ответил я, - баксы без дела не останутся. Есть у меня один хитрый план. Если получится, скинем все...
  - Лера, это Шмидт, прием, - продолжил я, поднеся правую руку с гарнитурой скрытого ношения к лицу.
  - На связи, прием, - тут же откликнулся Карабин.
  - Что там за спиной, хвоста нет? Прием, - спросил я.
  - Командир, пока всё чисто. Прием, - сообщил Лера.
  - По пути к аптеке чистим банкоматы. По очереди, сначала мы, потом вы. Страхуем друг друга. Рацию не выключай. Прием.
  - Принял, Шмидт, остаюсь на связи, - доложил Лера.
  На Пушкинской тревожно мигал желтым цветом светофор. Паша слегка притормозил.
  - Шмидт, смотри, - указал Гоблин в сторону агентства недвижимости на освещенном углу.
  Я и сам уже обратил внимание, что на тротуаре лежат без движения два человека, один из которых был в милицейской форме, а над ними о чем-то спорят, эмоционально размахивая руками трое молодых вэвэшников. Уличный фонарь ярко блеснул в темном маслянистом пятне под ногами ментов. Вот и первые свидетельства того, что Фауст не ошибался...
  Я посмотрел направо. М-да. На другой стороне улицы, на ступеньках ночного клуба стояли несколько человек, снимающие происходящее на камеры мобильных телефонов. Мы, видимо, самое интересное уже пропустили...
  Увидев приближение наших машин, один из вэвэшников, наверное, старший, жестом привлек внимание своих коллег. Потом сделал шаг в сторону дороги и поднял вверх правую руку, требуя, чтобы мы остановились.
  - Что делать? - тут же спросил Паша.
  - Газуй! - без всяких сомнений скомандовал я.
  'Паджеро' резво ускорился и обогнул бросившегося навстречу мента, в ярости сотрясающего кулаком. Я оглянулся. Джип Леры, сблизив расстояние с нашей машиной до минимального, повторил маневр Гоблина и держался позади, как привязанный.
  - Менты обидятся, - буркнул Гоблин.
  - Паша, ты видел, сколько кровищи с тех людей, которые на тротуаре лежали, натекло? - зло ответил я, - или ты хотел лично присутствовать, когда мертвецы восстанут?
  Гоблин ничего не ответил, только решительно пожал губы.
  - На следующем квартале банкомат, - продолжил я, успокаиваясь, - подъезжай прямо к нему. Держи мою карточку, код три, четырнадцать, один. Снимай деньги, мне надо позвонить.
  На Екатерининской мы вновь притормозили, пропустив натужно завывающую сиреной карету скорой помощьи, промчавшуюся в сторону Привоза.
  Как и предполагалось, банкоматы попадавшиеся нам на пути, оказались полупустыми. Кто же их на ночь-то заполнять деньгами будет? Так что, пришлось ещё несколько раз останавливаться, пока и мы, и Лера с Изей не сняли все деньги с имеющихся в наличии карточек. Благо, в этом районе банкоматы натыканы чуть ли не каждые десять метров.
  За всё это время мимо по улице проехало всего лишь несколько стареньких 'кастрюль', как в Одессе называют таксующих частников. Затем, явно сопровождая 'Лексус' представительского класса, пролетел на 'Бумере' экипаж ДАИ, не обративший на нас никакого внимания, несмотря на то, что 'Круизер' Леры в наглую стоял на тротуаре в метре от банкомата. Этим гаишникам, похоже, было не до нас...
  Не знаю как остальные, но я прямо чувствовал, как в воздухе ночной Одессы витала угроза и напряженность...
  Пока парни пополняли нашу наличность, я созвонился с Фаустом. Убедился, что у них всё в порядке и попросил передать трубку матери Гольдмана.
  - Неля Семёновна, это Игорь Шмидт, - представился я, - да нет, вы не переживайте, с Ильей всё в порядке. Мы в пути, через пару часов будем на базе. У меня есть к вам небольшая просьба...
  - Да, Игорь, чем могу помочь, - немного успокоившись, сказала мама Ильи.
  - Мы сейчас подъезжаем к аптеке, а вот списком необходимых лекарств как-то не озаботились, - продолжил я, - всякую там зеленку, бинт, жгуты, тетрациклин мы, конечно, возьмем. Но, пока есть возможность, хотелось бы подойти к этому делу более основательно. Вы ведь микробиолог, а это с медициной очень близко, верно?
  - Да, Игорь, вы не ошиблись, - подтвердила Неля Семёновна, - вы хотите, чтобы я подготовила перечень лекарств, которые могут нам понадобиться?
  - Да, Неля Семёновна, именно так, - подтвердил я.
  - Игорь, но ведь я могу в чем-то ошибиться, - с сомнением сказала мать Гольдмана, - я даже не знаю, какие лекарства у вас сейчас отпускаются по рецепту, какие без... Я всё же не практикующий доктор, мои интересы лежат совсем в другой плоскости...
  - Ничего страшного, Неля Семёновна, - успокоил я её, - что не дадут без рецепта, мы позже добудем... Так что, подготовите? Вот спасибо! Я тогда вас через минут десять наберу...
  Тут мама Изи меня удивила. Нет, действительно, у Гольдмана продвинутые родители!
  - Игорь, - сказала она мне с чисто одесским акцентом, - и зачем вам эти звонки? Изя же с вами... Так я скину перечень на сына почту, Изя получит его на планшет. Мальчик с ним не расстается... И вы будете иметь список, что можно в аптеке фармацевту показать... Согласны, Игорь? Вот и хорошо... За мальчиком моим только присмотрите. Перечень будет у вас через пять минут. До свидания, Игорь...
  М-да. Сквозь лобовое стекло я видел, как великовозрастный мальчик Илья снимает деньги. Хотя все мы остаемся для своих мам маленькими детьми... В любом возрасте...
  Боковым зрением я случайно заметил, как в зеркале заднего вида что-то мелькнуло. Обострившееся чувство опасности заставило меня обернуться и уже специально уставиться на подворотню в десятке шагов от машины. Там, как мне показалось, и было движение. Да, я не ошибся. Из темноты дворовой арки на свет уличного фонаря, пошатываясь, медленно выдвинулся полный мужчина, в когда-то белой, а сейчас изодранной и грязной майке, лохмотьями опускавшейся на вылинявшие, в непонятных пятнах шорты. Мужчина, нелепо переставляя ноги, полностью вышел на свет и на секунду замер. Да он же босой! Человек как-то судорожно дернулся и повернулся лицом прямо в нашу сторону. Поднимая свой взгляд вверх с его голых ног, я даже вздрогнул, рассмотрев ужасную рану на плече человека. Сквозь вывороченные куски мяса белели кости плечевого сустава. Нет! С такими ранами люди не ходят. Живые люди! А у этого... Абсолютно неподвижное лицо, какие-то тусклые, мертвые глаза...
  Зомби, а это только мог быть мертвец, я уже не сомневался, тронулся с места и дергающейся походкой, нелепо размахивая при этом руками, хоть и медленно, но уверенно направился к нам. Он чем-то сразу напомнил мне человека, который учится вновь ходить после долгого постельного режима. Такие же неуклюжие движения...
  - Паша... Паша! - я рукой стукнул Гоблина по колену, привлекая его внимание, - у нас позади зомбак! Лера! - крикнул я в приоткрытое окно со своей стороны Карабину, склонившемуся вместе с Изей над банкоматом, , - давайте быстрее!
  - Две минуты, Шмидт! - откликнулся Валера.
  Мертвец неумолимо ковылял к нам.
  Паша, подхватив карабин, распахнул дверцу и выпрыгнул из машины.
  - Стоять! Стой, стрелять буду, - крикнул Гоблин, прицелившись в мертвеца, - да стой же ты, кому говорю.
  Мужик, как ни странно, не остановился. Наоборот, после Пашиных слов зомбак попытался ускориться, но зацепился ногой за выступающую из тротуара плитку и грохнулся на землю. Спасибо строителям!
  - Всё, мы готовы! - крикнул в это время Лера, отходя с Гольдманом от банкомата.
  Они так и не увидели, кто к нам пожаловал...
  - По машинам! - тут же с облегчением скомандовал я, оглядываясь по сторонам. Всё чисто... Больше никаких зомби...
  Паша, так и не выстрелив, опустил карабин, подошёл к машине и запрыгнул обратно за руль. Через пару секунд мы стартанули в сторону аптеки, а тот мертвец так и остался позади, нелепо барахтаясь на тротуаре, словно выброшенная на берег вверх ногами черепаха.
  - Ты видел, какая мерзость? - скривившись, спросил Гоблин, - меня даже передернуло... Шмидт, это страшно... А что если на месте зомбака будет кто-то из наших?..
  Я промолчал. А что ответить? И это только начало. А что будет твориться утром, когда люди выйдут на улицы, спеша на работу и по другим делам. Что принесет день, который вот вот наступит? А дети? Ведь абсолютное большинство родителей сейчас спят... Утром они встанут, накормят детей, оденут их и поведут в садик, в школу... Кошар, мне даже тяжело об этом думать. Может, власти всё же смогут оповестить население, ввести карантин, как минимум, запретить выход людей из дому... М-да, сомневаюсь, не в нашей стране... Соберись, Шмидт! В первую очередь надо позаботиться о своих, роль спасителя мира я, пожалуй, не потяну...
  Через минуту быстрой гонки по городу мы прибыли к аптеке. Я не зря выбрал именно её. По сути, это была даже не аптека, а большой, совмещенный со складом, аптечный универсам. Что было немаловажно, он работал и ночью. И в отличии от других дежурных аптек, они не закрывали двери, отпуская товар через окошко, а запускали покупателей во внутрь.
  - Наша очередь? - спросил Паша, готовясь выйти из машины, - что брать, Шмидт?
  - Посмотри пока за машинами, - ответил я, - сам схожу, с Лерой. Мать Изи должна ему перечень лекарств на планшет скинуть. Я пошел.
  Лера с Изей уже выпрыгнули из джипа. Гоблин тоже выбрался из "Паджеро" и занял позицию рядом с приоткрытой задней дверцой, бдительно осматривая подступы к аптеке, а я подошел к парням.
  Видимо, мать Гольдмана уже с ним созвонилась, потому что Илья без слов протянул мне планшет с открытым текстовым файлом.
  - Вам письмо, получите, распишитесь, - нашел время шутить Изя.
  Я бегло просмотрел список. Да... Не слабо. За сотню наименований! Оперативно Неля Семеновна сработала. В аптеке могут появиться вопросы, надо зайти самому.
  Я снял куртку и бросил её на заднее сиденье "Круизера". Оставшись в одном мультикаме с надетой прямо поверх него разгрузкой, в специальном кармане которой торчал пистолет, поправил свою патрульную кепку и решил, что в первом приближении за вояку сойду. Парни с удивлением смотрели за моими действиями.
  - Изя, побудь здесь, если что, поможешь Гоблину. Планшет я беру с собой. Лера, за мной!
  Молоденькая девушка-фармацевт и охранник явно призывного возраста увлеченно смотрели новости на висящем в углу над дверью в подсобное помещение плоском мониторе. Мы прошли мимо стеллажей, заставленных стандартными для любой аптеки наборами лекарств, и подошли к прилавку.
  На экране, на фоне узнаваемого московского мавзолея что-то вещал журналист, с встревоженно-восторженным выражением лица указывая на окровавленного мертвеца, лежащего на брусчатке под его ногами.
  Я кашлянул.
  Девушка и секьюрити, наконец, обратили на нас внимание.
  - Здравствуйте! Я майор Велич, - уверенно сказал я, - начальник курса. Одесская военная академия. Моих бойцов с утра выводят на улицы, чтобы не допустить у нас вот такого, - я указал на экран, где уже оживший мертвец вцепился зубами в лодыжку пытающегося вырваться журналиста, - но у меня проблема. Имеющиеся на складах индивидуальные аптечки в большинстве своем просрочены, а новые подвезти не успевают. Руководством академии принято решение закупить лекарства за счет нашего внутренного спецфонда, министерство обороны обязалось потом компенсировать все затраты. У вас лучший в городе ассортимент, и мы пришли к вам, - я невесело усмезнулся, - вот, медики набросали приблизительный перечень, что нам может понадобиться, - я протянул девушке планшет.
  Испуганная Вика, как было указано на бейджике фармацевта, осторожно взяла айпад и начала читать список.
  Охранник, отведя взгляд от торчащей из разгрузки рукоятки пистолета, сдержанно спросил:
  - Майор, а у вас документы есть?
  Я сделал ожесточенное выражение лица и громко возмутился:
  - Я не понял... Ты милиция, чтобы мои документы проверять? Ты аптеку охраняешь? Вот и охраняй. Мои бойцы готовяться твою задницу защищать, пока ты здесь штаны просиживаешь! Вот деньги, - вытащил из нагрудного кармана толстую пачку двухсотгривневых купюр и положил её на прилавок, - я покупаю лекарства, а не реквизирую их! Какие проблемы, военный? Это, - я ткнул пальцем в экран, - эпидемия! Завтра она будет здесь и захлестнёт Одессу. Очень вероятно, что завтра объявят мобилизацию, я посмотрю на тебя, как ты в мой строй встанешь...
  Парень смутился, зыркнул в сторону Леры, который, пока я вещал, слегка расстегнул свой бушлат в цвете британского комка. Так, несильно. Чтобы стала видна кобура под ним.
  - Да я ничего против, ребята не имею, - буркнул охранник, - тревожно просто. Вон, на улице то скорая, то ДПС промчаться, в Москве беспорядки...
  - Товарищ майор, - сказала девушка, оторвавшись от планшета, - но здесь некоторые лекарства отпускаются только по рецепту... Я не могу вам их продать...
  - Давайте, что можете! - рявкнул я, - развели бюрократию! Куда катится страна! На складах просрочено, в аптеке без рецепта не дают! Вика, - я слегка смягчил тон, - не можете, не отпускайте. Но помните... Кто-то из-за их отсуствия может погибнуть! У нас мало времени, я прошу вас поспешить.
  Вика обиженно поджала губы и кивнула.
  - Как мне рассчитывать количество? - спросила она, вновь уставившись в список.
  - Десятидневный запас на сто человек, - быстро ответил я.
  - Степан, помоги мне, - сказала Вика охраннику и скрылась вместе с ним за дверью подсобки.
  - Как бы этот юноша тревожную кнопку не нажал, - тихо сказал Валера, махнув головой в сторону закрывшейся двери.
  - Не должен, - пожал плечами я, - мы же не грабим. А если правда всё то, что я ему наговорил? Так менты охраннику самому вломят за ложный вызов. Они сейчас нервные, а парень вроде не глупый и должен это понимать...
  Дверь распахнулась и из склада вышел секьюрити, несущий первые три каробки с лекарствами. Лера было протянул руки, чтобы принять их у охранника, но он отрицательно покачал головой и поставил их вниз под прилавок.
  - Только через кассу, - пояснил парень, - Вика пробьет, рассчитаетесь, тогда забирайте...
  - Хорошо, мы ждём, - ответил я, - пожалуйста, поторопитесь.
  Охранник Степан кивнул и опять скрылся за дверью.
  Когда под прилавком скопилось уже около десятка коробок, вслед за Степаном из подсобки вышла фармацевт с очень встревоженным и заплаканным лицом, прижимая к уху мобильный телефон.
  - Как... Мама, я не верю, такое не могло случиться! Да что ты говоришь, мама?.. - дувушка зарыдала, - мама, я выеду в семь утра, раньше автобусов нет... Как не приезжать? Мама, мама! - плачущая Вика потрясла в руках телефон, затем судорожно начала набирать номер.
  Мы с Лерой переглянулись, приблизительно представляя, что могло произойти. Охранник же кинул коробки и прикоснулся к плечу девушки:
  - Вика! Что-то случилось?
  - Мама..., - девушка зарыдала навзрыд, - она говорит, что её и папу искусали какие-то люди в больнице... Она сказала, что умирает, что всё кончено, чтобы я спасалась...
  На улице звонко громыхнул выстрел. "Пашка!" - тревожно сжалось сердце.
  Выхватив пистолеты, мы с Лерой выбежали из магазина.
  Прямо перед машинами, на тротуаре силился встать тот самый мертвец, оставленный нами у банкомата. Однако сделать это у него не получалось. Оторванная мощным выстрелом из двенадцатого калибра чуть ниже колена нога создала для зомби существенное препятствие в реализации его планов добраться до обидчика.
  Гоблин, увидев нас, и вновь покосившись на мертвеца, всё же опустил "Вепрь" и сказал немного взволнованным голосом:
  - Он таки сюда доковылял... Пришлось стрелять, на предупреждения это тело не реагировало...
  В это время зомби попытался встать. Паша резко вскинул карабин.
  Зомби оперся на руки, подтянул колени, встал на целую ногу... И сделал шаг вперед, к нам. Вернее попытался сделать шаг, потому что сразу же потерял равновесие, глухо стукнул торчащей из культи правой ноги костью о тротуарную плитку и, неловко взмахнув руками, завалился набок. Прямо на свою оторванную ступню.
  Позади послышался приглушенный всхлип.
  Я оглянулся. На пороге магазина, прижав руки к губам, стояла заплаканная девушка из аптеки, а из-за её плеча выглядывал перепуганный охранник.
  С Преображенской, со стороны Привоза, донёсся наростающий звук сирены.
  - Накинь и спрячь пистолет, - сказал, протягивая мою куртку, непонятно как оказавшийся рядом Гольдман.
  Я как раз успел напялить куртку и застегнуться, когда на Арнаутскую вылетела и с визгом тормозов остановилась прямо посередине перекрестка патрульная "шестерка".
  Гоблин так карабин и не спрятал, пораженно глядя, как зомби подтянул к себе свою посиневшую ступню и впился в неё зубами, срывая с кости куски мяса.
  - Вот и менты пожаловали, - выдохнул Лера, как и я спрятавший оружие под одежду.
  В "шестерке" оказался только один мент, рослый старлей, незамедлительно выбравшийся из машины. Видимо, эта ночь была для него тоже очень не простой. Голова милиционера была перебинтована, на левом виске на повязке проступили пятна крови. Резко захлопнув за собой дверцу, старлей цепко осмотрел нас воспаленными глазами и подошел к чавкающему и пожирающему свою собственную плоть мертвецу. В правой руке мент сжимал штатный ПМ.
  - Ты стрелял? - безошибочно спросил он у Гоблина глухим, безэмоциональным голосом.
  - Ну, я, - пожал плечами Паша, продолжая целиться в зомбака.
  - Оружие опусти! - потребовал старлей.
  Гоблин медленно опустил карабин стволом вниз.
  - Зарегистрировано? Документы есть? - уточнил мент, переведя взгляд на мертвеца.
  - Да, - подтвердил Паша.
  Милиционер пристально посмотрел на Пашу, потом на нас, тяжело вздохнул... Покачал головой и, резко вскинув оружие, два раза выстрелил в голову зомби.
  Бахх! Бахх!
  От аптеки донесся сдавленный вскрик фармацевта.
  Мертвец дернулся и затих, выронив наполовину обглоданную ступню. Из его окровавленного рта так и остался торчать кусок мяса. Жесть...
  - В голову надо стрелять, - буркнул мент, развернулся и направился обратно к своей машине.
  - Эй! И что? Это всё? Постойте, товарищ милиционер!.. - возмущенно крикнул от аптеки секьюрити.
  Старлей, открыв дверцу машины, обернулся и сказал:
  - Валить надо из города... А то всем здесь пис... наступит...
  После чего сел за руль и захлопнул за собой дверь. Машина, взревев форсированным движком, с прокрутами стартанула и унеслась дальше по Преображенской.
  - Вы поняли? - негромко сказал я притихшим друзьям, - это всё... Теперь мы можем рассчитывать только на себя!
  Паша, брезгиво посмотрев на зомби, повернулся к нам лицом.
  - Так, парни! - продолжил я, - собрались! Всё только начинается! Паша, задача преждняя, а ты, Изя, пойдешь с нами. Быстро забираем лекарства и валим отсюда!
  Мы развернулись и подошли ко входу в аптеку.
  Фармацевт так и продолжала беззвучно плакать, потрясенно уставившись на мертвеца. А перепуганный охранник бросился нам навстречу.
  - Товарищ майор! Товарищ майор! - сбивчиво проговорил он, - что же происходит? Что это такое, - он указал на окровавленного мертвеца, - почему милиционер уехал?
  Пришлось остановиться и объяснить.
  - Это зомби, - ответил я, - эпидемия... Вы же смотрели телевизор, видели, что творится в Москве. Вирус, он поднимает мертвецов... Мертвецы убивают живых, увеличивая количество зомби... Дальше всй по нарастающей. Вика, - обратился я к фармацевту, - ваши родители работают в больнице?
  Поджав дрожащие губы, девушка кивнула.
  - Мне жаль, - продолжил я, - но они наверняка пострадали от зомби. Таких, как этот... Укус восставших мертвецов смертелен... Мне действительно жаль.
  Фармацевт повернулась к двери и, уткнувшись лицом в стекло, опять заплакала.
  Я подошел к ней поближе и аккуратно прикоснулся к её плечу.
  - Вика, - тихо сказал я, - нам нужны лекарства... Мне жаль тебя и твоих родителей... Но люди уже начали гибнуть. Завтра погибнут сотни, тысячи, но мы хотим выжить! кто-то должен выжить! Пожалуйста, Вика! Нам нужны лекарства...
  - Что же мне теперь делать? - девушка повернулась ко мне и спросила сквозь слёзы, - может... Может, Вы возьмете меня с собой? Я учусь в медине, на педиатра... Я уже на четвертом курсе! Я могу перевязывать раненых, разбираюсь в лекарствах... Помогите мне, пожалуйста...
  Я молчал, обдумывая ситуацию. Да, врач нам нужен, но недоучившийся педиатр... Девушку мне действительно жаль... Но джипы перегружены продуктами, а ведь к погрузке лекарств мы ещё даже не приступили... Стоп, о чем я думаю? У нас орава гражданских с детьми, их надо не только кормить, но и беречь... Нет, педиатр нам определенно пригодится...
  - Шмидт, - обратился ко мне Изя, - и о чём ты думаешь? Игорь... Если не можешь спасти мир, спаси хотя бы несколько человек! А мы тебе..., - Гольдман решительно посмотрел мне в глаза, - мы тебе в этом поможем!
  Валера согласно покачал головой. Паша кивнул. Вика, притихнув, с надеждой смотрела на нас.
  - А у меня есть машина..., - невпопад ляпнул охранник.
  Я глянул на фармацевта, на молодого секьюрити.
  - Ладно, добро пожаловать в отряд, - улыбнувшись, я махнул рукой, - чего стоим? Лекарства грузим!...
  Слегка воспрянувшая духом Вика, утерев слёзы, только взялась за ручку двери, как на Арнаутскую со стороны Старопортофранковской вывернула карета скорой помощи и, тревожно мигая маячком и быстро набирая скорость, понеслась в нашу сторону.
  Мы замерли на входе в аптеку.
  Внезапно скорая, не доехав до нас каких-то полсотни метров, резко вильнула в сторону и, подпрыгнув на бордюре, врезалась со всей дури в фонарный столб. Скорость машины была так велика, что водитель вынес своим телом лобовое стекло и впечатался головой во всё тот же бетонный столб.
  Всё произошло за секунды. Ещё звенели падающие на асфальт стекла, а я уже бросился к "Паджеро" и подхватил с заднего сиденья свой помповик.
  - Лекарства грузите! - рявкнул я ошалевшим от произошедшего людям, - Степан, подгони свою машину! Изя, Вика, в аптеку! Приступайте к погрузке. Паша, подстрахуй Степана! Лера, за мной!
  Убедившись, что мои слова услышаны и всё начали действовать, я шагнул к скорой помощи. И отсюда было видно, что водитель, скорее всего, мертв. У живых так шея не сгибается...
  В свете продолжающей мигать скорой, мы с Лерой вышли на дорогу и стали осторожно приближаться к машине. Лера в британском комке и со снайперской винтовкой в руках, крадущийся посередине Малой Арнаутской, выглядел сюрреалистично. В голове шевельнулась мысль о нереальности происходящего. Нервы напряглись до предела. Несложно догадаться, что могло стать причиной такой аварии... Неожиданно в кармане тревожно запиликал телефон.
  
   Глава 4. Менты, стволы и эхо войны.
  
  '...Как я не стараюсь, я всё равно не могу их до конца понять. Однажды на Дерибасовской, это одна из центральных одесских улиц, стояла заплаканная девушка. Симпатичная, как и большинство из местных женщин. Я не мог не поинтересоваться, что у неё случилось. Девушка ответила на приличном английском, что у неё украли кошелек с деньгами. Я пожалел её и дал ей деньги. Девушка стала меня благодарить, а потом спросила, может, я и за кошелек отдам?.. Что она имела в виду? Местные коллеги из института сказали что меня 'razveli'... Те же ученые из УНИПЧИ часто ставят меня в тупик своими фразами. Вот, например, 'руки не доходят посмотреть'... Я зависаю, пытаясь уловить смысл. И так постоянно. А я думал, что неплохо владею русским языком...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  - Лера, постой, - притормозил я Карабина, вытаскивая телефон, - кто-то из наших звонит..., - и добавил, глянув на экран, - так и есть, Репкин!
  - Да, Ваня, - сказал я, нажав ответ и вновь уставившись на разбитую скорую.
  - Шмидт, говорить можешь? - крикнул Репкин с той стороны.
  - Обиван, давай быстро, - поторопил я Ваню, - у нас тут напряженка пошла... Что-то случилось?
  - С людьми всё нормально, - успокоил меня Репкин, - все под присмотром. Только минут пять назад у наших ворот зомбодятел нарисовался...
  - Не понял, Обиван, - удивился я, - в смысле, что, действительно восставшая птица?
  - Да, нет, - хмыкнул Ваня, - это его так СС обозвал. Самый натуральный мертвец. Мужик, с носярой, как у Буратино. Какой-то местный бомж, его Сергей Александрович, хозяин нашей базы отдыха, опознал. Зомби притопал со стороны соседней базы, сейчас тупо под фонарем у ворот бродит... Лицо с левой стороны одна сплошная рана. Кожа сорвана, но кровь не идет. Представляешь, лоскутья левой щеки на подбородке болтаются, среди зубов ветер гуляет, а он ноль на массу...
  - Он точно мертвый? - переспросил я.
  - Сто процентов, - ответил Обиван - глаза мутные-мутные, я таких у живых не видел. Фауст с ним поговорить через ворота пытался. Так бомж на слова не реагирует... А вот на звук голоса в ворота долбиться начал быстро... Я же говорю, дятел.
  - Вы хоть остальным его не показывайте, - сказал я, - нам ещё паники среди наших не хватало...
  От аптеки послышался шум подъехавшей машины. Я оглянулся. Из остановившегося перед входом старенького праворульного 'Ниссана' выскочил охранник Степан и забежал в аптеку. Тоже мне, машина. Правда, стоит признать, что эти старые 'японцы', по сравнению с новыми, просто неубиваемые...
  - Та нет, мы что, не понимаем? Бомжа только СС, Олег и Сергей Александрович видели, - пояснил тем временем Репкин, - так Фауст сразу и сказал, что бы мы молчали. А хозяин вроде мужик понятливый. Фауст сейчас среди наших разъяснительную работу о происходящем проводит, а по этому телу сказал с тобой созвониться... Так что с ним делать-то, Шмидт?
  - Если вы действительно уверены, что это зомби, - через несколько секунд размышлений ответил я, взвесив все за и против и, заодно, вспомнив слова Гольдмана о спасении мира, - то сделай его, Ваня. По-тихому... Только рань его куда-нибудь что ли сперва... Убедишься, что бомж мертвый, бей в голову. И лучше, пару выстрелов, чтобы наверняка...
  - Я так и знал, что этим закончится, - тяжело выдохнул в трубку Обиван, - вот ведь Фауст зараза! Всё просчитал, что ты скажешь, и мне сказал тебе позвонить...
  - Ваня, тебе твои родители, сестра дороги? - перебил я Обивана, - девушку свою ты же тоже на базу привез, правильно? Мертвец, Ваня, это серьезно. Это, друг мой, опасность для всех, а для гражданских - в первую очередь... Представь, что будет, если зомби как-то через забор переберется...
  - Ладно, ладно, я что, не понимаю? - буркнул Репкин, - сделаем... Чувствую, радикальная жизнь начинается, писец... Скажи мне кто вчера, что ты через несколько часов будешь мне рекомендовать бомжа завалить, я бы никогда не поверил...
  - Обиван, дружище, - отозвался я, - сам бы не поверил. Так пару минут назад на нас возле аптеки тоже мертвец вышел... Гоблин ему ногу отстрелил. Как и ты, не хотел зомби насмерть убивать... И мент из ДПС в это время подъехал...
  - И что? - заинтересовался Обиван.
  - Пока мы думали, что с зомбаком делать, - продолжил я, чтобы Репкин действительно осознал, что происходит в реале, - мертвец начал свою собственную ногу жрать. А мент, не колеблясь, зомбака вылечил... В голову двумя выстрелами! Вот так, Ваня. Так что всё правда... А только что скорая помощь прямо перед нами в столб на всей скорости врубилась, водила насмерть... Как раз идем смотреть, может кто в салоне выжил...
  - Понятно..., - выдохнул Репкин и добавил уже более решительно, - не переживай, Игорь, сделаю я этого зомбака...
  - Тогда, Обиван, всё, отбой, - сказал я, глядя, как из аптеки начали выносить и загружать в 'японца' коробки с лекарствами, - держитесь там. Мы сейчас ещё в одно место заскочим и на базу двинем. Кстати, - вспомнил я, - Фаусту передай, что в городе всё становится на самом деле очень плохо. Пусть людям скажет, если у них близкие и знакомые адекватные есть, чтобы им отзвонились. И сами подумайте, кого предупредить нужно. Может, спасем хотя бы немного нормальных людей, пока пик заражения не наступил... Давай, Ваня, увидимся. Отбой.
  - Аккуратней там, Шмидт. Отбой! - эхом откликнулся Обиван и отключился.
  Я закинул телефон в карман и перехватил свой любимый 'Маринер' обеими руками.
  Лера на секунду оторвался от скорой, вопросительно глянул на меня и вновь уставился в сторону разбитой машины.
  - К базе отдыха зомби вышел, - пояснил я, - Обиван его сейчас сделает, ничего страшного, справятся. Что со скорой, Лера, я ничего не пропустил?
  - Движений нет, - сообщил Карабин, - тихо, как на кладбище. Водитель, судя по позе, мертв. Проверить?
  - Погоди, - остановил я его и повернулся к аптеке, - Паша, вы скоро?
  Гоблин, занявший позицию между нашими джипами и 'Ниссаном' охранника, показал растопыренные пальцы левой руки и ответил:
  - Пять минут!
  - Так что, Шмидт, делаем, - вновь уточнил Валера.
  - Давай поближе посмотрим, - наконец решил я, - только медленно и очень, очень осторожно.
  Мы сделали шаг к месту аварии. Больше не успели, потому что у маня в кармане опять запел телефон, только на этот раз голосом Ваенги: '...снова стою одна, снова курю, мама, снова. А вокруг тишина, взятая за основу. Блин, какой печальный момент...'.
  - Момент действительно печальный, - фыркнул Лера, - на кого это ты такую мелодию поставил?
  - Есть один товарищ, - ответил я, перехватив 'Моссберг' правой рукой, а левой лихорадочно пытаясь вытащить из кармана выскальзывающий телефон, - курильщик заядлый, - и добавил, всё-таки выловив айфон и увидев название абонента, - но это не мешает ему быть одним из самых лучших специалистов в Одессе... Сам хотел ему сейчас звонить! На ловца и зверь бежит!
  - Да, Юра, - ответил я, нажав соединение.
  - Шмидт! Это ты? Игорь, ты должен меня спасти! - затараторил в трубке Юра Эхов, - ты сейчас в городе? Шмидт, у нас тут такие дела... Ты мне нужен! Я тебя сколько выручал?...
  - Юра, спокойней, - остановил я бурный поток Эхова, - что у тебя стряслось? И что я могу сделать?
  - Игорь! Ты должен меня выкупить! - заорал, не сдерживая эмоции Юрий, - у меня большие, огромные, просто немереные проблемы!..
  - Юра, не паникуй, секунду, - я по привычке прижал динамик телефона, чтобы абонент не слышал сказанных не ему фраз, - Лера, возвращаемся к машинам. О скорой забудь, у нас появилось ещё одно срочное дело...
  - Что, так и не посмотрим? - удивился Карабин.
  - Были бы живые, так уже кто-нибудь позвал бы на помощь, - отозвался я, - а приближаться к мертвецам мне видится неразумно опасным... Возвращаемся. Лучше с погрузкой лекарств Изе помоги, я пока ещё один вопрос закрою.
  Валера Карабин даже с каким-то сожалением посмотрел на разбитую скорую. Я развернулся и пошел обратно к аптеке, позади послышались шаги Леры.
  Я вновь поднес трубку к уху.
  - Шмидт! Шмидт! Ты где пропал? - донеслось из телефона.
  - Юра! Возьми себя в руки и расскажи, в чем дело..., - ответил я, - что за выкуп?
  - Игорь, нас около двенадцати ночи собрали в офисе, - немного спокойней продолжил Эхов, - Сомов причины не сказал. Но мы же не дураки и не дети! Милицейскую волну послушали, переговоры таксистов и эмчаэсников. Новости, опять же, не выключаем... Шмидт! Повсюду эпидемия ненормальная! И в Одессе тоже! Мертвые почему-то воскресают и на живых набрасываются! Среди ментов и вэвешников потери огромные, они дохнут как мухи! В больницах, куда покусанных и трупы доставлять начали, сейчас полный аут творится. Медики не справляются, все дежурные смены сами уже в зомби превратились!..
  - Юра, Юра! Стоп! - притормозил я Эхова, - мы с ребятами уже в курсе событий и даже зомби в городе видели...
  - Шмидт! Значит, ты меня понимаешь! - воскликнул мой собеседник, - Игорь, только ты меня можешь выручить! Эта сука Сомов, кроме бабла вообще уже ничего не видит! Он десять минут назад сообщил всем, что у него приказ нас всех через час на улицы вывести. Ты понимаешь, Шмидт? Мы что, опера? Нас же мертвецы в первую очередь порвут! Если "Беркут" и гэсэошники не справляются, на хрена же нас подставлять?.. Шмидт! Сомов через зама пообещал тех, кто штукарь выложит, их на улицы не выводить, а тех, кто пятерку заплатит, того вообще домой отпустит! Ты представляешь, Игорь? Люди гибнут, а эта гнида по привычке бабло рубит, условия выставляет! Шмидт! Я жене не сказал, не могу её просить. Она, конечно, деньги сразу привезет, такая сумма дома есть! Но, у нас же двое детей! Если, не дай Господь, она с ними на улицу выйдет и что-то случится, я этого не переживу! Лучше я здесь загнусь, но они... Я ей наоборот сказал, чтобы из дома носа не показывала и детей при себе держала! Шмидт, ты меня выручишь?..
  - Юра, успокойся! - потребовал я, - конечно, мы тебе поможем. Я со своими ребятами недалеко от тебя. Мы минут через пять сможем выехать. Ты на Прохоровской?
  - Да, мы в офисе! - облегченно выдохнул Эхов, - помоги тебе Бог, Игорь! Я жду тебя...
  - Юра, обожди, это не всё, - продолжил я, - у меня тоже есть к тебе просьба. Нам необходимы оружие и боеприпасы... Все, до которых ты можешь дотянуться...
  - Шмидт, ты же владеешь ситуацией, - тут же ответил Эхов, - без Сомова ничего не получится... Ключ у него, а без бабок эта задница даже пальцем не пошевелит...
  Я быстро прикинул нашу наличность. Немного оставим, на всякий случай. Хотя в том, что деньги уже в ближайшие дни превратятся в мусор, я не сомневался...
  - Юра, смело иди к начальнику и реши вопрос, - сказал я Эхову, - рассчитывай, что у тебя в течении получаса будет сотка на руках. Восемьдесят штук баксами, остальные в гривнях по курсу. Хватит?
  - Это меняет дело, - удивился Юрий, секунду помолчал и спросил, - Игорь, а там, на улицах всё действительно так серьёзно?
  - Ты даже не представляешь насколько! - подтвердил я, - мы валим из города в более-менее надежное место. Хочешь, можем и тебя захватить...
  - А Ленку с малыми возьмём? - сразу же уточнил Эхов, - я без них никуда... Шмидт, ты не думай, я с Сомовым вопрос решу, и дальше грузом мёртвым, тьфу, тьфу, тьфу, не буду...
  - Возьмём, - без колебаний ответил я, зная, что Эхов действительно не будет лишним. Тем более, если с оружием всё решится. А так как эксперт сам задумался о спасении своей семьи, вопрос с оружием он должен решить, - всех твоих возьмём, не волнуйся!
  - Везите деньги, - решительно сказал Эхов, - я к Сомову. Подъедешь, набери! Пока, Шмидт!
  - Давай, Юра, держись. Своим скажи, чтобы готовились. Но пусть берут только самое необходимое. Мы и так в городе уже задержались! Всё, Эхо, отбой!
  Пока я разговаривал по телефону, мы дошли до аптеки. Лера, оставив меня рядом с Пашей, тут же принялся помогать Изе и охраннику выносить из аптеки медикаменты. Багажник к этому времени они уже забили, едва закрыли его, и загружали остальное прямо в салон машины Степана, бросая упаковки и коробки прямо на задние сиденья.
  - Это кто был? - спросил Гоблин, указав на карман, куда я засунул телефон.
  - Это, Паша, Эхо войны звонил, - невесело усмехнулся я, - а Эхо войны - это оружие и боеприпасы... Сейчас объясню, секунду, - я прервался и повернулся к Гольдману, подошедшему к нам, - да, Изя.
  - Шмидт, - Илья кивнул в сторону входа в аптеку, - мы закончили. Охранник сейчас последнее вынесет, и мы готовы. А, вот и они..., - Изя указал на выходившего из аптеки Степана и маячившую за ним фармацевта.
  Охранник потащил два увесистых пакета, в которых что-то позвякивало, к своему 'японцу'. Вика же, плотно прикрыв дверь в магазин, хотела было закрыть её. Однако, вставив ключ в замок, мгновение поколебалась, а потом, так и не провернув ключ, решительно развернулась и направилась к нам.
  - А неплохо девчонка держится, - шепнул Гоблин.
  Паша был прав. Как ни удивительно, но девушка, только что узнавшая, что стала сиротой, выглядела хоть и осунувшейся, и крайне встревоженной, но вполне дееспособной.
  - Игорь Алексеевич! - Вика остановилась перед нами и протянула мне планшет, - большинство из списка мы загрузили. Вот этой, этой и вот этих позиций, - девушка указала дрожащим пальцем на экран, - у нас нет. Эти лекарства в принципе в Украине не продаются. Но аналоги подобного спектра действия я подобрала. Кроме этого, мы ещё несколько хирургических наборов, редких антибиотиков и обезболивающих добавили. И, - Вика запнулась, - чисто женских средств гигиены захватили...
  - Молодец, Вика! - я чуть не хлопнул себя по лбу. Надо же было об этом забыть! А ведь среди нас женщины..., - ты просто умница!
  Девушка слабо улыбнулась и, вытянув пачку денег из кармана, отдала её мне. Ту самую пачку, которую в спешке я оставил на прилавке аптеки.
  - Илья нам рассказал вкратце, - продолжила фармацевт, - что вы вовсе не из военной академии... Хотя, то, что вы все бывшие военные, я ему верю. Это и так видно...
  Гольдман скромно опустил глаза.
  - Но, если и всё остальное, что он рассказал, правда, - добавила Вика, - я всё равно с вами. И Степан согласен, что вы - наш единственный шанс... Не бросите? - фармацевт посмотрела мне прямо в лицо.
  - Нет, Вика, не бросим, - твёрдо ответил я, - всё будет хорошо! Ну, насколько это сейчас возможно...
  - Спасибо, Игорь Алексеевич! - тихо сказала фармацевт и заплакала.
  - Так, Вика! Отставить слёзы! - скомандовал я, - иди, садись в "японца"...
  Девушка кивнула, отдала Изе планшет и, вытирая слезы, направилась к "Ниссану". Охранник развернулся было за ней. Нет, друг мой, я тебя не знаю, как своих парней. И лишний раз думать о том, что ты сотворишь в экстренной обстановке, не хочу...
  - Степан, обожди! - остановил я охранника, - ты поедешь с Валерой на "Круизере". Прикрывать нас будете, - пояснил я парню, замершему на полпути, - мы движемся в сторону управления МЧС на Прохоровской. Я с Гоблином, это вот он, - я указал на Пашу, - едем впереди на "Паджеро". Сзади нас едет Илья на твоей машине. Изя, справишься с "японцем"?
  Гольдман уверенно кивнул.
  - Колонну замыкает Валера со Степаном, - завершил я расстановку машин и порядка движения нашей небольшой, но очень важной для меня автоколонны, - идущие следом делают, как головная машина. Степан, твоя как фамилия?
  - Убиров, - ответил охранник.
  - Так вот, боец Убиров, - продолжил я, - ты в армии служил?
  Охранник отрицательно покачал головой.
  - Ясно, - протянул я, лихорадочно обдумывая, давать парню ствол или нет. Лера за ним, конечно, присмотрит, но справится ли Степан с пистолетом? Хотя, как мало-мальски обращаться и выстрелить из "Макарова" сейчас только очень ленивый не знает... Решено, доверим парню оружие. Потом Карабин расскажет, как он себя при пистолете вел..., - сделаем следующим образом, Степан. Я даю тебе револьвер, - с недрогнувшим лицом я вытащил из-под куртки ПМ и протянул его парню.
  Паша, стоящий рядом со мной, не сдержался и тихо хмыкнул.
  ...- Это на крайний случай, - продолжил я, - оружие применять только по команде Валеры. У меня нет времени выяснять, умеешь ты им пользоваться или нет. Но одно прошу тебя, Степан, запомнить. Мы тебе доверились. Дали оружие! Если ты себя подстрелишь или как-нибудь нас подведешь, если внезапно умрёшь и станешь зомби, тогда я лично тебя пристрелю! Насмерть! Понял?
  Степан обиделся. Это было видно по глазам. Ещё бы, такой наезд на голом месте...
  Однако, взяв "Макаров" из моих рук, Убиров преобразился. Предусмотрительно направив ствол пистолета в сторону от людей, Степан быстро снял ПМ с предохранителя, вытащил магазин и резко передернул затвор. Подобрав вылетевший патрон, охранник вставил его обратно в магазин и так же быстро привел пистолет в боевую готовность. И, дослав патрон в ствол, умело поставил оружие на предохранитель.
  - Это не револьвер, а пистолет системы "Макарова", - заявил Степан, пряча оружие в карман куртки. Он вроде как даже успокоился и сосредоточенней, что ли, стал, - Шмидт, не волнуйтесь, я справлюсь!
  - Вот и хорошо, - спокойно сказал я и скомандовал, - по машинам!
  - Игорь Алексеевич! - вдруг выскочив из "Ниссана" крикнула фармацевт, - а вы скорую осмотрели? Там много нужных вещей должно быть... Там могут быть дефибриллятор, набор для оказания первой медицинской помощи, имобилизационный комплект, инфузомат для анестезии... Ой! - сдавленно добавила она, повернувшись к месту аварии.
  Мы замерли, развернувшись и уставившись на карету скорой помощи. Действительно, "ой"! Нет, водитель не превратился в зомби. Может для этого прошло ещё недостаточно времени... Он так и лежал у бетонного столба. А вот фургон скорой ощутимо раскачивался из стороны в сторону, как будто внутри кто-то очень большой и сильный бился о его стенки.
  Бумм!
  Этот кто-то сильно ударил изнутри.
  Мы от неожиданности вздрогнули.
  Нагнетая напряжение, вдали застрекотали автоматные очереди.
  Бумм!
  В этот раз удар был произведен с нашей стороны микроавтобуса, и мы увидели, как жесть фургона ощутимо прогнулась наружу.
  М-да... Что-то у меня нет никакого желание здесь оставаться...
  - Быстрее, по машинам! - вновь скомандовал я и, подавая пример, бросился к "Паджеро", - едем, Паша, едем!
  Гоблин сунул свой карабин между сидений, захлопнул дверцу и, убедившись в зеркала, что все расселись по машинам, плавно тронулся с места, выворачивая на Преображенскую. Я оглянулся и увидел, как вслед за ними вывернул "Ниссан", а за ним и машина Леры.
  - Кто это был? - сдавленно спросил Гоблин, - там в скорой? Это сколько же силы надо иметь, чтобы так металл прогибать... И где мы, Игорь, точно едем?
  - Хорошо, что мы до скорой так и не добрались, Паша, - задумчиво отозвался я, - боюсь, что мы многого не знаем о мертвецах... Будут ещё сюрпризы, явно будут... Ладно, Паша, ты дорогу до криминалистического центра на Прохоровской найдешь?
  Гоблин кивнул.
  - Правь к нему, это наша следующая цель, - сообщил я, - только от остальных не отрывайся...
  Паша ещё раз кивнул и включил поворот, предупреждая следующих позади нас о своих намерениях повернуть налево.
  А я нагнулся и достал из-под сидения папку с долларами. Вынув из бардачка пустой полиэтиленовый пакет с рекламой одного из одесских супермаркетов, кинул в него восемь увесистых пачек зеленых денег.
  - Паша, гривна где? - спросил я у Гоблина.
  - За твоим сиденьем в пакете, там приблизительно триста тысяч. Мы по двадцать штук старались разложить, - сообщил Паша, не отрываясь от дороги, и добавил, ухмыльнувшись, - ты с этим охранником из аптеки, Степаном, прямо как в "Двенадцати стульях" Ося Бендер выдал, когда он какого-то 'колобка' прессовал! Как там было, "...мы надеемся с вашей помощью поразить врага! Я дам вам парабеллум!...". Ха! Несмотря на общую хреновую ситуацию, меня в тот момент чуть не порвало...
  - Действительно, - усмехнулся я, доставая из вытащенного из-за спины другого пакета пачки двухсотгривневых купюр завернутые в чеки из банкоматов и перетянутые поверх прозрачной лентой. Понятно, почему Паша во время снятия наличности скотч в машине искал..., - только я не об этом думал. В смысле, не об Остапе Бендере. Просто хотел посмотреть, имеет ли парень хотя бы поверхностное представление об оружии... Банально пистолет отличит от револьвера или нет? А он ничего так, при наезде не скуксился. Разрядил, зарядил, даже на предохранитель поставил! Короче, оружие парень в руках раньше явно держал!..
  - Это Изя их так разложил, - опять покосившись и увидев, как я выискиваю и отправляю в другой пакет пачки двухсоток, пояснил Гоблин оригинальную упаковку денег, - Шмидт, так что там за эхо войны?
  - О-о-о, - протянул я, чуть ли не с головой скрывшись в пакете, - это длинная и печальная история. Но тебе, Паша, я её сейчас по-быстрому расскажу. Вот только скажи, Паша, мы часто из наших раритетных стволов, ну, тех, которые в подвале на Шмидта хранились, стреляли?
  - Частенько, - подтвердил Гоблин, поворачивая на Малую Арнаутскую в сторону Старопортофранковской.
  - А патроны мы где брали? - не отставал я.
  - Я думал, - ответил Паша, - что ты их на Староконном достовал или через своих... А что, неужели в этом криминалистическом центре?
  - На Староконном рынке, конечно, - согласился я, отправляя в пакет две пачки сотенных купюр, так как двухсоток больше не осталось, - купить, что угодно можно... Но патроны ты там возьмёшь один, максимум два раза. Потом менты тебя примут, естественно, вместе с патронами. А боеприпасы, Паша, как ты понимаешь, это статья... Если не ошибаюсь, от трёх до восьми... У своих тоже можно несколько раз взять, но у них же не склады. Так что, это тоже не наш вариант...
  Я, наконец, закончил собирать деньги для Эхова, закинул остатки наличности за спину и выпрямился на сиденье, бдительно осмотрев пустынную улицу. Даже привычные для этого времени суток таксисты отсутствовали...
  - Так вот, Паша, - продолжил я рассказ, - чтобы ты понял, кто такой Эхо войны, а это человек, и откуда брались патроны, мне надо пояснить тебе две вещи. На Прохоровской, недалеко от управления МЧС, находится известный тебе экспертно-криминалистический центр местного УВД. Ты, конечно, знаешь, что в Одессе всё издавна покупается и продается. Но то, как работает этот экспертный центр, уверен, даже ты не представляешь! Спрут имени Микеле Плачидо нервно курит в сравнении с костяком коллектива нашего одесского учреждения. Только представь, Паша, они даже своих коллег-ментов на деньги присадили! Почти каждый сотрудник, который привозит туда вещьдоки на экспертизу, получает взамен счет на оплату канцелярии или 'расходных' материалов. А если экспертиза важная, тогда коллега выходит со счетом на ремонт, который уже давно должен бы здание экспертного центра в суперсовременную многоэтажную башню по типу эмиратских высоток превратить... По каждому направлению у их начальника Сомова свой человек сидит, который 'денежные' экспертизы и проводит. Наркотики, взрывотехники, специалисты по оружию, эксперты по ДТП, перечень можно продолжить, Паша. Например, если надо, чтобы ствол учебным или боевым оказался, такса составляет от пятерки до десятки тысяч вечнозеленых президентов. Сахарная пудра легко превращается в кокаин и наоборот приблизительно за те же деньги. Значительная скидка предоставляется на отсырение или высыхание патронов, всего каких-то полторы штуки и 'аллес гут', делов-то. И это, Паша, только ординарные случаи! Если речь идет об аварии кого-то из 'мажоров', то потерпевшие легко превращаются в виновников ДТП, но уже за полновесные сотни штук. Такие вот расклады... И, заметь, этот центр делает экспертизы не только по Одессе, им со всей Украины сложные случаи везут, понимаешь?!
  Гоблин насупился и молча крутил баранку.
  - Это, Паша, я поведал тебе о 'грязных' видах заработка руководства и некоторых сотрудников центра, ведь, по сути и по результатам, деньги они делают на людском горе... Есть у них и другой бизнес. Ведь ты, Паша, наверняка знаешь о так называемых ММГ и СХП, макетах массогабаритных и оружии для стрельбы холостыми патронами?
  - Ну, в этом я разбираюсь, - улыбнулся Ложечников, - сам не раз макеты мужикам дарил. Настоящий ММГ делают из реального оружия, которое когда-то стреляло, возможно, даже воевало, что особенно ценится среди милитаристов... Мои знакомцы просто балдели, когда я им революционный револьвер на день рождения дарил. Кто-то картину, бутылку, конверт с баблосом в крайнем варианте. А тут наган! Тушите свет! - здоровяк довольно ощерился, не забывая посматривать в зеркало заднего вида, - ММГ у нас самые знатные делают на заводе в Балаклее, Нежин и Шепетовка пока не дотягивают до его уровня, но тоже, в принципе, на подарок сойдут. А в Одессе таких производств нет...
  - Паша! В Одессе и фабрики одежды Луи Виттона нет, однако это не мешает её на седьмом в десятках контейнерах продавать! - не сдержал усмешки и я, - даю наводку. Каждый ММГ должен пройти экспертизу МВД и снабжается индивидуальным паспортом, и только затем поступает в продажу. Верно? Экспертные центры и заводы в нашей стране связаны очень тесно. Почему-то никто не задумывается, откуда берутся распилы раритетного, но выглядящего как новенькое, оружия хотя бы той же Балаклеи... Что на складах до сих пор лежат распиаренные 'Маузеры' противников капитализма?
  - Действительно, слабо верится, - подумав, согласился Гоблин.
  - Так, для оценки объемов рынка, пару цифр, - продолжил я, - наганы, ты сам знаешь, раз брал, от двух сотен стоят. Популярные у реконструкторов ППШ почти в такую же цену. Немецкий пулемет МГ сорок два, с припамбасами типа ленты, тянет уже от четырех тысяч долларов. Автомат МП тридцать восьмой, который в народе 'Шмайсером' называют, начинается от двух штук. И это минимальные цены, по которым такие ММГ с руками оторвут. Чем больше клейм, оригинальные ли номера, всё это намного повышает цену лота... Догадываешься, Паша, откуда в продажу попадает редкое оружие 'кабинетного' сохрана? А ведь есть ещё всякое экзотическое оружие, которое официально в нашу страну вообще не завозилось!
  Я немного помолчал, внимательно осмотрев в обе стороны Старопортофранковскую, которую мы медленно пересекли, и продолжил:
  - Тут, Паша, мы вплотную приблизились к фигуре Юрия Эхова, эксперта по стрелковому вооружению этого центра, которого после премьеры 'Брата' Сергея Бодрова иначе как 'Эхо войны' среди коллекционеров не называют. Помнишь, Паша, был там вроде во второй части персонаж, к которому Бодров с братом в подвал за оружием пришли? Такой колоритный флегмат в эсэсовском кителе... Его ещё спросили, откуда оружие, а он и выдал глубокомысленно, мол, 'Эхо войны...'. Тогда Юрий и стал Эхом войны, тут ещё и фамилия у него и род деятельности в тему... Он реально очень хорошо разбирается в стволах времен второй мировой. Когда-то я случайно помог Эху, с тех пор, Паша, у нас всегда есть патроны. Весь распил по южному региону идёт через Юрия, а где оружие, там всегда есть и боеприпасы. Плохо только то, что Сомов, начальник Эхова, его практически съел. Юрий не соглашался, чтобы патроны, которые ему давали на экспертизу, сырели, оружие становилось не боевым. Короче, он стал Сомову неудобным. Он его вообще в один момент уволил со службы, но под давлением обстоятельств, часть которых была организована и с моей подачи, Сомов вынужден был оформить Юрия как наемного специалиста. Вместе с тем, он фактически лишил Эхова средств к существованию, положив ему голый оклад и не подпуская к проведению экспертиз. Тут уже возмутились и более весомые в регионе фигуры, а коллекционеров среди них всегда хватало. Ещё бы, такого спеца, как знаменитый Эхо войны, да, Паша, Юрия знают и уважают по всему СНГ, не подпускать к работе! В общем, компромисс был найден. Не такой, как хотел эксперт, но и не такой, как требовал Сомов. Эхов работает над ММГ и СХП, но имеет от этого всего лишь мизерный процент. Весь барыш идет команде Сомова, который лично и жестко контролирует каждый шаг эксперта. В общем, Паша, мы сейчас едем Эхова у Сомова выкупать с возможным приобретением энного количества боеприпасов и оружия... Это, конечно, если Юра договорится. Но Сомов на деньги падкий, думаю, всё срастется... Эхо войны не супербоец, но, как специалист-оружейник, очень хорош. Ремонт оружия, переснаряжение боеприпасов, обучение новых бойцов, всё это Юра потянет...
  - Шмидт, смотри! - привлек моё внимание Гоблин, поворачивая на Мечникова.
  На остановке, подмяв под себя табачный киоск, лежал на боку огромный двухъярусный "Неоплан" с немецкими номерами. Рядом, перегородив дорогу в сторону кинотеатра "Родина", стояли с распахнутыми дверцами машина спасателей МЧС и скорая из "Интосаны", частной медицинской клиники. С другой стороны туши перевернутого автобуса, на углу Прохоровской-Мечникова, прямо на тротуаре замер милицейский "УАЗ". А вокруг машин лежали трупы... Явно гражданские люди, скорее всего, пассажиры этого самого автобуса, несколько медиков в порванных и залитых кровью белых и светло-зеленых комбинезонах, а из-под "Патриота" спасателей торчали ноги в берцах и характерной униформе эмчаэсовцев.
  Паша скинул скорость и притормозил.
  - Может не тудой поедем? - встревожено спросил здоровяк.
  Вопрос решился сам собой. Из-за патрульного "УАЗа" на свет вышел пожилой капитан, нашел глазами нашу машину и требовательно махнул рукой с зажатым в ней "укоротом", приказывая нам подъехать ближе. Левая рука копа безвольно свисала вдоль тела, а наспех замотанный на ней бинт был весь пропитан кровью.
  - Блин, влипли! - резюмировал Гоблин.
  - Медленно подъезжай, - решил я, прекрасно понимая, что очередь из автомата на таком расстоянии превратит "Паджеро" в решето, - стань прямо на повороте на Прохоровскую, чтобы корпусом машины наших прикрыть...
  Паша выдохнул, правой рукой подтянул и положил себе на колени карабин, и только после этого нажал на газ. Машина осторожно тронулась вперед.
  - Лера! Изя! - продолжил я, поднеся к лицу руку с микрофоном, - оставайтесь на месте, мы посмотрим, что здесь произошло. Прием.
  - Принял! Принял! - отозвались парни.
  Не доезжая метров пяти до первых трупов, Гоблин слегка завернул направо и остановился.
  - Сиди в машине, - сказал я, открывая дверцу, - если что... В общем, ты знаешь, где ехать...
  - "Если что" не будет, - буркнул Ложечников, опуская стекло со своей стороны и снимая "Вепрь" с предохранителя.
  Я выбрался из машины, повесил "Маринер" на плечо стволом вниз и двинулся к неподвижно стоящему менту.
  - Капитан Беленький, - устало представился милиционер. Его бледное лицо блестело от пота, а раненая рука едва заметно подрагивала.
  - Игорь Шмидт, ДНД, - ответил я.
  Взгляд капитана скользнул по моему помповику, а потом он спросил, кивком головы указав в сторону "Паджеро":
  - А это что за громила в машине? Тоже дружинник?
  - Павел Ложечников, вояка в отставке, служил в десантуре, - сказал я.
  - И ты служил? - мент пристально глянул мне в лицо.
  - Было дело..., - подтвердил я, пожав плечами и поправив пытавшийся сползти с плеча "Моссберг".
  - Ладно, пошли тезка знаменитого лейтенанта, - бросил милиционер, поворачиваясь к "УАЗу", - не бойся, я вас надолго не задержу, - добавил он и указал автоматом на трупы, - а они уже всё... Не опасны!..
  Капитан двинулся к машине, не выбирая дороги и наступая прямо на мертвых людей. Я перехватил помпу обеими руками и осторожно, огибая трупы, пошел следом.
  ...Молодая рыжеволосая девушка с разорванным горлом и в залитом кровью салатовом джемпере... Рядом парень, уткнувшийся лицом в землю, с сорванным скальпом и явно пулевым отверстием на затылке... Чья-то обглоданная кисть... Полный мужчина в оранжевой рубашке, по диагонали перечеркнутой автоматной очередью... Молодой врач или санитар в порванной и грязной одежде, всё ещё сжимающий перевитую жгутом и покрытую укусами ногу... Милиционер, судя по остаткам униформы, с крошевом на месте головы из-за очереди с близкого расстояния...
  Я судорожно сглотнул, стараясь не дышать носом.
  Капитан дождался меня возле трупа милиционера и глухо сказал:
  - Мы когда подъехали, мертвяки из автобуса медиков и эмчаэсовцев уже прикончили... Мы охренели, просто охренели, глядя как зомби спасателя объедают! Вон того, - мент указал на груду тряпья, посередине которой торчали бело-розовые ребра, - мы так охренели, что Петя стрелять начал только тогда, когда его самого укусили... Мне тоже досталось, - почти шепотом добавил офицер и пошел к машине.
  Забравшись на переднее сиденье жалобно скрипнувшего "УАЗа", милиционер пошарил на заднем сиденье и вытащил оттуда обычный армейский рюкзак. Повернувшись, мент опять оглядел меня пристальным взглядом, вытер грязным рукавом с лица пот и, неловко действуя одной рукой, расстегнул горловину рюкзака. Затем взял с колен автомат и сунул его в звякнувший рюкзак. Опять вытер выступивший на лбу пот и глухо застонал, инстинктивно потянувшись к раненой руке.
  - Мы можем чем-то помочь? - не выдержал я и спросил у капитана.
  - Нет, - хрипло выдавил милиционер, - спасения от этой гадости нет... Я видел, как умирали люди, я видел, во что превратился мой напарник...
  Капитан помолчал, потом собрался с силами, застегнул рюкзак и скинул его мне под ноги. Опять пошарил в машине и бросил на рюкзак два светло-серых бронника старого образца.
  - Всё, дружинник Шмидт, отвоевался капитан Беленький, - сказал офицер, вынимая из кобуры пистолет, - служить старался честно, людей не обижал, квартиры, семьи нет... И уже не будет! - милиционер решительно поджал губы и ткнул стволом пээма в сторону рюкзака и бронежилетов, - возьмите, вам пригодятся... Постарайся, Шмидт, выжить и людей спасти, сколько сможешь...
  Капитан вздохнул, посмотрел вверх, на начавшие тускнеть звезды. Ещё раз тяжело вздохнув и опустив голову, офицер сказал:
  - Прощай...
  Беленький резко поднял ПМ и сунул его ствол в открытый рот.
  Бахх!
  Стиснув зубы, я стоял ещё несколько секунд и смотрел, как конвульсивно дернулись и затихли ноги капитана. Потом перевёл дух, закинул за спину помпу, поднял бронежилеты и тяжелый рюкзак, и медленно побрёл обратно к джипу.
  Встревоженный Паша с "Вепрем" наизготовку уже стоял возле машины.
  - Что там? - спросил Гоблин, когда я подошел к "Паджеро".
  Не в силах ничего сказать под впечатлением от настолько неожиданного поворота, я только покачал головой.
  Закинул в машину рюкзак и бронники и, молча, забрался на переднее сиденье.
  - Да, жизнь..., итить, колотить, - еле слышно сказал Паша, запрыгивая за руль.
  - Поехали! - выдавил я.
  Надо взять себя в руки и успокоиться. Это только начало, дальше будет ещё страшнее...
  - Лера! Изя! - более-менее нормальным голосом проговорил я в гарнитуру, - следуй за мной. Приём.
  - Принял! Принял! - отозвался наушник.
  "Паджеро" медленно тронулся на Прохоровскую, "Ниссан" и "Круизер" догнали нас и пристроились позади.
  Я вытер внезапно вспотевшие ладони о камок и полез предательски задрожавшей рукой в карман за телефоном.
  - Юра, это Шмидт, - сообщил я мгновенно ответившему Эхову, - мы через минуту будем...
  - Игорь! Игорь! Я договорился! - эксперт не скрывал своей радости, - жду на проходной!
  - Хоть что-то хорошее, - сказал я Паше, пряча телефон, - станешь так, чтобы видеть ворота центра, я "Маринер" в машине оставлю. Не хватало мне ещё на нервного охранника нарваться...
  Паша без слов вытащил и протянул свой пистолет.
  - Спасибо, - сдержанно поблагодарил я и спрятал оружие в карман куртки, так, чтобы оно было под рукой.
  Возле здания МЧС царило нездоровое оживление. Люди сновали к входу в управление и обратно, загружая в тревожно красные машины какие-то ящики. Пару человек, вооруженные полноразмерными АК, проводили нас настороженными взглядами. А больше на нас никто особого внимания и не обратил...
  Когда мы въехали на освещенный "пятачок" стоянки перед территорией криминалистов, Эхов пулей метнулся к машине, подхватил протянутый пакет с деньгами и убежал обратно через проходную. Я даже ничего не успел ему сказать. Глупо бегать по улице, когда в любой момент можно нарваться на зараженное животное или, хуже того, на мертвого человека... Охранник в громоздком военном бронежилете, выглянул в окно, но на улицу выходить не спешил.
  Вот и мы не стали выходить из машины, только приспустили стекла передних дверей.
  Я едва успел вкратце пояснить Паше, что же случилось возле "Неоплана" на Мечникова, при этом ещё раз пережил последние секунды жизни пожилого капитана, как на проходной вновь появился Эхов, держащий подмышкой ноутбук.
  В этот раз я решил не рисковать жизнью эксперта, поэтому поспешно выпрыгнул из машины. Сжимая в руках верный "Моссберг"... Да пошли они все... Без нормального оружия больше на улицу не выйду!
  - Вот! - радостно показал мне Юрий белую карточку бесконтактного контроля доступа, - получилось! Я ещё у дэтэпэшников прихватил ключи от грузопассажирского "Мерина", вон того, - Эхов указал на белый микроавтобус с помятым крылом, - он уже три дня очереди на экспертизу ждёт. Сегодня его никто искать точно не будет... Давайте, езжайте за мной. Тут пару секунд, нам с торца здания подъехать надо, там всё будет...
  - Я с тобой, - сообщил я Эхову и придержал его за локоть, - Паша! - крикнул я Ложечникову, - я поеду вместе с Юрой, давайте за нами!
  Гоблин кивнул и отъехал в сторону, разворачивая джип.
  - Теперь пошли, - сказал я эксперту, - держись рядом со мной, смотри под ноги и по сторонам...
  По дуге обогнув припаркованные машины, мы осторожно приблизились к "Мерседесу", на который показывал Эхов. Юра дернулся было к машине, но я бесцеремонно притормозил его и заглянул под кузов микроавтобуса, проверяя, нет ли под ним какой-нибудь твари.
  Пока Юра заводил холодную машину, к экспертному центру подъехал старый "ПАЗик" на синих милицейских номерах, развернулся и встал тыльной стороной впритирку к его воротам.
  Дизельный движок "Мерина", наконец, весело затарахтел.
  - Вот, я же говорил, - сказал Юрий, глядя на медленно отъезжающие ворота центра, - сейчас повезут людей на усиление администрации или мэрии... Писец!
  Выждав ещё несколько секунд, чтобы двигатель хотя бы минимально прогрелся, эксперт включил передачу, и мы выехали со стоянки.
  Объехав вдоль забора территорию криминалистического центра, Эхов умело завел машину в неприметный тупичок и притормозил возле бронированной двери с вывеской под ярким фонарем.
  - Полежаев А, точка, М, точка, - вслух прочитал я, - консультации по экспертизам. Объект под охраной, ведется видеонаблюдение, моментальный вызов милиции... Юра, это что за 'Рога и копыта'? Где оружие, где мы приехали?
  - Левое крыло нашего центра уже года три сдается в аренду частным предпринимателям, - усмехнулся Эхов, - а этот офис Сомов на своего зятя, Полежаева Александра, оформил... Хотя, я бы ему фамилию скорее на Посиделова изменил. Александр Михайлович, если мне не изменяет память, минимум два раза хорошо так 'посидел' по непростым статьям, пока на дочке Сомова не женился... Вот скажи, Шмидт, - Эхов разозлился и стукнул кулаком по баранке, - почему одно дерьмо так тянется к другому?.. Теперь господин Полежаев уважаемый в городе человек. Решает любые вопросы по экспертизам в нашем центре!
  Юрий запнулся, глубоко вздохнул и продолжил уже спокойней:
  - Извини, Игорь, ночь дурная, за жену и малых переживаю - жуть! Там, в офисе есть подвал, где ещё не прошедшие распил стволы, ну, и боеприпасы хранятся. Сомов жлоб, дурак-дурак, но умный, гад! Тут хитрая система безопасности стоит! Чисто офис действительно на пульт госслужбы охраны выведен, а сигнализация подвала ещё и на Сомова дублируется. Все системы отключает и всё открывает вот эта карточка, - эксперт вновь показал обычную на вид карточку доступа, - ну, я пошел открывать? Правда, Шмидт, нам понадобится помощь, в тайнике есть, что взять!
  Пока эксперт говорил, я успел внимательно изучить место. Ох, не зря, не зря начальник Эхова выбрал этот офис! Тупик с одной стороны перекрывался многоэтажным зданием, а с другой был полностью обнесен высоким бетонным забором, да ещё и с 'колючкой' поверху... Вроде, чисто, никого нет.
  - Сиди, - ответил я Эхову и связался с ребятами. Минуту спустя Гоблин и Изя загнали машины в тупик, а 'Круизер' Леры перегородил въезд на улочку со стороны Прохоровской.
  Ребята подтянулись к 'Мерину'. В том числе и Вика, которая наотрез отказалась сидеть в машине одна... Я её понял, поэтому и не настаивал. Пусть лучше девушка будет при деле и на виду... Был здесь и Степан, которого я тоже не забыл приобщить к общественно полезному труду. Ибо, как говорил по-житейски мудрый Матроскин, 'потому что совместный труд для моей пользы - он... объединяет!'. Шутка. Но мне на самом деле надо было к парню приглядеться...
  Эхов поднёс свою чудо-карточку к невзрачному квадрату на стене и, действительно, мощная бронированная дверь, на которой не было видно замочных отверстий, тихо щелкнула и открылась.
  Юра, продолжая по пути давать пояснения, повел меня вовнутрь.
  - Здесь, - он пошарил взглядом по стенам, - наверняка у Сомова 'пинхольные' камеры стоят... Предполагаю, что они включаются от датчиков движения, встроенных, например, вон в тех, с виду противопожарных, датчиках. Камеры, скорее всего, заведены на 'выделенку', снимки или видео, в зависимости, какие настройки стоят, уходят в Интернет и ложатся на сервак или мыло Сомова. Так что, если мы даже сейчас найдём и вырвем все камеры, это уже ничего не изменит... Ты не переживаешь, Игорь, что мой начальник, вполне возможно, сейчас пялится на твоё озабоченное лицо?
  Я вполне убедительным и интернациональным жестом показал своё отношение к камерам в стенах.
  Юра ухмыльнулся и налег на тяжелый двухтумбовый стол, пытаясь отодвинуть его в сторону.
  - Блин, недавно поставили эту тяжеленную хрень сверху! Конспираторы, раньше просто столик на колесиках был, - выдавил из себя эксперт, пока я помогал ему отодвигать стол.
  На кафельном полу под столом я так и не смог увидеть никаких признаков люка или чего там, по идее, должно быть.
  - А ведь Сомов распорядился, Шмидт, - продолжил Юрий, показав, что стол мы отодвинули достаточно, и добавил, отходя к стоящему в углу телевизору, - чтобы товара я тебе отгрузил всего на пятьдесят штук...
  - А ты что, Юра? - насторожился я.
  - А я - 'конечно, без проблем, это же в наших интересах. Да, я понимаю, чем меньше отдадим, тем больше продать потом сможем, тем больше денег заработаем...'. Вива ла кэш! Игорь, он меня достал! Вначале Сомов хотел из меня 'карманного' эксперта сделать, теперь он 'оружейным бароном' заделаться решил!..
  Возмущаясь, Эхов взял с тумбочки пульт управления телевизором и в несколько движений его разобрал. Внутри, Юрий показал, оказалось специальное гнездо для всё той же карточки доступа. Вставив её в гнездо, эксперт быстро собрал пульт обратно, нажал кнопку включения, затем нажал подряд несколько кнопок переключения каналов.
  Ага, понятно, почему я не заметил очертаний люка. Хитро! Края здоровенной крышки, плавно отъехавшей в сторону после манипуляций эксперта, проходили не по стыку между плитками, а по рисунку самих плиток!
  - А тебя, Шмидт, - продолжил тем временем эксперт, - Сомов, наверняка, кинуть хочет! Кого, с его точки зрения, такой, как я, мог привести? Только лоха! Завтра он шепнет прикормленным операм, что ты партию оружия взял. Тебя отловят, стволы заберут и вернут Сомову за зелёные 'спасибы'. Для твоей 'посадки' и парочки ржавых мосинок хватит... Сомов ведь уверен, что завтра всё будет опять хорошо, что весь этот ночной бред с восставшими мертвецами завтра, ладно, послезавтра, рассосется...
  - Я так не думаю, Юра, - сказал я, глядя, как уходящая вниз лестница осветилась вспышками стартовавших ламп дневного света, - эта эпидемия, она везде...
  - И я тебе верю, Игорь! - ответил эксперт, спускаясь вниз, - поэтому пусть этот поц возьмет деньги, фотки со скрытого видеонаблюдения и идет лесом!.., - из освещенного подвала донеслись глухие слова, - а мы возьмём всё, что нам надо! Всё, что мне это чмо задолжал! Это я, Эхов Юрий, сказал! Шмидт! Шмидт! Мне бы кого-то вниз, я сам ящики наверх не подам...
  - Сейчас, Юра! - крикнул я вниз и вышел из кабинета в коридор, - Паша! Давай к Эхову, он там внизу, увидишь, ящики наверх поможешь ему подавать, - Гоблин кивнул, по-партизански закинул карабин за спину и скрылся в комнате. Гольдмана и Степана я отправил носить ящики к микроавтобусу, там недалеко получалось. Ну, а фармацевту осталось только помогать им в кузове при погрузке... Сама, в конце концов, вызвалась! Да, девушка, да, тяжело... Но в том, что она сможет зомби пристрелить, если её вместо себя на охране оставить, я уверен не был. Ничего, буду с парнями меняться...
  Мы грузились не меньше получаса. Я так понял, что Эхо войны решил выгрести закрома Сомова подчистую. Стандартные военные оружейные ящики сменялись патронными цинками, позвякивающими свертками из плащ-палаток, а то и вовсе из обычных армейских одеял. Тяжеленные 'кравчучки', я думал, что их уже не выпускают, пару здоровенных коробчатых магазинов непонятного предназначения. Ух ты! Из очередного свертка торчал знакомый раструб РПГ. Серые ящики с неразборчивой маркировкой, пару пластиковых ведер с ПМ-ами, потертые баулы и чемоданы, даже пару вполне приличных кейсов и дипломатов! И цинки, цинки, ящики, цинки, ящики...
   Когда довольный Эхов выбрался из подвала, вместительный кузов 'Мерседеса' был заполнен более чем на две трети.
  Эксперт тоже преобразился. На нём появилась разгрузка, карманы которой были заполнены длинными прямыми магазинами, а на плече у Юрия гордо болтался израильский пистолет-пулемет 'Узи', вызвавший у Гольдмана вполне понятный всплеск положительных эмоций.
  Выросшей до четырех единиц техники автоколонной мы заехали к Эхову домой, и забрали его жену и детей. Оставшееся место в кузове микроавтобуса там же было догружено инструментарием и приспособами из личной мастерской оружейника.
  Эксперт жил в старой коммуне в районе перекрестка улиц Разумовского и Мясоедовской, прямо напротив парка с памятником танку "НИС". Ребята помогали Эхову грузится, а мы с Пашей, охраняя машины, ещё раз убедились в том, что многие жители так и не знают о происходящих в городе событиях.
  Ладно, мне понятно, что несколько ранних водителей, которых мы хотели остановить и объяснить им весь ужас происходящего в Одессе, испугано шарахнулись от двух вооруженных и одетых в камуфляжи мужиков. Но, когда мы пытались поговорить с дворником, появившимся возле стоящего на постаменте трактора, обшитого металлом и прозванного во время войны танком "На испуг один", заспанный дед после рассказа о восстающих мертвецах только послал нас в грубой форме и пообещал вызвать "дурку" и ментов. Обидевшийся Паша прямо потребовал, чтобы дворник исполнил обещание. Но дед, не желая ничего слышать, покрутил пальцем у виска, схватил свою тележку и, опасливо косясь на наше оружие, бойко переместился в другой конец парка.
  - Кто сегодня утонет, больше в море купаться не будет! - прокомментировал злой Гоблин поведение деда.
  И мы, раздосадованные неудачными попытками достучаться до людей, перестали бросаться на проезжающие машины и первых прохожих, которые, завидев нас издалека, сразу старались обойти подозрительных людей как можно дальше. Что они будут делать, когда подвергнутся неожиданному нападению зараженных?..
  Мы хотели им помочь, хотели их спасти! Но что мы, вчетвером, могли сделать в городе-миллионнике? Правда, я попросил всех обзвонить знакомых и близких, и сам сделал несколько звонков. Реакция людей, которых будят сообщением об атаке зомби, в большинстве случаев была предсказуемой...
  Дело шло к рассвету. Утренний туман, натянутый с моря, резко снизил дальность прямой видимости. Где-то постреливали, несколько раз по Разумовского проносились, завывая сиренами, экипажи копов. Сонный город медленно пробуждался в навсегда изменившемся мире...
  Предвидя, что если мы до рассвета не выберемся из города, у нас могут возникнуть серьёзные проблемы, а картина с трупами и перевернутым автобусом на Мечникова так и стояла у меня перед глазами, я приказал закончить погрузку и мы, наконец, выехали в сторону Затоки.
  Действительно серьёзная проблема возникла только на выезде из города, где быстро возросший поток транспорта едва не зажал нас в пробке.
  Только благодаря тому, что Паша достаточно неплохо ориентировался в этом районе, мы смогли объехать столпотворение машин через дворы и неприметные переулки, и вырваться на оперативный простор.
  Издали видели мы и причину, создавшую затор на дороге. Видимо, в обычной аварии кто-то погиб, а собравшиеся помогать водители и медики попали под раздачу мертвеца. Что и привело к десяткам брошенных машин на выезде на трассу и резко увеличившемуся количеству зомби в том районе. Непонимающие в чём задержка водители в негодовании давили на клаксоны, а потом выходили из машин, чтобы посмотреть из-за чего возникла пробка. И сами пополняли ряды ходячих мертвецов...
  Но последнее осознание того, что Одесса попала, у нас случилось, когда мы отъехали от неё километров на пять.
  Легкий ветерок, появившийся за городом, быстро развеял обрывки тумана. Поэтому, когда через приоткрытые окна по ушам ударила нарастающая шумовая волна, мы быстро определили источник звука.
  Остановив колонну и повыпрыгивав на влажный от таявшей ночной изморози асфальт, мы с ужасом увидели, как, быстро теряя высоту, на наш любимый город прошел и упал где-то в районе центра большой пассажирский авиалайнер.
  - Песец Одессе, - только и смог вымолвить потрясенный Гоблин.
  Звук от взрыва, дошедший даже до нас, и густой черный дым, поднявшийся над местом катастрофы, однозначно говорили, что количество зомби в городе резко возрастёт...
  Более не теряя времени, уставшие, испуганные и полные тревог о будущем, мы устремились к нашей базе.
  
  
   Глава 5. Контр Страйк. Лайв.
  
  '...Говорят, что это у англичан тонкий юмор. Но в Одессе мне приходится постоянно думать над каждым своим шагом, а также над словами и действиями окружающих. Мне не нравится, когда надо мной смеются. Но чувство юмора у меня тоже есть. Когда рядовой первого класса Томас, мой чернокожий коллега, афроамериканец, стоял на улице и пил молоко, рядом неожиданно остановился пожилой 'оdessit' (белый, конечно). Он пристально посмотрел на Томаса, а потом сказал с очень серьёзным выражением лица, что молоко не поможет. И просто ушёл. А мне пришлось сдерживать смех, чтобы не обидеть своего коллегу. А вот ученые из УНИПЧИ, когда узнали что я из Айовы, часто стали спрашивать, как в Айове дела. Я отвечал, что в штате Айова все хорошо. Они отвечали со смехом, что жаль, что могла бы получиться замечательная рифма... Я рифму подобрать не смог и не понял в чём юмор. Видимо, дают о себе знать недоработки в языковых курсах...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Скорп добил ещё одного бота и, удовлетворенный своим результатом, вышел из игры.
  В подвальном помещении 'Перископа' пахло азартом, потом, табачным дымом и туалетом. Это были обычные ароматы работы Владимира, запахи, к которым он настолько привык, что практически их не замечал.
  Марцев недовольно поморщился и развернул окно блокнота с черновым названием 'Текстовый документ'. Файл, над которым Скорп бился со вчерашнего... Да, уже вчерашнего вечера.
   '...Здравствуйте. Меня зовут Володя Марцев. Мой ник - Скорп. Я являюсь администратором компьютерного клуба "Перископ". Сегодня у нас чамп по Контре. Мне двадцать один год. Я судья. Я сужу... Я слежу, чтобы, чтобы эти малолетние ламеры...'
  Нет. Делит!
   '...Я студент. Я играю в Контр Страйк уже четыре года. Учёба меня не напрягает. Двадцать, тридцать баксов и любой экзамен побоку. В общаге я появляюсь только чтобы переодеться. В группе у меня одни дебилы. Уси-пуси, учёба, родаки, девочки...'
  Бред!... Нет. Делит!
   '...Я - Скорп. Я играл в клане "МэдТер". Эта высокоскилованая команда. Мэд, наш капитан со стажем, за счёт личного скила не раз выводил нашу тим в лидеры на одесских чампах. Мы зажигали нереально. Именно Мэд и привел меня в "Перископ". Я проводил в клубе очень много времени, тренил тактики, стрельбу и всевозможные нашифровки. Я играл. Потом я увлекся маппингом, ребята хвалили мои карты. Читы и текстуры, которые пытаются юзать эти боты, я вижу чётко. Мэд сделал меня админом клуба. Платит официалом мизер. Но, чампы приносят клубу нехило лута каждый месяц. Ламеры сами несут кэш на призовой фонд, на поддержку сервака, да и на многое другое... С деньгами у меня норма. Мэд говорит, какая тим должна победить в чампе. Я торможу ламера, устраиваю ему левый кик, выброс с сервера за 'левое' нарушение игровых правил. Где кик не помогает, юзаю бан...'
  Нет. Делит!
   '...Я - админ "Перископа". Сегодня у нас чамп. Играют "Бойды" и "Пиксели". "Бойды" - с Приморского района, централы. Ага, типа, мега... Фавориты чампа. "Пиксели" с Поскота. Играют четыре на четыре. "Бойды" лузеры. Вернее, чешки - ламеры с проблесками игры, правда, редкими... Но Мэд сказал, чтобы они выиграли. А "Пикселей" не жаль... Нет. Тем более, у них жирный спонсор... Одесский кабельный...'
  Нет. Делит!
   '...Я - Володя Марцев. Позавчера я потратил целый день на изучение новой системы создания Интернет-сайтов. Я понял практически девяносто процентов системы, изменил дизайн, получил базовые знания в языке программирования сайтов (эйч-ти-эм-эль). Я узнал, где какие настройки и функции. В общем, я могу бросить учёбу (даром потерянное время благодаря предкам) и заняться платным созданием сайтов. За деньги! Лол. Лут и нищаки. Гы. Смайл...'
  Марцев отвлекся от экрана, в два глотка прикончил пятую (нет, шестую!) жестянку с энерджайзером... Или энергетиком? Владимир поймал себя на мысли, что так и не разобрался, как правильно называть этот чудо-напиток. Он достал новую банку, покрутил её в руке и решил, что название не важно... Не важно, как называется такая отличная вещь. Главное то, что напиток тонизировал Марцева не хуже, чем новая батарейка электромеханического зайца в известной рекламе. Владимир улыбнулся, сравнив себя с заводной игрушкой, открыл жестянку и с удовольствием отхлебнул...
  Кайф!.. Всё же Мэд чётенько с жиртрестами работает. В клубе уже какой месяц 'аптечки', как прозвали игроки эти кроваво-красные банки с энергетиком, не переводятся. Вот и перед нынешним чампом Мэд не пожмотничал и целых пять ящиков свежака притащил. Что ни говори, но красава, отец, красава... И главное, никакой химии! Вот, даже на банке русским языком написано: 'только натуральные ингредиенты!' Только глаза слипаться начали, банку - хлоп! Бодряк! Держит не меньше часа, проверено! Час прошёл, тормозить начал, банку - хлоп! Кайф!.. И есть не хочется... Можно сутками из Контры не выходить. Всё для игроков, всё - для победы!..
  Владимир поправил 'уши', с сожалением отставил банку и, едва не опрокинув её на клаву, ругнулся. И вновь обратился к тексту. Так, с 'лола' по 'смайл', текст надо заделитить. Мэд не поймёт...
   '...и заняться платным созданием сайтов. За деньги!
  Мне реально нравится это дело. Почти как игра в Контру. Контр Страйк, конечно, лучше, но в свободное от игры время я могу писать сайты. Говорят, на этом деле можно поднять немеряно лута. Мне также нравится продвижение сайтов в интернете. Наш сайт перископ тире тим точка орг многое мне дал. И я, как нормальный человек, хотел иметь на нем посещаемости. Изначально Мэд, хозяин компьютерного клуба "Перископ" дал мне задание раскрутить наш сайт. Это надо делать для любого контрстрайкового сайта. У меня не было для этого свободного времени. Пришлось забить на учёбу ещё глубже. Учебу ненавижу. Я - молодец. Посещаемость сайта перископ тире тим точка орг доходит до пятидесяти трёх посетителей в сутки. Надо чаще постить на форумах. Особенно на площадках с большой посещаемостью. Я - креативный. Один-два постинга под левыми никами на одесском форуме и вопрос с посещаемостью сайта перископ тире тим точка орг практически решён. Рулез! Одесский форум один из самых раскрученных форумов рунета...'
  Глаза болели и слезились сегодня как-то меньше. Несмотря на это, Скорп стащил с носа очки, вытащил из кармана мягкий пластиковый тюбик и умело закинул под каждое веко по две дозы глазных капель. Проморгался, водрузил очки на место, сделал ещё один глоток энергетика и решил, что информацию о форуме надо убрать. Потому что нефиг! Ведь это он старался, придумал, как посещаемости поднять. А Мэд наверняка напарит, что это левая работа, что админ имеет море времени для более продуманной и качественной раскрутки. Ничего Мэд не понимает. Владимир чувствовал в последнее время, что интересы хозяина клуба, в прошлом продвинутого контрстрайкера, где-то сейчас далеко...
  Да фиг с ним, с Мэдом. Всё равно, он свой чувак.
  Раскрутка, раскрутка... Где-то в интернете Марцев читал, что есть программа, которая автоматически размещает сообщения на десятках и сотнях форумах. Вот, чем на самом деле стоит заняться в свободное от работы время! Можно будет немного разгрузиться и больше времени за Страйком провести... Перспективная тема, очень перспективная... Надо поискать и качнуть 'ломаную' версию. Можно много денег за раскрутку брать. Где только свободное время найти...
  Пальцы Владимира вновь опустились на клавиатуру.
   '...до пятидесяти трёх посетителей в сутки.
  Я понял, что создание сайтов и продвижение их в интернете - это мое. Это то, что мне нравится, и то, чем я хочу заниматься. Кроме Контры, конечно. Раньше я думал - хочу свой кабинет с мегакомпом, чтобы я с работы мог проследить за своими проектами. Поруководить ими. А сейчас я думаю иначе - хочу сидеть дома и заниматься единственной любимой для меня работой - игрой в Контр Страйк и продвижением сайтов. Думаю, так и будет... Вообще, опыт в этом деле - самое главное. А опыт у меня уже есть. Позавчера я потратил целый день на изучение...'
  Сохранить? Нет!
  Владимир раздраженно закрыл текстовый редактор. На хрена Мэд придумал эту фишку? В чём прикол? С чего это вдруг ему стрельнуло, что Скорп несобран и разгильдяй? С какого тут боку необходимость для Марцева вести дневник? Бред! Самые нелепые предположения закрутились в голове администратора компьютерного клуба 'Перископ'.
   ...Неужели Мэд хочет знать, о чём я думаю? Да пошёл он! Блин...
  ...Нет, раз Мэд сказал вести дневник, значит, надо. С Мэда станется, он проверит... Всё! Решено. Дневник можно начать вести завтра. После чампа и отсыпа... Текстовку надо нейтральную придумать... Блин! Потом...
  Марцев лениво потянулся, почесал давно немытую голову, машинально сдул крупинки перхоти с клавиатуры. Выглянул из-за своей админской стойки. Команды, разделённые в кишке игрового зала 'Перископа' непрозрачным пластиковым барьером, самозабвенно рубились в Контру. Владимир приподнял одно 'ухо', открывая доступ привычному для игры шуму...
  - Еть дверь! Еть, я сказал! Стрейфься, стрейфься!
  - Пипец тебе, где ты живешь! В реале! Я приеду и тебя убью!
  - Отойди, отойди! Дифус есть...
  - Задрот! Туши вх!!!
  - Какое вх? У меня стим!
  - Урод! Туши стим!
  - Я дропнул! Рулез!..
  Владимир усмехнулся и вернул 'ухо' на место. Всё в порядке. Игра продолжается или как там, шоу маст гоу он... Марцев глянул на часы. Ого! Команды контрят уже одиннадцать часов подряд! Понятно, почему все страйкеры уже через 'халяву' прошли. А некоторые и по нескольку раз... Неплохо бы и ему отойти от компьютера по нужде. Да и перекурить не мешает...
  И хотя боты из нового аддона так и тянули Скорпа обратно в игру, администратор заставил себя, хоть и было очень лениво, сходить в туалет. Энергетик требовал выхода, а терпеть, пока опухнут ноги, Марцев не стал.
  Стоило Владимиру дёрнуть за слив, как пол под его ногами вздрогнул и ощутимо задрожал. И тут же вздрогнул ещё раз. Марцев испуганно схватился за стену, едва не подавившись табачным дымом. Но через мгновение всё прекратилось. Админ 'Перископа' постоял ещё с минуту, тревожно ожидая повторных толчков, затем облегчённо выдохнул, решив, что землетрясение, если это было оно, слабое и переживать не стоит. Владимир докурил, бросил бычок в грязный унитаз, и хотел было уже вернуться на своё рабочее место. Даже взялся за дверную ручку и начал размышлять, как это самое рабочее время более изощрённо убить...
  Как внезапно в клубе моргнул и пропал свет. Заметил это только Марцев, так как приглушенное освещение компьютерного клуба, питавшееся от городской электросети, автоматом переключилось на аккумуляторы. А компьютеры и серваки 'Перископа' и так были завязаны на УПСы, разве что только бесперебойники нервно запищали после потери внешнего питания.
  Скорп ощутил нарастающую волну глухого раздражения. Вот так всегда и именно на его смене! Работать в центре Одессы просто замечательно. Море, парки, солнце... Жить здесь, наверное, ещё лучше. Но, как же ОНИ достали с этими частыми отключениями электричества!
  Владимир быстро добрался до своего кресла, уселся в него и тоскливо посмотрел на показатели заряда батарей. Поморщился. К воплям игроков, абсолютно не обратившим внимание на отключение электричества со стороны города, добавились противные и действующие на нервы визги бесперебойников, внося диссонанс в душевное равновесие работника компьютерного клуба.
  Админ 'Перископа' прекрасно знал, что заряда в аккумуляторах хватит не более чем минут на десять, максимум пятнадцать. Мэд ругался, что новые батареи очень дорогие, поэтому для клуба приобрёл исключительно бэушные экземпляры. Правда, был ещё и бензиновый генератор, который Марцев должен был запустить через восемь... Нет, уже через семь минут. Но, до этого Владимир должен был перезвонить Мэду и поставить его в известность, что света опять нет, и он запускает генератор.
  Скорп с тоской пялился ещё минут пять на выведенные на монитор часы. Электричество не появилось. УПСы визжали всё чаще и пронзительней. Мэд будет крайне недоволен. Сейчас уже рассвело, по идее. А хозяин 'Перископа' обычно в это время только-только заснул...
  Вообще, Мэд всегда нервничал, когда ему сообщали о необходимости запустить генератор. Во-первых, генератор расходовал топливо. А Мэд считал себя рачительным хозяином. А такой владелец должен был, по мнению Мэда, винить во всех незапланированных расходах своих работников, что хозяин 'Перископа' с нескрываемой радостью и делал. И во-вторых. Каждое использование генератора вызывало бурю негодования со стороны нескольких престарелых и крайне раздражительных одесситок, проживающих в том же доме, в подвале которого и был расположен компьютерный клуб. Баба Рая, баба Миля и баба Фая. Марцев уже хорошо запомнил, как зовут этих вредных старушенций. Такое впечатление, что бабки поделили сутки на смены и бдительно дежурят по очереди. Стоило только завести движок и начиналось...
  Как Мэд не старался, как не пытался убрать шум от работающего генератора, вывести трубку с выхлопными газами подальше от неприятных соседей, каждый раз случался грандиозный скандал. И если самому Владимиру казалось, что бабульки ругаются не столько для того, чтобы объяснить владельцу подвала, что выхлопы его генератора портят их здоровье, а для того, чтобы получить удовольствие от самого процесса 'шкандаля', то от нервотрёпки, которой потом ему устраивал Мэд, Марцев действительно страдал и, в конечном итоге, больше всех...
  На шестой минуте Владимир не выдержал, кикнул одного из игроков, заткнул ему рот левым нарушением. И почувствовал облегчение... Теперь можно и позвонить.
  Согласно правилам чемпионатов, проводимых в 'Перископе', все участники игры должны были выключить и сдать свои мобильники администратору. Так было всегда, так было и в этот раз. А Марцев, по сложившейся привычке, точно также выключал свой телефон и прятал его вместе с другими в древний сейф, вмонтированный в стенку позади его рабочего места. Звонить-то ему всё равно было некому, да и Игра всегда была на первом месте...
  С родителями Владимир не общался уже более двух лет, презрительно называя их 'древними шнурками'. Что они ему могут дать, эти неудачники, 'рапаны бесхребетные'? Как только Марцев осознал, что предки, выжатые его 'откосом' от армии и поступлением, больше ничем ему помочь не смогут, он принял единственно верное решение. И послал их... И Владимир считал свой поступок справедливым. И адекватным. По его мнению, родители придумали себя самыми умными и однозначно планировали жить за его счёт...
  Щас! Разбежались! Пусть другой респаун себе найдут. Скорп, а Марцев реально понимал, как много труда он вложил, чтобы закрепить за собой этот узнаваемый другими игроками ник, за дурака себя не держал.
  Все знакомцы Марцева рубились в этом же клубе. А кто не был в это время в клубе, тот спал. Или рубились в других клубах. Но таких отстоев Владимир за 'своих' не считал.
  Так что звонить действительно было некому. Тем более что во время чампов, двери в клуб, представляющие собой реальную часть металлической рубки с какого-то ушедшего на слом корабля, запирались наглухо, а вход-выход из клуба были запрещены, пока не определится победитель. При острой необходимости дверь могла быть открыта только в случае прямого указания Мэда. А как без телефона выйти на Скорпа-администратора, используя Интернет, хозяин 'Перископа' знал отлично.
  Марцев включил свою покоцаную Нокию, ввёл Пин, и набрал номер Мэда, едва высветился значок сети. После неожиданных двух сбоев соединений, Владимир быстро взбежал по лестнице из подвала клуба наверх, к самому выходу, предполагая, что перебои в связи возникли из-за его нахождения под землей. Такое иногда здесь бывало. Однако и у дверей, находясь практически на уровне улицы, в зоне уверенного приёма, Скорпу не удалось связаться с нужным номером.
  На слабый запах гари и непонятный шум, просачивающиеся через неплотно прилегающую дверь клуба Марцев внимания не обратил, мимоходом решив, что, видимо, опять какой-то умник подпалил один из контейнеров мусорки-альтфатера...
  Администратор 'Перископа' попробовал позвонить ещё двум известным ему абонентам, но результат был аналогичным. Тогда Марцев набрал оператора и, выслушав несколько раз '...Ваш звонок очень важен для нас. Оставайтесь на линии. Идёт соединение с оператором...', Владимир бросил это гиблое дело и стремглав бросился запускать генератор. Главное для него было не сорвать игру. Иначе клуб, а вместе с ним и сам Скорп, понесут убытки. И, если для Мэда этот ущерб будет выражаться в финансах, то Марцев, кроме потери привычного вознаграждения за очередной чемпионат, вполне может получить замечание. Такое, с занесение в грудную клетку... И с возмещением недополученного клубом лута из своих заработков...
  Минут через пять, оставив весело тарахтящий генератор в одном из дальних помещений подвала, крайне недовольный Марцев вернулся на своё админское место. В носу першило от едких испарений бензина, которые Скорп неудачно вдохнул, проверяя наличие топлива в баке. Только одна мысль успокаивала Владимира. Как хорошо, что он всё таки вовремя остановился, уже поднеся руку с зажигалкой к горловине и намереваясь с её помощью осветить внутренности бака...
  Ещё раз мысленно похвалив себя за бдительность и смекалку, Марцев вновь попробовал позвонить хозяину 'Перископа'. Теперь уже не отвечал и оператор. Владимир отложил телефон и решил выйти на Мэда через Интернет.
  Однако и здесь Скорпа ожидала очередная неудача. Роутер не откликался, пинг на мейл точка ру не проходил. Владимир проанализировал ситуацию и с досадой чертыхнулся. Логично, какой может быть Интернет, если нет электричества? Скорее всего, отключили весь район... Интересно, надолго ли?
  Пока Марцев размышлял, его пальцы привычно выстукивали по клаве, прокинув пару пингов по другим адресам. Глухо, выхода в мир нигде не было.
  Но Владимир не опустил рук. К этому времени он, обычно безразличный к событиям вне мира Игры, слегка заинтересовался ситуацией. Действительно, ведь необычно... И странно, что одновременно нет и электричества, и связь мобильная легла...
  Секундная заминка и вот оно, гениальное и простое решение. Нет, Марцев не решил подняться наверх, выйти наружу и убедиться, что Земля так и продолжает держаться на четырёх слонах. Это было слишком лениво для умудрённого и опытного админа. Владимир нашёл иной выход для удовлетворения своего интереса. Локалка! Да! Как ни удивительно, но сервак местной локальной сети, занимавшей целый квартал, оказался доступен!..
  Скорп хорошо знал Изверга, хозяина этого сервака и одного из админов местного торрент-трекера. Знал он и то, что Изверг сутками подряд 'рипал' несколько телеканалов... Вернее, не сам админ 'рипал', конечно, нет. Изверг просто настроил с десяток прог, которые писали всё подряд на нескольких телеканалах, а полученные видеофайлы, разбивая их на равные временные отрезки, сохраняли в отдельных директориях, которые имели соответствующие первоисточникам наименования.
  Сам Изверг несколько раз в неделю брал в руки телепрограмму, выбирал интересные передачи и фильмы, шедшие по тем каналам, которые он записывал, склеивал нужные файлы, вырезал из них рекламу и выкладывал 'рипы' на местный трекер, отчасти благодаря чему и был широко известен в узких кругах одесских любителей пирринговых сетей...
  Не теряя времени, Марцев, хорошо, что для него такие директории были в своё время расшарены, быстро отыскал папку с названием одного из городских новостных каналов, выделил файлы-записи последних четырёх часов и кинул их переливаться по сетке к себе на сервак.
  Убедившись, что файлы начали записываться, Владимир сделал глоток энергетика, посмотрел на киберспортсменов, увлечённо дергающихся и орущих у своих мониторов, и задумался. А что он будет делать, пока файлы не запишутся? Играть? Да он через минуту забудет, что хотел какие-то там новости посмотреть...
  Марцев вздохнул и принял тяжелое, но верное, как он надеялся, решение. Надо воспитывать силу воли и самодисциплину. А что, если Мэд прав, и он на самом деле такой разгильдяй?
  Владимир отменил запись, оставив переливаться только один, самый ранний файл. А когда он закачался, кинул записываться и остальные.
  Скорп сделал ещё пару глотков чудо-напитка, поудобнее устроился в кресле и запустил файл на воспроизведение. На один короткий видеоролик с новостями его хватит. А потом Марцева ждёт Игра!..
  Первый просмотр видеофайла вызвал у админа 'Перископа', мягко говоря, лёгкую оторопь. Владимир заценил качество спецэффектов и решил, что в новостях уже показывают розыгрыши. Типа 'Улыбайтесь, вас снимает скрытая камера!' или знаменитые одесские 'Голые и смешные'. Но как-то веселиться от того, что показывали на экране, Марцеву не хотелось...
  Однако... Есть догадка! Скорп поставил ролик на паузу, свернул плеер, поднял календарь и задумчиво уставился на сегодняшнюю дату. Нет... Сегодня не первое апреля, и никто не празднует День дураков. Да и как-то крови в духе 'ужастика' слишком много для этого весёлого юмористического праздника. Ещё пару секунд глубокого обдумывания ситуации завели мысли Марцева в тупик. Тогда он решил прибавить звука и изучить видеоролик с начала.
  На мониторе вновь замелькали виды одесского железнодорожного вокзала, а за кадром зазвучал взволнованный мужской голос:
  '...ситуация с происшествием на железнодорожном вокзале остаётся неясной. По непроверенной информации, аналогичные случаи отмечены и в других районах Одессы. По сообщениям интернет-пользователей, зомби, так метко прозвал безумных сектантов кто-то из блоггеров, атакуют повсюду, и не только в Одессе! По всему миру...'
  Фотография привокзальной площади с яркой надписью 'Чрезвычайное происшествие' исчезла с экрана, сменившись картой Одессы с пульсирующими красными метками.
  Как догадался Марцев, эти точки обозначают места нападений тех самых непонятных придурков, о которых вещал диктор.
  Затем вид Одессы сменился развёрнутой картой мира и такие же красные точки, только больших размеров, запульсировали на разных материках. Вернее, на всех материках. Хотя нет, не на всех, только на четырёх. В памяти Владимира всплыло, что на Южном или на Северном полюсах, короче, вверху или внизу карты, там тоже где-то должен быть материк. В этих местах тревожных маяков не было.
  Картинка мира пропала, на экране появился взволнованный мужик, продолживший нести в эфир какую-то пургу...
  '...Что происходит на самом деле? Почему официальные лица замалчивают причины и последствия нападений? Что это? Пандемия бешенства или спланированная акция одурманенных фанатиков? Мы ещё раз повторяем эксклюзивные кадры любительской видеосъёмки, на которых запечатлены события вчерашнего вечера на одесском вокзале после прибытия пассажирского экспресса 'Москва-Одесса'.
  Напоминаем, что спонсором ночного эфира является торговая марка 'На сале.' На сале! Всегда свежее, и у тебя на столе...'.
  Скорп, прошляпивший переход к рекламе и не понявший, чего на всю Одессу кричать, что там нассали у кого-то столе, да ещё и всегда свежее, придвинулся поближе к монитору, чтобы не пропустить ни одной детали.
  ...Камера запечатлела, как мощный локомотив тянет к вокзалу длинный состав однотипных пассажирских вагонов. На перроне собрались многочисленные встречающие, у одесситов всегда было много бизнес-партнеров, друзей и родственников в Москве.
  На заднем фоне слышен приглушенный смех, кто-то просит оператора чётко запечатлеть момент выхода невесты из вагона. Потом разговоры заглушает любимая песня одесситов, звучащая голосом Леонида Утёсова на вокзале: 'Есть город, который я вижу во сне, о, если б вы знали, как дорог, у Чёрного моря явившийся мне, в цветущих акациях город...'...
  Поезд окончательно замедлился, вздрогнул и остановился. Сразу же камера сфокусировалась на выходе из седьмого вагона, где выскочивший из наружу проводник уже протирал ветошью поручни. Оператора со всех сторон окружила толпа встречающих, и он приподнял камеру на вытянутой руке, стараясь не пропустить момент выхода пассажиров из вагона, и не выпуская из кадра молодого улыбающегося парня с огромным букетом белых роз...
  Появление подруги Марцев промотал, пустив дальше запись, когда обнимающаяся парочка, направляясь к выходу с вокзала, влилась в толпу возле первого вагона. Вот здесь, как понял Владимир, и случилось то чрезвычайное происшествие, которому был посвящен этот необыкновенный выпуск новостей.
  ...Возле первого вагона в кадр случайно попадают носилки, которые два медбрата выносят на перрон. Носилки прикрыты простыней, под которой угадываются очертания тела долговязого человека. Мужчины, если судить по ноге, обутой в коричневый ботинок, на котором сфокусировался оператор. Вышедшая из вагона молодая женщина в белом халате зябко поёжилась и знаком показала нервничающему проводнику, что ничем не может помочь человеку под простыней.
  Движение людей застопорилось, толпа раздвигается, пропуская медбратьев с их мрачной ношей. Докторша семенит вслед за носилками.
   Оператор явно заинтересовался происходящим и снимает медиков на камеру. Внезапно простынь задвигалась. Ещё через секунду человек на носилках привстает, сбрасывая с себя покрывало и садится. Один из медбратьев пугается и выпускает носилки из рук, они падают на землю и переворачиваются набок.
  Второй медбрат разворачивается со злым лицом к своему напарнику и только хочет высказать ему претензии, как изумлённо застывает, уставившись на свалившегося на землю человека. Простыня окончательно слетает с больного, делающего неловкие движения...
  Народ с любопытством придвигается к месту событий. Многие снимают шевелящегося мужчину на мобильные телефоны.
  Докторша, протолкавшись к носилкам, делает удивлённое лицо, затем склоняется над ожившим, судя по её реакции, человеком.
  Через мгновение женщина в белом халате испуганно отшатывается в сторону. Нелепо взмахивает рукой, причём, в кадр подобравшегося поближе оператора, чётко попадает её кисть с каплями крови на указательном пальце. Докторша спотыкается и падает спиной вниз. В последний момент кто-то из окружающих людей успевает подхватить её, не дав грохнуться на тротуарную плитку.
  Врачиха что-то испуганно-возмущенно говорит медбратьям.
  Человек, выпавший с носилок, высокий мужчина с растрёпанными длинными волосами, в это время встаёт. У него странный безжизненный взгляд. Его губы в крови. Посиневшая кожа лица странно поддёргивается, как будто подвергается масштабному нервному тику...
  Оператор радостно вскрикивает, зафиксировав камеру на лице укусившего докторшу мужика. Ещё бы, он снимает сенсацию...
  Народ оживлённо переговаривается, забыв, что они спешили покинуть вокзал. Сверкают вспышки невесть откуда взявшихся фотоаппаратов.
  Один из медбратьев, крепкий белобрысый здоровяк, чьё сердитое лицо не предвещает ничего хорошего, делает шаг к отмороженному на всю голову больному.
  Мужик с носилок, до этого замерший на месте, приходит в движение, хватает медика за руку, подтягивает его к себе и зубами вцепляется здоровяку в открытую шею. Кусает его!
  Люди, стоящие ближе всего, в испуге отшатываются, но задние ряды толпы, стараясь не пропустить самое интересное, напирают, не давая никому покинуть место событий.
  Белобрысый орёт нечеловеческим голосом, но отмороженный тип, не обращая на это никакого внимания, вырывает из шеи медика кусок мяса и начинает быстро его пережёвывать.
  Брызги крови из открытой раны трепыхающегося санитара летят в толпу. Кто-то из зевак теряет сознание и падает. Начинается паника. Люди бросаются в разные стороны, сбивая самых слабых с ног и втаптывая их в землю.
  Поток пассажиров и встречающих, следующих от дальних вагонов к выходу из вокзала, выталкивает всё новых и новых людей в эпицентр событий.
  Человек с носилок сглатывает свою чудовищную пищу и вновь тянется к шее парня в белом халате.
  Видимо, боль и ужас от происходящего придают медику новые силы и он всё-таки вырывается. Однако уже через несколько шагов санитар теряет сознание и плашмя валится на землю.
  Безумный пациент, весь измазанный кровью, за медиком не бежит. Он разворачивается к ближайшему человеку и вцепляется в него. И тоже кусает свою жертву!
  Камера приходит в движение, медленно удаляясь от зловещего вагона с цифрой 'один'. Оператор пытается пробиться сквозь толпу. В кадр попадают перепуганные, возмущенные, удивленные лица людей...
  Перед тем, как любительская запись прервалась, Марцев успел ещё заметить двух худых пэпээсников, спешащих к месту происшествия.
  Диктор повторил свой дурацкий рекламный слоган о сале, потом надрывно рассказывал, как все официальные лица отказываются комментировать события в городе. И что в больницы и травмпункты города поступило много пострадавших от укусов неустановленными лицами. Затем был ещё короткий репортаж, в котором куда-то спешащий мужик в кожаной куртке, представленный журналистом начальником вокзала, нервно отмахнулся от интервью, зло выдав в камеру 'Вы чо!? Прибалдели? Не видите, что происходит? Стервятники, твою...'. И видеофайл закончился...
  Владимир задумался. Похоже, это всё-таки не розыгрыш. Слишком уж натурально выглядели кровь и раны у людей на экране. Проанализировав ещё раз просмотренный сюжет, Марцев начал догадываться, что, просидев более полусуток в своём клубе, геймеры пропустили нечто очень важное. В реале на апокалипсис похоже...
  Как этого не хотелось, но Контре придётся подождать. Надо смотреть видеозаписи дальше... Очень уж подозрительно стала выглядеть пропажа связи и электричества на фоне новостей...
  Ещё около часа понадобилось Скорпу, чтобы бегло ознакомиться с оставшимися видеороликами. Где-то он перематывал, где-то наоборот пересматривал выпуски новостей повторно.
  Чем ближе Владимир подбирался к моменту пропажи электричества, тем чаще в записях мелькали сцены поражающего воображения насилия.
  ...То видео с камер наблюдения в городском морге, где внезапно ожившие мертвецы нападают на санитаров, доставивших в покойницкую несколько свежих трупов. А затем умершие и воскресшие, наполовину объеденные санитары, действуя уже вместе с другими зомби, набрасываются на прибывший наряд милиции... То любительские записи с городских улиц, где безумцы с мёртвыми глазами атакуют прохожих... Жалкие попытки ментов, безоружных в основной массе или вооруженных дубинками и баллончиками с газом, остановить волну насилия и задержать нападавших. И те же, уже умершие и восставшие менты, бросающиеся на других горожан... Колонна военной техники, среди которой мелькают бронетранспортеры и даже танки, входящая в ночную Одессу со стороны Посёлка Котовского... Испуганные солдаты, почему-то использующие свои автоматы как дубинки, вместо того, чтобы стрелять в ходячих трупов... Заместитель губернатора, нервно кусающий губы и сообщающий в прямом эфире о введении на территории области и всей Украины чрезвычайного положения ввиду эпидемии бешенства... И ещё много, много роликов с Ютуба, где пользователи со всего мира разместили сотни и тысячи видео с аналогичными атаками оживших мертвецов... И последнее сообщение, которое успело записаться на сервак Изверга - новость о падении авиалайнера практически в центре Одессы...
  Марцев почувствовал, что во рту внезапно пересохло. Он понял, что это были за толчки, когда дрожали стены в подвале. И что за дым просачивался в клуб снаружи... Песец! Если Владимир правильно понял, самолет разбился где-то совсем рядом. Бли-и-ин... Что же теперь делать?
  Первым делом администратор 'Перископа' вытащил из нычки своего сменщика, Артёма с позорным ником Смерд, литровую бутылку дешёвой водки. Там же обнаружилась и открытая пачка одноразовых пластиковых стаканчиков. И хоть сам Марцев не был сторонником алкоголя, предпочитая изредка 'покурить' или прокатиться на 'колёсах', сейчас он хотел выпить как никогда.
  Сто пятьдесят грамм водки, щедро разбавленные энергетиком, ушли, как в сухой песок. Голодный желудок недовольно сжался, но быстро успокоился под воздействием усиленной дозы 'курятины'.
  Ещё несколько минут и Владимир расслабился и пришёл к трезвому выводу, что не всё так уж и плохо. Настроение Скорпа явно улучшилось. В жизни всегда так... Для кого-то стакан наполовину пустой, для другого человека он наполовину полный... Особенно, если стакан наполовину заполнен водкой, а на вторую половину - энергетиком...
  ...Марцев решил, что он - оптимист. Значит, следует поступить, как поступают оптимисты... Гы!
  Какая нафиг эпидемия бешенства! Дауну ясно, что жизнь просто стала похожа на компьютерную игру... Владимир прошёл через десятки виртуальных сражений, и то, что он видел на экране, напоминало скорее заставку к продвинутому зомби-шутеру... У него же есть бесценный опыт! Я - умный! Он знает, как надо играть... Ик!.. В эту... Игру! Без правил, без моральных ограничений, всё по-настоящему! Выживет только сильная личность, человек, который не знает жалости и сострадания!..
  От возможностей, которые открываются в реале, у Скорпа дух перехватило... Да он даже о таком мечтать не смел!.. Правда, не надо забывать, что автосохранения и респа в этой Игре нет... Риск есть. И что? Это средство поднятия адреналина будет покруче того же энергетика... Пофиг! Да здравствует Контр Страйк вживую!..
  Намётки грандиозного плана уже роились в голове Владимира, когда администратор вновь поднялся к выходу из клуба. Прильнув к окулярам самого настоящего перископа, фишке, благодаря которой клуб и носил такое название, Скорп убедился, что снаружи дела обстоят именно так, как он видел в новостях.
  ...Лениво догорающий, больше дымящий дом в конце квартала. Брошенная посреди улицы красная пожарная машина и несколько мертвяков, протопавших через перекрёсток по своим зомбьячим делам... Неподалёку от клуба застыла бежевая 'шестёрка'. В ней кто-то шевелится...
  Марцев на автомате снял почему-то мешающие очки, положил их в нагрудный карман своего потёртого, но модного френча, с трудом добытого в 'секонде' рядом с 'Перископом', и вновь пристроился к окулярам. Он совершенно не обратил внимания, что его глаза перестали болеть и слезиться.
  ...Ага! Похоже, что водила зомбанулся... Да, так и есть. Там, где водила, там должны быть и ключи... Тупой мертвяк не может выбраться из машины. Гы! Неплохо бы позволить ему выйти и захватить авто... Да и прокачаться не мешало бы, оружия и скилов дропнуть...
  Значительный опыт зомби-шутеров подсказывал Скорпу, что наиболее эффективным в деле уничтожения зомбаков есть выстрел в голову. Хорошо зарекомендовала себя и расчленёнка, но, в возможности добыть нормальный холодняк или рабочую бензопилу Владимир вполне разумно засомневался. Да и несовременно это как-то... Где взять огнестрел? В центре есть пару специализированных магазов, однако Марцев предположил, что самые умные из выживших эти оружейки уже обчистили... Либо респаун, базу себе в них организовали... Владимир вдруг подумал, что для того, чтобы добыть оружие, надо уже изначально иметь хотя бы один ствол, ведь просто так скил никто не отдаст... Замкнутый круг, ага.
  Марцев ещё немного понаблюдал за округой. Особо активного движения мертвяков не наблюдалось, видимо, многие люди успели свалить из района падения авиалайнера. Зомбаки, наверное, потянулись за ними. Им же по сценарию живых жрать полагается... А кто из выживших остался, те заперлись по квартирам, ожидая, когда их спасут...
  ... Дураки! Или огонь перекинется и сожрёт их дома, или зомбаки до них доберутся. Надо действовать!..
  Владимир вернулся за стойку и принялся рихтовать свой план. Геймеры, увлечённые Контрой, даже не подозревали, что админ вершит их судьбу. И осознание этого действовало на Скорпа почище любого энергетика...
  ...'Бойды' или 'Пиксели'? Восьмеро мне не нужны, слишком много. Одной четвёрки хватит с головой. 'Пиксели' пойдут за спонсоров, оттянут зомбаков от клуба... Если повезёт, так и того мертвяка из 'жигулятора' выпустят. Они же не знают, что он мёртвый? Гы! 'Бойды' - придурки! Так мне же и лучше, легче ими управлять будет. Тем более все 'Бойды', если я не ошибаюсь, живут именно в тех домах, в тои районе, где грохнулся самолет...
  Марцев добил жестянку с энергетиком и глянул в сторону игроков клана 'Бойды'. Этих местных гопарей Скорп знал хорошо, намного лучше, чем поскотовскую команду. Подростки пятнадцати-шестнадцати лет, именно то, что ему надо.
  ...Десептикон или просто Септ, высокий неуклюжий комбатант, действительно чем-то напоминающий робота из комиксов, глава клана. Септ признанный халявщик, он нереально всех убивает, ему обычно в игре очень сильно везёт.
  Гуманяка, Гум, игрок с поразительно большой головой. По размерам, а не по уму... Гуманяка самый настоящий берсерк, камикадзе, япона мать... Обычно Гум лезет на рожон и пытается всех убить. Хотя, в принципе, в 'мясной' игре с большим количеством 'ламо' и 'паштетов', такое поведение очень даже оправдано. Поэтому Гума в клане и держат...
  Акелла... Этот кемпер, как правило, ныкается по текстурам и отстреливает тех, кто мимо пробежит. В спину постреливать любит... За читерство Акелла был неоднократно бит...
  И Лава. Худощавая миниатюрная подруга с короткой стрижкой и одевающаяся, как пацан, предпочитала в Контре 'напильник' любому другому оружию. Но даже Скорп признавал, что молчаливая Лава - крутой 'орешник' и в ножевом бою реально рулит... А то, что в её 'Да... Пофиг!', лишённом эмоций и ударений ответе на любой вопрос, только Акелла и мог разобраться, так это мелочь, о которой и не стоит упоминать... У каждого есть свои недостатки...
  Владимир довольно ощерился, испытывая почти физическое удовольствие от осознания того факта, что жизни этих киберменов сейчас зависят исключительно от него. Ведь он может без объяснений выгнать их всех на улицу и большинство из геймеров, если не все, обязательно погибнут или будут по классике заражены ожившими мертвецами...
  Насладившись моментом своего триумфа, Скорп погасил игровой сервак.
  Как только возмущенные игроки собрались у админской стойки, Владимир с торжественным видом объявил, что виннерами сегодняшней игры стали 'Бойды'. Эта информация поразила не только 'Пикселей', в замешательстве оказались и сами 'Бойды'. Но централы быстро переварили новость и с пеной у рта поддержали администратора 'Перископа', обвинившего поскотовский клан во всех мыслимых и немыслимых нарушениях в игре. До драки, однако, дело не дошло.
  - Мы будем жаловаться в Лигу! - твёрдо заявил красный от возмущения Денчик, капитан 'Пикселей', - блин, Скорп! Это же западло, беспредел! Что ты творишь? Тебя же Мэд с гуано смешает, когда узнает, что ты здесь натворил! Тебя ни в один нормальный клуб, ни на один сервак никто больше не примет! Да ты... Ты!.. - парень задохнулся от обиды.
  - Да хоть в ООН жалуйтесь! Или в Организацию африканского единства! На ваше усмотрение..., - легко разрешил Владимир, сверкнув эрудицией и потешаясь над негодующими игроками, - и вообще, пошли вы! Выметайтесь, лузеры! Любители канализации, блин!.. Валите, я вам дверь открою, капчу введу, сантехники недоделанные...
  - Скорп, тебе помочь? 'Ламо' вывести? - вальяжно осведомился довольный Десептикон у Владимира.
  Кто-то из 'Пикселей' дёрнулся было к Септу, но Денчик его удержал.
  - Уходим, ребята, - скомандовал своим поскотовский капитан, - этот клуб, как и его админ, они насквозь прогнили... Так мы это дело не оставим, я обещаю!..
  'Пиксели' начали подниматься наверх, а Скорп вышел из-за стойки и протянул бутылку водки и стаканчики Десептикону.
  - Разливайте по пятьдесят! - скомандовал Марцев в ответ на удивлённый взгляд непривыкшего к такому подходу геймера, - можно, не переживайте! Сегодня особый день! Дождитесь меня, я сейчас вернусь! - добавил Владимир и пошел вслед за 'Пикселями'.
  - Еть дверь! - только и сказал ему Денчик у выхода. Остальные 'Пиксели' обиженно скучковались возле своего кланщика, недобро поглядывая на администратора 'Перископа'.
  - Мобилки свои не забудьте, - буркнул Скорп, сунул пакет с телефонами 'Пикселей' в руки Денчика и быстро распахнул дверь клуба.
  С улицы повеяло гарью. Вдали слышалось потрескивание, напомнившее Владимиру канонаду от новогодних фейерверков.
  ...Ага, Дискотека Авария! ...Новый Год к нам мчится, скоро все случится... Сбудется, что снится, что опять нас обманут, ничего не дадут... Ждать уже недолго... Гы!..
  - Успехов вам, старички! - не скрывая наглой улыбки и насвистывая весёлую песню, напутствовал Марцев ничего не подозревающих лузеров. И не забывая подталкивать их наружу...
  Как только все 'Пиксели' оказались за порогом клуба и начали подниматься по лестнице, Марцев быстро захлопнул дверь и защёлкнул замки. А затем кинулся к перископу.
  Парни, выбравшиеся, наконец, на улицу из короткой трубы подвала, недоумённо осматривались по сторонам. Владимир вновь злорадно усмехнулся. Не заметить, что на улице творится нечто неординарное, мог разве слепец...
  Дальше всё пошло, как Скорп и рассчитывал. 'Пиксели' судорожно расхватали свои мобилки. Включили их, потыкали пальцами по кнопкам...
  ...Наверное, мясо пыталось позвонить родакам!.. Гы!..
  Затем Денчик с одним из соклановцев бегом спустились ко входу в клуб и затарабанили в закрытую дверь. Владимир, естественно, отморозился. Ну а потом, эти ламеры пошли помочь человеку в Жигулях...
  На этом моменте Марцев оторвался от перископа, оставив 'Пикселей' наедине с их судьбой.
  Спускаясь вниз к 'Бойдам', администратор компьютерного клуба от удовольствия едва не потирал руки. Первый этап его плана начал осуществляться со всеми шансами на успех. Теперь надо сообщить малолеткам о смене конфига Игры и убедить их следовать за опытным фаворитом новейшей версии зомби-шутера...
  На самом деле, это оказалось сделать даже проще, чем Марцев предполагал. Мозги 'Бойдовцев', приторможенные более полутора десятком часов беспрерывной игры в Контру, и ещё слегка заправленные сверху водярой и энергетиком, довольно отстранённо восприняли новость о том, что знакомый им мир пал, а их предки и родственники сгинули навеки в 'аццком' пламени авиакатастрофы.
  Ни на секунду не ослабляя давления на податливую психику геймеров, Владимир вывалил на подростков информацию о пришествии зомбаков, показал им самые впечатляющие ролики с ходячими мертвецами и их кровавыми атаками. Более того, Скорп наобещал клановцам гору нищаков и лута, исполнение всех их самых тайных желаний и полное отсутствие ответственности за любые, даже самые безумные деяния. Делая упор на своем авторитете и возрасте, Марцев убедил малолеток, что он уже спас их жизни, а вот даунам-придуркам 'Пикселям' так не повезло...
  Только Гуманяка пытался чего-то там сказать, что шло вразрез с руководящей линией админа. Но Скорп, молниеносно вспомнив, как поступают невозмутимые Герои в американских боевиках, решительно и без лишних слов ударил подростка кулаком в лицо... Сильно ударил, сбил его с ног и добавил ещё пару раз по рёбрам...
  ...Владимиру последнее действо очень понравилось. Я - брутальный. Пусть знают. Типа... Палки и пряника им дал, ага!..
  - Тимлидером буду я! - жёстко заявил Марцев, убедившись, что все соклановцы Гума прониклись моментом и не дёргаются, - на улице... В мире сейчас дезматч! Каждый рубится сам за себя. Будете держаться меня - выживите! Нет - идите на хрен! Вы - никто и никому вы не нужны! А у меня есть План, и без вас всё рулез будет! Ну что, комбатанты хреновы?.. Что выбираете?..
  - Септ? - Владимир в первую очередь обратился к уже бывшему, как он надеялся, капитану 'Бойдов'.
  - Я с тобой, Скорп, - заторможено выдал слегка ошалевший от наплыва событий Десептикон.
  - Лава?
  - Да... Пофиг! - сказала девушка, невозмутимо взирая на Марцева сквозь непрозрачные солнцезащитные очки.
  Владимир вдруг отловился на мысли, что он так никогда и не видел открытого лица Лавы. Она всегда, даже играя, оставалась в этом абсолютно не женском, а ля Терминатор, девайсе...
  - Лава согласна, я - тоже! Скорп, ты - 'Руль', понял, да?! - поспешил невнятно расписаться за себя и за подругу Акелла.
  - Ну, а ты, Гуманяка, - спросил Марцев у шмыгающего разбитым носом игрока-камикадзе, - в группу тебя добавлять? Флудить будешь или в команде работать?
  - В команде..., - промямлил подросток.
  - Ок! - важно сообщил Марцев, - Акелла, поставь бутылку с водкой на место. Поставь, я сказал!.. Септ! Налей всем по полстаканчика энергетика!
  Пока выполнялось его распоряжение, Владимир залез ещё в одну заначку в админской стойке компьютерного клуба. Только теперь он распотрошил уже свою заначку. Владимир считал себя смышленым парнем и не рисковал носить эти таблетки в кармане...
  - Матрицу смотрели? - спросил Скорп у подростков и, не дождаясь ответа, продолжил, - короче, помните, там момент был... Когда Морфиус два таблетоса Нео на выбор предлагал... Типа реальность или виртуальность? Так вот, руки протяните!
  Владимир выложил на каждую из четырёх ладоней по небольшой белой таблетке. На своей он демонстративно оставил две.
  - Сейчас у нас типа такой же ситуации, - сообщил админ, - только у вас особого выбора нет. Глотайте, эта фигня бодрит и ненужные напряги из жизни убирает...
  - Это чо? Наркотик... 'Колёса', да, Скорп? - спросил Десептикон, пялясь на таблетку.
  - Не тупите! - авторитетно заявил Марцев, - вы за своими играми вообще за развитием этой... Фармацевтики не следите! А зря! Это такая же безвредная тема, как наши 'аптечки', - Владимир ткнул пальцем в одну из пустых банок, - только в сухом виде. Специально для удобства переноса сделано, я вам говорю!..
  Посчитав свою речь достаточной и убедительной, админ закинул в рот свои две таблетки и запил их энергетиком.
  - Во!.., - добавил Скорп, - сразу в мозгах просветлело. Давайте, глотайте! Зря теряем время...
  Лава пожала плечами и со словами 'Да... Пофиг!' первой проглотила свою таблетку. За ней 'дозу' приняли и кибервоины.
  ...Марцев сам не знал, правильно ли он сделал, что принял целых две таблетки. Всё же изредка он позволял себе принимать не более одного таблетоса за раз. Но Владимир уже убедился, что этот день был особенным, поэтому он решил отбросить всякие глупые условности...
  - Слушайте миссию номер один, - даже собственный голос Марцева, казалось, звучал уже по-другому... Как-то очень особенно по-командному. Чудо-таблетки! И действуют быстро..., - нам необходимо где-то дропнуть, перехватить стволы... Огнестрелы! Магазины и фараоновские райотделы не предлагать, туда пустым соваться стрёмно, легко можно черепнуться... По знакомым думайте, кто там охотник или по-другому стволом хвастался... Быстро! Я 'Пикселей' вместо 'спонсоров' отправил, они должны зомбаков от клуба за собой увести. Может, и транспорт нам будет... Резче вспоминайте!..
  - Так... Это..., - нерешительно проговорил Десептикон, - Мигель... Ну, помните, 'ленточник', который с пулеметом постоянно бегает...
  - Кланнер из 'Гаммы'? - уточнил Скорп, вспомнив геймера из команды 'середнячков', предпочитающего машинган другому оружию, - и что с ним?
  - Ага, из 'Гаммы'! - обрадовался Септ, - так вот, я у Мигеля дома пару раз был... Он с дедом здесь неподалёку, в трёх-четырёх кварталах от клуба живёт...
  Марцев взглядом указал Десептикону на развёрнутый к геймерам монитор на своей стойке. На его экране Владимир оставил на паузе один из последних фрагментов видеоролика с падением самолёта на город. Как чувствовал, что понадобится! Разрушенные взрывами и уничтоженные огнём кварталы были обведены жирным красным пунктиром.
  - Не, не там, - отрицательно замахал головой Септ, посмотрев на монитор, - в другой стороне... Рядом с 'Афиной', ну, рядом с этим модным торговым центром. Там его дед в новом доме квартиру получил... Мигель как-то раз 'беретку' дедовскую, наградную, вот с такой..., - парень большим и указательным пальцем показал её размер, - золотой табличкой засветил...
  - Точно Беретту? - засомневался Марцев, - пистолет?
  - Ага, пистолет! - радостно подтвердил геймер, - может и не Беретту... Но здоровый и чёрный такой весь... Зачётный ствол! Я его в руках подержать не успел, правда... Тогда дед вернулся и Мигеля чуть не фрагнул за то, что он к его девайсу полез... Старикан последний год сдал сильно, болеет чем-то, а то точно бы Мигеля заколбасил... Он у него, это, поняли, да?.. Раньше этим, анти-терром в реале работал... Дед интересный... Рассказывал, что...
  - Хватит! - прервал Скорп разговорившегося подростка, - ещё кто чего помнит? Нет? Никто? Точно?
  Остальные киберспортсмены знакомых, у которых можно перехватить стволы, не имели.
  Тогда Марцев скомандовал сборы. Из рюкзаков малолеток были выброшены учебники и другие ненужные вещи, а вместо них загрузили предметы первой необходимости - жестянки с энергетиком и, естественно, полупустую бутылку с водярой не забыли...
  - После миссии можно будет допингнуться... Гы! - приободрил бойцов Скорп.
  Перед выходом Владимир, как лидер и продвинутый зомби-киллер, провёл краткий инструктаж.
  - Так как на зомби нам рашить пока не с чем, будем защищаться! Главное - это не позволить себя укусить! Кого мертвяк укусит, тот пусть лучше сам черепнётся! Нам 'лаги' в команде не нужны! Ясно?
  Комбатанты согласно закивали.
  - Тогда держите! - сказал Марцев и по очереди вручил подросткам подготовленные им средства самообороны.
  И если Десептикону и Гуманяке достались понятные бейсбольные биты из вскрытой Скорпом кладовки Мэда, то Акелла недоумённо рассматривал появившиеся у него и у Лавы в руках длинные швабры с поперечной металлической распоркой для тряпки.
  ...Судя по невозмутимому лицу подруги, ей явно пофиг, что ей там выдали... Либо она догадалась?.. Странное тело, ага... Да, именно этими швабрами сменщики-админы замывали в 'санитарный' час грязь, оставшуюся в клубе после неряшливых геймеров и ежедневных кибербаталий... Блин, неужели никто из этих ньюбов не догадается?.. Я, чо?.. Один тут гений, ага?.. Гы!
  Сам Владимир также вооружился битой.
  - Слышь, Скорп?.., - неуверенно спросил Акелла, указав на швабру - нафига этот девайс? Я, как нормальный пацан, тоже биту хочу, понял, да?!
  - Пасть закрой! - резко ответил Марцев, - Тоже мне, Акелла... Собака-барабака, блин... Головой думать надо!
  Десептикон и Гуманяка глумливо заржали над товарищем. Акелла обиженно насупился.
  - Действуем так, - продолжил инструктаж Владимир, - Акелла и Лава придерживают зомбаков швабрами, если они захотят до нас добраться. Мертвяки тупые и медленные. Ну..., так, типа, должно быть... Я, Септ и Гумм, танкуем. Бьём по ногам, чтобы зомби на землю сбить. А потом - по голове! По идее, если трупакам по мозгам 'наколбасить', они сдохнут, фрагнутся. Во всех зомби-шутерах так. И не тупите! Иначе, подохните! Точки восстановления в этой Игре нет! Ясно?
  Геймеры нестройно закивали.
  - Тогда, вперёд! Выходим из текстуры! - скомандовал Скорп.
  - А генератор не погасишь? - вдруг спросил Десептикон, поднимаясь за Марцевым по ступенькам, - а если вернуться придётся?
  - Куда? Сюда? Не..., - отмахнулся Владимир, - гори оно синим пламенем! Нафиг этот респаун! Не ссы!.. Мы себе базу лучше найдём!
  Поднявшись к перископу, админ жестом остановил отряд своих комбатантов.
  - Так, один сек! Я мапу отмониторю...
  Марцев прильнул к окулярам и быстро заценил обстановку. И довольно ухмыльнулся. Как он и хотел, 'жигулятор' стоял пустой, с открытой водительской дверцой. А сам зомбанутый водила объедал кого-то из самых невезучих 'Пикселей' метрах в десяти от машины... Пруха! Больше мертвяков рядом не было, 'спонсоры' своё дело сделали...
  - Как поднимемся наверх, не тормозим! - сообщил Скорп бойцам, - в сторону продуктового магаза стоят Жигули, 'шестёрка' с открытой дверцей. Идём к машине 'диарейной рысью', двумя забегами метров по десять. После первого на секунду приседаем, осматриваемся, и вторым забегом к машине, всё, как в Контре, ясно?! Да... Измену не схватите и не тупите! Там, 'на длине', дохлый водила Жигулей одного из 'Пикселей' харчит... Если мертвяк 'агро' на нас наведёт, делаем его, как я сказал! Готовы? Вперёд, воины нового мира! На лестнице не шумите!..
  Сгруппировав команду перед самым выходом, Марцев тихонько открыл замки. Затем показал напрягшимся бойцам три пальца... Два пальца... Один палец. Потом зачем-то кивнул и резко распахнул дверь.
  Комбатанты резво проскочили мимо админа вверх по лестнице. Владимир устремился за ними.
  На последних ступеньках бойцы неожиданно застряли, шокировано уставившись на кардинально поменявшее привычное обличье улицу. Марцев, как не дурак, догадался, что геймеры, всё же, поверили ему не до конца...
  ...Доносившиеся откуда-то издали разноголосый стрекот и отдельные выстрелы... Хлопья пепла, странными снежинками падавшие с неба... Горький, насыщенный продуктами горения пластика, воздух... Тревожное мычание нескольких мощных сирен со стороны порта... Лениво догоравшая трёхэтажка в конце улицы с потрескавшимися от жара стенами и провалами окон, из которых всё ещё продолжал вырываться густой едкий дым... Застывшая посреди дороги красная 'пожарка' и змеи шлангов, так и не дотянувшиеся до почерневшего здания... Несколько нелепо припаркованных автомобилей, горка чемоданов и дорожных сумок возле одного из них... Разнообразный мусор и самые неожиданные вещи, разбросанные, казалось, повсюду...
  ...Зомби, который торопливо копошился над телом человека на тротуаре... На левой ноге ожившего мертвеца прямо поверх штанины был намотан грязный, покрытый бурыми пятнами бинт...
  И хоть расположился зомби к невольным зрителям боком, киберспортсменам, замершим у компьютерного клуба, чётко было видно, как 'обратившийся' очень уж характерно, совсем не 'по-киношному', отрывал и заглатывал куски мяса с руки одного из их недавних соперников...
   От жестокой картины Армагеддона, наступившего на одной из центральных улиц Одессы, Владимир сам на пару секунд пораженно 'завис'.
  Всё это выглядело несколько по-другому, нежели на экране монитора...
  Но Скорп быстро пришёл в себя. С помощью чудо-таблеток он отсёк эмоции и чувства. На периферии зрения Марцева уже появлялась пару раз и пропадала боевая консоль. По опыту предыдущих приёмов таблетосов, Марцев уже знал, что сейчас идёт тонкая настройка его организма и в ближайшее время, как только таблетки окончательно рассосутся, ему станут доступны привычные виртуальные средства управления и атаки...
  ...В натуре, вокруг вообще не похоже на вирт! Блин, как реально всё прописано!.. Я - решительный!.. Движение, движение, нельзя стоять на месте! Гоу, гоу, гоу!..
  - Какого хрена 'заморозились'! Вперёд! - прошипел Марцев, растолкав застывших кемперов и указав на искомую 'шестёрку', - за мной!
  Стискивая биту, Владимир быстро преодолел половину расстояния до вожделенного транспортёра. Под ногами противно хрустел пепел.
  Админ, выполняя собственные указания по поэтапному достижению заданной точки - Жигулей, резко остановился и присел, не отводя взгляд от мертвяка. Шумное дыхание и приглушённый топот, послышавшийся позади, свидетельствовали о том, что его команда следует за лидером. Марцев не успел порадоваться этому факту, так как бегущий за ним Десептикон врезался в этот момент в Скорпа, не успев вовремя остановиться. А потом Гуманяка, Акелла и вовсе превратили проверочную точку в 'кучу малу'. Только Лава избежала столкновения, замерев над барахтающимися бойцами со шваброй наперевес.
  По ушам Владимира оглушительно резанул звон разбившейся в рюкзаке Десептикона бутылки с водкой.
  Неизвестно, этот звук или нечто другое... Что именно привлекло внимание мертвеца?.. Но, когда геймеры кое-как поднялись на ноги, зомби уже встал и развернулся в их сторону.
  Даже Марцев, закалённый многими годами виртуальных войн с компьютерными монстрами, содрогнулся, встретившись взглядом с потухшими глазами зомбака.
  Казалось, сама Смерть заглянула Владимиру в душу... Безразличная и жестокая.
  ...Ну и жало у этой твари... Нафиг-нафиг!.. А в кровище как весь изгваздался!..
  Не прекращая ритмично двигать челюстями, мертвяк сделал шаг по направлению к парализованным ужасом контрстрайкерам.
  Гулко бахнулась об землю оброненная Гуманякой бита. За ней тут же последовала и швабра из рук Акеллы.
  Марцев вздрогнул и обратил внимание, что весь дрожит от страха.
  Зомби, слегка покачнувшись, сделал ещё один шаг.
  - К машине! - завизжал срывающимся голосом админ, - суки, чего встали! К машине! - кричал, расталкивая потухших комбатантов Скорп, - бегом!
  Как ни странно, но первой к Жигулям побежала Лава. За ней потянулись и остальные бойцы.
  Позади неуверенно, но очень целенаправленно вышагивал мертвяк.
  Когда Владимир запрыгнул на своё законное водительское место, Лава уже забралась на переднее сиденье. И попыталась впихнуть в салон автомобиля швабру.
  - А-а-а! За что?! - заорал благим матом Акелла, запрыгнувший на заднее сиденье и получивший рукояткой швабры по голове, - выкинь эту палку, дура!..
  Вслед за Акеллой на заднее сиденье заскочил Гуманяка и захлопнул за собой дверь.
  Марцев, натыкаясь на рулевое колесо и рукоятку своей биты, судорожно нащупал замок зажигания. Зубы Владимира непроизвольно клацали друг об друга. Ключи с каким-то брелком были на месте. Бинго!
  Так как Лава и не подумала последовать совету Акеллы и избавиться от швабры, Гум тоже не остался без внимания и был сполна 'отоварен' длинной рукояткой.
  Оба геймера оглушительно орали, упоминая всякими плохими словами родственников Лавы по женской линии. Невозмутимая подруга, однако, всё также шуровала по салону своей шваброй, настойчиво пытаясь впихнуть её в автомобиль.
  - Рты позакрывали все! - сумел перекричать безумствующих малолеток Скорп, - Гум, приоткрой на три пальца окно! Лава! Перестань дергать шваброй! Гум, выставь, наконец, эту долбаную рукоятку в окно!
  Лава, таки втиснувшая в машину свою швабру, захлопнула дверцу.
  - Всё? Всем тихо сидеть! - окончательно угомонил разбушевавшихся придурков админ.
  ...Хотя захват транспортёра прошёл более чем удачно, Владимира не оставляло тревожное ощущение... Что-то идёт не так...
  Геймеры притихли и уставились на мертвяка, подошедшего к автомобилю практически вплотную.
  Зомби, на секунду замерев перед Жигулями, внезапно вновь пришёл в движение и двинулся в обход четырёхколёсной преграды.
  В заднее боковое стекло резко застучали.
  - Пустите меня! Пустите! - заорал с улицы бледный, как мел, и дрожащий Десептикон, - дверь откройте, она снаружи не открывается! А-а-а!!! Пустите меня! Пустите! - затарабанил он ещё энергичней по стеклу.
  Мертвец дошёл до капота, повернул и поковылял вдоль машины.
  Септ, судорожно и безрезультатно дёргая за ручку открывания дверей, завыл от бессилия.
  - Дверь изнутри откройте! - очнувшись, скомандовал Марцев.
  - Тут... Эта..., - промямлил Акелла, - ручка выломана...
  Панический крик Десептикона перешёл в ультразвук. Так его, по крайней мере, себе представлял Марцев. Не слышно же!
  Зомбак, тем временем, неуклонно приближался.
  - Охренеть! - только и смог выдавить Владимир.
  Ситуацию спасла Лава. Как только дохляк с ней поравнялся, подруга быстро повернулась и обеими ногами резко ударила по дверям, заставив их распахнуться и сбить мертвяка с ног. В ту же секунду Лава молнией выскользнула из машины, выхватила из салона швабру и принялась размахивать ей в том месте, где упал зомбак.
  Видимо, девушке удавалось как-то мешать мертвяку встать, то ли прижимая его к земле, то ли выбивая опорную конечность...
  Скорп, да и остальные геймеры, зачарованно наблюдали, как Лава пыхтит возле машины, размахивая и двигая своим необычным оружием.
  Десептикон замер возле задней дверцы, вцепившись в её бесполезную ручку обеими руками. И молчал. Рот его, правда, так и оставался открытым... А на штанах быстро расплывалось мокрое пятно...
  Оцепенение Марцева прошло в ту же секунду, когда Лава, не дождавшись помощи, специально ударила той же шваброй по лобовому стеклу 'шестёрки'. Как бы подавая ему, Скорпу, особый знак...
  От нелепости происходящего, зомби на улицах, бессонной ночи, алкоголя и энергетика, от вида девушки, размахивающей шваброй из его клуба, в голове Владимира что-то заклинило...
  ...Дзинь! Герой: Скорп. Уровень: начальный... Вы получили скрытое задание: Спасти товарища! Ваша группа атакована зомби. Эти мерзкие существа хотят уничтожить всё живое. Зомби могут нанести Вам невосполнимый урон. Лава, член Вашей группы, остановила атаку зомби. Но её оружие не может нанести зомби фатальных повреждений. Вы должны прийти к ней на помощь. Награда за успешное выполнение задания: плюс один к Боевому Духу, плюс один к Выносливости, плюс один к Силе... Вы принимаете задание?.. Вы принимаете задание?..
  Владимир неосознанно тряхнул головой и покрепче сжал в руке биту.
  ... Я принимаю ЗАДАНИЕ!..
  Марцев решительно распахнул дверцу и вышел из машины. Бита, как влитая, лежала в руке.
  Скорп обошел машину, несколько секунд смотрел, как подруга из его группы ловко мешает мертвецу подняться. А затем...
  ...Критический удар! Вы нанесли зомби критическое повреждение! Его мозг разрушен! Зомби не сможет больше напасть на Вашу группу! Вы получили дополнительное вознаграждение! Вы получили плюс один к Лидерству...
  В голове Марцева что-то вновь щелкнуло...
  Он с изумлением посмотрел на неподвижного мертвеца на земле. Голова зомби выглядела так, как будто по ней нанесли несколько очень сильных ударов. Владимир убедился, что измазанная в крови бита находится именно в его руках, а рядом, кроме Лавы, никого нет. На лице Скорпа медленно появилась довольная улыбка...
  ...Неужели это сделал я? Ни хрена себе! Что за фигня со мной произошла?.. Да!.. Нет!.. Так и должно было быть! Я знал! Я - крут, реально... Как же я раньше не раскрыл свой потенциал?.. Мне показалось или Лава действительно одобрительно кивнула, когда я фрагнул зомбака? Странная подруга... Нет, мне показалось. Я - смелый! Как я 'заколбасил' дохляка! Я - молодец!.. Надо поспать, в голове полная каша...
  Лава аккуратно тронула Марцева за плечо, возвращая его в реальность.
  - Что? - оторвался от своих мыслей Владимир.
  Подруга, сохраняя всё то же невозмутимое лицо, кивком головы указала за спину Скорпа. Марцев оглянулся.
  Из ближайшей подворотни на улицу медленно вышли две тётки в рваных домашних халатах. Замерли, навелись на геймеров, и активно заковыляли в сторону 'шестёрки'.
  - Зомбаки! Уходим! - скомандовал админ и подскочил к неподвижному Десептикону, - Септ! Септ?!
  Подросток тупо пялился на мёртвого зомби и никак не реагировал на крики Марцева.
  Щёлк! Щёлк!!
  Лава в очередной раз удивила Владимира, без разговоров влепив Десептикону две мощные пощечины.
  Подросток заморгал, закрыл, наконец, рот и с испугом спросил у Скорпа:
  - А? Чо?
  - Та ни чо! - отрезал Марцев, схватил геймера за шиворот и быстро дотянул ко второй задней дверце. К той, которая открывалась...
  Акелла и Гуманяка понятливо подвинулись, и Владимир насилу впихнул слабо трепыхающегося и, видимо, особо не понимающего, что происходит Десептикона на заднее сиденье.
  Неугомонная Лава опять засунула в салон свою швабру. Правда, навыки обращения со столь полезным, как показала практика, девайсом у неё уже развились, поэтому в этот раз по голове досталось только Септу. Что, по большому счёту, пошло тому только на пользу...
  Тётки-зомбачки, потеряв подростков из вида, стопорнулись, неподвижно постояли с минуту на месте, а затем, изменив направление, потопали через дорогу в сторону другой подворотни.
  Марцев перевёл дух и потянулся к замку зажигания. Пора отправляться в гости к пулемётчику Мигелю.
  ...Первый левел, по ходу, мы прошли. Хреново, лута с дохляка нет, зато и потерь среди группы нет. Слушай, а Лава меня, в натуре, радует. Прикольный юзер, столько скрытых навыков... Слушай, а если в машине нет топлива? Если в баке нет бензина?.. Да как нет! Не может такого быть! Раз зомбак охранял транспорт, значит, топливо по-любому есть! Кстати, если лут не выпал с мертвяка, это не значит, что его нет... Если упокоенный мной зомби - мини-босс этого уровня, то... Где могут быть нищаки? Так... 'Шестёрка', 'шестёрка'... Сама по себе уже неплохая добыча... О-па! В багажнике надо будет посмотреть! Наверняка, нищаки там. Ай да я!.. Я - молодец!..
  - Чо мы стоим? - спросил Гуманяка и покрутил головой по сторонам.
  Живых людей на улице не было.
  - Кого-то ждём? - уточнил недоумевающий страйкер.
  - Гум! Ты тупой камикадзе! - ответил ему Акелла, - видишь, Скорп думает! Планирует... Кстати, Скорп! Ты в реале кул! Кстати, люди! А чего в машине так мочой воняет? Кстати, люди! А кто такая собака-барабака? Кстати, лю...
  - Акелла, помолчи, - недовольно буркнул Марцев и спросил, глядя в зеркало заднего обзора на съежившегося и покрасневшего Десептикона, - Септ? Ты как, в норме? Дорогу к дому Мигеля помнишь?
  Парень кивнул, уныло вздохнул и только потом неуверенно пробормотал:
  - Я... Это... Да... В норме... Улица Бунина, угол Вице-Адмирала Жукова... Новая девятиэтажка... Это... Та, со скульптурами... На Греческую площадь выходит...
  - Ладно, погнали! Держитесь, геймеры, - настроение Скорпа вновь улучшилось, - мы выезжаем!
  Владимир крутанул ключ зажигания. Как он и ожидал, двигатель завелся моментально. В салоне запахло выхлопными газами, перебивая действительно резкий аромат, идущий, как обоснованно предположил Владимир, от штанов Десептикона...
  ...Вот, что значит высокий скил! Не зря, не зря зомбак здесь крутился... Надо не забыть проверить багажник... Эх, Септ, Септ... Прокачаться парню не помешает... Ничего, я ему уникальных заданий подкину...
  Машина, рыкнув мотором, плавно тронулась с места. Уж что-что, но опыт Марцева по игровому дрифту всегда был на высоте.
  В звук двигателя внезапно вплелась какая-то очень знакомая админу песня. Владимиру показалось, что это звучит... Да, точно, Нирвана!
  ...Рэйп ми, рэйп ми май френд... Рэйп ми, рэйп ми эгэйн... Ай эм нот зэ онли ван, ай эм нот зэ онли ван... Ай эм нот зэ онли ван, ай эм нот зэ онли ван... Хэйт ми, ду ит енд ду ит эгэйн!..
  Почему-то именно сейчас музыка отвлекала и даже раздражала Скорпа, мешала ему сосредоточиться... Владимир протянул руку, чтобы выключить старенькую, ещё кассетную автомагнитолу... Однако она оказалась выключена!
  Марцев сбавил и без того 'черепашью' скорость, притормозил и подозрительно осмотрел бойцов. Геймеры недоумённо уставились на него.
  - Кто песню поёт?! - раздраженно спросил Владимир.
  - Какую песню? - осторожно уточнил Гуманяка.
  - Какую, какую! Тили-тили! Трали-вали! Не парьте мне мозги! А ну, быстро сказали! - рявкнул Скорп.
  ...Он покажет малолеткам, как над ним шутить!..
  Контрстрайкеры переглянулись и вновь непонимающе уставились на своего тимлидера.
  - Это..., - промямлил Акелла, - вроде Антошка... Рыжий такой, понял, да? Пацан из мульта, где карусель крутится... Он в той песне ещё что-то про 'не задавали' поёт... О! ...Тили-тили! Трали-вали! Это мы не проходили, это нам не задавали!..
  - Закрой рот! Дебил, блин! - прошипел разъярённый Марцев и отвернулся, чтобы немного успокоится. Скорп едва не сорвался и чуть не набил Акеллу прямо в машине.
  В салоне раздался знакомый 'Пшик!' и Лава молча протянула Владимиру открытую жестянку с энергетиком.
  Скорп принял банку, одним большущим глотком выпил не меньше половины и прислушался.
  ...Мерно тарахтит движок. Никакой музыки не слышно. Я чо, даже радиоволны принимать способен?! Вот это лаги!.. Надо ехать! Гоу, гоу, гоу!..
  - Добивайте! - буркнул Марцев и вернул жестянку подруге. Затем тронул 'шестёрку' вперёд.
  Владимир аккуратно вёл машину по улице, старательно объезжая брошенный автотранспорт. Все остальные геймеры быстро, по кругу, допили энергетик, и молчали, пялясь по сторонам. Внезапная и беспричинная вспышка гнева у Скорпа, если и поразила их, то не настолько, чтобы снизить отупляющее воздействие дикого коктейля из алкоголя, энергетика и 'колёс'...
  Уже на первом перекрёстке под колёса едва не попала парочка свежих зомби. И с каждым кварталом в сторону Центра их становилось всё больше. На дороге, на тротуарах, повсюду лежали изломанные трупы людей... А другие, ожившие мертвецы, питались от них...
  Центр города, застроенный старинными двух, трёхэтажными зданиями из ракушечника давал людям мало шансов на выживание. Бывший админ 'Перископа' прекрасно понимал это, глядя, как через широкие разбитые окна памятников архитектуры гуляет ветер... А иногда там мелькали и зомби... Да, если в окнах вторых и третьих этажей в большинстве своём сохранились стёкла, то целых окон на первых этажах практически не встречалось. И вообще, у Марцева складывалось такое впечатление, что по Центру города прокатилась волна уличных беспорядков. Трижды попадались дымящиеся остовы автомобилей, которые явно кто-то поджёг, буквально все многочисленные для этого района магазинчики выглядели так, как будто их разнесла толпа мародёров... Наверное, так оно и было... Но всё это случилось за одну ночь?!..
  Вначале Скорп тоже беспрерывно глазел по сторонам. Но потом ему стало не до этого. Владимиру пришлось несколько раз выезжать на тротуар, чтобы объехать оставленные поперёк дороги машины. Жигули терпеливо преодолевали бордюры. И не только их... Владимир старался не наезжать на мёртвых людей. Но, чем дальше, тем это становилось делать труднее. Вскоре Марцев махнул рукой на трупы и оценивал дорогу только с точки зрения 'пройдёт машина или нет'. И плевать он хотел, что 'шестёрка' сбивает и переезжает очередного неловкого зомби...
  ...Ведь это монстры! Моды из Игры!..
  Владимир втянулся, и даже начал воспринимать такую езду, как средство очередного повышение 'левела'... Привычная игровая консоль снова исподволь наложилась на реальность...
  ...Ваша группа атакована зомби. Эти мерзкие существа хотят уничтожить всё живое. Зомби могут нанести Вам невосполнимый урон. Вы можете уничтожить зомби, используя Жигули. Эта машина создана могущественными магами 'тёмной' империи. Вы с лёгкостью можете сбивать и давить зомби... Критический удар!..
  Не все в городе погибли. Марцев и компания геймеров убедились в этом почти сразу с началом движения. Несколько раз на верхних этажах домов, мимо которых кралась машина кибервоинов, открывались окна и перепуганные люди подавали отчаянные сигналы, выкрикивали безответные просьбы о помощи... А уже через два квартала, Владимиру пришлось практически впритирку провести машину мимо здоровенного джипа, в кузове которого мужик и баба, обоим где-то за сороковник, устроили себе самую настоящую огневую точку.
  ...Мужчина, дымя сигаретой, часто стрелял в зомбаков из здоровенного 'два-два'. Женщина рядом с ним, с упрямым выражением лица и абсолютно седыми волосами, быстро перезаряжала второй такой же внушительный дробовик. Неизвестно, сколько они так уже проводят время, но окончательно фрагнутых трупов было поблизости впечатляюще много...
  Мужик всего лишь скользнул безразличным взглядом по 'шестёрке', но Владимир успел заметить, какое море тоски плескалось в его глазах...
   Несколько раз на дороге мелькали спешащие автомобили. Даже вроде как машина фараонов проскочила на перекрестке. Становилось люднее... И зомбячнее, что ли... Правда, пешеходов..., живых пешеходов, Марцев так ни одного и не увидел... Зомби, веером разошедшиеся от места авиакатастрофы, как приливная волна смели с центральных улиц незащищенных людей...
  И никому не было дела до побитых Жигулей с командой продвинутых геймеров на борту. И этот шанс Владимир упускать не собирался!
  До искомого дома на улице Вице-Адмирала Жукова добрались минут через десять. Перед самой целью распили ещё одну банку энергетика, что привело в чувство и вернуло подросткам боевой настрой.
  Неподалёку, где-то в районе 'Афины' на Греческой, оживлённо постреливали. Владимир порадовался, что туда соваться не надо, парадные нужного дома выходили на другую сторону.
  Перед указанным Десептиконом подъездом нагло бродили зомбаки. Марцева они не смутили. Несколько жестких таранов и путь освободился. Левел ап!
  - Пароль к замку помнишь? - спросил Марцев у Септа, подогнав машину к самым дверям и обнаружив на них кодовый замок.
  - М-м-м... Одновременно нажать 'один, два, три'... Вроде код такой, - пожал плечами Септ, - эти двери у них от строителей. Мигель говорил, что вскоре должны поставить нормальный домофон...
  - Этаж какой? - перебил его Скорп.
  - Третий! Тринадцатая квартира, - сообщил подросток, - я ещё над Мигелем прикалывался...
  - Кстати, люди! - перебил Акелла своего товарища, - а кто такая...
  - Скорп! - влез Гуманяка, - а можно я порулю, потом...
  - Все заткнулись! - Марцев недовольно поморщился, - все базары потом! Пока чисто, все идём к подъезду. Септ, ты открываешь дверь и отходишь в сторону. Впереди Лава и я, остальные держитесь за нами. Не растягивайтесь, а то мертвяки кого за задницу прихватят, - Марцев хихикнул над собственной шуткой и продолжил, - поднимаемся на третий этаж, там ты, Септ, стучишься и просишь деда открыть дверь. Наболтаешь о Мигеле что-нибудь... Всем ясно?
   - А если там зомбаки? - спросил Акелла.
  - Разберёмся! - важно пообещал Владимир, - зомбаки сейчас повсюду! Всё, погнали!
  Код подошёл, а широкая лестница новостроя оказалась пуста. Геймерам явно везло. На втором этаже за дверью одной из квартир кто-то протяжно и очень печально выл. Не сбавляя ход, юные кибервоины быстро взбежали на третий этаж, перевели дыхание, а затем Десептикон, по сигналу тимлидера, постучался в квартиру с цифрами 'тринадцать'.
  За дверью послышались шаркающие шаги, затем раздался хриплый мужской голос:
  - Кто там?
  - Дядя Глеб! Это я, Веня Баринов, - отозвался Десептикон, - а Миша дома? Тут на улице такое творится, я к вам заскочил... Откройте, пожалуйста..., - жалостливым голосом добавил Септ.
  Скорп показал ему большой палец и ободряюще подмигнул.
  - А, Веня! - откликнулся через секунду мужчина из-за двери и защёлкал замком.
  - А Миши нет..., - дверь распахнулась, и в проёме показался сухенький старичок, опиравшийся на трость, - Миша у друга остался, опять играет, наверное. А ты что, не один?.., - успел добавить старик и отлетел в сторону от мощного толка плечом Владимира.
  - Вперёд! - выкрикнул Марцев и первым ворвался в квартиру.
  Дед врезался в тумбочку с обувью и, охнув, упал на пол.
  Скорп, быстро убедившись, что в квартире никого нет, добавил ему битой по рёбрам, затем схватил деда за тонкую шею и рывком поднял старика на ноги, уперев в стену.
  Подростки в этот раз не протормозили, порадовали своего командира. Акелла захлопнул дверь, а Гуманяка и Десептикон вцепились в руки слабо трепыхающегося деда. Лава, бросив так и не пригодившуюся швабру на пол, замерла слева от Марцева.
  - Где пистолет? Говори! - Владимир тряхнул старика и грозно повторил, - где пистолет? Признавайся, иначе кончим! Мы убьем тебя, понял!? Говори! Быстро говори! Если не скажешь, мы начнём тебя бить, пока ты...
  ...Скорп наслаждался. По-настоящему наслаждался этим моментом!.. Такая Игра нравилась админу всё больше. Эмоции захлестнули его. Так хорошо Марцев не чувствовал себя никогда. Власть! Он может сделать с этим тщедушным стариком всё, что угодно. Стоит только сдавить пальцы посильнее и жизнь покинет человека...
  Владимира так захватила эйфория, что он не сразу осознал, что происходит нечто неординарное.
  Лава, это отмороженная и замкнутая подруга, неожиданно сняла солнцезащитные очки, затем аккуратно положила их в карман.
  А потом ударила деда в живот. Марцев не сразу понял, почему старик вздрогнул всем телом от вроде бы несильного удара подруги.
  Лава же протиснулась к деду поближе, так и не убрав правую руку от его живота. Девушка пристально смотрела старику в глаза. А затем отдёрнула руку и ударила мужчину ещё раз, повыше ...
  И только теперь Владимир успел заметить тонкое лезвие ножа, легко вошедшее в грудь человека.
  Дед захрипел, содрогнулся и внезапно сильно, как будто подавился, закашлялся, выбрасывая изо рта вместе с воздухом брызги крови.
   Геймеры, да и сам Марцев в испуге отпрянули. Капли крови попали им на одежду, в лицо...
  А Лара даже не шелохнулась. Кровь стекала с её лица, капала на ковёр, а подруга всё так же пристально смотрела в глаза старика.
  Дед Мигеля пошатнулся, его ноги подкосились, и он завалился набок, соскользнув с лезвия ножа.
  Лава заторможено вытащила из кармана скомканный платок, вытерла нож, оказавшийся складным, затем спрятала его в карман.
  А потом развернулась к Марцеву и спросила:
  - Володя! А у тебя ещё остались те... Энерго-таблетки?
  Скорп подавился ответом, заглянув в бездонные расширившиеся зрачки Лавы.
  ...Блин! Вот это хрень! Подруга, по ходу, совсем с катушек слетела...
  Марцев нащупал дрожащими руками пакетик с таблетками, вытащил его из кармана и протянул Лаве.
  Подруга умело закинулась 'колесом', облизнула губы, совершенно не обратив внимания, что они забрызганы кровью, улыбнулась и сказала:
  - Спасибо! Так что, ствол искать будем?
  - Ага, будем, - всё ещё пребывая в шоке, сумел выдавить Марцев, - ты бы это, Лава... Лицо бы умыла...
  Подруга прикоснулась к своему подбородку, затем посмотрела на испачканную кровью ладонь и буркнула:
  - Акелла! Пойдём, сольешь!
  И пошла, не дожидаясь ответа, вглубь квартиры.
  Акелла и не думал шевелиться, только испуганно смотрел ей вслед. Но после того, как Марцев шикнул на него, сделал страшное лицо и мотнул головой в спину Лавы, обреченно вздохнул и побрёл за девушкой. Парень бледнел с каждым шагом, а когда поравнялся с телом старика, схватился обеими руками за рот и бегом забежал в ванную.
  - Где вы её нашли? - шепотом спросил Владимир у оставшихся подростков.
  Десептикон пожал плечами, а Гуманяка ответил:
  - А чо? Она два года с нами рубится... Нормальная подруга. Так, может нервы лагнули... Ты же кричал, 'мы убьём тебя, мы убьём...'. Вот она и убила...
  - Мозги у вас лагнули..., - буркнул Марцев, - вы знали, что она с ножом ходит?
  Геймеры отрицательно мотнули головами.
  - Ясно..., - протянул Скорп, мучительно собираясь с мыслями и решая, что же теперь делать.
  - Кстати, - Марцев вдруг вспомнил, что мёртвый дед должен, по идее, вот-вот превратиться в свежего зомби, и спросил у подростков, - жить хотите?
  Получив два утвердительных кивка, Владимир вручил Гуманяке биту и приказал:
  - Фрагните старпера! Разбейте ему жбан! Иначе будете рашить его, когда дед в зомбака обратится... А я... Утомили вы меня. Пойду, пистолет поищу...
  Гумм и Септ испуганно переглянулись и умоляюще уставились на Скорпа.
  - Давайте, давайте..., - приободрил их Марцев, - левел повышайте...
  Владимир прошёл мимо санузла, где хлюпала вода, и зашел в первую попавшуюся комнату. Плотно прикрыл за собой дверь, присел к ней лицом на обнаружившийся в зале диван, подтянул к себе вроде бы тяжёлую табуретку, и задумался.
  ...А что случилось? Ну, завалила Лава деда... Всего лишь ещё один НИП, неигровой персонаж... Кровь реалистична. Меня этим не проймёшь...
  У Владимира начала слегка побаливать голова.
  Из коридора донесся глухой звук удара. Затем ещё один.
  ...Короче, хрен с дедом. Надо лутить текстуру. Где же может быть 'беретка'?.. Вообще, Лава - молодец. А какой скил!.. Пацаны оказались слабее этой отмороженной стервы. Только глаза у подруги ни фига не детские, ага. Она без очков своих вроде как на лет пять старше выглядит... Надо при случае расспросить её. Только аккуратно. А как она! Вжик, чпок и всё... В реале крутой 'орешник' оказалась... И ведь, зараза, даже знает, как меня по имени зовут...
  Марцев сидел и размышлял. Его рука на автомате достала из пакетика таблетку и кинула её в рот. И только потом, проглотив 'таблетоса' и посмотрев на свою ладонь и лежащий на ней испачканный в крови целлофан, Владимир так и не смог вспомнить, когда Лава успела вернуть ему этот ценный пакетик. Ещё пару секунд Скорп думал об этом интересном 'баге'. А потом таблетка подействовала...
  Марцев встал посреди комнаты. Перед лицом привычно развернулась игровая консоль...
  ...Вы выполнили промежуточное задание. Босс локации уничтожен. Он не сможет воскреснуть. Ваш скил повышен! Обыщите локацию. Вам необходимо найти ключи. Монстры обычно хранят лут-оружие в сейфах. Сейфы расположены возле входа в локацию, там, где монстры и боссы нападают на Игроков. Чтобы открыть сейф, вам необходимы магические ключи. Найдите волшебные ключи, и вы сможете открыть сейф. Ключи хранятся... Внимание! Вами обнаружен шкаф с одеждой. Монстры привыкли хранить ценный лут среди постельного белья и одежды...
  Марцев сбрасывал с полок аккуратно сложенные вещи. В очередной стопке постельного белья обнаружилась тоненька пачка американских долларов, которую Владимир без сожаления отбросил в сторону. Деньги - мусор! А Марцев искал ключи от оружейного сейфа, который наверняка обнаружится в коридоре.
  Скорп перешёл к секции шкафа, в которой висела пара костюмов, с пяток рубашек и какая-то военная форма. В карманах пиджаков оказалось несколько смятых визиток, а вот во внутреннем кармане кителя обнаружился небольшой плоский ключ и магнитная карточка. На одном колечке! Бинго!
  ...Вы обнаружили...
  Ознакомляться с очередной подсказкой Владимир не стал. Марцев просто свернул игровую консоль и решительно направился к выходу из зала.
  ...Скорп никогда не спрашивал у других геймеров, появляются ли у них после приёма таблеток такие же возможности. Типа невидимой для других игровой консоли. А зачем? Немалый жизненный опыт Марцева, почерпнутый из фильмов, комиксов и бесчисленных игр, подсказывал ему единственно верное последствие такого неоправданного интереса. Если активирующиеся после 'таблетосов' суперспособности присущи только ему, то за Владимиром могут начать охотиться спецслужбы, могущественные корпорации и тайные кланы...
  В коридоре всё было чётенько. Деда кто-то прикрыл светлым плащом, покрывшимся багровыми пятнами.
  Подростки в полном составе собрались возле распахнутого одёжного шкафа прихожей. Пацаны возбуждённо переговаривались, чего-то там внутри щёлкали и царапали, а Лава лениво подпирала стенку рядом со шкафом.
  Глянув на её безразличный вид и вновь напяленные очки, Марцев даже усомнился, что это именно она пять минут назад заколола деда, а потом с интересом следила, как его покидает жизнь...
  - А мы... Это!.., - радостно воскликнул Гуманяка, - сейф со стволом нашли! Понял, да!? Септ вспомнил!..
  - И чо? Открыли, хакеры? - ехидно уточнил Скорп.
  - Не..., - протянул Десептикон, - он реально заперт! Даже отвертка не цепляет. Взрывать надо!
  - Си-четыре дать? - не смог удержаться Марцев.
  - Есть, да?! Кул! - искренне обрадовался Септ, а потом, посмотрев на хихикающего Скорпа, понял, что его разыгрывают и насупился.
  - В сторону, ламо! - скомандовал Владимир, демонстративно крутанул на пальце ключи и подошел к сейфу.
  Пистолет оказался 'тэтэшкой'. Чёрный вороненый ствол лежал вместе с двумя разряженными магазинами на верхней полке, на нижней стояли на донышках две группки патронов и две запечатанные коробочки с ними же.
  Внушительная тяжесть пистолета порадовала Марцева. Протянув приплясывающим от нетерпения подросткам ствол, Владимир взял несколько патронов. Скорп удивленно рассматривал их, ведь, насколько он знал, латунная гильза должна быть заткнута свинцовой пулей. Эти же патроны были какие-то странные. Гильза заканчивалась не пулей, а вроде бы пластиковой или резиновой заглушкой черного цвета.
  - Первому командиру одесского 'Титана', полковнику Махоненко Г.Б., - прочитал вслух гравировку на стволе Гуманяка.
  - Чо за титан? - недоуменно спросил всё ещё немного бледноваты Акелла.
  - Спецура какая-то, я же говорил, что дед у Мигеля - суровый парень. Был..., - пояснил, глянув на труп, Десептикон, - это..., типа антитерры местные...
  - А..., - протянул Акелла, - кстати, люди! А кто такая...
  - Галимый ствол! - перебил его раздосадованный Марцев, убедившийся, что в запечатанных пачках тоже 'левые' патроны, - это резинострел, блин!
  - И чо? Он не стреляет, да? - протупил Септ.
  Владимир только разочаровано махнул рукой, закинул патроны обратно в сейф и молча пошёл на кухню.
  ...Что этим дебилам объяснять? По правилам зомби-шутера, мертвяка можно убить, только прострелив башку. Резинострел - пшикалка. Знакомый геймер когда-то хвастался Скорпу таким стволом, правда, тот был без магазина, с барабаном. Они даже пробовали пострелять по бутылкам. С трёх метров бутылки из-под 'шампуня' резинка не разбивала...
  Марцева начало грузить и сильно 'пробило на хавчик'. В холодильнике обнаружились полпалки сервелата, трёхлитровая банка с огурцами, несколько котлет и кастрюля с вареной картошкой.
  Кибервоины тоже подтянулись на кухню. Пистолетом игрался уже Десептикон, щеголявший в чужих, чуть коротковатых, но сухих штанах. Септ дурашливо приставлял 'тэтэху' к голове Гуманяки и выкрикивал 'Хенде хох!', а Лава задумчиво крутила в пальцах несколько патронов.
  Акелла залез в морозилку и безошибочно вытащил из неё литровую бутылку водки. Пацаны вопросительно уставились на жующего Скорпа.
  - Давайте! - разрешил Марцев.
  Выпили. Подростки жадно накинулись на еду.
  На свободной от шкафчиков стене кухни в рамках висели фотки с фоенными, несколько грамот и треугольных вымпелов. Гуманяка стащил одну из грамот и прочитал, весело похрустывая огурцом:
  - Заслуженному ветерану Государственной службы охраны МВД Украины..., бла, бла, бла, короче... Гы!
  Лава сунула патроны в карман и требовательно протянула руку.
  Гум отдал ей грамоту и переключился на котлету с колбасой. Акелла разлил ещё по пятьдесят.
  - Ну, чо, парни! - засмеялся Акелла, - за упокой дяди Глеба!
  Выпили.
  Лава пригубила, но допивать не стала. Вместо этого она ещё пару секунд изучала грамоту, а затем неожиданно зло и сильно ударила ею по торцу кухонного шкафчика.
  Стекло, естественно, разбилось, весело зазвенев осколками на половой плитке.
  - Лава? Ты чо? - отвлёкся Марцев от тяжелых раздумий, где взять стволы.
  - Да... Пофиг! - пробормотала подруга, скомкала бумажный лист грамоты и бросила его вслед за рамкой в мусорное ведро.
  А затем, как ни в чём не бывало, принялась жевать колбасу.
  Геймеры переглянулись и тихо захихикали. Подруга на это никак не отреагировала.
  - Кстати, люди! - выдал Акелла, разливая ещё по 'соточке', - а кто такая собака-барабака?
  Владимир, которого этот тупой вопрос подростка уже порядком достал, решил, что небольшое унижение Акеллы перед его товарищами будет не лишним.
  - Эта история произошла со стаей волков однажды зимой..., - сообщил Марцев, выпил водку и закусил котлеткой с огурцом.
  ...Водка приятно растеклась по организму, притупив разочарование от лута в локации. Правда, виртуальная консоль под действием алкоголя порывалась самостоятельно развернуться перед Владимиром. Но Скорп к этому был готов и пока сдерживал свои суперспособности...
  - В особо холодную зиму..., - продолжил Владимир, дожевав, - изголодавшаяся стая волков подобралась к небольшому хуторку. Только волки начали окружать сарай со скотом, как из-за ближайшей ограды раздался громкий лай... Тут же вся стая, скуля и поджав хвосты, понеслась обратно в лес, оглашая окрестности воем:
  - Собака-барабака!!! Собака-барабака!!! Спасаемся!
  Скорп вытер жирные пальцы о полотенце.
  - А чо, собаки говорят? - брякнул удивленный Акелла.
  - Типа, по своему... Не мешай! - пояснил ему Десептикон.
  - Только молодой волк, чуть задержавшись, бросил взгляд на шавку и поспешил за остальными, - хмыкнул и продолжил Марцев, - поравнявшись с их тимлидером, молодой волк, такой же глупый, как ты, Акелла, спросил. Типа, а почему мы убегаем? Нас же больше и мы сильнее! А эта собака-барабака так мала, что только и сможет, что подпрыгнув поцеловать меня в зад?!
  Даже Гуманяка стал тише чавкать в ожидании ответа умудрённого волка.
  - Рульный скилом тимлидер волков тогда с содроганием ответил, - сообщил Владимир, едва сдерживая ухмылку, - а знаешь... Какие у нее холодные губы!?..
  Гуманяка и Десептикон громко заржали. Акелла насупился.
  Септ, не выдержав, звонко хлопнул ладонью по столу и выдал прямо Акелле в лицо:
  - Собака-барабака! Бррр! Бррр! Волк позорный, а не Акелла! Гы!!!
  - А ты!.. А ты!.. - задохнулся от обиды геймер, - ты... Барбиглаз! Вот!
  Смех Десептикона мгновенно прекратился. Парень резко покраснел, встал во весь свой долговязый рост и схватил Акеллу за воротник.
  - Повтори! Чо ты сказал?!
  - Барбиглаз! Барбиглаз! - заорал Акелла, вырываясь, - я всем сейчас расскажу, чего ты тогда в военкомате в одно место вставил! Паштет ты, а не кланщик!..
  Марцев тоже перестал смеяться и уже хотел вмещаться, как ссора прекратилась по другой веской причине.
  Лава, меланхолично дожевав котлету, вдруг резким ударом сбила бутыль с рассолом на пол. Затем подруга медленно поднялась и сняла очки. Сунула руку в карман и...
  Все замолкли и напряглись, догадываясь, что именно может достать киберспортменша.
  Марцев облегченно задышал. Нет, Лава достала не нож. Подруга вытащила и с громким стуком поставила на столешницу три патрона. Те самые, которые Владимир так небрежно закинул обратно в сейф.
  Затем Лава взяла со стола 'тэтэшник' и сказала:
  - Это - ТТ-Р. Ствол переделан из реального пистолета тридцать седьмого года. Разбирается так...
  Лава начала быстро разбирать пистолет, поясняя свои действия словами:
  - Вынимаем магазин, снимаем направляющую втулку. Потом вытаскиваем возвратную пружину и, повернув на девяносто градусов, вытаскиваем направляющий стержень. Снимаем затвор, оттянув назад до упора и вверх...
  Подруга продемонстрировала, как именно это сделать.
  - Ударно-спусковой механизм вынимается штатно, а затворную задержку можно снимать на любом этапе разборки. Ясно?
  - Охренеть! - удивленно выдавил из себя Марцев.
  ...Подруга вновь смогла его поразить. Судя по прибалдевшим лицам геймеров, они тоже были на грани кика... А глаза, глаза у неё вроде светло-голубые... Глубокие такие... Ничего так, симпатичная без очков... Но какая она... Какая она стрёмная!..
  - Это..., - Лава подняла один из латунных цилиндриков, - патрон усиленного действия. Видите, резинка черного цвета. Такие зачастую фараоны используют. Обычные - красного или желтого цвета... Исходя из того, что с расстояния в два-три метра выстрел из такого ствола и таким патроном в голову человека вполне вероятно приведёт к его смерти, я думаю..., - подруга едва заметно улыбнулась и посмотрела Скорпу прямо в глаза, - что для зомбаков тоже мало не окажется... Особенно, если попасть в глаза, висок или затылок... И ещё. Володя, я, похоже, знаю место, где можно устроить наш респаун...
  Подруга кивком головы указала на одну из оставшихся на стене грамот.
  - Возьмём их базу! Базу гэсэошников... У них там идеальное место, на границе Молдаванки и Слободки, в районе Балковской. Небольшая многоэтажка с офисами, гаражами и..., - Лава ещё шире улыбнулась, обнажив мелкие острые зубки, - и оружейка... Решать, конечно, тебе, Володя...
  Марцеву понравилось, что решение подруга оставила за ним.
  - Мертвяков там наверняка нет, ведь гэсэошники задержанных по райотделам развозят, - добавила девушка, - а судя по тому, что сейчас на улице творится, то на их базе сейчас максимум дежурный с помощником могут быть... Если ещё по домам не свалили...
  Договорив это, Лава вновь надела свои чудовищные очки и спокойно уселась за стол. Казалось, что вместе с очками она моментально нацепила на себя маску безразличия и отстраненности, так разительно поменялось лицо девушки.
   Скорп смотрел на непрозрачные стёкла и пытался понять, что же на самом деле они скрывают... Он уже хотел задать вопрос, на который и сам знал ответ, но тут его опередил Гуманяка.
  - Лава! - осторожно спросил Гум, - а откуда ты... Ну, вот это всё знаешь?..
  - Да... Пофиг! - выдала ожидаемый ответ подруга, стянула со стола один из магазинов и принялась забивать его патронами.
  ...А чо? Нормальное предложение! И мой План всегда подкорректировать можно. Я ведь и сам обдумывал вариант с фараоновским райотделом. Но там, в реале, и менты, и их коллеги-дохляки наверняка засели... Значит...
  - Решено! - сообщил кибервоинам через несколько секунд Марцев, - собираемся!
  Пока Акелла нагрузил свой рюкзачок остатками еды и водки, а Гумм и Септ прошвырнулись по квартире в поисках нищаков, Лава добила оба магазина, распихала по карманам остаток патронов, зарядила пистолет и протянула его Скорпу.
  Убедившись, что предохранителя на 'тэтэхе' таки нет, а ствол изготовлен к стрельбе, Владимир вывел бойцов на лестницу и повел их вниз.
  В том, что ствол действенен против зомбаков, убедились уже на втором этаже.
  Там, из открытой настежь квартиры, на геймеров, пошаркивая сохранившимся на правой ноге тапочке, вышел толстый дохляк в залитом кровью домашнем халате.
  Скорп, чья виртуальная консоль чётко навела целеуказание на зомбака, был к такому готов. Совсем как в Контре, Владимир вскинул пистолет, зажав его в правой руке и придерживая снизу рукоятки левой.
  Бабах!!!
  Выстрел так звонко ударил на лестничной площадке, что Марцева даже слегка оглушило. Зомбака отбросило обратно в квартиру, а в воздухе кисло запахло сгоревшим порохом.
  - Хэдшот! - радостно воскликнул Гуманяка, - залутить монстра?
  Владимир отрицательно помахал головой и повёл геймеров на выход.
  ...Я - снайпер! Иначе и быть не могло. С такими-то способностями я не мог промахнуться... Правда, ствол чуть не вылетел из рук. Но этого никто не заметил...
  Перед самой дверью Лава без слов заменила магазин 'тэтэхи' на полный и вновь добила недостающие патроны в магазин.
  Марцеву понравилась такая предусмотрительность. Но он так и не смог окончательно определиться, как ему вести себя с такой непредсказуемой подругой.
  Решив пока не заморачиваться этой проблемой, Скорп решительно вывел группу на улицу.
  Со стороны Греческой площади всё так же доносилась густая трескотня выстрелов.
  Два безусловных фрага и один недобиток, с которым окончательно расправился битой Гуманяка, доказали высокую эффективность контрстрайкеров. Правда, на того самого мертвяка-подранка, который двигался гораздо энергичнее остальных дохляков, пришлось потратить целых три патрона. Это навело Владимира на обоснованную мысль, что, как и в любом другом зомби-шутере, вскоре должны появиться локации с более продвинутыми и высокоскилованными монстрами.
  На шум со всех сторон начали подтягиваться и другие зомби, безошибочно наводя 'агро' на живых. Мертвяков на улице значительно прибавилось, так что геймеры поспешили занять места и запереться в отбитой у дохляков побитой 'шестёрке'.
  Скорп, почувствовав себя в относительной безопасности, сунул ещё тёплый пистолет за брючной ремень и подумал о том, что надо будет обзавестись наплечной кобурой.
  ...Это повысит мой скил! 'Травмат' неплох, Лава оказалась права. Но, реальных монстров из него не возьмёшь... Да, срочно нужен огнестрел! Нам бы несколько обычных Калашей, не надо даже продвинутых Морковок и Папаганов, так мы бы всю улицу легко зачистили...
   На заднем сиденье Жигулей геймеры, размахивая руками и перебивая друг друга, возбуждённо обменивались впечатлениями от первого активного раша на зомбаков. Атака на медлительных мертвяков им явно понравилась. Лава зачем-то решила в это время порыться в бардачке.
  Поэтому только Марцев, который едва завел двигатель и глянул в зеркало заднего вида, успел заметить, как с Бунина на улицу влетела красная иномарка, внезапно пошла юзом, ударила одного из мертвяков по касательной, и со всей дури впечаталась в Жигули киберспортсменов...
  Последнее, что осталось в памяти Скорпа, это ужасный грохот и звук сминаемого металла. Марцев не успел даже испугаться. Он сильно ударился обо что-то головой, после чего его виртуальная консоль свернулась, унося вместе с собой сознание бывшего админа 'Перископа'...
  Пришёл в себя Владимир из-за едкого и противного запаха, ворвавшегося ему в нос.
  - Опа! Ожил пацан! - удовлетворенно хмыкнул незнакомый мужик и убрал от лица Марцева ампулу с нашатырём, - как голова, боец?
  Скорп пошевелился. В правом виске немного отдавало болью, терпимо, в общем. В глазах слегка расплывалось, но Владимиру таки удалось навести фокусировку.
  - Вроде нормально, - ответил Марцев и попытался встать. Лежать на земле ему не понравилось.
  Мужик в синем городском камуфляже и в разгрузке с торчащими из неё автоматными магазинами подхватил админа за руку и легко поставил Марцева на ноги. А потом приблизился к лицу Владимира, принюхался, поморщился и крикнул кому-то в сторону:
  - Васильевич! Этот тоже бухой!
  Совсем рядом громко бахнули два выстрела. Скорп испуганно присел.
  - Давай его к остальным! - скомандовал неподалёку зычный мужской голос.
  По ушам опять бахнул близкий выстрел.
  - Не боись, пацан! Это ребята зомби отстреливают, - пояснил Марцеву мент, - двигай к нашей машине!
  Владимир окончательно навел резкость и осмотрелся по сторонам. 'Шестёрка' превратилась в груду покорёженного металла, а передок красной иномарки практически полностью ушел вместе с двигателем в салон.
  - Ага..., - прокомментировал крепыш-фараон, оказавшийся на голову выше Скорпа и, вдобавок, с коротким Калашом в свободной руке, - были бы в такой же пластиковой кастрюле, никто бы не выжил. А так только ты отключился, да у кореша твоего палец сломан... Ссадины и синяки не в счёт... В рубашках вы родились, пацаны! В аварии не погибли, и мы как раз мимо ехали. А так бы вас мертвяки бы порвали. Я так понял вы в курсе, что происходит?
  Марцев кивнул и облегченно выдохнул.
  ...Так 'беркуты', омоновцы эти хреновы, нас не задерживать, а спасать решили! Гы! Вот лохи, валили бы себе!.. У них же и оружие, и машина есть! Глупые какие, столько возможностей теряют... А может они - НИПы? А ведь верно, мир рушиться, а они людей спасают...
  Владимир незаметно ощупал свой пояс. Пистолета не было!
  Скорп с тоской глянул на покореженные Жигули, что не укрылось от беркутовца.
  - Да брось, парень! Главное, живы остались! А машина - это просто металл. Думаю, скоро таких и лучше тачек больше, чем людей-то останется, - омоновец тяжело вздохнул и взял админа за локоть, - пошли! Вон твои уже в машине сидят!
  Марцев проследил за кивком фараона. Серый Мицубиси 'Эль двухсотый' с эмблемой подразделения 'Беркут' замер неподалёку, на углу Греческой. А в заднем отсеке джипа, там, где возили задержанных и где Скорп имел в своё время счастье пару раз покататься, виднелись его кибербойцы.
  Повинуясь фараону, Владимир поплёлся рядом с ним к машине омоновцев.
  - Извини, парень, - продолжил говорить мент, - придётся вам потесниться... В салон мы все не влезем, а отпускать вас без оружия нельзя... Покусают вас... Зато, с нами в безопасности будете...
  Позади громыхнул очередной выстрел.
  - Васильевич! - крикнул омоновец, обернувшись, - мы на низком старте!..
  - Принял, иду! - послышалось со спину. А через пару секунд медленно переставляющего ноги Марцева и его спасителя догнал ещё один мент. Такой же крупный, как и первый, только заметно постарше. И со звёздочками на плечах.
  - Оклемался, парень? Молодец! - офицер пошарил взглядом по сторонам, затем, подхватив Марцева за другой локоть, значительно ускорил движение группы.
  Из-за ментовского джипа вынырнули с разных сторон ещё два камуфляжных бойца с автоматами.
  - Васильевич! Где едем? - спросил один из них.
  Тимлидер фараонов скомандовал Марцеву 'Полезай!' в приветливо распахнутую другим ментом заднюю дверцу Мицубиси и только повернулся, чтобы ответить своему коллеге, как с торца здания, где киберспортсмены были в гостях у Мигеля, со звоном разбитого стекла распахнулось окно, и кто-то заорал, перекрикивая трескотню выстрелов с Греческой площади:
  - Мужики! Помогите! У меня жена обратилась! Помогите, богом прошу! У меня ребёнок маленький, нам самим не пройти, на площадке сосед замертвячился! Мужики! Помогите!..
  - Парень! Держись! Мы сейчас! - переглянувшись со своими бойцами, почти сразу проорал вверх офицер, и резко скомандовал Скорпу, - полезай! Быстро! Придётся вам немного посидеть закрытыми в машине...
  И тут же добавил для своих вояк:
  - Пятый этаж! Идём все. Надо, парни, надо!..
  Судя по тому, как 'беркуты' защелкали автоматами, они были со своим командиром согласны, что 'надо'...
  - Дяденьки! - из открытого обезьянника жалостливо выдала Лава, - здесь мало места, мы тут задохнёмся! Можно хоть я в салоне посижу?.. Пожалуйста...
  - Давай! - моментально принял решение офицер, - а ты лезь на её место! - скомандовал он вновь Скорпу.
  Лава, которая было без очков, незаметно подмигнула Марцеву и проскользнула в салон на переднее сиденье.
  Марцева, так как он явно тормозил, аккуратно, но настойчиво засунули на освободившееся в обезьяннике место подруги.
  Клацнули, блокируясь двери. А менты, сжимая так нужные Марцеву автоматы, забежали, умело страхуя друг друга со всех сторон, во второй подъезд дома Мигеля.
  Сразу же активизировалась Лава. Сперва подёргала дверные ручки и убедилась, что машина качественно закрыта. Затем подруга вытащила из своего рюкзачка 'тэтэшник'... Тот самый, который, как думал Марцев, остался в разбитых Жигулях! Лава примерилась, чтобы разбить пистолетной рукояткой стекло...
  Кибервоины, не исключая Марцева, затаив дыхание, следили за каждым её движением. Кататься вместе с фараонами им ох как не хотелось...
  Лава примерилась... А затем передумала и отложила пистолет в сторону. И начала рыться в бардачке.
  - Лава! - не выдержал и закричал Владимир, тарабаня в оргстекло, разделяющее салон от обезьянника, - не тупи! Открой, разбе, блин, стекло! Выпусти нас!..
  А возле машины уже появились пару зомби. Заметив боковым зрением какое-то движение, Скорп повернулся и почти впритык увидел залитое кровью лицо. Мертвяк прислонил свой фейс прямо к стеклу, как бы разглядывая, кто это там шумит в машине.
  - А-а-а! - испуганно вскрикнул Марцев и дернулся в сторону Десептикона, скрючившегося в три погибели рядом.
  Дальше пошла цепная реакция. Обезьянник маленький, никак не рассчитанный на четверых, даже если трое из них всё ещё подростки. Септ взвизгнул и дёрнулся в сторону Гума. Ну, а Гуманяка навалился на Акеллу, визжавшего гораздо громче и дольше остальных по причине сломанного в аварии пальца, о чем упоминал мент...
  В этом шуме, матах и визге никто не обратил внимание, как Лава спокойно достала из бардачка запасные ключи с брелком автоблокировки, вытащила из-за заднего сиденья укороченный Калаш, выскочила из машины...
  А вот две короткие очереди, прикончившие подобравшихся зомби, быстро привлекли внимание и успокоили бушующую и орущую в обезьяннике толпу. Даже Акелла забыл на время о боли в своем сломанном пальце и радостно улыбнулся, когда Лава распахнула заднюю дверцу...
  Владимир понимал, что время у страйкеров крайне ограничено. Поэтому резко прервал поток благодарностей, излившийся на подругу, принял у Лавы ключи и заскочил на водительское место. Девушка, вновь нацепившая свои очки, заняла сиденье рядом, а возбужденные кибервоины запрыгнули назад.
  Марцев завёл машину, развернул её и осторожно вывел на Бунина. Даже мертвяков старательно объезжал... Ну, почти всех...
  ...Владимир знал, что если их сейчас прихватят менты, за угоном их собственной патрульной машины, то добром всё это не закончится... Легко можно пойти по варианту дяди Глеба... А умирать Марцев не собирался. И ещё его очень нервировало, что виртуальная консоль никак не хотела активироваться...
  - Скорп! Скорп! - наконец, докричался Десептикон до своего командира, - Скорп! Мы в реале в луте! Смотри! - геймер вытащил откуда-то снизу и показал Владимиру укороченный Калаш, - здесь ещё два таких! Ох, ну, мы дадим! И патроны! И магазины! Ну, мы кул...
  Владимир сделал вид, что очень рад такой удаче, а сам незаметно вытянул из упаковки в кармане одну заветную таблетку и закинул её в рот.
  ...Это сейчас важнее! Без моих суперспособностей они ничто! То, что мы добыли оружие, это не удача. Нет! Это результат моих действий, реализации моего Плана... Я, только я привёл этих ламеров сюда. Без меня они ничто! Без моих суперспособностей они ничто!..
  Таблетка подействовала. Консоль всё-таки развернулась, и Марцев облегченно вздохнул...
  В машине часто загрохотало, на торпеду прилетело несколько дымящихся гильз... Эти два придурка, Септ и Гуманяка, начали очередями стрелять, слегка приспустив стекла!
  Владимир едва не выпустил руль, хорошо хоть машинально ударил по тормозам.
  После небольшого внушения, в ходе которого Лава очень удачно продемонстрировала зарвавшимся геймерам свой нож, парни сбледнули с лица и запомнили, что стрелять без команды тимлидера ни в коем случае нельзя.
  Марцев к этому времени окончательно расслабился и даже разрешил своим воинам полностью опустить в задних дверцах стекла и пострелять, наполовину высунувшись из окна.
  ...Скорп сам сперва немного удивился такому, совершенно противоположному решению. И тут же догадался, что произошло. Очевидно, что после прохождения прошлой локации его скил вновь был повышен. Ему не надо было уже читать подсказки. Они приходили прямо в мозг!
  ...Вокруг вас сотни опасных зомби. Вы можете уничтожить их. Для этого вам необходимо повысить скил ваших бойцов до статуса 'ветераны'...
  Скорп понял, что именно похожая подсказка сейчас была усвоена его высокоразвитым мозгом...
  Настроение Владимира резко повысилось. Он хлебнул несколько глотков свежеоткрытого энергетика, поданного ему подругой. И действительно разрешил малолеткам стрелять, но только короткими очередями.
  Владимир тронул машину в сторону Балковской, туда, где кибервоинам предстояло отбить их новую базу. Марцев уже мысленно набросал сырой План захвата респа. Ведь его изощрённый ум подбрасывал вариант за вариантом. И Скорп был уверен, что всё у него получится...
  Рука админа как бы случайно соскользнула с рукоятки переключения скоростей и легла на круглое колено подруги. Как Марцев и предполагал, девушка даже не отодвинулась. Не зря она так с ним услужлива...
  Позади грохотали выстрелы. Опьянённые безнаказанностью и вседозволенностью кибервоины стреляли во всё, что движется. И не всегда это были только мертвецы...
  Владимиру всё это было пофиг. Потому что в голове админа, внося явные помехи в работу виртуальной консоли, вновь зазвучал голос Курта Кобейна:
  ...Рэйп ми, рэйп ми май френд... Рэйп ми, рэйп ми эгэйн... Ай эм нот зэ онли ван, ай эм нот зэ онли ван... Ай эм нот зэ онли ван, ай эм нот зэ онли ван... Хэйт ми, ду ит енд ду ит эгэйн!..
  Марцев подозрительно покосился на поджавшую губы подругу.
  ...А реально, как он не подумал раньше! Может это Лава таким образом транслирует свои мысли в голову Скорпа? А что, может быть! Владимир ведь уже убедился, что девушка тоже... Тоже, как и он, особенная!..
  Марцев улыбнулся, стиснул коленку Лавы покрепче и прибавил газу. Кобейн слегка подутих.
  ...Владимир понял, что эта Игра... Его Игра! Она только начинается! Контр Страйк. Лайв!.. Гы!
  
  
   Глава 6. Зелёные береты.
  
  '...Нам многое не рассказали на инструктажах. И неожиданности происходили со мной постоянно. Например, если вы воспользуетесь местной железной дорогой, вы должны быть готовы к тому, что в туалете вода из крана после поворота рукоятки не потечёт. Самой рукоятки на кране просто нет. Очень нестандартное решение. Я оббегал туалеты нескольких вагонов, и только тогда понял, что проблемы с водой есть только у меня. И решился спросить, как можно умыться. Оказывается, снизу под краном имеется особое приспособление. Местные называют его 'pimpochka'. После нажатия на неё вода брызгает по всему туалету. А чтобы в купе опустить окно, надо вытащить несколько 'shildikov', только потом оно пойдёт вниз...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Мы уже развернулись на мосту через Днестровский лиман, и ехали по дороге вдоль пустых сейчас баз отдыха, когда мой взгляд случайно зацепил автомагнитолу. Я протянул руку и включил первое попавшееся радио.
   '...имание! Внимание! Граждане! Прослушайте экстренное сообщение министерства по чрезвычайным ситуациям! В период с двадцати часов вчерашнего дня по всей территории Украины отмечены случаи заболевания людей и животных нетипичным бешенством. Правительством, соответствующими службами и правоохранительными органами страны принимаются исчерпывающие меры для локализации заболеваний и предотвращения возникновения эпидемии.
  Источник заражения не установлен. Заболеванию подвержены как люди, так и животные. Способом заражения является укус бешеным человеком или животным, в ходе чего слюна инфицированного попадает на место укуса. Заболевание протекает крайне скоротечно. Известные случаи заболевания приводят к летальному исходу.
  Населению необходимо выполнить следующие действия.
  Максимально ограничить контакты с другими жителями.
  При появлении первых признаков заболевания, а именно, болей и воспаления в месте укуса, опухании рубца, повышении температуры, лихорадки, озноба, тошноты необходимо срочно обратиться к медработникам. По возможности, необходимо самостоятельно прибыть в лечебные и медицинские учреждения для своевременного получения квалифицированной помощи.
  Исключить из пищи непроверенные продукты питания и воду.
  Продукты питания и воду приобретать только в установленных местах.
  Перечень мест, где рекомендуется покупать продукты и воду будет определен и доведен до населения до шестнадцати часов текущего дня.
  Проинформируйте соседей по подъезду и месту жительства - возможно, они не слышали передаваемого сообщения! Пресекайте немедленно любые проявления паники и слухи...'
  Гоблин нетерпеливо крутанул ручку громкости и сказал:
  - Ты понял, Шмидт! Власти таки проснулись! Может, успеют?
  - Нет, Паша, - не согласился я, - они уже не успевают. Даже поверхностный анализ сообщения и событий, свидетелями которых мы стали сегодня ночью, говорит о том, что государство бесповоротно и безнадежно опоздало. Смотри, действенных мер по введению карантина не предприняли, армейские подразделения так никто не задействовал. Менты не справились. Население информируется о бешенстве, хотя, уверен, что нормальные специалисты уже давно поняли... Какое на фиг бешенство, когда мертвецы ходят? Но, из-за такой информации, часть медиков, та, которая прикупила дипломы, будут пытаться лечить зараженных людей вместо того, чтобы изолировать их, либо уничтожить, если они уже погибли и восстали. А предложение самостоятельно приехать в медучреждения за лечением чего только стоит? Даже если у кого-то сейчас обычная простуда, родственники могут настоять, чтобы человек обратился за помощью... Естественно, самого в большинстве случаев не отпустят, кто-то поедет его сопровождать. Ты представляешь, что с ними будет в больнице, где их встретят зомбаки? Смотри дальше. Продукты и воду покупать в магазинах пока запретили. Объявить, где их можно будет приобретать, пообещали только после обеда. Тупо, других слове нет. Наши люди не в жизнь не будут ждать, пока им дадут разрешение что-то сделать. Раз правительство запрещает, значит будет ещё хуже... Что подумает обычный человек? После шестнадцати в магазинах ничего не останется! Так наши люди решат. И ломанутся сейчас в магазины, так как большинство считает себя самыми хитрыми и умными. И попадут под раздачу всё тех же мертвецов...
  - Что ты там увидел, Паша? - спросил я, проследив за удивленным взглядом Гоблина, - ну, база отдыха сотрудников 'Интерпола'... Хотя я тоже не догадывался, что она в Затоке есть... Так и останется в этом году пустой...
  - По-твоему, - ответил Паша, - повернувшись ко мне, - получается, что большинство людей обречено?
  - Уверен, что одиночки не выживут, - ответил я, - на фоне того, что девяносто процентов наших граждан не имеют огнестрела, шансы есть только у тех, кто сумеет найти оружие и объединиться в группы. Сделай громкость обратно, пожалуйста...
  Гоблин крутанул ручку автомагнитолы, возвращая звук.
  В динамиках послышался взволнованный голос диктора.
   'Друзья, мы прерываем комментарии доктора Сенчева, чтобы повторить для вас специальный выпуск новостей... Включаю! ...Двадцать минут назад произошла немыслимая трагедия! В центре нашего города упал пассажирский авиалайнер. Эпицентр катастрофы приблизительно определен как район пересечения улиц Еврейской и Осипова, практически там, где расположено областное управление МВД. Очевидцы сообщают, что на месте падения самолета прозвучало два мощных взрыва, несколько кварталов фактически полностью разрушены. Люди в шоке. По меньшей мере, погибли сотни, возможно, тысячи жителей густонаселенного района! Я передаю слово нашему корреспонденту, Геннадию Селюминову, который сейчас находится в непосредственной близости от места трагедии.
  - Геннадий! Вы в эфире! Расскажите, что вы видите на месте катастрофы?
  - Олег? Говорит Геннадий Селюминов! Мы находимся в нескольких десятках метров от завала, который преградил дорогу по улице Осипова. Повсюду разбросаны обломки... Здесь всё в огне! Скорее всего, баки самолета были наполнены реактивным топливом! Господи, всё горит! Это ужасно! Пламя охватывает обломки зданий. Деревья горят, как факелы... Это кошмар. Это ужасный кошмар! Здесь десятки трупов, фрагменты тел людей просто разбросаны повсюду... Тут везде части человеческих тел! Боже мой, я не могу на это смотреть!...
  - Геннадий! Трупы? Их действительно так много? А что предпринимает милиция и спасательные службы?
  - Олег! Пожар усиливается! Дым! Он режет глаза! Я не вижу... Ой! Да что это? Похоже, я нашел выжившего! Я попробую с ним поговорить... Твою... Нет! Нет!..
  - Геннадий! Геннадий? Уважаемые слушатели, мы потеряли связь с Геннадием Селюминовым, сумевшим попасть в самый эпицентр событий. Мы пока не можем связаться с диспетчерской службой и выяснить рейс самолета, упавшего в центре Одессы. Мы постараемся связаться с Геннадием Селюминовым, а сейчас вернемся...'
  - На связи, Обиван! - услышав вызов Репкина, я выключил автомагнитолу.
  - Шмидт! Это вы на дороге? - уточнил Обиван.
  - Да, Ваня, с нами ещё несколько человек! - подтвердил я, - как подъедем, открывайте ворота!
  - Принял! Ждём! - ответил Обиван, - у нас тоже гостей прибавилось, так что не пугайтесь. На въезде не задерживайтесь, здесь становится многолюдн..., блин, многозомбячно. Уже троих мертвецов упокоили! До встречи, Шмидт!
  - Понял, Обиван, до встречи!
  Я едва успел связаться с Изей и Лерой, чтобы передать им слова Обивана, как мы подъехали к распахнувшимся воротам нашего пристанища.
  Основная парковка располагалась напротив территории базы отдыха и не была ограждена. Со временем это может создать проблемы, так как внутренний паркинг базы был достаточно ограниченным. А если к нам подтянутся люди, которым мы дозвонились в течение ночи, то на все машины мест на территории базы явно не хватит...
  - Смотри! - сбросив скорость перед воротами, Паша указал на какую-то птицу, выбравшуюся на дорогу и направившуюся к базе отдыха, - ворона!
  Действительно, ворона. Птица, волоча по земле расправленные крылья, и не обращая никакого внимания на приближающийся автомобиль, уверено чапала к створу ворот. Её нестандартное поведение сразу же вызвало у меня тревожные опасения...
  - Дави её, Паша! - скомандовал я другу, - она мертва!
  Гоблин нахмурился и покачал руль, примериваясь так, чтобы при повороте попасть колесами на дохлую зомбоптицу.
  До мертвой вороны оставалось несколько метров, когда внезапно в неё что-то ударило. Я ещё успел заметить, как в воздухе заметались несколько мелких перьев, тушка птицы подпрыгнула, несколько раз перевернулась и застыла на земле, а голова... Голова птицы исчезла. А мы заехали во двор.
  Вооруженные Обиван и Дум, стоящие рядом с незнакомыми мне двумя людьми в черных комках и с автоматами в руках, приветственно подняли руки в сторону машины. Мы взмахнули в ответ и быстро покатили в сторону стоянки, чтобы не задерживать машины, следующие за нами.
  - Ха, а я думал, что ворону Обиван подстрелил, - втискивая машину на стоянку между машин Фауса и Столярова, высказался Гоблин по поводу птицы, - а Лера с нами. Похоже, что у нас ещё один стрелок появился... Может из этих, которые в черной форме с парнями стояли? Им бы ещё шапочки одеть, вылитые эсбешные спецназёры будут. И смотри, на стоянке чужих авто прибавилось...
  - И вправду, - согласился я, разглядывая незнакомые мне машины, - ладно, пошли к ребятам. А судя по форме и оружию, ты прав, те парни в черных комках очень похожи на 'альфонсов'.
  Всё же дождавшись, пока все автомобили из нашего отряда заехали на стоянку, я попросил Гольдмана и Валеру остаться возле машин, а остальным пока из них не выходить. Требовалось уточнить обстановку на территории, и планы по размещению людей и грузов.
  Мы с Пашей направились обратно к уже закрытым воротам, где нас ждал Обиван и Дум. По пути немного задержались, встретившись с Фаустом и Сергеем Александровичем, хозяином нашего приюта, которые, услышав шум подъехавших машин, выскочили из одноэтажного здания столовой.
  Сергей Александрович Левенцов, высокий седовласый мужчина около пятидесяти лет, вооруженный карабином Сайга, тактично молчал, пока мы обнялись с Олегом и обменялись впечатлениями о происходящем катаклизме.
  - Сергей Александрович, - обратился я к хозяину базы, - спасибо за вашу помощь. Ситуация в городе стала катастрофичной и ухудшается с каждым часом...
  - Что вы, Игорь, - серьёзно ответил Левенцов, - наоборот! Это я должен благодарить обстоятельства, которые заставили вас привезти родных и близких на мою базу отдыха. Вполне возможно, что я бы сам сейчас был в городе... Кошмар! А так моя семья здесь и в безопасности. И давайте Игорь перейдём на 'ты', просто Сергей, а то я чувствую себя неловко... Это 'вы' заставляет меня ощущать себя настоящим стариком, каким я, смею вас уверить, не являюсь...
  - И всё же спасибо, Сергей, - продолжил я, переходя, как и предложил Левенцов на 'ты', - на сколько человек рассчитана, хммм, твоя база?
  - При полной загрузке, - ответил Левенцов, - на двести сорок восемь отдыхающих плюс около тридцати человек администрации и обслуживающего персонала.
  - Олег, - обратился я к Фаусту, - мы видели на стоянке чужие машины, да и сами привели несколько человек. Сколько сейчас людей на базе?
  - Без вас было семьдесят три человека, - быстро ответил Фауст, - а вы скольких привели?
  - Шестерых, - ответил я, - плюс нас четверо. Итого, восемьдесят три человека. Немало...
  - Мы обзвонили всех знакомых и родственников, - пояснил Олег, - кто-то отмахнулся, но многие нам поверили. Так что люди прибывают...
  - Где все размещены? - уточнил я.
  - Пока в столовой, - ответил Олег, - по коттеджам не рискнули. Хотя в столовой уже становится тесновато.
  - Правильно сделали, - сказал я, - прежде, чем занимать коттеджи, нам надо осмотреть каждый сантиметр территории базы. Так, чтобы ни одного животного, ни одной крысы, мыши мы не пропустили. Все представляют опасность, исходящую от зараженных? Перед въездом на базу мы видели зомбированную ворону. Так что угроза исходит и от птиц тоже. Пока точно не известно, как работает вирус, значит, опасность повсюду.
  Я на секунду задумался, а затем продолжил:
  - Олег, мы привезли стволы и патроны. Заберите в столовую наших, они на стоянке под охраной Изи и Леры. И, Фауст. По-быстрому опроси людей, кто держал в руках оружие. Организуем зачистку территории. И... Сейчас...
  - Лера! Приём! - я поднес к лицу гарнитуру.
  - На связи, Шмидт! - отозвался Валера.
  - Помогите Фаусту перевести гражданских в помещение, вещи пока не разгружайте. Потом вернетесь с Эховым к бусу, пусть он отберет и приготовит максимум боеспособных стволов. Будем базу чистить. Присмотрите за экспертом, не оставляйте его одного. Прием? - добавил я.
  - Принял, Шмидт, - отозвался Лера, - сделаем.
  - Слышал? - спросил я у Олега, снявшего с плеча свой помповик, - действуйте! Встречаемся в столовой через минут пятнадцать, хочу с Обиваном переговорить.
  Фауст кивнул и двинулся вместе с Левенцовым к стоянке. А мы с Пашей продолжили путь к воротам.
  - Как добрались, Шмидт? - первым делом поинтересовался Репкин после приветствий.
  - Напряжно, Ваня, - ответил я, - на выезде из города пробка с мертвяками. Ко всему, ещё и самолет в центре упал...
  - Мы слышали, по всем каналам передавали, - подтвердил Обиван, - полный капец! А как дорога?
  - В принципе, пока достаточно свободна, - ответил Паша, - машин мало. Но, не все из города едут. Многие, наоборот, к Одессе неслись...
  - Так за родными, наверное, - сказал один из незнакомцев в черном комке, - Ирленко, Пётр, - представился он, протянув руку, - капитан "Альфы", СБ.
  Мы обменялись крепким рукопожатием.
  - А это Крейдов Женя, - он указал в сторону своего напарника, стоявшего у забора вместе с Думом, - старлей. А мы о тебе слышали, Шмидт...
  - Ну, буду спрашивать, как вы нас нашли, - ответил я.
  - А что тут думать, - невесело усмехнулся капитан, - понятное дело, Ваня Репкин нас вызвонил. Очень вовремя, должен сказать. Когда всё началось, нас кинули губера охранять. Вначале в администрации были, потом его домой сопровождали. Губернатор должен был с утра в Киев лететь, на экстренное заседание Совбеза..., - Ирленко покачал головой.
  - И что? - влез с вопросом Гоблин.
  - И не полетел, - продолжил "альфовец", - дома его собака цапнула. Собаку, конечно, прикончили, догадались, что она заражена. Губера скорая в больницу увезла. Мы пытались с командиром связаться, а он "вне зоны" вместе с замом оказался... Тут и Обиван позвонил...
  - А что в Конторе? - спросил я.
  - Думаю, что плохо, - скривился капитан, - всех оперов с вечера на охрану мэрии, администрации выдернули. Хорошо, что им хоть штатное оружие выдали, начальник управления распорядился. Может, кто-то и выживет. Мы пытались со многими связаться, но не все отвечали... Ментам, мы слышали, большинству из них так оружие и не выдали... Козлы, блин! Так вот, несколько человек из наших знакомых и друзей ещё должны подтянуться. Если вырвутся из города...
  - Сколько вас сейчас? - спросил я.
  - Нас шестеро, - сообщил Ирленко, - семьи успели забрать. Всего двадцать семь человек. Жены, родители, дети. С собой только самое необходимое, продуктов почти нет, не успели. Оружие - штатные АК и ПМ, стандартный боекомплект. У Никиты Басова - 'тихая' снайперка, он сейчас наверху, - капитан указал на возвышающуюся над помещением клуба смотровую башенку, Обивана сменил. Мы в Контору не рискнули возвращаться, Ваня сказал, что времени в обрез. Есть рации. Да, у родственников ещё три охотничьих дробовика. Патронов, правда, мало. К сожалению, это всё...
  - Нормально, - сказал я и спросил у Обивана, - как здесь в целом обстановка?
  - Как я и говорил, - ответил Репкин, - всего троих зомбаков уложили. Из частного сектора подтягиваются. Первого от ворот оттащили, потому что к нему почти сразу две крысы дохлых притопали. Ещё двоих мертвецов на подходе прибили, они за дорогой в кустах лежат. Ну, и ворону вы должны были видеть, её Басов только что прикончил.
  - Видели, - подтвердил я, - хороший выстрел. Ваня, а что по территории?
  - Людей мало, - продолжил Обиван, - но, как могли, посты расставили. Когда светать начало, по два человека на каждый угол выделили. Территория базы имеет прямоугольную форму. Люди друг друга держат в поле зрения, благо, возле забора кустов нет. По всем позициям пока тишина, мертвяки только к нам, к воротам выходили. Справа у нас пустырь, с тыла пляж, там видимость очень хорошая. А вот слева другая база отдыха. Между нами только узкая дорожка к морю. Но, в принципе, и там более-менее видно будет, если кто-то появится. Со смотровой башни вообще во все стороны прилегающая местность просматривается. И дорога к базе как на ладони. С нашим новым снайпером там сейчас пару глазастых пацанов из тех, кто постарше, дежурят. Сами вызвались...
  - Неплохо, Ваня, - похвалил я Обивана, - думаю, сейчас нам надо срочно за осмотр базы взяться. Люди прибывают, нас уже около сотни человек. Так что надо коттеджи занимать. У ворот два человека справятся?
  - Думаю, да, - ответил Репкин, - тут вообще неплохо всё сделано. Территория базы за счет привозной земли изначально где-то на метр выше, чем прилегающая местность. Если снаружи забор имеет высоту около двух с половиной, то изнутри он не выше полутора метров. Удобно наблюдать и стрелять, в случае чего...
  Действительно, ещё когда мы в прошлый раз привезли сюда родственников, я обратил внимание, что на въезде на базу, дорога резко идет вверх. Территория была как бы приподнята над остальной местностью. Левенцов, видимо, стремился к тому, чтобы защитить базу во время штормов, для чего и построил вокруг неё мощный бетонный забор. Ну, а потом, создавая для отдыхающих оазис и комфортабельную обстановку, привез на территорию энное количество чернозёма...
  - Тогда реши, кто здесь остается, - продолжил я, - и встречаемся перед столовой. Будем думать, как нам зачистку организовать. Кстати, Ваня, а как Дум, переживает?
  - Нервничает очень, - Обиван покосился в сторону Димы Нижельского, - но держится. Несколько раз с женой разговаривал, а перед вашим приездом дозвонится уже не мог. Роуминг не работает. Авиарейсы, естественно, отменены. По последней информации жены Димы, к ним в гостиницу прибыл усиленный наряд египетской полиции. Сам отель находится далеко от города, территория закрыта и охраняется. А что дальше будет, никто не знает.
  - Дима крепкий, но самого его сейчас оставлять нельзя, - тихо сказал я.
  - Понятное дело, - кивнул Репкин, - присмотрим...
  Света, жена Нижельского, вместе с пятилетним сыном и тещей уехали неделю назад на отдых в Египет. У Дума по работе никак не получилось вырваться вместе с ними. Когда пошли разборки с Рыбой, Нижельский, в отличии от других, чьих родственников и близких пришлось срочно вывозить на базу отдыха, оказался в более выигрышном положении. У него были развязаны руки, его близким от бандитов ничего не грозило. Но сейчас, когда проблемы с преступным авторитетом отошли на задний план, а неизвестно откуда взявшаяся эпидемия молниеносно охватывала весь мир, Дима переживал намного больше других. Единственное, на что сейчас оставалось надеяться, так это на то, что отель в Шарм-Эль-Шейхе, где отдыхала супруга Нижельского, устоит, как минимум в первое время. Там полно русских и украинцев, более чем достаточно охраны. Закрытая территория и по-любому есть достаточный запас продуктов и воды. А потом мы что-нибудь придумаем, я Диме пообещал! Надо только выжить и разобраться с этой чертовой эпидемией!..
  - А связь на самом деле стала пропадать, - сообщил Паша, когда мы шли к столовой, - сеть перегружена и сбоит. Почти как на Новый год раньше было.
  - Не удивительно, - я отвлекся от тяжелых мыслей и ответил Гоблину, - люди, наконец, проснулись. Стараются связаться с близкими и родственниками, пытаются дозвониться до милиции и скорой помощи. Всё идет к тому, что Фауст и предполагал. Ещё немного и сеть окончательно упадет. Придется рассчитывать только на радиостанции. А их у нас мало. Тоже надо что-то придумать...
  В столовой нас встретили взглядами десятки обеспокоенных глаз. Несколько грудных детей плакало, мамы пытались их успокоить. Основная масса людей собралась вокруг музыкального центра, и слушала тревожные сообщения по радио.
  В эфире царил хаос. Панические репортажи о нападениях зомби сменялись одно за другим. Несколько радиостанций и вовсе объявили о прекращении дальнейших трансляций. Всё, всё было очень плохо... Мир стремительно катился в пропасть...
  Наше появление вызвало некое оживление. В течении получаса мы определились с теми, кого можно привлечь к осмотру территории и строений нашей базы. Всего получилось выделить двадцать одного человека. Правда, пришлось снять с постов людей с дробовиками, которые больше всего подходили для зачистки. Несколько человек не подошли, так как были обуты в туфли или легкие кроссовки, и не имели другой сменной обуви, а я прекрасно помнил о зараженных крысах. Цапнет такая тварь за голень, и нет человека. Немного успокоил в этом плане Левенцов, который сообщил, что под всей территорией базы сделан сплошной бетонный фундамент. Сергей Александрович с самого начала строительства побеспокоился о том, чтобы базу не подмывало близкое море и грунтовые воды. В наших условиях данное обстоятельство работало против грызунов, которых, как утверждал хозяин, на базе практически и не было. К тому же оказалось, что круглый год у сторожа жили два здоровенных кота, которые систематически выбивали крыс и мышей, изредка всё-таки появлявшихся на территории. Была у хозяина и немецкая овчарка, которую он не бросил дома, а привез на базу. Сейчас она была заперта в вольере, специально простроенном для неё позади хозяйственных помещений за столовой. Наличие животных сильно обеспокоило меня, но визуальный осмотр двух рыжих котов, которых тискали дети постарше, убедил меня в том, что они вполне живы и перекидываться в зомби не собираются. Собака бдительно облаяла нас с Гоблином, когда вместе с Левенцовым мы приблизились к вольеру. Беспокойство-беспокойством, но, не убивать же животных, оказавшихся среди нас? В чём они виноваты, если стали такими же заложниками ситуации, как и мы, люди? Если смертоносное заражение происходит через укус, то, пока у них нет контактов с мертвыми животными, они безопасны? В принципе, наверное, настолько же безопасны, как и все мы...
  Очень порадовал Эхо войны, который притащил из микроавтобуса готовый к использованию ПКМ, семь ППШ, три самозарядных карабина Симонова, два ТТ, с десяток Макаровых и пару зарубежных дробовиков. Стволы времен Великой отечественной выглядели как новенькие, а эксперт гарантировал, что они вполне работоспособны. Специалист-оружейник тоже влился со своим УЗИ в команду зачистки, и пообещал позже, когда ему дадут возможность разгрузить и перебрать его арсенал, ещё несколько приятных сюрпризов.
  Мощный ПКМ был вручен одному из "альфовцев", который отправился вместе с пулеметом и двумя коробками со снаряженными лентами на верхотуру к нашему снайперу, чем ещё больше усилил общую защищенность базы.
  Пока с помощью Эхова люди приноравливались к оружию и снаряжали магазины, я перекинулся несколькими словами с родителями Гольдмана. Отец Изи всё время с начала эпидемии изучал видеоролики с Ютуба и рыскал по Интернету в поисках комментариев и рекомендаций грамотных специалистов. Виктор Фёдорович пообещал в ближайшее время выдать дополнительную информацию, которую обобщал и анализировал вместе со своей женой. Неля Семёновна только отмахнулась, когда я поблагодарил её за быструю помощь с перечнем лекарств. Я едва не смутился, когда она сказала, что составила список вместе с мужем, просто воспользовавшись ресурсами... Интернета!
  - Как говорят наши молодые аспиранты, - усмехнулась мама Гольдмана, - если ты не забанен на Гугле, ты можешь найти с его помощью любую информацию. Надо просто правильно сформулировать вопрос и получишь аутентичный ответ...
  Зачистка базы началась без моего участия под руководством Сергея Столярова, потому что Изя, устроивший в углу столовой нечто вроде радиорубки, внезапно отозвал меня в сторону.
  - Шмидт! С мобильной связью наступили вполне реальные проблемы, - сообщил Гольдман, - перебои идут один за другим. Я с трудом коннектюсь с планшетом, ты о нём ещё не забыл?
  - Изя, не тяни, - поторопил я Илью.
  - Спутники работают, - продолжил Гольдман, - Джи Пи Эс показывает, что планшет пришел в движение. Но определить, кто подхватил девайс, я не могу, канал очень нестабильный, видеосигнал уже не проходит... Я боюсь, что связь не восстановится, и заряд инициировать мы не сможем... Что будем делать, Игорь?
  - Сейчас ты его активировать сможешь? - уточнил я.
  - Пока да, - подтвердил Изя.
  - Невиновные не пострадают, - я начал размышлять вслух, - о планшете знал только Козлов и Рыба. Скорее всего, Козлов всё же заскочил в офис и забрал планшет с собой... Едет он к Рыбе или нет, доберётся он к авторитету в таких условиях или нет, мы не знаем. А решение принимать надо немедленно, правильно?
  Илья согласно кивнул.
  - Активируй! - решил я, - этот козёл должен понести наказание, даже сейчас!
  Илья склонился над своим айпадом и быстро ввел в открывшееся окно буквенно-цифровой код. Нажал "Энтер". И уставился на монитор открытого рядом ноутбука, где на карте Одессы мигала красным цветом движущаяся точка.
  Метка ещё пару раз мигнула и исчезла с монитора.
  - Всё, - сказал Гольдман, - заряд сработал, противник должен быть уничтожен. Жаль, визуального подтверждения мы не получим...
  - Забудь, Изя, - ответил я, - что слышно в радиоэфире?
  - У ментов хаос, - сообщил Илья, - у спасателей не лучше. Где-то недалеко с нами погранцы помощь вызывают. Несколько раз военные в эфир выходили, но на контакт с ними я выйти не успел. Многие радиолюбители активный обмен информацией ведут, все частоты позабивали... В городе нереальные пробки, много жертв, мертвяки от места падения самолета целыми 'косяками' идут... Трасса "Киев-Одесса" стоит, там бензовоз перевернулся. На Николаевской тоже аварии, люди видят мертвяков и просто бросают машины, ещё больше затрудняя проезд. Короче, всё плохо, Шмидт...
  - Илья, ты пока больше слушай, постарайся понять что и где происходит, - немного подумав, я продолжил раздавать ЦУ, - сейчас люди разные могут быть... С чужими, даже военными, связываться в этом хаосе может быть опасно... Но всё же, если кто-то рядом будет просить о помощи, небольшая группа с которой, в случае чего мы можем справиться, выходи с ними на связь и предлагай присоединиться к нам. Только послушай их сперва... Хотя бы тех же погранцов. Сами мы выслать пока никого не сможем, я не хочу напрасных жертв... Мы ещё не готовы...
  Закончив разговор и оставив новоявленного радиста в столовой, я присоединился к группе зачистки. Работа шла медленно. Осматривался каждый метр земли, каждый куст, каждое укромное место. Мы прекрасно понимали, что безалаберность в таком деле грозит жизни каждого из людей, искавших спасения на этой базе. Все мало-мальски подозрительные места были тщательно осмотрены. Через два часа территория была зачищена, к нашей радости ни одного зомбогрызуна или других зараженных животных выявлено не было. Потом пришла очередь коттеджей, где мы потеряли ещё в два раза больше времени. Пришлось отодвигать мебель, выворачивать кладовки с бельем, выносить продукты из хозяйского склада и многое другое... В итоге, в укромных местах было обнаружено несколько нор, возможно, проделанных грызунами. Эти отверстия были залиты оперативно сделанным коктейлем из битого стекла и цементного раствора. Но шансы на то, что мы что-то пропустили, либо не нашли, всё же оставались. И все это понимали...
  Ближе к обеду пропало электричество, а вместе с ним и поступление воды из водопровода. Через час окончательно сдохла мобильная связь. Цивилизация неуклонно отступала...
  Хорошо, что несколько женщин заранее озаботились приготовлением пищи, так что без обеда мы не остались. Были на базе и два генератора, но запасы топлива к ним оказались небольшими. Один пришлось запустить сразу же, чтобы обеспечить током хозяйство Гольдмана. Тут же встал вопрос и о топливе для наших машин, о чём в суматохе отъезда из Одессы мы совершенно не позаботились.
  Около шестнадцати часов осмотр территории и строений был окончательно завершен. Люди начали занимать двух и трёхэтажные коттеджи, рассчитанные на несколько семей. Хорошо ещё, что в каждом из них оказался камин и приличный запас дров, так что мерзнуть, а ночи ещё были холодные, людям не придется.
  Расселение завершили уже затемно. За день на базу сумели пробиться ещё пять малочисленных групп людей, увеличив общее количество спасенных до ста девяти человек. Прибывшие рассказывали об ужасах, творящихся в городе. Ничего не понимающие люди гибли десятками и сотнями, центр Одессы был наводнен зомби после авиакатастрофы. Из спальных районов, таких как поселки Котовского и Таирова вырваться смогли единицы. Дорога на Затоку, по их информации, была уже осложнена брошенными автомобилями. Многим пришлось применить имеющееся, в основном, охотничье оружие, чтобы отбиться от мертвецов. У безоружных, по мнению выживших, практически не было шансов. На улице таковых ждала верная смерть. Очень осложнили ситуацию с распространением эпидемии бродячие собаки, которых в Одессе в последние годы развелось просто огромное количество. Зомбифицированные псы сбивались в самые настоящие стаи, нападая и буквально выкашивая всё живое в густонаселенных районах. Прямо там, где их до катастрофы прикармливали сердобольные старушки. Если и раньше стаи одичавших собак были настоящим наказанием для миллионного города, особенно в ночное время, то сейчас они превратились в настоящий бич Божий для ищущих спасения людей. Бороться с зазомбированными животными было просто некому. Оружие имелось у единиц, озабоченных в большей степени своим собственным спасением и спасением жизней своих близких.
  Трагедия, как это часто бывало в истории человечества, разделила людей на жертв и тех, у кого ещё были шансы...
  Мы планировали вечером собраться костяком нашего коллектива, чтобы обсудить ситуацию, распределить обязанности и определить мероприятия, которые необходимо выполнить в ближайшее время для обеспечения выживания нашей маленькой колонии... Но сил на это уже не хватило. Измученные бессонной ночью, переживаниями и потерями среди близких и знакомых, люди валились с ног от усталости. Поэтому, определив порядок смены постов и выставив наблюдателей, я отправил всех спать. Как-то само собой получилось, что общее руководство людьми легло на мои плечи. Повезло, блин...
  Одним из последних дел, которые мы с Пашей и Левенцовым успели сделать перед тем, как сами отправились отдыхать, так это подвести электричество от генератора к мощному прожектору, луч света которого символично направили в небо. Ночью его должно быть достаточно хорошо видно в округе. И если ещё есть выжившие, пусть лучше они присоединяться к нам. Несмотря на опасность, что на световой сигнал могут явиться и неадекватные придурки, а то и вовсе преступники, о чём вопила моя недремлющая паранойя, терять человечность в эти трудные дни мы всё же не захотели...
  Уже глубокой ночью, проверив посты, я пообщался с Думом и попытался, как мог, успокоить друга. Парень очень переживал за свою семью и был на грани безрассудных поступков. Мне насилу удалось убедить его повременить. Катер, конечно, на побережье можно было найти. Ни Дум, ни я в этом не сомневались. Но пока вокруг царил хаос и неизвестность, отпустить его одного я не мог. И бросить людей в момент, когда любая, даже незначительная ошибка, может привести к их гибели, я тоже не мог... Безысходность и неопределенность. Но, в ближайшие дни всё должно было определиться. Погиб ли мир окончательно, или у нас есть шансы?..
  Утром меня растолкал Паша.
  - Шмидт! Подъём! - скомандовал он, - вставай, мне надо тебе что-то показать...
  Кряхтя и постанывая от боли в натруженных за вчерашний сумасшедший день мышцах, я кое-как поднялся, умылся и сделал легкую, тонизирующую разминку.
  Гоблин притащил из столовой огромный бутерброд с ветчиной и кружку горячего кофе.
  Пока я быстро завтракал, Паша рассказывал последние новости.
  - Час назад Гольдман таки связался с пограничниками из Белгород-Днестровского отряда. Положение у них критическое, в городе не протолкнуться от зомби. Изя предложил им присоединиться к нам, рассказал, что у нас за люди собрались. Погранцы помозговали и согласились. Они уже в дороге, должны скоро быть, - сообщил Гоблин, - и это ещё не всё. Серега СС ещё вчера, пока работала сотовая связь, пообщался со своим двоюродным братом. Оказывается, не так далеко от нашей базы, в районе села Барабой, засели выживальщики... Мы почти соседи.
  - Что, действительно выживальщики? - спросил я, допивая кофе.
  - Самые настоящие, - усмехнулся Паша, - они ещё тогда Сереге свою рабочую частоту скинули. Так вот, Изя и с ними поговорил. Парни пообещали завтра выслать к нам пару машин. Так сказать, для знакомства и обмена информацией. Илья предложил им объединиться, они ничего не ответили. Наверное, присмотреться хотят. Более того, они сами, когда подтвердилась инфа, что с нами брат Артема, так зовут родственника СС, предложили свою помощь, представляешь? Они, как ни удивительно, к катаклизму оказались реально готовы... Что ещё? Ну, после рассвета к нам присоединились несколько семей из местных. Ночью они увидели свет прожектора и потом смогли до нас добраться. Так что, Шмидт, людей становится всё больше...
  - Место пока есть? - уточнил я.
  - Да, - ответил Паша, - ещё людей семьдесят разметим легко. Если придётся потесниться, тогда ещё сотню сможем принять... Да, важная информация. На прожектор, Игорь, не только люди среагировали. На его свет и мертвяки потянулись. Лера, а когда он сменился, и Обиван их полночи отстреливали... Значит, зомби не только на шум, но и на свет реагируют. А у меня вообще такое подозрение, что зомби ещё каким-то образом на живых реагируют. Странные они...
  - Сам ты странный, Паша, - усмехнулся я, - ты себя со стороны послушай. С умным видом рассуждаешь, что зомби, ожившие мертвецы, кажутся ему, видите ли, странными...
  - Ай, Шмидт, - отмахнулся Гоблин, - не цепляйся к словам. Такие вот новости. Ты кофе допил? Пошли к Гольдману-старшему, я тебе хочу кое-что показать...
  Мы вышли на воздух. На территории базы кипела работа. Шла выгрузка припасов и их сортировка. Люди постепенно осознавали, что условия жизни кардинально меняются. И для того, чтобы выжить, им необходимо сделать массу работы. Эхов с двумя помощниками оккупировал один из гаражей Левенцова и занимался развертыванием оружейной мастерской и приведением своего арсенала в порядок. Я немного поворчал на Пашу, что меня никто не разбудил. Но Гоблин критику всерьез не воспринял, сказал, что пару часов люди могут и без моего чуткого руководства потрудиться...
  Мы застали чету Гольдманов в холле их коттеджа за рассматриванием пустого аквариума. Хотя, я ошибся. Воды в аквариуме действительно не было. А вот на его дне неловко ворочался небольшой плавунец, вид краба, активно восстановивший за последние годы свою популяцию у побережья Черного моря. После распада Союза большинство предприятий, ранее загрязнявших воды в одесской акватории, приказали долго жить. И море постепенно очистилось. На Привозе, если знать, егде искать, даже можно было "из-под полы" прикупить этих крабов, добыча которых была постоянно и категорически запрещена. И если ранее их не продавали, потому что их практически невозможно было выловить, то сейчас их понемногу начали добывать. Мало ли, что запрещено. Крабы же вкусные! Наверное, теперь, когда и ловить-то их некому будет, крабы расплодятся вовсю... М-да.
  - А, Игорь! Доброе утро! - наконец заметил меня Виктор Фёдорович, - вы как раз вовремя. Есть новости, правда, не очень хорошие. Это, - Гольдман указал на вяло двигавшего клешнями членистоногого, - обычный краб. Несколько дней назад наш хозяин, Сергей Александрович, который оказался любителем морепродуктов, насобирал их после шторма почти целое ведро. Руки у него тогда сварить крабов не дошли, а эти членистоногие под мокрой тряпкой и в прохладном месте спокойно дожили до сегодняшнего дня. В суматохе с нашим приездом и началом эпидемии Левенцов совершенно о них позабыл. А сегодня утром вспомнил и хотел выбросить. А я случайно оказался рядом. И позаимствовал несколько штук. И не зря, должен вам сказать. Люди от вируса восстают, ворону мертвую вы видели, крысы, собаки... А теперь... Крабы тоже зомбифицируются, Шмидт!
  Я пару секунд понаблюдал, как краб добрел до стекла, уперся в него, а потом медленно двинулся вдоль прозрачной преграды. Плохие новости, действительно, плохие. И не потому, что я сам с удовольствием покупал несколько раз крабов, нравившихся мне под пиво гораздо больше, чем раки. Нет. Просто, если и крабы превращаются в зомби, значит, воздействию вируса подвержено всё живое?
  - И чего нам ожидать, Виктор Фёдорович? - спросил я у вирусолога, - птиц, нападающих на людей с неба? Пауков, которые, как станет теплее, начнут бросаться на нас? Насекомых, от которых не будет спасения?
  - Я не знаю, - пожал плечами отец Ильи, - мне хочется надеяться на лучшее. А пока... Пока у меня мало исходных данных. Требуется время и наблюдения за окружающим нам миром... Миром, который стал чрезвычайно опасным для людей... Кстати. Думаю, что атак зомби с воздуха мы можем не опасаться. Двигательные функции мертвецов значительно притуплены по сравнению с живыми особями. Уверен, птицы просто не смогут взлететь...
  Виктор Фёдорович, взял со стола толстую резиновую рукавицу и натянул её на руку. Наклонился к эмалированному тазу, на дне которого копошилось с пяток крабов, осторожно подхватил одного и бросил его в аквариум. Краб-зомби, тут же развернулся и побрел к своему живому собрату. Наблюдая за неудачными попытками мертвого краба прикончить закованную в хитиновый панцирь живую добычу, отец Изи спросил:
  - Как вы думаете, Игорь, мы сможем попасть в город? В Одессу?
  - Рано или поздно нам придется это сделать, - подумав, ответил я, - ресурсы. Продовольствие, медикаменты, оружие, много чего вскоре закончится. Нас уже достаточно много, и вскоре станет ещё больше. Да, конечно, мы сможем какое-то время продержаться, добывая большинство из того, что нам нужно, в окрестных селах и городках, где зомби должно быть гораздо меньше. Но рано или поздно мы исчерпаем доступные источники ресурсов... Выжили и уцелеют, я надеюсь, достаточно много людей... И их всех надо обуть, накормить и так далее. А вы почему...
  - Шмидт, вот ты где! - перебил меня забежавший в комнату Изя, - Игорь, пошли! Там "зеленые береты" подъезжают!
  - Виктор Фёдорович, извините, - сказал я старшему Гольдману, - позже договорим.
  Отец Ильи махнул рукой и склонился над аквариумом.
  Мы побежали к клубу и быстро поднялись на смотровую башенку. Лера, дежуривший на снайперском посту, отлип от оптики своей любимой модифицированной американской винтовки М24, поднял и протянул мне бинокль. Рядом с Валерой также притаился его 'Тигр' с прикрученным к стволу ПБС, стопкой лежали несколько запасных магазинов с патронами. У другого окна замер рослый 'альфонс', обшаривая взглядом окрестности. А у его ног на разложенных сошках замер со вставленной лентой ПКМ.
  - Вон они! - Карабин указал в сторону появившихся вдалеке точек.
  Я прильнул к биноклю. Впереди шел тентовой КрАЗ, за ним виднелись два зелено-белых джипа погранцов.
  - Их что, так мало? - спросил я у Гольдмана.
  - Почти весь погранотряд погиб в городе, - ответил Изя, - их осталось всего семь человек. Ну, и семьи они свои забрали, естественно.
  - Пошли, встретим, - сказал я, возвращая Лере бинокль.
  Когда мы подошли к воротам, они уже были открыты, а на территорию базы въезжал тяжелый грузовик. Передок машины был сильно помят и явно недавно, свежие царапины и торчащие осколки стекла на месте левой фары говорили сами за себя. КрАЗ притормозил, на подножку к водиле, рослому и широкоплечему погранцу с усталым лицом, вскочил один из наших бойцов, которые охраняли ворота, и грузовик тут же тронулся в сторону стоянки. В кузове автомобиля, позади двух вооруженных автоматами пограничников виднелись встревоженные лица гражданских.
  Следом за грузовиком сразу же въехали оба Лэндровера. Ворота уже начали закрываться, когда из кустов напротив выбрался ободранный мертвый пес и медленно затрусил к воротам. Сверху грохнул мощный выстрел. Голова собаки фактически лопнула, как будто взорвалась изнутри, а сама она отлетела обратно в кусты и больше уже не встала. Ворота захлопнулись.
  - Это Лера выделывается, - поморщился Гоблин, - дорвался до своей игрушки... Ну, я ему шею намылю! Сказали же, не шуметь!
  Последний джип, с бросившимися в глаза четырьмя пулевыми пробоинами на лобовом стекле, на пару секунд приостановился, из него выбрался крепкий мужчина в камуфляже, осмотрелся и направился к нам.
  - Капитан Головатый, - сообщил военный, остановившись перед нами и поправив разгрузку, заполненную магазинами к АК. Сам автомат торчал за его плечом, - Борис Львович. Замкомандира Белгород-Днестровского погранотряда.
  Мы представились, пожали друг другу руки.
  - Как в Белгороде? - спросил я, разглядывая усталое, но решительное лицо довольно таки молодого капитана. Темные круги под его глазами, ссадина на лбу, красноречиво говорили, что последние сутки были у этого человека очень напряженными.
  - Плохо в Белгороде, - ответил Борис, - город пал. Повсюду мертвяки, мы еле вырвались. Когда всё началось, личный состав отряда кинули на усиление ментов. Только, суки, оружие запретили применять. Сразу же начались потери. Командир погиб один из первых, эти твари просто порвали его... Что там говорить, из всего отряда только мы и уцелели... Тихо здесь у вас...
  - Территория базы безопасна, - подтвердил я.
  - Когда стало ясно, что происходит, - продолжил капитан, машинально передвинув форменный зеленый берет на голове, - я вернул бойцов, кого успел, в отряд и приказал выдать всем оружие. Но и среди нас к тому времени оказалось несколько зараженных и понеслось... Сложно, скажу я вам, выстрелить в человека, даже мертвого, с которым несколько лет тянул лямку. На этом многие и погорели. А потом... Потом я отправил бойцов по домам, за семьями, мы же почти все в Белгороде и живём. Выбраться удалось немногим. Скорее всего, моя ошибка людей поодиночке распустить! Надо было действовать группой... Но, блин, кто же знал?!
  - Остынь, капитан, - сказал я повысившему голос Головатому, - криком делу не поможешь... Ты действительно не мог всего предусмотреть. Мы все оказались не готовы...
  - По вам не скажешь, - хмыкнул капитан, взяв себя в руки, - вооружены, такую базу заняли, и людей, смотрю, у вас много...
  - Так сложились обстоятельства, - я не стал вдаваться в подробности, - какие у вас планы?
  - Да какие сейчас могут быть планы? - удивился Головатый, - если вы не против, мы бы к вам присоединились. У меня шесть бойцов с семьями, все кто смог выжить..., - пограничник опять нахмурился и погрустнел.
  - Конечно, присоединяйтесь, - ответил я, - мы для этого с вами и связались. Кстати, а что это за пулевые отверстия на лобовухе Ровера?
  - Да это мы к супермаркету одному сунулись, - поморщился капитан, - хотели продуктами запастись. Там на каких-то отморозков нарвались. Те сразу огонь открыли, причем стреляли явно на поражение. Блин, эти твари ещё пару моих человек положили. Ну и мы в ответ их хорошенько проредили. На выстрелы мертвяки активно подтягиваться начали. А воевать на два фронта тяжеловато... Пришлось отступить. Мы с утра другой магазин взяли, так что припасы на первое время у нас есть, в тягость не будем...
  - Брось, капитан, - ответил я, - вместе у нас больше шансов выжить. А со всем остальным решим. Чего грузовик такой помятый?
  - Если бы не он, - ответил Борис, - мы бы хрен выбрались. Мост через лиман полностью заставлен брошенными автомобилями. И мертвяков там много. Пришлось КрАЗом машины сдвигать. Были бы только на джипах, не пробились бы... Ладно, парни, к кому мне обратиться по поводу размещения людей?
  - Олег, вон он, вместе с хозяином базы идёт, - я кивнул в сторону Фауста, который вместе с Левенцовым вышел из столовой и направился в нашу сторону, - он тебе поможет.
  - Спасибо, - поблагодарил капитан и добавил, - мои бойцы устали, ночью почти никто не спал. Им хотя бы немного отдохнуть... Но, если надо...
  - Размещайтесь и отдыхайте, капитан, - ответил я, - с охраной мы пока сами справимся. А потом поговорим.
  Пограничник сдержанно кивнул, развернулся и пошел на встречу к Фаусту.
  - Это были наркоманы! - безапелляционно заявил Гоблин, как только капитан отошел от нас на несколько метров.
  - Какие наркоманы, Паша? - удивился Изя.
  - Те отморозки, которые на погранцов напали, - пояснил Гоблин.
  Зная давнюю нелюбовь своего друга к наркам, я промолчал, погрузившись в тяжелые раздумья. Сейчас Паша в очередной раз расскажет историю, которая мне была хорошо известна...
  - Кто ещё может в первый же день такого катаклизма, - продолжил тем временем Гоблин, - на людей нападать? Только наркоты, я вам говорю. Вон, Шмидт знает, я тогда на Базарной жил. А сухопутка, где я в то время учился, в десяти минутах езды от дома, на Фонтанской дороге. Наша четырехкомнатная квартира была на верхнем этаже. Звонит тогда моя экс-вайф и говорит. Мол, Паша, у нас на чердаке кто-то ходит! А мы только переехали, на чердак я разный хлам завез, разобрать ещё не успел. Ну, я срываюсь, пару крепких ребят с собой захватил, и лечу домой. Полазили по чердаку, посмотрели, никого не нашли. А там темно, черт ногу сломит, да и старой мебелью всё пространство заставлено...
  Пока Паша говорил, я смотрел, как из КрАЗа повыпрыгивали погранцы и начали помогать спускаться из кузова другим людям. Женщины, дети, несколько стариков... Несколько молодых парней и пару девушек. К приехавшим подтянулись и наши, помогая людям разгружать автомобили и переносить вещи.
  - ...Ну, я жене сказал, - вещал дальше Паша, - что ей, наверное, показалось, и уехал обратно. Я только до вокзала доехал, экс-вайф опять телефонирует и говорит, что на чердаке вновь ходят. Я, блин, разворачиваюсь и обратно домой. Полезли опять на чердак. Ходим, смотрим, никого нет. А потом один мой товарищ говорит: "Эй! А ну-ка, вылазь, давай, давай...". Я подумал, что он шутит. А нет. Таки там среди мебели крендель прятался. Вообще-то их двое было, но второй гад успел по крышам убежать. Я гнаться за ним не стал, ну его на фиг! Там все ноги можно было переломать, крыши-то старые! Набили мы этого придурка, который смыться не успел. И ещё так неудачно получилось. Я в темноте промахнулся немного. Дал этому пацику ногой и первым же ударом попал ему в бровь. Рассечение, кровищи намеренно. В общем, помяли мы его, но так, в разумных пределах. Я ему говорю: "Придурок, ты что здесь делаешь? Хочешь, чтобы я тебя ментам сдал, сесть хочешь?". А взгляд у этого неудачника специфический, наркоманский. Конечно, к ментам он не захотел. Ну, я же тоже человек. Отпустили мы его. Я ему на прощание сказал, что если увижу ещё, прибью! И что ты думаешь, Изя, это помогло? Фиг там. Еду я опять на службу, жена звонит. Снова слышит шаги на крыше! Писец! Ты моё состояние представляешь? Этот хер, бровь заклеена куском обычной изоленты, опять у меня на чердаке обнаружился! Ну, мы его и били... Как только всё ему не переломали, не знаю. Я точно, чуть не сорвался и не убил его...
  - Как-то не умно, - хмыкнул Илья, - что бы ты ментам сказал, если бы вы этого поца покалечили?
  - Это в девяносто пятом было, - отмахнулся Паша, - ничего бы мне не было. Ну, попал бы я на пару "кабаков" и всё! В общем, кончилась история тем, что я его на камеру снял и сказал: "Всё! Края! Следующая наша встреча будет для тебя последней!". Опять отпустили, ну, не ментам же, действительно, сдавать. После этого я его действительно больше не видел. Так знаешь, Изя, что дальше оказалось? Оказалось, что этот нарк конченный ещё и в моём доме живет. Пацаны его потом видели, сказали, что он мой сосед. Наркоман со стажем. Сидел уже. Этот придурок откинулся и сразу дозу искать. А на наркоту же деньги нужны. Вот он и шарил, где что "помыть" можно было. В своём же доме! Потом парни говорили, что его месяца через три опять посадили, где-то попался... Так к чему я это говорил? До этого случая я думал, что наркоманы - это не люди, это животные! Так нет, потом я понял... Не животные. Хуже! У любого животного хоть чувство самосохранения всегда есть. Этого же мы только набили, так он опять на чердак полез! Эти наркоманы, они хуже зверей. У них никаких тормозов нет! Им человека убить, родную мать обокрасть, раз плюнуть. Вот я и уверен. На погранцов, по-любому нарки напали. Сейчас их время наступило. Наркотики? Пожалуйста. Бухло, жрачка? Пожалуйста. И никаких ограничителей нет. Оружие раздобыли, и сразу же грабить начали. А что люди, что зомби, для них никакой разницы нет...
  - Может и не наркоманы, - с сомнением в голосе сказал Илья, - может зэки сорвались.
  - Может и зэки, - поддержал я Гольдмана, - только зэк зэку рознь. Не все они "оторванные" по жизни, есть и те, кто случайно или по подставе на зоне оказался, и смог себя не потерять. Но сейчас за год по нескольку амнистий проводят, да и самое время пацанам из "девяностых", тем, кто по "тяжелым" статьям сидел, на волю выходить. Так что Изя может быть и прав, в смутные времена всё дерьмо очень быстро выхлёстывает наружу...
  - А я думаю, наркоманы! - буркнул рассерженный Паша.
  - Игорь Алексеевич! - к нам подбежала Вика, тот самый фармацевт, спасенная нами при бегстве из Одессы. Я видел, что она тоже крутилась возле погранцов, - Игорь Алексеевич, - с тревогой сказала запыхавшаяся девушка, - мне кажется, у нас проблемы. Там один из новеньких, ему явно нездоровится. Он потеет сильно, глаза воспаленные. Его, похоже, знобит. А ещё он нервничает очень...
  - Так, Вика, - я сразу же вспомнил, как выглядел мент на Мечникова, который в итоге застрелился, - покажи, кто из них?
  Вика показала. Паша помрачнел и незаметно снял карабин с предохранителя.
  - Беги, срочно позови Виктора Фёдоровича, отца Гольдмана, - распорядился я фармацевту, - пусть сюда идёт! А с погранцом мы сейчас поговорим. Давай, бегом!
  Девушка убежала.
  - Шмидт! Ты думаешь также как и мы? - переглянувшись с Гоблином, спросил Илья.
  - А что, есть другие варианты? - ответил я, - мы пока только приблизительно знаем, что вирус убивает человека в течении получаса-часа. Всё зависит от места укуса на теле, да и, наверное, количество слюны и размеры самой раны влияют на скорость распространения и воздействия вируса. Отсюда до Белгород-Днестровского километров двадцать, не далеко. Так что он вполне мог заразиться перед выездом... Сейчас у их старшего спросим.
  - Борис! Можно тебя на секунду? - отозвал я капитана в сторону, когда мы подошли к суетящимся людям, - тот твой боец не может быть зараженным? У него все симптомы на лицо...
  Капитан с тревогой посмотрел на крепыша с погонами старшего сержанта, помогавшего молодой женщине нести тяжелые сумки от грузовика. Женщина вела за руки двух мальчуганов, лет семи и пяти, судя по внешнему виду.
  - Курганский! - крикнул Борис, - подойди сюда!
  Старший сержант поставил сумки, нервно оглянулся на своё семейство, так сцепил зубы, что выступили желваки и пошел к нам. Да, похоже, что Вика не ошиблась...
  - Николаич, - обратился к нему капитан, - ты себя как чувствуешь?
  Пограничник вытер рукавом блестевшее от пота лицо и тяжело выдохнул:
  - Плохо, командир... Думал, пронесет меня... Но, видно не судьба. Мы, когда от меня уезжали... Я хотел отпустить Левка, это моя дворовая собака, с цепи... Вот, - Курганский показал левую руку с опухшим мизинцем, - он меня цапнул. Я же не видел, что он в будке мертвый уже был. Я даже ничего понять не успел... Сколько у меня есть времени, командир? - погранец решительно обратился к капитану. Борис промолчал, видимо, не зная, что ответить.
  - Дайте взглянуть на вашу руку, - потребовал отец Ильи, подошедший к нам вместе с Викой, - так. Когда был контакт с зараженным животным?
  - Менее часа назад, - ответил вместо бойца капитан, - Курганского мы забрали перед самым выездом из Белгорода.
  - Что конкретно вы чувствуете? - спросил старший Гольдман у пограничника.
  - Меня знобит, думаю, - волнуясь, ответил парень, - что у меня повышается температура. Суставы крутит, подташнивает. В пот постоянно кидает. Плохо мне и становится хуже. Сердечко бьётся, как сумасшедшее...
  Гольдман ещё порасспрашивал погранца, пошептался о чем-то с фармацевтом и, наконец, выдал своё мнение:
  - Мне жаль, молодой человек. Уверен, вы сами догадались, что у вас не простуда... Полагаю, у вас осталось десять, может, пятнадцать минут. Потом потеря сознания, смерть... Дальше вы знаете...
  Курганский глубоко вздохнул, опять вытер пот и попросил:
  - Я хочу попрощаться с семьёй...
  Мы с Головатым переглянулись.
  - Не будем терять времени! - скомандовал капитан, дождавшись моего кивка. Как будто я не понимал, что творится на душе у парня и мог ему отказать... Писец!
  Мы с Пашей и капитаном сопроводили погранца до самого коттеджа, первый этаж которого достался его семье. Помогли донести их вещи и, выйдя на крыльцо, слышали, как Курганский разговаривает со своими родными:
  - Маша, не плачь, не пугай детей. Солнце моё, пожалуйста... Прошу тебя, успокойся. О тебе позаботятся, слышишь, всё будет хорошо...
  Женщина в ответ только всхлипывала.
  - Кирилл, Миша! Папе надо уехать. Простите, мои любимые, но так надо... Кирилл, ты будешь за старшего, береги маму и брата, пока я не вернусь. Миша! Слушайся маму, ты самый надежный её помощник. Всё, родные мои, мне пора... Не провожайте меня, не надо... Прощай, любимая...
  Старший сержант вышел на крыльцо, закрыл за собой дверь и сказал, снимая с себя разгрузку и протягивая её нам вместе с автоматом:
  - Мне становится хуже... Что мне делать? - глаза парня были полны душевных страданий и боли.
  - Пошли, - с трудом ответил я, взмахом руки указав в сторону Изи, маячившего возле домика с садовым инвентарём.
  Погранец сделал несколько шагов и покачнулся, едва не упав. Мы с капитаном подхватили его под руки, поддерживая быстро слабеющего человека. Так и добрались до нужного нам строения.
  Внутрь мы бойца уже практически заносили. Капитан скрежетал зубами в бессильной ярости.
  - Николаич, - сказал Головатый своему товарищу, - ты это... Прости нас. Вот, возьми! - Борис вытащил из кобуры пистолет и протянул его Курганскому, которого мы усадили в старенькое, рассохшееся кресло, нашедшееся в домике.
  Пограничник с трудом поднял бледное лицо, увидел пистолет и медленно покачал головой.
  - Борис Львович! Я не могу, - запинаясь, выговорил боец, - Бог... Он всё видит... Я не могу, - ещё раз повторил он, - сделайте это сами...
  - Писец! Я не буду! Нет, я не смогу! - выдавил из себя капитан и отвернулся.
  Гоблин, как чувствовал, остался снаружи. Блин!
  - Борис! Ты что? - прошипел я в ухо капитана, - это же твой человек!
  - Прости, Шмидт, - ответил Головатый, пряча от меня глаза, - да не могу я! У меня рука не поднимется! Семён! Держись! Прощай, друг! - капитан резко развернулся и почти выбежал из домика.
  Натурально охреневая от ситуации, в которую попал, я вытащил свой парабеллум, патронами к которому меня снабдил Эхов, и присел на какой-то ящик напротив бойца. Погранцу, бессильно уронившему голову на грудь, действительно становилось хуже. Он уже весь непрерывно дрожал.
  - Сделай это, - едва слышно произнес Курганский заплетающимся языком, - я не буду смотреть. Боже, как мне больно...
  Мне хотелось кричать, материться. За что мне такое? Да, я его не знаю... Но он же нормальный, живой человек. Он же ни в чём не виноват! Почему я?..
  
   Глава 7. ОБМОН.
  
  '...Манера вождения в городе тоже меня очень удивила. В целом придерживаясь дорожных указателей и правил, водители вежливо пропускают друг друга, благодаря за это недолгим включением аварийных сигналов. Однако, как утверждают местные, на улицах постоянно нарушают скоростной режим и правила одиночки-лихачи, которых они называют 'magori'. Особенно опасны 'magori' поздним вечером и ночью, когда они ездят за рулём пьяные. Местная полиция ничего не может с ними сделать, они обладают какой-то непонятной неприкосновенностью. Сотрудники института рекомендовали мне, чтобы не попасть 'magoram' под колёса, на перекрестках занимать позиции за столбами, внимательно наблюдать на все триста шестьдесят градусов. И не стоять на открытом участке тротуара, потому что некоторые 'magori' специально охотятся на беззащитных пешеходов... Есть и возрастные 'magori', и совсем юные, почти дети. Я точно не разобрался, но, похоже, 'magori' - это что-то вроде сословия или касты, в которой привилегия безнаказанно нарушать правила передается по наследству. Корни этого, наверное, уходят в царскую Россию...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Старший лейтенант Стрижев Андрей Васильевич, командир взвода "Беркута", яростно боксировал грушу. Темп и сила ударов постепенно возрастали.
  ...Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два! Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два!..
  Кроме Андрея, в спортзале базы одесского батальона милиции особого назначения, было всего три человека. Прапорщик Новицкий, с пониманием поглядывая в сторону своего командира, гонял двух молодых бойцов, которых пару дней назад зачислили в подразделение Стрижева.
  ...Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два! Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два!..
  Старлей ещё больше взвинтил скорость, осыпая спортивный снаряд сериями мощных ударов.
  Андрей Васильевич, или просто Васильевич, как его уважительно называли между собой бойцы, вымещал на кожаном мешке всю накопившуюся за последние дни ярость.
  Жалобное звяканье креплений груши слились в один непрерывный звук, а офицер-омоновец всё бил и бил по снаряду, представляя перед собой лицо нового зама, которого недавно прислали из Киева.
  Отработанные движения совершенно не мешали Андрею думать. Наоборот, именно в спортзале, отрешившись от окружающего мира, Стрижев окончательно понял, что достиг "точки кипения" и ему... Да, ему пора принимать решение!..
  ...Разрешите, товарищ подполковник?.. Старший лейтенант Стрижев, командир первого взвода второй роты..., - четко доложил офицер, представ перед Черновым, который прибыл на должность заместителя командира одесского "Беркута" из столицы.
  Неожиданный вызов к начальнику последовал перед самым выездом на патрулирование, и Андрей терялся в догадках, зачем именно в этот момент он потребовался новому заму.
  - Расслабьтесь, Андрей Васильевич! - вальяжно прервал доклад старлея сверх меры упитанный подполковник, - мы же не в армии... Присаживайтесь...
  - Мне на выезд. Наряд ждёт..., - коротко сообщил Стрижев, не желая задерживать патруль и общаться с Черновым.
  Хоть Андрею и не была известна причина вызова, но сам новый командир был ему заранее несимпатичен. Слухами земля полнится... Как поговаривали в Главке, а нормальные ребята есть везде, и Стрижев старался с таковыми контактов не терять, Чернов - "решала", взятки берёт. Он уже успел показать себя в нескольких регионах, потом был подтянут покровителями в Киев, а оттуда направлен на усиление руководящего звена одесского спецподразделения МВД.
  Бывшего гаишника, замазанного в нескольких скандалах, на должность заместителя командира областного ОМОНа? Ну-ну... Да и если бы всего этого Стрижев не знал, всё равно в очередном столичном назначенце он видел в первую очередь претендента на смещение командира батальона. А его Андрей ценил...
  - Подождёт наряд, - отмахнулся Чернов и указал на один из гостевых стульев, - присаживайтесь!
  Андрею пришлось подчиниться. Не без удивления Стрижев отметил, что обстановка в кабинете успела разительно поменяться. Сам Чернов восседал за дорогим, как их сейчас называют, "директорским" столом, на стене висел плоский телевизор, а в углу примостился новенький кожаный диванчик.
  - Андрей Васильевич, я о чём с вами хотел переговорить, - надменно улыбаясь, продолжил жирный подпол, - я тут посмотрел ваше личное дело и был удивлён... Да, удивлён, Андрей Васильевич... У вас выслуги не меньше, чем у меня, благодарности и награды... Боевые награды! Что это за нелепые истории, из-за которых вы были понижены в звании, а затем и в должности?
  - В деле всё написано..., - неопределённо пожал плечами Стрижев.
  - Ну, хорошо..., - сказал Чернов и открыл лежащую перед ним папку. Перевернул несколько страниц, затем зачитал вслух, - капитан Стрижов, являясь старшим за обеспечение общественной безопасности во время и после проведения футбольного матча... М-м-м... Применил табельное оружие, в результате чего гражданам... М-м-м... Были нанесены... По результатам служебной проверки, проведённой прокуратурой, капитан Стрижев превысил свои служебные полномочия... М-м-м...
  - Ну, со сломанными носами и переломанными челюстями мне понятно, - сказал подполковник, отрываясь от бумаг, - а в руки-ноги зачем журналистам стреляли?
  - Журналистам..., - скривился Андрей, - там ситуация была несколько иная... В моём секторе несколько пьяных парней оказались. Мы им раз сделали замечание, второй... Они с другими болельщиками задираться начали и фальшьвеер на поле метнули... Нам пришлось вывести их со стадиона. Нарушители вели себя агрессивно, игнорировали законные требования сотрудников милиции. Мы были вынуждены применить приёмы рукопашного боя. Пока бойцы оформляли задержанных, к нам подтянулись их охранники. Потребовали отпустить нарушителей, угрожали пистолетами. И это сотрудникам "Беркута"! Я принял решение применить табельное оружие, угроза была вполне реальна... Я лично один из ТТ проверил... После обезвреживания преступников. Пистолет был вполне боевым и снаряженным. Потом, по результатам экспертизы, неожиданно оказалось, что стволы охранников - законные "резинострелы". Так у нас часто бывает... А компания пьяных "мажоров" превратилась в представителей столичных СМИ... Дело замяли, отморозков обелили, мне неполное служебное соответствие дали и звезду сняли. Такие дела...
  - Небольшая плата за 'огнестрелы', - отозвался Чернов,- можно было и за решётку загреметь... Ну, а второй случай? Там, где реанимацией всё закончилось?
  - Так в тот раз всё, несомненно, чётко по закону было, - сделав каменное лицо, ответил старлей, - сын одного из известных бизнесменов изнасиловал вместе с дружками студентку. Совсем молоденькую девушку... Были застигнуты патрулём на месте преступления, оказали сопротивление...
  - Ага, - кивнул подполковник, - и все оказались в реанимации с переломами и разбитыми... Хммм... Гениталиями!
  - Сотрудники действовали в рамках закона, свидетели это подтвердили, - спокойно ответил Стрижов, - даже прокуратура не нашла причин оспорить правомерность действий моего патруля...
  - Ну, да, ну, да..., - протянул Чернов, разглядывая омоновца заплывшими от жира глазами, - а комиссия Главка в том же месяц, нашедшая множество недостатков по несению службы в вашей роте, так это чисто совпадение... Как результат снятие вас с должности с понижением до комвзвода... Опять легко отделались. В Киеве вам бы такое не простили... Я вот одного, Андрей Васильевич, не понимаю. Вы и как комроты, и сейчас, когда взводом командуете, зачем вы с подчиненными на улицы, на задержания выходите?
  - Командир любого звена должен личным примером показывать подчиненным, как необходимо действовать в сложной обстановке, - ответил Стрижов, - я в этом твёрдо убеждён. Мне деньги платят не за то, чтобы я штаны просиживал...
  Разговор с Черновым стал Андрея раздражать. Всё одно и то же. Каждый из этих новых начальников так и норовит залезть в душу, при этом ничего не понимая и не желая делать по работе...
  - Прям таки, просиживать штаны, - поморщился подполковник, - вы мне ещё воинский устав зачитайте. Командир, он в первую очередь должен руководить! Процесс организовывать! Порядок контролировать. Взыскания накладывать, поощрения объявлять. Статистику анализировать, в конце концов. Ваше оружие, Андрей Васильевич, это шариковая ручка!..
  Чернов с трудом вытащил свою громоздкую тушу из-за стола и медленно подошёл к Андрею. Стрижев, поколебавшись, тоже встал. Сидеть, когда старший по званию стоит, Андрей не привык.
  - Но мне, Андрей Васильевич, ваши жизненная и служебная позиции ясны, - сообщил Чернов, глядя Стрижеву прямо в лицо, - и более того, я их целиком разделяю! "Мажоров" надо давить, совсем они распоясались! Родителями и родственниками прикрываются, отморозки... Преступников надо наказывать, совсем эта преступность распоясалась... Должен вас заверить, что там, - подполковник указал пальцем вверх, - тоже понимают, что такие сотрудники, честные, уверенные в себе и знающие Закон... Такие как вы, Андрей Васильевич, сотрудники нам нужны!
  Стрижев несколько опешил. Что-то не сходилось. Таких слов от нового "замка" Андрей не ожидал. Возможно, его товарищи ошиблись, а Чернова с кем-то перепутали? Хотя внешне подполковник действительно выглядел как стопроцентный бывший 'дай'... Сколько их Андрей знал, большинство из "дайцев" после нескольких лет службы превращались в откормленных, как на убой, боровов... А нормальные ребята, которые среди гаишников всё-таки попадались, как-то терялись на фоне общей 'свинячьей' массы...
  - Только подходы у нас к проблеме 'мажоров' разные, - тем временем продолжил Чернов, - пока разные! - веско добавил подполковник и добавил, - вы их физически наказываете... Иногда даже преступая правила. Да, да, Андрей Васильевич! Подставляете себя, как практика показала. А их, 'мажоров', надо рублём или долларом карать. Они такое наказание лучше всего понимают..., - сказал новый зам и замолк, внимательно отслеживая реакцию старлея.
  Вот теперь Стрижеву всё стало понятно. Его друзья не ошиблись... Несмотря на догадку, ни одна эмоция не отразилась на лице офицера.
  - Моё дело преступников задерживать, - сказал Андрей, поняв, что Чернов ждёт от него конкретного ответа на прозрачный намёк, - а меру наказания может избрать только суд. Если это будет штраф в пользу государства, да ради Бога...
  - Ну, конечно..., - усмехнулся подполковник, - только суд! Стоит опять вспомнить, с какими травмами эти ваши насильники в больницу попали...
  Чернов, продолжая ухмыляться, вернулся за свой стол, уселся на жалобно скрипнувшее кресло и раскрыл одну из папок. Жестом приказал Андрею также присесть.
  - Давайте по-другому, - Чернов посерьёзнел и придвинул к Стрижеву какую-то бумагу, - это представление на командира роты. На вас, Андрей Васильевич. Убедитесь!
  Старлей по диагонали просмотрел краткую текстовку. Всё верно...
  - Вы давно работаете в органах, - продолжил Чернов, убедившись, что Стрижев ознакомился с документом, - сами прекрасно понимаете, что такой вопрос "с проходняка" не решается...
  - Так я и не особо горю желанием..., - пожал плечами Андрей, - наверняка на эту должность есть более молодые и перспективные сотрудники.
  Чернов даже как-то с пониманием кивнул, вернул представление обратно в папку, достал из кармана сигареты и закурил.
  - Вы, Андрей Васильевич, не вполне понимаете ситуацию, - продолжил подполковник, выдохнув вверх облако табачного дыма, - там, - он вновь указал вверх, - есть мнение, что одесский 'Беркут' необходимо реформировать, количественный состав оптимизировать, а сотрудников провести через переаттестацию... Скорее всего, на ваше место действительно будет назначен кто-то из молодых коллег, тот, кто более соответствует должности командира взвода. Ну, а вы, если откажетесь от назначения на командира роты, в лучшем случае зависнете 'в распоряжении'. Какие у этого будут последствия, сами понимаете, сейчас спрогнозировать никто не может...
  Чернов придвинул к себе пепельницу и уставился на Стрижева.
  - Хорошо, - сказал Андрей, внутри закипая, но внешне сохраняя ледяное спокойствие. Далеко, далеко пошёл гаишник. Научился в столице политесы плести..., - допустим, я согласен. На комроты. Или кроме согласия от меня ещё что-то требуется?
  - Вы умный человек, Андрей Васильевич, - подполковник откинулся на спинку кресла и продолжил, - должность командира роты предусматривает более широкие полномочия и возможности. Я и моё вышестоящее руководство, мы оградим вас от тех проблем... От тех, которые у вас, старший лейтенант, были по службе раньше. Но и вы, Андрей Васильевич, вы должны избирательно подойти к вопросам применения властных полномочий... Никто не говорит, что преступность на улицах не надо жестко пресекать. Нет. Речь идёт о том, чтобы смотреть на каждого из нарушителей через призму... Призму социального уровня! И наказывать тех, кто из обеспеченных семей, твердой валютой! Что вы на это скажете, Андрей Васильевич?
  - Товарищ подполковник, - ответил старлей, сжав кулаки. Такого прямого предложения Стрижеву от начальства ещё слышать не приходилось, - а как вы это себе представляете?
  - Механизм очень прост, - Чернов отлип от кресла, наклонился к Стрижеву и заговорил тише, - ты собираешь с каждого бойца по пятьдесят баксов в месяц. А кого наказать на эти деньги на улицах, они и без нас разберутся. Раз в месяц докладываешь 'результаты' лично мне... Обижен не будешь. Так понятно? И служить будет гораздо, гораздо легче...
  Андрей помолчал несколько секунд. Чернов терпеливо ждал.
  - А командир батальона об этом знает? - наконец, спросил офицер.
  - Командир? - подполковник показательно жестко затушил сигарету, усмехнулся и посмотрел Стрижеву прямо в глаза, - а командир у вас будет скоро новый...
  Андрей медленно разжал кулаки, затем встал и поправил форму, сопровождаемый удивлённым взглядом нового зама.
  - А знаешь, что, Чернов?! А не пошёл бы ты?! - убедившись, что на комке не осталось ни одной складки, выплюнул из себя старлей, развернулся и направился к выходу.
  - Нет, Стрижев! - прошипел позади подполковник, резко встав и с грохотом отодвинув кресло, - это ты, ты, вместе со своим командиром пойдёшь!...
  Андрей остановился, как вкопанный, развернулся и подошел к 'замку'...
  Груша дергалась из стороны в сторону, принимая удар за ударом.
  ...Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два! Левой, правой... Левой в голову! Раз, раз... Два!..
  - Васильевич! И шо ты так мешок терзаешь? - спросил незаметно подошедший Новицкий, - Васильевич! Я тебя таки умоляю, не надо скрываться за спортом! Одесса совсем немножко большая, есть же такой отдых, с милыми барышнями... Сходил бы, Васильевич, в сауну, взял бы даму... Хотя бы с той же Молдаванки, там столько перспективных невест... Хочешь, я таки позвоню где надо?..
  - Не стоит, Миша, - ответил Стрижев, оставив грушу в покое и переводя дыхание, - просто этот хренов зам всё из головы не выходит...
  - Да забей, Васильевич, - отмахнулся прапорщик, - это шо, первый поцанутый Бэтман в наших стройных рядах? Да любой босяк со Слободки знает, шо они таки когда-то закончатся...
  - Похоже, это всё же мой последний Бетман, - выдохнул старлей и начал разматывать бинты.
  - Таки не может такого быть, шобы командир тебя слил..., - не поверил прапорщик-омоновец.
  - Ага, - хмыкнул и улыбнулся Стрижев, - этого не может быть, потому что этого не может быть никогда! Нет, Миша, я решил уходить. Завтра рапорт подам. Хватит с меня борьбы с ветряными мельницами...
  - Васильевич! Да брось... Перетрётся-перемелется... Да без тебя нас совсем задеспотирят..., - искренне расстроился Новицкий.
  Стрижеву и самому было жаль с ним расставаться. Всё же знать, что твоя спина и тылы прикрыты, как на улице, так и на бумаге, - сильное это дело. Особенно в такой работе, как в 'Беркуте'. Постоянно на грани, шаг в сторону и ты в... Впрочем, как везде в силовых структурах.
  - Нет, Михаил Сергеевич, - ответил старший лейтенант, - по-другому не будет. Хоть я и сам не так представлял завершение карьеры.
  - Так, а шо командир? - опять уточнил Новицкий.
  - Командир от Чернова меня отбил, - нехотя сказал Андрей, - этот поц хотел заяву в прокуратуру накатать... Но вот вариантов не много... Или я перевожусь в другую область, или увольняюсь. И что я должен был решить?
  - Ясное дело, Васильевич, - понятливо закивал прапорщик, - ты одессит, и этим всё сказано! Разве вне Одессы есть жизнь? Так, одно название... Ну, у меня за тебя, Васильевич, сомнений нет, без работы не останешься. Или уже прикинул шо?
  - Осмотрюсь немного..., - ответил Стрижев, - а там и определюсь. Есть пару вариантов, да и командир кое-что предлагал. Разберёмся!
  - Таки быть добру, - покладисто согласился Новицкий и крикнул расслабившимся без него бойцам, - Ваня! Лёня! Вы шо себе думаете? Товарищ прапорщик отошёл, значит, он не видит? Да у меня глаза по всему телу! Работайте, работайте! Шобы вы понимали, на улице преступность вот с такенными мускулами ходит!..
  Парни послушно активизировались.
  Новицкий хотел ещё что-то сказать Стрижеву, но был прерван бойцом из соседней роты, забежавшим в спортзал.
  - Тревога! - сообщил запыхавшийся омоновец, - в городе секстанты объявились! Все экипажи на выезд! Маршруты и объекты у дежурного!..
  - Сектанты, - машинально поправил бойца Стрижев и добавил, - у нас выходной...
  - Командир все выходные обнулил! - отмахнулся омоновец и убежал поднимать тревогу дальше.
  - Снаряжаемся, получаем оружие, встречаемся во дворе, - коротко скомандовал Андрей в ответ на вопросительные взгляды подчиненных, - будет мой дембельский аккорд...
  И закрутилось... Сам Стрижев, отбросив переживания о грядущем увольнении, в первую очередь убедился в том, что сигнал тревоги получен и другими командирами в его взводе. Затем Андрей привычно влез в городской камуфляж, правда, неожиданно поймав себя на мысли, что, может быть, делает это в последний раз. Потом получил ПМ, автомат, патроны, и получил у дежурного объект для своей группы.
  Во дворе бывшей женской тюрьмы, где сейчас размещался одесский "Беркут", царило оживление. Общего построения и доведения задачи не проводилось, никто толком ничего не знал. Дежурный сообщил, что командир в управе, а приказ на поднятие батальона по тревоге и охрану ключевых объектов он отдал по телефону с десяток минут тому назад. Зам тоже где-то в городе, комбаты ещё только подтягиваются из дому...
  Дежурный отфильтровал на милицейской волне, что по городу прокатилась волна странных нападений каких-то отморозков, которые набрасывались на людей и, как ни дико это прозвучало, пытались искусать горожан, а то и вовсе загрызть их до смерти.
  Стрижев недоверчиво воспринял эту информацию, подозревая какую-то совсем уж нелепость. И да, такого глупого предлога, чтобы вывести 'Беркут' на подавление очередной акции протеста оппозиции, Стрижев ещё не слышал...
  Но приказ есть приказ. Стрижев, по обыкновению, решил разобраться в происходящем на месте. Тем более, тревогу объявил Ник Ник, он же Пелеев Николай Николаевич, командир одесского 'Беркута', в адекватности которого Андрей не сомневался. Предполагая, что вскоре всё разъяснится, старлей бегом направился к джипу своего патруля.
  - Мэрия! - коротко сообщил Стрижев прапорщику, запрыгнув на переднее сидение.
  Новицкий невозмутимо кивнул и вывел машину со двора. На Грушевского прапорщик включил проблесковые маячки и сирену, и уверенно увеличив скорость, помчал к Приморскому бульвару, распугивая попутный транспорт.
  - И шо в этот раз? - уточнил Новицкий.
  - Ересь какая-то, - сообщил Стрижев, - несколько нападений на прохожих... На вокзале, в центре... Вы не поверите, преступники пытались до смерти искусать горожан... И, вроде, пока это неподтвержденная информация, даже есть погибшие.
  - Да, ладно!? - не поверил прапорщик.
  - На месте разберёмся..., - неопределённо пожал плечами Андрей и спросил у бойцов, притихших на заднем сидении, - вы как?
  - Готовы к труду и обороне, - отозвался Иван, старший из Чётких. Второй брат, Леонид, кивком подтвердил свою готовность.
  Братья Чёткие, спокойные крепкие парни, бывшие контрактники, пришли в 'Беркут' сразу после армии. Стрижев специально определил их в свой экипаж, хотел к новичкам присмотреться, понять, что за люди попали в его подразделение. Пока замечаний к бойцам со стороны Андрея не было, правда и совместное дежурство было только один раз. Парни вперед не лезли, с оружием обращаться умели. А то, что ребята не городские, так это старлей вообще за плюс расценивал. Нынешняя городская молодежь, она аморфная какая-то, избалованная...
  - Нас определили на усиление горисполкома, - продолжил Андрей, - там своя охрана есть. Мы им не мешаем, пусть работают. Вмешиваемся, только если кто-то буянить начнёт. Работаем от памятника Дюку на Приморском бульваре и Думской площади. Без меня ничего резкого не предпринимать, с людьми в разговоры не вступать. Возле мэрии на кого угодно нарваться можно...
  - Это точно! - уверенно подтвердил прапорщик, - там шо ни день, так политдеятели с требованиями и лозунгами... Думаю, командир, место нам не кошерное досталось...
  Стрижев и сам так думал. Объект действительно не самый лучший.
  А вот братья Чёткие ещё не привыкли к тому, что Новицкий употребляет в речи много чисто 'одесских' словечек. Так что ещё пару минут прапорщик рассказывал парням, почему мэрия и Думская площадь, по его мнению, не самое 'кошерное' место для дежурства и каких проблем там можно поиметь.
  Благо Новицкий знал меру и не стал проводить среди братьев экскурсионный тур по маршруту база 'Беркута' - Приморский бульвар. Так, как это было на прошлом дежурстве. Тогда патруль облазил большую часть Молдаванки, не самого спокойного и благополучного района Одессы. А прапорщик, обнаружив в новых бойцах благодарных слушателей, даже в самых невзрачных переулках с упоением находил и рассказывал о местных достопримечательностях...
  Убедившись, что Чёткие прониклись 'некошерностью' объекта, старший лейтенант потянулся и включил рацию, прервав тем самым разговоры.
  Пока доехали, успели наслушаться несуразицы на милицейской волне. Действительно, пэпээсы взволновано переговаривались о каких-то диких и необъяснимых нападениях на улицах. Кто-то говорил, что первый случай был на железнодорожном вокзале, там невменяемый врачей и наряд порвал. Да так, что всех чуть ли не госпитализировать пришлось. Другой доказывал, что такая же заварушка в аэропорту произошла. Третий срочно требовал подмоги в дом престарелых... Нарядов явно не хватало. Преступники, по общему мнению, находились в неадекватном состоянии и без колебаний нападали даже на прибывших милиционеров. Было несколько сообщений о применении оружия... А один патруль вообще перестал выходить на связь, и диспетчеры пытались охрипшими голосами докричаться до него в эфире, забив всю волну...
  Больше всего Стрижева обеспокоило то, что на общем фоне вскользь прозвучала информация о подобном нападении животного. С первого взгляда, вроде бы глупая шутка. Типа в парке Победы бешеная крыса искусала несколько человек. Сообщившего безжалостно запинали в эфире и пообещали при сдаче дежурства голову за такие шутки оторвать.
  Бешенство! Вот что действительно может объяснить неадекватное поведение людей! Стрижев решил обязательно переговорить при первом удобном случае с кем-то из врачей. Только он не предполагал, что такой случай представиться очень скоро...
  Когда подъехали к зданию горсовета, уже стемнело. Включилось уличное освещение. Памятник Пушкину, тринадцать месяцев прожившему в Южной Пальмире, безмолвно смотрел бронзовыми глазами на заполненный отдыхающими и туристами Приморский бульвар, как обычно подсвеченный яркими цветными гирляндами. Лавочки и кирпичный парапет на склоне, как всегда, был занят влюблёнными парочками, беззастенчиво целующимися и обнимающимися не смотря на довольно таки холодный вечер. Здесь всё было спокойно...
  'Здесь всё спокойно...', - так и подумал было Стрижев и тут же чертыхнулся.
  Прямо возле бронзовой пушки, установленной на Приморском бульваре в память о событиях Крымской войны, пару десятков зевак толпились возле кареты скорой помощи.
  Андрей распорядился припарковаться рядом с машиной медиков, прямо на Думской площади напротив ступенек парадного входа в мэрию.
  ...Если в городе действительно что-то происходит, машина 'Беркута' должна быть на виду. Джип с символикой спецподразделения одним своим внешним видом послужит неплохим сдерживающим фактором для злоумышленников...
  Почти синхронно хлопнули дверцы, и омоновцы направились к толпе.
  - Дайте ходу пароходу! - тут же громогласно потребовал Новицкий, и люди послушно расступились.
  На носилках возле скорой лежал парень в испачканной парадной милицейской форме и негромко постанывал от боли. Над его ногой, раздвинув в стороны разрезанные обрывки штанины, колдовал пожилой доктор, умело и быстро обрабатывая жестокую рваную рану зажатым в пинцете ватным тампоном. Врачу помогала молоденькая медсестричка, рядом нервно топтался на месте смутно знакомый Стрижеву молодой сержант из охраны горисполкома.
  Весь тротуар поблизости был заляпан свежими, насыщенно розового цвета, пятнами крови, бликующими в ярком уличном освещении.
  Возбужденный милиционер, скользнув взглядом по лицам омоновцев, явно тоже узнал и обрадовался Андрею. Сержант, нервно облизывая губы и поглядывая на своего раненого коллегу, сообщил, что вечером внезапно приехал мэр, вызвал начальников управлений на работу, а сам умотал в администрацию. Губернатор его срочно вызвал. А потом у них здесь, прямо перед мэрией ЧП случилось. Один из прибывших чиновников был на входе искусан обезумевшим псом.
  - Ну, не видел я, откуда собака появилась, клянусь вам, - несколько раз повторил сержант, - со стороны склонов только тень мелькнула и всё... Олег Викторович, когда на него эта собака напала, как начал прямо на Думской орать... Ужасно! Она его сильно порвала, руки-ноги, полный капец... Семён пытался собаку отогнать, она ему тоже ногу погрызла. А я шо? Шо мне делать надо было? Я в воздух пальнул, думал псина испугается... Щас... Собаке мой выстрел кисло в борщ, ноль на массу... Ну, вы поняли, пёс никак не отреагировал. Да он пёр как танк! Весь магазин на собаку извел. Бешеная, я вам говорю!..
  ...То, что сержант смог свалить собаку лишь израсходовав весь магазин, не удивило Стрижева. В его жизни был случай, когда патрулю "Беркута" пришлось нейтрализовать здоровенного агрессивного английского мастифа. Пёсик, искусав своего владельца, занял оборону у входа в подъезд, злобно рыча и бросаясь на всех вокруг. Опытный кинолог по каким-то причинам выехать на место не смог, а к тому же рядом была школа, где вот-вот должны были закончиться уроки. Руководство дало добро на ликвидацию собаки и использование оружия для защиты граждан. Владельцу, которого забирала скорая, морщась от боли, пришлось подписать соответствующую бумагу об отсутствии претензий. Стреляли из двух Макаровых, автоматы решили не применять, всё-таки жилой район. Стрижев сам видел, как первая пуля от ПМ срикошетила, отскочила от широкого лба собаки. Контуженый от выстрела мастиф только головой тряхнул и предпринял попытку грудью протаранить патрульный УАЗ. И только после восьми выстрелов по корпусу собаки и одному удачному попаданию в голову, прямо в глаз, разъярённый зверь был нейтрализован...
   - Глазища у неё такие были, как мутные стекляшки, совсем безумные..., - говорил тем временем сержант, - Смакова, ну, Олега Викторовича, его водила на машине в больничку повёз. Не стали скорую ждать, боялись, что кровью истечёт... Кое-как жгуты накинули, у него с бедра кровищи натекло, страх! Видите, что вокруг творится! А Семена, вон, щас латают. Доктор говорит, тоже надо в больницу везти, рана ему не нравится... Ой, что завтра будет... Парни, как думаете, не загнобят меня за стрельбу на Думской? Ведь, правда, вариантов же не было... Я гильзы все собрал, и свидетелей - море. Да вы сами, сами на псину посмотрите!..
  Внимательно рассмотрев труп собаки, Андрей только ещё сильнее уверился, что дело нечисто.
  Обычный, хотя и крупный, уличный пёс дворянской породы. Среди свалявшейся от грязи шерсти, кроме пулевых ранений на теле собаки, виднелись многочисленные следы от свежих укусов. Тёмное мясо даже корочкой не взялось... А с задней ноги так и вовсе был вырван целый кусок плоти. Как собака с такой раной ещё бегала? Стрижев смутно помнил, что бешенство как раз и передается через укусы. Ещё раз осмотрев труп собаки, старлей неожиданно понял, что его беспокоит. С убитого пса практически не натекло крови! Только три небольших пятна непонятного темного, почти чёрного, цвета...
  - Вы что, собаку после обезвреживания перемещали? - уточнил он у сержанта.
  - Я, шо, больной? - удивился милиционер, - нафига она мне сдалась? Тряпкой накинул, чтобы людей не шокировала и всё...
  - Кровь, где кровь с неё? - прямо спросил Стрижев.
  Милиционер задумчиво поскрёб затылок.
  - Не знаю..., - наконец родил сержант, - я как-то не обратил внимание...
  - Вот за это тебе теперь точно влетит по самое не хочу..., - съязвил Новицкий, - чему вас только в школе милиции сейчас учат? Даже собаку толком завалить не могёте... Вот и думай теперь, шо в рапорте излагать будешь. Где кровь невинно убиенной собаки делась, а? Начальство точно этим заинтересуется. А то и вовсе перекрутят дело так, шо это ты вместе со своим Степаном и Факовым на собаку напали...
  - Смаковым..., - ошеломлённо поправил прапорщика милиционер, - ребята, та шо вы гоните?..
  - Спокойно! - прервал сержанта Стрижев и накинул тряпку обратно на труп собаки, - товарищ прапорщик шутит... Миша, ты тоже угомонись, нашёл время. Сержант, а что ещё доктор говорил?...
  - Доктор считает, что труп собаки необходимо тщательно обследовать, - раздался голос незаметно подошедшего врача.
  Нахмурившийся медик стянул с рук одноразовые перчатки, привычно завернул одну в другую и засунул комок латекса в карман зелёного халата.
  Тем временем сержант, явно обидевшись на шутку омоновца, сослался на какую-то срочную необходимость вернуться к охране мэрии и ушел. Правда, договорился со Стрижевым, что 'беркутовцы' будут держаться поблизости и, если что, придут на помощь.
  - Собаку мы тоже заберём, - продолжил медик, - странно это всё...
  - А пострадавшего вы зачем к носилкам приматываете? - удивился старлей, увидев, как медсестра и водитель скорой обычным шпагатом тщательно фиксируют руки и ноги раненого милиционера к поручням носилок.
  - За здоровье своё опасаемся, знаете ли, - пояснил врач, - вы о других случаях слышали?
  И, дождавшись кивка Стрижева, продолжил:
  - Одна наша бригада на вокзале больного забирала, так тот внезапно накинулся на медиков и довольно таки жестоко их искусал... Я точных деталей не знаю, не до этого, но врач с той бригады утверждает, что больной, гхмм, как это сказать... В общем, прежде чем его из вагона на перрон вынесли, она диагностировала у него смерть. Понимаете? Он мёртвый был, а когда его к машине выносили, вдруг ожил и на людей накинулся...
  - Так ошиблись, наверное, - недоверчиво сказал Андрей.
  - Ну, может быть, может быть, - задумчиво проговорил медик, - можете помочь раненого в машину погрузить? Бригаду полную не успели собрать... Не передать, что происходит... Столько вызовов!..
  Стрижев дал команду бойцам и носилки с милиционером начали загружать в скорую.
  - Доктор, а что с этими нападениями? - спросил Стрижев, - это бешенство? Собака вот эта, люди... На нашей волне говорили, что даже крыса, вроде, бешенная была...
  - Сомневаюсь я сильно, что это бешенство, - врач отрицательно помахал головой, - сильно сомневаюсь... Вирус бешенства вызывает специфический энцефалит, то есть воспаление головного мозга у животных и человека. Передаётся со слюной при укусе больным животным. Затем, распространяясь по нервным путям, вирус достигает слюнных желёз и нервных клеток коры головного мозга, гиппокампа, бульбарных центров...
  Увидев, как Андрей поморщился, услышав заумные термины, медик добавил:
  - В общем, поражая мозг, вирус вызывает тяжёлые необратимые нарушения, заканчивающиеся, как правило, смертельным исходом...
  - Так это и имеем, - сказал Стрижев, - животные кусают людей, люди заражаются, кусают других людей...
  - Нет. Похоже, да не так..., - не согласился доктор, повернулся к скорой и крикнул водителю, - Петя! Не забудьте! Собаку тоже грузите! И перчатки пусть все оденут!
  - Тут какое дело, - продолжил врач, - не думаю я, что это бешенство. Инкубационный период бешенства длится от десяти до девяноста дней, в редких случаях - до одного года. Если человек заболел бешенством, то на месте укуса припухает рубец, появляются зуд и боли. Потом повышается температура, пропадает аппетит, заболевший чувствует общее недомогание. Больные становятся агрессивными, буйными, появляются галлюцинации, бред, чувство страха, могут проявляться признаки водобоязни и аэробоязни. Всё это достаточно длительный процесс! А мы что имеем? Резкое и скоротечное, я бы сказал, ургентное заражение... Наши врачи говорят, что укушенные за считанные часы превращаются в безумцев. И также набрасываются на людей! И речь уже идёт не об одном случае! Вы новости посмотрите, когда с работы вернётесь! Передают, что во всём мире сейчас подобное наблюдается... Бешенные животные, я согласен, на людей нападают... Но, чтобы зараженный бешенством человек на других людей набрасывался, чтобы искусать, я о таком не слышал... И мертвец этот оживший, с вокзала, из головы не выходит...
  - Таки зомби это! - вклинился прислушивающийся к разговору Новицкий, - вы шо, фильмов не смотрели? Одна зомбя кусает человека, тот умирает и восстает. Главный герой всё быстро понимает, пристреливает паникера, который орёт 'Мы умрём! Мы все умрём!' и валит армию мертвых тварей выстрелами в голову. Можно ещё бензопилами их пилить или всякими там шаблями-секирами шинковать...
  Доктор как-то странно посмотрел на Новицкого.
  - Михаил Сергеевич! - строго прервал прапорщика Стрижев, - давай волнорез прекращай и делом займись! Иди среди людей поработай! Скажи, пусть расходятся. Нет! Скажи, пусть по домам расходятся, что в городе вспышка... Скажи, что вспышка бешенства. Действуй!
  Новицкий недовольно поморщился, но без возражений сразу же направился к людям, собравшимся вокруг места происшествия. И спустя пару секунд оттуда донеслось:
  - Граждане одесситы! Работает ОМОН! Расходитесь! По домам расходитесь! Новый вирус бешенства! Перемещается ногами по земле! Да, доктор экспресс-анализ провёл. Особо активно реагирует на приезжих! Вы привиты? А вы привиты? Шо вы говорите... Хотите иметь зеленую жизнь с фиолетовыми пятнами? Да не..., не вирус. Я..., я вам обеспечу!.. Расходитесь! Завтра всем всё будет. Прививки, вакцинация и дератизация... С чего ты смеешься? Тебе ещё не повылазило?..
  Скорая включила проблесковый маячок и коротко просигналила.
  - И мы поехали. Спасибо за помощь. Чувствую, ночь предстоит тяжелая..., - свернул разговор доктор, крепко пожал руку Андрея и быстро направился к скорой.
  На секунду задержавшись возле дверцы, врач обернулся и крикнул Стрижеву:
  - Товарищ старший лейтенант! Вы... И людям своим скажите! Не позволяйте себя покусать!
  Андрей махнул рукой, мол, услышал, и скорая, противно завизжав сиреной, умчалась в ночную Одессу.
  Толпа зевак разошлась. Многие действительно вняли уговорам Новицкого и ушли с Думской площади в город. Но часть народа, как это всегда бывает, проигнорировала предупреждения омоновцев и спокойно отправилась гулять дальше по аллеям Приморского бульвара.
  Бойцы подтянулись обратно к своему командиру, который вновь и вновь обдумывал слова доктора.
  ...Что же на самом деле происходит? Полномасштабная эпидемия или просто очередные преувеличенные слухи и факты? Насколько информация медика об аналогичных случаях по всему миру соответствует действительности? Чего стоит ожидать и к чему готовиться?..
  Куранты на часах над входом в горисполком проиграли гимн Одессы, мелодию 'Одесса, мой город родной', обозначив тем самым очередные полчаса.
  - Что будем делать, командир? - не выдержал паузы Новицкий.
  Прежде чем ответить, Андрей связался с дежуркой. Обычно уравновешенный капитан Игнатьев, один из 'вечный' дежурных, возбуждённо и сбивчиво орал в рацию и толком сообщить ничего не смог. Из разговора с ним Стрижев понял, что приказы на охрану важных объектов никто не отменял, комбат всё ещё находится на совещании в Главке, а в городе активно нарастает хаос. На улицы уже вывели весь личный состав милиции и внутренних войск, но ожидаемых результатов это не принесло. Команды вооружить сотрудников так и не поступило, а дубинки и баллончики с газом оказались неэффективными против безумцев...
  Раздосадованный Стрижев приглушил рацию и принял решение действовать на свой страх и риск. Андрей привык доверять интуиции, и сегодня она так и кричала на периферии сознания, что в городе происходит что-то страшное.
   - Расходимся попарно по аллеям и гоним всех людей с Приморского бульвара, - распорядился старлей, - говорите... А говорите, что в городе объявлена угроза осуществления терактов и бульвар с Потёмкинской лестницей один из наиболее опасных таких объектов...
  - Ох, получим мы командир..., - задумчиво сообщил прапорщик, - если всё утихомирится, а люди уже успеют пожаловаться, в нас такие пилюли журавлиным клином полетят...
  - Я отвечу! - твёрдо сказал Стрижев, - сошлётесь на мой приказ...
  - Васильевич! - ехидно ухмыльнулся Новицкий, - ты как не родной... Командир? Первый раз шо ли работаем? Вместе разберёмся... Парни, а вы шо думаете? - спросил прапорщик у молодых омоновцев.
  Братья переглянулись и синхронно усмехнулись.
  - Что за начало службы без взыскания? - выдал старший, - работаем, командир!
  - А если всё утихомирится..., - добавил вполголоса прапорщик, явно удовлетворённый ответом молодых бойцов, - я вас прошу... Мне на полчасика в одно место смотаться, и на склоне уже утром какая-то болванка времён Великой Отечественной из земли вылезет... Я сам и найду... Пусть попробует кто-то доказать, что мы действовали необоснованно и угрозы жизни и здоровью наших драгоценных граждан не было...
   Андрей только скептически приподнял бровь, но не стал выяснять, чего в очередной раз задумал Новицкий. В любом случае решение принял Стрижев, и ответственности он не боялся. Что ему сделают? Всё одно завтра рапорт подавать...
  В течение получаса территория между мэрией и памятником Дюку де Ришелье была очищена от отдыхающих. Одной неуступчивой и хорошо выпившей компании пришлось пригрозить экскурсией до камеры ближайшего отделения, где будут очень долго устанавливаться их личности.
  Кто-то возразил, что, мол, у них у всех документы при себе и времена НКВД давно минули.... Начавший злиться Стрижев, однако сдержался, но тонко намекнул, что документы могут вызвать подозрение на предмет фальшивости... Мало ли чего могут неграмотные омоновцы в темноте себе напридумывать? И это опять же возвращает всех к необходимости посещения ближайшего отделения...
  Компания вняла голосу разума и ретировалась с Приморского бульвара. Подальше от странно настойчивых милиционеров...
  Швейцара из гостиницы 'Лондонской' тоже попросили уйти с улицы в вестибюль. Тонко разбирающийся в нюансах работы 'Беркута' опытный мужик в яркой ливрее вопросов лишних задавать не стал и послушно запер за собой дверь, пообещав омоновцам любое содействие. И даже на кофе пригласил. Но Стрижев отказался. А швейцар не стал настаивать.
  И, наконец, Приморский бульвар обезлюдел. Одинокий патруль прошелся ещё раз по пустынным аллеям и вновь вышел к памятнику Дюку.
  Не смотря на то, что в пределах видимости всё было вроде бы спокойно, тревога Андрея не отпускала. Стрижев плюнул на условности и попробовал связаться с комбатом по мобильному. На звонок никто не ответил, что, в принципе, если командир на совещании, было бы нормальным. Но, сколько же оно может продолжаться?!
  Андрей, остановившись в паре шагов от бойцов, немного прибавил громкости и стал слушать милицейскую волну. Потом переключился на медиков, на МЧС... И с каждой минутой старлей мрачнел всё больше и больше...
  Тем временем Новицкий опять присел на уши новичкам, посвящая их в очередные одесские тайны.
  - Вы думаете, кто этот француз в римской тоге со свитком в руке, памятник которому стал одним из символов Одессы-мамы? - вещал прапорщик бойцам, - я вам за это скажу!.. Это не просто француз, это один из самых любимых одесских градоначальников! Именно он во время Отечественной войны тысяча восемьсот двенадцатого года призвал всех жителей города и Новороссийского края 'явить себя истинными русскими' в борьбе с нашествием французов и пожертвовал на цели обороны все свои личные сбережения... И мелочь, что наш Ришелье, между прочим, родственник всем известного кардинала, стал потом премьер-министром Франции. В сердцах одесситов Дюк де Ришелье всегда остался 'нашим Дюком'... Именно при нём Одесса расцвела как город, стала той Южной Пальмирой, которая известна во всём мире. Ришелье, дюк, кстати, это герцог по-нашему, был скромен и неприхотлив. Он не пользовался казённой каретой и ходил без охраны. Его стол не отличался изысками. В народе говорят, шо друзья, ежедневно у него обедавшие, даже возмущались как-то. Мол, герцог, почему вот уже три года они едят одно и то же мясное блюдо? А Ришелье им ответил, мол, господа, так ведь надо же доесть!.. Дюк столько сделал хорошего городу, шо его помнят добрым словом и по сей день. Да шо я вам говорю? Кого ещё из градоначальников везли на себе, когда провожали?..
  Бойцы простодушно пожали плечами, с интересом слушая Новицкого.
  - С самим памятником тоже не всё так просто. Слышали, может, слова 'погляди на Дюка со второго люка' или 'посмотри на Дюка с люка'? - продолжил прапорщик, - нет? Темнота! Идите, станьте здесь. Да, на этот водопроводный люк, слева от памятника. Смотрите тудой! Ну, шо? Видите, на шо свиток и складки одежды Дюка чрезвычайно похожи?
  И, улыбнувшись, Новицкий продекламировал:
  '...Улыбаюсь Дюку, по бульвару хожу,
  Со второго люка на него не гляжу.
  Он протянет руку, я ему и скажу,
  Я горжусь, что здесь родился, здесь и живу...'
  - Вот так бойцы, - продолжил прапорщик, - теперь смотрите направо... Вы видите парадный фасад при въезде в Одессу со стороны моря, Потёмкинскую лестницу. Когда граф Воронцов, ещё один из почитаемых у нас градоначальников, занялся её строительством, в Одессе шутили, шо лестница затевается исключительно для того, шобы бронзовый Дюк мог спуститься к морю. А как сейчас можно представить Одесу без Потёмкинской лестницы? Вот и я говорю, шо никак... За лестницу есть много легенд. Говорят, где-то под ней есть выход из подземного хода, ведущего из Воронцовского дворца. Другие гласят, под лестничными арками зарыты клады одесских контрабандистов, а под одной из ста девяноста двух ступенек спрятал награбленные драгоценности знаменитый одесский налетчик Мишка-Япончик...
  Стрижев приглушил рацию и вновь попробовал набрать комбата. Безрезультатно! Андрей сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, успокаивая нервы и разыгравшееся воображение.
  Если хотя бы пятьдесят процентов того, что он слышал сейчас на всех волнах правда, то к городу приближается серьёзный северный зверь... Хорошо, что его супруга, с которой он уже два года был в разводе, пару дней назад подхватила малого и умчалась отдыхать в Египет... Стоп. Доктор же говорил, что безумцы атакуют по всему миру! Андрей попробовал набрать бывшую жену, но её телефон оказался выключенным. Стрижев сунул трубку обратно в карман камуфляжа и подошел к своим бойцам, разглядывающим ярко освещенный морвокзал и гостиницу на Новом моле.
  Так и застыл он на несколько минут, не в силах решить, что делать дальше. Командир не отвечает, а долг Андрея требовал выполнять полученный приказ. Жена тоже не отвечает, и Стрижев ещё больше начал волноваться за малого... Да и за неё, если быть искренним, чувства у старлея с разводом не исчезли...
  Андрей решил, что полчаса ничего не изменят, разве что ясность в происходящее внесут. В конце концов, есть соответствующие чрезвычайные службы, введут карантин и погасят новую заразу в зародыше...
  И усилием воли Стрижев переключил своё внимание на разговор остальных омоновцев.
  - Ничего себе, теплоход! - выразил удивление Леонид, младший из братьев Чётких, указав на громадину пассажирского судна у пристани.
  - Похоже, это 'Лирика'..., - машинально пояснил Стрижев, присмотревшись к теплоходу. В прошлом году Андрей наблюдал вместе с сыном за подходом этого судна к молу.
  - Если не ошибаюсь, итальянский круизный лайнер. Длина около двухсот пятидесяти метров, берёт больше двух тысяч пассажиров. Да там только пассажирских палуб около десяти. Огромный теплоход и, по сути, шикарная плавучая гостиница... А вот что это за 'боец' рядом с ним? - в свою очередь спросил Стрижев, увидев неподалеку от 'Лирики' явно военный корабль.
  Длиной приблизительно в треть меньший, чем гигантский лайнер, 'вояка' выглядел, тем не менее, достаточно внушительным.
  - Военные корабли вроде же обычно в Карантинной гавани паркуются? - договорил Стрижев.
  - А, это 'Велла Галф', крейсер ВМС США, - с видом знатока сообщил Новицкий, - ракеты, два геликоптёра, все дела, короче. Он ещё позавчера в бухту зашёл. Наш второй взвод порядок на морвокзале тогда обеспечивал. Там пикет был, всё как обычно, флаги жгли, 'янки гоу хоум' и так далее. Покричали, побуянили и разошлись, 'американцем' в нашем порту уже давно никого в серьёз не удивишь... А в Карантинной или Военной гаванях им просто стать не разрешили. Вояки там местные шо-то очень тайно грузят. Секретность, мраки! Опять склады госрезерва, наверное, распотрошили и в Африку технику и оружие толкнули...
  - Вот пиндосы! И у нас уже стоят, как у себя дома..., - с досадой произнес Иван, продолжая рассматривать американский корабль.
  - Та шо ты говоришь! - усмехнулся прапорщик, - 'пиндосы', кстати, тоже одесское словечко! Так в Одессе звали беженцев из греков, среди которых самыми бедными были выходцы из горной системы Пинд. А по отношению к американцам это прозвище начали использовать после службы в Косово наших и натовских миротворцев. Американцы называли 'пиндосами' черноволосых и низкорослых балканцев, в том числе греков, а наши солдаты, услышав это, прозвали так самих американцев, которые казались им слишком трусливыми... Такие дела, боец! Командир, шо делаем дальше? - обратился Новицкий к Стрижеву.
  - Возвращаемся к джипу. Попробую ещё раз с Ник Ником связаться. И, парни! - добавил Андрей, - держите оружие наготове. Кстати, позвоните по близким, пусть из дому не высовываются. В городе что-то очень, очень серьёзное... Поверьте!
  - У нас всегда шо-то происходит..., - проворчал прапорщик, - как не 'Лебединое озеро' по телевизору, так экономический коллапс... А своим я сразу отзвонился. Они у сестры в рыбацкой деревне, там только песок и море вокруг, всё нормально будет...
  - А мы - детдомовские! - ответил за братьев Иван.
  - Тогда вперёд! - скомандовал Стрижев.
  - Пошли, ребята, - махнул рукой Новицкий, - я по дороге вам ещё чего за Одессу интересного расскажу... Пока не началось! - добавил и криво ухмыльнулся прапорщик, явно не поверив в серьёзность слов Андрея.
  Патрульные развернулись и неторопливым шагом направились к Думской площади.
  Вдалеке мелькнул припозднившийся прохожий, на вид вполне вменяемый. Если, конечно, судить по тому, как он поспешил изменить маршрут, заметив четырёх автоматчиков возле памятника Дюку...
  - Вообще, ещё до основания Одессы, - продолжил развлекать омоновцев Новицкий, - на месте Приморского бульвара стояла турецкая крепость Ени-Дунья...
  Парни заозирались, пытаясь увидеть хоть какое-то напоминание о былой твердыне. Естественно, ничего не обнаружив, братья вновь обратили внимание на прапорщика. А тот не замедлил пояснить в своём стиле:
  - Не чешите себя надеждой, от крепости ничего не осталось. Властям она была не нужна, вот и рассосалась бесследно на стройматериалы... В Одессе так часто бывает, шо-то оставил без внимание и хоп, а его уже и нету... И зачастую не со зла, а из озорства и природного юмора одесситов... Кстати, там, рядом с памятником Ришелье в своё время не одна сигнальная пушка также бесследно исчезла. Часов-то при царе Горохе ни у кого не было, вот горожане по полуденной стрельбе из пушки время и отмеряли...
  - Куда же целую пушку в те времена можно было деть? - удивился Леонид.
  - О, друг мой, как ты юн..., - насмешливо протянул прапорщик, - пушки тогда ещё из меди были! Распилили ствол на части и на медные тазики пустили, для изготовления варенья самое то... За украденную пушку тоже смешная легенда есть. Полиция и градоначальник были тогда в отчаянии от такого скандального происшествия. А тут вдруг один из арестантов тюремного замка попросил о встрече с градоначальником, мол, о краже информацию имеет. Подобные случаи и раньше были, шо бы арестованные ценные данные властям предлагали. Так шо к градоначальнику его привели. Арестант говорит, шо на месте может указать свидетеля, который наверняка видел, как пушку воровали. Но попросил за информацию пять рублей. Большие деньги тогда были... Делать нечего, градоначальник согласился. Арестанта в карете на место кражи привезли, а он и говорит, показывая на памятник Дюка, у ног которого раньше стояла пушка. Вот, типа, наш Дюк, он точно вора видел... Градоначальник сперва побледнел, покраснел, но потом расхохотался и выдал остроумному и находчивому арестанту пятерку... Новую пушку уже на цепь посадили, но не помешала она снова краже произойти. Потом уже следующую пушку вывозили из двора Воронцовского дворца на бульвар только лишь для выстрела в полдень.
  - Та пушка, возле которой собаку застрелили, она тоже сигнальной была? - спросил Иван.
  - Не, ты шо! - отмахнулся прапорщик, - то самое натуральное морское орудие, настоящий военно-исторический памятник! Морское орудие и сигнальная пушка - это даже не две больших, а четыре маленьких разницы, сами должны понимать... Именно эта пушка, не такая же, а именно эта, на постаменте, стреляла по городу во время Крымской войны с английского фрегата. Его потом потопили, а пушки водолазы подняли. Вот с одной и памятник сделали...
  Пока говорили, дошли до стеклянного купола, накрывавшего место раскопок древнегреческого поселения прямо посреди аллей.
  Новицкий позвал молодежь к стеклу своеобразного археологического музея под открытым небом и принялся рассказывать бойцам о находках, предметах утвари и быта древних жителей античного города, тоже существовавшего на месте Приморского бульвара.
  Стрижев, бывавший в этом месте не раз, слегка отстал и осмотрелся. Ничего опасного Андрей так и не увидел, разве что необычно много окон горели яркими пятнами света в видневшемся здании мэрии.
  Все деревья, расположенные на бульваре, продолжали иллюминировать разноцветными гирляндами, которые включались каждый день в вечернее и ночное время уже не первый год.
  Фешенебельный фасад гостиницы 'Лондонская', сумевший сохранить очарование старой Одессы, навевал незыблемость и спокойствие...
  Лёгкий ветерок доносил со стороны моря приглушенный шум работающего даже ночью порта.
  Андрей в очередной раз начал убеждать себя, что его страхи преувеличены. Наверняка власти уже взяли эти странные пугающие события под контроль...
  Как вдруг издали, из города, послышалась необычная трескотня. Стрижев прислушался.
  ...Для новогодних петард как бы уже давно поздно, а на свадебный салют не похоже...
  Буквально через секунду где-то завыла сирена, а следом уже совершенно отчётливо простучала автоматная очередь. И сразу же вторая!
  ...Песец! Если на улицах уже из автоматов постреливают, значит всё реально хреново! А мы здесь торчим, курятник охраняем! Где комбат, где задача для 'Беркута'? Где вменяемое доведение обстановки, наконец!..
  Новицкий, видимо, ничего не услышал, так как продолжал увлеченно травить байки бойцам.
  Андрея прямо злость взяла на прапорщика. Ведь ясно уже, что в городе большие проблемы! А он себе экскурсию ведёт. Прирождённый пофигизм Новицкого иногда действительно выводил Стрижева из себя. Но, в целом, Михаил был надежным и верным товарищем... Да и ругать его при подчиненных старлей не хотел...
  Стрижев достал телефон и снова набрал Ник Ника. Гудки шли, но абонент не ответил. Андрей попробовал связаться с дежуркой. И поразился! Первый раз в его жизни оперативный дежурный не ответил на вызов!
  ...Да что за...!
  - Так, Миша! - прервал прапорщика Андрей, - заканчивай лясы точить! В городе стреляют! Если бы вы уши не шлифовали и открытыми их держали, услышали бы. Только что где-то рядом из калаша палили! Комбат до сих пор вне связи. И дежурка из эфира пропала! Всё, парни, выходим на Думскую, так, чтобы вокруг побольше открытого пространства было. Ты, товарищ прапорщик, свяжись с водилой командира, узнай, где комбат и какие новости. Вы двое, - Стрижев в упор глянул на молодых омоновцев, - занимаете позиции вокруг меня и прапорщика. И внимательно наблюдаете по сторонам. Так, чтобы ни одна мышь, ни одна собака тенью со склонов внезапно не напала! По всем животным, которые в нашу сторону направятся, разрешаю открывать огонь на поражение. Под мою ответственность. Я пока с командирами рот свяжусь, может у них есть информация. Двинулись!
  И Стрижев, не дожидаясь бойцов, решительно зашагал к мэрии. Позади затопали берцами бойцы.
  Когда приблизились к памятнику Пушкину, Андрей расслышал почти шепот неугомонного прапорщика, который говорил братьям:
  - Командир зря волну поднимать не будет, но, уверен, всё обойдется. Раз нас не дёргают, значит справляются... Кстати, считается, шо этот памятник Пушкину имеет самое сильное портретное сходство! Знаете, шо Володя Высоцкий за Пушкина и Одессу написал? '...Пушкин, величайший на земле поэт, бросил все и начал жить в Одессе. Проживи он здесь еще хоть пару лет, кто б тогда услышал о Дантесе?...' А знаете, как...
  - Новицкий! - рыкнул старлей, оглядываясь назад.
  - Всё, всё..., командир, - прапорщик активно защелкал кнопками мобильника, - я уже телефон Пети ищу... О, вот! Набираю...
  Патруль вышел на площадь. Стрижев сумел дозвониться до одного из командиров рот и коротко с ним переговорить. Прапорщик в это время пытался связаться с водителем Ник Ника, но, в конце концов, развел руками:
  - Васильевич! Шо я могу сделать? У него занято всё время. А шо у тебя?
  - Вторую роту к администрации стянули, третью к областной управе на Осипова. Сначала в автобусах сидели, теперь их в оцепление выгнали... И те, и другие уже несколько бешенных приняли. Говорят, что полный капец, мозгов вообще нет. Только на людей бросаются. Одного даже пристрелили по недоразумению, скрутить никак не могли...
  - О! Щас, Васильевич, водила комбата меня набирает..., - перебил Новицкий и ответил на входящий звонок.
  Не далее, чем в трёх кварталах, кто-то несколько раз выстрелил из пистолета. Судя по тому, как переглянулись омоновцы, эту стрельбу уже услышали все...
  - Да, Петя! - произнес Новицкий в трубку, - що?.. Не, мои и так у сеструхи. Да предупредил я их, предупредил... Шо комбат?.. Как в морду лица?.. Ясно... Да... Да... Хорошо..., - сказал прапорщик и нажал отбой.
  - Васильевич! - тут же обратился он к Стрижеву и эмоционально продолжил, - Петя говорит, что в городе, особенно в районах вокзала, больниц и ночных клубов в Акадии - кипишь полный! В областной управе собрали всё начальство. Они там типа антикризисного штаба организовали. Два часа думали, шо делать и ни фига толком не надумали. Киев и администрация в таком же глубоком ступоре. Губера вроде покусали, а зам его ничего решить не может... Петя говорит, шо комбат только шо из управы вылетел. Бешеный весь, аж трясётся. Петруха подумал было, шо он тоже заразился... Ник Ник только успел дверцу открыть и скомандовать 'в расположение батальона', как в него какой-то подпол из управы вцепился. Тянет за рукав, орёт типа 'вернитесь, полковник! Шо вы себе позволяете...'! А Ник Ник ему прямо без замаха, как дал в кумпол! Знай 'Беркут', ага! Комбат сейчас нашу третью роту с управы снимает, часть на улицы пойдёт, а один взвод Ник Ник с собой на базу поведёт. Там у нас какая-то непонятка приключилась. Вроде один экипаж с ранеными в расположение вернулся, а потом и патруль, и дежурка с эфира пропали... Команда Ник Ника - всех гражданских гнать с улиц по домам, все приказы, кроме его, - игнорировать! По бешенным, Петруха их почему-то мёртвыми назвал, - прапорщик недоверчиво тряхнул головой, - комбат приказал стрелять! Васильевич! У нас, шо путч на голом месте нарисовался?..
  - Да какой переворот, Миша! - отмахнулся Андрей, - путчем нас не испугать... Одесса - это живой организм, способный переварить любую власть и режим без особого для себя вреда... Сейчас похоже на полномасштабную эпидемию к которой власти и горожане оказались совсем не готовы... Если Ник Ник отдал такие приказы, значит, решил действовать самостоятельно. Заметь, как всё быстро происходит! А этот штаб и администрация до сих пор телятся! Ослу же понятно, карантин надо вводить, безотложно! Город на сегменты или зоны ответственности поделить, бешеных нейтрализовать! Посмотри, как быстро расползается зараза!
  - А у нас тогда почему так тихо? - спросил Иван.
  - А людей потому что вовремя разогнали! И склоны с одной стороны..., - ответил Стрижев, - кстати, думаю, бешеных надо ожидать из города. На Дерибасовской, там наверняка, как всегда...
  Договорить Андрей не успел. Хлопнула дверь Лондонской, и давешний швейцар, выбежавший из гостиницы вместе с какой-то немолодой женщиной, громким криком привлёк внимание омоновцев.
   - Ребята! Помогите! - перебивали они друг друга, - у нас там... Лужа... Двери... Не отвечает...
  - Ну, вот, закончилось спокойствие..., - проворчал Новицкий, поправляя ремень автомата.
  - Спокойно, граждане! По одному! - прервал бессвязный поток слов нахмурившийся старлей, - мужчина, давайте вы, говорите!
  - Ребята! У нас большая проблема! - начал излагать швейцар, - в президентском люксе, там... Там смертоубийство, наверное! Леночка, горничная наша, сейчас поднималась к номеру, говорит, что из под двери в коридор целая лужа крови натекла... Ментам, пардоньте, вашим в милицию звонили, там автоответчик трубку снимает... Что творится ребята?.. Девочка чуть в обморок не хлопнулась!.. Вот, мы с охранником и администратором тоже поднимались посмотреть. Там по номеру кто-то шурует... А ковер перед номером аж хлюпает от крови...
  - Внутрь заходили? - уточнил Стрижев.
  - Нет, та вы шо, мальчики? - дородная женщина с бледным, как мел, лицом, бурно замотала головой, - там такие страхи, такие страхи! В президентский компания вчера въехала, три парня. Они часто у нас останавливаются. Из Москвы, бизнесмены. Они в Одессу как бы по делам, а вообще, отдыхать приезжают. Многие так делают... Номер обычно на трое-четверо суток снимают, так шобы и в Аркадии развеяться, и с дамами отдохнуть... Ой, шо я вам рассказываю... И сейчас, как всегда, под утро девочек привели и в номере закрылись. Днём шумели сильно, а потом тишина. Мы-то, конечно, их не беспокоили, это же президентский люкс как никак, да и клиенты постоянные... А сейчас... Такие страхи, такие страхи!.. Мальчики, посмотрите, мы вас так просим! Боимся, шобы не... Сердцем чую, беда там... Мальчики, я вас очень прошу... Так хорошо, шо Лёша вас видел!..
  - Успокойтесь, успокойтесь, - сказал Андрей, - конечно, мы посмотрим. Это же наша работа. Показывайте.
  - Ой, шобы мы без вас делали..., - обрадовалась женщина, - спасибо! Шоб вы мне были здоровы, шоб вам всегда было шо покушать в вашей жизни!.. Пойдемте, мальчики, Митя, охранник наш, вас отведёт. А я подниматься не буду, не, не буду! Леночку пока успокою... Бедная девочка, так испугалась, так натерпелась! И за что нам такой ужасный гембель!.. Приличная же гостиница...
  Причитая и жалуясь, администратор быстро засеменила к 'Лондонской', а швейцар забежал вперед и придерживал тяжелую дверь, пока все патрульные не оказались внутри.
  Шикарный холл гостиницы, обставленный в классическом стиле, встретил омоновцев запахом корвалола и всхлипами молоденькой горничной, судя по всему той самой Леночки, возле которой суетилось ещё несколько женщин из обслуживающего персонала 'Лондонской'.
  Администратор представила Стрижеву секьюрити Митю, невозмутимо жующему жвачку молодому короткостриженному бугаю с квадратной нижней челюстью, затем вручила охраннику запасной ключ от номера.
  - Мальчики, без меня, - дрожащие руки женщины не находили себе места, то теребя пуговицы на кофточке, то расправляя несуществующие складки на одежде, - Митя вам всё покажет, открывайте, смотрите... Я не могу, у меня нервов и так нету... Я к Леночке, вы уж разберитесь...
  Администратор быстро убежала к суетящимся женщинам, однако, не забыв напоследок громким шепотом озадачить швейцара:
  - Лёшенька, включи опять телевизор! Вдруг они скажут, что у нас уже все хорошо, а мы не знаем...
  Андрей хмыкнул и кивнул охраннику:
  - Показывай...
  Здоровяк, фигура которого в строгом костюме выглядела почти квадратной, обреченно потоптался на высокохудожественном паркете, тяжело вздохнул и, не найдя причин отказаться от порученной миссии, повёл патрульных к парадной мраморной лестнице.
  Разглядывая колонны и кованое обрамление перил, цветные витражи и великолепные хрустальные люстры, Андрей ощутил себя абсолютно инородным телом в этой холодной атмосфере торжественности и роскоши. Похоже, подобные ощущения охватили и остальных бойцов, примолкших и сдержанно осматривающихся по сторонам.
  Только неунывающий прапорщик, поравнявшийся на широкой лестнице с Андреем и охранником, не удержался от ехидного вопроса:
  - Слышь, Митя, и как тебе здесь работается?.. Как в музее, чесслово...
  - Да реально нормально, - пожал широкими плечами секьюрити, - я уже два года здесь. А что? Платят хорошо, работа спокойная. Если проблемы возникают, подъезжают наши из охранной фирмы, реально решают вопросы...
  - Чего же 'ваших реальных' сейчас не вызвали? - с раздражением спросил Стрижев.
  - Так здесь же явно чистый криминал, - ответил охранник, - кровища... Она просто так не бывает. Ребята не захотели, еле дозвонился, у них там в 'Красной' тоже какие-то проблемы. Реально! Сказали наряд из местного отделения вызвать. А му..., - здоровяк запнулся, сделал несколько яростных жевков и продолжил, - а милиция не отвечает...
  - Понятно..., - протянул прапорщик и понимающе переглянулся с Андреем.
  - А вот, Митя, скажи, сколько у вас номер стоит? - не успокоился Новицкий.
  - Всё зависит от номера, в среднем баксов около пятисот, - охранник бросил на прапорщика оценивающий взгляд и добавил, - стандарт, я вам по секрету скажу, реально брать не стоит... Будет дешевле, но надо учитывать, что гостинице лет под двести уже. В то время стандартные номера предназначались для кучеров, горничных или слуг... Реально, парни. Их, стандарты, конечно, привели в порядок. Обои там, мебель... Но так, чтобы себя человеком чувствовать, надо брать полу-люкс или лучше, и тогда вы останетесь довольны...
  - Ага, - не удержался от сарказма прапорщик, - слышите, ребята, месяц поработаю и на день останусь довольным... Красота! 'Реально' кра-со-та!..
  - Вы спросили, я ответил, - недовольно буркнул охранник, - ребята, а что в городе происходит? Чего му..., блин, милиция чего не отвечает? По новостям прямо какие-то сцены апокалипсиса передают...
  - Об этом позже, - перебил его Стрижев, - скажи лучше, где президентский люкс, что из себя представляет? Комнат сколько, как расположены?
  - Так мы почти пришли, - ответил секьюрити Митя, вывел омоновцев в холл второго этажа, и указал рукой в конец широкого коридора, - вон, этот люкс там, справа... Пошли! Двухуровневый номер. В нём в реале президенты останавливаются. Сразу за дверью прихожая, справа туалет для гостей, прямо - большая гостиная с выходом на балкон на Приморский бульвар. Слева - витая лестница на второй уровень. Там - реально здоровенная спальня, ванная комната для хозяев. И сауна... Реально, парни!..
  - Ми-тя! Тебе 'реализм' в жизни не мешает? - не выдержал Стрижев.
  - А? Чего? - недоумевающее спросил охранник.
  - Ничего! - буркнул Новицкий, - жвачку жуй, челюсти разрабатывай! Слабые мышцы у тебя на лице, не прокаченные, понял, да?
  - Да ладно..., - удивился и не поверил секьюрити. Он остановился, и старательно кося глазами вниз, показательно подвигал нижней челюстью вперед, влево-вправо... И только убедившись, что мышцы на лице у него в порядке, охранник успокоился, вновь зажевал и ткнул пальцем в ближайшую дверь, перед которой действительно расползлась по паркету и частично впиталась в ковер большая лужа бурой и вязкой жидкости, - вот он, президентский люкс...
  - Рядом ещё кто-то есть? - уточнил Стрижев.
  - Не, - отрицательно помахал головой здоровяк, - пустые номера, никого нет. Не сезон...
  - В сторону! - тихо скомандовал охраннику Андрей и взмахом руки указал бойцам их позиции.
  Новицкий с Иваном тихо обошли пятно и стали у двери слева, Стрижев с Леонидом замерли с другой стороны.
  Прапорщик опустился на колено и потянулся пальцем к луже.
  - Миша, ты что, совсем на голову больной? - прошипел Стрижев.
  Новицкий отдернул руку и быстро вскочил на ноги. Виновато глянул на Андрея и прошептал:
  - А если не кровь?
  - Это, - прошептал старлей и глазами указал на характерно загустевшую жидкость на полу, - что, похоже на краску или кетчуп?
  Прапорщик виновато пожал плечами и взял автомат наизготовку.
  Андрей вытащил пистолет и тихо дослал патрон. Бойцы, глядя на командира, тоже изготовили оружие к стрельбе.
  Несколько секунд старлей прислушивался, затаив дыхание. Но, так ничего и не услышав, Стрижев решил ускорить события и сильно постучал кулаком свободной руки по массивным дверям.
  - Откройте! Милиция! - громко сказал Стрижев и вновь прислушался.
  Из номера донёсся какой-то неясный шорох, что-то с грохотом упало, разбилось и зазвенело осколками стекла. Затем опять всё стихло.
  - Откройте! Милиция! - повторно выкрикнул Андрей и, не дождавшись ответа, добавил, - открывайте или мы будем вынуждены вскрыть дверь!
  Ещё несколько секунд тревожного ожидания и прапорщик прошептал:
  - Если никто постановления не спрашивает, тогда там точно наши клиенты...
  Андрей кивнул, соглашаясь, затем повернулся к сопевшему за спинами омоновцев секьюрити, требовательно протянул руку и тихо сказал:
  - Ключ! Ключ давай!
  Охранник чуть замешкался, но без вопросов вытащил из кармана и протянул Стрижеву ключ.
  Тихо щёлкнул, проворачиваясь, замок. Андрей перехватил пистолет обеими руками, сосредоточился и кивнул прапорщику. Новицкий опустил ручку вниз и толкнул дверь, но та, как ни странно, не открылась.
  - Шо за нафиг? - прошептал прапорщик.
  Подтянувшийся поближе секьюрити Митя перестал жевать и так же тихо прошептал в ответ:
  - Там ещё внутри, на дверях, чуть выше замка легкая накладная задвижка есть... Реально для того, чтобы видимость прайваси у вип-клиентов создать...
  - Мы ломаем! Оставайся здесь! - предупредил охранника Стрижев и взглядом указал Новицкому на несговорчивую дверь.
  Прапорщик примерился, слегка отодвинулся в сторону, затем сильно ударил правой ногой немного выше замка. Дверь с грохотом распахнулась.
  В ту же секунду Андрей проник в помещение. Ему сразу же пришлось уйти вправо, огибая лежащий головой ко входу труп голого мужчины.
  ...Если бы это был просто труп! За время службы старлею пришлось многое повидать. И он считал себя готовым ко всему. Но такое ему довелось видеть впервые...
  Одежды действительно на теле не было. Мертвец лежал головой вниз, правая рука была вытянута вперёд и сжимала смятую ковровую дорожку, создавая впечатление, что перед смертью человек пытался изо всех сил добраться до двери. Начиная с затылка и практически до самой поясницы тело было начисто... Обглодано! Так, как будто труп объел жестокий дикий зверь...Слипшиеся от крови длинные волосы мертвеца нелепо прикрывали розовые позвонки с остатками мышечных тканей... Левая рука человека была неестественным образом вывернута в сторону, а единственно оставшаяся нетронутой зубами кисть продолжала удерживать залитый кровью мобильный телефон...
  Зафиксировав чудовищную картину, потрясенный Стрижев сделал по инерции ещё несколько быстрых шагов вперёд и замер на переходе прихожей в огромную гостиную.
  Позади тяжело задышали забежавшие вслед за своим командиром бойцы, а Стрижев, переборов шок от увиденного, быстро осмотрел открывшееся помещение. Пальцы Андрея, стискивающие рукоятку пистолета, побелели от напряжения...
  ...Когда-то просторный и элегантно обставленный номер с интерьером в классическом стиле носил следы грандиозной вечеринки, несомненно, закончившейся жестоким убийством. Иначе Стрижев такую картину объяснить не мог. Разбросанная одежда и пустые бутылки, перевёрнутая посуда с объедками пищи, покосившийся на стене плоский телевизор, обломки стула и лежащий на боку журнальный столик. И везде, везде брызги и пятна крови, особенно четко выделяющиеся на нежно-зелёных обоях стен... Искрящиеся хрусталики люстр бросали холодный яркий свет на эту сюрреалистичную картину...
  Слева виднелась витая лестница на второй ярус, о которой упоминал охранник, а часть гостиной справа оказалась Андрею не видна из-за угла, к которому он и прижался.
  И как раз из этой 'мёртвой зоны' слышался неясный шорох и постукивание.
  - Выходите! Милиция! Мы знаем, что вы здесь! - внезапно охрипшим голосом выкрикнул старлей.
  Непонятные звуки только усилились, однако, не удаляясь и не приближаясь к замершим в прихожей омоновцам. Тут же послышался звук падения тяжелого предмета и вслед за этим, как издевательство, из 'мёртвой зоны' в центр гостиной выкатилась запечатанная бутылка шампанского.
  Стрижев покосился налево, где замер необычно серьёзный Новицкий, напряженно сжимающий автомат. Почувствовав взгляд командира, Миша вопросительно кивнул в сторону звуков. Андрей отрицательно покачал головой, сделал знак прапорщику внимательно следить за гостиной, а сам посмотрел на братьев Чётких. Убедившись, что побледневшие бойцы его видят, старлей двумя пальцами левой руки обозначил свои глаза, а потом ткнул рукой в сторону закрытой двери туалета, оставшегося недосмотренным омоновцами. Братья понятливо кивнули и придвинулись к дверям санузла. Младший из Чётких взялся за ручку, Иван поудобней перехватил автомат и изготовился. Андрей видел, как Леонид, беззвучно шевеля губами, дал обратный отсчёт для брата, затем резко открыл дверь, а Иван стремительно заглянул внутрь. И почти сразу же старший Чёткий вернулся на исходную и успокоительно взмахнул рукой, показывая, что в туалете никого нет.
  Из коридора послышались удаляющиеся шаги, затем звуки блюющего человека. Видимо, невозмутимый охранник Митя не внял требованию Стрижева и успел заглянуть в номер.
   Тем временем шорохи и постукивания из гостиной не прекращались. Чёткие подтянулись к Андрею поближе. Прапорщик наклонился к уху Стрижева и едва слышно прошептал:
  - Похоже, шо маньячила выманивает нас, командир..., - и взглядом указал на лежащую посередине зала бутылку шампанского.
  - Предложения? - шепнул Андрей в ответ.
  - Отступить и вызвать подмогу..., - последовало от Новицкого, - и ты чувствуешь?.. Чувствуешь, какая вонь здесь стоит?
  Стрижев заколебался, принимая решение. Всё же выводы из обстановки прапорщик сделал почти такие же, как и сам старлей... И запах в номере соответствующий...
  Но, взвесив все за и против, Андрей отрицательно покачал головой.
  ...Нет. В номере могут оставаться живые люди. А в ситуации, когда подмоги не дождешься, преступник может их убить... Маньяк? Или это дело рук одного из тех бешенных, о которых так много сегодня говорят? Короче!.. Медлить нельзя, если кто-то всё ещё остается живым, убийца может прикончить его в любую секунду. Придётся рисковать. Мда... Каким неожиданно насыщенным выходит дембельский аккорд...
  Стрижев приблизился к углу вплотную и опустился на колено.
  Прапорщик, поняв, что собирается предпринять командир, взял на прицел видимое пространство, переходящее в 'мёртвую зону'.
  Андрей резко подался вперёд, выглянул из-за угла, за секунду охватив взглядом место, где находился источник странных звуков, и тотчас нырнул обратно за спасительный угол.
  ...То, что успел увидеть старлей, не укладывалось ни в какие рамки...
  Андрей ошарашено потряс головой.
  - Шо там? - не выдержал Новицкий.
  - Писец..., - выдавил Стрижев, - там повешенный... Но, ещё живой!.. За обрамление балкончика второго яруса подвешен... Это он руками-ногами дергает. Рядом стол, с него потерпевший, видимо, бутылку и сбил. Попробуем его спасти! Делаем так...
  - Командир! Я говорю, он нас выманивает! - быстро зашептал прапорщик, - мы ломанёмся к спецом подвешенному человеку, а маньяк нас сверху перещёлкает...
  - Выстрелов никто в гостинице не слышал, - с сомнением покачал головой Андрей, - короче, Миша, время дорого! Мы с тобой к жертве, будем снимать. Парни, вы первые, распределяетесь по гостиной и держите второй ярус. Миша, нож есть?
  Прапорщик без слов перекинул автомат за спину, вытащил из кармана и разложил большой складной нож. Объяснять, для чего Новицкому сейчас понадобится нож, не было необходимости, самоубийц из петли омоновцам доставать приходилось не раз...
  Стрижев в это время, освобождая руки, сунул ПМ в кобуру.
  - Я приподнимаю за ноги. Миша, ты режешь верёвку. Там что-то вроде шнура, наверное, с гардин сняли... Готовы? Работаем на один! - дал команду и начал отсчет старлей, - три..., два..., один!
  Чёткие выбежали в гостиную, резво развернувшись на ходу и взяв на прицел второй этаж номера. Дождавшись кивка Ивана, Андрей вместе с Новицким быстро ломанулись к висельнику.
  Вот только кое-какие подробности Стрижев упустил, когда выглядывал из-за угла.
  Ноги дергающейся в петле жертвы оказались также жестоко изгрызенными, как и спина того трупа, обнаруженного на входе в номер...
  Старлей потерял несколько драгоценных секунд, решая, за что ему хвататься, чтобы приподнять человека.
  А Новицкий, пока Стрижев глупо пялился на дергающегося подвешенного, быстро запрыгнул на стол, схватил жертву за руку и потянулся ножом к веревке.
  Потерпевший же внезапно забился активней, потом сделал то, чего ни Андрей, ни Новицкий совершенно не ожидали. Повешенный вцепился обеими руками в камуфляж прапорщика и, упираясь изуродованными ногами в стену, потянулся, широко оскалившись, к лицу Новицкого.
  Старлей, наблюдая разворачивающиеся события, в очередной раз за это сумасшедшее дежурство испытал шок.
  ...Ну, не ведут так себя люди, находясь на последних секундах жизни...
  Миша инстинктивно отшатнулся, повешенный звонко клацнул зубами в том месте, где только что была шея омоновца. Поскользнувшись на раздавленной картофелине киви, Новицкий неловко взмахнул руками, не удержался на полированной поверхности стола и шумно сверзился на пол, сбив мимоходом несколько тарелок и бутылок, посыпавшихся вслед за прапорщиком на паркет.
  - Васильевич! - не сдерживаясь, заорал Новицкий, вскакивая с пола, - он меня укусить хотел! Да шо за нафиг происходит? Он холодный, Васильевич, как труп...
   Стрижев, как зачарованный, смотрел, как бьется на крепком шнуре изуродованный ужасными ранами человек... Клацнув ещё несколько раз зубами, потерпевший перекусил до конца свой собственный язык, набок свисавший до этого из его рта. Кусок плоти с противным звуком плюхнулся в натекшую под телом лужу крови, а жертва, совершенно не обращая на это внимание, продолжала трепыхаться, протягивая руки с бессмысленно сжимающимися пальцами к омоновцам и выпячивая от усилия безжизненные, мутные глаза на посиневшем и распухшем лице...
  От отвращения Андрея передёрнуло, а прапорщик замолчал, прервавшись на полуслове.
  ...А человек ли это? Как можно оставаться живым с такими ранами и будучи повешенным?.. Что там говорил врач о странностях с этими бешенными?.. Так. Мертвый воскрес на вокзале, Миша пошутил о зомби, водила комбата упомянул мертвецов... Наша жертва, которая уже сто раз безусловно должна быть мертва... Нет, не может быть! Или... Песец!..
  - Внимание! - вдруг выкрикнул Иван и взмахом руки указал на второй ярус, где медленно начала открываться дверь, ведущая, по всей видимости, в спальню, о которой говорил Митя-охранник.
  Пока Андрей, сердце которого сжалось от нехорошего предчувствия, а руки задрожали от дикого выброса адреналина, выхватывал из кобуры пистолет, дверь полностью распахнулась, а на площадку перед лестницей, ведущей на второй ярус, медленно вышло...
  ...Существо, а Стрижев не мог его по-другому назвать, видимо ранее было женщиной. По крайней мере бросившиеся в глаза обрывки женского белья, обтягивающие необычно мускулистое тело, не оставляли других вариантов. Вероятно, так почему-то подумал в тот момент Андрей, это одна из девочек, которых жильцы привели в номер... Но вот что могло превратить женщину в этого монстра, который сейчас замер на балконе, Андрей даже не мог представить. Странно сутулое тело, только отдалённо напоминало человека, было полностью покрыто пятнами засохшей крови и какими-то жирными на вид слизистыми выделениями. Изо рта существа выступали жуткие клыки, а на голове монстра практически не осталось волос, только несколько слипшихся прядей прилипли к синюшной коже шеи, перечёркнутой глубоким подпухшим рубцом разреза... Монстр стоял, практически касаясь руками пола и, как почудилось старлею, разглядывал своими белёсыми, лишенными зрачков глазами в ужасе застывших внизу патрульных...
  - Р-ру-ки! Ру-ки в-верх! - срывающимся голосом выдавил Иван.
  Чудище рук верх ожидаемо не подняло. Вместо этого, по телу монстра пробежала волна сокращений мышц, он наклонился ещё ниже и упёрся в пол руками, на пальцах которых Стрижев неожиданно заметил самые настоящие когти. Полусогнутые ноги существа напряглись, мертвенно бледные губы раздвинулись, обнажая хищный оскал, и старлей вдруг понял, что сейчас произойдёт.
  - Нахрен! - выкрикнул Андрей, подставляя под рукоятку пистолета ладонь левой руки, - огонь!
  И тут же выстрелил сам, на поражение, целясь в тело монстра. Слева и справа оглушающее застучали автоматы братьев Чётких.
  Существо получило как минимум несколько попаданий, Андрей чётко видел, как в него впилось сразу три или четыре пули. Но монстр только пошатнулся, и тут же прыгнул.
  Немыслимым образом изогнувшись в воздухе, кошмарное существо всеми четырьмя конечностями спружинило от стены напротив старшего из Чётких, и тотчас прыгнуло вновь в направлении выхода на балкон. Сбив по пути Ивана с ног, резанувшего в падении потолок очередью из калаша, монстр с грохотом снес дверь и исчез на балконе.
   Всё произошло так быстро, что Андрей ещё секунду ошарашено смотрел, как прыгают наперегонки на паркете стреляные гильзы и хрусталики подвесной люстры, сбитой монстром со стены.
  Со звоном осыпалось стекло из балконной двери, на полу слабо шевельнулся и застонал Иван.
  - Лёня! К брату! - выкрикнул Андрей, первым приходя в себя и сделав шаг в сторону балкона, - Миша! За мной!
  Как ни старался Стрижев двигаться тихо, осколки стекла всё равно предательски зазвенели под ногами. И, в конце концов, наплевав на скрытность, Андрей и Новицкий осторожно, страхуя друг друга, рискнули выйти на балкон.
  Монстра на нём уже не было.
  Прапорщик облегченно выдохнул и только тут старлей понял, что и сам всё это время едва дышал.
  - Вон! - вдруг вскинул руку Новицкий, указывая в направлении памятника Дюку, - в сторону Дерибасовской ушёл... Вот быстрая падлюка! Васильевич, это шо за тварь была?..
  Стрижев посмотрел на побледневшего прапорщика и пожал плечами. И хотя дикое предположение у Андрея уже появилось, ответить не получилось. Горло сжимал спазм, сердце бешено стучало, пытаясь вырваться из груди.
  - Васильевич! - не дождавшись ответа, вновь обратился Новицкий, - это... А если там..., - он покосился на разбитую дверь, ведущую в номер, - ещё такой...
  Миша не договорил. Но Андрей прекрасно понял, что он имел в виду. Дыхание опять перехватило. Ведь, действительно, этот монстр мог быть не один!
  Круто развернувшись и вскинув оружие, омоновцы кинулись обратно в номер, но там, к облегчению старлея, ничего страшного не происходило.
  Если, конечно, не считать, что подвешенный всё так же дрыгался на верёвке...
   Леонид уже помог брату подняться на ноги. Постанывая, старший Чёткий с трудом стягивал с себя облегчённый бронежилет, несколько слоев кевлара которого оказались изорваны чудовищным ударом монстра.
  - Ты как? - спросил Стрижев у Ивана.
  - Вроде цел, - с трудом выдавил боец и глухо застонал.
  - Бронник в хлам..., - сказал Леонид, - но когти... Или чем там Ваню эта сука полоснула, полностью его не пробила...
  Андрей с Новицким только недоверчиво переглянулись и, не задерживаясь, поднялись на второй ярус номера.
  Метр за метром, шаг за шагом патрульные приближались к распахнутой двери комнаты, откуда вышло это страшное подобие человека. Кровь бешено стучала в висках, вонь стала ещё осязаемей...
  ...Казалось, уже ничего не могло шокировать старлея в этот день... Стрижеву приходилось участвовать в поисках, обнаружении и извлечении трупов, обезображенных под воздействием времени либо агрессивной среды... Приходилось бывать и в моргах... А однажды, охраняя молодого и неугомонного следака, присутствовать на вскрытии криминального авторитета, накануне согласившегося сотрудничать со следствием и без видимых причин умершего в СИЗО. Тогда, в одной большой и просторной прозекторской, несколько патологоанатомов одновременно проводили вскрытие людей, устанавливая причины их смерти. День для работников морга оказался в тот раз насыщенным...
  Усреднённую статистику смертей за сутки в городе-миллионнике Андрей знал, но всё же был впечатлен...
  Кроме трупа авторитета, своей очереди ждали несколько жертв пожара, трое утопленников, парочка умерших от возраста, погибшие в ДТП, и даже одно эксгумированное тело... Это только те, на которых безразлично и мимоходом указывал помощник судмедэксперта, сопровождая следователя, опера и двух бойцов 'Беркута' в коридорах морга, где на металлических стеллажах в полиэтиленовых пакетах, а то и вовсе просто прикрытые простынями, лежали тела...
  Сладковатый запах формалина, горелой и разлагающейся плоти, радостный прозектор, возбужденно показывающий бледному следаку тонкий срез серого мозга, и надкушенные бутерброды, небрежно оставленные экспертами на подоконнике, врезались в память Андрея навсегда...
  Андрей не стал останавливать Новицкого, зажавшего рот и стремглав выбежавшего из спальни.
  ...В просторной спальне элитного номера живых людей... И бешенных монстров тоже не оказалось. Если бы Стрижев не знал, что всё это происходит в действительности, он бы решил, что спит или попал на съёмки фильма ужаса, настолько страшная картина открылась омоновцам. На широкой кровати лежали останки двух человек, перед трюмо с разбитым зеркалом виднелись части тела ещё одного. Разобрать, какого пола были эти люди при жизни, не представлялось возможным. Обглоданные до костей рёбра мрачно возвышались над окровавленными остовами скелетов с объедками мышц и лоскутами кожи. Разорванные кишки разнокалиберными скользкими змеями были хаотично разбросаны по всей комнате. И тошнотворный тяжелый запах, облаком смерти витающий в помещении...
  Стрижев просто ещё сильнее стиснул зубы и, двигаясь как хорошо отлаженная машина, убедился, что в санузле и сауне никого нет. А потом, тяжело переставляя ноги, медленно спустился вниз к перепуганным бойцам...
  Андрея подташнивало. Неимоверная усталость от выбросов адреналина, ужасных событий и чувства безысходности непосильным грузом давила на плечи старлея. Да так, что Стрижев даже ссутулился и бессильно опустил руки, остановившись перед выбитой балконной дверью. И только вдыхая прохладный и свежий воздух с моря, омоновец начал постепенно приходить в себя...
  - Васильевич! Васильевич! - потряс Андрея за плечи оправившийся Новицкий, участливо заглянув в глаза командира, - ты как?..
  - В норме..., - выдавил старлей, машинально посмотрел на дергающегося на шнуре повешенного, брезгливо отвернулся к бойцам и тряхнул головой. Затем вытер с лица холодный пот и спросил, - Ваня, что у тебя?
  - Гематома на полгруди, но рёбра вроде целые... Бронник спас..., - ответил боец.
  - Наши на связь выходили? - продолжил Стрижев.
  - Командир! Так мы же всё повыключали, когда в номер входили..., - напомнил Стрижеву прапорщик и добавил, - Васильевич! Шо всё это... Шо всё это значит?..
  - А ты вспомни, Миша, что ты доктору из скорой о зомби говорил..., - устало намекнул старлей и включил рацию.
  Пока Новицкий неверяще пялился то на командира, то на подвешенного мертвеца, а том, что человек мертв Андрей уже не сомневался, старлей сумел-таки связаться с базой.
  Вместо оперативного дежурного неожиданно ответил сам комбат. Стрижев быстро доложил Ник Нику обстановку и события. Без выводов и эмоций... Бойцы, притихнув и ловя каждое слово, слушали переговоры старлея.
  - Значит, и у вас монстр..., - донесла рация энергичный голос командира, - так, Андрей, слушай сюда внимательно. Ситуация намного серьёзней, чем можно себе представить. Сектанты, бешенные, придурки эти, которые бросаются на людей, это нифига не бешеные! Мертвые, те которые сегодня умерли или погибли, они оживают! Мертвецы это, понял?..
  Стрижев на автомате кивнул. И тут же голосом подтвердил, что он понял...
  - Никакой обычной в нашем понимании эпидемии нет, - жестко продолжил комбат, - это какой-то вирус, какая-то дрянь, медики совершенно к такому не готовы. Всех кого мертвые кусают, очень быстро гибнут. И восстают, превращаются в таких же ходячих мертвецов! Понял?! Не давайте себя укусить ни мертвым людям, ни животным! Понял?! Там 'наверху' брожение, они всё телятся, боятся ошибиться... А люди гибнут, Андрей. Эта зараза распространяется чудовищными темпами, больницы моментально превратились в эпицентры... Короче, Стрижев! Слушай мой приказ! Работаешь в центре, примерный район мэрия-Пушкинская, Пантелеймоновская-Екатерининская, Приморский бульвар-мэрия, где-то так... Делай что хочешь, но чтобы на улицах никого не было, гоните всех по домам! Пусть запрутся и никуда не выходят, и никого не пускают! Зараженных... Мертвых - отстреливайте! Это - приказ! Их некому задерживать, полагаю, скоро будет и некуда доставлять, если такие самоубийцы даже и найдутся... Ты понял, Стрижев?!
  - Принял, командир, - подтвердил Андрей и уточнил, - а что потом? Что нам делать потом?..
  - Я работаю над этим, - сообщил Ник Ник, - решение доведу отдельно. Андрей... И я тебя прошу! Себя и бойцов сохрани!..
  Секундная пауза, как будто комбат что-то обдумывал.
  - Этот ваш маньяк-монстр, он не первый..., - сухо добавил Ник Ник, - мертвые, они ещё, похоже, и мутируют, пожирая живых... Всё, Андрей, выполняй...
  Комбат отключился. Несколько секунд, пока омоновцы переваривали информацию, стояла тишина. Все пазлы сумасшедшего дежурства, наконец, собрались воедино...
  На трепыхающегося мертвяка никто даже и не посмотрел.
  - Какой сегодня чудный день! Как должно быть жалеют те, кто умер вчера!.., - скривившись, невесело пробормотал Новицкий.
  - Парни, ну что? - обратился Стрижев к подчиненным, - вы всё слышали?
  Омоновцы, переглянувшись, кивнули.
  - С мертвяками как-то дико звучит, - отозвался Новицкий, - но после нашего чуда-юда попробуй в это не поверить...
  - Тогда вперёд! Выполняем приказ! - возвратив себе присутствие духа и зарядившись энергией от комбата, скомандовал Андрей. Конкретная задача, наконец-то, внесла определённость в дальнейшие действия патруля.
  - А этого..., - сказал Ваня Чёткий, посмотрев на подвешенного, - что так и оставим? Ещё сорвётся с привязи, делов наворотит...
  - Это верно..., - согласился старлей, - надо добить. Пульс проверять будем?..
  Парней передёрнуло.
  - Нет, так нет, - криво ухмыльнулся Стрижев, - желающие?..
  - А разреши я, командир? - решительно спросил Новицкий.
  Судя по хитринке в глазах прапорщика, он что-то задумал.
  - Давай! - легко согласился Стрижев.
  После всего увиденного у Андрея никаких сомнений в правильности такого решения не возникло.
  Новицкий между тем встал прямо напротив мертвяка, вскинул автомат и без колебаний дважды выстрелил в зомби, целясь в грудную клетку.
  Подвешенный абсолютно никак не отреагировал на два точных попадания. Всё также дергался, раскачиваясь на веревке и протягивая руки к омоновцам.
  - Так я и думал, - сказал прапорщик, - не врёт Голливуд за зомбей, ох, не врёт... Видите, пофиг ему раны в тело. А если по-другому?..
  Новицкий немного сместил прицел и вновь выстрелил.
  В этот раз пуля попала точно в мутный глаз мертвеца, навылет пробив голову зомби.
  ...Стрижев сам себе удивился, понимая, что спокойно и отстранённо смотрит, как его товарищ хладнокровно стреляет в человека... Нет. Не человека! Мертвеца, врага, неодушевлённого противника, источника и носителя заразы...
  Десяток часов тому назад Стрижев назвал бы такую ситуацию нереальной. А сейчас, пережив несколько тяжелейших потрясений подряд, Андрей физически ощутил, как перевернулись его представления об окружающем мире. Грань до и после чётко разделила мир на живых и мёртвых. Черно-белый мир, мир в котором Андрею надо спасти как можно больше живых...
  Если называть вещи своими именами, то 'миссия импосибл' выходит, однако... М-да... Но приказ надо выполнять...
  ...И надеяться, что там, далеко за морем, кто-то выполнит такой же приказ и спасет его сына и бывшую жену! Писец!..
  Андрей бессильно стиснул зубы, глядя, как мертвяк дернулся и затих.
  - О-о! Вот, таки будет гешефт! - удовлетворённо сказал Новицкий, - смотрите, парни, так покойнику гораздо удобней. Поняли, да? В голову надо стрелять, тогда они дохнут... Васильевич! Командир, ты чего опять побледнел? Он же уже был мёртвый...
  - Мои в Египте, - тяжело ответил Андрей, - телефон выключен...
  - Та обойдется всё, командир, - уверенно ответил прапорщик, - это только у нас такой беспредел может быть, шобы мёртвые по городу ходили. Да и то, надеюсь, власти очнутся и заразу в зародыше загасят... День, два, и всё стабилизируется. А за рубежом, там такого не допустят! Карантин, вертолёты, морпехи в противогазах и костюмах химзащиты...
  - Ага, - не выдержал Стрижев, - слабо верится, что арабы вовремя среагируют... У них там стабилезец ещё круче нашего и без мертвецов!
  - Васильевич, ну, а шо? Шо ты реально можешь сейчас сделать? - пожал плечами Новицкий.
  - Ничего, Миша, в том-то и дело, что ни-че-го! - зло ответил Андрей, - это меня и бесит. Так, всё! Хорош разговоры разговаривать. Выполняем приказ. Дальше будем посмотреть. На выход!
  Андрей загнал переживания поглубже и решительно направился в коридор. Когда все патрульные покинули номер, Стрижев захлопнул дверь и закрыл её на замок и забрал ключ. От греха подальше...
  На лестничной площадке омоновцы застали перепуганных секьюрити Митю и швейцара.
  - За мной! - старлей жестом остановил готовящихся что-то спросить работников гостиницы и быстро проследовал вниз.
  В холле Стрижев передал администратору ключи от президентского люкса, сказал никого туда не пускать, а ключи отдать только опергруппе. Когда она приедет...
  Администратор, видимо, успевшая узнать кое-какие подробности от охранника, да и наверняка слышавшая выстрелы, потребовала пояснений и подробностей, что же на самом деле случилось в 'Лондонской'. Но старлей не захотел терять времени и попросил собрать весь персонал.
  - Миша! Давай, дуй с парнями к машине, - скомандовал Стрижев прапорщику, - я на две минуты задержусь. Нельзя так просто уйти, проясню людям ситуацию...
  - Не командир, - вдруг возразил Новицкий, - по одному сейчас ведущие педиатры не рекомендуют ходить...
  - Так подгоните машину прямо к входу, - отмахнулся Андрей.
  Прапорщик всё равно сделал по-своему, оставив Леонида вместе с командиром.
  Люди испуганно перешептывались, собравшись возле стойки регистратуры.
  - Прошу внимания! - начал старлей, - ситуация такова...
  Конечно, в две минуты Андрей не уложился. Слишком уж невероятным оказалось для людей происходящее. И не ужасные кадры по телевизору в холле, беспрерывно транслирующего новости БиБиСи, и не слова серьезного и сосредоточенного омоновца, предупреждающего людей об опасности, стали для них решающими. Нет. Страх. Обычный страх за свою жизнь сподвигнул людей на то, чтобы начать действовать, как того потребовал милиционер - собрать весь персонал и жильцов в конференц-зале и не высовываться какое-то время на улицу.
  - Мальчики! - просила администратор, - ну майте же совесть! Я вас таки умоляю, останьтесь кто-то с нами! Вы ведь с оружием... Ох, шоб я так знала, как я не знаю, ужасти та какие!..
  - Я вас понимаю, но нет! - твердо отказал Андрей, - пока вы друг за другом присмотрите, мы предупредим других горожан, поймите!..
  Покинув, наконец, 'Лондонскую', омоновцы поспешили к своему джипу, который почему-то продолжал стоять возле мэрии.
  Андрей заподозрил было уже что-то худшее, когда разглядел Новицкого и Ивана перед входом в горисполком. Прапорщик активно размахивал руками, что-то объясняя трём мужчинам, нервно переминающимся на ступеньках в мэрию.
  Старлей ускорил шаг.
  - Вы! Вы! Ага! - завидев Стрижева, закричал один из незнакомцев, - офицер! Быстро ко мне!
  Стрижев поморщился от такого обращения, безошибочно определив в раздающем указания одного из замов мэра.
  Проигнорировав распоряжение чиновника, Андрей обратился к прапорщику:
  - Миша, в чём дело?
  - Да тут товарищ..., - начал было объяснять Новицкий, но побагровевший чиновник его перебил и заорал:
  - Военные! Вы что, обнаглели? Я же приказал подойти ко мне!..
  - Мы милиционеры, - перебил его Андрей, остановившись возле джипа, - спецподразделение 'Беркут'. Вам не подчиняемся. По ситуации в городе, похоже, вы в курсе. Нужна помощь? Можете попросить или...
  ...Такие самодовольные типы, которые считают, что им все что-то должны по жизни, не нравились старлею никогда...
  - Или можете обратиться в любое ближайшее отделение. Если ваш случай признают 'острым', нас тогда пришлют..., - зло усмехнулся Стрижев.
  - Да кем вы себя возомнили? - взбесился чинуша, - вы! Вы должны немедленно, я повторяю, немедленно оказать нам содействие...
  Остальные омоновцы ожидали указаний командира и наблюдали за ситуацией вокруг. И косились на разгорающийся скандал...
  - Вы должны сопроводить меня и моих помощников! - недовольно кривя лицо, продолжил функционер, - да вы знаете, кто я такой? Я - Ульянов!..
  Толстяк сделал паузу, ожидая, что его фамилия произведёт должное впечатление на офицера.
  Новицкий громко фыркнул. Стрижев же никак не отреагировал на имя чиновника.
  ...Да, первых лиц города он знал. Да, он знал и многих других чиновников, с кем пересекался по работе. А сейчас Андрею было без разницы, кто этот наглый и беспардонный человек. Стрижев получил приказ от своего комбата и собирался его выполнять, спасая обычных и простых людей, над которыми нависла серьёзная угроза... А сильные мира сего, типа этого Ульянова... Пусть позаботятся о себе сами, на то они и сильные...
  Не дождавшись ответа, чинуша начал раздавать указания:
  - Мой помощник сядет к вам в машину, покажет дорогу, а два ваших бойца пусть едут со мной...
  - И какой маршрут? - спросил Андрей, по наитию предположивший, что заммэра думает исключительно о спасении своей шкуры.
  - Пару мест в городе, потом на выезд из Одессы, в Совиньон..., - выдал чиновник.
  Получив подтверждение, что госслужащий вместо того, чтобы позаботиться о населении, хочет выехать за город, в район, где расположены элитные коттеджи большинства власть имущих, Андрей ещё больше разозлился.
  - Послушай, товарищ как вас там... - ответил старлей.
  - Я - Ульянов! - перебил его чиновник и побагровел.
  - Да хоть Ленин, мне без разницы, - продолжил Стрижев, - короче, мы не эскорт-сервис, у нас много работы. Свободен...
  - Да ты что, старший лейтенант?! - вновь взбесился чинуша, не веря, что его, целого заммэра, мягко говоря, послали, - погоны потерять хочешь? Я жаловаться буду!..
   - Пожалуйста, хоть в центральную прачечную жалуйся..., - бросил Андрей и повернулся к своим бойцам, - по коням, парни!
  - Стоять! - заммэра аж затрясся и вытащил из кармана мобильник, - ничего не боишься, да? С работы вылететь с позором хочешь? Сейчас, сейчас я твоего командира наберу! Думаешь, управы нет на тебя?! Фамилия?!
  - Стрижев моя фамилия, - не стал скрывать старлей и знаком дал понять омоновцам, чтобы оставались на местах.
  Чиновник пощелкал телефоном, затем вызвал абонента.
  - Это Ульянов! Да!.. Кого ты мне нахрен прислал?! Они вообще не в адеквате, хамят! - заорал функционер в трубку, - вы что там, все с ума посходили? Я же просил наряд мне прислать... Ага! Да, даю... На! - злорадно ухмыльнувшись, заммэра протянул телефон Андрею.
  - Стрижев, слушаю, - коротко бросил старлей в трубу, ожидая, что услышит комбата.
  - Ох, ё..., - раздался смутно знакомый голос, - Андрей Васильевич, слушай. То недоразумение между нами, его надо забыть... Я пока твой начальник и приказываю тебе...
  - Это ты, что ли, Чернов? - узнал говорившего Андрей и, оскалившись, продолжил, - я же тебе сказал, где тебе идти... Ты не понял?! Повторяю! В рот тебе пароход и баржу соли! Всё, разговор закончен!
  Стрижев нажал отбой и протянул мобильник чиновнику.
  - Я..., я..., - пролепетал опешивший заммэра и замолк, встретившись с бешеным взглядом Андрея.
  Более не говоря ни слова, Стрижев забрался на сиденье и резко скомандовал:
  - Миша, на Пушкинскую!..
  - Круто ты его, командир..., - выруливая с Думской прокомментировал Новицкий, глянув в зеркало заднего обзора на чиновников, которые в ступоре смотрели на отъехавшую машину, - все концы обрубаешь. Этот Ульянов тебе, Васильевич, такое не простит...
  - Миша, оно тебе надо? - не сдержался старлей, - на дорогу смотри. И медленней... Вы парни, тоже по сторонам глядите...
  - Э-э... Миша, извини, не хотел тебя обидеть, сорвался, - добавил Андрей, увидев, как Новицкий насупился, - нервы... Ведь знает, что в городе эпидемия, а сам на даче пересидеть собрался! И Чернов, сука, опять засветился... Ладно, парни, проехали. Нервничать на пенсии будем, если... Хмм. Собрались, работаем!..
  Безумное дежурство патруля 'Беркута' продолжилось. Омоновцы несколько часов мотались по району, уговаривая и приказывая людям покинуть улицы. Сделать это было далеко не так просто, оживленная ночная жизнь Одессы продолжала периодически исторгать из многочисленных кафе, баров, ресторанов и ночных клубов всё новые и новые компании подвыпивших отдыхающих, которым море было по колено, а не то, что какая-то призрачная угроза от оживших мертвецов. И если на улице люди ещё кое-как реагировали на четырёх вооруженных автоматами и решительно настроенных сотрудников 'Беркута', то в увеселительных заведениях на голос разума практически никто не откликался... Администраторы 'гнули пальцы', угрожая омоновцам немыслимыми карами от покровителей, или говорили, что бар вот-вот закроется, но не очень-то и спешили закрывать свои заведения...
  В конце концов, Стрижев, осознав малоэффективность словесного убеждения, перешёл к более радикальным мерам. А что ему оставалось делать?
  Патруль заходил в кафе, вырубал музыку и предупреждал работников и посетителей, что в городе чрезвычайное положение, эпидемия, что заведение закрыто. Не вступая в дальнейшие диспуты, омоновцы показательно разбивали музыкальные центры, при недопонимании давали аккуратных, исключительно для внушения, люлей борзой охране, показательную очередь в потолок и вежливо повторно просили всех покинуть помещение, разъехаться по домам и не отсвечивать на улице... А не то... Всё, дальше угрожать и объяснять было некому.
  Такой метод действовал практически безотказно. Андрей ещё раз убедился, что высказывание какого-то американского гангстера о том, что с добрым словом и револьвером можно добиться гораздо большего, чем только с добрым словом, остается актуальным в любой ситуации...
  Связываться с отмороженными омоновцами желающих всё же практически не было, особенно после того, как трупы нейтрализованных мертвецов постепенно начали накапливаться по маршруту работы патруля. Зомби, в основном из бомжей и бродячих собак, вначале единичные и подтягивающиеся со стороны трущоб поблизости рынка 'Привоз', представляли собой искусанные и изуродованные куклы, заторможено бредущие по улицам. Как и спрогнозировал Стрижев, за счет поздних компаний, раненых среди медиков и работников спасательных служб, количество зараженных постепенно увеличилось. Попались омоновцам и несколько более шустрых мертвецов, тем не менее, быстро упокоенных готовыми к их появлению патрульными. Монстров, подобных 'лондонскому', на счастье не встретилось...
  По возможности Андрей отлавливал редкие патрули из пэпээсов или вэвэшников, поручая им охранять очередного мертвого зомби. А затем и эти перепуганные и слабовооруженные помощники начали рассасываться в неизвестном направлении...
  Не смотря на весь ужас происходящего и нарастающий хаос, омоновцы держались. Бояться было некогда, необычность ситуации и скорость изменения обстановки делали эмоции непозволительной роскошью... А вот прапорщик Новицкий совсем перестал шутить и несколько раз очень серьёзно спрашивал Андрея, когда же наступит переломный момент, прилетят инопланетяне и надвигающаяся катастрофа будет остановлена...
  Вскоре стало ясно, что если экипаж просто займёт позицию на любом перекрёстке, то в ближайшие пятнадцать-двадцать минут в пределах видимости по-любому появится очередной мертвец. В том, что власти возьмут город под контроль, надежд оставалось всё меньше и меньше... Но, по решению старлея, патруль ОБМОНа продолжал настойчиво отрабатывать порученный район ответственности, давая людям как можно больше шансов на спасение...
  Ликвидация почти каждого зомби не обходилась без появления зевак из разбуженных жителей, которые принимались фотографировать и снимать место происшествия, громко обсуждая ментовской беспредел...
  ...Вот какой нормальный человек выйдет из дому или высунется из окна, когда все телеканалы и радиоэфир заполнены репортажами об ужасных событиях, а на улицах гремят выстрелы?
  Возможно, что за рубежом таких ненормальных и не было. Но наши люди, они не могут остаться в стороне, задуматься о собственной безопасности и реальной подоплёке происходящего! Как же, ведь любопытно и интересно!
  ...Да и верить СМИ люди разучились, а официально никто так ничего в эфире и не подтверждал...
  Патрулю вновь и вновь приходилось тратить драгоценное время на разъяснение ситуации.
  Перед самым рассветом пришло понимание, что полный писец если и не наступил, то надвигается на Южную Пальмиру семимильными шагами. Всё чаще и чаще доносилась стрельба, всё больше появлялось зараженных.
  После того, как патруль 'Беркута' вышиб из одного банка какую-то банду отморозков, решивших 'под шумок' и ввиду занятости милиции наполнить карманы, Стрижев выбил из Ник Ника экипаж сменщиков и дал команду на возвращение на базу.
  Омоновцам требовалось срочно пополнить боезапас, да и передохнуть хотя бы с часик. Желательно в безопасной обстановке... Андрей прекрасно понимал, что бойцы, да и он сам, находятся на грани нервного срыва, ещё несколько 'нейтрализаций', и кто-то не выдержит...
  Опустившийся на Одессу туман вынудил Новицкого снизить скорость. Только на улице Разумовского джип немного разогнался, воем сирены распугивая ранних водителей и прижимая их к обочине. И, как машинально отметил Андрей, большая часть попутного транспорта была тяжело гружена. Видимо, самые умные из горожан стремились на выезд из города...
  На углу Мясоедовской и Разумовского случилась заминка. Напротив памятника одесскому танку, переделанному в годы Великой Отечественной в бронемашину трактору, Стрижев заметил несколько камуфлированных крепких парней с разношерстным оружием, которые пытались останавливать и о чём-то предупреждать проезжающих мимо водителей. Но, быстро оценив ситуацию и решив, что похожий на группу охотников отряд, скорее всего, действует во благо и организован с целью самообороны, Андрей скомандовал продолжать движение.
  Через пару минут джип остановился перед родной базой одесского ОБМОНа, встретившей патруль наглухо закрытыми воротами и впервые на памяти старлея запертыми дверьми проходной.
  Выключив сирену, Новицкий нетерпеливо потарабанил пальцами по рулю и, не дождавшись движения, нервно нажал на клаксон.
  С плоской крыши проходной поднялся какой-то смутно знакомый боец в стандартном городском камуфляже и требовательно покрутил в воздухе перед собой кистью руки.
  - Это Глеб из третьей роты, - узнал омоновца прапорщик, - окно требует открыть...
  - Да понял уже, - буркнул Стрижев, убедившись, что в округе никого нет и опуская стекло.
  - Стрижев, тринадцатый экипаж! - крикнул Андрей.
  - Спасибо, вижу, товарищ старший лейтенант, - донеслось сверху, - раненые... То есть укушенные есть?
  - Нет, все целы! - вновь крикнул Стрижев.
  Боец кивнул, махнул кому-то во дворе рукой. Затем скрылся из вида, спрятавшись за кирпичным парапетом на крыше проходной.
  Несколько секунд усталые патрульные молча ждали, пока ворота откроются.
  - Да шо они там, семочки лускают? - не выдержал Новицкий и коротко просигналил.
  - Спокойно, Миша, - сказал Андрей и заметил, как ворота дрогнули, - сейчас откроют.
  Стрижев не ошибся. Ворота быстро распахнулись, и джип въехал во внутренний дворик. Причем старлей обратил внимание, что въезд контролировали четыре бойца, двое из которых держали на прицеле створку ворот, пока они не закрылись. А во дворике патруль встретили ещё трое бойцов во главе с штатным фельдшером Ивановым, в шутку прозванного омоновцами Борменталем.
  - Парни! Вы все знаете, что происходит..., - обратился к патрулю после приветствия фельдшер, покрасневшие глаза которого выдавали крайнюю степень утомления, - поэтому спокойно встаньте перед машиной. Вы устали, я устал, не будем друг друга задерживать. Я вас быстро осмотрю, и будете отдыхать. Приказ комбата.
  - Не вопрос, мы всё понимаем, - ответил Стрижев и встал со своими бойцами в одну шеренгу, - сам командир на месте?
  - Да, керует процессом, - кивнул Борменталь и начал осмотр, комментируя свои действия и переговариваясь с ребятами, - с тебя, Васильевич, и начнём. Жалобы, укусы, царапины, ссадины есть?.. Да вижу, что огнестрелов ни у кого нет, а что, были шансы? Ага... Не тошнит, голова не кружится? Так, повернись... Смотрите, я вам верю на слово, командир сказал при малейшем подозрении проводить полный осмотр любого. С гражданскими так, кстати, и делаю. Семьи подтягиваются к нам, кого же ещё?... Но, вы же люди сознательные... Спасибо, Васильевич, ты вроде в порядке. Если что, малейший чих и недомогание, сразу ко мне... Да, Новицкий, ага... Так, повернись... Слабо верится, что ты при обычной простуде решишь застрелиться, а не обратиться ко мне... Ага, подумай, юморной ты наш... О-па, а у тебя, боец, комок чего такой на груди порванный? Бронник, говоришь, был. Давай, до пояса раздевайся. Лучше замерзнуть, чем живьём окочуриться... Не ругайся парень, еще Тургенев сказал: 'Бережите нашего родного русского языка'... Это не страшно, боец, до свадьбы синяк рассосётся, так сказать... Нет, лекарства нет, только девять грамм, стопроцентный результат... Ну, не зелёнки же! А ты, Миша думал, что ты один шутки шутить будешь, да? Так, повернись...
  Стрижев, которого Борменталь осмотрел первым, терпеливо ждал, пока фельдшер закончит с остальными бойцами.
  Сверху послышался звук открываемого окна и раздался зычный бас Ник Ника:
  - Андрей! Накорми людей! Перекусишь, зайди ко мне!
  Старлей задрал голову вверх, нашел глазами окно, в котором виднелся комбат, и устало кивнул.
  Крепкий кофе и холодный душ после плотного завтрака привели Стрижева в тонус. Да и спать ему на самом деле совершенно не хотелось. Перевозбуждённый мозг лихорадочно перетасовывал картинки из калейдоскопа невероятных и чудовищных событий прошедшей ночи. Андрей, получив единогласную поддержку со стороны своего экипажа, намеревался инициативно напроситься на патрулирование, если комбат даст команду отдыхать. Спать было страшно... Да и телефон бывшей всё так же молчал...
  Отправив бойцов получать боеприпасы, старлей поспешил на доклад к командиру.
  Часовой на входе в здание штаба вкратце сообщил Стрижеву, почему из эфира пропадала дежурка. Оказывается, один из экипажей третьей роты вернулся с двумя покусанными. Их, конечно, перевязали, вызвали скорую... Свой фельдшер тогда на базу ещё не прибыл. Городские медики так и не приехали, бойцам становилось всё хуже, а потом они вроде как умерли. И...
  Короче, в дежурке порвали всех. Зомбей сумели зачистить только когда на базу вернулся комбат со взводом омоновцев...
  Чего-то такого Андрей и ожидал. Дальше бойца он расспрашивать не стал, и так было понятно, как именно мертвецов нейтрализовали. Более не задерживаясь, Стрижев быстро прошел через холл первого этажа, где кисло пахло сгоревшим порохом. Стены коридора в нескольких местах были перечеркнуты пулевыми отверстиями, аквариум дежурки выбит, а под ногами среди осколков стекла во множестве разбросаны стреляные гильзы. Трупы, видимо, успели убрать, но вот характерные пятна и брызги крови были повсюду... Жаль парней...
  Поднявшись на второй этаж и проходя мимо открытых настежь дверей в кабинет зама, Андрей напрягся, думая, что сейчас увидит ненавистного Чернова. Однако, вместо него в кабинете оказались несколько незнакомых гражданских, развернувших, если судить по количеству телефонов и радиооборудования, настоящий командный пункт. Задержавшись на секунду и мазнув взглядом по включенному телевизору, продолжающему транслировать кадры апокалипсиса, Стрижев решил не отвлекать людей и подошел к кабинету Ник Ника.
  Из-за неплотно закрытой двери в коридор доносились гневные крики комбата.
  Андрей постучал и, не дождавшись ответа, потянул дверь на себя.
  - Нет!.. Нет, я сказал! - комбат жестом указал Стрижеву на свободный стул, продолжая гневно орать в трубку стационарного телефона, - да какого хрена вы там решаете?! Мозги включите, наконец! Это эпидемия! Искусственная, не искусственная, сейчас не время об этом думать! Какое на... бешенство?! Людей надо срочно вооружать... Их спасать надо! Вы о количестве жертв знаете?..
  Старлей занял указанное место, оказавшись напротив усталого Лёши Славова, комвзвода из третьей роты.
  - Что у вас? - шепотом спросил Андрей, пожав протянутую руку Славова.
  - Песец..., - так же тихо ответил Лёша и покачал головой, - потери пошли... Какая-то тварь порвала целый экипаж. Лёвы... Из моей роты... Там страшно было посмотреть, что от ребят осталось... Комроты час назад со связи пропал... Андрюха! Что же за дрянь с нами происходит?.. Почему...
  В этот момент Ник Ник с такой силой опустил трубку на телефон, что тот жалобно звякнул.
  - Докладывай! - скомандовал комбат уже в мобильник, бешено переводя взгляд с Андрея на Славова и обратно, - так... Так... Что? Нет, ну дебилы! Так, их командиру скажи, чтобы дал тебе пару бойцов! Бери их, машину и мигом на базу! Выполняй!
  Ник Ник дал отбой и раздраженно бросил трубу перед собой на стол, прямо поверх развёрнутой и исчерканной пометками карты Одессы, где и так уже лежали две другие мобилки и радиостанция.
  - Короче, ситуация хреновая, товарищи командиры, - сообщил комбат, помассировав виски и немного успокоившись, - что на улицах происходит, вы сами знаете... Карантин, военное положение до сих пор ещё не ввели! По улицам мертвецы ходят, а эти придурки всё ещё не понимают, что же происходит! Какая-то светлая голова дала команду ввести в город роту танков и мотострелков из мехбригады быстрого реагирования из Чабанки...
  Пелеев на секунду замолк, затем со злостью ударил кулаком по столу. Мобильники подпрыгнули, а Андрей от неожиданности вздрогнул.
  - И что?! - повысил голос комбат, - теперь это стадо баранов сосредоточилось перед жэдэ вокзалом и не знает, что делать! Патронов то им не выдали! Нет, вы себе представляете, парни! Автоматы пустые, зато снаряды в танках есть... Психологическое оружие против массовых беспорядков... Склады указаний открывать не было... Дебилы! Они в мертвяков из пушек стрелять будут!? Я бы того, кто такую команду отдал, самолично бы к стенке поставил!..
  - Ладно, - вновь взяв себя в руки, продолжил полковник, - немного патронов им выдадим. Снабженцев я уже зарядил, машина с боеприпасами скоро будет и у нас, а то оружейку почти всю выгребли... Черновой план для батальона готов. Сейчас Каттур и Стрельников подтянутся, доведу задачу..., - Ник Ник отодвинул с карты телефоны и рацию, затем скомандовал Славову, - Алексей, дай обстановку по своим...
   Пока Славов, используя карандаш, показывал на карте улицы и отдельные дома и докладывал ситуацию по третьей роте, в кабинет прибыли ещё несколько командиров. Молчаливые и угрюмые омоновцы, ставшие первыми свидетелями и участниками пришествия катастрофы в Одессу, постепенно заполнили пустующие места вокруг стола комбата.
  Пелеев несколько раз прерывался, то выслушивая кого-то по телефонам и рации, то раздавая очередные команды.
  Андрей также вкратце сообщил о своих действиях и ситуацию в центре города, получил приказ взять на себя командование первой ротой. А затем, во время доклада Каттура, командира второй роты, Стрижев, совершенно неожиданно и незаметно для себя самого, вдруг задремал, а потом и вовсе провалился в глубокий сон...
  Пробуждение вышло странным. Почему-то не было сил не то, чтобы пошевелиться, а даже просто открыть глаза. Горло пересохло, пить хотелось нестерпимо... Старлей осознал, что лежит, а его тело неимоверно, как будто его долго и со знанием дела избивали, болит. Мысли медленно заворочались в голове Андрея, а основные очаги боли постепенно сосредоточились в голове и груди...
  ...Что и с ним произошло? Ведь Стрижев только что сидел в кабинете комбата. Да, задремал. А спал ли он? Больше похоже на пробуждение после тяжелых травм... Может быть, он действительно был ранен? Тогда ожившие мертвецы, совещание на базе омоновцев, где Андрей и заснул, это вовсе не сон, а бред раненого, которому ввели ударную дозу болеутоляющих?..
  Несколько долгих минут, пока он копил силы, чтобы попросить воды, старлей лежал без движений. Неожиданно вернулся слух, как будто кто-то просто переключил тумблер на 'активировать'. И, вслушиваясь в звучащие рядом голоса, Андрей постепенно догадался, что он пропустил что-то значительное, а зомби вовсе не бред его воображения...
  Судя по всему, в этом же помещение, где находился Стрижев, полковник Пелеев инструктировал гражданских, которым раздали оружие и привлекли к защите торгового комплекса 'Афина' от мертвецов. Как он там оказался, Андрей почему-то вспомнить не смог...
  -...Запомните, у вас в руках оружие! - звучал рядом знакомый голос комбат, на фоне которого неподалёку постукивали отдельные выстрелы, - это не пульт от телевизора, не коромысло и не палка! Вы видели, что творится в округе! Тварей всё больше и больше. Пробиться через них пока нет никакой возможности, мы должны обороняться и обеспечить выживание людей, собравшихся в 'Афине'. Это и мы, и ваши семьи, и дети... Мертвецов пока сдерживают мои люди, но омоновцы и физически, и морально истощены. Скоро, а без этого мы однозначно не обойдёмся, вы займете позиции рядом с бойцами. Возможно, на каких-то участках и замените их! Я понимаю, что зарядить магазин, вставить его в автомат и нажать на спусковой крючок могут, наверняка, все. Однако... Кто из вас всё же держал до этого в руках автомат, стрелял?
  - Я... Я... Я тоже..., - послышались ответы.
  - Вы двое, - скомандовал Ник Ник, - покажите, как вы будете носить автоматы.... Так... Понятно. Всё, хватит. Станьте так, чтобы все меня видели. Я вам сейчас покажу и расскажу, как и что делать. Повторять дважды не буду. И помните! От того, как вы будете действовать, зависят ваши жизни и жизни ваших близких! Неумение правильно носить оружие и быстро изготовить его к бою является одной из главных причин гибели солдат в боевой обстановке. Вот вы, например, разместили автомат в положении 'за спину'. Допустим, в помещение, где вы находитесь, вроде бы безопасное, внезапно проникает одна из этих чертовых мутировавших тварей. Представили себе? Вы тратите драгоценные секунды, чтобы привести оружие в боевое положение и воспользоваться им. А тварь за это время убивает ваших товарищей... Или даже вас!
  Где-то отрывисто простучала очередь из пулемёта.
  Голос Ник Ника на секунду стих, затем зазвучал опять.
  - Понятно, что постоянно носить оружие в боевом положении нереально. Но! Свести к минимуму время на его изготовку вполне возможно. Показываю пару способов ношения автомата, позволяющие удобно его располагать, имея при этом свободные руки. Так вы сможете быстро изготовиться к бою и отразить нападение мертвецов... Это испытанный охотничий способ, автомат находится на левом плече. Чтобы его так носить, надо чётко подогнать оружейный ремень. И вот так, когда автомат висит на груди стволом вниз, а ремень перекинут через шею. Так можно даже вступить в рукопашку, падать и перекатываться. Вопросы?
  - Что-то не хочется драться с зомбями, - прозвучал чей-то недовольный голос.
  - Не забывайте, - ответил комбат, - что кроме мертвяков появились ещё и отморозки, бандиты и зэки, сбежавшие из одесской тюрьмы... Мы же не будем здесь сидеть вечно? А вообще ситуации могут быть разными, а при ношении автомата и первым, и вторым способом у вас остаются свободными руки. Что это нам даёт? При необходимости вы можете быстро использовать вспомогательное оружие ближнего боя. Да, именно те пистолеты, которые были вам розданы. О них чуть позже, мы ещё не закончили с автоматами. Скорострельность Калашникова очень высока. Магазин в тридцать патронов можно выстрелить одной очередью всего за три секунды. Вы сами слышите, как стреляют мои бойцы. Одиночный огонь и частыми выстрелами! Переключатель огня на автомате при этом должен быть расположен вот в таком положении... Одиночный огонь используется не только для экономии патронов, но и для повышения точности стрельбы. Так можно уточнить наводку после каждого выстрела и сохранить темп стрельбы достаточно высоким. Всё ясно?
  - Так что, очередями вообще стрелять не надо будет? - тут же последовал вопрос.
  - Нет, возможна и такая ситуация, - возразил Пелеев, - с теми же мародёрами-отморозками... Например, перед вами, а в городских условиях это не редкость, внезапно появляются на близком расстоянии сразу несколько вооруженных противников. Я имею в виду бандитов. Естественно, стрельба длинными очередями будет эффективней. То же самое и с мертвяком-мутантом, у него наверняка не будет шансов против автоматных очередей в несколько стволов. Поймите, стрелок самостоятельно определяет предпочтительный режим стрельбы. Всё это, конечно, приходит с опытом, а его вам предстоит набраться в нынешних условиях очень быстро...
  В помещении послышался звук оброненного автомата, и тут же раздалась звонкая затрещина.
  - Продолжим, времени мало. Вы наверняка часто видели на экранах, как супермены бегают с Калашниковыми, снаряженными попарно связанными изолентой магазинами... Это не правильно и может привести к губительным последствиям. Во время стрельбы автомат часто упирается магазином в поверхность, усыпанную мелкими обломками, камешками или вообще просто в землю. При этом, подаватель нижнего магазина вполне может забиться крошками бетона или обычной грязью, что станет причиной задержек при стрельбе и, в конце концов, может привести к гибели стрелка в боевой обстановке, когда на счету каждая секунда. Я знаю, есть специальные клипсы, скрепляющие магазины подавателями вверх, но где их сейчас добыть не имею представления. И ещё. Рекомендую каждому снарядить один магазин только трассирующими патронами. Допустим, вы обнаружили мутанта. В пылу боя ваш крик вряд ли будет услышан другими бойцами. Гораздо эффективней будет быстро сменить магазин и дать целеуказание трассерами. А если первыми тремя патронами, заряженными в обычный магазин, будут тоже трассирующие, тогда вы сможете всегда заметить, что магазин заканчивается и вовремя его сменить...
  Где-то поблизости резко участилась стрельба, ухнула граната из РПГ.
  - Мне надо идти, - озабоченным голосом сказал камбат, - пока потренируйтесь, привыкните к оружию. В друг друга только не пальните... И запомните! Сейчас основное правило для выживания - никогда не расставаться с оружием, не выпускать его из рук и быть готовым к бою!...
  Хлопнула дверь.
  - Новицкий, что там? - встревожено спросил комбат.
  - Тварюка со стороны Александровского проспекта проявилась! Отогнали..., - ответил срывающимся голосом прапорщик. Слышно было, как он шумно выдохнул, а затем задал вопрос, - командир, шо с Андреем?
  Послышался звук приближающихся шагов.
  - Не приходит в сознание..., - совсем рядом со старлеем прозвучал голос Ник Ника, а затем удивительно холодная ладонь опустилась на лоб Андрея, - похоже, ещё и температура поднялась... Надо попробовать его напоить... Да и перевязать по новой не помешает. Миша, позови Борменталя...
  Стрижев попытался пошевелить губами, чтобы сказать, что он здесь, всё слышит! Но вместо этого Андрей вновь провалился в бездну беспамятства...
  ...Вереница образов постепенно становилась всё чётче и ярче. Старлей обнаружил себя, одиноко замершего посреди Дерибасовской. В его руках потрёпанный автомат. Вокруг ни звука. Какой-то странный запах витает в воздухе. Старинная улица, самый центр Одессы, покрыта сплошным ковром разнообразного мусора, ближе к Екатерининской видны остовы двух сгоревших автомобилей. В нескольких местах из-под потрескавшейся тротуарной плитки пробивается ранняя поросль каких-то сорняков. Всё вокруг выглядит так, как будто город уже давно покинут людьми. Стрижев настороженно шарит глазами по сторонам, но никого поблизости нет. Ни живого, ни мёртвого...
  Нет, Андрей ошибся. На голове памятника Леониду Утесову, изображающего певца, удобно рассевшегося на двухместной лавочке и как будто приглашающего прохожего тоже присесть рядом с ним, неожиданно что-то пошевелилось.
  Ворона. Да! Живая ворона! Птица, на правой лапе которой виднелось широкое кольцо из белого металла, покрутила клювом в разные стороны, а затем застыла, уставившись на Стрижева хищным взглядом.
  Андрей, вскинувший было автомат, медленно опустил оружие. Птица ему не угроза.
  Неужели... Что случилось? Где его сын, где прапорщик Новицкий и братья Чёткие, где?! Где все!? Неужели он один выжил в мертвом городе? Как это могло произойти!? Нет! Стрижев в это не верил. Иначе, всё бессмысленно... Надо идти дальше, необходимо найти живых! Но почему так тихо?
  Старлей сунул руку в один из подсумков, вытащил из него ломоть хлеба и разломал его пополам. Вернул один зачерствевший кусок обратно в подсумок, а второй бросил к памятнику. Ворона сорвалась с позеленевшего от дождей и времени бронзового Утесова, ловко подхватила клювом хлеб и улетела, хитро блеснув напоследок бусинками глаз.
   Пока Стрижев решал, куда ему пойти, на пересечении Преображенской и Дерибасовской показалась фигура медленно бредущего человека. С такого расстояния Андрей не сумел определить, кто это, живой или мертвый. Незнакомец, лицо которого было наполовину скрыто вроде бы форменной милицейской фуражкой, резко остановился, затем неторопливо развернулся в сторону старлея. Сделал шаг к Стрижеву, потом второй, и пошёл целенаправленно к Андрею неуверенной походкой пьяного человека. 'Мертвец!' - понял старлей и поднял автомат.
  Зомби приближался, а Стрижев всё не решался открыть огонь, с нарастающим удивлением рассматривая чистую парадную форму подполковника милиции, натертые до блеска туфли без единого пятнышка грязи и белоснежный воротничок рубашки. Мертвец не может быть таким опрятным!
  В десятке шагов от старлея незнакомец остановился. Неожиданно поднял руку и медленно стянул с головы фуражку.
  Андрей судорожно, раз за разом жал на спусковой крючок автомата, но выстрелы так и не прозвучали. Стрижев передёрнул затвор, вновь попытался безрезультатно выстрелить, затем отсоединил магазин, увидел, что он пуст, и отбросил его в сторону. Дрожащей рукой зашарил по подсумкам, пытаясь найти снаряженный, и вдруг отчетливо понял, что патронов больше нет...
  Всё это время Чернов, а его обезображенное разложением лицо было вполне узнаваемо, не шелохнувшись стоял напротив Андрея.
  Выглаженный, без единой складки китель и мертвец внутри! Стрижев внутренне содрогнулся. Хотя... Точно таким Чернов был и при жизни!..
  Старлей, скривившись от ненависти и бессилия, отбросил бесполезный автомат в сторону. Потом упрямо стиснул губы, сжал и выставил перед собой кулаки, заняв классическую позу готового к бою боксера.
  Зубы мёртвого Чернова, едва прикрытые прогнившими губами, разошлись в зловещем оскале. Один глаз зомби был выбит, из жуткой раны медленно сочилось какое-то темное, скользкое и омерзительное на вид вещество.
  Мертвяк уронил фуражку. Она с легким шлепком упала на землю, звякнув кокардой на брусчатке и оставив на мостовой комки слипшихся волос и белых, слабо шевелящихся, гнилостных червей.
  Через мгновение мертвый Чернов, выставив перед собой руки, пошел к старлею, а Стрижев, не колеблясь, шагнул ему на встречу...
  ...Андрей снова и снова сбивал зомби на землю, быстро перемещаясь вокруг медленного мертвяка. Но Чернов, как будто не желая окончательно умирать, вновь и вновь поднимался, чтобы опять кинуться на Стрижева.
  Старлей, нанося мощные удары в голову Чернова, почему-то совершенно не переживал о том, что в разбитые до крови костяшки на его кулаках может попасть зараза. Разлагающаяся плоть зомби не выдерживала натиска Стрижева, лопалась и слетала на землю, обнажая кости черепа мертвяка.
  Андрей начал уставать, а зомби напротив, неожиданно ускорился. И когда Стрижев поскользнулся на покрытой ошметками мостовой, мертвец сумел вцепиться в него руками, а затем и повалить на землю.
  Ощутив, как Чернов вонзает в него зубы, старлей зарычал от ярости и боли, и вырвался, орошая место схватки ярко-красной кровью из страшной раны на руке. Андрей извернулся, навалился на зомби сверху и прижал его к мостовой. Стрижев, отдавшись на волю инстинктов и совершенно не обращая внимания, что Чернов вновь вгрызся в его тело, сумел перехватить зомби за голову и, напрягая все свои силы, резко дернул её на себя, с хрустом переламывая шейные позвонки мертвеца.
   Зомби дернулся и затих. Андрей, совершенно обессилевший, едва смог откатиться на пару метров, и так и остался лежать на мостовой, глядя в ярко-синее и безоблачное небо.
  Всё кончено... Нет смысла перевязывать раны, жизни осталось от силы с час...
  Что необходимо сделать дальше, Стрижев знал. Нет, он не мог покончить жизнь самоубийством. Но и позволить появиться новому зомби он тоже не мог.
  Значит... Значит надо найти высотное здание с подходящей крышей и умереть на самом её краю. Чтобы, когда Стрижев обратится в ходячего мертвеца, при первом же неловком движении он сорвался вниз и разбился...
  А пока есть несколько минут, чтобы набраться сил и попрощаться с миром живых...
   Внезапно неподалёку послышался какой-то шорох, а затем хриплое 'Карр!'.
  Андрей с трудом присел и развернулся к источнику шума. Давешняя окольцованная ворона точно также сидела на памятнике Утёсову, как будто никуда и не улетала. И смотрела на Стрижева внимательным, совершенно не птичьим взглядом.
  Старлей, поморщившись от боли, достал из подсумка и кинул на землю оставшийся кусок хлеба. Он ему уже не пригодится...
  Ворона, выдав очередное 'Карр!' и расправив крылья, мощным рывком сорвалась в воздух. Только полетела не к лакомству, а к Стрижеву. И, пролетев над старлеем, что-то бросила прямо в его руки. Только после этого подхватила хлеб и вновь исчезла в небе.
  Андрей тупо смотрел на свою окровавленную ладонь, на которой лежал небольшой одноразовый шприц, наполненный жидкостью ядовито-желтого цвета.
  Что с ним делать, старлей почему-то прекрасно знал. Не теряя драгоценного времени Стрижев снял с иголки защитный колпачок и вонзил шприц себе в бедро. Выдавил его и почувствовал, как место укола начало печь. Андрей откинулся на землю.
  Похоже, смерть откладывается...
  Жжение быстро распространилось по телу. Первые судороги знакомо скрутили конечности.
  А уже через минуту Стрижев бился на земле от нестерпимой боли. И громкий несдерживаемый крик несомненно живого человека эхом отражался от безразличных стен пустынного города...
  - Тихо, Васильевич! Тихо! - громкий шепот Новицкого ворвался в уши Андрея, - я же говорил, шо ты выдюжишь! Лёня! Васильевич в себя пришёл! Быстро воды командиру!.. Ваня! Борменталя зови!
  Стрижев почувствовал, как его голову осторожно приподняли, и в рот полилась живительная влага. И боль, пронзающая до этого всё тело Андрея, странным образом стала утихать.
  После того, как старлей напился, чьи-то руки так же осторожно опустили голову Стрижева обратно на подушку.
  Сил у Андрея, похоже, прибавилось, и он смог приоткрыть глаза, обозреть склонившегося над ним Новицкого, а затем, едва шевеля губами, выговорить:
  - Миша, где я? Что случилось?..
  - Командир! Ты шо, ничего не помнишь? - обеспокоенно спросил прапорщик.
  - Совещание у комбата... На нашей базе... Дальше - провал..., - с трудом прошептал Стрижев.
  - Ясно..., - протянул Новицкий, - да, дела... Короче, Васильевич, ранило тебя. В двух словах, мы после совещания в тот день опять на патрулирование вышли. Сперва улицы от мертвяков чистили, Ник Ник говорил, шо тогда шанс эпидемию локализовать ещё был. Живых по домам загоняли. А потом... Потом самолет на город в районе улицы Осипова упал, нашей главной управы на Еврейской как ни бывало... Там два квартала разнесло, погибших очень много было...
  Откуда-то донеслась ожесточенная стрельба. Прапорщик запнулся, подождал, пока она стихла и продолжил:
  - Мертвяки волнами по городу разошлись... Больницы ещё раньше зазомбировались со всеми врачами и пациентами. Васильевич, ты помнишь рекламный плакат водки на скоростной дороге напротив тюрьмы? Шо-то типа 'Посидим, как боги!'... Да это я так, навеяло... Никогда не мог понять, нафига почти в центре города находится полноценная колония с особо опасными преступниками... Так вот, зэки в тюрьме, как будто им кто-то помог, в то же время взбунтовались, охрану разоружили и на улицы вырвались. Танкистов у вокзала покрошили, тяжелую технику у них захватили. Тогда в городе хаос и начался... Беженцы, мародеры, зомби, отморозки, наркоманы, да и просто у многих крышу сорвало... Кое-где самые настоящие уличные бои начались. Комбат эвакуационные пункты определил. Нам торговый центр 'Афина' достался. Мы живых с ближайших улиц, кто сам из города уехать не мог, до 'Афины' и сопровождали. Немного мотострелков к нам прибилось, коллеги из Приморского райотдела, кто выжил, тоже к нам вышли... А потом какие-то нарки малолетние машину у нас увели. Пришлось пешком к 'Афине' пробиваться. И дошли бы, тут рукой подать было. Так нас прямо перед торговым центром из БТРа обстреляли... Оказалось, шо зэки его у вэвэшников захватили. Тебя, Васильевич, сразу в плечо конкретно приложило, и тут же из крупняка рикошетом по голове дало... Крови ты много потерял. Борменталь так и говорил, шо у тебя контузия сильная, от этого, видно, ты, командир, и не помнишь ничего... Наши этот долбанный БТР, конечно, спалили, РПГ в 'Афине' уже были. А потом застряли мы здесь. Помощь и транспорты так и не пришли, мертвяков сдерживаем, но тут ещё и мутанты появились... Такие твари, как мы в гостинице видели, помнишь?.. Комбат тоже с нами. Гражданских много. Мы сами, конечно, пробились бы, но не бросать же людей... Так пока и ждём чего-то... Комбат говорит, шо так не только в Одессе. Везде мертвяки атакуют, по всему миру паника и хаос... За границей, вроде, даже ядерной бомбой пытались один из городов выжечь. Людей спалили почём зря, а зараза дальше разошлась... Такие дела, командир... А ты то как, Васильевич?
  - Хреново мне, Миша, - еле выговорил Андрей и почувствовал, что вот-вот опять потеряет сознание, - никогда так плохо не было...
  - Держись, командир! - обеспокоенно сказал Новицкий, - щас Борменталь тебе шо-то вколет, полегчает..., - и прапорщик добавил куда-то в сторону, - давай, эскулап, быстрее!
  - Ша, Миша, не шуми..., - послышался голос Борменталя и его приближающиеся шаги.
  Стрижев прикрыл глаза. Боль опять охватила его тело и стремительно усиливалась. И, несмотря на это, Андрею очень хотелось задать ещё один вопрос. После того кошмара с вороном и зомби на Дерибасовской, старлею очень надо было знать. Где?.. Вернее, как сложилась судьба Чернова! Но через минуту бормотание медика сменилось уколом в руку, и Андрей уплыл в спасительное небытиё. В этот раз без кошмаров.
  Последующие возвращения в сознание давались Стрижеву нелегко. Казалось, он балансирует где-то на грани между жизнью и смертью, настолько Андрею было плохо. Тело совершенно не повиновалось, и только пульсирующая в груди и голове боль то и дело напоминала старлею, что он всё ещё жив.
  Кто-то периодически смачивал Стрижеву губы, менял холодную тряпку на его лбу, и тогда Андрей на короткий миг вырывался из жгучей и черной пустыни, и даже улавливал обрывки разговоров товарищей, которые, видимо, продолжали дежурить возле своего командира. Но сам старлей ничего сделать не мог. Ни говорить, ни даже открыть глаза. В те моменты, когда он возвращался, ему оставалось только слушать...
  - ... 'Афина', парни, была построена в две тысячи четвёртом году..., - рядом говорил, несомненно, Новицкий, - строили её греки. А шо, как временная база выбрана грамотно... Одно из самых высоких зданий в центре города, на нулевом этаже гипермаркет и ресторанный комплекс, окна первых этажей мы мешкам заложили и какая-никакая крепость готова... Внутри достаточно места для размещения людей, магазины, бутики всякие как-то сейчас без надобности... Хотя одежда и пригодилась. Автономное отопление и резервный генератор, да и форма здания в виде колодца, Колизея, очень удобна для обороны...
  - Михаил Сергеевич! - похоже, это Ваня Чёткий расспрашивал Новицкого, - а что это за памятники внутри? Дерево железное, что оно означает?
  - Стальное дерево с птицами, - ответил прапорщик, - это символ генеалогического дерева и источника жизни. Сама жизнь защищена коконом стен. Знаково для нас в нынешней ситуации, не находите?...
  Андрей опять выпал из действительности, а когда вернулся, речь шла уже о другом.
  - ...Странные дела, ребята, - говорил прапорщик, - странные и непонятные. Казалось бы, мы знаем, шо мёртвые изменяются. Мутанты эти, больно уж хищников напоминают и поумнели они, шо ли... Вы обратили внимание, шо их намного больше стало за эти дни? Страшные твари и непредсказуемые... Опасно здесь становится! С третьего этажа внешний фасад 'Афины' целиком из стекла, пулями уже кое-где побит... Да и крыша стеклянная. Если твари по стенам на верхние этажи заберутся, мало нам здесь не покажется. А сделать ничего нельзя. Так шо бдите парни в оба, оружия из рук не выпускайте...
  - Михаил Сергеевич, - прозвучал голос Лёни Чёткого, - а что это за слух среди людей ходит о Праведнике?
  - А, вы тоже баек наслушались..., - хмыкнул Новицкий, - это семья из последней группы, которая к нам прибилась. Они тему запустили, шо в городе среди мертвяков по улицам монах бродит. Замечает выживших, в домах укрывающихся, останавливается и проповедует. Рассказывает, шо пришёл страшный суд, и все грешники должны понести кару за деяния свои. Шо противиться воле Вернувшегося, а он, типа, так и говорит, именно Вернувшегося, а не Бога или как-то иначе, не надо... Шо восставшие мертвые - это орудия в руках Вернувшегося, и только истинно покаявшиеся получат искупление и останутся живыми... Ещё они говорили, шо зомби никак на этого монаха не реагировали. Наоборот, мертвяки старались держаться от него на расстоянии. И шо пару помощников в монашеских одеяниях за ним ходят и на них тоже не нападают! Представляете?
  - Чудеса какие-то..., - недоверчиво произнёс Иван.
  - А если правда? - тихо спросил Леонид.
  - Шо правда? - уточнил Новицкий, - то шо страшный суд? Так никто не спорит. А в Праведника я лично не верю! Выдумки это всё! Люди с ума сходят, им и не такое привидится. Так легенды и рождаются. Наслушаются таких историй, отправятся монаха этого искать и сгинут в зубах мутантов...
  Прапорщик замолчал на несколько секунд, затем явно обеспокоенно продолжил:
  - Ребята, вы слышите? Что-то не так! Тихо очень, не стреляет никто... Шо-то стремает меня, предчувствие плохое... Вы слышали это, парни? Шо это за звуки...
  Голос Новицкого прервался звоном разбивающегося стекла.
  Стрижев ещё успел услышать, как сдавленно выругался прапорщик, как оглушающе ударили выстрелы, затем он почувствовал сильный удар по телу и голова старлея, казалось, взорвалась от яростной и всеобъемлющей вспышки боли.
  Наверное, Андрей, наконец, умер. По крайней мере, именно такими были последние мысли старшего лейтенанта Стрижева в тот момент.
  
  
   Глава 8. Легионеры по-одесски.
  
  '...Большинство женщин и девушек на улицах Одессы очень красивы. Особенно привлекательны 'оdessitki' ночью летом в Аркадии, где сосредоточено несколько десятков ночных клубов. На них минимум одежды, но она очень дорогая, как будто вы встретились где-то на фешенебельном курорте для очень богатой молодёжи. Обычно 'оdessitki' приходят в ночной клуб вдвоем или втроём, это надо учитывать. Если вы будете один, познакомиться с ними будет намного сложнее. Они скептически оценивают мужскую половину, присутствующую в заведении, выпивают по нескольку коктейлей. Только после этого с ними рекомендуется знакомиться! Когда 'оdessitki' узнают, что вы иностранец, они преображаются, становятся ещё прекрасней, и необыкновенный вечер вам обеспечен. Но знайте, утром девять из десяти 'оdessitоk' окажется приезжими...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  - Слышал, команда зовёт тебя 'Капрал'. Такое прозвище ведь не случайно? Ты служил, Алексей? - спросил я, вспомнив, как обращались к Ковальскому его товарищи.
  - Было дело, - хитро глянул на меня Алексей, - службу закончил во втором парашютно-десантном полку, Корсика, Французский легион, - добавил выживальщик.
  - Обалдеть! - поразился я, - а я всё мучаюсь, пытаюсь догадаться, где вы французские камуфляжи, оружие и снарягу добыли! М-да, встретить легионера в Одессе! Сильно!
  - Обмундирование и снаряжение и в Украине можно купить, - ответил Ковальский, - места только знать надо. А оружие приехало в своё время из Джибути, там его намеренно... Оказалось, что проще его оттуда привезти, чем здесь с покупкой чего-то нормального заморачиваться. Вот так...
  - А как ты в Легионе оказался? - спросил я.
  - Тебе правду или как обычно? - ухмыльнулся парень.
  - Как считаешь нужным, - ответил я.
  Алексей только хотел что-то сказать, как мы приблизились к скоплению брошенных автомобилей, практически преградивших дорогу. Ковальский резко сбросил скорость и, напряженно всматриваясь вперед, принялся аккуратно объезжать машины.
  Лариса, жена выживальщика, пользуясь тем, что машина плелась как черепаха, подхватила короткий Фамас мужа и быстро выпрямилась в открытом люке. Сверху зачастили одиночные выстрелы. М-да. Девушка принялась уничтожать бродивших на дороге и среди машин мертвецов. Пустые гильзы звонко загремели по крыше джипа. Глядя, как кошмарные твари, ещё недавно бывшие обычными людьми, валятся на землю с пробитыми головами, я в очередной раз ужаснулся, вспомнив, как самому пришлось впервые убить ожившего мертвеца. Того самого пограничника...
  ...Вчера я так и не смог выстрелить в умирающего человека. Да, я понимал, что сержант обречен. Да, я понимал, что он представляет опасность и, в первую очередь, для меня самого. Но какая-то исступленная вера в то, что сейчас произойдет чудо и погранец не погибнет, не давала мне спустить курок. Курганский, потрясший меня своей силой воли и решительностью, умирал мучительно, боролся до последнего, почти до самого конца оставаясь в сознании. Но, чуда не произошло. Взгляд пограничника, в конце концов, остекленел, его веки медленно опустились, по телу сержанта пробежала легкая конвульсия и он затих. Проверить, прекратило ли биться у него сердце или нет, я не рискнул. И правильно сделал...
  Обуреваемый противоречивыми чувствами, я сидел на расстоянии пары метров от тела человека, так мужественно принявшего свою смерть. Он не спрятался в укромном месте, он не искал других путей и честно признался, что заражен. А я не облегчил его участь и теперь просто обязан был упокоить его в случае зомбификации. Поэтому, когда снаружи раздался встревоженный голос Паши, наконец поинтересовавшегося, не нужна ли мне помощь, я ответил отказом и приказал в помещение никого не пускать. Это уже был только мой крест и обязанность...
  Минут через пятнадцать труп внезапно пошевелился. Голова пограничника неловко дернулась и приподнялась, а затем мертвец открыл глаза. В тревожном ожидании этого момента, я довел себя до такого нервного напряжения, что резко вздрогнул и чуть не полетел с ящика на пол, когда лицо в лицо встретил остановившийся взгляд затуманенных смертью глаз...
  - Прости, сержант! - стиснув зубы, с трудом выговорил я и дважды выстрелил в голову зомби.
  Секундой позже в помещение ворвались Гоблин и СС, держа оружие наготове. Но всё уже было кончено...
  Наверное, мой взгляд был ничем не лучше взгляда мертвеца, потому что Паша и Серёга молча расступились, пропуская меня к выходу. Выбравшись на дрожащих и 'ватных' ногах наружу, я почувствовал, как жесточайший спазм скрутил желудок, выворачивая его наизнанку...
  Весь тот день пролетел для меня, как в тумане. Разум пытался закрыться от происходящего, отсекая ставшие вдруг ненужными эмоции. Я как будто со стороны наблюдал за своими действиями, распоряжениями и поступками.
  Известие о гибели пограничника моментально облетело всю базу. Сам факт того, что зараженный был среди нас, серьезно изменил отношения людей к происходящему. Даже дети притихли, чувствуя, как напряжены взрослые.
  Но всё же, вчера было сделано и многое из того, что необходимо было сделать с самого начала нашего прибытия в лагерь. И именно гибель сержанта стала этому отправной точкой. В первую очередь, все без исключения люди подверглись тщательному осмотру. Механизмы воздействия вируса оставались для нас практически неизученными, но симптомы и пути заражения уже были во многом известны. В медицинскую группу вошли чета Гольдманов, фармацевт Вика, теща командира пограничников, работавшая медсестрой в физиотерапевтическом кабинете Белгород-Днестровской больницы и пару женщин, добровольно вызвавшихся помогать нашим медикам. Один из коттеджей был определен карантином. По результатам осмотра, в него были добровольно помещены несколько человек, одни с признаками простуды, другие с поверхностными царапинами, происхождение которых вызывало сомнение. Кроме этого, один из прибывших погранцов имел рваную рану предплечья, которую, как он уверял, получил, нарвавшись в суматохе на гвоздь. Я, естественно, не поверил, а погранец, проигнорировав команду своего непосредственного командира, капитана Головатого, дернулся было к оружию, и был тут же вырублен молниеносным ударом Сереги Столярова. За пару часов карантин был обнесен импровизированным забором из металлической сетки и обзавелся дежурным постом охраны.
  Так как вопрос с оружием и боеприпасами был одним из самым важных для выживания в изменившемся мире, Эхов был назначен начальником группы вооружений и сразу же конкретно озадачен. Эксперт получил в своё подчинение четверых человек, двое из которых имели опыт обращения и ухода за оружием и могли помочь Юрию в скорейшем приведении увеличившегося после прибытия пограничников арсенала в порядок. Инвентаризация имеющегося в нашей группе оружия, подсчет боеприпасов, эти вопросы нельзя было откладывать 'на потом'. Поэтому они также были взвалены на оружейника.
  Я понимал, что для нормального обеспечения безопасности людей нам необходимо боеспособное и хорошо вооруженное подразделение, а не стихийный отряд, который мы из себя сейчас представляли. Людей надо научить действовать вместе, необходимо создать нормальную систему управления и контроля. Иначе, даже при наличии всех тех навыков и разносторонней подготовки, которыми мы обладали, нам не выжить в изменившемся мире. И если унификацию оружия провести для нас пока было достаточно проблематично, то перераспределить его в зависимости от целей и задач определенных групп стало вполне возможным.
  Кто-то наверняка сказал бы, что собрать в одном месте в первые дни катастрофы такое количество вооруженных и обученных бойцов, как у нас, невозможно. Но факт оставался фактом. И я понимал, что дело совсем не в нашей везучести. Просто у нас, в отличии от многих и многих людей были шансы выжить. Почти у всех людей, собравшихся на базе, с первой минуты эпидемии было оружие, и мы знали, как его использовать, как действовать в нестандартной обстановке. У абсолютного большинства населения таких шансов же не было... А мы - это индикатор того, насколько всё стало плохо...
  Для усиления общей защищенности базы нами была сформирована и разбита на дежурные смены группа быстрого реагирования, ядром которой стали офицеры "Альфы".
  Капитан Головатый взялся за организацию подразделения охраны территории, естественно, опираясь на своих бойцов-пограничников. Дум, неожиданно для него, был назначен старшим по обеспечению инженерных и защитных сооружений. Обиван, Лера и СС были определены инструкторами по боевой и, соответственно, физической подготовке бойцов нашего поселения. Педиатр Вика клятвенно пообещала провести в ближайшие дни достаточное количество занятий по оказанию первой медицинской помощи. Левенцову досталась группа тылового обеспечения, а Илье Гольдману вместе с одним проявившимся радиолюбителем, неплохим, как он уверял, программистом в уже прошлой жизни, поручены вопросы контроля за радиообстановкой и распределения средств связи и управления. Павел Ложечников и Олег Фаус стали замами, один по боевым вопросам, второй по административным, и жизнь нашей маленькой колонии окончательно приняла милитаризированный вид. Должность военного коменданта колонии досталась... Несложно догадаться, кому... Но, в том моём состоянии, я как-то не особо сопротивлялся. И шестерни управленческого механизма закрутились, внося упорядоченность в функционирование базы...
  Вечером того же дня на территории нашего поселения появилась первая могила. Пограничника похоронили в молчании, а тихий плач его жены едва пробивался сквозь звуки гневно зашумевшего моря и упорно вгрызавшихся в побережье волн...
  А утром внимание вынужденных поселенцев привлекли два въехавших в ворота базы джипов выживальщиков, о которых меня ранее предупреждал Гоблин. Мощные американские Хаммеры в однозначно военном исполнении, ладно сидевшая форма на гостях вкупе с однообразным зарубежным вооружением, бросающимися в глаза своим необычным дизайном автоматическими карабинами Фамас, вызвали у меня невольное подозрение и недоумение. Не так, не так я представлял себе этих людей. Но первая настороженность достаточно быстро растаяла, как только СС и его родственник из прибывших крепко обнялись у всех на виду.
  - Алексей Ковальский, - протянул мне руку и первым представился молодой крепкий парень с двумя небольшими кривыми шрамами на щеках и смешинкой в глазах.
  Рядом с ним, с любопытством осматриваясь вокруг, остановилась стройная девушка в европейском лесном камуфляже и с необычной снайперской винтовкой за плечом. А с другой стороны парня замер рослый громила, нарочито небрежно баюкая на руках бельгийский ручник Миними. Было с чего удивляться!
  Да и остальные выживальщики, умело рассредоточившиеся вокруг машин, их четырехцветный камуфляж и легкие берцы, натянутые поверх бронежилетов и наполненные боеприпасами разгрузки, однотипные каски и портативные радиостанции, уверенность, с которой они двигались, всё это скорее создавало впечатление хорошо слаженного боевого подразделения, нежели случайно образовавшейся группы из любителей экстремальных видов спорта. Нет, интересно, где же они так прибарахлились? И, кстати, я не поленился и ещё раз внимательно осмотрел прибывших. У всех, кроме прочего, берцы одинаковые, застегивающиеся на два хлястика на голенище. А такие, насколько я знал, используются во французской армии... Французское обмундирование и оружие, где они его в Одессе взяли???
  - Игорь Шмидт, - представился я, - рады вас видеть.
  - О, так мы практически однофамильцы! - усмехнулся выживальщик и, в ответ на удивленный взгляд девушки, пояснил, - что Ковальский, что Шмидт, если я не ошибаюсь, это одно и то же, что Кузнецов у русских...
  Я улыбнулся в ответ. И вправду, почти тезки...
  - Мы тоже рады видеть, хммм, живых людей, - продолжил парень, - это моя жена, Лариса, - представил он девушку, - а это друг и партнер, Огюст Хоффман.
  - Немец? - я уже не мог скрыть своего удивления.
  - Француз, - ответил сам здоровяк на вполне чистом русском языке, - но это недавно. А вообще-то белорус и можно просто Евгений или Женя...
  - Интересные вы 'выживальщики', - хмыкнул я, прислушиваясь к своей воспрянувшей паранойе, - однотипное снаряжение и оружие, военные джипы, белорус с французским гражданством, поляк? - я вопросительно обратился к Алексею Ковальскому и, дождавшись его жеста типа 'ну, не совсем...', продолжил, - всё это странно, не находите?
  - Ничего странного, - спокойно ответил Ковальский, - мы же в Одессе! Кстати, - парень указал глазами в сторону моих людей, - вы сами выглядите куда страннее. Такое разнообразие оружия и униформ. Реконструкторы, спецназовцы и... Артиллеристов и танкистов только не вижу... Партизаните? - иронично добавил Алексей.
  - Потихоньку..., - кивнул я и внутренне расслабился. Поведение парня мне определенно импонировало. Да и присутствие среди них брата Столярова снимало много вопросов..., - с чем пожаловали, господа выживальщики?
  - Познакомиться, обменяться информацией, наладить связь и, возможно, договориться о совместных действиях, - лаконично сообщил Ковальский.
  Что ж, вполне разумные цели.
  Пока Паша поил бойцов Ковальского кофе, завтракать они отказались, я рассказал Алексею краткую историю нашего здесь появления. Мы прошлись по базе, посмотрели, как организована охрана и размещение колонистов. Я думал, что выживальщик поведает в ответ свою историю, и я узнаю, наконец, ответы на интересующие меня вопросы по их снаряжению, но Ковальский неожиданно выдал:
  - Шмидт, есть предложение. Мне кажется, что действовать нам дальше предстоит вместе, но, прежде чем что-то планировать, я хочу пригласить тебя к себе. Возьми пару человек, и поехали. Наша база безопасна и хорошо укреплена. Здесь рукой подать, полчаса езды, не больше. По пути расскажу, как оно было с нами... Людей у нас, конечно, поменьше, но, поверь, мы тоже чего-то стоим...
  Парень широко и безмятежно улыбнулся, вздохнул полной грудью чистого, насыщенного солью морского воздуха, посмотрел на пестрые облака на светло-голубом небе, посерьёзнел и продолжил:
  - Кстати, за вчерашний день со стороны Одессы к нам не добралось ни одного человека. Мы специально выставили пост, чтобы перехватить и спасти как можно больше людей, но, увы... От города вчера пёрли только зомбаки. Некоторые из них, - Алексей внимательно посмотрел мне в глаза, - были с прижизненными пулевыми ранениями... А потом и они закончились. Странно, согласись... Хочу немного в направлении Одессы от нашей развилки прокатиться, глянуть, в чём дело. Вы с нами?..
  Я колебался недолго. Интерес к тому, что происходит вне нашей базы взял вверх, к тому же Фауст и Гоблин предложение выживальщика поддержали. Так что в автоколонну легионеров, выехавшую в сторону погибающего города-героя, влился и Круизёр Леры с ним самим, Гоблином и Серегой СС на борту. А мне Ковальский предложил поехать вместе с ним в передовой машине. Я согласился, рассчитывая поговорить...
  Дорога стала свободней, Лариса юркнула обратно на заднее сидение и принялась умело восполнять истраченные боеприпасы. Хаммер прибавил в скорости, Ковальский закрыл люк, немного расслабился и продолжил:
  - На самом деле наёмников, зарабатывающих военной службой за рубежом, а легионеры - это те же самые наёмники, в Украине, да и в Одессе достаточно много... Страна у нас такая, постоянная эпоха перемен... Если серьезно, то всё началось с подачи моего отца. Вернее сказать, он просто спрятал меня в Легионе. Мой батя долгое время работал в минтрансе. Не единожды занимал пост замминистра, хотя и говорят, что в одну реку нельзя зайти дважды... Когда надо было, отец освобождал место и уходил с понижением, но никогда не был на должности ниже начальника департамента. По-разному в те годы было, но, в отличие от многих, отец действительно умел быть 'нужным' человеком. Хотя сам шутил, что людей незаменимых не бывает. Ты же знаешь, как часто у нас тогда менялся состав кабмина... А кто только министром транспорта у нас не был, помнишь?..
  Я подтвердил. Такое, что творилось в нашей стране, забудешь, как же...
  - ...Отец сумел при всех этих хаотических изменениях, сменах векторов развития государства, как модно было тогда говорить, спокойно себе работать и 'решать' вопросы, которые без него никто не мог сдвинуть с места. Одним из таких вопросов, как я уже потом узнал, был дерибан 'пирога' ЧМП, Черноморского морского пароходства. Ты ведь слышал об этом?...
  Конечно, я слышал! Кто в Одессе не знает о краже века в нашем регионе? Всё равно, что в Москве украсть мавзолей Ильича. Вечером он был, а утром его уже нет... С учетом того, что тысячи одесситов потеряли работу и вынуждены были уйти работать в чужой флот, конечно, мы заметили исчезновение ЧМП! Одной из самых крупных в мире судоходных компаний, в которой на момент распада Союза насчитывалось более трёх сотен судов! Превратившаяся за время независимости в обанкротившееся предприятие с всего двумя! вымпелами, один из которых, к тому же, стоял под арестом в Турции. Колоссальные деньги за разворованный флот и другое имущество пароходства бесследно исчезли в карманах, как обычно, неустановленных следствием, но очень хорошо известных одесситам лиц...
  - Не буду скрывать, - рассказывал тем временем Алексей, - сейчас это бессмысленно... Отец тогда тоже получил солидный куш за содействие в выводе флота под 'чужой флаг'. Как говорят американцы, первоначальное накопление капитала всегда граничит или напрямую связано с криминалом... Естественно, тогда я об этом ничего не знал. Всё вылезло наружу, когда отца убили. Видимо, он почувствовал, что ему угрожает реальная опасность, что его партнеры начали 'зачищать' хвосты... Незадолго до своей гибели отец вдруг отправил меня в Германию, к какому-то давнему другу. Погостить, блин. На Европу посмотреть... А потом, совершенно внезапно, устроил меня в Легион. Это только обыватели думают, что в развитых странах нет коррупции. Глупость! Она там просто другого уровня! На самом деле, большие деньги и весомые связи решают практические любые вопросы. Везде! Я, конечно, вначале посопротивлялся такому неожиданному требованию отца. Я же тогда не догадывался, что он просто хочет спрятать меня от опасности... А потом начитался хваленых отзывов о Легионе, да и некая авантюрность во мне всегда присутствовала... И согласился! Все вступительные испытания типа бега, приседаний, медосмотра и собеседования я прошел легко, хотя и чувствовал при этом пристальное внимание и опеку безымянного куратора из офицеров Легиона. Кстати, тоже явно из бывших 'наших'. Он встретил меня во Франции перед пунктом вербовки и сопровождал фактически везде до момента официального зачисления. Мне даже приходило в голову попробовать завалить один из вступительных экзаменов, чтобы убедиться в том, что это не сыграет никакой роли при моем поступлении. Но этот военный меня удивил! Он как почувствовал мои намерения, потому что в тот же день провел среди меня разъяснительную работу о недопустимости саботирования испытаний. Отпрофилактировал, как сынка!.. В общем, в Легион я попал. Четыре месяца учебки, затем служба в боевой части, а потом... А потом я узнал, что отец уже несколько месяцев как погиб. ДТП! Огромный КамАЗ тупо смял автомобиль родителей, и охрана не помогла... А водитель, конченый наркоман, умер в СИЗО буквально через пару дней после аварии...
  - Понимаю, что это сейчас может прозвучать глупо, - сказал я, потому что Капрал погрустнел и замолчал, - но смерть родителей всегда ложится незаживаемым шрамом на душу любого нормального человека. Мне жаль, Алексей... Прими мои соболезнования. А чего же ты так поздно узнал об этих событиях?
  - Девиз Легиона 'Legio Patria Nostra', 'Легион - наше отечество', - ответил, пожав плечами Алексей, - и для того, чтобы вбить в голову каждого легионера этот лозунг, первые пять лет службы контакты с внешнем миром крайне ограничены и жестко контролируются... Так что сделать я ничего не успел. И даже когда узнал о родителях, то просто всё бросить и вернуться домой я уже не мог. Чертов контракт! Мне оставалось служить совсем немного, я был уже шеф-капралом, откуда и позывной, когда нас перекинули в Индонезию. Помнишь, две тысячи четвёртый год, когда там цунами было? Мы привезли, а потом охраняли 'гуманитарку' ООН. Страшное зрелище. Тогда я и прозрел. Игорь! Ты только вдумайся, от катастрофы там погибло более двухсот тысяч человек! Короче, плохо там было. Плохо и страшно. Мародеры, вонь от тысяч гниющих трупов. Там вообще от инфраструктуры ничего не осталось. Дороги разбиты, канализация и водопровод не работают, медицина на уровне шамана с бубном вместо анестезии и антибиотиков... Вот тогда-то я и задумался над тем, что может случиться со мной, с моей семьёй, детьми, в конце концов, если произойдет какой-нибудь катаклизм, а я не буду к нему готов... И я понял, надо готовиться! А для этого завязывать с Легионом и возвращаться домой... И когда контракт закончился, я не стал его продлевать, а вернулся назад в Украину.
  - Чего же ты во Франции не остался? - спросил я, - ты же мог и гражданство получить, вроде его после службы в Легионе гораздо проще приобрести.
  - Вот ты, Игорь, ты сам был во Франции? - почему-то скривился Ковальский.
  - Нет, во Франции не довелось, - отмахнулся я, - у меня тот самый вариант, как у мужика, который говорит: 'Ох, опять хочу в Париж...'. А его спрашивают: 'А вы что, уже там были?'. Мужик отвечает: 'Нет. Не был. Просто уже второй раз хочу...'. Так и я. Хотел несколько раз в Париж попасть, но всё никак не получалось...
  - Париж - это раскрученная туристическая марка. Франция и Париж на сегодняшний день, - это две большие разницы! В стране постоянно происходят массовые волнения и столкновения с полицией, вызванные протестами эмигрантов. Огромное количество гопников на улицах. Веришь, под всем этим внешним благополучием и высоким уровнем жизни скрывается безразличность французов к окружающим, к другим людям. Они меркантильны, ненавидят пришлых. Французы даже между собой слабо общаются. У них фактически нет настоящей дружбы, чего я со своей открытой славянской душой понять не мог. Вся их эта солидарность, когда они резко бросают работу и начинают бастовать по любому поводу, это показуха чистой воды. Вот скажи, нормально, когда врача обвиняют в халатности, чего-то он там не сделал правильно? Нормально. И я с этим согласен! А когда против него начинают проверку, а в это время все остальные врачи перестают лечить людей и начинают забастовку, это нормально? А там это в порядке вещей. При мне случай был, когда врач-узист неправильно какое-то исследование провел. Так пока расследовался этот случай, во всей Франции не было проведено ни одного ультразвукового исследования! О французах и Франции можно многое говорить. Человеку замкнутому, любителю истории и вина, мушкетёров и архитектуры там понравится, а мне лично - нет. Но, французское гражданство я таки получил. У них по случаю ранения легионера гражданство полагается без условий, так что я отказываться не стал. Посчитал, что французский паспорт мне пригодится. Так вот, после окончания контракта я вернулся в Украину. Принял наследство...
  - Подожди, - заинтересовался я, - а как же ты по 'левому' паспорту в наследство вступил? У тебя же наверняка во французском документе после Легиона другая фамилия?
  - Так и есть, - согласился выживальщик, - только мой настоящий паспорт сохранился. Отец обо всем позаботился. Когда я выезжал в Германию, вместе со мной выехал как две капли воды похожий на меня парень. По его паспорту я и записался в Легион, а мой собственный ждал весь контракт. Я вроде как в Германии всё это время жил. Так вот, наследства оказалось более чем достаточно для молодого, одинокого, и, в принципе, после службы в Легионе, и так не бедного парня...
  - Платили хорошо? - спросил я.
  - Как капралу с прыжковыми платили около двушки евро в месяц, - ответил Алексей, - а во время боевых зарплата вырастала до пяти. Деньги-то тратить, по большому счету некуда было. Питание, обмундирование, медицина, всё бесплатно. Так вот, в Украине, кроме недвижимости и просто денег, отец оставил мне неплохой гешефт. Пару средних, но вполне прибыльных судоходных компаний вполне нормально работали себе за рубежом и без моего участия. А денежка капала. Кроме прочего, оказалось, что в виде презентов, отцу во время работы подарили порядка двадцати контейнеров на одесском рынке, на 'седьмом километре'. Если в другом бизнесе необходимы какие-то усилия, чтобы он работал и приносил прибыль, то здесь я вообще, честно говорю, прозрел. Я как владелец контейнеров и арендатор земли под ним, просто сдавал торговую точку в субаренду. И субарендатор там уже торговал, суетился с товаром, платил взятки всем надзирающим органам, чтобы его не трогали... Всё такое. А у меня никаких проблем и лишних телодвижений. От меня требовалось раз в месяц оплатить официальную стоимость аренды в администрацию рынка, и опять же раз в месяц собрать со своих субарендаторов реальную оплату за контейнера. Прибыль - полный капец! Никаких особых усилий и вуаля, тысячекратный подъём! Деньги из воздуха фактически...
  - Ну, не скажи, - возразил я, - не всё так просто на 'седьмом'...
  - Согласен, согласен, - закивал Алексей, - однажды и на меня наехали, хотели контейнера отбить. Но, к тому времени, я к себе уже пару бывших сослуживцев по Легиону перетянул. Худо-бедно отбились... Короче, съездив несколько раз в Одессу, а жил я тогда в Киеве, я вдруг поймал себя на мысли, что мне этот город нравится! Нравятся люди, которые здесь живут, климат, море... Как один знакомый турок говорил, па-но-ра-ма..., - смешно выговорил по слогам Ковальский, - да и вообще, здесь совершенно всё по-другому. После Киева, я как на другую планету попал. Словом, запал я на Одессу, захотел жить именно здесь. Да ещё и девушка у меня здесь появилась... Ага, Лара, - Капрал кивнул за спину, - она...
  Лариса в это время опустила стекло на левой двери и вскинула карабин.
  Баххх!
  Звонко и оглушительно грохнул выстрел в кабине. Кисло запахло сгоревшим порохом, а бредущего по пахоте в сторону дороги одетого в ядовито-зелёную болоньевую куртку мертвеца бросило на землю.
  - Лара! Ну что ты творишь? - недовольно буркнул Ковальский, - не отвлекай от дороги!
  Его жена усмехнулась, выдала что-то вроде 'хороший зомби - мертвый зомби...', подняла стекло и опять принялась за набивку магазинов.
  - Ты знаешь, - продолжил Алексей, - именно здесь, в Одессе, я услышал от одной дамы, с которой познакомился в 'ночнике', фразу: 'Я девушка порядочная, поэтому - дорогая!'. Думал, что это ко всем одесситкам относится. А вот и нет! Моя половинка оказалась действительно нормальным человеком, умный друг и верная жена. Да, Лара, это я о тебе, не улыбайся... Но, это мы забежали немного вперед. Решил я переехать поближе к Одессе. В деньгах, как ты понимаешь, проблем уже вообще не было. Помня о том, что я видел в Индонезии, и, не испытывая недостатка в средствах, к делу подошел основательно. Вначале купил квартиру в самом городе, чтобы было, где жить, пока место для будущей базы присматривал. Женился, друзей по службе в Легионе в Одессу заманил, общий бизнес с ними начали, я уже говорил, да?.. Потом посвятил всех в свои планы и нашел полное понимание. Лара мне верит, а парни, Женьку Хоффмана ты видел, вместе со мной в Индонезии были...
  Позади послышались выстрелы.
  Ковальский прервался, поднес к губам радиостанцию и спросил:
  - Огюст, обстановка?
  Выслушав ответ, Алексей чему-то ухмыльнулся.
  - Это парни мертвяков валят..., - пояснил он, Лара им дурной пример подала...
  Капрал секунду подумал и продолжил:
  - Понимаешь, Шмидт, мы с друзьями уже тогда знали, что над людьми, над страной и над нами нависла реальная опасность. Каждый день в мире происходили природные и техногенные катастрофы, десятки террористических актов. Безопасных мест на Земле уже нет, и мы решили создать свой собственный 'Ковчег'... Себя мы называем 'выживальщики' и, должен тебе сказать, во всём мире это движение уже тогда, несколько лет назад, было очень распространено. Всё больше людей понимали, что конец близок как никогда...
  - Больше всего выживальщиков в благополучных странах, например, в Штатах, Великобритании... В основном, благодаря широкой прослойке хорошо обеспеченного среднего класса. Украина в этом плане отстала, сам знаешь. У нас или очень богатые или совсем бедные, которых девяносто процентов населения. Конечно, без перегибов и откровенно 'двинутых' на теме выживания при катастрофе в Штатах не обходится... Мы летали на несколько их курсов по выживанию. Уникальные люди. Американцы совсем по-другому воспринимают мир, нам их не понять. Представляешь, для них катастрофа, апокалипсис - это, например, ликвидация в стране демократии и захват власти правительством... Смешно? Я тебя понимаю. Я вот сколько в Украине живу, так не могу понять, что у нас, демократия, тирания, анархия? Да и никто не понимает. Так что то, что для американцев трагедия, для наших людей обыденная жизнь... Многие в Штатах готовятся к полному уничтожению систем энергообеспечения, другие к последствиям мощного извержения вулкана, третьи - к финансовому краху или полному смещению магнитного полюса Земли... Одним словом больных там хватает. Но и нормальных выживальщиков там есть, так что летали мы на курсы не зря. И знаешь, что, Игорь? Больные или здоровые, глупые или умные, но есть у всех американских выживальщиков одна общая черта. Они все, абсолютно все запасают оружие, просто в немереном количестве!
  - И очень правильно делают, - сообщила с заднего сидения жена выживальщика, - если бы у нас разрешили продажу огнестрела, такого бы не произошло. Думаю, в Америке выживших будет гораздо больше...
  - Бог его знает, солнце, - отозвался Алексей, - боюсь, что мы не скоро узнаем, что в Штатах творится... Но в чем-то ты, безусловно, права. Насколько я слышал, только зарегистрированного оружия в штатах по разным оценкам порядка трёхсот миллионов единиц...
  Мы замолчали, думая каждый о своём.
  - А вы, Игорь, - улыбнулась и спросила Лариса, тряхнув волосами, - извините за нескромный вопрос, почему не женаты? Или я неправильно поняла?
  - Да как-то не получилось, - ответил я, - не встретил я пока той единственной и неповторимой... А вашему мужу, как я смотрю, повезло...
  Капрал гордо глянул на меня, мол, так и есть, а затем сказал:
  - Шмидт, ты не думай, что нам нравится происходящее. Мы просто к такому очень долго готовились. А Лара... На наших глазах зомби убил целую семью. Да, Игорь, у нас тоже были потери. В первый день. Так что сейчас вопрос стоит ребром. Чем больше мы их кончим, этих мертвяков долбаных, тем больше у всех остальных будет шансов на выживание... Мы должны спасти наших родных и близких...
  От меня не укрылся брошенный им украдкой взгляд в зеркало заднего вида, на заднее сидение, где его супруга уже что-то искала в военном ранце.
  - У нас подготовка к апокалипсису давно уже превратилось не в хобби, а в стиль жизни, - продолжил Алексей, - мы просто разучились жить иначе. Обычные развлечения для моей семьи и наших друзей потеряли смысл, стали неинтересными. И, поверь, Шмидт, подготовка к концу света может быть очень увлекательной. По двадцать восемь часов в неделю мы запасали продовольствие, строили защитные сооружения и разрабатывали различные устройства. Мы делали всё для того, чтобы повысить свои шансы на выживание после наступления конца света...
  - Лёша, ты вспомни, - раздался с заднего сидения голос Ларисы, и я полуобернулся, чтобы лучше её видеть. Девушка достала из ранца термос и откручивала с него колпачок, - как все ржали, когда в список возможных угроз попал зомбоапокалипсис...
  - Да, - угрюмо кивнул Ковальский, - было такое. Прежде чем окончательно решить, где будет построен наш 'Ковчег', мы составили список возможных катастроф, к которым будем готовиться. Разделили его на три части, реальные угрозы, маловероятные и фантастические. Зомбоапокалипсис, тот самый, что мы сейчас имеем во всей красе, попал, сам понимаешь в фантастику...
  Супруга выживальщика насмешливо хмыкнула.
  - Кофе хотите, парни? - спросила она.
  Я отказался, а Ковальский с удовольствием опустошил переданный ему металлический стаканчик.
  - В большей степени мы готовились к стихийному бедствию, - продолжил Алексей, - природной катастрофе вроде землетрясения. Потом шли техногенные аварии. Теракты, пандемии, полноценные боевые действия с применением ядрёных боеприпасов... Я тщательно изучил возможные угрозы. Первую позицию в нашем списке занимает именно землетрясение. Благодаря зоне Вранча в румынских Карпатах, недалекой Турции, угроза землетрясения в одесском регионе достаточно велика. Румынов почти ежегодно трясет, помнишь, год назад какую панику по этому поводу развели?
  - Конечно, - ответил я, - у нас в офисе девушки так вообще, вывели на монитор он-лайн трансляцию какого-то там румынского прибора, который должен был показать начало землетрясения... Шеф день смотрел, два смотрел, как они вместо того, чтобы работать, на стену пялятся и шушукаются между собой. А потом его терпение лопнуло, и он распорядился монитор из операционного зала убрать. А землетрясения так и не было...
  - Несмотря на это, - возразил выживальщик, - угроза этого бедствия вполне реальна. Одессу уже трясло в восьмидесятых. Землетрясение наступает внезапно. Так было в семьдесят седьмом, когда в Бухаресте погибло более пятнадцати тысяч человек, а в Киеве только люстры шатались. Землетрясение предсказать невозможно, я, по крайней мере, только об одном случае слышал. В семьдесят пятом, в Китае людей двадцать один раз выводили на улицы, а землетрясения всё не было. А когда вывели в двадцать второй, оно таки случилось. Единственный реальный индикатор, это животные. В Индонезии, например, большинство животных и птиц не пострадали, они перед цунами ушли с побережья. И в Японии очень трепетно к поведению домашних любимцев относятся... Что до Одессы, поверь, Игорь, магнитуды в восемь-девять баллов будет более чем достаточно, чтобы треть городских строений, 'хрущовок' и домов дореволюционной постройки, как карточные домики сложились. А в каждой 'хрущобе' - шестьдесят-восемьдесят квартир, а это более двух сотен человек... Тьфу, тьфу, тьфу, - символично поплевал через плечо Алексей и постучал себя по лбу, - надеюсь, этого не произойдет, пока в городе живые люди остаются... Дома с особой сейсмоустойчивой конструкцией начали только после восьмидесятых строить...
  - Что касается техногенных катастроф и терактов, - продолжил Ковальский, - то ты, судя по разносторонности вашего коллектива, и сам должен знать, что есть, есть в Одессе несколько предприятий, разрушение которых могли бы привести к страшным последствиям...
  - Таки да, знаю, - подтвердил я, - да и Южно-Украинская АЭС совсем недалеко...
  - Вот, вот! - закивал Капрал, - что же касается пандемии очередного мегапоросячьего гриппа или применения ядерных боеприпасов, то всё это могло, могло случиться... Кстати, что ты думаешь, откуда взялась эта чертова зараза?
  - Да хрен его знает, - честно ответил я, - у наших даже версия с инопланетянами мелькнула... Хотя, знаешь, Алексей, моё мнение простое, как пять копеек. История учит, что большинство бед у людей от нас самих же...
  - Думаешь, кто-то 'ящик Пандоры' открыл? - задумчиво спросил выживальщик.
  - А вам в глаза не бросился тот факт, что эпидемия слишком уж явно одновременно проявилась в крупнейших городах? - вопросом на вопрос ответил я.
  - Та обратили внимание, конечно, - согласился Ковальский, - только не хочется в такое верить... М-да...
  Машина плавно сбросила скорость и остановилась на развилке дорог. Посмотрев в левую сторону, Алексей сказал:
  - Это поворот к нам. Возле вот той остановки у нас ещё вчера пост стоял...
  - Твои так постреляли? - спросил я, разглядев разбросанные вокруг перекрестка трупы.
  - Чистили потихоньку, - подтвердил Капрал, - не в гости же их приглашать. Не остановили бы их здесь, так они бы сами к нашей базе подтянулись. У нас в первый день Песца вообще наплыв мертвецов был. Из Барабоя подтягивались и от железки. Там электричка с рельс сошла... До сих пор идут... Ну что, Шмидт, едем? К Одессе?
  - Давай, - кивнул я.
  Машина резво тронулась вперёд.
  - Сам понимаешь, - сказал выживальщик, - выбор места возле Барабоя неслучаен. Одесса от нас рукой подать. Рядом Белгород-Днестровский, Затока, много мелких посёлков и деревень. Много водоёмов и благоприятные для сельского хозяйства земли. Большинство возможных катастроф приведут к нескольким одинаковым для всех других бедствиям. Одно из них - голод. Это наши деды и родители, выросшие в голодные послевоенные годы, ещё хранили дома солидные запасы продуктов. А что сейчас? В городах, где проживает основная масса населения, запасы держать разучились. А зачем? В любое время суток вышел, купил, что надо в круглосуточном супермаркете и счастье наступило. Только немногие, я не говорю о сельских жителях, которым быстрый голод не грозит, так вот, только немногие горожане имеют у себя припасов на пару дней. И что это? В лучшем случае, замороженное мясо в морозилке, несколько пачек макарон, полтора килограмма проросшего картофеля, полупустая пачка риса, полбанки кофе, зацветший хлеб... Начатая пачка пельменей или вареников. Ах да, початая пачка соли и ещё бутылка подсолнечного масла может быть! И всё! Люди стали ленивыми. Что говорить, если даже федеральное управление по действиям в чрезвычайных ситуациях США рекомендует америкосам хранить дома запас продуктов всего на четверо суток! А нашим людям, кто, что рекомендует? Всем всегда всё было пофиг, а писец незаметно таки подкрался... Так вот, Шмидт, голода мы не боимся. У нас припасено около пятидесяти тонн долгохранящихся продуктов, а на полусотне гектаров земли вокруг базы мы можем вырастить всё необходимое...
  - Не слабо! - искренне удивился я, - как же вам удалось столько земли сосредоточить? С властями проблем не было?
  - По земле всё очень просто, - пояснил Алексей, - фермерское хозяйство, вернее даже, объединение фермеров. Всё оформлено на членов пяти местных, украинских семей, включая и мою, конечно. А наши, так сказать, французские друзья и партнеры являются зарубежными инвесторами и совладельцами в одном очень известном одесском предприятии, производящем из выращенного отчасти прямо на территории области материала вино и коньяки...
  Я быстро перебрал в уме известные мне крупные местные винодельческие предприятия. У всех свои виноградники, но первым, естественно, в памяти моментально всплыл 'Шустовский завод'...
   'Коньяк - да, хорош. Вино - не помню, кажется, не производят. Водка - бррр, вспоминаю только с содроганием. Насколько она было хороша в первое время после начала производства, когда использовался исключительно чистейший французский питьевой спирт, настолько ужасна была эта же водка, после того, как кто-то в руководстве компании принял судьбоносное решение. Раз водка раскручена и её с удовольствием разбирают по всей Украине, какой смысл и дальше использовать прекрасный, но дорогой, материал? Даешь молдавский суррогат! И популярность шустовской водки также быстро, как и росла, упала ниже плинтуса... А потом и вовсе, в связи с резким падением спроса, водочное производство было ликвидировано... Коньяк же они до сих пор вроде бы льют из испанского коньячного спирта. Значит, Шустов отпадает...
  'Французский бульвар'. Производят и коньяк, и вино. Но учредители и владельцы этого семейного производства в Одессе хорошо известны. Они, вроде бы, недавно и вовсе новую торговую марку, в названии которой свою фамилию используют, зарегистрировали. Не подходит.
  'Таировские вина', она же 'Нива', она же 'Одесский степ'. Вина действительно превосходны, но нет коньяка...
  'Шабо'! Да, скорее всего оно. Известные в регионе виноградники и винодельческое производство в районе одноименного поселка Шабо, основанного ещё французско-швейцарскими поселенцами во времена царской России. А ведь правда, эта торговая марка, 'Шабо', появилась не так давно, и под ней производится очень даже неплохой коньяк. Вспомнил! И вино, девочки на работе нахваливали, как там его... 'Шабский погреб', точно! И, несмотря на то, что этим предприятием руководит одессит с фамилией явно грузинского происхождения, чувствуется, раз производство так быстро попёрло в гору, значит, в него кто-то вкладывает вполне немалые деньги. А кто это, никто и не знает. Мне, во всяком случае, не известно. Инвесторы-французы и они же друзья-партнеры Ковальского?..'.
  - Шабо, что ли? - спросил я.
  - Неплохо! - глянул на меня и уважительно закивал Алексей, - это действительно Шабо. Здесь до него совсем недалеко, только в сторону Белгорода надо ехать. Сам понимаешь, в Одессе, кому надо, прекрасно знают, кто настоящие владельцы такого крупного предприятия, так что с областными и городскими властями у нас полное взаимопонимание и любовь... Здесь, в Украине, почти каждый год выборы-перевыборы, думаешь, где они деньги на избирателей берут, вернее, брали? - усмехнулся Капрал, - всё уже, больше за деньгами никто не придёт... Зомби выборы не нужны!
  Пустая обочина вдоль дороги сменилась постепенно густеющей лесопосадкой.
  - Ты бы снизил скорость, - предложил я Ковальскому, - не хочется неожиданно с какими-нибудь бандерлогами столкнуться. Кто-то же в этих зомби, которые к вашему посту выходили, стрелял? Кстати, наших погранцов, тех, которые из Белгород-Днестровского прорвались, в городе тоже какие-то отморозки обстреляли...
  - И вправду, что-то я разогнался, - согласился Алексей и действительно скинул скорость.
  - Ты в Шабо был? - спросил выживальщик.
  Я отрицательно покачал головой, всматриваясь вперёд.
  - Работа, дом, работа, дом..., - пояснил я.
  - Зря, - покачал головой Ковальский, - многое пропустил. Его только из-за нашего Центра культуры вина посмотреть стоило. Кстати, он включен в туристический маршрут, рекомендованный зарубежным туристам... М-да... Был включен...
  Впереди показался крутой поворот. И множество брошенных машин перед ним. Алексей снизил скорость до минимума, а затем и вовсе остановился. Сцапав с торпеды бинокль, выживальщик пару секунд всматривался вперед, а потом протянул оптику мне и сказал:
  - Похоже, мы нашли причину отсутствия спасшихся с этой стороны... Левее разлапистого ореха смотри, Шмидт. Что-то не нравится мне это место... Две машины явно горели...
  Легковушка уже непонятной марки и старенький микроавтобус Форд, изуродованные огнем, действительно обнаружились в глубоком кювете на левой обочине дороги. И от бусика всё ещё поднимался легкий дымок. Песец!
  - Ты думаешь то же самое, что и я? - спросил я у Алексея, не отрываясь от бинокля и внимательно осматривая местность.
  - Похоже, что это не просто авария, - серьёзно сказал Ковальский, - машины очень уж не характерно на обочине и в кювете раскиданы. Как будто их кто-то специально сталкивал. Да, ещё и в таком количестве! Мертвяков не видно... А гед брошенных машин много, там зомби в количестве. Значит, кто-то их добил. Надо посмотреть ближе!
  - Опасно! - возразил я, - если это засада и какие-то падлы трусят выживших, кто им мешает встретить нас огнем из нескольких стволов? На, обрати внимание на белые Жигули, - я протянул Ковальскому бинокль, - у него весь бок в пулевых пробоинах. А посылать людей ногами ещё более опасно. Один недобитый зомби или мертвое животное и у нас появятся безвозвратные потери...
  - Так что? - возмутился Ковальский, - делать ничего не будем?
  - Ну почему же, - возразил я, - будем! Только торопиться не надо, да? Необходимо разобраться, что здесь происходит. Иначе, как закончатся выжившие из города, у нас, на наших базах могут появиться гости... Карта есть?
  - Конечно, - ответил Алексей и повернулся к жене, - Лара, дай карту. Игорь, да я и без карты могу сказать, что за поворотом. Смотри, - он быстро развернул протянутую Ларисой генштабовскую склейку, - здесь, за поворотом, развилка. От неё метрах в ста пятидесяти - двухстах большая тировская стоянка для грузовиков дальнобойщиков. Там небольшой готельчик и кафешка. Дальше, где-то в паре десятков километров дачный поселок...
  - Хаммер по пахоте пройдет? - спросил я у Капрала.
  - Да легко! - усмехнулся Ковальский, - танки грязи не боятся! Да, и на самом деле, земля сейчас сухая... Спокойно можем через поле рвануть.
  - Тогда, давай так, - сообщил я, - зови своего Огюста с Миними, я снайпера позову. У вас глушители к Фамасам есть?
  Ковальский кивнул.
  - К Ларискиному есть один, - сообщил он.
  - Цепляйте, - продолжил я, - сейчас время 'тихого' оружия. А то мертвяки на шум придут... Посмотрим, что на тировской стоянке, уж больно она от развилки удобно расположена, а там решим...
  Алексей уже давал указания в рацию. Второй джип выживальщиков подтянулся к нам практически одновременно с Круизёром. Лера вместе со своей винтовкой едва успел пересть к нам, как крепыш Жека с обычной белорусской фамилией Хоффман и с пулемётом Миними в руках тут же заскочил в Хаммер с другой стороны. А жена Ковальского так резко отказалась покинуть своего мужа, что Капрал не отважился повторно об этом даже заикнуться. Хорошая ему жена досталась, сразу видно... Я едва сдержался, чтобы не усмехнуться. Закон природы, однако. Муж - голова, а жена - шея. Где шея повернется, тудой и голова смотрит...
  - А нам что делать? - опустив стекло, возмутился Гоблин, занявший водительское кресло в Круизере вместо Карабина.
  - Машины под деревья и не высовывайтесь! - отрезал я, - ждите команды и глаза держите открытыми...
  - Аве, Шмидт! - Паша ехидно бухнул сжатым кулаком в грудь, а СС злорадно заржал.
  - Как дети! - недовольно буркнул я, глядя, как эти заразы тронулись, съезжая на обочину.
  Выбрав место, где кювет был засыпан каким-то строительным мусором, мы съехали на пашню и медленно двинулись вдоль лесопосадки. Хаммер, переваливаясь, как баркас по волнам, легко шел по бездорожью, порыкивая мощным двигателем на оставленных трактором колеях.
  - Лёша, подтянись ближе к посадке, - предложил я Ковальскому, - там грунтовка должна быть, техника же на поле как-то попадала... А то мы шумом двигателя себя выдадим...
   - Маловероятно, но разумно, - глубокомысленно прокомментировал Лера, - ветер в нашу сторону, звук сносит, да и дорога нас прикроет.
  Капрал молча свернул к деревьям. Наезженная грунтовка действительно обнаружилась на краю поля. Через несколько минут значительно более тихой езды, когда джип практически крался вдоль деревьев и изредка мелькающего в просветах высокого дорожного настила, впереди показался край лесопосадки.
  - Напротив должна быть та самая стоянка, - сказал Ковальский, остановив машину под прикрытием поредевших деревьев. Выживальщик подхватил карабин жены, тоже вроде Фамас, только с более длинным стволом, на котором уже был накручен цилиндр ПБСа, а на месте стандартной рукояти для переноски красовался снайперский прицел на планке Пикатини. Привычно проведя рукой по груди, Алексей убедился в наличии всех магазинов, а затем спросил:
  - Пошли, посмотрим?
  - Лариса, вы остаётесь в джипе и контролируете наши тылы, - не терпящим возражений тоном сообщил я боевой подруге Ковальского. Дождавшись её кивка, продолжил, - мы должны добраться вон до того открытого участка обочины, - взмахом руки указал на широкий разрыв среди деревьев, - кусты в сегодняшних условиях небезопасны. Работаем двойками, я с Лерой, Алексей с Хоффманом. В первую очередь контроль местности, в случае обнаружения мертвяков, их зачищают Лера и Капрал. Страхуем друг друга. Мы с Лерой - первые. Всё, пошли!
  Несколько коротких перебежек и мы на месте. Рядом плюхнулись на землю Огюст и Алексей. Лера ужом скользнул к дороге и, убедившись, что слева и справа чисто, осторожно приподнялся из кювета к самому асфальту. Подтянул к себе винтовку и замер, припав к оптике.
  - Есть контакт! - выдал он через пару секунд, - давайте аккуратно сюда!
  Мы приблизились к снайперу. Ковальский сразу же вытащил бинокль и полез наверх, а я остро пожалел, что не прихватил таковой для себя с базы.
  - Один на крыше гостиницы, двоё возле входа в кафе, - сообщил Лера, все вооружены автоматами АК.
  - Слева, на развилке, УАЗик в милицейской раскраске, - добавил Капрал, - а дорога за ним перекрыта здоровенным трейлером... В 'Бобике' кто-то есть, сто процентов! Видно, что в окно курят... Ага, и колесный трактор рядом, наверное, именно им они машины оттаскивали, суки...
  Ковальский сполз обратно в кювет и протянул мне бинокль.
  - Половина стоянки заставлена разномастными фурами, грузовиками и автофургонами с эмблемами местных супермаркетов, - гневно сверкая глазами, сказал он, - догадываетесь, как такие машины могли оказаться на этом паркинге дальнобойщиков? Несколько машин со следами пуль... Шмидт! Руку даю на отсечение, эти отморозки мародёрят поток беженцев из города!..
  Я принял бинокль и поднялся наверх. Часовой на крыше, вооруженный АКМ, видимо, замёрз и злился. Нервно приподняв воротник длинной кожаной куртки, из кармана которой торчал запасной магазин, мужчина посмотрел на часы, потом приблизился к краю крыши и что-то крикнул двоим парням с 'укоротами', вольготно развалившимся в мягких креслах у входа в кафе. Те заржали, один из них показал наблюдателю хорошо известный жест с зажатым кулаком и отставленным в сторону средним пальцем, а затем довольный произведенным эффектом, приложился к бутылке с черной этикеткой. Человек на крыше выдал в ответ какую-то гневную тираду, получил ещё один аналогичный жест, после чего окончательно разъярился и стремглав бросился к откинутому люку на крыше. Парни внизу весело загоготали, по очереди прикладываясь к бутылке.
  Позади меня послышался шорох и приглушенный звук удара. Я невольно обернулся и встретился взглядом с Огюстом. Парень виновато пожал плечами и указал глазами на пришпиленную ножом к земле рыжеватую полевку. Судя по отсутствующим задним лапам и засохшей крови на её шкурке, неподвижным бусинкам мертвых глаз, животное давно уже издохло. Но зомбомышь, несмотря на то, что нож пробил её насквозь и прижал рукояткой к земле, продолжала царапать почву передними лапками в тщетных попытках продолжить путь и таки добраться до здоровяка.
  Мы переглянулись с Ковальским. Алексея передернуло от отвращения, он быстро выдернул из кармашка разгрузки свой нож и протянул его Хоффману. Евгений умело крутанул клинок в руке и резким движением отсек грызуну голову. Тварь дернулась, ещё раз судорожно царапнула землю и затихла... Блин! Надо взять в привычку осматриваться по сторонам каждые двадцать секунд, враг теперь повсюду...
  - У нас гости! - нервно прошипел Валера, слегка развернувшись вправо.
  Я вскинул бинокль. С направления, где должен был быть дачный поселок, к нам резво неслись, подпрыгивая на неровностях второстепенной дороги, кубик черного Гелендвагена и какой-то белый автофургон.
  - Быстро в кювет и прижались к земле! - скомандовал я.
  Шум автомобилей приблизился, затем отдалился, а потом и вовсе практически исчез.
  - К стоянке свернули, - высказал предположение Капрал.
  Выждав ещё с полминуты, я рискнул осторожно выбраться наверх. Фургон развернулся и сдавал задним ходом к зданию кафе, а из Мерседеса вылезло три человека с автоматами наперевес. Один из них, высокий мужчина лет сорока, ярко выделялся на фоне обычных кожанок своих товарищей синим городским камуфляжем и надетым поверх него черным бронежилетом. Небрежно закинув за плечо 'укорот' с двумя перехваченными, как в кино, красной изолентой магазинами, 'синий камуфляж' взмахом руки подозвал к себе наблюдателя, спустившегося с крыши. Как только парень подошел, главарь резко ударил его в лицо, а когда человек упал, добавил и ногой.
  - Лера! Парни! Давайте сюда! - тихо позвал я своих.
  События тем временем развивались. Грузовик остановился в нескольких метрах перед кафе. Из кабины выпрыгнул совсем молодой белобрысый парень, вытянул за собой охотничью двустволку и патронташ, нацепил их на плечи и пошел открывать задние дверцы фургона. 'Камуфляж' что-то грозно втолковывал скорчившемуся на земле человеку, размахивая перед ним вытащенным из кобуры пистолетом, а его люди вместе с двумя охранниками скрылись в кафе.
  Избитый наблюдатель, пошатываясь, встал с земли, поднял оброненный автомат и побежал ко входу в двухэтажное здание. Из кафе показались бандиты. В этом уже не было сомнений, так как эти отморозки выталкивали стволами 'укоротов' на площадку перед фургоном испуганных людей со связанными за спинами руками. Всего они вывели порядка двадцати человек, среди которых было всего трое мужчин, остальные женщины и несколько детей. Как только последний бандит выбрался наружу, они организованно начали подталкивать толпу к грузовику.
  На крыше появился наблюдатель, размазывающий какой-то грязной тряпкой сочащуюся из разбитого носа кровь, бросил вниз на толпу взгляд полный ненависти и убрался на другую сторону здания.
  В это время из группы разношерстно одетых гражданских вышел полный мужчина и что-то сказал 'камуфляжу'. Тот недвусмысленно указал стволом пистолета на фургон. Мужчина набычился и отрицательно покачал головой. 'Камуфляж' пожал плечами, резко вскинул пистолет и выстрелил ему в голову. Толпа испуганно отшатнулась. Даже до нас донеслись крики и плачь испуганных женщин. 'Камуфляж' направил пистолет вверх и ещё дважды выстрелил в воздух. Пленники попадали на колени. Остальные бандиты подскочили к ним и, поднимая людей пинками, погнали их к фургону. Главарь, убедившись, что процесс пошёл и его вмешательство более не требуется, склонился над трупом, пару секунд пристально смотрел на него, а потом ещё раз выстрелил в лежащего на земле человека.
  - Я же говорил! - гневно прошипел Ковальский, - мы что, так и будем смотреть?
  - Не будем, - отозвался я, - работаем, как только погрузят людей. Лера, снимешь наблюдателя с крыши, потом отработай по главарю, 'синему комку'. Пусть сдохнет не сразу, хорошо? Водителя этого белого фургона, белобрысого пацана, по развитию ситуации, целым берём, есть мысли. Не получится, значит, не судьба.
  - Ок, - лаконично сообщил Карабин, снимая винтовку с предохранителя.
  - Алексей, - спросил я у подобравшегося легионера, - ты из этого странного Фамаса стоянку точно достанешь?
  - Без проблем, - сказал Капрал, - это же снайперский вариант 'клерона', Же два. Он и дальше прицельно достанет.
  - Тогда, Алексей, работаешь по 'левым' комбатантам, я - по 'правым', - продолжил я, - а ты, Огюст, УАЗ у развилки хорошенько накрой. Да так, чтобы сюрпризов от него не поступило. Первым огонь открывает Лера по моей команде, пускает в 'минус' наблюдателя. Через две секунды подключается Капрал и вместе с Лерой отрабатывают главаря и бандитов. Мы с тобой, Огюст вписываемся с шестисекундной задержкой, даем парням 'по-тихому' первые цели спокойно положить... По фургону с людьми старайтесь не стрелять.
  Хоффман кивнул и осторожно отполз, занимая более удобную позицию. Валера и Ковальский тоже быстро изготовились к стрельбе. А я весь обратился во внимание, стараясь не пропустить благоприятный для атаки момент.
  Последнюю девушку, не успевшую самостоятельно забраться в кузов, бандиты со смехом сбили на землю, подхватили за руки и ноги и просто закинули в фургон. Захлопнув за людьми металлические двери, все подтянулись к главарю, и принялись что-то живо обсуждать. 'Камуфляжный' время от времени указывал в сторону то на один, то на другой грузовик на паркинге.
  Скорее всего, бандиты приехали не только за людьми, а планировали забрать пару фур со стоянки. Что ж, лучше момента не выбрать. Отложив в сторону бинокль, я привычно навел на цель старый и надежный АК образца сорок седьмого года. Автомат мной хорошо пристрелян, и я был полностью уверен, что не промахнусь.
  Уловив, что бандиты вот-вот закончат распределяться по машинам, я прицелился в удачно стоявшего крайне правого отморозка в кожаной куртке и скомандовал:
  - Огонь!
  Тук!
  Щелкнул 'американец' Леры.
  Тук! Тр-тр-тр!
  Почти сливаясь со вторым выстрелом Карабина выплюнул очередь из трёх пуль скорострельный Фамас.
  Тук! Тр-тр-тр! Тр-тр-тр!
  Мне даже не пришлось стрелять. На ногах остался стоять только белобрысый парень, который удивленно уставился на 'синий камуфляж'. Главарь лежал на земле, орал благим матом, а вокруг его колена, разбитого в хлам мощной пулей из винтовки Леры, расплывалась темная лужица крови. Остальные бандиты изломанными куклами валялись без движения там же. Главарь что-то рявкнул на парня, тот медленно, как в замедленной съемке потянул с плеча своё ружьё. 'Синий камуфляж' собрался с силами и потянулся к автомату.
  Тук!
  Перебитое пулей предплечье главаря безвольно поволочилось по земле за культей 'синего комка' на лоскутьях кожи. Бандит дернулся и потерял сознание.
  Белобрысый водила медленно повернулся и поднял своё ружьё. И совсем даже не в нашу сторону.
  Валера Карабин отклеился от оптики и быстро глянул на меня. Я отрицательно махнул головой.
  Тук!
  Пуля Валеры вырвала ружьё из рук парня, видимо, когда он уже намеревался стрелять. Потому что один выстрел, гулко ударивший по округе, всё-таки раздался.
  Лера недовольно поморщился, быстро отщелкнул пустой магазин и с щелчком вставил новый.
  И тут рядом заработал пулемёт Хоффмана. Одна длинная очередь, вторая, третья! За грохотом выстрелов и звоном бьющих об асфальт пустых гильз, я уже не слышал, как стрелял Капрал. Только увидел, как он приподнялся. Увидел, что белобрысый бандит, вдруг странным образом лишившийся оружия, дернулся при первых выстрелах из пулемёта, но рядом с ним в асфальт тут же ударили несколько пуль. Парень дернулся в другую сторону, там тоже забили рикошеты попаданий. Отблеск понимания отразился на его лице, и водила сразу поднял руки вверх и замер на месте.
  Вместе с этим перестал стрелять и Миними Хоффмана.
  В звонкой тишине раздались насмешливые слова Капрала, сменившего магазин и вновь прицелившегося в белобрысого ублюдка:
   - Ну, вот. Жить захотел, сразу понял, что дёргаться не стоит...
  - Жека! Что у тебя? - крикнул я Хоффману.
  - Алес абгемахт, герр команданте! - спокойно отозвался белорус.
  Чувствую, доведёт меня эта команда до белого каления!
  Позади послышались тихие шаги. Я покрепче стиснул автомат, готовясь к перекату. И тут не вовремя проснулась рация, требовательно орущая 'Шмидт! Приём!' встревоженным голосом Паши Гоблина.
  
  
   Глава 9. Бандиты и пленные.
  
  '...Благодаря своим корням, я полагал, что обладаю хваленым 'русским' иммунитетом к алкоголю. Как я ошибался... Как только мы прибыли в институт, нас сразу пригласили пить водку. Первый лейтенант сказал, что мы должны согласится, это такой местный обычай. Мы выпили в одной из пустующих лабораторий. Потом ещё выпили. Потом мы 'prostavilisj' в каком-то кафе. На следующий день я уже знал, что такое настоящее 'pohmelje' и как его лечить. А со временем, я выработал несколько правил, позволяющих уменьшить последствия от водки. В двух словах, сразу после 'zalpa' надо закусить. Очень важно нейтрализовать алкоголь. Это лучше всего сделать 'salom', солеными помидорами, огурцами или квашенной капустой. Хорошо помогает варёный картофель и селедка, консервированная в томате и в масле рыба. Если этого нет, можно закусить местным традиционным салатом, они называют его 'olivje'. Это смесь всей еды, которая есть в доме, но обязательно надо добавить вареные яйца и залить всё толстым слоем майонеза...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Едва я двинулся с места, как прямо позади нас протрещала очередь с четкой отсечкой в три выстрела.
  Ду-ду-духх!
  На одних инстинктах я резко кувыркнулся влево, уходя с линии огня. Перевернувшись на спину, довёл ствол автомата на человека с оружием и зафиксировал на прицеле вероятного противника. Указательный палец плавно отжал спусковой крючок. Ещё доля секунды и пули калибра семь шестьдесят два порвут врага в клочья... На таком-то расстоянии! Стоп!!! Я зло чертыхнулся про себя, осознав, что в горячке скоротечного боя едва не застрелил Ларису! Жену Ковальского, которая должна была оставаться в Хаммере, а вместо этого замерла у начала лесопосадки в имидже солдата Джейн, твою...! Мой палец слегка ослабил давление на спусковой крючок, а прицел сместился на фигуру второго человека, которого я неосознанно определил как менее опасного из-за отсутствия оружия в его руках. Но моё вмешательство и здесь уже не требовалось. Палец окончательно отпустил спусковой крючок. А зомби, от головы которого относительно целой осталась только нижняя челюсть, завершив движение, покачнулся и завалился набок. Всего в каких-то десяти шагах от нас...
  - Чисто! - крикнула Лариса, предварительно поведя Фамасом влево и вправо, и так и замерев, контролируя прилегающую к дороге местность.
  - Чисто! Чисто! - одновременно раздались выкрики легионеров-выживальщиков и почти с секундной задержкой 'Чисто!' Валеры Карабина.
  Я перевел дух, опустил автомат, и буркнул, отряхивая прилипший к камуфляжу мусор:
  - Чисто! Лариса! Какого, простите меня, хрена ты здесь делаешь?!
  - Стреляли..., - бросила девушка, пристально всматриваясь в мертвяка.
  - Стреляли... Ковбои, блин! - проворчал я, вставая, - ты же могла попасть под дружеский огонь! Больше так не делай!..
  Жена Ковальского что-то хмыкнула в ответ и медленно, продолжая целиться в поверженного зомби, приблизилась к нему на расстояние пары метров. Постояла секунду, а затем опустила автомат и повернулась, скептически посмотрев на меня.
  - Да ладно, ладно, спасибо! - смутился я и поблагодарил девушку.
  - Шмидт! - крикнул Хоффман, - там наши мчатся!
  Я осторожно выглянул на дорогу, вместе с этим пытаясь нащупать почему-то замолчавшую рацию.
  - Держу! Всё чисто! - успокаивающе сообщил Лера, не отрываясь от оптики.
  Со стороны трассы мчались, быстро набирая скорость, два наших джипа. Круизер с Гоблином за рулем, конечно, был первым.
  Так и не обнаружив рации у себя на боку, я понял, что она слетела во время моих барахтаний в кювете... И попросил Ковальского:
  - Алексей! Перенаправь своих к белобрысому!
  Капрал кивнул и тут же припал к рации, отдавая команды.
  Круизер так и летел к нам, а следовавший за ним Хаммер резко ушел влево и, взревев двигателем, понёсся прямо через поле к автофургону с замершему возле него с поднятыми руками водиле бандитов.
  - Шмидт! - первым делом заорал Паша, выпрыгивая из джипа, - что у вас здесь происходит? Чего ты не отвечаешь? Что за стрельба?..
  Я промолчал, глядя, как высыпавшие из Хаммера коллеги Ковальского грамотно уложили белобрысого придурка на землю. Один остался возле пленника, двое скрылись в здании, на крыше которого валялся труп наблюдателя, а четвертый вытащил пистолет и, подойдя к каждому из убитых бандитов, произвел по выстрелу в голову. Грамотно работают, о контроле не забывают...
  И только потом я повернулся к притихшему Гоблину и несколько напряженно спросил:
  - Паша! Вот ты скажи, а вы чего здесь?!
  Гоблин посмотрел на меня, кинул взгляд на россыпь стрелянных гильз перед Хоффманом, оглянулся на стоянку грузовиков... Вздохнул, переглянулся с пожавшим плечами Серёгой и выдохнул:
  - Стреляли...
  Первым забулькал от сдерживаемого смеха Лера, уткнувшись лицом в свою винтовку. Вслед за ним прыснул Ковальский, затем заржал в голос Жека-Огюст, заглушая всхлипы и звонкий смех Ларисы. Не выдержал и я...
  Паша и СС пару секунд в недоумении пялились на нас, а затем и их лица расплылись в улыбках...
  На крыше гостиницы мелькнули легионеры Капрала. Интересно, почему не слышно контроля? Ах, да. Там же Лера отработал...
  Утерев выступившие от нервного смеха и выброса адреналина слёзы, я сказал:
  - Ладно, посмеялись и будет...
  Вкратце пояснив друзьям ситуацию, с которой мы столкнулись у тировского паркинга, попросил Гоблина и Столярова:
  - Паша, смотайтесь к тому друшлагу, что остался от УАЗа, сделайте контроль... Только осторожно! И вообще, всем смотреть на триста шестьдесят градусов, противник везде! Парни пять минут назад зомбомышь прибили... Да, и постарайтесь трейлер с дороги убрать. По идее, он должен быть на ходу, только работайте четко двойкой! Потом к нам подтягивайтесь, мы с языком пообщаемся...
  Гоблин кивнул. Вместе с Серым они забрались в джип, тот довольно фыркнул мотором и умчался обратно к трассе.
  - Лара! Побудь с ребятами, - распорядился жене Ковальский, глянул на меня и пояснил, - мы с Женей Хаммер подгоним...
  Хоффман подхватил свой неразлучный Миними и утопал вслед за Капралом.
  - Не опасаетесь, что на паркинге кто-то из бандерлогов остаться мог? - спросила Лариса, подходя к нам и пригибаясь, так чтобы особо не высовываться над дорогой. По пути она что-то подняла с земли.
  - Это твоё? - сказала она, протягивая мне пропавшую рацию, - чуть не наступила...
  - Спасибо! - поблагодарил я и несколько смущенно добавил, - ты уж извини, что сорвался... Действительно, спасибо... За мертвяка, я имею в виду...
  Лариса отмахнулась и добавила:
  - А если у этих, на стоянке, тоже свой снайпер где-то рядом залёг?
  - Вряд ли... Не верится мне, - пробормотал Лера, продолжая водить стволом винтовки по паркингу и его окрестностям, - что у такой гоп-компашки нормальный стрелок может быть. Да уже и проявился бы... А так движений нет, мы вроде бы их всех положили. Если всё таки где-то затихарился, найдём... И сэппуку, не отходя от кассы, ему сделаем...
  В это время один из людей Ковальского, о чем-то говоривший с пленником на стоянке, развернулся в нашу сторону и жестами дал понять, что противников больше нет.
  Мы, наконец, распрямились в полный рост.
  - Кстати, Шмидт, - добавила жена выживальщика, кивнув в сторону неподвижного мертвяка, - этот зомби какой-то неправильный был. Вы, может, и не увидели, но больно уж быстро он к вам чапал. Ну, знаете, не так, как остальные, которые медленно и неуклюже, как в фильмах о зомби, ходят. И на палку опирался...
  - Так может это и не зомби был? - меня даже перекосило от мысли, что мы, возможно, убили живого и невиновного человека.
  - Нет, это точно зомбак! - возразила Лариса, - у него полспины обглодано... Живые такие не бывают, я сразу поняла. Глянете? У него и с тем, что от..., бррр, - девушка брезгливо поморщилась, - от его головы осталось, тоже не всё нормально...
  - Пошли, - согласился я, решив, что действительно, стоит взглянуть на необычного живчика среди мертвых. Какая ересь! Живчик среди мертвых...
  Мы только подошли к зомби, как невдалеке рыкнул мощный двигатель Хаммера и через пару секунд джип вынырнул из-за деревьев, повернул и подъехал к нам. Хлопнула дверца, из машины выпрыгнул Капрал и уставился на мёртвое тело. Из люка джипа появился Хоффман и оценил обстановку. Затем легионер деловито вытащил пулемет, разложил сошки, установил Миними на крыше Хаммера и принялся с гордым и независимым видом обозревать окрестности.
  - Посмотри, Алексей! - я указал на остатки головы мертвеца, - ты таких зомби встречал?
  - Хрена себе! - выразил своё отношение к увиденному Капрал.
  Мертвый мужчина выглядел, в общих чертах, вполне как труп обычного человека. Да, массивный, крепкий, видно, был мужик. Когда-то дорогой шерстяной костюм был сейчас заляпан грязью и бурыми пятнами, во многих местах порван. Исходный цвет рубашки определению не поддавался, а галстук свисал набок бесформенной тряпкой. Одна туфля отсутствовала, а остатки полосатого носка показывали, что человек при жизни обладал явно неординарным мышлением. Ну, или просто других чистых носков дома не оказалось...
  Но!!! В глаза бросалось совершенно другое. Нижняя челюсть мертвеца однозначно выбивалась из моих представлений о человеческой анатомии. Слегка вытянутая вперёд и украшенная двумя крупными клыками и не менее мощными резцами, такая челюсть была бы вполне нормальна у трупа медведя, но не человека...
  В правой руке мертвец сжимал длинную палку. Охренеть! А кто-то говорил, что зомби - тупые и действуют неосознанно...
  Ковальский тем временем поднял с земли обломок какой-то деревяшки и осторожно развернул им свободную кисть руки трупа, так, чтобы мы увидели пальцы и, самое главное, ногти зомби! М-да... Удлинившиеся и толстые ногти мертвеца очень уж походили на когти животного, а суставы пальцев явно были увеличены в размерах...
  - Это же не человек, парни! - выразила общее мнение Лариса, - ну, не бывает у людей таких зубов и когтей!
  - Он перестал быть человеком, - проговорил Лера с тревогой, - после того, как умер и восстал, превратившись в зомби. Но, согласен, и на обычного ходячего мертвеца он не похож. Шмидт, это что, значит, зомби мутируют? Значит, поедание плоти людей служит для них катализатором дальнейших изменений?..
  - Не знаю, - тяжело выдохнул я, - почему обязательно поедание плоти?
  - А зачем же тогда они людей жрут? - резонно заметил Валера.
  - Час от часу не легче..., - вздохнул я, затем обратился к Алексею, - Капрал, у вас в машине топор есть?
  - Найдем! - лаконично ответил Ковальский.
  - Давай! - распорядился я, - и во что положить несколько запчастей этого зомбака, пакетов пару, что ли, захвати... У нас на базе есть два специалиста по всякой микрогадости, может, хоть они внятно объяснят, что, блин, происходит! И к чему нам дальше готовиться!
  Алексей глянул опять на странного мертвяка, ошарашено покачал головой и пошел к джипу за инструментом.
  - В некоторых фильмах о зомби, - задумчиво произнесла Лариса, - мертвецы, пожирая людей, становились сильнее и быстрее человека. Изменялись внешне, преображаясь в монстров, и умнели, превращаясь в крайне опасного и смертоносного противника даже для вооруженных и хорошо обученных солдат...
  Девушка неожиданно крепко выругалась и добавила, слегка покраснев:
  - Извините. Я просто представила себе, что нас ждёт, если среди мертвяков появятся "боссы", ну, как в компьютерных играх... И слегка прозрела...
  Мы помолчали, осмысливая появление необычного зомби. Таки да, воображение услужливо рисовало радужные перспективы ближайшего будущего...
  - Нечто..., - задумчиво произнес Валера.
  - В смысле? Что, нечто? - спросил Капрал, вернувшийся с неслабым таким топором, несколькими пакетами и пластиковой коробкой автохолодильника.
  - Фильм был такой, - пояснил Лера, - "Нечто" назывался. Там инопланетный вирус или ещё какая-то зараза убивала людей и мутировала их тела, превращая в чудовищ. Вот я и говорю, "Нечто"... Это же не человек и не простой зомби. И если мы грохнули его на начальной стадии мутации, то что же мы будем иметь дальше?
  - Валера, давай не будем заранее перенапрягать ситуацию, - попросил я, заметив, как все ещё больше помрачнели, - пока у нас есть оружие, мы этих Нечт, хммм..., Нечтов... Короче, пока мы знаем точно, что разновидность зомби под кодовым наименованием 'Нечто' гибнет от пуль, как и обычные ходячие мертвяки. Так что будем их убивать...
  Со стороны трассы, там, где уехал Гоблин и СС, донеслись с неровными промежутками времени три выстрела. Похоже на работу Вепря...
  - Шмидт! У нас порядок! Минус три! - выплюнула рация слова Паши, - сейчас трейлер переставим и возвращаемся!
  - Принял! Двигайте на паркинг, мы сейчас подтянемся! - сказал я в микрофон и продолжил для всех:
  - А сейчас у нас море дел! Лёша, ты остатки головы и кисть отделить сможешь? - обратился я к выживальщику.
  Ковальского передернуло, но он пересилил себя и, поджав губы, решительно кивнул.
  - Вы отойдите немного, - попросил он, разрывая один из пакетов, - не дай Бог, брызги крови этой дряни на вас полетят...
  Мы послушно отодвинулись к Хаммеру.
  Хоффман, с интересом прислушивавшийся до этого к нашему разговору, спросил:
  - Что, зомбаки действительно мутируют?
  - Похоже, да, - подтвердил я, - ничего, прорвемся! Алексей, время!
  Ковальский, стараясь держаться как можно дальше от тела, несколькими сильными движениями отсек кисть и голову трупа. Как ни странно, но крови практически не было, а на местах срезов проступила какая-то тёмная тягучая жидкость. Затем, используя части порванного пакета, Капрал ловко закинул образцы в переносной холодильник и с видимым облегчением выдохнул:
  - Готово!
  - Давайте в машину, - сказал я Карабину и Ларисе, а сам подошел к Капралу.
  - Та оставь его! - порекомендовал Ковальскому, с сожалением замершему над испачканным топором, подхватил коробку-холодильник и направился к джипу.
  - И то верно..., - проворчал Капрал, идя вслед за мной, - а такой хороший топор был! Эх!..
  На паркинг мы приехали первыми и ещё успели увидеть, как туша трейлера, перегородившего трассу, медленно сползла на обочину, освобождая проезд.
  Слегка, для профилактики, помятый парнями Ковальского, белобрысый бандит раскололся моментально. С его слов выходило, что мы действительно напоролись на банду, которая сформировалась из сотрудников частного охранного агентства 'Скорпион'.
  - Какого черта вы на людей нападать начали? - возмутился я.
  - Я не при делах! Машину водил, я людей не трогал! Это всё вот он, Артур и его брат, хозяин фирмы, Тимур, придумали, - запричитал водитель, указывая на пребывающего в отключке 'синего камуфляжа', прострелянные конечности которого легионеры успели перетянуть жгутами. Шмыгая разбитым носом, белобрысый продолжил, - Тимур нас, когда мертвяки подниматься начали, в офис с объектов вызвал. А потом он сказал, что новое время, время для предприимчивых и смелых людей настало. Ну, мы на машины погрузились, и из города свалили. По дороге Тимур с Артуром ментовской патруль завалили... Сказали, что нам оружие и форма нужнее...
  - Тебя как зовут? - перебил я бандита.
  - Денис, - сообщил парень.
  Из подъехавшего Круизера выскочили Гоблин и СС. Скинув в общую кучу трофеев пару автоматов-укоротов, охотничье ружьё и Макаров, парни быстро направились к нам.
  Улыбающийся Паша протянул мне характерную кобуру автоматического Стечкина и ПБС к нему.
  - Смотри, как эти ублюдки прибарахлились... А что, этот сучок ещё живой? - тут же громко удивился Гоблин, посмотрев на водилу, - наркоманы? - спросил он, толкнув белобрысого стволом Вепря в плечо.
  - Нет, частные охранники, - ответил Капрал.
  - Да не может быть! - быстро пришел в ярость Гоблин, закинул карабин за спину и схватил белобрысого обеими руками за шиворот, - наркоманы?
  Бандит испугано замахал головой.
  - Так какого хрена вы на людей нападали? - проревел Паша и резко ударил парня 'на Одессу', окончательно перебив ему своим чугунным лбом переносицу.
  - Паша! Угомонись! - остановил я разгневанного Гоблина, - Серёга! Заберите его! Идите лучше людей выпустите из грузовика..., - попросил я Столярова.
  СС с Лерой увели чертыхающегося и плюющегося Пашу, вместе с ними Капрал отправил и Ларису с Хоффманом.
  Возле пленников остались только мы с Алексеем и один из его легионеров, который по распоряжению Капрала принялся останавливать бьющую из носа стонущего бандита кровь.
  - Медик? - шепотом спросил я у Алексея, указав на его парня.
  - Ну, не медсестра же, - ехидно сострил выживальщик в ответ, - мы все прошли курсы оказания первой медицинской помощи. Но Саша, да, он действительно фельдшер по образованию... Правда, практически не работал по профилю, но в нашей группе лучше него по медицинской части всё равно нет...
  - Саша! - обратился Капрал к легионеру, - мы скоро сможем продолжить с ним общение?
  - Ещё одно такое внушение, - проворчал медик, - и сможете с ним разве что в стационаре поговорить..., - легионер быстро вкрутил в нос бандита ещё один ватный тампон и сообщил, - готово!
  - Денис! - обратился я к съежившемуся от страха парню, - давай начистоту! Ты жить хочешь?
  Бандит активно закивал.
  - Сколько вас человек? - продолжил я разговор, - и, заметь, от честности твоих ответов сейчас зависит всё...
  - Нас было пятнадцать человек, - прогундосил бандит, - троих вы положили в патрульной машине, трое здесь охраняли рабов, мы вчетвером прие...
  - Что ты сказал?! - прошипел теперь уже Капрал, дернувшись к белобрысому.
  - Алексей! - я придержал выживальщика за локоть и обратился к задрожавшему бандиту, - что за рабы?
  - Так Артур беженцев, которых мы перехватывали, назвал..., - ответил парень, пряча от нас свои глаза, - они с Тимуром сказали, что наступил новый порядок, где будут только хозяева, рабы и зомби...
  - Блин! Твою мать! Новый порядок! Я сейчас позову обратно твоего Пашу! - бросил Ковальский, - лучше бы вы наркоманы были, приходы ловили бы сейчас на аптечных складах...
  - Ну, я же говорю вам, я не при делах! Это всё Тимур и Артур, я водилой постоянно был, и на фирме, и сейчас, - законючил ублюдок.
  - Стоп! Вернёмся к раскладу по вашему деятельному коллективу, - остановил я бандита, - трое в УАЗе, трое здесь, вас четверо, где ещё пятеро?
  - На базе, - с готовностью затараторил парень, - мы в дачном поселке гостиницу заняли, там только один охранник из местных оказался. Потом мы собрались было в город смотаться, чтобы выставить несколько магазов. Еда, выпивка, мужики ещё баб хотели... А тут сразу у выезда на трассу машина с беглецами из города попалась. А в ней и телки, и еда, и даже оружие с патронами. Правда, выпивки не было, но шеф сказал, что наверняка кто-нибудь, да привезёт. Он, Тимур, ещё и хвалился, что такой умный. Мол, дураки сейчас в городе за ресурсы своими жизнями зомбакам платят, а мы здесь и без особого риска всё иметь будем. Всё само к нам приедет...
  Капрал тяжело выдохнул и отвернулся, стиснув пальцы в кулаки. Да так, что даже костяшки побелели.
  - Скольких вы остановили? - спросил я.
  - Да никто особо и не считал, - прогундосил бандит, - человек семьдесят, восемьдесят. Больше, меньше, фиг его знает... Машины, те, которые с грузом, почти все здесь стоят. Правда, несколько мы уже к гостинице отогнали, а пустые дальше по дороге, за поворотом, скидывали... Но нафаршированных больше было... Почти все, кто попался, груженые были...
  - Так, подожди! Там, - остановил я парня и указал на людей, которым наши сейчас помогали выбраться из кузова автофургона, - мы насчитали около двадцати человек. Где остальные?
  - Ещё около двадцати ра..., человек, - быстро поправился белобрысый, - мы уже на базу в первой ходке переправили..., - и замолчал.
  - А остальные?! Остальные люди где? - заорал на него Капрал.
  - Я в этом не участвовал! - затараторил водила, - мамой клянусь! Это всё Артур, он совсем с катушек слетел! Он сам... И своей группе, та, которая в 'Бобике' ментовском дежурила, приказал мужиков особо не брать. Да и возрастных всех, стариков подчистую... Часть они завалили там же, на шоссе. В лесопосадке лежат... Люди на ментов ещё не разучились реагировать и останавливались, тем более трейлер так просто не объехать... А за кафе есть глубокий котлован. Большинство - там. Хозяин паркинга, наверное, хотел ещё один корпус гостиницы выгнать. Так люди..., они там, в котловане. Артур эту тему 'зомбогочи' называл. Шутил так. Самых буйных пленников, ну, или для того, чтобы родственники прониклись и послушными были, он некоторых живыми зомби скармливал. Правда, там, в котловане, несколько зомбаков как-то по другому потом себя вести начали... Сегодня с утра один едва наверх не выбрался. Резкий такой стал и даже движения какую-то осмысленность приобрели. Артур перепугался, ведь котлован никто не охранял всё это время. Зомбаки там на дне себе копошились, человечину жрали... Мы их перебили, а Артур больше мертвяков кормить запретил...
  - Понятно, откуда взялся тот зомби, - сказал Алексей, посмотрел на меня и незаметным для водилы жестом дал мне понять, какой судьбы он желает для Дениса.
  Я отрицательно покачал головой и обратился к медику, который, бледный как мел, молча стоял рядом.
  - Саша! А тот ублюдок, - я указал на 'синего камуфляжа', - он в себя придёт?
  - А надо? - скривился выживальщик, - не думаю, что он долго с такими ранами протянет... Крови много потерял.
  - Надо, Саша. Надо... Сможешь его в сознание привести? Только так, чтобы он соображал? - добавил я.
  - Может и получится, - тихо ответил медик, подтягивая к себе сумку, - только боли, скорее всего, он чувствовать уже не будет...
  - Это не важно, - ответил я.
  Выживальщик кивнул и склонился над главарем. Пока он вкалывал что-то бандиту, Ковальский посмотрел на меня, одобрительно покачал головой и жестом подозвал от грузовика Хоффмана.
  Притихшие люди, освобожденные из автофургона, испуганно поглядывали в нашу сторону. Жена Капрала что-то тихо им объясняла.
  - Артур! Брат! Ты где пропал? Артур! Ответь! - внезапно зашипел голос из кучки сложенных неподалёку трофеев, снятых легионерами с бандитов. Медик даже вздрогнул.
  Я быстро спросил у белобрысого:
  - А у тебя рация есть?
  - В машине! На торпеде! - испуганно сообщил он.
  Ковальский, едва услышав ответ, бегом сорвался к грузовику, нырнул в кабину и, так же быстро вернувшись обратно, протянул мне брусок радиостанции.
  - Когда вызовут тебя, выкрутишься как-нибудь, - приказал я водиле, - скажешь, что скоро будешь, а остальные задерживаются... Причину сам выдумаешь. В противном случае, отправишься в котлован...
  Белобрысый судорожно сглотнул и засопел.
  - Денис! Какого хрена все молчат! Ответь, придурок! - заговорила рация у меня в руке.
  Хоффман молча сделал шаг вперед и приставил ствол Миними к голове бандита.
  Я поднёс рацию к лицу водилы и нажал на кнопку передачи.
  - Тимур! Это я, Денис! Приём! - выдал белобрысый.
  - Где Артур? - выплюнула рация, - почему остальные не отвечают?
  - Они в гостинице, 'на грудь' приняли и в сауну спустились. Там пару девочек модельных подломилось. Субботят их по полной программе... Радио в сауне не берёт, ты сам знаешь...
  - А пост на дороге чего молчит?
  - Так Артур их тоже снял, сказал, что больше смысла нет. Рабов и так девать уже некуда, а весь паркинг машинами с товаром заставлен. Вот они и релаксят сейчас по полной...
  - Да вы вообще там с катушек послетали! Дениска, а ты чего гундосишь-то?
  - Твой брат мне нос разбил, Тимур. Сломал, наверное... Сказал, что я набыкопорил. Но я ничего такого не сделал. Блин! Они парятся, а я рабов сейчас повезу! Тимур! Ты бы с ним поговорил! Чего он ко мне пристёбывается? Я же не рыжий, а Тимур? Поговоришь?
  - Рыжий, рыжий!.. - из рации донесся смех, - если мой брат что-то делает, значит так надо! Ладно, не ной, Дениска-редиска, переговорю я с ним. Мне там модель оставили?
  - Да, Артур одну роскошную лялю сразу для тебя определил. Скоро привезу...
  - Так бы сразу и сказал! Давай, вези! Только брату скажи, пусть фишку выставит. С рацией! А то козлы какие-то припрутся или зомбаки подвалят, а они все в релаксе... Расслабились, блин! Ладно, отбой...
  - Молодец! - похвалил я водилу, убирая рацию.
  'Синий камуфляж', он же Артур, слабо пошевелился и застонал.
  - Сейчас придёт в себя, - сообщил медик.
  - Будем разговаривать? - поинтересовался Капрал, кивнув в сторону главаря, - перепроверим данные Дениса?
  - Ты видишь в этом необходимость? - спросил я, - организатору вот всего этого, - я жестом указал в сторону людей, - ни за что не поверю. А Денису верю... Правда, Денис?
  Водила закивал.
  - Денис ведь знает, - продолжил я, - что когда он говорит правду, он живёт. А как только обманет нас, он умрёт. Мы с ним друг друга отлично понимаем... А Артур, что он нам нового скажет? Где они золото прячут? У меня другая идея..., - я посмотрел на водилу бандитов и продолжил, - Денис, ты машину вести сможешь?
  Белобрысый незамедлительно подтвердил, что может.
  - Алексей, - попросил я Ковальского, - развяжите его, дайте бумагу и ручку, пусть набросает схему подступов к гостинице, где остатки банды засели... Идею понял?
  - Будем добивать? - ухмыльнулся Капрал, - полностью и целиком за! Таких сук сразу давить надо, иначе они окрепнут и сами в гости заявятся...
  - Именно так, - подтвердил я, - только надо поторопиться. Как только бандиты поймут, что основное ядро их группы нейтрализовано, они могут зачистить пленников и свалить со своей базы. Так что у нас не больше пяти минут. У тебя на базе есть кого за людьми вызвать? От вас же ближе будет?
  - Найдём, - сообщил Капрал, развязывая руки водиле, - сейчас вызову. У нас и автобус для таких целей имеется. Только если мы пару человек здесь для охраны людей оставим, у нас силёнок для штурма бандитской базы может и не хватить...
  - А мы никого оставлять не будем, - решил я, - у нас же запасные стволы есть. Хотя бы вон те, которые с бандитов сняли. Оставим людям оружие, среди них есть несколько мужиков, думаю, до нашего возвращения или приезда твоих бойцов они продержатся... Из города же они вырвались, да и плен их многому должен был научить. Я сейчас с ними переговорю.
  Оставив Ковальского разбираться с языком и вызывать подмогу, я развернулся и пошёл к бывшим пленникам, людям, которым удалось выбраться из охваченной эпидемией Одессы, но попавшим в руки к новоявленным рабовладельцам-отморозкам...
  - Товарищи! Я имею вам сказать буквально несколько слов! - сказал я, остановившись перед притихшими людьми, - все вы уже знаете, что происходит. Не буду ходить вокруг да около. Мы представляем собой группу, которой удалось выжить в эти первые дни, и мы намерены выжить и дальше! Мы не военные и не представители власти... Мы не преступники и не отморозки! Мы такие же жители Одессы, как и вы! Наши правила просты и понятны. Выживание и сохранение человеческого облика. Вы все можете присоединиться, у нас на сегодняшний день есть две базы, где вы сможете получить всё самое необходимое. Естественно, всем нам придётся напряженно работать, чтобы и дальше сохранить наши жизни и жизни наших детей. Но разве нас, одесситов, когда-то пугали трудности? Одесса знала много горя, но, пока мы, одесситы, вместе, мы будем друг другу помогать и выстоим! Так было всегда! Кто же пожелает уйти в свободное плавание, может продолжить свой дальнейший путь в одиночку... Однако вы уже все успели прочувствовать, к чему это приводит... Решайте! А пока у меня к вам два дела. Наш медик сейчас приводит в сознание одного из главарей банды, которая вас захватила. Но..., он не нужен нам для допроса... Это для вас! Я понятно изъясняюсь?
  Толпа одобрительно загудела. Худощавый мужик лет сорока, стоявший в первом ряду, тут же вышел вперед и сказал:
  - Куда ж понятней, командир... Я - Николай Остров, моряк, боцманом торгового флота ходил..., - представился он, затем повернулся к людям, нашел кого-то глазами и крикнул, - Семён, иди, за брата поквитаешься...
  Из толпы вышел молодой парень с заплывшим от синяков лицом и остановился рядом с Островым. Через секунду к ним присоединились молодая девушка и ещё один парень.
  - Игорь Шмидт, - представился я и продолжил, - этого бандита, Артура, вы можете забирать. И ещё. Мы не привыкли бросать дело на полпути и хотим окончательно зачистить гнездо этих бандюков. Их сейчас мало осталось, самое время нанести по этим тварям внезапный удар. Действовать надо быстро, поэтому мы сейчас выезжаем. Людей оставить не можем. Но, мы можем дать стволы, снятые с бандитов. Ваша задача полчаса продержаться до прибытия помощи, которую мы уже вызвали с одной из баз. Ну, или дождаться нашего возвращения... Потяните задачу?
  Мужик обвёл взглядом людей, потом выкрикнул ещё пару имён, развернулся ко мне и протянул руку:
  - Мы справимся, Шмидт!
  Я ответил крепким рукопожатием и сказал:
  - Артур и трофеи ваши. Чуть не забыл, сколько всего в банде человек?
  Боцман на несколько секунд задумался, даже машинально позагибал пальцы, а потом ответил:
  - Пятнадцать! Да, точно пятнадцать человек!
  - Спасибо, Николай, - поблагодарил я Острова, - больше пока вопросов не имею. Мы уезжаем, водилу забираем с собой. Кстати, как он?..
  Николай бросил резкий взгляд в сторону белобрысого, который под контролем выживальщика что-то увлеченно и быстро рисовал в блокноте, и ответил:
  - В расстрелах не участвовал. По крайней мере, при мне..., - Остров посмотрел на своих. Те отрицательно покачали головами.
  - Однако, - продолжил боцман, - презерватив он ещё тот... К женщинам приставал... Короче, насильник он, не намного лучше остальных... Я бы его на прогулку к котловану сводил...
  - Нет! - отрезал я, - он пока, - сделал ударение на этом слове, - пока нам нужен! Всё мужики, работаем!
  Я развернулся и быстрым шагом направился обратно к пленному. Паша тут же догнал меня и язвительно буркнул:
  - С Артуром нормально поступил, нечего сказать, пусть мужики сами с ним разберутся... А речь, так вообще... Только броневичка и кепки тебе не хватало...
  В ответ я только неопределённо хмыкнул. Время, время!..
  Вернувшись к Алексею, мы узнали, что помощь уже выезжает. Пленный бандит закончил рисунок подходов к гостинице, пояснил расположение зданий и указал место, где держат людей.
  Мы коротко обсудили детали плана и выдвинулись.
  Первым в сторону дачного посёлка унесся один из Хаммеров выживальщиков со снайперами и Жекой Хоффманом за рулём. В наспех спланированной операции им отводилась самая важная роль. Фактически, весь расчёт строился на том, что все оставшиеся бандиты сосредоточатся возле автофургона с людьми, после того, как он въедет на базу. Ведь бойцов у них там осталось в обрез! А Денис вернется без сопровождения. Наверняка на обещанное сладкое не замедлит появиться и сам главарь. В идеале остатки банды должны были представить из себя отличную мишень для наших снайперов. И Валера Карабин, и Лариса уверяли, что быстро положить по два, три ничего не ожидающих людей, да ещё и с близкого расстояния, для них не проблема. Тем более из винтовок с приборами бесшумной стрельбы, когда противник не в состоянии оперативно среагировать на внезапную и стремительную атаку. Ну, в Лере я никогда не сомневался, чего-чего, а опыта снайперских налетов у него более чем достаточно. А результат Ларисы гарантировал Капрал, который сам предложил жене прикрыть его за..., хммм, спину в предстоящей операции. Хоффман же, дополнительно вооруженный трофейным Стечкиным с ПБСом, должен был зачищать зомби и прикрывать спины наших снайперов при занятии позиции для стрельбы на одной из окружающих гостиницу частных двух и трёхэтажных дачах-коттеджах. В случае необходимости, Огюст также мог воспользоваться своим пулемётом для подавления сопротивления врага.
  Так что остальным бойцам, которые загрузились в кузов вместо пленников-рабов, отводилась роль скорее контроля. Ну, а если что-то бы пошло не так, тогда им предстояло встретить бандитов шквальным огнем и вступить с ними в ближний бой.
  Я же, дважды проинструктировав несколько успокоившегося Дениса о его действиях и трижды напомнив, что в случае любого срыва он получит пулю от меня или от снайперов, занял позицию позади водительского сидения, где за тряпочной ширмой пряталось небольшое спальное место.
  И уже когда автофургон выезжал с паркинга, в открытое окно грузовика донеслись нечеловеческие завывания 'синего камуфляжа', которого обозленные пленники потащили к котловану...
  - Гони! - приказал я Денису, скрючившемуся за рулём.
  Водила послушно притопил. Хорошо разогнавшись по прямой, как стрела, и пустынной дороге мы доехали до дачного поселка менее чем за десять минут.
  Уже на самом въезде в поселок, где дорога начала петлять между роскошными виллами, на связь вышел Лера и сообщил, что позиция подобрана и занята. У бандитов тишина и спокойствие.
  Сквозь узкие щели, оставленные мной для контроля за ситуацией, замелькали шикарные дачи. Большинство - трёхэтажные, башенки, мансарды, балкончики, витражи... М-да... Великолепие и архитектурные изыски! Здесь, где до моря рукой подать, обычному человеку дача не светит. Одни только мощные и глухие кирпичные заборы вокруг особняков о многом говорят...
  - Подъезжаем! - прогундосил водила.
  - Готовность номер один! - сказал я в рацию.
  Грузовик в последний раз завернул налево, проехал ещё несколько десятков метров и плавно остановился возле металлической плиты ворот.
  Денис два раза нервно просигналил. Монолит ворот дернулся и начал отъезжать в сторону.
  Хлопнуло два выстрела.
  - Мертвяка завалили, - тихо прокомментировал водила, отжал сцепление, толкнул рукоятку переключения скоростей, и грузовик тронулся вперёд. Сделав во дворе разворот, Денис сдал задом к зданию биллиардного клуба, где, как он говорил, держали остальных пленников, и заглушил двигатель.
  Где-то невдалеке приглушенно тарахтел генератор.
  - Балан! Какого хлена ты сигналишь! - донесся картавый говор в открытое окно, - мелтвяки же на звуки идут!
  Водила открыл дверцу и спрыгнул на землю.
  Осторожно выглядывая из-за ширмы, я увидел, как от уже закрывшихся ворот подошли трое вооруженных мужчин. Один из них крутил пальцем у виска.
  - Настоящий балан! Сигналит он здесь! А это что?! Ну и ложа у тебя, Денис! Вылитый Шалапов! - снаружи послышался взрыв смеха, - под Алтура, навелное, попал? Плавильно! Так тебе и надо! Мы тебя сейчас ещё и за огладу выгоним, сам будешь мелтвяков ластаскивать! Плидулок! Ещё и один велнулся!.. Мясо хоть нолмальное пливез?
  Белобрысый стал перед машиной и что-то неразборчиво прогундосил в ответ.
  - А ну-ка! Заткнулись все! Почему брат до сих пор молчит? А, Дениска-редиска? - раздался другой голос со знакомыми интонациями, но говорившего я так и не видел.
  - Я ему рацию занес, а он мне ещё раз в морду дал..., - обиженно ответил водила.
   - Красава Артурчик! - сообщил тот же голос, - ладно, давай, открывай! Подарок хочу! Смотри! Не понравится, и от меня по лицу выхватишь! - во дворе опять засмеялись, послышались похабные шутки.
  Понурившийся Денис в сопровождении ухмыляющихся бандитов пошли вокруг машины, и пропали из поля моего зрения.
  - Шмидт! - пробубнила рация, - С правой стороны грузовика видим троих и водилу! Двое ушли за фургон... Не открывались, работать не могли! Машина неудачно стала! Приём.
  'Ещё бы! Всё, как всегда! Ни один план не переживает встречи с противником...' - чертыхнулся я про себя, а в рацию ответил:
  - Как распахнут дверцы фургона, работай, кого видишь! Я пойду по левой стороне! Наших не зацепите!..
  - Принял! - отозвался Лера.
  Я раздвинул ширму и тихо переместился из своего укрытия на водительское сидение. Осторожно выглянул в щель незакрытой до конца дверцы.
  Так и есть! Два мужика в городских камуфляжа, таких же, как и у Артура с паркинга, уже почти дошли до тыльной части фургона.
  Послышался скрежет открывающегося замка.
  Водительская дверца едва слышно скрипнула, когда я скользнул на землю.
  Но этого хватило, чтобы последний из 'синих камуфляжей' начал оборачиваться ко мне.
  Дык! Дык!
  Звонко и коротко ударил мой парабеллум. Бандит, так и не успев окончательно развернуться и получив две пули точно в голову, начал заваливаться вперёд.
  Дык!
  Идущий впереди него бандит непостижимым образом успел кувыркнуться вперёд влево, а моя пуля ушла в молоко.
  Выставив перед собой пистолет, я метнулся вперёд и ещё успел выхватить секундную картину, когда второй 'синий комок' привстал на колене и начал вскидывать в мою сторону зажатый в левой руке пистолет, а его правая уже тянулась к торчащей в разгрузке ребристой Эфке.
  В этот миг из кузова загрохотала какофония автоматных очередей. Множество пуль уже рвало тело бандита, а он всё ещё тянулся к гранате и поднимал пистолет. Я надавил на спусковой крючок, но выстрелить не успел. Пуля, ударившая в правую сторону головы бандита, поставила жирную точку и опрокинула 'синего комка' на землю.
  - Чисто! - как-то потусторонне прозвучал голос Леры в гарнитуре.
  Из кузова посыпались бойцы, ощериваясь стволами в разные стороны.
  - Чисто! Чисто!.. - зазвучали голоса.
  Я опустил пистолет и вышел на 'пятачок' перед фургоном.
  Слева лежали трупы ещё четырёх бандитов.
  - Чисто! - выдохнул я в рацию и добавил, - Лера, дуйте к нам!
  - Принял! - откликнулся Карабин.
  - Капрал! - обратился я к Алексею, - проверь со своими гостиницу! СС, Паша, на ворота! Сейчас Лера подъедет. Я - контроль!
  Все разбежались. А я стоял и смотрел на труп белобрысого Дениса. Судя по одиночному и смертельному ранению в голову, он тоже погиб от рук наших снайперов. Случайность или преднамеренность? Сейчас узнаем... Хотя, какая разница? Шакалу - шакалья смерть!..
  Где-то вдалеке раздался крик чайки. От сердца отлегло... Кричит, значит, живая! Значит, жизнь продолжается!
  
  
   Глава 10. Ковчег.
  
  '...В качестве заурядного молодого ученого-ассистента (до сих пор не понял, почему они между собой часто называют меня и коллег 'pindoskie botaniki'), я не раз был у местных в гостях. Меня просто поразили большие и глубокие тарелки с горячим томатным супом, в состав которого входят капуста, свекла, картофель, морковка и лук. И ели они его закусывая толстыми ломтиками охлаждённого жира, который достали из морозилки и тут же нарезали. Я спросил, зачем они едят варёный салат? И закусывают его убойными дозами холестерина? Они долго смеялись надо мной, потом сказали попробовать их 'borsh' и 'salo'. Теперь я заказываю их даже в ресторанах, вызывая недоумение у соотечественников. И, как ни странно, эти варварские блюда здесь всегда есть в меню и очень популярны... Вместо десерта меня приучили есть зимой вареных раков, а летом крабов или 'rachkov', как они называют мелких местных креветок...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  - В здании никого нет, - сообщил Капрал, довольно таки быстро вернувшийся из гостиницы, - кроме... В номерах, которые заняли эти ублюдки..., - выживальщик кивнул в сторону трупов новоявленных рабовладельцев, - ...там девушка прикована к кровати. Мерд! Нузи сом жуско ку!.. - скривился и выругался по-французски Алексей, но тут же взял себя в руки и продолжил, - извини, не удержался... Девчонка явно не в адеквате. Сам понимаешь, что с ней было... Саня, наш медик, ей успокоительное ввёл... А остальных парней я отправил периметр осматривать.
  - Всё верно, - согласился я, кинув ещё один взгляд на скромные трофеи, которые успел снять с тел бандитов, - если территория безопасна, выпустим пленников. Да, надо подумать, как потом с ними ещё и выбираться отсюда... Не хочу задерживаться. И вообще, - поделился я своими мыслями с выживальщиком, - у меня такое ощущение, что мы что-то не учитываем, тормозим, короче говоря... Там зависли, здесь зависли...
  - Скажешь тоже, - возмутился Ковальский, - мы разобрались, почему поток беженцев прекратился, людей спасли. Банду зачистили... Странного зомби обнаружили, не забывай о нём! Ничего себе, тормозим!.. О-о-о..., наконец, наши стрелки вернулись!
  Мы оба повернулись на шум подъехавшей к воротам машины. СС, занявший позицию на плоской крыше домика охраны, успокаивающе махнул Гоблину рукой. Паша хлопнул по кнопке открывания ворот и сместился в сторону, нацелив Вепрь на отъезжающую створку. В открывшемся просвете показался знакомый Хаммер, в люке которого маячил улыбающийся Валера Карабин.
  Не дожидаясь пока ворота полностью откроются, джип резво тронулся с места и въехал на территорию гостиницы. Гоблин тут же переключил механизм на закрытие и контролировал проезд, пока створка с легким щелчком не вернулась на исходное место.
  - Пойду, попрошу Лару, чтобы она поднялась к медику. Пусть Саше с девушкой поможет... Без женщины там не обойтись, - раздосадовано покачал головой Ковальский и направился к вылезающей из Хаммера жене.
  Боковым зрением я увидел, как на одном из окон биллиардного клуба шевельнулись жалюзи. Ага, значит, Дениска не соврал, и в клубе действительно держат людей. Видимо, услышав стрельбу, кто-то из пленников сумел освободиться, и изучает обстановку...
  - Обождите пять минут! - громко крикнул я, повернувшись к клубу лицом и дав себя обозреть невидимому наблюдателю, - бандиты уничтожены и вам ничего больше не угрожает! Бойцы сейчас осмотрят территорию, и вы будете освобождены!
  Жалюзи опять дрогнули, затем быстро отошли в сторону. Какой-то молодой парень прильнул к стеклу, вглядываясь в разбросанные трупы боевиков. Через секунду он перевел глаза на меня, немного поколебался, а потом приветственно махнул рукой. Через секунду парень отлипнул от окна и скрылся в глубине помещения. Что ж, меня услышали и, надеюсь, не нападут, когда мы откроем двери...
  Я обернулся к Алексею, возвращающемуся вместе с Лерой и Гоблином. Лариса скрылась в гостинице, а Хоффман притащил к джипу из сторожки пластиковый стул, нырнул в Хаммер и вытащил из него увесистый вещмещок. Затем уселся на стул и принялся набивать пулемётную ленту к своему Миними патронами. Не забывая, конечно, бдительно посматривать по сторонам.
  От разлегшегося на крыше сторожки Серёги донеслись приглушенные щелчки.
  - СС там сам справится, - ухмыльнулся Паша и пояснил, - он у Ларисы её Фамас с глушителем выпросил, поупражняться. Эти красавцы, - Гоблин указал глазами на Леру, - за собой хвост в виде пары дохлых собак притащили. Благо, что эти зомбопсы медленные и только сейчас до ворот дочапали. А так всё спокойно...
  - Как прошло? - спросил я у Леры.
  - Норма, Шмидт! - ответил Валера, - подходящий коттедж оказался пуст. Мы больше друг друга шугались, пока позиции занимали. А вот обратно - задержались, чуть на мертвяка не нарвались. Представляете, зомбак стоял без движения за сараем, прямо на пути к машине. Как Жека его почувствовал, фиг его знает! Сами мы бы точно подставились... Хоффман - молодец! И Лариса - молодец! Две цели - её!
  К нам постепенно начали подходить легионеры Ковальского, докладывая, что территория гостиничного комплекса безопасна.
  - А Дениса кто сделал? - всё же не удержался я от вопроса.
  - Ну, я-я, - удивленно протянул Лера и, посмотрев на меня честнейшими глазами, продолжил, - ты же сам сказал, 'работай, кого видишь'... Я его и 'увидел'... А что, он не бандит? Разве не про водилу говорили, что он насильник? Нет, я, конечно, могу извиниться...
  Я хмыкнул и отвернулся, чтобы парни не увидели мою ухмылку. Честно ведь, на Ларису думал... Но, когда отворачивался, успел заметить, как Гоблин и Капрал почти синхронно показали Карабину кулаки с поднятыми вверх большими пальцами. Нет, ты смотри, как спелись...
  В этот момент из-за гостиницы появился ещё один боец Ковальского, подбежал к Алексею и что-то быстро шепнул ему на ухо.
  Улыбка сползла с лица Капрала. Он поднял руки, устало потёр виски, а затем сообщил:
  - Эти... Они и здесь этот, как их..., 'зомбогочи' устроили! Веди! - приказал он легионеру.
  Хмурый выживальщик провёл нас по мощёной тротуарной плиткой дорожке через сад, мимо просторной беседки из натурального дерева и раскрашенной в цвета радуги детской площадки. Перед явно хозяйственной постройкой из белого силикатного кирпича легионер остановился и молча указал на стену.
  Но мы уже и сами всё видели. Несколько кровавых пятен на белой стене и характерные пулевые отверстия на камне говорили сами за себя.
  Какими же негодяями и сволочами надо быть, чтобы через... Сколько!? Через два-три дня после начала катастрофы превратиться в таких циничных тварей... Нет, прав был Капрал, когда соглашался с Пашей, что лучше бы они оказались наркоманами и вкатывали бы сейчас очередную дозу кайфа где-то на аптечных складах. Хотя... Если послушать того же Гоблина, так все беды и зло от наркоманов... И вполне возможно, что обдолбанные до потери пульса нарки сейчас ничем не отличаются от таких же почуявших вседозволенность тварей в людском обличии...
  Где-то совсем рядом раздались странные, приглушенные звуки. Как будто... Как будто собака, чавкая и громко сглатывая мясо, обгрызает кость?! Мы переглянулись и тот же легионер Ковальского, ещё более побледневший, судорожно сглотнул и указал себе за спину. А там, метрах в десяти от нас, среди нескольких вывороченных из земли кустов роз, зияла провалом глубокая яма и высилась гора свежевыкопанной земли.
  Паша заскрежетал зубами и дернулся было к яме, скидывая с плеча карабин. Но я его остановил и попросил Карабина:
  - Валера! Надо тихо... Мы и так нашумели.
  Снайпер вздохнул и кивнул.
  Уже прекрасно понимая, что происходит, мы молча смотрели, как Лера приблизился и заглянул в яму, потом разрядил вниз винтовку. Весь магазин. Пять негромких щелчков... Чавканье и хруст прекратились. Сухой звук отсоединяемого магазина, перезарядка.
  - Три мужчины, одна женщина и один жрущий зомби, - сухо пояснил вернувшийся к нам Валера, пряча глаза, - я уже сам жалею, что всё бандиты так быстро погибли...
  - И что бы ты сделал? - тихо спросил мрачный Гоблин.
  - Да я бы этих сук по одному в яму спустил! - резко ответил Валера.
  - А смысл? - отозвался Паша.
  - Смысл? - Лера даже покраснел от сдерживаемого гнева, - смысл есть! Месть, справедливость... Назови это как хочешь! Пусть они сами испытали бы тот ужас, ту безысходность, всё то, что чувствовали люди в яме с живым мертвецом. Или ты считаешь, что те беженцы, которых они расстреляли прямо здесь, или там, на паркинге, не достойны отмщения? Странно, Паша, слышать от тебя такие вопросы. Ты же сам хотел, чтобы Денис, этот белобрысый ублюдок умер!
   - Да, твоя правда, - согласился Гоблин, - давить их надо. Но только вопрос, каким способом?.. Где тогда та грань, которая отличает нас от этих бандитов? Чего-то мне так тошно от всего этого стало...
   'Ничего себе! Если уже Пашка задумался о происходящем... Плохо дело, нам ещё нервных срывов не хватало! Людей срочно надо чем-то занять...', - подумал я и вмешался в разговор:
  - Так, парни! Успокоились, собрались! У нас дел по горло, а вы... Мы до такого не скатимся. Никогда!
  Дождавшись, пока все взгляды сосредоточились на мне, а бойцы слегка приободрились, продолжил:
  - Алексей, - обратился я к Ковальскому, - что там с помощью?
  - Из 'Ковчега', ну, нашей базы, - пояснил выживальщик, - вышли два автобуса и два джипа сопровождения. Один автобус пойдёт прямо на паркинг, они уже там рядом, один я вызвал сюда. А по Хаммеру с бойцами будет и там, и здесь.
  - Нормально, - обрадовался я предусмотрительности легионера и принялся вслух планировать наши действия, - Алексей, возьми на себя охрану территории. И, будь добр... Позаботься о том, чтобы трупы отморозков побыстрее закопали.
  Капрал задумчиво посмотрел на меня, затем согласно кивнул.
  - Валера, возьмёшь Хоффмана и займёте позицию на крыше гостиницы, - продолжил я, - похоже, мы застряли здесь как минимум на полчаса-час. Паша, организуешь осмотр территории и транспорта бандитов на предмет трофеев. Всё, что есть ценного, и что мы можем сразу забрать с собой, готовьте к перевозке. Генератор, например, нам однозначно пригодится. Сразу реши, сколько водителей необходимо. Всё, возвращаемся к гостинице. На мне - освобождение пленников. Никто поменяться не хочет?
  Все отрицательно замахали головами. Конечно, объяснить происходящее, выслушать и успокоить беженцев желания не высказал никто. Этого я и ожидал...
  Из гостиницы, ставшей логовом для уничтоженной банды нелюдей, мы выдвинулись только через два часа. Большая часть времени, несмотря на активную помощь бывших пленников, которым не терпелось убраться из ненавистного места, ушла на загрузку трёх грузовиков запасами бандитов. Наша подросшая колония требовала соответствующего количества продовольствия, поэтому бросать ценные ресурсы, даже с учетом уже захваченных на тировском паркинге припасов, было явно нецелесообразно. Отдельным бонусом оказались две найденные автоцистерны с таким необходимым нам топливом, спрятанные бандитами на территории соседнего коттеджа.
  Ещё одна заминка ожидала нас на паркинге. Банальная причина - нехватка водителей для грузовиков. Ни я, ни Капрал не хотели оставлять столько ресурсов без охраны. От чьего-то предложения посадить за руль всех, кто имеет водительские права, мы единогласно отказались. Тоже мне, сравнили, тяжело груженный консервами трейлер и городское мини-авто! Это же две большие разницы! Было бы больше времени, я бы с радостью разрешил бы всем желающим попробовать проехать на громадине МАНа хотя бы несколько сот метров, о КАМАЗах вообще молчу. Но времени не было. Поэтому, часть грузовиков пришлось, скрепя сердцем, оставить под охраной парочки легионеров и двух добровольцев из беженцев, дополнительно вооружив их пулеметом Хоффмана, с трудом отбитого у белоруса. Самому Жеке-Огюсту, всем моим парням и большей половине легионеров-выживальщиков Ковальского пришлось примерить на себя роль дальнобойщиков.
  Там же, на паркинге, я понял, что Ковальский окончательно принял решение об объединении наших групп. Алексей просто предложил в дальнейшем действовать вместе, а всю колонну гнать на нашу базу в Затоке.
  - Я просто не готов разместить столько людей, - пояснил Капрал, - без состояния 'килька в томате' я могу принять ещё человек двадцать, не больше. В первые часы катастрофы мы эвакуировали из Шабо почти весь постоянный персонал и руководство нашего предприятия. Потом были ещё наши знакомые и друзья, просто беженцы из Одессы... Конечно, мы можем развернуть для людей палаточный городок, но ночью всё ещё прохладно. А вы у себя в Затоке спокойно и сотню людей разместите, да и баз пустых рядом хватает...
  С доводами выживальщика я согласился, и колонна, разогнав тишину непривычно громкими звуками работающих двигателей, вышла на Затоку. А Ковальский принялся уговаривать меня заехать к нему на базу. Напряженная работа как-то смыла горечь событий на паркинге и в дачном поселке, так что общались мы к тому времени уже вполне спокойно.
  - Шмидт! Ты просто обязан, - ухмыльнулся Алексей, и продолжил говорить, не отрываясь от дороги, - обязан посетить 'Ковчег'. После нашего объединения, ты, как и каждый нормальный диктатор, должен ознакомиться с вверенным тебе имуществом. Ладно, ладно, Шмидт, не злись, я пошутил. Просто комендант...
  На заднем сидении тихо прыснула, не удержавшись от смеха Лариса.
  - Так что, заедем? - продолжил выживальщик, - мои ребята проводят колонну, потом вместе ещё раз смотаются на паркинг и заберут оставшиеся грузовики. Заодно привыкнут работать вместе... Без нас они вполне обойдутся. Паше и Хоффману такое более чем под силу. Так что ты решил, Шмидт? Скоро развилка.
  - Игорь, тебе обязательно надо согласиться и увидеть 'Ковчег', - вкрадчиво произнесла жена легионера, видя, что я не тороплюсь соглашаться, - если ты окажешь Капралу в его просьбе, ни о каких нормальных отношениях с ним в дальнейшем можешь и не думать. Знаешь, сколько труда и сил Лёша вложил в наш дом, в наше убежище? О-о, это не просто жилище или бункер. Это его детище, это отдельный мир, не похожий ни на что, ранее виденное тобой. Он любит его и гордится 'Ковчегом', наверное, больше, чем мной... Так вот, если откажешься, Лёшка на тебя сто процентов обидится. А я... Я не угощу тебя густым, наваристым борщом с...
  Лариса сделала паузу, как будто специально дав мне возможность вспомнить, что я чертовски голоден и судорожно сглотнуть слюну. В суматохе событий мы не то что не пообедали, мы даже не перекусили...
  - С салом! - не удержался я.
  - С мясом! - рассмеялась девушка, - стереотипно мыслите, товарищ комендант! Но сало тоже есть. Мы же украинцы...
  - Уговорили, - я не устоял перед такими доводами. Впрочем, Капрал был действительно прав. Стоило посмотреть на их базу и чем располагают выживальщики перед тем, как... Но об этом потом.
  Впереди показался перекрёсток с дорогой на базу легионеров, и я связался со своими, отдавая необходимые распоряжения...
  Тем временем Ковальский немного увеличил скорость, и машина быстро ушла вперед, оторвавшись от ползущей, как черепаха, колонны. Выехав на нужную развилку, Алексей остановил Хаммер и, следуя моему примеру, связался с Хоффманом.
  Через несколько минут колонна, не останавливаясь, проследовала мимо. Впереди, заняв место джипа Ковальского, шёл Круизер Валеры Карабина. И правильно. Даже с учетом того, что Паша проинформирует Фауста о приближении колонны, наша машина в авангарде незнакомой техники снимет много вопросов у охраны базы.
   'Ничего так затрофеились, на первое время хватит. Правда, и людей стало больше. М-да. Значит, добыча и сбор ресурсов, иначе говоря, мародёрка, как это грубо не звучит, станет в ближайшее время для нас крайне актуальной темой. Запасов много не бывает. И, как показал хотя бы сегодняшний выезд, не одни мы такие умные. Пока источников доступных ресурсов много, скорее всего большинство конфликтов с другими группами выживших мы сможем избежать. С группой Капрала ведь нашли же общий язык. Вполне адекватная, нормальная и, более того, хорошо подготовленная команда! Но, таких отморозков, как Артуры и Тимуры, тоже будет хватать. Да и зомбаков наверняка будет становиться всё больше. Ведь апофеоз заражения всё ещё не наступил. Много людей прячется в квартирах, домах, может даже в офисах, выжидая, пока к ним придут на помощь. Кто-то же всё-таки принял во внимание то радиообращение, что мы слышали в ночь начала катастрофы. Но, когда имеющиеся припасы закончатся, голод выгонит спасшихся людей на улицы и количество шагающих мертвецов опять возрастёт... Интересно... Как долго зомби будут сохранять целостность мертвого организма? Как проходят у них процессы разложения? Если наши догадки в отношении продолжающейся мутации мертвяков верны, то к чему же, в конечном итоге, она приведёт? М-да. Больше вопросов, чем ответов. Готовиться надо к худшему. Оружие и боеприпасы. Вот, что станет чрезвычайно важным фактором спасения для всех выживших. Только хорошо вооруженные механизированные группы смогут обеспечить бесперебойное снабжение нашей растущей, как на дрожжах, колонии. И нам, хотя в наличии уже кое-что и имеется, следует в первую очередь побеспокоиться о доступе к армейским складам. Арсеналы вэвэшников, оружейки подразделений МВД... Да, и о погранцах, и о береговой охране не стоит забывать. Откуда-то снабжение они же получали... Оружейные магазины в городе, уверен, уже неперспективны. Представляю, что с ними случилось в первые дни эпидемии, тем более, что их по пальцам пересчитать можно. И это в городе-миллионнике... Государство, лишившее людей возможности самозащиты, сейчас фактически уничтожило своё население...', - размышлял я, глядя на тяжелогруженые фуры, проезжающие мимо перекрёстка.
  Едва крайний Хаммер сопровождения поравнялся с нами, Ковальский вернул меня в серую реальность:
  - Ну что, Шмидт, едем?
  Я кивнул.
  - И чего задумался, Игорь? - продолжил расспросы Капрал, трогая машину с места.
  - Да тут без вариантов, - ответил я, - размышляю, куда бежать, за что хвататься... У вас на базе сейчас сколько людей?
  Алексей пожал плечами, достал с торпеды рацию и поднёс её к губам, продолжая рулить одной рукой.
  - Венсан! Приём!
  - На свь-язи, Капрал! - через пару секунд отозвалась рация голосом с хорошо уловимым акцентом, как будто иностранец старательно выговаривал слова.
  - Венсан! Сколько в 'Ковчеге' сейчас людей? Приём.
  - Ихь ферштее ду нихт, Капрал! Вас ист лос? - собеседник Алексея вдруг перешел на немецкий.
  - Алес ин орднунг. Заге мир, Венсан! Вифиль дер меншен ецт ауф дер базис? Але унзере меншен! Унд бевафнет? - также по-немецки ответил Ковальский.
  Ох, собрался интернационал на мою голову! Спросить что ли у Алексея, есть ли у них афроамериканец в команде? Нет, не стоит. Пусть, если таки есть, это будет для меня сюрпризом... И чего это я решил, что белорус Огюст Хоффман единственная странная личность среди выживальщиков? Капрал же говорил, что, кроме него самого, среди команды 'Ковчега' есть несколько реальных выходцев из Легиона...
  - Айн хундерт фюнф унд цванциг, Капрал. Нойн унд фюнфциг зинд аусгерюстет! - прогавкала тем временем рация.
  - Данке, Венсан! Ихь верде цузамен мит дем фройн бальд анкомен, - ответил Алексей.
  - Вир вартен.
  Алексей отложил рацию и сообщил, чему-то улыбнувшись:
  - Это Венсан Де Дрю, тоже легионер. Немец по рождению, как ты уже, наверное, догадался, после Легиона француз по паспорту. Нормальный, умный парень, в моё отсутствие руководит базой. Но с разговорным русским у него пока проблемы. Быструю речь, переговоры по телефону и по радио, он всё ещё понимает плохо. Мы сейчас его снабдили литературой по русскому, он язык подтянет быстро, я уверен. Де Дрю сейчас славянские эпосы типа 'Слово о полку Игореве' штудирует, представляешь? Ладно, через пять минут с ним познакомишься. Венсан сказал, что в 'Ковчеге' сейчас сто двадцать пять человек. Из них вооруженных - пятьдесят девять. Это включая меня и тех бойцов, которые сейчас ведут колонну.
  - И у меня, по минимальным прикидкам сейчас уже более двух сотен человек, - отозвался я, - так что приходиться думать, как сделать, чтобы колония, насчитывающая уже две базы и под четыре сотни человек, выжила. И я очень надеюсь, что ты мне поможешь, Алексей. Раз мы решили действовать сообща...
  - Вместе, конечно, дальше вместе, - с улыбкой подтвердил Ковальский, - всё сделаем, Шмидт, как надо, не переживай. Хотя, нет, чего это я говорю? Ты командир, ты и переживай, - сказал и засмеялся Капрал.
  - А я о чем? - проворчал я в ответ, - работы предстоит не просто много, а очень много!
  - Работы мы не боимся, - настроение Ковальского явно повышалось по мере приближения к его базе, и он продолжил балагурить, - себя же спасать будем! А под лежачий камень, как известно, портвейн не течёт. Это я тебе, как человек, имеющий непосредственное отношение к виноделию, подтверждаю!..
  - Лёша! Переходи уже к 'Ковчегу'! - с улыбкой потребовала жена выживальщика и добавила для меня, - по моим подсчётам, Алексей уже должен был перевести разговор на тему его любимого детища...
  - Нет, Лара, - деланно поджал губы Ковальский, - ну, что ты делаешь? Ты мне всю малину сбиваешь! Я только подошёл к тому, чтобы сказать Шмидту, что мы решили объединиться с ним, потому что одиночкам и мелким группам ничего не светит, они не выживут. Потом сказал бы, что уверен, что если бы мы не объединились, и его группа, и наша, мы бы наверняка быстро погибли, растерзанные зомбаками или расстрелянные бандитами. И добавил бы, что моя группа, конечно, продержалась бы намного дольше, но тоже была бы обречена. Шмидт бы удивился, и спросил бы...
  - Действительно, почему именно твоя группа продержалась бы дольше? - с улыбкой спросил я. Хорошо, что Ковальский умеет анализировать и планировать свои действия. Ещё один маленький момент, позитивно характеризующий бывшего легионера...
  - Вот! - с наигранным ликованием произнес Алексей, - и я бы ответил, что подержался бы намного дольше, так как у нас есть 'Ковчег'! Ну а дальше, ох, я бы дальше с темой нашего дома развернулся бы просто неудержимо! А если по правде, Шмидт, - Капрал уже серьёзно глянул мне в лицо и продолжил, - 'Ковчег' действительно позволил бы продержаться моей группе намного дольше. Только вопрос. А что дальше? Как твой Паша там, в гостинице сказал... 'А смысл?..' Мне тоже тошно от всего происходящего. Да, мы готовились к чему-то подобному. Но, в глубине души всегда верили, что обойдется, не с нами и тому подобное. Не обошлось. Мы выживем. А смысл? - повторился Алексей, - выживать без будущего, без перспектив... А какие они могут быть у небольшой группы? Да, смею думать, мы зубастые, подготовленные и хорошо вооружены. То, что сейчас происходит вокруг нас, быстро сделает других выживших людей такими волчарами, что нам и не снилось... Так что мы теперь действительно вместе, Шмидт! А что касается 'Ковчега', мы о нём, конечно, поговорим...
  Асфальтированная дорога внезапно закончилась, перейдя в обычную грунтовку, слегка присыпанную мелким гравием. На обочине с правой стороны мелькнула несуразная громадина асфальтоукладчика и парочка катков.
  - Отсюда до базы осталось совсем немного, - пояснил Капрал, - жаль, нормальную дорогу не успели дотянуть, рабочие в первый же день эпидемии рассосались... Ну, пока это не критично, надо будет, сами добьём...
  По днищу джипа забарабанили камни, и Алексей слегка снизил скорость.
  - 'Ковчег' мы построили с 'нуля', - продолжил Ковальский, - раньше в том месте каменоломни были, ракушечник резали. Я как приехал и посмотрел, сразу понял. Здесь будет мой дом! Сам проект делали в Штатах. Америкоса, который им занялся, я во время одной из поездок на тренинг по выживанию нашел...
  - А что, в Одессе нет нормальных архитекторов? - удивился я.
  - Есть, конечно, - согласился выживальщик, - только у местных профессионалов специализация не та... Не закажу же я проект, совмещающий элементы и характеристики крепости и бомбоубежища, например, архитектору, который ваш роскошный Арабский культурный центр построил...
  Алексей на секунду запнулся, затем сказал:
  - Нет, не помню фамилию этого одессита. Реконструкция гостиниц 'Пассаж', 'Большая Московская', восстановление 'Шахского дворца', тоже его рук дело. Я тему слегка изучил. Кстати, Шмидт, всегда задавался вопросом, почему Арабский центр, который, по сути, является мечетью... Где собираются и молятся исповедующие ислам, почему он не имеет минарета?
  - Однако, Лёша, ты вопросы задаешь, - удивился я, - честно говоря, как-то над этим особо не задумывался... Слышал краем уха, что когда проект этого Центра только возник, он действительно представлял собой настоящую мечеть. Тогда ещё шум в прессе подняли. Как же, на одной из главных улиц Одессы несколько раз в день будут раздаваться азаны, призывы к молитве... Несмотря на всю многонациональность и религиозную терпимость горожан, тогда у этого проекта столько противников было, что власти вообще хотели инвестору отказать. Даже небылица в народе ходила, что какой-то суровый парень из оппозиции к строительству обратился к главному одесскому раввину, чтобы он выступил с резкой критикой проекта, настроил и поднял общественность против арабского центра. Красавцы из местных хотели сыграть на давней арабо-израильской вражде... А ребе подумал и выдал что-то вроде того, мол сегодня вы мечети запретите, а завтра синагоги закроете... В общем, это всё, что я слышал... Культурный центр, как видишь, таки построили, но минарета действительно нет. Скорее всего, обмен уступками, дабы религиозные противоречия не создавать...
  Капрал кивнул, принимая мои доводы, и продолжил:
  - Так вот, для меня красота 'Ковчега' не играла первостепенной роли, во главе угла стояла функциональность и соответствие требованиям защиты и безопасности. Заказывать его кому-то из молодых местных архитекторов, я тоже не решился. Всё-таки не хотелось, чтобы моя база стала чьим-то полигоном проб и ошибок. Вот поэтому и обратился к тому американцу. Опыт проектирования и строительства подобных объектов у него уже был. Представляешь, Игорь, этот тип подгрёб под себя старую ракетную шахту где-то в пустынной местности, и построил в ней целую подземную многоэтажку! Рекламировал, что его убежище даже прямой ядерный удар выдержит! Я сразу понял, что к выживальщикам этот тип затесался, так сказать, в коммерческих целях, что, в принципе, свойственно многим американцам. Они привыкли бизнес делать на всём, даже на собственном хобби. А этот крендель, между делом, квартиры в своём подземном доме по два 'ляма' желающим продавал... И что только с деньгами он сейчас делает?
  Ковальский покачал головой и сам себе ответил:
  - Если успел деньги в ресурсы перевести, тогда молодец. Короче, бизнес бизнесом, но знания, как построить необходимый мне объект, у него присутствовали и заказ на проект 'Ковчега' он получил...
  - Так ты что, тоже многоэтажку под землёй построил? - спросил я.
  - Что я, больной? - улыбнулся Алексей.
  - Нет, здоровый! - озорно подначила его с заднего сидения Лариса.
  Выживальщик покосился в зеркало заднего вида, подмигнул жене и сообщил мне:
  - О 'Ковчеге', Игорь, говорить можно много, сейчас сам его увидишь..., - Ковальский замолчал и пальцем указал вперёд.
  Там, змейкой разбегаясь по обе стороны от грунтовки, показалась высокая ограда из рабицы, а саму дорогу перегораживали металлические ворота, за которыми занял позицию стандартный джип выживальщиков. По мере нашего приближения, я разглядел и установленный на крыше Хаммера ручной пулемёт, и высунувшегося из люка бойца в каске, пристально рассматривавшего нас в бинокль. Из-за джипа выбежала и замерла перед оградой здоровенная немецкая овчарка, нервно подёргивая хвостом.
  А где-то на расстоянии километра от ворот, на небольшой, явно искусственной возвышенности, виднелось большое двухэтажное здание вроде бы прямоугольной формы. На каждом из четырёх углов строения высилось по декоративной башенке, придавая зданию вид такой себе игрушечной крепости. К тому же, красный кирпич, которым здание и было облицовано, вызвал у меня вполне понятный скептицизм в отношении заявленной Капралом высокой степени надежности его убежища.
  Я не сдержался и хмыкнул.
  - Что, думаешь, обычный, просто большой дом? - ухмыльнулся и сказал Ковальский, как будто прочитав мои мысли, - не ты первый, Шмидт, не ты первый... Подожди, не торопись...
  Алексей остановил машину перед воротами и вылез из джипа. Овчарка тут же приветственно замахала хвостом и выдала радостный 'Гавк'. Капрал что-то крикнул и помахал рукой парню, опустившему бинокль и направившему пулемёт, такой же Миними, как и у Хоффмана, в нашу сторону. Из Хаммера выскочил ещё один боец в четырёхцветном камуфляже и, закинув на плечо Фамас, пошел открывать ворота.
  - Ну, как? - спросил парень у Ковальского после приветствия, когда мы, въехав внутрь и, между прочим, оказавшись опять на заасфальтированной дороге, притормозили рядом с ним.
  Собака в это время обежала наш джип по кругу, обозначила лаем моё присутствие в машине, потом деловито подошла и уселась сбоку от бойца, высунув от усердия язык.
  - Нормально, - ответил Алексей и указал на меня, - ещё группу выживальщиков нашли, это их, а теперь и наш командир. Мы с ними объединились. Подробности и причины расскажу на общем собрании.
  Боец воспринял новость спокойно, но глянул на меня уже более внимательно, я даже почувствовал определённую неловкость. Тогда просто перегнулся через пустое сиденье Капрала и протянул руку, представился и поздоровался с выживальщиком, оказавшимся коренным одесситом, Николаем Бахмутовым, что меня немало обрадовало. 'А то Хоффманы, Де Дрю... Собралось тут НВФ в виде отделения Иностранного легиона... А Одесса-мама, она ведь тоже не резиновая...', - иронично усмехнулся я про себя, сразу вспомнив бессмертный фильм о неверящей в слёзы Москве...
  - Как дома обстановка? - спросил у Бахмутова Капрал.
  - Спокойно, - отозвался боец, - Грэг ликвидировал штук десять зомбаков в западном секторе. Скорее всего, с Барабоя подтягиваются. Сигналки хорошо работают, так что проблем пока не возникает... Да и овчарки чётко на мертвяков реагируют.
  - Хорошо, - довольно отозвался Алексей, - на контрольном сейчас кто?
  - Леший с Пистоном, мы вместе заступили, - пояснил Николай.
  - Ладно, давай! - сказал Капрал, - сменишься, переговорим.
  Мы двинулись вперед, подъезжая к зданию 'Ковчега' всё ближе и ближе. М-да. Похоже, я немного ошибся, строение имело не менее трёх этажей, просто на первом не было ни одного окна. По крайней мере, с фронтальной стороны. Дорога, по которой мы ехали, закончились просторной стоянкой перед домом, асфальтированный рукав от которой уходил под арку, сделанную прямо в стене здания. Ну, большая арка, наверное, даже грузовик пройдёт, но закрыта она была обычным гаражным роллетом! Рядом виднелась стандартная бронированная дверь, такие в Одессе на многих подъездах установлены.
  Я непонимающе посмотрел на Ковальского, остановившего машину метрах в пятнадцати перед аркой. А выживальщик с крайне довольным и загадочным лицом потянул к себе рацию и сказал:
  - Пистон, это Капрал. Я перед воротами.
  - Видим тебя, Капрал. С самой первой точки ведём..., - сообщила рация.
  - Защиту поднимите! - распорядился Алексей, - я с гостем, хочу ему наши приспособы показать. Минута для демонстрации, потом открывайте ворота.
  - Принял, Капрал, - отозвался человек по ту сторону станции.
  Через несколько секунд странные круглые пятна на асфальте перед машиной поднялись вверх, оказавшись круглыми цельнометаллическими надолбами, надёжно преградившими путь к арке.
  - Разбрасывать бетонные блоки на дороге к охраняемому объекту нет смысла, если есть возможность заранее позаботиться о современных инженерных средствах защиты, - пояснил Ковальский и указал в сторону роллета, - это тоже не более чем маскировка. На самом деле въезд надежно защищен бронированной и взрывостойкой плитой, которая выдержит лобовой удар грузовика...
  - Всё, запустилась шарманка, - ехидно сообщила Лариса и открыла дверцу, собираясь покинуть джип, - Лёша, я пошла. Пока ты экскурсионный тур по 'Ковчегу' проведёшь, я позабочусь, чтобы вас потом накормили...
  Капрал согласно кивнул, и жена выживальщика, подхватив свою винтовку, ушла к дверям рядом с аркой, а затем быстро скрылась за ними.
  Надолбы пошли вниз, скрываясь в теле дороги, дрогнул и начал медленно уходить в стену роллет, а Ковальский тем временем рассказывал:
  - Наш дом, Шмидт, сделан из стали и железобетона по самым передовым технологиям, и мы не боимся, что он может быть разрушен в результате землетрясения, которое рассматривалось нами, я тебе уже говорил, как самая вероятная угроза. Наземная часть 'Ковчега' построена по принципу средневекового замка. Это мощное укрепление имеет форму правильного прямоугольника с безопасным внутренним двором. Башни, которые внешне выглядят как архитектурное украшение, вполне приспособлены для боя, а плоская крыша позволяет разместить достаточное количество защитников и организовать круговую оборону. Основу внутреннего каркаса здания составляют морские сорокафутовые контейнеры...
  - Не накладно было? - спросил я, прикинув количество использованных для постройки убежища контейнеров.
  - Не дороже денег, - усмехнулся Капрал и, убедившись, что под аркой образовалось достаточно места для въезда Хаммера, плавно тронул машину вперёд, продолжив расписывать своё детище, - особенно, если брать не в Одессе по десятке баксов за единицу, а в Штатах по трёшке за такой же. Растамаживать их не пришлось, контейнеры заехали с официальным грузом, а потом по бумагам выехали в Приднестровье... Обычный 'прерванный транзит' для Одессы... Так вот, контейнеры тщательно соединены между собой, сварка и крепкая арматура. Внешний каркас 'Ковчега' выполнен по типу защиты здания университета Беркли...
  Я пожал плечами. Мне эта информация ничего не говорила.
  Алексей понял мои затруднения и пояснил:
  - Прочность стали приблизительно раз в десять выше, чем у любого бетона. Каменная или кирпичная кладки обладают ещё худшей сейсмостойкостью. По моим требованиям к проекту 'Ковчега', он должен был стать достаточно прочной постройкой, с мощным стальным каркасом и стенами, способными выдержать самое сильное возможное в нашем регионе землетрясение без полного разрушения и с минимальными человеческими жертвами. Японские варианты, рассчитанные на многоэтажные здания со всеми этими их крутыми и затратными наворотами, например, инерционными демпферами, проще говоря, гасителями инерции, другими устройствами для вибрационного контроля, не очень-то нам и подходили при наземной высоте 'Ковчега' всего в три этажа. Гораздо более эффективным и менее затратным для нас оказался пример общаги, спального кампуса американского университета Беркли, здание которого усилено наружной антисейсмической стальной фермой. Под внешней кладкой из красного кирпича такая ферма и находится...
  Пока я переваривал информацию Ковальского, мы въехали под арку, скрывавшую, как оказалось, длинный сквозной тоннель через всё здание. И, судя по видневшимся в стенах ещё каким-то конструкциям, одной внешней бронированной плитой, толщину которой я успел оценить, защитные сооружения не ограничивались.
  - Ну, а между этих конструкций, - с нотками гордости продолжил рассказывать Капрал, - располагается серьёзный слой железобетона. Такую стену, как у нас, не должна пробивать болванка даже из орудия среднего калибра. В подземной же части 'Ковчега', на глубине трех десятков метров, обустроены ещё два автономных убежища, позволяющих обеспечить выживание пятидесяти человек при большинстве вероятных катаклизмов...
  Машина выехала в просторный внутренний двор и покатила по его забетонированной части, которая, судя по стоявшему там японскому грузовичку и немецкому микроавтобусу, была отведена под стоянку автотранспорта владельцев 'Ковчега'.
  Капрал аккуратно припарковал джип рядом с бусом и жестом предложил мне выходить.
  Я выпрыгнул из машины, закинул за плечо автомат и... Едва не сорвал его обратно, увидев, как из открытых ворот гаража выскочили две овчарки и молча кинулись ко мне.
  - Фу! Свои! - осадил собак Алексей, - Гард! Бим! Ко мне! - добавил Ковальский, выходя из-за Хаммера.
  Моё замершее сердце вновь начало биться, а остановившиеся было овчарки, радостно улыбаясь и виляя хвостами, подбежали к выживальщику. Капрал потрепал их по холкам, и сказал, обращаясь к собакам и указывая на меня:
  - Это свой, познакомьтесь.
  Пока собаки с крайне серьёзным и сосредоточенным видом обнюхивали меня, я опять перестал ощущать пульс. Но всё закончилось благополучно и, глядя, как собаки, пофыркивая, убежали под арку, я облегчённо выдохнул и сказал ухмыляющемуся Алексею:
  - Мог бы и предупредить...
  - Извини, не подумал, - спрятал улыбку Капрал, - мы к ним привыкли. Собаки, кстати, это ещё один наш рубеж. Пять хорошо выдрессированных немецких овчарок. Троих ты видел, ещё две приданы патрулям, контролирующим местность вокруг 'Ковчега'. Вот они, эти собаки, - легионер уверенно тряхнул головой, - при любом сценарии конца света являются важным фактором выживания для своих хозяев. Заметь, даже при невероятном зомбоапокалипсисе, который таки наступил, собаки оказались не лишними. Они очень чётко различают мёртвых, хотя, как ты сам понимаешь, такому их никто не учил. А вообще, наши собаки и раненого вытащат, и чужого от территории лаем отгонят. Ну, а если злоумышленник внутрь попал, тогда, извини... Они атакуют молча, чтобы у противника не было шансов приготовиться и применить против овчарок оружие. Собаки натасканы на полноценную защиту хозяев и их гостей, которыми, в нашем случае, являются все обитатели убежища...
  - Класс! - скептически усмехнулся я, и отпустил, наконец, ремень автомата, - это мне что, надо быть готовым, пережить ещё минимум две молчаливых атаки ваших овчарок, с которыми меня ещё 'не познакомили'?
  - Да не переживай, Шмидт, - отмахнулся Ковальский, - всё равно кто-то из наших будет рядом.
  - Ага, - проворчал вполголоса я, - осталось, чтобы этот кто-то тоже был со мной знаком... Даже боюсь представить, куда эти ваши молчаливые четвероногие секьюрити приучены первым делом кусать...
  Алексей заразительно рассмеялся, я тоже не сдержал улыбки.
  - В руку, Игорь, в руку! - наконец, ответил Капрал, - ладно, тебе интересно, как обустроен 'Ковчег' внутри?
  Я согласно кивнул.
  - Там, - выживальщик указал в сторону распахнутых ворот, которые я определил как гараж, - у нас автомастерская...
  Сразу в мастерскую мы попасть не смогли, потому что задержались ещё на пару минут возле Хаммера, наблюдая интересную картину.
  В левой части здания 'Ковчега' хлопнула дверь, выпустив наружу полную женщину лет сорока. Запакованная в камуфляж дама, гордо стискивая неизменный Фамас, окинула цепким взглядом весь двор, махнула Капралу в знак приветствия рукой, зачем-то посмотрела наверх, затем развернулась обратно к двери и, открыв её, крикнула:
  - Можно!
  И отошла в сторону, придерживая двери и выпуская во двор весело галдевших разновозрастных детишек. Трое пацанов и две девочки, причём самой мелкой было явно не больше лет шести-семи, сразу же притихли, увидев нас возле машин. Вслед за детьми из здания появилась вооруженная девушка лет тридцати. Кивнула нам и встала рядом со своей напарницей. Прямо амазонен-вумен разных поколений... Дети тем временем, зашептались между собой, уважительно поглядывая в нашу сторону. Вся идиллия рухнула, когда та, самая маленькая девочка, в сползшей набок миленькой шапочке с громадным бубоном, сердито стукнула ногой по земле и громко заявила капризным голосом переглядывающимся детям:
  - Пледатели! Я зомбой больше не буду! Ни за что! Хочу быть легионелом!..
  М-да, картина маслом! Кому что, а детям игры...
  - Мы в первый день их вообще из дому не выпускали, - пояснил выживальщик, - но... Попробуй этих разбойников постоянно в помещении держать! Теперь понемногу начали выводить их гулять, детям нужен свежий воздух... Ладно, пошли, - потянул меня за рукав Ковальский, которому всё же не терпелось похвастаться 'Ковчегом', - начнём с мастерских...
  Около часа бывший легионер водил меня по внутреннему двору и разным подсобным помещениям своего убежища. Знакомил с людьми, этому, смешно путающему русские и немецкие слова, Венсану Де Дрю меня представил.
  И с нескрываемой гордостью Алексей, и рассказывал, и показывал... Танки для топлива, цистерны для воды, система переработки бытовых отходов, на выходе выдающая горючий газ, десятки солнечных панелей и несколько компактных ветряков, в случае необходимости полностью обеспечивающих 'Ковчег' собственной электроэнергией... Продвинутая установка для расщепления обычной воды в кислород и водород, позволяющая обеспечить немаленький 'Ковчег' замкнутым циклом регенерации воздуха и поддержанием в убежище избыточного давления в случае радиационной или химической угрозы... Три хранилища для продуктов, заставленных стеллажами с самыми разнообразными припасами, высокоэффективная система отопления убежища с котлами, работающими как на жидком и твердом топливе, так и на биогазе, внушительные запасы дров, угля и паллетов, загодя и собственноручно изготовленных выживальщиками из целлюлозы и обычных опавших листьев... Продублированная система энергообеспечения и освещения, использующая исключительно экономные светодиоды. Самая настоящая оружейка с пирамидами готового к использованию легкого стрелкового вооружения, и ведающим этим хозяйством зажмотистым прапорщиком в запасе, чистящем с двумя помощниками из мобилизированных беженцев всё новые стволы от смазки... Хорошо оборудованный стрелковый тир и собственная артезианская скважина. Склады военного снаряжения и обмундирования, запчастей для техники, семян для посевов, лекарств для лечения... Полный капец!
  Не то, чтобы я был впечатлен... Нет. Я был потрясен! Прикинув масштабы проделанной людьми Капрала работ и вложенных в 'Ковчег' средств, я молча прозревал, прекрасно понимая, что Ковальский абсолютно не кривил душей, когда говорил о преимуществе своей группы уцелеть в постигнувшем нас апокалипсисе. Мы со своим подвалом и рядом не стояли... Алексею действительно есть, чем гордиться. Не испытывая недостатка в финансировании, Капрал, вместо тупого прожигания жизни, нашел себе с друзьями такое хобби, которое сейчас дало его команде самые большие шансы на выживание. И надо отдать ему должное, понимая, какими ресурсами он обладает, Алексей не отказался протянуть руку помощи другим людям...
  - Чего молчишь, Игорь? - отвлёк меня от размышлений Ковальский, когда мы поднимались к радисту на третий этаж 'Ковчега' после осмотра одного из помещений в подвале, которое выживальщики обустроили по принципу 'клетки Фарадея' для хранения аппаратуры и предотвращения выхода её из строя в случае мощного электромагнитного импульса. Даже такой вариант был учтён...
  - Перевариваю впечатления от 'Ковчега', - признался я.
  - И что скажешь? - довольно усмехнулся Капрал.
  - Скажу, что хорошо быть богатым и здоровым..., - подколол я легионера.
  - Твоя правда, - немного подумав, согласился Алексей, - да, у нас были и возможности, и деньги... И мы оказались более-менее готовы к тому, что сейчас происходит... Но, должен тебе сказать, не всё зависело от кэша. Нет. Цель и желание, вот что было первично. Что мешало другим людям потратить самую малость времени и средств на создание хотя бы необходимого минимума запасов? Консервы, вода, снаряжение, холодное оружие, всё это было доступно если не каждому, то абсолютному большинству. И сейчас не было бы такого всеобщего катаклизма. Отсутствие желания что-либо делать, пиво и зомбоящик в свободное время, всеобщая и поразительная аморфность населения, вот те причины, из-за которых погибло столько людей... И продолжает гибнуть! Конечно, жадность политиков, их абстрагированность от нужд простых людей тоже сыграли неслабую роль. Правильно кто-то сказал, 'каждый народ имеет такого правителя, которого он заслуживает'. Ладно, не хочу говорить о плохом..., - Ковальский скривился и замолчал.
  Мы, наконец, поднялись на третий этаж. Знакомая мелодия, к которой я начал прислушиваться ещё во время подъема по ступенькам, действительно оказалась песней Кипелова, звучащей из открытой в конце коридора двери.
   '...Hадо мною - тишина, небо, полное дождя, дождь проходит сквозь меня, но боли больше нет... Под холодный шепот звезд мы сожгли последний мост, и всё в бездну соpвалось... Свободным стану я, от зла и от добpа...'
  - Связист наш, Миша Проф, он на Арии помешан..., - хмыкнув, пояснил Алексей, - сейчас познакомишься. Тоже уникум... Сам в наушниках обычно торчит, эфир сканирует, но музыка в рубке играет всегда. И попробуй выключить... Фишка у него такая. Но в деле сечёт!..
  
  
   Глава 11. Планов громадьё.
  
  '...Местные часто загорают стоя. На пляжах можно увидеть множество мужчин и женщин, которые стоят, уперев руки в бёдра, и с гордым видом созерцают других, замерших в таких же позах. Вместо воды на пляже пьют пиво. Везде снуют разносчики разнообразных закусок и еды. Нередко среди купающихся проносятся водные мотоциклы, на большой скорости таскающие за собой надувные круги и 'banani', формой и желтым цветом действительно напоминающие бананы. Немногим реже между людьми проносятся прогулочные катера. И никого такие события не шокируют. Здесь жизнь бьёт ключом! И рыбаки, облюбовавшие пирсы, умудряются ловить 'bichkov' во всём этом шуме и гаме...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Пока мы шли по коридору, Капрал успел сказать ещё несколько слов о причине появления радиста среди выживальщиков:
  - Коммуникация жизненно необходима людям, и мы не намерены были лишиться её из-за апокалипсиса, - говорил Алексей, - в чрезвычайных ситуациях связь - одна из самых важных вещей. Ведь какой толк был бы от помощи, если бы мы не знали, где она... Даже простая радиолюбительская связь позволяет общаться с миллионами других радиооператоров по всему миру. Так что этот момент мы тоже не упустили...
  Как и предупреждал Ковальский, связист выживальщиков совершенно не заметил нашего появления. Плотный мужчина лет сорока, одетый в пятнистые камуфлированные штаны и чёрную футболку навыпуск, склонился над заставленным радиоаппаратурой столом и что-то, неразличимо из-за звучавшей в помещении Арии, увлеченно бормотал в микрофон, прижав его практически вплотную к губам.
  Самому радисту, судя по большим профессиональным наушникам на его короткостриженной голове, музыка совершенно не мешала.
  '...Я свободен, словно птица в небесах, я свободен, я забыл, что значит страх. Я свободен - с диким ветром наpавне, я свободен наяву, а не во сне!..', - старательно вытягивал Кипелов припев своего хита, а связист, как это не удивительно, совершенно чётко начал покачиваться в такт мелодии в своём кресле. Он же не должен слышать музыку, он же в наушниках!?
  Капрал усмехнулся и хмыкнул, мол, что я тебе говорил, потом шагнул к другому столу, где среди разобранной аппаратуры и деталей спрятался круглый сиди-проигрыватель, и выключил его.
  Радист, потянувшийся было к переключателю на радиостанции, резко замер.
  - Что за... А, это ты, Капрал! - сказал мужчина, обратив, наконец, на нас внимание.
  Затем он стащил наушники с головы, дотянулся до станции, пощелкал тумблерами и встал.
  - Привет! Я - Михаил, ребята зовут Проф, - сообщил мне радист и, протянув руку, добавил, - извините, занят был, совсем не услышал, как вы вошли...
  Я представился и обменялся с Профом крепким рукопожатием. Пока Алексей вкратце рассказал Михаилу об объединении наших групп, я невольно разглядывал бросившуюся в глаза совершенно дикую надпись и рисунок на футболке специалиста по связи. Оригинал, если я не ошибаюсь, гласил 'Убей бобра! Спаси дерево!'. Сам же бобёр, занимавший позицию между этими двумя фразами, был помещен в красный круг, и дополнительно перечёркнут линией такого же цвета. Очевидно, что после пришествия Песца надпись была творчески переработана. И, как водится у наших людей, абсолютно бескомпромиссно. 'Бобёр' был тщательно исправлен на 'зомби', 'дерево' едва проглядывало под жирными буквами слова 'Рязань'. Символически прорисованный набор костей и черепушка на месте зубастого зверя-уничтожителя деревьев в стоп-знаке, скорее всего, означали того самого 'зомби', которого надо было убить. Ещё раз прочитав и осмыслив надпись 'Убей зомби! Спаси Рязань!', я всё же позволил себе улыбнуться и поинтересоваться:
  - Михаил, а почему 'Рязань'?
  - Да родом я оттуда, - пояснил Проф, - родственников много там осталось... Эх..., - тяжело выдохнул радист и грустно покачал головой.
  - Проф! Не кисни! Кому сейчас легко?.., - по-дружески сказал Ковальский, - главное - жена и дети с тобой, и живы! Бог даст, и родственники уцелеют... Что у нас по эфиру?
  - Отклики есть и идут по нарастающей, - приободрился выживальщик, полопавшиеся сосуды в глазах которого говорили сами за себя, - да, работы на самом деле немеряно! Капрал, я же говорил, я один зашиваюсь! В эфире царит полный хаос, одни сегменты отмирают, другие, наоборот, проявляются... Большинство людей просять о помощи. Военные, те, которые уцелели, морозятся. Думаю, сами эфир мониторять...
  - Наши военные? - уточнил я, машинально отметив про себя, что в разговоре Проф несколько раз привычно смягчил 'ять' в конце парочки глаголов. Да какая разница, в принципе. В Одессе и не такую речь услышишь. Кто его знает, как они там, в Рязани, говорять... Мы вот тоже скажем 'где идём?' вместо 'куда идём?', чтобы, по местному обычаю, дорогу не закудыкивать...
  - Да какие наши..., - отмахнулся радист, - наши были, да сплыли. Одно название осталось, вышли все... Возле Одессы, если не ошибаюсь, только одна группа вояк и уцелела... Да и то, пока так и не смог выяснить, ни численность их, ни где они конкретно засели. У военных или станция полетела, или связист совсем 'нулячий'. А вот из Киева штабной крыс какой-то, я их по голосу определяю, сегодня пытался над нами командование взять. Всё хотел выяснить, кто мы, где мы, как мы и так далее... А сам от вопросов по возможной помощи косит, как олешка...
  - А ты что? - спросил Капрал.
  - Всё, как ты и говорил, - ухмыльнулся Проф, - радиолюбитель с семьёй... А потом я и вовсе с ним связь потерял... Случайно, так сказать...
  - По дальнему зарубежью есть инфа? - спросил я, - надежды есть какие-то?
  - Нет, картина событий везде практически идентична, - покачал головой Михаил, - очаги заражения молниеносно охватили крупные города, потом эпидемия неудержимо накрыла всю планету. Люди выживают, кто как может. На севере, там где минусовая температура держится, ситуация более менее контролируема. Зомби при минусе крайне малоподвижны, думаю, благодаря этому там много людей уцелеет. Хммм. Где оружие в свободном обороте или сильная военная вертикаль у власти, там мертвяки тоже не так стремительно распространяются. Например, тот же Израиль, Иран барахтаются кое-как, в смысле выживших там больше. Пока больше... О Северной Корее вообще с начала эпидемии ничего не слышно. Они и так закрыты были, а с приходом катастрофы полностью из эфира пропали. И я не удивлюсь, что при их милитаризме, они зомбаков зачистят, а вскоре Южную Корею таки аннексируют... Густонаселенные районы России все охвачены заразой. Москва, Питер, Е-бург, Самара... Да, что говорить, и Рязань моя пала..., - Михаил тяжело вздохнул.
  - В Китае..., - продолжил Проф, но неожиданно зевнул, едва успев прикрыть рот рукой, - извините, засыпаю на ходу... Так вот, в Китае сегодня с утра ядерную бомбу на Пекин скинули...
  - Как бомбу? - искренне удивился Алексей.
  - Ядрёную, самую натуральную, - пожал плечами радист и опять зевнул, - блин, извините. Надо кофея выпить... Ядерную бомбу, ну, или ракету, что там грохнуло, сейчас фиг поймёшь. Сами китайцы и скинули. Короче, Пекина больше нет. Только поздно они спохватились, вся страна уже заражена... Как и планета... Дальше международное обозрение продолжать?
  - А в Штатах что? - поинтересовался я.
  - Такой же Песец, как и везде, - недовольно поморщившись, ответил Проф, - только там, с учётом распространённости и доступности стрелкового оружия, к зомби-апокалипсису ещё и бандитизм резко поднялся. По варианту 'кто был никем, тот станет всем'. Люмпены из белых и негров, латиносов и ирландцев, и даже из индейцев мочять и зомби, и друг друга... Хваленых морпехов, которых в крупные города в первый день ввели, мертвяки заточили, флотские во время масштабных спасопераций 'обратились'. И наш светоч демократии, мировой гегемон пал, оказавшись ничем не лучше того же Сомали... Короче, ребята. Если вы хотите услышать, что откуда-то вскоре прилетять Чип и Дейл на вертолёте и всех спасут, то вынужден вас разочаровать. Альтруистически настроенных спасателей, МЧС, крупных сил военных, горящих желанием спасти мир, не обнаружено... Планета Земля медленно превращается в планету Зомбя... Как Шелезяка в мульте об Алисе Селезнёвой, 'разумной жизни нет, населена зомбями...', - уныло закончил и вновь неудержимо зевнул радист.
  - Ясно..., - разочарованно протянул я, с трудом сдержавшись от аналогичного зевка. Заразная это вещь и необъяснимая...
  Настроение Профа мне совершенно не понравилось. Нормальный, работоспособный парень. Но упадничество на фоне усталости до добра не доведёт. Человеку надо дать отдохнуть. А для этого выдернем Профа к нам на базу в Затоку. Сменит обстановку, передохнёт, заодно с Гольдманом скооперируются. Да. Такой вариант гораздо лучше соответствует начавшим формироваться у меня планам на ближайшую перспективу... Кстати, надо не забыть поинтересоваться у Изи, почему он о ситуации в мире умолчал. Не верю, что Гольдман, мониторя эфир практически постоянно, ничего такого, что Проф сообщил, не знал...
  - Ладно, - продолжил я, - будем исходить из принципа 'спасение утопающих - дело рук самих утопающих'... Михаил, а что у вас по аппаратуре есть?
  - Да много чего..., - хмыкнул Проф и быстро глянул на Капрала. Тот, не скрываясь, уверенно кивнул.
  - Что? Всю номенклатуру рассказать? - спросил у меня радист, - с чего начать? С антенных анализаторов, сканеров или радиостанций?
  - А их у вас не по одной единице? - уточнил я.
  - Нет, конечно, - радостно ухмыльнулся Михаил, - 'тяжелого' оборудования по два, три комплекта. Автомобильных станций на тридцать машин, носимых - ровно шестьдесят комплектов. Антенн - около сотни. Трансиверов...
  - Стоп, я понял, - остановил я Профа, - комплект анализирующего и сканирующего, приёмо и передающего, в точности, как для себя, ты безболезненно подобрать можешь?
  - Да, легко! - согласно кивнул радист.
  - Поделитесь, Алексей? - переспросил я у Капрала.
  - Шмидт, я же сказал, мы вместе, - твёрдо ответил Ковальский, - ты комендант, вот и распределяй ресурсы между базами. Их стоимость уже не играет никакой роли. Главное - это эффективность предпринимаемых мер.
  - Спасибо, Лёша, - поблагодарил я легионера и обратился к радисту, - Миша, а связь с базой 'Затока' дать можешь?
  Проф кивнул и пошел к своей аппаратуре. Пока он связывался с Гольдманом, я успел перекинуться несколькими фразами с Ковальским.
  - Алексей, а что у тебя дальше по планам? - спросил я у выживальщика.
  - Накормлю тебя, наконец, обедом, - ухмыльнулся Капрал, - 'Ковчег' мы осмотрели. А, познакомлю тебя ещё с нашим хозяйственником. Интереснейший человек. Рино Соладзе, грузин, коренной одессит. Кстати, именно он и нашим заводом Шабо управлял, и концепцию Центра культуры вина тоже он придумал. Очень талантливый организатор!..
  - Капрал, давай так. Перекусим, потом ты бери своего зампотыла, Профа, ещё кого считаешь нужным. Кто будет и должен участвовать в принятии серьёзных решений. Кто располагает информацией о имеющихся и перспективных ресурсах, и о наших возможностях. И едем к нам. Я сейчас парней предупрежу, что вечером объединённый совет устроим. Надо решать, что будем делать дальше, согласен?
  - Окей, - коротко подтвердил своё согласие Ковальский, - чувствую, что ты готовишь нам всем сюрприз. Распоряжения какие-то по 'Ковчегу' оставлять?
  - Пусть как можно быстрее машины осмотрят и к вылазке подготовят. Оружие, снарягу, сам понимаешь. Чтобы мы не решили, подготовка лишней не будет. Да, Лёша... Неплохо будет, если вы стволов и экипировки нам немного подкинете...
  - Сделаем, - кивнул Алексей, - я же говорил, будет что-то серьёзное... Ты пока с Затокой пообщаешься, я Профа отправлю, чтобы он погрузку радиоаппаратуры организовал. Потом он тебя обедать поведёт, я свою часть распоряжений отдам и к вам присоединюсь. Идёт? Кстати, если Хоффман ещё у вас, пусть там и дожидается...
  - Хорошо, передам..., - согласился я.
  - Готово! - сообщил радист, - ваш Илья в эфире!
  Я сел перед микрофоном и принялся инструктировать Гольдмана. Миша Проф ненадолго покинул радиорубку, а когда он вернулся, с ценными указаниями Затоке уже практически было закончено.
  Минут через десять я с удовольствием уплетал наваристый борщ, сидя за одним из столиков в просторном холле 'Ковчега' на первом этаже, где выживальщики устроили что-то вроде общей столовой после значительного увеличения обитателей убежища.
  Неподалёку от нас обедало четверо бойцов, смена патруля, как шепнул радист. Уставшие ребята, экипированные по типу Капрала и его легионеров, сидели настороженно, видимо ещё не отошли от постоянных напрягов открытой местности. Их автоматы замерли в пирамиде возле входа в столовую, там же у стены лежали каски и разгрузки. И хоть у каждого из парней на поясе виднелась кобура с пистолетом, всё равно, время от времени кто-то из бойцов поглядывал на пирамиду. Я их понимаю... Сам дёргался на каждый скрип даже через полчаса пребывания в защищённом 'Ковчеге'.
  Изголодавшись за день, я активно поглощал вкуснейшую еду, жена Ковальского не обманула, глазел по сторонам, вполуха слушал историю Профа и обдумывал, какое же решение стоит принять. Что делать? Извечный вопрос...
  - Я, вообще-то, раньше к связи, скажем так, полноценного отношения не имел, - рассказывал между тем Проф. Радист пил кофе из большой стеклянной кружки. От еды он отказался, сославшись на то, что недавно перекусил.
  - Окончил факультет промышленной электроники в Рязанском радиотехническом институте, потом на заводе киповцем работал. Через пару лет один из знакомых дал 'на посмотреть, починить' пару радиостанций одноканальных на двадцать седьмой мегагерцевый диапазон. Это который СиБи. Схему в журнале нашёл, поломка пустяшная оказалась, починил. Начал проверять, да переговоры других людей услышал. И понеслось... Это целый, живой мир оказался, меня и затянуло. Сам начал в эфире общаться. Ясное дело, станциями, антеннами, оборудованием вплотную заинтересовался. Интересно жил, днём работа, в свободное время - хобби. С людьми умными познакомился. Сам понимаешь, Игорь, чтобы радио заниматься, надо определенным багажом знаний обладать. Вот я их и набирался по тридцать шесть часов в сутки, как в рекламном слогане того времени. 'В сутках тридцать шесть часов, так говорят те, кто пользуется связью в диапазоне двадцать семь мегагерц'. Слышал такой?
  Я неопределенно помотал головой, прожевывая восхитительную домашнюю колбасу с гарниром из нежной картошки с грибами.
  - Нет? Ну, не важно, - Михаил улыбнулся, - ещё никто в Одессе не сказал, что слышал эту рекламу. Её, наверное, только в России тогда гоняли... Слоган слоганом, но время реально летит, когда в эфире прочно засел. Всё было хорошо, только потом неудача у меня случилась. Работу лучше предложили, я повёлся. Меня и подсуропили, кинули, короче. Все свои сбережения тогда потерял. Походил, потынялся, а работы нет. Завод, где я прежде работал, банкротили по полной, под продажу готовили. Тогда мать моя и сказала: 'Ехай ты, сынок в Одессу. Там сестра моя, Нина, помощь просит. Совсем больная стала. Досмотришь её, а квартиру она на тебя перепишет, обещала. Да и без работы в Одессе не останешься...'
   - Так я в Одессу и попал. Классный город, люди здесь совершенно невероятные оказались... Я потом по всей Украине поездил, но такого менталитета, такой отзывчивости у простых горожан нигде не встречал... Сменил одну работу, вторую, потом и третью, пока нормальную нашёл. Женился опять же здесь. Короче, в суматохе жизни радиохобби совсем забросил. А потом случайно, искал что-то, объявление в газете о продаже радиостанций диапазона какого-то странного, сто шестьдесят мегагерц, увидел. Заинтересовался, полез в интернет. И офигел!..
  Проф сделал большой глоток кофе и продолжил:
  - Оказалось, что в Одессе радиолюбительство развито едва не больше, чем в Рязани! И клуб свой даже есть! Я долго не думал, тем более, что жизнь более менее стабильная у меня пошла, и в радиоклуб вступил. Позывной получил, заметь, сразу третьей категории, минуя четвёртую. Круто это, короче. Аппаратуру потихоньку стал покупать, теорию изучать, завсегдатаем клуба стал. Народ в нашем клубе отзывчивый оказался, многому научили. Через год вторую категорию получил. И тут-то на меня Капрал и вышел. Вначале он мне странным показался. Молодой парень, но сразу видно, что при деньгах нормальных. И не 'мажор'! Согласись, странно по нынешним временам. 'Мне', - говорит, - 'вас рекомендовали...' Я его по-русски спрашиваю, конкретно, что надо? А он и выдает: 'надо центр коммуникаций организовать и запустить'... Я и офигел. Говорю, 'может вам ещё и Байконур с ЦУПом построить'? В общем, поржали, разобрались потом, что Алексей радиорубку хотел у себя на даче построить. А представь, ты, например, о Феррари мечтаешь. Вдруг появляется богатый Буратино и предлагает на его деньги эту Феррари собрать. Да ещё потом и погонять дать обещает! Ага, подвох должен быть. Постепенно тема с их движухой 'выживальщиков' и 'Ковчегом' вылезла, да и платежеспособность Ковальского в полной мере подтвердилась. По-первой Лёша мне даже платил за то, что я их связью занялся. А потом я от денег отказался. Самому интересно стало. Решил с парнями вмистяжнай, совместно, то есть, тему развивать. Тут тебе и спорт, и хобби, и коллектив интересный, общей идеей сплоченный... Я среди выживальщиков даже без радио лишним не оказался. И от спорта не далёк, в своё время норму второго юношеского разряда по водному туризму выполнил, стрелять умею на уровне третьего советского разряда. Ясное дело, права есть, да и опыт работы автоэлектриком имеется. Уколы ещё колоть могу и давление мерить. Ну, и память хорошая, недаром профессором кличут...
  Я подтянул к себе поближе глубокую тарелку с салатом, воткнул в него вилку и кивнул Михаилу, давая понять, что внимательно его слушаю.
  - Тем временем, - Проф и не собирался умолкать, - Алексей весьма приличные бабки на связь выделил. Только условие поставил, чтобы аппаратура действительно хорошая была. Ну, я ему прямо и сказал, что для законности надо бы ещё кому из команды хотя бы четвёртую категорию оформить. 'Укрчастотнадзор' наши игры со связью по-любому бы незамеченными бы не оставил. Оформили одному из парней даже третью, он теперь моим помощником. Был... Он из города не выбрался... Жена его на скорой работала. Заразилась, он её не бросил...
  Михаил на пару секунд запнулся. Я тоже молчал, понимая, какая судьба постигла его товарища.
  Между тем бойцы, обедавшие рядом с нами, закончили приём пищи, споро разобрали свою амуницию, и мы с Профом остались в столовой одни.
  - Потом наш командир нашёл выход на австралийский рынок, - продолжил радист, - и буквально в феврале мы получили несколько коротковолновых трансиверов Кодан и Харисов, это военные станции. О Кенвудах, Айкомах и Аешах вообще молчу... Ну, и моя коллекция бытовых приёмников, многие из которых профессиональным не уступают. Я её тоже в 'Ковчег' перетащил. Санжан девятьсот девятый, Грюндик Сателлит, даже Деген ДЕ одиннадцать ноль три есть, который самая настоящая легенда, без дураков... Вот такими радиосредствами и располагаем. А главное - знания. Они - есть! Такие вот дела...
  Михаил замолчал, удивлённо разглядывая появившуюся посередине стола бутылку двенадцатилетнего 'Чиваса' и Капрала, раскладывающего перед нами небольшие бокалы под виски.
  Алексей присел, накидал себе в тарелку закусок и потянулся к бутылке.
  - А пива нет? - спросил Проф.
  - Пиво - зло! - лаконично ответил Капрал, - и шампанского тоже не будет. Праздновать нечего... Лариса сказала, чтобы мы по сто грамм приняли, психоз сняли, - добавил Ковальский, разливая нам по 'вискарикам' янтарную жидкость, - давайте, мужики! Не чокаясь... Как в Одессе говорят, за тех, кто в море!..
  Мы молча выпили. Даже после плотного обеда виски сумел теплой волной пробежать по всему организму. Потихоньку потягивая кофе, я ждал, пока Алексей насыщался. Проф убежал проверить погрузку оборудования.
  - Ну что, по коням? - наконец, спросил Ковальский, сыто потянувшись и отодвигая пустую тарелку, - диспозиция такая. Мы едем на Хаммере, Лара, Проф с нами. Венсан поведёт грузовичок с тем, что ты просил, Соладзе поедет с ним. Или ещё пару человек для массовки взять?
  - Думаю, и нас будет достаточно, - ответил я, - До Затоки тут плечо короткое, причин ослаблять охрану 'Ковчега' смысла не вижу. Поехали! - добавил я, вставая.
  Обратная дорога пролетела незаметно. Проф дремал на заднем сиденье, Лара негромко переговаривалась с Капралом, обсуждая и сравнивая тактико-технические характеристики её винтовки и снайперки Валеры Карабина. Чего они там решили, не знаю...
  Я их не слушал, полностью погрузившись в планирование вариантов выживания нашей колонии. Те мысли и выводы, которые скопились у меня за последние, насыщенные событиями дни, я теперь переносил на бумагу. Не знаю, как кому, но мне всегда было гораздо легче принимать стратегические решения, когда я видел выкладку исходных данных перед собой... Цели, промежуточные задачи, возможные негативные и позитивные последствия... А с учётом того, что на меня по воле случая легла обязанность сберечь жизни такого количества людей, к вопросу выбора стратегической Цели я подошёл со всей возможной ответственностью...
  Капрал бросал пару раз заинтересованные взгляды на меня, корпящим над блокнотом, но так ничего и не сказал. Да и что он мог понять, увидев три пронумерованных колонки, разделенных каждая ещё на две части с многочисленными сокращениями, 'плюсиками', 'минусами' и значительным количеством вопросительных знаков. Хотя нет, я не прав. Не стоит недооценивать легионера-выживальщика. Ковальский наверняка уже тогда догадывался о моих планах. Иначе, чем можно объяснить, что он оказался одним из немногих, для кого предложенный мной впоследствии вариант не стал неожиданным. Разве тем, что Капрал и сам хотел предложить нечто подобное?..
  База 'Затока' напомнила мне муравейник. Какие-то люди в ОЗК, под охраной трёх автоматчиков из людей Обивана, заканчивали оттаскивать трупы мертвяков от ворот. На территории полным ходом шла разгрузка последней партии трейлеров, прибывших с тировской парковки. Цепочки людей тянулись от грузовиков к помещениям, выделенным Левенцовым под склады. В одном месте сновал юркий автокар, который, как сообщил Фауст, парни притянули с одной из окрестных баз отдыха.
  В общем, моего участия не требовалось, чем я и не замедлил воспользоваться. Вкратце переговорив с ребятами и обменявшись новостями, я назначил через полтора часа расширенное совещание руководителей групп.
  И уже на пути в коттедж, где я хотел спокойно обмозговать свои предложения по ситуации, меня перехватил загадочно ухмыляющийся Эхов. Не слушая никаких возражений, наш эксперт по оружию завел меня в мастерскую и похвастался монстром, в которого он вместе с отцом Столярова превратили Паджеро Гоблина. М-да... Нет, я понимаю, что при наличии автослесаря, квалифицированного сварщика и инструментов, сделать можно многое, и не только турель... Но, то оружие, которое было установлено на джипе, вызвало у меня сдавленное 'Охренеть...'. В памяти сразу же возникли здоровенные коробчатые магазины непонятного предназначения и серые ящики, которые Юра экспроприировал в загашнике своего начальника.
  Эхо войны расплылся в довольной улыбке и только хотел провести среди меня ликбез по поводу стволов на крыше Паджеро, как был, в свою очередь, нагружен инвентаризацией вооружений, прибывших вместе с нами из 'Ковчега'.
  Только после этого я смог, наконец, уединиться, привести себя в порядок и подготовиться к совещанию.
  Когда обозначенное время истекло и все собрались, я по-быстрому ещё раз представил присутствующих друг другу, чтобы избежать потом ненужной траты времени.
  Первым высказаться предложил вирусологу.
  Отец Гольдмана достал из лежащей перед ним папки несколько листков бумаги, прокашлялся и сказал:
  - В общем-то, товарищи, должен вам сказать, что ситуация как была, так и остаётся критической. За прошедшие три дня эпидемия не пошла на спад, мёртвые продолжают исправно ходить и нападать на живых... Мне с супругой и выделенными помощниками, заметьте, при полном отсутствии необходимого оборудования, всё же удалось прийти к кое-каким промежуточным выводам и предположениям. Естественно, исходными данными послужила информация из Интернета, пока к нему был доступ. Сохранённая информация крайне разрознена, а порой и противоречива. Многие моменты требуют дополнительной проверки, которую мы, увы, в наших условиях провести не в состоянии. Затем, нами были опрошены почти все обитатели базы, задокументированы их наблюдения, факты, свидетелями которых стали спасшиеся из заражённой Одессы. И это ещё не всё. Медицинской группой было проведено вскрытие отдельных образцов зомбифицированных, хммм..., созданий. Да, мы осознанно пошли на этот риск. Человек и собака, застреленные охраной базы, ворона и чайка, останки дельфина, подобранные на берегу. Кроме этого, были исследованы образцы 'Нечта', как назвал его наш уважаемый снайпер, а именно череп и конечность мутировавшего мертвеца, добытые Шмидтом и Ковальским во время сегодняшнего рейда в сторону города-героя Одессы..., - вирусолог замолчал и потянулся к стакану с водой.
  Дождавшись, пока он сделал несколько глотков и вернул стакан на стол, я уточнил:
  - Виктор Фёдорович, а крабы?
  - Действительно, черноморские крабы наблюдались, - подтвердил вирусолог, - но о них я умолчал сознательно. С крабами не всё так однозначно. Эти морские членистоногие сперва зомбифицировались, но через короткое время все они погибли. На этот раз уже окончательно. Что произошло и с чем это связано, я объяснить не могу, причины такого ответа повторять не буду. Всё то же отсутствие элементарного оборудования. Кстати, после окончательной гибели зомбифицированных крабов, у них наблюдалось необычайно быстрое, я бы сказал, лавинообразное разложение тканей. В нормальных условиях такого быть не должно...
  Учёный обвёл всех присутствующих усталым взглядом, потом посмотрел на один из листов бумаги, разложенных перед ним, и продолжил:
  - Итак, что конкретно известно на сегодняшний день. Любой укус ходячих мертвецов смертелен. Промежуток времени от момента заражения до момента биологической смерти напрямую зависит от тяжести ранения. Если жертва имеет тяжелые рваные повреждения, нанесенные зубами мертвецов, то смерть наступает быстро. Если ранение незначительно, заражение проходит более медленными темпами, но тоже приводит к летальному исходу. Важно ещё и то, что заражение наступает не только после укуса. У нас есть свидетель, который утверждает, что на его глазах скончался и зомбифицировался человек, в открытую рану которого попала кровь зараженного... Один из беженцев раскроил мертвяку голову, - учёны поморщился, - и жидкость, которую я условно называю кровью, плеснула на рану живого человека. Заражение произошло точно так же, как и при укусе. Да, Сергей, спрашивайте, - сказал вирусолог, обратив внимание, что Сергей Столяров поднял руку вверх.
  - Виктор Фёдорович, вы говорите о попадании брызг жидкости из тела зомбака в рану. А если кровь зараженного попадёт на открытый участок кожи? В глаза, в рот?.. - уточнил Столяров.
  - Полагаю, что это также может привести к заражению, - ответил Гольдман, - если даже предположить, что вирус не проникает через поры, то на коже всегда может быть ссадина, царапина или микротрещина. Также допускаю проникновение заразы через слизистые оболочки...
  Столяров удовлетворенно кивнул.
   - Дальше, - продолжил вирусолог, - зомби, вне зависимости от того, человек это, животное или птица, едят только мясо. Предпочтительно мясо живых, а в случае отсутствия таковых, мясо безвозвратно мёртвых. На вершине пищевой пирамиды у зомби стоят живые особи своего вида. То есть, зомби-человек, при наличии выбора между живым человеком и живой собакой, предпочтёт напасть на живого человека. Зомбособака нападёт на живую собаку, только потом на человека и так далее... Друг друга зомби не едят. То есть, гипотетически, в ситуации, когда живой человек встретит трёх зомби, они попытаются напасть на человека. Друг на друга 'обратившиеся' не реагируют. Допустим, при такой же ситуации человек убивает одного из мертвяков и скрывается от двух оставшихся зомбификантов. В таком случае, зомби вернутся к..., фу-у, - тяжело выдохнул ученый, - к тому мертвому, убитому человеком зомби и начнут его поедать... Во всём этом есть одно интереснейшее наблюдение, исследовав которое, мы пришли к поразительным выводам. Чайки не зомбифицируются, поедая выброшенную на берег и погибшую мелкую рыбешку. А рыба, в свою очередь, товарищи, - Гольдман сделал многозначительную паузу и улыбнулся, - рыба также не зомбифицируется!
  - Хоть какое-то хорошее известие за сегодняшний день, - громко отреагировал Ковальский.
  - Так и есть, - подтвердил ученый, - и это, друзья мои, очень многообещающе! В организме рыб что-то явственно противодействует зомбовирусу...
  - Дельфину это не помогло, - негромко сказал Хоффман.
  - Так дельфин и не рыба, - резонно отметил Виктор Фёдорович, - дельфины - это морские млекопитающие. Вполне возможно, что отличность видов живых существ обуславливает разную реакцию их организмов на вирусы. Здесь пока тоже много неясностей, но изучить это предположение необходимо.
  Учёный взял в руки другой лист бумаги, мельком глянул в него и продолжил:
  - Восставшие мертвецы продолжают видеть и слышать, чувствуют запахи. Кроме этого, зомбификанты 'наводятся' на живых ещё каким-то образом. Отмечаются случаи, когда зомби с повреждёнными глазами издалека находили именно то место, где затаился человек. Заметьте, я сказал 'затаился', то есть человек практически не производил шума. То есть, слух и зрение не являются для мертвых определяющими факторами при поиске живого существа. Опять же, надо сказать, что толстые каменные стены, естественные преграды, всё же значительно уменьшают расстояние, на котором зомби реагируют ни живых. Вот нам, честно говоря, повезло, - добавил Гольдман, - что с одной стороны базы находится море, а с другой - высокая железнодорожная насыпь. Я полагаю, именно поэтому на базу выходит так мало мертвецов.
  - Тепловое излучение! - высказал предположение Эхов, - зомбаки могут наводиться на тепловое излучение человеческого тела. Как тепловизор, блин...
  - Возможно, возможно..., - вирусолог вновь посмотрел в свои записи, затем сказал, - но не факт, что именно так. Далее. Сейчас ещё прохладно. Ночью температура существенно ниже, чем днём. И беженцами, и охраной базы отмечается тот факт, что в ночное время суток мертвецы гораздо менее активны. Днём же, когда солнце основательно прогревает воздух, подвижность 'обратившихся' значительно возрастает. Следовательно, когда окончательно потеплеет, активность зомбификантов возрастёт на порядок. А летом разница между дневным и ночным поведением мёртвых исчезнет окончательно...
  - Виктор Фёдорович, а можем ли мы надеяться на то, что в обозримом будущем зомби погибнут по естественным причинам? - спросил я.
  - Уточните вопрос, Игорь, - попросил учёный.
  - Имеется в виду разложение, - пояснил я, - мёртвые ткани ведь должны разлагаться? Агрессивное воздействие окружающей среды, бактерии там всякие...
  - Должны, конечно, мёртвые должны разлагаться, - устало подтвердил Гольдман, - однако с некроплотью ходячих мертвецов этого почему-то не происходит. Процессы разложения после 'обращения' фактически останавливаются. Пока я могу только предположить, что вирус на клеточном уровне коренным образом изменяет обмен веществ пораженного организма. И крабы, о которых я уже упоминал, пока что являются единственным известным нам исключением. Такой реакции как у них, у всех остальных образцов не отмечалось. Конечно, мне хочется надеяться, что проблема с зомби решится сама по себе, но перспектив для этого пока нет.
  - Так как же нам уничтожить этих чёртовых 'ходячек'? - спросил Ковальский.
  - Самый надежный вариант всем вам известен, - ответил вирусолог, - это выстрел в голову либо аналогичное по деструктивному воздействию на мозг действие. Разрушение головного мозга приводит к гибели ходячих мертвецов во всех известных случаях. Механические повреждения тела, например, выстрел в сердце, утрата конечностей, не приводят к фатальным последствиям для зомбификантов. Боль, как таковую, судя по всему, мертвецы не ощущают. Огонь также малоэффективен. По крайней мере, если он не приводит к полному уничтожению того же мозга. Помните, в начале катастрофы в центре Одессы упал авиалайнер? Так вот, люди, погибшие тогда в пожаре, потом 'обращались'. Необходимо ещё поэкспериментировать с заморозкой и водой, но, до отлова мертвяков и опытов с ними в морозильных камерах или сбрасывания оживших трупов в море мы ещё не дошли...
  - А дальше, я хочу вам кое-что показать, - сказал профессор после того, как наклонился и достал из-под своих ног непрозрачный полиэтиленовый пакет. Перевернув его, Гольдман вытряхнул на стол влажно блестящий череп и несколько мелких костей. Затем ловко собрал из костяшек кисть человеческой руки, перевернул и поставил череп на его основание.
  Мы с Капралом переглянулись, догадавшись, что это за кости.
  - Похоже, наши выводы о том, что мертвецы малоподвижны и действуют инстинктивно, надо пересмотреть, - сообщил вирусолог, - это, - он кивнул в сторону черепа и костей, ставших предметом всеобщего внимания, - тот самый 'Нечта', образцы которого добыли Игорь и Алексей. Мы специально очистили кости от плоти. Теперь прекрасно видно, что зомбификанты, к сожалению, мутируют. Да, мутируют! Обратите внимание, зубы и форма верхней челюсти совершенно не соответствуют анатомии человека, да и сам череп претерпел видимые изменения. Кость стала значительно плотнее и крепче человеческой. А когти, эти когти на фалангах пальцев, вы их видели? Посмотрите, - Гольдман ткнул указательным пальцем на разложенные на столе костяшки, - это действительно 'Нечто'...
  Большинство из собравшихся за столом привстали со своих мест, чтобы получше рассмотреть те изменения, о которых говорил вирусолог.
  - Сами видите, мутировавший зомби стал ещё более опасен, он лучше приспособлен для атаки живых, - продолжил тем временем учёный, - да и поведение 'Нечта' несколько изменилось. Жена Ковальского, которая и застрелила этого мертвеца, сообщила, что он двигался значительно быстрее известных нам ходячих мертвецов. Более того, этот монстр был вооружен палкой! А это уже свидетельствует о том, что 'Нечта' стал способен на определенные примитивные, но осознанные действия! Да и тот факт, что, скорее всего, зомби самостоятельно выбрался из глубокого котлована с крутыми стенами, в котором бандиты устроили это своё..., м-м-м, 'зомбогочи', тоже о многом говорит... Нелюди, развлекаясь и устрашая пленников, скармливали мертвякам живых... Немыслимо, но так оно и было, свидетелей много. Я предполагаю, что именно поглощение плоти живых людей приводит к мутации мертвяков, являясь неким катализатором для этих ужасных изменений. Даже бандиты пришли в своё время к такому же выводу и зачистили котлован с мертвяками... Да и стремление мёртвых пожирать всё живое косвенно свидетельствует, что эти выводы верны... Во что в конечном итоге разовьется мутация мертвецов, я сказать не могу. Но, в худшем варианте, мы вскоре столкнемся с крайне опасными, быстрыми, сильными и, самое ужасное, с вероятно умными 'Нечтами' - мутантами. У меня пока всё, - сказал, завершая свой доклад Гольдман, - для дальнейших исследований мне необходимы лабораторное оборудование и реактивы. Список я уже набросал. Так что, прошу включить мои потребности в наши первоочередные планы...
  - Ах, да, - неожиданно вскинулся профессор, - за этими печальными выводами, чуть не забыл сказать о ещё одной хорошей новости. Я всё же учёный, а не медик... Те люди, которых мы вчера поместили в карантин, они на удивление быстро идут на поправку. Как говорится, нет худа без добра... По всей видимости, поразивший всех вирус подстёгивает у живых людей иммунитет и регенеративные способности организма. По-другому объяснить быстрое заживление механических ран и выздоровление простуженных я не могу... И с лекарствами ситуация пока что не катастрофична, кое-какие запасы есть и в "Затоке", ещё больше их имеется в "Ковчеге"... Вместе с тем, если наши предположения окажутся верны, и люди будут болеть значительно меньше, общую ситуацию и потребность в медикаментах это не поменяет. Нам необходимо иметь полный комплект и избыточное количество, как лекарственных средств, так и оборудования для своевременного и достаточного оказания медицинской помощи. Раны, травмы... Всё это, уверен, будет. Только сегодня в том опасном рейде никто из наших ребят чудом не получил огнестрельных ранений...
  Гольдман посмотрел мне прямо в глаза и сказал:
  - И нам нужны несколько толковых врачей. Терапевт, хирург, стоматолог... Поймите, медсёстры и педиатр, микробиолог и вирусолог просто не имеют достаточного опыта и специализированных знаний. Мы просто не сможем помочь людям, если это понадобится... Вот теперь у меня точно всё, - добавил учёный.
  - Спасибо, Виктор Фёдорович, - поблагодарил я Гольдмана-старшего, помечая вполне разумное замечание Изиного отца в лежащем передо мной блокноте.
  ...Только, где их взять, этих хирургов и стоматологов? С учётом того, что больницы стали...
  - Персонал больниц и травмпунктов первыми подвергся массированному заражению, - отрицательно покачал головой Фауст, - вначале дежурные смены, потом вызванные на работу врачи. Предполагаю, что медиков уцелело крайне мало. Об этом говорит даже количество таких специалистов среди наших людей... Но замечание верное, надо подумать, как найти необходимых специалистов. Надеяться, что рано или поздно такие самостоятельно выйдут на нас, глупо...
  - Хорошо - согласился я, - вопрос действительно серьёзный. Если у кого-то есть мысли, конкретные предложения, давайте обсудим по завершению совещания. Кто доложит по хозяйственной части? - спросил, глядя в сторону шепчущихся Соладзе и Левенцова.
  Бывший директор 'Шабо' переглянулся с владельцем нашей базы, затем грузин прокашлялся и сказал:
  - Пожалуй, я... Начну с того, что у нас в плюсе, - сообщил Соладзе, - выжившие люди поселены. Несложно разместить ещё некоторое количество. Здесь, в Затоке, с этим проблем нет, беженцев можно принимать. Охраняемую территорию, при необходимости, можно расширить за счёт соседней базы. Думаю, их прежние хозяева возражать не будут... Тем более, что часть прибывшего автотранспорта всё равно придется там размещать...
  Грузин криво усмехнулся и продолжил:
  - Разгрузка и сортировка захваченных на тировском паркинге припасов всё ещё продолжается, и, благодаря этой успешной операции и имеющихся в "Ковчеге" запасов, можно уже сейчас говорить, что продуктами питания мы обеспечены. Соблюдая среднесуточную норму довольствия на одного человека, мы сможем кормить население обеих баз не меньше года. Могли бы и больше, но часть продуктов, к сожалению, долго сохранить не удастся. С питьевой водой ситуация несколько проще. Скважина 'Ковчега' покроет все наши текущие потребности. Конечно, о ваннах людям придётся забыть, но еженедельную помывку мы организуем. Скорее всего, баню, которая имеется на базе "Затока", для этих целей придётся перестроить. Мы с Сергеем Александровичем как раз начали обсуждать этот вопрос... Автоцистерну под 'водовозку', опять же найти надо... Но, думаю, это тоже не проблема. На какой-нибудь из затокских баз отдыха они наверняка есть, своей воды ведь здесь никогда не было...
  Говорил Рино на удивление чисто, знаменитый 'кавказский' акцент в его речи отсутствовал как таковой.
  - Теперь, что в минусе, - сказал Соладзе, - одежда и топливо. Эти позиции беспокоят нас больше всего. Централизованных запасов одежды у нас фактически нет. Естественно, почти у всех спасшихся в наличии несколько смен, как белья, так и верхней одежды. Но, практически вся она не очень-то и подходит для нынешних условий. Резервы "Ковчега" не были рассчитаны на большое количество людей и исчерпаются в ближайшее время. Все вы прекрасно понимаете, что время шикарных костюмов и стильных лакированных туфлей прошло. Нам нужна износостойкая и водоотталкивающая спецодежда, предпочтительно спортивная и военная форма. Не лишними будут перчатки, очки. Особенно в свете того, о чём говорил Виктор Фёдорович. Остро встанет вопрос с обувью. Высокие берцы, прочные походные ботинки, их у нас в таком количестве тоже нет...
  Я сделал очередную пометку в своём списке.
  ...Бюрократом становлюсь, блин. А хозяйственник прав. Требования к одежде сейчас будут очень большие. В особенности к одежде тех бойцов, кто войдёт в состав механизированных поисковых групп...
  - Топливо. Бензин и дизель, - говорил тем временем Соладзе, - они всегда имеют свойство быстро и незаметно расходоваться. Я так понимаю, мы ведь не будем сидеть взаперти и ждать от моря погоды... Лекарства, вода, продовольствие, одежда и многое другое... За всем этим надо ездить, а значит, затраты топлива на транспорт существенно возрастут. Опять же, генераторы... Имеющихся запасов явно недостаточно. У меня всё.
  Я поблагодарил 'тыловиков' за информацию и передал слово оружейнику.
  - С оружием и боеприпасами у нас не просто плохо, а очень плохо! - с воодушевлением заявил Эхо войны.
  - Как это плохо? - не выдержал и перебил я эксперта, - и у нас стволы были, и Капрал, спасибо ему, порядка пятидесяти Фамасов нам передал. Пограничники, альфовцы, многие из беженцев не с пустыми руками из города вырвались... Юра, ты что городишь?
  Ковальский, Паша, Лера, Фауст, да все, кто присутствовал в помещении, не скрывая удивления, уставились на специалиста по вооружениям.
  - Оружия, как и денег, много не бывает! - абсолютно серьёзно ответил Эхов, - а особенно боеприпасов! Сейчас сами убедитесь. Цифры у меня плавают совсем немного, одна-две единицы по каждой позиции. Хоффман данные по 'ковчеговской' оружейке тоже дал. Всякие там расточенные 'травматы', 'кустарники' и 'самопалы' я учитывать не буду. Это 'разовое' оружие, потому что каждый выстрел из него может быть последним и для самого стрелка. Итак, что мы имеем. Пистолетов 'Форт-семнадцать', калибра девять миллиметров - четыре единицы. Пистолетов 'Форт-четырнадцать', того же калибра, семь единиц. Пистолетов 'Макарова', калибр все знают, в боеспособном состоянии тридцать шесть единиц. Патронов к этим пистолетам приблизительно триста пятьдесят штук...
  Я послушал Эхо войны ещё несколько секунд, затем возмутился и опять перебил оружейника.
  - Юра! Какого хрена? Может, ты нам ещё подробно доложишь, сколько запасных спусковых скоб, затворных задержек, отражателей и курков к Макаровым у нас есть?
  - Вообще-то, так и планировал, - несколько смутился Эхов, - но... Но, это же важная информация!
  - Нет, Юра, так не пойдёт, - сказал я, - давай по-другому. Мы так тебя до утра слушать будем. Сколько пистолетов-револьверов, карабинов-винтовок, дробовиков и автоматов у нас на руках? Пулемёты и снайперское оружие дай отдельно. И что у нас с 'тяжёлым' вооружением? Есть что-то? Так можешь?
  - Легко! - быстро нашёлся эксперт, - пожалуйста...
  Эхов принялся перечислять имеющееся вооружение, не забывая указывать и количество боеприпасов. Я внимательно слушал эксперта, делал пометки и размышлял...
  ...Это пока возле базы 'Затока' сравнительно тихо, мертвяков, или как их Гольдман-старший называет, зомбификантов здесь мало появляется...
  -...По семейству автоматов Калашникова это всё, - сказал Юрий и на мгновение замолчал, - хотя нет, ещё пару стволов из недоделанных ММГ я в ближайшее время смогу довести до боевого состояния. С целью экономии боеприпасов рекомендую использовать режим одиночных выстрелов, либо короткими очередями. Однако последнее требует кое-какой сноровки у стрелка... В этом плане достаточно удобны Фамасы, у которых конструктивно предусмотрен режим стрельбы очередями с отсечкой по три выстрела. Так. Благодаря запасливости Ковальского и его людей, сейчас у нас...
  ...Вон, у Капрала 'ходячек' и то гораздо больше и регулярней отстреливают. В общей сложности, расход боеприпасов вроде как незначительный. Но, он постоянный!..
  - ...Кроме этого, на складе 'Ковчега' имеется пять подствольных гранатомётов к Фамасам, М-двести третьи которые. К ним, однако, есть всего пятнадцать выстрелов...
  - Я в своё время их с большим трудом добыл, - пожал плечами Ковальский, - и так думал, что оружия более чем достаточно...
  - Честно говоря, очень сомневаюсь, что подствольники, да и вообще гранаты, будут эффективными против зомби, - высказал своё мнение Эхо войны, - разве что по скоплениям, по площадям работать. Блин. Это всё равно, что по деревьям стрелять...
  ...Допустим, процесс заражения всего оставшегося населения завершится. Ведь рано или поздно так и произойдёт? Количество праздношатающихся зомбаков резко возрастёт вне зависимости от того, на каком удалении от города находятся выжившие. Значит, вырастет и расход боеприпасов. А если учесть ещё и зомбифицированных животных... Песец. Я же хочу предложить...
  - Немного взрывчатки, наступательных и оборонительных гранат, - вещал эксперт, - ну, и седьмой РПГ с тремя выстрелами...
  ...А кроме мертвяков есть ещё и бандиты-отморозки... Двойной песец. Эхов прав. Оружия и боеприпасов у нас крайне мало... Зря я на него накинулся... Кстати...
  - Из 'тяжелого', это всё, что у нас есть..., - завершил доклад Эхов.
  - Кстати, Юра, - вспомнив своё 'Охренеть!..' в мастерской и Паджеро Ложечникова, решил уточнить я, - ты уверен, что музейный девайс, который вы к джипу приделали, оправдает вложенный в него труд?
  - Не сомневайся, Шмидт! - кивнул Эхов, - эта зенитная спарка из двух пулемётов МГ-сорок вторых не менее боеспособна, чем наш ПКМ и Миними выживальщиков. Я сам за турель встану! Патроны на первое время к МГ достаточно, стволы я поменять смогу... Что ещё надо? Да у этой 'циркулярной пилы Гитлера' скорострельность порядка тысячи двухсот выстрелов в минуту! Да не сомневайтесь вы, эта машинка во время войны всю тактику действий пехотных подразделений у немцев перевернула! И сейчас модификация пулемёта МГ-сорок два используется не менее широко! Тот же МГ-три у 'бундесов', у итальянцев и у турок на вооружении состоит... А модификации там всего ничего, скорострельность уменьшена и планки Пикатини прикручены...
  - А что ты с ними делать думаешь, когда патроны закончатся? - хмыкнув, спросил Паша.
  - А ничего не думаю, - пожал плечами эксперт, - надеюсь, к тому времени мы уже к армейским складам доберёмся... И не только нормальными пулемётами и боеприпасами, но и 'бронёй' разживёмся...
  Оружейник замолчал, глянул на меня и коротко кивнул, давая понять, что больше ему добавить нечего.
  - Что же, друзья, - сказал я собравшимся, - не будем затягивать время. Я предлагаю выслушать анализ и предложения Олега Фауса, а затем принять необходимые для нашего выживания решения. Никто не против? Нет? Олег, прошу...
  - По сути, информация, высказанная нашими уважаемыми..., хммм, коллегами, - начал Фауст, - даёт достаточно развёрнутую картину происходящего. От себя добавлю, что эпидемия находится где-то в стадии активного распространения. Много людей всё ещё скрываются в убежищах, которыми стали для них собственные квартиры, офисы, подвалы и любые другие укромные места... Все они будут вынуждены в ближайшие дни покинуть эти укрытия, чтобы найти пищу и воду. Естественно, при этом люди станут объектами атаки для зомбификантов, что приведёт к резкому увеличению количества ходячих мертвецов. Как вы понимаете, ситуация уже необратима... В первые два дня правительство ещё могло остановить эпидемию. Сейчас уже поздно что-то делать...
  - Да что бы они смогли сделать? - недоверчиво переспросил Гоблин, - всё произошло так быстро... Весь мир поражён этой заразой...
  - Могли бы! - твёрдо возразил Фауст, - пример - Чумка! Да, вы не ослышались, та самая одесская гора Чумка, которая находится на Водопроводной улице напротив Канатного завода. Само название этой 'достопримечательности' говорит о причинах её возникновения. Чума! Болезнь, от которой гибли целые государства! Чума посещала Одессу множество раз, портовый город, крупнейшая транспортная развязка и всё такое... Именно погибшие от бубонной чумы и похоронены под этой горой... Но, что-то ещё в Одессе напоминает о этой страшной болезни? Нет! А потому что одесситы раньше умели бороться с эпидемиями! И у наших градоначальников во все времена находились и сила духа, и решительность применить необходимые меры! Мало кто знает, как боролся с распространением чумы в Одессе герцог де Ришелье, человек, чья мягкость и изысканность манер вошла в историю. Тот самый Ришелье, знаменитый памятник которому установлен на Приморском бульваре и который стал одним из символов сегодняшней Одессы. Так вот, когда в тысяча восемьсот двенадцатом году, в самый разгар Наполеоновского кризиса, в город пришла чума, власти не опустили руки и не сдулись мыльным пузырём, как это произошло сегодня. Тогда один из чиновников доложил Ришелье, что, дескать, повода для беспокойства нет - население Одессы убывает просто от неумеренного употребления алкоголя... Знаменитый градоначальник отверг такой аргумент сразу: пить - не новость! Новость - чума! И жестко наказал нерадивого подчинённого...
  Фауст обвёл присутствующих тяжелым взглядом и продолжил.
  - Город был разделен на охраняемые участки. Дома, в которые наведалась чума, заколачивались вместе с ещё живыми людьми. Вокруг Военной и Карантинной балок, трущоб, которые стали эпицентром заражения, было организовано оцепление из солдат. С чётким и однозначным приказом. Никто не должен покинуть зараженные районы! Стрелять на поражение! Подвоз продовольствия и всякие сообщения между городскими районами были полностью прекращёны. Даже явно здравствующих жителей категорически не выпускали на улицы. В воинских казармах тогда умерло от голода больше трёх десятков человек рядового состава! И всё равно: ждать и терпеть, терпеть и ждать - единственная верная гарантия спасти город. В конечном итоге целые городские районы были бестрепетно преданы огню. И только тогда эпидемию удалось остановить...
  ...Вот! Оно! Разбить город на сектора и постепенно зачистить их от зомбификантов! Но, для этого нам надо...
  - Что-то в этом роде, - выдохнул Олег, - возможно, помогло бы и в начале нашей эпидемии. Другого выхода я не вижу. Атаку зомби остановить практически невозможно, для этого требовались очень агрессивные контрмеры в самом начале заражения. Ни карантин, ни медикаментозное лечение не подходят. Единственным выходом было массовое, тотальное уничтожение всех носителей зомби-вируса. Но, время уже упущено... Не зря люди говорят, что тот, кто не помнит прошлого, не имеет будущего...
  - Сейчас я вижу два основных варианта - насколько я знал Фауста, наверняка, решение он принял не в последний момент, - это корабль или община в удалённой сельской местности. И первое предпочтительней, так как захватив и зачистив один из пассажиров или транспортник торгового флота, наверняка во множестве застрявших у наших берегов, мы получим комфортабельное и надежное убежище, которое доставит нас в крупную колонию выживших, например, один из островов Средиземного моря, или другое безопасное место типа Исландии, где холод должен существенно заморозить эпидемию. Эта задача относительно проста. Всего лишь добраться до любого крупного судна и осесть в нем. Конечно речь идет о живых теплоходах, а не тех, которые стоят на приколе последние десять лет. Второй вариант сложен тем, что территория Украины достаточно густо заселена. Уверен, что 'ходячие', со временем, доберутся в любой удалённый уголок. Тем более, если с этими 'Нечтами' всё будет так, как предполагает профессор... В любом варианте, нельзя оставаться так близко от города. Одесса мертва, как и вся её городская инфраструктура. К тому же существует большая вероятность того, что огромное количество трупов приведёт к возникновению и распространению других инфекционных заболеваний, которые будут убивать людей... Но, не отчаивайтесь! Анклавы и колонии выживших, эдакие коммуны, обязательно образуются! Они будут заниматься добыванием, мародерством необходимых вещей из погибших городов, внедрять и развивать натуральное хозяйство. Люди вернутся к истокам, начнут пасти скотину и растить пшеничку собственными руками. Главное, найти и объединиться с таковыми, и тогда у нас будут все шансы умереть от старости...
  - Какой бы мы вариант не избрали, - сказал аналитик, - нам потребуются ресурсы. Список мест для первоочередной отработки мной подготовлен и согласован с заинтересованными лицами. Оружие, продовольствие, одежда, медикаменты, средства связи... У меня всё.
  - Спасибо, Олег, - поблагодарил я Фауста и сделал очередную пометку.
  ...М-да, о связи я как-то позабыл... Проф таки убедил меня, что выживальщики запаслись более, чем достаточно. А мнения Изи по этому поводу я так и не узнал...
  - Илья, - сказал я, обратившись к Симоненкову, - что у нас по связи?
  - Тактическими радиосредствами, благодаря Профу и Капралу, - ответил Гольдман-младший, - мы более-менее обеспечены. Но, наши растущие потребности они в полной мере не удовлетворят. Во-первых, есть возможность пополнить наши запасы более современными и мощными образцами, наведавшись на склады одесского производителя...
  - Телекарт? - спросил я, быстро вспомнив это предприятие, выпускающее, кроме прочего, телекоммуникационное оборудование для военных.
  - Да, 'Телекарт-прибор', - подтвердил Изя, - во-вторых, считаю необходимым вспомнить о спутниковой связи. Под Одессой, насколько я знаю, есть одна из первых, построенная ещё при СССР, станция космической связи. Да и в самом городе есть, как минимум, несколько дилеров оборудования и услуг 'Инмарсата', 'Интелсата' и 'Турайя'. Всё таки морской город... Хоть Проф со мной и не согласен, он считает, что в ближайшей перспективе спутники будут человечеством утрачены, но я думаю, что пока этого не произошло, не воспользоваться удобной и качественной связью будет просто глупо. ДжиПиЭс вон работает, и ломаться не собирается. Поиск выживших колоний, уверен, спутники облегчат намного. Кроме этого, не буду скрывать, со спутниковой связью есть вероятность помочь Диме Думу связаться с его семьёй, застрявшей в Египте. По прошлому месту своей слу..., работы, - Илья быстро поправился, - я знаю, что многие из египетских отелей, расположенные на удалении от обжитых районов, располагают терминалами спутниковой связи. Они должны работать. Да и вообще, доступ к этому виду связи должен расширить наше понимание происходящих в мире событий, дать необходимые контакты с выжившими. Ну, и в-третьих, чтобы мы не решили с вариантами, предложенными Фаустом, нам потребуется информация...
  Ковальский наклонился и что-то шепнул Хоффману, тот улыбнулся и тихо вышел из помещения.
  - ...Море информации технического и специализированного характера, - говорил тем временем Гольдман, - как сажать эту самую пшеничку, как ремонтировать технику, как производить... Да что угодно производить! По мере надобности мы ведь не будем метаться по библиотекам в поисках того или иного учебника или инструкции? Ведь нет? Поэтому я и предлагаю вывезти оборудование одного малоизвестного одесского провайдера, на колокейшине и серверах которого хранятся огромные массивы нужной нам информации. Начиная от хорошо известной вам Википедии, нескольких файлообменников и заканчивая узкоспециализированными и закрытыми техническими библиотеками...
  В это время в помещение вернулся белорус, бережно неся в одной руке дипломат из черного пластика весьма специфичного вида, увидев который, Гольдман замолчал и вытаращил глаза. Хоффман подошел к столу и положил дипломат перед Капралом. Алексей быстро раскрыл пластиковый кейс и развернул его к Илье.
  - Это то, что я думаю? - внезапно охрипшим голосом спросил Гольдман.
  - Наверное..., - улыбнулся Ковальский, - я сразу прошу прощения. Как-то не ожидал, что моё секретное средство связи вдруг понадобится кому-то ещё. Проф тоже о нём ничего не знал... Ну, я же должен был, как судовладелец, иметь независимый канал связи со своими капитанами? Это инмарсатовский терминал Мини-М, час назад он вполне себе работал. Можете им располагать, - Капрал слегка подтолкнул дипломат к Гольдману.
  Естественно, что в ответ на короткий вопрос побледневшего от переживаний Дума, я согласно кивнул. Через десять секунд команда из двух технарей и специалиста по минно-взрывному делу покинули помещение, чуть ли не обнимая заветный терминал спутниковой связи. От ответственности за будущие решения эти дезертиры только недовольно отмахнулись, сказав, что целиком доверяют своим командирам.
  - Давайте подводить итоги, - сказал я, как только за ребятами закрылась дверь, - кому-то есть что-то ещё добавить к уже сказанному. Только действительно важное?
  Все молчали, переглядывались.
  Неожиданно поднял руку поднял... Венсан, немец-француз из команды Капрала.
  - Да, Венсан, - кивнул я.
  Немец встал, обвёл всех сосредоточенным взгляд и взволнованно выдал:
  - Зом-бей есть много-о. Я есть думать, нас есть тоже... Насрать!..
  Через секундную паузу зал сотряс взрыв смеха. Де Дрю растерянно смотрел на людей.
  - Вас хат ду гезагт, Венсан? - пряча невольную ухмылку, сказал Капрал по-немецки, - ду загт 'Шайс драуф!'. Варум, Венсан?
  - Вир мюс-сен, - ответил покрасневший легионер, - але зомби-меншен шиссен!.. Из-фени-те... - добавил смущенный немец, обращаясь уже ко всему собранию.
  - Венсан хотел сказать, что зомбификантов много, но и нас тоже много. Мы должны и можем уничтожить всех ходячих мертвецов, - когда все успокоились, пояснил Ковальский слова своего товарища.
  - Очень спорное утверждение, - прокомментировал Фауст, - мертвецов сейчас в сотни, а то и тысячи раз больше чем живых...
  - Ладно, друзья, - я решил, что дискуссия, убивать зомби или нет, нам не нужна и решительно вступил в разговор, - мы знаем, что происходит, мы знаем, какие ресурсы нам необходимы и имеем два, предложенные Олегом Фаусом, вариантов. Здесь собрались руководители нашей колонии. Что делать дальше? Как обеспечить выживание людей? Всех нас беспокоят эти вопросы. Предлагаю, чтобы мы сейчас решили, каким именно образом мы будем дальше выживать и спасать наших людей. Голосованием, открытым или тайным, как скажете...
  - Какой в этом смысл, Шмидт? - слегка удивился Ковальский, - ты комендант, ты и решай. Мы скажем 'есть' и ринемся реализовывать вариант, который ты выберешь. Многовластие и неопределённость, - легионер криво усмехнулся, - как показала история, до добра не доводит...
   - Не всё так просто, Алексей, - возразил я, - речь сейчас идёт о стратегическом решении для нашей колонии. Кроме этого, я хочу предложить ещё один, третий вариант, который кардинально отличается от того, что предложил Фауст. Я предлагаю... Одну минуту, - попросил я.
  Затем достал заранее приготовленную карту Одессы и развернул её на столе.
  - Предлагаю организовать ещё одну базу. Здесь, - я указал карандашом точку на карте.
  - Это самоубийство! - резко заявил Фауст через несколько секунд, - это же Одесский морской вокзал!
  
   Глава 12. Новый мол.
  
  '...Мне кажется, что местный менталитет как-то подействовал на меня. Недавно купил в супермаркете коробку киви. Из двенадцати штук четыре оказались испорченными (мятые и скисшие). Я вернулся обратно в магазин вместе с фруктами и чеком. Там потребовал у продавца забрать испорченные киви и дать мне взамен нормальные. Продавец почему-то не согласился, утверждая, что киви вполне свежие. Тогда я ему предложил самому их съесть, если они такие хорошие. Наглый продавец вначале сопротивлялся, но потом (видно сильно упрямый) взял и съел, весь сморщившись от этой гадости. Тогда я позвал менеджера и попросил мне вернуть фрукты, так как часть из моей покупки только что съел их продавец... Не забуду, как тот продавец на меня посмотрел...'.
  Из личных записей Уолтера Джека Поланса, мастер-сержанта команды спецопераций корпуса морской пехоты США.
  Особый фонд анклава Одесса.
  
  ***
  
  Наша колонна медленно шла по Одессе. Впереди расталкивал брошенные автомобили КрАЗ пограничников, мощно порыкивая двигателем на форсаже.
  Улицы были заполнены зомбификантами. Мертвецы активно реагировали на движущийся транспорт, протягивая руки, бросались на машины в отчаянных попытках добраться до живых. Часто стали попадаться 'живчики'. Эти мутировавшие мертвецы были более, если можно так сказать, разумны. Быстрые, иногда вооруженные палками и камнями, они наоборот пытались скрыться от автомобилей, каким-то непонятным образом понимая, что джипы и грузовики им не по зубам.
  Несколько раз издали бойцы замечали чудовищно мутировавших 'Нечт'. Эти монстры выглядели по-разному. Гипертрофированные мышцы, лишенные волос головы с жуткими челюстями, мощные конечности, позволявшие мутантам передвигаться гигантскими прыжками. И когти, благодаря которым эти твари могли, как оказалось, перемещаться практически по любой, в том числе и вертикальной поверхности.
  Мы только въехали в Одессу, как такой монстр чуть не уничтожил один из наших экипажей, неожиданно выпрыгнув из-под балкона третьего этажа примыкающей к дороге высотки. Только благодаря быстрой реакции Валеры Карабина, который не растерялся и всадил в голову 'Нечта' полный магазин своей винтовки, тварь успели вовремя нейтрализовать. Но и то, мутант сумел покорёжить и исполосовать крышу джипа своими чудовищными когтями, стремясь добраться до оцепеневших от ужаса бойцов. Нам ещё повезло, что стрелки как раз пополняли боезапас и в люке джипа никто не стоял, иначе потерь избежать бы не удалось.
  Изуродованные мертвецы, бродящие по улицам любимого города, не переставали шокировать наших людей. Но с этим мы ничего не могли поделать. Катастрофа изнутри выглядела совершенно поражающе. Видя бледные лица друзей, торжество смерти на улицах, слыша, как хрустят кости, переламываясь под колесами тяжелых машины, я поймал себя на мысли, что писатели и сценаристы канувшей в лету эпохи и представить себе не могли, как в действительности выглядит зомби-апокалипсис...
  Среди выстрелов Фамасов, которыми нас снабдил Ковальский, буднично постукивали Калашниковы. Несколько раз, когда была возможность достать мутантов, заводилась трещотка зенитной спарки МГ Эхова, выплёвывая пули со звуком громко рвущейся ткани...
  Мы медленно, упрямо сцепив зубы, продолжали двигаться вперёд. Все отлично понимали, для чего мы вернулись в ставшую такой чужой и страшной Одессу...
  Пронёсшийся в Затоке шторм, видимо, накрыл и Одессу, потушив дождём основные пожары, но дымящиеся кое-где развалины домов продолжали забивать воздух запахом гари.
  Город не был окончательно мертв. Через приспущенные окна в мой джип периодически доносились далёкие крики и чужие выстрелы. А выжившие то и дело обозначали себя, активно подавая сигналы из окон многоэтажек, и на нашем маршруте на карте Одессы появлялся ещё один значок, обязывающий к спасению людей.
  Беспрерывно работали несколько бойцов, через мегафоны поясняя людям, что помощь придёт в течении суток, чтобы они оставались в безопасных местах и не делали глупостей. Ну не было у нас возможности сразу подобрать всех, как ни хотелось этого сделать.
  Другие бойцы продолжали отстреливать зомби. Всех, которые попадались на нашем пути. Мы рассудили, что любой мертвец - это потенциальный мутант-монстр, который намного опаснее обычного зомбификанта. Поэтому люди и получили приказ на тотальное уничтожение зараженных.
  Обычные зомбификанты... Ходячки... Зомби-мутанты... Мертвые твари, 'Нечты', 'живчики'...
  Отдает ли себе кто-то отчёт, как быстро эти слова вошли в нашу повседневность?..
  Хлопает выстрел, два, если попался 'живчик', и за стеклом еле движущегося джипа на землю падает очередной труп упокоенного мертвеца. Привычная картина, присущая нашему изменившемуся миру...
  Тяжелые мысли о будущем колонии, людей, которые объединились вокруг нас, продолжали тревожить меня, предложившего вариант с возвращением в Одессу.
  Уловив паузу в переговорах, которыми Фауст активно обменивался с другими экипажами по рации, я вспомнил, что хотел у него кое-что спросить и задал Олегу прямой вопрос:
  - Фауст, вот скажи! Почему ты единственный оказался на голосовании против?
  Гоблин навострил уши, явно также интересуясь, что ответит Олег.
  А тот не стал тянуть, в машине были только свои. Те, которым можно и нужно доверять.
  - Всё просто, Игорь, - невесело ухмыльнувшись, сообщил аналитик, - во-первых, я не против, а поддерживаю твой план. Более того, своими словами и действиями я отчасти создал необходимую атмосферу для принятия именного твоего варианта за основной. Но об этом должны знать только мы. Во-вторых, вокруг нас собралось достаточно много людей, а в последующем будет, надеюсь, ещё больше. Ну, не бывает в жизни единогласия, всегда будет тот, кто показательно поддерживает, а на самом деле вынашивает свои, отличные от общих, планы. И зачастую, противоречия проявляются неожиданно, а иногда совершенно фатально... Так лучше сразу обозначить себя, как человека с отличными от генеральной линии взглядами, создать условия, чтобы возможные антагонисты вышли вначале на меня... Думаю, дальше понятно... И в-третьих, для меня несколько удивительным выглядит практически полное единогласие за твой вариант остальных... Ничего странного в этом не находите?
  Фауст нахмурился и продолжил:
  - Мне понятно, почему старый костяк нашей группы поддержал тебя, Игорь. Мы хорошо знаем друг друга, у некоторых есть кроме дружбы и особые причины, чтобы вернуться в Одессу, как, например, у Дума, который хочет спасти жену... Вот ты, Паша, ты почему за Шмидта?
  Гоблин хмыкнул и ответил:
  - А я как Портос, дерусь, потому что дерусь...
  - Вот! Я об этом и говорил, - протянул Олег, - но мы совершенно не знаем причин, по которым все остальные так рьяно проголосовали за новую базу на морвокзале. Взять того же Ковальского. У них так вообще супер навороченная база, оружие и продукты... Чего им соваться на морвокзал вместе с нами?
  - Человеколюбие, желание спасти как можно больше людей не подходит? - переспросил Ложечников.
  - Нет, мне не подходит, - отрезал аналитик, - всегда есть неизвестные причины, которые могут многое изменить. А доктор? Профессор наш. Как он рассказывал, насколько смертельно опасна новая зараза... И раз - за возвращение в Одессу... Вы меня поняли, - добавил Олег и вернулся к разговору по рации.
  Я его понял. Более того, я тоже задумывался о причинах, подтолкнувших людей на принятие безумного плана по организации новой базы на морвокзале, эвакуацию выживших людей и зачистку стратегических объектов...
  Но мне было несколько легче. Я даже точно знал, почему некоторые проголосовали за возвращение. Но пока я об этом говорить никому не собирался. Даже своим...
  Скользнув взглядом по простреленному в нескольких местах бигборду с плакатом, на котором ещё можно было разглядеть Потёмкинскую лестницу и слоган 'Одесса - это не город, это улыбка Бога', я поморщился, как от зубной боли, и начал вспоминать, как же удалось убедить людей проголосовать за мой план.
  ...- Если бы мы принимали решение хотя бы день назад, я наверняка предложил и поддержал варианты, о которых говорил Олег Фаус. Но, сегодня ситуация другая..., - выдержав небольшую паузу, я продолжил, - давайте вместе попробуем ещё раз проанализировать наши перспективы. Итак, смертельная эпидемия стремительно охватила весь мир. Густонаселенные регионы быстро стали эпицентрами распространения заразы. Власти не смогли адекватно отреагировать на обстановку и, как результат, государства пали... Думаю, крайне маловероятно, что где-то остались достаточные силы, которые в ближайшее время возьмут ситуацию под контроль и придут выжившим на помощь...
  Я обвёл собравшихся взглядом. Никто ожидаемо не возразил.
  - Значит, мы должны позаботиться о выживании самостоятельно, - добавил я всем известный вывод и, кинув короткий взгляд в открытый блокнот, продолжил, - и путь, который мы выберем для спасения людей, он должен решать целый комплекс стратегических и долговременных задач! Вы извините, что я говорю столь заумно... Просто это действительно важно! Важно, что мы хотим достигнуть в результате. Конечно, изначально разговор идёт о выживании. А что потом? Было бы нас двадцать или тридцать человек, тогда варианты с теплоходом или поселением в безлюдном и укреплённом месте были бы наиболее привлекательны. Но нас уже около четырёх сотен человек! Чего мы достигнем, если выйдем на корабле в море? Если поселимся на острове или уйдем на север?
  - Блин, так выживем же, Шмидт, просто выживем! От зомбаков и эпидемии уйдём..., - буркнул Эхо войны.
  - От эпидемии вряд ли, - отреагировал Гольдман-старший на реплику оружейника, - ведь зомбифицировались и люди, которые умерли в эти дни и по естественным причинам... Вирус в каждом из нас! Либо он резко мутирует в момент биологической смерти и вызывает зомбификацию организма, либо мы сразу были заражены несколькими видами. Один ускоряет процессы регенерации, о чём я уже говорил, другой пребывает в живом человеке в некоем 'спящем' состоянии и активизируется после смерти...
  Вирусолог пожал плечами и замолк, а я продолжил:
  - Ты прав, Юра, мы выживем. Спасёмся, но только на какое-то время! И даже, если мы сможем выработать механизм контроля за каждым членом общины и предотвратить появление среди нас новых зомбификантов, это не даст серьёзных, я бы сказал стратегических перспектив выживания для людей. Возьмём, например, корабль. Сколько на нём можно жить? Год, два, пять лет? А ресурсы? Болтаться от берега к берегу, от одного зазомбированного приморского города к другому? Какой бы не был большим теплоход, он в любом случае имеет меньше преимуществ перед сушей. Корабль больше подвержен влиянию стихий, необходимо его систематическое обслуживание, запчасти и топливо... Конечно, я соглашусь, что сейчас таки проблем с этим не будет. И среди нас есть опытные моряки, Одесса, как ни как. И с запчастями, с горючим в ближайшем будущем проблем тоже не предвидится. Вопрос только в том, как долго не будет этих проблем. Брошенные корабли, которые послужат источниками ремкомплектов, без должного ухода будут стремительно коррозировать в агрессивной морской среде. И это не всё! Кто знает, сколько хранятся продукты нефтепереработки?..
  - Если я не ошибаюсь, - сообщил Ковальский, - бензин можно хранить не более двух-трёх лет. Именно поэтому мы предусмотрели в 'Ковчеге' альтернативные источники топлива и энергии.
  - То есть, кроме добывания продуктов питания, лекарств и боеприпасов, - продолжил я, - вскоре мы будем вынуждены решать и проблему с топливом...
  - Дизтопливо - не бензин, а в Чёрном море достаточно реально танкер с нефтью найти. И можно что-то вроде 'чеченских самоваров' для перегонки нефти соорудить..., - предложил Соладзе.
  - И даже если эту опасную и кустарную перегонку на отдельной барже организовать, - возразил я, - всё равно качество топлива будет низким. Что, в результате, только усилит износ механизмов, и так далее, и так далее... Кстати, хочу напомнить, что мы не одни такие умные. Все же знают, что произошло на тировской парковке, где мы обнаружили новоявленных бандитов-отморозков и их зомбогочи... Слепому ясно, что на воде сейчас безопасней. И мне кажется, что значительная часть негодяев не пройдёт мимо этой темы. Полное отсутствие сдерживающих факторов, угрозы возмездия со стороны военных и пограничников приведет к резкому всплеску пиратства! Ведь куда проще захватить с боем или под угрозой потопления полный рабов и ресурсов теплоход на воде, чем атаковать укрепления на суше, постоянно ожидая удара с тыла со стороны зомбификантов... Думаем дальше. Вариант ухода на север я вообще считаю самым слабым. Если я правильно понял нашего профессора, перепады температур оказывают влияние на активность ходячих мертвецов...
  Я посмотрел на отца Изи, и он согласно кивнул.
  - Но почему-то мы забываем, что низкие температуры точно также влияют и на нас, на живых людей! - продолжил я свою мысль, - чем севернее мы заберёмся, тем меньше шансов что-либо вырастить, произвести, тем более энергозатратным станет наша жизнь! Зомби, допускаю, там будет гораздо меньше, они будут вялыми и неактивными. Но что люди будут там есть?
  - А что, на севере нет жизни? - спросил Гоблин, - живут же люди...
  - Это правда, - не стал спорить я, - живут... Вот только большинство населения на том Севере, о котором идёт речь, напрямую зависит от поставок продовольствия и товаров из других регионов. Нет систематических поставок продуктов и всего остального, что необходимо людям, значит, и без зомби-апокалипсиса там нет жизни! Или кто-то хочет сказать, что мы легко сможем перенять образ жизни эвенков или эскимосов и безболезненно перейти на строганину в медвежьем жиру?..
  Всё промолчали, видимо, по-новому оценивая и осмысливая перспективы выживания в суровых условиях севера. Я же продолжил:
  - И не думаю, что расположенные северней поселения, те которые уцелеют и 'сидят' на каких-то важных ресурсах, с радостью распахнут свои двери перед голодными беженцами с юга... Не верю! Похоже, человеколюбие и демократия пережили очередной крах в нашем мире... Думаем дальше! Возьмём остров или удаленную от населённых пунктов местность. Да, мы вполне сможем организовать анклав с хорошо охраняемым периметром безопасности. Более того, мы сможем заняться сельским хозяйством и производить продукты питания для общины. С голода и от зомби не умрём, но, со временем, нас ожидает резкое падение технологического уровня. Перенести и развернуть в ближайшие год-два какое-либо значительное производство, боюсь, мы не сможем, а потом это уже будет делать поздно... Получится как в дешевом фильме об апокалипсисе, технологии утеряны, люди превратились в дикарей, и да здравствует первобытнообщинный строй...
  - Игорь! Я не пойму, - раздраженно фыркнул Валера Карабин, - нам сейчас что, о производстве компьютеров надо думать? Мы и без них обойдёмся! Тут речь о выживании идёт!
  - Даже в настоящий момент, - жестко ответил я, - мы находимся не в той ситуации, когда надо всё бросать и бежать неизвестно куда. У нас две укреплённые базы, есть начальные запасы продовольствия и оружия... В конце концов, вокруг нас объединилось много людей, среди которых есть женщины и дети...
  - И есть значительная угроза роста количества зомбификантов, - возразил Валера, - и даже опасность появления и атак зомби-мутантов! И банд охотников за ресурсами!..
  - И всё же, - сказал я, - мне кажется, что мы находимся в ключевом моменте событий, и если мы изберём неверный путь, потом вернуться к альтернативному варианту будет крайне сложно. Или вообще невозможно..., - добавил я и замолчал.
  Большинство участников собрания недоумённо переглянулись, и только Фауст, с которым я встретился глазами, почему-то едва заметно улыбнулся.
  - Игорь! Объясни, наконец, простым языком, причём здесь ещё одна база на морвокзале, и что конкретно ты предлагаешь! - нахмурился Капрал.
  - Хорошо, пожалуйста, - ответил я, - все, кто выступал до меня, говорили о ресурсах, которые нам уже нужны или вскоре понадобятся. Но почему-то никто даже не обмолвился о том, что сейчас есть только один крайне важный и невосполнимый ресурс для выживания. Это люди! Люди, ждущие сейчас помощи! Фауст, когда докладывал, упомянул тот факт, что в ближайшие дни выжившие исчерпают те минимальные запасы продуктов и воды, с которыми они оказались к моменту катастрофы. Они выйдут из своих укрытий, и большинство людей будет для нас потеряно, превратятся в ходячих мертвецов и пищу для мутантов-'Нечт'... Олег намекнул и о методе, с помощью которого Ришелье когда-то защитил Одессу от чумы! Поделил город на участки и предал зараженные кварталы огню!..
  Я невольно повысил голос и начал заметно волноваться. Похоже, что до сих пор сам не отдавал себе отчет, что намерен предложить.
  - Итак, одесский морвокзал, - я указал его расположение на карте, - он построен на искусственном моле, сооружении, специально вынесенном в воды одесской бухты для удобства причаливания морских судов. Новый мол, так, по-моему, он называется, с трёх сторон окружен водой с достаточными глубинами. На дальней от берега стороне находится причал для яхт и катеров, там же высотная гостиница, админздание порта и ресторан. На нулевом этаже морвокзала - просторный выставочный комплекс, который также может вместить значительное количество людей. Подъездные дороги к морвокзалу достаточно легко перекрыть несколькими блокпостами и базу будет легко оборонять от зомбификантов. И от плохих людей тоже!..
  - Мой план таков, - я оторвался от карты и посмотрел на участников совета, - мы возвращаемся в город и зачищаем морвокзал, блокируем все въезды-выезды. Большая часть экспедиции занимается эвакуацией выживших горожан на новую базу, оставшиеся на морвокзале обеспечивают его защиту от зомбификантов и фильтрацию вновь прибывших. По мере роста нашего отряда принимаем решения по занятию других жизненно важных городских объектов, перечень которых необходимо определить заранее. Например, нефтеперерабатывающий завод, который может обеспечить бесперебойное снабжение нашей колонии топливом на многие годы вперёд!
  - А нефть? - спросил Соладзе, - всё же надо будет танкер искать? А специалисты?..
  - Специалистов мы должны успеть спасти! - твёрдо ответил я, - а с нефтью особых проблем не ожидается... Кое-какие резервы однозначно хранятся на предприятии. Кроме этого, есть как минимум ещё два источника. Во-первых, мало кто знает, что венесуэльские друзья Минска поставляют нефть для Беларуси танкерами, которые заходят и разгружаются в Одессе. И, во-вторых. Пока наши власти вяло оспаривали в международном суде право на нефтеносный шельф в районе острова Змеиный, румыны уже провели геологоразведку, перегнали несколько буровых и вовсю качают нефть в спорном регионе... Нам стоит только взять несколько нефтедобывающих платформ под контроль и вопросов с топливом не возникнет. Согласны?
  - А что, это дело! - кивнул Соладзе, переглянувшись с Левенцовым.
  - Достаточно и других объектов, - продолжил я, - продовольствие, оружие, экипировка и одежда... И, желательно, чтобы в больших объёмах и в одном месте... Олег, - обратился я к Фаусту, - по Госрезерву информация есть?
  - Частично, - ответил аналитик, - склады Госрезерва в Украине размещены на профильных предприятиях. То есть единого комплекса, хранилища, где имеется всё, начиная от консервов и заканчивая бронетехникой, такого нет. Если это военное имущество на 'особый период', то оно хранится на военных складах, если это продукты питания, то они находятся на режимных складах соответствующих госпредприятий... Естественно, что данные об объектах Госрезерва 'закрытые', поэтому и цельной информации нет...
  - Хорошо, какие склады нам известны? - спросил я.
  Фауст сверился со своим списком и перечислил:
  - Кулиндоровский комбинат хлебопродуктов на одноименном промузле. Это продукты питания долгого хранения, не говоря уже о зерне и муке. Двадцать восьмая механизированная бригада в Чабанке. Оружие, боеприпасы, техника и обмундирование. Склад артиллерийского вооружения под Белгород-Днестровским. Название само за себя говорит, но там и стрелкового оружия с боеприпасами достаточно. Это всё, что мы знаем о крупных объектах Госрезерва. У меня в списке ещё целый ряд промышленные предприятия и крупных продовольственных баз...
  - Этого уже немало! - сказал я, - а сам морвокзал - это, по сути, всего лишь трамплин ко всему Одесскому порту, одному из крупнейших транспортных узлов Черноморско-Азовского региона! Там тысячи контейнеров с самыми разнообразными товарами! Продукты питания, одежда, оборудование! Десятки круизных пассажирских и грузовых судов, а в Военной гавани должны быть и боевые корабли... Да что продолжать? Я не предлагаю зачистить всю Одессу от зомбификантов, у нас для этого никаких ресурсов не хватит. Нет. Я говорю о зачистке ограниченных районов, объектов, имеющих для нас важное значение. И это надо делать сейчас, пока количество и качество ходячих мертвецов ещё позволяют нам предпринять такие шаги. Я своё предложение высказал, суть его, надеюсь, большинство уловили. Итого, у нас три варианта. Корабль, удалённый район и захват плацдарма в Одессе. И прежде, чем голосовать, давайте на несколько минут прервёмся. Мне хочется, чтобы мы приняли продуманное и взвешенное решение. И помните, как бы это пафосно не звучало, но выбор нашего будущего, будущего людей и Одессы - за вами!..
  Подавая пример, я вышел из-за стола, чтобы немного размяться и обдумать ситуацию. Сразу несколько человек направилось было ко мне, но первым оказался Юра Эхов.
  - Слушай, Шмидт! - радостно сообщил он, - я, блин, сто процентов за твой вариант! Нормально ты придумал, зомбаков зачистить...
  - Тебе бы только пострелять, - буркнул я, невольно отвлекаясь от тяжелых мыслей.
  - А помнишь, Игорь, - не обращая внимания на мои слова, продолжил Эхо войны, - я ноут с работы забрал? Ведь как чувствовал, что пригодится! Готов поспорить, что ты никогда не угадаешь, что за инфа на нём...
  - Чего там спорить? - не согласился я, - что у тебя там может быть, кроме какой-то информации об оружии?.. Думаю, что на ноутбуке...
  ... Эхов - эксперт по оружию. Маловероятно, что он хочет меня удивить наличием на ноутбуке справочников по вооружениям, и так ясно, что у него их в достатке. Мы обсуждали объекты, где можно добыть оружие и боеприпасы. Прозвучали Чабанка и Белгород-Днестровский. Я знаю ещё один крупный объект, хоть и не настолько близко к Одессе... Тепло. Юра, скорее всего, тоже владеет информацией по складам с оружием, он же в теме, откуда от военных неучтённые стволы поступать могут... С другой стороны, для такой информации нет необходимости в ноуте, сколько таких объектов в Одессе быть-то может? Значит, что-то другое. Эхо хоть и не мент, но к системе МВД отношение имеет непосредственное. А в МВД ведётся учет стрелкового оружия, которое находится у населения на руках. Да, так называемая разрешительная система. А сколько охотничьего и стрелкового оружия у населения может быть на руках? Если подумать о том, как сложно получить разрешение и сколько для этого надо денег, то должно быть не много. Хотя... У нас люди такие, что если уже есть разрешение, то стволов в одних руках будет не меньше двух-трёх, а то и поболее... Короче, у него...
  - Юра, у тебя там наверняка база владельцев оружия по Одессе, - сказал я.
  - Блин, Шмидт! - явно расстроился Эхов, - так несерьёзно! Откуда ты знал?..
  Я пожал плечами и Юра, не дождавшись ответа, продолжил:
  - Ладно, Игорь, проехали с ноутом. Но за арсеналы у частников забывать не стоит! Там такие стволы есть, закачаешься... И если мы сможем вернуться в город, у меня всё же есть ещё, чем тебя удивить. Я вот знаю одно особо не афиширующее себя предприятие, которое очень серьёзную оптику в Одессе собирает. Все объёмы уходят на экспорт, в основном в штаты, а потом возвращаются к нам уже под американскими марками. И, поверь, качество изделий у них очень высокое, не чета китайским подделкам... Оптика ведь нам понадобится? Ведь куда эффективней и удобней отсреливать мертвяков на дальнем расстоянии!
  Я согласно кивнул.
  - Но даже это ещё не всё! - воодушевлённо продолжил эксперт, - в последнее время новая тема с оружием появилась. Особо доверенный завод выигрывает тендер на закупку у министерства обороны устаревшего и избыточного оружия. Наше законодательство позволяет использовать бывшее боевое нарезное оружие в качестве охотничьего после заводской переделки. Сам понимаешь, у народа Калаши очень популярны, поэтому все переделки-Акмоиды разлетаются влёт. Так вот, какая-то часть официально закупленного оружия действительно переделывается на заводе, выигравшем тендер и имеющем необходимую лицензию. Но только часть, так как наш менталитет легально работать не позволяет. У нас ведь если прибыль меньше двухсот процентов - значит, бизнес не удался! Короче, насколько я знаю, максимальная закупочная цена Калашей со складов около трёх сотен баксов. Плюс переделка, сертификация, взятки на каждом этапе, плюс прибыль, и в итоге в магазине покупатель берёт ствол не менее чем за две штуки долларов... Так к чему, я блин, это излагаю? Один из цехов завода, где оптику собирают, там как раз модификацию АКМС-МФ делает! А по сути это самый настоящий АКМС, у которого заблокирован автоматический режим огня.
  - И много там может оказаться стволов? - уточнил я.
  - Много, Шмидт, много! - радостно подтвердил Юра, - Да там, в автомате и переделано всего ничего. Так, срезано крепление штык-ножа. Нам же оно нафиг не нужно? Зомбей штык-ножом не испугаешь... Прицельная планка заштифтована на триста метров. Сверху не видно, а снизу торчит шляпка, которая и препятствует передвижению бобышки. Легкий напиллинг все решит. Справа в выштамповке ствольной коробки вставлена заклепка, а на магазине сделан небольшой пропил, чтобы эту заклепку не цеплять. Типа шоб армейский магазин не вставляли. Ага, щаз. Вставляется на ура! Немного царапается правда. Напиллинг поможет и тут! Ну и на прикладе приклепана шайба, которая при складывании оного перетаскивает переводчик огня в положении 'на предохранители' и снять его оттуда мешает. Ещё переделан спусковой крючок - на левый прямоугольный выступ приварен удлинитель, который упирается в штифт, выскакивающий при складывании приклада. То есть, блокировка стрельбы двукратная - переводчиком огня и невозможностью нажать спуск...
  Я видел, что специалиста по оружию понесло, и он вовсю принялся грузить меня техническими подробностями. Но, всё же, не стал его перебивать, раз Юра зацепился за эту тему, то, видимо, имеет резон... А оружие нам действительно понадобится...
  - Шептало одиночной стрельбы, - пел тем временем эксперт, - немного укоротили, поэтому если переводчик огня стоит в положении автоматического огня, то шептало всё равно активируется, как если бы переводчик стоял в положении одиночного выстрела! Автоспуск - отсутствует. Вместо него стоит круглая втулка на штатной оси. При этом замедлитель курка остался и нетронут. И всё! То есть для восстановления исходных функций нужны три оригинальные детали и двадцать минут времени, так как все оси на месте! И мы получаем автоматы, те, которые уже переделаны, со всеми функциями обратно! А ведь значительная часть лежит в ящиках и вовсе без переделки!..
  Увидев, что большинство участников собрания стали возвращаться и занимать свои места за столом, я свернул разговор:
  - Юра, информацию по заводу дашь Фаусту. Мы пока не решили, каким путём пойдём, но тема, согласен, перспективная. Сейчас ничего лишнего не будет. Давай, за стол...
  Все расселись. Вопрос, как говорится 'ребром' поставил Капрал:
  - В общем, мы предлагаем сразу голосовать за вариант Шмидта! - твёрдо заявил Ковальский, - никаких тайных билетиков. Если за, поднимаем руки, если кто против или воздержался, вкратце поясняет свою позицию. Если не будет большинства, голосуем за следующий вариант из предложенных Фаустом. Нечего тут больше рассусоливать... Показываю пример, я за базу на морвокзале..., - и Алексей обозначил свой выбор поднятием руки.
  Мне оставалось только смотреть, как почти все собравшиеся, совершенно неожиданно подняли свои руки. Все, кроме Фауса...
  - Большинством решение принято! - подвёл итог Ковальский, - у нас один воздержавшийся. Олег, пояснишь? - обратился Алексей к аналитику.
  - Я остаюсь при своём мнении, - сообщил Фауст, - с точки зрения безопасности и прогнозируемости, мне больше нравится вариант с островом или общиной в удаленной местности. Однако, несмотря на всю авантюрность проекта Шмидта, я признаю, что он имеет право на существование и принимаю выбор большинства. Другими словами, я с вами!
  - Что дальше? - Ковальский посмотрел на меня.
  - Готовим людей, выезд с рассветом, - ответил я...
  Уже поздно ночью, когда я только-только собрался хоть немного отдохнуть от суматохи и нервозности, сопровождавших подготовку к выезду в Одессу, меня нашел заметно взволнованный Гольдман-старший и решительно сообщил, что у него есть очень приватный разговор.
  ...- Игорь! Я должен кое-что вам рассказать, - начал профессор, убедившись, что мы в коттедже остались одни, - даже не знаю, с чего начать... Ладно. В общем, я, как вирусолог, и моя жена - микробиолог, мы оказались сейчас в Одессе вовсе не случайно. Мы сложившаяся пара для работы в 'грязной' зоне...
  Профессор испытующе посмотрел на меня. Но я промолчал, ожидая, что Гольдман сам продолжит пояснения.
  Видимо, поняв это, вирусолог продолжил:
  - 'Грязная' зона - это часть лаборатории, где люди работают с живыми патогенами, опаснейшими микроорганизмами и вирусами. Работают в 'грязной' зоне только по двое - сотрудники страхуют и контролируют друг друга, это обязательное правило...
  - Вы хотите сказать, что в Одессе есть лаборатория для работы с опасными вирусами? - я, наконец, начал понимать, к чему ведёт Гольдман-старший.
  Профессор уныло кивнул.
  - Да, - подтвердил он, - украинский научно-исследовательский противочумный институт. Несколько лет назад американцы вложили более восьми миллионов долларов в модернизацию нескольких вирусологических лабораторий и обеспечение физической безопасности учреждений. В Одессу было завезено самое современное оборудование, установлены новейшие системы вентиляции, автономного обеспечения, физической защиты. Благодаря этому лаборатория вирусологии УНИПЧИ вошла в разряд лучших в СНГ... Наш медицинский центр в Ассуте является контрактором министерства обороны США. Как раз на днях один из кораблей ВМС США должен был доставить в Одессу очередную партию биологического материала для исследований...
  - Злобные янки, которые ничего не делают просто так, разместили в Одессе пробирки с самыми страшными вирусами и бактериями? - прямо спросил я, ужаснувшись от чудовищной догадки, - чтобы, значит, держать опасный запас не у себя на родине, а в стране третьего мира, да?! Честно скажите, профессор! Эта катастрофа, мертвецы, это ваших рук дело!?...
  - Смотрите, это же танк! - воскликнул Гоблин, возвращая меня в реальность.
  Действительно, впереди показалась обгорелая и деформированная громадина тяжелобронированной боевой машины. Вернее, то, что осталось от неё после взрыва, сорвавшего и откинувшего искорёженную башню на автомобили, покинутые своими владельцами на близлежащем тротуаре. Длинный танковый ствол печально воткнулся в раскуроченный асфальт, а лепешка башни с такой силой накрыла заднюю часть корпуса сгоревшей старой 'Волги', что та стояла, задрав передок кверху и, казалось, что машина вот-вот стартует с места несмотря на уничтоженный огнем корпус и остатки обугленного корда от покрышек на дисках.
  Пару зомбификантов-'живчиков' дёрнулись было в сторону от лежащих возле корпуса танка бесформенных почерневших куч, от которых они питались до появления колонны, но были в первую очередь нейтрализованы слаженными выстрелами наших бойцов. Затем огонь был перенесен на мертвяков, как толпившихся в округе и тупо прущих под колёса, так и выходящих на шум из окрестных переулков. Несколько бросившихся в глаза зомби, в жизни молодых парнишек, были одеты в расклешенные черные брюки и полосатые тельняшки курсантов. Похоже, где-то зазомбилось одно из многочисленных одесских морских училищ.
  Я невольно подумал, что студенты-моряки где и могли уцелеть, так это в 'Экипаже', самом крупном общежитии морской академии. Он уже был у меня в плане первоочередных объектов, специалисты-судоводители и механики нам обязательно понадобятся. Ведь в этой мореходке, как в народе называли академию, курсанты начинали работать в судоходных компаниях на реальных рабочих теплоходах прямо со второго года обучения, на практике осваивая востребованную в мире профессию моряка. 'Экипаж', расположенный в районе Слободки, насколько я помнил, по сути являлся полноценным курсантским городком с полным автономным обеспечением, территория которого естественным образом ограничивалась высотными зданиями самого морского кампуса. Это, при наличии нескольких сообразительных офицеров, должно было позволить значительной части мореманов уцелеть, а нам получить ещё один объект, хорошо приспособленный к обороне и выживанию людей...
  Не знаю как, но когда мы поравнялись с танком, Пашка по известным одному ему признакам тут же определил его тип.
  - Т-64! - уверенно выдал бывший десантник, - похоже, у него боекомплект рванул. Да, точно, только у Т-64 катки не обрезиненные. О! - он указал вперёд, - А там ещё и БТР-80, тоже сгоревший... Откуда они здесь?
  - В город вроде вводили какую-то механизированную часть, - пояснил Фауст, - радисты так поняли по разрозненным данным радиоперехвата. Мне вот более интересно, кто и зачем сжег эту бронетехнику...
  - Да хрен кто скажет сейчас..., - покачал головой Паша, - может экипажи инфицировались и таким образом решили свести счеты с мертвяками... Бред полный какой-то получается, танки против зомби - это просто нелепо...
  Гоблин продолжал ещё что-то бурчать, а колонна уже прошла вперёд по расчищенной грузовиками улице.
  Я вновь мысленно вернулся к разговору с вирусологом.
  '...- Нет, Игорь, что вы, что вы! - возмутился отец Гольдмана, - это исключено! Мы работали исключительно над универсальной сывороткой против известных видов бактериологического оружия. В наш век, когда террористы могут в любой момент получить доступ и использовать оружие массового поражения против людей, их основная цель, США, они готовы потратить любые деньги для разработки по-настоящему действенной вакцины... Вернее, готовы были потратить..., - поправил сам себя профессор, - и, кстати, смотрите! - вновь вскинулся он, - сам ход нашей эпидемии, практически синхронное распространение вируса на планете, одновременное появление очагов заражение, все эти признаки лично для меня выглядят как бесспорные подтверждения масштабного теракта! Признаюсь..., - немного тише продолжил вирусолог, - я в курсе последних тенденций в разработках биологического оружия... Да и вы, как трезвомыслящий человек, наверняка догадываетесь, что все эти публичные заявления, что работы над такими видами оружия массового поражения свернуты, не более чем блеф политиков. Как со стороны США и их союзников, так и со стороны стран противоположного лагеря... История неоднократно доказывала, что готовность к отражению атаки достигается возможностью адекватного ответа и своевременными мерами противодействия, что однозначно подразумевает безостановочные работы всех сильных стран над совершенствованием современных вооружений, в том числе и таких страшных... Я даже знаю, что американцы долгое время работают над вирусами, которые должны неимоверно усилить своих солдат во время боевых действий, но живых солдат! И на самом деле физические данные солдата можно резко улучшить, если разогнать до предела митохондрии, мельчайшие внутриклеточные энергостанции человека. Однако, пока все эти опыты приводили только к резкому повышению температуры и гибели организма. Но чтобы вирус поднимал мертвецов, нет, такое даже мне казалось бы фантастичным до сегодняшних событий... Поверьте, Игорь! - Виктор Федорович приложил руку к сердцу, - мы с моей женой не имеем никакого отношения к этой чудовищной эпидемии! Да и одесский институт ни в коей мере не мог участвовать в разработке биологического оружия! Ведь он имеет только третий, хоть это и один из высших уровней биологической безопасности по международной классификации... Да, лаборатория приспособлена для хранения и изучения опасных образцов, но это ни в коей мере не могло стать причиной такого массового бедствия!
  - А Илья, ваш сын, он в курсе для чего вы с женой приезжаете в Одессу? - не мог не спросить я.
  - Изя? Нет, конечно, он не знал! - категорически заявил вирусолог, - да и неинтересно это ему. Он всегда тяготел к электронике, да и сейчас, после службы в каком-то техническом подразделении израильского флота, ещё больше стал неразлучен с компьютером. Изя сам решил вернуться на Родину, какой-то там у него конфликт во время службы произошел... Сын особо не распространяется. Конечно, он знает, что мы продолжаем заниматься наукой, что ведём разработки для израильских медицинских центров, что поддерживаем отношения с нашими бывшими коллегами из Одессы и Украины. Игорь, у него свои тайны, у нас свои, и жизнь давно научила нас не лезть в чужие секреты...
  - Чего же вы тогда, доктор, до сих пор молчали о противочумном институте? - уточнил я.
  - Когда всё началось, я сразу понял, что меня и супругу тут же могут обвинить в эпидемии, - Гольдман-старший поёжился и добавил, - а быть застреленным или разорванным толпой мне совершенно не хотелось... Всё остальное, Игорь, что я докладывал вам и на собрании, все эти выводы и предложения правдивы! Эпидемия на самом деле чудовищна и смертельно опасна для нашей цивилизации!
  - Хорошо, принимается. Но, почему вы сейчас рассказываете мне о своей работе в институте, да и ещё на америкосов? - удивился я, в общем-то не поверив в абсолютную искренность вирусолога. Что-то он наверняка не договаривает... Похоже, что принцип 'доверяй, но проверяй' становится для меня всё более актуальным.
  - Когда понимаешь, что события необратимы, что опасность угрожает и твоим близким, начинаешь действовать абсолютно по-другому, - Виктор Федорович потер седую щетину на подбородке и добавил, упрямо посмотрев мне прямо в глаза, - мне импонирует, что вы решили бороться! Так вот, мы с женой тоже приложим все силы! Чтобы спасти Изю, спасти людей, да и себя в конце концов! На самом деле у нас нет другого пути! Я поэтому и проголосовал за базу в Одессе. Конечно, ребята могли бы добыть необходимое для исследований оборудование или в медине, или в физхиме Богацкого... Но такого совершенного оборудования как в противочумном институте, такого больше в Одессе не достать. Игорь! Мы должны вернуться в лабораторию! Она хорошо защищена от внешних угроз, оснащена новейшими системами вентиляции, имеет аварийное водо- и электроснабжение. Её даже охраняет отделение американских морских пехотинцев! Так что, уверен, они сумели выжить и сохранить всё в целости! Признаюсь, пока была связь, мне несколько раз звонил куратор из посольства в Киеве и требовал прибыть в лабораторию...
  В отделение морских пехотинцев США в Одессе я слабо поверил, поэтому достаточно скептически поинтересовался:
  - А вы ничего не перепутали, Виктор Фёдорович? Как морпехи могут здесь находиться? Да об этом бы уже через неделю все говорили...
  - Нет, Игорь, это абсолютно точная информация, - не согласился вирусолог, - для всех сотрудников УНИПЧИ это группа американских молодых ученых, которые проходят стажировку в институте по совместному международному проекту. Они дежурят посменно, для окружающих ведут вполне естественную жизнь ученых-иностранцев. О том, что это морпехи, знает только ограниченное количество человек, которые имеют доступ к закрытой лаборатории. Оружие и экипировку морпехам привезли, я так полагаю, вместе с биологическими образцами, которые доставляются кораблями ВМС США во время заходов в одесский порт под видом международных визитов или участия в совместных учениях. "Си бриз", например, или другие учения... Такие сейчас несколько раз в год проводятся, тренируют нервы россиянам. Морпехи охраняют такие лаборатории по всему миру, ведь не думаете же вы, что похожие работы ведутся только в Украине? Я точно знаю, что аналогичные лаборатории есть в Румынии и Болгарии, приходилось общаться с коллегами, да... Раньше была такая и в Турции, но потом её куда-то перенесли...
  - Хорошо, Виктор Фёдорович, - сказал я, одновременно размышляя, что, если это правда, то без участия цэрэушников и местных спецслужб в столь сложной операции с одесским противочумным институтом явно не обошлось, - а зачем конкретно нам, выжившим, лаборатория? Что вы планируете? Вы же сами сказали, что подобное оборудование можно добыть и в других местах. Возможно, оно будет менее качественное, но и смысл нам лишний раз рисковать?
  - В том то и дело, лаборатория УНИПЧИ - это совсем другой уровень исследований, это совсем другие перспективы! - взволнованно ответил профессор, - смею верить, что я и моя супруга, мы имеем достаточные знания, чтобы попытаться не только определить, как работает вирус, но и со временем разработать против него вакцину!..
  Гольдман-старший возбуждённо вскочил и начал мерить шагами комнату, продолжая давать пояснения.
  - Если мы изначально не ошибаемся, и мертвых поднимает именно вирус, то у нас есть несколько направлений, в которых возможно провести исследования. В идеальном варианте, конечно, получить образец исходного вируса, но это, полагаю, невозможно. Другим направлением является широкомасштабный и постоянный поиск зараженного, который выздоровел после попадания вируса в его организм! Который выработал или располагает иммунитетом против вируса, антителами, на основе которых вполне реально быстро создать вакцину и для других людей! Поймите, Игорь, вируса со стопроцентным уровнем поражения не бывает! Пусть один из десяти тысяч, один из ста тысяч или даже один из миллиона, но должен быть человек, у которого природный иммунитет к этой заразе! И если мы найдём такого, это сократит сроки разработки вакцины в десятки раз! И ещё одно перспективное направление для исследований. Это поиск носителей антител среди других живых организмов. Вспомните, какая неоднозначная ситуация получилась с крабами, которые зомбифицировались, а затем очень быстро окончательно погибли. Что-то же в их организме повлияло на такой результат! А рыбы, которые не зомбифицируются! Это очень перспективно! Полагаю, что найдутся и другие представители животного мира с нетипичной реакцией на смертельный вирус. Всё это, всё необходимо кропотливо изучить! И, может быть уже в ближайшее время, мы сможем победить эту кошмарную эпидемию и спасти жизнь многих, многих людей!
  - Неужели это возможно? - поразился я.
  - При благоприятном исходе исследований вполне, - подтвердил вирусолог, - необходимо начать работы как можно скорее!
  Виктор Фёдорович внезапно потерял своё воодушевление и помрачнел.
  - Есть ещё одна неприятная новость, - сказал он, - вы должны знать, Игорь. Если дежурная смена не сумела укрепиться в УНИПЧИ, если люди там заражены или погибли, Одессе грозит серьёзная опасность. Автономные системы рано или поздно выйдут без участия человека из строя и тогда... Депозитарий патогенных микроорганизмов разгерметизируется, что приведёт к приведёт к выбросу в атмосферу болезнетворных бактерий и вирусов! Тех опасных образцов, которые находятся в лаборатории, их достаточно, чтобы город превратился в бурлящий эпицентр новых, не менее опасных заболеваний для людей... Туляремия, чума, холера, геморрагические лихорадки и многие другие возбудители! Одесса на долгие годы будет потеряна для живых... Поэтому мы обязаны, обязаны взять лабораторию под контроль!
  - Да, умеете вы удивлять, - стискивая кулаки, медленно ответил я...'
  - Игорь! Игорь! Проснись, товарищ комендант! - разбудил меня возглас Фауста, - мы подъезжаем к морвокзалу! Крепкие у тебя нервы, спать при таких условиях...
  - Да я толком этой ночью и не спал, - ответил я, с трудом удержавшись от зевка и оглядываясь по сторонам, - как так быстро добрались?
  - Ага быстро! Два часа продрых, - хмыкнул Гоблин, - тут такое дело, Шмидт, мы тебя не будили, но на подъезде к порту стало появляться много зазомбированных моряков и военных в форме вероятного противника... Некоторые даже в брониках и с оружием!
  - Что за противника? - спросонья не понял я.
  - Америкосов! - сообщил Фауст, - и откуда им в таком количестве здесь взяться?...
  Сразу вспомнив, что мне говорил Гольдман-старший, я хотел ответить, но этого уже не потребовалось.
  Мы поднялись на эстакаду, ведущую к морвокзалу, и сразу стало понятно, откуда подтягивались мертвяки, так удивившие парней.
  Бойцы не переставая отстреливали мертвяков, многие из которых действительно были как в форме моряков ВМС США, так и в комках американских морпехов. Хватало и гражданских, бывших до смерти, в основном, пожилыми людьми. Иностранные туристы, не повезло им...
  Проследив взглядом, как были упокоены два особо ретивых зомби, которые, судя по цвету кожи, при жизни, корректно говоря, были яркими представителями афроамериканеров, я перевел взгляд на правый причал морвокзала.
  Да... Нет, не так. ДА! Здесь было на что посмотреть! Гольдман-старший хоть в чём-то явно не соврал!
  Вот только непонятно! Действительно непонятно, как америкосы умудрились профукать такой хищный военный корабль! Хотя, в Одессе всё возможно...
  Наша колонна полностью выползла на площадь перед админзданием морского вокзала и остановилась. Бронзовый младенец с памятника 'Золотое дитя' безучастно смотрел, как бойцы выпрыгивали из автомобилей, производили контрольные выстрелы в головы разбросанных поблизости зомбаков и постепенно расширяли зону безопасности.
  Структура экспедиции была согласована ещё в ночь перед выездом. Люди были распределены на боевые тройки, огневая мощь которых была признана нами достаточной для нейтрализации даже самых опасных зомби-мутантов. В свою очередь тройки входили в отделения, отделения составляли пять взводов. Кроме этого, была отдельно выделена группа огневой поддержки во главе с Юрой Эховым с его немецкой зенитной спаркой, переданными им несколькими ручными пулемётами и гранатомётами, радиогруппы (и Проф, и младший Гольдман наотрез отказались оставаться в базовом лагере) и группы материального обеспечения под руководством вывшего винодела-шабовца Рино Соладзе. Основное боевое ядро, как самые подготовленные и имеющие необходимый опыт, составили подразделения на основе альфовцев, пограничников и легионеров-выживальщиков Капрала. Планировалось, что после зачистки морвокзала часть людей во главе с Гоблином займутся спасательной операцией в городе, а Ковальский обеспечит оборону новой базы.
  С полчаса понадобилось, чтобы перебить мертвецов, которые подтягивались с причалов. За это время мы, в качестве временной преграды и укрытия для людей, перегородили грузовиками подъездную дорогу со стороны города.
  Всё, что происходило после выезда из Затоки, снимала на компактную видеокамеру Лариса, жена Ковальского, которая имела неосторожность сама предложить фиксировать для будущего происходящие события. Это было горячо поддержано Капралом. Правда, мне показалось, что Алексей на самом деле хочет, чтобы его супруга находилась под присмотром и в более безопасном месте, а не на передовой линии среди бойцов с Фамасом в руках...
  Когда интенсивность стрельбы на Новом моле начала спадать, от микроавтобуса радистов ко мне подбежал возбуждённый Изя.
  - Шмидт! Это..., - он указал на военный корабль, застывший у причала перед гигантским пассажирским лайнером, - это американский ракетный крейсер типа 'Тикондерога'! Просто невероятно! Не ожидал увидеть такой в Одессе...
  - Ты так хорошо ориентируешься в американских кораблях? - спросил я, несколько повысив голос, чтобы перекричать канонаду выстрелов.
  - За время службы была неплохая возможность разобраться..., - хмыкнул Гольдман и деловито продолжил, - характерный корпус с далеко вытянутым в нос полубаком, простирающимся намного более половины его длины, клиперский нос и транцевая корма... Дымовые трубы разнесены по бортам и длине корабля. За ходовым мостиком и в средней части надстройки располагаются решетчатые мачты, вон, видишь? В корпусе и надстройке отсутствуют иллюминаторы, что призвано защитить корабль во время возможного применения оружия массового поражения. Да, я уверен, это однозначно один из крейсеров типа 'Тикондерога'...
  Пока Изя рассказывал, к нам подошли Паша и Капрал, и с интересом прислушались к словам Гольдмана.
  - На 'Тикондерогах' применяются две установки вертикального пуска по шестидесяти одной ракетной ячейке в каждой! Типовая загрузка такого корабля - пятьдесят две крылатых ракеты 'Томагавк', тридцать две противолодочных управляемых ракеты 'Асрок' и полторы сотни зенитных управляемых ракет 'Стандарт'. Также должны быть два противокорабельных ракетных комплекса 'Гарпун', - сообщил Изя, - в общем, всего более двух сотен ракет в арсенале корабля. Несколько, в том числе зенитных, артиллерийских установок, крупнокалиберные пулемёты, минно-торпедное вооружение, два вертолёта и минимум четыре беспилотника. Самое то, что нам надо, не так ли, Шмидт?! - рассмеялся Гольдман.
  - На трапе военного корабля надпись 'ЮСС Велла Галф СиДжи семьдесят два' и девиз 'Двигайся быстро, бей сильно', - сказал Ковальский и подмигнул жене, направившей на него видеокамеру.
  - 'Велла Галф', крейсер шестого флота США, - кивнул Изя, - я же говорил, один из 'Тикондерогов'... Достаточно 'свежий' кораблик, насколько помню, один из последних, построенных в этой серии. Кстати, на таких крейсерах установлена боевая информационно-управляющая системой 'Иджис', которая может вести одновременно до трёхсот целей, в том числе и наземных, а также самостоятельно определять наиболее угрожающие и принимать решение о приоритетности для их поражения. Между прочим, сам 'Велла Галф', если не ошибаюсь, является частью морского сегмента системы противоракетной обороны США в восточном Средиземноморье. Чтобы было понятно, противоракеты 'Стандарт' способны сбивать заатмосферные цели, например, баллистические ракеты или спутники...
  - Что-то пушек у него маловато, - высказался Гоблин, - совсем не похоже, что он такой мощный, как ты, Изя, уверяешь...
  - Пушки - это архаизм!- категорично возразил Гольдман, - это в прошлом столетии крейсера напоминали ёжиков из-за количества торчащих во все стороны орудий! А 'Велла Галф' по самое 'не хочу' нафарширован разнообразными высокоточными видами оружия, спрятанными глубоко в корпусе. Чтобы ты не сомневался, Паша, не смотря на то, что из традиционного ствольного оружия на крейсере остались только две башни с пятидюймовыми пушками, такой корабль может с легкостью уничтожить с полтора десятка крейсеров времен второй мировой, даже не появляясь в поле видимости!
  - Ого! Это мы неплохо зашли! - согласился я, размышляя о словах Гольдмана старшего.
  ...Интересно, успели ли американские моряки перевезти в противочумный институт те опасные образцы, о которых говорил вирусолог? И действительно, как могло произойти, чтобы современнейший боевой корабль оказался брошенным в порту?.. Ничего, узнаем, всё равно мимо такого подарка, как мощный боевой корабль, мы не пройдём...
  - Ну, может быть, может быть..., - не стал окончательно сдавать позиции Ложечников, - кстати, что это за ерунда? - он указал на корабль и хмыкнул, - вот те башенки на палубе очень похожи на робота из 'Звёздных войн'!
  - Это зенитно-артиллерийский комплекс МК-сорок пять 'Вулкан Фалакс', служит для уничтожения воздушных целей. Очень скорострельная система, пятьдесят выстрелов в секунду! - сообщил Изя, - а за такой обманчивый внешний вид, действительно, моряки называют этот комплекс 'эр-два-дэ-два'...
  - Ладно, убедили, достойное приобретение, - сказал Паша и продолжил, - белоснежный круизник называется 'Лирика', это вообще гигант, там не меньше десяти палуб. Не знаю, как мы его зачищать будем... Людей нам явно не хватает...
  - Алексей, есть мысли? - спросил я у Ковальского.
  Легионер на пару секунд задумался, потом обратился к Изе.
  - Экипаж на таком крейсере большой?
  - Сотни под четыре должно было быть, - ответил Гольдман, - матросы, офицеры, подразделение морпехов. Последние, - Изя указал на несколько трупов в камуфляжах, - как вы видите, на крейсере точно были...
  - Значит, кроме этих твоих ракет и артиллерии на борту должно быть достаточно и стрелкового оружия, - вслух продолжил размышлять Капрал.
  Изя согласно кивнул.
  - Тогда предлагаю самых опытных направить на зачистку крейсера, - сказал выживальщик, - весь кусок нам сразу не проглотить, а оружия и боеприпасов много не бывает. Админздание, гостиница, огромный пассажирский лайнер, всё это работы не на одни сутки. Тем более, действовать придётся в ограниченном пространстве, узкие коридоры, каюты на судах и номера в гостинице... Мутанты везде могли отожраться. Думаю, лучше будет делать всё поэтапно. Вначале боевой корабль, медленно и уверенно, не торопясь. Если грамотно возьмёмся, за сегодня зачистим...
  Я посмотрел на Пашу, тот согласно кивнул.
  - Хорошо, - подытожил я, - разделяем силы. Чистим этот, как там его, 'Велла Галф', другие объекты пока просто блокируем. В зачистке на корабле задействуем три взвода на основе альфовцев и легионеров. Алексей, справишься? - спросил я у Капрала.
  - Два взвода на крейсер, один на контроль других объектов... Хватит! - согласился Ковальский.
  - Погранцов и часть..., короче, ополчения, - усмехнувшись, продолжил я, - забираешь ты, Паша, и выдвигаешься в город за выжившими. Возьмите все автобусы, людей надо вытягивать, они не смогут ждать, пока мы всё здесь приведём в порядок. Но перед этим... Мертвяков надо в одно место снести, Паша, организуй команду бойцов в ОЗК и охрану. Багры, что ли, пусть возьмут, мы всё-таки на морвокзале. А то люди подсознательно привыкнут, что эти трупы, - я указал на разбросанные повсюду тела нейтрализованных зомби, - безобидны... А если кто-то из них уцелел и внезапно нападёт? Сами понимаете, раненых не будет, любая царапина и всё, человек заражен. Потом решим, как тела, хммм, утилизировать, но убрать здесь всё необходимо. И скажите Соладзе, чтобы подумал, как нормальный блокпост на эстакаде соорудить, грузовики - это не дело... Пусть возьмёт охрану и джип, прошвырнётся поблизости. Вон, - я махнул в сторону грузового причала, - пусть для начала контейнерами дорогу перекроет, оставит только небольшой проезд для автомобилей... И парни! К обоим большая просьба. Основное - сберечь людей!
  - Игорь, разреши, и я в зачистке крейсера поучаствую, - неожиданно попросил Гольдман, - я неплохо внутреннее расположение знаю, приходилось бывать на этом проекте. Там модульная система, порядка десяти автономных отсеков....
  - Ни хрена! - отрезал я, - возьмёшь бумагу, нарисуешь. Парни не маленькие, без тебя разберутся!
  Гольдман обиженно насупился.
  - Изя, каждый должен заниматься своим делом, - немного мягче продолжил я, - ты с Профом послушайте, что в округе, в городе происходит... Если бы не вы и не спутниковый телефон Алексея, знал бы Дум, что его жена уцелела? Вон, на рейде ещё с десяток только крупных судов, необходимо попробовать с ними связаться. Возможно, там кто-нибудь выжил...
  - Ладно, ладно, я понял, - тяжело вздохнув, согласился Гольдман...
  Через час, напевая под нос '...по улицам ходила большая зомбодрилла..., она, она, вся мёртвая была...' неунывающий Паша увел с новой базы часть людей и все автобусы.
  Вовсю шла зачистка зазомбированного крейсера, эхом разнося по бухте выстрелы и крики людей. Площадь была постепенно освобождена от тел мертвяков, зловещей кучей наваленных на самом удаленной участке мола, а тяжелый портовой погрузчик заканчивал устанавливать второй контейнер на эстакаде, ведущей к морвокзалу.
  Рино Соладзе предложил оригинальный, но вполне действенный вариант, как избавиться от разлагающихся трупов мертвяков.
  - Вода, особенно морская, быстро разлагает любую органику. Надо просто воспользоваться одним из портовых кранов и баржой для навалочных грузов, - изложил грузин свои мысли, - потом выведем баржу на рейд, где поглубже, и скинем тела в море. Даже если там окажется чудом уцелевший мертвяк, слабо верится, что он сможет добраться к берегу по дну. А море уничтожит зомбаков окончательно... Вы посмотрите, сколько их! - Соладзе взглядом указал на завалы из трупов, постепенно растущие вокруг морвокзала со стороны города, - сжигать или хоронить мертвецов в таких количествах, это нереально...
  В сопровождении Ларисы и бойца охраны я мотался по всей немаленькой территории, где словом, а где огнём из своего автомата помогая людям претворить наши планы в жизнь.
  С крейсера привели первого спасенного, заросшего и грязного матроса, и картина немного прояснилась. Оказывается, на борту 'Велла Галф' находился сам командующий шестым флотом вице-адмирал Френк Гендольф. По причине присутствия такого высокопоставленного гостя был проведён торжественный приём американских военных в одесском Доме офицеров. Практически весь начальствующий состав и большая часть команды отправились в город, на борту осталась только дежурная вахта. Приём, на котором, кстати, присутствовали и все местные сливки общества, плавно перешёл в торжественный ужин с соответствующим количеством спиртного. И в продолжение увеселительной программы офицеры по приглашению одного из вице-губернаторов переместились в ресторан, а команда отправилась догуливать в ночные клубы Аркадии. Понятное дело, всё это происходило в день начала эпидемии...
  Боеготовность крейсера дала сбой, когда вахтенный офицер принял решение оказать медицинскую помощь нескольким зараженным американцам со стоявшего рядом пассажирского лайнера 'Лирика'. Потом начали поступать из Аркадии и свои раненые матросы. А потом всё рухнуло, автономность и защищенность могучему крейсеру не помогла. Человеческий фактор и в этот раз оказался непрогнозируемым. Военные до последнего отказывались стрелять в своих же, раненых американцев, борясь за их жизни, что и сыграло с ними злую шутку. И когда поступила команда на вывод корабля на рейд, выполнить её уже было некому. Вахтенный офицер, получивший к тому времени свою часть укусов от ходячих мертвецов, 'съехал с катушек', перестрелял всех подчинённых на мостике, а затем и сам покончил с собой.
  На огромной и элегантной 'Лирике' всё случилось ещё быстрее, там было слишком много престарелых и медлительных туристов-пенсионеров...
  Спасенного американского моряка накормили, дали слегка отдохнуть. А потом вручили оружие и привлекли к зачистке его бывшего корабля как проводника. А что ещё оставалось делать?..
  Несколько раз на связь выходил Гоблин и докладывал о ходе проведения спасательной операции. Его отряду приходилось с боем отбивать почти каждого выжившего у мертвяков, но дело, хоть и медленно, но продвигалось. Транспорты постепенно наполнялись живыми людьми...
  Шум, который мы производили на морвокзале, начал привлекать из близлежащего района города всё больше и больше зомбификантов. Мы предполагали, что так и произойдёт, но количество и тупая целеустремлённость мертвецов стали выглядеть просто пугающими.
  Вид сотен умерших и зазомбированных людей, спускающихся по Потёмкинской лестнице по направлению к Новому молу, и Эхова, прильнувшего к бешено выплёвывающей тысячи пуль зенитной спарке МГ, шокировал нас всех, уже успевших пообвыкнуть к ужасающим, но всё же таким похожим картинам апокалипсиса. Юра уже несколько раз сменил перегревшиеся стволы, а поток мертвецов только нарастал. Изуродованные многочисленными и разнообразными ранами мертвецы, зачастую покрытые темно-бурой коркой из засохшей крови и грязи, неотвратимо надвигались на нас. Зомби спотыкались на крутых ступеньках, нередко падали, а иногда просто ползли вниз, чтобы напасть и сожрать нас, живых людей!
  Понимая это, мы делали всё, чтобы ходячие мертвецы до нас не добрались. Пули высекали искры из гранитных ступеней, вырывали куски плоти из тел мертвецов, выкашивали целые ряды зомбификантов. Но они всё прибывали и прибывали...
  У Ларисы, плотно сжавшей побелевшие губы, но упрямо снимавшей чудовищную картину избиения мертвых людей на знаменитой одесской лестнице, от напряжения подрагивали руки. Я её понимал. Фантазия режиссера Сергея Эйзенштейна с легендарной сценой расстрела демонстрации во время революционных событий в фильме 'Броненосец 'Потёмкин', которая и дала новое имя лестнице, ранее называвшейся Ришельевской, приобрела самое ужасное воплощение.
  А неимоверно изменившийся мутант-'Нечто', на мгновение появившийся наверху рядом с памятником Дюку, и легко скрывшийся от направленной в него пулемётной очереди, с несомненным успехом заменил для невольных зрителей в нашем лице потрясающие кадры с коляской и младенцем...
  Боеприпасы таяли с каждой минутой, а натиск ходячих мертвецов только увеличивался. Положение несколько выровнял Ковальский, приславший с крейсера бойца с первым трофейным пулемётом.
  И всё же, глядя, в каком количестве прибывают к морвокзалу мертвяки, я начал переживать, что идея с новой базой в городе может оказаться не самой выполнимой.
  Даже природа, казалось, сочувствует выжившим в апокалипсисе. Небо постепенно затянулось мрачными облаками, не позволяя солнцу видеть страшные события, происходящие на земле. Море потемнело, начал накрапывать мелкий противный дождь.
  Сменяя очередной магазин к автомату, я думал о том, что ещё можно сделать, чтобы спасти и защитить людей. И тут внезапно запищала рация. Интуиция так и подсказывала, что отвечать не стоит...
  - Шмидт! - коротко отозвался я.
  - Игорь! Это Капрал, - сообщила рация голосом Ковальского, - у нас серьёзные проблемы... Тебе надо это увидеть.
  - Сейчас буду, - выдохнул я.
  Поднялся, глянул ещё раз на массу мертвяков на Потёмкинской лестнице, тихо выругался, развернулся и побежал к крейсеру.
  По пути меня посетила светлая мысль, что всё же правильнее будет захватить с собой Гольдмана, который, судя по его познаниям в 'Тикондерогах', лишним на крейсере не будет.
  Вырвав радистов из полного погружения в эфир, я узнал, что на двух контейнеровозах, которые стояли на рейде, есть уцелевшие команды. Проф пояснил, что большая часть экипажей из одесситов. Имеющие багатый опыт нелегкой и опасной работы, моряки сделали правильные выводы из сообщений о появлении ходячих мертвяков. Местные в первый же день сходили на берег и вернулись на суда с семьями, но не все, часть из них сгинули в городе. Моряки хотят выжить, но они практически безоружны... И что делать дальше, они не решили, ведь эпидемия охватила весь мир... Помочь им мы пока не могли, о чём Проф и сам прекрасно догадывался, что, собственно говоря, и радировал выжившим.
  А я, забрав обрадовавшегося специалиста по телекоммуникациям, быстро направился к 'Велла Галфу'.
  Ковальский встретил нас у трапа, наблюдая, как его легионеры вытаскивают из распахнутого люка и сбрасывают за борт тела мертвецов.
  - Что случилось? - первым делом спросил я.
  - Не можем пройти один из заблокированных отсеков, - сообщил Алексей, подымаясь рядом по трапу, - похоже, что в нём гнездо, - Ковальский поморщился, - или лежка, не знаю, как правильно назвать, как минимум нескольких мутантов-'Нечт'... Так что мы основательно стопорнулись, потерь, боюсь, не избежать...
  - А у вас как там? - спросил Капрал, кивнув в сторону эстакады, откуда доносилась непрекращающаяся канонада выстрелов.
  Я оглянулся. Отсюда Потёмкинская лестница была как на ладони. И хаотично шевелящаяся на ней масса мертвяков, даже несмотря на дождь, была хорошо видна.
  - Пока держимся. Но, если до вечера не зачистим крейсер, - подумав, сдержано ответил я, - предполагаю, что морвокзал придётся оставить...
  - Что, так всё плохо? - смахнув с лица пару бисеринок дождя, уточнил выживальщик.
  Мы поднялись на палубу и остановились, пропуская бойцов, осторожно несущих нейтрализованного зомбификанта к леерам ограждения палубы. Следы от укусов на обнаженном торсе молодого американского симэна, перед гибелью, очевидно, даже не успевшего натянуть футболку, были хорошо видны.
  Уставшие люди Ковальского лишних телодвижений не делали. Труп был совершенно без эмоций, как мешок с песком, брошен на палубе у борта, где участок лееров был снят. Несколько толчков ногами, приглушенный дождём всплеск, и бойцы, шлёпая берцами по мокрой палубе, угрюмо направились обратно к распахнутому люку. Ужасный по своей безразличности к сути происходящего конвейер...
  - Ситуация намного хуже, чем ожидалось, - пояснил я, - мертвяки всё валят и валят с Приморского бульвара, у Эхова уже несколько раз пулемёты перегревались, а потоку зазомбированных всё конца и края не видно... Ладно бы ещё обычные 'ходячки', но часто 'живчики' попадаются, а сверху даже один полноценный мутант засветился!.. Такая тварь здоровенная, раздутая от мышц, на человека уже практически не похожа! Клыки, чрезмерно увеличившиеся челюсти, всё в наличии. Размеры сложно было оценить, но, на фоне мертвяков, монстр очень выделялся, хотя и стоял на всех четырёх конечностях. И скорость у него просто охренительная! Боюсь, что как стемнеет, мы против таких не выстоим...
  - Хмм..., час от часу не легче, - нахмурился легионер, - Хоффман тут ещё один 'крупняк' добыл, может, тоже на эстакаду передать?.., - спросил Алексей.
  - Обязательно! Конечно, немедленно отправь! - без раздумий подтвердил я.
  Капрал отвлёкся, чтобы отдать необходимые распоряжения. Гольдман с интересом осматривался вокруг, а я молча наблюдал, как в тёмных, покрытых пенистыми бурунчиками черноморских волнах скрывается с негромким 'бульком' очередное тело бывшего американского моряка...
  Здоровяк-белорус с сосредоточенным лицом протопал мимо, за раз утащив в сторону нашего форпоста крупнокалиберный пулемёт и пехотный станок к нему. Позади Хоффмана, под тяжестью коробок со снаряженными лентами, пропыхтел ещё один из выживальщиков-легионеров.
  - Этот броневой лист..., - тронув меня за плечо и указав на восьмиконечную металлическую нашлёпку слева на ходовой рубке, сказал Изя и в восхищении закатил глаза, - он скрывает под собой РЛС 'Энспай-один', один из самых совершеннейших и мощных радаров, главный элемент, глаза 'Иджиса'...
  - Пошли внутрь, дождь действительно усиливается, - прервал его Ковальский, поежившись и поправляя промокший легионерский берет, - в зачищенных отсеках безопасно и сухо. Там и поговорим. А то за воротник уже затекает, бррр...
  - Треуголку надо было нацепить, - ехидно пробурчал недовольный такой бесцеремонностью Гольдман, но Алексей его явно не услышал.
  Вслед за Капралом мы проследовали внутрь крейсера. Узкие коридоры, крутые трапы и множество технических ответвлений. Как вертикальные, так и горизонтальные гермолюки с маленькими обзорными иллюминаторами и открывающиеся перед нами только после условного постукивания легионера... В нескольких местах следы от пуль, засохшие брызги, а иногда и лужи тёмно-бурого цвета. Да, людям Капрала не позавидуешь. Кстати, как я обратил внимание, все коридоры, где мы прошли, были оборудованы явно самодельной системой освещения. Большое количество отличных друг от друга по форме и габаритам ламп и фонарей, иногда просто проволокой закрепленных в коридорах, неаккуратно заизолированные стыки 'времянок' и изредка подмаргивающий свет, жгуты проводов, раскинутые прямо по полу, всё это говорило, что освещение наспех монтировалось самой группой зачистки.
  - Корабль действительно разделён на автономные отсеки, - докладывал по ходу движения Ковальский, при этом не убирая рук от оружия и настороженно поглядывая по сторонам, - как Изя и говорил. Только этих отсеков оказалось не десять, а тринадцать...
  Гольдман сделал вид, что очень заинтересовался американским костюмом химзащиты, брошенным кем-то и попавшимся нам по пути под ноги.
  - Часть из отсеков надёжно заблокирована, и, что самое плохое, заблокировано изнутри, - продолжил Алексей, - к настоящему моменту нами зачищены надстройки. В носовом, трёхъярусном, блоке надстройки расположены ходовой мостик и боевой информационный центр. В него мы сейчас и идём, он находится под ходовой рубкой. Также безопасны пост гидроакустики, отсеки систем вентиляции и кондиционирования. Другую часть надстройки заканчивают проверять, там газоходы и шахты вентиляции, перекрытые сейчас заглушками, ангар с двумя вертолётами, отсеки с какими-то электронными блоками и вспомогательными механизмами...
  - Стоп, Алексей! - прервал я Ковальского, - если вентиляция перекрыта заглушками, то чем же дышат люди, которые ещё, возможно, уцелели на корабле? Как-то иллюминаторов снаружи не наблюдается...
  - А нет больше выживших, - сухо ответил Капрал, - мы, когда к зачистке приступили, пошумели слегка. Кто выжил, отозвался, вернее, отстучался. Тут железо кругом, металл, он звуки далеко разносит... Так, мы на месте!
  Ковальский протарабанил замысловатый мотивчик по металлу очередной межотсечной переборочной двери. За толстым стеклом обзорного окошка появилось лицо одного из выживальщиков, который внимательно нас осмотрел. Затем щелкнули запоры, и мы, наконец, вошли в просторное помещение. Его стены были заставлены стойками с различной аппаратурой, рабочих мест операторов, судя по количеству мониторов, было не менее двух десятков. А в центре помещения застыло чудо инженерной мысли, стол с потухшим, впрочем, как и все остальные, но в этот раз горизонтальным дисплеем тактической обстановки, на котором были разложены какие-то бумаги. Окон, то есть иллюминаторов, здесь тоже не оказалось, как, повторюсь, и в других помещениях, которые мы до этого прошли.
  Капрал обменялся с бойцом несколькими фразами, а затем выпустил его в коридор и тут же запер за ним гермодвери.
  - Присаживайтесь, - предложил Капрал и указал в сторону расставленных вокруг тактического стола кресел, - это и есть боевой информационный центр 'Велла Галфа', - добавил он, пока мы занимали места.
  - Или попросту боевая рубка крейсера, - высказался Изя, - она же сердце 'Иджиса'... Кстати, а почему на корабле отсутствует подача электричества? Вы разобрались? Даже аварийного освещения нет, все боевые и вспомогательные системы, как я погляжу, отключены, да? По идее, и на стоянке военный корабль, тем более такой, постоянно находится в боевой готовности. Работают генераторы, которые за трое-четверо суток даже в отсутствии обслуживания и людей просто не могли выйти из строя! При наличии топлива на борту, а его здесь не может не быть, стояночный генератор молотит на автомате. Генераторов должно быть минимум два, если один и выработал топливо из расходной цистерны, то обязан был запуститься второй по падению напряжения в бортовой сети...
  - Всё должно быть именно так, как ты, Изя, и говоришь, - согласился Ковальский, - но, когда мы приступили к зачистке, крейсер уже был обесточен. Хорошо, что нам хватило ума не соваться сразу в тёмные помещения корабля. Вы сами видели его внутренности. Здесь есть, где спрятаться, и не только спрятаться... Зомби может просто стоять за поворотом, за любой приборной стойкой, люком, перемычкой, рундуком и так далее... Обычные фонари нам бы вряд ли помогли. Небольшой, даже очень хороший фонарь, он освещает ограниченный участок, остальное скрадывает тьма. И не забывайте, что с фонарем человек видит очень ограниченный участок, только то, что освещает в данный момент. В коридор встать рядом могут не более двух, максимум трёх человек. Масса поворотов и ответвлений, плюс двери в помещения, переходы на смежные палубы! Для группы зачистки нападения зомби всех степеней мутации с флангов и тыла были просто неизбежны... Гранаты особо не используешь, тут тонны взрывчатки вокруг, если рванёт, Новый мол чистить уже будет без надобности... Короче говоря, мозгов у нас хватило, чтобы понять, что с ходу лезть на корабль, не зная специфику крейсера и без должного оборудования, просто самоубийству подобно. Но выбора у нас тоже как бы практически не было. Тут, как ни крути, с чего-то надо начинать. И пассажирский лайнер с возможностью присутствия на борту пары тысяч зомбификантов, или гостиница с админзданием, не варианты. В общем, вы поняли...
  Алексей на мгновение прервался, наклонился и достал из ящика, лежащего под его ногами, несколько алюминиевых банок с газировкой. Действительно, пить хотелось неимоверно.
  Пшикнули открывашки, мы сделали по глотку. Я даже вкус напитка не почувствовал, да и мне было всё равно, чем утолять жажду.
  - Хорошо, что среди нас оказались альфовцы, которые имеют контртеррористическую подготовку для освобождения морских судов и кораблей, да и мы не совсем дураки, - продолжил Ковальский, - посовещались и нашли выход. Вначале мы выманили доступную часть зомби под выстрелы бойцов просто открыв люки и пошумев. Да и разномастная канонада с эстакады сюда хорошо доносится. Зомбаки выползали, а парни их отстреливали из безопасного места. Затем, поснимав мощные прожекторы с нескольких портовых буксиров, использовали их во время зачистки доступных отсеков и помещений крейсера. За группами зачистки сразу же монтировались времянки, чтобы хорошо осветить пройденные и безопасные участки. Благо, Соладзе, золотой человек оказался, несколько гражданских, но вполне боевых по духу и 'рукастых' парней выделил. Так и работали, пока не упёрлись в заблокированные отсеки. Я сейчас послал бойца за спасенными моряками, возможно, они смогут нам помочь. Да, - кивнул Алексей в ответ на наши удивлённые взгляды, - кроме того первого уцелевшего матроса, который оказался простым заряжающим из орудийного расчета, нам удалось вытащить ещё шестерых. Кока, это повар по-морскому, а-а, кому я поясняю... Он заперся в провизионной камере. И пятерых технарей, три механа и два техника по обслуживанию вооружений и вспомогательных систем, что-то в этом роде. Технари скрывались от мертвяков на посту энергетики и живучести...
  - Алексей! Ты, я смотрю, тоже неплохо в крейсерах разбираешься, названиями грамотными оперируешь. Ах, да, ты же у нас судовладелец! - хмыкнул Гольдман.
  - Это я от спасенных нахватался, - невесело ухмыльнулся Ковальский, - на самом деле, для судовладельца знания устройства корабля, тем более военного, совершенно не обязательны. Знаете, как рассуждал один мой знакомый командир большого противолодочного корабля? Из местных, кстати, в Севастополе служил... Есть его капитанская каюта, есть кают-компания, есть мостик, есть отсеки оружия и есть все остальное - винт. Что такое технические помещения, он не знает и знать не желает. Для этого есть командиры бэ-чэ-пять, бэ-чэ-три и бэ-чэ-сколько-там-ещё.... А вы хотите каких-то знаний от владельца судов торгового флота. Не логично. Вот спасенные нами моряки, они, как члены экипажа, в своём корабле ориентируются нормально. И схему, нарисованную Изей, неплохо поправили и дополнили. Мы теперь хоть знаем, что в заблокированных отсеках находится...
  - Что вы на меня смотрите? - возмутился Гольдман, - я что, вундеркинд? Я спец по системам управления и коммуникациям, это да. На 'Тикондерогах' ранее бывал, это тоже правда. Но с каких дел мне по всем его отсекам лазить и пересчитывать их?.. Короче, - продолжил Изя, увидев, как мы с Алексеем скептически переглянулись, - был у меня во время службы момент в биографии, когда я в группу специалистов по тестированию 'Иджиса' входил. Вы что думаете, эти системы только у американцев стоят? Японцы, испанцы, они давно уже такими оснащены. Наш ВМС также планировал 'Иджис' на вооружение взять, под это дело даже проект постройки крупного амфибийного корабля с современным комплексом ПВО проталкивался... Хорошая это система, вы уж поверьте. Только дорогая больно. Стандартный 'Тикондерога', чтобы вы знали, например, как этот самый 'Велла Галф', он порядка миллиарда американских денег стоит! А один только 'Иджис' тянет на сумму более трёхсот миллионов из этого миллиарда, почти треть цены! Пока я был на службе, эту боевую систему в Израиле так и не внедрили, и её стоимость сыграла, думаю, не последнюю роль...
  - Мы впечатлены, Изя, - устало вмешался я, останавливая ушедшую в сторону беседу.
  Затем обратился к Алексею:
  - Так что у нас с заблокированными отсеками? Повторюсь, если мы не успеем до вечера обезопасить корабль, морвокзал придётся покинуть...
  - Да поймите вы! Нельзя этого допустить! - вскинулся Гольдман, - вы не представляете, что у нас сейчас на руках! Главный козырь 'Велла Галфа' - это не ракеты и даже не средства обнаружения целей, нет! 'Иджис' - это не просто БИУС, это многофункциональная система оружия, лишь формально называемая системой управления! Да и сам крейсер, он построен из высокопрочных материалов и прослужит нам ещё десятки лет!..
  - Изя! Всё! Прекращай! - я повысил голос и даже привстал от возмущения, - ты забываешься! Пиар тут устроил! Мы что здесь на обычной мародёрке находимся? Речь идёт о спасении сотен и сотен людей!..
  Я взял себя в руки и присел обратно в кресло.
  - Решение принято, - уже более спокойно продолжил я, - не сумеем быстро зачистить крейсер от всех тварей, грузимся в машины и возвращаемся на базу. И Пашу на базу перенаправим! Я рисковать людьми понапрасну не желаю. И поверь, Изя, - жестко добавил я, - даже думать не хочу, что в одном из трупов, которых бойцы Алексея сбрасывали за борт, мог бы оказаться кто-нибудь из нас... И всё от неуемного желания получить новую игрушку...
  - Не думаю, что в темноте будет просто вернуться на базу, - сказал несколько побледневший Гольдман.
  - Значит, выедем заблаговременно, а время на зачистку ещё более ограничивается, - веско ответил я, - ты, видимо, плохо рассмотрел, что сейчас творится на Потёмкинской лестнице... Если мертвецы нас задавят, а с наступлением темноты при имеющихся раскладах они нас обязательно задавят, то всё, к чему мы стремимся, будет бессмысленно. Боюсь, что с Нового мола тогда не вырваться никому...
  Я на секунду замолк, давая парням возможность осмыслить всю шаткость нашего положения.
  Внезапно в дверь простучали уже знакомый сигнал.
  - Что это за мелодия? - невольно поинтересовался я.
  - 'Серд-це кра-са-вицы, склон-но к изме-не...', - пропел Капрал и смущённо пожал плечами, - а что, мертвякам не повторить...
  И встал, чтобы открыть дверь.
  В помещение зашли шестеро людей в новенькой форме морпехов. Один из них, уже известный мне моряк, которого спасли первым, сжимал в руках стандартный Фамас легионеров. Остальные были вооружены укороченными американскими автоматами М4. На всех выживших были напялены громоздкие бронежилеты с воротниками и паховыми фартуками, которые смотрелись достаточно несуразно, да и небритые физиономии никуда не делись.
  - Трофеями вооружили..., - пояснил в ответ на мой вопросительный взгляд Ковальский.
  Два смуглых латиноса, один здоровенный, ростом повыше Хоффмана, чернокожий афроамериканец. Остальные моряки, как и первый спасённый, белые. Кстати, у худющего латиноса под глазом багровел свежий синяк. И нервничает он сильно, не в пример остальным.
  Ну, откуда синяк, не моё дело. Люди многое пережили, несколько суток будучи запертыми в тёмных металлических коробках под угрозой смерти.
  Усмехнувшись про себя, негр среди нас таки появился, я встал.
  - Меня зовут Игорь Шмидт, я - командир освободившего вас отряда. Присаживайтесь, - я изначально перешёл на английский, благо и Гольдман и Капрал владели им неплохо, - у нас есть к вам несколько важных вопросов. Надеемся, вы сможете нам помочь.
  Пока настороженные моряки занимали свободные места, я обратил внимание, как Изя что-то внимательно разглядывает по сторонам. Затем Гольдман задумчиво кивнул, поцокал довольно языком, и на его лице появилась хитрая улыбка.
  - Вы, наверное, уже в курсе происходящих в мире событий, - продолжил я, - поэтому перейду сразу к делу. Мы планировали создать на Новом моле, так называется искусственный комплекс причалов и зданий, возле которого стоит крейсер, временную базу для эвакуации выживших людей из города. Однако, здесь мы столкнулись с серьёзными проблемами. Одна из них - это массированный натиск зомбификантов, которых сейчас с трудом сдерживает наш заслон на дороге к морвокзалу. И вторая проблема. Это то, что часть из кормовых отсеков 'Велла Галфа' оказались заблокирована, и мы не можем окончательно очистить корабль от мутировавших мертвецов. Чтобы вы меня правильно поняли, мы предполагаем следующее. Если атака зомби не ослабеет, мы будем вынуждены вывести всех своих людей на крейсер. А так как мы не сможем этого сделать, если не обезопасим корабль от мертвецов, тогда мы ещё до наступления темноты покинем и корабль, и морвокзал. Теперь я хочу задать вам вопрос. Почему и кем заблокированы кормовые отсеки? Времени у нас крайне мало, поэтому прошу кратко и по существу!
  Американцы мрачно переглянулись, затем самый старший из них, чем-то неуловимо напомнивший мне доктора Ливси из старого советского мультфильма, рывком поднялся на ноги и сказал:
  - Сэр! Разрешите доложить мне, сэр! Меня зовут Николас Чиззер, я кок на "Велла Галфе", сэр!?
  Я даже понял, что моряку не хватает, чтобы стать точной копией Ливси. Улыбки. Но американец сохранял серьёзность и настороженность. И его абсолютно седые волосы наводили на определённые мысли. Ах да, Капрал же говорил, что кок выжил в одиночку. Главное, не сломился, значит, характер у мужика присутствует. Кстати, держится он после пережитого невероятно стойко.
  - Да, Николас, пожалуйста, - ответил я.
  - Сэр! Когда эпидемия охватила корабль, - начал докладывать моряк, - значительная часть людей оказалась заперта внутри крейсера. Лейтенант-коммандер Ольсен, чтоб его акулы и там жрали... Простите, сэр! Вахтенный офицер, прежде чем пустить пулю себе в голову, он активировал процедуру автоматической блокировки всех отсеков. Это предусмотрено конструкцией и электроникой корабля. Затопление, заражение, захват, другие ситуации, когда необходимо полностью запретить доступ в помещения... Но лейтенант-коммандер заблокировал все отсеки! У Ольсена последнее время были серьёзные проблемы с алкоголем, капитан грозился списать его на берег... Простите, сэр! Люди оказались заперты вместе с зараженными, у большинства не было оружия, команды на вскрытие арсенала так никто и не дал...
  Кок на секунду примолк, нахмурившись ещё больше. Затем продолжил:
  - Первые сутки проблем с освещением не наблюдалось. Стояночный генератор, как и положено, работал, беспрерывно снабжая все системы крейсера электричеством. Функционировала и внутренняя корабельная телекоммуникационная сеть. В кормовых отсеках было заблокировано девять человек. Мы постоянно переговаривались, обменивались информацией и ждали, когда придёт помощь. Под утро с кормы передали, что у них пропало два человека. К тому времени связь с большинством отсеков была утрачена, и мы уже понимали, с чем это связано. А затем с кормы сообщили, что они больше не могут ждать, ситуация критична. И для того, чтобы разблокировать гермодвери, они отключают электричество. Полностью. Там среди них электромеханик Липпоу был, командир нашего Мигеля, - Чиззер указал на латиноса с фингалом, всё это время пялившегося в стол, - от него и пришла информация, что если полностью отрубить энергоснабжение, тогда отсеки можно будет открыть. Так они и сделали. Только, видимо, где-то в их расчётах была ошибка. Нормальное освещение действительно пропало. Через десять секунд, как и положено, включилось аварийное энергоснабжение. Потом тоже пропало. А затем опять включилось, только совсем уж слабенькое. С того времени с кормы на связь более никто не выходил. А полностью энергоснабжение, как и внутренняя связь, сдохли только вчера к утру. С того времени мы были глухими и слепыми, только шорохи от перемещающихся зомби и несколько душераздирающих криков последних выживших, до которых ходячие мертвецы всё-таки добрались... И темнота... Это всё... Это было ужасно, воистину ужасно, сэр...
  В завершении рассказа кок начал волноваться, но было видно, что он сразу же взял себя в руки и вновь сосредоточился.
  - Спасибо, Николас, - поблагодарил я, - присядьте. Нет необходимости постоянно говорить мне "сэр"...
  - Мне так привычней, сэр, - сдержанно пояснил Чиззер, возвращаясь в кресло.
  - Я чего-то не понимаю, - сказал Ковальский, - сейчас корабль полностью обесточен. Почему же мои люди не смогли открыть ни один люк в кормовые отсеки?
  - Я думаю, сэр, - вновь ответил кок, - что они просто заблокированы изнутри, вручную. Самим экипажем. Я сужу по себе, сэр. Когда пришло понимание, что происходит, я сразу же сделал так, чтобы дверь в провизионную камеру, где я и скрывался, нельзя было открыть снаружи...
  - Зомби разве могут выполнять такие сложные операции? - удивился Гольдман.
  - Я этого достоверно не знал, сэр, - уверенно сообщил Чиззер.
  Поколебавшись, он добавил:
  - К сожалению, я думал и о том, что дверь в провизионку может открыть и человек, убегающий от мертвеца...
  Мы немного помолчали, затем я сказал:
  - Хорошо, мы теперь знаем, сколько мертвяков может оказаться в заблокированных отсеках. Девять, а это немало, если учесть, что среди них вполне могут быть мутанты. Однако, мы всё ещё не знаем, как проникнуть в эти отсеки и зачистить их от зараженных...
  - Десять зомби, - поправил меня Капрал, - минимум надо рассчитывать на десять, потому что тех девятерых кто-то же убил... А мутанты точно в корме есть. Мои люди, когда пытались вскрыть один из гермолюков, едва не пострадали. Зомбификант с легкостью выбил толстенное стекло обзорного иллюминатора и чудом не зацепил никого из бойцов. Мертвяк потом ещё долго ломился в переборку. И парни говорят, что огромная и когтистая лапа мутанта едва протискивалась в окошко. Габариты можете себе представить, - Алексей посмотрел на дверь в боевую рубку с аналогичным иллюминатором.
  - Получается, мы никак не приблизились к решению нашей проблемы, - подытожил я, - как проникнуть в корму не знаем, а к тому же там ещё и мутант или мутанты... Взрывчатку и гранаты использовать нельзя, я не ошибся?
  Дождавшись подтверждающего кивка со стороны Чиззера, а мнение Ковальского мне уже было известно, продолжил:
  - Я практически готов отдать распоряжение завершить неудачную операцию... Или кто-то мыслит иначе?
  Несколько мгновений все размышляли. А потом кок спросил у одного из своих людей, молодого белого парня, нервно крутящего в пальцах автоматный патрон:
  - Стив! Очнись! Что ты думаешь по поводу газового резака?
  Тот на секунду задумался, перестал крутить патрон, затем отрицательно замотал головой.
  - Быстро не получится, шеф. Вы же знаете, сэр, кормовые отсеки, где расположены арсенал, машинные отделения, погреба боеприпасов, установка вертикального пуска ракет с ячейками-контейнерами, которые сейчас снаряжены Томагавками... Эти отсеки защищены намного лучше, чем другие! Практически везде использованы стальные плиты толщиной не менее двадцати пяти миллиметров и сотовые кевларовые панели... Резак, конечно, может преодолеть эти преграды, но сам процесс резки займёт очень много времени... Сэр!?
  - Спасибо, Стив, - поблагодарил моряка Чиззер и ободряющее ему кивнул, мол, не всё потеряно.
  Кок ещё раз внимательно оглядел остальных своих людей.
  Негр, между прочим, имел самый спокойный, я бы даже сказал пофигистский вид в сравнении с другими американцами.
  Затем Чиззер добавил, уже обращаясь ко мне:
  - Сэр, похоже, у нас нет вариантов быстрого проникновения и нейтрализации зараженных, сэр!?
  Я даже как-то с облегчением подумал, что хорошо, что всё решилось само собой. Нет возможности, значит, нет. Мы сделали сегодня даже больше, чем могли. Но сказать вслух я ничего не успел.
  - И всё же мне кажется, что оставлять 'Велла Галф' преждевременно, - принялся за старое Гольдман, - и у меня есть вариант, как достаточно безболезненно прикончить мертвяков, которые засели в корме... Для этого мне надо знать, сможем ли мы восстановить энергоснабжение корабля. Николас, вы обмолвились, что среди нас есть подчинённый электромеханика, я прав?
  Кок кивнул и указал на худого латиноса.
  - Да, Мигель. Он специалист по обслуживанию корабельного электрооборудования и систем, сэр.
  - Изя! - спросил я, - как электричество нам поможет в зачистке?
  - Чтобы легко уничтожить зомби, - ответил довольный Гольдман, - даже мутировавших мертвецов, нам необходимо всего лишь исключить несколько благоприятных для их атак условий. Первое. Электричество необходимо для полноценного освещения и запуска основных и вспомогательных систем крейсера. И второе. После восстановления энергоснабжения, я активирую 'Иджис' и боевые системы. Это позволит не только получить управление над вооружением крейсера, но и включить систему внутреннего видеонаблюдения корабля, определить количество, местоположение мутантов и уничтожить их без потерь. Вы просто не обратили внимания, - Изя позволил себе усмехнуться, - здесь везде, в помещениях и в коридорах, даже в технических отсеках, везде установлены камеры. Вот так! Кстати, кто-то из вас, - он обратился к американцам, - ведь имеет какое-то отношение к системам управления вооружениями?
  Второй латинос и один из белых американцев, переглянувшись с коком, энергично закивали.
  - Натаниэль и Марко, они операторы из одной сменной команды, - подтвердил Чиззер, - Нат - специалист по воздушным целям, а Марко отвечал за сегмент тактической обстановки, сэр.
  - Вот и отлично! - обрадовался Гольдман, - осталось только решить вопрос с энергетикой. И не верю я, что мы, не сможем ничего придумать для проникновения в корму. Электролебёдкой там или мощным домкратом, что нельзя гермодверь вырвать? Да куча вариантов найдётся, надо только мозги всем включить! Зациклились на взрывчатке и сварке, ха! А потом, хоть самых крутых мутантов на палубу выманивайте, мы мертвяков хотя бы из кормового 'Вулкана Фалакс' в секунду разнесём! Так что с электричеством? - спросил Изя, и мы все посмотрели на смуглого Мигеля, продолжающего сверлить стол взглядом.
  - Мигель! - требовательно обратился к латиносу Чиззер, - рассказывай, что можно сделать. Давай, Мигель!
  Парень поморщился, потом скороговоркой выдал коку несколько фраз на испанском:
  - Оскуро наве эстар ходидо руса томо ла митад! Си аюдамос а лампиар у томар позесион де ла наве, 'Велла Галф' ен су тоталидад, суандо эс аюда, нос дара тодо ун трибунал пор виолацион де юраменто!
  - Ун бурро савэ мас кэ ту! Надо, Мигель! - неожиданно зло и властно потребовал кок.
  Латиноамериканец посмотрел ему в лицо и упрямо стиснул губы. А затем отрицательно взмахнул головой.
  Чиззер неожиданно расслабился.
  - Анастасис, сынок! - лениво проговорил кок, - прочисть Мигелю мозги...
  Негр с греческим именем, по возрасту младше кока максимум лет на десять, неожиданно проворно оказался на ногах.
  Мигель только начал приподыматься, как в него прилетела очень техничная и грамотная 'двоечка'. Причем второй удар настиг несговорчивого латиноамериканца уже в полёте, придав ему дополнительное ускорение на ближайшие несколько метров. Анастасис кинулся следом за своей жертвой, явно подгадывая момент соприкосновения тела с полом, и, очевидно, желая добавить.
  - Достаточно! - поспешил остановить негра Чиззер, а я придержал за локоть хотевшего вмешаться Ковальского.
  - Они так его уже учили, когда Мигель отказался мертвяков за борт таскать, - буркнул Алексей.
  ...Я опять задумался, что нам явно попался очень интересный кок. И парни его называют 'шеф', и как он всех своих в кулаке держит. И сдержанный очень, и слова без его одобрения никто не сказал. Вот только Мигель заартачился, но, кажется, вскоре глупости у него из головы выветрятся... Хотя, с 'шефом' может и ошибка вышла. Вполне вероятно, что остальные моряки так называют всех поваров военно-морского флота США, я эти тонкости не знаю...
  Пока Анастасис отлепил латиноса от пола, незаметно и ловко, кстати, отобрав у него автомат, и тащил его обратно к столу, Капрал склонился ко мне и тихо спросил:
  - А что он Николасу такого сказал?
  - Он сказал, что эти непонятные, но явно 'факнутые русские' уже захватили половину корабля. Если они помогут нам зачистить весь корабль и завладеть 'Велла Галфом' целиком, то, когда придёт подмога, их всех отдадут под трибунал за нарушение присяги.
  - А ты откуда испанский знаешь? - спросил Алексей.
  - А ты как догадался, что я его знаю? - чисто по-одесски ответил я.
  Мы понимающе переглянулись, усмехнулись и обратили своё внимание на Мигеля, которого Анастасис уже вернул за стол вместе с креслом. Негр, сохраняя такое же безмятежное выражение лица, вытащил из кармана упаковку гигиенических салфеток и протянул их латиносу, от чего тот даже испуганно вздрогнул. Но салфетки взял.
  - Итак, Мигель! - вновь посерьёзнел Чиззер, - не заставляй нас терять драгоценное время. Помощи не будет, мы должны рассчитывать только на себя! Мы будем сотрудничать!
  - Но, сэр..., - хотел что-то возразить латиноамериканец, сморщившись и приложив бумажную салфетку к разбитым в кровь губам.
  - Мигель! Не вынуждай меня повторять дважды! - отрезал кок.
  - Я понял, сэр, - латинос тяжело вздохнул и первый раз за всё пребывание среди нас посмотрел мне в лицо. Вновь поморщился, а затем начал рассказывать, - источниками тока электроэнергетической системы являются три газотурбинных генератора, размещённых по одному в каждом из двух машинных отделений. В кормовой оконечности корабля находится так называемая электростанция. Это помещение, где установлен третий газотурбинный генератор, стояночный генератор и два резервных дизель-генератора. Есть ещё аварийный дизель-генератор, вынесенный в отдельное техническое помещение от электростанции. Люди, которые были заблокированы в корме, очень ошиблись. И случайно, и специально полностью отключить электричество на крейсере практически невозможно. Упуская ненужные технические подробности, скажу, что если поочерёдно заглушить все генераторы, уничтожить главный и аварийный распределительные щиты, минимальное освещение и самые жизненно важные системы всё равно продолжат функционировать. Для этого есть ещё запас мощных аварийных аккумуляторных батарей, и о которых наш электромеханик почему-то совершенно не вспомнил...
  - А что тут удивительного, - хмыкнул Ковальский и, ни грамма не смущаясь, выдал, - у вас, у американцев, спецы очень узкой подготовки только по своей специальности. В сторону ни шага, ни полшага. Даже среди офицерского состава.
  - Наверное, так и есть. Специализация Липпоу действительно была несколько иной, хоть он и руководил всем процессом...
  - Сэр! - напомнил латиносу Чиззер.
  - Извините, сэр! Да, сэр! - опомнился Мигель.
  - Чем твои сведения могут нам помочь? - не выдержав, спросил я, - ведь все генераторы находятся в корме, а аккумуляторы, даже если и вынесены в другие отсеки, сейчас разряжены и бесполезны.
  Я глянул на часы. Битый час разговоры, а мы так и не сдвинулись с мёртвой точки. Я ни на минуту не забывал, что наш форпост находится под атакой зомби. Ситуация там, конечно, пока не критична, автоматическое оружие и пулемёты не позволяют мертвецам даже приблизится к баррикаде. Но вот когда стемнеет, опасность неимоверно возрастёт, мутировавшие и быстрые мертвяки могут прорвать нашу оборону... Нет, это надо прекращать, изучить тактико-технические и конструкционные характеристики 'Велла Галфа', тщательно всё спланировать и запастись необходимым оборудованием я смогу и в спокойной обстановке на основной базе.
  - Для быстрого и полноценного обеспечения корабля электроснабжением необходимо только запустить резервные дизель-генераторы, - сообщил Мигель. Очевидно, латиноамериканец всё же прислушался к своему... Хмм. Коку..., - энергии, которую они выработают, будет более чем достаточно для крейсера, сэр.
  - Но они находятся в электростанции, электростанция находится в корме, - я чуть не заскрежетал зубами, - а корма заблокирована и населена зомбификантами и злобными мутантами! Так?
  - Так, сэр, - согласился латинос, опять промокнул губы салфеткой, подозрительно посмотрел на Чиззера и добавил, - но я знаю, как быстро проникнуть в электростанцию. Сэр!?
  Я несколько раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, чтобы не прибить никого из присутствующих за столом. Затем сказал:
  - Говори!
  - Сэр, к генераторам на корму можно добраться, используя ленточный транспортёр, шахта которого идёт через весь корабль, - сообщил латинос и, видя наше непонимание, тут же пояснил, - на крейсере смонтированы ленточные транспортёры и элеваторы для передачи грузов с верхней палубы на нижние и перемещения их по отсекам. Один из транспортеров обеспечивает горизонтальное перемещение грузов по всей длине корабля - с носа до кормы. Вот о нём все и забыли, ведь этот транспортёр законсервирован и в основном предназначен для использования в ходе полномасштабных боевых действий. А именно, когда есть необходимость в безопасном снабжении боеприпасами носовых систем вооружений, установки вертикального пуска ракет или орудия... Сэр!?
  Кок раздосадовано выдохнул, но промолчал. И я не стал спрашивать у парня, почему он до сих пор не рассказал об этой возможности проникнуть в кормовые отсеки. Как бы свою позицию моряк обозначил, он всё ещё до конца не верит, что помощи со стороны всесильных флота и армии США не будет. И спасовал только сейчас, перед грубой силой и под пытками выдав врагам ценную информацию, что, наверняка, обелило его в собственных глазах. Американцы, блин...
  - Если транспортёр законсервирован, можно предположить, что зомбификанты в него не проникли? - уточнил я, наблюдая, как Мигель прикладывает очередную салфетку к своёму разбитому в кровь лицу.
  - Наверняка, сэр, - стараясь поменьше шевелить уже опухшими губами, подтвердил латинос, - горизонтальная шахта транспортера проходит через весь корабль. Естественно, она герметична, люки опломбированы. Кормовой пост приёма и распределения грузов примыкает к помещению электростанции. Шахта рассчитана на размеры грузового поддона под ракету 'Томагавк', так что человек проникнет через неё с легкостью. Да и пройти надо будет всего порядка семидесяти метров, не больше... Сэр!?
  - Как сложно запустить генераторы? - спросил я, надеясь, что хоть с этим проблем не возникнет.
  И латиноамериканец нас не подвёл.
  - Сэр, это действительно просто, - сказал Мигель, - всё устроено так, чтобы резервные дизель-генераторы смог запустить в аварийной ситуации любой матрос. В их автономной системе предусмотрены отдельные заряженные аккумуляторы, которые систематически проверялись. Запасы топлива в специальных дополнительных цистернах контролировались автоматическими датчиками. Необходимо просто нажать две кнопки. Кнопки с надписью "запуск"! Сэр!?
  Я вопросительно глянул на американца, называвшего себя коком.
  - Сэр, резервные генераторы и на самом деле запускаются так, так говорит Мигель, - подтвердил Чиззер, - в учениях по обеспечению живучести судна этот момент затрагивался. Горизонтальный ленточный транспортёр практически всегда простаивает, поэтому о нём никто и не вспомнил. Сэр!?
  Я встал и сделал несколько шагов, разминая ноги. Все в напряжении наблюдали за мной.
  - Шмидт! Это отличный вариант для нас, - как всегда, не удержался Гольдман, - надо послать хорошо вооруженных бойцов для запуска генераторов! Я сам готов войти в эту группу!..
  ...На самом деле решение было мной уже принято. Я стал инициатором новой базы, я привёл сюда людей. И если сейчас выведу группу с морвокзала, не факт, что в дальнейшем у нас появится ещё одна возможность захватить и зачистить такой удобный плацдарм, да и боевой крейсер в придачу. Шум и сосредоточение живых людей настолько привлекли к Новому молу зомбификантов, что стоит нам только покинуть морвокзал, как количество ходячих мертвецов возрастёт здесь на порядок. И мне также было совершенно ясно, что нескольких попыток восстановить энергоснабжение корабля у нас не будет. Нет, я, взвалив на себя судьбу колонии выживших, прекрасно понимал, что рано или поздно мне придётся отдавать приказы, выполняя которые будут гибнуть люди. Но их смерть будет вызвана обеспечением выживания других людей... Таковы жесткие условия нового мира. А в этот момент я всё ещё имел выбор. Ведь мы действительно могли покинуть морвокзал, признав экспедицию неудачной. И отправить кого-то в корму, где наверняка есть мутант, я не мог. Но и бросить крейсер, когда есть реальная возможность полностью зачистить его от мертвецов, выглядело достаточно неправильным поступком... Так что лично для меня размышлять особо было не о чём. Время неудержимо бежало вперёд, а вместе с ним истекало и наше пребывание здесь...
  - Тебе там не место, Изя, даже не думай! - отрезал я, возвращаясь к столу тактической обстановки, - тебе "Иджис" и видеонаблюдение крейсера поднимать надо, не забыл? Да и много людей посылать мы не будем. В случае чего, команда бойцов будет только мешать друг другу. В темноте или от мутантов пострадают, или перестреляют друг друга. На электростанцию надо отправить одного, максимум двоих человек для подстраховки. Да, решено! С морвокзалом была моя идея, и на электростанцию пойду я!..
  - И точка! - остановил я готового возразить Ковальского, - на споры нет времени. Не забывай, что у тебя есть Лариса! Изя, - я указал на Гольдмана, - нужен в боевой рубке. Дум занят на эстакаде, остальные работают в городе. Простых бойцов я посылать не буду. Попытка у нас будет только одна. Если не вернусь в течение часа, людей с Нового мола уводи. Понял, Алексей? Руководство на тебе!
  Капрал недовольно кивнул, но, всё же, сделал попытку меня отговорить.
  - Игорь! Это безрассудно и неправильно. Ты командир и ставишь таким решением под угрозу все наши планы! Это глупо...
  - Алексей! - перебил я Ковальского, - повторяю, решение принято. Не будем к нему возвращаться, - я повернулся к внимательно слушающим нас американцам и спросил, - Мигель, ты сможешь быстро нарисовать схему расположения генераторов и чётко объяснить, как их запустить?
  - Сэр, в этом нет необходимости, - ответил вместо латиноса Чиззер, - все мои люди хорошо ориентируются в корабле. С вами пойдёт..., - он с сомнением посмотрел на прячущего глаза Мигеля, затем оценивающе глянул на чернокожего громилу, и решительно добавил, - с вами пойдёт Стив. Кстати, сэр, позволю себе сказать, что ваш человек прав. Вам действительно нет необходимости лезть в шахту транспортера. Я и сам могу отправиться вместе со Стивом на электростанцию и запустить генераторы. Сэр!?
  ...Гениально! Конечно же, проще всего отправить двух членов экипажа, это решит все проблемы! Почему такая простая идея не пришла в голову мне? Да потому, что даже после такого короткого разговора с выжившими американцами, я совершенно точно убедился, что среди них есть люди, которые явно выдают себя за простых моряков, на деле являясь крайне мутными и не внушающими доверия личностями. Мигель и оба оператора похожи на членов экипажа. Но вот негр и Стив вызывают у меня вопросы. О коке Чиззере, умело и грамотно управляющем беседой и людьми, пока промолчу. Он больше похож на офицера, примерившего на себя по какой-то причине личину морского повара. И если ранее для экипажа он таким и выглядел, то в нестандартной ситуации катастрофы из него так и прорываются характерные знания и поведение! И не факт, что Чиззер и Стив хотят попасть в корму только для запуска генераторов. Мигель обмолвился, что именно там расположены погреба с боеприпасами. А если американцы имеют за цель уничтожить крейсер, усыпляя нашу бдительность уверениями в сотрудничестве? И, кстати, я не забыл, что рассказал мне Гольдман-старший об образцах опасных биоматериалов и способе их доставки для противочумного института. Вполне вероятно, что Чиззер имеет отношение или к команде доставки, или к группе прикрытия. А это означает, что наш седовласый кок может оказаться кадровым сотрудником одной небезызвестной спецслужбы или её армейского аналога... А невозмутимый афроамериканец с его скоростью и уровнем владения рукопашкой, а также беспрекословностью выполнения приказа, тянет на специалиста силового прикрытия. Правда, такие спецы обычно не выделяются габаритами от окружающих, но и перекос со стороны американцев, в, общем-то, штатной для них операции, вполне допустим... Многое предстоит выяснить, но всё это потом!..
  - С вашим предложением, Николас, я согласен только наполовину. Идёт Стив, и иду я. Помощь члена экипажа, разбирающегося в корабле, мне не помешает..., - ответил я.
  ...Несмотря на все мои подозрения, взвесив все 'за и против', я действительно посчитал, что присутствие рядом одного из моряков не только позволит быстро найти электростанцию и активировать резервные генераторы, но и получить ответы на другие важные вопросы. Например, выяснить, что именно замыслили американцы и насколько надуманы мои подозрения. Да и разобраться с мотивами и настоящими целями присоединившихся к нам людей, проверить хоть одного из них в деле не помешает. А Стив, хоть на вид и жилистый, не должен доставить мне особых проблем, справлюсь, если что...
  Кок нахмурился, но кивнул.
  - Стив! - обратился он к самому первому из спасенных нами американцев, - что ты скажешь?
  - Сэр! Я готов, сэр! - подскочил и вытянулся моряк, ранее представившийся нам заряжающих из орудийного расчёта. Ну, да, ну, да...
  Некоторое время мы потратили на сборы. Я всё же не собирался лезть в неизвестность, не будучи минимально готовым к неожиданностям. Специалист по электрооборудованию Мигель, по моей просьбе, всё же набросал легкую схему расположения нужного нам объекта и пояснил, как выглядят и где найти тумблеры запуска генераторов.
  Гольдман успел сбегать наверх и связаться с Думом, оставшимся старшим на обороне форпоста. Ситуация там обнадежила, усилившийся дождь очень не понравился мертвякам, и натиск зомбификантов значительно снизился.
  Капрал убедил меня перевооружиться. Взамен моего автомата легионер вручил пистолет-пулемёт девятимиллиметрового калибра Тавор, в ухватистом и компактном варианте которого Гольдман радостно опознал МТАР-двадцать один. Ствол оказался трофейным, случайно обнаруженным Ковальским в адмиральской каюте крейсера во время зачистки. И, несмотря на то, что на Таворе была гравировка с дарственной надписью вице-адмиралу ВМФ США от дружественного флота Израиля, автомат, по уверениям Алексея, был более чем боеспособен и идеально подходил для применения в условиях корабля. На ствольной коробке Тавора обнаружился коллиматорный прицел Мафролайт, заряженный и готовый к использованию.
  Меня несколько смутило то, что автомат мной не пристрелян. Но Ковальский заверил, что Тавор он испытал во время зачистки лично, и автомат показал себя очень хорошо.
  - У этого ствола скорострельность на высоте, калибр девять миллиметров Парабеллум, глушитель в комплекте, и магазины на тридцать два патрона, - уговаривал меня Алексей, - при этом Тавор намного короче даже американского М4, что в помещениях крейсера гораздо актуальней. Кладёт Тавор кучно, а рикошета будет меньше! Для боя на короткой дистанции лучше не найти. Учти, что эту 'машинку' я от сердца отрываю...
  В общем, я согласился, быстро разобравшись с помощью Капрала и Гольдмана, как обращаться с автоматом. Нельзя сказать, что Тавор оказался сложнее Фамасов выживальщиков, но по простоте Калашникову всё же уступал.
  Моряка Стива, по настоянию того же Алексея, вооружили коротким пулемётом МК-сорок восемь мод один, опять же трофейным и оказавшимся одной из модификаций Миними для армии США. Ствол калибром семь-шестьдесят два имел длину не более метра, кроме этого, был тюнингован штурмовой рукояткой и лазерным целеуказателем.
  Более трех подсумков по сто патронов каждый к пулемёту я брать запретил. Мне нужна была подстраховка, но не медленная и тяжелогруженая огневая точка. Капрал почему-то считал, что в кормовых отсеках мы обязательно вступим в бой со всеми мертвяками одновременно. Слушать, что нам надо всего лишь выбраться из шахты, перейти через пару помещений в электростанцию, запустить генераторы и вернуться обратно, выживальщик категорически не хотел.
  Интересно повёл себя Стив. Вполне уверенно и легко подхватив пулемёт, американец быстро разрядил его и зарядил обратно. Может и не опытный пулемётчик, но такое оружие уже в руках держал, сразу видно. Сколько раз убеждаюсь, что внешний вид людей обманчив...
  В дополнение к пулемёту Стив получил армейскую Беретту, я же оставил себе свой надёжный и проверенный годами Парабеллум, благо проблем с патронами к нему не наблюдалось.
  Не остался в стороне и Чиззер, убедивший меня тоже облачиться в один из американских бронежилетов, показавшихся мне такими громоздкими при первом ознакомлении.
  - Это модульный тактический бронежилет Эм-Ти-Ви, - быстро пояснил кок, отсоединяя от броника воротник, - не путать с одноимённый музыкальным каналом. На сегодняшний день это штатный бронежилет корпуса морской пехоты США, уровень защиты - три А. Он хоть и несколько тяжеловат, но зато конструкция жилета обеспечивает более эффективное распределение веса по верхней части туловища. Против когтей мутантов должен устоять, по крайней мере, дать вам время на ответные действия. А эти части, - кок бросил также отсоединённый от бронежилета паховый фартук к воротнику, уже валявшемуся на полу, - они вам будут только мешать и снизят скорость передвижения... По этой же причине не предлагаю установить дополнительные композитные бронепанели, с ними вы будите, как черепахи. Неуклюжесть в наших условиях, она может стоить дорого. Тем более в шахте, сэр...
  Тактические очки, хорошо прилегающие к лицу, и тонкие перчатки у меня были свои. Стиву тоже нашли что-то похожее. Фонари на оружие, дополнительные в карманы. Немного печенья, шоколад и по литру воды. Ножи и небольшой ремонтный набор из кусачек, изоленты, проволоки и тому подобных мелочей. Так, на всякий случай, мы прекрасно понимали, что быстро починить что-то серьёзное у нас просто не хватит ни знаний, ни времени.
  Шлемы мы одевать не стали, перестрелки не предвиделось. Да и важно было слышать, что происходит в округе, не приближаются ли к нам мертвецы. Но вот плотной серой банданой, выданной запасливым Капралом, лицо я замотал с удовольствием. Мало ли какая гадость на зазомбированном корабле может попасть в рот или в нос.
  Парни Соладзе, помогавшие легионерам в зачистке, притащили откуда-то небольшой, но очень яркий прожектор, кустарно установленный на маленькую тележку. К нему прилагался подвижный барабан с бухтой провода, подключенного к питанию с одного из портовых буксиров, обеспечивающих сейчас освещение в зачищенной части корабля.
  В общем, в носовой пост приёма и распределения грузов мы прибыли хоть и нагруженные, но сохранившие достаточную степень маневренности и скорости передвижений.
  - Сэр, это помещение аналогично кормовому, - пояснил Чиззер, - тоже просторное, с грузовыми лифтами для подъёма боеприпасов. Мы находимся под толщей нескольких палуб где-то между носовым орудием и установкой вертикального пуска ракет. Кормовой пост оборудован также, лебёдки, вилочный погрузчик Катерпиллер, другое оборудование... Как видите, здесь поддерживается порядок, всё находится на своих местах. Уверен, что и в кормовом отсеке вашему продвижению ничего не помешает... Сэр! Возможно, вы передумаете? Я с легкостью вас заменю, сэр!?
  Я вновь категорически отказался, и кок разочарованно замолк.
  Небольшая возня у люка в шахту транспортера закончилась тем, что Ковальский нервно отогнал всех в сторону и ловко сбил обе пломбы прикладом своего Фамаса.
  Звякнули запоры, скрипнули петли, и крышка люка отошла в сторону, открыв черный провал достаточно просторного туннеля, ведущего в кормовой отсек.
  Убедившись, что в шахте никого нет, Ковальский серьёзно сказал:
  - Игорь! Мы будем ждать у люка... Возвращайтесь скорее!
  - Алексей, не дрейфь, всё будет в норме! Я слева, ты справа и слегка позади! За мной! - скомандовал я Стиву.
  Мы двинулись вперёд. Отдающий затхлостью воздух подтверждал, что шахту давно никто не открывал. Вселяло надежду и то, что прорезиненная лента транспортера, заменившая нам пол, оказалась покрыта легким налётом пыли.
  И всё же мы не спешили. Из-за поскрипывающей тележки, толкать которую досталось, естественно, мне, нам приходилось каждые четыре-пять метров останавливаться и замирать, вслушиваясь, нет ли впереди движения.
  Да и нельзя сказать, что мы сами передвигались бесшумно. Катки и подшипники под лентой транспортера отзывались на каждый, как ни осторожничай, шаг позвякиванием, разносившимся в обшитой металлом шахте причудливым эхом. Однако, благодаря прожектору и тактическим фонарям, пространство перед нами было достаточно хорошо освещено.
  Что такое семьдесят метров? Уже вскоре мы разглядели, что противоположный выход из шахты действительно заперт, а впереди до него точно нет зомбификантов. Первый этап авантюры, казалось, прошёл успешно. Но, несмотря на это, я серьёзно нервничал, хоть и не показывал вида.
  
  
  
  Автор будет очень благодарен, если Вы вернетесь на его страницу и поставите за произведение свою объективную оценку.
  
  При желании, поощрить автора также можно пополнением кошельков WebMoney: R305530646822, Z661566410774, U346884428046
  
  Заранее спасибо!
  Смит И.С.
  
Оценка: 6.65*220  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Успенская "Хроники Перекрестка.Невеста в бегах" А.Ардова "Мое проклятие" В.Коротин "Флоту-побеждать!" В.Медная "Принцесса в академии.Суженый" И.Шенгальц "Охотник" В.Коулл "Черный код" М.Лазарева "Фрейлина немедленного реагирования" М.Эльденберт "Заклятые любовники" С.Вайнштейн "Недостаточно хороша" Е.Ершова "Царство медное" И.Масленков "Проклятие иеремитов" М.Андреева "Факультет менталистики" М.Боталова "Огонь Изначальный" К.Измайлова, А.Орлова "Оборотень по особым поручениям" Г.Гончарова "Полудемон.Счастье короля" А.Ирмата "Лорды гор.Да здравствует король!"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"