Смолина Алла Николаевна: другие произведения.

Афганистан. "Писaть зaкaнчиваю, гудит вертушка. Бегу..."

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
  • Аннотация:
    Джелалабад, медики хирургического отделения, медрота 66 ОМСБр в/ч пп 93992.
    На конкурсе "Золотое Перо Руси-2011" получена медаль "За солнечную деятельность"

  
  
  
  
  

"Писать заканчиваю, гудит вертушка. Бегу..."

  

Вместо предисловия

  Наши письма из Афгана в Союз... Не углублялась я в данную тему, но догадываюсь, что большинство "афганцев", независимо от места службы, рода войск, должности, пола, возраста, национальности, писали домой почти одинаковые письма, а именно, как чудесно служилось. Наверняка многие (я в их числе) сочиняли беззаботные письма о верных товарищах и строгих командирах, о висящем над самой головой и утканном крупными блёстками звёзд бархатном ночном небе, о забавных обезьянах и противно воющих по ночам шакалах, о неведомых ранее сочных фруктах и не виданных ранее диковинных растениях, о богатых восточных дуканах и достижениях чужой апрельской революции. И даже о кормёжке в столовой и ассортименте военторговских магазинов.
  
  Настоящая реальность, страшная военная правда замалчивалась не только из опасения перед военной цензурой, достаточно зорко следившей за пересылаемой из Афгана почтой. Хотя, конечно, и это присутствовало, ведь многие из нас давали подписки о неразглашении военной тайны. Но всё же более заботились мы о спокойствии родственников. Любому выжившему в афганской мясорубке хотелось вернуться к задорно потрескивающему поленцами горящему домашнему очагу, но не к оградке фамильной могилы.
  
  И в подтверждение ставлю военные письма. Не смогла обойти вниманием наивные девичьи строки, дышащие чистотой и искренней любовью к родным, но одновременно материнской заботой, и даже не заботой, а материнской болью за подопечных. Именно таких девочек я встречала на афганской войне: душевно-простых в общении, ухоженных, подтянутых, опрятных в быту, но серьёзно-строгих на службе. Именно эти девочки, вчерашние выпускницы медицинских училищ, пропуская через свои сердца сконцентрированный поток людских страданий и невыносимой боли, становились матерями в предсмертный миг умирающим ровесникам и, пытаясь хоть как-то облегчить переход из жизни в Вечность, обнимали, гладили мальчиков, успокаивающе шепча: "Сынок, твоя мама с тобой, ничего не бойся, родной". Эти же девочки, иногда по возрасту годившиеся умирающему в дочери, брали на себя смелость солёными от слёз губами целовать губы, щёки, истово уверяя: "Милый, любимый, я с тобой и теперь никому тебя не отдам!"
  
  Aфганским мадоннам, провожающим ровесников в Вечность, мной написан здесь стих, пусть не совершенный - зато искренний, сложившийся под сильнейшими впечатлениями от знакомства с джелалабадскими медсёстрами, но посвящённый всем сестричкам, прошедшим афганскую войну. A ниже, чтоб напомнить (кто не знает - познакомить) о подвигах военных медиков в Афганистане, ставлю подборку упомянутых выше писем медсестры и воспоминания врача, служивших в одной медроте: Джелалабад, войсковая часть полевая почта 93992, медрота 66-й отдельной мотострелковой бригады, хирургическое отделение.
  
 []
  
  
  

--- "У нас тут растут эвкалипты..." ---
   --- "В медроте кровь, хрипы, стоны, мат..." ---

  
  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  
   []
  
   "Родные мои, здравствуйте! Вот ваша лягушка-путешественница... Вы, наверное, потеряли меня? А я уже в Джелалабаде. Прилетели и очутились в оазисе. Душная субтропическая ночь с чудными запахами, с трещанием цикад как в кино. А потом меня посадили в БТР, а наверху устроились солдаты с автоматами.
   Мамочка, я не могу представить, что это война. Для меня это как жуткий маскарад. Не могла все осознать даже, когда на нас надели парашюты и провели инструктаж, когда летели в полной темноте, резко садились.
   Мама, я у тебя молодец, научилась хорошо переносить самолеты.
   Устроилась на работу в хирургию палатной сестрой. Здесь все по-другому.
   А в общем я произвела неблагоприятное впечатление (слишком серьезна). Это армия со своими порядками, здесь не нужны твои манеры, такт. Это кошмар. Я, наверное, сделала ошибку.
   Я очень скучаю и люблю вас и, наверное, не смогу без вас жить.
   В комнате живем вдвоем. Девочка спокойная (в этом повезло). Должны поставить кондиционер. А пока умираем от жары (доходит до 60 и выше). А вообще чувствую себя нормально. Похудела, глаза как у Мадонны Великомученицы, - шучу.
   Мам, сегодня видела тебя во сне. Ты не волнуйся, все будет хорошо.
   Целую вас всех. До свидания. Таня.
   ДРА. 17.07.1987."
  
  
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  
   []
  
  "Практически каждый день в медроту 66-й отдельной мотострелковой бригады поступали раненые и убитые. Особенно жутко было, когда с 'вертушек' сгружали ребят - грязных, простреленных, в окровавленных бинтах... Бывалые врачи уже привыкли - поступивших бойцов быстро осматривали, распределяли по сложности ранения, кого-то моментально отправляли на операционный стол. В медроте столпотворение, кровь, хрипы, стоны, мат..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "Вот уже месяц не знаю как вы живете без меня. Как соскучилась по вам, как люблю вас! За меня не волнуйтесь, я уже понемногу привыкаю к "своим" субтропикам, хотя жара бывает и 70. Работаю по 12 часов. Привыкаю работать со своими мальчиками-солдатами. Милые мальчики, что они видят!
   Мама, это так страшно. Считается, что пока в нашем отделении спокойно, 70 раненых, но когда уйдут на войну в горы - становится жутко, 150-200 человек... Где искать мне силы?
   Я стала такая "грация". Но ничего - это адаптация, потом все войдет в норму. Девчонки так привыкают, даже не хотят уезжать.
   У нас тут красиво. Растут эвкалипты, пальмы, лимоны. Когда поспевают апельсины - мальчики приносят их мешками.
   Джелалабад считается оазисом Афганистана. Город пока закрыт. Пуштуны хоронят своего вождя.
   Вы не волнуйтесь за меня, я никуда не засуну свою голову (да и здесь никто и не позволит), - я так люблю вас.
   Пишите мне быстрее, так жду ваших писем! Целую вас, мои родненькие.
   Господи, мам, получается, что я вам всегда приношу страдания и мучения. Простите меня. Я же не виновата, что вы меня такую родили.
   Ждите меня, любите. 23.07.1987. ДРА"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...- Поступает нам по телефону сообщение: 'Медрота - тревога! К вам летят 'вертушки', везут 'трехсотых'. Десять человек'. Все врачи сразу собираются. Не только хирурги, но и терапевты. Они тоже помогали. Достают списки потенциальных доноров в подразделениях. Операционные сестры готовят операционную. Лаборатория включает какие-то свои аппараты."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Думала: никогда не привыкну к этому зеленому оазису. А сегодня иду и ловлю себя на мысли, что мне здесь не так уж и плохо. Прошел дождь и утро чудесное, небо голубое, мирное, кругом птицы поют, пахнет эвкалиптом. К жаре привыкла.
   На работе "воюю" с мальчишками. Доктора - отличные мужики, а начмед когда-то служил в Забайкалье.
   Пока в бригаде спокойно. "Духи" уважают нашу бригаду и боятся.
   Скоро мальчики уходят на войну. Как это страшно и непонятно для меня, а для них уже привычно. Боже мой, как мы их будем ждать всех живыми и бояться этих проклятых вертушек с ранеными и даже с ... К этому нельзя привыкнуть.
   Мам, какие есть у нас в Союзе сволочи, подонки - они не знают, что такое жизнь и как можно погибнуть в 20 лет.
   Это страшно. Мамулька, и я, твоя дурная девчoнка, пойму, наверное, что такое жизнь и не буду валяться в кровати и говорить: "Я ничего не хочу..."
   29.07.1987. Джелалабад"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "Вертолеты садятся на площадку метрах в 150 - 200 от медроты. Обычно это Ми-8. Садится пара или две, в зависимости от количества раненых. Их уже ждут наши санитарные машины. А мы стоим у приемного отделения и смотрим: кого ж там будут выгружать? И сразу понимаем, где выгружают убитого, где раненого. И какого раненого - тяжелого или легкого. Видно по тому, как санинструкторы их вытаскивают. Если потихонечку, значит, с тяжелыми ранениями боец. Если немножко пободрее - с более легкими. А если убитый, то, как правило, он завернут в плащ-палатку. И потом 'санитарки' возвращаются в медроту. Включенными фарами сигнализируют нам - везем раненых в живот, череп, грудь. Фары не включены - все легкие."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "Роднульки мои, здравствуйте!
   Получила письма. Так плохо без вас! Люблю вас, скучаю.
   Только прошу за меня не волноваться. Здесь тихо, мирно. Я же писала, что "духи" уважают нашу бригаду. И вообще не так страшно, как казалось в Союзе. Вы мне не верите?
   Как живете без меня? Как мой хороший братик? Мам, я не представляю жизнь без нашего мальчика.
   Каким он станет большим через год. Мамуль, ты сильно его не наказывай, ладно?
   Здесь меня считают умничкой и чуть-чуть флегматичной. Хирурги уважают нас. Приехала еще одна медсестра, теперь времени будет побольше. Хочу заняться английским...
   11.08.1987. Джелалабад"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Выгружаем раненых в моем приемно-сортировочном отделении. Хирурги после осмотра сразу распределяют ребят - этого в большой операционный зал, который полегче - подождет в палате, этого просто перевязать... И тут начиналась работа. Спокойно, без суеты. Разрезалась одежда, открывали, смотрели, где входное, где выходное отверстие; кровит, не кровит... Измерялось давление, считали пульс, оценивали состояние. Если видим, что шок, давление низкое, пульс слабенький, тут же капельницу ставим. Если требовалось дополнительно обезболить, обезболивали...."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "Здравствуйте, мои мамочка, бабулька, мой маленький братик, Натка и дети.
   ...Хочу домой. Все надоело, так соскучилась. Я, наверное, никогда не привыкну без вас. Я такая домашняя, избалованная вами. Хочу, чтобы всегда со мной была мамуля, бабушка, сестричка, братик, племянники, а остальные пошли все к черту. Все они чужие. Не нужна чужая страна, где кругом смерть, где умирают наши мальчики - это страшно и сердце замирает. Ведь знаешь как их дома ждут мамы родные. Нет, лучше не видеть это и не знать, что существует смерть...
   Как хочу к бабушке в деревню, в тепло бабульки. Как там поживают наши собаки, кошки, курочки?
   Слушаем сводку о погоде. У вас уже холодно, настоящая осень. Как не хватает всего этого. Не нужно чужого солнца, тепла, вечнозеленых деревьев. Но ничего, все это временно, всему приходит конец.
   Вы ждите меня, не болейте, учитесь и не ругайтесь. Братику куплю японские фломастеры, постараюсь передать. Мой маленький братик, нарисуй мне что-нибудь и вышли, я очень буду ждать. Не забыл ли ты меня, любишь свою сестричку?
   ...Надоели эти консервы. Есть, конечно, и мясо, и картошка. Все поперек горла стоит. Хочется молока, сметаны, зимнего салата. Ведь этого ничего нет. Нет моего любимого сала, селедки. Вы же знаете, я люблю вкусно поесть. А в общем-то, если подумать, - это мелочи, и страшно заботиться только о своем животе. Просто мы избалованны. Всё, конечно, понимаешь, но иногда думаешь: зачем живешь? Что нужно, кто нужен, что ищешь? Может быть, все намного проще? Это мы, наверное, сумасшедшие.
   Мамулька, я купила такую интересную книгу "Дуэль и смерть Пушкина" (исследования и материалы)...
   Пишите мне быстрее. Очень жду, скучаю. Всех целую.
   Ваша Танюня.
   12 октября 1987 г. ДРА"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Жалко, нет ни одной фотографии, как выглядит мое отделение после сортировки. Картина - удручающая. Грязная одежда, лужи крови, бинты окровавленные, ремни, автоматы... Все вперемешку..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Ну что вы так волнуетесь? Со мной ничего не может случиться. У нас здесь все спокойно. Живем мирно, работаем, отдыхаем, ну и, конечно, скучаем. Прилетела недавно с Кабула (эвакуировали раненых). Была в городе неделю. В Кабуле уже холодно, настоящая осень, а у нас тепло, ночью, правда, прохладно. Как быстро летит время, скоро праздник, не за горами и Новый год.
   Мамочка, что же он принесет вашей лягушке-путешественнице? Иногда пугает неопределенность. А может быть мне так нужно? Как хочется к вам! Вам плохо без меня и моему братику тяжело. Женька пусть продолжает заниматься в изостудии. Купила ему индийские фломастеры.
   Как вы меня расстроили этой историей с учительницей. Я представляю, как ты нервничала. Мамуль, ты прости меня, я помню как ты провожала меня в аэропорту, береги себя... Как хорошо будет, когда я приеду. Мы все куда-нибудь поедем отдыхать. Нам будет очень хорошо.
   Привет всем. Целую. Таня.
   21.10.1987. Джелалабад"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...В зависимости от сложности ранения операции длились от двух до десяти часов. У нас был случай, когда пуля вошла офицеру в бедро, а выходного отверстия нет. Открываем живот - полно крови и содержимого кишечника. То есть она вошла в бедро, прошла через таз, 'погуляла' в животе и умудрилась застрять в легком. За час или за два с подобными ранениями не справиться. Бывало так, что операционная сестра приносила 'утку', и хирург оправлялся буквально в ее руках, потому что не мог отойти от стола..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "Мам, ну что ты! Что со мной может случиться? Господи, мамочка, как я понимаю тебя, прости. Mаленький братик тоже страдает из за меня. Когда он плачет, не могу на него спокойно смотреть.
   Сейчас начинаются праздники. Обстановка меняется. Духи "подарки" готовят - больше горя нашим мамам. До чего бессмысленна, глупа эта война, как страшно видеть девятнадцатилетних мальчиков мертвыми! Нельзя привыкнуть к этому. Сейчас, правда, все спокойно. Готовимся к празднику. Накупили всякой всячины, вкуснятины, устроим танцы, немного отдохнем. Жизнь идет. Чередуются горе и радость, жизнь и смерть, любовь и обман. Значит так нужно. Правда, мам? Я приеду скоро. Летом, наверное, будет вывод.
   Не расстраивай бабушку, прости меня. Сейчас ночь, я на дежурстве. Мальчишки мои спят. Так тихо...
   Я пишу письмо и лопаю апельсины.
   Наемся их, наверное, на всю жизнь.
   Днем еще жарко, бабочки летают, розы цветут, и это в ноябре, когда у вас уже снег...
   Писать заканчиваю, тороплюсь, гудит вертушка. Бегу. 6 ноября"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...У меня как-то тоже была одна шестичасовая торакоабдоминальная операция. Очень серьезное ранение оказалось у солдата. За эту операцию я удалил разбитую селезенку и размозженную часть тонкой кишки, потом здоровые участки сшил (сделал так называемый анастомоз), провел операцию Гартмана, ушил печень, зашил раненый желудок и диафрагму, поставил дренажи в плевральную полость и сделал ампутацию левого плеча. Отправляли мы солдата в Кабул живым. Что с ним дальше было, я не знаю. Конечно, если он выжил, то стал инвалидом..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "Честно сказать: боюсь лететь, какие здесь страшные горы. Страшно падать с высоты 10 тысяч метров, а в общем-то бояться нечего, "потолок" стингера - 8 тысяч метров. У нас пока тихо, не верится, что война: небо мирное, звездное. Только иногда наши гаубицы палят, "духов" пугают. Мам, знаешь, сколько здесь шакалов? Тьма! По ночам воют, визжат, жутко. Как дома хорошо!..
   Ну, а что же у нас дома нового? Как маленький братику? Мама, перешла ли ты работать в детсад? Наверное, нервничаешь, болеешь? Как подумаю - плохо делается. Скоро каникулы. Женя поедет к бабушке. Как там роднулька? Не болеет? Купила две коробки индийского чая. Приеду, будем с ней чай пить по утрам. Как хорошо было, будет еще лучше, просто мне кажется - я буду другая. Для меня это полезно, что я здесь. Привет всем. Бегу работать, скоро придут хирурги. До свидания.
   Ваша Танюша. Декабрь. ДРА"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Врач-анестезиолог и хирург из соседнего спецназа, возвратившиеся с войны со своими ранеными, не спавшие двое-трое суток, переодевались и становились к операционному столу. Их взбадривали, давали нюхать нашатырь. Они сами просили санитаров бить их по щекам, когда те увидят, что кто-то клюет носом. Вот так и работали..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "...Соскучилась. Наверное летом будем дома. У нас уже готовятся - гаубицы палят, жуть! - очищают территорию, чтобы выйти. А вообще-то я привыкла здесь ко всему, только до сих пор не верится, что наши мальчики погибают от пуль и мин. Смотришь на них и про себя кричишь: "Оживите! Ну, задышите же вы!". Прости, мам, что пишу это, знаю, плачешь. Сбереги себя, нашего ослика, всех нас, вы же наши мамы, святые.
   Сегодня встречаем наш батальон из Хоста. Из газет, наверное, знаете, что там было. Господи, как в кино. Они грязные, запыленные, уставшие, счастливые, со слезами возвратились в бригаду. Мы их закидали цветами, встретили хлебом-солью. Родные наши мальчики.
   Вот они опять ушли. Проклятая чужая война. Быстрее бы домой, увидеть вас, наших детишек - наших будущих воинов, только был бы мир, жить так хорошо, правда, мамочка?
   Получила письма от Иринки, а еще от Любы и Сережки. У них родился сынулька - Ильюша, такие счастливые, живут хорошо.
   Я здесь, в Афгане, не признаю брака, хотя все вполне официально (через посольство в Кабуле).
   А в общем-то мне уже надоело быть одной. Так хочется родить малыша, всю себя отдать этой крохе. Понимаю тебя, мама, только сейчас, что это значит "мама и дети. Спасибо тебе, милый мой, родной человек.
   Лежит у нас в отделении афганский мальчик, как Женька, только смуглый, черный, как уголек. Ему оторвало ручку гранатой. Кушает только с моих рук. Помыла его. Грязные, худенькие дети, несчастные, сердце замирает. Бедный народ. Когда же будут жить по человечески?
   До свидания. Ваша Таня.
   31.01.1988. ДРА"
  
  
Воспоминание врача хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
  "...Что меня еще поразило в 'Афгане', с чем я никогда раньше не сталкивался, так это переливание крови и как его в некоторых случаях делали там. Суть в том, что когда мы имеем дело с ранением живота или груди, во внутренние полости изливается собственная кровь раненого. Эту кровь мы собирали, фильтровали через несколько слоев марли и потом эту же кровь капали раненому обратно. Почему? Потому что при кровопотере прокапать собственную кровь гораздо эффективнее и полезнее, чем донорскую. Это так называемая реинфузия крови. Но что меня поражало! Представьте, если ранены кишечник, сосуды, печень. Содержимое кишечника смешивается с кровью. У меня глаза на лоб полезли, когда брали всю эту массу, процеживали и возвращали раненому. Оказывается, это еще опыт Великой Отечественной войны. И ничего, нормально все было..."
  

*

  
Письмо медсестры хирургического отделения, медрота, полевая почта 93992, Джелалабад:
   "Родные мои, здравствуйте! Скоро буду дома, с вами. Вот и закончилась почти моя афганская жизнь. Еще один кусочек жизни оставлю здесь, среди гор, среди солнца. Еще два перелета и - родная земля. У меня все хорошо, собираюсь домой. А пока работаем по прежнему.
   Соскучилась. Может быть, поедем на Байкал, хочу отдохнуть. Правда, здесь я не устала, но... Пока не думаю о завтра, приеду домой и все решу.
   Как быстро летит время...
  Целую. Ждите телеграмму из Ташкента. Ваша Танюша.
   06.05.1988. Джелалабад. ДPA"
  
  

Вместо эпилога

  Каким образом оказались доступными для массового чтения афганские письма медсестры Татьяны ПОПОВОЙ (ЯКУБЕЛОВИЧ)? Её мама показала их пришедшему написать о Тане статью журналисту (сама газетная статья у меня размещена здесь).
  
  А воспоминания военного врача Александра ДОБРИЯНЦА нашла здесь, но дополнительные, написанные Александром после нашей встречи в сети, я поставила
   здесь
  и здесь.
  
  В Афганистане Александр находился с 06.1984 г. по 05.1986 г. - ст. лейтенант/капитан медслужбы, начальник приемно-сортировочного отделения отдельной медицинской роты 66-й отдельной мотострелковой бригады (вч пп 93992), хирург. Сейчас же полковник медслужбы Александр Иванович ДОБРИЯНЕЦ - начальник отделения гравитационной хирургии крови и гемодиализа (искусственная почка) 432-го ордена Красной Звезды Главного военного клинического медицинского центра (ранее - госпиталя) Вооруженных Сил Республики Беларусь, г. Минск.
  
  А Татьянa? Она жива и здорова. На войне познакомилась со своим будущим мужем и история их знакомства вошла в главу "Война и свадьбы" моего "Ответа чекистки" (здесь). После войны Татьяна вернулась домой в Забайкалье, и совсем скоро за ней явился тот, кто стал мужем и увёз её на свою родину в Эстонию.
  
  С разрешения Татьяны ставлю фото их семьи, к которому пояснения не требуются:
  
   []
   Владимир, Сандра, Александр и Татьяна, 2011 год
  
  ______________________________________________
  Информация об Александре взята из личной переписки и здесь:
  - http://mod.mil.by/armia/pdf/2005n3/st14.pdf
  - http://vsr.mil.by/index/26_6_1.html?publication=26 (этого номера в сети не найти - программисты по ошибке удалили какую-то часть информации)
  
  Информация о Татьяне взята из личной переписки и здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_00123.shtml
  
  Газетная статья о Татьяне поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 3-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00123.shtml#35
  
  Военные воспоминания Татьяны находятся в "Пoчeму мы поехали в Афган? Неужели за чеками? Часть 2-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00111.shtml#36
  
  Военные воспоминания Татьяны так же находятся в "Из окошка девичьего модуля. Первые военные будни..."
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/0010.shtml#20
  
  Военные фотографии Татьяны поставлены в фотоальбом "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992, фотоальбом N 1" здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml#62
  
  Рассказ Татьяны о знакомстве с будущим мужем "Таня + Володя = Любовь!" поставлен
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/00011.shtml#2
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"