Смолина Алла Николаевна: другие произведения.

Джелалабад. O принципиальных командирах, горных "мешках" и всезнающих oфициантках

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь] [Ridero]
  • Аннотация:
    Рaзведчикам 1-го разведвзвода 1-го мотострелкового батальона 66-й отдельной мотострелковой бригады. Мальчики, я горжусь, что служила рядом с вами в те же годы!

  
  

  Глава 1. Папин китель
  Глава 2. O принципиальных командирах. Александр ЛИ
  Глава 3. О горных "мешках" и всезнающих oфициантках
  Глава 4. Тот бой устами другого участника Владимира КОРОТЯЕВА
  Глава 5. Остальные участники боя
  Глава 6. Воспоминание Александра ЛИ о других военных эпизодах
  Глава 7. Фотографии от писателя
  Глава 8. Вместо эпилога
  
  

Глава 1. Папин китель, Александр ЛИ

  
  
 []
  
  
  Папин китель! А папа кто? Герой ниже поставленного повествования, командир 1-го разведвзвода 1-го мотострелкового батальона отдельной мотострелковой 66-й бригады Александр ЛИ, коего афганских подвигов набралось бы на добротную книгу.
  
  Разве не подвиги - бой разведвзвода с противником, где уничтожили 48 вражеских единиц личного состава, а в другом случае - лихое взятие в плен пакистанского советника?
  Самые что ни на есть героические подвиги и меня поддержал писатель Олег Михайлович БЛОЦКИЙ: "Относительно Вашего текста о Сашe ЛИ - подписываюсь под каждым Вашим словом. Сашa Ли, сам того не подозревая, уже давно вошёл в русскую литературу, вернее, стал прообразом литературных героев второго плана, оказавших влияние на главных героев."
  
  За свои бесстрашие, ловкость, самоотдачу, способность руководить людьми, готовность к риску Александра ЛИ представляли на звание Героя Советского Союза + Орден Ленина.
  
  Только не получил ни Звезды Героя, ни Ордена. Десятилетия сменяют десятилетия, но ничего в армии не меняется: одни воюют, отдавая жизни во имя поставленных командирами и партией боевых задач, а другие бряцают наградами. Особенно те, кто служат при "раздаточном окне". Навряд ли найдётся хотя бы один работник штабa и политотдела, вернувшийся с войны без государственных наград. Из первых уст знаю: встретили ребята нашей 66-й бригады своего кадровика, а у того только "Красной Звезды" - целых две штуки! Помимо медалей "За Отвагу" и "Боевые заслуги". А в бою ни одном не участвовал...
  

Глава 2. O принципиальных командирах. Александр ЛИ

  В 66-й мотострелковой бригаде, помимо разведроты, в каждом батальоне имелось по собственному разведвзводу. Но память избирательнa и моя почему-то оставила Андрея СЫЧЁВА и Александра ЛИ, двух командиров-разведчиков. Девчонки, а на войну ехали в основном одинокие или разведённые, по обоим с ума сходили. A как не сойти, если военные будни наших разведчиков были насквозь протканы подвигами, а в перерывах между своими секретными разведками - этакий молодецкий азарт с лёгкой поволокой таинственности и резко прочерченной гранью недосягаемости для простых смертных.
  
   Не сомневаюсь, что афганская тропа Андреем СЫЧЁВЫМ пройдена не менее достойно, однако, лица его не запомнила.
  A вот Александр ЛИ в памяти остался, вроде вчера расстались. Среднего роста, крепенький, загоревший до черноты, с постоянной белозубой улыбкой и с солнцезащитными очками на носу. Стоишь рядом, разговариваешь и даже из-под его очков чувствуешь на себе цепкий взгляд профессионала.
  
 []
   Hа фото справа налево: Андрей БАЖЕНОВ, Александр ДИАСАМИДЗЕ, Александр ЛИ, Владимир ЩЕРВЯНИН (сначала комвзвода, потом - зам.ком.роты, а затем ушёл командиром роты в Ассадабад), Георгий ПАНАЙОТИ, (?), Александр ВОРОНИН
  
   Вежливый, обходительный в быту и личном общении, с подчинённых спрашивал строго и его взвод неоднократно ставился в пример остальным. Сам не курил, спиртным не баловался, что в шаблонные военные рамки никак не умещалось. Часто встречаются на войне разведчики, избегающие спиртного? Чем, кроме алкоголя снимать напряжение и успокаивать психику? А провожать друзей в последний путь и их же поминать? Вот так и рвутся шаблоны.
  
  Одни считали его везунчиком, другие - прирождённым разведчиком, настолько лихо решались сложнейшие, поставленные командованием, задания. А может знал специальные корейские заклинания, отдавая себя и подчинённых под защиту восточных тайных сил? Или удача вымаливалась девичьими устами, горячо шепчущими молитвы перед каждым боевым рейдом?
   Таких уст в бригаде имелось немало. Умел командир взвода разведчиков подобрать ключик к людским сердцам и душам, и не только подчинённых.
  Так что трудно сказать, кто невидимо покровительствовал взводу в дерзких вылазках, но факт остаётся фактом: из многочисленных боевых рейдов ребята под командованием Александрa ЛИ возвращались с минимальными потерями.
  
  И ещё Александр отличался особой принципиальностью, на любом собрании мог спокойно высказать собственное мнение, частенько идущее вразрез с начальственным. Не боялся он никаких собраний и никаких порицаний. Увиденное в боевых рейдах навек притушило страх ко всему земному.
   Вот наверняка за принципиальность и не получил ни звания Героя Советского Союза, ни Орден Ленина. Хотя представление на высшую награду слалось не единожды...
  
  
 []
  

* * *

  Написанное ниже я составила из переписки на сайте "Одноклассники".
  
   В сентябре 1986 оперативники донесли, что по территории провинции Лагман намечается перемещение отряда противника, на перехват и уничтожение которого отправили взвод разведчиков под командованием Александра ЛИ.
  
  Если честно, я пребывала в полной уверенности, что ребят в квадрат предполагаемой операции доставляют или на "броне" или вертолётными бортами. Военная прокуратура, где я служила на офицерской должности начальником канцелярии, делила модуль с разведротой, и я частенько наблюдала из-за оконных решёток своей "секретки" за сборами разведчиков перед уходом в горы. Наблюдала и плакала, зная, что кто-то из них не вернётся. А они, совсем мальчики, весело балагуря, куря на ходу, заканчивали приготовления, ловко запрыгивали на "броню", кучно осыпав её сверху, что считалось наиболее безопасным при подрыве на мине, и под мощный рокот боевой техники выезжали с нашего общего с ними двора.
  
  Куда выезжали? Самый естественный ответ: в место боя или хотя бы до вертолётной стоянки, а дальше - переброска по воздуху.
  
  Моё глубочайшее заблуждение в данном вопросе опроверг сам Александра ЛИ, встреченный после войны в одной из ветеранских групп социальной сети: "Уточняю - в горы на засаду мы вышли своим ходом, т.к. я всегда старался меньше привлекать броню, а тем более вертушки. Много шума".
  
  Теперь на минуточку представим. Чужая страна, поднаторевшая в многочисленным войнах с иноземными захватчиками и раздираемая изнутри постоянными племенными распрями. Повествование касается последних лет нахождения советских войск на афганской территории, когда, благодаря западной помощи, вооружение противника ни в чём не уступало советскому, а порой и превосходило. А о военном мастерстве и ловкости того самого противника, как и об его коварности и кровожадности, можно слагать легенды.
  Провинция Нангархар, почти на границе с Пакистаном, откуда моджахеды бегали к нам как на работу. Если днём, никого не боясь, обстреливали, взрывали, убивали, резали, травили водные источники на предполагаемом пути "шурави" (советских), то можно представить их вольницу по ночам.
  
  И тут взвод наших разведчиков в возрасте от 19 до 25 лет, никогда прежде не воевавшиx. Посмотрим по карте: где джелалабадская 66-я бригада, а где то самое Алингарское ущелье, на одном из перевалов которого предполагалось устроить засаду? То есть, ребята, обвешанные оружием, боеприпасом и остальным необходимым, под командованием Александра ЛИ ушли в ночь, чтоб к рассвету попасть на нужный перевал.
  
  Разведчики шли в кромешной темноте, столь свойственной южным странам. Ни фонариком, ни спичками путь не подсветишь. Опасаясь мин, ступали след в след, избегая лишнего шума, замирая в напряжении при любом постороннем звуке. Шли не просто по каменистому плату, а взбираясь к заранее обозначенной точке - 1305 метров над уровнем моря.
  Повторяю. Ночь. Чужие горы, где следующий шаг мог закончиться всполохом взрыва от минной растяжки, а из-за любого камня могла прозвучать распарывающая тишину и тела ребят автоматная очередь. Взбирались вверх не налегке, при полном боевом снаряжении. А ведь они были совсем мальчишками, как и их командир...
  
  Александра ЛИ рассчитал верно. По темноте достигли обозначенного на карте недалеко от кишлака Хазгар горного перевала с отметкой 1305 метров над уровнем моря и до рассвета успели занять удобные боевые позиции.
  
   Заняли и замерли в томительном ожидании: не курить, не перекликаться, не делать резких движений.
  
   Когда абрисы горных вершин прорисовались на фоне медленно-сереющего неба, в первых клочьях утреннего тумана на дальней тропе заметили движущуюся цепочку. Насчитали 20 боевиков. Те тоже торопились проскочить до рассвета, измочалились тяжёлым горным походом, потеряли бдительность и к нападению "шурави" в, казалось бы безопасном районе, готовы не были. Так что бой оказался скоротечным, или даже не бой, а уничтожение группы противника.
  
   А потом...
  

Глава 3. O горных "мешках" и всезнающих oфициантках

   А потом я бежала на обеденный перерыв и на лавочке возле штаба увидела кучку девчонок, в окутавшем их сигаретном дыму чего-то встревоженно обсуждавших.
  
  - Алл, - звонким возгласом остановила меня официантка Людмила Нефёдова (фото девoчeк в разделе "Иллюстрации"). - Ты по своим каналам ничего не слышала: много у Сашки погибших?
  
   Я постоянно удивлялась оперативной осведомлённости девчонок, ведавших о результатах боевых рейдов нашей бригады, даже, если речь шла о чужой провинции. Не надо внедрять в штаб шпионов, не надо похищать и фотографировать секретные бумаги, всем этим в полном объёме владели медсёстры, повара и официантки. Не потому что военнослужащие болтали языками, нет, насчёт военных тайн было строго. Ведь на кону стояли не только собственные жизни, но и жизни десятков сослуживцев. Просто девчонки, наделённые от природы материнской интуицией, а на войне многие человеческие качества обостряются, умели понимать без слов. Вызов по ночам на рабочее место в столовую означал или проводы в горы, а перед этим требовалось сытно накормить и с собой дать, или встречу вернувшихся. Вернулись весёлыми и разговорчивыми - значит потерь не случилось. Вернулись угрюмыми и молчаливыми - лучше ни о чём не спрашивать. Девчонки-медсёстры потом сами расскажут, определяющие о результате боя по характеру ранений и заполняемости морга бригадной медроты.
  А узнавать от меня? Я служила там, куда стекались сведения о небоевых потерях и потерях более криминального характера. Боевые проходили через штаб бригады. К тому же я вообще не слышала о попавших в передрягу ребятах-разведчиках. За железную дверь моей "секретки" таких сведений не поступало.
   Пришлось останавливаться возле девчонок.
  
  Оказалось, что отряд противника численностью в двадцать отчаянных непримиримых душ, разгромленный разведчиками под командованием Александра ЛИ, был авангардным, за которым шествовал основной из ста пятидесяти человек. И вот эти сто пятьдесят озверевших моджахедов, отплёвываясь автоматными очередями и залпами гранатомётов, при первых звуках завязавшегося боя молниеносно рассыпались по горным щелям, чётко сориентировались и отрезали разведчикам все пути к отступлению. Такое у военных литераторов называется "каменным мешком".
   И, как выяснилось из разговора с девчонками, в этом самом "мешке" очутились их друзья и даже женихи. Потому причина переживания была более чем серьёзной. Hекоторые уже слезу пустили. Сидели на штабной лавочке в ожидании поступающей информации и хлюпали носами.
  
  
 []
  
  
  Услышав подробности, я и сама расстроилась. Глупостью считалось принижать деловые качества военачальников-моджахедов, получивших образование в советских военных училищах и даже aкадемиях. Тактические знания обеих сторон не уступали друг другу, как и желание разгромить ненавистного врага, и советские войска в целом несли достаточно большие потери.
  Казалось и на этот раз исход боя предрешён. Окружив наших плотным кольцом, моджахеды, имея значительное преимущество в живой силе, с фанатичными криками "Аллах акбар!" предпринимали попытку за попыткой атаковать и уничтожить разведчиков.
  И в штабе бригады уже знали, и даже отправили на подмогу миномётную батарею с мотострелковой ротой. Подмога прибыла, но поддержать разведчиков миномётным огнём не решались, боясь расстрелять своих.
  
  То есть, вырываться из пылающего боем каменного "мешка" разведчикам предстояло самостоятельно. А вот надежды на спасение не оставалось, слишком неравными были силы. Каждый мысленно приготовился к самому страшному.
  
   Но недаром о выдержке и самообладании командира взвода разведки в бригаде слагались легенды. Почти ровесник своим подчинённым, Александр ЛИ сумел овладеть ситуацией, и когда противник пошёл в очередную атаку, наши подпустили группу из шести челoвек, уничтожили их пулемётным огнём, после чего Александр принял неординарное решение, на которое способен не каждый матёрый командир. Продемонстрировав ложный маневр на прорыв по тропе через ущелье, отвлёк тем внимание и внезапным броском неожиданно направил взвод на вершину горы.
  Двести, а то и более метров (разве в бою можно измерить?) продирались разведчики вверх под огневым шквалом, вжимаясь в камни и ища укрытия в малейшей расщелине. И горы - чужие им горы - ребят не предали. Им удалось вырваться из смертельного "мешка" на другую сторону ущелья, у подножья которого ждалa "броня" мотострелков.
  
  Это как называется, если не чудо?!!**
  
   Позднее офицеры ГРУ сообщат, что в бою враг только убитыми потерял 48 человек, а сколько осталось раненых и искалеченных? Зато наши не имели ни одного "двухсотого" и все друзья-женихи вернулись назад в бригаду к своим девчонкам!
  Какие бывают встречи на войне после боя и выхода из окружения - знают только те, кто пережил самолично...
  
 []
  _____________________________________________________________
  
  * - фотографии взяты из архива Павла КОНИХИНА, Россия, г. Сергиев Посад. В Афганистане - 1983-86 г.г., десантно-штурмовой батальон, 66 ОМСБр. Фотографии с другой боевой операции, но разницы особой нет - ребята нашей бригады, афганские горы, всё из одних и тех же мест
  ** - Копию газетной статьи об этой операции прислал Георгий ПАНАЙОТИ, старший офицер миномётной батареи мотострелкового батальона 66-й ОМСБр (фото которого идёт ниже)
  

4. Тот бой устами другого участника Владимира КОРОТЯЕВА

  Oписаннoe выше пересказывает своими словами непосредственный участник Владимир КОРОТЯЕВ, медаль "За боевые заслуги", живёт в г. Петрозоводске. Обратите внимание на чистоту и ясность изложения. Очень жалко, если Владимир не возьмётся за перо и не расскажет o виденном им на афганской войне.
  
  
 []
  Владимир КОРОТЯЕВ крайний справа
  
  "Взвод был готов для выхода на засаду. По данным, о которых знал только взводный, через ущелье Аленгар должен пройти караван с оружием. Батальон замер, ведь очень много ребят болели за нас и желали всем вернуться обратно. Коротай, Медведь и Цупко заняли свое место в машине связи. Они до самого дембеля отвечали за нашу связь. В 12 часов ночи взвод построился, одев "лифчики"*, накинув РД**, взяв автоматы, попрыгав, чтоб ничего не шумело, выдвинулись из батальона. До гор было порядка от трёх до пяти километрoв. Ночь выдалась безлунная, что нам помогало выйти на задачу незаметно. До рассвета надо было выйти на позиции, занять оборону и ждать караван.
  
  Механик-водитель Сико и наводчик-оператор Гусь (Гусанька) остались в расположении взвода как дежурная броня. Никто не может представить, что творилось у этих ребят в головах: сидеть и ждать, слышать по рации обо всем, что происходит в горах и ничем нельзя помочь. Только по команде первыми придти нам на выручку в указанное место. Да, так оно часто и бывало, да и во всем батальоне было то же самое.
  
  До гор двигались без приключений. Tропы, по которым мы ходили, были давно нами изучены. Hесколько раз останавливались "послушать" ночь. Нытье шакалов, как раздирающий душу плач грудного ребенка, напрочь отбивало все и мешало сосредоточиться. До гор дошли без приключений. У подножия горы замерли, прислушались, наметили маршрут и начали подъем. У каждой группы был свой маршрут, о котором знал только старший.
  
  Поднявшись до середины горы, взводный своим чутьем почуствовал: что-то не так! И дал команду "Сбор все!". Собрались и замерли, слившись с горами. И тут в наушнике 148 рации услышали песню "А у разведчика судьба порой..." (Это связисты, оставленные в машине связи, старались морально поддержать ребят еле слышной, чтоб не отвлекать от основной задачи, песней - А.С.). То было как писк комара, но тогда нам казалось, что эту песню слышат все в округе. Прошло несколько минут - как вечность - и поступила команда "Вперед!". Все встали и крадучись, без шума, начали подъем. А в это время банда, которую отправили на перехват нас, прошла мимо, совсем рядом, чуть не ступая по нам. Благодаря песне мы избежали первого боя. Ведь нам нужен был не бой, а вражеский караван с оружием.
  
  Поднявшись наверх - заняли позиции и стали ждать. Вышло солнце, жара, пот проел весь "горник"***, ставший от соли грязно-белым. Это еще больше нас маскировало с горами. Хотелось курить. Но табачный запах выдал бы наше присутствие. вот так лежали в оборонках: один кимарил, второй смотрел по сторонам, а в батальоне гуляла "кава"****, ждала нашего прихода. Это уже стало традицией: когда мы возвращались - гудел весь батальон. Об этом знали и офицеры, но ворчали для приличия. И банька, ох и хорошая у нас была баня! С парной, с душевой! В общем - все как положено.
  
  Но возвращаясь к повествованию... И вот поступила команда: "Внимание! Появился туман!". "Туман" - это значит "духи". Шёл передовой отряд, разведдозор. Мы тогда и представить не могли, что их будет столько. Нас всего было 20 или 25 человек. С нами 4 п.к., один гранатомет и автоматы. Пропустив дозор и дождавшись, когда появится хвост каравана, получили команду "Огонь!". У каждой группы был свой сектор обстрела. Но внизу, на тропе, расположилась наша группа-"капкан". У них задача была взять "языка". А наша задача, чтоб они смогли выйти из зоны огня. Уничтожив первых и последних "духов", мы, не давая противнику сосредоточиться, отделяли их от ишаков.
  
  Наконец появилась группа-"капкан". Им остались самые тяжелые метры по соседней горе, которая была выше. А на ней уселись "духи" и поливали с ПК всё пространство, не давая поднять головы. Пришлось вызывать "самовар"*** минометчиков, которым дали координаты и сказали им: "Нужен один точный выстрел". Офицер Панайоти был на высоте. С одного выстрела заставил на время заглохнуть эту шарманку смерти. (Фотография Григория ПАНАЙОТИ имеется ниже в главе N 6 - A.С.)
  
  Группа-"капкан" достигла хребта. Пришло время уходить всему взводу. Конечно же, хотелось уйти без потерь. Задача не из легких, "духи" заняли господствующие высоты и теперь по нам били чуть ли не со всех сторон. Мысленно попрощавшись со всеми, попросив прощения у мамы, мы вызываем огонь гаубиц на себя и одновременно идем на прорыв. Механик-водитель Сико и наводчик-оператор Гусь уже стояли у подножия горы, ждали.
  
  Мы справились с поставленной задачей: взяли языка и уничтожили караван, и сами остались живы. А в батальоне нас уже ждала банька и "кава" (по-русски "брага"). "Медведь" Саня Карезин за песню "А у разведчика судьба порой...", которую он самовольно вставил в эфир, получил по "самое не хочу" от комбата и своего взводного, но нам она наверное спасла жизнь. Ведь наткнись "духи" на нас, наверное была бы рукопашная, а в темноте куда стрелять? Темень такая, что хоть глаз коли.
  
  Вот такой эпизод из нашей армейской жизни..."
  ___________________________
  *"лифчик" - бронежилет
  **РД - рюкзак десантника
  ***"горник" - форма военнослужащего
  ****"кава" - брага
  *****"самовар" - позывной артиллерийского корректировщика
  

Глава 5. Остальные участники боя

  Все ребята, кроме ГУСАНЬКО В.М. на фото N 16, участвовали в бою, описанном в рассказе выше. Представляете, с какими героями мне довелось служить в одно время на территории 66-й мотострелковой бригады!
  
  Подписи к фото дал главный герой повествования, бывший командир разведчиков Александр ЛИ. Настоящий Командир помнит до мельчайших подробностей, включая награды своих бывших подчинённых. Или "бывших подчинённых" не бывает среди тех, кто прошёл через военное горнило? (OBS! Все награды упоминаются при первичном знакомстве с фамилией, далее, если человек повторён на снимках не единожды, идёт только его фамилия, а награду см. в начале.)
  
  
  
 []
  1. Справа КОРОТЯЕВ Владимир Александрович, медаль "За боевые заслуги", живёт в г. Петрозоводске. (Oстальные - молодые бойцы, фамилий не помню)
  
  
  
   []
  2. СПРАВА налево: НОВОСЁЛОВ Владимир Валентинович, медаль "За отвагу", Молдавия г. Орхей.
  БАДАХОВ Рамазан, медаль "За боевые заслуги", г. Черкесск.
  КОЛХИЕВ Феликс Михайлович, орден "Красной Звезды", г. Владикавказ, тяжёлое ранение в бедро.
  ОДРУЗОВ Виктор Валентинович, медаль "За боевые заслуги", г. Ульяновск.
  ВЛАСОВ Владимир, орден "Красной Звезды", АЛ-Лозовка, Ростовской обл.
  АЛЕКСАНДРОВ Сергей Фёдорович, г. Вологда, посёлок Ида
  
  
  
   []
  3. СПРАВА налево: ЗИНЮХИН Николай Николаевич, медаль "За отвагу", г. Пенза.
  АЛЕКСАНДРОВ Сергей Фёдорович.
  (Двое молодых, фамилий не помню.)
   ДЖОЛДОСОВ Нуржан Сахиевич, медаль "За боевые заслуги", Казахстан, г. Астана.
  КОПТЯЕВ Алексей Николаевич, медаль "За боевые заслуги", г. Петрозаводск
  
  
  
   []
  4. СЛЕВА направо: ЗИНЮХИН Николай Николаевич,
  СКОРОБАТЬКО Владимир Анатольевич, медаль "За отвагу", г. Сан-Франциско США,
  КОРОТЯЕВ Владимир Александрович
  
  
  
   []
  5. Сидят внизу: КОПТЯЕВ Алексей Николаевич и БОРИСОВ Евгений, медаль "За боевые заслуги", умер после войны
  
  
  
   []
  6. СПРАВА налево: ДЖОЛДОСОВ Нуржан Сахиевич,
  (молодой, фамилии не помню),
  КОПТЯЕВ Алексей Николаевич,
  БОРИСОВ Евгений,
  АЛЕКСАНДРОВ Сергей Фёдорович
  
  
  
   []
  7. Справа НОВОСЁЛОВ Владимир Валентинович. Cлева ЖУКОВСКИЙ Владимир Ильич, медаль "За боевые заслуги", Беларусь, г. Минск
  
  
  
   []
  8. Справа НОВОСЁЛОВ Владимир Валентинович. Cлева ВЛАСОВ Владимир
  
  
  
   []
  9. СПРАВА налево: ШЕВЕРДАШИЛИ Нукри Аванесович, медаль "За боевые заслуги", г. Воронеж;
  ДЖОЛДОСОВ Нуржан Сахиевич,
  НОВОСЁЛОВ Владимир Валентинович
  
  
  
   []
  10. СМАКОВ Сагидулла Жайлыбаевич, медаль "За боевые заслуги", Казахстан
  
  
  
   []
  11.
  
  
  
   []
  12.
  
  
  
   []
  13.
  
  
  
   []
  14. Справа БИКМАЕВ Яткар Кяшахович, медаль "За отвагу", г. Пенза. Cлева КАНТОРОВ Вячеслав Владимирович, г. Пенза
  
  
  
   []
  15.
  
  
  
   []
  16. На крыше сидят СПРАВА налево: ПОТЁМКИН Юрий Александрович, медаль "За боевые заслуги", Украина.
  ОДРУЗОВ Виктор Валентинович.
  БОРИСОВ Игорь Юрьевич, орден "Красной Звезды".
  БОГДАНОВИЧ, подрыв на мине.
  КОРОТЯЕВ Владимир Александрович
   Стоят: БЕГОВ, медаль "За боевые заслуги", Таджикистан,
  КОЛХИЕВ Феликс Михайлович.
  
  Сидят СПРАВА налево: ГУСАНЬКО Виктор Михайлович, медаль "За боевые заслуги", г. Черновцы.
  КИМ Юрий, орден "Красной Звезды" (посмертно), Узбекистан.
  БАДАХОВ Рамазан
  
   2-й ряд: БОРИСОВ Евгений,
  СМАКОВ Сагидулла Жайлыбаевич,
  ВЛАСОВ Владимир,
  СИКО, медаль "За боевые заслуги", Казахстан,
  ШЕВЕРДАШИЛИ Нукри Аванесович,
  ЖУКОВСКИЙ Владимир Ильич,
  АЛЕКСАНДРОВ Сергей Фёдорович
  
  
  
   []
  17. БОРИСОВ Евгений,
  КОЛХИЕВ Феликс Михайлович,
   АЛЕКСАНДРОВ Сергей Фёдорович
  Сидит КОРОТЯЕВ Владимир Александрович
  
  
  
   []
  18. ...
  
  

Глава 6. Воспоминание Александра ЛИ о других военных эпизодах

  Воспоминания от главного героя Александра ЛИ, добыть которые стоило некоторых усилий. Непреложная военная истина - настоящие герои немногословны.
  
  
"Хочу написать тебе об афганцах, с которыми пришлось совместно воевать. Первый - старший лейтенант ХАДа
(афганская контрразведка - А.С.) Чамангуль, ходил со мной некоторое время на засады как представитель местной власти. Окончил в Ташкенте курсы КГБ. Первоначально их прислали мне двоих (имени второго не помню) для совместных засадных действий. Они выступали в роли наблюдателей.
  По информации Чамангуля, второй был "харап" (плохой), сливал информацию духам о наших выходах на засады, и я всеми правдами и неправдами пытался от него избавиться. Честно говоря, и к Чамангулю не было полного доверия, до одного случая.
  Как-то во время одной из засад мы уничтожили небольшую группу духов и захватили в плен двоих, один из них был ранен в ногу. Я допрашивал одного, а раненого - Чамангуль. Так вот, после этого случая появилось доверие к нему. Мои разведчики проявляли к нему тоже доброе внимание. Часто в беседах он вспоминал учёбу в Союзе, с восхищением говорил о Ташкенте, о той жизни и какие красивые у нас ханум (женщины - А.С.).
  
   Жил он в Митерламе и как-то ночью пригласил в гости.
  Мы с Жорой Панайоти (на фото справа, старший офицер миномётной батареи - А.С.) собрались. С оружием идти было как-то неприлично и мы захватили только пистолеты, в дипломат положили несколько гранат и скромные подарки для хозяина, которые он попросил: журнал "Советский воин" и несколько пачек трассирующих патронов.
  У него было две семьи - одна жила в Кабуле, а вторая с ним в Митерламе.
  Встретил он нас радушно, по-восточному. Но с соблюдением конспирации... Кто был в Афгане, знает - почему. Провёл в свою комнату и тут я понял, почему он просил наши журналы "Советский воин" - все стены были увешаны фотографиями наших девушек из этих журналов...
  Вечер прошёл душевно. А его беспокоил вопрос: что он будет делать, когда уйдут шурави (советские - А.С.), для него это был вопрос жизни и смерти обеих семей.
  Потом его отозвали в свои органы и мы с ним больше не встречались. Я и мои бойцы часто его вспоминали...
  
  
Второй - инженер Карар. Учился тоже в Союзе, из семьи муллы. Возраст 30-35 лет.
  После возвращения из Союза по определенным причинам стал воевать против шурави (советских - А.С.) Был одним из самых одиозных полевых командиров в провинции Лагман. Имел активных 50 душманов, но за ночь мог собрать до 2000 мятежников.
  Мы знали друг друга заочно, меня он прозвал "Кара Искандер" ("Чёрный Александр"). Особенно разозлил я его тем, что захватил его инструктора по подрывному делу, капитана пакистанской армии. По всей видимости ему за это досталось.
  В ноябре мы собирались на армейскую операцию в район Хайбера, а я свалился с гепатитом и оказался в госпитале (на фото слева, не знаю с гепатитом ли лежал Александр, но рядом с ним наша сестричка Тамара Будник (Хлыстова) - A.C.).
  Через неделю приехали друзья офицеры из батальона проведать и сообщили, что в батальон пришли три духа и сдались в плен. Оказывается, их послал мой "друг" инженер Карар, чтобы они убили меня в отместку за пакистанского советника, и чтоб не возвращались, пока не выполнят приказ. Они просидели неделю в засаде, и от голода и безысходности решили сдаться.
  Вот так гепатит или судьба оберегли меня.
  А, честно говоря, Карар был достойным противником, и я склоняю голову перед ним и его моджахедами. Mы воевали достойно.
  
  16.01.2009-02.03.2011 (13:16)
  

Глава 7. Фотографии от писателя

  
  Ниже поставленные фотографии прислал чудесный писатель Олег Михайлович БЛОЦКИЙ, несколько строк из сопроводительного текста к которым поставила в начале. Здесь же привожу полностью, правда, с небольшим возражением. Ведь Александр ЛИ сам говорил, что на войне не пил и не курил. Может сигарету держит на фото для форса? Как мы для форса укладывали причёски и красили губы перед тем, как сделать военное фото.
  Tа самая сопроводиловка целиком: "Относительно Вашего текста о Сашe ЛИ - подписываюсь под каждым Вашим словом. Сашa Ли, сам того не подозревая, уже давно вошёл в русскую литературу, вернее, стал прообразом литературных героев второго плана, оказавших влияние на главных героев. Единственно, если не ошибаюсь, Саша курил. Сами на фотку посмотрите. Высылаю Сашины фотки. Если у Вас есть такая возможность - скиньте ему. Время - май 1986 года. Район Суруби."
  
  
 []
  
   []
  
   []
  
   []
  
  
  

Глава 8. Вместо эпилога

  Почему я, изначально планировавшая собирать воспоминания только о девочках-"афганках", постепенно перешла и на подвиги наших, из Джелалабада, мужчин-военнослужащих? Да потому, что за время вращения в русскоязычной сети поняла - настоящие герои немногословны.
  Я служила в Джелалабаде на территории 66-й отдельной мотострелковой бригады. Провинция Нангархар, расположенная почти на пакистанской границе недалеко от печально известного Пешавара, центра военных баз "непримиримых". Они к нам как на работу бегали: днём вершили злодейские дела в отношении нас, "шурави", а ближе к ночи возвращались в свои палатки (казармы?) к компаниям себе подобных головорезов-авантюристов, собранных со всего света. Конечно, возвращались уцелевшие, ведь и наши ребята даром военные щи не хлебали. Наши мальчики от боёв не просыхали и вели себя исключительно мужественно. Это любой побывавший за речкой подтвердит: если "Джелалабад", значит сплошные герои, и не важно кто - десантники, разведка, спецназ, мотострелки.
  
   И теперь это как бы мой долг, долг чести и совести - наряду с девчачьими воспоминаниями, оставить как можно более строк о мальчиках Джелалабада. _________________________________
  Pассказ "Джелалабад. О серебряной тюбетеечке, бравых разведчиках и о прочих военных подвигах" можно прочесть здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0021.shtml>
  
  
  
  
  

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Е.Сафонова "Риджийский гамбит.Дифференцировать тьму" К.Никонова "Я и мой король.Шаг за горизонт" Е.Литвиненко "Волчица советника" Р.Гринь "Битвы магов.Книга Хаоса" Т.Богатырева, Е.Соловьева "Загробная жизнь дона Антонио" Б.Вонсович "Туранская магическая академия.Скелеты в королевских шкафах" И.Котова "Королевская кровь.Скрытое пламя " А.Джейн "Северная Корона.Против ветра" В.Прягин "Дурман-звезда" Е.Никольская "Зачарованный город N" А.Рассохина "К чему приводят девицу...Ночные прогулки по кладбищу" Г.Гончарова "Волк по имени Зайка" Д.Арнаутова "Страж морского принца" И.Успенская "Практическая психология.Герцог" Э.Плотникова "Игра в дракошки-мышки" А.Сокол "Призраки не умеют лгать" М.Атаманов "Защита Периметра.Через смерть" Ж.Лебедева "Сиреневый черный.Гнев единорога" С.Ролдугина "Моя рыжая проблема"

Как попасть в этoт список

Сайт - "Художники"
Доска об'явлений "Книги"