Смолина Алла Николаевна: другие произведения.

Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 27-я (N 291-300)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  291. Татьяна Николаевна КИРЬЯН, Баграм, реанимационная медсестра, госпиталь.
  После - Газни, медрота, 1986-1988
  
  292. Галина Сергеевна КРИСАНОВА, Шиндандт, медсестра-анестезист, госпиталь в/ч пп 93977, 1986-1988
  
  ----- Раиса Михайловна ГОРОХОВА, Шиндандт, медсестра, госпиталь в/ч пп 93977, 1986-1988
  
  293. Галина Ивановна БУСАРЕВА, Кабул, центральный военный госпиталь, 1984-1986
  
  ----- Надежда Сергеевна ДЕГТЯРЁВА, Кабул, отдел кадров инфекционного госпиталя
  
  ----- Надежда СИМОНОВА, Кабул, госпиталь, лаборант
  
  ----- Любовь КУНГУРЦЕВА
  
  ----- Галина КОРНИЛОВА
  
  294. Зинаида Павловна РОДАК, Шиндандт, старшая медсестра терапевтического отделения, 1983-1984
  
  ----- Раиса Ивановна ИВАНОВА
  
  295. Эльмира АКСАРИЕВА, Кабул, медсестра центрального военного госпиталя, 1987-1988
  
  296. Глафира Анатольевна ГОРДЮНИНА (РАДКЕВИЧ), Кабул, медсестра в/ч пп 37828, 1980-1981
  
  297. Наталья Васильевна ХИЛЬКЕВИЧ, Пули-Хумри, заведующая магазином, 1987-1988
  
  298. Наталья Владимировна СТРОЕВА, Кабул, политодел, работа по документообороту и секретной переписке, 1988-1989
  
  299. Надежда ЯРКИНА, Джелалабад, 834-й госпиталь особо-опасных инфекций в/ч пп 73976, 1985-1987
  
  300. Флюра ГИЛЬМАНОВА (МУХУТДИНОВА), Шиндандт, медсестра, госпиталь в/ч пп 94131, 1984-1986
  
  ----- Валентина ЗАГОРСКАЯ, медсестра
  
  ----- Любовь ЗУБЕНКО, медсестра
  
  ----- Наталья ЦИХАЛЕВСКАЯ, медсестра
  
  ----- Антонина КАБАЛИНОВА, медсестра
  
  ----- Татьяна Ивановна КОРОТКОВА, Шиндандт, операционная медсестра, 85-й отдельный медицинский батальон, 1986-1988
  
  

291. "Тамань" (газета Темрюкского района, N 6 15.02.18)

  

Медсестра Баграмского госпиталя

  
   []
  
  
  
  Татьяна Кирьян – медсестра, проходила службу в Афганистане в 1986­-1988 годах. Сегодня День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. 15 февраля 29 лет назад последние колонны советских войск покинули республику Афганистан. Так закончилась девятилетняя война, которая унесла жизни тысяч советских солдат и офицеров. В Темрюке в 12 часов проходит митинг у памятника воинам­интернационалистам. Сюда с цветами приходят ветераны горячих точек, их семьи, молодежь, жители района.
  
   []
  Татьяна Кирьян и подполковник Толмачев. Провинция Газни
  
  
   []
  Tатьяна Кирьян с маленьким пациентом и операционная сестра. Медицинская рота Газни
  
  
  Афганистан. Это слово до сих пор отзывается болью в сердцах многих людей. Во время многолетнего военного конфликта погибли тысячи советских солдат, которые с честью выполняли свой долг перед Родиной. Четыре наших земляка, уроженца Темрюкского района, погибли в Афганистане – Сергей Власовец, Виктор Дрыга, Николай Заика и Валерий Скиба.
  
  15 февраля Россия отмечает День памяти воинов­интернационалистов. Страна отдает дань уважения, чествует своих сынов и дочерей, по долгу службы ставших в разные годы участниками урегулирования военных конфликтов за рубежом.
  
  Каждый год в этот день проводятся митинги памяти. В Темрюке у памятника воинам­интернационалистам собираются ветераны Афганистана с семьями, родственники погибших, представители власти и общественных организаций, казаки, молодежь.
  
  В станице Голубицкой живет Татьяна Кирьян. Она не привыкла рассказывать об Афганистане в своей судьбе, не считает себя героиней, не считает, что сделала что­то особенное. По зову сердца Татьяна Николаевна поехала в Афганистан, чтобы оказывать медицинскую помощь во время урегулирования военного конфликта.
  
  После школы перебралась со Ставрополья в Темрюк – к братьям. Работала на швейной фабрике, рыбзаводе. По оргнабору уехала на Камчатку на крабовую путину. В Петропавловске­Камчатском поступила в медицинский колледж. Студенткой работала санитаркой в больнице. После окончания учебы устроилась операционной медсестрой в окружную больницу. Но все равно вернулась в Темрюк, стала работать медсестрой в районной больнице.
  
  «В 1986 году, когда у всех на слуху была война в Афганистане, решила, что поеду туда. Мама не отпускала меня. Спросила тогда: почему ты? Я ей ответила: что кто-­то же должен», – вспоминает Татьяна Кирьян.
  
  Спросила об этом и я. Татьяна Николаевна пожала плечами. Видно, часто этот вопрос задают, и сказала, что если человек идет в медицину, это о многом говорит. О профессии она мечтала с самого детства и домашним обещала всех лечить, когда вырастет.
  
  В 1986 году обратилась в военкомат, чтобы поехать медсестрой в Афганистан, ей было 28 лет – возраст осознанный. Татьяна Кирьян проходила службу в ограниченном контингенте советских войск в Афганистане, работала в Баграмском госпитале в отделении реанимации. Были вылеты в командировки, в которых лечили раненых. Однажды в такой командировке Татьяна Николаевна решила остаться насовсем и продолжила службу в медицинской роте в провинции Газни.
  
  «Приехала домой в марте 1988 года. Через пару месяцев начали выводить советские войска. За всю жизнь ни разу не пожалела, что поехала в Афганистан. Многим помогали, оказывали медицинскую помощь да и морально поддерживали. Помню, без ног были ребята. Один все причитал – застрелюсь! Кому я нужен? А я ему: «Матери нужен любой! С ногами и без». В пример ему приводила тракториста без ног, который целину поднимал. Жизнь продолжается. Все не просто так, во имя Родины. Мне, конечно, больно было на этих пацанов смотреть, молодые, жалко. Главное – за стакан не схватиться, а так жить можно и после войны», – рассказывает Татьяна Николаевна.
  
  Когда Татьяна Кирьян вернулась из Афганистана, продолжила работу медсестрой­анестезистом в ЦРБ Темрюка. Спросила Татьяну Николаевну: не было мыслей в Чечню поехать?
  
  «Я замужем была, а так бы поехала! Прошло 10 лет после возвращения, уже за сорок было, когда замуж вышла, семьей дорожила. Детей завести так и не получилось. Муж удивлен, конечно, был, когда узнал об Афгане. Я ж была худенькой, молодой девушкой. Да не только муж, одноклассники, друзья тоже удивлялись», – говорит Татьяна Кирьян.
  
  Всю жизнь Татьяна Николаевна работала медсестрой. В 2002 году вышла на заслуженный отдых.
  
  Татьяна Кирьян является членом районного отделения «Российского союза ветеранов Афганистана», членом правления местного отделения общественной организации в станице Голубицкой. Награждена юбилейными памятными медалями. Старается приходить в местную школу на уроки мужества. Ветераны Афганистана говорят, что иногда Татьяна Николаевна отказывается, не потому, что не хочет, а потому что скромная. Действительно скромная, в этом убедились и мы. О том, что статья и ее фото будет в районной газете – не соглашалась, уговорили.
  
  «Как­то писали обо мне лет двадцать назад, разве недостаточно? Честно сказать, спасибо, что помните, это очень приятно. Все не зря было. Правда, не зря!»
  
  Фото Елены Крестьяновой, «ТАМАНЬ»
  
  Отсюда: http://www.tamannews.ru/?news=15700
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Татьяны находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

292. "Наша жизнь" (N 17 (12262) от 14.02.2018)

  

В Афганистан по зову сердца

  
   []
  
  
  Война в Афганистане продолжалась девять лет и унесла тысячи жизней простых русских парней. Совсем еще мальчишки, они брали в руки автоматы и шли воевать. И каждому хотелось выжить. А на помощь всегда приходили люди в белых халатах. Они не участвуют в боевых действиях, не стреляют по врагам. Но они есть на каждой войне для того, чтобы спасти тех, кого можно еще спасти.
  
  Два года служила медсестрой–анестезистом в Шиндандском госпитале в Афганистане наша землячка Г.С. Крисанова. Сегодня она поделилась с нами своими воспоминаниями.
  
  Родилась Галина Сергеевна в обычной семье на хуторе Новая Деревня Краснояружского района. Училась в Илёк-Пеньковской школе. Мать, Лидия Денисовна, всегда следила за учёбой дочери, уделяла достаточно времени её воспитанию. А дочь с детства имела озорной характер. После школы Галина поступила в Белгородское медицинское училище, по окончании которого три года трудилась в акушерском отделении Ракитянской ЦРБ. Затем перешла работать в Краснояружскую больницу.
  
  – В Афганистан я попала в 1986 году, – рассказывает Галина Сергеевна — Прочла в газете, что в зону военного конфликта государства Афганистан требуются медсестры–анестезисты. И мы поехали вместе с подружкой в военкомат писать заявление.
  
  Через два месяца пришёл одобрительный ответ. Правда, подруга уехала раньше в Германию. И в Афганистан Галине Сергеевне пришлось отправляться одной. Можно ли было отказаться? Да, конечно. Но она этого не сделала.
  
  Когда Галина Сергеевна сообщила о своём добровольном намерении, то мать, конечно, плакала. Согласитесь, трудно отпускать своего ребенка в такую опасность. Но дочь считала, что должна оказать свою помощь тем, кто в ней нуждается.
  
  Самолетом долетели до Ташкента, оттуда в Кабул, Кандагар, а затем и в Шинданд. Галина Сергеевна считает, что ей очень повезло, так как на пути к месту назначения она познакомилась с Раисой Михайловной Гороховой из Нового Оскола,(1) которая этим же рейсом возвращалась после непродолжительного отпуска назад в Афганистан. К счастью, со своей землячкой они попали в один медсанбат В/Ч ПП 93977. Она и взяла «под своё крыло» Галину Сергеевну.
  
  – Первые впечатления были смешанные. Пустыня, песок, жара... Сначала неизвестность, после привыкаешь к коллективу и климату. Наша медицинская территория хорошо охранялась, поэтому за свои жизни беспокойства не было.
  
  Г.С. Крисанова работала в отделении анестезии и реанимации и в группе сопровождения раненых. С оснащённостью медицинскими препаратами особых проблем не было. Всё, что нужно, доставлялось. Потоки раненых были непрерывными, шли крупные войсковые операции. Врачи и весь медперсонал очень уставали, но спасать жизни было необходимо. Ранения почти всегда были тяжелые, и если удавалось сохранить кому-то жизнь, медики дружно радовались. Бывало так, что уже вроде бы все безнадежно, но вопреки всему солдат выкарабкивался. Ведь всех их дома ждали.
  
  – Запомнился мне один случай. Однажды к нам привезли солдата, у которого было серьезное ранение плечевого сустава. Парень был в коматозном состоянии в результате сильной кровопотери. Были повреждены вены и артерии. Хорошо, что у нас в это время работали отличные сосудистые хирурги из Москвы, которые мастерски сшили сосуды. В итоге удалось не только спасти жизнь, но и сохранить функционирование руки.
  
  – И теперь, вспоминая, радуюсь за этого парня, — говорит Галина Сергеевна.
  
  Было, конечно, время и для отдыха. Но он прекращался так же быстро, как и начинался. Когда же свободное время появлялось, то в медсанбате устраивали посиделки с песнями под гитару и писали письма родным и близким. По мере возможности устраивали себе праздники, дружно и весело отмечали дни рождения. Все были так молоды тогда!
  
  Прошли два года, которые отделяли Галину Сергеевну от дома, ровно на столько был подписан контракт. Улетая из Афганистана, она испытывала чувство радости и тоски одновременно. Радость, потому что наконец-то она увидит свою семью, родные её сердцу места. А тоска потому, что всё уже успело полюбиться. Нельзя всё взять и забыть.
  
  На счету Галины Сергеевны сотни медицинских операций в «горячей точке», сотни спасённых жизней молодых парней. Она всегда находилась рядом с врачом-анестезиологом и раненым, грамотно производила анестезию. За работу в госпитале награждена медалью «За трудовую доблесть».
  
  О времени, проведенном в Афганистане, Галина Сергеевна вспоминает с какой-то нежностью. Да, было тяжело, было страшно, была война, но это была какая-то совершенно другая атмосфера взаимопомощи, заботы, тепла.
  
  – Это были лучшие годы моей жизни, – с улыбкой отмечает она.
  
  К тому же служба в Афганистане дала нашей героине бесценный опыт, которым она всегда щедро делилась и с краснояружскими медиками, у нее 39 лет рабочего стажа. Поэтому авторитет у неё был не только среди коллег, но и среди пациентов. Галина Сергеевна очень благодарна матери, ведь именно она повлияла на выбор её будущей профессии, каким-то образом угадав истинное призвание дочери.
  
  Сейчас Галина Сергеевна находится на заслуженном отдыхе. Но сколько в ней энергии, трудолюбия! Это удивительно светлый и открытый человек.
  
  – Если бы была возможность, то я бы сейчас отправилась на помощь в Сирию, но хозяйство не отпускает, да и возраст уже не тот, – признаётся она. – Всем ветеранам Афганской войны я от всей души желаю крепкого здоровья. Пусть рядом всегда будет поддержка близких людей. Радуйтесь жизни, полноценно её реализуйте. Пусть за ваши добрые и отзывчивые сердца жизнь наградит вас яркими моментами и радостными встречами.
  
  О таких людях, как Галина Сергеевна, хочется рассказывать, ими хочется гордиться, на таких людей хочется равняться. Она отправилась на Афганскую войну по зову сердца. Благодаря таким, как Г.С. Крисанова, медсёстрам в белых халатах, – милосердным, заботливым, были спасены жизни сотен молодых наших ребят. В сердцах наших героев и нашей памяти пусть живет достойное почтение бравых солдат и героических женщин, спасавших жизни.
  
  Диана КАРПЕНКО
  
  Отсюда: http://ngisnrj.ru/news/201081/
  
  ___________________________________________________________________________
  (1) - Раиса ГОРОХОВА упоминается в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 16-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt8.shtml#188b - A.C.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц героинь статьи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

293. "Вятский край" (19.02.2012)

  Мужчин украшают шрамы. А женщин? Галина Ивановна Бусарева считает, что женщин украшает... красота. “Мы даже на войне старались “выглядеть”, - вспоминает она, оглядывая своих боевых подружек, которые, несомненно, прекрасны. Галина Ивановна служила в Центральном военном госпитале в Кабуле в самый разгар “афганской” бойни - с 1984 по 1986 годы.
  
  Госпиталь знаменитый, персонал вышколенный, оборудование - будь здоров, между прочим, там всегда проходила обследование мама руководителя Афганистана Бабрака Кармаля. По соседству - американское посольство, но в войну оно стало одной из самых лакомых “мишеней” для самолётов, и медсестра физиотерапевтического отделения МСЧ “Сельмаш” Галина Бусарева, прилетев в Кабул, поначалу больше всего боялась команды “воздух”. А потом привыкла. “Что мы искали, чего добивались, - размышляет она, - ни про деньги не думали, ни про славу. Я в Кирове двух старушек оставила - маму и свекровь - и полетела помогать братскому афганскому народу. И ведь сколько желающих было в Афганистан поехать, видимо, настрой такой у людей был, патриотический.
  
  А какие люди подобрались у нас в кабульском госпитале - военные врачи, это же особая каста. Вот, бывало, устроят для нас вечер, офицеры выпьют, ну, для разрядки, особенно это дело любили хирурги. И вдруг проходит команда - раненых привезли! Хирурги из зала выходят, их ещё пошатывает, а в операционную входят - трезвые, как стёклышко! Я всякий раз этому удивлялась. Классно оперировали! И когда я на “гражданку” потом вернулась, мне казалось - какие же мы тут разгильдяи. Война всех “выстроила”. А уж в мирное время устраивались, кто как мог. Ребятам тяжелее, чем нам, досталось, оттого и - кто в запой, кто в петлю”.
  
  До Афганистана Надежда Сергеевна Дегтярёва заведовала секретным делопроизводством в Гагаринском РВК в Узбекистане. От командировки в Кабул её отговаривали всем военкоматом, она упёрлась - деньги были очень нужны. Два года отвечала за кадры и оформляла визы в административном отделении инфекционного госпиталя, подхватила паратиф, чудом выжила. В Кирове жила её сестра, к ней и приехала, раздавленная войной. “Ни наград, ни особенных почестей, ни газетных припрятанных вырезок”, - как в песне поётся, и всё про неё, Надю Дегтярёву. “Медаль получила “За трудовые отличия” да пенсию пять тысяч двести. Я же в 43 года дочку родила, вот и работала, как могла и где придётся, лишь бы копеечка в дом шла и девочка под приглядом росла”...
  
  Надежда Симонова,(1) Любовь Кунгурцева, Галина Корнилова... У каждой из них - своя горькая и гордая память о той войне. 23 года прошло с февраля 1989-го, когда наши войска вывели из Афганистана. “Дорогие шурави” вернулись домой. А награды шли к ним своим путём.
  
  “Мы выполнили свой долг, - подчеркнул председатель Киров­ского областного совета общественной организации “Боевое братство” Владимир Мышкин, - мы спасли страну, мы - победители. И сегодня медалями “20 лет вывода советских войск из Афганистана” награждаются женщины - фронтовики. Именно так. Мы, мужчины, воевали, а они нас кормили, лечили, оплакивали, они тоже были живой стеной, они тоже бойцы”.
  
  Обновлённые стены кировского дома ветеранов ещё не видали таких гостей, а гости удивлялись, восхищались ремонтом, который не делали в старинном здании 200 лет. Благодаря решению депутатов городской думы, особняк на улице Ленина преобразился, и, как отметили женщины, а среди них многие уже на заслуженном отдыхе, “мы счастливы тем, что у ветеранов наконец-то появился такой потрясающий дом, спасибо за внимание и благодарность к нашему поколению”.
  
  Приветствуя главных героинь праздника, глава города Владимир Быков пожелал, чтобы эта памятная дата не была суровым рубцом на сердце, чтобы жизнь была помягче, подобрее к воевавшим в мирное время женщинам. “Многое изменилось в стране за два минувших десятилетия, - сказала в ответном слове Анна Мищенко, - неизменны только наша любовь к Родине и наша память, мы знаем - вместе со своей страной мы многое “переможем”, и всё у нас будет хорошо”.
  
  Ирина ЧЕРНОВА, "Вятский край"
  
  Отсюда: http://kirov.bezformata.ru/listnews/dorogie-moi-shuravi/2968553/
  
  __________________________________________________________________________________
  (1) - газетная статья о Надежде СИМОНОВОЙ поставлена в "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 3-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00123.shtml#45 - A.C.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Галины БУСАРЕВОЙ, Надежды ДЕГТЯРЁВОЙ и Надежды СИМОНОВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

294. "Драгiчынскi веснiк" (14.02.2018)

  

Афганистан — священная память Зинаиды Родак

  
   []
  
  
  Вся ее жизнь, начиная с раннего детства, – череда испытаний, выдержать которые под силу далеко не каждому. Однако она, следуя своему принципу «встать на один раз больше, чем ты упал», – вынесла и преодолела многие жизненные трудности. И теперь понимает, насколько прав был Ницше в своем утверждении: то, что нас не убивает, делает нас сильнее.
  
  Сегодня она, эта стройная, хрупкая южная красавица Зинаида Павловна Родак, – самодостаточный человек, любящая мама двух дочерей и бабушка троих внуков. И за ее плечами – не только сиротское детство, но и война в Афганистане, куда она, комсомолка, активистка, спортсменка, ушла добровольцем. В далеком 1983-м году…
  
  А родилась Зина в солнечной Молдавии. Но та зима, когда она осиротела, и сегодня отзывается сплошным холодом – в ее сердце и в памяти. Зине не забылось, как долго лежала и болела мама, как потом ее и младших братьев-погодков по очереди подносили к ней попрощаться. А затем отец оформил пятилетнюю Зинаиду и своих маленьких сыновей в детский дом. Однажды она, увидев похоронную процессию, вышла за детдомовскую ограду и отправилась вслед за нею: так она стремилась к маме. И эта тоска по родному человеку преследовала ее всю оставшуюся жизнь.
  
  В доме-интернате она получила неплохое воспитание и образование, и, подрастая, мечтала стать медиком, хотела спасать людей. Ей казалось, что если бы у нее была возможность, она смогла бы помочь и своей маме. «Пускай бы она болела, но я бы ее лечила – и она бы жила», – с такими мыслями Зина подала документы и поступила в медучилище. Но содержать ее было некому, к тому же надо было поддерживать и младших братьев, для которых она была единственным родным человеком. И Зина оставила учебу, устроившись на работу и перейдя в вечернюю школу. Но потом осознала, что надо получить профессию, снова поступила в медучилище и сразу же пошла работать на станцию скорой медицинской помощи.
  
  «Днем бежала на занятия, а ночью – на дежурство. И к получению диплома я уже имела немалый опыт и практические знания», – рассказывает моя собеседница.
  
  Зина училась в Бендерах, а распределили ее в столицу Молдавии – в Кишинев. Помимо работы в баклаборатории, девушка увлекалась туризмом, была секретарем комсомольской организации медучреждения, занималась активной общественной работой. И, конечно же, мимо нее не прошла информация, что в военкомате комплектуют группу медиков для отправки в Афганистан. Предложили поехать и Зинаиде.
  
  «В пятницу сказали об этом, а в понедельник нужно было дать ответ. Мне не у кого было спрашивать совета и разрешения, и я подумала, что если мне предлагают это дело, значит, там нужна моя помощь, и я должна поехать. За неделю прошла все собеседования, оформила необходимые документы и самолетом прилетела в Кабул. Там нам сделали множество всяких прививок, и меня отправили на работу в госпиталь в Шинданде», – вспоминает З.П. Родак.
  
  Девушка оказалась в суровых полевых условиях, когда в палатки и в глаза постоянно летел сухой ветер с песком, когда вокруг слышались стоны больных и раненых, а молдавские сады и утопающие в зелени улицы вспоминались как сладкий сон.
  
  Привыкнуть ко всему этому и научиться жить в суровых условиях ей, 21-летней девчушке, помогла ее коллега Раиса Ивановна Иванова, которая была старше возрастом, встретила и оберегала ее, как мама. «Несколько раз пробовала отыскать ее, но пока не получилось», – говорит З.П. Родак.
  
  Зинаиду Павловну определили работать в терапию и неврологию, а потом назначили старшей медсестрой отделения. «Хотя приходилось помогать и в хирургии, и в приемном покое. Если видим, что над госпиталем кружит вертолет, сразу всем – боевая готовность. Очень трудно было привыкнуть к постоянному присутствию смерти, видеть своих ровесников без ног, без рук, без ушей… Но там мы научились сдерживать свои эмоции. И четко понимали слово «Надо!». И никто не спрашивал, дадут ли выходной за то, что работаешь сутками. Ты просто идешь и делаешь то, что нужно и сколько нужно», – рассказывает Зинаида Павловна.
  
  Лечили не только военных, но и местное население. Однажды отец привез мальчика с запущенной формой брюшного тифа. И пригрозил: если не спасете – ждите расплаты. «Мальчишка умер, а мы ждали нападения душманов. Я ходила по комнате и думала, где можно будет спрятаться. И понимала, что укрыться мне негде, – разве что под кроватью. И от этого было немного жутко, потому что я знала: в случае нападения нас не просто убьют – нас жестоко перережут. А чтобы успокоиться, я начинала вязать. Я могла за ночь связать свитер, а утром его распустить и все начать сначала», – вспоминает то нелегкое время З.П. Родак.
  
  Хотя жизнь и на войне продолжалась: в госпитале была создана комсомольская организация, которую возглавляла Зина. Там же молодежь организовала художественную самодеятельность, готовила концерты, с которыми в свободное время ездили выступать в действующие воинские части. Неоднократно попадали под обстрелы, но, как говорит моя собеседница, по молодости казалось, что жизнь не может оборваться здесь и сейчас, когда впереди – столько незавершенных дел. Пронесло – и забыли! Страшно стало потом, в более зрелом возрасте, когда она начинала анализировать, через что прошла и как печально все это могло бы закончиться.
  
  Но, как признается Зинаида Павловна, она была настроена на то, чтобы вернуться домой. Хотя, по сути, и дома у нее не было, а лишь небольшая комната в общежитии в Кишиневе. Но у нее имелась цель: она очень хотела поступить учиться и закончить мединститут, и она готовилась к тому, чтобы помогать другим людям. И была уверена, что, имея знания и определенные льготы, которые ей давала служба в Афганистане, она обязательно поступит…
  
  Но в Молдавию Зина не вернулась. На войне она встретила свою любовь, и когда закончился контракт, вместе с супругом приехала к нему на родину – в Дрогичин.
  
  Вскоре в семье появился ребенок и другие заботы. Да и мединститута поблизости не было, и у молодой женщины не нашлось никого, кто бы поддержал и помог ей осуществить давнюю мечту. Она растила дочерей, Яну и Виолетту, работала в райбольнице, и, как признается Зинаида Павловна, ей очень нравился коллектив и люди, с которыми она трудилась.
  
  Потом женщина тяжело заболела, и сегодня она говорит о том, что очень благодарна местному врачу-гинекологу Людмиле Васильевне Скорб, которая дала ей вторую жизнь, которая наставляла и помогала найти спасение.
  
  «Моя мама умерла в 36 лет, и в этом же возрасте, в мой день рождения, мне предстояла сложнейшая операция. И мне почему-то казалось, что я должна умереть, как моя мама. Но все завершилось благополучно, я выжила, и решила, что должна выкарабкаться из этой ситуации, чтобы помочь своим дочерям, чтобы они, как я когда-то, не остались сиротами», – говорит Зинаида Павловна, с горечью вспоминая о пережитом.
  
  После всего этого З.П. Родак начала интересоваться альтернативной медициной, познакомилась и впоследствии окончила «Академию Здоровья» Международного Кораллового Клуба – обучающей структуры, которая работает под эгидой Российского университета Дружбы Народов им. Патриса Лумумбы и на профессиональном уровне обучает эффективным методам и способам сохранения здоровья человека в условиях неблагоприятной экологической обстановки. И сегодня Зинаида Павловна является представителем и консультантом Международного Кораллового Клуба.
  
  Она научилась не просто прекрасно выглядеть, но и жить в согласии с собой, со своими внутренними убеждениями. Она почти перестала жить прошлым, хотя от памяти никуда не убежишь и не спрячешься. И иногда ее очень больно ранит отношение тех, кто не видел войны, к воинам-интернационалистам. Зинаида Павловна вспоминает, как стояла в очереди и один из солдат-афганцев, имеющий серьезное ранение, воспользовался удостоверением, чтобы его отпустили раньше. Она стояла невдалеке и помнит, как сзади ее женщина возмущенно шипела: «Нашлись ветераны-льготники. А кто их туда посылал?»
  
  «Я сдержала себя и даже не обернулась, потому что если бы оглянулась, наверное, ударила бы ее по лицу. Просто потому, что видела, в каких муках порой умирали совсем юные мальчишки, которые на чужой земле выполняли приказ Родины и защищали интересы своей страны, веря в то, что страдают они не напрасно и что их не забудут…» – говорит бывшая военная медсестра Зинаида Павловна Родак.
  
  И для нее это – священная память…
  
  Галина ШАФРАН
  Фото автора
  
  
  Отсюда: http://www.drogichin.by/novosti/afganistan-svyashhennaya-pamyat-zinaidy-rodak/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Зинаиды РОДАК находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

295. "TODAY.KZ" (15.02.2018)

  

Они называли нас "шурави" – алматинская медсестра о войне в Афганистане

  
   []
  
  
  Эльмира Аксариева вернулась из Кабула в декабре 1988 года
  
  15 февраля – официальная дата вывода советского контингента из Афганистана. Несколько сотен казахстанцев пропали или погибли с 1979 по 1989 год в этой стране. Их – простых мальчишек, навсегда оставшихся в горах Афгана –называют "героями чужой войны".
  
  Об этом вспоминают редко, но кроме военных-мужчин там были и женщины. Маленькие русские (тогда всех выходцев из Советского Союза называли русскими – Прим. автора) девчонки с испуганными глазами, которым приходилось вытаскивать бойцов буквально с того света.
  
  О том, как променять мирный Ташкент на разодранный войной Кабул, вернуться обратно и не забыть себя на Афганской войне, корреспонденту Today.kz рассказала медсестра Эльмира Аксариева.
  
  "Мне было 28 лет. Я хотела поработать за границей. В то время я была сотрудницей КГБ в Ташкенте. Вызвали в военкомат меня только в июле 1987 года, оттуда распределили в центральный госпиталь Кабула – медсестрой. Так и проработала полтора года до первого вывода войск в декабре 1988-го…", – вспоминает Эльмира.
  
  Только в самолете из Ташкента в Кабул к девушке наконец пришло осознание того, что она летит на войну.
  "Попала на пересылку со всеми. Мы вылетели ночью. Летели 45 минут на военном самолете и были в Кабуле уже под утро. Из-за переживаний я сразу уснула. На следующий день в 10:00 нас построили и распределили, кто куда. Мы были женщинами и мужчинами разных профессий, гражданские. Привезли в госпиталь и распределили по модулям, сейчас это называют казармами. Там и жили", – говорит женщина.
  
  Работа в афганской терапии явно отличалась от ташкентской. Людей сюда привозили в самом разном состоянии. Иногда и по частям…
  
  "Больных много – самых разных. Привозили в тяжелом состоянии… Много анализов, консультаций по всему госпиталю. Работали сутками, по двое на ногах. Спать ночью было нельзя. Госпиталь в войсковой части был закрытым. Выезжать было нельзя: охраняемая зона", – говорит Эльмира.
  
  На нервах были все
  
  Госпиталь находился недалеко от домов, где как-то пытались выживать афганцы: люди, обозленные на войну, разруху и чужаков, почти десять лет живших в их городе.
  "Я как раз задержалась в отделении: засиделась с землячкой. Вышла на улицу после дежурства. Что-то взорвалось. Сильно. Машину возле стен госпиталя начинили взрывчаткой со стороны нашей лаборатории. Никто не пострадал, но оглушило караульного. Испуг был, шок был у людей. Мы успокаивали больных. Все начали бежать… Было страшно! Это центральный госпиталь, душманы сильно к нему не подходили, но такими способами пугали советских граждан", –рассказывает женщина.
  
  В одиночку выходить на улицы Кабула врачи и медсестры не решались. А соблазн был: уж слишком много иностранного товара лежало на прилавках для неискушенного советского взгляда.
  
  "Мы выезжали с разрешения начальства. Обычно с сопровождением. А так страшно было ходить. Такие случаи рассказывали, что могут и зарезать, и еще что похуже сделать. Когда я в первый раз вышла в город, запомнилось, что он делился на бедные, средние и более богатые районы. Страшно было выходить одной, хотя не могу сказать, что Кабул был разрушен. Он был бедный. Не сравнить с нашими городами: я сравнивала его с Ташкентом – небо и земля. Но там были иностранные товары, и на рынке можно было найти все", – вспоминает Эльмира.
  
  Жители Кабула смотрели на приезжих с опаской, но постепенно к приезжим врачам они стали привыкать
  
  "Шурави. Они называли нас "шурави" – русские. Простой народ, живший рядом, ничего плохого нам не делал. Агрессии не было. Они просто смотрели на нас с интересом. Маленькие дети уже знали русский язык, потому что наши военные находились там не первый год. Подходили, могли заговорить. Но я местный язык не выучила", – рассказывает женщина.
  
  Летом в Кабуле жарко, и Эльмира с непониманием и сожалением смотрела на укрытых с ног до головы афганских женщин.
  
  Пока не встретилась с ними на волейбольной площадке.
  "Я волейболистка, и нас собралась целая команда, потому что мы должны были соревноваться с командой афганок. Я была капитаном команды. Они приходили к нам на территорию госпиталя, у нас был площадка, и там мы вместе играли. Меня удивило, что у них вообще есть волейболистки. В городе женщины ходят в основном закрытые. Редко когда увидишь непокрытую девушку. Даже молодые девочки закрыты черным платком, а на глазах – сеточка. Лица почти не видно. А на волейбол они пришли как обычные девчонки: в спортивной форме и шортиках, с непокрытыми волосами", – с улыбкой вспоминает Эльмира.
  
  Кстати, там же, на работе в военном госпитале она встретила будущего мужа – военного, попавшего на операционный стол в хирургию.
  
  Они поженились.
  "После выздоровления он вернулся в часть. Когда мы выезжали домой, во время первого вывода войск, 22 декабря – такой зимы, говорили афганцы, не было. Холодно. Но я бы так не сказала: зима в те дни стояла как в Алма-Ате. Шел снег, это был 1988 год", – говорит Эльмира Аксариева.
  
  Они приехали в Ташкент, а оттуда уехали в Казахстан.
  Потом с ее мужем начало происходить то, что сейчас принято называть модным словом "посттравматический синдром" или "ПТСР".
  
  Он не полностью "вернулся" из Афгана
  
  "Его контузило. Человек становится нервный, дерганный. Но не такой, как остальные, о ком рассказывали. Но по нему было видно, что он пережил", – поделилась женщина.
  
  А потом началась водка.
  "Да. Была водка. Не у меня – я вообще не пила. Я сейчас в разводе с ним больше 15 лет, и все "благодаря" этой водке. Он много пил. Не сильно, но пил. Часто. Человек меняется абсолютно, теряет здравое мышление", – с горечью сказала женщина.
  
  Сейчас у нее две взрослые дочери и внуки. Никто из их семьи не пошел в медицину.
  
  Эльмира боится даже думать о том, что однажды ее дети окажутся в зоне вооруженного конфликта.
  "Страшно об этом подумать, честно говоря. Когда я уезжала, оформляла документы, я ничего своим родителям не говорила и поставила их перед фактом, когда мне уже пришел вызов из военкомата. Семь месяцев они ничего не знали. Папа взял мне, маме и братишке путевку на Иссык-Куль. Я должна была уехать с ними. И в этот момент мне пришел вызов. Пришлось сдать путевку и рассказать все маме. 17 июля я отправила маму на Иссык-Куль, а сама уехала 23 числа. Помню, как в первый раз приехала в отпуск и увидела маму абсолютно седой. Я никому этого не желаю... ", – сказала со слезами в голосе женщина.
  
  Регина Пак
  
  Отсюда: http://today.kz/news/zhizn/2018-02-15/760151-oni-nazyivali-nas-shuravi---almatinskaya-medsestra-o-vojne-v-afganistane/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Эльмиры находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

296. "Беларусь сегодня" (15.02.2018)

  

Солнечный ожог Афгана: жизнь и смерть глазами военной медсестры

  
   []
  Глафира (справа) с коллегой в редкий спокойный момент между операциями
  
  Рана афганской войны еще долго не заживет. За 10 лет активной фазы вооруженного конфликта потери со стороны СССР составили более 15 тыс. человек. Специалисты говорят, они могли бы оказаться намного большими, если бы не самоотверженность военных медиков. Мы нашли такого человека: Глафира Гордюнина впервые увидела войну своими глазами в 19 лет и за время службы хрупкой девушке удалось спасти десятки раненых бойцов. Впрочем, обо всем по порядку…
  
   []
  Награды хоть и не боевые, но вполне заслуженные
  
  Лаборант Глафира Гордюнина увидела афганскую войну своими глазами в 19 лет. За время пребывания в этой чужой стране не произвела ни одного выстрела по врагу, но смогла помочь многим. Афганистан отпечатался на ее судьбе солнечным ожогом, но ее так и не сломал.
  
  Внезапный вызов
  
  Родилась в Клецке в дружной простой семье. Она и ее сестра-близнец — старшие из семерых детей. Родители прививали трудолюбие, честность, справедливость, уважение к старшим.
  
  Глафира в детстве часто болела. И ее восхищали люди в белых халатах, не раз возвращавшие ей здоровье. Выросла и сама окончила минское медицинское училище N 1 по специальности «фельдшер-лаборант». В Витебской центральной районной больнице ее после училища встретили радушно. Помогли с общежитием, дали возможность трудиться дополнительно. Глафира думала, пройдет год и она поступит в мединститут, но внезапный вызов в военкомат изменил планы.
  
  — Предложили военную службу по специальности в отдельном медицинском санитарном батальоне 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, — вспоминает Глафира Анатольевна. — В октябре 1980 года меня призвали в добровольном порядке на военную службу. Знала, что дивизия уже находилась в Афганистане. Но часть отдельных подразделений, в том числе и медсанбата, еще была в Витебске. На душе неспокойно. Начали привозить первых погибших и раненых. Через месяц нас, пять девушек, назначили на должности медсестер в подразделения медсанбата дивизии и объявили о командировке в Демократическую Республику Афганистан. Нас убедили, что там мы будем временно. Все успокоится, и возвратимся обратно. Отказаться не смогла, мне было тогда всего 19 лет. Особенно переживала за мать, боялась, что мой патриотический поступок может сократить годы ее жизни. После такого решения в нашей большой семье происходило что-то очень похожее на улей...
  
  «Девочки, в операционную!»
  
  И вот 13 ноября 1980 года перед строем медсанбата, сжимая автомат в руках, Глафира приняла военную присягу. Медсанбат, где она служила, размещался в санитарных палатках на кабульском аэродроме. Первые три месяца отсутствовали элементарные бытовые условия. Кроватей не было, спали на брезенте и укрывались им. Понемногу распространялись инфекционные заболевания. Потом появились убитые и раненые. Словом, работы медикам было предостаточно.
  
  У нее сохранились не самые радужные воспоминания о начале военной службы:
  
  — В палатке жить раньше не приходилось, а тут — проблемы с пресной водой, обогревом, с помывкой, плохое продовольственное обеспечение. Мой вес незаметно «таял». Выручали посылки с продуктами, которые присылали родные. Но это все ушло на другой план, когда первый раз увидела раненых солдат и провела на ногах в операционной более четырех часов. У меня все смешалось в голове, как будто очутилась там, среди героев книг о Великой Отечественной войне, о которой много читала. Надо было сохранить свое здоровье, чтобы потом спасти его раненым. На войне человек ко всему быстро привыкает и адаптируется. Личные проблемы уходят на задний план.
  
  Главной задачей было своевременно, в короткие сроки, днем и ночью оказывать помощь раненым, больным и возвращать их в строй. Боевые действия набирали обороты с каждым месяцем. И медики днем и ночью были в операционной.
  
  — Звонок с аэродрома и кричащий голос дежурного или дневального: «Девочки, в операционную!» — стали настолько привычными, как будто тебя приглашают на какое-то зрелище. Нередко возникали сложнейшие ситуации, когда жизнь молодого офицера или солдата решалась за считанные минуты. И надо было вставать, открывать глаза, идти, ползти в операционную. Одна хирургическая бригада за сутки проводила 10—12 сложных операций, не считая мелких. Бывало, к сожалению, умирал тот, кто, казалось бы, должен выжить, и наоборот, чудом выживал обреченный.
  
  Ей приходилось часто сопровождать тяжелораненых и больных в Кабульский госпиталь. На санитарных машинах с вооруженной охраной передвигались по чужой земле. А в госпитале было еще жарче. Раненых туда доставляли вертолетами с мест всех боев, которые вели соединения и части 40-й армии.
  
  А сколько «грузов 200» она видела своими глазами, когда их загружали в «черные тюльпаны» для отправки в Союз! Это было молчаливое последнее прощание с теми, кому ничем уже не поможешь.
  
   []
  Сейчас Глафира ГОРДЮНИНА – старший фельдшер-лаборант высшей категории клинико-гематологической лаборатории
  
  Путь к миру в душе
  
  Глафира Анатольевна прослужила в Афганистане год. После возвращения долго не могла прийти в себя. Война не отпускала. Снились ребята на больничных койках, глаза, которые так просили милосердия и помощи. Бойцы хотели жить и вернуться домой. Она понимала и осознавала, что война продолжалась, жестоко ломала и крушила судьбы. Эти пережитые дни и ночи, как осколки гранат, болят порой в ее душе. Боль притихшая, но не отступившая. Это просто незаживающая рана…
  
  Немножко успокоившись и отдохнув, начала учиться на дневном подготовительном отделении БГУ, чтобы поступить на химический факультет. Закончить не смогла, привыкла быть с больными людьми. Работала процедурной сестрой в Сновском военном госпитале. В 1986 году ее направили в один из военных госпиталей в Южную группу войск в Венгрию. Там была медсестрой приемного отделения и старшей медсестрой инфекционного отделения. Там встретила свою половину, вышла замуж за лейтенанта Александра Гордюнина. У них уже взрослые дети. А муж стал в итоге полковником, сейчас он в запасе, преподает в Военной академии.
  
   []
  
  
  
  Начальник отдела клинической лабораторной диагностики 432-го ордена Красной Звезды главного военного клинического медицинского центра Вооруженных Сил полковник в отставке Владимир Доронин так рассуждает о старшем фельдшере-лаборанте гематологической лаборатории:
  — Глафира Анатольевна очень ответственный и квалифицированный специалист. Замечательная женщина. Очень добрая, неравнодушная. Никогда не пройдет мимо чужой беды, всегда протянет руку помощи, посодействует словом и делом. Встречаешь ее в любой ситуации всегда неизменно доброжелательную и приветливую. Видишь улыбку на ее мужественном и одухотворенном лице — и становится легко на душе, что есть всем яркий пример, как надо жить и относиться к людям.
  
  ИСТОЧНИК: ГАЗЕТА «РЭСПУБЛIКА»
  
  Леонид ПРИЩЕПА, полковник в отставке, член Белорусского союза журналистов
  
  Автор фото: Владимир ШЛАПАК
  
  Отсюда: https://www.sb.by/articles/solnechnyy-ozhog-afgana-zhizn-i-smert-glazami-voennoy-medsestry.html
  
  _________________________________________________________________________________
  (1) - военные фото Глафиры поставлены в фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 3"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/22.shtml#55
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Глафиры находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

297. "Веснiк Магiлёва" (15.02.2018)

  

Афганистан глазами женщины

  
   []
  
  
  У войны не женское лицо. Но слабая половина человечества становилась сильной, когда того требовало время. В Афганистане проходили службу, трудились в различных сферах деятельности наши землячки.
  
   Медики, повара, работники сферы обслуживания были в каждом полку. Наталья Хилькевич приехала в далекую страну в 1987 году и на протяжении двух лет работала зав. магазином в г. Пули-Хумри, находящемся в двухстах километрах от столицы Афганистана. Наталья Васильевна не сразу приняла решение об отъезде. Сложные жизненные обстоятельства подтолкнули на этот шаг молодую и трудолюбивую могилевчанку, которая видела смерть и страдания. Ей пришлось побывать в самом пекле той страшной войны, унесшей жизни многих ее земляков. Общительная женщина спустя десятки лет не может спокойно говорить о том, что пришлось пережить тогда. Смерть молодых солдат, недавно призванных на службу, страдания и боль за их судьбу забыть невозможно.
  
  Рассказывая о тех далеких и таких близких событиях войны в Афганистане, Наталья Хилькевич не сдерживает слез. Ей неприятны разговоры обывателей, которые говорят, мол, зачем вы туда поехали, зачем и кому все это было нужно. Наталья Васильевна уверена, что все, кто прошел нелегкую службу в Афганистане, с честью выполнили свой интернациональный долг, помогли сдержать натиск стран, хотевших завоевать земли восточных соседей. Большая заслуга воинов–интернационалистов в том, что сегодня Афганистан успешно развивается и люди могут там жить относительно свободно.
  
  Как бы сложно ни было в «горячей точке», но сильная женщина отработала положенный срок, а дома ее ждала мама и дочь. Во время работы на чужбине Наталья Васильевна встретила свою судьбу. Офицера, который служил в Пули-Хумри. Приехав домой, они расписались, а вскоре у них родилась дочка. В Могилеве продолжила работать по основной специальности, занимала ответственные должности и старалась уделять внимание своей семье.
  
  Следующий этап в биографии Н. Хилькевич — работа зав. складом в кадетской школе-интернате для детей сирот, оставшихся без попечения родителей (сейчас кадетское училище). Там была возможность не только добросовестно трудиться, но и заниматься патриотическим воспитанием подрастающего поколения. Ведь тогда в интернате обучались сложные дети, лишенные родительской заботы и любви.
  
  Наталья Васильевна дарила мальчишкам тепло и заботу. Один из воспитанников, Виктор Тункевич, привязался к зав. складом. Приходил к ней пить чай. Несколько раз женщина приглашала его домой. В то время у нее уже подрастал внук. Коллеги по работе говорили, что Виктор — самый сложный ребенок, что его невозможно изменить и перевоспитать. Но золотое сердце этой доброжелательной женщины подсказывало, что мальчик нуждается в домашнем тепле. Когда Наталья Васильевна взяла в свою семью приемного ребенка, окружающие слабо верили в чудо. Но оно произошло. Виктор стал меняться на глазах. Он старался вести себя достойно на занятиях. Забыл нецензурную брань. А дома чистил картошку и помогал маме по хозяйству. Муж Натальи Хилькевич, офицер, побывавший в «горячей точке», и директор кадетского училища Юрий Стрельцов повлияли на дальнейший выбор парня. Он выбрал профессию военного. Сейчас служит и живет в Бобруйске, откуда родом, постоянно звонит маме и приезжает в гости.
  
  Наталья Васильевна состоялась как мама и жена, профессиональный работник сферы обслуживания, трудовой стаж которой более сорока лет, но она не может сидеть сложа руки, каждый день спешит на работу, где очень ценят ее опыт.
  
  В копилке наград этой удивительной женщины множество медалей, в их числе и за трудовые заслуги, юбилейная медаль от афганского народа, юбилейные медали, которые одеваются в исключительных случаях.
  
  Наталья Васильевна поддерживает связь, дружит с женщинами, служившими в Афганистане. Она желает всем воинам–интернационалистам и их семьям счастья, крепкого здоровья, мирного неба над головой, чтобы опыт той войны не понадобился в жизни, а афганские события остались как память о героях, навсегда оставшихся молодыми.
  
  В канун 29-летия вывода войск из Афганистана участники боевых действий провели беседы в учреждениях образования и военных частях, встретились с молодежью Могилевщины, чтобы рассказать о своей службе, ответить на вопросы учащихся и студентов. Соприкасаясь с живой историей, будущие защитники Отечества узнали всю правду о войне, перелистнули еще одну страничку календаря, которую нужно помнить и знать.
  
  Наталья Вострецова, фото автора
  
  Отсюда: http://www.vestnikmogileva.by/obshestvo/afganistan-glazami-zenschini.html
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Пули-Хумри, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Натальи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

298. "БИА" (16.02.2018)

  

АФГАНИСТАН НАТАЛЬИ СТРОЕВОЙ

  
   []
  
  
  Мы как-то привыкли, что афганская война в основном связана с мужской темой в ней. О пребывании женщин в составе ограниченного контингента советских войск известно крайне мало. Но они там были. Женщины-военнослужащие и гражданские служащие наравне с мужчинами переносили все тяготы нелегкой военной жизни.
  
  Военнослужащих женщин направляли в Афганистан в качестве врачей и медсестер, шифровальщиц и связисток, переводчиц и сотрудниц баз материально-технического обеспечения. Гражданские служащие работали в военторгах, прачечных, столовых, библиотеках...
  
  Командировка на войну
  
  Думала ли молодой педагог музыкального училища, борчанка Наталья Владимировна Строева, что окажется под обстрелами в Афганистане? Конечно, нет. Три года она отработала по специальности, но развод с мужем стал тем потрясением, которое заставило резко изменить прежнюю жизнь. И пошла молодая женщина служить в военную часть на партучет. Ничего не зная ни о военной жизни, ни об учете.
  
  - У меня учился сын начальника политотдела и его отец частенько видел мои записи в дневнике мальчика, - рассказывает Наталья. - Подходит он как-то ко мне и говорит: «Почерк у вас очень хороший, а нам в часть нужен человек с хорошим почерком на учет документов. Пойдете?». Ну я и пошла — на учет партийных и комсомольских документов в полк около Дивеево. А у меня в глазах одни ноты были, не понимала даже, что такое «входящие и исходящие документы». Но ничего, втянулась, еще и быстро печатать на машинке научилась.
  
  В части служили ребята, уже побывавшие в Афганистане. Наталью поразили их рассказы о далекой жаркой стране, в которой люди становятся совершенно другими.
  
  - Любопытно стало, что это за люди такие, стрессоустойчивые, у которых взаимовыручка на первом месте? Что за страна такая — Афганистан? Заинтригованная, я подала просьбу на «Выполнение интернационального долга». И уже вскоре летела в Ташкент.
  
  В самолете, по пути в Кабул, Наталья разговорилась с летчиками. Они и порекомендовали ее в политотдел части при аэродроме. Перед начальником политотдела вновь прибывшая выложила все, что привезла с собой для работы: кипу документов, спецчернила, спецперья, спецмастику... Такой серьезный подход к делу не мог не покорить, и Наталья стала служить в полку аэродрома.
  
  Под одними пулями
  
  Полк оказался очень большим. Это был мини-город со всей инфраструктурой: несколько бань, огромные столовые (с родными советскими продуктами проблем вообще не было), большой книжный магазин и так далее. Молодежи было очень много, работы по документообороту и секретной переписке тоже предостаточно, так что скучать не приходилось. Сам Кабул находился недалеко от аэродрома, но самостоятельный выход в город советским служащим был запрещен.
  
  - Я была в городе пару раз — со своим начальником политотдела и афганским военным. Все равно страшновато. Город грязный, нищий, оборванные дети... Средние века, в общем. Но к русским население относилось нормально. Мы же им гуманитарную помощь оказывали, продукты раздавали.
  Но самым страшным для Натальи стал первый день пребывания на аэродроме. Прямо на ее глазах взорвался самолет. Погибло много людей. Страшный пожар, крики... Это моджахеды с гор выпустили заряд из «Стингера».
  
  - Аэродром находился в горном кольце, поэтому вовремя обнаружить и обезвредить всех «духов» было нереально. Обстрелы велись периодически. Однажды после одного из них, который длился 6 часов, мы с одной женщиной договорились с эскаваторщиком и вырыли "уму", вроде землянки. Летчики сделали нам настил. В этой землянке мы и прятались... Все мы там под одними пулями жили. Помню, как огромный осколок прилетел на крыльцо нашего вагончика... Да много чего было. И смертей много было...
  
  - Я хотела почувствовать эту атмосферу, и я ее почувствовала. Там все было очень концентрированно и ускоренно. Все были как на ладони. Если человек был никчемный, то это сразу всплывало. Но мне в жизни всегда везло на хороших людей, а таких там было большинство. Я поняла цену дружбы, взаимовыручки. Поумнела за эти полтора года. Думаю, стала лучше разбираться в людях, расставила приоритеты, отмела все наносное.
  
  С неба в омут будней
  
  Эвакуировали часть Натальи в феврале 1989 года, во время нашего окончательного ухода из Афгана. Перестроечные ветра посеяли хаос и здесь. Вывод проходил спешно и часто непродуманно. Про Наталью с коллегами чуть не забыли.
  
  - В последний день вывода мы в вагончике ночевали. Просыпаемся и видим, что из соседней двери вагончика какие-то афганцы выходят. Внутри все сжалось и похолодело. Все, думаем, в плен попадем. Но слава богу, оказалось, что это мирные жители. Не терпелось им освоить наши постройки... Еле-еле запихнули нас в почтовый самолет. Места мне не хватило, и я весь путь просидела на коленях у радиста. А перед отлетом у нас пропали документы, кто-то украл. Тем не менее, мы были несказанно рады выводу, рады, что наши ребята больше не будут погибать...
  
  
   []
  
  
  Приехала Наталья на Бор, как «с неба сваленная», по ее признанию. Долго не могла понять, о чем люди здесь разговаривают: какие-то сплетни, пересуды, как-то все мелочно. Месяцев пять привыкала. Устроилась горничной в гостиницу Стекольного завода (тогда, как и сейчас, было трудно найти работу), потом там же много лет проработала администратором. Сейчас трудится на вахте «Стеклоавтоматики». Крутится как белка в колесе — от внучки до работы и наоборот. Вот такая судьба. Кому-то она покажется трудной, но только не Наталье Владимировне. Она улыбчива, спокойна, дружелюбна. Чего и всем нам желает.
  
  Антон Дерябин
  
  Отсюда: https://biabor.info/tmarticles/tmpeople/891-afganistan-natali-stroevoj
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Натальи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

299. "ХАРТЫЯ-97" (15.02.2018)

  

Под обстрелом прятаться некуда

  
  Сегодня — годовщина вывода советских войск из Афганистана.
  
  Накануне годовщины вывода советских войск из Афганистана ветеран из Слуцка Надежда Яркина рассказала «Кур'еру», что увидела на войне и чем запомнился Афганистан.
  
  «Это был сентябрь 1985 года. Мы ехали в командировку на 2−3 месяца, чтобы нейтрализовать вспышку холеры в Джелалабаде, но остались на два года. Госпиталь стоял на территории бригады. Не было линии фронта. Просто выходили подразделения в горы, где разведчики находили бандформирования», - делится служившая медсестрой Надежда Яркина.
  
  «Бывало, обстреливали. На этот случай инструкций не было: прятаться-то некуда. Когда стрельба шла, пытались хотя бы понять, с какой стороны стреляют. А прятаться? Мы жили в модулях из фанеры. Они сгорали за три минуты, в них прятаться было бесполезно.
  
  На войне видно, кто чего стоит. Когда формировался наш госпиталь, набирали только добровольцев. Были такие, кто поехал, не подумав, и вели они себя как трусы.
  
  У нас не было норм рабочего времени. Работаем — значит работаем. Если привозили много раненых, все вставали и работали. Хотя наш госпиталь был инфекционный.
  
  Никто в советское время не задумывался, какая это психологическая травма. Иногда даже офицеры не выдерживали, а уже про солдат говорить нечего. Когда на заставе 15 человек, и они в течение полутора лет каждый божий день вместе. И нет возможности побыть одному, нет личного пространства. Это очень тяжело.
  
  Каждый год мы встречаемся, чтобы увидеться. Вспоминаем тех, кто погиб в Афганистане".
  
  Отсюда: https://charter97.org/ru/news/2018/2/15/279688/
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - фотоальбом "Джелалабад, военно-полевой госпиталь oсобо-опасных инфекций N 834 в/ч пп 73976" с фотографиями бывших сослуживиц Надежды находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011aa.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

300. "Аргументы и факты. Урал" (08.03.2018)

  

«… 33 раза сдавала кровь». Женщины, без которых бы не выжили мужчины

  
  Отрывки из книги «Милосердие – моя миссия…» - воспоминания уральских женщин-медиков, прошедших три военных кампании.
  
  Женщины на войне. Они выполнили свою миссию милосердия в горячих точках, и большинство продолжает ее выполнять в больницах Среднего Урала. Без оглядки на былые заслуги. «АиФ-Урал» представляет отрывки из книги воспоминаний участниц Афганской и обеих Чеченской войн «Милосердие – моя миссия…».
  
  
   []
  Флюра Гильманова: «Побеждённый в Союзе брюшной тиф в ДРА свирепствовал вовсю»
  Фото www.ural.aif.ru
  
  Флюра Гильманова(1), Красноуфимск:
  
  «В 1984 году к нам в больницу несколько раз приходили из военкомата. Агитировали поехать в Афганистан. Много, конечно, не рассказывали, все больше газетными передовицами изъяснялись. Говорили: «Вы комсомольцы, кому как не вам помочь дружественному афганскому народу удержать завоевания революции? Помочь местному населению в борьбе с инфекционными заболеваниями?» А о том, что мальчишки наши там, под пулями ежедневно гибнут – ни словечка… Но и это на многих медиков моего поколения наложило отпечаток: было желание как-то помочь другим. Я долго не раздумывала: надо помочь – поеду!»
  
  Валентина Загорская, Ревда:
  
  «Однажды ночью просыпаюсь от грохота взрывов, треска автоматных очередей… Становится страшно… Но настоящий страх ждет меня на следующий день. В госпитале знали о предстоящей крупной операции под кодовым названием «Паншер». И готовились к поступлению большого потока раненых. И они поступили! Господи, какие они все молоденькие, истощенные, завшивленные, с окровавленными повязками, обожженные… Вы знаете, мне всегда представлялось, что обгоревшие участки тела чернеют, обугливаются… А тут увидела на месте ожогов белое человеческое мясо! В операционных заняты все три стола, оперируют даже в перевязочных. Идет запись вновь поступивших. Некоторые солдатики даже не успевают сказать свое имя… И как писал поэт: «Не больничным от вас ухожу я, друзья, коридором… Ухожу от вас в вечность загадочным Млечным Путем».
  
  «… 33 раза сдавала кровь для раненых, так что родни по крови у меня много».
  
  Любовь Зубенко, Полевской:
  
  «Своего первого раненного буду помнить всю жизнь… Садиков его фамилия… Он приехал в госпиталь навестить друга и по дороге подорвался на мине. Вызвали меня с рентгенаппаратом, я прибежала, а там трудно распознать человека, сплошное кровавое месиво… Пока я снимки делала, он умер. И не из-за моей нерасторопности, просто полученное им ранение, было несовместимо с жизнью. Выхожу из кабинета, вся в соплях, слезах, крови, а мне говорят: «Это твое первое боевое крещение!»
  
  Наталья Цихалевская, Екатеринбург:
  
  «Кстати, были у нас и свои настоящие всеми любимые праздники. Самый яркий – 8 Марта. Ребята готовились заранее, причем неважно насколько тяжелы были задания, с которых они вернулись. Договаривались, чтобы из Союза продукты прислали, афганская еда часто была отравленной или даже начиненной взрывчаткой. Зеленой краской траву красили, чтобы весна выглядела эффектнее.
  
  …Наступает время, когда актуальным становится разговор о льготах – как ни крути – возраст. Что мы имеем? Право на внеочередную установку домашнего телефона – раз. Право на то же самое внеочередное получение садового участка – два. Право на бесплатное посещение бани не выше второй категории – три. А еще, только не смейтесь – мы имеем право бесплатного посещения зоопарка и общественного туалета!»
  
  Антонина Кабалинова, пос. Мариинск, Ревдинского района:
  
  «Мы пересекали бетонку аэродрома к нашей больничке. И совсем близко проехали от самолета, только что приземлившегося из Союза. Я смотрела на его пыльные борта и осознавала, что на нем родная, советская пыль. Так хотелось его погладить по этому огромному пыльному борту! Значит, не только дым Отечества нам сладок и приятен, но даже пыль его! Вот тогда, пожалуй, я поняла, что такое – тоска по родине!
  
  …Многие слова до сих пор имеют для меня иное лексическое значение. Хоть я и медик, но внутренне сжимаюсь при слове «операция». Потому что в Афганистане под «операцией» подразумеваются военные действия, а последствия их, сами понимаете – кровь, раненые, убитые. К тому же разряду отношу и «зеленку» - лесополосу, как правило, начиненную вражескими снайперами, и «нитку» - дорогу, и «вертушку» - вертолет».
  
  Татьяна Короткова,(2) Екатеринбург:
  
  «К нам в медбатальон приехал необычный танцевальный дуэт – супруги-пенсионеры. Она виртуозно играла на баяне, аккомпанируя мужу, а он столь же виртуозно танцевал «Яблочко». В красный уголок, где они выступали, мы прикатили и нашего сержанта-грузина, потерявшего ноги. Он лежал с каменным лицом… После выступления морячок-старичок подошел к нему, закатил свои клеши, а там протезы… Обвел взглядом раненых и говорит: «Ребята, жизнь на этом не заканчивается! Все в голове и сердце!» И рассказал свою историю: ноги ему ампутировали на фронте, во время Великой Отечественной войны. Тоже мучился, а потом линию своей жизни сам выстроил. На медсестре женился, что его выхаживала – женился. И вот вместе с супругой добровольно в Афган ездят, выступают перед солдатиками. Вот этот наглядный пример, лучше всех слов вернул парня к действительности, словно огонек в нем включили. Поесть попросил… Сестричку за бок ущипнул».
  
  «И мы вернулись домой. Не победители, не побежденные, а просто выполнившие свой долг люди. Меня, видимо, Бог хранил. Знал, что и во вторую Чеченскую компанию без меня не обойдутся!»
  
  «Мне, пожалуй, двух войн хватит», - такой дипломатичной фразой отреагировала я на очередное предложение о служебной командировке в «горячую точку». «Что мать, струсила? – то ли в шутку, то ли всерьез произнес в ходе отборочной комиссии тогдашний начальник ракетных войск и артиллерии округа, в прошлом «афганец», генерал-майор Сергей Шпанагель. – Запахло жареным – так сразу в кусты? А на кого пацанов своих бросаешь?»
  
  Мне такие вещи нельзя адресовать даже в шутку. Не раздумывая, дочку – к сестре, а сама второй раз в Чечню».
  
  «Вчера под вечер привезли сапера.
  Он все просил: «Сестренка, помоги,
  Дай руку мне – мне нужно снова в горы!»
  А я молчала: он был без ноги…»
  
  Рада БОЖЕНКО
  
  Отсюда: http://www.ural.aif.ru/society/zhenshchiny_na_voyne_vospominaniya_uchastnic_afganskoy_i_obeih_chechenskih_voyn
  
  ______________________________________________________________________________
  (1) - военные фото Флюры ГИЛЬМАНОВОЙ (МУХУТДИНОВОЙ) поставлены в фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 2"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/30.shtml#74 - A.C.
  
  (2) - газетная статья о Татьяне КОРОТКОВОЙ поставлена в "Дай свoй адрес, "афганка". Часть 1-я"
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_0012.shtml#1 - A.C.
  
  (3) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Флюры ГИЛЬМАНОВОЙ (МУХУТДИНОВОЙ) и Татьяны КОРОТКОВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка" (Часть 28-я)"
  находится здесь:
  http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/tt9o.shtml

  
  
  
  

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  М.Боталова "Беглянка в империи демонов" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой 2" (ЛитРПГ) | | A.Opsokopolos "В ярости (в шоке-2)" (ЛитРПГ) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-4" (ЛитРПГ) | | А.Гришин "Вторая дорога. Выбор офицера." (Боевое фэнтези) | | В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2" (Боевая фантастика) | | Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2" (Антиутопия) | | А.Демьянов "Горизонты развития. Траппер" (ЛитРПГ) | | Ламеш "Навсегда, 5-ое августа" (Антиутопия) | | А.Минаева "Академия запретной магии" (Любовное фэнтези) | |

Хиты на ProdaMan.ru Я хочу тебя трогать. Виолетта РоманТитул не помеха. Сезон 1. Olie-Снежный тайфун. Александр МихайловскийПодари мне чешуйку. Гаврилова АннаШерлин. Гринь АннаВолчий лог. Сезон 1. Две судьбы. Делия РоссиВедьма и ее мужчины. Лариса ЧайкаОтборные невесты для Властелина. Эрато НуарОфисные записки. КьязаИЗГНАННЫЕ. Сезон 1. Ульяна Соболева
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "То,что делает меня" И.Шевченко "Осторожно,женское фэнтези!" С.Лысак "Характерник" Д.Смекалин "Лишний на Земле лишних" С.Давыдов "Один из Рода" В.Неклюдов "Дорогами миров" С.Бакшеев "Формула убийства" Т.Сотер "Птица в клетке" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список