Смолина Алла Николаевна: другие произведения.

Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 42-я (N 441-450)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц

  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  441. Лариса Валентиновна ТОРГАШОВА (ВОРОБЬЁВА), Кабул, медсестра,
  аэродром, 743-й военно-полевой инфекционный госпиталь в/ч пп 27841, 1987-1989
  
  ----- Светлана ЯКОВЕНКО, Кундуз, Кабул, медсестра, 1987-1989
  
  442. Парасковья (Полина) КИПЕРЬ, Кабул, повар, лётный полк
  
  443. Лидия Сергеевна СОКОЛОВА, Руха (в Панджшере), библиотекарь,
  682-й мотострелковый пехотный полк, 1985-1987
  
  444. Людмила Павловна ЖУРАВЛЁВА (ЦИКИНА), Кабул, прапорщик, начальник секретной части,
  62-й отд. танковый батальон 103-й гв. воздушно-десантной дивизии, 1987-1989
  
  445. Наталья Геннадьевна КАЛИНИНА, Джелалабад, медсестра медроты 66-й ОМСБр в/ч пп 93992, 1985-1987
  
  446. Людмила Залимовна МАЛЬБАХОВА, Шиндандт, столовая, после - кастелянша гостиницы, 1986-1987
  
  447. Татьяна Михайловна КАСИНОВА, Гeрат, медсестра, 1987-1989
  
  448. ---, ---
  
  449. ---, ---
  
  450. ---, ---
  
  
  
  
  
  
  

441. Электронная книга памяти "Я вернулся, я победил войну"

  

ТОРГАШОВА (ВОРОБЬЁВА) Лариса Валентиновна

  
   []
  
  
  
  Торгашова (Воробьёва) Лариса Валентиновна родилась 5 июля 1963 года в Новосибирске. Школу окончила в городе Молодежный Томской области. С 1980 по 1982 году - студентка фельдшерского отделения Новосибирского медицинского училища. В мае 1987 года уехала в Афганистан. Попала в 743-й военный полевой инфекционный госпиталь (в/ч 27841, аэродром Кабул). Работала сначала медсестрой приемного покоя, а затем главной медицинской сестрой госпиталя.
  
  После Афганистана работала в Новосибирском городском аэропорту на предполетном медосмотре. С 1995 года – со дня открытия - работает в Новосибирском областном госпитале N 2 для ветеранов войн. Медицинская сестра отделения функциональной диагностики.
  
  Награждена медалью «За доблестный труд» и медалью «От благодарного афганского народа».
  
  О чем могла бы переживать молодая девушка, которая отправляется в опасную командировку? Лариса переживала за маму. Она не смогла честно сказать ей, куда уезжает, попросила знакомых и родных сохранить секрет. Мама была уверена, что дочь будет работать в Венгрии, и только через несколько недель после отъезда Ларисы получила письмо, в котором дочь просила ее простить. Конечно, простила. Но и сегодня Ларисе Валентиновне тяжело представить, что пережила мать за те два страшных года. «За эти два года она очень постарела. Особенно в конце 1988 года. Тогда сбили наш почтовик и письма не уходили два месяца. Каково ей было эти последние два месяца, которые я провела там, мне трудно представить...»
  
  Лариса в деталях помнит и свой первый, и свой последний день в Афганистане. Между ними - всего два года, но это целая жизнь. Уезжала она совсем другим человеком.
  
  В мае 1987 года она пересекла границу. Афганистан ее поразил. «Поразила природа. Вернее, ее отсутствие. Горы, жара - и больше ничего, и еще крик с минарета «Аллаху Акбар», - вспоминает Лариса.
  
  Через госпиталь, в котором она работала, прошла, наверное, большая часть военнослужащих ОКСВА. Это был крупнейший инфекционный госпиталь, и больных привозили со всего Афганистана. В самые трудные времена в госпитале лежало по две с половиной тысячи человек. Среди них – не только солдаты с инфекцией. Раненых привозили тоже. И это были не только солдаты Советского Союза. Когда бомба попала в кишлак с афганскими жителями, Лариса вместе с другими советскими врачами и медсестрами спасала раненых детей. Вот почему у нее есть медаль «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».
  
  Самое сложное было - пережить первый год. Невыносимо смотреть, как умирают молодые парни. Иногда они умирали не от ран, а от страшной инфекции. «Мы оплакивали каждого. Как выдержали такое нервное напряжение? Мы были нужны армии. И мы были молоды...»
  
  И хорошо помнится последний день. «В январе 1989 года госпиталь эвакуировали в Союз. Мы вместе с начальником госпиталя и несколькими врачами улетали последними. Нам нужно было вывезти еще оставшихся больных. Модули вместе с медицинским оборудованием уже были переданы афганской администрации, и нас разместили прямо на летном поле аэродрома. А самолет за нами вовремя не прилетел, и мы прождали его всю ночь под дождем и мокрым снегом...»
  
  В Афганистане было трудно и очень страшно, - признается сегодня Лариса Валентиновна. «Когда ложились спать, не знали - доживём до утра или накроет очередным обстрелом. Душманы целились и в госпиталь, и в стоящие на аэродроме самолеты 50-го отдельного смешанного авиационного полка». На глазах молоденькой девчонки падали на землю сбитые вертолеты и горели самолеты. Однажды НУРС попал в лечебный модуль, но к счастью не взорвался. «Мы этот снаряд нарядили в женское платье и дали имя. Потом саперы его увезли».
  
  Лариса Валентиновна вспоминает, что «на войне отношение к женщинам было хорошим. Солдатики видели в нас прежде всего матерей и сестёр. Не в обиду мужчинам, но многие из них гораздо слабее женщин, я видела, я знаю, и таким хотелось хотя бы на миг попасть под защиту находившейся рядом женщины, чтобы она поддержала, обласкала нежным словом, тёплым взглядом, ободряющей улыбкой без всякого сексуального подтекста. И сегодня меня ребята не забывают. Я долгое время жила в кооперативном доме, построенном «афганцами». Каждый день общались, сдружились семьями. Ко мне как медработнику бегали, если кто заболеет. И сегодня часто вспоминают, зовут на праздники, приходят в гости так, спрашивают, не нужно ли чего. В Кабул мы прилетели вместе с подругой – Светой ЯКОВЕНКО. Она попала в Кундуз. Когда их расформировали, мы встретились с ней на аэродроме. Ей оставалось работать еще полгода, и я упросила начальника нашего госпиталя оставить ее у нас. Так мы с ней и домой возвратились вместе. Афганистан стал нашей общей судьбой».
  
  
   []
  
  
   []
  
  
  Отсюда:
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц обеих героинь находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кундуз, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Светланы ЯКОВЕНКО находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/6.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

442. "Радио Европа" (08.05.2017)

  A. Смолина: Фотографии из ролика и сам текст "на бумагу" перенесла Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, благодаря которой собрана довольно значительная часть моего архива, включая эти разделы. Конечно архив, собираемый многими людьми, "моим" быть не может, но пишу "мой" для упрощения восприятия.
  
  
  
  

Молдавский повар на афганской войне

  
   []
  Парасковья (Полина) КИПЕРЬ
  
  
  36 лет назад Парасковья Киперь оказалась в самом эпицентре афганской войны. Она работала в Кишиневе поваром и ей предложили отправиться в Кабул, чтобы готовить еду для советских военных летчиков. Недолго думая, она согласилась.
  
  «Мне было 21 год и была почти ребенком, не могла себе представить, что смогу там остаться, для меня было чем-то врoде игры. Почему бы не поехать? Все меня спрашивали: «Паша, ты знаешь, куда ты едешь? ты знаешь, что там творится? Ведь ты можешь не вернуться», - а я отвечала: «Если суждено умереть, то умру и здесь, а если суждено умереть там, умру там».
  
  Родителям не удалось ее переубедить, Парасковья была слишком упряма и будущий муж был вынужден согласиться с ее решением.
  «Я еще не была замужем, у меня был друг, и я ему сказала, захочешь - подождешь. И он ждал меня два года».
  
  Сельская девушка из пригорода Кишинева, с юных лет работавшая поваром, Парасковья Киперь осознала важность принятого решения только после подписания двухлетнего трудового контракта.
  «Был этап подготовки, сотрудники КГБ приходили домой, расспрашивали соседей обо мне, чтобы не оказалась предательницей или что-то еще. Нас позвали на собеседование и сказали, только чтобы мы ни с кем ни о чем не говорили, нельзя даже было рассказывать сколько пилотов мы кормим».
  
  Она оказалась в Кабуле, на советской военной базе.
  
  «Когда я сказала девушкам-медсестрам, с которыми жили в одной комнате, что меня зовут Паша, они удивились: «Как Паша? У нас Паша это мужское имя. Давай мы будем называть тебя Полиной» - «Ладно, зовите».Так и все время, сколько я была в Афганистане, все звали меня Полиной».
  
  Ежедневно Полине приходилось кормить 400 летчиков, она отвечала за приготовление еды, а солдаты помогали ей мыть посуду и чистить овощи.
  «Летчиков очень хорошо кормили, у них всегда была сгущенка, по утрам - яйца, кормили по три-четыре раза в день, ночью перед вылетом мы их снова кормили, бывало, в два-три часа ночи кормили один-два вылетающих экипажа. Готовили голубцы молдавские или украинский борщ с чесноком. Чеснок там был обязательным, так как многие заболевали гепатитом, поэтому чеснок там был самым важным продуктом».
  
  Среди военных на базе были земляки Парасковьи, они часто просили приготовить ее что-то из традиционной кухни. Женщина вспоминает как однажды она готовила для них вареники с творогом, солдаты ей помогали.
  «Я замесила тесто, приготовила начинку и все начали лепить. Если бы у нас тогда была видеокамера, то все бы лопнули со смеху. Видели бы вы, как они лепили, как тесто клеилось к их рукам, но им очень хотелось чего-нибудь домашнего».
  
  Парасковья рассказывает как некоторые родители, дети которых служили в Афганистане, просили ее попытаться уберечь их от гибели, и она убеждена, что действительно спасла несколько молдавских солдат.
  «Как могу рассказать: мы кормили и генералов, они меня знали, я к ним подходила и говорила: «Прошу Вас, если можно, вот тот парень из Молдовы, единственный ребенок в семье». Я от себя очень просила не посылать, сейчас я могу открыто об этом говорить, ребята остались в живых».
  
  Говорит, что за два года, которые она там провела, ни разу не слышала о том, чтобы в боях погиб молдавский солдат, но многие летчики, которым она готовила есть, погибли.
  «Мы отправляли по два-три гроба в неделю, в такой день ребята даже не ели, говорили: «Оставьте, потом мы устроим поминки». Расставляли в зале фотографии, ребята горевали, целый экипаж ушел из жизни. Каждый день привозили девятки раненных. Я видела матрацы, пропитанные кровью, все было в крови, старалась не смотреть на раненых, все время раздавались взрывы. Поначалу было страшно, а потом привыкла и спала спокойно».
  И, даже привыкнув к тому, что находится в стране, охваченной войной, она до некоторых пор не осознавала, какой опасности подвергала свою жизнь.
  «Мы как-то шли, а в нескольких метрах от нас начали стрелять, я видела это своими глазами. Вот тогда мне стало очень страшно и я поняла, что могу не вернуться».
  
  Она осталась в живых и ни разу не была ранена, но помнит о других моментах, которые ее поразили.
  
  «Мы полетели в Кандагар, выдалось свободное время и один молдаванин предложил прогуляться. И мы пошли. Когда я увидела тех солдат, я была потрясена. Знаете, как показывают в фильмах, какими были раньше дети во время войны? Они были слабыми, замученными. Я смотрела на тех ребят и думала, что сказали бы родители, если бы увидели, в каком они состоянии? Я достала из сумки конфеты и раздала им.
  И очень запомнился мой день рождения, 14 января. Тогда выпал снег и когда пошли на кухню, то увидели, что вся кухня сгорела.Что произошло - нам так и не сказали. И тогда на снегу, в сапогах, как солдаты, мы стали готовить на улице».
  
  Спустя два года войны она вернулась домой с воспоминаниями и деньгами. В действительности она согласилась работать в Афганистане главным образом из-за денег.
  «Здесь я работала в ресторане и получала по 160 рублей в месяц, и даже если бы я получала вдвое больше, я бы не заработала столько, сколько там. Вернувшись, я сразу купила себе квартиру».
  
  За прошедшие 30 лет Парасковья Киперь никому не рассказывала в подробностях о своем военном опыте, не решалась, лишь месяц назад он согласилась опубликовать свою историю.
  «Долгое время даже после того, как вернулась домой, я никому не рассказывала о том, как там было, нас так проверяли, что мне даже было страшно что-то рассказывать, проверяли даже письма».
  
  По официальной статистике в афганской войне погиб 301 молдавский солдат. Все эти годы женщина жалела, что не могла поддерживать связи с молдавскими военными, с которыми познакомилась в Афганистане, с тех пор она никого из них ни разу не встречала.
  «Жаль, что мы не обменялись адресами, там у меня был очень хороший друг Володя, но я даже не знаю его фамилии».
  
  Пусть она не держала в руках оружие и никогда не воевала, тяжелые воспоминания преследуют ее порой.
  «Мне часто снилось, что вокруг стреляют или что падает самолет. Мне долго это снилось, много лет подряд. В душе остался глубокий след».
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  
  
  Михаелa Герасим
  
  Отсюда: https://moldova.europalibera.org/a/28473910.html
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Праскевьи (Полины) находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

443. "Наша газета" (10.03.2009)

  

Не женское это дело...

  
«Xотелось бы увидеть моих мальчишек…»
  
  Две недели назад по случаю Дня защитника Отечества в Луганске состоялось торжественное вручение государственных и областных наград ветеранам военной службы и лучшим военнослужащим. Звучали и женские имена. Странно? На первый взгляд, да, но мы ведь с вами уже привыкли, что наши женщины «и коня на скаку остановят, и в горящую избу войдут». Запало тогда в память имя Лидии Соколовой из Станицы Луганской, награжденной орденом княгини Ольги III степени. Еще бы! Эта милая, скромная женщина возглавляет… районную организацию Украинского Союза ветеранов Афганистана (воинов-интернационалистов).
  Казалось бы, как человек со столь мирной профессией — Лидия Сергеевна работает директором Станично-Луганской централизованной библиотечной системы — может иметь отношение к войне? Это был второй вопрос, который мы задали сидя в тиши библиотеки. А первый — почему именно ей мужчины-«афганцы» доверили стать лидером в их сообществе? И замерли в ожидании ответов...
  
  По разному складывается человеческая судьба, сплетает причудливые узоры и испытывает человека на прочность. Лидия Сергеевна пробыла в Афганистане два года. Домой вернулась в 1987 году. Тогда при райкоме комсомола уже был совет воинов-интернационалистов из числа тех, кто прошел дорогами войны в мирное время. И Лидия Сергеевна вошла в его состав. Когда образовалась областная организация, станичане вошли в нее как районное отделение.
  
  В ее нынешнем виде районная организация была создана 12 июня 1992 года, утвержден Устав. И уже с 1994 года воины-интернационалисты (в Станично-Луганском районе проживает 157 человек, прошедших Афганистан) выбрали Лидию Соколову председателем своей организации.
  — Жизнь подтолкнула нас к созданию такой организации. Нам надо было объединяться для решения своих бытовых проблем. В первую очередь — жилищных, так как у многих ребят-«афганцев» не было своего угла. Это как раз было начало 1990-х годов. Услышали по радио, что в Киеве создается МЖК именно по оказанию помощи таким ребятам, и тоже решились на подобный шаг.
  Нехорошо это, когда люди должны бороться за свои права. Если они (эти самые права) есть, то они должны выполняться. И всё, точка.
  — Почему я согласилась возглавить нашу организацию и продвигать решение квартирного вопроса? — переспрашивает собеседница. — Давайте я вот с чего начну рассказ: в Афганистане, в полку нас было всего шесть женщин. И три тысячи мужчин. Полк стоял в местечке Руха в Панджшере, там, где пересечение караванных путей. Знаменитое Панджшерское ущелье. Самая крупная, самая громкая операция афганской войны. «Афганцам» это о многом говорит...
  
  До этого Лидия Соколова два года стояла на учете в военкомате — хотела поехать работать за границу в наши воинские части в качестве служащей Советской Армии, точнее — по специальности, библиотекарем. Когда предложили на выбор — Польшу или Германию, то она отказалась. Хотела в Афганистан, выполнять интернациональный долг. Пропагандистская машина тогда работала отменно. Непоказушный патриотизм переполнял молодых людей.
  — Помню, на железнодорожной станции Ольховая увидела остановившийся эшелон, который был полон мальчишек-новобранцев. Женщины выносили им хлеб, что-то из еды. Уже слух шел: «Афганистан… Афганистан…». У меня созрело решение — и мне надо туда!
  Дождалась. 27 марта 1985 года отметила день рождения — праздник стал и проводами. «Никто не знал, что меня там ждет. Информации тогда мало было. Те, кто возвратился оттуда, особо не любили распространяться на тему войны».
  Нелетная погода на сутки задержала вылет самолета из Луганска в Ташкент. Прибытие же в столицу солнечного Узбекистана означало лишь промежуточный этап, который затянулся на добрую неделю. Такие же пересыльные, как Соколова, спали на стульях, на столах в неприспособленных помещениях. И ждали, когда прозвучит команда грузиться на самолет.
  — Там же мы впервые увидели тех, кто возвращался из отпуска в расположение своих частей. Они кидались в объятия друг друга, и так легко произносили названия чужих, еще незнакомых нам названий городов. Мы удивлялись — как они их выговаривают?! И еще тогда отметили, как они искренне рады встречам. По союзным меркам трудно было передать те чувства, которые испытывали все, кто прошел через горнило афганской войны. Это особый уровень дружбы, взаимовыручки, трепетного отношения к человеческой жизни.
  
  ...Натужно гудя, транспортный самолет набрал заданную высоту, пересек государственную границу, и через шесть часов полета приземлился в Кабуле. Еще вчера мирные граждане очутились в другом измерении. Здесь, при сокрушительной жаре и повышенной влажности, предстояло нести службу и выполнять свою работу.
  — Сидим ждем, когда нас заберут на очередную «пересылку» или «покупатель» в часть. На небе ни облачка, но слышим какой-то гул, раскат грома почти над головой, потом — еще один. Подумали, откуда гроза? Последовал оглушительный удар, а потом еще. Город подвергался обстрелу. Так мы начали знакомиться с особенностями местной жизни, — делилась первыми впечатлениями от пребывания на чужой земле Соколова.
  Наконец-то вертолет доставил нашу героиню и еще одну девушку в полуразрушенное местечко Руха, где стоял нужный им полк. Встретили их хорошо, баню истопили, поселили в дувалы (местное жилище).
  Библиотека — новое место работы Лидии Сергеевны — тоже располагалась в дувале. Книг немного, но были представлены писатели самых разных национальностей — полк в прямом смысле слова был интернациональный. «А на узбекском языке книги есть? А на таджикском? Молдавском»? — спрашивали ребята.
  — Понятно, что в таких отдаленных полках, как наш, на многообразие литературы рассчитывать не приходилось, хотя получали и новые книги, — вспоминала библиотекарь с «военным стажем». — Но в то же время много книг поступало в качестве подарка «доблестным советским воинам от комсомольцев или школьников такого-то города, поселка». Мы проводили диспуты, обзоры литературы, писателям разных народов посвящали декады. Ехала туда, взяла с собой томик Юлии Друниной и стихи Константина Симонова. Знаете, там как-то по-новому книги открывались, по-иному произведения прочитывались».
  Читать солдатам удавалось между боевыми операциями. А в горах, на постах боевого охранения военнослужащие могли находиться до девяти месяцев, поэтому за счастье считалось нахождение среди них хорошего рассказчика, который длинными темными вечерами мог читать стихи на память или пересказывать прочитанные книги.
  — Мы относились к ним как старшие сестры, как матери — самой молодой из нас было 25 лет, были и те, кому за сорок. А эти мальчишки, еще вчерашние школьники, прилетали такие угловатые, растерянные. При первом обстреле не знали что делать, куда бежать, а в 1985-м году, скажу я вам, обстрелы были почти каждый день. Правда, земляки помогали «своим» осваиваться, брали под опеку — там землячество ох как ценилось! Зато какие они потом уезжали домой! Возмужавшие, крепкие, повидавшие такое, что в Союзе и за всю жизнь не увидишь.
  По-женски понимая, как волнуются их домашние из-за отсутствия писем, постоянно напоминали, чтобы они находили время и черкнули хоть пару строк своим матерям. Сложнее было вернуть веру в парней, чьи девушки не захотели ждать, пока закончится служба, и прекращали писать письма. Для таких ребят искали особые слова. И находили.
  
  Офицеры и солдаты в свою очередь тоже пытались уберечь женщин — не уставали предупреждать, что нельзя выходить за пределы ограждения, даже если очень хочется собрать букет из красивых цветов: везде могут быть мины. «Вернувшись домой, я еще очень долго боялась ходить по траве — а вдруг и там мины!?». Это сейчас Лидия Сергеевна относительно спокойно рассказывает нам о той войне. Хотя нет-нет, да и набегут слезы на глаза, когда вспомнит об увиденных ею первых убитых и раненых (сказали: «надо привыкать»), и как первый раз увидела на аэродроме высокую гору ящиков — печально известный «груз 200». Как боялись оказаться в плену у «духов», и как они только успевали охнуть, а дверь уже выбило после очередного обстрела или осколками «прошило» одежду в шкафу. (Кстати, в местном музее есть тематическая экспозиция, посвященная воинам-афганцам, на которой представлена посеченная осколками юбка Соколовой). Довелось ей и похоронки печатать на солдат, погибших в боях: «Уважаемые… Ваш сын, верный интернациональному долгу, погиб…».
  Многие моменты в сегодняшней жизни она ассоциирует с событиями двадцатилетней давности. То же большое скопление деревянных ящиков…
  — В 1984 году почти весь личный состав батальона погиб, осталось всего несколько ребят. «Королевским» называли тот батальон... Хорошие такие пацаны у нас были! Часто ко мне в библиотеку заходил Юра Соловей из Ленинграда, много рассказывал о своем родном и любимом городе. Очень любил читать Пушкина. Бывало, не успеет дочитать книгу, но принесет ее и попросит приберечь, не выдавать другим до его возвращения с боевых операций. Но однажды он не вернулся…
  
  Может, вот эти материнские чувства — сберечь мальчишек, сохранить, укрыть от беды — остались и после возвращения на родину? Оттого и взялась Лидия Сергеевна помогать решать, да что там либеральничать — пробивать жилищные проблемы «афганцев», от которых государство уже начало если не отмахиваться, то забывать точно. Но в станице твердо решили строить «афганский» дом. И они его таки построили! Правда, через что им пришлось пройти, знают только они сами. Это был 1992-й год, везде им отказывали — денег нет (у нас одна извечная проблема!).
  Поехали в Киев, где как раз шло распределение средств для МЖК этой категории граждан. Личное присутствие единственной женщины, возглавляющей районное отделение союза воинов-интернационалистов, возымело действие и станичане привезли даже несколько большую сумму, нежели рассчитывали. Строители тоже поверили Соколовой, и под ее честное слово о том, что деньги придут, руководитель областной строительной компании Валентин Михайлович Проценко дал добро на начало строительства. Создали МЖК «Саланг», на период стройки организовали дежурства и настроены были самым решительным образом пресекать любые попытки воровства стройматериалов. Вся история того периода отображена в протоколах собраний.
  Новый, 1994-й год 11 бывших воинов-афганцев встречали в своих квартирах в новом доме.
  
  ...Ровно два года, от звонка до звонка, от апреля 1985 до апреля 1987 года служащая Советской Армии Лидия Соколова в составе 682-го мотострелкового пехотного полка честно исполнила свой долг. И ни разу не пожалела о сделанном выборе. Больше всего запомнились отношения между людьми, которые и сегодня ценятся выше всяких материальных благ. «Так хотелось бы увидеть всех моих мальчишек», — выдохнула Лидия Сергеевна, смахнув слезы...
  
  Елена КОПТЕВА
  
  Отсюда: http://nashagazeta.net/965-nasha-gazeta-arhiv-2007-2010-ne-zhenskoe-eto-delo.html
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - у меня нет фотоальбома девочек из Рухи.
  С 2004 года эта точка на карте относится к афганской провинция Панджшер. Но ранее она числилась за провинцией Парван, а так как к провинции Парван относится и Баграм, то первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями возможных знакомых сослуживиц Лидии находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

444. "Витьбичи" (24.04.2019)

  

Дочь за отца. Свою долю суровых испытаний во время афганской войны взяли на себя и советские женщины – военнослужащие, гражданский персонал

  
   []
  Людмила Павловна ЖУРАВЛЁВА (ЦИКИНА)
  
  Мужской образ воина-интернационалиста справедливо занял почетное место в истории Отечества. Но вместе с мужчинами тяготы и лишения службы в Афганистане разделяли и представительницы слабого пола. Медсестры и врачи, работницы военторга и столовых, переводчицы, шифровальщицы, связистки, сотрудницы штабов… Масса военных и гражданских специальностей, по которым работали женщины. Никто из них не был застрахован «за речкой» от тяжелых заболеваний, шальных осколков при артналетах. И такие трагические случаи были. Герой нашей очередной публикации из цикла «Афганский излом» – член Витебской городской организации «Братство» Белорусского союза ветеранов войны в Афганистане старший прапорщик в отставке Людмила Журавлева.
  
  Армейский дух она впитала в себя с детства. Ее отец, Павел Цикин, принимал участие в разгроме японской Квантунской армии. Там же, на Дальнем Востоке, откуда Людмила Павловна родом, она вышла замуж за лейтенанта-десантника и вслед за супругом переехала в город Болград Одесской области, куда передислоцировалась 98-я гвардейская воздушно-десантная Свирская Краснознаменная ордена Кутузова II степени дивизия имени 70-летия Великого Октября. Вскоре Людмилу Журавлеву назначили на должность начальника секретной части 100-го отдельного зенитного ракетно-артиллерийского дивизиона 98-й ВДД. Тому способствовали важные качества прапорщика Журавлевой – ответственность, аккуратность, знание тонкостей своего дела, преданность десантному братству и военной профессии в целом.
  
  К сожалению, Людмиле Павловне довелось пережить большое горе: умер из-за болезни ее муж. На тот момент военнослужащим в Болграде уже было известно, что не за горами окончание афганской войны. Но когда именно начнется вывод войск, никто, конечно, не знал. Людмила Журавлева написала рапорт с просьбой направить ее в Афганистан для дальнейшего прохождения службы по замене. Нет, это было не бегство от тяжести утраты, а осознанный выбор, в основе которого – патриотические чувства, привитые отцом и армейским сообществом. Перед тем как отправиться «за речку», съездила в отпуск к родителям. Не обошлось без материнских слез. А вот отец одобрил решение дочери, сказав: «Ты у меня боевая. Тебе там самое место».
  
  Прилетев из Болграда в Кабул в конце 1987 года, Людмила Журавлева явилась на доклад к командиру 62-го отдельного танкового батальона 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, в состав которого была зачислена в прежней своей должности. Командир глянул на ее обмундирование и сказал, что в расположении части, как и другие женщины-военнослужащие, она может носить гражданскую одежду. Кто ж об этом мог знать заранее! Пришлось писать сыну-старшекласснику, чтобы с первой же оказией передал что-нибудь из вещей мамы.
  
  Вообще, быт к тому времени в военном городке был налажен неплохо. Это вам не первые годы ввода, когда жили в палатках и еще не имели всего того, что необходимо для жизнеобеспечения воинских подразделений и что постоянно доставляли из Союза. И сводить к минимуму последствия тяжелой санитарно-эпидемической обстановки смогли далеко не сразу.
  
  
   []
  
  
  Война, конечно, не женское дело, если понимать под этим понятием непосредственно бой с противником, тяжесть марш-бросков, опасность налететь на засаду, подорваться на мине и тому подобное. Но и на войне, как считает Людмила Павловна, найдется много работы, с которой хорошо справится сильная духом женщина.
  
  Да, на «боевые» ее не отправляли и степень риска во время службы была не столь высока, как у бойцов. Но от этого война не переставала быть войной. Однажды шли в столовую на обед. Вдруг над головой раздался какой-то необычный звук, после чего где-то прогремел взрыв. «Не переживай. Всего лишь душманский эрэс», – пояснил замполит. Реактивный снаряд – и не переживать? Разорвался он, кстати, как потом выяснилось, где-то в расположении саперов, но, к счастью, обошлось без жертв. А в столовой для Людмилы Павловны приберегли сочный кусочек арбуза. Отведать его так и не удалось: после первого разрыва вскоре раздался второй (этот снаряд угодил в здание дивизионной библиотеки), и пришлось немедленно отправляться в укрытие.
  
  После этого случая, который произошел 31 августа или 1 сентября 1988 года, артналеты душманов стали настолько частыми, что пришлось срочно сооружать дополнительные капониры для укрытия. Бывало, что и спали в верхней одежде на случай очередного обстрела.
  
  В ночь с 29-го на 30 января 1989 года самолет военно-транспортной авиации, проследовав по маршруту Кабул – Фергана – Витебск, доставил Людмилу Журавлеву вместе с десантниками на аэродром Журжево, где очередную группу вернувшихся с афганской войны, как и их боевых товарищей, встречали музыкой духового оркестра. Ранее Людмила Павловна в городе на Двине никогда не была. Сын после экскурсионной поездки писал ей в Кабул: «Мама, Витебск – просто сказка! Если это будет возможно, возвращайся сюда жить и служить». И вот она ехала ночью на «Урале» из Журжево на улицу Титову, на новое место службы – в расположение 1179-го гвардейского Краснознаменного артиллерийского полка 103-й ВДД – и спрашивала у подруги: «Маша, это все еще улица Гагарина? Когда же она кончится?» На что Мария Киянко отвечала: «Ну, это же тебе не Болград. Это большой город».
  
  Общий военный стаж у Людмилы Павловны составил 21 год. После Афганистана были у нее еще служба в Фергане, Саратове и наконец окончательное возвращение в Витебск. За мужество и героизм при выполнении интернационального долга Людмила Журавлева награждена медалями «За боевые заслуги», «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа», Почетной грамотой ЦК ВЛКСМ. И сегодня воин-«афганец», участвуя в патриотической акции «Беларусь» помнит, с гордостью проносит в праздничных колоннах портрет отца, рядового бойца Красной Армии. Его дочь тоже была на войне.
  
  Виталий СЕНЬКОВ
  
  Отсюда: http://www.vitbichi.by/news/obshchestvo/afganskiy_izlom/post30770.html
  
  _____________________________________________________________________________
  (1) - Людмила упоминается в публикации "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 2-я", поставленной
  здесь: http://samlib.ru/s/smolina_a_n/text_00122.shtml#34b - A.C.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

445. "МЕСТНОЕ ВРЕМЯ". НП «МГКТВ» ЗАТО г. Радужный (14.02.2019)

  A. Смолина: Фотографии из ролика и сам текст "на бумагу" перенесла Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, благодаря которой собрана довольно значительная часть архива, включая эти разделы.
  
  

Интервью с ветераном боевых действий в ДРА Н.Г. Калининой

  
   []
  
  
  
  Война в любые времена - это страшное и тяжёлое испытание для людей, вовлечённых в конфликт. Война беспощадна к человеческой жизни и страданиям, поэтому с таким радостным восторгом все встречают весть об её окончании.
  
  15 февраля 2019 года в России отмечается 30-летие вывода советских войск из Демократической Республики Афганистана. За неполные десять лет содействия правящей партии в борьбе с боевиками наша страна потеряла 15.000 человек. Потери могли быть намного больше, если бы не самоотверженность военных медиков. Среди тех, кто каждый день помогал спасать десятки жизней, была и Наталья Геннадьевна Калинина. (1)
  
  Молодой девушкой после Горьковского медучилища она приехала в Алма-Ату, устроилась работать в госпиталь, куда привозили раненных из Афганистана.
  
  - Там были ребята адекватные, нормальные. Но некоторые были агрессивными даже по отношению к нам, к медсёстрам. "Вам хорошо, Вам тепло, а мы там были" - и тому подобное. И где-то когда-то у меня зародилась идея: "А почему я не могу?" Я написала заявление в военкомате и буквально через полтора месяца пришло извещение. В июле я написала, а с 1 сентября должна была приступить к работе в Афганистане.
  
  Распределили Наталью в 66-ю Джелaлабадскую бригаду, где, несмотря на жару, климат Наталье очень понравился.
  
  - У нас в тени +60 градусов летом было. Там субтропический климат. А зимой +20 градусов и идёт дождь по два-три месяца. Соль выступает на земле, как снег лежит. Мне нравилось. Красиво, климат мне там очень нравился.
  
  Но Афганистан исторически относился к тем регионам мира, где были во множестве распространены инфекционные заболевания, и первым, так сказать боевым крещением, стала борьба с таким, давно забытым на Родине и опасным заболеванием, как холера.
  
  - Это за всё время было единственное место, где случилась холера.(2) И я как раз попала. Приехала на второй день холеры. Бригада была полностью на карантине и два месяца я сидела в медроте. Нас охраняла разведрота, чтобы мы не выходили, чтобы не было контакта ни с кем. Так я узнала что такое холера. Триста человек у нас в медроте лежало, хотя отделение было рассчитано всего на двадцать пять коек. Там палатки сразу поставили, всё это оперативно сделали. И в общем мы два месяца ребят вытаскивали из холеры.
  
  А потом начались суровые военные будни. Их бригада была одной из тех, которые вели самые активные боевые действия. Редкий день, когда в медроту не привозили раненных.
  
  - Больше всего было с отрывом ног, потому что "духи" ставили мины больше на пехоту, на них чаще всего охотились. Однажды у нас была такая операция - нужно было пересечь маковые поля. "Духи" так и не сдали нам маковые поля. Могли сдать любой склад, им не жалко было, а маковые поля они не сдали. Тогда ребят по тридцать-сорок человек в день привозили без ног, без одной ноги практически тогда очень много поступило. Мы вообще из медроты неделю не выходили, нам девчонки кушать носили туда, что-то перекусим там и дальше работать. Ребята из операционной вообще валились, хирурги из операционной не выходили.(3)
  
  Очевидно, что оказание помощи раненным существенно отличается от оказание помощи простому больному. Человеку далёкому от медицины трудно представить с чем приходилось сталкиваться молоденьким медсёстрам.
  
  - От ран, да у нас и от ран умирали ребята. Я переливала кровь дополнительно. У нас было заведено: если привозят раненных, то мы чётко знали кто за что отвечает. Никто никого не посылал никуда, мол, ты сделай то-то. Все знали свои обязанности. Я чётко знала, что мне нужно взять кровь, определить группу крови, сделать заявку по бригаде, чтобы пришли сдавать. Ведь нам кровь не привозили, мы брали у своих и сразу переливали. У нас не было таких контейнеров для крови, какие есть сейчас. Другая сестра знала, что ей делать. И мы могли буквально за десять минут обработать любого больного и тут же отправить его в операционную.
  
  К сожалению войны ведутся не на необитаемых островах, поэтому невозможно избежать потерь среди мирного населения.
  
  - За два года было шесть или семь случаев подрывов детей на минах, которые "духи" ставили вокруг нашей бригады. А там недалеко афганский кишлак был, вот дети и подрывались. Но дети, надо отдать должное, очень терпеливые. Никто никогда не плакал.(4) Привезли пять человек, среди них пятилетняя девочка (она умерла после). Они лежали у нас в приёмном покое и никто не плакал. И лишь когда пришел отец, тогда они начали плакать. А у той девочки было тяжёлое ранение брюшной полости. Она умерла, а ребята остались живыми. У нас лечились и дети афганские, и взрослые. Даже такой был случай: поступило двое мальчиков, у них отрыв ног был. У нас они лежали, Я к ним в палату зашла кровь переливать, а наши ребята говорят: "Спросите у них: они там женаты или нет?". И тот, которому было четырнадцать лет, он был женат, и его ребёнку был уже год. Я тогда была очень удивлена. А мальчик переживал, что теперь, одноногий, не сможет вторую жену взять.
  
  - А как Вы с ними общались, на каком языке?
  
  - Они очень хорошо знали русский язык все, даже пятилетние знали. "Здрасти" или ещё что-нибудь. А взрослые, торговавшие в дуканах, они очень хорошо все говорили. Во-первых, там были индусы, не афганцы, но и все афганцы очень хорошо говорили по-русски. Маленькие бегут, к нам обращаются на русском языке, разговаривают с нами.
  
  - То есть относились к Вам хорошо люди?
  
  - Да, никогда не был агрессии какой-то со стороны афганцев. Я не видела никогда, когда мы выезжали в город.
  
  Участие советских женщин в афганском конфликте особо не афишировалось, на многочисленных стелах и обелисках памяти той войны суровые мужские лица.
  
  - У нас вообще в бригаде было двадцать пять женщин.(5) Кто в штабе работал, кто на банно-прачечном комбинате, там, в принципе, вся структура была. В медроте нас было одиннадцать медсестёр и военные врачи. Хирурги, два терапевта, инфекционист обязательно, потому что у нас там обстановка инфекционная самой тяжёлой по армии была.
  
  О годах, проведённых в Афганистане, эта весёлая красивая женщина не пожалела ни разу. Бесценными стали опыт и дружба, которые она там приобрела, так же признательность тех, кому она помогла выжить. Медсёстрам посвящали стихи и песни, предлагали руку и сердце, а награды не боевые, но заслуженные.
  
  - В принципе у меня больше юбилейные медали, но они мне все дороги. У меня есть грамота Верховного Совета СССР, её мне вручили буквально сразу, как вернулась. Я вернулась опять в Алма-Ату.
  
  Вернулась Наталья через два года обратно в свой госпиталь. После распада Советского Союза пришлось уехать на историческую Родину. И с тех пор, как поселилась в Радужном, Наталья является активисткой общества ветеранов Афганистана и принимает участие в городской жизни и патриотическом воспитании молодежи.
  
  
   []
  Наталья КАЛИНИНА
  
  
  
   []
  В центре стоит героиня статьи - Наталья КАЛИНИНА, cправа - Валентина КУЛЬБИДА, медсестра реанимационного отделения. Сидит (в клетчатой юбке) - официантка Людмила НЕФЁДОВА (eё упоминаю в своём тексте "O принципиальных командирах, горных "мешках" и всезнающих oфициантках"). Фамилии сидящей справа медсестрички не помню - А.С.
  
  
  
   []
  Они же, что и на предыдущей фотографии. Слева направо: левую девочку не помню, далее официантка Людмила НЕФЁДОВА, героиня статьи медсестра Наташа КАЛИНИНА, медсестра реанимационного отделения Валентина КУЛЬБИДА - А.С.
  
  
  
   []
  Слева направо: первую девочку не помню (не медсестра реанимационного отделения Валентина КУЛЬБИДА?), официантка Людмила НЕФЁДОВА, фельдшер Надежда БИРИНА (её много вспоминает военный хирург Александр ДOБРИЯНЕЦ в тексте Александрp Добриянец. Джелалабад. Врач приёмно-сортировочного отделения рассказывает") и героиня статьи Наташа КАЛИНИНА - А.С.
  
  
  Отсюда: https://www.youtube.com/watch?v=NIxZfwuCG3k
  
  ____________________________________________________________________________________
  (1) - Наташу я знала, ей и всем нашим (джелалабадским) девочкам у меня написано несколько текстов. Первый (там же и продолжения) фотоальбом "Джелалабад, медрота 66-й мотострелковой бригады в/ч пп 93992" с фотографиями бывших сослуживиц Наташи находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/011.shtml - А.С.
  
  (2) - о нашей холере у меня собрано несколько текстов:
  
  - мой текст "Джелалабад. Bам, вся родная медслужба"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014a.shtml
  
  - текст "Александр Добриянец рассказывает о холерной эпидемии в Джелалабаде"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0014.shtml - А.С.
  
  (3) - о тех страшных военных буднях рассказывает наш хирург "Александp Добриянец. Джелалабад. Врач приёмно-сортировочного отделения рассказывает"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/text_0013.shtml - А.С.
  
  (4) - о беспредельной выносливости афганских детей рассказывают все медсёстры, прошедшие афганскую войну - А.С.
  
  (5) - Наташа имеет ввиду только женский персонал бригады - 25 человек. Но кроме бригадных девочек, имелось множество девчонок из 834-го госпиталя особо-опасных инфекционных заболеваний, срочно переброшенного к нам как раз на подавление той самой холеры, о которой вспоминает Наташа. Но она права - первые, самые страшные дни холерной эпидемии, по размаху которой в советской армии не встречалось ни до, ни после, приняли на себя медики нашей медроты, включая девочек-медсестёр и саму Наташу - А.С.
  
  
  
  
  
  

446. "Советская молодежь" (14.05.2019)

  

«Афганистан мне снится до сих пор…»

  
   []
  
  
  В Кабардино-Балкарской региональной общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы состоялось необычное торжество, на котором чествовали женщин, служивших в Афганистане в годы военного конфликта (1979-1989).
   Пять жительниц Кабардино-Балкарии в честь 30-летия вывода советских войск из Афганистана и выполнения там боевой задачи были награждены юбилейными медалями – такими же, какие вручали воинам-интернационалистам.
   Вручая награды, руководитель организации «Инвалиды войны» Беслан Белимготов (справа на снимке) подчеркнул, что советские женщины в Афганистане продемонстрировали невиданную силу духа, храбрость и стойкость и заслуживают наград так же, как и те, кто сражался с оружием в руках.
  
   Беслан Хаутиевич рассказал, что разыскивал этих женщин несколько лет – по рассказам, по воспоминаниям воинов-интернационалистов, через общих знакомых. Уже собирал их несколько раз, выясняя, чем живут, в чем нуждаются и чем можно помочь им. Одна из награжденных, нальчанка Людмила Мальбахова (третья справа), подчеркнула, что все они очень благодарны Белимготову – за внимание, за поддержку, за помощь. И за возможность чувствовать себя человеком, служившим на благо Родины!
  
   Сама Людмила отправилась служить в Афганистан в 1986 году. Тогда она работала на заводе СКЭП в отделе кадров старшим инспектором по трудовой дисциплине и работе с подростками. Была активной и идейной комсомолкой, членом комитета ВЛКСМ, танцевала в заводском ансамбле национального танца. Писала в заводскую газету.
   «Если вы помните, были самые разноречивые мнения о вводе наших войск в Афганистан, многочисленные сообщения о гибели наших ребят... Я же была кандидатом в члены КПСС, и мне хотелось разобраться во всем самой, составить собственное мнение. В 1981 году умерла моя мама, мы остались с младшей сестрой одни. Сестра вышла замуж, а я решила ехать в Афганистан, чтобы своими глазами увидеть, что там происходит на самом деле», - рассказала «Советской молодежи» Людмила Залимовна.
  
   Попасть на службу в Афганистан оказалось не так-то просто: почему-то препятствием оказалось высшее образование Людмилы.
   «Мне пришлось подключить начальника военно-учетного стола завода, секретаря парткома, секретаря комитета комсомола. Бабушке с дедушкой и родственникам сказала, что еду работать в Польшу. Нас направили в Ташкент на «пересылку», оттуда в Кабул, где мы ждали распределения. Это было в мае, перед Днем Победы. Было очень много взрывов, все говорили, что это подарок «духов» к празднику», - вспоминает Людмила Залимовна.
  
   В аэропорту города Шиндад, куда она попала, было очень жарко – порядка 60 градусов, горячий воздух обжигал при вдохе, кругом был песок и никакой зелени. Незадолго до посадки самолета в аэропорту Шиндада прогремел взрыв, и из-за дыма переносить жару было еще тяжелее.
   Людмила рассказывает, что освоиться очень помогло отношение соотечественников: и солдаты, и офицеры, и вольнонаемные встретили радушно, помогли обустроиться, уверяли, что вновь прибывшие скоро привыкнут и к жаре, и к неудобствам.
  
   Женщин из Кабардино-Балкарии в Афганистане служило около пятидесяти. Работали в столовых, в магазинах, в санчастях, в канцелярии штаба, в гостиницах, в швейных мастерских – в общем, везде, где нужно было выполнять ежедневную женскую работу.
  
   Людмила рассказала, что ее сначала направили в столовую, затем перевели в гостиницу кастеляншей. Когда прилетали важные гости или артисты, для них приходилось готовить национальные блюда. «Поэтому я имела возможность помогать солдатикам – давала им сахар, чай, шоколад», - вспоминает Людмила.
   По ее словам, женщины старались оберегать солдат – хотя бы от бытовых проблем. Заботились о них, хоть были и не намного старше…
  
   Жили трудно, условий никаких, жара, постоянные обстрелы. Но были дружны. «Хочу сказать, что я нисколько не жалею о том, что поехала служить. Мои взгляды на жизнь кардинально поменялись. Теперь я знаю, что ничего нет дороже жизни и дружбы», - подчеркивает Мальбахова.
  А самым тяжелым оказалось хоронить ребят, которые только что были рядом, смеялись, шутили...
  
  Через год службы Людмила приехала в Нальчик – в отпуск. И занималась тем, что с комитетом комсомола собирала помощь для школы Шиндада – тетради, альбомы, краски, ручки, карандаши…
  «Вернувшись домой, я не стыдилась говорить, что была в Афганистане, как и теперь не стыжусь. Но на женщин, бывших там, смотрели с осуждением. А ребятам говорили еще того хуже: «Вас туда никто не посылал...», - вспоминает Людмила. И рассказывает, что Афганистан ей снится до сих пор. «Слезы катятся, когда смотрю фильмы про афганские события. Считаю достойными уважения всех до единого, кто прошел школу Афганистана. Там мы не рассуждали о том, зачем приехали, мы выполняли свой интернациональный долг и были уверены, что приносим пользу своей стране. Лично меня Афганистан сделал сильнее, умнее, добрее, щедрее и рассудительнее», - говорит Людмила Залимовна.
  
   Женщина рассказала, что все они, «афганцы» и особенно «афганки», поддерживают отношения друг с другом – встречаются, перезваниваются, переписываются. И очень благодарны Беслану Белимготову, который не просто заботится о них и старается помочь каждой, но и научил их гордиться своей службой в Афганистане.
  
   …На церемонии награждения каждой из женщин, кроме медали, вручили по красной розе. Председатель городского Совета ветеранов полковник в отставке Мустафа Абдулаев объяснил награжденным, что их служба приравнивается к военной, это дает им определенные права, и главное право – гордиться годами службы.
  
   «Ветеранов и участников Великой Отечественной становится все меньше и меньше. И именно вы должны прийти к нам на смену в деле патриотического воспитания молодежи», - подчеркнул Мустафа Камалович.
   «Эти женщины по нескольку лет работали в убийственной жаре, дышали пылью – и не жаловались. Уже только за это они заслуживают награды. А для нас они были помощью и опорой в трудные минуты», - отметил Б. Белимготов. И добавил, что опасности они подвергались ежедневно: в Афганистане за годы конфликта погибли 142 гражданских служащих.
  
  
   []
  
  
  
   []
  
  
  Светлана Оленина
  
  Отсюда: http://smkbr.ru/node/3890
  
  ____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

447. "Вечерний Барнаул" (24.05.2019)

  

Афганская анестезия: работа медиков на Афганской войне крупным планом

  
   []
  Татьяна Касинова в афганском кишлаке вместе с военврачом Халимом Арслановым раздает местному населению лекарства. Фото из архива Татьяны Касиновой
  
  
  На Афганской войне женщины не участвовали в боях,(1) но и они время от времени оказывались под огнем.
  
  На многочисленных стелах и обелисках в память об Афганской войне изображены только мужские лица. Однако афганский конфликт не делал различий по возрасту, профессии и полу. Женщины здесь тоже были. Среди них – начальник юридического отдела КГБУЗ «Детская городская больница N 1, г. Барнаул» Татьяна Касинова.
  
  
Городок в степи
  
  Когда началась война в Афганистане, Татьяна Касинова еще училась в школе. О событиях знала из писем мужа старшей сестры, который там воевал. Потом была учеба в Барнаульском базовом медицинском колледже и работа медицинской сестрой в отделении реанимации и анестезиологии МСЧ РТП (в настоящее время КГБУЗ «Городская больница N 5, г. Барнаул». Суточные дежурства в отделении анестезиологии и реанимации, сложные операции… А потом на глаза попалась статья в газете «Красная звезда» о друге детства – военном враче, с которым она когда-то была в одной смене всесоюзного лагеря «Орленок». На следующий день Татьяна пошла в военкомат и написала заявление.
  
  — Из Барнаула я прилетела в Ташкент, а в Кабул отправилась с военного аэродрома Тузель на грузовом самолете ИЛ-76 вместе с военной техникой и солдатами срочной службы, – вспоминает Татьяна Михайловна. – Кабул встретил морозом, так что теплая одежда пригодилась. Несколько дней ждала распределения в часть, расположенную рядом с городом Герат. К тому времени полевой медсанбат между действующими частями был оборудован как современный медицинский городок. Большие операционные, отделение реанимации, хотя палат для раненых немного, поскольку мы оказывали первую помощь, а потом тяжелых больных сразу отправляли в Ташкент. Военно-медицинские самолеты в части называли «Скальпели», раненых сопровождали врачи анестезиологи-реаниматологи с медсестрами.
  
  Ранения у бойцов были по большей части сочетанные – как пулевые, так и осколочные. Были обожженные солдаты и офицеры, горевшие в бронетехнике.
  
  — Квалификация военных врачей была высочайшей, реакция – мгновенной, так что за весь период службы никто на операционном столе у нас не умер, – рассказывает Татьяна. – Однажды к нам привезли 10-летнего афганского мальчика, который получил пулевое ранение в грудную клетку. К слову, его отец пришел на следующий день, посмотрел и сказал: «Выживет – хорошо, нет – Аллаху видней». Благодаря своевременно оказанной квалифицированной медицинской помощи военных врачей медико-санитарного батальона ребенок остался жив и был переведен в афганский госпиталь.
  
  
Осмотр под пулями
  
  За территорию части выходить без разрешения командира медикам не разрешали, но когда случалось затишье и в медико-санитарный батальон не привозили раненых, Татьяна отправлялась вместе с бригадой врачей в афганские кишлаки на осмотр местного населения. Она выполняла служебные обязанности и попутно удовлетворяла любопытство, смотрела, как живет народ, как взвешивали на весах и продавали дрова. Когда их привозили на «барбухайках» (грузовик, увешанный молитвами и украшениями), выстраивалась огромная очередь. Дрова, как и чистая вода, для афганцев ценятся, как говорится, на вес золота, поскольку того и другого катастрофически мало.
  
  Осмотр населения проводился в тесном помещении, где вместо окон – бойницы, очень низкий потолок, из мебели только лавки и стол.
  
  — Малярия, брюшной тиф, гепатит, чем только афганцы не болели, а мы работали без перчаток, даже не задумываясь о заражении, – рассказала Татьяна Касинова. – Когда начинался прием, люди пытались подойти без очереди, так что через полчаса дышать было уже нечем. Во время таких рейдов мы не раз подвергались обстрелам. Но не думаю, что стреляли именно по медикам, с нами всегда выезжал отряд сопровождения на бэтээрах. Удивительно, куда и как прятались духи, ведь кишлаки находились в голой степи и заранее проверялись. Но ребята говорили, что под землей была вырыта система тоннелей. Когда начинался обстрел, мы собирали медицинские принадлежности, оборудование и бежали к бэтээрам. В таких случаях нами командовали военные, с которыми мы согласовывали все действия.
  
  
Характер
  
  
  — Некоторые слова до сих пор воспринимаю с другим значением, – говорит Татьяна Михайловна. – Пусть я и медик, но внутренне сжимаюсь при слове «операция». Потому что в Афганистане под «операцией» подразумеваются военные действия, а последствия их, сами понимаете, – кровь, раненые, убитые.
  
  Из Афганистана сержант Касинова вышла в 1989 году с одной из последних частей ограниченного контингента войск. После предоставленного отдыха уже работала в Барнауле в отделении реанимации и анестезиологии Кардиологического центра. Необходимость юридического образования возникла, когда начали строить молодежно-жилой комплекс для афганцев на пр. Социалистическом. Тогда многие ветераны устроились на стройку каменщиками, штукатурами и малярами, а ей доверили вести и готовить документацию для выдачи ордеров будущим новоселам.
  
  — Афганистан вспоминаю редко, лишь когда встречаюсь с друзьями, – говорит Татьяна Касинова. – Плакать меня даже война не научила, так что позволить слабость могу только в присутствии самых родных людей, но и то редко. Характер у меня такой – реанимационный.
  
  1350 женщин, служивших в Афганистане, награждены орденами и медалями СССР.
  
  Олеся Матюхина
  
  Отсюда: http://info-vb.ru/2019/05/24/afganskaya-anesteziya-rabota-medikov-na-afganskoj-vojne-krupnym-planom/
  
  ____________________________________________________________________________________
  (1) - то, что "на Афганской войне женщины не участвовали в боях" - журналистами утверждается не верно. Участвовали. И даже в боях погибали, как, например, Галина Стрельчонок. Правда, женщин в боях участвовало не много, но так и мужчины не все воевали. В каком бою может участвовать солдат-пастух, пасший коров на территории штаба армии, или солдат-хлебопек? Таких "боевых" должностей можно назвать не один десяток. В любой войне воюет до 40% войсковых частей, а остальные обеспечивают нормальное функционирование армии - A.C.
  
  (2) - фотоальбом "Герат, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Татьяны находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/ww0.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  
  

448. "" ()

  

---

  
  
  
  
  
  
  
  Отсюда:
  
  
  
  
  
  

449. "" ()

  

---

  
  
  
  
  
  
  
  Отсюда:
  
  
  
  
  
  

450. "" ()

  

---

  
  
  
  
  
  
  
  Отсюда:
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com LitaWolf "Жена по обмену. Вернуть любой ценой"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) А.Шихорин "Создать героя"(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Прикованная к дому"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Р.Цуканов "Дух некроманта"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) С.Суббота "Наследница Драконов"(Любовное фэнтези) А.Черчень "Дом на двоих"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список