Смолина Алла Николаевна: другие произведения.

Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 47-я (N 491-500)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
  • Аннотация:
    Для облегчения поиска сослуживиц.
    Ссылка на список воинов-"афганцев", не получивших награды

  
  
  
  ПОСТОЯННО ДОПОЛНЯЕТСЯ...
  
  Я, СМОЛИНА А.Н.:
  
  1. В чужих газетных статьях ничего не правлю, отсюда иногда одно и то же медицинское учреждение называется по разному.
  
  2. У некоторых героинь не указано место службы, возможно потому, что тогда это считалось военной тайной.
  
  3. У других героинь отсутствует отчество. Там, где я знаю лично или отслеживаю по другим газетным публикациям, - там я отчество ставлю.
  У остальных только те данные, какие дала газета.
  
  4. Красным цветом даю сноски на дополнительную информацию, если она у меня имеется.
  
  
  
  
  
  
  
  Этот раздел собран удивительным человеком. Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, добровольная помощница, изъявившая желание отыскивать информацию об "афганцах" и "афганках", живых и погибших. Она не только добывает информацию, но, когда невозможно скопировать, перепечатывает материал вручную.
  
  И неважно, что Ольга Анатольевна - не ветеран войны, благодаря ей мой военный архив пополнился многочисленными фактами о тех, чьи подвиги упоминаются не так часто - о служащих (вольнонаёмных) советской армии, прошедших горнило афганской войны.
  
  Хотелось бы иметь больше таких помощников, однако, как показал многолетний опыт по сбору архивных данных, серьёзные ответственные альтруисты на жизненном пути встречаются не часто. Можно сказать, моему архиву повезло.
  
  
  
  
  
  491. Вера Арсентьевна ШУТОВА, Шиндандт, официантка, госпиталь, 1982-1983
  
  492. Татьяна Вячеславовна БАЖЕНОВА, Пули-Хумри, операционная медсестра,
  госпиталь, 1980-1981
  
  493. Рагида Ахтямовна УТАРБАЕВА (БУЛАТОВА ?), Газни,
  операционная медсестра, 1984-1986
  
  ----- Елена КОРСАКОВА, медсестра
  
  494. Ольга Михайловна БАГАЕВА, Пули-Хумри, медсестра, 1985-1987
  
  495. Алла Гаджиевна НИКОЛАЕВА, Шиндандт, медсестра, 1986-1987
  
  496. Людмила Ивановна МЕЛЬНИК, операционная медсестра, 1987-1989
  
  497. Людмила Павловна ЦАРЬКОВА, Кабул, медсестра,
  госпиталь, 1-е инфекционное отделение, 1985-1988
  
  498. Галина Васильевна АРЕФЬЕВА, Баграм, медсестра, госпиталь, 1985-1986
  
  499. Нурия Саматовна ХАКИМОВА, Кабул, медсестра,
  73-я гарнизонная поликлиника, 1981-1984
  
  500. Клавдия Владимировна МАНАННИКОВА, Шиндандт,
  заведующая кафе, парикмахер, 1987
  
  ----- Татьяна ШТЕПА, Шиндандт,
  
  
  
  
  
  
  

491. "Свабоднае слова" (15.02.2018)

  

Любовь рогачёвской семейной пары родилась на войне

  
   []
  Настоящие чувства семьи ШУТОВЫХ преодолели войну и расстояние. Фото Раисы БОРОВОЙ
  
  
  Почти 30 лет прошло с тех пор, как последний солдат покинул Афганистан. По официальным данным, с той десятилетней войны домой не вернулось около 15000 советских ребят, в том числе более 600 белорусов. На чёрных страницах военной летописи, пропитанных кровью невинных людей и горькими слезами их родных, всегда было место для светлых чувств. Война связала две судьбы из Рогачёва и Краснодара, и сегодня близкие поздравляют счастливую пару Шутовых с 35-летием совместной жизни. Но как начиналась эта история любви?
  
  Афганистан
  
  1981 год. Кубань. 18-летнего Валеру призывают на службу в армию и направляют на полгода в Ростов. Учебка.
  – А потом ночью нас бегом погнали по городу и загрузили в Ту-154, – вспоминает Валерий Кузьмич. – Смотрим, десантники ходят – здоровые такие. А что, куда? Никто не отвечал. Уже когда приземлились, по столбу пыли и гулу пушек поняли, где находимся.
  Так в реактивном полку Шиндандской дивизии начался новый этап жизни Валерия Шутова, который тогда и не думал, что совсем скоро придётся похоронить друзей, потерять отца и… найти вторую половинку.
  
  1982 год. Рогачёв. 22-летняя Вера с подружками случайно зашла в военкомат, написала заявление и уехала как вольнонаёмная. В Шинданд…
  – Шли мимо военкомата с девочками и решили заглянуть, – с улыбкой о своём неожиданном решении рассказывает Вера Арсентьевна. – Тогда кто в Германию поехал, кто в Монголию, а я вот в Афганистан. Работала официанткой сначала в солдатской столовой, а после в офицерской – при госпитале.
  
  …Сюда позже перевели и Валерия. Правду говорят: случайности не случайны.
  
  «Вертолёт пошёл на второй круг – всё, раненых ждём»
  
  – Во время службы в Афганистане умер отец, но меня на похороны не пустили, – с горечью делится Валерий Шутов. – Мать потом показывала квиток об отправленной телеграмме. А мне даже не сказали. Тогда была полевая почта, всё засекречено.
  На войне приходилось друзей терять – это тяжело. Мы участвовали в боевых действиях. Я был «номером» на реактивных установках «Ураган», «Град», «Катюша» на 16 и 40 стволов. Мы выезжали, «накрывали» кишлак, а потом шла пехота и производила «зачистку». Наши машины не совсем подходили для горной местности. Сгорали быстро, в ущелье на них не развернуться.
  
  – А мы были окружены стальной бронёй, над нами только вертолёты летали, – дополняет рассказ Вера Арсентьевна. – На второй круг пошёл – всё, раненых ждём. Офицеры бегут, врачи на ходу шапочки надевают, машины скорой помощи «летят»… В тот момент было очень страшно. Хотя сразу не боялись – никто ничего не знал, а когда начали цинковые гробы идти, тогда поняли…
  
  – Мы хорошо относились друг к другу, – отметил ветеран войны в Афганистане. – Офицеры не цеплялись, дедовщины не было в принципе. Наоборот, деды перед самым дембелем шли в рейд вместо молодых.
  
  Жестокая реальность
  
  – Там был рассадник инфекции, поэтому многие болели дизентерией, малярией, желту- хой, – вспоминают нелёгкое время супруги Шутовы. – Вера тифом заразилась, лечилась два месяца. Там было столько мух – не пройти! У нас стаи воронов по весне – детский лепет. Там же все отходы просто выбрасывали на землю. Едет кто, увидел корову – тут же убил, мясо забрал, а шкуру и внутренности на дороге бросил. И ночью никто никуда не ходил – могли принести потом. Хотя местные жители говорили, что советский народ лучше всех, но за деньги могли сдать. Там и дети были подготовлены к войне. И что удивительно, даже зимой бегали босыми.
  Однажды пошли с дежурным по части на проверку: одного часового нет на посту, уснул между палатками, второго у оружейной комнаты нет, закимарил возле буржуйки. Мы сорвали телефон, взломали комнату, забрали три автомата и ушли. Дежурный по части помотал тогда парням нервы. Дело могло и до расстрела дойти. Военное время. Банда способна роту в палатках вырезать за раз.
  
  Алладин на «Иж» и «Тойота» за хану
  
  – Природа какая? – переспросил «кубанский рогачёвец». – Да там на камнях можно было яйца жарить! У нас 25 градусов – уже задыхаемся, а там термометр до 60 поднимается, и даже пить не хочется, сухо. Простынь намочишь, пока до кровати дойдёшь – она высохла. Мы сами делали кондиционеры – из пластмассовых бутылок и верблюжьих колючек. Зимой же могло только лужи припорошить, но перевалы заваливало капитально – на танке не проехать.
  Растительности там особо не было, у комдива росло десять горных сосен. Весной горы красивые, алые – тюльпаны распускаются. Озёра были, ловили гранатой рыбу (улыбается). И фруктов много давали – на бананы до сих пор смотреть не могу. Жил там Алладин, на нашем мотоцикле «Иж» ездил. Так он всё привозил, что попросим. Ему же запчасти, ключи нужны были. Ещё там очень заглядывались на советских женщин. Местные в шутку предлагали обмен: «Дай нам ханум – бери «Тойоту»!»
  Несмотря на то что пахали деревянными сохами, было много контрабандистов – рядом Иран, Пакистан. Поэтому привезли из Афганистана дорогие ткани, музыкальные часы, магнитофон «Панасоник», джинсы, очки «Хамелеон» – у нас, в Союзе, такого не было.
  
  Вместо точки
  
  Интересные истории из той жизни всплывали одна за другой… Хотя прошло почти 30 лет, они живут в памяти Веры Арсентьевны и Валерия Кузьмича. Как и образы сослуживцев и друзей, ведь фотоальбом забрали на границе.
  
  После службы 20-летний кубанский парень приехал в Рогачёв, и с 1983 года пара не расстаётся. За их плечами трудовой путь на заводе «Диапректор» и самая большая гордость – дочка, сын и два замечательных внука.
  
  – Нет, война не снится. Время прошло, слава Богу. Хотя говорили, что однажды во сне бормотал что-то про Афганистан…
  
  Елена УДАРЦЕВА
  
  Отсюда: http://www.slova.by/index.php/obshchestvo/14109-lyubov-rogachyovskoj-semejnoj-pary-rodilas-na-vojne
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Веры находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

492. "Красное знамя. Новости города Глазов" (13.02.2020)

  

Ангелы Афганистана. Им все еще снится война

  
   []
  Татьяна Вячеславовна БАЖЕНОВА
  
  
  Афганская война осталась страшным шрамом на сердце многих россиян. Мальчики, вчерашние школьники, попадали в самое пекло пустыни под град пуль моджахедов. Кому-то повезло снова увидеть дом: вернулись, но душой остались там – на войне. А кто-то ушел и не вернулся.
  
  Там, на чужой земле, были и те, кто спасал ребят не жалея здоровья и сил. Медики оказывали помощь бойцам в небывалых условиях, лечили от страшных инфекционных заболеваний. Девушки – хрупкие, улыбающиеся, в белых халатах. Ангелы Афганской войны.
  
  15 февраля, в день вывода советских войск из Афганистана, в Глазове пройдет митинг памяти воинов-интернационалистов. У мемориала воинам, погибшим в локальных конфликтах, соберутся ветераны, участники локальных войн и родители солдат. Среди них будет и ветеран афганской войны, военная медсестра Татьяна Вячеславовна Баженова.
  
  Грезы о юге
  
  В руках Татьяны Вячеславовны снимок сорокалетней давности: на нем юная девушка в пестром халатике скромно стоит среди степей и шатров палаточного лагеря. Смотришь и ощущаешь раскаленный воздух, жаркую духоту, вкус пыли на губах. Фотографии, память и сны – все, что осталось у нее от афганской войны.
  
  Татьяна Вячеславовна родилась в Понино. Будучи ребенком, переехала с мамой в Глазов, окончила медучилище. Проработала пару лет в онкологическом диспансере в Ижевске.
  
  С детства юная Таня грезила о южных странах – о теплом климате, сочных фруктах, о бесконечном лете. Повзрослев, уехала с подругами в отпуск на юг, в Гагры. Оттуда – в Ташкент. Обзавелась знакомствами, город понравился, и в 21 год уехала туда жить.
  
  Устроилась в военный госпиталь – самый большой в Туркестанском военном округе. Работала в травматологическом отделении сначала постовой медсестрой, затем перешла в операционную.
  
  - Нас вывозили на учения в казахские степи, устраивали там военно-полевой госпиталь. Поэтому уже имела представления, как работать в полевых условиях, - вспоминает Татьяна Вячеславовна.
  
  В горячие точки
  
  В 1979, когда начались события в Афганистане, с бригадой врачей-интернов она летала за первыми партиями раненых. Это был гражданский ИЛ-86, переоборудованный в санитарный самолет: вместо кресел носилки в три яруса.
  
  - Залетали во все горячие точки Афганистана: в Кабул, Шинданд, Кандагар. Ожидали в аэропорту санитарные машины с ранеными, грузили их в самолет, оказывали первую помощь во время полета. Мне тогда было 27 лет. Однако госпиталь в Ташкенте расширялся, не хватало рук, и меня вернули с полетов, - продолжает Татьяна Вячеславовна.
  Однако надолго она в Ташкенте не задержалась. В апреле 1980 года добровольцем написала заявление в военкомат: «Прошу отправить меня в Афганистан». И 17 июля 1980 года пересекла границу.
  
  - Мы были такие глупые, романтичные, воспитанные на патриотизме. Отправили меня в военно-полевой госпиталь, в 18 километрах от города Пули-Хумри – жили среди гор, в долине, в палатках. Два года работала в палаточной операционной.
  
  Красные, как мясорубы
  
   Госпиталь – на сто коек. Много инфекционных больных: с брюшным тифом, дизентерией. Партиями привозили с горячих точек раненых со сложными огнестрельными ранениями. Многие ребята умирали на руках. Некоторых привозили уже мертвыми.
  
  - Неужели не было страшно, не дрожали руки?
  - Надо иметь привычку. Я еще в онкологическом диспансере в Ижевске всего навидалась, люди умирали на моих руках. Лишь один раз дала слабину, когда впервые зашла в операционную ташкентского госпиталя – там все простыни были в крови, и сами врачи стояли красные от крови, как мясорубы. Голову закружило, но я устояла. А потом привыкла.
  
  Платки от афганцев
  
  В полевом госпитале 15 медсестер, несколько мужчин-хирургов, солдаты, электрик, повара. Перевязочные материалы, лекарства, спирт – все всегда под рукой. Еды хватало: была гречка, тушенка, рыбные консервы, сгущенка.
  
  Когда раненых не привозили, жили в лагере как обычная молодежь. Пели песни под гитару, танцевали, отмечали праздники. Было дружно.
  
  - Начальник госпиталя – туркмен – с афганцами сдружился, привозил нам от них в подарок на 8 марта платки, арбузы и дыни. Слаще фруктов нигде не ела!
  Один раз поехали по служебным делам в Пули-Хумри. Тут же нас окружила толпа афганских мальчишек, торговавших мандаринами. Разрешили сфотографироваться верхом на осле.
  Однажды даже стреляла из автомата. Ездили за водой на реку, а там советские парни с оружием стояли. Попросила стрельнуть – не знаю, куда пуля улетела. У нас в госпитале оружия не было – жили спокойно.
  
  Ненужная война
  
  Своих подруг-медсестер Татьяна Вячеславовна до сих пор помнит по именам. Показывает на фото: вот Люба из Киева, Ольга из Смоленска, Надя из Полтавы. Говорит, глазовских ребят не встречала, только одного парнишку из Красногорского.
  
  После двух лет службы Татьяна вернулась в Глазов – вышла в декрет. После рождения дочери Олеси вновь поехала в Ташкент, но в Афганистан уже не вернулась. А в 1984 вернулась в родной город из-за болезни – врачи посоветовали сменить климат. Устроилась в семиэтажку в перевязочную. Проработала там 24 года и вышла на пенсию. Одна воспитала дочь Олесю.
  
  Сейчас Татьяна Вячеславовна поправляет здоровье, изредка встает на лыжи, занимается гимнастикой, смотрит в интернете политические передачи.
  
  - Первое время снилось, что я возвращаюсь в Афган. Сейчас уже не снится. Уже потом мы поняли - ненужная была эта война. Как молодежь жалко! Сколько ребят, офицеров погибло, сколько инвалидов осталось… Мне повезло – вернулась живая и психически здоровая, хотя здоровье до сих пор слабое. Но как много среди нас, оставшихся в живых, тех, кто все еще живет на войне…
  
  
   []
  Фотографов в полевом госпитале не было. Этот любительский снимок сделан врачом-анестезиологом с Украины. Татьяна — вторая слева.
  
  
   []
  Татьяна на ослике
  
  
  
  Н. Коротаева
  
  Отсюда: https://vk.com/@krzn_news-angely-afganistana
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Пули-Хумри, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Татьяны находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

493. "Городской портал СИБАЙ 24 | Новости Сибая" (15.02.2019)

  
   []
  Рагида Ахтямовна УТАРБАЕВА (БУЛАТОВА ?)
  
  
  Xотя война всегда остается мужским делом, рядом с шурави (так называли всех советских) воевали женщины. Их мужество, стойкость и великое терпение поражают и сегодня.
  
  Два года служила медсестрой в Афганистане в Газнийском госпитале наша землячка Рагида Утарбаева, награжденная двумя солдатскими медалями. Она согласилась рассказать об Афганистане, друзьях-товарищах и о душе, которая и сегодня болит, как незаживающая рана.
  
  – Эту войну–говорит афганская медсестра,– мы приняли по призыву Родины, помня о героизме своих отцов и дедов в Великой Отечественной войне. Долг перед своей Родиной наши ребята выполнили честно. Я служила в госпитале, видела сотни смертей.
  
  – В Афганистан меня призвали в 1984 году. Я тогда окончив Сибайское медучилище, работала медсестрой в хирургическом отделении городской больницы. Можно было, наверное, отказаться, но я решила, что буду там нужна. Родители, которые жили в деревне Абдулкаримово Баймакского района, конечно были в шоке. Помню, как плакала мама. Отец, Ахтям Булатов, сам участник Великой Отечественной войны был немногословен: «Раз решила – поезжай».
  
  Работала медсестрой в операционном отделении. Практику медицинскую прошла там отменную, хотя порой хотелось зарыться в подушку и выплакаться. Труднее всего было видеть тяжелораненых ребят, без рук и ног.
  
  - Тяжело было привыкать к чужой стране, ее климату, сильной жаре. По большому счету, я не жалею, что прошла ту войну. Зато я знаю, что такое настоящая дружба, настоящие человеческие отношения. Хирурги сутками не отходили от операционного стола.
  
  Для раненых в госпитале, особенно для молодых солдат, каждая из женщин была мамой, сестрой и другом–мы понимали, что каждый раненый был чьим-то сыном.
  
  - Домой я вернулась 1986 году. Прошло уже 30 лет, а годы, прошедшие в Афганистане, до сих пор вспоминаются со слезами и дружба афганская тоже останется с нами на всю жизнь.
  
  В Сибае из медицинских работников, служивших в Афганистане, живет Елена Корсакова. А еще санинструктора нашей части Айдара Хабилова часто встречаю.
  
  Рагида Ахтямовна и сегодня осталась веселым и открытым человеком, привлекая этим к себе людей. После Афгана 1987 году она поступила в Башкирский государственный медицинский институт на лечебный факультет. После окончания института сразу приехала в Сибай и вот уже 25 лет она работает врачом-терапевтом. Вышла замуж за врача, который больше 35 лет отработал в области здравоохранения и хорошо понимает жену. Утарбаевы воспитали двух сыновей.
  
  Гулдар Идрисова-Кадаева
  
  Отсюда: https://vk.com/wall-37933420_8665
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - фотоальбом "Гaзни, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Рагиды УТАРБАЕВОЙ находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/w2a.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

494. Ролик в ютубе "Моя боль- Афганистан" (15.05.2013)

  
  A. Смолина: Сам текст кажется немного несвязным, но это прямая речь героини из ролика, ссылка на который дана в конце.
  Под камеру говорить всегда тяжело, как бы долго и тщательно человек не готовился.
   И ещё одна особенность: чем более человек совершил по жизни если не геройских, то добропорядочных и значимых поступков, тем менее этот человек разговорчив. Болтовня и Дело не совместимы.
  А текст ролика "на бумагу" перенесла всё та же Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, благодаря которой собрана довольно значительная часть моего архива, включая эти разделы. Она же сканировала и некоторые фотографии.
  
  
  

Ольга Михайловна БАГАЕВА

  
   []
  
  
  
  Афганистан... Вот я проезжала весь Афганистан, все города... разоренная разрушенная дорога, изувеченные люди, машины... Там по 40 наливников в колонне было, КАМАЗов, все были затоплены в воде. Дорога узкая, с одной стороны - горы, а с другой стороны обрыв. Вот этот самый страшный эпизод, который меня поразил. Разрушение, война, она никогда не приносила радости. Вот об этих событиях, о тех разрушениях, какие видела своими глазами, я без слёз говорить не могу. Там оборвались жизни наших солдат и жизни бедных афганцев. Я ехала в июне месяцем вокруг разрушенные дороги, поля, виноградники, которые были сожжены и уничтожены... Страшно смотреть. Не было тогда фотоаппаратов, в советские времена не было столько аппаратуры как сейчас. Если бы это все заснять, то это был бы страшный фильм. Конечно, сейчас много этих фильмов и показывают все, но когда это видишь своими глазами - это впечатляет и остается на всю жизнь в душе, в сердце. Когда уже возвращалась обратно, опять же этой дорогой, и тоже обстрелы были, машине приходилось останавливаться, чтоб не попасть под снаряд.
  
  Ещё один эпизод. Когда ехала в Пули-Хумри - на полях сажали рис. На этих полях работали старики и дети... Мы когда-то учили в истории какие были деревянные плуги, и такими же плугами маленькие дети и старики, стоя по колено в болоте, сажали ростки риса. А когда мы уже возвращалась, то они рис собирали. Такая картина, тоже такое афгановидение - посадка ростков и сбор урожая.
  
  Отсюда: https://ok.ru/video/5932583111
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - военные фотографии Ольги находятся в "Пули-Хумри, фотоальбом N 2"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8-1.shtml#28 - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Пули-Хумри, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Ольги находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/8.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

495. Ролик в ютубе "Бердичевские афганцы" (29.01.2014)

  
  A. Смолина: Сам текст кажется немного несвязным, но это прямая речь героини из ролика, ссылка на который дана в конце.
  Под камеру говорить всегда тяжело, как бы долго и тщательно человек не готовился.
   И ещё одна особенность: чем более человек совершил по жизни если не геройских, то добропорядочных и значимых поступков, тем менее этот человек разговорчив. Болтовня и Дело не совместимы.
  А текст ролика "на бумагу" перенесла всё та же Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, благодаря которой собрана довольно значительная часть моего архива, включая эти разделы. Она же сканировала и некоторые фотографии.
  
  
  

Алла Гаджиевна НИКОЛАЕВА

  
  
   []
  
  
  
  Когда с поля боя привозили раненых, "вертушка" садилась в отведённом месте, тогда в приёмное отделение сбегались все медсёстры, независимо от того где ты работаешь - в хирургии, или в терапии, или в инфекционном - и оказывали первую помощь раненным.
  
  Был такой эпизод, когда привезли целый автобус раненных афганских детей. Ну, там, конечно, невозможно было смотреть без слёз, дети без ног были и без рук. Автобус с детьми подорвали сами же афганцы(1). Мы все дружно сбежались и оказывали детям первую медицинскую помощь. Но самое интересное, что эти дети были такими терпеливыми, ни один даже звука не произнёс. Кто без одной ноги, кто без руки, но всем оказали помощь, никто не погиб и не умер.
  
  
  
   []
  Алла НИКОЛАЕВА
  
  
   []
  Алла НИКОЛАЕВА
  
  
   []
  Место службы Аллы НИКОЛАЕВОЙ
  
  
   []
  Сослуживцы Аллы НИКОЛАЕВОЙ
  
  
   []
  Сестричка, одна из тех, кто на следующем фото, возможно, это Валентина ЕРМОЛИНА
  
  
   []
  Алла НИКОЛАЕВА - вторая слева, а правее её - это Валентина ЕРМОЛИНА, информация о которой поставлена в "Дай cвoй адрeс, "афганка". Часть 41-я"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/www1-1.shtml#438
  
  
  
  Отсюда: https://ok.ru/video/8124697287
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) Конечно же, мины ставились не афганским детишкам, а для уничтожения нашего, советского, транспорта. Автобус наскочил на мину по чистой случайности. Вот такая она, война, подлая, никого не щадит: ни старых, ни малых - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Аллы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

496. Ролик в ютубе "Бердичевские афганцы" (29.01.2014)

  
  A. Смолина: Сам текст кажется немного несвязным, но это прямая речь героини из ролика, ссылка на который дана в конце.
  Под камеру говорить всегда тяжело, как бы долго и тщательно человек не готовился.
   И ещё одна особенность: чем более человек совершил по жизни если не геройских, то добропорядочных и значимых поступков, тем менее этот человек разговорчив. Болтовня и Дело не совместимы.
  А текст ролика "на бумагу" перенесла всё та же Ольга Анатольевна КОРНИЕНКО, благодаря которой собрана довольно значительная часть моего архива, включая эти разделы. Она же сканировала и некоторые фотографии.
  
  
  

Людмила Ивановна МЕЛЬНИК

  
   []
  
  
  
  
  Когда я пришла в операционный блок, мена определили в реанимацию. И на моих глазах умирал мальчик девятнадцати лет от гангрены обеих ног. Умирал он в полном сознании, это невозможно представить. Он умирает в полном сознании, он весь горит и только просит открыть форточку, потому что ему плохо дышать. И мы уже знаем, что он уходит. Я не могла всего этого видеть. И он чувствует, что он уже умирает, говорит: "Я не могу... Моя мама". Он был единственным сыном у мамы. Он говорит: "Моя мама этого не переживёт". А мы не можем ничего сделать. Ему каждый день делали операции, обрезали, обрезали, уже дошли до того, что всё, дальше резать не возможно. Его привезли поздно из Кандагара. И этот мальчик у меня на глазах умирает.
  
  Естественно, что девочки в операционной были молодыми, там старшей было, когда я приехала, было 22 года. А я приехала в 35 лет. Вокруг, считай, мои дети. Они такие все молоденькие мальчики. Сыночки. Я посмотрела, я думала, что вообще уйду с ума. Меня хирурги уговаривали: "Не плачь, не надо, потом привыкнется". Но к этому не возможно было привыкнуть н за год, ни за два.
  
  Очень страшные были у нас операции, особенно минно-взрывные ранения. С одним раненым мы, четыре-пять бригад, могли работать по 12 часов: нейрохирурги, абдоминальники, стоматологи, окулисты. Потому что если взрыв, то ранена полностью вся сторона - левая или правая... Травматологи убирают руки, ноги, стоматологи выбивают зубы, корни зубов, нейрохирурги трепанацию черепа делают. А я находилась рядом. Одна. До конца операции мы забывали хотим ли кушать или пить. Мы все жили на одной территории, мы были как одна семья. Мы не отделяли дом от работы, а работу от дома. Если я выходила из модуля и видела, что в операционной горит свет, значит, там идёт операция, значит, может быть, я должна находиться там. И я бежала, спрашивала: что там? как там? нужна моя помощь?
  
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК (справа)
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК (слева)
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК (справa)
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК (справа)
  
  
   []
  Людмила МЕЛЬНИК (справа)
  
  
  
  Отсюда: https://ok.ru/video/8124369607
  
  
  
  
  
  

497. Книга "Я свет у тебя за плечами" (Новосибирск 2006 год)

  
  
   []
  Людмила Павловна ЦАРЬКОВА
  
  
   []
  
  
  
   Война. Что значит это слово для 27-летней женщины, живущей в мирное время в крепкой, закрытой «железным занавесом» стране? Для Людмилы Павловны оно значило много: в 1985 году она знала о войне не понаслышке. Именно тогда медсестра Окружного военного госпиталя N 333 Людмила Царькова оформила документы на загранкомандировку в Афганистан.
  
   Ехать было страшно, особенно пугала неизвестность: маленькая, незнакомая страна, непривычный климат, чужие, враждебные люди, живущие по своим законам. Но Людмила поехала, потому что понятия «долг» и «обязанность» были воспитаны в ней с детства. И если Родина посылает, значит, она должна внести в свой вклад в дело «оказания интернациональной помощи братскому афганскому народу». Людмила поехала и вскоре увидела войну во всей ее неприглядности: страх, бомбежки, обстрелы и смерть, подстерегающая за каждым камнем. Но еще она открыла для себя удивительную крепкую дружбу, взаимопомощь, взаимопонимание – те особые отношения, которые складываются у людей, прошедших через горнило войны.
  
   Работать приходилось до седьмого пота: в первом инфекционном отделении, куда она была командирована, лечили больных гепатитом. Для нее означало работу, требующую почти ювелирной точности: ей приходилось иметь дело с гормональными препаратами, передозировка которых могла стоить больным жизни. Для серьезной, ответственной Людмилы эта работа подходила на все сто. Тем более, что рядом всегда была помощь – дружный, сплоченный коллектив врачей, готовый в любой момент поддержать своего коллегу словом и делом. Там, в Афгане, они были как одна семья, поддерживали друг друга в работе, а в минуты отдыха собирались вместе, смотрели кинофильмы и выступления приезжавших с родины артистов.
  
   Она привыкла к Афганистану. Каждый день видела и жизнь, и смерть – ведь у войны не бывает выходных. Но Людмила старалась и справлялась неплохо, не раз получала почетные грамоты, а ее фотография прочно обосновалась на Доске почета.
  
   В 1988 году, отслужив три года, Людмила уехала из Кабула. Оставив позади страх, работу на грани сил, кровь и смерть, она увезла в своей душе причастность к нерушимому «афганскому» братству.
  
   Вернувшись в Новосибирск, Людмила пришла на свое прежнее место – в Окружной военный госпиталь N 333. Впереди ее ждала другая жизнь замужество, рождение ребенка. Андрюша – ее сын, ее мальчик, ее надежда и ее радость. Именно ему предназначалась и любовь, и нежность матери, ведь кроме него у нее не было никого – родители давно ушли из жизни, а с отцом ребенка она рассталась. Сейчас Андрею 12 лет, и уже видно, что он взял от матери самое лучшее: серьезное отношение к любимому делу, готовность помогать людям, ответственность. Когда мать и сын рядом – они счастливы, несмотря на все трудности жизни. Ведь все можно преодолеть, когда вы вместе, когда вокруг мир и нет войны...
  
  
   []
  
  
  
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Людмилы находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

498. "Северная правда" (11.02.1999)

  

БАБУШКИ АФГАНСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ

  
   []
  Галина АРЕФЬЕВА
  
  
   []
  Галина АРЕФЬЕВА (слева)
  
  
  Так спустя десять лет в шутку называют друг друга эти женщины. В нашей области их 52. Десять лет наравне с мужчинами они несли свой «интернациональный долг» по пыльной и выжженной земле Афганистана. С Галиной Васильевной Арефьевой мы встретились накануне даты – 10-летия вывода советский войск из ДРА.
  
  Небольшая, но уютная, со вкусом обставленная квартира. Мы пьем ароматный чай, я – слушатель. Временами Галина Васильевна прерывается – душат слезы.
  
  Жизнь ее не баловала. Была мечта – стать хирургом. Но мама воспитывала дочь одна, достатка в семье, естественно, не было, значит, учеба в другом городе – непозволительная роскошь. И Галя закончила Костромское медицинское училище. Стала фельдшером. Вышла замуж, родился сын. Но воспитывать пришлось его одной – не заладилась семейная жизнь.
  
  Шли годы, Олег уже учился в старших классах, а жизни в достатке не предвиделось. Все та же коммуналка без удобств, скромная зарплата. Слышала, что можно устроиться на работу за границу, поработать там год-два, поправить материальное положение. В военкомате выслушали, обещали помочь. Шел 1985 год. Она ожидала разнарядку в Германию. Вдруг вызывают в военкомат. Двое в штатном разговор начали издалека. Предложили поработать в Афганистане.
  
  - А если я откажусь? – спросила Галина.
  - Тогда вряд ли поедете в Германию, да и вообще куда-либо, - последовал ответ. Потом напомнили о призывном возрасте сына…
  
  Ее мама и сын знать не знали, куда едет она на два года…
  
  
  НА ВОЙНЕ КАК НА ВОЙНЕ
  
  В Афганистане цвели тюльпаны. Низкорослые, но удивительно жизнестойкие, цветы застилали все, будто ковер раскинулся. Красивые скалы, голубое безоблачное небо. Пейзаж этот никак не вязался со словом «война».
  
  Работать предстояло в госпитале в Баграме. Он был вторым по значимости в Афганистане. Там же размещался крупный военный аэродром.
  
  Ежедневно через руки Галины Васильевны и ее подруг проходило сотни раненых. Тогда и поняла она, что это настоящая война – с ужасами, кровью, потерями, болью и хронической усталостью.
  
  Работать приходилось сутками. День – идут колонны, летят «вертушки», везут раненных. К ночи движение стихало. А у медиков работа продолжалась: операции, перевязки, ведь днем зачатую успевали оказать только первую медицинскую помощь.
  
  Молодые девчонки, уставшие от хронических недосыпаний, измотанные увиденным и обессиленные, сдавали свою кровь для раненых, а через полчаса-час, отлежавшись, снова шли, перевязывали, утешали. Кто-то глушил усталость табаком и наркотиками,(1) кто-то уходил от реалий в религию. Но не Галина.
  
  - Бывало хлебнешь глоток спирта и заступаешь на вторые, третьи сутки дежурства…
  
  За женщинами в белых халатах охотились душманы. Поэтому во время выездов из госпиталя каждая брала гранату. Говорят, за десять лет афганской войны «духи» ни одну не взяли живой.
  
  Там не было фронта и тыла. Кругом шла война. Даже земля, казалось, была против ограниченного контингента.
  
  - Душманы воспринимали нас не как оккупантов, а как иноверцев, своим присутствием оскверняющих их землю. За это мстили жестоко даже мертвым, - говорит Галина Васильевна. – Натолкают в рот песка. На, дескать, «шурави», подавись нашей землей, ты так хотел ее!
  
  По ночам снилась Кострома. А утром все повторялось снова. Горы и ущелья уже не казались красивыми – в них прятались «духи». Да и ковер тюльпанов больше походил на огромную кровавую рану.
  
  Лето 1985 года. В Союзе Москва принимала гостей со всего мира на фестиваль молодежи и студентов. Мир, дружба, братство… А в Баграме хрупкая, слегка поседевшая женщина никак не могла набраться мужества, чтобы войти в морг. Ей только что сообщили, что туда поступила ее землячка – строитель. Она ее не знала, но в морг так и не вошла, не смогла. Землячка там нечто больше, чем друг…(2)
  
  С отдаленной точки привезли парней. На них – ни одной царапинки. Они умирали от обезвоживания и тепловых ударов. Мальчики не жаловались, только маму звали…
  
  Там в каждом молоденьком солдате эта женщина видела сына. Вот он, худющий, грязный, вшивый, в струпьях, больной малярией тифом, гепатитом и дизентерией… За что им все это? Зачем боль, ужасы, смерти нелепые? Зачем вся эта война? За что воюем мы на чужой земле? Почему такие же юные мальчики из похоронной роты вынуждены отыскивать в груде мяса руки, ноги, тела погибших сверстников, а потом укладывать их в цинк и отправлять на родину «грузом-200». Эти вопросы Галина Васильевна часто задает себе и сегодня. Но по-прежнему не находит ответа.
  
  Она вырвалась из этого ада за полгода до официального вывода войск из Афганистана. Думала, что навсегда. Оказалось ненадолго. Тогда она еще не знала, что здесь в Союзе, ей будет неловко признаться, что она – ветеран военных действий в ДРА.
  
  Пыльная неродная страна, где лицом к лицу ежедневно сталкивалась со смертью, стала дорогой. За 2,5 года чужая земля обострила все чувства. Там смерть является смертью, боль – болью, страх – страхом, любовь – любовью. Условности уходили на второй план. Жизнь учила жить, а не выживать.
  
  
  О ЛЮТОЙ НЕНАВЕСТИ И СВЯТОЙ ЛЮБВИ…
  
  Разглядываем военные фотографии Галины Васильевны. Их немного. Остальные она отдала в музей для выставки. Вот она перед отъездом, вот встреча с земляком из Макарьева, вот знаменитый перевал Саланг, вот госпиталь и … Он.
  
  «Счастье – это когда тебя понимают и доверяют, вернее верят» - такие строки Он написал ей на своей фотографии.
  
  О взаимоотношениях мужчины и женщины на войне как-то не принято говорить. Но они были. Создавались семьи, справлялись свадьбы… Несмотря на боль, горечь утрат, осознания никчемности этой войны. Галина знает: годы службы в Афганистане были самыми лучшими в ее жизни. На войне она обрела свое счастье. Горькое, с привкусом пороха и хрустом песка на зубах, но настоящее. Там она ощутила, что такое мужская честь, помощь и поддержка.
  
  В союзе у Него была семья: жена, двое детей, родители. А здесь – среди огня и разрывов рождалась чистая, светлая, бескорыстная любовь. Та, которую несет в себе эта женщина все долгие десять лет. Мечтали быть вместе, а разлучила не пуля – жизнь.
  Он примчался в Кострому на второй день после ее возвращения с войны. Был ее день рождения. Уговаривал уехать и официально оформить их отношения. Ждал решения. И она его приняла: не смогла разбить семью. Долго переписывалась с его матерью. Та очень любила Галину, хотела видеть их с сыном вместе. А год назад она умерла.
  
  Но и другие отношения видела Галина в Афганистане. Чего скрывать, были те кто продавал свою любовь за чеки. Таких окрестили «чекистками». Их не жаловали даже мужчины, не говоря уже о представительницах слабого пола, командиры старались поскорей от них избавиться.
  
  Не понаслышке знает эта мужественная сестра милосердия какой ценой доставались в горах боевые награды. И как ковали себе некие военные чинуши незаработанные ордена – «бляхи».
  
  В 1987 году медсестра Арефьева была представлена к награде – к медали «За трудовую доблесть». Наградной лист успешно прошел через военный совет, документы ушли в Москву. Но награды Галина так и не получила. Вспомнила: явился в их часть какой-то высокий чин, вот и предложил ей командир с ним пококетничать. Получил отказ. На что сквозь зубы процедил, что, дескать, награды ей теперь не видать. Она вспомнила эти слова после войны.(3)
  
  
  ДЕСЯТЬ ЛЕТ БЕЗ ВОЙНЫ
  
  Ей часто снится война. Она в Афганистане – и не может оттуда вырваться. Снятся Баграм, его улочки, госпиталь, друзья. Первое время ее оглушала мирная тишина. Пришлось даже перестановку дома делать: поставить в изголовье кровати холодильник, чтобы шумел по ночам. В их семье не принято говорить о войне. До сих пор Галина Васильевна не может слушать спокойно афганские песни, смотреть кино. Через десять лет после войны она не сумела уйти от нее.
  
  За себя она просила редко. Первый раз, когда сказали, что ее сын, узнав, где мама, попросился добровольцем в Афган, она написала письмо в Костромской горвоенкомат. Дескать, за себя не ручается. Наверное, подействовало, армию сын отслужил в Германии.
  
  Ветераны афганской войны часто слышат оскорбительные реплики: «Мы туда не посылали и не виноваты, что из вашей жизни вычеркнуты лучшие годы». На эти слова Галина Васильевна обычно отвечает так: «Годы, проведенные в Афганистане, в нас не вычеркнуты. Нас здесь вычеркнули». Вот поэтому и уходят из жизни молодые ветераны: кого ранения добивают, кого бездушие окружающих и чувство безысходности.
  
  Вот поэтому и решилась к десятилетней дате эта бабушка афганской революции объединить всех женщин, участвовавших в боевых действиях в ДРА, и хоть как-то помочь им. И ей это, похоже, удастся. Потому что, как она сама говорит, в жизни ей встречалось больше хороших людей. Часто болят сердце и раны, не дают уснуть воспоминания. Но на вопрос, изменила бы она что-нибудь в своей жизни, так же уверенно отвечает: нет.
  
  Тогда, знойным летом в Баграме, когда колона попала под обстрел и она получила контузию и травму позвоночника, эта хрупкая женщина приняла решение никогда не прятаться под броню. Этой заповеди она верна и сейчас.
  
  
   []
  
  
  Марина Румянцева
  
  Отсюда:
  https://yadi.sk/mail?hash=cvWNo2z3u%2BgnJjRlYY4MknXWN1BHXoC3n8JgsI9cySsHQ6Wkq8%2BEkKahx8gTjbwXq%2FJ6bpmRyOJonT3VoXnDag%3D%3D
  
  Отсюда:https://yadi.sk/mail?hash=9Usz5vtb3YMWY6WaMLf6vWNDaaMOEcmQO6orZnNDFtWGIRrDSnS2JP8e5npTypuYq%2FJ6bpmRyOJonT3VoXnDag%3D%3D
  
  _____________________________________________________________________________________
  
  (1) - про то, что девочки баловались наркотиками, читаю впервые, хотя занимаюсь сбором архивных данных многие годы. Уж как в России "афганок" не клеймили (именно в России, в других постсоветских республиках к своим "афганкам" - почёт и уважение), какой только грязи на девчонок не лили, но даже эти хулители не заикались о наркотиках. Не верю, ни один командир части не станет держать у себя наркоманку. И одновременно не могу говорить за всю армию. Может, отдельные медики и поддерживали своё нервное состояние, чтоб не сойти с ума, как сошла наша (Джелалабад) медсестричка Наташа. Об этом скорбном эпизоде рассказываю в тексте "Гимн советским "афганушкам" или "Ответ "чекистки"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/00a.shtml#15
  
  Но, повторяюсь, я не могу отвечать за всю армию, рассказываю что видела в нашей 66-й (джелалабадской) бригаде, где девочки не то что наркотики, девчонки в пьянстве не были замечены. А когда пьянствовать, если иной рабочий день длился 18 часов? Там до койки бы добрести, особенно когда на улице температура под 60 градусов. Хотя спирт был всегда, им мы отмечали праздники, награждения и присвоение званий, поминали погибших.
  
  В том же "Ответе чекистки" есть глава "Война. Пьянствовали ли девушки?", где рассказываю о своей переписке
  с одной "джелалабадушкой": http://artofwar.ru/editors/s/smolina_a/text_0680.shtml#108rita - A.C.
  
  (2) - cкорее всего, речь идёт о Галине СМИРНОВОЙ, погибшей 24.10.1986 года.
  Полные данные на Галину у меня поставлены в "Списке погибших "афганок" Министерства Обороны"
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0030.shtml#26
  
  Там же находится ссылка на приложение, где сослуживцы рассказывают о моменте гибели Галины - на трассе Кабул-Баграм их бронеколонна попала в засаду и Галину убили сразу, в то время как вторая девушка, ехавшая с Галиной, вступила в бой - A.C.
  
  (3) - допускаю, что командир отомстил Галине за непослушание. В советской, а после и в российской армии, мало какой командир не склонял к сожительству понравившуюся ему подчинённую, о чём вскользь упоминаю
  здесь: http://artofwar.ru/s/smolina_a/text_0680.shtml#120
  
  Но существует и другой вариант: представление на награждение затерялось в высоких кабинетах. Затерянные награды ветеранов войны - для нашего государства не новинка, иные фронтовики ВОВ до сих пор своих наград не нашли. Что тогда говорить об "афганцах"?
  
  Здесь находится список воинов-"афганцев", не получивших награды.
  Фамилия Галины в нём отсутствует, но, может, пригодится кому-то другому - A.C.
  
  (4) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Баграм, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Галины находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/4.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

499. "Казанские ведомости" (05.03.2020)

  

Обыкновенное счастье Нурии Хакимовой

  
   []
  Нурия Саматовна ХАКИМОВА
  
  
  
  Ветерану афганской войны Нурие Хакимовой первый Президент Ингушетии Руслан Аушев дарил красные маки. Ей целовал руку звезда советской и российской эстрады Иосиф Кобзон. А она поднимала на ноги после ранения советских солдат, которые отдавали свой интернациональный долг в Афганистане.
  
  Школьницей Нурия хотела стать артисткой, но послушная дочь своих родителей отказалась от мечты о театральных подмостках и пошла учиться в Казанское медицинское училище на фельдшера, которое окончила в 1969 году.
  
  Когда начались военные действия в Афганистане, она была замужем и воспитывала сына-школьника. Но, к сожалению, семейная жизнь не удалась, пошла трещинами. И когда Нурие Саматовне предложили командировку в Южную группу войск, в Венгрию, она с радостью согласилась. Но вместо западной страны попала служить в Афганистан.
  
  - Дело было в 1981 году, - рассказывает Нурия Саматовна. - Я уже договорилась с мамой, что она приглядит за моим 9-летним сыном, видела себя в венгерском гарнизоне, в чистоте и спокойствии, как мне предложили лететь в Кабул. В то время было сильно патриотическое воспитание, в школе я была комсомольской активисткой и, конечно же, не смогла отказаться. Партия сказала: надо! Я ответила: есть!
  
  За три дня Нурия Саматовна оформила на маму опекунство на сына, при этом никому не говоря о командировке в Афганистан. Собрала вещи и готова была отправиться по месту новой службы в качестве служащей Советской армии в составе ограниченного контингента. А в то время уже возвращали в Татарстан солдат в цинковых гробах и Афганистан для родителей призывников звучал как приговор.
  
  - Вылетели в Кабул на огромном Ил-76 с военного аэродрома, который базировался в узбекском городке Тузель, - продолжает рассказ Нурия Саматовна. - Нас, медсестер и фельдшеров, распределили по гарнизонным поликлиникам в афганских городках. Меня как дипломированного массажиста оставили в Кабуле в составе 73-й гарнизонной поликлиники медсестрой.
  
  Так началась командировка в чужой стране, растянувшаяся на долгих четыре года. Месяц за месяцем врачи, медсестры выхаживали раненых солдат, офицеров.
  
  - Конечно же, было страшно, - признается Нурия Саматовна. - Переживали за ребят, старались поддержать всех, особенно призывников из Татарстана. Помню встречу со своим земляком Рустемом Гимадиевым, передала ему от родных посылочку. Через три месяца он погиб. Позже сообщили, что вернулся домой в цинковом гробу. И что удивительно, те, кто выздоравливал, обратно рвались в свою часть, к своим сослуживцам.
  
  Война войной, но женская суть неистребима. Медсестры, чтобы отвлечься от больничной рутины или перед отпуском на родину, хотели выйти в город, походить по местным магазинам, рынкам, купить что-то необычное себе или родным.
  
  - Делали это под страхом смерти, - говорит Нурия Саматовна. - Для душмана была особая честь убить неверного. В Кабуле при мне такого не случалось, но в других городах Афганистана слышала, что были случаи, когда убивали наших женщин, которые выходили в самоволку, надев паранджу. В Кабул мы выезжали только с разрешения командования и на БТРе.
  
  Мама Нурии Саматовны долгое время оставалась в неведении, где на самом деле служит ее дочь. И только когда та прислала посылкой дубленки, купленные на кабульском рынке, мудрая женщина с видом знатока заявила мужу: «В Венгрии не шьют такие вонючие дубленки, эта девчонка в Афганистане!»
  
  Нурия Саматовна с затаенной гордостью вспоминает, что за эти четыре года довелось ей общаться со знаменитыми людьми и некоторые до сих пор передают ей приветы, как, например, первый Президент Ингушетии Руслан Аушев.
  - Как-то он подарил мне красные маки, не помню уже по какому поводу, - улыбается воспоминаниям Нурия Саматовна. - А Иосифу Кобзону, приехавшему к раненым солдатам и офицерам с концертом, я сделала массаж. Видимо, ему от этой процедуры настолько полегчало, что он по-джентльменски поцеловал мне руку. Девочки долго еще подтрунивали надо мной, мол, не мойся, чтобы запах изысканного мужского парфюма сохранился.
  
  С тех пор прошло уже почти 40 лет. Нурия Саматовна долгие годы не изменяла профессии - служила военным фельдшером. А выйдя на пенсию, устроилась в детский сад медсестрой.
  - Наверное, во мне говорит бабушка, но для меня моя нынешняя работа, общение с детьми - это отдушина, нескончаемая радость, - говорит Нурия Саматовна. - Каждый день слушать малышей, их открытия, откровения, сопереживать им - думаю, это и есть счастье.
  
  
  Раиля МУТЫГУЛЛИНА
  
  Отсюда: https://kazved.ru/news/society/05-03-2020/obyknovennoe-schastie-nurii-hakimovoy-5727068
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Кабул, фотоальбом N 1" с фотографиями бывших сослуживиц Нурии находится
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/2.shtml - А.С.
  
  
  
  
  
  

500. "Читинское обозрение" (07.03.2019)

  

ЖИЗНЕННОЕ КРЕДО КЛАВДИИ МАНАННИКОВОЙ

  
   []
  Клавдия Владимировна МАНАННИКОВА
  
  
  В 1987 году в числе пассажиров самолёта ИЛ-76 была тоненькая большеглазая девушка в ярком летнем сарафане. Симпатичная блондинка с немного растерянным видом шла к гигантскому борту. Растерянность девушки была вполне понятна – в самолёт грузили бесконечные, как ей тогда показалось, колонны техники, стройными рядами шли солдаты и офицеры. В глазах было зелено от обилия военной формы. Растерянность едва не переросла в смятение, когда незнакомый офицер предложил девушке перед взлётом надеть на себя парашют. На всякий случай… Ведь борт отправлялся в республику Афганистан…
  
  
Чудеса на Родине
  
  Этот день, когда жизнь изменилась так резко, наша землячка Клавдия Мананникова не забудет никогда. «Зашла я в самолёт – он мне таким громадным показался – техника, бойцы... Как будто целая улица, без конца и края. И я тут в своём платьишке. Ни за что не справилась бы с парашютом, если бы ребята не помогли. Кто-то проинструктировал: если будешь прыгать – сначала это кольцо дёргай, потом вот это. Я практически весь полёт только о том и думала – какое кольцо дёргать первым, а какое следом. И боялась, как бы не перепутать».
  
  Это сейчас, вспоминая первые дни на жаркой афганской земле, Клавдия Владимировна улыбается, а тогда было не до веселья.
  
  Если бы кто сказал молодому парикмахеру из провинциального городка Петровска-Забайкальского, что она отправится в командировку в Афганистан, наверное, не поверила бы. Жизнь сложилась: рядом мама, друзья, есть своя клиентура. Дом-работа, всё, как «у людей». Но вдруг поняла – неужели так будет всегда? Взбунтовалась душа, в одночасье решив всё изменить.
  
  В уютной, стильно оформленной квартире ветерана, где она – и дизайнер, и исполнитель ярких идей, на видном месте размещён листок с жизненным кредо, которому следует неукоснительно: «Есть два способа прожить жизнь. Первый – будто чудес не существует. Второй – будто кругом одни чудеса». Она всегда старается жить по второму способу, с детской, искренней верой в чудо.
  
  Казалось бы – это просто. Но попробуй поверить в чудо, когда после Афганистана с пожилой мамой на руках Клавдия оказалась без жилья, которое ей полагалось по закону. Высокое начальство «соизволило» выделить только крохотную комнатку в 10 квадратных метров в общежитии, где две женщины, одна из которых отметила 90-летие, прожили 19 лет. А после и вовсе общежитие стали расселять, и Клаве с матерью «любезно предложили» освободить помещение в трёхдневный срок. Идти было некуда. В отчаянье Клавдия написала письмо президенту. И, по прошествии некоторого времени, ей и маме дали двухкомнатную квартиру в доме ветеранов. За небольшой срок деятельная Клавдия превратила новое жильё в островок тепла и уюта. «Вот и как после этого не верить в чудо?»
  
  
Радости Афганистана
  
  Но вернёмся к тем временам, когда молодая, отважная парикмахер прибыла на огромном самолёте в Кабул. А затем был перелёт в город Шинданд. И выяснилось, что её рабочее место будет занято ещё полгода. Предложили или возвращаться назад, или пока поработать заведующей кафе. Клавдия согласилась и успешно справилась. «В моём кафе было красиво и уютно. Потому и бойцов всегда было много. Ребята наши приходили и благодарили за домашнюю обстановку, которая для них становилась отдушиной».
  
  Поселили девушку в «модуле». Жили в комнатах по двое. Были и землячки из Читы, которые радушно встретили «новобранца», всё рассказали-показали, поддерживали советом. Вечерами, вспоминает Клавдия Владимировна, готовили любимые блюда, чаще всего – блинчики. А перед выходом в клуб Клава делала девчатам красивые причёски. И, вопреки жаре в 50 градусов, изматывающему суховею и мелкому песку, подруги выглядели настоящими королевами.
  
  Первые впечатления – всегда самые сильные. И за 30 лет не стёрлась их острота.
  
  – Люди были в гарнизоне уникальные, – рассказывает Клавдия Владимировна. – Взрослели ребята рано, потому что видели совсем рядом боль и смерть. Их товарищи получали тяжёлые ранения, бывало, гибли. Я хоть по горам не бегала, но всё равно чувствовала, насколько это опасно и страшно.
  
  Существовала в гарнизоне традиция – выходить всем составом встречать бойцов, возвращавшихся с боевого задания.
  
  – Никогда этого не забуду – по бетонной дороге мимо нас, стоящих на выходе из КП, проходит колонна техники, на которой сидят солдаты и офицеры. Машины все в песке. Ребята вымотанные, на лице единственные светлые пятна – только белки глаз и зубы, если находят силы улыбаться. Остальное всё изжелта-серое. Полковники, генералы отдают им честь, женщины украдкой вытирают слёзы. И хорошо, если вернулись наши без потерь, но ведь бывало всякое. Пару суток ребятам давали прийти в себя, отдохнуть, помыться в бане, искупаться в бассейне, а после опять в строй, а нередко и в бой. В те годы мы часто повторяли шутку – три радости в Афгане: кино, письмо и баня.
  
  Отдельные слова восхищения заслуживали медработники. Им приходилось работать круглыми сутками, спасая бойцов. Однажды в «модуле», где жили девушки, глубокой ночью зазвучал сигнал тревоги. Срочно нужна была кровь определённой группы. Клавдия вызвалась, не задумываясь. А наутро, еле живая от слабости, пошла на работу, но внешне держалась бодрячком. Второй раз кровь сдавать пришла уже в медсанчасть. А на третий доктор, глянув на хрупкое создание, строго скомандовал кому-то: «Гоните эту птаху отсюда. В ней самой-то крови маловато!».
  
  Стриглись офицеры максимально коротко из-за жары. Но даже в трудных условиях всегда выглядели опрятно, относились к окружающим уважительно.
  
  – Это была настоящая дружба. А понятия «чувство локтя», «боевое братство» я теперь знаю не понаслышке. Я сама видела, как всё это происходит, – вспоминает ветеран.
  
  Привыкать приходилось ко многому. Из-за изматывающей жары делали перерывы в работе с 12.00 до 16.00. Ездить за пределы части без особого разрешения было нельзя. Зато на территории гарнизона росли вкуснейшие гранаты, был пруд с утками. А местные сами приезжали в гости на праздники. Незабываемой стала встреча с афганскими женщинами на 8 Марта. Несмотря на различия в образе жизни, очень быстро нашли общий язык, много шутили, смеялись, задавали друг другу вопросы.
  
  
Женская дружба
  
  Она благодарна судьбе за верных подруг, с которыми служила. Одна из них – Людмила Худякова, живущая тоже в Чите. Людмила была награждена медалью «От благодарного афганского народа». «У нас с Людой 30 лет назад появилось любимое занятие – садимся с закрытыми глазами перед картой тогда ещё Советского Союза и, задав вопрос – куда я поеду этим летом, наугад тычем пальцем. Как правило, в какой бы город ни попали, везде однополчане живут. И все готовы принять с открытой душой. И к себе приглашали, конечно».
  
  Москва, Ленинград, Воронеж, Молдавия, Украина, Прибалтика – там и сейчас их ждут родные, любимые люди. Москва – это вообще отдельная тема. Там до недавних пор жила любимая подруга Клавдии Татьяна Штепа.(1)
  
  – Во время службы я с Таней общалась мало, – вспоминает Клавдия. – А тут слышу – заболела она. Заразилась какой-то тяжёлой формой гепатита, и её должны из госпиталя переправлять в Москву. Помню – лежит Танечка на носилках: худющая, бледная. Сама еле живая, а меня благодарить успевает. От слабости её морозило. Заметив это, один из офицеров снял с себя бушлат и накрыл девушку. А я ещё сверху одеялом укутала.
  
  Прилетев в Москву, Татьяна вскоре написала Клавдии и пригласила в гости. Вот так и началась дружба длиной в 30 лет. Все эти годы женщины вели активную переписку, знали беды и радости друг друга. Клава обязательно раз в год бывала в гостях у Тани и её мамы. В 2018 году страшный недуг взял верх над Таней. Последнее письмо подруге она написала на простом бумажном листке. Отправила по почте в конверте. Красивым, чётким почерком она сердечно поблагодарила Клавдию за всё то добро, которое она подарила ей. Пожелала добра и счастья. «Это было прощание. Тане было уже совсем плохо, но она смогла написать мне всё, что не успела сказать», – говорит Клавдия Владимировна и вытирает слёзы.
  
  Жизнерадостная, приветливая Танюшка никогда не жаловалась на здоровье, а сама все эти годы боролась с тяжёлой болезнью, полученной в Афганистане. Умудрялась при этом работать, вести активный образ жизни.
  
  – После Афганистана мы все стали другими. Поменялись ценности. Я, например, стала даже немного свысока смотреть на возникающие проблемы, ведь это такие мелочи, всё поправимо, кроме смерти.
  
  Клавдия Владимировна – человек активный и деятельный. Её с радостью ждут на встречах и праздниках, где она всегда привлекает внимание оптимизмом и мудростью. На её страничке в «Одноклассниках» группы, которые напоминают о самом ярком периоде жизни: «Женщины - афганки», «Шинданд»… Глядя на чёрно-белые фото тех лет, она опять переносится в молодость. Когда над Читой поднимается яркое забайкальское солнце, Клавдия вновь и вновь вспоминает колонны техники, выходящие за КП гарнизона, и как те, кто остался внутри, безмолвно молят, глядя вслед – возвращайтесь, миленькие. Ведь нет ничего дороже жизни.
  
  Ольга Харчева
  
  Отсюда: http://obozrenie-chita.ru/article/klavdiya-manannikova
  
  _____________________________________________________________________________________
  (1) - фамилию Татьяны ШТЕПА внесла в раздел "Афганистан. Они ушли после войны..."
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/oniushliposlewojny.shtml#15 - А.С.
  
  (2) - первый (там же и продолжения) фотоальбом "Шиндандт, фотоальбом N 1"
  здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/3.shtml - А.С.
  
  
  
  
  

Продолжение "Дай cвoй адрес, "афганка". Часть 48-я"
  находится здесь: http://samlib.ru/editors/s/smolina_a_n/z3tcc.shtml
  

  
  
  Cписок воинов-"афганцев", не получивших награды:
  
  https://pomnirod.ru/materialy-k-statyam/vojna/afgan/%D1%81%D0%BF%D0%B8%D1%81%D0%BE%D0%BA-%D0%B2%D0%BE%D0%B8%D0%BD%D0%BE-%D0%B0%D1%84%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D1%86%D0%B5%D0%B2-%D0%BD%D0%B5-%D0%BF%D0%BE%D0%BB%D1%83%D1%87%D0%B8%D0%B2%D1%88%D0%B8%D1%85-%D0%BD%D0%B0%D0%B3%D1%80%D0%B0%D0%B4%D1%8B.html
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com А.Тополян "Механист"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Г.Елена "Душа в подарок"(Любовное фэнтези) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список