Смолюк Андрей Леонидович: другие произведения.

Мечта или хитрый лещ

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Нет на свете мужика, который бы хотел поймать леща килограмм на 5. А вот мне это как-то удалось. Но лещ был хитрым и потому я его отпустил обратно.

  
  
  Смолюк Андрей Леонидович
  
  
  
  Мечта или хитрый лещ
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  сказка для взрослых
  
  
  
  тел. (35146) 2-48-58
  
  
  
  Снежинск август 2010
  
  
  
  Введение:
  
  
   Вообще-то я не рыбак. Но чувство добытчика, мужское чувство, всё-таки иногда играет во мне и от этого никуда не деться. А поэтому у меня есть мечта: поймать как-нибудь и когда-нибудь леща о пяти килограмм. Нет, в принципе, я согласен на леща и о трёх килограмм и даже о двух, но всё-таки больше всего мне хотелось поймать леща о пяти килограмм. Честно говоря, я не знал, что с этим лещом я буду делать, так как у сына моего страшная аллергия на рыбу и дома мы рыбы совершенно не едим и её не готовим, даже простейшей ухи. Но поймать всё равно хотелось, ведь потом можно будет долго рассказывать всем друзьям и знакомым, как я тащил из воды этого леща о пяти килограмм, и как он у меня чуть было не сорвался с крючка.
  Даже во сне я иногда вижу этого леща, который зовёт на голубое озеро и, ехидно так подмигивая мне, говорит:
   - Ну, что, попробуй меня поймать! А я ещё подумаю ловиться на твою удочку или нет!
  Одним словом, иногда вдруг во мне просыпается этот самый добытчик, и я иду на рыбалку. И мне абсолютно всё равно, куда идти: на наше озеро Синару или на близлежащие озёра вроде Иткуля или Ергалдов. Главное, чтобы чего-то поймать и желательно леща о пяти килограмм.
  Надо сказать, что в основном я хожу или на Синару или на Ергалды. Синара - под боком, до Ергалдов можно доехать на автобусе за тридцать минут. До Иткуля же автобусы не ходят, машину я не вожу, так что туда попадаю редко и только тогда, когда гощу у своих друзей в садах, что на этом самом Иткуле и расположены.
  Но лещ о пяти килограмм - вещь редкая, тем более при ловле с берега, поэтому моя мечта так и не исполняется. Более того, постепенно она начала переходит в разряд голубой, то есть практически не выполнимой. Но надежду я не терял, ведь все мы знаем, что надежда умирает последней.
  И вот однажды моя мечта, можно сказать, практически сбылась. Почему практически, я об этом сейчас не скажу, об этом вы узнаете из моего рассказа, который и я предлагаю вам, дорогие читатели.
  Ещё к этому хочу добавить, чтобы чуть-чуть заинтриговать, что лещ, о котором сейчас пойдёт речь, попался мне хитрющим, и чтобы вытащить его на берег мне тоже пришлось пойти на хитрость, использовав все свойства хитроумного Одиссея, без которого, как известно, Троя бы не пала.
   И так рассказ о хитром леще, о пяти килограмм или о том, как моя мечта всё-таки сбылась.
  
  * * *
  
  Лето 2010 года выдалось необычайно жарким и засушливым. Его можно только сравнить с летом 1972 года, когда я пытался поступить в Ленинградский Политехнический Институт, и когда у меня было большое желание в плавках побегать по Кировскому проспекту (правда, в плавках я не побегал по этому проспекту, всё-таки я воспитан не в таком духе, но желание такое было). Тогда в Ленинграде плавился асфальт, а в воздухе висела удушливая гарь от горящих за городом торфяников. Даже вспоминать об этом жутко, потому что, в конце концов, погода видимо на меня подействовала, у меня расплавились все мозги и в ЛПИ я не поступил, хотя был там студентом ровно один день (впрочем, это совершенно другая история).
  Так вот летом 2010 года в нашем небольшом Снежинске тоже плавился асфальт и тоже в воздухе висела гарь от лесных пожаров. Только всё же жара в маленьких городах действует на людей не так, как в больших мегаполисах, и у меня желания пробежаться в плавках по Снежинску не было. Хотя может быть я уже и в возрасте, а поэтому в плавках бегать по городу не могу, хотя порой хочется.
  И вот я в отпуске сидел в своей квартире один и изнывал от жары и бездеятельности. Сын у меня устраивался на работу, а поэтому целыми днями где-то бегал (то по врачам, то по отделу кадров нашего ВНИИТФ, а то ещё бог знает где), жена, хотя тоже была в отпуске, сказала мне, что в такую жару она будет лучше находиться на работе, где у них северная сторона (а квартира у нас выходит окнами на юг) и где не так жарко. Так что она ушла работать в порыве творческого энтузиазма. Я бы тоже, наверное, пошёл на работу в свой вычислительный центр, где температура поддерживается кондинцианерами, но мой начальник такого выхода в отпуск на работу не допускал. Раз ты в отпуске, то и делать на работе тебе нечего, такова была его позиция.
  Так что, повторюсь, я сидел дома один и изнывал от жары, не зная, куда мне деться. И от этого состояния я начал потихонечку впадать в дрёму, которая затем переросла в сон. Сколько я спал не знаю, но мне преснились очень удивительные вещи, а именно, что я пошёл на рыбалку на озеро Ергалды и вытащил, наконец-то, из озера леща о пяти килограмм, исполнив тем самым свою мечту.
  Я не ведаю, кто и как относится к своим снам, но им я верю. Можно было, конечно, плюнуть на этот сон и всё забыть, только вот это сделать у меня не получилось. Лещ о пяти килограмм потом мне опять приснился ночью и всё звал куда-то на рыбалку, причём твердя, что так уж и быть, но он клюнет на мою приманку.
  Мне ничего не оставалось делать, как начать подготовку к рыбалке. Раз уж во снах я леща вытащил, то может быть и наяву мне это удастся сделать. Ну, а поскольку всё дело в моих снах происходило на озере Ергалды, то туда я и собрался. Раз жена работает, сын где-то бегает, не знамо где и не знамо зачем, то решил я ехать один. Жена, правда, делала робкие попытки, чтобы пойти со мной, но я ей сказал:
   -Ты уж лучше иди работай, потому что уж больно жарко.
   -Так ведь это будет утром рано и жара ещё не наступит, - продолжала свои робкие попытки жена.
   -Думаю, - отвечал я, - что утром уже будет парить как днём, так как даже ночью эта жара не спадает. Вон у нас всё открыто, но ночью всё равно душно, отчего я, да и ты практически ночами и не спим.
  Жена со мной, в конце концов, согласилась и оставила свои робкие попытки поехать со мной на озеро Ергалды.
  Я всё приготовил к рыбалке как положено, а именно: накопал в саду червей, взял старого хлеба, чтобы осуществлять подкормку и даже поймал в нашей Синаре двух раков, так как знаю, что лещи о пяти килограмм очень обожают рачье мясо, особенно раковую шейку. Сварил я и кашу, ведь перловка - это первое дело для приманки лещей.
   Кроме того я осмотрел свои рыбачьи снасти, в частности свою телескопическую удочку японского происхождения. Осмотрев их я пришёл к выводу, что удочка у меня не такая уж и узкоглазая, как положено быть всему японскому, а поэтому она вряд ли отпугнёт моего заветного леща о пяти килограмм. Лещ - он ведь наш россейский и к тому же не дурак, так что привык к нормальной русской форме глаз. Это всё же надо учитывать при ловле. Может быть, это и не главное, но в этом тоже что-то есть.
  Так что к рыбалке я был готов основательно и подумал, что очень удивлюсь, если лещ о пяти килограмм не клюнет, оставшись, как и раньше, просто мечтой. Жалко, конечно, что вот лодки у меня никакой нет, ни деревянной, ни резиновой, тогда бы я точно что-нибудь наловил покрупнее, чем с берега. Но чего нет, того нет и с этим надо мириться.
  Не забыл я и закусона для себя ведь кушать всегда и мне хочется, особенно по утрам.
  И вот одним прекрасным утром, правда, уже жарким до изнеможения, я сел в автобус номер 21 и преспокойно поехал на озеро Ергалды. Это озеро меня ждало, я это чувствовал, ну, а раз ждало, значит и что-то оно для меня приготовило приятное. Настроение у меня было великолепное, как раз подходящее для рыбалки.
  
  
  * * *
  
  На Ергалдах всё было как всегда. Очень красиво и очень приятно. Даже ветерок небольшой дул со стороны озера. Это было очень кстати, так как ветерок с озера обычно приносит прохладу. И я даже подумал про жену, что вот жалко её я не взял с собой, но вернуть назад уже ничего было нельзя.
  Я встал на наше излюбленное место на Ергалдах под красавицей берёзой и молча начал готовиться к рыбалке. На озере было видно, как играет рыба, и это меня подбадривало, ведь когда рыба играет, то и клёв тоже есть.
  Я сделал всё как надо, решив для себя что для разжижки надо сначала половить всякую мелочь, которой в Ергалдах полно. А уж затем переходить к ловле моего заветного леща о пяти килограмм. Так что я разбросал хлеб по поверхности воды, насадил на крючок удочки червяка, закинул эту удочку в воду и приготовился ждать большого клёва.
  Но большого клёва поначалу не было. Не было вообще никакого клёва. Хоть рыбка и играла, но поклёвки не было, причём непонятно почему.
  Так продолжалось минут двадцать, и я даже начал впадать в меланхолию и тоску при виде поплавка преспокойно торчащего из воды и не шевелящегося. Я даже где-то начал жалеть, что пошёл на рыбалку и подумал, что сон - это всё ерунда и не надо было на него обращать внимания.
  Но потом вдруг стало поклёвывать. Это меня взбодрило и, хотя, клевала мелочь пузатая, но всё же клевала, а это значит, что я не скучал.
  А потом вдруг опять как обрезало. Ничего не клевало и ничего не предвещало того, что клевать будет. Так я опять простоял минут двадцать и начал подумывать о том, что пора всё сворачивать и ехать домой. И только я так подумал, как вдруг из озера, рядом с поплавком, показалась здоровенная морда какой-то рыбы. Сначала я толком не разобрал, что это за рыба (глаза у меня уже не те, что в молодости), но потом вдруг я понял, что эта морда принадлежит здоровенному лещу, тому самому, что о пяти килограмм. Сердце моё учащённо забилось, и в голове мелькнула мысль:
   -Во, это совершенно другое дело!
  А вслух я сказал, подбадривая самого себя:
  -Ну, что же ты, дорогой лещ, на меня так смотришь? Тебе клевать положено, а не смотреть на меня, так что давай клюй, а я тебя на берег вытащу, и потом всем буду рассказывать, как я воевал с тобой!
  Но лещ явно не собирался клевать. Он смотрел на меня своими глазами и даже, как мне казалось, подмигивал мне. Так продолжалось минут пять, и вдруг лещ заговорил. Я этому не удивился, потому что давно привык к тому, что со мной всё вокруг разговаривают, делая мне тем самым приятное. Не подумайте, что это шизофрения и всё плод моей больной головы. Просто в природе, как мне кажется, всё может говорить, главное - это то, что надо уметь слушать и немного фантазировать. Так вот лещ заговорил и сказал мне примерно следующее:
  -Ты что мне тут туфту гонишь! Насадил на крючок какого-то дохлого червя и хочешь, чтобы я на него клюнул. Да мне такого червя и задаром не надо, а тут он у тебя ещё и на крючке. А я ещё жить хочу и не хочу быть изжаренным или сваринным.
   -Так вроде так положено, - немного смутившись, ответил я, - что тебя надо ловить на крючок, на который червяк насажен.
   -Не знаю, не знаю, - заметил лещ, - я сегодня голодный жуть, но всё равно мне на твоего полудохлого червяка клевать не хочется. Хлеб я твой весь сожрал, так что давай ещё чего-нибудь!
  -Понятно, - заметил я, - теперь мне ясно почему у меня не клюёт. Просто ты сожрал всю мою приманку и распугал всю рыбу вокруг.
  -Никого я не пугал, просто эта мелочь пузатая сама разбежалась от меня, как только я подплыл к твоему крючку. Так ты ещё бросишь в воду чего-нибудь съедобного или нет?
  - Ишь какой хитрый. Так сразу и съедобного. Вообще-то съедобного стоит заслужить. Тем более, что у меня для тебя и хлеб есть и даже каша перловая.
  -Перловая каша - это вещь, - заметил лещ и облизнулся языком. - А что касается заслужить, так-то я, пожалуйста, только как?
  -А ты сам подумай? - заметил я.
  -Хорошо, подумаю, - ответил лещ и нырнул в воду. Видимо он хотел подумать над тем, что как заслужить еду.
  Не было его минут пять, а затем он снова высунул свою морду из воды.
  -Я понял, - сказал он. - Сейчас я нырну поглубже и свистну всяких там чебачков, ельцов, окунишек и ершей. У тебя будет клёв такой, какой ты ещё не видывал. А потом ты меня кашей накормишь. Договорились?
  -Договорились, - ответил я сразу на такое предложение леща. - Но только ершей мне не надо. А что ерши на Ергалдах есть?
  -А куда от них денешься. Они, эти сопливые, везде, где только можно. Так, значит, их тебе не надо?
   -Нет, мне их не надо!
  -Придётся пойти на хитрость, чтобы ерши к тебе не поплыли, - заметил лещ, - а то ведь они такие, только скажи, что еда есть, так сразу оравой и кинутся на эту еду. Но я хитрый, так что уж что-нибудь придумаю, чтобы эти ерши тебе не мешали.
  Я раньше не знал, что на Ергалдах водятся ерши, и сообщение леща о них было для меня небольшим открытием.
  -Да, - ещё раз подтвердил я, - ершей мне не надо. Так что схитри и что-нибудь придумай, чтобы их не было.
  После этих моих слов лещ пробурчал что-то вроде " Ну, жди поклёвки, рыбак" и исчез под водой. Я же подумал:
  - Лещ-то может быть и хитрый, но я хитрей. Хорошо что я ему про раков не сказал. А то бы он тут слюной изошёлся. Подкормлю его сначала кашей, а затем и на рака попробую половить. Поди в экстазе этот лещ о пяти килограмм и не разберёт, что рачье мясо тоже на крючок надето.
  А между тем лещ сдержал своё обещание. Минут через семь у меня начался такой клёв, какой я ещё просто не видывал. Лещ и в самом деле свистнул всяких там чебаков, ельцов и окуней, что вот, дескать, тут еды много. И начался у меня рыбачий экстаз да такой, что я забыл про всё на свете, и даже про то, что надо периодически червя на крючке менять. Рыба шла, как говорится просто "дуром"!
  
  
  * * *
  
  Да, такого клёва я, пожалуй, не испытывал ещё никогда. Правда, клевали одни чебаки и ельцы. Окуня не было. А дело всё в том, что окуня я очень люблю, особенно в ухе. Уха из чебаков тоже ничего, но из окуней вкуснее. Чебаков можно пожарить, тогда они великолепны, но уха из них хуже, чем из окуней.
  И пусть сынишке рыба вредна, но, в конце концов, пока он бегает незнамо где и незнамо зачем, то можно потихонечку рыбу приготовить, а потом всё в квартире проветрить. И сынишке будет хорошо, а уж мы с женой поурчим.
  Клёв продолжался где-то примерно полчаса, а затем прекратился. И как только он прекратился, то из воды опять рядом с поплавком высунулась морда моего знакомого хитрого леща.
   -Ну, что, - спросил лещ, - заслужил я каши или нет?
  -Заслужил, - ответил я и бросил ему в воду перловой каши.
  Лещ сразу начал всё пожирать, причём с такой жадностью, что просто было жутко смотреть.
  -Что так на меня смотришь? - спросил лещ. - Просто я очень голодный, а лещиха сегодня с утра чего-то захворала и меня не накормила. Лещи же они тоже хворать могут. Давай ещё каши!!!
  -Ишь ты, - подумал я, - давай ему ещё каши!
  В слух я заметил:
  -Каши я тебе дам, но только при условии, что ты мне и окуньков покрупнее кликнешь. Чебаки да ельцы - рыба хорошая, если их пожарить, а вот окуни для ухи в самый раз.
   -Да, - ответил лещ и, немного подумав, продолжил, - значит тебе ещё и окуней надо. Ну, что же, это я сейчас.
  Лещ исчез в глубине озера, а я приготовился к ловле окуней. Но не так всё было просто. Минут через семь из воды высунулась голова моего леща и сказала:
   -Тут небольшая загвоздка. Окуни они на шум идти любят, а так просто разговорами об одной еде их не заманишь. Я их ещё раз сейчас свистну, а ты между делом камешков набери да в воду покидай, чтобы шум создать.
   -Хорошо, договорились, - ответил я и стал подыскивать камешки. А мой лещ между тем опять нырнул в озёрную гладь.
  Набрав камешки, я стал их потихонечку кидать в воду, создавая тем самым шум, на который так любят идти окуни. И снова минут через семь у меня начался клёв. На этот раз клевали одни окуни, да, причём, довольно крупные. Это продолжалось минут двадцать, а потом как отрезало. И как только отрезало, так над поверхностью воды вновь высунулась голова леща.
  -Всё, - сказал он, - своё обещание я выполнил, так что давай каши!
  Уговор, как известно, дороже денег и мне ничего не оставалось делать, как набросать в воду перловой каши. Лещ исчез под водой, а я стал рассматривать свой улов. Он, прямо скажем, вдохновлял! Рыбы у меня было килограммов пять, причём рыбы крупной и хорошей.
  -Замечательно, - подумал я, - теперь и дома не стыдно показаться. А уж как мне будет завидовать жена, так прямо в словах и не опишешь. Придётся сынуле потерпеть и может быть пару дней вообще не показываться дома (пусть ночует у своей обожательницы, что он иногда и делал, ох, уж эта молодёжь), но рыбы мы с женой наедимся, а потом пойдём по друзьям и знакомым, чтобы часть этой рыбы отдать, да похвастаться, во, дескать, какой я рыбак и какая удача у меня нынче была. После этой мысли я ещё подумал, что может быть стоит и домой собираться. Но тут во мне сыграла моя заветная мечта и может быть мужская жадность до добычи.
   -Всё это замечательно, - так сказала мне моя мечта, - но как же я и как же лещ о пяти килограмм, который тебе приснился даже ночью во сне? Лещ, который помог тебе сегодня с рыбалкой, хоть и хитрый, но и ты не простак, тоже можешь кое-что придумать. А не попробовать ли тебе его поймать, использовав раков, которых ты наловил на Синаре! Может быть это и не очень хорошо, с точки зрения морали, но лещ о пяти килограмм - это всё же рыба, а не какие-то там чебаки да окуни пусть и крупные. Рискни!
  
  
  
  
  * * *
  
  
  И я рискнул. Просто, когда лещ съел всю кашу и снова высунулся из воды, чтобы у меня выпросить ещё чего-нибудь съестного, я ему сказал:
  -Давай-ка, лучше просто поговорим?
   -Давай, - согласился лещ и добавил, - но потом ты мне ещё каши дашь. Я чего-то нынче жрать очень хочу! Вчера с друзьями мы слегка пирнули, так что сегодня у меня аппетит зверский, да вот ещё лещиха некстати приболела. Может и её позвать, чтобы тоже каши твоей вкуснячей попробовала?
  -Ну, во-первых, не жрать ты хочешь, а кушать, - заметил я, - нужно хоть маленько культурным быть. Или вы все там, в Ергалдах, такие жадные до еды, что вам не до культуры?
  -Да уж какая тут культура, - ответил лещ, - все просто хотят набить себе животы, а потом целый день находиться в полудрёме. Хорошо что у нас тут щук нет, а то бы давным-давно эти хищники всех бы сожрали.
  -Как, - удивился я, - неужели так и нет тут у вас щук?
   -Да нет, они, конечно, есть да только водятся в Силаче, что от Ергалдов проливчиком отделяется. А к нам сюда эти творюги редко заглядывают, им и в Силаче сытно живётся. Там мелочи полным-полно, так что у нас тут покой и тишина. Так ты мне дашь каши ещё или нет?
  Я пропустил его слова относительно каши мимо ушей и спросил:
   -А твоя лещиха тоже о пяти килограмм?
   -Нет, о трёх, - последовал ответ, - а вот лещата у меня здоровые, тоже можно считать о пяти килограмм.
   -Понятно, - заметил я, - тогда никого не зови, потому что каши у меня осталось немного, всего лишь одна горсточка.
   -Раз одна горсточка, тогда не позову. А ты мне эту горсточку давай по частям. Тут мелочи пузатой полно, а она, эта мелочь, тоже до каши охоча. Не успеешь оглянуться, так прямо у тебя из-под носа всё и утащат.
   -Как кину, так и кину, - сказал я, - а уж вы там сами разбирайтесь, что к чему. В конце концов, и мелочи пузатой тоже кушать надо.
  -Да ну её, - заметил лещ, - она только под ногами путается и жрёт что попало, а я лещ интеллигент, и всё с чувством делаю, тину всякую и не пробую.
  -Так что же ты тогда тут ешь, не жрёщь (культура), а кушаешь? - ответил я.
  -Червячков разных да мормыша, который тут водится. Правда не очень много этого мормыша, но всё же есть чуть-чуть. Впрочем, хватит болтать, давай каши за мои труды, вон я сколько тебе рыбы нагнал. И себя накормишь, да и жену с сыном.
  -Жену-то я, может быть, и накормлю, а вот сына никак, - ответил я.
  -Это ещё почему? - удивился лещ.
   -Да аллергия у него на вашего брата. Не может он рыбу есть, даже запаха не переносит!
   -Так зачем же тебе тогда столько рыбы? - опять удивился лещ.
  -Ну, я друзьям раздам, соседям и знакомым. Тут ведь для меня главное сам процесс, а всё остальное, в отличие от тебя в смысле пожрать и покушать (культура), для меня не так важно. Да и потом рассказывать с год буду, какой у меня тут улов случился.
  -Так ты и про меня расскажи!
  
   -Не поверят, что я с лещом разговаривал, - ответил я. - Ещё подумают, что у меня шизофрения или ещё что-нибудь в этом роде! Так что уж ты извини, но про тебя я умолчу.
  -Понятно, так дашь ты мне каши или нет?
  -Да дам, дам, успокойся, - сказал я и полез в сумку за остатками каши.
  -Сейчас я тебе каши дам, - подумал я про себя, - да на рака тебя поймать попробую. Думаю, что в данном случае ты и про крючок забудешь и про лещиху, да и про лещат.
  -И последний вопрос, - сказал я, обращаясь к лещу, - ты тут сказал, что с друзьями пирнул, это интересно: как рыбы пируете?
  -Да очень просто, - ответил лещ, - наедимся тростника и балдеем. Тростник для нас он хмельной, так что вот так и пируем.
  -Так этот тростник поди горький? - снова спросил я.
  -Да нет, ничего, правда, с него потом брюхо болит, как у вас с похмелья голова, но это уж дело второе.
  -Ну, что за выражение - брюхо, - заметил я, - я же тебе уже сказал, что надо быть культурным. Не брюхо, а живот.
  -Пусть живот, - согласился лещ, - но всё равно хватит болтать и давай остатки твоей каши!
  -Ладно, - сказал я, - сейчас!
  Я вытащил из сумки пакет с остатками каши и бросил их в воду, сказав вслух лещу:
  -Учти, как от себя отрываю!
  Как только каша утонула в воде, лещ исчез с поверхности и, по всей видимости, начал уплетать эту кашу. А я быстрее вытащил удочку из воды, достал рака из сумки и оторвал у него шейку. Конечно, убивать рака мне было жаль, но так уж в мире всё устроено, что без убийства живого нам не обойтись. Тем более лещ о пяти килограмм - это всё-таки лещ и он мне был попросту нужен, хотя и лишь действительно для одного процесса, так как что я буду делать с таким здоровым лещом я и не представлял!
  Я насадил рачье мясо на крючок, забросил удочку в воду и стал ждать, чего же будет!
  
  * * *
  
  Минут пять всё было спокойно, видимо лещ наслаждался кашей, и раковое мясо попросту не замечал. Но затем поплавок мой как-то подозрительно шелохнулся. Я, было, подумал, что это от небольшой волны и ветра, который слегка начал дуть над Ергалдами, но поплавок раз подозрительно качнулся, два, и я понял, что лещ, очевидно, пока принюхивается к моему деликатесу. Сердечко моё, надо сказать, в волнении затрепыхалось.
  -Ага, - подумал я, - нюхаешь! Ну, что же, нюхай, нюхай, не спеши, я подожду. Ради такого леща как ты можно и подождать!
  А лещ между тем, очевидно, начал ходить кругами вокруг моей приманки, задевая её то хвостом, то спиной, то брюхом. Видимо он проверял, не туфта ли это.
  -Проверяй, проверяй, - опять подумал я, - ты, конечно, хитрый, но и я не простак. Кое-чему, читая мифы и легенды древней Греции, я у хитроумного Одиссея научился. Сначала я тебя разговорами успокоил, потом вот кашу подсунул, а теперь твоя очередь глупость, так сказать, сделать и сожрать (то бишь скушать) вместе с крючком моего рака.
  И тут лещ, как я понял по движению поплавка, начал пробовать моё рачье мясо. Поплавок затрепыхался, но, правда, ещё не так сильно, чтобы можно было мне подсекать этого леща о пяти килограмм. Я ещё раз набрался терпения, хотя, признаюсь, мне не терпелось, и снова стал ждать.
  А лещ между тем начал засасывать рачье мясо. Этого момента я, можно сказать, ждал всю жизнь.
  -Давай, дорогой, давай, - успокаивал я своё сердечко, которое как паровой молот от волнения стучало в груди. - Ещё чуть-чуть, ещё немного и ты будешь мой!
  И вот это мгновение настало. Поплавок мой утонул и я понял, что мне пора подсекать. Я и подсёк. И тут началась борьба не на жизнь, а на смерть. Удочка моя японская согнулась чуть ли не пополам. Леска натянулась и на ветру стала звучать как гитарная струна. Я подумал, что снасти мои не выдержат такой нагрузки. Но японская удочка и голландская леска не подвели. Я понял, что лещ попался на крючок сильно и поэтому особо не спешил. Пусть рыба изнеможет от борьбы, а потом я уж её и вытащу из воды. Пусть лещ ещё немного порезвится в своей стихии.
  Так, собственно говоря, и получилось. Минут пятнадцать-двадцать лещ сопротивлялся, но потом изнемог и сдался. Силы оставили его.
  -Так-то вот, - подумал я в этот момент и ощутил приятную радость во всём своем теле. - Знай наших!
  Я чувствовал, что моя мечта о леще о пяти килограмм сейчас исполнится. Долго я ждал этого момента, но вот дождался.
  Через двадцать пять минут я, наконец-то, вытащил леща о пяти килограмм из воды. Ух, и здоровый же был это лещ. Даже в словах толком не описать, это надо просто видеть!
  Я ликовал. Ещё бы тут не ликовать. Да любой бы на моём месте ликовал бы, вытащив из воды леща о пяти килограмм. Я ещё удивился, что вот сумел вытащить леща на берег без сачка, не порвав ему губу. Но видать сегодня был такой день, что мне просто везло. Не зря же мне приснился сон, причём, как я сейчас понял, в руку.
  А лещ между тем спокойно лежал на траве с закрытыми глазами и даже не трепыхался. Было видно, что он устал. Однако минуты через две он трепыхнулся и открыл один глаз, которым посмотрел на меня. Я понял, что он хотел мне что-то сказать, но крючок во рту мешал ему это сделать. Я поспешил на помощь, хотя какая уж теперь помощь лещу, если он лежит на берегу без воды и осторожно, чтобы как можно меньше повредить лещу рот, вытащил крючок.
  А лещ, между тем, посмотрел на меня и тихо сказал:
  -Всё-таки поймал меня, зараза, не смотря на все мои труды относительно твоего клёва. Я столько для тебя сегодня сделал, а ты меня всё же поймал!
  -Поймал, - сокрушённо ответил я, поскольку мне почему-то стало леща жаль, - что уж тут поделаешь, ты извини.
  -Сволочь ты порядочная, - так ответил мне лещ и снова закрыл глаза.
  А я стоял и держал в руках леща, и мне было очень совестно перед этим лещом о пяти килограмм. В конце концов, он действительно мне сегодня здорово помог, а я действительно поступил с ним не очень хорошо, прямо скажем. Но, несмотря на это, где-то там в моём подсознании у меня радостно шевелилась мысль, что моя мечта о леще о пяти килограмм всё же исполнилась.
  И я стал думать, пока лещ ещё был живой, что же мне с ним теперь делать.
  А лещ между тем приоткрыл опять глаз и спросил меня:
   -А может ты меня отпустишь, ну, зачем я тебе, раз вы дома всё равно рыбу не едите!
  Я же на эти слова ничего не ответил, а просто подумал, что лещ относительно "дома рыбу не едите" и где-то прав. Одним словом, у меня начались угрызения совести.
  А лещ продолжал:
  -Отпусти, у меня же лещиха, которая меня ждёт, у меня лещата, которые пусть и давно выросли и тоже о пяти килограмм, но которым я всё же нужен. У меня, в конце концов, друзья, которые горько будут оплакивать мою кончину и удивляться тому, что вот из них самый хитрый, но всё же угодил на крючок.
  -А жадным быть не надо, - так заметил я лещу в порыве противодействия его словам, хотя понимал, что лещ где-то и прав. В конце концов, я действительно не очень знал, что я буду делать с такой рыбиной.
  Я, конечно, мог отдать её знакомым или друзьям, но делать мне этого не хотелось. Это моя мечта и пусть она будет только моей. А что мне не поверят, когда я скажу, что отпустил леща, ну, и пусть, это ведь не так уж и важно. Главное, как я уже сказал, мечта моя осуществилась, и теперь мне можно будет спать по ночам спокойно.
  И так я стоял, держал в руках здоровенную рыбу и думал, что мне теперь с ней делать. И чем дальше я глядел на эту рыбу и думал, тем всё больше склонялся к мысли, что надо этого леща отпустить. Он мне был, в общем-то, не нужен.
  А между тем лещ опять приоткрыл один глаз и спросил:
  -Думаешь, что со мной делать?
  -Думаю, - подтвердил я.
  -Это хорошо, - продолжил лещ, - но думай скорее, а то я засыпать начинаю. А если я усну, то тогда уже ничем мне не поможешь и придётся тебе меня выкинуть, ведь я тебе и не нужен. Тебе был нужен сам процесс, и этот процесс у тебя был. Так что ты можешь быть доволен.
  -Да, я доволен, - согласился я с лещом.
  -Вот и отпускай!
  И мне тут так вдруг стало жаль этого громадного леща, что я нагнулся поближе к воде и погрузил в него рыбину, правда, пока не отпуская его из рук. В воде, в своей родной стихии, лещ постепенно ожил и даже робко зашевелил плавниками. А я всё продолжал держать его в руках, чувство добытчика ещё не совсем во мне угасло.
  Лещ понял, что можно теперь и потрепыхаться. Он дёрнулся всем телом и я его в руках не удержал, попробуй удержи такую рыбу. Секунда и лещ буквально растворился в толще воды.
  Я присел на землю и загрустил. Не знаю почему, но загрустил. Впрочем, меня всегда охватывает грусть, когда моя мечта исполняется. Грустно как-то, что вот всё исполнилось, и теперь душа вновь пустая до следующей мечты.
   -Ладно, - сказал я сам себе и поднялся с земли. - Потихонечку надо сворачиваться и идти к автобусу, который отвезёт меня домой.
  Но лещ меня просто так не отпустил. За те десять минут, что я грустил на берегу, он, видать, окончательно очухался и вновь показался на поверхности воды и посмотрел на меня.
  -Ну, чего тебе ещё от меня надо? - хмуро спросил я его. - И так без тебя тошно, да вот ты ещё. Отпустил я тебя, так беги к своей лещихе радуйся, что и кашу съел и раковым мясом полакомился, да ещё не забудь о своих лещатах, которые тоже о пяти килограмм.
  А лещ на это моё словоизлияние посмотрел на меня и сказал:
   -А ты мужик-то ничего. Я думал, признаюсь, что ты гораздо хуже, как все. А оказывается с тобой и договориться обо всём можно. А за то, что ты вот так меня запросто отпустил, я тебе подарок сделаю.
  -Какой ещё подарок? - спросил я. - Ничего мне от тебя не нужно. Плыви домой
  Но лещ продолжал:
  -Приходи сюда через неделю, я тебе со своими лещатами такой клёв устрою, что ты будешь о нём помнить всю оставшуюся жизнь. Идёт?
  Я вздохнул и ответил, правда, опять же грустно:
   -Идёт! Только не через неделю, а через две, так как мне надо вот эту рыбу, которую я с помощью тебя наловил, куда-то девать. Что-то съесть самому, что-то раздать всем друзьям и знакомым.
  -Договорились, - заявил лещ, - но только с одним условием.
  -Интересно каким же?
  -Ни меня, ни мою лещиху, ни моих лещат ты приманивать рачьим мясом не будешь. Дуреем мы от него и про всё на свете забываем.
  -Хорошо, - ответил я, - рачьим мясом я вас почивать не буду и ловить буду только чебаков, ельцов и окуней и прочую хотя и крупную, но мелочёвку. Лещ о пяти килограмм мне больше не нужен.
  -Замечательно, ну, пока - ответил лещ, вильнул хвостом и исчез в глубинах озера. Вода чуть-чуть разошлась кругами и всё стихло. А я тряхнул головой, как будто сбрасывая с себя наваждение, и подумал:
  -А может быть это всё мне только приснилось?
  Ветер над головой, качающий деревья, пошевелил листвою и мне послышалось:
  -Может быть, всё может быть в этом мире!
  Мне снова стало грустно и я начал собираться домой.
  -Пожалуй, про леща о пяти килограмм я дома ничего рассказывать не буду, так как, во-первых ни сын, ни жена мне не поверят, а во-вторых, обзовут ещё и дураком, что вот леща отпустил, а его можно было продать за энную сумму денег, раз дома его съесть будет нельзя.
  Я собрал свои пожитки и, закусывая хлебом огурец, который взял с собой, пошёл по направлению к автобусной остановке. Рыбалка моя закончилась, её модно было назвать удачной и это очень даже хорошо!
  
  
  Заключение:
  
   Я ехал на автобусе домой и ни о чём не думал. Голова была пуста. Я чувствовал, что просто устал. Как бы там кто не говорил, но рыбалка, настоящая рыбалка, а не так что просто отдохнуть от всего, отнимает много сил. А рыбалка у меня нынче была настоящей, всё-таки пять килограмм рыбы, которую я наловил с помощью этого хитрого леща, это пять килограмм и никуда от них не денешься. Да и сам лещ достался мне с трудом, потому что тащить это диво из воды было тяжело.
  А до города на автобусе было тридцать минут езды. Поскольку я ни о чём поначалу не думал, то к концу езды я почувствовал, что маленько отдохнул и пришёл в себя. А раз я пришёл в себя, то в голове стали появляться разные мысли. И первая мысль была о том, что вот жалко, что я не взял с собой жену. С ней бы мне удалось потом всем доказать, что леща о пяти килограмм я всё же поймал. Так мне никто не поверит, скажут, дескать, знаем мы твою фантазию, Андрюха, которая не имеет границ. Это было немножко жалко, но в тоже время я был даже где-то рад, что леща отпустил. Сейчас он, наверное, радуется со своей лещихой и лещатами, что вот остался жить, а не стал предметом кулинарного искусства.
  Потом я стал думать, что сделаю с пойманной мною рыбой, потому что такое количество этой живности было у меня впервые. Думать об этом было приятно, хотя и немножко грустновато. Просто поскольку у сына моего аллергия на рыбу, то дома скорее всего её, эту рыбу, не приготовишь. Тогда я решил, что часть рыбы отдам, а часть засолю и развешу в гараже на просушку, чтобы зимой кушать эту засоленную и высушенную рыбку с пивком. И тут мне так захотелось пивка, что я едва дождался, когда автобус подъедет к моей остановке. Я купил в киоске пиво и заспешил домой, где меня, конечно же, ждали, причём неважно с рыбой или без.
  И тут я ещё вспомнил, что лещ через две недели обещал мне опять устроить невероятную рыбную ловлю. Это меня взбодрило и я подумал о том, что тут жену-то я обязательно возьму с собой, чтобы она всё же удостоверилось, что то, что я ей сейчас расскажу, правда.
  Так закончилась моя рыбалка, мой маленький поход и теперь я знал, что буду с нетерпением ждать эти две недели и считать дни до нового похода на Ергалды.
  Я пожелал тут себе удачи и посчитал, что лещ мой хитрый меня не обманет и честно выполнит свои обещания. Ну, что же, подожду две недели, не такой уж это большой срок.
  
   август 2010 г.
  
  
  Смолюк Андрей Леонидович
  тел. (35146) 2-48-58
  
  
  Снежинск август 2012
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"