Смородников Юрий Владимирович: другие произведения.

Таксидермист Терри

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Молодой Таксидермист приезжает в небольшой городок, где знакомиться со своим соседом. Между ними завязывается дружба в ходе которой Терри открывает мистические тайны своей жизни.


Таксидермист Терри

  
   -Я тебе вот что скажу, Брок, ты конечно мастер вешать лапшу на уши, но в нашем городке никогда не могло произойти ничего подобного. Не зря же Саплесс называют "городом стариков".
   -А я тебе еще раз повторяю, я лично был свидетелем той истории и могу поклясться головой моей жены, что не вру вам.
   -Да кому нужна голова твоей старой клячи, спорим, что если я попрошу тебя поклясться бокалом бренди, что ты держишь у себя в руке, то ты тут же откажешься от своих слов?
   Так спорили двое моих старых друзей Брок Эвертеч, бывший стоматолог нашей зубной клиники "Белозуб" и Крис Лорингтон, когда-то в прошлом известный баскетболист в нашем штате, естественно чернокожий. Мы втроем собрались у меня дома поздним субботним вечером, чтобы вспомнить нашу молодость и рассказать друг другу пару интересных историй, которые в своем большинстве были связанны с городом в котором мы все родились, живем, и судя по всему и умрем. Мы - трое пенсионеров, которые от скуки и одиночества собираются раз в неделю, а то и чаще и постоянно спорят обо всем на свете. Особенно спорить любит Крис, при чем спорит не ради того, чтобы выявить правду, а ради того, чтобы победить в споре. Брок прожил долгую жизнь, как и все мы, но так и остался в душе наивным мальчишкой, каким я его помню с детства. Он верит каждой басне, которая влетает ему в уши, и задерживается там навсегда. И все это он рассказывает нам не зависимо от того правда ли это или откровенная ложь. Только что он рассказал, как один местный алкоголик, Томми Ди, спас двоих пареньков от придавившей их машины на свалке, естественно пареньков этих он сразу же забыл, а подтвердить его слова может только сам Томми Ди, если конечно будет в достаточно трезвом для этого состоянии. Но Броку хватило ума поверить и в эту байку, и теперь Крис не отцепится от него, пока не докажет ему, что это вранье.
   Мы сидим в моем темном просторном зале в уютных креслах у камина, который освещает наши старые морщинистые лица, и попиваем бренди. В камине тихо трещат дрова, иногда постреливая и испуская горстки искр, отражающихся на стеклянной поверхности стола, на котором стоят наши стаканы и бутылка, а из широких окон на нас дует прохладный ветерок тихого Саплесского вечера. Чудесного вечера для того, чтобы предаться ностальгии с лучшими друзьями.
   Брок был единственным из нас, чья жена еще была рядом с ним, и не отошла в мир иной. Крис давно уже был женат на своей работе, он готовил молодых подающих надежды баскетболистов в Солт-Лейк-Сити и совсем недавно вернулся отдохнуть в Саплесс. Поэтому я мог считать себя самым одиноким из них, и был крайне рад таким вот посиделкам. Но их бесконечные споры вскоре начали меня утомлять и я решил вступить в разговор:
   -Раз мы задели тему самых невероятных историй, то я тоже расскажу вам одну.
   -Подожди, Грег, ты видишь, я еще не доказал этому старику, что Томми Ди не только не смог бы поднять машину весом в полторы тонны, он с трудом поднимает свои руки в состоянии вечного похмелья.
   -Зачем этому молодому человеку врать мне? - Запротестовал Брок.
   -Затем, чтобы привлечь твое внимание и выпросить пару долларов на выпивку. Я вижу со временем твои мозги продолжают усыхать, мой друг.
   -Ребята, давайте вы прекратите спорить и послушаете меня. -вновь вмешался я.
   -Ты опять хочешь рассказать мне про того чучельника? - сказал Брок. -Я слышал этот рассказ уже тысячу раз и даже я не поверю в такую чушь.
   -Беру свои слова обратно, Брок, похоже твой мозг еще не усох окончательно. - сказал Крис.
   -Я ни разу не рассказывал эту историю тебе или кому-либо до конца, лишь обрывками. Тем более Крису я еще не успел поведать обо всем произошедшем.
   -Что ж, если твоя история по бредовости переплюнет рассказы Брока, то я буду очень удивлен. Такое интересно послушать.
   Не знаю что заставило меня поведать эту историю именно сегодняшним вечером. Ведь я не просто так старался не распространяться об этом, рассказывая эту историю всем подряд очень легко загреметь в психушку. Этого мне точно не хотелось на старости лет. Может на меня повлияло волшебство этого вечера, воздух сегодня был особенно тяжел и свеж, а темнота густой и манящей. А может с тех пор прошло достаточно времени, чтобы я смог со стороны взглянуть на произошедшее, и чтобы мой рациональный мозг перестал сопротивляться воспоминаниям. В любом случае, увидев неподдельный интерес в глазах своих друзей, я начал свой рассказ.
   Все началось пять лет назад, когда к нам переехал Терри Колинс, более известный теперь как "тот странный чучельник". В Саплесс редко переезжают молодые и неженатые парни, и он был исключением. В городе стариков сложно было найти работу, не говоря уже о хорошо оплачиваемой, поэтому нормально жить здесь можно только на пенсию или пособие. Но у Терри уже была работа. К тому времени он был очень известным таксидермистом в определенных кругах. Он делал чучела разных зверей на заказ, отправлял их почтой, а иногда за ними приезжали сами заказчики. Судя по всему Терри неплохо зарабатывал, и был очень увлечен своим ремеслом. Парень бы не глуп и знал куда ехал. Он искал тихое и спокойное местечко, где никто не мешал бы ему работать. Он снял небольшой двухэтажный домик на окраине Саплесса, в тупиковой улице, напротив дома Джерри, что слева от моего. Так мы и стали соседями. И все бы хорошо, но Терри был ужасно нелюдим и замкнут. У нас городок небольшой, все друг друга знают, обычно, когда приезжают новые люди, мы сразу же идем с ними знакомиться. Так вот, когда жена Джерри пошла к нему на второй день после его переезда с большим вишневым пирогом на подносе и постучала в дверь, ей никто не открыл. Терри был дома, и определенно слышал стук в дверь и последовавший за ним звонок, но он не хотел ни с кем видеться. Сначала я подумал, что это очень грубо с его стороны, но познакомившись с ним поближе я понял, что для него это было нормальным, он даже не понимал, что таким образом может обидеть окружающих. Естественно, ко второй неделе пребывания здесь, весь наш район уже успел невзлюбить Терри. Кое-кто успевал перехватить его по дороге в магазин или на вечерней прогулке (он очень любил гулять закатными вечерами и старался не пропускать ни одного) и расспрашивать о том, о чем принято спрашивать всех новоприбывших. Так все узнали, что ему тридцать один год, он не женат (возможно разведен), не имеет детей (официально), получил образование в Колледже Искусств Портленда, имеет неплохой заработок, работает таксидермистом. Конечно же слово "таксидермист" слишком сложное для большинства людей, оставшихся в нашем городе после полового созревания, поэтому он сразу же получил кличку "чучельник", а чаще "тот странный чучельник". Некоторых его работа даже пугала, особенно местных баптистов. И, как оказалось позже, небезосновательно.
   Такое положение дел вполне устраивало молодого таксидермиста. Он был крайне рад, когда местные прекратили свои попытки узнать его поближе и оставили его в покое. А тяжелые взгляды своих соседей и дразнилки шпаны не производили на него ровным счетом никакого эффекта. Казалось, что этого человека забыли научить очень важной вещи - умению общаться с людьми. Но мне он со временем понравился, такой независимый, устойчивый к давлению со стороны и целеустремленный молодой человек, всегда вызывает одобрение у стариков, подобных мне. И как-то так получилось, что двумя людьми с кем он первое время общался больше всего оказались я и наш участковый мистер Брейди. И если с Брейди он общался скорее по принуждению, чем по желанию, то со мной все было иначе.
   Одним ранним особенно задавшимся осенним утром, таким, как показывают в фильмах, когда с деревьев начинают опадать первые желтые листья, а птички чирикают свои последние серенады, я услышал стук в дверь. Кому могло понадобиться прийти ко мне в такую рань? - подумал я, озлобившись, хотя сам проснулся еще час назад. Для почты еще слишком рано, а газетчик всегда оставлял макулатуру у моего порога, никогда меня не беспокоя. Я открыл дверь и удивился, увидев перед собой Терри. Он был одет так, как одевался почти всегда. Классическая бежевая рубашка и такие же, только черные брюки в полосочку. Довольно странный выбор, учитывая что на улице уже стояла жара. Он был гладко выбрит и аккуратно пострижен, его голубые и большие глаза казались еще больше из-за стареньких, но очень стильных очков в черной матовой оправе. Он выглядел даже моложе, чем на свои 31, создавалось впечатление, что ко мне на зачет пришел очередной студент-заучка, прямо как во времена, когда я еще работал преподавателем литературы.
   -Здравствуйте, мистер Боуи - сказал он мне. -Извините, что разбудил вас, но мне срочно понадобилась газонокосилка.
   Голос его отдавал мексиканским акцентом, что вообще не подходило к образу Терри. Я встал на носочки и выглянул за дверь, пытаясь разглядеть его дом. Газон вокруг дома был в прекрасном состоянии. Стоит ли говорить, что Терри был крайне аккуратным и энергичным малым. Он и часа не мог просидеть без работы, и когда его хобби не занимало его свободное время, он брался за обустройство дома. Газон он стриг 2 раза в неделю, по понедельникам и пятницам. Сегодня была пятница и только теперь я понял, что меня разбудило с самого утра. Это был звук, точнее отсутствие звука газонокосилки, к которому я так быстро привык. Почему-то когда я увидел Терри моя озлобленность сразу исчезла и я решил помочь ему.
   -Конечно, Терри, ты можешь взять мою, сейчас только схожу за ключами от гаража.
   Я зашел домой, нашел ключи от гаража, они висели на ключнице, которую нам с женой подарил мой брат на годовщину свадьбы. Я остановился у ключницы, чтобы снова вспомнить тот счастливый день, но сам себя остановил. Не вежливо заставлять молодого человека долго ждать. Я вышел на улицу. Солнце уже знатно припекало, но на Терри не было и капли пота.
   -А что случилось с твоей газонокосилкой? - поинтересовался я.
   -Даже и не знаю. Она прекрасно работала в понедельник, я почистил ее и оставил до сегодняшнего дня, а утром она просто не завелась. Можно вас попросить еще кое о чем, у меня дома совсем нет инструмента, а магазины еще закрыты. Я бы хотел одолжить у вас пару ключей и отвертку.
   -А ты разбираешься в технике?
   -Если честно, то с этим у меня как-то не очень. - признался Терри и в первый раз за все время, что я его видел, я заметил настоящую эмоцию на его лице, он смутился и покраснел совсем как ребенок, которого отчитывает отец. У нас с Донной никогда не было детей, и я всегда прикипал к молодым парням и девчонкам, старался обучить их всему, что знаю сам, поделиться опытом так сказать. И с того времени к Терри я проникся отцовскими чувствами, что многим бы показалось странным, хотя по возрасту он подходил на роль моего первенца.
   -Тогда давай сделаем так. Сейчас я дам тебе газонокосилку и ты подстрижешь свой газон. А через час я приду к тебе со всем необходимым инструментом и мы вместе посмотрим твой агрегат. Ну что согласен?
   -Это было бы замечательно, только если я не отвлеку вас, мистер Боуи.
   Только если я не отвлеку вас, мистер Боуи! - вы себе такое представляете. Со мной так не разговаривал даже самый глупый студент, осознававший уровень своих знаний, точнее незнания. А теперь посмотрите на современную молодежь. Многие из нас бояться даже обратиться к этим бесноватым подросткам, которые ни с того ни с сего могут крикнуть тебе в спину оскорбление, или просто так показать средний палец. Короче говоря, Терри покорил меня уже тогда своей воспитанностью и культурой.
   -Отвлечешь меня? Мне 69 лет, парень. Сегодня я встал в 5:30 утра и это еще нормально. Что, как ты думаешь, я буду делать весь сегодняшний день? Да я готов все что угодно отдать, лишь бы не проваляться все это время возле телевизора или смотря в окно.
   Я открыл гараж и вытащил свою газонокосилку, которая была выпущена в продажу где-то между битвой при Фермопилах и гражданской войной, но все еще сохранившуюся в прекрасном состоянии.
   -Вот это настоящий аппарат, держи! - сказал я ему. - Через час жди меня дома, я захвачу все, что нужно.
   -Может вам помочь принести инструменты?
   -Нет, спасибо. Я хоть и выгляжу словно прибыл из палеолита, но донести пару гаечных ключей до соседнего дома сумею.
   Если вы двое забыли, то до того, как я стал преподавателем литературы, я почти 10 лет отработал на Саплесском заводе электроники. Там я научился не только чинить транзисторы, но еще кое-что подучил из механики. Поэтому Донна и называла меня Грег Золотые Руки.
   -Ну не знаю, помнишь ты починил наш телевизор, а потом он взорвался, чуть не убив мою жену? - сказал Брок
   -Да это он специально, хотел высвободить своего друга из мертвой хватки его супруги, хоть бы выпивали чаще. -пошутил Крис.
   -Твой телевизор взорвался после того, как упал с полки высотой в метр экраном вниз, его снесла твоя собака, мне Шерли рассказывала. И ее даже не задело. Так что хватит драматизировать. Лучше закройте рты и расправьте уши, дальше будет интересней.
   Давно я не занимался починкой техники. После смерти Донны ничего не ломалось уже много лет, техника, будто проклятая, работала как часы. Когда подвернулась такая возможность, я решил подготовиться по полной, будто бы я собирался заняться починкой ракетного крейсера, а не газонокосилки. В дальнем конце гаража я нашел свое рабочее обмундирование - комбинезон с очень удобным поясом под инструменты, который я спер, когда работал на заводе. В поясе уже были приготовлены основные инструменты: молоток, изолента, отвертка со сменным наконечником и еще всякая мелочь. Рядом стоял чемодан - набор накидных ключей и трещоток разного калибра. Удостоверившись, что весь инструмент на месте, я со спокойной душей пошел на кухню. Пока я делал себе бутерброды к чаю, в мое сознание пришла мысль о том, что так хорошо я не чувствовал себя очень давно. Не знаю как, но этот парень одним своим видом омолодил меня лет на 10. Осознание предстоящей работы и своей полезности кому-то вырвало меня из серой обыденности и я словно ожил. Даже ноги перестали ныть от вечной боли. Наскоро перекусив, я собрался и отправился к дому Терри. Похоже, я совсем забыл про время и оказался там минут на 20 раньше положенного срока.
   Парня это ни капли не смутило, он встретил меня как радушный хозяин. Сначала предложил перекусить, но я сказал, что только что позавтракал и мне не терпится приступить к работе. На его газоне стояла газонокосилка, одна из новых моделей, не дешевая. Я дернул за шнур стартера и услышал лишь слабое урчание. Быстренько раскрутив пару болтов и сняв защитный кожух газонокосилки, я обнаружил проблему. Не буду описывать технические сложности, просто скажу что поломка была пустяковой, но в любом салоне по починке подобной техники за нее заломили бы баснословную цену. Терри внимательно наблюдал за всем, что я делаю, и спрашивал, если чего-то не понимал. Мне это очень нравилось, я снова почувствовал себя в роли преподавателя. Да и всегда приятно видеть молодого человека, интересующегося чем-то кроме телешоу и выпивки, тем более, интересующегося тем, что делаешь ты. Закрутив последний болт на корпусе, я повторил попытку запустить машинку и она, немного покашляв, заработала.
   -Ну вот и все, Терри, - сказал я, заглушив газонокосилку. - Теперь твой газон всегда будет в порядке, если ты конечно не обленишься.
   -Спасибо вам, мистер Боуи. Даже не знаю, чем смогу вас отблагодарить.
   -Знаешь, я бы выпил баночку пива.
   -Пиво? Извините, я не пью алкоголь и дома у меня ничего такого нет. Давайте я заплачу вам за работу?
   -Я сам вызвался помочь тебе, если хочешь заплатить деньгами, надо было идти в мастерскую. Ну чай то у тебя есть?
   -Есть, только он холодный, как у англичан.
   -Ну так чего же мы ждем, в такую жару, это будет только на пользу.
   Так я попал к нему в дом. Думаю, я был первым из города, кого он пустил дальше своего порога. Работая преподавателем, я научился различать правдивость эмоций студентов. Когда Терри пригласил меня домой, это был не приступ вежливости или обязательного этикета, он и в правду был рад принять гостя в моем лице.
   Дом его был в плачевном состоянии. Судя по всему, он не взял с собой почти ничего из Портленда, если он действительно приехал от туда. Старая мебель, облезшие стены с торчащими начинающими загнивать досками, скрипящий пол и лестница на второй этаж, восхождение по которой сравнимо по опасности и трудности с восхождением на Эверест. Прихожая была совсем не большой и темной, даже таким солнечным днем. Окна в доме были открыты и затянуты бледным тоненьким тюлем. Свет вроде бы пробирался через этот тюль, но дальше идти боялся, его ослабляла невидимая преграда. Я скинул свою рабочую робу и пошел за Терри на кухню. Он открыл холодильник, достал от туда большой графин с ягодным холодным чаем, разлил нам по кружкам (в первую очередь гостю, все как полагается) и мы расселись на удобном, но ужасно выглядящем диване, возле стола. Он молча отхлебнул чай, затем достал какие-то конфеты и пару булочек и положил на стол. Его вполне устраивало то, что мы пялились друг на друга не говоря ни слова.
   -Послушай, я понимаю, что тебя все уже наверное достали со стандартными расспросами, но должны же мы о чем-то говорить?
   Повисла небольшая пауза, Терри внимательно посмотрел мне в глаза, а потом кивнул, как бы давая мне возможность спросить все то, что у него спрашивали уже миллион раз.
   -Так значит ты приехал к нам из Портленда? Что заставило молодого человека уехать из огромного мегаполиса и поселиться в такой глуши?
   -Я учился в Портленде и некоторое время там работал. Жилье очень дорогое, и весь этот шум и гам большого города. Вы наверное думаете, что всем молодым по душе такое, но не мне. Я уехал сюда, чтобы побыть в тиши.
   -Что ж, тогда ты попал по адресу. На кого ты учился?
   -Институт скульптуры, параллельно ходил на курсы живописи. Мне нравиться рисовать животных.
   -И что же, уехал из города, оставил там семью, друзей, девушку?
   -Мой отец погиб в автокатастрофе, когда мне было шесть. Мать после этого много курила, она умерла от рака легких, когда я перешел на второй курс. Друзей у меня никогда не было, так приятели, да и серьезных отношений тоже.
   -Соболезную твоим потерям. Ты извини если я лезу не в свое дело. Я старик, и в моей жизни ничего давно уже не происходит, поэтому так интересна жизнь молодых.
   -Да ничего, должен же я хоть кому-то рассказать о себе. У вас здесь не любят тех, кто не желает делиться подробностями о своей жизни, про меня уже пошла дурная слава.
   -О да, еще какая. Но ты не обращай внимания, это синдром любого маленького городка. Послушай, Терри, если тебе понадобиться моя помощь, такая, как сегодня, не стесняйся обращаться. Мне все равно нечем себя занять, так что буду рад помочь.
   Я допил чай и уже собирался уходить, но тут Терри остановил меня:
   -Я хочу вам кое-что показать, идемте за мной.
   Мы снова оказались в прихожей, он завел меня в зал, очень светлый и просторный. Окна в нем были почти во всю стену и они не были ничем закрыты. Зал был без мебели, за исключением верстака, небольшого столика и стула, расположенных строго посредине. Зато он был заполнен другими интересными вещами - чучелами. Чего здесь только не было: десяток разных птиц, рассаженных на специально приделанных к стенам ветках, мангусты, грызуны, змеи, барашек, несколько волков и жемчужина выставки - пума. Все они были, как живые, и не знай я, чем занимается Терри, подумал бы, что он держит здесь небольшой застывший во времени зоопарк.
   -Черт возьми! - Выругался я. -Да здесь целый зверинец, можно их всех осмотреть?
   -Можно осмотреть и потрогать, всех, кроме пумы, она еще не закончена.
   Я долго ходил среди застывших в различных позах животных и не переставал удивляться реалистичности их исполнения. Особенно мне приглянулся орел с гордо поднятой головой, но он сидел так высоко, что до его перьев мы было не дотянуться.
   - И сколько это стоит? - спросил я.
   -Все по разному. Спрос на мелких животных и птиц постоянный, но стоят они не слишком дорого. Зато такие заказы как волки, пума или орлан очень прибыльные, но редкие.
   -А где ты берешь тушки? Небось ходишь по лесам и сам отстреливаешь?
   -Нет. -Без тени улыбки ответил он. -Я знаю с десяток разных охотников, которые предоставляют мне зверей со всего мира, за различную цену. Как обычно, чем более редкое животное, тем оно дороже. Иногда встречаются заказчики, которые сами готовы доставить тебе тело животного, но это скорее исключение из правил.
   -А часто у тебя здесь все обновляется?
   -Мелкие заказы поступают раз в неделю или две, а большие раз в месяц или реже.
   -Ты не против, если я буду иногда заглядывать сюда, чтобы посмотреть новые экспонаты.
   -Теперь вы всегда желанный гость в моем доме, мистер Боуи.
   -Заешь, мы с тобой не коллеги, а соседи. И разница в возрасте у нас не такая уж и большая, ну мне бы так хотелось думать. Называй меня просто Грег, хорошо?
   -Хорошо, Грег, я тебя понял.
   Вот так мы с ним и подружились. Я учил его чинить всякую дребедень, а он показывал мне великолепных животных, которые были совсем как живые. Терри быстро учился, и скоро стал прекрасно справляться с техникой и без меня, но продолжал звать меня в гости просто так, без повода. Он тоже часто бывал у меня, оказалось про алкоголь он немного приврал и не был законченным трезвенником. Как-то раз мы с ним выпили пару упаковок пива, изрядно накачались у меня дома, и смотрели футбол, хотя ни он ни я не являлись фанатами какой-либо команды. На свое семидесятилетие, дождавшись всех положенных мне семи звонков с поздравлениями (как и каждый год от одних и тех же людей), я решил позвать к себе Терри. Когда он узнал, что у меня сегодня юбилей, то тут же выбежал из моего дома и вернулся уже с подарком. Он подарил мне прекрасного дикого кота, застывшего в спокойной умиротворенной позе. Шерсть его была пепельного цвета, а уши украшали небольшие кисточки, как у рыси. Но самое интересное, это как сверкали желтые глаза животного, как будто бы он смотрел на тебя, как на добычу, и в любой момент мог броситься и разорвать в клочья. Терри не раз рассказывал мне, что самое важное в его работе - это подобрать естественную и в то же время красивую позу для животного, с котом он справился на ура.
   Как говориться, с кем поведешься, от того и наберешься. Я набрался от Терри не только приятных впечатлений и знаний о его работе, но и разделил с ним часть ненависти окружающих. Теперь я был другом "того странного чучельника", что чести мне среди местных не делало. Люди очень быстро забывают твои былые заслуги, если ты хоть раз оступился у них на глазах. Я был местным старожилом, прожил здесь всю жизнь и знаю множество семей, я нянчил их детей и внуков, я знаю здесь каждый поворот, угол, каждую собаку, и тысячи историй, связанных с самим Саплессом. Вся моя репутация канула в небытие, когда меня стали слишком часто видеть с Терри. В то же время начали набирать популярность идиотские, как я тогда думал, слухи о том, как ночью в окнах дома Терри сверкают молнии, а по улице в это время проноситься жуткий вой и рев. Люди сами выдумывают себе призраков. Я лично, ни разу не слышал ничего такого, и всегда был на его стороне, что не вызывало одобрения окружающих. Но я не обращал на это внимания, настоящие, близкие мне люди просто интересовались, чего это я вдруг начал дружбу с этим чучельником, и не зависимо от ответа относились ко мне так же, как и до этого. Что же касается остальных, то это просто глупые люди.
   Терри был не только отличным таксидермистом, он был еще и прекрасным художником. Я повесил несколько его картин у себя в доме, и его заставил купить рамки и развесить свои произведения по залу с животными. Он сопротивлялся, не очень любил когда его хвалят, но все же сдался. Когда картины стало вешать некуда, мы стали их продавать и за неплохие деньги. Он пытался всунуть часть денег мне, как посреднику, но я все время упирался. Еще Терри оказался неплохим плотником. Спустя два месяца после своего переезда ему надоело сидеть в своей обветшалой халупе и он решил заняться перестройкой дома лично. Зачем постоянно переколачивать одно и тоже скрипящее крыльцо, если можно построить новое? Благо денег на материалы ему хватало, да и времени на работу с его энергией тоже. Одному такую работу сделать было не под силу, и кого вы думаете малыш Терри выбрал в качестве напарника? Нет, не своего соседа на против, здоровяка Джерри с его навязчивой женушкой. Он выбрал старого высокого и худого старика Боуи. Основную часть работ мы успели сделать до зимних холодов. Остальное оставили на весну. Что я могу сказать, работать с такими людьми, как Терри - сплошное удовольствие. Этот парень действительно поднял меня из могилы, в которую я готов был вот-вот лечь. Он, сам того не зная, стал единственным человеком, который смог пробудить во мне тягу к жизни, после смерти Донны. И я до сих пор благодарен ему за это. Ближе к рождеству его завалили заказами и мы стали редко видеться. Я понимал, что он очень занят и старался не беспокоить его. Признаюсь, мне стало не хватать этого малого.
   На рождественские каникулы ко мне приехала моя племянница Хелен, дочка моего младшего брата Джонни. Он и его жена перебрались из Саплесса четыре года назад, прямо перед смертью моей жены. Они наконец накопили денег на свою голубую мечту - жизнь в Лондоне. У Хелен здесь остались подруги и друзья , и она каждое рождество приезжала погостить ко мне и каждый раз краснела, выдумывая отговорку для своих родителей, почему это они не смогли приехать. В этом году ей исполнилось 23 и она была в самом расцвете своей красоты. Она охотно делилась со мной всем самым сокровенным, и когда я узнал, что у нее до сих пор нет ухажера, то в моей голове тут же сработал механизм. Это было простейшим уравнением. Не хочу, чтобы меня считали свахой, но я решил, что свести Хелен и Терри это прекрасная идея. Да, он был излишне замкнут, но с таким основательным парнем, как он, любая девушка бы чувствовала себя защищенной. Хелен часто звала ко мне домой подружек, они сидели на кухне и выпивали, разговаривали о своих женских вещах. Стены в доме были тонкие, и я чувствовал себя неуютно, как будто ты я специально хожу и все подслушиваю. Поэтому в такие вечера я любил гулять по заснеженному и блестящему гирляндами Саплессу. И вот я решил зайти к Терри. Дверь он не запирал и я спокойно оказался внутри привычной уже прихожей, скинул куртку и шапку и пошел в зал. Я застал Терри за работой. Он делал чучела трех волков, гораздо более крупных, чем те, которых он уже продал. Они стояли на небольшом пьедестале, стилизованным под лесную опушку. Чучела были еще совсем сырыми и понять, как это будет выглядеть было сложно. Я подошел к его столу и начал всматриваться в эскиз. На рисунке была изображена троица волков, рвавшая добычу, они были обращены мордами к зрителю. Левый волк оскалил пасть на двух других, пытавшихся вытянуть кусок мяса друг у друга изо рта. Шерсть на их спинах стояла дыбом и вообще впечатление они производили жуткое.
   -Ну как тебе, Грег? - не отрываясь от работы спросил Терри.
   -Жутковато. Кто заказчик, Джек Потрошитель?
   -Я раньше тоже так думал. Чем богаче человек, тем более изощренные у него вкусы. Почему-то многим богачам нравиться вид не прелестных котиков и стрекоз, а бешеных псов, дерущихся львов, рвущих друг друга в клочья ястребов.
   -А что легче, сделать чучела пары маленьких милых зверят, или то, чем ты занят сейчас?
   -Все зависит от размера и количества животных, но еще важнее мое личное желание работать. А чем сложнее проект, тем он интереснее, и тем я сам сильнее им увлекаюсь. По моему этот проект очень даже ничего, да и платят сполна.
   -Значит за деньги ты готов сделать любую кровавую баталию с участием животных?
   -В разумных пределах. Когда мы только с тобой познакомились один очень богатый чудак прислал мне эскиз, по которому хотел чучело. Он согласился оплатить расходы на поимку всех необходимых животных. Знаешь что это было? Химера! Он предложил мне слепить химеру из льва, барана и змеи.
   -Ну а ты?
   -Я отказался, я запечатлею животных в их первозданном естественном виде, а не уродую их. Я не собираюсь тешить больное воображение всяких ублюдков, даже ради огромных денег.
   Я про себя в этот момент подумал, что этот парень нравиться мне все больше и больше.
   -Терри, мне кажется, ты заработался. Все таки праздник на дворе, приходи ко мне, посидим выпьем, поговори о всяком.
   -Ты опять решил напоить меня, старикан? Хорошо, если только за твой счет.
   -И не стыдно тебе отбирать последние гроши у пенсионера и тратить их на выпивку?
   -Ничуть. (судя по всему, из-за долгого общения со мной у Терри начало прорезаться чувство юмора) Жди меня через часик, мне нужно кое-что доделать.
   Я вышел на улицу и побрел по темноте обратно к себе домой. Естественно, если бы я сказал: "Эй Терри, у меня дома сидит куча молодых выпивших девчонок, и ни одного парня, приходи, я вас познакомлю", он бы ни за что в жизни не согласился. Очень уж он был скромный, особенно с противоположенным полом. Я зашел домой и предупредил девушек, что скоро к ним придет в гости мой хороший друг, и что ему не сто лет, как остальным моим друзьям. Девушки восприняли эту новость с энтузиазмом, начали расспрашивать меня о нем, но я настоял на том, чтобы они узнали все у самого гостя. Как только Терри появился на пороге, я вручил ему банку пива и представил Хелен и ее подружкам. Посидел с ними буквально минуту, разговорив обе стороны, и, сославшись на срочные дела (ага, срочные дела у семидесятилетнего старика), ушел гулять по ночному городу. Не знаю, что творилось после того, как я ушел, но судя по впечатлениям девушек, Терри показал себя с лучшей стороны. Нужно признать, что парень, несмотря на все свои странности, обладал неким обаянием, которое он, безусловно, применил в тот вечер. Я даже испугался, не отобьют ли эти стервы у моей племянницы такого завидного жениха. Но все сложилось как нельзя лучше. Хелен задержалась в Саплессе еще на две недели и причина ее задержки была мне ясна. Она уехала за день до начала учебы в Лондоне и провожали ее мы с Терри. Я старался не мешать им и быстренько попрощался с Хелен за 20 минут до отправки поезда, оставив их одних. Мы с Терри почти не разговаривали про их отношения, все было и так понятно, мы с ним научились понимать друг друга не говоря ни слова. Я был очень рад за них и уже представлял, как Терри переберется в Лондон, и они заживут долго и счастливо. Иногда от таких мыслей мне становилось даже грустно, ведь у молодых, занятых своими заботами, не возникло бы и мысли, что я останусь здесь совсем один.
   Наступила весна и мы продолжили свои плотницкие работы. Оставались внести последние косметические штрихи и наша миссия была выполнена. Меньше всего забот в перестройке дома у нас вызвал зал с чучелами, Терри оставил его практически не тронутым. Мы работали усердно, не покладая рук. Жара в этом году наступила слишком рано, и я умудрился заставить Терри обнажить свои ноги надеть шорты. На левой икре я заметил несколько странных порезов, совсем не похожих на порезы от гвоздей или чего-то подобного. Наши труды не прошли даром, и дом преобразился до неузнаваемости. Из старого облупленного барака он превратился в строгий и заметный с далека двухэтажный особняк. В цене он скакнул раза в два, не меньше. Мне даже стало завидно, и я заставил пообещать Терри, что летом мы займемся и моим домом... но тем летом нас ждали другие дела. Хелен закончила свое обучение и получила диплом почти на пол года раньше. Она приехала в конце весны, что было большим сюрпризом для меня и Терри. Через два месяца они обвенчались. Что и говорить, я был несказанно рад этому, и чувствовал себя гордым тем, что причастен к их знакомству. Я думал, что они поедут в Лондон, но они и здесь прекрасно обустроились. Терри купил в дом кучу всего, чего раньше я у него не видел: изысканную мебель, телевизор во всю стену, большой многофункциональный холодильник, обновил всю кухню, установил динамичное освещение и сделал много чего другого, что стоило кучу денег. Но их он не жалел.
   И вот, когда дело шло к свадьбе, одним прохладным августовским вечером ко мне в дверь постучала Хелен. Она была вся в слезах. И говорила что-то неразборчивое про то, что не может так больше жить, под одной крышей с этим зверем. Я усадил ее на кухне, подлил коньяка в чай и тут заметил синяк у нее на спине. Большой, чуть ли не с кровоподтеками. Такой удар мог нанести только здоровый взрослый мужчина. Ну что бы вы подумали на моем месте? Перове, что приходит в голову? Для меня такое поведение моего друга стало настоящим сюрпризом. Меньше всего я мог ожидать такого скотства от Терри. Я кинулся к его дому. Обычно, когда я смотрел на этот дом, он вызывал у меня чувство гордости и удовлетворения своим детищем, но теперь, он в одно мгновенье стал для меня ненавистным. Дверь, как всегда, была открыта. Терри сидел за своим столом в зале, окруженный зверьем. Он даже не посмотрел в мою сторону, когда я, как ураган, влетел в зал и направился к нему. Он сидел опустив голову и держал ее обеими руками, волосы на голове были взъерошены, а рядом валялись разбитые очки. Все признаки потасовки на лицо. Я вывел его из забытья, схватив за горло и прижав к столу. Он выпучил на меня свои большие глаза, искреннее удивляясь происходящему. Я продолжал душить его, поначалу он не сопротивлялся, но потом с легкостью отбросил меня и крикнул:
   -Какого черта ты делаешь, Грег?!
   От его крика по всему залу, освещаемому сверху множеством ярких ламп, разлетелось эхо. Я упал на пятую точку, вскочил и почувствовал дикую усталость, ноги начало ломить с новой силой. Такие нагрузки в моем возрасте просто так не проходят.
   -Это ты мне скажи. Зачем ты ударил Хелен?! - взревел я.
   -Я бы ее и пальцем не тронул, Грег. Ты это и сам знаешь. Я ее люблю.
   -Откуда тогда у нее синяк на всю спину? Бьет значит любит, или как?
   -Не неси чепухи. Я могу тебе все объяснить, но ты вряд ли поверишь.
   -Конечно не поверю, потому что ты будешь лгать. Значит так, еще раз увижу тебя рядом с ней, я не посмотрю на то, что ты на сорок лет моложе. Я выбью из тебя все дерьмо, ты слышишь меня, Терри?
   -Грег, постой...
   -Не Грег, а мистер Боуи, я тебя предупредил, мальчишка. Не подходи к моей племяннице.
   Пытаясь заглушить бушующую внутри меня ярость, я вернулся домой. Хелен заснула прямо на диване, так и не допив свой чай. Возможно я переборщил с коньяком, а возможно она просто переутомилась. Я отнес ее в спальню, положил на кровать, а сам пошел спать на диван.
   На утро Хелен пыталась доказать мне, что Терри тут не при чем. Все влюбленные девушки защищают своего мужчину, даже если знают, что когда вернуться домой получат новую порцию тумаков. Я за жизнь встречался со многим, и уж точно не удивлюсь, увидев монстра, избивающего свою жену, прячущегося под образом милого, молодого и богатого парня. Я не слушал ее отговорок, но что я мог сделать? Она просто собралась и ушла к нему, не мог же я ее запереть. Вечером ко мне пришел Терри с бутылкой рома "Четыре Розы" 8-летней выдержки. Я подумал, что он хочет задобрить меня дорогими подарками, только вот это совсем не было похоже на Терри. Хотя кто теперь знает - думал я тогда, - чем еще меня может удивить этот молодой человек. Терри так яростно и долго звонил и долбил в дверь, что мне пришлось открыть.
   -Привет, Гр... мистер Боуи. Я принес вам подарок, и я хочу с вами серьезно поговорить.
   -Нам с тобой говорить не о чем. Ты можешь промывать мозги моей племяннице, но не мне. Я был рад, что познакомил вас, теперь жалею об этом, как ни о чем другом.
   -Выслушайте меня, мистер Боуи, выслушайте и не перебивайте. Вы можете посчитать меня за психа, но Хелен подтвердит, она сама все видела.
   Парень был напористый, да и мне стало интересно узнать, что он выдумал, чтобы оправдать свой мерзкий поступок.
   -Хорошо, я выслушаю тебя, но не больше. Знай, Терри, ты в моих глазах пал так низко, что тебе уже не подняться. Проходи.
   Мы сели за стол и я разлил ром, хотя пить не очень то хотелось. Только теперь я заметил следы, выступающие на шеи Терри.
   -Что это? - спросил я.
   -Это? - Терри посмотрел на свою грудь - это подтверждение моего рассказа.
   Он расстегнул свою гавайскую рубашку и показал мне большой порез во всю грудь, который был получен не так уж и давно, и это однозначно были следы от когтей какого-то зверя. Я был поражен этим. Хотел спросить у него, откуда шрам, но он остановил меня жестом и начал свой рассказ.
   -Перед тем, как все разъяснить, я бы хотел сделать небольшое отступление. Я сам - католический атеист. То есть вырос в семье католиков, и чту их заповеди, но сам в высшие силы и сверхъестественное не верю. Верю только тому, что могу сделать сам, что могу услышать, почувствовать или увидеть своими глазами. И прошу еще раз, не перебивайте меня и отнеситесь ко всему серьезно. Я расскажу вам то, что рассказала мне мать, когда мне стукнуло 19, почти перед самой своей смертью. Отец мой был профессиональным гонщиком и любителем путешествий. Он любил меня и маму, но едва ли сильнее, чем участие в гонках. Он и мать путешествовали вместе по всему свету. Но как только начинался гоночный сезон, отец забывал про все. Мама говорила, что он был очень красивым, эмоциональным и притягательным человеком. Он часто побеждал в гонках, и около него всегда крутилась целая свора девиц, но матери он не изменял никогда и в том путешествии тоже. Они тогда отправились в Гималаи, там мама и забеременела. Жили они в какой-то забытой богом деревушке среди аборигенов. Была среди них шаманка, ее все боялись, говорили, что может заколдовать кого угодно. Семья наша была богатой, отец всегда возил с собой древнюю видеокамеру и проигрыватель, чтобы показывать свои гонки аборигенам, а заодно поснимать их самих и местные пейзажи. Так вот, он показал свои подвиги этой шаманке и она, судя по всему, влюбилась в него. Предложила ему бросить жену и остаться с ней, но он, конечно, не согласился. Все то время, которое они прожили на Гималаях, она пыталась всячески заворожить отца, и моей маме это, естественно, не нравилось. Говорили, что шаманка жила здесь уже более ста лет и не старела. За то время, что отец находился рядом с ней, она состарилась лет на 40 не меньше. В конце концов мама взбеленилась и сказала отцу, что они уезжают. А он сорвался на шаманке, за то, что та испортила ему отпуск со своими домогательствами. Тогда-то и произошло то, что в последствии убило отца. Вы можете подумать, что это выдумки, и я так думал, но потом изменил свое мнение. Она прокляла его. Сказала что-то вроде этого: "Пусть любое дело в котором ты станешь лучшим и которому ты будешь отдавать всю свою душу, убьет тебя и всех твоих сынов и их сынов в самом расцвете сил". Он конечно не обратил на эти глупости внимания. Мы вернулись домой, прошла еще не одна гонка и не одно путешествие, прежде чем я родился и начал подрастать. Папа стал всемирно известным гонщиком, добился всего, чего можно добиться в этом виде спорта и уже подумывал уйти на покой. Мне тогда было шесть, а ему шел 33 год. Это была его последняя триумфальная гонка, он должен был получить за нее кучу денег и на этом красиво закончить свою карьеру. Но судьба распорядилась по другому: с машиной и моим отцом было что-то неладное, гонка не задалась с самого начала, он постоянно задевал ограничительные линии, несколько раз чуть не вылетел, потом лопнули сразу два колеса. Где-то в середине гонки, машина загорелась ни с того ни с сего на прямой дороге, он проехал еще 100 метров и его болид взорвался.
   Мать перед смертью предупредила меня, чтобы я был аккуратен, чтобы никогда не повторял ошибок отца. Семья должна быть для меня на первом месте, а не работа. Но черт подери, я люблю свою работу, мне нравиться делать чучела, очень нравиться и я один из лучших таксидермистов в Америке, а может и в мире. У меня одного заказов больше, чем в самом крупном ателье по заказу чучел в стране. И все бы хорошо, да вот только, когда я еще работал в Портленде, я стал замечать странные вещи. Я оставлял чучело какой-нибудь зверушки на ночь, а когда приходил утром, она меняла свою позу. Сначала это были единичные случаи, и заметить эти изменения было сложно. Лапка передвинулась на сантиметр, тигр перекинул свой взгляд, синица чуть по другому сложила крылья. Но постепенно они будто взбесновались. Все чучела, над которыми я работал стали по ночам менять свои позы на абсолютно другие, менялись подиумами, корчили какие-то ужасные гримасы, будто насмехались надо мной. Однажды ночью я решил остаться на рабочем месте и проверить, может это кто-то так шутит. И я пожалел об этом решении. Звери взбунтовались, как только солнце скрылось за горизонт. Они чудом не разорвали меня в ту ночь. Я решил, что пора уезжать из Портленда, сменю обстановку и все вернется на свои места. Так по началу и было, здесь все успокоилось. Но уже через пару месяцев все снова начало повторяться, сначала постепенно, потом все быстрее и быстрее. И все это стала замечать Хелен. Она мне не поверила, посчитала, что я псих, но когда увидела своими глазами, испугалась. Вы видели медведя над которым я работаю? Это он ее ударил по спине, и ей повезло. Несколько сантиметров и он прошелся бы по ней прямо когтями, как те волки по моей груди. Вы понимаете? Это все та колдунья, ее проклятье, мои чучела пытаются прикончить меня, так же, как отца прикончил его собственный гоночный болид.
   -Ну и псих - сказал Крис. -Знаешь, один из моих подопечных попал в психбольницу, резкий взлет по карьерной лестнице и падение, вот от куда берутся такие шизики.
   -Согласен. Почему ты нам прямо тогда не рассказал обо всем? - спросил Брок.
   -Вас тогда здесь не было. Ты с женой уехал к дочерям в Огайо, а Крис еще не вернулся в Саплесс. И не стоит так резко судить паренька, не допускайте моих ошибок. Вот, что было дальше.
   -И ты думаешь, я поверю в эту бредятину, Терри? Ты был прав в одном, сказав, что после этого рассказа, я посчитаю тебя психом. Твой отец погиб по случайности, он сознательно подвергал себя риску раз за разом и в конечном счете за это поплатился. Уходи из моего дома и забери свой подарок, мне этого не нужно.
   Я не узнавал Терри, он весь вспотел, в глазах горели возбуждение и страх. Он навалился на стол, придвинувшись вплотную к моему лицу, я даже немного отодвинулся и, сказать честно, испугался.
   -Останьтесь на ночь в зале вместе со мной, если не верите. Вот, я еще кое-что вам принес.
   Терри вытащил мешочек из-за пазухи и медленно его разворачивал, будто боясь того, что внутри. А внутри оказалась отрубленная волчья лапа.
   -Зачем ты притащил это сюда? - возмутился я.
   -На моем столе всегда лежит широкий мачете, я купил его после той ночи, проведенной вместе с моими чучелами в Портленде. Привез его с собой и не могу спрятать куда-нибудь подальше, видно привычка. На меня набросился один из тех волков, над которыми я работаю, он единственный завершенный, те, которых я еще не доделал не оживают по ночам. Он кинулся на меня сразу после того, как я выхватил Хелен из лап медведя и с силой вытолкнул ее за дверь. Они почему-то не выходят за пределы зала. Я и сам уже собирался вырваться от туда, но волк вцепился в ворот моей рубахи и потащил назад. Он ударил меня сверху когтями прямо по груди. Я перевернулся, схватил мачете со стола. Его из моих рук чуть было не выбил подоспевший медведь. Я увернулся и успел срубить чуть ниже сустава волчью лапу, пытавшуюся полоснуть меня по лицу. Я машинально схватил ее и выбежал прочь. После этого Хелен пришла к вам.
   -Зачем ты мне продолжаешь рассказывать этот бред?
   -Посмотрите на лапу.
   Я начал осматривать трофей Терри. Чувствовалось, что внутри лапа была набита чем-то неестественным, тем, чем Терри и набивает свои чучела. Но у того места, где шел разрез лапа приобретала настоящую животную структуру. Это была настоящая шерсть, в глубине даже чувствовался сустав, я уже не говорю о запекшейся крови вокруг.
   -Откуда мне знать, что ты это не подделал? Ведь это твоя работа, и ты в ней лучший.
   -Я вам ничего не смогу доказать, если вы не согласитесь сами на все посмотреть.
   -Если следующей ночью никто из твоего зверинца не оживет, ты обещаешь мне, что навсегда оставишь Хелен?
   -Обещаю, только если вы пообещаете мне, что если все же они оживут, вы поможете мне разобраться с этой проблемой раз и на всегда.
   -Что ж по рукам.
   Когда я проводил Терри и лег спать, меня начали одолевать сомнения. Я чувствовал себя дураком, который согласился на сумасшедшую авантюру. Старикан с седыми волосами уже почти поверивший в рассказ полоумного юнца. Терри рассказывал все это с неподдельным страхом в глазах, и вы бы тоже наверное усомнились в своей правоте, увидев его. Как бы то ни было, сделка заключенная с ним меня вполне устраивала.
   Весь следующий день я маялся от безделья. От него же или из-за того, что подсознательно почувствовал опасность, я решил подготовиться к нападению чучельных монстров. У меня был мощный тяжелый шуруповерт, работающий от аккумулятора, я соорудил из одной насадки к нему что-то на подобии кинжала. Получилось опасное оружие, которое могло легко проткнуть пузо любого медведя и так же легко выйти обратно. На всякий случай я приготовил свою рабочую одежду, в которой когда-то давно мы с Терри ремонтировали его дом, включая каску, не хотелось получать по голове даже от вымышленного зверя. От этой работы меня отвлекла Хелен. Она пришла ко мне и начала умолять не ходить сегодня ночью к ним в дом. Похоже, Терри ей все рассказал, и теперь она боялась за нас обоих. Как ни старалась моя племянница, но она ушла ни с чем. Когда сумерки опустились на город Терри и Хелен пожаловали ко мне вместе. Мы решили, что будет безопасней оставить ее у меня до рассвета. Она упиралась, но нам вместе с Терри удалось ее уговорить. И мы направились прямиком в его зверинец.
   -Хорошая идея, взять каску и шуруповерт. - сказал он мне.
   -Я даже и не знаю теперь, кто опасней, твои чучела или ты сам.
   Терри посмотрел на меня очень серьезно, на его лице читалась обида. Обида и решительность, что бы не ждало нас впереди, Терри верил в это на все 100%.
   В зале возле окна находилась широкая ширма, за которой мы и укрылись, как в наблюдательном пункте. Уже тогда я увидел, что троица волков сменила свои позы. Терри сказал, что свет лучше выключить, так они быстрее просыпаются. Стоит ли говорить, что выглядели мы по идиотски. Молодой парень в рубахе и джинсах с мачете в руке и старикан в каске, рабочей одежде с шуруповертом наготове, прятались в огромном зале забитым чучелами посреди ночи. Ни звука, лишь шуршание ветра за ставнями окон. Терри шепнул:
   -Как только вы увидите достаточно, чтобы поверить мне, мы сразу же должны выбежать от сюда. Но знайте, эти твари долго ждать не будут, они найдут нас по запаху и разорвут без жалости.
   -Что-то я ничего не вижу, а скоро пойдет второй час. Похоже вашим с Хелен отношениям...
   И тут я увидел чудо, заставившее меня замолчать: одна из птиц, сидевших на бутафорной ветке дерева высоко на стене, вдруг вспорхнула как живая, издала странный писк и принялась кружить под самым потолком. Я подумал, может это проделки Терри? Может быть это какой-то механизм, или дрессированная птица. Но к ней быстро стали присоединяться другие, они вместе описывали широкие круги в воздухе. Лисица спрыгнула со своего подиума и стала принюхиваться, ерзая по полу своим носиком. Трое волков, над которыми еще работал Терри стояли на большом подиуме по середине зала. Тот, что был слева начал медленно крутить головой, как будто бы выходя из долгого сна. Двое других не двигались, у среднего не доставало головы а его сосед справа вообще лежал перевернутый на бок без лап. Но больше всего меня поразил ужасный рев медведя, я даже подпрыгнул на месте. Я тут же вспомнил, как некоторые соседи рассказывали мне, что слышали странные звуки, доносящиеся со стороны дома Терри. Я ничего такого не слышал, и виной всему была моя тугоухость. Когда я как-то мимолетом спросил Терри, не его ли животные рычат по ночам, он посмотрел на без тени улыбки и оставил мой вопрос без ответа. Тогда я воспринял это как шутку. От этих мыслей меня оторвала резкая боль в районе колена. Я обернулся и увидел, что чуть выше колена в мою ногу вгрызся суслик. Суслик черт подери!
   -Да они же травоядные! - воскликнул я.
   Терри обернулся, посмотрел на меня и тут же мастерски ударил мачете по суслику, не задев мою ногу. Мачете был острый и суслик разделился на двое, как плавленый сыр, окрасив все вокруг в бордовый цвет.
   -Травоядные или нет, это не влияет на их агрессивность.
   Похоже наши голоса привели всех обитателей здешнего зоопарка в экстаз. Птицы начали трезвонить не переставая и в разнобой. Медведь обернулся и направился к нам, как и волк. Похоже, что эти двое возглавляли всю шайку. Не знаю почему мы с Терри не притаились сразу же у выхода, это было грубой ошибкой. Я понимал, что чтобы пробиться нам нужно будет противостоять ни одной хищной пасти. Медведь был медлителен, но волк сразу же оказался возле нас, отрезая пути к отступлению, и это учитывая, что у него недоставало передней лапы, благодаря Терри, с обрубка обильно капала кровь. С верху на нас стали пикировать птицы, пытались выклевать глаза на лету, вцеплялись когтями прямо в волосы. Волк с яростью смотрел на Терри, хотел отомстить за потерю конечности. Терри, как герой рыцарских саг выпрыгнул из засады, выставив мачете в перед. Он искусно поразил врага прямо в грудь, но недостаточно глубоко. Волк, похоже не имея инстинкта самосохранения и не чувствуя боли, пытался добраться до Терри, путем насаживания своей туши все глубже на мачете. Кровь сначала потекла тонкой струйкой, но чем ближе одинокая когтистая лапа волка оказывалась к лицу Терри, тем больше становился этот поток. Я понял, что еще секунда и волк располосует Терри лицо. Вспомнил навыки, полученные в кружке по самообороне в лагере и свои армейские умения. Я уперся ботинком прямо в рану в груди остервеневшего волка и со всей силы надавил. Волк слетел с мачете, как сосиска с шампура. Он упал на пол, подрыгался в луже собственной крови и затих. Терри крикнул "Вперед!", и мы бросились к двери, со всех сторон атакуемые всякой мелочью. Сзади послышалось тяжелое дыхание медведя , потом я почувствовал сильный удар по темечку и отключился. Последнее, что я помню, это как под крики птиц я падаю, словно оловянный солдатик лицом на пол, а передо мной разбегаются всякие мангусты и другие грызуны, а потом темнота.
   Очнулся я уже в больнице. Голова дико гудела, а рядом со мной сидела Хелен и держала меня за руку. Когда я открыл глаза, она расплакалась. Врачи сказали, что с таким сильным сотрясением в моем возрасте справиться сложно. Она причитала, что я все же согласился идти на эту бойню вместе с ее мужем. А я в это время думал, как мне извиниться перед Терри, а за одно не потерять рассудок. Парень не соврал мне, и доказал свою правоту. Хелен сказала, что пойдет позовет врача и вышла из палаты. Терри зашел сразу же после ее ухода.
   -Ну как вы, мистер Боуи? - спросил он с сочувственной миной на лице.
   -Нормально, только голова болит. Кстати, теперь для тебя я просто Грег.
   Лицо Терри расцвело в улыбке, он снова мне напомнил того скромного, но добродушного паренька, которого я узнал, когда давал ему свою газонокосилку.
   -Врачи сказали, у вас сильное сотрясения мозга. А еще пара глубоких царапин на затылке. Мы с Хелен сказали им, что вы упали с лестницы и они, похоже, поверили. Знаешь, Грег, если бы не каска, медведь бы расплющил твою голову, как арбуз.
   -Как мы выбрались от туда?
   -Я обернулся и увидел, что эта тварь стоит одной лапой прямо у вас на голове. Хотел ударить его мачете, но он саданул меня лапой по плечу и я потерял свое оружие (Терри показал огромный запекшийся синяк на плече). Еле увернулся от второго удара, и среди бегающих по полу грызунов и лисиц увидел ваше изобретение. Пока я поднимал его вся эта свора пыталась загрызть меня, один хорек даже залез ко мне на шею и хотел перегрызть мне яремную вену, но я его одолел. Медведь был уже близко, когда я включил шуруповерт, бросился на эту тушу и воткнул шуруповерт ему прямо в глаз. Пока он выл и кувыркался от боли я поднял вас и дотащил до выхода. Я весь в порезах и ссадинах, но зато чувствую себя прекрасно.
   -Ты спас меня, дружок, ты теперь герой. Только не красней, я знаю, что ты не любишь, когда тебя хвалят. Что говорит Хелен?
   -Предлагает уехать, но я то знаю, что это не поможет.
   -Послушай, парень, тебе пора завязывать со своим хобби. Сегодня же сожги все свои чучела и займись чем-нибудь другим. И еще кое-что, ты же не отправлял их своим клиентам, так?
   -Это я уже проходил, они бросаются только на меня и моих близких, от клиентов не было ни одной жалобы. А вот на счет того, чтобы все бросить... Заставить меня перестать быть чучельником, все равно, что оставить рыбу без воды. Я не могу бросить это, а даже если и брошу, то меня убьет другое мое дело.
   -Тогда нужно снять заклятье. Черт, не верю что я в серьез говорю о таком. У меня есть здесь знакомый священнослужитель. Донна была набожной и я знаком со многими здешними святошами. Попросим его освятить тебя, твой дом и твои экспонаты.
   -Это моя последняя надежда. Хорошо, сделаем так, но сначала приберемся, и желательно сделать это днем.
   Я быстро шел на поправку и вскоре выписался. Все это время Терри и Хелен ночевали у меня в доме, а свой заперли на ключ. Как только я выписался, мы тут же отправились в местную католическую церковь. Я нашел священнослужителя Джозефа, ну вы его знаете его, бородатый здоровенный мужик с тоненьким голосом, никогда я не доверял этим святошам. Он всячески отказывался помогать Терри и мне пришлось применить все усилия, чтобы уговорить его. Мы осветили Терри, его дом и особое внимание уделили залу. Джозеф прочитал несколько молитв, как он сказал снимающих сглаз и проклятья, и дал наставления Терри и Хелен. Они теперь тоже должны были читать какие-то молитвы ставить свечи и все такое, на что только не пойдут люди в критической ситуации. И знаете, как ни странно, это помогло. Около года в доме Терри и Хелен стояла тишина, властвовал мир и покой. Никаких оживающих животных и ревов по ночам. Они стали постепенно забывать о том кошмаре, который преследовал их. Терри даже упомянул о их с Хелен желании перебраться во Францию. Но даже у заклятий священнослужителей есть сроки годности, около года, как я уже сказал.
   Поздней весной мы уже заканчивали обустраивать мой дом, местами получилось даже лучше, чем у Терри. Даже камин, перед которым мы сейчас с вами сидим, я и Терри устанавливали вручную. Участок так расширили, что я стал чувствовать себя слишком одиноко. В это время я задумался о завещании, его я составил без проблем с помощью Хелен и ее "интернета". Все, что у меня есть я обещал отдать их деткам и ничего своим родственникам. К стати насчет деток, где-то спустя неделю после окончания наших работ Хелен узнала, что беременна. Эту новость омрачил один случай. Мы с Терри докрашивали крыльцо и рамы в доме, как вдруг я заметил на его руке порезы. Уже знакомые мне порезы от когтей.
   -Над чем ты сейчас работаешь? - вкрадчиво спросил я его.
   -Да так, в основном мелкие зверушки. Есть один огромный ястреб и венец природы - лев с роскошной гривой.
   -Он не рычит по ночам? - как бы пошутил я.
   -О нет, об этом можешь не беспокоиться.
   Я сразу же прочитал поддельную улыбку на лице Терри.
   -Не обманывай меня, парень. Лучше расскажи что случилось. Все снова повторяется?
   Лицо Терри тут же померкло, на него накатило какое-то очень давящее воспоминание.
   -Я только доделал ногти этому гиганту, работал поздно ночью. Закончил последний штрих и тут же эта тварь полоснула меня тем ногтем, который я только что прикрепил. Я бросился бежать, но когда обернулся все было спокойно. Это единичный случай, Грег, заказчик приедет за ним послезавтра и все будет нормально.
   -Терри, мы это уже проходили. Я сегодня же иду за Джосефом.
   -Я тебя уверяю, все будет хорошо. Не нужно больше этих молитв и святой воды.
   -Ты говорил Хелен?
   -Нет, она не знает. И ты не говори.
   Ты понимаешь, что подвергаешь свою жену и ребенка опасности? Это очень глупо Терри.
   -Заказчик приедет послезавтра, и все снова встанет на свои места.
   Но когда машина одного богатого любителя животных из Канады подъехала к дому Терри, было уже слишком поздно. Этот любитель приехал лично, чтобы осмотреть чучело льва самому. Его все устроило, несмотря на шумиху развернувшуюся вокруг этого случая. Он уже не смог отдать деньги за заказ моему хорошему другу Терри, позже он перевел их мне. В ночь, перед приездом этого богатея ко мне в дом ворвалась Хелен, снова в слезах. Она сказала, что уже второй день слышит рыки и рев, доносящиеся из зала, где работает ее муж. Когда она подошла к двери то среди звериных криков услышала и голос Терри, дверь была заперта изнутри. Я оставил Хелен у себя, хотел предложить ей успокоительное, совсем забыв, что она беременна. Пока я выламывал дверь в зал, уже начало светать. Терри раньше никогда не запирался изнутри, боялся, что не успеет открыть дверь, убегая от очередной ожившей твари. Со стороны прихожей я увидел следы крупных когтей. А ведь он говорил, что животные никогда не выбираются из зала. Дверь наконец поддалась, и я понял, что не зря готовил себя к самому худшему. Терри был жестоко растерзан. Его тело валялось в углу в луже крови, конечности были переломаны, не хватало руки и головы. Руку я позже заметил в клюве у ястреба, победно восседающего на предназначенной для него Терри ветке. Голову тогда я так и не увидел. Пасти большинства животных были окровавлены, особенно у льва, похоже что каждый успел урвать кусочек от своего создателя. Позже я понял, что животные до этого уже пытались выбраться наружу, чтобы сожрать не только Терри, но и всех, кто ему дорог. А он, как настоящий герой, заперся изнутри, отдал себя в жертву, чтобы спасти свою семью.
   Ничего не оставалось, как вызвать полицию. Я не знал, как сообщить обо всем Хелен, я боялся, что такая новость может серьезно повлиять на нее и ребенка. Даже и не помню, как мне удалось ей все рассказать, чтобы она сразу не упала в обморок. У меня сложилось впечатление, что она давно уже была готова к подобному. Приучила себя к мысли, что ее муж в любой момент может быть съеден чучелами, которых сам и собирает. Богатей приехал за минуту до приезда полиции. Окровавленная пасть не только не вызвала у него отвращения или попытки отказаться от заказа, наоборот, он, казалось, был готов даже доплатить за это. Его поведение подтвердило мудрую фразу, которую когда-то давно сказал мне Терри: "Чем богаче человек, тем более изощренные у него вкусы". Единственное, что огорчило толстосума, так это то, что полиция не разрешила ему сразу же забрать чучело льва. Он забрал его позже, выплатив полную сумму мне. Терри, как будто чувствуя, что смерть скоро настигнет его, составил документ, в котором я оставался владельцем всех его смертоносных зверушек и обязан был распродать их всех до единой, а вырученными деньгами распорядиться как захочу. Дело о "Странном Чучельнике", которого съели его же экспонаты прогремело на всю страну. Чучела Терри скупили за огромные деньги в кратчайший срок - два дня после выхода газеты с заголовком "Смерть таксидермиста от лап ожившего льва". Некоторые идиоты звонили мне и узнавали, как их можно оживить. Пару месяцев спустя мне позвонил тот самый богач, купивший злополучного льва, пугая меня иском в суд. Лев вскоре начал ужасно пахнуть, и для решения проблемы толстосум вызвал другого таксидермиста. Тот начал копаться в набивке животного и нашел там загнивающую голову Терри. Я был уверен, в прессе произойдет новый бум, но дело почему-то замяли, как и иск в суд, поданный на мое имя. Хелен сразу после похорон перевела все состояние, оставленное ей Терри в один из французских банков и уехала к родителям. С тех пор она так ни разу и не проведала меня, не приезжала и на рождественские каникулы. Но я не виню ее, девочка пережила страшную трагедию. Я молился, чтобы у нее родилась дочка, но родился мальчик. Она, конечно, счастлива, назвала мальчика Терри, и вряд ли задумывается о проклятье, настигшем его отца, что, как я считаю, большая ошибка. Терри умер на 33 году жизни, погиб, занимаясь своим любимым делом, точь-в-точь, как его отец.
   Крис и Брок смотрят на меня и, кажется, скоро прожгут дырки своим упорным взглядом у мня во лбу.
   -Вот посмотри на Брока, - начал Крис, - если бы я при нем открыл бутылочку уксуса, налил в бокал и сказал ему, что это французское вино восьмидесятилетней выдержки, он бы не задумываясь выпил его, полностью мне поверив. И возможно остался бы жив, самовнушение сильная штука знаешь ли. Но по его выражению лица, можно понять, что даже он не верит тебе.
   -Ты ведь понимаешь, что то, что ты нам рассказал похоже на выдумку сумасшедшего? - сказал Брок.
   -Но вы же сами видели заголовки газет. А с кем я по вашему перестраивал дом? Один? Вспомни, когда ты уезжал, Брок, дом напротив Джерри был похож на райские хоромы или на барак? А теперь он снова продается. А как же слухи о "чучельнике", все еще живущие в Саплессе?
   -Дом мог перестроить кто угодно, и твой и соседний. В газетах могут написать такое, что волосы встанут дыбом даже на моей лысой башке, не стоит всему верить. А слухи, слухи ходили здесь всегда, Грег. Один слух бредовей другого. - разбил меня Крис.
   -Вам нужны доказательства? Будут вам доказательства.
   Я встал и направился к кладовке. Сейчас эти знатоки правды пораскрывают свои рты - пронеслось у меня в голове. Из своего старого чулана я достал чучело того самого дикого кота, подаренного мне на семидесятилетие Терри. Он ничуть не запылился, столько лет пробыв в вечно открытой кладовке, даже немного набрал вес. Я поставил бутылку и стаканы на пол и водрузил чучело на столик так, чтобы оно хорошо освещалось пламенем из камина. Кот своими большими желтыми глазами смотрел прямо Броку в лицо.
   -Ух ты, а парень и правда мастер своего дела. - сказал Брок.
   -Ну и что это нам доказывает? - спросил Крис.
   -А ты посмотри повнимательнее вот сюда. - я указал пальцем на пасть хищника. - Помните я говорил, что мой дом одолели крысы месяц назад. Так вот, они все исчезли, просто испарились. И я догадываюсь кто тому виной.
   Крис внимательно присмотрелся к чучелу и тут же отпрянул. Из пасти дикого кота торчал засохший крысиный хвостик.
   -Ничерта себе! - сказал Брок, натягивая на нос свои очки.
   А в этот момент, творение Терри, кажется, перевело свой умный взгляд с Брока на Криса.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  С.Лайм "Мертвая Академия. Печать Крови" (Юмористическое фэнтези) | | Я.Логвин "Сокол и Чиж" (Современный любовный роман) | | Д.Вознесенская "Игры Стихий" (Попаданцы в другие миры) | | С.Суббота "Свобода Зверя. Кн.3" (Любовное фэнтези) | | М.Всепэкашникович "Крестопереносец." (ЛитРПГ) | | К.Вереск "Кошка для босса" (Женский роман) | | А.Максимова "Сердце Сумерек" (Попаданцы в другие миры) | | Т.Мирная "Снегирь и Волк" (Любовное фэнтези) | | М.Воронцова "Виски для пиарщицы" (Современный любовный роман) | | М.Анастасия "Обретенное счастье" (Фэнтези) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"