Ilith: другие произведения.

Не испугайся тени прошлого - 4 часть

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 9.56*7  Ваша оценка:

  Артем
   Прошла уже неделя с момента нашей встречи в ресторане с Игорем, и сейчас, похоже, что у Тамилы с Игнатом всё наладилось. Это было видно по его иногда отсутствующему виду, да и Денис якобы вскользь заметил, что вечер прошел удачно. На мой грозный вид он отреагировал тем, что, пожав плечами, почти по-взрослому сказал, что мы делаем проблему из ничего, и добавил, что Полина тоже так считает. Ох уж эта акселерация. Неделя тянулась как-то вяло и бестолково, командировки мои, к счастью, прекратились, генеральный укатил на недельку в отпуск, обещая мне такое же счастье по его приезду. Но... не тут-то было... Уже к концу дня ко мне в кабинет влетел Игнат, едва обозначив стук в дверь и приказав секретарю никого не впускать и ни с кем не соединять.
  - Что случилось? - встревожился я.
  - Андрея помнишь?
  - Ну да, ты его устроил его на один из объектов.
  - Доложил, что диверсия будет там, причем серьезная.
   Я не на шутку встревожился. Нам еще этого не хватало.
  - Что именно, где и можем ли предотвратить? - спросил я.
  - Можем, только времени в обрез, но людей я уже послал. Так что я сейчас выезжаю, а ты тихонечко собираешься домой и ждешь там новостей.
  - А почему не с тобой? И объясни подробней, что происходит.
  - Ты можешь представить, чем обернется падение крана на стройке? - поинтересовался у меня Игнат.
   Я прокрутил все неприятности, которые с этим могут быть связаны: от человеческих жертв до парализации стройки полностью, как в связи с ликвидацией разрушений, так и экспертизами, расследованиями и прочим, прочим, прочим... Всё это хорошо так ударит по нашей репутации, а у нас еще наклевываются контракты. Игнат правильно расценил мое молчание.
  - Вот-вот. И всё это при том, что краны недавно проверялись - всё было в порядке. Так что жди лучше новостей дома, но будь готовым приехать, куда скажу.
  - Ладно, ты у нас безопасник, тебе в этом случае решать.
   Игнат попрощался со мной и быстрым шагом вышел из кабинета. Да... дела... Дай бог, чтобы удалось это предотвратить. И кому мы так сильно мешаем, никак не могу понять. Хоть бы в этот раз нам повезло, и мы бы вышли на тех, кто нам устраивает всё большие и большие пакости. Отпустив секретаря, я еще с полчаса оставался на работе, буквально гипнотизируя телефон. Нет, всё же надо ехать домой, может так случиться, что вся ночь будет бессонной.
   Минутная стрелка нехотя переползала от деления к делению. Я сидел у себя в кабинете, не притрагиваясь к уже давно остывшему кофе - это четвертая чашка. Тишина... Денис давно уже спал наверху, а я буквально взрывался от невозможности что-то сделать. Меня всегда бесило ожидание... особенно ожидание неприятностей. Час ночи... два ночи... три... три ноль пять... От резкого звонка телефона меня буквально подбросило в кресле. Я схватил телефон, номер которого был лишь у единиц:
  - Да.
  - Всё уже нормально, приезжай-ка ты к старым складам, только хвост за собой проверь.
  - Буду, - ответил я, сбросил звонок и рванул к машине. Наконец-то хоть какая-то определенность будет.
   Я мчался по пустым окраинам города, предварительно попетляв по частному сектору, но никого за собой не заметил. Улицы были темны и пусты. На въезде меня встретили наши ребята, глянули, что кроме меня в машине никого нет, и пропустили, попросив поставить машину подальше. К Игнату проводил меня Андрей.
  - Рассказывай, - потребовал я, как только мы остались с ним одни.
  - Ну что ж, оказывается, даже старым заслуженным работникам верить нельзя, да и платим мы, как выяснилось, мало. Представляешь?
  - Людям всегда мало, сколько не дай. Но давай без лирики.
  - Давай без нее. Кто-то, прознав, что Илью Степановича, нашего старого доброго и верного прораба, лишили премии за то, что из-за его попустительства пришлось переделывать часть работ, решил ему "выписать" со своей стороны материальную помощь за то, чтобы он поспособствовал проникновению на территорию стройки нескольким лицам для выведения крана из строя. В лучшем и худшем случаях он бы попортил нам бы архитектуру и были бы человеческие жертвы. Как ты сам понимаешь, рухнуть он мог бы после диверсии в любой момент. Что там ослабить нужные крепления, чтобы при нагрузке и повороте стрелы они бы не выдержали.
  - Ну это уже вообще ни в какие ворота не лезет! Черт с ней, с неработающей техникой, но это...
  - Ну да, а покушение на себя вспомни, - напомнил мне Игнат.
  - Да уж... Исполнителей взяли? Кто заказчик, выяснили?
  - О да, исполнителей взяли, они живы, выяснением личности заказчика сейчас и займемся. Как ты понимаешь, наказать официально вредителя мы не сможем. Сам знаешь, доказательной базы никакой. Так что как в старые добрые времена всё своими силами... и под свою ответственность.
  - Веселее не придумаешь. Ладно, пошли посмотрим, кого поймали.
   Мы зашли в небольшую комнатушку, освещенную тусклым светом пыльного фонаря. Из мебели там был только старый стол и пара стульев, на которых сидело двое слегка отрихтованных парней. Лет-то им всего ничего - чуть за двадцать. Один мелкий, щуплый, второй чуть повыше и пошире. Отморозки, неужели не понимали, куда и зачем лезли и во что это выльется? Игнат кивком головы отослал двух ребят в масках подежурить за дверью.
  - Ну что, представляться будете? - спросил их Игнат, присаживаясь на край стола, я остался подпирать дверной косяк.
   В глазах этих двух, ну не поворачивался язык назвать их как-то прилично, мелькнул панический страх.
  - Лучше сами рассказывайте, без моей помощи.
   Ответом нам было молчание и взгляд исподлобья.
  - Ну... хотел, как лучше, а получится еще лучше, - недобро усмехнулся Игнат, и меня аж передернуло от его интонации.
   Не хотелось бы мне присутствовать при допросе. Я не чистоплюй, но вот подобные воздействия не очень люблю, как радовался, что это осталось в далеких девяностых и мне не приходится не то что участвовать, а даже видеть это. Сейчас всё гораздо цивильней, особенно в нашем бизнесе. Интересно, я угадал, что за главного у них этот мелкий? Надо же, точно.
   Игнат подошел к мелкому и нажал какую-то точку. Парня выгнуло, и, заорав от боли, тот грохнулся со стула. Легче ему не стало. Игнат равнодушно посмотрел на подельника мелкого и поинтересовался:
  - Так же хочешь?
   Тот энергично замотал головой, явно не желая разделить участь своего дружка. Ну а что он думал, что их просто бить будут? Вот еще мараться... Игнат опять ткнул куда-то мелкого, тот всхлипнул и затих, скорчившись на полу.
  - Тогда я вас обоих слушаю, - также равнодушно произнес он, вернувшись к столу.
   Да уж, как мало им оказалось надо. Это даже не "шестерки", или они как класс обмельчали. Это мелкая шушера, готовая за не очень большие деньги угробить человека, причем не своими руками, глядя в глаза, а так, опосредовано, чтоб потом совесть не мучила. Мне просто захотелось помыться. Вот здесь заказчик у нас наконец-то и прокололся. Не ожидал я такого подарка. Они его знают, причем неплохо. Достаточно серьезный человек, который давненько не проявлялся в нашем регионе, все как-то восточнее старался работать. Чего это его в теплые края потянуло. Или это только вершина айсберга? Шушера выкладывала информацию, перебивая друг друга, стараясь как можно больше спихнуть на соседа, провидение и еще черт знает кого. А они... невиноватые... Глянул на Игната, его чуть ли не выворачивало от отвращения к подобным: если уж взялся за что-то, будь готов за это отвечать, а эти ни за что готовы продать соседа. Мерзко.
   Наконец они закончили, с надеждой пытаясь что-то прочесть в наших лицах. Ну да, теперь их очень интересует своя судьба. Я с ленцой протянул:
  - Ну что, здесь закончим с ними или вывезем для начала?
   Игнат недобро усмехнулся:
  - Ну... можно еще собакам для развлечения отдать... не хватает у них свежего мяса.
   Чуть ли не завывая, мелкий стал умолять оставить их в живых, а то он тут еще кое-что вспомнил... Да уж... измельчала нынче даже шушера... Убивать-то их никто не собирался, так... проучить, да высадить где-нибудь подальше от жилья в поле, благо мест таких валом, пускай дальше с ними разбираются их же наниматели, а на себя вешать это мы даже не собирались.
   Игнат нарочито медленно подошел ко все еще валяющемуся мелкому и слегка так пнул в солнечное.
  - Тебе же предложили с самого начала очистить совесть и рассказать всё. Мы тут подумывали всё же отпустить на все четыре стороны... нет, конечно бы вам здоровье немножечко поправили бы, но не критично, а тут оказывается, нас пытались держать за лохов. Ай как нехорошо!
   Мелкий чуть поскуливал, продолжая изображать из себя чуть ли не смертельно раненого. Да чуть-чуть его Игнат приложил, у нас на тренировках гораздо сильнее прилетало по разным частям тела. А тут... на жалость пытается давить... шавка...
  - Скоро он собирается лично приехать. Когда и зачем - не знаю, я случайно разговор посредника с ним подслушал, - жалобно тянул мелкий.
  - Еще что? - презрительно спросил Игнат.
  - Не один будет, с сопровождающими, и дела здесь у него вроде как серьезные и надолго. С чем его и поздравляли.
  - Кто и сколько?
  - Не знаю, больше ничего не слышал.
   Игнат внешне расслабленно выглянул за дверь и отдал приказ:
  - Займитесь этими, как договаривались.
   Еще несколько секунд был слышен скулеж, чтоб не убивали, потом послышались два глухих удара, а дальше удаляющиеся гулкие шаги нескольких человек, несущих достаточно тяжелый груз. Я вопросительно поднял бровь.
  - Не волнуйся, вывезут их в чисто поле, никто даже бить не будет. Хватит у них ума затеряться на просторах Родины - значит, им повезло, нет - свои же и прихлопнут. Не будет шутить их посредник с таким-то заказчиком.
  - Это верно. Ну что, дождемся утра или испортим сон генеральному?
  - Давай уж лучше до утра. Может, нам удастся поспать хоть парочку часов.
   Как жаль, что в этом случае наши желания не совпали с возможностями.
  
  Игнат
   Как хорошо, что мы в свое время взяли Андрея на работу. Не ошиблась в нем Тамила, да и мы тоже. Диверсия на стройке, причем грязная. Такое в наше время уже никто не делает. Ну бывали каверзы с поставщиками, с материалом, с людьми в конце концов, но это... чуть ли не теракт... Ребята у меня молодцы: чисто отработали, красиво. Сняли двух парней прямо с крана с инструментами. Ну посмотрим, как долго будут эти двое отпираться. Позвонил Артему, тот уже весь издергался, поэтому примчался быстро.
   Артем прекрасно понимал, что прибегать к услугам своих ребят для добывания информации сейчас мне нельзя, так что всё своими ручками, вспоминая бурную непростую молодость. А я так радовался, что такие времена прошли, видимо, накаркал. "Но... есть один плюс, - подумал я, разглядывая скованных наручниками парней, сидящих на колченогих стульях, - сопротивляться будут недолго, не бойцы, так... мелочь. Так что не придется сильно мараться".
   Стоило только попугать щуплого, который был за главного, как его подельник тут же начал фонтанировать тем мусором, который он знал. Его товарищ, увидев такую подставу, тут же стал выдавать свою версию происходившего. Шваль, даже не "шестерки". На дух не переношу таких, но... информация более чем интересная. Глядя на Артема, я понял, что ему тоже кое-что говорит и имя посредника, и имя заказчика. А вот как относиться к тому, что последний собирается уже лично к нам, не знаю. С одной стороны - хорошо, а с другой... чувствуется какая-то подстава.
   Закончив с этими двумя и выйдя из комнатки, я дал указание ребятам вывезти их куда-нибудь подальше, но так, чтобы добрались до ближайшего населенного пункта. Дальнейшая их судьба меня не интересовала: больше к нам они не полезут, да и вряд ли еще на территории области им доверят что-либо серьезное. Посредник после такого провала вряд ли поспешит одарить их новой работой, а вот непосредственный заказчик может предъявить им большие претензии. С него станется. Весьма неприятный тип. Пару тройку раз пересекались с ним еще на заре поднятия бизнеса.
   Поспать нам с Артемом не удалось, хоть мы и собирались к генеральному только к началу рабочего дня. Он нас опередил, позвонив и приказав явиться сразу в офис. Похоже, события набирают обороты, а мы за ними не поспеваем, только-только успеваем ловить хвосты и огребать неприятности. Никакого действия на опережение - это не просто напрягает, это начинает бесить.
   Зайдя к генеральному, мы после его приветственного жеста разместились в креслах, стоящих вокруг небольшого столика. Кофе нам сварил сам шеф, видя, в каком непотребном состоянии мы заявились. Заглотив горячую крепкую жидкость, немного прочистившую нам мозги, я рассказал о том, что удалось сделать за сегодняшнюю ночь, не озвучивая пока выводы, к которым пришел: если надо, шеф сам попросит это сделать.
  - Ну что ж, хорошо, что тебе, Игнат, удалось предотвратить эту диверсию. Мальчику премию выпиши и отправь пока куда-нибудь на отдых на недельку. Не надо, чтобы он сейчас маячил поблизости, такие люди нам нужны. А теперь о том, с чем нам еще предстоит столкнуться. Появление Руслана здесь спустя лет 5 - это очень большая неприятность. Долгое время он старался не появляться даже проездом в тех местах, откуда его с треском выперли.
  - Выперли? - удивился Артем. - Я думал, что он просто решил развивать бизнес в другом, более интересном для него месте.
  - Нет, его отсюда очень настойчиво попросили, причем так, что он практически за бесценок продал здесь все, что принадлежало ему, даже то, что было записано на других людей. И теперь он возвращается. Ничего хорошего от этого ждать не приходится, потому что здесь ему нужно будет не просто место под солнцем, ему нужны будут буквально владения.
  - А что, Вы были как-то причастны к его выдворению отсюда? - удивился я, потому что ничего подобного не слышал, хоть и работал уже в этой компании.
  - Косвенным образом, в то время мы были лишь предлогом, причем нам даже не пришлось обращаться за помощью. Кто-то, - он, усмехнувшись, показал пальцем в потолок, - посчитал, что это повод выдворить его. Может, очередной передел был, может, еще что. Слава богу, что на тот момент нас это не коснулось, а то не думаю, что я бы сейчас имел то, что у меня есть сейчас.
  - Тогда почему мы? - спросил Артем.
   Шеф, немного подумав, ответил:
  - Наверно потому, что из всех тех, кого хоть как-то задел Руслан, мы стали на данный момент самым лакомым куском. А начинать иногда можно и с крупной рыбы, если ты отрастил достаточные зубы.
  - А откуда у Вас появилась информация, что в наших неприятностях виноват Руслан? - поинтересовался я. - Ведь мы же не успели до Вашего звонка ничего рассказать.
  - А мне позвонил его представитель, видимо, узнав, что ничего у них не получилось. И ласково так попросил о встрече в верхах. Завтра днем у нас будет торжественный обед, - усмехнулся шеф. - Так что у нас по-прежнему ни толковой информации, ни планов, как действовать. Единственное что - определились с неприятелем. Не думаю, что это будет разговор о сотрудничестве.
   Мы с Артемом согласно кивнули.
  - Ладно, на сегодня следующая установка. Игнат, тебе сейчас дать указание своим орлам, пускай роют землю всеми конечностями, сам отсыпаться до обеда - после жду. Артем - тебе прошерстить по своим каналам, чем и как Руслан занимался в последнее время. Спать, к сожалению, будешь ближе к ночи.
   Мы с Артемом согласились с генеральным и быстро разбежались по своим делам. Выдав установки своим людям, я позвонил Тамиле узнать, как она. Вот ничего не скроешь от нее... вроде и нормальным голосом с ней разговаривал, ан нет, всё равно как-то почувствовала, что у меня неприятности. Ничего не стал ей говорить о произошедшем, нечего ее еще сюда втягивать. На ее приглашение приехать вечером пришлось ответить что-то неопределенное, сославшись на большую загруженность. Сделала вид, что поверила, по голосу чувствую... да уж... как только появлюсь перед ее ясные очи, ждет меня головомойка. Попрощавшись, я поставил телефон на вибро, свои звонить будут только после часа, я дал указание до этого времени отчитываться непосредственно перед Артемом.
  На душе теплело от того, что Тамила за меня волнуется, даже предстоящий втык меня не волновал... А рука у нее практически зажила, во всяком случае швы я уже ей снял... Неделя игры и предвкушения... не знаю, сколько я еще смогу сдерживаться. Какая она птичка... чертовка самая настоящая: яркая, манящая, загадочная и... необъяснимо чуткая. Смесь завораживающих противоречий. С этими мыслями я быстро домчался к себе и провалился в сон. Времени на отдых у меня было катастрофически мало.
  
   Тамила
  Весь день мне было как-то тревожно. Вчера вечером поговорила с Игнатом по телефону, он был какой-то нервный и дерганый. Сегодня утром - еще хуже. Что-то у них там происходит нехорошее, но со мной делиться, как я поняла, не собираются. Артему тоже звонить смысла нет - будет молчать как партизан на допросе. Ну что ж, осталось дождаться вечера и попытаться вытянуть Игната к нам. Если бы еще с месяца два назад мне кто-нибудь сказал, что он может быть чутким и нежным... наверно я бы долго спорила бы, что это не так. Всю неделю после нападения он частенько звонил, да и приезжал не раз вечером после работы. Но ненадолго. Мне стало не хватать его тепла, его рук, его взгляда... и даже молчания, мягко обволакивающего меня пониманием и нежностью. А как он снимал наложенные неделю назад швы: аккуратно, стараясь не причинить лишнюю боль... да уж... вот это романтический момент, дожились. А эти горящие обещанием глаза... чуть не набросилась, остановило только то, что Полинка еще не спала, а на подозрительные звуки в кухне она бы точно прибежала. Вот так и ходим мы с Игнатом вокруг друг друга на мягких лапах. Жду, когда выдержка ему изменит... чувствую, осталось еще немного, еще чуть-чуть... Он надо мной смеется, говоря, что я нетерпеливая. Как он не понимает, что каждый раз, когда закрывается за ним дверь, мне становится одиноко и тревожно. Со мной или нет? Мой... нет, еще пока не мой... а будет ли... Обещает быть. А вот надолго ли... Гоню от себя эти мысли, чувствуя себя зеленой девчонкой. Я ж уже должна быть умудренной опытом матроной, которая должна довольствоваться сегодняшним днем, а я... А я отращиваю крылья для полёта.
  Но работа меня все же отвлекла от самокопания, ближе к концу рабочего дня позвонил кум и попросил по приезду домой срочно выйти в Skype. Черт! Что еще произошло?! Домой сорвалась, как только пробило шесть, ругаясь на пробки и соседей по несчастью, которые, как на зло, то перегораживали дорогу, то поздно реагировали на светофор, то лезли и пытались подрезать. Домчалась в рекордные сроки, хлопнула входной дверью, скинула обувь и не раздеваясь кинулась к ноуту. Связь, онлайн, звонок...
  - Вечер добрый, девочка моя, - отозвался кум сразу же. Выглядел он, надо сказать, не очень.
  - И тебе добрый, хотя вид у тебя не фонтан, - ответила я.
  - Есть из-за чего. Появились новые игроки на поле. Неприятные.
  - Кто и чем грозит?
  - Руслан.
   Я, не сдержавшись, нецензурно выругалась. Обычно я себе не позволяю этого, особенно в присутствии кума, уж очень я его уважаю. Но в этот раз он был со мной солидарен.
  - Что делать надо? - спросила я, понимая, что раз кум на меня вышел, значит и проблему решать мне.
  - Едет он сюда с недружественным визитом по душу весьма хорошо известных тебе людей. Будет завтра. Надо сделать так, чтобы визит был для него короток и закончился бы неблагоприятно.
  - Убить что ли? - невесело усмехнулась я.
  - К сожалению, нет, - ответил мне кум. - Если бы это решалось так просто, я бы к тебе и не обращался. За ним еще кто-то стоит, и этот кто-то очень хорошо прячется и дергает своих марионеток за ниточки издалека, стараясь не афишировать свои интересы. Хоть Руслан едет не по твою душу, но, думаю, тот, кто его направляет, знал о причинах, побудивших этого отморозка свалить отсюда.
  - Ну да, жить-то всем хочется, особенно хорошо жить. Не думала, что он вернется. Чем прижимать хоть есть? - спросила я.
   Кум тяжело посмотрел на меня, секунду помолчал и проронил, как приговор:
  - Нет.
   Воцарилось молчание. Мы с ним обдумывали сложившуюся ситуацию.
  - Когда?
  - Завтра в обед.
  - Я Полинку отправить никуда не успею, - поморщилась я. - Пусть твои люди за ней присмотрят, я найду, чем ее занять дома. А там... посмотрим.
  - Я постараюсь что-нибудь накопать к завтрашней встрече, но, боюсь, компромата никакого толком не будет. Он слишком хорошо усвоил урок. Ты же понимаешь, я просто к завтрашнему дню не успею прислать никого из своих... если б я знал раньше хотя бы часов на 8...
   Я перебила кума:
  - Нечего корить себя. Ты не мог предугадать, что рядом со мной понадобится переговорщик, - я мысленно усмехнулась последнему слову.
  - Есть вариант уехать, - осторожно заметил кум.
  - Это не обсуждается. Я не буду мотаться от него по всей России. Он знает, где я нахожусь, а если у него еще здесь образовался интерес в другой области, то нет гарантии, что он меня не будет гнать как зверя по всем местам, куда я решу сбежать. Попробуем сыграть на упреждение, раз на опережение не получилось.
  - Удачи тебе, девочка моя, - грустно сказал кум, - я с тобой позже свяжусь.
   Попрощавшись с кумом, я созвонилась со своим шефом и выпросила еще один выходной. Так... у меня еще куча дел, так что ночь предстоит длинная, а мне завтра еще и выглядеть хорошо надо будет. Игнат точно сегодня не приедет - ему будет не до того. Созвонилась с Сёмой, попросила у него "представительную машинку".
  - Тебе представительную или понтовую? - поинтересовался Сёма.
  - Понтовую, но не девчуковую, - вздохнула я.
  - Всё так хорошо? - в своей манере спросил он.
  - Во-во, на эту букву, но не это слово, - заметила я.
  - Завтра пригонят под окна, к сожалению, последней модели нет, так что поедешь на том, что осталось. Машинка без номеров, но не думаю, что у кого-то хватит смелости тебя на ней остановить, - как-то грустно усмехнулся он.
  - Спасибо, Сёма, век должна буду.
  - О чем ты, деточка, не надо, рад буду помочь, чем смогу. Если еще что-то надо - обращайся.
  - Спасибо тебе.
   Положив трубку, я пошла шерстить свой гардероб. Вот наконец-то в моей жизни настанет истинно женский момент: "Шкафы маленькие, носить нечего..." За разбором шмотья меня застал звонок Игната. Я постаралась придать своему голосу некоторую непринужденность и легкую усталость. Естественно он мне не сказал, что у них проблемы, я его понимаю, кто ж будет такое вешать на женщину, пожаловался, что завтра будет занят с самого утра и до поздней ночи, пообещал позвонить, если выдастся свободная минутка. Пожелала ему удачи и с удивлением услышала для себя в ответ: "Люблю тебя". Ответить не успела от обалдения - положил трубку. Несколько секунд держала около уха уже замолчавший телефон... Хотела бы я услышать это признание при других обстоятельствах, а тут... почти как перед уходом на фронт. Тьфу, тьфу, тьфу... Дай бог, обойдется.
   Утро началось слишком рано. Позвонил Артем и попросил присмотреть за Денисом. Вот этого мне еще и не хватало... Хотя хорошо, что не придется распыляться с присмотром за двумя шустрыми чадами. Я вчера как-то упустила этот момент. Пока пила кофе, в голове роились неприятные мысли.
  Господи, как я это ненавижу!
  Разговор с кумом поставил меня перед достаточно нелегким выбором: сходить и разрулить чужую сходку или уезжать и пытаться прятаться в другом регионе. Последнего я не хотела - от проблем бегать всю жизнь было бы не возможно, во всяком случае, не в этот раз. Придется вспоминать всё, чему меня учил Мишка, кум и еще несколько спецов. С ними я прошла жесткую тренировку с соплями, слезами, нервными срывами, истериками, но они смогли вылепить из меня хоть какое-то подобие переговорщика, хотя до них мне было ой как далеко: не хватало опыта, набирать который я не сильно стремилась, так как учили меня на всякий случай, авось пригодится. Всяческие доморощенные нлпэшники отдыхают: их морально не ломали, не уничтожали и не учили искать путеводный свет, где его априори быть не могло. Спасибо, похоже, навыки пригодятся. Но придется полностью перевоплощаться в ту, которой я никогда не хотела быть. Полинку придется занять с Денисом разбиранием наших книжных раритетов - они давно пытались до них добраться. А сейчас это займет у них целый день.
  Артем привез Дениса, быстро поздоровался и убежал, стараясь не смотреть мне в глаза. Я накормила детей завтраком. Чтобы Полинка ничего не заподозрила, собрала тренировочную сумку с вещами, в которые собиралась переодеться, кинула туда косметику и кейс с украшениями. На утро договорилась с парикмахерской. Вышла на улицу, где меня уже ожидал Сёма с ключами от... "Ягуара"... почти скромного... Мы молча друг другу кивнули. Лишь передавая мне ключи, Сёма на секунду сжал мои пальцы в тихой поддержке. Он слишком хорошо понимал, что происходит что-то серьезное, а втягивать его я не буду. Скорей всего по своим каналам он уже ищет информацию о происходящем, но... найдет ее поздно. И это хорошо. Не надо ему туда лезть. Не хочу его подставлять под удар.
  Вся из себя накрашенная, причесанная, надушенная и обвешанная настоящими цацками, я подруливала в одолженном "Ягуаре" к месту "дружеского" обеда. Понтоваться, так по полной. Припарковалась, вышла из машины, лениво оглядела стоянку, замечая сопровождающих этой встречи в верхах. А народу-то нагнали, тьфу, мальчики мышцами играют. Ну что ж, разбавим их теплую компанию своим королевским присутствием. Хозяин заведения, предупрежденный о моем приезде, встретил меня и проводил в свободную вип-комнату, где я на всякий случай оставила ноут. Затем, попросив, чтобы официанты пока исчезли с горизонта, я прошла в комнату, где проходила встреча.
  Ну что, не ждали? А я приперлась. Руслан, как давно тебя не было видно. За дело же тебя выдворили из региона, а ты опять решил своими грязными ботинками здесь потоптаться, конечно, деньги же здесь сейчас крутятся немалые. Пока народ не отошел от моего появления, надо брать на понт.
  
  Артем
  Мы сидели в ресторане в отдельном кабинете. Так называемая встреча в верхах. С нашей стороны были я, Игнат и генеральный, с их - Руслан и двое его "замов". Года 4 назад Руслана попросили из нашей области, честно говоря, даже не знаю, кто и за что, но ходят слухи, что история была не очень красивая. Стол накрыт от души, но все вяло ковыряются в тарелках.
  Вот дверь открылась, но мы не отреагировали, думая, что это вошел официант. Но нет, послышался легкий перестук каблучков - мы синхронно обернулись. Вот уж кого не ожидал здесь встретить. Что она здесь делает? Мы все от удивления даже забыли о правилах приличия - никто не пошевелился, чтобы встать. Хороша: струящиеся свободные брюки, белая блузка сложного кроя, подчеркивающая грудь и талию, в ушах и на ручках, судя по игре света в камнях, брюлики... не слабых таких размеров в белом металле. На плече болтается... мда... это не сумочка, а кошелек.
  - Добрый день, господа, - сказала она, выделив первое слово.
   Нестройный хор голосов пожелал ей того же.
  - Я тут заглянула на ваш теплый огонек поздороваться со знакомыми, - продолжила она, заходя за спину Руслану и наклоняясь к его уху.
  - Дорогой, - проворковала она достаточно тихо, но так, чтобы все слышали, - какими судьбами ты здесь оказался?
  - По делам приехал, - как-то нервно ответил он.
  - И какие же у тебя здесь дела? - также нежно и с придыханием продолжила она, проводя пальчиками по его щеке, дальше от уха по шее там, где проходит сонная артерия.
   У Руслана дернулся кадык, а у меня мурашками пошла кожа от такого сексуального голоса.
  - Тебя не спросили. Чего приехала, тебя здесь не ждали, - грубо ответил он.
  - Ой ли, - засмеялась она, но глаза стали буквально мертвыми. - Тебя ж предупреждали здесь никогда не появляться. Уже забыл?
  Он ухмыльнулся:
  - Старый уже давно сгнил, так что тебе лучше не лезть, детка.
  - Но я-то осталась, - почти интимно в ухо прошептала она и села на стул в торце стола.
   Такой я ее даже представить не мог. При своем небольшом росте она умудрялась подавлять нас, тертых мужиков. Взгляд у нее был страшный: какой-то неживой и отрешенный. Что-то подобное я видел у людей, которым нечего было терять.
  - Значит так, мальчики, никаких разборок, все остаются при своих. Руслан, тебя и твоих прихвостней я здесь видеть не хочу.
  - А не сильно ли ты хамишь, детка, - протянул вальяжно он.
   Последовала резкая пощечина от Тамилы, так, пожалуй, барыни били дворовых девок, этого уж точно никто не ожидал. Ох, не сердил бы я ее. Руслан вскочил, но чуть обратно не свалился на стул от ее окрика:
  - Сидеть! - а дальше так нежно и проникновенно, что у меня волосы дыбом начали вставать, - Чтобы тебе, Русик, было понятно, деткой я никогда не была, так что радуйся, что я сегодня не кровожадная и ты отделался легко. А сейчас ты со мной выйдешь в соседнюю кабинку, оставив этих, - она махнула головой в сторону его людей, - проясним несколько личных вопросов, а дальше мы вернемся и дружно всё обсудим.
   Руслан побледнел и покорно вышел за Тамилой.
   Генеральный удивленно спросил:
  - Кто это был?
  - Это был наш ребус, с которым мы сталкиваемся уже с полгода, - ответил мрачно Игнат.
  - Пренеприятная женщина, - пробормотал генеральный.
   Судя по взглядам наших оппонентов, те были абсолютно с ним согласны.
   Минут через 10 вернулась мило улыбающаяся Тамила и потерянный Руслан. Куда девалась его наглость и чванливость?
  - Значит так, сделаем закрытое заседание. Мальчики, свободны! Подождете шефа в машине, - приказала она людям Руслана. - Вы, - махнула она в сторону генерального, - и ты, Артем, можете ехать или подождать Игната, но не здесь.
   Никто даже ослушаться ее не посмел. Выходя, мы наткнулись на несколько официантов, которые пришли убрать со стола.
  - Почему Вы ее послушались, - спросил я генерального.
  - Если у нее есть возможность это разрулить, то я только за. К тому же упоминание Старого ни к чему хорошему Руслана не приведет, - хмыкнул этот тертый калач.
   Мы пошли в машину, и когда уже сели, я осмелился задать вопрос.
  - А кто он такой?
  - Специалист по решению нерешаемых задач. Мало какой конфликт в 90-е обходился без него. Зачастую выступал третьей стороной, разводящим. Его боялись и уважали. Причем, насколько мне известно, к криминальным кругам относился по стольку поскольку. Не был, не состоял, не сидел. Была, конечно, и у него крыша, но толком тоже никто не знал, того, кто за ним стоит. Но за ним стояли...
  - Но были же те, кому не нравился он и его вмешательство.
   Генеральный усмехнулся:
  - Ну... недовольные, конечно, были, но активные недовольные долго не жили.
  - А как его звали?
  - Слава богу, я не знал, - чуть улыбнулся генеральный, - я и видел-то его один раз мельком: невысокий, худощавый, с мертвым взглядом. Девочка, пришедшая сегодня к нам уж очень его напомнила повадками, когда она перестала нежно шептать на ушко Руслану.
   Больше мы не разговаривали, ожидая Игната и результатов переговоров.
  
  Тамила
  Фух! Получилось! Не думала, что удастся без мерянья пипетками разделить Руслана с его прихвостнями. Я брала на испуг, нахрапом, надеясь, что кривая выведет правильно, и он со своей трусливостью мне поверит, что у нас есть, чем его прижать. Нам смертельно не хватало информации, и сейчас с кумом нам надо было получить хоть что-то: толчок в нужном направлении, время для новых поисков, информацию о причастных. С моей стороны - сплошной блеф.
  Мы зашли в комнату, я закрыла дверь на замок, чтобы нам не помешали:
  - О, не хочешь, чтобы нас отвлекали? - как-то сально произнес Руслан.
  - Щажу твое самолюбие - не хочу, чтобы знали о твоей мужской несостоятельности, - усмехнулась я.
  - Да ты...
  - Давай о деле, - перебила я его. - Тебя предупреждали о последствиях твоей деловой активности здесь. Хотелось бы внятно услышать о причинах твоей забывчивости. Можешь не кивать на то, что Старого уже нет. Сам знаешь, свято место пусто не бывает, - я позволила себе чуть улыбнуться. "Держись, держись, только не сорвись на эмоции, иначе раскатает сразу же", - проносилось в голове.
  - Неужели... - начал он и осекся, увидев, что я недовольно чуть скривила губы.
  - Мне приказали... - начал блеять он.
  - Кто?
  - Серьезные люди... я не могу их назвать...
  - А я, значит, недостаточно серьезная, - недобро усмехнулась я.
  - Ну... мой долг перекупили... поэтому только я полез сюда, в качестве отдачи.
  - Видно, крупный должок, раз ты решил сюда сунуться.
  - Немалый, - скривился Руслан.
  - Кому был должен и кто перекупил?
  - Перекупщика не знаю, так как общаюсь через кредитора.
   И он назвал достаточно известного московского банкира. Мысленно выругалась.
  - Какой у тебя срок для закрепления на территории?
  - Полгода, но в ближайшие месяца два я уже должен уже что-то иметь здесь.
  - Кому предпочитаешь быть должным: мне или неизвестному?
  - Смотря что потребуется, - осторожно ответил Руслан.
  - Перекупаем долг, ты его отдаешь в нормальные сроки и без зверских процентов, за это даже не думаешь возвращаться сюда ни сам, ни через кого-то.
  - Не перепродадут, пробовали уже, даже в двойном. Требуют эту услугу, - поморщился Руслан.
  - Хорошо, семь недель сюда не лезешь, а я пытаюсь решить вопрос с долгом на тех же условиях, если не получается, вмешиваться больше не буду в твои дела здесь.
   Руслан осклабился:
  - А вот эта отсрочка мне не выгодна, я упускаю элемент неожиданности и даю время подготовиться этим, - он махнул головой в сторону закрытой двери.
  - Но тебе же не пообещали списать весь долг, когда ты здесь закрепишься, если тебе еще удастся это сделать. Поверь, у меня есть силы и средства помешать тебе это сделать, - начала давить дальше я.
  - Шесть недель, - пошел на попятную Руслан.
  - Семь, начиная с завтрашнего дня, - твердо ответила я.
  Руслан скривился, но вынужден был согласиться. Я про себя тихонько выдохнула. Этот мини-раунд пока за мной, лишь бы теперь остальные ничего не испортили. Отперев дверь, я вышла из комнаты. За мной, не отставая ни на шаг, последовал Руслан.
  "Договаривающиеся" стороны встретили нас напряженным молчанием. Я старалась не смотреть на Игната, хоть бы хватило ему ума делать вид, что мы едва знакомы, а лучше, что не знакомы вообще. Если он выдаст меня хоть намеком, попытается поиграть в рыцаря, то всё... Они-то выкрутятся, а вот я себе подпишу почти смертный приговор. Не очень любят некоторые теневые личности подобного самоуправства. Полномочия мои не подтверждены, кум просто не успевал это сделать, а за такое по головке гладят... в основном дулом пистолета.
  Я выгнала лишних из комнаты, оставив Игната и Руслана. Почему не генерального? Да потому, что основная информация касалась как раз таки безопасности. Генеральный умничка, всё прекрасно понял и без лишних слов покинул нас, стараясь не смотреть мне в глаза. Старая закалка. Сухо, коротко я ввела Игната в курс дела, дав им семь недель на выяснение личности кредитора Руслана, пускай поработают на свое благо, хотя вряд ли им удастся что-то разузнать. Я это сделала лишь с целью направить их неуемную энергию в нужное мне русло, чтобы не мешались под ногами у людей кума. Игнат подтвердил, что понял, чем им грозит невозможность устранения третьих лиц. Похоже, наш неизвестный будет вливать в Руслана столько денег, сколько понадобится, вот тогда-то их компания быстро развалится. Почему Руслану не выгоден такой сценарий? Всё банально. Кому нравится быть безвольной марионеткой в нескольких регионах, когда он до этого был корольком в своем.
   Вышли в общий зал мы вместе. Сухо со всеми попрощавшись, я пошла забрать ноут, который оставляла для связи с кумом, если бы не смогла справиться сама. Пришлось бы светить его персону, что было крайне нежелательно. Я вышла в Skype и отправила сообщение: "Отбой. Время 7 недель. Подробности позже". Всё, теперь осталось уехать отсюда и добраться домой. "Держись, еще немного осталось", - подбадривала я себя. Надо было также ярко уехать, как и прибыла. Не думаю, что участники шоу уже разъехались.
   Вышла из заведения уже в темных очках: хоть это послабление я себе могла сделать, сославшись на яркое южное солнце. Пока шла и садилась в машину, краем глаза отметила, что все действующие лица пока на месте. Выехала с территории, повернула на второстепенную дорогу и утопила педаль в пол... еще чуть-чуть... еще немного... Дорога была вся не очень: не очень ровная, не очень широкая, не очень загруженная - поэтому ехать так, как хотелось быстро, не удавалось. Может, и слава богу. Мне бы только найти место, чтобы остановиться. Вот съезд... припарковалась. Еле-еле вылезла из машины, сжимая в руках пачку сигарет, зажигалку и кобуру, села прямо на землю со стороны пассажира, прислонившись спиной к колесу. Черт с ней с одеждой... Руки предательски дрожали, норовя выронить тяжелую зажигалку. Прикурить получилось не с первой попытки. Я судорожно затянулась и закрыла глаза, всё равно сквозь слезы ничего толком не видно.
   Теперь я понимаю, как тяжело было Мишке, когда у него появилась я, а потом еще и Полинка. Ну как можно обрубать в себе все чувства, включая самосохранения, когда ты ответственен еще за несколько жизней? Действовать не так, когда тебе есть что защищать и ты готов на крайность, не так, когда за тобой стоит сила, проводником которой ты являешься, а так, как будто у тебя ничего нет, тебя ничем нельзя задеть, ничем нельзя шантажировать, а есть только чья-то "правда", реализацию которой ты должен провести с минимальным уроном для всех сторон. Пускай эти стороны и не совсем с тобой согласны. И ты единственная разменная монета в этой игре. С одной стороны бред... с другой - вся наша жизнь такова. Теперь только надежда на кума и на то время, которое я смогла выторговать. Если не получится... Руслан припомнит мне и прошлое, и это свое "стратегическое" отступление. Сигарета не приносила облегчения, прикурила следующую таким же дергающимся пламенем, как и предыдущую. Мимо изредка проезжали машины, но ни одна даже не притормозила. Мало ли почему припаркована на обочине дорогущая машина без номеров...
   Третья сигарета... от них уже начинает тошнить. Визг тормозов остановившейся рядом машины. Достала травмат и зажала в руке, прикрывая согнутыми коленями. С близкого расстояния можно и убить... Автоматически отметила два хлопка дверей и быстрый бег. Всё равно встать не успею.
  - Слава богу! Жива! - послышался возглас Игната.
  - Напугали, - выдохнула я, сжимая недокуренную сигарету в зубах и пряча пистолет обратно. - Все вопросы и стенания потом, - перебила я, как только увидела, что Артем открыл рот, чтобы что-то сказать. - Быстро развернулись и уехали. Не надо, чтобы вас видели сейчас рядом со мной, - я вытерла слезы, вознося хвалу стойкой химической промышленности, положенной на алтарь женской красоты.
  - Ну да, и оставить тебя в таком состоянии, - обеспокоенно ответил Игнат.
  - Ты хочешь поставить крест на всем том, что я сегодня сделала? - в голосе прорезался металл.
  - Нет, предлагаю тебе поехать со мной, а Артем отгонит машину, куда скажешь.
  - Ишь раскомандовался, - усмехнулась я. - Стойте здесь 10 минут, потом подъезжаете на поворот за постом, буду ждать, только не гоните, мне минут 20 нужно форы.
   Им ничего не оставалось, как только согласиться со мной, но смотрели оба с тревогой, пока я садилась в машину. Стартанув, я набрала Сёму, подтвердив свой возврат "Ягуара" в условленном месте, он туда должен был пригнать мой "Джимни". Как я ехала, меняла машину и ждала ребят, я помню так, как будто смотрела со стороны. Полная апатия и отупение. Глядя на это, они не пустили меня больше за руль, а я и не сопротивлялась, доверив свою машинку Артему и пересев к Игнату.
  - Куда мы приехали? - удивилась я, только-только заметив, что мы въезжаем в подземный гараж.
  - Ко мне. Не беспокойся, ребята сегодня будут на попечении Артема.
   Не в таком виде и состоянии я хотела попасть в гости к мужчине, который мне больше, чем просто нравится.
  
   Игнат
  Мне все сегодня не нравилось: и спешно организованная встреча, и странная ситуация, и непонятно откуда взявшийся Руслан с его еще неозвученными требованиями или лучше сказать ультиматумами. А то, что это будет так, к гадалке не ходи. И вот теперь еще появление Тамилы. Еле-еле сдержался, чтобы не вскочить и не вытолкать ее отсюда. Но... это точно она? Я думал, что видел ее всякой: и безумно уставшей, и недовольной, и рассерженной, и веселой, и радостной, и смешной - она всегда была живой, с искоркой. А то, что она из себя представляла сейчас... Нет, выглядела она прекрасно, но в ней не было тепла, лишь легкое превосходство человека, который, зная свою силу, слегка недоумевает, почему ему пришлось оказаться здесь, среди неравных ему. Бархатно-вибрирующий голос обволакивал, когда она обратилась к Руслану, казалось, нежно прижимаясь к нему. Но это было прикосновение, пожалуй, суккуба, готового получить от своей жертвы всё, не сильно обещая райское наслаждение взамен. Что их связывало?
  Из завороженного наблюдения меня вырвало упоминание о Старом. Я непростительно отвлекся от сути, поражаясь разыгрываемому представлению. И вот перед нами уже снежная королева, которая, не спрашивая, зачем мы здесь собрались (я бы и сам хотел услышать это), сразу стала ставить свои условия. Руслан, очухавшись от первого впечатления, с ходу начал хамить Тамиле. Резкая пощечина: по-женски, но с позиции старшей. Окрик, и в противовес почти ласковое объяснение, где тот провинился. Зачем она его вывела? Что она успела узнать, да и когда, если мы были почти не в курсе происходящего?
  Всё время пока их не было, я сидел как на иголках. Руслан был достаточно опасным противником, к тому же не всегда честным, единственное что облегчало "работу" с ним - это то, что он был трусоват. Чем же Тамила его прищемила, что тот по возвращению растерял свою уверенность? Это было видно по его чуть ссутулившейся фигуре и бегающим глазкам. Чем дальше, тем страннее. Королевским жестом отослала всех, кроме меня и Руслана. Даже генеральный не дернулся возразить, посчитав это само собой разумеющимся. Держусь, чтобы не сломать ей игру, не думаю, что она простит мне это. Ведь сейчас она здесь ради нас, хотя я бы отдал всё на свете, чтобы ее здесь не было. Кто она на самом деле? Какие силы за ней стоят, что она вот так просто здесь командует, а мы воспринимаем это как должное, не допуская и мысли, что это не так? Кум? Что-то мне не сильно верится. Может, она и действует с его ведома, но вот есть ли у них реальная поддержка... Сплошные вопросы.
  Понимание того, что она для нас сделала, пусть это даже подаренное нам время почти в два месяца, меня шокировало. Как? Не думаю, что цена за это так мала: узнать, кто перекупил долг Руслана, чтобы управлять им. Надо же еще как-то убрать этот рычаг давления на него, но это она даже не дала обсудить, в чем Руслан молчаливо ее поддержал.
  Закончив эти переговоры, сводившиеся, впрочем, к введению меня частично, а я уверен, что мне и половины не рассказали, в курс дела, мы вышли в общий зал, где Тамила, оставив меня с Русланом, ушла куда-то вглубь ресторана. Переглянувшись с ним, мы вышли на улицу, попрощались, не пожав друг другу рук, и расселись по машинам, не спеша уезжать. Я хмыкнул про себя, что все ждут королеву бала.
  - Ну что? - не выдержал генеральный.
  - У нас время 7 недель для того, чтобы успеть минимизировать убытки и приготовиться к войне, если не удастся за это время добыть кое-какую информацию, - ответил я, не спуская глаз с дверей ресторана.
  - Это лучше, чем ничего, - ответил он.
  - Выходит, - прервал нас Антон.
   Со стороны, наверно, мы напоминали папарацци, притаившихся в кустах в ожидании лучшего кадра. Тамила прошествовала к черному "Ягуару", чинно села за руль, плавно выехала с территории и рванула по второстепенной дороге на предельно возможной скорости для этого покрытия. Где она взяла такое чудо да еще без номеров? Пожалуй, наводить справки не стоит, лучше попытаться спросить ее саму.
  - Я за ней, - кинул я Артему с генеральным, пытаясь вылезти из машины.
  - Не спеши так, лучше спокойно пересядь к себе, я поеду с тобой, - остановил меня Артем, - не стоит привлекать к себе внимание, пусть гости разъедутся.
   Генеральный лишь удивленно проследил за нами, не комментируя происходящее.
   Мы спокойно пересели в мою машину, отправив водителя шефу. На все попытки Артема угрестись за руль, я ответил, что раз уж на встрече мое мужское достоинство, да и не только мое, было вот так попрано, то я хочу себя почувствовать мужчиной хотя бы за рулем. Он лишь хмыкнул на мою натянутую шутку, прекрасно понимая моё состояние. Едва дождавшись пока гости покинут территорию и часть наших машин выедет вслед за ними, я рванул вдогонку Тамиле. Куда она по этой корявой объездной ломанула? Лишь бы не встряла в ближайшие кусты или во встречную машину. Попытки Артема позвонить ей натыкались на холодный голос "Абонент не отвечает или временно не доступен". Я чуть не проскочил припаркованный на обочине "Ягуар". С визгом притормозив и чуть сдав назад, мы с Артемом практически одновременно выпрыгнули из машины и помчались к нему. Тамила, бледная, с дрожащей сигаретой в пальцах, ловящих радужные блики бриллиантов, сидела на земле, прислонившись к колесу автомобиля, не заботясь о своей одежде.
   А могла бы пристрелить, хоть и травмат, а на таком расстоянии да в голову... пронеслась мысль, когда Тамила, услышав мой возглас, убрала его в кобуру. Опять командует. Хотя она права, нас не должны сейчас видеть вместе, но оставить ее в таком состоянии - это выше моих сил. Но... пришлось послушаться. Она не простит, если из-за нашей неосторожности накроется медным тазом то, что она сегодня для нас добилась. Я не отрываясь следил за секундной стрелкой, отсчитывающей время, когда нам можно будет ехать за ней.
  - Артем, забери сегодня детей, пожалуйста, да и шефу позвони, пусть сегодня пьет коньяк и отдыхает, а мозговой штурм будем устраивать завтра.
  - Что задумал? - поинтересовался он.
  - Не надо, чтобы Полина видела ее в таком состоянии. Нет, я верю, что Тамила может себя зажать и продолжать вести себя при дочери так, как будто ничего не происходит, но ты видел ее. Не знаю, зачем она полезла в это дело, но... малое, что я могу для нее сделать - это привести ее в чувство и дать выспаться.
  - Несмотря на то, что она сегодня потрясающе выглядела, сейчас на солнце было заметно, что вряд ли этой ночью она много спала. Хорошо, займусь детьми.
  - Поехали, время, - бросил я.
   За постом Тамила уже ждала нас на своей машине. Вот для чего ей нужна была фора... и здесь своих тайн не раскрывает. Вот уж... чертовка. Она с видимым облегчением пересела ко мне в машину, отдав ключи от своей "Сузучки" Артему. Пока вел машину, я украдкой поглядывал на нее. Тамила с отрешенным видом смотрела вперед, не думаю, что она следила за дорогой. Мои подозрения подтвердились в тот момент, когда она, очнувшись, с удивлением заметила, что мы въезжаем в подземный гараж. Наконец-то на ее лице появились хоть какие-то эмоции. Что это? Смущение?
  
  Тамила
   Мы поднялись на лифте из подземного гаража на двадцатый этаж. Ну да, при любви Игната к небу и простору было бы странно, если бы он выбрал второй или третий. Должно быть, здесь открывается замечательный вид на город, особенно ночью. Холл, ну не позволяло это пространство назваться банальным коридором, был полупустым, лишь шкаф-купе, ненавязчиво выдавал себя зеркалами, да небольшая мягкая лавка с комодом. На светлых стенах висели фотографии, сделанные с высоты птичьего полета. Игнат кинул ключи на комод и поставил мою сумку с вещами, которую я все же не забыла забрать из своей машины, на лавку.
  - Разувайся и проходи. Могу дать тапочки, но, боюсь, ты в них утонешь по самые уши.
  - Грех топтать такой паркет лаптями, - улыбнулась я, чувствуя себя несколько скованно.
  - Так, там кухня и гостиная, - он махнул рукой куда-то вправо, - там санузлы и спальня, а напротив я себе устроил зал. Пошли, - скомандовал он и двинулся в сторону спальни.
   Хм... э... что... вот так сразу? Мысли мои грешные, правильно говорят, у кого что болит... Хоть я пока немного и не в том состоянии, но, глядя на Игната, идущего передо мной, кое-какие желания, пока еще не сильно явные, начинают во мне пробуждаться. Игнат уже зарылся в необъятном шкафу, пока я осматривала комнату, стоя на пороге. Простота. Похоже, вот девиз интерьера, впрочем, было бы удивительно, если бы здесь были вычурные элементы. Легкий намек на Японию в лаконичности и изяществе линий, спокойные тона стен и текстиля. В первый момент это могло показаться скучным, но таковым не было, стоило только разглядеть ненавязчивые элементы декора.
  - Так, вот тебе полотенце, а это хотели с Артемом подарить тебе как-нибудь по случаю в память о полете на вертолете, но, думаю, тебе это пригодится сейчас, - оторвал меня от созерцания голос Игната.
   Я посмотрела на прозрачный пакет, где были упакованы, спортивные штаны и майка со смешным принтом: красный мультяшный вертолетик хитро подмигивает, а рядом фраза "Первым делом вертолеты, ну а мальчики... а мальчики пешком". Видя мою ошарашенную физиономию, лицом это сложно было назвать, Игнат мне подмигнул и подтолкнул меня в сторону ванны.
  - Так, смывай свой боевой раскрас, жду тебя через 15 минут в своем спортзале.
   Я кивнула. С облегчением сняла с себя весь сверкающий металлолом и сгрузила его в футляр, затем, вытащив из сумки свои мыльно-рыльные принадлежности, ну какая женщина не таскает с собой косметический салон в миниатюре, я с радостью пошла в душ смыть с себя напряжение встречи. Я рада была предложению Игната размяться: это позволит устаканить эмоции и привести в порядок мысли.
   Да, импровизированный спортзал был хорош. Часть пола покрыта матами, на свободной от них части комнаты стояла беговая дорожка и велотренажер. Игнат тоже уже успел переодеться в спортивные штаны и майку с таким же вертолетиком, но без надписи. Основательно размявшись каждый сам по себе, мы встали в спарринг. Игнат щадил мою не до конца восстановившуюся руку, да и цели набить друг другу физиономии у нас не было, лишь получить удовольствие от движения и изобретательности противника. Это чем-то напоминало танго, не удары, а лишь обозначение, то отход, то наступление и уважение к мастерству противника. Вымотав меня почти до предела, Игнат остановил наш импровизированный спарринг-знакомство.
  - Еще с самого первого раза, когда ты напросилась к нам на тренировку, мне было интересно наблюдать, как ты двигаешься. Тогда ж ты ничего своего не показывала, лишь перенимала то, что я давал ребятам, - заметил он.
  - Ну да, а напрашиваться к женщине даже в шуточный спарринг не позволило воспитание, - засмеялась я.
  - Ну да, меня бы обвинили в избиении младенцев, - согласился со мной Игнат. - Давай первая в душ, а я пока еду закажу.
  - Да мне бы домой показаться, Полинка волноваться будет, я ж ее не предупредила, что буду задерживаться, да и созвониться кое с кем надо.
  - Полинкой и Денисом с сегодняшнего дня и до завтрашнего утра занимается Артем, а ноут я видел у тебя с собой. Поговорить спокойно сможешь в спальне, если закрыть дверь, то, как ни прижимайся к ней ухом, ничего не услышишь, в свое время я позаботился о хорошей звукоизоляции, - усмехнулся он. И видя мое несколько опешившее лицо, он добавил, - Да, это похищение с целью дать тебе спокойно отдохнуть от того, что ты сегодня устроила, так что пользуйся моментом.
  - Спасибо, - единственное, что я смогла вымолвить.
   Стоя в душе, я размышляла, как далеко мы сегодня зайдем. На данный момент Игнат не сделал ни одного намека на интим, смешно сказать, даже не поцеловались. То ли он подумал, что может испугать меня на своей территории, то ли после сегодняшнего моего выступления он решил со мной не связываться. Ладно, еще не вечер. Насколько я поняла, забрал он меня до утра, вот и не буду торопить события, хотя уже очень хочется. Лишь бы не получилось, как в анекдоте, "Почему вымерли динозавры".
   После душа я оделась уже в брюки и майку, в которых выезжала из дома. Затем, воспользовавшись предложением Игната, я закрылась в спальне, чтобы переговорить с кумом. Тот сразу же ответил на мой вызов. Пересказав всё, что было на встрече, я спросила у него:
  - Ты же не думаешь, что за покушениями на меня стоит Руслан?
  - Нет, ты для него не слишком интересная персона. Если бы у него была возможность походя сделать тебе гадость, он бы на это пошел, а вот так специально - нет. Конечно, после сегодняшнего твоего выступления ситуация поменялась, но не до твоего же физического устранения. Так что это кто-то другой. Ну ничего, ниточка потянулась, теперь, надеюсь, у нас получится выяснить, кто за этим всем стоит, и ликвидировать эту угрозу.
  - Я тоже на это надеюсь. Сейчас от меня пока ничего здесь не зависит, разве что внимательней смотреть по сторонам. Не снимай, пожалуйста, наблюдения с детей, может, удастся нам с Артемом их куда-нибудь еще отправить.
  - Я так смотрю, ты не дома, - усмехнулся кум.
   Я чуть не покраснела:
  - Ну да, у Игната, он с Артемом после смены машины не пустил меня за руль, а я...
  - А ты не смогла отказаться от такого подарка, - смеясь, перебил меня он. - Тогда не буду отвлекать, отдыхай, девочка моя.
  - Вот это благословение, - рассмеялась я. - И ты так просто отдаешь меня в его руки?
  - Руки, насколько я знаю, надежные, а дальше уже дело твое.
   Мы тепло попрощались, и я, закрыв ноутбук, пошла искать Игната. Он оказался уже на кухне, вымывшийся и переодевшийся в джинсы и поло. Я подошла к большому окну.
  - Да, здесь открывается потрясающий вид.
   Игнат встал у меня за спиной, обнял за плечи и сказал:
  - Особенно хорош вечерний закат или ночные огни.
   Я облокотилась на него, чувствуя, как размеренно стучит его сердце. Спокойно и уютно, надежно.
  - Я за тебя беспокоился, - прервал он наше молчание. - Зачем ты появилась на встрече? Твоя безопасность не стоит того, чтобы влезать в большую политику.
  - Может, позже ты сам поймешь, почему, а сейчас просто не время говорить об этом. Просто знай, что так было надо, и не думай, что это было только из-за вас.
  - Я тебе верю, но это не значит, что мне нравится сложившаяся ситуация.
  - Буду иметь в виду, - хмыкнула я.
   Нас прервал звонок в домофон - привезли еду. Забрав заказ, Игнат вернулся на кухню.
  - Ну, думаю, уж салатом я в состоянии гостью не отравить, так что сейчас сделаю, а вот мясом и рыбой заниматься было некогда сегодня.
  - Не прибедняйся, помню я ваш шашлык на мой день рождения, - улыбнулась я.
   Мы дружно толклись на кухне. Игнат доверил мне накрыть стол, пока сам споро резал овощи. Мы сидели на кухне и болтали о всяких мелочах. Настроение у меня было замечательным, сейчас не хотелось думать о тех проблемах, которые на нас навалились, и портить такие теплые посиделки. Уже ближе к позднему вечеру мы перебрались на балкон понаблюдать за закатом. Может, и банально-романтично, но как-то очень уместно. В душе наконец-то поселилось умиротворение: то, что происходит сейчас - это правильно, и не важно, что и как будет дальше. При любом исходе я сохраню в воспоминаниях эту теплую душевную сказку.
   Догорел закат.
  - Пошли, пора спать, - прервал мою медитацию Игнат.
   Он повел меня за руку прочь с балкона, завел в спальню, не включая свет. Комната почти тонула в темноте, но очертания предметов были видны благодаря тому свету, что попадал из незашторенного окна.
  - Раздевайся, ложись на живот, - скомандовал он мне, отходя к шкафу и чего-то ища в нем. - Ну, чего замерла? - усмехнулся он. - Не съем я тебя, только поиздеваюсь, - и в руках повертел какой-то флакон. - Неужели ты откажешься от терапевтического массажа?
   Я, честно говоря, в который раз за сегодняшний вечер пребывала в шоке. Я вот тут почти готова на него накинуться, а он практически издевается, показывая свою выдержку и держа меня на расстоянии. Ну ладно, посмотрим, чья возьмет.
   Раздевшись до символических трусиков, нет, ну а что тут мне уже стеснятся, да и его указания мне казались взятием на слабо, я легла на живот. Блаженство от кончиков пальцев ног до макушки. Я млела под его сильными руками, которые нежно разминали каждую мышцу, впрочем, не выходя за рамки. Голова отключилась, остались одни ощущения неги и блаженства. Бедра, ягодицы, поясница... все выше и выше... плечи... похоже, этот раунд за ним. Я не заметила, как уснула.
  Сознание включалось потихоньку. Сначала я почувствовала, как моя рука, обнимающая Игната, баюкается на его груди размеренным дыханием. Голова моя лежит на чем-то достаточно твердом, оказавшемся его предплечьем. Я, хм... голой грудью прижимаюсь к нему. Простыня, что, видимо, прикрывала меня, сползла до талии. Сам Игнат лежал, раскинувшись на спине в одних боксерах. И это великолепие просто так лежит? Я аж мурлыкнула про себя. Если бы не надеялся на что-то большее, то ушел бы спать в большую комнату, а так... раз он не спрятался... я не виновата. Судя по тому, что за так и незашторенным окном солнце толком не встало, лишь слегка разогнав ночь, время на эксперимент у меня было.
  Я осторожно отодвинулась от Игната, чтобы не разбудить раньше времени и, приподнявшись, наклонилась над его грудью, аккуратно язычком дотрагиваясь до соска, который тут же превратился в горошину. Нежно, едва касаясь, я провела подушечками пальцев от шеи по груди, спускаясь к его животу, следуя за руками губами и языком. Его размеренное дыхание на мгновение прервалось, а затем Игнат открыл еще мутные ото сна глаза, не до конца понимая, что же его разбудило. Пока он еще не пришел в себя и не попытался взять инициативу в свои руки, я аккуратно запустила пальчики за резинку боксеров, оттянула ее так, чтобы осторожно освободить то, что так и просилось из плена трикотажа. Игнат приподнял бедра, чтобы помочь мне стянуть их и подтянулся выше на кровати, чтобы облокотиться на спинку. Глядя ему в глаза, я медленно губами вобрала его плоть, заставив его шумно вздохнуть сквозь зубы. Игра, не отрываясь, глаза в глаза, чтобы не только чувствовать, но видеть его реакцию на каждое мое движение языка, на сжатие губ, на перебирание пальцами. Всё, это предел. Не его, мой... Давно я не доводила себя до такого почти неконтролируемого желания лишь доставляя удовольствие мужчине. Быстро освободив себя от намокших трусиков, лизнув по всей длине его плоть напоследок, я поднялась, перекинула ногу через него и медленно стала опускаться, вбирая всю его немалую длину. До предела, до легкой сладостной боли, приспосабливающегося к нему тела. Мой стон - его рык. Медленные движения привыкания-знакомства уносили первый дискомфорт, наполняя сладостной истомой, его руки исследуют мое тело, оказываясь одновременно в разных местах: то сжимая грудь, перекатывая соски, сжавшиеся в горошины, то гладя по спине, то впиваясь в ягодицы. Адажио переходит в престо. Сколько раз я содрогалась от макушки до кончиков пальцев на руках, зачем считать. Мне хорошо в его руках, и вроде как здесь я ведущая, но я все отдаю для того, чтобы ему со мной было хорошо. Мгновение - он пытается меня скинуть с себя, чувствуя предел. Я вцепляюсь в него, шепча срывающимся голосом, что всё под контролем, и мы тут же утопаем в одновременном оргазме. Я с удовлетворением ощущаю внутри пульсацию и горячий финал, омывающий меня изнутри. Мгновения осознания произошедшего, и я ложусь на его вздымающуюся грудь.
  - С добрым утром.
  - С потрясающим утром, - хрипло ответил он мне.
   Мы лежим так некоторое время, успокаиваясь. Я только сейчас, кинув взгляд на спинку кровати, представляющей собой деревянную решетку, вижу наручники с ключом... Похоже, это мои.
  - Пошли в душ, - шепнул он мне на ухо.
   Я киваю. Он сгребает меня в охапку и несет в душевую кабину, а я не сопротивляюсь, мне так хорошо, как не было уже очень долгое время. Забирается со мной, включает воду и...
  - Теперь дай я тебя вымою, - говорит он, ставя лицом к одной из стенок, поднимая мои руки на уровень плеч и упирая их.
  Сам становится за спиной. Его руки нежно скользят по моему телу, не пропуская и сантиметра кожи без внимания. Его губы впиваются мне в шею, и меня бросает в дрожь. Пальцами спускается все ниже, гладя талию, попу, забираясь между чуть расставленных ног... Я, не удержавшись, чуть прогибаюсь, и он входит в меня сразу двумя пальцами... Не думала, что я еще на что-то способна. Я чуть не плачу от наслаждения в его руках. Он зубами чуть прикусывает мою шею, свободной рукой сминая грудь.
  - Тише, моя хорошая, побереги силы, тебе они сегодня еще понадобятся, - чуть насмешливо шепнул мне в ухо на мой протестующий стон, когда он медленно вытаскивал из меня свои умелые пальцы.
   Вытирал Игнат меня сам, нежно промакивая полотенцем моё тело, как будто я была фарфоровой статуэткой. В спальню он меня занес также на руках, не прикрыв меня даже мокрым полотенцем. Посадив на кровать, отошел к шкафу. Пока я любовалась красотой его неприкрытого тела, он достал вещи себе и мне, пожертвовав мне в качестве платья свою майку. Пусть это и кажется банальным, но от этого жеста на душе стало совсем светло. Я медленно встала и позволила Игнату одеть ее на меня, наслаждаясь его прикосновениями.
  - Пошли позавтракаем, - лукаво улыбнулся он мне, натянув на себя лишь трико, не удосуживаясь озаботиться бельем. Я подумала, что мне тоже не стоит одевать на себя лишнее.
  
   Игнат
   Как Тамила ни старалась не показывать своего нервного напряжения, я всё равно чувствовал его. Не думаю, что у нее было много времени на подготовку к встрече. Мне кажется, что его было еще меньше, чем у нас, а она весь удар оттянула на себя. То, что я ее вытянул к себе, не значило, что я собирался воспользоваться моментом и перевести на другой уровень наши отношения. Не хотел я быть просто тренажером для эмоциональной разрядки, поэтому старым дедовским способом переводим эмоциональное напряжение в физическое. Ну что ж, будем ее удивлять и гонять. Хорошо, что мне успели сделать под заказ спортивный комплект со смешным вертолетиком. У нас ребята-техники, да и некоторые владельцы воздушного транспорта имели подобные. Так, приятно удивить удалось - хоть какие-то положительные эмоции появились на ее лице. А теперь гонять. Надо отдать Тамиле должное, в ритм она вошла сразу и стала работать без поблажек для себя. Конечно мы работали не в полную силу, да и я делал скидку на ее руку, но и не филонили. Я почти забыл о времени, так захватила меня тренировка с ней. Наверно, если бы я не остановился, она бы держалась до последнего, в финале упав, но не сдавшись.
   Ну вот, она уже начинает шутить, и улыбка не похожа на оскал. Отправляю ее в душ и пресекаю ее попытки смотаться домой. Вновь у нее удивление, некоторая оторопь и... в простом слове "спасибо" столько благодарности, что мне становится неудобно, ведь я практически ничего для нее не сделал. Так, лишь помог отвлечься.
   Она вошла на кухню, где я уже ждал ее. Надеялся я, конечно, что она скажет, зачем она влезла во всё это, но, что и следовало ожидать, отговорилась тем, что, возможно, я пойму позже. Что я могу ответить и как оградить? Запретить? Не получится. Только постараться быть рядом, не дать ей влезть в еще большие неприятности и попытаться вывести ее из этой игры без потерь. Но мне кажется, что сейчас она знает о правилах этой игры гораздо больше нас, и как раз-таки пытается убрать нас из под удара. Неприятно.
   Курьер с заказом прерывает нашу недосказанность. Пускай сегодняшний вечер не будет ничем омрачен. Я постараюсь дать ей хоть на время тихую гавань, где она сможет почувствовать себя хотя бы не как дома, но как у хорошего друга. На большее я сейчас и не рассчитываю. Мне показалось, что к концу ужина Тамила оттаяла полностью, мы то шутили, то уютно молчали. Провожали закат на балконе, откуда открывался замечательный вид на оживающие огни города. Как ни жаль, но пора отправлять ее спать. Завтра у нее будет день, вновь переполненный заботами и переживаниями.
   В полумраке комнаты абрис ее обнаженного тела, лежащего на кровати, мои руки, скользящие по нему. Нельзя позволить себе ничего лишнего. Не думаю, что она мне откажет, но сейчас, возможно, то место, но не то время. Нежно, разбирая каждую мышцу, снизу поднимаюсь вверх, поглаживая и разминая. Спит. Слава богу. Пусть тебе приснятся самые сладкие сны. Укрыл ее тонкой простыней и ушел убрать на балконе, а заодно и прийти в себя. Оказалось, что мне сложно держать себя в руках, находясь рядом с ней. Вернулся в комнату после холодного душа, лег на кровать, стараясь не потревожить Тамилу, и, проваливаясь в сон, почувствовал, как она по-хозяйски устроилась у меня на предплечье.
   Не сказать, что эротические сны меня мучают, я ими, скорее наслаждаюсь, особенно в последнюю неделю, когда легкий флирт с Тамилой полон намеков и предвкушающих жестов, но что-то этот сон всё более реален. Открывать глаза не хотелось, но добрая память напомнила мне о вчерашних событиях, смахнув остатки дрёмы. Видимо, она решила взять меня в свои руки... в буквальном смысле этого слова... и не только руки. Что ж, утро вечера мудренее и является приятным его продолжением. Сначала изучающе-нежно, потом настойчиво-властно, затем трепетно-страстно, подчиняя и подчиняясь, изгибаясь в моих руках, не стесняясь стонать. Я еле сдерживаюсь, чтобы сразу не кончить. Достаточно долгое воздержание и потрясающая женщина, которую я не имею права оставить без разрядки. Каждый ее оргазм - моя сладкая боль от напряжения. Больше не могу сдерживаться... Но она не дает мне выйти, говоря, что всё контролирует... пока пусть так, позже поговорим... Одновременный оргазм накрывает нас, я чувствую, как ее плоть сокращается и вбирает всё, что я отдаю. Она слегка усталая, влажная, ложится на меня, желая мне доброго утра. Потрясающе-сказочное утро. Наши сердца стучат всё медленнее, дыхание становится ровнее. С ее позволения несу в душ, чтобы продлить ощущение счастья.
   Какая она невероятная! Без показной стыдливости принимает мои пальцы, отвечая гортанным стоном на откровенные ласки, доводящие ее вновь до оргазма. Еле удерживаю себя от того, чтобы не поставить клеймо "моя", лишь слегка прикусываю ее шею, от чего она выгибается сильнее и сама еще глубже насаживается на мои пальцы. Нет, милая, не сейчас... потерпи еще немного, я не хочу тебя так быстро довести до изнеможения. Я шепчу ей на ухо, чтоб она поберегла силы, когда она протестующе застонала, почувствовав, что я покидаю ее лоно.
   Почти с сожалением, я закончил водные процедуры, потому что, вытирая Тамилу полотенцем, я лишь изредка касался руками ее кожи. Отнес в спальню, чтобы мы могли одеться... Сделаем перерыв на завтрак. Тамила лишь загадочно улыбнулась, позволяя моим рукам скользнуть по ее бедрам, когда я одевал на нее свою майку.
   Завтрак... Игра с легкими касаниями, намеками и обещаниями с целью... Всё же позавтракать. Бутерброды нарезаны почти недрогнувшей рукой, когда Тамила то слегка прижималась бедром пока доставала чашки, то нежно проводила пальчиками по спине, второй рукой пытаясь достать ложки, то я почти случайно задевал ее грудь, протягивая руку за хлебом. Какой был вкус кофе? Не помню, положил ли я туда сахар, вроде что-то мешал ложкой в чашке, но не сильно уверен. С чем бутерброды? А... кажется, я забыл про колбасу... она осталась красиво лежать на тарелке... И еще меня спрашивали, зачем такие широкие подоконники... В самый раз...
   Не помню, чья идея... кажется, всё же моя. Я подхватил Тамилу под попу и пристроил ее на подоконник, а она, запустив пальцы за резинку трико медленно спустила их, чуть-чуть помогая рукой освободить уже напряженную плоть. Не просто влажная... мокрая... я лишь слегка раздвинул пальцами ее плоть и погрузился в нее до упора, ловя губами то ли стон, то ли всхлип. Медленно, чуть дразнясь почти вышел, помедлил секунду и повторил. Сладостная музыка слышать, как под тобой от удовольствия стонет любимая женщина, срываясь на хрип с просьбами еще. Я вздрагиваю от разрядки и от недлинных, но таких острых коготков, впившихся в мои плечи. Заклеймила. Она проводит язычком по моей шее, от чего у меня на спине бегут мурашки.
  - Согласна, что утро потрясающее, - шепчет мне Тамила.
   И снова душ. Но уже просто с нежными касаниями, как будто боясь нарушить очарование момента.
  - Давай ты всё же нормально поешь, - усмехнулась Тамила, когда мы вернулись на кухню. - У нас не так много времени осталось перед работой.
   Я взял ее за руку, притянул к себе, заглядывая ей в глаза:
  - Я люблю тебя и хочу, чтобы мы были вместе. Не на день или вечер. Я хочу нести ответственность за тебя и за Полину.
   Она провела большим пальцем по моей щеке, немного помедлила с ответом, не отводя взгляда:
  - Я хочу быть с тобой. Но сможешь ли ты меня принять со всеми моими недомолвками о прошлом и неясностью в будущем? Я не хотела бы прятаться за твоей спиной от вероятного "подарочка", что может подкинуть мне не совсем мое прошлое. Если ты примешь то, что есть вещи, которые я должна решать одна, то мы можем попробовать быть вместе.
  - Пообещай мне, что если это будет касаться нас обоих, то мы будем решать их вместе. В том числе и последствия сегодняшнего утра.
   Что-то такое мелькнуло в ее глазах, но я не смог определить, что.
  - Хорошо, я не буду ничего пить, хоть это мне кажется немного несвоевременным.
   Я крепко обнял ее напряженную фигурку, через несколько секунд она расслабилась и положила голову мне на грудь.
  - Ладно, давай кормиться, - заявила она, выскальзывая из моих объятий.
   Наскоро перекусив, мы засобирались. Я подвез Тамилу домой и еле-еле смог выпустить ее из машины. Она, улыбаясь, махнула мне рукой и скрылась в подъезде, а я рванул в офис, где уже с нетерпением меня ждали шеф и Артем.
   Влетев в свой кабинет, я вызвал часть своих орлов, чтобы раздать задания. Только-только последний из подчиненных вышел от меня, как ко мне заявился Артем.
  - Ну... судя по твоему виду, все остались живы и даже довольны, - заметил он.
  - Да, но обсуждать это не буду, - нахмурился я.
  - И не надо, по тебе и так всё видно. Но теперь о делах наших скорбных: пошли к шефу, он уже ждет.
   Я со вздохом последовал за Артемом, прекрасно понимая, что времени у нас в обрез и витать в облаках мне некогда. Во всяком случае, сейчас.
  
  Игорь
  - Почему меня так поздно поставили в известность? - тихо зверея, я спросил у племянника, встречавшего меня в аэропорту.
  - Мы сами узнали о встрече в тот день, когда она уже состоялась, а об участии в ней Тамилы вообще к ночи, - ответил Олег.
  - Кто ее вообще туда потащил? Я убью этих орликов!
  - В том-то и дело, что она приехала и уехала сама. Насколько я понял, для всех это было сюрпризом, и не известно, приятным или нет.
  - Что, и с ней никого?!
  - Нет, - покачал головой Олег, выезжая со стоянки. - Приехала на скромном "Ягуаре" без номеров, обвешанная брюликами, как новогодняя елка. Зашла туда, выгнала на улицу почти всю гоп-компанию, затем вышли Руслан с Игнатом, а через некоторое время и она. Села в машину и уехала, после разъехались договаривающиеся стороны. Что это было и чем закончилось - не понятно. Пока никаких внешних подвижек нет.
  - Тамила в городе? - спросил я, немного успокаиваясь.
  - Да.
  - Завтра рано утром выезжаем.
   Приехав домой, я отослал Олега отдыхать, он мне нужен будет завтра в адекватном состоянии. Передо мной встала дилемма: предупреждать ли Тамилу о завтрашней нашей встрече или нет. Отговориться вроде она не должна, не было у нас еще такого, но в сложившейся ситуации - кто его знает.
  - Вечер добрый, - услышал я ее голос.
  - И тебе добрейший. Есть сильная потребность тебя спионерить на некоторое время.
  - В пределах города, - усмехнулась она. - Что-то случилось?
  - Поговорить просто надо. Постарайся на всё послеобеденное время.
  - Что-то серьезное? - насторожилась Тамила.
  - Надеюсь, что нет.
  - Хорошо, увидимся. Позвони, как будешь в городе.
   Мы попрощались. Я созвонился со своими людьми, раздал указания и завалился спать. Завтра будет нелегкий день и одна большая головная боль - Тамила.
   Мы встретились на Набережной в самый солнцепёк. Тамила была приветлива и вроде бы в хорошем расположении духа. Хотя она хорошо умеет скрывать эмоции, так что это не было показателем.
  - Так, ради разнообразия поехали кататься. Нечего жариться в городе.
  - Но в это время еще ничего не ходит, - удивилась она.
  - Не волнуйся, я арендовал нам на несколько часов судно, сейчас Олег подойдет, и мы поднимемся на борт.
  - Ты не перегрелся? - она заботливо приложила руку к моему лбу. - Зачем такие сложности?
  - Не поверишь, я уже рестораны видеть не могу - с переговоров весь последний месяц не вылезаю.
  - Ага, а там не ресторанная еда?
  - Ресторанная, но без стен и чавкающих вокруг столиков, - усмехнулся я.
   Вскоре подошел Олег, и мы поднялись на борт небольшого судна, которое практически сразу же отчалило вверх по Дону.
  - О чем хотел поговорить? - спросила она меня, приступая к мороженому.
  - Может, сначала закончим обед? Не хотелось бы тебе портить аппетит, - предложил я.
  - Не волнуйся, мороженое я могу есть в любом состоянии.
  - О встрече, на которой ты была позавчера.
  - А что о ней говорить? Встретились, договорились, разбежались.
  - Для твоей же безопасности расскажи, о чем шла речь.
   Тамила, оставив в покое мороженое, рассказала, что произошло и как она оказалась в это втянута.
  - Самоуверенная девица! - начал бушевать я. - Как тебе в голову могло прийти тащиться туда без поддержки?!
  - Почему без поддержки? Меня в ресторане прикрывали, - спокойно ответила она.
  - Ну да, а конкретно на переговоры поперлась одна!
   Она пожала плечами:
  - Слава богу, что сейчас не 90-е, поэтому мне сошло с рук. К тому же часть людей, присутствовавших там, я знала лично.
  - СлабО было меня позвать?
  - Ты был бы там лишним. Нечего еще и тебя втягивать. А так мы по-семейному разошлись.
   Я схватился за голову. Вот... ненормальная! Слава богу, что всё обошлось.
  - Единственное что прошу - поставь меня в известность, если что-то появится новое, - попросил я ее.
  - Только не говори о долге... - начала она.
  - Не говорю, - перебил я ее. - Я просто попросил. Как друг.
  - Хорошо.
   Я попросил принести Тамиле еще мороженого взамен растаявшего, а то она с такой тоской смотрела на "супчик", плещущийся в креманке, что была похожа на обиженного в лучших чувствах ребенка. Вот и как в ней сочетаются подобные противоречия? Уму не постижимо. Не хотел я лезть в дела Руслана, но придется. Что-то не сильно мне нравятся люди, стоящие за ним. Надо будет прошерстить по своим каналам, боюсь, что связей Тамилы не хватит, а уж о возможностях Игната вообще молчу.
   Закончив обед, мы прошлись по палубе, остановившись где-то посередине судна. Тамила облокотилась на поручень, ветер растрепывал тщательно уложенную прическу, но ее это не волновало. Я устроился рядом. Некоторое время мы молчали, слушая шум воды, перемалываемой винтами.
  - Если что-то с тобой случится по вине Игната, не обессудь, небо у него будет даже не с овчинку, - начал я.
   Тамила удивленно посмотрела на меня:
  - Игнат тут ни при чем. Не он меня втянул. У меня создалось впечатление, что врага я заимела первая, а он просто попал под ту же раздачу, связанную с компанией, где он работает.
  - Может и так, - ответил я, в душе соглашаясь с ней, - но при его отношении к тебе, я бы очень постарался тебя вывести из игры.
  - Каком таком отношении? - спросила Тамила, провожая взглядом пролетающую чайку.
  - Нежном и трепетном, - усмехнулся я.
  - Тебе не кажется...
  - Что это не мое дело? Так я и не лезу. Просто ему не прощу, если с тобой что-то случится.
  - Ты прям как старший брат, - усмехнулась она.
  - Хотя б и так, - неопределенно ответил я.
  - Игорь, я бы не хотела, чтобы между нами была какая-то недоговоренность, - Тамила прямо посмотрела мне в глаза.
  - У нас нет никакой недоговоренности, - возразил я. - Мы договаривались о дружбе, ни чего больше. Не думаю, что мое беспокойство о твоей и Полининой безопасности выходит за какие-то рамки.
   Тамила медленно кивнула, а я продолжил:
  - Так что позволь быть другом и греться в твоем тепле, - уже чуть шутливо произнес я. Хотя чувство собственности начинало вопить о том, что делить ее я ни с кем не хочу. Но я затолкал его подальше. У меня к ней не любовь. Какая-то странная привязанность и теплое отношение, мне с ней хорошо, но... не думаю, что мы смогли бы быть долго вместе. Она бы не смогла жить в моем мире постоянно, а временно... тогда бы точно стала бы моим несчастьем.
   Она, чуть улыбнувшись и поддерживая мою шутку, по-королевски мне кивнула:
  - Позволяю.
   Как быстро закончилась прогулка. Мне каждый раз жаль расставаться с Тамилой - так легко с ней проводить время. Я посадил ее в машину, и она уехала, махнув мне рукой на прощанье. Проследив, как ее "Сузуки" скрылась за поворотом, я направился к поджидавшему около моей машины Олегу.
  - Поехали домой, - сказал я, усаживаясь на пассажирское сиденье.
  Вести машину самому не хотелось - требовалось подумать, да и сделать пару-тройку звонков.
  - Добрый день, дорогой, - поприветствовал я Батира.
  - И тебе всех благ, - ответил он мне. - По делу или узнать о моем самочувствии?
  - По голосу слышу, что самочувствие бодрое, - в тон ответил ему я. - Так что пока по делу.
   Я пересказал ему всё, что узнал от Тамилы, сделав пару замечаний от себя о присутствовавших на "мероприятии" лицах.
  - Надо же... - протянул Батир. - А дело-то серьезнее, чем могло бы показаться. Да и времени у нас в обрез. Еще какие-то соображения будут?
  - Да, скину тебе кое-какую информацию о еще нескольких людях, как доберусь до дома. Мне кажется, что это сведение очень старых счетов. Причем это явно началось не с Центра, а у нас.
  - Может и так. Потрясу своих.
   Мы попрощались. Некоторое время я собирался с мыслями, а потом позвонил своему секретарю, чтобы заказывала на утро билеты на Москву. Как мне уже осточертели перелеты.
  
  Тамила
   Часы тянулись в ожидании новостей и бессилии что-то сделать, а дни бежали, отсчитывая недели до приговора. После последней встречи с Игорем от него не было ни слуху, ни духу вот уже три недели. Правда, это был не первый раз, когда он жил работой. Кум тоже напряженно молчал, когда я выходила с ним на связь. Лишь разводил руками, что пока ничего не может узнать. То же самое было и со стороны Игната с Артемом. Затишье. Перед бурей. И ярость от того, что не знаешь, что делать и куда бежать. Если что, кум позаботится о Полинке, потому что скорей всего до меня доберутся уже через какой-то месяц.
  - О чем задумалась? - спросил Игнат, обнимая меня со спины.
  - Да так, о вечном, - отмахнулась я.
  - Всё будет хорошо. Если что, отправим вас заграницу...
   Я отрицательно покачала головой:
  - Меня и там достанут. Жаль, что не знаю, кто.
  - Мы найдем. Должны найти.
   Я про себя усмехнулась. Дай бог, чтобы у нас был хотя бы этот месяц... Я повернулась к нему и положила голову ему на грудь, слушая, как мерно бьется его сердце, впитывая ту силу и покой, которые он стремился мне дать, и прошептала: "Найдем", - стараясь не показывать свою неуверенность в этом. Он растрепал мои волосы, которые и так лежали в очень творческом беспорядке.
  - Надо бы одеться поприличней, а то сейчас Артем привезет Полину.
  - Мда, не стоит травмировать нежную детскую психику, - улыбнулась я, отстраняясь и оглядывая Игната, стоявшего в одном полотенце, державшемся на внушительном честном слове.
  - Сама хороша, - он чмокнул меня в нос, поднял на руки и потащил в спальню одеваться.
   И вот уже через полчаса мы сидели на кухне с Полинкой, поедая мороженое и слушая, как она провела этот день.
  - Дядя Игнат, может, у нас останетесь? А то что это Вы мотаетесь практически каждый день на другой конец города. Вон и поспать наверно не успеваете, - неожиданно заявила моя дочь.
  Я чуть не подавилась ложкой мороженого, Игнат тоже оторопел.
  - Ну, места у нас много, шкаф у мамы большой...
  - Полина, не кажется ли тебе это преждевременным? - осторожно начал Игнат.
  - Вы же друг друга любите? - спросила Полинка, усиленно делая невинный вид.
  - Да, - ответил Игнат.
  - Так и живите вместе, я не против, - заявило это чудо.
  - Доча, мы подумаем над этим вопросом, - решила я спасти ситуацию.
  - Только не долго, а то я подключу третьи силы для помощи в переезде, - нахально заявила она, забирая остатки мороженого. - Всё, я в комнату.
   Мы несколько минут растерянно молчали.
  - Слушай, может, и правда переедешь к нам?
  - Просить вас переехать ко мне пока глупо, разве что спортзал переделать для Полинки... Не привык я жить на чужой территории.
  - Хорошо, давай вернемся к этому вопросу, когда всё закончится, - я успокаивающе взяла его за руку, про себя думая, что не известно, закончится или все наши неприятности только начнутся.
   Он на меня посмотрел, как будто читая мысли.
  - Нет, я перееду завтра, а уже потом мы решим, где будем жить дальше. К тому же благословение твоей дочери у нас есть.
  - Хорошо, освобожу тебе парочку полочек, - улыбнулась я. - В сейфе место готовить?
  - Весь арсенал я пока перевозить не буду, - усмехнулся он, - а то это будет великое переселение народов.
   Поболтав еще час, мы с видимым усилием расстались на ночь.
   Утро у меня началось как обычно: подъем, умылась, разминка, легкий завтрак и побудка дочери. Пока она плюхалась в ванной, пришла смс-ка от кума с просьбой выйти на связь. С замиранием сердца я ушла в кабинет включать ноутбук.
  - Здравствуй, моя девочка, - поприветствовал меня кум.
   Выглядел он не очень: осунувшийся, слегка как будто помятый. Это меня встревожило, он никогда не позволял себе выглядеть неопрятно, даже если говорил из дома или после какого-нибудь мероприятия.
  - Доброго времени суток. Что случилось?
  - Случилось. Нашли мне источник проблем, - сказал он и замолчал, как будто набираясь сил. Я ждала с замиранием сердца. - Не успею я до него добраться не то что за месяц, а за полгода. Слишком хорошо окопался, гад, если появляется в России.
  - Кто?
  - Ты, скорее всего, не знаешь. Не думали мы с Мишкой, что та давняя история вылезет хоть когда-нибудь. Повод к мести не смехотворный, но и настоящий мужчина не будет связываться с женщиной и ребенком.
  - Такая большая угроза Полинке?
  - А о себе ты не спрашиваешь?
  - Если дочь будет в безопасности, то моя судьба меня мало интересует.
  - Не уверен.
  - Мне нужны люди, которые увезут Полинку к Вере, присоединится ли к ней Денис, я еще не знаю.
  - Для него особой опасности нет, - поморщился кум, потирая виски, - там не личное, а лишь бизнес. Ребенка в той ситуации трогать ему уже нет смысла, игра пойдет на другом уровне и с другими ставками. Артему и генеральному, может, что-то и будет еще грозить, но в рамках околофинансовых плясок.
  - А что тогда было за покушение?
  - На сколько я понял, чья-то личная инициатива в попытке выслужиться.
  - Хорошо, так и кому мы мешаем?
  - Имя Вадим тебе о чем-нибудь говорит?
   Я отрицательно покачала головой.
  - Мама, ты на работу вообще собираешься? - ворвалась в кабинет Полинка, но, увидев мой хмурый взгляд, извинилась и ретировалась обратно, плотно закрыв за собой дверь. Я не боялась, что она меня подслушает, во-первых, это было не принято, во-вторых, звукоизоляция здесь была особенно хорошей.
  - Рассказывай.
  - Да что толком рассказывать. Свела как-то судьба Мишку с Вадимом, еще в армии, Вадима назначили командиром их отделения, кстати, вместо знакомого тебе Батира, которого тогда серьезно ранило. Так вот. На чем-то Вадима подцепили боевики, так он за свою шкуру сдал отделение, вышедшее тогда на задание. Вернулось несколько человек, и то благодаря Мишке. Через некоторое время, когда отделение доукомплектовали, из подобного задания не вернулся никто.
  - Подожди, как это никто? А Мишка? А тот же Вадим?
  - Как выжил Мишка... случайно выжил... я с ребятами подобрал... долго не могли вернуться к своим. Наверно, его держало упрямство и желание отомстить, - кум немного помолчал и продолжил. - Короче, помог я ему вернуться и устроиться на правах вольного стрелка. Если это можно так назвать. Приписали его к части, чем и как он занимался - знали единицы. А вот как выжил Вадим - не знаю, но добраться до него не смог там ни Мишка, ни я уже здесь. А потом он как-то пропал с горизонта. Уже сейчас, раскапывая эту старую историю, я связал еще один эпизод из "работы" Мишки уже здесь... Ты догадываешься, чем он приблизительно занимался. Так вот претворяя в жизнь кое-какие решения своего руководства, он столкнулся с братом Вадима, который здесь хотел заиметь свой бизнес на чужих костях. С решением его сюда не пускать, он был категорически не согласен... Проблемы в таких случаях решались радикально: кто сильней, тот и прав. Сильней оказался Мишка.
   Я задумалась...
  - Как Вы думаете, захочет ли он со мной встретиться?
  - Вадим? Думаю, что да, но чем может закончиться ваша встреча... для тебя - точно ни чем хорошим.
  - Найдите, как на него выйти.
  - Что ты задумала, девочка моя? Давай не гнать лошадей...
  - А что их гнать, мы и так безумно опаздываем, - устало произнесла я. - Пока ничего, просто найдите, как можно было бы организовать встречу. Если что, позаботьтесь о Полинке.
  - Хорошо. Людей когда присылать и как?
  - Надеюсь, у нас есть еще пару дней... Пусть ждут команды.
   Мы попрощались. Я закрыла ноут, сдерживая себя, чтобы не запустить им в стену. Но времени рассиживать и раздумывать у меня нет. Хорошо, что сегодня выходной и не надо бежать на работу. Правда, на сегодня у нас запланировано выездное мероприятие для детей, но... пускай сами на ипподром едут. Немного успокоившись, набрала Веру и попросила приютить Полинку где-то на месяц, а потом или я за ней приеду или... Вера всё поняла без лишних слов. Она не была моей подругой в общепринятом смысле, она была еще одним хорошим человеком, доставшимся мне в наследство от Мишки.
   Я зашла на кухню. Дочь мрачно жевала бутерброд, сидя на подоконнике.
  - Что происходит, мама?
  - Тебе придется уехать на какое-то время к Вере.
  - Я тебя не оставлю? Что случилось? Поездка в Канаду была тоже не просто так?
   Я не видела смысла многое скрывать от Полинки, но и всё рассказать я ей не могла.
  - Я боюсь за твою жизнь, но пока ты здесь, у меня связаны руки, чтобы я могла что-то предпринять. Не волнуйся, твой крестный мне поможет, но он тоже настаивает, чтобы ты уехала. Не на долго, на месяц где-то. Как раз до конца каникул.
  - Денис едет?
  - Если хочешь, то езжайте в месте, но я бы лучше его не втягивала.
  - Только как ты будешь объяснять мой скорый отъезд Игнату и Артему?
  - Да уж, - я усмехнулась, - это самое слабое место в моей легенде.
  - Давай я уговорю Дениса ехать со мной, тогда не будет к тебе никаких вопросов? Что может быть лучше гор и свежего воздуха практически без связи с цивилизацией?
  - Ага, и туалетом на улице, - улыбнулась я, взъерошивая волосы Полинки.
  - Тогда я помчалась звонить!
  - А смысл? Всё равно сейчас едете на ипподром. Но без меня, я сейчас уеду по делам, пока никто не появился.
  - И не стал задавать лишние вопросы?
  - Ты у меня умничка.
   Я быстро собралась и уже из машины позвонила Игнату извиниться за испорченный выходной, сославшись на срочный выезд по работе.
  
   Игорь
   Суббота... редкий выходной, когда я даю себе возможность поспать подольше... Из сладкой утренней неги меня вырвал телефонный звонок. Выругался... еще более нецензурные реплики были обращены в адрес телефона, упавшего с тумбочки.
  - Слушаю! - рявкнул я.
  - Это я. Нужно срочно поговорить. Реши, где будет встреча.
   Я мигом проснулся:
  - Ты выехала?
  - Да.
  - Я через полчаса сообщу, где.
   Тамила, не попрощавшись, отключилась. А я пошел в гостевую комнату, где сейчас спал Олег, оставшийся у меня на ночь. Распинав его, дал ему 20 минут на сборы, а сам полез в душ, чтобы хоть как-то прогнать сон. Уже через 15 минут готовые к выезду мы пили кофе, пока я объяснял Тамиле, как проехать к месту встречи.
   Тамила приехала к назначенному месту почти сразу же после нас. Это как же она гнала машину, невзирая на правила? Сейчас она мне напомнила себя в нашу первую встречу: такая же нецепляющая взгляд. Она подошла к нам с Олегом и коротко кивнула в знак приветствия. Мы молча зашли в кафе, в котором не было никого, даже официантов. На ее вопросительный взгляд, я сказал ей, что Олег прекрасно справится с кофемашиной и холодильником.
  - Давай рассказывай, что происходит, - начал я, ожидая, пока Олег сварит нам кофе.
  - Я тебе расскажу небольшую историю, а ты мне поведаешь, насколько сильно я вляпалась и есть ли возможность из этого вылезти с наименьшими потерями. И что за потери ты сочтешь наименьшими.
  - Так всё серьезно?
  - А ты как думаешь, если я решила обратиться к тебе за советом.
  - Не за помощью?
  - Сначала послушай.
   Я согласно кивнул. Тамила замолчала, ожидая, пока Олег закончит метаться между стойкой, холодильником и нашим столом и уйдет в машину.
   С каждым ее словом мне становилось всё хуже и хуже. Если бы был жив Мишка... убил бы... честное слово, несмотря на то, что он в свое время спас меня. Это ж надо было так подставить дорогих ему людей. Хотя я тоже долгое время не знал, куда делся тот, кто бросил нас подыхать в горах. Потом... а потом его стало не достать так просто, и я решил, что судьба его накажет сама... не наказала. Вот мне урок, не оставлять такие долги в прошлом. Когда Тамила закончила, я еще с минуту крутил в руках пустую чашку...
  - Я не знаю, что можно сделать сейчас, - начал я. - У меня пока нет выхода на этого человека. Но могу сказать, просто так он не отстанет. Наименьшие потери... - я оскалился, - тебе не понравятся.
  - Мне только нужен выход на этого человека. Конечно так, чтобы это не задело тебя.
  - Не стоит обо мне так беспокоиться, - улыбнулся я, стараясь хоть как-то убрать витавшее напряжение.
  - Ну как не беспокоиться о друге, - Тамила постаралась поддержать мое начинание.
  - Сообщишь мне, куда отправляешь дочь?
  - Стоит ли? И так слишком много получается информированных людей.
  - Поверь мне, стоит.
   Тамила назвала мне местность. Знаю я это место, горами при должной сноровке уйти можно легко в любую сторону, да и новых приезжих там замечают сразу, хоть это и достаточно популярное место для отдыха.
  Я почувствовал облегчение, приправленную горечью: она мне доверила самое дорогое, но... похоже, от безысходности: она не уверена, что сможет выпутаться без потерь из этой истории. Я взял ее руку и прижал к губам, прошептав: "Спасибо". Она поняла меня, намек на улыбку тронул кончики ее губ.
  - Прорвусь, - сказала она, а в ее глазах не было такой уверенности.
  - Конечно, - ответил я как можно уверенней, отпуская ее руку.
   Пока больше нам говорить было не о чем. Мы вышли из кафе. Олег метнулся туда всё убрать и закрыть его.
  - Сообщи мне о результате, каким бы он ни был. И не рискуй...
  - Я уже взрослый мальчик, - шутливо перебил я ее, а затем серьезно продолжил. - Конечно. Решение всё же принимать тебе.
   Мы попрощались. Я в который раз смотрел вслед удаляющейся машины. Решение... свое решение она уже приняла - рассказала мне. А дальше... Я набрал Батира.
  - Нам нужно встретиться. Буду через 3 часа.
  
   Тамила
   Уезжала я из кафе, с одной стороны, с облегчением, с другой - с мыслью, что втягиваю еще одного человека в непредсказуемую игру с неизвестными правилами. Ну да, так я и поверила Игорю, что он даст мне принимать решение. Но ради Полинки я готова заплатить любую цену за это, использовать любые возможности и связи, не важно, какой выкатят мне потом счет... Игорь... не знаю, почему я всё же стала ему доверять. Не потому, что он объявил, что он мне обязан в память о Мишке, не потому, что он навязал мне свою дружбу... было в нем что-то такое надежное, несмотря на ту опасность и властность, которыми от него просто разило. Лишь бы он не переоценил свои возможности и позволил бы мне самой решать... опять скатываюсь к сомнениям в последнем.
   Машину обратно я уже не гнала. Удивительно, что по дороге туда я ни на один патруль не напоролась, хотя я ехала по таким козьим тропам, объезжая пробки на трассе, что было бы удивительно, что кто-то вообще кроме местных знает, куда они ведут. Летом трасса на Юг и обратно весьма оживлена, если не сказать, большего. Подъезжая к Ростову, набрала Полинку.
  - Мама! Где тебя носит? Подъезжай к нам! - послышался звонкий голос дочери. На заднем фоне был слышен голос Артема, грозившегося проставить мне штрафную за прогул.
  - Скоро буду. Игнат с вами?
  - А куда он денется, - усмехнулась дочь. - Весь извелся уже...
  - Но-но... - начала было я.
  - Приезжай в парк, как договаривались, - продолжила дочь, не обратив внимания на мой грозный окрик.
   Я согласилась и с улыбкой сбросила звонок.
   Приехав в парк, я без труда нашла нашу теплую компашку. Игнат молча сграбастал меня в охапку и впился в губы поцелуем. За спиной послышался ехидный голос Артема:
  - Еще раз так нас бросишь, мы тебя отправим на съедение тиграм. Игнат без тебя невыносим.
  - Ничего подобного, выносим, вам просто сил не хватает поднять меня, - ответил Игнат, продолжая меня обнимать.
  - Хватку-то ослабь, - делано прохрипела я, - раздавишь.
  - Не надейся, - улыбнулся он. - Как по делам съездила?
  - Замечательно, всё удалось сравнительно быстро решить.
  - А нам тут дети прожужжали все уши про какое-то замечательное место, куда они хотят отправиться до конца каникул, - сказал Артем.
  - А есть у нас хорошее заповедное местечко, мы с Полинкой там не раз были. Да и есть, кому присмотреть, накормить и по достопримечательностям поводить. Если Денис хочет и ты, Артем, не против, то дети могут ехать вместе.
  - А кто их туда повезет?
  - А послезавтра как раз мои знакомые туристы туда едут, вот и ребят захватят.
   Игнат, подозрительно прищурившись, переспросил:
  - Туристы?
  - Ну да, - я постаралась сделать лицо как можно проще.
  - Ну-ну...
  - Всё, хватит, давайте отдыхать, - прервала нас Полинка, всем своим видом показывая, что она уже готова опять куда-то мчаться за развлечениями.
   Фух... мне, конечно, не поверили, но Дениса, похоже, отправят... а сами будут присматривать за мной. Никогда бы не подумала, что мне так будет сложно что-либо скрывать от Игната. Но и рассказать я ему ничего не могу. Хватит того, что он рядом.
   Мы отправились на аттракционы проверить свой вестибулярный аппарат. С какой нежностью и заботой меня поддерживал Игнат, помогая выбраться из очередного пыточного устройства по вытряхиванию внутренностей. На мгновения я забывала о своих проблемах и той опасности, что грозила дочери, надеясь все же на лучшее. Пусть хоть эти моменты не будут ничем омрачены.
   Дело уже шло к вечеру, когда дети окончательно оголодали и потянули нас в сторону едальни. Я нет-нет, да и ловила переглядывания Игната и Артема, стараясь не обращать их внимание на то, что я это заметила. Думаю, что Игнат сегодня вытрясет из меня душу... интересно, не забыл ли он про переезд? Хотя, чего я сомневаюсь... вот когда вернемся домой, тогда и узнаю. Ужинала я с большим аппетитом - за весь день только 2 чашки кофе, да и нервы тоже надо как-то заесть. За столом мы болтали о пустяках, даже Полинка с Денисом не стали обсуждать свой отъезд. Правда, Денис порывался узнать поподробней, куда их отправляют, но после тычка Полинки под столом резко перевел тему.
   Мы вышли из ресторанчика и стали прощаться. Игнат пожал руки Артему и Денису, решительно обнял меня за плечи и сказал:
  - Сегодня поведу я.
  - Но машина-то моя, - попыталась возразить я.
  - А ты - моя женщина. Так что отдыхай, ты уже сегодня нарулилась.
   Мне ничего не оставалось, как отдать ему ключи, когда мы подошли к машине. Полинка всё еще продолжала загадочно улыбаться, забираясь на заднее сиденье.
   Домой мы ехали в умиротворяющей тишине, дороги были свободны, и мы добрались быстро - уже через полчаса переступали порог квартиры. Первое что мне бросилось в глаза - большая спортивная сумка. Сердце сладко ёкнуло - не забыл. Полинка махнула нам рукой и заявила, что она умоталась, так что ползет в ванну и спать , и попросила не беспокоить до утра. А я повела Игната в спальню, чтобы он разложил свои вещи.
  - Не стой, как неродной, - улыбнулась я, заметив, что он застыл на пороге. - Понимаю, что с вещами к женщине ты ни разу не перебирался. Поверь, для меня это тоже внове. Если жалеешь о своем решении - скажи сразу...
   Он бросил сумку и за один шаг оказался рядом со мной, крепко меня обняв и зарывшись лицом в мои волосы.
  - Я не жалею. Я просто не знаю, как себя вести...
  - Как обычно нагло и беспардонно, - пробурчала я ему в грудь.
   Он рассмеялся.
  - Умеешь приободрить и сделать комплимент. Ладно, показывай плацдарм.
   Я открыла шкаф и махнула в сторону пустых полок и вешалок. Игнат быстро разложился и хмыкнул:
  - А места освободила половину. Неужели у тебя так мало вещей?
  - Нет, у меня просто появился повод выкинуть ненужное, - улыбнулась я.
  - Ради меня ты пошла на такие жертвы? - шутливым тоном произнес он.
  - Разве это жертвы? Всё красивое бельё я оставила, а остальные вещи... будет повод тебя потягать по женским магазинам, если провинишься.
  - Согласен, только я буду находиться с тобой прямо в примерочной.
  - Боюсь, что не найдется такого размера раздевалки, да и персонал может не оценить происходящего.
  - Или оценить, - в тон ответил он мне.
   Я представила эту картину и... нет, я до ночи не дотерплю... потянулась к нему за поцелуем...
  
   Игнат
   Я надеялся сегодня провести с Тамилой и Полиной целый день, но не повезло. Когда я зашел за ними, дверь мне открыла Полинка и сообщила, что маму срочно вызвали по работе, причем ее сейчас нет в городе. Одобрительно кивнув в сторону сумки, она предложила занести вещи в комнату. Я отказался, сославшись на то, что нас уже внизу ждут Артем с Денисом. Так что оставил сумку в коридоре.
  Полина, как ни в чем не бывало, забралась назад к Денису и стала его агитировать на поездку куда-то в горы. Не то что мы не планировали до конца лета куда-то их отправлять, но опять же все так неожиданно. Сфилонить, чтобы обсудить складывающуюся обстановку, нам с Артемом не удалось, дети нас загнали на ипподром, заявив, что обещания надо выполнять, несмотря на то, что один из участников вынужденно отсутствует. Мы с тяжелым вздохом подчинились, но, как ни странно, катание на лошадях немного разогнало мои тревоги, а наблюдение за детьми, которые с большим удовольствием общались с этими потрясающими животными, поднимало настроение.
   Когда мы оказались в кафе, я несколько раз порывался позвонить Тамиле, но Артем меня одернул, заметив, что если бы случилось что-то серьезное, касаемо наших дел, она бы нам сообщила, так что пока придется ждать ее появления и возможности выяснить, что на самом деле происходит. Полина продолжала рассказывать про замечательные места, куда она уж точно поедет, и стала упрашивать Артема отпустить с ней Дениса. Артем вроде и не сильно упирался, но было забавно наблюдать, как эта малявка уже вовсю использует свой дар убеждения, довольно грамотно объясняя, почему он просто обязан отпустить с ней сына. Ох и девица вырастет - парни, берегитесь. Есть в кого. Я с улыбкой наблюдал за ней.
   В парк на аттракционы. Наконец-то звонок от Тамилы. Не мне. Дочери. Видимо, спросила обо мне, а та в своей ехидной форме уже прокомментировала, что я извелся в ожидании. Извелся, соскучился, волнуюсь. Еле-еле дождался ее появления. Вот она стремительно направляется к нам, обнял и, не обращая внимания на смешки, поцеловал Тамилу. Беззлобно подтрунивают они надо мной от зависти, от хорошей такой белой зависти. Я сам себе завидую - такая потрясающая женщина со мной. Слово за слово... и я начинаю настораживаться, переглядываюсь с Артемом - у него та же реакция. Вроде Тамила ведет себя как обычно, но она отправляет Полину подальше из Ростова без обсуждения, а вот отъезд Дениса согласовывается: хочешь - езжай, не хочешь - не езжай. Да и повезут их туда незнакомые мне люди... "туристы"... Полина что-то знает, но быстро переводит тему, утягивая нас покорять американские горки.
   Чем дальше, тем больше я чувствовал напряжение Тамилы. Еще бы узнать, с чем это связано. Поужинав, мы распрощались с Денисом и Артемом. Не сильно-то Тамила сопротивлялась, когда я у нее забирал ключи от машины. Тишина по дороге, украдкие взгляды и полуулыбки. Зашли в квартиру и... напряженные плечи Тамилы расслабились, когда она увидела сумку. Неужели она думала, что я забыл о вчерашнем обещании? На секунду замер на пороге спальни, почти робея. Тамила вновь напряглась, но дала мне еще один шанс передумать. Глупая, я просто не могу поверить, что всё происходит на самом деле. Как пахнут ее волосы... С трудом оторвался от нее, чтобы раскидать свои вещи. Пошутил про освобожденное для меня место...
  - Всё красивое бельё я оставила...
   А дальше... Разве она не выдержала первой? Не знаю, я оказался проворней... может быть... А какая разница, когда каждое прикосновение сводит с ума, гибкое податливое тело в моих руках как будто растворяется. Нет ведомых или ведущих, есть одно целое, распадающееся мириадами оттенков ощущений.
  - Надо бы в душ, - лениво произносит Тамила.
  - Надо бы... - со вздохом говорю я, всё также продолжая перебирать ее волосы. - Донести?
   Она задорно смеется и, выскальзывая из моих объятий, выскальзывает за дверь в личную душевую. Я следую за ней.
   Сидим на кухне, Тамила лениво ковыряет мороженое. Не хочется нарушать эту идиллию, но придется.
  - Почему ты так внезапно отправляешь Полину подальше от города? Что происходит?
  - Кум посоветовал. Пока не знаю, - не поднимая глаз от мороженого, произнесла она.
  - Свяжись с ним, пожалуйста, я хотел бы с ним поговорить.
  - Мне не веришь или думаешь, что он тебе скажет больше? - она посмотрела пристальном мне в глаза.
  - Дело не в недоверии, - я взял ее за руку, - я очень боюсь тебя потерять и сделаю всё, чтобы этого не случилось.
  - Ладно, сейчас доем и наберу, - как-то легко согласилась она.
   Минут через 10 мы уже сидели у ноутбука. Абонент в онлайне. Вызов... нет ответа. Другой... тот же результат.
  - Ждем, - сказала Тамила.
   Через некоторое время "дядя" вышел на связь. Мы обменялись приветствиями и ничего незначащими фразами о самочувствии.
  - Я, пожалуй, вас оставлю поговорить, - сказала Тамила, поднимаясь.
   Я попытался притянуть ее обратно за руку.
  - Тамил, я не хотел тебя обидеть...
  - Ты не обидел, - она на секунду поддалась, чмокнула в щеку и почти сразу же оказалась около двери. - Кум, всего доброго, сильно не пинай его.
  - А попинать тебя надо... - усмехнулся мне с экрана кум. - По что мою девочку недоверием обижаешь?
  - Не недоверием. Надеялся, что мне Вы больше скажете, чем она, - я почувствовал, что меня начинают отчитывать как школьника. - Она и Полина - самое дорогое, что у меня есть. Не считайте это пафосным заявлением.
  - Верю, что не ради красного словца говоришь. Но на данный момент ситуация так складывается, что Полинке лучше всего быть подальше от Ростова. Тамилу, к сожалению, спрятать куда-либо нельзя - вызовет подозрение и скорее всего сократит то время, которое нам отведено для попытки хоть как-то разрешить ситуацию.
  - А почему тогда не стоит так остро вопрос с Денисом?
  - Потому что по моим прикидкам с вашей компанией будут разборки не на таком примитивном уровне. А вот с Тамилой - там у кого-то личные счеты.
  - Знаете, у кого?
  - Догадываюсь.
  - И?
  - Пока не скажу.
  - Потом будет поздно.
  - Ты всё равно ничего сделать не сможешь. Не твоего полета птица. К сожалению, даже может и не моего. Просто пригляди за Тамилой, насколько это возможно и... не трепи ей нервы подозрениями. Будет что-то стоящее - сам на тебя выйду. Если что узнаешь, свяжись через нее. Не супься, никто тебя за беспомощного мальчика не держит, - добавил он, увидев мое выражение лица.
  - Надеюсь на Ваше благоразумие и опыт, - нехотя сказал я.
  - Береги ее. Счастья вам обоим.
   Мы попрощались. Дела, оказывается, еще хуже, чем я мог предположить. Я не знал, кто такой "дядя", но судя по людям, которые на него работают, - весьма серьезный и опасный человек. К его мнению приходится прислушиваться и ждать... Самое неприятное - это ожидание и неизвестность.
   Выключил ноутбук и вышел на кухню. Тамила сидела и уничтожала очередную порцию мороженого. Увидев меня в дверях, она предупреждающе подняла ладонь:
  - Не вздумай оправдываться, я понимаю, почему ты настаивал и принимаю твое беспокойство.
   Я подошел, посадил ее к себе на колени и обнял.
  - Оправдываться я и не собирался. Просто не хочу потерять свое счастье, когда я его только-только обрел. Можешь считать меня эгоистом.
  - Тогда тут два эгоиста, - произнесла она, зарываясь носом мне в шею.
  - Ай, щекотно!
  - Да ты у меня ревнивый! - засмеялась она.
  - Не ревнивый, но своё не отдам.
  - А я твое? - лукаво произнесла она.
  - Еще как!
   Холодные губы со вкусом фисташкового мороженого обжигают счастьем.
  
   Артем
   Прошла очередная неделя. И тишина. Дети уже давно отправились в горы под присмотр, шлют нам оттуда приветы и восторги по поводу погоды и природы, а мы сидим, как на вулкане. На Игната, порой, становится страшно смотреть. Он как будто выпадает из реальности. Время утекает сквозь пальцы, ломаемые в бессилии.
   Звонок генерального с просьбой подъехать застает меня поздно вечером дома. Я мчусь к нему, понимая, что случилось нечто серьезное, раз он вызывает не в офис, а к себе домой. Охрана меня запускает только после тщательной проверки. Припарковался около дома - машина Игната уже стоит там. Дверь мне открывает сам хозяин. Надо же, даже охране это не доверил. Прошли в кабинет, я кивнул в знак приветствия Игнату - сегодня уже виделись.
  - Я для чего вас собрал, - начал без предисловий генеральный. - Дела наши достаточно плохи. Особенно в качестве независимой компании. На меня вышел один мой знакомый и сообщил, кто из подставных лиц так пристально нами интересуется.
  - Но Руслан... - начал было я.
  - Руслан был отвлекающим моментом. Мы решили, что он - это почти вся угроза нашему бизнесу, но... это было лишь прощупывание наших сил и выяснение, кто из сильных игроков будет на нашей стороне. Похоже, расклад кому-то не сильно понравился.
  - И кто за этим всем стоит? - подал голос Игнат.
  - Один концерн, часть бизнеса которого в офшорах, а здесь... здесь великие стройки с возможностью отмыва денег. Там несколько учредителей, сколько - сказать не могу, знаю только двоих Алика и Вадима. О последним наслышан, но ни разу не сталкивался с ним. Как-то так получилось, что в 90-е его интерес быстро угас к нашему региону, а потом его следы затерялись на просторах не только нашей родины.
   Мы минутой молчания почтили память нашей компании. Я догадался, о ком идет речь. Мне показалось немного странным, что эти люди решили обратить свой взор туда, где ранее посчитали бизнес бесперспективным, к тому же сейчас, когда прошло столько лет. Первым подал голос Игнат:
  - Я всё же постараюсь узнать о них побольше.
  - Будь осторожен. Слишком серьезные люди, - предупредил генеральный. - Не хотелось бы тебя так глупо потерять. Я посмотрю, сможем ли мы что-то им предложить, чтобы не быть растоптанными. Артем, это и тебя касается.
   Обсудив еще несколько моментов, мы с Игнатом попрощались и вышли к машинам.
  - Что ты об этом думаешь? - начал я.
  - Похоже, я понял, почему кум Тамилы предупреждал, что ею интересуются очень серьезные люди.
  - Старые счеты?
  - А тебе не кажется странным, что именно в 90-е Вадим свернул здесь все дела. В это же время на этой территории своеобразным третейским судьей выступал Михаил, отец Полины.
  - Думаешь?
  - Очень бы хотелось надеяться на то, что это не так. Придется связываться с "дядей".
   Я лишь согласно кивнул. Попрощавшись, в мрачном настроении мы разъехались по домам.
  
   Игорь
   Раннее утро, жду Батира, позвонившего мне поздно ночью и не пожелавшего ничего рассказывать мне по телефону. Звонок в дверь.
  - Доброе утро. Чай, кофе, что покрепче? - спросил я его, как только он переступил порог.
  - Чай. Хотя по новостям "что покрепче" требуется.
  - Так всё серьезно? - уточнил я, несколько оттягивая момент самой беседы, пока я разолью чай по чашкам.
   Батир невесело усмехнулся, прежде чем отпить из чашки.
  - Кое-кто ищет людей, чтобы организовать похищение. Заказ - девочка. Тамиле срочно нужно убрать дочь подальше, потому что заказчик не стеснен в деньгах, но ограничен по времени.
  - Полина не в Ростове. Тамила осталась дома.
   Батир удивленно посмотрел на меня:
  - Я предполагал, что они вместе куда-нибудь спрячутся.
  - Тамила предпочла прикрыть собой дочь. Думает, что если девочку не найдут, то сильно растягивать удовольствие с ней самой не будут, а там и интерес к ее дочке угаснет, можно будет сделать другие документы и затерять ее если не в России, то за бугром.
  - Возможен такой вариант, особенно при нехватке времени. Кстати, сам заказчик в конце недели прилетает в Москву, он появится и на том форуме, куда и ты собрался, - это через 3 дня. Так что есть реальная возможность хотя бы посмотреть ему в глаза.
  - Людей подкинешь? - поинтересовался я, глядя в окно.
  - А то. Только возможность к нему подобраться практически нулевая.
   Я согласно кивнул головой. Батир всё понял без слов: тут и долг, и старые счеты. Допивали чай молча.
  - Когда собираешься вылетать? - прервал тишину Батир.
  - Завтра утром с Олегом. Пусть на меня выходят через него.
  - К вечеру будут у тебя люди. Ладно, поехал я. Удачи тебе.
   Мы пожали друг другу руки и обнялись. Мы больше, чем партнеры, больше, чем друзья, больше, чем родные братья.
   После ухода Батира созвонился с Олегом и дал указание собираться. Он безропотно подчинился, не задавая лишних вопросов. Уже привык к моему ритму и стилю работы. С каждым годом он всё больше и больше становился похожим на своего отца, который просто не дожил до прихода "Старого", выводившего выживших из окружения.
   Прилетели, устроились в гостинице, где нас хорошо знали - еще бы, постоянные вип-клиенты. К вечеру Олег уехал встречать ребят, а я просматривал бумаги... Звонок телефона. Постарался не показать своего удивления, отвечая на вызов.
  - Неужели я удостоился твоего внимания?
  - Не до сарказма, - ответил мне устало Игнат.
   Я догадывался о причине, вынудившей его мне позвонить, но мне было интересно, что конкретно он от меня хочет.
  - Я тебя слушаю.
  - Мне нужна твоя помощь.
  - Причина?
  - Тамила.
  - Что с ней случилось? - я впустил в свой голос тревогу, зная, что в конкретный момент с ней всё должно быть в порядке.
  - Пока ничего, но... может случиться кое-что серьезное. В свое время отец ее дочери кое-кому перешел дорогу, сейчас ей мстят.
   Надо же, какие у него сведения. Не думаю, что Тамила рассказала.
  - А причины, по которым ей мстят и насколько серьезна опасность для нее?
  - Причины - могу только предполагать, на сколько серьезна... смертельно.
  - Даже так? Выйди в Skype.
   Буквально через минуту я уже лицезрел его осунувшееся лицо. Действительно вымотан, реально боится за нее и... взбешен от того, что приходится обращаться ко мне. Но держится хорошо. За что его и уважаю. Ну что ж, знал он не много, всё на догадках, надо сказать, на правильных догадках. Если бы решил заняться своим бизнесом - был бы реально интересным и опасным соперником, но он не стал сильно лезть в это болото, предпочитая ковыряться только в одной разновидности грязи. Каждый выбрал свою дорогу.
  - Я посмотрю, что можно сделать, - ответил я после того, как он закончил.
  - Скажи, что я могу сделать. Цена не интересует.
  - Жди, узнаешь.
   Не прощаясь, мы разорвали связь. Я ему по-хорошему позавидовал. Нашлась та женщина, ради которой он готов на всё, а она... она не даст ему пойти на это "всё". Тамила... у меня другие причины помогать тебе. Долг. Рационализм. Совпадение интересов. А если бы не было бы долга... Я задумчиво крутил в руках ручку... Помог бы, даже без долга, рационализма и совпадения интересов. Она того стоила. Хоть и никогда бы не была моей. Я умел ценить уникальных людей.
  
   Игнат
   Информация от генерального, потом беседа с Артемом. Неутешительная. Попытки раскопать что-нибудь про Вадима приводят к тому, что те, кто был близок к нему, молчат. Молчат в основном по одному поводу - мертвы, а кто не мертв, до тех просто не добраться. "Дядя" тоже не пролил много света на складывающуюся ситуацию. Тамила без вопросов связалась с ним и предоставила нам возможность обсудить всё тет-а-тет. Он тоже ничем пока помочь не мог. Дал только наводку... Смолянский. Он если и не знает, о чем идет речь, то, возможно, сможет помочь советом, как добраться до Вадима. Сказать, что я был удивлен - ничего не сказать. Я еще день потрепыхался в попытках самостоятельно что-то откопать... глухо. Мои принципы не стоят того, чтобы терять Тамилу с Полиной. Самое странное, что Тамила ведет себя так, как будто ничего вокруг нее не происходит. Лишь иногда я ловлю ее отсутствующий взгляд, когда она думает, что я не вижу. Насколько было бы мне легче, если бы она хотя бы разревелась на моем плече. А так... меня просто раздирает чувство бессилия.
   Не доезжая до дома, я набрал Игоря. Он практически сразу поднял трубку и, казалось, ничуть не удивился моему звонку. Интересно, он знает, что происходит вокруг Тамилы? Попросил помощи, в двух словах описав ситуацию, он заволновался и попросил выйти в Skype. Хорошо, что ноут с собой. Игорь ни словом, ни взглядом не показал, что что-то знает. Игрок. Игрок высшей лиги. На лице не дрогнет и мускул, даже если его самого будут распинать. Я это знаю. Уважаю и... не принимаю его образ жизни на грани фола. Сейчас, правда, рисковать он стал поменьше, но нет-нет, да и всплывет где-нибудь его авантюрная операция.
   Его обещание посмотреть, что можно сделать, - это означало, что сделает всё возможное и даже больше. Я сказал, что цена меня не интересует. Он и так это понял, с другими просьбами к нему не обращаются. Меня даже не интересует, что он запросит. Лишь бы всё сложилось... Захлопнул ноут и поехал домой. К Тамиле. Переехав к ней, я осознал, что мой дом - это то место, где есть она. Сначала я внутренне комплексовал, что приходится жить у нее, но... дай бог выкрутиться из этой ситуации, а там... там будем дальше строить жизнь.
   Переступил порог квартиры, а меня уже манят вкусные запахи. Вот и Тамила выскочила из кухни. Я подхватил ее и поцеловал. Жадно. Как будто мы не виделись годы. А для меня каждая минута без нее превращается в века. Она подхватила мой настрой. Я только успел скинуть ботинки, как на моей рубашке уже трещали пуговицы. Что там на ней было? Нас буквально швыряло по стенам в коридоре. Я раньше доберусь до твоего тела - нет я. А вот шаловливые ручки зафиксированы вверху, чтобы не мешали ласкать такое желанное тело, - а не удержишь, я тебя распяла, чтобы целовать тебя, куда дотянусь... Борьба двух сильных страстных тел лишь для того, чтобы сплестись в танце, подчиняясь одному ритму. Азарт не охоты, нет... жертв не будет, азарт, схожий с поединком равных на татами... только победители оба. Иначе не может быть. Её губы скользят всё ниже... уже от одной мысли о том, что желанная мною женщина стремится доставить мне удовольствие, возносит меня на пик. Как не отплатить подобным. Ковер на полу в зале. Дальше мы не дошли. Вот она - трепещет под моими губами, плавится в моих руках. Сладкая... громкая... Дальше до упора, до конца в жар плоти. Рык. Мой? Её? Какая разница, если мы одно целое. И калейдоскоп ощущений, который возможен, только если отдаешь всего себя, принимая всё, что дает она.
  - Немного осталось от моей одежды, - говорит Тамила, поднимая по дороге в ванную остатки своей майки.
  - Значит, пойдем вместе по магазинам - мне нужна новая рубашка, - улыбнулся я, разглядывая вырванные с мясом пуговицы.
  - Сначала душ и ужин, - засмеялась она. - Хорошо, что я всё выключила перед твоим приходом, а то остались бы голодными.
  - Своё главное блюдо я уже получил, - ответил я, подхватывая ее на руки и неся в ванную.
  
   За ужином обсудили дневные новости, старательно обходя тревожащую нас обоих тему. Такая сильная, такая родная. Звонок ее телефона. Она снимает трубку, я слышу только ее фразы.
  - Вечер добрый. - Узнала. - Спасибо большое.
   Она положила телефон перед собой на стол и, не глядя мне в глаза, произнесла:
  - Ищут заказчиков на похищение Полинки. Попросили быть внимательной и одобрили то, что ее отправила подальше.
  - Кто звонил?
   Она помедлила.
  - Может, знаешь Батира - друга Игоря.
  - Лично не знаком, но наслышан. А ты откуда его знаешь?
  - Игорь как-то познакомил, - она равнодушно пожала плечами.
   Я задумался. Игорь, не подпускающий к себе близко людей, ввел Тамилу в свое окружение. Обычно такой чести удостаиваются через много лет знакомства, когда он знает о человеке всю подноготную и тот проверен во многих делах. А тут, насколько мне известно, они знакомы где-то полгода. Тамила упоминала, что они друзья... причин не верить ей мне нет, но как-то странно закручиваются события в сложный морской узел.
   Ночь... я смотрю на спящую Тамилу... а у меня опять бессонница от роящихся мыслей в голове. Поразительная у нее способность быстро засыпать, несмотря на то напряжение, в котором она в последнее время находится.
  - Ты чего опять не спишь? - пробормотала она, открывая глаза.
  - Не знаю, не хочется...
  - Иди поближе, - сказала она, протягивая ко мне руку.
   Ложусь поближе, она утыкается мне в грудь, обнимает и постепенно уводит в сон.
  
   Тамила
   С одной стороны, тяжело жить под постоянным присмотром Игната, старательно пряча в себе всё то, что меня беспокоит, с другой - не знаю, как бы я без него была. Даже мысль о нем меня грела и успокаивала, что у ж говорить о тех моментах, когда он находился рядом. С детьми мы держали связь исключительно через шаткий Интернет, зачастую даже без картинки, но... такова была цена за их относительную безопасность. Я видела, как метался в своих поисках Игнат, как он буквально выл от бессилия, точно так же, как и я, пряча свои негативные чувства от меня. Но... ничем ему помочь не хотела. Я не хотела его втягивать дальше, потому что так если его и заденет, то по касательной. Знаю, что случись что со мной, он себе это не простит, но я не смогу простить себе, если с ним что-то произойдет с ним из-за даже не моего прошлого.
  Тени-призраки витают,
  Тают только с ранним утром,
  Но приходят и стенают...
  Тянут руки жадно очень,
  В сон, явившимся кошмаром,
  Только двинет дело к ночи...
   Припомнились обрывочные ломаные стихи Мишки, с такими же острыми углами, как его жизнь. Он предполагал, а вот как всё обернулось. Нет, я его не винила в том, что сейчас происходило, я знала, что он сделал всё, что мог для моей и Полинкиной безопасности, и сделал бы больше, если бы... если бы был жив. А я... если бы знала наперед, что будет мне грозить, всё равно бы связала свою судьбу с ним, благодаря за любовь, за счастье и... за те знания, которыми он со мной поделился, отфильтровав всю ту боль, через которую он сам прошел, получая их. И он мне подарил самое дорогое - дочку. Жалею ли я, что его сейчас рядом нет? И да, и нет. Да - нет рядом со мной дорогого мне человека. Нет. Я не представляю свою нынешнюю жизнь рядом с ним, потому что не признаю сослагательное наклонение в отношении настоящего с оглядкой на прошлое. Есть точки, есть этапы... он - прошедший этап. Мой любимый до боли прошедший этап.
   А Игнат... он мое настоящее, к несчастью, попавшее под раздачу прошлого. В каждую близость с ним отдаю всю себя без остатка. Это не прощание, это не попытка затмить его эмоциями свои страхи. Просто так и должно быть. До последней капли раствориться в нем, не теряя свою сущность. Вобрать его всего, не подчиняя его себе.
   Звонок Батира несколько разбавил тупое ожидание, принося очередные страхи. Пообещал со своей стороны присмотреть за детьми. Я была удивлена, что он вышел на меня напрямую и просто поставил в известность о своей помощи мне. Просьба Игоря? Не думаю, тогда бы Батир мне не звонил, они бы решили этот вопрос между собой. Вновь понимаю, что часть общей картины от меня скрыта, не всех игроков знаю, не все мотивы мне известны. Голова идет кругом.
   Но... сон никто не отменял. И я засыпаю так, как меня учил Мишка, - сразу, выбросив из головы причудливо переплетенное прошлое и настоящее.
  
   Игорь
   Еще день. День продержаться. Билась в голове единственная мысль. У нас будет только один шанс это сделать. Если не получится, то... как там говорилось в мультике: "Живые будут завидовать мертвым".
  - Завтра рано утром улетаешь, - сказал я Олегу. - Собери вещи сейчас, билет уже заказан.
  - Но, дядя, а как же координация...
  - Если всё пойдет нормально, то координация вообще не будет нужна, а если нет... она не поможет. Уезжай.
   Племянник всё же решил проявить упрямство.
  - Я же знаю, почему это затеивалось...
   Я его оборвал:
  - Ты ничего не знаешь, приезжал помочь с документами до переговоров, уезжаешь, потому что здесь ты больше не нужен и вообще у тебя отпуск послезавтра. Не тебе тащить чужие грехи. Свои успеешь заработать.
   Он согласно кивнул, хотя в глазах сквозило упрямство, и вышел. Я посмотрел ему вслед. Он меня не ослушается, я его вырастил, потому что его мать ушла в свой сказочный мир, весьма далекий от реальности. Я не смог ей помочь вовремя - просто не заметил, занятый в то непростое время зарабатыванием денег сначала на еду, потом и на большее, а потом... потом стало поздно. Она ушла в свой религиозный мир грез, занимаясь не столько воспитанием сына, сколько его выращиванием. Я его просто забрал у нее, продолжая обеспечивать и ее жизнь, и ее паломничества, и церковь.
   Очень рано утром Олег уехал в аэропорт, пообещав позвонить по прилету. Ночью я почти не спал, но на общем состоянии это никак не отразилось: сказывалось действие адреналина, уже будоражащего кровь. Привычные действия с утра ненамного успокаивали: небольшая разминка, душ, побрился... Из рукавов костюма, вопящего о своей цене, чуть выглядывает рубашка с дорогими запонками, часы еще раз ненавязчиво намекнут о моей состоятельности при рукопожатии, ботинки не будут осквернены уличной пылью, потому что передвигаться я буду исключительно на машине от подъезда до подъезда. Небольшой кейс... пожалуй, всё. Выйдя из номера, кивнул своим сопровождающим, которые безмолвно последовали за мной.
   Бизнес форум. Калейдоскоп дельцов разного уровня. Дежурные улыбки от лучших дантистов, помощники-невидимки за спинами, СБ, местами выпяченное, местами смешанное с толпой. Взгляд автоматически цепляет знакомые лица, в такой же улыбке растягиваются губы, руки просятся помыться, так как не все рукопожатия приятны. Стараюсь глазами не рыскать по толпе. С трудом сдерживаюсь. Мне уже доложили, что ОН приехал. Перехожу от группы к группе, перекидываясь дежурными фразами. Меня толкают под локоть, я оборачиваюсь - мой помощник извиняется, а я вижу, как в трех метрах от него проходит Вадим. Изменился за эти годы, не то чтобы заматерел, скорее слегка расплылся, важно плывет: мы грязь под его ногами, с которой он вынужден общаться. Я скользнул по нему взглядом, поворачиваясь обратно к собеседникам. Теперь осталось только ждать.
   Перерыв на ланч. Бизнес-элита медленно стекается в ресторан, помощники удаляются в место попроще... Впереди громкий мат и тихий лепет. Подходим ближе: народ старательно обходит скульптурную композицию, где крупный мужчина нависает над тощей женщиной неопределенного возраста, которая что-то лепечет про то, что не хотела испачкать его костюм. Было бы банально, если бы едой... у нее в руках остатки ручки, по пальцам стекают чернила... вокруг разбросаны проспекты. Быстро подскакивает СБ, уборщики - театральное действо заканчивается. Матерящийся Вадим, следуя за раздвигающим толпу телохранителем, идет в обратную сторону.
   Ланч проходит без происшествий. Я мирно беседую со своими давними партнерами, потом мы идем на конференцию, прерванную через час срочным сообщением.
  
   Игнат
  - Срочно новости включи, - раздался звонок от Артема по внутренней линии.
  Я щелкнул пультом. И замер, услышав: "...в ограждение. Водитель скончался на месте. Всех, кто стал очевидцем данного происшествия, просьба позвонить по телефонам..."
  Дальше я не слушал и обратился к Артему, продолжавшему висеть на линии:
  - Ну и?
  - Вадим, - произнес он единственное имя и отключился.
   Я тупо смотрел на мелькавшие новости. Прошло всего пару дней, как я узнал и обратился с просьбой. Совпадение? Я в такое не верю. Позвонить сейчас? Вышел в Skype - абонент в оффлайне. Опять остается ждать. Не хорошо радоваться чужой смерти, но... я радовался. Радовался тому, что угроза для самых дорогих мне людей миновала. С трудом остался на рабочем месте, чтобы не кинуться к Тамиле. Звонить ей? Нет. Буду ждать до вечера, чтобы уж точно подтвердились сведения, чтобы ненароком ее не обнадежить раньше времени. Нет ничего хуже этого.
   Генеральный срочно вызвал на совещание, чтобы дать новые вводные в связи с произошедшим. Он выглядел так, как будто скинул тяжкий груз со своих плеч. Его можно понять - делу всей его жизни больше ничего глобального не угрожает. Сейчас пойдет неразбериха в стане недоброжелателей, от нас отстанут, а потом, может, и не вспомнят. Артем тоже слегка оживился, но пока еще не думал сильно расслабляться.
   Я с трудом досидел до конца рабочего дня, поглядывая на неспешно передвигающиеся стрелки часов. Едва минуло шесть - я сорвался домой. Игорь так и не объявился. Но по телевизору вовсю гремели новости, что трагически погиб достаточно молодой успешный бизнесмен, финансовые рынки тут же отреагировали, стремясь воспользоваться смертью одного из глав крупного холдинга, событие обрастало слухами и домыслами - жизнь продолжается.
   Когда я приехал, Тамилы еще не было. Она позвонила, сообщив, что задерживается сегодня и будет поздно. Я решил приготовить ужин, на столе светился экраном ноутбук. Часов в 9 поступил вызов. Я кинулся отвечать.
   Мы с Игорем коротко поприветствовали друг друга.
  - Расскажи Тамиле о произошедшем то, что услышал в новостях, - сказал он сухо.
  - Цена?
   Он устало покачал головой и усмехнулся:
  - Никакой.
  - Но...
  - Тебе не надо знать, почему. Прими это как подарок. Не тебе. Ей. И не от меня.
  - Я всё равно у тебя в долгу, - констатировал я факт.
  - Жизнь покажет, - ответил он и отключился.
   Невыразимое чувство облегчения накатило на меня волной. Ей не надо будет больше бояться за себя и за дочь. Она сможет снова жить спокойно и, надеюсь, со мной.
   Повернулся ключ в двери, я бросился к вошедшей Тамиле и, подхватив ее на руки, закружил по коридору.
  - Что случилось, Игнат? - рассмеялась она.
  - Новости сегодняшние видела?
  - Нет, целый день моталась по делам, жуть как устала. Поставь меня на место, я хоть обувь сниму, вымою руки, упаду куда-нибудь, а ты мне расскажешь спокойно.
   Я еле-еле оторвался от нее, дав ей возможность привести себя в порядок.
  - Теперь можешь рассказывать, хотя я страшно хочу есть, учитывая запахи, доносящиеся с плиты.
   Я пристроился на стул напротив нее.
  - Вадим мертв. Разбился сегодня днем на машине.
   Она шумно выдохнула, откинувшись на стул. В глазах заблестели слезы. Я встал, подошел, поднял ее на руки и посадил к себе на колени, обнимая и гладя ее по голове.
  - Хочешь, поплачь.
   Она отрицательно мотнула головой.
  - Не хочу. Просто моментом накатило. Точно?
  - Абсолютно.
  - А ты откуда о нем знаешь? - она подняла голову и посмотрела мне в глаза.
  - Часть сведений от твоего кума, кое-что наш генеральный подкинул, что-то я накопал. Но... я так и не знаю, почему, - я вглядывался в ее лицо, надеясь получить ответ.
  - Это уже не важно. Мёртвое мёртвым.
   До того, как она произнесла последнюю фразу, я понял: знает, но не скажет. Не скажет не потому, что не доверяет, а потому, что не считает необходимым тянуть призраков прошлого в будущее.
  - Ну что, ужинать будем? - я резко сменил тему.
  - Конечно. И... налей что-нибудь выпить...
   Уже практически тогда, когда мы собрались ложиться спать, на нас вышел "дядя", еще раз подтвердив, что наши тревоги на этом закончились, но попросив не терять бдительности еще хотя бы пару недель. Мало ли какие хвосты могли остаться от нашей проблемы. Мы с ним согласились, что и детей еще рановато возвращать в город, пускай отдыхают до конца каникул на природе.
  
   Тамила
   Новость о смерти Вадима меня ошеломила. Всё? Я приготовилась к войне не на жизнь, а на смерть, я написала завещание и попрощалась мысленно с близкими мне людьми, и... и это всё. Мне не стало легче. В душе образовалась пустота, заполненная звенящей тишиной. Сильные руки Игната обнимали меня, давали приют. Он задал неудобный вопрос, в тайне надеясь на ответ, но прекрасно понимая, что я его не дам. Это было видно в его глазах. Чувствовалось, что он принимает мое решение. Захотелось вдрызг напиться... Нет, не празднуя победу, ее я не чувствовала...
   После моей просьбы Игнат открыл бар и показал на водку. Я молча кивнула. Он накрыл на стол, отказавшись от моей помощи. Разлил водку по стопкам. Мы, не чокаясь, выпили. Не знаю, за что пил он, а я... поминала всех, кто погиб по вине Вадима. В голове зашумело, и поплыл мир перед глазами. Надо закусить... целый день был только чай с парой бутербродов. Ужинали молча, не тяготясь тишиной. Игнат отправил меня в душ, пока сам наводил порядок на кухне. Стоило мне оттуда выйти, как поступила смска от кума с просьбой выйти на связь.
   Не скажу, что он выглядел лучше, чем в момент нашего последнего разговора, но определенно настрой был оптимистичным. Мы решили детей до окончания каникул не трогать, да и нам самим нужно было прийти в чувство и проверить, не осталось ли еще какой угрозы для их благополучия. Прощаясь, кум пообещал приехать навестить нас через месяц.
   В спальню Игнат меня отнес на руках, и я отключилась, стоило мне оказаться в горизонтальном положении.
  Очнулась только утром, раньше будильника под боком у раскинувшегося морской звездой Игната. Наконец-то и он спал без сновидений, морщинка меж бровей, прочно поселившаяся там в последнее время, разгладилась. Умиротворенный, родной. Я нежно провела пальцами по его щеке. Он во сне улыбнулся. Пусть спит. Я выскользнула в душ, а затем и готовить завтрак.
  - Доброе утро, родная, - он подошел и поцеловал меня.
  - Доброе, - я улыбнулась ему в ответ.
  - Как ты?
   Я неопределенно пожала плечами.
  - Чувствую себя спринтером, которому дали старт, позволили почти добежать до финиша и сообщили, что соревнования отменили. Неопределенно. Еще не поняла.
  - Ничего, всё будет хорошо.
  - Нет. Хорошо не будет, - сказала я и сделала паузу. Он напрягся. - Всё будет отлично. Мы постараемся, чтобы так было.
   Он прижал меня к себе и прошептал:
  - Я всё для этого сделаю.
   Наскоро позавтракав, мы разъехались по своим работам. Игнат попросил рано его не ждать. У меня же сегодня должно было быть посвободней - основная работа была сделана вчера. Где-то в 11 поступил звонок от Игоря.
  - Здравствуй.
  - И тебе здравствовать, - ответила я.
  - Пообедаешь со мной?
  - Конечно. Где?
  - Я заеду.
  - Буду ждать.
   Он, не прощаясь, положил трубку. Я действительно буду ждать. Время до встречи тянулось непозволительно медленно. Ровно в час я вылетела из офиса к Игорю. Мы сели в машину и поехали на Левбердон.
  - Опять в пафосное заведение? - нарушила я молчание.
   Он лукаво улыбнулся:
  - По местам боевой славы.
   Мы подъехали к ресторану, где я чуть больше месяца назад почтила своим вниманием приезд Руслана. Даже отдельную комнату Игорь заказал ту же самую. Мы сделали заказ. Я не знала, как благодарить его. Никакие слова не выразят то, что я чувствую. Он меня понял. Взял за руку и сказал:
  - Это я должен тебя благодарить, что судьба так причудливо извернулась, что позволило мне отомстить за смерть друга - отца Олега.
  - Ты сильно рисковал.
  - Не больше, чем в юности, к тому же мне помогли, - усмехнулся он.
  - Сейчас ставки другие.
  - Ставки те же самые, время более пафосное.
  - Ты прав.
   Принесли еду, мы замолчали на некоторое время.
  - Ты знаешь, а я завещание написала, - усмехнулась я, глядя в бокал.
  - Ну это никогда не лишнее, но в данном случае ты поторопилась, - засмеялся он.
  - Не захотела оставлять незаконченные дела, случись что.
  - Как-то ты пессимистично смотрела в будущее.
   Я покачала головой.
  - Я в него не смотрела, я жила последним днем. Знаешь, страшно так жить.
  - Пообещай мне не оглядываться на прошлое, жить настоящим и верить в будущее, - серьезно сказал Игорь.
  - Обещаю. Спасибо тебе.
  - Я ж просил тебя...
  - За будущее, - перебила я его.
  - Выкрутилась, - улыбнулся он. - Надеюсь, это у нас не прощальный обед и ты будешь радовать меня своим присутствием. И не только меня.
  - А кого еще? - удивилась я.
  - Батир передавал тебе привет и жалеет, что у него нет сына подходящего возраста, чтоб так лет через 8 помочь ему своровать невесту.
   Я рассмеялась:
  - С такой невестой проще будет договориться, чем воровать - может оказаться много жертв.
  - А как же сам процесс?
  - Тоже верно. Я рада буду его видеть.
   Он вернул меня обратно к офису, прощаясь, я порывисто его обняла, в душе поблагодарив судьбу, сведшую меня с этим противоречивым человеком. Если так подумать - он тоже мое наследство от Мишки.
  
   Игорь
   Из Москвы я вылетел в Ростов, где меня уже ждал Олег с машиной. Я хотел встретиться с Тамилой. Не для того, чтобы получить от нее благодарность, просто хотелось увидеть хоть одно приятное лицо после форума, который продолжил свою работу, но мне там уже делать было нечего.
   Я забрал ее от порога офиса и привез в тот ресторанчик, где она сунула голову в пасть нашему бизнесу. Сидя за столом напротив, я разглядывал ее. Тени под глазами, немного осунувшаяся, но всё такая же живая и ироничная. Новость о том, что она писала завещание, меня несколько огорошила. Неужели она настолько не верила в то, что получится решить проблему? Нет, она верила, что получится, но она готовилась заплатить за это очень высокую цену. Не говоря об этом никому, не прося ее спасти. Думала лишь о дочери. Преклоняюсь.
   Обняла на прощание. В душе разлилось трепетное тепло. Все риски стоили этого мгновения. Мгновения рядом с человеком, близкому по духу.
   Теперь к Батиру. Олег молча вел машину, а я уносился мыслями к прошлому, скользящему картинками у меня перед глазами. Неприятными картинками. Не заметил, как уснул. Олег разбудил меня, когда мы уже въехали во двор дома Батира. Я потер ладонями лицо. Сон был тяжелым.
  - Здравствуй, дорогой, - Батир сам открыл нам дверь. - Проходи, сейчас ужинать будем.
  - Всех разогнал? - усмехнулся я.
  - Почти. Зачем нам сегодня лишние уши.
   Стол был накрыт по-простому, без церемоний. Сначала ужин, все дела позже. Олег оставил нас в гостиной, а сам поднялся наверх, чтобы лечь спать. Разговор не был предназначен для его ушей.
  - Сколько я должен ребятам за работу? - задал я прямой вопрос Батиру.
  - Ни сколько.
  - Батир, мы же договаривались, что все расходы я беру на себя.
  - А я ничего им и не платил. Они сами на меня вышли. Я знаю, что рисковал, нанимая людей, о которых я ничего не знаю, но у них был свой интерес и... своеобразные рекомендации.
  - Подробности?
  - Интерес мне не озвучили, а рекомендации... Ты знал, что у "Старого" было хобби?
  - Нет конечно. Какое?
  - Он делал изумительные ножи... ходовые, под конкретного человека. Получить от него такой нож - это заслужить высшее доверие. Их буквально единицы. Кое-что он делал и более широкому кругу, но те - его визитная карточка, там и клеймо немного, но отличалось, и еще кое-какие детали, незаметные на первый взгляд.
  - А ты откуда это знаешь?
  - Незадолго до его смерти мне пришла посылка, если можно так сказать о деревянной коробке, появившейся в моем кабинете.
   Батир показал рукой на деревянную коробку, стоявшую на журнальном столике, на которую я до этого не обратил внимание.
   Я взял ее в руки. Тщательно отполированное дерево под маслом. Открыл латунную защелку, распахнул крышку... Нож и ножны. Действительно кажется, что нож - копия Батира: несколько хищный, но в то же время практичный. Не знаю, почему у меня сложилось такое впечатление, ведь на нем не было ни вычурных травлений, ни бесполезных украшений рукояти.
  - Кстати, а денежку он у меня забрал, шкаф под сигнализацией, зараза, как-то вскрыл. И записка такая извиняющаяся: "Совсем зажирел, еле-еле нашел у тебя металлическую деньгу". Надо заметить, это была коллекционная металлическая деньга, - рассмеялся Батир.
  - Да уж, человек с юмором был, - сказал я, зная, что у Батира была слабость выставлять свою коллекцию под пуленепробиваемое стекло.
  - И не говори. В общем, к этому подарку прилагались координаты человека, который мог бы мне помочь в самом тяжелом положении, и то, как его идентифицировать. В общем, моя задача свелась к тому, чтобы его свести с моими людьми в Москве, с которыми и встречался Олег. Дальше... не знаю, как планировалась операция, как удалось сделать так, чтобы Вадим уехал с форума раньше, не взяв с собой водителя и охрану... - Батир сделал паузу. - Забавно, а лица я его и не запомнил. Он был весь какой-то средний... Чем-то Мишку напомнил, только помладше.
   Мы некоторое время молчали, каждый думая о чем-то своем. Потом я рассказал Батиру кусочек виртуозной операции, подсмотренный на форуме, отметив и то, что лица невзрачной женщины я не запомнил, да и возраст определить не смог.
  
   Тамила
   Прошло чуть больше месяца со смерти Вадима. В финансовых кругах она до сих пор аукалась небольшим переделом зон влияния, а у нас наступила благодатная тишина. Дети вернулись домой: начался новый учебный год и новый виток тренировок. В нашем доме стало еще шумней и многолюдней - прибавились друзья Дениса. На личном фронте... да какой это фронт... это не фронт, а всепоглощающий водоворот эмоций, которые я не могу выразить словами. Нет, могу. Я НЕЧЕЛОВЕЧЕСКИ СЧАСТЛИВА!
   На пару дней приехал кум. "Проконтролировать наше состояние и посмотреть вживую, кого принимает в семью", - как выразился он. На мои робкие попытки возразить, что с последним еще ничего не ясно, он ответил, что ему виднее. Перед отъездом он мне отдал небольшой сверток, попросив открыть письмо, прилагающееся к нему, после его ухода, а сам сверток отдать Игнату.
   Заинтриговано распечатываю конверт и вытаскиваю небольшой листок, исписанный знакомым до боли подчерком:
  Отпусти мою тень,
  оставь лишь память,
  Чтобы в солнечный день
  Не мог тебя ранить
  Той болью, что нес я всегда.
  
  Хранителем буду незримым
  Стоять за твоей спиной
  Лишь призраком неуловимым...
  А ты будешь чужой женой,
  Потерянной для меня навсегда.
  
  Игнат
  Деревянная почти простая коробка, если не знать, что на нее пущен кавказский орех под маслом с легкой тигристостью. Какое расточительство. Простенькая латунная защелка открывается легко, без скрипа распахивается крышка, едва уловимый запах кожи. У меня начинают предательски дрожать руки. Как такое возможно? Простой с виду нож и к нему ножны. Где-то я уже видел точно такой. Нет... не точно. Глаз наметан, так что едва уловимые различия чувствую. Я видел два подобных ножа. С трепетом беру его в руки. Создается впечатление, что мастер делал его именно для меня, под мою руку и для моей души. Матовый серый клинок, кавказский орех, то же самое клеймо... как возможно? В очередной раз бьется в голове этот вопрос и в душу закрадывается иррациональный страх, что из-за этого ножа исчезнет то, что сейчас дороже мне всего на свете. Тамила и ее дочь. Я уже привык считать их своей семьей. Боль и злость начали зарождаться где-то в душе. Он тоже имеет на них право, на счастье с ними. Даже бОльшее, чем я.
  Белый конверт за лентой на крышке заметил не сразу. Взял в руки и неаккуратно разорвал его, вытащив простой белый лист.
   "Я уверен, если этот нож попал к тебе - ты достоин его. Это последняя моя работа. Храни и оберегай моих... уже наших девочек так, как я уже никогда не смогу этого сделать. Счастья вам.
  P.S. Не пугайся, если нож тебе идеально подойдет, считай это предвидением мастера. Она никогда бы не выбрала того, кто бы был похож на меня".
   Становится стыдно за свой эгоизм и злость.
  Я стоял под мелким моросящим дождем. Он лучше всего описывал то место, где я сейчас находился. Кладбище и мокрый черный памятник с фамилией, именем, отчеством и датами рождения и смерти. Без фотографии. Только черный гранит, отполированный с лицевой стороны и частично с обратной, с взмывающим вороном. Сколько я так стою, уже изрядно намокнув, не считал. Что сказать похороненному здесь? Кроме простого слова "спасибо" и переворачивающих душу эмоций, которые просто не описать, ничего. Я думаю, он меня поймет. Наклонился к памятнику и загнал железную денежку в подчавкивающую осеннюю землю - традиция должна быть соблюдена. Но я с тобой не расплачусь за тот большой бесценный подарок, который ты мне вручил - жизни своих, а теперь уже моих женщин. Покойся с миром. И если есть что-то после жизни, то, надеюсь, тебе спишутся твои грехи.
Оценка: 9.56*7  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  Е.Истомина "Ман Магическая Академия Наоборот " (Любовная фантастика) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | У.Гринь "Чумовая попаданка в невесту" (Попаданцы в другие миры) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | .Sandra "Порочное влечение" (Романтическая проза) | | LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Н.Самсонова "Жена мятежного лорда" (Любовные романы) | | М.Кистяева "Кроша. Книга первая" (Современный любовный роман) | | А.Атаманов "Ярость Стихии" (ЛитРПГ) | | V.Aka "Девочка. Первая Книга" (Современный любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"