Снежкин Владимир Евгеньевич: другие произведения.

Заклятые друзья. Академия

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 8.32*7  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ПРОДА от 18.12.2020 Каждый кулик свое болото хвалит. И чем моложе "кулик", тем яростнее отстаивает он честь и славу родного болота в любом споре. Но, как известно, жаркий спор нередко рождает жестокую ссору. Вот и сейчас вспыхнувший спор между двумя студентами быстро превратился в ссору, в результате которой последовало глупое соревнование. Как итог, оба студента покидают наш мир... И оказываются в другом! В мире, в котором царит средневековье и присутствует магия. Прекратят ли ссориться наши студенты? Ведь в новом мире они вынуждены держаться вместе ради того, чтобы выжить. Казалось бы, да! Но...


Академия

   Каждый кулик свое болото хвалит.
   И чем моложе "кулик", тем яростнее отстаивает он честь и славу родного болота в любом споре. Но, как известно, жаркий спор нередко рождает жестокую ссору. Вот и сейчас вспыхнувший спор между двумя студентами быстро превратился в ссору, в результате которой последовало глупое соревнование. Как итог, оба студента покидают наш мир...
   И оказываются в другом! В мире, в котором царит средневековье и присутствует магия. Прекратят ли ссориться наши студенты? Ведь в новом мире они вынуждены держаться вместе ради того, чтобы выжить. Казалось бы, да! Но...
  
  
  

Пролог

  
   Сверкнула ветвистая молния, на мгновение озарив темные грозовые тучи, что заволокли все небо от горизонта до горизонта. Ударивший следом гром пронесся над землей многоголосыми раскатами, и постепенно затих, оставив после себя тонкие завывания разгулявшегося ветра и глухой шелест дождя.
   Природа буйствовала. Все живое поспешно спряталось в укрытиях, из которых с трепетом можно было наблюдать за яростью бури.
   Однако, нашлись и такие, кто не обращал на стихию ровно никакого внимания. Например, архимаг Дариус, проводивший важнейший опыт в своей лаборатории, расположенной в подвале старого замка неподалеку от столицы королевства Уралас - древнего города Шам.
   - Ковидий! - Дариус закинул в кипящий котел последнюю щепотку зеленого порошка из глиняной чашки. - Ковидий!
   Деревянная дверь лаборатории со скрипом приоткрылась и из-за нее показалась взлохмаченная голова пятнадцатилетнего мальчишки.
   - Да, господин архимаг? - пискнул он.
   - Неси порошок шизонепеты многонадрезной в мелком помоле! Живо!
   Мальчишка исчез за дверью, и объявился через пару минут, неся в руках глиняный горшочек. Точь-в-точь такой же, как и тот, что держал в руках седовласый и седобородый архимаг.
   - Долго ходишь! - нахмурился Дариус.
   Не обращая более внимания на мальчишку, который уже второй год прислуживал ему во время некоторых магических ритуалов, архимаг вскрыл запечатанный горшочек, зачерпнул целую пригоршню порошка и кинул в котел.
   - Армо-о-о-о а-абрэ-э-э лалану-у-у!
   Дариус протянул к котлу руки, собираясь дополнительно влить в кипящее в варево порцию магической энергии - маны, и замер. Цвет варева изменился на коричневый, чего не должно было быть! Что-то пошло не так. Но что? И из-за чего? Непонятно.
   Дариус замер, раздумывая над образовавшейся проблемой. Между тем варево внезапно перестало кипеть, и на его поверхности стремительно начал надуваться пузырь. Секунда, и он лопнул, выплеснув наружу почти все содержимое котла.
   Архимаг, успевший вовремя прикрыться защитным коконом, а потому сохранивший чистоту своей серой лабораторной мантии, хмуро оглядел лабораторию.
   - Мда-а-а... Без генеральной уборки теперь не обойтись, - пробормотал он. Его пытливый ум тщательно анализировал все действия, которые он совершил в процессе ритуала. Ошибок быть не могло. Разве что...
   Дариус скользнул глазами по полу, нашел горшок, который случайно выронил при взрыве варева, поднял его и заглянул внутрь.
   - Ковидий!!!
   Дверь лаборатории вновь приоткрылась.
   - Иди сюда!
   юный помощник ступил в лаборатории, с ужасом пробежал взглядом по беспорядку, и с видом побитой собаки подошел к Дариусу.
   - Звали, господин архимаг?
   - Это что? - Дариус сунул горшок ему под нос. - Только не говори, что это шизонепета!
   Ковидий словно уменьшился в размерах.
   - Я... я... - заикаясь, начал он.
   - Говори! - прогремел архимаг над его головой.
   - Наш конюх в последний месяц курит дурманящую траву, - собравшись с духом, скороговоркой выпалил Ковидий. - Это я ему ее продавал, а он говорил, что она его вставляет...
   - При чем здесь дурманящая трава? При чем тут конюх? - вскричал Дариус.
   - Господин архимаг, дослушайте! - рухнул на колени Ковидий. - Вы сейчас все поймете!
   Архимаг несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, стараясь обрести равновесие духа.
   - Говори, - процедил он.
   - Когда он первый раз спросил, есть ли у меня выходы на продавцов дурманящей травы, я по глупости сказал, что есть. Он заказал порцию. Предоплату сразу дал. А у меня выходов на самом деле не было, - чуть не плача начал помощник архимага. - Я целую ночь не спал. Искал выход. И не нашел...
   - И?
   - Я дал ему молотой сушеной петрушки. Она ему понравилась. Он заказал еще. Потом еще!
   - Конюх курил сушеную петрушку вместо дурманящей травы? - удивился Дариус. - И был доволен?
   - Истинно так, господин архимаг, - подтвердил Ковидий. - Уже месяц курит. Потом с дикими глазами по конюшне бегает и говорит всем, что ему очень хорошо.
   - Постой-ка, - Дариус начал догадываться, ЧТО именно он забросил в котел вместо нужного ингредиента. - Ты и мне эту петрушку подсунул?
   - Да, господин архимаг, - с короткой заминкой признал его юный помощник. - Горшок с шизонепетой я случайно разбил на прошлой неделе, и сразу заказал новую партию. Завтра она должна прийти... Простите, господин архимаг! - Ковидий на коленях пополз к Дариусу. - Я не знал, что вы будете колдовать и она вам понадобиться! Шизонепета требуется раз в год и я надеялся, что мой огрех с разбитым горшком удастся скрыть! Я виноват и в том, что когда вы ее велели нести, я не сознался сразу! Простии-и-те!
   Архимаг задумчиво смотрел на юного помощника, с дедом которого дружил почитай вот уже лет пятьдесят, и думал, как бы он поступил на месте конюха. Это надо же так. Месяц курить вместо дурмана петрушку. Если узнает, Ковидию точно не жить.
   - Ты хоть знаешь, к каким последствиям привела твоя петрушка? - архимаг окончательно успокоился, и теперь пытался предугадать последствия сорвавшегося опыта.
   - Не-е-ет, - всхлипнул Ковидий.
   - В наш мир откроется окно, ведущие в тонкие слои другого мира. К счастью, ману я не спел влить, так что это будет мир с минимальными токами магической энергии.
   Ковидий вскинул голову.
   - Это страшно? Наш мир погибнет?
   Архимаг направился к выходу.
   - Нет, не погибнет. Скорее всего, в наш мир проникнет несколько душ. Или духов. Не важно. Если не найдут слабых тел, а они скорее всего их не найдут, то бесследно сгинут, - перед самым выходом Дариус остановился. - Приберись здесь и подготовь все для завтрашнего опыта. Шизонепету точно завтра доставят?
   - Да, господин архимаг! Точно! - вскочил на ноги обрадованный. Дариус не стал его даже наказывать! - Все сделаю!
   - Впредь не вздумай больше выкидывать подобные фортели, - предупредил Дариус. - А то и дед не поможет. Выкину! Понял?
   - Понял, - провесил голову Ковидий.
   Прежде, чем исчезнуть за дверью, Дариус обронил еще одну фразу:
   - И прекращай продавать петрушку конюху. Скажи, что лично я запретил.
   - Понял, господин архимаг.
  
  
  
  

Глава 1

Дмитрий Устюгов

  
   Что дернуло меня заговорить с этим американцем? Ведь знал, что ничего хорошего из не выйдет. Отпуск, Греция, Ионическое море, вечер, бар - все было отлично. И этот вечер тоже был должен стать таковым.
   Эх... Я перевел взгляд на рослого блондина, вот уже три минуты с победоносным видом сотрясавшего воздух передо мной. Вот он, этот янки.
   - ...обучаюсь в Гарварде, - блондин смерил меня высокомерным взглядом. - Не станешь же ты отрицать, что старейшее высшее учебное заведение США, давшее миру восемь президентов США, является величайшим учебным заведением в мире? По версии Times Higher Education, надеюсь, тебе что-то говорят эти слова, Гарвард регулярно занимает первые места. В то же время ведущий университет ТВОЕЙ страны болтается в рейтинге знаешь где? Во второй сотне! Это в лучшем случае!
   Я чувствовал, что распирающая меня злость вот-вот вырвется наружу. Заносчивый ублюдок! Ну почему я встретил именно тебя? Здесь, в далекой от США Греции! Ты зачем сюда приперся?
   - Димон, ты только спокойнее, - попросил меня Леха, которого слова напыщенного янки нисколько не зацепили.
   Скорее наоборот, ему было забавно. Вон, как лыбится...
   Разумеется. Он же родом из Белоруссии. Чего ему переживать, если не об его страну ноги вытирали?
   - Я спокоен, - сквозь зубы прошипел я в ответ.
   Ударить наглого янки? Будет драка, нас всех выведут из бара, и... В глазах окружающих я буду проигравшим, поскольку не нашел никаких аргументов на обидные слова.
   - Мой Санкт-Петербургский государственный университет в том рейтинге еще ниже, - кажется, я нашел аргументы. - Хотя он основан за пятьдесят лет до того, как ТВОЯ страна перестала быть английской колонией и приобрела независимость. Я даже знаю, почему такая ситуация.
   - Почему? - торжествующая улыбка на лице янки померкла.
   Чувствует неладное, гад!
   - Потому, что рейтинги составляют англосаксонские агентства! Разумеется, они ставят ваши университеты выше наших, - я обвел замерший зал победоносным взглядом. - Но мы все понимаем, что в российских университетах учат лучше! Посмотри на наших политтехнологов и хакеров! Они сделали так, что у вас был выбран Трамп! Трамп! Человек, который положил начало конца вашей восхваляемой американской исключительности!
   Американец оскалился. Что, не нравится?
   - Спецпрокурор Мюллер не нашел доказательств вмешательства... - начал янки, но я его перебил:
   - Конечно, не нашел! Наши хакеры и спецслужбы удалили все следы за собой! В общем, специалисты у вас все посредственные и держатся во всяких рейтингах на первых местах только потому, что эти рейтинги делают их же дружки!
   - Да ты...
   - Я? А ты...
   Слово за слово. Ситуация накалялась. К американцу подошли его дружки, встав по бокам от него. Пять человек. Все как на подбор высокие, с надменными мордами. Холеные, в модных шмотках. Мда... Численный перевес на стороне потенциального противника. Нас двое, их шестеро. При переходе конфликта в горячую фазу нам гарантировано настучат... Проиграем, в общем.
   Но! Понимая это, я, тем не менее, пойти на попятную уже не мог. Положение "спас" Леха.
   - Парни! - закричал он, и, оттеснив нас в стороны, встал между нами с самым решительным видом. - Я знаю, как разрешить возникший спор!
   Американец, не спуская с меня глаз, отступил на шаг. Я тоже.
   - Как? - полюбопытствовал один из янки.
   - Виски! - Леха подскочил к барной стойке, что-то прошептал бармену и всего через несколько секунд с грохотом поставил две литровых бутылки двенадцатилетнего Macallan на ближайший столик.
   Наличие за столиком молодой пары его нисколько не смутило.
   - Сегодня тут проходил турнир на скоростное выпивание сего благородного напитка! - громогласно возвестил Леха на весь бар. - Я тоже предлагаю устроить турнир! Но не на скорость, а на количество! Тот, кто выпьет больше виски, тот и победил! Проигравший соглашается со всеми доводами победителя, приносит ему свои извинения и оплачивает счет победителя и его спутников!
   Я с сомнением покосился на бутылки с сине-белыми этикетками. Черт... Ну Леха, ну удружил... Американец больше меня килограммов на двадцать, и мне придется очень постараться, чтобы его перепить. Есть сильное подозрение, что я свалюсь под стол в процессе соревнования, не успев выслушать извинения янки. Ну, или принести их янки.
   Между тем, у меня были совершенно иные планы на этот вечер. Глянув на американца, я понял, что его одолевают те же самые мысли.
   К сожалению, его спутники тоже поддержали Лехину идею мирного урегулирования.
   - Давай, Майкл! Сделай его!
   - Покажи ему, что Гарвард умеет отдыхать...
   - Майкл, ты лучший! Давай залпом! Из горла!
   Американец посмотрел на друзей и хищно улыбнулся.
   - Не вопрос! - рявкнул он, и повернулся ко мне. - Ты готов на поединок?
   - Конечно! - фыркнул я.
   В глазах американца на мгновение мелькнуло выражение обреченности. Он не мог сам отказаться от соревнования из-за своих дружков, в глазах которых бы упал ниже плинтуса, а потому до последнего надеялся, что не соглашусь я. Но у меня тоже выбора не было из-за Лехи. Кем он будет меня считать, если я откажусь?
   - Красавцы! - потер руки Леха и споро откупорил бутылки. - Сейчас организую стаканчики...
   - Не надо! - взмахнул рукой Майкл и высокомерно глянул в мою сторону. - Я буду пить из горла!
   Дурак, подумал я. Однако, почувствовав на себе множество взглядов, среди которых было немало женских - посетители бара, внимание которых мы привлекли своими криками, обратили взоры в нашу сторону, вслух сказал совершенно иное:
   - Я тоже! Так быстрее!
   Обычный для подобных заведений гул усилился многократно. Некоторые посетители даже начали вставать со своих мест и подходить ближе.
   - Русский победит! - крикнул кто-то из глубины бара. - Все русские умеют пить!
   - Не-е-е-, - не согласился с ним второй голос с другого конца зала. - Американец здоровее! Он выиграет!
   Все. Пути назад нет. Уже точно.
   - Ну, без стаканчиков, так без стаканчиков. Начинаем?
   Я взял бутылку в руки. Американец тоже.
   - Пять! Четыре! - под одобрительные возгласы "зрительного зала" начал обратный отсчет Леха. - Три! - я глубоко вдохнул. Выдохнул. - Два! - подношу горлышко к губам. - Один! Начали!!!
   Запрокидываю бутылку и начинаю выливать виски в свое горло, стараясь, чтобы оно не задерживалось во рту. Первый десяток судорожных глотков под оглушительные овации, второй... Одновременно кошусь в сторону американца. Не отстает, зараза!
   Виски попадает на язык, обжигая его жидким огнем. Терпеть!!! Уже около половины пути пройдено!
   - Ди-и-имон! Ди-и-имон! - вместе с Лехой скандировали десяток человек.
   - Майкл-Майкл-Майкл... - вторила им группа поддержки янки.
   Горло начинает сводить. Ощущения такие, словно по нему катится лава. С трудом делаю последние глотки, и с громким стуком ставлю бутылку на стол. Одновременно с янки.
   - Ничья! - провозгласил Леха. - Бармен! Еще две бутылки! Или кто-то из участников хочет отказаться? - вопрос Леха явно адресовал американцу, лицо которого было красным, как перезрелый помидор.
   Зараза... Ты бы лучше сказал, что ничья является хорошим поводом, чтобы мирно разойтись! Американец с надеждой глянул на своих друзей, увидел их разинутые в крике рты, исторгавшие:
   - Да!!! Майкл, порви его!!! - и, напустив на себя как можно более бравурный вид, выдавил:
   - Продолжаем!
  

Двадцать минут спустя

  
   Собравшиеся на площади зеваки с интересом наблюдали за тем, как к известному бару, завывая сиренами, подъехали две машины скорой помощи. Взвизгнули тормоза, машины остановились, из них выскочили врачи и скрылись в недрах бара. Вскоре подъехали две полицейские машины.
   Количество зевак, почувствовавших начало стремительно увеличиваться. К их глубокому сожалению, особых зрелищ не состоялось. Спустя всего десять минут из бара вынесли пару носилок, быстро погрузили в машины и увезли в неизвестном направлении. Скорее всего, в местную больницу, находившуюся в нескольких кварталах. За каретами скорой помощи уехали полицейские, забрав с собой нескольких молодых людей. Явно иностранцев.
   Двинувшиеся было в бар зеваки нашли его двери запертыми. Зеваки начали разбредаться. Один из них откололся от общей массы, воровато осмотрелся по сторонам, и тихо нырнул в один из узких закоулков. Там, как он знал, был расположен черный выход из бара. Ему повезло.
   - Привет, Кариакос! - воскликнул он при виде пузатого чернявого мужичка, торопливо запиравшего дверь. - Чего бар так рано закрыл?
   Кариакос вздрогнул. Но не обернулся, узнав говорившего по голосу.
   - И мое приветствие, Агрипий, - вздохнул он, поворачивая ключ на последний оборот.
   Лишь после этого он развернулся и направился к выходу из закоулка.
   - Кариакос, ты куда? Не хочешь рассказать, что произошло? Все равно об этом завтра будет говорить весь город! Причем будут выдвигать разные версии, включая ту, что это ты отравил гостей заведения своей стряпней! Так что, лучше расскажи мне свою версию и клянусь, завтра ее услышат все!
   Кариакос остановился. Подумал. Затем горестно вздохнул.
   - Ты прав. Мои гости отравились, - выдал он.
   - Что? - воскликнул удивленный Агрипий. - Стряпней?
   - Нет. Спиртным. Я взял дорогое виски через своих знакомых по цене вдвое дешевле рыночной, а оно оказалось... Оказалось отравой. Умерло два человека.
   С этими словами Кариакос вновь горестно вздохнул.
   - Да ну! - покачал головой Агрипий. - Это точно?
   - Точно. Ох... Если бы они выпили не так много, то отделались бы плохим самочувствием утром! - Кариакос поджал губы. - Возможно, до больницы дошло бы... С легким отравлением, которое списали бы на что-то другое!
   - Так зачем они так много пили? - решил спросить Агрипий.
   - Зачем? Скорее, почему! Потому, что встретились русский и американец! У них же соревнование целое, которому уже не один десяток лет! Кто кого, называется! - Кариакос понемногу начал распаляться, виня во всех своих будущих бедах не себя, а потерпевших, оказавшихся, по его разумению, на редкость глупыми. - Кто первым в космос полетит, кто первый на луну высадиться, кто больше нефтяных полей в Сирии захватит, кто кого больше в воздухе перехватит, кто на чьи выборы больше повлияет, или кто газовую трубу длиннее построит! Они между собой грызутся, а все остальные страдают! И эти два студента тоже решили продолжить традицию! Идиоты! В итоге оба, дружно, отправились в небесную канцелярию, а я буду страдать из-за их глупого спора! - грек воздел руки к небу. - Боже, за что ты мне ниспослал такое наказание? Зачем ты их свел именно в моем баре?
  

Дмитрий Устюгов

   Нечем дышать... Тяжело... Болит голова... Воздух! Нужен воздух!!! Судорожно открыв рот, пытаясь вдохнуть, но ничего не выходит. С огромным трудом открываю глаза. Тьма. Вокруг кромешная тьма. И что-то давит сверху. В панике вскидываю руки... и сбрасываю с себя какую-то невероятно тяжёлую шкуру, которой был укрыт чуть ли не весь.
   Оглядываюсь по сторонам, и первый же вопрос, посетивший мою голову, был таким - где я? Справа крутые горы, снежные шапки которых прячутся в облаках, слева ровная зеленая долина с лесным массивом не горизонте. Передо мной дорога...
   - Ээууу... - раздавшийся за спиной стон заставляет меня обернуться.
   Это что за чертовщина? Карета! На грунтовой дороге стояла самая настоящая карета! Со сломанным колесом, с пустой упряжью и тремя телами около распахнутой дверцы.
   - Телами? - с ужасом прошептал я.
   С трудом поднявшись на ноги, ковыляю к ним. Не доходя несколько шагов чувствую приступ дурноты. Одно из тел обезглавлено! Голова с выпученными глазами валяется в трех шагах. С трудом сдержав рвотный позыв, перевожу взгляд на второе тело. Целое, если не считать двух украшений в виде стрел, пронзивших его насквозь в районе груди. Черт!
   - Ээуууу, - вновь раздается стон.
   Третий человек жив! Бросаюсь к нему, с усилием приподнимаю обод сломанного колеса, под которым оказались обе ноги пострадавшего, и двигаю его в сторону.
   - Парень, ты как? - собственные слова, стоило им вылететь изо рта, заставили меня охнуть.
   Это определенно не был русский язык! И не английский! Совершенно не знакомый, но при это я прекрасно его понимал!
   - Екарный бабай! Что за чертовщина? - пробормотал я и только тут догадался посмотреть на свое одеяние.
   Коричневые бесформенные штаны, невнятные сапоги, больше напоминающие кожаные калоши с высоким берцем, грубая серая рубаха и... Руки не мои! Как и все остальное тело! Мелькает мысль о том, что морду лица я в зеркале тоже вряд ли признаю.
   Это что же случилось??? Почувствовав в ногах предательскую слабость, я опустился на травку, что росла на обочине. Что я помню? Бар, ссора с американцем, первая бутылка виски, затем начало второй. На этом мои воспоминания закончились.
   - Эээуууу... - вновь застонал парень и открыл глаза.
   Я продолжая думать о своем, пригляделся к нему. Светловолосый, лет двадцати пяти, с грубыми чертами лица и картофелеобразным носом, он был одет почти точно так же, как я. Стоп! Может, он мне подскажет, что тут происходит? С этой мыслью я бросился к нему и помог присесть.
   - Товарищ! Вы знаете, где я нахожусь?
   Взгляд парня сфокусировался на мне.
   - Ты кто? - облизнув губы, пролепетал он.
   - Я Димон! - в глазах парня мелькнуло удивление. Не понимает, что ли? - Ну, это... Имя у меня Димон. Друзья так зовут. Понял? Я из России!
   - Понял, понял, - парень как-то странно на меня посмотрел и сделал попытку отодвинуться.
   Несмотря на свое состояние "звезда в шоке", я заметил его смятение, однако не стал расспрашивать. Спросил другое:
   - А тебя как зовут?
   - Майкл, - последовавший ответ заставил меня нахмуриться.
   Именно так звали моего соперника-американца. Может, и его в чужое тело забросило?
   - Не узнаешь меня, янки?
   - Не-е-ет, - американец затравленно огляделся по сторонам, увидел трупы и заметно побледнел. - Мистер! Учтите, если вы меня убьёте, то у вас будут проблемы с самым могущественным государством этого мира! С Америкой!
   - Да, да, я знаю, - вздохнул я. - Ты лучше на себя посмотри. На ноги, на руки. Рожу ощупай. Много интересного узнаешь.
   Американец медленно перевел взгляд с меня на свои ноги, потом на руки. Заметно вздрогнул, и потянулся к лицу. Молодец! Точно следует моим советам!
   - Аа-а-а-а-а!!! - взревел Майкл через секунду, рывком поднялся и заметался около кареты, забыв про свои больные ноги. - Помогите-е-е-е!!! Спасите-е-е!!!
   Я дождался, пока у Майкла прошел первый приступ истерики, а затем спокойно обратился к нему:
   - Ты идиот? Чего орешь? От кого тебя спасать?
   Вопрос пришлось повторить еще несколько раз, поскольку янки как будто не слышал меня, продолжая бегать, смотреть на себя и орать, как будто его священные ядра зажало мышеловкой. Наконец, мне удалось-таки докричаться до него. Он остановился, и с нездоровым интересом уставился на меня.
   - Ты!!!!
   - Я?
   - Ты!!!
   Мне стало вдруг неуютно.
   - Ну? Чего хочешь сказать?
   - Это все ты! Ты и твое правительство организовали мое похищение и перенос сознания в чужое тело! Говори, зачем это вам понадобилось?
   Американец словно выплевывал свои слова-обвинения, приближаясь ко мне со сжатыми кулаками и вытаращенными глазами.
   Нет, этого не может быть. Это сон! Это не может быть правдой! Я отступил к ближайшему трупу, около которого еще несколько минут назад заприметил кинжал. Наклонившись, подобрал его с земли и сделал шаг к Майклу. Тот сразу остановился.
   - Эй! Ты чего? - настороженно спросил он.
   Истерики и злости как не бывало!
   - Майкл, я подозреваю, что я сплю, - пояснил я. - Мы с тобой спим! Рядом, на соседних койках, в больнице. С алкогольной интоксикацией. Давай я тебя ткну этим ножом, ты проснешься и разбудишь меня?
   - Не-е-е-е, - не согласился Майкл и попятился. - Не надо меня ножом тыкать! Давай лучше я тебя ткну.
   С таким сюжетным поворотом не согласился уже я. Боязно мне как-то. В конце концов, кинжал у меня, значит и тыкать им тоже мне! Эту мысль я высказал вслух. Надо признать, Майкл соображал быстро, мгновенно предложив ущипнуть самого себя. А он себя. Дескать, всегда так проверяют, когда нет уверенности, спишь или нет. На том и сошлись.
   - Ай! Больно, - поморщился я, ущипнув себя за ляжку как можно сильнее. Выходит, все-таки не сплю. У Майкла результат был тот же. - Слушай, Майкл. Мы не спим. Уж больно тут все реально.
   - Тогда где мы? - американец подошел к обезглавленному трупу и коснулся его ногой. Брезгливо поморщился, подошел ко второму и пощупал у него пульс, вызвав у меня удивление. Зачем он это делает? Ясно же, что мертвые. Следующие слова Майкла объяснили его поведение. - Тела вроде настоящие. Значит это не розыгрыш.
   - Естественно не розыгрыш! - фыркнул я. - Мертвых подделать можно, но перенести наши сознания в чужие тела невозможно. Точно тебе говорю!
   Майкл, подумав, согласился. Мы уселись на траву, и некоторое время сидели молча.
   - Воспоминания... - неожиданно выдал Майкл, и повернул голову в мою сторону. - Кажется, я что-то помню... И это что-то не касается меня!
   - В смысле?
   - Это не мои воспоминания!
   - Да? И чьи же?
   - Его! - стукнул кулаком по груди Майкл. - Его! Содера Смэлла, родившегося в захудалой деревеньке, хозяин которой гордо именует себя бароном!
   При упоминании имени Содера Смэлла у меня в мозгах словно кольнуло, и перед глазами поплыли непонятные картинки. Через несколько секунд я понял, что это фрагменты из жизни. Причем не из моей.
   - Кажется, я что-то тоже припоминаю, - пробормотал я, и погрузился в их изучение.
   К величайшему сожалению, воспоминания оказались довольно скудными и разрозненными, касаясь только основных моментов жизни некоего Гарета Плевакуса, и, к счастью, были вполне достаточны, чтобы я понял, кто он вообще такой.
   Младший сын вольного барона Груви Плевакуса. Барон имел во владении три деревеньки, общей численностью в сто двадцать дворов, дававших ему столь мизерный доход, что он с трудом сводил концы с концами. Наследовал нищее баронство старший сын - Херус, а другие два сына - Гай и Гарет, по достижению совершеннолетнего возраста должны были уйти из дома и попытаться обустроить свою жизнь самостоятельно. Были у барона еще две дочки, которых он планировал выгодно выдать замуж.
   - Что? - резко воскликнул Майкл. - Мы с тобой братья?
   - Ты про Содера и Гарета? Да, - не отвлекаясь от изучения памяти Гарета подтвердил я. - Двоюродные. Моя мать родная сестра твоего отца.
   - Угу. И живем мы с тобой в соседних баронствах, - проворчал американец. - Оказывается, Гарет и Содер дружили с самого раннего детства.
   Я недовольно посмотрел на Майкла.
   - Ты можешь заткнуться минут на десять? Изучай своего Содера молча!
   Майкл хотел что-то ответить на мое предложение, но в последний момент передумал. Грозно на меня зыркнул и прикрыл глаза. Так -то лучше.
   Ну, что там у нас дальше?
   На свое восемнадцатилетние Гарет, в сопровождении матери, тети, младшей сестры и двоюродного брата Содера, посетил ежегодную ярмарку в Ширгарде - довольно крупном городе километрах в пятидесяти от баронств. Ну как крупном... С населением в двадцать тысяч человек. Глядя на эту ярмарку, вызвавшую у Гарета неподдельный восторг, я хмыкнул и покачал головой.
   Между накрытыми тентами деревянными повозками, стоявшими на главной площади неровными рядами, сновали тысячи людей, прибывших на мероприятие со всей округи. Равномерный гул перекрывал рев торговцев, с упоением рекламировавших примитивные товары и продукты питания; периодически кто-то начинал вопить, что его ограбили и звал стражников; зазывалы предлагали принять участие в какой-то игре и выиграть легкие деньги - в общем, сумасшедший дом, в котором царила анархия и антисанитария.
   Однако, главным было совсем другое. В центре площади был расчищен обширный пятак. В центре стоял стол, за которым с кислой миной сидел немолодой мужчина в красной мантии. Гарет знал, что это маг из Академии Магии. Академия ежегодно направляла на ярмарку своего представителя в надежде найти одарённых. Правда, последний раз поиск увенчался успехом лет семь назад, когда повезло какой-то крестьянской семье, десятилетняя дочь которой обладала даром целительницы. С тех пор маг уезжал отсюда с пустыми руками.
   - Димон! А мы, оказывается, в Академию едем! - вновь вякнул американец. - Мы с тобой Одаренные!
   - Угу, - я спешно досмотрел момент из памяти Гарета, в котором его угораздило подойти к магу. Маг протянул ему какой-то камень, который в руках Гарета засветился зеленым огнем, оповещая всех, что он Одаренный. Потом подошел Содер и показал точно такой же результат. Небывалая удача для вольных баронов. - Ехали учиться, но не доехали. У тебя есть воспоминания, что тут произошло?
   - Нет, - развел руками Майкл. - Я уже смотрел. Содер потерял сознание сразу после удара по карете.
   - Гарет тоже, - кивнул я. - Видимо, это их и спасло.
   - Спасло? Не-е-ет, - не согласился Майкл. - Они умерли, а мы заселились в их тела. Интересно, а кто тогда в наших телах? Сознания Содера и Гарета?
   - Может быть.
   - Дьявол! - Майкл вскочил на ноги и начал расхаживать взад-вперед по дороге. - Мой отпуск заканчивается через неделю! Начнется учеба и этот троглодит все завалит! Лекции по международному праву, по корпоративному праву... много другое... - схватился за голову. - Он угробит мою жизнь! Надо найти способ быстрее вернуться назад!
   Я криво усмехнулся.
   - Вернуться? Как? Еще раз напиться до бессознательного состояния? Авось, назад выбросит. А вдруг нет? Вдруг мы там умерли, и судьба нам подарила еще один шанс, переселив в другой мир? Об этом ты не думал?
   - Э-э-э... - впал в ступор Майкл.
   Определенно, не думал.
   - Так, - я поднялся на ноги. - Хватит сидеть. Давай попытаемся осмотреться. Вдруг нам придется провести здесь всю оставшуюся жизнь.
   - Здесь?
   Мда... Американец до сих пор не вышел из ступора после моих слов.
   - Да, здесь! - повышаю голос. - В этом мире! И если мы хотим выжить, а не закончить свои дни как вот эти двое, то надо не только осмотреться, но еще и освоиться? Ферштеен?
   - Чего?
   - Вижу, с немецким у тебя плохо. Понятно, спрашиваю?
   Майкл согласно покачал головой. Понял.
   - Нам нужно идти в Академию. Если память Гарета мне не изменяет, через неделю там начало вступительных экзаменов и нужно успеть подать документы. Кстати, где они?
   Вдвоем обследовав карету, обнаружили два пустых сундука и вспоротые ножом сумки. В последних нашли сопроводительные письма, выданные нам, как мы оба помнили, магом. Там же обнаружились грамоты, подтверждающие наш статус баронетов. С едой, как это ни печально, дело обстояло туго. Она вся была в одном из сундуков. Деньги, выданные отцами-баронами на дорогу, тоже пропали.
   После кареты мы приступили к обыску мертвецов, с трудом перебарывая отвращение и рвотные позывы. К моей радости, янки оказался слабее - его все-таки стошнило. Его скрючившуюся в траве фигуру сотрясли спазмы, сопровождаемые характерными звуками.
   - Фууу... Как мерзко! - демонстративно поморщился я. - Как некультурно!
   - Извини... уээээээ... - между спазмами пробормотал Майкл. - Туалета тут нет.
   - Слабак! - презрительно выпятив нижнюю губу, бросил я через плечо и склонился над трупом без головы.
   Та-а-ак. Что тут у нас? Еще один кинжал? Да, так и есть. Зажат телом, правда, но ничего, сейчас вытащим. Я пошевелил тело, в нос оглушительным хуком ударил мерзкий запах разлагающейся плоти и... Через доли секунды я стоял рядом с Майклом, выдавливая из себя то, что Гарет изволил сегодня откушать на завтрак.
   - Ну что, культурный, - послышался над ухом голос Майкла. - Природу пачкаешь?
   - Это ты пачкаешь... уээээээ.... - делаю вдох, выдох. Вроде полегче, - а я удобряю! - ан нет, не легче. - Уэээээээ....
   - Ну, ну, - хмыкнул Майкл и отошел.
   В путь мы двинулись через полчаса. У каждого по кинжалу, по грамоте и по сопроводительному письму. Денег не было, но над этим можно было подумать в Гардаграде, где располагалась Академия. Гораздо печальнее было отсутствие еды. Учитывая то, что пройти нам предстояло около ста верст, нужно было как-то решать этот вопрос, но как именно, никто из нас не представлял. Можно считать, нам еще повезло, что Гарет и Содер со своими сопровождающими проделали бОльшую часть пути - между Гардаградом и Ширгардом было почти триста верст, что примерно соответствовало тремстам километрам.
   - Эх... Уже есть хочется, - вздохнул Майкл через двадцать минут. - Судя по солнцу, скоро должен быть обед.
   Я указал рукой в сторону лесной кромки, которая лежала у нас на пути и в которой скрывалась дорога.
   - В лесу мы что-нибудь раздобудем. Коренья всякие, ягоды.
   - Я что тебе, заяц, чтобы коренья жевать? - возмутился Майкл.
   Я всплеснул руками и низко склонился.
   - О, Светоч демократии! Прости ты меня, дурака грешного! Конечно же мы пойдем в ресторан с тремя звездами Мишлен! Красный гид говорит, что он во-о-он там, по дороге за пятым деревом, седьмая берлога справа! - выпрямившись, я с горящими глазами уставился на смутившегося Майкла. - Я плачу за обед! Ну, что же ты встал? Идем!
   Не дожидаясь реакции американца, я пошел по дороге далее.
   - Димон, я не то имел ввиду, - попытался оправдаться Майкл, поравнявшись со мной.
   - Ладно. Что ты имел ввиду?
   - Я предлагаю поохотиться. Сейчас дойдем до леса, изготовим копья, и попытаемся добыть какую-нибудь дичь.
   - Дичь это то, что ты предлагаешь, - мгновенно отреагировал я. - Ты с помощью копья способен убить только самого себя. Или меня, если я буду иметь дурость оказаться рядом.
   - Почему ты так решил? - нахмурился Майкл.
   - Сам подумай. Ты умеешь кидать копье в цель на дальние расстояния?
   - Нет.
   - Значит, тебе нужно будет подойти к цели на расстояние удара. Какой зверь тебя к себе подпустит так близко? Правильно, никакой. Хотя нет, ошибаюсь. Медведь подпустит. Или тигр какой-нибудь местный. Вот только копье тебе в этом случае понадобиться для ритуального самоубийства, чтобы не чувствовать, как тебя едят заживо.
   Майкл начал злиться.
   - Хорошо, - заявил он. - Если ты такой умный, предложи что-нибудь сам!
   Я пожал плечами.
   - Так я уже предложил.
   - Корешки и ягоды?
   - Да.
   Майкл зло плюнул на землю.
   - Хорошо! Жри свои корешки и ягоды, а что-нибудь посущественнее поймать попытаюсь. Только сразу говорю, делиться я не собираюсь!
   - Делиться? - скривился я. - Даже если тебе удастся чудом подбить какую-нибудь несчастную маленькую птичку, я не собираюсь ее жрать. Знаешь почему?
   - Почему?
   - Потому, что она будет сырая! У нас же нет ни спичек, ни зажигалки. Или тебя еще юным сурком научили разводить костер силой трения?
   Майкл выругался, и из этого я сделал вывод, что костер разжигать с помощью всяких палочек он не умеет.
   - Тогда я рыбу копьем поймаю. Ее можно и сырой есть, - буркнул Майкл.
   - А вместе с ней поймаешь и глистов, которых здесь наверняка выводить не умеют, - окончательно добил я его чаяния.
   До леса мы добрались в молчании. Каждый размышлял над чем-то своим. Может быть это покажется странным, но я больше думал не над своим положением, не над тем, куда я попал, а о родных - родителях и сестре. Каково сейчас им? Мои предчувствия подсказывали, что мое настоящее тело либо умерло, либо находится в коме и вскоре умрет, и мне уже не попасть домой. Родные больше меня не увидят. Для них это будет страшный удар...
   Перед глазами одно за другим проплывали воспоминания о моей жизни. Я вспоминал о том, как мы ссорились с сестрой по разным пустякам; как я обижался на родителей, когда они не пустили меня на дискотеку в пятнадцать лет; о подарке, который они мне сделали на шестнадцатилетние - подарили квадроцикл, о котором я тогда грезил даже во снах...
   Этих воспоминаний было много. Сколько же счастливых моментов было в моей жизни! И как я их, дурак, не ценил... Самый настоящий дурак! Недаром говорят, что имеем - не ценим, потерявши - плачем.
   Что мне стоило лишний раз посидеть дома с родителями, или сходить с ними и с сестрой куда-нибудь? Вместе поиграть в настолки - они меня звали, и не раз. Но нет... Я стремился быть свободным, считая посиделки с родными безынтересными. Бежал из дома, стремясь больше провести времени с мимолетными знакомыми, имен многих из которых даже не помню.
   А теперь родных нет... И я их больше не увижу. Никогда.
   От таких мыслей к горлу подступил горький ком, а в глазах появилась предательская влага.
   - Димон? - окликнул меня Майкл, возвращая на землю.
   - Что? - откликнулся я.
   - Отныне называй меня Содер. Забудь о том, что Майкл вообще когда-то существовал.
   Просьба Майкла меня удивила.
   - Почему?
   - Если мы хотим здесь выжить, нам нужно надеть личины Гарета и Содера. Превратиться в них, и никогда не называть друг друга настоящими именами. Естественно, трепаться о том, откуда мы пришли в этот мир, тоже не стоит.
   Подумав, я согласился с доводами американца. Тут он совершенно прав. Если когда-нибудь кто-нибудь узнает о том, кто мы такие на самом деле, то нам однозначно не избежать проблем. Те же маги, о которых я узнал из памяти настоящего Гарета, с удовольствием поковыряются в наших мозгах.
   - Меня зовут Гарет, - протянул я руку американцу.
   Тот протянул свою руку, и мы обменялись крепким рукопожатием.
   - А меня - Содер. Рад знакомству, Гарет!
   - Я тоже, Содер, - пробежав глазами по гладким стволам хвойных деревьев, составлявших основную часть тамошнего леса, остановился на группе молодых деревцев, росших вдоль дороги. - Пойдем, копья сделаем.
   - Копья? - переспросил меня Майкл... Извиняюсь, Содер. В мыслях лучше тоже перейти на новые имена, чтобы в дальнейшем не было проколов. - Ты же не хочешь охотиться.
   - Не хочу, - подтвердил я. - Однако, копья могут помочь, если на нас кто-нибудь из зверей захочет напасть. Кроме того, слышишь шум, перекрывающий шум леса?
   Содер прислушался.
   - Да. Слышу.
   - Как есть, это шумит вода. Где-то поблизости есть водопад, а значит есть рыба.
   - А глисты?
   - Разберемся, - отмахнулся я, не став вдаваться в подробности.
   Изготовление копий заняло неожиданно много времени, около часа. Хотя, казалось бы, что тут сложного? Выбрал деревце, срезал его, заострил и все. Однако, все бывает просто лишь на бумаге. На один лишь поиск подходящих деревьев ушло минут пятнадцать. Про то, как мы их срезали тупыми кинжалами, я вообще промолчу.
   Между тем, местное солнце достигло зенита и начало припекать весьма сильно. Я скинул рубаху и сапоги, ноги в которых начали неприятно преть, и пошел по дороге босиком. Содер последовал моему примеру. Шум воды усиливался по мере того, как мы шли вперед, и вскоре мы вышли к небольшому озеру. Дорога проходила вдоль его берега.
   - Если бы такое место было в Америке, отбоя от туристов тут не было бы, - произнес Содер, указывая на водопад по правую руку от нас.
   Именно водопад издавал тот шум, на который мы шли. Он был наполовину скрыт от наших взглядов деревьями, но и того, что было видно оказалось вполне достаточно, чтобы оценить его красоту - низвергающийся десятками потоков с трехметровой высоты, он поднимал в основании тучу белых брызг, над которыми играла разноцветная радуга.
   - У нас тоже, - я направился в сторону водопада. - Идем. Посмотрим, есть ли там рыба.
   Остановившись метрах в десяти от бурлящей воды, я начал присматриваться к основаниям лежавших в воде валунов.
   - Думаешь, там рыба есть? - с сомнением в голосе спросил Сдер.
   - Надеюсь, что да. Я как-то у бабушки в деревне отдыхал. Там речка мелкая речка была, с множеством камней, и мы ходили на нее с острогами налимов и сомов ловить.
   Моя надежда оказалась не напрасной. Сквозь полуметровую толщу воды я разглядел голову большой рыбины, выглядывавшую из-под камня.
   - Тссс... - зашипел я, подавая сигнал американцу притихнуть.
   Шаг вперед, второй... Протягиваю копье.
   - Эй, вы! Двое! - раздался громкий окрик откуда-то из-за спины.
   От неожиданности я вздрогнул, оступился и полетел в воду лицом вперед.
   - Аааа... - мой крик был недолгим и заглох, едва моя голова исчезла под водой.
   Больно ударившись вытянутыми руками о камни, я извернулся и встал на ноги, оказавшись в воде по пояс. Разумеется, весь мокрый. Хорошо, что полез сюда в одних штанах, оставив сапоги и рубаху на берегу.
   - Екарный бабай! - выругался я, потирая ушибленные руки.
   Со стороны дороги послышался громкий смех.
   Я перевел взгляд на шутника, намереваясь высказать ему все, что о нем думаю, но язык тут же прилип к небу, а сердечная мышца в груди нервно дернулась. Отряд всадников! Двое в металлических доспехах и шлемах с поднятыми забралами, остальные одеты попроще - кожаные куртки с металлическими наплечниками. Вооружение у всех было примерно одинаковым - мечи и короткие дротики. Три человека за плечами имели луки.
   - Чего замерли? - отсмеявшись, рявкнул один из двух воинов, одетых в металлические доспехи. Наверняка, старший. - Бегом сюда!
   Не смея спорить, мы с Содером поспешили выполнить требование.
   - Вы кто такие? - смерив нас грозным взглядом, спросил воин.
   - Жертвы вероломного нападения, господин! - моментально выпалил Содер, незаметно коснувшись меня рукой и этим сказав, что хочет сам объясниться с вооруженными людьми. - Мы с моим братом направлялись в Гардаград, намереваясь подать прошение на участие во вступительных экзаменах в Академию магии, однако сегодня утром на нас напали. Убили наших сопровождающих, повредили карету и ограбили.
   Взгляд воина сразу смягчился.
   - Ясно, - кивнул он и многозначительно посмотрел на своего спутника в почти таких же металлических доспехах. - Слышал, Ян?
   - Да, - зло скрипнул зубами тот. - Старейшина деревни нам соврал. Тагет и его банда не ушли за перевалы на ничейные земли, а продолжают бесчинствовать на территории королевства.
   - Получается, так, - тот, кого звали Роспер, вновь обратил внимание на нас. - Как звать?
   - Я баронет Содер Смэлл, а это баронет Гарет Плевакус, - представил нас американец. - Господин Роспер, позвольте обратиться к вам с просьбой. Вы не могли бы...
   - Из вольных баронств? - перебил его Роспер.
   Наши титулы баронетов его нисколько не впечатлили. Плохо. Я надеялся на обратное.
   - Да, - закивал головой Содер. - Вы правы, господин Роспер. Мы из вольных баронств. Позвольте спросить, господин Роспер, а не могли бы вы...
   - Где ваша карета и убитые сопровождающие? - вновь не дал ему договорить Роспер.
   - Ээээ... - Содер растерялся.
   Он провел рукой по грязным, слипшимся волосам. Жест, как я уже разобрался, означающий, что американец нервничает. Честно говоря, я тоже нервничал, поскольку от всадников ощутимо тянуло скрытой угрозой. Но Содер боялся больше, а значит...
   - Позволь мне ответить, - шепнул я Содеру и сделал шаг вперед, чем привлек к себе внимание всадников. - Господа, на этот вопрос отвечу я.
   - Ты? - пренебрежительно посмотрел на меня Роспер. - Я уж думал, ты молчишь потому, что при нашем виде засунул язык в задницу.
   Все всадники весело расхохотались. Я тоже натянул на лицо улыбку. Шутка, стало быть. С одной стороны, обидная, с другой стороны хорошо, что шутят, а не хватаются за оружие.
   - Мой язык не столь длинный, чтобы я мог дотянуться до своей задницы. Не знаю, достоинство это или недостаток. Жизнь покажет, - выдал в ответ я.
   Смех в рядах всадников загремел с новой силой. Улыбнулся даже Роспер.
   - Вижу, чувством юмора ты не обделен. Как тебя там?
   - Гарет, - подсказал я.
   - Гарет... - Роспер пристально ко мне присмотрелся. - Говори, где карета и трупы.
   Я махнул рукой в направлении, со стороны которого мы пришли.
   - Там. Примерно в восьми верстах, около дороги. Вы увидите карету издалека.
   - Ясно. Ладно, больше у меня к вам нет вопросов, - Роспер начал разворачивать коня и уже открыл рот, собираясь что-то сказать своим людям, и я поспешно воскликнул:
   - Господин Роспер! Позвольте обратиться к вам с просьбой!
   Роспер притормозил.
   - Да?
   - Вы бы приобрели огромную признательность двух будущих магов, если бы помогли нам добраться до Академии!
   Роспер хмыкнул.
   - Признательность двух будущих магов? Вы сначала поступите в Академию.
   - Не думаю, что это станет для нас проблемой. Камень мага показал, что мы Одаренные.
   Кто-то из всадников скептически фыркнул, а на лице Роспера появилась снисходительная улыбка. Это мне очень не понравилось.
   - Гарет, теперь я вижу, что вы с братом и вправду из вольных баронств. Только в таких диких местах, оторванных от цивилизации, не знают, что в Академию поступает лишь один из десяти человек, у кого малый камень обнаружил магический дар. Остальные отсеиваются, поскольку этот дар оказывается слишком слабым.
   - Да? - мягко говоря, я был обескуражен.
   Получается, в случае неудачи мы будем вынуждены вернуться в баронства? Так их тоже скоро надо будет покинуть - отец уже прямо сказал нам с Гаем, чтобы через год убирались налаживать самостоятельную жизнь. Гай собрался пополнить ряды наемников, многие из которых погибают в первый же год. Мне по этому пути идти не хотелось бы.
   - Ладно, так уж и быть, бедолаги. Держите, - сжалился над нами второй закованный в доспехи воин по имени Ян. Он отцепил от седла мешок, и бросил мне под ноги. - Здесь еда. Вяленое мясо, хлеб, вода. Если будете экономить, хватит, чтобы дойти до города. До него чуть больше девяноста верст. Если будете идти с утра до вечера, то послезавтра достигнете его стен.
   - Спасибо, господин Ян! - я быстро поднял мешок. - Мы не забудем вашу доброту!
   - И мою тоже постарайтесь не забыть, - с этими словами Роспер поманил к себе одного из воинов. - Глен, дай ребятам клинки тех разбойников, что мы повесили утром.
   Глен подъехал к нам и протянул два коротких меча в ножнах.
   - Держи.
   - Спасибо! - поблагодарил я его, и, повысив голос, повторил. - Спасибо, господин Роспер! Уверен, мечи нам понадобятся для самообороны!
   Роспер кивнул головой, развернул коня, и направил его по дороге. За ним потянулись все остальные всадники, оставив нас с Содером наедине.
   - Фуххх! - выдохнул Содер, едва всадники скрылись за деревьями. - Я уж думал, нас сейчас убьют! Ты видел, как он меня перебивал? Варвар! - Содер опустился на траву, и жестом пригласил меня сесть рядом. - Тащи сюда мешок. Время обедать!
  

В то же время неподалеку

  
   Ян пришпорил коня и догнал Роспера, возглавлявшего их маленький отряд.
   - Роспер, меня не оставляет странное ощущение по поводу этих двух парней, - поделился он своими мыслями. - У меня бывает, когда что-то недосмотрел или что-то важное упустил из вида.
   Роспер Легрей задумчиво провел пальцами по подбородку. Вот уже восемь лет он являлся капитаном Дальней Стражи, подчинявшейся легату восточной провинции Тардинского королевства. Должность невысокая, и при этом сопряженная с множеством опасностей. Опасностей, избежать которых без наличия хорошо развитого чутья и немалого ума, было бы невозможно.
   Чего стоила одна только нейтрализация тварей, ползущих через перевалы из Ничейных земель в граничащую с ними восточную провинцию! Затем разбойники, поголовье которых никак не сокращалось, хотя хватали и вешали их десятками...
   - Ты удивишься, Ян, но у меня были те же ощущения, - признался Роспер своему заместителю, лейтенанту Яну Холбрею. - И, кажется, я разобрался, в чем дело.
   - В чем же? - полюбопытствовал лейтенант.
   - Глаза.
   Ян посмотрел на него с явным непониманием.
   - Глаза?
   - Да, - кивнул Роспер. - Ты видел их рожи? Им бы больше соответствовали глаза, в которых не было бы ни капельки интеллекта.
   Ян на секунду задумался.
   - Хм... Пожалуй, вы правы, - признал он. - Эта парочка явно не обделена умом. К тому же речь грамотная.
   - Угу, - кивнул капитан. - Слишком грамотная. Никаких тебе "ну-у-у-у" или тупых "э-э-э-э".
   - Может, мы их зря отпустили? Вернемся?
   - Не надо. Сразу видно, они не разбойники. Кстати, ты видел, как он клинки взял? Как палки. Для баронета из вольных баронств это удивительно. Еще один странный факт, - капитан задумался.
   - То есть, отпустим их? - решил уточнить Ян.
   Роспер ответил лишь через минуту, прервав наступившее молчание.
   - Давай поступим так. Когда вернемся в Гардаград, отправь одного из наших бойцов понаблюдать за баронетами. Если не обнаружим ничего противоправного, поможем им.
   - Чем?
   Роспер глянул на Яна с явным неудовольствием.
   - Лейтенант! Ты меня начинаешь разочаровывать в своих умственных способностях!
   - Я понял, - мгновенно сориентировался Ян. - Их же ограбили. Оставили без денег. В дни экзаменов их будут кормить, но в остальные они будут вынуждены искать пропитание сами. Жилье тоже.
   - Правильно. Сообразил, молодец, - пару раз хлопнул в ладоши Роспер. - Подкинем им денег, приютим, накормим.
   - Хотите получить благосклонность двух будущих магов? - Ян с сомнением покачал головой. - Вы же сами сказали, что сомневаетесь в их поступлении.
   - В Академии при поступлении много внимания уделяют не только на силу дара, но и на ум. Поэтому мне почему-то кажется, что именно эти двое поступят. И не только поступят, но и доучатся, - Роспер кинул на заместителя многозначительный взгляд, - Сам знаешь, сколь бесценна иногда бывает помощь двух магов.
   - Я отправлю присмотреть за ними самого лучшего нашего бойца, - качнул головой Ян.
  
  

Глава 2

  
  

Гарет

  
   Через два дня мы с Содером вышли к цели, успев в пути рассказать друг другу почти все из своей прошлой жизни. К счастью, наша дорога оказалась основной ко всем прилегающим, а потому мы не заплутали на многочисленных развилках и перекрестках.
   - Сделаем привал? - предложил я, когда с холма нам открылся вид на большой город, обнесенный высокой стеной с равномерно удаленными друг от друга башнями.
   Гардаград...
   Он располагался на берегу реки, по гладкой поверхности которой в разные стороны скользили всевозможные корабли и лодки.
   - Давай, - легко согласился на мое предложение Содер.Мы сошли с дороги, сели на травку и разделили поровну остатки еды.
   - Интересно, если брать земную историю, то к какому году можно отнести местное общество? - закинув в рот кусок мяса, задался вопросом Содер.
   - Ммм... - я проглотил кусок хлеба, сделал глоток воды, и только после этого сделал предположение. - Одиннадцатый или двенадцатый век. Максимум тринадцатый.
   - Почему ты так думаешь?
   Я уже не раз задавался этим вопросом, так что ответил Содеру сразу:
   - Здесь нет огнестрельного оружия. У бойцов Роспера его не было, - я указал пальцем на стены города. - Пушек здесь я тоже не вижу.
   - И?
   - Огнестрельное оружие появилось в Европе в четырнадцатом веке.
   - А что, если здесь наука движется по пути изучения магии? То есть, нет ученых-химиков, которые открыли бы порох.
   - Тогда не знаю, - пожал я плечами.
   Закинув в рот последний кусок мяса, проглотил его почти не жуя и встал.
   - Ты опять? - усмехнулся в спину Содер.
   - Да. Все-таки ты зря со мной не занимаешься. Поверь, владение мечом в этом средневековом мире может пригодиться в любой момент, - с этими словами я начал импровизированный бой с воображаемым противником.
   Такие бои я устраивал на каждом привале, стремясь отточить приемы владения мечом, которое смог вытащить из памяти настоящего Гарета. Как назло, их было немного, и давались они мне с трудом. Занятия были бы намного эффективнее, если бы американец составил мне компанию, но он, зараза, наотрез отказался. Ладно, обойдусь без этого лентяя. Сделав несколько разминочных упражнений, я перешел в атаку на воображаемого противника, затем отразил несколько его выпадов, и сделал неотразимый удар в шею. По моему мнению, вышла неплохая комбинация.
   - Ну, как тебе? - с гордым видом спросил я Содера.
   Тот пожал плечами.
   - Слышал выражение, "порхай как бабочка, жаль как пчела"?
   Я чуть не споткнулся. Это что я такого сейчас показал, что меня сравнивают с великим Мохамедом Али, произнесшим эту фразу?
   - Спасибо, - несколько смущенно поблагодарил я Содера. - Я старался.
   - Значит, слышал, - кивнул Содер. - Так вот, в твоем случае это знаменитое высказывание звучит так: "порхай как свинья, жаль как корова".
   - Тьфу на тебя, - с досадой сплюнул я на землю. - Я думал, ты меня похвалишь за мои достижения. Комплимент какой сделаешь.
   - Ты не девушка, чтобы я тебе комплименты делал. Хвалить же тебя не за что. Жаль, что здесь зеркала нет. Чтобы ты на себя, инвалида, со стороны посмотрел.
   - Ты завидуешь? - внезапно осенило меня.
   - Я? - с неподдельным ужасом воскликнул Содер. - Завидую? Ты брачные танцы гамадрилов видел? Нет? Зря! Поскольку ты показываешь те же движения, что и брачующийся гамадрил. Гарет, поверь мне, среди самок гамадрилов ты бы пользовался успехом.
   Сволочь... Испортил-таки мне настроение. Я хмуро глянул на Содера, развернулся и побрел по дороге в сторону города. Сзади послышался торопливый топот.
   - Гарет, ты что, обиделся?
   - Отвали!
   Содер поравнялся со мной, и перешел на шаг. Несколько минут мы шли молча. Содер прервал молчание, когда мы дошли до места примыкания к нашей дороге другой, более крупной дороги. В отличие от той, по которой мы до сих пор шли, она была не грунтовой. Ее поверхность образовывали крупные ровные каменные плиты, почти идеально подогнанные друг к другу. Мечта путешественника.
   По ней нескончаемым потоком от города и обратно шли люди, ехали всадники, дребезжали вереницы всевозможных тачек, тележек, полуразвалившихся калымаг и богато украшенных карет.
   - Сам же говорил, что предпочитаешь слышать правду, - примирительным тоном сказал Содер, уворачиваясь от здоровенного детины, шедшего встречным курсом. - Еще ты говорил, что не любишь, когда тебе лгут в глаза, а за глаза говорят совершенно другое.
   - Говорил, - признал я. - Но правду можно сказать по-разному.
   - Это как?
   Раздался пронзительным свист, за которым последовал окрик.
   - Эй! Дурни! А ну живо с дороги!
   Я обернулся, и чуть не ткнулся носом в лошадиную морду.
   - Эй! - с негодованием вскрикнул я, резво отскакивая в сторону. - Аккуратнее никак?
   Управлявший тройкой белоснежных лошадей кучер презрительно покосился в мою сторону, и взмахнул хлыстом.
   - Скажи спасибо, что не по спине тебя оприходовал, деревенщина! - крикнул он через плечо, и вскоре карета исчезла в общем потоке.
   - Каков наглец. Так бы и начистил морду! - я потряс кулаком вслед, и повернулся к Содеру. - Ты серьезно не представляешь, как сказать правду и не обидеть человека?
   Содер замялся.
   - Лучше бы ты показал на примере.
   - Хорошо, - мой взгляд зацепился в степенно вышагивавшую впереди нас дородную матрону в обтягивающих белых лосинах и коротком кафтане. - Видишь ее?
   - Да, - отозвался американец.
   - Если ты, допустим, скажешь, что она излишне упитана, то навряд ли ее обидишь. Совсем другое дело, если ты заявишь ей, что она похожа на жирную свинью, которой перед тем, как напялить лосины, нужно осознать, что у нее все-таки не попочка, а большая жопа. Понимаешь? Помягче надо подбирать выражения, помягче.
   Столь бесцеремонно обсуждаемая мною дама развернулась и... перед нами предстал насупившийся мужик в длинном парике.
   - Это кого, сосунок, ты жирной свиньей назвал? Еще и с бабой попутал!
   - Это я не вам, уважаемый, - отмахнулся я, и сделал попытку обойти возмутившегося господина.
   - А кому?! - бросив быстрый взгляд по сторонам, с вызовом спросил он.
   Я остановился.
   - Может, извинишься перед ним? - прошептал мне на ухо Содер.
   Я с ним не согласился.
   - Если перед каждым по всякой ерунде извиняться, извинялка сломается.
   - Тогда смотри, чтобы эту извинялку тебе не сломал кто-нибудь посторонний, - пожал плечами Содер и отошел в сторону, влившись в первые ряды толпы, которая начала скапливаться вокруг.
   Вот зараза! Вместо того, чтобы помочь, сбежал, как крыса с тонущего корабля! Между прочим, это он меня попросил привести пример. Это из-за него я влип. Ну, и черт с тобой! Сам разберусь.
   - Чего молчишь, дрыщь?
   - Ты ничего не попутал, дядя? - вкрадчиво спросил я. - Ты хоть знаешь, кто перед тобой стоит?
   - Кто? - усмехнулся мужик, уперев руки в необъятные бока.
   - Барон Плевакус. Собственной персоной! - горделиво вздернув подбородок, я внимательно следил за реакцией мужика.
   Она оказалась совсем не такой, какой я ее ожидал. То ли местный люд знал, какие аристократические рода стоило чтить, то ли аристократы были тут не в почете, но вместо уважения мне расхохотались прямо в лицо. Толпа тоже не отставала, разразившись громким смехом.
   Я поморщился, и резким движением обнажил меч.
   Правило, которое я усвоил еще со школы, гласило - в новых коллективах нельзя было допускать не то, что унижений, но даже косого взгляда в твою сторону. Иначе потом будут проблемы. Гардаград по земным меркам город весьма небольшой, все друг друга знают, и поэтому спускать оскорбление было нельзя. Если, конечно, не хочешь, чтобы в тебя потом плевали даже уличные мальчишки.
   Толпа моментально притихла.
   - Что? - удивился мужик. - Ты предлагаешь мне бой? Серьезно?
   - Серьезнее некуда, господин "не знаю, как вас там звать"! - я лихо крутанул мечом. - Защищайтесь!
   Мужик ухмыльнулся.
   - Господин Розен к вашим услугам, барон Плевакус, - возвестил он, и извлек клинок, который я подметил уже давно.
   Следуя моему примеру, он сделал несколько взмахов и встал в стойку.
   - Екарный бабай, - невольно вырвалось у меня.
   Этот мужик владеет мечом на порядок лучше меня! Мгновенно почувствовав предательскую слабость в ногах и холодный пот между лопатками, я встал в стойку. Он же меня убьет! И ничего за это ему не будет, поскольку здесь средневековье... К тому же, я его сам вызвал.
   Неожиданно я встретился взглядом с Содером, оказавшимся в толпе чуть ли не за спиной моего противника. План созрел мгновенно.
   - Друг! Бей его быстрее с тыла!
   Господин Розен мгновенно отскочил в сторону, что было удивительно для его габаритов, разглядел резко побледневшего Содера, и взревел:
   - Негодяй! Решил ударить со спины?!? Да я тебя...
   Дальше я его не слышал. С разбегу врубившись в толпу, продрался на свободное пространство, и опрометью бросился к видневшимся вдали главным воротам. Слава богу, ушел!
   Около ворот я перешел на шаг. Быстро восстановил дыхание, придал своей физиономии скучающий вид пресыщенного туриста, и в общем людском потоке спокойно прошел мимо трех скучавших около огромных ворот стражников. Все, я в Гардаграде.
   Я быстро пересек площадь, посреди которой стояла статуя человека, облаченного в мантию и с посохом в руках, и встал около трехэтажного дома, прислонившись спиной к грубому, шероховатому камню стены. С этой точки открывался отличный вид на ворота и входящих в него людей. Надеюсь, толстяк не убил Содера... Или убил? Скорее всего, нет. Иначе стражники должны были отреагировать на убийство, совершенное от них всего на всего в пятидесяти метрах.
   Мои предположения оказались верными - не прошло и трех минут, как в толпе я разглядел лохматую голову Содера.
   - Убежал? - подкравшись к нему со спины, спросил я.
   От неожиданности Содер подпрыгнул.
   - Я же уже сказал, что знаком с ним только третий день... - жалобным тоном начал он, и сразу прервался, обнаружив перед собой меня. - Ты! Ты меня подставил!
   Я с невозмутимым лицом пожал плечами.
   - Конечно. После того, как ты подставил меня.
   - Я? - искренне возмутился Содер.
   - Ты, - подтвердил я. - Ты. Вместо того, чтобы вместе разбираться с толстяком, ты толкнул речь про сломанную извинялку и ушел наблюдать, как меня будут убивать. Это подстава.
   - Почему я должен был вместе с тобой драться с этим господином? Ты его оскорбил, ты и должен был нести ответственность, - продолжал возмущаться американец.
   Он что, совсем дурак? Не понимает, что своих в беде бросать нельзя? Причем, это же он попросил объяснить меня на примере, как правильно подбирать слова, чтобы не обидеть собеседника. Я попробовал объяснить Содеру свою позицию, но натолкнулся на стену непонимания. По его разумению, провинившийся должен был отвечать по всей строгости, а остальные вмешиваться не должны. Тяжелый случай... Вот, что значит другой менталитет. Чувствую, нелегко мне придется с ним в этом чуждом для нас мире. Ладно, будем пытаться его перевоспитать.
   - Все! Хватит! - вскинул я руки, прерывая гневную речь Содера. - Вижу, тебе ничего не доказать, и каждый останется при своём. Главное, мы вышли из щекотливой ситуации без потерь, хотя теперь все местные мальчишки будут бегать, показывать на меня пальцами и кричать "чмо", но я...
   - Без потерь? - взвизгнул Содер. - А как тебе это?
   Развернувшись спиной, он оттянул штаны.
   - Ты чего? - насторожился я.
   - Посмотри!
   Я вытянул шею и заглянул куда он просил. Перед глазами замаячила белая задница, поперек которой пролегали три ярко-бардовые полоски.
   - Мда... - выходит, Содера поймали и наказали за мое бегство. - Чем это тебя так?
   - Плетью, - шмыгнул носом Содер и натянул штаны. - У этого толстяка в толпе оказалось много знакомых. После твоего бегства меня сразу схватили, спустили штаны, наклонили...
   - Наклонили? - у меня перед глазами проплыла страшная картина. - Тебя что, сделали... толерантным?
   Содер часто-часто замотал головой.
   - Нет, нет! Не настолько все плохо. Меня наклонили и выселки плетью.
   - Варвары! - вырвалось у меня. - Так опозорить будущего мага... Но ничего, мы потом с ними сочтемся. Поверь моему слову.
   - Три раза, сволочи, ударили! - Содер с шипением потер пятую точку. - Я тебя на помощь звал. Не слышал?
   - Не, не слышал, - я тактично промолчал, не став напоминать американцу про его позицию "кто виноват, тот и отвечает, а остальные не вмешиваются". Позиция добропорядочного гражданина, которая сразу же забывается, как только сам попал в беду. - Содер, еще раз повторю, сейчас главное, что мы с тобой живы и здоровы, хотя и понесли минимальные репутационные потери. Предлагаю забыть обо всем и идти искать Академию.
   - Пойдем, - вздохнул Содер и поплелся рядом со мной.
   Я, наконец, смог сосредоточиться на изучении города. Он явно строился не по замыслу одного архитектора, представляя собой нагромождение разномастных, непохожих друг на друга домов. То тут, то там ветхие деревянные халупы, которые страшно было даже просто трогать, не то, что в них жить, росли впритык с двух- и трехэтажными добротными каменными домами, коих было подавляющее большинство. Мощеные брусчаткой улицы были столь сильно искривлены, что местами уже через тридцать метров скрывались, словно за поворотом. Отходящие узкие улочки не имели каменного покрытия, и были мрачными и неприветливыми. Они невольно представлялись мне обиталищем различных темных личностей, норовивших поставить любого рискнувшего их посетить перед древним, как мир, выбором - кошелек или жизнь.
   Базарную площадь мы проскочили едва ли не бегом, зажав носы и стараясь не дышать. Как можно было что-то покупать там, где стоял такой смрад? Однако, жуткая вонь нисколько не смущала народ, поскольку на площади сразу в нескольких местах образовались самые настоящие живые пробки.
   Вскоре мы зашли в другой район. Дома в нем были побогаче, людей было поменьше, а стража стояла на каждом углу. Нас с Содером остановили два раза, проверив, не бродяги ли. Удостоверившись, что нет, не бродяги, отпускали восвояси. Даже дорогу до Академии подсказали, предупредив, что она находится в элитном районе города.
   - Да, - пробормотал я, когда мы оказались у ворот Академии, за которыми мы увидели обширную лужайку с фонтанами, цветочными клумбами, подстриженными в виде разных фигур кустами и возвышающееся в отдалении трехэтажное здание. - Элитный район отличается от всех остальных.
   - Еще бы, - фыркнул Содер. - Здесь что ни дом, то настоящий дворец с огромным участком. Готов поспорить, все богачи и аристократы собраны именно здесь, в центре Гардаграда.
   Я отмахнулся.
   - Ищи на такие споры дурака в другом месте. Ясно, как день, что все шишки живут здесь.
   Приблизившись к воротам вплотную, я увидел в них маленькую калитку. Толкнул ее. Заперто. Может, звонок где-то есть?
   Справа и слева от ворот шла высокая каменная стена, высотой не меньше трех метров. Проведенный совместно с Содером внимательный осмотр стены показал полное отсутствие звонков, колокольчиков и иных механизмов, с помощью которых можно было подать сигнал - мы здесь, мы пришли!
   Попробовать толкнуть калитку посильнее? Нет, не открывается. Придется стучать.
   - Подожди, не стучи, - Содер взялся за прут решетки и потянул его на себя. Калитка почти без усилий открылась. - Гарет, ты калека?
   - Сам ты калека, - огрызнулся я и вошел следом за американцем на территорию Академии.
   Изнутри лужайка оказалась еще больше, простираясь метров на двести по каждую сторону от нас. Огромная территория, обозревать которую мешали ровные зеленые стены, образованные специально подстриженными кустарниками. Вдоль них тянулись дорожки с белыми скамейками. Уютные беседки позволяли спрятаться от дождя, а фонтаны с небольшими бассейнами давали ощущение прохлады в знойные дни.
   - Полагаю, нам туда, - указал я на здание.
   - Не может быть, - с сарказмом отозвался Содер. - А я-то думал...
   - Меньше думай, ногами шевели быстрее, и в следующий раз зад будет целее.
   По пути до здания Академии мы никого не встретили, что было странным - солнце только катилось к закату и еще не коснулось вершин исполинских деревьев, росших на границе между территорией Академии и соседним участком. Об этом я сказал Содеру, на что тот сразу нашел ответ:
   - У студентов период каникул, у преподавателей отпуска. В Академии сейчас только члены приемной комиссии. Да и то... Время уже позднее. Наверняка все по домам разошлись. Чувствую, подадим мы документы только завтра.
   - Завтра? А ночевать мы где будем? Я-то думал, остановимся в общежитии. Наверняка его выделяют абитуриентам из удаленных районов.
   Поднявшись по полукруглой лестнице с витиеватыми колоннами к парадному входу, мы обнаружили одну из створок большой двустворчатой двери приоткрытой. Осторожно заглянули внутрь.
   - И долго мне еще вас ждать? - скрипучий голос, ударивший по ушам из полутемного зала, заставил меня вздрогнуть.
   - Можно? - робко поинтересовался я.
   - Разумеется. Сегодня я жду только вас.
   Мы тихо зашли в здание, сделали несколько шагов в полутьму помещения и остановились.
   - И? Вы пришли сюда подавать документы или просто постоять? - все тот же скрипучий голос доносился откуда-то сбоку, но точно сказать я не мог.
   Странная акустика была в этом зале.
   - Мы вас не видим, господин... ээээ... - попытался объяснить Содер и умолк, не зная, как обращаться к неведомому обладателю голоса.
   - Ох, извините. Забыл, - зал внезапно осветился огнями десятков светильников, и я, ослепленный их сиянием, поспешно прикрыл глаза. - Так лучше?
   - Да, лучше, - вновь обретя способность видеть, я мгновенно обнаружил общавшегося с нами человека. Им оказался дедушка в синей мантии, сидевший за старым деревянным столом перед большой лестницей, ведущей на второй этаж. Не иначе, настоящий маг. Он сильно отличался от магов, которых рисовало мне мое воображение. Совершенно лысый, с пустыми провалами глазниц и отсутствующими губами, он внушал иррациональный страх.
   - Здравствуйте, - поздоровавшись с магом, я быстро осмотрелся по сторонам.
   С левой стороны вход в еще один большой зал, в котором виднелись расставленные столы, накрытые белыми скатертями, и стулья. Обеденная зона, догадался я. Что находится с правой стороны не очень понятно, поскольку дверь плотно прикрыта. Наверняка, тоже большое помещение, используемое для общих целей Академии. Актовый зал, к примеру. Где же они учатся? Наверху?
   - Для учебы используются аудитории, находящиеся в других корпусах, - рот мага растянулся в жуткой улыбке. - Данный корпус служит больше для административных целей. Тут также студиозы питаются, и здесь проходят общие собрания.
   Похоже, насчет актового зала с правой стороны я был прав. И только ту до меня дошло, что маг дал ответ на незаданный вслух вопрос. Он читает мои мысли?
   - Только те, что пульсируют на поверхности, - оскал мага стал еще шире, расколов уродливый череп чуть не до ушей.
   - Мы бы хотели документы подать, - робко сказал Содер, ничего не понимавший из речей мага.
   Маг важно качнул головой.
   - Подавайте.
   - Кому? Вам?
   - Мне, - страшный старик протянул руку, и мы, быстро приблизившись, отдали ему сопроводительные письма, врученные нам другим магом после тестирования.
   Он убрал их в стол.
   - Вы успели вовремя. Прием документов заканчивается послезавтра, а первый экзамен состоится через пять дней ровно в полдень. Прийти нужно заранее, к десяти утра. Со всеми абитуриентами будет проведена беседа, во время которой ректор Академии вкратце расскажет о нашем славном учебном заведении.
   - Простите, как к вам можно обращаться? - осторожно улыбнувшись, поинтересовался я.
   - Господин Альгиус. Я маг восьмого круга, и преподаю магию Стихии Воды. Являюсь членом приемной комиссии.
   - Очень приятно. Меня зовут Гарет, - старательно отгоняя мысли о том, что никакой я не Гарет, и вообще не являюсь уроженцем этого мира, я задал самый важный вопрос. - Господин Альгиус, не подскажите, предоставляется ли абитуриентам общежитие?
   - Предоставляется ровно с того момента, как начинаются вступительные экзамены.
   Ответ, который мы с Содером боялись услышать. До экзаменов пять дней! Где мы будем ночевать и что мы будем есть? Загадка...
   Содер нервно пригладил волосы растопыренной пятерней и сделал полушаг вперед. Обозначив в своем голосе тоскливые нотки и придав физиономии несчастное выражение, мой спутник начал:
   - Дело в том, что нас ограбили. Теперь нам некуда идти, и нечего есть. Мы надеялись, что в Академии найдется место...
   - Не найдется, - не стал его дослушивать Альгиус. - Еще вопросы?
   Содер явно хотел продолжить взывать к жалости мага, но я не дал ему этого сделать, схватив за руку и потащив к выходу.
   - Спасибо, господин Альгиус, - крикнул через плечо перед тем, как выйти за дверь.
   Едва мы оказались на уличной лестнице, Содер напустился на меня с упреками, но пререкаться, и что-то объяснять сил у меня уже не было. Сам должен понимать, что маг не будет идти вопреки установленным правилам. Это наши проблемы, и решать мы их должны сами.
   Ночевали мы на окраине города под каменным мостом, соединявшим Гардаград с одним из районов, отсеченных небольшой речкой, которую вполне можно было перебросить камнем. Правда, пришлось отвоевать сие место у трех местных бродяг, собиравшихся отужинать жарившейся на костре крысой. Они попробовали возмутиться, но стоило мне обнажить меч, то мгновенно ретировались, растворившись в вечерних сумерках. Так что, теплое место и маломальский ужин был нам обеспечен. Если бы не нотации Содера, вздумавшего вещать мне о том, что я наверняка нарушил закон, прогнав бродяг, то было бы совсем хорошо.
   Утро началось с неприятностей.
   - Хромой, вот они! - разбудил меня радостный крик чуть ли не над головой.
   Открыв глаза, я уже по привычке, выработавшейся за последние дни, потянулся за мечом. Опа! На месте, где лежал меч, рука нащупала пустоту.
   - Смотри-ка, за ковырялкой своей полез. А ее тю-тю! - послышался второй голос, высказывание которого сопровождал гогот, исторгаемый из множества глоток.
   Резко сев, я увидел разношерстную толпу, во главе которой стоял устрашающего вида мужик. Рядом с ним с ноги на ногу переминалась та самая троица, которую мы вечером прогнали из-под моста. Екарный бабай. Кажется, попали.
   - Эй! Ты! - обратился ко мне главарь. Здоровенный, ростом метра под два, с короткими черными волосами, множеством шрамов на грубом лице с квадратной челюстью и пронзительными глубоко посаженными черными глазками, он смотрелся посреди окружавших его людей словно волк в стае уличных шавок.
   - Вы ко мне обращаетесь? - медленно поднимаясь на ноги, я ощутимо толкнул продолжавшего дрыхнуть американца.
   Содер всхрапнул, недовольно что-то промямлил, и соизволил-таки поднять голову.
   - Гарет, ты можешь аккуратнее?
   - О! - пискнул кто-то из толпы. - Вторая красавица проснулась!
   Американец мгновенно очутился на ногах.
   - Я же говорил, что будут проблемы, - прошипел он сквозь зубы. - Где мой меч?
   Несмотря на то, что говорил он тихо, стараясь, чтобы его слышал только я, чернявый главарь банды его расслышал.
   - Вот этот? - в его лапах как по волшебству появились наши клинки. - Мы их взяли, чтобы вы ненароком не поцарапались. А теперь отвечайте, - вдруг рявкнул он, - кто такие и почему посмели трогать моих людей? Или вы не знали, что Семь Ветров подо мной?
   - Семь Ветров? - переглянулись мы с Содером.
   Чернявый зло скривился.
   - Ясно. Не местные. Тогда еще один вопрос. Вы с какой целью в Гардаград явились?
   - Позвольте представиться... - нервно проведя рукой по шевелюре, весьма вежливо начал Содер.
   Я поспешно тронул его рукой, немым жестом попросив слово дать мне.
   - Мы не трогали твоих людей, Хромой. Просто хотели попросить дать место у костра и поделиться едой, а они сразу начали нас спрашивать, кто такие, зачем пришли. А они что, стражники, чтобы такие вопросы задавать? Я начал нервничать, взялся за меч. Они сбежали.
   Хромой зыркнул на одного из пострадавших.
   - Хуан?
   - Они не спрашивали нас место у костра, - возразил Хуан. - Подошли такие, деловые. Смотрят. Ну, я их и спросил, кто такие, зачем явились.
   - Я же сказал, что мы ХОТЕЛИ спросить, - с нажимом заявил я. - Не успели. Ты начал всякие вопросы задавать, как на допросе. Я даже знаю, какой ты вопрос собирался задать следующим!
   - Какой же?
   - Есть ли у нас деньги и не готовы ли мы с вами ими поделиться по очень простому принципу, "вам все, нам ничего". Если бы я не достал клинок, то мы ушли бы из-под моста в чем мать родила. Я прав?
   Хуану пришлись по душе мои слова, выставлявшие его в выгодном свете. Все было так же, но акценты уже были расставлены по-иному - он с парнями не струсил, сбежав искать защиту, а вынуждено отступил перед противниками, вооруженными мечами, которых у Хуана и его людей не было. И если бы не мечи, противникам бы досталось. В чем они сами признались!
   - Прав, - важно качнул головой бродяга. - Будь у них ножи, как и у нас, они бы бежали по Гардаграду голыми! Уж поверьте мне, Хуану!
   Хромой медленно кивнул головой.
   - Ладно. Теперь рассказывайте, откуда вы.
   - Мы из вольных баронств. Ехали в Гардаград по делам, - я скромно промолчал, что мы ехали в Академию. - К сожалению, по пути на нас неожиданно напали. Меня и моего брата Содера вырубили так быстро, что мы даже не успели понять, что на нас напали. Разбойники убили наших сопровождающих, карету сломали, а все ценное забрали с собой. Нам с братом повезло, что они решили нас бросить, не став добивать.
   - Можешь не продолжать, - взмахнул рукой Хромой. - Вы решили не возвращаться в баронства и пришли в Гардаград. Без денег и вещей. Откуда же у вас мечи? Не поверю, что разбойники ими побрезговали.
   - Нам их дал некий Роспер, отряд которого мы встретили по пути. Он же дал нам немного продуктов, которых хватило как раз для того, чтобы дойти до Гардаграда, а сам поехал по своим делам дальше. Подозреваю, ловить разбойников.
   - Капитан Роспер? - брови Хромого взлетели вверх. - Странно. Он никогда не отличался такой щедростью. Хм... А по каким делам вы ехали в Гардаград?
   Его взгляд стал столь пронизывающим, что я почувствовал себя блохой под микроскопом. Лучше говорить правду.
   - Маги обнаружили у нас магический дар и пригласили учиться в Академию, - чистосердечно признался я, не став уточнять, что нас пригласили лишь попытаться поступить.
   - А-а-а-а... Ясно, - глаза Хромого приобрели задумчивое выражение, а затем внезапно подобрели. - А когда у вас экзамены?
   - Через пять дней, - вздохнул я. - Пять дней нам предстоит провести без денег, на которые можно было бы прикупить еду и снять жилье. Теперь ты понимаешь, почему мы вынуждены были идти сюда, под мост?
   - Конечно, - широко улыбнулся Хромой. - Идем за мной!
   - Куда? - насторожился Содер.
   - Я помогу вам. Дам еду, предоставлю кров, - Хромой подошел и протянул нам наши мечи. Кстати, теперь я понял, благодаря чему он получил свое прозвище. Правая нога у него была короче левой, а потому он при ходьбе слегка прихрамывал. - Берите.
   - А что мы будем должны за ваше великодушие? - насторожился Содер, принимая сеч.
   Хромой пожал плечами.
   - Ничего. Я просто решил помочь двум попавшим в беду студиозам. Кстати, вы же еще не студиозы, а только абитуриенты, которым еще предстоят вступительные экзамены?
   Блин! Он не купился на мою фразу про обучение. Тем не менее, решил рискнуть и инвестировать в будущее, наладив дружеские отношения с двумя потенциальными магами. На что я, собственно, и надеялся. Тем более, риск ему ничего не стоил. Не поступим, плохо. Поступим, будет два лояльно настроенных мага, к которым он может, в случае чего, обратиться за помощью.
   Для меня это знакомство тоже было ценным. Во-первых, теперь я понимал, что мы не помрем с голоду в ближайшие пять дней и никто нас не убьет. А во-вторых, знать одного из преступных главарей чужого для нас мира на будущее наверняка может быть полезно.
   - Спасибо, Хромой, - я прямо посмотрел Хромому в глаза. - Поверь, я никогда не забываю людей, протянувших мне в трудную минуту руку помощи.
   Хромой довольно улыбнулся.
   - Идем же! - весело воскликнул он. - Вы уже наверняка хотите позавтракать?
  
  
  

Спустя два дня

   Почти скрывшееся за линией горизонта солнце бросило прощальные лучи на столицу Восточной провинции могущественного Тардинского королевства - славный город Гардаград. Известный по всему Широтану своими ткачами и, конечно же, Академией Магии, с разрешения короля промышлявшей продажей всевозможных артефактов, город издавна облюбовал торговый люд.
   Ну, а там, где процветает торговля, буйно растет и преступность, бороться с которой в пределах города была обязана городская стража. Однако, преступники работали не только в городе, а потому более трехсот лет назад король Леопольд Третий издал указ об образовании во всех шести провинциях особого подразделения - Дальней Стражи, призванной бороться с разбойниками вне городов.
   Через сто лет в соседнем королевстве Циргал грянула катастрофа - архимаги королевства не смогли справиться с каким-то сложным опытом, и последовал взрыв, сотрясший земную твердь столь сильно, что ее колебания почувствовали даже в других королевствах. На месте столицы Циргала, в центре которой до того момента возвышалась башня архимагов, появилась пропасть, и из нее хлынули орды страшных тварей, уничтоживших Циргал в считанные дни. К счастью, твари по неведомым причинам не пошли за границы погибшего королевства, и в большинстве вернулись туда, откуда пришли. Остались единицы, но и их хватило, чтобы полностью отбить желание у многочисленных искателей приключений рыскать по развалинам сгинувшего в небытие королевства. А затем поднялись мертвые, и жители почти всех королевств воздали хвалу богам, что Циргал тремя сторонами граничил с океаном...
   Не радовались лишь обитатели Восточной провинции Тардинского королевства, ибо четвертая сторона граничила как раз с ними. Повезло еще, что от Проклятых земель, официально именуемых Ничейными, их отделял Яловый хребет. Твари и мертвые шли через его перевалы редко, но и этого хватало, чтобы жители близлежащих районов жили в постоянном ужасе.
   Король и его советники недолго ломали голову, кому же поручить борьбу с новой напастью, подрядив для этого дела Дальнюю Стражу Восточной провинции. Увеличили ее численность с семисот человек до двух тысяч, придали нескольких магов, и благословили на войну на два фронта.
   За два столетия Дальняя Стража Восточной провинции, называемая в народе Восточниками, превратилась в грозную силу, которую знали и уважали не только в Тардинском королевстве, но и далеко за его пределами. Рейды Восточников в нынешние тихие времена, когда твари и мертвяки практически не появлялись, а разбойники пакостили в провинции не шибко, предпочитая работать в городе и иметь дело с городскими стражниками, носили скорее показательный характер. Чтобы личный состав не засиживался и был в тонусе. В разные районы в десятидневные патрули отправлялись манипулы, служившие наименьшей штатной единицей, численностью в двадцать пять человек во главе с лейтенантом. Иногда направляли роту, состоявшую из четырех манипул. Тут уже командовал начальник роты в звании капитана.
   Эти было известно всем и каждому, а потому возвращавшаяся из патруля манипула вызвала среди жителей Гардаграда удивленные взгляды и даже пересуды, поскольку с ней находился САМ капитан Роспер Легрей! Самый, пожалуй, известный и влиятельный из всех капитанов Восточников.
   Манипула бодрой рысью прошла по улицам города, которых, к счастью, оказалось не так много - Восточники занимали два квартала на окраине города, и скрылась за распахнувшимися воротами.
   Попав во внутренний двор, всадники спешились, передали коней подскочившим конюхам, и устало поплелись к зданию столовой. Их начальники - капитан Легрей и лейтенант Холбрей, поднялись по лестнице командного корпуса на третий этаж, там позволили снять с себя латные доспехи подскочившим слугам, и направились к кабинету капитана.
   - Пятеро казненных разбойников, - устало сказал Холбрей, когда они вошли в кабинет и прикрыли за собой дверь. Он прошел к стоявшему у стены дивану, и буквально рухнул в его объятия. - Скоро наше патрулирование превратится в пустую формальность.
   - Я бы на это не рассчитывал, - покачал головой Роспер, с видимым удовольствием опускаясь в свое любимое кресло. Придвинувшись к столу, он достал листок бумаги, что-то на нем чиркнул, и дернул за рычажок колокольчика. - Не нравится мне затишье трех последних лет. Ох, не нравится. Чувствую, что обитатели Проклятых земель как будто готовятся.
   - Но мы же ничего не нашли около перевалов! - возразил Ян. - Роспер, вы же специально с нами ездили, чтобы на перевалы посмотреть. Там все чисто.
   - Слишком чисто, - дверь открылась, и в помещение зашел личный слуга капитана. - Отнеси эту записку Гронтелю. И это тоже, - Роспер достал черный камень и вместе с запиской протянул его слуге.
   Когда тот исчез за дверью, лейтенант, пребывавший в легком недоумении, решил-таки задать вопрос:
   - Гронтелю? Он же ушел в отставку!
   - Гронтель самый сильный и самый знающий из наших магов. Да, он ушел в отставку, но не отказал мне в маленькой просьбе проверить перевалы на концентрацию Тьмы.
   - С помощью этого камня, который вы передали слуге, - мгновенно сообразил Ян.
   - Да, - подтвердил его догадку Роспер. - Это не просто камень. Это артефакт, который производит замер концентрации всего спектра магических сил в заданном районе. Я активировал его на перевалах. Теперь мы будем ждать расшифровку от Гронтеля. Роспер взял с края стола темную бутылку, достал два стакана, и наполнил их до краев коричневой жидкостью.
   - На, - протянул он один из стаканов лейтенанту. - Пей. Мы уже не на службе, так что можно.
   - Что это? - лейтенант взял стакан и принюхался к его содержимому.
   - Настоящий бронкельский ром. Отлично бодрит.
   Осушив стакан, Роспер вдруг вскинул голову.
   - Гарет и Содер!
   - Те двое, которых мы встретили на пути к перевалам? - припомнил Ян. - Завтра отправлю Дрона найти их. Он лучший в моей манипуле. Знает город, как свои пять пальцев. Что им передать?
   - Пусть найдет и посмотрит, как они устроились. Если вынуждены ночевать на улицах, пусть даст им вот это, - в руках Роспера блеснула пара серебряных монет, - и скажет, что небольшой презент от меня.
   - Понял, - кивнул Ян, принимая деньги. - А если они нормально устроились?
   - Это как? - улыбнулся Роспер. - Без денег? Ты сам-то в это веришь? Разве что, родственники и знакомые у них есть, которые помогли. Ладно, пусть найдет и посмотрит. Жду от него доклада завтра к вечеру.
  
  
  
  

Глава 3

  
  

Гарет

  
   Пять дней до вступительных экзаменов пролетели незаметно. Смело могу сказать, нам сказочно повезло, что стечение обстоятельств привело нас под крыло к Хромому. Обычно пути разбойников и магов, пусть даже потенциальных, никогда не пересекались. Первые опасались напрямую подходить к магам, и иногда пытались наладить контакт с кем-то из студиозов Академии, но до сих пор ничего хорошего из этого не выходило. Студиозы моментально сообщали о таких случаях своим наставникам, и незадачливые переговорщики из воровской среды вскоре погибали от неведомых хворей.
   В общем, воры боялись не понапрасну. Поэтому Хромой, первоначально планировавший жестко расправиться с "двумя залетными деятелями", едва лишь узнал о том, что мы Одаренные, мгновенно изменил свои планы. Как он сам признался, первой мыслью у него было уйти и не связываться с магическим сообществом, но затем, и это он тоже не скрывал, победило желание все-таки попытаться наладить контакт. И мы с Содером были ему за это благодарны, потому как в ином случае нам грозила голодная смерть.
   К тому же, прикинувшись неосведомленными баронетами из вольных баронств, знавших только количество свиней в родных деревнях, и представления не имевших даже о современных реалиях родного Тардинского королевства, не говоря уж о других, мы получили от Хромого и его людей более или менее исчерпывающую информацию о мире, в который нас угораздило попасть.
   - Гарет, ты заснул? - голос Содера, сопровождавшийся тычком локтя в бок, вернул меня в реальный мир.
   - А? Что? - встрепенулся я.
   Быстро глянул по сторонам. Все та же лужайка перед зданием Академии, все та же куча народа вокруг, включающая абитуриентов и их родителей, все те же несколько студиозов старших курсов у входных ворот, следившие за тем, чтобы никто из посторонних не входил на территорию Академии.
   - Тебе не кажется, что мы здесь выглядим чужеродными элементами? - тихо прошипел Содер.
   В этом он был совершенно прав. Я это тоже подметил. Прежде всего, дело касалось одежды. Почти все абитуриенты были одеты очень хорошо, но даже их одежда меркла по сравнению с одеяниями их родителей, которые, как правило, находились рядом.
   Дамы в шикарных платьях демонстративно сверкали многочисленными украшениями, а мужчины, обтянутые в черные камзолы из какого-то явно дорогущего материала, хвастливо держались за клинки в отделанных золотом и драгоценными камнями ножнах. Все они надутыми пингвинами шествовали по дорожкам, изредка приветственно кивали друг другу головами, и бросали по сторонам высокомерные взгляды.
   В какой-то момент мне стало смешно, затем все равно, а потом и вовсе неприятно.
   - Вон, три семьи около ворот. Видишь? - я кивнул в сторону указанных людей, скромно стоявших у самых ворот и смотревших на шествующих мимо господ снизу-вверх.
   Однако, даже они были одеты более добротно, нежели мы с американцем.
   - Да, - подтвердил Содер. - Там два парня и одна девушка будут поступать. Надеюсь, поступят. Будем общаться.
   - Думаешь, с этими общий язык не найдем? - почти прошептал я и улыбнулся проходившей мимо даме с мужем и долговязым сыном.
   Та чуть ли не фыркнула, обдав меня презрительным взглядом, и демонстративно отвернулась. Ясно. Этой даме минет можно не предлагать.
   - Я бы попробовал. Особенно вон с той девчонкой, - Содер глазами стрельнул в сторону очередной приближающейся семейки, в которой рядом с родителями шла очень красивая белокурая девушка. - Гарет, как я выгляжу?
   Я с сомнением оглядел рядом стоявшего человека, успевшего за последние дни стать мне другом.
   - Тебе честно?
   - Разумеется!
   - Знаешь, что такое опарыш? - недолго думая, спросил я.
   - Да. Это личинка мухи, - спокойно ответил Содер, не понимая, к чему я клоню. Святой человек! - Белая такая, неприятная. А что?
   - Возьми одного самого жирного и мордатого опарыша, вставь ему в качестве носа картошку, приделай голубые глаза, и получишь ответ на свой вопрос.
   - Настолько все плохо? - плечи Содера опустились, а взгляд потух.
   - Привык быть на Земле первым красавчиком? - хмыкнул я. - Отвыкай! Как жаль, что в этом мире зеркал нет. Хотел бы я на себя посмотреть.
   - Ты похож на опоссума, - отстраненно сказал Содер, продолжая витать где-то в глубинах своих мыслей. Значит, он мне давно природный аналог подобрал. Ни на льва, ни на тигра, а на опоссума. Обидно, Америка... Обидно! - Только волосы черные и подлиннее.
   Внезапно он встрепенулся.
   - Что такое? - насторожился я.
   - Гарет, мне одна интересная мысль в голову пришла. Помнишь, Хромой нам рассказывал про местных аристократов и зажиточных богатеев?
   - Помню. Он много чего про них рассказывал.
   - Я про их любовь к интригам, - напомнил Содер.
   - Клюй ближнего, гадь на нижнего. И что?
   - А то, что перед нами почти одни аристократы и богатеи. За редким исключением, конечно.
   Я нахмурился, припоминая тот разговор с Хромым. Тогда мы плотно поужинали в воровской таверне и вышли прогуляться к границе элитного района.
   - Еще он упоминал, что тех или иных аристократов поддерживают те или иные маги, получая взамен определенные услуги.
   - Правильно! - Содер взял меня за руку и отвел в сторону. - Думается мне, что эта поддержка идет не из-за услуг, а скорее из-за того, что те маги приходятся родственниками тем богатеям и аристократам! Посмотри на всех этих абитуриентов с богатыми папашами и мамашами. неужели они забудут о своей родне, когда они станут магами?
   - Конечно, нет, - кивнул я. - Я, кстати, подозреваю, почему одаренные рождаются среди аристократов.
   - Я тоже, - фыркнул Содер. - Тут и подозревать нечего. Разделение произошло при становлении местного общества. Те рода, в которых рождались маги, стали аристократами, а все остальные... Стали народом, которым они правили. Так вот, я к чему клоню. Если мы не хотим, чтобы нас воспринимали за серьезных соперников, и не попытались избавиться ни сейчас, во время вступительных экзаменов, когда люди бьются за каждое место, ни потом, то надо... - Содер пожевал нижнюю губу, подбирая слова. - Надо притвориться тупыми.
   - Тупыми? Во время экзаменов притвориться тупыми?
   - Да, ты не ослышался. Пусть они притворяются умными, а мы притворимся тупыми, - подтвердил Содер.
   - Но на экзаменах все вскроется, - запротестовал я. - Или мы не поступим.
   Содер вздохнул и прикрыл глаза, соображая, как мне донести свою мысль.
   - Ты неправильно меня понял, - наконец, начал он. - Вернее, это я неправильно выразился. Мы с тобой должны быть простофилями. Тугодумами. Ты разве не встречал таких? Смотришь на него, в учебе вроде нормальный, зубрит, успевает, а по жизни простой настолько, что эта простота граничит с откровенной глупостью. Понял?
   - Кажется, да, - медленно кивнул я головой. - Хм... Давай попробуем, хотя я не уверен, что с преподавателями это сработает. Да и с другими студиозами тоже. Мы же каждый день на виду будем. Каждый час, каждую минуту. По ночам тоже. Если, конечно, в комнате не вдвоем будем.
   Содер отмахнулся.
   - С общагой потом разберемся. Для начала давай натянем глуповатые улыбки и сделаем восторженные глаза, которыми будем все здесь рассматривать. Не забываем, что по легенде кроме ветхих сараев и проживающих в них свиней мы ничего с тобой не видели. Ни зданий, ни стриженых газонов, ни наряженных дам. Если нам кто-то что-то предлагает, стараемся брать паузу, чтобы вечером вместе все обсудить, и лишь потом даем ответ. Идет?
   - Идет, - согласился я. - Главное, не вжиться слишком в роль. А то одна известная личность как-то сказала, если постоянно говорить человеку, что он свинья, то он в конце концов захрюкает.
   - Не переживай. Не захрюкаем, - усмехнулся Содер. - Высказывание Геббельса?
   - Нет, Максим Горький, - увидев в глазах американца вопрос, пояснил. - Русский писатель.
   В эту секунду со стороны парадной лестницы послышался громкий возглас:
   - Прошу всех пройти в Зеленый зал!
   Толпа вздрогнула и неспешно тронулась к зданию. В Зеленый зал, оказавшийся, как мы с Содером и предполагали, напротив столовой, мы зашли последними, и уселись в широкие комфортные кресла в последнем ряду.
   Зал был громадным. С резными стенами, на которых были запечатлены замысловатые узоры, витиеватыми колоннами, и большими окнами по правой стороне, дававших на удивление мало света. Наверное, поэтому зал дополнительно освещали три гигантские люстры, висевшие между высоким потолком и полом. Ровные ряды кресел занимали все пространство от входных дверей до самого подиума на противоположном конце зала. На подиуме во всю его длину стоял монументальный стол, за которым мы увидели десять человек - шестерых мужчин и четыре женщины. Одного из мужчин мы уже знали - им был господин Альгиус, принявший у нас документы.
   - Интересно, почему у них разные мантии? - склонился ко мне Содер. - Красные, желтые, синие, черные, белые... Неужели как в книжках, цвет указывает направление магии?
   - Думаю, да, - прошептал я в ответ. - Видишь того старика в центре? В белой мантии.
   - Да.
   - Скорее всего, ректор.
   - Угу, - согласился Содер. - Сейчас говорить начнет.
   Старик действительно оказался ректором, однако говорить он начал лишь минут через десять, когда слуга, одетый в расшитую цветами Академии ливрею, положил перед ним тонкий свиток.
   - Эгхм, эгхм, - прокашлялся старик, привлекая к себе внимание. Гул в зале мгновенно стих, воцарилась гробовая тишина. Старик удовлетворённо обвел зал пронзительным взглядом своих черных глаз, и по-доброму улыбнулся. - Дорогие абитуриенты и их родители, я рад приветствовать вас в стенах нашего учебного заведения. Меня, как многие из вас уже знают, зовут Грасий Децимус Флор, и я вот уже на протяжении семидесяти лет возглавляю Академию магии Восточной провинции. Третьего по значимости учебного заведения из всех существующих на землях десяти королевств.
   - Среди всех одиннадцати Академий и Университетов, - громко сказал кто-то из первого ряда.
   - Верно, господин Флор, - качнул головой ректор. - Среди одиннадцати учебных заведений мы лишь третьи, а потому...
   Содер коснулся моей руки и, склонившись как можно ближе, торжествующе прошептал:
   - Слышал? Фамилия отца одной из абитуриенток совпадает с фамилией ректора. Как я и говорил, маги связаны с аристократами кровными узами.
   - Молодец. Ты быстро все понял, - похвалил я его. - Интересно, почему одиннадцать Академий, если королевств всего десять? В каком королевстве их две?
   - У нас, в Тардинском королевстве, - прошипел Содер. - Хромой же говорил, что Академия в Гардаграде появилась двести лет назад, когда появились Проклятые земли. До этого только в столице была. Не слышал?
   - Нет, - седой господин передо мной с недовольной миной обернулся, и мы с Содером моментально примолкли.
   Своевременно, поскольку ректор закончил свое выступление и сейчас говорила его соседка, весьма симпатичная женщина лет тридцати пяти - сорок, имевшая красную мантию и того же цвета академический цилиндр, из-под которого струился каскад длинных светлых волос.
   - ... два экзамена и магическое тестирование, - вещала она. - Сегодня состоится первый. На нем экзаменуемые будут проверены на способность думать логически.
   - Как я и предполагал, - послышался шепот Содера.
   - Каждый экзаменуемый получит свое задание, состоящее из сорока вопросов. Продолжительность экзамена три часа. Следующий состоится завтра, в десять утра, и предназначен для проверки абстрактного теоретического мышления. По сути, на нем мы в первую очередь проверим ваши математические способности. Экзаменуемые получат по двадцать вопросов, ответить на которые они будут должны в течении четырех часов. В случае, если экзаменуемый не успевает ответить на все вопросы на каком-либо из экзаменов, он исключается из списков абитуриентов, и будет приглашен на вступительные экзамены на следующий год. Если экзаменуемый сдает экзамены уже повторно, и вновь не успевает, то он окончательно лишается права поступления в Академию. Тест на магические способности будет проведен послезавтра. На нем мы не только выявим слабейших абитуриентов, с которыми попрощаемся, но и определим предрасположенность к той или иной магии у оставшихся. Вопросы?
   Вопросов не последовало, и женщина предоставила слово следующему оратору - внушительного вида мужчине в темной мантии. Он представился темным магом девятого круга Аврелием Драгомиром, и в течении часа рассказывал нам про имеющиеся в Академии факультеты и специализации.
   Его мы с Содером слушали с открытыми ртами, узнав много нового про четыре Стихии, Темную и Светлую магии, а также множество направлений в их рамках. Как оказалось, подавляющее большинство магов представляло как раз стихийную магию. Светлых и темных магов было мало, и составляли они лишь десять процентов от общего количества Стихийников. Каждый год Академия набирала тридцать студиозов, разбитых на шесть классов в среднем по пять человек в каждом - четыре класса стихийников и по одному от Темной и Светлой магии.
   Чей-то женский голос задал вопрос, а почему количество студиозов названо в среднем? Аврелий тут же на примере пояснил, что в прошлом году студиозов, имеющих предрасположенность к Стихии Воды, оказалось целых восемь, а тех, кто тяготел к Темной магии, всего двое.
   - К сожалению, - грустно вздохнул Аврелий, - Темных магов становится все меньше. Хотя и раньше их было весьма немного.
   - А нечего было затевать Войну за Остров, - небрежно бросил кто-то, и лицо Аврелия окаменело.
   Его глаза опасно сузились, и даже со своего места я уловил исходившую от него волну нескрываемой злости.
   - Надеюсь, вы все знаете, что не все Темные маги поддержали бунтовщиков, - холодным тоном, от которого кровь стыла в жилах, сквозь зубы процедил Аврелий. - Также вы все знаете, что победа над бунтовщиками была достигнута как раз за счет жизней тех Темных, что примкнули к Коалиции.
   Со своего места поднялся седовласый ректор. Он метнул грозный взгляд в сторону той части зала, откуда донеслась провокационная реплика. Начавший было шептаться зал тут же притих.
   - Эгх, эгх, - ректор постучал костяшками пальцев по столу. - Если я еще раз услышу хоть одно упоминание в негативном ключе о роли Темных магов в той давно отгремевшей войне, то... - ректор хмурым взглядом из-под седых бровей обвел зал. - То я отчислю студиоза, чей родитель допустил это упоминание. Надеюсь, всем ясно? Господин Драгомир, продолжайте.
   - Я рассказал все, что планировал, господин ректор, - одними губами улыбнулся темный маг.
   Следующей выступила пожилая женщина в голубой мантии, рассказав нам о быте, который ждал абитуриентов на время экзаменов. Поскольку в этом году нас оказалось несколько больше, чем планировалось - двести шесть человек, и места в специально отведенном здании на всех не хватало, то было принято решение лишних пятнадцать человек расселить в комнатах старших курсов. Студиозов пятого и шестого курса за счет отчисленных осталось лишь по четырнадцать и десять человек соответственно, поэтому их уже оперативно потеснили, освободив три комнаты для вновь прибывших.
   - Главное, не попасть с старшим, - тут же шепнул я Содеру.
   - Почему?
   - А ты сам бы как относился к первогодкам, из-за которых тебя на несколько дней выпнули из твоей комнаты?
   - Хреново бы относился, - не задумываясь, выдал свое заключение Содер. - Тем более, мы даже не первогодки.
   - То-то и оно.
   Между тем женщина в голубой мантии завершила свое выступление, и ректор торжественно попросил родителей удалиться за пределы Академии.
   - Дорогие абитуриенты, еще раз приветствую вас в стенах Академии! - провозгласил ректор, когда двери за последним из родителей закрылись. - Сейчас госпожа Клафелимиди и наша управляющая хозяйственной частью госпожа Таксона разведут вас по вашим комнатам. Госпожа Клофелимиди, вот список, в котором обозначены комнаты и проживающие в них абитуриенты, - ректор передал тонкий свиток, врученный ему слугой перед началом мероприятия, той самой красивой женщине в красной мантии, что рассказывала нам про экзамены. - После этого...
   - Клофелинщица, - шепнул я Содеру. - Я ее так называть буду. Мне так легче запомнить, чем эту Клофелими... тьфу. В общем, Клофелинщица.
   - А кто это, клофелинщица?
   - Обычно так зовут женщин, подсыпающих мужикам сильный наркотик, который их моментально вырубает, но этой сказочно повезло. У нее фамилия созвучная.
   - А-а-а... Клофелинщица... клофелинщица, - Содер покатал на языке новое слово. - Звучит неплохо и запоминается легче.
   - Да замолчите вы, наконец! - обернулась к нам темноволосая девушка, сидевшая через два ряда впереди нас. - Надоели шептаться!
   Сказала она это сдавленным полушепотом, но именно в этот момент ректор умолк и в зале воцарилась абсолютная тишина, так что ее возмущение услышали все. все-таки отличная акустика у этого зала. Даже ректор спокойно говорит без микрофона, а его отлично слышно даже нам с последнего ряда.
   - В чем дело? - поинтересовался ректор. - Юная леди, встаньте и расскажите нам, в чем у вас проблемы.
   Девушка встала, зарделась под всеобщими взглядами пунцовым цветом, уткнулась глазами в пол и робко пробормотала:
   - Прошу прощения. Я не хотела. Просто мне...
   - Для начала представьтесь, - потребовал ректор.
   - Тиллиана Типполи Талииди, - совсем тихо представилась девушка.
   - Талииди? - приподнял правую бровь ректор. - Древний, всеми уважаемый род, в разное время давший королевству, если мне не изменяет память, трех королевских министров. Неужели в роду Тилииди стало настолько плохо, что там перестали обучать правилам хорошего тона? Прежде всего тому, что перебивать старших невежливо.
   На Тиллиану страшно было смотреть. Мне на мгновение показалось, что ее сейчас хватит удар.
   - Присаживайтесь, - милостиво разрешил ей ректор, и девушка буквально упала в кресло. - Как я уже сказал, после размещения по комнатам и обеда, мы предоставим вам два часа отдыха, а в пять часов начнется первый экзамен. Вопросы ко мне или к кому-то из присутствующих членов приемной комиссии есть? Нет. Тогда прошу всех проследовать за госпожой Таксоной на площадь Академии.
   Ректор качнул головой в сторону входных дверей. Я повернул голову и обнаружил в дверном проеме огромную тушу, в которой с содроганием признал человека. Более того, она была женского рода! Чуть ли не черная от загара, с огромным телом, в котором почти не было жира, и маленькой по отношению к нему головой, госпожа Таксона была просто создана для работы вышибалой в ночном баре.
   - Тайсон! - выдохнул за спиной Содер. - Эту будем звать Тайсоном.
   Я подался в его сторону, чтобы уважаемая госпожа Таксона, не дай бог, меня не слышала.
   - Тайсоном? Ты сейчас Тайсону комплимент сделал, сравнив его с этой... девушкой.
   Мои последние слова заглохли в общем шуме встававших со своих мест абитуриентов.
   Ну, и ладно, черт с ним. Тайсон, так Тайсон.
   Из Зеленого зала мы вышли одними из первых, по пути поймав злобный взгляд Тиллианы. Похоже, в полученной от ректора взбучке она винит нас. В ответ я сделал самые невинные глаза и одарил ее своей самой доброжелательной улыбкой, на которую был только способен. Содер последовал моему примеру, сделав в точности то же самое.
   - Придурки! - прошипела Тиллиана, и с гордым видом повернулась к своей подружке.
   Кстати, это оказалась та самая девушка, с которой желал познакомиться Содер. Не зря говорят, что Земля круглая.
   - Молодец, - похвалил меня Содер, когда мы оказались от девушек на приличном расстоянии, стараясь держаться поближе к Тайсону. - Тебе хоть сейчас Оскара давай. Так хорошо сыграть глупого сельского жителя, это нужно постараться.
   - Тупой прикол, - фыркнул я. - Мог бы и получше придумать.
   Содер нахмурился, сделал пару шагов в сторону, присмотрелся.
   - Гарет, улыбнись и посмотри на меня точно так же, как ты смотрел там, в зале.
   Скептически смерив его взглядом, я все-таки выполнил его просьбу.
   - Хочешь сказать, что ты сейчас просто улыбался? - подойдя ближе, спросил он.
   - Нет, не играл. Просто улыбнулся и сделал доброе лицо. Все.
   - Теперь глянь на меня, - Содер растянул губы в дебильной улыбке и посмотрел на меня глазами радостного олигофрена. - Как тебе?
   Меня аж передернуло.
   - Ты это меня передразнил?
   - Нет, - мотнул головой Содер. - Я просто улыбнулся и сделал, как ты говоришь, доброе лицо!
   - Серьезно? - не поверил я.
   - Да. Гарет, ты понимаешь, что как нам повезло с этими рожами? Нам даже играть не придется! Просто улыбаемся и все! Осталось сделать пару фраз невпопад, чтобы нас считали полными болванами.
   - Улыбаемся и машем, - автоматически ответил я, размышляя, можно ли признать везением обладание подобными физиономиями.
   Да, с одной стороны никто не будет воспринимать нас всерьез, с другой... Не всегда нужно выглядеть глупо!
   - Не переживай, - словно прочел мои мысли Содер. - Когда ты над чем-то думаешь, как сейчас, то простофилей тебя назвать нельзя. Есть что-то в глазах такое, эдакое.
   - Интеллект называется, - я присмотрелся к американцу.
   Сейчас, когда он не улыбался, и не делал "доброе лицо", он имел совершенно другой вид. Лицо страшненькое, чрезвычайно далекое от идеала красоты, но отнюдь ни идиотское. Взгляд умный, проницательный. Даже удивительно, как преобразилось его лицо.
   - Сюда! Подходим все сюда! - громогласный рев Тайсона чуть ли не у самого моего уха на пару секунд лишить меня способности слышать. - Подходим!!!
   Мы с Содером, наоборот, в стремлении спасти барабанные перепонки поспешили набрать от управляющей хозяйственной частью дистанцию хотя бы в несколько метров. Хорошо, было куда отходить - площадь Академии, расположенная за главным зданием, представляла собой огромный кусок свободного зеленого пространства, которое со всех сторон окружали однотипные трехэтажные здания. Растянувшиеся змейкой абитуриенты начали собираться вокруг Тайсона.
   - А вот и Клофелинщица, - тронул я Содера и указал ему на направлявшуюся в нашу сторону магичку в красной мантии. - Сейчас будут показывать наши комнаты. Главное, чтобы нас с тобой в одну заселили.
   Подошедшая Клофелинщица о чем-то перебросилась парой слов с Тайсоном, повернулась к нам, и зачитала из списка пятнадцать фамилий. Это были "счастливчики", которым предстояло жить в комнатах старшекурсников. Я почему-то нисколько не удивился, услышав свою фамилию в их числе. Разумеется, Содер тоже там присутствовал. Как и та троица из относительно бедных семей, которую мы заметили еще у ворот.
   Ну, а как мы хотели? Маги наверняка отправили к старшим курсам самых худородных абитуриентов, чтобы в случае чего, если старшие вдруг кого обидят, иметь не слишком много проблем от возмущенных родственников. По крайней мере, мне виделось именно так.
   - Абитуриенты, чьи фамилии я зачитала, идут вместе с госпожой Таксоной, - величественно заявила магичка. - Остальные следуют за мной.
   Пятнадцать человек, девять девушек и шесть юношей, включая нас с Содером, понуро побрели за Тайсоном, шагавшей в сторону самого дальнего здания с видом чемпиона UFC, выходившего в восьмиугольник для защиты титула от притязаний очередного претендента.
   - Быстрее идем, а то пообедать не успеете! - через плечо рявкнула она, и мы послушно ускорились.
   Через десять минут нам показали нашу комнату, находившуюся на верхнем третьем этаже. Она была очень просторная и одновременно уютная. По сравнению с той конурой, где нам пришлось ночевать последние несколько ночей, это были королевские покои!
   - Это моя кровать! - я первым подошел к кровати у окна и бросил на нее свой мешок с немногочисленными пожитками, которые для нас раздобыл Хромой.
   - А это моя, - Содер с размаху рухнул на соседнюю. - Мягкая!
   - Э-э-э-э... Уважаемые господа, - проблеял плюгавый паренек, слегка косивший на правый глаз, который по пути о чем-то бойко беседовал с коренастым крепышом. У меня даже сложилось впечатление, что они друг друга знали давно. - Позвольте заметить, что кроватей здесь пять, а нас, между тем, шестеро.
   Я вопросительно на него посмотрел. Так и есть, нас шестеро, а кроватей пять. Дело в том, что Тайсон решила, что раз девушек девять, то им положено две комнаты из трех. Шестерым парням отвели одну комнату, и было логично, что сюда надо будет принести кровать из той комнаты, в которую заселились четыре девушки. По моему разумению, этим должен был заняться тот, кому кровати не хватит.
   - Он хочет сказать, что нужно кинуть жребий, кому какая кровать достанется, - набычившись, заявил крепыш.
   Содер начал было подниматься, но я его жестом остановил.
   - Я разве возражаю? - пожав плечами, я кивнул на свободные койки. - Кидайте жребий, распределяйте.
   - А-а-а-а... - подвисли парни.
   - Мы хотели разыгрывать ВСЕ кровати, - с нажимом произнес крепыш, не собираясь униматься.
   - Ты хотел сказать все свободные, - я вальяжно развалился на кровати, всем своим видом показывая, что не собираюсь ее уступать.
   Если уж завоевывать авторитет, то с самого начала, с момента первого знакомства. Крепыш нахмурился, собирался сказать что-то еще, но плюгавый друг взял его за руку и отвел в сторону.
   - Моэль, не связывайся. Давай разыграем жребий на оставшиеся кровати.
   - Хорошо, Тин, - вздохнул крепыш. - Ты прав.
   Все четверо отошли к входной двери и начали там с чем-то копошиться.
   - Я так не могу, - сел на своей кровати Содер. - Это неправильно.
   - Что неправильно? - отозвался я, продолжая следить за движением у дверей.
   - Так несправедливо. Мы как какое-то... как ты там говорил про постояльцев бандитской таверны? Быдло!
   - Что ты предлагаешь? - я перевел взгляд на американца. - Идти к этим и разыгрывать, достанется ли тебе кровать?
   - Пусть так, - тряхнул головой Содер, встал с кровати и с решительным видом пошел к парням. - Так будет правильно. Моя совесть будет спокойна. Парни! Я с вами!
   Я глубоко вздохнул и сел. Совесть... И это о ней вспомнил человек, учившийся в американском ВУЗе на адвоката! Спрашивается, как он вообще после выпуска работать собирался?
   - Ладно, черт с вами, - я поднялся с кровати и направился к общей тусовке. - Что вы тут бросать собрались?
   Парни при моем приближении расступились.
   - Монетку, - ответил за всех плюгавый.
   Как его там? Тин?
   - Засунь себе эту монету обратно в карман, - я открыл дверь и махнул рукой, приглашая следовать за собой. - Пойдем, заберем свободную кровать у девчонок и принесем ее к нам. Ну, что встали? Шевелите палками!
   - Мы думали, с кроватью будет разбираться тот, кому она не достанется, - пробормотал Тин, выскакивая за мной в коридор.
   - Давай лучше сделаем так, чтобы кровати достались всем, и кое-кого из моих друзей больше не грызла совесть!
   Ровно через пять минут в нашей комнате стояло шесть кроватей, и все благополучно разместились как раз к тому моменту, когда в коридоре послышались тяжелые шаги и следом прозвучал могучий рык Тайсона:
   - Обед!
   К этому моменту все были достаточно голодны, так что повторного приглашения не потребовалось. В сопровождении, а скорее под конвоем, нашей грозной управляющей мы бодро дошагали до столовой, где смогли всем составом нашей комнаты сесть за один столик - он как раз был предназначен для шестерых человек. Все столы, расставленные в причудливом шахматном порядке, к нашему приходу уже были накрыты, так что мы незамедлительно смогли приступить к свирепой и бескомпромиссной войне с голодом.
   - Эх, как было бы хорошо, если бы мы все смогли поступить, - опустошив свои тарелки, и довольно утерев губы салфеткой, мечтательно заявил Насри.
   Кстати, Насри был одним из тех небогатых парней, что стояли с семьями у ворот. Второго звали Хантердей. Они оба были местными, из Гардаграда. У Насри родители владели двумя кузницами и сейчас готовились открывать третью, а у Хантердея занимались торговлей, и в последнее время смогли заметно подняться, открыв сеть лавок в нескольких городах. Так он, по крайней мере, нам рассказал, пока мы шли до столовой.
   - Все двести человек? - уточнил Тин.
   - Конечно, нет, - улыбнулся Насри. - Только мы вшестером. Содер, а ты уже решал задания на логические способности?
   - Ну... я... это... - сделав круглые глаза, начал блеять Содер, прекрасно разыгрывая недалекого простачка. После той конфликтной ситуации мы с ним, как и договаривались, старались отвечать на все вопросы односложно, незатейливыми фразами, изо всех сил показывая себя физически крепкими, но при этом весьма недалекими. - Вроде решали с Гаретом. У нас один пастух был. Он нам любил всякие загадки задавать. Мы их с Гаретом знаете, как отгадывали? У-у-у!
   - Понятно, - дружно улыбнулись парни, начав переглядываться между собой, и при этом бросая на нас сочувственные взгляды.
   Честно, я чувствовал себя не в своей тарелке. Я вдруг понял, что не люблю, когда на меня смотрят, словно на ущербного! Более того, ненавижу! Но... Сделал мысленный вздох, натянул на лицо широкую улыбку, и дружелюбно обвел глазами новых знакомых.
   - А вы долго готовились?
   - Я два года, - с готовностью выпалил Насри.
   - А я три! - воскликнул Тин. - Под руководством специально нанятого преподавателя. Сердер Гомери. Слышали о таком?
   - Нет, не слышали, - усмехнулся Хантердей. - Небось, это какой-нибудь отчисленный студиоз из торгового училища.
   - Что? - вспыхнул Тин. - Он не студиоз! Он...
   Между ребятами разгорелся жаркий спор. Они, совершенно забыв про меня и Содера, с пылом рассказывали друг другу, кого из практикующих репетиторов следует считать хорошим, а кого нет. Очень быстро они перешли к описаниям заданий, которые им приходилось решать, и с которыми, по мнению их наставников, они должны были столкнуться на вступительных экзаменах. Мы с Содером обменялись многозначительными взглядами. Невероятно, но наши новые знакомые, увлеченные спором, чуть ли не с пеной у рта оглашали невероятно ценную информацию, которую, спроси их напрямую, отказались бы продать даже за деньги. Зачем давать знания потенциальным конкурентам за желанные места в Академии?
   Американец тут проявил себя настоящим талантом ведения разговора, время от времени подкидывая новый вопрос, от которого спор разгорался с новой силой. Мне оставалось только слушать и запоминать.
   - Прошлогодние абитуриенты столкнулись с быстрым счетом, - с упоением говорил Хантердей. - Вот такая задача была. В помещении было пятнадцать детей. Взрослых было еще два раза по столько же. Сколько всего людей было в помещении?
   За столом повисло молчание.
   - Ого, - наконец, произнес Насри. - Это надо на десятки раскладывать. И на полудесятки. Сложно. Мой репетитор решал такие задания быстрее, чем белка разгрызает орешек, но я их так и не освоил. Мне легче черточками на песке считать.
   Я благополучно скрыл свое удивление за приклеенной к лицу улыбкой. Тут не изобрели умножение? Получается, да. Иначе абитуриенты обязаны были ее знать.
   К сожалению, дальнейшую беседу прервал звонок, призвавший абитуриентов пройти на площадь Академии. Там мы обнаружили двести столов, выставленных в пять ровных рядов. На каждом столе стояла чернильница с пером, и лежали листки желтой бумаги.
   Первый экзамен в новом мире. Я был уверен, что без труда решу все задания, но все равно чувствовал дрожь в коленях.
   - Сдаем листки последними, - шепотом сказал Содер, и двинулся к ближайшему столу.
   Я сделал шаг следом. Ну, что ж... Погнали!
  

Кабинет приемной комиссии

  
   Летающие над абитуриентами невидимые шары непрерывно передавали информацию о ходе экзамена, преобразуя ее в четкое изображение на столешнице большого черного стола, за которым сидели все члены приемной комиссии. Каждый управлял своим шаром, зорко высматривая возможных нарушителей. Вскоре такой был обнаружен.
   - Третий ряд, тридцать четвертая парта, - резким тоном произнесла Тифани Клафелимиди. - Девушка. Шпаргалка в рукаве платья.
   В тот же миг в сторону указанной парты направился один из присутствующих на площади магов. Юная леди из рода Васкерсов провалила экзамен.
   Следующие пятнадцать минут в кабинете царила тишина, которую нарушил Аврелий Драгомир.
   - Коллеги! - удивлённым тоном воскликнул он. - Посмотрите на пятый ряд. Вторая и третья парты.
   Восемь шаров незамедлительно проследовали в указанную точку, замерев всего в полутора метрах над головами абитуриентов.
   - У меня такое впечатление, что они все задания знают, - через пять минут сказал ректор.
   - Это невозможно, - возразила Клафелимиди. - Мы их подготовили только вчера. К ним доступа не было.
   - Я знаю. Не подскажите, кто эти молодые люди?
   - Юные баронеты из вольных баронств. Гарет Плевакус и Содер Смэлл, - через несколько секунд ответила Сильвия Корнуэлл, магесса девятого круга Стихии Воды.
   - Хм... - ректор задумался. Затем принял решение. - Аврелий, во время экзаменов наблюдай за этой парочкой. И вне экзаменов тоже. Только незаметно для них.
   - Понял, господин ректор.
  
  
  

Глава 4

  
   Тиллиана Типполи Талииди с волнением ждала своей очереди. Абитуриентов по одному вызывали в центр академической площади, где на красивом золотом постаменте всеми цветами радуги переливался огромный магический камень. Артефакт, изготовленный архимагами Магического Совета Тардинского королевства специально для открывавшейся Академии, и названный в честь первого ее наставника Камнем Дарелла, предназначался лишь для одной единственной цели - точное определение уровня магического таланта и его направленность. И сейчас от этого артефакта зависела вся ее дальнейшая судьба.
   - Урсулла де Кляйне, - огласил Констаций Альгиус, и подруга Тиллианы, стоявшая рядом с ней, всем телом вздрогнула.
   - Теперь я, - прошептала Урсулла и на прямых ногах, подобно сломанной кукле, пошла к Камню.
   - Удачи, - шепнула ей вслед Тиллиана.
   Ее взгляд скользнул по спине подруги, по Камню, и остановился на оскалившемся Слепце. Таковым было общеизвестное прозвище Констанция Альгиуса, которое он носил уже больше ста лет. В народе ходило множество легенд об этом жутком человеке. Особенно про его последний поход в Проклятые земли, во время которого он и получил столь ужасающие увечья, придавшие ему устрашающий вид.
   Тиллиана в очередной раз почувствовала содрогание, едва ее взгляд коснулся пустых глазниц на хищном лице.
   - Руку на Камень, - прокатился по площади приказ Слепца, и холеная ручка Урсуллы коснулась переливающейся поверхности.
   Секунда, вторая, третья... Камень внезапно стал прозрачным, и в его основании, прямо внутри, появилась небесно-голубая лужица, по поверхности которой шли волны.
   - Стихия Воздуха, - пробежал по рядам абитуриентов шепот.
   Уровень лужицы начал стремительно подниматься. Очень быстро она заполнила камень на треть, после чего процесс остановился столь же внезапно, как и начался.
   Неплохо, подумала Тиллиана. Очень даже неплохо. Треть камня - фактически гарантированное зачисление.
   - Эх... - тихонько вздохнула она. - Мне бы так.
   - Хорошие способности в магии Стихии Воздуха, - огласил Слепец. Сидевшие рядом два мага из приемной комиссии заскрипели перьями по бумаге. - Займите свое место, Урсулла де Кляйне.
   Девушка тряхнула гривой белокурых волос, с сияющим видом прошла на свое место, и уже там не сдержала эмоций:
   - Уи-и-и-и!!! - она крепко сжала руку Тиллианы. - Я поступила!
   - Молодец! - улыбнулась Тиллиана.
   Она была искренне рада за Урсу, которую знала и с которой дружила уже много лет. С самого раннего детства. Хотя, это было не удивительно - их семьи дружили между собой на протяжении вот уже трех поколений, поддерживая друг друга на всевозможных советах и королевских слушаниях.
   - Ты тоже поступишь, - убежденно прошептала Урсулла.
   Тиллиана хотела ответить, но глас Слепца, назвавшего ее имя, заморозил слова прямо в горле. Чувствуя, что сердце вот-вот выпрыгнет из груди, она на дрожащих в коленях ногах подошла к Камню. Дальше все было как во сне - повинуясь командам Слепца положила руку на Камень, зажмурилась, и не открывала глаза, пока не услышала:
   - Отличные способности в магии Стихии Земли, - Тиллиана распахнула глаза, увидела чуть не до середины наполненный Камень, и радостно ойкнула.
   Такого высокого уровня еще ни у кого из абитуриентов этого года не было! Ее мысль подтвердил Слепец, провозгласивший:
   - Лучший показатель среди абитуриентов на текущий момент. Поздравляю, Тиллиана Талииди. Можете занять свое место.
   Волнение Тиллианы сняло как рукой, и она чуть не бегом ворвалась в ряды абитуриентов.
   - Я же говорила! - запищала Урсулла.
   - Да! Мы точно поступили! - тихо захлопала в ладоши Тиллиана.
   Подруги с трудом сдержались, чтобы не обняться и не закричать в полный голос.
   - Завтра нас должны отпустить домой. Отпразднуем с девчонками, - предложение Урсуллы не нашло возражений, и подруги повернулись к Камню, с нетерпением ожидая, когда же, наконец, через него пройдут оставшиеся абитуриенты.
   Хорошо, что их осталось немного. От силы, человек двадцать. Сейчас Тиллиана смогла посмотреть вокруг другими глазами, и сразу же подметила многое, что до того момента не замечала - слезы в глазах у одних, надежду на лицах других, волнение перед испытанием у третьих. С удивлением отметила она и еще один факт, который, впрочем, к испытанию не относился. Погода! Это как же сильно она волновалась, что не заметила, как небо затянуло темными облаками, и сумерки на площади Академии разгоняли расставленные по ее периметру светильники?
   - Последние два участника! - вдруг огласил Слепец. Тиллиана радостно улыбнулась. Осталось совсем немного, и она побежит радовать родных, ожидавших за воротами, своими успехами! - Гарет Плевакус.
   Противоположный ряд абитуриентов раздвинулся, и перед глазами Тиллианы появился уже знакомый ей человек.
   - Это тот самый придурок! - прошипела она. - Это из-за него и его дружка меня отчитал ректор! Чтоб ты не поступил!
   Плевакус подошел к Камню, и, не дожидаясь команды Слепца, с совершенно дебильной улыбкой водрузил на него свою лапу.
   - Можешь не волноваться, - шепнула Урсулла. - Судя по его роже, он не ответил ни на один из вопросов на двух экзаменах.
   - Согласна с тобой, - Тиллиана присмотрелась к лицу Плевакуса, на котором не смогла найти ни грамма интеллекта. - Как его вообще до экзаменов допустили? Ух! Посмотри на Камень!
   Урсулла могла ничего не говорить, поскольку Тиллиана все это время пристально смотрела на магический артефакт и про себя молила могущественного Валеса, чтобы Плевакус провалился. Поэтому она сразу заметила необычную реакцию Камня Дарелла - заполнившая его менее, чем на треть лужица была неоднородного цвета, сочетая в себе чередующиеся бесцветные и черные полосы.
   - Он сломал Камень? - озвучила Тиллиана первую пришедшую в голову мысль.
   - Это невозможно, - отвергла ее предположение Урсулла. - Чтобы его сломать, нужно быть посильнее, чем этот... Плевакус. Интересно, что скажут маги?
   Членов приемной комиссии тоже весьма заинтересовала необычная реакция артефакта. Все трое присутствующих магов замерли около него, и что-то живо между собой обсуждали. До Тиллианы, изо всех сил напрягавшей свой слух, доносились отдельные слова:
   - ... комплексный...
   - ... слишком невероятно...
   - ... треклятый Сарг! Я только в Проклятых землях...
   Слова Слепца, с упоминанием имени злого бога и Проклятых земель, расслышали многие абитуриенты, и по их рядам побежала волна шепота. Он значительно усилился, когда на площадь явился сам ректор, сопровождаемый остальными членами вступительной комиссии. Они о чем-то быстро переговорили, после чего Слепец попросил бледного от волнения Плевакуса занять свое место и вызвал к Камню Содера Смэлла.
   Смэлл робко подошел к артефакту, дрожащей рукой коснулся его поверхности и... потянулись секунды томительного ожидания. На площади стало столь тихо, что Тиллиане показалось, что она слышит стук своего сердца. Наконец, Камень Дарелла выдал свой вердикт. Точно такой же, что и по Гарету Плевакусу - чередующиеся бесцветные и черные полосы.
   - Да что же это такое? - в возбуждении чуть ли не в полный голос воскликнула Урсулла. - Это же...
   Ее голос поглотил всеобщий гвалт, охвативший толпу абитуриентов. Однако, стоило Слепцу пробежаться по ней своими страшными пустыми глазницами, как на площади вновь стало тихо.
   - Испытание окончено! - после пятиминутного совещания с магами возвестил ректор. - Прошу всех абитуриентов пройти на ужин, а после - по своим комнатам.
   Само собой разумеется, на ужине все абитуриенты обсуждали исключительно одну единственную тему, и при этом периодически выразительно поглядывали в сторону столика, где с блаженным видом восседали два ее главных героя. Все строили всевозможные предположения по поводу их принадлежности к тому или иному направлению магии, и гадали, к чему можно было отнести бесцветные полосы.
   - Твой обидчик очень популярен сегодня, - послушав разговоры окружающих, заметила Урсулла. - Как ты думаешь, его зачислят?
   - Мы не знаем, как он сдал первые два экзамена, - пожала плечами Тиллиана. - Даже если неведомым образом зачислят, хотя его интеллектуальные возможности у меня вызывают сомнения, я сделаю все, чтобы его здесь не было. Ты же знаешь, я никогда и ничего не забываю.
  
  

Гарет

  
   - ... ту Люсю! Екарный бабай! - вырвалось у меня, едва мы с Содером оказались наедине, спустившись на улицу под предлогом подышать свежим воздухом. - Можно считать, мы спалились!
   - Оу-оу-оу! Поменьше слюней, Гарет, а то ты сейчас забрызгаешь нам всю Академию! - Содер прошел к ближайшей скамейке, уселся на нее, и с удовольствием потянул свежий вечерний воздух, наполненный ароматами травы. Солнце уже скрылось за горизонтом, так что мы сидели в свете двух фонарей, освещавших вход в здание общежития. - Кто тебе сказал, что мы спалились?
   - Чую я, - я уселся рядом с Содером и откинулся на спинку скамейки. - Ты думаешь, маги не заинтересуются результатами наших испытаний?
   Содер пожал плечами.
   - И? Пусть даже заинтересуются, что с того? Мне, допустим, тоже интересно, почему реакция этого булыжника оказалась совершенно иной, чем у других.
   - Добавь сюда экзамены, - не унимался я. - Не знаю, как ты, но я на все вопросы ответил. Причем, уверен, правильно. Надо было несколько ошибок для видимости сделать.
   - Там такие вопросы были, что на них ответила бы даже обезьяна! - возразил Содер. - Если бы мы сделали с тобой хотя бы по паре ошибок, нас бы точно не зачислили.
   - Почему?
   - Потому, что все остальные тоже ответили на них в полном объеме и правильно.
   - Ну, не знаю, - слова Содера не развеяли моих сомнений. Мне казалось, что мы с ним допустили где-то ошибку. - Зачем тогда нужны эти экзамены? Я всегда думал, что они призваны отсеять лишних.
   - Я тоже так думал, - качнул головой Содер, - пока не увидел вопросы. Теперь я уверен, что экзамены лишь ширма. Принимают в Академию по результатам тестирования, и здесь можно только радоваться, что артефакт на нас так необычно отреагировал. Я тут за ужином примерно прикинул, на каком мы месте, если брать уровень наполнения Камня.
   - На каком?
   - В районе сорок пятого - пятидесятого. То есть, мимо кассы. Теперь же, уверен, есть большая вероятность, что нас возьмут.
   Я вздохнул.
   - Будем надеяться, что ты прав и я загоняюсь. В последние дни у меня что-то с нервами не в порядке, - поймав вопросительный взгляд Содера, пояснил. - Мне все время кажется, что за нами кто-то следит.
   Содер сдержанно улыбнулся.
   - Потом тебе начнет мерещиться, что с тобой кто-то говорит. Что-то вроде "Га-а-аре-е-ет! Иди-и-и ко мне-е-е! Загляни-и-и в унита-а-аз! Я зде-е-есь!".
   - Не смешно! - огрызнулся я.
   - Шучу, - Содер со смехом хлопнул меня по плечу и встал. - Нервы все это, мой друг, нервы. На нашем месте кто-то другой вообще бы с ума сошел. Попасть в другой, совершенно незнакомый средневековый мир, в котором есть магия, и оставаться при этом совершенно спокойным невозможно. Я тоже очень волнуюсь, но стараюсь все воспринимать с улыбкой. Поверь мне, помогает. А теперь пойдем спать.
   Я схватил протянутую Содером руку и рывком встал.
   - Пойдем.
  
  

Где-то в Академии

  
   Темный маг девятого круга Аврелий Драгомир встал из-за своего стола, и с задумчивым видом прошелся по кабинету. Вернулся к столу, и невидящим взглядом посмотрел на столешницу, на которой продолжало мягко светиться изображение входа в здание общежития,
   - Другой мир, стало быть, - Аврелий провел рукой по шевелюре, про себя даже не отметив это привычное движение. - Другой мир... Наверняка, более развитый. А я-то голову ломал, откуда такие познания, откуда такая скорость мышления... Значит, вы, ребята, не шпионы.
   Неожиданно, темный маг вспомнил про слова Содера об экзаменах и усмехнулся. Интересно, что сказал бы этот пришелец из другого мира, если бы узнал, что он со своим другом оказались единственными, кто ответил на все вопросы. Причем правильно! У всех остальных результаты были намного хуже.
   - Связаться с Грасием сейчас? - прошептал Аврелий. - Или рассказать обо всем с утра?
   Чуть подумав, темный маг склонился ко второму варианту. Завтра! А теперь следует поспать.
  
  

Гарет

  
  
   Двести пять абитуриентов, включая меня и моего глубокоуважаемого американского партнера, в две шеренги стояли на академической площади и, затаив дыхание, смотрели на главу учебного заведения Грасия Децимуса Флора, в своей белой мантии неторопливо шагавшего в нашу сторону от главного здания. Позади нас нестройной толпой с ноги на ногу переминались родители, а прямо перед нами, в десяти метрах, лицом к нам стояли пять десятков магов, разделенных по цветам их мантий на шесть примерно одинаковых по численности групп. Среди них я без труда нашел всех членов вступительной комиссии.
   - Как думаешь, я поступил? - сдавленно прошипел Тин, ощутимо дернув меня за левую руку.
   - Тссс! Слушай его, - кивнул я на ректора, как раз взошедшего на красивую резную трибуну, выточенную каким-то гениальным мастером из кроваво-красного дерева.
   На секунду оглянувшись на своих коллег, ректор повернулся к нам, несколько раз кашлянул, прочищая пересохшее горло и начал:
   - Я вас приветствую, дорогие абитуриенты. Сегодня, в этот знаменательный день, весь преподавательский состав Академии Магии Восточной провинции Тардинского королевства поздравляет вас с окончанием экзаменов и испытания, которые вы все успешно прошли. Помните, это была проверка Ваших достижений и успехов Ваших наставников. Это, смело могу сказать, был первый самостоятельный шаг Вашей жизни. К величайшему нашему сожалению, мы не можем принять всех, хотя все, безусловно, были достойны....
   Ректор говорил минут двадцать! Без запинки, и с витиеватыми словесными кружевами, довольно сложными для запоминания. Наверняка, выучил одну речь, и повторял ее ежегодно. Волнение, охватившее абитуриентов при появлении ректора, к концу его выступления заметно спало. Однако, стоило ему предоставить слово Клофелинщице для оглашения результатов, градус толпы вновь подскочил до критической отметки.
   - Ясий Дор Ханг, - звонко зачитала симпатичная магесса, и очередной абитуриент, двадцатый по счету, встал в один ряд с остальными по правую руку от ректора.
   - Тиллиана Типполи Талииди.
   О! Старая знакомая, гордо вздернув подбородок, брачующимся павлином прошествовала к счастливчикам.
   - Урсулла де Кляйне, - вот и ее подруга побежала следом.
   Затем последовало еще шесть фамилий, среди которых было четверо наших соседей по комнате. Неужели мы с Содером не прошли? Мое волнение достигло апогея. Осталось всего два места! Ну же!
   - Гарет Плевакус и Содер Смэлл! - торжественно выпалила Клофелинщица сразу две фамилии.
   Два наших имени! И две наших фамилии!
   - Уф, - рядом облегченно выдохнул Содер и мы под завистливые взгляды сотен глаз последними присоединились к теперь уже студиозам.
   - Парни! Поздравляю! - встретил нас Тин, восторженно сверкая на меня косым правым глазом.
   Из Академии нас выпустили часа через три, повелев вернуться к утру. Я уж думал не доживу до этого светлого момента - уж больно убийственными по скукоте и продолжительности были и утешительная речь ректора, обращенная к тем, кому не повезло, и последовавшая за ней церемония посвящения в студиозы тех, кому повезло.
   Парни сразу помчались к своим родным, а мы с Содером направились к знакомой таверне на окраине города. На входе в нее нас встретил самолично Хромой. Увидев наши знаки студиозов, он расплылся в довольной улыбке.
   - Поздравляю, парни! Эй, Сиплый, Корявый! Встречайте наших героев! Герда, накрывай стол, будем отмечать!
   - Хромой! Нам нужно завтра с семи утра быть в Академии, - поспешил заявить я.
   - Клянусь Валесом, вы там будете! - ударил себя в грудь Хромой, и потащил нас вглубь таверны.
   Он сдержал свое обещание. Несколько дюжих молодцев бандитской наружности привели нас с Содером прямо к воротам Академии в полседьмого утра, после чего поспешили покинуть элитный район - уж больно много бодрствующих стражников тут было даже в столь ранний час. На пути к Академии нас останавливали три раза, и все три раза без разговоров отпускали, едва завидев значки студиозов.
   - А как они выбираться-то будут? - заплетающимся языком спросил Содер. - Их же опять стража тормознет.
   Я легкомысленно пожал плечами.
   - Не знаю, но полагаю, что выбираться им из этого района не впервой. Помнишь, Сиплый рассказывал, как обнесли тут дом...
   - Тссс!!! - прижал палец к губам Содер, и я тут же прикусил язык, воровато посмотрев по сторонам.
   Действительно, что-то я слишком разболтался. Так, что мы имеем? Сбор всех студиозов у нас в девять, а сейчас, как заявил один из наших сопровождающих, половина седьмого. Значит, мы успеем вздремнуть и хотя бы немного прийти в себя после бессонной ночи.
   - Спать! - заявил я, и первым, на заплетающихся ногах, вошел на территорию Академии.
   Позади Содер негромко затянул:
    О, скажи, видишь ты в первых солнца лучах
    Что средь битвы мы чли на вечерней зарнице?
   Что это? Слова смутно знакомые, мотив тоже. Гимн Соединённых Штатов! Только в переводе на местный язык.
   - Слышь! Янки! Ты чего тут разгорланился? Родной флаг померещился?
   - А что? - сосредоточил Содер на мне мутный взгляд. - Имею право!
   - Забыл, что мы не на лужайке Белого дома? Сейчас кто-нибудь спросит, что это за песенка такая. Что ты ответишь?
   - А-а-а-а... - закивал головой Содер. - Молчу, молчу!
   С трудом добравшись до своей комнаты, мы обнаружили ее совершенно пустой. В смысле, без студиозов. Не сказав ни слова, мы с Содером рухнули на ближайшие кровати и забылись в том глубоком сне, который возможен лишь после бурно проведенной ночи в трактире.
   Проснулся я от того, что меня трясут за плечо, и мерзкий голос над самым ухом непрерывно гундит:
   - Встава-а-а-ай! Ну, встава-а-а-ай! Гарет, ты проспи-и-и-ишь!
   - Отвали, - буркнул я, перевернулся на другой бок и прикрыл голову подушкой.
   - Гарет, встава-а-ай! - голос пробивался даже сквозь препятствие. - Содер! Ты тоже встава-а-ай!
   Мне это надоело. Я откинул подушку в сторону, сел, и зло уставился на разбудившего нас человека. Им оказался Тин.
   - Ты разбойник! - заявил я ему.
   - Фуххх! Встал! - выдохнул тот, и только потом до него смысл моих слов. - Я разбойник? Это почему?
   - Только разбойник может разбудить спящего человека, - давно избитая шутка из моего родного мира вызвала у Тина обиду.
   - Я мог бы тебя не будить, - буркнул он. - Проспал бы общий сбор.
   Пришлось поспешно натягивать на лицо опостылевшую улыбку и весело орать:
   - Это была шутка из Вольных баронств!
   - Не смешная, - фыркнул Тин. - Тупая, как и...
   Тут он прервался, не став договаривать до конца. Меня и Содера все побаивались, поскольку в физическом плане мы значительно всех превосходили. Видимо, сказалась здоровая деревенская жизнь юных баронетов, сопровождаемая постоянными физическими нагрузками. Но я и так прекрасно понял, что он хотел сказать "тупая, как и ты сам".
   Однако, реагировать было нельзя. Я ж по легенде как раз соответствую его определению. Но ничего. Я тебе это еще припомню, косой.
   - Не! - радостно скалясь, вслух не согласился я. - Мне было очень смешно, когда у нас в коровнике кто-то эту шутку завесил! Содер!!! Подъем!!!
   - А? Что? - вскочил со своей кровати американец. - Что такое?
   - Свиньи!
   - Что свиньи? - сон из глаз американца мгновенно улетучился.
   - Вспомнил ответ на твою загадку! Ну, там, где двух баранов, попавших в чужой свинарник, кто-то постоянно называл... баранами! И одного из баранов это очень злило!
   Содер прищурившись посмотрел на меня, потом на Тина, и до него дошло.
   - Помню, помню, - кивнул головой он. - Там еще было про то, что этого злого барана успокаивал второй баран. Говоря, что не надо злиться на обитателей свинарника. Что надо быть спокойным, уравновешенным, и тогда злой баран проживет долгую и счастливую жизнь. Помнишь?
   - Помню, - от прилипшей улыбки мне уже начало сводить челюсть. - Спокойным и уравновешенным. Но как же его раздражали обитатели свинарника! То есть, свиньи!
   Ничего не понимавший Тин, наконец, разобрался в нашем диалоге и пренебрежительно фыркнул. Ну, ему так казалось, что разобрался.
   - Естественно, что обитателями свинарника были свиньи, - с этими словами он хлопнул меня по плечу. - До таких вещей нужно сразу догадываться, Гарет. Эх, был бы я вчера с вами, сразу бы на эту загадку ответил! Ладно, парни, нам уже пора идти, а то опоздаем.
   Уже выходя из комнаты, Тин тихо под нос проворчал:
   - Как же они умудрились экзамены-то сдать? Или они не сдали, и их зачислили за тот фокус на испытании?
   Содер на всякий случай взял меня за руку.
   - Спокойствие, Гарет, только спокойствие.
   - Содер, я уже так не могу! - взмолился я. - На нас все смотрят, как на полных дегенератов! Это же невозможно!
   - Терпи! - отрезал американец. - Хочешь, чтобы тебя маги использовали в качестве подопытной крысы? Или ты думаешь, будет как-то иначе, если они узнают, откуда мы пришли?
   Я поджал губы. Содер был совершенно прав. В интересах государства нас закроют в каком-нибудь подвале, будут изучать, препарировать и нам сильно повезет, если умрем быстро.
   - Вижу, сам все понимаешь, - верно интерпретировал мое молчание Содер. - Теперь пойдем на общий сбор.
   - Я бы помылся. От нас несет перегаром.
   Содер повел носом и поморщился.
   - Нет, не успеем, - быстро выглянув в окно, ведущее на академическую площадь, с сожалением сообщил он. - Там уже все собираются.
   Мы торопливо пробежали по коридору и лестнице, легкой рысцой достигли центра площади, где уже строились многочисленные студиозы, и примкнули к своим. В отличие от студиозов старших курсов, стоявших своими учебными группами по пять-семь человек, наши выстроились в одну общую колонну с шестью рядами по пять человек в каждом. Хотя мантии студиозов нам выдали еще вчера, одевать их пока не велели, сказав, что первый день будет для нас организационным, и мы проведем его в общей группе.
   - Фу-у-у-у, - громко фыркнул стоявший передо мной блондин. - Чем это так воняет?
   Посмотрел на своего соседа справа, соседку слева, обернулся и встретился взглядом со мной.
   - От тебя несет?
   - А ты чего ноздри раздул? Нюхай молча, - посоветовал я ему.
   Блондин поморщился и отвернулся.
   - Гарет, - склонился ко мне Содер. - Ты как-нибудь полегче. Нам еще с этими людьми семь лет жить.
   - Если каждый... - я прервался из- за раздраженного покашливания за моей спиной.
   Дружно обернувшись, мы с Содером увидели перед собой недовольное лицо Тайсона. Скрестив на груди могучие руки, она покачивалась на носках и смотрела на нас исподлобья искоса.
   Ростом выше нас, а мы с Содером по местным меркам были высокие, с завязанными пучком черными волосами на маленькой голове, вытаращенными глазами на загорелом лице, она ко всему этому, видимо в честь праздника, напялила на свое тело штангиста-тяжеловеса нелепое розовое платьице... Да мини-юбка на Годзилле смотрелась бы куда органичнее!
   - О, боги! Вы ослепительны, госпожа Таксона! - выдавил я из себя, не в силах оторвать от нее глаз.
   - Да, да, - поддержал меня американец. - Я тоже ослеп!
   Окружавшие нас студиозы посмотрели на Тайсона, потом с изумлением на нас. Не почувствовали скрытый сарказм. Не уловила его и Тайсон. Она оглянулась по сторонам, словно уточняя, точно ли ей были адресованы комплименты, а потом, в явном смущении, опустила глаза и машинально огладила свое платье. Дама явно не привыкла к таким словам в свой адрес.
   - Это... - Тайсон приподняла на нас маленькие свиные глазки, в которых я с содроганием увидел искру интереса. - Не шумите тут.
   Повернувшись на пятках, она устремилась по тылам построенных в шеренги студиозов дальше.
   - Содер, выколи мне глаза, и сделай так, чтобы я ее развидел!
   - У меня та же самая проблема, - откликнулся тот. - Мне, кстати, очень не понравилось, как она на нас в конце посмотрела.
   Я вспомнил взгляд Тайсона и еще раз вздрогнул. Кто меня за язык тянул с этим "вы ослепительны"? Она же все за чистую монету! Покосившись на Содера, я задумался. Похоже, выход из положения все-таки есть. Не зря же мы вдвоем в этот мир попали.
   - Не на меня, а на тебя, - довел я до сведения друга.
   - Да ну! - в ужасе встрепенулся он.
   - Зуб даю! Ты, видимо, ей понравился.
   - Брррр!
   - Ты чего тут свою морду американскую воротишь? - возмутился я. - Неплохая женщина, хоть и крупная. Или ты имеешь что-то против больших женщин?
   Содер, воспитанный в духе священного почитания всех меньшинств, растерялся, не зная, что на это ответить. И не надо. Слушай меня.
   - Лучше подумай, как использовать представившуюся возможность!
   - Но... с ней же придется... - на Содера было больно смотреть. Он словно стал меньше. - Спать!
   Я медленно прикрыл глаза, после чего положил руку ему на плечо.
   - Да, друг мой. Придется. Но это еще не самое страшное, так что дерзай. Это наверняка как-нибудь поможет нам тут выжить.
   Содер округлил глаза.
   - Не самое страшное? Есть что-то страшнее?
   - Конечно, есть. Только я пока не знаю, что. Это мы узнаем как-нибудь потом, в будущем, - я вытянул шею, присматриваясь вперед. Кажется, что-то начинается. Пора завязывать разговор. - Все, хорош болтать! Ректор речь изволит толкать.
   Говорил господин Грасий Децимус Флор не долго, от силы минут пять. Поздравил всех с началом нового учебного года, указал выпускному курсу на повышенную ответственность в предстоящем году, связанную с выпускными испытаниями, а потом вернулся к новому набору, попросив Клофелинщицу представить каждого.
   Нас по одному вызвали в центр площади, где мы вставили в одну шеренгу по обе стороны от уважаемого ректора.
   - Особое внимание прошу обратить на присутствие в наших рядах юных баронетов из Вольных баронств, - при этих словах Грасия Флора все взгляды скрестились на мне и Содере. Мы их мужественно встретили все тем же улыбками. Екарный бабай! Сколько же можно? Если доживу до выпуска, вообще не буду улыбаться. Никогда! Кстати, а почему ректор остановился именно на наших персонах? - Это первые представители из пограничного с Проклятыми землями края за все время своего существования. Целительницу Ландиру мы не считаем, ибо ее дар лежит исключительно в рамках лечения. К тому же, она учится в столице у знаменитой Заражеи по индивидуальной программе.
   Кто-то смотрел на нас с любопытством, кто-то с неприязнью, кто-то вполне дружелюбно, и это показалось мне странным. У нас, в моем университете, мы бы собрали подавляющее большинство безразличных взглядов. В Гарварде, полагаю, тоже. А здесь...
   Ректор не стал объяснять причину нашего выделения из общей массы новеньких студиозов. Еще раз пожелал всем удачи в новом учебном году и распустил.
   Все бодро разбрелись в разные стороны, и очень скоро на площади осталась лишь наша группа, к которой подошел знакомый темный маг из вступительной комиссии. Если не изменяет память, Аврелий Драгомир.
   - Добрый день, - вежливо обратился он к толпе, со стороны которой в ответ послышались нестройный хор робких приветствий.
   - Рад вас всех видеть, - судя по холодным безразличным глазам, ему было не то, что в радость нас всех лицезреть, ему было на нас наплевать! - Как вы уже знаете, меня зовут Аврелий Драгомир, и я являюсь деканом Темного факультета. Сейчас я проведу вам короткую экскурсию по зданиям факультетов Академии, покажу основные тренировочные площадки, и напоследок проведу в нашу библиотеку, где вы получите причитающуюся вам литературу. Вопросы?
   Вопросов не последовало, и Драгомир начал экскурсию, оказавшуюся столь увлекательной, что мы быстро потеряли счет времени. До обеда мы успели посетить стихийные факультеты. Мы, открыв от восторга рты, шли по пылающим коридорам Огненного факультета, испуганно жались от движущихся земляных столбов в лабораториях факультета Стихии Земли, осторожно переступали на призрачных лестницах в здании магов Воздуха, и, пригнув головы, спешили поскорее выйти из-под сине-голубых потолков Водяного факультета, в недрах которых плавала настоящая рыба! Захватывающие дух чудеса, невозможные на Земле, и реализованные в средневековом мире, где даже не знали, как умножать двузначные числа!
   Когда пришла пора обеда, все испытали неподдельное огорчение, но Драгомир с прежним невозмутимым видом заметил, что у нас впереди еще два не менее интересных факультета. По этой причине мы пообедали очень быстро, и экскурсия продолжилась. Я заметил, что Драгомир уже ждал нас на площади. Наверное, не обедал. Это он зря. Вредно. Хотя, может он космической энергией питается? Или темной.
   Начали мы со Светлого факультета, где нам показали существ Верхних небесных сфер, сидевших под специальными куполами, и рассказали о божественной энергии, которую, как оказалось, могут использовать светлые маги. При этом, они вполне могли не являться приверженцами того или иного бога, которых в Гартасе - так местные называли свой мир, насчитывалось целых семеро. Как эти боги реагировали на воровство энергии, нам не сказали. Видимо, как-то договариваются. Или боги здесь проявляются точно так же, как и на Земле? То есть, неким эфемерным понятием, в которое все верят, которому поклоняются, возносят и приносят жертвы, но которое никто и никогда не видел. Подумав, я откинул эту мысль. Магия на Земле тоже существовала лишь в легендах, а она есть. Скорее всего, та же ситуация с божественным сонмом. В целом Светлый факультет мне показался скучным и однообразным, а потому лично я порадовался, когда мы перешли в здание Темного факультета.
   Первая же лаборатория вызвала у всех совершенно разные эмоции. Вернее, не совсем так. Почти у всех при виде бредущего на нас мертвеца вырвался животный крик, и только мы с Содером спокойно подошли к нему на расстояние вытянутой руки.
   - Екарный бабай! - выдохнул я, вытянул руку и потрогал мертвеца.
   Не знаю, почему, но он у меня не вызывал ни чувства страха, ни брезгливости. Мертвец остановился, повернул в мою сторону половину черепа - вторая половина банально отсутствовала, и потянул ко мне отрубленную по локоть культю.
   Сзади на нас накатила новая волна визга.
   - Немыслимо! Браво! - захлопал в ладоши Содер. - Я готов хоть сейчас начать изучать силы, которые привели его в движение!
   - Надеюсь, темным полосы в том булыжнике на испытании означали предрасположенность к Темной магии, - я целиком и полностью был согласен с его мнением. - Заставить двигаться неспособное к этому тело может либо некромант, либо АвтоВАЗ. Второго здесь, слава местным богам, нет, так что, будем учиться на некромантов.
   - АвтоВАЗ? Кто это? - поинтересовался Содер, разглядывая медленно двигавшийся труп со всех сторон.
   - Тебе лучше этого не знать.
   Труп остановился, и начал махать культями, явно пытаясь поймать кого-то из нас.
   - А чего это все в таком припадке? - озадачился Содер, посмотрев на теснившихся около входных дверей однокурсников.
   В их глазах плескался неприкрытый ужас.
   - Эй! - окликнул я этих трусов. - Не бойтесь! Он не страшный! Смотрите!
   Я потянулся и похлопал мертвеца по уцелевшей части носа. Новый взрыв криков. Одна блондинка даже в обморок упала. Урсулла, кажется. Аврелий, до этого момента стоявший около стены метрах в десяти от нас, громко кашлянул.
   - Стало быть, не боитесь? - осведомился он, когда мы повернулись в его сторону.
   Мы с Содером переглянулись.
   - Гарет, у меня появилась мысль, что мы не все знаем об этом господине, - указав рукой на труп, тихо, чтобы слышал только я, заявил Содер.
   - Угу, - я начал отступать назад. - По ходу, наши трусливые однокурсники просто знают больше, чем мы. Поэтому и боятся.
   Содер тоже попятился. Мертвец за нами.
   - Стоп, - вдруг шепнул американец, схватил меня за руку, и потащил за спину к мертвецу. - Тут никто нам не даст умереть. На трупе наверняка всякие заклятия, которые мешают ему причинить нам вред.
   Его слова мгновенно меня успокоили. Действительно, если бы мертвец мог причинить вред, он бы его уже причинил, пока мы ходили рядом.
   - Спишем это на нашу природную тупость, - я вспомнил про улыбку, натянув которую выглянул из-за разворачивающегося тела и помахал всем остальным.
   Содер поступил точно так же, прошипев:
   - Только на этот раз мы действительно повели себя как те, кого изображаем! Надо думать, прежде чем что-то делать! Желательно взять в библиотеке книг и почитать об этом мире.
   - Ну, да. Иначе до выпуска не доживем.
   Аврелий два раза громко хлопнул в ладоши, и мертвяк шаркающей походкой убрался в угол лаборатории, где застыл неподвижным истуканом.
   - Это хорошо, что вам не страшно, - подойдя к нам, сказал темный маг. В первый раз на моей памяти он сдержанно улыбнулся. - Или вы просто не знали, на что способно умертвие? Пусть даже простейшее.
   - На наших лугах таких не было, - напустив на себя хмурый вид, ответил Содер. - Откуда нам знать?
   - Что ж, - лицо Аврелия вновь приобрело ледяное выражение. - Впредь рекомендую быть в помещениях Темного факультета аккуратнее, - и обернувшись к нам спиной, через плечо коротко бросил. - Идем далее.
   Как я и чувствовал, Темный факультет оказался самым интересным, и включал в себя четыре кафедры: общей темной магии, демонологии, некромантии и малефицистики.
   Посетив еще три лаборатории, мы увидели весьма интересные опыты, проводившееся студиозами шестого и седьмого курсов. К нашему огорчению, не все они прошли удачно, а потому результаты впечатления, мягко говоря, не произвели.
   Вызванный демонологами демон оказался мелким, побитым, и боялся их больше, чем они его. В лаборатории общей темной магии два студиоза на протяжении десяти минут тужились сделать какое-то облако праха, а после моего дружеского совета рожать быстрее сбились, и их разметало по разным концам помещения. Я поспешно спрятался за спиной Аврелия, так что ни сами пострадавшие, ни их одногруппники "советчика" не заметили. Порадовала только девушка-малефик, работавшая под руководством наставницы в третьей лаборатории. Ее замысловатое проклятие за пару секунд высушило жуткого на вид паука, размеры которого впечатляли - не меньше кошки!
   Покинув темные и мрачные коридоры Темного факультета, мы прошлись до тренировочных площадок, находившихся за зданиями, а затем Драгомир привел нас в библиотеку, занимавшую четверть третьего этажа главного корпуса.
   Терпеливо дождавшись, пока мы не получим увесистые тряпичные сумки с полагающейся нам литературой, он отвел нас на академическую площадь. Там сдал группу Тайсону, и ушел, даже не подумав попрощаться.
   - Жуткий тип, - заявил оказавшийся рядом Тин.
   - Зато экскурсию интересную провел, - отозвался крепыш Моэль. - Я даже завидовать начал Гарету и Содеру, что не попал на Темный факультет!
   - Нашел, чему завидовать, - фыркнула темноволосая худенькая девушка с острыми чертами лица. Я напряг память, пытаясь вспомнить ее имя, но безуспешно. - Там страшно и жутко! Это вот эти двое, - мотнула она головой в нашу с Содером сторону, - ничего не боятся, а нормальный человек будет держаться подальше от всяких умертвий и прочих темных вещичек. Радуйся, что на Светлый факультет попал.
   - Это ты кого, Варарра де Регель, ненормальными назвала? - пробилась сквозь толпу еще одна яркая брюнетка с большими миндалевидными глазами карего цвета. За ней хвостиком шла ее подружка, внешне выбивавшаяся из толпы благодаря огромной копне огненно-рыжих волос. Фамилия у нее тоже была запоминающаяся - Флор! Кстати, они обе проявили тягу как раз к темной магии, и по этой причине мгновенно отреагировали на оскорбительные слова Варарры.
   - Э-э-э... - растерялась и даже чуть побледнела Варарра. - Я не то хотела сказать... Саманта, я извиняюсь, но...
   Договорить ей не дали.
   - За мной! Попрошу сохранять молчание! - рявкнула Тайсон, убирая за пазуху листок бумаги, который изучала пару минут, и атомным ледоколом устремилась к одному из зданий по правой стороне от академической площади.
   Кстати, оно ничем не отличалось от того, в котором мы жили во время вступительных экзаменов. Для нашего курса выделили целиком второй этаж, разделенный на правое и левое крыло. Мужскому населению отошло левое, в которое парни незамедлительно ворвались, начисто проигнорировав угрожающие крики Тайсона. На большой лестничной площадке остались только Тайсон, я, Содер и девчонки.
   - Стойте тут! - рявкнула Тайсон и рванула следом за парнями.
   Ой, не завидую я им!
   - А вы чего не побежали со всеми? - через губу поинтересовалась Тиллиана.
   - Да, чего не побежали? - сразу поддакнула ей Урсулла, вызывающе тряхнув белокурой гривой.
   Да-а-а... Чую, она до конца выпуска не простит нам выволочку, устроенную ей ректором по нашей вине.
   - Мы в лаборатории первые побежали. Ты сразу в обморок упала, - с самым бесхитростным видом ответил я. - Теперь стоим. А то вдруг опять упадешь, а тут лестница. Тыковкой ударишься. Поломаешь.
   - Тыковку? - с несчастными глазами уточнил Содер.
   Обожаю американца! Он точно мои мысли читает!
   - Нет, - сокрушенно ответил я. - Лестницу. Госпожа Таксона опять ругаться будет.
   Последние мои слова утонули во взрыве хохота. Смеялись все, за исключением вспыхнувшей Урсуллы. Видно было, что даже Тиллиана с трудом сдерживала улыбку.
   Ответить Урсулла сразу не смогла, а потом, когда смех начал стихать, было поздно - из-за дверей показалась Тайсон, за которой гуськом шли парни.
   - Так! - провозгласила мисс Олимпия. - Девушки, можете заходить и расселяться самостоятельно. А вас, юноши, я распределю по комнатам сама!
   - Нам же еще вещи забрать надо, - робко заметил Насри, поглядывая на Тайсона виноватыми зелеными глазами.
   - Вот сейчас распределю вас, и побежите за вещами! - громыхнуло в ответ.
  

Глава 5

  
  

Академия Магии Восточной провинции

Тардинского королевства

Кабинет ректора 

  
   Косые солнечные лучи, падавшие из четырех распахнутых настежь окон, не только хорошо освещали большой кабинет всеми уважаемого Грасия Децимуса Флора, но и даже доставляли определенный дискомфорт некоторым людям, которым они совершенно немилосердным образом слепили глаза. Этих людей, коим не повезло сидеть за длинным переговорным столом прямо напротив треклятых окон, насчитывалось ровно четверо, и трое из них не имели отношения к Академии. Хотя магами они являлись.
   - Грасий! - в конце концов, не выдержал один из них. Убеленный сединой не менее хозяина кабинета, он был такого же почтенного возраста, и их отличал только цвет одеяний. Если мантия ректора сверкала идеальной белизной, то мантия гостя могла соперничать в черноте с самой Тьмой. - Я знаю тебя уже больше ста пятидесяти лет, и сейчас, пожалуй, первый случай, когда ты относишься ко мне столь пренебрежительно!
   - Что такое, Кадий? - нахмурился ректор.
   - Окна! Они открыты, и меня слепит свет!
   - О-о-о! - Грасий щёлкнул пальцами, и на пути солнечных лучей встала серая полупрозрачная пленка, мгновенно избавившая всех от дискомфорта. - А сам что? Столичная лень тебя уже совсем одолела?
   Тот, кого ректор запросто назвал Кадием, на самом деле был никем иным, как могущественным Главой Гильдии магов Тардинского королевства, и по совместительству ректором столичной Академии Магии, которую по названию города звали Яльской Академией. Полное же имя у сего известнейшего на весь мир архимага было Кадий де Ларанг.
   - Колдовать в твоем кабинете мне мешает этикет, - объяснил Кадий. - Без него, знаешь ли, в Яле нынче никак.
   - Когда тебе этот этикет мешал, - скрывая улыбку, буркнул Грасий.
   Он был искренне рад видеть старого друга, с которым они когда-то, будучи зелеными студиозами, сидели за одной партой в Яльской Академии, и с которым они с каждым годом виделись все реже и реже. Большей частью, по вине короля, пытавшегося все активнее и активнее привлекать Кадия к межгосударственной повестке. Та, как известно, и раньше простой не была, а теперь, в свете обострения отношений с Южным блоком, стала еще сложнее.
   Остальные сидевшие за столом восемь магов взирали на архимагов с почтением, не смея нарушить их разговор.
   - Давай вернемся к теме, из-за которой мы были вынуждены, как ты сам говоришь, оторвать свои ленивые точки от мягких кресел и притащить их на край королевства, - предложил Кадий, вызвав у присутствующих магов сдержанные улыбки.
   - В принципе, я все рассказал, - потер переносицу Грасий. - Может, у Аврелия есть что-то дополнить?
   Взгляды присутствующих сошлись на декане Темного факультета. Тот привстал со своего места.
   - Да, господин Флор, я бы добавил некоторые факты, известные мне из ежедневных наблюдений. Как вы уже отметили, оба представителя другого мира в сравнении с другими студиозами выделяются высокими умственными способностями. Подслушав их разговоры, мне стало известно, что их родной мир отличается от нашего полным отсутствием магии и по этой причине там пошли по пути технологического развития.
   - То есть, с магией они сталкиваются впервые, - вслух для себя отметил темноволосый голубоглазый маг в синей мантии, обладавший огромным амортизатором любви. Именно так в кругу друзей он называл свой необъятный живот. - Будет интересно наблюдать, как они отнесутся к некоторым ее проявлениям.
   - Я уже имел счастье за этим понаблюдать, Гораций, - Аврелий вкратце рассказал про случай с умертвием.
   - Бесстрашны в своем незнании, - констатировала магесса в мантии мага Воздуха.
   Паула де Лорен, декан соответствующего факультета в Яльской Академии и влиятельнейший член Гильдии. Она была вторым магом, кого взял с собой архимаг де Ларанг для изучения "чрезвычайного случая в Восточной провинции", и чрезвычайно радовалась этому его решению. Теперь она лично сможет поздравить свою любимую племянницу, Саманту, с успешным поступлением в Академию магии.
   - Замечу, что Саманта учится с ними в одной группе, - как бы между делом заметил Аврелий.
   - Я это уже поняла, - кивнула головой Паула. - Или ты волнуешься, что от меня племянница что-то узнает?
   - Нет, Паула, что ты! - запротестовал Аврелий. - Просто думал, что ты будешь волноваться за свою племянницу.
   - За ее безопасность отвечаешь головой, - улыбнулась магесса, показав ровные белые зубки. - В противном случае... Помнишь наш поединок на шестом курсе?
   - Я не был готов к той дуэли! - шутливо поднял руки Аврелий.
   Грасий демонстративно кашлянул, и оба мага сразу умолкли.
   - Дамы и господа, я понимаю, что вы давно не виделись, а также охотно верю, что вам есть, что вспомнить, но предлагаю все-таки вернуться к изначальной теме, - призвал он. - Итак, мы имеем двух гостей из технологического мира. Они являются магически одаренными, и их дар относится к сложным, двусоставным. То есть, имеют возможность использовать источники двух магических направлений. Один из них - Темный, второй неизвестен. Напомню, что такое встречалось лишь однажды, пятьсот лет назад в Уралаской Академии, и ни к чему хорошему не привело. Студиоз погиб на пятом курсе.
   - Он погиб не от магии, - возразил Кадий. - Причиной смерти стало падение из окна.
   - Я помню заключение комиссии. Его мозг не выдержал перегрузку от воздействия двух источников, студиоз сошел с ума и выбросился из окна. Так вот, что мы будем делать с нашими гостями из другого мира, имеющих точно такой же парадоксальный дар?
   Кадий де Ларанг постучал по столу карандашом.
   - Если ты до сих пор не схватил их, и в срочном порядке пригласил нас, то у меня возникает подозрение о существовании у тебя определенных мыслей на сей счет, - де Ларанг выжидательно посмотрел на Грасия.
   - Так и есть, - не стал отрицать тот. - У меня есть предложение дать им жить в нашем мире.
   Грасий обвел задумчивых магов внимательным взглядом.
   - Просто так? - осторожно уточнил Кадий. - Оставить в покое двух пришельцев из другого мира? Дав им возможность обрести определенную долю могущества, коим, несомненно, обладает каждый из магов. А ты не думал о сопряженных с таким решением рисках?
   - Думал, - ответил Грасий. - И не только я, но и все присутствующие здесь представители Академии. Мы взвесили риск появления неизвестных технологий, которые были бы в состоянии навредить Гартасу, подумали о появлении новой религии, если они решат продвигать культ одного из богов своего мира, и даже предугадали порядок действий, если их развитие пойдет слишком быстро, и они начнут представлять риск в качестве магов.
   - С этого момента поподробнее, - попросил де Ларанг.
   Грасий на секунду смежил веки, после чего начал говорить. Обсуждение длилось долго, неоднократно перерастало в жаркие споры, из которых маги пусть и с трудом, но находили выход, и завершилось далеко за полночь.
   Как того и хотел ректор Академии Магии Восточной провинции, двум студиозам, Гарету Плевакусу и Содеру Смэллу, было решено позволить обучение в его Академии. За обоими устанавливалась дневная слежка с помощью Всевидящего Ока - одного из немногих высших заклинаний, принадлежащих ко всем видам магии. Его использование было обусловлено тем, что оно было скрыто и его почти невозможно было заметить даже опытному магу, не говоря уж про студиозов.
   Для поддержания этого прожорливого плетения Грасию разрешалось подключиться к Центральному Хранилищу Силы, находившемуся в подвалах Яльской Академии, а для хранения полученной информации использовать артефактный кристалл памяти, который хранился здесь, в Академии, но который можно было использовать лишь с разрешения Главы Гильдии магов.
   В дополнение к этому, архимаг Кадий де Ларанг под предлогом повышения качества обучения откомандировывал в Академию магии Восточной провинции магессу девятого круга Стихии Воздуха Паулу де Лорен и мага девятого круга Стихии Воды Горация де Буруса. Разумеется, на неопределенный срок.
   В Академии они подчинялись Грасию Децимусу Флору, и по официальной версии должны были заниматься разработкой учебных программ и контролем качества проведения занятий местными преподавателями. По неофициальной - оба мага должны были сосредоточиться на наблюдении за гостями из другого мира. Хотя и от работы, связанной с официальной версией, их никто не освобождал. Со стороны преподавателей Академии к процессу наблюдения подключался декан Темного факультета Аврелий Даргомир и декан факультета Стихии Огня Тифани Клафелимиди.
   Получившуюся группу архимаги нарекли громким имением - Наблюдающие. Остальные деканы, присутствовавшие на обсуждении, должны были подключаться к слежке за пришельцами по первому же требованию любого из Наблюдающих.
  

Гарет

  
  
   Два дня, прошедшие с начала учебы, пролетели незаметно. Пока все для нас скалывалось весьма удачно. Благодаря Тайсону мы вполне официально получили самую большую и удобную комнату, чему все остальные парни нашего курса в голос завидовали, но что-то предъявить не могли. Все же официально! Вот Тайсон, все претензии к ней.
   - Это все потому, что вы ей комплимент сделали! - заявил тот самый блондин, что тогда в строю возмущался по поводу нашего запаха.
   Как выяснилось, его звали Дарел де Горбус, и он был потомственным графом.
   - А у меня отец с самим ректором договаривался, чтобы нас поселили хорошо, - вздохнул его прыщавый дружок. - Не вышло...
   - Всегда нужно лизать ту задницу, что ближе, а не ту, что выше, - не сдержался я, за что получил ощутимый толчок в бок от Содера.
   - У нас так в коровниках говорили, - поспешно вздохнул Содер, бросая на меня гневный взгляд.
   Ибо не хрен умничать и разглашать житейские тайны.
   - В коровниках? - дружно сморщились аристократы. - Фуууу!
   Ясно. Своими коровниками американец выбил у ребят всякое желание обмозговать мою фразу. А зря. Им по жизни пригодилось бы.
   В учебном плане все оказалось еще лучше - наша группа состояла лишь из четырех человек. Мы с Содером, и две очень симпатичные девушки - Саманта и Синти. Если бы последняя не была племянницей ректора, то вообще бы все шикарно было. Но и так грех жаловаться.
   Мои вечерние размышления, которые я делал развалившись поперек кровати с чашкой крепкого напитка, напоминавшего чай, прервал Содер. Он с хмурым видом метнул сумку на свою кровать, взял стул, и уселся на нем ровно передо мной.
   - Чего такое? - обеспокоился я, и сел на кровати ровно. - Что-то случилось?
   - Да, - мрачно ответил Содер. - Старшекурсники завтра собираются устроить нам посвящение в студиозы.
   - Хм... Круто! А как это тут происходит?
   - Не знаю, как с остальными, но нам с тобой хотят открыть третий глаз...
   Я встал, поставил чашку на стол, и сел на край кровати напротив американца.
   - Рассказывай.
   Содер в волнении провел рукой по волосам.
   - Сейчас шел из библиотеки, и около нашей лестницы увидел двух парней и одну девушку с шестого и седьмого курсов. Они о чем-то разговаривали с двумя девчонками с нашего курса. На улице сейчас полная темень, а я шел со стороны неосвещенной площади, поэтому меня не было видно. А я их видел, так как стояли около скамейки под фонарем. Не знаю, почему, но мне стало интересно, кто...
   - Содер, ты прямо мастер короткого рассказа! Это сарказм, если вдруг не понял. Можешь покороче?
   Содер болванчиком кивнул головой и еще раз пятерней расчесал свои жиденькие волосы.
   - Ты сейчас свою последнюю солому из головы выдернешь. Говори, наконец! - потребовал я, чувствуя, как волнение Содера передалось и мне.
   - Девушками с нашего курса были Тиллиана и Урсулла, а один из старшекурсников оказался ее братом, - на одном дыхании выпалил Содер. - Когда я подошел, он как раз говорил им, что в вечер перед выходным будет посвящение первокурсников. Предупредил их, чтобы они не высовывалась и все терпели. Тиллиана же попросила его максимально жестко обойтись с нами двумя. Старшекурсники согласились, и когда Тиллиана с подружкой ушли, ее брат предложил открыть нам третий глаз! Девушка попробовала возразить, сказав ему, что это слишком жестко и противно, но он настоял на своем!
   - Жестко и противно? - вскочив со своего места, я нервно прошелся по комнате. - Так и сказала?
   - Так и сказала, - подтвердил Содер, не сводя с меня глаз. - Еще добавила, что мы можем не пережить такого позора.
   - Не пережить? - как вкопанный остановился я. - Позора?
   - Гарет, у меня самые дурные предчувствия.
   - Теперь у меня тоже они возникли! - я вновь зашагал по комнате. - Ты тоже думаешь, что под третьим глазом они понимали наши задницы?
   - Да!
   - Екарный бабай! - мои мысли метались по голове, напрасно ища выход из положения. Как бороться с отморозками, которые способны скрутить тебя с помощью магии? - Ну, за что нам это? Судьба! - крикнул я, задрав голову. - Тебе мало того, что забросила нас из родного мира хрен знает куда? Надо обязательно окончательно добить?
   Я упал на кровать и обхватил голову руками.
   - Вроде только устроились, и на тебе, - вскочил на ноги Содер, и, в свою очередь, начал мерить комнату шагами. - Нужно срочно что-то с этим делать.
   Я поднял голову.
   - А ты-то чего волнуешься? Ты же толерантный! Переживешь как-нибудь. Это мне никак нельзя. Я гомофоб!
   - Это с чего ты взял, что я спокойно это переживу? - зло спросил Содер. - То, что нас с детства учили воспринимать спокойно меньшинства, еще не значит, что я мечтаю к ним присоединиться! Мне сохранность третьего глаза не менее дорога, чем тебе! Между прочим, это из-за тебя мы оказались в этой ситуации! Не подставь ты тогда Тиллиану, когда переименовывал Клофелимиди в Клофелинщицу, то ничего и не было бы.
   - Хочешь сказать, только я во всем виноват?
   - Может быть и оба, но началось все с тебя!
   Я подавил в себе волну возмущения. Что бы сейчас не говорил на эмоциях Содер, делу это не поможет. Лишь поссоримся.
   - Все! Хватит! - в примирительном жесте вскинул я руки. - Сейчас нет смысла искать виновных. Если ты думаешь, что я во всем виноват, то извини. Не хотел.
   Было видно, что Содер хотел сказать еще что-то, но сдержался. Поджав губы, с минуту помолчал, а потом сел рядом со мной.
   - Это ты меня извини за мой срыв, - вздохнул он. - Разумеется, не только ты виноват. Оба хороши.
   Я кисло улыбнулся.
   - Теперь давай думать, как избежать колено-локтевой позы. Выходной у нас послезавтра. Значит, посвящение состоится завтра.
   - Может, расскажем обо всем преподавателям? - предложил Содер. - Действия старших курсов противоправные, поэтому мы вправе доложить о них руководству Академии.
   - Ты в своем уме? Мне не нужна репутация стукача.
   - А после открытия третьего глаза у тебя репутация будет просто космос!
   - Все равно, это не выход, - окончательно вычеркнул я его предложение. - Содер, на самом деле у нас выход только один. Отстаивать свою честь силой!
   - Силы не равны. У них магия.
   - Значит, будем бить первыми, - поднял я сжатый кулак. - Бить так, чтобы упали и не встали!
   Весь следующий день мы провели, как на иголках. С трудом отсидев теоретические занятия по основам магии, быстро пообедали и помчались в тренировочный зал для физических упражнений, где во время ознакомительной экскурсии Драгомира видели похожие на биты дубинки. В зале никого не было, так что прихватили оттуда три биты - одну про запас, и, стараясь не попадаться никому на глаза, пронесли их в свою комнату.
   Послеобеденные занятия перед выходным днем не проводились, поэтому мы имели возможность продолжать полноценную подготовку к вечернему действу. К сожалению, доступ в магические лаборатории для младших курсов был позволен строго под надзором преподавателей - за этим строго следил дежурный по факультету из числа студиозов седьмого курса, и мы не смогли найти способ обойти запрет. Это лишило нас возможности взять хранившуюся там дымовую смесь, предназначавшуюся в обычной жизни для обездвиживания простейших мертвяков. Драгомир говорил, что эта смесь была безвредной, но при этом жутко противной, распространяясь за считанные секунды на сотни метров даже при отсутствии ветра и вызывая у людей рвотный рефлекс.
   Жаль. Очень жаль.
   Опечаленные мы побрели в сторону нашего корпуса, пытаясь придумать способ, позволявшего при наступлении крайнего случая быстро поставить на уши всю Академию.
   - Смотри! Тайсон! - дернул меня за руку Содер.
   Глянув в указанную сторону, я увидел могучую фигуру управляющей хозяйственной частью, опрыскивавшей из бутыли лежавшую на земле кучку мусора.
   - Сжигать собирается, - предположил я.
   Моя догадка оказалась верной. Тайсон поставила бутыль на землю, достала из кармана огниво и подожгла кучу, которая мигом вспыхнула ярким пламенем. Мы с Содером переглянулись, и, не сговариваясь, направились в сторону Тайсона. Если договоримся с ней, то нашу проблему можно считать решенной.
   Когда мы подошли, куча сгорела дотла, оставив после себя лишь темное пятно на дорожке.
   - Госпожа Таксона, добрый день!
   - Добрый день, ребята, - череп Тайсона раскололся в улыбке на две неравные части.
   Она вскользь глянула на меня и уставилась на американца. Похоже, я не соврал, когда сказал ему о симпатиях к нему со стороны Тайсона.
   Я незаметно толкнул Содера, думая, что он начнет разговор, но он, зараза, проиграл управляющей борьбу взглядов и сдулся, смущенно опустив глаза вниз. Придется брать игру на себя.
   - Вы, как всегда, можете поспорить по своей ослепительности с самим солнцем, - озарил я мир своей улыбкой.
   - Спасибо! - трещина в черепе Тайсона увеличилась настолько, что меня появились переживания, как бы он не развалился на две части. Надеюсь, пучок волос, и торчавшие ушки не дадут этому случиться. - Спешите в комнату?
   - Нет, просто прогуливаемся, - я показал на бутыль. - А что у вас это такое?
   - Специальная жидкость, облегчающая воспламенение. У меня регулярно работники мусор в кучи по всей территории собирают. Часть отвозим на городскую свалку, а часть сжигаем.
   - Не легче попросить студиозов Стихии Огня попросить сжечь? - наконец, пришел в себя Содер.
   Тайсон зло махнула рукой.
   - Допросишься их, как же... Только заикнись о помощи в уборке, так сразу начинаются разговоры об умалении достоинства аристократов и будущих магов. Сразу к декану бегут, жалуются. Хорошо еще, что в своих расположениях убираются. Общие же места вон, ребята убирают, - посмотрев в направлении указательного пальца, напоминающего сардельку, я с некоторым удивлением обнаружил трех рабочих в песочного цвета робах, подметавших дорожки метрах в пятидесяти от нас.
   Почему я их раньше не замечал?
   - Ну, не знаю. Вот научусь превращать мусор в тлен, сразу обращаетесь ко мне. Обязательно помогу, - после коротких раздумий заявил я. - Содер тоже не откажет. Так ведь, мой друг?
   - Да, да, - яростно замотал головой тот. - Помогу!
   Тайсон расплылась в умильной улыбке.
   - Спасибо, ребята. Ох... Не зря говорят, чем проще человек, тем он добрее. Вы тоже, если что понадобиться по хозяйственной части, сразу ко мне бегите. Не стесняйтесь.
   Так, клиент созрел. Пришла пора огласить нашу маленькую просьбу.
   - Госпожа Таксона, а можно у вас попросить немного вот этого чудного средства?
   - А зачем вам оно? - насторожилась управляющая.
   - У моего отца есть много деревень в нашем Вольном баронстве. Там много свиней, коров, кур. Мой отец над всем властелин! - гордо задрал я голову, чем вызвал у Тайсона нелепую гримасу. Она всеми силами пыталась сдержать рвущуюся на лицо улыбку. - Наши крестьяне продают заезжим купцам много свежего мяса. И вот ведь печаль, - уголки моих губ грустно опустились, - торговые люди желают брать только мясо. Кости покупать не хотят.
   - Совсем обнаглели, - вторя моему печальному голосу, с осуждающим видом покивала головой Тайсон, хотя у самой в глазах мелькали веселые искры. - Как купцы понабрали себе охлаждающих артефактов, так сразу начали у крестьян в большинстве своем только филе брать.
   - Да, - мой вид стал совсем несчастным. - Папа ругается очень. Так вот, костей у наших амбаров скопилось видимо невидимо! Горят плохо, а избавиться от них надо. Нам бы очень зелье ваше пригодилось. Хотим спасти природу от костей.
   Тайсон подхватила бутыль и с готовностью вручила ее мне.
   - Держи! Передай родным. Если не хватит, то на следующей неделе еще дам. Только осторожней с огневиком. Так это зелье называется. Оно издает едва заметный запах и не выветривается почти сутки.
   - Спасибо, госпожа Таксона! - мы с Содером в один голос поблагодарили Тайсона, и чуть ли не бегом бросились к общежитию.
   В комнате мы щедро полили огневиком окно, раму и часть прилегающего к оконному проему пола.
   - Этого недостаточно, - прикинув, насколько сильно будет виден пожар из других корпусов, я расстроился.
   Из центрального корпуса, который находится наискосок к общежитию, огонь могут и не заметить. Нужно что-то еще.
   - Придумал, - выглянув из окна, заявил Содер. - Бежим на улицу!
   На улице американец протиснулся через стриженый кустарник, росший вдоль ведущей к лестнице дорожки, и встал около одного из четырех высоких деревьев, чьи кроны возносились далеко над крышей корпуса.
   - Надо придумать, как поджечь вот это дерево! Если получится, то такой факел будет виден не то, чтобы со всех корпусов, его даже из дворца наместника провинции разглядят!
   - Далеко, - почесал я голову, на глаз оценив расстояние от дерева до нашего окна. Не менее двадцати метров. - Кидать огниво не вариант. Сам видел, оно тухнет от малейшего ветерка. Хотя...
   Наклонив бутыль, я несколько раз капнул огневиком на траву.
   - Попробуй поджечь.
   Содер чиркнул огнивом, поднес маленький огонек к траве... и едва успел отдернуть руку от взметнувшегося навстречу пламени.
   - Круто! - выдохнул он, глядя на черную проплешину в газоне. - Лить дорожку?
   - Конечно! Потом льешь ее вверх по стене, насколько хватит длины рук.
   - А дальше уже сверху, - закончил мою мысль Содер, и молодым оленем ринулся выполнять задуманное.
   Спустя десять минут мы уже сидели в комнате, и гадали, хватит ли подготовленных мер для встречи непрошенных гостей. Пришли к выводу, что с пистолетом или автоматом было бы спокойнее, но о такой роскоши в этом мире можно было только мечтать.
   Ужин прошел в спокойной обстановке, и ничего не предвещало угрозы. Старшие курсы сидели как обычно, спокойно общались между собой и даже не поглядывали в нашу сторону. Парни за столом взахлеб делились своими впечатлениями от учебы, и смущенно, почти шепотом, обсуждали понравившихся девчонок, с которыми им повезло попасть в одну группу. Мы с Содером, уже по обыкновению, молчали, и бросали по сторонам внимательнейшие взгляды, маскируя их под кроткими улыбками. Я в очередной раз прошелся глазами поверх голов старшекурсников, и повернул голову на соседний столик.
   Встретившись взглядом с сидевшей за ним особой, ощутимо вздрогнул.
   - Опа! - прошипел я американцу. - У соседей перестановка!
   Содер скосил глаза.
   - Тиллиана и Урсулла, - пробормотал он. - Они же сидели через три столика от нас.
   - Угу. А теперь сидят по соседству, - Тиллиана бросила на меня насмешливо-торжествующий взгляд, не предвещавший ничего хорошего. Даже не пыталась его как-то скрыть или замаскировать. Да что там! Она даже не сразу глаза отводит, делая это как бы нехотя. - Содер, теперь я на сто процентов уверен, что мы правильно истолковали подслушанный тобой разговор!
   - Ребята! - стоявший над столиком шум перекрыл визгливый голосок Тина. - Содер, Гарет! О чем вы между собой шепчетесь? Вам понравилась Тиллиана?
   Писклявый фальцет косого оказался столь громким, что его услышали за всеми соседними столиками. Мгновенно установилась тишина, и все взгляды скрестились на Тине. Тот смутился, и не нашел ничего лучше, как пустившим петуха голоском вновь спросить:
   - Гарет, Содер, так понравилась вам Тиллиана или нет?
   Взгляды переместились уже на нас с Содером.
   - Чтоб тебя демоны как спинер на своих причиндалах вертели, - пробормотал Содер, посмотрев на Тина таким взглядом, что тот вжал голову в плечи.
   В моей голове пронеслась туча мыслей, из которых я выбрал одну, показавшуюся мне довольно удачной.
   - Не кипишуй! - прошипел я ему, и обернулся к столику Тиллианы.
   Надо ли говорить, что все внимание его обитателей было сосредоточено на нас.
   - Да, - громогласно, на весь зал, заявил я. Теперь тишина установилась уже по всей столовой. - Понравилась! Если честно, я считаю, что Тиллиана одна из самых красивых девушек во всем королевстве!
   Несколько секунд тишины, и зал взорвался многочисленными:
   - Ох!
   - У-у-у...
   - Так и есть...
   - Ах, это....
   В обращенном на меня взгляде Тиллианы мелькнула растерянность. Затем девушка смущенно улыбнулась, и поспешно отвернулась к своим подружкам. Я метнул взгляд в сторону ее брата, которого видел столиков через десять от нас. Как и ожидалось, он внимательно смотрел на меня. Уловив мое внимание, он едва заметно мне улыбнулся, качнул головой, и повернулся к своим.
   - Пытаешься навести мосты? Не поздно ли? - спросил меня Содер, когда мы выходили из столовой.
   - Лучше поздно, чем никогда, - отозвался я. - Может, пронесет и они одумаются?
   - Посмотрим.
   Добравшись до своей комнаты, мы начали поспешно переодеваться. Пронесет нас или не пронесет, будет видно через часик-другой, но лучше быть готовым к крепкой драке. Аккуратно сложив мантии около дверей, мы облачились в штаны, свободные рубахи и крепкие ботинки из свиной кожи, весьма напоминающие обычные армейские берцы. Следующим шагом стала перестановка - мы отодвинули подальше от окна кровати, стулья и оба стола. Хорошо, что комната была большая, и позволяла сосредоточить всю мебель на одной половине. За этим занятием нас и застали парни, ввалившись к нам в комнату вчетвером.
   - А чего это вы делаете? - озадачился Тин.
   - Решили внести разнообразие в нашу скучную жизнь, - отозвался Содер. - Заодно тренировка неплохая. Сейчас вот двинули мебель сюда, через час обратно. Весело.
   Парни переглянулись.
   - Может, лучше пойдем в комнату к Насри и Хантердею? - предложил Тин. - Мы каждый вечер собираемся там, играем. И не только мы. Даже Дарел де Горбус и Нант де Вобрей к нам каждый вечер приходят. Только вы одни отбились.
   Теперь переглянулись мы с Содером. Похоже, нас посетила одна и та же мысль - отбиваться от стада не хорошо, и в будущем нужно обязательно составить им компанию, но вот сегодня...
   - Ребята, давайте завтра! Сегодня мы устали, а нам еще мебель назад двигать, - Содер с решительным видом вытолкал всех в общий коридор и прикрыл дверь.
   - Теперь нас будут считать не только тупыми, но и душевнобольными, - вздохнул я. - Скоро смеяться будут.
   - Хорошо смеется тот, кто смеется после посвящения с целой задницей! - отрезал американец и с ним трудно было не согласиться.
  
  
  
  

Академия Магии Восточной провинции

Тардинского королевства

  
  
   Поздний вечер. Красноватая луна начала свой величественный по небосклону, периодически то появляясь сквозь просветы в тучах, и в эти моменты слабо освещая дома и площади славного Гардаграда, то исчезая за их темными, разбухшими телами.
   Город почти спал. Лишь в тавернах продолжали раздаваться громкие голоса, и даже не думала утихать громкая музыка. Во всех остальных местах царила тишина.
   В тишину была погружена и Академия магии, что располагалась в центральной части Гардаграда. Только два сверчка, проснувшихся на академической площади, решили разнообразить ее своим скрипучим пением.
   Впрочем, если бы какой-нибудь сторонний наблюдатель решил подойти к любому из зданий, что окружали площадь по периметру, он без труда бы расслышал дополнительные звуки, нарушавшие вечернюю тишь - тихий посвист и периодическое шарканье доносились из многочисленных гнезд, обустроенных вездесущими птицами на крышах.
   А если бы этот же наблюдатель выждал еще минут десять, то он застал бы весьма любопытное действо, когда двери одного из зданий распахнулись настежь, и из нее в вечернюю тьму высыпали многочисленные, облаченные в разноцветные мантии, фигуры. Студиозы!
   В полном молчании они двинулись к соседнему корпусу, к которому через академическую площадь шла еще одна группа. В жутком молчании обе группы объединились в одну, которая начала вливаться в здание. Там, на втором этаже, толпа вновь разделилась на две части - студиозы-юноши без труда открыли дверь, ведущую в левое крыло здания, и крадучись последовали внутрь, а студиозы-девушки вошли в правое крыло.
   Вскоре из комнат послышались испуганные возгласы, и спустя несколько минут из них начали выводить едва одетых первокурсников.
   - Куда вы нас тащите? - заголосил худенький паренек, косивший на правый глаз. - Отпустите! Я буду... У-у-у-у! Му-у-у-у!!!
   Далее паренек только мычал, поскольку один из студиозов заткнул ему рот его же носком, который подобрал тут же около кровати. Точно так же поступили со всеми остальными первокурсниками, которым не хватило ума идти молча.
   - Колин, у нас проблемы, - через пару минут разорвал тишину кто-то из студиозов.
   - Что такое, Иско? - к студиозу подошел плечистый парень в красной мантии мага Огня.
   - Комната закрыта, - тот, кого звали Иско, дернул ручку запертой двери. - Не открыть. Изнутри чем-то забаррикадировали. Там двое.
   - Я даже знаю, кто именно, - усмехнулся Колин, и крикнул в сторону лестницы. - Доротея! Подойди, пожалуйста!
   Через пару минут к ним подошла светловолосая девушка в мантии Темного мага.
   - Что?
   - Как там моя сестра? Все нормально? - первым делом спросил Колин.
   - С Тиллианой все хорошо. Ты что, звал меня чтобы это спросить? - нахмурилась Доротея.
   - Нет, нет, - поспешно сказал Колин. - Вот, полюбуйся.
   С этими словами он толкнул дверь, которая, само собой, не подалась ни на миллиметр.
   - Содер и Гарет, - улыбнулась Доротея. - Я же говорила тебе, что Содер прекрасно нас слышал.
   - Ладно, признаю, ты была права. Он все слышал. Теперь они с дружком заперлись в комнате. Как будем их вытаскивать?
   Подошедший к ним четвертый студиоз услышал последнюю фразу и переспросил:
   - Что значит, он все слышал? Вы что, не знали, что первокурсники не должны были ни о чем догадываться?
   - Мигель, так получилось, - виновато развела руками Доротея. - Мы с Колином обсуждали посвящение, и тут к нам подкрался Содер Смэлл. Я хотела отомстить за ребят, которые из-за длинного языка Гарета уехали из лаборатории прямиком в лазарет.
   - Еще и отметки от Аврелия получили отрицательные, - добавил Колин.
   - И? - нахмурился студиоз седьмого курса Мигель де Сарк, отвечавший за ритуал посвящения.
   Доротея пожевала нижнюю губу, и нехотя добавила:
   - Я сказала, что конкретно они будут опозорены.
   - Ты в своем уме, Доротея? - возмутился Мигель. - Каким образом можно опозорить при посвящении в студиозы?
   - Сказала, что третий глаз будем им открывать.
   - Третий глаз? Какой к демонам третий глаз? Что за бред?
   - Я их хотела только попугать!
   - Попугала? Молодец. Теперь вытаскивай их. Не знаю, как ты будешь это делать, но сделай тихо! Колин, тебя это тоже касается. Ясно?
   Колин и Доротея виновато опустили головы.
   - Ясно.
   Мигель обернулся, и довольно громко скомандовал:
   - Все! Всем на выход. Идем к тренировочной площади!
   Коридоры и лестница вновь наполнились шелестом мантий и стуком множества ботинок.
   - Есть предложения, как мы их будем выкуривать? - спросил Колин, когда они остались наедине.
   - Тсссс! - прижала пальчик к губам Доротея, и прислушалась.
   Со стороны дверей они отчетливо расслышали слова неизвестной песенки, звучавшей в исполнении Гарета Плевакуса весьма неплохо:

Врагу не сдается наш гордый "Варяг",

Пощады никто не желает!

Все вымпелы вьются, и цепи гремят,

Наверх якоря поднимая. 

   - Ну, что ж... Сдаваться они не собираются, - Колин потер виски. - Будем использовать магию.
   - Собираешься сжечь дверь? - тронула его за плечо Доротея. - Забыл, что во всех общежитиях стоят комплексные контрзаклинания?
   - Нет, не забыл. Я постараюсь работать на минимуме силы, чтобы они не сработали.
   Спустя несколько минут он опустил руки.
   - Нет, не получается. Все заклинания распадаются при таком малом количестве силы. Слишком они у меня энергоемкие.
   - Давай я попробую, - Доротея прикрыла глаза, сосредоточилась, и что-то зашептала себе под нос.
   Поначалу ничего не происходило, но затем дверь перед ними начала стремительно темнеть, превращаться в труху и осыпаться пылью. Вот, в ней уже появилось отверстие, через которое был виден шкаф. Его угол тоже начал быстро стареть и осыпаться. Колин довольно потер руки и начал спешно готовить универсальную магическую сеть. Скоро птички будут в клетке!
   - Не подходите к нам! - истошно кто-то взревел из-за исчезающей двери. - Иначе за последствия мы не отвечаем!
   Кажется, это был Содер.
   -Выходите по-хорошему! - крикнул в ответ Колин. - В этом случае, обещаю, больно не будет!
   Дверь и половина шкафа опали на пол прахом, а потому истеричный возглас Гарета прекрасно был слышен:
   - Содер, они уже и вазелин приготовили!
   Позади Колина послышались шаги. Обернувшись, он обнаружил Мигеля.
   - Как у вас? Удалось их вытащить?
   - Пока нет, - Колин показал на пустой дверной проем, в котором с дубиной в руках стоял Содер. За ним, около окна, сидел на полу Гарет и дрожащими пальцами держал горящее огниво. - Сейчас мы их возьмем.
   - Видишь, до чего довел твой болтливый язык, - упрекнул Мигель закончившую колдовать Доротею. - Их же сейчас удар от страха хватит! Постой, Колин. Я поговорю с ребятами. Гарет, Содер, успокойтесь! Не надо жечь в комнате пол. Поверьте мне, никто не причинит вам вреда!
   - Я сам слышал, что нас хотят опозорить! - крикнул Содер. - Лучше уходите отсюда, пока все целы!
   Мигель вскинул руки, показывая свои благие намерения.
   - Парни, вам не о чем волноваться. Доротея просто пошутила. Она хотела напугать вас.
   - Где гарантии, что нас не тронут? - требовательно спросил Содер, покачивая дубинкой.
   - В смысле, гарантии? Какие еще могут быть гарантии? - не понял его Мигель. - Вы сейчас пройдете с нами, и там, на тренировочной площадке, вместе со всеми пройдете посвящение. Слышите? Вместе со всеми!
   При этих словах, призванных успокоить первокурсников, те начали нервничать еще больше.
   - Слышишь, Содер? - надломанным голосом сказал Гарет. - У них там через это все проходят! Весь курс сейчас там... того... прямо на тренировочной площадке! Куда мы с тобой вообще попали?
   - В Академию! Вы попали в Академию, где есть свои давние традиции! - с гордостью заявил Мигель. - Потом, когда все закончится, вы будете вспоминать этот момент всю свою жизнь!
   - Я в этом не сомневаюсь! - руки Гарета затряслись еще больше.
   - Внукам рассказывать будете! - продолжал распаляться Мигель.
   - Внукам рассказывать? - в ужасе переспросил Содер.
   - Да! Потом будете вспоминать этот вечер в теплом кругу однокурсников на ежегодных встречах. Вспоминать, обсуждать всякие подробности и мельчайшие детали.
   - Гарет, зачем мы с тобой вообще в этот Содом поперлись? Вернулись бы в Вольные баронства. Потом в Проклятых землях бы обосновались. Там в этом плане точно спокойнее, - со слезами в голосе произнес Содер.
   Пока шел этот диалог, Доротея лихорадочно соображала, пытаясь понять, почему на вполне нормальные слова Мигеля оба первокурсника так странно реагируют. Неужели, таинство открытия третьего глаза их так обеспокоило?
   Да, пусть они в своих баронствах не слышали, что теория о существовании третьего глаза была признана несостоятельной уже более ста семидесяти лет назад, но не знать о ритуалах, которыми маги пытались его открыть? Маловероятно. Тогда почему они столь болезненно реагируют на потребление всяких грибов и мяса лягушек? Она ведь имела ввиду именно этот позор, когда на глазах у всех им бы пришлось есть живых квакушек.
   - Чего вы боитесь? - Мигель сделал шаг вперед, чем вызвал острейшую реакцию со стороны хозяев комнаты.
   - Не подходи!!! - дружно взревели они.
   - Чего вы так боитесь? - остановился Мигель.
   - Слушай, как тебя там...- начал Гарет.
   - Мигель де Сарк. Для вас просто Мигель, - подсказал ему Мигель.
   - Слушай меня сюда, ПРОСТО Мигель! Я и Содер не относимся к... как бы выразиться, чтобы вы поняли... - Гарет замешкался, подбирая слова. - Не относимся к тем, кто говорит фальцетом! У кого бабочки в животе весной порхают. Ясно выразился? Давайте вы уйдете, и мы спокойно, никому не досаждая, покинем это место. Договорились?
   До Доротеи при словах баронета вдруг дошло, ЧТО они с другом поняли под ее словами. Эта мысль была столь оглушительна, что она на некоторое время выпала из реальности - стояла молча, широко распахнув глаза и хватая ртом воздух. Когда же девушка пришла в себя, то ей стало настолько смешно, что она не выдержала и звонко рассмеялась.
   Все внимание присутствующих незамедлительно сосредоточилась на ней.
   - Ребята, я действительно пошутила, - поспешно заявила Доротея, с трудом подавив рвущийся наружу смех. - Мы с вами ничего не хотели делать!
   Она вдруг осознала, что переговоры с Содером и Гаретом ни к чему не приведут. Они никому не поверят, а это значит... Доротея вслед за Колином начала готовить заклинание магической сети. Как хорошо, что оно столь слабое по энергетике, что защитный контур общежития на него не работает!
   - Видите? Все в порядке, - продолжал говорить Мигель, делая еще один осторожный шаг вперед. - Она пошутила. Сейчас вы просто пройдете с нами к тренировочной площадке...
   Доротея поймала взгляд Колина, после чего стрельнула глазами на Гарета, и одними губами прошептала:
   - Он мой.
   Колин на мгновение прикрыл глаза, обозначив, что понял ее. К несчастью, знаки Доротеи увидел и Гарет.
   - Содер! Колдуют!
   В ту же секунду Мигель согнулся пополам, получив по животу брошенной Содером дубинкой, а Гарет уронил на пол огниво. Еще через секунду оба первокурсника лежали, надежно обездвиженные колдовскими сетями.
   - Колин!!! - завизжала Доротея, с расширившимися от ужаса глазами наблюдая за стеной взметнувшегося пламени. - Это огневик!!! Огонь идет наружу!
   Колин и сам все прекрасно видел. Не теряя драгоценного времени, он в несколько шагов разбежался и выпрыгнул сквозь бушующее пламя в окно. Туда, где его магию не ограничивали встроенные в здание контрзаклинания. В следующий миг Колин показал, что недаром считается одним из лучших студиозов на своем факультете, умудрившись еще до приземления задушить пламя, которое уже бежало по стволу дерева вверх.
   - Фуххх.... Пронесло! - облегченно выдохнула Доротея и поспешно подошла к окну. - Колин, ты как? Жив?
   - Жив, - со стоном отозвался тот, - но упал неудачно. Ногу подвернул.
   Позади Доротеи раздался еще один стон. Более жалобный.
   - Мигель! А ты как?
   - Он мне все брюхо отбил! Сволочь! - хрипло ответил Мигель. - Доротея, ты зачем колдовать начала? Я же почти договорился...
   - Не собирались они договариваться, - возразила Доротея. - Время тянули. До последнего надеялись, что мы отступим. Кстати, это нас спасло от проблем. Видел, что они сделали?
   - Да, - Мигель охнул и попытался распрямиться. Почти получилось. - Если бы они подожгли дерево, то посвящение было бы сорвано. Доротея, мы потом разберем твою болтливость на совете студиозов! Так довести первогодков... Бери их и неси на площадку! Нас уже заждались.
   В полусогнутом состоянии Мигель покинул комнату, оставив Доротею в компании связанных пленников. Девушка прошептала несколько слов заклинания левитации, и оба тела взмыли в воздух, повиснув на уровне ее груди.
   - Мммм! - оба первогодка извивались подобно огромным червям.
   Магические путы блокировали челюсти, так что говорить они тоже не могли, издавая лишь мычание.
   Губы Доротеи разошлись в широкой улыбке.
   - Ну, что мальчики! Попались, доверчивые вы мои! - звонко хлопнув ладошкой по пятой точке Гарета, ехидно прошипела:
   - Пойдем, будем открывать вам третий глаз! Я лично запишу весь процесс на информационный кристалл, и отправлю вашим папам и мамам! Пусть посмотрят!
   В ответ оба тела начали извиваться еще более яростно, издавая на всю комнату:
   - МММММ!!!! МММММ!!!
  
  

Глава 6

Гарет

   Улицы утреннего Гардаграда дышали свежестью. Мы с друзьями - Тином, Моэелем, Хантердеем и Насри, шли по знакомым нам улочкам к дому Хантердея, где собрались все их родители. Наших с Содером родных не было по вполне объяснимым причинам - никто из них не стал тратить осенние погожие деньки на дальнюю дорогу. Дел дома было невпроворот - необходимо организовать сбор урожая, а затем проконтролировать, чтобы крестьяне отдали положенную барону долю. Весточку о нашем благополучном поступлении мы передали через купца, имевшего какие-то дела с Хромым. Он как раз отправлялся нынче в Вольные баронства.
   Кстати, о Хромом. К нему мы хотели наведаться вечером, прихватив с собой всех наших новых друзей. Надеюсь, их родители не будут против наших ночных посиделок в трактире?
   - Вы видели, как я вчера забрался на столб? - с восторгом орал мне чуть ли не в ухо Тин, обсуждая вчерашнее посвящение. - Уверен, я из парней был самым первым! Кстати, а чего вас так поздно привели? Я думал, с вами быстрее разберутся. Вы первое испытание пропустили!
   - Ты не переживай, - ответил я. - У нас с Содером было отдельное испытание. Веселое!
   Сегодня ночью мы с американцем договорились снизить предел напускной глупости. А то и вообще, убрать его. Ну, а что делать? Иначе никак. После того, как нас на тренировочной площадке освободили от магических пут, американец от пережитого потрясения толкнул ТАКУЮ речь о нарушениях прав человека и о свободе выбора сексуальной ориентации, что сам Цицерон удавился бы от зависти!
   Все-таки неплохо их учат в Гарварде в плане ораторского мастерства. Нашего несостоявшегося юриста все студиозы слушали на протяжении десяти минут! Не двух, не трех, не пяти, а десяти, Карл! Слушали, прервав таинство обряда посвящения, проводившегося, как теперь мы с Содером знаем, на протяжении всего существования Академии. Открыв рты, и не смея прервать гладкую, но при этом яростную, замешанную на голых эмоциях речь. Речь, содержащую неоспоримые доводы, приперченную многочисленными обоснованиями, и заранее обличающую всех несогласных во всех смертных грехах.
   Когда он закончил, народ еще с минуту хранил гробовое молчание...
   - Из-за веселого испытания у них теперь ни дверей, ни шкафов в комнате нет, - заржал, как конь, на всю улицу Моэль. - Ребята, долго же вы воевали! Сам Мигель, я видел, за вами ходил! Сегодня вся Академия обсуждает вашу войну!
   - Да, да, - подхватил Хантердей. - Полюбоваться на выжженную траву под окнами и обгоревший ствол дерева разве что только господин ректор не пришел. Деканы-то, не говоря уж обо всех остальных преподавателях, почитай, все были!
   Тут же радостно оскалился Насри, добавив:
   - Ага! Все гадают, как вы огневик раздобыли. Пари заключают, что с вами сделает госпожа Таксона.
   Мы с Содером не стали отвечать, и я постарался перевести тему, попросив ребят рассказать подробнее о Гардаграде. Конечно, многое мы уже знали от Хромого и его людей, но вдруг что новое скажут? Парни с радостью ухватились за мою просьбу, и до самого дома Хантердея наперебой пересказывали древние легенды, согласно которым Гардаград был основан великим полководцем Симеоне де Гарда, приказавшим заложить здесь, на берегу речки, крепость. Она должна была первой встречать неприятельские армии, периодически посылаемые королем Циргала.
   Ничего нового для себя я не услышал, поэтому с облегчением услышал восклицание Хантердея:
   - Мы почти пришли! Вон мой дом!
   Посмотрев в указанную сторону, я обнаружил добротный двухэтажный дом с большой прилегающей территорией, отгороженных от улицы двухметровым каменным забором.
   - А там, - махнул рукой Насри, - если пройти дальше по улице, мой. Может, все-таки зайдем потом ко мне?
   - Зачем? - спросил Содер. - Твои же родители, как я понял, здесь, у Хантердея. Посидишь, пообщаешься, а потом с нами, в трактир.
   Насри нечего было на это возразить, и в следующие несколько часов мы общались с родными двух наших друзей, терпеливо дожидаясь, когда нас отпустят из-за огромного обеденного стола, ломившегося от самых изысканных блюд, которые только смогли достать две весьма обеспеченные семьи. Нам с Содером повезло, что в нашей компании оказался такой человек, как Тин. Своей почти беспрерывной болтовней о нашей учебе и вчерашнем посвящении он целиком избавил нас от возможных вопросов со стороны хозяев дома.
   Слушая его сказки, а иначе я его россказни назвать не могу, все присутствующие за столом охали, ахали, и смотрели на нас, студиозов, столь восторженными глазами, что мне в какой-то момент стало тошно. Со слов Тина чудесным образом получалось, что мы уже чуть ли не настоящие боевые маги, способные в одиночку побеждать тварей из Проклятых земель. А уж сам Тин очень скоро встанет на один уровень с господином ректором, ибо талант у него обнаружился ого-го какой!
   В общем, самопиар хвастливого графомана, убеждающего всех в своей исключительности.
   Когда мы, наконец, с переполненными животами вышли из дома и попрощались с многочисленными родственниками Насри и Хантердея, солнце уже клонилось к закату.
   - Тин, с тобой хорошо дерьмо из одного котла жрать, - оповестил я Тина, когда мы отошли на приличное расстояние, с которого стоявшие у ворот родители Хантердея не могли нас услышать.
   - Почему это? - озадачился Тин, сверкнув на меня косым правым глазом.
   Ребята насторожились, ожидая от меня подначку, и я не стал их разочаровывать:
   - Я ни одной ложки не успею съесть, а ты уже опустошишь весь котел!
   Ребята рассмеялись, а Тин обиделся.
   - Почему это?
   - Этой грубоватой метафорой Гарет клонит к тому, что ты не давал за столом никому слова сказать, - с улыбкой пояснил Содер. - Спрашивают Хантердея, отвечаешь ты. Обращаются к Насри, и опять ты всех перебиваешь, начиная свое "а я!". Нельзя так.
   - Что? Все было не так! - начал возражать Тин. - Я слушал...
   - У меня мама спросила, как мы устроились, так ты мне ни слова не дал сказать, - перебил его Насри. - Я...
   - Стоп! - вскинул я руки. - Хорош! Не хватало нам портить этот чудесный вечер глупыми ссорами. Тин, просто на будущее имей ввиду, что в этом мире не только ты один.
   - Хорошо, - смущенно кивнул Тин, и умолк, отвернувшись от нас в сторону.
   Пусть подумает. Как раз времени для этого у него много - наш трактир находится на другом конце города, и идти до него, по моим прикидкам, около часа. Не меньше.
   Так и вышло, хотя за пустой болтовней мы толком и не заметили, как дошли до района Семи Ветров, где начиналась территория Хромого. Своевременно, поскольку солнце уже коснулось линии горизонта.
   - Мы что, на Семи Ветрах? - обеспокоился Хантердей, поглядывая по сторонам.
   - Видимо, да, - подтвердил Насри, нервно посмотрев на трех бродяг, сидевших, опиравшись спинами на стену полуразвалившегося здания с темными провалами пустых оконных проемов.
   Я мельком глянул по сторонам. Привычная узкая улочка, зажатая между сросшимися каменными домами разной этажности, с прогуливающимися по ней весьма небогатыми жителями, среди которых сновали откровенно криминальные лица. Да, здесь не так чисто, как в том районе, где живут Хантердей и Насри, но вполне себе ничего. Лучше, чем в гетто на севере города, где жили откровенно опустившиеся люди, посвящавших все свое время либо на потребление спиртного, либо на поиски средств на его приобретение.
   - Да, вы правы. Это Семь Ветров, - отозвался я и показал пальцем в сторону появившегося впереди перекрестка. - Видите большой дом на углу? С вывеской.
   - Да, - Тин присмотрелся и прочел название таверны. - "Синяя яма"! Это что, вы туда нас ведете?
   В его словах прозвучали удивление и... страх!
   - Да. А что тебя настораживает?
   - "Синяя яма" считается одним из самых злачных и опасных мест во всем Гардаграде, - объяснил Хантердей.
   - В Гардаграде? - скривился Насри. - Бери выше. Во всей Восточной провинции! Или даже во всем королевстве!
   - Вы преувеличиваете, - запротестовал я. - Над трактиром есть гостиница, в которой мы спокойно жили пять дней. Питались в "Синей яме".
   - Нас и пальцем никто не тронул, - подтвердил Содер.
   Мы с ним многозначительно переглянулись, молчаливо решив не разглашать факт нашего знакомства с Хромым и его ребятами. Нужно только как-то его предупредить, чтобы не приближались к нам, пока мы сидим в компании.
   - Может, пойдем в место поприличнее? - это были первые слова по обыкновению немногословного Моэля за последние полтора часа.
   - Да ну-у-у, - отмахнулся Содер. - Уже почти пришли. Давайте начнем в "Синей яме", и если вам не понравится, уйдем.
   На том и остановились. На входе в таверну нам попался Сиплый. Он крутил в пальцах четки, и при нашем виде подался вперед. Я незаметно для остальных отрицательно покачал головой. Сиплый моментально сориентировался, и прошел мимо, сделав вид, что не знает нас. Я отстал от своих, сделав вид, что вытряхиваю из ботинка попавший в него камешек, дождался, пока друзья не исчезнут в недрах таверны, после чего дал Сиплому знак подойти. Через него я передал мою просьбу не приближаться к нам во время посиделок самим, и проконтролировать, чтобы никто другой тоже не подходил.
   - А чего так? - поинтересовался Сиплый.
   - Ребята, с которыми мы пришли, из других районов города. Много чего слышали о "Синей яме" и пока боятся, - объяснил я. - Пусть попривыкнут. По поводу тех артефактов из Проклятых земель, насчет которых просил уточнить Хромой, мы все выяснили.
   - Нашлась-таки информация в библиотеках Академии, - удовлетворенно кивнул Сиплый.
   - Да. Или я, или Содер спустимся в Большой зал где-то через часик. Ждите.
   Большим залом тут называли комплекс из нескольких больших помещений, находившихся под таверной. О нем знали лишь приближенные к Хромому люди, и вел в него потайной вход из кухни.
   К парням я присоединился, когда они уже рассаживались за большим деревянным столом в углу таверны. Специально для нас держали, памятуя о моем желании притащить сюда кого-то из знакомых студиозов, которое я высказал при прошлом посещении таверны.
   Первой к нам подошла сама Герда, номинально считавшаяся хозяйкой сего заведения. За ней семенила одна из официанток, выполнявшая функции не только официантки - она оказывала интимные услуги местным ворам и бандитам, отдыхавшим в трактире от трудов своих праведных. На мой взгляд очень зря, но симпатичная девушка стремилась как можно скорее монетизировать данную природой красоту. Таких тут было еще с пару десятков.
   - Гарет, Содер, привет, - сдержанно поздоровалась Герда. - Смотрю, с друзьями пришли.
   - Привет, Герда, - отозвались мы с Содером.
   - Что сегодня будете?
   - Бочонок вечернего Гардаграда, - назвал я, пожалуй, самое лучшее пиво из местных пивоварен.
   Светлое, нефильтрованное, с легкой горчинкой и легким привкусом кориандра... Класс! Думаю, ребята тоже оценят.
   - Закуска?
   - Мясную нарезку.
   Когда Герда и официантка отошли, Тин восторженно зашипел на весь стол.
   - Здесь есть Вечерний Гадраград? Шикарно! Я его еще никогда не пробовал!
   - Ты вообще пива еще ни разу в своей жизни не пил, - улыбнулся Моэль. - Как и я.
   - Это я не пил? - вздернул нос Тин. - Я? Да я столько всякого в своей жизни уже перепробовал!
   - Тин, только давай честно, - Содер смерил Тина пытливым взглядом, и тот понуро опустил голову:
   - Ну-у-у... Да... Не пил.
   - Папка с мамкой не разрешали, - заржали Хантердей и Насри, сразу начав посматривать на ребят взглядами прожжённых гуляк.
   Я усмехнулся.
   - А сами-то как?
   - Я пил, - с достоинством ответил Насри. - Целых два раза!
   - А я три! - расцвел Хантердей. - А ты, Гарет?
   Я, грустно улыбнулся, и посмотрел на Содера. Тот печально вздохнул.
   - Скажем так, если бы не чрезмерное употребление спиртного, то мы с Содером никогда бы не попали в Академию магии Восточной провинции...
   - Это как? - удивились парни.
   Я поморщился и махнул рукой.
   - Даже вспоминать не хочу, если честно. Давайте лучше отметим первую декаду в Академии! - подхватив кружку, я первым потянулся к медному кранику в двадцатилитровом бочонке пива, который перед нами на стол водрузил один из людей Хромого. - Ура, товарищи!
   - Ура!!! - подхватили студиозы, в полный голос прокричав новое для себя и этого мира слово.
   Через час, как и обещал Сиплому, я спустился в Большой зал, где в дальнем помещении нашел Хромого и всех его приближенных. Они с вальяжным видом полулежали на пышных диванах, и смотрели на танцующую на столе полуобнаженную девицу.
   Едва завидев меня, все сразу приняли сидячее положение, девицу моментально прогнали, а Хромой даже не поленился встать и пройти несколько шагов навстречу, чтобы пожать мне руку.
   - Доброго тебе вечера, Гарет!
   - Привет, Хромой. Ну, как вы тут?
   Хромой расплылся в довольной улыбке.
   - Совру, если скажу, что дела идут хорошо. Они идут просто отлично! - следуя его приглашающему жесту, я присел на диван. - Не буду вдаваться в подробности, расскажу тебе только о тех, что... О, Содер! Здоров! - Хромой вновь вскочил на ноги, поздоровался с появившимся Содером, усадил его рядом со мной, и только потом сел сам.
   - Ты на кого парней оставил? - напустился я на вновь прибывшего.
   - Ничего с ними не будет, - глаза американца были совершенно трезвыми. Он, как и я, пил по минимуму, за час выцедив всего лишь кружку. Парни за то же время успели расправиться с тремя на брата. - Там почти за всеми столами наши сидят. Присмотрят.
   - Да, присмотрят, - подтвердил Хромой. - Не переживай, Гарет, все будет в лучшем виде. Сиплый!
   Долговязый подручный Хромого вскочил на ноги.
   - Тоже за ними посмотреть? - догадался он.
   - Да. Пусть ребята себе ни в чем не отказывают.
   Сиплый кивнул, и поспешно вышел из зала.
   - Корявый, неси сюда вещи, - повинуясь приказу Хромого, с места сорвался второй его "зам", исчезнув в прилегающей кладовке. - Хорошо, что ты пришел Содер. Хотел рассказать Гарету про один любопытный дом, который мои люди обнесли три дня назад. Вынесли из него много золота и ценной утвари.
   - И чем же примечателен этот дом? - из чистой учтивости поинтересовался я.
   Какая мне разница, кому он принадлежит.
   - Тем, что мы наведались в него исключительно из благих соображений, - темноволосый гигант довольно улыбнулся. - Из вырученных средств мы хотим возместить моральный ущерб одному очень хорошему человеку, которому хозяин дома, числящийся чиновником по закупкам в канцелярии наместника, нанес серьезнейшее оскорбление.
   Откровенно говоря, я не понимал, к чему клонит Хромой.
   - Это нас как-то касается? - уточнил Содер.
   - Разумеется, мой дорогой друг, разумеется! Как раз вас это касается что ни на есть прямым образом. Хозяина дома зовут Аваг Розен! Помните это имя?
   Я оскалился. Это же тот самый толстяк, что одарил Содера плетьми! Поделом ему, негодяю. Странно, но американец не очень обрадовался новости.
   - Если честно, мы сами были виноваты, - выдал он, изумив и меня, и наших уважаемых партнеров из криминальной среды. - Оскорбили Розена. К тому же...
   Тут Содер задумался. Нахмурился, зло поджал губы и провел пятерней по своей шевелюре. Ага! Все-таки вспомнил забытые ощущения, когда его пороли на дороге у всех на виду.
   - Хотя нет! - наконец, выпалил он. - Правильно сделали! Я бы его еще выпорол на главной площади! Какая, говоришь, компенсация за моральный ущерб мне положена?
   - Вот, правильные рассуждения, - под общий хохот одобрительно сказал Хромой, и вытащил из-за пазухи небольшой мешочек. - Тут тридцать золотых. Изъяли, конечно, гораздо больше, но тут уж извини. Братьям за труды причитается, да в общак на общее дело много пошло.
   - Не вопрос. Я не в претензии, - заявил Содер. - Могли бы вообще ничего не давать. Так что, спасибо.
   - Ну, а теперь к делу! - провозгласил Хромой при виде вернувшегося Корявого. - Давай сюда выкладывай. И смотри аккуратнее! Не испорть ничего!
   Корявый бережно поставил принесенный сундучок на стол, открыл его, и начал вытаскивать из него по одной различные вещи. Первым на стол лег черный крест. Размером с ладонь, из какого-то черного камня, весь покрытый золотистыми рунами.
   - Фигня, - этот артефакт, принесенный удачливым искателем сокровищ из Проклятых земель, впечатления на меня не произвел. - Такие кресты таскают полуразумные твари, контролирующие нежить. Как раз этот крест дает им эти возможности. С энергетикой людей он несовместим, поэтому бесполезен.
   Глаза присутствующих расширились.
   - Таскают полуразумные твари? - ошарашенно переспросил Хромой.
   - Да. Именно они. А вы думали, откуда артефакты в Проклятых землях?
   Хромой встал, прошелся по помещения, и снова сел.
   - Все говорят, что они разлетелись при взрывах в магических лабораториях. Их в Циргале было много.
   Я усмехнулся.
   - Это, наверное, по официальной версии. Представляете, сколько тех лабораторий должно было быть, чтобы артефакты находили по ВСЕМ проклятым землям?
   Хромой молчал, переваривая информацию.
   - Содер раскопал в библиотеке пару старых трудов известных магов, в которых вскользь упоминалась тема Проклятых земель.
   - Позволь мне, - вмешался Содер. - К сожалению, подробные исследования явно засекречены. По крайней мере, их нет в общем доступе. По косвенным же фактам, которые я нашел в паре источников, можно сделать вывод, что рвущиеся в наш мир твари подчиняются неким хозяевам, снабжающих их всякими артефактами. Маги до сих пор не поняли, с какой целью тварей отправляют к нам. Как я понял, для полноценного захвата территорий их явно недостаточно. Да и те, что попадают к нам, не спешат покидать пределы Проклятых земель. Это я уже делаю выводы исходя из статистики Дальней Стражи за последние двадцать лет. Далее, изучив труды Всецлава Великого, умершего сто сорок лет назад, я нашел запись, что он попытался сделать промежуточный прокол в тонких путях, являющихся основой магического телепорта.
   - При чем здесь труды какого-то мага? - с недоумением спросил Хромой.
   - Он входил в экспедицию, посетившую Проклятые земли, - пояснил Содер. - И его попытка, о которой я только что говорил, по времени состоялась ровно через два месяца после возвращения из Проклятых земель. Совпадение? Ни я, ни Гарет так не думаем. По его записям выводы делал уже Гарет.
   Я встрепенулся.
   - Да! У меня сразу появилась интересная мысль по поводу Всецлава Великого. Изучая образовавшиеся в результате катастрофы магические потоки в центре Циргала, он, видимо, пришел к тому, что они сделали прокол на УЖЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ телепортационных путях, которые кем-то используются для переброски своих армий. Попадающие к нам твари лишь некоторые их представители.
   Повисшее в комнате молчание на протяжении нескольких минут никто не спешил нарушать.
   - Это что же получается? - очнулся, наконец, Хромой. - Все это время народу врали?
   - А что? В первый раз что ли власть лапшу на уши людям вешает? - поинтересовался Содер.
   - Никогда над этим не думал, - признался Хромой. - Я живу тут, власть где-то там, и между нами пропасть.
   - Именно такая позиция людей позволяет властным структурам творить все, что им вздумается. Если бы ты, они, - Содер обвел рукой присутствующих, - вышли на улицы, то...
   - То нас сразу бы схватили и повесили! - перебил его Хромой. - С формулировкой "за организацию мятежа". Или "за попытку свержения короля". Ну, уж нет. Я не дурак, и среди моих людей таковых нет. Лучше сидеть спокойно и не рыпаться. А если уж сильно невмоготу станет, то убежать туда, где лучше.
   - Верно, Хромой, - подхватил я, задорно посматривая на Содера. - Жизнь дается лишь раз, и жертвовать ею в попытке улучшить жизнь толпы, которая будет радостно рукоплескать палачу, сажающему тебя на кол, в высшей степени глупо!
   Бандиты одобрительно загомонили. Содер смерил их печальным взглядом, и потом с осуждением посмотрел на меня.
   - Зачем ты так? Ты же знаешь, что я прав.
   - Хорош людям мозги промывать. Тебе что, больше всех надо? Не за тем мы сюда пришли, - я подхватил со стола следующий артефакт. Пока мы говорили, Корявый успел достать из сундучка и разложить все предметы. - Давай лучше посмотрим, что уважаемые люди принесли.
   Артефактов у Хромого оказалось немного, всего восемь единиц, и крест был единственным бесполезным.
   Две серые палочки, сантиметров по тридцать в длину и три в диаметре, выполненные из неизвестного материала, и сплошь покрытые рунами, я решительно отложил в сторону.
   - Очень ценные вещицы. На них записаны определенные заклинания, - пояснил я.
   - Да, - добавил Содер. - Этот артефакт назвали жезлом Домера. По имени мага, распознавшего механизм его действия. Жезл имеет встроенный накопитель энергии, и заклинания в нем заложены, как правило, атакующие. Несильные. Но! Жезлом может пользоваться даже обычный человек!
   Хромой и его люди несколько секунд потрясенно смотрели на два жезла, после чего восторженно загомонили.
   - Идем дальше, - в моих руках оказался матовый, размером с яблоко, шар. - Шар купольной защиты. Создает в заданном радиусе сферическое силовое поле, защищающее от всех видов воздействия. Как магических, так и механических. Имеет встроенный накопитель энергии и может быть использован обычным человеком.
   Едва я закончил, как тут же начал говорить Содер, подняв перед собой с виду обычный нож.
   - Нож Кадина. Используется при жертвоприношениях. Концентрирует в себе жизненную энергию жертвы, преобразовывает ее в магическую энергию и хранит до тех пор, пока либо высокоранговая тварь, либо маг ее не использует.
   - Высокоранговая тварь? - переспросил Корявый.
   - Так я назвал тварей, способных командовать всеми остальными. Информации по этому поводу в открытом доступе почти нет, хотя, как я понял, маги исследовали вопрос организационной структуры, принятой у тварей. В описании этого ножа четко сказано, что нож используется тварями, значение силы которых не менее трех единиц. В моем понимании, это эдакое существо, которое главенствует над остальными, с меньшим показателем значения силы.
   - Заумно говоришь. Ни хрена не понял, - проворчал Хромой, и сделал вывод. - Короче, этот ножик нужен только магам.
   - Верно, - подтвердил я, и быстро рассказал про свойства трех оставшихся артефактов, два из которых для Хромого они особой ценности не представляли, поскольку их использование требовало наличия магического таланта.
   Третий же создавал густой туман, область видимости в котором ограничивалась несколькими шагами. Слышимость, кстати, тоже. Мог использоваться обычными людьми.
   На мой взгляд, почти такой же бесполезный, как и крест, но у Хромого и парней он вызвал наиболее сильный интерес. В принципе, учитывая их ремесло...
   - Говоришь, использовать можно после активации, - Хромой взял в руки жезл Домера. - А как его активировать?
   - Это тот единственный случай при работе с данным артефактом, когда нужен маг, - расстроил его Содер. - Он должен привязать его к ауре конкретного человека, и после этого активировать. Мы с Гаретом пока не можем этого делать. Я уже посмотрел по учебной программе, когда мы будем это изучать.
   - Когда? - машинально спросил Хромой.
   - В конце первого курса.
   Хромой разочарованно цокнул языком, и споро сложил артефакты обратно в сундук.
   - Жаль... - протянул он, и тут же задумчиво почесал голову. - Хотя почему? Мы несколько лет просто смотрели на них, не зная, как использовать. Подождем еще годик. Вы же нам поможете с ними?
   - Поможем, но я бы на твоем месте не рисковал, - заметил я. - Как только вы примените в городе любой из этих артефактов, так тут же поползут слухи. Кто-нибудь обязательно шепнет стражникам, через них об этом случае узнают власти города, которые тут же сообщат магам в Академии.
   - А маги будут рыть землю носом, пока не найдут, - уверенно заявил Корявый. - А когда найдут, натянут нам глаз на задницу. Хромой, лучше продать их.
- Подумаем. Нам... - ответить Хромому было не суждено.
   В комнату влетел Сиплый, и с порога рявкнул:
   - У нас проблемы! - все мгновенно очутились на ногах. - Стражники пытаются вломиться в таверну!
   - Что? - взревел Хромой и бегом бросился наверх.
   Мы все устремились следом.
   - Мы платим их капитану, чтобы его люди нас не беспокоили, - на бегу сообщил мне Корявый. - Должно было что-то серьезное произойти, чтобы они нарушили договоренности!
   Наверху мы обнаружили гомонящую толпу, скопившуюся около входных дверей. Они были заперты на засов, и дополнительно их держали еще двое громил внушительных размеров. От размеренных ударов, наносившихся по дверям снаружи, сотрясался даже пол таверны.
   - Где парни? - крикнул я Сиплому, не обнаружив друзей за столом.
   - Вон, двое сидят, - кивнул он в сторону барной стойки. Там я увидел Моэля и Хантердея, лежавших прямо на полу. - Это из-за них у нас качели. Вышли воздухом подышать, и прицепились к стражникам, ношенный носок мне в нос!
   - А дальше что? - похолодев, спросил я.
   - Прежде, чем мы успели что-то сделать, этот, - Сиплый ткнул пальцем в Хантердея, - плюнул в рожу десятнику! Прямо в левый глаз попал! Десятник хотел ему врезать, но мы не дали. Оттащили студиоза. Думали, сейчас потрещим со стражей, извинимся, но тут объявился этот! - палец Сиплого сместился на Моэля. - Он, собачья отрыжка, тоже решил использовать морду десятника в качестве плевательницы! И тоже тому в глаз попал! Только в правый!
   Особенно сильный удар сотряс всю таверну.
   - Хромой! Выдай этих ублюдков сюда! - раздавшийся с улицы рев заглушил стоявший в таверне гомон. - Иначе я разберу эту выгребную яму до самого основания!
   - Зурилий, успокойся! - рыкнул Хромой в ответ. - Это студиозы!
   - Мне плевать! - ну, слава моим ботинкам... Диалог начался. Есть надежда, что неловкую ситуевину разрулим мирно. - Они мне в рожу плюнули!
   - Пойми, они много выпили. Не контролировали себя. Завтра проспятся, принесут тебе свои извинения!
   - Что??? Да знаешь, куда я засуну им эти извинения??? Да я их...
   - Зурилий! еще раз говорю тебе... - Хромой начал увещевать десятника, взывая его к разуму.
   Мол, что скажут господа маги, если двух студиозов Академии посадят на кол, как хотел сделать уважаемый Зурилий. Главное, удары прекратились, и пришла пора поискать вторую парочку.
   - Сиплый, а где Насри и Тин? - опередил меня Содер.
   - А? - встрепенулся Сиплый. - А-а-а... Эти... Они наверху. Герда их к девчонкам отвела.
   - Куда?
   - К девчонкам, говорю, на второй этаж. Хромой же при вас сказал, чтобы им ни в чем не отказывали. Вот я и передал их Герде, когда тот, что с косым глазом заорал, чтобы ему баб подавали, - Сиплый махнул рукой в сторону лестницы на второй этаж. - Причем штук пять сразу. Одной ему мало. Он же, по его словам, первый альфа-самец во всей Академии.
   Содер сочно выругался.
   - Ясно, - я схватил американца за руку и потащил на второй этаж. - Бегом за нашим альфа-самцом!
   Взлетев вверх по лестнице, мы услышали громкий женский смех, доносившийся из ближайшей комнаты. И мужское кряхтение.
   - Это они! - подскочив к двери, я открыл ее ударом ноги.
   Первым, что мне бросилось в глаза, были ладные фигурки целого десятка девушек. Все они были одеты, и звонко смеялись, не обратив на наше появление никакого внимания. Они смотрели в сторону окна, в котором...
   - Насри!!! Ти-и-ин!!! - взвыл я, увидев, что наши товарищи стояли на подоконнике большого окна, и мочились на улицу.
   С учетом того, что окно находилась как раз над дверями таверны, где прямо в этот момент десятник городской стражи Зурилий вел переговоры с Хромым, можно было смело говорить о том, что место для туалета было выбрано не самое удачное.
   - Кошмар! Димон, это полное фиаско, - выдал американец, даже не попытавшись снять хихикающих парней с подоконника.
   - Я тебе не Димон!!!
   Бросившись вперед, я с ужасом ожидал, когда внизу обнаружат, что падающие капли дождя это и не дождь вовсе. Может, пронесет и они не заметят?
   - Зурилий!!! - дружный рев сразу нескольких глоток заставил содрогнуться весь квартал. Не пронесло... - Наверху!!! На нас помочились!!!
   Екарный бабай! Заметили... Я сдернул с подоконника Тина, затем сопротивляющегося Насри. Молодец, парняга... Настойчивый. Не любит останавливаться на полпути. Хотел завершить начатое, и опорожнить на стражников весь свой мочевой пузырь. До конца.
   - Чего стоишь?!? - пнув Насри, рявкнул я на Содера.
   Девчонки стайкой выпорхнули из комнаты, и мы остались одни. Я, америкос, и два нетрезвых тела из числа местных. В окно влетело копью, пролетело через всю комнату, и отскочило от стены. Вопли на улице стояли такие, словно в этот мир, вслед за нами, пришла Варфоломеевская ночь.
   - А что делать-то? - захлопал глазами Содер.
   - А я почем знаю??? - я в сердцах пнул схватившегося за мою ногу Тина. - Ты же у нас мозг! Ты же все обдумал, когда этих альфа-самцов, ни разу в жизни не пробовавших пива, одних оставил!
   Внизу стук в дверь стоял такой, что я не понимал, как стражники ее еще не выбили. Маты, отборная брань, угрозы, вопли, рев - все смешалось в единой какофонии.
   - Может, попробуем через окно, которое на другую сторону таверны выходит? - растерянно предложил Содер.
   - Давай. Бери Насри, а я - Тина.
   Взвалив на себя брыкающиеся тела, мы с огромным трудом спустились на первый этаж, намереваясь пройти на кухню, откуда имелось окно на другую сторону здания.
   - Нам еще возвращаться за этими, - прокряхтел Содер, мотнув головой в сторону Хантердея и Моэля.
   - Нужно помощь попросить, чтобы в одну ходку справиться, - я сбросил Тина на пол, и шагнул к Сиплому, спина которого мелькала на фоне собравшейся около входных дверей толпы.
   В этот момент раздался треск, и толпа подалась назад.
   - Где они? - от радостного рева десятника пламя в освещавших таверну светильниках испуганно затрепетало.
   - Зурилий! Одумайся! - накрыл таверну крик Хромого.
   Толпа вдруг раздалась в стороны, и в образовавшемся коридоре я увидел стражников. Нет, они не были злыми. Они были осатаневшими. Впереди стоял могучий десятник, закованный с ног до головы в броню подобно римскому легионеру.
   Нет, не римскому. И не легионеру. Накачанный, со сверкающим взглядом и обнаженным клинком в руках, он был подобен богу войны, снизошедшего в Синюю яму с самого Олимпа.
   - Вот вы где! - Зурилий не говорил, шипел сквозь зубы.
   - Мы являемся студиозами, - распрямился Содер. - Прошу вас не забывать об этом!
   - Студиозы, значит, - зло оскалился десятник, и смахнул мокрые волосы со лба. Я не стал уточнять, отчего они у него мокрые. И так все ясно. - Мочиться на людей, значит, вам можно?
   Мы с Содером молчали.
   - Вы извините нас, - начал я, лихорадочно соображая, что сказать, чтобы хоть как-то успокоить стражников. - Ребята немного перебрали... хотели пошутить, но...
   - Шутки? - меч в руках Зурилия тонко свистнул, описав в воздухе окружность. - И за менее обидные шутки в зубах бывают промежутки. А за такие, как у вас, знаешь, что бывает? Не слышу, студиоз!
   На наше несчастье очнулся Тин.
   - Мы... наколдуем... - заплетающимся языком пролопотал он, и умолк после моего удара коленом в челюсть.
   Как он не вовремя очнулся.
   - Наколдуете? - на десятника и его людей страшно было смотреть. - Так давайте же!
   В таверне повисла тишина. Абсолютная. Мне даже показалось, что я слышу дробный перестук сердец замерших в ожидании людей.
   Я медленно поднял руку. Потом вторую. Напряжение в таверне можно было есть ложкой.
   - Трах-тибидох-тибидох... Трах-тибидох-тибидох... - мои тихие слова прошелестели в тишине до самых дальних уголков таверны.
   К сожалению, эти волшебные слова были пока единственным заклинанием, которое я знал. Еще с Земли.
   Народ закрутил головами в поисках воздействия. Даже Содер вытянул шею, в надежде присматриваясь к стражникам.
   - Ты чего? Придурок, что ли? - пробормотал я.
   Содер скосил глаза на меня, все понял, и взгляд его потух.
   - Ну??? - торжествующе взревел десятник.
   - Подожди! - я прикрыл глаза. - Третий раз нужно! Трах-тибидох-тибидох...
   Сам же про себя думал, рвануть наутек или нет. Если убегу, то ребят взбесившиеся стражники точно прибьют. Может, драться? Тоже убьют, но только нас.
   - Гарет, а если нас сейчас прибьют, мы в еще какой-нибудь другой мир с тобой угодим? - прошептал Содер. - Или уже все, окончательно сдохнем?
   - Не хочу проверять, - шепнул я в ответ, и, возвысил голос. - Трах-тибидох-тибидох...
   Вот, нужно сейчас схватить стул, и... Мою мысль прервал звук лязгнувшего железа. Затем еще и еще. И дружный вздох. Что это? Преодолевая страх открыл глаза, и не сдержал радостного восклицания:
   - Сработало! Содер! Мои слова сработали! А я, дурак, никогда в них не верил!
   Все стражники лежали перед нами без чувств. Ура! Мы спасены!
   - Ты красавчик, Гарет! - на радостях обнял меня Содер.
   - Я сам не верил! - сжав американца в ответных объятиях, я приподнял его, и пару раз крутанулся вокруг своей оси. - А они и взаправду! Магические!
   В бурном выражении восторга мы не сразу услышали окрик Хромого.
   - Гарет! Содер!
   - Чего? - обернувшись, мы обнаружили, что все обыватели таверны продолжают стоять по стойке смирно.
   Все бледные, испуганные. Никакого восторга по поводу моей победы над стражниками. Хромой слегка качнул головой на выход. Мы с Содером повернули головы, и наша радость мгновенно рассеялась, словно роса под жаркими солнечными лучами. На пороге таверны стоял декан Темного факультета, темный маг девятого круга Аврелий Драгомир. Собственной персоной.
   - Здрасьте, - внезапно осипшим голосом, произнес я.
   - Доброй всем ночи, - декан пошел вперед, аккуратно обходя в беспорядке лежавшие на полу тела. - Вижу, вы неплохо тут отдыхаете.
   - Это вы их заколдовали, - догадался я. - А я-то, как дурак...
   - Я, - подтвердил Аврелий, остановившись точно подле меня. - Или ты, Гарет Плевакус, подумал, что твоя тарабарщина возымела на них такое действие? Тогда ты и верно дурак.
   - Ну, почему же, сразу дурак? - попробовал заступиться за меня Содер. - Он просто уверовал.
   - Да, да. Беспощадно и беспардонно разбили веру, как старый ночной горшок, - испытанное мною чувство облегчения сменилось предчувствием грядущих неприятностей.
   Декан молча обвел глазами таверну, и остановил взгляд на Хромом.
   - Подойди.
   Хромой нехотя вышел из толпы, и подошел к магу. Аврелий достал из-под мантии мешочек, в котором что-то явно звякнуло, и бросил его Хромому. Золото?
   - Э-э-э... - Хромой смотрел то на мешочек в руках, то на Драгомира. - Господин маг?
   - Сделай так, чтобы слухов об этом маленьком происшествии не было. Или были, но в минимальном количестве. Понял?
   - Понял, - кивнул Хромой.
   - Потом, - продолжил Аврелий, указав на стражников, - когда очнутся уважаемые стражники, передашь им приглашение пройти в Академию. Сразу же.
   - Сделаю, - Хромой кивнул вновь.
   - Спасибо, - Аврелий шевельнул рукой, и наши бесчувственные друзья взмыли в воздух. - Гарет Плевакус, Содер Смэлл, идите за мной.
  
  

Где-то в Академии

   - Какой страшный позор, - вставая из-за стола, скрипнула магесса Паула де Лорен. Повинуясь ее жесту, висевшая над столом трехмерная проекция, отображавшая все, что происходило вокруг объектов наблюдения, погасла. - Они вели себя хуже свиней! За подобные деяния надо отчислять, невзирая на все возможные родственные связи и магическую одаренность.
   - Ты сейчас про кого? - уточнил Гораций де Бурус.
   Маг был весьма недоволен, когда его посреди ночи срочно вызвала по разговорному амулету Клафелимиди, но сейчас от его плохого настроения не осталось и следа. Он, в отличие от Паулы, увиденным зрелищем шокирован не был. Наоборот, Гораций от души посмеялся, наблюдая за приключениями студиозов.
   При этом он был целиком и полностью согласен с заявлением коллеги. Столь недостойное поведение требовало самого жесткого наказания, коим издавна считалось отчисление из Академии с лишением права поступления в иные магические учебные заведения.
   - Про всех, кроме Гарета и Содера, - продолжала хмуриться Паула. - Только эти двое вели себя в рамках приличия. Вполне разумные ребята, если не считать похода в этот притон шлюх и воров под названием "Синяя яма", о котором прекрасно известно даже в Яле.
   - Если учесть их умозаключения относительно Проклятых земель, - подключилась к разговору Тифани, - то они показали себя слишком разумными.
   - Да, - согласился Гораций. - Поразительно, как они смогли связать участие Всецлава в экспедиции с его последующими экспериментами, и сделать верные выводы по Проклятым землям. Казалось бы, несвязанные между собой вещи, о которых говорилось в разных источниках. Правильно ли мы сделали, приняв решение позволить им находиться в нашем мире и учиться в Академии магии?
   Паула пренебрежительно махнула рукой.
   - У нас тоже есть люди, которые не глупее пришельцев. Талант же у них весьма скромный. Не думаю, что мы чем-то рискуем. Кстати! Вы отметили, какие интересные артефакты оказались в руках воров?
   - Особенно те два, на которые Содер и Гарет почти не обратили внимание! - подхватила Тифани. - Они приняли их за стандартные направляющие указатели, в то время, как это...
   - Самый настоящий телепорт, - не дал ей договорить Гораций. - Образователь входной воронки и конечный якорь. Опережает наши текущие разработки в этом направлении на десятки лет. Жаль, что у нас до сих пор был только один экземпляр.
   - Считай, уже два, - хмыкнула Паула. - Не думаю, что будет сложно забрать его у преступников.
   - Ничего не надо забирать! - мгновенно запротестовал Гораций, чем вызвал удивленные взгляды обеих магесс. - Вы что, не понимаете? Это же наш шанс на постоянной основе получать артефакты прямиком из Проклятых земель! В кои-то веки!
   Магессы переглянулись, осознав замысел Горация. Этот хитрый и, безусловно, умнейший лис, в очередной раз оказался прав. С тех пор, как магам в Проклятых землях стало слишком опасно, и они прекратили организовывать туда экспедиции, получение магических артефактов из иного мира стало весьма проблематичным.
   Искателей приключений, отважившихся сунуться в пределы сгинувшего королевства, и поначалу-то было мало. А потом, когда многие из них сложили там головы, ходить в Проклятые земли оказалось некому. Ну, по крайней мере, так все считали.
   Теперь же выяснилось, что кое-кто все-таки ходил. И даже возвращался с неплохой добычей.
   - Что ты предлагаешь? - поинтересовалась Тифани.
   - Выкупать у воров артефакты. Пусть они их добывают, и приносят нам. Все. Схема простая.
   - Связываться с ворами и бандитами? - ужаснулась Паула. - Это низко.
   Гораций сдержанно улыбнулся.
   - Не переживайте, моя дорогая Паула. Я сам все сделаю.
   - Ворье тебя испугается, - засомневалась Тифани.
   - Меня да, а Содера и Гарета нет. Осталось только придумать, как организовать промежуточное звено между пришельцами и нами. Не хочу, чтобы они знали, что это мы, маги, выкупаем артефакты.
   Паула прекратила бродить по комнате, и заняла свое место.
   - А что? В принципе, разумно. С учетом обострения отношений с Южным блоком, наличие в королевстве подобных артефактов будет несомненным плюсом. Не сомневаюсь, Кадий одобрит наше решение и выделит средства.
  
  

Гарет

  
   Я поднял глаза, и в который уже раз за последний час окинул взглядом приемную ректора. Все по-прежнему. Напыщенная секретарша за столом в углу, то и дело осуждающе поглядывавшая в нашу сторону, помертвевшие лица парней, унылые цветы в горшках на стенах и на подоконнике, блеклое солнце.
   Отвратительная ночь перетекла в плохое утро, на смену которому пришел ужасный день.
   Дверь в кабинет ректора, едва слышно скрипнув, открылась, и из нее появился Моэль.
   Настал наш с Содером черед.
   - Гарет Плевакус, пройдите в кабинет господина ректора, - проскрипела секретарша, и я, тяжело вздохнув, поднялся на ноги.
   В кабинете ректора я оказался в первый раз. Просторный, с четырьмя арочными окнами по левой стене, и с достаточно скромной меблировкой - "Т"-образный стол, стулья, пара шкафов с книгами, вешалка.
   - Проходите, Гарет Плевакус, - хмурый ректор указал рукой на центр кабинета.
   Все собравшиеся маги, коих было четверо, если не считать ректора, сидели за столом спиной к окнам. Ректор восседал во главе стола.
   - Добрый день, - одними губами улыбнулся я.
   - Расскажите нам о событиях минувшей ночи, - вместо ответного приветствия потребовал неизвестный мне маг Стихии Воды.
   Толстый, с необъятным пузом и пронзительными темными глазами, он показался мне неприятным. Скользкий тип, хитрый. С таким надо быть особо осторожным.
   - Ну... Чего мне рассказывать-то? - накинув знакомую личину деревенского простака, виновато развел я руками. - Ребята вам уже все рассказали. Пришли, значит, в таверну. Выпили малость. Мы-то с Содером к пиву привычные. У себя в баронстве много его пили. А ребята непривычные оказались. Вот их и развезло. Оконфузились.
   От внимательных взглядов магов мне стало не по себе. Они рассматривали меня словно вошь под микроскопом. Такими же цепкими глазами в Синей яме на потенциальных клиентов смотрели тамошние девки, когда оценивали их состоятельность. У меня сложилось ощущение, что они про меня знают ВСЕ! Всю мою жизнь, вплоть до самого рождения.
   - Не надо дурачком прикидываться, - каждое слово ректора набатом громыхало в тишине кабинета, хотя говорил он довольно тихо. - В Академию дурак никогда не поступит. Уж поверь мне на слово.
   - Мне действительно нечего вам рассказать, - личина простака слетела с моего лица. Передо мной сидят умнейшие люди этого мира, и не стоило их считать глупее себя. А значит, ломать перед ними комедию было бессмысленно. Раскусят. Вернее, уже раскусили. Если продолжу, то лишь покажу им свое неуважение. - Нечего добавить к тому, что вы уже и так знаете. Скажите, что теперь с нами будет?
   Маги молчали, продолжая рассматривать меня пытливыми взглядами. Наконец, заговорила средних лет женщина.
   - Вам и вашему другу Содеру Смэллу будет объявлено официальное предупреждение, - мне смутно показалось, что я уже где-то видел эту магессу Стихии Воздуха. Нет, не видел. Просто она мне очень сильно кого-то напоминает. Темные волосы, необычный разрез глаз... - Ваших же однокурсников ждет отчисление за недостойное, порочащее честь Академии поведение.
   - Отчисление? - на автомате повторил я.
   Попытки вспомнить, кого же мне напоминает магесса, мгновенно вылетели из головы. В мозгах многократным эхом бились слова "ждет отчисление", заполнив собой все мои мысли.
   Екарный бабай... Называется, сводили парней погулять. Вдруг вспомнилась дородная мать Хантердея, пытавшаяся всучить нам сумку с продуктами. Дескать, берите. Потом в общежитии съедите. Отец же Насри, улучив небольшой разрыв в монологе Тина, предложил мне и Содеру подойти в его кузню, и что-нибудь себе в ней заказать. Бесплатно. Заявил, что принципиально не будет брать денег с друзей сына, пусть даже придется сработать меч из дорогущей Госской стали.
   Выходит, люди к нам со всей душой, всем сердцем, а мы... Мы подставили их сыновей. Да, напились они сами. Тут мы с Содером им не помогали. Но привели-то их в Синюю яму мы! И это мы их оставили без присмотра, зная, что они алкоголь пьют в первый раз в жизни.
   Нехорошо. На душе у меня скребли кошки.
   - Отчисление? - я поднял голову, и, поджав губы, обвел магов долгим взглядом. - Тогда прошу и меня отчислить. И Содера тоже. Уверен, он поступит точно так же, как я.
   В глазах магов появилось удивление.
   - Отчислить вас? - ректор постучал карандашом по столу. - Вы отдаете себе отчет, что вы получите черную метку, и навсегда потеряете возможность стать магом?
   Сомнения разрывали меня на части. Отчислившись, я многое потеряю. Очень многое. Но если не отчислюсь, то перестану себя уважать. Я грустно усмехнулся. Глупое благородство. Оно мне всегда мешало.
   - Да, отдаю. Единственное, снимаю свои слова по поводу Содера. Пусть он решает сам.
   - Позвольте поинтересоваться, почему вы считаете себя обязанным пойти путем Тина и остальных? - глядя мне прямо в глаза, спросил маг Стихии Воды.
   Я пожал плечами.
   - Это мы их притащили в Синюю яму. Это мы позволили им напиться. Это мы допустили такую ситуацию, когда они вели себя непотребно. Сразу скажу, что... что в наших с Содером силах было все это предотвратить. По сути, это меня с ним надо отчислять, а не парней, но я понимаю, что после всего произошедшего вы их не оставите в Академии. Поэтому... Поэтому, отчисляйте меня тоже.
   Я развернулся на каблуках, и вышел из кабинета ректора, услышав вслед слова Клафелинщицы:
   - Глупое благородство. Очень глупое.
   Надо же! Наши с ней мысли совпали. Но пусть оно и глупое, зато я не чувствую себя предателем.
   - Ну, как там? - спросил Содер, поднимаясь навстречу.
   - Я отчисляюсь, - хлопнул я его по плечу. - Иди.
   Американец, не дожидаясь приглашения секретарши, зашел в кабинет ректора. Обратно он вышел минут через пять.
   - Тоже отчисляюсь, - шепнул он мне, присаживаясь рядом. - К сожалению, им от этого не легче.
   Я покосился на парней, сидевших с опущенными гривами. Они никак не реагировали на наш разговор. Сидели молча, за исключением Тина. Тот тихо рыдал, обхватив голову руками.
   Мда... Недолгой вышла наша учеба в Академии. Теперь нужно решать, куда дальше направим стопы в этом малознакомом нам мире. Может, податься в Яль? Посмотреть на достопримечательности столицы Тардинского королевства. Пока деньги, полученные от Хромого, не кончатся. Потом нужно будет искать средства на пропитание. Я почему-то был уверен, что мы с Содером не пропадем.
   Все-таки, я инженер! Пусть и недоучившийся. Начнем с "изобретения" стеклянных бутылок и закручивающихся крышек на них. Благо, стекло здесь делать умели на приемлемом уровне. Будем разливать в них всякие соки и продавать. Потом еще что-нибудь придумаю.
   В этих мыслях я не заметил, как истекли полчаса с того момента, как Содер вышел от ректора. Дверь его кабинета вновь открылась, и на пороге появился Аврелий Драгомир.
   - Решение пока не принято, - провозгласил он. - Сейчас в Зеленом зале сидят оскорбленные вами стражники. Будет неплохо, если они примут ваши извинения.
   Сказав это, декан Темного факультета ушел обратно, не забыв прикрыть за собой дверь.
   - Слышал? - толкнул я Содера.
   - Да! - в его глазах горела надежда. - Значит, решение подвисло. Нам дают шанс!
   Я повернулся к парням, смотревших на нас глазами побитых собак.
   - Эй, инвалиды! Чего сидите? Слышали, что сказал декан?
   - Так, это он насчет всех сказал? - робко переспросил Тин.
   - Если не будешь тупить, то поймешь, что он говорил конкретно про вас четверых. Нас с Содером не хотели отчислять. Мы сами сказали, что хотим отчислиться.
   Парни ошарашенно переглянулись. Похоже, они были столь сильно убиты горем, что не слышали наших с Содером разговоров.
   - Сами? - решил переспросить Хантердей.
   - Именно! Но нам всем повезло. Руководство еще не приняло решение, и на его повлияет тот факт, простят нас стражники или нет. Ну, что вы сидите? Погнали!
   Поразительно, но парни поднялись со своих мест неохотно.
   - Что-то я не понял. Вы чего? Хотите, чтобы вас отчислили? - остановился американец.
   - Нет, не хотим, - за всех ответил нам Насри. - Просто боимся идти к стражникам. Мы же их... Сильно оскорбили!
   Я развел руками.
   - В смысле, боимся? Как в рожу плюнуть десятнику, так мы не боимся! Как помочиться на головы наряда, так тут мы вообще себя ведем так, как будто эликсир бессмертия хряпнули! А ну-ка быстро встали и пошли!
   Я схватил за руки Тина и Хантердея, и потащил их к выходу. Содер поволок двух других. Сильно они не упирались, но и рвением идти к стражникам не горели.
   - Ребята, зря вы так надеетесь, - объяснил причину Тин. - Отчислят нас. Клянусь Валесом, отчислят. Еще и стражники сейчас в морду дадут...
   - Ничего, потерпишь! - с этими словами я втолкнул ребят в Зеленый зал, и зашел следом сам.
   - О! Смотрите-ка, кто к нам пришел!
   Из кресел начали подниматься почти два десятка здоровых мордоворотов, среди которых я без труда узнал Зурилия. Ростом за два метра, огромный, со множеством шрамов на лице, которые я в таверне не разглядел, он одним своим видом внушал страх.
   - Что? Снова мне в рожу плюнуть пришли? - рыкнул он, ступив нам навстречу.
   Парни попятились назад. Мы с Содером не стали их удерживать, а потому остались перед десятником одни.
   - Нет, - ответил я, глядя Зурилию прямо в глаза. - Извиниться пришли. Парни?
   Из-за спины послышались торопливые извинения, и нелепые обещания, из которых одно вызвало усмешку даже у меня, не говоря уж об мужиках, стоявших напротив:
   - Я больше так не буду... - это испуганно пискнул Тин.
   Когда словесный поток иссяк, я добавил:
   - Я тоже приношу свои наиглубочайшие извинения.
   - И я, - добавил Содер.
   Зурилий развернулся к своим.
   - Парни, слышали? Они извиняются! После того, как опозорили нас перед всем воровским кварталом, они тут бормочут какие-то извинения!
   - А что ты хочешь? - спросил я.
   - Я так понимаю, скоро вас отчислят, - свернул глазами Зурилий. - После этого знаменательного события вы лишитесь защиты магов. И знаешь, что я сделаю с этими? - десятник ткнул пальцем мне за спину. - Я их свяжу, положу у себя в казарме на отхожем месте, и на них неделю будет мочиться весь личный состав городской стражи! Ясно вам, сосунки?!?
   За спиной раздались панические всхлипывания. Судя по виду Зурилия, он на полном серьезе собирался привести свои угрозы в исполнение. Надо что-то делать.
   - Ясно, - я сделал пару шагов вперед, остановившись в метре от десятника. - Слушай сюда, свиной окорок. Ты ведь еще не знаешь, но меня и Содера, - я кивнул на американца, - не собираются отчислять. Мы сами подали заявления на отчисление, так как чувствуем вину за случившееся. Но сейчас вижу, что нам не надо отсюда уходить. Нужно остаться, и доучиться до звания полноценного темного мага. Учиться я буду хорошо. Сутками из-за учебников вылезать не буду! Подыхать буду на тренировочных полях! И знаешь, что я первым делом сделаю после выпуска? Я приду к тебе! И к твоим парням! И можешь быть уверенным, что от моих проклятий вы будете умирать долго и очень болезненно. Ме-е-едленно, умоляя лишь об одном! Знаешь, о чем? - Зурилий молчал, хмуро глядя в мои глаза. - О том, чтобы дал вам, наконец, подохнуть! Понял меня, Зурилий? Вы поняли меня?
   Последний вопрос я адресовал к притихшим стражникам.
   - Но я не хочу этого! - выждав минуту, продолжил я. - Я хочу, чтобы у всех было все хорошо, и вражды между нами не было! Поэтому я стою здесь, и прощу у вас, парни, прощения. Прощение за то, что не углядел за своими друзьями, которые в первый раз в жизни добрались до алкоголя.
   Рядом со мной встал Содер. В его руках был мешочек, который нам дал Хромой.
   - Парни, это вам, - сказал он, и сунул мешочек в руки Зурилию. - Тут тридцать золотых монет. Это все, что у нас с Гаретом есть. Больше ничего нет. Мы, знаете ли, из Вольных баронств, а там с деньгами туго. Возьмите в качестве моральной компенсации за причиненный ущерб.
   Зурилий развязал мешочек, и заглянул в него.
   - Действительно, золото... - стражники за его спиной возбужденно загомонили. Зурилий обернулся к ним. - Ну, что скажете, ребята? Простим?
   - Да, простим! - послышалось из их рядов. Моя угроза, подкрепленная извинениями и, что главное, золотом, сыграли свою роль. - Пусть идут своей дорогой!
   - А мы даже выпьем за здоровье этих двух! - тонкий голос с откуда-то из задних рядов вызвал взрыв общий смеха.
   - Ладно, я понял, - сказал Зурилий, когда все успокоились. - Так и быть, прощаем их. Можете передать мои слова вашему декану, господину Драгомиру. Как вас хоть звать-то?
   - Гарет.
   - Содер.
   - Давайте свои лапы! - десятник протянул руку, которую мы с Содером пожали. - Вы парни, хорошие. Если что, обращайтесь. А вы... - Зурилий зло зыркнул на притихшую четверку. - Вам повезло, что такие заступники нашлись.
   Когда стражники покинули Зеленый зал, парни ринулись к нам.
   - Спасибо! - на эмоциях вскричал Тин. - Ты, Гарет, молодец! Так припугнул их! Видел, как они побледнели?
   - Я буду благодарен до конца жизни, - почти одновременно с ним говорил Хантердей. - Золото я отдам! Сейчас, правда, у меня нету, но я обещаю!
   - Тихо! - от моего окрика парни вздрогнули и притихли. - Благодарить нас пока рано. Еще ничего не решено. Тин! Говорю конкретно тебе! Никто меня не испугался. Просто стражники, в отличие от вас, оказались людьми разумными! А теперь идем обратно к ректору...
  
  
  
  

Глава 7

  
  

Шесть месяцев спустя

  
   Две девушки размеренным шагом прогуливались по ухоженным дорожкам, посыпанными свежей каменной крошкой, с видимым удовольствием вдыхали свежий весенний воздух, и любовались на зеленеющую травку газонов. Было трудно поверить, что еще совсем недавно, каких-нибудь три недели назад, вместо душистой травы тут лежал десятисантиметровый слой белоснежного снега.
   - Люблю весну, - одна из двух девушек, белокурая красавица в мантии студиоза факультета Стихии Воздуха, опустилась на белую скамейку. - Тилли, давай посидим. Что-то я уже устала ходить.
   - Хорошо, Урса, - ее подруга, цвет мантии которой обозначал принадлежность к факультету Стихии Земли, грациозно присела рядом. - Ты так и не ответила на мой вопрос.
   Урсулла де Кляйне поморщилась. Ей решительно не нравилась тяга Тиллианы к обсуждению всевозможных политических тем. Какая ей разница, кто и какие интриги проворачивает в королевстве? Какое ей дело до спорных территорий, за обладание которыми Тардинское королевство периодически вяло воевало сразу с тремя королевствами, входившими в политический и военный союз, именуемый Южным блоком? К сожалению, высказать вслух свои мысли Урсулла не могла в страхе обидеть подругу, которой эти темы были очень важны и интересны. Или попробовать намекнуть?
   - Эта война идет столь долго, что многие потеряли к ней интерес, - осторожно сказала Урсулла, внимательно посматривая на реакцию Тиллианы.
   К ее огромному огорчению, она оказалась именно такой, какой Урсулла ее и ожидала - щеки Тиллианы вспыхнула алым цветом, а в глазах засияло искреннее возмущение.
   - Как можно потерять интерес к многочисленным жертвам страшнейших преступлений солдат и магов Южного блока? Это совершенно непатриотично! Мой дядя по папиной линии сейчас руководит Третьим легионом, и он такое рассказывает! Читала последние новости, где он давал интервью?
   - Хорошо, хорошо! - сдаваясь, вскинула руки Урсулла. - Я думаю, что это ужасно. Внезапное нападение на пограничный населенный пункт безусловно подлый и циничный поступок, характерный для пиратов и северных варваров, но никак не для цивилизованных королевств!
   - Я тоже так думаю, - качнула головой Тиллиана, удовлетворенная ответом подружки. - Мне интересно, когда же наш король, наконец, отправит армию в район Сунтара, а не ограничиться силами Третьего и Восьмого легионов?
   - Надеюсь, скоро он это сделает, - вздохнув, ответила несчастная Урсулла.
   К ее огромной радости, в этот момент она заметила двух студиозов, быстрым шагом направлявшихся к воротам Академии.
   - О! Плевакус и Смэлл куда-то пошли. Интересно, куда? Если до города, то не успеют. Через полчаса ужин.
   Тиллиана с заметной неприязнью проводила взглядом баронетов до самых ворот. За прошедшие полгода она не забыла нанесенной ей обиды, за которую ни один, ни второй так прощения и не попросили. Да, Гарет прилюдно назвал ее самой красивой девушкой, что весьма польстило ее саму, и создало положительное впечатление у ее брата, но... Но она их не простила!
   Кроме того, ее злило, что оба баронета, обладавшие весьма скромным магическим даром, умудрялись быть в списке лучших студиозов курса первыми! Не в числе первых, а что ни на есть первыми. Да, они чуть ли не сутками напролет сидели за книгами и фолиантами, и редко выходили в город, предпочитая занятия на тренировочной площадке, но это лишь добавляло зависти со стороны других студиозов, поскольку некоторые наставники заимели дурную привычку ставить Гарета и Содера в пример.
   Прямо говорили, что посмотрите на баронетов, на их стремление к знаниям, на их отношение к тренировочному процессу. Сказать, что это ее злило, значит, ничего не сказать! И не только ее, но и многих других студиозов, включая студиозов старших курсов.
   Как-то раз ее брат, Колин, даже спросил, все ли нормально у ребят. Сказал, что их как будто кто-то заставляет усиленно заниматься. Потом добавил, что у него создается впечатление, будто у Содера и Гарета вопрос учебы был связан с вопросом жизни или смерти.
   - Давай посмотрим, куда они пошли, - Тиллиана с решительным видом поднялась со скамейки.
   Она не услышала вздоха облегчения со стороны Урсуллы. Та в душе даже поблагодарила баронетов, избавивших ее от тягостного разговора на очень и очень неинтересную ей тему.
   Добравшись до ворот, подружки крадучись выглянули за калитку. Своевременно, чтобы обнаружить, как Гарет получает небольшой мешочек из миниатюрной женской ручки, протянутой из окошка закрытой кареты, и поспешно прячет его за пазухой. После этого оба студиоза отошли обратно на пешеходную дорожку, а карета покатилась дальше по улице.
   - Назад, - Тиллиана поспешно отдернула назад Урсуллу. - За мной!
   Обе девушки едва ли не бегом бросились к скамейке, на которой сидели до этого, водрузились на нее, и приняли самый независимый вид. Едва Гарет и Содер проскользнули мимо, и скрылись за стеной зеленых стриженных кустарников, Тиллиана возбужденно прошептала:
   - К двум нищим баронетам из Вольных баронств приезжает какая-то красотка и одаривает их деньгами!
   Урсулле было интересно, почему Тиллиана уверена, что передавшая мешочек дама обязательно красотка, и почему она считает, что в мешке обязательно деньги, но, зная упрямый и обидчивый характер подруги, спрашивать не стала. Нравится так думать, пусть думает.
   - Странно все это, - нейтрально высказалась она.
   - Странно? - глаза Тиллианы округлились. - Не то слово! Помнишь, в прошлом году во дворце поймали шпиона из Ураласа?
   - Да. Все королевство об этом только и говорило целый месяц.
   - Знаешь, как его поймали? - голос Тиллианы стал вкрадчивым.
   - Нет.
   - Некая красотка, которую поймать так и не удалось, регулярно передавала ему деньги! Сыщики Канцелярии королевской безопасности это заметили, проследили за шпионом, и выяснили, что он, имея возможность присутствовать на секретных заседаниях, все аккуратно записывал, и передавал этой незнакомке, а та в ответ давала деньги.
   - Я сильно не интересовалась этим скандалом, - призналась Урсулла. - Ты считаешь, что Гарет и Содер шпионы?
   - Конечно! - Тиллиана возбужденно потерла ладошки. - Это многое объясняет!
   - Что именно?
   - Помнишь, когда мы их первый раз увидели? Лично мне они показались исключительно тупыми и недалекими. Честно говоря, я была уверена, что они с треском провалят экзамены!
   - Я тоже, - не стала скрывать Урсулла.
   - Однако они поступили, и сейчас показывают лучшие результаты среди всех студиозов! Налет тупости, который я видела на их рожах, полностью отсутствует. Не кажется странным?
   Урсулла задумалась.
   - Кажется.
   - Потом у них были какие-то дела в Синей яме. Помнишь, Тин рассказывал, как Содер и Гарет их туда водили?
   - Да, да! - припомнила Урсулла ту историю. - Тогда еще Тин рассказывал, что Гарет чем-то припугнул стражников. Это наших-то городских стражников, которые все раньше служили в Дальней страже! Всем давно известно, что они не боятся никого и ничего.
   - Во-о-от, - протянула Тиллиана. - Теперь еще выясняется, что кто-то дает Содеру и Гарету деньги. Наверняка они продают секреты Академии, которые находят в библиотеке. Вот почему они не вылезают оттуда целыми сутками! Это подготовленные шпионы. Умные, коварные и очень опасные!
   Волнение Тиллианы передалось Урсулле.
   - Что же нам делать? Сообщить ректору? - распахнула она свои большие голубые глаза.
   - Пока рано, - понизила голос до шепота Тиллиана, чувствовавшая, что стоит на пороге открытия чего-то важного. - Нужно добыть доказательства. Будем за ними следить, а когда соберем улики, то пойдем к ректору! - Тиллиана дрожащей рукой схватила подругу за плечо. - Мы будем первыми девушками-студиозами, раскрывшими шпионскую сеть! Урсулла, мы прославимся!
  

Гарет

  
   - Все! Я устал! - заявил Содер, и рухнул на кровать. - В эти выходные отдых!
   Я терпеливо досчитал деньги, переданные через знакомую Хромого нашу долю за очередной проданный артефакт, и только потом ответил:
   - Чего это? Бобик сдох?
   - Какой Бобик? Я сдох! Я! Понимаешь? - стукнул себя по груди Содер. - Мы уже полгода, не разгибаясь, учимся. Вкалываем, как проклятые! Негры на плантациях работали меньше, чем мы с тобой.
   Со словами американца трудно было не согласиться. Мы налегали на учебу так сильно, что по вечерам с трудом доносили ноги до кроватей. Даже выходные проводили не в трактирах, хотя с некоторого времени уже вполне могли себе это позволить, а на тренировочных площадках, где раз за разом опустошали до дна весь свой магический запас, создавая простенькие заклинания. Это привело к тому, что объем наших аур, непосредственно хранивших магическую энергию, значительно увеличился, и сейчас мы по этому показателю сравнялись со студиозами второго курса.
   - Зато результат отличный, - отозвался я. - Даже если вычесть магию, мы сейчас мы с тобой прекрасно знаем историю Гартаса и всех десятки королевств, существующих на этом материке.
   - Все-таки думаешь, что на Гартасе два материка? - приподнялся на локте Содер.
   - Я бы сказал, что не менее двух. Если бы местные мореплаватели все-таки решились заплыть за границу окружающих материк бирюзовых вод, то я уверен, что их ожидало бы много интересных открытий.
   - Но... - попробовал возразить Содер.
   - Я знаю про сильнейшие шторма магической энергии за пределами бирюзовых вод, граница которых в тысяче верст от берега! - перебил я его. - Так же, как и ты, читал, что они вызывают в океане чудовищные воронки, из-за которых моряки не рискуют соваться дальше. Однако считаю, что несколько сильных магов Стихии Воды и Воздуха могли бы попытаться взять под контроль потоки энергии в тех местах. Дать пройти хотя бы одному кораблю!
   Содер поморщился.
   - Гарет, ты какие-то глупости говоришь. Зачем сильному магу подвергать свою жизнь опасности, когда ему и здесь неплохо? Даже если найдется один такой дурак, я уверен, что коллеги его не поддержат. Тем более, для тех немногих магов, которые склонны к авантюрам, и здесь рискованной работы навалом. Наскучила спокойная жизнь? Иди в Третий легион! Читал про текущую заварушку вокруг Сунтары?
   - Читал. Везде одно и то же, - вздохнул я. - Что у нас, что у них.
   - Это да. Сколько там получилось? - резко сменил тему разговора Содер, кивнув на кучку золотых монет на кровати около меня.
   - Сорок пять золотых. Ровно одна десятая доля, как и договаривались с Хромым.
   Содер на секунду прикрыл глаза.
   - Двести сорок золотых монет. Этой суммы вполне хватит, чтобы купить хороший дом на окраине города. Жаль... Я думал, с продажи шести артефактов мы заработаем больше.
   - Я тоже, - огорченно вздохнул я. - Надо было договариваться с Хромым на бОльшую долю.
   - Это за счет чего? - приподнял бровь американец. - Если ты помнишь, он нам хотел вообще одну двадцатую отдать. Это уже я настоял на десятой доле за услуги агента. По мне, так хорошая цена за посреднические услуги. Другой вариант, попробовать потребовать побольше с Квазимодо.
   - Неужели? - усомнился я. - Он и так выл, что платит нам за эти безделушки непомерно дорого. Боюсь, потребуй мы чуть больше, и сделка бы развалилась.
   Со студиозом пятого курса Гарлеем Рагнаром, которого за чрезвычайно страшную внешность мы, с моей подачи, прозвали Квазимодой, нас свел случай. Четыре месяца назад мы случайно услышали его разговор по переговорному амулету - аналогу земных телефонов для магов и богатых людей. Квазимода тихо кому-то говорил, что его знакомые готовы приобрести магические артефакты только по разумным ценам, а не по тем, которые ему предложил неведомый собеседник.
   Нам с Содером сразу пришла в голову одна и та же мысль, касавшаяся продажи принадлежавших Хромому артефактов. В тот же вечер мы вышли в город, еще раз услышали от Хромого готовность продать все, кроме генератора тумана, после чего в течении недели через Тина и остальных друзей наводили справки о Гарлее и его родственниках. Быстро выяснилось, что он принадлежит к очень богатому семейству, и его дядя, Тисиан Рагнар, помешан на коллекционировании всяких магических вещиц. И особо сильно его интересовали как раз артефакты из Проклятых земель!
   Как мы поняли, у него были немалые связи при дворе, поэтому на его коллекцию, а также на сам факт ее сбора, маги королевства смотрели сквозь пальцы. Даже периодически брали кое-какие артефакты для исследований, о чем открыто писали газеты.
   Тщательно взвесив все риски, мы подошли к Гарлею, как бы между прочим завели разговор про магию, затем про артефакты и постепенно подвели его к тому, что можем попытаться достать парочку. В конечном итоге, все получилось как нельзя лучше, и за три месяца мы ему продали все шесть артефактов.
   Хромой был доволен, Квазимодо и его дядя тоже, и только нам с Содером было мало.
   - Да, - поморщился Содер. - Квазимодо и его дядюшка оказались скрягами. Может, попытаться поискать другие каналы сбыта? На случай, если Хромому удастся раздобыть еще артефактов.
   - Нет, - решительно отверг я. - Лучшее - враг хорошего. У дяди Квазимодо связи, позволяющие избежать интереса со стороны Гильдии магов. Если будем кого-то искать, спалимся, и лишимся всего. Лучше подумай, как мы можем помочь Хромому в его поиске.
   - Никак, - тут же ответил Содер.
   Я задумался. Ленивый американец компанию мне не составил - едва завидев, что продолжать разговор я не спешу, он потянулся к книге, которую штудировал уже третий день. В который уже раз посмотрев на обложку, я прочел - "Основы некромантии. Практическое пособие".
   В моей голове вдруг словно переключился тумблер.
   - Содер, а как ты смотришь на наши летние каникулы?
   - Отлично смотрю, - оторвал глаза от книги американец. - А что? Есть конкретные предложения?
   - Да. Только попрошу выслушать, а уж потом начинать критиковать мою идею. Договорились?
   - Хорошо. Обещаю выслушать, - Содер отложил книгу в сторону и рывком сел. - Ты меня заинтриговал. Говори!
   - Что, если мы с проводниками Хромого прогуляемся в Проклятые земли? Там...
   Содер обещание не сдержал.
   - Ты дебил?
   - Что у тебя за поганая привычка образовалась? - возмутился я. - Что тебе не предложи, сразу дебил!
   - Вот мне интересно, а что ты от меня ожидаешь услышать, выдвигая эти идеи? - Содер даже придвинулся вперед, глядя мне в глаза. - Помню, последний раз я тебя так назвал, когда ты мне предложил переспать с Тайсоном, чтобы она поменяла тебе кровать. Тебе! Не мне!
   - Ну... - на секунду потерялся я. - Во-первых, Тайсону нравишься ты, а во-вторых, ради друга, у которого спина начала болеть...
   - Иди, и спи с ней сам! - указательный палец Содера взметнулся в сторону дверей.
   - Я уж понял, что на друга тебе наплевать, - отмахнулся я.
   У наших дверей послышался какие-то подозрительные голоса. Мы с Содером переглянулись. Я прислонил палец к губам, а сам на цыпочках подошел к двери, и резко распахнул ее. В коридоре обнаружились Тин и Дарел. Последний держал в руках аппетитно пахнувший батон, и объяснял Тину, где находится булочная, где он его купил.
   - О! Парни, привет! - я в два шага очутился рядом с ними.
   Батон пах столь аппетитно, что я почувствовал призывное урчание в животе.
   - Привет, - дружно ответили Тин и Дарел.
   - Есть что пожрать?
   Дарел растерянно кивнул и поднял батон.
   - Вот, батон...
   - О! Красавец! Спасибо, - аккуратно взяв хлебобулочное изделие в руки, я оторвал ровно половину.
   Одну взял себе, вторую отдал обратно. Дарел стоял, открыв рот, и смотрел на меня ошарашенным взглядом. Тин, кстати, от него не отставал. Парни словно не в общаге живут!
   - Спасибо, Дарел! - еще раз поблагодарил я потомственного аристократа, и по-дружески хлопнул его по плечу. - Родина тебя не забудет.
   Вернувшись, отломил от батона часть, и протянул ее Содеру. Тот отказываться не стал, проворчав:
   - Что-то непохоже это на Дарела. Ты ему там кулаком не угрожал?
   - Ни в коем случае, - с набитым ртом ответил я. - Ты же знаешь, я умею находить общий язык с людьми. Он не смог отказать.
   Содер сдержанно улыбнулся.
   - Подозреваю, тут дело не в твоем умении находить общий язык, а в твоей природной наглости. Впрочем, Дарела я всегда относил к категории плохих парней, а его батон вкусный, поэтому сделаю тебе подсказку, - под моим вопросительным взглядом улыбка Содера стала намного шире. - Дарел каждый день после самоподготовки идет в булочную и покупает там что-то вкусное.
   - Правда? Я не замечал, - я громко проглотил последний кусок.
   Вкусно!
   - Зато я замечал. В общем, имей это ввиду. А также не забывай, кто его тебе сдал.
   - В смысле, сдал? Это же нормально, делиться с товарищами по общаге.
   - Вот и прививай Дарелу этот принцип. И всем остальным тоже, чтобы доходили до своей комнаты с огрызком в руке! - хохотнул Содер, и вернулся к первоначальной теме. - По поводу Проклятых земель. Ты это серьезно?
   - Да. Я все обдумал. В той книге, которую нам давал Аврелий...
   - "Парадоксы Проклятых земель", - подсказал Содер. - Автор - участник предпоследней экспедиции маг девятого круга Стихии Воздуха Сигур де Магассон.
   - Ничего себе, ты помнишь! - восхитился я. - Если бы что-то полезное так запоминал, вообще бы тебе цены не было.
   - Я все полезное помню, - нахмурился Содер.
   - Неужели? Значит, когда в прошлом месяце в общежитии клопы завелись, и всех предупредили, чтобы в пять часов вечера не заходили в свои комнаты, потому что будут применять специальные заклинания против насекомых, ты тоже об этом помнил? Почему же ты тогда ничего не сказал, и мы приперлись сюда?
   Если Содер и смутился, то виду не показал.
   - Я же сказал, что помню все полезное. Травлю насекомых к полезной информации я не отнес, поэтому забыл.
   - Прелестно! Куда уж с именем написавшего книгу тягаться инфе про клопов. И ничего страшного, что потом мы их выковыривали из всех дыр, в которые они нам забились, спасаясь от травли! Повезло, что этого никто не видел. Представляю, как люди смеялись бы, имей возможность наблюдать за нами в тот момент.
   Содера передернуло от воспоминаний о том вечере.
   - Ладно, ладно, - сдаваясь, поднял он руки. - Признаю, информация о травле тоже была важной. Я же уже извинялся! Ты, наконец, озвучишь свои мысли? Или будешь придираться к каждому моему слову? Если да, то разговор закончен.
   - В той книге Магассона было сказано, что твари чувствовали магов на значительном расстоянии. Чем сильнее маг, тем больше было это расстояние. То же самое касалось высоких и средних артефактов. Однако, твари пропускали обычных людей с малыми артефактами! Понял, куда я клоню?
   Содер, чуть подумав, кивнул.
   - Запас энергии первокурсника примерно эквивалентен количеству энергии малых артефактов.
   - Во-о-о-от! Совершенно верно думаешь. В отличие от полноценных магов, мы вполне можем пойти в Проклятые земли, и помочь людям Хромого в их поисках. Если они до этого момента действовали только вблизи перевалов, опасаясь любого камешка, то с нами все будет намного проще. Мы уже чувствуем все, что связано с магией, на значительном расстоянии. Тварей, думаю, тоже издалека засечем.
   - Магов мы не можем засечь, - резонно заметил Содер.
   - Потому что маги прикрывают свои ауры!
   - А кто тебе сказал, что твари так не делают? Они же вроде как обладают толикой разума. Гарет, все-таки стремная идея, идти в Прокляте земли за артефактами. Так мы живем спокойно, учимся. Денег уже успели заработать. После выпуска куда-нибудь пристроимся. Применим твои инженерные знания, если они к тому моменту сохранятся в том пустом котелке, который ты гордо именуешь своей головой.
   - Содер, я всегда знал, что твоя смелость столь мала, что даже не пытается прикрыть за собой страх! Предлагаю все-таки как-то его побороть. Затем тебе нужно перестать нагружать работой свой язык, и позволить поработать своим мозгам, хотя в их наличии я сомневаюсь с каждым днем все больше и больше. Тогда ты сразу поймешь, что моя идея вполне разумна. При минимальных рисках мы можем обрести значительный стартовый капитал, на который мы сможем купить земли в центре королевства, и перестанем быть затрапезными баронетами из не менее затрапезных Вольных баронств! На этих же землях мы устроим технические мануфактуры, знания о которых подобно ветру гуляют по моему пустому, как ты полагаешь, котелку. Замечу, на их устройство также нужны деньги! И немалые.
   Спорили мы до самого ужина, после которого по привычке направились к открытой тренировочной площадке, решив вернуться к теме похода несколько позже. К нашему удивлению, площадка оказалась занята группой старшекурсников.
   - Тайгер, - констатировал Содер.
   Я поморщился. Тайгер де Кадс учился на шестом курсе, и слыл самым неприятным типом во всей Академии. Будучи любимым сыночком приближенного к королю герцога, он являлся типичным представителем золотой молодежи Тардинского королевства. Высокомерный, напыщенный индюк, ни во что не ставивший простых людей. Даже аристократов он делил на тех, с кем можно было общаться, и на тех, об кого можно было вытереть ноги.
   Первоначально Тайгер учился в Яльской Академии, но что-то там натворил такого, за что его перевели сюда, в Академию Восточной провинции. Студиозы шептались, что его вообще хотели выпереть с черной меткой, но подключился отец и пара родственников-магов, занимающих высокие посты в Гильдии, и дело замяли.
   Как и следовало ожидать, произошедшее ничему не научило недоросля. Более того, он уверился во всемогуществе своих родственничков. Наверное, именно по этой причине он, прибыв сюда, моментально сколотил вокруг себя группу единомышленников, и начал доставать других студиозов. При этом, зараза, не трогал студиозов, отличавшихся большой магической силой, или принадлежавших к влиятельным аристократическим родам.
   Нам с Содером до сих пор везло не сталкиваться с этим типом. Надеюсь, что и впредь не будем с ним пересекаться.
   - Пойдем отсюда, - тронул меня за руку Содер.
   Мы развернулись, и даже успели сделать шаг, когда за спиной раздалось гнусавое:
   - А-а-а-а!!! Кого мы видим! Содер и Гарет! Куда же вы уходите?
   Ан, нет... Пересеклись. Видимо, сегодня не наш день.
   - Идем дальше? - прошипел Содер.
   - Смысла нет, - поворачиваясь к компании задир, ответил я. - На нас обратили внимание. Прятать голову в песок не получиться. Либо разрулим, либо Тайгер будет плевать на нас до самого выпуска.
   - В случае конфликта, нас заставят жрать землю, на которой мы стоим. Их больше, и они сильнее.
   Между тем, Тайгер величественно прошествовал к нам, высокомерно посматривая своими большими зелеными глазами. Остановившись в паре метров от нас, он привычно провел рукой по своим прилизанным черным волосам. Интересно, что за дурак посоветовал ему отращивать их чуть ли не до плеч?
   - Знаменитые Содер и Гарет, - объявил он. Его четверо дружков, стоявших у него за спиной, захихикали точно по команде. - Занимаются столь усердно, что достали всех! Даже меня. Хотя я предпочитаю не замечать таких мелких крыс, как вы. Ну, что же вы заткнулись?
   Я повернул голову к Содеру.
   - Содер, когда мы вернемся в Вольные баронства, нужно будет зайти в свинарник.
   Тайгер расплылся в ухмылке, а его дружки заухали.
   - В свинарник!!! Фу-у-у-у!!!
   - Там я найду самого жирного и вонючего хряка, - продолжил я. - Назову его Тайгером. На следующий день убью.
   Ухмылка сползла с лица Тайгера. Его дружки примолкли, ожидая реакции лидера.
   - Что? - Тайгер угрожающе прищурил глаза. - Я же тебя сейчас тут урою, придурок!
   - За что? За мою свинью? - поинтересовался я. - Так это моя свинья. Что хочу, то с ней и делаю.
   - Право свободного пользования собственностью гарантировано королевскими указами, - подтвердил Содер.
   - О-о-о! - вскинул я указательный палец вверх, и обошел опешивших от неожиданности Тайгера и его друзей. В их головах не укладывалось наше поведение. Ведь мы же должны были сейчас дрожать от испуга перед "великим и могущественным". - Содер, а что будет, если я плюну одному уважаемому человеку прямо в его уважаемую физиономию? Он будет должен меня убить?
   - Конечно! - мгновенно уловил мою идею американец. - Причем сам, своими руками. В ином случае, будет нанесен страшный ущерб его репутации. Но!
   Тайгер с друзьями молчали, разглядывая нас настороженными глазами. В этот же момент я краем глаза увидел Тиллиану с несколькими подружками. Отлично! Мне даже неинтересно, что они в это время забыли на тренировочной площадке.
   - Что такое? - возвысил голос я.
   - Но если уважаемый человек уже натворил столько дел, что его вынуждены были перевести из одной Академии в другую, то второй косяк однозначно приведет к его отчислению с черной меткой! Даже папа этого уважаемого человека тут не поможет. Отчисление же означает сломанную жизнь, разрушенные планы, и прочее, прочее, прочее...
   - Печально, - я огорченно вздохнул, и остановился лицом к лицу с Тайгером. - Тайгер, видишь тех девчонок? Это наши свидетели. Вот если я прямо сейчас плюну при них тебе в рожу, ты же меня тут же убьешь? Ты же пятый курс, так что с этим проблем не будет. Или потерпишь, пока я второй раз не плюну? Перед всей Академией.
   Побледневший Тайгер спешно отступил на несколько шагов.
   - А мне терять-то нечего. Что мне эта жизнь? Так ведь, Содер?
   - Все так, Гарет. Вольные баронства, безденежье, отсутствие значимых перспектив. Даже подохнув, мы теряем гораздо меньше, чем Тайгер в случае отчисления.
   - Вот, как-то так, - я подошел вплотную к Тайгеру, нагло положил ему руку на плечо, и склонился к его уху. - Тайгер, будешь нас доставать, все будет так, как мы сейчас описали. Так что, лучше держись подальше. Понял?
   Тайгер молчал.
   - Не слышу тебя, Тайгер! - рявкнул я в полный голос, и аристократ ощутимо вздрогнул. - Ты меня понял?
   - Понял, - Тайгер скинул мою руку, и чуть ли не бегом устремился прочь с площадки.
   За ним, старательно не глядя на нас, ринулись его дружки.
   Когда он исчез из поля видимости, Содер расстроено покачал головой.
   - Он от нас не отстанет. Будет пытаться достать чужими руками за пределами Академии. Причем, у меня такое чувство, может попытаться решить наше дело самым радикальным образом.
   - Я так не думаю, - не согласился я. - Нашу смерть будут расследовать маги. Они докопаются до имени заказчика, и у Тайгера будут те же самые проблемы, как в случае, если бы убил нас сам.
   - Это ты соображаешь, а Тайгер нет.
   - Содер, ты преувеличиваешь. Убить человека только потому, что он дал тебе отпор? Даже если ты привык ко вседозволенности, вряд ли на такое пойдешь. Не стоит оно того, - я глянул на тренировочную площадку, на стайку поглядывавших в нашу сторону девчонок. Настроение заниматься совершенно пропало. Я махнул рукой, и направился обратно, в сторону общежития. - Пойдем. Что-то мне расхотелось сегодня заниматься.
   - Гарет, пойми, тут средневековое общество, с соответствующими нравами. Поставив Тайгера на место, мы задели его за живое. Он считал нас...
   - Содер, тебя послушать, так нам надо было терпеть его выходки. Зачем же ты тогда мне подыграл?
   Американец хмыкнул.
   - Ты неправильно меня понял. Я не говорю, что мы что-то сделали не так. Я клоню к тому, что нужно готовиться к самому плохому, если вдруг Тайгер решит не оставлять произошедшее просто так.
   - Предлагаю пока не забивать этим голову!
   - Хорошо, - кивнул Содер. - Подумаем над этим перед выходом из Академии.
   Не успели мы сделать сотни шагов, как нам попался Квазимодо. Он заговорщицким шепотом донес до нашего сведения, что его дядя увеличивает плату за принесенные нами артефакты втрое!
   - Ну, и что ты теперь скажешь на наш поход в Проклятые земли? - спросил я у Содера, после того, как Квазимодо убежал дальше по своим делам.
   - Давай в комнате поговорим, - похоже, новость заставила Содера по-новому взглянуть на мое предложение.
   Это сразу же улучшило мое настроение, заставив забыть о Тайгере и его дружках.
   А зря, поскольку перед входом в общежитие мы вновь с ними столкнулись. Потерпев с нами неудачу, они, видимо, решили отыграться на трех студиозах второго курса, проживающих на третьем этаже нашего корпуса. Причем одним из этих студиозов была девушка.
   - Как можно было родиться такой уродливой? - под общие усмешки спрашивал ее дружок Тайгера. Сам Тайгер стоял чуть в сторонке и мерзко ухмылялся. При этом девушка уродливой отнюдь не была. Серая мышка, но не уродина. - Хотя, чему мы удивляемся? Она же вся в мамашу! Род Скиров всегда был нищебродским, и в нем всегда были страшные женщины.
   Мы с Содером остановились. Тайгер и его подонки стояли к нам спиной, и пока нас не заметили. Трое второкурсником нас видели, но им было не до наших скромных персон. Они с бледными физиономиями затравленно смотрели на разоряющегося оратора.
   - Ну? Пройдем мимо? - спросил я Содера.
   Он исподлобья смотрел на разыгрывающиеся перед нами зрелище. Наконец, после очередной порции грязи, вылитой на несчастную дружком Тайгера, американец шагнул вперед.
   - Бить не рекомендую, - шепнул я ему, пристроившись чуть позади, справа. - Нас ушатают магией за пару секунд.
   Содер остановился в двух шагах от соловьем заливавшейся мрази, и громко прокашлялся. Тайгер и дружки мгновенно обернулись.
   - Как тебя зовут, чудо? - Содер с препротивнейшей улыбочкой осмотрел оскорблявшего девушку студиоза с ног до головы.
   Тот кинул поспешный взгляд на Тайгера. Тайгер никак не отреагировал. Он смотрел на нас с Содером, нелепо выпятив нижнюю губу и слегка вздернув подбородок. Должно быть, это означало, что он смотрит на нас сверху вниз. С презрением.
   - Тебе какая разница, как меня зовут? - не дождавшись реакции предводителя, с вызовом ответил студиоз.
   - В смысле, какая разница? Ты же так громко орешь, что она, - Содер кивнул в сторону девушки, - уродина, что у меня появилась мысль, уж не рекламируешь ли ты себя?
   Студиоз не понял. Остальные тоже. Содер продолжил.
   - Теперь вижу, что да, ты прав! У тебя зад определенно лучше, чем у нее! Тайгер, забирай своих болванов, а этого оставь нам с Гаретом. Он сегодня заменит нам девушку! - Содер протянул руку, схватил ошарашенного студиоза за плечо, и потянул к лестнице.
   Через мгновение нашу с Содером одежду объяло жаркое пламя. Я с воплем покатился по земле, сдирая с себя пылающую мантию, но она местами успела прикипеть к коже.
   Еще через секунду пламя неожиданно опало. Я со стоном поднялся с земли. Рядом, охая от боли, вставал Содер.
   - Чего не добили-то? - спросил я у Тайгера.
   Тот не ответил, но и без него я нашел причину того, почему нас не поджарили посильнее. Со стороны главного корпуса к нам спешили сразу несколько преподавателей, среди которых я увидели Драгомира и Клафелинщицу.
   - Этого теперь отчислят, - с трудом произнес Содер. - Согласно правилам Академии студиоз старшего курса, попытавшийся убить студиоза младшего курса, подлежит отчислению с черной меткой.
   Было видно, что ему тяжело говорить обожжёнными губами. С клочками чудом уцелевших волос, в обгоревшей мантией и покрывающейся волдырями кожей, он выглядел не лучшим образом. Подозреваю, у меня вид был точно такой же.
   - Дурак! - обернулся к напавшему на нас студиозу Тайгер. - Лизур, ты что наделал?
   - Я... я... - на Лизуре не было лица. Он ошарашенно смотрел то на свои руки, то на нас, то на Тайгера. - Я непроизвольно! Он меня потащил, я отреагировал!
   - Тайгер, оставь его, - я с трудом выдавил из себя полубезумный смех. Судя по реакции присутствующих, вышло вполне натурально. - Этого неудачника отчислят! Стоит ли тратить на него свое внимание? Или влияние своих связей? Все! Забудь о нем. Он теперь никто, и звать его никак!
   Тайгер перевел взгляд с меня на Лизура. Открыл было рот, собираясь что-то сказать, но передумал. Вместо этого он отошел в сторону, увлекая за собой всех дружков. Кроме Лизура. Лизур же, словно потеряв под ногами земную твердь, с совершенно потерянным видом подошел к скамейке, и со стоном на нее опустился.
   - Валес! Что я наделал? Что теперь скажет папа?
  
  
  

Кабинет ректора

  
   Ректор Академии магии Восточной провинции внимательно слушал доклад декана Темного факультета Аврелия Драгомира и задумчиво посматривал на присутствующих в его кабинете Наблюдающих, в число которых с некоторых пор был включен Констанций Альгиус, более известный всем, как Слепец.
   - ... способность обработки значительных объемов информации у обоих объектов значительно упала, - продолжал Драгомир зачитывать с лежавшего перед ним листка свои записи. - При этом все равно они продолжают усваивать гораздо больше материала, чем все остальные студиозы. На текущий момент Гарет и Содер вполне освоили материал второго курса, но применение его на практике пока не представляется возможным. Все-таки, скорость развития их энергетических тел вполне заурядная, и соответствует показателям чуть выше среднего для их возрастной группы. Если бы не их постоянные тренировки, фактически лишившие их отдыха после ужина, то скорость была бы ниже среднего. Также, благодаря этим тренировкам, ребята довели свои навыки работы с малым количеством энергии практически до совершенства.
   - Почему они не применили их во время нападения со стороны старшекурсников? - не удержался от вопроса хозяин кабинета. - Если бы не постоянное наблюдение с нашей стороны, все могло кончиться дли них весьма плачевно.
   - Тут можно только гадать, - пожал плечами Аврелий. - По моему мнению, они не ожидали столь острой реакции со стороны Лизура де Конга.
   - Не согласна, - подала голос Паула де Лорен. - Они преднамеренно провоцировали Лизура на конфликт, а потому не могли себе не отдавать отчет, чем все может закончиться. Скорее всего, они заметили тех трех студиозов седьмого курса, что находились в тот момент на академической площади, и надеялись на их вмешательство в случае обострения ситуации.
   - Тут они оказались совершенно правы, - подключилась к разговору Тифани. - Пока вы разбирались с Лизуром, Тайгером и остальными, я поговорила с теми студиозами, и они, действительно, готовы были вмешаться. Мы их опередили всего на несколько секунд.
   - Я понял, - Грасий Децимус Флор дал знак Аврелию продолжать.
   Аврелий пробежался глазами по последним строкам на его листке.
   - В принципе, я все. Осталось лишь добавить, что Содер и Гарет в эти выходные решили дать себе отдых, и, скорее всего, пойдут в "Синюю яму".
   - Главное, чтобы не догадались взять с собой своих дружков, - хмыкнул Гораций, чем вызвал почти у присутствующих сдержанные улыбки.
   Все видели запись происшествия, случившегося более полугода тому назад. Лишь Паула осталась серьезной. Она была единственной, кто до сих пор считал неправильным решение предоставить провинившимся студиозам еще один шанс, искренне полагая, что Содер и Гарет блефовали со своим отчислением.
   - Думаю, не догадаются, - предположил Аврелий. - В связи с этим у меня вопрос. Будем ли мы следить за ними в эти выходные?
   Вопрос был задан не зря, поскольку от практики тотальной слежки за объектами отказались вот уже как два месяца. Зачем продолжать ловить каждое слово Гарета или Содера, если маги все интересное об их родном мире уже узнали? Только лишний расход энергии на работу Всевидящего Ока. Теперь смотрели, не забывая вести запись на кристалл, лишь на их дневные занятия, да на самостоятельные тренировки после ужина.
   - Я против, - высказалась Тифани. - Не хочу смотреть на то, как они... Весело проводят время.
   - Я тоже, - поддержала ее Паула.
   Подобным же образом отреагировали все остальные маги, решив, что личное время важнее, нежели порядком уже опостылевшая слежка. Им вполне хватило и того, что все восемь дней из учебной декады ставили над ничего не подозревавшими объектами различные педагогические опыты, отслеживая и фиксируя их реакции.
   - Понял, - согласился с мнением большинства Грасий. - Тогда ставим им на ауры маячки безопасности. Драгомир, ваши учащиеся, так что вам и спешить им на помощь в случае опасности.
   Драгомир кивнул.
   - Хотел бы еще раз вернуться к теме похода Гарета и Содера в Проклятые земли, - продолжил ректор. - Считаю необходимым уже сейчас подсунуть им книгу с подробными описаниями артефактов другого мира.
   - Не рано ли? - усомнилась Паула. - Закрытая информация, не предоставляемая даже студиозам старших курсов. Вдруг разболтают? Может, лучше показать им ее перед самыми каникулами?
   - Болтунами они себя никак не проявили, - возразил Драгомир. - Тут я согласен с господином ректором. Нужно дать ее им сейчас. Вспомните, в "Книге Зула" описаны не только артефакты, но и твари, которые встречаются в Проклятых землях. Если оставим минимум времени, то они не успеют хорошо подготовиться. Это может привести к их гибели, и тогда все наши усилия пропадут даром.
   Тифани, точно студиоз, подняла руку, чтобы на нее обратили внимание. Это ей удалось.
   - Я целиком и полностью согласна с Аврелием. Мы потратили столько времени, чтобы подвести их к мысли о походе за артефактами с людьми этого бандита, что лично мне будет очень обидно, если к нам в руки не попадут нужные артефакты!
   - Кстати, надо не забыть передать Гарлею список предметов, на которые Содеру и Гарету нужно обратить внимание в первую очередь, - спохватился Драгомир.
   - Ты еще этого не сделал? - приподнял правую бровь Грасий.
   - Сегодня же передам!
   - Хорошо, - Грасий тяжело поднялся со своего места. - На сегодня, вроде, все. У кого еще остались нерешенные вопросы?
   Вопросов не последовало, и совещание благополучно завершилось.
  
  

Глава 8

  

Гарет

  
  
Плохо! Нет. Отвратительно! Только так можно было обозвать первый учебный день новой декады. Я стоял на общей линейке, с трудом удерживая себя в вертикальном положении, и мучаясь от приступов накатывающей дурноты. Проклятье! Сколько раз я обещал себе не мешать напитки. Сколько раз клялся меньше пить. Хоть раз бы получилось ограничить себя при посиделках с друзьями...
   Вон, американец, стоит и не страдает. С другой стороны, почему? Пил не меньше меня. Или мне просто не видно, поскольку стою во втором ряду сразу за ним?
   - Что, как прошли выходные? - шепнула мне Саманта, стоявшая по правую руку от меня.
   - Настолько хорошо, что хочется лежать, - отозвался я и получил смешок в ответ.
   С нашими одногруппницами, Самантой и Синти, отношения у нас сложились очень хорошие, хотя поначалу в них было больше негатива. Причем, со стороны девушек, относившихся к нам с определенной толикой высокомерия и даже презрения.
   Наверное, сказывалось то, что у одной родной дядюшка занимал пост ректора Академии, а у второй тетя являлась большой шишкой в Гильдии магов. Плюс, родословная у обеих оказалась длиннее, чем у собаки Содера. Американец, кстати, до сих пор, бедный, горюет о своем чемпионе, который остался там, на Земле.
   Положение удалось изменить через пару месяцев после начала учебы.
   Как оказалось, математика в этом мире все же присутствовала на должном уровне, и местные пользовались аналогом нашей таблицы умножения. Но из-за неудобных цифр, схожих с нашими римскими, перемножение превращалось в настоящую пытку. Даже при двухзначных значениях легко было запутаться в большом количестве палочек и галочек.
   У нас с Содером проблем не возникло, поскольку мы продолжали использовать свои цифры, записывая на бумаге лишь ответы для преподавателя, а вот у девушек наступили трудные времена. Некоторое время мы молча наблюдали за их мучениями, а потом я подошел, за пару минут на бумаге перед ними перемножил несколько двухзначных значений, и спросил, хотят ли они научиться перемножать цифры с той же скоростью.
   Девушки захотели, и всего за две недели мы с Содером обучили их нашим цифрам, нашему умножению и делению.
   - Сегодня приезжает Глава гильдии магов, архимаг Кадий де Ларанг, - продолжила шептать Саманта.
   - Ого! Откуда информация? От тетушки?
   - Угу. От нее. Так что, на вашем месте я бы подумала.
   Я насторожился.
   - Над чем?
   - Грасий Децимус Флор и Кадий де Ларанг во время каждого приезда последнего совершают обход по всем зданиям. Привычка у них такая.
   - И что? - не понял я.
   - В общежития студиозов они тоже заходят! - прошипела, отклонившись, Синти. - Уверена, комнаты нашего курса они проверят одними из первых!
   - Синти! Твой дядя на тебя уже смотрит! - одернула подругу Саманта.
   Действительно, ректор Академии, вещавший в этот момент с кафедры о каких-то условных космических кораблях, весьма неодобрительно смотрел в нашу строну.
   Синти тут же приняла исходную позицию, а Саманта сквозь зубы прошипела:
   - На вашем месте я бы попыталась что-нибудь придумать с теми девицами, которых вы сегодня ночью приволокли с собой!
   При этих словах в горле у Содера что-то булькнуло, и он тут же согнулся в приступе жуткого кашля. Все внимание всех собравшихся на академической площади сразу же сосредоточилось на нем. Даже ректор прервал свою речь.
   - Все в порядке! - несколько раз хлопнув Содера по спине, громко возвестил я. Почему все стоят и только смотрят? Никто не дернулся в нашу строну. Хорошо, что смартфонов нет, а то, чувствую, снимали бы судороги Содера на видео. - Можете не спешить на помощь! Он не умрет!
   - Точно все в порядке? - все-таки приблизились к покрасневшему Содеру Саманта и Синти.
   - Да.
   Когда мы вновь заняли свои места, и ректор продолжил, я прошептал:
   - Саманта, о чем каких девицах ты говорила?
   - О двух девицах в вызывающей одежде, которых вы приволокли с собой посреди ночи, - покосилась на меня Саманта. - Вам повезло, что в общежитии почти никого не было. Все только с утра приехали, к линейке.
   - А кто был?
   - В вашем крыле вроде никого не было. В нашем только мы с Синти, и ваши добрые знакомые, Тиллиана с Урсуллой, - при последних словах улыбка Саманты стала столь ослепительной, что могла посоперничать с солнцем.
   - Кто??? - мое сердце упало в самые пятки. Только не Талииди! Она же нас сдаст со всеми потрохами и возрадуется! - Надеюсь, они нас не видели?
   - Не, - чуть покачала головой Саманта. Неужели пронесло? - Не то, чтобы не видели. Они, как и мы, из окна высунулись, когда вы песню под окнами вчетвером орать начали, а потом, когда вы в здание вошли, побежали к лестнице. Подсматривали. Я из комнаты тихо выглянула, и вижу, как Урсулла Тиллиану держит, чтобы та на лестничную площадку не выскочила. Видимо, хотела вам помочь.
   - Помочь? С чем? - повернул голову Содер.
   - Так на дверях же сигнализация стоит, которая подает сигнал в комнату Таксоны, если кто-то пытается попасть в расположение противоположного пола. Содер, ты же сам о ней вспомнил, и не дал остальным идти дальше.
   - А дальше-то что было? - онемевшими губами спросил я.
   - Дальше Содер что-то поколдовал около дверей, и видимо отключил сигнализацию. Хотя ума не пойму, каким образом, - на прелестном лобике Саманты появились хмурые морщинки. - Вон, у старшекурсников ничего не выходит, хотя, говорят, пытались, и не раз. А вы... Да еще в таком состоянии. Что теперь делать-то будете?
   - А мы их не вывели? - с надеждой поинтересовался я. - В нашей комнате никаких девушек не было.
   - Точно не вывели, - с азартом, не оборачиваясь, прошипела Синти. - Мы с Самантой до утра у окна просидели. Талииди, думаю, тоже.
   - Екарный бабай, - пробормотал я.
   Мы с огромным трудом дождались окончания линейки, и стремглав бросились в сторону нашего корпуса. До занятий осталось всего двадцать минут! Двадцать минут, в течении которых нам предстояло выпроводить за пределы Академии двух девушек из "Синей ямы", которых нас дернуло протащить к себе в комнату.
   - Я не помню, как мы пришли! - задыхаясь, на бегу выпалил Содер.
   - Я вообще ничего не помню!
   Ворвавшись в комнату, мы не сразу обнаружили в ней гостей - девушки мирно дрыхли, с головой зарывшись в одеяла. С криками и воплями мы заставили их подняться, и оперативно одеться. Готов поспорить, на это у них ушло меньше сорока пяти секунд. А ведь они ни дня не служили в армии! Видимо, сказался большой опыт в раздевании и одевании.
   - А теперь бегом отсюда! - рявкнул Содер, рывком открыв дверь.
   - Куда? - в ужасе округлила глаза смазливая блондинка, имени которой я не знал, хотя не раз видел в "Синей яме". - Там же маги! Они остановят нас и спросят, откуда мы тут взялись!
   - Точно, - я заметался по комнате, пытаясь придумать выход. - Днем же на воротах дежурный! Он точно их остановит!
   Содер сел на стул, взъерошил рукой волосы, и застыл. Думает.
   - Содер, нам этого не простят! Нас отчислят! - меня на мгновение охватил приступ паники, и спасибо американцу, который привел меня в чувство:
   - Заткнись! - заорал он так, что у меня зазвенело в ушах. - Не мельтеши и дай сообразить! - внезапно, взгляд его посветлел. Он подскочил к шкафу, и вытащил из него две мантии. - Одевайте!
   Объяснять что-то было излишним, и через минуту мы вчетвером крадучись шли по дорожкам вдоль академической площади. Осталось обойти главный корпус, и прошмыгнуть мимо дежурившего неподалеку от ворот студиоза. Это было несложно, если девушки прошли бы с нами, и практически невозможно, если бы они шли одни. Все-таки, все студиозы старших курсов к этому моменту знали первокурсников по лицам. Девчонки спрячутся за нашими спинами, минуют ворота, и вот он, воздух свободы!
  

Кабинет Наблюдающих

   Паула де Лорен и Гораций де Бурус молча смотрели на проекцию на темной стене, отображавшую четверых студиозов, споро шагавших вдоль академической площади. Дверь в кабинет приоткрылась, и в помещение вошли Тифани Клафелимиди и Аврелий Драгомир.
   - Что случилось, коллеги? - осведомился Драгомир, скользнув по проекции быстрым взглядом.
   - Посмотри внимательнее, - посоветовала Паула.
   Драгомир присмотрелся.
   - Ох! А это кто? - воскликнул он. - Эти девушки не из нашей Академии! Иначе я бы их запомнил.
   Паула усмехнулась.
   - Ты прав, Аврелий. Они не из нашей Академии. Они вообще отношения к Академиям не имеют. Этих девушек ночью привели с собой Гарет и Содер. Надеюсь, объяснять, что они делали с ними в своей комнате, не нужно?
   - Не нужно, - отозвалась Тифани. - Но как? Ворота Академии на ночь запираются.
   - Через забор, милочка, через забор, - ответила Паула. - Да, в это сложно поверить, но они перелезли через трехметровый решетчатый забор в тонких юбках и на высоких каблуках!
   - Мда-а-а-а... - протянул Аврелий. - А как же сигнализация на мужскую часть?
   - Я краем уха слышал, что темные маги могут высасывать энергию из слабых заклинаний, - напомнил всем Гораций про известный всему миру факт. - Ты уже их учил этому?
   Аврелий развел руками.
   - Да, но я не думал, что они вот так используют свои знания. Тем более, для того, чтобы иссушать чужие заклинания, нужно в совершенстве уметь управлять малыми потоками энергии, и четко ориентироваться в геометрии конструкции плетения.
   - Ты сам говорил, что они прекрасно освоили первое, а со вторым у них проблем не было еще в том, родном для них мире, - вздохнула Тифани. - Приглашаем ректора?
   - Ректора? - снисходительно вскинула бровь Паула. - Зачем его беспокоить по таким пустяковым вопросам? С проблемой доступа на мужские и женские части общежитий потом разберется госпожа Таксона, а вот по этим двум... Давайте посмотрим, сколь сильно развита их смекалка. Чувствую, именно от нее будут во многом зависеть их жизни в Проклятых землях.
  

Гарет 

   - Стой! - сдавлено прохрипел я, увидев у левого торца главного корпуса Аврелия Драгомира.
   Все мгновенно замерли. Нам сказочно повезло, что декан стоял к нам спиной, и пока нас не видел.
   - В главный корпус, - моментально принял решение Содер, двинувшись по соответствующей дорожке. - Пересечем его насквозь!
   До главного корпуса мы добрались без приключений. Приключения начались позже, ровно в ту секунду, когда за нами закрылись входные двери.
   - Клафелинщица! - прохрипел Содер.
   Он встал и развел руки в сторону, пытаясь спрятать девчонок за обвисшими рукавами и расширившимися полами мантии.
   - Встань нормально! - я дернул его руку вниз, и встал рядом, плечо к плечу. - Своей позой какающей вороны ты наверняка привлечешь ее внимание! Видишь, она к нам боком стоит. Не видит нас. Что теперь?
   - Наверх, - американец с самым непринужденным видом повернул к лестнице. - На третий этаж. Около библиотеки дополнительный читальный зал.
   - Содер, ты гений, - вырвалось у меня.
   Ну, конечно же! Огромный дополнительный читальный зал, в котором днем обычно никого не было. Хотя по вечерам в нем частенько собирались студиозы, играли в различные настольные игры, и пили взвар местной травы - трута, игравшего в этом мире роль нашего чая. К сожалению, а может и к счастью, иного места, где могли совместно провести досуг юноши и девушки, в Академии не было.
   Идеальное место, чтобы девушки могли переждать до ужина, а там мы их спокойно выведем.
   - Здесь вы будете сидеть до вечера, - Содер первым вошел в просторнейший уютный зал, в котором четверть пространства было свободной, а остальное занимали всевозможные диваны, большие кресла, и немногочисленные столы с придвинутыми к ним стульями.
   - До вечера? - возмутилась миниатюрная брюнетка.
   Ей досталась моя мантия, оказавшаяся чрезмерно великой. Чтобы иметь возможность идти, девушке пришлось поднимать полы мантии.
   - Мы так не договаривались! - поддержала ее подруга. - Нам к вечеру на смену!
   - Цыть! - пресек я споры. - Сейчас превращу в курицу. Будешь знать, как пререкаться с великими и могущественными!
   Девушки мгновенно притихли. Вид при этом у них был такой несчастный, что я сжалился.
   - Хорошо. После занятий попытаемся что-нибудь придумать.
   - А деньги? - робко спросила блондинка, когда мы уже выходили из зала.
   - Какие деньги? - остановился я.
   Девушки переглянулись.
   - Ну... За ночь...
   - А-а-а-а, - покачал я головой. - Деньги потом отдадите, - и прикрыл дверь.
   Спускаясь по лестнице, Содер заметил:
   - Гарет, мне все-таки кажется, что это они хотели денег. С нас.
   - За что?
   - За ночь с нами.
   - Содер, как я могу платить за то, чего не помню? - отрезал я. - А вдруг между нами ничего не было?
   - Мне кажется, что все-таки что-то было, - промямлил мистер "Вселенская справедливость".
   - Содер, ты же меня знаешь. Я всегда запоминаю все хорошее. А раз я ничего не помню, значит ночью ничего хорошего не было. Логично?
   С такой логикой Содер еще не сталкивался. Поэтому слегка подвис, а потом уже было поздно, поскольку мы обнаружили Драгомира и Клафелинщицу, поднимавшихся по лестнице нам навстречу.
   - Гарет, Содер, я думал, вы уже на занятиях, - строго на нас глянул Драгомир. - Вы что тут вообще делаете?
   - Бежим на занятия! - я попробовал прошмыгнуть справа от деканов, но Клафелинщица решительно встала у меня на пути.
   - Что вы тут делали? - тоном, от которого у меня застыла кровь в жилах, спросила она.
   Взгляд огромных голубых глаз прошивал меня не хуже рентгеновских лучей, проникая в самые потаенные уголки моей дрожащей от страха души. По крайней мере, мне так показалось.
   Утопая в их глубинах, и не в силах отвести в сторону свои, я вслух зачитал, казалось бы, давно забытый стих:
   - Лишь черный бархат, на котором
   Забыт сияющий алмаз,
   Сумею я сравнить со взором
   Её почти поющих глаз.
   - Что? - уважаемая декан факультета Стихии Огня от неожиданности хлопнула ресницами, и я с облегчением вздохнул, про себя решив стараться не встречаться с ней взглядами.
   - Это стих.
   - Это мы уже поняли. Сам сочинил? - спросил Драгомир.
   - Нет, - развел я руками. - Это из творчества Гумилева. Николая Гумилева. Был у нас такой пастух в баронствах.
   - Смотрю, ваши баронства просто кладезь талантов. Надо обязательно посетить их! - улыбнулась Клафелинщица. - Однако, ты так и не ответил на мой вопрос.
   Почему они меня спрашивают? На Содера даже не смотрят. Едва я вспомнил про друга, как тут же он вмешался в разговор, озвучив простую, и при этом самую правдоподобную версию:
   - Я потерял рабочий блокнот, и мы подумали, что оставили его в читальном зале. Там мы с Гаретом провели последний вечер перед выходными.
   - Не нашли?
   - Нет, - физиономия Содера выглядела столь расстроенной и несчастной, что даже мне, знающему правду, стало его жалко.
   Вот ведь актер. Как бы он блестяще играл на судебных подмостках, окончи он Гарвард и приступи к практике!
   - Ой, бедный, - сложила ладошки вместе Клафелинщица, с состраданием глядя на Содера. - Ну-ка, пойдемте за мной. Я представлю вас очень важным людям, которые в будущем наверняка окажут благотворное влияние на ваши карьеры.
   - Может, не надо? - жалобно спросил я.
   Не нравился мне весь этот ажиотаж. Ох, как не нравился!
   - Надо, Гарет. Надо! - Клафелинщица совершенно бесцеремонным образом схватила нас за руки, и потащила обратно на третий этаж.
   Отпустила ровно напротив дополнительного читального зала.
   - Подождите нас пока в читальном зале. Мы сейчас прогуляемся за коллегами и придем. Мы постараемся быстро.
   - Но... Как же? - наморщил лоб Содер. - У вас же занятия! Мы и так вас отвлекли. Зачем на нас тратить свое, безусловно дорогое, время?
   - Ничего страшного, - ответил Драгомир. - На первую пару меня подменили. Дело в том, что нашему дежурному студиозу на воротах стало плохо. Я его отправил в лазарет, а сам должен еще подыскать ему замену. Вот, представим вас, и я вернусь к этому вопросу.
   Я незаметно толкнул Содера. Вот он, наш шанс! Только бы теперь Содер вновь не начал ныть про время деканов. Однако, Содер и сам сообразил.
   - Ну, раз надо, так надо, - склонил голову он. - Представляйте нас!
   Сволочь! Переигрывает! За это он получил второй толчок в бок.
   Между тем, оба декана направились в сторону лестницы. Видимо, важные персоны заседали на втором этаже.
   - Идем! - зашипел я Содеру, едва они скрылись из виду. - Нельзя терять ни минуты!
   Ворвавшись в читалку, мы ринулись к ближайшему окну.
   - Мальчики, вы вернулись? - тут же объявились девчонки.
   - Да! Мы пришли вас порадовать! - через плечо бросил я. Распахнув окно, мы с Содером выглянули наружу. Проклятье! Высоко. - Хотите на смену успеть?
   - Да.
   - Тогда вам нужно сделать самую малость. Спрыгнуть вниз!
   Девушки подошли к окну, выглянули наружу и попятились.
   - Мы хотим нас смену с целыми ногами! - поставила ультиматум блондинка.
   Елки... Они еще выбирать тут будут. Сейчас вернуться маги и поставят нас в неприличную позу.
   - Зачем вам целые ноги? В конце концов, вы же не ногами там работаете! - я еще раз выглянул в окно.
   Девушки на всякий случай отошли подальше от нас.
   - Гарет, включай логику, - одернул меня Содер. - Спрыгнут они, переломают ноги, и останутся лежать внизу. Криками поднимут всю Академию. Вообще не вариант!
   - Ты прав. Я об этом не подумал, - внезапно в мою голову пришла мысль, показавшаяся мне гениальной. Я одним движением скинул с себя мантию, потом рубаху, и принялся их связывать между собой. - Снимай одежду!
   Объединив с вещами Содера, я получил импровизированную веревку. Свесив ее из окна, поманил девчонок.
   - Эй! Посмотрите сюда. Сможете спуститься?
   - Меня Камилла зовут, - заявила блондинка, выглядывая из окна. - Мало. Весь первый этаж лететь. Не пойдет.
   - Ах ты... Камилла!!! - я скрипнул зубами и стянул с себя штаны, оставшись в полном неглиже. - Довольна?
   Камилла и ее подруга фыркнули.
   - Этого мало!
   - Содер! Ты чего стоишь, очаровался? Слышал? Камилле мало! Снимай штаны!
   Через минуту по "веревке" аккуратно спустилась сначала одна девушка, а затем вторая. Мы с Содером, затаив дыхание, проследили, как они быстро пробежали по дорожкам, и благополучно нырнули в калитку.
   - Что же мы стоим? - я заработал руками, втягивая нашу связанную одежду обратно.
   Сейчас быстро развязать узлы, одеться, и...
   Входная дверь тихо скрипнула, и в читальный зал, в сопровождении наших деканов, вошли два незнакомых мага. Впрочем, незнакомых условно, поскольку я их уже не раз видел, и знал, что магесса является родной теткой Саманты.
   Увидев нас, вся делегация встала, точно вкопанная. Мы с Содером тоже не двигались, замерев с "веревкой" в руках. Несколько секунд оглушающей тишины, показавшиеся мне вечностью. Вечность, которую нам предоставила сама судьба, для переосмысления самой сути понятия о глупом положении.
   - Э-э-э-э... - я отпустил "веревку", прикрыл руками самое сокровенное, и распрямился. - Господа, дамы, что бы вы там себе не подумали, заверяю, вы все не так поняли! Согласен, наше положение дурацкое, и мы выглядим...
   На этом я умолк, и покосился на Содера, в надежде, что может у него есть внятное объяснение.
   - Продолжайте, Гарет Плевакус, продолжайте, - нарушила молчание преподавательского состава Клафелинщица. - Общественность, представленная тут в нашем лице, - указала она миниатюрной ручкой на своих коллег и себя, - желает знать все подробности.
   Нервный смешок со стороны Содера подарил мне надежду, что он нашел нужные слова.
   - Конфуз... вышел..., - на этом фонтан его красноречия иссяк.
   Жаль.
   - Чему вас только в вашем Гарварде учат? - тихо проворчал я. - Когда не надо, ты вякаешь, а когда надо ответить, почему мы тут стоим, голые и смешные, так сразу язык в задницу...
   - Ну? - требовательно спросила тетка Саманты. Тонкие губы, вкупе с острым носом и пронзительными серыми глазами, придавали ее лицу излишне строгое выражение. Даже чуть хищное. - Чего мы там тихо бубним между собой? Кто будет отвечать?
   - Секундочку, - попросил я. Торопливо отвязав свою одежду, я кое-как накинул на себя мантию, и двинулся прямо к магам.
   Драгомир многозначительно посмотрел на слегка опешивших коллег.
   - Плевакус посмелее, - констатировал он.
   Он явно ждал, что я остановлюсь перед ними, и начну объясняться, но... я обманул их ожидания.
   - Отвечать будет Содер Смэлл, - скромно объявил я и обошел магов по левому флангу.
   Перед тем, как юркнуть за дверь, добавил:
   - Прошу прощения, мне в туалет нужно. Очень нужно!
   Мгновением позже без всякого удивления услышал за спиной возмущенный рев Содера:
   - Остановите его! Он врет!
   Не захотел один ответ держать.
   - Стоять! - следом за мной в коридор вылетела тетушка Саманты.
   Магесса взмахнула рукой, и я взмыл в воздух. Через секунду влетел обратно в читалку, и там меня весьма небрежно бросили на пол перед магами.
   - Ты самый умный? - напустилась на меня Клафелинщица. - Бросил друга и бежать? Тебе не стыдно?
   - Отвечай, почему вы в таком виде? - прогремел Драгомир.
   Первую мою версию, согласно которой мы с Содером меряли расстояние от окна до земли, маги отмели сразу. Не поверили.
   Вторую версию выдвинул Содер, и она гласила, что мы спустили на землю Тина. Дескать, хотели проверить выдержит ли самодельная веревка. Эту версию тоже пришлось снимать с повестки, поскольку маги вознамерились вызвать с занятий Тина, чтобы он подтвердил или опроверг наши слова.
   В итоге, маги загнали нас в угол, и нам пришлось во всем сознаться.
   - Как вы посмели привести в свою альма-матер распутных девок? - тотчас обрушилась на нас тетушка Саманты. - Вы!
   - Неслыханно! Аморально! - вторил ей Драгомир.
   Ругали нас долго, и все это время мы с Содером стояли молча, повесив гривы и не пытаясь оправдаться. В конце концов, маги устали, и приступили к следующей теме - как нас за сей проступок следовало наказать.
   А подумать им было над чем. Видите ли, нарушение не дотягивало до отчисления, но при этом ограничиваться одним лишь предупреждением, по их высочайшему мнению, не стоило, поскольку преступление было гораздо серьезнее, нежели те, за которые этими предупреждениями карают.
   Драгомир предложил вспомнить старое наказание, отмененное лет пятьсот назад, и выписать нам розги. С десяток, по его убеждению, вполне бы хватило, чтобы наш разум шагнул на следующую ступень развития, и мы более не совершали ничего подобного.
   С его идеей не согласился маг девятого круга Стихии Воды Гораций де Бурус, заявив, что не стоит вспоминать варварские обычаи. Я с ним был целиком и полностью согласен!
   - Правильно, - прошептал я. - Чего старое вспоминать-то?
   Маги меня услышали.
   - Вот! Даже студиоз согласен со мной, - победно взмахнул руками Гораций. - Нужно придумать более свежее наказание, которое мы потом сможем применить и в столичной Академии!
   - Что же ты предлагаешь? - поинтересовалась тетушка Саманты.
   Выяснилось, что ее зовут Паула де Лорен. Гораций задумался.
   - Можно, к примеру, заточить их на два дня в открытую клетку, которую выставим на академической площади. Причем в том же самом виде, в котором они нас встретили в читальном зале. А что? Они же не стесняются нагишом оставаться!
   - Не, не! - вскинулся Содер. - Розги не такое уж и варварское наказание! Я согласен на них! Даже на два десятка! Тем более, мне не впервой...
   - А вот студиозы настаивают на розгах, - обрадовался Драгомир. - За их проступок, пятнающий честь всей Академии...
   Дальнейшее обсуждение мне напоминало театр абсурда. Одно наказание сменялось другим, и с каждым разом становилось все страшнее и страшнее. От звучавших идей нас с Содером бросало то в жар, то в холод. Может, лучше пусть нас отчислят?
   - Уважаемые преподаватели! - взмолился я через десять минут. - Вы скоро начнете предлагать сварить нас в котле! Да, мы допустили серьезный проступок, но Родину-то мы не предавали!
   Маги разом притихли.
   - Хм, - хмыкнула тетушка Саманты. - Пожалуй, мы действительно чуть-чуть увлеклись. А вы как сами считаете, как мы должны с вами поступить?
   Я опустил голову.
   - Понять и простить.
   - Понять и простить, - повторил американец.
   - Или розги, - огласил я самый мягкий вариант из всех предложенных.
   - Да, да, - поддержал меня Содер. - Ему можно розги.
   - Мне можно розги, - на автомате сказал я, и меня тут же словно током ударило. - Что??? Только мне???
   Вот ведь собака гарвардская!
   В итоге маги остановились на карцере, о существовании которого я даже не подозревал. Спрашивается, к чему был весь этот спектакль?
  
  

 Кабинет Наблюдающих

  
  
   - Ты все записал? - спросила Паула у Драгомира.
   - Да! - темный маг подошел к столу, вынул из специального крепления информационный кристалл, и продемонстрировал его всем собравшимся в кабинете магам. - Тут все! С момента, когда они бегут к общежитию, и заканчивая их помещением в карцер.
   Тифани устало опустилась в объятия кресла, и, прикрыв глаза рукой, рассмеялась.
   - Ой, не могу! - с трудом пояснила она. - Как вспомню рожу Гарета, когда Гораций предложил посадить их на кол, а потом снять, подлечить, и снова посадить!
   - Содер в тот момент чуть в обморок не упал! Его Гарет на ногах удержал! - припомнил Драгомир.
   Кабинет наполнился дружным смехом.
   - Они такие наивные! - выдавила из себя Паула, вытирая выступившие от смеха на глазах слезы. - Другие бы студиозы в жизни бы не поверили в эту ахинею, а эти двое... Как там Содер любит говорить? Средневековая жестокость и варварство?
   - Да, именно так! - подтвердил Гораций. - Причем, обо всем же читали. Все анализировали, по полочкам у себя в комнате раскладывали. Историю, наверное, лучше всех нас вместе взятых уже знают! И не вспомнили, что во всех королевствах сажают на кол, или казнят иными способами обычных преступников. Не обратили внимание, что о наказании магов или студиозов в книгах ничего не говориться.
   - О карцере для студиозов где-то говориться, - припомнила Тифани. - Видимо, еще не дочитали.
   - А мне понравился момент, когда мы зашли, и Гарет такой выдает "вы не так все поняли"! - новый взрыв смеха.
   - Потом Содер про конфуз! И вещи свои опустил, а там все видно! Ха-ха-ха...
  
  

Гарет

  
  
Отсидели мы в карцере ровно сутки. Все это время Содер на меня дулся, и не уставал напоминать про мою неудавшуюся попытку побега из читалки, но у меня было, что ему предъявить в ответ. Это я про его предложение несправедливого распределения розг между нами.
   Однако все это время меня не покидало странное ощущение. Что-то в нашем разговоре с магами было не так. Если точнее, мне подозрение внушал процесс выбора нашего наказания. Свои сомнения я высказал Содеру утром, когда дежурный студиоз пришел выпустить нас.
   - Ты прав, - признал Содер после некоторых раздумий, когда я уже решил, что он продолжает на меня обижаться. - Если забыть про свои эмоции и вспомнить поведение магов, их ужимки и взгляды в нашу сторону после очередного идиотского предложения, типа посадим виновных на кол... Гарет! Мы с тобой два дурака!
   Я с кислой миной кивнул.
   - Тоже пришла мысль, что над нами все это время ржали?
   - Так и есть! - возбужденно воскликнул Содер. - Теперь вспомни историю королевства. Как тут наказывают магов?
   - Их точно не казнят, - я раздраженно пнул подвернувшийся под ногу камень. - Чувствую, карцер был единственным наказанием, которое нам грозило, а мы с тобой, как два клоуна, там... Тьфу!
   - Постой-ка, - нахмурился Содер. - Тут есть еще одна странность. Помнишь, почему мы повели девчонок на третий этаж?
   - Да. С одной стороны появился Даргомир, а потом Клафелинщица. Проклятье! Они знали, что мы выводим гостей, и специально загоняли нас в определенную точку!
   За разговором мы незаметно для себя успели дойти до нашей комнаты, войдя в которую принялись собираться на занятия. Увы, никто не давал освобождение на день после карцера.
   - Именно, - американец сложил в ученическую сумку учебники и тетради, и начал переодеваться. - Теперь другой вопрос. Откуда они могли знать?
   Я поморщился, сразу вспомнив про одну вредную однокурсницу.
   - Тиллиана! Сдала-таки нас.
   Поправив на себе мантию, я подхватил сумку, и, открыв дверь, первым вышел из комнаты.
   - И Урсулла, - вышел следом Содер. - В последнее время я часто встречаю их.
   - Я тоже, - припомнил я. - Слишком часто, чтобы быть совпадением. Они следят за нами.
   - Сейчас я уверен в этом, - качнул головой Содер. - Проучим их?
   Я фыркнул.
   - Спрашиваешь? Конечно, проучим! Я себе не прощу, если не отомщу им за то, что пришлось пережить по их милости!
   Учебный день пролетел на одном дыхании. Сегодня, наконец, помимо занятий по ОТТМ, так все коротко называли Общую Теорию Темной Магии, нам провели увлекательную двухчасовую вводную лекцию по одной из профильных дисциплин - некромантии.
   Рег Олий, темный маг седьмого круга, дал нам под запись основные понятия и определения, а также привел общую квалификацию нежити с подробным описанием особенностей всех ее представителей.
   Как выяснилось, наука подразделяла нежить на три класса - высшая, средняя и низшая, различавшихся между собой по целому ряду особенностей, важнейшими из которых были сила и сложность магической силовой структуры, служившей основой нежити. Классы, в свою очередь, подразделялись на два подкласса - животные и насекомые, те на виды, которые уже переходили в подвиды конкретной нежити.
   К примеру, псевдоживой человеческий скелет относился к классу низшей нежити, подклассу животных, виду скелетов, подвиду скелет человеческий. Я втайне порадовался, что в некромантии не встречается псевдоживых растений и грибов, иначе классификация была бы в разы сложнее.
   - Постойте! - не сдержался я, когда господин Олий рассказал нам об особенностях умертвий. - Когда нас в первый день водили по Академии, нам показывали умертвие! Оно же могло нас запросто разорвать!
   Рег улыбнувшись ответил, что наслышан от той замечательной истории, когда два бесстрашных студиоза чуть ли не совали пальцы в рот умертвию, добавив, что нам нечего было боятся, поскольку уважаемый господин декан удерживал тварь магической печатью.
   - Может, оживим скелет мыши и подсунем Тиллиане? - после занятий предложил Содер, когда мы вышли из учебной аудитории.
   - Как-то мелко и совсем уж по-детски, - отрицательно покачал головой я.
   - Ого! Смотрю, вы хотите перейти к активной фазе боевых действий, - звонко рассмеялась Саманта, вместе с Синти шагавшая позади нас. - С чего вдруг?
   - Это она довела нас до карцера, - пояснил я. - С нашей стороны будет невежливо, если не ответим взаимной любезностью.
   - Вы уверены, что это она вас сдала? - мгновенно стала серьезной Саманта.
   - Больше некому, - я вкратце рассказал девушкам, как четко нас поймали маги.
   О последующей комедии я скромно умолчал.
   Одногруппницы нахмурились.
   - Да, похоже это она, - согласилась с нашими выводами Синти. - Некрасиво с ее стороны. Как думаете отомстить?
   - Пока не решили.
   - Если что, я готова вам помочь, - чуть подумав, сказала Саманта.
   - Я тоже, - добавила Синти.
   - Спасибо!
   Продолжить разговор не получилось, ибо на выходе нас встретила целая толпа друзей и знакомых.
   - Привет! - первым подскочил к нам Тин.
   Именно этот косой болтун был виной тому, что наши с Содером тушки, вопреки нашему желанию, оказались на пике популярности. Он с огромным энтузиазмом рассказывал всем о нашем героическом подвиге при стычке с Тайгером и его подонками каждому встречному и поперечному, с каждым разом добавляя все больше новых деталей.
   Затем те, кому он рассказывал, несли новость дальше, не забывая добавлять своих подробностей, и неудивительно, что в итоге о происшествии стало известно даже за пределами Академии!
   - Привет, - отозвался я, наблюдая, как Содера куда-то за руку потащил Хантердей.
   - Что-то случилось? - обеспокоился Тин, моментально почувствовав исходившие от меня негативные эманации.
   - Да! Мне не нравится, когда вокруг меня...
   Договорить мне не дали.
   - Привет, Гарет, - решительно отодвинув косого в сторону, передо мной встала троица студиозов второго курса.
   Я напрягся, но почти сразу расслабил ягодичные мышцы, узнав тех трех студиозов, из-за которых мы поцапались с Тайгером.
   - Мы очень тебе благодарны, - скромно потупив взор, взяла слово девушка. - Тайгеру никто не смел слово сказать. Даже те семикурсники, наблюдавшие со стороны площади, не подошли. Только вы с Содером за нас заступились.
   Благодарность была вполне заслуженная, и на их месте я бы тоже подошел сказать спасибо человеку, спасшему тебя от издевательств, но мне почему-то стало неудобно. Нет, я никогда излишней скромностью не страдал, и мне были приятны их слова. Просто было... тягостно. От ребят я отделался дежурными фразами, взамен услышав их имена, наперед зная, что вряд ли их запомню, и клятвенные обещания исполнить любую мою просьбу. В рамках разумного, разумеется.
   - У вас теперь столько поклонников! - с горящими глазами воскликнул Тин, едва ребята отошли. - Нравится?
   - Не особо, - ответил за меня вернувшийся Содер.
   - Почему? - изумлению Тина не было предела. - По-моему, так просто все зашибись! Вам же теперь с любой девчонкой без проблем замутить можно! Ходишь такой, а все тебя знают, все тебя замечают!
   - Пойдем на обед, - предложил я, и мы, протиснувшись сквозь толпу первокурсников, пошли по дорожке в направлении главного корпуса, по пути объясняя Тину минусы чрезмерной популярности.
   Толпа, с немыслимым гомоном и гвалтом, размеренно шагала за нами. Беглым взглядом я насчитал в ней порядка двадцати студиозов, и их всех отличала одна интересная деталь - все принадлежали либо к простым людям, наподобие Тина и остальных наших друзей, либо к захудалым аристократическим семьям, об отпрысков которых так любил вытереть ноги Тайгер с дружками.
   Видимо, эти студиозы инстинктивно решили кучковаться вокруг нас, рассчитывая таким образом защититься от посягательств со стороны представителей высшей аристократии. Вот тебе и Академия называется... Судя по отношениям между будущими магами, социум магов мало чем отличался от такового у простых людей.
   - Мы с тобой как два Робин Гуда, - шепнул я Содеру.
   Тот сначала не понял, но потом огляделся вокруг и усмехнулся.
   - Ага. А это, - он незаметно кивнул в сторону бредущих позади студиозов, - наша целевая аудитория обиженных и несчастных.
   После обеда мы по обыкновению наведались в библиотеку, занимавшую все левое крыло третьего этажа главного корпуса Академии. Сопровождавшая нас свита, во главе с Тином, сделала попытку двинуться следом, и нам стоило больших усилий отделаться от нее. В библиотеке я сразу уселся за учебник по некромантии, решив начать углубляться в предмет, а Содер принялся рыться в книгах, аккуратно расставленных на полках в многочисленных высоких шкафах. Его постоянно сопровождал добродушный смотритель библиотеки - седой скрюченный дедушка, оказавший нам бесценную помощь в поиске нужной литературы.
   - Господин Тер, а еще книги по артефактам у вас есть? - минут через двадцать краем уха услыхал я вопрос Содера.
   Дед что-то крякнул в ответ, и, судя по удаляющимся шаркающим шагам, направился в дальний конец библиотеки.
   Я вновь погрузился в чтение, от которого меня оторвал громкий вопль Содера.
   - Гарет! Смотри, что нам дал господин Тер!
   Через несколько секунд он положил на стол передо мной толстую серую книгу формата А4, на обложке которой я прочитал "Книга Зула".
   - Что это?
   - Читай! - он открыл книгу на первой странице.
   Я бегло пробежал взглядом по аннотации, и мои глаза невольно расширились.
   - Это фантастика! Здесь же все, что нам нужно!
   - Именно. Убирай свою некромантию, и садимся изучать книгу Зула.
   К нашему огорчению, дедушка Тер не разрешил унести книгу в комнату, и пришлось читать ее в читальном зале библиотеки. С того момента мы посвятили книге Зула все свое свободное время, уходя в библиотеку даже после ужина. Старательно конспектировали всю информацию об артефактах и тварях Проклятых земель, и пытались как можно больше запомнить.
   Отомстить Тиллиане и Урсулле договорились позже. После того, как разберемся с книгой. Между тем, обе девушки неустанно напоминали о себе. Они, играя то ли в шпионов, то ли в сыщиков, всюду следовали за нами по пятам. Поскольку делали они это с профессионализмом коров, выпущенных танцевать брейк на льду, "хвост" мы с Содером заметили сразу же, но пока делали вид, что ничего не замечаем. Хотя, признаюсь, их внимание нас бесило, поскольку ни я, ни американец до сего момента еще не встречал столь наглых стукачей.
   Ближе к концу учебной декады от книги Зула пришлось отвлечься, поскольку из-за чрезмерного увлечения ею начала страдать учеба - к некромантии добавилась малефицистика, и нагрузка возросла в разы. Даже мы, привыкшие обрабатывать огромные объемы информации и одновременно изучать полтора десятка различных дисциплин, вынуждены были приложить максимум усилий. На наших девчонок, Саманту и Синти, было тяжело смотреть. Обе корпели над учебниками до самого ужина, а после, уподобившись нам, устало плелись на тренировочную площадку отрабатывать приемы построения заклинаний.
   Поразмыслив, мы с Содером договорились уделять книге Зула время после ужина, а также остаться в библиотеке в первый выходной. Хотели пожертвовать и вторым выходным, но решили, что пора переговорить с Хромым по поводу посещения Проклятых земель более обстоятельно.
   Так и поступили. Просидев с книгой Зула весь первый свободный от учебы день, мы покинули Академию поздним вечером. Получасовая прогулка, и вот он вход в родную "Синюю яму". В вечернем сумраке я разглядел около дверей подозрительную фигуру, спиной опиравшуюся на стену. Двери таверны на секунду отворились, и в упавшем на улицу отсвете я опознал Корявого.
   - Здорово, Корявый!
   - О! Приветствую, парни, - Корявый оторвался от стены, и услужливо приоткрыл дверь.
   Интересно, почему мы всегда сталкиваемся на входе либо с Корявым, либо с Сиплым?
   - Как у вас тут дела? Все нормально? - спросил я, пропуская вперед Содера.
   - Нормально, - ответил Кривой, заходя в помещение следом за мной.
   В таверне, как всегда, было полно посетителей. При нашем появлении все повернулись к нам лицами и притихли. У меня на секунду появилось ощущение, что мы зашли в вольер к хищникам. Несколько мгновений, потребовавшихся на наше опознание, и все отвернулись, продолжив заниматься тем, чем занимались до нашего появления - распитию спиртных напитков и общению с себе подобными.
   Мы прошли к нашему столику в углу. Его, специально для нас с Содером, всегда держали свободным. Даже в будние дни, когда мы точно прийти не могли.
   - Вы моих девчонок обидели, - вместо приветствия и вопроса, чего мы хотим заказать, заявила подошедшая Грета.
   - Чего такое? - сразу забеспокоился Корявый, поглядывая то на нас, то на хозяйку таверны.
   - Не заплатили Камилле и Луизе за ночь, - пояснила Герда.
   Содер посмотрел на меня с таким победным видом, как будто только что взобрался на Эверест.
   - Я говорил Гарету заплатить, - заявил он, сдав меня с потрохами.
   - Это ты у Тиллианы научился людей закладывать?
   - Ну, так давай, скажи Герде то, что мне тогда сказал, - рожу Содера исказила гаденькая улыбочка.
   - А что он тебе говорил? - напористо спросила Герда.
   - Это ты у него спроси! Эй, Сарда, - окликнул американец проходившую мимо официантку. - Принеси мне кружку бархатного и колбасок в нарезке.
   Я, оказавшись под требовательным взглядом Герды, вздохнул.
   - Понимаешь, Герда, в тот момент возникли такие обстоятельства, что мне неудобно было разбираться, кто кому и сколько должен.
   - В смысле, кто кому? - возмутилась Герда. - Камилла там едва задницей не села на полуметровый штырь на вершине ограды, когда вы ее на территорию Академии пихали, а ты еще рассуждаешь, кто кому должен?
   - Ладно! - сдался я, видя, как в нашу сторону начинают с любопытством оборачиваться посетители за ближними столиками. - Сколько мы должны?
   - Золотой! - безапелляционно заявила Герда.
   - Сколько? - поперхнулся принесенным пивом Содер.
   Все-таки бюджет у нас общий, а американец привык трястись над каждой монетой.
   - Каждой! - добавила хозяйка заведения. - За моральный ущерб!
   На это возмутились уже мы оба.
   - Два золотых! Побойся Валеса, Герда! Мы брали их на ночь, а не на год!
   - За акробатическое выступление при выходе из Академии я должна была снять с вас еще золотой, жмоты!
   - За золотой можно снять на ночь всю акробатическую труппу! Вместе с акробатами и цирковыми медведями!
   - Вот в следующий раз и спите с медведями! Камилла и Луиза мои лучшие девочки! Они всегда отдаются работе всей душой!
   - В следующий раз я лучше за два золотых сниму жену начальника городской стражи! - с пеной у рта отстаивал наши позиции Содер.
   - А то и самого начальника городской стражи! - мой довод вызвал громкий хохот во всей таверне, с интересом прислушивавшейся к нашему спору.
   После взаимных пререканий и воззваний к совести друг у друга, сошлись на одном золотом. Думаю, ровно столько в этой таверне Камилла и Луиза зарабатывали за неделю! Ладно, в следующий раз буду мудрее и заплачу сразу же, не дожидаясь, пока мне предъявят претензию.
   Вручив означенную сумму Герде, и сделав заказ подскочившей официантке, я с некоторым удивлением обнаружил за нашим столиком весело улыбавшихся Хромого и Сиплого.
   - Ну, что? Пришлось платить? - осведомился Хромой.
   - Ага, - я выхватил у Содера кружку пива и залпом осушил ее.
   - Тут с Гердой не забалуешь. Она кому угодно горло перегрызет за своих девочек, - хлопнул меня по плечу Хромой. - Я еще удивлен, как это она вам уступила один золотой! С любым другим до конца бы стояла, требуя оплату в два золотых.
   Мы с Содером кисло переглянулись.
   - Ладно, - махнул я рукой. - Нужно думать не над тем, как экономить, а над тем, как больше зарабатывать!
   - Правильные слова, - поддержал меня Хромой.
   - С тем сюда и пришли. Мы хотим обсудить с тобой поход в...
   - Стоп! - вскинул руки Хромой. - Не здесь. Пойдем в Большой зал. Сиплый, скажи бабам, чтобы заказ парней вниз несли. Содер, Гарет, идем.
   Спустившись и разместившись в тайном комплексе, я вновь вернулся к интересующей всех нас теме.
   - Мы хотели поговорить о походе в Проклятые земли.
   Хромой окинул нас с Содером продолжительным взглядом и медленно кивнул.
   - В прошлые выходные вы что-то уже пытались сказать по этой теме, но были слишком пьяны, чтобы я воспринимал вас серьезно. У вас есть какие-то предложения?
   - Да, - взял слово Содер. - Мы предлагаем организовать поход через три месяца. У нас как раз будут летние каникулы. Целых шестьдесят дней, которые можно провести с пользой для общего дела!
  
  
  

Глава 9

  
  

Яль

Королевский дворец

  
   Неприметные руны каменной арки стационарного портала, установленного в портальном зале дворца, постепенно приобрели золотистый оттенок, став хорошо видимыми с расстояния в несколько метров, затем стремительно налились сверкающей синевой, перетекающей прямо по воздуху, словно по невидимой паутине, в центр арки. Множество таких потоков, объединившись в одно целое, породили темное ядро, которое, полыхнув, затопило всю арку от свода до свода, и бесследно исчезло, оставив после себя человека, облаченного в форму легата.
   - Легат Третьего легиона, граф Ромус де Талииди, - громко возвестил стоявший в дверях глашатай.
   Легат легко сбежал вниз по ступенькам подиума, на вершине которого возвышалась арка портала, и привычно направился к центральным воротам, ведущим в соседний зал. Там, за исполинским круглым столом, уже собралась представительная компания, включавшая почти все руководство Тардинского королевства.
   Не хватало только короля, по обыкновению присоединявшегося последним.
   - Легат Девятого легиона, барон Гравел рон Дранмор, - оповестил глашатай об очередном прибывшем на Большой Королевский Совет.
   Ромус обогнул значительную часть стола, попутно приветствуя друзей и знакомых, коих здесь было едва ли не треть. Остальных он тоже отлично знал, но, так скажем, они принадлежали к кланам и группам, конкурирующим за власть с его собственным. Поэтому, в лучшем случае, являлись нейтралами.
   - С прибытием, Ромус, - протянул ему руку легат Второго легиона, граф Норм де Калинш.
   - Приветствую, Норм, - Ромус пожал руку и уселся на свое место. Пробежав глазами по присутствующим, он заметил несколько свободных кресел. - Смотрю, маги еще не все собрались.
   - Нет де Ларанга, Флора и де Лорен, - подсказал Норм. - Как дела на фронте?
   Ромус поморщился.
   - Совру, если скажу, что хреново. Дела обстоят просто отвратительно. Южный блок отправил отряды наемников в графство Линдкен, и те приступили к травле местного населения.
   - Это я слышал. Наемники, причастность к которым Южный блок всеми силами отрицает, - кивнул Норм. - Странно, зачем они втравили в войну нейтральное графство?
   - Я поначалу тоже не понял, пока из графства не начался массовый исход беженцев, захлестнувший наши передовые позиции в Сунтаре. Гады! Они используют людей, бегущих от творимого наемниками беспредела, в качестве оружия против нас!
   - Ничего себе! - Норм был поражен этой новостью.
   Это же просто варварство!
   - Это еще не все. В ряды беженцев они внедряют своих шпионов и диверсантов. Вчера из-за подобного диверсанта мы потеряли Гранитное укрепление.
   - Это как?
   - Он установил под стены башни магическую бомбу.
   Пока Ромус и Норм вели диалог, в зал прибыли оставшиеся маги, и почти сразу глашатай объявил о появлении короля, тем самым прервав их разговор:
   - Его Величество Клионент Третий, милостью Валеса король Тардинского королевства и Владетель Зилонского доминиона!
   Все поспешно поднялись со своих мест, приветствуя первое лицо королевства. Клионент, вопреки традициям мирного времени, был облачен в белый военный мундир, украшенный звездой ордена Кларисы Великой, что давало всем собравшимся ясное представление о теме сегодняшнего Большого Королевского Совета. Величественно прошествовав к своему месту, король знаком разрешил всем сесть. Шум придвигаемых к столу кресел на несколько мгновений заполнил зал.
   - Приветствую вас, мои дорогие подданные, - начал говорить Клионент, обведя зал покрасневшими глазами.
   Ромус присмотрелся к его слегка опухшему лицу, с мешками под глазами, к небрежно прилизанным белым волосам, уже давно нуждавшихся в услугах парикмахера, и обозленно подумал, что видимо у короля была сегодня трудная ночь. Причем, отнюдь не по причине радения о делах королевства. Скорее всего до утра пировал с графом Лыром и прекрасными наложницами, которых никто не видел, но слухи о которых ходили по всем салонам.
   - Сегодня... - король поджал губу и нахмурился. - Вернее, позавчера мне пришел доклад с наших южных границ. В нем я прочел о тревожной обстановке, которая сложилась на том участке на текущий момент. Как оказалось, Южный блок активизировал свои действия и вот-вот двинет всю свою армию на Сунтар! Непонятно, почему информация об этом до меня дошла только сейчас! Вернее, позавчера!
   Ромус зло скрипнул зубами. Позавчера? Стычки на границе уже идут почти год! С каждым днем становясь все интенсивнее и интенсивнее! Ромус лично написал с полсотни докладов, адресованных Его Величеству, в которых бил набат и призывал срочно усилить границу дополнительными легионами.
   - Из доклада мне также стало ясно, что мы потеряли контроль над двумя населенными пунктами. Как мне подсказали советники, это произошло из-за плохой организации обороны, которой ведали легаты Третьего и Восьмого легионов.
   - Ваше Величество! - вскочил со своего места легат Восьмого легиона, барон Дарий рон Врагмор. К счастью, он принадлежал к одному из нейтральных кланов, и потому Ромус без особого смог найти с ним общий язык. В свете сложившейся обстановки, это было чрезвычайно важным. - Ваше Величество! Мы сделали...
   - Барон, вы забываетесь! - холодно одернул легата король.
   Дарий умолк, покраснев от злости, недобро зыркнул в сторону надменного герцога де Мюррея, являвшегося приближенным советником Клионента, и восседавшего на Совете по правую руку от него, и сел на свое место.
   - Надеюсь, более никто не будет меня перебивать, - король перевел взгляд на Ромуса. - Оба населенных пункта находились под контролем Третьего легиона, и мне очень любопытно узнать, почему вместо того, чтобы встретить обнаглевшего врага с оружием в руках, легион отступил. Легионеры и офицеры легиона забыли о своей клятве, данной королю и королевству?
   Ромус едва себя сдерживал, чтобы не вскочить и не начать сыпать обвинениями в адрес ближайшего окружения короля, которое, как он предполагал, из всех его докладов на имя Его Величества пропустило лишь один, отправленный им позавчера. С другой стороны, интересуйся король делами королевства, он и без его докладов уже бы все знал. Из газет!
   - Чем вы объясните сдачу наших позиций, граф де Талииди?
   Ромус поднялся со своего места, обвел членов Совета продолжительным взглядом, и ответил:
   - Стратегической необходимостью, Ваше Величество.
   - Стратегической необходимостью? - приподнял бровь король.
   - Так точно. Оба населенных пункта находятся в долине Канарт, лежащей за хребтами Сунтара. Всего в пяти верстах от границы с Кордовом, основной, как я считаю, движущей силы Южного блока. Вздумай я защищать их, Третий легион уже прекратил бы свое существование, - Ромус старался говорить по существу, не примешивая к словам эмоции. - Противостоящие нам силы в разы превышали наши. По оценкам моих разведчиков, они составили не менее восьми легионов при поддержке особого отряда магов, состоявшего примерно из пятидесяти человек. Поэтому, я считаю, что маневр с отступлением легиона на заранее подготовленные позиции в Кракском ущелье был единственным верным решением.
   - Хм... - призадумался король.
   Поочередно покосившись на обоих своих советников, восседавших по обе руки от него, и увидев лишь их бесстрастные лица, Клионент замешкался. Непонятное молчание со стороны советников, поскольку еще утром один четко и обстоятельно убеждал его в малодушии графа де Тиллииди, а второй этому охотно поддакивал.
   На самом же деле советники молчали потому, что все их аргументы меркли в сравнении с силами, выступившими против Третьего легиона. Начни они сейчас пытаться доказать возможность защиты тех двух задрипанных деревень, о существовании которых узнали лишь позавчера, то весь Совет сочтет их умалишенными.
   Ромус, чувствуя смятение советников, перешел в наступление:
   - Ваше Величество, мой последний доклад был лишь одним из многих, отправленных мною через Королевскую Канцелярию специально для вас! В каждом я просил усилений, и в каждом описывал возможные последствия промедления укрепления наших южных границ!
   - Так доклад был не один? - искренне удивился король, с неудовольствием уставившись на герцога де Мюррея, как раз курировавшего работу Королевской Канцелярии.
   - В первый раз слышу, Ваше Величество!
   Отразившееся на лице герцога удивление было столь искренним, что не отправляй Ромус курьеров с письмами лично, то вполне бы ему поверил.
   - Разберись, что не так в Канцелярии, - потребовал король, но что де Мюррей незамедлительно закивал головой:
   - Ваше Величество, я лично прослежу за тем, чтобы доклады нашего уважаемого легата Третьего легиона нашлись, и проконтролирую, чтобы негодяй, из-за которого они не попали к Вам на стол, понес строжайшее наказание.
   Ромус скривился. После слов герцога можно было быть уверенным, в Канцелярии найдут какого-нибудь несчастного клерка, взвалят на него всю вину, и тихонько удушат в подземельях, доложив королю о торжестве справедливости. В то время как истинный виновник будет по-прежнему занимать важный пост советника, и нашептывать королю свои "гениальные" идеи.
   - Расскажите нам, граф, каково положение сложилось на границе на текущий момент, - уже более милостиво, нежели изначально, повелел Клионент.
   - Хорошо, Ваше Величество, - чуть склонился в почтительном поклоне Ромус.
   Он говорил в течении двадцати минут. Говорил без остановки, рассказывая молчавшим членам Совета про ужасающие преступления неофициальных сил Южного блока, творимые на территориях нейтрального графства Линдкен, и приводя доказательства причастности наемников именно к Южному блоку. Доводил до сведения Совета о множестве беженцев, хлынувших с территории графства, и диверсантах, затесавшихся в общую толпу. Не забыл упомянуть про собственные потери, про перебои с обеспечением, и наплевательское отношение к нуждам легиона со стороны Королевской интендантской службы, про сгорающих на работе десяти магах, в преддверии страшных боев денно и нощно без устали заряжающих устаревшие артефакты, и про многое, многое другое...
   Когда он замолк, в зале стояла гробовая тишина. Все сидели, мыслями целиком погрузившись в ту безрадостную картину, что размашистыми мазками расчертил перед ними легат Третьего легиона.
   - Мда... - протянул король, разрушив тишину через несколько минут. - Что на это скажите, господа?
   - Ваше Величество! - приподнялся со своего места военный министр, герцог Родри де Санк. - Считаю необходимым немедленно отправить к нашим южным границам Первый, Пятый, Шестой и Одиннадцатый легионы! Они сейчас находятся на постое в центральной части королевства и не несут никакой нагрузки.
   - Что на это скажут советники?
   - Целиком и полностью поддерживаю военного министра, - за обоих ответил де Мюррей. После проникновенной речи легата он счел нужным обратить более пристальное внимание на ситуацию с Южным блоком, на время отставив в сторону беспрерывную борьбу за влияние и власть. - С учетом наличия у противника специального отряда магов, я бы посоветовал выделить аналогичное количество магов с нашей стороны. Не забыв снабдить их артефактами, которых у нас накопилось немало.
   - Позвольте мне возразить, - не согласилась с мнением советника могущественная представительница Гильдии магов Паула де Лорен. - Пятьдесят боевых магов, обладающих артефактами, представляются мне излишней...
   Совет затянулся до позднего вечера. К удовольствию Ромуса, члены Совета смогли выработать конкретные решения и назначить ответственных за их выполнение. Хотя с последним обсуждение затянулось, поскольку никто не хотел взваливать на себя сложные задачи. Впрочем, тут все как обычно.
   - Граф де Тилииди, я попрошу вас на некоторое время задержаться, - подошел к Ромусу Глава Гильдии магов Кадий де Ларанг после того, как король объявил об окончании Совета, и все потянулись к выходу.
   За ним легат увидел фигуру Грасия Децимуса Флора, возглавлявшего Академию магии восточной провинции.
   - Я к вашим услугам, господа, - склонился в вежливом приветственном поклоне Ромус, гадая, что могло потребоваться от скромного легата двум могущественнейшим магам королевства.
   - Проследуйте за нами.
   Маги вышли из зала через другую дверь, миновали несколько полутемных дворцовых коридоров, и вошли в неприметное ответвление, в конце которого обнаружилась весьма скромная с виду дверца.
   Открыв ее, маги зашли внутрь. Ромус последовал за ними, и очутился в небольшом уютном кабинете, внутреннее убранство которого было весьма скромным - рабочий стол, два дивана около стен, четыре кресла, небольшой шкаф с книгами, и еще один стол, предназначенный для распития трута. Или чего покрепче.
   За рабочим столом Ромус с легким содроганием увидел графа Бариса де Адулита. Второй советник короля, все время находившийся в тени и, по общему мнению, не оказывавший на Его Величество почти никакого влияния. Многие гадали, зачем Клионент вообще держит его при себе.
   - Еще раз здравствуйте, граф, - приподнялся со своего кресла Барис, и протянул руку, которую Ромус, пусть и с некоторым промедлением, но все-таки пожал.
   Дело в том, что Барис де Адулит принадлежал к клану, во главе которого находилась семейка де Варгас, считавшаяся враждебной к клану, в который издавна входили Талииди.
   - Вижу, вы несколько удивлены, оказавшись в моем кабинете, - усмехнулся Барис, заметив тщательно скрываемое замешательство Ромуса.
   - Не стану скрывать, я несколько обескуражен, - Ромус вопросительно посмотрел на магов, притащивших его в стан врага.
   - Присаживайтесь, граф, - Кадий указал на одно из кресел, после чего первым последовал своему же совету, заняв соседнее кресло.
   Ромус сел на самый краешек, настороженно поглядывая на присутствующих.
   - Ромус, - по имени обратился к нему Барис, - нас интересует некоторые уточнения из твоего доклада двухмесячной давности.
   На столе графа появился исписанный лист бумаги, в котором Ромус признал одну из своих докладных записок.
   - Так вот благодаря кому мои доклады не дошли до Его Величества, - горько усмехнулся Ромус.
   Барис усмехнулся в ответ.
   - Ты серьезно считаешь, что наш любимый король нашел бы время с ними ознакомится? Он так занят своими увеселениями, что единственным местом, где он мог бы взять доклады в руки, является туалет. Причем с целью, весьма далекой от ознакомления с содержанием. К тому же, изъятием и первичным прочтением твоих творческих потуг занимался де Мюррей. Я лишь сделал так, чтобы их не выбрасывали в мусорку, а приносили мне.
   Ромус с интересом взглянул на графа де Адулита. Так в открытую рассуждать о короле и де Мюррее... Это что-то новенькое.
   - Чем же так вас заинтересовал мой доклад?
   - В нем говорится о красном смерче, - сказал Грасий Децимус Флор, - который ты наблюдал над одной из захваченных деревенек. Он выглядел так?
   На столе появился цветной рисунок, на котором Ромус без труда опознал увиденный им смерч.
   - Да.
   Присутствующие переглянулись.
   - Плохо, - констатировал Кадий. - Значит, экспедицию необходимо ориентировать на поиски Глаза демона. Все остальное вторично.
   Ромус ничего не понял, но задавать вопросы не спешил, посчитав, что в случае необходимости ему и так все расскажут. Он оказался прав.
   - У Южного блока имеется весьма сильный артефакт, способный генерировать смерч, который за считанные мгновения измельчает в пыль огромные скалы. По нашим расчетам, он способен уничтожить Яль менее, чем за полчаса.
   Ромус почувствовал холодок, пробежавший между лопаток.
   - Где они его взяли?
   - В Проклятых землях, - ответил Грасий.
   - И Глаз демона способен его нейтрализовать, - без труда догадался Ромус. - Вы хотите отправить в Проклятые земли экспедицию, которая... но постойте! Экспедицию в Проклятые земли невозможно провести! Магов мгновенно находят и уничтожают твари, а обычным воинам без помощи магов там не выжить.
   - Считалось, что да. Однако мы выяснили, что все-таки нашлись искатели приключений, которым удалось посетить Проклятые земли. И они не только выбраться оттуда живыми, но и прихватить с собой несколько артефактов.
   - Им очень повезло.
   - Два раза подряд? Не думаю.
   - Пусть так, - согласился Ромус. - При чем тут я? Вы же не просто пригласили меня, чтобы все это рассказать?
   - Верно, - взял слово советник короля. - Дело в том, что люди, посетившие Проклятые земли, имеют непосредственную связь с криминальным миром. Если быть точным, с неким Хромым, подмявшим под себя наиболее крупный район Гардаграда. Более того, этот господин имеет огромный вес во всем криминальном мире королевства, и его люди орудуют даже на территории некоторых наших соседей, обеспечивая торговлю наркотиками.
   - И? - нахмурился Ромус. - К чему вы вообще клоните? Если вам нужны артефакты, а Хромой может их достать, не проще ли вам обратиться к нему? Если, конечно, не боитесь испачкать руки. Если о вашем сотрудничестве узнает общественность, то вы будете представлены не в самом лучшем свете.
   - И это тоже, - поморщился Барис. - На самом деле невозможность прямого сотрудничества с Хромым обусловлена сразу несколькими причинами. Главная среди них заключается в том, что мы, как власть, должны бороться криминалом, а не сотрудничать, снабжая деньгами за артефакты. Хромой тоже вряд ли пойдет на прямой контакт из-за неизбежных подозрений среди коллег. Остается косвенное сотрудничество, канал которого мы наладили. К сожалению, артефактов у бандитов оказалось мало, и самый полезный из них - портативный телепорт для разового перехода десятка человек. Без помощи с нашей стороны они не раздобудут ничего серьезного.
   - Помощи? - не веря своим ушам, переспросил Ромус.
   - Да. Не буду вдаваться в подробности, но с бандитами пойдут два наших специально подготовленных бойца и два студиоза первого курса Академии магии.
   - Студиозы? - поразился Ромус, невольно вспомнив о своей племяннице, как раз в этом году поступившей в Академию магии. - Извиняюсь, вы в своем уме? Они же там погибнут!
   - Мы много над этим думали, - ответил Грасий. - Как раз студиозы первого и второго курсов могут относительно безопасно ходить по Проклятым землям. У них мало магической энергии, поэтому твари на них не реагируют.
   - Родственники никогда не дадут своего согласия!
   - Это не ваша головная боль, Ромус, - отрезал Кадий. - Добавлю только, что с этим вопросов не возникнет. Грасий и его маги сделали так, что студиозы действуют по своей инициативе, втайне от родителей.
   Ромус вздрогнул.
   - Надеюсь, это не Тиллиана?
   - Нет, - покачал головой Грасий.
   - Хорошо. А что вы хотите от меня?
   Барис встал из-за стола, подошел к неприметной тумбочке около шкафа, и извлек из нее матовую бутылку. Ромус без труда узнал элитную эрзасскую настойку, стоившую десять золотых за бутылку.
   - Господа маги?
   Оба мага отрицательно покачали головами.
   - Не в нашем возрасте пить столь крепкие напитки, - вздохнул Кадий. - Вот по молодости мы ее ценили!
   - Ромус?
   По примеру магов Ромус тоже ответил отказом.
   - Ну, как хотите, - пожал плечами Барис. - Лично у меня день был трудным.
   Он плеснул немного в рюмку, чудесным образом появившуюся на столе, и, пожелав всем здоровья, осушил ее.
   - Теперь скажу, что мы хотим от тебя, Ромус, - закусив орешками, продолжил Барис. - Нам известно, что некогда твои пути пересекались с Тином Харпером.
   Ромус вздрогнул. Проклятие! Он надеялся, что о его тайне никто не узнает.
   - Ты помог спастись ему от рук правосудия, - продолжил Барис. - Смею предположить, что он не сможет тебе отказать в ответной услуге.
   Ромус, не спрашивая хозяина кабинета, подхватил бутылку настойки, и налил до краев вторую рюмку, случайно оказавшуюся на столе. А может, не случайно? Впрочем, без разницы.
   - Ух! - крякнул Ромус, выпив порцию настойки. Закусил орешками, любезно протянутыми ему Барисом. - Откуда вы узнали?
   - Это не важно. Источник, предоставивший нам эту информацию, уже никому ничего не расскажет, - глаза Бариса, до сих пор добродушные, вдруг стали пронзительно-внимательными. Ромус от такого превращения внутренне содрогнулся. - Ромус, нам нужно, чтобы Тин порекомендовал Хромому наших двух людей. Пусть представит их опытными наемниками. Ранг и репутация Хромого и Тина в криминальном мире сопоставимы.
  

Гарет

  
   За месяц до летних каникул учебные нагрузки резко снизились. К тому моменту наша учебная группа, состоявшая всего из четырех человек, на людей уже мало походила. Бледные тени, носимые по Академии силой ветра - это были мы. Девчонок преподаватели еще щадили, предъявляя к ним меньше требований, а вот нас с Содером гоняли по полной. Мы не возмущались этой дискриминацией по половому признаку, поскольку требуй они столько же от Саманты и Синти, то те банально померли бы от перегрузок.
   У меня временами возникала мысль, что преподаватели испытывают пределы наших возможностей. Причем конкретно возможностей нашей учебной группы, поскольку мы быстро выяснили, что все другие первокурсники учатся по программам, уступающей по сложности нашей в разы.
   Переговорив со старшими курсами, узнали, что и они несли значительно меньшие нагрузки на первом курсе. Более того, они и на последующих курсах столько не занимались столько, сколько мы!
   Поначалу это показалось нам странным. Почему гоняют исключительно нас? Обсудив это как-то вечером, пришли к выводу, что попадаем мы из-за девчонок. У одной тетя влиятельнейшая магесса, у другой дядя ректор. Вот они и решили сделать из своих племянниц сильнейших в королевстве магесс.
   У Саманты тетка даже в Академию приехала, чтобы самой нашу учебную программу разрабатывать. Экспериментальную. Ну, так она Саманте сказала. Нам же с Содером просто "повезло" оказаться в нужное время в нужной учебной группе.
   - С чего вдруг твоя тетя решила нас пощадить? - спросил я Саманту, когда мы собрались после обеда в учебной аудитории на самостоятельную подготовку, или, как тут ее было принято называть, сампо.
   Саманта оторвала глаза от очередной книги и подняла на меня бледное осунувшееся лицо.
   - А?
   - Говорю, почему мало заданий так? Обычно в пять раз больше задают, а тут решили дать, как всем остальным. Неужели в лесу кто-то сдох?
   - Никто нигде не сдох, - потянулся за соседней партой Содер. - Нам по ошибке мало дали. Сейчас догонят и еще дадут.
   Синти с шумом отбросила тетрадь в сторону, и простонала:
   - Если сейчас кто-нибудь зайдет, и даст дополнительных задач, то... Добейте меня сразу, чтобы я не мучилась!
   Я фыркнул.
   - Это ты дяде своему скажи! А ты, Саманта, тетке своей.
   Дверь в аудиторию приоткрылась, и в образовавшемся проеме показалась голова Доротеи. Сдув с глаз прядь светлых волос, она разглядела нас, и одним скользящим движением просочилась в аудиторию.
   - Привет. Вы уже здесь?
   - Привет, Дора. Смотря с какой целью интересуешься, - устало ответил я.
   - В смысле?
   - Если хочешь передать нам какую-нибудь задачу от преподов, то нас нет. Если зашла по другому поводу, то мы здесь.
   - Очень остроумно, Гарет, - улыбнулась Дора. В следующий миг в ее глазах появился радостный блеск, сопровождавшийся потиранием рук. - Я зашла вас порадовать!
   - Чем?
   - Вам предстоит поездка! Дальняя, - личико Доры стало загадочным. - Преимущественно, отдых!
   - Откуда ты знаешь? - спросила ее Саманта.
   - Подслушала разговор нашего декана с деканшей огневиков.
   - О! Господин декан учел наши старания! Огромное ему спасибо! - Содер с энтузиазмом начал собирать с парты учебники. - Месяц дополнительного отпуска! Всегда знал, что в мире существует справедливость.
   - Какого отпуска? - насторожилась Доротея.
   - Этот тунеядец решил, что ты говоришь о дополнительном месяце к отпуску, - хохотнул я. - Содер, прижми свой зад обратно к стулу, и послушай, чему ты сейчас должен будешь радоваться!
   Содер уселся на место с такой опечаленной физиономией, что девчонки не выдержали и прыснули.
   - Это хорошо, что у вас хорошее настроение! Оно вам понадобится в предстоящей поездке.
   - Говори же! - хором воскликнули мы.
   - На самом деле, это поездка на одно весьма ответственное мероприятие. Сложное и трудоемкое, но вместе с тем весьма увлекательное! - в голосе Доротеи проскользнул пафос.
   Последовавший за ее словами тяжелый удар привлек всеобщее внимание. Это Синти стукнулась лбом о парту, да так и осталась сидеть в такой позе.
   - Добейте меня, - прошептала она. - Неужели, еще одна задумка госпожи де Лорен?
   - Синти, что с тобой? - у Доротеи был весьма удивленный вид.
   - Я устала. Почти два месяца сплошной учебы.
   - Без выходных и без отдыха после ужина, - вторила ей Саманта. - Честно, я наделась если не на отдых, то на послабления точно.
   - Нет, девочки! - официальным тоном продекларировал я, подражая нашему преподавателю по малефицистике. Он отличался своим казенным голосом, свойственным для клерка из какой-нибудь Канцелярии. - Помирать, так помирать!
   Доротея хихикнула, и вдруг ее лицо стало серьезным.
   - Да, я слышала. Говорят, вы учитесь по совершенно новой методике, которая в будущем позволит значительно усовершенствовать учебный процесс. Мигель с седьмого курса утверждает, что эта методика учитывает возможности учащихся каждой конкретной группы
   - Кто ее придумал? - со вздохом задал Содер риторический вопрос.
   - Геббельс!
   - Какой Геббельс? - возмутилась Саманта. - Ее моя тетя придумала!
   - Знаю, знаю, - поднял я руки. - Это я так сказал, к слову. На самом деле твоя тетя куда круче Геббельса.
   - Именно! - горделиво вскинул подбородок Саманта, даже не подумав уточнить, кто же такой, этот Геббельс.
   Содер покраснел, едва сдерживая смех.
   - Все? Наговорились? - спросила Доротея.
   Все мгновенно притихли, и она продолжила:
   - Раз уж вы не догадываетесь, расскажу подробнее. Вы уже знаете, что перед окончанием учебного года между Академиями всех десятки королевств происходят соревнования, в которых состязаются наиболее преуспевающие студиозы. От каждого курса выбирают четырех наиболее преуспевающих студиозов, трое из которых непосредственно участвуют в соревнованиях. Четвертый является запасным. Ну? Теперь-то догадались, какую новость я вам принесла?
   Доротея обвела нас многозначительным взглядом.
   - Выбрали кого-то из нас? - тихо спросила Синти.
   Только бы не меня, молил я. Только бы не меня! Дел, связанных с подготовкой к экспедиции в Проклятые земли невпроворот. Собрать снаряжение, подобрать одежду, все сложить. Ту же книгу Зула мы еще не дочитали до конца! Хромой это за нас не сделает.
   - Да! От первого курса, впервые в истории всех существующих Академий, поедут студиозы из одной учебной группы одного факультета! - громом среди ясного неба прогремело известие Доротеи. - Вы!
   - Уи-и-и-и!!! - обрадовались Саманта и Синти.
   Они вскочили со своих мест, и обнялись. Блин! Я почему-то думал, что они расстроятся.
   - А вы чего не радуетесь? - поинтересовалась у нас Дора. - Это же высшая честь для любого студиоза, представлять свою Академию на Весенних соревнованиях!
   Мы с Содером, не сговариваясь, поднялись, и заключили друг друга в объятия.
   - Уи-и-и-и!!! - на всю аудиторию прошипел я, после чего мы отлепились друг от друга, и уселись по своим местам.
   - Вы серьезно? - растерянно спросила Доротея. - Не хотите ехать?
   - Если честно, то нет, - ответил ей Содер.
   - Ну... Можете обратиться к декану, и попросить, чтобы он вас оставил. Уверена, госпожа де Лорен с удовольствием продолжит испытание своей новой методики.
   - Нет, нет, - вскинулся я. - Мы готовы ехать! Когда собираться?
   - Завтра после завтрака будет общее построение, на котором объявят имена выбранных в команду студиозов.
   После ухода Доротеи девчонки сразу же приступили к обсуждению, кто будет в основной команде, а кому придется довольствоваться ролью запасного. Разбирали сильные и слабые стороны каждого из нас, и пытались вспомнить, какие состязания предстоит пройти студиозам первого курса. С каждой минутой взгляды девчонок в нашу сторону становились все более ревностными. В конце концов, мне это надоело.
   - Ребята, я сразу говорю, что буду запасным!
   - С чего это? - возмутился Содер. - Будешь прохлаждаться, ничего не делать, а я буду вкалывать? Будем кидать жребий!
   - Никакого жребия. Я первый сказал!
   - И что с того? Обозначил проблему первым, молодец. Хочешь, конфетку за это дам?
   Саманта и Синти слушали наш спор с открытыми ртами, искренне не понимая, как мы можем оспаривать место резервиста. Ведь должны же биться за участие в основном составе!
   Видимо они уже забыли, что мы вообще ехать не очень-то и хотели. Девичья память...
   Наши с Содером пререкания длились недолго, и завершились договоренностью обратиться к Драгомиру. Кого он поставит в резерв, тому и повезло.
   Быстро разобравшись с домашним заданием, мы ушли в библиотеку, где провели все свободное время за изучением книги Зула. К сожалению, за нами уже привычно увязалась вся наша свита, возглавляемая Тином. Мы с Содером уже давно на нее плюнули, перестав предпринимать всякие попытки избавиться от надоедливого хвоста. Нравится, пусть ходят. Лишь бы не мешали.
   Кстати, к свите примкнули несколько второкурсников, включая тех, кого мы спасли от притеснений Тайгера. И надо признать, Тайгер с дружками тут же потерял к ним всякий интерес! Правда, задницей чувствую, наш конфликт с наглым аристократом еще далеко не закончен.
   Следующим утром, как и говорила Дора, всю Академию собрали на площади. Там в торжественной обстановке ректор объявил о формировании команды Академии на Весенние соревнования, и зачитал двадцать четыре фамилии. Первые курсы представляла наша учебная группа. Когда мы вместе с другими счастливчиками вышли из общего строя, по рядам студиозов прокатился гомон. Многие тайком показывали на нас пальцами, и до меня даже долетела пара фраз из чьего-то разговора:
   - Гарет с Содером ладно, но эти две точно не самые...
   - ... за счет своих родственников в состав попали, и...
   Стоявшая рядом Саманта тоже это услышала, и ее лицо окаменело. Вся радость, которую она выражала еще несколько секунд назад, мгновенно испарилась.
   - Не обращай внимания, - шепнул я ей. - Злопыхатели будут всегда.
   - Гарет, я впахивала больше, чем кто-либо из них! - прошипела в ответ Саманта. - Как они смеют такое говорить?
   - Говорю тебе, забей! Знаешь, каким будет твой самый лучший ответ?
   - Каким?
   - Победа на Весенних соревнованиях!
   Раздавшиеся овации просигнализировали нам о том, что ректор завершил свою высокопарную речь об огромной ответственности, возлагавшейся с этого момента на каждого члена команды, о надеждах Академии, и прочей подобной ерунде.
   Далее слово взяла декан факультета Стихии Огня Тифани Клафелимиди. Она довела до нас, что соревнования в этом году состоятся в столице королевства Варлен, городе Рарх. Он располагался на другом конце континента, и по этой причине нам предстояло добираться с помощью порталов. Это известие вызвало среди членов команды радостный ажиотаж, поскольку еще никто из нас порталами не пользовался.
   - Длительность Весенних соревнований неизменна уже на протяжении двухсот лет, - продолжала соловьем заливаться Клафелинщица. - В течении рабочей декады команды выявят победителя. Подготовка нашей команды начнется завтра, и в выходные мы перемещаемся в Рарх, где для нас уже подготовлены места в Академии магии королевства Варлен. Еще раз поздравляю вошедших в команду студиозов! Знайте, на текущий момент вы лучшие среди своих курсов. Остальным студиозам настоятельно рекомендую брать с ребят пример, и, быть может, в следующем году именно вы попадете в команду Академии!
   Вновь дружные овации и завистливые взгляды, среди которых я не без удовольствия поймал взгляд Тиллииди. С самым сильным талантом среди абитуриентов, она проиграла нам. Нам, у которых талант был ниже среднего, и это было приятно вдвойне.
   - Почему седьмые курсы не участвуют? - спросил я у Доротеи, когда нас привели в обширную аудиторию, предназначенную для занятий больших групп.
   Девушка была включена в команду Академию от пятого курса, чему лично я был очень рад. Несмотря на знакомство при обстоятельствах с достаточно негативной окраской - именно она приволокла нас с Содером на обряд Посвящения, изрядно помотав по пути наши нервы, Доротея оказалась единственным студиозом старших курсов, с кем мы часто общались. Причем, общались с удовольствием.
   - Самому подумать не судьба? - прежде, чем Дора успела открыть рот, вякнул в ответ Содер. - У них в это время выпускные экзамены.
   - Я у тебя спросил, обо всем знающий и думающий?
   - Да, - подтвердила Дора. - Содер прав. Седьмые курсы сдают выпускные экзамены, а все остальные пишут многочисленные контрольные и курсовые. Считайте, благодаря нашей успеваемости в течение года нас от всего этого освободили. Ребята, а вы заметили, что мы единственные с Темного факультета?
   - Конечно! Интересно, а почему? - озадачилась Саманта.
   Колин Талииди, незаметно подкравшийся к девчонкам со спины, приобнял Синти и Доротею за плечи.
   - Бу!!!
   - Ай!!! - дернулись те от неожиданности.
   От двух синхронных пощёчин Колина спасла отменная реакция, позволившая ему своевременно отпрыгнуть в сторону.
   - Дурак! - возмущенно крикнула Дора. - У меня чуть сердце не остановилось!
   - Сердце? - Колин пристально присмотрелся к ее туфелькам. - Вроде с ним все нормально!
   - Оно у меня в груди!
   - Ошибаешься. Вон оно, в пятках!
   - Дурак! - повторила Дора и, вздернув нос, отвернулась.
   Колин подошел к нам, обойдя Доротею по широкой дуге. Глядя на то, как он демонстративно боязливо косится в сторону однокурсницы, я не сдержал улыбку. Колин всегда был душой любой компании, в которой бы он ни оказался. Заводилой, шутником, и очень хорошим человеком по жизни. В отличии от младшей сестры - ябеды, до сих пор продолжавшей неустанно следить за нами.
   К слову о Тиллиане. Они с Урсуллой в последнее время вообще с ума посходили! Я, конечно, все понимаю, но сколь много нужно было иметь на нас обиды, чтобы начать ходить за нами даже в выходные дни за пределами Академии? Если бы я знал, что она такая злопамятная, ни за что не подставил бы ее перед ректором!
   А теперь... Эх! Уже несколько раз сталкивались с ней в городе. И каждый раз, когда случайно встречались с ней взглядами, она делала вид, что просто гуляет с подружкой. В это верилось с трудом, поскольку достопримечательностей в окрестностях Синей ямы, на которые могли бы смотреть высокородные аристократки, решительно не было. Видимо, они об этом не подумали. Хорошо, что хоть охрану с собой брали.
   - Здорово, парни! - Колин пожал нам руки, затем вежливо склонил голову перед Синти и Самантой, и после весело оскалился. - Саманта, я знаю ответ на твой вопрос.
   - На какой? - насторожилась Саманта, чувствуя подвох.
   - Почему в команде мало студиозов Темного факультета. Все потому, что на вашем факультете собрались одни лентяи и лодыри! - Колин сокрушенно покачал головой. - Не хотят учиться, хоть ты тресни. В прошлом году Дора одна за весь факультет отдувалась!
   - Каждый год одно и тоже, - поморщилась Дора. - Может, хватит уже подкалывать?
   - И как? Отдулась? - стало интересно мне.
   - Не очень. Дутье у нее слабое, - Дора вспыхнула, как помидор, но Колин не дал ей время на возмущение, продолжив. - До третьего места с горем пополам доползли. В целом же наша Академия четвертое место взяла. Могли бы третье, но прошлогодний шестой курс в своей группе оказался на седьмом месте, и потянул нас в общем зачете вниз. Хорошо, что в этом году их нет.
   - А первые места у нас в прошлом году были?
   - Было два вторых места, два третьих и одно четвертое. Про седьмое я уже говорил, - Колин разочарованно цокнул языком. - Почти все первые места взяла Академия из Ураласа. Сильные, заразы! Чувствую, и в этом году вы с ними в своем потоке бороться будете.
   - Ребята, а кого мы ждем? - поинтересовался Содер.
   Доротея пожала плечами.
   - Клафелимиди. Слышали же, в этом году она поведет команду. Сейчас уже должна прийти.
   Точно в подтверждение ее слов дверь в аудиторию открылась, и на пороге появилась Клафелинщица. За ней шел Драгомир. Пока преподаватели шли к своим местам, студиозы поспешно расселись за партами.
   - Итак, господа студиозы! - взойдя на кафедру, торжественно провозгласила Клофелинщица. - Вы попали в команду Академии. Радуйтесь! Вы попали!
   Я толкнул Содера.
   - Слышишь? Мы попали!
   - Угу, - проворчал тот. - Второй раз с тобой попадаем. Первый - в этот мир, а теперь вот... В тиму Клафелинщицы.
  
  

Глава 10

  
  
   Рарх произвел на меня сильное впечатление. Он был гораздо больше Гардаграда - как по занимаемой площади, так и по количеству проживающего в нем населения. Почти четыреста тысяч жителей!
   Но не в этом было главное отличие. Архитектура! Вот, чем поражала столица Варлена. Одних соборов, по стилю напоминающих наши готические, было больше десятка. Шпили главного из них, посвященного всемогущему Валесу - основному богу из местного пантеона божественных сущностей, возносились над землей на сотни метров, и казались на вершине столь тонкими и хрупкими, что невольно создавалось ощущение их неминуемого крушения.
   Соборы были не единственной достопримечательностью. В Рархе было много поразительно красивых фонтанов, по сравнению с которыми великолепные архитектурные ансамбли Петергофа казались бледными и унылыми. А ведь еще были всякие арки, статуи и беседки.
   Полностью отсутствовали классические улицы. Вместо них город расчерчивали идеально ровные бульвары, пышущие зеленью и украшенные тысячами цветочных клумб. Причем клумбы зачастую парили в воздухе на высоте в несколько метров.
   - Я хочу здесь жить! - восторженно заявил Содер после экскурсии по городу, проведенной для нас темным магом из местной Академии магии.
   Маг довольно улыбнулся. Было видно, что он гордится своим городом.
   - Если вы покажете достойный результат в соревнованиях, то руководство с удовольствием рассмотрит ваш перевод в стены нашего учебного заведения, - тихо, чтобы не слышала Клафелинщица, прошептал он.
   Мы с Содером понимающе кивнули. Обычная практика, когда перспективные студенты перетягиваются конкурирующими университетами. Однако, несмотря на все местные красоты, я сомневаюсь, что мы решимся на этот шаг. Насколько я помню, Академия Рарха в табели о рангах среди Академий занимала лишь пятое место, в то время как наша Альма-матер числилась на третьем.
   После ужина, когда на улице уже смеркалось, мы погуляли по территории Академии, посмотрели на ее шикарные корпуса, потрясающе оформленную академическую площадь, и даже заглянули в библиотеку. Здесь мы с удовлетворением отметили, что по числу и качеству собранной литературы наша Академия значительно превосходила тамошнюю.
   - Вот бы и нам такую построили, - мечтательно вздохнула Саманта, когда мы вновь вышли на площадь, освещенную сотнями причудливых фонарей. По ее дорожкам прогуливались многочисленные студиозы. - Отдельные игровые комнаты, множество спортивных и гимнастических залов, и даже зал красоты!
   - Смотрю, у тебя губа не дура, - спустил я ее на землю обетованную. - Закатай ее обратно.
   - А вдруг? - вскинула голову Синти.
   - Эх, дорогие вы наши мечтательницы, - с иронией сказал Содер. - В ближайшем обозримом будущем Гильдия магов не сможет найти на это средства, даже если очень захочет.
   - С чего это? - усомнилась Доротея.
   Услышав наш разговор, к нам подтянулись остальные ребята.
   - Да, да, - послышалось со всех сторон. - Почему ты так решил? Если бы король захотел, то...
   - То направил бы свободные средства на переоснащение легионов, которые сейчас обеспечивают блокировку Сунтара, и найм свободных магов, которые занялись бы укреплением границы и изготовлением боевых артефактов, - заявил я. - Только вот сомневаюсь, что даже на эти безотлагательные нужды у него есть деньги.
   Вокруг нас уже начали собираться ребята с Яльской Академии, внимание которых привлекло столпотворение на академической площади. И не только они.
   - Есть у него деньги! - крикнул кто-то из них.
   Посмотрев в ту сторону, увидел рыжеволосого парня огромных пропорций. Рост далеко за два метра, лапища как две моих, лицо грубое и простоватое. Типаж больше походящий для обывателей портовых таверн, нежели для студиоза. Кстати, судя по эмблеме на груди, он учился в Академии магии Ураласа.
   - С чего ты так решил? - спросил у него Содер.
   - У королей всегда есть деньги! - вскинул голову гигант.
   Хм... Шикарная логика.
   - На себя да, - не стал возражать Содер, - но это не значит, что король собирается их выделять на обустройство Академии магии. Это я говорю про нашего короля, которого больше заботят балы и пышные праздники, отнимающие до трети бюджета королевства! В то время, как на южных границах идет полноценная война. Знаете, сколько у нас тратится на армию? Десятая часть бюджета!
   - Это большие средства, - нерешительно заметила какая-то девушка из числа студиозов Яльской Академии. - Им, наверное, хватает. Иначе больше бы дали.
   Мне вдруг стало смешно от столь наивного заявления.
   - Это с чего бы дали? - спросил я ее. - Оторвали бы от развлечений короля? С трудом верится. Увеличили бы налоги? Но и здесь есть немалый затык. Ты знаешь, из каких источников пополняется бюджет королевства?
   В ответ донеслась гробовая тишина. Я поднял руку, и начал загибать на руках пальцы:
   - Торговля, которая сейчас страдает из-за военных действий на южных границах. Сами понимаете, что Южный блок уже давно объявил торговое эмбарго на наши товары. При этом королевские советники не нашли ничего лучше, чем душить ее пятидесятипроцентным налогом! Это вместо послаблений, которые необходимо было дать купцам, чтобы они обеспечивали товарооборот как внутри королевства, так и с соседями, тем самым сохраняя рабочие места на мануфактурах! Во-вторых, налог с тех самых торговых мануфактур, которые сейчас из-за сокращения потребительского спроса вынуждены сокращать производства. Там тоже налог с прошлого года повысили до сорока процентов! Бред! К примеру, Варлен, получающий огромные доходы с морской торговли, понизил сборы с торговцев на треть! Это сразу привлекло в королевство купцов соседних стран, начавших использовать порты Варлена и его транспортную логистику для банального транзита! Блеск! Вот он, эффект масштаба! И несмотря на снижение налогов, они за счет увеличения налоговой базы значительно увеличили поступления в бюджет! Вот откуда у них деньги на всю эту роскошь, - я обвел рукой вокруг. - Но это я отвлекся. Извините. Вернемся к нашим баранам. То есть, к нашей налоговой базе. Торговля, мануфактуры... А! Вспомнил! В третьих, ресурсодобывающие мануфактуры, которые находятся у нас в зачаточном состоянии. Добывают только железо, золото, серебро и медь, в то время, как в других королевствах давно уже добываются...
   - Вы хотите сказать, что у короля нет денег на Академию, если он вдруг захочет ее обустроить? - перебил меня рыжий гигант.
   Я от злости заскрежетал зубами. Я тут перед ними распинаюсь, объясняю едва ли не на пальцах, а они ничего понять не могут! Тупицы! Как бисер перед свиньями метать!
   - Ты неправильно все им объясняешь, - авторитетно заявил Содер. - Сейчас они у меня все поймут, все осознают! Внимание! Смотрим сюда! - в его руках появилась палка, которой он на земле вывел несколько столбиков. - Сейчас я вам все покажу наглядно! Назовем эту фигуру диаграммой Ганта!
   Я задохнулся от неожиданности.
   - Ты это серьезно? Диаграммой Ганта по неокрепшим умам? Может, ты еще введешь точку безубыточности?
   - Введу, если понадобится, - отрезал Содер. - Ты же гнул пальцы налоговыми базами?
   - Вот они и не поняли ни хрена!
   Пробежавший среди окружавших нас студиозов ропот вернул нас к теме обсуждения.
   - Итак, - продолжил американец, - сейчас вы поймете суть...
   Я слушал объяснения Содера и с каждым словом, с каждым предложением они мне нравились все больше и больше. Он на пальцах, оперируя довольно простыми понятиями, объяснил ошибочность всей текущей экономической политики Тардинского королевства! Доказал невозможность выведения средств на нужды развлечения королевского двора без отрицательных последствий для всех сфер жизни королевства.
   В какой-то момент я даже захотел ему поаплодировать. Молодец! Шикарно! Горжусь!
   Пробежав глазами по рядам студиозов, собравшихся вокруг нас в неприлично большом количестве, я с удовлетворением увидел их любопытные, чуть удивленные, лица. У нескольких даже рты приоткрыты. Не иначе, для нужд вентиляции организма. Все слушают моего финансового гуру настолько внимательно, что даже стараются не дышать. И неважно, что учился он на юриста. Хотя... Я начал вспоминать. Да, он учился на юриста по корпоративному праву, так что с экономикой он на "ты".
   Взволнованный голос Содера в абсолютной тишине разносился далеко. Я вытянул шею, стараясь рассмотреть тех, кто стоял в задних рядах, и обмер. Клафелинщица! А рядом с ней Драгомир и еще несколько незнакомых мне магов. Они, вытянув шеи, смотрели на Содера ОЧЕНЬ внимательно.
   В следующий миг мой локоть с размаху вошел Содеру под ребра, оборвав его победоносные сотрясания воздуха на полуслове.
   - Агх! - поперхнулся он. - Ты чего???
   - Ничего! - огрызнулся я, и возвысил голос. - Дамы и господа! Прошу прощения, но нам необходимо прерваться!
   Со всех сторон послышались возмущенные голоса:
   - Почему? Пусть продолжает!
   - Так интересно рассказывал!
   Я отмахнулся, и глянул в ту сторону, где видел преподавателей. Сейчас, покажу их американцу. Однако, никого из магов уже не было. Исчезли, как по волшебству.
   - Нас слушали! - прошипел я Содеру, и поволок его в сторону корпуса, в котором разместили нашу команду.
   Пришлось переть прямо на стену студиозов, стоявших на нашем пути. Те, слава Валесу, расступились, образовав проход.
   - Кто? - запоздало переспросил Содер.
   - Клафелинщица, наш декан и семеро неизвестных мне магов. Дурак! Ты зачем все это начал говорить?
   Содер растерялся.
   - Но как же... Ты же первым начал им объяснять.
   - И что? Ты только на меня смотришь? Если я с моста пойду прыгать, ты следом за мной сиганешь? Или у самого все-таки котелок на плечах есть?
   - Я же не думал, что преподаватели подойдут, - попытался оправдаться Содер. - Кто мог знать...
   - Думать надо, прежде чем что-то говорить! А то... Как ты там говорил? Диаграммы Ганта, поддержание равновесного торгового баланса, повышение эффективности финансового регулирования! - передразнил я. - Тьфу!!! Ты как все объяснишь Клафелинщице, если она тебе завтра нож приставит к твоему механизму фаллическому? У них же в библиотеке таких книг нет! Да что так, книг! Понятия новые для этого мира! Скажешь, в вольных баронствах изучал? На коровах с тобой эксперименты ставили? Пробубним ей о коммунизме на примере первобытного общества свиней! Так?
   - Э-э-э-э... - окончательно сник Содер. - Что теперь делать?
   - Делать раньше надо было! Сейчас только ждать. Если меня завтра спросят за твою речь, я отвечу, как в том анекдоте.
   - Это как?
   - Содер порол чушь. Чушь тихо повизгивала!
   Ворвавшись в свою просторную комнату, в которой нас разместили с Содером вдвоём, я скинул с себя одежду, и ушел мыться в душ. Да, да, вы не ослышались! Здесь, в этом мире меча и магии, существовала самая настоящая система водоснабжения и канализации. Канализационные трубы делали из глины, а водопроводные - из магически обработанного железа. Насосы здесь заменяли большие баки, в которых поступательно двигалась магическая мембрана, втягивая воду из источника, и затем выталкивая ее в систему. Для душа вода нагревалась специальным заклинанием прямо в трубе перед выходным соском.
   - Может, все обойдется? - крикнул из комнаты Содер.
   - Завтра видно будет! Ладно, пока не заморачиваемся. Но! Впредь держим язык на привязи! Понял?
   - Все-таки ты не прав! Это же ты начал объяснять Саманте и Синти! Я еще кое-что скажу по этому поводу!
   Я тяжело вздохнул. Ох, как с ним все-таки сложно...Когда же он, наконец, осознает, что у меня есть один маленький минус - я не умею и не люблю признавать свою вину! Поэтому...
   - Ты уже сегодня все сказал! Там, на площади! Теперь у меня к тебе только одно предложение!
   - Какое?
   - Заткнись!
  
  
  

Королевство Кордов

  
  
  
   Сильный ветер с завыванием гнал по бескрайним просторам Великой степи тучи песка и пыли. Пожухлая от солнца трава поспешно склонялась к земле в тщетной попытке спасти свои худосочные стебли от злобной стихии. Множество караванов, мерно бредущих по дорогам королевства Кордов, спешно останавливались и расставляли фуры по кругу, чтобы вместе с лошадьми спрятаться в центре этого импровизированного укрытия.
   Неожиданно ветер стих. Караванщики немедленно вознесли благодарственные молитвы Великому Сэду, успокоившему бесчинства воздушной стихии. Они не знали, что избавителем стал не капризный степной бог, а вполне конкретный человек, являвшийся хозяином огромной юрты в главном стойбище королевства, издревле именуемого жителями Кюель. Эта юрта, сделанная из отборных оленьих шкур, была сверху припорошена золотым порошком, что однозначно говорило о высочайшем статусе его хозяина.
   Верховный шаман!
   Очень старый, но не растерявший разума, он был надежной опорой и мудрым советником для Верховного вождя Орха Седьмого из клана Рекявиков. До него он помогал его отцу. И его деду тоже помогал. Именно он, Верховный шаман Ольг Зап, настоял на создании военного и политического союза с двумя небольшими соседними королевствами - Шама и Гарика, получившего название Южный блок. Именно он убедил отца нынешнего правителя не спешить идти войной на Тардинское королевство, дождавшись, пока на его троне не встанет более слабый король, больше склонный к пирам и гуляниям, а не к военным компаниям.
   Вот и сейчас Ольг сидел в юрте, размышляя не о чем-то праздном, а о вполне конкретных вещах, способных привести к процветанию его страны. Лишь ненадолго отвлекся, чтобы успокоить разбушевавшийся неподалёку от столицы ветер. Он мог бы возложить эту задачу на кого-то из своих Первых шаманов. Не сделал это по одной единственной причине - Ольг не любил, когда кто-то из них колдовал в пределах столицы. Если это колдовство, конечно, не относилось к процессу обучения подрастающего поколения шаманов.
   Звон входного колокольчика не дал Ольгу вновь погрузиться в свои мысли.
   - Войди, Охримен, - не открывая глаз, повелел он.
   Входной полог откинулся, и в юрту вошел пожилой мужчина, одеяние которого было почти таким же, как и у самого Ольга - длинная накидка из выделанных шкур, и свободные штаны, леггины.
   - Почтенный! - склонился перед Ольгом мужчина. - Ты звал меня?
   - Да, Охримен. Я звал тебя.
   Ольг открыл глаза, и уставился на своего приближенного Первого шамана немигающим взглядом, от которого у того по спине побежали мурашки.
   - Как наши Младшие ученики? Нормально ли добрались до Рарха?
   Охримен склонил голову.
   - Да, Почтенный. Все хорошо. С Младшими, как вы и приказали, пошел Олекса. Несколько часов назад он через вестового духа сообщил мне, что они разместились в Академии. Также передал мне свой мыслеобраз.
   - Что за мыслеобраз?
   - В нем ничего интересного. Даже странно, что Олекса счел нужным его отправить.
   - Покажи, - потребовал Ольг.
   Охримен повел рукой, и посреди юрты, прямо перед Верховным шаманом, появились призрачные фигуры. Ольг признал в них студиозов, столпившихся вокруг двух таких же студиозов. Один из этих двух рассказывал про текущее финансовое состояние Тардинского королевства, не стесняясь критиковать действия короля и его советников. Судя по знакам на мантии, студиоз относился к первому курсу. Значит, должен был быть весьма малознающим. Как и все первогодки.
   Однако, студиоз рассуждал столь зрело, говорил настолько правильные вещи, облекая их в грамотные слова, что все предыдущие представления Верховного шамана о первогодках поколебались. Ольг слушал плавно текущую речь студиоза, отмечал для себя новые понятия, о которых никогда не слыхал ранее, и с каждым мгновением хмурился все больше и больше.
   Что же это получается? Где-то в Академиях магии Тардинского королевства спешно готовят кадры, способные грамотно руководить его финансами? А как же обычный университет, где учили счетоводов, казначеев и прочих? Он, Ольг, лично потратил неимоверное количество усилий, чтобы все его наиболее умные преподаватели либо покинули Тардинское королевство, либо покинули этот мир вообще. Остались одни посредственности, не способные научить студиозов ничему толковому.
   Все шло, как он считал, хорошо. Первые волны плохо подготовленных кадров уже выпустились и приступили к работе, принимая весьма спорные решения. Теперь же выясняется, что не столь все радужно.
   - Зачем он нам это прислал? - пренебрежительно сказал Охримен, когда мыслеобраз закончился, и фигуры студиозов растворились в воздухе. - Какой-то студиоз распинается...
   - Помолчи! - вскинулся Ольг. - Олекса молодец, что прислал запись. Ты же, Охримен, хорош, как шаман, но как стратег не способен видеть дальше своего собственного носа!
   Охримен втянул голову в плечи. Не ожидал он вспышку гнева от Верховного. Слава Сэду, гнев испарился так же быстро, как и появился. Через мгновение Почтенный был совершенно спокоен.
   - Готовь экспедицию в Проклятые земли, - приказал он. - Нам необходимо добыть Крик Вечности.
   - Почтенный, наши шаманы и наша армия уже сейчас готова сломить сопротивление защитников Сунтара, - склонился в низком поклоне Охримен.
   Верховный шаман поморщился. К его глубочайшему сожалению, такие же суждения бытовали и среди многих других жителей Кордова. Все чаще раздавались самоуверенные выкрики, призывающие немедленно поквитаться с Тардинским королевством и вернуть горы Сунтара, издревле принадлежавшие Кордову. С каждым днем Ольгу становилось все сложнее их сдерживать.
   - Охримен, я запрещаю тебе говорить о наступлении на Сунтар!
   - Почтенный, но почему? - Первый ученик страшился поднять взгляд на Верховного, но не мог не задать вопрос, мучавший тысячи жителей королевства.
   - Мы победим, но наша победа будет сродни поражению.
   - Это как? - не понял Охримен.
   - Неужели ты ничего не понимаешь, Охримен? - зло воскликнул Ольг. - Наши потери будут настолько страшными, что Кордов станет беззащитным перед лицом других неприятелей на десятки лет! Я хочу избежать этого. Даю пятьдесят дней.
   - Срок на организацию экспедиции, - догадался Охримен.
   - Да. Отправь с Орликом лучших следопытов и воинов. Но, как и в прошлый раз, не более десяти человек.
   - Сделаю, Почтенный, - низко склонился Охримен.
  
  

Гарет

  
  
   Первый день Весенних соревнований. Длительная церемония открытия, по зрелищности не уступавшая открытию Олимпийский игр, последовавший за ней праздничный обед, и страшная суета перед первым этапом. Возбужденные лица студиозов и преподавателей, сновавших во все стороны со скоростью оленей с наскипидаренными задницами. Гомон, гвалт и полная неразбериха по всей Академии. Только мы с Содером сохраняли полное спокойствие, наблюдая за всем этим представлением со скамейки на академической площади.
   - Дорогая Дора! - окликнул я Доротею, в волнении нарезавшую круги вокруг почему-то именно нашей скамейки. - Если ты продолжишь мозолить мне глаза, то из-за этих мозолей я не смогу разглядеть задание, которое мне дадут на первом этапе! Ты будешь виновата в моем поражении.
   Доротея на секунду остановилась.
   - Как вы не волнуетесь? У меня даже руки дрожат!
   Содер хмыкнул.
   - А чего волноваться? Пришел, увидел, проиграл! С чувством выполненного долга уехал домой. Формула проста.
   - Кто тут говорит о проигрыше? - раздался над плечом знакомый голос.
   Декан!
   - Доброе утро! - вскочили мы на ноги.
   Драгомир смерил нас отнюдь недобрым взглядом.
   - Хотите сказать, что вы приехали для того, чтобы проиграть?
   - Что? - вынырнула из груды проносившихся мимо тел взъерошенная Клафелинщица. - Проиграть? Аврелий, объяснись!
   Драгомир ткнул пальцем в мою грудь.
   - Два пораженца в наших рядах! Хотят по-быстрому слить соревнования, и отправиться отдыхать.
   - В смысле? - угрожающе прищурилась деканша факультета Огненной Стихии. - Вы хотите подставить команду?
   И тоже смотрит почему-то на меня. Мне это сразу не понравилось. Покосившись на американца, увидел, что он даже не скрывает ехидную улыбочку! Радуется, собака, что не с него спрашивают! Сейчас ты у меня получишь, дорогой мой заокеанский партнер...
   - Чего это вы меня спрашиваете? - воскликнул я с праведным негодованием. - Я только за победу! Это вот он, лентяй, про поражение говорил! Вон, Доротея подтвердит!
   С этими словами мой указательный палец прижался к виску Содера. Взгляды деканов пробежали по моей руке, пальцу, и остановились на сжавшемся американце.
   - Содер? - испепеляющим взглядом смерила его Клафелинщица. - Ты же всегда был справедливым и правильным! Я от тебя такого не ожидала!
   - Я пошутил! - поспешно выдавил Содер. - Госпожа Клафелинщица, поверьте, я сделаю все для нашей победы!
   - Это хорошо, - мгновенно смягчилась деканша. - Если не победишь, то лично я сделаю для себя определенные выводы. И они, эти выводы, вам обоим определенно не понравятся! - ну, вот. Снова почему-то я... - Только ответь мне, что означает Клафелинщица? Уже во второй раз от вас слышу.
   Я чуть не поперхнулся собственным языком. Американец покраснел, открыл рот, да так и замер, не зная, что ответить.
   - Приставка "линщица" к основному имени женщины означает солнцеподобная! Это у нас так говорят, в Вольных баронствах, - после секундного замешательства придумал я.
   Вроде правдоподобная отговорка получилась, но я не учел маленькой детали. Приставку мы присобачили к фамилии, а не к имени, и это мгновенно заметила деканша.
   - Мое имя Тифани, - заявила она. - Однако, вы не называете меня Тифанилинщица.
   - Э-э-э... - растерялся я, проклиная себя за свое вмешательство.
   Накосячил Содер, пусть бы он и отвечал! Куда я полез со своими отговорками?
   - Судя по их кислым рожам, сдается мне, - вмешался Драгомир, - что Клафелинщица на наречии Вольных баронств никак не соотносится с солнцеподобной.
   - Угу, - согласилась с ним Клафелинщица.
   Сделав пару маленьких шагов, она положила свои миниатюрные ладошки на наши с Содером головы, с усилием свела их вместе, после чего сама приблизилась настолько, что я ощутил ее горячее дыхание у себя на губах.
   - Еще раз услышу, что назвали Клафелинщицей, - чарующим голоском прошептала она, - оторву причиндалы! И больше не придется тратить деньги на шлюх из Синей ямы. Представьте, какая выйдет экономия! Вам все ясно?
   - Нам все ясно, госпожа Клафелимиди, - дружно прохрипели мы.
   - Вот и отлично, - отпустив нас, обворожительно улыбнулась деканша. - Вижу, все собрались. Это хорошо.
   Оглядевшись по сторонам, я обнаружил всю нашу команду, столпившуюся около скамейки. Не заметил, когда они подошли, но по улыбкам и взглядам можно было предположить, что где-то к началу нашего допроса.
   - Так, все идем за мной! - Клафелинщица устремилась через академическую площадь к сверкающему белому дворцу, служившему местным обитателям административным корпусом. - Всем командам выделили отдельные аудитории, где мы будем готовиться между этапами соревнований.
   Взбежав по лестнице с громадными глянцевыми колоннами, мы недолго потолкались в сутолоке в общем фойе, которое сразу запомнилось мне своими высоченными потолками с гигантскими хрустальными люстрами, и по причудливым винтовым лестницам взобрались на четвертый этаж.
   Там мы нашли дверь под номером четыреста двенадцать, за которой обнаружилась богато убранная аудитория. Красные ковры на полу, на стенах полотна художников, изображавших эпические битвы, большой глянцевый овальный стол, полый по центру, кожаные кресла, и пальмы в горшках по углам.
   - Чтоб я так жил! - завистливо проворчал Колин.
   - Так! Рассаживаемся! - скомандовала Клафелинщица.
   Я мгновенно выбрал место за дальним краем стола, и ринулся к нему с целеустремленностью бабки, увидевшей свободное место в общественном транспорте. За мной привычно потопал Содер. Правильно. Начальство неминуемо прижмёт седалища поближе к входной двери, а мы еще с Земли знаем, что чем дальше от начальства, тем спокойнее.
   - Эй! - донесся до нас окрик Драгомира. - Содер, Гарет! Вы куда?
   Я резко остановился. А Содер, торомоз, не остановился! Он с размаху попытался пробить мой череп своим носом. Изначально неравноценный поединок прогнозируемо закончился полной победой моего затылка.
   - Ай! - вскрикнул америкос, согнувшись и зажав нос рукой. - Ты чего?
   - Это ты чего! - потирая затылок, я склонился к другу. - Жив?
   - Нормально, - распрямился Содер.
   Глянув на его руку, крови не обнаружил. Пронесло.
   Наша попытка первыми занять самые стратегически выверенные места не прошла незамеченной от остальных студиозов. Увидев, что мы не получили травм, способных угрожать нашей жизни, они самым бессовестным образом рассмеялись.
   - Содер, Гарет, у вас все хорошо? - подошла к нам Доротея.
   Ответить нам не дали. Клафелинщица нетерпеливо похлопала по спинке одного из кресел, и огласила свое решение:
   - Тут сижу я! Гарет, ты справа от меня, Содер - слева!
   Смех студиозов усилился. Изобразил воодушевленную улыбку, я бодрым маршем прошел к указанному месту.
   - Спасибо, госпожа Клафелимиди, - перед тем, как сесть, склонил я голову в знак благодарности. - Сидеть рядом с вами, что может быть лучше?
   - Думаю, не ошибусь, если предположу, что там, - Клафелинщица кивнула на противоположную сторону стола, где на наши заветные места уже опускались Колин и Доротея. - Вы же туда неслись?
   Я ничего не стал отвечать. Содер тоже благоразумно промолчал.
   - Итак, - дождавшись, пока все не рассядутся, начала Клафелинщица, - сегодня состоится первое состязание. Заключается оно в решении сложных математических и логических задач, требующих пространственного мышления.
   Я про себя хмыкнул. Да уж, сложные. Верх сложности тут был в расчете икосаэдра, требующегося при составлении особо сложных заклинаний. Помню, подобную задачу решал в конце десятого класса на городской олимпиаде по математике. Нам же, первокурсникам, дадут какую-нибудь простенькую пирамидку, и скажут найти количество секущих при сечении плоскостью. Или зададут найти стороны пиктограммы, вмещающей три единицы силы. Тоже элементарно. В общем, переползем не напрягаясь.
   - А завтра какое соревнование будет? - спросила девушка-третьекурсница с факультета Стихии Воздуха после того, как Клафелинщица вкратце рассказала, какие могут ждать задания тот или иной курс обучения.
   Насчет пирамидки я ошибался. Эту задачу, по ее словам, должны были давать как раз с третьего курса.
   - Луиза, ты же была в прошлом году, - улыбнулась деканша. - Должна уже знать, что наименование предметов, по которым команды будут соревноваться, объявляются в день соревнований.
   - Ой! Точно, - округлила глазки Луиза. - Я забыла.
   - После обеда состоится торжественное мероприятие по случаю открытия Весенних соревнований. Сразу после него начнется первый этап. Кстати! - Клафелинщица подняла несколько лежавших перед ней листков. - Первый курс. Мы не определили с вами, кто будет запасным.
   - Готов пожертвовать своей гордостью и предложить свою кандидатуру на роль запасного! - привстал я со своего места. - Пусть от первого курса выступают Саманта, Синти и Содер. Уверен, они добьются максимального результата.
   Во взглядах, устремленных на меня со всех сторон, я уловил уважение.
   - Молодец, - прошептала Луиза.
   Я ее не слышал. Прочел по губам.
   - Я тоже готов собой пожертвовать! - встал Содер. - Уверен, Гарет выступит лучше!
   Клафелинщица, старательно пряча улыбку, покачала головой.
   - Вот как? Какое самопожертвование ради товарища!
   Если все студиозы смотрели на нас с восхищением, то Драгомир, сидевший через одно кресло от меня, откровенно ухмылялся, сложив руки на груди. Готов был поклясться, он о чем-то догадался.
   - Ну, что вы, уважаемый Содер! - с напором произнес я. - Не надо таких жертв! Помните, о чем говорил ваш отец, когда мы выезжали из деревни?
   - О чем же? Уж извините, дорогой друг, запамятовал! - оскалился америкос.
    - Как? Совсем забыл? Твой отец, уважаемый Румпельштильцхен, наказал тебе всеми силами стараться на благо родной Академии, и использовать все возможности для победы над ее противниками! А как это сделать, если сидеть в запасе? 
    При упоминании Румпельштильцхена Содер усмехнулся. Едва я поставил аккордный вопрос, он с той же усмешкой открыл рот. Та-а-ак! Приготовиться! Признаю, Содер был гораздо сильнее меня в ораторском искусстве, поэтому сейчас прозвучат сильные и эмоциональные аргументы, которые мне сложно будет опровергнуть, не потеряв лицо перед командой. 
   - Содер, Гарет, - прервала наши дебаты Клафелинщица, вырвав у меня тихий вздох облегчения. - Присядьте. Дайте слово Саманте и Синти. 
     Обе девушки, уже пару минут тянувшие руки, встали. 
   - Госпожа Клафелимиди, - помявшись, начала Саманта. - Мы с Синти долго думали, кому же остаться в запасе в нашей команде. Ребята знали, как это важно для меня и Синти попасть в основную команду. Они видели, как мы старались на занятиях. Поэтому Гарет и Содер с самого начала предложили нам, что в запасе останется кто-то из них. Но... 
    Девушка прикусила губу, пытаясь подобрать слова. На помощь ей пришла Синти. Тряхнув огненно-рыжими волосами, она выпалила:
   - Гарет и Содер в сравнении с нами обладают меньшей силой, но они гораздо быстрее думают! Быстрее находят верные решения в сложных задачах, точнее обращаются с магической энергией. Вы бы видели, какие они строят конструкции заклинаний! Господин Драгомир подтвердит, - сидевший с невозмутимым видом декан согласно качнул головой. - Месяц назад Гарет на спор решил геометрическую задачу для седьмого курса! За десять минут! 
    По мере выступления Синти мы с Содером ерзали на креслах все больше и больше, прекрасно понимая, к чему клонит наша одногруппница. 
   - Это какую же? - поинтересовалась Клафелинщица. 
   - Расчет конструкции защитного заклинания с двенадцатью гранями! - гордо вскинула голову Синти, словно это она решила ту задачку. Сидевшие в аудитории студиозы дружно ахнули. - Он назвал его расчетом додекаэдра. 
     Словам Синти не удивились только преподаватели. Такое впечатление, что у них каждый второй  студиоз первого курса решал такие задачки. Или просто не показали вида? 
   - Что же вы предлагаете, девочки? 
   - Гарет и Содер должны быть в основной команде! - твёрдо заявила Саманта. - Только у них есть шанс победить Академию Ураласа. 
   - А вы? - приподняла правую бровку Клафелинщица. 
   - Мы кинем жребий. 
   -  Хорошо. Пусть будет так. Гарет и Содер в основной команде первого курса, а вы кинете жребий и перед началом первого этапа сообщите мне, кто будет третьим участником. 
    В следующие несколько минут деканы назначили в каждой группе, за исключением нашей, старшего, и с благословением отправили всех в бой, отстаивать честь Академии. Драгомир тоже убежал решать с организаторами какой-то вопрос по завтрашнему дню. 
   - А кто у нас за старшего? - спросил Содер, когда все ушли по указанным Клафелинщицей аудиториям. 
   - Я, - коротко ответила Клафелинщица, и поплыла вдоль по коридору. Не оборачиваясь, бросила. - Нам в триста двадцатую. 
     Мы побрели следом. Саманта и Синти по пути сыграли в нелепую считалочку, по результатам которой участвовать в основной команде выпало Синти. Было видно, что Саманта заметно расстроилась, но, тем не менее, стоически приняла роль запасного. 
    Как я и ожидал, триста двадцатая аудитория оказалась на третьем этаже. Наверное, это общая черта всего человечества - первой цифрой обозначать этаж. 
    Около аудитории уже скопилась большая масса студиозов. В сторонке стояла кучка преподавателей, к которой немедля примкнула и наша деканша. 
   - Привет, Тифани! - донеслось до меня сразу несколько голосов. 
   Далее зазвучал мужской бас:
   - Готовы снова бороться за третье место? 
   - Мы и за первое поборемся! - дерзко ответила Клафелинщица. 
     Я склонился к Содеру. 
   - Готов бороться? 
    Тот пожал плечами. 
   - Посмотрим. Особо рвать задницу точно не буду. 
   - Ха! - вновь привлек наше внимание бас. - Переплюнуть моих ребят никому не удается уже на протяжении восьми лет! 
   Кто это там такой самоуверенный? Присмотревшись, увидел здорового дядьку, с бритой головой. Ему бы еще золотую цепь к его красной мантии, и вот он, наш родной братан! 
   - Кирза, подойди сюда, пожалуйста! - окрикнул дядька, и из толпы студиозов отделилась очень худая девушка. 
    Нос, как клюв у вороны, глаза маленькие, лоб высокий, волосы жиденькие, засаленные, убраны в один хвостик. Сразу видно, человек старался не отвлекаться от учебы. 
   - Сапог. 
   - Что, сапог? - не понял Содер.
   - Имя Кирза. У меня ассоциация с кирзовым сапогом, - я подошел поближе к преподавателям, и за руку притащил за собой Содера. 
   - ... представить вам Кирзу Забугу, - разглагольствовал дядька. Мне удалось разглядеть эмблему на темной мантии девушки. Академия Ураласа. - Наша звёздочка, свет которой затмит за собой всех остальных студиозов первых курсов!  Без преувеличения скажу, она гений. 
    Содер тронул меня за плечо.
   - Пойдем. Чего его слушать? Рекламирует себя, великого, взрастившего нечто столь же великое. 
   - Лучше бы взрастил ей еще и любовь к гигиене. Пойдем. 
   Однако, уйти нам было не суждено. Клафелинщица нас заметила, и активно замахала рукой. 
   - Гарет, Содер, подойдите сюда! 
   Мы нехотя приблизились, и встали рядом с Кирзой. 
   - Вот наши две звездочки, - широко улыбнулась деканша. - Думаю, они составят вам достойную конкуренцию. 
   - Кто? Эти? - маг широко улыбнулся. - Готов поспорить на десяток золотых, что они будут глотать пыль, глядя вслед Кирзе! Даже вот на этом этапе. 
   - Ты настолько в ней уверен? - подначила его Клафелинщица. 
   - Да! 
    Кирза, видя такую поддержку со стороны наставника, сделала самое плохое, что только могла сделать. Вместо того, чтобы спокойно слушать бахвальства препода, она решила встрять в разговор. 
   - Уважаемая магесса, - с легким поклоном сказала она. - Не советую спорить с господином Белькером на деньги. Я спокойно разбираюсь с задачами четвертого курса. Многое решаю в уме. Ваши студиоз, - Кирза покосилась на нас, - несомненно самые достойные и знающие среди студиозов Вашего университета, но мне они не конкуренты. Извините, если прозвучало, как хвастовство, но это действительно так! 
   - Мы кое-что тоже умеем, - проворчал я.
    Ее слова задели меня. Не сказать, что разозлили, но обидно стало. Да. Преподаватели бурно начали дискутировать, а Кирза склонилась к нам. 
   - Умеете? - она растянула тонкие губы в пренебрежительной улыбке и тихо прошептала. - По вашим рожам даже внешне видно, что наука - это не ваше. Если честно, вообще непонятно, как вы сюда попали. Я обойду вас так же легко, как малых детей, набрав больше баллов, чем вы оба в сумме. Академия Восточной провинции нынче опустится еще ниже.
   - Да как ты... - начал возмущенно говорить Содер, и тут же умолк, натолкнувшись на мой взгляд. 
   - Не надо, Содер. 
   Кирза видя, что мы не собираемся отвечать, фыркнула, и с достоинством удалилась к своей группе. 
   - Ты знаешь, я передумал, - мое настроение из спокойного и где-то равнодушного после слов Сапога резко изменилось. Меня с головой захлестнули возмущение и злость. - Теперь я буду за победу рвать задницу на британский флаг! 
    Содер удовлетворенно кивнул. 
   - Сделай ее! Только учти, она видимо и вправду очень умная. Не зря же ее наставник предлагает заключить пари. 
   - Ты забыл? В отличие от тебя, я учился на инженера, и был в университете с высшей математикой на ты. Плюс физмат школу окончил. В олимпиадах не только участвовал, но и побеждал, - с мрачной решимостью глянул Содеру в глаза. - Сколько у нас денег? 
   - В смысле? 
   - Хочу еще подзаработать! 
   - Пари с ее наставником? 
   - Да. 
   - Давай поставим не более ста золотых, - засомневался Содер. 
   - Ставим все! 
   - Хорошо, - вздохнул он. - Поставим двести. Но учти! Я не прощу, если она вдруг выиграет! 
   - Ты сомневаешься? - изумился я. - Забыл, на каком тут уровне точные науки находятся?
    Содер махнул рукой.  
   - Ладно. Иди, ставь. 
   - Только ты улыбайся, пока я буду разговаривать. 
   - Зачем? - не понял сначала американец, но почти сразу в его взгляде промелькнуло понимание, сопровождавшееся злорадной усмешкой. - Развести хочешь? 
   - Если посчитают нас тупицами, не побоятся ставить деньги. 
   Я подкрался к Клафелинщице, о чем-то спорившей с наставником Гирзы, и тронул ее за локоток.
   - Да, Гарет? 
    Преподаватели умолкли, и уставились на меня. Я в ответ одарил их своей коронной улыбкой, которую американец прозвал улыбкой юного олигофрена, и шепотом попросил отойти Клафелинщицу в сторону. 
   - Что случилось, Гарет?
    Я смутился под ее испытующим взглядом, но переборол себя. 
   - Госпожа Клафелимиди, наставник Гирзы очень нелестно отозвался о наших возможностях. 
   - Это его дело. Ваше дело, выступить как можно лучше.  
     Что-то она резко отвечает. Неужели не получится? 
   - Он сказал, что готов заключить пари на победу Гирзы! 
    На лице Клафелинщицы появился сдержанный интерес. Это мгновенно помогло мне побороть свою нерешительность. 
   - Я готов поставить на свою победу некоторую сумму. Вот только сам это не смогу сделать, так как вряд ли они станут заключать пари со студиозом. 
   - Ты так уверен в себе? - деканша смерила меня оценивающим взглядом. - Сколько хочешь поставить? 
   - Двести золотых! 
     Клафелинщица поперхнулась. 
   - Сколько? 
   - Двести золотых, - скромно потупился я. - Правда, деньги у нас лежат в Академии. Но мы готовы их перевести через любой из банков, если проиграем. Пока же оставим расписку. 
     Клафелинщица молчала. Стояла, смотрела на меня, и молчала. 
   - Хорошо, - наконец, изрекла она. Я облегченно выдохнул. - Вашу расписку вряд ли примут. Я оставлю свою. Если проиграете, отдам свои деньги, а вы их вернете по возвращению. 
   - Спасибо! - в порыве чувств я обнял Клафелинщицу и ринулся к Содеру. 
    Тот все это время стоял, поглядывал в нашу сторону, и облучал окружающих фирменной улыбкой.
   - Получилось? - сразу набросился он на меня.   
   - Да! Теперь осталось не облажаться.
    Клафелинщица вернулась к преподавателям, и среди них начался легкий переполох. Делают ставки, дамы и господа! Я в предвкушении потер руки. Наставник Гирзы что-то пробормотал по разговорному амулету. У остальных тоже оказался в наличии данный девайс, которым они тоже поспешно воспользовались. Через пять минут в коридор начали стягиваться маги. Даже Драгомир прибежал!
    Из аудитории, предназначенной для состязаний первого курса, выскочила еще троица магов, держа в руках листки и карандаши, и вклинилась в разноцветную толпу коллег, скопившихся уже в немалом количестве. Их было даже больше, чем студиозов первого курса! Похоже, начало соревнований на несколько минут будет отложено.  
     Содер откровенно нервничал. Через несколько минут его беспокойство передалось и мне. 
   - Гарет, может, мы зря это затеяли? - пробормотал он. 
    Мы оба смотрели на бурлящую толпу магов со все нарастающим волнением, и меня посетила предательская мысль - а может Содер прав, и я напрасно пошел к Клафелинщице? 
    Дверь в аудиторию открылась, и на пороге появился один из магов-организаторов. 
   - Уважаемые студиозы, входите и рассаживайтесь за свободными партами! 
   - После свадьбы кулаками не машут, - вздохнул я, и устремился вперед. 
   Одиннадцать академий, тридцать три соперника и три часа времени на решение всех задач. Интересно, сколько их? 
    Я уселся за третьей партой во втором ряду. Сапог демонстративно уселась справа, в первом ряду, а Содер успел занять место слева, в третьем. Перед собой я обнаружил кучу листков и три остро наточенных карандаша. 
    Три мага прошлись по рядам, и положили перед каждым участником три листка, которые велели пока не трогать. Когда они закончили, перед нами встал седобородый дедушка в голубой мантии. 
   - Добрый день, уважаемые студиозы. Как вы все знаете, этот этап Весенних соревнований призван выявить сильнейших в математике и геометрии. Вам будет дано сто задач, из которых вы должны решить максимальное количество за три часа. Все задачи представлены на обратной стороне листков, которые перед вами только что разложили мои помощники. По моему сигналу, вы их переворачиваете, и приступаете к решению. Все ясно? 
    Ответом ему было гробовое молчание. Я несколько раз глубоко вдохнул и выдохнул, выкидывая из головы все посторонние мысли. Волнение постепенно ушло, и на смену ему пришло спокойствие. Абсолютное, нарушить которое было практически невозможно. 
    Как хорошо, что Иван Алексеевич - мой учитель по математике, научил меня настраиваться перед олимпиадами, успокаивая свои нервы. Психологической подготовке он всегда уделял огромное значение, и это мне очень помогало. Помогло и сейчас. 
   - Вопросов, вижу, нет, - констатировал дедушка. - Что ж... Начали! 
    Я неспеша взял листки, перевернул их, и прочел первую задачу. Погнали! 
  
  

Академия магии Варлена

Третий этаж

    
    
    
     Еще никогда маги не следили за соревнованиями первокурсников с таким интересом. Им было позволено занять соседнюю аудиторию, из которой они могли наблюдать за выполнением заданий членами своих команд - одно из правил Весенних соревнований, согласно которым преподаватели могли подвешивать над своими студиозами следящие заклинания. Разумеется, подсматривать за чужими студиозами было нельзя, и за этим строго следили как организаторы, так и сторонние наблюдатели со стороны магических Гильдий. 
    Со стороны Гильдии магов Тардинского королевства присутствовала Паула де Лорен, которая, по общему решению, на глаза студиозам не показывалась. Уж очень настороженно к ней относились первокурсники, считавшие ее единственной виновницей тех огромных нагрузок, выпавших на них в последние месяцы, и ее появление могло привести к их излишней нервозности. 
   - Как наши? - подошел к Тифани Аврелий, отлучавшийся ненадолго в другой корпус. 
     Темный маг ходил посмотреть, как идут дела у пятых и шестых курсов. 
   - Отлично, - прошептала ему Тифани. - Гарет ушел далеко вперед. Содер от него сильно отстал, но при этом значительно опережает Синти. Посмотри сам. 
    Аврелий склонился над ее плечом, и глянул на проекцию следящего заклинания, отображаемую на столешнице. Увиденное ему вполне понравилось. 
   - Отлично, - тихо сказал он и посмотрел на других магов, зорко следивших за своими студиозами. 
    Его внимание заметил Зарег Белькер, помахавший Аврелию рукой. 
   - Готовы проиграть? - громко, на всю аудиторию, спросил он. - Аврелий, Тифани, вы зря поставили на своих студиозов столь крупную сумму! Обидно будет ее проиграть. Считайте, что вы ее уже проиграли! До конца этапа еще полчаса, а Кирза уже поставила рекорд по количеству решенных задач за все время существования Весенних соревнований! 
   - Мы верим в наших студиозов, - вскинула подбородок Тифани. 
     Между тем, на самом деле спокойствия у нее на душе не было. Вдруг Гарет проиграет Кирзе? Разумно ли с ее стороны было поставить на его победу шестьсот золотых? Годовой оклад! Сумма, которую она копила пять лет. Еще пять лет, и неплохой домик в хорошем районе Яля был бы ей обеспечен. Мечта, которую она, возжелав разом получить недостающую сумму, поставила под угрозу. С другой стороны, в случае победы ей хватит не только на этот домик! Ведь все маги, посмотрев на глупейшие лица Содера и Гарета, которыми те любили поначалу дурачить всех окружающих, поставили на победу Кирзы. Причем немалые суммы. Не столько, конечно, сколько она, но самая маленькая ставка начиналась от ста золотых! На ее подопечных поставила только она, Драгомир и еще пара магов, присутствовавших на позавчерашнем выступлении Содера, на котором он проводил анализ финансовых дел Тардинского королевства. 
   - Если честно, я боюсь, - на ухо сказал ей Аврелий. - Вдруг Гарет проиграет? Я ведь тоже годовой оклад поставил. Жена меня живьем съест... 
    Сомнения Тифани от этих слов разом подскочили на несколько пунктов вверх. Она сжала кулачки, и прошипела:
   - Тогда я их убью! Обоих! 
   ?
   ?
  
   ?

Глава 11

Гарет


   Объявление результатов первого этапа состоялось в огромном зале, по функционалу идентичному Зеленому залу нашей Академии. Почти триста человек участников и их преподавателей расселись, постаравшись занять места как можно ближе к подиуму, на котором стояли большой стол с призами для победителей и миниатюрная трибуна.
   Человек двадцать магов из числа организаторов сновали между рядами с листочками в руках. Временами они останавливались, о чем-то живо переговаривались между собой, и бежали дальше.
   Когда в зале появилась весьма пожилая магесса, облаченная в нарядную красную мантию, все мгновенно притихли. В сопровождении того самого седого дедушки, что объявил первокурсникам о начале этапа, магесса прошествовала к подиуму.
   - Ректор Академии магии Варлена, архимаг Зула де Варведен, - торжественно объявил один из организаторов, когда магесса встала за трибуну.
   Зал взорвался громкими аплодисментами. Осталось добавить музыкальное сопровождение, и вот она, церемония вручения Оскара! Магесса вскинула суху ручку, и аплодисменты постепенно стихли.
   - Дорогие участники Весенних соревнований и их уважаемые наставники! - одарив всех мягкой доброй улыбкой, начала она. - Вот и завершился первый этап. Подсчитаны балы, подведены итоги и выявлены победители. Сразу скажу, что не обошлось без сюрпризов.
   Магесса говорила минут пять. В конце выразила всем благодарность за ответственное отношение к мероприятию - студиозам за то, что решали задачи, их наставникам за качественную подготовку студиозов, и своим подчиненным за хорошую организацию, после чего уступила место знакомому нам дедушке.
   Тот вошел на трибуну, поспешил поблагодарить за оказанное доверие, и начал оглашать победителей, как назло начав с шестого курса.
   - Обычно же с первых курсов начинают, - пробормотал Драгомир, сидевший прямо передо мной.
   К моменту, когда дедушка приступил к оглашению результатов первого курса, в копилке нашей команды было два вторых и три третьих места. В общем зачете, вычислявшимся суммированием баллов каждого участника, мы уверенно шли на третьем месте, отставая от первого на девяносто два балла.
   Лучшим из наших оказался Колин, занявший первое место среди пятых курсов. Молодец! Умудрился на одно очко опередить студиоза из Академии Ураласа.
   - Итак, наконец, переходим к нашим первокурсникам, - дедушка взял листок. - Тут у нас произошла маленькая сенсация. Одним из студиозов поставлен рекорд по набранным очкам!
   - Да, мы знаем! - не дожидаясь оглашения фамилии студиоза, поднялся со своего места наставник Кирзы. - Шестьдесят восемь баллов! Кирза, прошу тебя к подиуму. Ты это заслужила.
   Кирза смущенно начала вставать, но нахмурившийся дедушка вскинул руку.
   - Господин Белькер, прошу вас дождаться, пока я не назову фамилию победителя.
   Наставник Кирзы усмехнулся и пожал плечами.
   - Ох, уж эти правила! Ладно, объявляйте, - он опустился на место.
   Дедушка кивнул и хитро посмотрел в нашу сторону. У меня сжалось сердце.
   - Первое место с результатом девяносто восемь баллов занимает Гарет Плевакус! Академия магии Восточной провинции Тардинского королевства!
   Несколько секунд гробовой тишины, а затем зал взорвался аплодисментами и изумленными возгласами.
   - Невероятно!
   - Девяносто восемь баллов!
   Покосившись на Кирзу и ее наглого наставника, я обнаружил на себе их пораженные взгляды. Не удержавшись, показал язык, и под одобрительные выкрики направился к подиуму, на котором уже толпилось пятнадцать человек, держа в руках наградные статуэтки. Дедушка мне вручил золотую сову под новый шквал оваций.
   - Молодец! - расслышал я крик Клафелинщицы.
   Вместе с Драгомиром она хлопала в ладоши стоя, и буквально светилась от счастья. И что-то это счастье было слишком сильным. Иван Алексеевич был более сдержанным при моих победах на олимпиадах. Госпожа Клафелимиди тоже не отличалась повышенными эмоциями. Как и Драгомир. Внезапно меня озарила догадка. Как же я с самого начала не подумал! Они же наверняка поставили деньги на мою победу! С учетом того, как тщательно мы с Содером разыгрывали дебилов, коэффициент на нашу победу наверняка был просто зашкаливающим.
   - Второе место с результатом шестьдесят девять баллов занимает Содер Смэлл! Как и Гарет Плевакус, он представляет Академию магии Восточной провинции Тардинского королевства!
   Новая волна аплодисментов. Пожиже, чем при моем объявлении, но тоже впечатляющая.
   - Третье место достается Кирзе Забуге. Как уже отметил ее наставник, господин Белькер, она набрала шестьдесят восемь баллов.
   - Это невозможно, - вновь вскочил со своего места Белькер. - Человек не в силах решить столько задач за три часа! У меня ощущение, что он знал решения и ответы. Я требую проверки!
   - Мы предвидели такое заявление, когда увидели результат Гарета Плевакуса, - кивнул дедушка. - Вы, в присутствии наставников Академии Варлена, можете сейчас подготовить десять задач. Подчеркиваю, новых задач! Мы их дадим Горету, Содеру и Кирзе. Пусть они решат эти задачи тут, перед нами. Согласны?
   Белькер после недолгих колебаний согласился. Я чувствовал, что Клафелинщица и Драгомир заволновались, хотя виду не подавали. Кирза, стоявшая рядом с бронзовой статуэткой, выглядела смущенной.
   - Ну, что, Кирза? Будешь сомневаться в нашей победе? Спорим на десять золотых, что и сейчас я тебя обойду?
   Она ответила мне затравленным взглядом. Уверовав в свою победу изначально, и не получив ее, Кирза сильно разволновалась. Вера в себя у нее пошатнулась. Особенно после моих слов, брошенных специально для того, чтобы вывести ее из себя.
   - Я постараюсь, - дрожащим голоском пискнула она в ответ.
   Я ликовал. Все, она не соперник! С таким волнением она ничего не решит. Так и вышло. При решении контрольных десяти задач, составленных тандемом организаторов и Белькером, Кирза растерялась, запуталась, и, наконец, с мокрыми глазами зашмыгала носом. Я сдал листок в тот момент, когда она искала, где допустила ошибку в третьей задаче. За мной последовал Содер, остановив ее потуги на шестой. Чистая победа!
   Белькер недовольно сопел, Клафелинщица и Драгомир светились от счастья, а я получил от организаторов за поставленный рекорд специальный приз - маленькую бриллиантовую медаль, служившую не просто памятным украшением. Она давала возможность раз в год приобретать на территории Варлена любой товар, стоимостью до пяти тысяч золотых, с двадцатипроцентной скидкой! Вернее, изначально он приобретался без скидки, но затем двадцать процентов от его цены возмещала Гильдия магов Варлена. Если вдуматься, бесценный подарок!
   Вечером, когда мы с Содером возвращались из аудитории нашей команды в свой корпус, на нашем пути встретился дедушка, из рук которого мы получили награды.
   - Содер, Гарет, - остановил он нас, когда мы собирались прошмыгнуть мимо него. - Можно минуту вашего времени?
   - Да, господин...
   Дедушка усмехнулся.
   - Меня зовут Лазир де Шегель, - видя наши ничего не выражающие лица, он погрустнел. - Вижу, мое имя вам ничего не говорит.
   Де Шегель. Что-то знакомое. Я лихорадочно пытался вспомнить, где встречал эту фамилию.
   - Трактат о движении воздушных масс! - первым припомнил Содер. - Лазир де Шегель считается выдающимся ученым-практиком, изучающим воздух и все, что с ним связано.
   Дедушка довольно улыбнулся.
   - Верно, Содер. Ты совершенно прав, - воровато оглянувшись по сторонам, дедушка никого не увидел и придвинулся ближе. - Ребята, не буду отнимать у вас много времени. Вам нравится наша Академия?
   - Конечно! - не стал отрицать Содер. - Спортивные залы, спальни, учебные аудитории - все на высочайшем уровне!
   - Мне еще и питание очень нравится, - не удержавшись, добавил я. - Креветки с длинной вермишелью под острым соусом... Мммм!
   Де Шегель широко улыбнулся.
   - Хотели бы жить в таких условиях постоянно?
   - Вы хотите предложить нам перевестись в вашу Академию? - прямо спросил я.
   Дедушка чуть растерялся.
   - Ну... В общем-то, да. Вы же из Вольных баронств? По сути, вы даже не являетесь гражданами Тардинского королевства. Сомневаюсь, что при приеме в Академию магии Восточной провинции, вам дали гражданство. Если же переведетесь к нам, я гарантирую гражданство Варлена не только вам, но и всем членам ваших семей. Добавьте к этому условия, которые мы для вас создадим в Академии. Что на это скажете, ребята?
   Я задумался. Предложение не то, чтобы выгодное, но условия проживания и обучения тут мне нравятся больше, чем в нашей Академии. С другой стороны, качество обучения. Если мы хотим выжить в чужом для нас мире, то желательно получить образование как можно лучше, что говорит в пользу Академии магии Восточной провинции.
   Сложнейшая программа, по которой нас обучают благодаря Саманте и Синти, гарантирует самое качественное образование, благодаря которому лично я готов был терпеть и более суровые условия.
   - Мы обязательно подумаем над вашим предложением, - первым сориентировался с ответом Содер. - Не в этом, так в следующем году. Или через год.
   Де Шегель медленно кивнул. Его вполне устроил такой ответ. Он вытащил из-за пазухи и протянул Содеру маленький красный камешек.
   - Это одноразовый сигнальный амулет. Если надумаете принять мое предложение, просто активируйте его, и я свяжусь с вами в течение часа.
   - Мы поняли вас, господин де Шегель, - Содер взял амулет и убрал его во внутренний карман мантии.
   Дедушка на секунду смежил веки, и как ни в чем не бывало, засеменил по дорожке дальше.
   - Первая официальная попытка переманить нас, - констатировал Содер. - Похоже, она не прошла незамеченной.
   - Угу, - замершие фигуры Дарогомира и Клафелинщицы около входа в наш корпус красноречиво свидетельствовали о том, что они наблюдали за нашим разговором с де Шегелем.
   Видимо, он их не заметил.
   - О чем беседовали с господином архимагом? - спросил нас Драгомир, когда мы подошли.
   - Он предложил нам сменить место обучения, - лица деканов помрачнели. - Предложил нам заманчивые условия.
   - А вы что? - полюбопытствовала Клафелинщица.
   - Мы отказались. Госпожа Клафелимиди, а это правда, что нам до сих не присвоено гражданство Тардинского королевства?
   Клафелинщица и Драгомир переглянулись.
   - Мы решим этот вопрос сразу по возвращению, - пообещал Драгомир и протянул мне увесистый мешочек, который все это время держал в руках. - Тут пятьсот золотых. Ваш выигрыш за победу.
   Содер схватил его, и бережно прижал к груди.
   - Моя пре-е-елесть! - передразнил его я и обратился к деканам. - Простите, а вы, если не секрет, сколько на нас поставили?
   - А к чему спрашиваешь? - лицо Клафелинщицы стало строгим.
   - Просто интересно, насколько сильно вы в нас верили.
   Клафелинщица поджала губки, размышляя отвечать мне или послать куда подальше.
   - Шестьсот золотых, - решила приоткрыть нам коммерческую тайну.
   - И я столько же, - признался Драгомир. - Ладно, ребята. Еще раз поздравляем вас с убедительной победой. Благодаря вам мы в общем зачете вышли на второе место, и отстаем от первого лишь на десять баллов. Теперь идите, отдыхайте. Завтра предстоит второй этап.
  

Академия магии Варлена

Академическая площадь

  
  
   Когда два студиоза исчезли во тьме дверного проема, Тифани Клафелимиди не удержалась от того, чтобы довольно потереть руки.
   - Мне кажется, мы нечестно с ними поступили, - вновь засомневался Аврелий. - Мы дали им пять сотен золотых при ставке в двести, а сами, при ставке в шесть сотен, забрали по две с половиной тысячи.
   - Аврелий, ну сам подумай, зачем студиозам много денег? Они их только портят. К тому же, с них за моральный ущерб причитается.
   - В смысле?
   - Они меня до сих пор между собой Клафелинщицей называют! Кроме этого, не нужно лишать ребят стремления идти в Проклятые земли. Они же хотят заработать на продаже артефактов, которые там собираются добыть.
   Перед мысленным взором Тифани промелькнул отличный дом в элитном квартале Яля, стоимостью в семь тысяч золотых. Мечты о прошлом домике, терзавшие ее последние пять лет, разом поблекли. Да, сумма на него у нее теперь была полностью. С лихвой. Все-таки за этот день она на ровном месте заработала две с половиной тысячи. Но... Почему бы не замахнуться на бОльшее?
   - О чем думаешь? - поинтересовался Аврелий, видя, что коллега погрузилась в свои мысли.
   - А? - встрепенулась Тифани.
   - О чем задумалась?
   Тифани резко остановилась.
   - Аврелий, как думаешь, проигравшие сегодня маги захотят отыграться?
   - Думаешь, после сегодняшнего поражения они захотят заключить еще одно пари?
   Губы Тифани подернула легкая улыбка.
   - Гарантирую, тот же Белькер наверняка захочет отыграться. Тем более, он до сих пор уверен в исключительности своих студиозов.
   - Еще бы! - фыркнул Аврелий. - Академия Ураласа самым бессовестным образом заманивает самых талантливых Одаренных из всех королевств! Странно, что к Содеру и Гарету прибежал не Белькер, а де Шегель.
   - Полагаю, еще прибежит, тайком от нас, но не думаю, что наши иномиряне примут его предложение. Они плотно обосновались в Гардаграде, и вряд ли его покинут до выпуска. Однако, давай вернемся к нашим баранам. Завтра нужно посмотреть, какие именно соревнования будут. Если как в прошлом году, рассчитанные на голую силу, то мы воздержимся от пари. Даже если жаждущий реванша Белькер будет на нем настаивать. Гарет и Содер у нас относительно слабые. Та же Талииди гораздо сильнее. Но если соревнования будут на мастерство владения потоками магической энергии, то я поставлю пятьсот золотых.
   - А еще две тысячи?
   - Две тысячи оставлю себе. Не буду ими рисковать.
   - Гарета и Содера будем ставить в известность о продолжающихся на них пари?
   Тифани кивнула.
   - Конечно! Они должны тоже поставить деньги. В ином случае их стремление победить не будет столь сильным.
   - Ну да, - согласился Аврелий. - Содер жадный. Если они поставят на кон свои кровные, он спуску не даст ни себе, ни Гарету.
   - Он не жадный. Он просто хорошо умеет считать деньги.
  

Гарет

   Новый день принес новые сюрпризы. Вторым этапом стало состязание на знание истории. Как я понял, весьма редкая дисциплина для Весенних соревнований. Драгомир, пришедший в аудиторию с этим известием, сразу отправил несколько гонцов в библиотеку. Те приволокли из нее около сорока книг, касающихся разных эпох всех десяти королевств.
   Содер воодушевился, считая нашу победу практически решенной - мы с ним посвятили изучению истории весьма длительное время. Около полугода. Меня же охватили сомнения, поскольку мы в основном ковырялись с историей Тардинского королевства, лишь незначительно коснувшись истории других королевства. Да и то, с целью понять, почему они пришли к своей текущей экономической ситуации, и какие политические традиции у них заложены.
   - Надо идти к Клафелин... к госпоже Клафелимиди, и просить, чтобы поставила на нас нашу ставку! - брызгал на меня слюной американец. - Думаю, что...
   - Думаешь? Брось ты это дело! Оно тебе не к лицу, - пытался я унять его. - Содер, что мы ответим, если достанется какой-нибудь вопрос из истории Ураласа? Будешь сидеть, пузыри пускать? - открыв первый подвернувшийся под руку учебник, прочел первую же строчку. - К примеру, ты знаешь, кто правил Варленом при Феринаде Первом?
   - Феринад Первый! - последовал незамедлительный ответ.
   Что-то тут не так...
   - Ла-а-а-адно, - пролистнув сто с лишним страниц, пробежал глазами по странице. - Какое государство первым вышло в дальнее море?
   - Циргал.
   Я хлопком закрыл книгу.
   - Это и я знал! Ладно, будь по-твоему. Только не больше ста золотых. Если Клафелин... - я прервался, покосившись на Клафелинщицу, о чем-то беседовавшую около входной двери со стороны коридора. - Если госпожа Клафелимиди вообще решит продолжать заключать пари с магами. У меня такое ощущение, что после вчерашнего они не станут этого делать.
   - Дураки - не мамонты, не вымрут, - отмел мой аргумент Содер. - Тем более те, кто хочет отыграться. Пойдем к ней!
   Приблизившись к дверям, мы увидели, с кем разговаривала Клафелинщица. Белькер и еще три незнакомых мага что-то наперебой ей говорили. Она сдержанно отвечала. При нашем появлении все разом закрыли рты.
   - А-а-а! Вот и наши вчерашние триумфаторы! - во все тридцать два зуба оскалился Белькер. При этом глаза его оставались серьезными. - Гарет, Содер, готовы побороться за первые места на сегодняшнем этапе?
   Содер оказался прав. Желающие отыграться и вернуть себе потраченные деньги нашлись. Правда, немного. Или это инициативная группа, за которой подтянутся все остальные?
   - Попытаемся, - брякнул Содер, стреляя глазками Клафелинщице.
   Та верно истолковала его знаки.
   - Идите, ребята. Сейчас я подойду.
   Мы пошли обратно, услышав брошенное нам вслед восклицание Белькера:
   - Умные парни! Уверен, они являются основными конкурентами в борьбе за первые места!
   Добравшись до своего кресла, Содер с воодушевлением начал:
   - Вот и Белькер верит, что мы сможем претендовать...
   - Содер! Ты что, и правда ничего не понимаешь? Если тебе лизнули зад, не расслабляйся -- это смазка!
     Содер вскинул обе руки в жесте, призывающим прекратить спор. 
   - Все! Я принял решение. 
    Я раздраженно махнул рукой. 
   - Ну, принял, так принял. 
     Легкое покашливание за спиной заставило нас обоих дернуться от неожиданности. Умеет же Клафелинщица подкрадываться незаметно. 
   - Интересная у тебя аллегория про смазку, Гарет, - сдержанно улыбаясь, Клафелинщица присела на кресло, поспешно освобожденное мною. - Из личного опыта? 
   - Нет! - поспешно опроверг я. - Это я к тому, что Белькер специально нас похвалил, чтобы... 
    На личике Клаелинщицы появилось снисходительно выражение.
   - Гарет, я поняла смысл твоего выражения, - перебила она меня. - Можешь не объяснять. Лучше скажи, а как ты сам считаешь, каковы ваши шансы победить на этом этапе? 
    Я в нескольких словах объяснил суть своих сомнений, к которым отказывался прислушиваться Содер. Он и сейчас пытался возражать, но Клафелинщица жестом попросила его помолчать. 
   - Теперь выскажи свои мысли ты, Содер, - позволила она ему говорить, когда я умолк. 
     Американец скороговоркой вывалил на нас увлекательную речь о том, как он хорошо знает историю и как он уверен в своих силах. Даже привел дополнительный аргумент в свою пользу - историю в Академиях магии как отдельную дисциплину не изучают. Все исторические факты нам приводят на других дисциплинах. Поэтому у нас, посвятивших конкретно этому предмету огромное количество времени, есть преимущество. 
   - Содер, а знаешь ли ты, что в королевстве Кордов юные шаманы изучают историю отдельным предметом? - поинтересовалась Клафелинщица. - Они весьма ее чтут, помня многие исторические факты, которые в других королевствах либо предали забвению, либо переиначили в угоду текущей политической обстановки. 
    Метнув в Содера ликующий взор, я к немалому удивлению не обнаружил на его физиономии ни капли замешательства. 
   - Я знал это,- скромно кивнул он. 
    Знал? Так почему же молчал об этом при разговоре со мной? 
   - Хорошо, - Клафелинщица потерла виски. - Между тем, Белькер и все остальные маги уверены в победе студиозов из королевства Кордов. Сколько вы хотите поставить? 
   - Сто золотых, - быстро вставил я. 
   - Четыреста! - веско заявил Содер.
   - Сколько? - простонал я, и этот стон вышел слишком громким.  
   Его расслышали остальные студиозы нашей команды, до сего момента поглощенные обсуждением самых значимых исторических событий, и сразу замолчали, заинтересованно глядя в нашу сторону. 
   - Занимайтесь, ребята, занимайтесь, - с требовательными интонациями в голосе попросила Клафелинщица, и все сразу вернулись к своим прежним занятиям.  
   - Мы хотим поставить четыреста золотых, - повторил Содер. 
   - Дурак! - в сердцах сказал я. 
   - Содер, ты уверен? - переспросила Клафелинщица.
   - Да. 
    Клафелинщица встала, поправила свою прическу, и уплыла в коридор, где ее дожидались Белькер и его маги. Она сразу что-то им сказала, и они заметно оживились. В руках Белькера появился листок и карандаш. 
   - Вот и все, - подвел итог Содер. 
   - Что? Сделал гадость, на душе радость? - я с досадой отбросил учебник в сторону, чем в очередной раз привлек всеобщее внимание. 
   - Гарет, хорош рыдать. Я думаю... 
   - Думаешь? Откуда в пустой голове мысли? Это будет самая бездарная трата четырехсот золотых! 
    Саманта придвинула свое кресло поближе к нам, и склонилась. 
   - Парни, если не хотите проиграть деньги, советую вам освежить память, - она похлопала ладошкой по увесистой книге. - Тут все основные события за последние триста лет. 
   - Постой-ка, - встрепенулся Содер. - Ты слышала наш разговор?
   - Угу, - подтвердила Саманта. - Не бойтесь, никому не расскажу. Вот, берите учебник. Читайте.
    На подготовку нам оставалось полчаса, и мы использовали это время по максимуму, успев освежить в памяти все основные вехи мировой истории. Войны, дворцовые перевороты, научные открытия, выдающиеся личности - все это я более или менее знал. Однако стоило копнуть поглубже в историю любого конкретного королевства, за исключением Тардинского, то с сожалением понимал, что не знал очень и очень многого. Самое печальное, Содер тоже. 
   - Пора! - звонко хлопнул в ладоши вошедший в аудиторию Драгомир.
    Все студиозы положили учебники, и, не прекращая бурные обсуждения, потянулись к выходу. Для проведения второго этапа первокурсникам выделили ту же самую аудиторию, в которой состоялся первый. Все расселись по тем же самым партам, и приготовились слушать Лазира де Шегеля, скромно сидевшего за столом преподавателя. 
   - Доброе утро, господа студиозы, - выждав несколько минут, дедушка встал со своего места. 
   - Доброе утро, господин архимаг, - недружным хором ответили мы. 
   - Все выспались? Готовы показать выдающиеся результаты? - во взгляде де Шегель мелькнула хитринка. 
   - Да! - крикнули сразу несколько студиозов. 
   Я и Содер предпочли промолчать. Кирза, почему-то все это время обиженно косившаяся на меня, тоже. Как будто я ее завтрак без спросу съел, а после вытер руки об ее мантию! И ноги тоже. 
   - Это хорошо, - продолжил де Шегель. - Ведь каждому из нас нужно знать историю, чтобы не повторять ошибок предыдущих поколений! Однако мы все понимаем, что каждый студиоз лучше всего знает историю своего королевства. По этой причине, когда мы выбрали эту дисциплину в качестве одного из этапов, мы столкнулись с определенными трудностями. Как поставить всех участников в одинаковые условия? Зададим вопрос по событиям, происходившими в Ураласе сто лет назад, и студиоз Академии Ураласа неминуемо выйдет вперед. В конце концов, решение было найдено. Студиозы покажут свои знания по канувшему в лета королевству Циргал. И, соответственно, Проклятым землям! 
    Повернув голову, я увидел светившееся внеземным счастьем лицо Содера. Он торжествующе потряс руками, и чуть ли не на всю аудиторию пропел:
   - Кто молодец? Я - молодец! Кто самый умный? Я самый умный! 
   Ну, что я могу сказать? Содер сорвал джек-пот. В ходе подготовки к опасной летней экспедиции мы изучили историю королевства Циргал и Проклятых земель самым подробнейшим образом. Знали про каждую дорогу в тех землях, про каждый замок. Вне зависимости от того, исчезли оные к настоящему моменту или нет. 
   - Смотрю, кто-то успел перед этапом почитать литературу как раз по Проклятым землям, - глядя на Содера, улыбнулся де Шегель. - Хотя призываю не спешить радоваться, поскольку обозначенные в заданиях вопросы более глубокие. Если вы не интересовались историей Циргала до сегодняшнего дня, сомневаюсь, что вам будет сопутствовать успех. 
    Содер повернул свою радостную физиономию в мою сторону. Я склонился как можно ближе к нему, он подался на встречу: 
   - Говорил же я тебе! - возбужденно прошептал он. - Я как чувствовал! 
   - Еще раз повторю, ты дурак! 
    Мои слова обескуражили Содера.
   - Почему? 
   - Почему, почему... Больше надо было ставить! 
   - Так ты же против был! 
   - Мог бы и переубедить меня. Или у тебя языка нет? 
   - Да ну тебя! - обиделся америкос.  
   ?
   ?

   Академия магии Варлена

?

Третий этаж

   ?
   ?
    Тифани Клафелимиди и Аврелий Драгомир  с глубочайшим удовлетворением смотрели, как их студиозы отвечают на сложные вопросы. Почти не останавливаясь, один за другим. К сожалению, Синти сильно отставала от Гарета и Содера. 
   - А ты не хотел ставить, - заметила Тифани. - Видишь, как все складывается? 
   - Кто ж знал, что попадется Циргал, - развел руками Аврелий. - Тем более, сомневался-то Гарет, а он прекрасно представлял, что они знают, а что нет. Содер проявил несвойственный ему авантюризм. Естественно, что в таких условиях я испугался. Сейчас жалею, что поставил лишь триста, а не пятьсот, как ты.  
   - Это та сумма, с которой я внутренне готова была попрощаться. Ранее выигранные две тысячи в любом случае остались бы со мной, - Тифани мечтательно закатила глаза. 
    Похоже, в первый раз в жизни ей повезло по крупному. Она принадлежала к бедному, хотя и весьма старинному, аристократическому роду, от которого ей ничего материального не досталось. Все имущество, состоявшее из небольшого куска земли с парой мелких деревенек, после смерти отца наследовал старший брат. Средний брат давно сгинул в пламени войны между северными королевствами. Ей достался только магический дар и сундук с ее же вещами. 
   Долгие годы она стремилась добиться определенного положения в магическом сообществе. Начинала с простого инспектора Гильдии магов, потом перешла в Яльскую Академию на должность младшего преподавателя, откуда через пять лет пербралась преподавателем в Академию Восточной провинции. Наконец, три года назад она достигла поставленной цели, в возрасте тридцати четырех лет став самым молодым деканом Тардинского королевства.
   Теперь близится исполнение ее второй цели. 
   - Наши коллеги вчера проиграли значительные суммы. Честно говоря, я не думал, что они ввяжутся в авантюру вновь, - Аврелий с удовольствием отметил, что Содер только что ответил на вопрос, ответа на который он и сам не знал.  
   - Они и завтра ввяжутся, - фыркнула Тифани. - Видел, сколько к пари присоединилось магов? Даже из местной Гильдии коллеги явились. 
   - Почему почти никто из них не ставил на наших? - в очередной раз удивился Аврелий. - Ведь Гарет и Содер ясно вчера показали свой высочайший уровень подготовки. 
   - Одни больше верят в студиозов из королевства Кордов, - в очередной раз ответила ему Тифани. - Другие снова повелись на уверения Белькера и поставили на его подопечных. Я не против. Пусть. От их ставок мы только выигрываем. 

Гарет

   ?
   ?
      Золотая сова, серебряная сова. Я оторвал взгляд от своих наград и лениво перевел его на Содера, в третий раз пересчитывавшего на своей кровати наши деньги. 
   - Что, Скрудж? Дебит с кредитом не сходится? 
   - Не сходится, - признался он. - В первый раз нам дали пятьсот золотых, во второй еще тысячу. Получается полторы тысячи. 
   - И? 
   - Третий раз пересчитываю, и в третий раз получаю на пятьдесят монет больше! 
   Я сел на кровати.
   - Тебя это расстраивает? Если они мешают тебе в нашем семейном бюджете, давай отдадим их мне. Обещаю найти им достойное применение. 
    Содер фыркнул, и сгреб монеты обратно по мешкам. 
   - Давай лучше подумаем над тем, как выгодно вложить все эти деньги.  
   - Мы же хотели купить дом в городе, - припомнил я. 
   - А смысл? Если купим сейчас дом, то он все шесть лет до нашего выпуска будет тянуть из нас деньги на свое содержание. Между тем у нас на те же шесть лет есть неплохая комната в общежитии. 
   - А выходные? 
   - Покупать дом и нести постоянные расходы ради того, чтобы  проводить в нем два дня из десяти? - скривился Содер. - Это в лучшем случае, так как из этих двух дней один мы точно будем зависать в Синей яме. Гарет, коммерсант в тебе помер даже не родившись!  
   - Если тебя послушать, то покупать дом нужно только к старости! И то в ипотеку на сто лет, чтобы внуки за тебя платили. Не знаю... Я привык всегда иметь свои четыре угла. 
   - И сидеть в этих четырех углах, как рак-отшельник. Как ты говорил, назывался земельный участок у твоих родителей?
   - Дача. 
   - Во, еще дачу купить, и тогда точно засядем в Гардаграде навечно. Работа, дом, дача -времяпрепровождение обеспечено. Гарантировано! Скажу тебе, поехали в Варлен, а ты мне - а как же дача наша? Мы же еще на карачках не постояли, сорняки выдергивая! И все... Посмотрели другой мир, называется! Не-е-ет, Гарет. Так дело не пойдет. 
     Спор с Содером затянулся до самого отбоя, и даже после. Он ни в какую не соглашался со мной, а я откровенно не понимал его. Хоть бери свою долю, да живи своим умом. Уверен, Содера посетила такая же мысль, но ни один из нас не решился ее озвучить. Тем более, нам друг без друга было весьма сложно - при организации любого производства требовались одновременно и мои технические знания, и его способности разбираться в бюрократической казуистике и законах.  Мы очень хорошо дополняли друг друга. 
    Утром мы привычно помылись и отправились на завтрак, где также привычно собрали кучу неприязненных взглядов со стороны студиозов из других Академий. Наши с Содером успехи не прошли незамеченными. Или, быть может, в формировании отношения  к нам постарались их проигравшие круглые суммы наставники? 
   - Ребята, только что видел Аврелия! - за общий длинный стол, предназначавшийся для всей команды, опустился Фальк. 
    Хороший паренек с третьего курса факультета Стихии Воды. Он принадлежал к  знатнейшему и весьма богатому аристократическому роду, но, в отличие от Тайгера де Кадса, никогда этим не кичился. В Академии мы с ним не раз сталкивались, но познакомились, как и со многими другими, только сейчас, попав на Весенние соревнования. 
    Кстати, только тут мы с Содером выяснили, что среди старшекурсников по отношению к нам поначалу сложилось весьма плохое отношение. Их злило, что двух каких-то худородных первокурсников преподаватели постоянно ставят в пример, рекомендуя посвящать учебе столько же сил и времени. Изменилось оно как раз после того случая с Тайгером, когда мы не только не побоялись дать отпор во время его прямого наезда на нас, но и чуть позже вступились за второкурсников. 
   - Что же он сказал? - спросила Дора. 
   - Следующим этапом будет скорость и точность создания сложных заклинаний!  
    Мгновение тишины, и почти все присутствующие за столом начали говорить. Разом!  Молчал только я, отдав предпочтение изучению неизвестного мне морского гада, попавшегося в тарелке, и Содер, с интересом слушавший Синти, вывалившую на него свои соображения. 
   - Гарет, тебе нужно сделать универсальное заклинание Подчинения низшей нежити! - в это же время наседала на меня Саманта. - Уверена, среди первых курсов никто не сделает ничего более сложного. 
    Я, не решившись сожрать гада, выковырял его из тарелки. Положить рядом? Так тут кругом одни аристократы. Осудят. Отдельных же мисок для объедков на столе не было. Блин! Вот ведь задачка! 
   - Гарет, ты меня слушаешь? Чего ты уставился на этого рака? Ешь его! 
    Ах, это рак!?! 
   - Саманта, это точно рак? 
    Саманта присмотрелась. 
   - Конечно, это рак! Гарет, ты слушаешь меня? Ты должен... 
   - Саманта, а что мне делать, если я его не хочу? 
   - Кого ты не хочешь? 
   - Ну... Рака этого. 
   - Так выкинь его в урну, - девушка кивнула в сторону стены, где я разглядел урну.  
    До нее метров пять, не больше, но вылезать из-за стола, ползти между спинами наших студиозов и тех, что сидят за соседним столом... Можно, но муторно и сложно. Потом же назад еще ползти. Докинуть? Опять же, за столами сплошь голубая кровь. Не поймут. Или не заметят? 
   - Ты что собираешься делать? - насторожилась Саманта, видя, что я взял это умертвие неведомого гада, по чистому недоразумению нареченного раком, пальцами. 
   - Как думаешь, попаду? 
   - Ты что? - глаза девушки расширились. - Кинуть хочешь? Это же... это же... 
   - Понимаю. Моветон, но выползать отсюда... 
   Я пригнулся, чтобы не торчать столбом над столами, примерился, и кинул. Маленькая тушка пролетела аккурат между спинами студиозов, миновала проход между стеной и столом, ударилась о борт урны и упала в проходе. Черт! Не добросил! 
   - Фу! - наморщила носик Саманта. - Гарет, ты что? Это же варварство! 
   - Когда не попал, то да, варварство, - вздохнул я, и начал выбираться из-за стола. - Сейчас уберу. 
   - Подожди, - пискнула Саманта, схватив меня за руку. - Сейчас пройдут те трое студиозов, потом подберешь. Гарет, с тобой стыда не оберешься! 
   - Хорошо, хорошо, - я присел обратно. 
     Студиозы шли по проходу, несли свои подносы с едой и о чем-то весело болтали. Блин, давайте кеглями шевелите быстрее! Мне же тоже пожрать охота! 
    Студиозы не вняли моим молчаливым призывам, и шли с прежней скоростью. Поравнялись с нашим столом. Все, можно начинать выдвигаться. Я привстал. 
     В следующую секунду один из студиозов, широкоплечий высокий блондин в мантии Академии Ураласа, тонко вскрикнул, нелепо взмахнул руками, и по широкой амплитуде рухнул на пол. Стук его головы о каменный пол был слышен даже с моего места. Как и характерный хруст. Не иначе, на моем раке поскользнулся... 
    Новых криков не последовало, что могло значить только одно - студиоз потерял сознание. Его поднос высоко взмыл в воздух, и опустился точно на голову второму студиозу, обдав его своим содержимым. Ничего бы страшного, но на подносе в числе прочих блюд был кипяточный суп. 
   - А-а-а-а!!! - по столовой пронесся истошный вопль. 
     Студиоз выронил поднос и схватился за обоженную голову. 
   - Екарный бабай, - я поспешно сел на место, и сделал вид, что не заметил диких воплей. 
   Саманта круглыми глазами смотрела то на меня, то на свалку около нашего стола. Ближайшие студиозы ринулись на помощь пострадавшим, по пути задев их третьего товарища. Тот тоже выронил свой поднос. Ровнехонько на первого... 
    Шум, гвалт, суматоха, крики о помощи. Вскоре появились маги-организаторы и обслуживающий персонал. Они погрузили пострадавших на носилки и унесли в местный лазарет.  
   - Я, конечно, не радуюсь, - возвестил Колин, когда все успокоились, - но команда пятого курса Академии Ураласа осталась без двух своих лидеров! 
   - Там вообще два человека осталось! - заметила Дора. - Они обречены на провал! 
   - Это ваш шанс, ребята, - понизив голос, заявил Гор с четвертого курса. - Вы же на втором месте шли в своем потоке. 
     Пока все были заняты обсуждением открывшихся перспектив, мои одногруппники смотрели на меня. 
   - Гарет, ну ты и рукожоп! - в конце концов, заявил Содер, и принялся доедать завтрак. 
   А я-то надеялся, что он не видел моего баскетбола с раком. 
   - Это да, - согласились с ним девчонки. 
   - Это... Ребята, я больше так не буду, - я покосился по сторонам, вздохнул, и взял в руки ложку.
     Ну, не хотел я, не хотел. Оно само так получилось. И вообще! Это естественный отбор! Кривоногим тут не место! 
  
  
  

Глава 12

  
   Утерев со лба выступивший пот, я еще раз взглянул на получившееся заклинание. Плохо. Конструкция слишком тяжелая и некрасивая, а Аврелий нам неоднократно говорил, что любое решение, доведенное до совершенства, прекрасно даже внешне.
   Почему я согласился отдать Содеру заклинание Подчинения низшей нежити? К этому моменту с ним бы уже закончил. Вздохнув, убрал из конструкции несколько линий и покосился на остальных участников. У всех сосредоточенные лица. Все охвачены творческими муками в попытке изобразить нечто особенное, что наверняка удивит членов жюри.
   Благодаря решению организаторов провести состязания первокурсников в пределах одной лаборатории, мы все могли без труда следить за действиями конкурентов. Вон, Кирза пытается сотворить сложное заклинание для подъема низшей нежити. Достойно, но с учетом запасов энергии в ее ауре, которых должно хватить разве что на мышь, ее творение вряд ли окажет сильное впечатление на жюри. Через одно рабочее место от меня с яростным сопением трудился студиоз воздушник из Варлена. Я не знал, что у него должно было родиться, но судя по тому, как он остервенело пытался придать одной из частей конструкции форму идеальной окружности, он делал что-то вполне стандартное. На грани своих возможностей, но, тем не менее, стандартное.
   Все остальные, включая Содера, тоже.
   Лишь я решил по-настоящему всех поразить, и сейчас жалел, поскольку опыта в конструировании заклинаний мне катастрофически не хватало. Все разрушить, и сделать что-то обычное? Времени в запасе еще час, так что с лихвой хватит.
   Махнув рукой, принял окончательное решение - буду пытаться до конца. Не корову же проигрываю! Пари между магами на третий этап провалилось из-за их всеобщего желания поставить на нас с Содером, поэтому сейчас я мог действовать без боязни потерять свои кровно заработанные.
   Несколько взмахов руки, несколько штрихов к конструкции, и вновь критическая оценка. Нет, не то...
   Снова мимолетный взгляд на конкурентов. Студиоз из Ганда почти завершил заклинание из стихии Земли. Изящное, красивое и вызывающее зависть. Почувствовав глухое раздражение, отвернулся. Почему нас не развели по отдельным временным комнатам, сооруженным на тренировочных площадках, как всех остальных студиозов, начиная со второго курса и выше? Да, тут можно было не бояться, что неудачное заклинание помешает другим студиозам, причинив им определенные неудобства или даже вред, но почему-то никто не учел, что возможность видеть творения соперников будет огромным отвлекающим фактором.
   Поначалу я с удовлетворением отмечал, что все студиозы бросают взгляды именно в мою сторону, но сейчас, когда я оказался в тупике, их внимание меня раздражало. Вон, Кирза, в открытую рассматривает мое творение. Не понимает, что это у меня такое сложное и замысловатое. Нервничает.
   У меня, между тем, довольно простое заклинание из раздела малефицистики. То есть, проклятие. Оказывает негативное влияние на пищеварительную систему любого живого существа. Если диарея застала вас врасплох, берегитесь... Просто я накрутил на него дополнительные элементы, изменившие изначальное заклинание до неузнаваемости.
   Вот этот, внешне представляющий простенькую пирамиду, отвечает за скорость деления проклятия. Вот эти элементы, схожие с листом Мебиуса, предназначены для обеспечения точности образующихся копий.
   Вот эти блоки должны подобно солнечным элементам вытягивать магическую энергию из окружающегося пространства, обеспечивая активацию отпочковывающихся проклятий.
   Все, вроде, правильно, но никакой гарантии в жизнеспособности моего творения нет. Жаль, что нельзя проводить пробную активацию.
   - Какое у вас любопытное заклинание, - остановился около меня один из магов-организаторов.
   Лысый худосочный дяденька в черной мантии, с умнейшими глазами и высоким лбом. Он наверняка понимает мою задумку, и видит в ней слабые места, незаметные для моего взгляда.
   - Что-то мне в ней не нравится, - признался я. - Кажется неправильным и неестественным. А вам?
   Моя нехитрая попытка заставить мага указать мне на возможную ошибку ожидаемо провалилась.
   - Думайте, молодой человек, думайте, - заявил он, и пошел дальше.
   Вздохнув, я убрал из своего заклинания несколько последних соединительных линий. Может, попробовать вот так? Нет, не пойдет. Или вот так?
   После сотой попытки и полчаса времени я пришел к приемлемому варианту. Вот, теперь уже можно смотреть на проклятие без содрогания. Даже внешняя красота присутствует. Единственное, сохраняется ощущение некой незавершенности в верхних гранях. Там как будто чего-то не хватало. Поставить ускоритель?
   Сказано, сделано. Во-о-о-от! Теперь просто отлично! Правда, теперь с проклятием нужно было быть весьма осторожным, поскольку из-за ускорителя оно не только множилось с бешенной скоростью, но и весьма быстро перемещалось. По крайней мере, в теории. На практике же жизнь покажет.
   Теперь остался расчет на оптимальное количество энергии. Несколько уравнений на листке, и вот он, ответ. Ноль целых и четыре десятых единицы стандартной магической силы. Многовато, но моих скромных сил хватит и на три таких. Вон, у Кирзы почти полторы единицы силы на активацию потребуется.
   Глянул на висевшие на стене часы. Еще двадцать минут до окончания этапа. Посмотрев на "изделия" соперников, я остался в целом доволен. Мое выглядело пусть не самым сложным, но самым оригинальным точно. Может, попробовать провести поблоковые испытания? Вон, воздушник активировал часть своего заклинания, протестировал его работу, и забрал энергию. Правила не нарушил, так как запрещено активировать заклинание целиком.
   Рядом с воздушником остановился один из организаторов и что-то строго ему сказал. Воздушник виновато вскинул руки. Ан, нет! Все-таки нельзя испытывать заклинания по частям. Что ж, будем ждать. Как и все остальные - к этому моменту все участники соревнований уже закончили конструирование и поставили на своем столе флажок, означающий полное выполнение задания данным конкретным студиозом.
   Что же ждут организаторы? Уже можно начинать проводить итоговые тесты. Или здесь еще имеется тормоз, до сих пор не завершивший этап?
   - Гарет! - услышал я шипение со стороны Содера.
   Оглянувшись, увидел, как он указывает на свой флажок. Одновременно я поймал взгляд одного из организаторов, сразу скользнувший в сторону моего стола. Ах да... Похоже, искомый мною тормоз найден! Это я забыл свой флаг водрузить.
   Звон колокольчика о завершении первой части этапа пронесся по лаборатории, едва я поставил флажок на край стола.
   - Дорогие участники, теперь мы перейдем к испытаниям ваших заклинаний, - провозгласил де Шегель.
   Вместе с шестью другими магами - по одному от каждой стихии и направления магии, он подошел к первому участнику. Студиоз стихии Воды продемонстрировал конденсацию воды из окружающего воздуха. Молодец, целый стакан получился.
   Члены жюри покачали головам, что-то чиркнули в своих листках, и пошли дальше. Следующие студиозы продемонстрировали им довольно занятные фокусы, за которыми я смотрел с интересом - маленький костер, управляемый смерч, гуляющий по столу своего создателя и таскающий лист бумаги из одного его конца в другой, фонтан в стакане, пылающую огнем надпись.
   Отдельный интерес вызвала слепящая вспышка света, организованная студиозом магии Света. Навострив уши, я расслышал, как студиоз, запинаясь, объяснял, что сие творение испепелило бы любого демона из Инферно, вздумай он тут оказаться. С учетом тех крох энергии, которым мог оперировать студиоз, он наверняка имел ввиду какое-нибудь насекомое. Да и то... Сомневаюсь.
   Следующей испытуемой была Синти, создавшая Туман Невидимости - простейшее маскирующее заклинание, эффективно использовавшееся в сражениях. Естественно, на тех участках, где не было магов. Тем не менее, даже эта уменьшенная копия при активации потребовала от Синти всех сил.
   Маги одобрительно покивали головами, и перешли к следующему участнику, которой оказалась Кирза. По приказу де Шегеля в лабораторию принесли клетку с живой мышью, которую один из организаторов быстро перевел в неодушевленное состояние.
   Кирза прикрыла глаза, вкачивая энергию в конструкцию заклинания. Через несколько мгновений оно сверкнуло изначальной Тьмой, превратилось в сгусток и исчезло в мертвой тушке. Еще мгновение, и мышь вскочила на лапы. Огляделась по сторонам красными глазками, увидела ближайшую живую цель, и бросилась к ней. Решетка отбросила ее обратно, но мышь не прекратила своих попыток добраться до цели, раз за разом кидаясь на прутья клетки.
   - Очень достойно, - услышал я слова похвалы от темного мага, присутствовавшего среди жюри.
   Бледная Кирза довольно улыбнулась. Едва маги от нее отошли, она, обессиленная до предела, буквально рухнула на стул.
   Между тем, маги поставили клетку с умертвием перед Содером, позволив тому показать свои успехи в подчинении нежити. Успешно. Ну, в этом я и не сомневался. По приказу Содера, мышь начала выписывать всякие цирковые номера - прыжки с переворотом, бег на задних лапках и тому подобное. Жюри вновь одобрительно покивали головами, и двинулись в мою сторону. Я приготовился.
   - Ну, а вы что нам продемонстрируете, господин Плевакус? - де Шегель с интересом уставился на мое заклинание. - Показывайте.
   Ну, сейчас я вас удивлю!
   - Попрошу не спешить с активацией этого заклинания... - начал говорить темный маг.
   Поздно. Я щедро плеснул в свое проклятие энергию.
   - Да чтоб тебя Дор побрал! - выругался темный маг, и с его руки в сторону моего заклинания скользнул серый полупрозрачный шарик.
   Через сотые доли секунды он достиг своей цели, но моего проклятия уже не было на месте. Оно, превратившись в темную сферу, размером с теннисный мяч, с невероятной скоростью взлетело к потолку, где разбилось на десятки более мелких сфер. Те разлетелись по сторонам, и вновь разделились.
   Я стоял, открыв рот. Поразительно! Работает! Да еще как! Видимо, высокая скорость перемещения позволила проклятию собирать чуть больше маны из окружающего пространства, что, в свою очередь, в разы увеличило процессы деления. Самая настоящая цепная реакция... Несколько секунд, а по лаборатории уже летают сотни моих маленьких проклятий! Часть из них сгинула в защите стен, другая часть сгорела в засверкавших аурах магов, третья продолжала множиться в лаборатории, четвертая... Четвертая исчезла в телах нескольких студиозов...
   Оп-с... Этого я не предвидел. Пардон. Прошу прощения!
   - Прячьтесь от шаров! - предупредил я, но и без моего крика студиозы предпринимали все возможные усилия избежать контакта с частичками моего творения.
   Если честно, напоминало кадр из матрицы, где герой уворачивался от пуль.
   - Кирза, осторожно!
   Поздно. Шар вонзился в торчавший из-под стола костлявый зад. Кирза почувствовала это прикосновение и дернулась. Получился неплохой удар затылком о столешницу. Звучный.
   - Пардон! Прошу прощения! Я не хотел! Извините, пожалуйста! - не уставал я извиняться по мере того, как все большее количество студиозов ловили мои шары.
   Та-а-ак! Летит ко мне! Я дернулся, пытаясь увернуться от несущейся на меня маленькой сферы. Не увернулся. Жаль. Очень жаль! Я уж надеялся...
   Через миг мое размножившееся проклятие исчезло в яркой вспышке света, напоминающей ту, что сотворил студиоз магии Света.
   - А раньше нельзя было? - с этими словами я огромными прыжками рванул к выходу.
   - Это что же... - начал говорить мне де Шегель, но я не стал вслушиваться.
   Только крикнул через плечо:
   - Содер, Синти! В туалет! Быстро!!!
   За спиной послышался шум. Надо же! Умеют же, когда надо, обходиться без вопросов! И, судя по топоту множества ног, все остальные тоже.
  
  

Яль

Королевский дворец

  
  
   Король Клионент Третий скучал. Всю последнюю неделю. Его не привлекали гуляния с графом Лыром и наложницами, внушала отвращение увеселительная охота в Газденском лесу, не трогали кривляния придворных шутов, оставляли равнодушным слухи и сплетни, рассказываемые де Мюрреем. Хандра, по молодости лет приходившая не более раза в год, и то на недельку, сейчас одолевала его с завидной регулярностью. Краски жизни потускнели, все казалось до боли унылым и однообразным.
   - Ваше Величество, позвольте?
   - Да, мой дорогой Эмилий. Проходи, - не отрывая глаз от окна, разрешил король. - Смотри.
   Герцог де Кадс приблизился к королю, и выглянул в окно в направлении взгляда Его Величества. Ничего кроме облачного неба он не увидел.
   - Что ты видишь? - спросил король.
   - Тучи, Ваше Величество.
   - Верно, Эмилий. Они плывут по небу. В определенном направлении. К своей цели, которая где-то там, далеко. Или близко. Пресытятся влагой, и упадут на землю каплями дождя.
   - Да, Ваше Величество, - настороженно подтвердил герцог, не зная, куда клонит король.
   Клионент Третий горестно вздохнул.
   - Вот и ты понимаешь, что даже у туч есть цель. А какая цель у нас? Например, у меня. Или у тебя. Скажи мне, Эмилий, какая твоя цель в жизни?
   Эмилий де Кадс был опытным царедворцем, и прекрасно знал, что однажды неосторожно брошенные слова могут сослужить плохую службу. Монархи всегда отличались непредсказуемостью, а уж Клионент Третий и подавно. Поэтому лучшим будет просто промолчать о своих целях в этой жизни, которая у излишне болтливых никогда не бывает долгой и счастливой.
   - Сложный вопрос, к которому я возвращаюсь почти каждый день, - как можно искреннее вздохнул Эмилий, - но пока так и не дал себе однозначный ответ.
   Король оторвал глаза от окна, и устремил на герцога заинтересованный взгляд.
   - Эмилий, я тебя всегда ценил за схожесть наших мыслей! Я ведь тоже не дал ответ, в чем смысл моей жизни. В чем ее цель? Все надоело. Балы, пиры, танцы, войны с соседями, интриги придворных, разборки среди магов... Скучно!
   - Может, организовать вам тур по королевству? Как на это смотрите, Ваше Величество?
   Король лениво махнул рукой.
   - Что я в этом королевстве не видел. Вот в Проклятые бы земли я наведался, но это опасно. Скука меня еще не столь сильно одолела, чтобы я решился на такое.
   - Проклятые земли? - вежливо улыбнулся герцог. - Туда закрыта дорога всем.
   Король бросил на него весьма пренебрежительный взгляд.
   - Всем, да не всем. В Гардаграде нашлись сорви головы, которые ходят в те места за артефактами.
   - Это слухи, Ваше Величество, - возразил де Кадс. - Лживые и бездоказательные.
   Едва эти слова сорвались из уст герцога, как скука тут же испарилась из глаз короля.
   - Ха! Лживые и бездоказательные? - воскликнул Его Величество. - И это мне говорит человек, в подчинении которого находится наша Тайная Канцелярия? Так вот, довожу до вашего сведения, мой дорогой Эмилий, что Флор через своих подставных людей выкупает эти артефакты у тех самых лиц, которые существуют по вашей версии лишь в лживых и бездоказательных слухах! Они их волокут прямо к нему в Академию. Кстати, в ту самую Академию, в которой у тебя учится сын!
   - Э-э-э... - ошарашенно протянул герцог.
   Мысли роились в его голове, пытаясь найти ответ на вопрос, как его люди могли пропустить торговлю артефактами из Проклятых земель. Невероятно! Этим же вечером кое-кто поплатиться за свое нерадивое исполнение обязанностей своей должностью!
   - Вы точно уверены в этом факте? - осторожно поинтересовался у короля герцог.
   Нет, он нисколько не сомневался в словах Его Величества. Просто хотел вытянуть как можно больше информации о делах магов.
   - В каком? В том, что твой сын учится в Академии магии Восточной провинции? - прищурился Клионент Третий. - Уверен. Сам его туда отправил, хотя маги дружно выступали за черную метку.
   - Огромное Вам спасибо, Ваше Величество! - склонился в поклоне де Кадс. Интересно, сколь долго король будет напоминать ему про ту услугу? - Однако, я имел ввиду...
   - Понятно, - отмахнулся Его Величество. - Уверен, Эмилий. Уверен. Как и в том, что маги замышляют нечто вроде экспедиции в Проклятые земли. Или помогают в ее организации. Я не вдавался в подробности. Неинтересно. С моего разрешения они взяли из хранилища поисковый артефакт.
   - Ох, как интересно, - прошептал де Кадс, и, повысив голос, продолжил. - Ваше Величество, а не хотите ли присутствовать при допросе шпионки Южного блока? Собственно, за этим я и зашел.
   - Шпионки? - Его Величество пожевал губу. - Хм... А кто будет проводить допрос?
   - Шарль Анри Сансон. Он же проведет последующую казнь.
   - Наш лучший палач... Почему бы и нет? Это может быть весьма интересным. Шарль всегда придумывает что-нибудь любопытное!
  

Гарет

  
  
   - Слышишь, о повелитель какашек? Тебя еще долго ждать? - донесся нетерпеливый окрик Содера из коридора. 
   - Сейчас! Попудрю носик и выйду! 
    Спешно набросив легкий апаш - так тут называли легкую щегольскую рубашку с широким воротником, нацепил на ноги сапоги, и выскочил. В коридоре нос к носу столкнулся с Синти и Самантой, улыбки которых могли ослепить любого смертного. 
   - Что-то быстро ты попудрил носик! - заметила Саманта, и обе девушки звонко рассмеялись. 
    Наши с Содером заезженные шутки, на которые никто из нас уже давно не обращал никакого внимания, у одногруппниц всегда вызывали бурю восторга.  
   - Саманта, Синти! Вы выглядите как две богини! - с легким поклоном я отвесил им комплимент. 
    И ни капельки не соврал. Обе девушки, сделавшие мейкап выходного дня и одевшие красивые платья, а не  свои однообразные скучные мантии, действительно выглядели шикарно. 
   - Спасибо! - дружно ответили одногруппницы, и первыми устремились к выходу. 
   Мы пошли следом. 
   - До сих пор не понимаю, как так получилось, что они идут с нами,-  склонился я к Содеру. - Мы же вроде им четко сказали, что пойдем в город вдвоем. 
   - Я и сам не понимаю, - вздохнул Содер. - Ладно, чего уж теперь... Идем. Сам говорил, после свадьбы кулаками не машут. 
    Выйдя из корпуса, на улице мы обнаружили пятерых членов нашей команды, включая Колина и Доротею, переминающихся с ноги на ноги около скамейки. Все в гражданских платьях. 
   - Ну, наконец-то! - воскликнула Дора, чем ввела меня в легкий ступор. - Мы уже минут двадцать вас ждем! 
   - Всем привет, - поприветствовал всех Содер, хотя мы уже со всеми здоровались не далее как сорок минут назад, на завтраке. - А чего это вы нас ждали? 
   - Так вы же в город собираетесь, - звонко хлопнул его по спине Колин, от чего американец болезненно поморщился. - Мы решили прогуляться с вами. 
   - Простите, а кто вам сказал, что мы идем в город? 
   - Синти! - не стала скрывать Доротея. - Мы с ребятами сразу подумали, зачем мы будем сидеть целый день в Академии? Последний этап соревнований завтра, а сегодня можно погулять. 
     Мы с Содером в упор смотрели на Синти, но та словно не замечала в наших взглядах укора и осуждения. Стоит, улыбается нам и о чем-то треплется с Гердой с четвертого курса. 
   - Кстати, мы отпросили вас у Клафелимиди, - сообщил нам Колин. - Судя по тому, что она ничего не знала о вашем походе в город, вы к ней подойти забыли. 
   - Мы собирались сделать это сейчас, - вздохнул я. - Ну, так идем? 
    В ответ дружный рев сразу нескольких глоток:
   - Идем! 
     При выходе с территории Академии мы столкнулись со студиозами Ураласа, среди которых, к моему огорчению, не было Кирзы. Та со вчерашнего дня заперлась в своей комнате, и даже не пришла на церемонию награждения, где ей должны были вручить серебряную сову. Хотя, я бы тоже, наверное, комплексовал, если бы до туалета не успел добежать...  Кроме Кирзы вчера до цели не добрались еще два парня. Бежали следом за мной, но быстро выдохлись и перешли на шаг. Устали. Теперь на собственном примере знают, что маг должен обладать не только магическими способностями, но и физическими тоже. Как и Кирза, сидят по комнатам , не выходят. 
   Я вчера ходил, извинялся, но никто слушать меня не стал. Будем надеяться, время вылечит. 
    К сожалению, вчера я оказался неправ еще и в том, что позвал всех бежать из аудитории. Маги-организаторы легко сняли мои проклятия с последних трех студиозов, замешкавшихся на выходе. Сняли бы и со всех остальных, если бы они не успели исчезнуть в коридоре. 
   - Говорят, вчера серебряный призер была весьма не сдержана в выражении своих чувств, - демонстративно громко заявила Саманта, когда мы проходили мимо представителей Ураласа. 
   Ее слова заставили меня поморщиться. И Содера тоже. Остальные, включая Дору, весело оскалились, глядя на ощетинившихся ураласцев. Все-таки студенческие коллективы тоже весьма жестоки.  Нет, я зря сожалел, что Кирза не покинула свою комнату. Пусть лучше пока там посидит. 
   - Саманта! - одернул одногруппницу Содер. - Зачем ты... 
    Дослушивать его я не стал, и подошел к ураласцам. 
   - Ребята, я вчера заходил к Кирзе... 
   - Хотел над ней посмеяться? - набычившись, спросил меня тот самый блондин, который благодаря моему раку пропустил вчерашний этап. 
    Местные целители быстро поставили его на ноги, но принять участие в соревнованиях он все равно не успел. Как и его товарищ, получивший ожоги. Результатом стало десятое место Ураласа среди пятых курсов. Первое взяла наша команда, во главе с Колином. Во многом из-за этого успеха наша Академия  вырвалась вперед в общем зачете. 
   - Нет, - отрицательно покачал головой я. - Хотел перед ней еще раз извиниться. Честно, я не хотел...
    Блондин махнул рукой. 
   - Хотел, или не хотел, но Кирза с лихвой отхлебнула из чаши позора. Любой взгляд на тебя отныне служит ей отличным напоминанием о произошедшем. 
   - Как красиво слова складываешь. Специально учился, чтобы потом девчонкам на уши словесные кружева подвешивать? - блондин гневно сверкнул глазами и начал открывать рот для ответа, но я не дал ему этой возможности. - Я просто хотел извиниться. А-а-а-ай... Ну, вас. 
   Я развернулся, и пошел к своим, ожидавшим меня в стороне. 
   - Лучше не показывайся ей на глаза, - крикнул мне вслед блондин. 
    Ребята встретили меня удивленными взглядами.
   - Ты зачем к ним ходил? - спросил Колин. 
   - Да, все с тем же... - поморщился я.  
   - Что? Снова извинялся? 
   - Угу. Только, чувствую, не будет мне прощения. А с вашими шуточками, - осуждающе глянул я на Саманту, - так тем более. 
    Саманта сделала невинные глазки.
   - А что? Я не виновата, что студиозы Академии Ураласа в этом году обделалась в прямом и переносном смысле! 
     Шквал звонкого смеха покатился по бульвару, заставляя редких прохожих с недоумением оглядываться на нас. Миновав пару бульваров, мы вошли в большой парк, который еще не видели. В нем обнаружилась вещь, которую мы здесь никак не ожидали увидеть - аттракционы! Пусть скудные, состоявшие из комнаты страха, комнаты кривых зеркал, нескольких видов качелей и водных горок, но они тут были! 
   Само собой, ребята сразу за них уцепились. Перед тем, как убежать на водные горки, Синти заявила нам, что слава  об аттракционах Рарха  гремела на все десять королевств. 
   - Давай тихо уйдем? - предложил Содер, когда мы с ним остались одни. 
   - Нет, это не по-товарищески. Я бы обиделся. 
   - Обижаться можно, когда тебя позвали, а потом бросили, - возразил Содер. - Тут же мы никого не звали. Все сами прилипли. Гарет, мы же с ними ни в одну мастерскую не зайдем. 
    Я хмыкнул. 
   - Ну, почему же? Зайдем. Только поговорить с мастерами не сможем. С другой стороны, Содер, все что ни делается, то к лучшему. 
   - К лучшему? - возмутился Содер. - Я что, зря за Сводом законов Варлена неделю сидел? Думаешь, увлекательное чтиво? 
   - Разве нет? 
   - Конечно же, да, Гарет! Просто бестселлер! Прямо как Гарри Поттер и Кубок Огня! Пойдем быстрее, пока никто нас не хватился, - Содер схватил меня за руку и потащил к тому выходу из парка, что согласно картам вел к припортовой зоне. 
   Там, по словам местных студиозов, располагалось множество мастерских. 
     Но не успели мы сделать и десятка шагов, как вслед нам послышалось:
   - Содер, Гарет! А вы куда? 
     Засекли. Обернувшись, мы обнаружили обеих одногруппниц, спешивших к нам от водных горок. Черт! Чуть-чуть не хватило. 
   - Саманта, мы хотим прогуляться до порта, - начал объяснять Содер. - Тут быстро. Минут десять туда, столько же назад. Пока вы развлекаетесь на аттракционах, мы... 
   - Мы с вами! - заявила Синти таким тоном, что нам оставалось только принять неизбежное.
    Весь путь до выхода из парка, и далее до первых мастерских, располагавшихся в дальнем конце улицы, наша компания из четырех человек была поглощена увлекательнейшим разговором. При этом я и Содер шагали молча, благородно взвалив на себя ответственную роль почетных слушателей. 
    Наконец, мы достигли первых неказистых одноэтажных зданий. Все были построены примерно по одному образу и подобию - из простого красного кирпича, с небольшими окнами, с возвышающимися над крышами дымовыми трубами. Разумеется, отличия имелись, но они были весьма незначительными.  
    Каждое здание окружал небольшой огороженный участок, использовавшийся хозяевами в качестве складов для готовой продукции и первичного сырья. 
   - Фу! - повела носом Синти. - Что мы здесь забыли? 
   - Можете подождать нас здесь? - робко поинтересовался я. 
    Саманта тут же вскинула брови. 
   - Вы хотите оставить беззащитных девушек в этом сомнительном районе?  
   - Конечно, нет! - крякнул я. - Это у меня такая шутка дурацкая. Забудь. 
    Содер толкнул калитку, и мы вошли во двор мастерской. Вернее, во двор полноценной кузнечной мануфактуры. По правую сторону от нас возвышался навес, под которым блестели аккуратно сложенные металлические болванки цилиндрической формы, слева под открытым воздухом валялась большая груда всяких изделий, успевших порядком проржаветь. Металлолом, догадался я. 
    Прогулявшись по выложенной камнями дорожке к железным дверям здания, я постучал в увесистый колокол, звон которого удивительным образом перекрыл грохот кузнечных молотов, сотрясавших стены здания. 
   Несколько секунд ожидания, и дверь перед нами распахнулась, явив нашим взорам огромного бородатого мужика с голым торсом. Он хмуро глянул на нас из-под кустистых бровей, одновременно вытирая руки грязной тряпкой, после чего басом рыкнул:
   - Что надо? 
   - Добрый день, уважаемый... - Содер сделал паузу, ожидая, что мужчина представится, но тот проигнорировал намек. - Уважаемый. Не подскажете, с кем можно поговорить по поводу выпуска достаточно специфической продукции? 
    Глаза мужика подобрели. 
   - А-а-а-а... Заказчики, - он развернулся в сторону зала, в котором мы в сплошной пелене дыма, подсвечиваемого изнутри всполохами огня, разглядели мечущиеся фигуры. В моем представлении, точно так же выглядели черти в аду. - Эй!!! Ушлепки! Создайте тишину! Измил, роди лист бумаги, карандаш и дуй сюда! Дарек! Организуй на улице стол и пять стульев! Быстро!!! 
   Вскоре мы сидели на улице за кованым столиком на холодных железных табуретках, каждая из которых весила килограммов под тридцать. 
   - Что же вы изволите заказать в лавке Гундосила Крафта, господа? - осведомился мужик, рассудив, что все устроились удобно и можно начинать разговор.
    Присутствующих дам он словно не замечал. 
   - Я так понимаю, вы Гундосил? - дождавшись утвердительного жеста, я быстро набросал на листке чертеж откручивающейся бутылочной пробки. - Сможете сделать вот это? 
    Гундосил внимательно посмотрел на чертеж. Оба его помощника, истуканами замершие у него за спиной, тоже. 
   - Что это за хрень? 
   - Пробка с резьбой. Для бутылки. 
   - Ну-у-у... - кузнец почесал огромной пятерней лохматый затылок. - У меня есть механический участок. Раскатаем лист, вырубим, загнем, обработаем, нарежем резьбу, вставим уплотнительную прокладку... Хм... Это будет стоить один золотой. 
   - Сколько? - осипшим голосом переспросил Содер. 
   - Золотой. И это еще дешево, поскольку мне потребуется раскатать лист, подготовить форму для вырубки, - начал загибать пальцы кузнец, - нанять...
   - Уважаемый, а если мы таких крышек закажем сто? Тогда цена будет ниже? 
   Кузнец усмехнулся, продемонстрировав гнилые зубы. 
   - С чего бы это? Сто крышек, сто золотых! Сделаем честь по чести, в лучшем виде. Ну, так что? По рукам? 
   - Дорого берешь, - покачал я головой. - Вес металла всего несколько грамм, а ты требуешь целый золотой. Согласен, одну крышку делать не очень выгодно, но при заказе большого количества цена значительно изменится. Если сделать механизм, то вырубать можно сотни крышек в час. 
    Кузнец нахмурился. 
   - Так чего же ты его не сделал? 
   - Постой, Гарет, - тронул меня за плечо Содер. - Уважаемый Гундосил, а не хотите ли войти в долю с нами? Мы обеспечим вашу мастерскую заказами на крышки, а вы сделаете их по разумной цене. Все будут довольны, все заработают! 
   - Чта-а-а-а? - зло ощерился хозяин мастерской. - В долю? Какую долю? Слышь, выкидыш одноглазой ослицы, зачатый в безлунную ночь на конопляном поле стаей безрогих баранов! Ты пришел заказ делать или болтовню разводить? 
   - Ну... - растерялся Содер. 
   - Ясно! Время, бесхвостые суккубы, пришли отнимать, - Гундосил рубанул воздух ребром ладони. - Дарек, проводи наших гостей пинками на выход! 
    Слава Валесу, до пинков дело не дошло, иначе мне бы пришлось применить свои познания в малефицистике, но от этого сильно легче не стало - цели мы не достигли. 
   - Тормоза! - в сердцах бросил Содер, едва мы оказались на улице. - Этот Гундос мог бы неплохо заработать, если бы согласился на долгосрочное сотрудничество! 
   - Видимо, тут нет такой практики, - я огляделся по сторонам, выбирая следующую мастерскую. - Люди хотят сразу получить деньги за свою работу. Причем не стесняются с маржинальностью. 
   - Это да. Наверно, процентов пятьсот даже на опытный образец накрутил, - прикинул Содер. - Да какие пятьсот! Не меньше тысячи. Как же они живут с такими расценками? Вообще конкуренции нет? 
   - Есть, но мы с тобой сделали специфический заказ. Думаю, точно такие же цены мы получим и в остальных мастерских. Будем продолжать поиски? 
    Лицо Содера энтузиазма не выражало. 
   - Если честно, то у меня все желание отпало. 
   - А как же твои слова про бестселлер, Гарри Поттера и Кубок Огня? Не будешь потом сожалеть? 
    Содер махнул рукой. 
   - Содер, Гарет, - послышался тихий голосок за нашими спинами. 
    Девчонки! Мы настолько были разочарованы фиаско в переговорах с владельцем мастерской, что забыли о присутствии двух одногруппниц. Между тем, они все это время стояли рядом, и молча нас слушали. 
   - Содер, Гарет, - повторила Саманта. - Я так поняла, у вас есть интересная задумка. Может, ее с нами обсудите? Вон, у Синти есть родственники, владеющие целой сетью кузниц и механических мастерских в нашем королевстве. У меня родня владеет двумя крупными мануфактурами по производству стекла. Вам же пробки, как я поняла, для бутылок нужны?  
    Мы с Содером переглянулись. 
   - Да. 
   - Так давайте мы пригласим родственников, и вы им расскажете о своей задумке. Уверена, если она интересная, они обязательно рассмотрят варианты, как воплотить ее в жизнь. Быть может, специально под эти цели согласятся открыть новое производство, в котором вам выделят доли. Согласны? 
    Я согласился сразу же. И Содер, разумеется, тоже. Спрашивается, куда мы смотрели раньше? Ведь знали же, что родственники наших одногруппниц люди не простые и много, чем владеют. Могли бы поинтересоваться, поспрашивать. Тогда и глупых мыслей бы, связанных с открытием совместного предприятия с мастерами из Варлена не возникло бы. 
     Ведь мы до сих пор рассматривали удаленное производство по одной единственной причине - боялись вызвать у магов своими новаторскими идеями нездоровый интерес. Если же удастся открыть дело в доле с кем-то из высших аристократов, то отсутствие такого интереса практически гарантировано. 
     После обеда мы рассказали Саманте и Синти о своей задумке по производству соков в бутылках, с нанесенной на них рунами холода и вечности. В таких бутылках сок мог спокойно храниться, пока в рунах присутствовал влитый на мануфактуре магический заряд. А это, по моим расчетам, не менее двух лет! Дополнительное удобство представляла крышка, позволявшая использовать одну и ту же бутылку многократно. То есть, можно было организовывать точки по продаже сока населению в его собственные бутылки. Если же заряд в рунах кончался, бутылку можно было сдать, и с большой скидкой купить у нас новую. 
   - Что ж, - задумчиво сказала Саманта, складывая и убирая полностью исписанный листок. То же самое сделала и Синти. - Интересная у вас идея. Очень интересная. Лично мне понравилась. Как только приедем домой, я немедленно свяжусь со своими родственниками. Вы как, готовы с ними встретиться в первые дни каникул? 
  
  
  

Глава 13

  
   Дверь резко отворилась, и на пороге комнаты появилась Саманта. Прежде чем мы успели что-то сказать, она метеором пролетела к столу, около которого разразилась гневной речью.
   - Мы же договаривались, что вместе в город после ужина выйдем! Вы почему вдвоем ушли? - тут она разглядела предмет на кровати Содера, и ее глаза стали круглыми. - Ой!!!
   Я жестами замаячил Содеру - прикрой! Прикрой одеялом! Содер на мгновение замешкался, и этого хватило, чтобы предмет увидела и Синти, по примеру подруги вихрем влетевшая в наше жилище.
   - Ой!!! - ее реакция была точно такой же, как и у подруги.
   Содер, наконец, справился со складками одеяла, среди которых судорожно спрятал символ веры богини Чареции, являвшейся в пантеоне местных богов богиней любви. Чареция покровительствовала жрицам любви, и любое уважающее себя заведение, поставившее торговлю любовью на поток, было просто обязано иметь в своих стенах ее символ - искусственное мужское достоинство. Герда держала в Синей яме два таких предмета, но, тем не менее, мы с Гаретом решили вручить ей и ее девчонкам третий, купленный и освященный в центральном храме богини, находившийся как раз здесь, в Рархе. Так сказать, для пущей удачи. Чтоб клиенты состоятельные приходили, а безденежная нечисть, наоборот, уходила. Желательно к конкурентам.
   Понятно, что в поход за таким подарком взять одногруппниц мы никак не могли. Потому и решили быстро сбегать сразу после ужина, чтобы потом, вернувшись, выйти в город еще раз, уже с Самантой и Синти. Но, как говориться, без оврагов операции обходятся только на бумаге. Вот и наш план благополучно провалился.
   - Девчонки, вас не учили стучаться перед тем, как войти? - подхватив упаковку от нашего подарка, кинул ее Содеру.
   Тот ее поймал, но убирать в нее символ веры богини не спешил, поскольку для этого пришлось бы его еще раз достать на всеобщее обозрение. Проклятие! Зачем мы его вообще доставали? Везли бы так, в штатной упаковке. Это все Содер! Ему стало интересно посмотреть на камни, странным образом впаянные в основание символа веры. Они ему показались драгоценными. Мне, если честно, нет. Что за дурак будет продавать три драгоценных камня с ноготь величиной за двадцать золотых?
   - Вы это... для чего... взяли? - запинаясь, спросила Синти.
   - Это мы не для себя!
   - Очень на это надеюсь, Гарет, - поджала губы Саманта. - А для кого?
   У одногруппниц был такой вид, что я счел за лучшее объяснить все, как есть на самом деле.
   - У нас знакомая, Герда, владеет Синей ямой. Знаете, что это за место? - девчонки кивнули. - Вот, это ей в подарок. На удачу.
   - А-а-а-а! - заметно расслабилась Саманта. - Ясно. Вы ходили в храм, и поэтому не взяли нас.
   - Да.
   - Почему же сразу не сказали? Мы же вас ждали! - выкатила претензию Синти.
   Ей ответил Содер, сотворив весьма виноватое лицо:
   - Мы хотели быстро сбегать и вернуться, чтобы погулять с вами, но в храме шла служба. Пришлось ждать.
   - Ясно, - Саманта посмотрела на Синти. Потом на нас с Содером. Озорные огоньки в ее глазах мне сразу не понравились. - Содер, Гарет... а можете еще раз показать?
   Вот те раз. А с виду приличная девушка. Аристократка, спортсменка, и одногруппница, в конце концов. Хорошо хоть стеснительный румянец на щеках выступил.
   - Да, на что там смотреть? - Содер, весь такой правильный и принципиальный по жизни, смутился сильнее девчонок. - Так... Обычное мужское достоинство. Фаллический символ Чареции.
   - Я не была в храме Чареции, и ее символ видела только один раз, издалека, - после некоторых колебаний призналась Саманта.
   - Я тоже, - добавила покрасневшая Синти.
   - То есть, нас уже вы не стесняетесь? - прямо спросил я, и получил такой же прямой ответ:
   - Нет.
   - Вы всегда были другими, - продолжила Саманта. - Отличаетесь от других студиозов. Ведете себя с нами точно так же, как с другими парнями.
   - В смысле? - возмутился американец. - Я комплименты вам регулярно делаю!
   - Это да, - признала Саманта. - Но все равно ведете себя очень просто. По-дружески. Словно мы не девушки, а... друзья. Ну, так как? Покажете?
   Я махнул рукой, давая понять Содеру, что мне все равно. Если хочет, пусть показывает.
   Содер вздохнул, отбросил одеяло и вытащил на свет символ веры богини. С локоть длиной, толщиной с запястье, он выглядел совершенно настоящим. Даже материал по структуре напоминал кожу! Жрицы, у которых мы его покупали, похвастались, что многие одинокие женщины берут эти "поделки" не в качестве символа веры, а вполне для определенных целей. Просто не освящают их и все.
   - Ничего себе! Какой огро-о-о-омный! - дружно воскликнули девчонки.
   - Все, посмотрели? - Содер поспешно убрал предмет в штатную упаковку.
   - Парни, а как вы собираетесь его вывозить? - поинтересовалась Саманта.
   - В смысле? - не понял я. - Уберем в свои личные вещи и все. А что?
   - Камни, которые вделаны в основание... символа веры, не подлежат вывозу из Варлена. Это тиониты.
   Новость прозвучала для нас словно гром среди ясного неба.
   - Как, не подлежат? - пробормотал Содер.
   - Тиониты добываются только в Варлене, и их можно вывозить только с отдельного разрешения властей. Даже если камни являются частью каких-нибудь сувенирных предметов.
   Екарный бабай! Так вот почему изделие стоило лишь двадцать золотых. Из местных его никто не брал, а иностранных покупателей отпугивала невозможность его провоза через границу.
   - Черт! - Содер отбросил упаковку с покупкой в сторону. - Предлагал же попроще купить! Там за два золотых лежал без всяких камней. "Что ты за жо-о-опа, Содер! Давай, ты задушишь свою жабу!" - передразнил он меня. - Задушил, блин! Что, Гарет? Я теперь, конечно, не жопа, но сидим с этой покупкой мы именно в ней! Давай, двигай свои мысли, как мы из нее выкарабкиваться будем! Что молчишь? Нет мыслей?
   - Подожди ты, - поморщился я. - Не кипишуй, что-нибудь придумаю. Саманта, ты точно уверена, что тиониты вывозить запрещено?
   Саманта фыркнула.
   - Точно!
   Я потер виски, пытаясь сосредоточиться. Облажались на ровном месте. Обидно.
   - Только думай быстрее, - хихикнула Синти. - Завтра вечером мы возвращаемся. Сразу после церемонии закрытия Весенних соревнований.
   - Потом будете думать, - Саманта бесцеремонно схватила меня за руку, и стащила с кровати. - Идем в нашу аудиторию. Там всех Драгомир собирает.
   - Не поздновато ли? - усомнился я.
   - Сам его об этом спросишь!
   И я на самом деле спросил, едва мы вошли в аудиторию, в которой собралось уже немало народу.
   - А ты что, уже спать лег? - вопросом на вопрос ответил декан.
   - Ну-у-у... Нет, но...
   - Тогда присаживайся, - кивнул декан в сторону свободных кресел. - Саманта, Синти, Содер, вас это тоже касается.
   Выбрав одно из кресел, я устроился в нем поудобнее, после чего осмотрелся. В аудитории присутствовала почти вся команда, за исключением Чарела с шестого курса и Доротеи. Все тихо шептались между собой, и периодически поглядывали то на декана, то на большую доску рядом с ним, на которой неровным почерком были записаны текущие результаты команды. Я не без удовольствия отметил свое лидерство в общем зачете. Набрав двести сорок восемь баллов, поставил новый рекорд соревнований после трех этапов, превзойдя старый на двенадцать баллов. Вторым, со значительным отставанием, шел некий Зосул с третьего курса Академии Ураласа, а третьим значился Содер. Неплохо, неплохо...
   В общекомандном зачете наша Академия тоже шла на чистом первом месте. Если не завалим последний этап, то в первый раз за пятьдесят пять лет Академия займет первое место на ежегодных Весенних соревнованиях.
   Я перевел взгляд на окно, за которым стояла непроглядная тьма, потом скользнул далее по лицам собравшихся. Остановился на Саманте. Она с такой тоской смотрела на доску, что мне стало не по себе. Почувствовав на себе мой взгляд, она посмотрела на меня, но я успел отвести глаза в сторону.
   Не надо было иметь семи пядей во лбу и почти четырех курсов университетского образования, чтобы понять, как тяжело ей приходиться . Во имя общего блага Саманта без всяких претензий уступила место в команде мне и Содеру, затем безропотно приняла волю жребия, выбравшего Синти, а сама наверняка до сих пор мечтает принять участие в соревнованиях. Правда, уже, наверное, и не надеется.
   Дверь в аудиторию открылась, и в нее вошли Чарел и Дора. Тихонечко прошли к свободным местам.
   - Ребята, я собрал вас в столь поздний час неспроста, - почти сразу начал Драгомир. - На ужине среди преподавателей прошел слух, что завершающим этапом будет знаменитый лабиринт. Соревнование сложное, и, как правило, требующее командных действий.
   - Мы слышали о лабиринте, - подал голос Колин. - Его включают в программу соревнований каждый второй год. Правда, лабиринт был в прошлом году, поэтому лично я думал, что этом году его не будет.
   - Тем не менее, Колин, тем не менее... - Аврелий встал, и начал прохаживаться перед нами. - Каждая Академия-организатор, выбравшая в качестве заключительного этапа лабиринт, старается начинить его наиболее сложными заданиями. Как вы думаете, какая Академия прославилась наиболее каверзными и замысловатыми лабиринтами?
   - Академия Варлена, - откликнулись сразу несколько студиозов.
   - Именно! Полагаю, что не ошибусь, если предположу, что маги-организаторы сделали все, чтобы эта слава приумножилась. В прошлый раз, когда Академия Варлена проводила Весенние соревнования, до финиша четвертого этапа добралась лишь половина вышедших на старт команд. После лабиринта сменились лидеры общих зачетов сразу на пяти курсах.
   Я присвистнул. Ничего себе. Жестко.
   - Простите, господин декан, - поднял я руку. - Есть описание предыдущих лабиринтов, устраиваемых магами Варлена?
   - В библиотеке есть, но доступ к этому разделу закрыт для всех, включая преподавателей. Уже лично проверил. Я хотел связаться с библиотекой нашей Академии, но быстро выяснилось, что маги-организаторы блокировали амулетную связь. Выход в город, где она работает, тоже блокирован, - мы с Содером переглянулись. Вовремя успели сбегать за подарком. Очень вовремя. - Поэтому пришлось полагаться только на свою память, - в руках Драгомира появилось несколько листков бумаги, которые он раздал студиозам. По одному на каждый курс.
   - Я как можно подробнее описал испытания, которые десять лет назад студиозам пришлось пройти в здешнем лабиринте. Прошу внимательно ознакомиться. Ты что-то хотела спросить, Доротея?
   - Так вы тогда тоже были одним из магов - наставников команды?
   - Да. С этим нам, можно сказать, повезло. Иначе даже этих скудных подсказок у нас бы не было. О! Вижу у остальных тоже вопросы появились. Давайте по очереди. Колин, задавай свой вопрос.
   Как я и ожидал, все возникшие у членов команды вопросы касались исключительно описания лабиринта, которое декан сделал на врученных нам листочках.
   Драгомир терпеливо ответил на пару десятков вопросов, после чего решительным жестом пресек все последующие.
   - Все. Достаточно, - поднимаясь, заявил он. - На остальные отвечу завтра. Теперь же настоятельно рекомендую отправиться спать.
   Спать? Предложение декана вызвало у меня внутреннюю усмешку. Да я теперь полночи не усну! Буду думать над его письменами.
   - Десять комнат. В каждую можно попасть после решения всех заданий, - возбужденно рассуждала на обратном пути Саманта. - Уверена, этот аспект останется точно таким же. Вот задания изменятся.
   - Не факт, - не согласился Содер. - Если бы я пользовался славой изобретателя самых сложных лабиринтов, то постарался бы удивить участников чем-нибудь новеньким.
   Разговоры и обсуждения, перемежаемые жаркими спорами, длились до глубокой ночи, и возобновились с раннего утра, когда солнечные лучи еще не успели высушить сверкающую росу. С трудом дождавшись окончания завтрака, мы дружною толпою помчались в нашу аудиторию, где надеялись найти Драгомира.
   Он действительно уже был там, ожидая нас в компании Клафелинщицы. Град обрушившихся на него разнообразных вопросов был нескончаем, однако на большинство ответов мы не услышали. С другой стороны, какие ответы хотели услышать авторы таких вопросов, если все они начинались со слов: "А как вы думаете, будут ли в этом году..."?
   Наш декан был умным мужиком, знающим, но к когорте провидцев никогда не принадлежал.
   - Смотри, - шепнул мне Содер, когда вот-вот уже должны был прозвенеть звонок, оповещавший участников о необходимости проследовать к месту начала очередного этапа.
   - Тионит, - прошептал я, зачарованно глядя на карандаш в руках Колина, в верхней части которого блестел крупный красный камень.
   - Он же его как-то будет вывозить, - предположил Содер. - Пойдем, спросим, как он собирается это сделать.
   Мы снялись со своих мест, и, согнувшись, прокрались к Колину. Тот заметил нас еще на подлете, и в его глазах замаячил немой вопрос.
   - Карандаш! - прошептал я, усаживаясь на корточки рядом.
   - Что, карандаш?
   - Ты как его вывозить собираешься? Он же с тионитом.
   Взгляд Колина опустился к упомянутому мною камню.
   - Ах, это... Получается, никак, - вздохнул он. - Тиониты вывозить запрещено. Тайно пронести не вариант, к сожалению.
   - Почему? - осторожно уточнил Содер.
   - Перед портальной аркой всех студиозов досматривают. Только преподаватели проходят спокойно. А что? Тоже не удержались от низкой цены и предмет с тионитом купили?
   - Да, - признался я. - Спасибо, Колин. Содер, за мной!
   Вернувшись на свои места, мы дружно улыбнулись деканам, с подозрением наблюдавших за нашими перемещениями.
   - Выход найден, - прошептал я, склонившись к уху американца. - Переправим подарок с преподами!
   - По-моему, это плохая идея, - донеслось в ответ.
   Иных слов от Содера я и не ожидал.
   - Почему?
   - Ну... Что будет, если их спалят?
   - Кто должен их спалить, если их не досматривают? Сам подумай!
   - У Драгомира сумка слишком маленькая, - продолжил Содер.
   - Это да, согласен. Он, видимо, только зубную щетку и мыло с собой привез. Плюс пару носков и одни труселя. Больше в его котомку ничего не влезет. Зато ты видел чемодан Клафелинщицы?
   - Тссс!!! - побледнел Содер.
   - Чего ты трясешься? Она не слышит нас. Так ты видел ее чемодан?
   - Да. Здоровенный.
   - Во-о-о! Наш подарок в нем потеряется. Тем более, она бросает его где ни попадя. Помнишь, перед отъездом? Чемодан около портала часа полтора один стоял, бесхозный, а она бегала, всех нас пинала.
   - Нет, Гарет. Очково мне как-то. Давай не будем рисковать. Сходим после обеда, новый чл... символ веры купим. Без тионитов.
   - А этот символ куда денем? Двадцать золотых, Содер! Двадцать!
   В глазах Содера боролись страх и жадность. Страх начал одерживать верх.
   - Гарет, давай... - сомнения и неуверенность Содера прервал долгожданный звонок.
   Пора идти к тренировочным полям, где со вчерашнего вечера трудились толпы рабочих, спешно возводя временные щитовые здания. Подозреваю, именно по этому признаку преподаватели поняли, что за этап нас ждет впереди.
   Шесть тренировочных полей, шесть зданий, шесть потоков.
   - Все! Время истекло! - звонко хлопнул в ладоши Драгомир, поднимаясь со своего места. - Надеюсь, я помог вам со своими записями! Теперь я могу лишь пожелать вам удачи в предстоящем этапе!
   - Спасибо, господин декан, - вразнобой ответили студиозы.
   - Я тоже желаю всем вам удачи! - царственно качнула головой Клафелинщица. - Надеюсь, вы покажете лучшее, на что способны!
   - Спасибо, госпожа декан!
   Спустя пять минут наша команда выплыла из корпуса. На улице мы сразу обнаружили шестерых магов-организаторов, державших над головами таблички с цифрами.
   - Вон, де Шегель с единичкой стоит, - указала Саманта в сторону знакомого нам всем дедушки. - Нам к нему.
   Действительно, около скрюченной фигурки старенького архимага мы увидели знакомые лица первокурсников. Вот команда Варлена, вот юные шаманы из королевства Кордов, вон ураласцы, среди которых я увидел Кирзу. Молодец, все-таки поняла, что пять минут позора - это не повод ставить крест на учебе и карьере.
   - Добрый день, студиозы Академии Восточной провинции! - поприветствовал нас де Шегель, когда мы влились в толпу первокурсников. - Что-то вы сегодня последние. Все ли у вас в порядке?
   - Доброе утро, господин архимаг! Нам просто идти дальше всех. Пока шли, устали! - весело выкрикнула в ответ Саманта. - Прошу учесть при подсчете итоговых баллов!
   Участники, начавшие было улыбаться, при словах об итоговых баллах стали резко серьезными. Наглядно показали нам допустимые границы юмора, до которых они готовы доходить. Зато де Шегель улыбнулся.
   - Это плохо, что вы вынуждены начинать этап уставшими. Может, снять вас с соревнований? Ведь все равно проиграете, коли уж уставшие-то.
   - Нет, нет, нет! - замотала головой Саманта. - Не надо! Я пошутила!
   Дедушка покачал головой.
   - Я так и понял. Ладно, господа студиозы, прошу вас следовать за мной.
   Сопроводив слова приглашающим жестом, де Шегель развернулся и засеменил по дорожкам академической площади в направлении тренировочных площадок, располагавшихся, как и у нас, за учебными корпусами. Первокурсники в том же темпе двинулись следом. Несмотря на довольно раннее утро, солнце начало основательно припекать, что все на себе прочувствовали достаточно быстро. Однако поторопить господина архимага никто из нас, само собой, не решился. 
    Поэтому все обрадовались, когда мы достигли середины площади, где в окружении высоких деревьев находился большой фонтан, оформленный в виде диковиной змеи, из пасти которой взмывалась метров на десять вверх струя воды. Дедушка равнодушно проковылял мимо, а мы с удовольствием потянули носами свежий, наполненный влагой, воздух. Даже лица подняли вверх, стараясь ими поймать оседающие капельки воды. Пара человек нашли в себе смелость, подбежали к чаше фонтана и намочили себе головы. 
     К сожалению, дальше фонтанов на нашем пути не было, и я очень быстро пожалел, что не последовал их примеру. 
   - Уф, дошли, - с облегчением выдохнула Синти, раздраженно отбросив с глаз непослушную рыжую прядь. - Я уж думала, испечемся заживо. 
   - Да уж, - поддержал ее Содер. - Солнце сегодня печет особо сильно. Во все предыдущие дни было намного прохладнее. 
    Саманта фыркнула, с неудовольствием одернув прилипшую к телу мантию. 
   - А что вы хотите? Наступает лето. Не удивлюсь, если с каждым днем в Варлене будет жарче и жарче. Вам еще повезло, сейчас в помещение пойдете, а мне предстоит тут находиться. 
   - Нет, - я указал на пристроенный к временному одноэтажному зданию большой навес, под которым имелось несколько рядов скамеек и одиннадцать черных учебных досок. - Запасные будут ждать там. 
    Саманта сразу оживилась.
   - О! Это хорошо! А зачем доски? 
   - Не знаю. Наверное, архимаг нам сейчас расскажет, - указал я в сторону нашего дедушки.
   Тот поставил табличку с цифрой к зданию, и о чем-то беседовал со светлым магом, который только что вышел из временного здания. Разговор шел почти шепотом, и нам не удалось ничего толком услышать, хотя находились мы всего в десятке шагов.  
    Через несколько минут светлый маг вновь нырнул в здание, а де Шегель развернулся к нам. 
   - Итак, уважаемые участники, - губы дедушки тронула добрая улыбка. Все-таки сразу чувствуется, когда человек хороший. Де Шегель был настолько не злым и душевным, что мне было совершенно непонятно, как он воспитывал распоясавшихся студиозов. В том, что такие находились среди его учащихся, я был уверен. Наверное, сложно ему было. В отличие, например, от той же тетушки Саманты, чья улыбка всегда напоминала мне змеиный оскал. - У нас почти все готово к началу заключительного этапа Весенних соревнований. Уже знаете, как он называется? 
   - Лабиринт! - дружно крикнули окружающие нас студиозы. 
   - Правильно, - важно качнул головой де Шегель. - А знаете ли вы, какая из Академий десяти королевств наиболее известна в конструировании лабиринтов? 
   - Академия Варлена! - общий ответ явно потешил дедушке самолюбие. 
   Он даже потер ладошки. 
   - И это вы знаете. Что ж... Молодцы. Теперь перейду к сути. Каждый раз, когда наши маги занимаются очередной разработкой лабиринта, они стараются не только придумать новые задания, но и привнести нечто принципиально новое. Что-то такое, что еще до сих пор нигде не встречалось и не использовалось. С гордостью могу сказать, этот год не стал исключением. Впереди каждую команду ждет пять комнат, с рядом заданий в каждой. В следующую комнату можно попасть только после того, как будут решены все задания в текущей. У входа в каждую комнату вы найдете подсказку, которая укажет вам начало пути, и суть конечного задания, решив которое вы пройдете в следующее помещение. Ну что, все готовы? 
   - А что за задания там будут? - нервно спросил студиоз из Шама. 
     Де Шегель пожал плечами. 
   - Сами увидите. Ах, да! Чуть не забыл! Запасные могут находиться под этим навесом. Видите доски? На них будут выводиться изображения из комнат. Так что, тем, кто остался в запасе, скучать не придется. Вы сможете болеть за свои команды. Что касается самих команд. Внутри комнат вы также увидите одиннадцать огоньков, под которыми будут надписи и цифры. Например, огонек, а под ним мерцает надпись "Варлен, три". Это означает, что команда из Академии Варлена находится в данный момент времени в третьей комнате. Мы посчитали, что информация о конкурентах будет служить дополнительным стимулом для каждой команды. Теперь, вроде все. Ничего не забыл. Еще будут вопросы?
    Тишина. Де Шегель развел руки, и в стене перед нами замерцали одиннадцать дверей. На одной из них я увидел эмблему нашей Академии - крепость между двумя горами. 
   - Вон, наша! - первым выкрикнул Содер, увидавший ее мгновением ранее. - Бегом к ней! 
   - Удачи вам! - крикнула нам вслед Саманта. 
   - Спасибо! 
   Подбежав к двери, мы нашли ее запертой. Остальные участники тоже. 
   - Готовы? - громыхнул магически усиленным голосом де Шегель. 
   - Да!!! - рев пары десятков глоток всколыхнул воздух. 
    В тот же миг дверь перед нами приоткрылась, и мы ринулись вперед. Попали в полутемное помещение, с исписанными стенами и разбросанной мебелью, из которой две трети была сломана. Дверь за нами закрылась и... исчезла!
   - А-а-а-а!!! - заорал я и застучал по стене, чем немало испугал Синти. - У меня клаустрофобия!!! Выпустите!!! 
     Чертов американец. Даже ухом не повел! А я хотел его разыграть. 
   - Гарет, заткнись, - попросил он, осматриваясь по сторонам. Пришлось заткнуться. Через мгновение Содер увидел под ногами неприметный желтый листок, и тут же подобрал его дрожащей рукой. - Вот! Нашел! Ребята, это же стандартный квест! 
   - Квест? - не поняла Синти.
   - Ну... - Содер замешкался. - Это наше понятие, из Вольных баронств. Гарет, проходил подобные? 
   - Конечно! Только тут наверняка присутствует магическая составляющая. Давай, читай записку! Не тормози! 
    Содер опомнился, и торопливо прочел:
   - "Продолжить вы сможете путь, если зажжете луч света в конце. Но будь осторожнее - избыток разрушит тонких конструкций клубок. Сколько же лить? Ответ ты найдешь, сложив все решения. Начало же лежит через горы. Там, где есть реки, но нет воды, и есть леса, но нет деревьев". 
   - Ух!!! - глаза Синти стали круглыми. - Белиберда! Ничего не поняла! 
   - Луч света в конце, - Содер подбежал к противоположной стене. - Смотрите! Тут конструкция заклинания! 
   - Ого, какое сложное, - восхитился я, с трудом разглядев под потолком тусклые линии заклинания. Их было так много, и они были так переплетены, что я даже не смог опознать характерные узоры, по которым заклинание можно было отнести к той или иной стихии. - Если активируем его, то пройдем в следующую комнату. Осталось понять, сколько сил вливать. 
   - Да. Причем переборщить ни в коем случае нельзя. Прямо сказано, развалится. 
   - А что означает "лежит через горы"? - засуетилась Синти. 
   - Где есть реки, но нет воды, есть леса, но нет деревьев, - припомнил я, оглядываясь по сторонам. - Есть реки... нет воды... 
    Неожиданно Содер бросился ко второй стене, с грохотом откинув попавшийся на пути стул. 
   - Карта! - его палец ткнулся в нарисованную на стене карту. - Это карта! 
   Затертая, с трудом читаемая, она хорошо маскировалась среди других рисунков. Как он ее вообще заметил? 
   - Вот горы, - первой из нас разобралась в ее хитросплетениях Синти. - Это же Яловый хребет! Вот перевалы через него, а вот... Это что? 
   - Это дырка! - присмотрелся Содер.
   - Дырка у тебя в штанах, а это отверстие. Технологическое... - я едва глазом не ткнулся в стену, пытаясь рассмотреть в темноте содержимое отверстия. 
    Вроде, свернутый в тонкий цилиндр листок. Сказав товарищам про находку, попытался ее достать, и тут же натолкнулся на злое шипение Содера. 
   - Куда ты своими культяпками лезешь? Запихнешь дальше, и не достанем его! Пусть Синти попробует. У нее пальцы тонкие. 
    Пока Синти воевала со спрятанной в стене бумажкой, я метался по комнате, высматривая на полу что-нибудь тонкое и длинное. Вроде булавки, которой можно было бы подцепить бумажку. На полу ничего не нашел, и начал рыться в шкафу, вытаскивая из него книги. Во, нашел! В одной из книг, среди листов, обнаружился тончайший стилус. 
   - Посторонись! 
   Благодаря найденному мною девайсу, бумажка была весьма быстро извлечена из стены. 
   - "Группа из двенадцати духов за двадцать минут пролетела триста верст. Сколько верст пролетит за двадцать минут один дух. Листы бумаги и карандаши в шкафу. Ответ записать на столе". 
     Наши взгляды устремились к пустому шкафу. Все его содержимое, благодаря моим усилиям, валялось на полу.  
   - Трындец! - всплеснула руками Синти. - Гарет, ты видел листки и карандаши? 
   - Видел. Они где-то там, в куче. Сейчас, найду, - взяв короткий разбег, я занес ногу, собираясь пинком распределить макулатуру как можно равномернее по полу, но из-за предынфарктного вопля Содера вынужден был резко притормозить. - Ты чего так орешь? Я тебе на яйца наступил? 
   - Ты что творишь, дебил? - американец бросился к куче, рухнул перед ней на колени, и принялся бережно ковыряться в ней руками. - А вдруг в какой-нибудь из книг очередное задание, которое мы не сможем прочитать, поскольку ты ее порвал? Осторожнее же надо быть! 
    К Содеру присоединилась Синти, и вскоре они вытащили на свет несколько остро наточенных карандашей и пачку чистых листов. 
   - Ну что, диктуй условие, - кое-как выставив стол, имевший три ножки из четырех, Содер приготовился писать. 
    Я демонстративно покачал головой, взял карандаш и вывел на столе местную цифру триста. 
   - Ты что наделал? А как же решать?
   - Что тут решать-то? Детская задача.
    Несмотря на полную уверенность в правильности ответа, я начал нервничать. Десять секунд, двадцать... 
   - Правильный ответ, - прошелестевший в помещении мягкий голос вырвал у меня вздох облегчения. - Первое значение - один. Необходимо найти второе значение. 
    Мы обрадовались. Вскочили на ноги и обнялись. 
   - Теперь второе значение, - засуетилась Синти, когда мы все чуть-чуть успокоились. - Есть идеи, откуда его взять? 
   - Должна быть еще одна подсказка, - Содер взял в руки оба листочка, еще раз внимательно прочел написанный на них текст, и пожевал губу. - Ничего...
   - Может быть, что-то есть в листах бумаги, о которых шла речь во второй подсказке? - робко предположила Синти. 
   - Что там может быть? Чистые листки, - я подошел к стене, и еще раз поковырялся стилусом в отверстии, из которого мы извлекли вторую подсказку. 
    Пусто. Пять минут наших с Содером брожений по помещению ни к чему не привели. Синти ковырялась с бумагой, вытаскивая из-под книг все новые чистые листы. 
   - Ребята! Нашла! - вскочила она на ноги, радостно размахивая вроде бы чистым листком. - Смотрите! Внизу надпись! 
    Содер выхватил лист из ее рук, и бегло прочел:
   - Сложи все цифры от одного до двухсот. Найди полученное число в помещении. 
   - Все числа от одного до двухсот? - ужаснулась Синти. - Мы так до утра считать будем! 
   - Не будем, - успокоил ее я. - Есть простой способ подсчитать. Смотри, чтобы быстро сложить все числа от одного до десяти, достаточно сложить между собой крайние. Затем  получившееся число нужно умножить на максимальное значение, поделенное на два. Один плюс десять - одиннадцать. Умножаем на десять, деленное на два, то есть на пять, и получаем пятьдесят пять. С двухстами точно так же. Складываем крайние, получаем двести один. Умножаем на сто и получаем двадцать тысяч сто. И все. 
   - Ого, - впечатлилась Синти. - Быстро! Гарет, помнишь мы с Самантой просили научить нас вашей таблице умножения? 
   -  Помню. Уже научили бы, если бы не тетушка Саманты, считающая, что обладающий свободным временем студиоз - к беде. Что замерли? Побежали, побежали, побежали,- захлопал я в такт ладошами. - Ищем это число на стене! 
   - Снова дырка, - констатировала Саманта, когда искомое было найдено. 
    Я нашел в себе силы промолчать. Стилусом поддел очередную подсказку, спрятанную в узком отверстии, и отдал ее Содеру.
   - "Шкаф, книги, и малый предмет среди их страниц, хранящий число для стола!" - прочел Содер и расстроился. - Гарет, я же говорил тебе, нужно было аккуратно с книгами. Пойдем, будем искать непонятно что. 
    В три пары рук мы принялись за дело, усердно тряся каждую книгу. С первого раза ничего не нашли. Содер еще раз высказал мне свое веское "фи", и мы начали все заново. 
   - Ай! - что-то кольнуло меня в палец. 
   Неужели занозу посадил? Потрогал больное место стилусом. Нет, не посадил. 
   - Гарет, - почти сразу вкрадчиво окликнула меня Синти. - Скажи, а ты где его взял? 
   - Стилус? Тут, в книгах, - отозвался я, пролистывая очередной том. 
   - В книгах? 
   И только тут до меня дошло. 
   - Вот я дурак! - хлопнув себя по лбу, я поднес металлический стержень к глазам. - Шесть! Тут выгравировано число шесть! 
   - Ты же с самого начала с ним бегал! - простонал Содер. - Ума не хватило, чтобы понять, что он не просто так в книги вложен был? 
   - Если ты такой умный, то чего сам-то не сообразил? - возмутился я. - Видел же его у меня в руках! Знал, что я его достал не из своей... - присутствие Синти заставило меня проглотить последнее слово. - В общем, ты меня понял! 
    Содер махнул рукой, и судорожно чиркнул карандашом по столу. В ту же секунду знакомый голос прошептал:
    - Правильный ответ. Второе значение - нуль. 
   - Общий ответ - единица! - я подошел к стене, где под потолком висело заклинание, и влил в него требуемое количество силы. 
    По магическим линиям побежали оранжевые искры, собираясь где-то там, в центре конструкции, в полыхающую разными огоньками сферу. Искр становилось все больше, сфера стремительно росла, и вот она вспыхнула заревом ослепительного света, заставившего нас прикрыть глаза. Секунда, и все исчезло. 
   - Все? - открыв глаза, с удовлетворением констатировал. - Все! Дверь открыта! Ура-а-а-а!!!
   - Ура-а-а-а!!! - поддержали меня товарищи, и мы даже не вошли - вбежали в следующую комнату. 
   Судя по огонькам, тускло мерцавшим у противоположной стены, мы были первыми. Неплохо, весьма неплохо... 
   ?
   ?
   ?

Гардаград

Отделение Тайной канцелярии

   ?
   ?
     Просторный кабинет с большим обстоятельным столом, пара десятков подчиненных, небольшой бюджет, который редко проверялся Счетной канцелярией, и довольно большая удаленность от начальства - именно о такой службе с самого детства мечтал Фабриций Лациус Грас. Четыре года прошло с того момента, когда она, наконец, исполнилась, и Фабриций примерил на свой зад кресло предыдущего начальника Гардаградского отделения Тайной канцелярии, ушедшего на повышение в столицу. 
     Впечатляющая карьера для простолюдина. Сорок четыре года, а на нем уже вся Восточная провинция. Пусть она самая маленькая из всех, но зато весьма значимая. А как могло быть иначе? Ведь именно Восточная провинция граничила с Проклятыми землями и имела собственную Академию магии! 
     С другой стороны, никто не мог заявить, что место получено Фабрицием незаслуженно. Тысячи бессонных ночей, такое же количество доносов на ненадежных сограждан, раскрытая шпионская сеть северного королевства, заточенная на сбор информации о Проклятых землях - в свое время он работал за десятерых. Да, сейчас Фабриций расслабился, считая, что наступили, наконец, благословенные времена, когда прекратили лезть твари и иностранные державы утеряли свой интерес к провинции. 
    Казалось бы, все было под контролем. Везде есть свои штатные стукачи, мимо которых не могло пройти ни одно значимое событие, везде сидят свои люди, связанные с ним множеством обязательств. Даже около самого влиятельного из капитанов Внешней Стражи, Роспера Легрея, у него был свой человек! 
     И тут такое! 
   - Декада тебе, Грас! - высочайший гнев, наконец, пошел на убыль. Глава Тайной каонцелярии, герцог де Кадс, гневно повел очами, буквально сжигая взглядом несчастного начальника отделения. - Декада, чтобы ты нашел, кто и через кого вел торговлю с Флором! Понял? 
    Фабриций поднял трясущуюся руку.
   - Господин... Господин герцог... 
   - Что??? 
   - У меня нет доступа в Академию магии, - заикаясь, проблеял он. - Вы же знаете, насколько маги щепетильны... 
     Герцог нахмурился. Он хотел оставить этого безмозглого Граса один на один с поставленной задачей, но, к его величайшему сожалению, если он ее провалит, то ему от этого легче не станет. Нужна информация. 
   - Хорошо. У меня в Академии учится сын. Я попрошу его, чтобы он по возможности оказал тебе помощь. По возможности! Ты меня услышал? 
   - Да, господин герцог, - склонился в низком поклоне Грас. 
   - В ближайшее время Тайгер свяжется с тобой.
    На этом связь прервалась. Изображение могущественного герцога померкло, и растворилось в воздухе. Грас рухнул в свое кресло, и несколько минут сидел молча, переживая полученную взбучку. 
   Затем встал и прошелся по кабинету. Как же так? Как он мог пропустить торговлю запрещенными артефактами у себя под носом? Что еще хуже, глава Тайной канцелярии об этом факте как-то узнал, а он тут, на месте, ни сном, ни духом. За такое по головке точно не погладят. Как-нибудь накажут. Сейчас в его силах было минимизировать это наказание.
   Фабриций нажал на звонок, и через несколько секунд в кабинет вбежала секретарша - фигуристая красивая дама тридцати пяти лет от роду. Еще один пункт, из-за которого ему не очень хотелось терять свое место.
   - Вызывали, господин Грас?
   - Да! Патрика ко мне. Живо!
   Секретарша испуганно ойкнула, и опрометью выкатилась из кабинета. Фабриций опустился в свое кресло и потер виски. Торговля артефактами, в которой замешаны маги. Воровская среда с ними не очень-то общается. Вернее, совсем не общается. Воры боятся магов. Выходит, кто-то умудряется добывать артефакты в Проклятых землях и напрямую продает их магам, минуя воров?
   Хотя нет! Есть парочка студиозов Академии, которые на регулярной основе отдыхают в Синей яме. Но не через студиозов же идет торговля с одним из самых могущественных магов десяти королевств! К тому же, его информаторы из Синей ямы неоднократно докладывали ему, что те двое занимались в трактире исключительно пьянством. С другой стороны, они могли что-то и не знать.
   - Проклятье! - прошипел Фабриций, вновь вскакивая со своего места. - Проклятые маги! Не дают спокойно пожить!
   Мозг когда-то одного из лучших агентов Тайной канцелярии впервые за долгие годы вынырнул из лениво-праздного состояния, в котором пребывал по причине фактического отсутствия фронта работ, и начал соображать.
   - Флор... За ним слежку не организовать... Он явно не сам покупает... Тогда кто же?
  
  

Глава 14

  

Гарет

   Вторая и третья комнаты были нами пройдены без особых проблем примерно за то же время, что и первая. Несмотря на заявления де Шегеля, задания в них были одноплановые, и разработчики изменяли лишь убранство в комнатах, да места закладок. Честно говоря, мы ожидали, что и две оставшееся будут выполнены в том же духе, однако уже четвертая заставила изменить нас свое мнение.
   В ней не было мебели! Вообще ничего не было. Мы оказались на маленьком облаке посреди небесных высей! Земля темнела где-то далеко внизу, а вокруг проплывали точно такие же облака, как и то, на котором мы стояли. Между ними то тут, то там вверх устремлялись мощные струи воды. Где они опускались вниз, было неясно.
   - Это точно комната? - Содер опустился на колени ровно по центру облака.
   Я поспешно присоединился к нему.
   - Сомневаюсь. Слишком большое пространство вокруг. Организаторы, видимо, использовали телепорт.
   - Или мы надышались какого-нибудь грибка в третьей комнате, и у нас начались галлюцинации, - Содер закрыл глаза.
   - Ребята, как тут здорово! - очнулась Синти. Подбежала к одному краю облака, к другому, и в восторге сжала кулачки. - Уиииии!!! Мы на облаке! Я о таком только слышала!
   - Я тоже, - не открывая глаз, проворчал американец. - Всегда думал, что облака являются обычным паром, по которому ходить невозможно.
   - Они как-то укрепили их основу, - я пощупал "пол". Белая туманообразная субстанция давала руке пройти внутрь на несколько сантиметров, и отталкивала ее обратно. Создавалось устойчивое ощущение, что мы находимся на гимнастических матах, покрытых толстым слоем ваты. - Нет, Содер. Это не глюки. Мы действительно наверху. Километрах в двух.
   Аккуратно подполз к краю, и посмотрел вниз.
   - Так и есть! Вон Рарх.
   - Ребята, вы чего? - продолжала носиться вокруг Синти. - Вставайте! Смотрите, как вокруг здорово!
   - Не-е-е-е, - замотал головой Содер. - Даже не уговаривай. Я высоты... опасаюсь. Особенно без парашюта.
   Синти резко остановилась, и нахмурилась.
   - В смысле, опасаешься? Боишься? И ты, Гарет, тоже?
   - Не, я не боюсь, - с трудом подавив дрож в коленях, я поднялся на ноги. Все, стою, не двигаюсь. Главное, чтобы порывом ветра не унесло за пределы облака. - Это я опасаюсь высоты, а вот этот трус ее боится!
   - Да, я трус! Ну, и что с того? - Содер упорно не хотел открывать глаза.
   - Но как же так? - захлопала глазами Синти. - Как мы будем искать выход, если вы боитесь? Мы что, так и будем сидеть здесь, пока все другие команды не придут к финишу?
   - Конечно, нет, Синти. Сейчас все будет, - опустившись на колени, я принялся щупать "пол".
   Нужно найти задание. Задание... Задание... Есть! Прямо около ног замершего американца моя рука нащупала клочок бумажки. Пробежав по нему глазами, я похлопал Содера по ноге.
   - У?
   - Содер, у меня для тебя плохая новость.
   - Какая?
   - Сейчас ме-е-е-едленно открой глаза, - Содер приоткрыл сначала правый глаз, потом левый. - Видишь во-о-он то темное облако? Оно тут единственное такое.
   - Да, - пробормотал Содер. - До него метров триста.
   - Ну, да... Примерно. Так вот, на этом облаке выход.
   - Что??? - американец забыл, что боится высоты, и вскочил на ноги. - Они издеваются? Мы как туда добираться должны? По облакам прыгать?
   - Ты не поверишь, но это именно так! И не просто прыгать, а по пути еще и три ключа найти, с помощью которых дверь откроем.
   Глаза Содера налились злостью. Он задрал голову вверх, и что было мочи заорал:
   - Вы что, с ума посходили??? Мы же темные маги!!! Я летать не умею!!!
   Пока орал, сместился к краю облака. Когда умолк, мгновенно опомнился, и убежал к центру, где снова опустился на корточки. И что теперь делать? Даже если я смогу перебороть страх высоты и прыгну на соседнее облако, то остается нетранспортабельный коллега, который гарцевать по облакам не намерен категорически.
   - Ребята, смотрите, - напомнила о себе Синти. - Облака двигаются, и периодически пролетают рядом друг с другом. Всего метра два между ними. Сможете?
   - Я постараюсь, - пообещал я. - Только это нам не поможет. Ключи могут быть спрятаны где угодно. Хоть на облаках, хоть в тех струях воды. Мы их вечность можем искать, если будем дожидаться, пока облака будут сближаться, позволяя перескакивать с одного на другое. Должен быть способ их найти, не перемещаясь отсюда. Содер? Слышишь, что я говорю?
   - Слышу, - мои слова значительно воодушевили моего друга. - Как там точно в записке сказано?
   - "Смело вперед по облакам! Потрогай их, пощупай струи воды между, и ты найдешь три ключа, отпирающие дверь темной тучи".
   - Смело вперед по облакам... - повторил Содер.
   - Это означает, что мы должны пройти по ним, - без капли сомнения заявила Синти. - Тут нет двоякого толкования! Ребята, не бойтесь. Организаторы наверняка что-нибудь предусмотрели на случай, если кто-то упадет!
   - Ты знаешь, лично я не хочу проверять, - поднял я руки. - Прекрасно знаю, что такое высота, и что бывает, если с нее упасть.
   - Вы уже бывали на подобной высоте?
   - У нас горы около Вольных баронств высокие.
   Содер замахал рукой, требуя, чтобы ему не мешали думать.
   - Нигде не сказано, чтобы мы прыгали с одного облака на другое. Смело вперед... Мы же можем прогуляться по ним сканирующим заклинанием!
   - Сканирующее заклинание на что? - усомнилась Синти. - Мы же только живые объекты умеем искать. И нежить. Еще можем им магические конструкции искать. Ключи же в моем понимании металлические.
   - Давай я все-таки попробую запустить, - Содер прикрыл глаза, сосредоточился. - Ключи явно содержат толику магии, так что нужно искать заклинания. Или нечто на них похожее.
   Мы с Синти последовали его примеру, и через несколько секунд у нас одновременно вырвались изумленные возгласы. Содер оказался совершенно прав! Ключи обнаружились моментально. Два лежали в облаках, а третий прятался в струе воды.
   - Еще и прыгать не придется! - радостно воскликнул Содер.
   Проследив за его взглядом, и ничего не увидев, догадался вновь сфокусироваться на показаниях сканирующего плетения. Есть! Вижу. Прошелся следом за Содером, на четвереньках ползущего к краю облака, и пригляделся. С трудом различимая даже с расстояния пары шагов паутина заклинания имела все признаки принадлежности к Стихии Воздуха.
   - Сейчас, сейчас, - Содер сел перед ним на колени, аккуратно влил толику силы, и в тот же миг мне в лицо ударил легкий порыв свежего воздуха.
   Облако медленно подрейфовало в том же направлении. Содер взмахом руки повернул конструкцию заклинания, и ветер изменил направление, направив его в сторону ближайшего из ключей.
  
  

Академия Варлена

Зал слежения 

   Лазир де Шегель задумчиво потер подбородок, наблюдая за проекцией следящего заклинания, отображавшего перед ним и его коллегами трех студиозов, на облаке приближавшихся к первому из ключей.
   - Зосил? - не поворачиваясь, позвал он одного из своих помощников, ответственного за задания четвертой комнаты.
   - Да, господин архимаг? - откликнулся коренастый черноволосый мужчина в мантии мага Воздуха.
   - Тебе не кажется, что участники слишком быстро раскусили твои загадки? - покосился на него де Шегель. - Помнится, кто-то сомневался, что их вообще разгадают.
   Зосил выглядел явно смущенным.
   - Простите. Я не предполагал, что кто-то из будущих магов будет панически бояться высоты. Думал, что они будут ходить по облакам, пытаться найти ключи вручную, и после того, как все их попытки потерпят крах, поймут, что есть три облака, к которым остальные на расстояние прыжка не приближаются. Предполагал, что студиозы будут продолжительное время размышлять, пока, наконец, не догадаются обратиться к сканерам, которые помогут им не только понять, где спрятаны ключи, но и позволят обнаружить тщательно спрятанное мною заклинание направленного ветра. Оно, как вы уже видите, заставляет первоначальное облако плыть в нужную сторону. Вот такой был у меня замысел.
   - Да, господин архимаг, - пришел на выручку коллеге второй маг. - Это чистой воды форс-мажор! Я тоже в первый раз вижу, чтобы человек боялся вниз даже смотреть! И ладно бы это был обычный человек. Так нет же! Это студиоз, который должен будет через несколько лет освоить свободную левитацию.
   Де Шегель погладил бороду. Вздохнул.
   - Ну да, ну да... Ладно. В следующий раз необходимо будет обязательно учесть, что кто-то может чего-нибудь испугаться и пойти не по тому пути...
  
  
  

Гарет

  
   Мы без труда подобрали два ключа, и медленно плыли к петляющей в небе струе воды, где на сканерах мерцал третий. Все-таки хорошо, что в команде есть Синти. Это она переходила на другие облака, и подбирала ключи. Я сам предпочитал не переступать через страшную пропасть. Содер тоже рисковать отказался, заявив, что с места не сдвинется. Так и просидел все это время в центре облака.
   - Как красиво! - с благоговением в голосе заявила Синти, заглянув за край белой клубящейся массы. - Все кажется таким маленьким и ничтожным! Ребята, у меня невольно появилась мысль о мелочности происходящего вокруг нас! Есть вечность, великая и могущественная, и есть мы, сопровождающие ее лишь краткие мгновения! Ребята, это так... это так захватывает! Содер, ну подойди, посмотри вниз!
   - Спасибо, - отозвался тот. - Я воздержусь. Гарет, а ты чего вниз пялишься? Тоже какие-то мысли посетили?
   Я оторвался от лицезрения земли.
   - А?
   - Какие у тебя мысли, спрашиваю?
   - А-а-а-а... - я кивнул вниз. - Да вот, пытаюсь прикинуть... Если я сейчас плюну, сколько плевок вниз лететь будет?
   - О-о-о! - впечатлился Содер. - Как занятно. И, главное, практично!
   - Угу, - я кинул взгляд прямо по курсу. - Синти! Мы подлетаем к цели. Приготовься.
   Одногруппница подошла к другому краю облака, и замерла в ожидании. Еще минута, и мы приблизимся к водной струе вплотную. Я подполз к Содеру.
   - Слушай, у меня тут одна мысль появилась, - в глазах товарища мелькнул вопрос. - Я хочу сняться с этапа в пользу Саманты.
   - Это как? - он не сразу меня понял. - Она же может только выйти на замену, если ты получишь травму и не сможешь сам продолжать. Ты что? Решил вниз прыгнуть?
   - С ума сошел? Я собираюсь получить травму, а не покончить жизнь самоубийством. Смотри, - в моих руках на секунду мелькнул стилус, найденный еще в первой комнате. - Вот им случайно поранюсь.
   Несколько секунд мы молчали.
   - Не обидно? Сам же знаешь, по правилам все твои очки перейдут Саманте. Ты сейчас на первом месте в общем зачете. В шаге от победы и абсолютного рекорда Весенних соревнований. Все это автоматически достанется ей. Ее имя будет выгравировано на золотой доске Академии, а о тебе не будет сказано ни слова.
   - Рекорды, победы, почетные медальки, грамоты и кубки, - я усмехнулся. - С этим я наигрался еще там, на Земле. Мне вполне хватило, и уже не трогает. Самолюбие лишний раз потешить? Так, вроде незачем. Иные у нас тут с тобой цели. Считаю, для Саманты это гораздо важнее. Видел, с какой тоской она на нас смотрела, когда мы уходили на очередной этап? Представляешь, сколько ей потребовалось моральных сил, чтобы добровольно отказаться от участия в нашу пользу?
   Содер задумался.
   - Да, пожалуй, ты прав. Саманте это гораздо важнее, чем нам с тобой. Может, тогда я? Пусть она меня заменит?
   - Ты в общем зачете плетешься на третьем месте, - отмахнулся я, - а она заслужила первого. И... - Содер смотрел на меня очень внимательно. - И ты лучше меня справляешься конкретно на этом этапе. Вдруг ты уйдешь, а я с квестом пятой комнаты облажаюсь?
   - Ну, с четвертой облажался я, - заметил Содер. - Высоты с детства боюсь, а тут...
   - Зато, решение придумал. Представляешь, сколько бы мы бегали по облакам? Их же тут сотни!
   Наше облако соприкоснулось с водной струей, и едва заметно качнулось. Через миг по небосклону пролетел радостный вопль Синти:
   - Третий ключ! У меня в руках!
   - Что ж... Пора, - вздохнул я, и начал медленно подниматься.
   - Удачи, - хлопнул меня по плечу Содер. - Твой поступок очень благородный.
   Я распрямился, сделал шаг, поставив ступню под углом, и болезненно вскрикнул. Все должно смотреться натурально. Завалившись на бок, заорал в полный голос, испытывая вполне настоящую боль - своевременно подставленный стилус впился мне в бедро, погрузившись в него едва ли не наполовину.
   - А-а-а-а-а!!! Как больно!!!
   - Гарет, что случилось? - подскочили ко мне ребята.
   - Стилус! У него в ноге! - Содер протянул руку, и выдрал его из моей ляжки, вызвав очередной вой с моей стороны.
   - У-у-у-у!!! Больно-о-о-о!!!
   - Гарет! Гарет! - вокруг металась Синти, с ужасом глядя на струившуюся по моей ноге кровь. - Что делать? Что теперь делать?
   - Содер! - я схватил американца за руку. - Мне нужна замена! Я не смогу продолжать!
   Содер вскочил на ноги, забыв про боязнь высоты, и яростно замахал руками.
   - На помощь!!! На помощь!!!
   Долго ждать не пришлось. Около нас развернулась воронка портала, и из нее вынырнули три мага, включая дедушку де Шегеля. Не говоря ни слова, они устремились ко мне.
   - А-а-а-а!!! Больно!!! - завопил я, когда они принялись осматривать мою ногу.
   - Ничего серьезного, - сделал заключение де Шегель. - Однако, господин студиоз, вынужден буду вас расстроить. Вы не сможете продолжить соревнование, и мы вынуждены вызвать вам замену.
   - Я согласен, - простонал я.
   - Хорошо. Зосил, веди сюда запасного участника, - распорядился де Шегель.
   Маг в мантии воздушника исчез в портале, и уже через пару секунд появился вновь, ведя под локоток Саманту. Она смотрела на меня круглыми глазами, в которых я увидел страх и... сострадание.
   - Гарет, ты как? - бросилась она ко мне прежде, чем кто-то успел что-либо сделать.
   - Нормально, - простонал я. - Саманта, я не смогу продолжать. Травму получил. Теперь ты за меня, - одногруппница закивала головой. - Ты уж давай, не подведи.
   - Я не подведу! - горячо воскликнула она. - Я сделаю для нашей победы все! Можешь на меня положиться!
   - Спасибо, - я взял ее руку. - Я всегда знал, что в самый ответственный момент на тебя можно всегда рассчитывать.
   Один из помощников де Шегеля закончил перевязывать мою ногу, и дал сигнал де Шегелю.
   - Пора! - в тот же миг заявил архимаг. - Гарет, ты готов?
   - Да.
   Де Шегель шевельнул рукой, неведомая сила подняла меня в воздух, и понесла в сторону портальной воронки.
   - Удачи, ребята! - успел крикнуть я, и в следующий миг уже очутился в просторном зале, где вокруг нескольких столов суетились больше десятка магов-организаторов.
   Висевшие на стенах доски отображали происходившие в лабиринтах события.
   - Проблемы с огнем у команды четвертого курса Академии Ураласа, - крикнул кто-то, и над дальним столом вспыхнула проекция комнаты, в центре которой пылал огромный костер. - Угрозы жизням участников нет. Наблюдаем. Тецерий, будь готов вмешаться в любую секунду!
   - Я готов! - подошел к столу рыжий маг в красной мантии.
   Прежде, чем я успел найти доску с изображением моей команды, к нам подошел маг со значком целителя.
   - Вот, Лорек, пострадавший, - де Шегель аккуратно опустил меня на ближайший стул. - Вроде, ничего серьезного.
   - Сейчас, посмотрю, - целитель положил руку поверх повязки, и терзавшая ногу боль моментально исчезла. - Да, вы правы. Ничего серьезного. Я наложил заклятие. Полчаса, и рана исчезнет.
   - Спасибо, господин маг, - поблагодарил я, и расслабился.
   Все, дело сделано. С америкосом девчонки должны без труда прийти к финишу первыми. Все-таки, отрыв от ближайших преследователей, застрявших в третьей комнате, был слишком велик.
   - Гарет! - в зал ворвалась Клафелинщица, за которой почти бежал Драгомир. Несмотря на возражения присутствующих магов, она пересекла помещение, и склонилась надо мной. - Гарет, ты как? С тобой все в порядке?
   Раньше, чем я успел ответить, к нам подбежал один из магов-организаторов и в ультимативной форме потребовал покинуть зал, пригрозив дисквалификацией всей команды. После такого заявления Клафелинщица и Драгомир поспешили  покинуть зал, не забыв прихватить меня с собой. Чему я, откровенно говоря, не был рад, поскольку рассчитывал найти доску, следившую за Содером и девчонками. Хотел тихонечко посидеть тут, посмотреть за ними. 
    - Как же так получилось? - недоумевала Клафелинщица, пока мы шли по коридорам в сторону нашей аудитории. Рана на ноге еще не успела затянуться, доставляя мне при ходьбе довольно сильный дискомфорт, поэтому мы ковыляли весьма медленно. - Так неудачно упасть на эту железяку! Зачем ты ее вообще с собой взял? 
   - Что уж теперь это обсуждать? - мой вздох показался печальным даже мне. - Если так получилось, значит так угодно было судьбе. 
   - Обидно! - с сожалением в голосе заметил Драгомир. - Сойти на последнем испытании последнего этапа. Роковая случайность, лишившая тебя заслуженных лавров.
   - Ничего страшного. Я как-нибудь переживу отсутствие третьей золотой совы в своей коллекции. Главное, победа в общем индивидуальном зачете останется за нами. Также очень надеюсь, что мои усилия помогут завоевать первое место и в общем командном зачете. 
     Мои слова произвели на деканов совсем иной эффект, нежели тот, который я ожидал увидеть. Оба поджали губы, и некоторое время шли молча. 
   - Гарет, ты не расстраивайся, -  с самым серьезным видом сказала Клафелинщица. - Мы постараемся сделать так, чтобы ты получил заслуженную награду. 
    Они собираются как-то снять Саманту, отдав итоговую победу мне? Ну, уж нет! Не для того я себе ногу дырявил. 
   - Нет, нет, не надо! Если правила гласят, что победа теперь будет присуждена Саманте, то пусть так и будет! Я не против. 
    Маги обменялись молниеносными взглядами, что не укрылось от моего внимания. Все-таки, что-то заподозрили. Плохо. 
   - Нет, я не то имела ввиду, - успокоила меня Клафелинщица. - Теперь, согласно правилам, победителем является Саманта, и никто не будет ничего у нее забирать. Не переживай. Я просто хотела сказать, что в после возвращения в Академию мы постараемся тебя как-нибудь дополнительно наградить. Ты же, надеюсь, не против?
   - Хорошо, - смиренно согласился я. 
    Клафелинщица не догадывается, что лично она меня отблагодарит сегодня же вечером. Когда протащит в своем багаже контрабанду. Надеюсь, о своем подвиге она никогда и не узнает.  
     В аудитории Драгомир сразу же сделал какие-то манипуляции с висевшей на стене доской, и почти сразу на ней отобразилась наша команда шестого курса, героически боровшаяся с охранявшим ключ огненным василиском. Ага! А я-то голову ломал, откуда деканы знали про все нюансы прохождения испытаний каждой из команд. Оказывается, им можно было за нами подсматривать. 
    Фактически, у них тут был телевизор, по которому они смотрели за нашими состязаниями. Только пива со снеками не хватает для полного счастья.   
   - Простите, а можно посмотреть за нашими соперниками? - осторожно поинтересовался у преподавателей.
   - Нет. Мы можем наблюдать только за своими студиозами. 
   - А-а-а-а... - понимающе протянул я. 
    Что ж, логично. Терпеливо выждав достаточно продолжительное время, в течение которого деканы поочередно посмотрели на все наши команды с шестого по второй курс, я внутренне подобрался. Вот он, момент очередной смены картинки. И вполне справедливо возмутился, вновь увидев шестой курс. 
   - Постойте! Господин декан, а как же первый курс? Мы же их не видели! 
   - Ах, да, - спохватился Драгомир. - Я и забыл про первый курс. Хотя, на что там смотреть?  Вы же вырвались вперед на две комнаты. 
   - Господин декан! 
   - Ладно, не мучай Гарета, - улыбнулась Клафелинщица. - Покажи, как у нас там ребята. 
    Картинка на доске моргнула, и перед нами появилась счастливая троица, бурно праздновавшая победу на академической площади.
   - Есть! Молодцы! - я вскочил на ноги, и бросился к выходу. 
   - Веди их сюда! - вдогонку крикнул мне Драгомир. 
    Несмотря на всю свою спешку, ребят я встретил уже около входа в корпус. Девчонки сразу же бросились меня обнимать. Содер подождал, пока они не выплеснули на меня всю свою радость, и не убежали в аудиторию, где их ждали деканы, и только после этого подошел ко мне. С рукопожатием мы обнялись. 
   - Ну, как все прошло? 
   - Нормально. Я делал вид, что ничего не понимаю, и старался не вмешиваться. Ограничивался лишь подсказками. Так что, - Содер многозначительно поднял указательный палец, - можно смело считать, что наши девушки  прошли пятую комнату самостоятельно. Они и сами это понимают. 
   - Очень гордятся? 
   - А ты думал! - ухмыльнулся Содер. - Слушай, а сколько сейчас времени? 
   - Почти три по местному. А что? 
   - Пойдем в столовую? А то я сейчас даже тебя сожрать готов! 
    Я пожал плечами. 
   - Почему бы и нет? Пойдем. Дожидаться остальных не будем. Неизвестно, сколько они еще лабиринт проходить будут. 
    Мои слова оказались пророческими. Последняя наша команда вышла из лабиринта ближе к ужину, всего за полчаса до официального завершения этапа. После сигнала колокола, известившего всех об окончании четвертого этапа, выяснилось, что четырнадцать команд так и не сумели добраться до финиша. Причем половина из них была с первого курса, не сумев пройти как раз четвертую комнату. 
    На ужине настроение у всех членов нашей команды было весьма приподнятым. Все уже знали о нашей победе в общем командном зачете, поэтому без всяких стеснений поздравляли друг друга. С поздравлениями подходили даже студиозы из других Академий. Прежде всего, с Яльской, которая в этом году с треском провалила Весенние соревнования - пятое место было их худшим показателем за последние пятнадцать лет. 
    Торжественное награждение команд состоялось после ужина. Не сразу, так что мы успели собрать свои вещи и выставить их в зале, примыкающим к портальному. Как и предполагалось, Клафелинщица смело поставила свой внушительный чемодан вместе с нашими сумками. Покидая зал одними из последних, мы с Содером многозначительно переглянулись. Пока все шло по плану. Осталось дождаться начала церемонии, в процессе которой к вещам точно никто не пойдет. 
     Церемония награждения началась с длинной речи архимагессы Зулы де Варведен, поблагодарившей всех за участие, и выразившей надежду в том, что всем участникам понравились условия, в которых они находились в ее Академии. Затем за трибуну встал де Шегель, и начал вызывать победителей. Первыми на подиум взошли шестикурсники, и в ту же секунду я спешно покинул зал. Содер встал на выходе на случай, если кто-то из наших вздумает покинуть зал до того момента, как я вернусь. 
    Проскочив фойе и быстро миновав пару коридоров, я ворвался в помещение с нашими вещами. Судорожно извлек из своей сумки упаковку с символом веры Чареции, и спрятал его в недрах чемодана Клафелинщицы. Отлично! Теперь поспешим обратно. 
    В зал я вернулся к моменту награждения третьего курса. 
   - Ну, как? - заметно расслабился при моем появлении Содер. - Все прошло удачно? 
   - Ты во мне сомневался? - победоносно улыбнулся я. - Теперь нам осталось изъять имитатор на той стороне. С этим вопросов тоже возникнуть не должно. 
   - Угу. Она бросит свой чемодан внизу, а сама побежит отчитываться перед ректором. Вроде, так у них каждый год происходит. 
   - Да. О! Содер! Приготовься выходить. Сейчас первые курсы объявлять будут. 
    Де Шегель вручил награду бронзовую сову команде Академии Такерта, дождался, пока они под аплодисменты зала займут свои места, и поочередно вызвал Саманту, Кирзу и Содера, вручив им, соответственно, золотую, серебряную и бронзовую сову. Саманту, установившую абсолютный рекорд Весенних соревнований по количеству набранных очков, дополнительно наградили большой бриллиантовой медалью. 
    Одногруппница сияла ярче солнца, и, глядя на нее, я ощущал правильность происходящего. Это была именно ее награда. За самоотверженность при распределении мест в команде, за отсутствие зависти в процессе соревнований, за ту поддержку, которая все это время от нее исходила. 
     Затем де Шегель вызвал команды, занявшие первые три места - нашу, Ураласа и Такерта, и вручил их лидерам больших сов. От нашей команды награду приняла Саманта. 
    Когда де Шегель поблагодарил их за выдающиеся результаты, и попросил занять своим места, Саманта вдруг вскинула руку.
   - Да? Вы что-то хотите сказать, Саманта де Лорен? - через секунду замешательства обратился к ней де Шегель. 
   - Да! Я хочу попросить выйти сюда Гарета Плевакуса! 
   Всеобщее внимание мгновенно сосредоточилось на моей персоне, и мне резко стало неуютно на своем месте. Саманта, ты что удумала? 
   - Гарет Плевакус, выйди, пожалуйста, к нам, - пригласил меня де Шегель. 
   - Иди! - обернувшись в мою сторону, зашипела Клафелинщица.  
    Пришлось вставать, и под пристальными взглядами присутствующих идти на подиум. Встав между дедушкой и одногруппницей, я скромно улыбнулся. 
   - Вы все знаете, что основной вклад в победу нашей команды внес именно Гарет, - твердо заявила Саманта. - Я присоединилась лишь на последнем этапе, когда он получил травму. Именно Гарет лидировал в общем зачете, и поэтому... 
    Одногруппница сняла со своей шеи бриллиантовую медаль, и прежде, чем я успел хоть как-то среагировать, повесила ее на меня. 
   - Так будет правильнее! 
   Зал взорвался аплодисментами и криками:
   - Молодец! Браво! 
    Причем крики эти относились не ко мне, а к Саманте. Она сделала шаг, собираясь сойти с подиума, но я успел схватить ее за руку. 
   - Это не совсем так! - пришлось кричать, чтобы перекрыть стоявший в зале шум и гвалт. - Если бы Саманта провалила последний этап, то и моему лидерству в общем зачете пришел бы конец! Так что, пусть это будет наша общая награда! 
    Медаль вернулась к своей первоначальной хозяйке, и мы вместе, под оглушительное рукоплескание зала, вернулись на свои места. 
   - Спасибо, Гарет, - Саманта сжала медаль, и прижала ее к своей груди. 
     На ее глазах выступили слезы. 
   - Ты чего ревешь? Праздновать надо! 
   Синти, сидевшая рядом с нами, вдруг потянулась к Саманте, обняла ее, и тоже разрыдалась. 
   - Не приставай к ним, - попросил меня Содер. - Не видишь, это слезы счастья и радости! 
    В это время де Шегель объявил Академию, победившую в общем зачете. Нашу! 
    Для получения награды на подиум направилась Клафелинщица. В боевом макияже, с шикарной укладкой, и в роскошной красной мантии, она выглядела богиней, снизошедшей к нам, смертным, чтобы мы увидели свет истинной красоты. Зал восхищенно зашептался. 
    Клафелинщица приняла из рук де Варведен золотой кубок, украшенный рубинами, сапфирами и изумрудами, после чего от лица команды-победительницы произнесла торжественную речь, в которой благодарила и соперников, и организаторов, и нас, членов ее команды. 
    С этим кубком в сопровождении де Шегеля и де Варваден она прошествовала к выходу из зала. Мы встали, и последовали за ними. Нам, как членам победившей команды, предоставлялось право первыми воспользоваться порталом  для возвращения домой. 
    Забрав по пути свои вещи, мы собрались около портала, который маги-организаторы уже запустили.
   - Можете проходить! - дал нам сигнал один из них.
   - Тифани, я пойду последним, - расслышал я слова Драгомира. - Прослежу за всеми. Ты иди первой. 
    Клафелинщица ослепительно улыбнулась, махнула ладошкой, и стоявший рядом с ней чемодан взмыл в воздух.
   - Спасибо, Аврелий! 
   Она сделала шаг к порталу, второй, а на третий каменный пол под ее ногами вдруг налился неестественным красным цветом. В ту же секунду по ушам резанул громкий свист. 
   - Что это? - переполошился я. 
   - О! Похоже, наша госпожа Клафелимиди провозит нечто запрещенное, - выдохнул Колин. 
    Мы с Содером переглянулись.
   - Ты же говорил, преподавателей не досматривают! 
   - Не досматривают, - не стал отказываться от своих слов Колин. - Разве ее досматривали? Нет. 
   - Сейчас будет ахутнг, - со стоном заметил Содер. 
   Де Шегель и де Варведен подошли к растерявшейся деканше, и отвели ее в сторону. Я видел, как дедушка указал пальцем на чемодан. Клафеленщица что-то возразила, но все-таки вынуждена была поставить его на пол. 
   - Пусть пока через портал проходят студиозы, - попросил Драгомира стоявший около портала маг. 
   - Хорошо, - согласился тот. 
    Первыми ушли ребята с шестого курса. Потом в портале исчез третий курс, четвертый. Мы с Содером стояли в конце очереди, надеясь, что багаж Клафелинщицы все-таки не будут досматривать. Однако, нашим надеждам сбыться было не суждено. 
     Клафелинщица открыла чемодан, и с немалым удивлением на лице извлекла из него знакомую упаковку. 
   - Вы что, Клафелимиди свое непотребство подсунули? - с круглыми, словно два блюдца, глазами, зашипела Саманта. 
   - Да, - прошептал я в ответ. - Я думал, ее не будут досматривать. 
    Между тем, через портал прошел пятый курс, и к арке направились второкурсники. Де Шегель взял упаковку, вскрыл ее, и вытащил символ веры богини Чареции на всеобщее обозрение. 
   - Ох!!! - вырвалось у стоявшего рядом с нами Драгомира. 
   Ахнули и все остальные маги, присутствующие в портальном зале. Хорошо, что их было немного. Всего трое, если не считать дедушку и архимагессу-ректора. На Клафелинщицу было страшно смотреть. Она в одно мгновение стала такой же пунцовой, как и ее мантия. Несколько раз она открыла и закрыла рот, пытаясь выдавить что-то вразумительное. 
   - Это не мое!!! - наконец, ей удалось совладать со своим голосом. 
    В почти пустом зале ее слова были слышны даже в самых дальних его уголках. Все молчали, поочередно переводя взгляд с символа веры на деканшу и обратно. 
   - Разумеется, - обрела дар речи  де Варведен, - ничего страшного. Можете забрать его с собой. Я разрешаю. Вы, я слышала, женщина одинокая... 
   - Это не мое!!! - взвизгнула Клафелинщица. 
    Она даже попятилась, стараясь не смотреть на предмет в руках де Шегеля. Обернулась, прошлась беспомощным взглядом по магам-организаторам, по Драгомиру, и остановилась на... Саманте! 
    Повернув голову в сторону последней, я с ужасом увидел, что она осуждающе смотрит на нас с Содером и покачивает головой. И Синти тоже! Перевел глаза на Клафелинщицу... и встретился с ней взглядом. 
   - Ой-ой... - невольно вырвалось у меня, поскольку в глазах деканшы промелькнуло понимание. 
   - Вы... Вы.... - заикаясь, начала она. 
    Эпицентр всеобщего внимания переместился на нас с Содером. Кажется, нам пора! Подхватив свой чемодан, я ринулся к порталу, по пути выкрикнув ответ на немой вопрос в глазах дедушки: 
   - Мы это в подарок хотели!!! Думали, преподавателей не досматривают!!! 
    Клафелинщица зашипела подобно гигантской змее, подскочила к де Шегелю, вырвала символ веры у него из рук и бросилась за нами. 
   - Убьюююююю!!! 
   Это было последнее, что я увидел и слышал перед тем, как нырнуть в портал. Выскочив с другой стороны, оказался в знакомом зале родной Академии, в котором находились все члены команды. Они и не думали пока расходиться. 
   - Гарет, - пошла в мою сторону Дора. - Ты пойдешь с нами пить... 
   В это мгновение из портальной арки появился Содер. Смерив меня диким взглядом, он со всех ног бросился к выходу.
   - Бежи-и-и-им!!! 
    Перехватив поудобнее сумку, я ринулся следом, едва не сбив вскрикнувшую от неожиданности Доротею. 
   - Ты куда? - заорал американцу, когда он повернул в сторону дверей, ведущих из главного корпуса на академическую площадь. - В комнату нельзя! Она туда первым делом побежит!!! Давай в Синюю яму!!! 
    Содер развернулся и бросился в другую сторону. Промчавшись по лужайке перед главным корпусом, мы едва не затоптали вставшего на нашем пути дежурного, и выкатились на улицу. 
    Быстрее! Пока пылающая праведным гневом Клафелинщица нас не сожгла! 
   - Я же говорил тебе, надо было другой взять! - задыхаясь, на ходу крикнул Содер. - А ты, не очкуй, у нас все прокатит! Прокатило??? 
   - Чисто технически, да! - стараясь не сбивать дыхание, выпалил я. - Она, наверное, с этим фаллическим инструментом уже тут, в Гардаграде. 
   - Ну, так-то да! - Содер схватился за бок, и резко сбавил ход. - Только я предполагал, что мы подарим его Герде, а не то, что нам его запихнут по самые камни... 
   ?

  

?

Глава 15

Гардаград

  
   Полдень. Крестьянин, работавший на полях около одной из мелких деревенек, находившейся в дальних южных пригородах Гардаграда, уткнул тяпку в землю и устало оперся на ее черенок. Его живот громко заурчал, призывая сделать обеденный перерыв, но крестьянин лишь поморщился, усилием воли подавив подступивший голод. Прежде чем идти на обед, нужно пройти ищи два рядка.
   Хорошо, что в это время года солнце было мягким и приятным. Другое дело, ближе к концу летнего сезона, когда в это же время приходилось уходить с поля, чтобы спастись от беспощадного пекла.
   В этот момент внимание крестьянина привлекли несколько всадников, появившихся на пыльной дороге, что проходила мимо его поля и петляла далее до самого Гардаграда. Он смахнул с глаз пот и присмотрелся. Всадников было четверо. Все на дюжих конях. Вооружены. У одного над плечом виднеется лук. Одеты в безрукавки и свободные штаны, на головах шляпы с широкими полями, на ногах высокие сапоги. Гербы или иные знаки, выдающие принадлежность к какому-нибудь аристократическому роду, гильдии или королевской службе, отсутствовали.
   Бандиты, вдруг подумал крестьянин, и поспешно схватился за тяпку, принявшись ею усердно бить по сорнякам. Лишь бы не обратили на него внимание. И куда только смотрит Дальняя Стража?
   Крестьянин зря волновался. Никого из всадников его персона не интересовала. Они спешили на встречу, которая должна была состоятся в трактире "Свирепый заяц", расположенном в одном дне конного пути от Гардаграда.
   Возглавлял их светловолосый короткостриженный мужчина, обладавший прямым носом, несколькими приметными шрамами на лице и руках, и пронзительными зелеными глазами, которые всегда оставались холодными и недоверчивыми. И откуда только взялось его прозвище, под которым он был известен в воровских кругах всех десяти королевств - Весельчак Тин? Он же Тин Харпер. Однако, это его имя было известно далеко не многим. Скорее единицам.
   И сейчас Тин спешил на встречу как раз с одним из тех людей, которые знали его настоящее имя. По просьбе другого влиятельного человека, отказать которому решительно не мог. Старый долг...
   - Наконец-то! - выдохнул Тин при виде показавшегося вдали знакомого трактира, в котором уже не раз встречался с достойными людьми.
   Далековато от Гардаграда, но зато без лишнего внимания со стороны городских властей. И Дальней стражи тоже! В этом направлении стражники, как правило, появлялись очень редко.
   Не успели всадники подъехать к деревянному зданию дорожного заведения, как им навстречу выскочили два конюха. С поклоном приняв у гостей коней, они направились с ними к стойлам. Всадники же вошли в трактир. В полутьме просторного зала они сразу увидели компанию из трех человек.
   Тин пригляделся и без труда опознал старого знакомого. Тот уже поднимался к нему навстречу.
   - Старина Тин! Рад тебя видеть!
   - Я тоже рад тебя видеть, Хромой!
   Мужчины крепко обнялись.
   - Сиплый, Корявый, - кивнул Тин помощникам Хромого.
   Те приветственно замотали головами в ответ.
   - Здоров, Крыс! - в свою очередь, поздоровался с помощником Тина Хромой, после чего вопросительно глянул на двух других спутников Тина, замерших в стороне.
   - Знакомься, - развернулся к ним Тин. - Это Кольд и Лука. Как раз из-за них я и попросил с тобой встречи.
   Оба представляемых на секунду склонили головы, выказывая почтение. Не более.
   - Понятно, - Хромой жестом подозвал официантку. - Пива на всех! И мяса с запеченными клубнями потаты! Теперь давай поподробнее.
   Тин на секунду смежил веки. Вот он и подошел к острому моменту, над которым думал всю дорогу. Как представить двух почти незнакомых парней, о которых ему ничего неизвестно, и не подставиться самому, если с ними что-то пойдет не так? Тут было над чем поломать голову.
   - Что встали? Присаживайтесь, - в приказном тоне сказал он Кольду и Луке. После того, как они сели за стол, начал. - За этих ребят меня попросил один мой старый знакомый, который когда-то спас меня от виселицы. Не хотелось бы озвучивать его имя. Если только потом, наедине.
   - Не нужно, - отмахнулся Хромой, принимая из рук официантки кружку и сдувая с нее белую шапку.
   - Они служили наемниками на севере. Если точнее, в Такерте, пока королевство воевало с Зиродом. Потом перебрались в Гарик, где у них случились проблемы с законом.
   - Что за проблемы? - обратился к наемникам Хромой.
   - Убили королевского сборщика податей, - без заминки ответил Кольд. - Случайно вышло.
   - Ну да, ну да, - усмехнулся Хмурый. Он открыто рассматривал обоих, уже понимая, о чем его будет просить Тин.
   Судя по обветренным, хмурым рожам наемников, испещренными мелкими шрамами, а также по их движениям и молниеносным взглядам, которые регулярно метали по сторонам, они были матерыми волчарами. Ветеранами, вышедшими победителями из сотен схваток. С такими лучше не связываться, если, конечно, они не на твоей стороне.
   - А чего это вам понадобилось от сборщика? - присоединился к разговору Сиплый.
   Наемники замялись. Было видно, что отвечать не хотят.
   - Он перевозил золото и несколько занятных вещиц, - наконец, решил рассказать Кольд. Проведя по квадратному подбородку с трехдневной щетиной мозолистой пятерней, грустно вздохнул. - Только начали хабар тормошить, так стража нагрянула. Пришлось бежать. Только один артефакт и забрали. Лука, покажи.
   Второй наемник полез запазуху, и через мгновение перед глазами присутствующих появился металлический диск, с десяток сантиметров диаметром и толщиной в сантиметр. Коснулся толстым пальцем центральной части, и верхняя часть диска откинулась. Крышка! Под ней была еще одна поверхность - стеклянная, сквозь которую была видна красная стрелка.
   - Это что? - спросил Хромой.
   - Это поисковый артефакт из Проклятых земель. Мы думали его продать, но этот растяпа, - Кольд с недовольным видом качнул на Луку, - случайно привязал его к себе.
   - Как это?
   - Просто коснулся! Его нельзя было вынимать из коробочки. Теперь освободить от привязки сможет только маг девятого круга. Или вообще архимаг... - Кольд выругался.
   - У-у-у, - неопределенно промычал Хромой. - А что этот артефакт может?
   - Бесполезный он, - буркнул Лука. - Схватили, и только потом знающий человек просветил. Так что, зря ты, Кольд, на меня гонишь. Не продали бы мы его.
   Тин раздраженно постучал монеткой по столу.
   - Лука, ты ответь, для чего он нужен, а потом лей воду в корыто!
   - Он умеет только одно. Находить другие артефакты из Проклятых земель. Говорят, указывает на ближайший в пределах ста верст.
   - Не все так просто, - поспешил вставить Кольд. - Еще нам сказали, что он может узнавать артефакт по простому рисунку и указывать направление, в котором тот находится.
   Хромой переглянулся со своими помощниками. Слишком уж все гладко получается. Задумали поход в Проклятые земли, и вдруг появляются два ветерана, обладающие артефактом, способным искать другие артефакты. Если бы не тот факт, что их привел лично Тин, которого он знал уже несколько десятков лет и который пользовался заслуженным авторитетом в их кругах, то он поостерегся бы иметь с ними общее дело. А то и отдал бы приказ закопать обоих где-нибудь под деревом в безлюдной местности. Однако, их представил ему Весельчак Тин, которому можно было доверять. Ведь он же наверняка навел справки, собрал информацию, и только потом...
   Ладно. Позже пробью их по своим каналам, решил Хромой.
   - Я так понимаю, вы решили пока схорониться, пока шпики Гарика не перестанут вас искать. Так?
   - Так, - подтвердил Кольд. - Если возьмете к себе, готовы подработать вышибалами где-нибудь. Обеспечить силовую поддержку при разговорах с конкурентами.
   - Посмотрим, - едва заметно качнул головой Хромой.
   Тин про себя облегченно выдохнул. Все, Хромой согласился взять парней к себе. Что ж, можно считать, он отдал свой долг высокопоставленному аристократу.
   - А чего мы просто так сидим, - заметно повеселевшим тоном спросил он. - Пиво кончилось. Эй!!! Бочонок лучшего пива за наш столик!
  

Гарет

  
  
   Весь следующий день после нашего поспешного бегства из Академии мы безвылазно сидели в Синей яме. До самого обеда вздрагивали при каждом поскрипывании лестницы, ведущей на второй этаж, хотя понимали, что зря из-за этих скрипов волнуемся - если Клафелинщица придет за нами, в Синюю яму она заходить не будет. Просто сожжет ее со всем содержимым, и все.
   После обеда успокоились. Если не пришла до сих пор, то вряд ли вообще придет. Ближе к вечеру в Синюю яму прибежал Тин. О нем нам сказала Герда, оставшаяся на время отсутствия Хромого и его помощников в трактире за старшую. Спустившись вниз, мы застали нашего косоглазого болтуна за угловым столиком.
   - Привет, Тин.
   Однокурсник вскочил на ноги, и бросился к нам.
   - Парни! Как я рад вас видеть! - сначала он обнял Содера, а потом приклеился ко мне.
   - Тише, тише, - с трудом отцепив его от себя, я уселся за столик и знаком попросил дежурившую около барной стойки Камиллу принести на всех пиво. - Рассказывай, что там происходило в наше отсутствие.
   В глазах Тина промелькнул восторг.
   - Вы себе даже не представляете, что вчера было!
   Мы с Содером кисло переглянулись.
   - Ну, почему же, - горестно вздохнул Содер. - Примерно представляем. Долго нас Клафелимиди искала?
   Тин хихикнул.
   - Она вас вообще не искала! - и потянулся, принимая свою кружку пива из рук красавицы-блондинки.
   - Как? Вообще? - изумились мы.
   - Не-е-е-е, - Тин сделал большой глоток и вытер белые пивные усики. - Она пришла в наше расположение, выбила входную дверь, потом сожгла дверь в вашу комнату и вошла внутрь. Если честно, мы все попрятались по комнатам, и боялись высунуть наружу нос, но я отчетливо слышал ее крики. Она очень расстроилась, что вас не оказалось на месте. Кричала, что достанет вас обоих из-под земли.
   Тин прервался на второй глоток. Он сейчас тут напьется и не завершит рассказ!
   - А дальше что было? - я отнял у него кружку, и поставил рядом со своей.
   - Эй! - возмутился однокурсник.
   - Когда расскажешь до конца, отдам. Давай, не томи!
   Тин огорченно цокнул языком, и продолжил:
   - Потом пришли Драгомир, де Лорен и ректор. Долго разговаривали о чем-то.
   - О чем? - нервно сжав кулаки, спросил Содер.
   Тин пожал плечами.
   - Я слышал только отдельные фразы госпожи Клафелимиди. Что-то о страшном позоре, который ей пришлось пережить, и за которого вы обязательно должны ответить своими никчемными жизнями. Ребята, что же вы такого сделали? Сегодня вся Академия на ушах стоит! Все гадают, в чем дело.
   - Саманта и Синти молчат?
   - Угу, - расстроился Тин. - К ним даже Доротея с пятого курса несколько раз подходила, расспрашивала, но они как воды в рот набрали. Ничего не говорят. Так что же вы сделали?
   - Тин, ты хочешь, чтобы Клафелинщи... госпожа Клафелимиди тебя медленно поджарила, предварительно насадив задницей на шампур?
   Тин выпучил глаза.
   - Не-е-ет!
   - Тогда не спрашивай! Меньше знаешь, лучше спишь и дольше живешь, - я махнул рукой Хромому, который вместе со своими замами вошел в трактир. За ними в зал ввалились еще два внушительного вида крепыша. Странно. Кто это? Что-то я их раньше не видел. - Тин, а кто тебя сюда отправил?
   - Драгомир. Он сказал, чтобы вы до завтрашнего утра посидели тут, в Синей яме. Завтра к девяти утра вы должны быть на общем построении Академии, где будут чествовать победителей Весенних соревнований.
   С этими словам Тин потянулся через стол, и вернул себе свою кружку.
   - А госпожа Клафелимиди нам ничего не сделает? - поинтересовался американец.
   - Драгомир по этому поводу ничего не сказал.
   - Ясно.
   Увидев яростные знаки со стороны Сиплого, мы с Содером начали подниматься из-за стола. Хромой приглашал нас вниз, в Большой зал. Причем, судя по жестикуляции Сиплого, срочно.
   - Ребята, а вы куда? - дернулся Тин.
   - Нам надо по делам, - я указал на него Камилле. - Камилла, ему больше не наливать.
   Камилла весело оскалилась.
   - Разумеется! Я прекрасно помню, как в прошлый раз он напился и угрожал стражникам!
   Тин смутился.
   - Я этого не помню...
   - Зато весь квартал помнит! - усмехнулся я. - Давай, Тин, допивай, и дуй обратно в Академию. Скажи Драгомиру, что мы утром обязательно будем. Но пусть учтет, наша смерть от рук госпожи Клафелимиди будет на его совести! Запомнил?
   - Да.
   - Тогда до завтра!
   Попрощавшись с Тином, мы торопливо спустились в подвал, где нас ждал Сиплый.
   - Здорово, парни! Чего так долго?
   - Не только же у вас дела! - пожав протянутую руку, возмутился я.
   - Не, я без претензий! - торопливо заверил Сиплый и устремился в сторону Большого зала. - У нас есть новости!
   - Надеюсь, хорошие? - проворчал Содер. - А то плохих нам и без вас хватает.
   - Хорошие! - не оборачиваясь, заверил нас Сиплый. - Это касается предстоящего похода в Проклятые земли!
   Уже интересно. Видимо, именно с этой причиной связана сегодняшняя поездка Хромого куда-то далеко за город. Причем нам он ничего не сказал! В Большом зале мы обнаружили Хромого и двух незнакомцев, которых видели на входе. Сразу видно, суровые дядьки. Каждому лет по тридцать пять, жилистые, морды и руки в шрамах. Смотрят так, словно прикидывают, как поудобнее всадить в тебя нож.
   - Проходите, ребята, - пригласил нас Хромой, указав на ближайший свободный диванчик. Присаживайтесь. Будете что-нибудь?
   - Нет, - я покачал головой. - Если только позже вечером. За ужином.
   - Как хотите, - Хромой указал на незнакомцев. - Знакомьтесь, это Кольд и Лука. А это наши студиозы Академии, Гарет и Содер.
   Мы вежливо качнули друг другу головами. На лицах Кольда и Луки появилось вполне ожидаемое удивление, но при этом меня точно что-то царапнуло. Какое-то оно было неестественное. Заученное. Словно они ожидали увидеть здесь именно нас, но необходимо было разыграть комедию. Странно.
   - За них поручился один мой хороший знакомый, которого я знаю уже очень давно. Его словам можно смело верить, - продолжил, обращаясь к нам, Хромой, и мои подозрения сразу поутихли. Воровской мир в этом мире слишком тесен, чтобы ставить на кон свою репутацию. - Так вот, Кольд и Лука наемники, и у них возникли некоторые проблемы с законом в соседнем королевстве. Теперь некоторое время они будут вынуждены скрываться здесь, в Восточной провинции.
   - Хорошо, - качнул я головой. - А мы тут при чем?
   - Во! - поднял палец Хромой. - Тут самое интересное! Парням удалось украсть один артефакт. Собственно, из-за этого у них и возникли проблемы. Лука, покажи!
   Один из наемников, тот, что поменьше, полез во внутренний карман своей безрукавки, и вытащил из него смутно знакомый металлический диск.
   - Указатель Брашера! - выдохнул Содер.
   Точно! Теперь вспомнил и я. Это же поисковый артефакт, позволяющий искать все остальные игрушки подобного плана. В походе по Проклятым землям он будет бесценным! Я встал, подошел к Луке, и взял указатель из его руки. Он не возражал. Лишь настороженно смотрел на меня. Как и его товарищ.
   Ткнув в выемку в центре диска, я открыл крышку артефакта. Точно, он. Теперь никаких сомнений в этом не было. Взглянув на указатель магическим зрением, поморщился.
   - Что такое? - обеспокоился Хромой. - Он нерабочий?
   - Рабочий, - успокоил его Содер, изучавший указатель вместе со мной. - Только он привязан к Луке.
   - А-а-а-а, - облегченно выдохнул бандит. - Это я и без вас знал. Как понимаю, это не помешает его работе?
   - В принципе, нет. Только теперь нельзя давать Луке помереть. Если это произойдет, нам придется ждать год, чтобы привязка исчезла. Даже архимаг не сможет ничего сделать.
   - Я вообще-то и не собирался помирать, - насторожился наемник, положив руку на рукоять меча.
   Кольд сделал то же самое. Хромой поспешил вмешаться:
   - Успокойтесь. Он ничего такого не имел ввиду!
   - Действительно, парни, чего вы напряглись? - поморщился я, продолжая разглядывать указатель. - Да, я обучался в Академии только один год, но поверьте, этого вполне хватило бы, чтобы разобраться с вами, если бы я хотел причинить вам вред. А я этого не хочу! Тем более сейчас, когда у вас обнаружилась столь ценная вещь. Хромой, ты им еще не говорил про наш поход?
   - Пока нет, - отозвался Хромой, - Хотел рассказать им обо всем здесь.
   - О чем? - спросил Лука, так и не убравший руку с рукоятки клинка.
   - Хотим провернуть одно выгодное дельце, в котором можете принять участие и вы, - Хромой вкратце поведал наемникам о наших планах.
   В конце предложил присоединиться, пообещав двадцатую долю на двоих. На рожах Кольда и Луки поначалу появились усмешки, но они сразу исчезли, стоило Хромому сказать, что его люди уже два раза гуляли по Проклятым землям, и каждый раз возвращались целыми и невредимыми, неизменно принося с собой неплохой хабар.
   - Вы ходили по самому краю Проклятых земель, - заметил Кольд. - Сейчас же хотите зайти вглубь, взяв с собой магов. Так?
   - Так, - подтвердил Хромой. - Они способны чувствовать тварей на значительном расстоянии. А с вашим артефактом мы сможем гарантировано добыть те предметы, за которые нам дадут кучу денег!
   - Пятнадцатая доля! - неожиданно заявил Лука.
   Хромой засопел.
   - Восемнадцатая!
   - Шестнадцатая, - Лука хлопнул ладонью по столу. - Это наше окончательное слово! Иначе мы в Проклятые земли не пойдем.
   - А сможете выжить в Гардаграде без нашей помощи? - опасно ощерился Сиплый.
   - Изначально договор был, что мы будет работать вышибалами, - нахмурился Кольд. - Вы обещали! И мы готовы рискнуть пойти с вами! Но только не задарма!
   Хромой с досадой плюнул на пол.
   - Ладно, торгаши, будь по-вашему! Шестнадцатая доля ваша!
   Наемники сразу повеселели.
   - Когда выступаем?
   Хромой обернулся к нам.
   - Когда сможете?
   Я прикинул. Экзамены будут идти еще две декады, но нас, участников Весенних соревнований, от них освободили. Старшие ребята говорили, что их после возвращения обычно держали в Академии еще декаду, и отпускали по домам всего на декаду раньше, чем всех остальных. Сейчас же, когда мы вернулись с победой, в качестве поощрения нас могли отпустить чуть ли не завтра. По крайней мере, так утверждал Колин.
   С другой стороны, нам до отъезда необходимо было встретиться с родственниками Саманты и Синти. Девчонки уже связались с ними по фамильным разговорным амулетам, и договорилась, что мы приедем к ним в Яль. Четыреста верст в одну сторону. Туда и обратно - восемьсот. В лучшем случае, двенадцать дней только на дорогу. Еще день на переговоры, и получаем тринадцать дней.
   - Мы договаривались отправиться сразу, как только у нас наступят летние каникулы. То есть, через две с лишним декады, - первым сориентировался Содер. - Давайте рассчитывать на эти сроки.
   - Заметано! - подвел итог Лука. - Хромой, ужин можно заказать наверху?
   - Да. Сиплый, проводи парней. Гарет, Содер, останьтесь. Есть базар.
   Когда наемники и Сиплый покинули зал, Хромой обратился к нам:
   - Гарет, Содер, что вы знаете о Тайной канцелярии?
   Мы с Содером переглянулись.
   - Это тайная служба, которая занимается поимкой шпионов и особо опасных преступников. Также выслеживает всевозможных заговорщиков, имеющих цель свергнуть короля или убить кого-то из высокопоставленных королевских чиновников, - после короткой паузы, озвучил я.
   - Еще она занимается контрабандой особо ценных предметов, к которым относятся магические артефакты, - добавил Содер.
   Хромой согласно покачал головой.
   - Совершенно верно. Тайную канцелярию возглавляет герцог Эмилий де Кадс, а местное...
   - Кто??? - дружно вскричали мы.
   - Эмилий де Кадс, - повторил Хромой, озадаченно посматривая на нас.
   - Так вот, кто папаша нашего ублюдка! - многозначительно глянул я на Содера.
   - Угу, - скривился тот. - И что дальше, Хромой?
   Однако Хромой не переставал озадаченно на нас смотреть.
   - Вы что, знаете его сына?
   - Да, он учится в нашей Академии. На пятом курсе. Мы с ним уже успели поцапаться.
   Хромой помрачнел.
   - Так вот в чем дело...
   - Да ты можешь толком объяснить, что случилось? - занервничал я.
   - Вами заинтересовался Фабриций Грас. Это глава местного отделения Тайной канцелярии.
   - Это точно? - спросил Содер.
   - Да. Один из моих людей числится у него стукачем, - увидев недоумение в наших глазах, Хромой пояснил. - То есть, Фабриций считает его своим стукачем, хотя на самом деле Дилек рассказывает ему только то, что мы ему говорим.
   - Двойной агент, - дал я свое определение.
   Ловко бандиты устроились. Сливают дезинформацию, и без проблем проворачивают свои дела. Молодцы.
   - Ну, да, - после коротких раздумий, согласился Хромой. - Так вот, Грас попросил Дилека досконально выяснить, чем вы тут занимаетесь. Вплоть до того, с кем вы и сколько раз спите.
   Похоже, Тайгер решил разобраться с нами, задействовав ведомство своего влиятельного папаши. Что теперь ждать? Какой-нибудь подставы? Подбросят нам что-нибудь запрещенное, и схватят, якобы с поличным. Например, наркотики, распространение которых карается законом и в этом мире. Или ножик какой, которым, о Валес, всего полчаса назад убили какого-нибудь чиновника. Понятно, что наши наставники из Академии будут разбираться и проведут собственное расследование, но если липу будут делать профессионалы, а специалисты Тайной канцелярии таковыми обязаны были быть по определению, то есть вероятность, что даже маги будут введены в заблуждение.
   Те же самые мысли посетили и Содера.
   - Можешь позвать Дилека сюда? - попросил он.
   - Без проблем, - Хромой нажал на неприметный звонок.
   Через несколько минут перед нами стоял невзрачный мужичок в потрепанной одежде. С длинным острым носом, пологим лбом, впалым подбородком, и бегающими маленькими глазками, он напоминал крысу.
   - Звал, Хромой? - заискивающе улыбаясь, спросил он.
   Хромой указал на нас.
   - Да. У ребят к тебе пара вопросов.
   - Ко мне? - обернулся к нам Дилек.
   - К тебе, к тебе, - Содер указал на стоявшее напротив кресло. - Присаживайся. Дилек, расскажи нам поподробнее о твоем разговоре с Грасом. Он сам тебя вызывал, или через кого-то спрашивал?
   Дилек почесал затылок, и рассказал нам, как один из помощников господина Фабриция Граса, используя заранее оговоренные знаки, вызвал его в одну из потайных квартир, находившуюся в районе Шестого участка. Там его поджидал лично господин Грас, который сразу начал задавать вопросы, что именно делают Содер и Гарет в Синей яме, с кем общаются, что пьют, и тому подобное. Отдельно уточнял, не передавали ли они кому-то какие-нибудь сумки или свертки.
   - Он точно был один? - спросил я, когда Дилек умолк.
   - В квартире да, но потом, когда я вышел на улицу, я встретил молодого парня в дорогой одежде, который кого-то поджидал около парадной. Мне стало интересно, уж не господина ли Граса? Я спрятался за углом, и дождался, пока из парадной не выйдет господин Грас. Моя догадка подтвердилась! Представляете? Он сразу подошел к молодому человеку, и они вместе ушли в сторону здания Тайной канцелярии.
   - Молодой человек был с темными волосами по плечи, и с зелеными глазами? - сразу задал вопрос Содер.
   - Да! - воскликнул Дилек. - Именно! Темные прилизанные волосы по самые плечи! Как у бабы!
   - Тайгер! - одновременно с Содером прошипел я.
   - Я же говорил, что он нас не оставит в покое, - американец встал и начал ходить по залу. - Особенно плохо то, что действовать он начал сейчас, когда у нас на носу поход.
   - Может, решить вопрос кардинально? - предложил Хромой. - Могу организовать случайное падение камня на голову. Такое, что ни Тайная канцелярия, ни маги ничего подозрительного не найдут. Чистое совпадение.
   Я отрицательно помотал головой.
   - Не надо. Вдруг что-то пойдет не так, и они выйдут на тебя? Потом и на нас. Нет, вопрос надо решать иначе.
   В зале повисло тягостное молчание.
   - Не зная их планов, трудно будет противодействовать, - выдал Содер.
   - Молодец! Ты, прям, открыл мне глаза! - несколько раз я хлопнул в ладоши. - Проклятие... С одной стороны двинутая на всю голову Тиллиана, с другой мстительный Тайгер. Содер, это наверное у нас из-за тебя эти проблемы.
   - С чего это? - удивился Содер.
   - Зуб даю, грешил ты в прошлой жизни. Сейчас вот кармические долги отдаешь, а меня угораздил с тобой за компанию попасть.
   Содер скептически хмыкнул.
   - Да, да... То-то, смотрю, мы из-за тебя, безгрешного, уже второй день тут торчим.
   Внезапно в моей голове зародился свет новой идеи.
   - Ша!!! - скинул я руку. - Молчать! У меня умная мысль появилась!
   - Ух, ты! - восхитился американец. - Боишься, что вылетит?
   - Да. Дилек, сегодня ты скажешь Грасу, что мы вынесли из Синей ямы какой-то сверток, и передали его темненькой девушке в мантии Стихии Земли. Она вместе с охраной всюду ходит за нами по пятам.
   - Понял, - сверкнул глазками Дилек. - Это все?
   - Нет. Еще скажешь, что подслушал наш разговор.
   - Ты чего задумал? - обеспокоился Содер. - Колин нам не простит, если с Тиллианой что-то случится!
   Я отмахнулся.
   - Ничего с ней не случится. Просто хочу, чтобы наши "друзья" сосредоточились друг на друге, и не мешали нам жить! Дилек, далее ты скажешь, что в процессе разговора мы обсуждали символ веры богини Чареции, который мы пронесли с помощью госпожи Клафелимиди из Варлена. Этот символ веры пока находится у нее, и мы собираемся выкрасть его обратно, поскольку это лишь внешне символ веры. На самом же деле внутри замурован могущественный артефакт из Проклятых земель.
   Содер смотрел на меня как на слабоумного.
   - Гарет, что за хрень ты несешь?
   - Содер, не мешай! Далее ты дождешься момента, когда рядом с тобой будет проходить та темноволосая девушка в коричневой мантии, о которой я уже говорил.
   - Этого можно ждать долго, - подметил Дилек.
   - Мы с Содером позаботимся, чтобы твое ожидание не затянулось. Я уже упоминал, что она везде следует за нами.
   - Кстати, да! Я ее несколько раз видел! - вдруг вспомнил Хромой. - Она регулярно шатается здесь в компании светленькой красотки, и кучи телохранителей! Говоришь, следит за вами? Зачем?
   - Ее брат нам по секрету сказал, что она считает нас иностранными шпионами, - ответил ему Содер.
   Глаза Хромого расширились.
   - Чего??? Шпионами? Она в своем уме?
   - Тихо! - замахал я руками. - Не мешайте мне давать Дилеку инструкции! Дилек, когда она будет проходить мимо тебя, ты громко скажешь какому-нибудь своему товарищу, что Содер и Гарет собираются выкрасть символ веры Чареции у какой-то Клафелимиди. И добавишь, что внутри спрятана какая-то инструкция от их истинных хозяев. Сказав это, ты быстро уйдешь. Понял?
   - Понял. Все?
   - Да.
   - Действуй!
   Когда Дилек убежал выполнять мое поручение, Содер криво усмехнулся:
   - Гарет, в этот маразм, который ты поручил Дилеку влить в уши Тиллиане, может поверить только последний идиот!
   - Содер, она в этот маразм уже верит! Тиллиана даже не станет сомневаться над словами Дилека, так как они полностью укладываются в ее представления о нас. Другое дело, Тайгер. Он может и усомниться. Хотя тоже должно прокатить. Все-таки, информация к нему придет от папиной службы.
   - Хорошо. Тогда следующий вопрос. С чего ты взял, что Клафелинщица сохранила символ веры?
   Этот вопрос вызвал у меня грустную усмешку.
   - Мне почему-то кажется, что она еще не отошла, и надеется при случае... Ладно, отпустим. Содер, я не понял! А чего это ты на меня взъелся?
   - Я не взъелся.
   - Хорошо. Тогда что это за критика? Ну, передаст сейчас Дилек мои слова всем заинтересованным сторонам, и что? Если не поверят, то ничего страшного. Если поверят, то будут заниматься друг другом, оставив нас в покое! Мы-то в любом случае со стороны будем наблюдать.
   Содер задумался.
   - Ну... В принципе, ты прав. Мы тут ничего не теряем. Зато та же Тиллиана рискует получить неплохой урок. Если, конечно, рискнет сделать попытку своровать у Клафелинщицы символ веры. 
   - Во-во! И Тайгер тоже! Уж он-то точно попытается! Готов биться об заклад! 
   На том и сошлись. Завершили вечер непродолжительными посиделками с Хромым и Сиплым, на которых с пятого раза утвердили состав участников похода и пробежались по списку вещей, которыми Сиплый должен был всех снабдить. После этого с чистой совестью и чувством выполненного долга мы отправились спать.
   Герда разбудила нас с первыми лучами солнца. Наспех позавтракав яичницей и выслушав ее ворчание по поводу "всяких магов, повадившихся ночевать в трактире, и не дающих выспаться честной женщине", мы бодрым шагом направились в Академию.
   Пришли к моменту подъема. Стоявший на воротах дежурный пятикурсник, завидев нас, разулыбался. Ехидно спросил, не видели ли мы еще госпожу Клафелимиди, и пожелал нам удачи, если все-таки ее встретим.
   - Может, нужно было еще пару деньков выждать? - робко спросил Содер.
   - Ты предлагаешь ослушаться Драгомира?
   Плечи американца опустились.
   - Нет.
   Поднявшись на свой этаж, и зайдя в расположение, мы окунулись в шумовую завесу. Ее издавали наши однокурсники, сновавшие между своими комнатами и общим санузлом, и тройка рабочих, которые под чутким руководством Тайсона вставляли новую дверь в нашу комнату. Как будто другого времени у них на это не было.
   Тайсон стояла к нам спиной, уперев в бока могучие руки, и при звуке хлопнувшей входной двери молниеносно развернулась. Готов поспорить, настоящий Тайсон не успел бы это сделать столь проворно. В следующий миг ее густой бас перекрыл все остальные звуки:
   - А-а-а-а! Явились!
   - Здравствуйте, госпожа Таксона! - мы в нерешительности замерли.
   Пытаться протиснуться мимо нее в свою комнату?
   - Гарет!!! Содер!!! Пришли!!! - пронесся по этажу громкий крик Тина, и через несколько секунд вокруг нас галдели все наши однокурсники, спеша поприветствовать и задать какой-нибудь вопрос. Кое-кто пытался взахлеб рассказать, как он доблестно сидел под кроватью в своей комнате, пока нашу комнату разносила госпожа декан факультета Огненной Стихии.
   Даже обычно чванливые и высокомерные аристократы, Дарел и Нант, не отставали от общей массы, приветливо похлопывая нас по плечам. Перекинувшись парой фраз с каждым, мы с третьей попытки вырвались из круга, и попытались проникнуть в свою комнату. К этому времени рабочие закончили установку дверей, сдали работу Тайсону, и покинули расположение.
   Не получилось. Тайсон наглухо перекрыла дверной проем своим немаленьким телом.
   - Вот! Новенькая дверь, - похлопала она по косяку. - Мебель мои ребята вам поменяли.
   - Поменяли?
   Мда... Видно, Клафелинщица была сильно зла. Сожгла дверь, поломала мебель. Надеюсь, хоть вещи наши не порвала.
   - Н-да, - Тайсон почесала могучий подбородок. - Неправильно выразилась. Мы поставили вам новую мебель, поскольку старую госпожа Клафелимиди сожгла.
   - Как, сожгла? - Содер ринулся вперед.
   Чудом протиснувшись между Тайсоном и дверным косяком, он исчез внутри.
   - А-а-а-а!!! - через мгновение раздался его отчаянный крик. - Все пропало!!!
   Тайсон чуть посторонилась, и я смог тоже проникнуть в нашу комнату. Все чисто, пахнет свежей мебелью и краской. Содер сидел на полу посреди комнаты, и рылся в кучке мусора, из которой судорожно извлекал полуоплавленные золотые монеты.
   - Екарный бабай! - вырвалось у меня, и я присоединился к другу. - Все, что непосильным трудом нажито, сгорело!
   Процесс заметно ускорился.
   - Из-за вас, двух остолопов, нам пришлось не только мебель и двери у вас менять, - вещала между тем Тайсон, - но и менять весь комплекс заклинаний на здании. Он был разрушен.
   - А мы-то тут при чем? - огрызнулся я, бережно вытащив и очистив очередную монетку.
   - Как это, при чем? - совершенно искренне возмутилась Тайсон. - А кто так сильно вывел из себя эту бедную кроткую женщину?
   Это Клафелинщица-то кроткая? Она над нами издевается? Это же атомный взрыв в юбке! Однако вслух мы благоразумно промолчали. Тайсон попеняла на нас еще немного, и соизволила покинуть помещение, напоследок не забыв сказать, что в следующий раз замена мебели будет производиться за наш счет. Видите ли, она в первый раз встречает студиозов, чья комната пришла в полную негодность за неполный год дважды!
   - Что самое обидное, - проворчал Содер, когда Тайсон ушла, - оба раза мы с тобой были жертвами обстоятельств. Первый раз разгром у нас учинили Дора и Колин, второй - Клафелинщица.
   - Заметь, по нарастающей идем, - я извлек из кучи последнюю монету, тщательно ее очистил, и положил в общую кучку золотых. - Студиозы старших курсов, потом деканша. Значит, следующим громить нашу комнату должен сам ректор!
  
  
  

Глава 16

  
  

Кабинет ректора

  
  
   Грасий Децимус Флор нетерпеливо постучал карандашом по столу, всем своим видом давая понять Горацию де Бурусу, что пора бы ему объяснить, по какой такой причине он попросил собраться в экстренном порядке всех Наблюдающих в его кабинете.
   Гораций же не начинал, тщетно пытаясь восстановить тонкую структуру информационного кристалла, на который он записал столь интересную для всех информацию. В третий раз протерев салфеткой вспотевший лоб, он украдкой глянул на присутствующих магов. Вздрогнул, увидев их весьма хмурые лица.
   - Ладно, перескажу на словах, - отодвинул он в сторону поврежденный кристалл. - Вчера утром со мной связался мой знакомый придворный маг, и сказал, что де Кадсу стало известно про добытые нами артефакты из Проклятых земель.
   - Что? - переспросили ошарашенные этой новостью маги.
   Информация, о которой было известно самому узкому кругу лиц, стала достоянием одного из тех, кто был вечной занозой для всей Гильдии! За исключением, разумеется, магов, являющихся членами его рода. Которые, кстати, тоже были в Гильдии на особом счету - с ними никто не спешил общаться, делая это лишь при крайней нужде.
   - Герцог уже дал соответствующие указания главе местного отделения Тайной канцелярии, и попросил поспособствовать в расследовании своего сына, Тайгера... - продолжил Гораций, многозначительно прервавшись после упоминания имени сына герцога.
   Маги хмуро молчали. И куда только делись мысли о предстоящей церемонии и последующих после нее занятиях, которыми все утро были заняты их головы?
   - Как оказалось, глава местной Тайной канцелярии, Фабриций Лациус Грас, имеет широкую сеть осведомителей, - тут Гораций поморщился, вспомнив о своем информационном кристалле.
   Было бы просто отлично, если бы он смог продемонстрировать коллегам его содержимое, но, как говорится, он предполагал, а Валес располагал. Гораций как можно более коротко, но в то же время постаравшись не упустить ни одной важной детали, поведал собравшимся обо всем, что увидел вчера через Око, наблюдая за Содером и Гаретом.
   - Сейчас нам предстоит подумать, что лучше предпринять в сложившейся ситуации, - такими словами завершил он рассказ, и вопросительно посмотрел в сторону Грасия Флора.
   Ректор молчал, задумчиво разглядывая неведомую точку на столе перед своим носом, и вращая пальцами карандаш.
   - Плохо, что де Кадс узнал о наших делах, - завила Паула, - Но во всем этом можно разглядеть и положительный момент.
   - Какой? - спросил ее ректор.
   - Нам, наконец, представилась возможность избавиться от Тайгера де Кадса, выдав ему давно заслуженную им черную метку. Тифани, вы, надеюсь, не выбросили тот предмет, что вам подсунули наши студиозы из другого мира?
   - Нет, пока не выбросила, - поморщилась Клафелимиди. - Предлагаете дать его своровать, и поймать Тайгера с поличным?
   - Именно. Воровство у преподавателя является очень серьезным аргументом для отчисления любого студиоза.
   - Я согласен, - поддержал Паулу Гораций. - Благодаря инициативе герцога, мы избавимся от его заносчивого и крайне невоспитанного сынка. Осталось только придумать, как оградить от необдуманного поступка Тиллиану Талииди и Урсуллу де Кляйне.
   Ректор взглянул на часы.
   - Предлагаю повторно собраться после обеда, и обсудить этот вопрос более подробно. Теперь относительно церемонии. Ни у кого не появилось возражений касательно ее проведения?
   - Вы про полное игнорирование заслуг Содера и Гарета в победе команды? - уточнила Паула.
   - Да.
   - Думаю, возражения от кого-либо тут совершенно неуместны! - вскинула голову Клафелимиди. - Достаточно того, что мы их не будем наказывать за их выходку!

Гарет

  
  
   Торжественная церемония, на которой чествовали всех победителей Весенних соревнований, для нас с Содером прошла совершенно буднично. Нас даже не вызвали из строя, как всех прочих членов команды. Хотя уже вся Академия знала, благодаря чьим усилиям команда вырвала победу в общем зачете. Ребята стояли, сочувственно смотрели в нашу сторону, и периодически бросали неодобрительные взгляды в сторону Драгомира, Клафелинщицы и ректора. Они, как и подавляющее большинство студиозов Академии, были на нашей стороне.
   Наверное потому, что никто так и не узнал истинные причины нашего маленького недоразумения с Клафелинщицей. Синти и Саманта стойко молчали, хотя ребята к ним не раз подходили с ненавязчивыми вопросами.
   В конце церемонии всем членам команды выдали почетные грамоты, особо выделив Саманту, победившую в индивидуальном зачете, и объявили об освобождении от экзаменов, с предоставлением двух дополнительных декад к отпуску. Это объявление вызвало среди ребят особое оживление.
   Интересно, а нам с Содером эти две декады к отпуску дадут? Когда всех распустили, мы устремились к Драгомиру, но тот вместе с ректором, Клафелинщицей и теткой Саманты ушел в административный корпус. Естественно, подойти к этой компании мы не решились.
   Зато кое-кто подошел к нам с Содером! Этим "кое-кем" была вся команда, которая, сбившись в одну кучу, устремилась в нашу сторону. Окружив со всех сторон, принялись говорить слова сочувствия, успокаивать, и всячески выражать сожаление. Мы же с Содером лишь качали на это головами, говорили общие фразы, и не забывали посматривать на выход из административного корпуса. Вдруг Драгомир выйдет? Не вышел...
   В очередной раз кто-то спросил, что же мы такого натворили, что с нами обошлись так жестко. Мы в очередной раз развели руками. Спустя минут десять все разошлись, пожелав нам удачи и терпения. Остались только Саманта и Синти.
   - Ты прости, что я не сказала все о твоих заслугах, - начала Саманта. - Я хотела, но...
   - Саманта, хватит уже! - всерьез рассердился я. - В который раз говорю, ты целиком и полностью заслужила эти награды!
   - Если же хочешь его отблагодарить, - вдруг вклинился Содер, - то организуй нам переговоры с твоими родственниками как-нибудь без нашей поездки в Яль. Ты даже не представляешь, насколько ценным подарком это для нас будет!
   Девчонки переглянулись.
   - Ценным?
   - Да! Мы хотели бы побыстрее попасть домой, к своим папам и мамам. Соскучились по ним очень! А поездка в Яль отнимет у нас почти две декады из восьми. Вы же сами понимаете, после затеи Гарета нам вряд ли дадут дополнительные декады к отпуску.
   Янки сложил ладошки домиком в районе груди, и на его лицо упала порошка тоски и грусти. Голубые глаза лучились такой детской невинностью и предельной честностью, что я начал ощущать себя последним подлецом - парень так старался, стремясь попасть к маме и папе, и из-за меня все его усилия обернулись прахом.
   Стоп! Я стряхнул с себя наваждение, вызванное игрой этого гарвардского актеришки. Сейчас важно ему подыграть. Напустив на себя крайне опечаленный вид, я шмыгнул носом.
   - Прости меня, друг. Это все я виноват... Виноват, что ты не попадешь домой раньше, хотя ты так на это рассчитывал! Помнишь, даже вечерами ты мне там, в Варлене, говорил, как мечтаешь маму обнять. Папу... А я, дурак, втравил тебя... - я обнял пригорюнившегося американца, и захлюпал носом. - Прости, если сможешь! Прости...
   Незаметно глянув на девчонок, увидел в их глазах влагу.
   - Я прощаю тебя, друг, - в ответ приобнял меня Содер.
   Синти не выдержала. По ее щекам покатились слезы. Теперь на очереди Саманта.
   - Та-а-а-ак! Хватит!!! - реакция Саманты разительно отличалась от ожидаемой. Из ее глаз исчезли слезы, и вместо них появилась злость и возмущение. - Вы! Оба! За весь год про папу и маму ни разу не вспомнили, а тут!
   - Саманта, ты чего? - начала было Синти, но подруга властно махнула рукой, призывая ее помолчать.
   - Синти, наши дорогие одногруппники решили ломать перед нами комедию. Содер, Гарет, я организую вам переговоры со своими родственниками через амулетную связь. Синти, думаю, тоже! Но с этого момента давайте договоримся, что вы нам не будете врать и обманывать, не будете изворачиваться от наших прямых вопросов, и не будете вводить нас в заблуждение иными способами! Вы меня поняли?
   Мы с Содером расцепились. Увидев на наших рожах обычные выражения, Саманта довольно кивнула головой. Синти же от возмущения даже чуть покраснела.
   - Хорошо, - деловито ответил Содер. - Я просто боялся, что вы не согласитесь. Там же мало того, что надо договориться, нужно еще и договор оформить. Подпишем с нашей стороны, и отправим с вами.
   - Обсуждать договор по амулетной связи? - задохнулась Саманта. - Это же сколько времени на это потребуется?
   - Я все составлю заранее, - заверил ее американец. - Так что, не более часа.
   - Часа??? - вскричали обе одногруппницы.
   - Да.
   - Мой амулет рассчитан на двадцать минут разговора, - замотала головой Саманта. - Потом сутки его заряжаю.
   - Если ты попросишь тетю, то все пройдет без проблем, - умоляюще посмотрел на нее Содер.
   Саманта пристально на него посмотрела, и вздохнула.
   - Хорошо. Попробую поговорить с тетушкой Паулой. Если согласится, то, думаю, завтра можно попробовать. Сегодня только надо со всеми связаться, чтобы были на той стороне.
   - Мне тоже, - пожевала губу Синти. - Это и папу надо, и дядю Гирая... Второго дядю тоже.. Ох! Сложно! Боюсь, завтра не успею всех собрать в одной точке.
   - Я, наверное, тоже, - призналась Саманта. - Тогда, послезавтра. Вы успеете подготовить договор? Хотя бы начерно. Стряпчая контора, услугами которой пользуется наша семья, имеет в Гардаграде свое представительство. Они проверят его заранее, и внесут правки. Синти, твоих родных устроит договор, составленный "Эдвард и Ко"?
   - Конечно, - сразу подтвердила Синти. - Моя семья тоже пользуется их услугами. Ну что, тогда пойдем? Чувствую, сегодня и завтра нам предстоит много разговоров и беготни.
   Договорившись с девчонками встретиться завтра после обеда, чтобы передать договор на проверку, мы с ними попрощались, и направились в аудиторию. Дождавшись начала занятий, на которые никто из преподавателей так и не явился, мы направились в библиотеку. Уж лучше там с пользой провести время, чем просто его убивать в аудитории. Вон, Содер черновой вариант договора сделает, пользуясь имеющейся там литературой по тамошней юриспруденции, а я посижу с книгой Зула. Зарисовки артефактов из нее сделаю, чтобы потом скормить их артефакту Луки.
   В дверях мы ради прикола оставили записку:
   "Улетели в Нирвану, вернемся поздно. В случае необходимости, искать в пространственно-временной дыре".
   Надеюсь, никто ее читать не будет.
  
  
  

Академическая площадь

  
   Все утро, пока шли занятия, Тиллиана не находила себе места. Вместо учебы ее мысли были заняты совершенно другим. Причем, до такой степени, что это заметили даже преподаватели. Один из них, господин Краус, обучавший их управлению стихийными потоками, даже сделал ей замечание! В другое время Тиллиана, являвшаяся лучшей ученицей группы, испытала бы от этого факта настоящий стресс. Но не сегодня!
   Ее догадка оказалась верной. Гарет и Содер - настоящие шпионы, использующие Академию в качестве прикрытия для своих грязных делишек! Даже преподавателей вовлекают в свои шпионские игры.
   Несчастная госпожа Клафелимиди. Подсунули ей символ веры Чареции, вынудив контрабандой провезти из Варлена. Да, она обнаружила его, и гонялась потом за Содером и Гаретом, собираясь покарать, но ведь она же не знает самого главного! Там, внутри символа веры, инструкции, прочитав которые шпионы перейдут к следующему этапу.
   К какому именно, Тиллиана старалась не думать. Однако, она была уверена, что каждое действие этих двух хитроумных людей, умудрившихся втереться в доверие даже к ее родному брату, идет во вред всему королевству.
   Ее сердце сладко трепетало от предвкушения той неминуемой славы, которую ей предстоит испытать, разоблачив коварных шпионов. О ней, Тиллиане Типполи Талииди, будут говорить во всех уголках королевства! Как же так, будут шептать многочисленные завистники, никто не смог разоблачить шпионов, а она, молодая девушка, студиоз первого курса, смогла!
   После обеда, во время которого Тиллиана старалась не смотреть в сторону двух злейших врагов всего Тардинского королевства, она едва ли не бегом устремилась в самый центр академической площади, увлекая за собой свою подругу, Урсуллу.
   - Я все обдумала! - выпалила она, когда они, изрядно запыхавшись, остановились. - Клафелимиди держит символ веры либо у себя в кабинете, либо отнесла его домой. Больше мест, где она может его хранить, нет. Из дома в Академию и обратно она ходит пешком. Как правило, с пустыми руками. Нам достаточно опросить студиозов, дежуривших на воротах в последние два дня, выносила ли она с собой какой-нибудь сверток или нет. Если нет, то символ веры в ее кабинете!
   Урсулла смерила ее восторженным взглядом.
   - Ты такая умная!
   Тиллиана довольно улыбнулась. За это она и любила общение с Урсуллой, которая всегда восхищалась ею. Во всем.
   - Пойдем, посмотрим на список дежурных.
   Девушки вернулись в административный корпус, на втором этаже которого висел сезонный список дежурных студиозов, и через полчаса уже общались с первым из интересующих их лиц. Факкел де Жоппус, студиоз четвертого курса со Светлого факультета, ничего не припомнил.
   Следующий, Торчус Травик, представлявший третий курс факультета стихии Воды, тоже. Зато он вспомнил, что не далее, чем сегодня утром, к нему с тем же вопросом подходил Тайгер де Кадс.
   - Де Кадс!?! - ужаснулась Тиллиана.
   - Де Кадс? Он что, тоже знает про Содера и Гарета? - удивилась Урсулла.
   Торчус мгновенно подобрался, навострив свои лопоухие уши.
   - Про Содера и Гарета? А что именно?
   - Ничего! Расслабься! - Тиллиана схватила подругу за локоток и потащила в сторону. - Ты чего кричишь на весь район? - зашипела она.
   - Я не кричала, - попробовала оправдаться Урсулла, но Тиллиана ее уже не слушала.
   Она вышагивала по дорожке, продолжая удерживать Урсуллу за локоть, и рассуждала:
   - Тайгер у нас сын герцога де Кадса, занимающего пост начальника Тайной канцелярии. Естественно, он что-то пронюхал, и сообщил сыночку, который сейчас вытащит инструкцию, разоблачит шпионов, и мы с тобой останемся с носом! - Тиллиана резко остановилась, и повернулась к подруге, которая от неожиданности даже ойкнула. - Никакой славы, никакой известности! Вообще ничего!
   - И что же нам теперь делать? - робко спросила Урсулла.
   - Поторапливаться! Идем быстрее к кабинету Клафелимиди. Будем ждать, пока она его не покинет.
   Две девушки бодро дошли до входа в административный корпус, там пропустили двух преподавателей-огневиков, после чего взбежали на второй этаж, где находились кабинеты деканов.
   - Стой, - прошипела Тиллиана, замерев около лестницы.
   Урсулла замерла. Мимо девушек прошел Драгомир, рядом с которым вышагивала Паула де Лорен. Они, увлеченные своей беседой, не обратили на подружек ровным счетом никакого внимания.
   - ... искал их все утро, и увидел только минут десять назад, - говорил Драгомир. - Выходили из кабинета Тифани. У Гарета какой-то свиток в руках был. Ни сумок, ни учебников! Представляешь? Я так и не понял, что они делали в кабинете Тифани. Сама-то она на занятиях была.
   Тиллиана и Урсулла вытянули шеи, жадно прислушиваясь к разговору.
   - Ох, - вздохнула де Лорен. - Ясно же, что извиняться приходили. Наверное, все-таки мы жестко обошлись с твоими мальчишками. Не надо было...
   Оба мага спустились по лестнице вниз, и их голоса перестали быть слышными.
   - Опоздали! - простонала Тиллиана, схватившись за голову.
   - Опоздали, - вторила ей Урсулла. - Они теперь эту инструкцию в свою комнату унесли. Попробуй ее оттуда достать.
   - В комнату? - вскинулась Тиллиана. - Почему ты так думаешь?
   Урсулла пожала плечами.
   - А как же иначе? Слышала, что Драгомир сказал? Гарет держал в руках свиток. Целый свиток инструкций, в которых их хозяева наверняка расписали все их действия на месяцы вперед! Сомневаюсь, что даже Гарет с Содером, при всей их памяти, были способны запомнить все инструкции за один раз.
   Тиллиана обрадованно улыбнулась. Ее лицо просветлело.
   - А ведь ты права! - она направилась по лестнице вниз, увлекая за собой подругу. - Теперь наша задача значительно упрощается. Нам нужно проникнуть в их комнату, найти инструкцию, и все! А де Кадс пусть прорывается к Клафелимиди.
   - В их комнату? - бровки Урсуллы взлетели вверх. - Но как? Там же сигнализация! Да и другие мальчишки.
   - Сейчас, на улице я тебе расскажу, как мы поступим, - пообещала Тиллиана.
   Выйдя из здания, она целеустремленно направилась к дорожкам, пролегавшим с правой стороны от академической площади. Урсулле пришлось почти бежать, чтобы успеть за подругой.
   - Что ты знаешь про зелье Тайного присутствия? - спросила Тиллиана, когда они отошли от административного корпуса на достаточное, по ее мнению, расстояние.
   - О нем нам рассказывали пару месяцев назад на занятиях по Основам магии, - припомнила Урсулла. - При его изготовлении используется целый ряд редких ингредиентов, которые в конце подвергаются воздействию общего заклинания отвода глаз.
   - Совершенно верно. Если нанести его на тело, то можно продолжительное время оставаться невидимым не только для глаз, но и для слабых сканирующих заклинаний. А какие используются на входе в наши расположения?
   - Слабые.
   - То-то и оно!
   - Но... - Урсулла замялась. - Насколько я помню, на том же занятии нам сказали, что зелье не нашло особого применения, поскольку состоявшиеся маги, начиная то ли от пятого круга, то ли от четвертого, все равно видят ауру человека. Зелье ее слабо скрывает.
   - А у нас на этаже кто? Состоявшиеся маги? - фыркнула Тиллиана.
   Урсулла замотала головой.
   - Я не к тому это говорила!
   - А к чему?
   - К тому, что где мы его достанем? Оно не нашло особого применения, и сейчас его делают только на фронте, когда надо отправить шпионов туда, где гарантированно нет магов, и не установлена защита с сильными сканирующими плетениями.
   Тиллиана осмотрелась по сторонам, и склонилась к Урсулле поближе.
   - Помнишь Гарлея Рагнара?
   - Того урода, которого Гарет называет Квазимодо?
   - Да. Его.
   Перед глазами Урсуллы встало лицо Гарлея, смотревшего на нее алчущим взором, и ее передернуло.
   - Я не буду с ним общаться! - решительно сказала она. - Даже месяца не прошло, как он, негодяй, подкатывал ко мне с предложением как-нибудь вечером посмотреть на его "прекраснейшие изумруды"!
   Последние слова Урсулла произнесла с особой брезгливостью.
   - Ого! У него тут коллекция изумрудов? - изумилась Тиллиана.
   - Ты что? Совсем не догоняешь? - возмутилась Урсулла. - Коллекция из двух изумрудов! Хотя, с учетом его "красоты", их может оказаться и три! Или вообще один! При раздаче на небесах Гарлей явно был везде последним.
   - Фу-у-у!!! - поморщилась Тиллиана, поняв, наконец, смысл поступившего подруге предложения. - Как мерзко!!!
   - Так, а что ты от него хочешь?
   - Через него все студиозы достают какие-нибудь редкие вещицы или снадобья. Никто не знает, откуда он их достает, но это и не важно. Уверена, нужное нам зелье Гарлей может достать.
   Урсулла нахмурилась и вызывающе сложила на груди руки.
   - Тиля, еще раз говорю, я не буду с ним общаться!
   Тиллиана не нашла в себе силы требовать от подруги присутствия при разговоре с человеком, который предложил той подобное... Фу!
   - Хорошо. Жди меня здесь.
   Тиллиана одна направилась к общежитию пятикурсников, молясь Валесу, чтобы ей не попался Тайгер. Она не знала, что именно в это время Тайгер де Кадс дежурил с дружками неподалеку от кабинета декана факультета Стихии Огня, дожидаясь удобного момента, чтобы зайти внутрь.
   Поднявшись на нужный этаж, в нерешительности замерла около дверей, ведущих в мужское расположение пятого курса. Затем глубоко вздохнула, и постучала в дверь. Никто не открыл. Не слышат? Постучала еще раз. Уже громче.
   - Кто там стучится? Постучите себе по голове! - дверь распахнулась, и на пороге появился Колин. - Тиля?
   - Привет, Колин, - под пронзительным взглядом родного брата, Тиллиана внутренне сжалась.
   - Привет. Ты ко мне?
   С трудом погасив слабовольный внутренний порыв сказать, что ошиблась дверью и уйти, Тиллиана упрямо вздернула подбородок и заявила:
   - Нет! Можешь позвать Гарлея Рагнара?
   - Кого? - искренне удивился брат.
   - Гарлея Рагнара! - настойчиво повторила Тиллиана. - Он мне нужен по важному делу!
   В глазах Колина вспыхнуло любопытство, однако он не стал доставать сестру вопросами, за что та была ему благодарна.
   - Сейчас, позову, - Колин исчез за дверью, оставив ее приоткрытой.
   Тиллиана вытянула шею, и с любопытством заглянула внутрь. Зеленый ковер, белые стены с тройкой больших картин, высокий потолок, под которым висели магические светильники, деревянные двери комнат - весьма скромная обстановка, ясно говорившая, что здесь живут парни. Во всех женских общежитиях на стенах коридоров висели горшки с цветами, на полу стояли кашпо с декоративными деревьями, а по углам были расставлены огромные зеркала. И это не считая многих других элементов декора, создававших в общежитиях уют!
   Послышались тяжелые шаги, и Тиллиана отпрянула подальше от двери. Своевременно, поскольку та открылась, и в коридор вышел Гарлей. Весь взлохмаченный, в свободной рубахе с засученными рукавами, и необъятных шароварах, штанины которых были закатаны по колено. Он выглядел самым настоящим деревенским мужланом.
   - Привет, Тиллиана! - продолжая что-то дожевывать, проскрипел он. - Что хотела?
   Тиллиана сдержалась, чтобы брезгливо не поморщиться, и заставила себя приветливо улыбнуться.
   - Привет, Гарлей. Есть разговор.
   - Говори.
   Тиллиана метнула взгляд по сторонам.
   - Прямо здесь?
   - А что тут такого? - пожал плечами Гарлей.
   - Ну... Может выйдем? Так будет...
   Закончить фразу Тиллиана не успела, поскольку Гарлей небрежно махнул рукой, и заявил:
   - Или говоришь здесь, или я пошел. У меня еще дел куча!
   - Хорошо, хорошо! - поспешно согласилась Тиллиана. - Гарлей, мне нужно зелье Тайного присутствия!
   - Зелье? - почесал затылок Гарлей. - А зачем?
   - Надо! Готова заплатить золотом!
   Гарлей пожевал губу.
   - Золотом... Тебе одной?
   - Нет. На двоих.
   Затылок Гарлей пострадал от его собственной огромной пятерни еще раз.
   - Два золотых, - после непродолжительных раздумий, озвучил он немалую цену.
   - Хорошо, - без промедления согласилась Тиллиана. - Нам нужно сегодня. Желательно, сейчас!
   Глаза Гарлея поползли вверх.
   - Сейчас? Ты хоть понимаешь, о чем просишь? В лучшем случае, завтра к обеду.
   - Я готова доплатить за срочность!
   Гарлей умолк. На сей раз его раздумья длились намного дольше.
   - Сколько? - в конце концов, спросил он.
   Перед глазами Тиллианы мелькнули газеты, на главной странице которых было ее изображение. И тесненный крупными буквами заголовок: "Тиллиана Типполи Талииди - достойная представительница знатного рода Талииди, разоблачает шпиона".
   - Пять золотых! - выпалила она.
   - Семь, - ответил Гарлей, и поспешно, прежде чем Тиллиана успела сказать нет, добавил. - Передам тебе зелье на ужине!
   - Хорошо, - прошептала Тиллиана.
   Половина той суммы, которую она весь год собирала на летний отпуск, откладывая все выдаваемые ей деньги на карманные расходы! Ужас! Однако, иного выхода у нее не было. Хотя, о каких деньгах может идти речь, когда очень скоро она прославится на все королевство! Эта мысль, молнией промелькнувшая в голове Тиллианы, мгновенно смирила ее с утратой значительной суммы.
   - Хорошо! - уже громче и увереннее повторила она. - Когда передать тебе деньги?
   - Когда передам зелье. То есть, на ужине.
   Такой вариант вполне устроил Тиллиану, и на этом они расстались. Она направилась на академическую площадь, где на скамейке ее поджидала Урсулла, а он в свою комнату, думая над тем, как ему побыстрее попасть к мастеру Цаликию, промышлявшему в Гардаграде изготовлением и продажей всевозможных зелий. Разумеется, подпольно.
   - Что у тебя просила Тиллиана? - появился перед Гарлеем Колин, не дав ему юркнуть за дверь.
   - Тайна заказчика для меня нерушима, - попробовал уйти от вопроса Гарлей, и в следующий миг увидел перед собой кулак.
   - У тебя нос такой же нерушимый? Гарлей, лучше скажи, что задумала моя сестра!
   Застывший перед носом Гарлея довод Колина, снабженный упоминанием о родственных связях с заказчиком, сломали сопротивление Гарлея.
   - Она хочет зелье Тайного присутствия.
   - Зачем?
   - Не знаю. Честно! Ты лучше у нее самой спроси! Хотя... - Гарлей насупился. - Знаешь, я отказываюсь от своих обязательств! Сейчас догоню, и скажу, чтобы сама искала. А то еще претензии от тебя высл...
   - Стоп! - взмахнул рукой Колин, прерывая речь одногруппника. - Ты поставишь ей все, что она просит. Понял?
   Гарлей замялся.
   - Ты меня понял? - нахмурился Колин.
   - Понял.
   - Хорошо. Теперь следующий вопрос. Если мне не изменяет память, зелье Тайного присутствия при изготовлении требует корней Басидоса, который растет на северных склонах гор Антара. То есть, с противоположной стороны Проклятых земель.
   - Так и есть, - вымученно улыбнулся Гарлей. - Экспедиции в те края возможны только по морю. По этой причине цена зелья оказалась чрезмерно высокой, из-за чего оно не нашло широкого распространения. Однако, мой знакомый нашел выход. Он изготовил состав, заменяющий корень Басидоса!
   - Да? То есть, свойства зелья не изменились?
   Глаза Гарлея забегали.
   - Почти. Изменилось лишь время действия зелья. Вместо восемнадцати часов оно работает лишь полчаса. Но! За кем бы не решила подсмотреть Тиллиана, я уверен, что получаса ей вполне хватит!
   - Я тебя понял. Ладно, иди.
   Гарлей скрылся за дверью, а Колин почесал пальцем переносицу, решив для себя вечером поговорить с сестрой. Или утром, перед завтраком. Нужно обязательно у нее выведать, зачем ей потребовалось зелье.
   В это время та, о ком думал Колин, уже шла с Урсуллой в сторону учебной аудитории. Обе девушки в самых восторженных выражениях обсуждали предстоящий вечерний поход в расположение мальчишек, который им виделся совершенно беспроблемным. А чего опасаться, если Содер и Гарет по своему обыкновению уйдут на тренировочную площадку? Заходи, обыскивай комнату. Все!
   - Главное, нужно было управиться до их возвращения. Не хотелось бы у них до утра застрять, - рассуждала Тиллиана. - И на парней, если кого встретим в расположении, нельзя смотреть. Некоторые чувствуют чужие взгляды.
   - Холодно будет, - вздохнула Урсулла.
   - Это да, - согласилась с ней Тиллиана. - Но придется потерпеть. Иначе никак. Зелье наносится на тело, и скрывает только его. Хотя я бы тоже была не против, если бы оно прятало человека вместе с одеждой.
  

Гарет

  
   Просидев в библиотеке до самого ужина, мы сразу спустились в столовую. Наши однокурсники все уже сидели за столами. Тин, увидевший нас первым, даже привстал со стула.
   - Содер, Гарет! Вы слышали новость? - крикнул он, когда мы, с полными подносами, находились от стола еще метрах в десяти.
   Я не стал орать в ответ. Содер тоже. Подошли, со всеми поздоровались, сели на свои места, и пожелали присутствующим приятного аппетита.
   - Вы что, игнорируете меня? - обиделся Тин, сверкая своим косым глазом куда-то правее меня.
   - Теперь рассказывай, - кивнул я, принимаясь за трапезу.
   - Тайгер попался на воровстве, и теперь его отчислят! - выпалил Тин.
   Содер поперхнулся. Я замер, так и не сумев донести ложку до рта.
   - Воровство? У кого?
   Неужели сработало?
   - Он что-то попытался украсть у госпожи Клафелимиди! - и Тин красочно рассказал, как Тайгера схватили прямо на лестнице административного корпуса и проводили в карцер, по пути предъявив обвинение в воровстве у преподавателя.
   В его повествование постоянно вклинивались Насри и Хантердей, добавляя все новые и новые подробности. У меня даже сложилось впечатление, что все они присутствовали при задержании Тайгера, однако на мой прямой вопрос ребята смущенно признались, что нет, не присутствовали. Но знали все точно! Со слов тех, кто был знаком с друзьями парочки очевидцев. Через третьи руки, то есть. Слухи.
   Впрочем, конкретно этим слухам можно было верить, так как они вполне вписывались в те факты, которые я знал. Мда... Чудо. Не иначе.
   Неужели мы с американцем так сильно задели Тайгера, что он так подставился? Не подручных своих отправил, а сам, своими руками полез. Если честно, я, вливая дезу в уши стукача Тайной канцелярии, на подобное даже и не надеялся. Думал, веселья ради, а оно вон как получилось...
   Прислушавшись к разговорам за соседним столиком, и несколько раз услышав упоминание о Тайгере, я окончательно уверился в правдивости информации Тина.
   Ожидаемо, что в течение всего ужина разговоры за столом были только на эту тему. Я, как и Содер, предпочитал помалкивать, но все остальные выражали откровенную радость, припоминая случаи, когда Тайгер и его дружки унижали других студиозов. Поразительно, сколь много их вспомнили.
   Можно считать, нам повезло, что в нашу свиту, которая столь сильно нас с Содером раздражала, решили примкнуть лишь первые и вторые курсы. Третьи, четвертые, пятые курсы, и даже несколько студиозов с шестого курса, постеснялись это сделать, и продолжали терпеть выходки зарвавшегося отморозка.
   - И почему я ничего не знал даже четверти из того, что вы тут перечислили? - пробормотал я риторический вопрос, на который тут же ответил Насри:
   - Так вы с Содером ничем и не интересовались кроме учебы и вечных тренировок. Один раз только с Тагером и его дружками сцепились. После этого Лизура отчислили, а Тайгер начал вас обходить стороной. Откуда вам было знать?
   Я перехватил многозначительный взгляд Содера, и вопросительно качнул головой.
   - В следующем учебном году надо больше интересоваться тем, чем живут окружающие нас люди, - пояснил он.
   Ребята одобрительно загалдели.
   - Да, да! - громче всех разорялся Тин. - Вы с нами так ни разу и не сыграли! Хотя мы каждый вечер собирались. Даже Дарел и Нант к нам через месяц примкнули, а вы только обещания раздавали! Вот, сегодня мы тоже собираемся в карты поиграть. Присоединитесь?
   Мы замялись. Если честно, после ужина у нас были несколько иные планы.
   - Да. Мы придем, - дал за нас обоих согласие Содер.
   - Отлично! - обрадовались ребята, и Тин вновь вернул разговор к теме Тайгера.
   После ужина мы, придерживаясь данного слова, вместе со всеми поплелись в расположение. Войдя в него, Содер сразу ткнул пальцем в чуть приоткрытую дверь нашей комнаты, и недовольно проворчал:
   - Гарет, ты опять не закрыл дверь. Сколько раз тебе говорил, вышел, закрой за собой дверь! Зашел, тоже закрой! Неужели, сложно запомнить?
   - Я, вроде, закрывал, - неуверенно ответил я.
   Неужели, действительно, забыл? Странно.
   - Закрывал? А это что? Знаешь, Гарет, кажется я догадался, в чем причина твоей забывчивости.
   - В чем? - остановился рядом с нами Тин.
   - В острой умственной недостаточности!
   - Ну все, - раздраженно махнул я рукой. - Начала лезть вонь из кожи! Ты как жена, с которой лет двадцать прожил! - подойдя к двери, закрыл ее с громким хлопком. - Доволен?
   - Да! - Содер обернулся к Тину. - Ну, что? К кому идем?
   - Ждем Дарела, - ответил тот. - Он свежую колоду должен принести. Пока пойдем в мою комнату.
   Однако, вошедший в расположение второкурсник не дал нам далеко уйти, с самого порога обратившись к Тину на тему Тайгера де Кадса. Разумеется, Тин мгновенно встал, словно вкопанный, и минут пятнадцать я терпеливо слушал их разговор, в котором решил поучаствовать и Содер.
   В конце концов, мне это надоело, и я направился в свою комнату. Прикрыв за собой дверь, обернулся, намереваясь пройти к кровати, и обмер.
   - Э-э-э... - придя в себя, я несколько минут постоял в нерешительности, потом открыл дверь и выглянул наружу. - Содер, можно тебя на секундочку?
   - Сейчас, подойду, - откликнулся тот.
   Я прикрыл дверь, подошел к кровати и осторожно уселся на нее, стараясь издавать как можно меньше шума. Может, у меня галлюцинации? Протер глаза, ущипнул себя за руку, но представший передо мной вид и не думал никуда исчезать.
   - Гарет, - через пять минут ворвался в комнату Содер. Не глядя по сторонам, сразу подошел к столу, на который я положил листки с зарисовками артефактов. - Игры отменяются. Дарел не принес карты. Что, может на площадку? Или в библиотеку рванем?
   - Думаю, сегодня мы останемся тут, - отозвался я.
   Содер удивленно посмотрел на меня, потом проследил за моим пальцем, и застыл. Его реакция оказалась в точности такой же, как и у меня - крайней степени изумление, сопровождаемое отвисшей челюстью и вытаращенными глазами.
   - Э-э-э...
   О! Даже звуки те же самые. Тоже не ожидал увидеть в нашей комнате Тиллиану и Урсуллу. Девушки неподвижно стояли около шкафа, лицом к стене, и явно старались не дышать. И, что самое важное, они были одеты в костюмы Адама и Евы! То есть, стояли так... в чем мать родила...
   У Содера подогнулись колени, и он буквально рухнул на кровать рядом со мной.
   - Что думаешь? - спросил я, выждав, пока он не начал приходить в себя.
   - Ты знаешь, Гарет, ситуация неоднозначная. У меня даже нет мыслей, с чем это может быть связано. Хотя... У меня есть подозрение, что... - Содер выразительно кивнул головой в сторону девушек и покрутил пальцем около виска.
   - Думаешь?
   - У тебя есть иные предположения?
   Я задумчиво скользнул глазами по фигурам девчонок, и пожал плечами.
   - Нет. Наверное, ты прав. Что теперь делать?
   Американец замялся.
   - Ну... Пусть. В принципе, мне не мешают. А тебе?
   - Мммм... Ээ... - настал мой черед сомневаться. - Пусть будет так. Просто это несколько необычно. Ладно, если им нравится...
   Тиллиана и Урсулла все это время, пока мы вели диалог, даже виду не подали, что заметили наше присутствие. Продолжали стоять, не шелохнувшись, и не издавая ни звука. Поразительная наглость и бесстыдство! Может, они под чем-то? Как тут местный наркотик назывался? Ладно, хрен с ними. Пусть стоят.
   С другой стороны, как мы с Содером спать будем? Попробовать намекнуть, что это вообще-то наша комната? Так, вроде, девочки не маленькие, должны понимать.
   Я потянулся, взял со стола учебник, и принялся его листать, периодически поглядывая в сторону двух новых элементов интерьера в нашей комнате. Содер переместился на свое ложе, и тоже принялся что-то читать.
   Спустя примерно час, я окликнул Содера.
   - Содер?
   - Что?
   - А тебе кто больше нравится, Тиллиана или Урсулла?
   Девчонки заметно вздрогнули и напряглись. Жаль, стояли ко мне спиной, и мне не было видно их лиц. Содер хотя бы видел их в профиль. Хотя, почему это жаль? Вид у меня был гораздо интереснее, чем у него!
   - Провокационный вопрос, - буркнул Содер, не отрываясь от книги. - Обе нравятся. А тебе?
   - Мне тоже, - соврал я.
   Все-таки Урсулла мне понравилась больше, но говорить это при них же я постеснялся. Хотя мог бы и сказать. Они же ничего не стесняются!
   - Понятно, - ответил Содер.
   Девчонки расслабились, и продолжили свое стояние, упершись носами в стену. Видимо, Содер был прав, и у них, действительно, не все дома.
   Прошло еще часа полтора. Близилось время отбоя. В это время я обычно раздевался, и шел умываться.
   - Да какого черта? - с возмущением спросил я, отбросил учебник в сторону и уселся на кровати. - Это наша комната!
   - Кому это нынче мешает? - усмехнулся Содер. - Документы на собственность у тебя есть?
   - Нет.
   - Вот сиди и не вякай. Завтра к Тайсону пойдем. Пусть она рассудит.
   Послышавшийся за окном голос Колина заставил нас с Содером вскочить на ноги. Бросившись к окну, мы больно столкнулись лбами, но не стали обращать на подобную мелочь особого внимания.
   - Колин! - рявкнул я, высунувшись из окна чуть ли не по пояс.
   - О, Гарет! Чего тебе?
   - Хорошо, что ты домой не ушел!
   - Да вот, собирался. За вещами зашел. Заодно хотел к сестре зайти, поговорить. А что ты хотел?
   - Можешь подняться к нам?
   - Не вопрос. Потом сразу к Тиле загляну.
   Колин поставил сумку на скамейку и скрылся в парадной. Через минуту он уже вошел в нашу комнату. Из-за шкафа он не сразу увидел наших гостей.
   - Чего хотел, Гарет? - успел сказать он, а потом, наконец, узрел. - Ой...
   - Проходи, не стесняйся, - я похлопал по кровати рядом с собой. - Присаживайся.
   Колин молча подошел и сел рядом. Затем кивнул на две фигурки, начавшие заметно дрожать.
   - Давно?
   - Больше двух часов.
   - Скорее, около трех, - поправил меня Содер.
   - Ты позволишь? - Колин привстал, и потянул за одеяло.
   - Конечно, - мне пришлось встать.
   Колин с одеялом в руках подошел к Тиллиане и набросил его ей на плечи.
   - Так лучше?
   - Спасибо, Колин, - пискнула она, перехватывая одеяло руками.
   Пауза в несколько секунд, после чего Тиллиана обернулась, и уставилась на нас полными ужаса глазами.
   - Так вы все это время нас видели??? И молчали???
   - И смотрели??? - взвизгнула Урсулла.
  
  

Глава 17

  

Столица Тардинского королевства

город Яль 

   День. Немногочисленный народ лениво прогуливался по широкой улице, и еще более лениво посматривал на торговцев, громко рекламировавших свой товар, расставленный на узких прилавках вдоль каменных домов. По центру улицы, где полностью отсутствовали пешеходы, в обе стороны сновали всевозможные телеги, повозки и фургоны, и временами неторопливо проезжали богато украшенные кареты.
   По обыкновению, никто никуда особо не спешил. Поэтому вид кареты, которую с невероятной скоростью, а также с неимоверным шумом и грохотом, несла за собой пара великолепных коней, вызвал у всех легкое недоумение. А у некоторых, как, например, у извозчиков других экипажей, и самое настоящее раздражение, поскольку им в спешном порядке пришлось посторониться, дабы избежать столкновения.
   Карета пронеслась по улице, свернула на вторую, где произвела тот же ажиотаж, и остановилась около серого монументального здания, имеющего целых пять этажей. Это здание, в сравнении со всеми другими, смотрелось по-настоящему грозно и устрашающе. Особый колорит ему придавали четыре колонны при входе, две из которых завершались в районе третьего этажа широким навесом, а две другие украшали страшные горгульи, сидевшие на капителях под самой крышей,
   У входных дверей дежурили четверо стражников выдающихся габаритов, которые при виде кареты встали по стойке смирно. Выскочивший из кареты мужчина опрометью пронесся мимо них, никак не отреагировав на воинские приветствия, и скрылся в здании. Там он стремительно поднялся на второй этаж и ворвался в кабинет, не обратив внимания на секретаршу, вскочившую из-за стола в приемной.
   - Айзека ко мне! Живо! - уже закрывая за собой дверь, бросил он ей.
   - Да, господин Кадс! Сейчас позову!
   В кабинете Эмилий де Кадс, а это был именно он, несколько раз обошел вокруг широкого стола, затем схватил стоявшую на нем чернильницу, и со злостью метнул ее в стену.
   - Проклятье!
   Раздался стук в дверь.
   - Да?
   Дверь приоткрылась, и в кабинет вошел тщедушный мужчина, ростом едва доходивший Эмилию до плеча. Поправив висевшие на носу очки, он шепелявым тонким голоском произнес:
   - Добрый день. Вызывали, Ваша светлость?
   - Да, Айзек, вызвал, - Эмилий указал на один из стульев. Сам прошел за стол и опустился в свое рабочее кресло. - Провал. Тайгера отчисляют!
   В глазах Айзека промелькнуло недоумение.
   - Как отчисляют?
   - Вот так! Берут и отчисляют! - громыхнул герцог. - Сын сегодня связался со мной, и сказал, что один из доносчиков Граса пронюхал про схему завоза артефактов в Академию. Он сам полез в самое пекло, пытаясь добыть доказательства, и его обвинили в воровстве! Гниды!
   Айзек вскинул руки.
   - Ваша светлость! Я ничего не понял! Можно подробнее, что произошло? О каких артефактах идет речь и при чем здесь Грас и Тайгер?
   Эмилий глубоко вдохнул и выдохнул, пытаясь установить душевное равновесие. Как жаль, что он изначально не посвятил во все детали своего главу аналитического отдела, Айзека Флиппа Грангария, советами которого не пренебрегал никогда. Поторопился, спеша по делам в загородную резиденцию, отдал указания тупице Грасу, попросил Тайгера помочь ему, и вот тебе, дорогой Эмилий, на! Получай результат!
   Нужно было плюнуть на все дела, вызвать Айзека из командировки, посоветоваться с ним, и уже потом принимать решения! Успокоившись, Эмилий рассказал Айзеку о своем разговоре с королем, из которого он узнал о торговле артефактами в Академии магии Восточной провинции, и об отданных им после того разговора указаниях.
   Айзек внимательно его выслушал, затем снял очки, достал из нагрудного кармана тряпочку и принялся усиленно протирать линзы. Плохой знак. Очень плохой!
   - Удастся восстановить Тайгера? - обреченно спросил Эмилий, уже сам зная ответ, который он услышит из уст Айзека.
   - Ваша светлость, - вздохнул тот. - Боюсь, это уже невозможно. Нам чудом удалось урегулировать тот случай, когда из-за его шутки в отхожем месте утонул студиоз. Повезло, что удалось большую часть вины спихнуть на другого студиоза, состоявшего на тот момент в дружеских отношениях с Тайгером, и присутствовавшего ...
   - Тайгер не дружил с ним, - поморщился герцог. - Просто ходили вместе!
   - Пусть будет так, - согласился Айзек. - Кроме того, удача сопутствовала еще и в том, что родственники погибшего принадлежали к весьма бедному и малоизвестному роду, и согласились взять деньги, отказавшись от претензий. Это уже не говоря про короля, который тогда поддержал вас. В текущей же ситуации мы имеем фактическое воровство у одного из членов преподавательского состава, о котором стало известно всем, вплоть до ректора.
   Герцог поморщился.
   - Да какое там! Перед тем, как поехать сюда, я заскочил в Гильдию, где попросил Занга прояснить ситуацию. Знаешь, что он мне сказал?
   Айзек вопросительно качнул головой. Если сейчас герцог скажет, что его родственник, маг шестого круга Занг де Кадс, в курсе происходящего, то на дальнейшей судьбе Тайгера в качестве мага можно будет смело ставить жирный крест. Ибо это означало, что все высшее руководство Гильдии в курсе скандала, и на сей раз точно не даст даже малейшего шанса замять его.
   - Он сказал мне, что уже тоже знает об очередной выходке Тайгера! Вся Гильдия знает, и активно ее обсуждает.
   Айзек поджал губы, и развел руками.
   - Сожалею, Ваша светлость. Магом Тайгеру не быть. Уже точно.
   - Может, в Академию магии другого королевства? В Варлен, например, - с надеждой вскинул голову Эмилий.
   Айзек печально улыбнулся.
   - Ваша светлость, вы же сами знаете, сколь щепетильны маги при приеме студиозов, получивших черные метки в других Академиях. Я в прошлый раз уже просчитывал этот вариант.
   - Да, да, я помню, - поник Эмилий.
   Чем он только думал, прося своего любимого и единственного сына помочь Грасу? Лишь подставил... Но ничего, этот дурак, по недоразумению возглавлявший отделение в Восточной провинции, еще ответит за это.
   - Сейчас, Ваша светлость, я бы сосредоточился на изначальной цели, - вкрадчивым тоном напомнил о себе Айзек. - С ваших слов мне стало ясно, что Тайгеру удалось выйти на канал, через который маги получают артефакты. Хотя для меня не очень ясно, почему два студиоза, некие Содер и Гарет, переправив артефакт из Варлена с помощью одного из преподавателей, скрыли от того данный факт. Якобы, решили выкрасть артефакт потом. Спрашивается, зачем? Ведь они в любом случае продавали его Флору. Поверьте, они могли это сделать через этого же мага, обратившись с соответствующей просьбой к ректору.
   - Что ты хочешь сказать? - насторожился Эмилий.
   - Учитывая то, что Тайгер, сломав символ веры пополам, ничего не нашел, то... - Айзек сверкнул очками. - Мне нужно подумать, Ваша светлость. Могу я поговорить с Тайгером и Грасом?
   - Да, - кивнул герцог. - Оба будут в Яле через пять дней. Айзек, а сейчас-то что нам делать? Я не могу оставить отчисление моего сына без ответа!
   - Умоляю вас, Ваша светлость, пока не надо ничего делать! - вскинулся Айзек. - Давайте до конца осознаем, что все-таки произошло в Гардаграде! И уж затем подумаем, что нам делать.
   Эмилий де Кадс скрипнул зубами.
   - Хорошо, Айзек. Пусть будет так. Только вот я подумал, что можно и не ждать, пока Тайгер и Грас приедут в Яль. Поговоришь с ними через разговорный амулет, - герцог полез во внутренний корман.
  
  

Гарет

  
   Каникулы для нас Содером начались! Вздохнув всей грудью ароматы свежего утреннего воздуха, я направился к Синей яме, держа в руках листки с зарисовками. Все-таки приятно осознавать, что всем остальным студиозам предстоят две напряженные недели, в течение которых они должны будут сдать несколько экзаменов, а ты уже все, отстрелялся. Тебе автоматом выставили отличные оценки.
   В Синюю яму я шел один, поскольку Содер пошагал в другую сторону. Ему предстоял второй день баталий с крючкотворами из "Эдвард и Ко", из которых, к моему уважению, он постепенно выходил победителем, сумев отстоять наши интересы практически по всем основным пунктам. И десятку второстепенных тоже!
   Данный факт произвел впечатление не только на меня, но и на самого владельца стряпчий конторы, господина Эдварда де Сиригауса, который предложил Содеру работу в своей конторе. Разумеется, в случае, если того по какой-нибудь причине отчислят из Академии.
   Больно его впечатлила манера ведения переговоров американцем, когда тот каждый аргумент стряпчих разбивал в пух и прах цитированием норм и правил, приведенных в королевских указах. Те пробовали возражать, приводя в качестве контраргументов другие законы и указы, противоречащие тем, что приводил Содер, но тот тут же начинал уходить в такие дебри казуистики, уровень которой для местных крючкотворцев просто зашкаливал. Для того, чтобы к нему хотя бы приблизиться, им надо было поучиться и поработать у нас, на Земле в 21 веке.
   Ох, признаю, что не зря Содер по часу в день уделял изучению местных законов. Не зря! Надеюсь, мой час, который я посвящал изучению тамошних технологий, мне тоже когда-нибудь пригодится.
   - Привет, Гарет! - как обычно встретил меня у входа в трактир Сиплый. - Отпустили на выходные?
   - Нет, не на выходные, - ответил я, заходя внутрь. - В отпуск отпустили!
   - В отпуск? - Сиплый последовал за мной. - Поздравляю!
   - Спасибо. А где Хромой?
   Сиплый замялся.
   - Тут это... У нас одна небольшая проблемка нарисовалась. Хромой с ребятами ушли ее решать.
   Этого еще не хватало.
   - Что за проблемка? - Сиплый мялся, пришлось прикрикнуть. - Сиплый! Давай, рассказывай!
   - Ну, это... Парни с Шестого участка и Конюшен бросили нам претензию. Пришлось идти, разруливать.
   Шестым участком и Конюшнями называли два крупных городских района, криминальный мир в которых контролировали авторитетные бандиты, известные под кличками Боцман и Василек. Оба значительно уступали Хромому по весу и влиянию в криминальном мире, однако не столь значительно, чтобы он попытался от них избавиться, не развязав попутно полноценную войну.
   В свою очередь, Боцман и Василек не рисковали вступать в конфликты с Хромым, всегда предпочитая переговоры. Что сейчас-то у них изменилось? Черт, как не вовремя!
   - А ты почему не со всеми?
   - Меня старшим на хозяйстве оставили.
   - Где Кольд и Лука? С Хромым?
   - Да.
   - Как не вовремя, - сквозь зубы прошипел я. - Из-за чего хоть?
   - Парни с Шестого участка засекли, что Дилек и Фабриций Грас вышли из парадной одного и того же дома. С разницей в десять минут. Быстро пробили, что там всего восемь комнат. В семи живут бабульки, которые живо крикнули народу, что Грас и Дилек вместе периодически навещают восьмую. Дальше рассказывать?
   - Нет, - вздохнул я. - Дальше мне ясно. Боцман и Василек прислали гонца с требованием казнить Дилека. Типа, он зашкварился.
   - Да. Теперь вот, базарят за это дело.
   Я прикрыл глаза и задумался. Хромой Дилека не сдаст. Получается, грядет бандитская война? Проклятье! Если бандиты схлестнутся между собой, о нашей экспедиции в Проклятые земли придется забыть. На неопределенное время, поскольку можно было быть уверенным, что всех, кому удастся выжить, закрутят жернова последующей бойни - бандиты будут преследовать и бить друг друга, пока в живых будет хоть один из лидеров. Часть из них схватит стража и надолго упрячет за решетку.
   Это, в свою очередь, означало, что у нас не будет денег с продажи артефактов, которые мы уже с Содером распланировали.... Плохо, товарищи! Хуже не придумаешь!
   Сиплый правильно истолковал мой вопросительный взгляд, и тоскливо сплюнул на пол. Видно, уже не рассчитывал на возвращение Хромого и планировал самостоятельные боевые действия.
   - Давно ушли?
   - Полчаса как.
   Я порадовался. Не зря пошел в Синюю яму в такую рань. Изначально планировал вечером, после переговоров с родными Синти и Саманты.
   - Где?
   - За городом. Тут недалеко. Сразу на выезде из нашего района.
   - В трущобах что ли?
   - Да.
   - Веди меня туда!
   Сиплый выглядел удивленным.
   - А оно тебе надо? Если вмешаешься, то придется использовать магию. Убьешь кого-нибудь, и проблемы с начальством из Академии у тебя будут однозначно. Отчислят!
   Я зло усмехнулся. Кроме денег в этой ситуации был еще один важный аспект - Дилек! Именно благодаря этому кадру нам удалось избавиться от Тайгера. Вдобавок, как выяснилось, он же обеспечил нам бесплатный эротический 4D фильм с участием Тиллианы и Урсуллы. Бросать его после этого мне решительно не хотелось. Нужно постараться выручить из беды. Причем, сделать это так, чтобы не отчислили.
   - Веди, я сказал!
    Сиплый смерил меня задумчивым взглядом и уважительно склонил голову. 
   - Идем! - произнес он и быстрым стелющимся шагом направился к выходу.  
   Я поспешил следом.
   - Сколько людей у Боцмана и Василька?
   - Порядка сотни бойцов, и в два раза больше всякой шушеры, - ответ Сиплого меня не обнадежил. 
    У Хромого было больше людей, но бойцов из них было тоже не больше сотни. Следующей мыслью, посетившей мою голову, был вопрос - а что я буду делать, когда мы добежим до места стрелки? Убивать никого нельзя, поскольку это сразу приведет к моему отчислению. Нет, не совсем так. Убивать мне разрешалось, но исключительно в том случае, если на меня нападали первыми, и при этом создавали реальную угрозу моей жизни. Однако, что бы я там ни думал о своей крутизне, мои возможности ограничивались знаниями и опытом первокурсника, у которого, согласно программе, до сих пор не было ни одного занятия по боевой магии. 
    Разумеется, в преддверии похода я интересовался полноценными боевыми заклинаниями, но они все, как на подбор, требовали более развитой энергетики, нежели той, что мог похвастаться я. Даже облако праха, которое я смог сотворить, в моем исполнении смотрелось жалко, и способно было убить разве что кошку. Или кого-то помельче. Некромантия мне тоже не очень поможет по той же причине. 
    Получалось, в моем арсенале были действенными только сканирующие заклинания, скрыт, много вспомогательных плетений, служивших надстройками к другим, более мощным, ряд бытовых заклинаний из общей магии, слабосильные проклятия...
     Проклятия - вот то, что мне нужно! Я же могу применить то самое проклятие, созданием которого я блеснул на Весенних соревнованиях! Подумав, с огромным сожалением отказался от этой затеи.  Если выпущу сие творение тут, то вся южная часть города захлебнется в собственных нечистотах прежде, чем маги из городской стражи успеют среагировать. Что, в свою очередь, тоже самым печальным образом скажется на моей карьере мага. 
    Рысцой войдя в очередной поворот, ведущий в узкий переулок, мы случайно сбили с ног пьяного мужика, который тут же, лежа на земле, отправил нам вслед замысловатую речь, состоявшую из отборных матов. Из переулка выскочили на большую улицу, ведущую к центру города, и с разбегу едва не налетели на группу людей, одетых в разноцветные мантии студиозов Академии. 
   - Гарет! - писклявый голос Косого я узнал бы из тысячи. - Мы так и думали, что ты в Синюю яму убежал! 
     Рядом с Тином маячили знакомые рожи Моэля, Насри, Хантердея и Тикта. Последний был одним из тех трех студиозов-второкурсников, за которых мы с Содером тогда вступились перед Тайгером. 
   - Парни, я тороплюсь! - видя, что Сиплый обежал студиозов и устремился дальше, я без промедления сделал то же самое. 
   - Куда? 
   - Небольшие проблемы! - крикнул я, не оборачиваясь. - Когда решу их, встретимся. 
    Мимо бодро пробежали еще несколько перекрестков и улочек, и мы с Сиплым очутились на большом поле, размером в половину футбольного поля. Оно со всех всех сторон было зажато хлипкими деревянными сараями, в которых на постоянной основе проживали беднейшие жители Гардаграда. 
    Вот он, район гетто. Единственное место, в котором за год обучения в Академии я так ни разу и не побывал. 
    Все поле было заполнено людьми, разделенных на две большие группы четкой границей, представлявшей собой свободную полосу шириной метров в пять. Мы с Сиплым выскочили как раз около нее.  Ровно по центру, между двумя группами, стояли шесть человек, среди которых я опознал Хромого, Корявого и Дилека. Вместе со своими собеседниками они улыбались, о чем-то мирно беседовали, и лениво жестикулировали. 
    Казалось бы, идиллия. Совершенно спокойные переговоры, которые просто обязаны были завершиться мирно. Если бы я не знал повадки и манеру поведения Хромого и Корявого, то так бы и подумал. И расслабился бы. Однако, я их знал, а потому мог с уверенностью сказать, что разговор проходил хреново. Дело шло к драке. 
    Я без удивления разглядел в руках застывшей в напряжении толпы всевозможное холодное оружие. Здесь было все, начиная от простых заостренных палок и кончая самыми настоящими алебардами.  
   - Ну, что? - прошептал Сиплый. - Сможешь что-нибудь сделать? Только без этого своего... Трах-дох-дох, которым ты Зурилия в прошлый раз испугать пытался.   
   - Помнишь, - одними губами улыбнулся я, начав спешно готовить сразу десяток простеньких проклятий, способных отправить человека в глубокий нокаут. 
    На большее количество я был неспособен из-за малых объемов ауры. На всякий случай перешел на магическое зрение, и сразу тихо выругался, изрядно насторожив Сиплого. 
   - Не получается? 
   - В толпе имеется порядка двадцати амулетов, защищающих их владельцев от несильных заклинаний. 
    Сиплый махнул рукой. 
   - Забей! Если ты проредишь остальных, то с этими двадцатью мы как-нибудь справимся. 
    В этот момент нас заметили. Гробовая тишина, царившая тут до сих пор, была тотчас нарушена шепотом, что шелестом пронесся над толпой. 
    Противоборствующая сторона явно насторожилась. От наших ребят, наоборот, повеяло воодушевлением. Коренастый лысый тип, беседовавший с Хромым, ткнул в мою сторону пальцем и о чем-то спросил. Хромой что-то ответил, и с явным презрением плюнул тому под ноги. Тип свирепо оскалился, и что-то через плечо сказал другому типу, стоявшему у него за спиной в первой шеренге. Тот кивнул головой, и вместе с несколькими подельниками устремился в мою сторону, чуть ли не силой разбрасывая по сторонам людей, попадавшихся им на пути. Магическим зрением я увидел у них защитные амулеты. У одного был даже зачарованный клинок. Судя по слабому, уходящему в фиолетовые тона сиянию, он был способен пробить слабенький защитный кокон. 
    Как раз такой, который я буквально на днях научился создавать, озадачившись этой проблемой после неудачного испытания собственного проклятия на Весенних соревнованиях. 
    То есть, по мою душу направили ребят. Почувствовав холодок страха между лопатками, я судорожно начал создавать то самое проклятие. Да, пара районов до туалета не добегут, зато у меня жизнь цела будет! Хотя, почему это цела? У них есть защитные амулеты, которые уберегут их от моего "подарка". Что теперь? Бежать, бросив всех на произвол судьбы, и наплевав на экспедицию, к которой мы так долго и столь тщательно готовились? 
   - Сиплый, видишь во-о-он ту группу в полосатых купальниках? - тронул я за плечо своего спутника.  
   - В чем? - не дошло до того. 
   - Вон, мужики в нашу сторону рвутся! Видишь? 
   - Да. Тот, что впереди, главный боец Боцмана. Харольд. Будет просто шикарно, если сможешь его завалить! Сразу избавишь нас от кучи геморроя! 
   - Я бы с радостью, но у него защитный амулет, - я, на всякий случай, накачал свое проклятие энергией, и подготовил к активации, - который я не смогу пробить.
    Внезапно меня осенила еще одна печальная мысль. Хромой и его люди защитных амулетов при себе не имели! Выходит, если я выпущу свое массовое проклятие, они будут нейтрализованы, и враги легко с ними разберутся. 
   - Дерьмово, - поморщился Сиплый. - Нужно прикрытие. 
   Он дернулся вперед, но было уже слишком поздно - Харольд и его люди вынырнули из толпы и с хмурыми рожами встали перед нами. В тот же миг за спиной послышался топот, и знакомый писклявый голосок крикнул:
   - А-а-а! Вот ты где! А мы-то боялись, что уже потеряли! Гарет, вы куда так спешили? Быстрее, чем кони моего отца... 
    На этом фраза оборвалась. Топот тоже затих. Обернувшись, я обнаружил Тина и всех остальных ребят. 
   - Мы вот к ним спешили, - я кивнул головой в сторону Харольда. - У нас здесь сегодня танцы намечаются. 
   - Ага! - подтвердил тот, цепким взглядом изучая студиозов за моей спиной. - Сейчас пытаемся разобраться, кто у нас будет мужиком, а кто девочкой!
    Прибытие на сцену новых действующих лиц не обошлось без всеобщего внимания. Физиономии всех присутствующих, включая главарей банд, повернулись в нашу сторону. На лице Хмурого появилась довольная улыбка. Наверное, считает, что это ко мне пришла подмога. В какой-то мере он был прав, поскольку вместе с ребятами я мог уже гораздо больше. 
   - Гарет, - послышался над ухом тихий шепот Тикта. - Я не могу опознать, что ты там накрутил в своем проклятии, но лучше добавь к блоку деления контрольный узел. Оборвешь, когда будет нужно. 
    Мое удивление от того факта, что студиоз-стихийник смог вообще опознать проклятие, быстро переросло в восторг. Конечно же! Контрольный узел позволит мне остановить деление в любой нужный мне момент, мгновенно остановив распространение заклинания! 
   - Так лучше, - прошептал Тикт, когда я совершил нужную манипуляцию. 
    Сам он тоже время не терял, конструируя в своей ауре несложное заклинание. Учитывая, что ему были доступны знания двух курсов, а аура была заметно больше моей, его творение теоретически могло пробить слабенькую амулетную защиту бандитов. 
    Только Боцман, Василек, Харольд и еще один здоровенный бугай имели более серьезную защиту, с которой мог справится, пожалуй, лишь студиоз пятого курса. 
    Другие ребята не отставали, и спешно готовили свои плетения. Однако их потуги вызвали у меня лишь печальную усмешку. Вот если бы вместо Тина и остальных ребят тут была бы Кирза, Содер, и тот прыщавый паренек из Такерта, который взял на Весенних четвертое место, это был бы совершенно другой разговор. А так... 
   - Вввввввво-о-о-от! - торжественно вскинул руку Тин и активировал свое плетение. 
    Порыв свежего воздуха поднял волосы на наших головах, и заставил трепетать их в причудливом ритме. 
    Ребята Харальда вскинули клинки и попятились. Сам Харальд чуть согнул ноги в коленях, обнажил зачарованный клинок и приготовился к прыжку. Наверное, он бы уже прыгнул, но на его пути встал Сиплый, играя двумя длинными кинжалами.
   - Идиот! - послышалось шипение Тикта. - Нужно же было не на нас заклинание направлять! 
   - Я пока этому не научился, - огрызнулся Тин. 
   - Оу-оу-оу, парни, - я повернул голову. - Не ссорьтесь. Тин, этот ураган, который сейчас испортил мою укладку, и есть твое самое эффективное боевое заклинание? 
   - Да. 
   Ответ меня расстроил. Кирза! Знала бы ты, как я мечтаю, чтобы ты очутилась в этот миг рядом со мной! 
   - Сиплый, доставай папиросу. Сейчас ее тебе Хантердей прикурит.
   - Вряд ли, - послышался ответ Хантердея. - Я пока тоже не умею точно направлять заклинания. 
   - Ох, неучи!  
    В следующий миг события понеслись галопом. Хромой дернул рукой, и блеснувший на солнце нож впился в Боцмана. Одновременно из-за его спины выскочили Кольд и Лука, попытавшись атаковать Василька и третьего главаря, но те моментально отступили и на их месте появились более подготовленные бойцы. Две свары с ревом кинулись друг на друга, образовав огромную свалку. 
    Дальше мне уже было не до созерцаний - выпустив проклятие в тыл банды Боцмана и Василька, я что было сил прыгнул назад, спасаясь от ринувшегося на нас Харальда, которого встретил Сиплый. От остальных четверых бойцов нас спас Тикт, заклинание которого образовало на их пути болото, в которое они благополучно рухнули по самое горло. Я, слыша бешенный стук собственного сердца, начал готовить следующее проклятие, не сводя глаз с сошедшихся в жестокой схватке Харальда и Сиплого. 
    Дикие визги, яростный рев, крики раненых и истошные боевые кличи, раздававшиеся над полем битвы, с трудом доходили до моего сознания. В висках билась одна мысль - успеть! Успеть завершить проклятие до того момента, как Сиплый замертво упадет на землю. 
    Это уже должно было скоро случиться, ибо Харальд оказался куда более опытным бойцом. Зачарованный клинок в его руках сверкал, рисуя перед ним замысловатую вязь, сквозь которую Сиплому, с его длинными кинжалами, было не прорваться. 
    Наоборот, он пропускал удары. Вот, по его ноге из глубокого пореза струйкой потекла кровь. Вот и на руке появилась колотая рана. Однако, Сиплый продолжал яростно драться, тигром метаясь перед Харальдом, и не давая ему прорваться к нам. Хотя тот пытался, раз за разом предпринимая попытки обогнуть Сиплого то слева, то справа. 
    Сиплый, дружище, потерпи еще немного! Не умирай! 
   - Все! - выдохнул я, и мощное проклятие, в которое я вложил все свои силы, без остатка, устремилось к Харальду. 
     Амулет на его шее засветился, но выдержал-таки удар. Чуда не произошло... 
   - Бежим! - тонко закричал Тин, и устремился вдоль по улочке прочь. 
    За ним побежали остальные парни, включая Тикта, который еще мог помочь. Тварь! Почему ты бежишь? Почему не сделал следующий удар, опрокинув в болота Харальда? Мы же с Содером не бежали, когда из-за тебя на нас напал один из дружков Тайгера! Но вслух крикнуть я уже не смог. Из горла вырвался лишь жалкий хрип. От вдруг навалившейся слабости я опустился на колени. Перед глазами поплыли круги, сквозь которые я с трудом видел две мечущиеся фигуры. 
    Еще через миг зрение прояснилось, шум из ушей исчез, а мысли стали кристально четкими. Хотя слабость из тела никуда не исчезла. Увидев, как Сиплый получил очередную рану, и осознав, что он уже из последних сил сдерживает противника, и вот-вот падет, я задумался - стоило ли мне лезть в эту передрягу? 
    Прежде, чем Харольд покончил с Сиплым, один из бойцов, попавшихся в болота Тикта, с трудом выбрался на твердую землю и шагнул ко мне. Перехватил поудобнее клинок. Даже не задумывается, что потом ему не жить. Маги покарают его за убийство студиоза. Других тоже. Только вот мне от этого уже будет ни жарко, ни холодно. 
    Боец занес меч, и я зажмурился. Все. Конец. 
    Прошла секунда, вторая, третья, а удара все не было. Вместо этого в лицо ударил нестерпимый жар, продолжавшийся лишь краткий миг. Затем еще... 
    Я приоткрыл глаза и увидел на месте атаковавшего меня бойца лишь кучку пепла. Харальда тоже нигде не было. Драка остановилась, и все бандиты, наши и не наши, с открытыми ртами и испуганными глазами смотрели куда-то мне за спину. И Сиплый, между прочим, тоже! 
    Кто-то был за моей спиной. Кто-то, кто с легкостью сжег Харальда и его подчиненного, невзирая на защитные амулеты. Кто-то, кого все бандиты испугались настолько сильно, что мгновенно прекратили смертоносную драку. Даже дышать стараются через раз. 
    Если мыслить дидактически, то можно было предположить, что этот кто-то владеет Стихией Огня. Учитывая, что единственным магом этого направления, с кем я общался ... Точнее, магессой, была... 
    Мое сердце в груди екнуло, и в ужасе сжалось. Я ме-е-е-едленно повернул голову, и узрел ту, которую до конца летних каникул надеялся не узреть. Клафелинщица! Собственной персоной. В кроваво красной мантии, с символом веры богини Чареции в руках, и презрительно-злыми глазами, взглядом которых она буквально загипнотизировала всех присутствующих на поле. 
    - Гарет, я пришла к тебе, - сказала она. - Знаешь, что я сейчас сделаю? 
    Вроде негромко, но при этом каждое ее слово разнеслось даже в самые дальние уголки поля. Я скосил взгляд в сторону символа веры в ее руках, и сердце мое екнуло столь сильно, что мне на секунду показалось - вот он, спасительный инфаркт! 
   - Я... я... - перевернувшись на живот, я пополз к Сиплому. - Сиплый! Ты зачем Харальда от меня отгонял? Теперь сам добей! Вон нож! 
    Глаза Сиплого от удивления полезли на лоб. Сволочь. Добивать не собирается... 
   - Госпожа Клафелимиди! - развернулся я к ангелу мщения. - Я не хотел! Честно! Все вышло случайно! 
   - Помолчи, - приказала магесса, и я поспешно захлопнул рот. Клафелинщица же вновь устремила свой взгляд туда, в сторону толпы. Мое сердце слегка отпустило. - Господа, тут, на этом месте, только что хотели убить студиоза. Кто руководил тем человеком, который пытался это сделать? 
   - Вот! Вот они! - взревел Хромой, указывая на Боцмана, Василька и третьего, имени которого я не знал.
     Они стояли чуть в сторонке от своей банды, окруженные десятком бойцов. 
   - Да, это те самые, - поспешно подтвердил я. 
    Боцман и Василек стояли молча, опустив клинки, и хмуро, исподлобья разглядывали магессу. 
   - Вы обвиняетесь в преднамеренной попытке лишить жизни студиоза Академии магии! - вскинув голову, громко продекламировала Клафелинщица. - Вам известно, какое наказание за это следует? 
    Бандиты промолчали. В следующую секунду они, вместе с окружающими их бойцами, вспыхнули ярким пламенем и через мгновение на их месте лежал лишь пепел. 
   - Теперь ты, - взгляд изумрудно-зеленых глаз, которые, клянусь, ранее казались мне голубыми, обратился на меня. - Я все хотела с тобой встретиться, поговорить. Отдать кое-что.
   Клафелинщица сделал два шага, и остановилась рядом с моей головой. Правой рукой покачивала символом веры. Не обращая внимания на уличную грязь, присела на коленки, и склонилась ко мне.
   - Знаешь, какая у меня была первая мысль, когда мне показали эту мерзость, неведомым образом оказавшуюся в моих вещах? - тихо, чтобы слышал только я, спросила она.
   Я старался не смотреть деканше в глаза. Тихо ответил ей:
   - Сказать тем, кто ее вам подсунул, что так делать больше нельзя. Выслушать их, почему они так сделали. Понять их... Простить.
   - Да? - по змеиному улыбнулась Клафелинщица. - Интересные у тебя представления о мыслях в моей голове, когда я по чьей-то вине вынуждена испытать минуту позора. А если серьезно?
   - Наверное, хотели убить этих негодяев.
   Клафелинщица согласно прикрыла глаза.
   - Именно! Надо признать, тебе с Содером повезло, что вы успели убежать. Так вот, дорогой мой Гарет, если вы со своим болваном-дружком еще раз что-то сделаете или скажете из того, за что мне придется краснеть, то я вас поджарю на медленном огне! Ты меня понял?
   Я яростно замотал головой. Кажется, пронесло!
   - Я все понял, госпожа Клафелимиди! Пусть я провалюсь в Инферно, если еще хоть раз мы поставим вас в неудобное положение!
   Фраза мне показалась двусмысленной, и я поспешно пояснил:
   - Нет, я не то хотел сказать! Мы будем вас ставить только в удобное положение! Для вас удобное!
   Глаза деканши опасно сузились, ясно говоря мне о том, что пояснение вышло еще более неудачным.
   - Нет, нет, нет! Не то! Все не то! - с трудом сев, и при этом умудрившись отодвинуться от деканши на несколько сантиметров исключительно при помощи ягодичных мышц, я замахал руками. - Никуда мы вас ставить не будем!
   - Ссссспасссибо! - прошипела Клафелинщица. - Ты меня прямо обнадежил!
   С размаху поставив рядом со мной символ веры, она встала, отряхнула мантию, гордо вскинула голову и уплыла в полутьму переулка.
   - Гарет! - сразу подскочил ко мне Сиплый, не обращая на собственные многочисленные раны.
   Я схватился за грудь заметно трясущимися руками и громко выдохнул.
   - Фу-у-ух!!! Жив!
   - Это та самая жесткая тетка, от которой вы в Синей яме яме спасались? - спросил Сиплый.
   - Она самая. А вот та самая контрабанда для Герды, - кивнул я на символ веры.
   Сиплый не обратил на предмет никакого внимания.
   - Красивая, - взгляд его переместился в сторону переулка, в котором исчезла Клафелинщица. - Я ее несколько раз в городе видел.
   Я собрался с силами, и помахал рукой перед его носом.
   - Эй! Ты чего? Харальд по башке ударил? Она тебя сожгет, не успеешь и на десять метров подойти, а ты нам еще живой нужен!
   Сиплый встряхнулся.
   - Да я так... просто...
   Дальнейшие объяснения были прерваны появлением Хромого. Его лицо светилось от счастья.
   - Гарет! Я сегодня же пойду в храм Валеса и пожертвую золотой, чтобы поблагодарить за тот день, когда я тебя встретил! Боцман, Василек, Харальд и Дисиус! Их больше нет! Теперь я спокойно смогу забрать их районы.
   - Будешь контролировать две трети города. Поздравляю! - я потянул носом. - Фу-у-у-у!!! Чем это так несет?
   Хромой зло усмехнулся.
   - Когда началась драка, у них половина кодлы от страха обосралась! Представляешь?
   Я внезапно покрылся холодным потом. Мое проклятие! Я его выпустил, и с тех пор не развеял! Странно, что оно поразило только половину отряда противника. Незамедлительно перейдя на Истинное зрение, я с содроганием увидел причину - в панике я придал своему творению направление, и оно распространялось строго на восток. По пути зацепило крупный городской район, и теперь серая копошащаяся масса размножившегося проклятия медленно летела в сторону ближайших деревень.
   Судорожно дернув нить, соединявшую мою ауру с контрольной точкой, я разрушил изначальное проклятие, и следом за ним развеялись мириады его клонов.
   - Я всегда знал, что на Шестом и Конюшнях одни ссыкуны живут! - презрительно плюнул на землю подошедший к нам Корявый.
   - Здесь обделалось человек пятьдесят, - не вслушиваясь в их комментарии, рассуждал я в попытке прикинуть масштабы бедствия, за которое мне предстояло ответить. - Там тысяч восемь... Или десять.
   Настроение, которое приподнялось после чудесного спасения, вновь начало падать.
   - Какие десять тысяч? - насторожился Хромой.
   - Обычные десять тысяч человек, которые проживают там, - махнул я рукой на восточную часть города. - Орать будут, возмущаться. Лаять на власть за бездействие... Требовать наказать виновных... И всем же будет плевать на меня и мои причины! Или поймут? Все-таки, не весь же город зацепило! Всего один район... Не самый большой, между прочим.
   - Гарет, ты о чем??? - взмолился Хромой.
   - Понимаешь, Хромой, я маленько накосячил...
  

 Кабинет Наблюдающих

  
  
  
   В течение нескольких минут дверь кабинета открывалась несколько раз, пропуская одного Наблюдающего за другим. Последним, как и подобало его статусу, в помещение вошел уважаемый ректор, формально не входивший в числе Наблюдающих, но, тем не менее, периодически присутствующий на собраниях группы.
   Он счел нужным прийти и на текущий сбор, поскольку на нем предстояло обсудить сложившуюся напряженную ситуацию вокруг резонансного происшествия, случившегося не далее, как нынешним утром. Это происшествие обсуждалось на уровне властей города, и, к сожалению, напрямую касалось Академии, поскольку непосредственное участие в нем принял один из ее студиозов. Если быть точнее, то именно действия данного студиоза и явились причиной скандала.
   - Добрый день, коллеги, - поприветствовал собравшихся Грасий Децимус Флор. - Присаживайтесь.
   Выждав, когда стихнет шум задвигаемых стульев, ректор уселся сам, после чего обозначил вопрос, из-за которого они все собрались:
   - Итак, вы все уже знаете о претензии, которую выдвинул в нашу сторону всеми уважаемый и почитаемый наместник, - подумав, ректор тихо, но так, чтобы все слышали, добавил. - Когда, наконец, король избавит провинцию от его присутствия.
   Собравшиеся маги заулыбались.
   - Полагаю, еще пара выходок со стороны наших студиозов, и горожане сами выпроводят его в Яль, - предположил Аврелий Драгомир, на что Паула де Лорен не преминула добавить:
   - Причем вместе со всем личным составом Академии, дорогой Аврелий. Или, в лучшем случае, с Темным факультетом, в котором числятся те балагуры, чьи усилия периодически приносят страдания не только жителям города, но даже преподавателям!
   Глаза Драгомира пораженно расширились.
   - Позвольте! Участь вверенного мне факультета могла коснуться любого другого, если бы у этих, как вы говорите, балагуров выявились способности в других направлениях!
   Ректор похлопал в ладоши, привлекая внимание к себе и, тем самым, прерывая зарождающийся спор.
   - Коллеги! Предлагаю обсудить, что нам ответить наместнику Диброу! Есть у кого-то мысли по этому поводу?
   - Позвольте, господин ректор, - чуть приподнял руку Гораций де Бурус, неудобно дернув широким рукавом синей мантии подлокотник кресла.
   Послышался характерный треск, и Гораций печально вздохнул. Придется менять мантию.
   - Да, Гораций?
   - Считаю, что суть претензии надумана. Имело место быть покушение на студиоза, который предпринимал все меры для своей защиты! Поскольку Гарет представляет первый курс, в его арсенале отсутствуют боевые заклинания, применив которые он мог справиться с угрозой. Поэтому ему пришлось использовать проклятия. Да, оно нанесло массовый урон жителям одного из районов, но тут надо отметить, что этот урон не представлял совершенно никакой опасности! Ни для кого! Пусть кто-то не добежал до отхожего места, испачкав собственные штаны, но ничего страшного. Всякое в жизни бывает. Печальный опыт, тоже опыт.
   Лицо ректора излучало скепсис.
   - Послушать вас, так горожане сами виноваты, что не столь крепко сжимали ягодицы, как того требовала ситуация.
   -А я согласна с Горацием, - решила высказаться Тифани Клафелимиди. - Если бы не Око, мы бы не узнали о грозящей Гарету опасности, и я бы не пришла ему на помощь. Его бы убили. А теперь давайте подумаем, кто распустил в городе преступность до такой степени, что криминальные элементы, не стесняясь, покушаются на студиозов Академии. Если так пойдет и дальше, то скоро на нас, магов, начнут нападать!
   - То есть, вы предлагаете направить наместнику встречную претензию? - Грасий погладил седую бороду.
   - Да, господин ректор. Указав, что у Гарета Плевакуса не было иного выхода, поскольку его жизни угрожали, - предложил Аврелий. - Не забыть также упомянуть про небывалый разгул преступности, который допустил наместник.
   - Преступность, - проворчал Констанций Альгиус, устало проведя рукой по пустым глазницам. - Как была она в городе еще сто лет назад, так и осталась на том же уровне. Только личности главарей поменялись. Теперь, может быть, даже лучше будет. Спокойнее. Этот Хромой, с которым дружат наши студиозы, сейчас подомнет под себя почти весь город. Порядок наведет.
   - Это так, - не стал возражать Аврелий, - но в письме об этом говорить не стоит. Иначе наместник отправит всех пострадавших к нам. Я, например, не знаю, что мы скажем парню с девушкой, о которых наместник упомянул в официальной претензии.
   - Что за парень с девушкой? - хмуро каркнул Слепец.
   - Вы ее не читали? Так вот, там сказано о двух аристократах, парне и девушке, которые решили устроить романтическое сведение на крыше одного из зданий. Оно было в самом разгаре, когда туда прилетело проклятие Гарета.
   Слепец скривился.
   - Я знаю, что им сказать! Не хрен по утрам романтику устраивать! Если бы делали как у всех, вечером, то и проблем бы не было!
   Все, глядя на раздражение Констанция, вновь сдержанно улыбнулись.
   - Все, как всегда. Новаторство наказуемо, - пробормотал Аврелий.
   - Аврелий, - обратился к нему ректор. - Твое предложение о структуре ответного письма наместнику мне нравится. Займись его подготовкой. Завтра с утра передашь мне проект письма.
   - Инициатива тоже наказуема, - под нос прошептал декан Темного факультета.
   Ректор обвел взглядом присутствующих.
   - С этим разобрались. По срокам экспедиции в Проклятые земли изменений не было?
   - Нет, не было, - ответила Грасию Паула. - Они готовятся выступить через две декады. Хромой и его люди сегодня в основном заняты подчинением криминального мира на Шестом участке и на Конюшнях, однако так называемый Сиплый от этого освобожден, продолжая бурную деятельность по подготовке к походу. С ним несколько наемников, в том числе Кольд и Лука.
   Озвучив два последних имени, магесса многозначительно глянула на коллег.
   - Этого хорошо, - не сдержавшись, довольно потер руки Грасий. - А наши ребята? Готовы?
   - В целом, да, - взял слово Драгомир. - Книгу Зула они изучили, все законспектировали. Другие источники, касающиеся Проклятых земель, тоже прочли самым внимательным образом. В магическом плане и упоминать не стоит. Сами знаете, оба фактически заняли первые места на Весенних соревнованиях, показав выдающиеся результаты. Пару часов назад у них состоялись деловые переговоры с главами и финансовыми руководителями кланов Флор и де Лорен, на которых они заключили договор о...
   - Это можно отпустить! - в один голос прервали Аврелия ректор и Паула де Лорен.
   - Да, да, - смутился Аврелий. - Извините. Сейчас оба студиоза находятся в таверне "Синяя яма". Вот...
   С этими словами он активировал Око, и над столом вспыхнула проекция, показавшая магам тех, о ком шла речь. Содер и Гарет сидели в уже знакомой всем по многочисленным наблюдениям комнате, и молча смотрели на стол.
   - Что они так уставились на эту гадость? - озадачилась Паула.
   Действительно, оба студиоза смотрели на символ веры, который с утра им вручила Тифани.
   - Не знаю, - пожал плечами Гораций. - Может, что-то увидели?
   - Мы не увидели, а они увидели? - фыркнула Паула. - Крайне сомнительно!
   Наконец, Гарет встал, подошел к столу, и склонился над символом веры. Нахмурился. Маги затаили дыхание. Что он скажет? Что они обнаружили?
   - Даже склеила его слабо! Как мы теперь вручим его Герде?
   Маги переглянулись. Гарет и Содер обнаружили разлом, сделанный Тайгером де Кадсом.
   - Да ладно тебе! - ответил Содер. - Лучше подумай, КАК она его сломала?
   Гарет задумчиво хмыкнул.
   - Может, все-таки от злости? Через колено?
   - А вдруг нет? Вдруг она его использовала несколько иначе? Женщина она незамужняя, одинокая. Вот и...
   Гарет занял свое место, вновь уставившись на символ веры. Маги, старательно пряча улыбки, покосились на Клафелимиди. Та сидела мрачнее тучи, не моргая созерцая изображение.
   - Да, согласен, - после непродолжительного молчания выдал Гарет. - Клафелинщице мужик нужен. Тогда она не будет такой злой.
   - По жизни она не злая, - возразил Содер. - Просто нервная. Разгоняется от красивой куколки до разъяренной бестии за пару секунд.
   - Это и есть главные последствия того, что у нее никого нет. Представляешь, до какой жизни нужно дойти, чтобы сломать вот это? - Гарет кивнул на символ веры.
   Маги посматривали на Клафелимиди с нарастающим беспокойством. Та сидела бледная, поджав губы, и сверкала глазами.
   - Может, не будем смотреть? - робко предложил Гораций.
   - Досмотрим! - сквозь зубы прошипела Тифани. - Мне уже интересно, что они еще скажут!
   В это время с кровати встал уже Содер, и тоже прошелся вокруг стола с символом веры.
   - Может, организовать так, чтобы к ней кто-то подошел? - предложил он. - Например, Хромой. Серьезный мужик!
   - Ты в своем уме? Декан Академии магии и воровской авторитет? Она не глянет в его сторону. Сожжет его раньше, чем он подойдет. Знаешь, мне в голову пришла любопытная мысль. Вдруг у нее раньше уже кто-то был? В порыве злости она этого кого-то сожгла!
   Содер отмахнулся.
   - Сам же говорил, что она злая от того, что у нее никого нет. Значит, если бы кто-то был, она была бы спокойная. Так?
   - Так, - согласился Гарет. - Давай из преподавательского состава кого-нибудь подсунем. Намекнем какому-нибудь магу, что Клафелинщица на него посматривает. Записку от нее организуем. Фальшивую, естественно. Они ее, конечно, потом распознают, но к тому моменту уже начнут общаться. Как на такое смотришь?
   Маги смотрели на студиозов затаив дыхание. Тифани сидела, сжав кулаки, и всерьез раздумывала, когда у нее не выдержат нервы, и она прикончит обоих придурков, решивших запустить свои лапы в ЕЕ ЛИЧНУЮ жизнь!
   - Нет, - к всеобщему разочарованию, отрезал Содер. - Достойных кандидатур нет.
   Гарет почесал шевелюру на затылочной части.
   - Ну... Да. На факультетах из нормальных мужиков только Драгомир и еще парочка. И все они женаты. Остальных лучше не предлагать. Хотя я ее частенько видел в обществе пузана из Яля. Может, его попробовать?
   Взгляды магов скользнули по нахмурившемуся Горацию.
   - Ты с ума сошел? Он жирный, как последняя свинья! Если поставить на четвереньки и измазать в грязи, можно смело выходить на конкурс самого толстого хряка. Первое место обеспечено! К тому же, представь с ним постельную сцену. Он же помрет через минуту от сердечной недостаточности!
   - Или раздавит Клафелинщицу, - усмехнулся Гарет.
   Маги с беспокойством посматривали уже на Горация. Только Тифани едва заметно улыбалась. Наконец-то она дождалась того светлого момента, когда Содер и Гарет начали обсуждать кого-то еще!
   - Может, не будем дальше смотреть? - предложила уже Паула.
   - Досмотрим! - твердо заявил Гораций, покрасневший от негодования и обиды.
   Между тем, студиозы продолжали обсуждение.
   - Мне на ум больше никто не приходит, - заявил Гарет. - Разве что, ректор!
   - Кто? - фыркнул Содер. - Ректор? Ты хоть знаешь, сколько ему лет? Он такой древний, что уже не помнит, с какой стороны вообще к женщине подходить! - Грасий Децимус Флор поперхнулся и закашлялся. - Ты еще самого красивого мужчину этой планеты предложил бы! Нашего Красавчика!
   Гарет хохотнул, явно догадавшись, о чем говорил Содер.
   - Нет! Слепца давай оставим в покое! Ему и так в жизни не повезло.
   Изображение вдруг погасло, лишив присутствующих возможности посмотреть дальнейшее обсуждение. Некоторое время маги сидели в абсолютной тишине.
   - Паула, ты зачем развеяла Око? - первым нарушил молчание Альгиус. - Мне уже стало интересно, на ком они остановятся.
   - У меня другой вопрос, - вскинула голову Тифани. - У кого-то еще, кроме меня, появилось желание их прибить?
  
  
  
  

Глава 18 

(заключительная глава первой книги)

  
  

Гарет 

   В сплошных заботах и куче дел, коими сопровождалась подготовка к походу, почти две декады пролетели незаметно. Вроде бы выдвигалась небольшая группа, всего двенадцать человек, однако хлопот было столько, что у меня создалось впечатление, что к походу мы готовили целый полк. Ну, по крайней мере, батальон точно!
   Заготовили провизию, упаковали ее в специальные магические упаковки длительного хранения, позволявшие хранить продукты чуть ли не годами - благо, что мы с Содером могли их подзаряжать, и отправили на двух телегах на постоялый двор, находившийся в полудневном переходе от перевалов. С некоторых пор он фактически принадлежал Хромому, использовавшему его в качестве перевалочной базы на пути к заброшенным портам, находившимся за Вальными баронствами. Кстати, в памяти настоящего Гарета сохранились о нем воспоминания. Услугами этого постоялого двора воспользовались юные баронеты, когда изволили остановиться и пообедать.
   Сейчас, зная о посетителях сего заведения, я мог с уверенностью сказать, что наводка на них пошла оттуда. Или, вообще, напали те самые люди, что обедали за соседним столиком.
   Фураж для коней для нас должны были подготовить там же. С Указателем Брашера к этому моменту я тоже разобрался, скормив ему все свои зарисовки артефактов. Некоторые он не смог с первого раза опознать, так что мне пришлось еще пару раз брать книгу Зула и перерисовывать их заново. Теперь Указатель мог четко идентифицировать девятнадцать наиболее значимых для нас артефактов. Поговорив с Квазимодо, мы с Содером выяснили, что особо сильно его интересует Глаз демона. Артефакт, способный разрушать структурированные магические потоки на определенном пространстве, что делало его идеальным нейтрализатором действия других артефактов. Обычные заклинания он, естественно, тоже разрушал.
   За него Квазимодо и его дядя готовы были отдать три с половиной тысячи золотых! Услышав про такую сумму, Хромой сразу заявил, что надо искать только его. Желательно, штук десять! К слову, сам он в состав экспедиции не вошел. Во время нашего отсутствия ему предстояло переделать в Гардаграде кучу дел - приведение захваченных райнов в полное подчинение не заканчивалось устранением авторитетов, контролировавших их ранее. С нами шел Сиплый и еще девять бойцов, включая Кольда и Луку. Всех их мы прекрасно знали.
   Договор с родственниками Саманты и Синти находился в стадии реализации. Благодаря Содеру удалось выторговать неплохую долю в общем бизнесе - тридцать процентов! Хотя наши капиталовложения были мизерными по сравнению с двумя другими нашими партнерами - чуть больше тысячи золотых при общих затратах на организацию производства, включая строительство полноценного завода и закуп первичного сырья, свыше тридцати тысяч! И это только здания первой очереди. Если дело пойдет, то будет и вторая, и третья очередь, но на их возведение деньги будут изыматься из прибыли.
   Кроме того, у нас с Содером было еще пару идей, кратко упомянув про которые мы услышали в ответ от наших новых партнеров предложение дождаться удачной реализации первого общего дела. Именно удачной! В ином случае оба клана, Флор и де Лорен, откажутся от сотрудничества. Что ж, вполне разумно. Заодно денег подкопим для внесения своей доли.
   К счастью, строительство зданий в этом мире было делом более быстрым, нежели в нашем. Причина тому была проста - маги. В поисках заработка несильные маги-стихийники, которых было подавляющее большинство, активно предлагали свои услуги строительным артелям. Так что нам пообещали, что уже через полгода произойдет запуск производства.
   Согласно моим скрупулезным расчетам, которые тщательно проверили привлеченные партнерами специалисты, внеся в них лишь незначительные коррективы, окупаемость проекта при полной загрузке производственных мощностей составляла чуть больше двух лет. Однако реальную прибыль, учитывая строительство второй и третьей очередей, завод начнет приносить лет через шесть-семь.
   Это было весьма неплохо. Как раз выпустимся из Академии.
   - Гарет? Ты уснул? - окрик Содера, раздавшийся над самым ухом, заставил меня вздрогнуть.
   - Чего ты так орешь? - возмутился я. - Я тебе на яйца наступил?
   - Время половина четвертого! Ты забыл, что в четыре тебе надо присутствовать на заседании у наместника?
   Из моего горла вырвался горестный вздох.
   - Забыл. Спасибо за напоминание.
   Поднявшись, я взял со стула мантию, и накинул ее прямо на голый торс. На улице стояла жара, поэтому можно обойтись без традиционной майки. Содер последовал за мной. Мы вместе спустились в зал, где встретили Сиплого. Тот давал какие-то указания мрачному типу, которого я ранее в Синей яме не видел. Огромный, почти на голову выше меня ростом и раза в полтора шире в плечах, со звероподобным лицом, он одним своим видом способен был вызвать ужас у любого, кто встретил бы его в темном переулке.
   - Гарет, я думал, ты уже ушел! - завидев меня, воскликнул Сиплый. - Сейчас же слушания начнутся!
   - Знаю, знаю, - отмахнулся я, направляясь к выходу. - Уже бегу.
   - Советую поторопиться! Малыш, - Сиплый повернулся к верзиле, - проводи Гарета до ратуши. Заодно до Конюшен путь срежешь.
   - Не люблю в центре появляться, - глухим басом забубнил тот. - Сиплый, давай я не буду к ратуше подходить.
   - Ты понял мою задачу? - нахмурился Сиплый, смерив гиганта грозным взглядом.
   Тот поник и обреченно качнул головой.
   - Понял. Сделаю.
   Слова Малыша долетели до меня, когда я уже был в дверях.
   - Удачи, Гарет! - крикнул мне вслед Сиплый.
   - Держись там! - вторил ему Содер.
   - Спасибо, парни!
   Покинув Синюю яму, я быстрым шагом устремился к центру, про себя размышляя, как я мог забыть про заседание? Если опоздаю, ректор мне голову открутит, и установит ее на воротах Академии в качестве памятника забывчивому студиозу. Вскоре меня нагнал Малыш. Минут пять молча шел рядом, а потом робко обратился ко мне.
   - Господин маг, а можно вопрос?
   Три солидных мужика, степенно вышагивавших перед нами, обернулись на его звучный голос, дружно побледнели, и поспешно убрались с нашего пути. А я-то гадал, зачем Сиплый отправил верзилу со мной. Образ Малыша - идеальное средство для расчистки дорожных заторов.
   - Можно, - разрешил я, польщенный обращением "господин маг".
   - Вас сильно накажут?
   - Ты в курсе, зачем я иду в ратушу?
   - Да. Наши все в курсе. Вы же тот самый маг, из-за которого много людей... в штаны...
   - Верно.
   - Вас уже третий раз наместник в ратушу вызывает. Поговаривают, что он предложил отчислить вас из Академии с черной меткой.
   - Много чего говорят, - поморщился я. Сиплый регулярно снабжал нас слухами, что циркулировали среди горожан. Чего там только досужие умы не предполагали. Нашлись даже те, которые всерьез утверждали, что меня вот-вот должны казнить. Мол, решение уже принято, и пока не оглашается, поскольку ректор Академии еще сопротивляется. - На самом деле, никто ничего не знает. Подозреваю, даже сам наместник плохо себе представляет, что с нами делать.
   - Ну... - Малыш с громким скрипом почесал затылок. - Удачи вам, господин маг!
   - Спасибо. Ты сам откуда? С Конюшен?
   - Да, - подтвердил Малыш, и опасливо покосился в сторону троицы стражников, подозрительно косившихся в нашу сторону.
   Вернее, посматривали они на Малыша, и не подходили к нам, как я подумал, по причине моей темной мантии студиоза. Лицо одного из них, самого здорового, смутно показалось мне знакомым. Поэтому я не особо удивился, когда он особо пристально всмотрелся в мое лицо, затем широко улыбнулся, продемонстрировав отсутствующий зуб, и приветливо махнул рукой.
   - Здоров, Гарет!
   Малыш заметно дернулся и неведомым образом сжался в объемах.
   - Приветствую, Зурилий!
   Улыбка десятника городской стражи стала еще шире. Ему явно понравился тот факт, что я вспомнил его имя. Для меня же показалось странным, почему я его не признал сразу, как только увидел. После всего того, что между нами было, его лицо должно было быть выжжено в моей памяти каленым железом. По факту получилось иначе - он меня вспомнил, а я его не сразу. Хорошо хоть, что имя в мозгах всплыло.
   - Ты, как понимаю, в ратушу? - хохотнул Зурилий, заняв свободное место по левую руку от меня.
   Его парни, позвякивая железными элементами брони, пошли позади.
   - Да.
   - Тогда я составлю тебе компанию. Не возражаешь?
   - Нисколько. Скорее, наоборот. В твоей компании меня не рискнут трогать толпы обиженных и пострадавших. Их же, по словам наместника, оказалось едва ли не больше всего населения Гардаграда.
   Зурилий весело оскалился.
   - Даже без нас тебя не рискнули бы трогать. Я не помню никого, кто после атаки на Малыша был бы в добром здравии и твердой памяти. Да, Малыш?
   Малыш запыхтел, засопел, но от ответа воздержался.
   - Чего молчишь, когда сотник спрашивает? - послышалось из-за наших спин.
   Я мгновенно обернулся, глянул в глаза пучеглазому стражнику, и прошипел:
   - Потому что я ему говорить еще не разрешил! Или у тебя ко мне тоже вопросы будут?
   Стражник смутился, и мгновенно спрятался за спинами своих товарищей.
   - Оу-оу-оу! Спокойнее, Гарет! - поспешил вмешаться Зурилий. - Не горячись. Лучше скажи, с каких это пор Малыш стал твоим человеком? Я думал, теперь, когда вы избавились от Боцмана и Василька, он человек Хромого.
   - Мне его Сиплый выделил. Для безопасности. А ты, смотрю, сотником стал?
   Зурилий недовольно поморщился.
   - Да. Стал. Теперь обязанностей больше, а оклад почти такой же! Эх...
   Тут до меня дошел смысл фразы, произнесенной Зурилием немного ранее.
   - В смысле, вы избавились от Боцмана и Василька?
   В брошенном на меня Зурилием взгляде явно читалась усмешка.
   - В прямом, Гарет, в прямом. Не будешь же ты говорить, что все вот так просто получилось. С ничего.
   - Именно так и получилось, - пожал я плечами. - На Хромого наехали, я вмешался. Меня чуть не убили, и мне пришлось отбиваться. Вот, теперь иду в ратушу расхлебывать. Теперь было бы интересно послушать твою версию.
   - Это не моя версия, - в свою очередь, пожал плечами десятник. Пардон, уже сотник! - Об этом шепотом говорят в криминальных кругах всего королевства. Да что там! Внутренняя и Дальняя Стража тоже об этом говорят совершенно открыто! Вон, Малыш подтвердит.
   - О чем говорят-то? Не тяни кота за хвост! - повысил я голос.
   - Ну-у-у-у... - протянул Зурилий. - Говорят о двух выдающихся студиозах, занявших первые места на каком-то крутом магическом турнире в Варлене. Точнее, о том, что эти два студиоза являются ближайшими друзьями всем известного Хромого, и прочно обосновались в не менее известной Синей яме.
   - Так вышло, - я не нашел, что на это можно было возразить.
   Каждое слово сотника было правдой, которую мы ни от кого не скрывали.
   - Идем далее, - продолжил Зурилий. - Синюю яму начинает обходить стороной Внутренняя стража, и это тоже все замечают.
   - Постой! - воскликнул я. - Это ты про себя сейчас говоришь?
   - Да, - улыбнулся Зурилий.
   - Так при чем тут Хромой? Или я с Содером!
   - Вы ни при чем, - не стал возражать Зурилий. - Это целиком и полностью мое решение, которое не укрылось от любопытных глаз. Лучше спроси, почему я решил не соваться к Синей яме?
   - Почему?
   Зурилий склонился к моему уху.
   - Потому, что я больше не хочу, чтобы на моих людей мочились студиозы Академии. А потом, когда я захочу убить ссыкунов, их друзья мне открыто скажут, что меня и моих людей постигнет страшная участь. А перед этим маги-преподаватели мне тоже ясно намекнут, что не стоит артачиться, и лучше будет принять извинения. Начальство же на это пожмет плечами и умоет руки. Как думаешь, после такого у меня было много желания ошиваться около Синей ямы?
   - Нет, - вынужден был признать я.
   - Во-о-от! Слухов о том нашем ночном происшествии не появилось. Об этом позаботились и Хромой, и я. После этого я открыто сказал Хромому, что буду патрулировать его квартал исключительно на словах. Во время отчетов начальству. И добавил, что в случае крупных безобразий у него будут огромные неприятности. Я сделаю так, что в Синюю яму пожалует весь состав Внутренней стражи, с заместителем наместника во главе. С тех пор люди Хромого в родном квартале даже кошельки не воруют! Жильцы, уходя по делам, могут смело оставлять двери открытыми, не боясь воров.
   - Выходит, стража не появляется около Синей ямы, - подвел итог я, - зато там почти живем мы с Содером. Все это видят, и делают выводы.
   - Именно! - качнул головой Зурилий. - А теперь, когда у Хромого возникли проблемы с конкурентами, все воочию видели, как ему на выручку со всех ног примчались студиозы. И когда они не справились, потому что у Боцмана и Василька были магические амулеты, пришла самолично декан факультета Стихии Огня, и сожгла боевой костяк противника. Вместе с лидерами.
   Слова сотника заставили меня призадуматься. Любой сторонний слушатель, которому доведут эти факты, немедленно сделает вывод о существовании некоей спайки между криминальным миром и магами. Представляю, как на такое реагируют местные жители. Наверняка, нашлись те, которые открыто заявили, что маги ушли в криминал и теперь Гардаград ждут трудные времена...
   Мда!
   - Еще и Дальняя стража отличилась, - решил добить меня сотник. - Четыре дня тому назад какой-то горожанин попросил самого известного из капитанов Дальней стражи наведаться в район Синей ямы и навести там порядок, поскольку Внутренняя стража оказалась беспомощна. Тот ответил отказом. Знаешь, что он сказал этому горожанину прямо посреди площади?
   - Что?
   - Сказал, что он лично знает Гарета Плевакуса и Содера Смэлла, и что два этих достойных молодых человека не могли выбрать плохого места! Представляешь? Говорят, народ на площади чуть с ног не попадал, - Зурилий усмехнулся. - Сам Легрей сказал, что Синяя яма отныне достойное место!
   - Роспер Легрей?
   - Да, он. Давно его знаешь?
   - Он помог нам с Содером до Гардаграда добраться. Нас тогда разбойники обокрали, а он нам продуктов в дорогу дал, - я только сейчас вспомнил про капитана Дальней стражи, которому мы с Содером когда-то давно хотели выразить свою благодарность.
   Потом как-то и вовсе забылось. Нехорошо. Надо будет обязательно зайти к нему в гости. С подарками, разумеется.
   - А знаешь, что самое любопытное? - таинственно сверкнул глазами Зурилий.
   - Что? - в который уже раз я задал один и тот же вопрос.
   - Я же не такой тупой, как кажусь внешне. Иначе бы я не стал сотником! - вновь склонившись к моему уху, он зашептал. - Мне все эти слухи, который по странному стечению обстоятельств начали ходить по городу полторы декады назад, показались подозрительными. Я поспрашивал наших ребят, подергал штатных стукачей, и выяснил, кто именно собрал все разрозненные шепотки воедино. Склепал один большой слух, и сейчас пытается распространить его в народе.
   Я навострил уши.
   - Кто?
   - Подручные Фабриция Лациуса Граса! Люди начальника отделения Тайной канцелярии.
   При упоминании о Тайной канцелярии у меня сжались кулаки. Тайгер де Кадс! Все никак не может оставить нас в покое. И не оставит, пока не отомстит за свое отчисление. Но что он добивается, распространяя эти слухи? Магам, как бы ему ни хотелось, он ничего не сделает. Ворам, если подумать, тоже. Единственная логичная цель - это мы. Связующее звено между магами и ворами, от которого разгневанная толпа потребует наместника избавиться.
   - Зурилий, а как к нам с Содером относится народ? Я имею в виду, обычных людей.
   - Те, которые попали под твое проклятие?
   - Нет, конечно!
   - Пока слушают, что о вас говорят. Однако представители той организации, о которой я говорил, уже с самого утра начали с утроенной силой нагнетать обстановку. Мы с ребятами походили, послушали. Потом побазарили между собой, и решили тебя предупредить. Передай своим наставникам, что дело может принять скверный оборот. Я к тому, что в толпе может оказаться какой-нибудь мститель с артефактным оружием. Содеру шепни, чтобы осторожнее был.
   - Так ты специально меня поджидал?
   - А ты как думал? - сотник хлопнул меня по плечу. - Это же не мой район, чтобы я тут дежурил. Ладно, мы почти пришли.
   Сотник указал на возникшую перед нами большую трехэтажную ратушу, украшенную тремя шпилями - высоким по центру и двумя более мелкими по флангам. Осталось перейти площадь, по которой прогуливалось на удивление много народу, и я на месте.
   - Спасибо за предупреждение, Зурилий, - я пожал стражнику руку. - С меня причитается!
   - Только давай не в Синей яме, - улыбнулся тот. - Удачи!
  

Центральная площадь Гардаграда

  
  
   - Айзек, он появился, - проворчал закутанный в плащ мужчина, кивнув своему тощему спутнику на студиоза Академии магии, который появился на краю площади в компании нескольких стражников и огромного мужлана бандитской наружности. 
    Айзек Флипп Грангарий поправил очки, снисходительно глянул на Фабриция Лациуса Граса, и пренебрежительно, с легкой усмешкой, бросил:
   - Дорогой Фабриций, хватит уже маскироваться, играя на собственной же территории в шпиона другого королевства. Это, по меньшей мере, выглядит глупо! 
  
  
  
  

 ПРОДА ПРОДА ПРОДА

  
  
    - У нас свои методы работы, - Фабриций постарался скрыть свое недовольство, но ему это не удалось. 
   Айзек с легкостью прочел эмоции, лишь тень которых промелькнула на лице Фабриция, и в его глазах появилось презрение. До чего же глупы эти агенты, что сидят на периферии. Не все, но подавляющее большинство точно, включая того, что сейчас стоял перед ним. Раскрыл пару дел, справиться с которыми мог и подросток, а сейчас строит из себя неизвестного кого.
    Неудивительно, что рядовая, по сути своей, ситуация вылилась в отчисление сына герцога. Необходимо будет сменить этого зазнавшегося тугодума на кого-то более умного и пронырливого. 
   - С вашими методами работы вы уже упустили из виду торговлю артефактами под самым вашим носом, - больно кольнул Айзек самолюбие Фабриция. - Лучше скажите, кто это такой идет рядом с объектом?
   - Один из разбойников, орудующих на Конюшне. Прозвище Малыш. Рос беспризорником. Лет в десять прибился к банде Краба, который тогда держал Конюшни под собой, - отчеканил Фабриций. - После гибели Василька перешел, как и все остальные, в банду Хромого. 
   - Ясно, - Айзек чуть прищурился, разглядывая студиоза, проходившего мимо них буквально метрах в пятнадцати. 
   Темные волосы, внешне простоватое лицо, на котором играла едва заметная улыбка, прямой взгляд... Жаль, с этого расстояния не видно мимических морщин, но и так можно было бы с уверенностью сказать, что данная личность не была обременена излишним интеллектом.
    Можно было бы! Однако он уже знал, что это было совершенно не так. Интеллект там был. Причем немалый. Один только реализованный план с отчислением Тайгера чего стоил! В том, что это был именно план, тщательно продуманный и спланированный, Айзек не сомневался. Подброшенный Тифани Клафелимиди символ веры, пущенный через Дилека слух про хранившийся в нем артефакт... 
    Тонкая ловушка, в которую сын герцога, при отсутствии мозгов у начальника местного отделения Тайной канцелярии, не мог не угодить, захлопнулась. 
    - Людей подготовил? 
    - Да, - Фабриций, поймав еще один насмешливый взгляд со стороны столичного напыщенного индюка, с раздражением снял плащ, и перекинул его через руку. - Люди готовы. Все мое отделение, а также сорок три проплаченных человека. В назначенное время они соберутся на площади, и будут призывать идти всех к Синей яме. Только вот я сомневаюсь...
    Фабриций замялся. 
   - В чем? - приподнял бровь Айзек. 
   - В том, что люди послушают эти призывы и пойдут. 
    Айзек усмехнулся. 
   - Пойдут, дорогой мой Фабриций. Пойдут. Сперва твои люди, затем проплаченные, а за ними потянутся и все остальные. Мы провели хорошую информационную компанию, так что народ возбужден и обозлен достаточно сильно, чтобы пойти за зазывалами.
   - Ладно, пусть так, но почему вы думаете, что Хромой уведет Содера и Гарета в другую таверну? 
   - Причем не в какую-нибудь, а в "Пристанище львов", - Айзер в очередной раз поправил сползающие очки. Тугодумие и несообразительность собеседника, забавлявшие его поначалу, начали раздражать. - Фабриций, а сам-то как думаешь? 
   - Им будет логичнее отсидеться в Синей яме. Подождать, пока толпа не разойдется. 
   - Могут, но тогда они рискуют быть арестованными стражей, которая явится на беспорядки и... Ты ведь подготовил посыльного с сообщением? 
   - Да. Посыльный по моему сигналу побежит в главный корпус Внутренней стражи и сообщит дежурному как о беспорядках, так и о больших запасах оливана, якобы имеющихся в Синей яме. 
   Айзек смежил веки. 
   - Хромой не дурак. Должен догадаться, что на беспорядки вокруг таверны может явиться стража. Он не захочет подвергать опасности то, к чему они столь тщательно готовились, и перекинет наших студиозов в дружественную таверну. Которая, как мы с тобой знаем, имеет свои тайны... 
  

Гарет

    Заседание у наместника прошло спокойно и завершилось вполне ожидаемо. После выступления Хромого и еще парочки свидетелей, якобы совершенно случайно оказавшихся на месте массовой драки, наместник и главный городской судья признали меня потерпевшим, а мои действия вполне обоснованными. Несколько аристократов, требовавших моего отчисления, при оглашении решения в своем углу недовольно загудели. 
    На этом все закончилось, и я облегченно выдохнул. Даже штрафа избежал! Однако радовался я преждевременно. Собравшаяся перед ратушей толпа, узнав результат заседания, словно взбесилась. Сразу несколько десятков человек начали истошно орать о слабохарактерности наместника, поддавшемуся давлению магов. Другие начали призывать самостоятельно разобраться как с ворами, так и с якшающимися с ними студиозами. О том, что за смерть студиоза следовало неминуемое наказание, никого не смущало. Наоборот, все были уверены в своей правоте. Кое-кто кричал, предлагая вызвать кого-нибудь из Гильдии магов. К примеру, Димитара де Мюррея, как раз отвечавшего в Гильдии за расследование преступлений, совершенных кем-то из магов. 
     Градус общего накала повышался с каждой минутой, и к моменту нашего выхода из ратуши достиг того предела, что стоявшая на дверях охрана приняла решение выводить нас через черный ход. 
    В сопровождении нескольких охранников, я, Хромой и еще несколько воров, выступавших свидетелями, благополучно достигли ближайшей улочки, в которой и растворились. Правда, не все. Одному вору Хромой приказал бежать на площадь, и следить за толпой. 
   - Не нравится мне все это, - пробормотал бандитский авторитет, когда вор исчез за поворотом. 
   - Правильно, что не нравится, - я вкратце пересказал Хромому свой разговор с Зурилием. 
    После этого Хромой стал совсем мрачным. 
   - Если так, то они поведут разъярённую толпу на штурм Синей ямы, - подумав, рассудил он. - Мы, конечно, отобьётся, но на драку прибегут стражники. Тот же Зурилий не зря предупредил. Массовое побоище в своем районе он не сможет проигнорировать. Это не окраина, где на спокойствие нищих всем плевать.
   - Арестуют? - предположил я. 
   - К бабке не ходи. Гарет, думаю, тебе с Содером и Сиплым нужно выселяться из Синей ямы. Переночуете в другом месте, а с утра в поход уйдете. Когда вернетесь, тут уже все уляжется. 
   - Куда выселяться-то? 
   - У меня друг держит "Пристанище львов". Он мне не откажет в маленькой просьбе выделить на сутки большую комнату с тремя кроватями. 
   Мне сразу вспомнилась таверна, о которой шла речь. Если честно, назвать это заведение таверной у меня не поворачивался язык. Это была вполне себе респектабельная гостиница, расположенная на самом краю центрального района, в которой традиционно останавливались не слишком богатые аристократы или чиновники среднего ранга.
   - А Кольд и Лука? - напомнил я. - Они же тоже в Синей яме живут. 
   - Их подселим к кому-нибудь из парней. 
   - Нас тоже можно расселить по квартирам. 
   - Можно, - согласился Хромой, - но во всех хатах у меня плотно живет народ. Чтобы вас рассовать, придется по одному подселять в разные хаты, а утром собирать. 
    - Зачем? Сами соберемся около Западных ворот. 
   - Гарет, ты прикалываешься или реально тормозишь? 
   - Я не тормоз, я просто медленно мыслю. 
   - Оно и видно! Зурилий же тебе ясно сказал, что Тайная канцелярия начала на тебя и Содера охоту. Зачем рисковать? Переночуете в "Пристанище львов", а утром покинете город. 
   - У меня есть такое неприятное чувство, что ты прав, - я едва-едва увернулся от встречи с содержимым ночного горшка, которое даже не глядя выплеснули в узкий переулок с третьего этажа. - Эй! Совсем страх потеряли? 
   - Да пошел ты! - послышалось в ответ. 
    Однако, выглядывать обладатель голоса из окна не спешил. Перейдя на истинное зрение увидел желтую ауру наглеца. Не задумываясь, я сделал ему подарок - маленькое проклятие, которое обеспечит острую диарею на ближайшие сутки. 
   - Разобраться? - подскочили в нетерпении сопровождающие нас воры. 
   - Не надо, - осадил их я. - Просто запомните, что в сегодня и завтра в этом переулке ходить не стоит. Здесь будет бить фонтан дерьма! 
   Воры не сразу поняли, а когда поняли - рассмеялись. Только Хромой шел с постной миной, о чем-то глубоко задумавшись. 
   - Дурик! - вынырнул он из своих мыслей, когда мы вышли из переулка на большую улицу. 
    Один из двух воров вскинул лохматую грязную голову. 
   - А? 
   - Беги в яму, скажи Сиплому, чтобы он в темпе собирал шмотки и вместе с Содером дул в "Пристанище львов". Причем пусть выходит через окраины, чтобы не нарваться на толпу, которая сейчас от ратуши туда ломанется. Понял? 
    Дурик мотнул головой. 
   - Да, начальник. Понял! 
   - Начальник у тебя на каторге будет! - рыкнул Хромой. - Чтобы в последний раз слышал, что ты меня так называешь! 
   - Извини, Хромой, - глаза Дурик уткнулись в землю. - Ты же знаешь, я в каменоломнях год провел, пока не сбежал... Привык... 
   - Отвыкай! - отрезал Хромой. - Еще парням в яме с скажешь, чтобы готовили ее к обороне. Опишешь, что на площади видел. Пусть гонца сразу отправят к Зурилию, с сообщением о беспорядках. Когда стражники придут и начнут аресты, сопротивления не оказывать! Уяснил? 
   - Да, нача... Уяснил, Хромой! 
   - Все, беги. 
    Когда Дурик скрылся за поворотом, Хромой отправил с каким-то не ясным мне поручением последнего вора, после чего мы направились в "Пристанище львов". До цели добрались без происшествий. Только на входе в таверну возникла заминка - два огромных охранника, по размерам лишь немного уступавших Малышу, решительно встали у нас на пути. 
   - Ему можно, - ткнул один из них пальцем в меня, - а тебе нет! 
    Хромой оскалился и протянул левую руку, на указательном пальце которой красовался перстень с замысловатым узором, увидав который оба охранника разом шагнули в стороны, освободив нам путь. 
   - Рыжий наверху? - перед тем, как проскочить двери, спросил у них Хромой. 
   - Да. 
   - Отлично! Пойдем, Гарет. 
    Внутри таверна еще больше напомнила мне классическую гостиницу, встречавшую гостей обширным фойе с уютными диванчиками и ресепшеном, из-за которого на нас с удивлением взирала красивая девушка в гостиничной униформе. 
   - Добрый день! Вам кого? - с дежурной улыбкой спросила она, с некоторой опаской посматривая на Хромого.
   - Мы к Рыжему, - не глядя на нее бросил Хромой, и целенаправленно пошел к лестнице. 
   - У нас таких нет! - пискнула девушка. - Постойте! 
    Видя, что мы не останавливаемся, она позвала охранников, но те что-то руками промаячили ей из дверного проема, и девушка в явном испуге прикрыла рот рукой. Интересно, что за перстень такой любопытный у Хромого? 
   - Интересные у тебя друзья, - пробормотал я в идущую впереди спину. 
   - На самом деле Рыжего зовут Алем де Дагарнига. Довольно известный род, прозябающий до появления Алема в бедности. Лет десять назад эта таверна принадлежала другому человеку, но он умер, а наследник не захотел заниматься семейным делом. Продал его Алему, и с тех пор дела у него пошли в гору. Сейчас он один из самых богатых людей Гардаграда. Владеет несколькими доходными домами и гостиницами в Яле и Диварке. 
   - А где он взял первоначальный капитал, с помощью которого приобрел эту таверну? - осторожно поинтересовался я. 
   Мы достигли четвертого этажа, являвшегося в гостинице самым верхним, и пошли по коридору к дальней двери.
   - А вот это секрет, Гарет. Как-нибудь потом, в спокойной обстановке, тебе его расскажу, - Хромой без стука открыл дверь, и через секунду я услышал:
   - Хромой! Дружище! 
    Из дальнего конца просторного кабинета к нам с добродушной улыбкой шел средних лет мужчина. Ухоженный, с тонкими чертами лица, выразительными синими глазами, одетый весьма изыскано, он был воплощением моих представлений о том, как должен выглядеть настоящий аристократ. Кстати, цвет его волос служил ответом на вопрос, почему он получил прозвище Рыжий. 
   - Здоров, Рыжий! 
    Алем протянул для рукопожатия руку, но Хромой ее проигнорировал, заключив аристократа в крепкие объятия. В глазах Алема я уловил заметное раздражение, которое, впрочем, через мгновение исчезло. 
   - Какими судьбами, Хромой? - спросил он, с любопытством посматривая в мою сторону. 
   - Рыжий, у меня небольшая проблема. 
   - И я могу помочь ее тебе решить?
   - Да! Мне нужна комната на троих, где ребята смогут в безопасности переночевать. Утром им предстоит дальняя дорога. 
   - Не вопрос, Хромой, - сразу заявил Алем, и достал из кармана маленький колокольчик. 
    Едва слышимый звонок, и через несколько минут в кабинет зашел слуга. Меня сразу отправили с ним, велев ему подобрать подходящий номер, а сами - хозяин и его гость, остались. Пообщаться изволили. 
    Слуга привел меня в неплохой номер на втором этаже. Он состоял из двух спален, гостиной, раздельного санузла и большой гардеробной. Мебель была значительно лучше, чем Синей яме. Про общежитие я вообще не говорю. 
    Вскоре дверь открылась и в номер ворвались изрядно запыхавшиеся Сиплый и Содер. 
   - Ну, что? Как у вас там, в Синей яме? Без проблем выбрались? - сразу набросился я на них. 
   - Выбрались без проблем, - Содер кинул мне мою сумку, в которую собрал минимальный набор вещей. - Хотя встретили по пути несколько групп, идущих к таверне со стороны ратуши. Все злые, с палками и цепями. Чувствую, сегодня у наших будет веселая ночь. 
   - Не будет, - Сиплый поочередно подошел к одному окну, ко второму. Аккуратно выглянул из-за занавесок, стараясь быть незамеченным. - Зурилию весточку сразу отправили. Попросили через часик прибыть с усиленным нарядом. Так что, никому не дадут разгуляться. 
   - А ты кого высматриваешь? 
   - Дурик мне вкратце набросал ситуевину, в которой мы оказались. Парни, видимо Тайгер де Кадс очень на вас обиделся. Вернее, его папочка, раз решил с вами так круто разобраться. 
   - Мы-то причем тут? Тайгер же сам попался! 
   - Но попался-то он не просто так, а по твоей наводке, которую принял за чистую монету, - напомнил Содер. - Он либо понял, что мы над ним жестоко подшутили, либо по-настоящему решил, что мы провезли артефакт. Последнее, кстати, хуже! Его папа поставит на уши всю свою Тайную канцелярию, пытаясь выведать, где мы этот артефакт взяли и куда его дели. 
   - Бли-и-и-ин!!! - вырвалось у меня. 
    Содер прав! Ведь Тайгер и глава местного отделения Тайной канцелярии наверняка сообщили герцогу де Кадсу ту дезинформацию, которую им передал Дилек. Теперь нас подозревают в торговле артефактами! 
   - Дошло, почему теперь тут происходит эта карусель с участием Тайной канцелярии? - грустно усмехнулся Содер. - Дошутился ты! Есть представления, как расхлебывать будем? 
   - Это ты сейчас меня обвиняешь, а тогда тебе моя шутка понравилась! - огрызнулся я. 
   - Мне? - ужаснулся американец. - Я уже тогда считал эту затею бредовой! Тупой, если честно! 
   - Считаешь меня тупым? 
   - Нет, не считаю! Гарет, я не сомневаюсь, что в твоей голове бегают умные мысли, но только ты действуешь раньше, чем они тебя догоняют! 
    Сиплый несколько раз громко хлопнул в ладоши, прерывая нашу ссору. 
   - Парни, хватит орать. Содер, ты лучше скажи, с какой просьбой отправил гонца к вашему декану. 
    Я подскочил со стула. 
   - Что??? 
   - Да, - вскинул руки Содер. - Я так поступил, потому что только наши преподаватели могут воспрепятствовать действиям Тайной канцелярии. Гонцу я сказал, чтобы он рассказал Драгомиру о преследованиях, которые при помощи отца устроил нам Тайгер. Или ты считаешь, что я неправ?
    - Прав, - признал я после непродолжительных раздумий. 
   Тут даже спорить не с чем было, поскольку Тайной канцелярии могли противодействовать только маги. Причем даже не Академия, а Гильдия.
   - Если начнут разбираться, то выйдут на Дилека, а тот... - начал я, но Сиплый меня сразу перебил. 
   - Дилек уже получил указание сознаться в том, что ты упомянул в его присутствии про какой-то розыгрыш над Тайгером де Кадсом. 
   - Но... - попытался сказать я, но меня перебили во второй раз.
   На сей раз Содер.
   - Это лучше, чем все решат дождаться нас, чтобы поискать среди наших вещей запрещенные артефакты! Так хоть есть надежда, что к нашему возвращению все страсти улягутся. 
   - А вдруг не улягутся? 
    В таких разговорах и рассуждениях, прерываемых периодическими спорами, пролетел остаток дня и вечер. Ужин нам подняли в номер, так что отвлекаться от болтовни не пришлось. Точку на ней поставил Сиплый, заявив, что пора спать. Ранним утром нам предстояло выйти через Западные ворота, и прогуляться до ближайшей деревеньки, до которой было почти две версты. Там нас должны были ждать остальные парни с уже подготовленными к походу конями. 
    Наспех помывшись, мы улеглись. Понаблюдав за причудливыми отсветами лунного света, падавшего на пол, я плавно провалился в сон. 
   - Га-а-арет, Га-а-арет- тихий шепот над самым ухом вырвал меня из тенет сновидений.
   - А? Что? - открыв глаза, я обнаружил физиономию склонившегося надо мной Сиплого. 
    - Тсссс!!! - зашипел он. 
    Резко сев на кровати, я огляделся. За окном стояла ночь. Тишина. Содер, стоявший посреди помещения в чем мать родила. 
   - Что случилось? - как можно тише прошептал я. 
   - Слушай, - приподнял палец Сиплый.
    Я прислушался. За стеной, которая была в моем понимании капитальной, были слышны приглушенные голоса. Какое-то шуршание.
   - Это в соседней комнате, - пожал я плечами. 
   - Нет, не в ней. Это проход в стене, - возразил Сиплый. 
   - Запусти сканер, - зашипел Содер. 
   - Зачем? Истинное зрение на что?
   Я легко скользнул в магический диапазон, огляделся вокруг и ничего не обнаружил. 
   - Запусти сканер, распознающий магию! - еще раз, уже более настойчиво, посоветовал американец.
   Я запустил сканирующее плетение. Секунда, другая... Вот первые результаты. 
   - Екарный бабай! - вырвалось у меня.
   Сиплый был прав! Одиннадцать человек, обладающие артефактными предметами, ползли в том месте, где вроде бы был монолит стены! Еще столько же толпилось в коридоре.
   - Это агенты Тайной канцелярии. Что будем делать? - задал Содер логичный вопрос. 
   - Нужно бежать, - Сиплый подошел к окну в угловой комнате, которое выходило на маленький сквер с торца здания. - Парни, гляньте, есть ли тут кто. 
   Запущенный мною сканер показал отсутствие людей.
   - Никого. 
   - Отлично! - Сиплый распахнул окно. - Я первый, остальные за мной. Высота маленькая, внизу земля. Не расшибетесь. 
   - А вещи?
   - Некогда их собирать! - с этими словами Сиплый исчез из поля видимости. 
   За ним из окна выпрыгнул Содер, а затем я. Через минуту мы втроем тихо трусцой бежали по улицам Гардаграда, держа направление на Западные ворота. Мы с Сиплым в трусах, а Содер - сверкая белой пятой точкой. Редкие прохожие шарахались по сторонам, посматривая на нас дикими глазами. Мы же сохраняли совершенно невозмутимые рожи, и старательно делали вид, что у нас все идет по плану. Так сказать, небольшая ночная пробежка, призванная принести дополнительную порцию здоровья в наши молодые организмы. 
  

Западные ворота

  
     Два стражника переминались около открытых ворот с ноги на ногу, ежась от дуновений свежего ветерка. Тот, что был покрупнее, периодически зевал и поглядывал на небо, тоскливо дожидаясь, когда уже, наконец, придет смена. 
   - Дарв, смотри, кто-то бежит, - вывел его из полусонного состояния напарник. 
   - Где?
   - Вон! - Тартиций махнул рукой.
    Дарв присмотрелся, и в то же мгновение в свете луны увидел три фигуры, мерно бегущие прямо на них.
   - Что, демоны меня подери, тут происходит? - проворчал он, и выступил на дорогу, преграждая бегущим путь. 
    Однако, те и не думали сбавлять скорость. Бежали все также размеренно, не обращая на стражников никакого внимания. Дарв протер глаза. Не показалось ли ему? Нет, не показалось! Так и есть! Двое бежали в трусах, а третий вообще нагишом! 
   - Эй! У вас все в порядке? - крикнул он, когда троица приблизилась. 
   - Да! - откликнулся чернявый паренек. - Мы спортом занимаемся! Физкультпривет! 
     Дарв и Тартиций переглянулись. Троица гордо пробежала мимо, и вскоре исчезла в темноте. 
   - Надо менять место жительства, - пробормотал Дарв. - Народ в Гардаграде совсем с ума посходил. 
   - Угу... - отозвался напарник. - То студиозы проклятиями балуются, то таверны люди идут громить, то вот... спортом посреди ночи занимаются. Эх... Непростые времена настали. 
   - Ох, непростые, - вздохнул Дарв. 
  
  

Конец первой книги 

 18.12.2020год 

  
  

Оценка: 8.32*7  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"