Снежная Марина: другие произведения.

Будь моей волчицей

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Давно уже длится вражда между людьми и оборотнями. И каждая встреча недругов обычно не заканчивается ничем хорошим. Только не поднялась рука у юной знахарки добить тяжело раненого волка, загнанного воинами ее племени. Но не пожалеет ли красавица Рада, что укрыла врага в собственном доме, когда поймет, как сильна в нем жажда мести? И что ее саму он воспринимает, как проклятую чужачку? Столкновение ненависти и взаимного притяжения порой бывает весьма болезненным. Сможет ли хрупкое светлое чувство выстоять вопреки всему и оказаться сильнее вековой вражды?


БУДЬ МОЕЙ ВОЛЧИЦЕЙ

АННОТАЦИЯ

   Давно уже длится вражда между людьми и оборотнями. И каждая встреча недругов обычно не заканчивается ничем хорошим. Только не поднялась рука у юной знахарки добить тяжело раненого волка, загнанного воинами ее племени.
   Но не пожалеет ли красавица Рада, что укрыла врага в собственном доме, когда поймет, как сильна в нем жажда мести? И что ее саму он воспринимает, как проклятую чужачку?
   Столкновение ненависти и взаимного притяжения порой бывает весьма болезненным. Сможет ли хрупкое светлое чувство выстоять вопреки всему и оказаться сильнее вековой вражды?
   Спасибо за обложку Татии Суботиной

ГЛАВА 1

   Рада
   В поселении что-то случилось. Поняла это, едва прошла в ворота за бревенчатую стену, ограждающую от леса. Люди не шли степенно, как обычно, а куда-то спешили, оживленно переговариваясь. Может, перехватить кого-то и расспросить? Впрочем, какой смысл? Я все равно направляюсь в ту же сторону. В центр поселения, где на небольшой площади располагался рынок и решались важные вопросы. Там все и узнаю. Тем более что и явилась сюда только для того, чтобы пополнить припасы. Нужно купить крупу, соль и еще по мелочи.
   Поудобнее перехватив плетеную корзину, ускорила шаг. Здоровалась на ходу со знакомыми, которые, вопреки обыкновению, не останавливались, чтобы перекинуться парой словечек. Видимо, и правда, случилось что-то из ряда вон выходящее!
   К тому времени как добралась до площади, где толпился народ, любопытство едва не загрызло. Но пока ничего интересного, что могло объяснить всеобщее оживление, я не наблюдала.
   Заработала локтями, чтобы пробиться в первые ряды. Люди огрызались, но разглядев меня, уважительно кивали и расступались. Все-таки в статусе единственной знахарки есть определенные преимущества! Пусть даже приходится жить на отшибе, в домике в лесу, как и повелось издревле. Считалось, что вдали от людей снадобья, что делала сначала покойная бабушка, а потом и я, обретали большую силу. Впитывали энергию леса.
   Но к уединению я привыкла быстро. Еще с тех пор, как меня, семилетнюю сиротку, из множества других девчонок выбрала старая знахарка. Пожелала передать свои знания именно мне, что-то разглядев тогда в моих глазах. Хотя, быть может, просто пожалела недокормыша, на чьем тощем тельце места живого не было от синяков и кровоподтеков. Дальняя родня, у которой я до того жила в приймах, не особенно церемонилась со мной. Невзирая на малый возраст, заставляла работать как взрослую, а тумаками вбивала покорность.
   Я поспешила отогнать дурные мысли. Что было, то прошло и быльем поросло. Теперь у меня есть какой-никакой статус среди сородичей, и никто не посмеет больше причинить вред. Спасибо бабушке Малике, заменившей мне и мать, и отца и прочих родственников!
   Заметив в первых рядах дородную краснощекую женщину в компании здоровенного мужика, чьи ручищи могли свернуть шею даже быку, я двинулась к ним. Кузнец Стоин и его жена Тодора, чьих двух ребятишек я прошлой зимой на ноги поставила, когда с ними хворь приключилась, с тех пор относились ко мне как к родной. Тетушка Тодора не раз захаживала к моей избушке в лесу, приносила гостинцы и подолгу со мной болтала, пока я толкла травы и делала различные снадобья. А дядюшка Тодор подправил покосившиеся стены и починил крышу, что явно требовали мужской руки. В общем, если и были в поселении те, кого я могла назвать друзьями, то это, пожалуй, именно они.
   От остальных я держалась на некотором расстоянии. Как и бабушку при ее жизни, люди меня, пусть и уважали, но побаивались, считая ведьмой. Хотя никаких особых способностей не было и подавно. Просто умение разбираться в травах.
   - Тетушка Тодора, дядюшка Стоин, что случилось-то? С чего переполох такой? - спросила, раскланявшись с семейной парой, к которой жались две малолетние пигалицы-дочки.
   - Говорят, Крастай с побратимами живого волкодлака притащил! Всех созвали, хотят прилюдно смерти предать, - охотно отозвалась женщина.
   Я в потрясении застыла.
   - Так у нас сейчас с ними мир вроде... - пробормотала в растерянности.
   - А ты это Крастаю скажи! - нахмурился кузнец, которому происходящее явно не нравилось.
   В отличие от большинства собравшихся, жадных до развлечений и мало думающих о последствиях, дядюшка Стоин понимал, чем подобное может грозить. Десять лет мира закончатся в один миг, и снова начнется жестокая грызня с волчьим племенем. А в том, что они пожелают мстить за сородича, можно не сомневаться!
   - Куда ж староста смотрел? - покачала я головой. - Почему не остановил?
   - Дык в отъезде Ивэй, - пояснила тетушка Тодора. - В соседнее поселение поехал. Там, говорят, все старосты окрестные собираются.
   Я едва зубами не скрипнула. Дальнейшее можно было не объяснять. Полоумный Крастай, давно уже мутивший воду среди местных парней, решил перейти к активным действиям. Его, видите ли, не устраивало, что отец не хочет новой войны. А у этого идиота кровь прямо бурлит, так хочется удаль свою показать!
   Вот не зря сынок старосты мне никогда не нравился! Как чувствовала, что ничего хорошего от этого малого ждать не стоит! Пусть и сам он моей неприязни не разделял, даже напротив - проходу от него не было одно время. Даже свататься пытался. И то, что я упорно гнала его взашей, останавливало мало. Пока староста Ивэй строго-настрого не запретил вообще ко мне приближаться. Мол, хватит позориться уже. Если девка против, так чего народ смешить, донимать постоянно. Других девиц вокруг пруд пруди, и любая рада будет за сына старосты пойти!
   Только этому идиоту почему-то я в душу запала. Даже пил беспробудно после запрета отца, горе заливал. А потом и вовсе с цепи сорвался, начал силами мериться со всеми, кому "ума" хватало поддаваться на его подначки. Теперь же из-за этого безбашенного всему поселению горе будет! Ой, чую, не к добру все это! Будь дома староста, не допустил бы такого! Но без него с Крастаем и его побратимами Любеном и Дасиром никто не сладит. Да и не захотят. Все знают злобную натуру этой троицы. Потом житья не дадут!
   - И как же они волкодлака поймали? - мрачно спросила, оглядывая возбужденных предстоящей расправой людей.
   - Говорят, ловушку устроили в лесу, он и попался. Видать, молодой еще, неопытный, - объяснил кузнец. - Матерый бы почуял опасность и обошел, а этому вон не повезло.
   - Вы его видели?
   - Нет, говорят, еще засветло притащили, сетями спеленутого. Держат пока в порубе.
   И вот вроде причин жалеть давнего недруга нет. Сколько зла волкодлаки моим сородичам причинили в свое время! А почему-то этого неопытного звереныша жалко стало. Наверняка просто охотился себе, по лесу бегал. Ни сном ни духом о том, что его такая участь ожидает. Теперь же... И, что самое страшное, одна смерть повлечет за собой множество других.
   Содрогнулась, вспомнив рассказы бабушки Малики о том времени, когда даже в лес опасно было ходить в одиночку. Правда, ее саму никто не трогал. О причинах этого она мне как-то рассказала, велев держать язык за зубами. О том, как однажды помогла двум раненым волчатам, убежавшим в лес во время очередного набега наших на их поселение. За это волкодлаки поклялись обходить ее домик в лесу и не причинять вреда.
   Если перемирие закончится, мне такой милости ждать не стоит! Я ведь им никаких услуг не оказывала. Хотя спрятаться в доме, конечно, смогу. Эх, лучше бы не дошло до такого! Может, кто-то из поселян вразумит Крастая, удержит от опрометчивого поступка?!
   По тому, как зашумела толпа, поняла, что настала решающая минута. Народ расступился, пропуская трех молодых парней, везущих деревянную клетку с мечущимся в ней поджарым волком. Хотя, скорее, волчонком-подростком на длинных тощих лапах, неуклюжего какого-то, вовсе не выглядящего грозным зверем. Заметив засохшую кровь на боку и неестественно вывернутую заднюю лапу, поняла, что он еще и ранен.
   Острое чувство жалости заставило стиснуть зубы. Я с неодобрением смотрела на горделиво вскидывающего голову Крастая - высокого сильного парня, из тех, по которым девки прямо-таки сохнут. Статный, с приятным лицом и густыми темными волосами, мужественным подбородком и широкими плечами. Единственное, что отталкивало в его облике, это взгляд - злобный, колючий. Карие, глубоко посаженные глаза смотрели на остальных с нескрываемым превосходством, что он готов был доказывать всем и каждому. Два побратима Крастая были ему под стать - такие же широкоплечие, высокие. Правда, по характеру пожиже, во всем подчиняются сынку старосты.
   Я едва не отпрянула за спину тетушки Тодоры, когда взгляд Крастая встретился с моим. Не по себе стало от того, каким голодным блеском вспыхнули карие глаза. Вот так он и смотрел на меня всегда! Как на кусок мяса, который все никак ему не достанется. Может, еще и поэтому общество этого парня не доставляло мне никакого удовольствия.
   И ведь уже не один год прошел, а никак не успокоится. Так, будто ему на мне медом намазано! Хоть и знала, что плотских утех старостин сын не чурается, к вдовицам и гулящим ходит. А вот поди ж ты! Все равно, стоит мне рядом оказаться, глядит так, что страшно становится. Или из-за того и бесится, что ему отказала?
   Клетку поставили в центре, а Крастай зычным голосом стал похваляться тем, как поймал волкодлака. Приврал явно изрядно, выставляя волчонка едва ли не медведем-шатуном. Мол, все трое едва не погибли, пока его изловили. Некоторые не верили россказням и ухмылялись, другие принимали все за чистую монету. Но в открытую никто и слова поперек не говорил. Крастай же, покончив с прелюдией, грозно насупился и заявил:
   - Доколе мы будем бояться по собственному лесу ходить?! Хватит уже трусливо прятаться за стенами! Докажем волкодлакам проклятым, что наших отцов и дедов убивали, кто тут настоящие хозяева!
   Вот последняя его речь зацепила многих. За десять лет память о былых временах еще не изгладилась. Почти у всех кто-то из родичей когда-то пострадал от клыков и когтей давних недругов. Так что слова Крастая упали на благодатную почву.
   - Смерть волкодлаку! - выкрикнул кто-то из задних рядов, и его слова немедленно подхватили.
   В мечущегося по клетке зверя полетели камни и все, что находилось под рукой. Волчонок рычал, скалил зубы и напрасно пытался достать хоть кого-то из-за прутьев.
   - Стойте! - решился все же вмешаться кузнец, выступая вперед и загораживая клетку своей широченной спиной.
   Град овощей, фруктов, яиц и камней на время прекратился, люди в ожидании замерли. Дядюшка Стоин пользовался уважением, и ему дали возможность высказаться. Крастай недобро прищурился, недовольный тем, что кто-то посмел прервать устроенную им забаву.
   - Вы хоть понимаете, что если убьете этого волкодлака, следом явятся его сородичи?!
   - Да пусть являются! - хохотнул Любен, один из побратимов Крастая. - Мы им устроим горячую встречу!
   Его слова поддержали одобряющими возгласами несколько молодых парней из толпы.
   - А уверены, что сдюжите? - едко спросил кузнец. - В отличие от вас, у кого во время последних стычек с волкодлаками еще молоко на губах не обсохло, - он обвел взглядом молодых и рьяных, - я самолично сражался с ними. И знаю, на что они способны! Хотите опять утопить поселение в крови?
   Толпа примолкла, явно растерянная. Я уже начала надеяться, что все обойдется, когда второй побратим Крастая - Дасир громко крикнул:
   - Так что ж нам терпеть, когда эти твари на нас в лесу нападают?! Они первые нарушили условия договора, а не мы!
   - И когда же они на вас нападали? - покачал головой кузнец.
   - А вспомни, как дочь гончара три месяца назад из лесу не вернулась! - торжествующе выкрикнул Дасир.
   - Так вроде на болоте сгинула. Охотники потом ее корзинку нашли неподалеку, - возразил Стоин.
   - И вы в это верите, люди?! - возгласил теперь уже Крастай. - Волкодлаки - хитрые твари! Могли и подстроить так, чтобы мы не на них подумали! А вспомните, как они детишек напугали прошлым летом!
   - Так они сами забрались прямо к их поселению, - начал было говорить кузнец, но его слова заглушил поднявшийся ропот.
   Крастай же, вдохновленный поддержкой, снова вещал о тех бедах, что принесло поселению такое соседство. Взывал к гордости мужчин, призывал перейти от трусости к доблести.
   В клетку снова полетели камни, и один из них задел кузнеца в плечо. Жена поспешила оттащить мужа, что-то шепча ему на ухо. Стоян попытался противиться, но глянул на испуганных плачущих дочек и весь как-то сник.
   - Бей волкодлака! - завопил Крастай и первым схватил заостренный кол, принесенный Любеном.
   Над площадью пронесся жалобный скулеж волчонка, когда в него воткнулось острие. Теперь он забился вглубь клетки, напрасно пытаясь увернуться от новых ударов. Но вместо того чтобы отрезвить людей, такое его поведение лишь разбудило в них звериные инстинкты. Добить, растерзать слабейшего! Толпа прямо-таки ринулась к клетке. Люди хватали колья, выдирали их друг у друга, лишь бы поучаствовать в кровавой забаве.
   - Это тебе за наших отцов и дедов! - ярился кто-то с перекошенным лицом.
   Другие плевали в клетку, орали, подбадривали тех, кому удавалось дотянуться до волкодлака. Я попыталась пробиться сквозь толпу к Крастаю и остановить все это, но меня едва не затоптали. Только помощь кузнеца позволила удержаться на ногах. Он оттащил меня туда, где в отдалении уже стояли его жена и дочери. Единственные, кто не принимал участия во всеобщем безумии.
   - Ты ничем ему не поможешь, - глухо сказал кузнец, в чьих руках я билась, напрасно пытаясь высвободиться. - Еще саму зашибут!
   - Но это же неправильно! Неправильно! - глотая слезы, кричала я, с ужасом глядя на творимое зверство.
   Толпа схлынула только тогда, когда окровавленное тело замордованного зверя перестало подавать признаки жизни и начало менять очертания. Вместо волчонка на грязном полу клетки лежал теперь окровавленный подросток. Мальчишка не старше тринадцати лет. На его теле живого места не было. Только сейчас до людей, казалось, дошло, с кем они все это время сражались. Некоторые в смущении отводили глаза и отходили от клетки. Другие хмуро оправдывались:
   - Этот звереныш в дальнейшем вырос бы в настоящего волка! Так что правильно сделали, что уничтожили!
   Протяжный и грозный волчий вой, разнесшийся вдруг над площадью, заставил всех умолкнуть и на миг оцепенеть. Головы начали разворачиваться в сторону звука. Я, как и все, глянула на бревенчатую стену, виднеющуюся в отдалении, на которой отчетливо виднелся силуэт огромного волка. Он снова угрожающе завыл, обвел взглядом собравшихся, словно предупреждая, что это еще не конец, и одним прыжком соскочил со стены на другую сторону.
   - Похоже, их разведчик, - пробормотал кузнец. - Видать, решили проверить, не у нас ли пропавший волчонок. Теперь убедились! Скоро следует ждать нападения.
   В почти звенящей тишине, царящей на площади, его слова услышали все. Люди, казалось, только сейчас осознали, какую угрозу на себя навлекли. Послышались женские причитания, мужской ропот. Начинающуюся панику прервал звучный голос Крастая:
   - Ну, что ж, если придут, мы дадим им достойный отпор! Нужно готовиться к бою! Мужчины, готовьте луки со стрелами. Женщины - кипятите воду и смолу в котлах. Волкодлакам придется сильно постараться, чтобы ворваться в наше поселение!
   Дальше я уже не слушала. Внутри все ныло от протеста и собственного бессилия. Зачем все это?! Эта бессмысленная резня, которая скоро начнется! Кому от нее станет лучше? Разве что Крастаю, желающему завоевать еще больший авторитет среди сородичей!
   - Рада, ты куда? - крикнула вслед бредущей в сторону ворот мне тетушка Тодора.
   - Домой, - обернувшись, ответила, глядя на женщину сквозь пелену подступивших слез.
   - Может, лучше останешься у нас? В лесу теперь опасно! - поддержал жену кузнец.
   - Моя бабушка не раз уже переживала волчьи нападения у себя, и обходилось как-то. Спрячусь в подполе, если что, - глухо отозвалась.
   Оставаться среди этих людей, что только что показали себя ничем не лучше диких зверей, было нестерпимо. Не хотелось иметь с ними ничего общего! Да и надеялась, что волкодлаки окажутся более верными своему слову, чем люди, и на дом знахарки не нападут.
   Оказавшись за воротами, отбросила ненужную теперь корзинку и побежала со всех ног. На душе было муторно и неспокойно. Что-то подсказывало, что сегодняшний день навсегда изменит мою жизнь. И не только мою, но и жизнь сородичей. И что в этот раз никаким миром военный конфликт с волкодлаками не закончится. После того, что люди сделали сегодня, об этом и речи быть не может. Вероломно нарушили обещания, поймали их детеныша и подвергли жестокой и позорной смерти. Такое не прощается!
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"