Снежная Марина: другие произведения.

Красота любви (не) помеха

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    Талантливая целительница, умная, добрая и скромная. Но кому это все надо, если имеются лишние килограммы?! Уж красавчику-магу, лучшему выпускнику Академии, точно нет! Но в жизни всегда есть место чуду... А что если я получу как раз то, чего мне так недоставало? Красота и любовь - они ведь рука об руку ходят. Или все-таки нет?


ПРОЛОГ

   Я летела по территории просыпающейся крепости как на крыльях. Сердце едва не выпрыгивало из груди от желания поскорее увидеть Армана. Как он там? Пришел в себя? Сейчас должен был уже очнуться и находиться в полном порядке. Великое исцеление должно было помочь. И плевать, что, лишившись почти всего резерва после его применения, я сама могла погибнуть. Главное, что все не зря! Я смогла вытащить Армана буквально с того света.
   Но до конца тревога не оставляла. Только когда удостоверюсь лично, что он в порядке, снова загляну в искрящиеся бирюзовые омуты, успокоюсь. Как же сильно хотелось спрятаться в его надежных объятиях, в которых чувствовала себя так уютно и защищенно! Вдохнуть любимый, родной запах. Ощутить вкус поцелуя, при мысли о котором все внутри щемило от томительной неги.
   Лекарь, встреченный по дороге, указал, в какой палате разместили Армана. Как оказалось, ему даже отдельную выделили. И я считала, что он вполне это заслужил после того, как едва не погиб, героически прикрывая стольких людей.
   Без стука залетела в палату, не желая тратить даже секунды драгоценного времени, что отделяла нас друг от друга.
   И словно наткнулась на невидимую стену. Судорожный вздох, вырвавшийся из груди, лишил возможности нормально дышать дальше. Сердце словно сжало стальными тисками.
   Арман лежал в своей постели не один. Из-под одеяла виднелись обнаженные плечи и голова Оливии. Сам Арман, тоже раздетый, лежал с ней рядом.
   Уже хотела уйти незамеченной, не в состоянии сейчас хоть что-то сказать или сделать. Требовалось все обдумать и решить, что делать дальше со всем этим. Хотелось найти хоть какое-то разумное объяснение, оправдание ему.
   Хотя какое тут может быть оправдание?! Он ведь практически в любви мне объяснялся всего пару дней назад! И вот теперь...
   Или Оливия сама как-то пробралась сюда, раздела их обоих и специально все подстроила? Бредовое и притянутое за уши объяснение! Но если Арман скажет, что так и есть, я постараюсь ему поверить. Ведь он же не может оказаться настолько подлым? Или может?
   Уйти незаметно я не успела. Видимо, сон у Армана оказался слишком чутким. Бирюзовые глаза открылись и устремились прямо на меня. Вначале он явно не понял, что происходит. Потом взгляд скользнул по сладко посапывающей рядом с ним девушке. Я ожидала, что в его глазах отразятся удивление и непонимание, которые бы подтвердили мою бредовую версию. Дали бы какой-то шанс для нас обоих. Но нет! Арман лишь хмыкнул и снова перевел взгляд на меня.
   - Ну и чего ты так смотришь?
   - В смысле? - только и смогла произнести. Мозг отказывался нормально соображать и анализировать эту непонятную ситуацию. - Ты считаешь, что то, что я вижу, в порядке вещей?!
   - А почему бы и нет? - он потянулся, заводя руки за голову, отчего проснулась и Оливия.
   Голубоглазая брюнетка зевнула и с легкой усмешкой принялась наблюдать за бесплатным представлением. Она явно наслаждалась происходящим.
   - Значит, это твой ответ? - глухо произнесла. - Ты и объяснять ничего не станешь?
   - А должен? - Арман иронично приподнял бровь. - Уж прости, но кто ты мне такая, чтобы я перед тобой отчитывался?
   Не знаю, почему я все еще стояла и на что-то надеялась. Смотрела в бирюзовые глаза, обжигающие холодом и ледяным презрением, и пыталась что-то отыскать в них. Напрасно.
   - Помнишь ту ночь, когда мы вот так же лежали с тобой рядом, в одной постели?.. - с трудом выговорила, не заботясь о том, что у нашего разговора есть свидетельница. В конце концов, после того что я здесь увидела, уже не важно, что она услышит. - То, что ты тогда говорил, все было ложью?
   В его глазах на миг что-то промелькнуло, похожее на то, что видела в них прежде. Но лишь на миг.
   - Никогда не стоит быть излишне доверчивым, не так ли? - последовал нарочито спокойный ответ. - Доверие - штука такая. Очень хрупкая.
   Прозвучало как-то двусмысленно, словно он тоже укорял меня в чем-то. Но вот в чем? Да и нужно ли в этом разбираться? Как бы то ни было, он прав. Доверие - действительно, вещь очень хрупкая. И сегодня мое он потерял.
   Да и вообще весь мой мир словно разлетелся на мелкие осколки. И как теперь собрать их воедино, я не представляла.
   В голове же билась одна лишь мысль: я не хочу больше находиться здесь. Убраться куда угодно, лишь бы подальше от этого мужчины! Того, кто разбил мне сердце, а затем безжалостно растоптал его, еще кровоточащее и корчащееся в агонии. Какие бы ни были причины у такого поступка, я не смогу найти в себе силы понять и простить. Больше не смогу.
   Любому терпению приходит конец! Моему он тоже пришел.
   Ничего не сказав им обоим: бывшему возлюбленному и сопернице, которая наконец-то добилась желаемого, я вышла за дверь. Пальцы сами собой нащупали медальон, благодаря которому я оказалась здесь, в этой крепости.
   Губы тронула горькая улыбка. А в сознании, наконец, возникло четкое понимание, что делать и как правильно поступить...

ГЛАВА 1

   [За несколько недель до описываемых событий...]
   Военный лагерь больше напоминал муравейник. В нем никто не слонялся без дела, а каждый выполнял строго определенную роль. Хотя раньше я считала, что в перерывах между боевыми действиями воины вообще бездельничают. Но нет! Кто-то тренировался, кто-то выполнял какие-то хозяйственные работы, кто-то стоял в карауле возле важных точек. В том числе и там, где я попыталась войти.
   - Стойте! Назовите свое имя и цель посещения лагеря, - остановил меня строгий окрик одного из воинов, которых поставили на подходе.
   Спорить я не стала. В конце концов, человек просто выполняет свою работу. Так что покладисто ответила:
   - Полин Маре. Я к вашему капитану. Графу Фернану Турнье, - уточнила на всякий случай.
   - По какому вопросу? - буравя меня подозрительным взглядом, словно увидел во мне тайного шпиона темных фэйри, спросил парень.
   Я уже начала терять терпение. Неужели по мне можно подумать, что я тут в каких-то злых целях? Да и что делать фэйрианскому шпиону так далеко от приграничья? А уж отличить их внешне от нас можно на раз-два!
   - Слышала, что в одну из боевых пятерок магов требуется целитель.
   Воин опять смерил меня подозрительным взглядом с головы до ног, потом махнул рукой напарнику:
   - Проводи.
   И на том спасибо! - мысленно резюмировала я и побрела вслед за сопровождающим, с любопытством оглядываясь по сторонам. Задавать вопросы воину не решилась. А то мало ли! Точно в шпионаже заподозрит. Еще и на допрос отправит. Мне даже подурнело от этой мысли.
   Мой сопровождающий остановился возле самой большой палатки и коротко обрисовал ситуацию двум караульным, находящимся при ней. После чего счел свой долг выполненным и ретировался.
   - Ждите здесь! - потребовал от меня один из парней.
   Сам же скрылся внутри. Как ни старалась, разобрать то, о чем говорили внутри, не получилось. Наверное, применяют специальные артефакты для звукоизоляции. Хотя их можно понять. Мало ли, кто и с какими целями может тут шастать и подслушивать. Уже через минуту воин вышел и разрешил мне пройти. Ну, наконец-то!
   Облегченно вздохнув, я вошла в палатку и невольно оробела.
   Честно говоря, представляла себе походные условия несколько иначе. Впрочем, капитан полка - самый настоящий аристократ, так что наверняка заботится о своем комфорте. Тут были и кровать, и столы: письменный и обычный, и несколько кресел со стульями. Причем все очень высокого качества. Заметила на обычном столе почти не тронутую еду. Хозяин же палатки, вернее даже, шатра, сидел заваленный какими-то бумагами на рабочем месте и что-то писал.
   Одет он был в офицерскую форму синего цвета со знаками различия, в которых я совершенно не разбиралась. Светло-русые, почти пепельные волосы собраны в строгий хвост на затылке. Черты лица правильные, аристократичные. Если бы не надменность и высокомерие, с какими он посмотрел на меня, я бы даже сочла его очень привлекательным. Ведь чисто визуально этот ледяной красавчик со светлыми волосами и голубыми глазами очень даже хорош.
   А так единственное, что пришло в голову при взгляде на графа Турнье - напыщенный индюк. Посмотрев на его ауру в истинном зрении, поняла, что он воздушник. Как и Арман. Как всегда, при мысли о последнем в животе запорхали бабочки, а на лице готова была появиться глупая улыбка. Но я мысленно себя одернула. Не время об этом думать! Сейчас, как никогда, я должна быть собранной и сосредоточенной на поставленной задаче. А она у меня вполне четкая - записаться в полк в качестве мага-целителя.
   - Доброе утро! - кашлянув, я все же привлекла к себе внимание. - Вы, насколько понимаю, капитан этого полка - граф Турнье?
   - Правильно понимаете, мадемуазель, - сухо отозвался мужчина, и не думая подниматься. Хотя вообще-то правила хорошего тона того требовали.
   Но видимо, меня не сочли достойной подобного проявления вежливости. Или при выполнении своих служебных обязанностей граф считает этикет излишним.
   - С кем имею честь?
   - Полин Маре, - назвала свое имя и тут же решила перейти к делу. Уж слишком всем своим видом граф давал понять, что я отрываю его от очень важных дел! - Я целительница. Слышала, что у вас есть потребность в услугах мага этого направления.
   - Да, у нас снова некомплект, - поморщился мужчина. - Но это не значит, что готовы брать первых попавшихся магов. Давайте документы, подтверждающие вашу личность. И расскажите, что и когда заканчивали. Где работали по специальности.
   Он буквально засыпал меня хлесткими и рублеными фразами, заставляя еще больше оробеть. Я поспешила вытащить из сумочки удостоверение личности и диплом, протянула ему. Только тогда граф соизволил небрежно кивнуть на стул, стоящий перед его письменным столом, разрешая мне присесть. Пока я устраивалась, неловко ерзая и пытаясь занять удобное положение на стуле, предназначенном явно не для человека моей комплекции, он бегло просматривал мои документы.
   - Двадцать один год. Выпускница этого года, - бормотал он. - Целительница, как вы и сказали. Причем заканчивали Академию, а не целительскую школу. Отметки по всем дисциплинам, кроме "Физической подготовки", отличные.
   Я невольно покраснела. Из-за этой проклятой "Физической подготовки" не смогла получить диплом с отличием. Мне еле тройку поставили, несмотря на то, что куратор моей группы прямо-таки умолял преподавателя сжалиться и не портить показатели талантливой студентке. Все напрасно! Наша Черная Стервь, как называли преподавательницу "Физической подготовки" для девушек, была непреклонна.
   Вообще я всегда перед ней робела. Худая как щепка, коротко стриженная, черноволосая и черноглазая, с таким пронзительным и злым взглядом, что оторопь брала. Я и так с моим лишним весом испытывала трудности при выполнении физических упражнений. А стоило Черной Стерви на меня посмотреть, как и вовсе цепенела, словно перед гадюкой.
   Как же я была счастлива, когда, наконец-то, учеба закончилась и больше не понадобится выполнять совершенно бесполезные и ненужные для целителя телодвижения! Вот только, похоже, радовалась я рано. Уж слишком издевательски-насмешливым стал взгляд у графа.
   - И как же вы намерены служить в армии, дорогуша, с такими-то физическими показателями?
   Стало обидно, пусть я и понимала, что он совершенно прав. Но мог хотя бы из деликатности смягчить как-то. Все же от аристократа, которому должны были вбивать хорошие манеры с молоком матери, я не ждала подобного.
   - Я полагала, что для мага, а особенно целителя, иметь хорошую физическую форму необязательно, - пролепетала робко. - Главное, мои способности.
   - В какой-то степени это, конечно, так, - усмехнулся граф Турнье. - В идеале. Если военные действия будут происходить на одном месте и сражающиеся стороны не станут сходить с него. Но это, как вы и сами, надеюсь, понимаете, вряд ли возможно. Конечно, никто от вас не требует бросаться в самую гущу сражающихся. Но вытаскивать наших ребят с поля боя, порой и под обстрелом, или оказывать им помощь, улучая удобный момент, вам иногда придется. Конечно, к вам приставят и обычных лекарей в помощь, но толку от целителя, который будет столбом стоять на одном месте и ждать, пока к нему поднесут раненых, в бою немного. К тому же вам понадобится находиться рядом с другими магами и оказывать им помощь в случае необходимости. Поддерживать силы, к примеру. Надеюсь, этому вас учили?
   - Разумеется, - кивнула я. - Светлой магией я тоже неплохо владею. Не только целительством.
   - Ну и как вы собираетесь накладывать светлые эффекты на воинов и магов своей сотни, если сами будете слишком далеко? В общем, побегать вам тоже придется, а заодно уклоняться от вражеских снарядов и совершать другие действия, требующие физической подготовки.
   Я приуныла. Как-то о таком даже не подумала.
   - С учетом того, что половина моего полка сейчас состоит из новобранцев, никто вас, конечно же, сразу бросать в бой не станет, - откинувшись на спинку стула, проговорил граф Турнье. - Будет какое-то время на подготовку. Но я все равно сильно сомневаюсь, что за короткий срок наши инструкторы успеют сделать из вас что-то путное. Особенно при таких исходных физических характеристиках.
   - Вы судите по моей внешности? - глухо спросила я.
   - Отчасти, - он устало вздохнул. - Поверьте мне, мадемуазель Маре, я не меньше вашего заинтересован в том, чтобы полностью укомплектовать полк. Но и брать того, кто погибнет в первом же бою или подведет других - было бы верхом беспечности с моей стороны. Да и зачем вам вообще идти в армию? Оценки по основной специальности у вас хорошие. Можете устроиться в другое место.
   Сцепив зубы, я решительно подняла глаза на мужчину:
   - И все же я хочу именно сюда! В ваш полк! Защищать родину от темных фэйри, которые хотят нас поработить. Это плохо?
   Конечно, я бессовестно врала, утверждая, что это главная причина, по которой я хочу попасть в полк графа Турнье. Но надеялась, что мои аргументы заставят его взглянуть на меня иначе.
   - Нет, не плохо, - его взгляд едва заметно, самую капельку, смягчился. - Даже наоборот, весьма похвально. - Поколебавшись, он все же сказал: - Ладно, я дам вам шанс. Сейчас как раз собираюсь проверить еще нескольких кандидатов для контрактной службы. Можете присоединиться к ним.
   Граф коснулся одного из своих перстней, в котором я, приглядевшись магическим зрением, различила артефакт для лучшей звукоизоляции, и выключил его. После чего окликнул караульного. Когда тот вошел, отдал ему необходимые распоряжения и потерял ко мне всякий интерес, опять погрузившись в бумаги. Ну, по крайней мере, дал мне шанс, а не отправил восвояси, что уже радует!
   Ну же, Полли, постарайся доказать, что можешь больше, чем все считают! Ведь от этого зависит, достигнешь ли ты своей цели, ради которой решилась так круто изменить свою жизнь!
   Так, мысленно себя подбадривая, я пошла вслед за караульным вначале к одной из палаток, где мне выдали тренировочный костюм. Размер был явно не мой, но кое-как приладили, а штаны и рукава подкатили. Потом меня повели к большому полю, из которого сделали что-то вроде тренировочной площадки с различными препятствиями. На ней занимались воины, а рядом топталось несколько человек, с завистью посматривающих на них. Видимо, это и есть другие кандидаты в контрактники.
   Присмотревшись к ним магическим зрением, поняла, что только один из двадцати пяти человек был магом. По направленности - земляной стихийник. К сожалению, без специальных артефактов размер источника не определишь. Так что насколько он силен, трудно сказать. Но по-моему, я этого парня даже видела в Академии, хотя тогда не обращала на него особого внимания. Невысокий, коренастый, с приятным, но ничем не примечательным лицом. Карие глаза, темно-русые волосы. Слегка полноват, но не настолько критично, как я.
   Остальные из собравшихся, судя по всему, хотели записаться в обычные воины. Почти все молодые парни примерно нашего с земляным магом возраста. Только трое были по виду около тридцати - сорока лет. И смотрели они на остальных с некоторым превосходством. Скорее всего, опытные воины, которые попробовали мирной жизни, но их опять зачем-то потянуло на поиски приключений.
   - Привет! - первым подошел ко мне земляной маг. - Ты тоже хочешь в маги записаться? Я тебя вроде бы в Академии видел!
   - Да, я тебя тоже, - улыбка у него оказалась очень приятной и располагающей, так что я тоже невольно улыбнулась. - Не знаешь, как нас испытывать будут?
   - Бывалые говорят, что погоняют на тренировочной площадке, а по результатам решат, годимся ли, - кивнув в сторону троицы опытных, что с видом знатоков что-то говорили остальным претендентам, отозвался парень. - Меня, кстати, Тьери зовут. Тьери Лепаж.
   - Полин Маре. Можно просто Полли, - в свою очередь, представилась я. - А ты почему решил сюда пойти?
   - Так ведь без связей и знакомств трудно куда-то в нормальное место устроиться! По крайней мере, сразу после выпуска. Я попытался в несколько мест, но говорят: опыт нужен. А как этот самый опыт получить, если не берут? - он тяжко вздохнул. - Вот и решил, что попробую вначале в армию. Говорят, с боевым послужным списком потом намного легче устроиться.
   - Тоже верно. Но ведь и риск значительный, - заметила я.
   - А я оптимист! - заразительно улыбнулся Тьери. - Вон никто из моих не верил, что я смогу на бесплатное обучение в Академию поступить. Говорили, что даже пытаться не стоит. А я все равно пошел. И все получилось! Еще и источник развил за время обучения до вполне приличного уровня. Хотя он был у меня ниже среднего в начале.
   - Ты молодец! - искренне сказала я.
   Вот мне бы его силу воли!
   С тоской посмотрела на тренировочную площадку, которая лично мне больше напоминала пыточную. Чую, скоро предстоит опозориться тут по полной! Но трусливо сбежать, упустив даже самый маленький шанс на благополучный исход, я не могла себе позволить. Вдруг граф оценит мое рвение и оставит, несмотря на не самые блестящие результаты? А в том, что они на самом деле будут не блестящие, я даже не сомневалась.
   Тьери вон тоже не кажется образчиком идеального воина, но тем не менее решил попытаться. Так что я стала мысленно себя подбадривать и настраивать на дальнейшие подвиги.
   Пока граф Турнье не пришел, мы успели неплохо пообщаться с Тьери. Он оказался очень открытым, общительным и искренним. Так что даже меня умудрился разговорить. Не успела оглянуться, как рассказала ему чуть ли не всю свою жизнь. Хорошо хоть вовремя спохватилась и о своей тайной влюбленности в первого красавца Академии смолчала. А то, боюсь, даже Тьери бы посмеялся над моими мечтами об Армане. Я же пришла к выводу, что мы с Тьери вполне могли бы подружиться, если судьба даст такую возможность. Судьба в лице одного высокомерного блондинистого аристократа, который как раз показался в поле зрения.
   Все вокруг моментально умолкли и вытянулись по струночке. Я исключением не была и невольно последовала всеобщему примеру, с замиранием сердца наблюдая за подходящим к нам графом. Все же вынуждена признать, что он и правда весьма привлекательный мужчина, хоть уже и не так молод. Лет сорок или чуть постарше. Но из тех мужиков, которые с возрастом становятся только интереснее и привлекательнее, как хорошо выдержанное вино. Наверняка недостатка в женском внимании у него нет. Благо, среди магичек и даже обычных воинов в полку встречались и женщины, пусть и в меньшинстве. Или граф свято соблюдает субординацию и не смешивает личное с работой?
   М-да, опять мысли меня однозначно не туда потянули. Не о личной жизни красавчика-аристократа нужно сейчас размышлять, а о собственной участи. Тем более что интересует она меня чисто теоретически. Сама бы с таким вредным типом ни за что не стала иметь дело. Мысленно фыркнула. Ага, как будто он бы со мной стал! Слишком явно было видно, какое я произвела на него впечатление. Резко отрицательное. Удивляюсь вообще, что все же дал мне шанс проявить себя.
   Подойдя к нам, граф Турнье обвел всех чуть ироничным взглядом и произнес:
   - Еще не передумали, ребята?
   - Никак нет, капитан! - рявкнули бывалые.
   Остальные же поспешили подхватить их ответ. Я буркнула нечто невразумительное, невольно обескураженная всеобщим напором. Вон даже Тьери ест глазами будущее начальство и всем видом изображает рвение.
   - Что ж, тогда приступим к вашему испытанию! - усмехнулся тонкими чеканными губами граф.
   Я невольно сглотнула, когда его взгляд остановился на мне и в нем отразилась отчетливая насмешка. Но постаралась ничем не проявлять неуверенности и изобразить не меньшее рвение, чем остальные новобранцы.

ГЛАВА 2

   Все мои попытки храбриться пошли прахом, стоило увидеть подходящих следом за графом Турнье людей, одетых в такую же синюю форму, как у него, только с другими знаками различия. Вернее, на одного из них. Армана Эрсара.
   Выглядел он просто потрясающе в военной форме! Еще более впечатляюще, чем обычно. А бирюзовые глаза, подстраиваясь под цвет одежды, приобрели чуть более синеватый оттенок. Я на нем так и залипла вначале, но все же заставила себя перевести взгляд и на его спутника. Точнее, спутницу.
   Стройная брюнетка с голубыми глазами, что на контрасте смотрелось очень выигрышно. В породистых чертах лица безукоризненно правильной формы угадывалось отчетливое сходство с графом Турнье. Если бы у девушки были светлые волосы, оно стало бы еще заметнее. Похоже, какая-то родственница, а может, и дочь нашего капитана. Но если так, удивительно, что он позволил девушке поступить на военную службу. Все же должен понимать, насколько это опасно.
   Впрочем, судя по выражению лица этой особы, там такой характерец имеется, что родителям проще пойти навстречу, чем что-то ей категорически запрещать. Да и сейчас меня больше царапнула другая мысль. То, как они с Арманом хорошо смотрятся вместе! Оба красивые, уверенные в себе, стройные и подтянутые. Мне немедленно захотелось спрятаться за спины остальных претендентов, чтобы стать как можно незаметнее. Не хотелось, чтобы Арман тут же начал сравнивать меня со своей спутницей.
   Но поздно! Бирюзовые глаза уже смотрели прямо на меня. Брови Армана удивленно взметнулись. Он явно не ожидал здесь увидеть мою скромную персону.
   - А вот и вы наконец-то явились! - едко обратился к Арману с девушкой граф. - Я уж думал, что мне самому придется устраивать испытание нашим потенциальным новобранцам.
   - Прости, отец. Это я задержала Армана, - немного смущенно сказала красотка.
   Похоже, я оказалась права в своих выводах. Она точно его дочь. Еще больше не порадовало, что и мысли насчет "пары" имеют под собой основание. Судя по взгляду, брошенному графской дочерью на Армана, она явно имеет на него виды.
   - Когда ты уже научишься субординации, Оливия? - поморщился граф Турнье. - Здесь нет отцов и дочерей. Я для тебя капитан.
   - Прости, от... Простите, капитан, - тут же поправилась она, невинно захлопав ресничками.
   - И отрапортуйте оба, как положено! - граф бросил строгий взгляд и на Армана.
   Тот еще больше подобрался и громко и четко проговорил:
   - Командир пятой боевой пятерки магов, Арман Эрсар, по вашему приказанию прибыл, капитан Турнье!
   Ого, Арман уже успел и командиром стать! Даже гордость охватила за него.
   Вслед за ним представилась и девушка:
   - Командир четвертой боевой пятерки магов, Оливия Турнье, по вашему приказанию прибыла!
   И она командир, надо же! Внутри неприятно царапнуло. Хотя, вполне возможно, что назначили ее только из-за того, что она дочь графа. Буду утешать себя этой мыслью. Но хотя бы то, что они не в одной пятерке, немного порадовало. Кстати, Оливия, как капитан и Арман, тоже воздушный маг, что я выяснила, изучив ее в магическом зрении.
   - Вольно, командиры! - немного иронично отозвался капитан. - Обрисовываю перед вами задачу. Погонять по тренировочной площадке новичков, чтобы понять, кто из них чего стоит. Командир Эрсар, двое магов, которых вы будете проверять, в случае одобрения попадут именно к вам. Так что советую удвоить бдительность.
   Арман кивнул, внимательно разглядывая стоящего рядом со мной Тьери. От меня-то он и так знал, чего ожидать. Хотя, надеюсь, мне удастся его удивить в лучшую сторону. Но то, что меня станет проверять лично Арман, лишь усилило желание проявить все свои скрытые резервы. Хотя бы по той простой причине, что опозориться перед ним будет вдвойне неприятно.
   Пока отдавались команды другим воинам освободить площадку для нас, Арман приблизился к нам с Тьери.
   - Полин, ты что здесь делаешь? - спросил он добродушно, на некоторое время сбрасывая маску строгого командира.
   - Тоже хочу в полк попасть, - с трудом скрывая волнение из-за того, что он ко мне обратился, отозвалась. - Я ведь считаюсь неплохим целителем. Думаю, вам моя помощь пригодится.
   - Так-то оно так, но... - он в сомнении покачал головой. - Понимаешь, далеко не каждый хороший маг годится для военной службы.
   - Я все же надеюсь, что сгожусь, - пискнула я.
   - Ну, посмотрим, - неопределенно хмыкнул Арман. - А вы... Тьери, кажется? Я вас тоже видел в нашей Академии, - обратился он теперь и к моему спутнику.
   - Можно на "ты", командир, - парень широко заулыбался, явно польщенный тем, что Арман его тоже вспомнил.
   - Слышал, что ты неплохой земляной маг, - Арман хлопнул его по плечу. - Надеюсь, сможешь сегодня хорошо себя проявить.
   - Буду очень стараться, командир! - радостно сказал парень.
   - Твои знакомые? - промурлыкала Оливия, подходя к нам и по-хозяйски положив руку на предплечье Армана.
   Мне тут же стало тяжело дышать, а сердце болезненно кольнуло. Арман осторожно высвободился и чуть отстранился, и это пролилось бальзамом на душу.
   - Да. Мы учились в одной Академии. Полин и Тьери, - представил он нас, и Оливия без особого интереса скользнула взглядом.
   Я отчетливо уловила презрение, когда она посмотрела на меня. Потом махнула рукой в сторону графа, который уже подзывал их.
   - Пойдем, уже все готово. - Я еще уловила другие ее фразы, сказанные явно обо мне: - М-да, сочувствую тебе, если эта жирная туша попадет в твой отряд! Посмешище, а не маг боевой пятерки!
   Ответа Армана уже не услышала. Но стало очень неприятно. Потом представила себе, что могла бы попасть в отряд под командованием этой заносчивой особы, и чуть воспрянула духом. Все же судьба на моей стороне! Маги нужны именно в пятерку Армана.
   - Для начала немного разомнемся, - лениво сказала Оливия, встав перед нашим небольшим строем. - Пробегите полосу препятствий. Те, кто сделают это быстрее, уже заработают в свою копилку пару баллов.
   Я заметила, что отвлеченные от тренировки воины тоже столпились вокруг, вместе с командирами наблюдая за издевательствами над нами. Кое-кто даже ставки делал на то, кто из нас проявит себя лучше. Но граф быстро пресек это безобразие, велев десятникам и сотникам найти всем какое-то занятие. И толпа вскоре рассосалась, что меня весьма порадовало. Все-таки опозориться на глазах у нескольких человек не то же самое, что перед несколькими десятками, а то и сотнями.
   Вблизи пыточные приспособления показались еще более устрашающими. Сеть с шипами, под которой надо было пролезть, бревно над ямой с грязью, подвешенные на перекладинах мешки и еще куча всякого разного. Но страшнее всего показалась стена в самой конце, на которую нужно было взобраться с помощью небольших выемок. Мама дорогая, это же ужас какой-то!
   Нервно сглотнула, но решительно взяла себя в руки.
   Я смогу! Я сделаю!
   - Начали! - объявила Оливия.
   И мы побежали.
   Я ничуть не удивилась, когда абсолютно все ребята оказались впереди и резво ринулись штурмовать первое препятствие. Мое бедное тело делало что могло. И я справедливо рассудила, что разумнее не растрачивать силы понапрасну, а распределить их так, чтобы хватило на всю полосу.
   Добежала до сети с шипами и легла на живот. Он жалобно запротестовал, непривычный к таким испытаниям, и я мысленно обругала себя. Меньше надо было жрать и побольше физическими нагрузками заниматься. Тогда бы не пришлось надеяться на чудо!
   И я упорно поползла, чувствуя, как пот градом стекает по лбу. Голова то и дело приподнималась, чтобы проверить, долго ли осталось, и я закономерно натыкалась на шипы. Так что вскоре вместе с потом по лицу начала стекать и кровь из царапин. На ходу наложив на себя целительское плетение, я справилась с этой напастью и постаралась больше не поднимать голову. Кое-как приноровилась и все-таки доползла до конца.
   Мои товарищи по несчастью уже находились далеко впереди. Немного порадовало, что не у всех получалось так уж хорошо. Тьери вон тоже с трудом справлялся, отстав от большинства. Но все-таки у него выходило лучше, чем у меня.
   Бревно над грязью! Кто придумал столь изощренное издевательство?!
   Я едва не взвыла, в третий раз свалившись в яму и измаравшись с ног до головы. Плохо, что если падаешь, нужно возвращаться обратно и опять преодолевать это препятствие.
   Наконец, я придумала способ, как не упасть. Уселась на бревно и просто по нему поползла. Дружный ржач со стороны зрителей, сопровождающий мои передвижения, старалась игнорировать. Надеюсь, что хотя бы Арман не смеется!
   Грузно свалившись с бревна на другой стороне, я облегченно перевела дух. С трудом передвигая ногами, побежала к мешкам.
   К тому времени как их преодолела, голова уже гудела от постоянных ударов. И шла я к следующему препятствию, шатаясь, как пьяная.
   Дольше всего многие застряли у стены. Некоторые ее преодолеть так и не смогли. Так что я оказалась не одна такая, что очень порадовало.
   А вот Тьери молодец! Вышел из ситуации, применив что-то из земляной магии, благодаря чему буквально прилеплялся к стене и лез по ней, словно паук. Жаль, что я ничем подобным не владею! Надеюсь, ему этот способ не засчитают за жульнический, о чем возмущенно говорили неудачники, вместе со мной оставшиеся по другую сторону.
   В итоге, поняв, что мы так и не продвинемся дальше, испытание прервали. Арман, усилив свой голос с помощью магии воздуха, велел возвращаться.
   Подходить к нему было попросту стыдно. Вся измаранная грязью, усталая, потная, едва на ногах держащаяся. Но поймав его сочувственный взгляд, я несколько успокоилась. Все-таки какой же он хороший человек! И не думал смеяться надо мной. В отличие от графа и его дочки, которые даже не пытались скрывать насмешливых улыбок вкупе с брезгливостью.
   - Передохните пару минут, - скомандовал граф. - А затем перейдем к следующему испытанию.
   Мы буквально повалились на землю, радуясь временной передышке.
   - Те, кто уже пожалел о своем желании записаться в наш полк, может уйти прямо сейчас, - послышался опять насмешливый голос капитана.
   Все почему-то посмотрели на меня, хотя в глазах некоторых из парней читались колебания. Но я даже не подумала воспользоваться предложением графа. И похоже, именно это заставило и других остаться на месте. Видимо, им было слишком стыдно сдаться раньше меня. Мысленно хмыкнула.
   - Подъем! - рявкнула Оливия. - А теперь представьте, что находитесь под обстрелом противника. Мы с Арманом будем швырять в вас воздушными сгустками. Повредить они вам не смогут. Разве что синяков наставят. Но те, в кого они попадут, будут считаться ранеными. Задача целителя - помочь максимальному количеству пострадавших. Земляной маг - старайся прикрывать отряд от нас. Остальные тоже не зевайте. Ваша цель - под прикрытием мага и уклоняясь от воздушных атак, добежать до того флажка и сорвать его.
   Только тут мы заметили, что кто-то уже успел установить в отдалении тот самый флажок.
   - Все поняли?
   Мы нестройно отозвались, что поняли, и нам велели отправляться на позицию. Удивил Тьери, который сходу взял командование на себя и сказал, как лучше действовать. Распределил по группам, где одни должны были прикрывать других. Самым быстрым, кто проявил себя еще на полосе препятствий, полагалось бежать к флажку. Остальным - отвлекать внимание магов и помогать по мере сил. Как ни странно, его послушались. Мне же Тьери велел не суетиться и держаться рядом с ним, стараясь оказывать помощь в основном тем, кто будет бежать к флагу.
   - Начали! - скомандовал Арман, едва мы заняли позицию.
   И вот вроде бы все продумали... Но наверное, сказалось то, что почти все из нас были новичками.
   Кто в лес, кто по дрова! - так бы я назвала то, что здесь происходило. Стоило первым воздушным снарядам замелькать в воздухе, как началась неразбериха. В меня и саму несколько прилетело. Причем удары оказались весьма болезненными, хоть и не смертельными, конечно. Но концентрацию они однозначно сбивали. О том, чтобы увернуться, не могло быть и речи. Не с моей гибкостью!
   В итоге мы позорным образом проиграли. Мало кто достойно себя проявил. Но Тьери оказался в их числе. Он мужественно прикрывал всех до последнего, сбивая земляными шарами воздушные или вовремя накрывая щитами тех, кто бежал к флагу. Я же была выведена из строя в первые секунды, засыпанная целым градом воздушных сгустков. Даже догадываюсь, кто в меня ими пулял. Оливия, стерва такая! Почему-то у нас с ней сходу возникла стойкая взаимная антипатия.
   - Закончили! - донесся до нас голос Армана, и мы побрели к краю площадки.
   Устали и вымотались абсолютно все. Но я даже не смогла бы идти самостоятельно, если бы Тьери не подставил мне плечо.
   Оглядев нас скептическим взглядом, граф начал указывать на тех, кого все-таки счел годным к военной службе. Я даже не сразу осознала, что не попала в их число - настолько плохо себя чувствовала. Только когда несколько раз прогнала по телу целительскую энергию и слегка оклемалась, увидела, что граф уже идет прочь. Меня Тьери усадил на землю, а сам обнимался с теми, кто, как и он, прошел испытание. Они радостно кричали что-то, в то время как остальные шли прочь, понурив головы. Ко мне подошел Арман и протянул руку.
   - Не расстраивайся. Ты все равно неплохо держалась. Давай, я тебе помогу.
   - Да что ты с ней возишься? - тут же оказалась рядом Оливия. - Еще измажет тебя! Ты посмотри на нее. Вся грязная, мерзкая! К тому же она показала, что и как целитель никудышная. Не трать не нее время. Пойдем лучше на тренировку.
   - Я помогу Полли, командир, - оказался рядом Тьери, чьи глаза светились энтузиазмом и гордостью за свой успех. - Можете не беспокоиться.
   Арман все же помог мне подняться, не обращая внимания на недовольство Оливии, и сочувственно сказал:
   - Не переживай. Не всем дано быть боевыми магами. Уверен, ты еще найдешь свой путь в жизни.
   Потом он передал меня на попечение Тьери, рассказав, где у них тут душевые и можно привести себя в порядок.
   - Тьери, как закончишь, отыщи меня. Познакомлю тебя с другими членами нашей пятерки. Вернее, пока что четверки, - Арман дружески улыбнулся парню и, на прощанье кивнув мне, пошел куда-то вместе с Оливией.
   Я же с тоской смотрела ему вслед и чувствовала, как одна за другой из глаз катятся слезинки. И ведь держалась до последнего! Но сейчас просто не смогла остановить их. Слишком сильно зацепили последние слова Армана: "Ты еще найдешь свой путь в жизни".
   Свой путь. Вдали от него. От Армана. Самого чудесного парня на свете!
   Какой же никчемной неудачницей я себя сейчас чувствую! Еще больше, чем обычно.
   - Эй, ты чего? - Тьери напрасно пытался меня утешить.
   - Ничего. Все в порядке, - глухо сказала. - А ты иди, Тьери. Я сама справлюсь.
   - Уверена?
   - Абсолютно.
   Когда Тьери ушел, я еще долго сидела на опустевшей площадке и бессмысленно смотрела в небо, даже не пытаясь сдерживать слезы. Потом все же поднялась и побрела на поиски душевой.
   Мир вокруг, еще недавно казавшийся ярким и красочным, словно потускнел. И мне казалось, что ничего в моей жизни уже не будет хорошо. Так и проживу никому не нужной, отвратительной толстухой, вызывающей у всех лишь жалость или презрение. Одинокой и бесполезной.
   Словно издеваясь над моими мыслями, живот громко заурчал, возвещая о том, что не мешало бы подкрепиться.
   - У-у, проклятый! - я с ненавистью пихнула себя кулаком в этот огромный бурдюк. - С каким бы удовольствием я от тебя избавилась!
   Сильно захотелось съесть чего-нибудь сладенького, чтобы поднять себе настроение. И поймав себя на этой мысли, я в ужасе замотала головой.
   Нет уж, хватит! Не хочу так больше! Хочу хоть что-то изменить в своей жизни. Доказать, что способна на большее, чем просто потакать своим слабостям.

ГЛАВА 3

   Я плелась по дороге, ведущей обратно в город. Ноги едва слушались - слишком перенапряглась за время несчастливого для меня испытания. Да и с таким лишним весом, как у меня, непросто осуществлять долгие пешие прогулки. Но тут некого винить. Сама себя запустила до столь плачевного состояния. А в итоге провалила все что только могла.
   Ой, мамочки, так же и убить можно! - мысленно выдохнула, едва успев уйти с дороги.
   Мимо пробегали нескольких десятков здоровенных мужиков, горланящих какую-то строевую песню.
   - С дороги, корова! - еще и рявкнули на меня таким басом, что едва не оглушили.
   Крикнул мне это обидное прозвище, между прочим, их главный, бегущий впереди. Здоровенный мускулистый парень с грубоватым лицом, не обремененным интеллектом. А вслед за тем раздался дружный гогот остальных воинов. Кто-то еще и начал отпускать обидные шуточки по поводу моей фигуры:
   - Катился бы ты отсюда, шарик!
   - Это теперь свиные туши сами к нам приходят? - и прочее в том же роде.
   Не став никак на это реагировать, я дождалась, пока они скроются из виду и двинулась дальше. Опять погрузилась в свои невеселые размышления, которые прервал чей-то тихий жалобный скулеж. Сбившись с шага, я торопливо заозиралась. Уловив направление звука, двинулась к ближайшим придорожным кустам.
   Сердце сжалось, когда увидела лежащего за ними пса с перебитым позвоночником. Он напрасно пытался отползти куда-то, опираясь лишь на передние. Видно было, что каждое движение причиняет ему боль, а вся задняя часть тела беспомощно волочится по земле.
   - Кто ж тебя так, бедолага?!
   Я села рядом с беспородным псом, которому и так явно изрядно досталось по жизни. Одно ухо наполовину оторвано, кое-где вырваны целые клоки шерсти. Но те ранки были давними и явно полученными в драках с себе подобными. Но не эта точно! Выглядело так, словно пса огрели по спине чем-то вроде палки и просто зашвырнули в кусты, как мусор. И что-то мне подсказывает, что это вполне могли быть недавно встреченные воины. Вот же гады, если так! Чувствуя, как по щекам начинают катиться слезы, я решительно прогнала их. Слезами бедному животному точно не поможешь.
   - Тише, малыш, - я погладила пса по голове, отчего он еще больше заскулил, но теперь с какой-то щемящей благодарностью.
   Еще и в руку меня лизнул. К горлу подступил ком. Наверняка этот бедолага от людей не видел ничего хорошего, а все равно стоит кому-то проявить доброту, готов ластиться.
   - Сейчас будет больно, мальчик, - продолжая гладить его, разговаривала с ним, как будто он мог меня понять. Карие живые глаза смотрели мне, казалось, в самую душу. - Но ты потерпи, хорошо? Я хочу тебе помочь.
   Пес как будто и впрямь понял меня и умолк. Положил голову на передние лапы и закрыл глаза. Дышал он тяжело и часто.
   Переключившись на истинное зрение, я увидела, что у него и внутренности повреждены. Наверняка от удара о землю. Но хуже всего дело обстояло с позвоночником. Он был немного деформирован и один позвонок раздроблен.
   - Держись, малыш!
   Собравшись с духом, я запустила в собаку сначала среднее исцеление. Видно было, что ему стало полегче. Но конечно, это проблемы не решило. Теперь нужно переходить к самому неприятному - точечной работе с более серьезными повреждениями. А это довольно болезненный процесс. К сожалению, ничем обезболить или временно усыпить животное я не могла. При параличе и так отклик энергии в организме в поврежденных местах становится слабым. И если притупить его обезболивающим или ввести в сон, эффект от целительских плетений будет намного слабее. Если вообще будет.
   Пес болезненно взвыл, когда начало работать запущенное мной плетение восстановления костей. Боль, когда сращиваются кости, действительно сильная. Я на себе как-то испытала, когда в детстве упала с качелей и сломала руку. Мне, конечно, дали обезболивающую настойку, чтобы совсем уж не мучить ребенка. Но и с ней было больно. А тут на живую!
   К сожалению, я могла помочь бедному животному сейчас только лаской и ободряющими словами. И, как ни странно, он словно бы понимал, что я не мучаю его, а помогаю. Хоть и продолжал скулить и подвывать, но не вырывался и не пытался укусить.
   Влив почти треть резерва, я все же восстановила поврежденное место и вернула позвоночнику собаки чувствительность, а заодно подлечила и остальное. К тому времени как закончила, пса было не узнать. Коричневая шерстка лоснилась здоровьем. И внутри и снаружи с псом все было абсолютно нормально. Я даже ушко ему нарастила. Благо, с хрящевыми тканями нет такой мороки, как с костями. И много сил это не потребовало.
   Собака осторожно встала на задние лапы, а потом радостно гавкнула и начала бегать вокруг меня, норовя лизнуть в руки или в лицо. Я рассмеялась и потрепала пса по голове.
   - Может, забрать тебя к нам с тетей? Пойдешь к нам жить, Счастливчик?
   Как-то и кличка сама в голову пришла. Все же псу сильно повезло, что тут сегодня проходила я и смогла оказать помощь.
   Словно поняв мои слова, он пристроился рядом, готовый следовать за мной. Улыбнувшись, потрепала его по голове и двинулась дальше. Стало немного полегче на душе, но недостаточно, чтобы забыть о крахе всех моих сегодняшних надежд.
   А в памяти опять возникло красивое лицо Армана, обрамленное каштановыми волосами, и его удивительно-яркие бирюзовые глаза.
   По талантливому красавчику-магу вздыхали многие девушки в Академии. В том числе и я. Хотя в моем случае шансов привлечь его внимание было никаких.
   Маленького роста. Даже до ста шестидесяти сантиметров не дотягиваю. Почти девяносто килограммов, которые при моем росте делают меня похожей на круглую булочку. На фоне всего этого непослушные рыжевато-русые кудряшки, обрамляющие заплывшее жиром лицо, смотрелись особенно нелепо. Эти ненавистные волосы ни в какую не желали укладываться во что-то более строгое и нейтральное. Мучение одно с ними! Пожалуй, единственное, что есть во мне красивого - это глаза. Светло-серые, очень яркие и выразительные. Вот только на фоне всего остального они не спасают.
   Сколько себя помню, я была пухленькой. Сначала родители и бабушки с дедушками откармливали, как на убой, считая, что ребенок должен хорошо кушать. Для своего единственного дитятки ничего не жалели. Даже сладости разрешали потреблять в каких угодно количествах. А когда стало поздно и они опомнились, я уже и сама не могла себя сдерживать. Как ни старалась взять себя в руки, похудеть так и не сумела, хотя попытки, конечно, были. Но силы воли у меня кот наплакал, как не раз ворчала тетя - единственная, кто и не думал потакать моим слабостям. Но и она в итоге сдалась, поняв, что с демоном обжорства, сидящим внутри меня, ничего поделать нельзя. А целительские техники, к сожалению, не способны убрать лишний вес. Иначе или я, или сама тетя Бернадет с ним бы давно справились.
   К тете в столицу меня отправили, когда я решила поступать в Академию. Все же Мирданская считалась самой престижной и давала блестящие знания. Да и ключевую роль сыграло то, что в столице у меня была родственница - мамина старшая сестра. Тетя еще и пообещала пристроить к себе, если покажу себя во время обучения с лучшей стороны. Она была одинокой вдовой без детей, так что моему приезду искренне обрадовалась. И пусть в проявлении чувств тетя Бернадет была скуповата, но я видела, что она и правда открыла мне свое сердце. Перенесла на меня всю нерастраченную любовь, которую могла бы дарить собственным детям. И даже предложила после окончания учебы работать в больнице, которую возглавляла. Сильные целители всегда нужны. А дар у меня все же неплохой, да и училась я усердно и ответственно. И я, в принципе, так и планировала поступить - устроиться на работу к тетушке. До недавнего момента, когда решилась на радикальные перемены в жизни.
   И все из-за Армана Эрсара! Мое восхищение им переросло в нечто большее после одного случая. Однажды он самым натуральным образом спас меня из-под колес экипажа, в котором понесли лошади. Словно благородный рыцарь успел вовремя и взмыл вместе со мной в небо. Так умеют только сильные воздушные маги. А Арман был именно таким! И, казалось, удерживает он меня, словно я вешу не больше пушинки. Он тогда доставил прямо к дому тетушки и сдал ей с рук на руки. Согласился остаться на чай и очень мило с нами пообщался. А еще благосклонно воспринял предложение тети заходить к нам в гости почаще. Вот только ни разу им так и не воспользовался. Я тяжко вздохнула. Хорошо хоть при встречах в Академии после того дня не гнушался обмениваться со мной приветствиями или даже парой фраз.
   Когда я узнала о том, что Арман вступил в полк, потеряла покой и сон. Так и виделись жуткие картины, как он гибнет на поле боя, а рядом не оказывается никого, кто мог бы ему помочь. Если я буду рядом, то сделаю все возможное и невозможное, лишь бы он выжил! Да и вообще просто хочется иметь возможность видеть его, иногда разговаривать. Только, к сожалению, свой шанс я упустила.
   Так, в упаднических мыслях, вместе с беззаботно трусящим рядом со мной Счастливчиком я и добралась домой.

ГЛАВА 4

   Вернувшаяся вечером тетя Бернадет застала меня в гостиной у камина. Я скармливала собаке жареную курицу, приготовленную нашей кухаркой. Сама же стойко держалась и не проглотила ни кусочка. Пусть и живот жалобно урчал, давая понять, что не мешало бы вспомнить и о себе. Но я стойко крепилась, решив с сегодняшнего дня взять себя в руки и обязательно похудеть.
   - Нет уж, не поддамся я на твои провокации! Так что привыкай. Теперь все будет по-другому, - приструнивая возмущающийся живот, заявила я.
   Как раз на этой фразе тетя меня и застала. Хмыкнув, она критически осмотрела нас с собакой и спросила:
   - И кого это ты в дом притащила?
   - Это Счастливчик. Пожалуйста, давай его оставим! - я умоляюще посмотрела на тетю, а потом рассказала о том, как состоялось наше знакомство.
   Бернадет лишь махнула рукой.
   - Ладно уж, пусть остается, раз уж он, можно сказать, твой крестник. Но сейчас меня больше волнует другое. С чего это ты решила голодовку объявить? Можем просто составить для тебя правильное питание и режим...
   - Пробовали ведь уже! - я безнадежно вздохнула. - Стоит мне съесть хоть кусочек, и остановиться не смогу. Так что лучше вообще ничего не есть.
   - С чего вдруг такой решительный настрой, малышка? - тетя проницательно посмотрела на меня. - В полк ходила? Тебя не взяли?
   Я лишь безрадостно кивнула.
   - Нелегко пришлось? - она сочувственно покачала головой.
   - Очень. И все напрасно!
   - Ну, ничего, моя милая! На этом жизнь не заканчивается. А работой я тебя обеспечу.
   - Дело не в этом, - я страдальчески поморщилась.
   - Некий Арман Эрсар случайно не связан с твоим плохим настроением? - чуть насмешливо спросила тетя.
   - Откуда ты?.. - я осеклась и покраснела, отведя глаза.
   - Ну, я же не слепая, моя дорогая! Едва увидела вас тогда вместе, когда он доставил тебя домой, сразу все поняла по твоему взгляду. Да и потом ты так ждала, что он навестит нас. Стоило послышаться конскому топоту или шагам за дверью, как тут же срывалась с места и неслась к окну. А потом возвращалась разочарованная и грустная. К тому же я слышала, что этот самый Арман в полк записался. Думаешь, я тебе просто так сказала, что им опять целитель нужен?
   В очередной раз поразилась тому, какая у меня понимающая тетя.
   - Все зря! - я грустно вздохнула. - Пора смириться, что Арман не для меня. Вот если бы я была стройной и красивой, то все было бы по-другому!
   - Ты так считаешь? - тетя как-то странно улыбнулась.
   - Конечно! - с жаром воскликнула я. - Он бы тогда точно обратил на меня внимание! И все у нас было бы хорошо. Вот только от всего этого так просто не избавишься! - я с тоской потрясла своим огромным животом.
   - Да, просто не будет, - сказала Бернадет Сенье. - Но все возможно. Через несколько месяцев, если возьмешь себя в руки, результат будет.
   - О чем ты говоришь, тетя?! - по щекам опять побежали слезы. - За несколько месяцев я Армана точно потеряю! Он ведь на войну едет. Там что угодно может случиться. А меня даже рядом не будет, чтобы ему помочь в случае необходимости. К тому же там возле него крутится эта проклятая Оливия! Это сейчас он пока на ее чувства не ответил. Но за несколько месяцев она точно добьется желаемого. Ты бы ее видела, тетя! Стройная, красивая, уверенная в себе! А я... Понимаешь, мне, кроме Армана, никто больше не нужен! Я просто не вынесу, если похудею, он вернется, а все окажется напрасным...
   У меня началась самая настоящая истерика.
   Тетя поднялась, обняла меня со спины и стала успокаивать. Даже Счастливчик, оторвавшись от курицы, жалобно заскулил и попытался меня утешить. Но ничего не действовало. Весь этот день, который я провела за самыми мрачными мыслями, совершенно измотал. Довела себя до нервного срыва, можно сказать.
   - Вот понимаю, что совершаю ошибку, но мне нестерпимо смотреть на то, что с тобой происходит, - услышала вдруг ставший каким-то странным голос тети Бернадет.
   - Ты о чем? - всхлипнув, я подняла на нее полные слез глаза.
   - Что бы ты сделала, если бы у тебя появилась возможность исполнить любое твое желание?
   - Я бы пожелала стать стройной и красивой! - уверенно воскликнула я. - И тогда Арман бы точно меня полюбил!
   Тетя как-то грустно улыбнулась.
   - Какая же ты у меня еще наивная и глупенькая! - она вздохнула. - Но радует, что, по крайней мере, ты не стала бы насильно вызывать в нем чувства к себе. Как в свое время сделала я со своим избранником.
   Мои глаза широко распахнулись. Я непонимающе уставилась на тетю.
   - О чем ты говоришь?
   - Хочешь услышать мою историю, которую я еще никому и никогда не рассказывала? Даже твоей маме.
   Только и смогла что кивнуть.
   Тетя вернулась в свое кресло и задумчиво уставилась на огонь в камине. Счастливчик, лизнув меня в руку, снова вернулся к угощению и лишь иногда поглядывал на нас своими живыми и умными глазами.
   - Тогда слушай. И, надеюсь, ты сделаешь правильные выводы из того, что сейчас услышишь. И распорядишься правильно своим знанием.
   Все более заинтригованная, я даже плакать перестала, вся обратившись в слух. Но видя, что тетя умолкла, не спеша переходить к рассказу, робко спросила:
   - Ты говоришь про дядюшку Марселя?
   - Да, про него, милая, - встрепенулась Бернадет Сенье. - Про мужчину, который так и остался моей единственной любовью в жизни. Но начну я с того, как мне досталась вещь, благодаря которой все и произошло.
   Она вытащила из-за ворота строгого платья небольшой золотой медальон тонкой и изящной работы.
   - Какая красота! - невольно восхитилась я. - Почему ты никогда мне его не показывала?
   Тетя лишь грустно улыбнулась.
   - Этот медальон для меня не просто красивое украшение. Он служит напоминанием о самой большой и непоправимой ошибке в моей жизни. О том, что всю оставшуюся жизнь я должна искупать свой грех.
   - О чем ты, тетушка Бернадет? - я все больше не понимала, что происходит.
   Эта женщина, несмотря на внешнюю строгость и чопорность, служила для всех образцом добродетели и милосердия. Не раз бывало, что она бесплатно лечила тех, кто не мог заплатить за услуги лекарей. Многие знали, что к тетушке можно обратиться в трудную минуту и она, если это в ее силах, обязательно поможет. За это в городе ее уважали и любили. Были готовы помочь в ответ, если понадобится. Ни у кого язык бы не повернулся сказать про нее что-то плохое.
   Так какой такой страшный грех она совершила, что это давит на нее всю жизнь? Почему запретила себе быть счастливой, несмотря на то, что за ней даже сейчас, в ее сорок шесть лет, не раз пытались ухаживать? Она, в отличие от меня и мамы, не была склонна к полноте. Стройная, с безукоризненной фигурой и тонкими чертами лица. И держалась всегда словно истинная леди, знающая цену себе и своим достоинствам. Но видимо, чего-то я, оказывается, о ней не знаю, несмотря на то, что прожила бок о бок целых пять лет.
   - Я тогда была юной и глупой двадцатидвухлетней девицей, только закончившей Академию. Приехала работать в Кайрен. Там, конечно, не было таких перспектив, как в столице, но зато туда согласились взять целительницу без опыта работы. С Марселем я познакомилась именно в Кайрене. Он работал в той же больнице, куда взяли меня.
   Про это я знала из рассказов матери. Вот только без подробностей. Мама лишь говорила, что тетя вышла замуж в Кайрене, а после смерти мужа переехала в столицу. Не хотела оставаться там, где все напоминало ей о тяжкой утрате. Но прерывать рассказ Бернадет не стала, боясь спугнуть редкую откровенность с ее стороны. Обычно о своем прошлом во времена замужества тетя вспоминать не любила. Я относилась к этому с пониманием и не докучала.
   - В то время Марсель был женат на другой.
   А вот это уже новость! О таких нюансах я не знала.
   - У него была еще и маленькая дочка, - продолжила тетя, чем ввела меня в ступор. - Вот только на тот момент это было не то, что могло меня остановить. Я влюбилась в Марселя сразу, как только увидела. Меня прикрепили к нему, как к старшему наставнику, пока не научусь справляться самостоятельно. И то, каким он был в работе, по-настоящему восхищало! Я поняла, что не мыслю своей жизни без этого мужчины. А когда увидела однажды его жену - серую мышку, которая и в подметки мне не годилась, как я посчитала - решила, что он остается с ней лишь из чувства долга. Знала из разговоров общих знакомых, что Марсель женился на ней, уже когда она была беременной. И решила, что из благородства поступил как честный и порядочный человек. Но ведь он может обеспечивать их и так. Зачем же лишать себя счастья и нести бремя долга всю жизнь? Так я рассудила и стала из кожи вон лезть, чтобы добиться расположения Марселя. Иногда мне даже казалось, что он тоже ко мне неравнодушен. Вот только грани он никогда не переходил, что меня безумно бесило. А однажды со мной случилась одна удивительная история. Как-то во время прогулки по городу в свой выходной я стала свидетельницей несчастного случая. Мальчик лет семи попал под колеса экипажа и сильно пострадал. Не знаю, что тогда на меня нашло - все же особым милосердием я на тот момент не отличалась. И считала, что целитель за свои услуги обязательно должен получать плату, а не распыляться на всех подряд. Но та женщина, его мать, одетая в латаное-перелатаное платье, так надрывно рыдала над своим ребенком. Так жалостливо смотрела на всех, умоляя, чтобы хоть кто-нибудь помог. И я не выдержала. Плюнула на свои принципы и подошла к ним. Повреждения оказались очень серьезными, и я едва справилась. Пришлось вычерпать почти весь резерв, и я с неудовольствием думала о том, успею ли восстановиться до завтрашнего утра, когда придется идти на работу. Но мальчик снова был жив и здоров. А его мать целовала мне руки, рыдая теперь уже от счастья. Я отказалась принимать жалкие медяки, которые она протягивала, говоря мне, что больше ей, к сожалению, нечем отблагодарить и это их последние деньги. Велела лучше купить что-нибудь ребенку. Пошла прочь, чувствуя себя до крайности неловко под всеобщими одобрительными и восхищенными взглядами. А потом меня окликнула старуха в черной шляпке с легкой полупрозрачной вуалью. Одета она была в хоть и простое с виду, но очень дорогое платье. Уж в этом я разбиралась хорошо. До сих пор не могу забыть ее глаз! Они были совершенно черными, как бездна. И словно видели меня насквозь. Жуткое ощущение. Меня даже в озноб бросило. Голос у нее оказался очень тихим. Почти шепчущим. Но тем не менее я четко различала каждое слово. И до сих пор помню, что она говорила, хоть и прошло больше двадцати лет. "Ты сегодня совершила хороший поступок, не потребовав за него платы. И я хочу сделать тебе подарок. Возьми этот медальон". Не знаю, почему, но мне захотелось отказаться, хотя вещица была очень красивая и явно дорогая. Но просто не смогла. Словно моим телом в тот момент управлял кто-то другой. Рука сама потянулась за медальоном, и я приняла его. "Он способен исполнить любое твое желание, стоит тебе четко и ясно представить, чего именно хочешь. Но будь осторожна! Не всякое наше желание способно подарить нам счастье. Впрочем, ты можешь и отказаться от уже полученного, всего лишь рассказав кому-то о том, каким образом твое желание оказалось исполненным. И помни. Воспользоваться помощью этого артефакта ты сможешь всего один раз. Потом он станет для тебя бесполезен. Зато можешь передать его кому-то другому, если захочешь. Теперь он твой. И ты вправе им распоряжаться по своему усмотрению".
   Тетя на некоторое время умолкла, судорожно сжимая в руке вещицу, потом продолжила:
   - Если честно, я тогда подумала, что меня решили разыграть. Никогда не слышала ни о чем подобном. Маги, конечно, способны иногда чуть ли не чудеса творить. Но чтобы могли исполнить любое желание... Это казалось мне бредом.
   Я невольно подалась вперед, и сама не до конца веря в то, о чем рассказывает тетя. И в то же время какая-то детская вера в чудо, что еще осталась во мне, неистово желала, чтобы все это оказалось правдой.
   - И что было дальше, тетя?
   - Пока я ошарашено смотрела на медальон, старушка ушла. А странный ступор, который мешал мне нормально двигаться и говорить, вдруг спал с меня. Я тогда еще посмеялась над собой и решила, что пора отдохнуть. А то уже мерещится всякое! Впрочем, медальон все еще был при мне, а значит, старуха была реальна. Но, скорее всего, какая-то городская сумасшедшая. Я вернулась домой и сразу же уснула. Все же лечение мальчика слишком сильно вымотало. А потом и думать забыла о том случае, опять погрузившись в работу с головой. Медальон лежал в моей шкатулке для украшений, и я о нем почти не вспоминала. До того момента, как между нами с Марселем кое-что произошло. Мы тогда с ним остались на ночное дежурство. Тяжелых случаев с больными в кои-то веки не было и можно было расслабиться. И я решила, что это отличная возможность поговорить начистоту и все-таки выяснить, что Марсель ко мне чувствует. Поначалу мы с ним просто шутили и разговаривали, как хорошие приятели. Все же за тот год, что проработали вместе, успели сблизиться. А потом я призналась, что считаю его самым идеальным мужчиной на свете. Вроде как в шутку, но внимательно наблюдая за реакцией. Он же только посмеялся и сказал, что я обязательно найду себе по-настоящему идеального. Вот тут я и решилась. Заявила, что другого мне не нужно, и я давно заметила, что он тоже ко мне неравнодушен. Полезла с поцелуями.
   - Ох, тетушка! - только и смогла выдохнуть я. - А он что?!
   - Мягко и деликатно отстранился и сказал, что, видимо, я не так поняла его хорошее отношение ко мне. Что он мною восхищается, как подающим большие надежды целителем, но не больше. И что, наверное, будет лучше, если он завтра же попросит главного целителя больницы прикрепить меня к кому-нибудь другому. Или дать мне уже большую самостоятельность. Что за это время я доказала, что вполне смогу работать как полноценный лекарь. Как же мне было больно и стыдно! Не зря говорят, что нет ничего страшнее мести отвергнутой женщины. А мне тогда очень хотелось отомстить. Заставить его самого умолять о взаимности, стать чуть ли не одержимым мною. Когда я пришла с работы, то сильно напилась и вспомнила вдруг о странной старухе и ее подарке. До конца не соображая, что делаю, достала медальон и со злым смехом начала в деталях представлять, чего хочу. Чтобы Марсель влюбился в меня так, что позабыл обо всем на свете. Не мог без меня нормально жить и дышать. И чтобы все прочее по сравнению со мной стало для него неважным.
   - Ох... - я смотрела на тетю широко раскрытыми глазами, не в силах поверить, что та эгоистичная девчонка, о которой она говорит, и есть Бернадет Сенье, которую я знаю.
   Тетя грустно улыбнулась, поймав мой взгляд.
   - Утром следующего дня, когда я протрезвела, то даже посмеялась над собой. Решила, что все это глупости. И что придя на работу, сама попрошу главного целителя пристроить меня куда-то еще, лишь бы подальше от Марселя. Постараюсь выбросить его из головы. Но когда я пришла в больницу, меня как громом поразило. Марсель уже ждал меня во дворе, нервно ходя из стороны в сторону. Выглядел он как безумный. Глаза воспаленные, горят каким-то странным огнем. Он бросился ко мне, схватил за руки и начал говорить о том, каким был дураком. Что вчера понял, что жить без меня не может. Он извинялся за то, что оттолкнул, когда я сама к нему потянулась. Говорил, что готов бросить жену и дочь, лишь бы я позволила ему быть рядом.
   Я боялась даже дышать, не в силах поверить в услышанное. Неужели медальон и правда способен исполнить любое желание?! Даже вызвать в ком-то столь сильные чувства? На мгновение возникла эгоистичная мысль точно так же влюбить в себя Армана. Но я почти сразу отмела ее. Нет уж, я никогда так не поступлю с ним! Предпочту, чтобы он полюбил меня сам, без принуждения. Иначе что ж это за любовь такая?! Ненастоящая, фальшивая. Мне же самой потом будет нестерпимо осознавать, что против воли привязала к себе любимого человека.
   - Поначалу я обрадовалась, - глухо сказала Бернадет. - Более того, ощутила самое настоящее ликование. Особенно после того как Марсель, невзирая на осуждение всех своих знакомых, и правда развелся с женой и женился на мне. И плевать, что после этого на нас обоих стали косо смотреть. Тем более что если станет совсем невмоготу, мы сможем переехать в другой город. Главное, что любимый со мной. Вот только скоро я поняла, что проклятый медальон сделал его совсем другим. Это уже не был тот Марсель, которого я полюбила! Какой-то одержимый лишь мной, почти что свихнувшийся на этой почве человек, который донимал меня ревностью, не мог нормально сосредоточиться ни на чем, если я не была с ним рядом. Он даже пить начал, чтобы хоть как-то приглушить свое безумие. Но становилось только хуже. О бывшей жене и дочери Марсель вообще теперь не вспоминал, как будто их не было никогда в его жизни. Мне самой приходилось высылать им деньги. Впрочем, та серая мышка оказалась очень гордой и неизменно отправляла их обратно. Я как-то поехала к ней, впервые в жизни ощутив угрызения совести. Хотела попросить прощения и убедить все же не отказываться от помощи. Хотя бы ради ребенка. Так и узнала, что они продали прежний дом в хорошем районе и переехали в трущобы. Что ей теперь приходится тяжело работать. Я отыскала их, но она по-прежнему не желала иметь ни с бывшим мужем, ни со мной ничего общего. Когда уходила, то услышала плач девочки, которая спрашивала маму, почему папа так долго не приходит. Шло время, а жизнь с Марселем становилась все более невыносимой. Дошло до того, что я начала его бояться - уж слишком страшным у него стал взгляд. Казалось, он раздумывает над тем, что если я умру, тогда точно никуда от него не денусь. Вот тогда и решилась отказаться от своего желания. Рассказала Марселю обо всем. О старухе, о медальоне.
   - Что было потом? - спросила я тетю, когда она надолго умолкла, опустив голову.
   - Наваждение прошло. Марсель словно очнулся после долгой спячки. Он немедленно отправился на поиски жены, но оказалось, что она переехала куда-то. Марсель вернулся ко мне лишь чтобы собрать вещи и сказать, что подает на развод.
   - Но ведь вы с ним не разведены! - удивилась я и наткнулась на полный боли взгляд.
   - Дослушай мою историю, Полли, - выдавила она. - И ты все поймешь. Спустя две недели он вернулся. Был похож на тень себя прежнего. Взгляд потухший и какой-то неживой. И смотрел он на меня так, словно уже одной ногой находился в могиле. Безразлично и без каких-либо эмоций. Марсель сообщил, что в том поселении, куда переехали его жена с дочерью и где жили ее родители, начался мор. Они обе умерли. Если бы он нашел их раньше, то смог бы что-то сделать. Но теперь лишь увидел сожженный вместе с их телами дом. Марсель сказал, что любил эту женщину и своего ребенка больше всего на свете. А я лишила его смысла в жизни. Я пыталась что-то сказать, извиниться, но слушать он не захотел. Заперся в своем кабинете, заявив, что хочет побыть один. Я боялась его тревожить, прекрасно понимая, как ему тяжко приходится. И что мои жалкие утешения сделают только хуже. Когда он не вышел из кабинета и к утру, встревожилась. Велела слугам выломать дверь. Там увидела... - она сглотнула ком, подступивший к горлу. - В общем, Марсель предпочел уйти из жизни. Я уехала из Кайрена, как только похоронила мужа. Уволилась из больницы и переехала сюда, в столицу. С тех пор в моей жизни изменилось абсолютно все. Я запретила себе жить только для себя. Пытаюсь хоть как-то искупить то, что натворила.
   Воцарилась тишина. Я с трудом могла поверить в то, что рассказала тетя. На медальон же в ее руке смотрела чуть ли не с ужасом. Уже не уверена, что хочу им воспользоваться!
   - Эту вещь я отдам тебе, как и обещала, - тетя поднялась с кресла и протянула мне медальон. - Но прежде чем ее использовать, очень хорошо подумай. Невозможно построить свое счастье просто по щелчку пальцев. И иногда желание получить все и сразу оборачивается разрушенными судьбами, в том числе и твоей. Свою историю я рассказала тебе для того, чтобы ты задумалась об этом. Лучше добиваться всего самой, пусть даже что-то так или иначе придется на этом пути потерять и отпустить. Даже что-то очень для тебя важное.
   Я все же приняла медальон и сжала в руке.
   - Спасибо, тетушка! Я подумаю над твоими словами.
   Она вышла из комнаты, да и я тоже вскоре поднялась к себе. Разделась до нижнего белья и долго рассматривала себя в зеркале. В нем отражалась кудрявая девица, кажущаяся старше своих лет, с необъятными телесами и двойным подбородком. Разве такую можно полюбить?!
   В одном тетя ошибается. Я не такая, как она! Если исполню свое желание, то сумею сделать в жизни много хорошего. Не только для себя, но и для других. Я ведь действительно хороший целитель. И если мне дадут шанс, смогу спасти жизнь на войне не только Арману, но и многим другим. Так почему бы не получить при этом счастье и для себя самой? Глупо даже мечтать, что в ином случае Арман хоть когда-то обратит на меня внимание.
   Нет, если бы его сердце уже было занято, я бы не стала ничего предпринимать. Но Арман полностью свободен! Пока. И если не хочу себе потом локти кусать, должна хотя бы попытаться. Если пойму, что все напрасно, просто уйду из его жизни. Не стану, как тетя, пытаться силой заставить себя полюбить. Но точно знаю, что если даже не попытаюсь, вряд ли смогу нормально жить дальше. Тетина же история послужит предостережением о том, как никогда не нужно поступать.
   Я раскрыла ладонь с зажатым в ней медальоном и пристально посмотрела на него. Решение я приняла.
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"