Снежная Марина: другие произведения.

Шадари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    В своем мире я была шадари - могущественной жрицей-воительницей. Для таких, как я, отношения с мужчинами под строжайшим запретом, а единственный смысл жизни - служение императору. Могла ли я представить, что попаду в тело жалкой и слабой девчонки-целительницы из другого мира, о которую все кому не лень вытирают ноги. И даже тот, в кого она влюбилась, поступил с ней как последний мерзавец. Ну нет, со мной такой номер точно не пройдет! А все обидчики рано или поздно получат по заслугам. Ведь теперь она - это я!


ГЛАВА 1

   Храм Шад, день икс
   Эулин
   В Храме Шад находились лишь избранные. Те, кого я привыкла считать своей единственной семьей. Другие шадари. Сестры на пути служения императору. Единственному, кто имел право решать нашу судьбу.
   Их кольчужные одеяния ярко блестели в свете множества магических светильников, установленных в огромном помещении Храма. Стоя вдоль стен недвижными изваяниями, жрицы неотрывно наблюдали за тем, как я иду к алтарю.
   В нескольких шагах от него находился тот, кто вынес мне смертный приговор. Блистательный император, разодетый в золоченые одежды, с полыхающим изумрудами и рубинами венцом на голове - символом верховной власти.
   Молодой, амбициозный, чересчур подозрительный и жестокий. Его небольшие, светлые и колючие, как льдинки, глаза буравили меня с презрением и неприязнью.
   Внутри вспыхнула горечь. Я ведь собиралась служить ему так же верно, как его покойному отцу. Все усилия главной шадари не смогли продлить тому жизнь еще хоть на несколько лет. Всему есть предел. Имеет его и человеческое тело. Особенно хрупко то, в котором не горит священный источник шад.
   Моя наставница сделала что могла, растянув жизнь господина на целых двести тридцать лет. Полгода назад великая Лекаэль последовала за старым императором, как и предписано заветами шадари. Добровольно ушла из жизни, завершив все дела и выбрав преемницу. Меня.
   Я должна была занять ее место подле молодого императора, возглавив жриц-воительниц - мощную силу, с помощью которой верховная власть нашего мира удерживала в подчинении подданных.
   Но чужие амбиции и зависть распорядились иначе. Менее сильная, но более хитрая и пронырливая сумела втереться в доверие Ринада, еще когда тот был принцем. Убедила, что я могу доставить ему проблемы и пожелаю сделать своей марионеткой.
   Как же поздно я, оплакивающая наставницу и покойного господина, заметила тучи, сгустившиеся над головой! Только когда стало поздно, и меня по лживому навету собственные сестры-жрицы сопроводили в тюрьму.
   А потом откуда-то нашлись улики, якобы доказывающие мой сговор с тем, кто желал занять место Ринада. Быстрый суд, больше похожий на фарс. И страшный приговор - развоплощение в сфере шад. Они лишили меня даже права на возрождение души! Казнь, к которой приговаривали за самые серьезные прегрешения.
   Глядя в лицо того, кому обязана служить и кого должна защищать ценой жизни, напрасно искала следы хоть какого-то сожаления. Меня уже сбросили со счетов. Отработанный материал.
   Спину буравил чей-то злобный торжествующий взгляд. И мне даже не надо было оборачиваться, чтобы понять, кому он принадлежит.
   Арнал. Коварная змея, всю жизнь пытающаяся со мной соперничать. Мы ведь даже в школу шадари поступили одновременно. Семьдесят пять лет назад. Годы не властны над шадари, и внешне она по-прежнему выглядит длинноногой девчонкой с раскосыми темными глазами и немного лукавым остреньким личиком. Глядя на нее, трудно поверить, сколько черноты и гнили спрятано внутри.
   Что ж, Арнал добилась того, чего так жаждала! Победила. Она больше не будет второй после меня. Станет первой. В этом я не сомневалась. Новый император утвердит именно ее на должность главной жрицы.
   С трудом заставила себя держаться прямо и не выдавать истинных эмоций. В голове зазвучали слова покойной Лекаель:
   - Всегда помни, дитя, что шадари должны быть выше мелких человеческих страстей. Что бы ни творилось у тебя в душе, знать об этом никто не должен. Твой долг - служение императору. И единственные чувства, что тобой могут владеть - преданность ему, готовность выполнить его волю. Ни одна другая привязанность не может управлять твоим сердцем. У шадари не может быть подруг, мужа или любовника, детей. У нее только один путь - служение! Ты никогда не познаешь другого мужчину, кроме императора. И то если тот сам пожелает. У шадари не может быть страстей и желаний. Если этот путь не для тебя, лучше уходи. Твой источник так и останется на уровне тлеющей искры, но зато будет возможность прожить жизнь так, как ты хочешь.
   Глупая и наивная идеалистка! Я тогда посчитала, что цель оправдывает средства. Стать шадари - той, перед кем трепещут простые смертные, жить долго молодой и красивой, обрести небывалое могущество. Это казалось предпочтительнее того, что могло ждать в ином случае! Да и родители, с которыми отныне обязана была прервать всякие отношения, гордились тем, что у их дочери открылся дар. Они тоже теперь смотрели на меня иначе. С трепетом и благоговением.
   Наверное, только сейчас до конца поняла, как же заблуждалась. И чего стоит жертва, которую вынуждена была принести.
   Груз собственного одиночества и пустоты все сильнее давил на плечи. Так, что стоило неимоверных усилий стоять с гордо выпрямленной спиной и смотреть без всяких эмоций на императора.
   Перед глазами проносились картины моей долгой жизни. Почти всю ее я провела в медитациях и тренировках. Иногда выполняла распоряжения Лекаель и с другими шадари ненадолго покидала храмовую территорию. Подавляла вспыхивающие мятежи или охраняла императорские покои. Словно со стороны, наблюдала за иной жизнью, бурлящей вокруг. Той, где кипели страсти, создавались и рушились семьи.
   Признаюсь, и в мою голову порой забредала мысль - каково это, жить как обычная женщина. Чувствовать страсть или любовь мужчины, вынашивать под сердцем ребенка. Но каждый раз одергивала себя за кощунственные мысли. Это не мой путь! Лекаель ведь предупреждала, что на пути шадари могут быть соблазны и искушения. И если я желаю быть достойной великой чести служения, обязана преодолевать их.
   Теперь же, стоя на обломках того, во что всю жизнь верила, ощущала себя обманутой и глупой. Наверное, окажись я сейчас в прошлом, в тот момент, когда родители впервые привели меня в Храм, ответила бы иначе на вопрос Лекаель. Готова ли я отказаться от всего ради пути шадари?
   Наверное, сделай я тогда иной выбор, сейчас бы находилась в окружении детей и внуков в каком-нибудь маленьком домике. И не было бы пустоты в сердце, расширяющейся с каждой секундой. Холод же, исходящий из глаз императора, окончательно вымораживал те чувства, что еще недавно казались мне такими важными.
   - Шадари Эулин, за измену и предательство твоего господина ты приговариваешься к смерти через развоплощение в чреве шад. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит, - вымолвили тонкие, кривящиеся в презрительной усмешке губы.
   Император махнул рукой в сторону алтаря и отступил на несколько шагов, чтобы случайно не попасть в поле действия шад.
   Я осталась неподвижна, наблюдая за тем, как Арнал и несколько других жриц активизируют чрево шад. Вызывают мощный источник, находящийся в Храме, из которого еще недавно я черпала силы, укрепляя и расширяя собственный потенциал. То, что дарило мне могущество, теперь убьет.
   Человеческая оболочка слаба и непрочна. Долго воздействие такого мощного источника выдержать не сможет. Мне же не позволят уйти отсюда, пока чрево шад не поглотит всю без остатка. Это я поняла окончательно, когда жрицы с помощью плетений создали вокруг меня и алтаря защитную преграду.
   Сквозь переливы радужной оболочки смотрела на тех, с кем еще вчера жила бок о бок. И не находила ни в одном лице сочувствия или жалости. Они все такие же механические куклы, какой была недавно я. Не имеющие права на эмоции и собственное мнение. Как жаль, что я осознала всю неправильность этого так поздно!
   Мелькнула и вовсе кощунственная мысль. Кто без нас император? Лишь простой смертный, не имеющий реальной силы. Мы - шадари - оплот его власти. Без нас он никто и ничто! Так почему обязаны выполнять любые прихоти этого ничтожества, позволять ему решать все за нас?
   Да, так сложилось издревле. Шадари разрешили идти по своему пути лишь при условии такого вот ограничения свободы. Иначе нашей силы хватило бы, чтобы превратить весь мир в хаос. И все же как неправильно то, во что это обернулось!
   Что толку мечтать о том, что могло быть, если бы осознала раньше и поддержала мятежников? Если бы попыталась изменить сложившееся мироустройство?
   Слишком поздно! У меня теперь только один путь. В никуда.
   Но как же не хочется умирать! Нет, если бы мне предоставили возможность погибнуть за то, во что верила, принять смерть достойно, я бы пошла на это, не колеблясь. Но вот так... Подобно животному, которое ни за что ни про что отправили на бойню, посчитав бракованным.
   Нестерпимо! Унизительно!
   Но молить о пощаде и оправдываться - еще более унизительно. Единственное, что остается - умереть с честью, не позволив никому увидеть то, что происходит внутри!
   И я сама шагнула навстречу разгорающемуся все сильнее огню.
   Пронзило знакомое ощущение тепла, растекающегося по телу. Мой внутренний источник жадно впитывал потоки мощной энергии.
   Я чутко уловила тот момент, когда следовало остановиться. Переполненность силой, почти болезненная.
   Но нет! В этот раз остановиться не получится. Я сгорю заживо, уничтоженная тем, что еще недавно дарило мне лишь приятные ощущения. Губы тронула слабая и горькая улыбка.
   Ощущая, как тело протестующе ноет от захлестывающей его боли, раскрыла объятия своей смерти и шагнула в самый центр чрева шад.
   Последнее, что уловила - это чье-то присутствие. Знакомая энергия. Энергия единственного существа, к которому я была привязана, пусть и скрывала это.
   Наставница! Наверное, это предсмертный бред или иллюзия. Но какая же желанная!
   - Прости, что не оправдала твоих надежд, великая! - мысленно обратилась к ней и полетела куда-то в пустоту.
   Тела больше не было, но как ни странно, я все еще себя осознавала. Так, будто кто-то сохранил крохотную частичку меня и не позволил ей раствориться в мировом источнике энергии.
   Странно. Я полагала, что при развоплощении попросту исчезну. Перестану существовать.
   Но вот и темнота! Спасительное забытье. Возникло ощущение, будто падаю в бездонную пропасть. И от этого падения все помутилось в мыслях, и я перестала себя осознавать.
   Резкий толчок заставил вынырнуть из темноты, которую полагала для себя окончательной.
   Пробуждение настолько изумило, что некоторое время я только и могла, что ошалело моргать. Глаза ничего не видели, перед ними плясали цветные пятна. Я не могла четко различить ничего вокруг. Но то, что вернулось ощущение физического тела, было несомненным.
   Но как это возможно?! Где я? Что со мной?
   А потом вернулись звуки. Они с хлопком ворвались в до того будто залепленные воском уши. Кто-то вокруг кричал, чего-то требовал. О смысле я могла догадываться разве что по интонациям. Язык был мне незнаком.
   Накатившая паника мешала дышать, и я привычно потянулась к внутреннему источнику, чтобы быстрее достигнуть состояния покоя.
   И вот тут-то паника захлестнула окончательно. Я ощутила тлеющую внутри искру. Едва заметную. Даже меньшую, чем была у меня в детстве. Но она была иной. Непривычной и странной. Управлять же ею не получалось.
   Столкнувшись с новым потрясением, сознание не нашло ничего лучше, как отключиться.

***

   Кемстар, день икс
   Авалайн Борель
   - Какого демона ты тут делаешь?! - злой голос Алена заставлял меня ежиться и плотнее кутаться в простыню, стараясь казаться еще меньше и незаметнее.
   - Ален...
   - Проклятье, как голова-то болит! - поморщился он, потирая виски. Потом нервно запахнул халат и завязал пояс. - Соображаю сейчас плохо. Прошлой ночью между нами что-то было?
   Глупый вопрос, учитывая ситуацию! Я, лежащая в его постели в чем мать родила. Его мужское достоинство в красноречивых следах того, что что-то было точно. Но разумеется, я такого не сказала. Лишь дергано кивнула.
   Ален некоторое время ходил по комнате, искоса поглядывая на меня. На его скулах играли желваки, а взгляд становился все более напряженным. Наконец, он остановился напротив меня, и я ощутила, как по спине пробегает неприятный холодок.
   - Похоже, я понимаю, в чем дело, - тоном, способным заморозить океан, проронил он. - Бедной сиротке захотелось определенности в собственном положении! И она решила использовать радикальные методы. До совершеннолетия ведь осталось где-то около года, не так ли?
   - Ален, - еле слышно выдохнула я. - Причем тут это?
   - Причем?! - глаза-льдинки сверкнули злостью. - Только не принимай меня за полного идиота! Таких, как ты, я достаточно навидался в столице. Пронырливые девицы без гроша за душой, желающие урвать себе как можно более жирный кусок! Понимаю, что ты привыкла к красивой жизни. Живешь в доме главы клана, ни о чем не заботясь. И терять это ой как не хочется, правда?! Так вот, зря надеешься! И если вздумаешь поднимать шумиху по поводу поруганной невинности, отец тебя с дерьмом смешает! Впрочем, я и сам с этим справлюсь. У меня тоже достаточно влияния. Ни слова не смей никому говорить, поняла?! Иначе пожалеешь!
   - Ален, - по моим щекам градом катились слезы.
   Тело от каждой фразы дергалось так, словно меня плетью хлестали. Я совершенно не узнавала Алена. Передо мной был высокомерный аристократ, которому я перешла дорогу и который, не задумываясь, в порошок сотрет.
   - Прекрати реветь! - процедил он брезгливо. - Знаю я ваши бабьи уловки! Только на меня не подействует. Нет, ну ты и правда меня таким идиотом считала, когда решилась на такое?!
   - Я вовсе не хотела тебя использовать! - воскликнула, собравшись с силами.
   - Тогда зачем явилась ко мне ночью, когда я был совершенно невменяемым? Еще и за другую себя выдала? - брезгливо бросил он.
   - Ты сам принял меня за Идет... Я просто... я просто испугалась, что если признаюсь, ты тут же меня прогонишь...
   Видя, что мои жалкие попытки оправдаться лишь усугубляют ситуацию, поспешила добавить:
   - Ален, я с детства была в тебя влюблена! Только поэтому решилась! И я ничего от тебя не требую. Ни жениться на мне, ни чего-либо другого.
   - Да ну?! - презрительно хмыкнул он. - Правда, надеешься, что я в это поверю? Твое счастье, что я всегда принимаю противозачаточное снадобье. Так что никаких последствий не будет. И дело можно замять, если не будешь болтать об этом сама. Забудь о том, что произошло, поняла?! И проваливай отсюда, пока кто-то из слуг сюда ни явился!..
   ...Вся эта безобразная утренняя сцена проносилась в голове, пока я шла, не разбирая дороги, по улицам просыпающегося города. Жестокие слова того, в кого была влюблена с детства. Крах всех моих наивных и романтичных мечтаний сразу после того, как поверила в то, что они могут стать реальностью. После волшебной ночи, когда я стала женщиной с любимым мужчиной...
   Очнулась я от громкого свиста магического двигателя и скрежета колес пытающегося резко затормозить самоходного экипажа. Повернув голову, увидела несущуюся на меня махину.
   А потом сильный удар, взметнувший мое тело вверх. Толчок о мостовую, выбивший дух. Резкая боль в затылке. И мир вокруг перестал существовать...

ГЛАВА 2

   Кемстар, клиника Сирила Габора, за день до вселения
   Авалайн Борель
   - Господин Габор, много у меня сегодня клиентов? - с затаенной надеждой на обратное спросила я, заглянув в кабинет главного целителя нашей небольшой клиники.
   Сирил что-то писал в гроссбухе, то и дело глубокомысленно почесывая затылок. Видимо, подсчитывал прибыль. Конец месяца все-таки. А значит, скоро необходимо отдавать положенный налог главе клана. Остальное распределять на нужды клиники, зарплату персоналу, ну и себе лично.
   Учитывая, что дело свое он завел всего два года назад, добившись одобрения проекта ларном Андрасом, успехи пока были спорными. Ничего особенно уникального клиника предложить не могла. Да и сильных целителей среди персонала не имелось. Даже сам Сирил был середнячком. Остальные трое целителей, в их числе и я, и вовсе слабенькие.
   Впрочем, по-настоящему сильными целителями не могла похвастаться ни одна больница Кемстара. Таких всегда забирали в столицу. Нам же, на периферии, доставались излишки. Хотя определенный плюс в этом был. Даже такие, как я, весьма ценятся. А в тех услугах, что оказывала конкретно наша клиника, и моих скромных способностей было достаточно. Лечебные массажи, магические подтяжки и прочее, в чем нуждались стареющие богатые женщины.
   Так что на кусок хлеба себе заработаю, даже если Ланфорд Андрас после совершеннолетия выбросит меня из своего дома. А это произойдет уже через восемь месяцев. Конечно, глава клана ни разу не сказал об этом прямо, но я ведь не полная дура. И сама догадываюсь, что такой жалкий маг, не способный принести значительную пользу, ему не нужен.
   Приютил в память о былых заслугах отца, чтобы не оказалась на улице, и на том спасибо. Да и формально я не принадлежу к клану Андрасов. Отец вышел из него, еще когда мне было восемь, основал свободный род и собственное дело. К сожалению, у него ничего не получилось. Без покровительства Андрасов желающие сами поживиться на изобретении быстро убрали его с дороги.
   Как всегда, при воспоминаниях о том, что произошло с моей семьей, настроение поползло вниз, а к горлу подкатил ком. Мотнула головой и отогнала тяжелые мысли. Одиннадцать лет прошло с того страшного дня. Пора бы уже научиться жить дальше и принять тот факт, что могу рассчитывать только на себя. Вроде в последнее время даже начало получаться. Перестала быть всего лишь приживалкой в доме опекуна.
   Когда Сирил пришел к Ланфорду Андрасу с просьбой разрешить открыть собственную клинику и уйти из клановой больницы, я как раз вертелась неподалеку от кабинета и краем уха уловила разговор. А потом набралась смелости и попросила у главы клана определить меня туда.
   Вообще Ланфорд Андрас всегда пугал меня до дрожи в коленках. Сдержанный властный старик, взгляд свинцово-серых глаз которого промораживал до костей. Казалось, он способен видеть человека насквозь. Пусть я и понимала, что это лишь впечатление такое. Ланфорд Андрас - сверхмастер* водной стихии, а не сильный целитель, что способен даже забраться человеку в голову. И ни разу при мне он не демонстрировал чего-то угрожающего, хотя способен был уничтожить любого, стоит только захотеть.
   Но как-то так получилось, что страх перед ним, возникнув с самого детства, не прошел до сих пор. Само осознание того, что этот человек занимает несоизмеримо более высокое положение и обладает выдающимися магическими способностями, парализовывало.
   Ожидала, что Ланфорд с насмешливым презрением откажет в моей робкой просьбе, но как ни странно, он согласился. Лично поговорил с Сирилом и передал меня под его начало, повелев обучить ремеслу.
   Моей радости не было предела. И даже не потому, что получила возможность покидать дом, где безвылазно жила с восьми лет. Я теперь могла доказать себе и другим, что чего-то стою! Надоело чувствовать себя домашним питомцем, которого всерьез не воспринимают.
   Так что за работу я взялась с огромным энтузиазмом. За прошедшие два года Сирилу ни разу не пришлось пожалеть, что меня ему навязали. Я использовала весь свой небольшой магический дар, выкладывалась на полную, никогда не отказываясь от работы. Наоборот, не упускала возможности научиться чему-то новому. Когда не было клиентов, уговаривала Сирила рассказать мне о лечении больных все, что он знает.
   Думаю, старому одинокому целителю это даже нравилось. Не раз посматривал на меня с одобрением и как-то по-отечески.
   Тем сильнее было его удивление, когда я задала вопрос про клиентов с таким видом, словно хотела отделаться от работы. Сирил даже замер, не донеся в очередной раз руку до затылка.
   - Ты не заболела, случаем, Ави? - спросил озабоченно, отложив перьевую ручку.
   Я отрицательно замотала головой и поспешила объяснить:
   - Сегодня Ален возвращается домой! Хочу встретить его вместе с ларном Андрасом.
   Сирил понимающе хмыкнул, отчего мои щеки сами собой окрасились румянцем. Неужели догадался о моих чувствах к единственному сыну Ланфорда Андраса? Да нет, вряд ли! Я же никогда об этом не говорила. Конечно, про Алена упоминала в разговорах не раз и не два, но... Проклятье! Покраснела еще гуще, поняв, что все равно себя выдала. Наверное, по выражению лица или тону, когда говорила про объект своего обожания.
   Заметив мое смущение, Сирил убрал с лица чуть насмешливую улыбку и снисходительно сказал:
   - Ну, ладно. Сейчас примешь госпожу Ристон, а остальных твоих клиентов перенаправлю другим целителям.
   Наверняка мое лицо слегка перекосилось при упоминании госпожи Ристон. Капризная, противная толстуха с манией величия, жена одного из влиятельных горожан. Ее не выдерживал никто, кроме меня. Да и я сама, признаюсь, несколько раз едва не сорвалась из-за грубости этой женщины.
   Но видимо, после постоянных насмешек Идет - дочери начальницы охраны Андрасов, с которой прожила под одной крышей долгие годы, мне даже госпожа Ристон не страшна! Вот, кстати, еще одна причина, почему хотелось встретить Алена в числе первых. Идет, как и я, с детства была влюблена в сына хозяина дома. Может, еще и поэтому мы с ней невзлюбили друг друга. Даже то, что Ален и ее, и меня воспринимал лишь как младших сестренок, не останавливало возникшего соперничества.
   Я надеялась, что теперь, когда превратилась во взрослую девушку, он посмотрит на меня иначе. В последний раз, когда Ален меня видел, пять лет назад уезжая из дома в столичную Академию, мне было четырнадцать. Нескладная, бесцветная, тощая девчонка, какой я была тогда, естественно, не вызывала в восемнадцатилетнем парне особого отклика. А с тех пор я изменилась. Не раз слышала от слуг в доме, что я очень миленькая. И пусть формы мои далеки от идеала, но надеюсь, общего впечатления окажется достаточно, чтобы Ален меня заметил. Нужно еще тщательно подобрать платье, чтобы как можно более выигрышно подчеркнуть свои достоинства.
   Думая уже не о предстоящем сеансе массажа и противной клиентке, а о встрече с Аленом, я едва ли не вприпрыжку побежала к своему рабочему месту.
   В стерильно-чистом помещении, где находились кушетка, разные масла и притирания, помогающие достигнуть нужного эффекта, лечебные артефакты и прочие мелочи, замерла перед зеркалом. Критически осмотрела собственное отражение.
   На мой взгляд, чересчур хрупкая, что делало на вид младше, но все не так уж безнадежно. Грудь, пусть и небольшая, но хорошей формы, что строгое белое платье целительницы особенно подчеркивало. Тонкая талия, округлые бедра. Лицо маленькое, правильной формы, с чуть вздернутым маленьким носиком и пухлыми губками. Медово-карие глаза, наивно распахнутые, мне самой казались глуповатыми.
   Я постаралась придать лицу строгое выражение, но получилось плохо. Фыркнув, показала язык отражению и поправила собранные в строгий пучок светлые волосы. Нужно будет ко встрече с Аленом сделать себе другую прическу. Вот волосами своими я и правда гордилась! Вьющиеся, густые, почти что платинового цвета. До красавицы, конечно, не дотягиваю, но хорошенькой или миленькой назвать можно. Надеюсь, этого окажется достаточно. Если, конечно, Ален не предпочитает жгучих смуглянок со спортивной фигурой, какой была Идет.
   Мои размышления прервало бесцеремонное вторжение госпожи Ристон. Стуком она, как и всегда, себя не озаботила. Высокая толстуха с неприятным злым лицом, вечно искривленным в презрительной гримасе, с первого взгляда не вызывала теплых чувств. Ее завистливый взгляд скользнул по моей стройной фигуре и загорелся еще большей злобой.
   - Опять ты? - неприязненно бросила она. - Никого поопытнее подобрать не могли? От тебя толку никакого!
   Ну, еще бы! - мысленно огрызнулась. Каждый сеанс массажа позволял похудеть на два-три килограмма**. Но если столько жрать, как эта дамочка, и совершенно не заботиться о поддержании физической формы, толку и правда будет ноль! Разумеется, эти мысли оставила при себе. Сирил настаивал на том, чтобы все его служащие были безупречно вежливы с клиентами. Не хватало еще испортить репутацию клиники.
   - Постараюсь сегодня оказаться более полезной, - с самой доброжелательной улыбкой сказала, хотя больше хотелось выдворить наглую толстуху за дверь.
   - Сильно сомневаюсь! - фыркнула госпожа Ристон и начала раздеваться. - Так и будешь стоять?! Или все-таки поможешь? Нет, ну что за бестолковая особа!
   Мысленно твердя себе, что я спокойна, да и вообще нужно выдержать всего час, а потом меня ждет самая приятная встреча, какую можно представить, помогла клиентке освободить ее бесформенные телеса и взобраться на кушетку. Последняя жалобно заскрипела под весом клиентки. Сколько же эта туша весит-то?
   Покачала головой и начала обрабатывать спину госпожи Ристон ароматическими маслами. Та продолжала что-то ворчать себе под нос, хоть и без прежнего задора. Как всегда, при общении с ней лучше всего работал метод - молчать и не поддаваться на провокации.
   Я взяла лечебный артефакт, воздействующий на пациента расслабляюще и заставляющий каждую клеточку становиться более податливой для дальнейшего воздействия. Провела несколько раз по телу клиентки, а затем приступила к массажу, по крупицам передавая собственную силу.
   Перешла на истинное зрение, чтобы лучше видеть процессы, происходящие в организме. Направляла основной поток туда, где это было особенно необходимо, усиливала обмен веществ и расщепление жиров. Добавляла легкий подтягивающий эффект. К сожалению, на большее целитель моего уровня не способен. Впрочем, как и середнячок. Возможности наши небезграничны. Вернуть молодость не в силах даже сильный целитель. Он может лишь создать корректирующий или моделирующий эффект, но не постоянный. Ведь собственной силой дается лишь толчок, а дальнейшее делает организм самого пациента.
   Помню, Сирил рассказывал, что сильный целитель, конечно, может за несколько сеансов отрастить утраченную конечность или восстановить поврежденный орган, но сколько сил это заберет у организма больного - другой вопрос. Так что после самого лечения еще придется долго восстанавливаться. Женщины же, стремящиеся продлить молодость и красоту, конечно, кое-какого эффекта достигают, но расплачиваются за это годами жизни.
   Впрочем, их это не останавливает. Большинство считает, что лучше прожить меньше, но красивой и молодой, чем покрываться морщинами. Если бы целители умели обходить защитные механизмы тела и заставлять его воспринимать их энергию, как свою, все было бы иначе. И возможности целительства скакнули бы вверх на несколько порядков. Но к сожалению, об этом остается только мечтать.
   Под моими руками тело госпожи Ристон активно боролось с жировыми клетками, укреплялось, приобретало упругость. Чутко уловив момент, после которого продолжение пойдет уже во вред, если делать это в течении одного сеанса, я остановилась. Провела артефактом по телу клиентки, возвращая его в нормальное состояние, и произнесла:
   - На сегодня все, госпожа Ристон.
   Та с неудовольствием повернулась на бок и принялась придирчиво осматривать себя.
   - Как всегда, толку никакого!
   - Наилучший эффект от такого массажа достигается при условии соблюдения диеты и здорового образа жизни, - привычно отреагировала, не желая нарываться на конфликт.
   Женщина поморщилась и не удостоила меня реакцией.
   - Помоги встать, - не дожидаясь ответа, она оперлась на мою руку, едва не вывихнув ее из сустава, и, кряхтя, слезла с кушетки.
   Мне опять пришлось выполнять роль горничной, помогая одеться.
   - С вас сто айнов, госпожа Ристон, - напомнила я, когда клиентка была полностью готова.
   - Цены просто грабительские! - привычно проворчала она, но отсчитала положенную сумму.
   С этим я была согласна. Такие процедуры были недешевыми - слишком много сил от целителя требовали. Но ведь желанного эффекта можно добиться правильным питанием и тренировками. Другой вопрос - если хочется всего и быстро. Так что нечего жаловаться!
   Глядя вслед уходящей клиентке, думала о том, что других судить, конечно, легко. А сама-то? Ведь мать Идет - Зелия - пыталась тренировать меня наравне с дочерью и привить интерес к физическим упражнениям. Хватило меня ровно на одно занятие, после чего я бегала от нее как от чумы, чем заслужила еще больше издевательств со стороны Идет.
   Сама девчонка добилась уже немалых успехов. Магам вообще в этом плане легче, чем обычным людям. С помощью источника можно укрепить собственное тело и добиться от него куда более впечатляющих результатов. Правда, не всем хватает терпения и выдержки - тренировки эти бывают весьма болезненными. Да и учиться лучше с детства, когда только идет строение организма.
   Помню, как с восторгом наблюдала за тренировками Алена, которого Зелия тоже натаскивала. Вот, чьей силе воли можно позавидовать! Он уже тогда подавал большие надежды, а покидая отчий дом, достиг степени воителя. Сейчас же наверняка уже мастер. В истинном зрении было видно, что потенциально он вполне может достичь уровня отца. Нужно лишь не останавливаться на достигнутом. Сама я, к сожалению, дальше слабенького целителя не продвинусь, пусть даже буду из кожи вон лезть. Хотя до рокового дня, когда убили мою семью, отец говорил, что потенциально могу стать как мама. Средним целителем. Но потрясение из-за случившегося с моими родными надорвало мои силы.
   Перед глазами встали жуткие картины того дня, когда в наш дом посреди ночи ворвались темные фигуры в масках. Крики слуг и охранников, живущих с нами. Отец тоже бросился помогать отражать нападение. Мы же с мамой спрятались в моей комнате за кроватью. Сидели, обнявшись, и тряслись, тревожно прислушиваясь к тому, что происходит. Мама велела мне закрыть глаза и уши и постараться отгородиться от всего. Шептала, что все будет хорошо. Что отец и охранники нас защитят.
   Треск выламываемой двери. Толчок, когда мама швырнула меня под кровать. Я не сразу решилась открыть глаза. А когда все же это сделала, увидела, как она падает с перерезанным горлом. И ее пустой остекленевший взгляд обращен ко мне.
   Чьи-то ноги приблизились к кровати, под которой я тряслась, до крови кусая собственную руку, чтобы не закричать.
   - Тут еще где-то должна быть девчонка! - воскликнул кто-то. - Ищите ее!
   Разумеется, меня нашли. Вытащили из моего укрытия и грубо тряхнули.
   С ужасом смотрела в темные глаза, виднеющиеся из-за прорезей маски, и понимала, что сейчас мне перережут горло так же, как маме. Ужас, нахлынувший на меня, мешал нормально мыслить. Я даже двигаться не могла. Будто парализованная, смотрела в лицо своей смерти, и только и могла, что беззвучно плакать.
   - Ее велели не убивать, - послышался голос второго человека в маске, находящегося в комнате.
   - Что с остальными? - тот, что держал меня, разжал пальцы, и я полетела на пол.
   Больно ударилась локтем, но даже крикнуть было страшно. Съежившись, лежала и ждала своего приговора, глядя на тело матери, из-под которого натекла уже целая лужа крови.
   - Остальные мертвы.
   - Обыщите весь дом. Нам нужны документы. Берите все бумажки, что сможете найти. Потом разберемся, те ли это, о которых говорил заказчик.
   Послышались шаги по направлению к двери.
   Только когда шум стих где-то в отдалении, я осмелилась пошевелиться. Подползла к матери и в отчаянной надежде попыталась задействовать силу. Даже в голову тогда не пришло, что это бесполезно. Ни один целитель не может воскрешать мертвых. Но я все пыталась и пыталась, будто от этого зависела собственная жизнь. Потом из носа хлынула кровь, и я потеряла сознание.
   Позже, когда очнулась уже в доме Андрасов, целитель, ухаживающий за мной, сообщил, что я надорвалась. Мой еще неустойчивый магический источник сжался до предела, пытаясь защитить остатки силы. Магии я не лишилась, но никогда не достигну чего-то большего, кроме как слабый целитель.
   Помню, как тогда восприняла это равнодушно. Единственное, что интересовало, было то, смогла ли я хоть что-то сделать для матери.
   - Как мама? - хрипло спросила, не узнавая собственного голоса.
   Целитель отвел глаза, и я все поняла.
   - Хоть кто-нибудь выжил? - проглотив ком в горле, глухо выдавила.
   Он сочувственно покачал головой. Но тут же утешил тем, что со мной самой теперь все будет в порядке. Я теперь под покровительством клана Андрас.
   Позднее сам Ланфорд объяснил, что на наш дом напали конкуренты, пожелавшие завладеть родительским изобретением. Собственно, именно оно заставило отца открыть свое дело и пожелать основать свободный род. Он считал, что за его открытием будущее и в дальнейшем сможет даже образовать собственный клан.
   Двигатель на магической тяге. Поистине уникальное изобретение, которое постепенно вытеснит привычные средства передвижения вроде карет и лошадей. Неизвестно, к кому попали документы, но те, кто убил моих родителей, так и не смогли ими воспользоваться. Скорее всего, глава клана Андрас сумел их найти и отобрать бумаги.
   В любом случае, изобретение в итоге оказалось в руках Ланфорда. Пусть формально оно принадлежало мне, как и отцовское дело, но добившись статуса моего временного опекуна, он этим воспользовался. Открыл завод по производству экипажей на магической тяге, все сильнее входящих в обиход. Мне же принадлежал лишь участок земли, где находился дом родителей, и фабрика, на которой отец собирался строить новые двигатели. Разумеется, сейчас это всего лишь полуразрушенные строения, почти не имеющие ценности.
   Ланфорд сказал, что выкупит землю у меня, если я пожелаю, но почему-то делать этого не хотелось. Это единственное, что осталось от родителей. После совершеннолетия подумаю, как распорядиться своим имуществом. В идеале лучше всего было бы сдавать в аренду. Но я до последнего оттягивала решение этих вопросов.
   Положа руку на сердце, я надеялась на иной поворот в своей судьбе. Понимала, что старшей женой Алена мне не стать. Таковыми выбирались обычно девушки с хорошим магическим потенциалом и равные по положению. Смешно даже мечтать, что наследнику клана Андрас позволят выбрать на эту роль меня. Но вот младшей женой...*** Пусть они и не пользуются таким уважением и правами, как старшие, но все равно это определенный статус. И возможность быть рядом с любимым мужчиной.
   Я полюбила Алена с детства. Еще когда увидела впервые. Он, тогда еще двенадцатилетний мальчишка, принял меня, как родную. Воспринимал, как младшую сестренку, защищал и относился с теплотой и нежностью. Наверное, только благодаря ему я и смогла пережить потерю родителей и не сломаться.
   Сам Ален тоже потерял мать. А также старшего брата и сестру. Их убили во время конфликта между кланами Андрас и Рубару. Разумеется, Ланфорд потом жестоко отомстил врагам, стерев их с лица земли. Так что от клана Рубару теперь никого не осталось. Даже маленьких детей. Ланфорд Андрас умел быть безжалостным. Как и великодушным.
   Последнее касалось меня. Ведь мог и не принимать участия в моей судьбе. Мой отец ведь в какой-то степени пошел против него, пожелав выйти из клана. Конечно, за помощь мне Ланфорд получил неплохую прибыль, прикарманив отцовское дело. Но ведь мог совершить это и так, а меня сплавить в сиротский приют. Вместо этого воспитывал в собственном доме вместе с родным сыном. Заботился.
   Пусть я никогда с его стороны не видела особой теплоты, но уж такой он человек. Всегда сдержанный. Будто ледяной. Даже с сыном не проявляет особых чувств. Может, на него так повлияла смерть жены и других детей. Этого не знаю. Но после их гибели он так и не женился вторично.
   Хотя, говорят, Зелия - начальница нашей охраны - согревает ему постель, прекрасно заменяя супругу. Не знаю, правда это или нет. Мне вообще трудно представить Ланфорда, обнимающего или целующего кого-то. Статуя, а не человек.
   Идет же, паршивка, не раз говорила, что хочет занять при молодом наследнике то же место, что ее мать при старом! Понятно, на что намекает. Бесстыжая девка! Если Ален все-таки сделает меня младшей женой, никогда такого не допущу! А уж ей не светит даже такая роль. Она простолюдинка. И пусть магически сильна, о браке с аристократом не может быть и речи. Вот я, пусть и почти что нищая, все-таки аристократка.
   Подумав об этом, воспрянула духом и, приведя в порядок рабочее место, пошла домой. Сегодня я собиралась быть во всеоружии, чтобы произвести впечатление на будущего мужа!
   Мелькала, конечно, мысль о том, что будет, если я ему не понравлюсь, но старалась задвигать ее подальше. Уж слишком безрадостным казалось будущее в этом случае. Да я вообще едва выдержала последние пять лет, ожидая возвращения Алена! И что греха таить, даже моя работа в клинике, по большому счету, всего лишь попытка доказать, что достойна его. Представить свою жизнь вдали от Алена попросту не могла. Так что была намерена до конца использовать свой шанс.
   ____________________
   *сверхмастер - в описываемом мире магия имеет подразделение на стихии и уровни силы. Есть стихийная боевая магия с подразделениями на неофитов, воителей, мастеров и сверхмастеров. Также есть не боевая магия: целители и бытовики, в зависимости от того, могут они воздействовать на живую или неживую материю. Целители и бытовики делятся на слабых, средних и сильных.
   **меры длины и веса для легкости восприятия используются привычные читателю.
   ***в описываемом фэнтези-мире мужчина мог иметь двух жен: старшую и младшую.

ГЛАВА 3

   Кемстар, дом Андрасов
   Авалайн Борель
   Домой я вернулась за два часа до приезда Алена. Но несмотря на это, едва не прозевала саму встречу. Никак не могла определиться с выбором одежды. Все платья казались унылыми и неподходящими для покорения объекта моей любви.
   Еще бы! Одевалась-то я, учитывая вкусы ларна Ланфорда. А тот считал, что приличная девушка обязана быть скромной. Тем более его подопечная. Неудивительно, что платья у меня все закрытые и навевают лишь скуку.
   Конечно, были несколько нарядов, что я надевала на семейные торжества. Но все их отличие от остальных - наличие кружев и оборок. Да и вечерние платья надевать днем неприлично - уж эту простую истину наставница по благородным манерам мне привила четко.
   Настроение ухудшалось с каждой минутой, пока я одно за другим отвергала платья и с тоской думала о том, что шансы понравиться Алену не так уж велики. Наверняка за время жизни в Самтаре встречался с самыми красивыми женщинами, одетыми по последней столичной моде.
   Так, ладно, не буду падать духом раньше времени! В конце концов, одежда не главное. Буду побольше улыбаться и строить глазки. Хотя, конечно, в последнем у меня опыта никакого. Один из целителей клиники Сирила Габора - Ральф Менгер, когда-то пытавшийся за мной ухаживать, не в счет. Я его поползновения всячески пресекала. И он вскоре переключился на более доступную коллегу. Да и глазки ему я и не думала строить. Наоборот, ходила с неприступным видом.
   О, Единый, и о чем только думаю? Когда нервничаю, мысли то и дело перескакивают с одного на другое, а на важном сосредоточиться не получается.
   Поколебавшись, все же сделала выбор в пользу платья золотисто-зеленого цвета. Оно выгодно подчеркивало цвет моих глаз, и в нем они казались похожими на янтарь. А вот с прической оторвалась по полной. Уложила кокетливыми локонами и украсила шпильками из янтаря. Получилось неплохо!
   Потуже зашнуровав корсаж, благодаря чему грудь стала казаться больше, а талия еще уже, я выплыла из комнаты, пытаясь двигаться плавно и грациозно. Да куда там? С координацией у меня всегда были проблемы. А из-за тугой шнуровки возникли трудности с дыханием, так что еле двигаться могла.
   Решив стойко выдержать все неудобства, я двинулась по мраморной лестнице вниз. Там, как и следовало ожидать, уже торчала Идет, желающая первой встретить Алена. Не одна я такая хитрая оказалась! Остальные, естественно, выйдут после того, как в дверь раздастся звонок. Представить себе вечно занятого Ланфорда Андраса и не менее занятую Зелию караулящими у входа было невозможно.
   Наши с Идет взгляды встретились. Думаю, мое лицо зеркально отразило ту же неприязнь, что я прочла на ее смуглой наглой физиономии. С неудовольствием поняла, что эта бесстыжая особа обошла меня по всем статьям в плане наряда. Ну, еще бы! Учась на телохранителя, Идет имела полное право щеголять в одежде мужского кроя. Да еще носила такую обтягивающую, что другие охранники разве что слюной не исходили.
   И как бы я ни относилась к этой особе, изводящей меня с детства, стоит признать, что похвастаться ей было чем. Грудь куда пышнее моей, длиннющие ноги и упругий зад, которым она не забывала вилять, оказываясь в поле зрения мужиков. Вьющиеся темные волосы, обычно собранные в хвост или косу, сегодня были распущены. Они доходили Идет до талии и, стоит признать, смягчали ее чуть грубоватые черты лица и делали неотразимой.
   Миндалевидные черные глаза и чувственные губы были подчеркнуты косметикой. Еще одно преимущество передо мной. Девушка-аристократка никогда не позволит себе появиться на людях в дневное время накрашенной. Впрочем, цвет лица и губ у меня и так достаточно свежий, чтобы пока не нуждаться в этих ухищрениях. И кто знает, может, естественная красота понравится Алену больше?
   Подбадривая себя этой мыслью, я с независимым видом спустилась с лестницы и устроилась на диванчике напротив того, где сидела Идет.
   - У тебя что других дел сегодня нет? - первой не выдержала моя извечная соперница. - Ты же в клинике своей должна быть!
   - У меня сегодня выходной, - отрезала, не желая продолжать разговор.
   Идет насмешливо фыркнула, показывая, что прекрасно догадалась об истинной причине. Потом, издевательски оглядев меня с ног до головы, озвучила вердикт:
   - Неужели и правда думаешь, что он на тебя клюнет?
   Я поджала губы, не желая позволять нахалке вовлечь меня в перепалку. К счастью, раздался долгожданный звонок в дверь.
   Дворецкий, степенный и важный господин Рамси, покосившись на нас обеих, прошел ко входу и открыл. Мы с Идет тут же вскочили, с жадным нетерпением уставившись на входящего в холл улыбающегося Алена.
   Мое бедное сердечко затрепыхалось, как у всполошенной птицы. Он не только не подурнел с момента нашей последней встречи, а даже наоборот! Возмужал, из привлекательного юноши превратившись в еще более привлекательного мужчину. Длинный приталенный сюртук выгодно подчеркивал все достоинства подтянутой атлетической фигуры.
   Высокий, стройный, с подстриженными по последней моде темно-русыми волосами, Ален ничем не уступал столичным франтам, которые иногда заезжали в Кемстар. Я даже оробела, глядя в красивое лицо, одновременно знакомое и будто чужое. Интересно, как сильно изменила Алена жизнь в столице? Не хотелось бы, чтобы он превратился в заносчивого и высокомерного сноба! Если бы не улыбка и живой блеск свинцово-серых глаз, Ален казался бы сейчас копией отца, только более молодой. А Ланфорд Андрас вызывал у меня довольно противоречивые чувства.
   Впрочем, мои опасения оказались напрасными. Улыбка, которой Ален приветствовал дворецкого, при виде нас стала еще более живой и искренней. Остановившись в двух шагах и передавая господину Рамси плащ, до того перекинутый через предплечье, он подмигнул поочередно мне и Идет.
   - Как же вы выросли, девчонки! Совсем взрослыми стали. От женихов, наверное, отбоя нет!
   Идет одарила его лукавой улыбкой и начала беззастенчиво строить глазки.
   - Да какие здесь женихи-то? И глянуть не на кого было!
   Я же потеряла дар речи. Стушевалась так, что не могла придумать вразумительного ответа. Только и могла, что таращиться на Алена и глупо улыбаться. Когда же он подошел совсем близко и дружески обнял, сказав, что скучал по мне, и очень рад видеть, совершенно остолбенела.
   От Алена приятно пахло дорогим парфюмом, слегка табаком и еще чем-то неуловимым, что я восприняла как аромат далекой и блистательной столичной жизни. Едва сдержала порыв уткнуться ему в грудь и застыть так, ни о чем не думая и просто наслаждаясь ощущениями.
   Но к сожалению, Ален быстро отстранился и спросил:
   - А отец и Зелия где? Как всегда, заняты?
   - В отличие от столичных бездельников, у нас и правда много дел, - послышался чуть насмешливый голос, и я, как и остальные, повернулась в сторону появившегося в холле Ланфорда Андраса.
   Рядом с ним безмолвной тенью застыла смуглокожая Зелия. Дочь на нее была очень похожа, но в отличии от Идет, вела себя начальница охраны сдержанно и с достоинством. И мужской костюм, который она носила, не был призван служить для соблазнения противоположного пола. Да и вообще я представить не могла Зелию в женском платье. Сколько ее помню, всегда носила мужское. Еще и короткая стрижка довершала впечатление сурового воина.
   Впрочем, назвать Зелию мужеподобной было нельзя. Фигура у нее была очень даже женская. В лице же чувствовалось нечто экзотическое и страстное, как и у Идет. Так что впору поверить, что она и правда согревает постель Ланфорду. Хотя, что бы ни творилось между ними за закрытыми дверями, на людях они всегда соблюдали дистанцию. Начальник и подчиненная, не больше.
   Зелия неодобрительно покосилась на Идет, принимающую как можно более соблазнительные позы, чтобы обратить на себя внимание Алена. Видимо, кое-кого ждет строгий выговор! - подумала я с удовлетворением.
   - Теперь, когда я здесь, готов во всем помогать, - улыбнулся Ален отцу. - Если, конечно, доверишь мне такие важные обязанности.
   - Даже не надейся, что не доверю, - сдержанно улыбнулся старик. - Пора тебе приобщаться к семейным делам.
   Ален подошел к отцу и неуверенно замер. Видно было, что ему хотелось обнять Ланфорда, но тот всегда был слишком скуп на проявление эмоций. Впрочем, сейчас глава клана все же снизошел до того, чтобы обнять сына и пару раз похлопать по спине. Почти сразу отстранился и уже без улыбки сказал:
   - Твою комнату подготовили, так что можешь отдохнуть с дороги. Потом заходи ко мне, расскажешь столичные новости.
   - Конечно, - невольно перенимая холодную сдержанность отца, откликнулся Ален.
   - Три дня тебе на адаптацию, а затем начнешь входить в курс дела.
   - Ты, как всегда, сразу быка за рога, отец! - театрально закатил глаза младший Андрас. - Не дашь даже отдохнуть по-человечески!
   - Знаю я твой отдых! - неодобрительно поджал губы Ланфорд. - Попойки, кутежи и прочие непотребства. Не хочу, чтобы мой сын уподоблялся другим молодым бездельникам.
   - Ты неисправим, - примиряюще протянул Ален, - но я тебя все равно люблю.
   И, не обращая внимания на чуть ошалелое выражение лица старика, сам его обнял и, отстранившись, подмигнул.
   - В общем, раз уж ты дал мне три дня, я намерен использовать их на полную. Не терпится встретиться со старыми друзьями! Да и кое-кто из новых, кто учился со мной в Академии, уже здесь. Не возражаешь, если я сегодня пущусь во все тяжкие?
   Ланфорд прищурился, явно выискивая причину для отказа, но все-таки кивнул. Видно было, что несмотря на кажущуюся строгость, он искренне рад возвращению сына.
   - Надеюсь, никаких скучных приемов в честь моего возвращения в ближайшее время не планируется? - напоследок с деланным ужасом спросил Ален.
   - Конечно, планируется, - проворчал Ланфорд. - Нужно собрать глав родов нашего клана.
   Ален страдальчески простонал:
   - Нет, ну ты точно смерти моей хочешь! А кроме старперов, только и способных что говорить о делах, там кто-нибудь будет? - тут же усмехнулся и добавил: - Да шучу я, шучу! Собирай своих глав родов. Как-нибудь перенесу эту пытку!
   Сделав вид, что не заметил неподобающих речей, Ланфорд сухо сказал:
   - Советую тебе на приеме присмотреться к девушкам, которые там будут. Пора уже и о женитьбе подумать.
   В этот раз ужас Алена был неподдельным.
   - Отец, ты издеваешься?! Я ведь только Академию закончил! Дай хоть погулять немного. Зачем спешить с женитьбой? Мне ведь только двадцать три!
   - Между прочим, на твоей матери я женился именно в таком возрасте, - проронил старик, хмурясь. - Ты уже достаточно взрослый, чтобы создать семью.
   Упоминание о покойной матери явно сбило весь настрой Алена. Его красивое лицо омрачилось.
   - Если бы я встретил такую женщину, какой была мама, то женился бы без раздумий. Но таких, как она, больше нет.
   Ланфорд тоже помрачнел и поспешил прервать тягостный для них обоих разговор.
   - Ладно, потом поговорим. Иди отдыхай. А у меня еще куча дел.
   Не обращая внимания на нас, ставших невольными свидетелями этой сцены, он двинулся обратно в сторону кабинета. Зелия, как верная собака, последовала за ним. Она вообще практически все свободное время торчала рядом с Ланфордом. Оставляла свой пост личной телохранительницы только для утренних тренировок с другими охранниками и дочерью.
   Господин Рамси отдавал распоряжения по поводу багажа и усиленно делал вид, что не обращает внимания на происходящее вокруг.
   Идет, дождавшись, пока мать и хозяин скроются из виду, подскочила к Алену, задумчиво смотрящему вслед отцу, и промурлыкала:
   - Значит, вы собираетесь сегодня на прогулку в город, ларн Ален? А меня с собой возьмете?
   - Прости, малышка, но в компании моих приятелей порядочной девушке делать нечего, - весело отозвался он, щелкнув ее по носу. - Да и, боюсь, твоя мать мне потом голову оторвет!
   - Не оторвет, - упрямо заявила Идет. - Тем более что я намерена стать вашей личной телохранительницей. Быть с вами и днем, и ночью, - последнее прозвучало так многозначительно, что не понять было невозможно.
   Брови Алена взметнулись, и он чуть насмешливо окинул взглядом льнущую к нему фигурку Идет.
   - Вижу, ты и правда выросла!
   Я, кипя от негодования, продолжала стоять возле диванчика, чувствуя себя невидимкой. И хотела бы что-то сказать, но будто разом поглупела. Присутствие Алена превратило меня в какую-то бессловесную куклу. Но своей выходкой Идет невольно помогла мне. И негодование пересилило робость. Так что я с неприязнью процедила:
   - До личной телохранительницы ты еще явно не дотягиваешь!
   Идет возмущенно уставилась на меня, гневно раздувая ноздри.
   - Я уже достигла уровня воителя! Скоро начну мастера осваивать!
   - Вот когда освоишь, тогда и будешь напрашиваться в личные телохранителя наследника главы клана, - сухо отрезала я.
   - Да как ты?!.. - не знаю, что бы она сказала дальше, но Ален пресек зарождающуюся перепалку.
   - Говоришь, уже воительницей стала? - с преувеличенным восхищением спросил он. - Покажешь свои успехи?
   - Против вас у меня ни шанса! - довольная Идет наигранно-скромно потупилась. - Вы ведь, как я слышала, уже мастер.
   - Мастером я стал совсем недавно, так что у тебя есть шанс, - усмехнулся Ален и заговорщицки понизил голос: - Вот когда одержишь надо мной победу, тогда и поговорим про должность личной телохранительницы!
   Я с трудом скрыла улыбку. Он явно пытается так от нее отделаться, чтобы не обидно было. Переводит все в плоскость воинских достижений. Идет же, похоже, и не поняла, что ее послали.
   - Готова попробовать хоть сейчас! - азартно сказала она.
   - Что ж, - покачал головой Ален, - сейчас приведу себя в порядок, переоденусь и присоединюсь к тебе. Встретимся на тренировочной площадке.
   - Можно, я тоже посмотрю? - не сдержалась я.
   Не терпелось увидеть унижение соперницы. А в том, что Ален надерет ей задницу, не сомневалась. Это остальным охранникам доставалось от наглой девицы, действительно имеющей большой потенциал. Управление воздушной стихией позволяло ей расшвыривать их по всей площадке, прежде чем они задевали ее огненными шарами или молниями.
   Казалось бы, воздух - безобиднейшая из стихий, но при умелом использовании эффективнее многих. А Зелия знала, как использовать это преимущество в полную силу, чему и учила дочь. Долго ли продержишься против мастера воздуха, который создаст вокруг тебя сферу, из которой выкачает весь кислород? Или который будет отшвыривать на подлете и тебя самого, и все твои плетения?
   Только вот подобное работает при прочих равных условиях. Да и Идет - не Зелия с ее опытом. Так что хотелось верить, что Ален и правда утрет ей нос.
   Нужно ли говорить, что весть о тренировочном поединке разлетелась по дому мгновенно. Так что, когда час спустя Ален появился на заднем дворе на площадке, которая использовалась для этих целей, там уже собрались практически все домочадцы. Я даже Ланфорда и Зелию увидела в окне кабинета. Гордость им не позволила торчать в рядах прочих любопытных, но удержаться от того, чтобы посмотреть на причину поднявшегося переполоха даже они не смогли.
   Наши охранники - все пятнадцать человек, азартно делали ставки. Причем, как ни странно, на Идет тоже активно ставили. Видимо, и правда успела завоевать авторитет среди них!
   Ален, сменивший щегольской столичный костюм на тренировочную одежду, с легкой улыбкой вышел на площадку. Идет уже была там, глядя на него взглядом хищницы, готовой к броску. Вся она неуловимо изменилась. Волосы собрала так, чтобы не мешали, стала сдержанной и сосредоточенной, отбросив кокетливые ужимки. Теперь при виде нее и правда можно было поверить, что она воин, а не просто наглая девица, надевшая мужскую одежду.
   Заметила, что и Ален слегка изменился. Взгляд стал более цепким, а мнимая расслабленность тела походила на повадки дикого зверя, ожидающегося в засаде.
   По моей коже пробежала волна мурашек - настолько волнующим показалось это зрелище. Мой мужчина! Опасный, непредсказуемый и такой притягательный. Как же я мечтаю иметь право и правда его называть своим! Знать, что под его защитой мне ничего не страшно.
   А еще лучше было бы стоять с ним рядом бок о бок, будучи такой же опасной хищницей!
   Всколыхнулась даже зависть к Идет. Как бы я к ней ни относилась, но она и правда хороша в бою. А именно таких женщин чаще всего выбирают аристократы. Сильных, с большим магическим потенциалом. Будь Идет аристократкой, у нее отбоя бы ни было от женихов. Что если Ален тоже не устоит и захочет ее видеть рядом хотя бы в роли любовницы?
   Внутри болезненно кольнуло от неприятного чувства. Сцепив зубы, я продолжила наблюдать за происходящим, надеясь, что Идет опозорится и потерпит неудачу.
   Поединок начался так стремительно, что я едва не проворонила начало. Вот оба противника стоят неподвижно, изучая друг друга и выжидая. А в следующий момент на нереальной скорости, недоступной обычному человеку, незнакомому с техниками изменения тела, сорвались с места.
   Они задействовали пока только обычные боевые навыки. Тренировочные мечи в их руках казались ветряными мельницами - настолько быстро меняли положение. Но как бы ни была Идет хороша в бою на мечах, скоро стало ясно - Ален ее в этом превосходит. Она это тоже поняла и попыталась "воздушным кулаком" выбить из рук противника оружие. Сделала это так неожиданно, что почти получилось. И все же Ален успел отреагировать - "водная плеть", обвившая его запястье, намертво прикрепила меч к ладони, не позволяя выбить.
   А в следующий момент в Идет полетела еще одна - со второй руки. Почти захлестнула шею девушки. Лишь чудом ей удалось отскочить в сторону. Идет, лавируя, как заяц, и бегая по всей площадке, уклонялась от "водных хлыстов" и пыталась сбить противника "воздушными кулаками".
   Я же с восторгом и изумлением наблюдала за тем, как тело Алена будто покрылось водной чешуей, не позволяющей сбить с ног и гасящей инерцию. Когда подобное пытались проделывать другие воители, имеющие такую стихийную направленность, им не хватало концентрации, чтобы долго удерживать эффект. И в конце концов, Идет побеждала. Но Ален и правда был мастером! Причем сильно поскромничал, когда говорил, что лишь недавно перешел на эту ступень. Управлялся он со своей стихией виртуозно!
   А то, что пока он с Идет лишь забавлялся, стало ясно после того, как с рук сорвалось "водное лезвие". Девушка взвизгнула, едва успев уйти с линии атаки. Впрочем, Ален прекрасно контролировал свои плетения и явно лишь хотел напугать и сбить концентрацию. Убивать ее точно не намеревался.
   Еще пара "водных лезвий", просвистевших у головы Идет, и вот уже ее удалось застать врасплох и сбить с ног "водным хлыстом", обвившим ноги. Она пошла на отчаянный ход и попыталась заключить Алена в "воздушный пузырь", высасывающий воздух, но "водная оболочка" вокруг него не позволила и отшвырнула плетение.
   Идет в бессилии закусила губу. Это казалось невозможным. Одновременное использование трех техник: лезвия, плети и защитной оболочки. Ален и правда был мастером! Воитель может использовать вместе от силы две, да и то при предельной концентрации. На что же тогда способны сверхмастера?!
   Я невольно покосилась на Ланфорда Андраса. На лице главы клана светилась едва заметная довольная улыбка. Похоже, он гордится победой сына. Поежилась, представив, что может сотворить сам Ланфорд. Хорошо, что таких магических монстров, как он, единицы. Главы нескольких кланов и сам император. Даже мастеров немного. Всего пара сотен на все страну. Воителей и неофитов, конечно, больше, но и они весьма ценятся. Подавляющее число людей вообще не имеют магических способностей. Неудивительно, что кланы и свободные роды стремятся заполучить тех, в ком они открываются, делая их слугами или вводя в род.
   Считается очень престижным быть не сам по себе, а входить в клан. Даже у слуг аристократов больше привилегий, чем у простых смертных. Достаточно сказать хотя бы, что на тех, кто входит в клан, не распространяются обычные законы. Какое бы преступление ни совершили, за человека вступятся. А отвечать будет глава рода или клана. Обычно дело ограничивается штрафом в государственную казну. Как провинившегося будут наказывать внутри клана, это уже другой вопрос.
   Император лишь слегка ограничил могущество аристократов, запретив им иметь собственную армию. Личная охрана главы клана не должна превышать пятидесяти человек. Обычного родового аристократа - десять. Да и то за каждого в казну полагается немалый налог. Так что в случае разборок между аристократами тем приходилось прибегать к услугам наемников. Они обходились гораздо дешевле. У Андрасов число клановых воинов тоже не превышало разрешенное количество. Часть из них неотлучно находилась в Кемстаре, рядом с главой. Другие были заняты на охране самых важных объектов.
   Посрамленная Идет кусала губы, глядя, как Ален с легкой улыбкой идет к ней. Он протянул ей руку и помог подняться. Потом что-то дружелюбно шепнул, потрепав девушку по щеке. Она просияла улыбкой и уже куда увереннее расправила плечи. Явно похвалил ее мастерство.
   Коготки ревности снова царапнули по сердцу, когда я заметила, что Ален проводил гордо удаляющуюся с площадки девушку куда более заинтересованным взглядом, чем раньше. Неужели Идет и правда удалось задуманное? Заставить его посмотреть на нее как на женщину? Глаза защипало от подступивших слез. Особенно грустно стало, когда Ален, не обратив на меня никакого внимания, прошел мимо, улыбаясь поздравляющим его охранникам. Похоже, я потерпела сокрушительное поражение!
   Остаток дня провела в своей комнате, отказавшись от обеда и ужина. На душе было скверно. Все мои надежды пошли прахом. Но неужели все, что я могу, это рыдать, ощущая собственную никчемность? Тогда я и правда недостойна такого мужчины, как Ален! Нет уж, я докажу, что тоже способна добиваться своих целей!
   Идея, пришедшая в голову, поначалу у меня самой вызвала ужас. Но чем больше над ней размышляла и чем больше себя накручивала, тем сильнее укреплялась в решимости ее осуществить. И то, что Ален сегодня отправился развлекаться с друзьями, мне очень даже на руку. Вернется он явно навеселе. Затуманенный мозг не будет способен соображать нормально. И все у меня может получиться!
   Мысль же о том, что Ален не захочет брать на себя обязательства после того, как все случится, я старательно отгоняла. Пусть сейчас нравы стали куда свободнее, но все же в среде аристократов приличия стараются соблюдать. А я ведь не требую сделать меня старшей женой, полноправной супругой. Мне вполне хватит статуса младшей!
   Я не находила себе места все то время, пока ждала возвращения Алена домой. Уже стемнело, а я даже свет не зажигала, сидя на подоконнике и вглядываясь в освещенную магическими фонарями подъездную аллею.
   Терзали сомнения. Имею ли я право так поступать с Аленом? Фактически, вынуждать его сделать мне предложение? А потом вдруг решила: нет, ни к чему принуждать я Алена не стану. Если пойму, что после нашей ночи он по-прежнему ничего ко мне не чувствует, откажусь требовать с него какие-то обязательства. И буду радоваться хотя бы тому, что урвала для себя немного счастья. Что моим первым мужчиной стал тот, кого люблю больше всего на свете! Эта мысль немного примирила меня с самой собой, и я с уже большим спокойствием принялась ждать.
   Едва не задремала, пока безрезультатно вглядывалась в происходящее за окном. Ален вернулся далеко за полночь. Его походка была немного шатающейся. Похоже, погулял и правда неплохо!
   Стало вдруг так страшно от того, что я задумала, что возникло желание отказаться от всего этого безумия и лечь спать. Но тут же представила себе, как более удачливые и смелые соперницы, которые, без сомнения, очень скоро появятся на горизонте, не постесняются сделать то же самое, лишь бы заполучить Алена. И решимость вернулась.
   Выждав с полчаса, соскользнула с подоконника и, поправив ночную сорочку, двинулась к выходу. Привыкшие к полумраку глаза легко ориентировались в окружающей обстановке. Так что не понадобилось зажигать свет. Сердце колотилось как бешеное, к щекам прилила кровь. Руки тряслись так, что пришлось сжать их в кулаки, чтобы дрожь не передавалась всему телу.
   У заветной двери я замерла. Мелькнула мысль, что Ален мог ведь и запереться изнутри. Почти захотела, чтобы так и было. Тогда бы нашлось оправдание, почему не удалось совершить задуманное. Но нет! Похоже, судьба сегодня решила дать мне шанс на полную опробовать свои силы. Дверь легко поддалась и даже не заскрипела.
   Прошмыгнув внутрь, я закрыла ее за собой и провернула торчащий в замке ключ, словно таким образом отрезала себе пути к отступлению.
   При неверном свете луны, проникающем из окна, различила лежащую на постели фигуру. Слышалось размеренное дыхание, возвещающее о том, что Ален уже уснул.
   Подойдя к самой кровати, я некоторое время разглядывала безмятежное во сне лицо, кажущееся совсем юным. Подумала и подошла к окну, задернула портьеры. Осуществлять задуманное в полной темноте показалось не так стыдно.
   Потом на ощупь вернулась к кровати. Решительно сбросила ночную сорочку и забралась под одеяло. Что делать дальше, не знала. Потому не нашла ничего лучше, как прижаться к Алену своим обнаженным телом и робко коснуться губами его плеча. Осознав, что он тоже полностью обнажен, почувствовала, что краснею еще больше. От Алена исходил запах алкоголя, но меня это ничуть не отталкивало. Наверное, не было ничего, что вызвало бы во мне отвращение, если это касалось его!
   Он все еще не просыпался, и я, затаив дыхание, направила ладонь в путешествие по мужскому телу. Касалась твердых мышц на груди и плечах, опустилась по впалому животу вниз, туда, где начиналась дорожка волос. Как целитель, я прекрасно знала обо всех аспектах человеческой анатомии. Как женской, так и мужской. Но разумеется, лишь в теории. Мысль же о том, что дотрагиваюсь до самой интимной части тела любимого, вызывала невольную оторопь и волнение.
   Внутри даже начало зарождаться возбуждение, которого никогда не чувствовала прежде. Под моей рукой естество Алена начало подавать признаки жизни. Я осторожно касалась его, проводила по нему, еще больше возбуждая. В конце концов, с губ мужчины сорвался стон, и он открыл затуманенные глаза.
   Прежде чем любимый хоть что-то сказал, я потянулась навстречу и накрыла губами его рот. Неумело целовала, жалея, что никакого опыта в этом деле не имею. Впрочем, Ален довольно быстро перенял инициативу. С двойственными чувствами поняла, что как раз у него недостатка опыта нет.
   Его поцелуй вскоре поглотил меня всю, лишив возможности мыслить трезво. Сладкий, чувственный, безумно возбуждающий! Подмяв меня под себя и оказавшись сверху, Ален начал еще и ласкать мое тело, пробуждая внутри все большее томление. Я застонала ему в рот, когда пальцы коснулись меня там, где еще не касался ни один мужчина.
   - Да ты уже вся мокрая, - оторвавшись от моих губ, хрипло выдохнул Ален слегка заплетающимся языком. - Так и знал, что выкинешь нечто подобное. Вот чертовка!
   Знал? Я напряглась, чувствуя, как сладкий дурман понемногу начинает улетучиваться. Откуда он мог знать, если я сама решилась на это далеко не сразу? Да и то даже сейчас считаю безумием!
   - Ты ведь знаешь, что я ничего не могу тебе обещать серьезного, Идет? - снова послышался голос Алена.
   А я осознала, что он принимает меня за другую. Будто холодом проморозило от этой мысли. Попыталась высвободиться, что-то сказать, но Ален снова коснулся меня там, и единственное, что сорвалось с губ - долгий протяжный стон.
   - Какая же ты страстная... - продолжая умело ласкать чувствительное местечко, шептал он в самое ухо, отчего возбуждение лишь усиливалось. - Пожалуй, я несколько погорячился, отказываясь от твоих услуг личной телохранительницы. Если, конечно, не будешь требовать больше того, что могу тебе дать.
   Я же плыла среди накатывающих теплых волн, не обращая внимания на его слова. Плевать на все! Просто не хочу, чтобы он прекращал то, что делает сейчас. Иначе умру. От разочарования и упущенной возможности хоть раз почувствовать, каково это - быть с ним.
   Когда же его губы последовали за руками и начали бесстыдно и умело ласкать там, где все уже изнывало от нетерпения, перестала сдерживать стоны. Голова металась по кровати. Внизу живота все скручивалось в тугую пружину, а потом опять раскручивалось, распространяясь обжигающими волнами по всему телу. А потом я и вовсе унеслась куда-то, перестав воспринимать реальность.
   Очнулась лишь когда на смену удовольствию пришла боль. Внутрь меня проталкивалось мужское естество, доставляя сильный дискомфорт. Я закусила губу, чтобы сдержать крик - в этот раз болезненный. Не хочу, чтобы он останавливался именно теперь, когда уже почти все случилось. Хочу, чтобы ему было настолько хорошо со мной, что утром бы простил мой маленький обман. А еще понял, что из меня и правда получится хорошая младшая жена.
   Но Ален, похоже, осознал, что что-то не так, несмотря на все мои усилия.
   - Кто бы мог подумать, что я у тебя первый, - тихо шепнул он, стараясь двигаться осторожно и причинять мне как можно меньше боли. - Ты казалась уже достаточно опытной. По крайней мере, твое поведение об этом говорило. Ты полна сюрпризов, Идет...
   Новое упоминание чужого имени резануло сильнее раздирающей на части боли. Но я пересилила себя и теснее прижалась к нему, обвивая руками и ногами. Утром он и так поймет, кто был с ним этой ночью.
   Когда все закончилось, он привлек меня к своей груди, развернув к себе спиной. Поцеловал в макушку, как маленькую, и шепнул, что ему было со мной очень хорошо.
   По моим щекам текли счастливые слезы. В его объятиях было так тепло и уютно. Его запах обволакивал, наполнял уверенностью в том, что поступила правильно. И в этот миг ни о чем не жалела. Воображение рисовало сладостные картины того, как утром мы оба проснемся. Он поймет, что с ним была не Идет, а потом признается, что теперь воспринимает меня иначе. И безумно хочет быть со мной и дальше.
   Так, представляя эту идиллическую картину, я и уснула, с улыбкой на губах и предвкушением сказки, что ворвется в мою жизнь уже утром.

ГЛАВА 4

   Кемстар, дом Андрасов, день переноса
   Авалайн Борель
   Пробуждение Алена я уловила чутко. Едва он зашевелился и его объятия ослабли, как я тут же проснулась. Правда, глаза открыла не сразу. Замерев и затаив дыхание, ожидала его первой реакции. Решила действовать уже исходя из нее.
   Прогнулась кровать, когда Ален поднимался. Услышала его сдавленные проклятия:
   - И вот нужно мне было так набираться вчера?! Как голова-то раскалывается...
   Похоже, сейчас его мысли в основном сосредоточились на самочувствии. Бедненький мой! Надо будет попросить кого-то из слуг принести ему что-нибудь от похмелья или самой полечить.
   Услышала, как босые ноги прошлепали в сторону окна. Сквозь закрытые веки ощутила, как в комнату хлынули потоки света. Живо представила, как Ален разворачивается обратно к кровати, уже окончательно проснувшись. Замечает, наконец, мою беловолосую макушку, торчащую из-под одеяла.
   Нет, я ожидала, конечно, что реакция будет. Но вот такого грязного ругательства из уст обычно учтивого и благородного молодого человека точно нет. Я даже глаза распахнула от потрясения. В обществе приличных девушек так не выражаются!
   Впрочем, похоже, после прошлой ночи меня можно исключить из разряда приличных. Эта мысль не вызвала особого расстройства. Тело все еще помнило ласки Алена, а некоторый дискомфорт внизу живота не входил ни в какое сравнение с тем удовольствием, что я чувствовала ночью.
   Понимая, что притворяться спящей дальше глупо, повернулась и уставилась на любимого, робко улыбаясь. Всклокоченный, помятый и явно раздраженный, он стоял у окна и в упор смотрел на меня.
   Моя улыбка медленно увяла. Нет, я понимаю, что с похмелья мужчины бывают не в духе, но чтобы до такой степени! Серые глаза Алена прямо-таки молнии метали. Они скользнули по моей съежившейся под его взглядом фигурке, нервно цепляющейся за одеяло. Потом оглядели свое обнаженное тело с красноречивыми следами крови на определенном месте.
   С губ Алена сорвалось новое ругательство, ничуть не уступающее предыдущему. Потом он шумно выдохнул и процедил сквозь зубы, подходя к халату, лежащему на спинке стула, и накидывая его на плечи:
   - Какого демона ты тут делаешь?!
   - Ален... - только и смогла беспомощно пролепетать, понимая, что все мои мечты о сказочном финале разлетелись вдребезги.
   - Проклятье, как голова-то болит! - поморщился он, потирая виски. Потом нервно запахнул халат и завязал пояс. - Соображаю сейчас плохо. Прошлой ночью между нами ведь что-то было?
   Глупый вопрос, учитывая ситуацию! Я, лежащая в его постели в чем мать родила. Его мужское достоинство в красноречивых следах того, что что-то было точно. Но разумеется, я такого не сказала. Лишь дергано кивнула.
   Ален некоторое время ходил по комнате, искоса поглядывая на меня. На его скулах играли желваки, а взгляд становился все более напряженным. Наконец, он остановился напротив меня, и я ощутила, как по спине пробегает неприятный холодок. Сейчас лицо Алена так напоминало отцовское, что мне стало еще больше не по себе. Холодное, надменное, с колючими глазами-льдинками, в которых не было ни малейшего теплого чувства.
   - Похоже, я понимаю, в чем дело, - тоном, способным заморозить океан, проронил он. - Бедной сиротке захотелось определенности в собственном положении. И она решила использовать радикальные методы. До совершеннолетия ведь осталось где-то около года, не так ли?
   - Ален, - еле слышно выдохнула я. - Причем тут это?
   - Причем?! - глаза-льдинки сверкнули злостью. - Только не принимай меня за полного идиота! Таких, как ты, я достаточно навидался в столице. Пронырливые девицы без гроша за душой, желающие урвать себе как можно более жирный кусок! Понимаю, что ты привыкла к красивой жизни и лишаться ее не хочется. Живешь в доме главы клана, ни о чем не заботясь. И терять это ой как не хочется, правда?! Вижу, отец тебе так и не сказал, как намерен распорядиться дальнейшей твоей судьбой. И это вынудило тебя пойти на крайние меры. Так вот, глупая девчонка, он подобрал бы тебе хорошего мужа из родов, входящих в клан. Если, конечно, захотела бы остаться, а не жить самостоятельно. На произвол судьбы тебя бы точно не бросили. Но ты решила пойти ва-банк! Захомутать не кого-нибудь, а наследника главы клана! Рискованно, но в случае успеха вознесло бы тебя на самую вершину. Так вот, зря надеешься! И если вздумаешь поднимать шумиху по поводу поруганной невинности, отец тебя с дерьмом смешает! Впрочем, я и сам с этим справлюсь. У меня тоже достаточно влияния. Ни слова не смей никому говорить, поняла?! Иначе пожалеешь!
   - Ален, - по моим щекам градом катились слезы.
   Тело от каждой фразы дергалось так, словно меня плетью хлестали. Я совершенно не узнавала Алена. Куда только подевался доброжелательный и благородный парень, относившийся ко мне как к младшей сестренке? Передо мной был высокомерный аристократ, которому я перешла дорогу и который, не задумываясь, в порошок сотрет.
   - Прекрати реветь! - процедил он брезгливо. - Знаю я ваши бабьи уловки! Только на меня не подействует. Нет, ну ты и правда меня таким идиотом считала, когда решилась на такое?!
   - Я вовсе не хотела тебя использовать! - воскликнула, собравшись с силами.
   - Тогда зачем явилась ко мне ночью, когда я был совершенно невменяемым? Еще и за другую себя выдала? - брезгливо бросил он.
   - Ты сам принял меня за Идет... Я просто... я просто испугалась, что если признаюсь, ты тут же меня прогонишь...
   Видя, что мои жалкие попытки оправдаться лишь усугубляют ситуацию, поспешила добавить:
   - Ален, я с детства была в тебя влюблена! Только поэтому решилась! И я ничего от тебя не требую. Ни жениться на мне, ни чего-либо другого.
   - Да ну?! - презрительно хмыкнул он. - Правда, надеешься, что я в это поверю? Твое счастье, что я всегда принимаю противозачаточное снадобье. Так что никаких последствий не будет. И дело можно замять, если не будешь болтать об этом сама. Забудь о том, что произошло, поняла?! И проваливай отсюда, пока кто-то из слуг сюда ни явился!
   Видя, как я неловко выбираюсь из постели, стыдливо прикрываясь руками, Ален презрительно морщился.
   - Нет, ну как же обманчива бывает внешность! Я ведь и правда считал тебя чистейшим и невиннейшим созданием. Мне жаль того бедолагу, которому отец решит тебя сплавить! Впрочем, на роль младшей жены ты вполне подойдешь. Даже в первый раз истекала, как сучка во время течки. А дорвавшись до плотских утех, станешь совершенно ненасытной.
   Дрожащими руками я натянула ночную сорочку и, стараясь не слушать оскорблений, которыми осыпал Ален, двинулась к двери. Даже не стала проверять, есть ли кто-то снаружи. На все было сейчас попросту плевать.
   Мой мир рухнул. Я корчилась от боли, захлебываясь внутренним криком. Больно! Как же больно!
   И хуже всего, что понимала - Ален в чем-то прав. Ведь первоначальным мотивом, заставившим меня прийти к нему ночью, было именно желание стать его женой. Но то, как он это извратил, выставив меня корыстолюбивой, расчетливой стервой, было настолько несправедливо, что жить не хотелось!
   Да плевать мне на статус и деньги! Мне был нужен он сам. Я могла бы удовлетвориться даже ролью обычной любовницы, пусть и вызвала бы этим презрение в среде аристократов. Он же... Он теперь до конца своих дней будет уверен, что я лживая тварь. Змея, которую его отец пригрел на груди.
   А еще слова о том, что мне собирались подыскать мужа и предложить остаться в клане. Наверное, они уязвили еще больнее, чем все остальное. Так спокойно он об этом говорил, выдавая, что ему плевать на то, что рядом со мной будет другой мужчина. Ален не испытывает ко мне ничего. Совершенно ничего! Кроме, конечно, презрения и отвращения.
   Не знаю, каким чудом я добралась до своей комнаты, так никого и не встретив по дороге. Забравшись в ванную, долго лежала там, скрючившись в позе эмбриона. Слезы ни на миг не прекращали катиться из глаз, и я даже не пыталась их остановить. Мое сердце внутри тоже кровоточило.
   Наверное, мне было бы легче, если бы я возненавидела Алена, почувствовала к нему злость за этот жестокий жизненный урок. Но даже этого я не могла. Единственный, кого винила в случившемся, была я сама.
   И правда, глупая, наивная дура, забывшая о том, какое место занимает в этом мире. Помимо Ланфорда Андраса, из прихоти приютившего в своем доме, у меня никого нет. Никакой поддержки. Отец основал собственный род и этим порвал всякую связь с бывшими соклановцами. Для них я чужая. И у меня только два пути в жизни: надеяться на милость Андрасов и выполнять все, что они скажут, или остаться один на один с этим огромным жестоким миром.
   Только сейчас в полной мере осознала, насколько же я слабая. До того собственные успехи в работе создавали иллюзию того, что не пропаду в жизни. А ведь и работу эту получила только благодаря Ланфорду Андрасу! Скажет - и Сирил в ту же минуту выставит меня за дверь.
   И кому я нужна буду? Без соответствующего образования и достаточного опыта? Конечно, в городе работают целители и вне кланов. Но для этого опять же нужно доказать, что ты чего-то стоишь, а еще вступить в гильдию. Платить регулярные взносы. Конечно, у меня были кое-какие сбережения. Живя на всем готовом, нетрудно откладывать с зарплаты. Но надолго ли хватит этих средств, учитывая, что мне еще понадобится оплачивать жилье и еду?
   Да и если Ланфорд или Ален зададутся целью, то житья в Кемстаре мне не будет. Никто не возьмет на работу девчонку, имеющую таких могущественных врагов. И путей у меня тогда два: в публичный дом или милостыню просить.
   Лучшим для меня выходом будет послушаться Алена и сделать вид, что ничего не было. Но смогу ли? И нужно ли? Ничего больше не хочется! А особенно - цепляться за никому не нужное, никчемное существование.
   От жалости к себе слезы хлынули еще большим потоком. Я завыла, как раненый зверь, утыкаясь в собственные колени. В последний раз такое отчаяние и нежелание жить я ощущала после смерти родителей. Но тогда рядом оказался Ален, сделавший все, чтобы поддержать и помочь. Теперь же... Зачем вообще жить, если оттолкнула единственного близкого человека?!
   Сейчас собственный поступок казался чудовищным, и я понимала, что поступила неправильно. Почему не пришла к Алену среди бела дня и не призналась в своих чувствах? Результат, конечно, был бы неутешительным. Он бы сказал, что их не разделяет. Но по крайней мере, мог бы остаться мне другом. И не посчитал тем, кем считает сейчас.
   Только когда тело начало сотрясать от холода - вода совершенно остыла - я заставила себя вылезти из ванной. Вспомнила о том, что нужно идти на работу, и страдальчески скривилась. Вряд ли в таком состоянии смогу нормально выполнять свои обязанности! Но если никуда не уйду из дома, этим вызову вопросы у домочадцев. Они заподозрят неладное. Ален будет недоволен и сочтет, что я ослушалась его приказа. Снова выдерживать тот его промораживающий взгляд? Меня передернуло при одной мысли об этом.
   Быстро собралась, наскоро ополоснув лицо и безразлично глянув на опухшую красную физиономию. Накинула поверх платья плащ и пониже натянула капюшон, чтобы хоть частично скрыть свой непрезентабельный вид.
   Когда вышла из комнаты, в доме уже царила обычная утренняя суета. Мимо столовой, где сервировали все для завтрака, постаралась прокрасться как можно незаметнее. Но все равно наткнулась на дворецкого, который будто из-под земли вырос, когда я уже держалась за ручку входной двери.
   - Доброе утро, ларна Авалайн. Вы разве не будете завтракать?
   Не поворачиваясь к нему, глухо сказала:
   - Нет, господин Рамси. Я сегодня должна быть в клинике пораньше.
   - Удачного вам дня, ларна Авалайн, - последовал вежливый ответ.
   Я пробормотала нечто невразумительное и с облегчением покинула дом.
   Охранники, караулящие у ворот, проводили меня взглядами, но задерживать не стали. Хотя наверняка удивились тому, что на работу меня сегодня не отвозит водитель. Не объяснять же, что на самом деле не собираюсь идти в клинику.
   Куда направиться, и сама не знала, потому просто бездумно шла по просыпающемуся городу. Мимо проносились экипажи на магической тяге, все больше входящие в обиход, и ездили кареты с обычными лошадьми. Кемстар жил своей жизнью, и ему не было дела до меня.
   Когда миновала район, принадлежащий клану Андрас, это стало особенно очевидным. Стало встречаться куда больше людей самого разного вида.
   От знакомых мест я уходила все дальше, но это впервые ничуть не заботило. Весь мой энтузиазм, с которым раньше относилась к своим обязанностям, улетучился бесследно. В полной мере сейчас осознавала всю бессмысленность того, чем там занималась. Но и не видела для себя перспектив в чем-то еще. Да и вообще, плохо воспринимала происходящее вокруг.
   Перед глазами снова и снова прокручивалась прошлая ночь и утренняя безобразная сцена. Слова Алена, раздирающие душу на части, звучали в голове, бередя и без того кровоточащее сердце.
   Стоит ли удивляться тому, что в какой-то момент, переходя дорогу, я забыла посмотреть по сторонам. Очнулась лишь от громкого свиста магического двигателя и скрежета колес пытающегося резко затормозить самоходного экипажа. Повернув голову, увидела несущуюся на меня махину.
   А потом сильный удар, взметнувший мое тело вверх. Толчок о мостовую, выбивший дух. Резкая боль в затылке. И мир вокруг перестал существовать.
   Последнее, о чем успела подумать, было: какая ирония судьбы, что смерть мне принесло изобретение собственного отца.

***

   Авалайн тянуло куда-то в сверкающий тоннель. Все дальше от собственного тела. Но оно еще продолжало ощущаться, пусть и с каждой секундой слабее.
   Вдалеке виднелся яркий свет. Такой теплый, манящий, невыразимо прекрасный. Авалайн безумно хотелось слиться с ним. Ощутить покой и умиротворение, что исходили от него.
   Что-то мощное и ослепительно яркое внезапно столкнулось с нею.
   Чья-то душа. Намного более сильная и могущественная, чем ее собственная.
   На миг они будто переплелись друг с другом. А в следующий момент Авалайн ощутила, как чужая душа властно цепляется за тонкую нить, еще соединяющую ее с телом. Хватается за нее, как за якорь, и получает направление движения.
   Авалайн потянуло следом мощной волной.
   Она захлебывалась в беззвучном крике. Пыталась сопротивляться, не желая продолжать то, что уже не имело никакого смысла.
   А потом резкое столкновение с чем-то грубым и кажущимся чудовищно бесформенным и неудобным. И она будто растворилась не только в своем теле, но и в глубинах чужой души.
   Мощный поток образов и воспоминаний: ее собственных и чужих калейдоскопом проносились в сознании.
   Авалайн чувствовала, что могла бы еще побороться. Попытаться управлять своим телом, куда захватчиком ворвался кто-то другой. Но зачем? Какой в этом смысл? Авалайн так устала бороться...
  


Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"