Соболев Михаил: другие произведения.

День Z

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    От 31.03.13 Сделать вычитку уже не успеваю, но раз уж обещал на этой недели выложить...
    Снова моя любимая тема двойных попаданцев. На этот раз в Highschool of the Dead, из... А вот откуда, догадайтесь сами)

  День Z
  
  Теплый майский денек. Солнце стоит высоко над горизонтом и ласково припекает макушку. Где-то вдалеке слышны пронзительные крики чаек и приглушенный рокот волн. Если закрыть глаза и погрузиться в эти звуки, то можно представить, что я сижу на берегу какого-нибудь необитаемого острова.
  Главное не слишком увлекаться такими фантазиями, а то вдруг захочется искупаться. А вода в порту такая, что без специального костюма химической защиты к ней лучше не прикасаться.
  Ну, я, наверное, несколько сгущаю краски, но все же рисковать здоровьем и окунаться в воды Токийского залива, особенно в портовых районах никому не советую. А то был у меня один случай, правда, не по своей воле...
  Я зябко передернул плечами и приложился к бутылке с пивом, отгоняя неприятные воспоминания. Место, которое я выбрал для блаженного ничегонеделания, находилось всего в двух кварталах от моря. Небольшой двор с заброшенной детской площадкой. Окружающие дома около полугода назад были признаны аварийными, и через пару-тройку недель рабочие приступят к их сносу. Вроде потом здесь планируют построить современное высотное здание под офис какой-то крупной компании.
  На это место я наткнулся недавно, и чем-то оно мне приглянулось. Накатывает порой желание посидеть где-нибудь в тишине и представить на мгновение, что огромный мегаполис как утренний туман растворился в лучах солнца. С некоторых пор Токио вызывает во мне далеко не самые приятные воспоминания и эмоции. В этом безумном городе никогда не бывает спокойно. Тридцати пяти миллионное население никогда не сидит на месте: кто-то спешит на работу, кто-то на обед, кто-то на учебу, но все они суетятся в погоне за своими мечтами и желаниями.
  А какие могут быть желания у людей? 'Жрать, срать, спать' - как говорил один небезызвестный персонаж из просторов сети. А ведь в чем-то он был прав: большую часть человечества действительно ничто другое и не интересует. Да и раньше все было точно так же, ведь люди испокон веков не меняются. Церковь когда-то пыталась разорвать этот замкнутый круг и поставить духовные ценности выше плотских желаний, но в итоге и сама скатилась на один уровень с обывателями. Увы, мир дерьма хуже трясины: не успеешь и глазом моргнуть, как окажешься на дне.
  Хотя нет, не на дне - там, наоборот нормальные люди встречаются. Это дерьмо всегда плавает на поверхности. Тогда, получается, правильно будет так: и глазом моргнуть не успеешь, как всплывешь на поверхность...
  Ага, причем кверху брюхом.
  Пустая бутылка отправилась в недолгий полет и со звоном приземлилась в мусорный бак. Я поднялся с кирпичного заборчика, на котором сидел и нетвердым шагом направился к проходу между домами, ведущему на оживленную улицу.
  - Пошли, Серый, хрена ли здесь сидеть...
  Здоровая псина непонятной серо-бурой расцветки вскочила на лапы и легкой трусцой потопала следом. Я уже и не помню, в какой момент он ко мне привязался. Просто однажды понял, что его морду вижу чаще, чем лица своих новоявленных родителей.
  Родителей... Новое перерождение доставило даже больше проблем, чем прошлое. Я-то наивный полагал, что оказаться в гуще бойни между агрессивными пришельцами и крохотной группой землян - это самое худшее, что может случиться с человеком после смерти, но как оказалось, после двух лет, непрекращающихся сражений, мирная жизнь становится невыносимым ядом. Каждый день ходить в школу, сидеть на наискучнейших уроках, улыбаться учителям и одноклассникам, а перед родителями строить из себя добропорядочного сыночка, после травмы головы потерявшего память...
  Порой я сам себе противен.
  Сегодня девятое мая. Для кого-то это День Победы, а для меня это день самоубийственной атаки флагмана флота пришельцев - космического корабля, чья площадь превышала площадь Токио со всеми его пригородами. Почти шестнадцать часов непрерывной бойни, а затем подрыв ядерных зарядов возле станций, поддерживающих свернутое пространство внутри корабля. Чем все, в конце концов, закончилось, я не знаю - просто не дожил до того момента. Да и сложно выжить, после того как вручную активировал бомбы.
  Последнее, что я помню это как сижу на покореженной палубе, прислонившись спиной к боеголовке ракеты, наскоро доработанной русскими техниками, рядом с коротко стриженой блондинкой - таким же добровольцем, как и я - и докуриваю последнюю сигарету в пачке. Потом вспышка и...
  И я лежу на больничной койке, а рядом сидит незнакомая женщина в белом халате, накинутом на плечи. Теперь мое имя - Такаши Комуро и я - семнадцатилетний ученик второго класса Старшей школы Фудзимы.
  Здорово, правда? Честно говоря, я бы предпочел забвение вместо очередного возрождения в новом теле. Множество жизней не по мне: лучше прожить одну, но так, чтобы твое имя запомнили на века. Не знаю, светит ли мне такое, но я хотя бы попытался...
  Сунув руки в карманы, я брел по узкой улочке между домами. Грязь и мусор под ногами, в воздухе вонь отходов. Возле мусорного бака валялся какой-то бомж. Я прошел мимо, окинув его равнодушным взглядом. Каким бы хорошим не был город, но подобный контингент в нем всегда найдется.
  Внезапно за спиной раздался рык пса. Не угрожающий, а какой-то растерянный. Я обернулся. Бомж, что-то бурча себе под нос, пытался подняться, двигаясь при этом как-то неуверенно и рывками.
  - Что такое? - спросил я у Серого, но тут же осекся. В первый момент мне показалось, что он пьян, но одного взгляда на лицо хватило, чтобы понять, что это не так. Мертвенно-бледная кожа с проступающими венами, посиневшие губа, но самое главное - глаза. Они были мертвыми, бездушными, с узкими, как иглы зрачками и сеткой черных прожилок покрывающей белки.
  Я отступил на шаг. Человеку все же удалось встать на ноги и он, пошатываясь на ходу, двинулся вперед, вытянув руки в моем направлении. Теперь стало заметно, что левый бок у него сильно разворочен и залит кровью, словно кто-то умудрился вырвать здоровый клок мяса.
  Вот только, что-то незаметно, чтобы эта рана хоть немного беспокоила странного бомжа.
  - Эй, приятель, ты в порядке? - спросил я и тут же осознал, насколько по-идиотски прозвучал этот вопрос. Ясно ведь, что совсем не в порядке!
  Бомж лишь захрипел и ускорился.
  - Прости парень, но ты мне не нравишься...
  Я быстро осмотрелся, пытаясь найти хоть какое-нибудь оружие. Старая газета и шкурка от банана под это определение явно не подходили. Мне опять пришлось отступать. Я мог бы сбежать, благо двигался бомж весьма медленно, но...
  Но в тот момент такая простая мысль даже не забрела в мою голову. Не знаю почему, возможно мое подсознание решило, что я обязан сойтись в схватке с этим странным человеком. Наверное, все эти месяцы я, хоть и старательно отбрасывал подобные мысли, но понимал: то, что происходит со мной сейчас - это повторное переселение души - не может быть случайностью. И если в этом есть какая-то закономерность, то надеяться на мирную жизнь не стоит.
  Хотя, быть может все гораздо прозаичнее, и мои действия объяснялись тем, что я попросту соскучился без постоянных схваток, где любая ошибка могла привести к гибели. И утолить эту жажду оказался не способен ни один школьный кружок боевых искусств, в которые я поначалу пытался ходить. Какой в этом смысл, если мне хватало десятка секунд и трех ударов, чтобы привести практически любого их бойца в недееспособное состояние? Нет, если драться по правилам, то они все орлы, но как-то ограничивать себя в драке? Это хуже чем пить безалкогольное пиво и заниматься любовью с резиновой женщиной.
  Окружающий мир недавно серый и тоскливый стремительно приобретал краски, расцветая перед глазами в адреналиновом угаре. Сердце билось в груди, стремительно набирая обороты, а хмель от алкоголя почти мгновенно выветрился.
  Я приблизился к полудохлому мужику и, припав к земле, из низкой позиции нанес жесткий удар, нацеленный по суставу. Колено противника с противным хрустом выгнулось в обратную сторону. Еще один удар коленом на подъеме, пока он не завалился лицом на асфальт, и человек отлетел назад, а его зубы, блеснув на солнце, рассыпались по подворотне.
  Я отступил, решив понаблюдать, что противник предпримет дальше. Какое-то время он дергался, пытаясь встать, но поврежденная нога сводила на нет все его усилия. Наконец, он уперся руками в асфальт и сумел принять более-менее вертикальное положение. Он сел, поджав под себя здоровую левую ногу, в то время как правая была отведена в бок и вывернута под неестественным углом. Нормальный человек от такого давно бы потерял сознание или находился в состоянии глубокого болевого шока. Хотя вряд ли его можно назвать нормальным. Обычно люди с такими ранениями быстро теряют сознание от кровопотери, а затем, если им не оказать помощь, умирают.
  Но он жив...
  А жив ли? Я обошел бомжа по дуге и пинком заставил его уткнуться носом в землю, а затем присел рядом, рассматривая рану. Глубокая зараза, целый клок мяса выдрали. Даже если каким-то чудом не зацепило ни один из крупных сосудов, все равно такая прореха в организме смертельна. Я успел насмотреться самых разных травм и могу с уверенностью сказать, что после такого шансы на выживание у пострадавшего невелики. А уж про то, чтобы двигаться и пытаться на кого-то нападать - это вообще за гранью реального.
  Кровотечение присутствует, но очень слабое и явно не от давления, которое возникает благодаря биению сердца. Мертвое человеческое тело - это, по сути, сосуд с жидкостью и если в нем проделать дырку, то жидкость - она же кровь начнет постепенно вытекать под действием гравитации. Именно это я наблюдал у шевелящегося передо мной трупа.
  Ну а если труп ходит и нападает на живых, то он - зомби. И пусть умные люди говорят, что это невозможно, но в жизни мне приходилось видеть столько всего находящегося за пределами понимания, что я уже ничему не удивляюсь. Если на то пошло, всю мою жизнь после первой смерти можно назвать невозможной, но все-таки я мыслю, следовательно, существую.
  Вот только не понятно, откуда взялся этот чудик. Ясно же, что не с вечеринки косплейшиков - даже там нет настолько отмороженных личностей. Да и у раны есть несколько весьма характерных признаков, указывающих, что она оставлена зубами. Чьими именно, я утверждать не возьмусь, поскольку медицинскую академию в родном мире так и не успел окончить, но точно не собачьими.
  Раз уж я решил, что передо мною зомби, то нужно делать выводы, исходя из того, что я знаю по этой теме. Честно говоря, не так много. После заражения инфекцией человек умирает, а затем встает, но уже в качестве ходячего мертвеца. Они не чувствуют боли и усталости, обладают большой физической силой, а так же крайне живучи - большинство режиссеров и авторов книг по данной тематики сходятся во мнении, что зомби можно убить, только повредив их головной мозг. Заражение происходит, когда в организм человека попадает кровь или слюна зомби. Через укус или еще как, неважно - заражение произойдет в любом случае.
  Хм, вот, пожалуй, и все. Хотя нет, некоторые считают, что наевшись человеческой плоти, они способны мутировать в более сильных представителей мертвецов.
  Так, мнение, что мертвецы не чувствуют боли абсолютно верно - доказательство шевелится прямо передо мной. Еще можно добавить, что у них слабое кровообращение, а значит, сердце либо не бьется вовсе, либо работает, но очень медленно. Физическая сила? Как-то незаметно, но все же сбрасывать со счетов этот пункт не стоит, поскольку его удары я на себе не испытывал. Да и не горю желанием, если честно. С выносливостью тоже самое: не видел, не знаю. Но если зомби не чувствую боли, то возможно и усталость они не будут ощущать. А это значит, мертвецы способны двигаться до тех пор, пока мышцы их тел не начнут разрушаться от непомерных нагрузок. Испытывать на себе заразность жидкостей его тела я не собираюсь, а значит остается только одно не проверенное утверждение...
  Я еще раз осмотрелся по сторонам в поисках чего-нибудь тяжелого и даже не побрезговал заглянуть в мусорный бак. Там я и нашел нужную мне вещь. Похоже, кто-то из жильцов соседних домов недавно поменял старые водопроводные трубы в квартире, и выбросил их сюда.
  Вряд ли можно отыскать что-то более подходящее для моих целей. Я выбрал метровую трубу с массивной гайкой на конце и направился к первому встреченному мной зомби, которому предстояло стать подопытным...
  ...Что же, утверждение, что зомби можно убить, размозжив ему голову можно считать научно доказанным. Мне пришлось потрудиться, обрабатывая мертвеца ударами, на которые он, впрочем, не особо обращал внимание, продолжая тянуться ко мне с целью оторвать кусок повкуснее. Зато одного удара по голове хватило, чтобы навечно его успокоить.
  Я отбросил в сторону заляпанную кровью трубу и, осмотревшись по сторонам, коротко выругался. Ну и наследил же я. Если мое предположение ошибочно, и этот зомби был единственным, то очень скоро у меня возникнут проблемы с полицией. Причем мне даже колонии для несовершеннолетних не светит - за такое сразу упекут в дурку.
  Черт, кажется, действительно перестарался. Нет, понятно, что с такой жизнью свихнуться несложно, но не до такой же степени. Придется контролировать свои желания и поступки, а то рискую превратиться в кровожадного психа, помешанного на жестоких убийствах. Мне уже приходилось сталкиваться с подобными личностями, и раньше я предпочитал по возможности избавляться от них.
  Ладно, не время для моральных терзаний - пора уходить. Если меня застукают рядом с трупом, то точно не станут разбираться, был ли человек мертв в момент, когда я начал его избивать или нет.
  - Пошли, - я хлопнул ладонью по бедру, подзывая Серого. Пес опасливо понюхал лужицы крови на земле, фыркнул и побежал вслед за мной.
  Я несуетливым, но достаточно быстрым шагом удалялся от места схватки. Вскоре в просвете между домами показалась обычно тесная, наполненная спешащими людьми улица японского мегаполиса. Еще на подходе стали слышны панические крики и завывания сирены. Значит, убитый мной мертвец все-таки оказался не единственным представителем своего племени...
  Я остановился в конце переулка и выглянул из-за угла. В полусотне метров посреди дороги стояла машина скорой помощи, с распахнутыми задними дверцами. Именно её сигнал я слышал на подходе. Наверное, врачей вызвали для оказания помощи пострадавшим, но в итоге и сами санитары оказались жертвами ходячих трупов. Люди, поначалу из любопытства подтянувшиеся к месту происшествия, с воплями ужаса разбегались кто куда. Вот только спастись удавалось далеко не всем. Бывшие врачи совместно со своими недавними пациентами нападали на живых и тут же зубами вцеплялись в их плоть.
  ...Странно, что полиции все еще нет...
  Сквозь шум послышался вой сирены. Легки на помине... На перекрестке в нашу сторону свернула машина черно-белой раскраски, с мигалками на крыше и надписью 'Police' на бортах. Она затормозила неподалеку от моего укрытия, и из неё выбрались два полицейских. Один - усатый дядька, лет пятидесяти. Второй был гораздо моложе - на вид больше двадцати не дашь, но с другой стороны, у японцев вообще затруднительно определить возраст.
  Мужики как выскочили из машины, так и застыли двумя столбами. Оно и понятно: трупы, пятна крови на дороге, люди пожирающие друг друга - все это совсем не то, что ожидаешь увидеть, приехав по вызову о нападении на человека. Да и вот такие японские полицейские, обеспечивающие порядок в городе - это не столько собственно полицейские, сколько психологи в форме и при оружии. Умение разрешать проблемные ситуации тихо и вежливо в их среде цениться выше, чем способность вырубать нарушителей закона одним ударом по затылку.
  Спустя какие-то секунды, охватившее их оцепенение пошло, и они бросились к мертвецам. Старший на ходу снял с пояса резиновую дубинку и, подобравшись к сидящему верхом на человеке зомби, схватил его за горло и попытался повалить на землю. С этой частью работы он справился на отлично - видимо какие-то навыки, полученные в академии, у него еще сохранились, но вот дальше все пошло наперекосяк. Мертвец, несмотря на вполне грамотный в такой ситуации захват сумел извернуться и цапнуть мужика за запястье. Полицейский заорал от боли и отскочил, зажимая поврежденную конечность. Судя по количеству крови и безвольно повисшей кисти, зомби удалось перекусить не только вены, но и сухожилия на руке.
  - Вот так-то, Серый, наблюдаем и запоминаем. Сходиться с ними в рукопашной крайне нежелательно, - пробормотал я больше для себя, нежели для пса, который смирно сидел у моей ноги.
  Дела полицейских тем временем шли все хуже и хуже. Старший начал отступать к машине, пытаясь левой рукой выдернуть пистолет из кобуры на поясе. Его напарника уже повалили на землю трое мертвецов, но он был еще жив и усиленно сопротивлялся. Из кучи тел один за другим прогремели три выстрела.
  В угол дома, за которым я прятался, ударила пуля и, выбив облако кирпичной крошки на уровне моего лица, рикошетом ушла в сторону.
  - Твою мать!.. - ругнулся я, инстинктивно отшатнувшись назад, при этом, едва не споткнувшись о Серого.
  Еще дюжину сантиметров и быть мне с дыркой в черепушке. Я на всякий случай присел на корточки и вновь выглянул из-за угла. Старший полицейский стоял, прислонившись к машине, и что-то кричал в рацию.
  Черт, неужели уезжать собрался?! Мне бы этого не хотелось. Может, и цинично желать смерти незнакомому человеку ради достижения личных целей, но, судя по всему, одного укуса достаточно, чтобы обратиться зомби, а значит, он уже обречен.
  Повезло... Мне повезло, а не полицейскому: мертвецы добрались до него прежде, чем он успел залезть в машину. Видимо сыграло свою роль то, что правая рука у него была недееспособна, а одной левой отбиться от двух зомби он не смог. Его оттащили от машины и, повалив на землю, начали с аппетитом поедать, под аккомпанемент диких воплей.
  Вот сейчас нужно действовать, пока не стало слишком поздно. Мертвецов на улице уже несколько десятков и новые поднимаются очень быстро. Напарник полицейского, убитый буквально пару минут назад, уже шевелился на асфальте и пытался встать...
  Не раздумывая больше ни секунды, рванул вперед. В двух метрах от цели я оттолкнулся от земли и на спине прокатился по капоту автомобиля. Оббегать по кругу времени нет: ходячие трупы уже бредут сюда.
  Один из мертвецов перестал грызть многострадальную руку погибшего полицейского и повернулся ко мне... Как раз для того, чтобы я, спрыгивая с машины, впечатал подошву ботинка ему в харю. Мертвяк упал на спину. Его собрат попытался впиться зубами мне в ногу, но я вовремя отскочил, чтобы спустя мгновение нанести сокрушительный удар прямо ему в висок.
  Если фильмы про зомби хоть в чем-то правы, то голова - это их едва ли не единственное уязвимое место. Сомневаюсь, что мои удары окажутся смертельными, но хотя бы на время задержать оживших трупов они должны.
  Пистолет, из которого полицейский так и не успел сделать ни одного выстрела, валялся в паре шагов от его тела. К тому моменту, когда я подхватил оружие и обернулся, мертвецы уже успели подняться. Приятная тяжесть в руке и ощущение шершавого пластика рукояти. Большой палец лег на рычажок предохранителя, опуская его вниз. Левой рукой оттянул затвор.
  По правилам оружие у полицейских должно находиться на предохранителе, без патрона в стволе. Наверное, именно по этому прошлый владелец пистолета не воспользовался им. Он просто не смог одной рукой привести его в боевую готовность.
  Непривычно громкий хлопок выстрела хлестнул по ушам. Отдача увела ствол вверх и вправо, отчего первая пуля лишь черканула ближайшего мертвеца по скуле, отстрелив кончик левого уха. Не привык я к подобному оружию. Второй выстрел оказался более удачным и заставил мертвеца рухнуть на спину, широко раскинув руки. Уже без спешки прицелился второму зомби в центр лба и спустил курок.
  Кротко выдохнул сквозь стиснутые зубы и осмотрелся. На звуки пальбы среагировали все окрестные мертвецы и теперь шустро ковыляли ко мне.
  ...Уж простите, братцы, но такая вечеринка не по мне...
  Я торопливо обшарил погибшего полицейского и вытащил из кармашка кобуры запасную обойму. Затем, заскочив в машину, захлопнул дверцу и дал по газам. К моему счастью покойные полицейские не стали её заглушать, да и ключи оставили в замке, так что, скрипнув шинами, тачка рванула с места. Буквально за пару секунд до того как я вывернул руль, выводя машину из крутого разворота, в открытое боковое окно успел запрыгнуть серый пес. Оставаться одному ему, по-видимому, не захотелось.
  Я оторвал руку от руля и похлопал пса по загривку.
  - Молодец, блохастый!
  Полицейская машина, сыто урча движком явно не российского производства, неслась по дороге, беззаботно наплевав на все правила дорожного движения. Теперь следовало решить, в какую сторону ехать дальше. Домой? Нет, не стоит, все равно ничего полезного там нет, да и 'родители' сейчас на работе. Самым правильным действием в такой ситуации было бы выбираться из города, по пути загрузившись продовольствием, медикаментами и, если повезет, оружием. Далеко уезжать не нужно: на западе есть довольно высокие горы, с множеством мелких деревушек, разбросанным на склонах. Жителей там немного, следовательно, и мертвецов, когда эпидемия доберется до тех мест, будет мало. Делать это надо прямо сейчас, пока на дорогах нет многокилометровых пробок, но...
  Но как всегда все портит это проклятое 'но'. Я, мягко говоря, не самый добропорядочный человек, и незнакомых людей могу и обмануть, и оставить погибать, не мучаясь при этом угрызениями совести, но долги, если таковые появляются, привык отдавать при первой же возможности.
  За день до моего вселения в это тело, Такаши Комуро неудачно поскользнулся на лестнице и, падая, пересчитал своей пустой головушкой все полтора десятка ступенек. С проломленным в двух местах черепом его привезли в больницу, где он провел последующие три месяца. Ну и как основное последствие травмы - практически полная потеря памяти. Друзья в шоке, родители в панике, пациент, осознав себя в чужом теле, в еще большей панике...
  В тот раз мне на помощь пришли двое: Рей Миямото и Хисаши Игоу. Первая - симпатичная кареглазая девушка с копной непослушных рыжеватых волос. Она, как выяснилось, являлась близкой подругой прошлого Такаши. И даже больше. Моя 'мама', как и любая другая представительница данного вида, очень любила поболтать на тему душевных чаяниях своего сыночка, и вскоре мне стало известно, что Такаши был глубоко и безнадежно влюблен в Рей. Вроде даже в детстве они поклялись друг другу в вечной любви...
  После того как мне это рассказали, я едва не выскочил в окно. Нет, вовсе не для того, чтобы покончить жизнь самоубийством - палата находилась на первом этаже, и погибнуть от падения с такой высоты несколько проблематично - это была попытка сбежать пока не поздно. Япония - страна с древними традициями, и кто знает, может, у них после такого обещания мужчина обязан жениться?..
  Как оказалось, не должен. Теплые чувства со временем угасли, так и не успев перерасти во что-то большее. А после того, как Рей умудрилась остаться на второй год, они с Такаши крепко поссорились. Это произошло примерно за месяц до момента неудачного знакомства ступенек с теперь уже моей головой, и Рей к этому моменту успела найти себе нового парня. Им оказался Хисаши Иго - высокий, светловолосый парень, профессионально занимающийся карате.
  Хисаши учился со мной в одном классе, однако особо близкой дружбы между ним и прошлым владельцем тела замечено не было. Знакомые, да и только. Однако девушка по какой-то причине считала своим долгом таскать его в больницу, чтобы навещать меня. Нет, если бы в диагнозе пациента Комуро Такаши не стояло слово 'амнезия', то я еще мог бы понять её действия: к примеру, для того, чтобы подчеркнуть разрыв наших отношений, и что беспокоилась она обо мне только в дань старой дружбы. А если я этих отношений все равно не помню, то где логика в её поступках?
  Хотя кто этих женщин когда-нибудь понимал?..
  Сам Хисаши показался мне неплохим парнем. Спокойный, рассудительный, опять же соображает быстро. Конечно, тот факт, что Иго увел у прошлого Такаши девушку, воспользовавшись их ссорой, можно записать ему в минус, но меня он как-то не беспокоил. Скорее я был рад, что смог откреститься от подобного счастья. Необходимость при ином раскладе изображать пылкую любовь вряд ли доставило бы мне удовольствие, да и обидчивые девушки никогда не были в моем вкусе.
  Дальнейшие наши отношения с этой парочкой хоть и сложно назвать близко-дружественными, но вот приятельскими - вполне. После окончания той пытки, что врачи, по какой-то нелепой традиции называли лечением, общаться мы стали гораздо реже: в первую очередь потому, что этого не особо желал я.
  Полтора года войны сделали меня замкнутым, циничным человеком, привыкшим в любой момент быть готовым отражать нападение. Добавьте сюда привычку резко реагировать на любую агрессию в свою сторону, и вы получите мой примерный портрет на момент выхода из больнички. В мирном и цивилизованном городе подобные личности, мягко говоря, не в тему...
  Со временем все это, конечно, сгладилось, хотя двенадцать жалоб в полицию, так и останутся в моем личном деле. Но кому теперь будут нужны те бумажки? Зомби, что ли? Зато приобретенные навыки будут мне очень полезны для выживания.
  Но это все лирика, вопрос в другом: 'что мне все-таки делать?'. Если эпидемия доберется до школы, то шансы выжить у Хисаши и Рей, которые сейчас наверняка сидят на уроках, будут крайне малы. Иго - парень, конечно, сообразительный, но порой бывает несколько самоуверен и заносчив, а это в критических ситуациях может привести к гибели. Да даже если он будет действовать безошибочно, все равно никто не может дать гарантии, что они выживут. Тут необходима немалая доля везения, а она - дама ветреная: никогда не знаешь, в какой момент улыбнется тебе, а в какой повернется спиной...
  Попытаться их спасти? Лезть в набитую мертвецами школу крайне рискованно, но после двух смертей инстинкт самосохранения у меня изрядно притупился. Я привык выносить решения исходя из критерия 'нужно/ненужно', а потом делать или не делать в зависимости от выбора, наплевав на шансы собственного выживания.
  Сейчас я могу со спокойной совестью наплевать на приятелей и заняться спасением собственной жизни. В конце концов, они так и не стали мне близкими друзьями. Но в то же время, я чувствую перед ними определенный должок, оставлять который висеть мертвым грузом на душе мне не хочется. Я ценю в людях умение платить по счетам, и сам стараюсь не забывать чужую помощь...
  Сбросив скорость, я притормозил на обочине возле одного из множества городских парков. За окном были видны прогуливающиеся в тени деревьев влюбленные парочки, мамаши катали коляски или водили за ручку своих детишек. Спокойная, умиротворенная картина - и не поверишь, что где-то совсем недалеко под челюстями зомби гибнут люди, чтобы почти сразу подняться и присоединиться к армии мертвецов.
  Я положил подбородок на руль и глубоко задумался, взвешивая все 'за' и 'против'. В школе сейчас должен твориться настоящий филиал ада. Около тысячи учащихся на относительно небольшой площади... В такой ситуации нужен не слабенький пистолет, а отряд бойцов с ручными пулеметами и ростовыми щитами.
  Кстати, что у меня с оружием? Так, немецко-швейцарская игрушка Р220. Пять патронов в пистолете, плюс восемь штук в запасной обойме. Эх, жалко, что не получилось забрать оружие у второго копа. С другой стороны, что могут решить еще полтора десятка выстрелов? Да ничего. Зомби в любом случае будет гораздо больше. К тому же, мне очень не понравилось, как они реагировали на звуки выстрелов. Чувствую, что будет достаточно один раз спустить курок, чтобы сбежалась огромная толпа мертвяков, и тогда...
  И тогда 'фенита ля комедия'...
  Нужно что-то бесшумное, но нож в данной ситуации будет практически бесполезен - с ним надо работать на опасно близкой дистанции, да и к раскалыванию черепов он не очень-то приспособлен. Меч подошел бы отлично, да только где его возьмешь в Японии? Законодательство здесь злое, как одинокий дэпээсник на заброшенной трассе. Даже охотничий нож для несовершеннолетнего подростка купить практически невозможно, а уж про боевое холодное оружие я вообще молчу. В сувенирных лавках можно приобрести бутафорский меч, но там ни заточки, ни прочности - погнется после первого же удара. Придется импровизировать.
  Ладно, все равно иного выхода нет, а потому будем работать с тем, что есть и тем, что удастся достать. Я сменил обойму в пистолете, убрал курок с боевого взвода, но ставить на предохранитель не стал, чтобы потом не тратить лишние доли секунды, и положил оружие на соседнее кресло. Пес почти сразу перебрался на заднее сидение и теперь вдумчиво сопел, что-то ковыряя там.
  - Эй, псина, - сказал я ему, обернувшись, - Готов немного попутешествовать?
  Пес поднял морду и басовито гавкнул.
  - Раз согласен, то надо придумать тебе новую кличку, а то 'Серый' как-то невнушительно звучит, - я задумался, пытаясь подобрать что-нибудь подходящее. Стандартные Бобики, Тузики и Шарики меня категорически не устраивали.
  - О! Придумал, теперь буду называть тебя Алукардом, - сообщил я новому напарнику. А что, вполне подходит к ситуации...
  Я уже решил, что ребят из ловушки надо вытаскивать, а уж что делать дальше, решим вместе.
  
  ***
  
  Я припарковал машину на стоянке перед супермаркетом, постаравшись выбрать место поближе к входу. Это было не сложно, поскольку в рабочий день, да еще в его первой половине посетителей всегда немного. Кроме моего средства передвижения на асфальтированной площадке с яркой, недавно нанесенной разметкой ютилось всего четыре автомобиля.
  И один зомби, который бездумно скребся в бок белого фургончика. Потревоженная толчками сигнализация, раз за разом оглашала окрестности истошным воем и заставляла мертвеца вновь бросаться вперед в попытке добраться до нарушителя тишины.
  Некоторое время я потратил, наблюдая за его действиями и пытаясь сделать необходимые выводы. То, что зомби не отличаются большим умом и сообразительностью, меня не удивило, но вот бессмысленные попытки объекта наблюдения укусить машину вызывали некоторые вопросы.
  Мертвецы весьма чутко реагирую на звуки и этот факт можно считать доказанным, и то, что я вижу перед собой, лишний раз его подтверждает. Зомби слышит вой сигнализации и идет к его источнику. Но почему он нападает на машину: не способен определить живое перед ним существо или нет? Может и так, все же сложно ожидать даже зачатков разума в мертвых мозгах, но с другой стороны, ведь какими-то инстинктами зомби обладают, иначе они бы не стали нападать на людей и пытаться их сожрать.
  В чем же тогда причина такого странного поведения? Возможно, громкие звуки по своей природе крайне неприятны мертвецам, и поэтому они пытаются их убрать единственным доступным для них методом, то есть разрушением. И природа источников звука зомби в принципе безразлична - они с равным упорством будут нападать и на живых существ, и на неживые объекты. К тому же, мертвое тело не может чувствовать боль и скорее всего не испытывает усталости, а значит шансы рано или поздно добиться полного разрушения объекта у них достаточно высоки.
  ...По крайней мере, на боку фургона уже образовалась немаленькая вмятина.
  А причина такой неразборчивости мертвецов может заключаться в том, что им критически не хватает органов чувств. Звуки они слышат и это уже мною доказано, но как насчет зрения? Тут несколько вариантов: их зрительные органы или вовсе не работают, или мертвецы видят, но крайне плохо из-за повреждений организма вызванных смертью. Или же их глаза продолжают видеть так же хорошо, как и при жизни, но поврежденный мозг не способен в полной мере обрабатывать поступающую картинку. Примерно как в случае с раненным в голову солдатом, которому показывали карточку с рисунком велосипеда, а он говорил, что видит два круга и несколько палочек, но при этом не мог осознать, что они образуют в совокупности. Наверное, это весьма неточный пример, но как один из вариантов, думаю, сойдет...
  Продолжить полезные и в чем-то даже увлекательные наблюдения мне не дали. Автоматические двери супермаркета с легким стуком разъехались в стороны. На улицу вышел второй мертвец, прошел мимо моей машины, не обратив на неё никакого внимания, и шаркающей походкой направился в сторону продолжающего завывать сигнализацией фургончика.
  Сомнения, что этот район наряду со многими другими уже охвачен эпидемией, исчезли у меня, еще при виде мертвеца на стоянке. Теперь они переросли в уверенность, что легкой прогулки за покупками ждать не стоит. Магазин большой, значит, на момент начала распространения зомби-вируса там находилось как минимум человек десять обслуживающего персонала, плюс неизвестное количество покупателей. Кому-то наверняка удалось сбежать, кто-то из оставшихся внутри возможно еще жив, но все равно следует рассчитывать как минимум на полдюжины мертвецов. Если брать по максимуму, то там может оказаться до двух с половиной - трех десятков противников.
  У мертвецов полно слабостей: у них нарушена координация, они слабо ориентируются в окружающем пространстве и не знают никакой тактики, кроме как идти напролом к цели. По отдельности они не представляют большой опасности, но толпой, да еще в замкнутых помещениях могут доставить кучу проблем даже хорошо подготовленным и вооруженным бойцам. К тому же они живучи и заразны, а значит, следует всегда помнить об осторожности.
  Я взял пистолет и вышел из машины. Потом, подумав, скинул пиджак школьной формы и забросил его на пассажирское сидение, оставшись в белой футболке, плотно прилегающей к телу. Пиджак удобен для ношения в повседневной жизни, но во время драки будет сковывать движения, а это недопустимо. Зато за такую как у меня футболку сложно ухватиться, но даже если какой-нибудь чересчур удачливый мертвец сумеет это сделать, то тонкая ткань без труда порвется и даст мне шанс избежать ранения.
  Пес выскочил из машины и замер у моей ноги, косясь темно-карим глазом. Ему было глубоко безразлично все происходящее. Его мир рухнул уже давно, когда бывшие хозяева выгнали его на улицу, а то, что происходит теперь - всего лишь один из эпизодов недолгой собачьей жизни.
  Как бы то ни было, но прежде чем идти внутрь, предстоит решить один очень важный вопрос: что делать с оружием? Тратить патроны - жаба душит. Во-первых, их, скорее всего, не хватит, особенно с учетом того, что в дальнейшем мне предстоит отправиться в школу, а во-вторых, неизвестно, когда будет возможность пополнить боеприпасы, и будет ли она вообще. В такой ситуации - пистолет это оружие последнего шанса. Жаль, что я не прихватил с собой тот обрезок трубы, с помощью которого расправился с первым встреченным зомби. Хотя, если подумать, то в машине наверняка должны быть какие-нибудь инструменты, так что есть смысл заглянуть в багажник.
  Наградой за здравую идею оказалась монтировка. Восьмигранный металлический прут, расплющенный с одной стороны и загнутый с другой. Я пару раз взмахнул ей, примеряясь. Достаточно тяжелый, но удобно лежащий в руке инструмент, при необходимости способный стать оружием. Не совсем то, что нужно, но на безрыбье сойдет.
  Да и вообще, если постараться, то у монтировки можно обнаружить множество преимуществ перед огнестрельным оружием. Например, она не требует перезарядки, работает бесшумно, её не надо затачивать, а загнутый конец при хорошем ударе способен пробить человеческий череп. Правда, сами собой всплывали и минусы: она может застрять в теле противника, да и дальность весьма ограничена...
  Ладно, что тут размышлять, все равно других вариантов пока нет. Сжимая в левой руке пистолет, а в правой монтировку, я направился к двум мертвецам, совместными усилиями пытающимся превратить симпатичный фургончик в груду металлолома. Их деструктивным планам не суждено сбыться, поскольку оставлять за спиной дееспособных противников против моих правил.
  Я встал за спиной у мертвеца, который недавно вышел из супермаркета. Еще на подходе в нос ударил тяжелый запах свежей крови, а так же еще один неприятно знакомый... Такой бывает, когда живому существу вспарывают брюхо: запах крови и дерьма. Со спины это было сложно рассмотреть, но, подойдя ближе, я увидел, что у первого мертвеца из живота торчал кусок гнутой железки.
  К горлу подкатил ком. Я с трудом сглотнул и на мгновение прикрыл глаза, пытаясь справить с внезапной слабостью в конечностях. В душе спокойствие и холод - мне уже не раз приходилось видеть нечто подобное, а в большинстве случаев еще и более мерзкое, но телу этого не объяснишь. Оно привыкло по-своему реагировать на подобное, и сложно сказать, сколько времени мне потребуется, чтобы преодолеть эту слабость.
  Я поднял оружие, примечаясь для удара. Раньше мне как-то не приходилось использовать монтировку, да и вообще любой другой строительный инструмент для таких задач, но, как говорится: 'все бывает в первый раз'. Как следует размахнувшись, я опустил хищно загнутый конец оружия на затылок мертвеца.
  Со слабым хрустом и чавканьем металл проломил череп зомби и глубоко погрузился в его содержимое. Ноги трупа подкосились, и он начал падать, потянув меня за собой.
  Как и ожидалось: оружие такой формы прямо-таки создано, чтобы застревать в теле противника. Да и я, не зная, какую силу надо приложить, чтобы пробить человеческий череп, ударил слишком сильно.
  Я уперся ботинком в плечо мертвеца и резко дернул монтировку. С противным хлюпаньем оружие покинуло недолгое пристанище, а кровь вперемешку с комками серого вещества брызнула мне на ботинок и штанину.
  Второй ходячий труп не обратил никакого внимания на гибель собрата, продолжая биться в борт машины. На этот раз я учел прошлую ошибку и ударил немного слабее, отчего ломик вошел в голову только на пару сантиметров. Когда зомби начал падать мне потребовалось лишь немного довернуть оружие, чтобы высвободить его.
  - Немного сноровки и можно прекрасно обойтись без ножей или мечей, - пробормотал я, утешая самого себя.
  Надо спешить, я и так много времени потратил. Такими темпами Рей и Хисаши если и понадобиться моя помощь, то только для того, чтобы упокоить их тела.
  Двери супермаркета при моем приближении услужливо распахнулись, открывая ярко освещенный зал с высокими потолками. Всего в двух шагах от порога лежало тело пожилого мужчины в некогда бежевом плаще, теперь покрытым бурыми пятнами крови. Я осмотрелся и, не обнаружив вокруг ничего угрожающего жизни, присел рядом, рассматривая погибшего.
  Он лежал на спине, широко раскинув руки. След от укуса находился на правом плече. Вполне возможно, что укусивший этого человека зомби совсем недавно окончательно погиб от моей руки. По виду раны можно сказать, что мертвецу удалось очень крепко вцепиться в человека, и когда тот все же сумел вырваться, то оставил в пасти нападавшего кусок плоти и ткани одежды. Похоже, раненый прибежал сюда за помощью, но умер, и, воскреснув, получил чем-то тяжелым по голове.
  При этом нижняя часть лица трупа была залита кровью, и что-то мне подсказывало, что не только его собственной.
  - Помогите! На помощь!!! - из глубины магазина раздался женский вопль, переходящий в истошный визг.
  Алукард за спиной тихо зарычал. Пес стоял, вздыбив шерсть на загривке, не сводя пристального взгляда с бокового прохода между стеллажами. Я непроизвольно направил пистолет в ту сторону, но, быстро осознав, что особой угрозы нет, опустил его и удобнее перехватил ломик.
  Стеклянные бутылки зазвенели, когда мертвец в красно-желтой форме работника магазина неуклюже зацепил одну из полок с товарами. Несколько бутылок упали на пол и со звоном разбились. Зомби остановился и медленно повертел головой, осматриваясь. Сложно сказать, видел ли он хоть что-нибудь, но по мне его взгляд скользнул, не задержавшись даже на мгновение.
  Возможно, мертвец так и стоял бы, крутя головой, но тут повторно закричала женщина, и зомби двинулся в сторону, откуда раздавались вопли.
  Я позволил ему приблизиться на расстояние вытянутой руки, а затем точным ударом в висок оборвал его существование. Мой личный счет уничтоженных противников увеличился еще на одного.
  Я стряхнул капли крови с ломика и двинулся по проходу, примерно в ту сторону, откуда доносились крики. Подоспел как раз вовремя. Толпа мертвецов зажала в тупике нескольких людей. С моей позиции были плохо видны подробности, но, по крайней мере, один из них пытался отбиваться. Темноволосый молодой мужчина в белой рубашке и черных брюках обрушил новенькую лопату, взятую, похоже, прямо со стойки, на голову ходячему трупу. Что примечательно, бил он плашмя, хотя лопата была штыковая, а такой при желании вполне можно отрубить человеку голову. Зомби, хоть и упал, но умирать не спешил и тут же попытался вцепиться мужчине в ногу, но тот успел отпрыгнуть.
  Медлить дальше я не стал и, зайдя мертвецам со спины, принялся методично выводить их из строя.
  Тюк! Ломик вонзился в затылок длинноволосой девушки, ставшей зомби. Тюк! Судя по одежде, под раздачу попал один из работников супермаркета. Хищно блестя окровавленным клювом, ломик взлетел ввысь и на мгновение замер.
  ...Это просто мертвецы - бездушные трупы, которые по какой-то причине могут ходить. И даже если при жизни они были детьми детсадовского возраста - это ничего не меняет...
  Тюк! Тюк! Некоторые из мертвецов что-то услышали и начал поворачиваться в мою сторону. Я подцепил ломиком еще не упавшее тело и толкнул его в сторону собратьев. Один из зомби, столкнувшись с ним, завалился на пол. Мне пришлось отступить, освобождая пространство для маневра.
  Лоб у человека достаточно крепкий, так что мучаться, пробивая его нет смысла. Сместившись в сторону и обойдя наступающих мертвецов по небольшой дуге, я приготовился бить. И даже не смотря на то, что двигался я практически бесшумно, зомби безошибочно развернулись в мою сторону.
  Слух? Нет, вероятнее всего, они все же не полностью слепые. Возможно, они видят только движущиеся объекты, но тут точно не скажешь - слишком мало данных...
  Я крутанул ломик в руке и вбил его в висок ближайшему зомби. Всего несколько миллиметров кости для хорошей стали не преграда. Молодой парень в черно-белой ветровке, залитой на груди кровью, пошатнулся и рухнул на спину, издав перед смертью протяжный хрип.
  Шаг вперед, замах, удар...
  
  ***
  
  Из крана с шипением ударила струя воды и, разбившись о подставленные руки, мгновенно окрасилась в светло-красный цвет. Подождав пока смоется кровь, набрал воды в ладони и плеснул её на лицо.
  Вот правильно говорят, глупость не лечится: ведь знал же, что не запачкаться во время такого боя невозможно, и что кровь мертвецов может быть заразной. Но нет - верхняя одежда стесняет движения, значит, её надо снять. И как результат: руки от кончиков пальцев до локтей оказались покрыты мелкими капельками и потеками крови. Но и этого мне показалось мало: вдобавок я умудрился размазать эту гадость по лицу, когда пытался смахнуть пот, заливающий глаза.
  За спиной хлопнула дверь, и к соседней раковине подошел мужик лет тридцати. Высокий, подтянутый, с темной шевелюрой и серыми глазами. Если не брать в расчет характерного разреза глаз, то его вполне можно принять за европейца. Хотя, стоит сказать, в этом Токио вообще оказалось на удивление мало чистокровных японцев. Не смотря на схожую с моим родным миром историю, здесь смешение кровей между народами на протяжении последних пяти сотен лет проходило на более глубоком уровне.
  И, безусловно, женской части нации это пошло только на пользу. Да что и говорить, если уж некоторых учениц младших классов можно отличить от мальчиков не только по наличию юбочек и косичек. На фоне чистокровных японок, как правило, не отличающихся ни женственной фигурой, ни, в общем-то, красотой, очень хорошо видны плюсы подобного процесса...
  - Что за чертовщина происходит? - отрывисто спросил мужик, смывая кровь мертвецов с рук.
  Я покосился на него с уважением. Стальные нервы у человека. Обычный рабочий день для обычного менеджера закончился кровавым побоищем, где ему пришлось отбиваться от почти двух десятков мертвецов, некоторые из которых при жизни были хорошо знакомы ему. Но ведь не растерялся: успел схватить подходящее оружие и даже смог кого-то защитить.
  - Хотел бы я знать... - после короткой, но яростной стычки с мертвецами во рту пересохло, и из горла вырвалось какое-то хриплое карканье. Я откашлялся и продолжил уже нормальным голосом, - Такое творится по всему городу: люди умирают, потом встают и нападают на живых. Каждый их укус смертелен.
  - Какая-то эпидемия?
  На это я только развел руками.
  - Хотел бы найти объяснение получше, но пока его нет.
  Мужчина нервно выругался и, так до конца не умывшись, рванул в зал. Я проводил его взглядом и продолжил тщательно отмывать свою физиономию. Стать зомби из-за глупой оплошности мне крайне не хотелось.
  Наконец, бросив взгляд на зеркало и удовлетворившись результатом, я вытащил несколько бумажных салфеток из коробки на стене. Одежда, хоть и изрядно запачкана в крови, но пока можно потерпеть. Если найду что-нибудь более подходящее, то переоденусь, а нет - похожу и так.
  Перекрыв воду, я вышел из уборной. Прошел мимо места недавней стычки, осторожно переступая через раскиданные по залу трупы. Мертвецов в магазине оказалось больше, чем я надеялся. Тех, что окружили моего нового знакомого и двух девушек из числа работниц магазина, было где-то семь-восемь. С ними мы расправились быстро, зато потом подтянулись еще не меньше дюжины, и пришлось попотеть, останавливая и укладывая на землю эту орду.
  Справились, но я на собственной шкуре почувствовал, что восставшие трупы в несколько раз сильнее обычного человека. Удар зомби, который я принял на жесткий блок, едва не обернулся переломом руки. Мне до сих пор трудно шевелить левой конечностью, и думаю, завтра можно будет полюбоваться на шикарный синяк на запястье.
  Новый знакомый обнаружился в зале перед входом. Он нервно ходил из угла в угол с мобильником в руке и пытался до кого-то дозвониться. Судя по напряженному лицу, пока безуспешно.
  - Полиция, скорее всего, завалена вызовами... - счел нужным сообщить ему.
  - Догадываюсь, - бросил он в ответ, снова набирая чей-то номер.
  Хм, наверное, до родных пытается дозвониться. Правильно, в таких ситуациях в первую очередь надо спасать близких тебе людей. Что же, не буду мешать.
  Неподалеку на диванчике веселенькой красно-желтой расцветки сидели спасенные девушки. Обе перепуганы на смерть, но в истерику не впадают, за что им большое спасибо. Женские истерики - это не то, с чем я умею справляться.
  - Живете далеко? - спросил я, присев рядом.
  Смуглая девушка с острыми чертами лица неуверенно кивнула.
  - В двух кварталах отсюда, - она запнулась и неуверенно покосилась на рыжеволосую подругу, - А Ханако в центре...
  Услышав свое имя, вторая девушка, до этого бездумно смотревшая в пол и не реагирующая на происходящее вокруг, вздрогнула и начала прислушиваться к беседе.
  - Хорошо, - я вздохнул и помассировал виски, пытаясь собраться с мыслями, - Значит так, в ближайшее время в городе будет объявлено экстренное положение. Скорее всего, правительство введет войска. Вы обе сейчас идете к тебе домой, и сидите там пока все не успокоится. Запаситесь продуктами, слушайте радио и смотрите телевизор, обзвоните своих родственников и друзей и предупредите их об опасности. Главное не впускайте в квартиру посторонних - они могут оказаться зараженными. Все ясно?
  Обе девушки торопливо покивали.
  - Скажите, что происходит, это война? - тихо спросила девушка, названная Ханако.
  - Точно не знаю, но, скорее всего, вспышка какого-то неизвестного вируса. Не волнуйтесь, - я ободряюще улыбнуться, - Скоро все будет хорошо.
  Я постарался вложить в слова как можно больше уверенности, даже несмотря на то, что сам её не испытывал. Ни одна эпидемия неспособна распространяться настолько быстро. Проехав через полгорода и наслушавшись панических воплей из рации в полицейской машине, я могу точно сказать, что какого-то одного очага заражения просто не существовало. Зомби объявились практически одновременно во всех концах Токио. При таком раскладе предположение Ханако не выглядит чем-то невозможным. Вот только кто враг?
  Я, помолчав, добавил.
  - И еще одно, позвоните мне, когда доберетесь до дома. Хочу знать, что с вами все в порядке.
  Я записал номер на первой попавшейся под руку листовке с рекламой и протянул её девушке, которая меня расспрашивала. Не знаю, будет ли к тому времени работать мобильная связь, но надеюсь, наличие четкой цели в конце пути, поможет им не впасть в панику.
  - Вы нас не проводите? - с мольбой в голосе спросила она.
  - Нет, - я покачал головой, - У меня остались друзья в школе и мне необходимо их оттуда вытащить. Не бойтесь, зараженных людей на улицах еще очень мало, да и вам не надо с ними сражаться: просто убегайте, если встретите.
  Отбиться от настойчивых просьб оказалось не так просто. Девушки вцепились в меня, и прислушиваться к доводам разума ни в какую не хотели. В конце концов, пришлось рявкнуть на них, чтобы успокоились. Обиделись, но хотя бы отстали. Я не против того, чтобы помогать окружающим, но только в тех случаях, когда в этом есть смысл, и это не идет вразрез с собственными планами.
  Брюнет к этому времени уже перестал терзать телефон и ушел к месту недавнего боя с мертвецами. Он что-то искал в карманах убитых.
  - Что ищешь? - спросил я подходя.
  - Ключи, - ответил он, переворачивая труп с разрубленной почти до челюсти головой.
  Вскоре в воздухе звякнули ключи с брелком сигнализации. По-видимому, от машины.
  - Макото Киба, - вдруг представился он, - И... спасибо за помощь.
  - Такаши Комуро, - я пожал протянутую ладонь, - Что собираешься делать дальше?
  Он стиснул зубы, отчего на скулах заиграли желваки.
  - Жена должна была отвести дочку к врачу. А теперь никак дозвониться не могу ни до неё, ни до дома... - произнес он, почти мгновенно успокоившись.
  - Понятно, - кивнул я, и хлопнул его по плечу, - В таком случае, удачи тебе. Не думаю, что с ними что-то случилось. Наверняка мобильная сеть перегружена, вот ты и не можешь дозвониться.
  - Да, скорее всего... Ты ведь сюда не просто так приехал, а за припасами? - и, дождавшись моего кивка, продолжил, - В таком случае вот ключи от склада, бери что надо. Я тут вроде как главным по должности остался, так что...
  Хмыкнув, я забрал у него наскоро обтертую от крови связку ключей, и, покрутив её в руке, спросил.
  - Есть что-нибудь полезное?
  Он пожал плечами, но потом, подумав, сказал:
  - В нашем здании планировали открыть магазин со страйкбольным снаряжением. Доделать помещение в срок не успели, а часть товара уже привезли. Его оставили на нашем складе, в дальнем углу.
  - И что там?
  Он лишь развел руками.
  - Я в этом не разбираюсь, так что смотри сам.
  Вскоре я стоял на крылечке супермаркета и смотрел в след уезжающему фургончику с вмятиной на боку, который увозил моего нового знакомого и двух девушек. Макото пообещал доставить их до дома, сказав, что ему это практически по пути.
  ...Что же, надеюсь, он выживет и сумеет спасти своих близких. Чутье подсказывает, что Макото из не самых плохих людей, а оно, как правило, меня не обманывает...
  Я мазнул взглядом по окрестностям, но признаков приближения мертвецов не обнаружил. Только где-то вдалеке выла сирена, напоминая, что ситуация в городе с каждым часом становиться все критичнее.
  Первым, кого я обнаружил, вернувшись в магазин, стал Алукард. Он лежал под раскидистым фикусом возле окна и сосредоточенно грыз упаковку с бужениной. Во время боя он куда-то исчез, и до этой минуты я его не видел. То ли испугался шума драки, то ли, что более вероятно, учуял нечто вкусное неподалеку и поддался сиюминутным желаниям. Ну, прямо как человек...
  - Тоже мне, помошничек, - проворчал я, на что пес лишь лениво махнул хвостом, даже не соизволив оторваться от своего занятия. Вскрыв упаковку, чтобы он не мучался и, прихватив тележку, я отправился запасаться всем необходимым для выживания в условиях апокалипсиса.
  Для начала стоит прикинуть, что вообще мне нужно. Еда, вода, медикаменты, теплая одежда - это то, что необходимо в любых экстренных ситуациях, будь то наводнение, цунами, извержение вулкана, или еще какая неприятность, какую природа может обрушить на человечество. Ладно, пусть зомби-апокалипсис - это нечто совершенно иное, но все же он не отменяет нужды в припасах. С едой и одеждой проблем нет, но вот с медикаментами труба. Аптеки поблизости я не вижу, и максимум на что можно рассчитывать - это аптечка из полицейской машины.
  Кстати, по поводу транспорта; особо надеяться на него не стоит. Очень скоро люди пойму, что оставаться в городе небезопасно и попытаются его покинуть. И следствием станут многокилометровые пробки на дорогах. Велика вероятность, что мне придется бросить машину и выбираться на своих двоих. Необходимо собрать тот минимум вещей, который не будет слишком сильно замедлять мое передвижение, то есть не больше двадцати килограмм.
  Итак, первым, что стоит сделать - это переодеться. Из одежды надо подобрать что-нибудь неброское и достаточное теплое, поскольку, несмотря на май месяц, ночи все еще прохладные. Свитер, легкая ветровка и брюки - последние лучше взять из серии спортивных с подкладкой-сеткой. Они легкие, не стесняют движений, не натирают, да к тому же быстро сохнут (с учетом того, что творится на улицах, это вполне может пригодиться). Ну и про нижнее белье забыть не стоит: подштанники, чтобы седалишний нерв не замерз и покладисто предупреждал об опасностях, а так же термофутболку, если, конечно, подобное здесь найдется.
  Ботинки можно оставить старые, поскольку они удобные и прочные, а толстая подошва не будет доставлять неприятностей при ходьбе. Неплохо бы еще раздобыть кожаную куртку, наподобие тех, что носят байкеры - материал у них прочный и в определенных случаях может защитить от укуса или удара ножа, но я сильно сомневаюсь, что в этом магазине будет такое. Не тот профиль.
  Выбор одежды много времени не потребовал. Переодевшись и бросив в угол старые шмотки, я направился в отдел с сумками, который заметил, пока обходил зал в поисках недобитых мертвецов. Там я выбрал средних размеров рюкзак темно-серого цвета с вместительным главным отделением и множеством дополнительных карманов, которые отлично подойдут для хранения различной мелочевки. Прочный, немаркий, да и ткань, судя по маркировке, водонепроницаемая - то, что доктор прописал.
  Негромко насвистывая сквозь зубы имперский марш из знаменитого фильма, я загружал рюкзак собранными вещами. Руки действовали сами по себе, без участия сознания. Первый опыт походов я получил еще в четырнадцать лет, а на момент... ухода из родного мира уже и сам потерял им счет. Правда, в последние два года мне удавалось выбраться за город только чтобы побегать с автоматом наперевес. Страйкбольным, конечно. Тогда это было для меня не более чем хобби. Да и к войне я всегда относился без лишнего романтизма.
  Наверное...
  Застыв, я попытался вспомнить, что на самом деле ощущал в то время. В памяти послушно всплывали различные кадры из моей первой жизни, но они не вызывали ровным счетом никаких чувств и переживаний. Блеклые, полу стертые странички истории одного человека, дожившего лишь до двадцати двух лет.
  Я застегнул молнии на рюкзаке и подтянул лямки, чтобы они удобно лежали на плечах. Встал и попрыгал, убедившись, что ничего не бренчит...
  Сейчас времени на то, чтобы разбираться с собственной башкой, нет. Да и вообще, моральные терзания это, конечно, хорошо - без них человека и человеком назвать сложно, но предаваться этому занятию я буду, когда найду безопасное убежище, а пока займусь более приземистыми делами.
  Пойду, к примеру, подберу себе оружие ближнего боя. Монтировка испытание боем не прошла - мало того, что постоянно застревала, так еще под конец погнулась, чем вызвала у меня крайнее удивление, переходящее в стойкое недоверие к японским производителям. Не так уж сильно я бил, да и человеческий череп это далеко не цельнометаллическая болванка.
  Учитывая полученный опыт надо подобрать что-то достаточно тяжелое и острое, способное прорубить кость, но при этом удобное для постоянного ношения. Непростая задача, учитывая, что выбор ограничен тем, что можно отыскать в обычном супермаркете.
  Я прошел вдоль торговых рядов и добрался до отделов с товарами для ремонта. Что тут у нас есть? Длинный ряд банок со шпаклевкой, эмалью, краской и прочими материалами для ремонта. Сомневаюсь, что это можно использовать в качестве оружия. Разве что швыряться в мертвецов тяжелыми банками, или облить их чем-нибудь горючим и поджечь. Вот только если зомби не чувствительны к боли, то огонь не является эффективным средством для борьбы с ними. А ждать пока они прогорят дотла можно долго.
  Что дальше? Кисточки и валики? Девушка, с которой я встречался какое-то время еще находясь в родном мире, однажды наглядно доказала мне, что эти вещи можно применять в самых разных целях, но я не уверен, что мертвецы смогут оценить мои познания...
  Этот отдел остался за спиной, и я, наконец, добрался до рядов с инструментами. Пилы, молотки, лопаты, грабли... Бензопила. Еще стоит на самом видном месте, словно призывая какого-нибудь ненормального схватить её и с радостным гиканьем побежать пилить зомби, как это делают в трешовых фильмах.
  Если хоть ненадолго включить мозги и подумать, то под мои запросы идеально подходит топор. Хорошее многофункциональное оружие - и дров наколоть и череп врагу раскроить, не зря его используют еще с каменного века, причем для решения обеих задач.
  Увы, но выбор топоров оказался крайне невелик. На полке лежали исключительно туристические версии с короткой рукояткой, не особо подходящие под мои запросы. Тогда уж легче взять обычный молоток и не таскать лишние полкило металла.
  Я взвесил в руке один из топориков и сомнением пробежался взглядом по полкам, пытаясь найти что-нибудь более подходящее. Если ничего не подберу, можно взять и этот, хотя он и не внушает мне доверия.
  Нечто интересное обнаружилось на соседнем стеллаже. Я отложил топорик в сторону и взял в руки непонятную штуковину. Прямая рукоять с зачаточной гардой и небольшим расширением на торце. Я сдвинул пластиковый чехол и удивленно присвистнул. Не чехол это был, а ножны для сорокасантиметрового массивного лезвия, покрытого черной краской. Общая длина чуть больше полуметра, вес - около килограмма. Я-то наивный полагал, что холодное оружие в Японии не достать, а оказывается просто надо знать, где искать.
  'Сучкоруб' - значилось на ценнике. По мне, так самое натуральное мачете, правда, без изгиба. Я хмыкнул и задумчиво щелкнул ногтем по лезвию переростка, решая, подойдет ли он мне. Против человека вооруженного нормальным боевым ножом этот агрегат котируется на уровне чугунной сковородки: то есть выглядит внушительно, но пользы ноль. Однако у меня и противники совсем не те. Возможность одним ударом раскроить мертвецу череп многого стоит.
  После недолгих сомнений я все же решил взять это недомачете, потратив немного времени, чтобы с помощью проволоки и плоскогубцев приделать к его ножнам петлю для крепления на пояс.
  Теперь осталось только проверить товар, про который рассказал Макото. Я примерно представлял, что он может из себя представлять, и поэтому оставил это дело напоследок.
  Чтобы попасть на склад, придется пройти через подсобные помещения. Еще до отбытия Макото с девушками я не поленился и прошел по главному залу супермаркета, проверив все углы и закутки на наличие мертвецов, которые по какой-то причине не присоединились к основной вечеринке. Таковых, к счастью, не нашлось. Но вот в подсобные помещения я не заходил...
  Я вытащил из кармана пистолет. Мушка зацепилась за подкладку куртки, и мне пришлось дернуть, чтобы освободить оружие. Сейчас это особой роли не играет, но в критической ситуации подобная задержка может стоить жизни. Хорошо бы найти кобуру для пистолета, жаль, что её не удалось снять с погибшего полицейского.
  Хоть я и знал, что патрон уже дослан в ствол, но все же для проверки оттянул затвор, взглянув на желтый латунный бок. Порядок. Даже самое капризное оружие подводит только, если к нему наплевательски относиться. Внимание и уход - и даже американка будет не менее надежной, чем старый, добрый АКМ.
  Пистолет назад в карман - паранойя-паранойей, но в ближнем бою он только мешается, да и боеприпасы надо экономить, ножик-переросток в руку - вот теперь можно идти...
  Подсобные помещения встретили меня тишиной и спокойствием. Никто не стонал, не шаркал ногами и даже не вонял протухшим мясом. Впрочем, последний пункт на ближайшие пару дней можно смело вычеркивать - трупы еще не начали разлагаться. Вот какое амбре будет стоять в городе через пару недель, мне и представить страшно. А ведь к этому добавятся еще многочисленные пожары, которых просто не может не быть в подобном хаосе.
  Возможно, если власти привлекут силы самообороны, то им удастся какое-то время держать ситуацию под контролем, но вот долго ли? У солдат тоже есть родные и близкие люди, которое окажутся в опасности. Даже если учесть, что военная служба в Японии - это дело сугубо добровольное, но будь ты хоть трижды патриот и ревностный блюститель устава, вряд ли сможешь оставаться равнодушным, если узнаешь, что твоя семья в смертельной опасности. Случаи дезертирства будут происходить регулярно, и чем дальше, тем во все больших количествах.
  Полицию и местный аналог МЧС данная неприятность также не обойдет стороной. Вполне возможно, политики и генералы, сидящие в теплых креслах где-нибудь в государственных убежищах, в конце концов, столкнуться с проблемой, что их повеления просто некому выполнять.
  Не могу сказать, что меня сильно опечалит такой вариант развитий. Как-то так сложилось, что власти и армия - это последние на что я привык надеяться в критических ситуациях. Кто они для меня? Посторонние люди, со своими очень расплывчатыми целям и стремлениями. Доверять им? Увольте. Тут и друзьям стоит доверять с оглядкой - выкидыши демократии слишком высоко ценят свою жизнь, и когда смерть подойдет и ласково приобнимет за плечи, готовы ломиться по чужим головам, с одним единственным желанием: выжить любой ценой. И ведь потом будут пребывать в полной уверенности, что так и надо, что это правильно, и что собственная жизнь дороже всего...
  Да я и сам небезгрешен - бывали моменты, когда готов был все бросить и бежать, куда глаза глядят, благо приказа 'ни шагу назад' мне никто не давал. Держался тогда на одном лишь упрямстве и гордости.
  Я тряхнул головой, пытаясь прогнать неуместные в данный момент мысли. Такими темпами можно докатиться до религиозных дебатов с собственным отражением в зеркале. А между тем с момента стычки с мертвецом в порту прошло уже больше часа. Стоит поспешить...
  Если в остальных помещениях горел свет, то склад встретил меня непроглядной темнотой. По логике голливудских фильмов я сейчас должен достать фонарик и в его неярком, мерцающем луче света отбиваться от толп зомби. Но раз в душе я русский человек, то пойду другим путем. Пошарив ладонью по стене, щелкнул клавишей выключателя. Ноль реакции...
  Да вы издеваетесь?
  Пару раз ткнув выключатель, убедился, что свет не собирается зажигаться. Я даже не поленился дойти до распределительного щита, но его содержимое не вызывало у меня нареканий. Пробки на месте, рубильник повернут. Оставалось только сплюнуть и, нацепив на лоб диодный фонарик, отправиться в темнеющий проход.
  Яркий голубоватый луч света выхватывал из мрака однообразное содержимое склада. Коробки-коробки-коробки... Они различались разве что размерами и логотипами. Небольшое разнообразие вносили несколько здоровых холодильников выстроившиеся вдоль стены. Что примечательно, судя по тихому гулу, они работали. Получается, эта часть здания не обесточена, а что-то случилось с освещением. Я задрал голову и нашарил взглядом висящие под жестяными трубами вентиляции продолговатые лампы дневного света. Неужели все разом перегорели? Все страньше и страньше - как говорила одна девочка.
  Так, Макото сказал, что товар свален где-то в углу. Понять бы еще, в каком именно...
  На поиски ушло около пяти минут. Помещение не отличалось особо большими размерами, но количество товара на нем вызывало некоторое недоумение. Обычно в подобных супермаркетах товар не залеживается. Похоже, сегодня утром был завоз, и работники не успели разбросать вещи по прилавкам.
  Я хмуро осмотрел кучку коробок высотой мне до пояса, прикрытую сверху полиэтиленом. Взгляд постоянно натыкался на знакомые названия. KJWorks, A&K, Well, ASG... Надо же, ни одной незнакомой фирмы.
  В первой жизни страйкбол был нашим семейным хобби. До пятнадцати лет родители таскали меня на полигоны только в качестве наблюдателя, но на очередной день рождения подарили реплику РПК, и понеслось...
  Я тряхнул головой, прогоняя неуместные воспоминания. Что было, то прошло и сожалеть о счастливых деньках бессмысленно. Большинство коробок я отбрасывал, видя логотипы и маркировки, точно зная, что ничего кроме оружия данные фирмы не производят. Которое мне и даром не нужно, поскольку я сильно сомневаюсь, что попадание пластиковым шариком будет сколько-нибудь опасно для мертвеца.
  На самом низу обнаружились несколько коробок с логотипом в виде красноглазого чудика и надписью 'Pantac'. Я с энтузиазмом принялся за их потрошение. Этот производитель известен весьма качественными репликами армейского снаряжения. Правда и цена у подобных вещичек обычно выше средней, но знакомые говорили, что оно того стоит. А уж если подобное счастье достается даром, то глупо от него отказываться.
  Ничего сверх ценного найти не удалось. Разве что кобура для пистолета пришлась как нельзя кстати. Предназначена она была для крепления на бедро, что меня не очень обрадовало. Несмотря на эпидемию зомби в городе, еще не пришло время, когда огнестрельное оружие у подроста не будет вызывать лишних вопросов. Но делать нечего, к тому же таскать пистолет в руке мне уже, если честно порядком надоело.
  Так же нашелся подсумок для обойм, который я закрепил на поясе. Даже если патронов не будет, там можно хранить какую-нибудь мелочевку. Перчатки, с укороченными пальцами. В них, конечно, удобнее орудовать, чем в нормальных, но я бы предпочел последние. Снижается риск заразиться от случайной царапины.
  Еще одним приобретением стали очки с простыми незатемненными стеклами. Резинка, стягивающая ушки, гарантировала, что они не слетят в нужный момент. Кстати, производитель в буклете божился, что их пластик способен выдержать выстрел из дробовика. Здорово, то есть если мне влепят заряд дроби в лицо, то мои глаза останутся целыми, даже если все остальное разлетится кровавыми ошметками.
  Прямо на душе легче стало...
  Больше ничего полезного найти не удалось, поэтому, собрав вещи и проверив напоследок снаряжение, я покинул магазин.
  
  ***
  
  Вскоре я уже подъезжал к территории школы. По пути я несколько раз замечал бредущих куда-то или просто бездумно стоящих мертвецов, но в тоже время массовой паники пока не было. Впрочем, школа располагалась в северо-западной части Токио, на живописном холме, где так же находился один из самых крупных парков. По сути это даже не парк, а небольшой, ухоженный кусочек леса посреди города. Соответственно жилых домов здесь практически не было, за исключением нескольких особняков богатеев.
  В общем, пока эпидемия не добралась до школы большому количеству зомби не откуда взяться. Но это только пока...
  Эх, хочется верить, что в школе еще все спокойно и мне не придется пробиваться туда с боем. Тогда можно просто вломиться в класс, схватить в охапку Рей и Хисаши и рвать когти из города. Даже если их для большей сговорчивости придется предварительно вырубить. Что? Я им в няньки не нанимался. Да и даром убеждения природа меня обделила, поэтому иногда приходиться доносить до окружающих свою точку зрения методом крепкого кулака или даже ноги, обутой в тяжелый ботинок. Тут уж от личных качеств собеседника зависит.
  Надежды как обычно в подобных ситуациях оказались тщетны. Когда подъехал к воротам школы, обнаружил там мертвеца, который стоял, уткнувшись лбом в решетку и просунув руку между прутьями. На асфальте по другую сторону ворот виднелись крупные пятна крови.
  Судя по всему, кто-то неосторожно приблизился к мертвецу и тот его тяпнул. Тела этого обреченного нигде не видно, а значит, эпидемия уже пробралась в школу. Оставалось только досадливо выругаться. Хотя все спокойно, но это не надолго.
  Выйдя из машины, приблизился к мертвецу со спины и одним точным ударом вбил нож ему в основание черепа. Вытер лезвие об одежду трупа и сунул оружие в ножны. Все действия я проделал чисто механически, даже не задумываясь о них.
  Меня кольнуло совсем иное. Судя по отсутствию тела, раненого куда-то увели, чтобы оказать первую помощь и вполне логично, что этим место был школьный медпункт. Жалко, мне всегда нравилась наша медсестра. У неё в кабинете было так приятно подремать во время обеденного перерыва. Черепно-мозговая - это знаете серьезно, так что мне было приказано являться в медпункт по первому намеку на ухудшение состояния. Ну, а я этой привилегией пользовался безо всякого стыда. Не за партой же спать, спину себе портить, когда есть вариант с больничной койкой?
  Однако туда я точно соваться не буду. В такое время наплыв пациентов, да притом особо буйных, должен быть просто невиданный.
  Прежде, чем идти к школе, я открыл ворота - чтобы в случае, если придется быстро сматываться, не ломиться сквозь калитку, через которую обычно заходят ученики. Так же я не стал запирать машину и даже оставил ключи на пассажирском кресле. Её, конечно, могут угнать, но риск не так велик, как кажется. Люди, выбравшиеся из школы, вряд ли вообще обратят внимание на стоящую возле обочины машину. У них другим мысли будут заняты.
  ...Ну что же, путь к отходу подготовил, теперь можно заняться тем, зачем я сюда приехал...
  Я не дошел до входа в школу буквально пару шагов, когда двери распахнулись, и оттуда, словно лавина хлынула паникующая толпа.
  Понятно, тревогу все-таки объявили, только как-то поздно. Кровь возле ворот уже успела подсохнуть. Могу даже примерно сказать, когда произошло нападение: минут пятнадцать-двадцать назад. Ох, чувствую количество зараженных уже исчисляется десятками.
  Ломиться сквозь толпу я не стал, а просто разбил окно на первом этаже и залез внутрь. Хорошо, что решеток на окнах нет, да и сами окна стеклянные, а не новомодные пластиковые. Иначе пришлось бы изрядно попотеть, пробиваясь внутрь. В классе, в котором я очутился, совсем недавно шел урок, но потом объявили тревогу, и теперь при виде того, что здесь твориться невольно возникает ощущение, что по помещению пронеслась волна цунами. Парты сдвинуты, стулья опрокинуты, тетрадки и учебники раскиданы на полу. Даже стенды, висевшие на противоположной от окон стене, оказались сорванными. Апокалипсис в отдельно взятом помещении.
  Удобнее перехватив рукоятку своего ножа-переростка, я пинком распахнул дверь в класс. Раздался глухой удар и хрип. Не повезло кому-то. Я выскочил в коридор и повернулся к человеку, сидящему на полу. Седой затылок, бежевая блузка и серая юбка. Кто-то из учителей, вроде она даже вела у нас уроки, вот только имени я не помню: я был не частым гостем в школе.
  Учитель подняла лицо и, захрипев громче, протянула ко мне руки со скрюченными пальцами. Она попыталась схватить меня за ногу, но я отступил назад и нанес размашистый удар, целясь ей в верхнюю часть черепа. Негромкий чавкающий звук, и мертвая уже второй раз подряд старушка падает на спину. Рядом оглушительно завизжала незнакомая девчонка.
  Паника вокруг усиливалась. Ученики спасались бегством, а за ними гонялись ожившие мертвецы. Их уже сейчас было на удивление много, а дальше станет только больше.
  Проклятье! Я уже начинаю жалеть о своем решении помочь Хисаши и Рей. Ладно, поднимусь на второй этаж, проверю в классе, и если их там нет, то со спокойной совестью свалю отсюда.
  Я проталкивался сквозь поток спасающихся бегством людей. Делать это было не так уж и сложно, поскольку мой внешний вид, а особенно окровавленный тесак в руках заставлял всех шарахаться в стороны. Особо бесстрашных приходилось отгонять пинками и тычками локтей. Чем ближе я подходил к центральной лестнице, тем больше становилось зомби, а так же просто покусанных и раненых, но еще живых людей.
  До лестницы я так и не дошел: слишком много вокруг стало зомби, и пробиваться сквозь их плотные ряды было бы, по меньшей мере, глупо. Пришлось свернуть в боковой коридор. Центральная лестница - самая широкая, и большинство учащихся пыталось сбежать именно по ней, однако есть еще два подъема. К одному из них я и решил пробиваться. Людей - как живых, так и не очень - здесь встречалось гораздо меньше.
  И это, безусловно, радовало...
  Вот что интересно: ведь существует четкий план эвакуации школьников в случае тревоги. Причем его отрабатывают в начале каждого учебного года. То есть теоретически уже сейчас все учащиеся вместе с учителями должны были покинуть здание и находиться где-нибудь за пределами территории школы, однако на деле твориться совершенный хаос. Я не встретил еще не одну организованную группу. А ведь это японцы, которые считаются весьма дисциплинированной нацией.
  Нет, я понимаю, что ситуация, мягко говоря, не стандартная. Одно дело пожар, и совсем другое, когда вокруг бродят мертвые, кусающие живых, отчего те сами обращаются в зомби. Не каждый взрослый способен такое выдержать, а уж что говорить про школьников.
  Хотя, я ведь не всю школу обошел. Когда объявили тревогу, какая-то часть учащихся, наверняка успела выбраться на улицу через запасные выходы. По крайней мере, мне так кажется. Должны же они тут быть. В школе, в которой я учился еще в родном мире, я знал о существовании пяти запасных выходов. По площади эти две школы вполне соотносятся: и там, и тут три четырехэтажных здания, стоящие буквой 'П'. Правда, тут это именно три отдельных здания, соединенные между собой закрытыми переходами, в то время как в родном мире школа была построена так изначально.
  К лестнице мне удалось дойти практически без приключений. Несколько раз пришлось останавливаться и добивать покусанных людей, которые обратились в зомби, но больших проблем они не доставили. Один удар - и труп упокоен навеки.
  Сложности начались, когда я начал подниматься. На пролете между первым и вторым этажами мне пришлось столкнуться с группой зомби. Четыре мертвеца, один из которых раньше был взрослой женщиной. Трое других носили школьную форму, сейчас насквозь пропитанную кровью.
  Нехорошо. Стоят плотно, так что обойти их никак не получится. Придется вступать в драку. Эх, не хотелось бы: зомби слишком много, чтобы ликвидировать их без лишнего шума. Есть риск привлечь внимание других трупов, которые возможно притаились наверху. Ладно, возвращаться назад и искать путь обхода слишком долго, а главное опасно.
  Я старался двигаться как можно тише, чтобы не позволить им услышать меня раньше времени. Как оказалось небезуспешно. Ближайший мертвец стоял ко мне спиной и никак не отреагировал на угрозу. Первым же ударом раскалываю ему череп, и сразу отступаю назад, вырывая из кости застрявшее лезвие тесака. Зомби в школьной форме покачнулся, завалился назад и покатился вниз по лестнице. Чуть меня не сбил гад - я едва успел прижаться к перилам.
  На шум всполошились и другие мертвецы. Но прежде чем они поняли, где я нахожусь, и бросились на меня с твердым намерением вкусить свежей человечины, успеваю точным ударом подрубить шею еще одному мертвецу. Голова хоть и не отделилась от тела, но позвоночник точно удалось повредить. Мертвеца это, скорее всего не убьет, но лишенный возможности двигать конечностями, он вряд ли сможет доставить много хлопот.
  С оставшимися двумя так просто не получится. Они почувствовали меня и сами бросились в атаку, пытаясь схватить повалить на пол. Я отступил вниз. Этих уложить с одного удара не получится - они стоят выше меня, и дотянуться до головы будет трудновато. Нет, попробовать можно, но тогда есть риск, что второй успеет до меня дотянуться. Опять отступаю назад, пытаясь подгадать удачный момент для удара.
  Сейчас! Бью первого зомби по правой ноге. Если получится, то даже добивать не придется. Труп начинает заваливаться на бок, и сбивает с ног своего собрата. Пока они не опомнились, отталкиваюсь от перил и прыжком перемахиваю через кучу копошащихся тел.
  Один из мертвецов что-то невнятно промычал, проводив меня взглядом слепых глаз. Впрочем, этого я уже не заметил, спеша проскочить на второй этаж, прежде, чем на лестнице станет слишком тесно...
  В коридоре на втором этаже мне встретилось немало живых трупов, но в основном это были одиночки, с которыми я более чем успешно расправлялся. Похоже, я был прав в мысли, что какая-то часть учащихся сумела выбраться из здания. Что же, это в очередной раз доказывает, что организованная и дисциплинированная группа имеет больше шансов на выживание, чем паникующее стадо.
  Так, вроде теперь надо свернуть налево...
  Или направо?..
  В японских школах почти все занятия проводятся в одном классе, и нестись с одного конца школы на другой во время перемены им не приходится. Чем это хорошо, так тем, что можно запомнить расположение одного кабинета, а потом не напрягать память. Вот и я так сделал...
  Однако сейчас я зашел немного с другой стороны и оказался в той части здания, где мне еще не доводилось бывать. Не страшно в принципе, достаточно довериться чувству направления...
  Если только оно не настолько отвратительное, как мое. Да я действительно могу заблудиться в трех соснах и двух дверях. Я прекрасно знаю об этом недостатке и поэтому, даже не удивился, когда спустя пару минут оказался возле перехода в соседний корпус. То есть совеем не там, где планировал изначально...
  Путь отсюда до нужного кабинета был мне известен, но добраться туда мне так и не довелось, поскольку за первым же поворотом я заметил две подозрительно знакомые фигуры, пытающиеся отбиться от мертвеца, бывшего при жизни учителем.

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"