Соболев Павел Юрьевич: другие произведения.

Радикальная психология: 2.5. Сновидения и язык бессознательного

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


2.5. Сновидения и язык бессознательного

   В ряде исследований (Ротенберг, "Межполушарная асимметрия и сновидения") выявлено увеличение активности правого полушария в фазу быстрого сна. Это выражается и в более высокой мощности спектра электроэнцефалограммы правого полушария в этот период и в изменении ещё целого ряда показателей, указывающих на усиленную активацию именно правого полушария.
   Быстрая фаза сна называется так потому, что именно в этот период начинаются активные движения глаз спящего (которые можно наблюдать под его веками). Поэтому же она ещё называется REM-фазой (Rapid Eye Moving - быстрое движение глаз) или БДГ-фазой.
   Другим используемым названием данного периода сна является "парадоксальный сон", поскольку в этот период электроэнцефалограмма фиксирует возрастание активности мозга, как будто человек бодрствует. А порой эта активность выражена даже сильнее, чем в бодрствующем состоянии, и по характеристикам совпадает с теми жизненными ситуациями, когда человек находится в стрессовой ситуации или же решает сложную задачу. Парадоксальность ситуации же как раз в том и проявляется, что на фоне полноценной активности мозга не происходит никакой активности тела (за исключением глаз). Это происходит благодаря естественному параличу быстрой фазы, который разворачивается по типу катаплексии, когда блокируются нисходящие сигналы центральной нервной системы, вследствие чего полностью снижается мышечный тонус, и невозможно осуществление никакого движения.
   Как раз в фазу быстрого сна человек видит преимущественное число сновидений. Именно преимущественное, но не полностью все (по некоторым данным (Hobson, 1988) от 5 до 10% пробудившихся в медленной фазе также давали отчёт о сновидениях).
   Поскольку сновидения являются самым настоящим театром образов, то естественно было предположить, что именно правое полушарие отвечает за генерацию сновидений.
   Гипотетическая связь правого полушария и сновидений существует, но, как видится, связь эта не является абсолютно исчерпывающей и однозначной.
   Как показывают исследования пациентов с расщеплённым мозгом (Gazzaniga e.a., 1977) , у них способность видеть сновидения сохраняется.
   По данным Клауса Хоппе (Hoppe K.D., 1977), после комиссуротомии 4 из 12 человек продолжали давать отчёты о сновидениях, только с некоторыми особенностями - описываемые сны не обладают известной и присущей многим контекстуальной насыщенностью, они становятся чересчур однозначными, простыми, с легко отслеживаемыми причинно-следственными связями.
   Хоппе упоминает о 32-летней пациентке, у которой было полностью удалено правое полушарие (цитирую по Мэрили Зденек, 2004), и она продолжала видеть сны. Правда, они и были чрезвычайно просты.
   Один из описанных снов был о том, как её доктор и психолог едут вместе с ней на "Фольксвагене" в ресторан, где ужинают лобстерами и мартини...
   Но дело в том, что всё именно так и было незадолго до этого сна.
   Костандов также отмечает, что люди с повреждением теменно-затылочной области правого полушария перестают видеть образные сны.
   При анозогнозии, развивающейся вследствие повреждения теменной области правого полушария, фаза быстрого сна сокращается.
   В свете многих подобных данных В. Роттенберг справедливо замечает, что, по всей видимости, каждое из полушарий участвует в генерации сновидений, только каждое из них играет какую-то свою определённую роль в этом процессе.
   Но какая именно роль может быть у каждого полушария в формировании сновидений?
   По-видимому, Фрейд и тут своей наблюдательностью опередил психофизиологов более чем на полвека. Похоже на то, что на доступном своему времени языке он, сам того не зная, объяснил вклад правого и левого полушарий в сновидения, обозвав их первичным и вторичным процессами соответственно.
   Но обо всё по порядку.
   Изучая сновидения, Фрейд пришёл к выводу, что каждое из них имеет в основе своей деятельности исключительно индивидуальные события жизни человека. В ходе сновидения те события, которые остались неразрешёнными и которые в данный момент продолжают волновать человека, претерпевают определённые искажения в психике спящего, что в конечном итоге и приводит к их появлению в сновидении под видом весьма причудливых образов, вовлечённых в осуществление порой откровенно абсурдной деятельности.
   Если вы будете читать "Толкование сновидений" Фрейда, то встретите там 87 слов с корнем "абсурд".
   И вот за всей кажущейся абсурдностью сновидений Фрейд усмотрел закономерности, которые при определённом подходе позволяют произвести обратную дешифровку образов в исходные мысли (желания), которые бессознательное тщательно кодировало в эти образы.
   Среди первичных процессов в генезе сновидений Фрейд выделил две операции - сгущение и смещение.
   Сгущение - это способ формирования сновидения посредством объединения нескольких других известных образов в один. Но объединяются не полностью все исходные образы, а лишь их отличительные качества, которые могут указывать именно на этот предмет-явление. В итоге возникает единый образ, содержащий в себе характерные черты нескольких других образов из жизни.
   К примеру, вчера ночью вы пережили попытку ограбления в подворотне со стороны трёх преступных субъектов: один из них был в облинявшей шапке, другой в жёлтой куртке, а третий - в резиновых сапогах по самое колено... Вот следующей ночью во сне вам и может явиться образ - вашего давно почившего отца в резиновых сапогах, жёлтой куртке и облинявшей шапке, забавно нахлобученной на голову.
   Но почему в начале сновидения он спрашивает у вас сигарету? Да потому что то же самое спрашивал и следователь в участке, куда вы пришли сразу после нападения на вас... И к милиционеру вы тоже не прониклись симпатией, не найдя в нём и малейшей поддержки и участия, а даже получив от него в свой адрес несколько язвительных замечаний по поводу проявленной беспечности.
   На основании общности неприязни к нападавшим и к следователю ваше бессознательное в сновидении и формирует единый их образ посредством сгущения отличительных их черт.
   Но почему во сне химерный образ имел к тому же внешность вашего умершего отца и вдобавок ко всему женский голос, несколько фраз сказавший о деньгах?
   А это уже намёк на вашу жену, которая после нападения не только не поддержала вас, но и ещё обрушилась с проклятиями за потерянные деньги. И так же намёк на вашего отца, который в детстве тоже никогда не поддерживал вас в случае какой-нибудь неприятности, а только корил и отчитывал.
   Вот примерно по такой схеме и работает сгущение, что и приводит к известной доле кажущейся абсурдности сновидений.
   Разумеется, что разобрать в собственном сновидении все элементы, подвергшиеся сгущению, дело очень непростое. Для этого, определённо, требуется великолепная наблюдательность и способность к честному самоанализу - не хуже чем у Фрейда.
   Как можно понять, в основе сгущения лежит способность психики вычленять какую-либо одну черту объекта и дальше под ней подразумевать полностью весь этот объект.
   Когда подобное вычленение происходит в отношении нескольких объектов, то дальше, если между ними изначально было некоторое общее свойство, результаты всех этих "вычленений" сливаются воедино (т.е. сгущаются), формируя то, что предстанет перед нами в сновидении - несколько эклектичный образ, каждая часть которого может быть ссылкой на что-то знакомое нам из жизни. И порой эти ссылки могут быть настолько тонкими и трудноуловимыми, что Фрейд справедливо отмечает, что никогда нельзя быть до конца уверенным, что все факторы сгущения, все эти намёки, были отслежены нами в полной мере.
   Смещение - способ формирования сновидения за счёт того, что акцент с эмоционально значимого явления, которое и лежит в основе сновидения, переносится на явление, имеющее лишь весьма и весьма опосредованное отношение к причинному явлению.
   К примеру, в жизни вас сильно третирует муж - постоянно и во всём ограничивает, непременно давит и навязывает свою волю. Вследствие этого вам может присниться, что вы предпринимаете попытки остричь бороду некоему мужчине, что будет под собой подразумевать стремление поуменьшить его присутствие в своей жизни, ограничение его влияния.
   Сходно с выражением "пообломать крылышки"... Впрочем, может и прямо присниться, как вы ломаете селезню крылья, вместо отрезания бороды.
   Именно селезню, потому что должен быть намёк на мужчину.
   Это и будет демонстрация смещения в сновидении - соскальзывание смысла с одного типа отношений на другой, более опосредованный, за счёт некоего смыслового сходства (порой чрезвычайно далёкого).
   Если же бородатый мужчина во сне будет заодно и прихрамывать на левую ногу, прямо как ваш давно умерший отец, это уже будет к тому же и демонстрацией сгущения и указывать на то, что тирания мужа имеет свои параллели с тиранией со стороны отца в вашем детстве.
   Сложно?
   На самом деле очень...
   Или вот ещё несколько примеров, но попроще.
   Радха (Radha, 1994) описывает такой случай: женщина очень недовольна отношениями с мужем, но всячески старается избегать мыслей о разводе, вытесняет их из сознания. Основная причина отказа от подобных мыслей - боязнь, что после развода она останется со своими детьми одна, и никому из мужчин не будет нужна.
   Ничего удивительно в том, что однажды ей снится следующий сон: она находится на железнодорожной станции, готовясь отправиться в путешествие. Но с собой у неё пять чемоданов, а вокруг нет никого, кто мог бы ей с ними помочь.
   По пробуждении у женщины было ощущение, словно она действительно хотела куда-то ехать, но не знала, как управиться с тяжёлым багажом, отчего пришла к заключению, что лучше никуда не ехать...
   В общем, скрытый смысл сновидения понятен - боязнь остаться после развода одной со своими детьми. В сновидении они весьма остроумно превращены работой бессознательного в пять тяжёлых чемоданов, с которыми ей никто не хочет помочь...
   Хотите знать, сколько детей было у этой женщины?
   Всё верно, пять.
   И ещё один пример (Mollon, 2000).
   Мужчина крайне запутался в отношениях с весьма соблазнительной дамой. В итоге ему снится сон: при восхождении на гору он видит в стороне от основной тропы очень красивую розу. Он оставляет друзей и идёт к цветку, чтобы полюбоваться им вблизи. Вдыхая аромат розы, он вдруг понимает, что земля вокруг неё жутко воняет навозом...
   Тут он поскальзывается и чуть не падает с обрыва...
  
   Или вот на днях мне снится странный сон...
   Не помню всего сна полностью, но запомнил именно данный его эпизод.
   Я тайком пробираюсь под покровом ночи в какой-то дом, где должен то ли что-то выкрасть, то ли за кем-то проследить. Вдруг в одной из комнат я встречаю необычного парня - он выходит ко мне из темноты. У него три глаза на лице... Именно три.
   Два расположены, как у всех людей, а третий просто как бы в вершине пирамиды - то есть ровно посреди лба.
   Я слегка удивлён. Приглядываюсь к парню и удивляюсь ещё больше, поскольку это мой бывший одноклассник, с которым мы учились вместе с 1-го по 5-й классы школы... С тех пор я его и не видел - только на фотографиях.
   Я говорю ему: Саня? Это ты, что ли?
   Он: Саня... Сейчас много Сань...
   Я: Саня Кирдяпкин! Ты же?!
   Того одноклассника так и звали - Саша Кирдяпкин (его забавную фамилию я даже использовал в повести "Внеклассные чтения" для обозначения эпизодического персонажа).
   Я радостно: Ну а я Паша Соболев - узнаёшь?!
   Он приглядывается ко мне, улыбается - узнал.
   Я спрашиваю: а почему у тебя три глаза, Саня? Это почему так? Что случилось?
   Он слегка теряется, а затем отвечает: вообще-то, сейчас у всех по три глаза... И это нормально.
   Я удивляюсь. Удивляюсь и спрашиваю: да как же это у всех? Как-то необычно...
   Вдруг выясняется, что в этой комнате со мной изначально был ещё один мой, правда, нынешний друг. Он вдруг выныривает откуда-то со стороны и говорит мне: да, сейчас у всех три глаза - и это нормально.
   Я смотрю на него и с удивлением понимаю, что и у него тоже - три сраных глаза!
   Расположены точно так же - два, как обычно, и третий посреди лба.
   Дальше подробностей сна не помню...
   Проснулся и принялся думать над увиденным.
   Вот на первый взгляд действительно кажется абсурдом, верно?
   Но всё на деле не совсем так. Смысл есть.
   Откуда у меня во сне вдруг возник Саня Кирдяпкин, которого я "вживую" видел последний раз примерно 16 лет назад? Да элементарно...
   Как раз минувшим днём смотрел видеоклип группы, в которой выступает Джаред Лето - известный голливудский актёр. Его группа, кажется, называется "30 Seconds To Mars" - такую ерунду я не слушаю, но клип просто промелькнул перед глазами... Дело в том, что я, когда ещё впервые увидел этого Лето в каком-то фильме, сразу уловил, что внешне у него есть много общего с Саней Кирдяпкиным - чрезвычайно похожи.
   Таким образом Кирдяпкин появился в моём сне следующей ночью.
   Откуда во сне появились три глаза? Да элементарно...
   Как раз предыдущим же днём я читал статью не помню какого автора о метафорах и их понимании разными людьми... И там приводился пример метафоры, которой каждый человек придаёт совершенно своё значение - метафора была "Двухэтажные глаза". Помню, я ещё задумался и решил, что в моём понимании, это означает большие глаза, как у некоторых весёлых девушек, восторгающихся жизнью.
   Таким образом в моём сне и появились "двухэтажные" глаза - не три ведь глаза в один ряд, а именно в "два этажа": два глаза в основании пирамиды и один в её вершине, на втором этаже, так сказать...
   Откуда во сне появилось утверждение, что сейчас у всех людей "по три глаза и это нормально"? Что оно вообще могло означать?
   Если честно, над этим пришлось немного поломать голову... Но ответа я так и не находил. Только вечером в ходе общения с одной приятельницей, которая сама вдруг завела речь о своём последнем сновидении, я и сообщил ей этот свой сон. И сказал так же, что не могу понять, что означает этот пункт - что "три глаза" сейчас у всех, и это нормально... На что девушка тут же сказала: возникает такое ощущение, что нечто, что ты считаешь ненормальным, другие люди считают вполне нормальным и так с этим и живут.
   Я её чуть не расцеловал за такой подход к толкованию!
   Действительно ведь - минувшим днём вновь всплыла тема супружеских измен, которая вот уже как два года сильно не даёт мне покоя... В тот день я снова думал об этом явлении, печально подсчитывая, сколько же из знакомых мне супружеских или почти супружеских пар живут в верности друг другу? Таковых почти нет, приходил я к неутешительному выводу, который просто рушил мои наивные юношеские представления о том, что существуют семьи, где любящие муж и жена уважают друг друга и не обманывают, участвуя в такого рода связях на стороне, а решают внутренние проблемы внутренними же честными способами... На самом же деле мои наблюдения говорят, что ПОЧТИ В КАЖДОЙ семье кто-то кому-то изменяет. А если говорить о разовой измене, то она осуществлялась вообще, наверное, в каждой семье. Сейчас МАЛЕЙШИЕ нелады в семье ведут к тому, что кто-то бежит искать утешения в чужих объятиях. Идея счастливой семьи и супружеской верности жутко дискредитирована.
   Вот в моей голове и вертелась мысль: сейчас измена - уже обычное дело для всех. Норма... Никто о ней не высказывается положительно, но все регулярно к ней прибегают. Даже доводилось прямо от некоторых (не только мужчин, но и женщин) слышать: ну и что такого в измене? Ничего особенного...
   Таким образом в моём сне и появилось утверждение трёхглазого парня о том, что сейчас "трёхглазость" - она есть у всех, и это совершенно нормально.
   Откуда в моём сне появился НЫНЕШНИЙ друг, у которого тоже было три глаза, и который также утверждал, что сейчас это совершенно обычное дело?
   Этот элемент сновидения связан с тем, что относительно одной известной и очень близкой мне пары я питаю большие сомнения насчёт их дальнейшей супружеской верности.
   Я почти уверен, что в их отношения вкрадутся измены - причём начнутся они с ЕЁ стороны. А Он же, в свою очередь, уже сдерживает позывы сходить "на сторону" и, насколько могу судить, сдерживает очень старательно.
   Мне бы очень не хотелось, чтобы кто-то из моих друзей становился нечестным в отношении близких людей. Об этом я тоже успел с досадой подумать прошедшим днём.
   Выходит, за всей кажущейся абсурдностью сна и нелепостью насыщающих его образов скрывается не что иное, как размышления об изменах. Кто бы мог сразу вот так сходу сказать, что этот сон был об изменах? Но так и есть.
   Так что насчёт абсурда в сновидении? Кажется, ничем подобным и не пахнет - всё предельно ясно, если уметь правильно интерпретировать. Всё логично.
  
   Вот именно так и выглядят процессы сгущения и смещения в работе сновидения.
   Но это были две составляющие первичного процесса деятельности бессознательного. Затем сновидение претерпевает некую вторую стадию обработки - Фрейд назвал его вторичным процессом. В отличие от первичного процесса, принадлежащего исключительно царству бессознательного, вторичный процесс стоит в иерархии ближе к системе сознания, которое всегда стремится упорядочивать, связывать явления в рациональные последовательности, обосновывать целесообразность.
   Вот именно в выше описанных функциях и состоит деятельность вторичного процесса в сновидении - придавать результатам первичного процесса (эклектичным образам, полученным в ходе сгущения и смещения) определённую связность действий, кажущуюся разумность сюжета.
   Грубо говоря, первичный процесс создаёт образный абсурд, а вторичный процесс пытается этот абсурд упорядочить, связать между собой во что-то хоть чуточку осмысленное.
   Отчёты о сновидениях людей, перенесших рассечение мозолистого тела, как отметил Клаус Хоппе, напоминают собой, по сути, вмешательство только вторичного процесса - нет никакой абсурдности, никаких эклектичных образов, которые обычно возникают как следствие первичного процесса бессознательного.
   Но отчёт такие люди могли давать только о тех сновидениях, что происходили в их левом ("говорящем") полушарии. Следовательно, получается так, что вторичный процесс с его непременным стремлением к логическому упорядочиванию (вспомним размышления Газзаниги о Великом Интерпретаторе) является результатом деятельности именно левого полушария, которое всегда старается всю поступающую информацию расставить по своим местам, разумно обосновать.
   Такое предположение позволяет разделить обозначенные Фрейдом первичный и вторичный процессы в сновидении по функциям правого и левого полушарий соответственно.
   В такой момент в очередной раз поражаешься гениальности и наблюдательности Фрейда, который в данном конкретном случае опередил своё время на целых 70 лет.
   Но на толковании сновидений Фрейд не остановился. Он обнаружил, что первичные процессы в деятельности бессознательного - сгущение и смещение - проявляются и в оговорках, и в описках, и в остротах... И вообще, видимо, во всём, к чему имеет отношение человеческая психика. На основании этого Фрейд логично предположил, что принципы работы бессознательного универсальны даже для бодрствующего человека, находящегося в полном здравии и уме.
  
   "Толкование же сновидений есть Царская дорога к познанию бессознательного в душевной жизни" (Фрейд, 1901).
  
   Прогуливаемся с друзьями по городу. Погода отличная, красота - живи и радуйся...
   Настя вдруг говорит Игнату: я сейчас вон там в салон заскочу, кое-что узнаю... Вы меня тут подождите, я быстро!
   Целует Игната в щёку и, нелепо размахивая руками, как только женщины умеют, убегает в указанную сторону.
   - Это может быть надолго? - спрашиваю Игната.
   - Да даже не знаю, всё может быть, - отвечает он, улыбаясь.
   Смотрю удаляющейся Насте вслед...
   Как же всё-таки неказисто она бежит...
   Собираюсь сказать Игнату: ну, конечно, пока там маникюр, педикюр - так полдня пройдёт.
   Собираюсь сказать это, а говорю:
   - Ну пока ей там мандикюр... О... Маникюр, педикюр, в смысле...
   Забавный конфуз. Особенно если учесть, что Игнат - Настин муж...
   Фрейд нашёл бы в этой оговорке очевидную сексуальную подоплёку (хотя её тут только глухой не найдёт), но мы акцентируем внимание на внешней форме оговорки, которая произведена посредством одного из первичных процессов - путём сгущения двух слов в одно на основании общей для них части "икюр".
   Вот лично в моей жизни таких оговорок по типу сгущения нескольких слов бывало немало...
   Однажды задуманное "Лёха, да ты, короче, просто сделай так!" превратилось в сказанное "Лёха, да ты короста!"
   В другой раз задуманное радостное "Олеська! Ты вписываешься в нашу компанию как никто и никогда!" превратилось в сказанное "Олеська! Ты вписда!"
   От эффекта последней фразы в компании повисла длительная пауза, которую пришлось разрядить не очень убедительным пояснением того, что я на самом деле имел в виду под этим весьма лаконичным пассажем.
   Раньше я думал, что произвожу подобные нарезки фраз в силу того, что мысли мои очень быстры, и речь за ними попросту не поспевает, вот и приходится сокращать.
   Но потом познакомился с фрейдизмом...
  
   Для своего времени Фрейд действительно сделал очень многое. И основная заслуга, конечно же, открытие первичных процессов в деятельности бессознательного - сгущения и смещения.
   Изучение дальнейших нюансов и более подробное теоретизирование о деятельности бессознательного было задачей и заслугой последователей австрийского гения.
   Так, в 60-ые Роман Якобсон, некогда активно изучавший явление афазии, провёл параллели между работой сгущения и смещения и функциональной структурой таких общеизвестных речевых приёмов, как метафора и метонимия.
   Следом эту же идею тождества приёмов в работе бессознательного и речевых тропов подхватил Жак Лакан, развивший идею слова в бессознательном до гипертрофированных масштабов.
   И в самом деле, при изучении сновидений в глаза бросается метафоричность повествования. Как будто бессознательное конструирует известную нам из личного опыта ситуацию в некой иносказательной манере - формирует её так, что понимать её нужно только в переносном значении. О метафоре в работе сновидения неоднократно говорил и сам Фрейд.
   Метафора (от греч. - перенесение) - это речевой приём, в котором отождествление одного объекта с другим происходит на основании одной лишь общей для них черты.
   Как в примере с женщиной, желающей развода, но боящейся его по причине наличия детей, которые в дальнейшем могут отяготить её существование... Именно по одному признаку - отягощение - дети были приравнены к тяжёлым чемоданам, отождествлены с ними.
   Уход же от мужа, развод с ним был отождествлён с началом путешествия.
   Именно метафоричное образование символа в сновидении происходит сплошь и рядом. Сновидение - это одна сплошная метафора... И ещё немного метонимии, как отметил Лакан.
   Метонимия (от др. греч. - "переименование") - речевой приём, в котором смысловое значение одного явления переносится на другое, но не на основании сходства одной или нескольких черт, а исключительно на основании смежности, сопричастности двух этих явлений во времени или пространстве. То есть в известном смысле, сходство между двумя явлениями в метонимии существует, но это не их внутреннее сходство, свойственное самим предметам, а сходство по контексту, в котором они находятся.
   Примеры:
      -- Съел целую тарелку - здесь по "тарелкой" подразумевается, конечно, не тара для еды, но сама еда. Тождество между тарелкой и едой проводится на основании смежности - они всегда идут в одном контексте, всегда неразлучны.
      -- Тяжёлая дорога - здесь "дорога" подразумевает не дорогу как таковую, но само путешествие по ней. Они, опять же, всегда неразлучны.
      -- Железо для компьютера - здесь подразумеваются детали, сделанные из железа. По этому же типу "стеклом" называются предметы из стекла.
   Вообще, явление метонимии представлено в языке очень широким спектром связей. Вот лишь некоторые из типов метонимического переноса:
   А) автор = произведение ("читал вчера Булгакова" вместо "читал "Собачье сердце")
   Б) отрезок времени = событие, происходившее в это время ("И Ленин такой молодой, и юный Октябрь впереди!" - здесь "октябрь" вместо "Октябрьская революция")
   В) вместилище = вмещаемое (пример с тарелкой и едой)
   Г) материал = изделие (пример с железом и стеклом)
   Д) источник звука = звук ("услышал клаксон" вместо "услышал звук клаксона")
   Е) действие = место действия ("Где он? На тренировке" вместо "Во Дворце Спорта, где проходит тренировка")
   И т.д. и т.п.
   Как справедливо отмечает лингвист Е.В.Падучева (Падучева, 2003), список типов метонимического переноса вряд ли когда-нибудь удастся сделать полным.
   Стоит отдельно отметить такой тип метонимии, как синИкдоха.
   Метонимический перенос при синекдохе можно описать по типу связи "часть = целое" и "целое = часть".
   Примеры:
      -- У Пушкина: все флаги в гости будут к нам (здесь даже двухуровневое отношение - "флаги" вместо кораблей с флагами, а если копать глубже, то и "флаги" вместо государств, представленных своими кораблями со своими флагами... То есть чётко видно, как малая часть (флаг) отождествляется с целым (кораблём или даже государством).
      -- "Красная шапочка" вместо "Девочка в красной шапочке".
      -- "Пропала моя головушка" вместо "Пропал я".
      -- "Сто голов скота" вместо "Сто коров".
      -- "Ну ты мозг!" или "Ну ты голова!" вместо "Ну у тебя и ум!" (мозг, голова - целое, тогда как ум - лишь частное его свойство).
      -- "Голова прошла" в значении "головная боль прошла" (это ещё один пример, где целое = часть).
   Таким образом, синекдоха - частный случай метонимии, в котором отождествление предметов происходит по признаку количественного отношения, по отношению части к целому и наоборот.
   Почему здесь мы синекдоху обособили от всех остальных видов метонимии?
   Во-первых, такое в некоторых случаях происходит даже в лингвистике в силу особой неоднозначности отношений между синекдохой и остальными группами метонимий.
   Но нас, конечно, больше интересует объяснение "во-вторых" - с позиций психоанализа и категории бессознательного.
   Какое отношение может иметь такой речевой приём, как синекдоха (или даже метонимия в целом), к бессознательному?
   Да самое прямое... Приём метонимического переноса аналогичен операциональной структуре бессознательного, аналогичен методу, которым оно пользуется - сгущению.
   Психоаналитик Игнасио Матте-Бланко (в девичестве бывший математиком) в своей работе "Бессознательное как набор бесконечных множеств" (Matte-Blanco, "The unconscious as infinite sets", 1975) вводит принцип симметрии, царящий в бессознательном.
   Суть теории Матте-Бланко состоит в том, что в сознательных умозаключениях, которыми мы руководствуемся в повседневной жизни, для нас совершенно нормально рассмотрение асимметричных отношений между явлениями. С позиций аристотелевской логики это можно продемонстрировать на примере соотношения А>В.
   Если А>В, то уже никак не может быть, чтобы случилось В>А. Так же как и не может быть в таком случае и А=В.
   Если А>В, то В может быть только <А - ничего другого не дано.
   Если лист - это часть растения, то растение уже никак не может быть частью листа. Как не может быть оно и равно ему.
   Именно это Матте-Бланко и называет асимметрией сознательного.
   Но в "логике" бессознательного же всё иначе, всё не так.
   Там почти всецело властвует принцип симметрии - не только лист может быть частью растения, но так же и растение может быть частью листа или равно ему.
   То есть там может быть, что А>В, но одновременно В>А и А=В.
   Матте-Бланко описывает шизофреничку, у которой периодически берут анализ крови. Иногда она жалуется на то, что у неё берут кровь из руки, а иногда жалуется, что у неё отбирают саму руку.
   Это пример принципа симметрии в шизофреническом мышлении, которое, с позиций психоанализа, тождественно мышлению бессознательного.
   Согласно "логике" бессознательного, в сновидении, например, флаг может отождествляться с кораблём, имеющим этот флаг, либо непосредственно с самими государством, имеющим этот корабль.
   То есть часть равна целому.
   И всё это наглядно демонстрируется в процессе сгущения в сновидении, когда у какого-либо явления берётся одна, основная, его черта, свойство, а все прочие черты данного явления просто опускаются, убираются из сновидения. И дальше уже выбранная часть явления всецело выступает от лица всего этого явления, то есть приравнивается к нему.
   А что же метонимия?
   Крупный литературовед и семиотик международного масштаба Юрий Михайлович Лотман определял действие метонимии именно так - выделение в явлении существенного и уничтожение несущественного (Лотман, 1994).
   Таким образом, при внимательном подходе мы обнаруживаем, что метонимический перенос аналогичен сгущению в сновидении - вычленяется основная черта, а все остальные опускаются, что и приводит к тождеству части и целого.
   Поэтому в сновидении обособленный нос (как у персонажа Гоголя) может иметь два значения - всё зависит от того, метафорическое или же метонимическое превращение было использовано при создании символа.
   При метафорическом переносе нос может означать:
      -- Любой другой выпуклый или продолговатый предмет, который в последнее время активно беспокоит человека
      -- Нечто, с аналогичной носу функцией - всасывание (вдыхание) либо испражнение (сморкание). Это может быть как дорогостоящий пылесос, который вчера сломался, а на ремонт нет денег, либо краскопульт...
   При метонимическом переносе нос может означать:
      -- Человека (включая и самого сновидящего), к носу которого в последнее время хоть эпизодически было приковано внимание по какой-либо причине
      -- Род деятельности, связанный с носом так или иначе (дегустация - за счёт активного использования носа, либо ассенизация - за счёт активного неиспользования носа).
   Ну и так же куча других возможных толкований, которые можно составить в отдельную книгу. Но, наверное, одно из самых удивительных значений носа в сновидении может представлять собой не что иное, как... сам нос.
   Да, и такое бывает. Хотя сам Фрейд отмечал, что "прямые" сновидения (т.е. без всякой шифровки) присущи почти исключительно детям и у взрослых наблюдаются редко.
   Дальше мы подробнее обсудим этот момент, когда будем предлагать здесь свою теорию бессознательного.
   Ладно, хватит о метонимии... Уже и голова болит...
   Давайте снова вернёмся к метафоре и её связи с таким видом первичного процесса, как смещение.
   Помните, в разделе об экспериментах с людьми, перенёсшими комиссуротомию, мы упоминали, что в одних опытах было показано, как правое полушарие объединяет рисунки различных предметов не на основании функциональной смысловой связи, а на основании всего лишь внешнего сходства? Так, торт в тарелке образовывал пару для шляпки с полями, скрещенные ложка и вилка образовывали пару для растопыренных ножниц. Обратите внимание, что это есть не что иное, как метафорический перенос.
   В разделе о регистрации слабых висцеральных (исходящих от тела) сигналах бессознательным был описано сновидение женщины, у которой впоследствии обнаружили рак желудка. Волки, в сновидении раздирающие ей живот, являются самой наглядной метафорой процессам, происходящим в желудке под воздействием рака.
   Отождествление рака с волками произошло по общей черте их деятельности - пожирание плоти.
   Возникновение метафоры происходит за счёт проведения знака равенства между двумя явлениями на основании всего одной общей для них черты. В принципе, это есть механизм формирования символа.
   Изучая и расширяя толкование сновидений, Фрейд даже предложил короткий общий список символики, который наиболее часто встречался у его пациентов (то есть в грубом идеале он МОГ БЫ подойти к большинству людей).
   Так, родители в сновидении обычно изображаются посредством короля и королевы либо других авторитетных лиц.
   Умирание символизируется отъездом.
   Дети, а так же братья и сёстры символизируются либо мелкими зверьками, либо паразитами.
   Рождение - изображается чем-то, связанным с водой... Это и простое наблюдение воды, это и наблюдение за плавающими в воде, либо плавание в ней самому и многое другое.
   В наше время и в нашей культуре обычно принято говорить о рыбе как символе беременности, что, опять же, указывает на связь с водой.
   Относительно связи в символизме беременности и воды на данный момент имеются разные точки зрения. Часть исследователей полагает, что вода символизирует беременность потому, что предродовым схваткам предшествует отход околоплодных вод из матки - многие женщины об этом знают, что и выражается бессознательным в сновидении уже в тот момент, когда самые начальные метаморфозы в организме в связи с зачатием ещё не доходят до сознания беременной.
   Другая часть теоретиков полагает, что вода символизирует рождение на том основании, что в филогенетическом плане вся жизнь на планете когда-то зародилась в воде и уже оттуда распространилась на сушу, изобрела религию, искусство, "Кока-Колу" и батончики "Сникерс". Но данные, по сути, юнгианские квазимистические разглагольствования с их нелепой концепцией архетипов и абсурдного коллективного бессознательного трудно воспринимать хоть сколь-нибудь всерьёз, если ты не шестнадцатилетняя девочка, любящая "Космополитен"... Не будем превращать науку в юнгианство.
   Особый раздел в символике сновидений по Фрейду, конечно, занимает изображение половых органов - мужских и женских.
   Мужские гениталии - это обширнейший перечень предметов, который можно оформить отдельные три тома.
   В сновидении половой член может быть представлен чем угодно вытянутым, продолговатым - палка, зонт, столб, дерево, пистолет и т.д.
   На основании такого свойства, как семяизвержение или мочеиспускание член может быть представлен водопроводным краном, лейкой, душем и т.д.
   На основании такого свойства, как увеличение размеров (эрекция) - телескоп или телескопический же стаканчик или удочка, складной нож.
   На основании такого свойства, как проникающая способность - всё тот же нож, штык, копьё или всё тот же пистолет.
   Женские гениталии - всё, что подразумевает некую полость, внутреннее пространство. Это шкатулка, банка, бутылка (хотя чем не член?), пещера, шахта или же комната с дверями или без.
   Как можно видеть, большинство упомянутых символов являются метафорами, поскольку тождество между ними и обозначаемым предметом производится на основании всего одной общей черты. Исключением из представленного ряда является, по всей видимости, лишь символика рождения. Она формируется преимущественно на основе метонимического переноса - отождествление рождения с чем-то, что имеет отношение к воде. Особенно наглядной метонимией в символизме рождения является общеизвестная рыба, поскольку рыба появляется из воды и ребёнок тоже.
  
   Работа смещения в бодрствующем состоянии в психике человека осуществляется тоже постоянно и зачастую под видом символизации какого-либо запретного явления.
   Если бы ещё несколько лет назад мне довелось встретить утверждение Фрейда о том, что мужчины, которые в сновидении для обозначения члена "пользуются" галстуком, в обычной жизни склонны иметь коллекции галстуков и часто их менять, я бы счёл его смешным и нелепым. Но когда знакомишься с положениями фрейдизма основательнее и понимаешь всю обоснованность их в силу активного использования бессознательным механизма метафоры, то начинаешь относиться к подобным утверждениям иначе, более внимательно.
   Мой близкий друг детства подтвердил тезис Фрейда о галстуках.
   Лет в восемнадцать он вдруг проявил сильный интерес к строгим классическим костюмам. Непременным аксессуаром таких костюмов, конечно, является галстук. Андрюха неоднократно демонстрировал увлечение галстуками - придёт к другу в гости и принимается внимательно рассматривать его новый галстук, оценивать его с серьёзным видом, будто ростовщик закладываемое кольцо...
   Года четыре назад и вовсе была хохма - обмывали дипломы целой когорты друзей, собрались, подвыпили. Было лето, жарко, душно... Кто-то снял с себя футболку, кто-то рубаху. Среди них и Андрюха. Но заодно он приметил и необычный галстук одного из друзей - ярко-жёлтый, без каких-либо рисунков или узоров. Он тут же напялил этот аксессуар на себя, прямо поверх голого торса и принялся с довольной конской улыбкой во всё лицо дефилировать среди ржущих друзей. Так он ходил весь вечер.
   Ночью решили прогуляться по району, проветриться: Андрюха так и пошёл - в одних джинсах и жёлтом галстуке на голое тело.
   Сохранилась куча фотографий того весёлого вечера - и особняком на них стоит довольный Андрюха с жёлтым галстуком.
   Всё бы ничего, но...
   Некоторое время спустя (примерно год, что ли) как-то вечером я зашёл к Андрюхе распечатать кое-что. Он был в приподнятом настроении, родители суетились на кухне, готовили что-то съестное. Мне Андрюха говорит, что сейчас покажет что-то, ему интересно, как я это оценю.
   Подходим к его компьютеру, и он открывает во весь экран фотографию: он стоит у своего шифоньера, лицо с фирменной бородкой гордо вздёрнуто вверх, взгляд строг и серьёзен... Он, в общем-то, голый на этом снимке - на нём ТОЛЬКО чёрный пиджак, который он, упираясь правой рукой себе в бедро, слегка держит отодвинутым в сторону... И из-под нижнего края этого самого пиджака торчит...
   То самое, о чём вы подумали, если вы пожилая женщина и у вас уже два года не было секса...
   Из-под пиджака торчит его член.
   Не краешек, случайно попавший в кадр, а почти весь член - только мошонка осталась скрытой пиджаком.
   И вот стоит на этой фотографии Андрюха с гордо вздёрнутой головой, словно преисполненный всей важности момента, будто только что убил дракона, и поверх его совершенно голого тела только чёрный пиджак, край которого слегка отведён в сторону, чтобы предоставить объективу фотокамеры его член...
   Я смотрю на это в монитор компьютера и не знаю, как себя вести.
   Твою мать, бывают же придурки на свете...
   Сначала у меня возникает замешательство.
   - Андрюха... Не совсем понимаю смысл всего этого, - говорю я и улыбаюсь: - У тебя, вообще, всё хорошо?
   Его лицо сразу делается серьёзным. Видно, что теперь уже он в замешательстве.
   - Я считаю, что это красиво, - отвечает его напрягшаяся физиономия. Молчит и добавляет: - И родителям уже показал, они тоже сказали, что красиво...
   - Пиджак с членом? - продолжаю я улыбаться и иронизирую: - Да уж, красотища... Только галстука не хватает.
   Дальше удаётся замять тему и приступить к распечатке нужных мне бумаг, во время которой я чувствовал себя не совсем в своей тарелке... Думаю, как и Андрюха.
   Фрейд был, определённо, прав. Но не совсем в том моменте, когда говорил, что, с точки зрения бессознательно, галстук, в отличие от члена, хорош тем, что его можно иногда менять...
   Думаю, больше похоже на то, что галстук хорош тем, что его можно демонстрировать открыто.
   С точки зрения бессознательного, галстук - это аналог члена, но его демонстрация общественно дозволена, в отличие от последнего.
   Именно этим положением вещей и был обусловлен своеобразный бунт со стороны Андрюхи в его сомнительной фотосессии - надел пиджак, но вместо галстука открыто решил продемонстрировать член. Потому-то галстука и не было, потому что вместо него прямо использовался обычно лишь подразумеваемый член.
   Вот лично у меня после всех этих событий не осталось сомнений, что как минимум для некоторой части мужчин любовь к галстукам обусловлена, по всей видимости, скрытым восхищением (когда речь идёт о бессознательном, нужно читать наоборот: неуверенностью) своим половым органом и желанием его демонстрировать. Но поскольку этого делать в нашем обществе нельзя, то на помощь приходит галстук, с которым это проделывать можно.
   Замечу для тех, кто читает про Андрюху и крутит пальцем у виска, представляя себе явного психа, что в обычной жизни он самый нормальный человек - шутник, балагур, в любой компании на первых ролях. У него много друзей. Активен, сообразителен, остроумен, с огоньком в глазах. Девчонкам нравится.
   Единственное, что порой его очень портит - это ярко выраженное чувство соперничества и стремление к успешности. С одной стороны, его любовь к строгим классическим костюмам обусловлена как раз желанием соответствовать образу успешного человека, бизнесмена, а с другой стороны - банально тем фактом, что к такому костюму намертво прикреплён галстук, который можно демонстрировать как аналог того, что демонстрировать нельзя, а хочется
   Сложно сказать, когда и по какой причине у Андрюхи возникла подобная фиксация на своём детородном. Вероятно, в том раннем возрасте, когда отец таскал его с собой в общественную баню. Такое было, он сам рассказывал.
   А там у каждого дядьки балдахин побольше его, пацанского, будет.
   Вот у парнишки и зародился комплекс, требующий доказать себе и всему миру, что и у него не меньше... Так возникла его любовь к костюмам и галстукам (как выкрик в толпу: смотрите, и у меня уже большой!).
   Тут есть ещё одно забавное "совпадение", как обычно бывает с бессознательной подоплёкой...
   Андрюха уже много лет увлекается бильярдом. И как-то давненько он сказал нам с ребятами с таким самодовольным видом: в моей жизни три страсти - классические костюмы, бильярд и женщины...
   Потом мы с ребятами неоднократно подшучивали между собой над ним, постоянно передразнивая эти его "три страсти".
   Тут, в принципе, и пояснять ничего не надо, наверное. Если любовь к костюмам (галстукам) мы примерно разложили по полочкам, то с бильярдом тоже всё несложно...
   Наверное, уже сами сообразили? Верно, кий - всё та же тема. Плюс ещё сами шары.
   Галстуки, бильярд - всё это перепевки одного мотива. Всё это имеет отношение к его члену... Ну а третья страсть, женщины - тут и вовсе всё понятно.
   Все его "три страсти" связаны с демонстрацией члена. Первые две - в символическом виде, третья - в прямом. Забавно, даже смешно, но факт.
   Фиксация на различных аспектах реальности часто обусловлена тем, что эти аспекты табуированы, запрещены. Если бы все люди в нашем обществе ходили изначально голыми, то никакой фиксации на члене у парня возникнуть бы не могло, потому что член был бы для него лишь очередной банальной частью тела, как пальцы, руки, ноги или голова. Но когда какой-либо орган (тот же член) табуируется и тщательно скрывается в силу общественных установок, то этот факт уже придаёт определённый смысл этому органу, выделяет его на фоне всех прочих. Именно так СКРЫВАЕМЫЙ объект наделяется неизвестным тайным смыслом.
   "Здесь - вся философия одежды, скрывающей, чтобы подчёркивать" (Лурия, "К психоанализу костюма").
   Когда маленький мальчик (у которого уже в силу неаккуратного отношения со стороны родителей развита неуверенность в себе) вдруг обнаруживает, что у всех мужчин орган, наделяемый тайным смыслом (в силу его намеренного скрывания в обыденной жизни), больше, чем у него, то у него и возникает глубинный комплекс. Зарождается потребность изменить такое положение вещей и сделать свой орган таким же, потому что у этого органа есть какой-то неизвестный смысл, у него есть какая-то неизвестная ему ценность, поскольку все его прячут. Так и возникает фиксация на табуированном органе - именно по причине его особого, пусть и не понимаемого, смысла. Фиксации очень сложно возникнуть, к примеру, в отношении левой руки...
   Я вот ещё над Андрюхиной бородкой задумываюсь... Он отрастил её примерно три года назад - и, надо сказать, многие друзья и девушки высказывали ему, что она выглядит слишком помпезно... Но он всё равно носит её.
   Я вот думаю, а не является ли эта его бородка метафорой на тему лобковой растительности, увиденной у всё тех же взрослых дядь в общественной бане в детстве? У него, мелкого пацана, её не было, а у них, взрослых мужиков, была... А ему так хотелось сравняться с ними... Всё может быть, если речь идёт о бессознательном.
   Если это так, то перед нами человек, наполнивший свою жизнь символикой полового члена. Человек-член...
   Блин, сейчас пишу всё это, и самому аж смешно
   В общем, трактовка может быть всякой. Но главное, чтоб было весело...
   Кстати! Чуть не забыл!
   А хотите знать, кому принадлежал тот жёлтый галстук, который Андрюха присвоил себе на пьяной вечеринке по поводу дипломов?
   В этом галстуке пришёл другой наш общий друг, который... Который как-то фотографировал свой член крупным планом и размещал эти снимки на сайте знакомств!
   Вот так "совпадения", правда?
   И буквально на днях вспомнил ещё один логичный в описываемой ситуации момент. Много лет в домашних условиях я ношу лёгкие летние штаны - когда-то мать привезла их из Хорватии. Если где-то намечается вечеринка, где мне придётся остаться до утра, то обычно беру эти штаны с собой, чтобы сразу надевать их для удобства. Так вот, помню как-то вышло так - мы компанией весело что-то отметили, а потом всем коллективом завалились спать. Утром просыпаюсь, надеваю эти штаны и иду умываться, чистить зубы. Пока не надел на себя футболку, хожу в штанах не подпоясанный. То есть верёвочки обе, которыми нужно себя подпоясывать, свободно свисают с пояса чуть выше колен. И вот хожу я так с полчаса, пока футболку не надел, хожу себе, беседую со всеми просыпающимися, хохмлю, и вдруг в какой-то момент Андрюха говорит мне, делая недовольную гримасу:
   - Убери их, - и показывает рукой на две свисающие с моего пояса верёвочки...
   - В смысле? - улыбаюсь я от неожиданности. - А они-то чем тебе не угодили?
   - Не знаю, - недовольно отвечает Андрюха, и на его лице возникает неловкая улыбка. - Просто раздражают они чего-то... Болтаются.
   - Ну ты даёшь, - снова улыбаюсь я. - Вроде не пил вчера особенно...
   Я заправляю обе эти верёвочки внутрь штанов и спрашиваю: теперь легче?
   - Вот теперь легче, - отвечает Андрюха, а на лице блуждает откровенно растерянная улыбка. Возможно, уже и сам понимает глупость своего поведения.
   Я и говорю напоследок: странный ты, товарищ...
   Сейчас же, в свете выше изложенной гипотезы, поведение Андрюхи в тот момент становится чрезвычайно ясным. Видя свисающие с моего пояса верёвочки, он словно вновь оказался в ситуации раннего детства, где взрослые дяди демонстрируют свои половые органы, а он не может проделать этого в ответ. То есть вышло так, что я, в его понимании, как бы символически демонстрировал своё мужское достоинство, а он не мог продемонстрировать ничего, чтобы доказать, что и он не хуже. Но осознать это он был не в состоянии, для восприятия оказалось доступным лишь общее раздражение по отношению к верёвочкам, рационально объяснить которое Андрей не мог. Происходила глубинная работа в недрах бессознательного.
   А на поверхности было что? Только понимание самого факта раздражения. И ничего больше... Никакого понимания причин.
   Объект и раздражение в отношении него - а почему, непонятно.
   На самом деле вот она - реальная психопатология обыденной жизни...
  
   Проявление метафор может происходить и в несколько ином плане человеческого бытия - в плане телесных ощущений или, как принято говорить, в виде психосоматики.
   Психосоматика - отрасль медицины на стыке с психологией, изучающая возникновение заболеваний в их связи с психическим состоянием человека (с депрессией, гневом, тревогой и т.д.). Согласно теории психосоматики, ряд заболеваний человека может быть обусловлен исключительно какими-либо его внутриличностными конфликтами. Наиболее изучена связь психического напряжения человека с такими заболеваниями, как язва желудка, бронхиальная астма, ишемическая болезнь сердца, ожирение, нейродермит, головные боли, вегетососудистая дистония и ряд других. Но есть и подходы, рассматривающие болезни тела именно в ключе метафорического переноса, осуществляемого бессознательным на телесный уровень, что, в свою очередь, может выполнять сигнальную функцию об имеющейся в жизни конфликтной ситуации.
   К примеру, болезни глаз могут означать нежелание человека замечать что-то происходящее в его жизни, вытеснение этого факта в бессознательное.
   Постоянный насморк может указывать на плохое отношение к чему-то рядом с собой, что приходится просто терпеть (по сути, просто аллергия на что-то или кого-то).
   Болезнь ног и суставов может указывать на глубинное нежелание следовать по выбранному пути или же на неуверенность в правильности этого пути.
  
   Как-то мне довелось встретить утверждение, что скупым людям свойственно, с позиций психосоматики, страдать запорами... Якобы бессознательное скупого человека не хочет отдавать даже его собственное дерьмо, вот и "производит" запор.
   Забавное утверждение, конечно. Можно улыбнуться.
   Но я знаю нешуточную скупость собственного брата. Даже относительно того, что он делает для родственников - делает это, скрипя сердцем, словно что-то от себя отрывает, а потом может или напоминать несколько лет о том, что он тогда-то тебя подвёз, или откровенно может просить возмещения.
   В общем, знаю скупость брата и знаю его периодическую тенденцию к запорам... Юмор юмором, но совпадение есть. Ни у кого в нашей семье никогда не бывало проблем со стулом, только у него. И весьма часто.
   Может, отсюда же и берётся фраза о скупердяйстве людей - "жопиться"?
   "Ты чего жопишься? Давай больше..."
   Или другой случай яркой психосоматики в моей жизни...
   Октябрь 2005-го. Я уже три месяца как живу жизнью "растения". Так на мне сказывается то, что не сложились отношения с девушкой, к которой я проникся непередаваемой симпатией и безмерным уважением. Последующие два года я буду ощущать себя именно растением - ничто не интересно, на всё плевать, есть лишь с трудом сдерживаемое желание влезать в драки с чёрт знаем каким исходом...
   На тот момент прошло ещё не два года, но всего три месяца... Я работаю журналистом в одной газете, посвящённой полиграфии и прочей печатной канители. В тот октябрьский день в одном из выставочных центров города проходит выставка рекламных технологий, и я должен побывать на некоторых её мероприятиях и затем описать их в газете.
   По приезде я почти сразу вижу среди прочего вороха стендов различных рекламных компаний стенд фирмы, которую возглавляет та самая девушка.
   Во рту у меня мгновенно пересыхает, в голове туман, сердце колотится...
   Смотрю издали - вижу её. Она стоит у своего стенда, демонстрирует интересующимся буклеты своей фирмы, улыбается.
   В моей голове вообще всё превращается в какой-то бардак. Сам не понимаю, о чём думаю в этот момент. Как будто просто целиком и полностью превращаешься в одно лишь восприятие и смотришь, смотришь, смотришь...
   Сердце колотится, как бешеное.
   Но ноги будто вросли в бетон, как окаменели, и я смотрю на неё только издали.
   Снова кому-то чертовски приятно улыбается, затем, пока клиент рассматривает буклет, она суёт руку себе под пиджак и принимается украдкой чесать спину...
   Я понимаю, что нет ничего страшного в том, если подойти сейчас к ней и поздороваться... Просто подойти и сказать "Привет", улыбнуться как-то худо-бедно, спросить "Как жизнь?" или что-нибудь такое... Просто хоть снова увидеть её близко.
   Ведь так сильно по ней скучал эти три месяца...
   Понимаю, что действительно ничего страшного... Но страшнее некуда.
   Тогда я совершаю трусливый манёвр и говорю себе, что сначала схожу на один семинар, запишу происходящее там в блокнот, а потом, на обратном пути, и подойду к ней...
   Ну верно ведь? Можно же так? Чуть попозже, верно? Не сейчас, а потом...
   Ничего ведь страшного, верно?
   Тогда я разворачиваюсь и иду на семинар.
   Примерно через час-полтора я все дела сделал. Можно собираться домой. Я задерживаю дыхание и направляюсь к выходу из выставочного центра как раз так, чтобы пройти мимо нужного и пугающего стенда. Иду, прохожу мимо - у стенда никого. Только везде висит реклама, разложены буклеты и прочие бумажки, но людей нет. Ни её, ни кого-то другого из её сотрудников. Я останавливаюсь на мгновение, оглядываюсь по сторонам - кругом толпы людей, но её не видно.
   На часах всего половина второго.
   Я быстро решаю, что она уже уехала на работу, а здесь же вместо себя оставила кого-то из сотрудников, который куда-то отлучился... И хоть где-то в глубине души я чётко понимал, что она сама где-то здесь, может, просто пошла перекусить - время-то обеденное... Я всё это понимаю, но всё же быстро направляюсь к выходу и иду на автобус.
   Я стою у заднего окна автобуса, облокотившись о поручень обеими руками, и смотрю в сторону удаляющегося выставочного центра. Я еду домой. И, конечно, думаю о том, чего не сделал...
   Проезжаю в глубокой задумчивости одну остановку, вторую... Вдруг чувствую лёгкую боль в левом колене. Начинает ныть. Но это ничего, ерунда. Едем дальше, боль всё нарастает. Она становится действительно сильной. Можно честно сказать - мне больно. Тогда я переношу б?льшую часть своего веса на правую ногу. В левой становится поспокойнее.
   Но, вот зараза, вдруг начинает невыносимо ныть правое колено. Стою на этой ноге ещё чуть-чуть и понимаю, что уже и в ней боль становится совершенно невыносимой.
   Тут же проскакивает мысль: будто бы мне не надо идти туда, куда сейчас иду. Словно что-то останавливает. Надо закончить задуманное, воплотить...
   Но нет, я так просто не сдаюсь, я пытаюсь распределить вес тела равномерно на обе ноги - может, хоть так боль уменьшится. Встаю, как задумал, но один чёрт - теперь оба колена ноют так, что стоять на ногах просто невозможно.
   Тогда я опираюсь руками о поручень с такой силой, что ноги чуть ли не отрываются от пола - они значительно расслабляются...
   Кажется, так легче. Если же ещё и руки сейчас заболят, то я просто свалюсь тут на фиг и буду лежать на полу до самой своей остановки... Главное, билет ещё купить.
   Через неизвестное число остановок боль в ногах почти прекратилась. Будто был просто непонятный приступ в суставах - кратковременный, но очень сильный.
   С того самого 2005-го года колени у меня стали периодически побаливать, примерно раз в два месяца стабильно давали знать о себе неприятным зудом. Но так, как в тот октябрьский день, они не болели у меня больше никогда.
  
   Если правильно понимать принципы работы бессознательного (метафору и метонимию - смещение и сгущение), то вся эта затея с психосоматикой не кажется таким уж абсурдом, каким может показаться, когда ничего этого не знаешь.
   Наша жизнь буквально наполнена знаками, "сообщениями". Но только это дело наших собственных рук, нашего бессознательного.
   Никаких высших сил. Никаких чудес...
   Есть одно действительное чудо в нашей жизни - наша собственная психика.
   Главное, в каждом конкретном случае обязательно понимать и учитывать ИНДИВИДУАЛЬНЫЙ характер происходящего и толковать его с позиций жизни именно данного человека, пользуясь метафорическим и метонимическим переносами.
   Но, конечно, символизация в психосоматических симптомах происходит далеко не всегда и не обязательно, по крайней мере, думается, не стоит пытаться усмотреть её во всех случаях без исключения. По всей видимости, физиологические симптомы могут служить просто своеобразным выходом скопившейся внутри неосознаваемой тревожности, разрядкой её энергии во вне. К примеру, в жизни человека происходит какая-то беспокоящая его ситуация, с которой ему в силу ряда социальных или сугубо индивидуальных причин приходится мириться - следовательно, велика вероятность того, что беспокойство о данной ситуации он будет вынужден вытеснять в бессознательное. В итоге человек просто перестаёт осознавать причины имеющегося беспокойства, но само беспокойство никто не отменял - оно остаётся в психике. Так возникает тревога, причины, которой для самого человека становятся непонятны, неосознаваемы. Тут-то на "помощь" и приходит какой-либо соматический симптом - боль в ногах, в ушах, сыпь на коже, дистрофия конечностей и много всего другого. В любом из множества симптомов может проявиться энергия той самой тревожности, истинные причины которой усиленно вытесняется в бессознательное. Когда возникает объективный внешний симптом, уже нет нужды бороться со своей необъяснимой тревогой, а можно просто направить её на этот самый возникший недуг, то есть проинтерпретировать свою тревогу более "удобным" способом, более удобной причиной, нежели та, которая неудобна и отрицается. Иными словами, в случае психосоматических реакций происходит банальная подмена проблемы - одной неприемлемой другой, более приемлемой. Это так называемый "уход в болезнь".
   Ротенберг в своей интересной и легкодоступной пониманию среднестатистического человека работе "Образ Я" приводит пример с женщиной, у которой вдруг начались истерические проблемы с глотанием. Глотание пищи стало трудностью. Обеспокоенный супруг обратился к гипнотизёру, который дал женщине установку вновь глотать нормально. Прошло некоторое время, супруг пациентки снова обращается к гипнотизёру с просьбой вернуть всё, как было.
   - Пока она не глотала, - поясняет супруг, - проблема была только с едой, а в остальном все было спокойно. А теперь она ест, но целый день в очень беспокойном состоянии, плачет, плохо спит, терзает всю семью и вообще места себе не находит...
   Таким образом, исчезновение соматического симптома, на который можно было направить свою тревогу или попросту "списать", привело к тому, что тревога вновь стала просто тревогой самой по себе - беспричинной, непонятной. Как удачно выразился Ротенберг, тревога становится "свободно плавающей ". Она просто дрейфует в психике человека и не даёт ему покоя. Она необъяснима. И этот факт сильно изматывает человека.
   Но мы уже знаем неотъемлемое свойство человеческой психики - искать всему своё объяснение. Потребность в ИНТЕРПРЕТАЦИИ. Состояние когнитивного диссонанса - неприемлемо для психики человека. Всё происходящее должно быть проинтерпретировано любым подходящим образом. И пока есть свободно плавающая тревога, то человеку становится совершенно не по себе - необъяснимая тревога доставляет ещё больше неудобств, чем если бы она была объяснима. Но поскольку истинные причины тревоги вытеснены в бессознательное в связи с их неприемлемостью, то человек неосознанно ищет новую "привязку" для своей тревоги. Новую пристань.
   Он должен её ПРОИНТЕРПРЕТИРОВАТЬ. Тогда ему станет спокойнее.
   Так "вдруг" и возникает любой болезненный симптом, за счёт которого теперь и можно объяснить свою тревогу.
   Ещё в первой главе о психическом детерминизме мы приходили к убеждению, как велика роль интерпретации в жизни человека. Это один из определяющих аспектов человеческой психики и жизнедеятельности.
   В подобных ситуациях не следует ВСЕГДА искать какую-либо символическую связь симптома с вытесняемой проблемой, хоть она зачастую и действительно может быть, поскольку тенденция бессознательного к символизации, как мы уже знаем, существует. К примеру, ещё Фрейд описывал случай истерической рвоты у женщины, которая на самом деле была символизацией её отвращения к мужчине, за которого ей "пришлось" выйти замуж.
   Действительно ведь "удобнее" беспокоиться по поводу своей регулярной и непонятной рвоты, нежели по поводу того, что живёшь с человеком, к которому питаешь отвращение.
   Ровно по той же схеме развиваются и различные фобии - иррациональные боязни. В жизни человека возникает сильнейший конфликт в какой-либо сфере, но бороться с которым у него нет возможности. Тогда сам данный конфликт попросту вытесняется в бессознательное, а остающуюся тревогу проще в силу различных жизненных обстоятельств приписать любому явлению действительности - боязни высоты, темноты, закрытых пространств и т.д. К примеру, ребёнок ощущает тотальное игнорирование своих потребностей и своей личности вообще своей собственной матерью... Ребёнок понимает, что он просто чужой своим родителям. И поскольку что-либо изменить он не в силах, то зачастую ему проще направить имеющуюся тревогу на любое другое явление, которое просто случайным образом может претендовать на эту роль. Увидев мало-мальски пугающего паука, такой ребёнок вдруг направляет в это открывшееся русло всю скопившуюся тревогу - так и возникает арахнофобия, которая дальше будет преследовать его всю жизнь. По той же схеме боязнь темноты, замкнутых пространств и многого всего другого.
   В общем, не обязательно во всех тревожащих человека проявлениях его психики следует искать тот или иной символизм, но на первых порах попробовать это ничто не мешает, а возможно, даже поможет определить причину тревоги (только в случае, если символизм действительно имеет место). По идее, только сновидения следует понимать почти исключительно в ключе символизма.
   Итак, согласно основной линии рассуждений, которую мы прочертили ещё в первой главе данной работы и которой мы будем последовательно придерживаться на протяжении всего повествования, в толковании сновидений и многих других аспектах деятельности человеческой психики следует исходить ТОЛЬКО из тех фактов, что имели место в ИНДИВИДУАЛЬНОЙ жизни конкретного человека. Никаких врождённых идей и ментальных образов, ничего надындивидуального или трансперсонального, как пытаются разглагольствовать юнгианцы и некоторые эволюционные психологи... Всё понимается ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО с позиций индивидуального опыта.
   Мы поспешим согласиться с Фрейдом относительно того, что в сновидениях нет ничего, чего не было бы прежде в жизни сновидящего. Если в сновидении вы наблюдаете какую-то диковинную машину, которой точно не могли никогда видеть в реальности, то присмотритесь внимательнее - вот эта деталь машины была видена вами тогда-то и там-то, эта - тогда-то и там-то, а вот эта деталь - это и вовсе карбюратор мотоцикла, на котором три года назад от вас удирал любовник вашей бывшей...
   По ходу дальнейшего повествования с концепциями Фрейда мы будем не только соглашаться, но и НЕ соглашаться (о его теории сексуального влечения уж и вовсе можно даже не упоминать - настолько это всё несерьёзно; впрочем, значительной частью психоаналитического общества на Западе она игнорируется уже с середины прошлого века). Но не столь важно то, насчёт чего Фрейд ошибался, сколь важно то, насчёт чего он оказался прав.
   Описанная им операциональная структура бессознательного с её механизмами сгущения и смещения, наглядно проявляющаяся в сновидениях, описках, оговорках, остротах и ошибочных действиях, уже обеспечила Фрейду пропуск в когорту величайших людей последних столетий.
   Сгущение и смещение - два столпа в деятельности бессознательного. Они имеют абсолютно аналогичные принципы в своей основе, что и языковые приёмы метафоры и метонимии. Различия между ними можно провести лишь в поле их деятельности - метафора и метонимия осуществляются в поле вербальной деятельности, тогда как сгущение и смещение являются их аналогами в поле невербальной (наглядно-образной) деятельности.
   Всё это указывает на то, что в основе как вербальных, так и невербальных процессов лежат одни и те же психические механизмы. Но какова их природа? Как они формируются? Иными словами, как возникает бессознательное и его механизмы сгущения и смещения в психике человека?
   При изучении данной темы порой создаётся впечатление, что многие авторы даже не задумываются над этим вопросом, словно полагая, что бессознательное попросту является неотъемлемой частью человеческой психики, данной от рождения.
   Но мы знаем, что человеческая психика со всеми его свойствами - это не нечто врождённое, имманентное человеку изначально, а формирующееся в процессе индивидуального опыта с самых первых дней жизни ребёнка, с первых часов его взаимодействия с окружающей действительностью.
   Сейчас мы и попробуем объяснить зарождение бессознательного.
   Читаем дальше, а я пока пойду по лесу побегаю, а то колени зудят...
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

21

  
  
  
  
  
  
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"