Соболев Сергей Викторович: другие произведения.

Братство волков

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В одном из южных городов России происходит череда странных и довольно зловещих событий. На улицах вновь появились символические изображения оскаленной волчьей пасти... Несколько лет назад в этих краях была уничтожена бандгруппа, составлявшая боевое ядро радикальной группировки "Братство волков". Считалось, что в ходе акции, осуществленной бойцами группы "Альфа", ликвидированы все главари "волков". Но так ли это? И есть ли основания говорить о том, что подпольная сетевая организация, пройдя ребрендинг, вновь представляет из себя серьезную угрозу? Руководство командирует в этот город небольшую опергруппу.

  Сергей Соболев
  Братство волков
  
  Предисловие
  За несколько лет до событий
  Предгорья Северного Кавказа
  
   В настоящее время здесь выставлен ознакомительный фрагмент. Новая редакция романа на портале Автор Тудей https://author.today/work/141692
  
  
  Отгремели автоматные очереди; не слышны уже хлопки гранат; стихли резкие, рокочущие, отражающиеся эхом от окрестных склонов звуки крупнокалиберных пулеметов подъехавших со стороны лесной дороги "бэтээров". Только в вышине, в раздираемом молниями черно фиолетовом небе, гулко грохочет гром. Но и это ненадолго; грозовой фронт быстро смещается на север. И туда же, к пересохшим было в начале лета руслам ручьев и рек, в протекающую поблизости Красную, в другие мелководные, порожистые, но обладающие неспокойным нравом реки, устремились с северных склонов горных хребтов бурные ливневые потоки...
  Спецоперация закончилась примерно час назад. То, что она завершилась, и завершилась удачно для федералов, видно по многим признакам. Да хотя бы по тому, что уцелевшие после внезапного штурма дома хутора, как и те строения, что снесены шквальным огнем почти до фундамента, превращены в груды мусора, теперь ярко освещены направленными туда от дороги прожекторами и автомобильными фарами.
  Там, в этом световом облаке, к которому добавляют порой яркости вспышки молний, видны фигуры вооруженных людей - они ходят вольно, не опасаясь выстрелов. Оттуда же порой долетает и громкий, возбужденный говор. Да, по всему похоже, что спецгруппа, на усиление которой только сейчас прибыли бойцы спецназа внутренних войск, завершила свое дело, и завершила удачно, без серьезных потерь.
  
  Он наблюдал за этим драматическим - и фантасмагорическим - действом, укрывшись возле расщелины, через которую можно пройти к пещере с оборудованным там тайником. На душе у него лежал такой камень - глыба! - что он едва мог дышать.
  Федералы бесшумно сняли выставленный на лесной дороге на подъезде к хутору пост из двух "волков", у которых имелись при себе переносные рации. Затем окружили хутор и предложили через выхваченного ими из крайней хаты старика тем нескольким боевикам, которые здесь укрывались, сдаться...
  Его родной брат Азамат и еще пятеро "волков" приняли неравный бой. Мурат и еще один из их группы накануне вечером ушли в пещеру. Утром на хутор должен был прийти транспорт - два грузовых фургона. Все у них было готово к крупной, дерзкой акции по типу той, что прошли в 2004 и в 2005 годах: соответственно рейд на Ингушетию и нападение на Нальчик. Уж слишком спокойной к тому времени была ситуация в их родных местах, и слишком плохо там стали относиться к таким, как братья Нухаевы; вот и решили взорвать эту мирную сонную жизнь, заодно и громко заявить о себе. Но и федералы, как выяснилось, не дремали: они опередили "волков" на каких то два дня, нанеся первыми удар по месту, где они тайно сосредоточивали силы и снаряжение.
  Он не смог бы спасти своего брата и других "волков", даже если бы выбрался из своего укрытия и поспешил на помощь тем, кто был окружен спецназовцами на хуторе. Ну, убил бы несколько собачьих сынов. А что толку?
  Да и тайник, о котором он единственный теперь знал, слишком важен со всем содержащимся там снаряжением, чтобы рисковать безоглядно своей жизнью.
  Он должен выбраться отсюда, чего бы это ему ни стоило. Как у настоящего волка, у него исключительная память. Подобно матерому волку, он умеет выжидать. Пройдет время, может, месяц, может, год или несколько лет, и он вернется. Вернется, чтобы отомстить.
  
  Глава 1
  Краснореченск, Краснодарский край
  За несколько дней до описываемых событий
  
  Воистину, "влюбленные часов не наблюдают"... На одной из лавочек в городском парке, в самой тихой и дальней от главного прохода его части, обнявшись, сидели парень и девушка. Как это часто бывает у молодых людей, они все никак не могли расстаться.
  Чудесная тихая июньская ночь; вчерашняя послеполуденная гроза, пришедшая с лилово свинцовыми облаками с юго востока, от верховья реки Красной, от крутых отрогов ближних к городу хребтов и "трехтысячников", излилась коротким яростным ливнем, прибившим наконец пыль и тополиный пух. Воздух сразу сделался не только прохладным, но обогащенным озоном и чуточку солоноватым, как вода в местных источниках...
  Сквозь разрывы в облаках, подсвеченных кое где лунным светом, проклюнулись звезды. Просто прелесть, что за погода - такие особенные ночи бывают лишь в этих краях, в предгорьях Кавказа.
  Решено было "еще погулять"; благо наступило воскресенье, и ни парню, ни его девушке не нужно было вставать рано и отправляться одному на работу, а другой на учебу. По обоюдному согласию, скрепленному поцелуями, двинулись в сторону западного прохода в городской парк - возле мемориального комплекса есть заветная лавочка, сокрытая густыми кустами сирени.
  - Толя... миленький... Давай не будем пока заходить так далеко.
  Девушка в который уже раз перехватила руку приятеля, забравшуюся слишком уж далеко под юбку, и передвинула на коленку.
  - Может, пойдем? - полушепотом, каким то неуверенным, нетвердым голосом сказала она. - А то вахтерша будет сильно ругаться.
  - А пусть себе ругается! - Парень поправил сползшую с плеча подруги джинсовую куртку, которую сам же и накинул, чтобы девушка не продрогла. - Да пошла она... не обращай внимания.
  - А ведь может и не впустить! Она в два ночи закрывает дверь, и сама потом спит до шести утра!..
  - Ничего... мы тут, на лавочке, встретим рассвет. Или тебе плохо со мной, Галчонок?
  Они некоторое время молчали. Вернее, целовались, а в такие мгновения не до слов.
  - Девчонки спрашивают: "Как у тебя с Анатолием?.." А я не знаю, что и сказать.
  - Да пусть себе сплетничают, тебе то что. Не обращай внимания.
  - Ну да, тебе легко говорить. Ты парень...
  - Так и молодость вся пройдет - "того боюсь, этого стыжусь...". Недолго осталось, Галчонок. Совсем скоро все решится.
  - Недолго? - Девушка все ж таки позволила мужской руке забраться под тонкую кофточку. - Недолго? - повторила она, с замиранием сердца (и ощущая прикосновение горячей руки к груди, к набухшему соску) дожидаясь ответа. - Ты это о чем, Толя?
  - О том... о том, что мы с тобой поженимся, - парень теперь уже по хозяйски положил руку на ее прохладную упругую грудь. - Вот уйду на фиг из своей шарашки...
  - Из мастерской? Где сейчас работаешь? А куда?
  - Знакомые обещают устроить на "водочный"... - помолчав немного, сказал парень. - Там зарплаты совсем другие. Раза в три больше, чем в мастерской, где я сейчас ишачу.
  - А что за работа?
  - Там у них своя большая автобаза. Прикупают еще несколько траков... не новых, а бэушных. Соответственно, понадобится еще один автомеханик. В июле или в августе, как мне сказали, этот вопрос решится. Как только устроюсь на "водочный", сразу же сниму квартиру, - твердо, как уже об окончательно решенном деле, сказал Анатолий. - Заберу тебя из общаги, Галка!
  - Классно...
  - Ну, и уже этой осенью, Галчонок, подадим заявление в ЗАГС.
  Они находились в парке уже не менее полутора часов. А может, и больше, кто знает - само время для этой парочки, казалось, исчезло.
  Однако же в какой то момент стали происходить некие события, которые даже этих двух влюбленных молодых людей, не замечающих, казалось бы, ничего вокруг, заставили перенестись обратно в реальный мир.
  Сначала послышался шум автомобильного двигателя. И сразу же с параллельной западному периметру парка улицы, по другую сторону которой находятся частные дома, через проем в живой изгороди на выложенную плиткой площадку перед братской могилой свернул какой то транспорт...
  Свет автомобильных фар на короткие мгновения выхватил из темноты массивный постамент с наклонно установленной на нем "тридцатьчетверкой", чье дуло почему то было направлено в сторону Кавказских гор, гранитный обелиск братской могилы, заросли сирени, в которых эти двое устроились на лавочке... Но тут же и погас, отчего, как показалось, стало еще темнее, чем прежде.
  Водитель, выключив фары, не стал глушить двигатель. Анатолий поднялся. Выходить из этого укрытия на площадку он не торопился (да и не собирался этого делать). Положил руку на плечо девушке, как бы показывая, что он рядом, он с ней, поэтому бояться нечего. Луна как будто специально, словно ночное светило не хотело быть свидетелем происходящему, скрылась за облаками. Фонари в этой части парка из за продолжающейся вот уже два года реконструкции не горели, поэтому Анатолий смог разглядеть не так уж много: ему виден через листву лишь темный силуэт машины - это микроавтобус или же небольшой грузовой фургон...
  - Что там, Толя? - шепотом спросила девушка. - Может, нам лучше уйти отсюда?
  - Тс сс...
  Парень и сам толком не знал, что теперь делать, как именно следует поступить. Оставаться ли им и далее в этом их временном укрытии, рассчитывая, что визитер или визитеры уже вскоре уберутся отсюда? Или же выйти и, пройдя наискосок через площадку перед мемориалом, самим покинуть парк? Единственное, в чем он был убежден, так это в том, что машина, свернувшая к мемориалу, не полицейская, не патрульная...
  Отчетливо послышался металлический лязг - кто то открыл кормовую дверь фургона. Возле машины теперь были видны два человеческих силуэта... Анатолию показалось, что как минимум у одного из них, того, кто выбрался из кресла водителя, чем то замотано лицо - шарфом или косынкой. Он продолжал смотреть в ту сторону. Ситуация пока не вызывала беспокойства; скорее ему было любопытно, кто они такие и с какой целью приехали к мемориалу.
  Прозвучал негромкий говор; но слов Анатолий разобрать не смог. Зато увидел, как эти двое достали из грузового отсека через задние дверцы какой то продолговатый предмет... нечто вроде большого ящика. Поставили его на землю - в аккурат посреди площадки. С тем же знакомым уже слуху металлическим звуком затворилась - затворили, вернее, - кормовая дверь фургона. Затем тот, чье лицо было замотано шарфом, обошел транспорт вокруг, словно хотел убедиться, что ничего лишнего, кроме ранее извлеченного предмета, они здесь не оставили, после чего уселся обратно в кресло водителя. Другой, тоже не медля, забрался в фургон через правую дверцу.
  Водитель начал сдавать кормой, но в этот момент у него вдруг вырубило заднюю передачу!.. Причем уже при трогании основательно трясло, а затем сцепление вовсе пропало... Вновь завелся... И вновь после тряски вырубило заднюю.
  Анатолий, услышав звук движка - а это был "газелевский" 405 й, тут и к бабке не ходи, - услышав также характерные и легко им читаемые звуки, издаваемые при переключении полудефектной КПП, вдруг подался вперед...
  Может быть, он и вышел бы из этого их укрытия, но Галка успела схватить его за руку.
  - Куда ты?! - испуганно прошептала она. - Зачем? Не ходи!..
  
  Водитель наконец догадался включить первую скорость... Фургон медленно обогнул оставленный на площадке предмет по дуге. Затем водитель переключился на вторую и тем же путем, через прогал в зеленой изгороди, выехал из мемориальной части парка, моргнув напоследок габаритными огнями.
  - Уехали? - поднимаясь со скамьи, спросила девушка. - Уф ф...
  - Ну, и чего ты испугалась, дурочка? - парень поправил у нее на плечах джинсовую куртку. - Я же с тобой!
  - У меня до сих пор сердце колотится! Пойдем, Толя! - Она взяла парня под руку. - А ты что... ты хотел к ним выйти?
  - С чего ты взяла?
  - Мне показалось... Может, кто из твоих знакомых?
  - Да так... - неохотно сказал Анатолий. - Не знаю даже...
  Он вдруг осекся (они как раз вышли на площадку). Оба, парень и девушка, некоторое время молчали, с удивлением разглядывая предмет, оставленный теми, кто только что потревожил их своим внезапным появлением.
  - Фига себе, - пробормотал парень. - Вот это да...
  Он достал из кармана сигареты и зажигалку. Прикурив, присел на корточки возле этого продолговатого ящика. Чиркнув еще раз, провел зажигалкой вдоль "ящика"... Хотя фургон уже уехал, ему вдруг стало не по себе. Более того, у него даже волосы зашевелились на голове.
  - Гроб, - ахнул он. - В натуре... настоящий гроб!
  - Толя, п пойдем! - упавшим голосом сказала девушка. - Нет, нет... не вздумай... оставь это! - вскрикнула она. - Не трогай его!
  - А чего там может быть такого страшного? - храбрясь, сказал парень. - Кроме покойника... Ладно... - поднимаясь, сказал он. - Я и не собирался его открывать. Ну, все, все... успокойся! - Увидев, что девушку трясет от страха, Анатолий обнял ее за плечи. - Пойдем, Галчонок... ну их всех!
  Уже в проходе он еще раз обернулся. Удивленно моргнул несколько раз, все еще не веря тому, что им довелось здесь увидеть.
  Затем, крепко обняв испуганную девушку, повел ее в сторону расположенного всего в сотне шагов зданию общежития.
  
  В рассветный час, когда выпала роса, по боковой аллее парка, заглядывая привычно в урны, обследуя иные углы и закутки на предмет оставленной здесь пустой стеклотары, брел человек в сильно поношенной плащевой куртке с рюкзачком за вислыми плечами.
  Обычное дело - бомж Василий, переночевав в закутке под сценой летнего театрика, взялся спозаранку обследовать свою территорию. В рюкзаке у него позвякивали пивные бутылки. Но их было пока немного - с десяток. Обычно он за этих два или три утренних часа собирает от тридцати до сорока бутылок; денег за сданную в утренний поход стеклотару ему хватало на половинку батона и бутылку самого дешевого крепленого вина...
  Василий, подойдя к скамье, поднял из травы три пустые бутылки. Сунул их уже в пакет, который достал из кармана. Затем направился по той же дорожке, выложенной новенькой, радующей глаз цветной плиткой в сторону мемориала - танк на постаменте находился всего в полусотне шагов.
  Как и любой человек, он думал о своем, о насущном. "Сейчас такая жизнь пошла, - размышлял бомж Вася, - что всяк должен крутиться, выкручиваться, мараковать: как ему перебиться, чтоб не сдохнуть, как ему прожить хотя бы этот один грядущий день". Вот и он, парковый бомж, крутится и "маракует", как только может...
  К мемориалу, устроенному в юго западной части парка, он наведывается каждое утро. Сюда часто приезжали люди (хотя не так часто все ж, как ему бы того хотелось). Оставляли цветы - у братской могилы, иногда клали их возле танка. Люди покупали гвоздики и розы у "цветочников" на базаре, или в салоне, расположенном неподалеку, или в двух кварталах отсюда, у супермаркета, где тоже торговали цветами. Конечно, на 9 Мая здесь все было выложено цветочным ковром; но и в обычный день, особенно в выходные, здесь можно кое чем поживиться, если подойти к делу с умом.
  С умом - это отобрать из оставленных за минувшие сутки цветов относительно свежие, "живые". И отнести их к восьми утра в супермаркет, чтобы отдать за небольшое вознаграждение знакомой - и тоже пьющей - даме, которая там торгует привозимым оптовиками цветочным товаром.
  Сам Василий, надо сказать, не сразу решился на такое дело, мешали привитые когда то моральные принципы. "Но, с другой стороны, - подумал он как то, решив раз и навсегда для себя эту нравственную проблему, - мертвым цветы уже ни к чему, а он человек живой и нуждающийся..."
  Бомж вдруг остановился как вкопанный. Ошалело помотал патлатой головой, словно хотел прогнать наваждение. Но оно, то, что он принял за наваждение или же глюк сознания, утомленного многодневным пьянством и суровым бытом, не прошло, не исчезло.
  На площадке, куда только что через боковую аллею вышел Василий, он отчетливо увидел... гроб. Он был черного цвета, но не обтянут черной материей, как это практикуется, а окрашен черной маслянистой краской.
  Вася громко икнул. Вытер влажное лицо ладонью, вновь заморгал набрякшими веками... что это еще за диво такое?
  Забыв про цель, которая привела его сюда, к мемориалу (цветы), он думал теперь уже только о том, откуда здесь взялся гроб и что - или кто - может находиться внутри него.
  Он сдернул с плеча лямку рюкзака. Вслед за ним поставил на гладкую, омытую росой плитку пакет с найденными только что бутылками. Оглянулся зачем то, потом подошел к гробу, накрытому крышкой. Бомж уже хотел было открыть - или попробовать сдвинуть - крышку, как вдруг заметил одну интересную деталь. На крышке гроба, выделяясь на черном фоне, было нанесено некое изображение - зеленой краской и, вероятно, при помощи трафарета.
  Василий вновь замер, но теперь уже из за того, что его поразила эта картинка (или символ, он не знал, как понимать это изображение). Облизнул потрескавшиеся губы; быстро и мелко перекрестился. И лишь после этого решился сдвинуть в сторону крышку этого невесть откуда здесь взявшегося гроба.
  
  Мужчина, позвонивший в дежурную часть горуправления полиции около четверти восьмого утра и сделавший странное сообщение, не стал дожидаться приезда сотрудников правопорядка. Двое патрульных на "Форде", которых сориентировали на проверку сигнала, ошибочно подъехали к восточному входу в парк, со стороны улицы Ленина. Никакого странного предмета, похожего на "черный гроб", они там не обнаружили, о чем и доложили по рации в ДэЧе.
  Сначала возникла версия, что кто то хулиганит или что гражданин, сообщивший по телефону о странном предмете, виденном им в парке, был нетрезв. Но уже вскоре операторы приняли еще несколько звонков на эту же тему...
  В восемь утра патрульный экипаж, теперь уже сориентированный точно по месту, прибыл к юго западному входу в городской парк культуры и отдыха. На площадке близ мемориала, надо сказать, к этому времени уже собралась толпа зевак, преимущественно женского пола. Патрульные выбрались из "Форда"; при их появлении некоторые граждане потеряли интерес к происходящему и торопливо направились по своим делам. Остальные же, человек около двадцати, стали с интересом следить за действиями только что подъехавших сотрудников полиции.
  Один из них обошел гроб вокруг. Затем еще раз обошел, словно хотел убедиться, что глаза его не обманывают. Другой стоял неподвижно; но и он, судя по округлившимся глазам, был очень удивлен или даже взволнован тем, что они здесь обнаружили.
  Патрульный, обойдя гроб в третий раз, зачем то снял форменное кепи, пригладил ежик волос... Спохватившись, надел его обратно. Затем чуть охрипшим голосом спросил:
  - Чья это вещь, граждане? Кто ее сюда привез или приволок?
  Помолчав немного и не дождавшись ответа от зевак, он посмотрел на коллегу.
  - Что скажешь?
  - Гроб...
  - Вижу, что гроб... не слепой. Но почему он здесь?
  - Может, перепутали адрес? Не туда завезли это... изделие? - Полицейский почесал подбородок. - Это ж сколько надо выпить, чтоб перепутать кладбище с мемориалом?..
  Они некоторое время разглядывали изображение, нанесенное при помощи трафарета на крышку гроба. Один из полицейских нагнулся и провел пальцем по нижнему краю крышки, словно проверяя, плотно ли она закрыта, не забита ли гвоздями.
  - Вы что, собираетесь открыть ящик? - подал реплику пожилой мужчина, только что присоединившийся к толпе зевак. - А это... это не опасно?
  Полицейский тут же выпрямился, если не сказать - отшатнулся.
  - Сами знаем, что не безопасно, - буркнул он. Затем, повысив голос, скомандовал: - Граждане, проходите, не задерживайтесь! Здесь вам не цирк и не... и не митинг!
  Он вновь снял кепи, вытер рукавом потный лоб. Затем, поглядев на коллегу, который тоже заметно побледнел, сказал:
  - Давай в машину... доложи дежурному об этой вот хрени! - он кивнул в сторону гроба. - Пусть свяжутся с взрывотехниками! И скажи, чтобы немедленно прислали подкрепление - до приезда саперов надо выставить оцепление.
  
  
  Глава 9
  Минеральные Воды, Ставропольский край - Краснореченск, Краснодарский край
  
  Опергруппа "Уран" в составе четырех сотрудников отбыла из Минеральных Вод в указанный ей пункт на три часа позднее, чем планировалось. Задержка эта была вызвана обычными организационными неурядицами (возникающими зачастую в тех случаях, когда существующая до поры лишь на бумаге бригада или опергруппа, да еще и смешанного состава, получает реальное задание). Ветеран Фомин, введенный временно в штат как водитель и сотрудник физохраны, с раннего утра и до пяти часов вечера занимался выделенным группе транспортом - микроавтобусом марки "Соболь", ранее эксплуатировавшимся хозяйственной службой окружного аппарата. И только когда в гараж наведался уже и сам его начальник Никитин, Александр Игнатьевич скрепя сердце подписал приемо сдаточный акт.
  Наконец в половине шестого вечера выехали с внутреннего двора служебной гостиницы. Каждый взял с собой дорожную сумку с вещами. Самая объемистая, самая тяжелая сумка оказалась у Анохиной. Алексей, вызвавшись помочь соседке, сам отнес ее из номера в машину...
  Из оружия взяли с собой только табельные стволы. У мужчин - "ПЯ" с двумя запасными обоймами, плюс наплечная кобура с поддерживающими ремнями. У Анохиной - "ПСМ". Кобуру с пистолетом в дорогу надел лишь шофер, остальные сотрудники положили табельное имущество в сумки с вещами.
  Все четверо получили рабочие смартфоны и портативные рации "Кенвуд" с зарядными устройствами. Двое, Волков и Анохина, решили взять также с собой компьютерные гаджеты: Алексей захватил ноут в носимом чехле, а Лариса взяла "эппловский" планшетник.
  Коваль устроился на сдвоенном переднем сиденье, сразу за водителем. Прикрыл шторку, чтобы закатное солнце, когда "Соболь" подставлял ему борт, не светило в лицо. Едва выехали за Канглы на трассу, как послышался его богатырский храп - вот же нервы у человека...
  Алексей перебрался в корму. Светлана сидела впереди него и справа, у окна; она включила планшетник и какое то время, пока трасса была ровной, что то читала.
  
  С наступлением вечера духота спала. Когда проехали Невинномысск, где то на половине дороги к Армавиру, Анохина повернулась к сидящему позади "альфовцу".
  - Чем заняты? - спросила она. - Надеюсь, не отвлекаю от чего то важного?
  - Да так... - вяло отозвался Волков. - Считаю километровые столбики. А вы?
  - В отличие от некоторых, - она сделала красноречивую паузу, по ходу которой были слышны носовые рулады номинально старшего их группы, - я не сплю и не считаю придорожных ворон. А занимаюсь важным делом!..
  - Да что вы говорите? И чем же вы таким "важным" занимаетесь?
  - Мне перед самым отъездом коллеги из Краснодара прислали несколько файлов. Я уже в гостинице была, решила проверить бокс... Гляжу, пришли по запросу кое какие материалы. Пока дядь Саша железного коня к подъезду не подал, успела закачать в планшетник... Хотите взглянуть?
  - Мне пересесть к вам?
  - Нет уж, - Анохина вновь покосилась на старшего, развалившегося на передних сиденьях. - Уж лучше я к вам, в корму...
  Волков ощутил плотное, упругое прикосновение женского бедра. Светлана была одета, как и все они, учитывая духоту и расстояние, которое им следует преодолеть, довольно легко. На ней укороченные почти до колена светлые брюки и льняная рубашка с цветочным орнаментом с коротким рукавом навыпуск, под которую надет топик. Вместо туфелек она уже в салоне надела шлепанцы. Рубашка застегнута лишь на одну пуговицу: и чтобы соблюсти приличия в мужском обществе, и чтобы обдувал ветерок, влетающий в салон через приспущенные стекла.
  - А я думал, вы книжку читаете. Какой нибудь детектив... типа "чтиво в дорогу".
  - Нет, я в дороге с ридера никогда не читаю, - сказала Анохина. - И напечатанные на бумаге книги - тоже.
  - Чего ж сегодня сделали исключение из этого правила?
  - Не собиралась даже! - ее на удивление сухая и прохладная рука на мгновение коснулась его запястья. - Сколько там, на ваших? Я свои в сумочку положила.
  - Начало девятого. Скоро уж будет темнеть.
  - Хорошо едем... Быстро.
  Волков кивнул: да, Фомин вроде бы и не гонит, едет аккуратно, но на ровных участках трассы стрелка на спидометре почти не сползает с отметки в сотню километров.
  - Так ради чего, Светлана, вы вдруг решились отступить от правила не читать в дороге?
  - Хотела взглянуть на те файлы, что прислали. А потом заинтересовалась кое чем. Возможно, Алексей, и вам будет любопытно.
  Анохина передала коллеге эппловский "айпад" с подсвеченной открытой страницей файла для просмотра.
  - Устройтесь удобнее, - сказала она. - Положите планшет на колени... Умеете пользоваться? Экран с тачскрином.
  - В общих чертах... Это чей то блог? - спросил Волков, вглядываясь в изображение.
  - Это страничка пользователя одной из социальных сетей.
  - Ага, теперь понял.
  - Видите фото? И рядом данные пользователя?
  Волков прочел указанные пользователем данные. Некий Мухамадин Ахмедов... Двадцать один год... Студент Кубанского государственного университета...
  Анохина, видя, что ее сосед пока не очень освоился в плане управления этим гаджетом, придвинулась ближе. Волков ощутил кожей предплечья - на нем была рубашка с коротким рукавом - упругое касание ее обтянутых топом грудей. Светлана кликнула на папку со снимками пользователя. Открылось слайд шоу. На фото, которое она вывела на экран, был запечатлен чернявый парень лет двадцати. Темные, чуть навыкате глаза; белая полоска зубов, правая рука показывала то ли козу, то ли жест победителя.
  "А этот парень о себе высокого мнения, - подумал Волков, разглядывая другие изображения, взятые из папки пользователя. - Самоуверенный... даже нагловатый..."
  Среди снимков в "фотопапке" этого молодого человека нашлась и картинка с изображением скалящейся волчьей головы - в ее "саблезубом" варианте.
  - Пока не понял, Светлана... В чем тут криминал? Парень как парень... Таких, как он, сейчас не счесть. Особенно в этих южных краях.
  Анохина, вновь прильнув к его предплечью, пролистнула тачскрином несколько страниц. Потом, найдя нужное, сказала:
  - Вот... Скрины удаленной пользователем переписки к его записи недельной давности.
  Волков посмотрел на верхнюю запись - она была сделана кириллицей, но на местном наречии. Он вновь удивленно покосился на соседку.
  - Не понимаю...
  - Потом открою файл с переводом некоторых фрагментов. А вы дальше смотрите, там самое интересное.
  Комментариев к этой записи было не просто много, а очень много - несколько сотен. Почти все они на местном наречии, но встречались и записи на русском.
  Как правило, короткие, но весьма эмоциональные:
  
  СМЕРТЬ СВИНЬЯМ!!
  ЗА ОДНОГО НАШЕГО ДЕСЯТЬ СВИНЕЙ!!!
  СМЕРТЬ КЯФИРАМ!!!!
  МЫ ОТОМСТИМ!!!!!
  
  Но внимание Волкова привлекли не только и не столько эти записи на русском, но и еще нечто. А именно то и дело встречающиеся изображения либо символы в виде оскаленной волчьей головы. Эти изображения в уменьшенном виде имелись на юзерпиках некоторых пользователей, зашедших на страницу Мухамадина Ахмедова прокомментировать оставленную им запись. Они также были - уже в несколько увеличенном формате - вставлены в некоторые записи комментаторов. Здесь же встречались картинки как волчьей головы с изогнутыми клинками вместо клыков, так и с острыми, вытянутыми книзу в виде винтовочных патронов зубами, а также иные вариации этой же темы. В том числе и с мелкой арабской вязью - белые письмена на зеленом фоне вокруг помещенной в центр изображения волчьей головы.
  - Ну что, теперь вы поняли, почему меня так заинтересовали эти присланные коллегами файлы?
  - Отчасти... Не понимаю пока, что за тема обсуждения и о чем они переписываются.
  - Минутку...
  Анохина взяла у него планшетник. Поколдовав несколько секунд, нашла нужный файл, открыла страницу и вернула гаджет соседу.
  - Мои коллеги из Краснодара обращались за помощью в Майкоп, чтобы помогли с переводом.
  - И те пошли навстречу?
  - Да, есть определенные договоренности. Оперативно перевели некоторые фрагменты переписки. Но затем, судя по дальнейшим событиям, произошла утечка... уже от них, от "майкопских" товарищей.
  - Почему так думаете?
  - В прошлую пятницу обратились к ним с запросом о переводе этих записей на русский. А в понедельник эта самая запись и все комментарии к ней были "делитнуты".
  - Удалены?
  - Да, удалены. Вся эта тема удалена. Но и это еще не все. Следы данного обсуждения имеются еще и на нескольких интернет площадках. Ну так и там тоже, что характерно, еще вчера все было "почищено"...
  Волков сконцентрировался на сделанном кем то из сотрудников республиканского главка полиции переводе сделанной в минувший четверг записи из блока пользователя одной из социальных сетей. Содержание ее было следующим:
  
  Братья!
  Со скорбью в сердце и гневом в душе сообщаю тяжелую новость.
  Сегодня ночью, перед рассветом, случилось большое несчастье.
  От нас ушел брат, имени которого я не хотел бы разглашать.
  Его убили подло... Наши враги всегда действуют подло, из за угла.
  Тело повезут на РОДИНУ. До заката по нашему обычаю будет предан земле.
  Душа нашего брата не найдет упокоения, пока не будут найдены и наказаны убийцы.
  Да ниспошлет Всевышний удачи в этом благом деле.
  Allâhu Akbar!
  
  Волков с задумчивым видом покачал головой. В прочитанном только что он увидел нечто большее, чем эмоциональный выплеск какого то молодого человека. Автор записи либо не понимает, что за подобные вещи можно понести ответственность по одной из статей УК РФ, либо понимает, но не боится ответственности.
  Алексей посмотрел на соседку.
  - Вероятно, этот самый Мухамадин Ахмедов, в чьем блоге размещена запись... он известная личность?
  - Ответ - да. Он еще очень молод, но уже хорошо известен в кругу кавказской молодежи. Но все же гораздо больше известен его дядя Тимур...
  - Кто таков?
  - Тимур Ахмедов?
  - Да, я про него спрашиваю.
  - Он владеет в нашем регионе несколькими крупными заводами по производству алкогольной продукции. И, как нетрудно догадаться, имеет серьезные связи и возможности в краевой администрации и на местах.
  - Водочный король?
  - Можно сказать и так... А сейчас прочтите перевод некоторых комментариев к записи, сделанной его племянником. Там самое важное.
  Волков стал читать фрагменты комментариев, переведенных кем то из майкопских коллег на русский язык. Многие из них, кстати, были поставлены пользователями, имеющими либо "аватар" в виде волчьей головы, либо теми, кто ставил увеличенную картинку сразу после своей записи.
  
  СМЕРТЬ СВИНЬЯМ!!
  ЗА ОДНОГО НАШЕГО ДЕСЯТЬ КЯФИРОВ!
  ДЕСЯТЬ МАЛО... СТО!!
  ЗА ОДНОГО НАШЕГО БРАТА ЛИШИТЬ ЖИЗНИ ДЕСЯТЬ СВИНЕЙ!!
  ДЕСЯТЬ ЗА ОДНОГО! ИЛИ МЫ НЕ ВОЛКИ?!
  ПУСТЬ ОТВЕЧАЮТ!!
  МИРНЯК ПУСТЬ ТОЖЕ ЗНАЕТ, ЧТО КАРА ПОСТИГНЕТ ГОРОД, ГДЕ ПРОИЗОШЛО УБИЙСТВО НАШЕГО БРАТА!!
  БРАТЬЯ, БУДЕМ РЕЗАТЬ И ВЗРЫВАТЬ СВИНЕЙ!!!
  НАДО НАКАЗАТЬ ЗА УБИЙСТВО НАШЕГО! И ЖЕСТОКО!
  ЭТО НАША ЗЕМЛЯ, И МЫ НЕ ПОТЕРПИМ ТУТ СВИНСТВА!!
  СМЕРТЬ ЧУЖАКАМ! СМЕРТЬ НЕВЕРНЫМ!! ДЖИХАД!!!
  БУДЕМ ВЕРНЫМИ БРАТСТВУ! БРАТСТВО СИЛЬНО НАШИМ ЕДИНСТВОМ!!!
  ДЕСЯТЬ СВИНЕЙ ЗА ОДНОГО НАШЕГО!..
  
  Алексей вернул планшетник его владелице. Хотелось помыть руки, как будто он притронулся к чему то заразному, к чему то нечистому. Речь, конечно, не об этом гаджете, а о тех записях и комментариях, которые он только что прочел.
  - Что скажете, Алексей? Как вам все это?
  - Не знаю, как сама запись... тут нужна юридическая экспертиза... Но вот комментарии к ней определенно тянут на уголовную статью.
  - Я тоже так думаю. На "двести двадцать вторую" - точно.
  - За экстремизм? Хм... Боюсь, тут кое что посерьезней.
  - Даже по "двести восемьдесят второй" такого рода деятелей и то привлечь сложно, - сказала Анохина. - Особенно если мы имеем дело с национальной молодежью, за которую, чуть что, встают горой как в их родных республиках, так и местные диаспоры.
  - А что это за криминальный эпизод? Вы в курсе, Светлана?
  - Из за чего была сделана запись?
  - Да, я именно об этом. Я так понял, что погиб кто то из знакомых этого... Мухамадина Ахмедова?
  - Всех деталей произошедшего я пока и сама не знаю, - задумчиво сказала Анохина. - На прошлой неделе была какая то разборка между молодежными группировками. В сводке об этом что то проскользнуло...
  - Да, припоминаю... что то там было о стычке молодежных группировок.
  - Но о погибшем или погибших не было ни слова.
  - Ну что ж, - сказал Волков. - Уже завтра вы с Ковалем сможете поспрашивать ваших местных коллег, что за всем этим кроется. А я, соответственно, поинтересуюсь у своих товарищей из местного отдела Конторы.
  
  Позади остался Армавир. Они миновали примерно две трети маршрута, когда Фомин свернул к мотелю, соседствующему с автозаправкой.
  - Перекур пятнадцать минут, - объявил Коваль, потирая помятое после сна лицо. - Желающие могут сходить в туалет.
  Волков выбрался из автомобиля. Наведался в туалетную комнату, помыл руки, ополоснул лицо, вытерся бумажным полотенцем. В дороге он по обыкновению ничего не ел, да и до поездки перекусил довольно легко. Прикупив бутылку холодной негазированной воды и плитку шоколада с орехами, выбрался из маленького придорожного кафе на площадку, где возле "Соболя" прохаживался с озабоченным видом дядя Саша.
  - Что, Игнатьич, что то не в порядке?
  - Да коробка мне не нравится... Пока вот так не проедешься по городу и по трассе, и не поймешь, что не так.
  - Доедем до места?
  - Конечно. - Фомин постучал носком туфли по переднему левому колесу. - Тьфу тьфу... Тут до Майкопа уже близко. А там и до Краснореченска рукой подать.
  Неподалеку от них остановился Коваль, вышедший только что из придорожного кафе. Причем он на ходу разговаривал с кем то по сотовому телефону, так что водитель и Волков могли слышать подаваемые им реплики.
  Закончив разговор, он подошел к "Соболю". К ним присоединилась и вышедшая последней из кафе Анохина. Волков протянул ей шоколадную плитку.
  - Угощайтесь, - сказал он. - Нам еще часа полтора ехать...
  Заметно стемнело, лишь на западе, там, куда они направлялись, видна еще дотлевающая по краю полоска вечерней зари. Где то в придорожных кустах звонко стрекотали цикады. Дядь Саша сел в кресло. Анохина тоже уже хотела пройти в салон, как вдруг заговорил Коваль:
  - Можно особо и не торопиться теперь, - сказал он. - Нет нужды гнать...
  - Это почему же? - спросила Светлана. - Вижу, у вас есть новости... Звонили кому то? Просветите и нас.
  - Я тут звонил в Краснореченск... у меня там знакомый, он начальник районной ДПС. - Сказав это, Коваль ухмыльнулся. - Информация из первых рук... надежней не бывает.
  - И что он сообщил, этот ваш информированный знакомый?
  - Вот та машина, что, типа, была "заминирована"... - Коваль закурил, затем продолжил тем же самодовольным тоном: - Та тачка, в салоне которой на заднем сиденье сварочный баллон лежал... из за которой взрывотехников вызвали... Ну так ее местный лох оставил.
  - Местный житель?
  - Он вроде как собирался вечером на дачу отвезти этот баллон и еще какие то провода. Ну а граждане, увидев во дворе... это в жилом микрорайоне, машину с баллоном и проводкой на заднем сиденье, сразу встревожились... ну, и позвонили в дежурную часть.
  - Ошибка, значит? Не было никакой "заминированной машины"?
  - Вот именно, девочка, - вновь ухмыльнулся Коваль. - А нас из за этой хрени погнали, как пожарную команду по вызову!
  Он бросил окурок под ноги, растоптал его каблуком.
  - Завтра поедем обратно...
  Все забрались в салон. Алексей спокойным тоном поинтересовался:
  - Это ваше мнение, Геннадий Михайлович?
  - Чего? - Коваль обернулся к нему. - Ты о чем?
  - Что нас отзовут обратно. Это начальство так сказало или же это ваше личное предположение?
  Фомин, не участвовавший в этом разговоре, тоже обернулся. По видимому, и его интересовало, каков будет ответ на прозвучавший только что вопрос. Коваль, процедив что то под нос, привстал с кресла и хлопнул водителя по плечу.
  - Трогай, Игнатьич, нечего лясы точить!..
  
  Из Майкопа ехали по краснодарской трассе; и вот уже через полчаса показались огни окраинных кварталов - Краснореченск.
  - Славно я вздремнула, - Анохина сладко потянулась. - Спасибо, Алексей... и извините, если я доставила вам неудобства.
  - Да нет, ничего. Я даже рад, что вам удалось немного отдохнуть.
  - Вот приедем в пансионат... - она протянула ему пачку ментоловых лепешек. - Угощайтесь... Вот приедем на место... приму душ, вытяну ножки... надеюсь, там приличные кровати... И спать, спать...
  Миновали щит на обочине с надписью "КРАСНОРЕЧЕНСК". Им предстояло свернуть в центр и пересечь весь город: пансионат, в котором им назначено остановиться, находится на другой окраине, у притока реки, давшей название этому населенному пункту.
  "Соболь" еще только подъезжал к развилке, на которой следовало повернуть, как вдруг впереди возник затор. Фомин, подчиняясь команде сотрудника ДПС, прижался к обочине шоссе.
  - Что это там такое? - Коваль, подавшись чуть вперед, тоже стал смотреть в лобовое стекло. - Похоже, авария?
  - Там дальше... на развилке машина стоит, - хрипловатым голосом сказал Фомин. - С открытыми дверками... Рядом транспорт полиции... Тут что то серьезное случилось.
  - Вижу, - сердито сказал Коваль. - Не слепой...
  - Ну? Что там? - почему то полушепотом спросила Анохина. - Что стряслось, Алексей?
  - Пока не знаю... - ответил Волков. - Какое то ЧП... Полиция не пропускает транспорт дальше по шоссе.
  Откуда то спереди, от центра, донесся звук сирены. Затем, в сполохах маячков, к развилке подкатил еще один полицейский автомобиль.
  - Анохина, давай ка на выход! - сказал Коваль вдруг прорезавшимся у него начальственным баском. - Пойдем глянем, что там за дела такие!
  - Я пойду вместо нее.
  Волков поднялся из кресла и выбрался через боковую дверь наружу.
  - Вот что... - недовольно сказал присоединившийся к нему рыжий. - Ты своей "ксивой" тут не свети, понял? Я сам все выясню!
  К ним, от стоящей у обочины полицейской машины, подошли двое сотрудников ДПС - оба в бронежилетах, у одного "АКСУ" на ремне.
  - Кто такие? - строго спросил один из них. - Почему вышли из машины?!
  - Предъявите ваши документы! - скомандовал другой.
  - Спокойно... свои!
  Коваль достал из борсетки служебное удостоверение. Показал одному из патрульных в развернутом виде. Тот, подсветив фонариком, прочел фамилию, звание и должность. Выключил фонарь и вежливо козырнул.
  - Здравия желаю, товарищ майор.
  - Кто у вас тут старший?
  Патрульный, посмотрев на подъехавшую со стороны центра служебную машину, остановившуюся почти посреди развилки, махнул туда рукой:
  - Сам начальник отдела ГИБДД приехал...
  - А! Он то мне и нужен, - обрадовался Коваль. - Это как раз с ним я недавно говорил по телефону. - Сказав это, он посмотрел на Волкова. - Вот что, старина... Иди в машину и скажи Фомину, чтобы ехал в пансионат... И сам с ними тоже поезжай, потому как незачем нам здесь всем светиться!
  - А вы? - с ледяной вежливостью в голосе спросил Волков. - Вы что, останетесь здесь?
  - Я по любому планировал с этим человеком встретиться, - Коваль кивнул в сторону подъехавшей к перекрестку машины. - Поговорю с ним, пользуясь случаем... Заодно узнаю, что здесь стряслось.
  Волков вернулся в машину. Сначала Коваль, а затем уже и стоящий рядом с ним сотрудник ДПС жестами показали, что они могут ехать.
  Фомин медленно тронулся... Когда они проезжали перекресток - по самой обочине, - Волков увидел наконец главное, то, из за чего полиция перекрыла этот участок дороги. На этом не оборудованном светофором окраинном перекрестке стоял серый джип. Все двери его открыты; правая передняя дверь, боковое, а также лобовое стекло испещрены отверстиями - это следы попадания пуль. Рядом с машиной, тоже с правой стороны - тело лежащего ничком мужчины, возле его головы и туловища уже успела натечь темная маслянистая лужица. Чуть дальше, на влажно блестящем при свете фар асфальте видны несколько гильз... Внутри, в кресле водителя, свесившись, покосившись вправо, - второй мужчина. Судя по неподвижной позе, по положению тела, и этот - покойник.
  - Из автомата, похоже, расстреляли, - негромко произнес Волков. - Может, даже из двух стволов сработали.
  Микроавтобус миновал еще одно выставленное местной полицией заграждение. Навстречу им, подвывая сиреной, по шоссе пролетела на большой скорости карета "Скорой". Затем им встретилась еще одна полицейская машина, спешащая к месту ЧП на окраинной развилке.
  - Весело нас встречает этот город, - хмуро сказал Волков, ни к кому конкретно из коллег не адресуясь. - Посмотрим, что дальше будет.
  
  Глава 10
  Краснодар. Среда
  
  Окраинные улицы и переулки краевого центра еще были затянуты молочной кисеей утреннего тумана, когда к воротам одного из частных домовладений подкатили две иномарки.
  Из новенького, нынешнего года выпуска, блестящего глянцевыми боками черного "Mercedes Benz" S класса вышел водитель - крепкий мужчина, явно южанин, лет тридцати. Он посмотрел на табличку с названием улицы и номером дома, она была прикреплена к выкрашенной в зеленый цвет, как и сами ворота, калитке. Дернул за ручку - калитка заперта. Принялся стучать кулаком; но из за ворот не доносилось никаких звуков: ни лая собаки, ни людских голосов.
  К нему присоединился второй водитель, выбравшийся из темно серого "Ленд Ровера". Это был такой же крепкий молодой человек и тоже южанин.
  - Ну что, не отзываются? - спросил он. - Адрес точно тот, что нам сообщили?
  Водитель "мерса", по совместительству также и личный охранник местного "водочного короля" Тимура Ахмедова, ткнул рукой в сторону таблички с названием улицы и номером дома.
  - Тот самый...
  Один мужчина сложил руки лодочкой. Второй, поставив ногу, как в стремя коня, легко, ловко взобрался на верхний край забора, а затем спрыгнул с обратной стороны. Послышалось звяканье. Водитель "мерса" отодвинул засов калитки, открывая доступ на участок. Дом из светлого силикатного кирпича, одноэтажный. Двое мужчин уже подходили к дверям дома, когда открылась дверь со стороны веранды. На пороге показался молодой человек - в шортах, босиком, с опухшим лицом и всклокоченными волосами. Он с удивлением уставился на двух ранних визитеров; но уже спустя мгновение догадался, кто эти люди...
  - Мы ищем Мухамадина Ахмедова, - сказал один из визитеров. - Он у тебя? Только не ври, не надо.
  Парень казался не столько испуганным, сколько растерянным... и каким то заторможенным. Возможно, не успел еще толком проснуться. А может быть, причина его странного поведения в другом.
  - Может, ты глухой? - спросил водитель "мерса". - Так я повторю вопрос: Мухамадин у тебя?
  - Так это... - парень вытер выступивший на бледном челе пот. - Муха у меня... он спит. А больше никого нет.
  Личный водитель Ахмедова легко, одним движением руки заставил парня посторониться, после чего прошел в дом.
  Минуты через две или три захлопали дверки иномарок. Из "Мерседеса", с заднего сиденья, выбрались двое степенных мужчин, чья внешность указывала на их близкое родство. Это были братья Ахмедовы, люди известные в местной диаспоре.
  Старшему - Тимуру - пятьдесят два. Одет он по обыкновению в строгий темный, очень дорогой костюм и белую сорочку. Черные блестящие волосы, седеющие на висках, аккуратно подстрижены. Да и сам он гладко выбрит, усы тоже выровнены над верхней губой, подбриты.
  Младшему из братьев, Руслану, отцу Мухамадина, сорок девять. Он помогает Тимуру вести семейный бизнес. Вернее, так. Тимур занимается главным, то есть управляет принадлежащими семье винно водочными производствами и крупной торговой базой в пригороде Краснодара. Ну а Руслан занимается всем остальным.
  Третьим в компании этих степенных мужчин - он вышел из джипа - был адвокат Кошехабов. Этот несколько моложе двух своих знакомых, ему под сорок. В свое время братья Ахмедовы помогли молодому тогда юристу перебраться из Майкопа в Краснодар, где он открыл небольшую адвокатскую контору, клиентура которой состояла почти полностью из местных членов диаспоры и некоторых соотечественников, у которых есть интересы в Кубани и в самом краевом центре.
  Сопровождаемые вторым водителем, который вышел к ним, они прошли через калитку на участок.
  - Проходите, гости дорогие, - сказал несколько пришедший в себя и успевший переодеться в спортивный костюм парень. - Я только извинюсь за беспорядок... не знал, что... что вы приедете.
  Братья Ахмедовы молча, даже не посмотрев на него, прошли в дом. Адвокат остался ждать снаружи, возле крыльца.
  Мухамадин сидел на тахте в небольшой гостиной. Он был небрит, глаза чуть затуманены; из одежды на нем шорты и майка. Увидев на пороге комнаты отца, а затем и дядю, он медленно поднялся, при том покачнулся, как будто был не совсем трезв.
  - Почему не отвечал на звонки?! - сердито выкрикнул отец. - Почему не приехал домой, как было тебе велено?!
  Подойдя к переминающемуся с ноги на ногу сыну, он отвесил ему звонкую затрещину.
  - Щенок!.. - процедил Руслан Ахмедов. - Вижу еще, что и укуренный!.. Сопляк! Наделал дел, а теперь прячешься, как крысеныш!..
  Как ни странно, эта вот затрещина, которой он попотчевал сына, быстро - почти мгновенно! - привела того в чувство. Мухамадин сначала побледнел, затем его лицо стало пунцовым...
  - Зачем даешь волю рукам, отец? - с обидой в голосе сказал парень. - Что я такого сделал?
  Руслан, скрипя зубами от ярости, хотел было отвесить великовозрастному детине еще одну оплеуху, но старший брат перехватил его руку.
  - Ну все, хватит, - сказал Тимур. - Я бы и сам, племянник, попотчевал тебя ремнем, если бы... Если бы только это помогло решить возникшие проблемы.
  Тимур выдвинул из за накрытого клеенчатой скатертью стола стул. Обмахнул его носовым платком, уселся, закинув ногу на ногу. Глядя на стоящего перед ним племянника, хмуро сказал:
  - Почему не отвечаешь на телефонные звонки? Мы тебя со вчерашнего вечера ищем!
  - Трубка барахлит, - тихо сказал Мухамадин.
  - Не ври.
  - Так... Это... Надо было с одним человеком еще встретиться.
  - Тебе было сказано сидеть тихо дома и никуда не выходить!..
  Парень промолчал.
  - Как его зовут? И почему ты должен был с ним вообще встречаться?
  - Его зовут... Аскер.
  - Аскер? И все, что о нем можешь сказать?
  - А что тут можно добавить... - Парень пожал плечами. - Мы с ним переписывались... Он дважды приезжал поговорить со мной и с некоторыми нашими.
  - На какую тему? - сердито спросил отец. - Зачем тебе понадобилось встречаться и разговаривать с какими то людьми, о которых ты мало что знаешь?
  Старший Ахмедов с неодобрительным видом покачал головой.
  - Об этом мы тоже еще поговорим. А теперь, Мухамадин, перейдем к главному. Сразу же скажу, что ты перегнул палку. И создал нам большие проблемы... И себе - тоже.
  - Дядя, ты же сам поручил организовать... нажим с нашей стороны, - напомнил Мухамадин. - Мы все подготовили... Я ведь тебе докладывал, как и что.
  - Я о другом, - Тимур поморщился. - Ох, трудно с вами, молодыми. Сейчас время такое, что надо голову сохранять холодной даже тогда, когда становится очень горячо.
  - Ты говоришь о разборке в Краснореченске?
  - В том числе. Но и не только об этом... Вот скажи мне... зачем ты сам сунулся в самый эпицентр драки?! Да еще в тот момент, когда уже приехали патрульные машины с подкреплением из местного райотдела?
  - Ты об этом уже спрашивал, дядя.
  - А ты отвечай так, чтобы тебя не переспрашивали по сто раз, - сердито отреагировал отец. - Потому что и я не понял из твоих слов, почему ты сам полез туда! И зачем нужно было ездить наперегонки с полицией?! У тебя ведь есть разрешение на "травматик"! Ну, даже если попался на глаза, да под горячую руку полиции?! Задержали бы...
  - Утром тебя бы уже и вытащили, - сказал Тимур. - Или брали еще что то с собой? Признавайся!
  - Было у парней несколько боевых стволов, - неохотно сказал Мухамадин. - Я сам об этом не сразу узнал.
  Старшие мужчины многозначительно переглянулись. Потом Тимур задал следующий вопрос:
  - Тот парень, который сидел с тобой в "Лексусе" в ночь со среды на четверг... он стрелял по полицейским?
  - Казбек?
  - Да, я именно о нем говорю. О том парне, который погиб.
  - Нет, по полицейским он не стрелял... Вернее... - Мухамадин поскреб заросшее недельной щетиной лицо. - Вернее, он не знал, что в машине, приехавшей к "ночнику", сотрудники полиции. - Проглотив комок, он добавил: - Но Казбек в них не попал, он стрелял вверх, насколько я помню.
  - Что вы можете помнить?! - сердито выкрикнул его отец. - Что вы вообще можете соображать, если курите траву и жрете какие то "колеса"?!
  - Я "колеса" не употребляю, - хмуро сказал Мухамадин.
  - И что было дальше? - спросил Тимур Ахмедов. - Полицейские погнались за вами? И стали в вас стрелять?
  - Я уже рассказывал, дядя... И, поверь, добавить к тому, что рассказал еще в четверг, мне нечего.
  Некоторое время в комнате этого чужого для них дома стояла тишина. Скрипнул стул - Тимур чуть переменил позу. Направление этого нелегкого для всех них разговора он тоже решил несколько подкорректировать.
  - Что за переписка у тебя была в Интернете?
  - Я много чего пишу в Интернете... Время сейчас такое, дядя... информационное.
  - Время всегда одинаковое, запомни это! А спрашиваю я про запись по поводу гибели твоего знакомого... этого... Казбека. Что ты там такого понаписал, что нам вчера из Майкопа позвонили!..
  - Хорошо еще, что у нас там в органах еще знакомые остались, - добавил Руслан.
  - Я сам снес эту запись, - угрюмо сказал Мухамадин. - Удалил. И все комментарии к ней тоже.
  - Тебя собираются привлечь за "разжигание", - сердито сказал отец. - Нам сообщили, что местный краснодарский отдел этим вот делом твоим уже занимается!
  - Таких записей полно в интернете... И никого из наших пока еще не посадили.
  - Ты что, хочешь быть первым?
  Ахмедов младший пожал плечами. Он не очень то понимал, за что на него так взъелись отец и дядя.
  - А теперь самое главное, - после паузы сказал Тимур. - Ты и твои знакомые имеете отношение к вчерашнему убийству в Краснореченске?
  Мухамадин изумленно уставился на дядю.
  - А кого убили? Я ничего об этом не слышал.
  - Хм... похоже, что не врешь. - Тимур, внимательно посмотрев на племянника, криво усмехнулся. - Что, правда не знаешь, что вчера, незадолго до полуночи, в Краснореченске расстреляли двух бывших "питбулей"?
  Брови на лице юноши поползли вверх.
  - Кого именно? Дядя Тимур, клянусь, ничего не слышал, ничего не знаю.
  - Быстрова застрелили. И его друга, охранника из "Гефеста"... расстреляли их из автомата на перекрестке, когда они ехали на джипе по каким то своим делам.
  Глаза Мухамадина сначала округлились, затем он радостно вскрикнул - так, словно получил очень приятную, очень обрадовавшую его весть.
  - Самого Быстрова? "Костяна Питбуля" убили?! Ах ха! Собаке - собачья смерть!
  Тимур медленно поднялся. Поставил стул на место.
  - Погоди радоваться, - хмуро сказал он. - Вчера принесли повестку...
  - Не понял, дядя...
  - Тебя, Мухамадин, на сегодня, на десять утра, вызывают для дачи показаний по факту массовой драки в Краснореченске. Так что ситуация непростая. - Помолчав немного, он задумчиво сказал. - Как бы на тебя... ну, и на всех нас, этих вот двух собак не повесили.
  Вскоре они втроем вышли из дома.
  - Сейчас твой отец отвезет тебя к вам домой, - сказал Тимур Ахмедов. - Примешь душ, побреешься... ты же не собираешься пока в моджахеды подаваться? Нет? То то же... Потом поедешь с нашим уважаемым адвокатом давать показания.
  - Что, обязательно сегодня туда ехать?
  - Крайне желательно, - уловив приглашающий высказаться взгляд Тимура, сказал Кошехабов. - Нужно заявить также о взломе аккаунта к твоему блогу, Мухамадин...
  - Умно, - сказал старший. - Также подтвердите факт угона "Лексуса" в среду...
  - Да, заявление было составлено в четверг, но в краевом ГИБДД требуют переписать его... из за формальной неточности... Этим тоже займемся.
  Разговаривая на ходу, они поочередно прошли мимо приятеля Мухи через калитку к стоящим в переулке машинам.
  Последним участок покинул водитель "Мерседеса", по совместительству - личный телохран Тимура Ахмедова.
  - О нашем приезде и о том, что Муха был у тебя, никому ни слова, - строго сказал он парню. - Даже родителям. Если разболтаешь, голову оторву.
  
  Глава 11
  
  Краснореченск - довольно большой город с населением в 55 тысяч, крупный железнодорожный узел местного значения. Расположен он в относительно ровной, около десяти километров шириной, немного сужающейся на юго западе долине реки Красная в предгорьях Северного Кавказа. Расстояние до Краснодара - 90 км, до Майкопа - 25 км.
  В прошлом, как говорят историки и этнографы, на его месте существовало несколько небольших адыгейских (черкесских) аулов, в частности поселение Шитхала. Земля вокруг Красной плодородная; много мелких и не очень мелких ручейков, а также ключей, среди которых есть и минерализованные источники. Севернее и восточнее - степь, южнее начинаются предгорья, на запад выход к морю. Люди в этих местах жили испокон веков. В самом городе и его окрестностях большое количество древних захоронений; одних лишь курганов насчитывается более полусотни.
  В середине девятнадцатого века, в разгар Кавказкой войны, здесь казаками Кубанского казачьего войска была заложена земляная крепость, а сама станица, получившая название Краснореченская, стала активно заселяться. В 1910 м к станице протянули ветку из Армавира, и уже вскоре от Ставрополя через эту станцию и до приморского Туапсе осуществлялось сквозное железнодорожное сообщение. До середины XX века данный населенный пункт, хотя и имел статус райцентра, оставался станицей. И лишь в 1958 году, когда здесь началось интенсивное строительство предприятий пищевой, лесоперерабатывающей и химической промышленности, Краснореченскую станицу переименовали в город Краснореченск...
  
  Волков проснулся без четверти семь, за пятнадцать минут до того, как сработал выставленный им "будильник" сотового. Через открытое окно, колыша занавеску, в комнату проникал свежий бодрящий утренний ветерок. Оттуда же, снаружи, доносились довольно громкие звуки какой то восточной мелодии.
  Он приподнял голову от подушки, прислушиваясь к этим протяжным, но ритмичным звукам. Прислушиваясь в первую очередь к звонкому энергичному голосу, напоминавшему призыв азанчи с минаретной башни правоверных к утренней молитве...
  "Что это еще за восточный базар? - удивленно подумал он, пытаясь найти рациональное объяснение тому, что он слышит. - И что за протяжное пение муэдзинов по утрам в обычном пригородном санатории обычного российского города?.."
  Санаторий "Родник", куда они приехали в начале первого ночи и где для них четверых были забронированы два небольших гостевых домика, расположен на юго западной окраине города. Пожалуй, даже уже за окраиной; а именно в том месте, где в Красную впадает какой то ее приток. Почти весь пансионат состоял из небольших домиков или коттеджей. Всего их здесь около полусотни. В большинстве своем это новенькие, поставленные лишь нынешней весной вместо старых типовых дощатых домиков, сложенные из янтарно желтых ошкуренных одноразмерных бревен срубы с черепичными крышами и небольшими верандами или летними террасами под навесом. Каждый такой дом или коттедж разделен надвое перегородкой, оборудован раздельными туалетом и душем и имеет два отдельных входа.
  Для четверых сотрудников окружного аппарата полпреда, командированных в этот населенный пункт для сбора информации о причинах обострения криминальной и межэтнической ситуации в Краснореченске (такова первичная задача), выделили пару таких коттеджей. Волков, надо сказать, не выбирал себе соседа. Когда они приехали в "Родник" - уже в начале первого ночи - и когда дежурный сотрудник отдал им ключи, выяснилось, что у них с Анохиной ключи от двух половин одного гостевого домика...
  Чужестранная, с восточными мотивами мелодия, разбудившая его чуть раньше, чем он сам планировал проснуться, продолжала литься через открытое окно... Алексей отбросил простыню, под которой спал. Рывком поднялся из широкой, с толстым поролоновым матрасом кровати из сосны. Шлепая босиком по приятно холодящему ступни гладкому деревянному полу, подошел к единственному окну в той половине гостевого домика, которую он занял. Отвел рукой занавеску; открыл окно пошире, высунул голову наружу.
  Ага... вот оно что. Никакие это не минареты, не "азанчи", не восточный базар, как было подумалось спросонья. Просто кто то из гостей этого санатория с утра пораньше врубил музыку...
  Волков быстро определился, где именно находится источник этого побеспокоившего его шума. Рядом с одним из коттеджей, ближняя стена которого казалась не желтовато янтарной, а розовой из за ложащихся на нее солнечных лучей, рядом с этим "срубом", расположенным чуть наискосок, метрах в сорока или пятидесяти, по другую сторону местной "улицы", стоял джип цвета "мокрый асфальт". Его передние дверцы открыты; вот оттуда и разносится на всю округу восточная мелодия. И звучит страстный звонкий молодой голос, возносящийся, казалось, к самим небесам и живо смахивающий временами на призыв муэдзина к правоверным оставить все дела и поспешить в мечеть на молитву.
  "Ну вот какого хрена?! - выругался про себя Алексей. - Почему все вокруг должны слушать эти... завывания? Да еще и в такую рань?!"
  Возле самой машины никого видно не было, но дверь коттеджа, возле которого она стояла - открыта настежь. Волков с неодобрительным видом покачал головой: те, кто оставили включенной на всю мощность магнитолу в машине, мягко говоря, не правы.
  Он почистил зубы, умылся, побрился, наскоро обработал кожу гелем и лосьоном. Снаружи через открытое окно на фоне все той же чужеродной уху мелодии слышались чьи то громкие голоса. Среди них он не без удивления распознал и знакомый женский голос.
  Волков в темпе облачился в легкие светлые брюки, сунул ноги в открытые кожаные сандалии. Застегивая на ходу рубашку с коротким рукавом, вышел из своей половины коттеджа на свежий воздух и направился к беспокойным соседям.
  Возле джипа стояли двое - чернявый южного типа парень лет двадцати пяти в спортивном костюме "Nike" и бейсболке без эмблемы и... Анохина. Она одета легко, в халатик; в руке пластиковый пакет; через сгиб руки переброшено полотенце. Парень скалит в дерзкой усмешке белые острые зубы. Глядя своими черными, как маслины, глазами на стоящую перед ними молодую женщину, он сказал, чуть растягивая гласные:
  - Слу ушай, ну и чи иго так сердишься, да?! Такая ма аладая, такая кра асивая девушка... а такая сердитая, да. Па аехали со мной кататься, а?
  - Кончай тут понты кидать, джигит, - сердитым тоном произнесла Анохина (она стояла лицом к "джигиту" и спиной к их с Волковым гостевому домику). - А то ты у меня "прокатишься"... Потом сам будешь не рад!
  - Повежливей, молодой человек, - сказал Волков, подойдя к ним. - Это ваша машина? Почему так громко включен звук?!
  - Моя, да, - не глядя на него, продолжая скалить зубы в усмешке, сказал "джигит". - Иди давай дальше по сва аим делам... У меня тут разга авор с красавицей... а ты лишний.
  Волков молча приблизился к нему. Парень, нахмурив брови, повернул все же к нему голову. Алексей резко толкнул его в плечо.
  Парень, уже теряя равновесие, все же попытался отмахнуться левой рукой. Волков поймал запястье; отработанным до автоматизма движением вывернул руку. И в завершение уложил парня грудью и лицом на капот его же джипа - но даже не в полсилы, а слегка так приложил, чтоб без членовредительства.
  - Не надо хамить незнакомым людям, - сказал он, удерживая, как казалось, без особых усилий, этого не такого уж субтильного парня в крайне неудобном для того положении. - Я понятно говорю?
  - А атпусссти, - прошипел парень. - А атпусти, с слышь?!!
  - Ты меня понял? Больше не хами и не выступай.
  В этот момент из домика вышел еще один южанин. Тоже довольно молодой: если и старше того парня, которого Волков для острастки уложил на капот, то на каких то два или три года. Этот одет не в спортивный костюм, а в свободные светлые брюки и белую сорочку с завернутыми до локтя рукавами.
  - Эй! - крикнул он. - Отпустите его!.. Что за проблемы? - Он подошел ближе. - Мы никого не хотим обидеть! Никого не трогаем! Отпустите же его!..
  - Не надо нарушать покой отдыхающих, - сказал Волков, отпуская руку парня. - Не следует также хамить незнакомым людям и приставать к девушкам. И тогда не будет проблем.
  Южанин, вышедший из домика, что то сказал на незнакомом Волкову наречии. Парень коротко отозвался; затем, потирая запястье, забрался в салон и выключил автомагнитолу.
  - Молодой еще, - сказал южанин, адресуясь рослому, хорошо сложенному незнакомцу. - Горячий... Мы тут проездом. А вы здесь отдыхаете, да?
  Волков встретился с ним глазами. Хотя южанин приязненно - или умиротворяющее - улыбался, его чуть суженные глаза смотрели остро, внимательно. Алексей, так ничего и не ответив на этот вежливый, но, скорее всего, формальный вопрос, кивнул Анохиной. После чего они вдвоем, не оглядываясь, пошли обратно к своему коттеджу.
  - А куда это вы ходили, Светлана? - поинтересовался он, проводив девушку до дверей в ее половину коттеджа. - Если не секрет.
  - Тут недалеко речка, метрах в пятидесяти всего. Искупалась... вода там чистая и холодная даже в жару. Утром тоже хорошо искупаться. Весьма бодрит, знаете ли.
  - Смотрю, быстро вы тут разведку произвели. И даже про речку узнали.
  - Я ведь здесь уже бывала, останавливались тоже в этом вот пансионате, - задержавшись в дверях, сказала Анохина. - Так что в курсе, что тут и как.
  - А чего ж меня не позвали за компанию? Или хотели в одиночестве принять водные процедуры?
  - Думала, вы спите... Не хотела вас беспокоить. - Светлана улыбнулась. - А ловко вы этого наглеца за шкварник прихватили!
  Волков тоже усмехнулся, но про этот мелкий, в сущности, эпизод ему говорить не хотелось.
  - От Коваля есть какие нибудь известия? - спросил он.
  Анохина отрицательно качнула головой. Они оба дружно повернули головы - от соседнего коттеджа, приветствуя их взмахом руки, вышел из домика Фомин.
  - Дядь Саша, доброе вам утро! - звонко крикнула Анохина. - Геннадий Михайлович уже встал?
  - Он и не приезжал, - сипловатым голосом отозвался Фомин. - Вчера в половине второго звонил, сказал, что останется ночевать у своего знакомого... Да вот и только что звонил.
  - Что говорит?
  Фомин подошел к ним. Кивнул ласково Анохиной, пожал руку Волкову и лишь после этого неспешно заговорил:
  - Велел передать вам, Светлана Леонидовна, чтоб вы, значит, подъехали к десяти в местное управление, он будет там. Да он вам, должно быть, и сам скоро позвонит.
  - А что так поздно? Почему к десяти?
  - Развод будет в девять... Потом, значит, какое то оперативное совещание у местных. Так что к десяти будет в самый раз.
  - Мда... - задумчиво произнесла Анохина. - Начинаем как то ни шатко ни валко.
  - Так наше от нас никуда не уйдет, - рассудительно сказал старший по возрасту в их компании. Он посмотрел на Волкова. - Про вас, значит, Алексей Иванович, Коваль ничего не говорил.
  - Так я еще вчера, перед отъездом, сам созвонился с местным коллегой. Договорились, что подойду или подъеду к ним в половине десятого.
  - Я вас туда отвезу, к нашим местным коллегам, - пообещал Фомин. - А потом мы, значит, со Светланой Леонидовной поедем в горотдел полиции... Так хорошо будет?
  - Отлично.
  - Через... - ветеран посмотрел на часы, - через сорок минут приглашаю, значит, всех на завтрак. Как насчет яичницы с ветчиной и помидорами?
  - С удовольствием! - звонко выпалила Анохина. - У меня разыгрался волчий аппетит...
  Сказав это, она вдруг подмигнула Волкову. Тот, улыбнувшись ей краешком губ, посмотрел на Фомина.
  - Я как все. Вот только где вы ее приготовите, дядь Саша? Эту самую яичницу на завтрак?
  - Да не проблема, - ветеран махнул рукой в сторону, где, несколько выделяясь на фоне однотипных желто янтарных срубов, стоял сборный дом больших размеров. - Для желающих готовить себе пищу на месте есть все необходимое... Ну а продукты, как я и сказал, значит, когда звонил местному администратору, загружены в холодильник.
  Плотно позавтракали, попили кофе. Вещи отнесли в один номер, занимаемый Фоминым. Табельное оружие не стали оставлять: Анохина сунула "ПСМ" в замшевой кобуре в сумочку, Волков же перепоясался ремнями, подвесил кобуру с "ПЯ" под мышку и надел сверху пиджак. Оружие Коваля Фомин тоже взял с собой в эту поездку.
  В начале десятого уселись в салон "Соболя". Серого джипа у одного из соседних коттеджей к этому времени уже не было - двое молодых южан, любителей громкой восточной музыки, уехали из пансионата еще раньше.
  
  Глава 12
  
  Столб черного дыма, поднимающийся к распахнутому во все дали безоблачному небу, они увидели практически сразу же, как только выехали из пансионата.
  - Игнатьич, видите дым? - спросил Волков, привставая с переднего кресла и вглядываясь в эту открывшуюся ему картину. - Правее... километрах в четырех!
  - Вижу, - сказал водитель.
  - Что это? - Анохина тоже переместилась к ним. - Где это, дядь Саша?
  - Это... это, значит, где то на повороте к бывшему колхозу имени Ленина...
  - А что там сейчас? - спросил Волков.
  - Оптовая база... Склады разные...
  - Как туда проехать?
  - На следующем повороте, значит, нужно свернуть на другое пригородное шоссе... Оно идет параллельно нашей дороге!
  - Поворачивайте, Игнатьич, - на правах старшего, поскольку Коваля сейчас не было в их коллективе, распорядился Волков. - Глянем, что там случилось... и потом уже поедем по нашим делам.
  Спустя несколько минут "Соболь" подкатил к другой развилке. Отсюда, уже во всех деталях, открылась картина, которую иначе как драматичной не назовешь. Примерно в сотне метров от них горел, пожираемый изнутри яркими, хорошо видимыми даже в этот ясный солнечный день оранжевыми, местами багровыми языками пламени, какой то большегрузный автомобиль... Горел бодро, даже весело, как в голливудском боевике: выбрасывая в стороны целые рои искр, изрыгая копоть и дым, переплетающиеся в причудливые жгуты, затем распрямляющиеся и уходящие почти ровным столбом вверх.
  Здесь же, на перекрестке, уже стояли карета "Скорой" и бело синей раскраски машина ДПС. Еще один "трак", ехавший со стороны складов, маневрировал на травянистом поле в опасной близости от горящего собрата. Очевидно, водитель пытался развернуться. Может, хотел проехать по полю по дуге, чтобы затем выехать на то пригородное шоссе, по которому сюда подкатил "Соболь", кто его знает.
  Еще несколько легковых авто остановились по обе стороны развилки. Те, кто находился в машинах, вышли из них и теперь смотрели на горящий грузовик с таким живым интересом, словно они специально приехали сюда, чтобы увидеть это душераздирающее зрелище.
  Один из двух сотрудников дорожной полиции, в служебной тужурке, с заброшенным за спину перевернутым дулом вниз укороченным "калашом", энергично указал водителю "Соболя", чтобы тот не притормаживал у этого перекрестка, а проезжал дальше, не создавая помех другому транспорту, прежде всего служебному и медикам.
  Фомин выехал на сухое, заросшее мелким сорняком придорожное поле и тут же остановился. Волков, а вслед за ним и Анохина, выбрались через люковую дверь наружу.
  - Почему остановились?! - сердито крикнул полицейский. - Проезжайте, тут вам не цирк!
  Алексей, доставая на ходу служебную ксиву, подошел к нему. Продемонстрировав в развернутом виде удостоверение, негромко, но веско сказал:
  - Федеральная служба безопасности, майор Волков. Что тут у вас происходит, сержант?
  - Та грузовик загорелся, - с южнорусским акцентом сказал сотрудник ДПС. - Мы сами только недавно приехали!
  - Самовозгорание?
  - Та если бы... - Сержант почесал шелушащийся нос. - Похоже на поджог.
  - Откуда знаете? - спросила Анохина.
  Перехватив удивленный взгляд постового, - кто, мол, ты такая, чтоб вопросы тут задавать - Светлана достала из сумочки свое служебное удостоверение.
  Показав его дэпээснику, она повторила вопрос.
  - Та по рации ж передали, - сказал сержант. - Одна наша машина за ними поехала...
  Он показал рукой на заросшую старыми кленами и кустарником грунтовку, ответвляющуюся от другой дороги, ведущей к складам оптовой базы.
  - Вот туды они повернули!..
  - Кто это - "они"? - спросил Волков. - Уточните, о ком речь.
  - Та злоумышленники! Бандюки, кто ж еще!
  - Какая у них машина?
  - Вроде бы светлая "десятка". Двое их, кажут...
  Волков и Анохина направились к карете "Скорой", возле которой в компании двух медиков стоял с отрешенным, потерянным видом какой то мужчина средних лет в бейсболке, джинсах и клетчатой рубахе.
  - Мы из органов, - объявил Волков. - А вы... - Он посмотрел на мужчину, загорелое лицо которого сейчас имело оттенок пепельного цвета. - А вы, я так понимаю, водитель этого грузовика?
  - Еле успел выскочить из кабины, - трясущимися губами сказал шофер.
  - Что вы перевозили? - поинтересовалась Анохина. - Какой груз и куда?
  - Да... это... - замялся водитель. - Соки какие то... по накладной.
  - Если бы в грузовике были "соки", то и пламени такого не было бы.
  - Да откуда мне знать... Что погрузили, то и вез.
  - Крепкое спиртное везли? Коньячный спирт или что то вроде этого?
  Мужчина достал из кармана рубашки пачку сигарет. Руки у него тряслись так, что он едва смог прикурить.
  - Я ж сказал... Что погрузили на складе, то и было в машине.
  - Понятно... Скажите, что произошло? Кто на вас напал?
  - Откуда ж я знаю?.. - Мужчина пыхнул сигаретой, держа ее в кулаке. - Притормозил в "кармане", - он кивнул в сторону догорающего остова грузовика. - Ждал другого "трака"... мы в соседний райцентр должны были везти груз.
  - И что?
  - Подъел кто то...
  - Светлая "десятка"?
  - Вроде бы... да, "десятка". Выскочили двое. В масках...
  - В шлем масках?
  - Ну да... Один сразу кинул что то в борт!.. Бутылку с горючкой, как я теперь понимаю! - Мужчина поежился, как будто ему было холодно, зябко. - Потом еще одну - в кабину с другой стороны!
  - И что потом? Куда они делись?
  - Вскочили обратно в машину и по газам! Ну а я... - мужчин махнул рукой с перебинтованной кистью. - Только и успел, что выскочить из кабины и отбежать...
  Волков еще раз посмотрел на чадящий дымом грузовик, к которому только сейчас катила по дороге красная пожарная машина. С задумчивым видом покивал. Затем дал знаком понять Анохиной, что им здесь больше нечего делать; они направилась в сторону ожидающего их неподалеку "Соболя".
  
  Фомин высадил "альфовца" у неприметного двухэтажного строения, расположенного в глубине одного из тихих переулков, ответвляющихся от центральной магистрали Краснореченска, улицы Ленина.
  Волков поднялся по ступеням и вошел в прохладный вестибюльчик местного районного отдела ФСБ. Сотрудник охраны в камуфлированной форме без знаков различия, дежурящий в застекленной кабинке возле оборудованного турникетом прохода, сличив фото в служебном удостоверении с оригиналом, стоящим перед ним, снял трубку внутреннего телефона.
  - Игорь Антонович, к вам товарищ Волков.
  Выслушав короткий ответ, он положил трубку и кивнул на лестницу.
  - Второй этаж, кабинет номер девять.
  Волков поднялся по лестнице. Здание местного филиала конторы казалось вымершим - ни одной живой души, кроме охранника да виденной им на первом этаже уборщицы, протиравшей шваброй и без того чистый пол. Возможно, это связано с порой отпусков или же с тем, что сегодня не приемный день.
  Он постучался в дверь, на которой - и рядом с которой - не было таблички, но имелся лишь номер - 9.
  - Войдите! - прозвучал мужской голос.
  Волков прошел в кабинет. Хозяин этого небольшого кабинета с неизменными портретами Феликса Дзержинского и нынешнего главы государства с виду был его сверстником. Лет тридцать ему или чуть больше; средней комплекции, чуть выше среднего роста, одет в неброский костюм серой расцветки, узел галстука слегка ослаблен.
  - А! - сказал хозяин кабинета, выходя из за письменного стола. - Волков Алексей Иванович! Вот вы какой! Здравствуйте!
  - Здравствуйте, Игорь Антонович!
  Волков пожал руку улыбнувшемуся ему коллеге по фамилии Игумнов.
  - Можно просто - Алексей, - сказал он.
  - Игорь, - ответил взаимностью местный коллега. - Чай? Кофе? Или попросить принести что нибудь более существенное? - Он вновь улыбнулся своей располагающей улыбкой. - Имеется в виду бутерброды... спиртное у нас тут не в чести.
  - Спасибо, Игорь, я не голоден.
  - Присаживайтесь... Кстати, не возражаешь, если перейдем на "ты"?
  - Отлично, не люблю всех этих церемоний, - сказал Волков, усаживаясь в офисное кресло по другую сторону стола. - Игорь, я понимаю, что вы тут люди занятые... И что у вас и без меня, без человека, присланного из округа, хлопот сейчас полон рот...
  - Что да, то да, - согласился Игумнов. - Кручусь, как белка в колесе. Начальник в прошлый понедельник ушел в отпуск, так я еще и "временно исполняющий"... Плюсом... или минусом... ко всему, у нас в штате сейчас недостает трех сотрудников.
  - А чего так?
  - Ротация кадров. Тут сложный довольно участок, так что начальство каждые два три года меняет кадры. Порой случаются такие вот разрывы, когда сотрудник перемещен на другое место, а на его пока никого не прислали.
  - Понятно.
  - Но, коллега, это наши проблемы. Дело есть дело. Мне вчера звонили насчет тебя...
  - Кто, если не секрет?
  - Николай Андреевич из округа. И сам генерал Осовцев - тоже. Велели оказать всяческое содействие.
  Волков попросил коллегу рассказать о ситуации в городе и районе - в той части, что относится к их компетенции, и в особенности к теме контртерроризма. Они проговорили минут двадцать, причем Игумнов то и дело отвлекался на телефонные звонки - ему звонили из Краснодара, из краевого управления, затем потревожил по какому то вопросу один из местных сотрудников.
  Игумнов, закончив разговор, положил трубку. Извиняющимся тоном проговорил:
  - Небольшая запарка, как видишь.
  - Да, весело тут у вас... Я, кстати, был свидетелем утреннего ЧП.
  Уловив вопросительный взгляд Игумнова, Алексей коротко рассказал об увиденном им по дороге в город.
  - Обычное дело, - сказал Игумнов. - Траки с водкой и коньячными спиртами горят по два три в неделю...
  - Даже так?
  - Обычно их сопровождает охрана, но сегодня ее вроде бы не было. И, похоже, кое кто этим воспользовался...
  - А что тому причиной?
  - Конфликт хозяйствующих субъектов, - пожав плечами, сказал Игумнов. - Идет спор за местный винно водочный завод.
  - Принадлежащий Тимуру Ахмедову?
  - А, так ты в курсе?
  - Слышал краем уха.
  - Если хочешь знать мое мнение, коллега, - чуть понизив голос, произнес Игумнов, - то процентов на девяносто... если не на все сто, нынешнее обострение связано именно с тяжбой наших местных и краснодарских бизнеров по теме водочного бизнеса.
  - Думаешь?
  - Уверен. Тут ведь и судебные тяжбы были, и попытки рейдерского захвата оптовой базы и самого завода... - Игумнов в сердцах махнул рукой.
  - Значит, обычный спор "хозяйствующих субъектов"?
  - С наложением местной специфики.
  - А нынешний всплеск криминальных проявлений и жесткие стычки молодежных группировок?
  - Всё это четко коррелирует с борьбой местных бизнесовых элит за столь прибыльные активы, как производство алкогольных напитков и оптовая торговля...
  - Межэтнические трения?
  - Тут замешаны и межнациональные вопросы, поскольку этот бизнес годами держит одна из диаспор.
  - Может, нынешние события все же отличаются от прошлых "обострений"?
  - В каком смысле?
  - В том смысле, что в их основе не только и не столько конфликт коммерческих интересов, сколько... нечто другое, более опасное.
  - То есть... Ты предполагаешь, что кто то решил воспользоваться конфликтом бизнес структур, проецируемым и на местные криминальные и этнические группировки? Что кто то, находясь за кулисами, модерирует сам процесс и умело нагнетает?
  - Я просто пытаюсь разобраться в происходящем здесь и сейчас, Игорь.
  - Ну, не знаю, - задумчиво сказал Игумнов. - С одной стороны, на молодежных форумах и в социальных сетях всплыла инфа о возрождении "Братства волков"...
  - Я в курсе. И считаю это тревожным симптомом. На это следует обратить самое пристальное внимание.
  - С другой стороны, - продолжил после паузы Игумнов, - нами пока не установлено ни одного лица, кого можно было бы надежно, подкрепив это фактами и показаниями, отнести к данной группировке...
  - Их новые сайты находятся на зарубежных серверах, как мне сказали.
  - Вот именно... Сама эта группировка ведь была уничтожена практически под корень. Оба ее лидера, братья Нухаевы, погибли шесть лет назад. И то, что всплывает эта инфа, и эти вот провокации с гробами и изображением волчьей головы, это... - Игумнов пожевал нижнюю губу. - Это именно провокации.
  - Тем не менее кто то из местных, имеется в виду даже не ваш город или район, а весь регион, распространяет инфу экстремистского характера, беря ее с этих двух возрожденных кем то сайтов "братства".
  - Это сродни телефонному терроризму, с проявлениями которого мы сталкиваемся постоянно. Интернет мы тоже мониторим на этот счет, но не хватает людей и ресурсов, чтобы быстро реагировать.
  - Какой уровень террористической опасности действует на данный момент?
  - В городе или в крае?
  - В городе.
  - До девяти утра нынешних суток был "желтый".
  - Отменили даже "желтый"? - удивился Волков. - Я был уверен, что его оставят.
  - Приказ из Краснодара, из нашего Управления.
  - А в воскресенье и понедельник был введен "синий"?
  - Да, и действовал тридцать шесть часов. Но, как только выяснилось, что сигналы о минировании кинотеатра и сведения о заминированном автомобиле в одном из микрорайонов являются ложными, режим был сначала переведен на "желтый", а час с лишним назад и вовсе отменен.
  - Хм... - Волков бросил на него внимательный взгляд. - Не поторопились ли отменить?
  Игумнов пожал плечами.
  - Бригаду сотрудников, присланных из края на усиление, отозвали обратно, - сказал он. - Я также отпустил некоторых наших сотрудников по домам - они не спали последние трое суток.
  - Так вот почему у вас так тихо сегодня.
  - В том числе и по этой причине.
  - Что можешь сказать по радикальному исламистскому подполью?
  - Лет шесть или семь назад здесь все это прикрыли, - глядя куда то в окно, задумчиво проговорил Игумнов. - Многих прикрутили... частью посадили, частью сами отсюда уехали.
  - То есть по этой части все спокойно?
  - Из последних крупных событий в наших краях могу назвать спецоперацию на границе Адыгеи и Апшеронского района... Там, на одном из хуторов, накрыли боевое ядро группировки "Братство волков". Может, слышал об этом деле? - хозяин кабинета перевел взгляд на Волкова. - По нему работала группа ребят из Центра специального назначения... "альфовцы". Они ликвидировали тех самых братьев Нухаевых, о которых я говорил. И еще нескольких боевиков.
  Волков не стал признаваться, что он и сам был непосредственным участником событий на хуторе Кубанский. Ограничился репликой:
  - Да, слышал.
  - Ну и вот... С тех пор по этой части спокойно. Было спокойно, - уточнил Игумнов. - Пока не возник, не появился призрак "братства". Но, повторюсь, как показывают последние события, за этим вряд ли стоит что то серьезное или кто то серьезный. - Он довольно красноречиво посмотрел на наручные часы. - Алексей, тебе понадобится здесь помещение? Если да, то скажи, я дам ключи от соседнего кабинета.
  - Хорошо... Спасибо, Игорь, пока не нужно.
  - Транспорт? Хм... - Игумнов каким то усталым жестом коснулся лба. - Вот с этим есть проблемы... Но если надо...
  - У меня свой транспорт.
  - Отлично. - Игумнов встал из за стола. - Мой сотовый у тебя есть. Если что, звони мне в любое время дня и ночи.
  Он протянул ладонь.
  - Рад был познакомиться, Алексей. И рад буду оказать максимальное содействие... тем более что работаем по одному делу.
  Волков пожал руку местному коллеге. Он уже направился к выходу, когда хозяин остановил его.
  - Минутку, коллега!..
  - Да? - обернулся Волков.
  - Ты спрашивал инфу по "Братству"... о последних новостях.
  - Меня это очень интересует.
  - Есть одна тема... Но это все очень косвенно относится к предмету разговора.
  - Что за тема?
  - Во вторник в соседнем Апшеронском районе случилось ЧП... Кто то убил двух охранников местного лесного хозяйства.
  - И какое это имеет отношение к "братству"?
  - Один из погибших... фамилия, кажется, Кадакоев, когда то входил в местную группировку "братства". И, кстати, был тесно связан с его лидерами, братьями Нухаевыми.
  - Хм... - Волков бросил на собеседника задумчивый взгляд. - А где можно разжиться информацией по этой вот теме?
  - Я сам это вычитал из свежей суточной сводки... По этому делу задержан один гражданин, но подробностей не знаю.
  - Кто ведет расследование?
  - Должно быть, апшеронский райотдел полиции и местная прокуратура.
  Волков выбрался из здания на свежий воздух. Он собирался пешочком пройтись в пару тройку мест: туда, где обнаружили гроб, и в те места, где были найдены нанесенные неизвестными изображения оскаленной волчьей пасти. Не то чтобы он видел большую пользу от того, что лично осмотрит эти места, где кто то наследил, но чем то же ему надо здесь заниматься.
  Он вышел в переулок. Остановился, достал пачку "Кэмела", закурил. Из головы не шло то, о чем он только что услышал от местного коллеги. А именно, ЧП в соседнем районе. Пожалуй, это одна из немногих ниточек, которая может привести к тем, кто плетет сейчас паутину. К тем или к тому, кто, возможно, стоит за последними событиями в Краснореченске.
  Алексей извлек из чехольчика на поясе сотовый телефон. Найдя в списке номер мобильного Анохиной, позвонил.
  - Слушаю, - прозвучал в трубке женский голос.
  - Вы где сейчас, Светлана?
  - В местном райотделе. А что?
  - Можете говорить? Или заняты чем то важным?
  - Могу. Я тут дожидаюсь одного сотрудника... Пока, в общем, ничем особым не занята. А вам что то нужно от меня?
  - Возможно. Мне нужна кое какая информация, которой наверняка располагает ваше ведомство. Может, что то знают и ваши местные коллеги, поскольку ЧП случилось в соседнем с этим районом.
  - Что за ЧП?
  - Совсем свежий случай. Убийство неизвестными двух охранников леспромхоза...
  Алексей коротко пересказал Анохиной то, о чем он узнал от коллеги Игумнова. И попросил ее расспросить местных коллег из райотдела полиции об этом происшествии, а также по возможности связаться с Апшеронским райотделом и узнать свежую инфу по этому делу.
  
  Светлана Анохина сидела на скамейке в коридоре второго этажа районного отдела полиции. Сотрудника, курирующего дела, которыми обычно занимаются федеральный и краевой центры "Э", на месте не было, но он вот вот, как сказали ей в ДЧ, должен подойти. Она пока лишь мельком видела Коваля. Тот вышел к Анохиной, когда она приехала; коротко представил старшему в дежурной части - "человек из моей бригады". И также познакомил с заместителем главы райотдела, в кабинете которого затем они оба и скрылись.
  Анохина толком не понимала, что ей нужно делать, и зачем она сюда, в райотдел, приехала. Коваль распорядился, чтобы она дождалась местного сотрудника, курирующего вопросы, касающиеся молодежных банд, местных фанов, скинхедов и считающегося также специалистом по этнической преступности. Но о чем именно она должна с ним говорить, какого рода информация понадобится их группе, этого Геннадий Михайлович ей так и не сказал.
  К счастью, позвонил Волков. Настроение после этого короткого разговора у нее резко улучшилось. "Ну вот, - подумала Анохина. - Хоть какое то дело..."
  Светлана спустилась вниз, в помещение ДЧ. За стеклянной перегородкой, за пультами сидели двое в форме: капитан, сменный старший по ДЧ и молоденький лейтенант. В "предбаннике" с поставленными вдоль двух стен лавками находились четверо, включая ее. Двое мужчин в мешковатой неопрятной одежде, издающей довольно неприятный запашок, и с одутловатыми лицами, устроились на лавке. Они выглядели испуганными, сидели сжавшись, старались быть незаметными. И уже как бы заранее были согласны с тем, что их могут в чем то обвинить, обидеть, что могут пнуть, как собаку, или вовсе отлупцевать палкой.
  Ближе к выходу стояла молоденькая чернобровая девушка. Она как будто не в себе; каждый раз отступала на шаг или два, освобождая дорогу всякому, кто входил в здание отдела внутренних дел или, наоборот, выходил из него; а потом вновь возвращалась на выбранное ею место посреди помещения. На ней темная юбка и такая же темная кофточка. Лицо бледное. Судя по опухшим глазам, по покрасневшим векам, она недавно плакала.
  Комкая в руке влажный платок, девушка подошла к окошку ДЧ.
  - Могу я узнать... следователь уже пришел?
  - Не следователь, а дознаватель, - как то устало отреагировал на ее вопрос капитан. - Я же тебе сказал, что его пока на месте нет. Оставь свой телефон, он тебе позвонит сам и вызовет на определенное время.
  - Так я уже была у него вчера...
  - Вот и хорошо, он сам тебя вызовет. - Капитан, сняв фуражку, промокнул лысеющий лоб платком, затем водрузил ее обратно. - Ну, чего еще тебе? Только мешаешь людям... - недовольно сказал он. - Шла бы уже.
  - А с другим следователем можно поговорить по моему делу?
  - Весь оперативный состав занят своими служебными делами, - строго сказал дежурный. - Хотите - ждите дальше оперуполномоченного, занимающегося этим делом. А дергать других оперов только из за того, что кто то что то хочет рассказать про гробы и прочую муть... У нас на это никаких людей не хватит.
  - Минутку, - Анохина вдруг заинтересовалась разговором. - Что тут про гроб говорили?
  Капитан, узнав в этой молодой женщине в штатской одежде ту, кого менее часа назад представил приехавший из округа майор Коваль, по свойски, как коллега коллеге, сказал:
  - У нас тут начиная с субботы дурдом... иначе и не скажешь! Как тот самый гроб в парке нашли, так и началось.
  - Что именно началось?
  - Сколько народа уже здесь перебывало, если бы вы только знали... Все городские сумасшедшие у нас отметились! И все говорили, что располагают информацией о том, кто мог привезти в городской парк этот самый гроб!
  - Так так, - поощрила его заинтересованным взглядом Анохина. - Мое начальство это тоже интересует.
  - Начальство? - опешил дежурный.
  - Большое начальство, - Анохина посмотрела сначала на выкрашенный белой эмульсионкой потолок, затем на находящегося по другую сторону частично прозрачной перегородки капитана. - А вы думаете, чего мы сюда приехали?
  - Из за этого гроба? - удивленно переспросил вставший из кресла молоденький сотрудник. - А что там об этом думают?.. - Он тоже посмотрел на белый потолок.
  - Что надо, то и думают, - значительно произнесла Анохина. - Я, правда, хотела у вас о другом спросить. О нападении на пост лесничества в Апшеронском районе. Но об этом, - она подняла палец, - я вас расспрошу чуть позже.
  Сказав это, она повернулась к девушке.
  - Как вас зовут?
  - Га... Галина... - девушка захлюпала носом. - У меня парня зарезали... позавчера. А мы пожениться хотели...
  Анохина, приобняв ее за плечи, достала свой платочек.
  - Не надо плакать... То есть... надо выплакаться, конечно...Но сейчас я попрошу тебя, Галина, взять себя в руки.
  Она, оставив девушку на секунду, вновь подошла к окошку дежурного - хотела спросить, где, в каком помещении она может поговорить с этой гражданкой. Ведь вполне возможно, что та и в правду знает что то такое, что могло бы прояснить тайну появления гроба в городском парке. Но в этот момент ее отвлек надтреснутый мужской голос - вдруг заговорил один из двух привезенных сюда, в райотдел, для дознания бомжей.
  - Я так и думал... так и думал, что не надо было открывать тот гроб!.. - Он обхватил плечи руками. - А теперь... теперь на меня все свалят!
  - Вы это о чем? - Светлана удивленно обернулась к этому плохо одетому мужчине с испитым лицом. - Вы говорите про тот самый гроб?!
  - Я только это... я посмотреть хотел.
  - Где? Когда?
  - Да утром... в воскресенье это было, на рассвете. В парке, где ж еще.
  - И что? - Анохина подошла ближе к нему, стараясь не обращать внимания на дурной запах изо рта и от его давно не мытого тела. - Вы открывали крышку гроба?
  Мужчина посмотрел на нее испуганно. Он даже присел чуть, как будто собирался дать стрекача.
  - Да вы успокойтесь, - сказала она. - Как вас зовут то?
  - Василий.
  - А отчество?
  - Какое у бомжа может быть "отчество"? - Мужчина скривил покрытые коростой губы. - Просто Василий... А меня что, теперь это... привлекут, да?
  - Погодите, "просто Василий"... Пока не вижу причин вас "привлекать". А вот свидетелем, - она покосилась в сторону выглянувшего из ДЧ капитана, - вы можете оказаться важным...
  - Да это же бомж Вася, - сказал капитан. - Он в парке проживает. Не слушайте его, сейчас он вам набрешет с три короба.
  - А зачем тогда его сюда доставили?
  - Для порядка, - строго сказал капитан. - Велено опросить всех, кто может знать об этом вот... случае хулиганства. - Он поморщился. - Придется вызывать уборщицу, чтобы все тут с хлоркой помыла. Скоро опер придет, он этих двоих для протокола опросит...
  - И ничего я не брешу, - подал реплику обиженный чем то человек без определенного места жительства. - Ну да... бывает, что цветочки беру... Так ведь жить то как то надо? Мертвым они уже ни к чему. А мне... ну... на кусок хлеба хотя бы.
  - Что за "цветочки"? Никак не пойму, какая связь?
  - Ну дык... в гробе то цветы были.
  - Что? - удивленно переспросила Анохина (этого в сводках о данном происшествии не упоминалось). - Цветы? Какие?
  - Ну дык... гвоздики, какие ж еще. Я их отнес... это... - Василий замешкался, подыскивая слова. - Ну, короче, продал за копейки какой то торговке...
  - Вы берете цветы с могил и относите их тем, кто торгует цветами?
  - Ну... иногда. И не с могил... Это... только с братской могилы в парке.
  - Ага, - Анохина покачала головой. - Теперь начинаю понимать... Что было нарисовано на крышке гроба?
  - Волк... - Василий вдруг ощерил желтые прокуренные зубы. - Вот такой вот...
  - Хм... сколько в гробе было цветов?
  - Так это... двадцать. Двадцать гвоздичек... я их все и забрал.
  У Анохиной вдруг пробежал холодок по спине.
  - Четное количество, значит?..
  - Ну да, - сказал бомж. - Это ведь могильные дела... Цветы мертвым всегда четное число кладут.
  Анохина жестом отозвала дежурного.
  - Это важный свидетель. Срочно свяжитесь с тем сотрудником, что ведет дознание, пусть его хорошенько опросит.
  Капитан прошел обратно в помещение ДЧ и стал кому то звонить.
  - На "Газели" привезли тот гроб...
  Эту реплику подала девушка. Анохина, обернувшись, с удивлением уставилась на нее.
  - Что вы сказали? Вот только что.
  - Гроб привезли на микроавтобусе... предположительно марки "Газель". Мы с Толей как раз были в парке... и кое что видели. Мой Толя, кстати, работает... работал в автомастерской. Он механик и знает все про автомашины.
  Сказав это, она высморкалась в переданный ей Анохиной платок.
  - Я вчера забыла рассказать об этом следователю... не в себе была. Мне кажется... - Она посмотрела на Анохину заплаканными глазами. - Мне почему то кажется, что и моего Толю убили из за этого.
  
  Прошло около полутора часов после того, как Волков позвонил Светлане и попросил ее разузнать о ЧП в Апшеронском районе. Он как раз подходил к кинотеатру, где в понедельник случилась катавасия по поводу якобы заложенной там бомбы, как зазвонил его сотовый телефон.
  - Да.
  - Это Светлана, - ее голос странно вибрировал. - Алексей, я тут свое следствие провела... Ну, так получилось удачно, кое с кем смогла поговорить...
  - Судя по голосу, что то важное узнали?
  - Вы будете шокированы! Получили вот только что важную инфу про гроб! Теперь кое что проясняется.
  - Про гроб? - удивленно переспросил Волков. - Я ведь просил вас узнать про ЧП в соседнем районе.
  - Про это тоже кое что узнала. Вы где сейчас?
  - У кинотеатра "Космос".
  - А... так это рядом. Я сейчас приду, все расскажу.
  
  Рассказ Анохиной занял минут десять. Волков, порой хмурясь, порой удивленно приподымая бровь, смотрел то на нее, то на пятно на тыльной стороне здания кинотеатра - изображение оскаленной волчьей пасти уже успели закрасить.
  - Так так... - Он еще минуту или две переваривал услышанное. - Так так... - повторил он. - Ну, с гробом и показаниями девушки пусть местные товарищи разбираются. Мне история с расстрелом лесников в предгорьях не дает покоя...
  Он посмотрел на часы, затем достал из кармана мобильник. Набрал номер Коваля. Рыжий ответил не сразу, но ответил.
  - Коваль, это Волков.
  - Ну, чего тебе? Я сейчас на совещании у местных.
  - Я собираюсь отправиться в Апшеронск, там держат в КПЗ гражданина, подозреваемого в убийстве двух сотрудников лесной охраны.
  - А на фига? - поинтересовался голос в трубке. - Зачем тебе это?
  - Это может иметь отношение к "братству", а также к нынешним событиям в этом городе.
  - Да ну? - в голосе Рыжего Волков ощутил немалую порцию яда и иронии. - Откуда знаешь?
  - Как раз хочу побольше узнать.
  - Чушь... это все никак не связано, - сказал Коваль. - Сегодня, уже через пару часов, будет встреча с представителями местной диаспоры. Ну и... и еще кое с кем.
  - И что это даст?
  - А то, что ситуация полностью под контролем. Сегодня еще пару тройку сопляков свинтят... Как с той, так и с другой стороны. Старшие наподдают своим бузотерам подзатыльников! И все успокоится. Понял меня?
  - Так я могу взять "Соболь"?
  - Бери!.. Мне этот драндулет без надобности.
  - Тут Светлана Леонидовна... Она тоже в Апшеронск хочет ехать.
  - Светлана? Гм...
  На другом конце линии несколько секунд сохранялось молчание.
  - Ладно, - сказал Коваль. - От нее тут все равно никакого толка нет. - В трубке неожиданно послышался его густой смех. - Она тут уже пыталась навести шороху. Собрала бомжей и каких то сумасшедших, в свидетели их тащит. Короче, цирк с конями.
  - Так Анохина и Фомин едут со мной в Апшеронск?
  - Можете ехать, если больше нечего делать. Только до темноты вернитесь...
  - С чем это связано, такое ограничение по времени?
  - Лично я не исключаю, что руководство теперь, когда тут все гайки подвинчены, отзовет нашу группу обратно.
  
  Глава 13
  
  Эльдар и доверенное лицо эмиссара Юнус Бачиев, переночевав в пригородном пансионате, около восьми утра отправились в город. В Краснореченске, в одном из частных домов, они встретились с Аскером Аскеровым. Вскоре к ним присоединился еще один молодой мужчина, выходец из соседней республики. Он проживал в этом городе уже несколько лет, являлся тайным казначеем, собирателем закъята, своего рода подати среди местной общины верующих. Аскеров отрекомендовал его как человека надежного, хорошо знающего местную специфику.
  Проговорив с этими двумя около двух часов, помощники эмиссара отправились на предоставленном Аскеровым транспорте - передвигаться на "Ниве" теперь было опасно, ее спрятали в частном гараже одного из пригородных поселков близ Апшеронска - в город, на рекогносцировку.
  К двум часам пополудни они закончил осмотр тех объектов, на которые обратил их внимание Аскеров и местный соратник. В предварительный список попали четыре объекта: районная больница, межрайонный перинатальный центр, гимназия и учебный корпус педагогического колледжа.
  Юнус был очень доволен результатами проведенной ими рекогносцировки. От него исходили спокойствие и уверенность. Эльдар же, напротив, находился во взвинченном состоянии. Возможно, на него так подействовал мелкий, в сущности, эпизод в пансионате, где едва не произошла стычка с каким то мужиком, вышедшим заступиться за молодую симпатичную женщину. А может быть, он был сильно взволнован из за того, что события, к которым он считал себя готовым и в которых очень хотел принять деятельное участие, теперь уже приближались со скоростью низвергающегося со склонов гор селевого потока.
  Они уже заканчивали трапезу в небольшом местном кафе, куда завернули, чтобы пообедать, когда затрезвонил сотовый Юнуса. Бачиев промокнул замасленные губы. Взглянул на дисплей. Ага, звонит старший, человек, с которым он приехал в эти места, человек, о местонахождении которого даже он, его правая рука, сейчас ничего не знает.
  - Слушаю, уважаемый.
  - Закончил осмотр?
  - Да. Все осмотрели.
  - Выезжайте в Апшеронск.
  - Понял. Адрес?
  - На площади возле вокзала вас будет ждать Аскер. Машина у него та же, на которой он приезжал.
  - Понятно.
  - Поедете за ним, он в курсе остального. Отправляйтесь прямо сейчас, я жду вас.
  
  От Краснореченска до Апшеронска сорок километров по неплохой трассе. Джип Cherokee цвета мокрого асфальта, миновав длинный мост, под которым довольно мирно плескались волны покойной в это время года реки Красная, выехал за пределы города. Справа, отходя все дальше под острым углом, тянулась железнодорожная ветка на Туапсе. Левее виднелись зеленые холмистые предгорья...
  Проскочили мост через Пшеху. Уже были видны окраинные кварталы Апшеронска, как вдруг Эльдар заметил идущий впереди них серый микроавтобус марки "Соболь".
  - Надо же, - сказал он. - Это ведь наши соседи?!
  Посмотрев через притемненное боковое стекло на "Соболь", который в этот момент они как раз обходили слева и у которого стекла были затемнены даже сильнее, чем у этого взятого у Аскера внедорожника, Юнус со смешком сказал:
  - Что, Эльдар, та девушка не идет из головы?
  - А она там, в этой машине?
  - Не знаю... не рассмотрел. Может, она не из их компании. И я так полагаю, брат, тебе следует быть более осторожным.
  - Классная телка, - хотя они говорили на своем родном языке, это выражение прозвучало на русском. - Классная телка, - повторил Эльдар, широко ухмыльнувшись. - Фигура у нее отличная... ты бы видел, Юнус!
  - А ты что, видел?
  - Я выходил на холм... Чтоб оттуда посмотреть на город.
  - В пансионате?
  - Да. Там же, внизу... туда тропа ведет... речка.
  - Знаю.
  - Так она там купалась... в одиночестве, - Эльдар восхищенно поцокал языком. - На ней были только эти... трусики такие маленькие... Она меня не видела, да.
  - О чем ты думаешь, Эльдар?
  - Если бы не наши дела, я бы к ней присоединился.
  - Вот я возьму и расскажу Рустаму. - Юнус полушутливо ткнул его локтем в предплечье. - Он тебе уши надерет.
  - Один раз живем, - скаля зубы в усмешке, сказал Эльдар, сворачивая к привокзальной площади. - Может, уже завтра перед Всевышним предстанем?..
  - Если и так, то на небесах нас будут ждать гурии... Это будут юные, чистые, девственные, красивые создания. Они, брат мой, - Бачиев усмехнулся, - не чета той русской шлюхе, которая тебе так приглянулась в пансионате.
  Спустя несколько минут, следуя за знакомым серебристым "Опелем", на котором передвигался Аскер, они подкатили к воротам частного домовладения, расположенного на тихой улочке. За ней до невысоких холмов, заканчивающихся обрывом к речному руслу, тянулся пустырь. Внутри обнесенного глухим забором участка, довольно большого, соток в пятнадцать, были расположены старый дом скромных размеров, новый дом - вернее, коробка в два этажа со стропилами, хозпостройки, включая гараж на две машины, и небольшой сад.
  Возле этого нового дома, поставленного на панельном фундаменте, сложенного из газобетонных блоков, собралась компания молодых мужчин - человек десять, не меньше. Чтобы не привлекать внимание соседей и не вызывать подозрений, некоторые из приехавших сюда утром молодых людей были одеты, как строители: в рабочие комбинезоны или в джинсы и спецовки. Двое или трое постоянно находились либо на лесах, либо совсем наверху, на стропилах - с рабочим инструментом. И если не знать точно, кто эти люди и что именно тут происходит, то можно подумать, что на участке работает бригада строителей.
  Обычное, кстати, дело: в этом районе частной застройки возводится немало таких особняков и коттеджей...
  - А! - сказал Рустам, подходя к остановившемуся на внутренней площадке "Чероки". - Приехали?! Ну, пошли в дом... жду от вас хороших вестей.
  Они втроем, Астемиров, Эльдар и Юнус Бачиев, прошли в старый дом. Внутри его никого не было, даже Аскер остался снаружи, у входа.
  В небольшой гостиной, обставленной довольно скудно - стол, стулья, дубовый шкаф, старый кожаный диван с заплатами - гораздо прохладней, чем снаружи. Единственное окно закрыто ставнями. Астемиров сам открыл створку шкафа. Достал оттуда тубус. Отвинтил пластиковую крышку, наклонил; из тубуса в его руку скользнул перехваченный аптечной резинкой посередке скрученный лист бумаги.
  Он положил этот лист на стол; разгладил рукой, чтобы тот принял первоначальную форму. Выглядело это так, словно этот тридцатипятилетний мужчина намеревается показать чертеж возводимого на участке дома. Двое его помощников подошли ближе. На столе лежала карта Краснореченска.
  - В Апшеронске не нашлось в магазине карты соседнего райцентра, - усмехнувшись, сказал Астемиров. - Пришлось искать в интернете и распечатывать для наших нужд. Рассказывайте, братья, где побывали и что видели. - Он передал Бачиеву зеленый фломастер. - Юнус, сделаешь отметки на этой "штабной" карте.
  Спустя около трети часа, выслушав доклад помощников, Астемиров сам сделал несколько пометок зеленым фломастером на этой карте - дополнительно к тем, что были сделаны Юнусом. Коснувшись другой стороной фломастера обведенного кружочком объекта, возле которого он сам пририсовал цифру 1, Рустам посмотрел на своего квалифицированного в подрывных работах помощника.
  - Начнем с этого здания. Следующая цель - роддом, он соседствует с колледжем...
  - Хорошая идея, амир. Будет такое же шоу, как в Буденновске.
  - Но удерживать здание роддома мы не будем. Оттуда погоним всех, кого найдем там, медперсонал, рожениц... всех, кроме мужчин... этих стрелять на месте!..
  - Понятно.
  - ... вот сюда, в колледж, в учебный корпус номер один... Ты говоришь, там в основном девчонки учатся?
  - Да, амир, я узнавал. Одни девчонки.
  - Достаточно ли будет взрывчатки, проводки и детонаторов, чтобы заминировать вестибюль... и спортзал на первом этаже?
  - Для этих целей того, что у нас есть... - Бачиев многозначительно посмотрел на амира, - вполне достаточно. Только надо вовремя все доставить.
  - Об этом чуть позже. Сколько людей тебе понадобится, Юнус?
  - Для минирования? Двое наших подрывников, - он кивнул в сторону выхода. - Я видел, они уже приехали. И еще... три или четыре бойца для прикрытия.
  - Все наши уже приехали, - сказал Астемиров.
  - И что, больше никого не будет?
  - Местные выставляют столько же. И от соседей еще одна группа... Их тоже десять, все братья нюхали порох, так что народ обстрелянный.
  "Значит, всего в деле будет участвовать примерно тридцать человек, - подумал Бачиев. - Максимум тридцать пять. Тем более придется уделить серьезное внимание именно минно подрывному фактору..."
  Словно подслушав его мысли, Астемиров сказал:
  - Если подойти с умом, то недостаток численности можно восполнить инженерными способами и разного рода хитростями.
  - Я так и подумал, амир.
  - Аскер выделит весь необходимый нам для этой акции транспорт, - продолжил Астемиров. - Часть машин здесь, в этом городе. Ну а два фургона и легковушка находятся в одном из гаражей в самом Краснореченске.
  - Понятно.
  - Одну машину надо будет подготовить... Это грузовой микроавтобус "Газель" - машина уже стоит в гараже.
  - Будем ее начинять?
  - Да. Чтоб не тратить слов, скажу, что сделать нужно так, как мы еще прежде договаривались. А именно, триста килограммов взрывчатки, несколько баллонов и два три фугасных снаряда. Плюс гвозди и стальные шарики в нужной пропорции для усиления поражающего эффекта. Соберешь схему уже этой ночью, Юнус.
  - Сделаю.
  - Один из наших братьев хочет пожертвовать жизнью во имя джихада с неверными.
  "Значит, за рулем будет шахид, - подумал Бачиев. - Среди братьев всегда найдется такой, кто во имя борьбы с кяфирами согласится пожертвовать собою..."
  - Машину эту отправим вот сюда, - Астемиров коснулся кончиком фломастера здания, расположенного почти в самом центре города. - Там пост... вы его видели?
  - Да, - сказал Бачиев. - Застекленная будка, в ней или рядом с ней дежурит "вохровец".
  - Но ворота во внутренний двор в утреннее и дневное время открыты, - добавил Эльдар. - Так что, думаю, можно проехать. Там бетонные блоки... два... типа "змейки"... - продолжил он. - Но и это не преграда. Просто аккуратно объехать, и далее прямо во двор!
  Астемиров посмотрел на самого младшего в их компании.
  - Эльдар, я дам тебе трех наших людей для сопровождения. Один из них, как и ты, водитель. Поедете уже вскоре на тот хутор, где мы были несколько дней назад. Возьмете два трехтонных фургона... чтобы не делать повторной ходки. Привезете груз туда, куда я укажу. Местный проводник укажет безопасный маршрут, где вы не встретите полицию. Справишься с этим заданием?
  Глядя в глаза старшему, Эльдар медленно кивнул.
  - Справлюсь, амир. Можешь на меня рассчитывать.
  Астемиров повернулся к подрывнику.
  - Юнус, примешь груз и сразу приступай к работе.
  - Понятно.
  - Эльдара и одного из этих троих отпустишь, всем вам там будет нечего делать.
  - Хорошо, амир.
  Старший посмотрел на водителя.
  - Эльдар, вы двое, ты и тот брат, что поедет с тобой, переночуете в пансионате. В четверть восьмого вы должны быть здесь, - он показал точку на карте города. - Это недалеко от точки номер два... Когда будете на месте, доложите обстановку... После этого получишь от меня новые инструкции.
  - Ясно, амир, - сказал Эльдар. - Я все понял.
  Астемиров на короткое время смежил тяжелые веки. Выбор места для проведения громкой резонансной акции, как и времени, зависит от него, и только от него. В его сознании всплыла картина прошлого, один драматичный эпизод шестилетней давности. Эта картина давно превратилась для него в наваждение, в немой укор, в ночной кошмар; она же питала его ненависть, его решимость, его готовность пойти до конца.
  
  ...Темноту прорезывают - сверху - ветвистые бичи молний и - прямо перед ним - горящие фары "Уралов" и автобусов, доставивших сюда, в долину, в окрестности хутора бойцов внутренних войск и милицейский спецназ из ближайших городов региона... Он помнил события того вечера и той драматической ночи во всех деталях - так, словно вспышки молний проявили, закрепили, зафиксировали в его мозгу эту картину навсегда.
  Еще примерно около часа, оставаясь в укрытии, он дожидался подходящего момента. Беспрестанно лил дождь; хотя на нем плащ палатка, как на многих из тех, кого поставили в оцепление по краям долины и по руслу зашумевшего, взбухшего ливневой водой ручья, он вымок до нитки. Он видел, как из одного подъехавшего от леса автобуса вывели двух служебных псов. И хотя те упирались, поскуливали, повели на хутор - видимо, искать трупы под завалами разрушенных строений или укрытую где нибудь в подвале взрывчатку.
  Собак пока опасаться не стоило, потому что даже псы в такую погоду отказываются служить. Но вот когда ливень прекратится, когда взойдет солнце... Вот тогда могут начать прочесывать и всю округу. Вполне вероятно, что прочес будет вестись с участием четвероногих ищеек, что значительно снижает его шансы на то, чтобы переждать в пещере эту опасность, на то, чтобы уцелеть.
  Вскоре, решившись, повязав вместо повязки взятое в пещере белое вафельное полотенце на правом рукаве, подобно тому, как это было у большинства тех, кто выставлен в оцепление, он вышел из укрытия. Ему удалось пройти вдоль цепи к автобусам и машинам. Собственно, он в своей камуфлированной плащ палатке, с "калашом" на плече, экипированный, как и большинство участников спецоперации, внешне ничем от них и не отличался. Ну а потом... Потом случилось именно то, чего он не сможет забыть никогда.
  И простить никогда не сможет.
  - Эй, боец! - крикнул молодой рослый федерал. - Да, да, ты! И ты - тоже, - сказал "альфовец" еще одному случайно выхваченному им из оцепления бойцу. - Пошли со мной, помощь нужна!
  Делать нечего: Нухаев отправился вслед за "альфовцем" к остаткам ближнего к ним дома.
  - Берите труп! - скомандовал сотрудник группы "А". - И тащите его вон туда. - Он показал на темный фургон метрах в тридцати. - Хоть какая то польза от вас будет...
  Только сейчас Мурат разглядел лежащий на мокрой земле рядом с развороченной стеной дома труп мужчины, голого по пояс.
  "Альфовец" включил фонарь, чтобы подсветить.
  - Берите один за одну руку, другой - за другую! - скомандовал он. - И волоките этого... да, туда, к труповозке!
  Мурат до сих пор не понимал, как он не выдал тогда себя... Это был его брат Азамат. Хотя грудь его была прострелена в нескольких местах, а ноги посечены осколками, лицо почти не пострадало...
  - Ну?! - прикрикнул "альфовец. - Чего застыл, боец? Дохлых гоблинов не видел?! Тащите...
  Вот так и получилось, что он, Мурат Нухаев, один из лидеров "Братства волков", волок за руку своего мертвого брата, как падаль. Он ничего не забыл. Он ждал этого дня шесть лет.
  Старший проглотил подступивший к горлу сухой комок.
  Выдохнул застоявшийся воздух из груди. Медленно провел ладонями по лицу.
  - Завтра начнем, - сказал он. - Все решено. Действуйте, братья.
  
  
   В настоящее время здесь выставлен ознакомительный фрагмент. Новая редакция романа на портале Автор Тудей https://author.today/work/141692
  
  
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Кариди "Сопровождающий"(Антиутопия) А.Завадская "Шторм Янтарной долины 2"(Уся (Wuxia)) К.Тумас "Ты не станешь злодеем!"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"