Соболев Сергей Викторович: другие произведения.

Кремлевский сыщик

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
  • Аннотация:
    "Дело 1-е "Сочинский прикуп". "Дело 2-е "Бал мажоров".

  Сергей Соболев
  
  Кремлевский сыщик
  
  
   В настоящее время здесь выставлен ознакомительный фрагмент. Новая редакция романа на портале Автор Тудей
  
  
  
  
  ГЛАВА 4
  
  Ночью, около часа, зыбкую тишину расположенной где то на окраине Тушина "двушки" нарушило пиликанье телефона. Вадим снял руку с прохладного женского бедра. Уселся на кровати, зевнул. Где это он? Что с ним такое?.. Что это за противные звуки?..
  Ага... он находится не в гостях, а у себя дома. Вернее, на съемной квартире (за которую, кстати, не плачено последние два месяца). Рядом с ним на разобранной постели лежала нагая девушка Даша. Или это Наташа? Они, эти две девчонки, второкурсницы журфака МГУ, с которыми он сначала познакомился, а затем и вовсе близко сошелся еще жарким летом, окончательно перебрались к нему в это съемное жилье...
  - Вадя, телефон! - произнес сонный голосок. - Да выруби ты его на фиг!
  Хохлов свесил босые ноги на пол. Что то холодное коснулось лодыжки правой ноги. Ну, и что это такое? Бутылка из под "Скотча"... Пустая.
  Пиликанье телефона доносилось из противоположного угла гостиной. Он хотел встать и отправиться на поиски сотового, но тот замолк.
  - Вадя, дай попить! - сказала одна из двух девушек, приподнявшая голову с другой стороны "сексодрома". - В горле пересохло.
  - И мне тоже, - сказала другая девушка. - Пить хочется!
  Вадим пошарил рукой на прикроватной тумбочке. Пустой стакан... Банка... Он сделал несколько глотков из полупустой жестянки. Пиво выдохлось; оно было теплым и невкусным. Таким же мерзким и отстойным, как вся его нынешняя жизнь.
  Вновь затрезвонил сотовый. Судя по рингтону, это был именно мобильник Вадима. Он нащупал включатель прикроватной лампы, но еще до того, как щелкнул им, вспомнил, что лампочка в ней перегорела еще неделю назад, а он все еще не удосужился ее поменять.
  - Тва аю мать!..
  Вадим направился через комнату к креслу, ступая осторожно, как по минному полю. Нашел там, как и предполагал, свои брюки. А в поясном чехольчике наконец обнаружил настырно пиликающий сотовый.
  - Ну? - мрачно процедил он в трубку. - Я слушаю.
  Он уж было подумал, что звонивший сбросил набор, как вдруг после щелчка прозвучал мужской голос:
  - Hi, Вадим! How are you? Как твои дела, дорогой?
  Голос звонившего - это был какой то молодой мужчина - показался Вадиму знакомым. Кто бы это мог быть? Голова после вчерашнего застолья трещала, как переспевший арбуз...
  - Fine... - пробормотал он в трубку. - А кто вам нужен? Извините, не узнаю по голосу.
  - Это Вадим Хохлов?
  - Эм м... Ну да, это я.
  В трубке послышался смех.
  - Что же это ты, Вадим? Старых друзей не узнаешь? Игорь Полянский!
  У Хохлова после услышанных в трубке слов пересохло во рту. И уже не столько от выпитого за вчерашний день и вечер спиртного, сколько из за потрясения, которое он испытал, поняв, кто именно ему звонит.
  - Так это ты, Игорь?
  - Ну да, я. Или не рад звонку?
  Хохлов облизнул пересохшие губы. Вот это да... Игорь Полянский. Старший сын одного из самых богатых людей страны, человека, входящего в TOP 10 богачей по версии журнала Forbes. Он все еще не верил своим ушам.
  - Что ты... рад, конечно, - промямлил Хохлов. - Я просто...
  - Что? Не понял?
  - Я было подумал, что это чей то розыгрыш...
  - А ты включи "картинку", - с тем же смешком в голосе сказал знакомый по некоторым эпизодам бурной и веселой юности парень. - Увидишь меня...
  - Э ээ... не могу, Игорь, я как бы в гостях сейчас.
  - А, ну понятно. Хорошее дело. Так ты, значит, сейчас занят?
  - Нет, я уже ухожу... Еду домой.
  - Отлично! Вадим?
  - Да, я слушаю.
  - У меня есть к тебе деловое предложение.
  У Хохлова екнуло в груди. Он, признаться, едва верил, что происходящее отнюдь не пьяный сон, не галлюцинация. Что он реально сейчас беседует с сыном такого человека. С парнем, о котором уже ходят разные любопытные слухи, но о котором, в сущности, известно не так уж и много.
  - Да да, я слушаю, Игорь.
  - Как у тебя со временем?
  - Вот прямо сейчас?
  - Нет, послезавтра. Хотя... Извини, я забыл о разнице во времени.
  - Э ээ.. Да, у нас ночь. А ты не в Москве, Игорь?
  - Нет, я в Лондоне... Ну так как у тебя со временем? Послезавтра... то есть уже завтра, если брать московское время? Речь о субботе. У тебя есть планы на вторую половину дня субботы?
  "Как у меня со временем? - Хохлов криво усмехнулся в темноте. - Вот этого добра у меня вагон и маленькая тележка... Хоть в субботу, хоть в понедельник, а хоть в любой другой день недели".
  - Игорь, у меня на субботу кое что назначено... Но я отменю все эти дела.
  Хохлов, разговаривая на ходу, выбрался наконец из гостиной на кухню. Включил верхний свет. Смахнул с табуретки женские трусики, уселся. Рука, в которой он держал "Нокию", вся взмокла, и сам он вдруг стал мокрым. Все тело, а в особенности лицо, горело, как будто он только что выскочил из парной...
  - Отлично, дружище, - прозвучал голос с туманного Альбиона. - Я тебе компенсирую, если что.
  - Я весь целиком к твоим услугам. А что именно нужно, Игорь?
  - Секунду... Побудь на связи. Мне звонят по другой линии...
  На кухню, сонно зевая и кутаясь в наброшенную на плечики рубашку Вадима, пришла одна из двух студенток. Та, которая брюнетка и которую зовут Дарья.
  - Кто звонил? - Она пошарила глазами вокруг, выискивая что нибудь эдакое, чем можно было бы промочить горло. - Какой такой Игорь?
  - А ну, тихо! - прошипел Вадим. - Важный... очень важный звонок!
  Девушка прижалась к его полусогнутой руке, в которой он держал намертво прижатую к уху "Нокию", своим гладким эпилированным лобком.
  - Вадя, ты чего? - промурлыкала она. - Ты уже сам с собой разговариваешь?
  - Ша!
  - Это называется... глюки... "белые кони"!
  Вадим встал, молча взял ее под локоток и вытолкнул в коридор.
  - Тихо мне, прошмандовки! - прикрыв микрофон сотового ладонью, прошипел он. - Рот откроете - вылетите на х... прямо на улицу!!!
  Все сигаретные пачки оказались пустыми. Он нашел на полу, под столом, целую сигарету, прикурил. Может показаться странным, но сейчас он был практически трезв. Три промилле или около того алкоголя в крови, а он трезв, как стеклышко.
  Наконец в трубке послышался голос Полянского младшего.
  - Вадим, ты на связи?
  - Да.
  - Извини, старина, что немного отвлекся от разговора.
  - Ничего страшного. Я весь внимание, Игорь.
  - У меня такой вопрос... Может, он покажется тебе странным...
  "Вадя, где достать "кокса"? - Этот вопрос Игорь задал ему лет так семь или восемь назад. - У тебя ведь есть завязки на эту тему?.." Хохлов мгновенно упрятал это некстати - или, наоборот, очень даже кстати - всплывшее воспоминание в дальний закуток своей памяти.
  - Я слушаю, Игорь. Спрашивай.
  - Вопрос такой... Сколько стоит твой день?
  - Эм м? Не понял?
  - По деньгам, имеется в виду! Во сколько оцениваешь свой рабочий день?
  Хохлов судорожно вздохнул. Да нисколько его время не стоит. Ну или сущие гроши...
  Потому что он сейчас ни в одном из своих качеств никому по большому счету не нужен. Вот разве что только двум этим иногородним девчушкам. Да и то лишь потому, что им удобнее жить здесь вдвоем - и по деньгам, и по прочим параметрам, включая и их интимные отношения.
  - Вот так навскидку и не скажешь...
  - Пять штук тебя устроит? - перебил его голос в трубке.
  - Пять штук? - едва скрывая изумление, переспросил Хохлов. Пару лет назад он особо и не удивился бы озвученной цифре. Но жизнь такая штука, что о хорошем человек забывает быстро. - Пять штук, ты сказал?
  - Да, пять тысяч. Точнее, пять тысяч евро. Тебя устроит эта цифра, Вадим?
  - А что от меня потребуется, Игорь?
  - Не бойся, здесь нет ничего криминального. - На другом конце линии вновь прозвучал знакомый смешок. - Я не собираюсь грабить банк. Мне нужен компаньон, Вадим, - человек, который поедет со мной на одно мероприятие. Это будет в субботу, как я уже ранее говорил.
  "Блин... вот это поворот, - пронеслось в голове у бывшего рекламщика и почти уже бывшего журналиста Хохлова. - А ведь ходят упорные слухи, что Полонский младший предпочитает девочкам мальчиков..."
  - Ничего такого, старина, - заметил Полонский, словно подслушал его мысли. - У моего друга праздник... будем отмечать "днюху"!
  - День рождения?
  - Да. Ну и... там будет каждой твари по паре. Немного народа, человек так с полста. Да и те чисто по родственному или же по бизнесу! А потом останется только близкий круг. Примерно вот такой расклад, Вадим.
  - Хм...
  - Сам я давненько уже не был в Москве, одному мне там будет скучно...
  - Будет смешанная компания, как я понял?
  - Да, особенно поначалу. Пока не уберутся парентсы, знакомые и разные жирные пузаны с силиконовыми телками...
  - Ага, более или менее понятно.
  - Ну, это примерно то, о чем ты писал в своих материалах. Ты ведь продолжаешь писать на эти вот темы? Типа "светской хроники"?
  - Изредка, - осторожно произнес Хохлов. - И публикую не под своей фамилией...
  - Болото это все, старичок. Муть... Но другой жизни у нас нет. Как правильно говорят лягушатники - c"est la vie...
  "Мне бы твои проблемы, - подумалось Хохлову. - Я бы не против переселиться в такое вот элитарное "болотце". Но озвучивать возникшую только что мысль, конечно, не стал.
  - Ну и вот, Вадим... пришла в голову идея, пригласить и тебя в компанию, - продолжил Полянский. - Все ж мы с тобой старые добрые френды, не так ли?
  - А... ну да, конечно. Я рад, Игорь, что ты вспомнил обо мне.
  "А в чем я пойду? - Хохлова бросило в холодный пот. - И у кого можно перезанять денег? Да ни у кого... Никто ж и рубля не даст! И так уже должен половине города..."
  - Отлично! Тебе деньги на банковский счет перекинуть? Или попросить у нашей московской конторы, чтобы к тебе курьера с наличкой послали?
  - Курьера? - переспросил Хохлов. - А это... это возможно?
  - Ха ха!.. - Молодой человек на другом конце телефонной линии залился смехом. -
  Ты, наверное, забыл, дружок, с кем разговариваешь. Я не вот чтоб волшебник, но тоже кое что могу. Назови адрес, и через час тебе завезут деньги.
  - Не, не, это уже... это как бы и необязательно, чтоб ночью. - Хохлов смахнул тыльной частью ладони пот с лица. - Можно и утром...
  - Ну, вот и хорошо, - сказал Полянский. - Тебе перезвонит человек, зовут его Руслан. В девять утра. Вот на этот номер, так?
  - Да.
  - Скажешь ему, куда подъехать. Он тебе эти деньги сразу же и привезет.
  - Спасибо... Хотя я бы и так...
  - Да не за что, - перебил его Полянский. - Это тебе спасибо, что дал согласие составить мне компанию.
  - А где состоится само мероприятие, Игорь? - торопливо произнес в трубку Хохлов, опасаясь, что его собеседник даст отбой. - Если, конечно, это не секрет.
  - Я разве не сказал? Ничего особо оригинального, Вадик. Рублевка, район Барвихи.
  - Из трубки донесся смешок. - Время и место сообщу вечером или в субботу утром. Бай...
  
  ГЛАВА 5
  
  "Боинг 737", грузной тушей продавив почти у самой земли серую хмарь, пошел на посадку в аэропорту "Внуково".
  В здание терминала вошел сухощавый мужчина лет тридцати с небольшим. Внешне это был ничем не примечательный гражданин. Одет в темную плащевую куртку, на голове кожаная кепка, на руках тонкие черные перчатки. Такого если и увидишь в толпе, то вряд ли обратишь внимание - уж слишком типичная у гражданина внешность, глазу не за что зацепиться.
  Отодвинув манжет куртки, посмотрел на наручные часы - 14.55. Борт из Сочи, несмотря на довольно сложные погодные условия, доставил своих пассажиров в аэропорт "Внуково" точно по расписанию.
  Мужчина направился в сторону зала прибытия ? 2. Подойдя к двери, где стоял сотрудник службы безопасности аэропорта, мужчина предъявил свое служебное удостоверение, затем проследовал во внутреннюю зону терминала.
  Он вошел в просторное помещение как раз в тот момент, когда через проход со стороны "шлюза" стали появляться первые пассажиры сочинского борта. Человек, которого он здесь поджидал, находился примерно в середине быстро продвигающейся живой очереди.
  Сергей Краснов тоже увидел знакомца.
  - Николай, мне нужно перекинуться словцом, - негромко сказал он своему спутнику (вместе с ним по приказу начальства в Москву вылетел и Аверин). - Это займет пару минут. Потом заберем багаж и выйдем к нашим.
  
  * * *
  
  - Здравствуй, Артем! Рад тебя видеть!
  - Приветствую, Сергей! Ну? Как дела?
  - Как сажа бела...
  Двое мужчин обменялись рукопожатиями. Один из них, ощутив в ладони какой то предмет - это была микрокассета - сначала сунул ее в карман куртки, а затем вопросительно посмотрел на Краснова.
  С Артемом Головиным - именно так звали приехавшего во "Внуково" мужчину - Сергей был знаком с детства. Он приходился племянником человеку, в семье которого Сергей после гибели родителей проживал какое то время. А именно до того момента, пока его не определили на учебу в Тверское (бывшее Калининское) суворовское военное училище.
  Столь давний срок знакомства подразумевал определенную историю отношений, наличие каких то общих связей и воспоминаний. Но, помимо всего прочего, этим двоим нередко доводилось пересекаться также и по роду своей служебной деятельности. Артем, правда, работает в другой системе - он из лубянских. Но профиль работы у них нынче, по сути, одинаков: Головин служил в Управлении собственной безопасности ФСБ.
  - Что это? - негромко спросил Артем.
  - Запись беседы с Левицким, - полушепотом отозвался Краснов. - Раз уж приехал... пусть побудет у тебя.
  - Втягиваешь?
  - Есть немного, - криво усмехнулся Краснов. - Но и у тебя есть выбор. Можешь на выходе выбросить кассету в мусорный контейнер.
  - Может быть, я так и сделаю. Ты не обижайся на моих коллег. Ситуация так сложилась... там и тогда... что они уже не могли вмешаться.
  - Какие могут быть обиды?
  - Хорошо, что все обошлось... хотя бы так, как обошлось.
  - Не знаю, хорошо ли, - Краснов подавил тяжелый вздох. - Мне пора, Артем. За мной и моим сотрудником должны прислать транспорт.
  - Да, я видел ваших... На двух тачках приехали. Так что делать с этой кассетой, Сергей?
  - Пока ничего. Пусть у тебя побудет. И если что... - Краснов, обернувшись, увидел, как в дверях появился хорошо знакомый ему сотрудник департамента - это был помощник генерал майора Венглинского. - Как нибудь в следующий раз поговорим. Ну все, пока!
  Краснов и его телохран Аверин, забрав с ленты багажного транспортера свои дорожные сумки, направились вслед за коллегой к выходу.
  Головин оказался прав. На паркинге, вернее, прямо у входа в здание пассажирского терминала, были припаркованы два служебных транспорта - черный автомобиль "ГАЗ 31" с синим "ведерком" на крыше и темно серый микроавтобус "Фольксваген" с тонированными стеклами, хорошо знакомый Краснову. Из микроавтобуса показались двое сотрудников в штатском. Молча взяли дорожные вещи у Аверина (тот нес две сумки - свою и командира).
  Венглинский, крепко сбитый энергичный мужчина лет сорока пяти - он, как и все остальные сотрудники, был в штатском, - стоял здесь же, неподалеку.
  - Товарищ генерал, разрешите...
  - Заставляете себя ждать! - оборвал его начальник. - Садитесь ко мне в машину, Краснов!
  
  * * *
  
  Служебный "ГАЗ 31", водитель которого лишь изредка включал проблесковый маячок и сирену, выезжая близко к осевой, а также следующий за ним микроавтобус миновали Третье кольцо. Как и прежде, Краснов предполагал, что они едут в контору, в здание департамента на Большой Пионерской. Но он... ошибся. Это выяснилось уже вскоре, когда водитель сначала свернул с проспекта, а затем вкатил на паркинг торгового центра.
  Генерал повернулся к Сергею всем корпусом:
  - Где запись, Краснов?
  - Запись? Какая запись?
  - Не дури! Та запись, которую ты сделал в больнице. Запись твоего разговора с полковником Левицким. Где она?
  - У меня тоже есть вопросы, - негромко произнес Краснов. - Я бы хотел знать, почему меня и мою группу не прикрыли? Почему и на каком основании меня сняли с задания и отправили в Москву?
  - Я вижу, ты шибко умный...
  - Так дураков ведь в нашем ведомстве не держат, товарищ генерал.
  - О чем ты думал, когда решил влезть в чужие расклады? - сердито произнес Венглинский. - Тебе была поставлена конкретная задача! А ты полез туда, куда тебя не просили! Ну? Чего молчишь?
  - Такой шанс нельзя было упускать.
  - Это почему же?
  - Потому что такие шансы даются, может быть, один раз за всю служебную карьеру.
  Там надо было быстро решать...- Краснов в сердцах ударил кулаком о собственную ладонь. - Если не наш департамент, то кто, какое ведомство еще способно поднять такую тему? Там был прямой выход на ошеломляющий результат! Левицкий сдал бы нам с потрохами всю эту свору, наживающуюся на крышевании и вымогательстве! А концы, между прочим, шли сюда, в столицу...
  - Уникальный шанс, говоришь? Единственный за всю карьеру? - Венглинский смотрел на Краснова, как на слабоумного. - Я считал тебя разумным человеком... Нет у тебя больше карьеры, Краснов! Во всяком случае, в нашем ведомстве.
  Сергей облизнул пересохшие губы.
  - Даже так?
  - А как ты думал?.. Значит, сам ту кассету, что записал в больнице, отдать не хочешь?
  Краснов промолчал.
  - Если ты передал запись тому человеку, который приезжал в аэропорт... Ты об этом еще пожалеешь.
  Сергей вновь не отреагировал на слова начальника.
  - Выйди из машины! - внезапно скомандовал Венглинский. - Выходи, майор!
  Краснов выбрался из "ГАЗ 31". Снаружи его дожидались двое сотрудников, которые минутой ранее покинули микроавтобус. Помощник Венглинского тоже вышел.
  - Осмотрели их вещи? - поинтересовался он у сотрудников.
  - Да, осмотрели.
  - Не нашли?
  - Нет.
  - Аверина обыскали?
  - Так точно. Проверили и его мобильник...
  Помощник Венглинского уставился на попавшего в опалу майора.
  - Ну что, сами отдадите? В противном случае нам придется вас обыскать.
  - Валяйте, - процедил Краснов. - Делайте свою работу.
  - Лицом к машине! - скомандовал один из сотрудников. - Руки на капот!
  Личный обыск долго не продлился; спустя пару минут Краснову велели вернуться в служебное авто. Помощник Венглинского тоже сел в машину. Обернувшись, протянул генералу небольшую пачку документов, изъятых у Краснова.
  - Положи в бардачок... Минутку! Паспорт и водительские права там есть?
  - Так точно.
  - Вот их можешь отдать обратно!
  Помощник протянул Краснову бумажник, а также передал паспорт.
  - Мобильники забрали? И служебный, и личный?
  - Да, оба.
  - Его личную мобилу тоже можешь вернуть.
  Краснов несколько удивился такому повороту событий, но задавать вопросы генералу не решился.
  Венглинский открыл кожаную папку.
  - Сергей Михайлович, такое дело... Придется рапорт писать.
  - Рапорт? - удивленно переспросил Краснов. - Я не ослышался?
  - По собственному желанию.
  - Кхм... Я не понимаю...
  - А чего тут непонятного? - угрюмо произнес Венглинский.
  - А мы... Мы разве не поедем в департамент?
  - Вы точно туда не едете. Ну же? - Венглинский вытащил из папки чистый лист бумаги, затем достал из кармана авторучку. - Положи папку на колени. Будет удобнее писать...
  - Рапорт об увольнении, значит? - переспросил Краснов. - По собственному желанию? А каким числом датировать сей рапорт, гражданин начальник?
  - Не паясничай! Сказано тебе - пиши бумагу! Число под рапортом поставишь... Сегодня у нас какое? Двадцать девятое?
  - Так точно, - подал реплику помощник. - Двадцать девятое октября.
  - Дату поставишь такую... двадцать пятое число этого месяца.
  "Двадцать пятое? - промелькнуло в голове у Краснова. - Это понедельник... Ловко..."
  - Значит, товарищ генерал, меня намерены вычистить задним числом? - глухо сказал он. - Вот какой, значит, ход вы придумали...
  - Тебе же будет лучше, - пробасил Венглинский. - Не напишешь сам рапорт, составим бумагу на имя министра. И еще под служебное расследование попадешь... с мрачными для тебя перспективами.
  - Это что, угроза?
  - Хватит трепать языком! Некогда мне тут с тобой лясы точить... Пиши!
  Краснов медленно разорвал пополам чистый лист писчей бумаги.
  - Значит, не хочешь "по хорошему"? - процедил генерал. - Ты что, и вправду идиот, Краснов? Ты не понимаешь, какие силы и какие... какие возможности ты привел в действие своей дурацкой выходкой в Сочи?!
  - Пока что не понимаю, - глядя на него чуть расширенными зрачками, сказал Сергей.
  - Объясните мне, слабоумному, какие именно "силы и возможности" были привлечены к тому, чтобы убрать старшего бригады, вышедшего на результат, из Сочи?
  - Молчать!
  - И еще объясните дураку, кто именно вам позвонил и велел выставить "борзого сыщика" из департамента. Да еще и оформить "задним числом"...
  - Пшел вон! - прошипел Венглинский.
  - Что? Повторите, я не расслышал.
  - Пшел отсюда! - рявкнул генерал. - Вон из машины!!
  - Так я могу идти? Я свободен?
  - На все четыре стороны!
  Краснов стал неспешно выбираться через открытую дверцу.
  - Не советую никому ничего рассказывать! - крикнул вдогонку генерал. - Держи рот на замке, это в твоих же интересах!
  Случившееся так огорошило Краснова, что некоторое время он стоял на паркинге без движения. Обе служебные машины уже минут пять, наверное, как уехали. А он все еще стоял, подобно каменному изваянию...
  Наконец, сделав волевое усилие, стряхнул с себя это странное оцепенение. Моросил дождь; холодно, слякотно, неуютно. Нагнулся, поднял с земли свою дорожную сумку: ее вышвырнули из "Фольксвагена" ему прямо под ноги. Повесил ее на плечо. Затем повернулся и побрел в сторону остановки такси - несколько машин с шашечками стояли неподалеку от входа в торговый центр.
  Сергей все еще не мог поверить в реальность происходящего. Ему в какие то мгновения даже показалось, что все это происходит не с ним, а с кем то другим, лишь внешне похожим на Краснова. Чего угодно он ожидал, но только не такого поворота событий. Об него сейчас вытерли ноги, после чего вышвырнули на улицу как ненужную вещь, как хлам, как мусор.
  Остановился неподалеку от автоматических дверей универсама. Вокруг людская толчея, гомон, незнакомые лица. Все это тоже воспринималось им с острой новизной. У такой свободы, которую он только что неожиданно обрел, был явственный привкус опасности.
  Закурил, сделал несколько глубоких затяжек. Первым делом надо успокоиться. Следует взять себя в руки. И еще неплохо бы включить мозги - эмоции должны уступить место холодному расчету.
  Возможно, с точки зрения начальства, он и допустил какие то просчеты. Оно ведь располагает большей информацией, нежели старший опер или даже старший оперативно следственной группы. Допустим, он, Краснов, в Сочи накосячил. Но Венглинский не имел права так поступать с ним.
  Существует четкий регламент, как следует действовать в тех или иных случаях. Оставить на улице сотрудника, старшего ВОСГ, только что работавшего по опаснейшей теме, оставить одного без транспорта, без прикрытия, без сотрудника "физзащиты"...
  Это все равно что бросить безоружного человека в смертоносных джунглях.
  Сергей достал из кармашка сумки полулитровую пластиковую бутылку. Отпил несколько глотков, чтобы избавиться от полынной сухости в горле. Затем вытащил из кармана сотовый. Криво усмехнулся. Неспроста коллеги - бывшие коллеги? - вернули вместе с паспортом и бумажником также и "Нокию". Могли бы ведь и забытьотдать ему его личную трубу. Как умеют в его родном - или уже бывшем? - ведомстве сажать человечка "под колпак", он знает не понаслышке...
  Пожалуй, разумней будет обратиться не к самому Артему, а через него и к его связям, а к родному дяде Темки - Юрию Александровичу.
  Когда он подумал о Тихомирове, о "сэнсэе", как они с Темкой промеж себя его давно называли, на лице у Краснова появилась легкая улыбка. Вот кто ему сейчас нужен! Вот кто может дать дельный совет, а если потребуется, то и прийти на помощь в трудную минуту...
  Он прощелкал список номеров, остановившись на телефоне, обозначенном латынью - Sensei. Включил набор. В трубке послышался механический голос: "Абонент временно недоступен..."
  Краснов нашел в памяти еще один номер, по которому можно дозвониться до этого не чужого ему человека, на которого он мог всегда положиться (но к помощи которого, по крайней мере, в последние годы, прибегал очень, очень редко). В трубке прозвучал мелодичный женский голос, принадлежащий многолетней помощнице и личному секретарю Юрия Тихомирова:
  - Детективное агентство "Энигма". Слушаем вас...
  - Ирина Федоровна, здравствуйте! Это Сергей Краснов беспокоит.
  - Здравствуйте, Сережа! Давненько вы не звонили...
  - Да все дела, Ирина Федоровна... занят был. Вы не могли бы соединить меня с Юрием Александровичем?
  - Шеф отъехал по делам. Что нибудь срочное?
  - Нет... То есть да. Мне нужно посоветоваться с Юрием Александровичем по одному важному для меня вопросу.
  - Сережа, у вас все в порядке? - В голосе женщины, которую Краснов знал лет эдак с двенадцати, послышались нотки тревоги. - Может, нужна какая нибудь помощь?
  - Спасибо, я в порядке. Просто хотелось переговорить свашим шефом.
  - Вы сейчас в Москве?
  - Только что вернулся из командировки... Когда Юрий Александрович освободится, передайте ему, пожалуйста, что звонил Сергей Краснов.
  - Хорошо, Сережа, обязательно передам!
  Едва он дал отбой, как "Нокия" запиликала.
  - Да, Ирина Федоровна?
  В трубке послышался женский голос. Но это была не Ирина, а какая то незнакомая - во всяком случае, по голосу - женщина.
  - Алло? Краснов Сергей Михайлович?
  - Слушаю вас.
  - Оч чень хорошо! - Голос в трубке был каким то нервным, пульсирующим, накаленным.
  - Наконец то! Это вы проживаете в квартире номер четырнадцать, четвертый этаж, дом номер...
  - Не понял? - оборвал чужую скороговорку Сергей. - О чем это вы?
  - ...на Совхозной в Люблино?
  "Блин... это же мой адрес..."
  - А что такое? Кто вы и почему спрашиваете?
  - У вас в квартире трубу прорвало! Соседей внизу затапливает!
  - Что? Почему вы решили, что у меня?
  - А у кого же еще! Тут жильцы уже вызвали домоуправа и слесаря! У вас сейфовая дверь!
  Краснов даже сплюнул от досады. Вот только этого сейчас не хватало...
  - Так перекройте воду!
  - Да уже перекрыли. По вашей милости залиты две квартиры!
  - Что? Вы уверены?
  - Да! Там кипяток хлестал... пока не перекрыли. А сейчас вот вообще сидим без воды. Вы можете приехать или прислать кого нибудь с ключами?
  - Дайте ка подумать...
  Краснов тяжело вздохнул. А что тут долго думать? Надо ехать домой и разбираться с этими вот бытовыми проблемами. Тем более что никаких других дел у него сейчас нет. Как сказал генерал майор Венглинский, "свободен на все четыре стороны".
  - Ладно, я скоро буду!
  
  * * *
  
  Спустя около получаса во двор монолитной многоэтажки по Совхозной въехал таксомотор. Краснов рассчитался с таксистом; прихватив сумку, выбрался из машины и направился к своему подъезду.
  Квартиру в этой новеньком разноцветном доме он получил по линии ведомства около полугода назад. До этого они с женой Леной и их шестилетним отпрыском Лешкой проживали в Долгопрудном, в съемной квартире, а затем в малосемейке в общежитии МВД. Впрочем, на тот момент, когда он получил ордер на квартиру, они уже не жили одной семьей. Их с Еленой брак окончательно развалился после его перехода в департамент. Он слишком много времени уделял службе, он занимался слишком опасными делами... Тут он явно перегнул палку. Елена забрала Леху и уехала к родителям в Питер. Вот уже второй месяц пошел, как они разведены.
  Краснов предлагал экс супруге остаться в этой квартире, но она не захотела. У ее отца, одного из руководителей Адмиралтейских верфей, две большие квартиры в северной столице плюс загородный дом под Сестрорецком. Люди они, короче, не бедные. И гордые.
  Сергей подавил тяжелый вздох. Несмотря на тренированную память, он не без труда вспомнил код цифрового замка двери подъезда. Набрал нужную комбинацию лишь с третьей попытки. Вошел в пустой и гулкий предбанник, где располагалась конторка "консьержа". Обычно там дежурил сотрудник ЧОПа, но в данную минуту в отгороженном закутке никого не видно. Нажал кнопку лифта. Еще раз... Второй лифт, грузовой, тоже не работал. По видимому, отключили, когда случилась эта беда, когда в одной из квартир прорвало трубу.
  Краснов, покачав головой в такт невеселым мыслям, направился к лестнице. Когда находился на площадке второго этажа, услышал звуки шагов - кто то спускался сверху.
  Подняв голову, он увидел мужской силуэт. Мужчина был в темной плащевой куртке с наброшенным на голову капюшоном. Вместо лица - темное пятно. Да он же... в маске!
  Краснов от неожиданности застыл... Мужчина, сблизившись, выбросил вперед руку, в которой... был пистолет!
  Сергей не успел предпринять ровным счетом ничего. Человек в шлем маске нажал на спусковой крючок! Сухо клацнул боек... осечка! Еще один металлический щелчок. И опять - осечка!
  - Б...!
  Субъект в маске рванулся вниз по лестнице. При этом он случайно или намеренно зацепил плечом Краснова... Того развернуло. Сергей на несколько секунд потерял равновесие.
  Пока Краснов приходил в себя, пока ловил ртом воздух и пытался справиться с бешеным сердцебиением, некто в темной куртке и маске успел скрыться. Хлопнула металлическая входная дверь; похоже, выбежал на улицу...
  Краснов, придя в себя, избавился от сумки - попросту бросил ее на лестничной площадке - и тоже рванул по лестнице вниз. Но, оказавшись в небольшом фойе первого этажа, остановился.
  "А если он не один? - промелькнуло в мозгу. - А если у него имеются сообщники?.."
  Он вытащил из кармана носовой платок, промокнул покрывшееся липкой испариной лицо. Звук рингтона его собственного мобильного заставил Краснова вздрогнуть. Извлек из кармана сотовый. Глянул на дисплей. Там высветилась надпись - Sensei . Поднес трубку к уху.
  - Сергей? - послышался мужской голос с легкой хрипотцой. - Алло!
  - Саныч, хорошо, что вы позвонили, - переведя дыхание, сказал в трубку Краснов.
  - У меня тут возникли кое какие проблемы.
  - Мне Ирина перезвонила, сказала, что ты меня разыскиваешь. Что за проблемы, дорогой?
  - Меня пытались убить. Вот только что... минуту назад.
  - Что?! Тебя пытались убить? Вот это новость... Ты где находишься?
  - В подъезде дома, где у меня квартира. На Совхозной.
  - Так что произошло?
  - С киллером столкнулся нос к носу. Если бы не обрезало у него, я бы сейчас с вами не разговаривал...
  - А детали?
  - Какой то субъект в темной плащевой куртке и шлем маске... Я поднимался на свой этаж по лестнице, он - навстречу. У него был ствол.
  - Ты не ранен?
  - Нет... Случилась осечка... К моему большому счастью.
  - Осечка? Отказало оружие?
  - Да! Этот тип в маске дважды или трижды спустил курок. Потом... потом просвистел мимо... И выскочил во двор.
  - А ты что, один был? А где положенная тебе охрана?
  - Один я сейчас, Саныч. Охрану сняли.
  - Вот как? Гм... Киллер, значит, выскочил во двор?
  - Я хотел двинуть за ним...
  - С ума сошел?! - Голос в трубке стал сердитым. - Не вздумай!
  - Я подумал примерно так же. - Краснов вытер тыльной стороной ладони струящийся по лицу пот. - А тут как раз вы позвонили... Сейчас, когда договорим, я сообщу в дежурную часть.
  - Я уже звоню, - сказал Тихомиров. - По второму телефону набрал... Минутку, Сергей! Стой на месте и ничего не предпринимай.
  Пока старший товарищ разговаривал с кем то по параллельной линии, Краснов успел выковырять из пачки сигарету и прикурить ее.
  - Сергей, ты меня слышишь? Алло!
  - На связи, Саныч!
  - Я сделал нужные звонки. Сейчас за тобой подъедет машина! Старшего зовут Алексей.
  - А что за люди?
  - Не по телефону, Сергей! Надежные люди. Они отвезут тебя в безопасное место. Я тоже подъеду, и уже там мы с тобой обо всем подробно поговорим.
  Не прошло и пяти минут, как в подъезд вошли трое крепких мужчин в штатском.
  - Краснов? - спросил один из них. - Сергей Михайлович?
  - Да... Вас Тихомиров прислал?
  Двое подошли к нему с боков и крепко ухватились за локти. Третий надел на запястья наручники.
  - Ээ э... Что здесь происходит?
  Старший взял его сумку. Один из тех двоих, что держали под руки Краснова, вытащил из кармана куртки какой то матерчатый сверток. Встряхнул, затем нахлобучил полотняный мешок на голову задержанному.
  Краснова потащили к выходу. Их автомобиль был припаркован вплотную к подъезду. Втолкнули в какую то машину... Усадили на заднее сиденье. Тихо заурчал движок. Тронулись; чуть покачиваясь, набирая скорость, покатили на выезд со двора.
  - Кто вы такие? - глухо спросил Краснов. - И куда вы меня везете?
  - Закрой рот! - скомандовал кто то из этих людей. - Приедем на место, тогда и узнаешь.
  
  ГЛАВА 6
  
  Поездка заняла около получаса. Все это время Сергей сидел меж двух крепких молодцев, которые вдобавок еще держали его под локти. Водитель стал притормаживать, кому то посигналил. Остановились...
  - На выход! - скомандовал кто то из этой компании. - Ведите его в коттедж!
  Задержанного вытащили из машины. Краснов по прежнему не видел ровным счетом ничего из за надвинутого на голову полотняного мешка.
  - Осторожно, ступени.
  Двое молодцев, придерживая под руки схваченного ими в подъезде многоэтажки на Совхозной мужчину, ввели его в какое то строение.
  "Да кто ж они такие? - в очередной раз спросил себя Краснов. - Это явно не те, кого собирался прислать Тихомиров. Подсуетились... успели опередить тех, кто должен был подъехать по поручению Саныча? А может, сообщники киллера? Нет, вряд ли... эти бы не стали церемониться".
  Краснова усадили на стул. Один из молодцев сдернул с его головы полотняный мешок. Открыл и снял наручники, но лишь для того, чтобы надеть на большие пальцы рук задержанного "скрепку".
  Помещение, в которое его привели, походило на гостиную в каком нибудь средней руки загородном доме. Комната метров двадцать или чуть больше. Окно зашторено; верхний свет выключен, от ночника исходит голубоватое мерцание. В комнате, кроме Краснова и застывшего у него за спиной молодца, находятся еще двое. Один из них сидит в кресле, закинув ногу на ногу. Другой расположился чуть правее, на диване. Эти тоже в штатском. Что характерно, лица обоих скрыты черными шлем масками.
  Сергей облизнул пересохшие губы.
  - Кто вы? - спросил он глухим голосом. - И что вам от меня нужно?
  - Есть разговор, Краснов! - сказал тот, что сидел в кресле. - Поскольку вы вряд ли сами согласились бы приехать настрелку, пришлось попросить людей, чтобы вас доставили сюда.
  Краснов криво усмехнулся.
  - Вы знаете, кто я, - сказал он, глядя на собеседника. - А вот я не в курсе, какую именно структуру вы представляете...
  - Вам совсем необязательно знать наши фамилии и должности.
  - Мы останемся для вас анонимными личностями, - добавил другой незнакомец. - Это в ваших же интересах, Сергей Михайлович.
  - Что вам нужно?
  - А вы разве не догадываетесь?
  - Я не гадалка и не экстрасенс.
  - Верно. Вы старший оперуполномоченный департамента собственной безопасности. И именно вы возглавляли временную оперативно следственную группу, направленную вашим ведомством в Сочи.
  - Вы хорошо осведомлены.
  - Да, это так. Поэтому не советую темнить...
  - О чем речь, уточните?
  В разговор вновь вступил тот, что расположился на диване.
  - Ладно, не будем ходить вокруг да около. - Он чуть подался вперед: - Краснов, вы создали проблемы серьезным людям. Проблемы, как вы сами знаете, решаются нынче двумя способами: либо при помощи денег, либо...
  - Нет человека, нет проблемы?
  - Видите, вы и сами все прекрасно понимаете.
  Мужчина в маске положил себе на колени кейс. Открыв замок, перевернул его и чуть наклонил, чтобы Краснов тоже мог видеть его содержимое. В кейсе лежали деньги. Пачки денег. Даже в полусумраке он смог разглядеть, что это были "зеленые"...
  - Здесь ровно миллион американских денег. Они могут быть вашими, Сергей Михайлович.
  - Нам проще решить проблему именно таким способом, - уточнил второй незнакомец в маске. - Да, нам проще вам заплатить. Не хотелось бы идти на крайние меры. - В голосе вдруг лязгнули металлические нотки. - Но если вы откажетесь пойти нам навстречу и уважить просьбу серьезных людей...
  - То что случится?
  - Тогда вас убьют, Краснов. Вы попросту исчезнете, а ваше тело никто и никогда не найдет.
  После этих слов на минуту или две в комнате повисла тишина. Краснов судорожно пытался сообразить, кто эти люди и что за всем этим стоит. Ну а те двое, кто взял на себя миссию переговорщиков, очевидно, сделали паузу, чтобы он подумал над их словами, понял их смысл и принял верное решение, которое устроило бы всех.
  - Нас интересует следующее, Краснов, - сказал один из незнакомцев. - Что именно выболтал вам в больнице полковник Левицкий? Какую именно информацию вы от него смогли получить. Чьи фамилии он вам назвал, о каких бизнесах и схемах успел рассказать...
  - Вы также должны нам рассказать, - дополнил второй, - где та запись, которую вы сделали в больнице. Нам известно, что вы записывали свою беседу с Левицким на камеру. У кого сейчас находится эта кассета? При вас ведь ее не обнаружили...
  - Это все?
  - Нет, конечно. Вы должны будете сделать еще две вещи. Написать заявление об увольнении "по собственному"...
  - Задним числом, конечно?
  - А также подписаться под распиской в получении этих вот денег. - Мужчина в маске захлопнул кейс и поставил его на пол рядом с ногой. - Если выполните все, что от вас требуется, вас не тронут. Будете спокойно себе жить на гражданке. Вам даже помогут с трудоустройством. Если, конечно, возникнет такая необходимость.
  - Миллион долларов в обмен на нужную вам информацию?
  - Верно. А также в обмен за молчание. Вы никогда и никому не должны будете рассказывать ни об этой истории, ни о нашем разговоре, ни о той сделке, которую мы с вами осуществим.
  - А расписка... это для страховки?
  - Конечно. Мы ведь взрослые люди, не так ли? Мы готовы поверить и на слово, если вы ответите на наши вопросы и пойдете нам навстречу. Но с распиской, да еще под запись... Это будет хорошо, правильно и надежно - как вклад в швейцарском банке.
  - Что то маловато вы мне предлагаете за инфу и мое молчание. - Краснов криво усмехнулся.
  - Всего лишь лимон "зелеными"? Там цифры ведь совсем другого порядка фигурируют...
  - Вы что, пытаетесь торговаться?
  - Я пытаюсь понять, сколько стоит репутация майора Краснова.
  Мужчины в масках переглянулись.
  - Хм... А вы, оказывается, деловой человек... Ну с, озвучьте вашу цифру, Сергей Михайлович? Только без фанатизма - мы деньги считать умеем.
  Сергей выпрямил спину. Потом, оглядев по очереди обоих "переговорщиков", выразительно покачал головой:
  - Торга не будет, господа.
  - Два миллиона евро! Это наше последнее слово.
  - Да пошли вы!.. - процедил опальный оперативник. - Засуньте себе их в одно место.
  - Ну что ж, - странным голосом сказал "переговорщик". - Считай, что ты сам выбрал свою судьбу.
  Чуть слышно скрипнули дверные петли. В комнату вошел еще кто то из их компании. Краснов хотел обернуться, но двое молодцев схватили опального сотрудника за плечи - и вот уже уронили на пол. Третий, придя им на помощь, задрал на нем пиджак и сорочку. Краснов ощутил потной оголенной спиной холодок... Что то кольнуло под левой лопаткой.
  Говорят, в такие минуты вся жизнь проносится перед глазами. Но он чувствовал лишь тяжесть. Причем вес, который давил на него, становился все более ощутимым, и уже вскоре в глазах потемнело... А затем он и вовсе потерял сознание, будто растворился в этой опустившейся, наполнившей собою все пространство темноте.
  
  ГЛАВА 7
  
  Канареечного цвета "Мерседес" с шашечками на плафоне свернул с Рублево Успенского шоссе на отметке 8 й километр. Сквозь плотную пелену опустившегося еще утром тумана проступили очертания роскошных строений одного из трех здешних коттеджных поселков, а именно "Барвиха Village". Вадим Хохлов, шатен лет двадцати семи с внешностью типичного московского манагера и глазами немало пожившего и повидавшего на этом свете человека, посмотрел на часы - без двух минут четыре пополудни.
  Водитель, подхвативший своего пассажира в районе метро "Планерная", припарковался на стоянке близ новенького элит комплекса "Luxury Village", как ему было и велено.
  - Вот это да, - сказал он. - Давненько я такого не видел.
  Хохлов достал из внутреннего кармана пиджака "Нокию".
  - Я тоже, - буркнул он. - Давненько... это точно.
  Вадим планировал приехать на место за полчаса до оговоренного с Игорем Полянским срока. С таким расчетом и заказал такси. Но из за проклятых пробок, хотя и рассчитывал на возможную задержку, чуть не опоздал. Приехали под самый обрез...
  И ведь не факт, что человек, позвонивший из Лондона, стал бы дожидаться, опоздай Вадим хоть на пару минут. Хотя вчера утром курьер доставил деньги, все же оставались - и остаются - сомнения, что сам Полянский младший появится здесь, в Барвихе. Что это не чья то шутка, что все происходящее нынче с Хохловым не чей то злой розыгрыш.
  - Это я про плохую видимость, - уточнил водитель, парень лет двадцати пяти славянской наружности. - Давно такого густого тумана не было...
  - Так и я про погоду. Про что ж еще.
  Хохлов набрал номер, которого, кстати, еще вчера не имел в своей коллекции контактов. Когда Полянский звонил ночью, его номер не отфиксировался. Но уже днем Игорь еще раз перезвонил и продиктовал заветный номерок.
  Сердце пропустило два или три удара...
  "Ответит ли Игорь? Не был ли вчерашний разговор - и договоренность - причудой взбалмошного сынка своего сказочно богатого родителя?.."
  В трубке наконец послышался знакомый голос:
  - Hi, Вадим!
  - Игорь... - У Хохлова вдруг перехватило горло. - Hi! Я уже на месте.
  - Отлично. Приятно иметь дело с пунктуальным товарищем! Обожди чуть, я скоро нарисуюсь...
  Вадим сунул трубку в карман. Перед тем, как сесть в такси, он снял пальто - чтобы не помялось. Пальто было неновым - купил три года назад в Милане. Но он его редко надевал, поэтому вещица выглядела достойно... Вечерний костюм от Рокки Молс, - тот самый, который сейчас на нем, - пришлось взять в прокат в одном из салонов. Как и сорочку, как и утепленные модельные мужские полуботинки. Эта услуга обошлась ему в триста пятьдесят евро. Три тысячи рублей он потратил в мужском салоне красоты, куда записался в числе первых на утро - прическа и маникюр. Едва ли не впервые за последние два года - гулять, так гулять - Вадим позавтракал не дома и не в забегаловке, а в "Рэдиссон Ройял"...
  Но все же большую часть суммы, которую утром в пятницу привез человек от Игоря - он встретился с этим парнем в кафе близ станции метро "Планерная", - Хохлов потратил на раздачу "горячих" долгов. В том числе расплатился с уже выказывавшим недовольство владельцем квартиры в Северном Тушине, которую Вадим, потеряв в силу жизненных обстоятельств собственное жилье, снимал вот уже второй год.
  Хохлов воспринимал случившееся как настоящее чудо. Удивительно, что в роли "доброго волшебника" выступил не кто иной, как бывший однокурсник по МГИМО Игорь Полянский... Учились они вместе, надо сказать, недолго, всего лишь один семестр. Едва Вадим сдал вступительные экзамены и прошел собеседования, едва узнал, что его зачислили, как случилась беда. Второй кряду инфаркт свел на тот свет отца (без связей которого он ни за что бы не пробился в этот престижный вуз). Отец не оставил больших капиталов. Обломилась лишь - при дележе со старшей сестрой - одна из двух отцовских квартир: на Кутузовском, та, которую отец Вадима получил в свою бытность заместителем начальника Международного отдела ЦК КПСС.
  Тогда же, на первом курсе, во втором семестре, Вадима замели в ночном клубе. Погорел на коксе. Дело удалось закрыть, но из МГИМО его аккуратно попросили. Поскольку связи отца еще работали, удалось перевестись в МГУ на журфак, что являлось, конечно же, заметным понижением в статусе для такого амбициозного молодого человека, как Вадим Хохлов.
  А вот у Игоря Полянского дела шли - и идут - прекрасно. Вернее, не столько у самого Игорька, парня небесталанного, но со своими "тараканами" в голове, а у его отца, нефтяного магната, одного из самых богатых людей России. И хотя Игорь был ребенком от первого брака, а олигарх Борис Полянский женат уже в третий раз и имеет пятерых отпрысков, все же некоторая доля отцовского внимания, а главное, его достояния, пухнущего как на дрожжах, доставалась таки и старшему сыну.
  Игорь, насколько доводилось слышать Вадиму, проучился в МГИМО полтора года. Тоже изряднотусил; один общий знакомый рассказывал кое что о гулянках юных мажоров в закрытых московских клубах. Посреди зимы, после Нового года, сорвался из Москвы. На время вообще пропал из виду, и лишь потом выяснилось, опять же, через однокурсника по МГИМО, что Игорь Полянский был отправлен родителем в одно уютненькое королевство. Учебу он продолжил в Кембридже (Игорь и частную школу, кстати, оканчивал в Англии, так что эта страна была для него второй родиной). Сейчас вроде бы проходил курс обучения в ESMT (European School of Management and Technology) - это одна из престижных бизнес школ в Лондоне. Ведет какие то инвестиционные проекты, но об этом тоже мало что известно. Время от времени имя младшего отпрыска российского олигарха попадало на полосы как отечественных газет, так и британских таблоидов. Интернет - это, понятно, большой мусорный бак, но и там кое что интересное удалось накопать (хотя у Вадима было мало времени, он все же просмотрел по поиску свежие новости и слухи, касающиеся этого непростого человека). Ну что тут скажешь... повезло парню. Игоря Полянского по праву причисляют к кругу так называемых "бриллиантовых мажоров", детей сказочно разбогатевших на распиле собственности и торговле углеводородами российских нуворишей и чиновничьей верхушки. Любую свою прихоть они могут исполнить на "раз два". Живут в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывают. Небожители.
  "Многие, Вадим, кого ты знал и с кем ты когда то имел дело, поставили на тебе жирный крест, - промелькнуло в голове у Хохлова. - Судьба решила предоставить тебе еще один шанс. Не упусти же его..."
  
  * * *
  
  В половине пятого на паркинг барвихинского "Luxury Village", где стояли преимущественно дорогие авто, вкатила тачка, которая одним своим появлением затмила все остальные. И сразу же привлекла внимание тех, кто находился в данный момент близ этого пафосного ТЦ.
  Это был элегантный, роскошный, мощный, стремительный, породистый, как арабский скакун чистых кровей, серебристо серый Bentley Continental GT Diamond Series...
  Следом на парковку въехал массивный черный "Гелендваген". Именно на этом джипе приезжал вчера утром курьер, привезший Хохлову пакет с деньгами (или кто он там такой, этот рослый смуглый парень лет двадцати шести? Может, просто приятель Игоря?..)
  Хохлов расплатился с шофером такси; выскочил через заднюю дверцу машины. Надевая на ходу пальто, торопливо направился к этому внезапно появившемуся на паркинге чуду автопрома, собранному на заводе в городе Крю, графство Чешир, Великобритания...
  За рулем "Бентли" сидела девушка. Или, если угодно, молодая женщина.
  Гадать, в какой именно из подъехавших авто находится Полянский, Хохлову не пришлось. Оба пассажира этой дорогой полуспортивной модели, а также уже знакомый с виду кавказец выбрались из своих тачек. Вадим сразу узнал бывшего однокурсника: тот вышел через правую дверцу, он сидел в кресле пассажира. Вадим помахал ему рукой. Тот тоже с улыбкой глядел на давнего знакомого, с которым не виделся последних лет шесть.
  Полянский выглядел стильно: темно синий с серебристым отливом костюм на нем сидит как влитой. Он чуть выше среднего роста, моложавый; пожалуй, худощавый, но отнюдь не субтильный. Лицо свежее, загорелое. Темные с мелированием волосы, уложенные в просчитанном стилистом беспорядке - а ля Дэвид Бэкхем в молодые годы. Широкая и чуточку снисходительная улыбка... Но взгляд у Игоря какой то ищущий, какой то... напряженный, что ли.
  - Привет, старина! - Игорь, не снимая перчаток, протянул руку. - А ты повзрослел... возму- жал!
  "Если бы ты, Игорек, бухал почти каждый день, то тоже выглядел бы лет на десять старше своего возраста, - подумал про себя Хохлов. - Надо же, почти не изменился, добавилось лишь лоска и глянца. А вот глаза припухшие... странно".
  - Рад тебя видеть, Игорь! Отличный прикид. Хорошо выглядишь... супер! - Они обменялись рукопожатиями. - "Щелкнуть" бы... И снимки на разворот хоть в "Кар", хоть в "Джи Кью"! Пошли бы со свистом!
  - Ты мне льстишь, старина. - Полянский улыбнулся. - А ты на такси, что ли, приехал? Прикол...
  Хохлов обругал себя последними словами. Надо было отпустить таксомотор и просто дожидаться у входа...
  - Моя тачка в ремонте, - извернулся он. - У тебя, вижу, новый "Континентал"? -
  Он кивнул на серебристую "птичку" с вытянутым обтекаемым капотом. - Внушает.
  - Да ничего особенного, - пожал плечами сын углеводородного нувориша. - По сравнению с моделью две тысячи третьего особых изменений нет. Но надо же на чем то передвигаться по Москве, хотя я здесь и редкий гость. Вот и попросил заслать сюда через английского дилера этот вот кар...
  Хохлов бросил взгляд на спутницу Полянского младшего. Та тоже, кстати, как бы невзначай, но в то же время внимательно его разглядывала сквозь притемненные линзы очков "Versus". Шатенка с короткой деловой стрижкой; одета в темный однотонный брючный костюм и белую сорочку (не блузка под пиджаком, а именно сорочка с глухим воротом). С виду ей лет... где то между двадцать пятью и тридцатью. Примерно одного роста с Полянским, миловидная, с неплохой фигурой; кроме того, по ее упругой энергичной походке видно, что она находится в хорошей физической форме.
  В отличие от кавказца Руслана, о котором еще при первой встрече подумалось, что он его где то уже прежде видел или же читал какой то материал о нем, сопровожденный фотоснимками, с девушкой этой он определенно прежде не пересекался...
  - Ах да, - спохватился Игорь Полянский. - Я же вас не представил друг другу. С Русланом ты уже знаком? Он тоже мой давний знакомый... мы в одной частной школе у англиков учились. Я узнал, что Руслик в Москве, и попросил его об одолжении - чтобы отвез тебе деньги.
  - Э, друг, мы виделись вчера, да! - Руслан, одетый не менее стильно, чем Полянский, улыбнулся, обнажив острые белые зубы. - Как дела?
  - Рад знакомству, Руслан. - Хохлов пожал протянутую кавказцем руку.
  - А это... типа моя помощница. - Игорь кивнул в сторону девушки. - Анна, это Вадим, мой знакомый... и однокурсник.
  Хохлов, нацепив на лицо лучезарную улыбку, протянул руку знакомой сына олигарха.
  - Рад знакомству, Анна! - сказал он, пытаясь рассмотреть выражение лица рослой девушки с приятной внешностью.
  Его рука повисла в воздухе.
  "Блин... она же, верно, англичанка!.."
  - How are you, Ann? My name is Vadim!..
  Девушка вновь никак не отреагировала. Похоже, такие, как Вадим Хохлов, для этой особы - никто, пустое место.
  Полянский посмотрел на часы
  - Ну вот и хорошо. Aнна, пересядь к Руслану. Поедете вслед за нами.
  - Нет, - сухо сказала девушка. - Мы поедем с вами в одном автомобиле.
  - Вот же сука!.. - пробормотал под нос Полянский (Хохлов вполне расслышал эту удивившую его реплику). - Но машину ты не можешь запретить мне водить? - Затем, уже громче, скомандовал: - Анна, двигай назад! А я сяду за руль. - Кивнул Хохлову: - Вадик, пропусти ее в салон! А сам займи кресло пассажира.
  Едва Вадим успел усесться в кресло и перепоясаться ремнем безопасности, как "Бентли" лихо сорвался с места. Под длинным капотом этого спортивного кара - пятьсот шестьдесят лошадиных сил!.. Правда, разгоняться особо и демонстрировать скоростные качества - максимальная скорость 320 км/час - здесь, на запруженной легковушками и маршрутками Рублевке, было совершенно негде. Да и небезопасно.
  - Так ты прямо из аэропорта?
  - Да, из "Внуково"... - Полянский вел машину легко, умело, держа руль кончиками пальцев. - Прилетели чартером полтора часа назад. Заехали в одно местечко, потому и опоздал. Тачку эту надо было забрать...
  - Так куда мы едем?
  - На день рождения к моему хорошему другу.
  - Но... Но у меня нет с собой подарка. Неловко как то...
  - Неловко штаны через голову снимать. - Полянский усмехнулся. - Не думаю, Вадик, что ты каждый раз ходишь на статусные мероприятия с подарком. Хотя бы в силу своей профессии. Не так ли?
  - Да по разному случалось...
  - Не волнуйся, старик. Я и об этом позаботился. От тебя вообще никаких подвигов сегодня не требуется. Составишь мне компанию, только и всего.
  Поездка заняла не более пяти минут. Проехав два три километра от выезда из Барвихи по Рублево Успенскому, Игорь свернул на добротную асфальтированную дорогу. И сразу же стал притормаживать - перед КПП с опущенным шлагбаумом.
  Впрочем, они здесь долго не задержались. Один из охранников - эти были в штатском, в синих куртках - что то кому то сказал по рации. Спустя несколько секунд шлагбаум бодро взметнулся вверх.
  Спустя минуту Bentley Continental GT подкатил к стене живой изгороди, в которой имелся широкий проем для проезда транспорта. Здесь, на площадке, выстроенные в ряд, стояли разнокалиберные, разных марок и цветов автомобили. Большей частью - массивные джипы охраны.
  - Вот мы и на месте, - с какой то странной интонацией, в которой прозвучали экспрессивные нотки, сказал Полянский младший. - Vanity Fair... долбаная ярмарка тщеславия.
  Придется выйти на минутку, Вадик. Кое какие формальности нужно выполнить.
  Они выбрались из авто. Шатенка в темных очках и брючном костюме тоже вышла из "Бентли". Сквозь сизоватую пелену тумана, расцвеченную блестками иллюминации, проступили очертания готического замка.
  Увидев, куда именно его привезли, Вадим Хохлов на время потерял дар речи. Перед ним - замок Майендорф, одна из представительских резиденций Президента Российской Федерации.
  
  ГЛАВА 8
  
  Где, в каком месте он был в минуты или часы этого свинцового беспамятства, на этом ли или на том свете, для самого Краснова так и осталось загадкой.
  Из этого странного состояния его вывел женский голос.
  - Сережа, просыпайтесь! Серге ей, - чуть распевно повторил голос, показавшийся ему знакомым. - Вы меня слышите? Пора вставать... Юрий Александрович только что звонил!
  Краснов с трудом оторвал голову от подушки.
  - Что? Где я?
  Он не без труда сфокусировал взгляд на женском силуэте, который выделялся на фоне довольно большого - почти во всю стену - окна. Женщина была в элегантном светло сером брючном костюме и белоснежной блузке. Темные волосы пострижены в "каре".
  Стройная, кожа гладкая, без морщин. Конечно же, он ее узнал - это была многолетняя помощница Тихомирова.
  "А ведь ей по меньшей мере лет сорок пять", - подумалось вдруг Краснову. А то и полтинник, если учесть, что он помнил эту женщину с юного возраста, когда она работала в московском милицейском главке, где в ту пору служил и Тихомиров...
  Они оба, похоже, знают какой то секрет, позволяющий оставаться в одном возрасте. Что Саныч, что эта женщина выглядят много моложе своих истинных лет.
  - Ирина Федоровна?! Э э... а как вы здесь оказались?
  - А мы вместе сюда приехали, - сказала она, продемонстрировав в улыбке превосходные зубы. - Вы разве не помните?
  - Эм...м... Признаться, нет. А где мы находимся? Извините, что спрашиваю...
  - Да что это с вами? - Женщина всплеснула ладошками. - Это ведь гостевая квартира агентства! Вы ведь здесь уже бывали.
  Краснов свесил босые ступни на выложенный паркетом пол. Огляделся; действительно, убранство этой элегантно, со вкусом обставленной комнаты ему показалось знакомым. Сам он, кстати, был в трусах и майке. Как он сюда попал? Кто его раздел и уложил в постель? Ничегошеньки в памяти не сохранилось! Черная дыра.
  - Извините... я в таком виде...
  - Держите. - Ирина Федоровна передала ему расшитый иероглифами халат. - Пока принимайте душ... Можете заодно побриться. А я приготовлю нам поздний завтрак. - Она посмотрела на наручные "Картье". - Мы должны поторапливаться!
  Краснов, завернувшись в халат, подошел к окну. На несколько секунд замер, вглядываясь в открывшийся взору вид. А вид, надо сказать, весьма впечатляющий! Апартаменты, где он оказался каким то непонятным ему чудесным образом, занимали пентхаус в одной из башен элитного жилого комплекса "Алые паруса", что расположен на Авиационной, на берегу Москвы реки.
  Краснов проглотил подступивший к горлу комок.
  - Вот это да... - пробормотал он. - Нич чего не понимаю!
  Женщина протянула ладонь, в которой лежала капсула. В другой руке она держала стакан с водой.
  - Сережа, выпейте это. Вы сразу почувствуете себя лучше.
  - Из ваших рук приму даже яд, - усмехнувшись, сказал Краснов.
  - Это всего лишь биостимулятор.
  Он проглотил капсулу, после чего осушил переданный ему женщиной стакан с водой.
  - Извините... Что то меня "сушит"... Как будто пил вчера. И с памятью тоже творится что то неладное.
  - Вас подобрали неподалеку от вашего дома, - сказала она. - Когда приехали наши люди, они вас сначала там не нашли. Оставили двоих дежурить... Через какое то время они увидели, как вы появились во дворе.
  - Один?
  - Да. Вы как будто не в себе были... Шеф сказал, чтобы вас привезли сюда. Здесь вас осмотрел врач. Он же дал вам снотворное... - Ирина Федоровна вновь бросила взгляд на часики. - Ой! Заболталась я. Сережа, бегом в ванную! У вас двадцать минут, чтобы принять душ и побриться.
  - А почему такая спешка?
  - Шеф уже звонил... я вам говорила. Он пришлет машину. Ну, идите же! - Она подтолкнула его в сторону ванной комнаты. - А я пока кофе приготовлю!
  Спустя примерно час Краснов в сопровождении Ирины Федоровны, а также сотрудника агентства, Алексея - Краснов видел его пару тройку раз, когда встречался с Тихомировым, - спустились в кабине лифта в подземный гараж.
  Сергей чувствовал себя много лучше, чем в тот момент, когда очнулся в чужих апартаментах. На нем новенький с иголочки костюм итальянского производства, белоснежная сорочка, галстук в тон темно синему, чуть отливающему металлическим блеском костюму, черные кожаные утепленные полуботинки... Темное пальто, шляпа, шарф. На руках тонкие черные перчатки.
  Он уже и не помнил, когда ему доводилось выглядеть столь представительно. Не то чтобы он не любил хорошей качественной одежды, нет. Но по службе приходится одеваться иначе, попроще. Да и денег тот прикид, что сейчас на нем, надо полагать, стоит немалых. Сергей, кстати, предпочел бы надеть собственные вещи. Но Ирина - так он звал про себя эту моложавую женщину - сказала, что отослала его вещички в местную химчистку. Пришлось экипироваться в то, что она отобрала для него из одежды в гардеробе шефа. Благо они с Тихомировым одного роста - сто восемьдесят три - и примерно одинакового телосложения.
  Алексей щелкнул брелоком. Стоящий в ближнем ряду новенький перламутровый "Lexus GX 460" приветственно подмигнул им фарами.
  Краснов открыл заднюю дверцу, пропуская в автомобиль Ирину.
  - Сережа, садитесь вперед! - сказала она. - Вам будет удобней.
  Краснов опустился в кресло пассажира. Алексей, немногословный мужчина лет тридцати пяти, под курткой которого угадывалась подмышечная кобура, завел движок. Они выкатили из гаража, миновали шлагбаум. Здесь их поджидал - и это было еще одним удивительным событием сегодняшнего дня, хотя и не единственным - милицейский автомобиль.
  Водитель включил проблески и "крякалку", после чего обе машины - "гаишная" впереди - покатили куда то в сторону центра.
  - Куда это мы направляемся? - обернувшись к женщине, поинтересовался Краснов. - И где сам Юрий Александрович?
  - А мы как раз к нему и едем, - сказала Ирина Федоровна, одетая, как всегда, со вкусом, элегантно, но без роскоши, по деловому. - Скоро вы сами все узнаете. И увидите...
  "Лексус" ехал с милицейским сопровождением вплоть до того момента, когда они свернули с Моховой на Боровицкую.
  Сергей смотрел на ту картинку, которая сейчас открылась перед ним - через тонированное лобовое стекло, - широко распахнутыми глазами. Пока он судорожно соображал, что бы все это могло значить и куда именно, а также с какой целью вызвал его Тихомиров, кроссовер повернул прямиком в проезд... И миновал крепостные ворота в Боровицкой башне.
  - Вот это да... - пробормотал Краснов. - Кремль... ничего не понимаю!
  Что любопытно, Алексей лишь ненадолго притормозил у ворот; очевидно, эту машину сотрудники ФСО хорошо знают. А может, все дело в пропуске, что красуется на лобовом стекле? Сергей мог лишь гадать...
  Слева осталась Грановитая палата, которую он с еще живыми и здравствовавшими в ту пору родителями посещал раза три или четыре, как и все прочие местные достопримечательности. Но те воспоминания уже изрядно потускнели, почти стерлись в памяти...
  Краснов незаметно ущипнул себя. Хотелось проверить: вот то, что он сейчас видит собственными глазами, - это явь, это реальность? Или же он все еще не проснулся, все еще находится под воздействием каких то медикаментов или наркотиков?.. Но нет, картинка не исчезла. Сквозь довольно плотный туман, опустившийся на город еще в первой половине дня, проступили знакомые с детства насыщенного темно красного цвета стены с зубчиками "мерлонами". Кремлевские башни и древние соборы тоже были на месте. Эти строения повидали многое на своем долгом веку.
  "Лексус" вкатил на Ивановскую площадь. Алексей поставил машину рядом с припаркованным чуть в стороне от парадного входа в Административный корпус черным "BMW F01". Краснов, обернувшись, уставился непонимающим взглядом на свою спутницу.
  - Это же... Кремль!
  - Ну да, - сказала та будничным тоном. - Кремль. Здесь тоже люди работают.
  - А а... это...
  - Сережа, Юрий Александрович ожидает вас в машине, - сказала женщина. - Удачи вам! Надеюсь, мы с вами теперь будем видеться чаще.
  Она протянула ему руку. Краснов пожал надушенную перчатку, после чего выбрался из "Лексуса". На какие то мгновения у него перехватило дыхание. Из за здания Сената, от Спасской, долетел знакомый с детства мелодичный звук - перезвон кремлевских курантов. Он бросил взгляд на наручные часы: четыре часа пополудни.
  Сергей повернулся в ту сторону, где из кремлевского холма тянулись к небу древними стенами храмы. Несколько секунд стоял недвижно, собираясь с мыслями, затем перекрестился. Подчиняясь вежливому жесту вышедшего из глянцево черной "семерки" водителя, который уже держал дверцу приоткрытой, забрался в салон, где Краснова дожидался странный, не всегда понятный даже близкому кругу, но не чужой лично ему человек.
  
  ГЛАВА 9
  
  - Здравствуй, Сергей! - сказал Тихомиров, полуразвернувшись к усевшемуся в салон "воспитаннику". - Понимаю, что все происходящее для тебя из разряда фантастики...
  - Скорее даже фантасмагории. - Краснов криво усмехнулся. - Здравствуйте, Юрий Александрович. Зачем меня сюда привезли?
  - Скоро узнаешь. Совсем скоро.
  Краснов весь подобрался.
  - Это как то связано с сочинский историей?
  - Ну, так сколько, Краснов, ты возьмешь? - На устах Тихомирова появилась едва заметная усмешка. - Во сколько оценишь свое молчание по сочинскому делу?
  Сергей бросил на наставника, на человека, которого безмерно уважал и которому был многим обязан, недоумевающий взгляд.
  - Шутите? Или...
  - Или выступаю посредником? Ты это хотел спросить?
  Краснов процедил воздух сквозь стиснутые зубы.
  - Если и вы, Юрий Саныч, заодно с ними... Тогда все очень, очень плохо. Это все равно как небо вдруг обрушилось на землю!
  - Хорошо, что ты сказал эти слова. Значит, я в тебе не ошибся.
  Краснов, отвернувшись, некоторое время разглядывал застывшие в ряд у главного входа в здание АК черные - преимущественно черные - лимузины: "Мерседесы", "БМВ" и "Ауди" представительского класса. Здесь же стояли и массивные джипы охраны. Интересно, что за мероприятие нынче проводится в Административном корпусе Кремля?
  Так так... Сегодня ведь суббота. А по субботам, именно в это время - даже он, будучи в своих невысоких чинах, знал это точно - проводится еженедельное совещание с постоянными членами Совета безопасности РФ.
  - Я так и не понял, Юрий Саныч, почему меня сюда привезли? И почему мы сидим в машине? Мы чего то... или кого то ждем?
  - Сергей Михайлович, тебе будет предложена новая работа.
  - Мне? Новая работа?
  - Да, именно так. Новая работа, новая должность, новая жизнь, если угодно...
  - Звучит крайне интригующе. А что я должен буду делать? Какого рода деятельность... это то хоть я могу узнать?
  - Чуть позже я отвечу на все твои вопросы. А сейчас - расслабься.
  - Расслабиться?
  - Я для того и пригласил тебя сюда, в машину, а не в свой кремлевский кабинет. Хотел дать тебе время немного успокоиться, собраться с мыслями...
  - Это еще зачем? Я не понимаю смысла происходящего!
  - Это чтоб у тебя кровь не вскипела в жилах. - Тихомиров вновь скупо усмехнулся.
  - Такое иногда случается... и не только с водолазами. Меня то не обманешь. Дыши размеренно и глубоко. Абстрагируйся от происходящего. Вспомни методику кико! Испытай успокаивающее и целебное действие кокьюхо...
  Салон иномарки и окружающие их декорации, не говоря уже о прикиде, не совсем подходили для подобных практик и занятий. С другой стороны, чем хороши такие вещи, так это тем, что можно соорудить вокруг себя некий защитный барьер. Отделить себя на несколько секунд или минут от шумной суеты, восстановить дыхание, успокоить нервы.
  Краснов привычно - на автомате - положил сжатые в кулаки руки на колени. Прикрыв глаза, чуть отбросил назад голову. Большие пальцы поместил вовнутрь кулаков. Как то незаметно даже для себя перешел на глубокое бесшумное дыхание.
  Легко сказать: "абстрагируйся от происходящего"! Он не мог избавиться целиком от сонмища тревожащих его мыслей. Взять вот хотя бы Тихомирова... Это очень, очень необычный человек.
  В предыдущий раз он видел Тихомирова пару месяцев назад, когда тот пригласил своего "воспитанника" на ужин в один из московских ресторанчиков. Говорили они тогда, как показалось Краснову, в основном о нем самом, о его делах. Юрий Александрович, помнится, сказал, что рад успехам Краснова по службе, но расстроен из за возникших у Сергея проблем в семейной жизни... Вот вокруг этой не слишком легкой и приятной для Краснова темы и кружил их тогдашний разговор. Впрочем, в один из моментов Тихомиров все же слегка раскрылся, что с ним бывает крайне редко. Юрий Александрович рассказал, что примерно в его возрасте, когда ему самому было лишь немногим за тридцать, с ним случилась схожая история. Он тогда расстался с женщиной, с которой прожил в гражданском браке почти десять лет. И даже обстоятельства были весьма похожими.
  В восемьдесят третьем, когда произошла ротация кадров, связанная с арестом главы МВД СССР Николая Щелокова и последовавшей чисткой "брежневских" и "щелоковских" кадров в центральном аппарате и некоторых главках, Тихомиров был переведен - с повышением в должности и звании - из оперсостава МУРа в ГСУ МВД СССР. Началась эпоха "коррупционных" дел, потрясших с началом перестройки все устои. Работа была крайне сложная - она требовала полной отдачи - и к тому же опасная. Тихомиров так больше и не женился. В его большой квартире на Кутузовском, доставшейся от сравнительно рано ушедшего из жизни отца, генерал майора госбезопасности, где пришлось некоторое время пожить - до отъезда на учебу в Суворовское - и Краснову, заправляли женщины: его родная тетя, сестра, а также экономка...
  
  * * *
  
  Из здания АК стали выходить какие то мужчины. Хотя почему "какие то"? Вполне узнаваемые люди: это были почти сплошь государственные мужи, известные как в стране, так и за ее пределами.
  Спустя каких то пару минут, когда большей частью машины с VIP персонами уже покинули стоянку, показалась еще одна группа мужчин. Впереди, вернее, в центре этой группы, шагая упруго, наполненный скрытой энергией, проследовал к черному лимузину председатель правительства... "Мерседес" с флажком и автомобили сопровождения покатили на выезд; вскоре площадь практически опустела.
  Тихомиров достал из кожаной папки "корочки", протянул своему протеже:
  - Удостоверение личности. Твое. Разверни...
  Краснов развернул книжицу. Внутри нее лежала пластиковая карта. Сергей, хмыкнув, стал разглядывать собственно "ксиву". В соответствующих графах удостоверения среди прочих служебных записей и пометок значилось следующее:
  АППАРАТ СОВЕТА БЕЗОПАСНОСТИ
  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  Краснов Сергей Михайлович
  Должность: эксперт
  Краснов чуть охрипшим голосом спросил:
  - Так я что, больше не работаю в системе внутренних дел?
  - Я бы не стал сейчас однозначно отвечать на поставленный тобою вопрос. У тебя будут и другие документы. Но на некоторые объекты - вроде того, что перед нами, - без такого документа тебя не пропустят...
  Тихомиров бросил взгляд на наручные часы, затем на удивление будничным тоном сказал:
  - Сейчас мы проследуем в это здание. С тобой - с нами обоими - хочет переговорить о деле один важный человек. Веди себя спокойно, с достоинством. Лишнего не говори, ничему сильно не удивляйся.
  Охранник открыл дверцу.
  - Все будет хорошо, Краснов, - сказал Тихомиров прежде, чем выбраться из автомобиля.
  И добавил так тихо, что Сергей едва смог расслышать эти его слова: - Против судьбы не попрешь.
  
  ГЛАВА 10
  
  - Вот это да... - пробормотал под нос Хохлов, пораженный увиденным. - Вот это поворот!
  Один из красивейших неоготических замков, если и не на всем земном шаре, то в окрестностях Первопрестольной точно, располагается в живописном месте неподалеку от Барвихи. Вадиму Хохлову доводилось бывать в рублевских угодьях в ту довольно уже далекую - как ему самому теперь казалось - пору, когда он обретался в рекламном бизнесе. В те времена, когда он был сначала ведущим райтером светских хроник, затем главредом одного из известных мужских журналов, а впоследствии и владельцем средней руки рекламного агентства. В ту пору, когда он был в порядке, имел знакомства. Короче, до того, как сам Вадим Хохлов сделал серию фатальных ошибок, из за чего оказался выброшенным на обочину жизни. Но именно в замке Майендорф, куда его пригласили на некое частное мероприятие, бывать пока еще не доводилось.
  Полянский коснулся локтя бывшего однокурсника.
  - Ну, чего застыл? Двигай за мной, надо отметиться на "фейсконтроле"!
  Он достал из внутреннего кармана пиджака две карточки, представляющие собой нечто среднее между визиткой и платежной картой. Одну из них передал Хохлову. Карточка была с одной стороны вызолочена; на фоне этой позолоты прочерчен или прорисован силуэт готического замка. Внизу, несколько выделяющаяся цветом - темно бронзового окраса, - видна полоска с надписью WELCOME. На оборотной стороне отображен аверс римской монеты с ликом тогдашнего властителя в профиль. Под ней, полукругом, разместилась надпись - алыми буквами - CALIGULA.
  - Что это? - спросил Вадим, вертя в пальцах переданную ему сыном магната карточку.
  - Это твоя визитка, Игорь?
  - Не угадал, - усмехнулся Полянский. - Это пригласительный билет. Карточки именные, по числу приглашенных гостей.
  - А где Руслан? Он ехал за нами, а сейчас я его не вижу.
  - Он взрослый парень, - усмехнулся Полянский. - Не заблудится и не потеряется. У него есть при себе кард пропуск.
  - А Анна разве не пойдет с нами?
  - За нее тоже не беспокойся... Это ее дела, не наши.
  Вдвоем они подошли к устроенному возле центрального проезда импровизированному КПП - небольшому временному строению декорации. За фрагментом колоннады скрывался пост охраны - застекленная с трех сторон "сторожка". Здесь, помимо охранников в синих куртках с надписью SECURITY на спине и на нагрудном кармане, дежурили и двое мужчин в штатском. Судя по фактуре, по внешности, а также по наличию микродинамиков в ушных раковинах, эти тоже из штата сотрудников, занимающихся вопросами безопасности на данном мероприятии.
  Один из этих "штатских" посторонился, открывая проход для отпрыска одного из самых богатых людей страны. Игорь молча прошел мимо него, даже не удостоив взглядом. Вадим тоже двинулся вослед; тут же прозвучал негромкий, но властный голос:
  - Минуточку! Вставьте вашу карточку в прорезь.
  Вадим растерянно посмотрел на подошедшего к нему охранника.
  - Вот сюда, - сказал тот, показав рукой на второй, перекрытый турникетом проход.
  - У вас есть при себе пригласительный билет?
  - Да. - Вадим показал ему ту карточку, что минутой ранее ему вручил Игорь Полянский.
  - Вставьте карточку... вот сюда!
  Вадим вставил кард пропуск в прорезь установленного на турникете считывающего устройства. Послышался легкий щелчок - проход свободен.
  - Минутку, - сказал другой сотрудник в штатском, находящийся по другую сторону турникета, рядом с аркой металлодетектора. - Если у вас есть при себе телефон, камера или иная аппаратура, попрошу выложить сюда!
  Он кивнул на небольшой столик.
  Вадим выложил на стол "Нокию". У него при себе имелся еще миниатюрный диктофон, соединенный проводком с чувствительнейшим микрофоном. Кстати, эта вещица, купленная для профессиональных нужд три года назад, была чуть ли не единственным, что ему удалось сохранить после того, как у него случилась форменная катастрофа. Он решил не оставлять диктофон на КПП. Пусть себе лежит в кармане, авось пригодится.
  - Съемка и любая иная запись на видео- и аудионосители на мероприятии запрещена,
  - сказал сотрудник в штатском. - Это все?
  Секьюрити взял рукой в перчатке мобильный телефон, сунул в прозрачный пакетик, затем наклеил на него стикер и вписал фамилию.
  - Вашу вещь вам вернут на выходе. Пройдите через арку.
  Хохлов, у которого вдруг пересохло в горле, прошел через арку металлодетектора. Он напрягся, ожидая, что сработает сигнализация на его "гаджет". Но аппаратура не среагировала на этот миниатюрный прибор...
  Послышался звук клаксона. Хохлов, повернув голову на звук, увидел "Бентли" - спортивная машина мягко притормозила под взметнувшейся вверх "рукой" шлагбаума. Анна выбралась из салона, не заглушая движок. Игорь уселся в освободившееся кресло водителя, скомандовал:
  - Вадя, давай в машину. Мы и так уже немного опаздываем!
  
  * * *
  
  Центральную часть парка Хохлов толком не смог разглядеть: не успел он глазом моргнуть, как мощная спортивная машина донесла их до торца замка. Здесь, на площадке, выстроились в ряд роскошные элегантные авто. Такая подборка машин класса "люкс" могла сделать честь любому из выставочных мероприятий мирового автопрома.
  Выбрались из машины. Вадим тут же отметил про себя некую пикантную деталь: а именно то, что в ряду авто стоит точно такая же тачка, как та, на которой они приехали. Даже цвет один в один... Различие между двумя этими очень дорогими эксклюзивными авто, чей выпуск - речь о данной модификации - начался лишь три месяца назад после Парижского автосалона, было лишь в одном. "Бентли", застывший близ парадного входа, был весь перевязан лентами золотистого и красного цветов. Наверняка это был чей то подарок имениннику...
  - Упс! - голосом, в котором прозвучали странные нотки, сказал Игорь Полянский. - Надо же, какой конфуз... Придется отругать своего дилера. Меня ведь уверяли, что модели такого цвета более ни у кого нет!
  Он протянул Хохлову тонкий сверток. Сквозь полупрозрачную оберточную бумагу видна обложка какого то издания. Журналов было два или три.
  - Это твой подарок. Расслабься, старик!.. Говорить ничего не нужно. Просто передай имениннику со словами: "Мои поздравления, Дмитрий!".
  Двое молодых людей, сопровождаемые взглядами части собравшейся здесь публики, направились к установленному шагах в тридцати сорока от входа в замок белоснежному шатру, разукрашенному вензелями в форме латинских букв K и D...
  Вадим по ходу успел заметить еще одно странное сооружение. Это была некая декорация с полукруглой колоннадой, напоминающая по форме частично разомкнутый - той стороной, что смотрит на шатер, - римский "цирк" сильно уменьшенных размеров...
  Внутри "цирка" устроена сценическая площадка. На ступенях, в небольших чашах, стилизованных под антику, чуть помаргивая, горят светильники. Справа и слева от этого странного сооружения на специальных помостах рядом с фрагментами колоннад сложено что то вроде поленниц для костров...
  Хохлов хотел поинтересоваться у своего спутника, что это за "фантасмагория", чье это чудачество и что здесь вообще происходит. Но спрашивать уже было некогда: они вошли через импровизированную "арку" в "шатер", в его центральную часть.
  Туда, где находился сам именинник и где уже большей частью пребывали приглашенные лица.
  "Так вот кто у нас сегодня виновник торжества, - успел подумать про себя Хохлов.
  - Дмитрий Мельников... Еще один наследник миллиардного состояния, еще один "бриллиантовый мажор"!"
  Мельников младший, сын президента "Роснефтегазбанка", одетый в темный смокинг, стоял на небольшой полукруглой площадке в центре шатра. Он был не один. Рядом с виновником торжества, положив ладошку в усыпанной стразами или бриллиантовой "крошкой" длинной, выше локтя, перчатке стояла девушка лет двадцати трех. Она в шикарном вечернем платье, обнаженные плечи прикрыты меховой накидкой; поверх высокой прически укреплена диадема. Молодой человек, праздновавший сегодня свой четвертьвековой юбилей, надо сказать, весьма недурен собой. Рослый, хорошо сложен, гладкое лицо, бронзовый загар... Несколько портила внешность массивная челюсть. Она, а также почти не сходящая с его лица полуусмешка придавали Дмитрию Мельникову некий налет брутальности. Впрочем, данное обстоятельство не портило впечатления, которое производил на окружающих этот молодой и - в свои двадцать пять - весьма небедный человек. Дмитрий Мельников считался одним из самых завидных женихов не только в России, но и в Европе.
  Девушку, в отличие от именинника, нельзя назвать писаной красавицей, но она и не дурнушка. Некий дополнительный шик, некий "изюм" ей придавало... положение ее родителей. А точнее - отца.
  Вадим опознал эту особу без особого труда. Лариса Алексахина, младшая - и пока незамужняя - дочь одного из заместителей председателя правительства страны. Еще один представитель закрытого клуба "бриллиантовых мажоров", еще одно подросшее, повзрослевшее дитя богатых либо очень влиятельных родителей...
  Все эти мысли вихрем пронеслись в голове у Хохлова, пока они ожидали своей очереди, чтобы "проздравить" виновника торжества. Перед ними к имениннику прошествовала импозантная парочка: молодой человек примерно их возраста в подогнанном под его почти что полуторастокилограммовую фактуру костюме от Армани и его длинноногая спутница модельного вида (длину ног можно легко отфиксировать через боковой разрез ее вечернего платья).
  Вручив виновнику торжества роскошный букет и подарок - нечто в кожаной с золотым тиснением папке, каковую Мельников тут же передал выросшему из за спины человеку, - расцеловавшись с именинником и его девушкой ("пузан" задержал ее руку чуть дольше, чем того требовали приличия), эти двое убрались с "трибуны".
  Игорь слегка подтолкнул в спину своего спутника. Вадим, проглотив комок, ступил на импровизированную сцену. Чувствуя на себе взгляды многих людей, подошел вплотную к этой находящейся в фокусе собравшихся в резиденции "Майендорф" парочке.
  - Дмитрий, мои поздравления! - прокашлявшись, сказал Хохлов. - С днем рождения!.. Вот, примите... это вам!
  - Что это? - сухим царапающим голосом произнес именинник. Причем смотрел он по прежнему не на того, кто протягивал ему сверток с неким вложением, а на своего лучшего друга, на Игоря Полянского. - Что за дела, Игореха?
  - Хорошие дела, позитивные... пресса вот о тебе пишет, Димочка. - Полянский усмехнулся. - Сразу в трех журналах! В центровых изданиях, замечу, появились о тебе материалы. И в аккурат к твоему юбилею!
  Мельников переменился в лице. Он стал вдруг бледен; девушка же, стоимость бриллиантовых украшений на которой составляла приблизительно годовой бюджет какого нибудь райцентра, наоборот, покраснела.
  - И что там пишут?
  - Я уже сказал - исключительно хорошее. Какой ты по жизни умница, какие у тебя перспективы и все такое прочее.
  - Я никому не давал интервью! - дрогнувшим голосом сказал Мельников. - И мой пресс секретарь - тоже.
  - Пресса в Британии и в старушке Европе пока еще свободна, - с той же странной улыбкой отреагировал Полянский младший. - Да и в России многих интересует, как и чем живут дети своих знаменитых родителей... Людям хочется знать, что представляет собой новая элита, надежа и опора государства Российского...
  Сказав это, он похлопал по плечу Хохлова (который чувствовал себя, мягко говоря, не в своей тарелке).
  - Хочу познакомить тебя, дружок, со своим давним приятелем. Это Вадим Хохлов, мой однокурсник по МГИМО. Известный в определенных кругах журналист, рекламщик, пиарщик. Настоящая "акула пера"!
  Только сейчас Мельников соизволил посмотреть - да и то коротко и как то неприязненно - на все еще держащего в руке сверток молодого мужчину. Взял наконец этот самый сверток; не оборачиваясь, протянул руку назад. А уже кто то из обслуги принял от Мельникова этот явно чем то смутивший его "презент".
  - Благодарю, - голосом, не сулящим ничего хорошего "акуле пера", произнес именинник. - Я прочитаю на досуге... и отреагирую должным образом.
  Полянский слегка приобнял именинника, похлопал по спине. Затем протянул конверт
  - обычный почтовый конверт без марки.
  - Ключ от квартиры и адрес внутри конверта, - шепнул он, приблизив уста к уху именинника. - Район Челси... та самая хата, где мы как то гостили. Я ее купил; документы тебе передадут, когда вернешься в Лондон...
  Мельников, как показалось по его сделавшемуся злым лицу, хотел было рявкнуть на парня, с которым дружил лет с двенадцати. Или даже оттолкнуть его от себя. А может - и ударить... Но именинник вовремя сообразил, что они здесь не одни. Что на них направлены взоры если и не всех, то очень многих из тех, кто приехал поздравить Дмитрия Мельникова с его двадцать пятым днем рождения. Он поманил жестом своего помощника, одного из молодых людей, кто помогал встречать гостей и принимать подарки. Передал ему конверт, что то шепнув при этом на ухо.
  Полянский, улыбаясь все той же скользкой странной улыбкой, посмотрел на увешанную бриллиантами девушку:
  - Лара, ты, как всегда, ослепительна. Бриллиантовый гарнитур от Тифани взяла напрокат? А что ж обручальное колечко не вытребовала по случаю?
  Он сделал вид, что хочет расцеловаться с girlfriend и без пяти минут невестой своего лучшего друга. Но та отшатнулась.
  - Ну ты и свинья, Полянский, - прошипела она. - Знай, что я тебя... я тебя просто не на ви жу!
  - Я тебя тоже очень люблю, Лара.
  - Игорь, не вздумай превратить мой день рождения в бардак! - свистящим шепотом произнес именинник, вновь включившийся в их "дружескую" беседу. - Я твой посыл понял... Позже поговорим, не сейчас!
  Полянский в знак согласия покивал.
  - Хорошего праздника всем нам. Отличные, кстати, декорации! Ну, мы пошли... но будем неподалеку.
  Полянский подозвал официанта (их здесь сновало до полудюжины, в тыльной части этого шатра).
  - Мне сухого мартини, - сказал Игорь (его лицо вдруг сделалось задумчивым и даже мрачным). - А молодому человеку...
  - Скотч со льдом, - сказал Хохлов. - Минутку... принесите "двойной"!
  Вадим все еще не мог поверить тому, что он находится в таком месте, среди таких людей. Он сегодня пока не выпил и капли спиртного, но один вид собравшихся здесь богачей дурманил голову, как хмельной напиток.
  "Вряд ли здесь будет скучно, - подумалось ему, когда выдержанный молт мягко, бархатисто скользнул по пищеводу. - Атмосфера уж больно напряженная, как перед грозой..."
  
  ГЛАВА 11
  
  Тихомиров и его спутник вошли в здание Административного корпуса. Предъявив удостоверения, миновали КПП в вестибюле. Поднялись по лестнице на третий этаж административного здания. Коридор, по которому они шли, казался Краснову бесконечным.
  - В следующий раз, Сергей Михайлович, - негромко бросил на ходу Тихомиров, - документ на КПП предъявлять не нужно. Воспользуешься для прохода той карточкой, что я тебе дал вместе с новым удостоверением личности. Вставишь в прорезь турникета, как в метро.
  - В следующий раз? - переспросил Краснов. - А он будет?
  - Надеюсь, что да. Хотя многое тут зависит не только от меня и даже не от того, как у тебя пойдут дела, но также от воли и желания еще одного человека.
  - Вот как? Юрий Саныч... Я всегда считал вас абсолютно независимым человеком. Я про себя уже некоторое время полагал, когда думал именно о вас, что... Что над вами вообще никого нет.
  - Так не бывает, Сергей, чтобы над человеком никого не было. А если и бывает, то это уже не хомо сапиенс. Это уже некто другой или нечто другое.
  Свернули за угол; коридор здесь был коротким и вел к лестнице одного из запасных выходов.
  Тихомиров остановился у предпоследней двери. Если в "большом" коридоре на пути им встречались люди, в этой части здания не видать ни одной живой души.
  - Твоя индкарта, Сергей, еще не полностью активирована, - сказал Тихомиров. - Так что войдем по моей...
  Раздался легкий щелчок. Дверь открылась легко, плавно, так, как будто ее кто то отворял изнутри.
  - Чего застыл? Проходи, Сергей Михайлович!
  Удивленный Краснов покачал головой. Такое впечатление, что непрерывно разматывающаяся в будущее лента времени не только остановилась, но и кем то только что была перемотана в обратном направлении...
  Кабинет, в который ввел Краснова его старший товарищ, был обставлен довольно скромно. Интерьер его старомоден, отдает казенщиной, но определенный стиль все же просматривается. Стены облицованы ореховыми панелями; паркетный пол в "елочку". Окно отгорожено тяжелыми сборчатыми шторами. Из мебели солидный двухтумбовый письменный стол, стул с высокой спинкой (он по другую сторону стола), а также журнальный столик и два кресла у "окна". Свет включился автоматически, как только они вошли. Сейчас, в данную минуту, подсвечен потолок (при том, что самих источников света не видно). Мягкий и ровный свет с янтарным оттенком также исходит от пространства стен между панелями и потолком.
  - Сергей, хотя я тебя знаю, можно сказать, с пеленок, в силу обстоятельств я все же должен сказать. - Тихомиров посмотрел в глаза стоящего в метре от него молодого мужчины. - Все, что ты здесь увидишь и услышишь, должно остаться строго между нами. И второе. Все, что здесь и сейчас происходит, включая этот наш разговор, является уже не просто нашим с тобой частным делом, но и государственной тайной.
  - Принято к сведению.
  - Ну что, не ожидал увидетьтакое? Одно из немногих служебных помещений в этом здании, которое сохранило свой первоначальный облик.
  - Брежневский стиль? Позднесоциалистический реализм?
  - Это кабинет одного из самых приближенных к Сталину людей, - без тени усмешки сказал Тихомиров. - Он сохранился в таком виде, кроме некоторых технических усовершенствований, с середины тридцатых годов.
  - Кабинет какого нибудь сталинского наркома? Или члена Политбюро?
  - Ни то ни другое. Этот человек не занимал сколь нибудь серьезной официальной должности, но тем не менее был весьма информированной личностью. Про него и сейчас, кстати, ничего или почти ничего не известно не только широкой публике, но даже маститым исследователям истории.
  - Вот как? Заинтригован...
  Тихомиров на правах хозяина мог бы пригласить гостя присесть, но он сам не торопился усесться за этот старомодный стол и Краснову не предложил. Они стояли посреди этого сравнительно небольшого - квадратов двадцать площадью - помещения, сохранившего, как показалось Краснову, не только черты, не только облик и стиль, но и сам дух минувших времен. Впитавшего, казалось, саму атмосферу той противоречивой эпохи, в которой Сергею Краснову довелось пожить совсем недолго. Эпохи, о которой у него не было единого мнения и которую он не склонен был рисовать - даже про себя - ни в черный, ни в белый или иной цвет.
  - А кто он такой был по жизни? Этот вот деятель?
  - Государственная тайна, Сергей Михайлович. Можно сказать так: человек, в чьем кабинете мы сейчас находимся, фигура почти мифическая. Я и сам знаю о нем не так уж и много. - Тихомиров усмехнулся. - Но кабинет этот - из уважения к этой реальной или выдуманной фигуре - я решил сохранить именно в том виде, в каком он мне достался от предшественника. Это тем более не трудно, что я здесь редкий гость. Мое основное рабочее место находится в офисе детективного агентства на Остоженке...
  - С трудом могу себе такое представить... - Краснов почесал в затылке. - Чтобы частный детектив или сыщик имел свой офис еще и в Кремле...
  Тихомиров отдернул тяжелую сборчатую портьеру. За ней оказалось не окно, как подумал в первый момент Краснов, а фрагмент стены, полностью состоящий из плоских плазменных экранов.
  - В наш век технологий и информационных сетей без подобного оборудования уже не обойтись. Но, чтобы не портить музейный вид кабинета, я обычно зашториваю этот фрагмент интерьера.
  Юрий Александрович задернул штору. Сместился вправо, подошел к стене, что то нажал. Та отворилась.
  - Здесь, за этой дверью, находятся еще два небольших помещения. - Он жестом пригласил Краснова подойти ближе. - Комната отдыха - на тот случай, если придется здесь плотно работать, а такое тоже случается. И еще туалетная комната.
  Тихомиров и Краснов устроились в удобных креслах возле журнального столика.
  - Удивлен? - глядя на молодого товарища, спросил Юрий Александрович. - Вижу по глазам, по лицу, что вопросов у тебя появилось еще больше, чем тогда, когда мы беседовали в машине.
  - Я ничего не знал об этой стороне вашей жизни. Хотя вы мне близки, как никто другой. Выходит, что я либо глуп, либо слеп, либо то и другое, вместе взятое.
  - Не нужно наговаривать на себя, Сергей, - мягко произнес Тихомиров. - Если бы ты знал или даже догадывался об этой закулисной стороне моей жизни, то...
  - То что?
  - То это означало бы, что я не на своем месте.
  - Могу задать вопрос?
  - Чуть позже. Сначала я кое что скажу. Возможно, у тебя будет меньше вопросов ко мне... Сергей, мне на днях исполняется шестьдесят два. Бежит времечко, не так ли?
  - Хотел бы я выглядеть в ваши годы так, как вы сейчас, - пробормотал себе под нос Краснов. Затем чуть громче добавил: - Хороший возраст, Юрий Саныч. Самый расцвет! Вы еще о го го...
  - Спасибо, друг. Но ты меня не понял. Через несколько дней истекает мой контракт.
  - Контракт? О чем речь?
  Тихомиров рассмеялся. Но как то коротко... и не очень весело.
  - На самом деле, конечно, никакого контракта на бумаге не существует, - сказал он после паузы. - Но устная договоренность внаших кругах, подкрепленная биографией и некоторыми защитными механизмами, значит гораздо больше, чем любая бумага с личной подписью.
  - Вы сказали - "в наших кругах"?
  - Да, в тех кругах, в которые я... в которые мы - так будет точнее - решили ввести и тебя, Сергей Михайлович. - Тихомиров вновь заглянул своему молодому товарищу в глаза. - Приведя тебя сюда, введя тебя в ближний круг, я, Сергей, несу за тебя полную ответственность.
  - Спасибо, Юрий Александрович, но... О чем мы сейчас говорим?
  - Я твойпоручитель. Я отвечаю за тебя головой. У нас тут устроено все просто. - Глаза Тихомирова из серо голубых вдруг стали льдистыми. - Люди ближнего круга должны доверять друг другу. Слишком высоки ставки. Но и серьезных проступков на таком уровне не прощают. В особенности - предательства.
  Краснов, обведя глазами интерьер этого сохранившегося почти в первозданном виде кабинета сталинской эпохи, криво усмехнулся:
  - "Давэряй, но правэряй", как говорил прежний хозяин?
  - Очень четкая и точная формулировка. С одной стороны, на этом уровне не нужны бесчисленные согласования и прочие бюрократические закорючки. Достаточно слова, чтобы проблема была решена. Или как минимум чтобы этим вопросом плотно занялись. С другой стороны, возникают большие соблазны... Такие люди могут создать большие проблемы.
  - И вы, Юрий Александрович, как я понимаю, занимаетесь негласной проверкой тех персон и личностей из некоего "ближнего круга", кто нарушает установившиеся правила и создает "проблемы"?
  - Не совсем. Хотя ты, Сергей, уже подошел близко...
  - Так как называется ваша должность, Юрий Александрович? Или это - секрет?
  Тихомиров в ответ скупо усмехнулся:
  - Должности, которую я занимаю уже довольно продолжительное время, не существует в реестре госдолжностей. Нет ни законов, ни подзаконных актов, где были бы прописаны задачи, полномочия, права и обязанности. О требованиях, которые предъявлялись прежде, в иные эпохи, в иные времена, сейчас говорить не стану. Несколько слов о том, что должен представлять собой кандидат на эту не существующую в правовом поле государства, но существующуюреально должность. А также о том, чем именно предстоит заниматься... и в каких, так сказать, декорациях.
  - Я весь внимание, - Краснов чуть подался вперед. - Хотя пока толком не понял: я то тут каким боком?
  - Требования к кандидату на должность таковы. Это должен быть один из лучших специалистов в нашей области. Следователь, детектив, сыщик и аналитик в одном лице... Человек с реальным опытом работы во всех этих сферах, разбирающийся в уголовном праве и, если брать шире, в криминальных сферах, во всех важнейших областях криминологии. А также, что не менее важно, имеющий представление об устройстве власти, о механизме принятия решений, включая сюда коррупционные механизмы. Еще одно необходимое условие: умение держать язык за зубами, хранить тайны - об этом я уже упоминал. Кандидат на высвобождающуюся вакансию должен также обладать определенным набором личных, деловых, профессиональных и человеческих качеств...
  Краснов - а он уже стал понимать, куда клонит его собеседник, - решил задать уточняющий вопрос.
  - Значит, человек этот будет заниматься расследованиями? Я правильно вас понял, Юрий Саныч?
  - Абсолютно верно.
  - Каким именно контингентом придется заниматься?
  - Крупными чиновниками федерального уровня. Вплоть до категории "А" - министрами, главами некоторых учреждений и их заместителями... Короче, чтобы не размазывать кое что по столу - элитой российской политики.
  Краснов едва сдержался, чтобы не выматериться вслух. Если бы подобные вещи выдал не Тихомиров, а кто то другой, он бы не только употребил сильные выражения, но и покрутил пальцем у виска... Настолько все это звучало ошарашивающе, настолько казалось неправдоподобным.
  - Вот это да... Вот это масштаб! И задача этого "специального человека" заключается в том, чтобы... Чтобы что?
  - Задача такова, если не вдаваться пока в нюансы. "Специальный человек", получив соответствующее указание - как и от кого, чуть позднее, - проводит максимально тщательное расследование. Как правило, оно ведется параллельно расследованию тех правоохранительных органов, которые занимаются конкретно этим делом. Это могут быть Министерство внутренних дел, или Следственный комитет, или госбезопасность...
  - Там есть хорошие специалисты, в этих ведомствах. Им что, не доверяют?
  - Им никогда не получить всей необходимой дляраскрытия информации - она просто не для их ушей. Не будем также забывать о родственниках нашей дорогой элиты, - усмехнулся Тихомиров. - А также про их любовниц или любовников, близких друзей. Некоторыми из них, их делами и делишками тоже приходится заниматься - в криминальном аспекте, естественно.
  - Значит, "специальный человек", получив соответствующее задание, должен распутать узелки и выявить виновного? В тех случаях, когда дело идет о "внутреннем круге" и огласка крайне нежелательна?
  - Я всегда считал тебя сообразительным человеком. Так и есть.
  - А откуда "специальный человек" будет брать инфу?
  - Это важный вопрос, и я рад, что ты сам его задал... "Специальный человек" обладает - в силу договоренностей - самой закрытой информацией о кремлевской элите, ее делах, занятиях, как явных, так и тайных, их наклонностях и привычках. До поры инфа накапливается, хранится втуне...
  - Но при необходимости можно получить доступ к такого рода сведениям?
  - Да, существует определенная процедура доступа. Более того, для выполнения задачи "специальный человек" может - имеет несомненное право - добиться немедленной - подчеркиваю! - немедленной аудиенции у любого федерального чиновника, у любого министра или главы ведомства.
  - И на эту вот не существующую в правовом поле должность... На должность "кремлевского сыщика"...
  - Точное и емкое определение. Но никогда не произноси его вслух.
  - И на эту вот должность вы сватаете меня?!
  - Да, Сергей. Я рекомендовал тебя на свое место, которое я освобождаю.
  Правая бровь у Краснова поползла вверх.
  - И вы думаете, Юрий Александрович, что я соглашусь?
  - Конечно, согласишься. - Тихомиров бросил взгляд на наручные часы (они у него, кстати, той же марки, которую предпочитает глава правительства). - Не для того тебя готовили и вели по жизни, чтобы ты взял, да и отказался.
  - Готовили? - удивленно переспросил Краснов. - Вели по жизни? Но...
  - Твои покойные родители... и родители их родителей были, чтоб ты знал, людьми "внутреннего круга". Тот самый случай, когда "плоть от плоти"...
  - Интересный поворот... А если я все же откажусь?
  - Ты в своем праве, Сергей. Но я тебе скажу две вещи... Первое. Я тоже первоначально не хотел заниматься тем, чем занимался все последние годы. Меня жестко поставили перед фактом. Более того, бросили, как мальца в воду, - авось выплывет. - Тихомиров невесело улыбнулся. - В отличие от тебя, я не имел возможности пообщаться со своим предшественником.
  - Почему?
  - Потому что он... он погиб.
  Тихомиров поднялся из кресла. Краснов, полагая, что разговор окончен, тоже встал. В этот момент послышался легкий щелчок. Сергей повернул голову на звук...
  Открылась потаенная дверь. Но не та, которая ведет в комнату отдыха, а другая, о существовании которой он не знал. Она сливалась с облицовкой стенных панелей и была совершенно незаметна на этом фоне. Через образовавшийся проем в кабинет шагнул мужчина. Он был среднего роста, одет в деловой костюм, сухощавого телосложения, шатен... Где то Краснов его уже видел. Кажется, на коллегии МВД, где присутствовали также некоторые советники и кураторы из АП...
  Мужчина, что удивило Краснова - наряду с тем, что удивило уже само его появление через потайную дверь, не стал проходить дальше, вовнутрь кабинета, а застыл у дверного проема.
  Тихомиров тем временем подошел к визитеру:
  - Здравствуйте, Алексей Николаевич.
  - Приветствую, Юрий Александрович. Не помешаю?
  Они обменялись рукопожатиями.
  - Конечно, нет... ведь вы мой лучший и к тому же единственный клиент. Вы один сегодня или...
  Визитер не успел ответить; отойдя чуть в сторону, он пропустил в кабинет того, кто шел вслед за ним.
  Когда Краснов увидел вошедшего, у него екнуло в груди. Первое лицо государства. Президент Российской Федерации. Он же - Верховный главнокомандующий.
  Появление здесь этого человека было столь неожиданным для Сергея Краснова, произвело на него столь сильное впечатление, что на какие то мгновения он даже потерял дар речи.
  
  ГЛАВА 12
  
  Прошло около получаса с того момента, как Полянский и его спутник приехали в Майендорф. Над замком и парком плыли звуки скрипичного концерта Сибелиуса; музыканты всемирно известного коллектива "Виртуозы России" услаждали слух съезжающихся в государственную резиденцию VIP гостей, воспроизводя отрывки и фрагменты из бессмертных творений лучших музыкальных гениев всех времен и народов. Для музыкантов оборудовали еще одну площадку, ближе к правому торцу здания. По их одухотворенным лицам было заметно, что и самим виртуозам очень нравилось музицировать в столь прекрасном месте, перед этой почтенной публикой. К тому же гонорар, выплаченный коллективу лучших исполнителей страны фирмой, взявшей на себя организацию мероприятия, в несколько раз превосходил существующие в их среде расценки...
  Промочив горло скотчем, Хохлов поинтересовался у своего спутника:
  - Игорь, а как долго мы здесь пробудем?
  - Что? - Полянский бросил на него рассеянный взгляд (мыслями он явно витал где то далеко). - Ты это о чем?
  Вадим повторил свой вопрос.
  - Ну, ты то здесь недолго пробудешь.
  Поняв, что его слова прозвучали излишне резко, Полянский коснулся руки приглашенного им человека.
  - Имеется в виду вот что, старик... Это не моя "днюха", а Димкина. Уж я бы никого из этих старперов на свой happy birthday не позвал!.. - Игорь покосился на прошедшую мимо них к расставленным полукругом зрительским местам пару - грузного лысеющего мужчину лет шестидесяти пяти и его молодящуюся спутницу в меховой накидке поверх расшитого стразами, а возможно, и бриллиантами вечернего платья.
  - Так вот... Программа мероприятия, насколько я в курсе, состоит из нескольких частей. Часам к девяти или, самое позднее, к десяти большинство гостей разъедутся. Останутся только близкие друзья Димки - человек десять примерно. Исключительно молодежь, свои люди из "внутреннего круга".
  - Понятно, Игорь.
  - Тебе вот понятно, а мне - не очень. - Полянский скривил губы. - Ну да ладно... Как только гости... имеется в виду старшие товарищи, начнут разъезжаться, уедешь и ты. Ах да, - он спохватился, - ты же без колес...
  - Я закажу такси.
  - Это необязательно. Минутку... - Полянский подозвал жестом одного из молодых людей, к нагрудному карману пиджака которого был прикреплен бейдж. - Любезнейший...
  - К вашим услугам, - сказал подошедший к ним парень, из ушной раковины которого свисал витой проводок.
  - Моему товарищу нужно будет как то добраться до дома... Он сегодня без машины. Можно будет решить этот вопрос?
  - Да, конечно, у нас имеется разъездной транспорт. Вызвать машину?
  - Нет, не сейчас. Он еще побудет некоторое время.
  - Нет проблем. В любой момент, как только вы пожелаете.
  Когда сотрудник фирмы организатора данного мероприятия отошел в сторонку, Полянский приблизил губы к уху Хохлова:
  - Вадим, могу я тебя попросить об одном одолжении?
  - Да, конечно.
  - Вот то, что ты сейчас видишь... - Полянский сделал круговой жест рукой. - Об этом нигде и ничего писать не нужно. И особо распространяться о том, что ты здесь был... и кого ты здесь наблюдал... тоже не следует.
  - Хорошо, я тебя понял. Я, признаться...
  - Если понадобится, тебе пришлют готовый материал, - не дослушав его, продолжил Полянский. - У тебя ведь остались связи в этом гадюш... в этом вашем журналистском сообществе?
  - Было бы что предложить, - уклончиво сказал Хохлов. - Зависит от того, что это за материал, о ком он...
  - И от того, насколько тебе самому это будет интересно... по деньгам?
  - Ну, да, от этого тоже. У меня ведь, Игорь, нет богатых родственников. - Вадим усмехнулся. - Но для тебя, как для старого друга...
  - Вот и прекрасно, - вновь перебил его Полянский. - Считай, что договорились! В любом случае, Вадик, я тебе благодарен за то, что ты отозвался на мою просьбу и согласился приехать в это осиное гнездо...
  "Какие то интриги у них тут плетутся, - подумал про себя Хохлов. - Во что это меня пытается втянуть этот папенькин сынок?.. Да какая тебе разница, Вадим! Это твой шанс... другого такого судьба может тебе более и не предоставить!.."
  - А чего все ждут? Или - кого?
  - Важных гостей дожидаются. С минуты на минуту должны приехать... - Полянский, заметив кого то из знакомых среди гостей, негромко сказал: - Вадик, мне тут кое с кем поговорить надо. Ты это... не тушуйся! Выпей чего нибудь. Или сходи, посмотри замок и парк.
  - За меня не волнуйся, я найду чем себя занять.
  Едва Полянский покинул его общество, как над ухом у Хохлова прозвучал женский голос:
  - Молодой человек, можно я составлю вам компанию?
  Вадим обернулся. Затем с полупоклоном и легкой, но уместной случаю улыбкой сказал:
  - Буду польщен... Любой мужчина мечтал бы оказаться на моем месте!
  Это была та самая молодящаяся женщина в декольтированном - впрочем, в меру - темно синего цвета вечернем платье и меховой накидке, которую он видел проходящей мимо них под руку с грузным, важного вида мужчиной минут пять тому назад.
  - Экий вы дамский угодник! - Женщина рассмеялась, продемонстрировав ровные белые зубы (дантист не зря жует свою корочку с маслом и икоркой). - Вероника Николаевна...
  - Рад познакомиться... - Хохлов - вновь с легким поклоном - пожал затянутую в перчатку женскую руку. - Меня зовут Вадим.
  - Вы друг Димы?
  - У нас с ним общие друзья, - уклончиво сказал Хохлов. - На вас потрясающее платье, Вероника Николаевна! Не сочтите за дерзость, но я с первой же минуты...
  Дама коснулась его локтя своей рукой в изукрашенной casual joaillerie перчатке.
  - Что же вы замолчали? Договаривайте.
  - Хочу признаться, что я любовался вами, - глядя ей в глаза, негромко, но с чувством произнес Хохлов. - С первой же минуты, как увидел вас здесь...
  - Вы мне льстите, молодой человек, - одарив Вадима улыбкой, сказала дама. - Или вас интересуют исключительно пожилые женщины?
  "Нет, не угадала, - глядя на эту молодящуюся брюнетку, которой можно дать как сорок пять, так и все шестьдесят (пластикохирургия нынче способна творить чудеса), подумал Хохлов. - Меня интересуют богатые женщины, равно как и мужчины. А сколько им лет по паспорту... да наплевать!"
  - Я люблю смотреть на красивых женщин, - не отводя взгляда, сказал Хохлов. - Надеюсь, вы простите мне мою дерзость... Но я говорю чистую правду.
  Дама взяла его под руку.
  - Так и быть, поверю вам на слово... Я и не знала, что в компании моего беспутного племянника встречаются такие приятные и хорошо воспитанные молодые люди.
  Сказав это, она помахала рукой в перчатке мужчине - тому самому солидному мэну, в чьей компании Вадим уже видел ее прежде. Он сейчас стоял у арочного прохода вместе с еще несколькими мужчинами, среди которых Вадим увидел и Мельникова старшего, отца именинника, - телевизионная картинка и виденные ранее снимки в точности соответствовали реальному облику финансового магната, президента одного из крупнейших российских банков... В ответ сразу трое мужчин, включая банкира, ответно помахали руками стоящей в компании с молодым человеком даме. А затем вновь переключились на свой мужской разговор...
  "Мельникова старшего зовут Михаил Николаевич, - промелькнуло в голове у Хохлова.
  - Вероника Николаевна... Гм. Похоже, эта дама - родная сестра Мельникова старшего. И, следовательно, тетя Дмитрия".
  - Эта старая английская корова, как всегда, опаздывает, - с той же очаровательной улыбкой сказала дама. - Тоже мне, "Королева Шантеклера"... Тот самый случай, когда из грязи - в князи. Корчит из себя бог весть кого! Сразу же видно, что гены у нее нашенские, русские!
  Вадим едва удержался, чтобы не спросить, о ком это она говорит. Но ему страшно не хотелось выказывать свою некомпетентность. Задай он вопрос, она могла бы подумать, что он человек случайный, не из их круга (что было чистой правдой). Поэтому он задал другой вопрос:
  - Выпьете что нибудь, Вероника Николаевна?
  - Я уж было подумала, что вы не предложите... Фужер шампанского!
  Вадим легко выполнил эту ее просьбу. Благо, вышколенные официанты и стюарды, снующие среди собравшихся у шатра ВИП персон, ловили каждый взгляд, каждый жест...
  - За знакомство! - Дама отпила из своего фужера. - Cheers!
  - За знакомство, Вероника Николаевна. - Вадим сделал глоток молта. - За приятное знакомство!
  - Можно просто - Вероника...
  Вадим, кивнув в сторону "цирка", возле которого появились какие то люди - одни были в униформе, другие в складчатых одеяниях с античными орнаментами, в одеждах, похожих на римские тоги, - поинтересовался у своей новой знакомой:
  - Нас ожидает какое то представление?
  - А вы разве не в курсе, Вадим? Это идея нашего Димочки.
  - Да да, кое что слышал... - осторожно произнес Вадим. - Интересная задумка.
  - Мальчику уже двадцать пять, но иногда он ведет себя как капризный ребенок. Знаете, как у детей? "Хочу эту игрушку!.. И немедленно!" Носится с этой своей идеей раскрутить проект "Калигула"... И никто - ни отец, ни его друзья - не могут пока отговорить Димку от этой его блажи!
  Хохлов, вспомнив о лике, изображенном на "пригласительном", а также о надписи на "карточке", покивал.
  - Да... Калигула... Мощная фигура! У Сартра, кажется, есть одноименная пьеса...
  - У Альбера Камю, - поправила его дама. - Наш Дима и эта... - Дама, как показалось, неприязненно посмотрела в ту сторону, где в центре шатра все еще стояли именинник и его подруга, - его пассия спонсируют постановку спектакля. Но в основном, конечно, вкладывается наш дурачок...
  - Кхм. По пьесе "Калигула", значит? Современная постановка?
  - Да. Но ее, эту пьесу - вернее, сам этот сюжет - переписал какой то современный автор. Чушь, короче... - Дама допила шампанское, затем жестом подозвала официанта.
  - Любезнейший, фужер "Империала"!
  - Значит, Дмитрий и Лариса - театралы? - Хохлов решил, пользуясь случаем, выведать побольше об имениннике и его девушке. - Вернее сказать, меценаты, поддерживающие театр?
  - Не знаю, какие уж из них меценаты... - Вероника Николаевна скривила губы. - Полтора миллиона фунтов Димка в эту странную затею уже втюхал. Его подруга тоже, надо полагать, подбросила деньжат... Сейчас обе труппы, московская и лондонская, готовят спектакль к запуску.
  - Этого... нового "Калигулу" будут показывать и в Москве, и в Лондоне?
  - Именно так. Если, конечно, Дима не охладеет к своему проекту и не закроет его вовсе, наплевав на потраченные средства.
  - Такое тоже может случиться?
  - Не исключено... Он ведь уже лет пять носится с идеей экранизации, еще со студенческой поры. И эти театральные постановки - кстати, одновременная премьера в Москве и в Лондоне ожидается сразу после Нового года, - так вот эти вот спектакли призваны подогреть интерес публики. Я бы даже сказала, скандализировать тему, вынести ее на широкое публичное поле...
  Вадим с умным видом покивал.
  - Это разумный рекламный ход. Народ пресыщен зрелищами. Чтобы привлечь внимание, нужно придумать и сделать нечто, чтобы о тебе или о твоем продукте заговорили. Скандал - средство для быстрой и эффективной раскрутки...
  - Вы изъясняетесь, как большой знаток.
  - Спасибо. Я просто немного в теме.
  - Дима планирует осуществить новую экранизацию "Калигулы".
  - Вот как? - Хохлов, услышав эту новость, неподдельно удивился. - Но ведь прежний фильм "Калигула"...
  - Который поставил Тинто Брасс при поддержке порнушников из "Пентхаус"...
  - Да да, именно этот... Он ведь снискал скандальную славу.
  - Дмитрий хочет спродюсировать новый фильм. Сначала запустят на двух сценах постановку, обкатают идею и актеров, раскрутят, отпиарят...
  - А затем будут экранизировать?
  - Если найдут ту сумму, которую запланировал сам Дима. У него ведь требования какие? Должны быть задействованы лучшие из лучших - сценарист, оператор, режиссер... Мировые звезды в главных ролях... Съемки в Италии... Это все очень не дешево. Да и не только в деньгах дело.
  - Если не секрет, то о каких суммах идет речь?
  Дама задумчиво улыбнулась.
  - Четверть миллиарда долларов - как минимум. Потому что если экономить - так говорит сам Дима, - получится "дешевая порнуха".
  В какой то момент Вадим заметил у шатра ту самую фигуристую шатенку, в компании с которой они сюда приехали. Уловив момент, когда девушка повернула голову в его сторону, Хохлов поприветствовал ее легким взмахом руки - как уже знакомого ему человека. Но Анна и на этот раз никак не отреагировала на подаваемые им знаки внимания...
  "Странная какая то, - отметил про себя Хохлов. - Ведет себя так, как будто она здесь сама по себе. Не выпивает, как большинство гостей, которые кого то или чего то дожидаются, ни с кем не вступает в разговоры. Стоит особняком, с Полянского глаз не спускает. И к имениннику, кстати, с поздравлениями не подходила..."
  Мимо них, оставив после себя густое, как туманный клуб, облачко аромата какого то дорогого парфюма, проследовала импозантная парочка: толстяк в костюме от Армани и его спутница, очень красивая ухоженная девушка блондинистой наружности и в платье с вырезом почти до талии. Одновременно с ними к имениннику подошел и уже знакомый Хохлову персонаж - смуглый красавец Руслан.
  - У Борьки Когана всегда был плебейский вкус, - полушепотом заметила дама. - Как и у его отца, впрочем... Где он нашел эту дылду? Из "эскортных", что ли? Надушена и накрашена, как дешевая проститутка!
  Теперь уже и Вадим, когда прозвучала фамилия известного в финансовых кругах человека, догадался, кто этот парень, похожий внешне на вскормленного бигмаками бройлерного американца... Да уж, здесь, в "Усадьбе Майендорф", нынче собрались самые сливки.
  - А вы в курсе, Вадим, что Коган... - Дама выдержала паузу почище знаменитой "мхатовской".
  - Что Борис жутко влюблен в Лару Алексахину?
  - Это действительно так?
  - Да, совершенно точно!
  - А Дмитрий?
  - А что Дмитрий? - Дама поправила меховую накидку, укрывающую ее полуобнаженные плечи. - Я... Лично я... считаю, что ему еще рано жениться.
  - Думаете?
  - Уверена! Он еще совсем молод и не нагулялся толком. Они ведь все с детства дружат. Учились в одной частной школе в Англии... Вы меня понимаете, да?
  - Хм... А этот вот Руслан? - Хохлов посмотрел в сторону стоящего к ним спиной кавказца. - Он ведь тоже друг Дмитрия?
  - Руслан Абышев? - На лице дамы появилась странная гримаска. - Я уже говорила, что они в одной частной школе учились. Его отец - авторитетный бизнесмен. - Вероника Николаевна сделала ударение на слове авторитетный. - Или дядя?.. Я уже и не упомню, кто тут чей сын или племянник.
  - Нефть? Или финансы?
  - Ни то и ни другое, - на этот раз уклончиво ответила дама. - Недвижимость... гостиницы в Москве, несколько казино. Но сейчас поприжали игровую маф... игровой бизнес. Так что дела у них, как я слышала, не очень хороши.
  - Да... игорный бизнес реально поприжали.
  - У Димы есть довольно странные друзья. - Дама вопросительно посмотрела на Хохлова. - Вы не находите?
  Вадим молча кивнул. Он обратил внимание на некий прозвучавший в словах Вероники Николаевны подтекст. Хотел задать пару тройку как бы наводящих вопросов, чтобы выведать у этой словоохотливой женщины побольше разных сведений и данных о некоторых из собравшихся здесь непростых людей. Но не успел...
  К ним подошел Борис Коган. Несколько секунд этот толстяк, в котором, впрочем, все равно присутствовал некий лоск, присущий человеку с деньгами или же отпрыску богатых родителей, в упор глядел на Хохлова. Затем криво усмехнулся. Переведя взгляд на молодящуюся даму, громко сказал:
  - Вероника Николаевна, вам не стоит говорить с этим... с этим человеком.
  - Это почему же, Боря? - Женщина вопросительно вскинула брови. - Ты какой то бледный... Ты чем то взволнован, дорогой?
  Коган младший вытер платком вспотевшее лицо, после чего небрежно сунул тряпицу в нагрудный карман пиджака.
  - А при чем тут я? - сердитым тоном сказал "пузан". - Я говорю о нем. - Коган кивнул в сторону затаившего дыхание Хохлова. - Будьте поосторожней с этим типом. Он не из нашего круга!
  - А что, приятный молодой человек... Не надо так нервничать, Боря. Знаешь, я тебя понимаю... То есть я понимаю, что ты сейчас сильно расстроен.
  - Ничего вы не понимаете. Он - приятель Игоря Полянского! И вообще...
  - Вот оно что. - Женщина, не дослушав толстяка, коснулась рукой в перчатке щеки Вадима. Улыбнулась странной улыбкой... как то даже сочувствующе, что ли. - Ах вы, шалунишка! Борюсик, милый... - Она вновь повернулась к толстяку.- Я, в отличие от некоторых, считаю, что у каждого могут быть свои секреты, свои маленькие причуды!..
  Их беседу прервало появление новых действующих лиц. Все или почти все, кто находились в шатре или близ него, сосредоточили внимание на подъехавших к замку лимузинах представительского класса, а также на тех, кого привезли в замок Майендорф эти роскошные авто.
  Среди вновь прибывших были узнаваемые медийные персоны. Например, заместитель главы правительства Алексахин с супругой. А также дама в скромном, особенно на фоне нарядов местных дам, но стильном пальто и шляпке. Именно эта особа, державшаяся просто, но в то же время с достоинством, оказалась в центре всеобщего внимания. Это была всемирно известная британская актриса, лауреат всевозможных премий - шестидесятипятилетняя Хелен Мирроу. Она принадлежала к тому редкому типу женщин, кто никогда не скрывает своего возраста (а зачастую и сама называет его).
  Женщина, имеющая русские корни, актриса, чья карьера пусть медленно, но неуклонно вела ее на самый Олимп... После того как Мирроу сыграла в ряде исторических драм, и в особенности блистательно - и весьма убедительно, по мнению критиков, - перевоплотилась в уже современной драме в Ее Величество, в ныне царствующую королеву, - с ее славой, ее известностью и, что немаловажно, ее влиянием и связями из всех ее коллег актеров нынче мало кто может сравниться...
  "Так вот про кого говорила Вероника, когда упомянула в разговоре некую "английскую корову", - подумал про себя Хохлов. - Вот так так! Вот так "приглашенный гость"...
  Круто. Мирроу сыграла одну из ведущих ролей в том, уже довольно древнем фильме про Калигулу, который снял Тинто Брасс и который впоследствии наделал столько шума..."
  Британская актриса, оказавшаяся, если присмотреться вблизи, приятной и нисколько не чопорной женщиной с платиновыми волосами - она, правда, была в шляпке, - с все еще стройной фигурой, а также вице премьер, отец подруги именинника, и прибывшие с ними дамы и господа направились в шатер, чтобы поздравить виновника торжества с юбилейной датой.
  Из подслушанного разговора Хохлов уяснил, что миссис Мирроу оказалась в Москве "отчасти случайно". Не далее как вчера известной актрисе была вручена премия (то ли за ее немалый вклад в искусство, то ли за развитие "российско британских отношений"). Она задержалась в Москве на несколько часов, чтобы лично поздравить молодого человека, намеревавшегося вложить немалые средства в театр и в кино в целом. И он, кстати, также собирался добыть инвестиции для новой масштабной - эпической, грандиозной! - экранизации "Калигулы", сюжета, который сыграл не последнюю роль и в ее, Мирроу, актерской карьере.
  Вадим Хохлов отметил про себя еще одну немаловажную деталь. Действо снимали на камеры два оператора с бейджами - по видимому, специально нанятые люди. Ни одного фотографа на этом мероприятии он не заметил.
  Надвинулись сумерки; за пределами парка темнота смешалась с плотной пеленой тумана. Ожидался небольшой дождь во второй половине дня, но он так и не пролился. По ухоженной территории "Усадьбы Майендорф", подсвеченной иллюминацией, разнесся мужской голос:
  - Добрый вечер, дамы и господа! Good evening, ladies and gentlemen!
  Известный шоумен, которому должна была ассистировать не менее известная миллионам российских обывателей "телевумен", приготовился было произнести те слова, что полагалось сказать согласно приготовленному сценарию. Но случилось неожиданное. На импровизированную сцену близ "цирка" поднялся сам виновник торжества. Заметив недоумевающий взгляд ведущего, Дмитрий Мельников протянул руку за микрофоном.
  - Добрый вечер... - Голос именинника заметно дрогнул. Прокашлявшись, он повторил.
  - Добрый вечер, дамы и господа! Прошу минуточку внимания! Важное сообщение...
  Вадим подошел чуть ближе. И не один он; некоторые из тех, кто уже было уселись в специально расставленных у шатра креслах, поднялись со своих мест.
  - Во первых, - продолжил Мельников младший, - хочу поблагодарить всех присутствующих за добрые слова, за поздравления и за подарки. Мама, папа... друзья... спасибо вам! Хочу сказать кое что важное...
  Вадим заметил, как напряглись некоторые из присутствующих. Он жадно - алчно! - наблюдал за реакцией этих непростых людей. В особенности близких самого именинника. Тех из них, кто находился сейчас совсем близко. Тех, чьи реакции, чьи эмоции он мог отфиксировать своим опытным журналистским взглядом.
  Мельников посмотрел на застывшую в странном оцепенении близ сцены girlfriend. Лара Алексахина стояла рядом с отцом, но как бы и отдельно, как бы отстраненно от всех. Чувствовалось, что произносимые слова давались молодому человеку с большим трудом. Определенно, все происходящее в данную минуту не походило на заранее составленную и отрепетированную речь. Скорее всего, это был экспромт.
  - Прежде чем мы начнем праздновать... а банкет, перефразируя наших английских друзей, состоится при любой погоде, я хочу сказать... - Мельников натянуто улыбнулся. - Короче, мне, как имениннику, захотелось немного изменить сценарий нашего мероприятия.
  Вадим заметил, как переглянулись двое мужчин. А именно отец именинника и вице премьер Алексахин - папа "без пяти минут невесты" Дмитрия Мельникова. Хохлов догадался, что что то пошло не по плану.
  - Большинство из вас знает, как важен для меня проект "Калигула", - продолжил Мельников- младший. - Я благодарен актерам труппы, которые любезно согласились показать всем нам третий акт спектакля... Напомню, премьера ожидается после Нового года. Давайте поприветствуем исполнителей аплодисментами!
  На несколько секунд во всей округе - как казалось Хохлову - установилась гробовая тишина. На плотно сжатых дотоле губах Игоря Полянского - а он очень внимательно слушал речь именинника - зазмеилась усмешка. Определенно, этот субъект был доволен услышанным. Чего нельзя сказать о Ларисе Алексахиной: девушка стояла под взглядами присутствующих ни жива ни мертва.
  Наконец раздались чьи то аплодисменты. Надо же... это Хелен Мирроу, встав с кресла, со своего почетного места в центре импровизированного зрительского зала для VIP персон, поприветствовала показавшихся на сцене "цирка" актеров - фигурки людей в тогах возникли словно ниоткуда - хлопками в ладоши...
  - Вот и хорошо! - сказала громким, бодрым и не совсем трезвым голосом расположившаяся неподалеку Вероника Николаевна. - Молодец, Дима... правильно решил! И хорошо сказал!
  Распорядитель мероприятия сделал знак музыкантам. Над усадьбой поплыли звуки музыкальной композиции из знаменитого фильма "Калигула". Эта мелодия является не только вступлением к третьему акту спектакля, который пока еще никто из широкой публики не видел. Но она - именно сейчас и здесь - звучала также в честь той, кто исполняла три десятка лет назад роль Цезонии, - Caesonia"s Dance. В честь почтившей своим присутствием данное мероприятие великолепной Хелен Мирроу...
  Откуда то из за "цирка" двое мужчин в туниках вывели, держа за уздечку... лошадь! Вернее сказать, это был конь - светлой масти, с разукрашенной золочением сбруей, седлом и бордовой - опять же с золотом - попоной. С двух сторон "цирка", дополнительно освещая действо и арену, вспыхнули костры... Хотя нет, это лишь казалось, что занялись пламенем поленницы дров. В действительности же эти трехметровые кострища были декорациями, их искусно подсветили изнутри какими то осветительными приборами.
  Раздвинулся занавес. На переднем фоне - под такты знакомой многим музыки - танцевала молодая женщина. Она была в почти прозрачной тунике, под которой, похоже, не было даже намека на нижнее белье.
  В глубине сцены, устроенной на манер уменьшенной копии внутреннего зала римского Сената, восседали какие то мужчины. Мужей этих было примерно десятка полтора - на них современные костюмы, а не римские одеяния. Эти персонажи походили одновременно и на нынешних чинуш, и на депутатов, на этих сытых и ленивых "слуг народа". Лица актеров скрыты масками...
  Словно из под земли, в клубах дыма появился еще один персонаж, одетый в длинный, до пят, пурпурного цвета - прерогатива императора! - римский плащ пенула. Капюшон надвинут на голову; на плечах вышит или перенесен каким то иным образом лик императора Рима, принцепса Сената Гая Юлия Цезаря Августа Германика, более известного под своим агноменом - Калигула.
  Когда плащ словно ненароком распахнулся, стал виден привязанный к чреслам "Калигулы" полуметровой длины... фаллос. И вот уже "император" взобрался на коня, которого по прежнему придерживают с двух сторон человечки в римских одеяниях...
  Среди гостей пошел шепоток, послышались и громкие восклицания.
  "Нет уж, господа, - решил про себя Хохлов, - я отсюда так просто, без серьезного улова, не уйду... Пока все глазеют на этот "цирк", надо прогуляться в замок. Должно же быть там где то укромное местечко..."
  
  ГЛАВА 13
  
  - Здравствуйте, Юрий Александрович! - Президент, войдя в кабинет, первым протянул руку его хозяину. - Как дела? Что новенького?
  - Здравствуйте. - Тихомиров пожал протянутую ладонь. - В штатном режиме. Вот инструктирую товарища, о котором я вам докладывал.
  Все трое посмотрели на Краснова.
  - Позвольте представить вам этого молодого, но весьма одаренного и перспективного человека. - Тихомиров слегка кивнул в сторону четвертого из их компании, который, кажется, в эти мгновения даже перестал дышать. - Краснов Сергей Михайлович, старший оперуполномоченный департамента собственной безопасности Министерства внутренних дел... хотя это уже в прошлом.
  Президент несколько секунд смотрел на "кандидата". Вначале, как показалось, строго, испытующе. Но затем на его губах появилась доброжелательная улыбка. Он сам сократил дистанцию, сделав пару шагов, и первым протянул ладонь для рукопожатия.
  - Здравствуйте, Сергей Михайлович.
  Краснова настолько "клинило" в этот момент, что у него - вот же незадача! - вылетело из головы имя и отчество главы государства.
  - Здравия желаю, товарищ Верховный главнокомандующий!
  Продолжая улыбаться, президент бросил взгляд на Тихомирова:
  - Я так понимаю, что вводный инструктаж еще не закончен?
  - Да, мы только в самом начале процесса.
  Президент кивнул на своего помощника, главу одного из департаментов АП, курирующего спецслужбы. Затем заговорил - негромко и веско:
  - Все указания, которые будут передаваться в обычном штатном режиме через Алексея Николаевича, - это мои личные указания. Услышанные из его уст слова - это моислова. Юрий Александрович введет вас в курс дел. Но поскольку вы новый наш сотрудник и поскольку только знакомитесь с порядками и обстановкой и входите в курс наших дел, то я решил лично сказать вам то, что только что сказал. Вы меня поняли, Сергей Михайлович?
  - Так точно.
  - Ну вот и хорошо, - сказал глава государства. - Рад знакомству, Сергей Михайлович. Полагаю, у нас еще будет возможность встретиться, поговорить, познакомиться, так сказать, поближе.
  Он уже было повернулся к выходу - Краснову, несколько пришедшему в себя, вдруг и самому захотелось глянуть в дверной проем, стоит ли там адъютант с "ядерным чемоданчиком", - но остановился и вновь посмотрел на привезенного Тихомировым в Кремль человека.
  - Сергей Михайлович, это вы написали аналитическую записку на мое имя? На предмет необходимости реорганизации оперативно следственной части и создания единого федерального бюро расследований?
  Краснов облизнул пересохшие губы. Да, действительно, он составил перечень предложений по теме реорганизации следствия. Это было почти год назад, еще до начала обсуждения нового Закона о полиции и решения выделить из Генпрокуратуры Следственный комитет. Признаться, он уже и забыл об этой записке, которую "нахально" - через головы милицейских начальников - направил первому лицу (хотя фактически она ушла в Администрацию президента, в юридический департамент).
  - Так точно.
  - Мне докладывали о ваших предложениях. Много дельных мыслей, хотя есть и дискуссионные моменты...
  Их глаза на секунду встретились.
  - Ну что ж, - сказал президент, - не будем вам мешать. Пойдемте, Алексей Николаевич. Пусть товарищи переговорят о своих секретных делах с глазу на глаз...
  Только когда они вновь остались в кабинете вдвоем, Краснов наконец смог перевести дыхание. Он достал из внутреннего кармана слегка пахнущий мужским парфюмом носовой платок (заботливо вложенный туда Ириной Федоровной). Промокнул повлажневший лоб; никогда не думал, что минутный разговор может отобрать столько сил и энергии.
  - Вот это да, - пробормотал он. - Просто глазам своим не верю. И ушам - тоже...
  - Ничего, со временем привыкнешь, - спокойным тоном сказал Тихомиров. - Человек ко всему привыкает.
  Он уселся в кресло за письменным столом. Жестом указал Краснову, чтобы тот тоже присел. Сергей плюхнулся на стул. Юрий Александрович, выдвинув верхний ящик стола, достал оттуда сначала кожаную папку, а затем мобильный телефон в чехольчике. Неспешно открыл папку; вытащил лист писчей бумаги, достал из специального кармашка авторучку "Паркер", передвинул по столешнице Краснову.
  - Сейчас ты напишешь заявление "по собственному"... Как минимум одну из милицейских вакансий за тобой сохранят. Какую именно, узнаешь чуть позже. Но из штата ДСБ тебя нужно по любому выводить...
  Краснов на этот раз не стал упираться и спорить, как это было в том случае, когда написать подобную бумагу от него потребовал генерал Венглинский.
  - ...Вот и хорошо, - сказал Юрий Александрович, прочитав написанную только что его протеже бумагу. - В понедельник утром твой рапорт положат на стол кадровикам из МВД. Приказ по тебе уже заготовлен, но нужно соблюсти необходимые формальности.
  Он передал Краснову небольшой сверток. Тот, подчиняясь жесту старшего, извлек из чехольчика сотовый телефон. Несколько секунд крутил его в руках, затем раздвинул. Это была продвинутая - и не самая дешевая - модель, насколько Краснов мог судить о таких вещах. С виду смахивает на "Верту". Но маркировка, указывающая на марку аппарата и изготовителя, на нем отсутствует.
  - Не включается, - пробормотал он. - Наверное, разряжен...
  - Приложи указательный палец прямо к экранчику.
  Краснов, следуя инструкциям старшего товарища, активировал гаджет. Тихомиров достал из кармана точно такой же мобильник. Набрал номер. В тиши кабинета послышался мелодичный рингтон.
  - Что то знакомое, - пробормотал Краснов, глядя на осветившийся дисплей с надписью Enigma1. - Это из какого то фильма?
  Тихомиров улыбнулся:
  - Эх вы, молодежь! Это мелодия из знаменитого некогда сериала "Следствие ведут знатоки". Ответь на вызов!
  Краснов нажал нужную кнопочку.
  - Проверка связи... Раз. Два. Три.
  - Слышу, - буркнул Сергей. - И в трубке - тоже.
  - Прекрасно. - Тихомиров отключил свой сотовый, сунул в чехольчик, а его положил в карман пиджака. - Этот телефон, Сергей, должен быть всегда с тобой. Всегда и везде. В память введены три номера. Мой "ник" ты уже знаешь. Телефон Ирины Федоровны - Enigma 2. Наш заказчик, наш клиент - таковым номинально выступает Алексей Николаевич - под псевдонимом Alex... - Юрий Александрович бросил взгляд на наручные часы. - Сейчас тебя отвезут в твой адрес. "Лексус", который тебя привез, стоит там же, где и стоял. Если не случится ничего экстраординарного, разговор продолжим завтра, после десяти утра, в офисе на Остоженке.
  - Я так понимаю, что моего согласия... хочу ли я играть в эти вот игры... никто спрашивать не собирается?
  - У тебя будет время подумать. - Тихомиров вышел из за стола. - И не забывай, о чем я сказал: "Кто, если не ты?"
  Краснов тоже поднялся.
  - Есть как минимум одно обстоятельство, Юрий Александрович, из за которого я не смогу принять ваше предложение.
  - Это не мое предложение, Сергей! - довольно резко произнес Тихомиров. - Бери выше. Я лишь дал тебе рекомендацию... Что за обстоятельство?
  - Сочинская история...
  - Конкретней.
  - Я дал обещание одному человеку.
  - Ах, вот оно что... - Тихомиров сейчас смотрел на визави своим особым взглядом - просвечивающим и высвечивающим, как казалось Краснову, все потаенные уголки его души. - Речь о полковнике Левицком?
  - Я обещал ему, что позабочусь о его безопасности. В обмен на информацию, которую намеревался добыть от него в интересах дела.
  - Ты обещал ему защиту?
  - Да, именно так. Подобные вещи практикуются в моем... теперь уже бывшем департаменте.
  - Но после того, как тебя сняли с дела и отозвали в Москву...
  - Я не смог сдержать данное ему слово.
  - По причине возникшего форс мажора?
  - По известным вам причинам.
  Лицо Тихомирова несколько смягчилось.
  - С Левицким все будет в порядке. Его забрали из сочинской больницы и еще вчера днем перевезли в одну из московских клиник.
  - Спасибо, - глядя ему в глаза, сказал Краснов. - Вы только что сняли у меня камень с души. Значит, Левицкий в безопасности?
  - Угрозы его жизни нет.
  - Принимается, - Краснов облегченно вздохнул. - Еще про одного человека хочу спросить. Про Николая Аверина...
  - Это твой "личник"?
  - Да. А вы, я вижу, неплохо изучили мое окружение.
  - Не беспокойся, с ним тоже все будет нормально. И еще... раз уж ты сам назвал его фамилию... Сергей, ты доверяешь этому человеку?
  - Как самому себе. А почему вы спрашиваете об этом?
  - В будущем тебе понадобятся люди, которым ты доверяешь... Именно так, как только что сказал, - "как самому себе".
  - Не понимаю пока, о чем идет речь.
  - В нашем деле... вернее, даже в нашем деле вовсе без помощников не обойтись.
  Таких людей возле тебя - тех, кому ты лично доверяешь и кто способен работать в наших непростых условиях, учитывая специфику, - будет несколько. И ты должен быть уверен в них на все сто.
  - Мне полагается шофер?
  - Да. Этот же человек будет выполнять функции телохранителя.
  - И если я скажу, что меня в этом плане устроила бы кандидатура Аверина...
  - То его кандидатура была бы рассмотрена.
  - И вы можете его... как бы сказать правильно...
  - Перевести на новое место работы? - Тихомиров вновь улыбнулся краешком губ. - Ну что ж, рассмотрим твое предложение. А теперь иди! И не забывай, что ты уже в деле; не забывай про телефон, по которому тебе теперь могут позвонить в любой момент.
  
  ГЛАВА 14
  
  Анна посмотрела на часики. Начало четвертого. Охх... как медленно тянется время.
  Как это часто случалось с ней в подобных обстоятельствах, середина ночи выдалась самой трудной. Бодигарды тех ВИПов, что веселятся сейчас внутри флигеля, либо коротают время в своих машинах, выстроившихся у восточного торца строения, либо кучкуются по двое, по трое неподалеку от парадного входа. Шестеро мужиков и она, Анна Вербинина, единственная женщина среди компании бодигардов. Еще трое местных секьюрити, а именно сотрудники охраны государственной резиденции, дежурят на КПП на выезде - эти все время находятся близ своей "сторожки" или внутри ее.
  С ее подопечным не соскучишься. Позапрошлую ночь он провел почти целиком - и она тоже! - в клубе Ministry of Sound, это в районе Саутуорк, юго восточный Лондон. Теперь вот новая гулянка; но уже не в Лондоне, к чему она, в общем то, привыкла, а за тысячи километров от туманного Альбиона, среди родных осин...
  Анна увидела, как из стоящего по соседству с "Бентли" джипа выбрался рослый крупный мужчина в темном костюме. Еще трое ее коллег стоят неподалеку от парадного входа в замок. Все они дружно, как по команде, повернули головы в ту сторону, где возле торца строения стоял подарочный авто, от которого к одному из парковых деревьев тянулась лента...
  Анна тоже выбралась из "Бентли", где, устроившись в кресле водителя, собственно, и провела большую часть времени - начиная с того момента, как гости разъехались, после чего оставшаяся молодежь перебралась во флигель...
  Послышались какие то приглушенные звуки. Анна подошла ближе. Из за угла здания показалось странное существо, смахивающее на кентавра. Это был конь светлой масти. Инцитат, или как там в реальности звать этого конягу, нехотя переступал своими "обутыми" в войлочные бахилы конечностями. Молодой человек - а вот он то был смуглявый, южной наружности, - намотав уздечку на кисть правой руки, тащил упиравшееся животное за собой. На нем поверх рубашки красовалась кое как закрепленная на правом плече тога.
  В седле, чуть приставая в стременах в такт мерной поступи коня, держась левой рукой за сбрую и размахивая правой, в которой был зажат какой то предмет, лишь отдаленно напоминающий короткий римский меч гладиус, сидел другой молодой человек. Он тоже в маскарадном костюме - в пурпурного цвета плаще с капюшоном. Э э... да это же ее подопечный, Игорь Полянский!
  "Смуглявый", в котором Вербинина опознала Руслана, понукая и без того покорно трусящего за ним коня, вывел "кентавра" на площадку.
  - Attention! - крикнул отпрыск одного из самых богатых людей России. - А ну заглохли все! Быстро пали ниц!! Перед вами император Рима!!!
  У парадного и без того царила тишина. Бодигарды молча наблюдали за происходящим. Анна подошла к "кентавру". Негромко, так, чтобы слышали лишь эти двое молодчиков, сказала:
  - Вы бы слезли с лошади, господин "император"! Не ровен час, этот скакун вас сбросит. Или сами свалитесь... ваше императорское величество. А мне за вас потом отвечать.
  - Shut up, bitch! - процедил "император". Затем, повысив голос, крикнул: - Coram populo, senalu et patribus!.. - Он вдруг запнулся. Чуть наклонившись вперед, спросил у "стременного": - Как там дальше, Руслик? Fuck... забыл слова. Гребаная латынь!..
  - Нэ знаю, - сказал кавказец. - Ты па русски дальше гавари, да. Ты же нэ артист, зачэм тебе зубрить текст!
  - К короче, народ! - крикнул "император". - Я назначил своего любимого коня с сенатором! Вы быдло... вам всем по фигу, кто вами правит! А мне... мне б будет приятно!!!
  - Слезайте, "император". - Анна слегка дернула за вставленную в стремя ногу. - Ваш "сенатор" устал вас уже катать на себе. Дайте отдохнуть животному. И не подвергайте собственную жизнь риску.
  - Что?! Это ты кому говоришь?! Да пошла ты... тварь!
  Полянский замахнулся на нее своим "оружием". Это был никакой не гладиус, а полуметровой длины фаллос, вырезанный или выпиленный из дерева... "Император" и глазом не успел моргнуть, как "меч" вылетел у него из правой руки, ну а сам он махом переместился из седла прямиком в объятия своей "бодигардихи".
  - Не ушиблись, ваше величество? - Анна ногой отбросила округлую деревянную штуковину подальше. - Я бы не советовала вам сегодня заниматься верховой ездой... вы не в тонусе.
  - Ты мне сделала больно, сука! - процедил Полянский. - Я же тебе говорил! Сто раз говорил: не смей прикасаться ко мне своими граблями!
  - Не выдумывайте, - сухо сказала Вербинина. - И не забывайте, что именно я отвечаю за вашу безопасность.
  Она осознанно не называла сейчас своего клиента по имени отчеству. Полянский младший несколько секунд таращился на нее расширенными глазами; затем в разговор вмешался Руслан.
  - Э, друг, зачэм гаваришь с женщиной, - сказал кавказец. - Они глупые существа. Пашли абратно... па асмотрим, что там наши делают!
  Двое парней в римских одеяниях, держа коня под уздцы, скрылись за углом здания.
  Анна вернулась в "Бентли". Но долго там, внутри теплого компактного салона, не высидела. Ей уже некоторое время хотелось по малой нужде... Мужики - личные шоферы и бодигарды ВИПов - то и дело шастали к поставленным специально для таких вот надобностей в полусотне метров от паркинга кабинкам биотуалетов. В замке, конечно же, имеются туалетные комнаты, но не про их честь: охранникам, равно как и обслуживающему персоналу, категорически воспрещено пользоваться "парадными" туалетами...
  Вербинина подошла к припаркованному через одно авто черному Hummer H3. Это транспорт Бориса Когана; в машине его водитель и телохран. Он едва ли не единственный из всей собравшейся нынче в усадьбе компании бодигардов, с кем ей прежде уже доводилось пересекаться. Постучала костяшками пальцев в стекло.
  Медленно, как бы нехотя, опустилось стекло.
  - Ну? - заспанным голосом сказал охранник одного из приехавших на веселье "бриллиантовых мажоров". - Чего тебе, Вербинина?
  - Просьба есть, коллега. Мне надо отлучиться... на пару минут.
  - Дело житейское... - ухмыльнулся здоровяк. - Или хочешь, чтобы я с тобой прогулялся?
  - Спасибо, но я как нибудь сама справлюсь. Просьба обычная - если мой появится, если опять нарисуется, дайте знать.
  - Да не боись ты, - лениво сказал двухметрового роста мужчина, сидящий в кресле водителя. - Раньше восьми утра они не разойдутся. Ты ведь сама не первый год замужем...
  - Вот именно. Поэтому и прошу о дружеском одолжении.
  - Да иди уже, - беззлобно сказал мужчина. - Куда они денутся? Мимо нас все равно ни один не проскользнет.
  Анна вернулась на паркинг минут через пять и сразу направилась к "Бентли". Сидеть внутри этого полуспортивного кара ей поднадоело; хотела взять плащ с заднего сиденья (оставила его там специально, чтобы не стеснял движений и чтобы не запачкать ненароком).
  Вдруг застыла: передняя дверца со стороны водителя оказалась приоткрытой... Заглянула в салон, осмотрелась. Плащ на месте, сумочка тоже. Подмышечная кобура с укороченным револьвером марки "Леди Смит" на месте, то есть постоянно на ней, в кобуре под мышкой. Пиджак на Вербининой не приталенный, а свободного кроя; кобура компактная, как и сам револьвер. В ее арсенале есть и более солидные "зареганные" стволы. Но на подобные мероприятия она чаще всего берет именно "Леди Смит", потому что, учитывая размеры, он не так заметен при скрытом ношении...
  Анна вновь подошла к "Хаммеру", стукнула тыльной стороной ладони по крыше. На этот раз водитель не стал опускать стекло, а вышел из автомобиля.
  - Эй... ты чего?
  - Я же просила, Валентин!
  - Ну, просила, - недовольно прогудел здоровяк. - Ну и че?
  - Мой выходил?
  - Да... И опять вдвоем с этим... кавказцем.
  - С Русланом?
  - Да.
  - Отпирал машину?
  - И вашу, и джип. Ну и че? А то ты сама не видишь?
  Анна процедила воздух сквозь стиснутые зубы.
  - Просила же вас!.. Трудно было "маякнуть"?
  - Я не нанимался приглядывать за чужим телом!
  - Мой что, пытался завести движок?
  - Откуда мне знать? - Здоровяк почесал подбородок. - Они недолго тут пробыли. Твой открыл тачку своим брелоком. Потом... потом они ушли.
  - Куда?
  - На кудыкину гору, - угрюмо произнес габаритный бодигард. - Туда же, откуда и пришли... обратно во флигель.
  - Спасибо за помощь. - Анна криво усмехнулась. - И за товарищескую поддержку.
  - Запомни, милая: твои проблемы - это твои проблемы, - процедил здоровяк. - Отрабатывай сама свои бабки и не морочь людям голову!
  Во внутреннем дворе, там, куда нет доступа даже охранникам, раздался громкий хлопок... еще один. Анна подошла к двум мужчинам в темных куртках - это были бодигарды Мельникова младшего. Они расположились ближе к правому торцу замка. В нескольких метрах от них стоял серебристо серый Bentley Continental GT Diamond Series. Этот "Бентли" - тот самый, что подарила на двадцать пятый день рождения любимому Лариса Алексахина - изначально был весь перемотан белыми, золотистыми и красными лентами. Качественно так упакован, как дорогой подарок. После того как большая часть гостей разъехалась по домам, а молодежь переместилась во флигель, где был сервирован "малый" зал, именинник попросил устроителей и охрану не соваться в их "внутренний круг", не беспокоить. Кто то из "бриллиантовой молодежи" стащил ленты, которыми был перевязан "Бентли". Связали три ленты в одну; закрепили, с одной стороны, за все тот же злополучный кар, за дверную ручку авто со стороны кресла пассажира, другой же конец завязали на стволе ближнего к торцу замка дерева. То есть устроили нечто вроде ограждения.
  - За эту "красную линию" - ни шагу! - сказал именинник обслуге и охранникам. - Учтите, я сильно не в духе. Если кто перейдет без спроса черту - получит пинок под зад!
  Анна перекинулась несколькими фразами с двумя своими коллегами, "личниками" Мельникова младшего. Она с трудом подавила желание зевнуть.
  Некоторое время назад, около часа ночи, из флигеля "попросили" официанта и стюарда. Дверь, через которую в боковую пристройку можно пройти из замка, заперли изнутри. Вторая дверь вела из флигеля во внутренний двор. Тыльная часть усадьбы представляла собой небольшую зеленую "английскую" лужайку с цветниками и двумя построенными уже в ходе реновации беседками. Метрах в сорока от стен замка лежал берег водоема, который здесь называют Замковый пруд. Сама "Усадьба Майендорф" с трех сторон - если не считать центрального проезда - окружена высокой стеной. Вдобавок еще и прикрытой, замаскированной шестиметровой высоты туями.
  Надо сказать, что никто из секьюрити или оставшегося в замке обслуживающего персонала не осмелился нарушить указание именинника. Одна лишь аренда этого объекта, носящего статус государственной резиденции, обошлась фирме устроителю в миллион двести тысяч долларов. Да и снять на уик эндтакой объект абы кому не разрешат - помимо немалых денег должны быть еще и соответствующие связи и возможности. Так что гуляют нынче здесь отнюдь не простые смертные...
  Анна в компании двух своих коллег все еще стояла у парадного входа. Какая то мысль не давала ей покоя... Ах да, концы не сходятся.
  "Почему девять? - Она вернулась мыслями к только что состоявшемуся обмену репликами между ею и секьюрити именинника. - Как так - девять? А куда подевался десятый? Уехал? Когда? И почему мне не сообщили?.."
  - По моим подсчетам - десять, - сказала она задумчиво. - Сейчас спрошу у местного коллеги: они должны точно знать, кто выехал из гостей, а кто остался.
  Но едва она только вызвала по рации пост охраны "Майендорф", как ей самой позвонили. Анна, сказав ответившему ей на дежурной волне сотруднику, что выйдет на связь позднее, ответила на вызов:
  - Слушаю, босс!
  - Вербинина, я ведь тебя предупреждал!
  - Вы это о чем, босс?
  - Я тебе больше не босс. - Голос в трубке был какой то злой, накаленный. - Все, finita!
  - Я вас не понимаю. Что случилось?
  - Это ты у меня спрашиваешь?! Только что мне позвонил... короче, это все уже неважно! Вербинина, ты меня слушаешь?
  - Да. - Анна облизнула пересохшие губы. - Я вас внимательно слушаю.
  - Не надо было так себя вести с уважаемым клиентом! Ты уволена.
  - Что? Повторите еще раз!
  - Принято решение расторгнуть контракт! В понедельник утром тебя... вас, Вербинина, будут ждать в нашем московском представительстве. Понятно?
  - Значит, я уволена? А что именно я нарушила, могу я узнать?
  - Подпишете у юриста бумаги... и свободна на все четыре стороны!
  Анна, как ни странно, почувствовала облегчение, словно тяжелая ноша, которую она таскала два года с хвостиком, свалилась с ее плеч.
  - Даже так? Прекрасно... я рада такому повороту.
  - Ну вот и хорошо. - В голосе говорившего послышались нотки раздражения. - Значит, так. Ключи от машины передадите старшему охраны. И свой комплект, и те ключи с брелоком, которые отобрали у клиента.
  - Я этого не делала! И у меня нет второго комплекта ключей...
  - Вы что, не поняли меня?
  - А вы, что, не знаете, с кем мы... с кем я имею дело все это время? Почему вы ему верите, а мне - нет?
  - Это уже неважно, - после паузы сказал человек, звонивший из Лондона. - Не имеет значения. Значит, так, Вербинина... Передай ключи от "Бентли" охране. И чтобы через десять минут духу твоего там не было!
  Несколько секунд Анна стояла неподвижно. Потом медленно сняла с ушной раковины устройство "хэндсфри", сунула в карман. Телефон и прочие причиндалы, по видимому, тоже придется сдать. Двое охранников, до чьих чутких, как локаторы, ушей, по видимому, долетели обрывки ее реплик, которые она кидала по ходу позвонившему ей из Лондона человеку, глядели сейчас в ее сторону.
  "Вот же гаденыш!.. Наверняка это его рук дело: звякнул матери, устроил истерику, наговорил каких то гадостей. Или же обратился напрямую к отцу, ну а тот дал конкретную команду одному из своих людей, отвечающих за данный участок и данный вопрос: "Выкиньте ее на хер, эту девку! И прикрепите к сыну того, кто не будет его так сильно доставать..." Ну и ладно, терпеть его выходки уже нет никаких сил...
  У Игоря Полянского есть родители, есть штат сотрудников - вот пусть теперь и занимаются им, пусть за ним сами приглядывают".
  Анна невольно сжала руки в кулачки. Потом медленно разжала. Спокойствие, только спокойствие... Она никому не доставит удовольствия смотреть на себя плачущую, никто из них не увидит ее слез.
  Она ведь и сама уже подумывала над тем, чтобы разорвать свой профессиональный контракт. А он у нее, частного охранника с лицензиями НАСТ и IBA , трехсторонний: с международной охранной компанией "G4S - Group 4 Securicor" и с базирующейся в Великобритании фирмой, за которой стоит головное подразделение частной службы безопасности одного из самых богатых людей России.
  Ну что ж... Ей осталось лишь забрать из "Бентли" кое что из ее вещей и передать ключи от тачки на КПП старшему охраны "Усадьбы Майендорф". Потом можно будет заказать такси по телефону и отправиться прямиком к родителям - сто лет, кажется, с ними не виделась!
  Вербинина уже повернулась, чтобы, пройдя мимо глазеющих на нее бодигардов, наведаться в последний раз к "Бентли", откуда она намеревалась забрать свои вещи - handbag (лежит на заднем сиденье) и holdall (в багажнике), как ее вдруг окликнули. А еще через несколько минут после того, как Анна - эх, и зачем она только туда сунулась! - отозвавшись на просьбу Когана, проследовала во внутренний двор, события вокруг нее закрутились с бешеной скоростью!
  Медик из бригады "Скорой", приехавшей первой по вызову в "Усадьбу Майендорф", обработал антисептиком рану. Он быстро и умело наложил шов, затем приложил тампон и дополнительно закрепил его - по просьбе самой пострадавшей - полоской эластичной ленты.
  К ним вновь подошел уже знакомый Вербининой сотрудник ФСО.
  - Ну что, закончили? - поинтересовался он у медика.
  - Надо бы доставить в больницу, пусть коллеги хорошенько осмотрят.
  - Доставят и осмотрят... если потребуется, - сказал старший фэсэошник. - Спасибо доктор! Можете ехать обратно, мы вас здесь более не задерживаем.
  Анна выбралась наружу из салона "Скорой".
  - Вербинина, как вы себя чувствуете? - поинтересовался фэсэошник.
  - Нормально... Вот только голова немного побаливает.
  - Чуть позже вас еще осмотрит наш врач.
  - Со мной все в порядке. Ерунда... удар пришелся по касательной.
  - Следуйте за мной!
  Они подошли к парадному входу. Во всех окнах замка горел электрический свет; в парке тоже включили освещение. У входа ее поджидали двое мужчин в штатском, у которых к ушным раковинам были прикреплены гарнитуры.
  - Гражданка Вербинина, у вас при себе есть оружие?
  - Да, конечно. В подмышечной кобуре.
  - Снимите плащ!
  - Зачем? - удивленно произнесла Вербинина. - Вы что, обыскивать меня собираетесь?
  - Если понадобится - обыщем! - строго сказал второй. - Делайте, что вам сказано.
  Анна медленно расстегнула пуговки плаща, сняла его и передала тому, кто протянул руку за ее одежкой.
  - Кобура с пистолетом у вас под пиджаком?
  - Да. Только у меня не пистолет, а револьвер...
  - Снимите пиджак!
  - Может, мне сразу догола перед вами раздеться? - процедила Вербинина. - Что здесь происходит, господа? У меня лицензия на ствол!
  - Догола раздеватьсяпока не требуется. Снимите пиджак! Вот так... А теперь - "сбрую"!
  Анна выполнила приказ этих немногословных суровых мужчин; одному из них она передала кобуру с револьвером. Девушка осталась в одной сорочке, воротник которой был испачкан кровью - ее ли это кровь или того парня, которого она нашла возле беседки, она и сама не знала. Ее колотила нервная дрожь. Да и холодно стоять в одной лишь сорочке - чай, не лето на дворе.
  - А где второй ствол? - спросил "штатский". - В машине?
  - У меня при себе лишь этот револьвер, - сказала Вербинина. - А почему вы спрашиваете?
  - Можете надеть. - Один из "штатских" вернул ей пиджак (предварительно осмотрев карманы и прощупав пальцами подкладку). - Минутку!.. - Он отошел чуть в сторону, переговариваясь с кем то по сотовому. Потом вернулся и объявил: - Никого из усадьбы не выпускать! Вербинину изолировать от всех прочих!
  
  ГЛАВА 15
  
  Краснов не сразу понял, что именно разбудило его в предрассветный час. Звук был довольно громким. Первое, о чем он подумал: включился по таймеру телевизор. Но изображения на экране не было. Сергей принялся шарить рукой по прикроватной тумбочке в поисках пульта. Но вместо пульта от телевизора в его руке оказался сотовый...
  Краснов спросонья еще несколько секунд соображал, откуда взялся этот мобильник и почему не удается включить его и ответить на вызов. Тот, кто звонил на этот сотовый, был настойчив... Знакомая на слух мелодия пошла по второму заходу. Слова из известной по старому советскому сериалу песни сами собой всплыли в памяти Краснова:
  
  Наша служба и опасна, и трудна,
  И на первый взгляд как будто не видна...
  
  Он вскочил с дивана. Сон мгновенно улетучился. Это ведь ожил тот самый сотовый, что передал ему вчера днем Тихомиров. И тут же вспомнил, что, прежде чем ответить на вызов с этого мобильного, нужно приложить указательный палец правой руки прямо к дисплею! Он так и поступил: приложил палец к экрану. На вспыхнувшем голубоватым светом ЖДК тут же появилась надпись - ALEX.
  Сергей включил бра. Затем поднес мобильник к уху:
  - Краснов на связи!
  - Сергей Михайлович? - Голос в трубке принадлежал тому человеку, с которым
  Краснов познакомился в кремлевском кабинете Тихомирова. - Доброе утро! Извините за столь ранний звонок...
  Сергей, прижимая телефон к уху, левой рукой взял с тумбочки наручные часы. Глянул на циферблат... 05.45. Он сам выставлял будильник на восемь, надеясь отоспаться после нескольких кряду тревожных дней и ночей. К тому же сначала Тихомиров, а потом и привезший его домой водитель Алексей сказали, что машину за ним пришлют после десяти часов. Значит, нынешний звонок - внеплановый.
  Все эти мысли вихрем пронеслись в его голове, отгоняя остатки сна. Краснов чуть охрипшим голосом сказал:
  - Здравствуйте, Алексей Николаевич. Это вы меня извините за то, что не сразу ответил на ваш звонок.
  - Как вы себя чувствуете, Сергей Михайлович? Как настроение?
  - Я в порядке. Настроение... настроение боевое.
  - Прекрасно, - сказал человек, которого Краснов каких то двенадцать часов назад видел в компании первого лица государства. - Есть дело, Сергей Михайлович. Непростое и срочное. И именно по вашему профилю...
  "Как так? - растерянно подумал про себя Краснов. - Я ведь еще толком не успел обдумать, что, как, зачем, справлюсь ли и нужно ли мне все это самому... Опять же, Тихомиров говорил, что еще какое то время уйдет на инструктажи, на то, чтобы ввести преемника в курс событий. Чтобы познакомить со спецификой... и прочая, прочая... А тут - бац!! "Есть дело... непростое и срочное!"
  - Сергей Михайлович? - напомнил о себе человек, потревоживший Краснова звонком в неурочный час. - Вы меня слышите?
  - Да да... я вас внимательно слушаю.
  - Даю вводную: примерно час тому назад в одной из государственных резиденций, арендованной для проведения частного мероприятия, произошло чрезвычайное происшествие. Погибли люди...
  - Погибли люди... - эхом повторил вслед за своим собеседником Краснов.
  - Да, именно так. Как минимум двое. Не исключено, что имело место преступление. Принято решение поручить расследование по данному ЧП именно вам.
  "Мне? - вновь удивился Краснов. - Но... но почему именно мне? Ведь меня еще толком даже не ввели в курс дел! И в новую должность я пока еще тоже не вступил..."
  - Благодарю за доверие, Алексей Николаевич. Могу я спросить...
  - Вот и хорошо, - перебил "заказчик". - Вам сейчас перезвонят и сообщат всю необходимую для дела информацию. Если потребуется помощь, сообщите через Ирину Федоровну либо позвоните сами на этот номер. В этой части понятно?
  "Да ни хрена не понятно... Но, с другой стороны, это ведь примерно то самое, о чем еще вчера предупредил Тихомиров".
  - В этой части понятно.
  - Ну что ж, Сергей Михайлович... Желаю вам удачи в этом первом для вас деле. И жду от вас доклада по итогам проведенного расследования.
  Едва Краснов дал отбой, как вновь зазвучала мелодия из сериала про знатоков криминального дела... На дисплее на этот раз высветилась надпись Enigma 2.
  - Слушаю вас!
  - Доброе утро, Сергей Михайлович. - Голос многолетней помощницы Тихомирова был по обыкновению бодрым, энергичным. - Вам уже звонил "заказчик"?
  - Да, вот только что с ним разговаривал. Он сказал, что вы или Юрий Александрович введете меня в курс дела.
  - Непременно введем! Вас, наверное, из постели подняли?
  - Да.
  - Четверть часа вам хватит, чтобы собраться?
  - Конечно.
  - Внизу, у подъезда, вас будет ожидать наш автомобиль. Двое сотрудников. Шофер - Алексей... Да, тот самый. Ну а второй вам давно и хорошо известен.
  - Понятно, Ирина Федоровна... - Краснов по ходу разговора переместился в ванную комнату (душ, конечно же, он не успеет принять, но почистить зубы, ополоснуть лицо и оправиться - вполне). - А что, собственно, стряслось?
  - Подробности узнаете, когда вас привезут на место.
  - Юрий Александрович уже в курсе?
  - Да, конечно.
  - А он тоже выезжает на место ЧП?
  - Одевайтесь, Сергей Михайлович, и выходите к машине. Ничего лишнего с собой не берите. Всем необходимым для работы будете обеспечены прямо на месте. До встречи на объекте!
  Краснов оделся в свой уже слегка ношенный рабочий костюм темно серого цвета, в котором он чаще всего отправлялся на встречи или мероприятия во время своей, в сущности, недолгой службы в ДСБ МВД, где предпочтительнее было появляться не в милицейской форме, а в штатском. Сорочку и галстук Сергей не стал надевать; натянул под пиджак черную водолазку. Сунул в карман куртки пачку сигарет и зажигалку.
  Захватил оба сотовых. Проверил, на месте ли портмоне с выданным Тихомировым документом и вложенная в новую служебную "ксиву" карточка с изображением одной из кремлевских башен... Оружия у него дома нет. "Травматиком" он не обзавелся, а табельный ствол остался в оружейке в его бывшем ведомстве.
  Запер оба дверных замка; надевая на ходу куртку, поспешил по лестнице вниз. В крохотном вестибюле первого этажа - помимо консьержа (отсутствовавшего в памятный Краснову день) - видна еще одна фигура человека. Ба... да это же Аверин!
  Николай открыл дверь подъезда. Выбрались наружу. У подъезда, как и обещала Ирина Федорова, ожидала служебная машина. Это был массивный "Гелендваген" цвета "мокрый асфальт" и с тонированными стеклами.
  - Доброе утро, командир! - спокойным будничным тоном, так, словно они и не расставались ни на день, так, как будто в последние несколько суток не произошло ничего необычного, ничего экстраординарного, произнес "личник". - Карета подана.
  - Здравствуй, Николай! Рад, что мы опять работаем вместе.
  Краснов первым протянул руку. Аверин осторожно пожал начальственную длань, после чего распахнул заднюю дверку джипа.
  - Я тоже рад вас видеть, Сергей Михайлович.
  Едва "Гелендваген" выехал из двора многоэтажки, как их нагнала следующая на большой скорости по Совхозной милицейская машина - это был "Форд". Водитель ее включил световую сигнализацию; джип пристроился сзади "Форда". Затем, когда они свернули в сторону МКАД, где движение стало заметно интенсивней, зазвучала сирена...
  Два транспорта - машина ГИБДД и массивный джип с тонированными стеклами, приписанный к неизвестной пока Краснову структуре или организации, на скорости за сто километров в час понеслись по Кольцевой. К выезду на Рублево Успенское шоссе...
  Когда миновали Барвиху, машина, сопровождавшая их от Люблино, стала притормаживать, затем пропустила мимо себя массивный джип. Трое пассажиров "Гелендвагена" за все время, пока они находились в пути к цели, обменялись лишь несколькими репликами. За рулем уже знакомый Краснову по его вчерашней поездке в Кремль сотрудник. Впрочем, кроме его имени - Алексей, - Сергей о нем не знал ровным счетом ничего. Тот еще молчун... Рядом, в кресле пассажира, устроился Николай Аверин. Аналогичный типаж: из него - проверено на практике - слова клещами не вытащишь. Особенно при посторонних. Расспрашивать этих двоих - все равно что пытаться получить информацию у караулящих невские набережные гранитных сфинксов...
  Краснов и не пытался.
  Как только они стартовали от дома, Николай, обернувшись, протянул Краснову несессер. Эдакую косметичку для мужчин - внутри электрическая бритва, лосьон, тюбик с кремом после бритья... А затем передал уже знакомый Сергею термос. Это тоже было частью прежних привычек, частью уже установившихся между Красновым и прикрепленным к нему сотрудником "физзащиты" не только служебных, но и человеческих отношений. У них ведь и прежде не так уж редко случалось, что приходилось вставать ни свет ни заря и отправляться куда нибудь по зову службы. На этот случай и держали в бардачке несессер и кое что по мелочам, чтобы можно было побриться в дороге, надеть свежую майку или сорочку, привести себя в порядок...
  Краснов провел рукой по подбородку - щетина не успела еще толком отрасти; вчера ведь брился перед поездкой в Кремль... Но привычка - вторая натура. Он все равно извлек бритву, включил и, пока они мчались по Кольцевой за милицейской машиной, успел тщательно выбриться по новой. Кофе в термосе оказался крепчайшим, без сахара.
  Таким, какой он любил, к какому привык за последние месяцы.
  "Гелендваген", миновав пост охраны сразу за поворотом с Рублево Успенского, подкатил ко второму по счету КПП. Но еще прежде того Краснов обратил внимание на подсвеченный придорожный щит с красиво оформленной надписью:
  ЗАМОК МАЙЕНДОРФ
  УПРАВЛЕНИЕ ДЕЛАМИ ПРЕЗИДЕНТА
  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  Этот второй КПП они миновали так же беспрепятственно, как и первый, на повороте с трассы. Асфальтированная дорога отличного качества привела их к госрезиденции "Майендорф". Миновали парковую зону; джип остановился на площадке у неоготического замка, напоминающего в клубах утреннего тумана вычурную декорацию из какого нибудь костюмированного исторического фильма...
  
  ГЛАВА 16
  
  Первыми, кого увидел Краснов, были уже знакомые ему люди. На паркинге его ожидала Ирина Федоровна, одетая в короткую темную куртку, глухой, под горло, свитерок, брюки и черные полусапожки. Голова повязана косынкой на манер "банданы". В таком прикиде многолетняя помощница Тихомирова выглядит еще моложе своего истинного возраста. Лицо свежее, минимум макияжа, вежливая полуулыбка.
  - Еще раз доброе утро, Сергей Михайлович!
  - Еще раз здравствуйте, Ирина Федоровна! - чуть усмехнувшись, сказал Краснов. - Симпатичное местечко...
  - В хорошую погоду замок еще красивее. Особенно если смотреть от дороги. Хотя, как видите, размеры его не так уж и велики... Держите гарнитуру. - Она передала Сергею устройство, похожее на "хэндсфри". - Прикрепите к ушной раковине... Давайте я сама закреплю.
  Охранники тоже вышли из джипа, но, в отличие от Краснова и встречавшей его женщины, не двинулись к парадному входу, а остались на месте.
  Юрий Александрович стоял неподалеку от входа. Он был в компании с каким то мужчиной в штатском.
  - А вот и наш специальный человек прибыл. - Тихомиров, сняв перчатку, протянул Краснову руку. - Здравствуйте!
  Юрий Александрович посмотрел на мужчину в штатском.
  - Знакомьтесь, товарищи.
  - Подполковник Савельев. - Мужчина протянул ладонь. - Я из Федеральной службы охраны, старший дежурной бригады нашего ведомства.Сергей пожал руку фэсэошнику.
  - Краснов...
  - Сергей Михайлович - наш новый старший следователь, - вкладывая какой то потаенный смысл в свои слова, сказал Тихомиров. - Из Тридцать первого ОРБ! Прошу любить и жаловать... а также выполнять все команды и пожелания!
  Краснов бросил на него удивленный взгляд. Что это еще за "31 е ОРБ"?
  - А разве не вы сами будете проводить расследование, Юрий Александрович? - спросил он.
  - Савельев, можете заниматься своими делами, - сказал Тихомиров, адресуясь к фэсэошнику. - В первую голову позаботьтесь, чтобы на объект без согласования с нами не пропускали ни единой живой души!
  - Будет исполнено.
  - И отсюда, из резиденции, тоже никого не выпускать!
  - Ясно. Я могу идти?
  - Идите. Если понадобитесь, мы вам сообщим.
  Подполковник направился к КПП, где стояли автомобили приехавших на место ЧП сотрудников ФСО. Тихомиров посмотрел на помощницу:
  - Итак, Ирина Федоровна, что тут произошло? Что известно о случившемся здесь на данный момент времени?
  - "Усадьба Майендорф", имеющая статус государственной резиденции, была арендована на весь субботний день и до полудня воскресенья для проведения частного мероприятия. Арендатор - компания "SA Entertainmant Partnership", специализирующаяся на обслуживании ВИП персон в данном секторе бизнеса.
  - Что за люди стоят за этим "заказом"?
  - Мельников Михаил Николаевич и его сын Дмитрий. А также владелец - или владельцы - некоей кипрской фирмы, перечислившей половину суммы за аренду усадьбы. Праздновали день рождения Дмитрия Мельникова - ему исполнилось двадцать пять.
  - Извините, что перебиваю, - сказал Краснов. - Мельников Михаил Николаевич... Это глава нефтегазового банка?
  - Совершенно верно. Дмитрий, повторюсь, его сын. Вчера в усадьбе было довольно много гостей... Я уже запросила у старшего менеджера - он и сейчас здесь, в замке, - список всех приглашенных лиц. А также вообще всю информацию касательно аренды усадьбы, программы мероприятия и прочего, что может пригодиться в ходе расследования случившегося.
  - Плавно переходим к главному, - подал реплику Тихомиров. - Итак, что здесь произошло? И почему дело передалинашей структуре?
  - Имеем два трупа. Молодой мужчина двадцати семи лет и девушка двадцати четырех лет. Фамилии их уже известны, но по персоналиям еще предстоит собрать информацию. Мужчина убит из огнестрельного оружия. Тело обнаружено во внутреннем дворе, возле беседки у берега пруда одним из секьюрити. Вернее, единственной из компании охранников женщиной телохранителем. Она, кстати, утверждает, что кто то из молодых людей, гостей Мельникова, обнаружил тело еще раньше нее...
  - Эта женщина телохранитель и подняла тревогу?
  - Да, именно так. Но на нее и саму напали... У Вербининой - такова фамилия сотрудницы частной охраны - ушиб головы. Кто то ударил ее сзади чем то тяжелым. Возможно, бутылкой. Это произошло в тот момент, когда Анна Вербинина, обнаружив тело, вызывала по рации подмогу.
  - Вот это да... - пробормотал Краснов. - Веселенькая, вижу, здесь компания собралась.
  - Гости в большинстве своем разъехались к девяти, максимум к десяти вечера, - продолжила Ирина. - В усадьбе после полуночи оставалась небольшая компания молодых людей численностью, по одним сведениям, девять, по другим - десять человек. Среди них трое актеров. Остальные - собственно сам юбиляр и его друзья.
  - Кто обеспечивал безопасность?
  - После отъезда гостей, среди которых было немало охраняемых лиц, в усадьбе остались семеро сотрудников частной охраны. Шестеро мужчин и одна женщина. Все они "личники", причем не из одной фирмы - по одному или два бодигарда на охраняемое лицо.
  - Вторая жертва? Ее тоже нашла Вербинина?
  - Нет, эту девушку нашли мертвой позднее... Обнаружили в одном из помещений флигеля, называемом "малая спальня". Показания охранников и сотрудников ФСО, которые приехали на место экстренно по вызову, разнятся. Одни утверждают, что в этой самой "малой спальне" первоначально нашли двух мертвых молодых людей, парня и девушку. Они были обнажены и лежали на кровати. Но потом вдруг... или не совсем вдруг... один из этой парочки ожил.
  - Жуть какая то, - пробормотал Краснов. - Сюжетец для фильма ужасов. - Затем, уже громче, поинтересовался: - Почему этими мертвецами, среди которых есть и ожившие экземпляры, должны заниматься мы? Вернее, почему это мутное дело решили поручить именно мне?
  - Ирина Федоровна, объясните коллеге, - сказал Тихомиров.
  - Видите ли, Сергей Михайлович, - спокойно, терпеливо, как училка тупящему школьнику, прогулявшему кучу уроков, стала разъяснять Ирина. - Во первых, ЧП произошло на объекте, имеющем статус государственной резиденции. Во вторых, всего в нескольких километрах отсюда находятся особо охраняемые объекты, а именно резиденции первых лиц государства. И, в третьих, из девяти - или десяти, тут надо еще уточнить - участников событий, тех, кто остался в усадьбе и продолжил банкет в обществе юбиляра, по меньшей мере пятеро - либо сами ВИП персоны, либо дети первостатейных ВИПов. Иными словами, и по месту событий, и по контингенту это как раз наш случай.
  - Спасибо, Ирина. - Тихомиров кивком поблагодарил помощницу. - Пока достаточно.
  - Ирина Федоровна, мне понадобится информация о гостях мероприятия, - сказал Краснов. - Но прежде всего убедитесь, что с теми гражданами, которых попросилизадержаться здесь понашейпросьбе, все в порядке. И что нуждающимся в помощи - медицинской прежде всего - таковая помощь оказывается... А сейчас мне нужно поговорить с Юрием Александровичем.
  Ирина Федоровна в сопровождении приданного ФСО сотрудника прошла в вестибюль замка. Двое мужчин остались стоять у парадного входа.
  - Юрий Александрович, вы проигнорировали мою реплику. - Краснов достал из пачки сигарету, прикурил от зажигалки. - Я ее повторю, - сказал он после небольшой паузы.
  - Итак, почему вы не хотитесами провести данное расследование? Я бы, находясь близ вас, наблюдая за вашими действиями, следя за игрой вашего ума, поучился бы ремеслу...
  - Учеба - дело полезное, хорошее. - Тихомиров кивнул. - Я вот на пенсии собираюсь начать учить китайский. И еще много чему хотел бы научиться...
  - Я ведь не об этом.
  - Данное дело решено поручить именно тебе, Сергей. Это даже не обсуждается. Что сам то думаешь о своем первом задании?
  - Извините, но это... цирк какой то! Балаган с комнатой страха и оживающими мертвецами...
  - Цирк, ты сказал? - странным голосом произнес Тихомиров. - Надо же, как метко! Да, пожалуй, что прав - настоящий цирк с конями!
  - А вы разве не будете участвовать в расследовании?
  - Я поприсутствую. Если ты сам, конечно, не против.
  - В какой роли "поприсутствуете"? В каком статусе?
  - В роли наблюдателя, скажем так... Что касается статуса, - усмехнулся Тихомиров, - и такого понятия, как "статусность", то в нашем случае это вещь второстепенная.
  - Мы так и будем здесь торчать?
  Тихомиров, на котором было темное пальто и шляпа, выпростал руку. Приподняв манжету, посмотрел на часы.
  - Резонный вопрос. Несколько минут ты уже потерял.
  - Я хочу получить ответы и на некоторые другие вопросы. Прежде чем я шевельну хоть пальцем, я хотел бы...
  - Да и добирался ты что то долго, Сергей, - перебил его Тихомиров. - В следующий раз не тормози... Будь порасторопнее. Ты должен сниматься с места по свистку, как гончая! Потому что в нашем деле зачастую фактор времени играет решающую роль.
  - Гончая, значит, - пробормотал под нос Краснов. - По свистку. Вот как. - Затем, уже громче, спросил: - А что это за "мульку" вы такую придумали? Про некий "тридцать первый" отдел? Это первый по счету вопрос... но, предупреждаю, не последний.
  - Оперативно разыскное бюро, - уточнил Тихомиров. - И именно за номером "тридцать один"...
  - Откуда такое взялось? И почему я ничего о нем не слышал?
  - Не слышал, потому что у тебя не было соответствующего допуска. Откуда взялось? Существовало столько, сколько я себя помню... Если коротко, это один из наших служебных филиалов.
  - В структуру какого ведомства входит это ОРБ?
  - Министерство внутренних дел, московский главк. Офис... два кабинета, находится в известном тебе здании на Петровке. Расследования, подобные нынешнему, сподручнее всего проводить именно по линии данной структуры. Аффилированной также с соответствующими департаментами Генеральной прокуратуры и Следственного комитета.
  - Это уже какие то тайны мадридского двора!
  - Тогда уже - кремлевского... - Тихомиров достал из внутреннего кармана пальто "корочки".
  - Держи, Сергей Михайлович! Это удостоверение сотрудника 31 го ОРБ. И это, кстати, лишь одна из легальных и полулегальных личин, которые ты будешь надевать на себя сообразно обстоятельствам.
  Краснов развернул "ксиву". С фотокарточки на него - как показалось - удивленно смотрел он сам. В графе "Должность" запись: "Старший следователь по особо важным деламОРБ 31".
  - Да. - Краснов сунул документ в карман пиджака. - Интересный поворот.
  - Я собирался передать тебе этот документ сегодня днем, в нашем агентстве, куда тебя должны были привезти. Также планировал продолжить вводить тебя в курс дел...
  Посвящать во все нюансы и особенности твоей новой работы.
  - Мы не договаривались, что меня выдернут из дома и отправят на дело спустя всего несколько часов после нашей первой беседы.
  - Так звезды сложились. Так получилось, что на раскачку времени нет.
  - Придется действовать с листа?
  - Точно. И тебе, как принимающему дела, и мне, как эти самые наши специальные и специфические дела сдающему.
  - Сколько еще народа числится в этом самом "тридцать первом" ОРБ?
  - Было четверо. Ты, Сергей Михайлович, - пятый. Когда нашклиент даст санкцию на мой уход с нынешней должности, то сотрудников вновь останется четверо. Впрочем, об этом поговорим в другом месте.
  Тихомиров вновь посмотрел на наручные часы.
  - Время тикает, - сказал он негромко. - Тик так, тик так...
  - С чего начнем?
  - В данный момент ты старший здесь понашей линии, Сергей Михайлович. Тебе и решать.
  Краснов подавил тяжелый вздох.
  - Ну что ж... Вопросов у меня еще воз и маленькая тележка. Но я пока не стану их задавать.
  - Вот это уже мудрое решение.
  Сергей криво усмехнулся:
  - Если провалю этот тест, если не оправдаю высокого доверия, то оно и к лучшему, что вы не успели мне много рассказать.
  - Это еще почему?
  - Пусть при таком исходе нынешнего расследования эти ваши тайные знания при вас и останутся.
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

НОВЫЕ КНИГИ АВТОРОВ СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Сирена иной реальности", И.Мартин "Твой последний шазам", С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"