Соболев Сергей Викторович: другие произведения.

"Мост Её Величества". Главы 1-2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Новинки на КНИГОМАН!


Peклaмa:


 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Роман "Мост Её Величества". Краудфандинговый проект. Остросюжетная современная проза, вещь на стыке нескольких жанров. "Семейная пара отправляется в Англию - в надежде подзаработать и рассчитаться с кредиторами. После контакта с британским журналистом их жизнь волею Её Величества превратилась в настоящий триллер...

  Предисловие
  
   Ч А С Т Ь I
  10 апреля. День 1-й.
  День
  
  
  - Ай лайк зе Юнайтед Кингдом... Ай вери лайк зе... з-зе... зе...
  Сосед слева, запнувшись, заглянул в самоучитель по английскому языку.
  - А! Зе Греит Бритаин.
  - Артикль the - с трудом справившись с очередным приступом раздражения, сказал я, - произносится как ðə. Если с согласным звуком. А с гласным - ði. Язык прижимаешь к зубам... Потом как бы продуваешь воздух. Understand?
  Субъект старательно прикусил язык; не менее старательно продул воздух...
  - З-зе... З-зе... Зз-зе... Так?
  - Что за произношение? И откуда это у тебя - "Бритайн"? Ты издеваешься, что ли?
  - А как правильно?
  - Бритн!
  - А написано - "Бритайн".
  - Shit!.. Закрытые и открытые типы слогов, это в шестом классе проходят!
  - У меня с разговорным инглишем не очень, я же в школе "дойч" учил.
  Довольно громкий, и, надо сказать, весьма неприятный, если не сказать, устрашающий треск обшивки заставил соседа вжаться в кресло.
  
  - Фига себе... Как думаешь, Папаня... Эта мандула... она не нае...
  
  - Кто-то обещал не произносить бранных слов, - процедил я. - Клятву давал - не далее, как вчера. И не называй меня "Папаня".
  
  - А чо такого я сказал?.. - скороговоркой произнес он. - Не сердись. Кстати, про обещания.
  
  - Ну?
  
  - Ты говорил, что поможешь мне с английским. Так?
  
  Я тяжело вздохнул.
  
  - Ладно, - сказал я. - Сегодня трудный день... сам понимаешь. Но если бы знал, что...
  
  - Тогда скажи, какая разница между "кингдомом" и "грейт бритном"? Если и то, и другое - Англия?
  
  - Уффф.
  
  
  
  Меня не так-то легко вывести из себя. Я человек по жизни спокойный, стараюсь не создавать проблем ни себе, ни другим. Но этому субъекту, одетому, кстати, в мой джемпер, за каких-то два часа полета удалось довести меня до белого каления.
  
  Я уже готов был сказать пару ласковых своему спутнику, - клятв не сквернословить и прочих трудновыполнимых обещаний лично я не давал - но ситуацию разрядила стюардесса, остановившаяся возле нашего ряда с хромированной тележкой.
  
  - Beer? Wine? Nuts?
  
  "Цианистого калия неплохо бы".
  
  Я сейчас нахожусь не в очень хорошей форме; и, подозреваю, произнес эти слова вслух. Иначе, с чего бы это бортпроводница посмотрела на меня таким странным взглядом?
  
  - Excuse me, sir?..
  
  - Water, please. Two bottles.
  
  Я покосился на соседа, который, в свою очередь, заинтересованно разглядывал расположенные в нижнем ярусе тележки банки с пивом и "полубутылки" с сухим вином.
  
  - Without gas, - уточнил я.
  
  
  
  Послышался уже знакомый скрежещущий звук. Нас основательно тряхнуло; по осевой линии, от фюзеляжа до кабины пилота, волной пробежала судорога. Стюардесса схватилась за спинку кресла, другой рукой она придержала тележку.
  
   Некоторое время, с полминуты примерно еще, трясло так, словно мы передвигались не по воздуху на лайнере марки Boeing 737, а путешествовали на арбе с деревянными колесами по каменистому шляху. Наконец, жуткая тряска сменилась обычной вибрацией.
  
  Бортпроводница передала воду.
  
  Я хотел было поинтересоваться, почему летательный аппарат издает столь неприятные звуки - так, словно обшивка вот-вот лопнет, или отвалится натужно воющий двигатель. Еще хотелось спросить - вот этот лайнер, на котором мы путешествуем, случаем, не ровесник ли мне? Может, и ему уже под сорок?
  
  Но передумал что-либо спрашивать, решив не беспокоить сотрудницу авиакомпании British Airways такими пустяками.
  
  
  
  В иллюминаторе клубится серая хмарь; где-то далеко внизу под нами Северное море, на исходе третий час полета. Да, как ни странно, наша воздушная арба все еще не развалилась, и мы все еще совершаем рейс из точки А в точку Б.
  
  Салон лайнера заполнен примерно на две трети. Работница турфирмы, через которую мы оформляли визы и заказывали билеты (обратный с открытой датой), оказалась весьма словоохотливой дамой. Это от нее я узнал, что британские власти в последнее время ужесточили правила - вернее сказать, практику, поскольку правила формально остаются неизменными - пограничного и таможенного досмотра для граждан нашей страны. Согласно самым свежим данным, предоставленным британской стороной, каждый десятый гражданин, имеющий туристическую визу, получает отказ на въезд в Соединенное Королевство. Признаться, я так и не понял, зачем, для какой цели это было сказано. В любом случае, толку от полученных в турфирме сведений было ноль: деньги в кассу уже уплачены, документы сданы на оформление.
  
  Посольство Соединенного Королевства проштамповало нам в паспорт туристические визы - и мне, и моему спутнику, в компании которого я вынужденно путешествую, и которого называю про себя Тень (следовательно, мы не числимся среди потенциально опасных для Королевства личностей). Мы изрядно поистратились: оплатили стоимость оформления виз, приобрели авиабилеты на чартерный рейс, забронировали по интернету два бюджетных номера в маленькой гостинице в Саутгемптоне, проплатив вперед за суточное проживание... Однако нет никаких гарантий, что кто-то из нас не попадет в статистику "отказников".
  
  В аэропорт мы приехали за четыре часа до вылета; нас - как, впрочем, и других пассажиров "чартера" - предварительно опросили специальные люди, призванные отфильтровывать нежелательный элемент еще до посадки на "лондонский" рейс. Они же, эти двое, сотрудник авиакомпании, отвечающий за безопасность полетов и прикомандированный офицер "Home Office" (The United Kingdom Immigration Service), произвели первичную проверку документов. Я был весь в своих мыслях; события последних дней настолько выбили меня из привычной колеи, что я не запомнил ни лиц этих двоих, ни их вопросов, ни того, что сам им говорил в ходе короткого собеседования.
  
  Уже когда мы поднялись на борт, Тень сообщил, что с рейса сняли двух молодых людей - и фиг знает, по какой причине.
  
  
  
  Мы сидим в тринадцатом ряду, - если считать от кабины - в правой секции. Третье кресло пустует. Наверное, это к лучшему. Любой нормальный человек, окажись он в нашей компании, подумал бы, что попал в общество двух сбежавших из психбольницы фриков.
  
  - Ай хэв зе маней...
  
  - Мани.
  
  - Ай хэв енофт мани...
  
  - Что это еще за "еноты"? - угрюмо поинтересовался я. - Инаф, наверное? В смысле - enough - достаточное количество?..
  
  - Думаешь, Папаня...
  
  - Прекрати меня так называть!
  
  - ... нам хватит тех "маней", что мы имеем?
  
  Я с трудом сдержал тяжелый вздох: с наличностью дела обстоят не очень хорошо. И это еще мягко сказано. В моем портмоне карточки VISA и "мастер-кард" - если начнут спрашивать "за деньги", можно будет присочинить, что их есть у меня; но я-то знаю истинный расклад. Последний по времени перевод из издательства я получил четыре месяца назад (деньги те давно уже потрачены). Сейчас у меня при себе восемьсот фунтов с мелочью, и это все, что удалось раздобыть. Еще раньше я занял полторы тысячи долларов, чтобы заплатить за оформление визы и авиабилеты. Как-то так случилось, что одолжиться было не у кого, кроме как у моего нынешнего спутника. Кстати, у него при себе тоже не так много дензнаков - ровно тысяча паундов.
  
  - Мы же не собираемся покупать клуб "Челси", дружище, - успокаивающим тоном произнес я. - И вообще... если удастся реализовать план "А", то мы на Острове надолго не задержимся.
  
  
  
  "Таня, Таня... Вот зачем, спрашивается, сорвалась? Почему меня не дождалась?.."
  
  Три недели назад моя единственная, дорогая, та, с которой мне всегда интересно, хотя и непросто, а порой и безумно сложно, улетела на Остров. Вместе с какой-то знакомой, которую я едва смог вспомнить, и у которой есть какие-то контакты в плане возможного трудоустройства в Англии. Наша тринадцатилетняя дочь, пока я не вернулся из поездки - а я отъехал по писательским делам в Ростов-на-Дону - осталась на попечении матери и младшей сестры.
  
  Не сказать, чтобы я совсем ничего не знал об этих планах. Мы говорили на эту тему; и я не исключал того, что с учетом возникших финансовых сложностей мне придется оставить свое нынешнее малодоходное занятие. Но штука в том, что я как раз заканчивал новую книгу. Я был в "коконе", жил не своими заботами, а заботами литературных персонажей, решал не свои жизненные проблемы, а проблемы тех, кого придумал.
  
  В итоге моя собственная жизнь рухнула; и если мне кого-то следует винить в произошедшем, - хотя что толку - то исключительно одного себя.
  
  
  
  - Саутгэмптон из э биютифул сити...
  
  - Завязывай, дружище.
  
  - Феймоюс Титаник дип... департинг Саутгемптон... э-эээ... десятого "эйприл".
  
  - Сегодня как раз очередная годовщина, - мрачно заметил я.
  
  - Ин Саутгемптон нау лив май герлфренд... Хёр нейм из Таня...
  
  - Твоя подруга осталась дома, - криво усмехнувшись, сказал я.
  
  "Представляю, как она обрадовался, что ты убрался наконец из ее жизни", - подумал я про себя.
  
  - Как думаешь, твоя Татьяна приедет в аэропорт?
  
  - Спроси о чем-нибудь попроще.
  
  - З-зе... Зз-зе...
  
  Я отобрал у Тени учебник английского, положил его на свободное сидение.
  
  - Там это... моя шпаргалка! То, что ты написал!
  
  - Тебе было сказано: выучи наизусть?!
  
  - Всё, мне п@@@ц... - обреченно вздохнул сосед. - Даже то, что знал, вылетело из головы.
  
  
  
  До сих пор не могу поверить, что я согласился взять в эту поездку Тень.
  
  Но что бы я делал, спрашивается, если бы этот тип не согласился ссудить мне некоторую сумму дензнаков? Хм, хм. В последние годы я веду закрытый образ жизни; когда-то у меня было много друзей (знакомых, сослуживцев, так будет точнее); писательство же, это удел одиноких людей - я и сам не заметил, когда вокруг образовался вакуум.
  
  NN, старая знакомая, ростовщица, у которой я одалживался в трудные моменты жизни, сама угодила в такой оборот, что врагу не пожелаешь. Самое смешное, - хотя что уж тут смешного - что я сам дал деньги этой "старухе-процентщице".
  
  Столько, сколько держал в заначке - около двух тысяч "зеленых".
  
  Это было месяца полтора назад. У NN погиб сын, он был поздним и единственным ребенком. Парень заканчивал Тель-Авивский университет, связался с какой-то нехорошей компанией. В результате передозировки чего-то наркосодержащего угодил в больницу. Оказался на грани жизни и смерти...
  
  NN перед спешным отъездом в Израиль бросилась по знакомым; она надеялась собрать денег, чтобы проплатить наркологам и попытаться вытащить сына фактически с того света. Наведалась она и к нам. Жаловалась, что ей отказывают все, кого она "выручала", и что она не смогла разжиться средствами даже в еврейской общине. Оказалось, что те, кто ссужают деньгами нуждающихся в срочном кредите - под процент, естественно - напоминают современных авторов: пока им есть что дать, что предложить, с ними имеют дело, а если им нечего предложить, или же они сами нуждаются в помощи, от них тут же отворачиваются, вокруг них образовывается вакуум.
  
  Единственным, кто согласился подкинуть деньжат на поездку в Англию, оказался этот мой довольно давний знакомец, нынешний спутник. Когда я к нему обратился, - скрепя сердце - он пообещал дать некоторую сумму (без процентов). Но выставил условие: он тоже поедет на Остров: "хочу присмотреться, - сказал он - что там и как".
  
  Ситуация у него, кстати, зеркальная: если моя благоверная, по сути, бросила меня, то он сам готов был сбежать от своей гражданской жены хоть на край земли.
  
  Я же говорю - Тень.
  
  
  
  Щелкнул динамик; по салону разнесся мелодичный голос старшей бортпроводницы:
  
  - Ladies & Gentlemen, now We're approaching Heathrow, where the local time is 15:30...
  
  Я пристегнул ремень; жестом велел спутнику сделать то же самое. Не уверен, что Татьяна будет встречать нас в аэропорту, хотя теща сообщила ей позавчера по телефону дату и номер рейса.
  
  - Ну, а если не пропустят, Папаня? - нервно произнес мой навязчивый спутник.
  
  Шасси летающей арбы коснулось бетонной полосы - мы приземлились в аэропорту британской столицы "Хитроу".
  
  *****
  
  Страница проекта на сайте Сбор-Ник
  http://www.sbor-nik.ru/kick.jsp?id=sbor6194936005263360
  
  Г Л А В А 2
  
  Вскоре мы уже шествовали по длинному переходу зоны прибытия 4-го терминала.
  Интерьер лаконичный, с уклоном в техномодерн - вокруг нас много стекла, балочных перекрытий и металлических поверхностей. Через другие "шлюзы" в основной коридор, ведущий к стойкам таможенного и пограничного контроля, вливаются густые людские потоки - одновременно с нашим рейсом в этом самом большом по площади, расположенном на юге аэропорта "Хитроу" терминале, приземлилось еще несколько пассажирских лайнеров.
  Разноязыкий гам; смуглые, а порой и черные, словно вырезанные из эбонита лица, пестрая диковинная одежда. Я ловлю на себе взгляды чужаков; невольно чувствую себя в таком окружении белой вороной. Такое впечатление, что кроме нас в этом длинном переходе нет ни одного белого человека - наши попутчики то ли опередили нас, то ли, наоборот, это мы с Тенью оказались самыми резвыми из пассажиров нашего рейса.
  - Ипать... - озадаченно произнес мой спутник. - Куда это мы прилетели, Папаня? Это чо, Африка?! Глянь!.. вокруг одни чурки!
  
  - Закрой рот, - процедил я. - Если не можешь обойтись без мата, лучше помолчи.
  - А как тут без мата, Папаня?
  - Я уже говорил - как. Используй эвфемизмы, Николай. Вспомни, о чем я тебе говорил.
  - А! Подставлять любое другое слово... Понял, Папаня.
  
  
  Когда мне уже самому стало казаться, что мы вот-вот мы растворимся в потоке темнолицых чужестранцев без следа, как ложка сахара в кружке с горячим густым кофе, этот самый поток вынес нас в зал досмотра.
  Поскольку мы не являемся гражданами Евросоюза, и в паспортах у нас вклеены не шенгенские визы, а обычные туристические, прямая дорога нам - в "чистилище". То бишь, в так называемый "красный" коридор.
  Этот "шлюз" мы оба прошли благополучно - в моей поклаже, равно как и в багаже моего спутника, таможенники не обнаружили ничего подозрительного.
  Далее прошли в зал, перегороженный турникетами и стойками, к каждой из которых выстроилась небольшая очередь. Некоторые из прибывших на оформление пассажиров самостоятельно выбирали, в какую именно очередь им становиться. Другим - среди них оказались и мы с Тенью - номер стойки указывала распоряжающаяся в этом зале сотрудница иммиграционной службы с портативной рацией в руке.
  Нас определили к разным стойкам; мне предстояло общаться с сотрудником британского чистилища женского пола, моего спутника поджидал смуглолицый офицер, голова которого украшена белым тюрбаном, или как они там зовутся, эти головные уборы индусов.
  
  
  Я одет в светлый плащ; под ним светло-серый джемпер из шотландской пряжи, темные брюки, на ногах мокасины. Мой спутник тоже в плаще - темно-синего цвета. Тень ниже меня ростом сантиметров на десять-двенадцать; весовые категории у нас тоже разные: мой вес, подозреваю, сейчас превышает девяносто кэгэ, а его - хорошо, если семьдесят. Этот субъект, кстати, первоначально собирался надеть в поездку свой повседневный наряд - кожанку, кроссовки и джинсы. Хорошо, что я поинтересовался еще накануне, в чем он собирается ехать. Это богатенькие буратины, летающие на личных самолетах или арендованных "гольфстримах" могут позволить себе "винтажный" прикид, а нас, простых смертных, судят именно по одежке.
  Наконец подошла моя очередь. Офицер иммиграционной службы - миловидная женщина примерно моего возраста, с конопушками вокруг носа, человек одной со мной расы - на какое-то время завладела моими документами. Ее пальцы запорхали над клавиатурой; должно быть, проверяет, нет ли фамилии стоящего напротив субъекта в местных базах данных. На душе у меня кошки скребут, но я стараюсь не подавать вида, что нервничаю: опытные пограничники, как и собаки, обладают верхним чутьем, они способны улавливать эманации страха.
  Она подняла на меня глаза.
  - Вам уже доводилось бывать в нашей стране?
  - Да. Неоднократно.
  - В каком качестве? По службе? Туристом? По делам бизнеса?
  - В составе судовых экипажей.
  - Какую должность вы занимали?
  - Начальник судовой радиостанции... Также мне доводилось бывать в вашей стране в служебных командировках. Дважды.
  - От какой организации?
  - От судоходной компании, в которой я служил. И еще один раз я приезжал на обучающие курсы, они проходили в Эдинбурге.
  - Цель вашего нынешнего приезда в Великобританию?
  - Во-первых, туризм... мне очень нравится ваша страна. Хочу совершить ознакомительную поездку по городам графства Хэмпшир: Уинчестер, Саутгемптон, Портсмут...
  - Вы сказали - "во-первых". Есть еще какие-то цели?
  - Да. Я намереваюсь также посетить офисы нескольких издательств.
  - На какой предмет?
  - Видите ли... Я писатель. Русский писатель, - уточнил я.
  - Писатель? - сотрудница бросила на меня несколько удивленный взгляд. - Так вы не моряк?
  - Да, когда-то... в прошлой жизни я был моряком. Теперь я на вольных хлебах.
  - И что вы пишите, если это не секрет?
  - Книги.
  - Так...
  - Могу я открыть кейс?
  Прежде, чем сотрудница успела ответить, я щелкнул замками.
  - Вот... - Я выложил на стойку одну из трех книг, которые захватил с собой в эту поездку. - Планирую переговорить с работниками ряда издательств на предмет возможной публикации моих книг в переводе на английский.
  - А они об этом знают?
  - Я послал соответствующие сообщения в адрес нескольких британских издательств - по электронной почте.
  
  
  Сотрудница, взяв книгу, стала разглядывать обложку. Картинка, надо сказать, броская, рассчитанная на массового читателя. Правую часть изображения - фотоколлажа - занимает освещенная прожектором Спасская башня. Слева - солидного вида чел в деловом костюме (чем-то смахивает на последнего генсека и президента СССР). В нижней части обложки запечатлен какой-то перец в камуфляже, в кепи и в черных очках - этот целится в кого-то из пистолета-пулемета, представляющего из себя нечто среднее между израильским "Узи" и чеченским самопальным изделием "Борз".
  - О, Кремль... А это... это мистер Горбачев?
  Я улыбнулся, и даже едва заметно кивнул.
  - Так это вы написали?
  - Да. На обратной стороне мое фото.
  - Эмм... - Ее серо-голубые глаза уставились на меня. - Сами издали? Print on demand?
  - Книгу издало самое крупное издательство России. Позвольте...
  Я взял обратно у этой дамы в униформе свою книгу; открыл заднюю обложку, - back cover - пролистнул пару страниц с рекламой других детективов и боевиков, и, найдя выходные данные книги, вновь повернул к сотруднице.
  - Вот здесь указано... Пятьдесят тысяч тираж... в первом издании.
  Сотрудница иммиграционной службы поставила в моем паспорте нужную отметку.
  - Добро пожаловать в Соединенное Королевство.
  
  
  Я уже прошел через турникет, когда меня окликнула другая сотрудница - та, что работала в зале, регулируя очередность к стойкам.
  - Мистер?.. Можно вас на минутку?
  - Эмм... - Я бросил на нее удивленный взгляд. - Чем могу...
  - Вы знаете этого мужчину? - Женщина кивнула в сторону соседней стойки. - Он ваш знакомый? - глядя на меня, переспросила она. - Так вы его знаете?
  Я процедил про себя ругательство. Похоже, у моего спутника какие-то проблемы... И теперь как бы и мне за компанию не угодить под раздачу.
  - Мы прилетели одним рейсом, - несколько уклончиво сказал я.
  - Вы не могли бы подойти туда? - Сотрудница указала на ту стойку, возле которой, подобно истукану, застыл мой приятель. - Кажется, там требуется ваша помощь.
  - Да, конечно.
  
  
  Сотрудник иммиграционной службы - индус в тюрбане - первым делом спросил у меня, понимаю ли я по-английски. Получив утвердительный ответ, он, кивнув в сторону моего остолбеневшего приятеля, сказал:
  - А ваш знакомый... он что, совсем ничего не понимает по-английски?
  - Почему же... он довольно бегло изъясняется на английском... - Это была, что называется, "ложь во спасение". - А в чем, собственно, дело?
  - Я ему задаю вопросы, а он... Он как-то странно реагирует.
  Я посмотрел на земляка; лицо у того было такого же цвета, как тюрбан у индуса - белого.
  - Чего застыл? - тихо произнес я. - Скажи что-нибудь.
  - Говорите, пожалуйста, на английском, - подал реплику индус.
  Приятель мой переступил с ноги на ногу (показалось даже, что он вот-вот рухнет). Стиснул зубы, с усилием продул воздух...
  - Дз-е... Дзз-зе!.. Дззз-зе!
  - Вот видите, - сказал офицер. - Ничего невозможно разобрать.
  - А! - Я улыбнулся, но так слегка, в меру. - У этого мужчины дефект речи.
  - Дефект речи?
  - Он сильно заикается, - уточнил я. - В необычной, новой для него обстановке, данный дефект проявляется в особенности заметно... В любом обществе есть люди с ограниченными возможностями, не так ли.
  - Так?.. Скажите, а вы его хорошо знаете?
  - Этот джентльмен выполняет функции моего личного секретаря.
  - Вот как... А вы...
  - Этот мистер - писатель, - подала реплику от соседней стойки сотрудница с веснушчатым лицом. - Он написал книгу про Кремль и про мистера Горбачева.
  - Так это ваш секретарь? - индус кивнул на моего потерявшего дар речи спутника.
  - Да, он следит за моим бюджетом.
  - И последний вопрос, мистер... Вы можете поручиться, что этот джентльмен не имеет цели остаться в нашей стране? И что он не собирается попросить политическое убежище.
  - Найн! - хрипло произнес мой "секретарь". - Нихт!..
  - Молчи, дурак, - тихо сказал я, продолжая глядеть с вежливой полуулыбкой на индуса. - Нет, конечно же, нет, - уже громче и на английском произнес я. - Этот мужчина не планирует остаться на Острове, и у него нет намерений просить у властей Великобритании политического убежища.
  
  
  Спустя короткое время мы вышли в Arrivals hall: я с кейсом в левой руке и с дорожной сумкой на плече, мой новоиспеченный секретарь с чемоданом на колесиках. У меня пересохло в горле; пульс сильно участился. Сейчас, по правде говоря, я сам был примерно в таком же состоянии, что и мой спутник несколькими минутами ранее.
  Я обвел глазами толпу встречающих, пытаясь найти среди собравшихся здесь людей разных рас и оттенков кожи родное лицо. Мы неспешно, бросая взгляды по сторонам, прошли через проход в щитовом заграждении; и вот мы уже находимся в открытой зоне.
  Человека, ради которого я прилетел в Лондон, в зале прибытия 4-го терминала не обнаружилось.
  
  *****
  
  Страница проекта на сайте Сбор-Ник http://www.sbor-nik.ru/kick.jsp?id=sbor6194936005263360
  
  Материалы в блоге автора с тэгом
  "Мост Её Величества"
  
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  В.Крымова "Порочная невеста" (Любовное фэнтези) | | Ю.Журавлева "Мама для наследника" (Приключенческое фэнтези) | | И.Шикова "Милашка для грубияна" (Современный любовный роман) | | М.Атаманов "Искажающие реальность-2" (ЛитРПГ) | | Ю.Журавлева "Жизнь после смерти" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Рымарь "Диагноз: Срочно замуж" (Современный любовный роман) | | В.Крымова "Смертельный способ выйти замуж" (Любовное фэнтези) | | А.Емельянов "Мир Карика 3. Доспехи бога" (ЛитРПГ) | | А.Субботина "Плохиш" (Романтическая проза) | | Д.Чеболь "Меняю на нового ... или обмен по-русски" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Арьяр "Академия Тьмы и Теней.Советница Его Темнейшества" С.Бакшеев "На линии огня" Г.Гончарова "Тайяна.Влюбиться в небо" Р.Шторм "Академия магических близнецов" В.Кучеренко "Синергия" Н.Нэльте "Слепая совесть" Т.Сотер "Факультет боевой магии.Сложные отношения"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"