Соболев Сергей Викторович: другие произведения.

Золотое сечение

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Из Москвы в приятную средиземноморскую страну присылают товарищей на предмет поисков двух пропавших где-то между Сицилией и Сардинией топ-менеджеров. Вместе с яхтой исчезла также и переводчица, родственница большого чина из МИДа. Люди с Севера работают своими методами. Сицилийская мафия тихо курит в сторонке.

   Сергей Соболев
  
   Золотое сечение
  
   Издательское название "Чума приходит с Запада"
  
   Бастион-3
  
  
   Сицилия
  
   Курортный городок Сан Вито...
   В местном воздухе витает атмосфера безмятежности. Все счастливы, все довольны. А как живописно выглядит скала Монако, в честь которой названо лучшее городское кафе. А какие здесь чистые пляжи, какое ласковое море, и какие приветливые люди.
   Стоит пробыть здесь хотя бы день, и ты сам проникаешься этой негой, этой безмятежностью. Идеальное место для отдыха.
   И, что немаловажно, в этом сицилийском городке нет никакой "мафии".
   Ветрову так и сказал один почтенный местный синьор: "Никакой мафии на самом деле не существует. Это миф, раздутый в угоду падкой на сенсации публике..."
   В ушной раковине прозвучал голос старшего группы:
   "Уходи из кафе!.. Немедленно!!"
   - Уже выхожу, - сказал Константин, взбегая вслед за прыткой проводницей по лестнице.
   "Через главный вход заходят!.. - бросил еще одну подсказку Кэп. - Полиция! Карабинеры! В штатском и в форме!.."
   Ветров схватил девушку за рукав.
   - Нам нельзя через главный вход!..
   Та вырвала руку.
   - Не учи меня, мистер! Двигай за мной! Быстр-ро!!
  
   На пути у полицейских возникла непредвиденная преграда: в центральном проходе, загораживая его почти весь своим необъятным телом, застыл местный шеф-повар. С выпученными глазами, пучком укропа в одной руке и длинным острым ножом в другой, он представлял собой одновременно комическое, но и жутковатое зрелище.
   Пока полицейские пытались продавить этого толстяка, загородившего им проход, девушка и рослый шатен успели выскользнуть через дверь запасного выхода
   Они оказались во внутреннем дворике. А навстречу им уже бегут двое!
   Ба!.. Знакомые лица: именно этих двоих Ветров видел на паркинге сегодня утром!..
   "Надо добраться до отеля! - прозвучал в наушнике голос Кэпа. - Не дай им себя задержать в этом кафе!.."
   - Мистер, вломи им! - крикнула девушка. - Выруби! Как прошлой ночью!
   Первым, на ходу доставая ствол из подмышечной кобуры, бежал парень лет двадцати семи, смуглый, черноглазый, с внешностью уроженца Магриба. За ним, пытаясь не отстать, поспешает второй... Кто такие? Да бог весть; поди-ка разбери, кто из ху в этом итальянском театре масок.
   Ветров прибавил скорости - теперь уже он сам несся навстречу этой парочке!.. Сошлись посреди двора. "Араб" выдернул пистолет! И в этот самый момент Ветров - в прыжке - врезал ему стопой в грудь!.. Свалил; заодно и сам несколько погасил инерцию.
   У второго типка то ли не было ствола, то ли он изначально не рассчитывал на такой поворот. Но вздорный характер - или служебное положение, если он из полиции - не позволил ему ретироваться, или хотя бы отпрянуть в сторону.
   Ветров уклонился от прямого удара - рука нападавшего скользнула по выставленному блоку. Засадил коленом в пах; и тут же добавил - но уже локтем, и точно в челюсть!
   Девица, тем временем, выкатила из подсобки черный, глянцево поблескивающий байк. Завела; уселась в седло.
   - Садись, мистер! - крикнула она, опуская забрало шлема. - Быстро!!
   Едва только Ветров опустился на заднее сидение, - привычно уже для себя обняв эту особу за талию - как та рванула с места в карьер!..
  
  
   Байк с двумя седоками вылетел на боковую улицу, стекающую от церкви к набережной. Свернул он, однако, не в сторону набережной, а именно к центру. И тут же, сверху, от собора, на эту же улицу выехала полицейская машина!..
   Подвывая сиреной, понеслась в сторону кафе!
   Городской квартал наполнился ревом двигателей!
   Послышались чьи-то крики...
   Байк, натужно ревя мощным двигателем, трудно набирая скорость в гору, - но набирая все же - вылетел на тротуар! Скрежет тормозов; буквально под носом второй въехавшей в эту же улицу полицейской машины байк влетел в боковую улицу...
   - Куда отвезти вас, мистер? - крикнула девица из-под шлема. - Где для вас будет безопасно?
   - В мой отель!
   - Ты с ума сошел? Тебя арестуют!..
   "К главному входу!" - прозвучало в наушнике.
   - Как можно ближе к главному входу! - скомандовал седок.
  
  
   Байкерша высадила своего пассажира почти у самого паркинга.
   Она, как показалось Ветрову, лишь чуть сбавила скорость. И, едва ее спутник успел соскочить с заднего сидения, как бесстрашная красотка уже вновь дала по газам!..
   Ветров, не теряя времени, быстрым шагом направился в сторону главного входа...
   Вплотную к дверям парадного стоят два транспорта.
   - Две тачки у входа, - сказал "бастионовец" на ходу. - "Фиат" и микроавтобус... зеленый "фольксваген".
   - Это сводная опергруппа из Трапани, - прозвучал в наушнике голос старшего группы. - Кстати, они приехали в отель, чтобы тебя арестовать.
  
   Г Л А В А 1
   Рим, Италия
  
   Алиса и ее местный коллега приехали в аэропорт "Фьюмичино" за час до вылета рейса на Палермо.
   Паоло, так зовут этого субъекта, припарковал "гелендваген" почти у самого входа в здание терминала T1. Парковка, судя по разметке и щитовым знакам, предназначается исключительно для служебного транспорта - местного, аэропорта, а также машин "скорой", противопожарной службы и полиции. Джип, на котором они приехали в аэропорт, не только не числится на балансе любого из этих ведомств или служб, но и не имеет отличительных знаков, вроде эмблемы фирмы или рекламных надписей...
   Является ли это действо следствием выпендрежа со стороны ее спутника? Или же его личные - и его руководства - связи позволяют пренебрегать некоторыми правилами даже в столь чувствительных местах, как крупнейших аэропорт Италии?
   Спрашивать у Паоло об этом - как и о многом другом - не имеет смысла, потому что все равно не скажет правды. Да и зачем ей. Уже через несколько мгновений она наконец-то избавится от этого типа.
  
  
   - Grazie per l'aiuto, Paolo! - Алиса повесила на левое плечо компактный чехол с ноутом. На эту же руку, на сгиб локтя, она определила дамскую сумочку. - Devo andare... Spero di rivederci?!
   Паоло бросил на русскую удивленный взгляд.
   - Alice, дорогая, как ты могла так обо мне подумать?
   Обойдя джип, он открыл багажник и извлек из него среднего размера чемодан с выдвигающейся ручкой и колесиками.
   - Наши аэропорты, особенно "Фьюмичино", это просто чума! - сказал он. - То есть, они лучшие в мире, и это вам подтвердит любой итальянец. - Детектив улыбнулся. - Но есть свои нюансы... особенно, на внутренних линиях.
   Он легко, без малейшего усилия, поднял за ручку чемодан.
   - Я провожу тебя, дорогая Alice. - Паоло свободной рукой слегка коснулся женского локотка. - И я лично проинструктирую проводников и служащих компании, чтобы проследили за тобой и твоим багажом!..
  
  
   В здании терминала царит приятная прохлада. Шелест голосов, турбулентные потоки у стоек и магазинчиков дьюти-фри, броуновское движение человеческих частиц по эскалаторам и проходам. Итальянец уверенно торит дорогу. Они поднялись на второй этаж. Остановились у стойки компании Alitalia.
   На табло светится номер рейса - U2 925.
   Ниже еще одна надпись:
   Roma-Fiumicino - Palermo "Falcone e Borsellino"
   Все правильно - им именно сюда. Вернее, не им двоим, а Алисе, поскольку именно она должна вылететь сегодня на Сицилию, где ее ждет по графику второй и завершающий этап служебной командировки.
   У стойки кучкуется примерно полтора десятка мужчин и женщин; кто-то из них улетает этим рейсом на Сицилию, кто-то приехал проводить в аэропорт близких или знакомых... Итальянец направился прямо к стойке, но женщина придержала его за локоть.
   - Минутку, Паоло... Хочу кое о чем спросить, раз уж ты вызвался меня проводить.
   - Давай сначала сдадим багаж, Alice?..
   - Не к спеху, - сказала женщина. - Тем более... Тем более, что я кое-что забыла.
   - Что, прости? - Паоло посмотрел на нее своими синими яркими глазами. - Я не расслышал... Ты что-то забыла в номере гостиницы?
   - Не думаю, что я что-то забыла в отеле, - сказала она. - Просто... мне кое-что надо взять из чемодана.
   Алиса кивнула в сторону расположенных поблизости пластиковых кресел.
   - Иногда я бываю такой рассеянной... Ты уж меня извини, Паоло.
  
  
   Алиса, определив чемодан на приставной столик, открыла его и принялась копаться в разложенных в свертки и пакеты вещах.
   - Паоло, у тебя, наверное, есть другие дела? - спросила она, не прекращая своих занятий. - Мне не хотелось бы тебя задерживать.
   - Я должен позаботиться о тебе, Alice, - сказал детектив. - Остальные дела обождут.
   - Я могу и сама о себе позаботиться...
   - Наши авиалинии... - Паоло сделал многозначительную паузу. - Как хочешь, но я не могу оставить тебя здесь одну.
   - Почему? Я опытный путешественник, Паоло.
   - Я должен убедиться, что ты благополучно села в самолет.
   - Я, наверное, тебе уже порядком надоела?..
   - Как ты могла такое сказать? - Паоло прижал руку к сердцу руку. - Клянусь, Alice, знакомство с тобой - это одно из лучших событий во всей моей жизни.
   - Ты мне льстишь...
   - Нисколько.
   - Ну, и куда я могла положить этот сверток? - пробормотала девушка. - Не в пакет же с нижним бельем? Ой, как неудобно...
   Детектив деликатно отвернулся - теперь он стоял лицом к стойке, за которой только недавно начали регистрировать пассажиров на рейс до Палермо.
  
  
   Алиса вздохнула про себя - вот же привязался...
   Паоло - очень доброжелательный, вежливый, улыбчивый мужчина лет тридцати пяти. Он настолько хорош, настолько красив собой, что можно глазеть на него часами, как на картину или скульптуру. Иногда хотелось даже потрогать его, - коснуться безупречной лепки кисти руки с часами Vacheron Constantin на запястье, или погладить по безупречно выбритой щеке. Для чего? Хотя бы для того, чтобы избавиться от наваждения. Чтобы убедиться, что это живой теплокровный человек, а не изваянная каким-нибудь гением эпохи Возрождения скульптура из мрамора с идеальными мужскими пропорциями, упакованная в современный костюм.
   Этот субъект наверняка прекрасно знает о том, какое мощное действие он оказывает на клиентов самим своим внешним видом: эмпатическое на большую часть сильного пола и гипнотическое на женщин любого возраста. В отличие от большинства соотечественников, кстати, Паоло говорит не так уж и много. Как правило, он дает возможность клиенту или заказчику - в зависимости от того, с кем он имеет дело - самим выговориться. Умеет участливо слушать; умеет вовремя поданными репликами или к месту заданными вопросами направлять разговор в нужное русло. Уже за счет использования этого не хитрого приема, - метод, известный любому психоаналитику - он способен добиваться определенных результатов. Такой умело приготовленный коктейль из участия, интереса и сдержанности оказывает, как правило, весьма сильный и позитивный эффект на большинство людей, поскольку в существующей реальности человек сталкивается все чаще с равнодушием ближних, а то и грубостью.
   Они сразу же перешли на "ты". Для Италии это обычное дело. В девяти из десяти случае сами же итальянцы предлагаю перейти на tu.
   "Possiamo darci del tu?" - спросил у нее Паоло в первые же минуты их первой встречи.
   "Конечно", - сказала Алиса. - "Я сама хотела тебе это предложить".
  
  
   Паоло - сотрудник сыскного бюро "Scudo", входящего в тройку крупнейших в этой стране. Трехэтажный офис этих тружеников тайного сыска и деловой разведки находится в одном из самых престижных уголков Рима. А именно, в тихом переулке неподалеку от площади, носящей имя основателя крупнейшей нефтегазовой компании страны Энрико Маттеи. Там же, кстати, находится и аллея, названной в честь континента, где изначально добывалась львиная доля углеводородов - Viale Africa. Бюро по мнению информированных источников до сего дня работает на экс-премьера, ныне находящегося под следствием. А также выполняет заказы его старых друзей. Например,
  людей из совета директоров крупнейшей энергетической компании Аппенинского полуострова, являющейся четвертой по величине в Европе. Если не считать, конечно, русских нефтегазовых гигантов.
   Есть у итальянцев такое выражение - ora viene il bello... Перевести можно так - "слушайте дальше, сейчас будет самое интересное". Паоло умеет произвести именно такое впечатление: кажется, что кроме вас никого на свете для него больше не существует, и что он вот-вот скажет самое интересное...
   Так вот: именно этот bello, un bell'uomo, этот красивый обходительный мужчина, работающий в столь непростой конторе, большей частью и опекал прилетевшую в воскресенье в его город из Москвы молодую женщину, откомандированную в Италию ее собственным начальством.
  
  
   - Я забыла свою еду, - сказала Алиса. - По-видимому, оставила пакетик в отеле.
   Она прерывисто вздохнула.
   - Ужас...
   - Что?
   Паоло, обернувшись, бросил на нее удивленный взгляд.
   - Что? Ты забыла взять еду? - переспросил он, с не меньшим удивлением разглядывая разложенные на столике и пластиковом кресле пакеты и свертки (почти все содержимое чемодана). - Не надо так расстраиваться, дорогая Alice, - добавил он, увидев, как вдруг повлажнели ее глаза, как она поднесла к глазам смятый носовой платок. - Здесь есть кафе и бары. Хочешь, я что-нибудь принесу? Пиццу? Гамбургер?
   - Я дико извиняюсь, Паоло, - расстроено произнесла Алиса. - Столько впечатлений, столько всего навалилось... У меня особое питание - я на диете.
   Итальянец продемонстрировал одну из самых обворожительных своих улыбок.
   - В Палермо тебя встретит мой коллега, - сказал он. - Я ему позвоню... Так вот: он сразу же отвезет тебя в лучший семейный ресторанчик на острове!..
   - Но...
   - Там такую лазанью подают... - Итальянец поцеловал кончики пальцев. - Ты даже не представляешь, как это вкусно. Сыры, овощи, морепродукты - наилучшего качества.
   - Охотно верю. - Алиса посмотрела на наручные часики. - Но у меня прием пищи строго по часам... А тут еще перелет... Если я не поем, то просто умру по дороге.
   - Здесь всего час с четвертью лета...
   - Ты не понимаешь, Паоло. - Женщина вымученно улыбнулась. - Извини, я не хотела грузить тебя своими проблемами.
  
  
   Она принялась вяло складывать пакеты и свертки обратно в чемодан. Итальянец, озадаченно почесав пальцем подбородок, сказал:
   - Ну, так давай что-нибудь купим? Здесь есть бары, есть магазины... До окончания регистрации еще много времени.
   Алиса, выпрямившись, обвела глазами зал отправления.
   - Это хорошая мысль, - сказала она. - Паоло, могу я попросить тебя об одолжении?
   - Все, что в моих силах, дорогая Alice.
   - Я видела продуктовый маркет на первом этаже...
   - Говори, что нужно купить.
   - Овсяное печенье... одну небольшую упаковку. Но без фруктовых или шоколадных добавок. Простое овсяное печенье.
   - Овсяное печенье, - повторил Паоло. - Без добавок.
   - А еще упаковку йогурта... Но не самую маленькую, а среднюю - двести граммов. Простой, обезжиренный йогурт. И бутылочку воды "Эванс" - маленькую. Это все. - Она вымученно улыбнулась. - И это то немногое, что определенно спасет мне жизнь.
   Алиса достала из сумочки кошелек, а из кошелька купюру в двадцать ойро.
   - Возьми деньги... А я пока заново упакую чемодан.
   - Ну что ты, дорогая! - Паоло небрежно махнул рукой. - Экий пустяк... Я быстро - одна нога здесь, другая там!..
   - Спасибо, ты настоящий друг! - крикнула ему вослед женщина.
  
  
   Спустя всего пару минут Алиса уже стояла с собранным и закрытым чемоданом у стойки. Но не у той, к которой первоначально они подошли с Паоло - и возле которой продолжалось оформление. А возле соседней.
   Одна из двух сотрудниц в форме авиакомпании Meridiana Fly отключила табло над стойкой. Вторая собиралась выключить служебный ноутбук. Увидев подошедшую к стойке рыжеволосую женщину с чемоданчиком на колесиках, - явно иностранку - она бросила на нее вежливо-вопросительный взгляд.
   - Пожалуйста... одну минутку! - Алиса поставила на низкий поддон у стойки чемодан. - Я иметь билет на этот рейс!
   - У вас билет на самолет до Ольбии? - спросила сотрудница авиакомпании.
   - Да! - Алиса положила на стойку тикет-бук. - Моя хотеть лететь в Ольбия... - Алиса несколько упростила свой итальянский. - Сардиния! Я надеяться, что я не опаздывать на этот самолет?
   - Время регистрации истекло,- сказала одна из сотрудниц. - Но вам повезло, синьора. - Она мило улыбнулась. - Вас мы еще успеем оформить...
   - Давайте ваш багаж! - Вторая сотрудница прикрепила бирку, вручив половину отрывного талона явившейся последней на регистрацию женщине. - А теперь следуйте за нами: мы сопроводим вас прямо на борт лайнера.
   "Прощай, Паоло, - мысленно сказала Алиса тому, кто мешался у нее под ногами последние трое суток. - Ты очень красивый мужик... Но, как это бывает не только у женщин, красота и ум - качества зачастую несовместные".
  
   Г Л А В А 2
  
   За несколько дней до событий.
   Окрестности Сан Вито ло Капо,
   остров Сицилия.
  
   Витторио Джанини припарковал свой видавший виды "фольксваген-гольф" на площадке, расположенной в нескольких километрах от окраины города, почти на самой границе местного природного заповедника. Сверился с часами - без одной минуты три ночи. Широко, со всхлипом зевнул.
   "Надо было тебе пораньше лечь спать, дружок, - сказал он себе. - А не болтать почти до полуночи с приятелями в баре у Косты..."
   Он поднес к лицу ладонь; дохнул... Вроде не так уж много выпил вчера, всего три или четыре стакана вина, а запах все равно ощущается. И в салоне тоже пахнет. Нехорошо.
   Местную полицию он не боится; в городском участке сплошь друзья детства или соседи. Здешние дороги он знает, как свои пять пальцев; по любой из них может проехать с завязанными глазами. Если Витторио кого-то и опасался, то своей жены - у его Карлы характер и повадки истинно сицилийской женщины. Молчит, хмурится, долго носит в себе... А потом вдруг взрывается, все равно как вулкан. И тогда берегись, Витторио: жена может отмахнуться скалкой или вывернуть горячее варево... Да и донна, матушка Карлы, проживающая сейчас с ними, точно такая же.
   Витторио выбрался из машины. Он ощущал такую вялость во всем теле, как будто ему не тридцать восемь, а далеко за шестьдесят. Не мудрено: с первых чисел мая, как только начался полноценный туристический сезон, он вкалывает с рассвета до заката - именно на нем в основном лежит содержание всей их семьи.
   Сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. На свежем воздухе он быстро придет в себя; главное, как-то пережить ближайшие час или два. Когда он закончит свою утреннюю работу, можно будет вернуться домой и еще немного поспать.
  
  
   Витторио взял с заднего сидения сумку с аппаратурой. В дневное и вечернее предзакатное время эта сравнительно небольшая стоянка запружена транспортом: микроавтобусами, "неопланами", арендуемыми туристическими фирмами и личными авто. А сейчас, кроме него, ни одной живой души.
   К обзорной площадке ведет каменистая тропа; местами она посыпана песком или мелким гравием. Сам подъем не крутой, градиент не превышает пятнадцати градусов. Однако, Витторио порядком запыхался, пока преодолел те триста с небольшим шагов, что отделяют паркинг от смотровой площадки...
   Оказавшись на месте, он поставил сумку на одну из двух установленных здесь скамеек. Подошел к заграждению; в качестве такового здесь оборудована полукруглая балюстрада. Столбики расположены часто, между ними натянута сетка - это чтобы какой-нибудь юркий ребенок, за которым плохо присматривают взявшие его в поездку родители, не попытался протиснуться между ними и не свалился с обрыва. Высота скалы в этом месте, кстати, достигает полутора сотен метров.
  
  
   Витторио, едва отдышавшись, закурил сигарету. Стоя возле балюстрады, положив левую руку на перила, он задумчиво смотрел в ту сторону, откуда только что приехал. В бархатистой августовской ночи блестят, мигают, переливаются, как драгоценности на свету, огни курортного города. Когда он только появился на свет, Сан Вито ло Капо был небольшой рыбацкой деревушкой. Отец, как и большинство его сверстников, промышлял рыбной ловлей. За тридцать лет здесь все переменилось до неузнаваемости. Деревня превратилась в современный курортный центр, который во всех рекламных проспектах называют не иначе, как "жемчужина Сицилии"...
   На темном фоне ночного неба, в той стороне, где находится вершина Монте-Монако, мерцают красные предупреждающие огни. Но самой этой массивной, экзотического вида скалы пока толком не видно; ее верхушка откроется, рельефно высветится лишь с первыми лучами дневного светила. Сам полуостров, являющий собой северо-западное окончание острова Сицилия, напоминает по форме половинку массивного гаечного ключа, между двумя зубцами которого лежит бухта, давшая название этому населенному пункту.
   По направлению на северо-восток примерно в двух сотнях миль отсюда находится остров Сардиния, любимое место отдыха нуворишей. Один дневной переход на моторной яхте, не говоря уже про быстроходные катера, и вы в Кальяри, столице острова.
   Если мысленно прочертить линию, параллельную береговой черте, то она упрется в Мессинский пролив, Везувий и Неаполь (но до него отсюда не близко).
   На юге - Мальта. А еще дальше - африканский берег, Ливия и Тунис.
  
  
   Витторио бросил окурок в урну. Он профессиональный фотограф, работает на свадьбах, на похоронах, берет заказы у рекламщиков и местных турфирм. Ему платят деньги отнюдь не за то, чтобы он созерцал местные красоты. А за то, чтобы другие люди, созерцая сделанные Витторио Джанини - выставленные в интернете или включенные в буклеты - фотографии здешних красот, прониклись идеей приехать в этот прекрасный уголок Сицилии, и увидеть эти красоты уже наяву, в живую.
   Ну и, конечно же, потратить здесь свои семейные бюджеты, собираемые весь год на отдых и развлечения.
   На днях он договорился о заказе с директором одной из местных турфирм. Они расширяют бизнес, у них будет новый сайт, они также планируют издать собственный рекламный буклет. Им нужны снимки для фотогалереи, им нужен также проморолик, который они собираются крутить на местных островных и итальянских кабельных каналах. Часть работы Витторио сделал позавчера - был пригожий день, съемка предзакатных видов и самого заката получилась просто eccellente, даже самому понравилось. Теперь надо снять утренние, вернее, предрассветные и рассветные виды побережья. Включая, собственно, сам восход солнца.
  
  
   Часы показывают десять минут пятого. На площадке, кроме фотографа, по-прежнему никого нет. Витторио обожает эти мгновения творческого одиночества, он любит оставаться наедине с великой природой. Да, он не смог сталь всемирно известным фотографом - слишком велика конкуренция. Но в нем, в Витторио Джанини, все равно живет художественное начало...
   Он установил на площадке две треноги: одну для видеокамеры, другую для зеркального фотоаппарата. На камеру он планирует заснять восход солнца, используя фоном береговую линию. Потом он "сожмет" этот отснятый материал, перезапишет его на "рапиде". В рекламном ролике этот блок займет не более двадцати секунд. Сам ролик должен занимать по времени не более трех минут: люди в массе привыкли к клипированным изображениям; у многих нет ни времени, ни желания отсматривать длительные видеофильмы, особенно - рекламные.
   Вялость и сонливость улетучились; он чувствует себя сейчас достаточно хорошо. Восточная часть небосвода уже заметно высветилась. Над морем, особенно, у берега, клубится пелена тумана...
   Еще каких-то полчаса, и он развеется; туманные полосы, тянущиеся вдоль берега, тоже надо отснять - возможно, эти кадры пригодятся для ролика.
  
  
   В какой-то момент Витторио увидел, как из этого клубящегося тумана показалась белоснежная моторная яхта. В бухту Сан Вито ло Капо часто заходят яхты - парусные и моторные, а также разнокалиберные катера. Он понимает толк в таких вещах.
   К тому же, он не раз видел именно эту яхту. И он даже знает, как она называется - Magellano SB.
   Это относительно небольшая, длиной около тридцати метров, но обладающая выглаженными стремительными формами красавица... Четыре каюты повышенной комфортности. У этой яхты небольшая осадка, ею легко управлять. И именно это обстоятельство позволяет заходить в небольшие мелководные бухты, лавировать между отмелей, которых в двух соседних бухтах более чем достаточно.
   Витторио чуть подрегулировал треногу, чтобы захватить в кадр эту появившуюся из туманной дымки красавицу.
   Он слышал разговоры, что эта яхта входит в коллекцию бывшего премьер-министра страны, одного из самых богатых людей Италии. Километрах в четырех или пяти от того места, где он сейчас стоит, находится небольшая бухта. Там еще лет тридцать назад были построены две очень крутые виллы - под старину. Этих строений не видно, их загораживает зубчатый выступ соседней скалы. Попасть туда можно только по морю; и еще, как сказал один знакомый, там имеется вертолетная площадка.
   Фактически это уже территория заповедника. Но тем двум богатеям, которым принадлежат эти виллы, плевать на людей, на общество и на законы. Абсолютно наплевать. Почему? Ответ прост: они сами и придумывают эти законы, так что попробуй-ка им что-нибудь запретить, или как-то их наказать.
  
  
   Витторио предположил, что яхта проследует прямиком в эту небольшую, почти закрытую от взоров сторонних бухту. Но белоснежная красавица застыла метрах в трехстах от берега...
   "Странно",- подумал он. - "Обычно их катера и яхты сразу же заходят в бухту. Здесь не то место, где удобно становиться на якорь или ложится в дрейф..."
   Он подумал, что кадры с вынырнувшей из тумана яхтой можно будет тоже вмонтировать в видеоролик. "Красиво, - подумал он. - Надо будет только слегка подретушировать, чтобы нельзя было однозначно идентифицировать яхту и ее владельца..."
   А уже в следующую секунду случилось то, чего местный фотограф Витторио Джанини совершенно не ожидал увидеть в этот предрассветный час...
  
   Г Л А В А 3
  
   Салон двухмоторного "Дугласа" наполнен гулом двигателей. Самолет плывет на высоте шести километров над раскрашенной рукой мастера изумрудными и синими красками с вкраплениями белопенных облаков полотном Тирренского моря. Сквозь шум двигателей слышны обрывки разговоров.
   Говорят все одновременно; местные на своем певучем языке, туристы-"форины" на собственных наречиях, стюардессы на английском и итальянском.
   Хотя перелет короткий, кому-то все равно понадобилось срочно воспользоваться туалетом. Или расспросить стюардессу об удаленном поселке, о специфике заказа такси, о погоде на север Сардинии, или о том, ходит ли автобус от аэропорта до нужного ему места. На вопросы, задаваемые стюардессе, тут же пытаются ответить соседи или пассажиры с другого ряда. Все это сопровождается жестикуляцией - любое слово надо подчеркнуть жестом, иначе вербальная информация будет неполной и недостаточной.
   Такое впечатление, что ты попал в цыганский табор, который на двух двигателях поднимается в лазурное небо. Сам лайнер, кстати, как-то подозрительно вибрирует и потрескивает - как цыганская кибитка на вечной проселочной дороге, или как переспелый арбуз, когда его пробуют на сжатие.
  
  
   Алиса сидит у иллюминатора ближе к хвостовой части салона. Сосед, седовласый мужчина лет шестидесяти, оказался приятным компанейским человеком. Он сказал, что счастлив лететь в компании с такой "очаровательной синьорой", и попросил называть его "запросто, по имени" - Леонардо.
   Молодая женщина, вежливо улыбнувшись, сказала на английском соседу, что, к огромному сожалению, не понимает "прекрасного итальянского языка". От слова "совсем"... Но синьора Леонардо, совершенно незнакомого ей мужчину, это нисколько не смутило. Он, как и большинство итальянцев, похоже, убежден, что для того, чтобы иностранец его понял, нужно просто говорить чуть медленней и чуть громче обычного.
   - Изумрудный берег Сардинии когда-то был лучшим местом на всем свете, - сказал сосед. - Старик Леонардо... это я о себе... застал еще те времена, когда красотами Коста-Смеральдо могли наслаждаться простые смертные... Горы, бухты, каштановые и оливковые рощи, виноградники... Великолепные природные пляжи... Все это было доступно простым людям. А теперь...
   Леонардо энергично махнул рукой, чуть не перевернув стаканчик с водой, который ему протянула остановившаяся возле них стюардесса с передвижной тележкой.
   - И что? - Мужчина жестом отказался от предложенного напитка. - Теперь-то там шагу нельзя сделать, чтобы не ступить на собственность какого-нибудь мультимиллионера - араба, американца или русского... Разве это хорошо, разве это правильно?
   Алиса, чуть повернув голову, вновь улыбнулась соседу - здесь все крайне доброжелательны, вежливы и улыбчивы.
   - Вы только поймите меня правильно. - Мужчина прижал руку к сердцу. - Итальянцы рады гостям... Но большие деньги... а в Сардинию пришли очень большие деньги... они нарушают природную гармонию - и в людях, и в самой природе. Разве не так, моя очаровательная соседка?
   - Извините, - пробормотала Алиса на английском, - но, боюсь, я ничего не поняла из сказанного вами.
   Выдав эту реплику, она вставила в ушные раковины микронаушники и включила плейер на воспроизведение.
  
  
   Алиса, надо сказать, все еще находилась под впечатлением от почти трехсуточного пребывания в Вечном городе. Сам город, естественно, она почти не видела. Так, что-то мелькало за окном взятого в прокат авто, либо - если ездили по наводке Паоло - его служебного джипа. Ей не удалось побывать в некоторых знакомых по прежним приездам заведениях. Даже пиццей она пока не оскоромилась. Зато успела перепробовать все мыслимые виды лапши...
   Первым взялся вешать лапшу на ее нежные ушки частный детектив из фирмы, принадлежащей одному из старых друзей бывшего премьера Италии. А, может, и самому экс-премьеру.
   Да, речь о Паоло, о человеке, умеющем пудрить мозги и часами трындеть ни о чем. Но, при том, говорить со значением, доверительно.
   "Вот здесь у меня приготовлены копии бумаг... В другом ящике. кажется... Нет, это немного не те бумаги, но это не важно... Так, я сейчас кое-что еще в компьютере посмотрю, это любопытная информация в рамках известного дела... Ты, наверное, голодна? Может, продолжим разговор в кафе?.. Я тебе расскажу кое-что, о чем не хотелось бы говорить в четырех стенах... Видишь, как все интересно?... А вот сейчас, дорогая, ты услышишь самое интересное... Ну вот кто бы мог подумать, а? Надо вернуться в офис, там у меня в столе флешка с фотоснимками..."
   И эту вот лапшу он вешал командированной из Москвы сотруднице часами.
  
  
   Ровно этим же, разве что чуть менее артистично, занимались двое мужчин из службы безопасности крупнейшей итальянской энергетической компании, к которым она отправилась в понедельник (визит был согласован накануне ее прилета в Рим). Эти были многословны, порой перебивали друг друга; столько всего им хотелось сказать и открыть миловидной синьорине... Кстати, довольно молодой для этих занятий особе, имеющей нестандартную для данной сферы гендерную принадлежность и весьма прилично владеющей итальянским (лишь иногда в ход пускался интернациональный инглиш).
   Эти двое были в меру вежливы и предупредительны. Они не стали изображать бурную радость - "как мы счастливы видеть вас здесь, дорогая Алиса! вот только вас мы тут все и ждали!.." Но и не раздражались, как это порой бывает у людей с южным темпераментом, особенно, если они общаются с женщиной.
   Вели себя вполне профессионально.
   Местные "эсбисты" не выказывали неудовольствия даже тогда, когда москвичка переключала разговор в нужное ей русло. И когда она задавала им не те вопросы, которые они сами себе придумывали (и на которые сами же охотно отвечали), а вопросы по существу дела, согласованные с ее московским начальством.
   Они показали приехавшей из Москвы коллеге ролики, снятые на прошлой неделе, в четверг - на следующий день после ЧП, имевшего место в окрестностях сицилийского городка Сан Вито ло Капо.
   "Вот берег, смотрите", - говорил ей один, водя ручкой с закрытым колпачком по экрану лэптопа. - "Это в десяти километрах от города, с другой стороны горы..."
   "А вот вода..." - вторил ему второй. - "В бухте глубины сравнительно небольшие, до тридцати метров. Но потом резкий обрыв - как ножом обрезано... И далее глубины сразу свыше километра!"
   "Если бы яхта стояла на якоре в самой бухте, тогда было бы проще заниматься поисковыми работами..." - продолжил Примо.
   "И знаете, какие там бывают течения?.. По нескольку раз на день меняются! Это любой местный вам подтвердит", - подхватил Сэкондо (Алиса называла их про себя "Первый" и "Второй")
   Примо смотрел на Сэкондо, Сэкондо на Примо, после чего оба переводили взгляды на москвичку, приехавшую для сверки информации по недавнему ЧП.
   Примо: "Там такие подводные потоки, такие мощные течения, что покойников, или их останки, случается, находят у противоположного побережья - у берегов Африки..."
   Сэкондо: "А бывает и так, что этих бедняг, утопленников, то есть, и вовсе не находят..."
   Ничего сверх того, что она знала до момента встречи с ними, Алиса из этого разговора не вынесла. Но эти люди и не собирались кормить ее качественным информационным продуктом. Небось, даже обрадовались, что прислали фемину - как правило, женщинам проще вещать на уши лапшу, чем мужчинам.
  
  
   В понедельник, уже после окончания рабочего дня, двойной порцией грубо нарезанной и почти сырой лапши ее угостил на неофициальной встрече на какой-то левой квартире заместитель главы одного из департаментов Генеральной прокуратуры Италии.
   Как только Алиса приготовилась задавать свои вопросы этому знающему человеку, у того запиликал сотовый. Мужчина обменялся парой репликой с позвонившим. После чего сказал особе, приехавшей для встречи с ним из далекой северной страны, следующее:
   "Извините, синьорита, очень сожалею, но возникло срочное дело... Как только появится новая информация, мы будем рады поделиться ею с вашей стороной".
   Знакомый трюк.
  
  
   Затем, уже во вторник, имело место общение с двумя офицерами МВД, из управления ДИА, специализирующегося в сфере этнической преступности и нелегальной торговли людьми. Оба в свое время работали на Сицилии. Один из них также успел поработать в Кальяри, в окружном управлении - Polizia provinciale - по Сардинии. Это про таких, как они, говорят: "в своем деле собаку съел".
   Влиятельные люди из Москвы попросили у своих влиятельных друзей в Риме, чтобы те через свои связи передали просьбу местным правоохранителям, занимающимся по своей части схожими делами. Просьба такая - встретиться в удобное время и в удобном месте с одним из прибывших из Москвы сотрудников частного охранного агентства и проконсультировать по своей части.
   Этот разговор состоялся в небольшом ресторанчике, в квартале от их офиса. Первые полчаса двое поседевших и наживших язву на службе волков - обоим около полтинника - почти не скрываясь, обменивались изумленными взглядами. По-видимому, пытались понять, что здесь делает "эта девица", или же что они сами делают в ее компании.
   Кого они видели перед собой, эти опытные ищейки?
   По другую сторону стола устроилась особа, которой максимум лет двадцать семь.
   Они лицезрели хорошо сложенную девушку, явно не чурающуюся занятий фитнессом или чего-то в этом роде. На расстоянии вытянутой руки от них сидела молодая симпатичная женщина, которой, если ориентироваться на внешность, надо заниматься шопингом в миланских бутиках, тратя состояние своего мужа или "папика". А не принимать участие в расследовании дела, к которому не каждого тертого песочком, а то и наждаком спеца можно привлечь...
   Когда они пришли в себя, то вместо ответов на вопросы принялись вешать на ушки La bella di Mosca отборную лапшу.
   Ну, и как водится у такого рода публики, плотно покушали и пригубили кое-что из дорогих напитков, которые им обычно не очень доступны - за счет "русской", понятно.
  
  
   Алиса слегка улыбнулась, представив выражение лица этого Паоло. То-то он удивился, не обнаружив у стойки регистрации той особы, за которой ему поручило плотно присматривать его начальство.
   "А как ты хотел, красавчик? - подумала она про себя. - Думал, я буду, как овца, ходить за тобой? А потом, уже в Палермо, на таком же коротком поводке меня будет водить какой-нибудь другой "Паоло"? Ну, уж нет. У вас, парни, свой бизнес, у меня - свой..."
   Середина августа, огромный наплыв отдыхающих; у местных авиаперевозчиков и турфирм самый сенокос. Первого класса здесь нет, весь салон - "туристический". Вместо обычной конфигурации, рассчитанной на сто сорок пассажиров, используется "уплотнительная" схема. Сегодня в салоне сто семьдесят два пассажира, включая и ее саму. Кресла установлены так экономно, так тесно, что даже ей, девушке, некуда девать ноги (ну да, они у нее длинные, что есть, то есть).
   Откуда она знает точное число пассажиров?
   Оттуда.
   Одним из качеств, которыми должен обладать человек на ее позиции, особенно, женщина, является умение подмечать любые, даже кажущиеся незначительными детали.
   Их итальянские партнеры - и "частники" из Scudo, и сотрудники СБ местной энергетической компании, и здешние правоохранители, занимающиеся расследованием ЧП в Сан Вито, что-то скрывают. Ну, или, как минимум - не договаривают, утаивая какую-то часть информации.
   Почему они так себя ведут, вопрос интересный, и, надо сказать, важный.
   Следующим пунктом в ее командировочном листе значится отнюдь не Палермо, как это было предварительно озвучено, и как это было согласовано с принимающей стороной. Она направляется в Коста-Смеральдо, Изумрудное побережье Сардинии. Именно отсюда, из Порто-Черво, восемь дней назад вышла в плавание тридцатиметровая моторная яхта класса "круизер-люкс", на борту которой находились, среди прочих, трое граждан России.
   Это было ее последнее плавание.
  
   Г Л А В А 4
  
   За несколько дней до событий.
   Окрестности Сан Вито ло Капо,
  
   Из тумана, который уже начал распадаться на отдельные полосы и клубы, вынырнул, оставляя за собой пенную струю, небольшой катер...
   Следом донесся и звук мощного двигателя.
   Катер этот по своим размерам раза в два меньше яхты. Цвет корпуса - стальной или серо-голубой. Небольшие суда такого класса Витторио тоже доводилось видеть; скорее всего, это Sessa Marine. Мощный двигатель и аэродинамическая форма корпуса позволяют ему развивать скорость до семидесяти километров в час...
   Катер, заложив вираж, - пенный завиток красиво очертил дугу вокруг яхты - подошел к борту больших размеров судна.
   На палубе яхты, в кормовой части, тем временем, появились человеческие фигуры...
  
  
   Витторио на какое-то время отвлекся от наблюдения за этими двумя небольшими судами. Он перешел к другой треноге, на которой установлен Nikon D3 с купленным им недавно объективом. Ему нравилась эта камера. И ему, надо сказать, нравилась собственная работа.
   Сегодня у него должны получиться отличные снимки береговой черты.
   А если не подкачает дневное светило, то он отснимет этим утром великолепные панорамные фото окраинных городских кварталов на фоне верхушки скалы Монте-Монако - с такого ракурса, под таким углом, эту гору, кажется, еще никто из профессионалов не снимал.
   Витторио полез в карман за сигаретами и зажигалкой. И в этот самый момент он услышал громкий раскатистый звук.
  
  
   Фотограф от неожиданности даже присел...
   Потом резко обернулся - на этот звук. Он и сам не заметил, как оказался у парапета балюстрады...
   Подавшись вперед, Витторио Джанини жадно высматривал подробности того, что происходило в эти самые секунды в трех или четырех километрах от него...
   А увидел он вот что: вначале это был расширяющийся к верху клуб дыма с огненными проблесками.
   Затем из сердцевины этого "гриба", поднявшегося на высоту метров семидесяти, если не выше, стали вываливаться и падать обратно в закипевшую, вспененную воду отдельные фрагменты и осколки.
   Он охнул. Это ни что иное, как останки того, что еще недавно было белоснежной моторной яхтой класса "круизер-люкс"...
   Катера "Сессна" тоже не было видно. "Одно из двух - решил Витторио. Этот катер, подплывший минут двадцать назад к "Мажжеллано", либо взлетел на воздух вместе с яхтой, либо... Либо отошел от борта яхты еще до момента взрыва и укрылся в бухте, или пропал в полосе тумана".
  
  
   - Пресвятая Дева Мария!.. - прошептал изумленно Витторио. - Боже мой... Какой ужас, какое несчастье!
   В следующую секунду ему пришла в голову мысль, от которой его сначала бросило в холод, а потом - в жар. Он метнулся к установленной на треноге камере. Чуть нагнувшись, стал смотреть в видеоискатель...
   - Святые мученики... - Витторио попытался вспомнить хоть одного из местного католического пантеона, но мозг был занят уже другим. - У меня есть запись! - пробормотал он. - Это... Это... Это же будет сенсация!!
   Он огляделся, нет ли кого еще поблизости. Как и прежде, ни на самой площадке, ни на тропе, ведущей к верхушке прибрежной скалы, кроме него, пришедшего сюда в такую рань по своей профессиональной надобности, не было более никого.
   Гриб, возникший сразу после взрыва, очень быстро опал.
   Сизые клочья дыма смешались с утренним туманом.
   Водная гладь вскоре успокоилась; и теперь уже на воде были видны лишь мелкие обломки и фрагменты - с расстояния место катастрофы выглядит так, словно кто-то высыпал сверху несколько контейнеров с мусором.
  
  
   Витторио выключил камеру. Он быстро уложил аппаратуру в сумку. Повесив ее на плечо, поспешил к машине.
   На ходу он достал из поясного чехла мобильный...
   Директор турфирмы пообещал ему по выполнении заказа выплатить четыреста евро. Это небольшие деньги. Всю сознательную жизнь он работал за скромные деньги. За пределами их городка его мало кто знает.
   Теперь же у фотографа Витторио Джанини есть шанс стать знаменитостью.
   И, возможно, заработать на одном отснятом им ролике - ну и что, что случайно получилось - столько денег, сколько он не заработал за всю прожитую им жизнь.
  
  
   Г Л А В А 5
  
  
   Остров Сардиния
   Пассажирский "Дуглас", снижаясь уступами в виду приближающегося побережья, пошел на посадку в аэропорту Ольбия Коста-Смеральда. Алиса снимала момент посадки и строения аэропорта через иллюминатор на "айфон". Кстати, она была не одинока в этом своем занятии: треть пассажиров занимались тем же.
   Полет оказался не утомительным, всего-то пятьдесят пять минут... Над ухом прозвучал голос мужчины, сидевшего в соседнем кресле:
   - Самый красивый уголок земли на планете, не так ли, синьора? Или, простите, синьорина?
   - Bello... - продолжая съемку, сказала молодая женщина. - Molto bello...
   - Леонардо знает толк в красоте и гармонии...
   - Non capisco italiano...
   Лайнер слегка тряхнуло - колеса шасси коснулись бетонной полосы в аэропорту прилета
   - На остров пришли деньги, - сказал мужчина. - Большие деньги. А с деньгами пришли и проблемы.
   - Sorry, my Italian is very poor...
   Седовласый сосед, отстегивая ремень безопасности, продолжил:
   - Леонардо во всем ищет золотую середину, хотя это бывает не просто. - Он улыбнулся напоследок. - Извините, если утомил вас своими разговорами. Благодарю за компанию. Возможно, мы еще увидимся - мир велик, но и тесен; наряду с хаосом в нем есть место и гармонии.
  
  
   Алиса, стоя в опустевшем зале прибытия, несколько озадаченно смотрела на ленту транспортера. Та, дернувшись напоследок, остановилась.
   - Чемодан, - негромко сказала она. - Не поняла... Куда девался мой чемодан?! Его нет!..
   - Чемодан? - с вопросительной интонацией прозвучало где-то у нее под черепом. - Его нет?
   - Нет чемодана, - продолжая вполголоса разговаривать сама с собой, сказала женщина. - Проблема...
   - Проблема, - подтвердил голос под черепной коробкой.
   Алиса достала из сумочки смартфон. Набрала вбитый ею в меню "справочный" второй по величине авиакомпании Италии - следовало выяснить, куда подевался сданный ею в багаж чемодан.
   Глянув на экран, она удивленно вскинула брови.
   - И телефон не работает...
   - И телефон не работает? - с той же вопросительной интонацией отозвался Голос.
   - Странно...
   - Странно... - эхом отозвалось в ушах.
   Алиса обернулась на звук шагов. И вновь ее брови удивленно поползли вверх.
   Вот так, так! Вошедший в зал прибытия мужчина оказался как две капли воды похож на Паоло...
   Она уже хотела было резко спросить, какого лешего он здесь делает. И как он вообще здесь оказался, ведь он остался в аэропорту...
   Но в самый последний момент прикусила язычок.
   У этого столь похожего на римского частного детектива мужчины широкий и приплюснутый - видимо, сломанный в молодости - нос.
   Он смотрит на нее хмуро, если не сказать, сердито (Паоло бы себе такого не позволил).
   И, что тоже немаловажно, одет он не в штатское, как тот красавчик, которого она накрутила в аэропорту "Фьюмичино", а в форму сотрудника Polizia di Stato.
  
   Г Л А В А 6
  
   Полицейский несколько долгих секунд сверлил взглядом застывшую возле транспортера для выдачи багажа девушку.
   - Signora Alice? - глухо произнес он. - Или позволительно обращаться к вам - signorina?
   - Э-э... да. Синьорина. Можно и по имени. А вы?..
   Полицейский достал из нагрудного кармана форменной рубашки смартфон.
   - Паоло. - сказал он. - Слева... - Он показал молодой женщине снимок на экране. - А справа - я.
   Алиса успела увидеть изображение двух мужчин - загорелые, в шортах и майках, они были засняты на прибрежном фоне. Полицейский, перевернув смартфон другой стороной, сам зачем-то посмотрел на экран, после чего вновь уставился на прилетевшую только что из Рима женщину.
   - А! - сказала Алиса. - Поняла... Вы родственник Паоло? Наверное, старший брат?
   Лицо полицейского приняло еще более угрюмый вид.
   - Сразу видно, что вы иностранка.
   - Это потому, что у меня рыжие волосы и белая кожа? Или из-за акцента?
   - На севере Италии можно встретить рыжеволосых и белокожих женщин... Но ни одна из них не скажет такой...
   - Глупости, вы хотели сказать?
   - Паоло старше меня. - Полицейский хмуро усмехнулся.- Всего на год, но старше.
   - И потому вы... вы - здесь, а он - в Риме? Я правильно поняла?
   - Для того, чтобы понимать что-то, надо здесь жить, - сказал полицейский.
   - Паоло не говорил, что у него есть брат... Мое имя вы уже знаете - Алиса. Я из Москвы.
   - Меня зовут Николо.
   Алиса протянула ему руку, но женская ладонь повисла в воздухе
   - Извините, я не хотела вас обидеть. - Она поправила свисающий с плеча чехол с ноутом. - Вы очень похожи на Паоло. Правда. Поэтому я сначала подумала, что вы - это он...
   - Мы к этому привыкли - я и Паоло.
   - А почему мои слова показались вам глупостью, Николо?
   - Это не глупость, а незнание.
   - Незнание каких-то обычаев? Именно это имеется в виду?
   - У меня нет времени заниматься вашим просвещением, - сухо сказал полицейский. - Что вы здесь делаете, синьорина Alice? Имеется в виду, в Ольбии.
   - Только что прилетела из Рима.
   - Зачем вы сюда прилетели? Брат сказал, что вы должны были лететь в Палермо.
   - Кхм... - женщина прокашляла горло. - Мои вещи...
   - Мой брат... - одновременно с ней произнес полицейский.
   - Говорите сначала вы, Николо.
   Полицейский включил набор номера. Звонка явно ждали - отозвались мгновенно. Николо протянул трубку женщине.
   - Это Паоло, он хочет сказать вам несколько слов.
  
  
   - Мне очень неловко, Паоло... - Алиса кое-как вклинилась в поток итальянской речи. - Я увидела, что у соседней стойки идет регистрация рейса назначением в Ольбию. И тут я вспомнила, что у меня имеется броня на этот рейс...
   - Но почему ты мне не сказала? - донеслось из трубки. - Почему не дождалась меня, Alice?
   - Не было времени, дорогой Паоло. Меня сразу провели на борт... И самолет тут же поднялся в воздух!..
   - Ты даже не представляешь, что я перенес, когда не обнаружил тебя на месте?!
   - Паоло, я собиралась позвонить из самолета. Я пыталась набрать твой номер, чтобы ты не нервничал и не искал меня...
   - Я чуть с ума не сошел!
   - Но у меня что-то с телефоном... Он почему-то не работает, поэтому я не смогла дозвониться до тебя. А сейчас я говорю с тобой по телефону твоего брата Николо...
   - Это я ему позвонил, и попросил подстраховать тебя в аэропорту.
   "Интересно, дружок, откуда ты узнал, что я отправилась на Изумрудное побережье?" - подула Алиса.
   Но вслух сказала другое:
   - Кстати, вы с ним очень, очень похожи.
   - С тобой все в порядке?
   - Эмм... То есть?
   - Ты ведь говорила, что не перенесешь перелет без еды?!
   - А, поняла.... Я в самый последний момент, уже когда складывала вещи обратно, нашла сверток с едой. Так что все обошлось.
   - Я очень за тебя переживал!..
   - Извини, Паоло. И спасибо тебе за внимание, сочувствие и дружескую поддержку.
   - Так ты в порядке?
   - Конечно. Вот только чемодан куда-то подевался...
   - Чемодан?
   - Ну да. Я сдала его при регистрации на рейс.
   - И что? Его нет?
   - Я стою как раз в зале прибытия... Все, кто летели со мной одним рейсом, уже забрали свои вещи и ушли. А моего чемодана нет.
   - Что говорят служащие компании?
   - Я пока ни с ними на эту тему не общалась.
   - Понятно... Alice, дорогая, дай-ка телефон моему брату.
  
  
   Николо перебросился несколькими репликами с родственником. Закончив переговоры, он хмуро посмотрел на мнущуюся у пустой ленты транспортера женщину.
   - У нас не так уж много времени, синьорина.
   - Это почему?
   - До вылета самолета местной авиалинии в аэропорт "Винченцо Флорио" осталось уже менее часа.
   - Не поняла...
   - Это аэропорт Трапани... Есть такой город на северо-западе Сицилии.
   - Это-то я знаю. А при чем здесь Трапани?
   - Оттуда вас отвезут на машине в Сан Вито ло Капо. Это соседние города.
   - Но...
   - Вы ведь собирались лететь в Палермо? А оттуда добираться машиной в Сан Вито ла Капо, где сейчас находится ваш русский коллега, не так ли?
   - Это вам Паоло сказал?
   - Да. Ведь именно такими были ваши планы, синьорина Alice?
   - Эмм... Первоначально - да. Но мои планы поменялись, Николо.
   Сотрудник полиции посмотрел на часы.
   - Пойдемте, я провожу вас к стойке регистрации.
   - Но... У меня нет билета на тот рейс, о котором вы говорите!..
   - Это не проблема. Мое ведомство имеет броню на всех местных авиалиниях.
   - А мой багаж? Мой чемодан?
   - Возможно, служащие найдут его еще до вылета рейса в Трапани.
   - А если не найдут? Как я буду обходиться без личных вещей?
   - Я не исключаю, что ваш чемодан по ошибке отправили... скажем, в Палермо.
   - Хм.
   - И я почти не сомневаюсь, что наши доблестные авиакомпании разберутся с этим... этим казусом.
   - Хотелось бы в это верить.
   - Вот увидите, ваш пропавший чемодан доставят вам с извинениями в ваш номер в известном вам отеле в Сан Вито ло Капо еще до конца нынешних суток.
   Алиса прерывисто вздохнула.
   - Я рада это слышать, Николо. Но... Но я не собираюсь лететь в Трапани или в Палермо. Во всяком случае - не сегодня.
  
  
   Полицейский процедил воздух сквозь сжатые зубы. Поднеся трубку к уху, он сказал:
   - Паоло, ты еще на связи? Синьорина Alice отказывается лететь в Трапани.
   Выслушав ответную реплику, он хмуро посмотрел на женщину.
   - Паоло спрашивает - почему?
   - Почему я не хочу сейчас лететь на Сицилию?
   Полицейский, как ей показалось, с трудом сдержался, чтобы не употребить крепкие выражения.
   - Да, - сказал он. - Именно об этом спрашивает Паоло.
   Алиса поправила выбившуюся прядь волос.
   - Скажите, что у меня здесь есть дела.
   - Какие дела?
   - В рамках моей командировки...
   - Что именно вы собираетесь предпринять? И как долго вы собираетесь здесь пробыть?
   - Я планирую пробыть на Изумрудном побережье день... Максимум - два. Можете передать это Паоло.
   - Он вас слышит. А вот я не услышал ответа на свой первый вопрос.
   - Извините, Николо, но я не обязана вам этого открывать.
  
  
   Алиса включила смартфон. Однако, и эта попытка набрать контактный московский номер не увенчалась успехом.
   Странно... Симка почему-то не "опознается" местным оператором...
   В Риме, вплоть до вылета в Ольбию, с телефоном все было в порядке. Уже находясь в салоне "Дугласа", за пару минут до вылета, она отправила на контактный номер SMS сообщение... А тут вдруг - как отрезало.
   Полицейский к этому времени закончил переговоры. Сунув трубку в поясной чехол, он сказал:
   - Ну что, пойдемте к стойке регистрации? В половине седьмого уже будете в Сан Вито.
   - У меня другие планы, Николо.
   - Паоло сказал, что его фирма оплатит стоимость авиабилета. Если, конечно, вы улетите прямо сейчас.
   - Николо... - Алиса чуть наклонила голову вправо. - Неужели я так плохо говорю по-итальянски? Или мне нужно повторять каждую фразу по два-три раза?
   - У вас отличный итальянский.
   - Тогда послушайте, что я вам скажу. Я никуда не полечу! Во всяком случае, не сегодня.
   - Я думал, только в Италии встречаются такие упрямые женщины, - сухо сказал полицейский. - Да и то... и исключительно в сельских районах Сицилии.
   - Вы очень учтивы, господин полицейский. Впрочем, если вам хочется считать меня сельской дурочкой - ваше право.
   - Я не называл вас "дурочкой". Я сказал, что вы упрямая.
   - Николо, спасибо что встретили, и что дали поговорить по телефону с вашим братом. А теперь давайте попрощаемся. Всего вам доброго.
  
  
   Алиса направилась в сторону прохода, через который можно попасть в другой зал аэропорта. Николо шагал вслед за ней; в форме полицейского, в фуражке, с пистолетом в поясной кобуре, он выглядит, надо сказать, весьма внушительно.
   - Вы что, преследуете меня? - не оборачиваясь, спросила женщина. - Я уже не знаю, что мне о вас думать...
   - Мне наплевать, что вы обо мне думаете, - сказал Николо. - Я, вообще-то, человек занятой. И здесь я лишь потому, что меня об этом попросил брат.
   - Ваш брат Паоло более учтив.
   - Ему за это деньги платят.
  
  
   Алиса подошла к стойке авиакомпании Fly Meridiana. Проинформировала дежурную сотрудницу о возникшей проблеме. Та сверилась с данными в компьютере, затем позвонила кому-то по служебному телефону.
   - Извините, синьора, произошла какая-то досадная ошибка.
   - Ну, это очевидно. Меня интересует другое: где мой чемодан?
   - Мы обязательно выясним, где находится ваш багаж, и доставим его вам в самые сжатые сроки. Оставьте, пожалуйста, ваш контактный номер; мы с вами свяжемся.
   Служащая выложила на стойку лист бумаги и авторучку. Алиса написала номер своего мобильного. И там же, на листке, указала название отеля в Порто-Черво, в котором у нее забронирован номер.
   - Я бы хотела получить свой чемодан как можно скорее,- передавая листок с контактами сотруднице, сказала Алиса. - Желательно, до конца этих суток.
   - Конечно, синьорина. - Служащая, хотя и сохраняла вежливое выражение лица, посмотрела на нее, как на слабоумную. - Мы постараемся решить эту досадную проблему.
  
  
   Алиса направилась в другой конец зала. У стойки местной фирмы, специализирующейся на прокате автомобилей, ее ждал еще один удар.
   - Как это? - переспросила она у смуглого парня, одетого в униформу прокатной фирмы. - Неужели у вас совсем нет свободных машин?
   - Остались только лимузины, - сказал служащий.
   - Лимузины? Хм...
   - Лимузины с водителями, - уточнил парень. - Класса Extra-VIP. Стоимость аренды полторы тысячи евро в час.
   - Сколько?! Хм... Неужели у вас нет... ну, хотя бы малолитражки?
   - Ни одной свободной.
   - На вашем сайте... я его открывала пару дней назад... было большое предложение по транспорту именно в аэропорту Ольбии. И там было написано, что машину можно арендовать прямо в аэропорту, и что у вас здесь основная парковка.
   Парень бросил на нее какой-то странный взгляд.
   - На сегодня предложений, кроме лимузина, нет, - сказал он. - Возможно, свободные машины будут завтра.
   Алиса подошла к полицейскому, стоявшему в трех или четырех шагах от стойки.
   - Это ваша работа, Николо?
   - Что стряслось, синьорина? - хмуро поинтересовался тот.
   - В прокате машины закончились! Ну... и как прикажете это понимать?
   Полицейский надвинул фуражку чуть глубже.
   - Август, - сухо произнес он. - Большой наплыв чудаков, приезжающих со всего света в наши края.
  
  
   Алиса направилась к выходу. Вслед за ней, держась всего в паре шагов позади, шел и полицейский. Они вышли на свежий воздух. Температура в Ольбии, судя по надписи на табло, такая же, как в Риме, когда они с Паоло приехали в аэропорт: +29. Но если в Вечном городе казалось, что тебя окружает липкая жара, то здесь, невдалеке от моря, зной совершенно не ощущается.
   Пройдя всего несколько шагов, Алиса остановилась. Полицейский, шедший за нею по пятам - тоже.
   - Никола, как это прикажете понимать?
   - Что именно, синьорина? - хмуро поинтересовался тот.
   - Ну, это вот. - Алиса сделала неопределенный жест рукой. - Зачем вы ходите за мной?
   - Раз вы уж такая упрямая, давайте я вас довезу до места.
   - Вы же сетовали на занятость?
   - Нам по пути.
   - А откуда вы знаете, господин офицер, куда именно я направляюсь?
   - Перефразируя известную поговорку, здесь все пути ведут в Порто-Черво.
   Николо кивнул на припаркованный неподалеку "фиат" с "мигалкой" и желтой надписью на боковой синей полосе - Polizia Rurale ...
   - Прошу, синьорина Alice.
   "Не хватало еще, чтобы я приехала в "поселок миллиардеров" на полицейской тачке, - подумала про себя Алиса. - И в компании местного мента... Ну уж нет".
   - Это ваше авто? - спросила она, чтобы хоть что-то сказать.
   - Это служебная машина.
   - Скромно... особенно, как для этих мест.
   - А вы думали, в Порто-Черво полицейские на лимузинах рассекают?
   - Откуда мне знать... Благодарю, господин полицейский, но я сама доберусь до места.
   - Минутку, синьорина Alice.
   Молодая женщина с удивлением посмотрела на подошедшего вплотную к ней мужчину в форме - сначала на него, потом на его столь же великолепной, как у Паоло, формы руку, которой он взял ее за локоть.
   - Вы собираетесь меня арестовать, господин полицейский?
   - Я хочу вас предупредить, - понизив голос, сказал тот.
   - О чем, интересно?
   - Здесь, на побережье, был большой шум... И еще ничего не закончено.
   - О чем это вы говорите?
   - О тех трех ваших соотечественниках, которые отплыли отсюда на борту яхты в прошлый понедельник.
   - Так, так...
   - О тех, кто поги... кто пропали в ночь с понедельника на вторник неподалеку от городка Сан Вито ло Капо.
   - Вы хотите поделиться со мной информацией по этому делу? Если ответ "да", то я готова сесть в вашу машину... Но при условии, что вы расскажете все, что знаете о пребывании этих трех российских граждан на Изумрудном побережье вашего замечательного острова.
   - Не имею такого права.
   - Тогда зачем вы это мне говорите? - почти сердито сказала женщина.
   - Я не хочу, чтобы список пропавших или погибших пополнился еще одной позицией, - сказал полицейский. - Тем более, что речь идет о такой молодой и красивой синьорине.
   - Молодая красивая синьорина благодарит вас за комплимент... и за предупреждение.
   Алиса высвободила локоть из цепкой мужской руки.
   - И вот что, господин полицейский... - Она отступила на шаг, чтобы восстановить дистанцию между ними. - Пусть каждый занимается своими делами: вы - своими, а я - своими.
  
   Г Л А В А 7
  
   Сан Вито ло Капо.
  
   Мужчина лет тридцати пяти, сидевший за столиком в одном из кафе на набережной, бросил взгляд на наручные часы. До назначенной встречи у местного адвоката осталось полчаса. Если не спешить, до офиса можно добраться минут за двадцать...
   Ну что ж, пора допивать кофе и отправляться на очередную встречу.
   Константин, подняв руку, попытался привлечь внимание смуглого паренька официанта. Он уже успел заметить, что среди обслуги тут довольно много южан - выходцев из стран Магриба. Встречаются и русскоязычные официанты и менеджеры низового звена, но таких здесь сравнительно немного.
   Он сунул под блюдце купюру номиналом в десять евро. Надел светлую шляпу, слегка одернул полы легкого, из льняной ткани, пиджака. Повесил на плечо сумку - портфель, вернее - из светло-коричневой кожи. Не дожидаясь, пока парень соизволит принести счет за выпитую чашку кофе, вышел с террасы на улицу и направился в сторону центра.
   Ветров прилетел на Сицилию в понедельник, во второй половине дня. Как и Алиса, как и другие сотрудники их группы, подключившиеся к этому делу, он работает под прикрытием.
   Документы у него качественные, комар носа не подточит. Согласно легенде, он является сотрудником московского частного сыскного агентства, имеющего международный сертификат и разрешение на оказания определенных услуг за пределами России. Он также числится в штате филиала данного агентства на острове Крит, в городе Лимассол. У него имеется кипрский "вид на жительство", есть необходимые разрешения и сертификаты, позволяющие оказывать профессиональные услуги клиентам, посещающим или даже проживающим в большинстве стран Евросоюза.
   Командировка на Сицилию согласована сразу по нескольким каналам - как открытым, официальным, или, если угодно, легальным, так и через дружественные неофициальные связи, дающие выход на разные интересные для их дела контакты. К примеру, на близкое окружение бывших чиновников довольно высокого ранга.
  
  
   Часы показывают половину пятого. Константин сразу по приезду взял в прокат машину - BMW X5. Джип стоит на парковке возле отеля, где остановился Ветров. Он решил не брать машину, а прогуляться в офис адвоката пешком.
   День солнечный, к полудню стало основательно припекать. Но сейчас, когда солнце перешло от скалы Монако к западному сектору небосвода, погода чудо как хороша.
   С моря задувает приятный ветерок; пахнет водорослями, кофе и жаренным на углях мясом. Отдыхающие после полуденной сиесты потянулись в сторону набережной, к прибрежным кафе, или идут к Монте-Монако, туда, где лежит длинная полоса чистейших пляжей. В местном воздухе витает атмосфера безмятежности. Все счастливы, все довольны. Парадиз... рай на земле.
   Стоит здесь пробыть хотя бы день, и ты сам проникаешься этой негой, этой безмятежностью. Идеальное место для отдыха.
   Ветров криво усмехнулся в такт посетившей его мысли.
   "Не только для отдыха,- подумал он. - Но также и для обмана, для организации афер и устранения неугодных..."
  
  
   Тема, из-за которой Ветров и еще несколько сотрудников группы "Бастион" прибыли под прикрытием в Италию, возникла, надо сказать, довольно неожиданно. Это не совсем их специализация. С другой стороны, если хорошенько подумать, то когда они получали задания, которые бы на все сто процентов соответствовали изначальной специализации подразделения "Бастион"? При Ветрове такого не было точно, а ведь он один из ветеранов спецгруппы.
   В минувшую пятницу - точнее, в ночь с пятницы на субботу - старший группы "Кэп", он же "Иван Иванович", был вызван к заказчику. Термины "начальство" или "руководство" в их группе, кстати, никогда и никем не используются; их заменой служит нейтрально-коммерческое определение - "заказчик". В качестве "заказчика" выступил один из высокопоставленных федеральных чиновников. Имя и должность этого человека Кэп, опять же, в силу существующих у них правил, озвучивать не стал.
   Заказчик поделился со старшим группы "Бастион" первичной информацией. Несколько дней назад в южной Италии случилось ЧП: ранним утром неподалеку от сицилийского городка Сан Вито ло Капо взлетела на воздух моторная яхта класса "круиз-люкс". По данным, предоставленным итальянскими правоохранителями, занимающимся расследованием, взрыв произошел близ частного пляжа, во время постановки на якорь. Наиболее вероятная версия - срабатывание авиабомбы или мины времен Второй мировой.
   Яхта от взрыва раскололась и затонула. На борту ее, по данным полиции, находились трое членов экипажа, а также четверо пассажиров. Пассажирами числятся один гражданин Италии и трое граждан России. Имена последних - известны.
   Найдены пока тела лишь трёх жертв кораблекрушения; остальные четверо, включая россиян, считаются "пропавшими без вести". В районе происшествия работали спасательные службы, включая водолазов; они тщательно обследовали дно и останки затонувшей яхты. По мнению итальянских экспертов, тела трех россиян и одного итальянца - или уцелевшие фрагменты их тел - вынесло придонным течением в открытое море...
  
  
   Что еще интересного сообщил заказчик (и о чем рассказал собранным им экстренно на совещание сотрудникам Кэп).
   По предварительной информации, один из россиян, топ-менеджер крупной российской нефтегазовой компании - уровень главы департамента - оформил на себя аренду этой яхты за четыре дня до ЧП. Судно совершило переход из курортного городка другого итальянского острова - Сардинии. Точно известно, что россияне за сутки до трагедии встречались в курортном поселке Порто-Черво с секретарем и ближайшим помощником бывшего премьер-министра Италии, миллиардера N. Не исключено, что встречались и с ним самим (хотя эта версия пока не подтверждена).
   Известна и тема беседы: двое "шерпов" - тайных переговорщиков - должны были сообщить через помощника этому влиятельнейшему человеку предложения по "ливийским бумагам" и потенциальной доле итальянских партнеров в консорциуме. И наверняка они это сделали. То есть, донесли эти предложения до того, - или тех - кому они предназначались.
   Драматичности - и таинственности - ЧП добавляет и то обстоятельство, что яхта, взлетевшая на воздух сутками позднее, уже у побережья Сицилии, ранее принадлежала бывшему премьер-министру Италии, этому влиятельному и по сию пору, и, безусловно, весьма состоятельному человеку. Как стало известно, она была продана примерно за месяц до крушения. И на момент трагедии числилась в собственности фирмы, сдающей элитные плавсредства в аренду не самым бедным людям.
   Через несколько часов после этой трагедии, утром того же дня, в тридцати километрах от этого места потерпел крушение небольшой пятиместный "джет". На его борту кроме пилота находился лишь один пассажир. Но зато какой: личный помощник президента крупнейшей итальянской - и одной из крупнейших в ЕС - нефтяной и газовой компании Eni S.p.A.
   Именно с этим человеком, как проинформировал "заказчик" главу группы "Бастион", должны были встретиться на вилле близ сицилийского городка Сан Вито ло Капо двое "шерпов". А помогать им в переговорах должна была молодая женщина, сотрудница Первого Европейского департамента (1ЕД) МИДа РФ, дочь одного из заместителей министра, прожившая несколько лет в Италии, прекрасно знающая язык и обычаи. Обломки самолета были найдены; тела обеих жертв авиакатастрофы - в отличие от тех, кто был на затонувшей в результате взрыва яхте - тоже обнаружили.
   По мнению "заказчика", эти два происшествия, взрыв на яхте и крушение "джета", могут быть взаимосвязанными событиями. Но итальянские власти, тем не менее, - о чем стало известно от консульских работников - никакой связи "не обнаружили".
   Задача перед Кэпом и его сотрудниками поставлена следующая. Во-первых, выяснить максимально полно детали случившегося. Во-вторых, установить, кто за этим стоит, что за структура или организация осуществила эту своеобразную "акцию устрашения". В-третьих, и это главное, выяснить судьбу трех граждан России. И, если они все еще живы, - а некоторые детали говорят в пользу этой версии - предложить варианты решения проблемы, включая возможное привлечение сотрудников спецслужб обеих стран. Или же осуществить операцию по их освобождению собственными силами, если того потребуют обстоятельства.
   Действовать для выполнения этих задач позволено жестко, даже "жестоко"; но не оставляя следов причастности к чему либо противозаконному официальных российских властей.
  
  
   Ветров без труда нашел нужный ему адрес: трехэтажное офисное здание находится на Via Amadeo Amadei. Он не сомневался, что его "ведут" с первых мгновений его приезда в этот городок. Вот и сейчас за ним - наверняка!- наблюдает чья-то пара глаз.
   А, возможно, и не одна...
   Для порядка он сверился с визиткой, которому ему выдал сотрудник расположенного в Палермо филиала частного сыскного агентства "Scudo".
   Бросив взгляд на латунные таблички у входной двери, нашел искомое - табличку с надписью "S-re M. Pozzo, avvocato". И тут же нажал на размещенную под ней кнопку звонка.
  
   Г Л А В А 8
  
   Порто-Черво, Сардиния.
  
   Алиса нисколько не удивилась бы, если бы водители всех припаркованных на площади близ терминала аэропорта такси - а их здесь не менее десятка - сказали бы ей, что они "заняты". Или что они приехали "по заказу", и не могут ее обслужить. Или придумали бы иной отмаз, лишь чтобы только не брать сопровождаемую полицейским молодую женщину на борт. Благо итальянские мужчины очень талантливы по части изготовления и развешивания лапши.
   Но то ли выстроенная ею к этому времени "теория заговора" оказалась не верна, то ли у полицейского из Polizia Rurale нет такой власти, чтобы перекрыть кислород... Как бы то ни было, первый же таксист охотно взял ее на борт своего авто с шашечками.
   - Куда вас доставить, синьорина? - поинтересовался водитель, дядька лет сорока с небольшим.
   - В Порто-Черво. Знакомое название?
   - Прекрасное место. - Водитель обернулся. - А вы что это без багажа, синьорина? - удивленно спросил он.
   - Я путешествию налегке, - Алиса едва удержалась, чтобы не вздохнуть. - И в каждом новом месте покупаю себе все необходимое...
   - Это интересный подход, - сказал водитель. - Я знаю несколько магазинов в Порто-Черво...
   "Их там всего несколько,- подумала Алиса. - И вещи в этих бутиках стоят втридорога... или еще дороже".
   Как только таксомотор выехал с площади перед аэропортом, служебную парковку покинул и полицейский "фиат".
  
  
   В половине седьмого вечера у главного корпуса четырехзведочного отеля "Колонья Черво" остановился таксомотор. Алиса расплатилась с водителем; взяв три пакета с эмблемами местных магазинов, выбралась из салона.
   Это было уже третье по счету такси. Машина из аэропорта довезла ее до центра поселка Порто-Черво; путь занял менее получаса. Алиса, рассчитавшись с водителем, отпустила его восвояси. Сама же она устроила небольшой шопинг...
   Это была вынужденная акция: из-за проблем с багажом она осталась без личных вещей.
   В одном из бутиков она присмотрела платьице - ярко небесного цвета с еще более яркими на этом фоне подсолнухами. Обошлось оно недешево, кстати, почти шестьсот евро. Но другие платья, которые более или менее подходили ей по расцветке и по крою, стоили много дороже - от полутора тысяч европейских денег.
   Еще она купила туфельки на низком ходу, чтобы иметь пару сменной обуви - сто девяносто девять евро. Ночная рубашка была приобретена ею за сто шестьдесят евро. Комплект нижнего белья встал в две сотни еврорублей. Зато тапочки с помпонами обошлись всего в тридцать...
   Ну, и кое-что по мелочам. Санитарно-гигиенический набор обошелся в сотню с небольшим. И еще три сотни евро Алиса выложила за флакон Acqua Di Parma Magnolia Nobile. Она, конечно, знала, что в любом другом месте на земном шаре эти духи стоили бы вполовину дешевле. Но ей как-то надо было приободрить себя, чем-то себя побаловать. Ну, вот хотя бы такой вот мелочью - чтобы перебить ту темную масть, которая выпадает в раскладах все последние дни.
  
  
   Пакеты с покупками она оставила в парфюмерном бутике, по уговору с сотрудницей. Там же, в центре, в переулке близ Piazzetta - "маленькая площадь" - на остановке увидела таксомотор. Таксист по просьбе синьорины отвез ее сначала к церкви "Stella Maris". С холма, на котором она возведена, открывается великолепный вид на бухту, чьи очертания напоминают оленя. Этим обстоятельством, кстати, объясняется и название городка - cervo в перевода на итальянский означает "олень".
   Фотоаппарат "Кодак", оптика к нему, а также цифровая камера хранятся в ее чемодане, который - так получилось - путешествует отдельно от хозяйки. Так что выбирать было особо не из чего: Алиса, воспользовавшись айфоном, сделала несколько общих снимков бухты, а также "щелкнула" с холма несколько прибрежных вилл.
   Пробыла она там минут десять, не больше. Тот же таксист отвез рыжеволосую иностранку на другую - северную - сторону бухты. Остановились они примерно в том месте, где на плане бухты, если смотреть с высоты птичьего полета, находятся оленьи рога.
   Алиса рассчиталась с водителем. Около получаса она провела за столиком кафе, с террасы которого открывается отличный вид как на саму бухту, так и на расположенные невдалеке причалы Нового порта, где швартуются паромы и пассажирские суда, и, собственно, сам яхт-клуб "Коста Смеральде", главное украшение бухты. Съела вкуснейшее пирожное со смешанным вкусом фундука и земляники, запила стаканом свежевыжатого грейпфрутового сока. Сделала еще некоторое количество снимков. Запечатлела причал, с двух сторон которого пришвартованы шикарные яхты, а также ковш малого порта, настолько тесно уставленный разнокалиберными яхтами и катерами, что между ними почти не было видно воды.
   Там же, неподалеку от Яхт-клуба, обнаружилась стоянка таксомоторов. Алиса уселась в машину с шашечками и попросила водителя отвезти ее в отель "Колонья Черво" - но через центр, поскольку ей нужно забрать в одном из магазинов пакеты с покупками.
  
  
   За рэсэпшн стояла девушка азиатской наружности в униформе. Она улыбнулась вошедшей так широко, так радостно и открыто, что можно было увидеть ее желудок. Алиса достала из дамской сумочки сложенный пополам скан ваучера - номер в этом отеле заказан был утром того же дня, когда она вылетела из Москвы в Рим.
   Пока рыжеволосая иностранка копалась в сумочке, улыбчивую филиппинку - или кто она там по национальности - сменил за стойкой лощенный парень примерно того же возраста, что и Алиса.
   - У меня забронирован номер в вашем отеле. - Алиса передала менеджеру копию ваучера. - На трое суток.
   Служащий сверился с компьютерной базой.
   - Двухместный люкс, но на одну персону?
   - Верно,- сказала Алиса. - И эта персона - я.
   - Очень хорошо, синьора... - Менеджер назвал ее по внесенной в форму заказа фамилии. - Номер вас ждет. Но...
   Молодая женщина удивленно вскинула бровь.
   - Но?..
   - Но оплата, как отмечено в бланке заказа, внесена лишь за сутки пребывания в нашем отеле.
   - У вас на сайте написано, что внести оплату за вторые и третьи сутки можно по прибытии в отель, не так ли?
   - Да, именно так.
   - Что, прямо сейчас оплатить?
   - Если вы собираетесь пробыть здесь больше одного дня, то да, синьора... Оплату нужно сделать при заселении.
   - Оформляйте, я заплачу карточкой.
   Алиса достала из сумочки "золотую" карточку VISA. Менеджер проставил в форме несколько недостающих цифр.
   - Готово, - сказал он. - Вставьте, пожалуйста, карточку в прорезь кард-ридера и наберите пин-код.
   Молодая женщина вставила карточку и набрала код.
   - Извините, синьора... Попробуйте еще раз.
   Вторая, а затем и третья попытки закончились неудачей - терминал почему-то не принимал деньги через эту карточку. Хотя на обслуживаемом ею счету депонировано не менее двадцати тысяч евро.
   - Странно, - сказала рыжеволосая девушка. - Минутку...
   Она достала из кошелька другую банковскую карту. Но и в этом случае все ее попытки расплатиться по выставленному гостиницей счету оказались тщетными - карты были либо заблокированы, либо возникли какие-то проблемы в коммуникационных сетях.
   Она растерянно посмотрела на карточку, зажатую меж пальцев. Затем перевела взгляд на менеджера.
   - Странно, - повторила она свою же реплику.
   Затем, уже громче, адресуясь служащему отеля, сказала:
   - Какой-то сбой произошел... Я всего час назад расплачивалась в бутиках этой карточкой.
   - Мне очень жаль, но терминал не принимает оплату.
   - Я позвоню в свой банк, они разблокируют карточки или переведут деньги на счет вашего отеля с другого моего счета. Думаю, утром деньги уже будут на вашем счету.
   - Синьора, если вы не оплатите счет, мы не можем гарантировать вам пролонгацию...
   - Но до утра-то вы можете подождать?
   - Очень большой спрос на номера, - сказал менеджер. - Если до девяти утра номер не будет оплачен... Начальство тогда меня уволит.
   - Я не хочу, чтобы вас уволили. - Алиса улыбнулась самой теплой из имеющихся в ее арсенале улыбок. - До какого времени надо внести деньги?
   - Смена заканчивается в девять утра.
   - К этому времени я оплачу счет.
   - Хорошо, синьора. Я буду только рад.
   - Теперь я хочу получить ключ от моего номера.
   - Минутку, - сказал менеджер. - Одну секунду...
   Он уставился на плоский экран компьютера.
   - Что еще? - поинтересовалась Алиса. - Я ведь оплатила номер за первые сутки?
   - Да, оплатили, - сказал служащий.- Но...
   - Почему я не могу получить ключ от номера? Я с дороги... Я очень устала и хочу отдохнуть.
   - При заселении оплачивается дополнительный сбор... На сайте нашего отеля это указано.
   - Ах, да... - Алиса вновь достала из сумочки портмоне. - Сколько?
   - Восемьдесят евро.
   Женщина положила на стойку купюру номиналом в сто евро.
   - Сдачу оставьте себе.
   - Грациэ, синьора.
   В следующую секунду купюра испарилась с рэсэпшн, словно этот парень работал фокусником, а не портье.
   - Ключ, - напомнила ему гостья.
   - Минутку... - Парень сверился с экраном компьютера.- Так... Вами не был внесен депозит.
   - Депозит? А это еще зачем?
   - Таковы правила, - сказал служащий. - Вдруг клиент что-нибудь сломает или разобьет... Кто тогда будет оплачивать убытки?
   - Я не собираюсь крушить гостиничный номер!..
   - Таковы правила, синьора.
   - Сколько?
   - Восемьсот евро.
   - Сколько? - Алиса уставилась на менеджера отеля. - Да вы шутите.
   - Восемьсот, - повторил портье. - Вам их вернут, когда вы будете выселяться из номера.
   Алиса судорожно вздохнула...
   Открыла портмоне.
   Внутри обнаружилась одна купюра номиналом в пятьсот евро, а также четыре "сотки". Ну, и еще мелочь - двадцатка и столько же металлом.
   Если она отдаст этому типу восемьсот евро, то останется почти без наличных... С другой стороны, если не внесет указанную им сумму на депозит, то он может и не дать ей ключ...
   И что тогда? Где она найдет приют в этом поселке, предназначенном для отдыха и проживания самых не бедных в мире людей?
   Тогда ей придется бомжевать - искать лавочку в парке, или заночевать на одном из местных пляжей...
  
  
   - Держите. - Она выложила восемьсот евро на стойку. - Теперь-то я могу получить ключ?
   Служащий вновь уставился в компьютер - словно там содержались рецепты по доведению клиентов до белого каления. У Алисы даже похолодело внутри: если этот молодец изобретет еще какой-нибудь повод вытянуть из нее "мани", то ей уже нечем будет крыть этот ход.
   Наконец он выложил на стол пронумерованную "смарт-карту" с эмблемой отеля.
   - Ключ от вашего номера, синьора.
   - Телефон в номере имеется?
   - Да, конечно. Но...
   - Но что?
   - Сегодня был ремонт телефонной подстанции.
   - Вот как. И что?
   - Что-то еще не до конца устранили и не все как надо настроили... Так что возможны перебои со связью.
   - Интернет, надеюсь, имеется? Вай-фай?
   - По уже указанной мною причине могут возникнуть проблемы с выходом в Сеть.
   - Я почему-то не сильно удивлена, - пробормотала Алиса.
   - Но телевидение работает... - жизнерадостно изрек менеджер. - У нас здесь полторы сотни каналов, почти на всех языках мира.
   - Зашибись, - процедила Алиса на одном из языков мира, родном для нее. - Еще и связи у них нет.
   - Вы что-то сказали?
   - Вам показалось.
   Служащий широко улыбнулся.
   - Желаю приятного отдыха, синьора! И искренне надеюсь, что пребывание в нашем отеле оставит яркий след в вашей памяти.
  
  
   Девушка с азиатской внешностью сопроводила иностранку в ее номер. Выяснилось, что двухместный "люкс" находится не в основном корпусе, а в одном из двухэтажных бунгало, которых здесь примерно дюжина. Алиса, экономно отблагодарив служащую, - десять евро металлом - закрыла за слегка прифигевшей от такой "щедрости" девушкой дверь.
   - Фуххх... - облегченно выдохнула она. - Ну, наконец-то... Наконец-то я осталась одна.
   - Одна, - отозвался в ушах Голос.
   Алиса положила пакеты на большую - "кинг-сайз" - кровать в спальне. Достала из одного пакета ночнушку и тапочки. Из другого - гигиенические принадлежности и флакон духов. Сняла туфельки. Огляделась.
   Выяснилось, что из номера можно выйти на балкон - как из гостиной, так и из спальни. Алиса отодвинула штору, открыла дверь. Балкон метров восемь длиной, ширина полтора метра. Пол выложен тиковыми плашками - покрытие, как на палубе какой-нибудь недешевой яхты. На балконе стоит столик и два кресла. На столе - в вазе - свежие цветы.
   Номер занимает часть первого этажа этого бунгало. Но, поскольку само это небольшое строение имеет высокий фундамент, то и балкон находится не так уж близко к поверхности земли - на высоте двух с небольшим метров.
  
  
   Алиса хотела было уже вернуться обратно в номер, но ее внимание привлек мужчина, сидящий за столиком возле овального бассейна, расположенного во внутренней части гостиничного комплекса.
   До кромки бассейна от ее балкона метров пятнадцать. Мужчина сидит за столиком под зонтом; его лицо в тени; к тому же, он держит в руках развернутую газету.
   На столе лежит фуражка, сам он одет в полицейскую форму.
   Появилась девушка - местная служащая. Она несет поднос... Выставила на столик чашку с кофе, бутылочку воды и стакан.
   Мужчина, сложив газету, положил ее рядом, на стол. На какие-то мгновения их взгляды встретились: вышедшей на балкон молодой рыжеволосой женщины и сидящего за столиком возле бассейна мужчины в полицейской форме.
   "Ну, и что теперь делать? - подумала Алиса. - Вот же привязался..."
   Можно было, конечно, крикнуть: "Чао, Николо! Давно не виделись!.. Как дела?" Ну, или еще что-то в этом роде. А еще дружески помахать ему рукой, и попросить передать привет Паоло.
   А можно поступить иначе. Надеть на лицо суровую маску. Подбочениться. И рявнуть на всю округу: "Николо, какого хрена ты здесь забыл? Что ты делаешь под балконом моего номера? И что тебе вообще от меня нужно, ментяра?!"
   Но вышедшая на балкон молодая женщина выбрала третий вариант: взвешенный, и, пожалуй, самый разумный. Ее взгляд скользнул в сторону; она сделала вид, что не заметила сидящего за столиком у бассейна мужчину в полицейской форме.
  
  
   Алиса задернула штору. Но саму балконную дверь закрывать не стала - с залива так приятно тянуло свежим морским ветерком.
   Она на секунду задумалась. Не исключено, что в номере имеется аппаратура скрытого наблюдения... Пожала плечами - ну и что ж теперь, не принимать душ? Не пользоваться туалетом? Сидеть тихо в норке, как мышь, потому что где-то рядом бродит кот?
   Ну уж нет - она не для того сюда прилетела, чтобы вести себя подобно мышке.
   Быстро разделась - догола. Единственно, чего не стала снимать, были клипсы в ушах... Прошлепала босиком в ванную комнату. Включила свет. Рядом с дверью висит банный халат с вышитой эмблемой отеля.
   Стопка чистых полотенец... Отлично. Сейчас она примет душ, слегка - слегка - промокнет кожу и волосы полотенцем, нанесет на влажную кожу капельку духов, и плюхнется на постельку - на чистые простыни.
   Нет, спать ей не хотелось. Хотелось немного побыть наедине с собой. Отдохнуть от окружающих, будь то Паоло, или его брат, сосед по перелету, рассуждающий о гармонии и "золотом сечении", таксисты, продавщицы в бутиках и менеджеры отеля. К тому же, ей есть о чем подумать - дело, ради которого она прилетела в Италию, приобретает все более странный оборот.
  
  
   Довольно большая душевая кабинка с полупрозрачными стенками. При желании можно предаваться водным процедурам - и не только им - вдвоем...
   Алиса уже закрыла дверь ванной комнаты, как вдруг послышался какой-то тихий - и странный - звук. Она замерла; звук этот, как ей показалось, донесся отнюдь не снаружи, не из-за закрытых ею только что дверей...
   Осмотрелась - нет ли чего опасного на виду. Насторожила уши; в какой-то момент даже дышать перестала...
   Вот!
   Опять послышался тот же звук: сухой, шелестящий, сопровождаемый негромким шипением.
  
  
   Не оборачиваясь - лишь протянула руку в сторону - сдернула с крючка халат. Держа его на весу в правой руке, скользнула к кабинке.
   Левой рукой потянула за ручку двери.
   Но открывать полностью не стала, а лишь чуть приоткрыла - чтобы видеть в просвет то, что находится в кабинке, то, что издает эти подозрительные и неприятные звуки.
   Хотя Алисе не раз доводилось лицезреть разных гадов и крупных ядовитых насекомых, при виде незваной гостьи кожа у нее тут же покрылась пупырышками.
   Пространство кабинки освещено падающим сверху золотистым светом. На полу, опираясь на хвост и нижнюю часть, сложенную в полудужие, вздернув треугольную голову, застыла гадюка.
   Это была некрупная змея, длиной не более шестидесяти сантиметров. Светло-коричневого, ближе к песочному цвету... На спине отчетливо видны четырехугольной формы пятна, складывающиеся в две симметричные полосы...
   Довольно толстая; толще обычной гадюки. Судя по окрасу и форме головы, это самка.
   В начиненной всяческими знаниями голове другой самки, принадлежащей к виду "хомо сапиенсов", как-то само собой всплыло название этой рептилии: Vipera aspis, гадюка асписная.
   В простонародье - "аспид".
  
  
   Тварь, невесть как оказавшаяся в душевой кабинке четырехзвездочного отеля, похоже, сама была напугана до крайности...
   - Змея, - дрогнувшим голосом сказала Алиса. - Гадюка! В ванной!!
   - Змея? - с вопросительной интонацией прозвучал голос внутри ее черепной коробки. - В ванной?!
   "Ну, и что теперь делать? - промелькнуло в голове у нее. - Как мне себя вести в этой ситуации?.. Может, мне надо... испугаться? И закричать?"
   "Кричи! - сказал внутренний голос. - И убегай!!"
   Алиса резко закрыла дверку кабинки. Смахнула рукой на пол стоящие на полке емкости - шампунь, жидкое мыло и еще что-то в таком роде.
   Опрокинула этажерку со сложенными полотенцами!..
   Выскочила из ванной. Надевая на ходу халат, заорала истошно, срываясь на ультразвук:
   - Кто-нибудь!! Помогите!!! Аааааааааа!!!!!
  
   Г Л А В А 9
  
   Сан Вито ло Капо
  
   Синьор Поццо, к которому пожаловал с визитом "русский сыщик", - так отрекомендовали Константина люди из "Scudo", давшие этот контакт - считается лучшим (и самым дорогим) адвокатом в этом городишке. Учитывая местную специфику, это означает, что сей господин в курсе всех дел - и делишек - как в этом небольшом городе, так и в ближней округе.
   Ему немногим за пятьдесят. Лощеный, ухоженный, с вкрадчивыми манерами; одет в дорогой костюм. Офис его тоже не выглядит таким уж провинциальным. Имеет молодую и довольно симпатичную секретаршу. Пока "русский сыщик" и владелец офиса разговаривали в кабинете, она появлялась дважды - сначала принесла поднос с кофейным сервизом, а потом затребованную синьором адвокатом папку с бумагами.
   Общение проходило на английском. Ветров неплохо говорит по-итальянски (у них в подразделении весьма приветствуется знание иностранных языков; более того, знание четырех-пяти языков является обязательным условием для отбора в группу). Но этот козырь он пока решил не предъявлять.
   После состоявшегося знакомства и обмена дежурными репликами, повисла пауза. Ветров расстегнул взятый им с собой портфель. Достал незапечатанный конверт, на котором отсутствуют какие либо надписи. Положил его на стол; передвинул по столешнице сидящему напротив мужчине, хозяину этого офиса.
   - Это вам, синьор Поццо, - сказал посетитель.- Ваш гонорар.
   Адвоката заглянул в конверт. Его чуткие пальцы пересчитали наличные - двадцать купюр номиналом в пятьсот евро каждая.
   - Здесь слишком много, - сказал он, изобразив на лице удивление. - Или у вас, синьор Costantino, имеются какие-то дополнительные пожелания?
   - Синьор Поццо, если вы добудете по своим каналам и сообщите мне ценную информацию о судьбе троих наших граждан, вы получите в двадцать раз больше того, что лежит в этом конверте.
   Адвокат на короткое время вскинул глаза к потолку - видимо, занимался арифметическими вычислениями.
   - Сто тысяч? - переспросил он. - В европейской валюте? За сведения о судьбе пропавших русских? Я правильно вас понял, синьор Costantino?
   - В этой части - да. Но это должны быть надежные сведения, подтвержденные документами и показаниями очевидцев.
   - Хм... Я вас понял. У вас есть еще какие-то пожелания или предложения?
   - Я вам показывал сопроводительные письма. - Ветров положил ладонь на папку, которую он несколько минут назад достал из портфеля. - Сыскному агентству, в котором я имею честь работать, близкими родственниками этих граждан делегировано право осуществить параллельное расследование...
   - Меня об этом проинформировали.
   - Мы ни в коей степени не пытаемся заместить собой правоохранительные органы, проводящие официальное расследование.
   - Это было бы противозаконно.
   - Мы уважаем закон. - Ветров про себя криво усмехнулся. - Мы не собираемся вторгаться в чужую компетенцию. Наша задача заключается в том, чтобы собрать максимум сведений о случившемся, в том числе и от правоохранительных органов. А также, - он посмотрел на адвоката - через любые другие каналы и возможности.
   - Я вас понимаю, синьор Costantino.
   - Родственники этих пропавших без вести граждан - пока не будем говорить об их гибели - хотят иметь максимально полную информацию. Мы ведь пока не знаем, что именно случилось. Или знаем недостаточно, чтобы утверждать что-то наверняка.
   Адвокат, найдя глазами укрепленное на противоположной стене распятие, перекрестился.
   - Ужасная трагедия. Будем молиться об их душах...
   - Мы не теряем надежды, что эти люди живы. И я очень рассчитываю на то, что информация, которую удастся получить... в том числе, и через ваши, синьор адвокат, возможности, позволит нам оперативно выяснить их судьбу и возможное местонахождение.
   - Хочу вас проинформировать, синьор Costantino, что у нас в Италии, хм... не очень четко прописано законодательство по этой части.
   - Имеется в виду, частный сыск?
   - Все, что касается работы частных детективов, охраны частных объектов и физических лиц... Как местных, так, тем более, и иностранных резидентов... Видите ли... - Адвокат посмотрел на идеально подстриженные ногти. - Четких законов, регулирующих данную сферу, в нашем законодательстве не существует, хотя их пытаются принять с конца восьмидесятых годов прошлого века.
   - Меня известили об этих особенностях законодательства вашей страны.
   - Существует очень тонкая граница между законом и противозаконными деяниями, - Адвокат, выдвинув верхний ящик стола, смахнул туда конверт с деньгами. - Даже наши местные частные сыщики не всегда умеют определять эту грань... - Он, слегка прищурившись, посмотрел на посетителя. - И иногда сами нарушают закон, имея неприятности от наших правоохранителей.
   - Благодарю за эти уточнения, господин адвокат... Они важны, и они своевременны.
   - Буду рад оказаться вам полезным, синьор Costantino. Вам, и вашим клиентам.
   - Синьор Поццо, руководство компаний и структур, в которых работают эти трое, тоже заинтересованы в выяснении истины.
   Адвокат, глядя на визитера, ожидал продолжения.
   - Заинтересованными лицами создан денежный фонд...
   Взгляд хозяина офиса стал еще более заинтересованным.
   - Сумму, которую этот фонд готов выплатить за сведения, проясняющие судьбу этих трех российских граждан, я уже вам назвал...
   - Это достойное вознаграждение, - сказал адвокат.
   - Но еще большую сумму денег получит тот или те, кто укажет точное местонахождение этих числящихся в пропавших без вести граждан...
   - То есть...
   - Если они живы, и если удастся их найти, то человек или группа людей, поспособствовавшая их спасению, могут рассчитывать на следующий гонорар...
   Адвокат передвинул по столу к визитеру свою записную книжку.
   Ветров сам вытащил из стаканчика черный фломастер.
   И, не торопясь, как водится у солидных людей, записал цифру:
  
   1.000.000 ?
  
   Г Л А В А 10
  
   Алиса, продолжая истошно вопить, выбежала через спальню, через открытую дверь на балкон! Ее пронзительные крики разносились по всей округе...
   Первым среагировал сидевший за столиком у бассейна полицейский. Николо сначала от неожиданности выронил газету. Затем, сообразив, что вопль доносится из номера, в котором остановилась та особа, которую он встречал в аэропорту, вскочил и, доставая на ходу пистолет из кобуры, побежал по краю бассейна к бунгало.
   Из номера на балкон выскочила одетая в банный халат женщина. Она продолжала истошно вопить, оглядываясь при этом на дверь, из которой только что выскочила - так, словно за ней гнались демоны.
   Николо, подбежав к балкону, крикнул:
   - Синьорина, что случилось?
   - Аааааа!! - Женщина металась по балкону, как безумная. - Па-ма-ги-те!!!
   Она выглядела сильно напуганной. Ее охватила настолько сильная паника, что она, кажется, готова была спрыгнуть с балкона.
   Да, так и есть!.. Она перебросила ногу через перила; потом легла животом на деревянный брус! Вздернувшаяся пола банного халата обнажила ноги на всю их длину... Женщина какие-то мгновения балансировала в этом неудобном положении, находясь между небом и землей...
   - Alice, осторожно! - крикнул полицейский, торопливо засовывая пистолет обратно в кобуру. - Я готов... прыгайте! - велел он. - Я вас поймаю!
   Николо вытянул руки; и уже в следующую секунду с невысокого балкона прямо в его объятия свалилась эта рыжеволосая особа.
  
  
   Николо аккуратно поставил ее на землю. Женщину трясла мелкая дрожь; она наконец прекратила оглашать округу криками, но пока, кажется, была не в себе.
   Николо поднял свалившуюся с головы фуражку. Отвернувшись в сторону, сдул с тульи пыль или крошки сухой грязи - если она там и была. Пригладил ладонью короткие - много короче, чем у Паоло - волосы, надел форменный головной убор.
   - С вами все в порядке, синьорина? - Он уставился на спрыгнувшую только что с балкона гостиничного номера молодую женщину. - Вы меня слышите? - Он щелкнул пальцами, привлекая ее внимание. - Узнаете меня? Мы только недавно виделись!..
   Рыжеволосая, придя в себя, - или подчиняясь женскому инстинкту - резко запахнула полы банного халата.
   - А!.. это вы, господин полицейский?! - Она смотрела на него затуманенным взглядом. - Николо, кажется?
   - Собственной персоной. - Офицер полиции криво усмехнулся. - Что случилось, синьорина? - Улыбка тут же сошла с его лица. - Почему вы кричали? Вас что-то напугало? К вам кто-то забрался в номер? Alice!
   Он слегка встряхнул ее за плечи.
   - Вы меня слышите?
   Какие-то мгновения казалось, что женщина вот-вот потеряет сознание, что она лишится чувств, упадет в обморок.
   У нее даже подогнулись колени... Но когда полицейский обнял ее за талию, придерживая другой рукой под локоть, она вдруг - ожила.
   - Что вы делаете? - спросила молодая женщина. - Вы не за меня хватайтесь! - вновь сорвалась на крик она. - Вы ее лучше схватите!.. - Алиса махнула рукой в сторону открытых балконных дверей. - Она... она - там!!
  
  
   Николо убрал руку с женской талии. Чуть отступил, восстанавливая дистанцию. Но стоял близко - если эта рыжеволосая красотка надумает брякнуться в обморок, то он успеет ее подхватить.
   - Кто - она? - спросил полицейский. - О ком идет речь? Объясните же толком, что произошло?!
   - Она... - Алиса, не найдя слов, подняла согнутую в локте руку с распяленными пальцами. - Вот такая!.. - Ее рука с растопыренными пальцами метнулась в сторону наблюдающего за ней полицейского. - Понимаете?
   - Пока не очень, - хмуро сказал мужчина в форме. - Что это вы пытаетесь тут изобразить?
   - У меня все итальянские слова из головы выскочили!.. The snake!... Viper!.. Do you understand me?
  
  
   На шум прибежали трое служащих - девушка в униформе, которая приносила полицейскому кофе, парень в спецовке с эмблемой отеля и крепкий мужчина в темном костюме (этот, должно быть, охранник). Через окна и с балконов соседних строений за сценкой у бунгало наблюдают встревоженные постояльцы отеля. Полицейский, посмотрев на подбежавшего к ним охранника, сказал:
   - Синьорина утверждает, что в номере у нее - змея.
   - Змея? - Охранник удивленно уставился на полицейского. - Змея? - повторил он. - У нас? В отеле?
   - Так говорит эта женщина.
   - Но...
   Николо перевел взгляд на рыжеволосую.
   - Вы уверены, синьорина, что то, что вы видели...Что это была именно змея?
   - Я не слепая! - Алиса запахнула еще плотнее халат, придерживая его для верности рукой на груди. - Она - в ванной!..
   - В ванной, значит? - Полицейский бросил на нее странный взгляд. - Змея?
   - В душевой кабинке!.. Я хотела принять душ... - Рыжеволосая передернула плечиками. - Ужас, - сказала она. - Эта тварь могла ведь меня укусить!..
   Офицер полиции посмотрел на служащих отеля.
   - Немедленно осмотрите номер! - распорядился он. - Обшарьте все там! Исследуйте каждый уголок!
   - Дверь закрыта изнутри, - сказала Алиса. - Если только через балкон?
   - Не извольте беспокоиться - у служащих имеются запасные комплекты ключей...
  
  
   Охранник и парень в спецовке отправились осматривать номер, в который всего несколько минут назад вселилась рыжеволосая иностранка.
   - А вы? - спросила полицейского Алиса. - Почему вы не пошли ловить эту... эту рептилию?
   - Это не входит в круг моих должностных обязанностей, синьорина.
   - То есть?..
   - Я не занимаюсь ловлей пресмыкающихся. Полиция, в которой я имею честь служить, занимается обеспечением общественной безопасности и ловлей преступников. Двуногих правонарушителей, - уточнил он. - Такое объяснение вас устроит?
   Во внутреннем дворе нарисовался менеджер - тот самый, что оформлял заказ. Он обменялся с полицейским несколькими репликами; оба тарахтели, как пулемет "максим", так что Алиса не разобрала и половины из сказанного ими.
   Менеджер бросил на нее странный взгляд. Точно так же, как на сумасшедшую, на нее минутой ранее смотрел вначале полицейский, а затем и примчавшийся на шум местный охранник.
   - Змея? - вопросительно, и как-то даже задумчиво произнес молодой человек. - У нас? Здесь? В номере нашего отеля?
   Алиса не успела ничего ответить: менеджер пригласил ее и сотрудника полиции пройти в главное здание.
  
  
   Старший сменный менеджер открыл своим ключом дверь кабинета управляющего отелем. Одна стена почти полностью увешана фотографиями в рамочках - в этой некогда пятизвездочной гостинице, построенной в восьмидесятых годах прошлого века, останавливалось немало знаменитостей: политиков, бизнесменов, артистов, шоуменов и просто известных людей. Мебель из красного дерева, великолепный кожаный диван и удобные кресла.
   В одно из этих кресел усадили рыжеволосую женщину, кутающуюся в банный халат.
   - Синьора, вы очень бледны, - сказал менеджер. - Вы пережили стресс...
   - Синьора Alice очень громко кричала, - сказал полицейский, усаживаясь в другое кресло. - Очень громко.
   - Я не знаю пока, что произошло... - Служащий промокнул лоб носовым платком. - Мы с этим разберемся уже в скором времени... Предлагаю выпить чего нибудь, чтобы снять стресс. За счет заведения, естественно.
   Менеджер посмотрел на женщину.
   - Могу я предложить вам шампанское, синьора? Вино? У нас имеются "винтажные" образцы... Или предпочтете что-нибудь покрепче?
   Он подошел к встроенному бару - несколько десятков разнокалиберных бутылок выложены на наклонных полках, другие видны через прозрачную дверку шкафа.
   - Виски? Бренди? Коньяк? Эмм... водка?..
   - Благодарю, но мне не хочется спиртного.
   - Кофе? Чай? Сок?
   - Бутылочку воды. Простой, негазированной.
   Менеджер связался с кем-то по рации и отдал ЦУ. Закончив эти короткие переговоры, он вопросительно посмотрел на офицера.
   - Я за рулем, и я при исполнении, - угрюмо сказал тот. - Итак, синьорина... - Полицейский посмотрел на сидящую в напряженной позе напротив женщину. - Вы утверждаете, что вас хотели убить?
   - Что? - Алиса сделала большие глаза. - Убить? Меня? Я разве такое говорила?
   Полицейский покосился на менеджера.
   - С вашего позволения, я вас покину, - сказал тот. - Хочу лично понаблюдать за тем. как будут осматривать номер уважаемой синьоры... Если понадоблюсь, воспользуйтесь этим.
   Он слегка ударил рукой по установленному на столешнице старомодного вида звонку.
  
  
   - Вы уверены, что у вас нет врагов? - спросил полицейский, когда они остались вдвоем. - Может, вы кому-то перешли дорогу?
   - Откуда здесь взяться моим недругам? - после непродолжительной паузы сказала женщина. - Я всего-то несколько часов на Сардинии.
   - Это может быть как-то связано с тем делом, которое привело вас в нашу страну... Желаете что-то сообщить по этому поводу?
   - Вы что, пытаетесь допросить меня, синьор полицейский?
   - У вас там все отвечают вопросом на вопрос?
   - А у вас?
   Николо покосился на ее босые ноги. Алиса мысленно похвалила себя за то, что в канун вылета в служебную командировку нашла время и выбралась в салон, где ей сделали маникюр и педикюр. Но ноги подобрала под себя, запахнув еще плотнее халат на груди.
   - Вы замужем? - спросил полицейский.
   - Что? - Алиса бросила на него удивленный взгляд. - Какое это имеет отношение к... к нынешнему происшествию?
   - Вы не должны так рисковать... хотя бы ради близких и родных.
   - А вы?
   - Я? - Полицейский уставился на нее своими яркими синими глазами. - Это моя работа.
   - Я о другом спрашиваю... Вы - женаты?
   Полицейский криво усмехнулся.
   - Вижу, вы та еще штучка.
   - Штучка? Как вас прикажете понимать?
   - Про таких говорят - им палец в рот клади... Вот что имеется в виду.
   - Я не кусаюсь, - облизнув губы, сказала рыжеволосая женщина. - Но не люблю, когда пытаются меня покусать.
  
  
   Менеджер вернулся в кабинет минут через двадцать. Николо упруго поднялся из кресла. Рыжеволосая осталась сидеть.
   - Ну? - спросил полицейский. - Что там? Нашли что-нибудь?
   - Ни-че-го.
   - Что, совсем ничего?
   - Служащие обыскали этот номер, а также два соседних.
   - Подвальное помещение осмотрели?
   - Подвала в бунгало нет, так что там нечего и обыскивать.
   В кабинете послышался возмущенный женский голос.
   - Как это - "ничего"?! - Алиса сердито смотрела на менеджера. - Там была змея! В душевой кабинке!..
   - Кабинка оказалась пустой, - сказал тот. - В ванной некоторый, эмм... беспорядок. - Он покосился на рыжеволосую. - Но никаких рептилий там нет.
   - Хорошо осмотрели? - спросил офицер полиции.
   - Я привлек всю дежурную смену - девять человек. В номере синьорины тоже не нашли ничего подозрительного.
   Две пары мужских глаз уставились на сидящую в кресле женщину.
   Алиса сжала в кулачок материю возле горла.
   - Но я точно видела рептилию! Это была толстая гадюка... Что-то вроде "аспида"!
   - Ничего не найдено, - с той же вежливой улыбкой заявил менеджер.
   - Систему вентиляции проверили? - спросил полицейский. - Может, по трубам как-то проникла?
   - Проверили. Фильтры и заглушки на месте. Номер перед заселением убрали, дверь, балконы и окна были закрыты... Да и откуда бы ей взяться?
   - Действительно, - хмыкнул полицейский.
   - Что это вы на меня так странно смотрите? - спросила женщина. - Немедленно объясните, в чем дело!
   - Синьорина, позвольте задать не очень деликатный вопрос...
   Алиса сердито махнула рукой.
   - Деликатности от вас уже не жду.
   - Вы принимаете какие-нибудь лекарства?
   - То есть?
   - Антидепрессанты, к примеру. Или препараты седативного свойства.
   - Нет! - сказала Алиса. - Не принимаю! Не курю травку, кокс тоже не нюхаю!..
   - Извините, но я должен был спросить.
   - А вот меня интересует, как в моем номере оказалась ядовитая змея! И... и то, куда она потом подевалась.
   - Дело в том, что у нас здесь не водятся змеи, - сказал Николо. - От слова совсем.
   - Как это? - опешила Алиса. - У вас на острове нет ядовитых змей? Я правильно вас порняла?
   - Коста-Смеральда считается одним из самых безопасных уголков во всем мире... - Николо улыбнулся краешком губ. - Сколько живу здесь, ни разу не видел рептилий. Так что вам показалось, синьорина.
   - То есть?.. - Алиса вскочила на ноги. - Вы хотите сказать, что я сумасшедшая? Что у меня глюки?
   - Я этого не говорил.
   - Или что я устроила переполох, потому что... потому что мне скучно жить?
   Полицейский пожал плечами.
   - Если вы считаете, что это было покушение на вашу жизнь... - Он пристально посмотрел в женские глаза. - Что вам угрожает какая-то опасность... И что у вас есть основания так думать... Ну что ж, мы можем поговорить на эти темы... Но не здесь, а в моем служебном офисе.
   Алиса слегка закусила губу.
   - Возможно, мне почудилось, - сказала она. - Устала с дороги... Извините, что доставила беспокойство.
   - Вы уверены, синьорина, что хотите остаться в отеле?
   - Конечно, - сказала рыжеволосая. - Я даже не буду просить, чтобы мне предоставили другой номер.
   - А если вам опять что-то привидится?
   - Надеюсь, этого больше не повторится.
   - А я надеюсь, синьорина, что вы больше не будете нарушать покой окружающих.
   Полицейский надел фуражку; привычным жестом поправил кобуру, из которой выглядывает рукоять штатной "беретты". Попрощался с менеджером и беспокойной клиенткой общим кивком. Уже стоя в дверях, негромко сказал:
   - У нас на Изумрудном побережье отдыхают в основном небедные люди. А деньги, как известно, любят тишину.
  
   Г Л А В А 11
  
   За время беседы, а проговорили они около часа, Константин не узнал от адвоката ничего такого, чего бы он не знал до момента знакомства с ним.
   - Итак, эти две дамы согласились приехать на встречу и поделиться информацией? - спросил Ветров, меняя тему.
   - Я действовал через их адвоката; мне-то он не может отказать. - Синьор Поццо посмотрел на часы. - Без двух минут шесть вечера... Думаю, сейчас они появятся.
   Он посмотрел на русского.
   - Вы принесли то, о чем я сказал вашему коллеге из Scudo?
   Ветров извлек из портфеля еще один конверт и передал его хозяину офиса. Адвокат открыл его; внутри обнаружились десять купюр номиналом в пятьсот евро каждая.
   - Отлично, - сказал он. - Это не мне, - уточнил синьор Поццо. - Эти деньги пойдут адвокату тех женщин, с которыми вы, синьор Costantino, хотели о чем-то побеседовать...
  
  
   Две женщины и их адвокат приехали с получасовым опозданием.
   Дамы были из числа местных. Одной тридцать пять примерно, другой за шестьдесят. Обе одеты в черное - траур. Та, что помоложе, жена местного фотографа Витторио Джанини. Другая, надо полагать, ее мать, приходившаяся Витторио тещей.
   Разговор проходил в другом офисном помещении - там оборудовано что-то вроде комнаты для гостей. Два дивана, овальный стол; вокруг стола шесть стульев с высокими спинками. Оба окна закрыты жалюзи; комната освещена мягким светом.
   Синьор Поццо на правах хозяина сказал небольшую речь на итальянском - адресуясь этим двух женщинам и их адвокату. Переводить всю ее на английский он не стал, ограничившись одной фразой: "Господин Costantino, я объяснил, кто вы, и попросил по возможности ответить на ваши вопросы"
   - Не буду вам мешать, - сказал хозяин офиса на итальянском. - Если понадоблюсь, я в своем кабинете.
  
  
   Коллега синьора Поццо оказался довольно молодым человеком; ему лишь немногим за тридцать. Чуть выше среднего роста, худощавый, в стильных очках. Взгляд у него внимательный, изучающий и чуточку настороженный. Он не из этого городка, а из окружного центра Трапани, города, расположенного примерно в сорока километрах отсюда. Это все, что удалось вызнать о нем Константину от местного юриста.
   Уже в первые минуты общения выяснилось, что женщины не разговаривают на английском (они знают только итальянский и местный сицилийский диалект). Но их адвокат прекрасно владеет английским, так что он взял на себя обязанности переводчика.
   - Синьор Costantino, синьор Поццо сказал, что вы представляете здесь родственников погибших...
   - Пропавших без вести, - уточнил Константин.
   - Да, да... конечно.
   - Не будем преждевременно хоронить людей.
   - Рад, что вы настроены столь оптимистично. Но я не очень понимаю, чем вам могут помочь мои клиентки. - Адвокат посмотрел на сидящего напротив рослого мужчину. - Какие у вас есть к ним вопросы?
   "Все ты понимаешь, - подумал про себя Ветров. - Я же видел, как Поццо передал тебе конверт с наличностью..."
   - Прежде, чем приступить к разговору, хотел бы выразить соболезнование вдове погибшего, синьорине Карле... А также всем близким и родственникам покойного.
   Адвокат перевел сказанное им на итальянский. Ветров внимательно смотрел на сидящую по другую сторону стола, справа от адвоката, молодую женщину, одетую во все черное.. Та сидит молча, с опущенной головой, пребывая в каких-то своих мыслях.
   Зато другая женщина, ее мать, - она расположилась слева от адвоката - не спускает глаз с незнакомца, одетого в светлый льняной костюм...
   Обожженное солнцем лицо в тонкой сетке морщин. Поджатые губы; над верхней пробиваются усики. Бородавка на подбородке. Смотрит исподлобья, прищурившись: мол, что за гусь такой, и что тебе от нас надобно?
   - Можете задавать свои вопросы, синьор,- сказал адвокат. - Только прошу вас быть деликатным - эти женщины потеряли родного человека.
   - Постараюсь.
   - И еще просьба учитывать, что ведется следствие... А потому не на все ваши вопросы мои клиентки могут дать откровенные ответы.
  
  
   - В полицейском протоколе указано, что синьор Витторио Джанини был свидетелем несчастного случая... А именно, крушения яхты.
   - Там написано, что он "мог быть очевидцем", - уточнил адвокат.
   - Ну, пусть так... - Ветров решил не спорить по этому пункту, а двинуть в обход. - Синьор Джанини производил съемку в то утро, когда случилась трагедия, находясь на обзорной площадке неподалеку от заповедника. Так указано в протоколе.
   - Значит, так все и было, - сказал адвокат.
   - Этот эпизод имел место быть между четырьмя и пятью часами утра, верно?
   - Согласно установленным следствием фактам, синьор Джанини находился в это время на обзорной площадке. О большем пока говорить не приходится.
   - В тот же день он погиб?..
   - К сожалению, это так.
   - Его нашли мертвым в Трапани, около одиннадцати утра?
   - Так сказано в полицейском протоколе.
   - Около семи утра того же дня на одном из местных сайтов был выложен видеоролик длительностью в пятнадцать секунд... На котором запечатлен момент взрыва яхты "Мажжелано"...
   - Я не видело этого материала,- после паузы сказал адвокат.
   - Но наверняка слышали об этом? Как и о том, что ролик был выставлен синьором Джанини, на его страничке, и под его "ником"?...
   - Я не берусь утверждать, что все это соответствует действительности.
   - Затем, спустя короткое время, кто-то убрал из открытого доступа этот файл?..
   - Мои клиенты не располагают такими сведениями... - Адвокат нахмурил брови. - Какие еще будут вопросы, синьор?
  
  
   Ветров выдержал небольшую паузу. Вдова фотографа по-прежнему не проявляла малейшего интереса к их беседе. Зато старшая по возрасту женщина очень чутко прислушивалась к звукам иностранной речи. И не сводила глаз с того, кто сидел по другую сторону стола.
   - Вопрос у меня такой... Скажите, Джанини заезжал домой перед поездкой в Трапани? Имеется в виду, утром во вторник.
   - Мне об этом ничего не известно.
   - Спросите у ваших клиенток.
   Адвокат перевел вопрос на итальянский.
   - Нет, - вяло отозвалась вдова. - Витторио домой не заезжал.
   - Ты умом тронулась, Карла, - скрипучим голосом сказала старшая женщина. - Он приезжал, чтобы взять денег и переодеться...
   - Но... мама...
   - Витторио сказал тебе тогда: "мы, Карла, скоро будем богатеями"... - продолжила та. - А ты сразу же рассказала мне!.. Забыла?!
   Ветров, не подавая виду, что он и сам отлично разобрал сказанное женщинами, вопросительно посмотрел на адвоката.
   - Переведите, пожалуйста.
   - Они говорят, что не помнят такого.
   - То есть?..
   - Они не помнят, приезжал Витторио домой в то утро домой, или нет... Еще вопросы?
   - Остались ли дома записи или фотографии, сделанные Витторио в то утро?
   - Нет, ничего не найдено, - сказал адвокат.
   - Спросите у женщин, пожалуйста.
   Адвокат перевел на итальянский.
   - Ничего не знаю, - пробормотала под нос вдова. - Не помню...
   - Приезжали какие-то люди в штатском, они все выгребли, - сказала старуха. - Забрали компьютер, которым пользовался Витторио... Всю его аппаратуру... Забрали даже наши семейные фотографии... - Она высморкалась в платок, после чего продолжила свой сбивчивый рассказ. - На следующий день приехали люди из полиции. Весь дом перерыли... Тоже что-то вынюхивали... ищейки. Я у них спросила: "Что вы роетесь? Что вам всем нужно?" А они мне в ответ выдали: "Закрой рот, старая карга, это не твое дело!.." Представляете? Не зря мой покойный муж так не любил полицейских ищеек...
   Ветров вновь вопросительно посмотрел на адвоката.
   - Они сказали то же самое, что минутой ранее сказал вам я...
   - Что именно?
   - Никаких фото или видеоматериалов, имеющих отношение к интересующему вас делу, у них в доме не обнаружено.
   Пожилая женщина, сверля глазами сидящего напротив мужчину, громко сказала на итальянском:
   - Я не знаю, связано ли это как-то с проклятой яхтой!... Но Витторио убили в тот же день! Его зарезали, как свинью!..
   Женщина подняла руку с воображаемым клинком, и сделала широкий замах, едва не зацепив рукой опешившего адвоката.
   Тот, резко отодвинув стул, поднялся из-за стола.
   - Все, прекращаем разговор, - сказал он. Затем, перейдя на английский, добавил. - Извините, синьор, я вынужден увезти моих клиенток.
   - Двадцать тысяч евро за информацию. - Перехватив взгляд пожилой женщины, - напряженный, как будто она пыталась читать по губам, он повторил. - Двадцать тысяч евро.
   Обе дамы в траурных одеждах тоже поднялись со своих мест.
   - Вот так! - Пожилая женщина, сжав губы, как бы с усилием провела воображаемым клинком снизу вверх. - Вспороли брюхо парню! От паха и до грудной клетки!!
   Адвокат увел расстроенных женщин.
   А спустя еще несколько минут офис синьора Поццо покинул и рослый шатен, приехавший в этот сицилийский городок из далекой северной страны
  
   Г Л А В А 12
   Порто-Черво
  
   Кровать размеров king-size идеально подходит для занятий любовью. Особенно в тех случаях, когда ты занимаешься сексом не с одним, а сразу с двумя мужчинами.
   И с какими мужчинами!
   Справа от нее лежит Николо; слева - его младший брат. Или наоборот? Да какая, в сущности, разница: они оба хороши; оба сложены просто божественно.
   Голова у Алисы идет кругом: то ли от выпитого накануне шампанского, то ли от того, что она оказалась в постели с двумя такими красавцами...
   Эти двое, эти божественно сложенные мужчины, эти так похожие друг на друга братья, знают толк в любви. Они не торопят события; их ласки - пока - нежны, их прикосновения легки и приятны, как нежен и приятен для обнаженного тела предрассветный ветерок, задувающий с залива...
   В какой-то момент уже ей самой захотелось большего, чем эти легкие, дразнящие прикосновения. Чего-то более горячего, живого, чувственного. Ее ладошка скользнула по гладкой прохладной поверхности...
   Паоло?
   Николо?
   Да какая разница... Оба они - красавцы, оба наверняка опытные любовники.
   Однако, рука ее не обнаружила того, ради чего она совершила это путешествие.
   Даже намека не обнаружилось.
   Как сказал минувшим вечером менеджер отеля - "Ни-че-го".
   "Странно, - подумала она. - Они оба красивы, и почти совершенны с точки зрения сложения... Когда Микеланджело ваял своего "Давид", ему позировал, должно быть, их молодой предок... Но у мраморного Давида - а она видела оригинал во Флоренции, в Академии - есть нечто, что указывает на его гендерную принадлежность. Пусть даже не живая плоть, а изваянное из мрамора подобие. А у этих...
   У этих двух - "ни-че-го".
   Ну и зачем, спрашивается, они пришли в ее номер? Зачем пришли к ней в гости и легли в ее постель? Зачем все это, если у них нет ничего из того, что составляет смысл, гордость и силу - иногда позор и слабость - многих из живущих на этом свете мужчин?..
   "Эй, парни! - захотелось крикнуть ей. - Зачем вы пришли в гости ко мне?.."
   - У тебя гость! - прозвучал где-то внутри ее черепной коробки Голос. - Парень какой-то!..
  
  
   Алисе потребовалось всего пару мгновений, чтобы преодолеть зыбкую границу между сном и явью. Организм на автомате принялся синтезировать и впрыскивать адреналин - знакомое состояние мгновенной мобилизации при стрессе...
   Она находится в спальне; на ней ночная рубашка, одетая на голое тело. Конечно же, никаких "братьев" в ее постели нет, эта фигня ей приснилась...
   Зато в гостиной точно кто-то есть - настороженный до предела слуховой аппарат уловил сторонние звуки.
   И вряд ли это "аспид", вряд ли в ее номер вернулась гадюка...
   Дверь в гостиную она оставила открытой. Если бы не это, и если бы не "внутренний голос", она могла бы и не услышать, что к ней среди ночи пожаловал какой-то гость.
   Алиса, стараясь не шуметь, спустила ноги с кровати. Оружия у нее при себе нет. Как нет и ничего из того, что можно было бы использовать в качестве средства защиты или нападения... Ну, разве что подушку прихватить с собой?
   Что-то звякнуло в гостиной - едва слышно, но она-то услышала.
   Алиса медленно подняла руку, одновременно отведя ее в сторону. Пальцы нащупали кнопку включателя настенного бра.
   Она щелкнула этой кнопкой и тут же сорвалась с места!..
  
  
   Случившееся далее, похоже, стало неожиданностью и для ночного гостя. Это был парень лет пятнадцати или шестнадцати - того света, который льется в гостиную через открытую дверь спальни, оказалось достаточно, чтобы его рассмотреть.
   У него узкое смуглое лицо...
   Араб? Или цыган? Одет в шорты и длинную майку без рукавов...
   Оскаленные зубы; он выглядит гораздо более опасным чем тот "аспид", которого она вчера обнаружила в душевой кабинке номера...
   За спиной у него ветерок колышет легкую занавеску... Временная хозяйка этого номера оставила на ночь балконную дверь в гостиной незапертой, чтобы открыть доступ для свежего воздуха...
   Именно через открытую балконную дверь этой смуглый парень и проник в ее номер.
  
  
   Послышался легкий щелчок: пружина выкинула из рукояти острое лезвие.
   Парень стоит у стола, с другой его стороны - ближе к двери. На столе лежит ее раскрытая сумочка. Посреди стола ваза с фруктам, рядом с ней неоткупоренная бутылка Moet & Chandon Brut Imperial. Кстати, шампанское ей принесли в номер после инцидента с "аспидом" - то ли в качестве компенсации за причиненный нервам постоялицы ущерб, то ли для того, чтобы "беспокойная русская", выхлебав бутылку "моэта", завалилась спать и не причиняла персоналу и окружающих каких-либо неудобств.
   Парень поднял руку с ножом... Возможно, рассчитывает, что она испугается и даст ему спокойно уйти.
   И сразу же чуть опустил, чтобы острие смотрело на выбежавшую так некстати из спальни девушку в ночнушке.
  
  
   Алиса переложила подушку в левую руку - хоть какая-то защита.
   - Брось нож! - сказала она по-итальянски. - Брось лезвие... и ты останешься в живых!
   Парень смотрел на нее не мигая - как та гадюка, которую она обнаружила в ванной, и которой, по словам Николо и местных служащих, там не было и быть не могло. Надо отдать ему должное: он хладнокровен, этот воришка.
   Алиса вздохнула про себя: менее всего ей хотелось сейчас разборок. Тем более, что такие вот пацаны с лезвиями бывают безбашенней - и опаснее - иных взрослых преступников.
   - Уходи! - сказала она. - Так и быть, отпущу!.. Только сумочку не трогай!!
   В сумке лежит портмоне. Но важнее всего хранящиеся там документы - загранпаспорт с шенгеном, водительские права, карточки...
   Алиса едва успела увернуться - этот тип бросил в нее вазу с фруктами!
   Раздался грохот - ваза, кажется, угодила в настенную "панель" у нее за спиной!
   Рядом с плечом - она сделала шаг уже в другую сторону - пролетела бутылка! С хряском лопнуло!.. опять, кажется, досталось экрану!
   Парень цапнул левой рукой сумочку! Удерживая нож в правой, - и поигрывая им - он попятился в сторону открытой балконной двери.
   - Брось сумку, урод! - вполголоса сказала Алиса. - Иначе я не дам тебе уйти!
   Кричать ей почему-то не хотелось. Нельзя кричать. Четыре часа ночи, люди лежат в постельках, отдыхают.
   Николо ведь четко предупредил ее: "У нас тут места тихие, спокойные, поэтому не надо шуметь..."
  
  
   Алиса потеряла две или три секунды на то, чтобы решить, как ей сподручнее атаковать. Если обогнуть стол справа, будет ближе. И места там больше; а это тоже немаловажно, когда имеешь дело с вооруженным ножом типом.
   Но в этой части гостиной на полу валяются осколки от вазы и разбившейся бутылки "моэта". А она - босиком.
   Слева от стола осколков будет поменьше. А на диване - он стоит у стены с левой от нее стены - осколков быть вообще не должно.
   Пока она перебирала варианты, парень выскочил на балкон! Ловко перебросил сухощавое тело через перила!.. И побежал по дорожке в сторону живой изгороди, за которой находится один из местных парков (а еще дальше морской берег и пляжи).
   Он был быстр и ловок этот парень. Но одного он не учел: того, что есть те, кто половчее ловкачей, и кто быстрее даже быстроногих.
   Алиса так же легко, как этот ловкач, перенесла тело через поручни. Мягко приземлилась на полусогнутые ноги...
   И метнулась по дорожке: босиком, в одной рубашке - за ночным вором.
  
  
   Если бы не ночное освещение, ей пришлось бы сложнее. Но территория гостиничного комплекса очень неплохо освещена... К тому же, ночь уже на исходе: в той стороне, куда побежал парень, прихвативший ее сумочку, заметно высветился край неба.
   Учащенное дыхание, шлепки босых ног по гладким плиточным дорожкам...
   Алиса практически нагнала уже этого парня у живой изгороди. Тот, почуяв, что рыжая фурия его не отпустит, что она вот-вот его настигнет, резко швырнул сумочку - в сторону, влево от себя! А сам, продолжая движение, понесся дальше по дорожке - уже по территории примыкающего к отелю парка.
   "Фурия" не стала его преследовать. Воришка, ощутив в эти секунды отчаянной погони исходящую от нее угрозу, похоже, на это и рассчитывал. По уму ли, или подчинившись инстинкту, но он понял, что сумочка с документами и кошельком представляет для ее хозяйки большую важность, чем вор, которого еще надо догнать, обезоружить и скрутить...
  
  
   Алиса подняла с земли свою сумочку. Расстегнула; в полутьме нашарила паспорт и кошелек с карточками. Облегченно вздохнула.
   У нее и так нешуточные проблемы. Она почти бомж - с оплаченным до полудня номером и заблокированными банковскими карточками. А если бы у нее еще и документы тут "покрали", то ей стало бы совсем невесело.
   - Синьора! - окликнул кто-то бредущую по дорожке к бунгало женщину в короткой полупрозрачной ночной рубашке. - Синьора, с вами все в порядке?
   Навстречу, от главного здания, трусил знакомый ей местный охранник.
   - Я в порядке, - сказала она.
   - Это у вас был какой-то шум? - Он остановился. - На рэсэпшн позвонил один из постояльцев...
   - У меня ночной вор в номере побывал. - Пройдя мимо опешившего охранника, женщина слегка махнула зажатой в руке сумочкой. - У него был нож.
   - Что?! - Охранник, похоже, удивился не притворно. - С ножом, говорите? - Он поспешил за ней. - А куда он делся?
   - Туда, - Алиса вяло махнула рукой. - Убежал... Кстати, я старалась не шуметь. Люди спят, тишина, покой... Я все понимаю.
   - Я вызову полицию!
   - Сначала, если не затруднит, откройте дверь моего номера, - устало сказала женщина. - Не лезть же мне обратно через балкон?
  
   Г Л А В А 13
   Сицилия
  
   На следующий после визита к адвокату Поццо день Ветров встал довольно рано. В четверть восьмого утра он позавтракал в кафе близ отеля. В восемь уже выехал на арендованной машине в Трапани, столицу одноименной провинции.
   Довольно неплохого качества местная дорога ведет на юго-запад. Поднимающееся слева и чуть по корме солнце заливает мягким светом живописные прибрежные пейзажи. Над морем негустые, округлые, четко очерченные облака, смахивающие на отару овец. Пока еще не жарко; ветерок, проникающий через приоткрытое окно, приятно холодит кожу.
   Ветрову предстояло встретиться этим утром с сотрудником местной окружной прокуратуры. Контакт старшего следователя, в чьем ведении находится открытое в связи с убийством фотографа Джанини уголовное производство, номер его мобильного, получен от "римских знакомых". Они же заверили по телефону, что тот готов встретиться в четверг, в первой половине дня; и намекнули даже, что этот товарищ не откажется сообщить некоторые детали проводимого его отделом расследования.
   Все, не все, но кое-что - в части возможных причин смерти синьора Джанини и возможной связи гибели фотографа с ЧП близ Сан-Вито-Ло-Капо - местный прокурорский чин действительно сможет сообщить. Для служивого пять тысяч евро вряд ли будут лишними - а именно такую сумму в конверте прихватил с собой в поездку Ветров.
   Константин отправил на контактный номер SMS сообщение в среду, около полудня. Оно было коротким: "Где? Когда?".
   Ответ не замедлил ждать: в пришедшей эсэмэске было указано название кафе в Трапани и дата - "завтра, четверг, 09.00"
  
  
   Ветров легко нашел указанный ему адрес: кафе с летними столиками и выходом в закрытый "п-образный" двор расположено неподалеку от железнодорожного вокзала, всего в квартале от здания окружной прокуратуры. С летней террасы заведения открывается прекрасный вид на прибрежную бухту в форме серпа, но визитер предпочел устроиться именно во внутреннем дворике.
   За пять минут до назначенного ему времени он занял один из столиков. Посетителей в это раннее время и в этой части заведения немного. За одним из столов сидят за чашкой утреннего кофе двое пожилых мужчин. Похоже, местные; седые головы. лица выдублены солнцем и изборождены морщинами. Оба в старомодных роговых очках, сидят вольно, читают газеты; у них такой вид, как будто они провели здесь неотлучно последние лет двадцать.
   За другим столиком устроились немецкоговорящая фрау с сыном подростком; эти жадно поедают приготовленную для них яичницу с ветчиной. Крепкие, упитанные, оба порядком обгорели под солнцем, и теперь смахивают на розовых свинок.
   Как и повсюду в ЕС, здесь действует запрет на курение. Ветров, устроившись поудобнее, развернул захваченную с собой газету "Гардиан" трехдневной свежести, купленную в отеле. Газету он держит не высоко, так, чтобы не мешала обзору (но и вроде как занят человек, читает прессу).
   Одна из стен - та, что напротив него - украшена постерами, плакатами и увеличенными фото в рамках. На большинстве изображений присутствуют мужчина с узнаваемой киношной внешностью; он либо с пистолетом в руке, либо запечатлен на фоне расплывающегося кровавого пятна с щупальцами. На постерах яркие надписи - La Piovra, La Piovra 3, La Piovra 5 ...
   Ветров понимающе качнул головой. Он прочел в местном путеводителе, что большая часть всемирно известного сериала снималась именно здесь, в Трапани. Съемки производились, кстати, и в этом самом кафе. На одном из увеличенных и забранных в рамку фото запечатлен Микеле Плачидо, известный итальянский актер, сыгравший знаменитого киногероя. У "комиссара Каттани" грустный, немного отстраненный взгляд; он пьет кофе за тем самым столиком, за которым устроился приехавший из далекой северной страны мужчина.
  
  
   Вскоре официантка принесла заказ - "кофе "по-сицилийски" и стакан минеральной воды со льдом.
   Ветров принялся неспешно потягивать вторую за утро чашку кофе, смакуя вкус, а заодно и дожидаясь местного аналога "комиссара Каттани", человека, назначившего ему здесь встречу. На самом деле, это ординарный кофе "по-турецки", заваренный в джезге, и сдобренный капелькой лимона или лайма. Однако, стоило добавить в напиток каплю острой субстанции, а уже другой вкус, другое название...
   Он слегка усмехнулся посетившей его мысли. Кофе "по-сицилийски", горячий и острый напиток. Дело, ради которого его, "бастионовца", командировали на Сицилию, тоже можно охарактеризовать терминами "горячее" и "острое".
   Штука вот в чем. Если яхта "Мажжелано", и те, кто находились на ее борту в ту злопамятную ночь, взлетели на воздух из-за старой донной мины, или лежавшей десятилетиями на дне бухты крупной авиабомбы времен Второй мировой, то произошедшее можно считать "несчастным случаем". Блюдо горячее, но ординарное - такие ЧП происходят время от времени. Но если выяснится, что причиной взрыва стали действия неких злоумышленников, пытавшихся замаскировать деяния под "ординарное" ЧП, то такое острое блюдо будет называться - квалифицироваться - уже иначе. К примеру, "покушение на жизнь двух и более лиц". Или, того "острее" - террористический акт.
   Ветрову и тем, кто его командировал на Сицилию, как раз нужна была - хотя бы - капелька информации о случившемся в прошлый вторник. Нужен зацеп, какая-то ниточка, которая поможет распутать весь этот туго запутанный кем-то клубок. Если удастся распутать интригу вокруг влетевшей на воздух яхты, то наверняка получится и прояснить судьбу троих россиян, находившихся на ее борту.
  
  
   Миновало четверть часа. Затем еще столько же. Семейка бундесов, умяв двойную порцию яичницы с ветчиной, рассчитались и промаршировали на выход. Двое стариков, отложив газеты, теперь играли в какую-то местную настольную игру - типа нардов. Местный "комиссар Каттани" в кафе пока не объявился; мобильный тоже молчит.
   Константин, сложив газету, положил ее рядом с принесенной официанткой второй чашкой свежезаваренного кофе. Он уже отметил про себя, что местные товарищи не отличаются пунктуальностью. Особенно, южане, уроженцы здешних мест. Они жвиут какой-то своей параллельной жизнью. Может, у человека появилось срочное занятие, или машина сломалась, или еще что-то помешало ему появиться в этом кафе в назначенный им же срок. Он местный, сицилиец, и этим все сказано.
   Ветров чуть переменил позу - отодвинулся вместе с креслом и положил ногу на ногу. Во внутреннем кармане светлого пиджака из льняной материи лежит небольшой конверт. В нем десять купюр номиналом в пятьсот евро.
   Предлагать взятку сотрудникам правоохраны - в любой цивилизованной стране - означает нарушать закон. Следует чтить уголовный кодекс страны пребывания. Поэтому конверт с деньгами не будет передан из рук в руки, а будет лежать под газетой.
   Далее, по ситуации - смотря по тому, как пойдет разговор с местным. Если разговор пойдет в нужном направлении, если товарищ из здешних органов окажется понятливым и общительным, то конверт останется под газетой. Ветров уйдет из кафе первым; и это уже дело подсевшего за столик гражданина, будет ли он забирать газету - с лежащим под ним конвертом - или оставит ее.
   "Что скажешь, комиссар? - мысленно спросил у изображенного на постере киногероя Ветров. - Неплохо я придумал?.. Кстати, где твой актуальный прототип, почему он так задерживается?.."
   Ветров посмотрел на часы. Ровно десять... В этот самый момент угукнул смартфон - пришло сообщение.
  
  
   Константин разблочил телефон. Ввел еще раз пинкод.
   Затем, получив доступ к меню, прочел текст - сообщение было на русском.
   ТОЛЬКО ЧТО ЗВОНИЛ ДРУГА ИЗ РИМА. ЕГО ЗНАКОМЫЙ ИЗ ТРАПАНИ ТОТ С КЕМ ТЫ ДОЛЖЕН ВСТРЕТИТЬСЯ ВНЕЗАПНО УШЕЛ НА БОЛЬНИЧНЫЙ. КТО ЕГО ЗАМЕНИТ ПО СЛУЖБЕ ПОКА НЕИЗВЕТНО. ИЩЕМ ДРУГИЕ КОНТАКТЫ.
   К.
  
   Ветров удалил присланную Кэпом депешу. Рассчитался с официанткой. Конверт с деньгами остался у него в кармане, газету он тоже забрал с собой.
   Проходя мимо стены с постерами, заговорщицки подмигнул "комиссару" - им обоим приходится иметь дело с La Piovra, с самым настоящим "спрутом".
   Пройдет немногим более часа, и он вспомнит эту свою мысль.
  
  
   Г Л А В А 14
  
   Порто-Черво
  
   В половине одиннадцатого утра Алиса стояла у стойки рэсэпшн. Перед тем, как покинуть оказавшийся несчастливым для нее гостиничный номер, она приняла душ, кое-как накрасилась и надела новое платье с яркими подсолнухами. Открыла флакончик приобретенных вчера духов; ими она осталась довольна. Но в целом настроение у нее отвратное: из-за ночного бедлама она толком не выспалась и вообще была сильно не в духе.
   Смартфон, кстати, все еще не работает. Она не смогла связаться с нужными людьми и через интернет: в отеле не был доступен вай-фай.
   Алиса посмотрела на старшего менеджера отеля; это был тот самый хлыщ, с которым она имеет дело с вчерашнего вечера.
   - Вы хотите сказать, молодой человек, что историю про ночного вора я сама придумала?
   - Был вызван дежурный наряд полиции, синьорина...
   - Я знаю! Они и ко мне в номер приходили!..
   - Не надо так нервничать...
   - А кто вам сказал, что я нервничаю? - огрызнулась девушка в платье с подсолнухами. - Да, я нервничаю. А вы, молодой человек, смогли бы хранить спокойствие, если бы вас в душе попыталась укусить ядовитая змея?!
   - Но ведь никакой змеи не нашли...
   - Вы бы не нервничали, если бы ночью к вам в номер забрался вор?!
   - Но...
   - Да еще и с ножом!..
   - Но полицейские сказали, что они не обнаружили этого... этого злоумышленника.
   - Это они вам так сказали?
   - Да, синьора. Я недавно звонил в полицейский участок.
   - Так что, по вашему, я все придумала?
   - Не знаю, что и сказать, синьора. - Менеджер сверился с какой записью, выведенной на экран компьютера. - Имуществу отеля нанесен ущерб...
   - Это мне нанесен моральный и материальный ущерб! - сердито сказала молодая женщина.
   - Разбит телевизор марки "Samsung"...
   - А вы хотели, чтобы ваза угодила мне в голову?
   - Да. кстати... Еще разбитая ваза. - Менеджер оторвал глаза от экрана. - Кто будет компенсировать ущерб, синьора?
   - Вот именно, - процедила Алиса. - Кто за все это непотребство заплатит?
   Менеджер слегка вздохнул.
   - Банк уже разблокировал ваши карточки?
   - Откуда мне знать?!
   - Давайте попробуем? Возможно, вам удастся снять деньги со счета.
   - Я не собираюсь оплачивать этот... вот этот придуманный вами "ущерб"!
   Менеджер покосился на телефонный аппарат... Наверное, раздумывал, звонить ли в полицию, или попытаться самому как-то договориться с этой неспокойной клиенткой.
   И в этот самый момент ожил городской телефон.
  
  
   Перебросившись с позвонившим парой реплик, менеджер протянул трубку молодой женщине.
   - Вас, синьора.
   - Меня? - удивленно спросила та. - Кто?
   - Он сам скажет.
   Алиса поднесла трубку к уху.
   - Синьорина Alice, это Николо...
   - А... это вы.
   - Сейчас за вами машина приедет.
   - Машина? За мной?
   - Наш полицейский транспорт.
   - Но... А что случилось?
   - Я вам на месте расскажу. А сейчас выходите на парковку, мой человек уже подъезжает к отелю.
   - Но...
   - Поверьте, это в ваших же интересах.
  
  
   Сине-белый "фиат" свернул к двухэтажному кремовому зданию, расположенному на окраине Порто-Черво. Судя по надписям, это местная медицинская клиника...
   Они въехали в открытые ворота, возле которых стоит человек в полицейской форме. "Фиат" остановился не у главного входа, а проехал чуть дальше; водитель припарковался возле торца этого здания...
   Сотрудник, посланный за ней в отель, выбрался наружу. Обойдя машину, он открыл правую заднюю дверь
   - Синьорина, прошу следовать за мной, - сказал он.
   Алиса выбралась из салона. На одно плечо повесила дамскую сумочку, которую ей удалось отбить у вора, которого якобы не существовало в природе. На другое - носимый чехол с ноутбуком - хоть где-то в этом "поселке миллиардеров" должен быть Wi-Fi?..
   - Куда вы меня ведете?
   - Прошу, - полицейский придержал дверь, пропуская ее в коридорчик. - Мы уже у цели, синьорина.
  
  
   Они вошли в помещение, напоминающее операционную. Окон здесь нет; из светильников льется подсиненный, как вода в бассейне, свет. Тот полицейский, что привез ее сюда из отеля, остался снаружи. Алиса замерла у входа; ей стало тревожно. А кроме того, ее показалось, что новое платье с подсолнухами выглядит слишком кричаще в этой обстановке.
   В помещении двое; какой-то мужчина в темно-зеленой медицинской униформе и маске, и Николо - он гладко выбрит и одет в свежий комплект полицейской формы.
   Приглядевшись, Алиса увидела еще одного "сапиенса": этот лежит на каталке под лампами, укрытый прорезиненной простыней.
   - Синьорина Alice, - сказал офицер полиции - подойдите поближе.
   - Зачем?
   - Не бойтесь... он уже не опасен.
   - Кто?
   - Это наш судмедэксперт, - полицейский кивнул на мужчину в медицинской маске. - Мне доложили, что вас этой ночью пытались ограбить?
   - Эммм...
   - Да или нет?
   - Да, - неохотно сказала Алиса. - Было дело...
   - Подойдите ближе - оттуда вам будет плохо видно.
   Алиса сделала пару неуверенных шагов.
   - Это официальное мероприятие? - спросила она. - Это законно... то, что здесь происходит?
   - Я мог бы распорядиться, чтобы вас привезли сюда силком - в наручниках.
   - Даже так? - пробормотала женщина.
   Николо, взяв за краешек простыню, сначала приподнял ее. А затем резким движением сбросил ее на пол.
   Алиса несколько секунд - расширенными зрачками - смотрела на того, кто лежал под простыней. Он полностью обнажен. И это, вне всякого сомнения, тот самый смуглявый парень, который побывал в ее номере нынешней ночью.
   У него распорот живот - от паха и до грудной клетки.
   Этот ужасный разрез лишь слегка, в паре мест, прихвачен швом: чтобы внутренности не вывалились наружу.
   - Morto... - пробормотала Алиса.
   - Morto? - с вопросительной и какой-то озадаченной интонацией прозвучал Голос где-то в ее черепной коробке. - Morto?..
   - Morto! - сухо констатировал очевидный факт полицейский.
   "А ведь местные ребята могут повесить на меня этот труп!", - подумала она. - "Скажут: это ты, милашка, ночью его зарезала..."
   Вспомнив, как должна себя вести в этой ситуации средней крутости женщина, Алиса закатила глаза и стала медленно оседать на пол.
  
  
   Г Л А В А 15
  
   Сан-Вито-Ло-Капо
  
   Поклевка состоялось уже вскоре, примерно через час после того, как Ветров, получив уведомление от Кэпа, покинул кафе в центре Трапани.
   Константин остановился на бензозаправке - ближней к центру и к его отелю. Заплатил наличными за сорок литров. Он залил оплаченную октановую жидкость в бак, вставил заправочный пистолет в паз, как вдруг рядом остановился какой-то парнишка на скутере.
   - Псст! Мистер?! - тонким голосом сказал он. - Псст!!
   Ветров обернулся к парню; бросил на него вопросительный взгляд.
   - Езжай за мной! - сказал тот на английском. - Быстро!
   - Ты кто? - негромко спросил Ветров. - Почему я должен за тобой ехать?
   Парнишка, не слезая со скутера, произнес свистящим шепотом:
   - Джанини!.. Я покажу дорогу.
   - Что? - продолжая изучающее смотреть на него, спросил рослый шатен. - Я не расслышал.
   - Синьорина Джанини!.. Быстро!..
  
  
   Спустя несколько минут "икс" свернул вслед за скутером на окраинную улицу.
   Парнишка, едущий впереди, был невысокого росточка. Годков ему вряд ли больше шестнадцати... Одет в мешковатые хипстерские джинсы и легкую куртку. На голове темно-синий шлем; "забрало" опущено, так что лица его толком рассмотреть не удалось.
   Внедорожник, ползущий со скоростью пешехода, держась за проводником на скутере, миновал временный мост, перекинутый через раскопанную строителями траншею, и используемый для проезда техникой самих строителей и местных жителей.
   В этой части города Ветрову еще не доводилось бывать. Справа каркас здания в шесть этажей; должно быть, возводят новый отель. Территория стройки частично огорожена столбиками с рыбицей; работает кран, на межэтажном переходе сверкает дуга электросварки, кое-где видны люди в рабочих спецовках. С левой стороны котлован - готовят нулевой цикл под строительство нового гостиничного комплекса...
   Миновали квартал, в котором ведется строительство, и въехали в старую часть городка. Улица, в которую свернул "скутерист", вымощена камнем. По обе стороны теснятся одно и двухэтажные дома с неухоженными облупленными фасадами. Улица довольно таки узкая; на тротуарах, вплотную к стенам домов с правой стороны припаркованы авто; и, когда проезжаешь, надо быть предельно внимательным, чтобы не зацепить, не повредить чужую собственность, не говоря уже про арендованную машину.
   Это и есть та самая рыбацкая деревня, с которой началась когда-то история нынешнего курортного Сан-Вито-Ло-Капо.
  
  
   "Хипстер" на скутере остановился возле небольшого, вросшего в каменистую почву почти до подоконников двухэтажного дома с наглухо закрытыми ставнями. Ловко соскользнул; поставил свое транспортное средство у стены, на разножку. "Икс" остановился в нескольких шагах.
   Ветров не стал глушить двигатель; и он не торопился выходить из салона. Да, он пока не был в этом районе, но ему известен точный адрес семейства Джанини. На стене расположенного по другую сторону улицы дома имеется табличка с названием улицы. Они сейчас находятся на параллельной той улочке, на которой расположен дом семьи покойного фотографа, метрах в семидесяти от него.
   Когда тот, кого Ветров первоначально принял за парнишку-подростка, подошел к машине, Константин смог разглядеть его чуть лучше.
   "Оп-па, - подумал он про себя. - Похоже, это вовсе не парень... а девушка".
   Основания так думать давали как минимум два открывшихся обстоятельства. Во-первых, из-под шлема этой особы выбилась прядь темных волос (особа расстегнула нижний ремешок, но снимать его не стала). Во-вторых, форма губ и подбородка - хотя глаза по-прежнему закрыты отзеркаливающим забралом защитного шлема - бесспорно указывают на гендерную принадлежность этого персонажа...
   Девушка жестом показала водителю "икса", чтобы тот вышел из машины. Почти одновременно с этим открылась дверь строения, выходящая на эту узкую улицу.
   В проеме показалась женщина в черном одеянии. Головной платок повязан так, что оставляет лицо частично открытым.
   Ветров без труда опознал эту немолодую женщину: мать вдовы Витторио Джанини, теща покойного - та самая особа, которая довольно эмоционально вела себя во время вчерашней встречи в офисе местного адвоката.
  
  
   Константин выбрался из машины. Запирая дверь, оглянулся - на улочке кроме них троих не видно ни одной живой души.
   Женщина по-прежнему стояла в дверном проеме ее черные, как уголь, глаза буравили приехавшего на темном внедорожнике иностранца. Ветров остановился в трех шагах от нее. Рядом - слева от него - встала та, кого он поначалу ошибочно принял за парня подростка.
   - Анжела, спроси, он привез деньги? - сказала женщина по-итальянски.
   - Деньги у вас с собой? - спросила девушка на английском.
   Ветров слегка хлопнул себя по левой стороне груди - этот жест не нуждался в переводе.
   - Пусть покажет, - сказала женщина в черном.
   - Покажите деньги, - сказала девушка в шлеме.
   - А у уважаемой донны есть то, что мне нужно?
   - Есть, - не дожидаясь ответа женщины, сказала девушка. - Деньги, - нетерпеливо произнесла она. - Быстро... нас могут увидеть.
   - Может, пройдем в дом? - спросил Ветров.
   - Нет.
   Ветров достал из кармана конверт.
   - Сколько там? - спросила пожилая женщина.
   Дождавшись перевода на английский, Ветров сказал:
   - Пять тысяч евро. Я ведь не знал, что встречусь с вами сегодня.
   - А где еще пятнадцать? Вы обещали двадцать тысяч.
   - Эти пять тысяч предлагаю считать задатком. - Ветров вновь продемонстрировал конверт с купюрами. - Если товар того стоит, готов выплатить и остаток обещанной суммы. Кстати, где сам товар?
   Пожилая женщина достала откуда-то из вороха надетой на ней одежды плотный крафтовый пакет.
   - Здесь пять фотографий... Их сделал Витторио в то утро... Полиция о них не знает.
   - Это все? - спросил Ветров.
   - Нет... Есть еще и другие снимки. А также и этот... эта...
   - Флешка с записью, - подсказала девушка.
   - Да.
   - С записью чего? Что именно записано на этой флешке? Уточните, это важно.
   - Витторио заснял на камеру момент взрыва...
   Ветрову понадобилась вся его выдержка, чтобы не показать, насколько он впечатлен этой новостью.
   - А разве эту запись не изъяла полиция?
   - Витторио сделал дубликат записи.
   - Он у вас, синьора?
   - Деньги, - жестким сухим голосом сказала та.
   - Покажите фотоснимки вначале.
   Женщина достала из коричневого конверта один из снимков. Держа его в правой руке - чуть поднятой - показала иностранцу.
   Ветров сглотнул подкативший к горлу комок. На цветном снимке - по-видимому, распечатанный кадр записи - запечатлен поднимающийся к небу дымный шар с проблесками огня и валящимися вниз, на вскипевшие волны, фрагментами какого-то плавсредства...
  
  
   Они одновременно обменялись конвертами. Деньги исчезли в складках черной одежды; крафтовый конверт с выкупленными снимками Ветров сунул подполу пиджака.
   - Где запись? - спросил он. - Когда я могу ее забрать?
   - Пятнадцать тысяч, - сказала женщина. - Когда я их получу?
   Ветров не успел ответить на переведенный девушкой вопрос этой немолодой женщины - послышался звук рингтона.
   И это был не смартфон Ветрова.
   Женщина поднесла трубку к уху. Константин увидел, как изменилось ее лицо. Не говоря ни слова, она отступила внутрь строения.
   А уже в следующее мгновение кто-то невидимый Ветрову плотно закрыл дверь этого старого сицилийского дома.
  
  
   Ветров с недоумением посмотрел на девицу в мотоциклетном шлеме.
   - Н-не понял... Что случилось?
   - Уезжайте! - прошипела девушка. - Быстро!
   Она метнулась к своему транспортному средству.
   - Садитесь в машину! - крикнула она. - Езжайте за мной!..
   Она завела свой скутер.
   - Ну?! Давайте же, мистер, шевелитесь!..
  
  
   Девушка на скутере рванула с места в карьер! Ветров на внедорожнике едва поспевал за ней; езда на скорости под восемьдесят по узким улицам старого рыбацкого поселка удовольствие ниже среднего.
   В какой-то момент он сбросил скорость. И тут же потерял девушку на мотороллере из виду.
   "Похоже, Костя, тебя развели, - подумал он про себя. - Вытащили денег, сколько было, и разыграли дурацкий спектакль..."
   Ветров, чуть попетляв по узким улицам, выехал к уже знакомому ему кварталу - тому, где ведется строительство новых отелей.
   Когда он подъезжал к временному мостику, его нагнал "хипстер" на скутере. По-хулигански подрезав внедорожник, он вдруг резко остановился. Водитель "икса" тоже вынужден был ударить по тормозам... У скутериста, остановившегося на две или три секунды, на голове одет шлем другого цвета. Темно-красный. Кроме того, это тип имеет несколько иные габариты. На локте правой руки у него болтается что-то вроде пакета. Все это отложилось в голове у водителя внедорожника в считанные доли секунд.
   - Твою мать!.. - пробормотал Ветров, услышав, как что-то опустилось на крышу "икса". - Ох... мать твою!!
   Он рывком открыл дверь и пулей вылетел из салона.
  
  
   Г Л А В А 16
  
   Порто-Черво
  
   Молодую женщину подхватили сильные мужские руки.
   - Док, чего застыл?! - крикнул полицейский. - Не видишь, даме стало плохо!..
   Полицейский усадил иностранку на низкий деревянный топчан. Медэксперт метнулся к шкафчику. Открыв дверки, взял бутылочку с бесцветной жидкостью и упаковку ватных тампонов. Смочил жидкостью тампон, поднес его к носу излишне чувствительной к виду мертвецов женщины.
   Дама, вдохнув резкий аммиачный запах, пырхнула; ее глаза открылись. Потерев кончик носа, она недоумевающее посмотрела на склонившегося над ней мужчиной.
   - Что это? - слабым голосом сказала она. - Зачем?
   Доктор передал ей гигиеническую салфетку. Пациентка, отвернувшись в сторонку, высморкалась. В поле ее зрения вновь попал лежащий на столе обнаженный мертвец с взрезанным животом - его не успели прикрыть.
   - Morto.?.. - пробормотала она. И вновь закатила глаза, клонясь на бок.
   Николо придержал впечатлительную иностранку за плечо, иначе бы она свалилась с топчана на пол. Ну а медик угостил еще одной порцией нашатыря.
  
  
   Спустя пару минут женщина пришла в чувство. Медик, чтобы избежать рецидивов потери сознания приглашенной на опознание особы, прикрыл труп с головой - прорезиненной простыней.
   - Где я? - слабым голосом спросила женщина.
   - В морге, - сказал мужчина в форме полицейского. - Вернее, в больнице нашего чудесного городка. Вас привезли сюда на опознание.
   - А... это вы, Николо? Что это со мной было? Я себя неважно чувствую...
   Полицейский, неодобрительно глядя на прижимающую к носу надушенный платочек персону, сухо произнес:
   - У вас что там, острый кадровый голод?
   - Где? - Женщина с усилием подняла голову. - Вы это о чем? - глядя на полицейского, спросила она. - Где это - "там"?
   - В детективном агентстве, в котором вы работаете. В фирме, которая прислала вас в служебную командировку в нашу страну.
   - А, вот вы о чем. - Алиса покосилась на прикрытого простыней мертвеца. - Я что, потеряла сознание?
   - Типа того.
   - У вас был глубокий обморок, - сказал полицейский врач.
   - Хм. - Алиса натужно улыбнулась. - Наверное, это от того, что я не завтракала еще.
   Она принялась рассматривать лицо в зеркальце, которое достала из косметички.
   - Мне всю ночь не давали спать... - пробормотала Алиса. - Вчера оставили без ужина! - уже громче сказала она. - Или мне что, надо было ту змею съесть, что заползла ко мне в туалетную комнату?
   Женщина припудрила носик.
   - В довершение мне не дали позавтракать, - продолжила женщина после короткой паузы. - Привезли сюда, и сразу... без предупреждения!.. сунули под нос мертвеца с открытыми потрохами!
   Алиса убрала косметичку в сумочку.
   - Да тут самый крепкий мужик в обморок грохнется!..
   - Вы закончили жаловаться? - сухо поинтересовался полицейский. - Можем теперь приступить к делу, синьора?
   - К какому именно "делу" вы пытаетесь меня припутать?
   - Вас привезли на опознание. - Полицейский кивнул в сторону мертвеца. - Хотите еще раз посмотреть?
   - Ну, уж нет, - женщина нервно повела плечами. - Хватит и того, что я видела.
   - Итак, что вы скажете по поводу этого молодого человека?
   - А что вы хотите от меня услышать, синьор офицер?
   Полицейский досадливо поморщился.
   - Вы узнаете этого парня? Скажите, это именно он проник в ваш номер минувшей ночью?
   - В отеле наверняка имеются камеры слежения.
   - Я задал вопрос.
   - А я разве должна отвечать на ваши вопросы? А может, мне... Я хочу...
   - Хотите позвонить своему адвокату?
  
  
   Алиса не успела ответить на этот вопрос, поскольку в больничное помещение, используемое и для временного хранения покойников, вошел коллега Николо - молодой, лет двадцати пяти, сотрудник в форме.
   Он подошел к старшему и что-то негромко сказал тому на ухо. Алиса напрягла слух, но расслышала лишь несколько слов - "звонили из офиса" и "фотоснимки".
   Николо бросил на нее странный взгляд. Затем достал из чехла смартфон и стал кому-то звонить...
   Спустя короткое время они втроем - двое полицейских и иностранка - выбрались из подвального помещения местной больнички.
   Николо открыл заднюю дверь своего служебного авто.
   - Садитесь, синьорина Alice, - сказал он. - Проедемся в мой офис... здесь рядом.
   - Почему это я должна ехать с вами? - поинтересовалась женщина. - Я что, арестована?
   - Ни о каком аресте речи не идет, - слегка поморщившись, сказал красавец в полицейской форме. - Во всяком случае - пока.
   - Тогда зачем мне ехать в полицейский участок?
   - Это в ваших же интересах.
   - Ладно, - сказала женщина. - Так и быть, поеду с вами... Если только не надолго.
   - Я вас не задержу, - заверил ее Николо. - Чем раньше мы с вами попрощаемся, тем лучше будет для всех.
  
  
   Г Л А В А 17
  
   Сан-Вито-Ло-Капо
  
   Прошло какое-то время. Может, минуты две. А может, всего несколько мгновений...
   Хорошо иметь в своем арсенале отточенные до автоматизма рефлекторные реакции. Это помогает в сложных, опасных, чреватых увечьем или гибелью ситуациях. А такие ситуации для сотрудника спецгруппы "Бастион" не редкость...
   Иногда выигранные мгновения помогают выжить. Доверяться одному только рассудку в критических положениях нельзя; пока ты будешь соображать, что и как, тебя тупо убьют.
   С другой стороны, действуя на рефлексах, ты можешь попасть в глупую ситуацию. Примерно так, как произошло в данном случае.
   Откуда-то сверху послышался мужской голос:
   - Синьор, с вами все в порядке?
  
  
   Ветров кое-как выбрался из довольно глубокой траншеи - в которую он влетел, как в спасительный окоп во время артобстрела или бомбежки.
   К счастью, погоды стоят сухие; дно и стенки траншеи тоже оказались сухими, поэтому он не так уж сильно перепачкался. Выбравшись наверх, - местный работяга в комбинезоне и каске подал ему руку - Ветров пробормотал:
   - Грациэ, дружище...
   Они оба уставились на пакет, который лежал там же, где его оставил "мотоциклист" - на крыше внедорожника. Обыкновенный пакет из супермаркета. Не пустой. Из открытой его стороны частично вывалилось нечто - парящее, темно-красного, почти коричневого цвета.
   - Ага...
   - Что это?
   - Это... это говяжья печень, - сказал строитель. - Бык "двухлетка....
   Без малейшей опаски он стащил рукой в рабочей перчатке пакет с крыши. Держа его за ручки, заглянул внутрь свертка.
   - Внизу кишки, - сказал он.
   Понюхал содержимое.
   - Свежая требуха... - пробормотал мужчина в спецовке. - Сегодня утром бычка забили.
   Посмотрев на рослого шатена, выкарабкавшегося только что из траншеи, задумчиво добавил:
   - Готовый набор для ливерной колбасы...
   Ветров, отряхнув комки сухой грязи, бросил на него удивленный взгляд. Истолковав его по-своему, строитель сказал:
   - Я работал в разделочном цехе... Когда его закрыли, пошел на стройку.
   Ветров вытер носовым платком руки.
   - Вы его видели? - спросил он на итальянском.
   - Кого?
   - Парня на скутере.
   - А! - Строитель посмотрел по сторонам. - Бывает, что хулиганит молодежь...
   Он взвесил в руке пакет, в котором было килограммов эдак пять требухи. Заметив, что пакет надорвался в одном месте, что из дырки капает бурая жидкость, отвел руку с пакетом чуть в сторону.
   - Он вам нужен, синьор?
   - Кто?
   - Пакет с требухой.
   - Что? - Ветров бросил на него недоумевающий взгляд. - Вот этот пакет?
   - Я могу его забрать? У меня как раз смена заканчивается... Отнесу его домой - жена сделает колбасу и пирожки с ливером.
   - Да, конечно, - пробормотал Ветров. - Он ваш. И спасибо за помощь...
  
  
   Спустя короткое время "икс" въехал на автомойку. Сотрудник, парень лет двадцати, - судя по книге, которую он читал, студент, подрабатывающий здесь в летнее время - отложив учебник, направился к очередному клиенту.
   - Синьор...
   Он посмотрел на следы - потеки - бурой жидкости, хорошо видимые на крыше внедорожника, а также на стекле и передней боковой двери. Затем уставился на рослого шатена, выбравшегося из этой машины.
   - Синьор, это похоже на кровь?.. Может, надо позвонить в полицию?
   Ветров достал из кармана бумажник.
   - Это не кровь, - процедил он по-русски, - это дерьмо.
   - Эмм? - парень уставился на него. - Не понял?
   - Кто-то бросил на крышу пакет с потрохами, - сказал Ветров на понятном парню языке. - Говяжьими потрохами, - уточнил он. - Кто-то у вас тут нехорошо шутит... Помойте машину и почистите салон.
   - Молодежь, - сказал работник автомойки таким тоном, как будто сам он убеленный сединами старик. - Не всем здесь нравится, что приезжают богатые иностранцы... Вот и хулиганят иногда.
   Он взял у иностранца сотенную купюру.
   - Но лично мне - парень улыбнулся - очень нравится иметь дело с щедрыми иностранцами.
  
  
  
   Г Л А В А 18
  
   Порто-Черво - очень компактный городок. Его площадь примерно полтора квадратных километра; это если не считать пригородных вилл и расположенных неподалеку на "изумрудном" побережье отелей. В дневное время он выглядит довольно провинциально; даже и не скажешь, что это местечко облюбовали в качестве курорта многие нувориши...
   Ядром "города богачей" служит единственная здесь площадь - Piazzetta Cervo. В центральных кварталах компактно располагаются примерно три десятка бутиков, пять ресторанов, несколько баров и кафе помельче, филиалы банков и почта.
   Николо припарковал "фиат" на крохотной парковке; по сути, на пятачке между стеной местного ресторана с одной стороны и торцевой стеной соседнего бутика с другой. Алиса сама выбралась из салона. С третьей стороны, как бы в нише, еще одна стена - двухэтажного строения. Стены разрисованы каким-то местным - или приглашенным - художником. На них изображены прибрежные пейзажи: круто опускающиеся в лазурное море скалы... белоснежная яхта... лодка с рыбаком, забрасывающим невод...
   Довольно странная затея: разрисовывать стены домов прибрежного городка сюжетами в стиле "марина"; здесь таких видов в натуральном виде более, чем достаточно. Тем не менее, смотрится симпатично, даже красиво...
   Николо подошел к изукрашенной уличными живописцами стене. Только сейчас Алиса заметила, что там имеется дверь, - ее-то офицер и отпирал своим ключом. А также два закрытых наглухо металлическими сборными жалюзи окна.
   Так вот где находится Commissariato - местный участок полиции!..
   - Commissariato... - сказала она негромко. - Угол Пьяцетто и ресторана "Marina"
   - Местная ментовка, - перевел на язык родных осин Голос.
   Паоло, распахнув дверь, жестом пригласил иностранку войти.
  
  
   Алиса, пройдя мимо него, удивленно покачала головой. Сама бы она ни за что не нашла полицейский офис, вход в который так мастерски замаскирован под уличную живопись.
   Офис оказался крохотным. В коридоре три двери, ведущие в какие-то помещения. А вот лестницы, по которой можно было бы пройти на второй этаж строения, не видно.
   - Это такая специальная маскировка? - спросила Алиса. - Чтобы не было видно вывески вашего учреждения?
   - Вы догадливы, синьорина.
   - Специально так придумано, чтобы богатенькие персоны не нервничали, когда прогуливаются мимо "участка"?
   - А вот это уже не ваше дело.
  
  
   Николо открыл ключом одну из дверей. Кабинет тоже оказался небольшим, примерно четыре на три метра. Окно закрыто жалюзи не только извне, но и изнутри. Офицер включил настольную лампу.
   - Присаживайтесь, - он указал на стул, стоящий с торца его служебного стола. - Секундочку...
   Офицер поднял крышку своего служебного лэптопа. Включил; пока гаджет грузился, хозяин кабинета задумчиво смотрел на гостью.
   - Что? - спросила Алиса. - Что так смотрите?
   - Вы одна здесь, синьора?
   - Одна? - удивленно переспросила девушка. - Почему "одна"? Мы с вами тут - вдвоем.
   - Имеется в виду - в нашем городе.
   - То есть?
   Николо, проигнорировав ее вопрос, положил красивые мужские кисти на клавиатуру. Пока он клацал по клавишам, Алиса одновременно думала над двумя вещами.
   Первое: с чем связан этот его вопрос - "одна ли вы тут?"
   И второе: кто из этих двух братьев симпатичнее, Паоло или Николо?
  
  
   Полицейский некоторое время рассматривало какие-то изображения на экране. Алисе тоже было интересно, а чего это он там высматривает?..
   В какой-тот момент Николо, словно подслушав ее мысли, развернул лэптоп так, чтобы изображение на экране было видно и приглашенной им в офис иностранке.
   Алиса уставилась на экран. На нем снимок, сделанный, по всей видимости, при помощи ночной оптики, совмещенной с тепловизором.
   На снимке - заснятая со спины - некая молодая женщина, бегущая по дорожке за каким-то типом... Это уже где-то на границе территории отеля и парка. В правом нижнем углу изображения указан тайминг - время, когда было сделано это фото, с точностью до секунд.
   "Не слишком ли высоко задралась ночнушка? - подумала Алиса, разглядывая собственное изображение. - Почта вся попка на виду... ну и ну".
   Николо, проскроллив мышкой, вывел на экран другой снимок. На нем запечатлена уже одна только иностранка в короткой ночной рубашке - она держит в руке дамскую сумочку.
   Полицейский поочередно вывел на экран еще четыре снимка. На одном из них видно, как к возвращающейся к своему бунгало женщине спешит местный охранник. На двух зафиксирован тот парень, что пытался ограбить Алису, а затем убегал от "фурии"...
   На последнем из продемонстрированных полицейским снимков видны две человеческие фигуры - они уже за пределами парка, на пляже. Фотограф "щелкнул" их со спины. Лица второго субъекта не разглядеть; но, судя по силуэту, это был мужчина или парень.
  
  
   - Что скажете, синьорина?
   - Эмм... мне как-то даже неловко.
   - В смысле?
   - Я почти не одета...
   - Я о другом вас спрашиваю... - полицейский уставился на гостью. - Меня интересует, прежде всего, кто мог сделать эти снимки?
   - Вас интересует, кто мог сделать эти снимки? - повторила Алиса.
   "Кто мог сделать эти снимки?" - с насмешливой интонацией прозвучал Голос в ее ушах. - "Вопрос..."
   - Я жду ответа, синьорина.
   "Он ждет ответа... хехе".
   - Откуда мне знать? - Алиса пожала плечами. - Я не понимаю, зачем вы мне показали эти снимки... - Она посмотрела на хозяина кабинета. - Кстати, откуда они у вас?
   Николо поскреб пальцем подбородок.
   - Кто-то прислал их на контактный мэйл Questura...
   - Куда прислал?
   - На сайт нашего полицейского управления в Ольбии. С припиской, что снимки следует перенаправить в мой офис.
   - Ну а я-то тут при чем?
   - Это не полицейская съемка. - Николо покосился на экран лэптопа. - И это не работа частных детективов... местных, имеется в виду.
   - Договаривайте же, Николо!
   - Плохо,- сказал он. - Кто-то следит за вами... Поэтому и спросил у вас, знаете ли вы о том, что за вами еще кто-то наблюдает.
   Алиса пожала плечами.
   - Мало ли кто может за мной наблюдать...
   - У вас есть какие-нибудь версии на этот счет?
   - Я об этом подумаю... на досуге. А что дают эти снимки? - спросила она.
   - Это ваше алиби.
   Женщина вскинула брови.
   - Мое - что? Мое алиби, вы сказали?
   Полицейский досадливо поморщился.
   - Кто-то ведь убил этого парня...
   - Вы что?! - сердито произнесла женщина. - Вы... вы могли на меня такое подумать? Вы что, с ума сошли?
   - Полегче, синьорина, - буркнул полицейский. - Я при исполнении.
   - Но как вы могли такое про меня подумать?!
   - Работа у меня такая...
   Николо закрыл крышку ноута. Взял фуражку со стола, надел ее.
   Они оба поднялись - хозяин кабинета и его гостья. Николо смерил ее долгим взглядом - у нее даже мурашки по коже пошли.
   "Паоло очень, очень красив, - как-то не к месту и не ко времени подумала она. - Глаз невозможно с него свести. И характер у него золотой".
   - Очень плохо, - сказал полицейский. - Мне не понравились эти снимки.
   - Вам не понравились эти снимки?
   "Ему не понравились эти снимки..." - Голос сегодня был настроен несколько язвительно; возможно, тоже не выспался, или был не в настроении. "Надо же".
   - Кто-то за вами еще следит. Вам грозит смертельная опасность.
   - Почему вы так думаете?
   "Но если бы пришлось выбирать между двумя братьями..."
   - Мне не нужен тут еще один труп.
   "А этот... угрюмый, сердитый, брутальный тип со сломанным носом..."
   Офицер открыл дверь, после чего жестом предложил гостье выметаться из его офиса.
   - Да и вам, Alice, рановато умирать - вы такая молодая и красивая.
   - О, - удивилась женщина, - а вы, оказывается, умеете говорить не только гадости, но и делать дамам комплименты.
   - Поэтому будет лучше, если вы покинете наш город. Причем, немедленно.
   "... То я выбрала бы Николо".
  
  
   Г Л А В А 19
  
   Отель, в котором остановилась Алиса, находится километрах в семи от Piazzetta, на берегу соседней бухты. Полицейский вызвался сам отвезти иностранку в гостиницу. Причем, это было предложено таким тоном, что Алисе не оставалось ничего иного, как сесть в служебную машину Николо.
   Офицер вел машину молча. И лишь когда за поворотом показался корпус главного строения отеля "Колонья Черво", он, покосившись на сидящую в кресле пассажира женщину, нарушил вдруг молчание:
   - Синьорина Alice, кому вы звонили в первый день своего пребывания в Черво?
   - Что? Повторите, пожалуйста... - Алиса повернула к нему голову. - Я тут была в своих мыслях и не расслышала.
   Полицейский повторил вопрос.
   - Кому я звонила?.. Хм.
   - Это не ответ.
   - Вообще-то, у меня не работает телефон.
   - Ваш сотовый телефон?
   - Да. Он почему-то не работает здесь, в ваших местах. Хотя когда находилась в Риме, я им пользовалась постоянно и никаких проблем со связью не возникало.
   "Фиат" свернул на дорогу, ведущую к паркингу перед главным корпусом отеля.
   - Я спрашиваю о другом, синьорина... Кому вы звонили, когда ходили по бутикам?
   - А! - сердито сказала женщина. - Так это вы, значит, следите за мной!..
   - Слишком поспешное заключение...
   - А откуда вы тогда знаете, что я кому-то звонила?
   - Работа у меня такая - знать обо всем, что происходит в нашем городке... Так кому вы звонили? И что хотели от тех, кому пытались дозвониться?
   - Не помню, - сухо сказала Алиса. - И не уверена, что должна отвечать на ваши вопросы.
   Полицейский сам отстегнул ее ремень безопасности.
   - Выходите, - хмуро сказал он. - Возможно, вы и правы, - добавил он, когда они вдвоем направились к входу в здание главного корпуса. - Вы все равно уезжаете, так что все это уже не имеет никакого значения.
  
  
   Они прошли в вестибюль. На "рэсэпшне" дежурит уже знакомый Алисе молодой человек - на удивление свежий, в ладно сидящем форменном костюмчике, с набриолиненными волосами, с профессионально вежливым выражением лица.
   - А! - сказала Алиса. - Это опять вы.
   - Здравствуйте, синьора. - Менеджер отеля учтиво кивнул. - Рад вас видеть.
   - Виделись уже, - буркнула по-русски гостья.
   - Извините?
   - Ну что, насчитали "ущерб"? - спросила она на итальянском. - Сколько там я вам должна?
   - Ничего вы не должны, синьора, - сказал менеджер. - Мы получили сообщение, - менеджер бросил быстрый взгляд на полицейского - что... что в ваш номер...
   - Что это был вор, - сказал Николо.
   - Замечательно, - Алиса скривила губы. - У вас охрана дрыхнет по ночам... В номерах ползают гадюки!.. По ночам в номера вламываются бандиты с ножами. А "оплачивать ущерб", значит, должны постояльцы?
   Менеджер нагнулся; спустя мгновение он выложил на стойку бутылку шампанского "Veuve Clicquot" и коробку шоколадных конфет.
   - Синьора, примите от заведения вместе с нашими искренними извинениями...
   - Это мне?
   - Управляющий сожалеет, что он не смог лично встретиться с вами...
   Алиса покачала головой.
   - Отдайте это обратно вашему управляющему! Или возьмите себе. - Она усмехнулась.- Угостите свою девушку.
   "Презенты" тут же исчезли со стойки.
   - Нам следует поторопиться, - сказал Николо.
   - Нам? - не оборачиваясь к нему, произнесла женщина. - Лично я никуда не тороплюсь.
   Она посмотрела на молодого человека с влажной модельной прической.
   - А что это вы без подмены работаете, любезный? - спросил Алиса у менеджера. - Вы вчера говорили, что ваша смена заканчивается в девять утра, не так ли?
   - Позвонил коллега и попросил подменить на несколько часов, - с вежливой полуулыбкой сказал служащий.
   - Синьора Alice выписывается и уезжает, - сказал полицейский.
   - Прямо сейчас? - удивилась Алиса.
   "Прямо сейчас?" - эхом отдался Голос в ушах.
   - Да, прямо сейчас.
   Николо посмотрел на часы.
   - Надо поторопиться, - сказал он. - Уже начинается регистрация на рейс до Палермо, а нам еще до аэропорта полчаса добираться.
  
  
   - Я никуда не поеду, - решительно заявила женщина. - Почему это я должна куда-то ехать? Мне здпесь нравится. Хороший городок... К тому же. я еще не осмотрела всех здешних достопримечательностей.
   На нее уставились две пары мужских глаз: полицейского и менеджера.
   - Я свободный человек! - сказала она. - Правильно? Так?
   "Правильно" - сказал Голос.- "Так!"
   - Это неправильное и непродуманное решение, - процедил Николо. - Будет лучше... для вас и всех нас... если вы возьмете вещи из номера, и я отвезу вас в аэропорт.
   - У меня нет денег на авиабилет.
   - Полицейская "броня", - напомнил Николо.
   - Мне она без надобности.
   - Если у вас нет денег, синьора, то как вы собираетесь дальше существовать?
   - В смысле?
   - Где будете жить? Что будете кушать и пить?..
   - В отеле буду жить, - сказала Алиса. - В этом самой гостинице. - Она язвительно улыбнулась. - Мне здесь оч-чень понравилось.
   - Не шутите так, - сердито отреагировал полицейский. - У вас есть деньги на проживание?
   - Эмм...
  
  
   Алиса достала из сумочки кошелек. Вспомнив, что внутри находится сущая мелочь - немногим более сотни евро - она сунула его обратно.
   - У нас не самый дешевый город на свете... - сказал офицер. - Тут действуют определенные правила. Здесь, в Порто-Черво никому - слышите, никому! - не позволено спать в парке или на лавочке. Я говорю это вам как представитель правоохраны.
   Женщина посмотрела на менеджера.
   - Я могу пройти в свой номер?
   Служащий, бросив взгляд - для проформы - на плоский экран компьютера, тем же безупречно вежливым тоном произнес:
   - Сожалею, синьора, но номер оплачен только до полудня сегодня сегодняшнего дня. Ваши вещи были аккуратно - менеджер сделал акцент на слове "аккуратно" - собраны персоналом и перенесены в служебное помещение.- Он ткнул пальцем за спину, где видна служебная дверь. - Я распоряжусь, чтобы принесли ваш чемодан.
   - Не надо с этим торопиться, любезный. Лучше скажите, могу ли я вернуться в свой номер?
   - Сейчас... - Менеджер сверился с наручными часами - Сейчас уже половина первого пополудни. А номер был оплачен до полудня, - напомнил он.
   - Я заплачу! Мне просто надо... Мне надо позвонить кое куда или съездить в ваш местный банк!
   - Ничем не могу вам помочь, синьора.
   - Но... но почему?
   - Если я оставлю номер за вами, не взяв с вас плату, меня уволит наш босс.
  
  
   Иностранка достала из портмоне банковские карты. Менеджер, заполнив форму, предложил гостье расплатиться. Полицейский, хмуро посматривая на обоих, неодобрительно молчал.
   Женщина набрала "пин-код". Карточка оказалась заблокированной...
   Спустя минуту выяснилось, что она не может снять деньги и с другой своей банковской карты.
   - У меня есть деньги, дружок, - сказала Алиса, не теряя присутствия духа. - Оформляйте номер еще на двое суток! Я позвоню в банк, и до вечера карты будут разблокированы.
   - Сожалею, но у меня стоит отметка... - Менеджер покосился на экран. - Дело в том, что согласно временного распоряжения управляющего отелем деньги за проживание могут вноситься только наличными.
   - У синьоры, подозреваю, проблемы с наличностью, - на лице полицейского появилась кривая ухмылка. - Ей нечем оплатить проживание в вашем отеле.
   Он перевел взгляд на даму.
   - Так уж и быть, отвезу вас в аэропорт... А то у вас, подозреваю, не хватит денег даже на то, чтобы расплатиться за такси.
   Алиса, а затем и двое мужчин посмотрели на вошедшего в отель через главный вход юношу. Парню лет двадцать, не больше. Одет в униформу - посыльный или курьер...
   - Здравствуйте! - обращаясь к стоящему за стойкой служащему, молвил молодой человек. - Я из службы срочной доставки! У меня корреспонденция для одного из постояльцев отеля.
   - Слушаю вас, - сказал менеджер.
   - В вашем отеле проживает синьора... - курьер сверился с накладной. - Синьора... - Он с трудом выговорил русскую фамилию
   - Это я, - сказала женщина.
   - Вы? - парень доброжелательно улыбнулся. - У меня пакет для вас...
   - Мне пакет? - сказала женщина удивленно. - Мне?
   - "Тебе пакет" - отозвался Голос в ушной раковине, но ноток удивления.
   - Покажите, пожалуйста, документ, удостоверяющий вашу личность.
   Алиса достала из сумочки загранпаспорт и передала его курьеру. Парень, вернув ей документ, открыл в сумку с логотипом фирмы. Достал оттуда небольшой плотный пакет...
   - Распишитесь здесь, синьора...
   Алиса, взяв у него квитанцию и авторучку, расписалась о получении.
   - Кто принес в вашу контору этот пакет? - угрюмо спросил у курьера Николо. - Кто "отправитель?
   - Извините, синьор офицер, я не могу этого вам сказать... - Парень передал иностранке пакет. - Свяжитесь с нашим офисом, номер справочного отдела...
   - Свободен! - оборвал его полицейский. - С твоим начальством я позже поговорю...
  
  
   Алиса отошла чуть в сторонку. Осмотрела тоненький сверток. На лицевой стороне конверта начертано название отеля, а также ее имя и фамилия. А вот отправитель не указан...
   Она надорвала конверт. Внутри оказался еще один, чуть меньших размеров. А в нем -
  деньги.
   Европейская валюта... Девять купюр по пятьсот евро номиналом каждая, и десять сотенных.
   - Десять тысяч евро, - пробормотала Алиса. - Неплохо... Хотя можно было подробросить и побольше.
   "Не вредничай, - отозвался Голос. - Сама же сказала - "неплохие деньги".
  
  
   - Оформляйте номер на двое суток, - сказала Алиса, вернувшись к "рэсэпшн". - Деньги, чтобы расплатиться, у меня есть. - Она помахала в воздухе конвертом. - Наличные, - уточнила она,- как вы и просили.
   Менеджер хотел что-то сказать, но полицейским жестом велел ему заткнуться.
   - В отеле нет номеров, - сухо произнес Николо. - И в этом, и в других отелях нашего города - тоже.
   - Не знала, синьор офицер, что вы работаете в гостиничном бизнесе. Я-то думала, что вы начальник местной полиции...
   - Теперь будете знать.
   Не успела Алиса отреагировать на реплику офицера полиции, как в фойе отеля вошли двое.
   Она, увидев эту парочку, охнула про себя.
   Это были оч-чень крупные ребята.
   Верзилы ростом под два метра, с широченными торсами, с квадратными подбородками.
   Им около тридцати. Оба коротко стрижены, оба в темных костюмах и в солнцезащитных очках.
   Мощные шеи. Рукава бугрятся от бицепсов и трицепсов. Полы пиджаков с левой стороны топорщатся - у ребят пододета сбруя, в подмышечной кобуре - пистолет.
   - Ого... - пробормотала Алиса. - Это что еще за братцы "аяксы"? На Сардинии что, каждый мужчина имеет дубликат?
   - Привет, Николо! - сказал один из "братцев". - Как дела?
   - Что вам надо? - угрюмо спросил полицейский.
   - Познакомь нас с этой красивой девушкой!..
   - Девушка уезжает, - сказал Николо. - Я сам отвезу ее в аэропорт.
   - Ты ее арестовал, что ли?
   - Не ваше дело.
   Один из "братцев" то ли зевнул, то ли улыбнулся девушке - подобно тому, как крокодил "улыбается" перед тем, как щелкнуть пастью и схватить жертв.
   Второй "братец", тем временем, ловок вклинился между сотрудником местной полиции и иностранкой.
   - Что происходит? - нервно произнесла Алиса.
   - Синьора, вы из России?
   - Допустим... И что?
   Один из этих мощных мужчин с внешностью и повадками профессиональных охранников достал из кармана снимок.
   - Вы искали встречи с этим господином?
   С фотоснимка на нее смотрел немолодой, но все еще энергичный - и улыбающийся на камеру - мужчина. Она его сразу же узнала.
   Да и как можно не узнать человека, долго время находившегося в фокусе мировой прессы? Человека, на которого заведены десятки уголовных дел. Но который всегда выходил сухим изводы.
   На снимке, которых держит в громадной ладони один из пожаловавших в отель громил, запечатлен человек, не так давно занимавший высший государственный пост - премьер-министр Италии. Ну а нынче это просто рядовой гражданин, один из самых богатых людей страны и всей Европы.
   - Да, - сказала Алиса. - То есть... допустим. И что?
   - Вы хотите с ним встретиться?
   - Нет! - сказал полицейский.
   "Опасно, - озабоченно отреагировал голос. - "Не стоит..."
   - Да, - сказала Алиса после небольшой паузы. - Я готова встретиться с этим уважаемым господином.
  
   Г Л А В А 20
  
   Сицилия
  
   Во второй половине дня Ветрову на сотовый позвонил синьор Поццо. Владелец местной адвокатской конторы поинтересовался, может ли синьор Costantino прийти к нему в офис к семи вечера. Синьор Costantino подтвердил свою заинтересованность в такой встрече.
   Ровно в назначенное время Ветров нажал кнопку звонка в уже известном ему офисе. Открыл дверь сам адвокат.
   - Надеюсь, я вас не отвлек от важных дел, синьор Costantino?
   - Всегда рад встрече с вами, уважаемый синьор Поццо.
   Адвокат, заперев дверь, пригласил гостя проследовать в его кабинет.
   - Присаживайтесь, уважаемый, - сказал хозяин офиса.
   Двое мужчин уселись в кресла возле низкого журнального столика.
   - Я вас слушаю, господин адвокат.
   - Я мог бы отправить вам сообщение. - Адвокат пригладил и без того гладкую прическу. - Или просто позвонить вам, и сообщить по телефону...
   - Интригующее начало...
   - Но я предпочел всё ж пригласить вас, уважаемый господин Costantino, в офис и сообщить вам лично...
   - О чем? - Ветров бросил на него удивленный взгляд.
   - Я не смогу представлять ваши интересы. Имеется в виду, ваше расследование и всё, что с этим связано.
  
  
   В кабинете на какие-то мгновения повисла тишина.
   Адвокат, глядя в глаза визитеру, коснулся уха, - весьма красноречивый и понятный всякому жест. Потом слегка постучал пальцем по столику, на котором был выложены два его сотовых телефона. Ветров медленно кивнул - "понял, не дурак, твой офис прослушивается, и ты решил меня об этом предупредить..."
   - Могу я узнать, с чем это связано? - спросил он ровным голосом. - Имеется в виду, ваш отказ от сотрудничества.
   - Я уже вам говорил, что в законодательстве нашей страны не прописаны четко нормы, регулирующие деятельность частных детективов и сыскных агентств?
   - Да, вы об этом говорили.
   - Я проконсультировался с некоторыми... гм... уважаемыми знатоками и экспертами.
   - И что они вам сказали?
   - Рекомендовали отказаться от юридического сопровождения вашей миссии, Costantino...
   - По какой причине? Могу я узнать?
   - Во избежание, скажем так, правовых коллизий.
   Адвокат раскрыл лежащий на столе - рядом с телефонами - перекидной блокнот.
  Затем перевернул блокнот так, чтобы визитеру была видно, сделанная на листе - крупными буквами - запись:
   ЗАВТРА. В 13:00. БАР "МОНАКО".
  
  
   Г Л А В А 21
  
   Коста Смеральда. Сардиния
  
   - Оставьте номер за мной, любезнейший, - обратившись к менеджеру, сказала Алиса. - Вот... держите задаток...
   Она выложила на стойку шесть купюр по пятьсот евро.
   - Что? Еще добавить?
   - Пока достаточно, синьора.
   Молодая женщина защелкнула сумочку и повесила на плечо.
   - Когда вернусь, доплачу остаток по счету, - сказала она.
   Двое габаритных мужчин и женщина, одетая в броское платье с подсолнухами, сопровождаемые взглядами оставшихся, - напряженным - полицейского и безразличным -портье - направились к выходу.
   Пройдя мимо полицейского, Алиса едва удержалась, чтобы не показать ему язык. Николо вслед ей неодобрительно покачал головой. Менеджер, пожав плечами, убрал оставленные этой странной клиенткой деньги в коробку, а ее определил в сейф.
  
  
   Транспортное средство у двух "братцев" было под стать им самим: огромный черный внедорожник HUMMER...
   Один из этой колоритной парочки уселся в кресло водителя. Второй открыл заднюю дверь джипа.
   - Прошу, синьора, - сказал он. - Здесь недалеко.
   - Грациэ. - Алиса скользнула мимо него в обитый кожей салон. - Здорово тут у вас...
   "Хаммер" выехал на дорогу, ведущую в сторону "Порто-Черво".
   У обоих мужчин к ушным раковинам прикреплены устройства "хендсфри". Второй охранник - это Алиса сама предположила, что они "бодигарды", или что-то в этом роде - тоже сел впереди, кресло пассажира. Так что она сейчас видела лишь их крепкие стриженые затылки.
   Эти двое принадлежат к разряду субъектов, с которыми без лишней надобности заговаривать не стоит. Один только их внешний вид отбивает всякое желание вступать с ними в разговоры. Хочется сидеть тихо, как мышка в норке. Но Алиса все ж решила их побеспокоить. Она решила спросить о том, о чем должна была спросить еще прежде того, чем усесться на заднее сидение этого брутального транспортного средства.
   - Синьоры? Скажите, пожалуйста, а куда мы едем?
   - Скоро узнаете, - не оборачиваясь, сказал водитель.
   - И все же?
   - В яхт-клуб...- процедил второй.
   - В порт? Но... но зачем нам в порт?
   - Так надо, синьора.
   - Но... насколько я знаю... к тому уважаемому синьору, чье фото вы показали... В его резиденцию можно проехать по местной дороге.
   "Хаммер", миновав развилку на окраине городка, покатил в объезд бухты.
   - Кстати, мы проехали нужный поворот...- сказала Алиса. - Резиденция этого уважаемого человека находится в другой стороне.
   - Не волнуйтесь, синьора, - не оборачиваясь, казал водитель. - До цели можно добраться по воде.
   - По воде? То есть?..
   - По воде... это - по воде, - сворачивая к северному причалу яхт-клуба, сказал водитель. - Увидите, вам понравится.
  
  
   Служащий яхт-клуба Costa Smeralda открыл шлагбаум. По всему было видно, что "хаммер" и его пассажиров здесь хорошо знают.
   Причальные стенки в это время суток лишь частично заняты "припаркованными" здесь яхтами и катерами. Довольно много свободных мест; владельцы и арендаторы плавсредств, учитывая прекрасную погоду, покинули гавань.
   На противоположной стороне, на подъеме, видны строения городка, на фоне которых выделяется построенная на холме церковь. Белоснежная, с бордового цвета черепицей, с колокольней в форме завитого белого листа и узорчатыми коваными решетками на окнах, Stella Maris похожа скорее на один из пряничных домиков Гауди, чем на католический храм...
   Джип припарковался на небольшой стоянке, практически у самого входа на одну из причальных стенок. Мужчины, а вслед за ними и "приглашенная особа" выбрались из салона. Водитель сразу направился к пришвартованному у стенки серебристому катеру, выделяющемуся даже на фоне пришвартованных у стенки и колышущихся на поплавках в ковше гавани собратьев своими стремительными обводами.
   Второй из "братцев" тоже шагнул с причала на открытую корму.
   - Прошу вас, синьора, - он протянул свою широкую крупную ладонь.- Смелее!..
   - Синьорина. - Алиса бросила взгляд по сторонам. - Значит, мы на этом катере поплывем?
   - Да, на этом. Поторопитесь, синьорина!..
   Мгновение-другое женщина как будто колебалась. Один из "братцев" занял место за штурвалом. Взревел на прогреве движок...
   - Дайте руку! - поторопил застывшую на кромке причала девушку второй субъект. - Ну же!
   Алиса, лишь слегка коснувшись мужской руки, перешла с причала на корму катера.
  
  
   Г Л А В А 22
  
   Сан Вито. Офис адвоката
  
   Ветров, прочтя содержание записки, вновь медленно кивнул.
   - Жаль, - сказал Константин. - Мне теперь придется искать другого адвоката...
   - В нашем городке хорошие адвокаты в дефиците.
   - Или вообще обходиться своими силами.
   Синьор Поццо показал большой палец.
   - Что поделать, такова жизнь. - Адвокат прикрыл ладонью блокнот с интригующей записью. - Хочется помочь как можно большему количеству людей, но не всегда есть такая возможность.
   - Да, я вас понимаю, синьор Поццо. Сложное дело...
   Ветров покосился на выложенные адвокатом трубки.
   - Я много думал, господин Поццо, над делом... от сопровождения которого вы только что отказались.
   Ветров выбил пальцами дробь на крышке стола.
   - Я так думаю, что версия окружной прокуратуры... имеется в виду, версия несчастного случая и гибели все тех, кто находились на яхте в момент взрыва... Она, эта версия, я так полагаю, ознакомившись на месте с фактами, близка к истине.
   - Наши правоохранители и органы следствия работают весьма профессионально.
   Ветров едва сдержал кривую ухмылку.
   - У меня сложилось такое же впечатление, - сказал он. - Я высокого мнения об итальянской прокуратуре и ее окружном управлении. Настоящие профессионалы.
   - Осталось разрешить лишь один вопрос...
   - Какой?
   - Аванс. Вы выдали мне аванс, синьор Costantino ...
   - Ах да, аванс. Что-то такое припоминаю...
  
  
   Рука Ветрова скользнула в карман.
   На столешницу лег конверт - почтовый, без марки и надписей. Так же бесшумно содержимое конверта - 20 купюр по 500 евро - было пересчитано владельцем офиса. Мгновение спустя конверт с деньгами исчез в кармане адвокатского пиджака.
   - Секундочку... - сказал Поццо. - Сейчас гляну в записях, сколько именно вы заплатили в качестве авансовой суммы за предоставление адвокатских услуг...
   Он вновь открыл блокнот, но уже на другой странице. Перевернул его, чтобы визитер смог прочесть запись.
   Надпись на листе гласила:
   К ВАМ ПОДОЙДУТ.
   У ЛЮДЕЙ ЕСТЬ ИНФОРМАЦИЯ ПО ВАШЕМУ ДЕЛУ.
   МНЕ БОЛЬШЕ НЕ ЗВОНИТЕ.
  
  
   - Синьор Поццо, все в порядке, - сказал Ветров. - Вы уделили мне время... Вы дали несколько ценных советов... Так что выплаченная мною в качестве аванса сумма вами полностью отработана.
   - Рад это слышать.
   - Ну что ж...
   Ветров, а затем и хозяин офиса поднялся на ноги.
   - Я вас провожу до выхода, - сказал Поццо.
   - Было приятно с вами познакомиться, синьор адвокат, - сказал рослый шатен. - Меня, признаться, предупреждали, что в этих местах все адвокаты работают либо на полицию, либо на мафию. Я рад убедиться, что это не соответствует истине.
   - Все эти истории про "ужасную сицилийскую мафию" - выдумки журналистов, писателей и киношников.
   - Даже так? - сказал визитер, чтобы хоть что-то сказать. - И что, никакой "мафии" не существует?
   - Я всю жизнь прожил на Сицилии. Да, иногда нехорошие люди совершают правонарушения. Как и повсюду...
   - Как и повсюду, - эхом повторил шатен.
   - Но мафию и "мафиози" - чуть притишив голос, сказал адвокат - лично мне доводилось видеть только по телевизору.
  
  
   Он сам отпер дверь. Выпустил вперед себя посетителя. Остановившись на пороге, оглядел улочку.
   - Может, вас подвезти до отеля? - спросил он.
   - Благодарю вас, синьор Поццо, я сам найду дорогу.
   - Вы уверены? Может, всё-таки вызвать такси?
   - Спасибо, не нужно.
   Ветров учтиво кивнул стоящему в проеме двери адвокату.
   - В такой прекрасный вечер - сказал он - я предпочту прогуляться пешком...
   Рослый шатен сделал прощальный жест, как будто коснулся края шляпы, и неторопливо зашагал по узкому плиточному тротуару в сторону своего отеля.
  
  
   Г Л А В А 23
  
   Сардиния
  
   Сравнительно небольшой, длиной около десяти метров, но весьма мощный катер Windy Zonda 31, построенный менее года назад на норвежской верфи Windy Boats, пулей вылетел из горловины бухты Черво.
   Алиса устроилась в удобном кресле под небольшим козырьком. На ней солнцезащитные очки; волосы она стянула резинкой сзади, а затем еще туго повязала голову легкой прозрачной косынкой. Сумочку определила на коленки, правой рукой зафиксировала дополнительно подол платья - хотя она укрыта от встречного воздушного потока, на поворотах все равно основательно задувает.
   Оба "братца" сняли пиджаки, оставшись в белых сорочках, перехваченных сбруей, поддерживающей подмышечную кобуру с пистолетом. Солнце частично закрыто небольшими кучевыми облаками; не жарко, градусов двадцать семь; довольно высокая влажность, ветер слабый, переменный, почти штиль.
   Шкипер, угнездившийся на "мостике", широко расставил ноги. Он рулит катером так же уверенно, как до того управлял "Хаммером". Второй "братец" расположился чуть ниже, он сидит на кожаном сидении. Внизу имеется двухместная каюта; туда этот тип отнес пиджаки. Он, кстати, предложил даме спуститься вниз. Но Алиса отказалась: не столько из-за красивых видов, сколько для того, чтобы видеть, куда именно плывет катер, на палубу которого она столь отважно - и легкомысленно - ступила несколько минут назад.
  Великолепная, кстати, лодка: без хартопа, без радарной арки, без каких либо внешних причуд - лишь "облизанный" корпус и два мощных двигателя Volvo...
  
  
   Они неслись на скорости под сорок узлов...
   Справа, примерно в миле, виден заросший кустарником и деревьями всхолмленный, местами скалистый, изрезанный бухточками, весьма живописного вида берега.
   Направление - почти строго на юг. Алиса предположила, что шкипер держит курс в одну из соседних бухт. А именно, в ту, где на пологом, с удобным спуском к морю участке раскинулась на нескольких гектарах территория усадьбы "Ла Чертоза" ("Обитель"), владение одного из самых богатых граждан Республики.
   Прошло еще примерно четверть часа.
   Стремительный серебристый Windy, оставлявший за собой кипящий бурунами след на поверхности лазурного моря, вдруг сбросил скорость...
   Алиса поднялась из кресла. Шагнув на ступеньку, встала слева от шкипера - чтобы лучше разглядеть окрестности.
   Впереди, милях в полутора - не более трех километров - виден берег. Чуть правее примерно такая же бухта, как Черво: с причалами для яхт и катеров, с облепившими по прибрежные холмы строениями.
   Это городок Порто Ротондо - он находится примерно посреди пути от Ольвии до Порто Черво, километрах в пятнадцати от отеля, в котором она остановилась, и из которого ее зачем-то пытаются выпереть..
   Несколько левее, на всхолмленном побережье, раскинулся заповедный парк. На небольшом пятачке у самого берега - можно разглядеть даже без бинокля - какие-то старые строения. Деревянный причал с мостком... Что-то вроде заброшенной рыбацкой деревушки.
   Чуть дальше - она тоже хорошо видна - раскинулась большая богатая усадьба с добрым десятком строений, средикоторых выделяется собственно вилла, ухоженным парком, полями для гольфа и отдельным причалом, вырубленным в подошве прибрежной скалы.
   Это и есть Villa Certosa - одна из самых дорогих приморских вилл не только на этом благодатном острове или в Италии, но и во всем мире.
  
  
   - Видите во-он ту виллу?
   "Шкипер" показал ручищей на объект, который и без него приметила иностранка.
   - Вижу...
   - Знаете, кому она принадлежит?
   - Тому человеку, который вас прислал за мной?..
   - Она принадлежит очень уважаемому человеку, - каким-то странным тоном сказал рулевой. - Человеку, которому вы пытались дозвониться вчера.
   - Если и не к нему, то к его помощнику, управляющему "Чертозе", - уточнил второй "братец".
   - Вы вчера сделали несколько попыток, - сказал "шкипер". - Не менее пяти звонков из бутиков...
   - Вы упросили продавцов дать возможность вам позвонить по местному телефону.
   - И еще было не менее трех попыток дозвониться на виллу через таксофоны в порто-Черво.
   - Вы вчера именно для этого купили "карту" телефонной компании?
   - Чтобы названивать уважаемому человеку?
   - Ну, или тем, кто на него работает?
   - Чтобы надоедать своими назойливыми просьбами уважаемым людям?
  
  
   Алиса бросил удивленный взгляд сначала на одного верзилу, затем на другого.
   - Н-не поняла... А что, собственно, происходит?
   - Мы разговариваем, - сказал "шкипер".
   - С вами, синьора, - уточнил его клон, как будто тут был еще кто-то кроме них троих.
   - А почему мы остановились? - спросила женщина. - Почему не плывем на виллу? Мы ведь туда направляемся, верно?
   Она показала рукой на виллу экс-премьера Италии.
   - Что, поплавать захотелось? - "Шкипер" обнажил в ухмылке зубы.
   - Не понимаю вашего юмора...
   - Так ты звонила этому уважаемому человеку?
   - Не помню что-то, чтобы мы с вами переходили на "ты".
   - Она звонила, - сказал второй. - И очень настойчиво.
  
  
   Вновь взревел двигатель...
   Круто переложив руль, "шкипер" развернул катер на обратный курс. Алиса хотела было сказать им, что она больше не будет так делать. Что она обещает не доставать своими звонками уважаемых в данной местности синьоров. И вообще будет вести себя хорошо.
   Например, сама предложит местному комиссару полиции отвезти ее в аэропорт Ольвии.
   А если Николо сердит на нее, если он откажется вновь с ней увидеться, то она сама заберет вещи в гостинице, вызовет такси и немедленно отправится в аэропорт.
   Да хоть и пешком.
   Даже без вещей...
   Однако, глядя на хмурые физиономии этих типов, подумала, что ее оправдательный лепет их лишь разозлит. А потому решила молчать; и ждать, чем закончится это странное морское путешествие.
  
  
   Прошло минут десять, как они легли на обратный курс. До Черво, до входа в бухту, если следовать на полной скорости, не более четверти часа хода.
   "Шкипер" неожиданно - неожиданно для единственной пассажирки - переложил руль влево...
   Они находятся сейчас примерно в миле от берега. В Сардинии, у побережья довольно много островков; большей частью это обгрызенные ветром и морем скалы, лишенные растительности или заросшие мхом и местным цепким живучим кустарником
   К одному такому островку и направился серебристый, со стремительными обводами катер...
   "Шкипер", не оборачиваясь, спросил:
   - Кстати, красотка, ты плавать-то умеешь?
   - Эй... - Алиса попыталась вырвать руку из клешни второго гоблина. - Что это вы придумали?! А ну прекратите! Я... я боюсь воды!..
   - Это твои проблемы, - сказал гоблин.
   И тут же сильным толчком отправил женщину за борт.
  
  
   Г Л А В А 24
  
   Сан Вито. Сицилия
  
   Ветров без приключений добрался до отеля. Он ненадолго поднялся в номер - чтобы проверить электронную почту и принять душ. Затем, сменив костюм на более свободную одежду, выбрался на свежий воздух.
   Смеркалось; подсветив на прощание закатными красками верхушку скалы Монако, дневное светило удалилось на покой. Жара спала, с моря тянет легким ветерком, несущим запахи йода, водорослей и рыбы. С наступлением темноты жизнь в Сан Вито Ло Капо отнюдь не замерла, как это было в те памятные еще местным старожилам времена, когда здесь была сонная рыбацкая деревушка, а о туристах со всего мира даже слыхом не слыхивали. Прибрежный город блестит, переливается в бархатистой августовской темноте гирляндами огней; в барах и ресторанах играет зажигательная музыка, на набережной и в центре города кипит праздная вечерняя жизнь.
   Ветров неспешно шел вдоль набережной. День прошел не впустую - ему удалось раздобыть несколько довольно интересных снимков. Он отсканировал эти фото, и вдобавок снял их собственной камерой. Копии изображений отправлены с коротким комментарием на два мэйла - Кэпу и еще одной сотруднице из их группы.
   Да, поездка в Трапани ничего не дала. К сожалению. Однако, после визита к адвокату Поццо у Константина появилось предчувствие, что он - и группа "Бастион", которую он здесь представляет - находится на верном пути.
  
  
   Особых планов на этот вечер у него не было. Оставшееся до "отбоя" время можно провести в одном из местных ресторанчиков, где на глазах у клиентов готовят кус-кус из свежайших морепродуктов. Идея посетить работающую до полуночи пиццерию на центральной улице Венца, расположенную неподалеку от дворца Ла Порта, тоже выглядит заманчивой. Во всей Италии найдется не так уж много мест, где "пиццароли" готовят такие пиццы, как в Сан Вито - на любой, даже самый взыскательный вкус...
   Ветров подумал, что с учетом позднего времени будет лучше, да и полезнее, если его выбор остановится на чем-то не слишком калорийном и легко усвояемом. К примеру, на умеренной порции кус-кус из свежевыловленной рыбы.
   Но прежде, чем отправиться ублажать собственный желудок, он должен проверить парочку "закидушек". Тех самых снастей, которые он забросил в надежде на клев крупной хищной рыбы.
  
  
   Константин выехал из паркинга отеля. Арендованный им внедорожник весь блестит и лоснится, как породистый скакун после купания - парень, подрабатывающий в автомойке, честно отработал свой гонорар.
   Спустя короткое время "икс" подкатил к бензоколонке, расположенной на юго-восточной окране Сан Вито. Это та самая заправка, где он уже побывал сегодня утром. Именно здесь к нему подкатила девушка на скутере, - про которую он вначале подумал, что это парнишка. И неожиданно предложила иностранцу ехать за ней...
   Заправки в Италии обычно работают до восьми вечера. Но в курортных городах их работа продлена до десяти или даже одиннадцати вечера... "Икс" остановился у нужной колонки. На часах Ветрова - половина десятого. Он вставил карту в автомат для оплаты. Проплатил на 10 евро 95-го (как его здесь называют, benzina senza piombo - "безсвинцовый бензин"). Бак заполнен более, чем на половину. Так что этот визит на заправку лишь повод, чтобы появиться в этом месте...
   Вщелкнул обратно топливный пистолет с надписью Senza PB. Сдал кормой; развернулся, поставил машину возле небольшого маркета, входящего в комплекс автозаправки. Магазинчик тоже еще не закрылся.
   Константин купил пачку Marlboro и бутылочку негазированной воды. Когда он выбрался из маркета наружу, то увидел знакомого персонажа - "хипстершу" на скутере.
   Особа в синем шлеме - "забрало" опущено - притормозила в шаге от Ветрова.
   - Мистер, езжайте за мной! - скомандовала она. - Быстро!..
  
  
   Г Л А В А 25
  
   Где-то у побережья Сардинии.
  
   Цепляясь за края обросшего длинными лохмами водорослей валуна, облепленная мокрым платьем, девушка кое-как выбралась на берег. Впрочем, берег - это громко сказано. Островок ей, в отличие от Робинзона Крузо, попался совсем крохотный: всего-то метров тридцать в диаметре...
   В самой высокой части скала достигает метров восьми. Отвесная стена высотой с трехэтажный дом. Это как раз с той стороны, с которой ее "высадили" эти два урода... Ей пришлось сначала преодолеть вплавь расстояние, отделявшее ее от скалы - около сотни метров примерно. А затем еще и оплыть ее всю вкруговую, чтобы найти место, где можно было бы попытаться выбраться на сушу.
   Такая возможность, к счастью, сыскалась - с восточной - мористой - стороны островок оказался не так обрывист...
  
  
   Алиса взобралась сначала на валун; затем по неширокой наклонной расщелине перебралась чуть выше - туда, где имеется нечто вроде полки размерами примерно три на два метра.
   Эта "полка" оказалась выстеленной слоем вынесенных сюда волнами в период штормов и высохшими на солнце водорослями. Можно только представить, как в период осенних и зимних штормов об эту скалу, накрывая ее порой с макушкой, бьются крутые волны...
   Какое-то время был слышен звук мощных моторов катера. Но вскоре он стих; и если бы не пронзительные вскрики охотящихся за рыбешкой чаек, разлитую вокруг тишину можно было бы назвать абсолютной, космической.
   Алиса спасла свою сумочку, но потеряла в воде туфли. Те самые новые и такие удобные туфельки, что она купила намедни в одном из местных бутиков за две сотни евро.
   "Ну и фиг с ними, - подумала она, механически отжимая мокрые волосы. - Это не самая страшная потеря..."
   Здравомыслящий человек, да к тому же оптимист по натуре, даже оказавшись в сложнейшем положении, способен найти какие-то плюсы.
   Алиса нашла сразу несколько таких положительных моментов.
   Во-первых, ее могли бы просто пристрелить, а тело выбросить в воду.
   Также ей пришла мысль, что если бы эти двое уродов выбросили ее за борт во время шторма, то это была бы катастрофа: она бы ни за что не смогла бы сюда взобраться, на эту полку, ее бы попросту расплющило волнами о скалу.
   Ну, и в-третьих, хотя это сущая мелочь, это своеобразное покрывало из высохших водорослей, которым устлана каменная полка, оказалось на удивление мягким и приятным для тела.
  
  
   Алиса не стала открывать сумочку - пусть сначала обсохнет извне. Конструкция ее и материал, из которого она сделана, таковы, что хранящимся внутри сумочки предметам ничего не сделается - она герметична и водонепроницаема. Так что за сохранность паспорта и прочего, что там хранится, она была абсолютно спокойна.
   Молодая женщина стащила через голову мокрое платье. Слегка отжала; затем, встряхнув, разложила рядом с "покрывалом", придавив для верности - дабы не унесло порывом ветра - найденным здесь же плоским камнем, отслоившимся от материнской скалы.
   Сама осталась в нижнем белье. На ней бирюзового цвета стринги, и такой же расцветки ажурный и почти прозрачный бюстгальтер. Стесняться кого-либо не приходится, на этом диком "пляже" ее все равно никто не увидит. Солнце, к счастью, отчасти закрыто кисеей облаков; мало того, от прямых лучей светила ее защищает скальный выступ.
   - Ну? - спросила у моря, волн и самое себя Алиса. - И что теперь делать?
   - У?.. - прозвучало у нее в ушах. - ать...
   Алиса вытерла мокрые руки пучком почти невесомых сухих водорослей. Тряхнула головой, как делают купальщики - чтобы убрать воду из ушных раковин. Аккуратно протерла кончиками пальцев прикрепленные к ушам "клипсы". Пока она занималась этим нехитрым делом, ее глаза обшаривали морскую гладь в поисках каких-нибудь проплывающих поблизости плавсредств.
   - Зашибись! - хмуро сказала она. - Нет, ну они и вправду выкинули меня за борт!..
   - ... ибись, - отозвался голос; но так тихо, что она едва расслышала. - ра... ки... аборт...
   - Ничего не могу разобрать, - сказала Алиса. - Булькает что-то... блин.
   В ушах послышались вначале скребущие звуки, затем что-то щелкнуло. И, наконец, довольно громко и вполне отчетливо прозвучал голос:
   - А сейчас слышно?
   - Теперь слышно, Голос.
   - Отлично. Как сама-то?
   - Бывало и лучше.
   - Не вешай нос, ладно?
   - Прибереги такие советы для своих сопливых девиц.
   - Я тебя тоже люблю.
   - Мне что, теперь вплавь отсюда до берега добираться? Тут примерно два километра до берега...
   - Полтора километра, - уточнил Голос. - Могу сообщить расстояние с точностью до метра.
   - Это ты что, издеваешься надо мной?!
   - Да боже упаси. Пытаюсь быть полезным.
   - Тогда скажи вот что... А акулы здесь водятся?
   - В воде? - уточнил голос в ушах. - Ну... теоретически - да.
   - Мне нужна точная информация!
   - В Средиземном море водится сорок семь видов акул, - пробубнил Голос. - Возможно... возможно уже только сорок шесть, потому что "акулу-молот" в последний раз фиксировали пятнадцать лет назад.
   - Спасибо, Голос... Ты, как никто другой, умеешь поднять настроение и успокоить.
   - Сама же попросила сообщить информацию...
   Алиса прерывисто вздохнула.
   - Как бы меня отсюда забрать? Меня хоть видно... ну, визуально или по "маячку"?
   - Наблюдаю, - сказал Голос. - Вижу сам островок... с расстояния. И имею также на приборе отметку от мячка.
  
  
   Алиса криво улыбнулась. Если бы кто-то наблюдал сейчас за ней со стороны, то, верно, подумал бы, что женщина, очутившаяся на этом крохотном клочке суши, тронулась умом. А как иначе расценивать то, что она разговаривает с самой собой? Вернее, с неким голосом, который периодически звучит в ее черепной коробке?..
   - Как бы меня отсюда... это... эвакуировать?
   - Нельзя, - сказал Голос. - Сама должна выбраться.
   - Как так можно?!- сердито произнесла Алиса. - Взять, и сбросить за борт молодую хрупкую девушку!? Вот же уроды!
   - Им очень повезло...
   - Это почему же?
   - Если бы они знали, с кем имеют дело, то держались бы от "молодой хрупкой девушки на приличном расстоянии.
   - Скажешь тоже.
   Помолчав немного, Голос уточнил:
   - Как минимум на таком расстоянии, какое сейчас отделяет девушку от берега.
   - Да ладно тебе...
   - Ходят слухи, что аспидная гадюка, когда обнаружила себя у одной "постоялицы" в ванной, перенесла инфаркт...
   - Сказочник.
   - А один парнишка, случайно зашедший ночью в номер этой же постоялицы, и вовсе отдал концы.
   - Дай мне только выбраться отсюда, - сказала Алиса. - Один знакомый "парнишка" тогда точно схлопочет по башке.
  
  
   Последующие четверть часа ничего не происходило.
   Единственная обитательница клочка суши, расположенного в полутора километрах от побережья Сардинии, хранила молчание. Голос тоже взял паузу. Алиса сняла лифчик, оставшись топлесс. Положила под голову охапку сухих водорослей. Чуть разровняла; чтобы не было комков. Легла на спину; вытянулась на этом неожиданно удобном и приятном для тела "покрывале"; прикрыла веки.
   Как-то так получилось, что за все время нынешней командировки у нее не было возможности искупаться и позагорать на великолепных пляжах этой прекрасной страны. Ну, вот теперь у нее такая возможность имеется.
   - Чего молчишь? - сонным голосом сказала она. - Ты должен поддерживать меня... Духовно, по крайней мере.
   - Я занят материальным, - после паузы отозвался Голос.
   - Чем именно?
   - У меня ланч...
   - Ты захватил с собой еду?
   - Я же предусмотрительный. Не то, что некоторые.
   - Ты там лопаешь, что ли?
   - Вкушаю...
   - А что ты там трескаешь? Не то, чтобы мне было интересно...
   - Я успел купить пиццу на вынос в кафе. Ммм... как вкусно.
   - Сволочь.
   - Тебе не удастся испортить мне аппетит.
   Алиса прерывисто вздохнула.
   - Я бы тоже не отказалась сейчас заморить червячка.
   В ушах послышалось странное бульканье, смахивающее на смех.
   - А ты попробуй водоросли, - сказал Голос. - Я где-то читал, что они не только съедобны, но и полезны. Особенно, для молодых женщин, которые следят за своим здоровьем.
   - Когда молодая женщина выберется отсюда, и доберется до... до кое-кого, то здоровья у него заметно поубавится.
   - Ой, как страшно... Баюс-баюс...
  
  
   Прошло еще несколько минут. Алиса перевернулась на живот - чтобы корочка на тельце подрумянилась равномерно...
   - Ну, чего молчишь? - вяло произнесла она. - Набил уже пузо?
   - Лень разговаривать... меня в сон кидает.
   - Меня - тоже.
   - Сиеста...
   - Я тебе дам "сиесту"!.. Поговори со мной, а? Мне скучно.
   - Не могу, - после паузы отозвался голос.
   - Это почему же?
   - Плывет тут какой-то чувак...
   - Что? Кто плывет? И куда плывет?
   - Минутку... Так... Похоже, к тебе гость.
  
   Г Л А В А 26
  
   Сан Вито, Сицилия
  
   Внедорожник с включенными фарами какое-то время следовал за проводником (вернее, за проводницей).
   Поездка оказалась недолгой, а маршрут - уже знакомым Ветрову. Они въехали через окраинную улицу в квартал, где ведется строительство. Каркас возводимого отеля зияет темными провалами пустых оконных и дверных проемов. Здесь довольно темно; горит лишь светильник у входа в недостроенное здание, да еще видна полоска неяркого света у поставленного строителям за щитовой оградой вагончика...
   Впереди угадываются темные низкие строения - это сохранившаяся часть рыбацкой деревни. В окнах лишь некоторых из них горит свет. Уличное освещение в этой части города не работает; возможно, силовые кабели отключены из-за проводимых строителями работ.
   Ветров уже приготовился было перемахнуть через временный мост, сооруженный здесь строителями, как вдруг пришлось резко затормозить - вслед за той, кто ехала впереди на скутере.
   Он выбрался из машины. В свете включенных фар видны два железобетонных блока, которые, вероятно, при помощи строительного крана установили на другой стороне этого временного моста.
   Константин озадаченно почесал в затылке. Кому это, интересно, понадобилось перегораживать с этой стороны проезд в старую часть городка?..
   - Эй, мистер! - подала голос с другой стороны мостика девица в шлеме. - Эй!..
   - Я не могу проехать, - сказал Ветров.
   - Выключите фары! Закройте машину! Быстро!
   - Ишь ты, раскомандовалась тут, - буркнул Константин.
   Но указание "проводницы" все ж выполнил.
   - Идите сюда! Ну? Быстрее.
   Ветров перешел на другую сторону мостика.
   - Объясните, синьорина, в чем дело?
   - Потом! - отрывисто сказала она. - Садитесь! Быстро!
   - На скутер? - удивленно спросил рослый шатен.
   - Да! Садитесь назад!
   Девушка, удерживая свое транспортное средство при помощи отставленной ноги, нетерпеливо махнула застывшему возле бетонных блоков мужчине.
   - Быстро!
   - А кроме слов "быстро", синьорина, вы еще какие-то слова знаете? - буркнул он. - Например, слово "пожалуйста"?
   - Садитесь, пожалуйста! - тем же нетерпеливым тоном сказала особа в шлеме.
   - Вот так-то лучше.
   Ветров с трудом разместился на пятачке заднего сидения.
   - Обнимите меня!.. А то свалитесь!
   Особа чуть раздвинула локти, чтобы подсевший к ней мужчина мог просунуть руки и зафиксироваться. Ветров обнял сзади водителя этого нехитрого транспортного средства. Неожиданно обнаружилось, что у этой особы в том самом месте, куда легли его ладони, имеются две упругие выпуклости...
   - Эй! - отреагировала она. - Нельзя ли опустить руки пониже?!
   - Предупреждать надо, - проворчал Ветров, опуская руки на девичью талию. - Анжела.
  
  
   Скутер с двумя седоками, натужно подвывая моторчиком, ехал по узким улочкам бывшей рыбацкой деревни. Они миновали тот дом, возле которого Ветрову сегодня уже довелось побывать. Проехав еще с полсотни метров, скутер свернул в боковую улицу, и остановился у второго дома справа.
   Их появления уже ожидали; стоило рослому шатену выпустить из объятий проводницу, и встать на землю, как отворилась дверь низкого одноэтажного строения, возле которого они "припарковались".
   В дверном проеме появился человеческий силуэт - женский. Немолодая синьора, мать вдовы Витторио Джанини, включила фонарь, снабженный подсиненным фильтром. Посветила на мужчину. Убедившись, что это именно тот, кто ей нужен, сказала, адресуясь девушке в шлеме:
   - Анжела, спроси у него, привез ли он деньги?
   Девушка перевела на английский.
   - Я заплатил уже задаток, - заметил Ветров. - В прошлую нашу встречу, если помните, уважаемая донна, нам помешали...
   - Вы получили несколько снимков, - выслушав перевод, заявила "донна"
   Ветров дождался перевода (хотя и не нуждался в нем). Затем, глядя на девушку, так и не снявшую свой шлем, несмотря на разлитую в переулке темень, негромко заговорил:
   - Скажите этой уважаемой госпоже, что мне нужна видеозапись. Повторяю - видеозапись. Вот ее-то я готов купить...
   - Уточните, какая именно запись вас интеерсует?
   - Сделанная Витторио на смотровой площадке... Сами же говорили, что такая запись сохранилась.
   - А фотоснимки?
   - И это тоже. Но самый большой интерес представляет именно флешка с этой записью... Или любой иной носитель с записью инцидента с яхтой.
   - Запись стоит больших денег, - заявила "донна". - Она стоит гораздо дороже той суммы, которые были предложены тобой, иностранец...
   - Сколько? Назовите цену.
   - Цену назовет другой человек.
   - Эта запись что, не у вас?
   - На этот вопрос я не стану отвечать...
   - Как же тогда нам быть?
   - Я могу устроить тебе встречу с человеком, с которым ты сможешь договориться о цене и прочих условиях.
   - Где и когда?
   - Эта информация стоит денег. - Донна сделала характерный жест, словно пересчитывала купюры. - Ты при деньгах, иностранец?
   - Я уже дал вам пять тысяч евро...
   - Давай еще пятнадцать! Как и обещался!..
   - За что я должен заплатить эту немалую сумму? - спросил Ветров. - Где товар, который стоил бы таких денег?
   - Товар есть, иностранец. Есть ли у тебя деньги, чтобы еого купить?
   - Вы же только что сами сказали, уважаемая донна, что записи не у вас...
   - Фотографии, - сказала женщина. - Я дам еще несколько фотографий.
   - А записи?
   - Завтра... Анжела найдет тебя сама... Деньги у тебя при себе?
   Ветров выщелкнул из брючного пояса - надавив на специальный клапан - монету. Выложил ее на открытую ладонь. Женщина, оставаясь в проеме, посветила фонариком, силясь разглядеть этот предмет...
   - Что это? - спросила она.
   - Монета достоинством в два евро.
   - Всего лишь? - Донна, даже не выслушав перевод, фыркнула. - Ты что, издеваешься надо мной?
   - Это юбилейная монета, - сказал Ветров. - Выпущена княжеством Монако в две тысячи седьмом году. Весьма ликвидная - коллекционеры охотятся за такими монетами.
   - Монако? - переспросила женщина, услышав знакомое название. - Так называется наша гора!
   - Есть еще такое государство, донна, - сказала на итальянском девушка. - Крохотное... как наша деревушка.
   - И сколько может стоить такая монета? - спросила женщина.
   - Рыночная цена одной такой монеты сегодня несколько выше полутора тысяч евро... - сказал Ветров. - А еще через год она будет стоить, как минимум, две тысячи.
   Девушка вытащила из кармана куртки айфон.
   - Дайте-ка, взгляну на нее! - сказала она. - Не бойтесь, не украду...
  
  
   Девушка извлекла из одного из многочисленных карманов небольшой фонарик. Она несколько секунд внимательно рассматривала монету - сначала аверс, на котором изображена знаменитая актриса и принцесса Грейс Келли, а затем и реверс с традиционной для монет такого типа картой Европы. Вернув монету ее владельцу, стала искать информацию при помощи айфона.
   Спустя минуту или две она сказала на итальянском, адресуясь женщине:
   - Он сказал правду, донна.
   - Что, эта монета стоит полторы тысячи евро?
   - Даже больше.
   - И ее можно легко и быстро продать?
   - За полторы тысячи - да. Легко и быстро.
   - Даже у нас, на Сицилии?
   - Конечно, донна. В Интернете полно заявок от желающих приобрести такие монеты.
   - Не верю я этому вашему Интернету... - пробормотала женщина. - Спроси у иностранца, почему он не принес наличные?
   Дождавшись перевода, Ветров с кривой усмешкой сказал:
   - Носить при себе такие суммы наличными - немалый риск.
   - Пятнадцать тысяч... это десять таких монет, верно? - Женщина разглядывала в свете фонарика монету, которую ей передал для ознакомления "иностранец". - С виду - монета и монета... У меня похожие в кошельке лежат... Надо же.
   - Остальные монеты у вас? - спросила Анжела.
   - Где еще девять монет? - одновременно с девушкой поинтересовалась мать вдовы Джанини.
   Ветров не успел ответить; все трое замолчали и стали прислушиваться к нарастающему - крещендо - рокоту.
   Первое, что пришло в голову Константину, когда он увидел нечто несущееся на них по темному переулку, было странное даже для него определение - "конная атака".
  
  
   Г Л А В А 27
  
   Окраина Сан Вито
  
   Столь странная мысль посетила Ветрова потому, что водитель мотоцикла, управляющий механическим конем левой рукой, правой стискивает нечто, напоминающее шашку.
   Времени на долгие размышления, впрочем, не было от слова совсем. Уже в следующее мгновение всё вокруг пришло в движение; события в темном переулке приняли сколь неожиданный, столь и драматичный оборот!..
   Девушка юркнула в дверь, которая сразу же и захлопнулась!
   Улочка заполнилась ревом мощных движков! Ветров едва успел уклониться от секущего удара чем-то вроде мачете - промчавшийся мимо байкер попытался достать клинком оставшегося в одиночестве в переулке мужчину...
   В следующее мгновение Костя выдернул - одним рывком - пояс.
   На него несется второй субъект на мотоцикле... У этого тоже "мачете"!..
   "Конник" уже приготовился махнуть свой "шашкой", но тот, на которого они устроили охоту, оказался весьма проворен!..
   Мотоциклист не успел даже сообразить, что произошло, как его руку с мачете что-то сильно рвануло!... "Конник" неожиданно для себя вылетел из седла; пролетев по воздуху несколько метров, шмякнулся о твердую землю - спиной. А его железный конь, вильнув на узкой улочке, запалился возле угла соседнего строения
  
  
   И вновь слышится рокот движка; невдалеке, по той улице, что ведет к мосту и стройке, промчался еще некто на мотоцикле... За ним еще один!.. Скорее всего. Они из этой же компании, что и двое напавших в переулке на беспечного иностранца мотоциклисты.
   Тем временем, успел развернуться второй байер. Перехватил поудобней - теперь уже в левую руку - мачете. Готовится, видимо, повторить попытку...
   Неожиданно открылась дверь.
   - Монеты, мистер! - крикнула девушка.
   - А где товар? - готовясь встретить второго "конника", спросил рослый шатен.
   - У меня! - Анжела показала конверт. - Давайте монеты!
   - Секундочку, синьора!..
   - Держите, мистер! - девушка бросила в его сторону какой-то предмет, смахивающий на палку. - Берегись! - крикнула она, после чего дверь вновь с треском захлопнулась.
  
  
   Ветров успел схватить на лету нечто, напоминающее кусок арматурного прута. Или железную кочергу - штуковина эта весит прилично...
   Мотоциклист, весь затянутый в черную кожу, в темном шлеме, рванул с места! И понесся, сотрясая округу ревом движка, по переулку в сторону оставшегося в одиночестве "туриста"!
   Ветров стоял практически посредине переулка. "Конник" несся прямо на него, но в последний момент взял правее, чтобы иметь возможность нанести секущий удар.
   Он даже привстал на своем мотоцикле, подобно тому, как кавалерист привстает на стременах, готовясь нанести рубящий удар...
   Но "турист" почему-то оказался не с той стороны, где он должен был, по представлению нападавшего, находиться. По шлему байкера звучно шваркнула железная палица!
   Мотоциклист, потеряв управление, стал заваливаться на бок...
   И вот уже они кувыркнулись оба - сначала на мостовую упал незадачливый седок, а затем салился и его железный конь.
   Ветров резко обернулся. И вовремя, как оказалось - к нему бежал второй байкер, которого он прежде выдернул из седла при помощи сделанной из ремня петли. Этот передвигался уже пешим порядком; но мачете он не выронил, и явно задумывал что-то не хорошее.
   В переулке раздался металлический лязг; наостренное лезвие мачете, рубанув по подставленной обороняющимся железной палке, выбило сноп искр...
   Ветров не позволил нападавшему повторить выпад. Используя инерцию нападавшего, он встретил байкера прямым ударом ноги. Послышалось сдавленное "пффф..." - как будто из кожаного мешка выпустили воздух. Выронив "шашку", "конник" схватился за живот... И, клонясь вперед головой в шлеме, свалился под ноги Ветрову.
  
  
   В следующую секунду открылась дверь строения, в котором только что укрылись донна и девушка по имени Анжела.
   - Что это за цирк с конями? - крикнул Ветров. - Что происходит?!
   - Еще двое! - крикнула через дверной проем девушка. - Осторожно!!
   Ветров влетел в открытую дверь за секунду до того, как мимо, держа на изготовку мачете, промчал еще один тип на мотоцикле.
   - Сюда! - Анжела взяла его за руку и потащила куда-то. - Монеты?!!
   - Одна - у донны! В поясе - еще девять! Конверт?!
   Они выскочили в другую дверь, и оказались во внутреннем дворе. В темноте обменялись товаром: Ветров передал пояс с монетами, а девушка сунула ему конверт.
   - Держите, донна! - Анжела перебросила материализовавшейся возле них женщине пояс с монетами.- А вы, мистер... за мной! Быстро!
  
  
   Девушка схватила мужчину, который выше ее на голову, за руку, и увлекла за собой. Они протиснулись в щель между сараем и оградой. Потом она открыла калитку, и уже через нее они попали в еще один двор...
   Со стороны переулка отчетливо слышен рев мотоциклетных двигателей. Окна дома, в чей двор они пробрались, были темны. В одном из соседних строений, где горели электрические огни в двух окнах, выходящих на их сторону, они вдруг разом погасли.
   Анжела остановилась у небольшого строения - должно быть, это сарай.
   Присела на корточки...
   Звякнула отпираемая цепь...
   Негромко - на фоне своих более мощных собратьев - заработал двигатель скутера...
   - Держите! - Девушка передала спутнику биту. - Это вам.
   - Зачем она мне? - удивленно спросил иностранец.
   - На всякий случай...
   Она открыла калитку в воротах... Высунула нос...
   Убедившись, что поблизости нет типов на байках, выкатила в улочку - параллельную той, где все еще ревут моторами потерявшие из виду цель мотоциклисты - запасной скутер...
   - Садитесь сзади! - шепотом скомандовала девицы. - Я вас отвезу к машине. Быстро!
   - А "пожалуйста" где? - обняв левой рукой девушку за талию, напомнил Ветров.
   - Пожалуйста... и держитесь крепче!
  
  
   Скутер с двумя седоками в считанные минуты домчал до мостика, рядом с которым Ветров оставил арендованное у местной прокатной фирмы авто. В этом месте тоже было не вот чтоб спокойно: возле джипа копошились какие-то личности; были слышны чьи-то хрипы и звуки тугих ударов.
   Но девицу почему-то это обстоятельство особо не встревожило. Скутер с двумя седоками проскочил между двумя бетонными плитами...
   - К машине! - крикнула девушка, притормаживая. - Я вас завтра найду!
   Едва Ветров успел соскочить с этого хилого транспортного средства, как особа в шлеме, дав по газам, унеслась на своей тарахтелке в известном лишь ей направлении.
   Константин обернулся на звук - от деревушки в их сторону, сотрясая округу ревом двигателей, светя фарами, катят три "байка"...
   Он посмотрел в другую сторону. От оставленной им по другую сторону мостика машины доносятся чьи-то хрипы, ругань, звуки ударов - там происходит какая-то жестокая заруба.
   Ветров замер на мосту, переброшенном через глубокую траншею.
   "Похоже на то, Константин, - подумал он, - что тебя заманили в западню".
  
   Г Л А В А 28
  
   Побережье Сардинии
  
   Послышался басовитый рокот двигателя...
   Вскоре показался и сам катер - белоснежный, метров двенадцати длиной, с приподнятой носовой частью и прикрытым частично прозрачным козырьком "мостиком".
   Человек, управляющий этим плавсредством, определенно, не новичок. Во всяком случае, он точно рассчитал свой маневр - катер, проскользив по заштилевшему морю по инерции некоторое расстояние, остановился всего метрах в тридцати от скалы...
   Причем, остановился именно с той стороны, где находится "полка", на которой устроилась единственная обитательница данного клочка земли.
   Молодая женщина к этому моменту успела вернуть на штатное место бюстгальтер. Она потянулась было за платьем, но в последний момент передумала. Этот остров стал ее временным обиталищем. Лично она гостей сюда не приглашала. Она вольна здесь ходить так, как ей удобно. Да хоть голышом может разгуливать (правда, особо тут разгуливать негде).
   И если кому-то что-то не нравится, он - или они - может валить отсюда... Да хоть туда, откуда приплыли.
   Алиса присела на своей природной экологической подстилке. Левой рукой она обняла коленки, правую прислонила козырьком к глазам.
   Кого это еще морские духи острова Сардиния сюда принесли?
  
  
   Когда белоснежный красавец катер после подходного маневра развернуло боком к островку - и к единственной обитательнице этого клочка суши - Алиса удивленно произнесла:
   - Вот это номер... не ожидала.
   - А вот я чё-то не удивлен, - заявил Голос. - Надо же, примчался... То же мне, "комиссар Катани", блин.
   - Эй, полегче! - процедила Алиса. - Выбирай выражения.
   - Да он на тебя залип!..
   - Умолкни! - прошипела женщина. - Не можешь помочь, так хоть не мешай мне работать!...
   - Работать? - эхом отозвался в ушах Голос. - Ну, ну... Ладно, ладно... молчу.
  
  
   Человек, стоявший за штурвалом катера, переместился к боковому планширю крохотного мостика. Алиса без труда опознала его. Она слегка усмехнулась... Прежде ей доводилось видеть этого человека лишь одетым в полицейскую форму. А сейчас он, скорее, не одет, а раздет: из одежды на нем шорты до колена и майка цвета морской волны с коротким рукавом.
   - Эй, на острове! - крикнул стоящий на катере мужчина. - Синьорина Alice?! Вы меня слышите?..
   - Не только слышу, но и вижу! - глядя на него из-под ладони, крикнула ответно обитательница островка. - Вот только не могу разглядеть... Мы что, знакомы?
   - Это я, Николо!
   - А! Николо?! А что вы здесь делаете?
   - То же самое, синьорина, я хотел спросить у вас!..
   - Я, как видите, загораю... А вы каким ветром здесь оказались?
   - Проплывал мимо... - донеслись до нее слова "шкипера". - Увидел яркое пятно...
   - Это я-то "пятно"? - возмущенно выкрикнула Алиса.
   - Я про платье... Его видно издалека.
   Алиса прокашляла горло в кулачок.
   - У меня голос скоро сядет!.. Почему я должна с вами перекрикиваться?!
   - Плывите тогда сюда!
   - Что?
   - Я за вами сюда приплыл!..
   - Так бы сразу и сказали...
  
  
   В этих их странных переговорах возникла небольшая пауза. Николо поставил управление на "автомат", зафиксировав на бортовом компьютере точку с параметрами плюс-минус десять метров...
   Справившись с этой несложной задачей, он вновь подошел к боковому поручню.
   - Вы еще там, синьорина? - крикнул он. - Плывите сюда!.. Я доставлю вас в Порто-Черво.
   - А мне и здесь неплохо, - выкрикнула женщина. - Здесь хотя бы нет гадюк!..
   - Что? Чего нет?
   - Трупов нет! И мафиози, которые выбрасывают женщину за борт в открытом море!..
   Тут она, конечно, немного преувеличила. Это не совсем "открытое море" - гоблины высадили ее, в общем-то, совсем недалеко от суши. Но это их все равно не оправдывает.
   - Местная полиция ко мне здесь не пристает! - крикнула Алиса. - Не заставляет разглядывать выпотрошенных покойников!.. И никто не гонит меня отсюда, как пытались прогнать из отеля!..
   Послышался громкий всплеск: это Николо с мостика нырнул в воду.
  
  
   Он поднялся на "полку" тем же способом, что и Алиса: взобрался вначале на плоский валун, затем преодолел разделяющее их пространство по косой расщелине. На согнутом правом локте у него, кстати, болтается прорезиненная сумка, или что-то в этом роде...
   Алиса потянула к себе разложенное для сушки платье. Однако, надевать его не стала, а положила так, чтобы оно прикрывало живот и бедра.
   Николо вначале положил на полку свою ношу - это была водонепроницаемая сумка. Затем поднялся сам на полку...
   Не приближаясь вплотную к расположившейся в сидячей позе девушке, опустился корточки. Потрогал мокрой рукой мягкий настил из водорослей - так, словно проверял качество кроватного матраса или перины.
   - Это еще с мартовских штормов нанесло, - сказал он. - Надо же, как замечательно выглядит...
   Его яркие синие глаза уставились на единственную - впрочем, она уже не одинока - обитательницу этого клочка суши.
   - Извините, я не одета... - смутилась под его взглядом Алиса. - И у меня нет купальника.
   - А мне нравится.
   - Простите, не поняла?
   - У вас отличная фигура, - сказал Николо. - Роскошная, я бы даже сказал.
   - У меня платье не высохло, - пробормотала Алиса. - Кхм... неловко себя чувствую... Вы-то - одеты!
  
  
   Николо сдержанно улыбнулся. Пригладил рукой короткий ежик волос; встряхнул мокрую ладонь. Потом стащил с себя мокрую майку, бросив ее рядом с сумкой.
   Это был не совсем равноценный "размен", учитывая, что на ней надеты крохотные стринги, а он остался в шортах. Но сделано это им так, с открытой улыбкой, просто, без выламываний, что как-то разом пропала разделявшая их с первой минуты знакомства дистанция...
   "Будь бдительной, - подумала про себя Алиса. - Возможно, он с тобой играет..."
   "Боже мой... какая фигура! - подумала она вслед за этим, наблюдая за ним из-под чуть опущенных век. - Бывают же на свете такие красивые люди..."
   Николо - как она и предполагала, хотя видела его прежде только в полицейской форме - оказался великолепно сложен.
   Его рост примерно сто восемьдесят пять. Ему лишь немногим за тридцать, для мужчины это возраст расцвета. Широкие плечи, развитая грудная клетка; ни грамма жира. Хорошо разработанные, эластичные мышцы четко, рельефно - но чрезмерно, не как у "качков" - выделяются под гладкой загорелой кожей...
   Сильные руки с так восхитившими ее еще при взгляде на Паоло кистями.
   И эти такие притягивающие, примагничивающие ярко-синие глаза.
   Если говорить о Николо, или его оставшемся в Риме брате, то они представляют собой скорее даже не современный средиземноморский, а эллинистический типаж красоты.
   Имеется в виду - красоты именно телесной, именно мужской, не искусственной, как у геев или некоторых киноактеров мужской красоты.
  
  
   Пришел черед удивиться Николо.
   - Что это вы так не меня смотрите?
   - Как?
   - Странно как-то...
   - Пить хочу, - Алиса покосилась на прорезиненную сумку.
   - Боже мой! - Николо хлопнул себя по лбу. - Простите меня, идиота!..
   Он ловко снял ремешок, перехватывавший горловину этой сумки.. Раскрыв сумку, извлек оттуда литровую бутылку воды "Эванс".
   - Вы, Alice, вроде бы такую воду пьете? - Он сам скрутил пробку и передал бутылку женщине. - Если мне не изменяет память?
   - Это вам уже Паоло, наверное, сказал?
   - Про Паоло чуть позже.
   - Даже так?
   - Пейте. Или я перепутал марку воды?
   - Да я бы сейчас даже из под крана напилась...
   Запрокинув голову, женщина принялась пить воду, показавшуюся ей сейчас необыкновенно вкусной.
   - Много не пейте, - сказал Николо. - Остановитесь, пожалуйста.
   - Это почему же? - оторвавшись от горлышка, поинтересовалась Алиса.- Вам что, жалко?
   - У меня есть еще кое-что... получше воды.
   Он извлек из сумки бутылку из темного стекла, емкостью примерно в литр, закрытую подпружиненной пробкой.
   - Что это? - удивленно спросила Алиса.
   - Вино, - Николо слегка усмехнулся. - Урожая... впрочем, не важно. Несколько бутылок такого вина мне когда-то подарил один достойный синьор.
  
  
   Он положил бутылку наклонно на пук водорослей. Затем извлек из сумки два стаканчика и сверток. Когда он развернул этот сверток, выяснилось, что внутри его находятся четыре пластиковых контейнерах, а в них разложены яства - куски пиццы и еще нечто, завернутое в тонкие лепешки.
   - М-мм... - пробормотала Алиса. - Так у нас тут что-то вроде пикника?
   Она взяла один полупрозрачных из контейнеров - такие упаковки используют в кафе и ресторанчиках для отпуска блюд на вынос.
   - А что здесь, Николо?
   - Лепешки с начинкой из кус-куса. Повар из яхт-клуба божественно их готовит...
   - Лепешки с кус-кусом, - повторила за ним Алиса.
   - Лепешки с кус-кусом? - эхом прозвучал в ушах Голос.
   - И еще пицца, - сказала Алиса, осматривая содержимое другое контейнера. - Тот же повар делал?
   - Он лучший "пиццероли" на всем побережье, - сказал Николо. - Берите руками, не стесняйтесь! Да, вот так!..
   Алиса отправила в рот кусок пиццы.
   - М-м-м... Восхитительно!.. И вправду, лучший "пиццероли"!..
   - Я вам так и говорил.
   -Это... это просто шедевр, - отправляя в рот еще кусок пиццы, сказала Алиса. - Он что, этот ваш знакомый повар, сам готовит?
   - Только для друзей... Вот как в данном случае. А так у него помощники имеются.
   -Да, очень вкусно, - Алиса облизнула пальцы. - Вот это пицца!.. не то, что тот ширпотреб, который готовят для некоторых идио... я хотела сказать, для иностранцев.
   - Но-но, - отозвался Голос. - Я не в фастфуде пиццу покупал!..
   - Которым лишь бы набить утробу, - Алиса вытерла губы. - Я в восхищении, Николо... Ничего более вкусного в жизни не ела.
   - Неплохо устроились, вижу... - пробубнил Голос. - Пикничок в рабочее время... так и запишем.
   - Это у нас вроде делового ланча, верно? - сказала Алиса, адресуясь соседу (а заодно и тому, чей голос звучит в ее ушах). - Очень вкусно, - повторила она. - При случае, поблагодарите вашего знакомого повара.
   - Рад, что вам понравилось, синьорина. - Николо передал ей наполненный примерно до половины стакан с темно-красной жидкостью. - Давайте выпьем?..
   - Оххх... - Алиса, чуть поколебавшись, взяла у него стаканчик. - Я, вообще-то, человек малопьющий... И потом... я ведь не отдыхать на ваш прекрасный остров приехала, Николо.
   - Расслабьтесь хоть немного, - Николо дружелюбно улыбнулся (эта редко посещающая его суровое лицо улыбка, надо сказать, ему очень идет). - О делах поговорим чуть позже.
  
  
   Двое молодых людей выпили по стаканчику вина. Вначале ощущался чуть кисловатый привкус, но эта нотка оказалась не единственной в его прекрасном букете.
   Съели по лепешке с кус-кусом.
   Алиса, использовав вместо салфетки пучок водорослей, вытерла испачканные соусом пальцы.
   - Как вы меня нашли, Николо? - спросила она.
   - Мимо проплывал, - Николо тоже воспользовался природной салфеткой. - Вижу, яркое пятно...
   - Я, то есть?
   Николо покосился на лежащее у нее на бедрах платье.
   - Подумал, дай-ка я посмотрю, а кто это там на острове? И не нужна ли человеку помощь?
   - А также пицца, кус-кус и коллекционное вино?
   - А также все перечисленное вами.
   - А если серьезно, Николо? Без этих вот... шуточек?
   - Вы хотите поговорить со мной о деле, синьорина?
   - Ну не ради же моих прекрасных глаз вы здесь появились?
   - Я говорил - "прекрасная фигура", - уточнил мужчина. - Хотя и глаза у вас красивые... - Он чуть улыбнулся. - У нас в Италии редко встречаются глаза цвета зеленоватого льда.
   - Надо запомнить это определение, - сказала под нос Алиса. - Итак, что у вас за дело? - уже громче спросила она. - Я вас слушаю, синьор офицер.
   Николо чуть поморщился.
   - Не стоит так официально, - сказал он. - Что за дело? Минутку...- Он странно посмотрел на девушку. - Мне нужно кое-что достать.
   - Из плавок? - удивилась Алиса, заметив, как он запустил руку под шорты.
   - Из кармана, - уточнил полицейский.
   Николо извлек из вшитого кармашка плоский целофанированный пакетик. Самоклеющийся - пакетики такого типа применяют криминалисты для улик вроде волоска или клочка бумажки.
   Подцепил ногтем край пакетика. Раскрыл. Вытряхнул из него небольшой по размеру снимок.
   - Держите, синьорина.
   Алиса взяла у него фотографию. Чуть переменила позу, чтобы получше рассмотреть изображение.
   На снимке запечатлен тот самый синьор, к которому, как она предполагала поначалу, намеревались отвезти ее на катере двое гоблинов. Рядом с ним стоит ни кто иной, как Николо. Он в штатском - в светлом костюме и серой шляпе (все это ему необыкновенно идет). Оба слегка улыбаются в камеру; бывший премьер министр Италии дружески обнимает начальника полицейского участка в Порто-Черво за плечи; причем, с таким видом, как будто это его родственник или давний знакомый.
   Алиса перевернула фото.
   На обратной стороне обнаружилась надпись на итальянском:
   СИНЬОРИНА, ДОВЕРЬТЕСЬ ЭТОМУ ЧЕЛОВЕКУ
   Внизу, на русском, и тоже крупными буквами:
   СПАСИБО!
   Дата - вчерашняя.
   Рядом с датой размашистая подпись - знакомая не только подавляющему большинству итальянцев, но и молодой женщине, приехавшей в служебную командировку в эту прекрасную солнечную страну.
  
  
   Г Л А В А 29
  
   Окраина Сан Вито.
  
   - Добрый вечер! - сказал вышедший из темноты мужчина в рабочей спецовке. - Хотя, как по нашим деревенским меркам, уже глубокая ночь... Решили прогуляться, значит, синьор?
   - Да вот... вышел свежим воздухом подышать, - ответил на итальянском Ветров. - А у вас какое-то дело ко мне? - спросил он, разглядывая этого типа (биту, на всякий случай, держал наизготовку). - Или тоже совершаете вечерний променад?
   - Не извольте беспокоиться, - сказал мужчина, по виду из местных, из сицилийцев. - Мы их остановим.
   - Извините... кого именно? - решил уточнить рослый шатен.
   - Всех, кто мешает добрым людям спокойно прогуливаться по нашему тихому городку.
   - Буду весьма обязан, - пробормотал Константин.
   - А вот это можете отдать мне. - Местный посмотрел на зажатую в руке у иностранца бейсбольную биту. - Вам оно без надобности.
   - Да, конечно. - Ветров передал ему "пальцу". - Признаться, я не такой уж большой поклонник бейсбола...
   Из темноты соткались еще два субъекта; причем, у одного из них был ствол - то ли ружье, то ли карабин. Они встали на линии этих двух бетонных блоков - и, должно быть, они были хорошо видны трем мотоциклистам, которые тоже остановились - шагах в двадцати от этого места.
   - Идите к машине, синьор, - сказал один из этой троицы, не оборачиваясь к застывшему на мостике "туристу". - Будет лучше, если вы уедете отсюда.
  
  
   Ветров подошел к внедорожнику. Увиденное здесь удивило его ничуть не меньше, чем появление в переулке несколькими минутами ранее моторизованных "конников".
   Двое крепких парней, лица которых закрыты балаклавами, держа третьего за руки, крепко приложили его о капот внедорожника. Затем еще раз!..
   Да так, что у их жертвы из носа хлынула кровь...
   - Эй! - послышался мужской голос. - Зачем синьору машину пачкаете?! Вы сами-то головой думаете, или чем?
   Парни в балаклавах подхватили свою жертву под локти, и потащили его - обвисшего - через открытую браму к строительному вагончику.
   - Добрый вечер, синьор, - поприветствовал иностранца мужчина в строительной спецовке и каске. - Уж извините за неудобства... Наши молодые подмастерья иногда сначала что-то делают, и только потом думают.
   - А! - сказал Ветров, разглядев в мужчине того строителя, который помог ему днем выбраться из траншеи. - Вы выручаете меня уже второй раз! Спасибо, дружище... Вы, вижу, работаете допоздна?
   - Иногда приходится брать сверхурочную работу... Семью-то надо кормить.
   - На стройке, наверное, лучше работать, чем на бойне?
   - Особой разницы нет... - Мужчина вдруг по-свойски подмигнул ему. - Везде одно и то же.
  
  
   Мужчина присел на корточки у кормы джипа. Ага, вон оно что: у левого заднего колеса внедорожника лежит целофанированный пакета.
   Он включил фонарь...
   Подсвечивая, осторожно, двумя пальцами, приоткрыл этот пакет. Ветров наблюдал за его действиями сверху. И успел заметить нечто, находящееся в этом пакете, напоминающее тротиловые шашки...
   - Я даже не буду вас спрашивать, что вы здесь делаете так поздно. - Мужчина с тонкими усиками усмехнулся. - У каждого свои причуды.
   Он выключил фонарь и выпрямился.
   - Это вы верно подметили, - сказал Ветров.- В пакете, похоже, на этот раз не требуха?
   - Да уж, - мужчина скривил губы. - Из этого ливерную колбасу и начинку для домашних пирогов не сделаешь.
   - Согласен.
   - Если не возражаете, синьор, я заберу этот пакет?
   - Нисколько не возражаю.
   - Мне он самому без надобности... Но зачем оставлять такие вещи без присмотра?..
   - Весьма мудрое замечание. Хотя я бы советовал быть осторожнее с этим пакетом.
   - Благодарю, синьор, я буду иметь в виду.
  
  
   Мужчина, посмотрев на разворачивающихся невдалеке мотоциклистов, процедил:
   - Хулиганы какие-то. - Он сплюнул сквозь щель в передних зубах. - И, похоже, что не наши, не городские.
   - Могу я как-то вас отблагодарить? - спросил Ветров. - Вас лично, и ваших... эммм... Ваших молодых подмастерий?
   - Ну что вы? - Мужчина ухмыльнулся. - Ближние должны помогать друг другу.
   - Так я поеду?
   - Конечно, - сказал "строитель". - Единственное, что хочу спросить...
   - Да?
   - Вы собираетесь звонить в полицию?
   - В полицию?
   - Чтобы сообщить об этом... - "Строитель" сделал неопределенный жест. - Ну, вы понимаете.
   - А разве есть о чем сообщать?
   - Действительно, - сказал "строитель". - Налицо мелкое хулиганство...
   - Именно так я и думаю.
   - Зачем отвлекать полицию подобными мелочами от борьбы с настоящими преступниками?
   - Действительно, совершенно не зачем.
   Они обменялись рукопожатием.
   - Аривидерчи, синьор.
   - Грациэ, добрый человек. Аривидерчи.
  
  
   Вскоре Ветров припарковался на платной стоянке в квартале от своего отеля. Заплатил через автомат карточкой за 12 часов. Он имеет право бесплатно парковать авто на стоянке отеля, в номере которого он сейчас проживет. Но кто, спрашивается, может запретить ему парковать машину там, где ему хочется? Там, где он сам сочтет нужным ее оставить?..
   В другой ряд, на свободное место, вкатила "ауди". Из салона выбрались двое - та самая пара "бундесов", которых Ветров видел в кафе в Трапани...
   Зазавучала лязгающая немецкая речь - дойчам, как всегда по фиг, что уже поздний вечер, что они не у себя дома, и что надо бы приглушить немного свой лающий командный голос. Мужчина с седым бобриком направился к автомату - оплатить стоянку. Ветров, стоя к нему спиной, неспешно открыл пачку "мальборо".
   - Ты как? - послышался быстрый шепот. - Не ранен?
   - Я в порядке, - тоже шепотом отозвался Ветров.- Держите...
   Кэп на ходу взял из заведенной назад руки плотный конверт. Так же на ходу - в одно мгновение, одним движением - убрал под полу пиджака.
   Подойдя к автомату, оплатил картой услугу парковки.
   Когда этот моложавый, но с ранней сединой мужчина и его миловидная спутница, переговариваясь на немецком, направились в ближайший бар, рослого шатена уже и след простыл.
  
   Г Л А В А 30
  
   Скала Коста-дель-Маре
  
   - Николо, что ж вы вчера не показали мне этот снимок?
   - У меня еще вчера еще не было. И потом...
   - Что?
   - Следовало к вам присмотреться, синьорина.
   Алиса, перехватив мужской взгляд, - Николо смотрел, как показалось, на ее просвечивающий сквозь почти прозрачную ткань лифчика грудь, - подтащила край платья повыше. Из-за этого обнажились ее ноги; в итоге она сменила позу - уселась на пятки.
   Николо протянул к ней руку.
   - Вы позволите, синьорина?
   - Эмм... Николо... не следует терять голову...
   - Вы позволите снимок?
   - А! Держите.
   Алиса передала ему фото. Николо неожиданно разорвал его в мелкие клочья, а сами эти клочки выбросил с полки в море.
   - Зачем вы так?! - спросила девушка. - Красивое же фото! И, к тому же, надписанное!..
   - Так надо, - сказал Николо. - Так надо, - веско повторил начальник местного полицейского участка.
  
  
   Он потянулся к бутылке. Пока Николо разливал вино в стаканчики, Алиса пыталась судорожно сообразить, что именно ей нужно от этого красавца мужчины, и - это немаловажно - что нужно от нее тому высокому лицу, с которым она сама искала встречи, и фото которого с короткой сопровождающей надписью показал ей этот местный "комиссар Катани"...
   - Это ваш? - спросила она, кивнув на застывший всего метрах в тридцати от скалы катер. - Он из не дешевых...
   - Взял у знакомого попользоваться, - сказал Николо. - Держите, Alice!..- Он передал даме стаканчик с вином. - Давайте-ка выпьем... за взаимопонимание!
   - Хороший тост,- одобрительно заметила женщина. - За лучшее понимание!
  
  
   - Помнится, вы спрашивали меня в аэропорту, Alice...
   - О чем, Николо?
   - Женат ли я...
   - Я позволила себе такое спросить? - удивилась женщина. - Прошу меня извинить... Я не должна была задавать вам такие вопросы.
   - Я разведен, - глядя куда-то в сторону, сказал Николо.
   - Так... Значит, вы были таки женаты? - спросила Алиса, чтобы хоть как-то поддержать разговор.
   - Я тогда был молод...
   - Да вы и сейчас еще не старик. - Алиса кокетливо стрельнула глазами. - Извините, - поправилась она. - Это мне вино в голову ударило... Говорите, не буду вас больше перебивать.
   - Я был рядовым полицейским в ту пору. Только-только начал службу. - Николо показал рукой на виднеющийся невдалеке берег. - Километрах в пятнадцати отсюда находится городок, где я родился... Ротондо.
   - Ах, вот оно что.
   - Паоло тогда занимал тот пост, который сейчас занимаю я.
   - Он был начальником участка в Черво?
   - Да. - Николо слегка усмехнулся. - Недолго, около года. Потом уже перебрался в Рим. В частное агентство, там больше платят... А до него начальником участка полиции был наш отец.
   - Понятно... Семейное дело, можно сказать.
   - У нас тут своя мафия, - Николо слегка улыбнулся. - Это была шутка, если что.
   - Кем она была... ваша бывшая?
   - Я женился на девушке из соседней деревни. Она после колледжа устроилась работать в отеле в Черво, менеджером. Мы прожили три года... Собирались уже завести ребенка...
   - И что? - Алиса чуть подалась вперед. - Что же произошло? Что разрушило ваш брак, если это не секрет?
   - Богатенький иностранец, - сухо сказал Николо. - Француз. Лет на двадцать старше...
   - Ужас!.. - Алиса округлила глаза. - Ваша жена... то есть, бывшая, променяла вас на какого-то толстосума? Да еще и старого козла... извините, лягушатника?
   - Она ушла к нему.
   - От вас?! - Алиса довольно красноречиво посмотрела на сидящего напротив нее мужчину. - От такого мачо... такого красавца?
   - Вы мне льстите, - Николо криво усмехнулся. - Я полицейский со скромной зарплатой и с потолком служебного роста. А здесь, на нашем Изумрудном побережье, в кого ни плюнь, попадешь в толстосума.
   - Но... но почему?! Вы спрашивали хоть у нее, какова причина?
   - Нет, не спрашивал...
   - Но она сама сказала?
   - Конечно... Мы, итальянцы, весьма эмоциональны.
   - И какая была названа причина?
   Николо пожал плечами.
   - Деньги, - сказал он. - Он пообещал ей то, чего ни при каком раскладе не мог обеспечить простой полицейский. Даже если он будет брать взятки.
   - Например?
   - Стать хозяйкой в его замке. В настоящем замке где-то во Франции. Понимаете?
   - Хм.
   - Еще собственную квартиру на выбор в Риме или в Париже. А также возможность тратить на свои женские прихоти столько, сколько ей взбредет в голову.
   - Вот же сучка, - пробормотала Алиса на русском. - Везде одно и то же.
   - Мне нравятся звуки русской речи, - сказал Николо. - Правда, в том случае, если на русском говорит красивая девушка, а не...
   - А не какой-нибудь богатый пузан, приехавший на Сардинию разбрасываться деньгами?
   - Сами сказали.
  
  
   Они какое-то время молчали.
   - Это была прелюдия, - сказал Николо. - Подводка к основному разговору.
   Алиса вынуждена была переключить мысли на деловой лад
   - Так вы, Николо, значит, работаете на уважаемого синьора...
   - Давайте без имен.
   - Почему? Нас ведь тут никто не слышит.
   - Все равно. - Николо покосился на лежащую у ног девушки сумочку. - Мало ли что.
   - Ладно... как скажете.
   - Я не буду касаться бизнеса неких Больших Людей... и прочих высоких материй...
   - И не надо.
   - Я в этом ничего не смыслю...
   - Зато вы, как мне представляется, неплохо разбираетесь в криминальных вопросах?
   - У Паоло похитили мальчика, - негромко произнес Николо.
   Алисе с большим трудом удалось справиться с лицевыми мускулами.
   - Похитили мальчика, - повторила она с задумчивым, и, в то же время, расстроенным видом. - У Паоло, значит, похитили мальчика?..
   "Я об этом уже знаю, - прозвучало у нее в ушах. - Мы об этом уже знаем... - поправился Голос. - Не было времени поставить тебя в известность... извини".
   Алиса прерывисто вздохнула.
   - Зашибись... - пробормотала она. - Твою же мать...
   - Это русские ругательства? - спросил Николо. - Вы расстроены?
   - Извините, Николо... я иногда заговариваюсь. И, конечно же, я расстроена.
  
  
   Алиса посмотрела на бутылку с водой. Николо, угадав ее желание, налил в стаканчик воды. Отпив пару глотков, она протянула мужчине стаканчик; тот, не чинясь, допил остаток жидкости.
   - Сколько лет мальчику? - спросила Алиса.
   - Восемь... почти уже девять.
   - Это... это из-за меня случилось?
   "Не говори ерунду!- сердито отреагировал Голос. - Его киднэппнули еще не прошлой неделе!.."
   Из-за этого звучавшего у нее в ушах голоса она не расслышала реплики присоединившегося к ней недавно на этом островке мужчины.
   - Извините, Николо,- сказала она, - вы не могли бы повторить?
   - У вас какое-то... отсутствующее лицо бывает временами.
   - Я расстроена, - повторила она. - Итак, что вы сказали?
   - Его похитили на прошлой неделе. Лицей, где учится Луиджи...
   - Его так зовут?
   - Да. Луиджи. Так вот, лицей находится по соседству с домом, где Паоло купил в кредит квартиру. Буквально в ста метрах... После занятий Луиджи не вернулся... Ну а потом...
   - Что потом случилось?
   - Потом с Паоло поговорили. Сказали, что скоро приедет кто-то из русских, и что именно ему нужно будет работать с этим человеком... Ну, или с этими людьми, если он будет не один.
   - Боже мой... Я этого не знала.
   - Пообещали вернуть мальчика после того, как он выполнит то, что от него просят.
   - А от него попросили?..
   - Вести себя с русскими соответствующим образом.
   - То есть, - Алиса внимательно посмотрела на собеседника, - кое-кто не заинтересован в расследовании этого дела? Я правильно понимаю расклад?
   - За этой историей стоят большие люди с огромными деньгами и серьезными возможностями, - Николо поднял на секунду глаза к верху. - Те, кто хотели бы помешать какой-то крупной сделке.
   - Вот как...
   - Но другие люди... - Он посмотрел своими яркими глазами на женщину. - Другие люди готовы сделать все возможное для торжества справедливости... назовем это пока так.
  
  
   "Бери быка за рога! - прозвучал в ушах Голос. - Начинай торг!.. Прямо сейчас!.."
   Алиса коснулась кончиками пальцев мужской руки.
   - Николо, я не хочу показаться торгашкой...
   Он, перехватив ее ладошку, неожиданно поднес ее к губам. В ушах женщины звучал голос суфлера:
   "Мы готовы обменять информацию о местонахождении мальчика о сведениях, касающихся судьбы трех наших граждан..."
   Алиса повторила слух эти слова. Одновременно подумал, что если Крякер - это его голос звучит в ее ушах - блефует, если он выдает желаемое за действительное, то гореть ему за это в аду... Ибо речь сейчас о человеческих судьбах, да и ее он может здорово подставить.
   - Мы? - Николо поднял голову, хотя и продолжал сжимать ее ладонь - Вы сказали "мы", синьорина?
   - Мы это знаем... - с легкой вопросительной интонацией произнесла Алиса. - И про мальчишку тоже...
   "Знаю! - рявкнул Пашка. - Я хакнул криптомодуль одного типа из их агентства!.. И еще пасу одного мужика!.."
   - Мы? - Николо продолжал на нее пристально смотреть. - А нельзя ли уточнить, о ком именно идет речь?
   - Вы недавно спрашивали, одна ли я здесь.
   - Да, я помню.
   - Так вот - я не одна.
   - Я что-то в этом роде заподозрил...
  
  
   Заметив, что Николо обернулся - так, словно еще кто-то мог находиться поблизости - Алиса негромко рассмеялась.
   - Их здесь никого нет, - сказала она (не став уточнять касательно звучащего периодически в ее ушах голоса, обладатель которого находится в паре-тройке миль отсюда, на каком-нибудь арендованном катере). - Это информационная поддержка, Николо. Вот что имелось в виду.
   - Значит, вы можете помочь мне... нам? К примеру, сообщить адрес, где некие нехорошие люди держат Луиджио?
   "Торгуйся!.."
   - Мы можем быть полезны друг другу, - сказала Алиса, глядя ему в глаза. - Кстати, Николо... Почему бы нам не перейти на "ты"?
   - Отличная идея! - сказал итальянец. - Предлагаю за это выпить!..
   "Только не вздумай снимать клипсы!" - сердито сказал Голос. - "Это сер-рьезное нарушение!.."
   Алиса взяла сумочку. Открыла ее. Сняв клипсы, положила их во внутренний кармашек.
   - Какие имеются планы, Николо? - спросила она у мужчины, взяв у него стаканчик с вином. - Вернемся в Черво?
   - Не сейчас, дорогая.
   - Почему... милый Николо?
   - Вечером у больших людей состоится какое-то совещание... Надо выждать немного времени.
   Рука Николо вдруг оказалась на ее плече, а губы - у ее губ.
   - Так что будет лучше, дорогая, - прошептал он, - если мы вернемся в город уже затемно.
  
  
   Г Л А В А 31
  
   Сан Вито. Сицилия
  
   Ветров встал по обыкновению в семь утра. Позанимался около часа в тренажерном зале отеля. Искупался в примыкающем к нему закрытом бассейне. Поднялся в номер, принял душ, побрился. Проверил сообщения на телефон и электронную почту.
   Важных сообщений было два. И оба от Кэпа, присланные через кодированную форму и специально заведенный для переписки электронный ящик.
   Первое из них гласит:
  
   ПОЛУЧИЛИ СООБЩЕНИЕ ОТ НАШИХ ДРУЗЕЙ ИЗ РИМА.
   ВНОВЬ НАЗНАЧЕННЫЙ ГЛАВА ОПЕРАТИВНО-СЛЕДСТВЕННОЙ ГРУППЫ, ОКРУГ ТРАПАНИ, ГОТОВ ВСТРЕТИТЬСЯ В БЛИЖАЙШИЕ 24 ЧАСА.
   В РАМКАХ РАССЛЕДОВАНИЯ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ГИБЕЛИ ФОТОГРАФА ВИТТОРИО ДЖАНИНИ ОН ИМЕЕТ ТАКЖЕ ДОСТУП К МАТЕРИАЛАМ ТОГО ДЕЛОПРОИЗВОДСТВА, КОТОРОЕ НАС ИНТЕРЕСУЕТ - РЕЧЬ О ЧП С ЯХТОЙ "МАЖЖЕЛАНИ".
   ЕМУ ПРЕДАН ТВОЙ КОНТАКТЫЙ ТЕЛЕФОН, А ТАКЖЕ СООЩЕНЫ ИМЯ И ФАМИЛИЯ, ПОД КОТРЫМИ ТЫ ПОСЕЛИЛСЯ В ОТЕЛЕ В САН ВИТО.
   ЭТОТ ЧЕЛОВЕК ЛИБО САМ ПОЗВОНИТ, ЛИБО СООБЩИТ ВРЕМЯ И МЕСТО ЧЕРЕЗ ДОВЕРЕННОЕ ЛИЦО.
   ПО ОПЛАТЕ ИНОРМАЦИИ МЫ УЖ ДОГОВОРИЛИСЬ, ТЕБЕ НУЖНО БУДЕТ ПЕРЕДАТЬ ЕМУ ЛИБО ЕГО ДОВЕРЕННОМУ ЛИЦУ АВАНС В ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ ЕВРО.
   КОДОВОЕ СЛОВО - "МАЖЖЕЛАНИ".
   К.
  
  
   Второе сообщение оказалось не менее интересным.
   СЕГОДНЯ, ПЕРЕД ПОСЕЩЕНИЕМ КАФЕ "МОНАКО", НАВЕДАЙСЯ В ИЗВЕТНЫЙ ТЕБЕ БАНК. НО НЕ РАНЬШЕ 11-ТИ, ИНАЧЕ НЕ УСПЕЕМ ЗАЛОЖИТЬ НУЖНОЕ В ЯЧЕЙКУ И ПЕРЕСЛАТЬ КЛЮЧ.
   ЯЧЕЙКА НА ПРЕДЬЯВИТЕЛЯ, БАНКОВСКИЙ ДЕПОЗИТАРИЙ, КЛЮЧ В КОНВЕРТЕ, КОНВЕРТ НА ТВОЕ ИМЯ - СПРОСИШЬ В РЕСЕПШН ОТЕЛЯ.
   P.S. ТЫ ДОБЫЛ ВЧЕРА ЦЕННЫЕ СНИМКИ. ОСОБЕННО - "ВЕЧЕРНИЕ". ЭТО СЕРЬЕЗНЫЕ УЛИКИ. ПОСМОТРИ СКАНЫ ЭТИХ ИЗОБРАЖЕНИЙ И КОММЕНТАРИИ К НИМ.
   P.P.S. КРАЙНЕ ВАЖНО ДОБЫТЬ ЗАПИСЬ, СДЕЛАННУЮ ДЖАНИНИ. ЗАКАЗЧИК СООБЩИЛ, ЧТО НА ПРИОБРЕТЕНИЕ ЭТОЙ ЗАПИСИ, А ТАКЖЕ ЛЮБЫХ СВЕДЕНИЙ, СПОСОБНЫХ ПРОЯСНИТЬ СУДЬБУ НАШИХ ГРАЖДАН, ДЕНЕГ ЖАЛЕТЬ НЕ СЛЕДУЕТ.
   К.
  
  
   Около девяти в номер постучалась служащая отеля, молоденькая девушка мулатка. Она принесла отданные постояльцем в химчистку при отеле вещи - их вычистили и погладили. Ветров подписал квитанцию и дал девушке на чай.
   Встав чуть сбоку от окна, Константин посмотрел на свету костюм - отдельно брюки и пиджак. Он немного запачкал его, когда вчера около полудня, поддавшись алармистскому импульсу - и чувству самосохранения - сиганул в выкопанную строителями траншею...
   Ну что ж. Работу сделали на совесть; никаких следов после чистки не осталось, вещь как новенькая.
   Джинсы и рубашку, которые он надевал вчера вечером, ему пришлось упаковать в пакет и вынести в мусорный бак. На них были видны брызги бурой жидкости - по ходу схватки с "конниками", или чуть позже, когда он был уже у машины, на него угодила чужая кровь.
   День обещается быть таким же пригожим, - если говорить о погоде - что и вчера.
   Ветров распаковал новую сорочку. Надел вычищенный местными служащими легкий льняной костюм, в котором можно ходить даже в дневную жару... Сам он, кстати, предпочел бы одеться легко, по-курортному - в шорты, майку и кожаные сандалии. Но ему предстоит нанести визит в местный банк. И не в операционный зал, где шортами и сандалиями летом никого не смутить, но в депозитарий - а это уже иной уровень.
   Так же следует держать в голове еще один возможный визит. В то место, адрес которого вчера написал на листке бумаги адвокат Поццо. И поди-ка угадай, с кем придется иметь дело... Не исключено, что инициатор этой встречи, тот, с кем ему еще только предстоит познакомиться, принадлежит к тем кругам, где человека встречают по одежке...
   Константин разложил по карманам и прикрепленным к поясу чехлам документы, гаджеты и разные мелочи, вроде сигарет и зажигалки. Подошел к столу, на котором лежит небольшая носимая сумка. В нее он уложил два цифровых аппарата - точь-в-точь такие же камеры, какие использовал для работы ныне покойный местный фотограф и рекламщик Витторио Джанини (марку, тип аппаратуры установили по выставленным им на своей страничке в соцсетях до гибели относительно свежим фото и видеоматериалам, сделанным им собственноручно).
   Посмотрелся в "ростовое" зеркало шкафа-купе в гостиной своего "люкса". Криво усмехнулся - самому себе. Если и дальше все пойдет в том же духе, что и вчера, то ему придется срочно приобретать более подходящую экипировку. Например, бронежилет, наколенники, налокотники и каску.
   Да и ствол бы не помешал.
  
  
   Арендованный внедорожник Константин обнаружил там, где оставил накануне поздно вечером - на муниципальной парковке. Он обошел машину вкруговую. Хмуро покачал головой... При свете дня обнаружилась одна деталь, которую вчера в темноте он не заметил.
   А именно: потеки засохшей буроватой жидкости с левой стороны машины, ближе к кормовой стойке.
   Еще он обнаружил сотрудника местной дорожной полиции (тот, правда, расположился метрах в двадцати, и смотрит в другую сторону).
   Он также выделил наметанным глазом - из числа прохожих и просто праздношатающихся граждан - двух молодых и слегка небритых мужчин, один из которых смахивает на араба.
   Эти стоят на тротуаре, примерно на том же расстоянии, что и местный "гаишник"; но с другой стороны стоянки - ближе к столикам летнего кафе.
   Оба в вытертых джинсах, бейсболках, в солнцезащитных очках. У "араба" перевязана правая клешня - то ли порезался, то ли еще какая-то неприятность случилась. Второй - скорее всего, местный - переговаривается с кем-то по сотовому телефону.
   И вот этот второй парень, которому на вид так лет двадцать пять, по ходу разговора смотрит не на своего смуглого дружка, и не еще куда-то или на кого-то, а - почему-то - на рослого шатена, застывшего у припаркованного на муниципальной стоянке внедорожника.
  
  
   Спустя несколько минут "икс" подкатил к расположенной на окраине городка автомойке. Из открытых настежь дверей небольшого модульного строения гремит музыка, но с появлением потенциального клиента она стихла. Навстречу вышел уже знакомый ему парень. Ветров выбрался из джипа.
   - А! - сказал работник, увидев старого знакомого.- Это вы, мистер... Я вроде бы хорошо вашу машину вчера помыл?..
   - Привет, дружище. - Константин улыбнулся краешком губ. - Да вот, опять где-то запачкался.
   - Это ничего, - сказал парень, обходя вкруговую машину. - Отмою, почищу, будет как новенькая.
   - А вы, вижу, без замен работаете?
   - Лето, - сказал парень, присаживаясь на корточки возле кормы джипа. - Никто из наших работать в сезон отпусков не хочет.
   - Так же, как и повсюду, - пробормотал поднос Ветров.
   - Эге, - разглядывая бурое пятно с потеками, сказал парень. - Это что, кровь, синьор? Или дерьмо, как в прошлый раз?
   - Как в прошлый раз, дружище. - Ветров достал из лопатника сотенную купюру. - Вообще-то, у меня мало времени, - заметил он, передавая работнику автомойки купюру.
   - Я мигом, синьор!..
   - Постой! - Ветров придержал парня за локоть. - У вас тут, вижу, и "яма" имеется?
   - Конечно, синьор... А как же иначе?
   - Зеркало для диагностики найдется?
   - Чтобы днище осмотреть? - спросил сметливый работник.
   - Хотелось бы удостовериться, что какая нибудь "грязь" не прилипла к днищу.
   - Понял, синьор!.. Сделаю.
  
  
   Парень уже практически управился с работой, когда послышался звук подъехавшего к модулю скутера.
   - Доменико! - звонко прозвучал девичий голос. - Ты отрегулировал сцепление на моем байке?
   - Анжела?!
   Парень выпрямился и с улыбкой посмотрел на особу в шортах, курточке с металлическими бляхами и байковском шлеме с опущенным забралом.
   - На твоем байке вариатор полетел!..
   - Я это и без тебя знаю!
   - Мне как раз нужную деталь привезли.
   - Ну, так чего ты лыбишься? - строго произнесла девица в шлеме. - Делай давай!.. Быстро! Мне мой байк сегодня понадобится!
   - Вот закончу с машиной синьора, и займусь твоим байком.
   - После полудня приеду, чтобы было все сделано!
   Перейдя на шепот, девушка, обращаясь к скучающему у входа в модуль рослому шатену, сказала:
   - Сегодня, в двенадцать дня!
   - Четверть первого, - отозвался Ветров. - Не раньше... Где именно?
   - Пляж напротив кафе "Монако". Сойдешь с дорожки, займи любой шезлонг в первом от набережной ряду.
   - Хм... Ладно, я понял.
   Девушка вновь уселась на свой скутер.
   - Смотри мне, Доменико! - крикнула она. - Попробуй только халтуру сделать, как в прошлый раз... прибью тогда!..
   - Чао, дорогая! - парень послал ей воздушный поцелуй. - Я тебя тоже очень люблю.
  
  
   Спустя минут десять парень управился с работой.
   - Готово, - сказал он. - Как новенькая...
   - Днище осмотрели?
   - Никаких посторонних предметов не нашел, синьор.
   - А что с тем пятном... подозрительным... бурого цвета?
   - Каким пятном, синьор?
   - А разве не было ничего?
   - Лично я не видел я никаких подозрительных пятен.
   - Хм. Возможно, мне показалось.
   - Я просто помыл машину. И все.
   - Это бонус, дружище, - Ветров добавил ему еще полтинник. - За хорошую работу, скорость и сообразительность.
   - Благодарю, синьор. - Парень спрятал купюру в нагрудный карман комбинезона. - Если вдруг еще запачкаетесь, милости прошу.
  
   Г Л А В А 32
  
   Коста-Смеральда, Сардиния.
  
   Алиса проснулась довольно поздно; но зато не на лавочке в парке, и не на скалистом островке, а в своем номере, в бунгало четырехзвездочного отеля "Колонья Черво".
   Несколько минут она лежала на огромной кровати "кинг-сайз" - на спине, с закрытыми глазами и с блуждающей улыбкой. Под легчайшей простыней, в чем мать родила.
   - Хорошо-то как. - Она сладко потянулась в постели. - Вот бы еще кто-нибудь завтрак в постель подал...
   Молодая женщина уселась в постели; подтянув коленки к подбородку, обняла их. В номере царит полусумрак. Легкий ветерок колышет край занавески; однако, окно, с учетом недавнего ЧП, не открыто полностью, а поставлено на фиксатор в режиме "вентиляция". То же самое и в гостиной; после визита к ней ночного воришки, и после еще некоторых событий последних дней и часов, постоялица этого номера не решалась оставлять окна и дверь на балкон полностью открытыми.
   В ушах послышались негромкие, но и какие-то нетерпеливые щелчки.
   - Так это ты меня разбудил?! - сонным голосом сказала она. - Признавайся!
   - Хе-хе... А ты, наверное, хотела, чтобы тебя разбудил кто-то другой?
   - А вот это не твое дело!
   Алиса взяла с прикроватной тумбочки часики.
   - Ого!..- пробормотала она. - Без пяти десять?! А мне показалось, что я только глаза сомкнула.
   - А нечего было шляться до часа ночи, - заметил Голос.
   Алиса потрогала пальцами мочки ушей.
   - До чего же противно, когда в ушах у тебя звучат голоса, - процедила она. - И когда только это кончится?!
   - Я бы советовал поторопиться кое-кому, - сказал Голос. - Есть новости...
   - Придержи их минут так на двадцать.- Алиса зевнула в кулачок. - Мне нужно принять душ и одеться.
  
  
   Она потратила несколько секунд, чтобы осмотреть номер.
   К счастью, аспидных гадюк и воров с ножами не обнаружилось...Зато в гостиной, сразу в трех вазах, включая напольную, расставлены охапки роз, герберы и еще какие-то цветы, названия которых она не знает.
   К бутонам цветов в двух вазах прикреплены визитки.
   Одна визитка от управляющего отелем, в котором Алиса остановилась... Надо полагать, эти цветы преподнесены от заведения в качестве компенсации за разные "непонятки", возникшие то и дело по ходу всего ее пребывания в этом отеле.
   Вторая визитка - и второй букет - от некоего "синьора Леонардо". Без указания телефона или иных контактных данных. Но сама стилизованная надпись, - Leonardo da - выполненная с золочением букв, что-то смутно напоминала и на что-то загадочно намекала
   Третий букет составлен из гербер. Они смахивают на маленькие желтые и оранжевые подсолнухи, точно такие, что изображены на ее платье. Дюжина маленьких солнц... Визитка к букету не прикреплена, но она догадывается, кто именно прислал через курьера в отель этот букет.
   Эти цветы уже стояли в ее номере в тот момент, когда она приехала на такси из Порто-Ротондо. Именно в этот родной для Николо городок, кстати, вечером, ближе к закату, приплыл катер с двумя молодыми людьми. Там, в небольшом ресторанчике, они вдвоем провели остаток этого долгого дня. В полночь Николо посадил ее на такси. Причем таксистом был какой-то его родственник. Не нужно, сказал сам Николо, чтобы их видели вместе. И особенно, - об этом он вслух уже не стал говорить - учитывая достигнутые между ними по ходу этого волнительного приключения договоренности.
   На столе в гостиной также появилась коробка очень дорогих швейцарских конфет. А в баре прибавилось две бутылки дорогих напитков - вино какого-то там года из погребка одного из отпрысков славной фамилии Ротшильдов, и "Dom Perignon", Rose Vintage.
  
  
   Алиса после душа слегка подсушила феном волосы. Надела трусики и лифчик. Из гостиной послышались звуки рингтона ее сотового. Надо же - ожил...
   И тут же - одновременно - затрезвонил телефонный аппарат, установленный в номере.
   - О! - оживилась Алиса. - Появилась связь... Ну, наконец-то.
   Она ответила сначала на вызов сотового. В трубке прозвучал незнакомый ей голос:
   - Доброе утро, миссис... - Мужчина назвал ее по фамилии, под которой она прибыла в Италию. - Это Фабио Толмей из Лугано...
   - Фабио Толмей? - удивленно произнесла Алиса. - Эмм...
   - Это "бодигарды" приехали! - скороговоркой сказал Голос.- Надо меньше гулять по ночам! И не принимать душ по часу и жужжать фенами!.. Тогда была бы в курсе!
   - Бодиграды? - удивленно произнесла Алиса. - Из Лугано?
   - Да, миссис, - сказал голос в сотовом. - Из Лугано.
  
   - Это... это ведь Швейцария?
   - Совершенно верно. Мы получили заявку от вашего представителя, - сказал мужской голос. - В Лугано ближайший офис нашей организации, сертифицированной в Ай Би Эй.
   - Ай Би Эй?... Кхм... Да?.. Хм...
   - Мы только что приехали, миссис.
   - Только что? Так. И?...
   - Я и мои коллеги готовы приступить к выполнению своей работы... если вы, конечно. не передумали.
   - Вы сказали - "работы"?
   - Да, у нас контракт на сопровождение и охрану на ближайшие двадцать четыре часа.
   - Оплаченный? - уточнила Алиса. - Оплата точно внесена?
   - Да, миссис. Конечно, миссис, внесена: ведь мы работаем только по предоплате.
  
  
   Алиса, набросив на плечи халат, метнулась к окну. Чуть отвела ладонью в сторону штору...
   За одним из столиков во внутреннем дворе сидит - лицом к ее номеру - незнакомый с виду мужчина в светло сером костюме...
   На столике бутылочка минеральной воды и какой-то иллюстрированный журнал. Мужчина довольно габаритный. Европейской внешности, не похож на местного...
   При взгляде на него ей вспомнились два вчерашних гоблина; он им точно не уступает в росте и мышечной массе...
   Ага, похоже, он заметил колыхание шторы в номере, расположенном на первом этаже того бунгало. Но взглянул как бы мельком, не стал задерживаться взглядом надолго.
   Она поднесла к уху сотовый.
   - Скажите, мистер...
   - Просто Фабио.
   - Скажите, Фабио... А мужчина в сером костюме...
   - За столиком? Напротив ваших окон?
   - Да.
   - Не волнуйтесь, это мой сотрудник.
   - Хм... Понятно... Фабио?..
   - Да, миссис.
   - Просто Алиса - зовите меня по имени, ладно?
   - Как скажете... Алиса.
   - Дайте мне несколько минут... Я... я только вышла из душа.
   - Конечно, Алиса. Занимайтесь спокойно своими делами. Мы работаем так, чтобы не мешать клиентам жить обычной жизнью и заниматься делами.
   - Значит, вы позвонили...
   - Я вам позвонил с единственной целью - доложить, что мы на месте, и что мы приступили к выполнению обязанностей.
  
  
   Едва Алиса дала отбой, как вновь стал трезвонить умолкший было городской телефон. Она подошла к аппарату. В трубке прозвучал знакомый голос менеджера отеля:
   - Синьорина, извините, что побеспокоил...
   - А, это вы, дружок!.. Опять работаете?
   - Попросили подменить...
   - Что на этот раз? Кажется, я вам оставила кучу денег!
   - Э-э-э... Плату за номер я вам верну...
   - Что это еще за фокусы?
   - Приказ собственника отеля.
   - Вот как.
   - Там у вас в номере цветы от синьора собственника. И небольшие сувениры от заведения...
   - Я видела, любезнейший... Цветы - это штука более приятная, чем аспидная гадюка.
   - Еще раз приносим свои извинения... Но я вам звоню по другому поводу.
   - Что еще?
   - Вас из полиции спрашивают. Сказали - "срочно"! Переключаю...
  
   Г Л А В А 33
  
   После визита в автомойку Ветров покатил обратно в отель.
   Оставив машину на выделенном ему пятачке местного паркинга, он проследовал в вестибюль. Подошел к рэсэпшн. Служащий, опередив вопрос постояльца, выложил на стойку небольшой плотный конверт, на котором были надписаны латынью фамилия и мя, а также указан номер, в котором остановился тот, кому адресован пакет.
   - Благодарю. - Ветров спрятал конверт во внутренний карман. - Меня кто-нибудь спрашивал?
   - Нет, сэр... Только курьер, который принес это письмо четверть часа назад.
   - А по телефону?
   - Извините, сэр... в каком смысле?
   - Не важно, - сказал рослый шатен. - Но если кто-то позвонил на рэсепшн и спросит, как можно со мной связаться...
   Менеджер придвинул блокнот и ручку.
   - Что прикажете передать?
   - Скажите, что в отель вернусь... после трех пополудни, не раньше.
   - Хорошо, сэр.
   - И еще... пусть этот человек... если кто-то будет интересоваться мной, оставит свой контактный телефон.
   - Ясно, сэр. - Служащий захлопнул блокнот. - Хорошего дня, сэр.
  
  
   В начале двенадцатого Ветров уже сидел в удобном кресле, в приятной прохладце - в небольшом помещении, расположенном на первом этаже местного филиала BANCO DI SICILIA SPA. Банковский сотрудник, бегло говорящий на английском, выслушав визитера, вызвал по интеркому другого служащего.
   Спустя пару минут появился банковский клерк: лысоватый мужчина лет сорока в темно-сером костюме. Он и новый клиент банка прошли мимо охранника, открывшего перед ними вначале матовую стеклянную, затем решетчатую дверь.
   Спустились по лестнице этажом ниже. Служащий, а также дежурящий здесь охранник открыли своими ключами еще одну дверь; клерк вдобавок еще набрал какую-то кодовую комбинацию.
   Прошли через открывшуюся дверь в банковское хранилище. Миновали первую комнату, со стеллажами депозитарных ячеек от пола до потолка. Проследовали во вторую; она чуть меньших размеров. Здесь, помимо сейфовых ячеек, сдаваемых банком клиентам в аренду, имеются также и ячейки, предоставляемые по субдоговору с правом пользования не только собственно арендатора, но и третьего лица - на "предъявителя".
   Ячейка, ключ от которой прислали Ветрову в отель, была типовой - узкий пенал с ящиком. Но в его лицевой крышке имеются отверстия не для двух ключей, а для трех; вот и вся разница.
   Клерк вставил в прорезь свой ключ; повернул его в нужное положение. Отошел чуть в сторонку. Рослый шатен вставил свой комплект ключа в отверстие. Провернул. Сам открыл крышку ячейки. Вытащил оттуда небольшой - и не тяжелый - "пенал".
   - Все хорошо, сэр? - поинтересовался клерк. - Моя помощь еще нужна?
   - Все в порядке, - сказал клиент. - Если не затруднит, подскажите, где бы я мог устроиться на каких полчаса?
   - Пожалуйста, сэр. - Клерк отодвинул шторку, за которой оказалась небольшая кабинка. - Если понадоблюсь, нажмите звонок в торце столика.
  
  
   Ветров зашторил кабинку, затем, устроившись на стуле за приставным столиком, открыл крышку "пенала".
   Внутри его обнаружились два коробочки. В одной находится смартфон "Гэлакси" пятой модели. В другой - пара очков, с виду мало чем отличающаяся от тех солнцезащитных очков, которые он только что снял и сунул в нагрудный карман пиджака.
   Константин чуть кивнул. Знакомая вещица. Это новейшая модель smart glasses - "умных" компьютерных очков, самая современная и компактная модификация, превосходящая уже апробированные публикой "Google glass 3.0" и "двухсотую" серию EpsonMoverio.
   Смартфон был уже в сборе - с элементом питания и вставленной "симкой". К счастью - впрочем, иного и быть не могло - здесь действует беспроводный интернет...
   Как и "гэлэкси", оставленные для него SG имеют в качестве рабочей платформы новую версию ОС Android. Нажатием крохотного выступа на правой дужке очков Константин активировал "очки". Спустя короткие мгновения на внутренней поверхности левой линзы, - визуально воспринималось как дисплей с приличным качеством - появилось изображение, аналогичное тому, что отображалось сейчас на экране включенного смартфона.
   Константин проверил, как действует встроенная в дужку очков микрокамера - ее можно обнаружить разве что с помощью лупы. Он на короткое время приоткрыл шторку. На линзу, а через нее на сетчатку подавалось четкое изображение - были видны расположенные по другую сторону помещения стеллажи с депозитными ячейками...
   Микрофон тоже действует; и не только действует, но и позволяет транслировать звук, равно как "картинку" с микрокамеры за пределы этого помещения.
   Этот смартфон отличается от серийных собратьев: он имеет дополнительную - против стандартной заводской - перепрошивку... Крохотный чип, добавленный в шину, выполняет функцию криптомодуля. Имеется также функция поддержки и усиления сигнала - от "бага", к примеру, если надо оставить жучок, или от тех же SG, которые сейчас красуются на его переносице.
   В упаковочной коробке нашелся пакетик с двумя запасными элементами питания для SG, размером со спичечную головку.
   Кстати. Добытых Ветровым вчера фотоснимков - которые он сначала выкупил за монеты, не имея возможности ни разглядеть, ни оценить "товар", а затем, как "кота в мешке", передал на паркинге Кэпу - в банковской ячейке не обнаружилось. Не было в "пенале" ни конверта с оригиналами, ни флешки с оцифрованными копиями...
  
  
   Ветров в течение минут пяти примерно проверял подогнанные ему кем-то из коллег через банковскую ячейку Spy Gadgets - в плане их исправности и функциональности.
   Убедившись, что техника, не отличимая внешне от серийных образцов, исправно работает в основных режимах, зашел в Сеть, в один из рабочих ящиков.
   Открыл пришедшее около часа назад на этот контактный бокс письмо; в нем содержится двадцатизначный пароль с использованием букв, цифр и символов.
   Захватил присланную ему часть пароля "копипастом". Перейдя на другой ресурс - в один из международных фотосайтов - вставил в окошко регистрации. Затем, уже по памяти, добавил три символа - в конец всей этой комбинации.
   И только после этого нажал кнопку Enter.
  
  
   На страничке пользователя, - заведенной всего несколько часов назад - закрытой для просмотра другими пользователями, кроме, естественно, знающих пароль, было залито двенадцать фотоснимков.
   Изображение, подающееся на внутреннюю поверхность "очков", позволяла считывать и воспринимать картинки в качестве, практически не отличимом от того, как если бы он смотрел сейчас на дисплей ПК или экран ноута.
   "Заливка" изображений на данный фотосайт осуществлена, согласно показаниям таймера, в четверть пятого утра. Это означает, что когда он дрых в своем номере отеля, другие члены их спецгруппы, не светящиеся пока перед местными, трудились в поте лица.
   Благодаря им, Шамановой, или Технарю, а, может, и Паше "Крякеру", их штатному IT специалисту, он теперь может, наконец, толком рассмотреть фотоснимки, доставшиеся ему от "донны" и ее молодой помощницы при не самых простых обстоятельствах...
  
  
   Изучение снимков и чтение комментариев к ним заняло у Ветрова около получаса.
   Самыми интересными - самыми ценными - оказались два снимка. Причем, оба оказались из "вечернего" улова.
   На одном из этих снимков видны люди, стоящие на кормовой палубе яхты "Мажжелано". А также виден, хотя и несколько размыто, - съемка велась в предутреннем тумане - фрагмент подошедшего к яхте катера.
   Их пятеро, этих людей.
   Два итальянца и трое русских, включая женщину... Эта молодая женщина, кстати. единственная из компании, кто стоит спиной к точке съемки.
   Ее лица не видно. Однако, развеваемые ветром волосы, одежда и сам силуэт бесспорно указывают на гендерную принадлежность... Учитывая внешнюю схожесть, рост, примерный возраст, и тот немаловажный факт, что на борту яхты во время перехода из Черво к Сицилии находилась лишь одна женщина, можно сделать вывод, - с огромной долей вероятности - что на снимке запечатлена имена та особа, чью судьбу наряду с судьбами еще двух российских граждан пытаются выяснить подключившиеся к делу сотрудники спецгруппы "Бастион".
  
  
   Лица четверых мужчин вполне можно разглядеть; качество снимков это позволяет. Двое из них стоят со связанными спереди руками. Эти двое - как раз россияне.
   У одного из итальянцев в правой руке пистолет; у другого - ружье или карабин.
   Тот, что с пистолетом - он стоит вполоборота, виден его профиль - числится в списке команды яхты "Мажжелано". На нем форменная одежда. Он механик, имя, фамилия, все это известно. Останки этого человека, согласно данным, предоставленным российской стороне итальянскими властями, найдено водолазами в бухте, неподалеку от места гибели яхты.
   А вот второго мужчины в списках людей, вышедших в рейс на борту "Мажжелано" из Порто-Черво - не числится. Об этом написано и в текстовом комментарии к этому снимку.
   Там же, в этом же комментарии, указано, что этот человек, возможно, - "с большой долей вероятности" - является сотрудником островного филиала частного агентства Scudo, имеющего офисы в Ротондо и в столице острова Кальяри.
   На втором фото запечатлен момент, когда как минимум четверо из этих пяти перешли - под прицелом стоящего на корме мужчины - с яхты на подошедший с кормы катер...
  
  
   Ровно в полдень Ветров вернул "пенал" в ячейку депозитария местного филиала банка. Спустя две минуты он вышел из этого небольшого здания, и направился в сторону набережной.
   "Возможно, эти трое все еще живы, - подумал про себя Константин. - Во всяком случае, в момент взрыва на яхте их уже не было..."
  
   Г Л А В А 34
  
   Мужской голос на другом конце провода был ей не знаком.
   - Извините, а вы, собственно, кто? - спросила она.
   - Старший инспектор Росси...
   - Как вы сказали... Руссо?
   - Росси , - повторил мужчина. - Меня проинформировали, что вы прекрасно говорите на итальянском.
   - Как видите, не очень хорошо...
   "Врет... - прозвучало в другом ухе у Алисы. - У него другая фамилия..."
   - Синьора, вы не могли бы подъехать в офис?
   "Он из "Direzione centrale anticrimine" ... - бубнил в ухе голос. - Прилетела опергруппа из Рима. Едут из Ольбии в Черво. Он - старший"
   - В какой офис?.. Извините, я не поняла.
   - В полицейский участок в Черво,- сказал мужчина. - Его местонахождение должно быть вам знакомо, синьора.
   - А что, собственно, случилось?
   - Не хотелось бы говорить по телефону.
   - У меня есть кое-какие планы, синьор ispettore...
   - Я могу приехать прямо в отель. - В голосе звонившего прозвучали строгие, если не сказать угрожающие нотки. - Нам непременно нужно встретиться, синьора. Это в ваших же интересах.
   "Пора рвать когти", - сказал Голос. - "Лично я уже на низком старте".
   - Секунду, синьор ispettore...
   Алиса прикрепила фрихенд. Продолжая разговор с инспектором, она принялась одеваться.
   - У меня назначена очень важная встреча, - сказала она. - И... в любом случае, я бы хотела знать, зачем мне приезжать в полицейский офис?
   - Скажите, когда вы в последний раз видели инспектора Николо...
  
  
   В ушной раковине послышались щелчки. Потом прозвучал какой-то скрежет... И, наконец, послышался довольно громкий хлопок.
   - Ну что там еще? - сердито пробормотала она.
   В следующую секунду - поняв, что хлопок донесся откуда-то снаружи - она метнулась к балконной двери.
   Из открытой двери балкона одного из гостиничных номеров, - соседнего бунгало, того, что напротив - повалил сизый дым!..
   Алиса покачала головой. Паша "Крякер" в своем репертуаре: ему обязательно нужно устроить небольшой "фейерверк"...
   Взвыла сирена пожарной сигнализации. Снаружи послышались крики постояльцев и персонала...
   Мужчина в сером костюме надел шляпу; оставив на столике мелкую купюру, он направился к балкону, на который вышла женщина.
   - Синьора, доброе утро! Я сотрудник Фабио. Вам нужна помощь?
   - Секунду...
   Алиса метнулась обратно в номер. Вещи она собирать не стала. Схватила лишь сумочку с документами и сотовый телефон.
   В дверь ее номера уже стучались.
   Звонят оба телефона - ее собственный сотовый, безмолвствовавший двое суток, и городской, установленный в номере.
   Она вновь выбралась на балкон. "Гард", глядя на молодую женщину снизу, спросил:
   - Хотите выйти из номера через балкон, синьора?
   - Пожалуй... да.
   Алиса, хотя и не особо нуждалась в помощи, спрыгнула с балкона прямо на подставленные руки.
  
  
   Г Л А В А 35
  
   Сицилия
  
   Сан Вито - крохотный городок... Прогулка до места, близ которого Ветрову было назначено следующее свидание, заняла у него всего каких десять минут.
   Константин вышел на набережную как раз в том месте, где находится одно из самых крупных кафе города. Заведение, расположенное в вытянутом вдоль береговой линии двухэтажном здании, имеет также две открытые террасы. Названо оно, вероятно, в честь местной живописной скалы; хотя находится и не у самого подножья этой обрывистой горы, а примерно в полутора километрах от нее - почти в центре города и посередине трехкилометрового пляжа.
   Две или три минуты Константин стоял в тени одной из пальм, у балюстрады набережной. Мимо, по невысокой, в несколько ступеней лестницы, на пляж спускаются одиночки, семейные пары и небольшие компании.
   Пляжи здесь, надо сказать, великолепные; они входят в число лучших не только в Италии, но и во всем Средиземноморье. Но мысли Ветрова были заняты не местными красотами. И даже не загорелыми красотками, коих здесь, как на любом средиземноморском курорте, превеликое множество.
   На часах двадцать минут первого. Ему назначено явиться на пляж - "первая линия", у набережной, напротив кафе "Монако", в районе полудня. Эту просьбу передала его старая знакомая - особа в мотоциклетном шлеме по имени "Анжела".
   Кто и зачем его хочет видеть, от кого именно исходит это пожелание, пока не очень понятно. Если исходить из вчерашнего, то, скорее всего, это тот или те, кто хотел бы продать запись, сделанную в роковой для него день местным фотографом Витторио Джанини. Но тут вот что интересно... Еще до своего второго по счету посещения "рыбацкой деревни", Константин имел разговор с адвокатом Поццо. И тот, отказавшись на словах обслуживать клиента из далекой северной страны, дал знать, что с ним хотят встретиться. И что у этих людей "есть информация по вашему делу".
   У Ветрова даже всплыла перед глазами эта надпись, сделанная адвокатом в его блокноте:
   " ЗАВТРА. В 13:00. БАР "МОНАКО".
   Итак, по факту он имеет два предложения о встрече. Оба практически идентичны; и хотя исходят от разных людей, имеется почти полное сходство по времени и по месту.
   Является ли это случайным совпадением? И, соответственно, предложения встретиться и переговорить о чем-то важном для человека из "северной страны" исходят от разных людей (и организаций)?
   Или же оба этих предложения сделаны одним лицом (или одной организацией)?
   Менее, чем через час он получит ответ на этот немаловажный вопрос. А, возможно, и не только на этот...
  
  
   Ветров извлек из висящей на плече сумки фотокамеру. Сделал несколько снимков; "щелкнул" набережную, затем, развернувшись, сделал несколько снимков ближних к нему строений (включая, естественно, кафе "Монако").
   За те несколько дней, что ему довелось провести в этом райском местечке, он сделал уже немало снимков.
   В каком-то смысле, он мало чем в этом плане отличается от тех туристов, что щелкают направо и налево своими камерами. Они делают снимки на память; для того, чтобы потом, разглядывая их на экране ноута или на планшетнике, вспоминать о приятных мгновениях отдыха на сицилийском курорте. Приехавший же в Сан Вито из России рослый шатен делает снимки по рабочей необходимости - для отчетности.
   И даже если предположить, что за ним кто-то сейчас наблюдает, - а Ветров ощущает спиной чужие взгляды - то в таком поведении иностранца, находящегося здесь, в этой курортной местности, в служебной командировке, вряд ли можно обнаружить что-то необычное. И, уж тем более, противозаконное..
  
  
   Ветров сунул камеру обратно в сумку. Закрыл молнию, проверил, закрыты ли два боковых кармашка. Никого из "своих" он визуально не наблюдает. Он и не должен их видеть; у коллег есть теперь возможность получать "картинку" с двух "скрыток": с микрокамеры надетых на его переносице очков, - передний обзор - и с встроенного в кант сумки, висящей на плече, еще одной миниатюрной камеры - "задний вид".
   Константин вновь развернулся лицом к пляжу. Народу уже довольно много; почти все шезлонги заняты...
   Однако, два шезлонга, - каждый под зонтом - находящиеся метрах в двадцати, чуть правее спуска на пляж, пустуют. Ветров снял легкие туфли, и, ступая босиком по горячему песку, направился в ту сторону.
  
  
   Стоило ему положить сумку на ближний к нему шезлонг, как нарисовался какой-то пацаненок. Прожаренный солнцем, худой, черноглазый, он одет в шорты. Годков ему где-то одиннадцать, не больше.
   - Это место занято! - крикнул мальчишка. - Я его стерегу!..
   - Надо же. - Посмотрев на него сверху вниз, Ветров усмехнулся. - Так ты сторожем тут работаешь? - переспросил он на итальянском.
   - Работаю, да! - Парнишка показал на второй шезлонг. - Хочешь этот шезлонг?
   - Мне он не нужен.
   - На песке плохо лежать... Неудобно. И горячо!..
   - А я и не собираюсь.
   - Я специально для тебя его держал, мистер! И возьму не дорого.
   - Так ты, значит, бизнесмен? - Ветров потрепал мальчишку за вихры. - Ну, и сколько стоит этот твой "товар"? - Он кивнул на пустующий шезлонг.
   Мальчишка поднял вверх две руки с растопыренными пальцами.
   - Десять "ойро"?! Ого... не дешево.
   - Первая линия, - сказал пацан. - Лучшие места во всей округе! И кафе рядом.
   - Кафе рядом... - пробормотал под нос рослый шатен, доставая из бокового кармана мелкую бумажную купюру. - Действительно, удобное местечко.
   Мальчишка уставился на него своими живыми черными глазенками.
   - Если захочешь искупаться, мистер, я постерегу одежду и сумку!..
   - Вот как?
   - Я хороший сторож!
   Константин усмехнулся про себя - этому типку, смахивающему на цыганенка, он не доверил бы постеречь даже ржавого гвоздя.
   -Знаешь... я пока не решил, буду ли купаться. Держи бабки, "бизнесмен"...
   Он протянул мальцу "червонец".
   - Спасибо, мистер!..
   Деньги исчезли вместе с парнем - вот только что тот стоял рядом, а всего мгновение спустя как сквозь землю провалился.
  
  
   Ветров поставил сумку на шезлонг. Снял пиджак; положил его поверх сумки.
   Купаться он, естественно, не собирается - не для того сюда пришел (хотя для чего именно, сам пока толком не знал). Чтобы не выглядеть на фоне одетых в бикини и плавки отдыхающих белой вороной, снял сорочку.
   Присел на край выкупленного у мелкого делавара шезлонга. Достал из бокового кармашка сумки пачку "мальборо" и зажигалку. Но закуривать пока не стал, положил рядом с сумкой, чтоб были под рукой.
   В запасе у него еще есть немного времени.
   Минут тридцать есть, точно. И если здесь не появится особа в мотоциклетном шлеме, или "донна", или кто-то от них, то он успеет одеться и перебраться в кафе "Монако". Благо до него отсюда всего несколько десятков шагов...
   Море застыло в полуденной дреме. Изредка по водной глади, оставляя на лазурной поверхности пенные следы, проносятся молодые люди на скутерах; метрах в двухстах от берега застыли, картинно, как на морских акварелях, вписанные в горизонт небольшие парусные яхты и катера.
   По левую руку находится местный порт. Он считается одним из самых безопасных и защищенных во всей Сицилии. В местном путеводителе сказано, что об этом знали еще древние. Когда-то римляне, финикийцы, арабы, а затем норманны, испанцы, еще позже пираты и простые рыбацкие суденышки находили в этом заливе укрытие от бурь. Сейчас здешний порт с четырьмя пристанями в состоянии одновременно принять почти 500 лодок, катеров и довольно больших яхт...
   Ветров такт своим мыслям слегка покачал головой. Такого размера и класса как "Мажжелано" - точно способен принять. Более того, эта яхта, судя по имеющимся данным, в прошлые годы несколько раз заходила в порт городка Сан Вито; имеются даже соответствующие фотоснимки.
   "Но не в этот раз, - подумал про себя Ветров. - В свое последнее плавание "Мажжелано", миновав мыс Ло Капо, направилась в другую бухту..."
   И там, ранним туманным утром, взлетела на воздух.
  
  
   Наручные часы показывают без четверти час пополудни. Никто из окружающих не проявлял видимого интереса к мужчине, устроившемуся на шезлонге неподалеку от спуска с набережной. Пора, однако, - решил Ветров. - отправляться в кафе...
   Едва он об этом подумал - и уже потянулся за рубашкой - как увидел... девушку.
   Она шла в его сторону от моря.
   Мокрые волосы, капельки влаги на ее загорелом теле свидетельствуют о том, что она только вышла из воды.
   Невысокая, лишь немногим выше ста шестидесяти, она сложена весьма гармонично. Да что уж там: у девушки великолепная фигурка...
   И на лицо весьма симпатичная...
   Парни, мимо которых она проходила, сворачивали шеи; кто-то даже восхищенно присвистнул. Но девушка, кажется, никого в упор не видит: держится прямо, ступает легко, грациозно, словно не идет, а плывет.
   И во всем этом не чувствуется никакой рисовки, никакого самолюбования - эта девушка так же восхитительна, но и естественна, как прекрасна собой и естественна в своем очаровании здешняя природа.
  
  
   Девушка подошла к остававшемуся свободным шезлонгу. Гибко нагнулась; открыла оставленную рядом с ним на песке спортивную сумку.
   Достала полотенце... Слегка промокнула им лицо, а также руки и предплечья.
   Какое-то время она стояла спиной к мужчине, занявшему соседний шезлонг. На ней крохотные бикини, оставляющие упругие, идеальной формы ягодицы практически открытыми чужим взорам. Чуть ниже поясницы, на крестце видна татуировка - крылья ангела, или что-то в этом роде.
   Девушка сунула полотенце в пакет, а пакет в сумку. Затем достала из бокового кармашка пачку сигарет. Выпрямилась... Обвела глазами округу, как словно выискивала что-то или кого-то.
   И только сейчас - вроде как - обратила внимание на рослого шатена, устроившегося в шезлонге всего метрах в трех от нее.
   - Мистер, у вас зажигалки не найдется? - обратилась она к мужчине, чей внешний вид выдавал в нем иностранца, на английском языке. - Свою я где-то посеяла.
   Ветров поднялся на ноги.
   - Найдется, синьорина, - после некоторой заминки сказал он.
   Константин хотел дать девушке прикурить, но та протянула ладошку - за зажигалкой.
   - Пойдете за мной, - прошептала она. - Держитесь близко, почти вплотную...
   - А вы?.. - полушепотом произнес Ветров. - Вы... та самая...
   - Не узнал? - В ее голосе прозвучала ехидна нотка. - Та самая, ага.
   Девушка, прикурив сигарету, вернула зажигалку ее владельцу. Улыбнулась, продемонстрировав белые ровные зубки.
   - Спасибо, мистер! - звонко сказала она. - Вы очень любезны.
  
  
   Та, кого Ветров сначала принял за мальчишку подростка, оказалась на самом деле очень симпатичной и фигуристой девушкой лет двадцати. "Анжела", сделав всего две или три затяжки, бросила сигарету в металлическую урну рядом со щитом, предупреждающим о запрете курить на общем пляже. Потом, не мешкая, достала из сумки одежду.
   Стоя вполоборота к соседу, не обращая внимания на него или кого бы то ни было еще, сняла верх бикини. Упруго колыхнулись полушария с маленькими коническими сосками; у девушки великолепная грудь.
   Ветров усмехнулся про себя. Будучи уроженкой острова Сицилия, известного своими строгими нравами, эта особа принадлежит уже к новому - эмансипированному - поколению.. К поколению, которое носится на байках, делает себе татуировки, не особо слушается старших, и живет собственным умом.
   В планы девушки, впрочем, не входило долгое позирование под восхищенными мужскими взглядами: Анжела быстро и ловко повязала вокруг груди цветной платок, заменивший ей лиф. Так же быстро натянула шорты, надела поверх влажной гривы волос бейсболку. Водрузила на переносицу солнцезащитные очки, к ушной раковине прикрепила устройство hands free. Держа сумку в одной руке, а сандалии в другой, направилась к лестнице.
  
  
   Ветров, как ему и было сказано, снялся сразу за проводницей.
   Чтобы со стороны не казалось, что они вместе, или, что рослый иностранец в светлом льняном костюме привязывается к увиденной им на пляже симпатичной девушке, он приотстал на несколько шагов.
   Анжела, как и предполагал Ветров, направилась к кафе "Монако", к открытой террасе. Ближние столики стоят всего метрах в двадцати от условной набережной - пешеходной улицы "первой линии", выложенной цветной плиткой...
   Константин особо не крутил головой по сторонам, это ни к чему. Но кое-что он, прежде, чем пересек расстояние от балюстрады до столиков кафе, подметил.
   По левую руку расположились двое молодых людей. Судя по внешности, местные. Один стоит почти там же, где недавно стоял Ветров - у спуска на пляж. Другой расположился неподалеку, в тени одной из высаженных здесь пальм - в руке сложенная в четверть газета, которую он якобы просматривает.
   Оба развернуты спиной к кафе - это, скорее всего, наблюдатели.
   Еще двое местных расположились справа от террасы; эти, похоже, отслеживают другой сектор набережной и ближний переулок.
  
  
   Ветров чуть ускорил шаг. Анжела прошла мимо столиков - почти все они заняты, кстати - и вошла через главный вход в кафе. Эта особа, надо сказать, не только любит быструю езду, но и на своих двоих перемещается довольно резво...
   Девушка, не задерживаясь, не вступая ни с кем в разговоры, двинулась через зал первого этажа. Народа здесь совсем немного - посетители предпочитают столики с видом на море и пляж закрытому помещению...
   Она прошла мимо официанта, несущего в полусогнутой руке уставленный напитками поднос. И, толкнув от себя дверь в конце зала, исчезла с виду.
   Ветров вслед за ней вошел в одно из служебных помещений. Стали ощущаться запахи кухни. Девица прошла через арочный проход. Они оказались уже непосредственно в помещении кухни. Трое мужчин в поварском одеянии занимались своими делами; ни один из них никак не среагировал на появление девушки и рослого шатена - так, словно их здесь и не было.
   Ветров обогнул довольно габаритного мужчину повара, шинковавшего овощи острым длинным ножом... Вошел вслед за проводницей в какое-то подсобное помещение; здесь уже было довольно прохладно.
   Послышался быстрый шепот, знакомый Ветрову по их прежним совместным вылазкам:
   - Осторожно, мистер, ступени.
   - Вижу...
   - Берегите голову!..
   Ветров чуть пригнулся - они прошли под каменную арку.
   Помещение, в котором они оказались, напоминает подземное хранилище или бомбоубежище. Его стены не сложены из кирпича, известняка или другого камня, как можно было предположить, но вырублены в скальной породе. Кое-где видны поддерживающие вертикальные и распорные - наклонные - брусы из темного дерева - потемневшего от времени или "проморенного".
   Девушка стукнула костяшками пальцев в обшитую металлом дверь. Ветров ожидал услышать скрежет ключа, звяканье щеколды или звук проворачивающегося штурвала. Но дверь открылась совершенно бесшумно.
   - Вам туда, мистер! - Девушка показала наманикюренным пальцем куда-то в темноту. - Смелее!
   Ветров шагнул в этот темный коридор. Дверь сразу же захлопнулась. Если бы на нем не было "очков", которые тут же переключились в режим "ночи", - более-менее сносная картинка - то он бы вообще ничего не увидел.
   На серовато-зеленом фоне высветился контур в виде прямоугольника - похоже, еще одна дверь.
   Долго ему ждать не пришлось; едва закрылась одна дверь, внешняя, как открылась другая. В дверном проеме, освещенный льющимся из комнаты теплым электрическим светом, виден мужской силуэт.
   - Добро пожаловать, мистер, - произнес "привратник" на довольно сносном английском. - Проходите.
   - Благодарю, - сказал Ветров, проходя мимо него. - Кажется, мы уже где-то виделись?..
   А про себя подумал:
   "И почему я нисколечко не удивлен?"
  
   Г Л А В А 36
  
   - Спасибо, - сказала Алису "гарду", ловко поймавшему ее на руки. - Можете теперь поставить меня на землю.
   Алиса одернула юбку, поправила легкий пиджачок. Повесила сумочку на плечо... Эти несколько секунд она использовала также и по другому назначению - смотрела на открытую дверь того номера, в котором недолго обретался Паша "Крякер" (именно его голос звучал в ее ушах все эти дни).
   Дым из приоткрытого дверного проема уже перестал валить густыми клубами; оттуда теперь тянулась лишь тонкая сизая струйка...
   Алиса озадаченно хмыкнула. Пашка, наверное, счел неуместным в нынешней ситуации вывоз аппаратуры, которую он здесь установил, или использовал временно. Поэтому и использовал вариант экстренной "уборки"... И что-то его к этому решению, вероятно, подтолкнуло.
   Кстати, это стандартный и давно отработанный у них в "Бастионе" прием... Дистанционно, или по команде вручную, активируется встроенная в прибор или в чехол термошашка. Ноут, "скрытки", баги, что там еще используется шпионского или неконвенционного; все это помещается в специальную сумку. Или, как вариант - если надо рвать когти, как вот сейчас - аппаратура остается на столе, илитам, гдеона использовалась по назначению. На несгораемой подкладке, а то и без таковой.
   После срабатывания термопатрона лэптоп - а, скорее всего, Крякер использовал два ноута - начинает быстро и весело выгорать. И уже через несколько секунд вся высокотехнологичная начинка превращается в оплавленную массу, не подлежащую ремонту или восстановлению.
   А зачастую даже и идентификации.
   - У вас есть транспорт? - спросила она у "гарда".
   - Машина на паркинге у входа.
   - Ведите!..
  
  
   Навстречу им, по боковой внутренней дорожке - бежали двое местных служащих. Один из них, с портативным огнетушителем в руке, поравнявшись с мужчиной и женщиной, крикнул на ходу:
   - Эвакуация! Всем постояльцам покинуть номера!.. Сбор на большом паркинге!..
   - Спасибо, дружок! - буркнула Алиса. - Видишь, бежим со всех ног...
   Они обогнули слева главное строение отеля. "Гард" держится справа и в шаге впереди - одновременно показывал путь и прикрывал клиентку. Под пиджаком у него угадывается наплечная кобура с пистолетом. Лицензия IBA позволяет гардам носить табельное оружие; а в ряде случаев - хотя зависит от законодательства стран, на территории которой происходит дело - даже применять его при возникновении угрозы охраняемому лицу либо его имуществу.
   Наперерез им от главного входа двинулись двое субъектов в полицейской форме. Одновременно, от припаркованного на основной стоянке перед главным зданием отеля длинного черного лимузина, к спешащей от бунгало парочке направился еще один габаритный "гард" - этот в темном костюме и солнцезащитных очках.
   И он, этот мужчина, успел встать на пути у этих полицейских.
   - В сторону! - крикнул один из них. - Если не хочешь неприятностей!!
   - Я старший охраны этой синьоры, - сказал мужчина в темном костюме,
   Ои показал свое удостоверение, в которое вложена металлическая бляха специального образца.
   - Представьтесь, пожалуйста
   - Эй, синьора! - крикнул второй. - Постойте! Вас хочет видеть наш начальник!!
   Старший законтрактованной охраны спросил, обращаясь сразу к двум полицейским:
   - У вас имеется ордер на задержание нашей клиентки? Подписанный прокурором и подтвержденный через суд?
   - С ней шеф хочет поговорить!..
   - Нам приказано доставить синьору в участок! - добавил второй.
   Тем временем, женщина и сопровождавший ее из внутреннего двора отеля телохранитель добрались до машины. "Гард" открыл заднюю дверь лимузина.
   - Прошу, синьора! - сказал он. - Это наш транспорт.
   Старший охраны, к уху которого прикреплен микродинамик, вежливо, но сухо сказал:
   - Значит, у вас нет оснований препятствовать нашему выезду.
   Он отступил к лимузину, в который только что усадили клиентку.
   Гард, - тот самый, который вывел из отеля женщину - сел в кресло пассажира спереди. Мужчина в темном костюме уселся на левое заднее сидение, рядом с клиенткой. Один из полицейских принялся что-то сердито бубнить в портативную рацию. Длинный тяжелый лимузин тронулся с места; и, медленно набирая скорость, покатил на выезд из гостиничного паркинга - под сердитыми взглядами двух оставшихся там полицейских.
  
  
   - Миссис, куда прикажете? - не оборачиваясь, спросил водитель на английском. - Командуйте курс.
   - Пока прямо... до перекрестка.
   В машине, кроме Алисы, находятся трое: водитель, уже знакомый ей "гард", и третий, который отшил на паркинге полицейских.
   Она, чуть повернувшись, посмотрела на устроившегося неподалеку - но на боковом сидении мужчину в темном костюме. Ему лет тридцать пять примерно. Крепкий, рослый, широкоплечий, лицо как будто вырезано из гранита. От него исходит волна спокойствия и уверенности. Алисе доводилось уже слышать об этом "луганском" филиале Ай Би Эй. Они охраняют VIP персон; у них безупречная репутация, их услуги стоят весьма не дешево...
   Ну и вот: теперь она может воочию видеть эту команду - или часть ее - в деле.
   - Извините, а вы...
   - Фабио Толмей.
   - Очень приятно...
   Она протянула ладошку. Мужчина, чуть подавшись вперед, осторожно пожал ее.
   - Приближаемся к перекрестку, - сказал водитель, сбрасывая скорость. - На повороте в Ольбию - две полицейские машины. Похоже, хотят заблокировать проезд!..
   - Прикажете следовать в аэропорт? - глядя на нее через затемненные линзы очков, - наверняка "смарт-глассис" - спросил Фабио. - Я сам поговорю с этими полицейскими, если позволите.
   - Поворачивайте в Черво! - сказала Алиса. - Это ведь возможно, Фабио?
   - Желание клиента - закон для нас, - заметил тот. - Если, конечно, клиент не нарушает законов страны пребывания.
   Лимузин свернул направо, на север-запад - к центру расположенного неподалеку "поселка миллиардеров". А следом за ним, сорвавшись с обочины, понеслась одна из полицейских машин.
  
  
   Г Л А В А 37
  
   Ветров оказался в небольшом коридоре. Справа, вплотную к стене, простая деревянная скамья; за ней небольшой столик. Слева, чуть дальше, металлическая дверь. В конце коридора, длина которого не превышает шести метров, еще одна дверь. Эта тоже с виду крепкая, "сейфовая"...
   Мужчина, впустивший его в это помещение, "бастионовцу" был уже знаком. Это ни кто иной, как "строитель", который уже дважды оказывал услуги то и дело попадающему в переплет иностранцу. Но, в отличие от их прежних встреч, одет он не в рабочую спецовку, а в чистую одежду - на нем темные брюки и белая сорочка.
   - Определенно виделись, - сказал мужчина. - Это у вас, кажется, я разжился пакетом со свежим ливером?
   - Надеюсь, пригодился в хозяйстве? - вопросом на вопрос отреагировал шатен.
   - Еще как, - сказал мужчина, пригладив темные усы. - Прокрутили полуфабрикат... получилась знатная ливерная колбаса.
   Он показал на свисаюшую с плеча иностранца сумку.
   - Простите, но должен задать вопрос... Что там у вас?
   Ветров снял сумку. Положил на скамью, сам раскрыл. Затем отступил чуть в сторону, давая возможность "привратнику" рассмотреть - если сочтет нужным, то и ощупать - сумку и то, что внутри ее.
   - Две цифровые камеры, - сказал Константин. - Еще сигареты и зажигалка.
   - Сумку придется оставить, мистер.
   - Здесь?
   - Когда вы закончите разговор с... с одним человеком, который вас ждет, - "строитель" кивнул на дальнюю дверь, - вам вернут ваши вещи.
   - Хорошо.
   - Сотовый телефон?
   Ветров положил на скамью рядом с сумкой "Гэлакси" и устройство "фрихенд".
   - Брелок с ключами от машины?..
   - Его тоже?
   - Да.
   Визитер выложил небольшую связку ключей с автобрелоком.
   "Строитель" взял со столика портативный детектор.
   - Надеюсь, вы не против?
   - Не против.
   Местный кадр провел детектором спереди и сзади - проверял, нет ли на теле у пожаловавшего сюда иностранца металлических предметов.
   - Порядок, - негромко произнес он. - Скажите... - Он посмотрел на визитера. - Вы ведь говорите по-итальянски, сколько помню?
   - Немного говорю... на простые темы.
   - А мне показалось, вы очень неплохо знаете итальянский.
   - То была стрессовая ситуация, - Ветров чуть усмехнулся. - Но если нет переводчика...
   - Разговор будет с глазу на глаз.
   - И если мы не будем говорить о каких-то сложных вещах, требующих безукоризненного владения языком...
   - Разговор будет идти о простых вещах, - заверил его "строитель". - Мы и сами люди простые. - добавил он.
   - Прекрасно, - переходя на итальянский, сказал рослый шатен. - Мне нравится, когда люди не усложняют жизнь себе и другим.
   - Портмоне и документы можете взять, - сказал "строитель". - Пройдите сюда. - Он переместился к дальней двери. - Как вы хотите, чтобы я вас представил?
   - Констэнтино из России.
   Привратник, открыв дверь, сказал, адресуясь кому-то, кто находился в другом помещении:
   - Синьор Джорджио, к вам синьор Констэнтино из России.
   В ответ прозвучал тихий глуховатый голос:
   - Пусть войдет...
  
  
   Помещение, в которое впустили "русского", внешне здорово напоминает кабинет адвоката Поццо. Ветров, кстати, не очень сильно удивился бы, если бы его встретил здесь сам адвокат. Пробыв в этом милом курортном городке всего несколько суток, он уже ничему не удивляется... Даже тому, что в здешних краях, оказывается, сроду не видели "никакой мафии".
   Однако, это был не синьор Поццо. Мужчина, сидевший в кресле с высокой спинкой, и смотревший из-под кустистых бровей на рослого славянина, был заметно старше лощеного адвоката. И он, надо сказать, здорово походит на одного из той парочки пожилых итальянцев, которых Константин видел недавно в "кинокафе", расположенного в припортовом районе столицы округа Трапони.
   Пожилой мужчина неспешно взял со стола очки. Надел их; несколько секунд он молча смотрел на визитера. Взгляд его - через линзы очков - был неожиданно молод и цепок.
   А вот свои очки, внешне выглядящие как обычные солнцезащитные, Ветров еще раньше, в "предбаннике", снял с переносицы и сунул в нагрудный карман, зацепив наружу дужкой. "Привратник", кстати, не обратил на них внимания: ну, очки и очки; в этом солнечном краю все ходят в темных очках...
   - А! - наконец сказал пожилой синьор чуть хрипловатым голосом. - Констэнтино из России?! Вот вы какой...
   "Вот оно, значит, как у вас тут устроено, - в свою очередь подумал Ветров. - Ну что ж, огромные традиции у людей; вековой опыт, свои наработки и проверенные в нескольких поколениях люди... А это все за деньги не купишь".
   - Синьор Джорджио...
   Ветров, подойдя ближе, пожал протянутую через стол сухую костистую руку.
   - Присаживайтесь, - сказал синьор.
   - Благодарю.
   Ветров уселся на стул. Практически всю стену за спиной у синьора, устроившегося в вишневого цвета кожаном кресле, занимают фотообои. На этой увеличенной картине отображен живописный вид на гору Милано и бухту Ло Капо. Картинка настолько удачная, что кажется живой реальностью - такое впечатление, что они находятся не в подземной части строения, а сидят на террасе, на виду у горы, давшей название этому заведению.
   - Красиво, - сказал Ветров.- Хорошая работа... Я про картину, - уточнил он.
   - Один местный фотограф сделал, - заметил синьор Джорджио.
   - Он большой мастер...
   - К сожалению, недавно погиб.
   Ветров молча кивнул, ожидая продолжения.
   - Констэнтино... - Синьор бросил на сидящего напротив рослого мужчину задумчивый взгляд. - Не знаю, что означает это имя в стране, откуда вы прибыли. А у нас, здесь, оно означает - "упрямый", "несгибаемый".
   Он неожиданно усмехнулся, отсветив белыми искусственными зубами.
   - Вы упрямый, да?
   - Смотря о чем речь, синьор.
   - Несмотря на неблагоприятные для вас обстоятельства, вы упрямо шли к какой-то своей цели...
   - Хм.
   - И даже, как мне рассказали, готовы были поставить на кон свою жизнь.
   - Это плохо?
   - Это - характер, - сказал синьор. - Лично я уважаю людей с характером.
   Выдвинув ящик, он достал лист бумаги и авторучку.
   - А знаете, Констэнтино, как истолковывается на нашем языке имя Джорджио?
   - Наверное, это как-то связано со святым Джорджо?
   - Сан Джорджо? Который победил дракона?
   - Да. У нас, в России, этого святого очень почитают.
   - У нас тоже. Но здесь, на Сицилии, имя Джорджио имеет также иную трактовку.
   Ветров развел руками.
   - Этих тонкостей я не знаю, синьор.
   - Джорджио в нашей местности - это "крестьянин".
   Мужчина, наклонив сплошь седую голову, принялся что-то выводить на листе.
   - Я родился в крестьянской семье, Констэнтино, - глухим голосом продолжил он. - Конечно, кое-чего я добился в жизни.
   Синьор отложил в сторону ручку.
   - Но, будучи крестьянином по складу характера, я привык уважать свой и чужой труд. Так что не будем терять времени даром.
   Он поднял лист формата А4 так, чтобы была видна сделанная им только что запись.
   Ветров посмотрел на лист с выведенными крупно семью цифрами и одним символом. Эта цифра ему была уже знакома; именно ее он начертал в кабинете у адвоката Поццо.
   1.000.000 ?
  
  
   На какое-то время в помещении с весьма реалистичным видом на гору Милано повисла тишина. Ветров ждал продолжения. И оно последовало.
   - Предположу... - сказал синьор, - предположу, что именно в такую сумму вы, а также те, кто вас послали в наш городок, оцениваете информацию о судьбе трех пропавших русских. Я прав? Или это ошибочное предположение?
   - Ваше предположение удивительно соответствует реальному положению дел, синьор Джорджио. Именно такую сумму мое агентство, а также родственники пропавших, готово заплатить за информацию. Уточню - не за всякую информацию, но за сведения, которые помогут установить точное местонахождение этих граждан.
   - То есть... - Синьор внимательно смотрел на визитера через линзы своих несколько старомодных очков. - Вы думаете, они все еще живы?
   - Мы очень на это надеемся. А лично я... - Ветров потер переносицу. - Лично я в это верю.
   - Это хорошо, - одобрительно сказал синьор. - Вера способна творить чудеса... Вот лично я, Констэнтино, верю, что мне и моим друзья удастся достроить гостиничный комплекс. Кстати... вы могли видеть эту строительную площадку. Мне рассказали, что на вас вечером напали какие-то хулиганы?
   - Да, было дело... Один добрый человек, - Ветров кивнул в сторону двери - а также его друзья или знакомые отогнали этих нехороших молодых людей... Да, вот сейчас припоминаю... - Он вновь кивнул, но теперь уже как бы в такт своим мыслям. - Этот досадный инцидент произошел рядом со стройкой.
   - Планировалось, что это будет самый большой отель в нашем городе, - сказал синьор. - Строительство было начато три года назад. Но случился кризис...
   - Понимаю.
   - Банкиры ужесточили свои требования по кредитованию...
   - Сейчас не самые простые времена.
   - Но я верю, что нам удастся найти инвесторов, и закончить строительство... И еще я надеюсь... нет, я в этом уверен, что этот новый отель откроется уже к началу следующего курортного сезона.
   Синьор вновь взял со стола ручку (это была обычная шариковая ручка, какие продаются в супермаркетах).
   Придвинул к себе лист бумаги. Что-то подправил в ранее сделанной записи. Затем, перевернув лист, показал откорректированную запись визитеру.
   После "единички" появился еще один ноль. Соответственно, цифра стала восьмизначной:
  
   10.000.000 ?
  
   Г Л А В А 38
  
   Поселок миллиардеров.
  
   Шофер с точностью до сантиметров вписал длиннющий и тяжелый "членовоз" в очередной поворот. Водитель оказался мастером своего дела. Хотя, возможно, - и, скорее всего, так оно и есть - ему не впервой водить машину по улочкам Порто-Черво...
   Вот уже они подъезжают к Пьяцетто, к единственной площади "поселка миллиардеров". Показались разрисованные маринистами стены; лимузин катит по переулку, в котором находится местный полицейский участок... Алиса прикипела к боковому стеклу.
   На пятачке, зажатом меж живописными стенами трех зданий, стоят две машины. Оба транспорта были уже знакомы ей. Полицейский "фиат" - это служебная машина Николо... Ну а мощный черный внедорожник, этот тот самый Hummer, в котором она каталась в компании двух парней, числящихся официально в охране местного "яхт-клуба".
   У "хаммера" как раз стоит один из этой парочки. Заметив проезжающий мимо лимузин, он поднес к губам портативную рацию...
   "Николо сказал, что пакет с какими-то бумагами и записями будет в оговоренном месте не позднее часа пополудни, - подумала Алиса. - Вопрос заключается в том, успели ли доставить этот пакет?.. Или эта моя поездка окажется зряшной?"
   - Водитель, сейчас прямо!.. - скомандовала она. - Через площадь!.. Остановитесь в следующем переулке, у первого же бутика.
  
  
   Улочка, в ближнем здании которой - на первом этаже - находится обувной бутик, оказалась довольно узкой. Лимузин, встав в горловине, почти что всю ее и перегородил: ни слева объехать, даже с учетом наличия тротуарчика, ни с правой стороны - там не осталось пространства для еще одной машины.
   - Мне нужно в бутик! - сказала Алиса, адресуясь старшему. - Туфли присмотрела...
   - Желание клиента - закон.
   - Остановиться в горловине? - начиная притормаживать, спросил водитель. - Или дальше проехать?
   - В самом горлышке!
   Лимузин, кажется, еще катил по каменной брусчатке, а двое мужчин уже покинули салон. Один из них - "гард" - открыл заднюю правую дверь, выпуская клиентку. Второй, а именно, Фабио, встал ближе к корме представительской машины. Поза открытая, уверенная, сдержанно-подтянутая, демонстрирующая готовность к немедленному и эффективному действию; но и располагающая к взаимодействию. Ну, и самое главное, он по-прежнему выглядит совершенно спокойным; на его невозмутимом лице не читаются никакие эмоции.
   - Я ненадолго! - сказала Алиса, адресуясь Фабио. - Всего на две или три минуты!
  
  
   "Гард" открыл дверь обувного бутика, пропуская клиентку вовнутрь. Алиса, пройдя мимо него, сказала:
   - Пожалуйста, обождите меня снаружи.
   В небольшом, стильно оформленном магазине женской обуви в это предобеденное время было всего три живые души.
   Две из них - местные продавщицы. Причем, обе не вот, чтоб девушки, а взрослые женщины за тридцать. Третья - женщина лет сорока пяти.
   Одета в юбку и жакет цвета морской воды; туфельки у нее на ногах хороши, да и сумка Louis Vuitton не из дешевых. Единственное, что можно было бы выставить в качестве претензии, - если бы судил знаток модных аксессуаров - это размер дамской сумки: она, пожалуй, великовата (если, конечно, эта женщина не использует сумку от Луи Виттона для походов за продуктами).
   По виду и наречию - женщина переговаривается с одной из продавщиц - итальянка. Скорее всего, местная, уроженка острова: у жителей Сардинии иногда проскальзывают в речи местные диалектизмы.
   Алиса подошла к одному из стеллажей. Рядом - словно из воздуха соткалась - оказалась вторая продавщица.
   - Здравствуйте, синьора... Могу я чем-то помочь?
   - Вот эти туфли... - Алиса показала на пару туфель на высоких каблуках. - И еще эти. -Она показала на пару других туфелек. - Да, да... эти.
   - Вы, кажется, синьора, покупали точно такие? - Продавщица взяла с полки стеллажа и эту пару. - И как они вам?
   "Плавать в них не очень удобно, - подумала Алиса. - Свалились с ноги, когда уроды меня за борт швырнули..."
   - Прекрасная обувь, - сказала она вслух. - Хочу про запас еще пару взять.
   - Отличная идея, синьора.
   - Прекрасные туфельки, - сказала женщина с сумкой "Луи Виттон".
   Она посмотрела на иностранку.
   - Синьора, вы собираетесь их примерить?.. Могу я посмотреть, как они будут смотреться на ноге?
   - Конечно, - сказала Алиса. - Почему бы и нет.
  
  
   Они прошли в примерочную кабинку.
   Женщина поставила расстегнутую сумку на пол. Алиса присела на удобный пуфик. Сама достала из сумки сверток - он вложен в фирменный пакет, имеющий эмблему сети бутиков, в местном филиале которой они сейчас находятся.
   Это был довольно пухлый конверт. Не заклеен... Внутри - пачка фотоснимков.
   А еще - в отдельном маленьком прозрачном пакетике - флешка.
   - Пожалуй... я беру всё, - сказала Алиса, с благодарностью посмотрев на эту незнакомую ей женщину. - Извините, синьора, у меня мало времени - не успею примерить.
   - Ничего страшного,- сказала та. - Я и так вижу, что это хороший выбор.
  
  
   Они вышли из примерочной кабинки. Обе продавщицы к этому времени успели перебраться к полупрозрачной входной двери.
   - Ужас!.. - вскрикнула одна из них. - Там... там драка начинается!..
   - Я позвоню в полицию? - растерянно произнесла вторая.
   - Так здесь и из полиции люди есть... - пробормотала вторая, прижимая нос к стеклу.
   Женщина с несколько полегчавшей сумкой от "Луи Виттон" вопросительно посмотрела на иностранку, которой она только что передала пакет. Затем, кивнув в сторону, противоположную от входа, одними губами произнесла:
   - Там запасной выход.
   - Спасибо, - прошептала Алиса. - Я через "главный" выйду.
   Повысив голос, она сказала:
   - Девушки, отвлекитесь на секунду!
   Обе продавщицы обернулись на голос.
   - Да, синьора?
   - Я вообще-то тороплюсь, - сказала иностранка. - Вот, держите... - Она выложила на столик рядом с кассовым аппаратом несколько купюр. - Сдачи не надо. Чао!..
  
  
   Алиса вышла из бутика в переулок - с двумя одинаковыми "фирменными" пакетами.
   Впрочем, "вышла" - это сильно сказано. Она смогла открыть дверь, и выбраться на низкое крыльцо. Но и только.
   Проезжую часть по-прежнему загораживает лимузин. Охрана сдерживает натиск сразу четырех типов. Двое из них - уже знакомые ей гоблины из охраны яхт-клуба. Еще два субъекта примерно такой же фактуры появились невесть откуда...
   Слева от нее, всего в паре шагов, мимо занявшего пространство между стеной и лимузином "гарда", со стороны кормы, пытаются прорваться к входу в бутик сразу двое: один из "гоблинов", а также пришедший ему на подмогу здоровяк.
   С другого боку, справа от нее, ближе к передку лимузина, стоит, упираясь изо всех сил, тот охранник, что сидел за рулем их лимузина. На него тоже наседают двое...
   Фабио обнаружился по другую сторону машины. Рядом с ним двое сотрудников полиции в форме - эти что-то пытаются ему объяснить. В переулке стоит ор; при этом даже двое полицейских довольно эмоционально размахивают руками...
   Один из гоблинов, цепляясь рукой за приоткрытую заднюю дверь лимузина, попытался продавить "гарда", оттеснить его в сторону. Алиса достала из пакета туфлю - из той пары, что с высокими каблуками.
   - А я с обновками! - крикнула Алиса. - Туфли вот новые купила.
   - В машину! - скомандовал Фабио. - В машину, мисс!..
   - Мне в бутике сказали, что каблуки крепкие...
   Женщина, взяв туфлю за носок, хрястнула острием каблука по гоблинской клешне!..
   Тот взвыл; он не только убрал руки от чужой собственности, но и, встряхивая ушибленной лапой, отскочил в сторону разом на пару-тройку метров...
   - А ведь и вправду крепкие! - Алиса бросила туфлю в пакет. - Не обманули.
   Второй гоблин, которого телохран притер корпусом к стене, натужно хекая, цедя ругательства, продолжал упорствовать в своем желании прорваться к выбравшейся из бутика женщине. Алиса бросила взгляд на двух полицейских - эти смотрят на Фабио, они по-прежнему пытаются что-то доказать старшему охраны...
   Она слегка сместилась; но не отшатнулась, не отодвинулась от тянувшего уже лапу к ней гоблина. Наоборот, сама шагнула к нему. И когда тот уже потянулся к ней, когда он уже почти продавил "гарда", она врезала ему ногой - по правому колену, на которое тот опирался всем весом.
  
  
   Не дожидаясь повторной команды Фабио, Алиса забралась в машину через приоткрытую дверь. Плюхнулась на заднее сидение. Кто-то из двух "гардов" тут же закрыл тяжелую дверь. Лимузин, кстати, "бронированный"; класс защищенности 4+ как минимум; ей самой не раз доводилось водить такого рода транспорт, а также охранять тех, кто передвигается на нем.
   Вторым по очереди в салон ввалился водитель. И тоже закрыл за собой дверь!..
   Практически одновременно в машину сели "гард" и старший этой команды...
   Водитель посигналил!.. И тут же тронулся; так что двум крепким мужикам, которым почему-то захотелось срочно пообщаться с "синьориной Alice", пришлось прижаться к стене - чтобы четырехтонный бронированный лимузин не отдавил им ноги.
   Алиса, обернувшись, посмотрела в заднее стекло. Второй гоблин корчится на тротуаре, схватившись за коленку.
   "Это тебе, урод, за морское купание..."
   К счастью, улицу впереди не успели еще перекрыть. Лимузин, неспешно покатил по ней в сторону церкви, откуда уже можно свернуть на приморское шоссе.
   В принципе, морское купание - подумала про себя Алиса - в итоге закончилось для нее очень даже неплохо. Но это не оправдывает гоблинов, додумавшихся до того, чтобы выбросить девушку за борт... Ну а дальнейшее, включая ее спасение, пикник на скале, а также романтический ужин в семейном ресторанчике в Ротонде - целиком заслуга человека, который занимает в этом городке пост начальника участка.
   Николо, кстати, взял трехдневный отпуск за свой счет. Он не согласовал этот поступок со своим начальством в местной "квестуре", так что еще не известно, чем для него это все обернется.
   Как бы то ни было, но он исчез из поля зрения местных воротил, а также некоторых своих коллег, как местных, так и столичных. Это решение принял сам Николо (но, по-видимому, он с кем-то его все ж его согласовал). Кстати, Алиса одна из немногих, кто знает доподлинно, куда подевался начальник местного участка: Николо и кто-то из его родственников отплыли минувшей ночью на катере из Порто-Ротонды в Чивитавеккью, порт, расположенный в часе езды от Вечного города.
   Если все удачно сложится, если подтвердится добытый Крякером в хакнутой базе службы безопасности одной компании, располагающейся на известной римской площади, адрес пригородного дома, то уже этой ночью в пригороде Рима будет проведена полицейская спецоперация. В ходе которой, хотелось бы надеяться, будут освобождены взятые в заложники родственники двух сотрудников крупного римского частного агентства, среди которых оказался и сынишка Паоло.
  
  
   Алиса вновь уселась ровно. Она вложила меньших размеров пакет в тот, в котором находятся две пары только что приобретенной обуви, а его двумя руками прижала к себе. Она примерно представляет себе, что находится в том пакете, что передала ей вбутике женщина, чье описание ей дал вчера Николо. Это важная, очень ценная информация
   В пакете содержится ряд улик, указывающих на то, что инцидент с яхтой и пропажа трех российских граждан изначально продуманы как криминальное преступление.
   Однако, для того, чтобы наверняка утверждать, что заказчиками являются крупные игроки энергетического рынка, включая "третью сторону", нужно добыть еще некоторые недостающие звенья информации. А еще более важно, во сто крат важнее всего прочего, оперативно выяснить судьбу трех российских граждан; и если окажется, что они живы, вызволить их из неволи.
  
  
   Г Л А В А 39
  
   В резиденции "дона"
  
   - Десять миллионов евро? - с вопросительной интонацией произнес визитер (и его реплика наверняка попала в нужные уши). - Это большие деньги, синьор...
   Рослый шатен откинулся на спинку стула. Лицо его стало задумчивым. В помещении вновь повисла тишина. Ветров вспомнил фрагмент сегодняшнего сообщения, полученного от Кэпа. Старший группы, словно предчувствуя намечающийся торг, написал дословно следующее: "Денег жалеть не следует..."
   Согласно полученных еще в Москве инструкций, Ветрову было рекомендовано не скупиться в тех случаях, когда полезную для расследования инфу можно купить за наличные. У него имеется доступ к счетам в местных банках, открытых на его имя (вернее, на залегендированное по документам прикрытия имя и фамилию). На эти несколько счетов на момент его приезда сюда завели - суммарно - двести пятьдесят тысяч евро. Часть этих денег он уже потратил на оперативные расходы, на работу с местными, на покупку информации. Те же снимки, кстати, обошлись недешево.
   Ветров также имеет доступ к счету, на котором лежит та самая сумма, которую он сообщил адвокату Поццо (и через него тем, для кого это может представлять интерес). Но сам он этой суммой не распоряжается: для банковской проводки части или целиком всей суммы с данного счета потребуется "добро" старшего группы "Бастион". Помимо этого, в торгпредстве России в Риме приготовлена некая сумма наличностью в европейской валюте - на всякий пожарный. Об этом ему сказал Кэп. Правда, он не назвал точную цифру, но, возможно, он и сам не полностью владеет информацией в этой части.
   То есть, российская сторона, посчитавшая на каком-то этапе расследования нужным привлечь к делу специалистов из подразделения "Бастион", готова действовать по ситуации. Если удастся решить возникшую проблему при помощи денег - хорошо. Если нет - будут изыскиваться другие возможности, и будут использоваться уже другие средства.
   Сам факт торга можно считать событием позитивным. Скорее всего, у этих людей есть то, что нужно российской стороне - запись, сделанная Джанини, и, возможно, еще какая-то ценная информация.
   Но всё ж сумма, озвученная синьором Джорджио, этим "простым сицилийским крестьянином", как он сам себя охарактеризовал, весьма серьезна - по любым меркам. Не факт, что Кэп - и заказчик - согласятся заплатить такую цену за очередного "кота в мешке".
   Сам Ветров вовсе не исключал того, что оригинал или дубликат записи, сделанной беднягой Джанини, оказался у местных "крестьян". У него сложилось определенное представление о местном люде. Та же теща покойного Джанини вполне могла через кого-то из знакомых передать - или продать - запись сицилийским "крестьянам".
   Уже вскоре выяснится, так ли это, или эти люди попросту пытаются развести богатеньких русских Это выяснится в ближайшие минуты. Но уже сам порядок названной местным "доном" суммы у Ветрова вызвал сильный скепсис в отношении возможности такой сделки...
  
  
   - Это очень большие деньги, - вновь сказал визитер, но теперь уже глядя на "дона". - Могу я знать, какой именно товар оценивается в такую сумму?
  - Есть ролик... видеозапись, сделанная Джанини в то утро... - Синьор пожевал сухими губами. - Прекрасная запись, - глухо произнес он. - Так мне сказал понимающий толк в этих делах человек.
   - И что на этой записи?
   - Вы пытаетесь добыть ее, и не знает, что там может быть?
   - Весьма примерно.
   -На этой записи, деланной беднягой Джанини... - "Дон" перекрестился - всё, что нужно, оч-чень хорошо видно...
   - Хм.
   - Несмотря на некоторые туманные обстоятельства, эта картинка многое бы прояснила. И, полагаю, вывела бы вас и тех. кто вас прислал, на правильную дорогу. Или. если угодно, позволила бы четко понять, что именно произошло в то раннее утро. И где нужно искать ваших пропавших без вести граждан.
   - Десять миллионов евро... За такую сумму можно не то что ролик, а полнометражный фильм снять.
   - Или достроить и отделать пятизвездочный гостиничный комплекс, - гнул свою линию "дон".
   - Надеюсь, вы понимаете, синьор Джанини, что у меня нет при себе таких денег?
   - Конечно. Но они наверняка есть у ваших работодателей. Или у тех, кто вас нанял и отправил в наши края.
   - Запись, сделанная Джанини, это всё, что вы можете предложить, синьор?
   - А разве этого мало?
   - Я просто пытаюсь понять... Мне ведь нужно будет связаться...
   - Я понимаю, - не дождавшись окончания фразы, сказал "дон". - Но я хочу, Констэнтино, что бы и вы кое-что поняли. То, что я сейчас скажу. должно остаться между нами.
   - Конечно, синьор, - сказал Ветров. - Строго между нами.
   А про себя усмехнулся - миниатюрный микрофон, встроенный в дужку очков, через оставшийся в предбаннике гаджет наверняка транслирует их разговор за пределы этого подземелья...
  
  
   - Мы люди простые, Констэнтино. Бывшие крестьяне, рыбаки...
   Ветров молча кивнул, ожидая продолжения.
   - Мы не лезем в большую политику. У нас тут свой небольшой участок, и мы трудимся на нем в поте лица, добывая пропитание себе и давая работу ближним... Мы также не хотим иметь проблем с полицией, или иными правоохранительными органами.
   Последовал еще один кивок.
   - В нашем тихом городке в последнее время стало как-то неспокойно...
   - Я здесь прежде не бывал... Но верю вам на слово, синьор.
   - Мы хотим, чтобы это прекратилось. Любые происшествия в нашей курортной зоне могут отпугнуть клиентуру.
   - Понимаю вас.
   - Прекрасно. Значит, вы должны понимать, что мы, местные, имеется в виду, желаем, чтобы возникшие проблемы были разрешены как можно скорее... - Старик пожевал губами. - И, по возможности, бескровно.
   - Наши интересы, синьор, полностью совпадают.
   - Я на это надеюсь. Я также надеюсь, что нам удастся закончить строительство гостиницы.
   "Вот же упрямый старик, - подумал Ветров. - А еще меня "упрямцем" обозвал..."
   - Синьор, прошу уточнить один момент,- сказал он. - Вы хотели бы получить деньги наличными?
   "Дон" вновь усмехнулся, показав фарфоровые зубы.
   - Мы законопослушные граждане, - сказал он. - Работаем легально, это наше кредо.
   - Тогда - как вы это сами видите.
   - В форме инвестиции. Юридические и финансовые подробности можно будет получить через местного адвоката.
   - Так.
   - Пакет бумаг уже готов, - уточнил "дон". - Делом за малым...
   - Что именно мне сообщить в этой связи, синьор?
   - Кто-то должен выступить контрагентом в этой сделке, какая-нибудь "прокладочная" фирма. Можно задействовать компанию, имеющую оффшорную юрисдикцию.
   - Понятно.
   - Деньги, Констэнтино, должны быть переведены на счета не позднее окончания завтрашнего банковского дня.
   Перехватив удивленный взгляд визитера, "дон" веско произнес:
   - В противном случае сделка не состоится... И не по нашей вине.
  
  
   Дав время гостю переварить информацию, "дон" продолжил:
   - Теперь вернемся чуть назад... Поскольку проблема всё же существует, мы готовы помочь ее решить. Мы, в известной степени, чтоб вы понимали, тоже рискуем, идя с вами на контакт.
   - Еще раз благодарю за приглашение встретиться и обсудить общий интерес.
   - Мы поможем вам...
   - Так?...
   - Возможно, даже в большей степени, чем вы сейчас представляете.
   Ветров чуть подался вперед.
   - Есть еще что-то, кроме видеозаписи? - спросил он.
   - Буквально перед вашим приходом один местный человек сообщил кое-что интересное. Информацию надо проверить, конечно... - Синьор пристально смотрел на визитера. - Этими сведениями, возможно, не располагает пока даже полиция.
   - Вот как.
   - Если бы информация была проверенной, и не было бы сомнения в ее полной достоверности, ее немедленно сообщили бы в Трапани, в следственный отдел прокуратуры. Мы люди законопослушные, Констэнтино...
   - Я в этом нисколько не сомневаюсь.
   - Но, повторюсь, нет полной уверенности в ее достоверности... Поэтому никто не торопится передавать эти сведения правоохранителям.
   - О чем именно идет речь?
   - Как минимум, о двух вещах. О местонахождении одного катера...
   - Это плавсредство присутствует на записи?
   - Да.
   - И?
   - И о возможном местонахождении отдельных личностей, которые в то утро передвигались на этом катере...
  
  
   Должно быть, синьор нажал кнопку в столе - в следующую секунду в помещение без стука вошел "привратник". Он же "строитель", он же, если предположения Ветрова касательно принадлежности этих людей, верны - не рядовой солдат, а капореджиме, а то и консильери при местном доне.
   Пришел он, кстати, не с пустыми руками: под мышкой у него лэптоп...
   - Алессандро, покажи нашему гостю те куски записи, о которых ты говорил.
   Ветров хотел подняться со стула, чтобы освободить место для вошедшего, но тот жестом показал, что этого делать не нужно. Он встал возле торца стола. Положил на стол ноут Vaio, открыл крышку...
   - Алессандро. Скажи нашему гостю, какова длительность сделанного Джанини ролика?
   - Пятьдесят две минуты и шестнадцать секунд.
   - Могу я спросить, синьор? - Ветров посмотрел на "дона".
   - Спрашивайте.
   - И что, на протяжении всего этого времени на ролике фигурирует... известная яхта?
   "Дон" кивнул своему помощнику. Алессандро, глядя на экран, негромко сказал?
   - Большую часть времени - да. Вплоть до того момента. Как она взлетела на воздух.
   Он развернул ноут так, чтобы экран был виден гостью.
   - Констэнтино, смотрите...
  
  
   Вырезанный ролик длился одиннадцать секунд.
   Просмотрев его, Ветров едва удержался, чтобы не матернуться в голос. На приготовленном для презентации "Фильма Витторио Джанини о крушении яхты "Мажжелано", - имя и фамилия оператора в траурной рамке - содержался ровно тот момент, который был иллюстрирован полученными вчера днем от свекрови покойного фотоснимками...
   Алессандро по его просьбе запустил ролик еще раз. Затем включил на воспроизведение второй фрагмент.
   Ветров подался вперед.
   А вот здесь уже содержится кое-что новое...
   Вернее, то, что дополняет уже ранее виденное им на снимках, которые удалось получить вчера вечером, когда он был вынужден отбиваться от моторизованных головорезов.
   В помещении раздался звук рингтона.
   "Дон" вопросительно посмотрел на своего помощника - звонят на сотовый Алессандро. Медленно кивнул - видимо, разрешил ответить...
   На экране лэптопа происходило следующее.
   Катер с тремя россиянами, а также, как минимум, еще тремя мужчинами (двое в балаклавах), отошел от кормы яхты "Мажжелано"...
   Пленников по одному вталкивают в открытую дверь подпалубного пространства - там у катеров такого типа имеется небольшая двух или трехместная каюта.
   На корме яхты виден оставшийся там мужчина - это "механик".
   В одной руке у него карабин; второй он машет вослед уходящему прочь катеру.
   Этот человек, очевидно, участвовал в преступном сговоре. Но его не посвятили во все детали замысла...
   Он точно не знал того, что спустя всего пару минут яхта, на борту которой он остался - вероятно, двое других членов экипажа, включая шкипера, к этому моменту были уже мертвы - взлетит на воздух.
  
  
   Длительность этого ролика составляет двадцать четыре секунды. Воспользовавшись тем, что Алессандро говорит с кем-то по телефону, что его внимание отвлечено, Ветров достал из нагрудного кармана очки. Надев их на переносицу, сам включил ролик на повторное воспроизведение...
   Алессандро, обменявшись со звонившим несколькими отрывистыми репликами, дал отбой. Затем, подойдя к "дону", нагнулся и стал что-то шептать ему на ухо...
   Ветров напряг слух. Но единственное, что ему удалось расслышать, это были слова "карабинеры" и "обыск"...
   "Дон", выслушав помощника, задумчиво потеребил подбородок. Затем. глядя на визитера, сказал:
   - Констэнтино, возникли проблемы...
   - Проблемы, синьор? - Ветров, дождавшись окончания этого ролика, снял очки и сунул их в нагрудный карман. - Что за проблемы, синьор Джорджио?
   - Приехала полиция, - сказал "дон". - Не наши, не местные.
   - Похоже, Констэнтино, ищут какого-то иностранца, - сказал его помощник. - Несколько полицейских и карабинеры находятся на набережной рядом с кафе. В любой момент они могут ворваться в заведение...
   - Вам нужно уходить, - сказал "дон".
   - А как же сделка? - поднимаясь со стула, спросил Ветров.
   - Все остается в силе... Сообщите своим... Пусть ваши люди свяжутся с адвокатом Поццо, и, желательно, поскорее.
   - Хорошо, синьор. Я свяжусь немедленно... если только мне отдадут мой телефон.
   - Удачи, Констэнтино. - "Дон" на прощанье пожал гостью руку. - Алессандро, - он посмотрел на "консильери", - помогите гостю безопасно покинуть заведение.
  
   Г Л А В А 40
  
   Ласковое, солнечное, живописное, столь любимое небедными гражданами и простыми туристами Изумрудное побережье не торопилось отпускать из своих объятий гостью из далекой северной страны...
   Когда они проезжали мимо модернового здания церкви, лимузин нагнал серый джип - массивный "гелендеваген". Водитель внедорожника, посигналив, показал, что намерен обогнать "членовоз"...
   Еще один джип, такой же массивный, выехав с боковой улицы, пристроился в корме бронированного спецтранспорта.
   - Вы их знаете, Алиса? - спросил Фабио. - Что это за люди?
   - Мне кажется, это друзья одного моего знакомого... Возможно, они намерены оказать нам посильную помощь.
   На перекрестке, с которого можно выехать на приморское шоссе - и по нему следовать до Ольбии - обнаружились три машины... Две с полицейской символикой. А также микроавтобус - темно-синий, с тонированными стеклами и надписью на борту белыми буквами - Carabinieri.
   Два джипа и лимузин, успевшие образовать на выезде из городка небольшую колонну, стали разом притормаживать.
   - Мисс, вы остаетесь в машине, - сказал Фабио. - Я сам поговорю с полицией.
  
  
   Швейцарец выбрался из лимузина. Одновременно с ним из джипов вышли еще двое мужчин. Они были в темных костюмах, и смахивали на "гардов". Скорее всего, это сотрудники охраны какой-то местной VIP-персоны. Полы пиджаков оттопырены - эти люди не считают даже нужным скрывать, что они вооружены.
   Открылся боковой люк микроавтобуса. Из салона вышли трое двое карабинеров - в полевой форме, при оружии. Два карабинера еще раньше покинули свой транспорт; эти стоят рядом с сотрудником полиции, чей приказ остановиться вынуждены были исполнить водители двигавшейся по шоссе небольшой колонны.
   Полицейский, которому с виду лет сорок, сердито посмотрел на двух мужчин, выбравшихся из джипов.
   - Вы - вернитесь в свои машины! - сказал он. = Это вас не касается!..
   Те и не подумали ему повиноваться. Но и подходить непосредственно к полицейским тоже не стали: остались стоять метрах в десяти, у ближнего к перекрестку джипа.
   - Старший инспектор Росси. - Полицейский махнул под носом у подошедшего к нему мужчины приоткрытым удостоверением. - Ваши документы! - вое удостоверение он тут же спрятал в нагрудный карман.
   - Пожалуйста, синьор старший инспектор...
   Старший охраны протянул инспектору свое удостоверение, а также специальную номерную бляху.
   - Если позволите, инспектор... Я бы хотел еще раз взглянуть на ваше удостоверение.
   - Я вам уже показал его!
   - Я не успел прочесть вашу фамилию... Да и название вашего подразделения я не знаю.
   - Перед вами - старший сводной оперативной группы! - сердито сказал полицейский чин. - Мы проводим расследование... А большего вам знать не требуется.
   - Извините, инспектор, мы очень торопимся. Какое у вас ко мне или к моему клиенту дело?
   - Назовите имя и фамилию вашего клиента!
   Швейцарец выполнил это требование. Затем он достал из папки, которую захватил с собой из машины, копию титульного листа контрактного договора.
   - Пусть ваша клиентка выйдет из машины!
   - Зачем?
   - Мне нужно, чтобы она дала показания!
   - Вы можете пригласить мою клиентку в свой офис на удобное для нее время, и в удобное для нее место. А сейчас... - Швейцарец посмотрел на часы. - Сейчас у нас нет времени, мы торопимся.
   - Без дачи показаний ваша клиентка этот город не покинет
   - Это почему же? - чуть удивленно спросил швейцарец. - У вас, старший инспектор, имеется ордер на задержание моей клиентки? Оформленный, естественно, законным способом и проведенный через судебное решение?
   - Речь об аресте не идет, - нехотя процедил инспектор. - Пока не идет... Но у меня имеется ордер на обыск.
   Он, не оглядываясь, поманил кого-то рукой. Из стоящей на проезжей части полицейской машины выбрался младший сотрудник. Подошел к начальнику; передал тому папку.
   Инспектор достал из нее какую-то бумаженцию в прозрачной обложке. Нехотя, кривя губы, - было заметно, что он с трудом сдерживает себя - протянул ее старшему охраны.
   - У меня ордер!
   - Это ордер на обыск в номере гостиницы, - сказал швейцарец, изучив бумагу.
   - Ну.
   - К моей клиентке это не имеет никакого отношения.
   - Она там жила... в этом самом номере.
   - Там много кто проживал... еще до моей клиентки.
   - Но я бы хотел...
   - Этот ваш ордер не проведен через суд, - возвращая бумагу инспектору, сказал швейцарец.
   - Но...
   Послышался стрекот винтов летящего со стороны соседнего городка вертолета. Все, кто стояли на перекрестке, запрокинув головы, некоторое время наблюдали за этим стремительно приближающимся воздушным аппаратом. Вертолет, - это был Bell 429, не полицейский, и не военный, а гражданский - звеня винтами, вначале описал круг, затем завис метрах в тридцати или сорока от того места, где полицейские перегородили дорогу...Через открытую дверь левого борта виден какой-то мужчина в тужурке; он закреплен страховочным ремнем, в руках у него телевизионная камера
   - Прошу вас, инспектор, разблокировать проезжую часть,- сухо сказал начальник охраны. - В противном случае, ваше поведение будете сочтены противоречащим закону. Со всеми вытекающими последствиями.
   - Paparazzi!.. - подал реплику младший полицейский чин, придерживающий рукой фуражку, чтобы та не свалилась. - Телевизионщики? Шеф, он снимает на камеру!..
   Его старший коллега беззвучно прошептал местное ругательство.
   Фабио извлек из чехла сотовый телефон. Двое мужчин в штатском, остановившиеся возле передового джипа, тоже достали мобилы и приготовились куда-то звонить.
   В следующую секунду старший инспектор - хотя и с перекошенным от злобы лицом - жестом приказал своим сотрудникам разблокировать проезд.
  
  
   Спустя каких тридцать минут массивный лимузин подкатил к терминалу деловой авиации местного аэропорта.
   Выбрались из салона. Охранники сопроводили свою клиентку до маленького двухмоторного самолета Cessna 525 - пилот его уже прогревал моторы.
   - Фабио, на этом ваша миссия заканчивается, - сказала Алиса старшему. - Благодарю вас, господа. - Она попрощалась с гардами общим кивком. - Вы настоящие профессионалы.
   "Но мы, "бастионовцы", - подумала она, забираясь в салон "сессны",- все равно круче вас..."
  
  
   - А! - с чуть насмешливой интонацией сказала она, увидев того, кто сидит в кресле пайлота. - Синьор Леонардо... У вас ус отклеился, "гений"...
   - Во всем важна гармония, синьора. Золотое сечение... и все такое прочее.
   Павел, пока лишь частично избавившийся от грима, обернулся к той, в чьих ушах его голос звучал последние несколько дней.
   - Ну что, отпустила "луганских"? - Сняв парик, он сунул его в пакет.
   - Эта птичка не рассчитана на еще троих пассажиров... Поэтому я подумала, что надо с ними прощаться.
   - Умная девочка.
   - Кстати, чья была идея, нанять этих пафосных ребят? - спросила Алиса, дождавшись, когда напарник закончит переговоры с местной "вышкой". - Не твоя ли?
   Павел ткнул пальцем куда-то вверх.
   - Посчитали, наверное, что самой тебе будет сложно выбраться... Два еще и с добычей.
   Кстати, улов-то хоть приличный?
   - Сама пока не знаю... Пакет успела цапнуть... Думаю, Паша, улов жирный.
   Самолетик вырулил на полосу. Пилот жестом показал, чтобы единственная пассажирка надела свою пару наушников. Вдруг им захочется о чем-то во время полета поговорить.
   - Да ну тебя, Пашка!.. - Алиса отмахнулась. - Мне твой голос знаешь, как надоел за эти дни!
   Двухмоторный самолет цвета местного неба взмыл в родную стихию. Пилот, совершив набор высоты, взял курс на Сицилию, аэропорт Трапани.
  
   Г Л А В А 41
  
   Уже спустя минуту Ветров, прихватив сумку, устремился вслед за помощником "дона" на выход. Но Алессандро не стал сам выводить посетителя: в подземном сводчатом помещении их ждала уже знакомая "бастионовцу" девица. Анжела, пока ее подопечный находился у "дона", успела переодеться: на ней джинсы с прорезами и такая же вытертая - винтажная - курточка. В руке она держит мотоциклетный шлем, к ушной раковине прикреплено устройство "фрихенд".
   - Быстро, мистер! - скомандовала она. - За мной!..
   Ветров на ходу прицепил "фри"; на его сотовый уже шел звонок от Кэпа.
   Они выбежали на кухню. Одновременно с ними, но через другой вход, с другой стороны - из зала - в кухню ворвались двое: некто в штатском и полицейский!..
   - Эй, вы! - заметив парочку, крикнул сотрудник в штатском. - Стойте!! А ну стойте, кому сказано!!!
   На пути у полицейских возникла непредвиденная преграда: в центральном проходе, загораживая его почти весь своим необъятным телом, застыл местный шеф-повар. С выпученными глазами, пучком укропа в одной руке и длинным острым ножом в другой, он представлял собой одновременно комическое, но и жутковатое зрелище.
   Пока полицейские пытались продавить этого толстяка, загородившего им проход, девушка и рослый шатен успели выскользнуть через дверь запасного выхода. Во дворе этого заведения Ветрову пришлось разобраться с ещедвумя субъектами - он их видел сегодня утром на паркинге.
   - Садись, мистер! - крикнула Анжела, опуская забрало шлема. - Быстро!!
  
  
   Байк с двумя седоками вылетел на боковую улицу, которая с небольшим градиентом наклона стекает к набережной. Анжела, однако, свернула не в сторону набережной, а к центру. И тут же сверху, от собора, на эту же улицу выехала полицейская машина!..
   Подвывая сиреной, понеслась в сторону кафе! За ней еще одна!
   Байк, вильнув, вылетел на тротуар!
   Скрежет тормозов; буквально под носом второй въехавшей в эту же улицу полицейской машины просквозили в боковую улицу!..
   - Куда отвезти вас, мистер? - крикнула девица из-под шлема. - Где для вас будет безопасно?
   - В мой отель!
   - Ты с ума сошел? Тебя же арестуют!..
   - Как можно ближе к главному входу, Анжела!
  
  
   Байкерша высадила своего пассажира почти у самого паркинга.
   Она, как показалось Ветрову, лишь чуть сбавила скорость. Резко свернула; заложила крутой вираж, едва не касаясь бедром и локтем асфальта!.. Затем выпрямила машину, и уже в следующую секунду скрылась за стеной зеленой изгороди, высаженной между зданием отеля и соседним строением.
   Со стороны центральных кварталов слышится - нарастая, догоняя беглеца, наполняя собой всю округу, как накрывает волна пловца - истошный рев полицейской сирены.
   Ветров, не теряя времени, быстрым шагом направился в сторону главного входа...
   Вплотную к дверям парадного стоят два транспорта.
   - Это сводная опергруппа из Трапани, - прозвучал в ухе Ветрова голос старшего группы. - Они приехали в отель, чтобы тебя арестовать.
  
   Г Л А В А 42
  
   "Бастионовцы" сняли через кипрское агентство для своих оперативных нужд небольшой особняк на окраине Трапани. Именно в этом двухэтажном доме постройки времен дуче, вечером, около девяти часов, собрались четверо сотрудников группы "Бастион".
   Кроме старшего - Кэпа, в гостиной, освещенной лишь светом настольной лампы, находятся Алиса, Крякер, и штатный медик их подразделения Светлана Шаманова.
   Старший и Алиса расположились за столом, почти всю поверхность которого занимают разложенные в несколько рядов фотоснимки. Шаманова устроилась чуть поодаль, в кресле. У нее спокойное, расслабленное лицо; голова чуть запрокинута назад, веки прикрыты. Человек, который ее не знает хорошо, мог бы подумать, глядя на эту миловидную женщину, что она задремала. Мало ли - не выспалась, устала... Но можно не сомневаться, что ни одного слова из сказанного в этой комнате не пройдет мимо ее внимания.
   Павел к этому времени уже полностью избавился от грима, и превратился в самое себя - в парня двадцати девяти лет, в обычного с виду молодого человека, с внешностью и повадками типичного современного "яппи". Его доклад прозвучал первым. Затем, испросив разрешение у старшего, он перебрался в меньших размеров комнату, соединенную с гостиной арочным проходом. Ему следовало проверить свежую информацию, собираемую по заданным алгоритмам - уже отфильтрованную, отцеженную - поисково-аналитической программой "Гидра", к созданию которой он сам имеет непосредственное отношение.
  
  
   Помимо собравшихся в этом арендованном особняке, на острове сейчас находятся еще трое сотрудников.
   Ветрова днем задержала бригада сотрудников прокуратуры округа Трапани. Задержание было вынужденной мерой, и носило декоративный - и даже маскировочный - характер.
   К этому времени в основных деталях уже был проработан план секретной операции, к участию в которой Прокуратура Италии, Центральная оперативная служба полиции (Servizio Centrale Operativo), а также Центральное подразделение операций безопасности (Nucleo operativo centrale di sicurezza) привлекли самых надежных сотрудников. За некоторыми подозреваемыми ведется электронная слежка - их телефоны поставлены на прослушку, устанавливаются и анализируются их связи и контакты в Италии и за рубежом
   Основной штаб сводной временной группы находится сейчас в Палермо, вспомогательный - в Трапани. Благодаря поддержке с самых верхов, как правительства Италии, так и российского МИДа и других ведомств РФ, информацию о планах этой СВрГ с сегодняшнего утра начали получать и работающие в Италии под прикрытием сотрудники спецподразделения "Бастион". Вернее сказать, эта информация передавалась Кэпу. Ну а остальные члены группы получали инфу по необходимости и в нужных для выполнения своих конкретных заданий объемах.
   Еще двое сотрудников сейчас находятся в Палермо. Это бывший сотрудник "Альфы" Антон Силаев, которого лично Кэп переманил в "Бастион". А также "Виктор", он же "Технарь" - спец, отвечающий за амуницию и техническое снаряжение группы.
  
   - Как удалось выяснить, всего за несколько часов до выхода яхты "Мажжелано" из Черво был заменен один из членов команды. - Алиса взяла из разложенного на столе пасьянса две "карты", два фотоснимка. - Это штатный механик... - Она показала старшему фото. - А этот тот субъект, который вместо него вышел в этот рейс. - Алиса продемонстрировала второй снимок.
   - Это тот, что зафиксирован на видео, отснятом покойным Джанини?
   - Совершенно верно. Он остался на яхте. Вероятно, его не посвятили во все детали замысла.
   - Чем была мотивирована замена члена экипажа яхты?
   - Штатный механик почувствовал приступ острой боли. "Скорая" забрала его прямо из яхт-клуба Порто-Черво... Мужчину, страдающего жестокими болями, доставили в клинику Ольбии. Состояние было критическим. Вначале возникло подозрение на перитонит. После дополнительного исследования, и в ходе подготовки к экстренной операции, выяснилось, что у него тяжелое отравление...
   - Понятно, - сказал Кэп. - А тот, кто занял его место?...
   - Он устроился в компанию, которая сдает в аренды яхты и катера, всего за несколько дней до ЧП. Ранее работал в яхт-клубе Палермо, затем некоторое время подвизался в Порто-Черво... Более подробной информацией должна располагать итальянская полиция.
   - Флешку уже отсмотрела?
   - Да, шеф... На нее скопированы записи с камер наблюдения в яхт-клубе Порто-Черво. На этих записях видно, как в яхт-клуб приехали трое наших граждан - их доставил туда с арендованной виллы новый охранник. Я уверена, что эти записи имеются и у полиции. Но по каким-то причинам те лица, что первоначально занимались расследованием ЧП, засекретили данную информацию. Меня в Риме, шеф, откровенно водили за нос...
   - Что еще удалось выяснить?
   - За несколько часов до отплытия произошла подмена и сотрудника охраны. Прежний, тот, кто работал по линии агентства Scudo, сославшись на семейные обстоятельства, через офис запросил срочную подмену. Новый сотрудник, как выяснилось, устроился в Scudo совсем незадолго до событий.
   - А ранее где работал?
   - В другом охранном агентстве. В том самом, кстати, где числятся те двое, что устроили мне вначале морскую прогулку, а затем и "купание"...
   Алиса постучала ноготком по одной из выложенных на столе снимков - на причале яхт-клуба, на фоне заполненного яхтами и катерами ковша, засняты кем-то двое габаритных "братцев".
   - Готовились основательно,- сказал Кэп. - Значит, "засланных казачков" на яхте в день ее последнего выхода в море было... двое?
   - Как минимум, двое.
   - Эти материалы, что ты доставила, вряд ли могли оказаться у тебя... у нас, то есть, без содействия оч-чень влиятельных людей. Как думаешь?
   - Я думаю, что Николо поддерживает контакты с ближним кругом экс-премьера. Без ведома и помощи этой влиятельной персоны...
   - С которой встречались незадолго до выхода в море трое наших граждан...
   - ...эти материалы не попали бы ко мне. А уже через меня - к вам, шеф.
   - Я получил от нашего эксперта, которому переслал снимки и фрагмент записи Джанини, предварительное заключение, что причиной взрыва была не донная мина, или авиабомба времен войны...
   - А находящееся непосредственно на борту яхты взрывное устройство? Этого можно было ожидать.
   Кэп почесал раздвоенный ямочкой подбородок.
   - Это именно предварительное заключение, - уточнил он, - основывающееся на доступном нам фото и видеоматериале.
   - Если бы не запись, сделанная в то раннее утром Джанини, было бы сложно прийти именно к такому выводу... - задумчиво сказала Алиса.
  - Соответственно, и нам трудно было бы размотать весь этот клубок.
  
  
   На некоторое время в гостиной повисло молчание. Кэп еще раз - про себя - прокрутил в голове некоторые детали и обстоятельства того дела, к которому их попросил подключиться, причем, в экстренном порядке. Некоторые из этих деталей были таковы, что он не может - не имеет права - сообщить их даже своим проверенным сотрудникам.
   Каддафи давно уже мертв; страна пылает в огне гражданской войны, но хищники, стоявшие за его свержением, все никак не могут поделить оставшееся после диктатора наследство. Любая война когда-нибудь да закончится; и кому этого не знать, как не истинным инициаторам разгрома Джамахерии - крупнейшим энергетическим компаниям Запада и финансовым структурам, решившим прибрать к рукам богатый нефтью и газом регион...
   Еще до начала гражданской войны в Джамахерии ряд российских компаний заключили очень выгодные контракты по разработке ливийских недр. Специфика этих сделок в том, что они оформлены в полном соответствии с нормами международного права и гарантируются всем набором безусловно признаваемых на Западе условий и законных актов. В частности, международным законодательством в части защиты международных инвестиций, являющим собой краеугольный камень современной экономической модели.
   Чтобы избежать рисков в связи с возможной сменой власти в этой стране, российские топ-компании заключали эти контракты не напрямую с тогдашними властями Ливии, а с признанной мировым сообществом институцией - LibyanInvestmentAuthority, LIA. Каковая и сейчас является главным инвестиционным фондом Ливии. А также через пул банков, с которыми взаимодействует LIA.
   Эти инвестиции и права по договорам невозможно отобрать или аннулировать даже решением нынешнего марионеточного правительства Ливии. Судебный спор по "ливийским" контрактам для западных игроков и их ливийских марионеток тоже не сулит выигрыша. Россияне отказываются уступать эти бумаги за бесценок. Поэтому решение зависшей проблемы с некоторых пор переведено "под ковер": в плоскость шантажа, давления, угроз, откровенного криминала.
   А тут вдобавок еще выяснилось, что три газонефтяных поля в регионе ливийского Сирта, контракт на разработку которых имеет в своем портфеле одна из российских нефтяных компаний, содержат гораздо большие запасы углеводородов, чем показывала прежняя оценка.
   По прогнозу, это крупнейшее и самое перспективное месторождение во всей Северной Африке. Контракт на прокладку трубопровода из этого нефтеносного региона к побережью имеет другая российская компания, документы тоже составлены безупречно и гарантированы международными финансовыми институтами.
   Довершает печальную для западных энергетических хищников картину то, что лицензия на строительство железной дороги из Сирта в Триполи - по которой цистернами можно гнать сырую нефть - тоже принадлежит российскому бизнесу.
   В ходе состоявшихся некоторое время назад контактов тайных представителям российских компаний было предложено "по-хорошему" продать законтрактованные права на месторождение, а также трубопровод и лицензию на строительство железной дороги. Суммарно, в случае переоформления документов, контрагенты, а за ними четко прослеживалось американское энергетическое лобби, пытающееся прибрать к рукам часть европейского и северо-африканского рынка углеводородов, готовы выплатить до пятисот миллионов долларов.
   Если называть вещи своими именами, то это сущий грабеж. По оценке не только российских, но и привлеченных зарубежных экспертов, разведанные запасы нефти в этих трех нефтегазовых "блоках" Ливии, способны приносить ежегодно до пяти миллиардов долларов чистой прибыли... Если, конечно, определенные круги прекратят сеять хаос и разрушение в этой и некоторых соседних странах.
  
  
   Российские компании, имеющие на балансе "ливийские бумаги", как проинформировал главу "Бастиона" Заказчик, решили действовать в определенном ключе. Заручившись поддержкой государства, в лице МИДа и некоторых профильных госучреждений, российские бизнесмены принялись искать варианты для создания международного консорциума. Уже в рамках которого они не только смогут защитить сделанные ими ранее в Ливии инвестиции, но и получать прибыль. Либо - как вариант это тоже рассматривается - выгодно продать "ливийские бумаги" пулу европейских компаний и банков.
   На каком-то этапе произошла критическая утечка информации. "Третья сторона", узнав от своего источника о начавшихся в Италии тайных переговорах по "ливийским бумагам", решила во что бы то ни стало сорвать сделку, в результате которой весьма жирный кусок может пройти мимо ее зубастого рта...
   "Если эти трое граждан и живы еще, - подумал про себя Кэп,- то лишь потому, что противная сторона намерена еще как-то их использовать: либо как предмет торга, изображая из себя посредников, либо для устрашения, для острастки..."
   Именно на этом фоне острого закулисного противоборства, при цене вопроса, исчисляемого миллиардами долларов, в условиях, когда пытаются наступить сапогом на финансовые и геополитические интересы России и российских компаний, протекают драматические события в "золотом треугольнике": Сардиния - Сицилия - Ливия. Это, если можно выразиться, взгляд с высоты птичьего полета.
   Но в перечень задач, стоящих перед группой "Бастион", не входит разруливание подобных этой геополитических комбинаций. Их главная задача - выяснить судьбу и возможное местонахождение трех граждан России. И, если они живы, сделать все возможное для их освобождения и безопасной доставки на Родину.
  
  
   На девять утра субботы в оперативном штабе, в здании прокуратуры в Палермо, назначено совещание. Кэп получил извещение, что он и двое его людей, Алиса и Ветров, смогут принять участие - в качестве сотрудников нанятого родственниками пропавших без вести граждан охранного агентства.
   Ход доклада Алисы - и ход размышлений старшего группы - нарушил звук рингтона.
  Сверившись с экранчиком, она сказала:
   - Николо...
   Уловив разрешающий кивок, ответила на вызов.
   - Cara, я звоню с чужого телефона!.. - В голосе Николо звучали тревожные нотки. - Мой прослушивают... Слышишь меня?
   - Да... я слушаю.
   - В ближайшие несколько минут начнется операция... Ну, ты понимаешь, да?
   - Это про Рим? Про одного мальчика, которого ищут его близкие?
   - Да, конечно! Установили местонахождение... Ты точно меня слышишь?
   - Да, говори.
   - Просили передать благодарность за те сведения, что были переданы... Это очень помогло - теперь знаем точный адрес!..
   - Удачи вам. Надеюсь, все будет хорошо.
   - Грациэ... И тебе удачи, сara.
  
  
   Едва Алиса закончила разговор, как "угукнул" сотовый старшего - пришло какое-то сообщение. И тут затрезвонили два мобильных - опять же, у Кэпа, и один из телефонов Крякера.
   Старший вышел в помещение кухни, разговаривая на ходу с позвонившим - на русском. Из другой комнаты, через проем арки, послышался бубнёж; Крякер принял вызов и стал общаться с кем-то в полголоса на английском.
   Шаманова, только что, казалось, пребывавшая в состоянии дрёмы, гибко поднялась из кресла.
   - Эти трое - живы, - сказала она. - Думаю, они сильно истощены, и находятся на грани... Ночью... - Она говорила так тихо, что Алисе пришлось напрячь слух. - Да. Пора. Утром будет уже поздно.
   У Алисы по коже побежали мурашки. Шаманову в их спецгруппе очень уважают; но, одновременно, и побаиваются.
   Вернее так - ее считают "странной", немного "не от мира сего".
   - В темпе собираемся! - скомандовал вернувшийся уже вскоре в гостиную старший. - Выезд через пятнадцать минут!
  
   Г Л А В А 43
  
   В десятом часу вечера в офисе адвоката Поццо были подписаны некие документы. Приехавший в Сан Вито из Палермо мужчина средних лет, которого сопровождал то ли помощник, то ли телохранитель, имел необходимые полномочия, чтобы подписать договор об инвестициях в местную недвижимость. У него имелись банковские поручительства; сумма сделки оценивалась сторонами в кругленькую сумму десять миллионов евро...
   В начале одиннадцатого Ветрову на сотовый пришло сообщение. В послании указан адрес электронного ящика, а также пароль.
   Константин в это время находился в здании окружной прокуратуры. Ему выделили помещение - один из кабинетов. Принесли ужин из ближайшей пиццерии. Разговорами местные сотрудники ему не надоедали. Вероятно, их проинструктировали соответствующим образом.
   Ветров сразу же вошел в почту, пароль к которой ему прислали. В папке "Входящие" обнаружилось сообщение, отправленное из другого ящика всего четверть часа тому назад.
   Он открыл это сообщение, написанное на итальянском прописными буквами. Текст его, в переводе на русский, гласит:
   ТРОЕ ПЛЕННИКОВ С "МАЖЖЕЛАНО" НАХОДЯТСЯ ПРЕДПОЛОЖИТЕЛЬНО В ПОГРЕБАХ СТАРОЙ АРТБАТАРЕИ НА ОКРАИНЕ ГОРОДКА КАСТЕЛЛМАРЕ.
   РЯДОМ С КВАРТАЛОМ ПЕРСЕЛЕНЦЕВ ИЗ ЛИВИИ.
   ОХРАНА ВООРУЖЕНА.
   К этому сообщению прикреплен фрагмент карты северо-западной части острова Сицилия. Рядом с названием городка - примерно в километре от окраины, ближе к береговой черте, нанесена черная точка, обведенная красным кружком.
   Ветров скопировал это сообщение и отправил его Кэпу. Затем, не дожидаясь подтверждения, набрал этот же номер - похоже, настала пора действовать.
  
  
   Городок Кастеллмаре находится примерно на половине пути между Трапани и Палермо. Две легковые машины с "бастионовцами" - "ауди" и резервный арендованный джип "Jeep Wrangler" - на выезде из Трапани присоединились к ехавшим из центра города в том же направлении полицейским транспортам. Водитель передовой машины включил было сирены и проблески, но, получив распоряжение по рации, вырубил сигналку.
   Машин на шоссе в это время немного; полотно качественное. Колонна, насчитывающая пять авто, включая микроавтобус с карабинерами, неслась по ночному шоссе со скоростью за сто двадцать.
   За рулем "ауди" - старший группы "Бастион". В кресле пассажира, пристегнутая ремнем безопасности - Шаманова. Включены тактические переговорники. Кэп держит связь по мобильному также с выехавшими из Палермо по его звонку двумя сотрудниками: Силаевым и Технарем.
   Джип ведет Алиса; Крякер устроился на заднем сидении. На коленях раскрытый ноут, на голове гарнитура с микрофоном. На экране ноута - в левом углу - виден появившийся несколько секунд назад маркер-"аватар": пульсирующая золотистым светом женская голова с яркими синими глазами. Это его любимица "Гидра" - созданная им при финансовой и технической поддержке "Бастиона" поисково-аналитическая программа. Только что это наделенное искусственным интеллектом виртуальное существо "постучалось" папочке - вызов сделан через прямой телефонный звонок.
   - Слушаю, бэби, - сказал Крякер, одновременно кликнув по иконке в виде светящейся женской головы. - Что у тебя?
   В наушнике послышались телефонные гудки - "Гидра", экономя время, свое и "папочки", переключила линию. Абонент прослушиваемого номера ответил на шестом или седьмом гудке.
   - Ас-саляму алейкум, брат! - прозвучало на арабском. - Почему не берешь трубку?
   - Это ты, Гамиль?!
   - Я... кто же еще!
   - Что стряслось. Гамиль?
   - Это я хотел спросить у тебя, брат. Почему не приехала машина? Ты же говорил, что приедет микроавтобус!..
   - Пока не получается, Гамиль... Завтра приедет.
   - Я эти ваши "завтра" слышу каждый день!
   - Подожди...
   - И деньги не все привезли! Даже половину против того, о чем договаривались...
   - Да подожди! Дай сказать, Гамиль!..
   - А мне надоело ждать! Сколько можно?! Мы так не договаривались!
   Голос звонившего был взвинчен. Вернее сказать, этот человек был просто взбешен.
   - Скажи тому шайтану...
   - Не называй его так!
   - Этому Джонни или Джими...
   - Я же просил не называть по имени!..
   - Скажи, что мое терпение лопнуло!
   - Возьми себя в руки, Гамиль! Заклинаю тебя Всевышним! Ты не понимаешь...
   - Я тебе говорил, что убью одного заложника?
   - Ты не представляешь, что это за люди...
   - Говорил, что мы зарежем одного из них? Если вы их не заберете, а нам не отдадите обещанные деньги?
   - Не делай глупостей, Гамиль! Через несколько часов их заберут у вас...
   - Я устал ждать. Да и опасно... мы так надолго не договаривались.
   - Клянусь памятью брата, которого замучили псы проклятого Полковника!..
   - Ты уже клялся... Вчера, помнишь? И позавчера - тоже.
   - Гамиль! Гамиль, дорогой земляк, брат мой, прошу тебя...
   - Позвони сам этому шайтану! Джону или Джиму, как там его!.. Ну, ты знаешь, о ком я!..
   - Хорошо... Только успокойся.
   - Пусть он сам мне позвонит!
   - Он этого не будет делать, Гамиль! Всё общение должно идти только через меня.
   - Если он мне не позвонит...
   - Гамиль!..
   - И не объяснит, где мои деньги и почему не забирают этих троих...
   - Возьми себя в руки, Гамиль! С ними нельзя так разговаривать, брат!..
   - Я тогда убью одного из пленников! А видео со сценой казни пришлю тебе, дорогой земляк и брат...
  
  
   В наушниках послышались короткие гудки. "Гидра" по ходу этого разговора "пробила" все, что можно было только пробить по данному соединению. На экране лэптопа карта центральной части Средиземного моря, стилизованная под "гугловский" формат. На ней - эта графика появилась почти одновременно с началом перехваченного телефонного разговора - видны две отметки.
   Одна из отметок, в виде желтого треугольника с направленной вверх острием зигзагообразной молнией, расположена на побережье Сицилии,
   "Гидра" прочертила на карте пунктиром трассу коммуникации: указаны спутник, через который идет звонок, а также сотовый оператор.
   Затем программа перелистнула проекцию; на экране появилась карта побережья Ливии. На ней хорошо виден треугольник зеленого цвета: сотовый телефон, приемное устройство - а, значит, и его владелец - находится в пригороде Бенгази, второго по величине города этой страны.
   Крякер сам кликнул на желтый треугольник. Программа изменила проекцию; на экране появился фрагмент карты северо-западного побережья острова Сицилия. Этот Гамиль, судя по отслеженному сигналу трубки, находится всего в четырех километрах от того места, где стала притормаживать их небольшая колонна.
   Павел прерывисто вздохнул.
   - Что, проблемы? - не поворачивая голову, спросила Алиса.
   - Кэп, это Крякер! - прозвучало в микронаушниках всех без исключения сотрудников группы "Бастион". - У меня экстренное сообщение!..
  
   Г Л А В А 44
  
   Перехваченный Крякером звонок сломал все планы (даже если таковы и имелись).
   Не было теперь у них времени ни на разведку местности, ни на формирование подразделения, которому следовало поручить проведение акции по освобождению заложников. Не говоря уже про согласования - а здесь, на пустыре близ поворота на второстепенную дорогу, ведущую к окраинному кварталу городка, чьи огни видны от шоссе, собралась весьма пестрая компания...
   Практически в одно время с машинами, выехавшими из Трапани, сюда же, на пустырь, сворачивая с шоссе Е-90, прибыло еще четыре транспорта - из Палермо. Три из них машины местных спецслужбистов. На борту четвертого - это арендованный "бастионовцами" микроавтобус - к месту событий прибыли Силаев и Технарь. С старшими команд, выехавших одновременно из Трапани и Палермо, буквально в последний момент, на ходу, успели договориться, что машинам с полицейской символикой не следует светиться в Кастеллмаре. Иначе наблюдатели, если таковые имеются, могут просигнализировать сообщникам о надвигающейся угрозе. По этой же причине о предстоящей операции не стали информировать сотрудников городского участка полиции.
   Кэп попросил двух старших чинов уделить ему немного времени. Пока шеф переговаривался с местными спецслужбистами, его сотрудники потихоньку потрошили микроавтобус, в котором двое коллег привезли сумки со снарягой.
  
  
   Вскоре в наушниках сотрудников "Бастиона" прозвучал голос Кэпа:
   - Переодевайтесь по рабочему! Местная таможня дала добро... - уточнил старший группы. - Но инструмент пока не светите.
   Всего в грузовом отсеке микроавтобуса оказалось семь больших сумок, по числу народа. Ветров переодевался в фургоне. Он уже облачился в "рабочее", как вдруг снаружи послышался чей-то голос:
   - Синьор Констэнтино?! Синьор Констэнтино, вы где?!
   Ветров выбрался через кормовой люк из фургона, застегивая на ходу липучки бронника с интегрированной кобурой (но пока - пустой, без ствола). К нему подбежал полицейский: один из тех, кто "задерживал" его в Сан Вито.
   - Синьор Констэнтино, вас спрашивают!..
   - Кто?
   - Девушка на байке!
   Полицейский показал рукой на шоссе; туда, где, у съезда на эту площадку, дежурит сейчас полицейский экипаж.
   - Распорядитесь, пожалуйста, чтобы ее пропустили.
  
  
   Вскоре послышался сдержанный рык мощного двигателя. Все машины стоят с выключенными огнями. Байк тоже ехал с выключенной фарой. Остановился метрах в тридцати от скопища машин... Константин направился к нему. Вернее - к ней.
   В темноте он не сразу рассмотрел, что девушка - не одна. В ночи послышался быстрый шепот.
   - Привет, мистер! Это ты, Констэнтино?
   - Привет, красавица, - сказал Ветров негромко. - Говорят, ты меня искала?
   С заднего сиденья на землю соскочило какое-то существо. Ветров включил фонарь со светофильтром.
   - А! - сказал он. - Пляжный бизнесмен...
   - Его зовут... Серджио, - сказала девушка. - Он местный, он всё тут знает досконально.
   - Так... - заинтересованно произнес Ветров. - Серджио, значит?
   Он попытался поймать мальца за руку, но тот ловко увернулся.
   - Так ты правда знаешь все здешние тропки?
   - Знаю,- сказал тот.
   - И крепость?
   - Я все здесь облазил.
   - А батарею?
   - Ту, что ли?
   Паренек показал рукой в сторону находящейся в трех километрах отсюда бывшей береговой батареи.
   - Как свои пять пальцев! - Парнишка показал растопыренную ладонь.
   - Покажешь дорогу? Так, чтобы местные не уваидели?
   - Легко. Можно по рву пройти. Или через люк канализации, и дальше по подземному ходу.
   - А много возьмешь? Денег, в смысле?
   - Ничего не возьмет, - сказала Анжела. - Хорошим людям надо помогать... Правда, Серджио?
   - Ага, - несколько разочарованно произнес мальчуган. - Конечно.
   - Ну...тогда я поехала... Я-то не при делах, просто мимо проезжала.
   - Да, конечно... Спасибо, Анжела.
   Он подошел поближе, чтобы пожать руку этой странной девушке. Та сняла шлем...
   На короткое мгновение женская рука обняла его шею - а он и сам наклонился.
   Сладкий, но короткий поцелуй.
   - Чао, Констэнтино!
   - Чао, Анжела!
  
  
   Возвращаясь к фургону, - пацан шел за ним - Ветров улыбался про себя. Дельце предстоит не из простых, но на секунду другую можно отвлечься. Никакой такой мафии, как его заверили, в этих местах не существует. Но отдельные члены несуществующей якобы "семьи" очень даже милы...
   - Костя, куда это ты пропал? - поинтересовался у подошедшего к фургону коллеги Силаев. - Через пять минут выдвигаемся!..
   Антон посмотрел удивленно на мальца, затем - вопросительно - на Ветрова.
   - А это еще что за типок?
   - Младшенький... из одной местной семьи.
   Ветров раскатал маску, чтобы не была видна его ухмылка.
   - Кэп, - сказал он подошедшему к ним старшему, - этого парня зовут Серджио... И он проведет нас тайной тропой прямо на объект.
  
   Г Л А В А 45
  
   В подземном помещении с низкими сводчатыми стенами коротают время трое мужчин. Один устроился на деревянной плашке возле потухшего очага. Второй уселся на единственный стул - вернее, это пластиковое кресло, которое неизвестно кто и когда принес сюда, в один из подземных казематов заброшенного военного объекта. Третий лежит на ворохе тряпья у противоположной от арочного прохода стены.
   В подземелье витает запах свалки. Собственно, почти вся территория бывшей береговой батареи давно превратилась в свалку.
   Этот объект был построен в тридцатых годах прошлого века. Четырехорудийная батарея во время Второй мировой не сделала ни одного выстрела; гарнизон объекта испарился в первый же день, когда стало известно о высадке союзников на острове. Две башни с огромными орудиями демонтировали в семидесятых годах. В погребах хотели вроде бы оборудовать овощехранилище, но что-то у местных бизнесменов не задалось. Сыграло свою роль, по-видимому, и то, что этот объект изначально соседствовал с городской свалкой. Ограждение с колючей проволокой давно снято; ров, отделявший бывший военный объект от земель местной коммуны, стал постепенно наполняться мусором. Казематы и подземные галереи стали пристанищем местных голодранцев и разного рода подозрительной публики.
   Власти городка несколько раз объявляли тендер на продажу отошедшего к коммуне Кастеллмаре заброшенного объекта, но желающих приобрести его пока не нашлось... Слишком большие потребуются вложения для реновации территории, превращенной в свалку. К тому же, на окраине городка и в соседней деревушке в последние годы поселилось немало выходцев из стран Магриба; и, прежде всего, переселенцев из страдающей от войны Ливии. А такое соседство способно отбить желание вложиться деньгами в данный участок у любого инвестора.
  
   В углу приглушенно тарахтит старенький переносной генератор. Помещение лишь кое-как освещено тусклым светом двух лампочек. На сколоченном из досок и брусков столе лежит разгрузка с рожками к АКСУ. Да, "калашниковы" этим людям более привычен, чем другое оружие... А достать оружие здесь для знающих людей - не проблема.
   Рядом с разгрузкой - две гранаты Ф-1 с ввинченными взрывателями. Там же "бошевский" фонарь. В миске сохнет кусок козьего сыра. На газете с жирными пятнами объедки; небольшой кусок подкопченной бараньей лопатки и половина лепешки оставлены четвертому и последнему в их компании - Вахид сейчас караулит возле запертых дверей соседнего помещения.
   Старшему в этой компании - он сидит в черном пластиковом кресле - лет тридцать с небольшим. На нем разгрузка; в кармашках запасные обоймы к "калашу", портативная рация и две ручные гранаты. Вытянутое к низу лицо заросло жесткой щетиной; лоб наморщен, губы беззвучно шевелятся - кажется, что человек разговаривает сам с собой.
   Он несколько раз сжал и разжал кулак. Потом, ударив себя по колено, хрипло сказал:
   - Я не намерен больше ждать! Саид?!
  
  
   Две штурмовые группы находились уже непосредственно на территории объекта, и ждали лишь сигнала от старшего.
   В одну группу вошли четверо русских. В снаряжение "бастионовцев" входят маски ночного видения, совмещенные с тепловизорами. Вооружены тихими стволами: у всех четверых "беретты" с глушителями. В эту группу вошли Антон Силаев, Ветров, Алиса и доктор группы. Что касается включения в группу Шамановой, то, во-первых, она сама вызвалась. Во-вторых, Светлана не только психолог, но и медик с соответствующим образованием и практическим опытом. И, в-третьих, все без исключения сотрудники группы "Бастион", включая докторшу, Технаря и Крякера, имеют соответствующую подготовку и реальный опыт участия в операциях, проводимых спецподразделениями в сложных, зачастую боевых условиях.
   Кэп находится в компании двух старших спецслужбистов, руководителей опергрупп, прибывших из Палермо и Трапани. Они расположились метрах в четырехстах от оплывшего холма, частично срезанного со стороны примыкающего к нему пустыря, в пустующем одноэтажном строении.
   Крякер перебрался в фургон; он выполняет функции оператора-координатора группы "Бастион". На два панельных экрана в салоне микроавтобуса подается картинка от наголовных камер "бастионовцев". Технарь следует по пятам "штурмовой группы"; он тащит на себе сумки с дополнительным снаряжением - на тот случай, если оно понадобится. Так же, если вдруг возникнет необходимость, он сможет подстраховать группу захвата с тыла, оказать помощь раненому, или сам заменит выбывшего бойца.
   В другой группе, готовящейся войти на объект через частично заваленный мусором провал, - он образовался после демонтажа массивной башни - карабинеры и полицейский спецназ.
   Снаружи объекта наблюдателей или тех, кого можно было принять за таковых, не обнаружили. Охраны тоже не было видно - ни через ночную оптику, ни в тепловизоры.
   Если и есть какие-то живые люди на этом заброшенном объекте, то они находятся под землей, в бывших казематах и погребах.
  
  
   Серджио был не по годам сметлив. Он действительно знал эту местность, как свою ладонь. Но мало знать, мало обладать информацией, надо еще сообразить, как лучше распорядиться этим знанием.
   В отличие от "бастионовцев", надевших маски с ночным каналом и картинкой от тепловизоров, парень полагался исключительно на собственные природные органы чувств.
   Серджио двигался впереди их небольшой группы. За ним Ветров, на правах "старого знакомого". Алиса и Док двигались в середине, Антон пока шел замыкающим.
   Метрах в трехстах от оплывшего холма обнаружился ров, похожий на косой шрам, частично рассекающий и подножие этого невысокого холма... Скорее всего, это не фортификационный ров - зачем он на береговой батарее, да еще вырытый не в параллель к окружности, а наискосок, к барбету одной из двух орудийных башен. По-видимому, здесь рыли экскаватором траншею, чтобы собрать в нее мусорные отходы, но эту работу так и не завершили...
   По этому рву, частично засыпанному отходами, но сухому, их группа добралась до небольшой плоской площадки. Строения, которое здесь стояло ранее, уже не было, но бетонный фундамент сохранился.
   Парнишка присел на корточки; действуя почти бесшумно, стал откладывать в сторону расплывшиеся, потерявшие форму картонные упаковки.
   Под ними обнаружился люк. Серджио, посмотрев на присевшего рядом мужчину в маске, - Ветров, на всяк случай, направил ствол с глушителем на этот открывшийся провал - приложил палец к губам. После чего первым стал спускаться в вертикальный колодец по вмурованным в стенку металлическим скобам...
  
  
   - Саид?! Я к тебе обращаюсь!
   Парень лет двадцати пяти, как и все прочие, выходец из небольшого городка в Киренаики, сидевший у очага, и клевавший носом, поднялся на ноги.
   - Батарея у цифрового аппарата заряжена?
   - Да, Гамиль. Я, когда ходил к нашим в деревню, ставил на подзарядку камеру и телефоны.
   - Где камера?
   - В сумке... - Парень показал на лежащую под столом черную сумку.
   - Достань и установи камеру...
   Старший медленно вытащил из прикрепленных к бедру ножен острый тесак.
   - Установил? Иди, скажи Вахиду, пусть приведет одного из пленников.
   Парень крупно сглотнул.
   - Кого из них? Женщину?
   - Нет, ее черед еще не пришел. Одного из мужчин...
   Пожевав губами, Гамиль добавил:
   - Любого из них... Того, на кого падет ваш выбор и перст Всевышнего.
  
  
   Преодолевать боковую галерею пришлось на четвереньках, а кое-где и ползком. В какой-то момент парнишка остановился. Затем исчез с виду...
   Ага, еще один люк.
   Четверо "бастиновцев" вслед за чумазым проводником спустились на "этаж" ниже.
  Парнишка замер; остальные тоже затаили дыхание - откуда-то из-за угла, из коридора, послышались звуки гортанной речи.
   Ветров взял парня за плечо; медленно, чтобы не напугать его, передвинул к себе за спину... Скользнул вперед... Сделав три или четыре шага, замер у поворота...
   К нему присоединился бывший "альфовец"...
   Из коридора вновь донеслись звуки арабской речи.
   - Вахид! - громко сказал некто, находящийся совсем неподалеку, в нескольких шагах. - Отпирай дверь!..
   - Зачем, Саид? - голос второго тоже хорошо слышен. - Мы же договорились, что не будем больше давать им еду и питье!..
   - Гамиль приказал!.. Одного из них под нож пустим!
  
  
   Старший надел на голову балаклаву.
   На противоположной стене висит флаг: полотнище черного цвета с полумесяцем и звездой. Это старый флаг Киренаики. Под этим флагом, наряду с зелеными джихадистскими стягами, отряды патриотов, в одном из которых воевал Гамиль, сражались с псами, которые служили проклятому Полковнику...
   Этих троих иностранцев привезли еще в прошлую среду. На головах у них были полотняные мешки, руки связаны сзади... Гамиль, по предварительной договоренности, должен был укрыть этих пленников в надежном месте. Охранять их, а если прикажут - то убить, а тела - припрятать. Согласно уговору, пленников должны были вывезти еще в прошлые выходные. Гамиль предполагал, что их собираются переправить морским путем в Ливию. И передать там местным людям, которые разыграли бы дальнейший спектакль.
   Впрочем, этих деталей Гамиль в точности не знал. Да и ни к чему. Лично ему пообещали семьсот тысяч евро (часть этой суммы он отдаст своим помощникам, но львиную долю, конечно же, оставит себе). В воскресенье связник привез пакет с деньгами, но в нем обнаружилось только триста тысяч...
   Пленников не забрали у него ни в минувшие выходные, ни в понедельник, ни в последующие дни. Должны были прислать морское суденышко, чтобы вывезти этих, но тоже что-то с этим не получается.
   Всё как-то вдруг зависло; те, кто передали ему этих пленников, вообще перестали отвечать на звонки. Ну а посредник, его земляк и давний знакомый из Бенгази, тот самый человек, который подключил Гамиля к этому делу, продолжает кормить по телефону "завтраками"...
   Гамиль включил камеру на запись. Встал позади пустующего кресла - на фоне флага Киренаики. Сейчас приведут одного из пленников.
   Он усадит его в кресло. Заставит назвать имя, фамилию, страну проживания и должность, которую он занимает в крупной российской нефтяной компании.
   А потом - под запись - перережет ему горло.
  
  
   Караульный поднялся со стула. Саид, на плече у которого висит автомат, встал рядом. Сняв с пояса связку ключей, Вахид подошел к окованной металлическими листами двери. Вставил ключ в замочную скважину. Но провернуть не успел: из коридора донеслись негромкие хлопки...
   Саид как-то странно дернулся; и тут же стал валиться - прямо на него!..
   Вахид попытался поймать его; он все еще не понимал, что происходит. Пуля из "беретты" проломила ему правый висок; так. вдвоем, почти что в обнимку, пара боевиков и свалилась на грязный цементный пол.
  
  
   По этим двум целям отработал Антон Силаев. Алиса страховала, но открывать огонь ей не пришлось. Одновременно с бывшим "альфовцем" начал действовать и "синьор Констэнтино".
   Ветров успел поймать на себе - когда сместился к арочному проходу - взгляд боевика в балаклаве. Этот тип стоит у пустующего кресла. В руке у него солидных размеров тесак; на нем разгрузка, из поясной кобуры торчит рукоять пистолета.
   В углу - еще один субъект; этот, похоже, спит. На треноге - видеокамера. И, судя по мигающему огоньку, она уже включена.
   Послышались упругие хлопки. Звякнул о каменный пол выроненный боевиком тесак. Затем опрокинулся, дернув головой, и некто Гамаль, главарь этой банды...
   Четвертый из этой компании приподнял голову; видимо, шум падения тела его разбудил. В закопченном помещении вновь зазвучали хлопки!..
   Ветров отщелкнул израсходованную обойму; вставил непочатую. Держась в стороне от камеры, чтобы ненароком не попасть в кадр ,выстрелил для верности в закрытую балаклавой голову. Переместился поближе к "лежбищу", произвел и по нему "контрольный".
   - Двое в коридоре мертвы, - прозвучал в наушниках голос Антона. - Других целей не наблюдаю. Чисто!..
   - Двое в каземате мертвы, - почти в точности воспроизвел доклад коллеги Ветров. - Чисто.
  
  
   Силаев вставил запаску. Докторша с медицинской сумкой уже стояла рядом с ним. Алиса сместилась в другой конец коридора - для страховки. Но, вроде бы, кроме этих четверых боевиков, других нехороших людей здесь более нет...
   Антон отпер замок; потянул тяжелую дверь на себя. Пистолет он держит наготове. Шаманова включила фонарь.
   Подсиненный луч прошелся по этому сравнительно небольшому помещению...
   Мебели нет никакой, матрасы брошены прямо на пол. Трое пленников, - кто-то из них прикрыл рукой глаза - зашевелись...
   Повернули головы ко входу.
   Шаманова направила луч в сторону, на стену; даже неяркий свет способен вызвать болезненные ощущение у людей, долгое время просидевших в кромешной темноте.
   - Пожалуйста, не волнуйтесь! - сказала она на русском. - Мы из России. Я - доктор. - Она первой шагнула в эту подземную тюремную камеру. - Главное, не волнуйтесь, все уже хорошо. Мы вас искали, мы вас - нашли. А сейчас я и мои друзья окажем вам первую помощь...
  
  
   ЭПИЛОГ
  
   Аэропорт "Фьюмичино", Рим.
   Воскресенье, около полудня.
  
   В здании пассажирского терминала "Т" царит приятная прохлада. Шелест голосов, турбулентные потоки у стоек и магазинчиков дьюти-фри, броуновское движение человеческих частиц по эскалаторам и проходам.
   Алиса поднялась на второй этаж. Она не так хорошо ориентируется в этом огромном человейнике, как некоторые ее местные знакомые. Но всё ж она без труда нашла бар, название которого ей сообщили.
   Двое рослых мужчин - один в светлом костюме, второй в полицейской форме - стоят возле стойки. Негромко, чтобы не мешать посетителям, работает телевизор. На плоском экране студия канала национального канала RAI Uno. Идет выпуск дневных новостей...
   Алиса слегка улыбнулась. О проведенной полтора суток назад в небольшом сицилийском городке спецоперации в местных СМИ ничего не расскажут. Не напишут в газетах и не расскажут по телевидению ни о ликвидированных в ходе операции боевиках, ни о том, что в этом деле принимали участие некие русские "охранники".
   Эти и некоторые другие драматические события, предшествовавшие освобождению заложников, трех граждан России, скорее всего, останутся тайной для широкой публики. Такое решение, как сообщил своим сотрудникам Кэп, принято где-то "в верхах". А с начальством, со своим ли, с чужим ли, как известно, спорить не следует - им с их высокой колокольни виднее.
  
  
   Они обернулись одновременно.
   Паоло едва не выплеснул на себя чашку с кофе. Николо надел фуражку, которую он до этого держал в руке.
   - Привет, дорогие мои, - сказала Алиса первое, что пришло ей в голову. - Рада вас видеть.
   "Боже, до чего же они красивы... - подумала она, пеерводя взгляд с одного на другого. - Жаль, что я не могу сделать "селфи" в их компании... начальство этого не одобрит".
   Паоло первым бросился к ней. Обнял женщину за плечи; Алисе показалось, что он вот-вот разрыдается.
   - Ну, ну... Все же хорошо, Паоло, - сказала она. - Все ведь хорошо, да?
   Паоло чуть отстранился. Но лишь для того, чтобы достать из кармана пиджака фотоснимок. Алиса взяла у него фото. На снимке запечатлен мальчик... Он удивительно похож на своего отца.
   - Красавец, - сказала Алиса, возвращая фото его владельцу. - Весь в отца... - Она посмотрела на Николо.- И в своего дядю - тоже... С мальчиком все в порядке?
   - Он в порядке, - сказал Николо. - Сейчас у нашей родни...
   - Спасибо, Alice... - Паоло спрятал фото сына во внутренний карман пиджака. - Я... вся наша семья... мы твои вечные должники.
   - У вас хорошая семья, - сказала Алиса. - Славная... какие у тебя новости, Николо?
   - Я увольняюсь из полиции, - сказал он, сдержанно улыбаясь. - Буду работать в частной охране. Здесь, в Риме.
   - А я увольняюсь из агентства, и восстанавливаюсь в полиции. - сказал Паоло.
   - Дай-ка я угадаю, где ты будешь служить... Начальником участка в Черво?
   - Точно, - ухмыльнувшись, сказал Паоло. - Я говорил Николо, что ты оч-чень умная девушка.
   "Алиса, закругляйся, - голос, прозвучавший в ушном микродинамике, принадлежит, конечно же, Крякеру. - Командир судна сказал, что до вылета всего полчаса..."
   Через панорамное окно видно летное поле. Час с небольшим назад здесь приземлился российский ИЛ-76ТД, приписанный к МЧС. Троих россиян, освобожденных в ночь на субботу из плена, вначале доставили на трех каретах "скорой" в госпиталь в Палермо. К счастью, сколь-нибудь серьезных травм или ранений у них не обнаружили. Если не считать психологических травм, конечно.
   Сегодня же на частном самолете в сопровождении двух врачей и охраны - "бастионовцев" - эти трое граждан были доставлены из Палермо в аэропорт Рима. И уже вскоре, через каких полчаса, если только Крякер не врет из чувства ревности или из вредности, самолет МЧС с тремя освобожденными гражданами России, сотрудниками группы "Бастион" и прилетевшей из Москвы бригадой медиков, отправится в обратный путь, на Родину.
  
  
   - Мне пора,- сказала Алиса. - Ну что, будем прощаться?
   Паоло вновь обнял ее. Поцеловал в обе щеки. Растроганно, едва сдерживая слезы, сказал:
   - Alice, знакомство с тобой - это одно из лучших событий во всей моей жизни... Ты мне веришь?
   - Вот теперь верю, Паоло.
   Алиса посмотрела на другого мужчину, который теперь уже не казался ей точной копией своего родственника.
   - Братец украл у меня реплику, - сказал тот. - Да я и не мастер говорить сладкие речи.
   Они обнялись; от чувственного поцелуя у Алиса даже дыхание перехватило.
   - Не провожайте меня, друзья... Arrivederci!..
   Синьорина Alice послала поочередно братьям по воздушному поцелую. Повернулась на каблуках; направилась к эскалатору.
   "Прекрасная страна - Италия, - подумала она, - но что может быть лучше родного дома?.."
  
   Сергей Соболев (с) 2014 г.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"